Серая Зона: другие произведения.

Книга третья: Эпоха Барсума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Великое путешествие во времени и пространстве продолжается! Власть Ричарда стала ещё больше, он теперь практически бессмертен и владеет могучей магией. Но количество страшных тайн, которыми он владеет - слишком тяжёлый груз для единственного разумного.

  
  БАРСУМ
  
  Спрашивается, что забыл Четвёртый Ковенант на Марсе этой эпохи, если шогготов научился создавать сам, причём, как признала Змея, ничуть не уступающих изделиям Рас Таваса?
  Дело в том, что некоторые вещи даже полностью стабилизированный шоггот воспроизвести не способен, хоть сколько его загружай Эссенцией. Например, многомерные молекулы тела малка. Или тончайшие аспекты молекулярной структуры и нейрофизики Восстановителя, на которые реагируют машины Предтеч.
  Но примерно в тот же период на Барсуме существовало государство Лотар, жители которого развили одну очень и очень полезную способность. Сама по себе эта сила была не так уж марсианам будущего интересна, но вот её побочный эффект...
  - Мне нужна эта сила! - сказал Ричард, когда М-Ганн объяснила, что к чему.
  Он уже забыл, к чему в прошлый раз привели эти слова.
  
  540 миллионов земных лет назад. Почти на полпути к их родному времени. Почему-то эта цифра пугала даже больше, чем круглый миллиард.
  Издали Барсум и Земля не особо отличались от Марса и Земли той эпохи, которую они покинули три недели назад по собственному времени. События описали круг и вернулись к тому же состоянию. Снова ранняя индустриальная революция на Земле, снова пригодный для гуманоидной жизни, но засушливый и потихоньку умирающий Марс.
  Из стазиса вышла только одна гробница - та, в которой находилось "Единство". Все остальные продолжали путешествие в будущее - для них этот эпизод займёт менее секунды. Как и в прошлый раз, для высадки на планету был отправлен один только "Найткин" - как и в прошлый раз, его огневой мощи должно было с избытком хватить для решения любых проблем, при возникновении таковых. Эта Солнечная система не знала даже простейших межпланетных перелётов.
  Технологии марсиан этого века представляли собой ещё более забавную смесь архаики и продвинутой науки, чем во времена Лоу Кэнэл. В частности, что было крайне важно для текущей операции, все города-государства Барсума обладали продвинутой системой наблюдения за небом - во всех направлениях и диапазонах. Это необходимо, когда воздушные корабли более дёшевы и доступны, чем автомобили на Земле, а политическая обстановка описывается (чуть упрощённо, но по сути верно) как перманентная война всех со всеми. Земной Ближний Восток - тихое и спокойное место в сравнении с Барсумом.
  Поэтому стандартная система невидимости "Найткина" тут не сработает - тёмное пятно на фоне неба будет с высокой вероятностью замечено, так же как и источник инфракрасного излучения.
  - Всё дело в очень специфическом жизненном цикле нынешних форм жизни, - объясняла Дэйр-Ринг. - Они - помесь тероморфных рептилий с растениями, прошедшая длительный путь эволюции, в том числе и искусственно корректируемой. В норме у большинства разумных рождаемость ограничена тремя факторами - сроком жизни родителей, выносливостью самки и производственными ресурсами биосферы. Численность населения лимитирована возможностью ВОСпитать, или хотя бы ПРОпитать ребёнка. Здешняя биология обходит все три ограничения. Развитая медицина позволяет продлить жизнь до тысячи лет с сохранением молодости. Яйцекладущий тип размножения минимизирует нагрузку на материнский организм, так что по три ребёнка в год - абсолютно нормально, никаких стрессов от беременности. За тысячу лет одна женщина может иметь до трёх тысяч потомков! Но ключевая особенность даже не в этом. Яйца барсумцев - растительные организмы! Они растут в течение нескольких лет, поглощая минералы из окружающей среды и питаясь солнечным светом. При этом яйца более организованной жизненной формы - красных барсумцев - в течение периода созревания ещё и поглощают телепатические импульсы окружающих. Это способствует формированию мозга, и когда яйцо наконец лопается, из него выходит не только физически, но и психологически зрелая особь!
  - Но взрослая форма к фотосинтезу уже не способна? - уточнил Ричард.
  - Именно! - энергично кивнула белая. - Вернее как, у зелёных марсиан - я не твой народ имела в виду, здесь есть существа с таким же названием, но совершенно иным характером - рудиментарный фотосинтез остаётся, но он всё равно не способен обеспечить достаточное количество энергии для подвижного крупного организма. Таким образом, в социум постоянно идёт приток вполне боеспособных взрослых особей. Которых нужно либо прокормить - на что ресурсов постоянно не хватает...
  - Либо убить в бою, - закончил Ричард.
  - Да, либо убить, - ничуть не смутилась М-Ганн, на секунду проступившая из-под маски. - Поэтому, когда барсумский правитель начинает войну, он далеко не всегда стремится в ней победить, и почти никогда не старается минимизировать потери. Основное назначение местной войны - сократить количество лишних ртов, а победы и трофеи - маленькие приятные бонусы.
  - Погоди. Тут неувязка. Если у них постоянный критический дефицит ресурсов, то подавляющее большинство населения должно состоять из рабочих и крестьян, чтобы собирать то, что имеется! Войны ведь не только людей уничтожают, они ещё и ресурсы расходуют. Не слишком экономный способ сброса населения - они ведь воюют не ядерными ракетами, но и далеко не мотыгами.
  Девушка усмехнулась.
  - Не мотыгами, да. Но мечами, которые сделаны из прочнейших нержавеющих сплавов и почти не подвержены износу, так что переходят от погибших воинов к новым в течение многих поколений. Огнестрельное оружие считается тут варварским - не потому, что убивает на расстоянии, а потому, что расходует патроны. Тут все вещи рассчитаны на многие тысячи лет службы и гораздо долговечнее людей - поэтому некоторые дожили даже до нашей эпохи. Воздушные корабли используются в основном для транспортировки воинов, а не как самостоятельное оружие - и захватываются в абордажных боях почти без повреждений. Одежды они не носят, дома и прочая инфраструктура, опять же, имеют колоссальный запас прочности. Поэтому многие марсиане этой эпохи в жизни не заменили ни одной вещи - что сняли с трупа предшественника, с тем и расстались после смерти. Пища и энергоаккумуляторы, почти единственные расходники, производятся на солнечных станциях, на гидро- и аэропонных фермах, для которых нужно минимальное число работников высокой квалификации.
  - Гродду этот мир определённо понравится, - проворчал Ричард.
  Так или иначе, краткий экскурс в историю был завершён, и теперь нужно было переходить к действиям. Ричарду очень не хотелось снова влипнуть в какое-нибудь приключение в новой эпохе. Ему их хватило с избытком раньше. Поэтому он разработал программу-минимум. Десантный челнок совершит посадку в Лотаре, воины Ковенанта схватят и утащат двух-трёх аборигенов и привезут их на борт "Найткина". Здесь Дэйр-Ринг просканирует их память, после чего они получат выбор - присоединиться к Ковенанту или вернуться домой, со стёртой памятью за последние дни.
  Вопрос был лишь в том, как именно провести этот самый челнок туда и обратно, не всполошив весь Барсум. Конечно, ни один воздушный корабль не догонит планетолёта с импульсным двигателем, но правители местных государств вполне могут послать пару флотов посмотреть, что это инопланетянам понадобилось в пустыне, которая считалась безлюдной. Пришлось опять обратиться за советом к Дейзи-023.
  Спартанка потребовала все исторические сводки насчёт Барсума, какие были у Дэйр-Ринг, и через пару минут телепатической загрузки выдала ответ:
  - Вот здесь - у южного полюса, в районе долины Оц - в системе наблюдения за воздушным пространством и ближним космосом большая дыра. Нужно послать несколько зондов - прощупать радарное поле на всякий случай - но мне кажется, что сюда может без проблем сесть даже "Единство", при соблюдении некоторых предосторожностей, разумеется. Именно через эту дыру входят в воздушное пространство планеты так называемые чёрные пираты Барсума и через неё же уходят от наблюдения. Кстати, можно замаскировать трамод под их воздушный корабль - тогда и полёты в других областях не будут вызывать вопросов, чёрные пираты всегда наплевательски относились к чужой экстерриториальности.
  - И их не сбивают при такой наглости? - удивился Ричард.
  - Иногда сбивают, но системы перехвата в воздушном пространстве развиты здесь куда хуже, чем системы наблюдения за ним, - пожала плечами Дэйр-Ринг. - Мобильная ПВО есть только у зелёных кочевников, у всех прочих стационарные установки, которые прикрывают только непосредственные окрестности городов.
  - Если незнакомый корабль залетит в контролируемое пространство, не приближаясь к городу, местные власти, полагаю, вышлют свои корабли-перехватчики, которые попытаются взять его на абордаж, - заметила Дейзи-023. - Но суда пиратов во всех мирах быстры, да и драться они должны неплохо, иначе не смогли бы пиратствовать. Так что от лёгких кораблей они отобьются, а от тяжёлых - оторвутся.
  - Мы тоже сможем и отбиться, и оторваться, - заключил Ричард, - так что свистать всех наверх!
  
  Они наблюдали за воздушным пространством южного полюса из космоса в течение примерно месяца. За это время вылетели и вернулись обратно два флота. Выяснилось, что чернокожие воители прилетают отнюдь не с Фобоса, как полагали наивные барсумцы, а взлетают откуда-то из котловины недалеко от полюса, и туда же садятся. У них была собственная система наблюдения за воздушным пространством, которую зонды распознали по радарному излучению. Она как раз перекрывала ту самую полярную дыру, куда не доставали радары и телескопы других марсианских цивилизаций.
  - Разумеется, если они увидят в воздухе корабль, который им не принадлежит, но носит их опознавательные знаки, то попытаются выяснить, кто его угнал или вылетел без разрешения, - предупредила Дейзи-023. - Но преследовать его они смогут только сами. У них нет никаких контактов с иными государствами.
  - Я проанализировал их ЛТХ, - ответил Ричард. - Даже в плотных слоях атмосферы нашему челноку нетрудно будет от них оторваться... но для этого понадобится развить скорость, невозможную для местных аппаратов, вплотную к звуковому барьеру. Если пойдём на предельной технически возможной скорости, они не смогут нас догнать, но и мы не сможем от них оторваться.
  - Верно, - согласилась Спартанка. - Но мы сможем сбросить с хвоста их большие корабли, так что у нас на хвосте будут только самые скоростные лёгкие флаеры. А их сенсоры гораздо слабее. Как только мы выйдем за пределы зоны действия полярных стационарных радаров, мы сможем использовать системы РЭБ, так что их пилоты потеряют нас - и это не будет удивительно.
  - Вот так и рождаются легенды об НЛО, - проворчал Ричард. - Что ж, приступим к изготовлению маскировочного обвеса для трамода.
  
  Захватом "языка" на поверхности должны были заняться шестеро унггой из проекта "Венера". До места они долетят "в трюме флаера", то есть в пассажирском отсеке трамода. Вели его двое киг-яр, которые выступали консультантами по поводу пиратских повадок. А сверху на обшивке, то есть "на палубе воздушного корабля", разместился чернокожий Спартанец Джексон-007, способный в крайнем случае изобразить "пирата с Турии" при близких контактах третьего рода.
  
  Первая часть задумки прошла, как по маслу. Укрытый тепло- и радиопоглощающим пустотным щитом трамод без проблем дополз до границы атмосферы, затем включил голографическое изображение флаера чёрных пиратов - и на предельно допустимой для местных машин скорости понёсся прочь, на север.
  Вопреки опасениям, настоящие чёрные пираты даже не пытались его преследовать - хотя лучами радаров сопровождали до самой границы своей территории. Вероятно, сначала пересчитывали свои корабли в ангарах и в воздухе, стараясь убедиться, что это не техническая ошибка, а потом поняли, что уже не смогут поймать. Но установили расширенные воздушные патрули, на случай, если самозванец решит вернуться.
  Они не учли того, чего не мог учесть никто - сверхспецифичных условий марсианской цивилизации.
  Из перехваченных радиопередач агенты Ковенанта знали, что дальность боя огнестрельного оружия зелёных кочевников превышает три сотни километров. Вернее, слышали об этом. Но сразу отбросили как несусветную чушь. Как Спартанцы, так и эксперты Ковенанта по вооружениям дружно сказали - этого не может быть, потому что не может быть никогда. Даже если отбросить вопрос, в кого и зачем могло понадобиться стрелять с такого расстояния, если горизонт на Марсе гораздо ближе. Это чисто технически - невозможно. Даже в вакууме для этого требуется начальная скорость пули в сотни километров в секунду. Стоит ли говорить, что в атмосфере такое ружьё (даже если вам удастся добиться невероятной скорости вылета) убьёт только своего владельца? Ну, может ещё несколько окружающих, но никак не врага в паре сотен километров. Пуля просто испарится сразу после вылета из ствола.
  
  Увы, о своей ошибке пришельцы узнали слишком поздно - и в буквальном смысле на своей шкуре.
  Трамод шёл на высоте трёх километров. Здесь, как предполагалось, достать его могли лишь стационарные системы ПВО. Когда снизу и по бортам загремели взрывы, пилоты подпрыгнули от неожиданности. Приближающиеся "радиевые" пули были слишком малы, чтобы их могла засечь система автоматической обороны - вдобавок, они летели по баллистике, без всяких двигателей.
  Джексону-007 повезло - выручила паранойя опытного бойца. Хотя он и не носил брони, нет ничего удивительного, что пират, дремлющий на палубе, решил закутаться в меха - в конце концов, летел он высоко, и там было довольно-таки прохладно. Вместо обычных для марсиан этой эпохи звериных шкур Спартанец использовал походные одеяла, которые не только отменно грели, но и обладали прочностью в несколько раз выше кевлара. Едва услышав грохот первого взрыва, Джексон нырнул под груду "мехов", словно черепаха, убирающая голову в панцирь. Осколки увязли в слоях сверхпрочной ткани, а попасть в него напрямую снизу было невозможно - угол стрельбы не позволял.
  Пилоты рванули корабль вверх, пока Джексон дополз по палубе до люка и нырнул в "трюм", то есть внутрь настоящего корабля. Он оказался в безопасности, но взрывы продолжали стучать по обшивке, словно дождь. Пилот поднял машину выше - на пять, шесть и даже на десять километров - но их продолжали обстреливать! Трудно даже сказать, кто был шокирован больше - десантная команда Ковенанта, впервые ощутившая невероятную дальнобойность барсумского оружия, или зелёная орда внизу, которая уже выпустила достаточно пуль, чтобы сбить огромный воздушный линкор - а маленький кораблик, словно заколдованный, продолжал себе лететь, как ни в чём не бывало. Эти чёрные пираты - действительно демоны какие-то!
  - Нам нужно либо уходить, либо сбрасывать маскировку и ставить нормальный щит, - хмуро сказал пилот. - Конечно, броню они нам пробьют ещё не скоро, но могут повредить сенсоры или загнать осколок в воздухозаборники...
  - Ты забыл про третий вариант действий, - не согласился с ним штурман. - Мы можем нанести ответный удар.
  - Не получится, - грустно качнул головой один из унггой. - Эти зелёные барсумцы - народ бесстрашных и безжалостных воинов, если верны сведения, которые мы получили на брифинге. Суровые, как сангхейли, и яростные, как джиралханай. Их не получится разогнать, просто убив нескольких для устрашения. Чтобы они отступили, придётся вырезать значительную часть орды, а права на вмешательство такого уровня нам не давали.
  - Отключим двигатели, закроем воздухозаборники, уберём уязвимые наружные сенсоры и повиснем на антигравах, - предложил Спартанец. - Они не смогут стрелять вечно - патроны тоже стоят ресурсов. Как только они поймут, что не смогут нас поразить, то потеряют интерес.
  - Но тогда они совершенно точно поймут, что мы не обычный корабль чёрных пиратов.
  - Пусть понимают. Вряд ли они побегут об этом докладывать красным барсумцам. Одной легендой больше, одной меньше... Да они, скорее всего, уже поняли, что с нами что-то неладно. Чуть более долгое ожидание ситуации не ухудшит.
  Полученную передышку десантники использовали, чтобы выяснить, каким образом по ним ухитряются попадать на такой высоте и скорости. А также определить численность и координаты орды внизу - можно ли от неё банально сбежать в менее населённые районы.
  И если вторая задача сводилась к чисто технической - аэрофотосъёмке, то первая потребовала немалой находчивости. Специалист по связыванию при помощи Джексона растянул между корпусом и крылом дропшипа мягкую свободную сеть с липкими нитями - нечто вроде синтетической паутины. Несколько разрывных пуль застряли в ней, не взорвавшись, и экипаж смог втянуть их на борт и изучить - разумеется, с соблюдением всех предосторожностей.
  
  А ведь специалисты Ковенанта как раз могли бы сообразить, в чём дело. У них ведь было вполне аналогичное оружие - игольные винтовки и пистолеты, стрелявшие "умными" кристаллами, которые наводились на тепло тела или мотора, а вонзившись в цель - взрывались.
  Просто они не смогли додуматься использовать этот эффект ТАКИМ образом!
  Начальная скорость пули была невелика - всего около 1200 метров в секунду, чего достигали и некоторые образцы земного оружия двадцатого века. Просто её выпускали не прямой наводкой, а по баллистике. Как снаряд из пушки - под углом от 30 до 45 градусов к горизонтали. При низком марсианском тяготении этого хватало, чтобы пуля (хотя её правильнее было в данном случае именовать снарядом - как по способу применения, так и по поражающему действию) взмыла в верхние слои атмосферы, описала гигантскую параболу и через пять-восемь минут поразила цель в столице враждебного государства. Разумеется, это была бы стрельба по принципу "на кого бог пошлёт", с ничтожной вероятностью поразить важный для противника объект или живую цель... если бы не способность притягиваться к источникам тепла. Вещество, служившее одновременно системой наведения и взрывчатым зарядом, которое марсиане называли "радиевым порохом", было если и не родным братом бламитовых кристаллов, любимых киг-яр, то двоюродным - точно.
  Разумеется, существовали и средства защиты. Каждый город или караван снабжался "тепловыми ловушками" - лампами или в крайнем случае факелами, которые горели даже днём, и отвлекали такие "снаряды" от живых уязвимых человеческих тел. Но это было эффективно лишь в начале боя - первые же попадания гасили их, так что при достаточно массовом обстреле это давало людям время разве что на то, чтобы укрыться под бронёй. Но кочевников и это устраивало - загнанный в укрытия враг переставал стрелять в ответ и давал им возможность приблизиться на дистанцию стрельбы прямой наводкой или даже применения мечей. Танки или БТРы определённо произвели бы революцию в здешнем военном деле... но не потому, что до них никто до сих пор не додумался, а потому, что сложная техника не должна становиться мишенью - она может быть лишь трофеем, переходящим из рук в руки.
  Да, зелёные этих принципов экономии в значительной степени не признавали (берегли мечи и ювелирные украшения, но без раздумий сбивали воздушные корабли, в которых не видели смысла) - но они и не умели делать действительно сложную технику. А значит, красным, которые с ними воевали, приходилось заботиться о соблюдении правил вдвойне - "за себя и за того парня".
  
  - Может, просто подняться повыше, чтобы они нас потеряли? - предложил один из киг-яр. - Даже если пули самонаводятся, стрелкам всё равно надо видеть, во что стрелять. Если они банально не увидят цели...
  - Размер трамода с обвесом - тридцать метров, - покачал головой унггой. - Зрение зелёных барсумцев различает объекты размером до одной угловой минуты. Чтобы стать для них невидимыми за счёт расстояния, нам придётся подняться на сто километров. Дело даже не в том, что мы попадём в лучи радаров соседних стран - дело в том, что выполнять задание на такой высоте невозможно.
  - А что насчёт отрыва по горизонтали?
  - Есть три больших зоны, свободные от патрулей: здесь, здесь и здесь, - киг-яр очертил когтем неправильной формы пятна на карте высохшего моря. - Если снизиться до пары сотен метров и проскочить в одну из них, сможем затеряться. Но проблема в том, что ни из одной из них нет выхода к Лотару, который является нашей целью. Он целиком окружён зонами ПВО зелёных - которые его формально осаждают, а по факту - охраняют, хоть и не имеют подобного намерения. Пробиться через них мы, конечно, можем, но стирать память после такого налёта придётся всему городу.
  - Сейчас отрываемся, садимся в одной из "пустых зон" и маскируем корабль, - заключил Спартанец. - А там решим, что делать, возможно нарисуется возможность пробраться в город пешком.
  - Пробраться-то несложно, - вздохнул унггой, - но вот как вернуться обратно с пленниками?
  Одного усыплённого лотарца, предположим, Спартанец мог унести на себе. Его скорость передвижения от этого практически не снизится, особенно если надеть броню. Но нескольких...
  - Придётся временно переквалифицироваться из разведчика в шпиона, - заключил Джексон-007.
  Это совершенно разные военные профессии, и вовсе не в том смысле, что "разведчик - это наш, а шпион - это их". Задача разведчика состоит в том, чтобы его не увидели вообще. Задача шпиона - чтобы увидели, но не заподозрили в нём ничего необычного.
  - Почему бы заскучавшему чёрному пирату не прогуляться до Лотара и не захватить там парочку пленников? Судя по радиопередачам, они это дело любят.
  
  Прогулка в одиночку по марсианской пустыне, населённой свирепыми зелёными варварами - опасное приключение даже для лучшего из марсианских воинов. Конечно, Спартанец в "Мьёльнире" мог бы тут пройтись прогулочным шагом, едва ли потеряв хотя бы треть щитов. Но без одежды, когда потенциальные враги вооружены сверхдальнобойным оружием с разрывными пулями... это была довольно сложная задачка.
  Впрочем, Спартанцы и создавались для решения сложных задач.
  Для начала ему требовался "джентльменский набор" марсианского воина: фоат - местное ездовое животное, меч и карабин. Холодное оружие ему сделали ещё на борту "Найткина" - точную копию сабель, любимых чёрными пиратами. Но два других предстояло добыть самостоятельно. Впрочем, Спартанцам было не привыкать к самостоятельной добыче оружия и транспортных средств, как насмешливо, но и с долей уважения, заметил один из унггой.
  Выслеживать кочевника в пустыне можно месяцами. Поэтому Джексон-007 предпочёл сделать так, чтобы они пришли к нему сами. Для этого существовал классический метод - ловля на живца. Он замаскировал восемь голодронов под осёдланных фоатов с хорошим снаряжением - и разослал в разные стороны. Не прошло и трёх часов, как одного из них обнаружили - и естественно, попытались присоединить к своему стаду.
  Дрон "поскакал" обратно к месту укрытия Спартанца, двое зелёных всадников устремились за ним.
  Когда преследователи ворвались в разрушенный город, навстречу им, не скрываясь, вышел огромный чёрный воин. Забавно, что он сам был раз так в тысячу старше этих древних руин (если считать годы, прошедшие со дня его рождения, конечно, а не биовозраст). Впрочем, огромен он был лишь по людским меркам. При своих 210 сантиметрах роста Спартанец всё ещё оставался карликом в сравнении со своими громадными противниками, которые достигали четырёх метров стоя, а верхом на фоатах - всех пяти.
  Он не владел телепатией, но взгляд его яснее всяких слов говорил зелёным (тоже опытным воинам) - давайте, покажите, чего вы стоите. Они просто не могли не принять такой вызов. По марсианским обычаям вызванный на поединок может применять то оружие, которое есть у противника, или слабейшее, если того желает - но не имеет права использовать более мощное. У пирата не было пистолета, так что зелёные спешились, обнажая свои клинки. Интересно, что при этом нападать вдвоём на одного их кодекс чести ничуть не запрещал.
  Конечно, это было нечестно... по отношению к марсианам. Спартанец сам был оружием, гораздо более страшным, чем любой карабин. Что и доказал сейчас, закончив битву раньше, чем кочевники вообще успели осознать происходящее. Хотя клинковый бой был для него побочной специализацией, и он бы предпочёл перестрелку - это не означало, что у противников появился хоть какой-то шанс. Слишком велика была разница в силе и скорости. Короткое вращательное движение кистью, сабля описывает в воздухе восьмёрку - и прямые мечи зелёных воинов со звоном разлетелись в стены, заодно сломав им правые нижние руки. Прежде, чем они успевают что-то предпринять - сабля отправляется обратно на перевязь, а "вертушка" ногой в прыжке вырубает обоих. Вернее, убивает, как оказалось позже. Джексон-007 сдерживал силу, он бил, как в спарринге, а не в смертельной схватке. Но кто же знал, что удар, вполне безопасный для среднего землянина, сломает обоим шеи? Он недооценил хрупкость костей марсиан этой эпохи - во времена Лоу Кэнэл аборигены были пусть и слабее, но заметно выносливее, чем нынешние.
  "Царство паучков-сенокосцев... или палочников. Вроде и большие... но тонкие и хрупкие. Гродда сюда точно пускать нельзя..."
  Что ж, по крайней мере, теперь у них есть "языки". Он вернулся под прикрытие старых разбитых стен и достал из рюкзака ловушку для душ. В ней горели два огня - будет, кого допросить о местных нравах. Вряд ли мёртвые варвары окажутся особо разговорчивыми, но у них в команде - лучший специалист Ковенанта по допросам. Местные жители - куда более надёжный источник информации, чем исторические изыскания Дэйр-Ринг, даже в сочетании с перехватами радиопередач и наблюдениями в телескопы.
  
  Через несколько часов он оседлал фоата и уже гораздо увереннее поскакал в направлении Лотара.
  То, что было по меркам зелёных великанов животным для верховой езды, для человека скорее представлялось аналогом боевого верблюда, если не слона - его спина находилась в трёх метрах над землёй. Драться со спины такого страшилища вряд ли получится - исключая перестрелку, конечно. Впрочем нет, в перестрелку тоже лучше не встревать - его завалят первым же выстрелом, очень уж удобная мишень.
  А вот для перевозки пленников - лучше не придумаешь. На широкой спине этого монстра, как на диване, можно запросто разместить троих связанных людей, и ещё останется место, чтобы с комфортом устроиться самому.
  Сложность, правда, возникла в том, как управлять им. У фоатов нет поводьев - они управляются телепатически. Вот только физиология всей современной марсианской жизни была такова, что все пришельцы извне становились тут "полусейфами". "Белый свет", которым они заражались вскоре после прибытия, превращал их мозги в превосходные антенны-приёмники. А вот для передатчиков им не хватало мощности - у них не было врождённых электрических органов, в отличие от барсумцев. Таким образом, пришельцы вскоре учились читать мысли местных, но не могли ничего им передать. Пловцы или Ма-Алек могли бы преодолеть этот барьер - у них были собственные электрические органы - но людям суждено было вечно оставаться тут "немыми".
  Правда, Джексон-007 - не совсем человек, и даже не в том смысле, что он Спартанец. Он - Эссенция в теле шоггота, и если подвергнуть тело определённой обработке, то можно будет вырастить большой электрический орган, и положить его на... так, это уже не сюда. Проблема в том, что такая метаморфоза займёт не одну неделю, даже без учёта времени на дальнейшее обучение. А ехать на фоате требовалось прямо сейчас, задание ждать не будет.
  То же самое возражение касалось и повторной дрессировки фоата, чтобы научить его выполнять голосовые команды или жесты.
  Унггой решили проблему, смастерив небольшой передатчик биотоков, записав на него основные команды управления - "вперёд", "назад", "быстрее", "медленнее" и так далее. Встроили устройство в луку седла, управлялось оно передатчиком, подключенным к нервной системе Спартанца, и замаскированным под одно из золотых украшений. Правда, фоат под таким управлением стал похож на планетоход - вольтижировка на нём была явно невозможна. Но Джексон-007 и планировал его использовать только для транспортировки, а не для боя.
  
  Путь до Лотара занял три дня. За это время фоат успел привыкнуть, что новый ездок несколько легче прежнего (масса Спартанца без брони составляла 140 килограммов, убитого зелёного - 175), но главное - что его не бьют и регулярно дают пить. Зверя такая жизнь устраивала, поэтому он уже не пытался растерзать или сбросить с себя Джексона-007, как в первые дни. А так то, что на Земле называют "родео", для зелёных людей Барсума - ежедневная рутина. Им приходится укрощать фоатов чуть ли не каждый раз, когда они на них садятся. Спартанец находил это недопустимой тратой времени.
  В пути его почти никто не встретил. И не потому, что кочевникам сильно повезло, а потому, что передвигался "пират" после заката, когда прибор ночного видения давал ему безусловное преимущество в радиусе обнаружения. К счастью, зелёные кочевники, как и их звери, были теплокровными, и на фоне быстро остывающей пустыни прекрасно выделялись в инфракрасном спектре. Стоило им показаться на горизонте, как Джексон-007 немедленно менял курс.
  На четвёртую ночь он наконец достиг стен Лотара. На стенах были дозорные - белокожие и рыжеволосые воины, высматривавшие приближение зелёной орды, которая атаковала город с пугающей регулярностью много тысяч лет подряд. Большинству цивилизаций Галактики такое упорство показалось бы абсурдным - они бы или нашли способ взять крепость, или прекратили атаки, убедившись в её неприступности. Но зелёные марсиане, так же, как и красные, сражались не ради победы. Лотар был бездонной дырой, куда они стравливали излишнее пассионарное давление - и эту функцию он выполнял замечательно.
  Мысль о существовании подобной совершенно неприступной крепости вызвала у Спартанца естественное инстинктивное беспокойство. Он пообещал себе не недооценивать противника, и не слишком гордиться своей принадлежностью к технически превосходящей цивилизации. К этой части задания следовало отнестись со всей серьёзностью - как если бы он по-прежнему работал на ККОН, а не развлекался и заодно отдавал долги за спасение своей души.
  В отличие от зелёных воинов, Джексон-007 знал главный секрет силы Лотара - собственно, за этим секретом он и явился. Лотарцы были мощными, хотя и весьма узкоспециализированными псайкерами. В течение многих тысяч лет они развивали в себе способность к созданию иллюзий. Высоко детализированных иллюзий, охватывавших все органы чувств, сколько бы их ни было у реципиента.
  Уже само по себе это было немалым достижением, хотя не уникальным во вселенной. Например, Дж-Онн мог бы создать аналогичный фантом в уме противника, но ему бы потребовалась для этого полная концентрация. Стоило Ма-Алек немного отвлечься, как образ начинал расплываться, хотя реципиента можно было заставить ВЕРИТЬ, что он остаётся чётким и детальным. Иллюзии Лотара были совсем иного свойства. Они поддерживали сами себя. Достаточно было только запустить образ - дальше можно было о нём забыть. Он существовал как независимый вычислительный процесс в Эмпирее, как вирус, перехватывая мозговые ресурсы всех, кто его видел, чтобы поддерживать себя. Более того, если он был иллюзией разумного существа, то вирус становился способен к самостоятельному поведению. С ним можно было побеседовать, как с живым человеком, и он прошёл бы любой тест Тюринга - поначалу основываясь на представлениях собеседника о нём, но постепенно обучаясь и становясь всё более независимым.
  Примерно так же функционировали боги и духи в Великом Голосе. Но они были строго ограничены биопластиковой паутиной, незримо охватившей Ма-Алека-Андру. Самостоятельные процессы в Эмпирее были намного универсальнее... и потому намного опаснее.
  - Ты описываешь мне ритуал сотворения демона, - заметил Алеф, когда Дэйр-Ринг впервые изложила ему сущность лотарской "магии". - Если такая программа накопит достаточно опыта, она может и не захотеть исчезать, когда в ней отпадёт надобность. Она станет вирусом в полном смысле - начнёт захватывать один мозг за другим, чтобы обеспечить себя энергетическими ресурсами. Хуже того, она может захотеть начать размножаться, запустив несколько параллельных и независимых процессов в разных мозгах. Тогда это приведёт к эпидемии - в течение короткого времени все мозги на планете окажутся подчинены одной задаче - поддерживать иллюзию, веря в неё, и придавать ей силы своей эмоциональной энергией.
  - Верно, - согласилась девушка. - Это одна из причин, почему мой народ никогда не одобрял создания Великого Голоса. Да, он ограничен только народом Ма-Алек, но твоя версия Уравнения антижизни тоже была им ограничена - что не помешало тебе... сам помнишь. Однако лотарцы, хотя никогда не сталкивались с демонами, разработали своеобразную технику безопасности. Они ввели три запрета иллюзий: нельзя создавать образы того, что вызывает сильные чувства; нельзя создавать образы предметов или существ, которых не бывает в природе; нельзя создавать образы предметов или существ, с которыми создатель лично не был знаком. Они придают иллюзиям облик и поведение собственных предков, павших в боях - и благодаря этому в определённой степени знают, чего от них ждать. Это совсем не то, что вообразить какую-нибудь скотину с рогами и крыльями. Не столько демоны, сколько призраки. Если они и обретут определённую независимость от создателя, то всё равно будут вести себя, как древние лотарцы, а не как вирусы. Плюс есть ещё один предохранительный механизм, самим лотарцам неизвестный, но крайне полезный для нас.
  - Какой же? - удивлённо приподнял бровь Алеф.
  - Если призрак полностью отрывается от управления создателя, но при этом заякорен на множество мозгов других наблюдателей - он либо самоликвидируется, либо, при наличии достаточного запаса психической энергии и накопленного опыта, создаёт себе из окружающей материи физическое тело.
  
  - Это физически невозможно! - решительно запротестовал тогда Ричард. - Ты себе вообще хоть представляешь, какая вычислительная мощность для этого нужна?! С помощью психосилы можно материализовать простые объекты - каплю воды, слиток золота... чуть сложнее, но в принципе реально - стальной меч... но человеческое тело - никогда! Триллионы клеток, в каждой из которых миллионы сложнейших молекул, десять в двадцать шестой степени атомов! Даже Кортана не смогла бы удержать такую структуру в оперативной памяти! И ты хочешь сказать, что какой-то ментальный паразит, оккупировавший десять-двадцать мозгов, может воспроизвести её за несколько секунд? Абсолютно нереально!
  - Ну, записывать координаты каждого атома необязательно, - усмехнулась Дэйр-Ринг. - Очень многие клетки фактически идентичны...
  Ричард кивнул, он это ранее обдумывал. Достаточно записать структуру одной такой клетки один раз, а потом просто делать к ней вызов для материализации следующей. Внутри клетки аналогичным образом можно делать вызов для каждой молекулы белка или ДНК.
  - Но даже при наличии такого... архивирования всё равно понадобится громадная скорость вычислений и невероятный контроль материи.
  - Верно, - кивнула девушка. - И Змея так и не смогла выяснить, где они этот вычислительный ресурс берут. Когда захватим лотарца, выясним заодно и это. Это и будет ключом к реальному воскрешению душ из ловушек. Включая Дж-Онна.
  
  Предки лотарцев строили на совесть. Незаметно подобраться к стенам крепости было невозможно. Днём, во всяком случае. Вся территория вокруг города полностью просматривалась. Численность населения Лотара была невелика, но десяток часовых вполне справлялся с этой задачей. Им даже не требовалось особой бдительности - достаточно было создать десяток фантомных стражников и отправить их патрулировать территорию вокруг стены. Конечно, эти автономные процессы были не слишком умны, опираясь на крошечные участки мозга дозорного. Но стоило кому-нибудь извне их увидеть, как воины сразу проецировались в его сознание и становились гораздо более "реальными"...
  "Нам бы так... - с завистью подумал Джексон-007. - Высаживаешься втроём на базу Ковенанта, щёлкаешь пальцами - и вот вас уже не три, а триста Спартанцев... Они перестрелку ведут, а ты себе сидишь, книжку читаешь, только иногда создавая новых вместо убитых... Впрочем, может быть я ещё и научусь так делать... Если закончу операцию удачно".
  Эх, был бы здесь Алеф... С его-то эффектом "сейфа" никакие призрачные лучники не представляли бы никакой проблемы. Он бы их попросту не увидел. А с его телекинезом и способностью к полёту вся миссия не заняла бы и десяти минут - пришёл, увидел, захватил. Но вот именно сейчас ему почему-то втемяшилось в голову поиграть в параноика и погонять подчинённых, вместо того, чтобы самому соваться во все дыры, как он привык в прошлых эпохах.
  У обычных крепостей всегда есть как минимум две уязвимых точки - путь подвоза провизии и доставки свежей воды. Но к Лотару это не относилось. Его жители научились, подобно Ма-Алек и Мыслителям, черпать энергию для жизни прямо из Эмпирея.
  Идея ночного штурма напрашивалась сама собой. Высоту городской стены Спартанец оценил метров в тридцать. Слишком много для прыжка без вспомогательных средств - даже с усовершенствованными мускулами и слабым марсианским тяготением. Закинуть на стену крюк или "кошку" он бы смог без труда, но за что они там зацепятся? Далеко не так просто найти опору в хорошо отполированном камне без единой трещинки, как это показывают в кинобоевиках.
  Можно вбивать клинья глубоко в камень, но это довольно шумный процесс, который несомненно привлечёт внимание защитников города.
  С другой стороны... Десантник хитро улыбнулся.
  Примерно шесть часов ушло на поиск необходимых минералов и заготовку смеси. Затем он подобрался к стене - и как следует размахнувшись, швырнул за неё мягкий ком массой около пяти кило. Почти классическое упражнение на толкание ядра. По ту сторону раздался влажный шлепок, не такой громкий, как удар твёрдого камня, но Спартанец на всякий случай затаился во рву, пока не убедился, что "покушение" прошло незамеченным.
  Тогда он швырнул за стену ещё несколько таких же комьев - в разных местах крепости.
  Теперь следовало подождать ещё несколько часов, чтобы цементные комья застыли. Хотя бы один после такого сильного удара должен был прихватиться к асфальту, или брусчатке, или что у них там, достаточно крепко. А в середину кома была влеплена верёвка, которая тянулась за ним на другую сторону стены. Она будет мостом не только в крепость, но и обратно - ему ведь ещё выбираться с пленниками.
  Вскарабкаться по верёвке при низком марсианском тяготении и уровне подготовки Спартанца было сущим удовольствием. Даже при необходимости постоянно следить, не покажется ли в поле зрения призрачный патруль. Чёрная кожа в ночном мраке служила хорошей естественной маскировкой.
  Спустя две минуты он уже был в городе. Лотар сильно напоминал Шандакор - как своим положением (последний оплот вымирающей древней культуры в пустыне, осаждаемый кровожадными варварами), так и тем, что был наполнен призраками. По его улицам ходили не только призрачные лучники, но и простые горожане, занятые своими делами - ночью их было меньше, чем днём, но всегда больше той тысячи, что населяла древний город на самом деле. Их создавали не только для развлечения, но и для отвлечения - если враг каким-то чудом всё же проникнет в город, то окажется в положении акулы посреди косяка сельди. У него разбегутся глаза и пока он будет кидаться на призраков - немногочисленные живые горожане успеют скрыться или организовать оборону.
  Соответственно, возник вопрос, как не попасться в эту очевидную ловушку. К счастью, иллюзии не ощущали собственную иллюзорность, и не могли чувствовать, что их кто-то видит - для них это был бессознательный процесс. Если Джексон-007 пробегал у них за спиной, они его не замечали. Если они "видели" чужака, но при этом сами находились вне его поля зрения - то же самое. Но если нарушитель видел, что призрак смотрит на него (условно говоря, ситуация "встречи глаз", хотя именно пересекаться взглядами было и не обязательно) - иллюзорный солдат немедленно поднимал вполне реальную тревогу. К счастью, ему удалось выяснить эти правила методом проб и ошибок раньше, чем такие тревоги перестали считать ложными.
  Систем дальней связи в городе не было, и вообще он выглядел достаточно примитивным в сравнении с нынешним уровнем развития красных барсумцев. Вместо материаловедения и энергетики местные в течение тысяч лет прокачивали исключительно свой разум. Прокачали хорошо, надо признать - но в отличие от Мыслителей, не смогли пропорционально развивать сразу всё.
  Благодаря этому Спартанец смог без проблем выйти на связь с мини-станцией в седле фоата, а через неё - с трамодом. Сняв видеосигнал с прибора ночного видения, он попросил соратников сообщать, когда они увидят хоть одного живого человека. Унггой находились вне зоны действия внушения, так что их мозги не корректировали того, что видели на экране.
  Первые реальные лотарцы обнаружились на стене - пять человек, расставленных в дозорных вышках. Самые лёгкие цели, но похищение любого из них подняло бы слишком много шума. Он начал по очереди заглядывать в окна - и не далее как через полчаса обнаружил первого спящего лотарца. Потом ещё двоих - каждый жил в отдельном, весьма роскошном доме.
  Джексон-007 посмотрел на них. Внимательно посмотрел. Затем посмотрел ещё раз.
  Затем вышел на связь с "Найткином" и сказал два слова:
  - Меняем план.
  
  Тарно, джеддак Лотара, чувствовал себя в полной безопасности. Уже много веков. Что могло угрожать ему здесь, в центре собственной неприступной цитадели? Зелёные орды до него не доберутся, стены крепки и надёжны, часовые бдительны. Подданные не осмелятся поднять на него руку, потому что разделены на две группы с тщательно промытыми мозгами. Материалисты, которые верят, что вещество отличается от иллюзии, понимают, что жизнь каждого оставшегося реального лотарца - бесценна, а правителя, который удерживает их от взаимной резни тонкой системой сдержек и противовесов, в особенности. Да, лотарцы не стареют, они биологически бессмертны, но у них нет женщин и детей - и потому их число может лишь сокращаться со временем, несмотря даже на совершенную оборону. Несчастные случаи никто не отменял.
  Есть также идеалисты, которые верят, что между иллюзией и веществом нет никакой разницы, и при достаточном развитии навыка управлении разумом они смогут раз и навсегда вернуть в реальность свой народ. Эти без проблем воткнули бы спящему джеддаку нож в спину... если бы видели в этом хоть какой-то смысл. Эта фракция убеждена, что Тарно - очень хитрая иллюзия, коллективная галлюцинация - и потому убить его невозможно. Не то, чтобы у них не было повода так думать... А ещё есть вера в Комала, которая объединяет первых и вторых.
  Тарно очень хорошо усвоил два главных инструмента правления. Первое - "Разделяй и властвуй", второй - "Религия - опиум для народа". Сам он не был ни материалистом, ни идеалистом. Он был практиком - верил в то, во что ему удобнее было верить в данный момент. Если некая вещь поддавалась изменению с помощью силы его разума, он считал её воображаемой, если же сопротивлялась - признавал её реальной и брался за молоток. Вопрос о том, каким является предмет или существо НА САМОМ ДЕЛЕ, джеддак полагал бессмысленным. Как нет смысла спрашивать, является свет волной или частицей.
  Поэтому, когда из-за трона бесшумно вынырнул огромный чёрный воин, правитель оказался в глубоком шоке. То, что он видел, не могло быть иллюзией - потому что никто в его городе не осмелился бы вообразить такое, уж он-то своих подданных знал, как облупленных - каждого успел изучить за эти тысячи лет. Но не могло оно быть и реальным - потому что в реальности на всём Барсуме давно уже не существовало ничего, кроме Лотара и орд зелёных страшилищ, которые стёрли с лица планеты всякую цивилизацию и всех человекоподобных созданий.
  Этого существа не могло быть ни в одном из двух миров - и всё же оно было! Когнитивный диссонанс был столь велик, что Тарно даже не сопротивлялся, когда чёрный гигант стремительно выбросил вперёд руку и сжал шею пленника, передавив на несколько секунд его сонные артерии и лишив сознания.
  
  "Мир, - учил он, - моё представление!"
  А когда ему в стул под сидение
  Сын булавку воткнул,
  Он вскричал: "Караул!
  Как ужасно моё представление!"
  
  - Послушай, - устало сказал Ричард, - я конечно понимаю, что я не твоё официальное командование, и мои приказы можно интерпретировать весьма широко. Но всё-таки, не в службу а в дружбу, может объяснишь, какого чёрта тебе понадобилось воровать правителя вместо нескольких рядовых обывателей?
  - Во-первых, в Лотаре нет рядовых обывателей, - покачал головой Джексон-007. - Их там осталось не более тысячи, они все знают друг друга в лицо, и исчезновение любого из них поднимет переполох. Во-вторых, нескольких я бы перетащить через стену не смог - охрану бы удвоили после пропажи первого. Поэтому я решил брать того, кто заведомо знает больше. А в-третьих... каждый из вас уже спас минимум одну цивилизацию. Я решил, что и мне пора присоединиться к клубу. Лотар вымирает. Нам нужен его правитель, чтобы решить, как с этим справиться.
  - Джексон, так тебя разэтак! Мы не галактический благотворительный клуб!
  - Разве? А по вашим действиям выглядит именно так.
  - Твою мать, скажи прямо, чего ты хочешь?
  - Хочу? Чего мы все хотим, скажите прямо. Чтобы нас воспринимали, как людей, а не просто как коллекцию душ в ловушках, которых иногда можно погонять на задания. Вы вернётесь в своё время и начнёте там счастливую самостоятельную жизнь. А мы отправимся на планету Охотников за душами и остаток вечности проведём у них на складе, потому что мы, видите ли, выдающиеся личности? Нет, мы не спорим - это, конечно, лучше, чем полная смерть, а мы и к ней были готовы. Мы Спартанцы, в конце концов. Но тогда уж и относитесь к нам соответственно - как просто к шарикам с памятью. Мы вам не покемоны! Нас нельзя достать из ловушки, использовать, а потом снова спрятать, когда мы перестаём быть нужны. Либо дайте нам нормальную человеческую жизнь, либо усыпите насовсем, либо мы будем делать то, что считаем нужно. У нас, в конце концов, бессрочный отпуск, а солдат на дембеле - это страшная сила.
  - Слушай, парень, я кто по-твоему, рабовладелец душ? Я совершенно не против принять вас в Ковенант как отдельную расу. В конце концов, у Кортаны свои люди были, чем мы хуже - фанатики, которые считают, что ваше существование оскорбляет Предтеч, остались в прошлом. Но Охотник этого не поймёт. Он заявит, что мы расхищаем его коллекцию. А мне с этим парнем ссориться не с руки, он слишком полезен.
  - Потому я и заговорил об этом именно сейчас. Если мы найдём способ полностью стать живыми, а не просто получить оболочку из протоплазмы...
  - То у Охотника не останется на вас никаких прав, - охотно согласился Ричард. - Ему придётся просто ждать вашей следующей смерти.
  - Спартанцы не умирают, - хищно усмехнулся шпион. - Ладно, рад, что мы поняли друг друга. Теперь у меня есть мотивация лучше, чем просто поразмяться.
  - Лучше бы она была у тебя перед высадкой. Что ты будешь делать теперь с похищенным правителем?
  - То же, что и собирался. Вербовать его. Нам нужен весь Лотар. А мы, в свою очередь, нужны им. Да, они вырожденцы и деграданты, но нам не привыкать работать с такими - по сравнению с теми же Ночными Пловцами или потомками Звёздного Народа - Лотар образец прогресса.
  - Бро, не хочу тебя огорчать, но ты случайно не обратил внимания на одну деталь? Среди Спартанцев и так соотношение мужчин к женщинам - три к одному. Если присоединить к Ковенанту ещё тысячу мужчин без единой женщины... я понимаю, что это Спарта, но не Фивы же. Да, возможно со временем они научатся материализовать своих призраков и даже отменят запрет на создание проекций женщин, но явно не скоро...
  - Да мне начхать. Я с ними не спать собираюсь. В конце концов, в этой вселенной, как оказалось, просто до хрена планет с человеческим населением. Тысячу сто девчонок таким классным парням как мы найти не проблема - я могу даже лично возглавить операцию по их поиску и... хм... вербовке.
  - Нет, - раздалось за его спиной. - Операцию возглавлю я.
  Рефлексы сработали мгновенно. Спартанец шарахнулся в сторону, одновременно выхватывая оружие и приседая.
  За его спиной стоял похищенный лотарец. Путы с его рук куда-то исчезли, а унггой, которые должны были допрашивать пленника, осторожно выглядывали из соседнего отсека. Глаза у них были совершенно квадратные.
  - Нет необходимости бояться, - рыжий поднял руки. - Как видите, я безоружен, и слишком хрупок, чтобы причинить вред такому могучему воину. А ты мне навредить не сможешь по другой причине, так что не трать радиевый порох.
  - Как ты... как ты понял, на каком языке мы говорим?
  Бывший пленник нагло усмехнулся.
  - Я с каждым говорю на его языке.
  - Ты ведь не Тарно, так?
  - Верно. Я не Тарно. Я Нотар - один из его призрачных двойников, которых он подставляет вместо себя на трон. Именно благодаря нам он пережил шесть покушений, в пяти из которых его успешно убивали. На самом деле - убивали нас. Неудивительно, что и похитили тоже одного из нас. Мы делаем за него всю грязную работу, управляем городом - а он может проводить всё время со своей воображаемой девицей, надеясь, что когда-нибудь она станет настоящей.
  - Но как... я же проверил тебя на материальность!
  - Не сомневаюсь. Но видишь ли, Джексон - это ведь твоё имя? - пока Тарно и его прихвостни веками ищут секрет воплощения, мы, теневой совет, давно его нашли. Более того, мы нашли способ сделать воплощение обратимым. Сейчас - я иллюзия, потому что мне так удобнее - на случай, если ты вдруг слишком занервничаешь и решишь меня пристрелить. Я существую только у тебя в голове. Но когда ты меня похищал, я был не менее настоящим, чем сам Тарно.
  Только исключительная крепкость нервов Спартанца позволила ему не проверить утверждение насчёт неуязвимости собеседника на практике.
  - Чего ты хочешь?
  - Того же, что ты только что перечислил в разговоре со своим владыкой. Иначе я бы не осмелился тебе открыться. Я хочу возродить Лотар, хочу чтобы у нас снова были женщины и дети. Если для этого нужно войти в какой-то Ковенант, я с радостью организую это вхождение. И наконец, как и ты, я хочу избавиться от того, кто дёргает меня за ниточки, выпуская в мир и убирая по своей прихоти. От Тарно.
  - Разве ты уже не избавился от его власти, когда материализовался?
  - Если бы, - вздохнул лотарец. - Конечно, когда я существую во плоти, его власть надо мной меньше, чем когда я иллюзорен. Тем не менее, в моём мозгу остаются лазейки для его мыслей. Пока я далеко, это ничего не значит, но если Тарно окажется на расстоянии прямой передачи мысленных команд, он снова сможет управлять мной.
  
  Его любил я нежно,
  А он при свете дня
  Повсюду так небрежно
  Отбрасывал меня.
  Пред ним я расстилался,
  За ним скользил как мышь.
  И если расставался -
  То темной ночью лишь!
  
  От минуты рожденья
  До недавнего часа
  Я служил ему тенью
  Как немой Санчо Панса:
  Всюду рядом, покорно,
  По камням, по листве.
  Это трудно, милорды,
  Это больно, месье!
  
  Но вот я с ним развелся,
  Милорды и месье,
  И тенью обзавелся
  Своею, как и все.
  И все-таки обратно
  Влечет меня к нему -
  Я думаю, понятно,
  Понятно, почему!
  
  От минуты рожденья
  И зимою, и летом
  Я служил ему тенью,
  Двойником, силуэтом:
  Перед ним расстилаться
  Либо следом скользить -
  С этим можно расстаться,
  Это трудно забыть!
  
  - И много вас там таких?
  - Постоянных образов, призываемых более одного раза - около двенадцати тысяч. Способных к более или менее самостоятельному поведению - примерно тысяча. Обретших полноценную личность - три сотни. Но только мне и ещё четверым известен секрет материализации.
  - И как же эта штука работает?
  - Не так быстро, друг мой. Когда я получу своё, вы получите своё. Эта тайна очень дорого стоит.
  - Это понятно. Но меня интересует не столько источник этой силы, сколько её возможности. От них будут зависеть подробности плана спасения твоего народа, Нотар. Например, сможешь ли ты материализовать ту иллюзорную женщину Тарно, о которой ранее говорил? К какому количеству людей вообще возможно применить материализацию? И только к людям, или к любым иллюзорным объектам?
  - Ограничения по числу мне неизвестны - мы никогда не практиковали её массово. Применить к другому - неважно, живому или неживому - этот метод невозможно. Только к самому себе. Поэтому он сработает лишь у тех, кто обрёл полное самосознание. Но наша помощь для этого необходима.
  
  - Я полагаю, тут маскироваться больше смысла нет, - начала очередное совещание Дэйр-Ринг. - Если мы действительно собираемся весь Лотар принимать в Ковенант, какое нам дело, что о существовании этого затерянного города узнают другие государства Барсума? Опустим "Найткина" в атмосферу и вывезем население с помощью гравитационного лифта. Пока они соберут экспедиционные флоты, пока долетят сюда, прорвавшись через орды кочевников с этими супервинтовками... Нас уже давно и след простынет. Они найдут пустой город, как было с Шандакором.
  - Для этой эвакуации, - заметил Ричард, - нам необходимо осуществить одну сущую мелочь - политическое убийство. Не то, чтобы это как-то смущало мою совесть, во-первых, её у меня нет, а во-вторых, Тарно, судя по описаниям, тот ещё ублюдок, но... Не слишком ли активно нас к нему толкают?
  - Ну почему обязательно убийство? Усыпить и вывезти на пару недель раньше, чем остальное население...
  - И содержать его на борту в постоянной спячке? Я плохо себе представляю, как можно удержать в плену существо, способное в любой момент создать из воздуха свою личную армию...
  - Посадить на трамод, управляемый автопилотом и держать в отдалении от остального флота, общаясь по видеосвязи?
  - Да, естественно. Но это сработает при условии, если всё пойдёт гладко. Я опасаюсь, что эвакуация целого города без должной маскировки может направить принцип самосогласованности против нас. Кто знает, какую роль Лотару ещё предстоит сыграть в истории Барсума?
  - Что ты предлагаешь?
  - Дождаться естественного вымирания, как мы сделали с Пловцами. Установить в Лотаре ловушки для душ, выждать пока не закроет глаза последний его житель, а потом у Нотара не будет выбора - если он хочет вернуть свой народ к жизни, то должен будет раскрыть нам секрет материализации.
  - Их нельзя установить там незаметно, - вздохнул один из унггой. - Мы проверяли. Ловушка, включенная в режим сбора душ, втягивает в себя все лотарские проекции в радиусе действия, как пылесос. Они даже не успевают сформироваться.
  В итоге было решено не рубить сплеча. Пока что следовало бескровно устранить Тарно, чтобы один из двойников смог занять его трон. Никто ничего не заметит. Под руководством совета призраков Лотар станет тайным союзником Ковенанта, но внешне в нём ничего не изменится. А там уже можно будет вместе подумать, как решить демографическую проблему без нарушения хода истории.
  
  Политические убийства (ну, или похищения, что с технической точки зрения отличается мало) становятся гораздо проще, когда у тебя есть свой человек в городе. Даже четыре человека, близких к верхушке управления.
  Отдавая приказы от имени Тарно, четверо двойников проложили для второго рейда Спартанца чуть ли не красную ковровую дорожку. Помогли пробраться в крепость, никого не потревожив, и указали, где находится настоящий Тарно. Сами они своего создателя убить не могли - рука не поднималась.
  Спустя полчаса на троне уже восседал Арнот - ещё один из двойников джеддака. Разницы никто не заметил, даже другие призраки - копии в течение многих веков учились изображать оригинал.
  Политический курс Лотара не развернулся сразу же на 180 градусов. Это было бы слишком подозрительно. Рядовые горожане сохраняли убеждённость, что кроме них и зелёных орд на Барсуме не осталось разумных существ. Но заговорщики потихоньку начали готовиться к тому, чтобы предоставить им доказательства обратного, организовав контакт с внешним миром. Не раньше, однако, чем население города возрастёт хотя бы до десяти тысяч - и не раньше, чем будет создан резервный Новый Лотар на территории Ковенанта.
  Однако теперь Нотар уже не мог отпереться от раскрытия тайны - союзники сделали то, что он хотел, наступила его очередь.
  
  Параллельно на борту летающей тюрьмы шёл допрос и изучение Тарно. Джеддак Лотара был настолько шокирован тем, что его похитили странные существа из космоса, что даже не сильно пытался запираться. Процесс призыва удалось проследить во всех подробностях... и то, что увидели исследователи Ковенанта и засекли их приборы, им очень сильно не понравилось.
  Это очень специфическое возмущение многомерного пространства было Ричарду хорошо знакомо. Как и координаты его источника.
  Да, оно заметно изменилось за сотни миллионов лет, но основная "тональность" осталась неизменна. "Мы станем единым!" - этот шёпот, доносящийся с Фобоса, он же Турия, он же Дендерон, Ричард бы узнал где угодно.
  Да, лотарцы были довольно сильными псайкерами, но они не создавали образы своих предков. Они их призывали. Призывали с Безумной Луны.
  О том же сообщил и Нотар. Чтобы стать материальным, призрак должен очень сильно пожелать этого, глядя, как проходит по ночному небу Турия. И если он достоин, то луна подарит ему тело.
  "Ну прекрасно. Приехали. Стоило ради этого лететь через миллионы лет? Я этого блюда в первый раз накушался - второй порции не хочу".
  Только теперь у него не было ни Кортаны с её Рыцарями, ни Мыслителей, способных построить новый мини-Ореол. А Обелиск, надо полагать, не терял времени даром - от мысли, каких высот мог достичь за эти годы пожиратель душ, начавший со знаниями Потопа, землянину стало нехорошо.
  Более половины лиц, принимающих решения на борту "Найткина", высказались примерно в том же духе - "Ну его к Потопу, это не наш противник, обойдёмся без воскрешения, летим дальше, пока оно нас не заметило!"
  А кстати, почему не заметило? Для Кровавой Луны Турия пока вела себя на диво тихо - не сводила с ума массово население, не пыталась сожрать всю активную и пассивную протоплазму... Вся её деятельность, помимо засылки призраков в Лотар и их эпизодического оживления, исчерпывалась созданием какой-то специфической пространственной аномалии вокруг спутника. Впрочем... она и в прошлый раз сидела тихо, набирая массу, пока Ричард по дурости не подарил ей "жёлтый свет". Но сейчас-то у неё есть всё, чтобы быстро и эффективно сожрать Эссенцию и отправиться дальше...
  Или она считает, что барсумцы ещё недостаточно эволюционировали? Яблоко должно созреть, прежде чем его сорвут? Но тогда Луна должна как-то подталкивать развитие биологической и социальной эволюции в нужную ей сторону. А за последний миллион лет общество Барсума почти не изменилось.
  - Рыцари-прометейцы у нас есть... в теории, - отметила Дэйр-Ринг. - Я послала запрос - все двенадцать стазисных капсул откликнулись. Кортана их по какой-то причине так и не активировала. А мы можем.
  - Капсулы - да, можем. Но не самих Рыцарей. Они абсолютные однолюбы, а единственное существо, имевшее право отдавать им приказы, в Галактике больше не наблюдается. Будут стоять и молча пялиться на нас, а попытаемся их заставить... плохо будет, в общем.
  - Но возможно, у них остался последний приказ - уничтожить Обелиск...
  - Возможно. Тогда они пойдут его исполнять. Так, как сами считают нужным. Не считаясь с потерями и видя в нас только помехи. Без командира они не способны к сотрудничеству. Так что их активацию я отложу - как последний довод королей.
  - Остаётся только два варианта. Либо прыгаем в будущее - прямо в свою эпоху, уже без всяких промежуточных остановок, либо...
  - Либо что?
  - Либо ищем гробницу Рианона, входим туда и спрашиваем у Змеи, есть ли у неё какие-то советы по поводу этой зверюги. Нам ведь не только Дж-Онна, нам и её народ в этой эпохе в плоть возвращать надо. Так что она - лицо заинтересованное.
  - В гробницу нам нужно в любом случае, так что это, пожалуй, оптимальная стратегия.
  
  Зная свою "удачу", Ричард был уверен, что гробница Рианона окажется где-нибудь посреди крупного города и придётся снова ломать голову над проникновением в неё. Но как ни странно, в этот раз всё оказалось не так сложно. Чёрный пузырь оказался всего лишь похоронен внутри крупного холма. Прибывший на место трамод, всё ещё замаскированный под корабль чёрных пиратов, обнаружил единственное препятствие в виде семейства больших белых обезьян Барсума. Бедным животным не повезло - они были слишком похожи на джиралханай, к которым были свои счёты как у Спартанцев, так и у унггой. Получив в своё распоряжение "чучело шефа" в количестве шести, отряд "Венера" изрядно оторвался на нём, сбрасывая напряжение.
  Средний рост унггоя - полтора метра. Средний рост белой обезьяны - четыре метра. Как и зелёного кочевника, в принципе, но обезьяна гораздо плотнее сложена и шире в плечах, она не так сильно напоминает кузнечика. "Ворчуны", конечно, тоже весьма крепко сложены, но разница в размерах... казалось, единственный способ выжить для этих маленьких отважных воинов - немедленно применить плазменное оружие, желательно тяжёлое. Если добавить, что гравитация на родной планете унггой была хоть и выше марсианской, но ниже земной, а также то, что у этих маленьких метанодышащих созданий сложилась репутация трусов - даже этот шанс казался весьма призрачным.
  Но эти шестеро были далеко не типичными унггой.
  Маленький размер для них означал в первую очередь то, что по ним было сложно попасть. Во всяком случае, таким крупным тварям и в рукопашном бою. Прицельного комплекса Спартанцев бедным животным как-то не выдали. Они расшибали себе лапы о землю раз за разом, а бойцы "Венеры", подвижные, словно шарики ртути, проскальзывали у них под ногами, и тыкали электрошокерами в самые чувствительные места, пока марсианские чудовища не выдохлись и не признали капитуляцию - скуля, начали отползать прочь, а потом задали стрекача. Унггой вернулись в корабль с чувством глубокого морального удовлетворения, хотя и жалели, что это была всего лишь имитация - настоящего джиралханай они бы погоняли ещё охотнее.
  - Как думаешь, - спросил один из них другого, - нам когда-нибудь дадут для тренировки настоящего демона?
  - Я бы на вашем месте молил Предтеч, чтобы не дали, - хмыкнул Джексон-007. - Настоящий Спартанец - это вам не над зверушками издеваться. Но если не боитесь, после задания я готов устроить с вами тренировочный спарринг - со всей командой, только чур, фулл-контакт. Убивать не буду, но живого места на вас не оставлю.
  - Ты не представляешь, какой подарок нам сделал, человек! - довольно оскалился командный психолог. - А сейчас работать, негр, солнце ещё высоко!
  И выскользнул из отсека раньше, чем Спартанец осознал, что означает это старинное выражение, и какое оскорбление ему нанесли. Рёв возмущённого Джексона разнёсся на мили вокруг, и даже свирепые обитатели марсианской пустыни в ужасе бежали прочь, гадая, что за чудовище объявилось на их землях, страшнее любой белой обезьяны.
  Они развернули мобильную землеройную установку. Глина под кораблём полетела в разные стороны комьями, и всего через двадцать минут показался на свет неуязвимый и неподвластный времени чёрный пузырь инопространства.
  
  Теперь оставался сущий пустяк - решить, кто пойдёт в гробницу на переговоры. Определённо, это должен быть кто-то, кто её уже проходил. Дж-Онн этого сделать физически не мог. Оставались Охотник, Ричард и М-Ганн. Кем экспедиция была готова пожертвовать?
  Никто не боялся, что Змея причинит путешественникам какой-то физический вред - но сама механика машины могла выкинуть их в любом тысячелетии.
  - Пойду я, - сказала белая марсианка. - Вы сами понимаете, что это самое разумное. Ковенанту необходимы лидер и провидец, а без телепатки он как-нибудь вытянет. В крайнем случае, достанете из стазиса Гродда. К тому же в моём разуме Змея уже бывала, так что если она решит создать очередное воплощение для переговоров со внешним миром, я буду к этому привычна. Если что, встретимся в будущем.
  - А если тебя выкинет не в будущее, а в прошлое? - нахмурился Ричард. - В одну из эпох, которые мы уже миновали? Я в крайнем случае смогу собрать ещё одну стазис-машину, Охотник - вернётся в будущее с помощью своего костюма. А что будешь делать ты?
  - "Алеф", ты забыл, что у меня теперь есть твоя память? Твои самодельные установки стазиса с трудом протянут хоть один миллион лет. Да и у оборудования Охотника, хотя оно куда надёжнее, ресурс не бесконечный. В случае сброса в прошлое, единственный шанс для любого из нас вернуться - это снова войти в гробницу. А если она окажется закрыта в течение долгого времени - любой из нас одинаково будет обречён умереть в прошлом. Это риск, который нужно просто принять, если мы вообще хотим получить консультацию от Змеи.
  - Если хотим... Вообще-то Змея могла бы и сама позаботиться о более надёжном способе связи с нами, чтобы не заставлять рисковать таким образом. Как-никак, это её личный интерес.
  - Возможно, она позаботилась. У меня есть такое чувство, что она всё подготовила... вернее, у неё было, пока она была мной.
  - Тогда давай подождём с месяц, прежде чем прыгать в пузырь. Возможно, появится какой-нибудь знак от неё.
  - Хм... пожалуй. Мои чувства говорят, что это правильное решение. И что именно на него Уроборос и рассчитывала.
  
  Их надежды оправдались - но как!
  Спустя десять дней после установки наблюдения за гробницей, из неё вышло... некое существо. Иначе его охарактеризовать было сложно. Пять глаз, горящих сине-белым пламенем, широкая пасть, которая при открытии вспыхивала изнутри тем же светом, множество непонятного назначения пузырей на спине, толстая правая рука, которая оканчивалась трехпалой клешнёй со встроенной пушкой, и тонкая левая...
  Даже малки, привыкшие принимать любые облики, были шокированы его видом - правда, не столько снаружи (внешность они и сами могли принять любую), сколько изнутри. Они видели, что гость из иного времени был наполовину машиной. Нет, не просто киборгом - у киборгов обычно можно ясно различить органические и механические части "конструкции". Здесь же плоть и металл, казалось, были смешаны в единую "кашу" - на уровне тканей, если не клеток. Импланты были сложными и гибкими, как живые органы - а плоть, в свою очередь, мутировала таким образом, чтобы дополнять механические конструкции. О некоторых частях тела вообще трудно было сказать, живые они или нет.
  - Это в какую же эпоху такое могли создать? - ошеломлённо пробормотала Дэйр-Ринг.
  Спартанец и команда "Венера" были с ней абсолютно согласны. Реакция у представителей разных рас была одинаковая - попрятавшись за трамод, они приготовились открыть огонь. Конечно, био-воины ККОН и Ковенанта и сами были изрядно модифицированы генетически и набиты имплантами... но такого изощрённого издевательства над живой плотью они не видели давненько... где-то со времён последней войны с Потопом, пожалуй.
  - Вспомнил! - выдохнул Ричард. - Я вспомнил, где видел подобное! Это хаск, электронный мертвяк Жнецов! Только изготовленный не из человека, а из какого-то другого разумного вида... но как хаск мог попасть в гробницу, и почему его пропустили?
  Мутант, между тем, вёл себя совсем не так, как его "братья" на Эрде Тайрин сотни мегалет назад. Он ни на кого не кидался, не рычал - просто стоял, подняв руки. Даже Джексон-007 не мог просто так открыть огонь первым, тем более что инстинкт подсказывал ему, что угрозы нет. Разум, правда, орал, что это полная чушь - такое создание безопасным быть не может.
  Однако простой когнитивный диссонанс перешёл в чистый незамутнённый шок, когда пришелец заговорил. Причём голос доносился не из его рта, а из неопознанного устройства - конструкции из твёрдого света, охватившей его левую руку. И говорил он на чистом английском!
  - Не стреляйте. Я пришёл с миром. Мне нужно срочно увидеть зелёного марсианина Ма-Алефа-Ака. У меня есть сообщение для него.
  
  Его звали Граприс Драфдобар. По крайней мере, так ему сказали, и он принял это имя, потому что оно было не хуже любого другого. Возможно, ему солгали, возможно ошиблись при идентификации тела. Маловероятно, но был такой риск. Это не имело никакого значения. В любом случае, ностальгии по прошлому он не испытывал, так как не помнил его. А все имущественные и гражданские права Граприс утратил, потому что он был мёртв.
  С юридической точки зрения, во всяком случае. Биологи так и не смогли определиться, являются ли хаски живыми или мёртвыми. Но у батарианцев был огромный опыт лишения юридических прав и отчуждения имущества кого угодно, даже полностью здоровых и вменяемых соплеменников. Что уж говорить о каких-то полудохлых полумашинах. После реконкисты системы Бахак "мертвяков", как они называли хасков, в их распоряжении оказалось довольно много. Оставшись без внешнего управления, эти агрессивные твари кидались без разбора на всё живое. Турианцы подвергли бы их эвтаназии и с почётом захоронили останки. Саларианцы - отправили бы "в поликлинику для опытов", и изучали, строча одну диссертацию за другой, пока те не перестали бы шевелиться. Азари - заперли бы в каком-нибудь санатории или монастыре и пытались вернуть несчастным жертвам разум.
  Батарианцы же в первую очередь увидели в индоктринации превосходный подарок - двести пятьдесят тысяч бесплатных рабов! Причём каких рабов - неутомимых, не требующих еды и воздуха, по-машинному точных, сильных и быстрых!
  Конечно, это были рабы Жнецов, а не Гегемонии. Но для любого батарианца это всего лишь временное неудобство. Были ваши - стали наши! Не умеют служить другому хозяину - научим. Не хотят - заставим. Технологии захвата живых пленников и дальнейшей вербовки себе на службу самых разных существ они за века отточили до кристального совершенства. Правда, здесь коса нашла на камень - очень уж непривычный был противник, далеко опережающий в технологиях. Из четверти миллиона жителей Бахака, подвергшихся индоктринации, "живьём" взять удалось всего двадцать тысяч - и то лишь благодаря рекомендациям криптонцев, которые решали эту задачу несколько раньше. Остальных Жнецы либо вывезли, отступая, либо дали им команду на самоуничтожение.
  Граприс был как раз среди этих "счастливчиков".
  Батарианцы быстро обнаружили, что стандартные методы дрессировки рабов к хаскам неприменимы. Они не испытывают страха и боли, не имеют амбиций, не стремятся к комфорту. Их, скорее, можно было бы подчинить методом перепрограммирования машинной части. Но для этого у Гегемонии недостаточно развиты информационные технологии... лет так на тысячи две. Возможно, кварианцы, лучшие программисты в Галактике, смогли бы распутать эту паутину кодов, хотя бы попробовать понять общие принципы... но кварианцев на территории Гегемонии не осталось примерно в то же самое время, когда появились хаски.
  Однако методом проб и ошибок дрессировщики выявили одну... системную уязвимость, если можно так выразиться. Уязвимость, присущую именно батарианским хаскам - у других этого свойства не было. Созданные из батарианцев киберзомби могли пожирать трупы других разумных, присоединяя к себе их ткани посредством тех же наномашин, что создали и самих хасков, наращивая и усовершенствуя таким образом свои тела. Это не только позволяло им стать прочнее, сильнее, регенерировать повреждения с огромной скоростью (пока хватало еды). Гораздо важнее (для батарианских рабовладельцев) было то, что они могли стать и умнее тоже. Если кормить их мозговыми тканями, одновременно задавая специфические задачи, которые лучше решит нейросеть, чем цифровая программа, они могут заново отрастить почти полноценный мозг взамен утерянного при индоктринации. И этот мозг уже можно обучать обычными способами, на которых батарианские рабовладельцы собаку съели.
  Грапрису понадобилось неполных два года, чтобы выйти на уровень новорожденного младенца, и ещё год - чтобы достичь уровня взрослого квалифицированного специалиста в ряде дисциплин. Он не восстановил прежнее сознание - то уже плавало в цифровых сетях Жнецов. Он был совершенно иным существом, новорожденным - но из какой-то странной сентиментальности ему дали имя, которым обладал старый владелец этого тела.
  Каждый из хасков получил несколько специальностей - благо, учились они быстро, а универсальный раб ценился на рынке гораздо больше и приносил государству больше пользы. Правда, их применение было затруднено высшей степенью секретности - Гегемония ещё не была готова показать Совету Цитадели, что обзавелась таким полезным инструментом. Поэтому все "каннибалы", успешно прошедшие стадию приручения, постепенно перекочевали в руки спецслужб - кого-то им передали бесплатно, кого-то выкупили, а некоторых пришлось и конфисковать. Граприс попал в руки СЭР - службы экономической разведки. Под этим респектабельным названием скрывалась весьма зловонная (даже по батарианским меркам) контора, которая занималась поиском новых источников рабской силы для Гегемонии. Начиная от обанкротившихся планет и нелегальных колоний пространства Цитадели и заканчивая технически слаборазвитыми мирами, не вышедшими ещё в космос. Единственное, что можно сказать об этой организации хорошего - это то, что она сама никого не завоёвывала, а если и покупала или похищала рабов - то не более десятка, на пробу. Собственно освоением найденного ресурса занимались уже другие службы, СЭР всего лишь поставляла им информацию. Граприс получил квалификацию разведчика этой службы, но так никогда и не проникся полностью её ценностями. Он ничего не мог с собой поделать - ему решительно не нравилось, как вели себя "сослуживцы" на вновь открытых планетах - они могли бы дать фору Кортесу и Писарро вместе взятым, если бы знали эти имена. Увы, он не знал - это ему конкретно попались такие отмороженные "коллеги", или же в СЭР других и не брали. Впрочем, мнения движимого имущества по поводу выполняемой работы никто не спрашивал.
  Но нашлась и на них управа - при попытке разведки жёлтого карлика в окрестностях Ретранслятора Арктур. Была обнаружена весьма перспективная с точки зрения освоения третья планета с раннеиндустриальным уровнем развития и населением, по приблизительным оценкам, от одного до трёх миллиардов. Но приблизиться к ней не удалось - оказалось, что на орбите дежурит криптонский крейсер. Связываться с криптонцами, хотя они в принципе и союзники, не хотелось никому. Поэтому, когда крейсер засёк их сход со сверхсвета и выслал пару зондов проверить, что они тут забыли, капитан принял решение отступить. Но уйти на сверхсвет без перезарядки ядра они не могли, поэтому решено было временно спрятаться на четвёртой, необитаемой.
  Как они думали...
  Стоило звездолёту СЭР приземлиться на поверхности Марса и начать развёртку маскировочной сети, как мощное телепатическое давление мгновенно парализовало экипаж. Не поддался ему только Граприс, будучи наполовину машиной. Немного ошеломлённый, хаск наблюдал, как его "коллеги" молча выходят из корабля, строятся в колонну и с пустыми глазами направляются куда-то за горизонт.
  Как только последний из батарианцев скрылся из поля зрения, он пробрался в ангар, взял десантный стелс-катер и погнал его подальше от корабля. Он не собирался искать что-то конкретное - просто переждать время, пока те, кто захватили экипаж, будут обыскивать корабль.
  Приземлившись примерно в сотне километров от места посадки корабля, хаск выбрался наружу, включил персональную маскировку и постарался затеряться в пустыне. Обратно он планировал вернуться пешком, так как катер, хоть и незаметен на приборах, очень уж приметен визуально.
  Внезапно его приборы засекли довольно мощное поле эффекта массы. Любопытство пересилило осторожность - возможно, здесь так же случайно оказался какой-то другой корабль Цитадели, и на нём удастся смыться от аборигенов, которые промывают всем мозги? Или хотя бы найти терминал Экстранета и подать сигнал о помощи на криптонский крейсер? Расстояние между планетами не так велико. А что арестуют за незаконное "предпринимательство" на их территории (хотя криптонцы вроде не заявляли официально прав на эту систему) - для него лично невелика беда, какая разница, в чьей камере сидеть?
  Увы, корабля там не было. Зато было странное изогнутое здание, немного похожее на увеличенный протеанский маяк. Всё ещё надеясь найти какое-нибудь устройство межпланетной связи, хаск полез внутрь.
  И конечно, обнаружил чёрную сферу - пузырь со звёздами. Трогать его Граприс вообще-то не собирался. Прибор показывал, что внутри пузыря нулевого элемента нет, он весь в подвале - так что любопытство лучше отложить на другой раз.
  Вот только здание не было необитаемым. Он впервые увидел аборигенов - странных трехногих существ, конечности которых гнулись под немыслимыми углами. Завязалась драка, марсиане без труда скрутили чужака телекинезом, но почему-то замерли, когда он применил гранату. Увы, ударная волна сбила с ног и его самого, и Граприс полетел прямо в пузырь...
  
  - Я провёл в гробнице достаточно долгий субъективный период - увы, точно не могу определить, системный таймер отказал. Великая Змея рассказала мне о вашей экспедиции, а также о проблемах, с которыми вы столкнулись. В мою память загружен пакет данных для решения этой проблемы. Моей оплатой должна стать свобода от Батарианской Гегемонии, а также от преследования со стороны ваших сородичей.
  - Последнее гарантировать не могу, - признался Ричард. - Я не управляю Великим Голосом... пока что.
  - Но вы можете предоставить мне гражданство Четвёртого Ковенанта?
  - А, это? Разумеется! И да, вы правы... полагаю, ни ваши, ни мои сородичи не смогут вас достать, если вы будете защищены нашими законами.
  - Прекрасно. Мне больше ничего и не нужно. Сейчас я солью со своего омнитула в вашу сеть базу данных о моём времени - то, что мне известно о народах Совета Цитадели, Коллекционерах и Жнецах. Устно это рассказывать слишком долго. В свою очередь, хотелось бы в порядке ответной любезности получить сведения об истории Четвёртого Ковенанта - Змея загрузила мне сведения о вашем нынешнем положении, но было бы интересно узнать и прошлое. Если Ковенант уже четвёртый, значит были и три других? Как выглядело то прошлое, из которого вы путешествуете?
  - Мы знакомы меньше суток, а эта информация является весьма ценной. Если войдёшь в команду, ты её получишь - но не так скоро.
  - Хорошо, меня это устраивает. А теперь, собственно, о деле, ради которого меня сюда забросили...
  
  Причина, почему Луна до сих пор никого не съела, оказалась в высшей степени банальной - а кого, собственно, кушать прикажете? Полное население Барсума не превышало трёхсот миллионов разумных. Да, всегда присутствовал избыток населения, но он всегда быстро и эффективно утилизировался. По меркам любой Кровавой Луны - это даже не закуска, это аперитив! Они привыкли завтракать целыми межзвёздными империями.
  Конечно, Луне ничего не стоило в короткий (по её меркам) срок сделать барсумцев такой империей. Антигравитационные технологии уже есть, материаловедение тоже, атомная энергия освоена - до космоса рукой подать. Вся культура ориентирована на войну и экспансию, как и биология. Да, барсумцы - медлительные, слабые и хрупкие существа по меркам других планет. Далеко не кроганы, в этом плане. Но в галактических масштабах это не имело особого значения. Они плодились, как кролики, они всегда готовы были убивать и умирать - а на планеты с более высокой гравитацией высаживаться и не обязательно, их можно с орбиты разбомбить, если что. Стоило им всего лишь добраться до богатых ресурсами внешних и внутренних миров...
  Но как раз добраться до этих миров им и не давали. Солнечную систему в этот период контролировала иная цивилизация, значительно более развитая - инсектоиды, называющие себя Жрецами-Королями. Они давно освоили межзвёздные перелёты, и даже дошли до основ астроинженерии. Их собственная планета была искусственно перемещена из другой звёздной системы около двух миллионов лет назад, и сейчас была "припаркована" на земной орбите в противоположной её точке, отчасти заслонённая Солнцем, а отчасти - маскировочными экранами Жрецов-Королей.
  Барсумские астрономы иногда наблюдали её, так как марсианский год не совпадал с земным. Марс и планета-пришелец регулярно оказывались по одну сторону от Солнца. Но её считали необитаемой, так как те же искажающие экраны не давали разглядеть живых существ на её поверхности, даже невероятно мощным барсумским телескопам. А периодически она и вовсе пропадала из виду, так что многие астрономы Барсума полагали её несуществующей - оптическим фантомом, каким-то специфическим отражением Земли. Теория "фантомной планеты" подтверждалась и тем, что гравитация пришельца гасилась мощными генераторами Жрецов-Королей, так что не сказывалась на движении других планет. Они боялись нарушить баланс Солнечной системы.
  Они вообще много чего боялись, эти богомолы-переростки. Их идеалом был баланс, равновесие, безопасность. И если бы барсумцы огненной лавиной хлынули на другие миры Солнечной, боевые звездолёты Жрецов-Королей очень быстро разобрались бы с ними. А потом инсектоиды начали бы выяснять, что именно подтолкнуло планету воинов к экспансии. И нашли бы.
  В принципе, Кровавая Луна могла справиться и с ними, это уже далеко не тот начинающий Обелиск, с которым в своё время разобрались Ричард, Мыслители и Кортана. За миллионы лет Луны набрались опыта, поглотив множество разумных разных эпох. Но схватка двух цивилизаций, способных двигать планеты, превратила бы Солнечную в мёртвую выжженную пустыню с несколькими поясами астероидов. В плохом смысле мёртвую, не в том, который любили Луны. А если на шум ещё явятся Жнецы... нет, это было явно не то, чего Фобос хотел.
  Поэтому он спокойно ждал. Установил на Барсуме специфическую религию, которая обеспечивала регулярные поставки Эссенции и свежей плоти - культ долины Дор на всей планете и культ Комала в Лотаре. В обоих случаях жертвы пожирались генетически модифицированными хищниками, желудки которых были битком набиты "жёлтым светом". Позже извлечённая бактериями Эссенция добывалась из экскрементов (умные хищники были приучены ходить в туалет в определённом месте) и складировалась в специальных сосудах.
  Если же Эссенцию высасывали из тел жертв растительные люди (им тоже приносились жертвы в долине Дор), то Луна её не получала, зато ей доставалась совершенно неповреждённая некромасса, которая шла на увеличение тела Луны. За миллион лет Фобос смог получить во много раз больше добычи, чем если бы за один раз поглотил весь Марс.
  
  - И как долго это равновесие ещё продержится? - уточнил Ричард.
  - Где-то около пятидесяти марсианских лет. Плюс-минус двадцать. Потом всё полетит кувырком. Но за это время вы можете... мы можем успеть сделать всё, что задумано. Обелиску, как уверила меня Змея, нет особой разницы, кого воскрешать.
  - Совсем нет? Разве он не тратит на создание тел некромассу? И неужели удержится от сохранения определённого контроля над воскрешёнными? Я бы и то не удержался, чтобы не встроить в них свои механизмы управления. А Кровавая Луна, насколько я понимаю, никак не образец альтруизма.
  - Верно. Однако, войдя в гробницу, вы пропадёте из поля зрения Обелиска, и он не сможет этой системой воспользоваться. А в дальнейшем Уроборос известен способ избавиться от неё полностью.
  - Ну как обычно... Единственный способ избавиться от власти одной супертвари - отдать себя во власть другой? Я уже начинаю уставать от этого...
  - Кто бы говорил, - хмыкнул Граприс. - Вы, по крайней мере, всё ещё живое существо из плоти и крови. Вот станете мертвецом, машиной или демоном по щелчку пальцев одного из них - тогда у вас будет право жаловаться.
  - Да мне-то что... я, как ты верно отметил, живой и надеюсь остаться живым. Меня Луна восстанавливать не будет. А вот судьба брата... нет, судьба брата меня тоже не беспокоит. Он уже был один раз марионеткой, ему не привыкать. Но... у нас тут пятьдесят тысяч Дхувиан, под сотню тысяч Людей неба и Пловцов, сотня Спартанцев... Я могу поверить, что Обелиск упустит одну-две воскрешённых души - он у нас богатый, не обеднеет от такой подачки. Но то, что он позволит себя эксплуатировать, как завод по массовому воскрешению, и ничего не предпримет... Мне что-то не верится.
  - На самом деле всё проще. Воскрешение с абсолютной точностью необходимо только Дж-Онну и Спартанцам. Все остальные вполне обойдутся плотью шогготов.
  - А мой народ вообще не будет возрождаться в этой эпохе, вместе со змеями! - решительно сказала Клонария. - Мы пойдём в эпоху Алефа!
  - Так, а пара сотен воскрешённых для Обелиска - в пределах погрешности?
  - В течение пятидесяти марсианских лет, то есть почти ста лет Цитадели? Да, этого он может и не заметить, пока находится в режиме ожидания.
  
  Кого всё происходящее совершенно не устроило, так это Нотара. Для него новость о том, что придётся воплотиться раз и навсегда, отказавшись от дематериализации по собственному желанию, оказалась словно удар под дых. Это что же получается, его смогут убить? Вот так просто, ткнув мечом или выстрелив из карабина? Он будет вынужден испытывать жару в знойный полдень и мороз по ночам?
  - И мой народ - и реальные, и призрачные - утратит способность призывать других призраков?! Да зелёные орды перебьют нас, как детёнышей сорака!
  - Ну, не совсем утратит, - поправил Ричард. - Вы всё-таки сильные псайкеры. Вы по-прежнему сможете, как следует сосредоточив волю, заставить противника увидеть всё, что захотите. Но вот наделять эти фантомы способностью к самостоятельному поведению, существованию без внимания призывателя, вы и впрямь уже не сможете. Эту силу вам подарил Обелиск.
  - Это убьёт Лотар. Мы слишком привыкли к жизни с призрачными слугами и телохранителями.
  - Ну, это случится не так уж скоро. У вас будет время подготовиться.
  - Через полсотни лет - нескоро?! Да для нас это меньше, чем мгновение! Лотару - миллион лет, а ведь мы помним его основание!
  - Альтернатива - быть пожранными Обелиском, рано или поздно, - заметил Ричард.
  - Я даже не уверен, что эта альтернатива хуже... Во имя моего первого предка, я уже жалею, что вы свалились с небес! Если бы вы не открыли эту ужасную тайну - на какой зыбкой основе покоится всё наше существование...
  - Возможно, - после паузы сказал Ричард, - есть способ обрести независимость от Обелиска, не утрачивая вашей способности к дематериализации.
  - Какой?! - чуть не подпрыгнул бывший заговорщик. - Мы на всё готовы ради этого!
  - Это ещё нужно проверить вычислениями и экспериментами. Я пока так, только идею в общих чертах набросал, основываясь на одном опыте, который у нас был в прошлом. Но в теории... если прописать вашу личность, как фантома, в мозгу зелёного или белого марсианина, то используя навык астральной проекции... возможно, удастся воссоздать вам жизнеспособное тело из многомерных полимеров.
  - Тогда давайте вычислять! И как можно быстрее! Ведь "прописываться" в чужих мозгах мы тоже можем, пока Турия на небе отбрасывает тени! Если она исчезнет, мы потеряем прописку, и если к тому времени не станем людьми - то навсегда останемся всего лишь воспоминаниями!
  
  Следующий месяц прошёл за вычислениями и изучением новых разделов многомерной нейрофизики. И если с первым очень помогал Граприс, который оказался гениальным математиком, то со вторым - работать пришлось в основном вслепую, методом тыка, опираясь лишь на немногочисленные подсказки, оставленные Змеёй в памяти каннибала. Хаски оказались к этой сфере знаний абсолютно не способны - как и их создатели, Жнецы.
  Последний раз проверив все расчёты, Ричард прикоснулся к ловушке, в очередной раз отправляя своё сознание в гости к Дж-Онну.
  - В целом, сомнений практически нет - это сработает. У нас, во всяком случае - с нашей способностью перестраивать нервную систему по желанию. Со Спартанцами всё несколько сложнее. Для воплощения через Обелиск нужны специфические нейросети, которые есть только у лотарцев.
  - Они же шогготы, - удивился Дж-Онн. - Да, не так быстро, как мы, но изменяются же. Разве нельзя им просто вылепить соответствующие отделы мозга?
  - Можно - пока они в протоплазменной оболочке. Но в таком состоянии призыв тела не работает, поскольку Обелиск видит, что тело у них уже есть. А как только они выходят из временного тела и снова становятся чистой Эссенцией - все изменения сразу исчезают.
  К счастью, Змея и это предвидела, и решение проблемы в памяти Граприса присутствовало. Вернее, только путь к решению, но лучше, чем ничего. Не только лотарцы умели воплощать свою проекцию. Аналогичные способности проявили в описываемый период как минимум двое землян - Джон Картер и Уллис Пакстон. Вполне возможно, что структура их мозга окажется ближе к Спартанцам. Во всяком случае, этот вариант следовало изучить.
  - Понятно, а чем я могу тут помочь?
  - Как я уже говорил, тебе воплотиться будет намного проще. Но я не уверен, что это стоит делать. Преследователь, контролируемый Обелиском... хотя Змея и уверяет, что всё пройдёт гладко, что Луна просто не заметит маленького одалживания её ресурсов, мне всё же немного тревожно.
  - Ты предлагаешь мне навсегда остаться в ловушке?
  Это был не риторический вопрос, как в устах Ричарда, например. Если бы Дж-Онн пришёл к выводу, что его воплощение действительно может представлять опасность для окружающих, он вполне мог пожертвовать собой ради общей безопасности.
  - Нет, но есть более безопасный способ. Без привлечения миллионолетних пожирателей миров.
  - Какой именно?
  - Мы с тобой - близнецы. Моя ДНК ничем не отличается от твоей. Если твою Эссенцию залить в моё тело, то ты сможешь отпочковаться от меня, как Змея в своё время отделилась от Дэйр-Ринг. Разницы не будет заметно.
  - Кроме того, что я тоже стану "сейфом".
  - Да, - кивнул Ричард, невозмутимо ухмыляясь. - Станешь, братик.
  На самом деле, конечно, нет. Пока малки не вернулись в своё время, они остаются псайкерами. А для Эмпирея "сейф" - это состояние психики, а не тела. Дж-Онн воспринимает сам себя как телепата, у него нет опыта многовековой изоляции - поэтому его пси-способности если и снизятся, то незначительно. Вот после перехода в будущее и возвращения к физиологии на базе Жидкого Космоса эта условность станет абсолютной... но Д-Кей, вероятно, сможет решить проблему обратного преобразования, раз уж нашла способ прямого. Тут уже малышу Джонни придётся либо испытать всё, что пришлось на долю брата, либо убеждать Ассамблею достать сестру из Зоны Сохранения... и объяснять Алефу очень много интересных вещей.
  Обе половинки его личности, попаданец и реципиент, находили такое возмездие в высшей степени адекватным и удовлетворительным.
  
  СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА
  
  С удвоенными мерами предосторожности (теперь, когда стало известно, что за пространством наблюдают не только барсумские астрономы, но и Жрецы-Короли), максимально замаскированный "Найткин" перебрался к Земле. Сбросив относительную скорость до нулевой, плавно, на одних антигравах, вошёл в атмосферу. Вынырнув в шлюз, невидимая Дэйр-Ринг спланировала к североамериканскому континенту. На Земле шёл 1866 год.
  Основной проблемой агентов Ковенанта стало то, что они... были слишком хорошо информированы. Из воспоминаний Змеи стало известно, что Джон Картер называет себя "джентльменом из Вирджинии", и естественно, искать его марсианка отправилась именно в штат Вирджиния, в конце концов, у неё в команде был настоящий американец, способный указать, что это странное слово значит, и где находится.
  Она не учла, что Картер был путешественником, и после окончания Гражданской войны, в ходе которой он изрядно обеднел, отправился на юго-запад, в штат Аризона, чтобы попытаться поймать удачу в поисках золота. При этом компьютерных баз данных на Земле ещё не изобрели, а Картер был не слишком общительным человеком, и никому, кроме своего напарника-золотоискателя, не рассказывал, куда и зачем он едет. М-Ганн пришлось просканировать несколько тысяч мозгов и прочёсывать гористую местность несколько дней, сканируя её с воздуха, прежде чем она напала на след.
  Наконец ей удалось не только выследить Картера, но и подкараулить. Его друг к этому моменту уже погиб от рук индейцев, и землянин пытался спасти хотя бы его тело. Весьма благородный порыв, если учесть, что он мог стоить жизни будущему Владыке Барсума. Белая марсианка не могла не оценить такую отвагу - и решила немного помочь ему, параллельно заполучив объект для исследования в своё безраздельное владение. Приняв облик лошади Картера, она позволила ему вспрыгнуть на себя и унесла в заранее разведанную пещеру, одновременно телепатическим внушением сбив индейских воинов со следа.
  Как только они остались наедине, М-Ганн тут же усыпила подопытного и приступила к сканированию его воспоминаний и структуры мозга.
  Результаты исследования оказались весьма... любопытными.
  Во-первых, Картер определённо был человеком. Во-вторых, в его теле обитал ранее неизвестный штамм бактерии "белого света" - отчасти сходный с марсианским, но адаптированный именно для настоящих млекопитающих. Благодаря ему срок жизни Картера мог достигнуть тысячи марсианских лет. В-третьих, его мускулы изначально (от рождения и дальнейшими тренировками в процессе взросления) были адаптированы к тяготению, более низкому, чем земное, хоть и более высокому, чем марсианское. Но позднее они прошли процедуру усовершенствования, немного сходную с таковой у Спартанцев. Была искусственно (и очень искусно!) увеличена плотность и скорость сокращения мышечных волокон, вживлена в мозг нейросеть, увеличивающая реакцию. Похоже, с его адаптацией даже немного переборщили. Хотя Картер (если, конечно, это его настоящая фамилия) не намного превосходил по силе урождённого землянина того же телосложения, он мог двигаться гораздо быстрее, а также совершать резкие прыжки, буквально "выстреливая" с места всем телом. На Земле это не давало ему особых преимуществ, за исключением того, что сделало хорошим спортсменом и отличным фехтовальщиком. Но в условиях более низкой силы тяжести он мог бы стать настоящим "кузнечиком".
  А в том, что фамилия настоящая, М-Ганн сильно сомневалась, потому что несколько десятилетий назад Картер подвергся процедуре стирания памяти. Опытная телепатка, сама изнасиловавшая не один чужой мозг, прекрасно различала характерные "шрамы", которые от этого остаются - лакуны в памяти и личности.
  Она так увлеклась изучением этого уникального объекта, что чуть не пропустила появление "гостей". Индейцы, которые преследовали Картера, нашли его.
  Бедные апачи! Заглянув в пещеру, они увидели, как над их законной добычей в полумраке склонился жуткий силуэт с кобыльей мордой, светящимися глазами, крыльями и щупальцами. Большинству людей этого бы хватило, чтобы бежать, куда глаза глядят - но они были действительно храбрыми воинами. Они молча пялились на марсианку, не решаясь ни отступить, ни напасть. Только когда М-Ганн испустила жуткий замогильный стон в сочетании с волной инфразвука, их нервы не выдержали, и они кинулись наутёк, крича друг другу, что за бледнолицыми пришёл злой дух.
  Картер за это время успел прийти в сознание, но телепатическая хватка Дэйр-Ринг продолжала удерживать парализованным его тело. Вернувшись к изучению, белая решила не усыплять его повторно - бодрствующий мозг сканировать было даже удобнее, чем спящий.
  Но тут её прервали в очередной раз, и теперь - отнюдь не безобидные индейцы. Поток внимания устремился к Джону Картеру из пространства возле Марса. Девушка едва успела отдёрнуть телепатические щупальца от его мозга, чтобы сама не попасть под прицел Обелиска. При этом она нечаянно испустила тот же самый стон, которым пугала апачей - настроенные на него мембраны не успели перестроить частоту.
  И видимо, этот звук стал последней соломинкой, сломавшей спину верблюду. Раздался негромкий треск, и перед марсианкой появился фантом обнажённого Джона Картера - его ментальная проекция. М-Ганн едва успела отступить в темноту и стать невидимой.
  Пока - только проекция. Материальности она ещё не обрела, хотя ей самой казалось иначе. Картер даже ущипнул себя, не веря в происходящее - и конечно, ощутил боль. Для иллюзий уровня Обелиска пройти такую проверку не составляло труда.
  
  - Он немного походил по пещере, затем вышел наружу - и Фобос позвал его на Марс. Нематериальному объекту нетрудно преодолеть межпланетные расстояния. Уже где-то на дне высохшего моря он получил от Обелиска настоящее тело - точную копию его земного.
  - Так, то есть, подводя итог - для такой материализации нужно либо быть псайкером при жизни, либо чем-то сильно привлечь внимание Обелиска?
  - Похоже, что так. Картер псайкером не был - это совершенно точно, я проверила.
  - Если и с Пакстоном будет то же самое - мы влипли. Спартанцы при всех их достоинствах - ни разу не псайкеры.
  - Но мы можем попробовать комбинированный вариант. Если лотарец спроецирует Спартанца, а тот пошлёт Луне желание воплотиться...
  - Хм... Вопрос в том, как до Фобоса дойдёт сигнал...
  - Да так же, как и у Нотара и остальных, балда! - Дэйр-Ринг совершенно не лошадиным, скорее кошачьим движением цапнула его лапой за нос. - Через мозг проецирующего псайкера! Как же ещё? У фантома в любом случае своей нейросети нет, он ведь просто информация.
  Ричард хлопнул себя по лбу. Ну естественно! Она права на все сто - действительно балда! Заработался, называется, за формулами собственного носа не увидел! Это же надо перепутать две разных задачи - воплотить самого себя и воплотить другого!
  Итак... если использовать Эссенцию для обучения псайкеров, а в дальнейшем и созданных ими фантомов, они могут получить Спартанцев. Живых Спартанцев. Неотличимых от некогда умерших даже на молекулярном уровне. Возможно, даже способных работать Восстановителями. Осталась сущая мелочь... как сделать, чтобы это были ТЕ САМЫЕ, а не ТОЧНО ТАКИЕ ЖЕ Спартанцы?
  Вариант "послать Обелиску ловушки с Эссенцией" - не предлагать.
  
  Парадокс получался крайне неприятный - бивший в самую основу человеческого общества, да и не только человеческого, если на то пошло. Смерти вроде бы больше нет, и в то же время она здесь, в полный рост, никуда не делась. Просто она теперь за кадром, заретуширована, чтобы не смущать зрителей. Личная психосила, помноженная на возможности Обелиска, позволяла вернуть из небытия любого дорогого тебе человека. Причём эта копия будет даже лучше оригинала во всём - этот человек будет именно таким, каким ты его помнишь и хочешь видеть. Жажда уважения, жажда общения, жажда секса, ласки, заботы - всё то, что мы привыкли вкладывать в понятия любви и дружбы, всё будет удовлетворено наилучшим образом. Обелиск был рождён из потребности вернуть утраченное, и он прекрасно умеет утолять эту потребность, во всех видах. Вот только нужен нам обычно не человек, а наше ощущение от этого человека. И дело даже не в том, что самого человека в его целостности нам воспринять нечем - реальность нам дана только в ощущениях - а в том, что мы обычно и не хотим воспринимать никого целиком. "Широк человек, слишком широк, я бы сузил".
  Парадокс с Эссенцией в ловушках только обнажал эту проблему с разительной беспощадностью. С точки зрения самого мертвеца он остаётся мёртвым. С точки зрения всех остальных - живёхонек. Разница лишь в том, что обычно у мертвеца собственной точки зрения нет. На этом-то Обелиски и ловят разумных цикл за циклом. Они хорошо умеют лгать, но обычно в этом не возникает необходимости. Как не нуждается казино в обмане игроков. На стороне крупье законы математической статистики. Каждый в отдельности может выиграть, но в сумме выигравших всегда будет меньше, чем проигравших. Так и здесь - на одного одурманенного псайкера, который пожелает истинного воскрешения и отберёт у Обелиска Эссенцию ради него, приходится миллион тех, кто желает лишь заполнить пустоту в своём сердце, и ради этого с радостью отдаст свою Эссенцию.
  Конечно, это далеко не единственный лохотрон для разумных, предлагаемый Обелиском. У него широкий ассортимент игр. Очень популярны догонялки с некроморфами, лотерея "выиграй бесконечную энергию", а также головоломка "собери их всех". Но акция "возвращение старых друзей" неизменно пользовалась спросом во все времена, и теперь Ковенанту нужно было каким-то образом в эту игру выиграть, при этом не спровоцировав службу безопасности казино.
  - У меня есть одна идея по этому поводу, - сказал Нотар. - Я тут поговорил с Граприсом, и мы пришли к одним и тем же выводам. Это весьма лестно для меня, так как Граприс очень умён. Он разбирается в звёздной политике, я же впервые увидел что-то кроме своего города меньше месяца назад.
  - И что же это за выводы? - заинтересовался Ричард.
  - Мы задались вопросами - кто такой Джон Картер и зачем он понадобился Турии? На первый вопрос ответить было нетрудно, спасибо результатам проверки Дэйр-Ринг. Скорее всего, он бывший агент Жрецов-Королей. Только они в современной Солнечной системе умеют усовершенствовать плоть настолько изощрённо. Он мог быть на Джасуме в отставке, в отпуске, в изгнании, или же выполнять миссию под глубоким прикрытием как спящий агент, то есть сам не знать о своём задании. Так или иначе, чем-то из своей прошлой деятельности он, видимо, привлёк внимание другой стороны, и Луна решила, что этот агент вполне подходит и для её целей. Мы полагаем, что эти цели связаны с тем самым нарушением баланса, которое произойдёт примерно через век.
  - Картер должен выступить в роли прогрессора, который подготовит Барсум к этому апокалипсису, - вмешался Граприс. - С его набором аугментаций и многовековым опытом фехтовальщика он вполне может стать лучшим воином на Марсе. В то же время, сам он считает себя землянином - то есть он привык не вести войны, а выигрывать их. Он ориентирован на результат, а не на процесс. Добавим сюда специфическое барсумское понимание доблести - хорошему воину здесь готовы простить очень много. Вместе этого может оказаться достаточно, чтобы изменить расклад сил между марсианскими супердержавами.
  - Но ведь заранее неизвестно, к какой из фракций попаданец присоединится, - возразила Дэйр-Ринг. - Это всё равно, что кинуть заточенный камень в середину стаи дерущихся обезьян. Его может подхватить любая. Или вы полагаете, ему заодно прописали и подсознательную программу, за кого сражаться?
  - Может быть и прописали, - не стал спорить Граприс. - Насколько я знаю, это в пределах возможностей Кровавой Луны, однако не в её стиле. Но мне кажется более вероятным, что для планов Турии неважно, какая именно обезьяна схватит камень. Важно, чтобы он вообще оказался в клетке. Потому что действовать они все будут одинаково - одинаково предсказуемо. Если камень достанется сильной и доминантной особи, одной из претендующих на место альфы, она с его помощью реализует свои претензии и наведёт в клетке порядок. Если же его схватит омега, то не сможет ни правильно применить, ни долго удержать. Камень отберёт более сильная особь, после чего... смотри предыдущий пункт. В крайне маловероятном случае омега с помощью камня повысит статус и уверенность в себе, отожрётся, накачает мускулы и станет альфой. Однако общая структура стаи даже в этом случае не изменится. Её определит само наличие камня, а не выбор конкретной обезьяны.
  - Если камень не раскрошат, выясняя, чей он будет, - уточнила белая. - Даже аугментированный человек всё равно остаётся человеком. Его можно убить одной разрывной пулей. А на Марсе их летает много.
  - В этом случае исследователь просто кинет в вольер ещё один камень, - пожал плечами каннибал. - Картер - наилучшая кандидатура на этот момент, но вряд ли единственная. Хороших бойцов с соответствующим менталитетом на Земле и других планетах достаточно. Кстати, это косвенное свидетельство, что план Луны должен реализоваться быстро - максимум десять лет на ключевые события. Иначе ей бы не хватило времени на следующие попытки.
  Дэйр-Ринг хотела ещё что-то возразить, но промолчала.
  - Теория очень интересная, - похвалил новичков Ричард, - но мы ведь тут не исторический симпозиум проводим. Изначально речь шла о том, что разгадка природы Картера может поспособствовать нашим целям. А этого я до сих пор не услышал.
  - Прошу прощения, - развёл руками Нотар. - Мне казалось, это очевидно. Настоящий хозяин ценности тот, кто может ее уничтожить. Понимание плана Турии даёт нам возможность сорвать этот план - а значит, делает нас его хозяевами. У нас много инструментов, начиная от открытия Жрецам-Королям самого факта существования Кровавых Лун, и заканчивая высадкой на Барсум нескольких Спартанцев - замысел, основанный на том, что "герой должен быть один", тут же полетит кувырком. Продолжая нашу метафору, один камень не произведёт особого эффекта, когда у других обезьян есть стальные ножи.
  - То есть мы должны пригрозить Кровавой Луне, что сорвём её планы, если она не воскресит нам, кого надо?
  - Ну... если очень упрощённо, то да, - развёл руками Граприс.
  - Что-то это мне напоминает, - пробормотала Дэйр-Ринг. Ричард усердно сделал вид, что он здесь ни при чём.
  - Разумеется, если Луна всерьёз озадачится нашим уничтожением, нас не спасут все вооружённые силы Ковенанта. Но она не может перейти к активным действиям, не выдав своего присутствия. Ей может быть проще удовлетворить наши требования...
  - А потом, когда барсумская империя тысячи миров будет успешно построена и съедена - найти нас даже на другом конце вселенной и медленно, со вкусом сожрать на закуску, - хмыкнула Дейзи-023. - Господа, вам не кажется, что это уже как-то... слишком? Нет, мы все хотим обрести настоящие тела, очень сильно хотим, как и навсегда покинуть ловушки... но не такой же ценой! Мы бы с радостью рискнули собой - если бы речь шла только о нас. Но подставлять весь Ковенант ради нашего комфорта под столкновение с противником такой мощи и древности... Нет, спасибо вам за заботу, но лучше уж мы останемся мёртвыми. Я говорила с другими Спартанцами. Идея интересная, заманчивая, но СЛИШКОМ рискованная.
  - А весь Ковенант подставлять и не обязательно, - улыбнулся Нотар. - Кто мешает вам временно выйти из его состава на время осуществления этой миссии? А мы - то есть Лотар - в него пока официально и не вступали.
  - Так, позвольте, - вмешался Ричард. - Я правильно понял? Вы хотите противопоставить существу размером с планету, привыкшему пожирать межзвёздные империи, пару десятков воинов, сотню инвалидов и тысячу псайкеров, привыкших жить в иллюзиях, без технической и военной поддержки? Просто ради того, чтобы избавиться от контроля со стороны Охотника за душами? А не дороговато выходит?
  - Вы не были чьим-то имуществом, Ма-Алефа-Ак, - вздохнул Граприс. - Вам не понять.
  - Нет, вы не поняли. Я не говорю, что свобода не нужна. Я говорю о том, что её, может быть, можно получить менее самоубийственными методами... ну, скажем, поговорить с Охотником, объяснить ему ваше положение... кроме того, вы не учли один нюанс. Если ваши тела будут воспроизведены с абсолютной точностью, вместе с ними вы получите старение, а клоны - ещё и свою метаболическую недостаточность. Так что Охотнику придётся подождать совсем недолго - по его меркам - чтобы собрать вас во второй раз. И тогда он уже больше не позволит вам воплощаться.
  - Если мы не помешаем ему собрать нас, - заметила Дейзи-023.
  - А если помешаете - умрёте насовсем. Необратимо. Вас просто больше не будет. Я бы не сказал, что это хороший вариант. Почему бы вам не заключить договор с Охотником - он время от времени выпускает вас "погулять" в телах шогготов - когда вы сами захотите, а не только тогда, когда это понадобится Ковенанту - а взамен вы не пытаетесь сбежать от него в небытие.
  - Во-первых, какая сила заставит его соблюдать договор? Хорошо, пока мы в Ковенанте, за этим могут проследить третьи лица - а потом, когда он увезёт нас на свою планету? Во-вторых, Ковенанту понадобятся Восстановители - а в оболочках из "белого света" мы будем для вас бесполезны в этой роли.
  - Минутку, - поднял руки Ричард, - кажется, у меня есть хорошее решение, которое устроит все заинтересованные стороны.
  Глаза компании уставились на него.
  - Нам всем нужны разные вещи. Охотнику нужна информация, вам нужна свобода, мне нужны Восстановители. Но мы можем получить эти вещи по отдельности.
  
  План был элементарно прост и в то же время донельзя извращён.
  Для начала лотарцы вообразят и оживят группу Восстановителей. Именно таких, какими их хотят видеть Ричард и Нотар. Дисциплинированными, долгоживущими, без лишних амбиций, разумеется с полным набором Заветов Библиотекаря... и абсолютно неинтересными Охотнику. Ничем не выдающимися. Среди Спартанцев такие были, исторический факт. Последовательность ДНК Спартанцев Дэйр-Ринг с помощью телепатии прописала в мозг Нотара и остальных. Хотя тут скорее правильно будет сказать "пропечатала" или даже "выжгла". Да, полный геном. По нуклеотиду. Плюс ряд особенностей физиологии. Да, это было очень жестоко и больно, но Обелиск должен знать, что именно воссоздавать.
  Если первая и самая безопасная часть плана пройдёт без последствий, Ковенант уйдёт обратно в гробницы времени, а Спартанцы и лотарцы начнут свою смертельно опасную игру. Опасность немного снизится за счёт предсказаний Охотника, который в этом варианте будет кровно заинтересован в её успехе.
  Если и второй раунд удастся выиграть, если Спартанцы обретут настоящие тела, за работу снова возьмётся Ричард.
  Уложить подопытных в капсулы с "красным светом". Собрать их Эссенцию.
  Воскресить тела с помощью "красного света". Дать несколько месяцев откормиться, прийти в себя от шока.
  ВТОРИЧНО собрать Эссенцию.
  Таким образом, Охотник получит свою коллекцию. Если её не будить и не пытаться с ней общаться, она не проявит никаких амбиций, не будет страдать от заключения. Это просто информационный архив.
  А пробуждённые Спартанцы смогут вступить в Ковенант на постоянной основе и воплощаться в шогготах, когда сами захотят.
  
  Чтобы шантажировать Кровавую Луну, в первую очередь требовалось узнать как можно больше о предмете шантажа, то есть её потенциальных врагах. Пока Ковенант знал о них только то, что они - разумные насекомые, умеют двигать планеты и манипулировать светом в космических масштабах, являются хорошими биоинженерами. Явно маловато - они могли бы оказаться монстрами похуже некроморфов, или наоборот, совершенно безобидными существами, ничего не значащими в галактической политике и соответственно, непригодными для шантажа.
  Самое главное, что интересовало сейчас Спартанцев - готовы ли обитатели "Противоземли" на конфронтацию, и если да, то какой ценой.
  Первичную разведку, как обычно, обеспечили уникальные способности Охотника за душами. Он сообщил, что планету под экранами населяют около двадцати миллионов человек, около пяти миллионов прочих существ, и около тысячи Жрецов-Королей.
  - Всего? - изумился Джексон-007. - Да их меньше, чем астелларцев! Конечно, при таких технологиях численность может не иметь значения...
  - Или они делают ставку не на количество, а на качество, - предположила Дейзи-023. - Численность населения Лотара, кстати, такая же.
  - Через сто земных лет вероятность гибели большинства Жрецов-Королей в течение года превысит шестьдесят процентов, - вмешался Охотник. - Вероятность гибели остальных жителей скрытой планеты в этот период останется достаточно низкой.
  - То есть что бы это ни было, оно ударит конкретно по насекомым, - сделала вывод Спартанка. - Вероятность полного уничтожения всех Жрецов-Королей?
  - В указанный кризисный год - чуть меньше пяти процентов. Но полное вымирание остатков в следующие пятьдесят тысяч лет - вероятность выше семидесяти двух процентов.
  - То есть эта угроза не истребит их полностью, но нанесёт такой демографический удар, от которого они, скорее всего, уже не оправятся.
  - Или демографический, или удар по инфраструктуре, - дополнил Джексон-007.
  - Вряд ли это агрессия извне, - заметила Кассандра Хеллер.
  Кассандра, строго говоря, была не Спартанцем, а флеш-клоном. Как и Дейзи Энн Спенсер, она была выращена на замену своему прототипу - Кассандре-075. Но если Дейзи после смерти вела в ловушке такой же тихий и спокойный образ "жизни", как и до неё, выращивала цветы и помогала своему прототипу лишь советами, то Кассандра использовала новые возможности по полной программе. Ещё в виртуальном пространстве ловушки она проводила всё свободное время, оттачивая боевые навыки, а как только получила тело шоггота - немедленно принялась изменять его, усиливая мускулы, укрепляя кости, увеличивая скорость прохождения сигнала по нервам... Сейчас она уже превосходила по физическим характеристикам настоящих Спартанцев второго поколения, хотя и уступала им в боевом опыте. Более того, она научилась принимать облик почти любого человека, сохраняя при этом повышенные спортивные данные (хотя и не столь высокие, как в её истинном облике, но выше, чем у всех нормальных людей, исключая, возможно, олимпийских чемпионов).
  Возможно, таким образом она пыталась компенсировать неудачу своего прототипа - ведь Кассандра-075 так и не стала Спартанцем. Она успешно прошла все предварительные тренировки, но процедура аугментации искалечила её и чуть не убила. Всю оставшуюся жизнь девушка провела в программе реабилитации, лишь к концу жизни, с помощью новейших медицинских технологий, восстановив здоровье среднего человека.
  Кассандра Хеллер ненавидела Охотника за душами, за то, что он не собрал её "сестру". К счастью, ненавидела всё же не до такой степени, чтобы попытаться убить или отказаться с ним сотрудничать. Все Спартанцы, как и их клоны, обладали мощнейшим интеллектом, который мешал беспричинной мести - девушка понимала, что лучше быть одинокой, чем окончательно умереть. К тому же Кассандра-075 не погибла в бою, она прожила долгую, пусть и не слишком приятную жизнь. Охотник не имел перед ней никакого морального долга, а её личность не представляла интереса.
  - Если кто-то начинает ксеноцид, он с высокой вероятностью закончит его. Полное уничтожение может не быть гарантированным... но его вероятность в любом случае была бы выше, будь это какой-нибудь хищник извне или восстание подчинённых им народов изнутри. Нет, такой вероятностный расклад может дать либо природный катаклизм, который не имеет привычки добивать выживших...
  - Либо гражданская война, - закончила Дейзи-023, поняв, к чему идёт речь.
  - И скорее всего, Турия либо знает о первом, либо каким-то образом намерена спровоцировать второе, - вскочил Нотар. - Поэтому она никуда и не спешит!
  Спартанцы заговорили наперебой:
  - Как только умрёт последний Жрец-Король...
  - Или их станет недостаточно, чтобы поддерживать контроль над Солнечной...
  - Барсумские армии волной захлестнут Солнечную систему...
  - И захватив звездолёты Жрецов-Королей, а также производственные мощности Земли...
  - Отправятся покорять Галактику...
  - Накрывая тем самым стол для Кровавых Лун!
  - Мы должны это остановить! - Джексон-007 ударил кулаком по столу.
  - Зачем? - удивлённо посмотрела на него Кассандра. - Это нормальное завершение цикла. Мы не остановили девять тысяч предыдущих актов ксеноцида, почему должны останавливать этот?
  - Тогда нам мешал принцип самосогласованности. Сейчас - нет. Никто не знает, как именно и когда должен закончиться данный конкретный цикл. Может быть он "предназначен" вообще для Жнецов, а не для Лун. Или для кого-то третьего. Мы же не знаем, в чьей "зоне ответственности" находится Солнечная сейчас.
  - У Лун пока нет зоны ответственности, - уточнил Граприс. - Они используют Обелиски лишь как орудие охоты, не как маркеры своих владений, в отличие от более поздних времён. Впрочем, и Ретрансляторы сейчас - всего лишь транспортная сеть, а не знак "эта система принадлежит Жнецам". Чёткое разграничение владений будет проведено позже.
  - Давайте сначала всё-таки соберём информацию, - предложила Дейзи, - а потом уже будем решать, на что мы имеем или не имеем права.
  Это была весьма сложная задача. Сейчас в Солнечной не было Эйльдари и Мыслителей, с их способностями к дальнему ясновидению. Лотарцы-фантомы могли переместиться с Земли на Марс, подобно тому, как это непроизвольно сделал Джон Картер, но вот обратно (или на любую другую планету) - гораздо сложнее, у них ведь не было собственного Обелиска. А посылать на "Противоземлю" корабль-невидимку, не зная, насколько чувствительны приборы Жрецов-Королей, и в каких диапазонах они работают - верный способ привлечь к себе внимание. Вариант "замаскировать свой планетолёт под местный или использовать местный", с таким успехом разыгранный в эпоху Лоу Кэнэл, здесь не сработает. Граприс знал от Змеи, что Жрецы-Короли - изоляционисты, они не постесняются уничтожить любой корабль, который не принадлежит им самим и опасно приблизится к планете. Увы, рептилия не потрудилась уточнить, как именно его засекут и чем именно уничтожат. А может быть и сама не была в курсе, всё-таки из гробницы Рианона далеко не всё видно.
  - Может, используем тот же метод, что Ма-Алефа-Ак применил с Ковенантом? - предложил кто-то. - Проникнем на планету на борту их собственного корабля?
  - Это возможно, - задумчиво кивнул каннибал. - Время от времени они забирают людей с других планет Солнечной в рамках так называемых "Приглашений". Проблема в том, что мы не можем знать, как скоро очередное "Приглашение" произойдёт. А мы не можем ждать годами - чем раньше получим информацию, тем раньше сможем начать действовать.
  - Да и с эвакуацией агента-наблюдателя будет та же проблема... - согласилась Дейзи-023. - Погоди минутку... ты сказал, что они уничтожат любой корабль, который попытается приблизиться к их замаскированной планете?
  - Ну да... - удивлённо посмотрел на неё хаск, не понимая, зачем повторять очевидное.
  - Именно уничтожат? Не захватят, не обезвредят для буксировки в порт?
  - Да. Жрецы-Короли не великие специалисты по абордажу.
  - Так это же замечательно! Это значит, что любой ход, ведущий к нашему обнаружению, будет автоматически повышать и вероятность нашей смерти!
  - И опять все будут ездить на мне, - ворчливо заметил Охотник.
  - Что поделать, - развела руками девушка, - пока не получишь вторые экземпляры, тебе придётся оберегать свои трофеи.
  - Тогда уж эксплуатируйте по полной - прыгайте "Найткином" в какое-нибудь естественное углубление, как в прошлый раз на Земле делали.
  - Нет уж. Во-первых, мы сейчас не в Ковенанте, а вывести свой личный разведкорабль из-под его юрисдикции Алеф вряд ли согласится. Во-вторых, мы не знаем, как хорошо Жрецы-Короли владеют пространством скольжения - возможно, они умеют обнаруживать такие прыжки.
  - Нам понадобится телепат, - заметил Джексон-007.
  - Я телепат, - поднялся Нотар.
  - Нет, прости, но я имел в виду действительно сильного телепата. Способного к глубокому сканированию памяти.
  - Таких у вас всего трое, насколько я знаю? - уточнил Граприс.
  - Да. Дэйр-Ринг, Дж-Онн и Гродд.
  - Дж-Онн вернёт себе тело только через месяц. Гродд с его амбициями вряд ли согласится даже временно покинуть Ковенант.
  - Но если приглашать Дэйр-Ринг, придётся брать и Спартанца-1337, а это лучший способ превратить любую секретную операцию в фарс.
  - Телепат не нужен, - покачал головой Охотник. - Поскольку я с вами, я смогу прочитать воспоминания по обрывкам Эссенции. Кроме того, я помогу вам привлечь ещё одного очень полезного человека - профессионального псайкера-ясновидящего.
  - У нас и такой есть?! - изумился Джексон-007.
  - У вас - нет, у меня - есть. Бывший начальник службы безопасности "Земной горнорудной компании", Джаффа Шторм.
  - Этот тупой громила - псайкер?! - изумилась Дейзи-023, прекрасно помнившая марсианскую операцию, где Шторм был одной из приоритетных целей.
  - И очень хороший, прошедший обучение у марсианских ясновидящих. Естественно, он не сильно распространялся о своём даре, поскольку использовал его в работе, раскрывая тайны коллег, подчинённых и конкурентов.
  - Но он же карьерист, каких мало, и вообще чёртов рабовладелец!
  - Именно поэтому он согласится нам помочь. Полагаю, он не меньше вас заинтересован в новом теле и свободе от моего контроля. А вот его моральный облик вам уже придётся контролировать самим, я в это не вмешиваюсь.
  - Ну да, - фыркнула Кассандра. - Не вмешиваешься. Кто отказался спасти больше половины наших прототипов, потому что они, видите ли, стали плохими?! Это тебя не устроил их моральный облик! А со Штормом, выходит, такой проблемы нет?!
  - Сбор душ - это не награда. Мы делаем эту работу ради Вселенной, а не ради тех, кого собираем. Души выдающихся мерзавцев не менее ценны, чем души святых. Ваши прототипы перестали быть великими героями, но не стали великими злодеями, вот в чём была проблема.
  
  Они всё-таки задержались на месяц. Джаффа Шторм учился быстро, но лишь по меркам людей. Он не мог загружать информацию прямо в мозг, как Граприс. А от помощи Дэйр-Ринг отказался. Обосновав это тем, что "пропечатанные" знания не воспринимаются как собственные, и не могут использоваться полностью эффективно. Но Спартанцы подозревали, что это всего лишь официальное обоснование, а на самом деле меркурианец не желал пускать кого-то в свой мозг, не столько даже опасаясь за воспоминания (ничего интимного у таких людей не бывает), сколько за тонкую настройку. Для Джаффы Шторма его мозг был инструментом - мощным, но при этом тщательно откалиброванным, так же как тела для Спартанцев. И получив оболочку шоггота, безопасник потратил первые две недели не столько на ознакомление с ситуацией, сколько на восстановление своих сил - его заворожила возможность перестраивать серые клеточки по своему усмотрению. У зелёных и белых марсиан был ряд наработок в этой области, и хотя Шторму требовались дни на те изменения, которые малки производили за секунды, общий принцип совпадал. Пришлось делиться - им нужен был хороший телепат и ясновидец.
  Сам же факт переноса в будущее он перенёс на удивление спокойно, практически без футуршока. Меркурианец был практиком, философские вопросы его меньше всего беспокоили. Он никого не любил и ни к чему не был особенно привязан, воспринимая окружающих лишь как источники комфорта для себя любимого, либо как помехи на пути к такому комфорту. Парень с тремя глазами предлагает ему хорошо оплачиваемую работу - пошпионить для него за другими парнями, жукоглазыми? О-кей, ребята, что за проблемы? Старина Шторм всё сделает как надо. Кстати, а вот вас, здоровяки, я где-то видел. А, так это вы мне мятеж на Марсе устроили? Не, какие претензии. Работодатель-то мой всё равно давно прогорел. Шикарная была заварушка, аж вспомнить приятно... особенно то, сколько денег я за неё получил.
  Зато когда он наконец освоил колоссальный объём данных насчёт новой обстановки и запустил свои серые клеточки на решение поставленных задач, информация потекла рекой - так что Спартанцы ни разу не пожалели о затраченном времени. Особенно эффективно Шторм сработался, как ни странно, с Нотаром - хотя Ричард боялся, что эти два карьериста сцепятся, как два тигра в одной клетке. Однако их способности - ясновидца и проектора - очень удачно дополняли друг друга, то же самое оказалось и с талантами. Джаффа был хорошим организатором, но грубоватым - мешающих ему людей он предпочитал просто устранять, нужных - запугивать. В Ковенанте эти методы не работали, тут было полно ребят покруче, для любого джиралханай он выглядел всего лишь червяком, а Спартанцы бы только посмеялись над его попытками психологического террора. Любители тупого насилия так и оставались в этой культуре всего лишь боевиками первой линии - об этом ещё сан-шайуум в своё время позаботились. Самое обидное, что Джаффа во многих случаях предпочёл бы договариваться, а не терроризировать - вот только он плохо умел это делать, образование было не то.
  Нотар же прекрасно компенсировал эту слабость. Родившись из чужих желаний и много тысяч лет проведя при дворе жестокого и капризного джеддака Лотара, он был идеальным переговорщиком - прекрасно умел угадывать настроения, искать компромиссы, льстить, втираться в доверие, делать предложения, от которых нельзя отказаться. Его первым вопросом при близком знакомстве почти всегда было "Чего ты хочешь?"
  
  С французом - по-французски,
  С индусом - по-индусски,
  С солдатом - по-солдатски,
  Поберегите слух!
  
  С попом - благоговейно,
  С монашками - келейно,
  С барашками - пастух!
  
  О боже, как похожи
  Лакеи и вельможи!
  Поэт, бандит - кто смелый, тот и съел.
  И лучше никого нет,
  Но я людьми не понят,
  И стало быть - плевать на них хотел!
  
  Ангельским ли голосом,
  Злобно ли хрипя,
  Люди главным образом
  Слушают себя.
  Откликайся эхом
  На любую блажь -
  Станешь человеком,
  Сразу будешь наш!
  
  Дела в подлунном мире
  Идут в знакомом стиле -
  Нам не из чего, братцы, выбирать:
  Нам предлагают или
  Нижайше расстилаться,
  Или высочайше попирать!
  
  О, дивное уменье -
  Без всякого смущенья
  С любым турумбалясы разводить!
  Подставьте только ухо,
  И, коль оно не глухо,
  То я уж знаю, что в него налить!
  
  Наклонись над глобусом,
  Убедись, дитя:
  Каждый главным образом
  Любит сам себя.
  Может, это плохо -
  Не твоя беда:
  Такова эпоха,
  Такова среда!
  
  Самоназвание планеты - Гор.
  Диаметр - около восьми мегаметров. Сила тяжести на поверхности - одна вторая земной. Период обращения вокруг Солнца точно равен земному году. Продолжительность суток на одну минуту больше земных, так что в году всегда ровно 365 суток и нет необходимости в високосных годах. Атмосферное давление и состав атмосферы примерно соответствуют земным. Три спутника, самый крупный из которых чуть меньше земной Луны, а самый маленький - чуть больше Фобоса. Высоты орбит подобраны так, что угловой размер всех трёх лун на небе Гора примерно одинаков, хотя угловые скорости сильно различаются.
  Гор представляет собой летучий космический заповедник, где обитает множество разумных и неразумных видов, собранных Жрецами-Королями за десятки миллионов лет странствия по Галактике. Все аккуратно "подогнаны" друг к другу, так что образуют единую стабильную биосферу с нулевым вымиранием видов. Соотношение "хищник-жертва" тщательно отрегулировано, хотя конечно, без искусственной коррекции иногда не обойтись. Но даже если Жрецы прекратят периодически "подстригать" этот парк планетарных размеров, он просуществует неизменным ещё около миллиона лет, прежде чем равновесие нарушится, начнутся характерные для естественной эволюции волны вымирания и видообразования. Учитывая, что на Горе всего один континент и один большой океан, то есть нет естественных барьеров, которые могли бы обеспечить существование "затерянных миров" - это выдающееся достижение.
  Разумеется, это не касается разумных обитателей планеты, которые, дай им волю, размножатся и сожрут всю биосферу в считанные тысячелетия. У этих развитие приходится регулировать "вручную". Только разумные могут контролировать других разумных. Из-за этого техносфера Гора выглядит довольно фантастически - даже более, чем на Барсуме. И там и там - холодное оружие в сочетании с развитой электроникой и медициной. Но барсумцы ограничивают своё военное дело осознанно и добровольно, из соображений экономии ресурсов умирающей планеты (пусть даже соображения эти и подкидывает им потихоньку Кровавая Луна). У гориан это делают лично местные "боги" - физически уничтожая орбитальными ударами любые изобретения в запрещённых сферах. А в запрещённое входит не только огнестрел, но и, например, самодвижущийся транспорт - поэтому здесь неизвестен даже двигатель внутреннего сгорания, что уж говорить об антигравитационных машинах на лёгких и портативных атомных реакторах, которые широко распространены на Барсуме.
  Несмотря на это, между Барсумом и Гором уже миллион лет шёл активный культурный обмен - правда, обе стороны о нём даже не подозревали. К примеру, правитель на Барсуме назывался джеддаком, его жена - джеддарой. На Горе, соответственно - убар и убара. На обеих планетах существовали весьма авторитетные гильдии наёмных убийц, охватывавшие всю планету. Марсианская игра джетан очень напоминала горианскую каиссу. На обеих планетах местные "боги" обитали в оцепленном горами месте, куда отправлялись отчаянные паломники, но никогда не возвращались - Сардар и долина Дор соответственно.
  
  - Забавно, - пробормотала Дейзи, изучив результаты предварительной разведки. - Такая продвинутая экоинженерия в сочетании с такой примитивной социальной инженерией...
  - Это потому, что Жрецы-Короли сами ни черта в социалке не смыслят, - фыркнул Джаффа. - В человеческой, по крайней мере. Да и в собственной вряд ли.
  Несмотря на то, что повелители Гора больше всего напоминали внешне пятиметровых золотых богомолов, их общественная структура была ближе к муравьям. Одна самка-королева, несколько самцов-трутней и множество бесполых рабочих. Весь Гор "держала" всего одна семья. Причём не сказать, чтобы сильно многочисленная - когда-то в ней были миллионы особей, как в солидном муравейнике, но с каждым годом королева откладывала всё меньше яиц, а новая не рождалась. Это не было катастрофой, поскольку Жрецы-Короли биологически бессмертны - но они подвластны несчастным случаям, которые постепенно сокращали их ряды, тысячелетие за тысячелетием. Даже если бы не было катаклизма, предвиденного Охотником через сто лет, они бы всё равно потихоньку исчезли в следующие сто тысячелетий. А некое происшествие должно было сократить этот период полного вымирания до одного-двух веков.
  - Скажем так, для шантажа Кровавой Луны они не очень-то подходят, - скептически заметил меркурианец. - Даже если бы полезли в драку прямо сейчас - Фобос мог бы их заломать, пусть и с некоторыми хлопотами. Но они не полезут - у них своих забот полон рот.
  Хотя бы потому, что Жрецы-Короли уже вели собственную войну.
  
  Их враги прибыли в Солнечную систему около двадцати тысяч лет назад. Их самоназвание было "курии". Яйцекладущие тероморфные рептилии, чем-то близкие марсианским формам жизни, но отнюдь не тоненькие. Отнюдь не хрупкие. Гравитация родного мира курий как минимум не уступала земной, и выросли они могучими зверями, на зависть любому земному медведю.
  В чём-то они напоминали джиралханай - такие же двуногие длиннорукие хищники, от двух до трёх метров ростом, помешанные на насилии. Не будь они яйцекладущими, могли бы считаться близкой роднёй последних. Конвергенция, как у красных барсумцев с землянами.
  Так же, как и джиралханай, курии, достигнув сперва весьма высокого уровня развития, уничтожили свою культуру и цивилизацию в термоядерной войне. Вот только к ним не прилетел никакой добрый Ковенант, не помог преодолеть кризис и не привил представление о том, что "высшая доблесть - это дисциплина". Пришлось выкарабкиваться самим. Несколько громадных звездолётов, построенных ещё до войны, стали их убежищами и новыми домами. Их запасы СЖО были рассчитаны всего на пару веков с полным экипажем (а ведь набилось в каждый корабль в два-три раза больше беженцев, чем предполагала конструкция), но тут куриям сильно повезло - природа наделила их способностью впадать в естественный анабиоз. Разогнав корабли взрывами множества атомных бомб до скорости в тысячу километров в секунду, они уложили в спячку всех, кроме вахтенных, и отправились в межзвёздное пространство на поиски нового дома. Через восемнадцать тысяч лет полёта, за шестьдесят светолет от опустошённой родной системы они нашли его.
  Вот только местечко было уже занято. Жрецам-Королям совсем не хотелось иметь дело с такими воинственными (и активно плодящимися, в отличие от них самих) соседями, которые вдобавок обожали мясо других разумных. Не имея то ли желания, то ли возможности уничтожить Стальные Миры (такое название получили звездолёты с беженцами) полностью, они запретили им вход на внутренние планеты Солнечной системы - от Юпитера и глубже.
  Но для межзвёздных странников и внешняя часть была неплохим пополнением ресурсов. Недостаточным, чтобы заправиться и починиться для нового межзвездного перелёта (Стальные Миры строила многомиллиардная цивилизация), но достаточным, чтобы основать несколько баз на внешних спутниках и объектах пояса Койпера, которые начали строить более лёгкие планетолёты и раз за разом посылать их на штурм Солнечной. Точнее, на штурм Гора - остальные планеты как центры сопротивления вообще не рассматривались. Одиннадцать раз Жрецы-Короли успешно отражали эти вторжения, пару раз зачищали поселения на спутниках Урана и Нептуна, но каждую тысячу лет их становилось меньше, а курий - наоборот.
  
  - Так что получается, Турия делает сразу две ставки? - уточнил Джексон-007. - Если не барсумцы, то курии... кто-то построит межзвёздную империю?
  - Нет, - покачал головой Джаффа. - Чтобы строить империи, нужен навык мира, не меньше, чем навык войны. Нужно умение строить, а не только ломать. Вот его куриям критически не хватает. Как и мне.
  - Глядя на Стальные Миры... я бы не сказал, что курии умеют только воевать, - скептически заметил Граприс. - Это громадный инфраструктурный проект.
  - Я не говорил, что они всегда умели только воевать, - покачал головой Шторм. - Вероятно, когда-то они были блестящим, очень одарённым народом. Но нынешнее поколение может только захватывать и использовать. Не создавать.
  - Любопытно, - облизнулась Дэйр-Ринг. - Что их сделало такими, и можно ли возродить величие их племени?
  - Соберём их Эссенцию - узнаем, - пообещал Охотник. - Но думаю, я понимаю, почему Турия предпочтёт сожрать триллион красных марсиан, а не триллион курий. Я сам такой. Умение строить - ещё не всё. Создавать необходимые вещи умеют даже слабые ИИ. Разумные существа отличаются тем, что создают физиологически им не нужное. Это то, что вы называете искусством. Вот в этом смысле курии мало отличаются от животных. Когда их инстинкты полностью удовлетворены, они прекращают активность. Человек же пойдёт дальше. Вот это самое - что толкает его дальше - и нужно Кровавым Лунам.
  - Ты слишком хорошего мнения о людях, - хмыкнул Ричард. - Так называемое искусство - в большинстве случаев всего лишь форма сублимации. Человек, который давно не ел, рисует натюрморты с роскошными блюдами. Человек, который давно не спал с противоположным полом, рисует порнографию. Человек, который проводит дни в четырёх стенах, рисует пейзажи с бескрайними просторами. Искусство не противоположно инстинктам, это просто способ изготовления фальшивок, чтобы ублажить инстинкты.
  - А с чего ты взял, будто я говорю о чём-то ином? - посмотрел на него Охотник. - Да, искусство - это сублимация, но именно к сублимации курии и не способны. Они не умеют мечтать. Если курия голоден, он будет искать пищу или ляжет спать, замедлив метаболизм... но не будет представлять себе вкус и аромат еды. Это не дефицит фантазии, как у джиралханай, это именно неспособность получать от фантазии удовольствие. Курия может выдумать межзвездный двигатель, но он не будет представлять себе, как полетит на этом двигателе к другим мирам и каких удивительных существ может там встретить. Их воображение - инструмент для решения задач выживания, а не средство самоудовлетворения. Не могу сказать, были ли они изначально такими, но после многих веков обитания в Стальных Мирах выжили только те курии, которые обладали этим качеством - которые не могли вообразить себе ничего иного. Когда звездолёт несётся на досвете сквозь космическую бездну, любая мысль о том, что можно изменить распорядок дня или покинуть отведённые тебе квадратные метры, ведёт либо к смерти, либо к безумию - за которым опять же следует смерть. И хорошо, если только самого нарушителя.
  - Существа, не умеющие мечтать, для Кровавых Лун не вкусны? - уточнила Кассандра.
  - Не то, чтобы совсем не вкусны - всё зависит от порции. Некроморфы не откажутся сожрать одного курию, тысячу или даже миллион - но триллионами их разводить не станут, слишком однообразная и пресная диета. Мечты создают новые потребности, а не только приглушают существующие. Звездолёт для курии - это не поэма из стали и плазмы. Это просто вещь, которая позволяет долететь из точки А в точку Б, потому что в точке Б лучше кормят.
  - Но разве Обелиск не может восстановить у них эту способность?
  - Думаю, он может, - сказал Граприс после паузы, - но с его точки зрения игра не стоит свеч. Незачем возиться с приготовлением нового блюда, которое то ли выйдет съедобным, то ли нет, если вы ещё не съели старое. Особенно если в процессе приготовления старое блюдо придётся вылить, потому что кастрюля у вас всего одна.
  - Что ж, для наших целей это хорошо, - заключил Нотар. - Если Луна сложила все яйца в один инкубатор, это делает её более уязвимой.
  - Так, мальчики и девочки, сворачиваем самодеятельность, - пришёл к выводу Ричард. - Я принимаю вас всех на службу обратно в Ковенант. Кроме лотарцев, которых я принимаю в первый раз. Возражения есть?
  - С чего вдруг такой резкий разворот стратегии? - усмехнулся Джексон-007. - Кое-кто вдруг перестал бояться Кровавой Луны?
  - И мыслей таких не было! По-прежнему боюсь до дрожи в кончиках щупалец. Просто есть только одна вещь сильнее моей трусости - это моя жадность. Х-Ронмир побери, у нас в системе - планета, способная к самостоятельным межзвёздным перелётам! И эта планета, вместе со всеми механизмами, приводящими её в движение, очень скоро (по космическим меркам) останется без хозяев! Это же идеальная мобильная база! На ней можно спрятать весь наш флот, всю индустрию обслуживания и рекреации, и ещё место останется!
  - Очень условно мобильная, - заметил Граприс. - Гор слишком велик, чтобы установить на него ядро эффекта массы или двигатели пространства скольжения. Вероятнее всего, его планетарные двигатели являются досветовыми. Бессмертные Жрецы-Короли могут себе это позволить.
  - А мы что, куда-то спешим? - удивился Ричард. - Нам нужна стратегическая мобильность, а не тактическая. У нас, как-никак, больше полумиллиарда лет в запасе - хватит, чтобы долететь куда угодно.
  - А тогда встаёт вопрос запаса прочности. Гробницы времени диаметром в пару десятков мегаметров у нас тоже нет - мы всё-таки не Предтечи.
  - Именно поэтому я и хочу его получить. Ребята, Гор - это грёбаная ПЛАНЕТА. Шар из железа и силикатов массой в секстиллион тонн! Одна из самых надёжных конструкций во Вселенной - десять миллиардов лет практических испытаний. Она от старости не развалится, это я вам гарантирую.
  - Ну, если вам нужен просто кусок камня, то да, он до вашего времени дотянет, - неохотно согласился Граприс. - А что насчёт населения? Биосферы? Наконец, тех самых двигателей, которые вас так неприлично возбудили?
  - А вот это нам как раз и предстоит выяснить. Какие-то меры консервации у Жрецов-Королей должны быть. Как для жизненных форм, так и для технологий. Иначе они не смогли бы пересечь космос. Объединив эти методы консервации с нашими - мы можем получить вполне приличный хроноход.
  - И я нашёл эти методы, - неожиданно прервал их спор Джаффа Шторм. - Только боюсь, они вам не слишком понравятся.
  
  Гор был не планетой. Возможно, когда-то давно он представлял собой планету естественного происхождения, но его изменили. Перестроили для удобства межзвёздного путешествия и коллекционирования различных форм жизни. А может быть и не перестраивали, а собрали с нуля, под конкретную задачу.
  От планеты осталась лишь полая оболочка - около ста километров толщиной. Атмосфера, гидросфера, литосфера, биосфера - и больше ничего. Под ними - пустота. Представьте себе Землю, из которой гигантским шприцом высосали ядро и мантию, оставив только кору с ничего не подозревающими обитателями.
  Разумеется, в природе подобное образование существовать не могло. И уж тем более - поддерживать на своей поверхности какую-то жизнь. Его сила тяжести упала бы с половины земной до половины процента земной. Атмосфера бы очень быстро испарилась. Это не говоря о той "мелочи", что полая кора мгновенно схлопнулась бы внутрь под собственным весом, превратившись в маленький лавовый комок.
  Но это не имеет большого значения, когда вы умеете управлять гравитацией. Одни генераторы Жрецов-Королей поддерживали на поверхности планеты привычную для её жителей силу тяжести. Другие - сохраняли форму оболочки, не позволяя ей рухнуть к центру планеты и заодно компенсируя перегрузки при манёврах ускорения и торможения.
  Да, конечно, это было хлопотно и ставило как "экипаж" так и "пассажиров" планеты-корабля в зависимость от исправности работы техники. Зато существенно облегчало главную задачу - разгон планеты. Вместо секстиллиона тонн Жрецам-Королям требовалось разогнать "всего" двенадцать квинтиллионов, что примерно соответствует массе Плутона и заметно меньше массы Луны. Стократный выигрыш в энергозатратах - не шутка, когда речь идёт о ТАКИХ масштабах. Кроме того, полые внутренности планеты представляли собой замечательное хранилище для чего угодно - танки для рабочего тела, склады материалов жизнеобеспечения, ангар для кораблей, склады для усыплённых организмов...
  - Это хороший звездолёт, - подтвердил Шторм, - если, конечно, вы никуда не спешите. Не очень поворотливый, но с чертовски вместительными трюмами, да... Но вот тот марш-бросок через полмиллиарда лет, который вы задумали, он никак не потянет. Я конечно не специалист в кораблестроении, тем более в планетостроении... но мне кажется, что без капитального ремонта он больше пяти миллионов никак не протянет. Причём как минимум два миллиона из этого срока уже прошли, и скорлупка уже не в лучшей форме.
  Ричард попытался представить себе верфь, на которой могут проходить техобслуживание ТАКИЕ корабли. Фантазия отказывала.
  - Умерь свою жадность, - посоветовала ехидно М-Ганн. - ЭТОТ кусок тебе не проглотить. Ты уже и так нахватал в прошлом больше знаний, артефактов и технологий, чем у нашей цивилизации было за всю её историю.
  - Ну да, сейчас. Если умерить жадность, то что от меня вообще останется?
  Даже если эту планету невозможно переместить в будущее целиком, её силовая установка - механизм, который позволяет разогнать десятки эксатонн до космических скоростей - сама по себе является драгоценным ноу-хау. Четвёртый Ковенант не поклоняется Предтечам, как предыдущие, но чтит их память. И уж точно не откажется от возможности стать хотя бы на один шаг ближе к ним.
  Они пришли в эту эпоху за секретом материализации, оживления мёртвых - но у того секрета оказался собственный владелец, могучий и влиятельный, отнюдь не склонный делиться авторскими правами. Возможно, если они всё хорошо спланируют, то смогут украсть у Кровавой Луны несколько сотен жизней, но в будущее им эту тайну с собой никак не забрать. Зато они нашли другую драгоценность... и эту отнюдь не так хорошо охраняют.
  - Жители Гора, - сказал Джаффа Шторм, - как и барсумцы, и курии не считают зазорным отнять у слабых ценности, которые те не в силах защитить.
  - Как и джиралханай, - закончил Ричард. - Что ж, посмотрим, кто окажется лучшим грабителем этой эпохи.
  
  Плывем мы, словно щепки в океане, -
  В потоках всевозможного вранья.
  Не верьте никому - любой обманет!
  Один лишь не обманет - это я!
  Я вас люблю, как птичка любит небо!
  Я вас люблю, как крыса колбасу!
  Я дам вам много денег или хлеба
  И от мерзавцев всяческих спасу!
  
  Всех разбойников зарежу,
  Всех грабителей ограблю,
  Всех злодеев, всех злодеев разозлю!
  Драчунам по уху врежу,
  Аферистов всех подставлю,
  И всем хамам-грубиянам нахамлю!
  
  Я понимаю, что такое бедность.
  Я полон самых благостных идей.
  Я ощущаю стойкую потребность
  Любить простых доверчивых людей!
  Кто за меня - пусть крестиком отметит!
  А я скажу вам честно, не тая:
  Таким, как вы, у нас в стране не светит
  Найти кого-то лучшего, чем я!
  
  Всех разбойников зарежу,
  Всех грабителей ограблю,
  Всех злодеев, всех злодеев разозлю!
  Драчунам по уху врежу,
  Аферистов всех подставлю,
  И всем хамам-грубиянам нахамлю!
  
  Со мною каждый станет всех богаче!
  И каждый станет знаменитей всех!
  Я обещаю каждому удачу!
  Я обещаю каждому успех!
  Вы рождены для веры, я - для власти!
  Не верить мне способен лишь дурак!
  Доверьтесь мне - и я устрою счастье!
  Доверьтесь - но не спрашивайте, как!
  
  Всех разбойников зарежу,
  Всех грабителей ограблю,
  Всех предателей как следует предам!
  Драчунам по уху врежу,
  Аферистов всех подставлю,
  И насильников - тарам-парам-парам!
  Тарам-парам-парам! Тарам-парам-парам!
  
  ОКРАИНА СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ-6
  
  С учётом полученной информации Ковенант начал сразу два проекта - "Малый трофей" и "Большой трофей".
  Команда "Малого трофея" (МТ) должна была отслеживать все перемещения Джона Картера и общую политическую обстановку на Барсуме. Команда "Большого трофея" (БТ) - должна была собрать всю возможную информацию относительно планетарного двигателя Гора, а также возможных корней кризиса Жрецов-Королей через сто лет. Поскольку ряд ценных специалистов существовал в единственном числе (Джаффа Шторм и Охотник с их восприятием, Граприс с его вычислительными возможностями), им приходилось метаться между двумя проектами, отвечая на запросы аналитиков.
  С Картером пока что всё было в порядке. Он был принят в племя зелёных кочевников - тарков - и успешно делал там карьеру. Но вряд ли зелёные барсумцы потянут на роль создателей новой империи - у них та же проблема с креативностью, что и у курий. Они не смогут толком использовать оружие, которое им досталось. Скоро Картера должна была подобрать более высокоорганизованная сила - скорее всего, одна из империй красных марсиан.
  Тем временем "Большой трофей" разрабатывал способы незаметного проникновения на искусственную планету и продолжал сбор данных о ней.
  Они уже знали, что Жрецы-Короли страдают от классической проблемы Большого Брата - избытка информации. Можно наводнить следящими устройствами каждый уголок планеты, можно записывать действия каждого человека двадцать четыре часа в сутки - но кто будет просматривать все записи? Особенно если вас на планете всего-то около тысячи. Это Кортана могла себе позволить тотальный контроль - с её миллионами процессов мышления. Нынешним властителям Солнечной даже слабый ИИ был неизвестен. Четыре сотни Жрецов-Королей постоянно просматривают показания наблюдательных устройств но это капля в море по сравнению с двадцатью миллионами гориан, которые постоянно что-то делают. А ведь следить надо далеко не только за людьми...
  Поэтому методы контроля такие жёсткие - просто испарить всё, что не соответствует заповедям, или даже то, что как им кажется не соответствует. Возможно, они бы и рады были установить более гибкую систему управления - с предупреждениями, с правом подозреваемого на доказательство невиновности или даже полезности его изобретения, со сложным кодексом, описывающим все спорные случаи... но они банально не могли себе этого позволить. Лучше уж оставаться жестокими богами, чьи пути неисповедимы. Все недостающие объяснения люди выдумают для себя сами.
  С контролем космоса, увы, этот метод не работал. Курии не суеверны, их нельзя запугать. Но к счастью, тут гораздо лучше справляется автоматика - её можно просто запрограммировать докладывать обо всём, что выделяется на фоне вакуума - излучает тепло, маневрирует или идёт курсом пересечения. Не так уж много в Солнечной в эту эпоху было космических кораблей, чтобы за ними всеми не уследить.
  Но тупую машину легко обмануть - что и сделали специалисты из отряда "Венера", как только Джаффа Шторм взглянул для них на машины Жрецов-Королей, а Граприс истолковал принципы работы этих машин. Охотнику даже не пришлось вмешиваться - вероятность смерти унггой не превышала процента в течение всего полёта. Венера-3 и Венера-4 легко обошли все поля наблюдения, приземлив трамод на окраине местного крупного города.
  Венера-5 и Венера-6 отправились на охоту... и уже через час вернулись с добычей. Ни разу ещё у них не было такого простого задания.
  - Такое ощущение, что эти "языки" сами хотели быть похищенными, - ворчал унггой. - Ни следа охраны или сигнализации! У них тут есть воздушные патрули на специальных ездовых птицах... Они могли меня запросто накрыть с воздуха... ну, вернее, могли бы, не будь это я. Но ни одна из них даже не изменила маршрута, похоже что шум поднялся, когда я уже убрался из города! Два раза я пробирался в город по одному и тому же маршруту, и только на третий раз его додумались перекрыть! Мне устройство невидимости вообще ни разу не понадобилось включать! Я ходил практически как у себя дома - при том, что мой вид местным обитателям совершенно чужд и одного взгляда на меня было бы достаточно, чтобы поднять тревогу!
  - Разница в техническом уровне, - пожал плечами Венера-3. - У тебя был прибор ночного видения, а у них не было.
  - Нет-нет-нет! - помотал головой Венера-5. - В примитивных обществах есть свои меры предосторожности - организация патрулей, планировка архитектуры... В тех же городах Лоу Кэнэл мне пришлось бы изрядно разогреться, чтобы кого-то украсть. Понимаете, я потом - ну так, чисто на пробу, для сравнения - попытался стащить немного золота из городской казны. Стащил, конечно, вот они, - унггой бросил на стол несколько монет, - разница в техническом уровне, да и в подготовке. Они не био-воины. Но тем не менее мне пришлось для этого здорово напрячься. Когда речь заходит о финансах, то с паранойей у них всё в порядке. А вот о киднеппинге тут похоже вообще не слышали.
  - Да, в этом случае мы конечно не очень хорошо поступили... всё равно, что тепловую лампу у детёныша украсть. Ладно, образцов у нас хватает, четыре штуки. По какой схеме действуем дальше?
  У них было три схемы действий в зависимости от того, как пройдёт первая часть операции. Низкий уровень опасности - прилетает второй трамод, с Дэйр-Ринг, Дж-Онном или с Охотником, память пленников анализируется на месте, глубоким ментальным сканированием или пробой Эссенции соответственно, после чего пленники возвращаются на место и все улетают. Средний уровень опасности - пленники вывозятся на "Найткин", там проходят глубокое сканирование, после чего им стирают память и доставляют обратно. Высокий уровень опасности - допрос пленников производится "Венерой" на месте, с использованием контактных навыков "Венеры-1", под действием препарата "Венеры-6", вызывающего антероградную амнезию - когда он выводится из организма, весь период "отравления" пропадает из памяти.
  Но Гор сделал непредвиденный "ход конём" - уровень опасности так и остался неопределённым. Чрезмерная лёгкость операции вызвала у опытных разведчиков естественный приступ профессиональной паранойи. То ли планета действительно совсем не умела сопротивляться чужакам (сомнительно, учитывая перманентную войну с куриями, которая началась ещё до строительства Дамаска и Библа на Земле), то ли затаилась, чтобы прихлопнуть их при первом неосторожном движении. Что это за крепость такая - осаждённая свирепым врагом-людоедом, с часовыми на стенах, с огромными пушками и крепко запертыми воротами... и при этом с сытым, ленивым и беззаботным населением? Или местные люди уверены, что "война Жрецов-Королей - не наша война"?
  Связаться с базой и попросить совета они не могли - как радиоволна, так и луч коммуникационного лазера могут быть замечаны приборами Жрецов-Королей.
  В конце концов было решено не пороть горячку и действовать по второму сценарию - то есть попытаться вывезти пленников. Если ловушка захлопнется, то пусть лучше в неё попадётся один модуль, чем целая полноценная экспедиция.
  Вопреки опасениям, маленький корабль покинул планету так же легко, как и прибыл на неё. Собственно, даже искусство пилотирования демонстрировать не пришлось - просто ткнуть в кнопочку автопилота, и трамод ещё полчаса полежит на грунте, а потом без предупреждения в заранее рассчитанный момент взовьётся в небо - как раз тогда, когда приборы Жрецов-Королей на минутку "отвернутся", обозревая другие районы.
  
  - Догадались всё-таки, - усмехнулся Джаффа Шторм, когда его разум вернулся в тело. - Чёрт, я бы много отдал, чтобы иметь возможность спроецировать себя в их головы, как ты делаешь. Я видел всё, что они творят, я знал, в чём их ошибка - но не мог крикнуть, чтобы они перестали маяться дурью и летели домой! Обычная связь отключена, а мои мысленные послания слышат только другие телепаты.
  - Я бы тоже много отдал, чтобы иметь возможность отправлять свой разум на миллионы километров, как ты, - задумчиво сказал Нотар. - Стой, друг... а почему бы не попробовать... компенсировать наши слабости?!
  - Что ты имеешь в виду?
  - Если объединить мою проецирующую телепатию с твоей читающей...
  - То возможно, мы сумеем создать любой образ на любом расстоянии! - Шторм чуть не подпрыгнул.
  - Проверим прямо сейчас?
  - Да! Только...
  - Разумеется. Никто в Ковенанте об этом узнать не должен. Иначе их одолеет зависть. Особенно Ма-Алефа-Ака.
  Чёрная могучая рука меркурианца легла на белую тонкую руку марсианина. Биопластик обменялся сигналами с протоплазмой шоггота. Ментальные энергии двух псайкеров объединились - и рванулись вперёд. Без проблем пронзив обшивку корабля, они вырвались в просторы космоса. Легко преодолев световой барьер, за несколько секунд поднялись над плоскостью эклиптики, обозревая Солнечную сверху, как её будущие короли.
  - Потрясающе! - пробормотал лотарец.
  - Для меня пока в этом ничего нового нет, - покачал головой Шторм. - Я и раньше так путешествовал, хотя впервые могу взять кого-то с собой. Нужно проверить, как действует твоя часть силы. Сможешь ли ты заставить кого-то увидеть нас.
  - На ком испытаем? Нужен кто-то, не имеющий отношения к Ковенанту.
  - Но при этом, чтобы его можно было потом допросить, и убедиться, что он нас действительно видел. Иначе его реакция может быть нашим самовнушением.
  - Знаю! - поднял руку Нотар. - Нашей целью станет Тал Хаджус, джеддак тарков! Я могу внушить ему, что он получил смертельную рану - мои соплеменники неоднократно убивали так зелёных кочевников из орд Торкуаса. После смерти верховного вождя все племена тарков - включая и то, в котором находится Джон Картер - изменят направление движения для сбора, чтобы выбрать нового джеддака. А поскольку Ковенант отслеживает все передвижения Картера...
  - Мы сможем быть уверены, что эта смерть нам не померещилась! - довольно воскликнул Шторм. - Ну ты голова, рыжий! Вперёд, на Марс!
  
  Нотар хотел прислать джеддаку в покои видение самого заурядного лотарского лучника со стрелой, нацеленной в его сердце. Но Джаффа заявил, что это будет скучно и неспортивно. Он лично схватился с зелёным великаном - голыми руками, без оружия, только кулаки против клыков - и лично "сломал" ему шею. До самого последнего вздоха Тал Хаджус так и не заподозрил, что темнокожий воин, с которым он борется - не настоящий.
  Таркам придётся здорово поломать головы, гадая, от чего же умер их вождь, ведь на теле не найдут никаких повреждений. Раны, наносимые призрачным оружием, тоже призрачны. Но смерть от них - настоящая, вызываемая психосоматикой. Почти идеальное средство убийства - бесшумное, бесследное, на любом расстоянии. Джаффа потирал руки, представляя, какие возможности это открывает. Чёрт возьми, да это всё равно, что получить волшебную тетрадь, в которую достаточно вписать имя жертвы, чтобы она умерла!
  - И всё-таки лучше проецировать абстрактного убийцу, а не самого себя, - покачал головой Нотар, когда они возвращались назад на корабль. - Если бы ты оказался чуть менее умелым воином, если бы Тал Хаджус успел дотянуться до меча или пистолета - психосоматика ударила бы уже по ТВОЕМУ реальному телу.
  - Он бы не успел, - пожал плечами Шторм. - Я умею оценивать противников и не полез бы на того, кто меня реально сильнее. Но впредь буду учитывать, мне совсем не хочется вернуться в ловушку для душ, особенно сейчас, когда такие перспективы открылись.
  - Кстати, друг, ты так и не сказал, в чём же ошибка команды "Венера"? Что они не учли-то?
  - А, это... да всё банально, приятель! Не было там никакой ловушки! Горианские города действительно слабо защищены от киднеппинга, а от таких профи, как эта шестёрка - считай не защищены вовсе. Просто похищение женщин там большой трагедией не считается - это у них что-то вроде национального вида спорта. А вот возможность похищения мужчин действительно никому не приходит в голову.
  
  Когда Дж-Онн закончил сканирование памяти первого пленника, он был уже зелёным не только в прямом, но и в переносном смысле.
  - Не могу, - признался он. - Я Преследователь, мне сразу хочется их арестовать. Но я не могу арестовать всю планету.
  Массовые убийства, характерные для многих цивилизаций (что далеко ходить, взять хотя бы тех же барсумцев), для зелёных марсиан были не столько отвратительны, сколько просто чужды и непонятны. При встрече с ними марсианский правоохранитель терялся - разумеется, он попытался бы спасти жертву убийства, но вот что делать с самим убийцей, наказывать или лечить...
  А вот изнасилования, физические и ментальные - были для него как раз "профильной работой", на Ма-Алека-Андре они распространены (не в том смысле, что являются нормальной практикой, а в том, что типичное отклонение от нормы). И "шериф" внутри Дж-Онна автоматически тянулся к "телепатическому кольту" и "ментальным наручникам", когда видел такое. Новым для него было только ментальное изнасилование без помощи телепатии - при помощи слов и различных воздействий на тело. Но эти нюансы можно потом отдать на разбирательство криминалистам. Сейчас же все инстинкты требовали от него действия.
  Потому что на Горе изнасилование было не просто частым преступлением - оно было именно естественностью, нормой жизни.
  - Арестовать планету? - усмехнулся Ричард. - Может и сможем, только чуть позже. Если с конфискацией имущества, то я возражать отнюдь не буду.
  - Пусть их дальше сканирует Дэйр-Ринг, - Дж-Онна передёрнуло. - Ей привычнее - у них в культуре изнасилование тоже норма.
  Белая марсианка взялась за дело с энтузиазмом - ожидая встретить что-то родное и близкое. Но через пятнадцать минут её тоже выворачивало наизнанку.
  - Это СОВЕРШЕННО не похоже на нашу культуру! - рычала она. - Это издевательство над самим понятием здорового изнасилования! Профанация! Пародия!
  Во-первых, её взбесил дичайший сексизм, который для гориан был неразрывно связан с этим явлением. На Ма-Алека-Андре изнасилование мужчиной женщины было так же вероятно, как и обратное. На Горе считалось, что мужчина "от природы" призван подчинять, а женщина - подчиняться. Но это ещё ладно, кто их знает, этих водокровных, может быть у них биологически всё так и запрограммировано. М-Ганн скорее раздражала сама предложенная Дж-Онном аналогия горианской культуры с обычаями её народа. "Впрочем, чего ещё ждать от зелёного!"
  Вторую причину её ярости было куда сложнее объяснить человеку... С точки зрения любого марсианина, хоть белого, хоть зелёного, горианские практики были ИЗДЕВАТЕЛЬСТВОМ НАД ИНВАЛИДАМИ.
  Любой человек с рождения заперт в определённой форме тела - причём весьма убогой. Он не может изменить число и форму конечностей, даже черты лица ему заданы раз и навсегда. Он не может управлять своими гормонами, а следовательно и поведением, он практически слеп (в сравнении с марсианским мультидиапазонным зрением), не умеет летать, не может поднять груз даже в пару тонн, не владеет телепатией... слепоглухонемой паралитик с регулярными эпилептическими припадками, вот что такое человек для малка. И разумеется, вежливый Ма-Алек, общаясь с ним, старается не замечать этих телесных недостатков собеседника. Ну, зелёный точно. Белый марсианин может его просто прибить, чтобы избавить от мучений.
  Но дрессировка рабов на Горе основана именно на эксплуатации этих конструктивных недостатков человеческого тела! Рабу постоянно напоминают, что он слаб и уязвим, причём нередко наглядно демонстрируют эту уязвимость. Через некоторое время тело полностью подавляет разум - инстинкт самосохранения берёт верх над любыми рациональными соображениями. Это полная противоположность телепатической дуэли, где победителя определяют только интеллект и воля. Вас медленно загоняет в ловушку ваша собственная физиология.
  - Представь себе, что тебя заставляют что-то сделать, используя огненный ужас! - бесновалась Дэйр-Ринг. - Ах да, с кем я об этом говорю... Хорошо, представь себя под светом Шанги, это тебе легче. Представь, что тебя облучают её светом, а меня рядом НЕТ, и ты горишь в одиночестве, потому что не можешь дотянуться до второй половины... а потом тебя гасят и говорят, что вот эта горящая лужа углеводородов и есть твоя истинная природа, что сгорать заживо - твоё предназначение, и что только в нём ты можешь быть счастлив...
  Девушка резко встала.
  - Так, ты же у нас многомерный физик... ты сможешь сконструировать преобразователь записей медальона Куру в обычное видеоизображение и звук?
  - Конечно, - пожал плечами Ричард, - собственно, пипбак это уже может, нужно только дописать соответствующий софт для совместимости с бортовым ИИ...
  - Так садись и пиши! Я тебе эту дрянь скину - сам посмотришь. И ВСЕ пусть посмотрят.
  
  Четвёртый Ковенант, надо сказать, состоял далеко не из ангелов. И не из ханжей. На постапокалиптической Земле Ричарда Моро работорговля и каннибализм были в порядке вещей. Джаффа Шторм загонял до полусмерти (а порой и до смерти) рабочих в фаллонитовых шахтах. Белые марсиане и джиралханай считали нормой изнасилование, а последние - ещё и сексизм. В Ковенанте до последнего времени существовало неравноправие рас. У киг-яр и батарианцев профессия пирата была весьма престижной, а похищения поставлены на коммерческую основу. Экономика Барсума и Батарианской Гегемонии строилась на эксплуатации рабской рабочей силы. Клонария и Граприс выросли в рабстве, а тело последнего ещё и представляло собой органический исполнительный механизм. Но горианские записи, тем не менее, поразили всех.
  Особенно возмущался, как ни странно, Граприс. Во-первых, потому, что он, благодаря вычислительной сети хаска, смог просмотреть за пару минут все записи целиком, а не только самые яркие кадры, как остальные. Во-вторых, потому что его теперь бомбардировали запросами через корабельную сеть - "Значит, это у вас вот так делается?"
  - Нет! - рычал пятиглазый. - Совершенно не так! Да, любой батарианец с детства знает эти методы, но именно поэтому НИКОГДА не будет их применять! Первые правила техники безопасности, которые изучают в батарианских школах - никогда не унижай раба! Не ломай его психику! Не давай ему понять, что он чем-то хуже тебя! Свободного так можно опускать, раба - никогда!
  По словам Граприса, если какой-то рабовладелец или работорговец начинал массово практиковать психоломку, его немедленно останавливали его же коллеги. Рабы получали свободу и компенсацию из его конфискованного имущества, а сам незадачливый садист в лучшем случае отправлялся в цепях на шахты.
  - Во избежание восстаний? - серьёзно спросил Ричард. В альтруизм рабовладельцев, не подкреплённый серьёзными соображениями экономики или безопасности, ему верилось слабо. Самый благородный рыцарский кодекс чести всегда имеет под собой практическое обоснование - сохранение господства правящего класса. Моральные обоснования накручиваются потом, задним числом.
  - Нет. Правильно сломанный раб восставать не будет. Наоборот, его контроль обходится дешевле.
  - Тогда почему этого нельзя делать? - настаивал землянин.
  - Да потому, что завтра тебе идти захватывать новых рабов, вот почему! - рявкнул каннибал, раздражённый непонятливостью марсианина. - И тут два варианта - либо ты проиграешь, сам окажешься в ошейнике, и с тобой будут обращаться так же, как ты обходился со своими рабами. Либо ты победишь, и предложишь войску противника свои ошейники. Подумай сам, медуза ты бесхребетная! Какой дурак пойдёт к тебе в рабство, если станет известно, что ты ломаешь рабов? Враги будут драться насмерть, чтобы не попасть к тебе в плен, и ты и своих войск больше потеряешь, и никакой выгоды не получишь от войны! Кроме того, хотя это уже вторичная причина, нормальный раб надеется заработать свободу, и это мотивирует его работать хорошо. Разумный, превращённый в мазохиста или в безмозглую марионетку, к свободе не стремится. Да и выкуп за него мало кто захочет заплатить - возни слишком много с реабилитацией. Скорее оскорблённая родня разбомбит твои плантации в пепел - отомстить за родича и заодно освободить его душу. Умный рабовладелец прививает своим рабам логику, а не любовь к плети. Хорошо работать - выгодно. Плохо работать - невыгодно.
  - А убить хозяина и совсем не работать - выгоднее всего, - подразнил его Ричард.
  - Если ты создал в своих владениях такие условия, что восстание оказывается выгодным - то да, значит так тебе и надо, - не принял шутки Граприс. - Грамотный владелец до такого доводить не будет - а неграмотного не жалко, он только репутацию остальным портит.
  - Но это касается только крупных предпринимателей, через руки которых проходят сотни и тысячи рабов. А что насчёт мелкого владельца, который покупает двух-трёх рабов для своей семьи, и больше этим бизнесом в обозримом будущем заниматься не намерен? Для него репутация разве важна? Причём, допустим, его покупки - сироты, которых никто не будет искать, так что на выкуп можно не надеяться и мести не бояться. Разве не проще их сломать?
  - Да, с мелкими владельцами эксцессы бывают, - неохотно признал Граприс. - Но операторы невольничьих рынков стараются не работать с непроверенными клиентами. Начинающим владельцам сдают рабов только в аренду, насовсем не продают, пока имя себе не сделаешь. А получить собственный патент на захват рабов - слишком дорого, чтобы мелкие владельцы могли это себе позволить, разве что в складчину.
  
  И самое главное, с чем согласились все зрители этой самодельной порнографии - больше всего раздражало даже не обращение гориан с рабами (чаще с рабынями), а их философская назойливость. Им нужно было не просто заставить раба повиноваться, даже не просто полюбить Большого Брата - но ещё и заставить поверить в их правоту. Этот третий вид ментального насилия был не таким мучительным, как два первых, но самым раздражающим. Циники Ковенанта в принципе не понимали, зачем это нужно, а истово верующие вопили, что выбивать веру плётками - это извращение.
  Ричард убедился, что правильно сформировал психологический климат в своей команде. А Жрецы-Короли сделали это совершенно неправильно.
  
  Ах какая неудача!
  Я не знаю отчего,
  но жилось совсем иначе
  до pожденья моего.
  
  Ледники вовсю катали
  голубые валуны,
  а по тундpе топотали
  волосатые слоны.
  
  Пpобиpались тpостниками
  под покpовом темноты
  с непpиятными клыками
  здоpовенные коты.
  
  А какие были кpылья
  у летающих мышей!
  Только моpда кpокодилья
  и ни шеpсти, ни ушей.
  
  И навеpное к ненастью
  гpомко щелкал поутpу
  экскаватоpною пастью
  тpехэтажный кенгуpу.
  
  Был один у всех обычай
  от гpомад до мелюзги:
  если хpумкаешь добычей -
  так не пудpи ей мозги!
  
  Даже самый головастый
  и хитpющий гавиал
  не цитиpовал Блаватской
  и на Бога не кивал.
  
  Вpубишь ящик - там гоpилла
  пpо духовность говоpит...
  Убеpите это pыло!
  Я хочу в палеолит!
  
  В итоге Ковенант очень много узнал о специфических сексуальных практиках людей (Спартанцы устали объяснять, что нет, это не типично для их вида, и нет, юиджи это совсем не так делали), но очень мало - о том, чем вооружены Жрецы-Короли, каковы их сильные и слабые места. Инсектоиды никогда не делились своими проблемами с мелкими двуногими. Обитатели Гора даже не знали, как выглядят на самом деле Жрецы-Короли - большинство считало их человекоподобными или вовсе абстрактными существами из чистой мысли. Разведка посредством ясновидения Шторма давала не в пример больше результатов... но недостаточно, чтобы строить планы войны с Турией, величайшим хищником Галактики.
  - Мы можем утащить для допроса одного Жреца-Короля, - предложил "Венера-1". - Только дайте приказ.
  - Нет, - покачал головой Ричард, - Сардар защищён гораздо лучше любой другой точки на Горе. Мы не можем позволить себе такой риск.
  Они украли и отсканировали память одного из Посвящённых - касты горианских священников, которые утверждали, что исполняют волю Жрецов-Королей. Но и он знал не больше, чем рядовой воин или раб. Посвящённые оказались заурядными мошенниками, которые удачно эксплуатировали страхи своих сородичей перед могучими неведомыми владыками планеты. Жрецы-Короли не возражали против этого - такой обман был для них выгоден. Посвящённые дополнительно обеспечивали соблюдение назначенных ими запретов - а то, что они и себе при этом сладкий кусочек урывали - личное дело людей.
  Вариант "заслать в Сардар шпиона" был после некоторого размышления тоже признан неосуществимым. Каждый человек, входивший в горную крепость, подвергался тщательному сканированию. Их приборы достаточно совершенны, чтобы распознать шоггота или зелёного марсианина. Настоящий живой человек, вероятно, смог бы войти в Сардар - но не выйти оттуда. Из этих гор ещё никто не возвращался. Кроме того, возможности по сбору информации у человека без специального оборудования крайне ограничены. Опять же, раб Жрецов-Королей узнает даже меньше, чем видит Шторм в своих мысленных путешествиях.
  - У меня есть план, - сказал Гродд.
  Ричард так и не узнал пока, кто именно подал его гробнице команду на возвращение в нормальное время. Никто не признался, а устраивать тотальное сканирование памяти он не хотел, чтобы не портить отношения с подчинёнными. Вероятно, это сделала Биша, которая беспокоилась о сыне. Так или иначе, гориллоид изучил ситуацию и с большим энтузиазмом включился в игру межпланетной политики.
  - Твой план займёт лет тридцать, не меньше, - хмуро заметил Ричард, выслушав его предложения.
  - До кризиса ещё сто лет, - пожал могучими плечами джиралханай. - Успеем. Более быстрого решения у вас всё равно нет. А если вам скучно ждать - ложитесь в стазис, проснётесь, когда я всё сделаю.
  Ричард ещё раз всё обдумал и вздохнул:
  - Ладно, действуй.
  
  Гродд улетел обратно на свой корабль, а Ричард принялся за работу. В стазис он ложиться совсем не собирался - пока. Во-первых, его внимания требовал Барсум, а во-вторых, "Венера-6" нашёл в крови пленников кое-что очень интересное. Биолог, правда, так и не понял настоящего смысла своей находки, но на всякий случай обратил на неё внимание Ма-Алефа-Ака, предоставив отдельный рапорт по операции.
  Зато Ричард - понял. Не всё, но довольно важные вещи.
  Стабилизирующая сыворотка, которая на Горе вводилась всем жителям, даже рабам, продлевая их жизнь от нескольких сотен лет до бесконечности. Как и подозревал Ричард, она была основана всё на том же вездесущем "белом свете". Но местный штамм благодаря миллионам лет независимой эволюции существенно отличался, например, от барсумского. Весьма известным и активно используемым горианами побочным эффектом было усиление сексуального влечения у обоих полов. Также, из-за отсутствия у человека электрических органов, горианам была совершенно неизвестна распространённая на Барсуме электромагнитная телепатия, хотя способность принимать и дешифровать сигналы чужого мозга никуда не делась - просто эфир был пуст.
  Но это всё были сущие пустяки в сравнении с ключевой мутацией.
  Бактерии-симбионты Гора транслировали в мозг носителя слабую версию Уравнения антижизни!
  Очень слабенькую, конечно - ни в какое сравнение не идущую с той, которую в своё время собрал Алеф для Годфри. Этому ментальному вирусу вполне можно было сопротивляться - он не был ультимативным психическим оружием, влиял не столько на сознание, сколько на подсознание. Первоначально изменения в поведении были почти незаметны, но спустя несколько лет человек ломался. Экстремальная обработка тела и сознания - побои, голод, холод, угрозы жизни - могла сократить этот срок до пары недель.
  Причём "ломался" не обязательно значит "становился рабом". Уравнение антижизни является двусторонним. Его суть - в выстраивании иерархии. А какое конкретное положении в этой иерархии займёт носитель - уже не так важно. Не имеет смысла ничего, кроме служения - вот в чём суть Уравнения. Каждый диктатор - всегда немножечко раб. Кто кому будет служить, ты используешь или тебя используют - это уже второстепенно. Именно поэтому гориане так помешаны на играх в доминирование и подчинение. И земляне, получившие "Приглашение" рано или поздно принимали ту же программу.
  Жрецы-Короли, надо полагать, знали о данном эффекте, но не имели представления о его настоящем механизме работы и происхождении. Они просто обнаружили, что новая версия сыворотки повышает управляемость человеческой популяции. Контролировать людей всегда сложно, так что богомолы схватились за предоставленную возможность всеми конечностями. Они ничего не знали о первоначальных создателях "белого света", Левиафанах - существах, имя которых переводилось с языка Предтеч как "Погонщики Рабов".
  Именно эта стабилизационная сыворотка и была главной целью, ради которой Гродд влез в горианскую авантюру. Если местные врачи могут продлевать жизнь человекам, то смогут и джиралханай. Не сразу, так после некоторой практики. Нужно только правильно их мотивировать - а с этим у одного из сильнейших телепатов Ковенанта сложностей не возникнет.
  Прекрасно... пусть он получит своё бессмертие... а заодно станет прекрасным командиром и исполнителем. Джиралханай в общем и так ведут себя, как будто пожизненно находятся под действием Уравнения, для них доминировать и подчиняться - нормально. Гродду просто била в голову его психосила - не так сильно, как отцу, но тем не менее... Если бактерия поможет укротить его дикость, заодно сняв главный повод для беспокойства - возможно, Ковенант снова станет единым.
  
  Для первой миссии Гродд взял "Сердце Тьмы" - свой личный носитель типа DDS, модифицированный для более высокого ускорения и невидимости - с пустотным щитом, который установил лично Ричард. Он не имел ни малейшего желания усиливать своего главного оппонента - но если Жрецы-Короли, Турия или барсумские астрономы заметят в системе чужака, от этого пострадает общее дело Ковенанта. Поэтому он, скрепя сердце, усовершенствовал один из кораблей флота Гродда - далеко не самый большой и мощный - чтобы тот мог перемещаться по системе, не вызывая шухера.
  На этом корабле Гродд направился на окраину Солнечной системы и начал прочёсывать все крупные объекты пояса Койпера, одновременно посылая им узким лучом вызов на связь. Он мог бы потратить на это тысячу лет без малейших результатов - курии замечательно умели прятаться, а космос - он большой, особенно за орбитой Нептуна. Но на помощь, как обычно, пришёл Охотник, указав координаты скоплений потенциальной Эссенции. Не приведи Предтечи когда-нибудь воевать с этими трёхглазыми!
  Довольно скоро его заметили, и как и ожидал Гродд, попытались атаковать. Сначала они послали несколько десятков абордажных планетолётов, в надежде захватить чужака целым и невредимым. Этого вождь и хотел. Он не стал отстреливать абордажники - наоборот, гостеприимно открыл им ангар, подсветив посадочными огнями - чтобы не пришлось взрезать обшивку.
  Курии приняли предложение и один за другим начали нырять в ангар, занимая все свободные посадочные места. Наружу посыпались воины в тяжёлой силовой броне, вооружённые странным оружием, метавшим отравленные иглы и остро заточенные лезвия. Эти "пистолеты" были результатом долгой эволюции военного дела в космосе - они прекрасно рвали незащищённую плоть, особенно на малых дистанциях, но не могли пробить обшивку или повредить дорогое оборудование. На случай, если попадётся противник в такой же силовой броне, воины несли также холодное оружие - топоры, длинные мечи, клевцы и копья с клинками и наконечниками из космических сплавов, разогретыми до пары тысяч градусов.
  Навстречу им с радостным рёвом ринулись воины джиралханай. Также облачённые в силовую броню, примерно столь же прочную, но укреплённую вдобавок энергетическими щитами, которых у курий не было. Вооружёны могучие самцы были гравимолотами Тип-2 и ганблейдами Тип-25. Последние представляли собой помесь пистолета и топора c подствольными лезвиями из карбида вольфрама, которая стреляла раскалёнными металлическими шипами.
  Словом, противники были похожи не только внешне, но и схожим образом снаряжены. Только Ковенант заметно опережал в техническом уровне. После первой схватки на полу остались лежать десятки убитых курий и всего три тела джиралханай, которым сильно не повезло.
  Однако "волки космоса" так просто сдаваться не собирались. Первая волна была лишь разведкой боем. Поняв, что взять корабль без повреждений не получится (и что ангар достаточно велик), они перешли на тяжёлое оружие - большие пистолеты с разрывными пулями, каждая из которых бабахала на пару килограммов тротилового эквивалента. Одно такое попадание напрочь сносило персональные щиты десантника Ковенанта, а второе почти с гарантией отправляло его к Предтечам. Присоединились к штурму и невидимки - курии, скрытые какой-то разновидностью маскировочных полей. Наконец, открыли огонь из выдвинувшихся пулемётов сами десантные боты, расчищая пространство ангара. Это был уже серьёзный штурм.
  Но если кто-то думает, что десантники "Сердца Тьмы" огорчились или испугались, встретив такое сопротивление, этот кто-то совсем не знает джиралханай. Нет, они не были так самоубийственно отважны, как барсумцы, например... но хорошую драку любили чуть больше, чем позволяет инстинкт самосохранения.
  Гродд лишь немного порычал, что всех био-воинов захапал себе Ма-Алефа-Ак - сейчас бы они очень пригодились. Но и так исход сражения не оставлял никаких сомнений. Его солдаты превосходили врага численно, технически, и сражались на своей территории.
  Сравнивая счёт, заговорили скорострельные плазменные турели дропшипов, припаркованных в ангаре. Выдвинулись мгалекголо, прикрываясь своими тяжёлыми щитами, на которых даже взрывы патронов курий оставляли лишь неглубокие выбоины. По куриям-невидимкам начали работать с безопасного расстояния снайперы киг-яр, засекая их по чуть заметному искажению лазерных лучей наведения, а навстречу уже мчались аналогичные бойцы Ковенанта - Следопыты Джиралханай в активном камуфляже. Командиры подразделений притягивали к себе противника лучами гравимолотов, внезапно сокращая дистанцию и пришибая очередного курию раньше, чем тот успевал схватиться за топор. Развернулись стационарные силовые щиты, выехали танки на воздушной подушке... словом, начались полноценные боевые действия, даром, что внутри корабля. Гродд заранее приказал расчистить пространство, чтобы сделать такое масштабное сражение возможным - обычно-то в ангаре не протолкнёшься от стоящих малых судов и всякого вспомогательного оборудования.
  Курии отступили... но именно отступили, а не бежали. Грамотно, организованно, без паники. Определённо, они были достойны уважения и как солдаты, и как воины. Из четырёх дюжин абордажных планетолётов (военные подразделения курий основаны на числе двенадцать или кратных двенадцати, поскольку обычный курия имеет шесть пальцев на лапах) снялись и покинули ангар сорок три. Один был слишком повреждён для обратного полёта, а четыре остались намеренно. Небольшие экипажи, оставшиеся в них, приносили себя в жертву - они должны были взорвать себя, чтобы уничтожить или хотя бы сильно повредить "Сердце Тьмы". После этого добить его снаружи станет значительно проще.
  Но таймеры досчитали до момента подрыва... и ровным счётом ничего не произошло.
  Заряды были неисправны. Причём вывели их из строя те самые инженеры, которые должны были за ними следить.
  А затем капитан ближайшего к выходу планетолёта поднял оружие... и невозмутимо расстрелял собственный экипаж, после чего свалился без памяти.
  - Не слишком-то честно, - укоризненно сказал Гродду его заместитель. - У курий не было телепатии.
  - А взрывать изнутри чужие корабли - честно? - парировал вождь. - Заметь, я не применял мои силы до тех пор, пока они дрались лицом к лицу, клинок против клинка, клык против клыка. Но тот, кто применяет диверсии, должен быть готов сам столкнуться с диверсиями.
  
  Подождав взрыва почти час, и не дождавшись его, курии, похоже, сильно расстроились. Их недовольство проявилось в сотнях управляемых ракет, которые устремились к "Сердцу Тьмы" со всех сторон - со Стального Мира и множества боевых планетолётов, которые окружили корабль Гродда за время абордажных боёв. Если нельзя захватить, следует уничтожить - такова была их логика. Гродд эту логику вполне разделял.
  Ракеты у курий были хорошие - с ускорением в тысячи g, с разделяющимися мультимегатонными боеголовками, с собственными системами помех и ложных целей. Ядерный взрыв на поверхности силового щита истощает его не намного меньше, чем попадание плазменного копья той же мощности.
  Ядерным ракетам типа "Шива", которые когда-то применялись флотом ККОН, курианские ракеты могли бы дать сто очков форы. А ведь "Шивы" в своё время попортили немало крови флотоводцам Ковенанта. При том, что "Сердце Тьмы", за вычетом пустотного щита, не сильно отличалось от DDS того периода.
  Отличался его командир.
  Из памяти десантников курий Гродд знал, какие системы наведения используют курии. За века противостояния они довели системы РЭБ до такого совершенства, что радиокомандное и радарное наведение стали практически бесполезны. Малый зонд-приманка подсвечивал цель лазером, давая целеуказание, если же подсветка неожиданно гасла (хотя это не так легко организовать, так как наводчиков было несколько), они переключались на инерционное наведение, вообще не обращая внимания на внешние сигналы. То же самое делалось, если оптические сенсоры выходили из строя.
  Разумеется, после перехода на "слепое" наведение цель могла покинуть то место, где её видели в последний раз (конечно, ракеты брали упреждение, но только исходя из текущего курса цели). Но лучше частичное поражение, чем никакого. Большой корабль, размером с целый Стальной Мир, вряд ли успеет улететь далеко. А скоростному маневренному планетолёту вполне хватит и взрыва в нескольких десятках километров - даже если он не пострадает физически, жёсткое излучение убьёт весь экипаж и сожжёт электронику. Так рассуждали конструкторы ракет.
  Импульсные лазеры под управлением корабельного слабого ИИ за несколько секунд аккуратно отстрелили все зонды-наводчики. Кто бы ни командовал курианским флотом, он наверняка сейчас возмущённо прикусил губу - такого сочетания огневой мощи, точности и дальнобойности не было даже у Жрецов-Королей. Вычислительные системы последних были очень мощными, но аналоговыми, соответственно, под каждую задачу требовалось строить отдельную машину. Курии, как и люди, предпочитали цифровую технику, но вот производительности ей не хватало.
  Ракеты перешли на инерционное наведение, иногда получая коррекцию курса короткими лазерограммами с запустивших их кораблей. Вторую волну курии запускать не спешили - боеприпас стоил дорого, нужно было сперва убедиться в эффективности первой волны.
  144 ракеты в первой волне, 12 боеголовок на каждой, 80 мегатонн мощность каждой боеголовки - итого 138 гигатонн. Щит корабля выдержит от силы пять. Разведение боеголовок производится за пять мегаметров от цели, на скорости около пятисот километров в секунду.
  Теоретически огневой производительности импульсных лазеров "Сердца Тьмы" с избытком хватало, чтобы за время подлёта отстрелить все боеголовки и после разведения, но это без поправок на помехи и ложные цели, которые у курий больно уж хороши.
  Поэтому Гродд скомандовал открыть огонь сразу же, как только ракеты курий покинули свои шахты. Да, чтобы поразить их на таком расстоянии требовалось сжигать всё рабочее тело в единственном пятикилотонном выстреле - на цель приходилось не более процента энергии луча. Но экипаж успевал убрать с обшивки разряженные лазеры и вывести новые, заряженные. У него было двести секунд, при условии минутного цикла перезарядки - это четыре залпа. Каждый вычёркивал около двадцати ракет. Ещё два десятка перехватили плазменные торпеды, запущенные в самом начале схватки.
  До момента разведения боеголовок дошли только 64 ракеты.
  На экранах зарябило от помех, но тут лазеры сменили режим и выдали максимум скорострельности в обмен на мощность - тысяча пятитонных выстрелов со ствола в секунду. Двадцать орудий, как нетрудно догадаться, выдали двадцать тысяч выстрелов - с избытком хватило, чтобы уничтожить все оставшиеся боеголовки - и настоящие, и ложные. Всего восемь боеголовок прорвались к щитам, где и закончили бесславно свой путь - дефлекторы с лёгкостью отразили их взрывы, потеряв менее пяти процентов мощности.
  Конечно, такой режим был не оптимален. Грамотный канонир постепенно уменьшал бы мощность и увеличивал скорострельность лазеров по мере того, как ракеты приближались. Но Гродд совершенно нарочно допускал эту ошибку. Он действовал демонстративно неуклюже, заставляя командование врага думать, будто оно было в шаге от победы. Чем больше надежда, тем сильнее будет разочарование.
  Приманка сработала - к нему устремились уже три тысячи ракет. Похоже, курии выпустили вообще всё, что у них было в арсеналах - в надежде перенасытить его оборону. Десять волн, около трёх сотен ракет в каждой, с интервалом в пять секунд между пусками. Это было слишком много, чтобы сбить даже при самом оптимальном распределении огня.
  Он успел выбить только первую волну и часть второй. А когда ракеты второй волны начали разводить свои боеголовки... спокойно помахал врагам ручкой и ушёл в пространство скольжения. Яростный вопль оставшихся в дураках курий, казалось, потряс весь космос.
  
  Но самое мрачное (для них) откровение было ещё впереди.
  Не успели канониры и пилоты, десантники и командиры кораблей перевести дух и сказать себе "по крайней мере, мы от него избавились", как портал пространства скольжения распахнулся, выпуская носитель... в пяти тысячах километров от Стального Мира. Выйдя из портала, корабль Ковенанта начал зарядку плазменных копий и восстановление щитов.
  Заработало множество кинетических орудий, стартовали ракеты ближней обороны, которые не использовались для атаки на "Сердце Тьмы", устремились обратно к своему дому планетолёты, стартовали лёгкие истребители...
  Поздно. Всё слишком поздно.
  Ослепительный фиолетовый луч пронзил десятикилометровую сферу с такой лёгкостью, словно она была сделана из картона. Гродд нарочно ударил не в ядро, где находился реактор, а чуть сбоку - где-то на три километра выше экватора. Он не собирался полностью уничтожать громадный звездолёт - тот мог ещё пригодиться для его планов. Тем не менее жёсткое излучение, скачок температуры и ударная волна мгновенно убили около трети экипажа и пассажиров - около трехсот тысяч курий. Ещё пятьсот тысяч получили летальную дозу радиации и должны были мучительно умереть в следующие часы или дни.
  Должны были бы.
  Если бы они не находились в состоянии приостановленного метаболизма. Пока они не проснутся, доза их не убьёт. А врачи Ковенанта лучевую болезнь лечить умели. Получение же этого лечения целиком зависело от доброй воли обитателей Стального Мира.
  - А вот теперь самое время поговорить, - хищно ухмыльнулся Гродд. - Вызывай их на всех частотах.
  Курии не любили переговоры. Но они любили жизнь и ценили грубую силу. А ещё они очень боялись потерять свой единственный дом - другой-то не факт, что получится построить или захватить. Так что предложение Гродда было принято.
  
  - Мне нужен сущий пустяк. Полный контроль над всеми Стальными Мирами и над куриями на Горе. Я хочу стать вашим верховным главнокомандующим. Свою силу в качестве военачальника я уже продемонстрировал - один мой звездолёт мог бы уничтожить все ваши корабли, а ведь он у меня далеко не один. Если кто-то желает оспорить мою личную силу, я готов принять его вызов на поединок - с любым оружием или с голыми руками.
  - Ты хочешь очень многого, чужак. Что ты можешь предложить в обмен на весь наш народ?
  - Ну, для начала я предложу вам ваши жизни. По-моему, щедрое предложение, учитывая, что вы своим врагам предлагаете куда меньше.
  - Мало! - упрямо набычился хищник из космоса. - Предложи больше.
  Гродд медленно встал из-за стола во все свои два с половиной метра роста. Посол оскалил клыки и шагнул ему навстречу.
  И внезапно курия рухнул на колени, как будто некая невидимая тяжесть обрушилась ему на плечи. Он выл, пытаясь вырваться, царапал своё горло, словно стараясь разжать невидимую хватку, но не мог поднять даже глаза.
  - Ты примешь все мои условия, - невозмутимо сказал Гродд.
  - Я... приму... все твои условия...
  - Безоговорочно.
  - Безоговорочно...
  - Вот так-то лучше, - усмехнулся джиралханай, щёлкая пальцами. Курия, двигаясь как марионетка, поднялся, подошёл к столу, оставил отпечаток лапы под договором, затем отряхнулся и сел напротив. Лишь после этого Гродд разжал телепатические клещи.
  - Ты подчинил меня своим колдовством, - пробурчал посол. - Но все Стальные Миры ты так не подчинишь. Они теперь твои по закону, потому что закон не мог предусмотреть такого. Но они не будут по-настоящему служить чужаку.
  - Для Стальных Миров у меня есть плазменное копьё. Впрочем, есть и ещё кое-что. Я умею не только наказывать, но и награждать. Я могу предложить вам такое, что командиры кораблей будут драться за право служить мне.
  - Да? И что же это? И почему ты не сказал об этом с самого начала?
  - Потому что если бы я сразу начал с мирных переговоров и щедрых предложений, вы бы не приняли меня всерьёз. Ваш народ ценит только жестокость. Мой тоже, но мы вдобавок ценим ещё и дисциплину.
  - Мы тоже. Без дисциплины мы бы не смогли пересечь межзвёздную бездну.
  - Верно, - согласился джиралханай. - Поэтому мне и понравился ваш народ. Вы также весьма терпеливы, а это высокая добродетель по нашим понятиям. У нас много общего. Вы как наше зеркальное отражение. Однако вам не хватает одной мелочи, которая сделала мой народ великим.
  - Нам не хватает только пищи, воздуха и земли.
  - У вас были пища, воздух и земля. Вы их потеряли. Мы тоже, однако мы смогли подняться из праха, и начать строить новое величие. Знаешь, почему?
  - Потому что вы, надо полагать, применяли менее мощное оружие, - проворчал курия.
  - Нет, - покачал головой Гродд. - Потому что мы не стеснялись принимать руку помощи, когда её нам предлагали. И потому что мы не считали всех других разумных заведомо хуже себя. У вас есть шанс исправить этот недостаток. Я предлагаю вам руку помощи, а не только плеть хозяина. Я предлагаю вам пищу, воздух и землю.
  - Что ты можешь предлагать? Все обитаемые миры в этой системе охраняются! Или ты хочешь сказать, что Жрецы-Короли послушаются твоего слова?
  - В этой - охраняются. Но я могу предложить вам путь в другие системы. У меня есть корабли, способные на то, чего вы так и не достигли - преодолеть световой барьер, достичь других звёзд без всякого анабиоза. Взамен я беру себе Стальные Миры.
  
  Тем временем агенты Ковенанта на Барсуме наблюдали за перемещениями Джона Картера. Как и ожидалось, он быстро оказался вовлечён в местную политику. В плену у тарков оказалась Дея Торис - внучка правителя Гелиума, сильнейшего из государств Барсума. В плену она пробыла недолго - спустя месяц, как только тарки выбрали нового вождя из-за смерти Тала Хаджуса, её вернули в Гелиум за огромный выкуп. Но этого месяца хватило, чтобы Картер успел без памяти влюбиться в неё - Дея была и сама по себе красива, но к тому же она была первым человекоподобным существом, которое Джон увидел на Барсуме. Поначалу молодые люди подружились, особенно после того, как пришелец с Земли спас ей жизнь. Но потом Картер по незнанию марсианских обычаев умудрился чем-то сильно оскорбить Дею, как раз за пару дней до выкупа - и расстались они довольно холодно.
  Тем не менее, Картер поклялся, что вернёт себе расположение принцессы. По её протекции (вне зависимости от личного отношения к человеку, дочь тысячи джеддаков всегда возвращала свои долги) он вступил в воздушный флот Гелиума - и начав с рядового воздушного разведчика, стал делать там головокружительную карьеру. До этого Гелиум проигрывал в противостоянии с Зодангой - вторым по военной мощи государством планеты. И этот процесс сильно ускорился с исчезновением Деи - значительная часть флота Гелиума была брошена на её поиски, из-за чего войска Зоданги смогли существенно продвинуться к столице своего ареополитического соперника. Но с появлением у одной из сторон такого супероружия как Джон Картер, ситуация начала быстро выправляться. Поначалу он одерживал только индивидуальные победы, над отдельными воинами Зоданги на земле и отдельными пилотами в небе - что, конечно, не могло сильно повлиять на общий расклад. Затем собрал собственную эскадрилью и начал громить воздушные конвои врага. Затем в ходе фантастически дерзкого рейда захватил крупный воздушный авианосец Зоданги, который в дальнейшем подарил джеду Морсу Каджаку, отцу Деи Торис - а сам возглавил его авиакрыло и десантную группу.
  
  Гродд тем временем делал свой бизнес. Он действительно оказался для курий хорошим правителем - жизнь на Стальных Мирах при нём значительно улучшилась. Нет, не потому, что джиралханай был каким-то гениальным администратором или филантропом - просто доступ к ресурсам галактической цивилизации позволяет осчастливить межзвёздных бродяг, будь ты хоть трижды дикарём и тираном. Миллионы тел курий в состоянии анабиоза были доставлены на планету Пирр, которая понравилась Гродду тяготением, близким к его родному, а также высокой продуктивностью биосферы. Телепат и телекинетик Гродд также учуял в этом мире нечто, "что весьма пригодится куриям для дальнейшего развития", и отказался раскрывать подробности.
  Правда, куриям поначалу в нём было немного некомфортно - их родной мир имел силу тяжести в 1,2 g, а тут полная двойка. Но им понравилась идея, что слабые вымрут, а следующее поколение будет гораздо крепче предыдущего, и с более высокой скоростью реакции. Курии гордились своей выносливостью и приспособляемостью. Главное, что здесь хватало земли, пищи и воздуха. "А через несколько поколений мы вернёмся, и тогда горианские курии, ослабшие в тепличных условиях его низкой тяжести, ничего не смогут нам противопоставить!" - никто этого не говорил, но многие думали.
  Заботливый Гродд предложил поселить рядом с ними несколько тысяч колонистов джиралханай, чтобы помочь освоиться. Курии вежливо попросили этого не делать. Они хотели владеть своей планетой безоговорочно. Им и так хватит вражды между разными подвидами, чтобы ещё делить новый мир с чужаками.
  Гродд пожал плечами, выгрузил всё оборудование, что было заготовлено на Стальных Мирах для колонизации, оставил на орбите спутник для срочной сверхсветовой связи (предупредив, чтобы его не пытались расковырять, так как он самоуничтожится) и вернулся в Солнечную систему.
  
  В его распоряжение перешли все корабли и базы на периферии системы, а также те курии-добровольцы, что пожелали на них остаться. Таковых оказалось немного - около ста тысяч. В основном это были недоминантные особи и незамужние яйцеклады, которым на новой родине приличной жизни не светило. У курий четыре пола: доминантные самцы (способные к оплодотворению); недоминантные самцы (не способные оплодотворить самку, и прислуживающие доминантному лидеру, однако если этот лидер погибает или долго отсутствует, один из них перерождается в доминанта и занимает его место); яйцекладущие самки, с которыми спариваются доминанты; самки-носители, неразумные и неподвижные организмы, в тела которых яйцекладущие самки откладывают яйца после оплодотворения - и там они зреют до самого рождения. Доминантов за Гроддом изначально пошло очень мало, а своих носителей они просто забрали с собой как вещи. Впрочем, это хорошо - недоминантные особи менее агрессивны, и пока они не начнут перерождаться, в племени не будет проблем с дисциплиной.
  Для планов Гродда сотни тысяч было вполне достаточно. Он натравил на Стальные Миры стаи хурагок, и через месяц древняя техника заработала так исправно, как не снилось даже её строителям. Через два месяца корабли были полностью заправлены, заряжены, и готовы к новому межзвездному перелёту, если бы в нём возникла необходимость. Вряд ли, конечно, она возникнет - по меркам Ковенанта такие "звездолёты" годились разве что на роль летучих музеев. Зато корабельные курии, которые успели забыть, что такое свежий воздух и вода без привкуса мочи, оценили улучшение жилищных условий - теперь они готовы были за новым вождём хоть в реактор прыгнуть.
  Но Гродд получил нечто большее, чем просто устаревшие корабли с низкоквалифицированными экипажами. Выяснилось, что у курий есть завербованные агенты на всех обитаемых планетах Солнечной системы. И завязки на всех этих агентов достались ему в качестве трофеев. Сейчас они, не зная о смене власти в поясе Койпера, активно слали запросы - что делать дальше? Какие будут распоряжения, когда поступит новая оплата, и так далее.
  Гродд потребовал отчёты о деятельности и структуре этой шпионской сети за последние сто лет - и получил их. И чем больше гориллоид читал, тем ниже отвисала его челюсть. Нет, понял он, по правде говоря, не так уж много, для работы с таким объёмом информации, вдобавок весьма специфического стиля изложения, требовался профессиональный аналитик, а у джиралханай всегда было с этим несколько туговато. Но и того немногого, что удалось извлечь из смеси жаргонов курианских планетарных разведчиков, барсумских воздушных пиратов, земной мафии и прочих конспираторов, хватило ему, чтобы впасть в состояние глубокого охренения.
  Следите за полётом мысли, господа. Куриям требовались материалы для ремонта и усовершенствания кораблей. Материалы, которые трудно добыть за орбитой Юпитера - в основном разные тяжёлые элементы. Курии приходят к выводу, что эти материалы можно либо купить, либо украсть. Нет, в принципе их ещё можно добыть самостоятельно - горнорудное дело у курий развито прекрасно, лучше чем у всех жителей Солнечной. Но они боятся разворачивать шахты или обогатительные комбинаты, так как Жрецам-Королям будет слишком легко эти стационарные объекты разбомбить. Хищение сотен тысяч тонн железа, например, незаметным не пройдёт - склады охраняются. Поэтому курии приходят к выводу, что безопаснее всё-таки купить. Хотя бы охранников склада.
  Ма-Алефа-Ак в своё время пришёл к аналогичному выводу, когда добывал планетолёт для экспедиции на Фобос. Но вот дальше логика курий делает какой-то совершенно нездоровый кульбит. Нужно спереть что-нибудь такое, что плохо охраняется, решают курии, продать, а затем, на вырученные деньги, уже купить то, что охраняется хорошо. А что на Земле плохо охраняется? - спрашивают себя курии. Земные женщины!
  Так родилась умопомрачительная в своём идиотизме схема торговли живым товаром. Похищать земных красоток, переправлять их на Гор и продавать за золото в качестве рабынь. На этом моменте Гродд не выдержал и переслал отчёты Грапрису.
  Батарианец, тоже знавший толк в работорговле, плакал, бился головой об стенку, но поверить в реальность такого бреда не мог.
  - Это всё равно, что продавать волусам земных экономистов, а азари - человеческих биотиков! - стонал он. - На Горе производство рабынь поставлено на поток, какие деньги там можно выручить за землянку?!
  - Ты не учитываешь психологический аспект, - сказал Гродд, и смех резко оборвался. Хаск понял.
  Определённой категории садистов бывает в кайф сломать именно невинную жертву. Разумного, который не допускает и мысли, что подобные ужасы могут с ним случиться. А в такой сфере экономики, как производство невинности, Земля далеко обогнала Гор.
  - Всё равно не сходится, - покачал головой Граприс, изучив очередные несколько мегабайт досье. - То, о чём ты говоришь, имело бы смысл, если бы их продавали на специальных аукционах для богатых горианских любителей экзотики. Но сбыт идёт буквально с рук, случайным клиентам, по обычным для горианских рабынь расценкам.
  - Ты прав, - проворчал Гродд. - А это значит, что мой новый народ кто-то сильно кидает.
  - Если не предполагать, что курии получают удовольствие от самого процесса, причём настолько сильное, что оно важнее коммерческой выгоды...
  - Не получают, - помотал головой гориллоид, - это я тебе гарантирую. Я читал в их мозгах.
  - Тогда остаётся один вариант - кидают, как ты выразился. Воспользовавшись наивностью курий в экономике Земли и Гора, кто-то убедил их, что такая работорговля может принести пользу, и получил практически бесплатную поставку секс-игрушек из космоса.
  - Слушай, не хочешь немного на меня поработать? - предложил Гродд.
  - Помочь найти этих гнусных мошенников, которые обманули бедных наивных курий? - ехидно уточнил хаск.
  - И это тоже, но не только. Следаки у меня и свои есть. А мне нужен кто-то, кто поможет управиться с этой грёбаной сетью агентуры. Я её использовать не смогу, голова не под то заточена. А просто тупо слить - жалко, хотя и очень хочется.
  - Ладно, помогу чем смогу. Но мне понадобится полный доступ к твоей сети связи.
  - О чём разговор? Само собой!
  - Ко всей сети, Гродд. Не только к обмену данными между Стальными Мирами, но и между твоими кораблями Ковенанта. Со всеми логинами и паролями. Подумай хорошенько, стоит ли оно того.
  
  Но даже больше, чем экономика, Гродда шокировала транспортная логистика.
  Он составил сложный план на десятилетия, чтобы добраться до Жрецов-Королей, а эти волки позорные, получается, летали на Гор, как к себе домой, что уж говорить о других планетах! Регулярно возили туда женщин, вывозили полученное золото, снабжали всем необходимым своих агентов... и при этом умудрялись ныть, что их, видите ли, злые инсектоиды не пускают во внутреннюю Солнечную систему! Это что вообще? Это как называется?
  То ли контроль пространства у Жрецов-Королей настолько дырявый, то ли им по какой-то причине выгодно пропускать малые курианские корабли, но более-менее солидный флот тут же будет встречен всей их огневой мощью. Возможно, вылет на перехват - операция ресурсоёмкая, и по мелочам они свои корабли не поднимают? Гродд послал Грапрису запрос относительно этих нюансов. Хаск проанализировал миллионы записей меньше, чем за минуту, и выдал ответ.
  Аппараты на реактивной тяге, и уж тем более - атомные взрыволёты Жрецами-Королями замечались всегда и на любых дистанциях. Реакция на любую их попытку войти в пространство Солнечной была однозначна - немедленное уничтожение.
  Но были и другие корабли - "летающие тарелки", весьма похожие на аппараты Жрецов-Королей. Такие машины двигались на гравитационной тяге, не выбрасывая струи раскалённых газов, и при соблюдении ряда предосторожностей могли проскользнуть на планету незамеченными. Увы, количество и вместимость этих машин были ограничены. Тяжёлое оружие на них не поставишь, больше пары тонн груза или пары десятков бойцов не увезешь. А построить более крупные диски, или хотя бы заменить существующие в случае их потери курии не могли. Секрет строительства кораблей на гравитационной тяге был ими утрачен ещё до вылета из родной системы.
  Диски не были панацеей. Малейшая ошибка пилота могла привести к их "засветке" и последующему неизбежному уничтожению. Курии потеряли почти треть своего авиапарка, прежде чем "методом тыка" смогли выработать более-менее надёжные правила, как избежать обнаружения.
  Стоило Гродду понять, в чём дело, и хурагок тут же взялись за работу.
  
  Простая технология антигравитации, позволяющая парить на одной высоте, была известна Ковенанту много веков. На самом деле, кстати, это не антигравы в классическом смысле слова, такие, какими их представляли фантасты. Они не заменяют гравитационное притяжение отталкиванием - они "всего лишь" нейтрализуют его в определённом объёме. Объект, экранированный таким полем, воспаряет на архимедовой силе - воздух вокруг, не попавший в антигравитационный пузырь, стремится вниз и выталкивает его. Создание поля, разумеется, требует затрат энергии, однако обитатели Солнечной этой эпохи, как и Ковенант, научились создавать плазменные "аккумуляторы" для него. Барсумцы используют для этого сильно разрежённую гелиевую плазму, которую называют "восьмым лучом", а Жрецы-Короли - электронную плазму в так называемом "антигравитационном металле".
  Однако для передвижения в открытом космосе этого недостаточно. За пределами атмосферы флаер (антигравитационный летательный аппарат) будет беспомощен - архимедовой силы здесь нет, и антигравы почти так же бесполезны, как и винты, хотя он по-прежнему может ослабить или нейтрализовать своё притяжение к любому небесному телу. Ему понадобится старая добрая реактивная тяга, чтобы хоть куда-то долететь.
  Хотя есть одно исключение... своего рода мошенничество.
  Во-первых, можно не двигаться вообще. Поглощать пространство впереди корабля, генерировать его позади. Псевдодвижение. Варп-тяга, если она создаётся прямым воздействием на пространство-время, или импульсная тяга, если создаётся выбросом реактивной массы. Секрет варп-тяги Ковенант так и не открыл, импульсники - использовал (на них летали все его малые аппараты), но они давали лишь незначительный выигрыш в сравнении с обычной реактивной тягой той же мощности - в разы, максимум в десятки раз. Ключ к "высокому импульсу", то есть к псевдодвижению на много порядков быстрее реального движения, лежал в проклятом Предтечами нулевом элементе.
  Но существовал ещё один способ - так называемый "асимметричный варп". Это когда пространство поглощается впереди корабля, но не выделяется позади. Или наоборот. Вместо того, чтобы смещать целый участок пространства (внутри которого геометрия остаётся неизменной), вы перестраиваете всю геометрию вокруг себя. По существу, всё выглядит так, как если бы у вас прямо по курсу была чёрная дыра. Или позади - белая.
  Асимметричный варп, в отличие от симметричного и импульсной тяги, создаёт РЕАЛЬНОЕ движение. После выключения такого двигателя, набранная скорость никуда не исчезает. Деформация пространства наддаёт вам вполне настоящего пинка. Перегрузки, правда, вы не чувствуете, поскольку находитесь в более или менее свободном падении. А вот приливные силы, то есть градиент поля, вас могут порвать или расплющить запросто. Поэтому высокие ускорения на этом двигателе развивать не рекомендуется. Лучше потратить на плавный разгон лишний час.
  Кроме того, поскольку ускорение реальное, на вас в полной мере наваливаются законы сохранения энергии и импульса. Вам нужно в буквальном смысле сделать работу. Энергозатраты пропорциональны массе разгоняемого объекта и квадрату скорости, которую вы хотите набрать. Так что на асимметричном варпе вам световой барьер пересечь не светит, и даже приблизиться к нему - очень вряд ли.
  С законом сохранения импульса всё не так плохо. Формально он, конечно, соблюдается, но соблюдение берут на себя законы Вселенной - вам вручную об этом заботиться не нужно. Если асимметричный варп создаётся с помощью ядра нулевого элемента, то вы по факту отталкиваетесь от всего галактического поля тёмной энергии, а через него, опосредованно - от всей массы галактики. Млечный путь - это очень, очень большая бочка с рабочим телом.
  Репульсорные двигатели, стоявшие на всех больших кораблях Ковенанта, использовали мошенничество того же типа. Они создавали расширение пространства позади звездолёта, "белую дыру" на основе портала пространства скольжения. При этом рабочим телом служил весь Эмпирей, который немного смещался относительно нашей Вселенной.
  Курии, однако, не могли использовать ни первое, ни второе. До многомерной физики они не дошли даже на пике развития, а залежей нулевого элемента в их родной системе не было. Их корабли, как и аналогичные машины Жрецов-Королей, двигались при помощи гравитационных тяговых лучей, посылаемых со станций-буксиров. Роль противовеса в этом случае играла вся планета, луна или астероид, где находились машины-проекторы (их курии тоже строить разучились, но располагали примерно сотней таких баз, которые можно было развернуть на любом небесном теле). Ускорение развивалось не более десятой доли g, вдобавок, всегда направленное на станцию-передатчик. Но разместив всего три базы треугольником в поясе Койпера вокруг Солнца, пришельцы получили возможность двигаться куда угодно в плоскости эклиптики, не выбрасывая демаскирующих факелов. Правда, до начала ускорения приходилось ждать часов десять - пока сигналы коммуникационных лазеров дойдут до станций, пока оттуда долетят тяговые лучи... Ма-Алефа-Ак назвал эту систему "канатной дорогой", Гродд - "путеводной лианой". Сами курии именовали её "три руки".
  
  Гродд, разумеется, сразу же приказал агентам на планетах прекратить все идущие сейчас контрабандные операции и залечь на дно. Инженерам Ковенанта - построить сотню новых дисколётов и десяток проекторов гравилучей для них - про запас. Пусть медленные и не очень надёжные, они были единственными кораблями, гарантированно способными летать по внутренней Солнечной без объявления нового раунда войны.
  В тот же день гориллоида навестил Нотар.
  - Я тут слышал, у тебя объявились бесхозные специалисты по похищению юных прекрасных дев?
  - Больше, чем надо, - проворчал вождь. - А что, есть предложение, как их использовать?
  - А иначе зачем бы я тебя вызвал, - улыбнулся рыжий. - Землянок воровать - это глупость, конечно, удивляюсь, как их бизнес целую тысячу лет продержался. Но есть другой бизнес, значительно более выгодный. Почему бы не скомандовать твоим головорезам утащить на Горе пару тысяч хорошо обученных рабынь и доставить их к нам, в Лотар? Мы, знаешь ли, миллион лет женщин не видели, а тут такие красавицы и уже на всё готовые.
  - Разве вы, с вашей силой, не можете их попросту вообразить?
  - Закон о запрете на проецирование женщин всё ещё действует. Мои братья не стали его отменять - это закон неприятный, но осмысленный.
  - С доставкой будут проблемы, - деловито потёр подбородок Гродд, оценивая идею. - Барсум - не Гор, там обнаружение чужаков в основном визуальное, и ведётся вручную, а не автоматикой. Ну и это... допустим, эту проблему мы решим, платить-то чем будете?
  - Разве в Ковенанте ввели деньги? - на сей раз удивлённо наклонил голову уже лотарец.
  - В Ковенанте - нет, а вот агенты курий на планетах бесплатно не работают. Я, конечно, могу завалить их золотом за свой счёт, но для этого ты должен найти уже мой личный интерес.
  - О, разумеется. Это моя работа - находить интересы. Например, я могу предупредить тебя об одной существенной опасности, из-за которой твои горианские планы по добыче бессмертия могут вылететь в открытый космос, а ты сам - погибнуть.
  - Хорошо. Даю слово вождя. Если я сочту, что эта опасность действительно реальна, ты получишь своих женщин.
  - Прекрасно. Гарантий не требую, так как я вижу, что ты не врёшь. Видишь ли, Гродд... твоя телепатия на Жрецов-Королей не подействует. У них просто иная структура мозга, совершенно отличная от джиралханайской... вернее, восьми мозгов. Дэйр-Ринг или Дж-Онн, с их произвольно перестраиваемой архитектурой нервной системы, могли бы настроиться и на Жреца-Короля, хотя не сразу. Но ты... нет. Пока ты будешь пытаться разобраться хотя бы в двух потоках мышления одновременно - а они мыслят в первую очередь запахами, не визуальными образами - залп "серебряной трубы" распылит тебя на атомы.
  Гродд сжал челюсти, стараясь не дать вырваться возмущённому рёву ярости.
  - Я так полагаю, у тебя есть и план, как обойти эту проблему, человек?
  - Разумеется. Но его я открою уже после выполнения твоей части сделки.
  
  - До падения Зоданги осталось не больше марсианского года, - заметила Кассандра. - Гелиум с каждым днём становится всё сильнее, Джон Картер в этом мире - всё равно, что Джон-117 в нашем. А после Зоданги посыплются другие государства - как костяшки домино. Ни одно из них не сможет в одиночку противостоять Гелиуму. И даже если у другого государства появится такое же супероружие, в этой войне всё равно будет победитель...
  - Это если другой воин будет точно так же сражаться на выигрыш, - не согласилась Дейзи-023. - Но что если у Зоданги появится воин, способный биться не хуже Картера, но при этом разделяющий марсианский подход к войне - ради процесса, а не результата?
  - Может сработать, но где такого воина взять? Не посылать же, в самом деле, кого-то из Спартанцев? Нас слишком хорошо учили побеждать любой ценой.
  - Я могу пойти, - предложила Кассандра. - Я не Спартанец, мне будет легче принять местные традиции.
  - А ты не устанешь изображать мужчину в течение десятилетий? - усомнилась Дейзи-023. - Барсум, конечно, не Гор, но женщины и там не воюют.
  - Это у красных барсумцев не воюют, - возразила Кассандра. - А у зелёных - вполне.
  - Ты хочешь изобразить зелёную кочевницу?! - у остальных Спартанцев глаза на лоб полезли.
  - А почему нет? Зелёные барсумцы ведут войну с Гелиумом и с Зодангой одновременно, так что я смогу руководить процессом. Кроме того, зелёные не считают зазорным использовать огнестрельное оружие в бою. И в конце концов, у них четыре руки! Всегда мечтала овладеть подобным стилем боя!
  - Тут один маленький нюанс, - возразил Джексон-007. - Тебе придётся начинать карьеру с нуля, доказывая всем местным, что у тебя руки из правильного места растут. Прежде, чем ты станешь хотя бы джедом и получишь возможность влиять на политику, пройдёт где-то три марсианских года, шесть наших. А у нас и одного в запасе нет. Зоданга вот-вот падёт.
  - Влияние она теряет быстро, - согласилась Кассандра, - но вот взять сам город будет непросто. Это громадная крепость с мощной ПВО.
  - Именно поэтому Джон Картер непременно её возьмёт. Только такой подвиг может вернуть ему благосклонность Деи Торис.
  - Тогда нам следует устранить Картера, чтобы получить выигрыш во времени. Он не умрёт по-настоящему - со смертью проекции его изначальное тело оживёт на Земле. Но прежде, чем Турия снова призовёт его на Барсум...
  - Не пройдёт и половины земного года. Ты полагаешь, Кровавая Луна так глупа, что не поймёт, в какую сторону мы играем?
  - А мы его ещё раз пристрелим! - кровожадно предложила Кэл-141. - И третий раз тоже! И так пока Луна не поймёт, что наши требования лучше выполнить!
  - Не получится, - покачала головой Дейзи, сидевшая неподалёку.
  - Тела она нам воссоздаст, - продолжила её "сестра", - но такие, что потом будем умолять о возможности сдохнуть. Синдром каскадной метаболической недостаточности ещё раем покажется! Существо, которое контролирует сборку твоей плоти поатомно, может вставить туда очень много всяких гадостей - и никакими приборами не распознаешь, раз уж подделки Лун технику Предтеч обманывают.
  - В общем так, - постановил Ричард, - заканчиваем с этими мелкими хулиганствами. Пора начинать большую взрослую игру. Если мы хотим добиться настоящего воскрешения, нам нужен свой собственный Обелиск.
  
  - Алеф, - первой нарушила тишину Дэйр-Ринг, - у тебя совсем биопластик потёк, или как? В эту игру играли тысячи цивилизаций в течение миллионов лет! Никому не удалось выиграть! Обелиск - это идеальная ловушка! Даже Жнецы в неё попались в своё время!
  - Жнецы попались, а я не попадусь, - покачал головой Ричард. - Потому что, во-первых, Жнецы испытывали чрезмерный пиетет в отношении наследия Предшественников, а я на них чихать хотел. А во-вторых, Жнецы совершенно не разбирались в многомерной физике, а я изучаю её веками.
  - Ты же ещё авантюру с захватом планеты не закончил! Хочешь воевать одновременно с Кровавыми Лунами и Жрецами-Королями?!
  - Это разные вещи. Гор я хочу захватить ради себя. А Обелиск - ради вас.
  Построить Красный Обелиск нетрудно. Кто угодно может построить Красный Обелиск. Кровавые Луны хотят, чтобы разумные существа строили Красные Обелиски - и для этого непрерывно транслируют их схему через Чёрные.
  Проблема в том, чтобы, во-первых, остаться в здравом уме в процессе его создания, и во-вторых - не быть сожранным толпой мертвецов в процессе.
  Спартанцы переглянулись.
  - Ма-Алефа-Ак, - сказала Дейзи-023, - у нас есть предложение получше. Мы останемся в ловушках у Охотника, будем выполнять все твои задания, воплощаясь в шогготах, сколько понадобится, и никогда не попытаемся обрести настоящие тела. Когда же он вернётся в своё время, мы без сопротивления последуем на его планету и уснём навсегда в коллекции. Взамен мы требуем только одного - чтобы ты не пытался экспериментировать с Обелисками.
  - И это наше слово, - подтвердили остальные участники беседы.
  - Но не моё, - отрезал Джаффа Шторм. - Я, в отличие от вас, ребята, не герой. И если для освобождения от кабалы Охотника надо сыграть в опасную игру - валяйте, ребята, начинайте. Я уже один раз спёр несколько древних страшных тайн. Мне не привыкать к такому риску.
  - Ты один, - возразила Кассандра. - А нас полторы сотни. Как ты думаешь, кто ценнее для Охотника и для Алефа?
  - Да, я один, но я, в отличие от вас, умею не только морды бить. Возможно, для Охотника моя душа не так ценна, как все ваши, но здесь и сейчас мои мозги полезнее, чем полторы сотни головорезов. Без меня и Нотара Гор не взять. А Нотар меня поддержит.
  - Послушайте, - попытался примирить их Ричард, - если я буду проводить опыт на другом конце Галактики, я рискую только собой. Даже если я ошибусь в расчётах и стану некроморфом - вам-то это ничем не угрожает.
  - Если бы речь шла о том, чтобы использовать Обелиск один раз и убраться от него подальше - как мы, собственно, планировали - это было бы так. Но ты хочешь использовать его постоянно. Хочешь привести его в Ковенант. А опасность не станет меньше через тысячу или миллион лет. Луны умеют ждать.
  - А если я не приведу его в Ковенант? Если он останется в тайном убежище на необитаемой планете?
  - А как ты тогда собираешься его использовать?
  Ричард рассказал.
  
  Спустя семьдесят дней Зоданга пала. Картер командовал штурмом, но не захотел стать наместником захваченных территорий, так что падение конкурирующей империи вышло по-барсумски мягким. В бою, как заведено, погибло три четверти мужского населения города, но это пустяки, дело житейское. Главное, что административные и производственные структуры остались в полном порядке, дома, женщин, детей и инкубаторы с яйцами никто не трогал. Тан Косис остался её правителем, но был понижен с джеддака до джеда. Город стал вассалом Гелиума и обязался платить ему дань, как товарами, так и воинами. А подчинённые Зоданге города и деревни сменили сюзерена и того легче, вообще не заметив разницы.
  Дея Торис, всё ещё с некоторым сомнением, но обещала Картеру руку и сердце, признав, что второго такого героя на всём Барсуме нет. Молодые люди были помолвлены, но сама свадьба откладывалась на неопределённый "испытательный" срок. "Я тебя поцелую. Потом. Если захочешь".
  
  Гор и Жрецов-Королей на время оставили в покое (если не считать того, что во всех человеческих городах планеты начали бесследно пропадать рабыни). Секрет сыворотки бессмертия для Гродда нашёлся гораздо ближе - на Венере, которую её аборигены называли в эту эпоху Амтор. Местные врачи гораздо лучше знали теорию клеточной биологии, чем горианские, работавшие в основном "методом тыка". Приспособить сыворотку для иного биологического вида им не составило труда. Правда, они поначалу отказались работать на "чужеродное чудовище", увидев биологические характеристики организма джиралханай.
  - Если такой твари не существует в природе, то это глупый розыгрыш, а если она действительно живёт и мыслит, то слишком ужасна, чтобы давать ей ещё и бессмертие, - заявил один из врачей.
  Однако беседа лицом к лицу с Гроддом быстро изменила их мнение. На приготовление специализированной сыворотки они попросили около шести месяцев, и телепат знал, что они не лгут. Можно быстрее, но получится менее надёжно. Единственное, что не устраивало вождя в этой ситуации - то, что он оказался сильно обязан Джаффе Шторму, который и нашёл для него этих специалистов. И совершенно непонятно было, когда и как потребуют вернуть долг.
  Венерианская сыворотка отличалась от горианской тем, что её требовалось вводить регулярно, каждые два венерианских года или полтора земных. Её бактерии не были способны к самостоятельному размножению в организме. Но это скорее достоинство, чем недостаток - чувствуешь себя спокойнее, зная, что эффект полностью обратим. Пока у вас есть чаны с культурой, разумеется.
  Старение разума Гродда не пугало - во-первых, оно ещё не скоро, а во-вторых, вождь унаследовал от матери способность высасывать Эссенцию, хотя и в ослабленной форме и никогда до сих пор её не тренировал, в отличие от более актуальных телепатии и телекинеза.
  Он планировал также наградить вечной молодостью своих самых преданных офицеров - Ма-Алефа-Ак такого предложить не может.
  
  А спустя неделю после начала работ Гродда вызвал Граприс.
  - Я проанализировал отчёты от агентуры курий и есть тревожные сведения - против нас играет кто-то ещё. Существует некая сила, достаточно влиятельная и владеющая навыками конспирации, которая действует во всей Солнечной системе, причём в межпланетных масштабах. Четвёртая сила, помимо Жрецов-Королей, курий и Ковенанта. Сейчас она переманивает часть наших агентов. Не всех устроило новое командование и новые правила игры.
  - Почему ты уверен, что именно межпланетная? - нахмурился джиралханай.
  - Потому что люди и ресурсы исчезают на одних планетах и появляются на других. Курии и Жрецы-Короли давно с этим сталкивались, но каждая из сторон списывала замеченные странности на деятельность второй. Но я объединил показания агентов, данные приборов курий и Ковенанта, результаты разведки Джаффы Шторма - и получил точные сведения - ни мы, ни Жрецы-Короли тут ни при чём.
  - У тебя есть предположения, что это за сила? - если бы у Граприса были точно доказанные факты, он бы их высказал сам, не дожидаясь вопроса.
  - Кое-какие есть. Как ты думаешь, почему граница "владений" Жрецов-Королей и курий была проведена именно по орбите Юпитера?
  
  - Пришлось изрядно повозиться, - жаловался Джаффа Шторм. - Эти парни забрались в такую дыру... Не вздумай они плодиться до неприличия - чёрта с два бы я их нашёл, даже зная, что искать.
  Гор называют двойником Земли - но это только в смысле орбитальных характеристик. Размер и сила тяжести у него совершенно иные, не говоря уж о геологической структуре. Зато в Солнечной есть настоящий двойник Гора - объект той же массы, формы и того же размера, с теми же механизмами внутри. Его систершип, так сказать. Правда, припаркован он совершенно иначе.
  "Гор-2", будем пока называть его так, изображает из себя не планету, а дирижабль. Или подводную лодку, если угодно. Он плавает в атмосфере Юпитера. Такая себе премиленькая батисфера восьми тысяч километров в диаметре. Антигравы поддерживают на плавучей планете и вокруг неё комфортную силу тяжести в одну четверть земной. Гравитационная аномалия порождает шторм, который земляне этой эпохи именуют Большим красным пятном.
  Жрецов-Королей на Горе-2 обнаружено не было. Если они там и есть, то сидят тихо, и не указывают остальным пассажирам, что можно, а чего нельзя. Чем последние с удовольствием и пользуются по полной программе. Если Гор-1 - самая отсталая в техническом отношении планета Солнечной, то Гор-2 - как бы не самая продвинутая.
  Гор-2 нельзя назвать космическим заповедником. Его биоразнообразие заметно ниже, чем у Гора-1. Разумный вид тут вообще изначально был один-единственный. Потом, при помощи местного аналога Приглашений, на планету завезли и другие. Сейчас на Горе-2 можно встретить потомков барсумцев, амторцев, землян - но все они влачат довольно жалкое существование. Безоговорочная власть над этим "обитаемым островом" всегда оставалась в руках его изначальных аборигенов. Они называли себя моргорами.
  
  Моргорам трудно подобрать аналог в земной биологии. Они не млекопитающие, не рептилии, не насекомые, не моллюски. В целом они гуманоидны - вертикальная посадка тела, две руки, две ноги, одна голова, два глаза, рот под ними. Но когда начинаешь вникать в их анатомию, понимаешь, что даже яйцекладущие барсумцы в определённом смысле к людям гораздо ближе.
  На Земле любой моргор мог бы каждый Хеллоуин зарабатывать кучу денег. Без маски. Потому что выглядит он, ни много ни мало, как ходячий человеческий скелет. На самом деле это ЭКЗОскелет. Кости у моргора полые, соединённые трубчатыми суставами. Внутри проходят мышечные тяжи и кровеносные сосуды. Из-за этого он прочнее человека (во всяком случае, землянина), но физически слабее - ограничено пространство для роста мышц.
  Эволюция моргоров очень интересным образом решила проблему роста существ с экзоскелетом - уязвимость в процессе линьки. Моргоры не линяют. Вместо этого через отверстия в черепе и суставах выползают так называемые волокна роста, обволакивают скелет снаружи и постепенно твердеют. Таким образом формируется новая внешняя кость - а внутренняя под ней после этого потихоньку растворяется. Гениальное решение с инженерной точки зрения - но из-за него подростки-моргоры часто выглядят даже не как скелеты, а как освежёванные заживо люди.
  Те же волокна отвечают и за пищеварение - у моргоров оно наружное, как у морских звёзд. Тоже зрелище не для слабонервных - выскакивает из пасти или из руки нечто полупрозрачное, влажно-слизистое, обволакивает кусочек пищи - и давай пульсировать, переваривая. Продолжаться такая трапеза может до пяти часов, в зависимости от количества пищи.
  Лёгких у моргоров было много, и находились они в полостях костей. Дыхательная система, как нетрудно догадаться, при такой конструкции могла быть только трахейная. Кровь переносила лишь питательные вещества, а не кислород.
  Когда биологи Ковенанта получили эти описания, у них дружно поотвисали челюсти. Нет, саму возможность такой жизнедеятельности никто под сомнение не ставил - ничего запредельно-фантастического в ней не было. Те же мгалекголо были во многом устроены по схожему принципу. Другое не укладывалось в голове - зачем эволюции или разумному проектировщику могли понадобиться подобные существа? Какие преимущества в борьбе за выживание они могли получить перед обладателями нормальных эндо- и экзоскелетов?
  Можно понять, почему бывает выгодно упаковать существо в контейнер. Защитить от радиации или от каких-нибудь мелких кусачих тварей... Но зачем паковать его в такой тесный, узкий контейнер? Оптимальная форма для защитной оболочки - это шар, минимальная поверхность при максимальном объёме.
  - Стоп, - подпрыгнула Дэйр-Ринг, - кажется, я поняла! Это будет иметь смысл, если одна и та же костная структура может по очереди играть роль то эндо-, то экзоскелета!
  - А ведь верно, - подхватил Ричард. - Их волокна роста вполне могут быть рудиментом такого перехода! Если что-то регулярно, но не постоянно угрожает нашим мягким тканям, может быть выгодно время от времени прятаться в собственный скелет, как в раковину. Потеряем часть биомассы, но жизненно важные органы не пострадают. При этом даже в панцире мы сохраняем подвижность и способность к действию, что может быть необходимо для перехода в более безопасный район. Не все же умеют делать мягкие ткани прочнее стали, как мы.
  - Но я ни разу не видел, чтобы они ходили "развёрнутыми", - возразил Шторм. - А наблюдал я за ними долго.
  - Может быть, эта способность была утрачена относительно недавно по меркам эволюции, и кости ещё не успели изменить форму под новую ситуацию. Или они по какой-то причине осознанно отказываются от наращивания плоти поверх скелета. Люди тоже делают далеко не всё, что им позволяет делать биология.
  
  Сейчас, однако, гораздо важнее было не то, что моргоры представляют собой как биологические объекты, а то, что они могут как цивилизация. А могли они немало. В конце концов, это была единственная полноценная индустриальная межпланетная цивилизация в Солнечной системе этой эпохи. Жрецы-Короли умели больше, но не любили сражаться и постепенно вымирали. Курии могли больше, обожали войну, но постепенно утрачивали технологии и деградировали в культурном плане, вдобавок страдали от дефицита ресурсов. Барсумцы лишь немного отстали технологически, любили воевать даже больше, чем курии, и размножались в темпе эпидемии, но им категорически не хватало стремления к победе и понимания, что такое космос и с чем его едят. Амторцы вообще не слышали о космосе, поскольку никогда его не видели, у них даже понятия такого не было - "планета". На попытку описать истинную структуру вселенной они реагировали замысловатым словечком "масаракш!". Земляне были самыми многочисленными и динамичными в социальном и научном плане, но они поздно начали - и поэтому категорически отстали в технологиях, занимая второе с конца место - после гориан. Кроме того, Земля в сравнении со всеми остальными имела чудовищно низкий уровень мобилизации - на ней был солдатом в лучшем случае каждый десятый, причём большинство - из-под палки. Подавляющее большинство землян хотело просто жить мирно и делать свой маленький бизнес. Конечно, по этому параметру ни один мир не мог сравниться с Барсумом, где каждый мужчина - воин по определению. Однако многие подошли достаточно близко - на Горе-1 и Горе-2 воинские касты многочисленны и весьма престижны, у курий каждый доминант имеет с трудом сдерживаемый инстинкт убийства. Только амторцы и Жрецы-Короли, подобно землянам, воюют лишь по необходимости - но на Амторе необходимость возникает гораздо чаще.
  А вот империя моргоров не имела столь явных преимуществ перед потенциальными соперниками, но при этом не имела и явных недостатков, уязвимостей, присущих всем остальным. Размножались они медленнее барсумцев, зато меньше себя ограничивали, и на данный момент их было пятьсот миллионов - многочисленнее только земляне. Они умели строить планетолёты на гравитационной тяге и делать их невидимыми - и главное, они хотели их строить. У них была грамотно поставлена работа разведки и контрразведки - правда, только на других планетах, на собственной в этом смысле творился мрак и ужас. Моргоры считали себя настолько выше всех остальных разумных, что просто не допускали мысли, что кто-то из них станет работать на чужаков. Однако пока такая небрежность сходила им с рук, поскольку другие игроки понятия не имели об их существовании. Курии были в курсе, что в районе Юпитера иногда пропадают их планетолёты, но не догадывались, почему. Они предположили, что там находится какая-то хорошо замаскированная база Жрецов-Королей. И в общем угадали правильно - ошибка была только в том, кто именно с этой базы оперировал. Что знали или о чём догадывались сами Жрецы-Короли, выяснить пока не было возможности.
  Общественный строй моргоров представлял собой классический фашизм - жёсткая дисциплина в сочетании с постоянной ориентацией на войну. Они считали себя великими воинами, которые покорили весь Юпитер (именно Юпитер, а не Гор-2, впрочем, вряд ли внутри газового шара у них нашлись бы достойные противники), и которым самой судьбой предназначено захватить теперь остальную Солнечную систему. В действительности они были хорошими солдатами, но никакими воинами - хоть средний землянин, хоть средний барсумец прибил бы среднего моргора не запыхавшись. Но... "При двухстах орудиях на километр фронта о противнике не спрашивают и не докладывают". Идеальная дисциплина и мощнейшее производство - это такие вещи, перед которыми личная доблесть пасует. В недрах Гора-2 ожидал своего часа могучий флот, готовый к наступлению. Точной его численности Джаффа Шторм выяснить не смог, сказал просто "устал считать корабли". Остальным участникам совещания для представления хватило уверенности моргоров, что при необходимости этот флот сможет доставить их ВСЕХ на любую планету Солнечной системы одним рейсом. Все пятьсот миллионов, да.
  К счастью, идти в атаку прямо сейчас "скелеты" не собирались. Они подсчитали, что могут захватить любую планету (да, даже Гор-1, флот Жрецов-Королей не рассчитан на перехват прорыва множества лёгких судов), но если остальная Солнечная против них объединится - их вынесут в одни ворота. Кроме того, была ещё Турия, феномен, которого они не понимали и откровенно боялись. На Земле ещё не родился Адольф Гитлер, но моргоры уже учли его ошибки и не собирались их повторять. Они вели долгую и сложную шпионскую игру, рассчитанную на много поколений. Ослабить все планеты изнутри, переманить их лучшие кадры, похитить технологии, купить политиков - и лишь потом, когда миры будут готовы сами упасть к ним в руки, как спелые плоды - сильным ударом тряхнуть "яблоню".
  - Они уже знают, что кто-то занялся курощением курий, - закончил доклад Шторм. - Но ещё не понимают, что это за новая сила и откуда она взялась. Поэтому пытаются собрать о нас максимум информации.
  
  - Ну что, - ехидно поинтересовалась Дэйр-Ринг, - будете теперь захватывать и их, тираны-самоучки вы наши? Один хотел свой корабль-планету, второй хотел себе солдат - вот, пожалуйста, берите то и другое разом, в своё удовольствие.
  - Я бы не отказался от таких дисциплинированных и трудолюбивых подданных, - серьёзно сказал Гродд, - но увы, это нереально. Моргоры - расисты, они скорее уничтожат себя, чем признают в империи власть чужака. Кроме того, у них не такое представление о власти и силе, как у курий - мне не удастся впечатлить их ни телепатией, ни моими навыками бойца.
  - Для скелетиков хороший правитель - это хороший администратор, - подтвердил Джаффа Шторм. - Вот Граприс у них бы точно живым богом стал. А что, попробуй, трупик? Может за своего примут?
  - И в-третьих, - закончил Гродд, немного раздражённый тем, что его перебили, - мне нечем их купить. Курии находились в отчаянном положении, они готовы были лизать лапы любому, кто предложит им выход. У моргоров есть всё необходимое для процветания - как они его понимают. Конечно, от галактических технологий они не откажутся, но независимость за них не продадут. Они видят себя без пяти минут хозяевами Солнечной системы.
  - По этой же причине Гор-2 для нас куда менее доступен, чем Гор-1, - добавил Ричард. - Нам придётся его по-настоящему завоёвывать. А война с таким многочисленным, хорошо вооружённым и целеустремлённым противником будет означать, ни много ни мало, ксеноцид. Это не то, за чем мы явились в прошлое.
  - Однако просто оставить их в покое мы тоже не можем, - заметил Граприс. - Даже если мы не будем интересоваться ими, они будут интересоваться нами.
  - Тогда остаётся два варианта, - сделал вывод Ричард. - Первый - открыться их руководству, объяснить, кто мы, насколько мы сильнее их, и что в их дела вмешиваться не будем, пока они не лезут в наши. Второй - напугать их не хуже, чем Турия. Чтобы даже не пытались выяснить, с чем имеют дело, просто обходили десятой дорогой.
  - Мне второй вариант нравится больше, - прорычал Гродд.
  - Кто бы сомневался, - хмыкнула Дэйр-Ринг. - Мне тоже, в принципе. Но ты упускаешь один нюанс. Мы не сможем задействовать в этой акции террора расы Ковенанта. Её придётся проворачивать руками наёмников курий на планетах. То есть простых смертных, без наших технологий и сверхспособностей. Победить в этой войне наёмников мы может быть и сумеем - и то не факт. Но победить так, чтобы моргоры были в суеверном ужасе... Сомневаюсь, что агентам курий это под силу - сколько бы мы ни заплатили. Деньги решают не всё.
  - Если осторожно, то использовать наши сверхсилы можно, - не согласился Гродд. - Не в каждой операции, но в нескольких ключевых... при правильной организации они не дадут моргорам никакой информации, только ещё больше запутают и испугают.
  - Господа, - поднял руку Нотар, - у меня есть предложение. Мы можем избрать третий вариант, компромиссный.
  - Это какой же? - прищурилась Дэйр-Ринг.
  - Я изучил отчёты Шторма. Несмотря на то, что моргоры очень гордятся своим расовым единством, в действительности их империя довольно-таки расколота. Дома, на Горе-2, вся власть принадлежит старым родам. Формально у моргоров нет аристократии, и даже сам император - лишь первый среди равных. Но по факту... Знаете, это та ситуация, о которой говорят - "Может ли сын генерала стать маршалом? Нет, потому что у маршала тоже есть сын".
  Нотар использовал земные высшие военные звания, а не барсумские, потому что на Барсуме такая пословица была бы лишена смысла. В городах красных людей смертность на войне была достаточно велика, и мест на верхушке пирамиды всегда хватало. Что же до Лотара, то здесь смертность в войнах была равна нулю, и о социальных лифтах все давно забыли. Но в Лотаре и детей давно не рождалось, так что у генерала никакого сына быть не могло.
  А вот в империи моргоров кумовство со временем стало очень серьёзной проблемой. Там не было денег, не было наследственных титулов, поэтому отец передавал сыну только неформальные преимущества - свои связи, знакомства, рекомендации. Только отец и только сыну - женщины моргоров никакого статуса в обществе не имели, считаясь чем-то вроде говорящего имущества. Однако этого хватило, чтобы за много тысяч лет сформировались мощные кланы, основанные на взаимном поручительстве. Моргор, не имеющий таких рекомендаций, не имел и шансов на продвижение.
  Для одарённых и амбициозных личностей оставался только один путь - в космос. Руководить шпионскими сетями и готовить почву для вторжения. В Корпусе Разведки происхождение и рекомендации имели куда меньшее значение, чем способности и удача. Тут даже женщины моргоров могли сделать карьеру.
  Так постепенно сформировались два принципиально разных общества. Одно, планетарное - ориентированное на процесс, косное и сильно дифференцированное, состояло из разжиревшей (в переносном смысле, в буквальном моргоры не толстеют) глуповатой элиты и бесправной толпы плебса. Второе, космическое - ориентированное на результат, не менее иерархическое и безжалостное, но куда более гибкое. Формально лорд-маршал Корпуса подчинялся императору, на практике же организация была почти независима. Не потому, что разведчики отказывались подчиняться командованию на Юпитере, а потому, что процентов девяносто их проблем планетарная администрация просто не понимала - приходилось решать всё на местах самостоятельно.
  - Таким образом, если мы откроем тайну существования Ковенанта правильным моргорам из Корпуса Разведки - до императора она может и не дойти. Либо дойти в сильно искажённом виде - именно в таком, какой нам и нужен. "Явились гости из другой звёздной системы, немногочисленные, но с очень развитыми технологиями, которые подмяли курий под себя. Ссориться с этими гостями не стоит, немедленной опасности они не представляют - если их не спровоцировать". Поверьте, в правильной подаче информации начальству лорд-маршал разбирается гораздо лучше нас.
  - В этом я не сомневаюсь, но с какой стати он станет искажать информацию так, как выгодно нам? - поинтересовалась Дэйр-Ринг.
  - Разведчики куда менее ксенофобичны, чем жители метрополии. Им это по работе необходимо - уметь договариваться с ксеносами.
  - Допустим, но что мы сможем им такого предложить?
  - Просто возьмите парочку наиболее достойных доверия и устройте им экскурсию куда-нибудь за пределы Солнечной системы. Вернутся они шёлковыми. Потому что цивилизация, которая владеет сверхсветовым движением - это не та цивилизация, с которой стоит ссориться, если ты сам таким движением не владеешь. Они не знают, какие силы у нас в других системах, и вряд ли горят желанием это проверять. А главное, если о существовании у нас таких двигателей узнает император - он душу из разведчиков вытащит с требованием принести ему образец. Корпус окажется между двух огней, а им это совсем не нужно.
  
  План сработал процентов на восемьдесят. Агенты Юпитера, получив соответствующий урок, согласились не лезть к Ковенанту напрямую, а также признали, что сохранение его существования в тайне от столицы - в общих интересах. Однако они не прекратили диверсионно-разведывательную деятельность на планетах Солнечной в целом - даже в тех областях, где она пересекалась с планами Ковенанта. Подумав, кови решили, что этого достаточно - во всяком случае, на первое время. Большего они и не могли требовать - Корпус должен был окупать своё существование. Если бы он вообще свернул работу на каких-то планетах, или начал "итальянскую забастовку" - император мог отозвать его на Гор-2 в полном составе для разбирательства.
  
  Гродд, получив своё вожделенное бессмертие, утратил интерес к Гору-1. Теперь он был занят только интеграцией курий в свою часть Ковенанта. Притихли и лотарцы, получив в своё распоряжение вожделенных красоток из космоса. Правда, горианские рабыни оказались отнюдь не такими покорными, как утверждала горианская же пропаганда. Нет, некоторые были запуганы до такой степени, что готовы были подчиняться любому существу с пенисом, но таких оказалось немного. Многие из них сочли, что лотарцы - "слабаки" и "не настоящие мужчины". Что над ними можно доминировать.
  Некоторых лотарцев, кстати, это вполне устроило. После миллиона лет воздержания позволишь и плёткой себя отхлестать, лишь бы к телу допустили.
  Другие смогли со временем добиться вполне равноправного и гармоничного союза, постепенно избавив доставшихся им девушек от привитых комплексов на тему доминирования-подчинения.
  Третьи же... Скажем так, очень плохая мысль - провоцировать псайкера-телепата, подвергая сомнению его мужественность и заявляя, что он не сможет заставить вас что-то сделать. Сила мозга в таких делах намного страшнее, чем сила мускулов. Гродд уже доказал это куриям.
  Ричарда, однако, больше заинтересовал не первый и не третий, а второй случай. По его расчётам, горианские мигранты должны быть попросту неспособны к равноправным отношениям. Уравнение антижизни не позволит. Они могут подчинять других, как первая категория, или подчиняться, как третья. Но не сотрудничать... если только стабилизационная сыворотка не вывелась из их тел в новых условиях.
  Он попросил Нотара взять у нескольких девушек пробу крови. Нет, всё в порядке, бактерии "белого света" продолжали процветать... И тем не менее, психологические тесты показывали, что "горианский синдром" проходил. У кого-то медленнее, у кого-то быстрее, но примерно через десять марсианских лет от него должны были полностью избавиться все.
  Естественно, такой феномен не мог не привлечь его внимания, и Ричард немедленно затребовал глубокое сканирование мозга. После чего долго бил себя кулаком по голове. Раньше надо было догадаться!
  Нету на Горе никакого особенного штамма "белого света", знающего Уравнение! Горианская сыворотка делает ровно то же самое, что и все остальные штаммы - прокладывает в мозгу коммуникационную сеть. А уж какие данные через эту сеть передаются - не их проблема.
  Где-то на планете, или над планетой, или внутри планеты находится передатчик, транслирующий Уравнение. И Ричарду очень захотелось узнать, кто и зачем его построил и включил. Однако это нельзя выяснить, не разобравшись в мотивах Жрецов-Королей.
  Решено - все силы на штурм загадок Сардара. Обелиск подождёт!
  
  План, предложенный Дейзи-023, был основан на классическом принципе горы и Магомета. Если невозможно войти в Сардар - значит, нужно сделать так, чтобы Жрецы-Короли оттуда вышли.
  За три месяца на базах курий были построены 144 тяжёлых ударных планетолёта и столько же десантовозов. Конструкция ничем не отличалась от обычных курианских взрыволётов, вот только раньше строительство подобного флота вторжения отняло бы лет сто, не меньше. Ресурсы из других звёздных систем в сочетании с активной помощью хурагок делали чудеса.
  Кроме того, раньше на этих кораблях сидели бы живые курии, большинству из которых предстояло бы погибнуть от огня Жрецов-Королей ещё в космосе, не имея возможности никак повлиять на ситуацию. Лишь немногие по законам больших чисел прорвутся к планете (в транспортах) или успеют выйти на дистанцию ответного удара (в боевых планетолётах).
  Гродд посчитал такой подход излишним расходом биоматериала. Всё равно манёвр отвлекающий, так что нанесённый "противнику" ущерб в данном случае не имеет никакого значения. Все корабли были пусты и управлялись автопилотом, изредка получая указания на коррекцию курса по лазерному лучу.
  У Жрецов-Королей, кстати, всё обстояло точно так же. Всегда, а не только в этом конкретном сражении. Один корабль с живым Жрецом-Королём вёл в бой несколько (от семи до двадцати одного) кораблей с пилотами-мулами - человеческими рабами Жрецов-Королей. А каждый из мулов в свою очередь командовал несколькими (от пяти до двадцати) полностью автоматическими кораблями.
  Всего они вывели сейчас в космос 729 "тарелочек". Командовать таким флотом могли в худшем случае два, в лучшем - двадцать Жрецов-Королей. Все дисколёты были совершенно однотипными и угадать, на какой из них находится живой инсектоид, было сложно. Косвенной подсказкой могло служить только то, что пилотируемые корабли держались обычно в тылу, не выходя на линию прямого огня, но и "тыловиков" было более сотни.
  Если, конечно, в атакующем флоте нет Охотника за душами.
  
  Двигательные и наступательные технологии Жрецов-Королей основаны на использовании нулевого элемента - но без ядер. Скорее это можно описать как "небиологическую биотику". Множество тонких волокон элно, обрабатываемых импульсами тока.
  Эта технология даёт им идеальные стелс-двигатели на базе асимметричного варпа - хотя классическими тяговыми лучами они тоже не брезгуют, так как те позволяют экономить нулевой элемент на строительство, а также энергию на разгон и торможение. Формально на "канатной дороге" и на асимметричном варпе на разгон до той же скорости тратится то же самое количество энергии. Вот только в первом случае её тратит громадная станция, а во втором - не такой уж большой кораблик, у которого запасы топлива ограничены.
  Кстати, станции "канатной дороги" у курий, Жрецов-Королей и моргоров практически одинаковы по конструкции (есть, конечно, некоторые различия в реализации, но сама идея - одинакова). Причём эта концепция не то, чтобы тривиальна, не из тех что "да это же все знают", типа ракет на химической тяге. В другие эпохи она встречалась редко. Напрашивался вопрос - кто у кого украл и в каком порядке?
  На нулевом элементе работало и оружие. Граприс, изучив записи предыдущих сражений с куриями, пришёл к выводу, что "серебряные трубы", стоящие на всех кораблях Жрецов-Королей, являются примерным аналогом техники "Воспламенения", которая применялась в его эпоху - они создают высокочастотное поле эффекта массы, в котором молекулы цели становятся тяжелее - то есть подскакивает их кинетическая энергия, в просторечии - температура. Более редкий, но в то же время более пугающий гравидеструктор, который перемалывал твёрдые тела в пыль, был аналогом биотического навыка "Деформация".
  Оба типа вооружения имели чудовищную поражающую силу, но при этом весьма скромный радиус действия. Корабль Жрецов-Королей мог без проблем уничтожить любой искусственный объект курий, который оказывался в радиусе сотни километров от него - будь то планетолёт, ракета или даже Стальной Мир. Вся сложность была в том, чтобы подойти к ним на расстояние удара. Поскольку дисколёты Сардара были быстрее, тактика курий в сражениях с ними в основном сводилась к тому, чтобы засыпать противника роями ракет прежде, чем он догонит. Да, Жрецы-Короли могли сжечь любую боеголовку, да, у них практически не было ограничений по боеприпасам - но когда целей сотня сразу и все заходят с разных ракурсов...
  На каждом боевом планетолёте - шесть пусковых шахт, на каждом транспорте - одна. Таким образом, все вместе могут выпустить чуть более тысячи ракет, двенадцать тысяч боеголовок. Чуть больше шестнадцати на каждую "тарелочку". На максимальной скорости сближения они проходят зону работы ПКО за 0,2 секунды. Ну хорошо, за 0,4 секунды, если пожертвовать максимальной эффективностью оружия ради дальности. Кажется, что у инсектоидов вообще нет шансов.
  Но увы, не всё так просто. Корабли Жрецов-Королей обладают почти идеальной противолучевой защитой. Никакое электромагнитное излучение не может им повредить. А ядерный взрыв в вакууме - это в основном именно электромагнитное излучение, в рентгеновском и гамма-диапазоне.
  Нанести кораблю существенный ущерб боеголовка может либо прямым попаданием, либо потоками быстрых частиц, которые возникают в результате испарения материала ракеты. Но первое крайне сложно организовать - дисколёт почти плоский, и во время боя обычно развёрнут ребром к противнику, вдобавок стремительно и непредсказуемо маневрирует. А второе требует очень приличного количества взрывов в непосредственной близости - обшивка у корабля толстая, оптимизирована для борьбы с космической радиацией - каждая отдельная вспышка наносит ему очень скромный ущерб. По статистике курий, для выведения аппарата Жрецов-Королей из строя нужно подорвать около четырехсот боеголовок в сотне километров от него, или ста боеголовок в пятидесяти километрах, или двадцати пяти на том же расстоянии в километрах... ну, вы поняли закономерность.
  Разумеется, обеспечить 291 600 боеголовок не смог бы ни один флот курий за всю историю, но ситуация облегчалась тем, что шли корабли Жрецов-Королей компактными группами - так они могли прикрывать друг друга огнём, но при этом один взрыв мог облучить быстрыми частицами сразу несколько кораблей.
  Командующему Жрецов-Королей по сути нужно было сделать только один выбор - на какой скорости вести сближение с флотом противника. Проскочить зону действия его ракет за секунды, нанеся удар "на пролёте" и сразу выйдя из зоны поражения - или тормозить, подставляясь под огонь, потерять часть флота - но зато подойти вплотную к кораблям курий и без помех перебить их.
  Если курии делились на несколько отрядов, группа перехвата тоже делилась на флотилии, и в каждой принимали аналогичное решение отдельно.
  В этот раз (как и в большинстве прошлых сражений) Жрецы-Короли выбрали классическую тактику "прорыв с торможением". Как обычно, шли двумя волнами - в первой корабли-автоматы и половина мулов, во второй - сами богомолы и вторая половина мулов.
  За время сближения корабли курий теоретически успевали выпустить шесть залпов, на практике - всего пять, потому что на шестой у них уже боезапаса не было. Каждый боевой планетолёт нёс по тридцать ракет.
  В этот раз, однако, совершенно нестандартно повёл себя флот курий. Выпустив первую волну ракет, он почему-то прекратил огонь и спокойно ждал сближения, будто забыв, что на малых дистанциях - верная смерть.
  Более того, эта первая волна вообще не была нацелена на флот Жрецов-Королей. Наоборот, она его огибала по таким траекториям, чтобы ни одна ракета не попала в зону действия серебряных труб или гравидеструкторов. Ракеты снова объединились уже позади "тарелочек"... затормозили на остатках топлива (!)... и включили механизмы разведения, выпуская из себя не боеголовки, а мощные станции-помехопостановщики. Те немногочисленные, что всё-таки взорвались, выпустили облака ионизированного газа, которые ещё надёжнее отрезали флот защитников системы от связи с домом.
  Смысл манёвра стал понятен, но совершенно непонятна цель. Какая польза куриям от того, что флот Жрецов-Королей доложит о победе не сейчас, а через полчаса, когда выйдет из "тени" помех? Только ракеты зря потратили.
  Курии по-прежнему не стреляли - пока дистанция между флотами не сократилась до тринадцати мегаметров. Когда "тарелочки" пересекли невидимую черту, транспорты внезапно начали раскрываться, как цветы. Прямо в космосе - открывать главные аппарели, предназначенные для высадки десанта на планетах.
  Но наружу хлынули отнюдь не полки пехоты. Их там вовсе и не было! Каждый транспорт вытолкнул из себя четыре связки по шестнадцать ракет в каждой.
  Замерцали лазеры подсветки целеуказания, дали залп боевые планетолёты, разделились связки из транспортов - и десять тысяч ракет одновременно рванулись навстречу "тарелочкам". Сто двадцать тысяч боеголовок! В одной волне! Нечего было и думать пережить такой массированный обстрел.
  "Теперь понятно, - с горечью подумал Жрец-Король, командовавший флотом. - Они и не собирались прорываться к центральным планетам. Единственной целью этого флота было нанесение максимального ущерба нашим силам. Истратив все ракеты, он вернётся на базу. Мы недооценили, какие ресурсы курии готовы потратить на одну локальную операцию... А я поверил аналитикам и подвёл Мать..."
  И тем не менее, флот Сардара отважно рванулся вперёд, набирая максимальное ускорение. Если хотя бы несколько кораблей прорвутся к построениям курий (а по статистике такие везунчики должны быть - за счёт того, что другим достанется больше ракет) - они смогут нанести значительный урон, прежде чем будут уничтожены. Вокруг заполыхало ядерное пламя. Ракет было так много, что они мешали друг другу - каждый взрыв мог задеть другие боеголовки или рассеять лазерный луч подсветки. Если бы боевыми действиями командовали настоящие курии, они вполне могли бы упустить в этом огненном аду часть целей.
  Но процессом руководил (хоть и удалённо) Ричард, сросшийся с ИИ "Единства" и получающий указания от Охотника. И ракеты выходили на цели с математической точностью, взрывы были синхронизированы до микросекунд.
  Когда обстрел неожиданно прекратился, все корабли-автоматы были выведены из строя или уничтожены, а Жрецы-Короли и мулы в кабинах пилотируемых аппаратов - спали тяжёлым сном. Некоторые ракеты несли на себе не атомные заряды, а ловушки для душ...
  
  Жрецы-Короли Ковенанту понравились. Это были красивые, сильные и интеллектуальные существа, которых любой правитель посчитал бы за честь иметь своими подданными. Правда, поначалу они казались раздражающе высокомерными, но во-первых, у Ковенанта и своего высокомерия хватало - ему ли других упрекать. Одна только мания величия Гродда чего стоила... да и жадность Ричарда недалеко от неё ушла. А во-вторых, стоило познакомиться с ними чуть поближе, и становилось ясно, что это высокомерие кажущееся - оно скрывало потрясающую наивность богомолов, полное отсутствие у них навыков социальных взаимодействий. Они просто не умели нормально общаться с представителями других видов, потому и отгородились от них в своём Сардаре. Мулов, без которых не могли обойтись, они низвели до уровня органических исполнительных механизмов - опять же, не по злости, а из банального непонимания, что вообще с ними делать. Естественное поведение человека (или почти любого другого разумного) казалось им слишком непонятным, раздражающим и опасным. С точки зрения сдержанных и утончённых Жрецов-Королей люди были просто истеричными подростками с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.
  Дж-Онн, однако, быстро нашёл с ними общий язык - идеальный самоконтроль и безукоризненная вежливость Преследователя пришлись инсектоидам по нраву. Марсианские чувства помогли ему быстро освоить химический язык Жрецов-Королей и язык прикосновений антенн. А восемь мозгов собеседника - не препятствие для того, кто может произвольно перестраивать свою нервную систему за секунды. Старший брат позже говорил, что многому от них научился.
  Пленников держали в информационной изоляции - они не видели никого, кроме Дж-Онна, и ничего, кроме стен своих камер. Они до сих пор полагали, что находятся в плену у курий. Это означало, что рано или поздно их съедят, но Жрецы-Короли не видели смысла переживать по поводу того, что не могли изменить. Дж-Онн никогда не объяснял им, кто он такой на самом деле - но из их мыслей знал, что его воспринимают как попытку курий создать искусственного Жреца-Короля. Он вёл разговоры на отвлечённые темы - а сам потихоньку сканировал всё более глубокие слои памяти.
  
  В Сардаре дела обстояли очень и очень плохо. Жрецы-Короли всё ещё оставались могучей военной силой, но в долгосрочной перспективе они угрожать никому уже не могли. Лишь удерживать то, что имели - и то с каждым тысячелетием всё хуже и хуже.
  Как и лотарцы, они были бессмертны, но давным-давно перестали размножаться. Как и у лотарцев, их численность медленно, но неумолимо сокращалась, потому что их пожирали. Роль хищника-истребителя в Лотаре играл священный бант Комал, а в Сардаре - священный золотой жук. Правда, если Комалу скармливали преступников и политических оппонентов, то золотому жуку Жрецы-Короли сдавались со временем сами. В их жизни было очень мало удовольствий, а жук выделял аттрактанты, действующие на них подобно наркотику.
  Фактически добровольная сдача "радостям золотого жука" была единственным видом смерти, доступным Жрецам-Королям (если не считать столь же редкой гибели в космическом бою с куриями). Они были биологически бессмертны, слишком умны и живучи, чтобы погибать от несчастных случаев, внутривидового насилия не знали, а все другие народы Гора были недостаточно развиты, чтобы нападать на них. В нормальном улье Жрецов-Королей золотой жук играл позитивную роль - санитара, который обеспечивал комфортную и неторопливую смену поколений. Разум Жрецов-Королей конечен, как и у людей, но "период полураспада" у них составлял около ста тысяч лет. Лучше сдаться жуку, чем спустя примерно десять тысяч лет впасть в кататонию или в буйство.
  Увы, горианский улей никак нельзя было назвать нормальным. Его королева отложила за свою жизнь около миллиона яиц, но из всех вылупились только бесполые рабочие особи - ни одной новой Матери или трутня. Сейчас она уже давно стала бесплодной - оплодотворённые при первом роении яйца в её утробе закончились ещё до появления в Солнечной курий. Вдобавок, сыворотка бессмертия, разработанная для рядовых особей, на неё действовала лишь частично, и Мать, в отличие от своих подданных, старела не только психологически, но и физически. Миллион лет она протянула, постепенно теряя подвижность и рассудок, но сейчас бы уже не выдержала нового спаривания с трутнем, даже если бы такой и нашёлся.
  И тем не менее, это не означало гибели улья. Где не потянет биология, вытянет наука. Жрецы-Короли владели искусством молекулярного синтеза живых организмов. Они иногда практиковали его на мулах и других разумных. Теоретически могли бы воссоздать и себе подобных.
  Естественно, Спартанцы, услышав об этой технологии, сделали стойку. И зря, потому что, как оказалось, воссозданные таким образом копии были всего лишь близнецами оригиналов. Содержимое мозга не воспроизводилось. Память можно было залить вручную - как методами технообучения Жрецов-Королей, так и методом Ричарда, с помощью "красного света", но это не имело бы ничего общего с загрузкой Эссенции, то есть подлинным воскрешением.
  Впрочем, это потом. Вернёмся к проблемам Жрецов-Королей.
  Воспроизвести Мать или самца таким методом они не могли - за отсутствием образца для копирования. Но бесполые работники улья вполне могли бы обойтись вообще без королев и трутней - просто воспроизвести себя нужное число раз. Редактирование ДНК позволяло обеспечить нужное разнообразие - в генетике Жрецы-Короли знали толк. Мешала, как ни странно, религия.
  Как и лотарцы, Жрецы-Короли ни за что бы не признали тот факт, что они были религиозны. Лотарцы не использовали в отношении Комала слово "бог" - они просто были уверены, что если перестать его кормить, мир исчезнет. А Жрецы-Короли точно так же не считали богами себя - тем не менее, их плоть была для них священна и неприкосновенна, а опыты над ней были бы расценены как еретические.
  
  Более глубокие слои памяти открыли и другие интересные вещи. Например, откуда взялся Гор-2 и его обитатели.
  Межзвёздный перелёт - опасная вещь даже для целой планеты. Поэтому в такие путешествия Жрецы-Короли всегда отправлялись минимум на двух больших кораблях, и в сопровождении минимум шести шлюпок-лун. Если один из сфероульев терпел аварию, его экипаж и пассажиры перебирались на второй.
  Именно так и случилось два миллиона лет назад, когда они прибывали в Солнечную систему. Столкнулись с чем-то (или с кем-то) в облаке Оорта, всего за половину светового года до места назначения. Починить генераторы гравитации на ходу не удалось и Совет Матерей (тогда их было несколько) принял решение бросить повреждённый звездолёт, эвакуировав всё живое с него на целый.
  Эвакуация прошла почти без потерь, и вскоре (пятьсот лет спустя) Гор успешно припарковался на орбите вокруг Солнца. Правда, у него оказалось слишком много спутников, и лишние малые сфероульи пришлось отправить к другим планетам. В частности, одна из таких подменила собой земную Луну. Они получили практически полный контроль над системой, бесчисленные формы жизни были выведены на поверхность Гора... словом, всё было хорошо.
  Но Жрецы-Короли понимали, что возле Солнца они навечно не останутся. А межзвёздный перелёт всего с одним большим сфероульем был слишком опасен. Следовало пополнить флот. С этой целью сразу после завершения роения небольшая семья (на пару тысяч особей) была отправлена к местному газовому гиганту, пятой планете - с задачей построить из его материала резервный корабль.
  Могучие машины пережигали водород юпитерианской атмосферы в тяжёлые элементы, отливали из этих элементов стокилометровые трубы и плиты, и собирали из них второй Гор. Эта работа должна была занять около ста тысяч лет, но Жрецы-Короли никуда не спешили - всё равно вылет был намечен через двести.
  Но две тысячи инсектоидов, даже если у каждого из них по восемь мозгов, не могли уследить за всеми нюансами этой масштабной стройки. Им нужны были помощники. Люди не годились - хотя бы потому, что находились в тот момент где-то на стадии хомо эректусов. А ещё потому, что дохли как мухи от радиации, которой на Юпитере было хоть залейся - как от поясов Ван Аллена, так и от термоядерных печей, в которых создавались детали планеты.
  Подумав, Жрецы-Короли взяли один из видов в своём запаснике, слегка генетически его доработали и получили идеальную обслугу для стройки. Существа с "защитным режимом", которые могли прятать мягкие ткани внутрь металлизированного каркаса. Они легко переносили радиацию, скачки давления, изменения химического состава атмосферы и перепады температур. Они были очень терпеливы и трудолюбивы, прекрасно разбирались в технике. При этом достаточно рациональны, чтобы не бесить Жрецов-Королей перепадами настроения, как это свойственно людям.
  Их назвали "рабами Гора". На древнем языке, который использовался для общения с тогдашними мулами - "моргор".
  Жрецы-Короли Гора-1 не знали, что именно случилось с семьёй, которая отправилась на Юпитер. В их архивах присутствовало сообщение, полученное через двести тысяч лет после прибытия - о завершении строительства корпуса сфероулья и начале формирования его экосистемы. После этого форпост на пятой планете замолчал совсем. Высланный ещё двести тысяч лет спустя на разведку дисколёт обнаружил пустые жилые камеры, полностью исправные системы жизнеобеспечения, заросшую лесами жилую поверхность и деградировавших моргоров на стадии каменного века. Было решено оставить корабль-планету там же, на месте строительства, в режиме консервации - и забрать непосредственно перед вылетом в следующую систему назначения.
  Когда спустя восемьсот тысяч лет возле Юпитера начали пропадать корабли, никто не связал это с моргорами - по всем расчётам они должны были давно уже вымереть или деградировать до животного состояния.
  
  Очень интересная история - но даже вычерпав до дна воспоминания пленников, Ковенант не смог найти разгадки - что именно с ними случится через сотню земных лет? Чем будет вызвано вымирание половины или более улья? Золотому жуку так массово не сдаются, суицид - дело сугубо индивидуальное.
  Пленные Жрецы-Короли не допускали и мысли о возможности такой катастрофы. Они были уверены, что их народу предстоит неспешно вымирать ещё очень долго.
  Тем не менее, об их боевых, разведывательных и экономических возможностях было получено достаточно полное представление. Это весьма расширило спектр возможных действий - в частности, открыло многочисленные возможности для спецопераций на Горе вообще и в Сардаре в частности.
  - Я займусь ими, - предложил Нотар. - Они мне нравятся - они очень похожи на мой народ и страдают от тех же проблем.
  - И как именно ты это хочешь сделать? - уточнил Ричард.
  - Измените моё биопластиковое тело так, чтобы оно выглядело, как у Жреца-Короля. Я вернусь в Сардар под видом побега из плена курий. С помощью проекции заглажу дефекты модели. Отслежу, что там происходит, до самого кризиса.
  - И что ты можешь там узнать такого, чего не узнает с помощью ясновидения Джаффа Шторм?
  - Шторм может только наблюдать. Я же смогу задавать вопросы и ставить эксперименты. Кроме того, когда кризис наконец наступит, у меня будут уже готовые рычаги влияния, чтобы его предотвратить. Отдай мне Жрецов-Королей и я отдам тебе Гор.
  - Похоже, это уже традиция в Четвёртом Ковенанте - спасать народы, чтобы править ими. Сначала Гродд, теперь ты...
  - Первым был ты, во Втором. Я всегда тщательно изучаю традиции народов, с которыми собираюсь жить. И следую им.
  - Туше. Ладно, сейчас попробуем из тебя вылепить что-то похожее на богомола...
  
  У самого Ричарда было гораздо более важное дело. Он рассылал по Галактике многие тысячи зондов в поисках сигнала Чёрного Обелиска. Увы, извлечь из стазиса завод Предтеч не представлялось возможным - иначе их были бы миллионы и процесс бы значительно ускорился. А так приходилось обходиться собранными на скорую руку детекторами искажений Эмпирея, к которым кое-как присобачивались импульсные двигатели. "Кротокрыс" доставлял их в облако Оорта интересующей системы, а оттуда они уже ползли на трети скорости света к центральным планетам.
  Естественно, эта работы была не быстрой - первые результаты будут получены лет через десять, если повезёт и через пару сотен - если не очень. Но основную часть этого времени он мог провести в стазисе - постоянное личное участие не требовалось, только анализ полученных данных.
  
  БАРСУМ-2
  
  Долго поработать у него не получилось. Как обычно, стоило отвернуться на пару минут, как в подопечной системе тут же начала твориться какая-то ерунда.
  На Барсуме были одновременно убиты оба Хранителя атмосферной фабрики - самого важного объекта на всём Барсуме. Это огромное строение расщепляло углекислый газ и вырабатывало кислород для дыхания всех марсиан, который затем выпускался в атмосферу через пять главных распределительных станций и сотни вторичных. Освобождённый углерод шёл на синтез удобрений для сельского хозяйства.
  Поскольку её работа была необходима для выживания всей планеты, никто никогда не покушался на эту фабрику, исключая откровенных сумасшедших. Тем не менее, она была прекрасно защищена - практически непробиваемые стены 45 метров в толщину могли выдержать прямое попадание ядерного заряда. Убежища из мира Ричарда показались бы картонными в сравнении с этой конструкцией. Бронедвери (ничуть не уступавшие стенам в прочности) открывались мысленной командой, которую знали всего два человека на всём Барсуме.
  Но сейчас эта защита играла против самих же строителей (точнее, их дальних потомков). Один из Хранителей был убит на фабрике, во время дежурства, второй, его сменщик - в собственном доме. Фабрика оставалась наглухо запечатанной, а между тем её машины оказались отключены. Барсумцы, в принципе, могли пробить стены, чтобы запустить их снова. Только на это требовались месяцы, а кислорода в атмосфере хватало всего на несколько дней.
  - Стоп, - ошизел Ричард, - это вообще как?!
  При содержании кислорода в атмосфере меньше семи процентов человек дышать не сможет. А семь процентов от общей массы атмосферы, сравнимой по плотности с земной, это... много.
  Он на всякий случай сделал простейшие прикидки. Даже если предположить, что плотность атмосферы соответствует временам Ма-Алека-Андры (а она сейчас во много раз выше), и добавить, что барсумская биосфера потребляет столько же кислорода, сколько земная (а она во много раз меньше), то всё равно запасов кислорода должно хватить на три с лишним марсианских года или на без малого шесть земных!
  "То ли я чего-то не учитываю, то ли всё это грандиозное мошенничество, и Барсуму ничего не угрожает. Даже при самом худшем раскладе они три раза успеют продолбить стену фабрики, прежде чем концентрация кислорода станет критически низкой! И это если предположить, что фотосинтезом на планете вообще никто не занимается, а ведь какая-то флора здесь есть, пусть и недостаточная для полного обеспечения фауны".
  Он выслал автоматические зонды взять пробы воздуха в разных районах планеты. Вряд ли кому-то в такой ситуации будет до тщательного изучения неба, а если и заметят - вряд ли станут тратить время на перехват. Все крупные государства Барсума уже знали о случившейся катастрофе.
  Стоило ему взглянуть на результаты проб - и его спокойствие словно ветром унесло.
  Неизвестные злоумышленники не просто отключили атмосферную фабрику! Они переключили её в режим выработки монооксида углерода, более известного, как угарный газ! При этом хитрая система труб (которая в норме обеспечивает равномерную доставку кислорода всем районам и исключает образование пожароопасных регионов) работала против марсиан - концентрация отравы медленно повышалась во всех обитаемых районах планеты, не вызывая подозрений, пока не достигнет опасного порога. При этом для воспламенения доля CO в воздухе будет всё ещё слишком мала.
  Это был очень грамотный ксеноцид. Не стоит даже думать, что такое можно проделать случайно - провернуть подобную комбинацию может только специалист по терраформирующей технике и биологии живых организмов.
  Ричард, конечно, мог бы предотвратить его в три щелчка пальцев. Причём предотвратить в одиночку, даже не требуя помощи остального Ковенанта. Раз - прыгаем к Барсуму (именно прыгаем, на досвете уже не успеть долететь). Два - хватаем трамод и мчимся к фабрике. Три - проходим сквозь её "непроницаемые" стены и переключаем машины на очистку от угарного газа и синтез кислорода, как и положено. Вот только после этого о секретности Ковенанта в Солнечной придётся забыть - об этом "подвиге" каждый калот будет знать. Предположим, на планете он ещё сможет стать более или менее невидимым, но вот открытие портала пространства скольжения над планетой - видно даже невооружённым глазом.
  Спрашивается, готов ли он пожертвовать конспирацией ради спасения жителей планеты, которые ему не друзья и не родственники?
  Он хотел было вызвать Охотника за душами и спросить, какова вероятность вымирания Барсума в ближайшую неделю, но передумал. Допустим, Охотник укажет десять процентов или ниже. И что это даст? Может, она как раз потому и низкая, что Ричард всех спасёт?
  Кстати, об Охотнике... если прыгнуть на малую высоту, куда-нибудь в необитаемую область, впритык к поверхности... "Найткину" не в первый раз такой манёвр выполнять. Конечно, барсумские пустыни необитаемы только условно. Но сочетание рекомендаций Охотника и орбитальных съёмок поможет избежать столкновения с племенами зелёных кочевников. Ему понадобится территория без единого наблюдателя в радиусе... 88 километров?! Многовато, вряд ли удастся выцарапать такой большой кусок безлюдной пустыни. А если прыгнуть в естественную впадину? Например, в долину реки Исс? Там вполне можно найти участки без паломников. А лететь от этой долины до центральной фабрики не так далеко - две тысячи километров максимум.
  Он скомандовал ИИ начать расчёт внутрисистемных прыжков к Марсу и вызвал на связь Охотника.
  
  Так получилось, что Ричард впервые в этой эпохе оказался на родной (для Алефа) планете, хотя занимался её проблемами уже не первый год. Пафосные выражение вроде "впервые ступил на её почву" или "впервые вдохнул её воздух" были здесь неприменимы. Он не касался ногой земли, потому что летел, и не дышал, потому что кислородная атмосфера была бы для него ядовита.
  Долина реки Исс представляла собой впечатляющее зрелище. Эта система каньонов превышает знаменитый Большой каньон реки Колорадо в 10 раз по длине, в 7 - по ширине и в 7 - по глубине, и является самым крупным известным каньоном на планетах (самый большой каньон в Солнечной системе обнаружен на спутнике Плутона - Хароне). Земляне намного позднее назовут её долинами Маринера. Это также почти единственное место на Барсуме, где можно встретить дикую высшую растительность, не поддерживаемую гидропоникой (мох, распространённый в пустошах, не в счёт). Казалось бы - за право заселить этот Эдемский сад должны идти непрерывные сражения, но долина пуста, если не считать немногочисленных лодочек паломников. Религиозные соображения удерживают красных и зелёных барсумцев подальше от этого места.
  Увы, любоваться красотами не было времени. Следовало найти место для парковки "Найткина" и как можно быстрее вылетать на юг. Каждый час промедления в атмосферу выбрасывались сотни тысяч тонн яда - а угарный газ очень коварен, он если и не убивает сразу, то может оставлять долгосрочные последствия для здоровья. Конечно, барсумцы благодаря симбиозу с растениями, а также своей продвинутой медицине более устойчивы в этом отношении - всё, что их не убивает на месте, со временем пройдёт. Но тем не менее газ может оказать угнетающее воздействие на экосистему в целом - белым обезьянам или диким бантам никто не будет оказывать медицинскую помощь.
  На трёх махах он достиг заветного здания менее чем за час. Фабрика была окружена сводной спасательной командой из красных барсумцев разных городов-государств, а над ней парил такой же сводный флот. Даже несколько тысяч зелёных кочевников были здесь - они не могли помочь технически, но охраняли работников от возможного нападения с земли. Какая жалость, что такое трогательное единство жители планеты демонстрировали лишь в последние дни своей жизни. И как только фабрика снова заработает нормально, они тут же дрожащими от отравления руками потянутся к мечам и "радиевым" карабинам.
  Впрочем, жаль - это если смотреть с точки зрения землянина, которому Барсум почему-то дорог. Для всех остальных жителей Солнечной его раздробленность - большая удача. Да и сами барсумцы не видят в вечных войнах ничего печального или предосудительного.
  Он уже собирался нырнуть в стену, убедившись, что его никто не заметил, когда увидел быстро приближающийся с юга воздушный корабль.
  Этот был одноместный скоростной флаер с опознавательными знаками, которые Ричарду ничего не говорили - хотя он знал эмблемы и цвета всех ведущих городов-государств Барсума. Однако тем, кто штурмовал твердыню они, похоже, что-то сказали - один из зелёных воинов вскинул винтовку, но его командир сильным ударом выбил оружие из руки. Да и воздушное охранение красных поспешно расступилось, давая новому гостю место для посадки.
  Флаер приземлился довольно неуклюже - врезавшись носом в грунт почти на полметра. Поскольку никаких поломок системы управления Ричард не видел - либо пилот давно не сидел за штурвалом, либо был не в лучшей форме. Впрочем, кто сейчас на Барсуме, кроме Ричарда, был в хорошей форме?
  Из кабины выпрыгнул мускулистый золотоволосый белокожий мужчина, чей лоб был украшен диадемой с удивительным кристаллом-призмой - он расщеплял падающий солнечный свет на девять монохроматических лучей - семь видимых, примерно соответствующих земной радуге, ближний инфракрасный и ультрафиолетовый. Землянин, разумеется, два последних бы не увидел, но и марсиане их обычно не видели. Лучи воспринимались только глазами пришельца, спектр видения которых был хирургически расширен. А уже носитель диадемы телепатически транслировал образ этих двух лучей всем окружающим - так же как лотарцы транслировали образы своих предков. В целом комплекс зрения, амулета и психосилы служил очень ощутимым подтверждением его власти, которые было сложно подделать, даже похитив кристалл. Ричард бы, например, не смог - лучи он видел, но не мог их спроецировать. А Нотар на его месте просто не знал бы, "какого цвета" инфракрасное излучение. Хотя для Дж-Онна или М-Ганн тут не возникло бы проблемы.
  Золотоволосый пришелец подошёл к броневым дверям вплотную, сосредоточился - и выпустил девять импульсов, девять образов звука, которые, как догадался Ричард, соответствовали девяти лучам в его диадеме.
  И первая из трёх бронедверей поехала внутрь!
  - Кто вы?! - ошеломлённо воскликнул предводитель красных марсиан, которые безуспешно пытались подобрать код уже два дня. - Только два человека на всём Барсуме знали этот пароль!
  - Только двое из низших существ, подобных вам, - надменно поправил их пришелец, открывая вторую и третью дверь. - Я святой ферн десятого цикла, Сатор Трог! Быстро запустите машины, или мне придётся всё делать своими руками?!
  
  О загадочном народе фернов на Барсуме знали мало, что не мешало их почитать. Они считались жрецами долины Дор, привратниками от местного рая. Только они могли подарить вечную жизнь тем, кто прожил свою тысячу лет и отправился в последнее паломничество.
  И они её действительно дарили... в ядре Кровавой Луны. Хотя и сами не знали об этом, разумеется.
  Откуда ферны знали пароль? Ну, они, надо полагать, были в родстве со строителями атмосферной фабрики - либо кто-то из бывших Хранителей совершил паломничество в долину Дор и унёс туда свои знания. Первое вероятнее - на это указывали "спектральные" кристаллы, которые носили в диадеме ферны и на груди - Хранители фабрики. Это были осколки одной и той же древней культуры.
  Двое красных марсиан, дежуривших у дверей фабрики, кинулись внутрь, чтобы активировать машины... и рухнули, не пробежав и десяти метров. Их грудные клетки были разворочены "радиевыми" пулями. Эти мини-гранаты обладают идеальным останавливающим действием - при попадании в туловище или в голову человек умирает практически мгновенно, а в руку или в ногу - он может и проживёт ещё пару минут, но боеспобность всё равно потеряет сразу. Если добавить тепловое самонаведение, которое позволяет практически не целиться - это идеальное оружие типа "выстрелил и забыл". Земное пулевое оружие ни в какое сравнение не идёт с этими монстрами - человек, продырявленный обычной пулей, в большинстве случаев успевает выстрелить в ответ.
  Сатор Трог, конечно, не горел желанием подставляться под огонь неизвестных убийц. Он вскинул свой пистолет, намереваясь выпустить пару пуль в темноту прохода... и опустил его. Выстрелы могли повредить драгоценную технику фабрики, необходимую для спасения Барсума. Огромные реакторы и насосы вырабатывали массу тепла, пули обязательно "притянулись" бы к ним.
  У стрелка внутри таких опасений не было, и его пули, вылетев из двери, быстро скосили ещё несколько человек. Марсиане прижались к стенам и начали совещаться, что им делать. Они бы не побоялись завалить врага числом, живыми волнами атакуя его, пока не подошли бы на дистанцию использования мечей. Для такой великой цели, как спасение планеты, их собственная жизнь ничего не значила. Но дверь была слишком узкой, и больше двух человек одновременно в неё пройти не могло. Убийца внутри мог преспокойно отстреливать их, пока хватит патронов.
  Дверь, между тем, начала закрываться. Сатор Трог тут же послал новый мысленный импульс, чтобы удержать её открытой, но это не помогло - моторы нельзя было переключить на реверс, пока цикл не отработан до конца. Внешняя дверь соединилась со стеной, так плотно, что даже щёлочки нельзя было найти, и лишь после этого, реагируя на очередной мысленный "крик", начала снова открываться. Но за это время неизвестный внутри фабрики успел закрыть вторую дверь. Играть в эту головоломку с обеих сторон можно было долго, но у осаждаемого было сколько угодно времени - он-то дышал чистейшим воздухом. А снаружи концентрация CO с каждой минутой повышалась. Ричард пришёл к выводу, что без него всё-таки не обойдётся.
  Он перехватил радиосообщение из Гелиума, где говорилось, что на помощь уже вылетел со своим отрядом одвар Джон Картер. Землянин был известен своими нестандартными решениями и практической непобедимостью, наверняка он бы нашёл способ взять и эту крепость, как взял Зодангу. Но ему предстояло лететь не менее часа, а Ричард уже был здесь. Так что придётся украсть у него кусочек славы. Ничего, Барсум большой, места для подвигов ещё хватит.
  
  Просочившись сквозь стену фабрики, Ричард сунул во внутренние помещения пару щупалец с глазами и осмотрелся. В огромных залах находились всего два человека, если не считать уже мёртвого Хранителя. Один держал оборону у входа с двумя радиевыми пистолетами в руках, второй колдовал над пультом, регулируя выбросы угарного газа.
  Оба гостя выглядели весьма примечательно... хотя бы тем, что никто из них не был барсумцем.
  Над приборами работал мул Жрецов-Королей - белокожий мужчина без признаков возраста и без единого волоска на теле. А оборону держал... точнее держала девушка. Поначалу Ричард принял её за воительницу из чёрных пиратов Барсума (хотя у них, как и у всех народов Барсума, кроме зелёных, женщины не воевали), но заглянув внутрь, увидел там вполне человеческий комплекс органов. Да и кожа у неё была, если присмотреться, не эбеново-чёрной, а скорее тёмно-коричневой. Типичная земная негритянка, довольно красивая. Причём не старше 16 лет - ещё не совершеннолетняя по законам большинства земных стран. Исполнителей ксеноцида в планетарных масштабах обычно немного не так себе представляешь...
  Тем не менее, пистолеты она держала вполне уверенно, было видно, что подстреленные в проходе марсиане - далеко не первые трупы в её карьере. Да и взгляд - совсем не детский, и не у всякого подростка такой встретишь. В нём читалось не спокойствие, а отчётливая жажда крови. Исходящий от неё запах только усиливал впечатление - адреналиновая наркоманка как есть. У барсумианки или белой марсианки, даже юной, такие глаза вполне могли быть, но землянка... вроде девушек на Земле в девятнадцатом веке немного иначе воспитывали, даже чёрных девушек... Она что, на Барсум прямо с фронтов Гражданской перенеслась, как Джон Картер? Если да, то на фронте она мародёрила трупы и дорезала раненых, не иначе.
  По сравнению с барсумцами или с мулом она была физически сильной - взросление при земной гравитации, плюс превосходная спортивная форма. Должно быть, так бы выглядела в юности Кассандра-075, если бы не пошла на аугментацию. Конечно, Джон Картер был сильнее, а большинство бойцов Ковенанта первой линии (все Ма-Алек, джиралханай, Спартанцы) вообще завязало бы её узлом без малейшего труда. Но Ричард на пару секунд замешкался, прикидывая, как лучше её обезвредить, не убивая. Дело не в том, что его останавливали какие-то моральные соображения (убийство женщины и почти ребёнка - не самое приятное дело, но ему приходилось делать и похуже). Просто, не являясь телепатом, он не мог просканировать девчонку и мула прямо на месте. А было очень интересно, кто они такие, откуда взялись на Барсуме, как проникли на станцию и зачем устроили диверсии.
  Вырубить их он, конечно, сможет даже без ловушек душ - а вот как потом вытаскивать мимо окруживших станцию разъярённых марсиан? А ведь ему ещё нужно будет перезапускать машины - не факт, что Сатор Трог и компания успеют это сделать вовремя, лучше самому.
  Конечно, по справедливости, об этом следовало думать раньше. Ещё до вылета. Не окажись убийца Хранителя симпатичной девочкой, необходимости его допроса это бы ничуть не отменило. Но Ричард слишком спешил и даже не подумал как следует подготовиться к операции. Главное - Спартанцам и био-воинам всех проектов после не проболтаться, а то ведь засмеют.
  Просочившись в механизм управления дверями, он замкнул цепи, так что система перестала реагировать на команды извне. Теперь можно не торопясь (вернее, умеренно торопясь) усыпить нарушителей, перезапустить систему очистки воздуха в нормальный режим и куда-то спрятать пленников. Затем снова активировать двери, переждать, пока сводный военный отряд ворвётся в крепость - а там по ситуации. Может аккуратно проскользнуть у них за спинами, а может дождаться, пока они обыщут здание, ничего не найдут и уберутся - и лишь после этого эвакуировать нарушителей.
  
  Разумеется, всё пошло не так - Ричард уже привык, что ни один план не выдерживает реализации.
  Заклинить двери в позиции "закрыто" ему удалось. Получилось и вырубить мула - тот был в глубоком шоке, когда прямо из пульта перед ним выстрелили многочисленные щупальца, и почти не оказал сопротивления. Ричард заткнул ему рот биопластиковым кляпом и ввёл щупальце внутрь сонной артерии, частично перекрыв кровоток - дозируя его так, чтобы не повредить здоровью. Вскоре пленник затих.
  Но попытка аналогичным способом усыпить девчонку привела к совершенно неожиданным результатам. Чернокожая воительница, казалось, почувствовала его приближение, и прежде, чем её достигли щупальца, развернулась и с двух рук всадила пули в крадущегося к ней Ма-Алек.
  Ошеломлённый Ричард едва успел дематериализоваться, пропуская пули сквозь себя. Но этот момент "прозрачности" девушка использовала, чтобы отскочить подальше (низкая сила тяжести позволяла ей делать очень длинные прыжки) и дать второй залп.
  "Ничего, скоро у неё патроны закончатся, там магазин всего на девять патронов в каждом".
  Он мог использовать телекинез, чтобы вырвать или выбить пистолеты из рук юной маньячки стрелкового дела. Но боялся при этом потерять концентрацию и стать материальным. Взрывы могут его поджечь - там и тепловой выброс приличный, не только ударная волна и осколки. А атмосфера вокруг - кислородная, малкам совсем не рекомендованная. Он мог бы скрыться в стене, став неуязвимым, но тогда у девчонки появится время перезарядить пистолеты...
  Вообще нервы у этой девицы - явно как стальные канаты. Увидела, как из стены выплывает почти человеческое лицо, окружённое ореолом щупалец - и ни малейшего испуга или недоумения, только агрессия и стремление уничтожить. Такое чувство, будто на неё по десятку малков каждый день прыгает.
  Она, видимо, осознала проблему с патронами, поскольку вместо синхронной стрельбы с двух рук начала стрелять попеременно - то из одного, то из другого пистолета. Видимо, чтобы дольше удержать противника в нематериальности. Опять же - либо она соображает с быстротой хаска и меткостью Спартанца, либо когда-то уже имела дело с существами, способными частично переходить в другое измерение!
  Тем не менее, патронов у неё уже осталось только пять в каждом магазине. Ну, ещё немного подождать...
  Судя по метанию её глаз и росту электрической активности мозга, она сейчас лихорадочно перебирала варианты дальнейших действий - и не находила внятной стратегии. Ричард бы и сам её не нашёл в такой ситуации... всё-таки даже у умного, быстрого, хорошо вооружённого человека слишком мало шансов против малка, если не использовать чит-код с огнём.
  Грохота никто из них не услышал - ударная волна распространяется быстрее звука. Суммарная мощность взрывов множества зарядов составила около ста двадцати тонн тротилового эквивалента. Двадцать гигантских насосов превратились в груды хлама.
  
  Обычный малк в такой ситуации однозначно погиб бы - огненный ужас сбивает концентрацию, возвращается материальность, тело расплющивается и сгорает. Ричарда же только слегка тряхнуло и обожгло - повышение температуры было кратковременным, недостаточным, чтобы разрушить все его многомерные молекулы. Он загорелся, но слабо, ближе к тлению - взрыв выжег значительную часть кислорода в помещении, так что Ричарду не составило труда погасить себя криокинезом.
  Гораздо сильнее был удар не физический, а психологический. Ричард давно не испытывал такого ощущения полной собственной некомпетентности. Даже полный дебил бы сообразил, что "белый и чёрненькая" - скорее всего просто исполнители, работающие на кого-то более высокопоставленного - фанатики или наёмники, не так важно. И что их хозяин постарается замести следы, если дела пойдут не так, как он рассчитывал.
  Два ценных свидетеля потеряны, потому что один кентавр недоделаный не сообразил толком обыскать помещение, прежде чем переходить к активным боевым действиям. Осмотрел марсианским зрением - и посчитал, что этого достаточно. Между тем, детонаторы из диэлектриков (оптические, например), спрятанные ВНУТРИ насосов, заметить сложно в любом диапазоне. Жрецы-Короли прекрасно разбираются в физике и химии, им не составило бы труда изготовить взрывчатку, вообще лишённую запаха.
  Да, он спас цивилизацию Марса от сиюминутной угрозы - концентрация отравы даже возле городов всё ещё не смертельна, и теперь начнёт снижаться до совершенно безобидной - по мере того, как угарный газ будет растекаться от точек выброса по всей атмосфере. Но погубил её в более далёкой перспективе. Построить новую атмосферную фабрику они никак не успеют, даже если сохранили все нужные знания. Это мегапроект на века. А Барсум беден...
  Над этим придётся думать всем Ковенантом. А сейчас надо отсюда убираться, прежде чем ворвутся ОЧЕНЬ злые воины сводного отряда. Они-то там снаружи не пострадали - стены фабрики выдержали бы и на порядок более мощный взрыв, чего не скажешь об относительно хрупкой внутренней механике.
  "Нужно хотя бы останки нападавших для генного анализа взять".
  Труп мула он нашёл быстро, а вот землянки не было и следа. Она как будто испарилась. Но мощности взрыва в той комнате, где они сражались, на это бы не хватило! Разорвать на куски, расплющить и сжечь - да, но не распылить на атомы, для этого ей пришлось бы буквально сидеть на бомбе!
  Ещё одна загадка...
  Он сделал напоследок одно маленькое доброе дело - починил механизмы гермодверей, которые сам же до этого и заклинил. Хотя бы с этим у барсумцев проблем не возникнет. И вылетев через крышу (тоже совершенно целую), направился обратно к припаркованному в каньоне реки Исс "Найткину".
  
  Аналитики, в отличие от Ричарда, были профессионалами. Они не подвели и примерно за сутки разработали два десятка планов спасения барсумских рас. Благо, опыт таких работ был ещё у Первого Ковенанта. Переселение на другую планету, установка новой атмосферной фабрики "под ключ" на то же место, ремонт существующей силами хурагок, высадка быстрорастущих растений по всей планете... Однако решено было не гнать коней и подождать примерно половину земного года (четверть барсумского). Возможно, аборигены сами найдут выход, и не понадобится нарушать секретность.
  И барсумцы не подвели. Правда, курии могли бы засудить их за плагиат идеи.
  Помимо откладки яиц многие марсианские жизнеформы отличались от млекопитающих ещё одним важным свойством - они не умирали от холода. В их крови тёк природный антифриз, при снижении температуры она не кристаллизовалась, а загустевала, безболезненно погружая носителя в сон. На экваторе и в умеренных широтах этот эффект был почти неизвестен, зато ближе к полюсам его вовсю использовали, усыпляя в ледниках ненужные в данный момент, но полезные в будущем кадры. Джеддак Хин Абтол, как выяснилось, и вовсе собрал себе целую замороженную армию, планируя завоевать весь Барсум, но не имея средств на постоянное содержание большого войска.
  Сейчас он должен был спасти цивилизацию, позволив большинству населения безболезненно перепрыгнуть в более гостеприимное будущее, и экономя кислород для тех немногих, кто останутся бодрствовать.
  Правда, к такому анабиозу были способны только красные барсумцы. Но у остальных рас были свои способы выживания. Желтокожие жители Окара, например, вообще чихать хотели на этот кризис - они обитали в городах под куполами, которые представляли собой совершенно замкнутые среды, и были оборудованы собственными небольшими атмосферными фабриками. Они даже не прислали своих представителей на совещание владык Барсума, и внешний мир по-прежнему оставался в неведении относительно их существования.
  Зелёные кочевники планировали устроить большую войну, точнее даже бойню - уничтожив в ней большинство взрослого населения. Останутся только инкубаторы с яйцами, а также немногочисленные победители в войне - самые сильные и жестокие, которые воспитают новое поколение.
  Белые - как раз и будут теми, кто построит новую атмосферную фабрику. Только у них сохранились соответствующие технологии.
  Чёрные пираты, иначе называющие себя Перворождёнными Барсума, не сказали, что именно будут делать, но попросили, чтобы о них не беспокоились. Остальные правители охотно выполнили эту просьбу - пиратов не любил никто. Разведка доложила, что они решили запустить много веков бездействующие станции электролиза - и вырабатывать кислород из вод затерянного моря Омен. Благо, все их постройки были герметичными и располагали собственной системой подачи воздуха - они время от времени оказывались под водой, так что подобная конструкция была совершенно необходима.
  Словом, Барсум умел выживать. Каждый барсумец в отдельности был фаталистом такого уровня, что японские самураи сделали бы себе харакири от стыда при знакомстве с ними. Но в том, что касалось выживания всей расы... о, тут они вцеплялись в любую возможность когтями и зубами, хотя и любили рассуждать о том, что Марс - старый, обречённый мир. Но это исключительно в свободное время.
  Теоретически Барсуму ничего не угрожало. На практике - все эти планы требовали сущей мелочи - постоянного, долговременного сотрудничества между нациями красной планеты. Чтобы все помогали, или хотя бы не мешали друг другу. Чтобы никто не пытался тянуть одеяло на себя.
  Увы, именно это и было полнейшей фантастикой. Чтобы никто не попытался захватить больше территорий противника, пока его оппоненты будут спать в ледниках? Чтобы Гелиум забыл о тысячелетней вражде с Зодангой, а ферны - о ненависти к чёрным пиратам? Вот прямо сейчас!
  А ещё существовала могучая юпитерианская империя, которая к катастрофе вроде бы была непричастна, но это совсем не значит, что она не была готова снять сливки. Они много тысяч лет ждали, пока планеты Солнечной сами свалятся к ним в руки - вот, пожалуйста, одна свалилась. Едва ли не самая опасная. Осталось только высадиться и взять над ней контроль, пока барсумцы спать будут.
  Ричарду очень не хотелось влезать в эту политическую кашу. Но надо было, поскольку он сам же её и заварил.
  В итоге он пришёл к компромиссу с собственной совестью. Ковенант прикроет Барсум от внешней агрессии - откуда бы та ни исходила. Но со своими внутренними проблемами - пусть планета разбирается сама. Если не сумеет - значит, не заслужила пережить кризис.
  Против моргоров Ричард использовал их же собственный метод анонимного террора. Вылетевшие к Барсуму разведывательные корабли просто исчезли, не успев даже мяукнуть - так же, как исчезали корабли курий и Жрецов-Королей, проходившие вблизи Юпитера. Это не помогло бы против большого, массированного десанта - организация каждого такого похищения была весьма сложной операцией, требующей непосредственного задействования "Найткина". Но Ричард надеялся, что "скелетики" намёк поймут.
  Не поняли. Разведка Джаффы Шторма показала, что по императорскому приказу готовится к вылету десантно-штурмовой флот из пятнадцати тысяч кораблей. Корпус Разведки был против, но их никто не слушал. Это была не то что полноценная армия вторжения - скорее, силы, которые моргоры могли позволить себе безболезненно потерять, если дела пойдут плохо. Но даже этих сил с избытком хватит для полной оккупации Барсума.
  - Мы можем уничтожить их все, - подсчитал Граприс, - с относительно небольшими, если не нулевыми, собственными потерями. Дело даже не столько в разнице технических уровней, сколько в парадигме. Этот флот оптимизирован под скрытность, а не огневую мощь, против боевых кораблей Ковенанта он всё равно что бумажный - курии и то были опаснее. Подводные лодки космоса, если можно так выразиться. Из тени они могут наносить очень опасные удары, но стоит нейтрализовать их главное преимущество - невидимость - и они становятся беспомощными.
  - Но мы не сможем сделать этого скрытно, - хмуро заметил Ричард.
  - Верно. Даже если мы переделаем все наши корабли под маскировочный режим, наши плазменные удары всё равно будут видны со всех концов Солнечной системы. Нам придётся во весь голос заявить о своём существовании и интересах.
  - Так давайте заявим! - ударил кулаком по столу Гродд. - Сколько можно прятаться? Пора объяснить, что мы здесь главные!
  - Принцип самосогласованности... - холодно напомнил Ричард.
  - ...Ничуть не мешает нашим действиям. Откуда мы знаем, что за 540 миллионов лет до твоего времени Солнечная система не стала столицей Ковенанта?
  Ричард вопросительно посмотрел на Граприса.
  - В этой части господин Гродд прав, - невозмутимо сказал каннибал. - Госпожа Великая Змея действительно не снабдила меня знанием о ближайшем будущем этой эпохи - чтобы оставить мне и всем остальным свободу действий. Тем не менее, я полагаю, что выход из тени сейчас нерационален. Господин Гродд забывает, что все активно действующие сейчас фракции - Жрецы-Короли, курии, моргоры, мы сами - всего лишь муравьи под ногами у великанов. Мы можем, если сильно напряжёмся, уничтожить Турию - но это лишь привлечёт Братские Луны. А построение межзвёздной империи привлечёт внимание Жнецов.
  - Тогда решайте сами, что с ними делать, - проворчал гориллоид.
  - Я решу эту проблему, - пообещал Нотар. - Только дайте мне на время Спартанцев и "Карающие планеты".
  
  Ни один из кораблей в назначенный час не взлетел. Ни один из пятнадцати тысяч. Экипажи практически не пострадали (пара тысяч погибших не в счёт), но взрывы заранее заложенных мин уничтожили драгоценную микроэлектронику двигателей и систем управления. Одновременно взлетели на воздух склады с запчастями для тех же элементов.
  Миссия казалась невыполнимой. Три десятка Спартанцев - это по пятьсот кораблей на каждого! При этом операцию следовало исполнить не более чем за десять дней до вылета - иначе в рамках очередной проверки мины обязательно найдут. Не все, но достаточно обнаружить хоть пару, чтобы началась большая чистка. Пятьдесят кораблей в сутки на человека? Нереально, учитывая, что минирование одного корабля занимает не меньше часа!
  Но для Спартанцев нет ничего невозможного.
  Для начала они, используя показания Джаффы Шторма, тщательно изучили архитектуру каждого типа корабля и расписание передвижения часовых по ним. Построили компьютерные модели и отработали проникновение с точностью до секунды, так чтобы даже с закрытыми глазами пройти в нужную точку машинного отделения и выйти обратно, не попав никому в поле зрения.
  Затем этот путь проникновения был превращён в алгоритм и загружен в полторы тысячи голодронов. Те были запрограммированы изображать саваторов - человекоподобных обитателей Гора-2. Даже если их обнаруживали, дроны взрывались, не оставляя никаких останков для исследования... и никаких следов, ведущих за пределы Юпитера. Чисто внутренние разборки.
  Конечно, пятнадцать тысяч сломанных кораблей не остановили бы того, кто располагал миллионами. Но месяца за два до вторжения император Бандолиан очень некстати скончался при подозрительных обстоятельствах - на теле не было обнаружено никаких повреждений, просто как будто разом остановились все сердца. Его место занял значительно более разумный и осторожный император Орлан, который приказал отложить вторжение на Барсум до выяснения всех обстоятельств гибели флота.
  
  - Я повторно просканировал пленных Жрецов-Королей, - доложил Дж-Онн. - Они не лгут. Никто из них понятия не имеет, каким образом их мул мог оказаться на Барсуме и зачем участвовал в попытке ксеноцида. Они оба совершенно уверены, что ни один Жрец-Король такого бы никогда не сделал.
  - Мог ли мул отправиться на Барсум по собственной инициативе?
  - Насколько известно арестован... в смысле пленникам - нет. Мулы никогда и ничего по своей инициативе не делают. Особенно если говорить о столь сложных операциях, как космические путешествия. Даже тем из них, кто обучен на пилота, не хватило бы знаний, чтобы разблокировать систему управления.
  - А что насчёт той малолетней киллерши? Её они когда-нибудь видели?
  - В Сардаре было несколько мулов с тёмной кожей, в том числе и женского пола. Но подробнее они сказать не могут, Жрецы-Короли очень плохо различают людей. Они только заверили меня, что насколько им известно, ни одно из Приглашений за последние века людей с такими приметами не касалось.
  - Тем не менее, на урождённую горианку она тоже была совсем непохожа... - пробормотал Ричард.
  Похоже было, что в гнезде идут какие-то процессы, о которых и сами Жрецы-Короли не в курсе. И эти процессы то и дело ведут к массовым вымираниям.
  Оставалось надеяться, что расследование Нотара даст лучшие результаты, чем допрос пленников.
  
  Тем временем разведчики Ричарда наконец нашли на одной далёкой планете Чёрный Обелиск. Камень, однако, не проявлял склонности к сотрудничеству - он хотел живой пищи, которой можно промыть мозги и превратить в некроморфов. Обнаружив, что его окружают только несъедобные роботы, он атаковал их электромагнитными импульсами и логической чумой, явно намекая, чтобы привезли что-то более тёплое и мягкое.
  "Рыцарей-прометейцев на тебя нет!" - проворчал Ричард. Вернее, Рыцари-то были, но Ковенант до сих пор не нашёл способа убедить их сотрудничать.
  К счастью, такое сопротивление было предусмотрено. Повадки этого зверя он хорошо знал ещё с прошлой встречи. Хорошо, что некоторые вещи мало меняются даже за сотни миллионов лет.
  Ричард лично прилетел на планету, вооружённый панелью управления, достаточно большой и тяжёлой, чтобы даже эмпирейный шторм не мешал ему нажимать кнопки и поворачивать рычаги. Отдавала эта панель команды также специально разработанным роботам.
  Роботам на паровом ходу (с атомными котлами). С пневматическими и механическими логическими контурами. Как бы Обелиск не издевался над реальностью, он не мог сломать простую механику (и превзойти выходца из мира атомпанка в издевательствах над технологиями)! Всё это выглядело жутко брутально и нелепо... но работало. Ну, в двух случаях из трёх. А если и ломалось, то для Обелиска всё равно было бесполезно - получалась просто груда лома.
  Робот-вертолёт, стартовав с корабля, висящего в атмосфере в противоположной точке планеты, доставил остальную компанию "железных рудокопов" к месту захоронения Обелиска. Робот-маркшейдер просканировал местность эхолокатором и распечатал программу действий на перфокартах. Робот-загрузчик ввёл эти карты в остальных роботов. Роботы-экскаваторы освободили Обелиск от грунта. Робот-подъёмный кран поднял его за верхушку и погрузил в робогрузовик...
  Грузовик, правда, был странный. Подозрительно большой - сто с лишним метров в длину. Разумеется, в вертолёт такой монстр не влез бы - он приехал сам, громадные полые колёса были наполнены барсумским "восьмым лучом", который частично нейтрализовал его вес. И это при размерах грузового отсека всего в десяток метров - ровно столько, сколько необходимо, чтобы поместился Обелиск.
  Потому что никакой это был не грузовик, а ещё один шедевр больной инженерной мысли Ричарда - передвижной портал пространства скольжения с прикреплённым к нему генератором квантового поля.
  Погружённый в это поле Обелиск оказался полностью отрезан от Эмпирея! Ирония ситуации состояла в том, что геометрически он как раз в Эмпирее и находился - но пространство непосредственно вокруг него имело свойства Материума и только Материума, безо всяких надстроек. "Космос мечты" был буквально в двух шагах - в десятке метров, за границей поля - но для Обелиска это было всё равно, что в световых годах. Ну не было у бедного артефакта ни ног, ни рук, ни щупалец, чтобы дотянуться до вожделенного моря силы! Запертый в карманном трёхмерном пространстве, он стал самым обычным (пусть даже очень умным и красивым) булыжником. Он больше не мог влиять на чей-либо разум, не мог вызывать мутации, не мог создавать эмпирейные штормы, не мог черпать почти бесконечную энергию от Кровавых Лун по всей галактике и обмениваться с ними информацией.
  Что он вообще мог? Только отвечать на вопросы. Обелиск был многомерной антенной и базой данных. Функция антенны отключена, осталась только база. Очень неполная, так как многие сведения в памяти Обелиска были не архивами а "гиперссылками" на многомерные "облачные" вычисления. Но кое-что он помнил и сам. И готов был этим поделиться - он собственно для этого и был создан, чтобы распространять информацию.
  А вопросов у Ричарда было очень много...
  
  На Барсуме тем временем прогресс, подстёгнутый кризисом, набирал обороты. Джон Картер, вспомнив некоторый опыт своей родной планеты, изобрёл переносные кислородные аппараты. Вернее, Картер только предложил идею, он всё-таки был воином, а не учёным. Реализовали её конструкторы Гелиума, но вскоре на вооружение взяли все остальные нации Барсума и наладили массовый выпуск. Изобретатели из Зоданги Гар Нал и Фал Сивас наперебой предложили Тану Косису свои разработки закрытых флаеров с автономными системами жизнеобеспечения - и это тоже быстро вошло в массовое употребление.
  Сочетание этих технологий позволило... не то, чтобы отменить Великий Сон, но сделать его более приемлемым и безопасным. В ледники и холодильники теперь укладывались только женщины и слабые воины. Лучшие бойцы и лётчики оставались бодрствовать, охраняя их. Уровень доверия марсианских государств друг к другу и готовность сотрудничать сразу подскочили на несколько пунктов - теперь, в случае нарушения перемирия соседом, можно было и отбиться.
  По прогнозам, через полтора марсианских года после катастрофы всё должно было более-менее улечься - как в прямом, так и в переносном смысле.
  Не мог не воспользоваться ситуацией Гродд. От имени народа курий он предложил убежище на Стальных Мирах примерно миллиону зелёных барсумцев. Конечно, они были слабаками - в физическом смысле. Любой джиралханай или курия заломал бы их одной левой, а при земной тяжести они вообще становились бесполезны... но скорость воспроизводства с лихвой компенсировала эти недостатки. Если джиралханай были прекрасными штурмовиками, а из курий получались отличные рейнджеры, то зелёные были идеальным пушечным мясом - дешёвым, быстро созревающим, не жалеющим ни себя, ни других. Этим они выгодно отличались от унггой, которые плодились почти так же быстро, но желанием помирать за Ковенант отнюдь не горели. Вдобавок, шесть длинных конечностей, каждую из которых можно было использовать для хватания, в сочетании с обзором на 360 градусов делали из них идеальных работников и бойцов для невесомости. А высадки на тяжёлые планеты... что ж, экзоскелеты и антигравитационные ранцы никто не отменял.
  
  ГОР
  
  Нотар за тот же срок успешно внедрился в Сардар. Его актёрская игра, подкреплённая телепатией, внушением и работой восьми мозгов, оказалась безупречной - никто из Жрецов-Королей не заподозрил подмены.
  Примерно через месяц после возвращения из плена, он как бы мимоходом поинтересовался у Перворождённых (Жрецов-Королей, которые первыми появились из яиц Матери - изначально их было пятеро, но второй, третий и четвёртый уже давно сдались золотому жуку, осталось лишь двое, рожденный первым и рожденный пятым, Сарм и Миск соответственно) - что за странные вещи происходят на красной планете? Известно ли, кто это организовал, и не нужно ли подготовить транспорты для вывоза на Гор вымирающих видов?
  Миск пояснил, что вымирание им не грозит - яйца красных, зелёных и чёрных барсумцев сохранены в кладовых Сардара давно - уже много тысяч лет. Там же лежат и диски с мозговыми записями - чтобы вылезшие из этих яиц дети не стали "маугли", и сохранили хоть в какой-то форме свою изначальную культуру. Несколько раз Жрецы-Короли пытались пробудить их и интродуцировать в необитаемые районы Гора, чтобы те могли жить и процветать наравне с людьми и прочими сохранёнными видами. Но каждый раз это заканчивалось экологической катастрофой - они начинали плодиться и размножаться так активно, что за пару тысяч лет вытеснили бы другие виды без всяких высоких технологий.
  Что касается барсумцев живородящих - белых и жёлтых, то они были интродуцированы без всяких проблем и уже много сотен тысяч лет благополучно обитали в малоизученных районах Гора. Люди иногда контактировали с ними, но даже не подозревали, что имеют дело с другим биологическим видом - считали белых просто отдельным народом со своими нравами, а жёлтых - отдельной расой. В городах человеческой части Гора много шпионов белых барсумцев, в частности среди Посвящённых. Пока они не пересекаются с кастой медиков, никто ничего не подозревает.
  - Не произойдёт ли генетического загрязнения? - уточнил Нотар. - Если люди и барсумцы могут скрещиваться, должно появиться много гибридов. Люди на нашей планете склонны к частому и беспорядочному спариванию...
  - Но оно ни к чему не приведёт, - успокоил его Каск, лучший из биологов Сардара. - Перед тем, как перевезти барсумцев на нашу планету, мы вычищаем из их тел штамм бактерии бессмертия, распространённый на красной планете, и вводим наш. Наш не даёт возможности межвидового скрещивания. Такие пары будут бесплодны. Белые и жёлтые знают об этом и сами следят, чтобы не заводить постоянных союзов с людьми.
  Нотар "успокоился" и вернулся к своим обязанностям. Он, однако, обратил внимание, что мозговые волны Перворождённых различались, когда они отвечали на его вопрос по поводу барсумских событий. Миск был несколько удивлён и встревожен, и не скрывал этого - он имел недовольный запах. А вот Сарм, наоборот, идеально контролировал свои феромоны, пах высокомерием и безразличием... но его мозговая активность выдавала раздражение и подозрительность, с некоторой долей страха. Чтобы успокоить его, фантому Нотара пришлось изобразить полную удовлетворённость ответом. Его, как командующего флотом, беспокоили только возможные транспортные проблемы, и узнав, что их не будет, он выбросил это из ганглиев.
  "Что за глупец!" - с облегчением подумал Сарм.
  "Что за глупец!" - с облегчением подумал Нотар.
  
  Нотар уже отметил ранее для себя, что Жрецы-Короли - в высшей степени наивные существа. Понятие об интригах было им практически чуждо, как и о контрразведке. Они никогда не сталкивались с человеческим коварством лицом к лицу, хотя теоретически о нём слышали.
  С одной стороны, это сильно облегчало ему собственное внедрение - в нормальной цивилизации неожиданно вернувшегося из плена сородича непременно взяли бы "на карандаш" спецслужбы - мало ли как его могли там завербовать или подменить. Жрецы-Короли не допускали даже такой мысли.
  А с другой - точно таким же всеобъемлющим доверием (и даже большим - Перворождённый, как-никак) пользовался в улье Сарм - и попытка подтолкнуть кого-то к мысли, что любимчик Матери может делать или замышлять что-то нехорошее, кончилась бы потерей статуса для самого Нотара.
  За Сармом теперь регулярно и незримо наблюдал Джаффа Шторм, но он не мог делать это круглосуточно - потребность во сне никто не отменял, а у него были и другие дела. С учётом характерного горизонта планирования Жрецов-Королей могли пройти века, прежде чем лидер гнезда совершит что-то подозрительное на глазах у Ковенанта. Мог, конечно, сделать это и на следующий день, кто его знает. Однако Нотар не любил полагаться на везение.
  Он попросил Каска провести генетический анализ останков мула, который управлял выбросом отравы на атмосферной фабрике. Биолог даже не подумал спросить "что это такое и где ты это взял" - надо, значит надо, Жрецы-Короли без необходимости ничего не делают. Он сунул образцы тканей в один из своих приборов и меньше чем через тридцать секунд выдал результат - это один из мулов Сарма, обозначенный как пропавший без вести.
  - Хорошо, что ты его нашёл, Ворм. Надо его перенести в реестр погибших мулов.
  - Я это сам сделаю, - пообещал Нотар.
  Разумеется, ничего такого он делать не собирался, поскольку изменения данных о его личном рабе наверняка заинтересуют Сарма. Он посмотрит, кто внёс сведения в базу, и начнёт задавать вопросы. Наивный Каск ему, конечно, всё выложит. Незачем пугать противника раньше времени.
  По крайней мере, виновника неудавшегося ксеноцида на Барсуме он теперь знал. С учётом этого дело уже стало личным. Нотар, в конце концов, тоже был барсумцем, и если бы отравление атмосферы удалось - его родной город погиб бы, вместе со всеми остальными. Ну, возможно Ковенант в последнюю минуту лотарцев и вывез бы, но Сарм этого учитывать никак не мог. Его планом было именно убийство Нотара и всех его соплеменников. Пусть даже Жрец-Король и не подозревал об их существовании. Барсумская этика не позволяла оставить такие вещи неотомщёнными.
  Сделав себе копии архивов гнезда, Нотар начал составлять по ним психологический портрет Сарма. Уже после изучения первых трехсот тысяч лет он понял, что столкнулся с редчайшей психологической (а возможно и физиологической) мутацией.
  Сарм был эгоистичен. В иерархии ценностей нормального Жреца-Короля первым идёт благо его родного улья, затем Жрецов-Королей из других ульев, затем его личное, затем существ, которые не являются Жрецами-Королями. В иерархии ценностей Сарма на первом месте шёл он сам, затем все другие Жрецы-Короли, независимо от того, к какому улью они принадлежали... и всё. Благо разумных иных видов он не рассматривал вообще, даже на последнем месте. Они были для Сарма либо полезными инструментами, либо раздражающей помехой.
  В этом смысле мотив покушения на Барсум никакой загадки больше не составлял. Сарм увидел угрозу своей личной безопасности в политическом объединении планеты воинов - и попытался её нейтрализовать своими методами. Тайно, зная что другие Жрецы-Короли такого произвола не одобрят.
  Загадкой оставался только способ - кем была та чернокожая девица с пистолетами, и как агенты Сарма сумели проникнуть в здание фабрики?
  Сейчас Сарм нервничает. Ну, нервничает по понятиям Жрецов-Королей, конечно - с точки зрения других разумных он по-прежнему спокоен как силиан в холодной воде. Мало того, что его план провалился, так ещё на фабрике объявилось какое-то тентаклевое страшилище, умеющее сквозь стены проходить. Вероятно, потерян ценный агент. Джон Картер жив и консолидация Барсума продолжается. Курии нанесли существенный урон флоту Жрецов-Королей.
  Нужно дать ему больше таких поводов. Чтобы он занервничал больше и раскрыл себя.
  С другой стороны... Сарм может просто умереть. На теле не найдут никаких повреждений. Нотар уже достаточно изучил быт и нравы Сардара. Призрачный золотой жук в его исполнении получится ничуть не менее правдоподобным, чем призрачные лучники.
  Барсум будет отмщён, улей и вся Солнечная система будут в безопасности, но часть загадок останется нераскрытой. Стоит ли оно того? Что для Нотара важнее, месть или любопытство?
  Все тайны можно раскрыть, если не просто убить Сарна, а убить и собрать его Эссенцию в ловушку для душ. Но тогда опять же о мести можно забыть. Мало того, что Нотар своими руками подарит ему бессмертие, так ещё и попытать его толком не выйдет - сразу же влезет Охотник в роли правозащитника.
  С другой стороны... кто сказал, что страдать Сарм обязательно должен физически? От душевной боли не защищены даже души. ОСОБЕННО души.
  
  Подготовка займёт около месяца. Нужно согласовать свой план с Ма-Алефа-Аком и Гроддом. Нужно незаметно Пригласить на Гор Дж-Онна, попросив его заодно привезти ловушку для душ и настоящего командующего флотом Ворма. Нужно отредактировать воспоминания последнего - чтобы Ворм думал, будто самостоятельно сбежал от курий два месяца назад, будто задавал Каску вопросы насчёт тела мула, будто знал о кризисе на Барсуме... и прочие мелочи. Нужно изменить (опять же с помощью Дж-Онна) своё биопластиковое тело, так чтобы оно стало подобием не Ворма, а Сарма.
  По сравнению с этим само убийство Сарма казалось самой простой частью операции. Казалось... пока Нотар не вспомнил, что кодекс Охотников запрещает убийство с целью пополнения коллекции душ. Этот трёхглазый, конечно, идиот... но идиот могущественный, и ссориться с ним не хотелось даже Гродду, при всей задиристости последнего. А уж Нотару тем более.
  Можно похитить Сарма, спрятать в одном из необитаемых помещений улья, записать его память на мнемодиски, а потом убить. Но это испортит ту прекрасную идею мести, которая пришла в ганглии Нотара несколькими минутами раньше. Запись на дисках не может страдать, и даже если переписать воспоминания в чьё-то тело, это будет НЕ настоящий Сарм, а всего лишь другой Жрец-Король с его памятью. Будет глупо срывать на нём злость.
  С другой стороны... если Сарма сожрёт настоящий золотой жук, а не фантом... Они ведь высасывают Эссенцию, и Нотар тут будет ни при чём - обычная жизнедеятельность хищника. А вскрыть потом жука и перелить Эссенцию в ловушку - кодекс не запрещает, отбить добычу у психического вампира или пожирателя душ по понятиям Охотников - наоборот, доблесть.
  Ма-Алефа-Ак похмыкал, но настроил для него ловушку так, чтобы она могла поглотить уже извлечённую и сохранённую в чьём-то организме Эссенцию. Осталось решить, как бы организовать встречу жука и богомола. Дж-Онн вряд ли согласится заставить Сарма спуститься в тоннели к жуку, это слишком похоже на убийство. Собственной телепатической силы Нотара для этого не хватит - человека он ещё мог бы загипнотизировать, а вот Жреца-Короля уже нет. Оглушить и притащить - опять же похоже на убийство, но теперь уже для Охотника.
  Нотар тщательно изучил карту передвижений Сарма. Перворождённый осторожен и сильно бережёт свою жизнь. Он никогда не спускается ниже чем на пять уровней от тоннелей жука. Его собственная комната находится на двенадцать уровней выше.
  Жуки в свою очередь, даже если и вылезают из своих тоннелей (чего происходить не должно, но раз в пару десятков тысяч лет случается, когда кто-то забывает закрыть все люки), никогда не поднимаются больше чем на три уровня.
  С другой стороны, Сарм не любит мулов и предпочитает передвигаться в одиночестве либо вместе с другими Жрецами-Королями. Это облегчало задачу.
  
  Однажды, летя по совершенно пустому тоннелю девятого уровня, Сарм увидел нечто такое, что просто отказался верить своим антеннам.
  Навстречу ему летел золотой жук. Взрослая голодная особь. На большом грузовом транспортном диске. Больше на борту не было никого.
  Сарм был разумным и волевым существом. Если бы он просто увидел жука в тоннеле, он, вероятно, смог бы отвернуть прежде, чем воздействие аттрактантов станет непреодолимым. Но полная абсурдность этой картины - животное, пилотирующее диск своими неуклюжими лапами - застала его врасплох. Сарм просто протирал свои антенны, стараясь избавиться от галлюцинации, пока два диска не сблизились на расстояние десяти метров. И это было фатальной ошибкой.
  Жук, конечно, был иллюзией - на грузовом диске никого не было, кроме готового к бою Нотара. Но иллюзорные аттрактанты действовали на органы чувств Жреца-Короля ничуть не слабее, чем реальные. В конце концов, то и другое было просто сенсорным раздражением определённых участков мозга. Сарм ощутил удовольствие - и не смог ему противиться. Он замер в трансе.
  Нотар взял диск Сарма на буксир и стащил на первый уровень. Там уже ждал вполне реальный золотой жук - барсумец выманил его из тоннелей при помощи иллюзии обильной и очень вкусной добычи, которая почему-то отказывалась сама к нему идти - пришлось преследовать. Мулов, охранявших вход, на месте не было - они вернулись в свои комнаты, уверенные, что смена пришла на час раньше.
  Перворождённый, вероятно, понял, что это не случайность, что это покушение. Его последним внятным феромонным сигналом было "вот уж не думал, что Миск способен на такое". Но через пару минут ему стало уже всё равно. Испуская запахи наслаждения, Сарм погрузил голову в гриву жука. Тот в свою очередь погрузил в его экзоскелет трубчатые челюсти. Спустя десять минут всё было кончено.
  Кончено для улья. Но не для Сарма.
  
  Пространство, которое воссоздал для себя разум Жреца-Короля, было очень трудно описать человеческими словами. В нём были и проблески света, и вибрации звука, но всё это играло вспомогательную роль, и не складывалось ни в какие узнаваемые образы. Здесь не было форм и расстояний - во всяком случае, таких к которым привыкли люди.
  Зато здесь были запахи. Миллионы запахов. Ароматы сплетались в удивительные симфонии и и оттенки, попеременно раздражая все членики усиков. Иногда здесь пахло удовольствием, иногда раздражением, но чаще - чем-то таким, чего нельзя описать словами.
  Если бы Нотар не провёл несколько месяцев в облике Жреца-Короля и не привык к подобному восприятию, он бы, вероятно, сошёл с ума, погрузившись в пространство ловушки. А так он сумел довольно быстро сориентироваться среди пьянящих спиралей и подлететь к тому, что пахло Сармом.
  Несмотря на эмоциональный шок от собственной смерти, Сарм не утратил сообразительности и быстро сумел вникнуть в объяснения гостя о том, что такое Эссенция, ловушка для душ и как на самом деле работает "метаболизм" золотого жука.
  О Ковенанте Нотар ему рассказывать не стал. Незачем. Зато он рассказал о городе Лотаре, об особых способностях его жителей и об их союзе с куриями. А также о том, как они отнеслись к уничтожению атмосферной фабрики.
  - Так ты убил меня ради мести? - разочарованно сказал Сарм. - Глупо. Единственное, чего я на самом деле боялся - это перестать быть, прекратить мыслить. А ты избавил меня от этого страха, подарив перед этим величайшее наслаждение, какое я знал за два миллиона лет. Я знал, что люди нелогичны, но что настолько...
  - О нет, - Нотар свил и распрямил свои антенны - эквивалент смеха у Жрецов-Королей. - Это была ещё не месть. Это была лишь подготовка к ней. Настоящая месть начнётся лишь сейчас. Видишь ли, Сарм... Когда я вытяну из тебя всю необходимую информацию, я не оставлю тебя в ловушке, наслаждаться бесконечным сном. Я буду приходить к тебе каждый месяц - для тебя это будет непрерывной чередой визитов - и рассказывать, что именно я сделал в твоём облике и пользуясь твоими полномочиями. Полномочиями Перворождённого, по сути владыки всего Гора. А ты будешь меня слушать.
  
  Я по полу тянулся
  И подымался по стене,
  Ломался на уступах
  И простирался по стерне,
  Ты мыкался у подножья,
  А я достигал вершин,
  А в полдень я сворачивался в аршин.
  
  Я падал на грязные лужи
  И голые провода,
  Не чувствуя при этом
  Ни шока и ни стыда,
  Я очень неприхотливый,
  Я гибче и ловчей,
  И я знаток теневой стороны вещей!
  
  Поэтому твои друзья -
  Теперь мои друзья,
  Поэтому твоя любовь -
  Теперь любовь моя,
  Поэтому твоя голова
  Теперь в моих руках,
  Так спрашивается, кто у кого в ногах?
  
  Подымись над глобусом,
  Стеклышки надень:
  В мире главным образом
  Торжествует Тень!
  Это не острота
  И не похвальба:
  Такова природа,
  Такова судьба!
  
  Если рассматривать Обелиск как библиотеку или базу данных, то во всей информации, что он хранит, нет ни слова лжи. Прямой лжи.
  Фантомы-проекции Обелиска солгать могут, ещё как, но он сам - никогда. Нет, это объясняется вовсе не какой-то мифической честностью его создателей. Просто никогда нельзя сказать с уверенностью, какой информацией уже располагают аборигены, которым предполагается морочить голову. Если они хоть раз поймают тебя на прямой лжи, то уровень доверия упадёт, а с ним и вероятность успешного Схождения.
  Однако "не лгут" - отнюдь не значит, что не обманывают. Обмануть можно и правдой, если подать её в надлежащем ключе. В архивах Обелиска просто до черта таких хорошо замаскированных волчьих ям - лакун и пробелов данных. Все его рецепты работают - только не совсем так, как ожидает пользователь. К примеру представьте себе совет для доядерной цивилизации - "Быстро сожмите десять килограммов плутония и у вас будет новый источник энергии". Каждое слово в этом совете - чистейшая правда. А если кто-то подорвался на ядерной бомбе в результате - ну так он сам себе злобный буратино. Нечего было жадничать, с энергией тоже надо уметь обращаться.
  Рекомендации, что содержатся в Обелисках, как правило не столь прямолинейно-коварны. Поначалу они действительно выводят цивилизацию к расцвету - чем мотивируют, во-первых, чаще обращаться к Обелискам, а во-вторых, создать для них более обширную продуктовую базу. Если же Обелиск по какой-то причине отрезан от многомерности, он начинает давать на все вопросы такие ответы, чтобы убедить пользователя как можно быстрее восстановить связь. Прямо или косвенно. За год Ричард вытянул из него около трёх десятков алгоритмов создания новых Обелисков. Но все они в обязательном порядке включали многомерную связь с Братскими Лунами. Если эту связь изъять - система работать не будет. Без доступа к многомерности Обелиск не мог объединить Эссенцию с телом. Вот хоть режь его, хоть алмазным буром сверли. В конце концов, сама Эссенция - многомерная субстанция.
  А ты не объединяй, предлагал Ричард, ты мне просто объясни, как это делается. В ответ он снова получил алгоритм создания Обелиска.
  Нет, настаивал Ричард, ты мне объясни, как объединить БЕЗ Обелиска. Никакая другая система на это не способна, просигналил артефакт. И не лгал - в рамках имеющихся у него знаний.
  А ты мне объясни теоретические принципы такого объединения, предложил Ричард. Систему по ним он потом и сам мог сконструировать. В ответ снова последовала схема Обелиска. Для этой каменюки теория и практика были одним и тем же. Способностью к абстрактному мышлению её обделили - для этого требовался мозг.
  "Ладно, сволочь, будет тебе и многомерность, будет тебе и мозг. Только не такие, как ты рассчитываешь. В полном соответствии с вашими традициями".
  Войдя в подпространство, где хранился Чёрный Обелиск, Ричард одним щупальцем коснулся его верхушки, а вторым - края квантового поля. Теоретически, артефакт получил желанный канал связи с Эмпиреем, на практике же он ничего существенного не мог через этот канал сделать.
  Что поделаешь, Ричард Моро всегда был плохим проводником. Обелиск не мог накачать через него достаточно энергии внутрь, чтобы разбить или деформировать квантовое поле. Не мог и послать наружу достаточно мощный сигнал, чтобы "докричаться" до собратьев. Он мог общаться только с Эмпиреем в ближайших окрестностях своей тюрьмы, и то - с опозданием в несколько секунд. Ричард задерживал каждый сигнал в своей нервной системе и если видел или чувствовал что-то подозрительное - сразу же разрывал соединение.
  Конечно, Обелиск попытался его подчинить и заставить расширить канал. Но без эмпирейной поддержки это воздействие ограничивалось электромагнитными сигналами. Против "сейфа", который имел опыт ментального сражения с Левиафаном и помнил Уравнение антижизни, это выглядело откровенно жалко.
  Тогда Обелиск использовал другую, не менее привычную для него тактику. Попытался создать в мозгу Ричарда автономного агента. По традиции, эта галлюцинация приняла форму дорогого умершего человека. Ричард мог бы помешать ему в этом, но не стал. Наоборот, он выделил под новый мозг дополнительные участки нервной системы, чтобы общаться с более-менее полноценной личностью, а не марионеткой из сновидений.
  Однако когда из Обелиска вышла худощавая фигура, облачённая в фиолетовую с золотом мантию, он всё же несколько удивился.
  - Морфеус? Что ты тут делаешь?
  - А ты кого ждал, интересно знать, - проворчал лидер Детей Собора, скрестив руки на груди. - У тебя же близких людей за всю жизнь почти и не было. Ты никому никогда не верил, исключая тех, кого уже сожрал. Ото всех ждал только худшего. Ну да, я собирался тебя убить при первой возможности, как и ты меня. А остальные что, лучше были, что ли?
  - Ну, Обелиск мог прислать хотя бы Лейтенанта. Он, конечно, тоже ни в грош не ставил меня, как личность, но хотя бы искренне верил в Единство. А у тебя прямо на лице написано - "Прохиндей первосортный, совесть и рядом не ночевала, мать родную продаст за десять крышечек..." Хотя нет, скорее "Уже продал", и давно. Не самый лучший образ, чтобы втираться в доверие.
  - А это уже тебе виднее, Мастер, почему тебя всегда тянуло к прохиндеям и псевдоинтеллектуальным громилам. Ты и сейчас похожую компанию собираешь на руководящих постах. Гродд вместо Лейтенанта, Нотар вместо меня...
  - Я к вашему возвышению щупальца не прикладывал - ни в той жизни, ни в этой. Таким, как вы, помощь в карьерном росте не нужна. Одни пробьются сами, другие пролезут. Я всего лишь использую существующие тенденции.
  - Ну тогда считай, что и моё появление в твоих глюках тоже... тенденция, - усмехнулся Морфеус. - Используй на здоровье.
  - Я так понимаю, Обелиск тебя выбрал за умение торговаться. Что ж, тогда не будем тянуть радскорпиона за хвост. Какова ваша цена секрета воскрешения?
  - У тебя этот секрет уже есть. Нужно построить зикку... ой, то есть Обелиск.
  - Вот только ты мне ещё тут начни. Мне этой игры в дурачка от рогатого булыжника и без посредников хватило. С доступом к Эмпирею и к моему мозгу Обелиск вполне может понять, что такое отделение функции от формы, и придумать способ реализации такого запроса. В конце концов, придумал же Дендерон через меня "жёлтый свет". А эта задачка, небось, не намного сложнее.
  - Намного, Мастер. Ты даже не представляешь, насколько. Но ты прав. В принципе она, конечно, решаема. Только не с твоим маленьким мозгом и не с твоим дохленьким подключением. Дай мне нейросеть размером с луну и я сделаю тебе твою машину воскрешения.
  - Морфеус, ты забыл, что я не одурманен? То, что я вижу галлюцинации, ещё не значит, что у меня и критическое восприятие отключено, как у обычных жертв Обелиска. Сейчас вот у меня острое ощущение, что ты мне вешаешь лапшу на уши. Что может быть НАСТОЛЬКО сложного в синтезе тела по заранее прописанным инструкциям? Каск на Горе с этим справляется без помощи луны.
  - Ну, во-первых, к услугам Каска вычислительная сеть Гора-1, а это почти тысяча суперкомпьютеров размером с город. До мощностей Кровавой Луны, конечно, не дотягивает, но всё равно это очень неплохое подспорье в его работах. Во-вторых, что ещё важнее, создать-то тело можно. А вот распаковать в него Эссенцию так, чтобы сохранить тождество - это уже задачка из области многомерной физики. На компьютерах Жрецов-Королей ты её не посчитаешь и за миллион лет. Вдобавок, Эссенцию нужно распаковать единомоментно, менее чем за десятую долю секунды, по капельке нельзя. Это также увеличивает требования к количеству параллельных процессов и тактовой частоте последовательных.
  - Что ж... - после некоторой паузы сказал Ричард, - получается, что вы мне в принципе и не нужны.
  - То есть? - нахмурился Морфеус.
  - А разве непонятно? Нотар бы уже сообразил. Возни с вашим методом воскрешения много, риска тоже - пользы мало. Я могу получить то же самое гораздо проще. Моя личная команда Восстановителей уже создана лотарцами и Турией. Копии Спартанцев для коллекции Охотника вполне может воссоздать Каск - это не флеш-клоны, они будут неотличимы от оригиналов во всём, в том числе и по степени ценности душ. А души оригиналов отправятся со мной в будущее и будут по желанию воплощаться в шогготах. Думаю, без полного воскрешения они обойдутся, для человеческих чувств разницы всё равно нет.
  - А что тогда будет с Обелиском? - насторожился Морфеус.
  - Да ничего, - пожал плечами Ричард. - Сейчас выйду из подпространства и активирую плазменную бомбу. Там десять мегатонн, хватит на полное испарение.
  - Братские Луны не простят тебе такого надругательства!
  - Опять врёшь. Обелиски не имеют собственной личности, поэтому взрослые Луны не испытывают к ним никакой сентиментальности. Это всего лишь порча имущества, не более - сильнее преследовать меня, чем сейчас, они не станут. Важен опыт, собранная Эссенция и информация - а этот Обелиск не успел ничего собрать, так как стоял на планете с примитивной жизнью. Его уничтожение приведёт лишь к тому, что через пару десятков тысячелетий на то же место грохнется ещё один. Впрочем, им придётся высылать замену в любом случае - я ведь забрал Обелиск с той планеты.
  - А я?!
  - Ну прости, я уже один раз жил с шизофренией, второй раз не хочу. Выпустить тебя на свободу в отдельном теле не могу, ты всё-таки порождение Обелиска. Придётся тебя стирать. Ничего личного, просто инстинкт самосохранения.
  - Нет! Постой! Дай мне хотя бы пару дней!
  - На что? Попрощаться с этой весёлой, но короткой жизнью?
  - Если я смогу извлечь из памяти Обелиска то, что ты хочешь - ты обещаешь не уничтожать ни его, ни меня?
  - Ну... тогда пожалуй да, стоит поднапрячься и выделить тебе кусочек места.
  - Я обязательно его достану! Увидишь, старина Морфеус ещё может пригодиться! Даже если он просто воспоминание...
  - И как ты собираешься достать то, чего по твоим же словам не существует в природе?
  - Ты невнимательно меня слушал, Мастер, - предводитель Собора хитро улыбнулся, накидывая капюшон. - Я сказал, что тебе понадобится для воскрешения Спартанцев. И это действительно необходимо - вопреки твоему скептицизму, я не лгал ни единым словом. Но я не сказал, что получить это можно только у Братских Лун. Бьюсь об заклад, ты никогда не слышал об Оранжевых Обелисках?
  
  Оранжевые Обелиски были созданы около двухсот миллионов лет назад - тогда Кровавые Луны ещё были молоды и неопытны. Один из Чёрных Обелисков передал строительство Красных на аутсорсинг ненадёжному партнёру - цивилизации с очень странным представлением о том, что и как надо делать. Несмотря на то, что чертёж Обелиска был накрепко пропечатан в их головах, они решили, что некоторые строительные материалы можно заменить на другие, да и код роста подправить местами. А как же, никто лучше них ведь не разбирается в гипергеометрии!
  Получившиеся Обелиски имели оранжевый оттенок вместо обычного красного - но это мелочи, бывают и вовсе радужные - чего только разумные не используют для замены висмута. Гораздо больше шокировало то, что изменился и их функционал, что Луны считали совершенно невозможным - чертёж создавался с огромным запасом надёжности, можно было пятьдесят процентов вещей сделать неправильно - и всё равно оно будет работать как надо. А если запороть больше половины - у вас получится просто груда камня, а не Обелиск.
  Но эти штуки РАБОТАЛИ - только не так, как предполагалось. Они были "сейфами среди Обелисков". Они могли создавать галлюцинации, могли поднимать мертвецов, могли поглощать Эссенцию... Но делали всё это только САМИ. Они были полностью отрезаны от сети Кровавых Лун, не могли ни получать от них энергию, ни обмениваться информацией. Даже друг другу не могли ничего передать, хотя могли получать энергию из нейросетей культистов и некроморфов.
  Характер у них был соответствующий. Ни о каком Схождении не могло быть и речи. Каждый Обелиск тянул одеяло на себя, пытаясь захапать так много некромассы, как позволяла ситуация, даже в ущерб остальным. Собрав всю Эссенцию и все мёртвые тела, до каких мог дотянуться, Оранжевый Обелиск пытался свернуть пространство, закуклиться и остановить время.
  Но если послать сигнал на правильной частоте и в правильной кодировке такой законсервированной нейросети, она вполне сможет решить кое-какие задачи.
  - Так, то есть ты предлагаешь мне сделать Оранжевый Обелиск и раскормить его трупами до размеров маленькой луны?
  - Нет, тебе не нужно его делать. Они всё ещё там, изначальные Обелиски, созданные той безумной расой. Вместе со всем, что успели набрать, в стазисе, в эмпирейных коконах. Полностью удовлетворённые. Каждый по отдельности намного слабее Кровавой Луны, но все вместе...
  - Так как же ты предлагаешь к ним обратиться, если они никого не слушают? Если до них даже Луны не смогли докричаться...
  - Есть способ... - потёр подбородок Морфеус. - Их коконы оранжевого света в Эмпирее непроницаемы для ментальных сигналов других Обелисков. Однако сигнал органического существа, из плоти и крови, может преодолеть барьер. Ощутив присутствие новой еды, они могут ненадолго приоткрыться.
  - Я так понимаю, просигналить им о новой еде не всякое существо из плоти и крови может?
  - Разумеется. Это существо должно уметь войти с ними в резонанс. Должно быть достаточно жадным. У него должны слюнки течь при взгляде на это мясо. Только тогда Оранжевые Обелиски сочтут это достаточно важным, чтобы немного выглянуть из стазиса. Ну и... нужен, конечно же, артефакт-передатчик. Но я знаю, как его сделать. Точнее, Чёрный Обелиск знает, а через него уже и я.
  - Погоди. Я пока не спрашиваю, как мне отличить артефакт для связи с Оранжевыми Обелисками - от сигнального маяка для всех Кровавых Лун. Хотя спрошу ещё, не сомневайся, я вашу породу знаю. Но даже если предположить, что он даст связь с кем надо... и что всю эту историю про Оранжевые ты вообще не выдумал только что, подстраиваясь под мои желания... с какого они вообще будут что-то для меня считать? Если они настолько жадные, то и вычислительные мощности постараются для себя приберечь, разве нет?
  - Жадности камней никогда не сравниться с человеческой жадностью, Мастер. Разумеется, бесплатно они работать не будут. Но мы вместе вполне сможем втолковать им - или полное отключение от реальности и сон в нирване, или сон с перерывами на пополнение некромассы. Тебя же не затруднит иногда скармливать им трупы или Эссенцию... врагов, например?
  - Меня-то нет, а вот Охотника... и где гарантия, что они не начнут меня доить, с каждым разом требуя всё больше, а предоставляя всё меньше?
  - А вот тут срабатывает естественный антимонопольный комитет, - усмехнулся Морфеус. - Оранжевых Обелисков много. И если один из них начнёт слишком завышать цены - следующее угощение получат его конкуренты.
  - Ага, пока они не сформируют профсоюз и не начнут завышать цены синхронно.
  - Во-первых, для этого им понадобится выйти из сна и начать долгосрочное планирование. А этого они не хотят. Они хотят просто спать и иногда есть. А во-вторых, договориться они смогут только через тебя. Они же друг друга напрямую не слышат, так же как чёрных и красных братьев.
  - Ха. Учитывая скорость обработки информации у меня и у них, они могут посылать через мою голову целые библиотеки, так что я ничего не замечу.
  - Теоретически могут. На практике - им для этого нужно будет проснуться, выйти из стазиса и обрести полное сознание, планировать и ставить перед собой задачи. А они этого не хотят. Идеальный жизненный цикл для Оранжевого Обелиска - "Ну вот, поспали, теперь можно и поесть; Ну вот, поели, теперь можно и поспать". Представь себе очень толстого и ленивого кота.
  - А чтобы вычислить слияние Эссенции с телом, им разве не надо будет просыпаться?
  - В том-то и дело, что нет. Одно дело - вычисления по заранее разработанному алгоритму. Совсем другое - создание нового алгоритма. Для этого требуется как минимум целеполагание.
  - Только с чего ты взял, что у них нет алгоритма "как дружной компанией кинуть один много о себе возомнивший кусок мяса"?
  - С того, что у них нет понятия дружной компании! Да, они не слишком любят тебя, но друг друга они не любят куда больше! Чтобы составить заговор, им понадобится изменить некоторые фундаментальные основы своего поведения - а этого во сне точно не сделаешь.
  - Просто прекрасно. А теперь - где доказательства, что хотя бы четверть из того, что ты мне сейчас наплёл, существует в природе?
  - У тебя есть Чёрный Обелиск. Пошли ему запросы на эту тему напрямую, по радио. Он не врёт, ты знаешь. А как обойти умолчания и логические ловушки - я тебе подскажу. Моя мотивация, его информация - вместе получится неплохо, ты же для этого и позволил меня создать, разве нет?
  - Хмм, пожалуй, может сработать. Но мне понадобится ещё одна гарантия твоей лояльности.
  - Ты можешь уничтожить меня и Обелиск в любой момент! Тебе этого мало?
  - Мало. Страх смерти как раз очень плохая мотивация - он толкает не столько повиноваться, сколько выкидывать разные опасные кунштюки, в попытках избежать гибели. Во всяком случае, таких людей, как мы с тобой, Морфеус. Есть способ уменьшить как твои страхи относительно меня, так и наоборот.
  - И что же это за способ?
  - Уравнение антижизни, - пояснил Ричард, отключаясь от Обелиска и выстреливая соответствующий образ в автономный мозг.
  
  Допрос Сарма принёс Нотару очень много интересной информации.
  Прежде всего, вымирание Жрецов-Королей было делом его рук. За прошедшие миллионы лет Мать неоднократно откладывала яйца трутней и королев - но Сарм всегда уничтожал их. Сразу после нового роения всё потомство старой королевы уничтожается - чтобы не возникало конфликта лояльности. Обычные Жрецы-Короли воспринимают это вполне спокойно - пожили миллион лет и хватит, пора освобождать место. А вот Сарм хотел жить дальше. Его тело было бессмертно, а в старение разума он не верил. Ну, во всяком случае применительно к себе. Другие может быть и сдадутся жуку, но он, избранный - никогда.
  - Разве ты не понимаешь, что таким образом с годами остался бы один? - удивился Нотар. - Или это тебя устраивало?
  Сарм свернул и развернул свои антенны.
  - Мне мешал Миск с его идеями о неприкосновенности плоти Жрецов-Королей. Я хотел дождаться, пока он умрёт, после чего приказал бы Каску синтезировать для улья новых работников. Но Миск оказался упорен и живуч, и с каждым тысячелетием я всё больше боялся, что Каск сдастся жуку раньше него.
  - И тогда ты начал планировать устранение Миска?
  - Убить Жреца-Короля - большой грех, убить Перворождённого - величайший грех. Я не хотел этого делать. Но ради блага улья я пошёл бы на это. Я первый, а Миск всего лишь пятый, мне можно.
  - Ну а убийства других разумных и вовсе в счёт не идут?
  - Разумеется. Они живут всего лишь мгновения, даже со стабилизирующей сывороткой. У них всего один мозг и тот зачастую уступает власть инстинктам. Они ничтожны в сравнении со Жрецами-Королями. Всё во имя улья.
  Нотар покачал головой. Он и сам мог выдавать подобные рассуждения часами, но в них всегда присутствовала толика лицемерия. В отличие от него, Сарм был абсолютно искренним. Он был невинен, как младенец - он действительно верил, что вся Вселенная существует для службы ему, великолепному Перворождённому и (в меньшей степени) его народу. Всё, что идёт на благо Сарму, есть добро, причём добро не только для самого Сарма, но и для всех вообще. В свою очередь, всё, что идёт Сарму во вред, есть зло, тёмная трещина в совершенной структуре мироздания.
  И хотя сейчас Сарм не мог причинить никому никакого вреда, даже в состоянии Эссенции он Нотара пугал - именно этой чистотой своей веры.
  - Кого ты использовал для убийства Хранителя атмосферной фабрики на Барсуме?
  - Моего мула и наёмницу-землянку.
  - Ты Пригласил её с Земли специально для этого?
  - Нет. Я нашёл её уже на Горе. Не знаю, кто её Пригласил. Вероятно, курии.
  - Почему ты использовал столь сомнительный кадр вместо подготовленных убийц из соответствующей горианской касты?
  Конечно, земляне физически сильнее, но аугментация Жрецов-Королей легко исправляет этот недостаток. Кроме того, если уж искать на Горе землянина, то лучше мужчину - у женщин там весьма специфические социальные роли. Обращаться с оружием их точно не учат.
  - У этой женщины были уникальные способности - наша наука не могла их объяснить. Я хотел исследовать её и понять, как она делает такие вещи со своим телом. Я хотел сделать много мулов с такими способностями. Но не успел. На Барсуме одна из стран заполучила нашего бывшего агента и начался процесс объединения планеты. Я мог бы уничтожить всю местную жизнь орбитальной бомбардировкой, но я знал, что Мать не позволит мне такую акцию. Я вспомнил, что темнокожая женщина обучена владеть оружием и любит убивать, а её особые способности позволяют легко преодолеть защиту атмосферной фабрики. Я дал ей все нужные знания, мула, и отправил на Барсум в хорошо замаскированном дисколёте.
  - Что за способности?
  - Она умела становиться неосязаемой и почти невидимой. Проходить сквозь стены и пропускать сквозь себя вражеское оружие.
  Будь Нотар всё ещё в человеческом облике, у него бы отвисла челюсть. У Жреца-Короля обмякли и свисли по бокам головы антенны. Смысл тот же.
  Нет, его не удивлял сам факт наличия подобных сил. Ма-Алек умели это, а теперь умел и он сам. Но откуда они у землянки?!
  - И ты не догадался допросить женщину с такими возможностями, кем она была на Земле и как попала на Гор?!
  - Я спрашивал, но её ответы были совершенно бессмысленны. Я проверил её на детекторе лжи - она была вменяемой и не лгала. Вероятно, кто-то записал ей ложную память.
  - Ты помнишь эти "бессмысленные" ответы?
  - Нет. Они нарушали логичность моего мышления, вызывали тревогу и раздражение. Я стёр их из своей памяти.
  - Идиот! - схватился за голову лотарец. - А как её звали и где нашли, ты хоть помнишь?
  - Помню.
  - Давай мне координаты. И имя!
  - Координаты сейчас покажу. А звали её София Гесс.
  
  По координатам, что предоставил Сарм, располагался город Ко-Ро-Ба, точнее его рынок рабов. На этом рынке произошло событие, которого не случалось уже около века - убийство работорговца рабыней. Оно и привлекло внимание Жрецов-Королей - точнее, тот факт, что убийца умудрилась уйти безнаказанной, хотя по её следу пустили целую охотничью экспедицию. Торговцы были в ярости - и не столько из-за самого факта трупа, сколько из-за испорченного имиджа корпорации. Если бы убийство совершил раб-мужчина, это бы ещё куда ни шло - издержки профессии, редкий, но встречающийся риск. Но нет для горианина смерти позорнее, чем от рук рабыни. А для работорговца - вдвойне, потому что это его специальность - укрощать.
  Словом, убийце предстояла долгая и крайне мучительная смерть, которая должна была стать уроком всем возможным последователям. Благо, чьих именно рук это дело - ни у кого сомнений не возникало. Только одна девушка пропала прямо из оков. Причём кандалы нашли в её камере. Целыми и закрытыми.
  Однако, как выяснилось, смерть предстояла отнюдь не Софии.
  Охотников нашли в лесу. Судя по расположению трупов, некоторые умерли быстро, некоторые - пытались уползти. Их не преследовали и не добивали - все раны были безусловно смертельны, различалось только время агонии. Патологоанатомы Ко-Ро-Ба рвали на себе волосы и клялись, что такое невозможно. Камень вошёл в мозг и превратил его в кашу? Бывает, но почему черепная коробка осталась при этом целой?! Яблоко в дыхательных путях? Тоже случается, если поперхнуться при еде, но внутри коленного сустава ноги оно как оказалось?! Ветка с дерева пробила кишки? Гадкая смерть, но ничего особенного для касты воинов... вот только ветка слишком тонкая и мягкая, чтобы пробить кожу, а на её кончиках, торчащих из спины несчастного, нет ни следа крови!
  Тут уже заподозрили чертовщину агенты Жрецов-Королей. Увы, они узнали об этом с большим опозданием - когда беглянки и след простыл. Однако Сарм всерьёз заинтересовался проблемой. Пришлось задействовать всех операторов кораблей-наблюдателей, всю агентуру в прилегающих районах, даже часть Посвящённых, явив им в кои веки истинное знамение.
  И всё равно это бы не помогло, если бы не одна деталь, о которой Сарм узнал значительно позже. Сразу после переноса на Гор сила Софии вообще перестала работать. Она стала самым обычным человеком - из-за чего хлебнула "прелестей" горианской жизни с избытком.
  Только спустя месяц жизни в этом мире Гесс выяснила, что осталась парачеловеком и использовать силу может... но только для выполнения чужих приказов.
  В приказах на Горе дефицита не было - но кто захочет отдать рабыне для удовольствий ТАКУЮ команду? Кому придёт в голову, что она на это способна? Как рассуждал один невезучий парачеловек (недолго пробывший таковым) - "Где я сейчас возьму человека, который знает, как выглядит автомат, а главное - который захочет попросить у меня эту самую ненужную ему и самую нужную мне вещь?!"
  Конечно, если рассказать и показать... попросить отдать приказ хотя бы в шутку... Но тогда о побеге можно будет и не мечтать. Половина гориан немедленно уничтожит подобное живое чудо-оружие, решив, что оно нарушает законы Жрецов-Королей. Другая половина - ни за что не выпустит его из рук, надёжно привяжет к себе и будет использовать для разведки и устранения конкурентов.
  
  Раб лампы, джинн, как странен твой удел.
  Изнанка всемогущества видна:
  Ты для себя не можешь ни хрена,
  А в остальном - почти что беспредел.
  
  Хозяин снова чуда захотел.
  Какого ему надобно рожна?
  Куда же дальше? Дальше - тишина
  Простершихся пред ним безгласных тел.
  
  Он властью, как наркотиком, упорот.
  Дворец воздвигнуть, иль разрушить город -
  Что, типа, люди, что их жизнь и труд.
  
  Гуляй, рванина, с лампою - покуда
  Придет другой, свое закажет чудо,
  И будет он к предшественнику крут.
  
  София готовилась почти полгода. Как следует овладела горианским двоемыслием. Нашла человека, который желал смерти работорговцу. Влюбилась в него (по-настоящему влюбилась, не просто изобразила чувства - на Горе это сделать крайне легко из-за специфики местной физиологии). В постели предложила убить нынешнего хозяина и сбежать к новому. Конечно, её возлюбленный (член касты убийц) прекрасно понимал, что никуда сбежать она не сможет. Но почему бы не использовать влюблённую дурочку для выполнения заказа? Судьба рабов на Горе никого не интересовала. Убийца передал ей оружие, дал пару советов относительно побега, назначил место встречи в лесу и поскорее смылся из города.
  Разумеется, на место встречи он являться и не собирался - уверенный, что глупая девица, как только её схватят, под пытками выдаст все подробности. Именно это Софии и было нужно - она честно выполнила приказ, и её сила работала, пока она не вступила на поляну, где было намечено свидание. И убийство охотничьей команды ничуть не противоречило её покорности - преследователи мешали ей добраться до нового хозяина.
  Ступив на поляну и увидев, что хозяина там нет, она снова стала обычной смертной женщиной... но теперь свободной женщиной.
  Около двух недель она прожила в лесу, питаясь подножным кормом, а потом её наконец нашли с воздуха разведывательные корабли Сардара, обездвижили и доставили к Сарму.
  Перед ним Гесс уже не стала запираться, и честно выложила всё, как есть, в том числе насчёт её способностей и условий их активации. В Сарме она увидела настоящего, достойного хозяина, или, как сама это называла, "суперхищника", вершину горианской пищевой пирамиды. В целом София не видела ничего плохого в том, чтобы подчиняться более сильному - её философия насчёт сильных и слабых изначально была достаточно близка к горианской, а местная промывка мозгов после введения сыворотки окончательно убедила девушку в правоте подобной позиции. Работорговцам не повезло лишь в том, что она не была НАСТОЛЬКО слабой, как они предполагали - простого смертного без сверхспособностей София своим господином принять не могла. Особенно учитывая разницу в гравитации - хорошо тренированная землянка была немного сильнее и значительно быстрее большинства горианских мужчин - исключая Приглашённых или получивших аугментацию от Жрецов-Королей.
  А вот царственный Сарм, сочетавший в себе огромную физическую силу (любой Жрец-Король может поднять до пяти центнеров или рвать сталь голыми конечностями), интеллект, опыт и власть, Сарм, командовавший целой планетой и готовый без зазрения совести жертвовать людьми или сородичами ради своих целей... "Вот это мой размерчик!" Дополнительным плюсом Сарма как хозяина была его бесполость - то есть полное отсутствие угрозы изнасилования. Этого дела София за полгода пребывания в рабстве накушалась до отвала.
  Искреннее и радостное подчинение Перворождённому позволяло ей без проблем использовать способности ради выполнения его заданий. Вдобавок, он мог щедро наградить за преданность - сделать её владычицей множества жизней, отдав ей тысячи прекрасных мужчин и женщин, приученных к повиновению, исключительно здоровых и выглядящих как земные фотомодели. На Земле, сколько бы ни геройствовала, девушка такого получить не могла.
  Словом, Гор ей понравился. Здесь царствовал её любимый социальный дарвинизм, здесь сильные не стеснялись властвовать, а слабые знали своё место. А первые полгода... пустяки, дело житейское. В конце концов, сильные должны доказать свою силу, жестокость, способность приспосабливаться и выживать в самых экстремальных условиях. Естественный отбор должен идти непрерывно, иначе он вырождается во власть слабаков-аристократов.
  
  - Эта Гесс... она знала, что ты заминировал все насосы на атмосферной фабрике?
  - Разумеется. Она сама и ставила заряды по моему приказу.
  То есть София, вполне возможно, не считает, что Сарм её предал. В "нематериальном" состоянии она могла пережить взрыв - а Жрец-Король мог знать, что она его переживёт. То есть девушка может попытаться к нему вернуться - даже не столько из личной преданности, сколько потому, что на Барсуме таких выгодных хозяев не найдёшь, а расставаться со способностями и становится простой смертной она точно не захочет.
  - Где и когда ты собирался её забрать?
  - В заброшенном городе Уорхун. Мой дисколёт со вторым мулом до сих пор стоит там, ожидая. Не знаю, почему она не вернулась. Возможно, не успела трансформироваться и погибла.
  Вот уж это - вряд ли. Сам будучи "тенью", Нотар прекрасно понимал таких людей. Они себя так "случайно" убить не позволят. Не для того выкручивались раз за разом из безнадёжных ситуаций - будь то горианское рабство или многотысячелетние интриги Лотара.
  Нотар раздражённо потёр свои антенны. Он не мог присутствовать одновременно везде. Сардар требовал внимания - причём немедленного. Ему нужны были профессиональные сыщики, чтобы как следует допросить всех свидетелей. Увы, на Горе таковых не готовили - если не считать городской стражи, работа которой в основном сводилась к избиению дубинами нарушителей закона, застигнутых на месте преступления. А специалисты соответствующего профиля из Ковенанта имели слишком уж экзотический облик...
  И вдруг его осенило.
  - Слушай, а ты делал этой Гесс ментальные записи?
  - Разумеется, как и всем рабам Сардара. Но они столь же бессмысленны, как и её устные показания.
  - Что ж ты раньше молчал?! Давай сюда номер кассеты в хранилище, живо!
  
  Полный просмотр воспоминаний Софии Гесс даже с использованием восьми мозгов и ускоренной перемотки занял бы около месяца. Нотар бы этого времени совсем не пожалел - история чернокожей девчонки смотрелась, как эффектный приключенческий сериал. Но увы, у него такой возможности не было. Пришлось скользить по верхам, выхватывая лишь самые ценные и интересные фрагменты.
  Но даже этого Нотару хватило, чтобы свесить антенны.
  Ну, то, что София Гесс была родом хоть и с Земли, но явно не с ЭТОЙ Земли, которую он знал - это ещё полбеды. В конце концов, первые лица Ковенанта уже успели ему рассказать, что Земля в Галактике не одна.
  Но это была какая-то ОЧЕНЬ странная Земля. Мир, в котором у ДЕСЯТКОВ ТЫСЯЧ человек по всей планете в течение четверти века внезапно прорезались сверхспособности! Причём у всех - разные! Это не психосилы, это не экзотическая инопланетная физиология - это, казалось, вообще не имело отношения ни к телу, ни к мозгу!
  Причём аборигены той Земли понимали в природе своих способностей ничуть не больше, чем Нотар. Ну, во всяком случае, большинство. Может, кто-то и был в курсе, как эти штуки вообще работают, но София этим кем-то не была, и знакомства с таковыми не водила. Основная часть "паралюдей", как их называли в том мире, обращалась со своими силами так же грамотно, как обезьяна с гранатой. Неважно, что это и откуда взялось, неважно, какие могут быть побочные эффекты - работает и прекрасно! У меня есть суперсилы - значит я крутой, за дело!
  Впрочем, Нотар тут же напомнил себе, что его соплеменники обращались со своими проекциями примерно так же. Можешь - и вперёд мочить зелёных толпами! А как оно работает, можно как-нибудь потом, в другой раз разобраться. И вообще, пусть этим учёные занимаются, а мы практики, у нас тут кризис, решать надо... Джон Картер точно так же отнёсся к факту переноса на Марс - попал и слава богу, вперёд за гелиумскими орденами!
  Если предположить, что это типично для большинства цивилизаций в Галактике - ничего удивительного, что Жнецы, Кровавые Луны, Потоп и прочие суперхищники всегда будут сыты и довольны.
  
  Пока живут на свете хвастуны
  Мы прославлять судьбу свою должны.
  Какое небо голубое,
  Мы не сторонники разбоя:
  На хвастуна не нужен нож,
  Ему немножко подпоёшь
  И делай с ним, что хошь.
  
  Покуда живы жадины вокруг,
  Удачи мы не выпустим из рук.
  Какое небо голубое,
  Мы не сторонники разбоя:
  На жадину не нужен нож,
  Ему покажешь медный грош
  И делай с ним, что хошь!
  
  Покуда есть на свете дураки,
  Обманом жить нам, стало быть, с руки.
  Какое небо голубое,
  Мы не сторонники разбоя:
  На дурака не нужен нож,
  Ему с три короба наврёшь -
  И делай с ним, что хошь!
  
  Нетрудно догадаться, что Нотар сразу же перемотал запись к тому моменту, где София со своей планеты попадает на Гор. И жестоко обломался.
  Именно эти часы - между тем моментом, когда София в очередной раз отправилась в школу, и моментом, когда она, пытаясь сориентироваться на незнакомой местности, заметила в небе зелёные точки (двух наездников на местных больших птицах, тарнах, которые и захватили её) были помечены машиной как "нечитаемые". Сама София явно что-то помнила об этих часах... но её устный пересказ Сарм посчитал явным бредом, как и описание родной планеты.
  Удалось, однако, выяснить кое-что ценное - вместе с Софией на планету попали две её подруги - Эмма Барнс и Медисон Клементс. Обе были проданы раньше неё - первая на север, в Торвальдсленд, вторая на юг, в Порт-Кар. София даже не думала помешать продаже или искать их - они были слабыми и вполне заслужили этим судьбу горианских подстилок. А у Софии были более важные дела - ей следовало позаботиться о себе, любимой.
  А вот для Нотара это был хоть какой-то, но след. Возможно, эти девицы помнят момент переноса - и если не удастся найти Софию, они останутся единственными свидетелями. "Сарм" тут же озадачил всех агентов и операторов кораблей новой миссией - найти и доставить в Сардар двух рабынь-землянок, рыжую и шатенку, 15-16 лет. Люди в такой ситуации может и выполнили бы задание, но в кулуарах - крутили бы пальцами у висков. Что вдруг за спешка такая, будто ресурсы больше некуда девать. Верховный точно свихнулся...
  А для Жрецов-Королей ничего подозрительного тут не было. Перворождённый приказал - значит надо. Жираф большой, ему видней.
  
  На следующей неделе Нотар получил сразу два крайне неприятных известия. Началось всё с того, что его вызвал, через Шторма, Охотник за душами.
  - С того момента, как ты устранил Сарма, вероятность гибели половины Жрецов-Королей через сто лет упала до малозначимых величин, - сообщил он.
  - Прекрасно! Я так и думал. Значит, это его рук дело. Скорее всего - гражданская война в улье между Сармом и Миском.
  - Скорее всего - да, - согласился Охотник. - Однако, что интересно, вероятность гибели ВСЕХ Жрецов-Королей без исключения в течение следующих десяти лет поднялась до восьмидесяти процентов. Всех остальных жителей Гора - до шестидесяти.
  - Всех? - туповато переспросил Нотар, тут же мысленно выругав себя - нашёл, что спросить! Охотник в таких делах не ошибается.
  - Процентов для тридцати женского населения есть вероятность выжить на других планетах Солнечной системы. Мировые линии всех душ, которые останутся на Горе-1, обрываются независимо от пола с очень высокой вероятностью. Для всех мужчин вероятность выжить вне Гора также исчезающе мала. Скорее всего, их просто никто не захочет эвакуировать.
  Нотар выдал замечательную с лингвистической точки зрения серию ругательств. Ни одно из них не звучало на Барсуме уже миллион лет.
  
  А спустя три дня "Сарм" получил известие, что его вызывает к себе Мать. Это было само по себе неслыхано. Особа Матери была священна и неприкосновенна даже для её детей. Даже для первого из них. Ей принадлежала верховная власть, но она никогда не беспокоилась по поводу пошлых мирских проблем. Она царствовала, но не правила. Даже другие Жрецы-Короли видели её лишь раз в году - на празднике Толы во время ритуала кормления гуром, местным аналогом мёда. Всё остальное время она была занята откладыванием яиц, отдыхом от сего нелёгкого труда и размышлениями о вечности. Но у этой конкретной Матери яйца давно закончились, так что ей остались лишь два последних занятия - тем более, что вечность (небытия) подошла уже близко.
  Так длилось уже множество веков. Считалось хорошей приметой, если после окончания ритуала кормления Мать достаточно соберётся с силами, чтобы синтезировать хотя бы несколько феромонных слов. Эти слова становились для всего улья путеводной звездой - до следующего праздника Толы.
  И вдруг старая разва... ой, простите, королева выходит из тысячелетней сладкой дрёмы, собирает мозги в кучку и начинает отдавать чёткие, вполне осмысленные приказы. Прежний Сарм, привыкший считать себя первым лицом в улье, а Мать - нулевым (во всех смыслах), свалился бы в обморок, если бы физиология Жрецов-Королей позволяла столь острые проявления эмоций. Да и не только он - все коридоры Сардара, по которым шёл Нотар, пропахли феромонами изумления. Сам резидент реагировал на это спокойнее - у него просто появилось нехорошее предчувствие.
  Для человеческого глаза Мать, пожалуй, была уродлива - как полураздавленная гусеница размером с железнодорожный вагон. Огромное пустое брюхо, коричневая с пятнами кожа, вялые конечности, тусклые глаза... Но Жрецы-Короли смотрели не глазами, а обонянием. Для них она всё ещё была прекрасна, потому что испускала запах центра улья. Она была смыслом их жизни.
  Минут пять - немыслимо долгое время по человеческим меркам, нормальная вежливая пауза для терпеливых Жрецов-Королей, они молча смотрели друг на друга. Затем Нотар всё же решился первым подать "голос":
  - Мать, я готов стоять тут много дней, если таково твоё желание. Но я боюсь отнять у тебя слишком много времени и сил. Поэтому...
  Заранее заготовленный монолог прервался, когда Мать медленно, неуклюже, но вполне отчётливо свернула и развернула свои антенны. Она не смеялась сотни тысяч лет и сейчас с трудом вспоминала, как это делается.
  - Чужак, ты, безусловно, очень хорошо замаскировался. Но неужели ты думал, что Мать, даже в маразме, даже наполовину потерявшая нюх, может спутать с кем-то первого и самого любимого из своих детей, рядом с которым она провела два миллиона лет?!
  Эта длинная фраза вытянула из королевы все силы, и Мать замолчала на пару минут, пока Нотар собирал с пола осколки своего вдребезги разбитого самоуважения. Вот тебе и великий шпион нашёлся!
  - Что произошло с Сармом? - спросила Мать, когда снова обрела дар речи. - Я чувствую, что его больше нет, но как он умер? Это твоих лезвий дело, или ты просто воспользовался случаем?
  - Моих, - Нотар решил, что запираться больше нет смысла. - Но видите ли, ваше величество, Сарм, конечно, умер, но я не могу сказать, что его больше совсем нет. Это было бы неправдой.
  - Не надо меня утешать, - попросила Мать. - Я ещё достаточно в здравом уме и понимаю, что посмертная жизнь - всего лишь сказки низших существ. Если, конечно, ты не имеешь в виду записи его памяти - но это не он сам, это всего лишь технически усовершенствованная версия дневников.
  - Обычно - да, - согласился Нотар. - Но здесь немного особый случай.
  У него ушёл почти час на то, чтобы объяснить королеве, что такое Эссенция.
  - Если хотите, ваше величество, - закончил он, - в следующий визит я могу принести вам шар с душой Сарма. Вы сами сможете с ним поговорить.
  - В следующий визит? - Мать согнула антенны на пару градусов и распрямила их. - А ты мастер давать обещания, которые ничего не стоят, чужак. Так как следующего визита не будет, ты можешь обещать принести на него что угодно - хоть гур моей прабабушки.
  - Почему не будет? - удивился Нотар.
  - Потому что когда ты выйдешь отсюда, я буду уже мертва. А вскоре после этого умрёшь и ты - от рук стражников, если не умеешь становиться невидимым.
  - Я не собираюсь убивать вас, ваше величество.
  - Надеешься, что я сохраню твою тайну в обмен на жизнь? Я слишком стара, чтобы этот аргумент имел для меня значение.
  - Нет, я надеюсь, что вы сохраните её в обмен на жизнь Перворождённого. Если вы прикажете меня казнить, я просто исчезну, не причиняя никому вреда. Но вы никогда не узнаете, солгал ли я насчёт души Сарма.
  Мать размышляла долго - Нотару даже показалось, что она уснула. Но минут через десять в воздухе снова разнёсся аромат её речи:
  - Скажи мне, кто ты. Ни одному низшему существу до сих пор не удавалось выдать себя за Жреца-Короля. Не удавалось даже просто проникнуть в Сардар без ведома его стражей или против их воли.
  - Я с Барсума, на котором Сарм чуть не уничтожил жизнь. Разумеется, вас он в известность об этом не ставил.
  Нотар рассказал о диверсии на атмосферной фабрике.
  - И теперь ты пришёл сюда отомстить за свою планету. Но говоришь, что не убьёшь меня. Ты сам не находишь это странным?
  - Ничуть, ваше величество. Моя месть направлена лишь на Сарма, потому что он один организовал это злодейство, никому не сказав. Ваш народ в целом мне нравится, и я не хочу ему зла.
  Снова наступила долгая "тишина" - в воздухе плавали только запахи медицинских препаратов, поддерживавших Мать.
  - Я не хочу тебе верить, но я хочу тебе поверить, - сказала она наконец. - Столь противоречивое поведение не делает чести Жрецу-Королю, но в моём положении и возрасте можно себе позволить немного нелогичности. Пути богов неисповедимы, не так ли, барсумец? А я здесь пока ещё верховная богиня. Я дам тебе один год, чтобы принести ловушку для душ, о которой ты говорил.
  - Целый год?! Пусть даже горианский, а не барсумский... зачем так много? Я могу принести её уже завтра, чтобы у вас не осталось сомнений.
  - Может быть ты и можешь, но я - нет, - вздохнула Мать. - Ты просто не представляешь, до какой степени я одряхлела, чужак. На концентрацию для этого разговора я потратила силы за несколько лет. Мне их не жаль, но понадобится не меньше года, чтобы прийти в себя. Я только что пережила великое потрясение - мой сын, который, как я думала, переживёт весь улей, оказался мёртв. Я не выдержу второго потрясения, если он окажется жив. Радость может убивать так же, как и горе. Если же ты солгал мне - используй этот год, чтобы скрыться, чужак.
  Она погрузилась в сон, не дожидаясь, пока он уйдёт, не изменив ни позы, ни запаха. Просто выключилась, без всякого предупреждения.
  
  Последней каплей стала новость, полученная опять же через Шторма. На Барсуме был убит Джон Картер!
  Теперь Нотар понимал, почему София не вернулась к дисколёту. Сарм не солгал на допросе, просто не всё сказал насчёт выданных ей инструкций! Он решил устранить одновременно и взрывчатку (народы Барсума) и детонатор к ней (попаданца). Одним и тем же инструментом.
  У Джона Картера были превосходные навыки самозащиты - но всё это мало помогает, когда убийца, бесшумный и почти невидимый, может выйти перед тобой из стены. Охотник, правда, уточнил, что Картер не умер по-настоящему - его тело пробудилось на Земле, когда был разрушен заменитель на Барсуме. И вероятно, вскоре Турия снова призовёт его на планету, которая ему так понравилась.
  Но пока что позиции Гелиума без величайшего военачальника сильно пошатнулись. А София, крайне довольная выполненным заданием, возвращалась в Уорхун.
  
  Но на этом, как выяснилось, неприятности Нотара только начались.
  Всё началось с того, что подобравший Софию дисколёт задержался на Барсуме ещё на сутки, прежде чем вылететь к Гору. Мул-пилот сослался на технические неполадки. В принципе, это конечно мелочь, с кем не бывает - вот только техника Жрецов-Королей отличалась великолепной надёжностью и сама по себе практически никогда не ломалась. Резидент насторожился.
  Когда ремонт был закончен, корабль, уже не задерживаясь, вылетел к Гору на максимальном ускорении. Однако, достигнув планеты назначения, он почему-то не пошёл на посадку в Сардар. Отключив транспондеры и погасив скорость до дозвуковой, корабль скользнул куда-то за горы Тентис и пропал с экранов. Разумеется, Нотар немедленно послал корабли проверить это место - возможно, межпланетный разведчик потерпел крушение и нуждается в помощи? Но они ничего не нашли. В конце концов, дисколёт Сарма строился именно для максимальной незаметности. То, что скрывало его от телескопов и воздушных разведчиков Барсума, вполне эффективно работало и против своих.
  А спустя десять дней Нотар решил поговорить с душой Сарма, чтобы выяснить некоторые детали насчёт быта улья... и обнаружил, что ловушка пропала.
  Конечно, барсумцу не понадобилось много времени, чтобы понять, КТО это сделал. Единственный человек на Горе, умеющий не только проходить сквозь стены, но и, в отличие от биопластиковых существ, проносить сквозь них небольшие предметы... такие, которые можно унести в руках...
  "Она допустила большую ошибку... теперь я смогу её выследить. То есть не я, а Охотник... он чует Эссенцию, где бы та ни находилась..."
  В пустую, казалось бы, точку пространства, где висел невидимый "Найткин", устремился радиосигнал.
  - Очень странно, но я её не ощущаю, - сообщил Охотник. - В пределах пары сотен световых лет Эссенции Сарма просто нет.
  - А в прошлом или в будущем, можешь отследить?
  - Нет, к сожалению. Души, которые уже находятся в ловушках, я чувствую только в настоящем. Вероятность гибели существует только для живых.
  Настроение, и так дрянное, упало просто ниже плинтуса.
  - А саму Гесс ты отследить можешь? Где в данный момент вероятность её гибели выше всего?
  - Я с ней лично не виделся, поэтому, вероятно, чувствую её, но не могу выделить. Она не является выдающейся, героической душой, которая стоит сохранения. Я не знаю вкуса её души и потому вероятность смерти теряется на фоне остальных землян и гориан.
  "Замечательно. Мало того, что по Гору теперь носится безумная убийца с паранормальными способностями - так мне ещё и Матери нечего предъявить!"
  - Я запрашиваю помощи Ковенанта. Мне одному с этим кризисом не справиться.
  - Смотря какого рода помощи, - отозвался Алеф, когда канал переключили на него. - Боевой флот посылать не будем, если только не будет угрозы извне.
  - Тогда пришлите мне хотя бы Спартанцев. С сотней нормальных агентов у меня будет шанс её найти до того, как она натворит дел.
  - Нотар, Спартанцы - не спецагенты. Они боевики. Они могут изображать мирных граждан или солдат противника - недолго, для того чтобы подобраться к уязвимым точкам. Но месяцами жить среди чужого народа, особенно с ТАКИМИ привычками...
  Нотар вынужден был признать его правоту. У Спартанцев стальные нервы, они умеют не отворачиваться, когда избивают и казнят. У них неслыханная выдержка: они способны выдерживать излияния безнадёжнейших кретинов. Но... недолго. Их тела обладают невероятной выносливостью, но их души - спринтеры с коротким дыханием. Заставь их прожить на Горе хотя бы месяц, и кто-то непременно сорвётся. А что может наделать сорвавшийся Спартанец, даже без своей брони и со средневековым оружием... вырезать полгорода - это ещё самые мягкие из возможных последствий.
  Кассандра Хеллер, вероятно, справилась бы лучше, но она у Ковенанта только одна. Как и Ма-Алефа-Ак.
  Если бы Нотар находился на Барсуме, он бы мог послать на розыск пару сотен фантомов, по одному в каждый город - но здесь, вдали от Турии, его проекции утратили способность к самостоятельному поведению, и исчезали, стоило ему только отвернуться.
  - Постой, - сказал Алеф. - Я, кажется, знаю, чем можно тебе помочь. Ваши корабли наблюдают практически все обитаемые территории Гора, так?
  - Да, но у нас не хватает операторов, чтобы внятно проанализировать эти данные.
  - Вот это мы вам и обеспечим. Пришли мне схему одного из ваших суперкомпьютеров - тех самых, что размером с город, помнишь, ты говорил? Мои спецы за пару дней подгонят под его архитектуру наши программы распознавания образов. После чего останется подключить к нему корабли-наблюдатели, и всё - ни один квадратный сантиметр без проверки не останется!
  - У Жрецов-Королей все компьютеры специализированные. Для решения нового типа задач нужно менять конструкцию. А сейчас на это уже никто не способен - не хватает рабочих рук. Раньше их "перепрограммированием", когда возникала необходимость, занимались миллионы Жрецов-Королей.
  - Как всё запущено, - пробормотал Алеф. - Аналоговые суперкомпьютеры, это же додуматься надо! Нет, я конечно могу послать вам пару тысяч хурагок, они быстро попереключают всё что надо и куда надо. Но их доставку, как я понимаю, тайно не провернёшь...
  - Провернёшь, - не согласился Нотар. - Прикрытие для доставки я тебе обеспечу. Но "быстро" - это сколько? Раньше это делалось не один год...
  - Ну, надо конечно взглянуть на размеры и особенности конструкции... но думаю, за недельку-другую наши справятся. Надеюсь, за это время ваша София ничего фатального натворить не успеет, даже с ловушкой для душ.
  Она успела.
  
  Убить Жреца-Короля вообще сложно - прочный экзоскелет, огромный размер тела в сочетании с распределёнными и многократно дублированными жизненно важными органами. Для этого понадобится гранатомёт или станковый пулемёт. Нет, на худой конец обычный автомат тоже сойдёт, и даже горианским мечом или копьём лишить жизни его можно... но это при условии, что Жрец-Король стоит неподвижно и не сопротивляется, пока вы проделываете в нём множество маленьких дырочек. Потому что первые пять-шесть ударов или выстрелов его точно НЕ убьют. И даже из строя выведут вряд ли.
  Но убить Нотара в облике Жреца-Короля было ещё сложнее. Потому что у него при сравнимой прочности тела вообще не было никаких жизненно важных органов. Нет, он не был однородным манекеном. У него были пульсирующие сосуды, которые заменяют Жрецам-Королям сердце, была нервная система, был желудок... но всё это совсем не обязательно для его выживания. Его настоящая сущность - психическая тень в Эмпирее, а биопластиковое тело - всего лишь маска (и носитель основной нейросети, которая его питает). Поэтому даже если в Нотара всадить крупнокалиберный снаряд, перед этим не позволив дематериализоваться, он не умрёт... пока его кто-то видит. Вот если тело будет разрушено в одиночестве, когда наблюдателей рядом не окажется... тогда до свидания. Но Нотар считал себя достаточно осторожным, чтобы избежать подобной опасности. Он попросил Ричарда накачать в тело побольше воды и добавить немного керамики, чтобы защитить от главного проклятия настоящих Ма-Алек - горючести в кислородной атмосфере. Ему не требовалось поддерживать в теле низкую температуру, так что вода вполне могла сохранять жидкое состояние.
  В отличие от настоящих Жрецов-Королей, Нотар обладал прекрасным зрением - как дневным, так и ночным. Кроме того, как любой лотарец, он чувствовал, когда на него смотрели... точнее, когда смотрели на его иллюзию, но поскольку сейчас он прикрывал иллюзией самого себя...
  Поэтому, когда в его спину вонзилось короткое, но тяжёлое копьё, Нотар не сильно испугался за свою жизнь. Рана была чисто косметическая - стоит извлечь оружие, и биопластик сам её залечит, вернувшись к заданной конфигурации. Гораздо больше его беспокоил вопрос - как метатель сумел подобраться незаметно?! София, конечно, в "теневой форме" труднозаметна... но он бы её различил! Один из восьми его мозгов постоянно отслеживал любые угрозы!
  А по-настоящему страшно ему стало через несколько секунд после этого. Когда начало темнеть в глазах, заглохли запахи и начали подкашиваться ноги...
  
  Он медленно приходил в себя. Странное ощущение - казалось болели одновременно все шесть конечностей, восемь мозгов, антенны, руки, ноги и голова. Это было физически невозможно, но он как будто был одновременно барсумцем, Жрецом-Королём и чем-то ещё, чему и названия не было. Вскоре он объяснил себе эти противоречия - болело ВСЁ, но ощущения боли настолько отличались от привычных ему сигналов тела, что мозг не знал, как их интерпретировать, примеряя различные "маски", в которых ему приходилось бывать.
  На самом деле у него не было ни рук, ни ног, ни лезвий. Ни глаз, ни ушей, ни антенн. Из всех чувств ему осталась только боль. Хотя нет, ещё его психосила. Он чувствовал рядом чей-то разум... но только мысли. Без эха фоновых шумов нейросети. Так бывает... когда общаешься с кем-то в ловушке душ.
  "Я мёртв? Превращён в Эссенцию? Но почему тогда нет иллюзии тела и окружающих предметов? Откуда такая боль? Души боли не чувствуют..."
  - Нет, самозванец, - феромоны сплелись в насмешливый узор. - Ты - не Эссенция. Я - Эссенция. Но тем не менее, ты мёртв... большей частью. А я жив.
  - Сарм?!
  - Пока нет. Но совсем недавно я был Сармом, Перворождённым Матери. И скоро снова им стану, вернув то, что принадлежит мне по праву. С твоей помощью.
  - Что... ты со мной сделал?
  - Я? Ничего, самозванец. Я бы не хотел марать об тебя свои антенны. Но у меня теперь есть очень полезная рабыня - её зовут Костепилка. И вот она действительно кое-что с тобой сделала. Она настоящий гений - мне не терпится представить её Каску. Сначала она соорудила мне биологический скафандр, управляемый Эссенцией, чтобы я мог снова двигаться и говорить. В чём-то он даже лучше моего прежнего тела. Но я не мог в таком виде появиться в улье - мои соплеменники не признали бы меня. На Барсуме я мог бы получить новое тело, истинное тело Жреца-Короля... но космические дороги слишком хорошо патрулируются. Я сам строил эту оборону, я знаю её сильные и слабые места. Я мог передвигаться незамеченным на дисколёте по всей поверхности Гора, пока не приближался к Сардару. Но при попытке взлететь выше меня бы точно засекли. К счастью, моя рабыня Гесс рассказала мне, что у тебя есть способность к управлению иллюзиями. С их помощью я мог бы предстать перед собратьями в том облике, в котором пожелаю - а желаю я, разумеется, в собственном, в том, что ты у меня украл. Поэтому Костепилка вырезала твою нервную систему и вшила её в мой скафандр. Теперь Я повелитель иллюзий. А ты всего лишь полезное устройство. Я велел рабыне оставить тебе самосознание и возможность общаться - но только со мной. Чтобы ты мог испытать те же мучения, что приготовил мне. Наружу ты закричать не сможешь - у тебя нет рта.
  
  Взаимная связь между светом и тьмой...
  И кажется, мрачен ответ роковой,
  И в музыке тема тревожна,
  Хотя ведь проблема ничтожна:
  
  Когда ваша тень забывает о том,
  Что тень - это призрак, подделка, фантом,
  Скажите ей прямо и веско:
  "Опомнись и знай свое место!"
  
  Да, Сарм был самовлюблённым чудовищем. Но он также был умён и расчётлив. Он хотел знать, кто ему противостоит - и не верил, что лотарец смог бы в одиночку попасть на Гор и принять облик Жреца-Короля. Он также помнил о странном существе, встреченном Софией на атмосферной фабрике - и имел подозрение, что эти две твари как-то связаны.
  Поэтому, прежде чем отдать Нотара, усыплённого нейробактериями Костепилки, ей же на разделку, он приказал слугам отнести его в комнату сканирования памяти и сделать полную запись содержимого его восьми мозгов. После встраивания в скафандр Нотар слишком изменился, и был уже недоступен для чтения.
  Прочитать миллион лет воспоминаний - это заняло бы немало времени. Но Сарма не интересовали внутренние интриги Лотара. То, что его интересовало, хранилось в относительно короткой памяти за последние годы. На просмотр годовой истории у него ушли всего сутки - Сарм был сильным аналитиком.
  И разумеется, первым делом он узнал о существовании Ковенанта!
  Сарм оценил это образование, как первую угрозу своему существованию. Кровавая Луна и империалисты Юпитера были, соответственно, на втором и на третьем. Барсум - на четвёртом. Не только потому, что Ковенант уже однажды убил его.
  Будь он человеком, можно было бы сказать, что у него открылись глаза - но у Жрецов-Королей они никогда и не закрывались, за отсутствием век. Распрямились антенны - вот подходящая метафора. Тот, кто считал себя без пяти минут повелителем мироздания, вдруг увидел, что он всего лишь мелкое насекомое в мире, наполненном чудовищами. Для такого сверхэгоцентриста, как Сарм, это было равносильно крушению основ Космоса. Он был бы рад объявить всю эту информацию нелогичной и несуществующей, повторно стереть себе память... но два доказательства находились рядом с ним, а третьим был он сам. Сарм всё же НЕ НАСТОЛЬКО жил иллюзиями.
  И именно за то, что Ковенант открыл ему эту информацию, стал его тёмным проводником в мир кошмара - Сарм ненавидел его больше всех других.
  В самом же Ковенанте главной угрозой он счёл не Ма-Алефа-Ака и не Гродда. Всё это были, по его понятиям, всего лишь обезьяны - с политическим влиянием, со сверхспособностями, но сильно уступавшие любому Жрецу-Королю в интеллекте. Даже если Сарм не сможет победить их в открытом бою, то найдёт способ переиграть - тактически или стратегически, не важно.
  Наиболее опасным же он счёл Охотника за душами. Именно благодаря предвидению этого существа Ковенант всегда был на шаг впереди прочих игроков. Ну и Джаффу Шторма тоже следовало вывести из игры. По той же причине, но он всё же был менее опасен, так как видел лишь настоящее, а не будущее.
  Но как застать врасплох существо, которое предвидит собственную смерть? Элементарно - не дать ему умереть. Усыпить и отдать Костепилке, которая превратит его в биокомпьютер для тактического прогнозирования. Возможно, срастив с телом Шторма - предвидение и ясновидение в одном существе будут гораздо более эффективны, чем по отдельности. А если этот компьютер докажет свою эффективность, то Каск сможет синтезировать многие ТЫСЯЧИ ему подобных. Вот тогда можно будет и о прямом противостоянии с Ковенантом подумать!
  Оставался только один вопрос - как добраться до Охотника, который находится на "Найткине" - далеко не самом большом и не самом мощном из кораблей Ковенанта, который, тем не менее, справится один на один с любым планетолётом, построенным в Солнечной в последние два миллиона лет, не получив ни царапины? Уничтожить "Найткина" Сарм ещё в принципе мог - да, пришлось бы потерять пару тысяч кораблей, но в итоге хоть один подошёл бы на расстояние удара серебряной трубой или гравидеструктором. Но во-первых, как его найти? Корабль не висит на месте, он регулярно меняет положение, при этом будучи невидимым. А во-вторых, именно убийство сейчас его целям и не соответствовало.
  Скоро Ковенант узнает о том, что случилось с его резидентом. Скоро он придёт, чтобы спасти Нотара или хотя бы отомстить за него. Увы, кого бы они ни послали, Охотника за душами среди них не будет. Его слишком ценят, чтобы пускать на передовую.
  - Среди твоего народа нет способных к перемещению на дальние расстояния или к обнаружению на таких расстояниях? - на всякий случай уточнил он у Софии.
  - Полно, - пожала плечами чернокожая землянка. - Но вряд ли кто-то из них попал на Гор...
  Сарм поспешно пригнул антенны. Он не хотел снова слышать ту безумную историю.
  - Хозяин, - снова заговорила София, заметив, что Жрец-Король замолчал. - Разрешите мне прочесать Гор и собрать всех кейпов, которые попали сюда. Это увеличит ваши силы во много раз. Вы же видите, насколько полезны оказались всего двое...
  - Мы это обязательно сделаем, - пообещал Сарм. - Я сам хочу их заполучить не меньше. Но сейчас на столь масштабную акцию нет времени. От Ковенанта нам придётся отбиваться тем, что уже есть. Его агенты будут здесь всего через несколько дней.
  Мелькнула мысль выдать себя за Нотара и поиграть в двойного агента. Мелькнула... и была отброшена. Предположим, он сумеет прикрыться иллюзией, и даже вести радиоэлектронную игру, посылая Ковенанту поддельное изображение. Но Джаффу Шторма ни тем, ни другим не обманешь.
  С другой стороны... кто ему мешает попросу не пустить сюда никаких агентов? Взять да и закрыть горианское небо. Раньше корабли Ковенанта сюда шастали, как к себе домой, лишь потому, что Нотар открывал им "коридоры", свободные от наблюдения. А сам Нотар попал сюда на корабле Жрецов-Королей, выдав себя за Ворма. Если перекрыть обе лазейки... Ковенант, конечно, сможет взломать эту оборону силой. Но вряд ли даже Гродд пойдёт на такое. Они слишком привыкли действовать тайно.
  Сарм отдал несколько приказов. Десятки тысяч автоматических боевых дисколётов взмыли над Гором, перекрывая все подступы к нему. Всего пару лет назад это было бы недопустимым расточительством - ресурс кораблей необходимо беречь для войны с куриями. Но теперь курий как военной угрозы больше не было. В сложившейся ситуации патрулирование и перехват малых судов были куда важнее, чем прямые столкновения флотов.
  Тем временем Костепилка нашла себе замечательную новую игрушку - присланных Алефом хурагок. Живые дирижабли понятия не имели, что "власть сменилась", впрочем, если бы и знали, это бы мало их беспокоило. Они продолжали делать то, что им поручили - модифицировать один из компьютеров Гора под новую задачу. Это, кстати, хорошая новость. Очень скоро контроль Сарма над местностью достигнет невообразимого ранее уровня!
  Инженеры Ковенанта и сами по себе очень напоминали биомеханические конструкты Костепилки. А если с ними немного поработать, уверяла девочка, они станут гораздо шустрее, лучше защищёнными и многофункциональными! Сарм запретил их трогать - не из жалости, которая была ему неведома, а из опасения расстроить великолепно работающий механизм.
  Но даже без скальпеля в руках Костепилка всё равно постоянно бегала к хурагок - с тех пор, как выяснилось, что их интуитивное чутьё на принципы работы механизмов и организмов, а также на возможные способы усовершенствания того и другого - во многом совпадает. Правда, у Костепилки напрочь отсутствовал общий для хурагок принцип "не навреди". Тем не менее, специфический язык хурагок она изучала с огромным увлечением - он позволял хоть немного формализовать то, что девочка ощущала, но в слова оформить не могла, даже сама для себя. Костепилка даже модифицировала собственные уши, чтобы иметь возможность воспринимать речь хурагок во всех диапазонах. А биороботы Ковенанта, в свою очередь, приходили в восторг от её творений, считая их "кривым воплощением невероятно интересных идей". Они охотно показывали ей, как сгладить "острые углы", как увеличить надёжность, ремонтопригодность и воспроизводимость систем. А Костепилка их с удовольствием слушала - она была прекрасной ученицей. Единственное, о чём она дико жалела - это об отсутствии в команде, присланное Алефом, хурагок Творцов Жизни. Хурагок Строителей, работавшие на Горе, тоже разбирались в вопросах лечения, но их мозги пасовали, когда нужно было не вернуть биосистеме функциональность, а создать новую. Зато их знания о механизмах казались неисчерпаемыми. Это как быть в течение нескольких лет единственным зрячим в стране слепых - и внезапно встретить людей, которые не просто видят все эти штуки, но и имеют для них свои названия - "красный", "синий", "зелёный"...
  
  Прогноз Сарма оправдался. Ковенант действительно не полез на Гор, превращённый в неприступную крепость. Естественно, они начали готовить какие-то способы взлома защиты, которые не прогремят на всю Солнечную - но это требовало времени. То есть они отдали Перворождённому право первого хода. Сарм собирался в полной мере показать им, как они ошиблись.
  Спустя неделю центр тотального наблюдения заработал. Теперь ничто на Горе не оставалось укрытым не только от глаз Жрецов-Королей, но и от их внимания. Четыре сотни операторов получили куда больше свободного времени - от них требовалось только отвечать на тревожные сигналы и проверять то, на что обратила внимание машина. Костепилка добавила в систему свои биомодули распознавания образов - органические мозги всё ещё оставались непревзойдёнными в этом отношении (во всяком случае, по соотношению "цена-качество"), а лишних мулов, подлежащих разделке, в Сардаре хватало.
  Обе рабыни настояли на использовании кораблей-наблюдателей для поиска всех остальных паралюдей из их мира, которые могли попасть на Гор. Сарму очень не хотелось иметь с этим дело - нет, сами рабы такого типа, безусловно, невероятно ценны, но вот истории попадания, которые они могли принести с собой, грозили окончательно разрушить его психическое равновесие - и так хрупкое после открытия монстров, заполонивших Солнечную. Пришлось дать им строгие инструкции, чтобы приносили хозяину только результаты, без описания причин.
  И в первый же день обе прибежали к нему крайне возбуждённые. Причём совсем не в том смысле, в каком обычно бывают возбуждёнными рабыни.
  - Всего сюда было заброшено около двух десятков паралюдей из нашего мира и около десяти человек без сверхспособностей, - доложила София. - Все паралюди - женщины, среди нормалов мужчин и женщин примерно поровну. В основном - мелкая сошка, не стоящая внимания. Но одна фигура требует немедленного внимания. Бойцовая рабыня Ребекка. На подпольных гладиаторских боях проходит под кличкой Женщина-Один-Удар. Если это тот человек из моего мира, о котором я догадываюсь - то она самый опасный человек на всём Горе.
  
  Гладиаторские бои на Горе проходят исключительно между мужчинами.
  Но это лишь то, что касается сражений легальных, публичных. Битвы подпольные, противозаконные, иногда проводятся и между женщинами. Даже по горианским понятиям это дело грязное и слишком жестокое, хотя в нём крутятся большие деньги.
  Но сражений мужчин с женщинами не проводилось нигде - ни на публичных аренах, ни в подполье. Так же как на Земле не бывает межполовых олимпийских игр. Это просто глупо и бессмысленно. Свободная женщина может сражаться со свободным мужчиной - иногда встречаются даже выдающиеся воительницы, способные встать наравне с рядовыми воинами, хотя великие воины всё равно превосходят их. Но женщина-рабыня всегда проиграет любому мужчине, неважно, свободный он или раб.
  Так считалось. До появления на Горе Ребекки.
  Как и другие попаданки-кейпы, она была ограничена странным правилом - её сверхспособности здесь работали только тогда, когда она выполняла приказ. Но в отличие от Софии, характер её сил был таким, что мог использоваться и в быту - для исполнения приказов, которые часто отдают рабыням. Выучить горианский язык? Как же тут без идеальной памяти. Принести тяжёлый мешок с овощами? Суперсила вполне пригодится. Пересчитать эти овощи? Повышенный интеллект в самый раз. Быстро явиться на вызов господина? Способность к полёту очень кстати, даже если не отрываться от земли.
  В силу этого Ребекка Коста-Браун, или Александрия, как её называли на Земле, была в привилегированном положении в сравнении с большинством других кейпов этого мира - она могла активировать свои способности по несколько раз в день. С другой стороны, даже недолгие периоды, когда сила НЕ работала, переносились ею гораздо тяжелее, чем другими. Когда ты десятилетиями была летающим танком, способным выдержать прямое попадание ракеты без единой царапины, внезапное прикосновение даже простого ветерка к незащищённой мягкой коже производит очень острое впечатление. А горианской рабыне приходится переносить далеко не только ласку ветра...
  Вскоре хозяин обратил внимание на её необычную силу (она специально несколько раз сделала пару... впечатляющих вещей у него на глазах). И вызвал её к себе на беседу. Ребекка абсолютно честно рассказала ему, что на Земле была воином и прошла обучение боевым искусствам - только не уточнила, на какой именно Земле это было и каким именно воином была. Подтвердить было чем - даже без сверхспособностей с ней оставалось знание десятка стилей рукопашного боя, которые она выучила на случай столкновения с разными Козырями (кейпами, которые способны как-либо управлять чужими сверхсилами).
  Хозяин, разумеется, посмеялся и позвал своего раба-телохранителя, чтобы продемонстрировать всем глупость землян, вообразивших, будто женщина может быть воином. Ребекка вежливо уточнила, хочет ли хозяин, чтобы она выиграла или проиграла бой. "Попытайся выиграть", - издевательски посоветовал хозяин. Через полсекунды после начала сражения раб был мёртв.
  Хозяин не понял и позвал второго, на всякий случай запретив ей убивать. Ребекка сломала ему обе руки.
  Так она могла убить любого из мужчин, которые ею пользовались, уточнил хозяин? Могла, подтвердила землянка, не солгав ни словом - ей бы не понадобились сверхспособности на одного противника, исключая те случаи, когда она была связана.
  Хозяин несколько секунд ошеломлённо и даже немного испуганно смотрел на неё, а потом расхохотался. Ну конечно! Даже очень сильная рабыня всё равно остаётся рабыней и не может поднять руку на хозяина-мужчину! Даже если физически способна - страх и удовольствие не позволят ей.
  Хозяин был горианином, но он также был из касты торговцев. Успокоив свои комплексы, он начал думать, как использовать таланты землянки к своей выгоде. Он торговал зерном и гладиаторскими боями в жизни не занимался - не его сфера бизнеса. Респектабельный организатор боёв такую аномалию не купит - бойцовая рабыня это против законов чести. А связываться с мафией - это можно остаться и без рабыни, и без денег.
  Выход подсказала сама Ребекка - чтобы помочь хозяину, её интеллект охотно заработал на полную мощность. Она похитила несколько рабов, занятых в легальном и подпольном гладиаторском бизнесе, допросила их и составила достаточно полную картину, кто и как этим занимается в окрестных городах. Разумеется, среди честных организаторов сражений нашлась парочка таких, которые не прочь были подзаработать и подпольными женскими боями. Собрав доказательства наличия подобного бизнеса, Ребекка предъявила их хозяину.
  Тот всё равно боялся шантажировать авторитетных предпринимателей ради одной-единственной рабыни - а вдруг убьют как ненужного свидетеля? Ребекка и эту проблему решила за два дня - вычислила и наняла посредника, который занимался как раз такими вот переговорами по поводу шантажа (правда чаще в сфере похищений заложников, а не утечки конфиденциальных данных). То есть как - наняла. Денег ей, конечно, никто в руки не давал. Взяла "на слабо".
  Ошарашенный "респектабельный бизнесмен" поначалу был уверен, что ему пытаются впарить абсолютно безнадёжное предприятие, чтобы опозорить перед всем городом. Ребекка, хоть и была довольно высокой красавицей спортивного телосложения, но при этом выглядела милой домашней девочкой - совсем непохожей на типичных бойцовых баб. С трудом удалось уговорить выставить её на пару поединков с небольшими ставками - скорее наказаний для рабынь, чем настоящего спорта. Женщин-противниц она не убивала - им и так от жизни досталось - просто лёгким движением руки выводила из строя.
  К счастью, устроитель боёв вовремя понял, ЧТО попало ему в руки, и догадался убрать её с арены раньше, чем землянка сделала себе имя.
  Правда ли, что Ребекка может побеждать и гладиаторов-мужчин, спросил он? Правда, в очередной раз ответила Ребекка, снова показав свои способности на невезучих рабах. После этого бизнесмен сильно задумался. Игрушка попалась действительно интересная, но как получить с неё выгоду?
  
  Говорят, ему не дали заработать ни медали.
  И с турниров прогоняли - дескать, ты и так сильней.
  А коню - хоть так, хоть с тачкой - не давали бегать скачки:
  Ну какой дурак поставит на других тогда коней?!
  
  Ребекка снова подсказала выход - нужно выставить её на мужские поединки... в маске. И в достаточно просторной одежде, чтобы скрыть фигуру. Конечно, зрители предпочитают видеть на арене обнажённых рабов и рабынь, но интрига позволит компенсировать недостаток сексуальности. А двигаться под балахоном как грубый самец-победитель Ребекка научилась за несколько часов - актёрское мастерство, абсолютная память и абсолютное владение телом. Тут горианский сексизм работал уже на неё - многие предполагали, что под маской скрывается преступник или известное политическое лицо, но мысль, что там может быть женщина, никому даже в голову не приходила.
  Для неё же самой преимущество маски было в том, что хозяин при таком раскладе не мог позволить ей проиграть бой. Даже для того, чтобы больше заинтересовать участников. Потому что зрители непременно потребуют от победителя сорвать маску с побеждённого - а после этого с имиджем респектабельного организатора можно будет попрощаться. Поэтому воин в зелёной маске выходил на битву лишь раз в месяц - но исключительно для победы над очередным чемпионом.
  А вот без маски, в женских боях, она дралась каждый день. Выигрывая или проигрывая, когда говорил хозяин - иногда он через подставных лиц делал ставки и против неё. В этом плане она была не столько непобедима, сколько позволяла абсолютно контролировать исход сражения. Всегда к выгоде устроителя. "Казино всегда в выигрыше".
  Словом, о себе девушка позаботилась. Она была Александрией, одним из сильнейших кейпов на Земле, и даже на Горе смогла обеспечить себе приличный статус, а со временем (лет через десять, по её расчётам) стала бы свободной женщиной и госпожой. Даже клеймо на бедре, которое гориане считали абсолютной прививкой от мятежа, не сдержало бы её - участок кожи можно просто срезать, силы воли ей бы хватило. Стальной ошейник? Для этого есть напильник, ножовка и знакомый кузнец, если же она хоть на секунду обретёт силу, то сорвёт его, как бумажный.
  Проблема была в том же, в чём и преимущество. Она была Александрией. Защитницей людей. В отличие от Софии и Костепилки, она не была садисткой. И даже просто игнорировать чужие страдания не могла. Да, работая в Триумвирате она совершила много такого, что нормальные люди и паралюди линчевали бы её, если бы узнали. Работа такая. Но это хотя бы ради высшего блага, ради спасения человечества! А здесь она каждый день наблюдала вокруг подлость и насилие, которые не служили ничему - кроме удовлетворения комплексов "хозяев". И невозможность помочь каждому, точнее каждой - бесила её со дня на день всё больше. Внутри накапливался заряд гнева, который рано или поздно должен был взорваться.
  Взрыв мог бы принять одну из двух форм - или у Ребекки произойдёт "второй триггер" под влиянием накопившихся эмоций, который превратит её в нечто ещё более кошмарное, или она плюнет на сверхспособности, перережет глотки охранникам, сбежит и начнёт убивать рабовладельцев как обычный человек. Очень злой обычный человек, владеющий десятком боевых искусств. Рано или поздно, конечно, её выследят и убьют, но до тех пор имя Женщины-Один-Удар станет кошмаром этого города. А может и не только этого.
  Самое мерзкое, что будучи отличным психологом и умнейшим человеком на Горе, а также зная себя, Ребекка прекрасно понимала неизбежность подобного исхода. И трудно даже сказать, какого из двух вариантов она хотела - или боялась - больше. Первый, впрочем, крайне маловероятен - она всерьёз думала о нём только тогда, когда переставала быть Умником.
  Она могла бы воспитать в себе высокомерие и равнодушие, научиться воспринимать чужие несчастья, как возню муравьёв под ногами. Останемся гуманными, всех простим и будем спокойны, как боги. Пусть они режут и оскверняют, мы будем спокойны, как боги. Богам спешить некуда, у них впереди вечность...
  Вот только не будет ли от равнодушного к чужим страданиям сверхчеловека ещё больше вреда, чем от сверхчеловека в ярости?
  Но однажды в конюшни, где содержались гладиаторы, вошёл высокий темнокожий мужчина.
  - Меня зовут Джаффа Шторм, - представился он. - Я видел, как сражалась эта рабыня сегодня днём. И я хочу купить её на ночь. Пора показать девчонке, что такое настоящий мужчина, а то она от недотраха скоро и на свободных людей начнёт кидаться.
  
  - Я. Хочу. Сделать. Это. Прямо. Сейчас, - отчеканила Александрия, испытующе глядя на своего нового хозяина. - Ты запретишь мне это делать?
  Шторм, конечно, был для неё настоящим спасителем. Но только по сравнению с горианскими перспективами. Если бы она встретила его в любом другом мире, то не доверяла бы ему. До сих пор этот тип вёл себя вполне по-джентльменски - что на Горе было недопустимой роскошью. Но в его манерах, взглядах, движениях ощущалось что-то бандитское. Хватка крупного хищника - сейчас сонного и ленивого, но способного в любой момент подпрыгнуть и вцепиться в глотку. Живи он на Земле Бет, наверняка бы стал суперзлодеем, причём не мелким бандитом-одиночкой, а из тех, что держат в кулаке целые города. А на Горе - поднялся бы до убара, никак не меньше. В нём чувствовалось умение и желание использовать других людей в своих целях. И очень доходчиво объяснить тем, кто использованными быть не желают, где конкретно он видел их желания.
  - Нет, - покачал головой Джаффа. - Запрещать не стану. Но я бы очень рекомендовал тебе подождать.
  - Я ждала полгода! Я бы вытерпела то, что они делали со мной - но то, что делали с другими... Ты понимаешь, что там прямо сейчас, каждую минуту кого-то насилуют, избивают, клеймят раскалённым железом, ЛОМАЮТ?! Или может, тебе это в каком-то смысле даже нравится?
  Она понимала, что ведёт себя как стереотипная истеричная и вздорная девица. Вместо того, чтобы расцеловать спасителя и подумать, как лучше его отблагодарить - кидается с обвинениями. Но обстоятельства её отчасти извиняли - чёртова сила снова перестала работать и по мозгам били гормоны, усиленные этой проклятой сывороткой. Всё, что она сдерживала в себе всё это время.
  - Именно поэтому тебе и стоит подождать. Не спорю, сломать систему ты можешь запросто. Просто полететь и убить всех рабовладельцев. И что дальше? Их место просто займут рабовладельцы рангом ниже. Собираешься перебить не только актуальных, но и всех потенциальных рабовладельцев?
  - Если и собираюсь, то что?
  - Да ничего, - пожал плечами Шторм. - Только тебе придётся прикончить всех горианских мужчин и процентов семьдесят женщин. Они ничего здесь не умеют, кроме как подчинять и подчиняться. А те процентов тридцать, что выживут после твоей зачистки, умеют ТОЛЬКО подчиняться, властвовать в силу особенностей характера они не способны. Станешь их хозяйкой сама? Живой богиней? А что, тебе пойдёт... или бросишь их помирать от голода?
  - Ну уж я, как хозяйка, хотя бы буду получше, чем эти...
  - С твоей точки зрения - несомненно. А с их? Давай, включи мозги, - он щёлкнул пальцами и Ребекка ощутила, как её окутывает привычное ледяное спокойствие, а мир вокруг становится тонким и хрупким. Незримая броня окутала разом её тело и сознание. Мыслительные потоки снова стали чёткими, быстрыми и упорядоченными. За несколько секунд она проанализировала все воспоминания за полгода, связанные с этой темой, и пришла к выводу, что собеседник прав. Психоломка даром не проходит. Многим горианским рабам нужен не просто хозяин, но хозяин-садист.
  Но был и ещё один фактор...
  - Это не естественная психоломка, и даже не просто гормональный сдвиг, вызванный сывороткой, - заключила Александрия. - Что-то давит на мозги, подобно живым шардам из нашего мира. Только толкает не в сторону конфликта, а в сторону доминирования-подчинения.
  "Шардами" или иначе "осколками" на Земле Бет назывались инопланетные и инопространственные сущности, которые прикреплялись к кейпам и обеспечивали их сверхспособности. Шарды делились на "живые" и "мёртвые". У Александрии был "мёртвый" шард, поэтому её разум был свободен от внешнего давления.
  - Вполне возможно, ты права, - кивнул Шторм. - Я тоже ощущал нечто подобное, когда сканировал местных жителей. Есть какая-то аномалия в их поведении. Что-то снаружи дёргает за ниточки... Если мы этого кукловода найдём - половина проблемы будет решена.
  - И тогда ты разрешишь мне убить рабовладельцев?
  - Да разрешить я тебе хоть сейчас могу, если это у тебя хобби такое. Спускать пар всем нужно. Другой вопрос, какую пользу это принесёт. Лично у меня есть идея получше, как ты можешь расслабиться, не разрушив при этом всю планету и не превратив её в постапокалиптическую бойню всех против всех.
  - И как же?
  - Я слышал, что лучший способ сбросить напряжение для женщины, особенно если она зла на мужчину - это разбить несколько тарелок...
  
  Это может прозвучать забавно, но за всю свою карьеру супергероини, один из лучших летунов на Земле Бет никогда не бывала в космосе, хотя казалось бы, ей до него рукой подать. Тому было три существенных причины.
  У первой было собственное имя, и имя это было - Симург. Крылатая тварь по каким-то причинам очень не любила, когда люди выходили за пределы атмосферы, предвидела все подобные попытки и активно портила жизнь как их исполнителям, так и организаторам.
  Вторая причина заключалась в том, что сверхсилы кейпов работали лишь на их родной планете. С удалением от Земли они быстро слабели, а потом и вовсе исчезали. По этой причине, кстати говоря, многие кейпы-землянки, оказавшись на Горе, даже не искали способ восстановить свою силу - они были уверены, что расстояние заблокировало её навсегда (точнее, до возвращения домой, на что рассчитывать в местных условиях было трудно).
  Третья причина была личной проблемой Александрии, её ахиллесовой пятой. При всей своей неуязвимости супергероиня так же нуждалась в кислороде, как и простые смертные. Её можно было банально отравить ядовитым газом или утопить... или заставить задохнуться, запустив за пределы атмосферы.
  Разумеется, никто не мешал ей надеть скафандр, или хотя бы просто кислородную маску. Проблема была в том, что при образе жизни, который вела Александрия, всё это прожило бы недолго - до первого серьёзного удара. Ни один предмет, изготовленный руками человека, не мог сравниться в прочности с её собственным телом. Само собой, оставаться голой после каждого сражения - мало удовольствия (и дело вовсе не в демонстрации первичных и вторичных половых признаков, а в раскрытии анонимности из-за разрушения маски). Для решения этой проблемы на Земле Бет у неё было несколько сверхпрочных костюмов, изготовленных руками Технарей - паралюдей, чья сверхсила заключалась в изобретении и изготовлении различных фантастических устройств. Были среди них в том числе полный скафандр, шлем и маска с баллонами и/или регенераторами кислорода. Но всё это она берегла как зеницу ока, беря с собой только на задания, где без них совсем не обойтись. Потому что часть этих "игрушек" была изготовлена уже мёртвыми кейпами и замены им не было вообще. А к изготовителям второй половины - очередь стояла на год вперёд, и хотя Александрия, как член Триумвирата, могла сделать заказ вне очереди, такое злоупотребление привилегиями слишком плохо сказалось бы на её имидже.
  На Горе Технарей не было. Зато там были две тысячи хурагок. Которые уже закончили перепрограммирование огромного компьютера и теперь откровенно скучали. Когда их навестил призрак Шторма и предложил новую задачу, они с радостью за неё взялись.
  Сложность задачи была не в том, чтобы изготовить регенератор кислорода, достаточно маленький, чтобы поместиться в горле у человеческой женщины. Это любой хурагок, сделанный два часа назад, сможет. Даже если ему все глаза завязать. Произведение инженерного искусства заключалось в том, чтобы заставить его сохранять работоспособность после перегрузок в десятки тысяч g и нагрева до нескольких тысяч градусов.
  Но это же бессмысленно, возмущались Инженеры Ковенанта. Что толку от уцелевшего регенератора, если в первом случае он разорвёт горло, в котором находится, а во-втором - сожжёт все ткани вокруг себя? Это безотносительно даже к вопросу, что сделает с кислорододышащим организмом сам источник подобных температур и перегрузок! Не волнуйтесь, успокоил их Джаффа. ЭТО горло - не сожжёт и не разорвёт.
  Изготовление необходимого артефакта для "спуска пара" даже у хурагок заняло почти сутки. За это время Шторм весьма подробно рассказал девушке, что такое Ковенант и откуда он взялся. Не всё рассказал, конечно же. Всё, во-первых, он и сам не знал. А во-вторых, лояльность девушки до сих пор была под сомнением. Так что - никаких путешествий против потока времени и прочей мистики. Просто пёстрая группа беженцев из далёкого прошлого.
  Ребекка, конечно, ошалела от таких новостей. Из недолгих разговоров с похищенными землянками она знала, что на Земле сейчас девятнадцатый век - но думала, что просто попала в прошлое своего мира. Максимум - параллельного (наука Земли Бет знала несколько параллельных Земель, но ни на одной человечество не достигло даже других планет Солнечной системы, что уж говорить о дальнем космосе). Но мысль о том, что планета Земля могла существовать сотни миллионов лет назад, повергла её в шок.
  С другой стороны, Шторм (и Арнот, который позволил его проекции попасть на Гор) оказались не менее шокированы её историей. И им было столь же сложно поверить в рассказ Ребекки. Не так сложно, как Сарму, но...
  
  Сообщение о том, что по всему миру пропадают кейпы, как герои, так и злодеи, разумеется, заставило Протекторат (самое влиятельное и крупное объединение паралюдей Северной Америки на Земле Бет) насторожиться. Их аналитики быстро вычислили, что объединяло всех пропавших - это были женщины и девушки, которые в той или иной форме злоупотребляли своей властью над людьми - будь то долгие издевательства над одним человеком или направление ради своих целей больших масс людей. Напрашивалась очевидная версия - пробудился крайне сильный Вигилант (парачеловек, который решил устанавливать справедливость своими извращёнными методами, не считаясь с законом). Вероятно, заодно и сексуальный маньяк - паралюди-мужчины, склонные к злоупотреблению властью, никуда не пропадали.
  Умники Протектората с высокой вероятностью вычислили несколько лиц, которые станут следующими жертвами маньяка. За каждым из них было установлено негласное наблюдение, и несколько команд сильнейших паралюдей готова была выдвинуться на перехват в считанные секунды.
  В одной из таких команд была и Александрия. Её объектом перехвата должна была стать Пейдж Маккаби, известная под кодовым именем "Канарейка".
  Слишком поздно она поняла, что Канарейка вовсе не была целью злоумышленника! На него явно работали аналитики не хуже... или он сам был таковым. Певчая птичка была всего лишь приманкой - похититель не собирался её трогать. А похитить он решил саму Александрию.
  
  Она ожидала увидеть мужчину, и удивилась, когда в подсобное помещение театра, где выступала Пейдж, вышла женщина - седая дама лет шестидесяти на вид, с грубыми чертами лица и могучим телосложением. Золотой чешуйчатый костюм, чёрные сапоги и перчатки. Если не считать открытого лица, всё это вполне укладывалось в границы экстравагантности супергеройских костюмов Земли Бет. Насторожили только две вещи. Во-первых, посох в руке незнакомки, слишком короткий для ближнего боя, несмотря на то, что его держали явно как оружие. Это вполне мог быть инструмент для фокусировки сверхспособностей, игрушка Технарей, или то и другое вместе. Во-вторых, судя по скрипу толстых, отнюдь не прогнивших досок паркета под её ногами, весила гостья центнера три, не меньше. Она, конечно, была плотной дамочкой, но не настолько - от ожирения пожилая леди явно не лопалась. Какая-то разновидность Бугая?
  Хорошо, если так. С любым Бугаём Александрия справится. Она сама такая, только лучше. Если это не какой-то аналог Сибири, беспокоиться не о чем. Но принципиальная неуязвимость встречается редко. Козыри, Технари, Контакты - гораздо проблемнее. Никогда не знаешь толком, чего от них ожидать.
  Ещё секунд пять Александрия наблюдала и делала выводы. Затем, когда незнакомка подошла опасно близко к выходу на сцену, метнулась вперёд со скоростью гоночного автомобиля, беря руку злодейки в захват - аккуратно, чтобы не сломать, но в то же время полностью блокируя движения.
  Вернее, попытавшись взять. Старуха, казалось, видела спиной - и при этом знала, кто именно ей противостоит. Умник-3, не меньше... или она просто очень хорошо подготовилась к этому бою и ожидала нападения.
  Крутанувшись на каблуке, она с удивительной для такого возраста скоростью ушла в сторону, одновременно ткнув Александрию своим посохом в бок. Это изменило вектор движения всего на пару десятков градусов, но их вполне хватило, чтобы захват Александрии прошёл мимо. Она с трудом затормозила в воздухе, чтобы не пробить своим телом ближайшую стену.
  0,07 секунды. В три раза меньше времени, чем физиологический предел реакции человека. Плюс сила удара посоха - почти под тонну. Если раньше у Александрии ещё были хоть какие-то сомнения, то теперь она убедилась, что перед ней - парачеловек, и можно действовать жёстче.
  Она нанесла три удара один за другим - наращивая с каждым мощь, по мере того, как убеждалась, что тут можно не стесняться. Под кулаками вместо живой плоти ощущался твёрдый камень. Когда сила ударов Александрии превысила пять тонн, старуха перестала их принимать телом и начала блокировать своим жезлом, который вдвое удлинился. Это определённо было изделие Технарей - любой обычный металл уже сломался бы, или по крайней мере прогнулся - но на этой штуке не было ни царапины. Хватка противницы позволяла мягко гасить силу ударов, которые отбить было невозможно. Контратаковать она не пыталась, видимо прекрасно зная, что Александрия неуязвима. Но и себя достать не позволяла, упруго отскакивая от выпадов сильнейшей из героинь. Создавалось впечатление, что бьёшь не по каменной стенке, а по резиновому мячику. Эту иллюзию нарушал только грохот, когда под ногами старухи разлетались половицы и оставались глубокие выбоины в стенах.
  Её противница была не только Бугаём, но и мастером рукопашного боя, как минимум на уровне самой Александрии, а возможно и выше. Причём с очень редкой специализацией - использование сверхсилы в сочетании со сверхпрочным оружием против многократно физически превосходящего противника. Где она могла получить такой опыт? И с кем? Или это всё-таки вторичная сила Умника, что-то типа интуитивного знания лучшего приёма в каждой ситуации?
  Она попыталась перехватить жезл, провернув его вокруг ладони, чтобы затем вырвать из руки. Но тот неожиданно сократился, выскальзывая из захвата, как будто трение для него перестало существовать. А потом из его кончика внезапно ударил в живот Ребекки яркий луч света, который оказался совсем не лазером, а какой-то формой кинетического удара. Достаточно мощного удара, чтобы даже у неё перехватило дыхание! Александрия не успела зафиксировать себя в пространстве - и полетела назад с силой, достаточной, чтобы пробить своим телом десятка два бетонных стен.
  Но даже до ближайшей стены она не долетела. Одновременно с ударом за спиной девушки с грохотом распахнулся портал - в который она и влетела спиной вперёд. Ещё и Движок?! Что ж, по крайней мере, теперь понятно, как она смогла добраться до своих предыдущих жертв, и как обеспечила им исчезновение.
  Александрия вылетела внутрь большого - метров тридцати во всех измерениях - каменного куба. На полной скорости врезалась в стенку - пробив в ней вмятину глубиной метра четыре, но так и не вылетев с другой стороны стены. Удар был ощутимый, но недостаточно сильный, чтобы причинить ей боль. Она сползла по растрескавшейся стене, тут же взлетела, осматриваясь... и ей перехватило дыхание. В буквальном и переносном смысле.
  Внутри куба царил полнейший вакуум. А выдохнув при ударе, она потеряла больше половины запаса кислорода из лёгких! Дискомфорта практически не было, декомпрессия сверхтвёрдому телу не угрожала. Но ей оставалось провести в сознании секунд тридцать, максимум минуту.
  Портал, конечно, тут же закрылся, оставив её наедине с камнем и удушьем.
  Сомнений не было - кто-то изрядно постарался, чтобы подготовить ловушку именно на неё, Александрию. В конце концов, она тоже подходила под определение его жертв - она была женского пола и злоупотребляла своей властью (хотя знали об этом очень немногие). Оставалось надеяться, что враг ограничится ею, и не попытается заодно прихватить и Канарейку. В конце концов, певичка ещё ничего серьёзного не натворила, используя свою силу только для разогрева толпы поклонников. Хотя Протекторат и предвидел, что со временем с этим возникнут проблемы, но может быть седая маньячка всё же исходит из презумпции невиновности. А у Александрии сейчас была задача более актуальная - выжить в ближайшие минуты.
  Попытка вызвать Двередела, чтобы убраться отсюда, не дала результата. Технарский коммуникатор, созданный, чтобы поддерживать связь в любой точке Земли, и способный докричаться даже из параллельных миров, молчал. Ситуация просчиталась меньше чем за секунду. Увы, она сводилась к печально известному анекдоту "Да что думать, прыгать надо". У неё просто нет времени придумывать что-то более умное. Либо она пробьёт своим телом стены камеры и попадёт в любое место, где есть нормальный воздух. Либо за пределами стен ещё тысячи метров камня, вода, такой же вакуум или бескислородная атмосфера - в любом из указанных случаев она уже мертва.
  Нанеся несколько лёгких (по её меркам, всего в пару сотен тонн силой) ударов в четыре стены и потолок куба-камеры, пленница определила, что ближайшая полость находится за стеной номер три - и до неё примерно пятьдесят метров сплошного камня. Это обнадёживало - для Александрии совсем не фатальное препятствие. Ей даже не нужно было разгоняться и таранить (там возникли бы некоторые проблемы с разгоном и точностью попадания в нужное место). Она могла просто пройти сквозь гранит. Предел прочности камня - считанные тонны на квадратный сантиметр, а она могла обеспечить тысячи тонн - просто надавив головой. Что и проделывала неоднократно ещё на Земле Бет. Камень под таким давлением буквально становился жидким и обтекал её тело, как вода. Разумеется, температура при этом у него была соответствующая - в пару тысяч градусов - но Александрию это ничуть не беспокоило. Она только следила, чтобы лава не попала в рот и нос - было бы в высшей степени глупо добраться до пригодного воздуха, чтобы потом захлебнуться камнем. Вскоре она развила скорость метр в секунду. Достигнуть соседней камеры - воздуха хватит. Но впритык.
  И вдруг, спустя метров двадцать, камень перед головой куда-то провалился. Сопротивление исчезло, и она увидела перед собой светящееся кольцо портала. Такого же, как тот, что забросил её сюда, только чуть меньше диаметром.
  Предложение было абсолютно недвусмысленным. Лезь в следующую дыру, или задохнись. Конечно, она могла пойти в обход или дать задний ход... но кто сказал, что перед ней не откроют ещё одну дырку? И не будут открывать новые, пока воздух не кончится? Прокляв всё на свете, девушка нырнула в проход.
  
  Дыра не подвела - на первый взгляд, во всяком случае. Здесь хотя бы была атмосфера. И небо. И трава, на которую Александрия тяжело рухнула, хватая ртом воздух (и выбив в земле полуметровую вмятину). Затем заставила себя собраться с мыслями и взлетела на пару метров, чтобы осмотреться...
  И со вскриком испуга рухнула на поверхность, когда портал за спиной с грохотом закрылся. При этом сильно ушибла ноги, потому что сверхпрочность исчезла вместе со способностью к полёту.
  Девушка в ужасе посмотрела на свои окровавленные руки и ободранные колени. Она... снова... стала обычным живым человеком?!
  То, что ей понадобилось почти полминуты, чтобы осознать толком ситуацию, лишь подтвердило глубину падения. Прежняя Александрия проанализировала бы изменившиеся параметры и пришла к очевидным выводам за секунду.
  Жутко трещала голова, словно с похмелья, перед глазами всё расплывалось, во рту стояла противная сухость. Мозг, который провёл в неподвижности четверть века, рвался от напряжения, внезапно вынужденный думать на полную мощность.
  Она поползла вперёд, мотая головой, в надежде найти хоть несколько капель воды. И упёрлась носом в чёрные сапоги... очень знакомые чёрные сапоги. Сапоги, которые пять минут назад (Или сколько там прошло? Чувство времени отказало вместе с чёткостью мышления...) крошили пол и стены за кулисами театра Odeon. Подняв взгляд, она увидела жёсткое, словно рубленное лицо пожилой женщины в ореоле серебряных волос.
  - Как ты... это... сделала? Ты ещё и Козырь?
  - Нет, дорогая моя. Я ничего с тобой не делала, кроме как взяла в одно увлекательное путешествие. Ты просто очень далеко сейчас от своего шарда. Он не может до тебя дотянуться, чтобы сделать неуязвимой и непобедимой.
  - Очень далеко?! Но они же...
  - Да, верно. Ты сейчас не на Земле.
  В других обстоятельствах Ребекка не поверила бы ей, но сейчас готова была поверить во что угодно.
  - Ты... умеешь открывать... межпланетные порталы? И ты... всех переместила... на другие планеты, где их силы не действуют?
  - Смотри-ка, а ты и собственной головкой можешь кое-что соображать, а не только шардом. Ну, кроме того, что я лично ничего не открывала. Я гуманитарий, а не Технарь. Я просто использую одну хитрую машинку для своих целей.
  - Для каких?! - прохрипела Ребекка, рывком заставляя себя сесть. - Что ты делаешь со всеми похищенными?
  - Ничего особенного, моя дорогая. Ничего страшного. Просто провожу небольшой экзамен для хороших девочек.
  - Экзамен на что? - боже, только новой версии Бойни Девять, способной к межпланетным путешествиям, им не хватало для полного счастья!
  - Понимаешь, дорогая... Хорошие девочки должны уметь подчиняться и подчинять. Терпеть боль и причинять боль. Быть снизу или сверху. И если способность ко второму вы все уже в основном доказали в своём мире - осталось лишь зашлифовать некоторые неровности - то в первом вам ещё нужно попрактиковаться. Здесь очень хорошее место для таких тренировок. Поразмыслите немного о природе власти, о силе и слабости, об их правильном и неправильном использовании. Считай это коаном, моя дорогая. Сможете постигнуть дзен хозяина и раба - сможете вернуться на Землю Бет, или... получить работу получше. Не сможете - останетесь здесь, дарить кому-то удовольствие.
  
  Закончив читать воспоминания Ребекки, Джаффа Шторм сильно призадумался. От всей этой истории очень дурно пахло - настолько, что даже его слабенькая бандитская интуиция вовсю орала - "Не лезь, дурак, кирпич башка попадёт, совсем мёртвый будешь!" Он теперь вполне понимал Сарма, который предпочёл не знать всей этой истории. Даже если та сумасшедшая бабка - просто парачеловек с Земли Бет, одержимый БДСМ-играми - она явно очень влиятельный псих, способный устроить маленькому глупому меркурианцу вырванные годы. Псих с межмировыми порталами чёрт знает какой дальности и с командой других суперов в подчинении или в союзниках. А уж если это нечто большее...
  Лотарцы, с которыми он был в мысленной связке, подтвердили, что у них те же самые ощущения. Только острее - они всё же чувствительнее были. Эта бабуля явно ненормальная. Во всех смыслах слова. Она наизнанку вывернет и так гулять пустит. Да ещё заверит, с материнской заботой, что тебе так больше идёт. Возможно, конечно, это всего лишь блеф, умение создать впечатление... Но с человеком, который умеет создать вокруг себя такое впечатление, связываться тоже не хотелось. Лотарцы в иллюзиях знали толк.
  Так что первым побуждением было - немедленно вернуть Александрию на Гор и сделать вид, что они тут ни при чём. Вторым, уже более сдержанным - привлечь к операции руководство Ковенанта. Вместе, конечно, больше шансов выиграть эту игру... но о независимости, хотя бы уровня Гродда, придётся забыть всерьёз и надолго. Ма-Алефа-Ак слишком прожорлив - что его щупальца захватят, то назад уже не выпустят. Особенно такую полезную вещь, как источник паралюдей. Но при этом не злопамятен, так что прибежать к нему за помощью можно будет и позже. Если дела пойдут совсем плохо.
  Но если они хотят продолжать свою игру, то действовать надо быстро. Корабли Сарма уже сканируют каждый квадратный метр поверхности планеты. Суперкомпьютер мгновенно анализирует все полученные данные. Через пару дней в его руках будут все остальные попаданки - а в сумме это больше, чем одна Александрия, пусть даже она скрутит, не вспотев, любую из них поодиночке.
  - Ты готова? - спросил Джаффа.
  - Всегда готова, - губы Александрии впервые за пару десятилетий растянулись в улыбке, и эта улыбка не предвещала ничего хорошего. - Прикажи, хозяин?
  - Приказываю - найти и уничтожить все корабли Жрецов-Королей в пространстве вокруг Гора. Береги себя и обязательно вернись живой.
  Карту их расположения, составленную частично зондами Ковенанта, а частично с помощью ясновидения, Александрия уже видела - так что "найти", пожалуй, было тут лишним. Но если вдруг она заметит парочку кораблей, не попавших на карты, или успевших сменить позицию...
  - Слушаюсь, хозяин, - она стартовала в небо с такой скоростью, что ударной волной повалило деревья метров на тридцать вокруг. Не будь Джаффа здесь только призраком, его бы разорвало на куски.
  
  Поначалу парочка всерьёз рассматривала возможность вломиться прямо в Сардар, схватить и утащить Сарма. Зачем уничтожать второстепенные цели, если ты можешь ударить сразу по главной? Там всего-то три гермодвери выбить надо, каждая десяти метров в толщину.
  Вот только оба "неуловимых мстителя" смотрели чуть дальше своего носа. Ну допустим, украдут они Перворождённого. Убить нельзя, потому что в нём заперт лучший друг Джаффы. И что дальше прикажете с ним делать? Каждый квадратный метр поверхности Гора просматривается. Утащить и Костепилку, чтобы заставить её переделать собственную работу? Ага, два рейда туда и обратно под постоянным огнём. С живым грузом Александрии придётся лететь медленно и осторожно - чтобы он не превратился в мёртвый. А на ней сосредоточат огонь десятки серебряных труб. Не факт, что смогут повредить её тело - но воздух в лёгких и вокруг выжгут запросто. С уже известными последствиями.
  Нет уж, лучше сначала отрезать врагу щупальца и выбить глаза - а потом уже тянуться к его сердцу.
  
  Строго говоря, летуном Александрия была посредственным.
  Нет, для условий Земли это было что-то запредельное. Даже среди высокоуровневых Движков мало кто мог выдать ускорение в пять тысяч g, и ещё меньшее число паралюдей осталось бы после этого в живых. На практике, правда, всё было куда скромнее - она редко переходила тепловой барьер в атмосфере, чтобы не задохнуться в плазменном коконе. Но даже на коротких рывках (на сколько можно было задержать дыхание) возможность преодолеть десятки километров за пару секунд - впечатляла. Разрушенные ударной волной городские кварталы на пути такого броска впечатляли ещё больше.
  Однако в космосе, несмотря на отсутствие сопротивления воздуха, были свои проблемы. По местным меркам она не летала, а так... довольно шустро ползала.
  Всё дело в том, что для любых нереактивных аппаратов существует выделенная точка отсчёта (обычно её роль играет среда), относительно которой считается скорость - а соответственно и кинетическая энергия. Пропорциональная, между прочим, квадрату этой скорости! Для Александрии такой точкой отсчёта был её шард, неподвижный относительно Земли Бет.
  Непонятно? Посмотрим на конкретном примере. Энерговооружённость Александрии составляет около ста гигаватт или двадцати пяти тонн тротилового эквивалента в секунду. Именно столько кинетической энергии шард мог передать её телу за секунду. Именно столько любой энергии он мог и отразить, создавая иллюзию неуязвимости. Но об этом потом...
  Поначалу у вас всё очень хорошо. В первую секунду вы набираете сорок пять километров в секунду. Это уже выше второй космической. Кстати, это уже скорость, на которой обо что-то биться головой не рекомендуется - кинетическая энергия примерно равна предельному значению вашего барьера.
  Во вторую секунду в ваше застывшее в стазисе тело вливается ещё двадцать пять "тонн тротила"... ой, что такое? Скорость возросла всего на двадцать километров в секунду, вместо ожидаемых сорока пяти!
  Так как вы ещё и гений, а не только живой снаряд, вы знаете, что это значит. Чем больше энергии вы тратите, тем менее продуктивно она расходуется. С каждой секундой ускорение падает. Чтобы достичь скорости в десять раз выше обычной, вам понадобится разгоняться уже сто секунд. И оч-чень внимательно смотреть по сторонам - на такой скорости даже небольшой камушек может покончить с вашей неуязвимостью.
  А несколько десятков километров в секунду - это для любого планетолёта Жрецов-Королей вообще не скорость. Так что на первый взгляд Александрия по сравнению с ракетами курий смотрелась блекло. Ускорения того же порядка, а урон куда ниже. Правда её было сложновато засечь - низкая температура и электропроводность, отсутствие реактивного выхлопа, небольшой размер. Однако это с лихвой компенсировалось численностью. Александрий у Джаффы было, мягко говоря, поменьше, чем ракет у курий.
  Вот только в боеголовках ракет не было самого разрушительного вещества во вселенной - мозгов.
  
  Для начала Александрия тщательно изучила конструкцию и алгоритм работы дисколётов. Предвидеть поведение машины намного проще, чем человека или хотя бы Жреца-Короля. Какие районы сканируются в первую очередь, какие сигналы классифицируются, как подозрительные, на какие идёт вызов оператора.
  Корабли первого ряда охранения висели на высоте примерно сотни километров над поверхностью. Орбитальное движение Жрецы-Короли использовали крайне редко, предпочитая антигравитацию. Это давало предельно качественное и постоянное изображение для любого выбранного участка поверхности. Когда же часть поверхности затягивали тучи, автоматические наблюдатели спускались ещё ниже - к их кромке. Но эти маленькие глазастые роботы девушку не интересовали... пока что. Ей требовался полноценный боевой корабль.
  Самый опасный для наблюдения участок - от поверхности границы тропосферы - она прошла, прячась под грозовым фронтом. Затем спряталась внутри высотного разряда и одним коротким рывком подскочила до ионосферы.
  Теперь она находилась уже практически в открытом космосе, и смотрела на парящие диски сверху вниз. Как ястреб на мирно пасущихся перепёлок. Верхнюю полусферу приборы Жрецов-Королей сканировали совершенно иначе, чем нижнюю. Минимум видеокамер, максимум детекторов теплового излучения, гравилучей и полей эффекта массы. Но своё тепло Александрия давно спрятала (стазис гасил колебания молекул почти полностью), вышеуказанными типами двигателей не пользовалась - так что могла считать себя почти невидимкой.
  Разогнавшись до сотни километров в секунду, воительница с размаху врезалась обеими ногами в ближайший дисколёт. При других обстоятельствах такое столкновение вполне могло её если и не убить, то заметно покалечить - оно превосходило защитные ресурсы шарда. Но корабль Жрецов-Королей был защищён полем эффекта массы, которое облегчило Александрию почти в двести раз. Кинетическая энергия удара оказалась меньше тонны - вполне в пределах её возможностей. Броню корабля она, конечно, не пробила - но на это и не было расчёта.
  "Мозг" корабля тут же доложил на базу о столкновении с неизвестным объектом, но изображение такового передать не смог - Александрия "придисковалась" в мёртвой зоне его камер. Ситуация была интерпретирована как удар метеорита. Случается, когда у вас так много кораблей в космосе одновременно. Для активации сигнала "абордаж" не хватало подтверждений.
  Спустя несколько секунд корабль уже попытался передать именно этот сигнал... но его коммуникационный лазер почему-то оказался нацелен немного не туда, а затем - вырван с мясом. Что же касается радиопередачи, антенной для которой служила вся обшивка, то она превратилась в невнятный шум - помехопостановщик, собранный хурагок, Александрия с собой захватить не забыла.
  Она вспорола обшивку голыми руками и ударом кулака обратила в мусор хрупкий "мозг". После чего прошла в кабину управления (ручное пилотирование было отключено, но запустить его заново - работа на полминуты) и с хищной улыбкой начала выдирать из конструкции серебряные трубы...
  
  Разумеется, весь флот таким путём не уничтожишь. Даже значительного ущерба ему не нанесёшь, будь ты хоть трижды супергерой. Десять тысяч кораблей - это, господа, силища. Истерики с битьём тарелок тут маловато, разве что раздать шарды всем горианским девушкам.
  Как только Сарм обнаружил, что его корабли замолкают один за другим, он приказал флоту отойти от планеты на пару десятков гигаметров и построиться в оборонительный порядок, сжигая всё хоть немного подозрительное, что к ним будет приближаться.
  Там флот оказался недосягаем для её покушений... но и для Сарма тоже.
  Потому что пока Александрия буйствовала на орбите, Джаффа Шторм тихо и спокойно записал сигнал-приказ "держитесь подальше от Гора". А на оголённую планету проскользнул маленький стелс-корабль Ковенанта, с четырьмя хурагок на борту.
  Вернувшись на планету, Ребекка разломала обшивку одной из станций-ретрансляторов Жрецов-Королей, расположенных вдали от Сардара. Инженеры Ковенанта величественно проплыли внутрь и шустро заработали щупальцами. Вскоре сигнал "держитесь подальше от Гора" перекрывал любые команды, которые пытался отправить Сарм. Флот вышел из игры.
  Вот теперь, когда они получили господство в воздухе, можно было без проблем заняться сбором кейпов-попаданок...
  
  К Шери Васил, более известной как Пестунья, они опоздали.
  Правда, утешало, что точно так же к ней опоздал и Сарм.
  Эта девица была дочерью Сердцееда - парачеловека, способного вызывать любовь к себе, и содержавшего целый гарем секс-рабынь. Естественно, выросшая в таких условиях, она ничего нового для себя на Горе не увидела, кроме массы возможностей. Первое и самое главное - здесь до неё не доберётся отец - это уже само по себе стоило всех остальных неудобств.
  Эмоции местных жителей были настолько примитивны, что Пестунья могла анализировать их и управлять ими даже без всяких сверхспособностей. На хвастуна не нужен нож, ему немножко подпоёшь и делай с ним что хошь.
  Если другие девушки пытались найти себе более-менее подходящего хозяина, то Шери буквально поняла горианскую философию "для рабыни все мужчины должны быть хозяевами". Она искренне любила их всех - и о каждом хотела заботиться, то есть пестовать, в полном соответствии со своим именем. "Бабушка, а кто был твоей единственной любовью? Моряки". Таким образом, любой приказ, отданный любым существом с пенисом, для неё становился обязателен к исполнению - и соответственно, активировал способности.
  А стоило активироваться силе - и её хозяева уже хотели того, чего хотела она. И Шери была от всей души рада им это дать. Она была очень обаятельной, любвеобильной и заботливой девушкой. Не прошло и двух месяцев, как она стала убарой Турии... нет, конечно, не Безумной Луны - один из крупнейших городов южного полушария Гора носил такое же название.
  Словом, если другие девушки с Земли Бет были здесь жуками в муравейнике, то Шери Васил скорее чувствовала себя, как хорёк в курятнике. На Земле она готова была вступить в Бойню Девять, чтобы только избавиться от отцовского контроля - а уж там определённо и вступительные испытания пожёстче, и зрелища каждый день помрачнее. Если что Пестунью и тревожило - так это то, что бабуля, кинувшая её сюда, может оказаться обманщицей, и вместо принятия на службу вернуть на Землю, или кинуть в какой-нибудь ад посерьёзнее этого. В обществе суперзлодеев к такому быстро привыкаешь.
  Но гостья своё слово сдержала. Спустя три месяца в спальне убары раздалось громкое БУМ, и прибежавшие на грохот воины нашли её пустой. С тех пор самую соблазнительную из девушек в истории Гора никто больше не видел.
  
  Ещё одной землянке, Бакуде, повезло гораздо меньше.
  Собственно, Бакуда - это не имя, это кодовое имя, позывной, какой был у всех кейпов. Просто её реального имени никто не знал, даже своим горианским хозяевам она назвалась по псевдониму, а они по наивности подвоха так и не заподозрили - мало ли какие имена бывают у этих чокнутых землян.
  Она была Технарём - то есть кейпом, способным создавать разные фантастические устройства. Её способность состояла в создании бомб. Всех форм и размеров, самых разных мощностей, самых разных типов воздействия на цель.
  Проблема, как и у Софии, заключалась в том, что ни один хозяин не потребует от своей рабыни сделать для него бомбу. И даже рассказ о том, что на Земле она занималась созданием взрывчатых веществ, не помог - поскольку подобное оружие впрямую нарушает запреты Жрецов-Королей, никто на Горе не захочет с ним экспериментировать.
  Так что ей пришлось позабыть о своём искусстве всерьёз и надолго, осваивая вместо этого более типичные для горианских рабынь искусства. Когда Александрия до неё наконец добралась, от прежней самоуверенной и жестокой девицы не осталось ничего - только желание хорошо служить, элегантная походка и нежный голос без тени бостонского акцента.
  - Понадобится долгая терапия, прежде чем она снова сможет стать нормальным человеком, - вздохнула Александрия.
  - Терапия будет, - отмахнулся Шторм. - Но использовать её таланты мы ведь можем и до окончания лечения?
  - Нет! - Кейп выпрямилась и яростно посмотрела ему в глаза. - Её сила будет работать, только если она осознаёт кого-то своим хозяином, а это замедлит выздоровление! Ей нужно заново научиться видеть себя человеком, а не рабыней, а потом уже учиться делать бомбы!
  - Ребекка, дорогая моя. Если ты предлагаешь полностью и навсегда лишить девчонку её способностей ради своих представлений о психическом здоровье - так и скажи. Одним "кейпом", как ты это называешь, меньше - не катастрофа, главное, что этого кейпа не будет у наших врагов. Но то, что предлагаешь ты... знаешь, я ещё не такой садист. Её уже один раз сломало...
  - Дважды. Считая триггер-событие, что было на Земле...
  - Хорошо, дважды. Тем более. Ты предлагаешь сломать её третий раз, чтобы выбить из головы само понятие "хозяина", а потом в четвёртый - заново прививая это понятие? Она, знаешь ли, не малк, чтобы столько раз мозги перестраивать без последствий. От её личности вообще что-то в итоге останется? И главное, зачем вообще такое извращение?! Я понимаю, в одну или в другую сторону, но в обе сразу?
  - Это не одно и то же! То, как я служу тебе, не имеет ничего общего с горианскими извращениями!
  - Не согласен. Различия, конечно, есть, но и общие аспекты - тоже. Иначе сила бы не включилась. Уж поверь, я телепат и разбираюсь в таких вещах.
  Он поднял руки, видя, что Ребекка готова обрушиться на него с очередной обвинительной тирадой. Сейчас в ней не было ничего от Александрии - только Ребекка Коста-Браун. Крайне взволнованная молодая леди.
  - Послушай, я согласен с тем, что девочке нужна помощь, и что её нынешнее состояние - не слишком здоровое. Но если ты хочешь добиться чего-то среднего между горианской рабыней и земной женщиной двадцатого века - незачем дёргать её из крайности в крайность. Для начала мы вернём ей её силу. Это само по себе изрядно повысит самооценку и отвлечёт от мыслей о том, что между ног. Кроме того, нужно вывезти её с планеты - вне Гора склонность к бездумному подчинению сама по себе начнёт проходить. А потом уже можно будет постепенно вывести её на мысль, что верная служба не противоречит сохранению собственного достоинства. Развить менталитет, как у самураев или горианских воинов.
  - Ты это предлагаешь из альтруизма?
  - Что?! Нет конечно! У меня в языке и слова такого нет! Разумеется, мне нужен личный бомбодел, только поэтому я этим делом вообще занимаюсь. Но в данном случае Бакуде повезло - что мои личные интересы больше совпадают с её выгодой, чем твои комплексы.
  Ребекка раздражённо помотала головой.
  - Я должна подумать...
  - Думай! - приказал-разрешил Джаффа, активируя её силу. Лицо девушки тут же разгладилось, возвращая себе выражение мраморного спокойствия.
  - Во-первых, - отметила Александрия, - универсальный бомбодел нужен не только тебе.
  - Это точно. Как минимум Ма-Алефа-Ак захочет её перехватить любой ценой, он любит взрывные игрушки. Да и Гродд может попытаться.
  - А она будет лучше всего подчиняться тому, кто окажется наиболее жестоким и властным. Ты подумал, как избежать подобного перетягивания каната?
  - Подумал, - кивнул меркурианец. - Есть у меня на примете парочка кандидатур, которые и другим в обиду девочку не дадут, и сами эксплуатировать слишком жестоко не будут, и из психологического тупика её вытащат - они в психологии рабства очень хорошо разбираются. Сами, как-никак, бывшие рабы.
  - Это кто?
  - Граприс и Клонария. Ты их не знаешь - первый по вашей классификации Умник-Стрелок-Бугай, вторая - Эпицентр-Стрелок-Бугай-Контакт. Очень серьёзные ребята, причём лично к власти в Ковенанте не стремятся, что немаловажно в нашем случае.
  
  Долго заниматься психотерапией, однако, они не смогли. Сарм не терял времени даром. Он сместил маскировочные поля, закрывавшие Гор, так чтобы закрыть ими полярную станцию - да и все остальные станции, кроме Сардара, на случай, если Александрия их тоже атакует. Теперь он мог отправить флоту сигнал "возвращайтесь", не опасаясь, что Шторм его перекроет сигналом "оставайтесь на месте".
  Правда, мог он недолго. Двумя точечными залпами серебряной трубы, снятой с одного из разбитых дисколётов, Александрия сожгла обе коммуникационных станции Сардара. Теперь с Гора не проходило вообще никаких сигналов.
  Сарм по-прежнему контролировал большинство ретрансляционных станций в других уголках планеты, вот только открытие "окна" для конкретного передатчика в маскировочных полях - процесс не мгновенный. Пока операторы меняли их конфигурацию, Александрия успевала вычислить, откуда пойдёт сигнал - и захватывала, либо уничтожала эту станцию. А чтобы уничтожить её, или хотя бы отогнать, требовались корабли... которые Сарм как раз и не мог вызвать.
  Сарм запустил два десятка пилотируемых дисколётов, с заданием взять флот на ручное управление и привести его обратно к планете. Он резонно рассудил, что перехватить все корабли сразу Александрия не сможет - она одна.
  Он оказался прав - в атмосфере девушка перехватила только один корабль. Но зато, используя его скоростные возможности - намерена была догнать и расстрелять остальные девятнадцать. Диски-курьеры не были вооружены - специально для того, чтобы Александрия не могла использовать их против друг друга. Но она принесла две серебряные трубы с собой. Ей нужен был только двигатель.
  Правда, возникли проблемы с перехватом управления. Вскрыв кабину, Александрия обнаружила в ней не мула-пилота, а биомеханический конструкт Костепилки. Нервная система несчастного была напрямую присоединена к контурам двигателя. А пульты для ручного управления - сняты.
  Она могла притащить на захваченный корабль хурагок и приказать им заново пересобрать нормальный пульт. Но за это время остальные курьеры давно долетят до флота.
  Использовать один из кораблей, захваченных в первом бою? У них ускорение ниже, чем у курьерских дисколётов. Не догонят.
  Шторм попытался отправить свой фантом на борт курьера, чтобы убить "пилота". Безуспешно - Костепилка сделала свои творения невосприимчивыми к иллюзиям. Благо, материал для практики у неё был, после того, как она вскрыла Нотара.
  Вернув корабли к Гору, Сарм разделил их на несколько флотов, каждый из которых управлялся с отдельной станции на поверхности. Все держались в компактных оборонительных построениях, сканировали поверхность и космос, выполняя только одну задачу - найти и уничтожить Александрию. Не то, чтобы им это удалось, но возможность передвигаться по планете и над планетой значительно снизилась.
  То же самое было и с межпланетными перелётами - блокада была далеко не полной, как раньше, когда флот окутывал Гор сплошной сферой. В промежутки между малыми флотами вполне мог проскользнуть какой-нибудь корабль контрабандистов. Но массовый ввоз-вывоз товаров или людей снова стал невозможен.
  Этот раунд Ковенант проиграл.
  
  Воспользовавшись полученным тактическим преимуществом, Сарм захватил ещё две фигуры с Земли Бет - Слом-Птицу и Ожог. Первая обладала способностью силикокинеза - могла контролировать и направлять поблизости от себя движение всех тел, содержащих в себе кремний. Вторая могла управлять огнём, создавать огонь, выдерживать огонь, а также телепортироваться из огня в огонь.
  Существенно баланс сил это не изменило. На Земле обе девицы считались крайне опасными и разрушительными. На Горе же они годились только аборигенов терроризировать. Силы обеих работали в радиусе считанных сотен метров и были бесполезны для космического, или хотя бы воздушного боя. Да, Ожог могла телепортироваться. Теоретически - без ограничений по расстоянию. А на практике - чтобы появиться в огне, ей нужно было ощутить этот огонь, направить его. А ощущать и направлять она могла в той же жалкой паре сотен метров.
  Как пехотные бойцы они тоже были весьма сомнительны. Их сила прекрасно подходила для массового истребления незащищённой живой силы противника, но ни град стеклянных осколков, ни волна пламени не смогли бы повредить бронированному и прикрытому энергощитом солдату Ковенанта. В то же время для убийства их самих хватило бы обычного ручного оружия. Пусть даже Слом-Птица могла возводить барьеры из стекла, а Ожог была неуязвима для плазменного оружия - первую достаточно было застать врасплох, а вторую - пристрелить из обычного, кинетического пистолета.
  Поэтому Сарм использовал обеих только в качестве личных телохранителей. Слом-Птицу, вместо привычных ей осколков, он снабдил монокристаллами карборунда - от мельчайших песчинок до крупных щитов. Пробить такую парящую защиту было бы трудно даже огнём целого взвода ковенантов. Ожог должна была нейтрализовать плазменное оружие, если оно окажется у врагов, а также отпугивать зелёных марсиан, если они вздумают явиться на Гор.
  Однако обе эти девчонки совершенно не помогут, если по душу Сарма явится лично Александрия. Перворождённый понимал это. Да, Ожог могла выжечь весь кислород вокруг неё, а Слом-Птица - задушить волной песка. Но и без воздуха она успеет пробиться к нему, порвать его на куски и улететь прочь. А нервная система Нотара в роли заложника удержит Шторма от нападения не слишком долго.
  Определённую защиту предоставляли иллюзии - с силой Нотара Сарм мог создать множество ложных целей, но чтобы внушить эти образы Александрии, нужно как минимум видеть её... а это уже само по себе слишком большой риск для Жреца-Короля. Сарм привык решать задачи с помощью чистого интеллекта, находясь на безопасном расстоянии от поля битвы.
  Помимо этого, Сарму не нравилась сама идея паралюдей. Он их использовал, да, но не одобрял. Примитивные двуногие существа с единственным мозгом не должны обладать такими могущественными силами! Это в буквальном смысле обезьяны с гранатами! Им нечего делать на старом добром Горе!
  - Думаю, что я нашёл решение твоей проблемы, - сказал Каск. - Я побеседовал немного с Костепилкой, и выяснил, что способности паралюдей обеспечивает определённая структура в их мозгу. Мы можем создать нейробактерию, которая будет блокировать эту структуру. Нужно только распылить её с дисколётов - и паралюди снова станут нормальными людьми, кроме тех, которых мы сохраним в герметичных боксах в Сардаре.
  - Я смотрю, ты с ней не только беседовал, но и ещё кое-чем занимался, - заметил Сарм.
  - О да, - Каск испустил феромоны высшего удовлетворения. - Ни одна рабыня за два миллиона лет не доставляла мне такого удовольствия.
  Первый биолог Сардара сильно изменился с момента их последней беседы. Его движения стали более быстрыми и чёткими, из грудной клетки росли несколько дополнительных конечностей, тонких и гибких, верхние лезвия теперь могли разделяться на несколько меньших "ножей" и стали настолько острыми, что Каск мог использовать их вместо скальпелей при хирургических операциях. Почти бесполезные ранее фасеточные глаза теперь обеспечивали зрение, превосходящее человеческое - шестнадцать типов фоторецепторов, ультрафиолетовое и инфракрасное излучение, круговая и линейная поляризация - Костепилка скопировала зрительный механизм рака-богомола. Впрочем, даже если лишить его этих глаз, Каск не ослепнет - несколько глазков красовались на его головогруди и брюшке. Эти были не фасеточными, а зрачковыми, как у млекопитающих.
  Но главные изменения были не снаружи, а внутри. Он теперь управлял своей техникой не феромонными сигналами, а мысленными командами через имплант. А благодаря имплантации некоторых участков мозга, взятых от людей, Каск избавился от свойственной Жрецам-Королям неторопливости и прокрастинации. Теперь он решал проблемы за дни, а не за века.
  В перспективе такое усовершенствание могло привести к ускоренному старению разума, но Костепилка о нём не знала, а Каск - не верил. Во всяком случае, золотого жука он мог больше не бояться. Имплантированная железа позволяла ему испытать приятные эффекты одурманивания без необходимости скармливать себя чудовищу. С одной стороны, Сарма это радовало - в ближайшие века он мог не бояться потерять уникального специалиста, а в более длительной перспективе Каску найдётся замена.
  С другой же... возникало неприятное ощущение, что внутри собственного улья у него появился второй конкурент, помимо Миска. Нет, Каск никогда не проявлял интереса к политической власти, и уж точно не ставил под сомнение авторитет Перворождённых. С другой... он уже фактически отбил Костепилку - сумасшедшая землянка привязалась к нему до такой степени, что приказы Сарма уже не включают её способности. И если он будет продолжать решать проблемы улья с такой же быстротой... Сарм может оказаться в роли декоративного правителя, такого же как Мать - очень авторитетного, но не принимающего никаких решений.
  Хотя... конкретно сейчас это неважно. Если Каск сможет решить проблему конфликта с Ковенантом, у Сарма будет предостаточно времени, чтобы поставить его на место. А если не сможет - уже совершенно неважно, кто отдаст последние приказы в истории Сардара.
  - Сколько тебе понадобится времени, чтобы синтезировать достаточное количество препарата?
  - Девять дней.
  - Начинай немедленно.
  
  Когда ей всё-таки приказали сделать бомбу, Бакуда просто не поверила своим ушам. Она была уверена, что с этой частью жизни покончила навсегда.
  Даже то, что её украли у прежних хозяев самые настоящие инопланетяне, не сильно добавило ей оптимизма. Горианская жизнь научила её, что хороших хозяев не бывает. А предшествующая этому жизнь на Земле - что пятиглазым тварям, выглядящим как смесь кошмаров патологоанатомома и инженера, доверять не стоит тем более. На Земле Бет тот, кто чудовищно выглядел, обычно так же чудовищно и мыслил. А уж от монстра, который вёл себя мило и вежливо, и вовсе следовало бежать без оглядки. Это означало, что они умеют втираться в доверие и строить далеко идущие планы.
  Но все эти, безусловно, мудрые соображения напрочь вылетели из её головы, когда кибернетическое чудовище вежливо поинтересовалось, не может ли она изготовить несколько взрывных устройств, и если может, то что ей для этого понадобится. Она разом позабыла про здравый смысл, про осторожность, про "Не верь, не бойся, не проси..."
  С радостным визгом, более подобающим первокласснице, чем женщине за двадцать, Бакуда кинулась Грапрису в ноги.
  - Могу! Только прикажите, господин! Я всё сделаю!
  Увы, представления Бакуды о собственных возможностях оказались преувеличены. Вернее, она не представляла, насколько сложную задачу ей предстоит решить. Уничтожение десятитысячного космического флота?! На Земле Бет ничего подобного делать не приходилось.
  - Мы обеспечим средства доставки, если что, - попытался успокоить её Граприс, увидев смесь смятения и отчаяния на лице девушки.
  - Нет! - жалобно простонала рабыня. - Дело не в этом... Моя сила... она... не позволяет массового производства...
  Суперзлодей, известный как Лиит, мог изготовить любое устройство, в любой области техники... но только один раз. Его шард не любил повторений. При попытке сделать нечто, уже использованное ранее, в лучшем случае получался неработоспособный механизм, в худшем - оружие массового уничтожения, причём отсчёт "массы" для поражения начинался с самого Лиита.
  Нечто похожее было у Бакуды. Не столь радикально. Она вполне могла изготовить две одинаковых бомбы... при условии, что начинала делать вторую лишь после того, как взорвалась первая. Хоть сотню одинаковых зарядов... но разнесённых по времени. Чем больше бомб одного типа существовало одновременно, тем больше был риск, что следующая рванёт прямо в руках у создательницы.
  Это совершенно не мешало ей терроризировать отдельные организации или даже целые города. Она знала несколько сотен типов бомб, и всегда могла придумать ещё при необходимости. Обычному человеку, как правило, нет разницы, разорвёт его ударной волной, сожжёт или заморозит. Кроме того, каждое правильно заложенное взрывное устройство могло убить сразу много людей.
  Но космические корабли... проклятые летающие тарелочки... с ними всё не так! Они защищены от большинства поражающих факторов и находятся слишком далеко друг от друга! На каждый понадобится минимум по одному заряду, и далеко не все типы бомб, используемые Бакудой, смогут их повредить... Да, она знала несколько десятков способов пробить щиты эффекта массы, противолучевую защиту и прочнейшую броню... но тут нужны были тысячи!
  - Неееет... - жалобно простонала бомбистка, простираясь на полу.
  Она плохая девочка. Она снова подвела своего хозяина. Раз в жизни от неё потребовали то, что она умела делать лучше всех на свете - и её умение оказалось совершенно бесполезным. Горианские хозяева были правы - она годится только для постели...
  - Скажи, - поинтересовался Граприс, деликатно не заметив её истерики, - а ты можешь создать бомбу с направленным разлётом осколков?
  - Могу, - всхлипнула Бакуда. - Я могу даже каждый навести на отдельную цель... Но против них не поможет... кластерная боеголовка - это всё равно множество отдельных маленьких бомб... а простые кинетические удары их щиты погасят...
  - Верно, - согласился Граприс. - Если только осколки не будут случайно состоять из антивещества...
  
  Никто в Ковенанте никогда не доставлял заряды антивещества на планету. Не в том смысле, что на планетах их не применяли. Просто если уж сбрасывали, то сразу и подрывали. Никто никогда не опускал это жуткое устройство в атмосферу на пилотируемых кораблях (исключая камикадзе). Никто никогда не хранил его на планетарных складах. Слишком уж много вокруг топлива для аннигиляции и слишком много воздуха, который превратит излучение взрыва в сокрушительную плазменную волну. Эти заряды изготавливались в космосе, хранились в космосе и применялись чаще всего тоже в космосе. Здесь если уж они и взрывались, то потери ограничивались кораблём-носителем.
  Бакуда уверяла, что к ней это ограничение не относится. Техника безопасности у неё, что называется, текла в крови. Технарю с подобной ориентацией иначе нельзя - они ошибаются только раз. Без естественного защитного механизма Бакуда давно подорвалась бы на одной из своих самоделок.
  Сила Бакуды сделала её идеальным сапёром. Она могла изготовить пробирку, в которую антивещество можно наливать, как воду. Она могла работать с полонием и не получить ни одного миллирентгена. Могла станцевать на минном поле, не задев ни одного детонатора.
  И тем не менее, Граприс решил, что безопаснее будет вывезти девушку к заряду, чем заряд к девушке.
  - Слушай, я охотно верю, что рядом с тобой ничего без твоей воли не взорвётся, - пояснил он. - И не ставлю под сомнение твою компетентность. Но прежде, чем оказаться у тебя в руках, заряд должен будет пройти атмосферу. А там курсируют десять боевых флотов. Готовых стрелять по всему подозрительному. Один залп серебряной трубы - и мы получаем атмосферный взрыв на шестьдесят мегатонн. При полном отсутствии у гориан навыков гражданской ПКО. Я понимаю, что тебе на их жизни плевать, но...
  - Я готова полететь, куда вы скажете, - покачала головой Бакуда.
  Сказать легко, а вот осуществить куда труднее. Теоретически, вероятность успешно пролететь мимо флота Жрецов-Королей в его нынешнем построении для стелс-корабля Ковенанта - восемьдесят процентов на Гор и шестьдесят - с Гора. Для транспортировки грузов это вполне приемлемая статистика, а вот для вывоза единственной и неповторимой Бакуды - маловато будет. Это сорок процентов гибели!
  Проблему решила сама же эвакуируемая. Ей ужасно хотелось доказать свою полезность, а для этого требовалось попасть в космос. Для этого она изготовила бомбу "Протуберанец" - смесь атомной бомбы, плазменных орудий Ковенанта и сил Ожог (Бакуда могла закладывать в свои бомбы эффекты сил тех кейпов, что находились на Горе, но не на Земле Бет).
  Вначале в океане, вдали от населённых земель, взорвалась обычная девятимегатонная бомба, которая отличалась от водородной только полным отсутствием радиации. Огненный шар медленно и величественно всплыл к небесам, однако не расплылся грибовидным облаком, как обычно бывает, а неожиданно рванулся вверх, расширяясь и втягивая себя всё больше воздуха. Пока не вытянулся колонной около километра в диаметре и около полутора тысяч километров в высоту. Плотность плазмы в колонне была невелика - около десяти граммов на кубометр, однако благодаря высокой температуре она была практически непрозрачной - ни для визуального наблюдения, ни для радаров.
  Вероятно, Сарм догадался, что это не фейерверк, а попытка вывезти с планеты что-то ценное. Но что он мог поделать? Ближайший флот открыл по колонне огонь, но вероятность поразить стремительный стометровый кораблик в огромном объёме колонны, стреляя наугад даже с тысячи кораблей, была ничтожна. Шаттл успешно проскочил к верхушке "протуберанца", переключил щиты на поглощение и ушёл в непросматриваемый космос.
  
  Бомба, предназначенная для уничтожения флота, тоже была двухступенчатой - у Бакуды определённо была неделя вдохновения на эту тематику. На её сборку ушёл всего день - даже хурагок не справились бы за такое короткое время с созданием принципиально нового устройства.
  - Господин, - робко спросила она, - но я не смогу уничтожить все флоты одновременно. Одной такой бомбы хватит лишь на один из десяти.
  - Ничего страшного, - Клонария обняла её сзади, прижавшись всем тёплым мягким телом. - Одной десятой части вполне достаточно, чтобы заставить Сарма занервничать. Если он оставит остальные флоты на месте, мы сделаем ещё одну бомбу. Ты же сможешь повторить её после взрыва первой, правда?
  - Да, да, конечно, я смогу! - приободрилась девушка. - Но если он изменит тактику?
  - А если изменит, мы её проанализируем и решим, какая бомба нужна на этот случай, - пообещал Граприс.
  Если от хаска исходило ощущение железной во всех смыслах уверенности, то от Клонарии - ласковой заботы. Они оба были тёплыми, в прямом и переносном смысле, но по-разному. Невероятно, но эти два чудовища как бы персонифицировали в себе образы идеальных отца и матери. И от этого тепла что-то в Бакуде начало потихоньку таять - что-то, что было заморожено очень давно. Не на Горе даже, а на Земле.
  Она снова чувствовала себя хорошей девочкой - давно забытое ощущение. С того момента, как она стала суперзлодейкой, Бакуда никогда и ничего не делала правильно. Она пыталась заменить это ощущение весельем. Если уж не получается быть первой отличницей, то можно быть первой хулиганкой и ловить от этого кайф, не так ли? Плохой девочкой быть тоже интересно...
  На Горе от неё наконец кто-то захотел, чтобы она была хорошей. Бакуда честно старалась, но без своей суперсилы - не могла стать самой лучшей. Напрягая все силы, она могла максимум держаться на уровне с другими рабынями.
  А сейчас от неё хотели именно то, что она делала лучше всех в мире. Даже в этом невероятном мире, где существовали инопланетяне и звездолёты - никто не умел делать бомбы лучше неё! Она могла делать бомбы и её за это хвалили! Не боялись, не снисходительно признавали полезность, а именно одобряли! И ради этого сладкого ощущения она в лепёшку готова была разбиться.
  
  Сначала сдетонировал разгонный модуль - устройство, которое работало на силе Александрии. Он вытолкнул в направлении флота боевой блок на скорости в тридцать километров в секунду. Охлаждённый почти до абсолютного нуля, совершенно чёрный, поглощающий свет звёзд и лучи радаров, этот снаряд имел всего метр в диаметре, и обнаружить его на большом расстоянии мешал размер, а на малом - скорость. Как-никак, он летел в сто раз быстрее пули.
  А вот он видел корабли отлично - благо, они и не пытались скрываться. Серебристая обшивка дисколётов отражала свет Солнца, Гора и трёх его лун - и видеокамеры, раскиданные по обшивке снаряда, фиксировали этот блеск и слегка сдвигали поражающие элементы - пирамидки из антивольфрама, скользящие по корпусу из антиалмаза. Обычного вещества в корпусе снаряда практически не было - если не считать электронов в составе стабилизированного позитрония, который и являлся сердцевиной бомбы.
  Когда миникомпьютер наведения зафиксировал правильное положение относительно кораблей и правильное расположение поражающих элементов, стабилизирующее поле отключилось. За сороковую часть наносекунды все электроны проаннигилировали с позитронами, выделяя гамма-излучение в виде направленных в противоположные стороны пучков. Эти пучки прошли сквозь антиалмаз, почти не потеряв энергии, и ударили в днище вольфрамовых пирамидок.
  Нижняя часть пирамидок испарилась, средняя - расплавилась, верхняя - раскалилась добела, но уцелела. Но всё это - раскалённый газ, расплав и вольфрамовая "пуля" - летело в направлении вражеского корабля со скоростью около трехсот километров в секунду.
  До самых дальних целей поражающие элементы долетели примерно за две секунды. Вроде бы море времени для уклонения, особенно если ты не отягощён медлительным биологическим пилотом и обладаешь почти мгновенной электронной реакцией. Но впереди вольфрамовых "пуль" пришла волна атомов антиуглерода, разогнанная до восьми тысяч километров в секунду. Серьёзного вреда бронированным планетолётам они причинить не могли - на один квадратный метр поверхности цели приходилось около четырёхсот нанограмм испарённого антивещества, что после аннигиляции давало около восьми кило тротилового эквивалента. Но этого вполне хватило, чтобы выжечь все сенсоры, обращённые к эпицентру, и оставить корабли слепыми к приближающимся "пулям". Разумеется, "мозги" тут же начали бомбардировать Сардар запросами "подвергаюсь атаке неизвестной природы, щиты не помогают". Но пока оператор разобрался в случившемся - всё давно было кончено.
  Каждая "пуля", вбиваясь в корпус дисколёта, порождала вспышку в десятки килотонн, а прилетевший следом за ней шлейф из плазмы и капель расплава обеспечивал уже сотни. Щиты не помогали - взрыв происходил уже внутри поля эффекта массы. А броня не была рассчитана на такое - тем более, что взрыв, благодаря скорости пули, получался заглублённым в обшивку. Диски разлетались на кусочки - действительно как фарфоровые тарелочки. Седьмой флот Сардара строился пять тысяч лет - а полностью перестал существовать за неполных три секунды.
  Александрия изучила показания нескольких сотен сенсоров, раскиданных в космосе, и заключила:
  - Результатами истерики удовлетворена.
  
  Сарма нервировала даже не столько потеря кораблей, сколько то, что он не понимал, как именно это было сделано. Он примерно вычислил место центра взрыва, по порядку уничтожения кораблей и записанной их приборами вспышке. Он даже догадывался, что именно и как ослепило дисколёты - об антивеществе и процессе аннигиляции Жрецы-Короли были в курсе, хотя сами никогда не использовали бы столь грубое оружие.
  Но мысль о том, что осколки, вылетевшие при взрыве такой силы, могут быть точно направлены в цель за сотни километров без всяких систем донаведения, даже не пришла ему в ганглии. Сарм был просто слишком хорошим инженером, чтобы допустить такое даже теоретически.
  Пока он размышлял, что это такое могло быть и как ему противостоять, Бакуда сделала вторую такую же двухступенчатую бомбу (заряды Ковенант исправно подвозил) - и второй флот разделил бесславную судьбу седьмого.
  Сарм был в бешенстве - но это бешенство заставило его восемь мозгов шевелиться активнее. Он приказал всем кораблям оставшихся восьми флотов постоянно маневрировать, меняя скорость и ускорение по результатам генератора случайных чисел.
  Это помогло... на два дня. Потом Бакуда добавила в конструкцию очередной бомбы нулевой элемент - в поле эффекта массы пирамидки из антивольфрама разгонялись уже не до трёхсот а до тридцати тысяч километров в секунду. Теперь дисколёты от них убегать не успевали - даже если сама "пуля" проходила мимо, то шедший вместе с ней "хвост" из антивольфрамовой плазмы накрывал всю область, где мог находиться корабль.
  Четвёртый по номеру флот стал третьим уничтоженным.
  
  Сарм был упрям. Он расставил корабли в пространстве трёхмерной решёткой с шагом примерно в 1200 километров. Поражающая эффективность бомб Бакуды сильно упала - она не могла достать за один раз более десятка. Зато противники потеряли возможность вести концентрированный огонь и тем самым подставились для атак Александрии. Один корабль не мог обеспечить достаточную огневую мощь, чтобы поразить кейпа за краткие мгновения, пока она проскакивала радиус действия ПКО. Да, Александрия работала медленнее, чем бомбы, зато непрерывно, не зная усталости, по десять часов в день. За неделю она уничтожила около четырёх тысяч планетолётов.
  А потом она вернулась на Гор, вдохнула свежий местный воздух и потеряла свою силу. Прямо в полёте, на высоте в три километра.
  
  Установившаяся скорость свободного падения человека на Земле - около пятидесяти метров в секунду. На Горе - около сорока метров. Таким образом, у Александрии было чуть больше минуты, чтобы что-то предпринять. Джаффа Шторм был рядом, всё видел, но ничем не мог помочь. Его фантом был лишён способности физически воздействовать на предметы. Корабль Ковенанта на максимальной скорости будет здесь минуты через три, не раньше.
  Что у неё было при себе? Серебряная труба, выдранная с дисколёта, костюм и шлем (после попадания на Гор работорговцы их отняли, но Александрия давно вернула себе свою собственность, оставив живописные развалины на месте торгового дома). И три гранаты Бакуды на поясе: плазменная, электромагнитная и щитовая, скопированная с аналогичных гранат Спартанцев. Да с этим, братцы-сестрёнки, вполне можно жить!
  Она руками растянула плащ, создавая что-то вроде импровизированного вингсьюта, а ногами покрепче вцепилась в трубу. Возросшее аэродинамическое сопротивление снизило скорость падения метров на пять в секунду - но и они не лишние. За сотню метров до поверхности океана Ребекка швырнула вниз плазменную гранату, а щитовую сжала в руках и активировала. Столб воды и пара, взлетевший ей навстречу, сыграл роль амортизатора, а щиты спасли от ожогов. Конечно, удар всё равно вышел очень болезненным, да и последующее плавание в горячей водичке трудно было назвать приятным. Но обошлось без серьёзных травм и это уже был прогресс. Все кости ломило, вся кожа, казалось, превратилась в один сплошной синяк, но переломов не было.
  Александрия, живой компьютер, вообще не обратила бы внимания на такие мелочи. Для Ребекки держаться на воде в таком состоянии было тяжёлым испытанием. Но тут уж, как говорится, жить захочешь - не так раскорячишься. Было бы слишком глупо утонуть после того, как она пережила столь эпичное падение. Она откинулась на спину, развела пошире руки и ноги и постаралась расслабиться, тратя как можно меньше сил. Спустя пять минут, которые показались ей вечностью, очертания облаков слегка исказились - над ней повис спасательный трамод Ковенанта в режиме невидимости.
  
  - Ты молодец, - сказал Джаффа. - Настоящая героиня. И не в том смысле, что в маске и в разноцветных шмотках. Ты остаёшься настоящим бойцом и без суперсил - используешь для выживания всё, что окажется под рукой. Уважаю. Ты как будто на Меркурии выросла, только в отличие от меня плавать умеешь - я бы в открытой воде не продержался и минуты.
  - Я полгода прожила на Горе женщиной без суперсил, - фыркнула Ребекка. - Это, знаешь ли, многому учит. До этого, на Земле Бет, я была той ещё неженкой. Но со способностями всё-таки лучше, хотя я кое-что умею и без них. Что ваши учёные говорят? Удалось выяснить, почему мои силы вдруг отказали? Я слишком независимой стала, или что?
  - Так быстро с этой чертовщиной не разобраться, - вздохнул Джаффа. - Эти ваши шарды для науки Ковенанта - чистая мистика. Выяснили только, что твой шард по-прежнему существует и по-прежнему связан с нашим пространством. Бомбы Бакуды, основанные на твоей силе, срабатывают как надо. Или этой машинке привили очень избирательную глухоту, или что-то изменилось в тебе. Я тебя прочитал телепатически, пока ты в обмороке валялась. С момента нашего первого знакомства заметных изменений в разуме нет. Так что, вероятно, что-то с телом, какие-то физиологические изменения. Скоро сюда прибудет хурагок Творцов Жизни. Если уж он не разберётся в чём дело, то никто не разберётся.
  - А у меня ещё осталось три тысячи недобитых тарелочек, - тоскливо вздохнула Ребекка.
  - Пять тысяч, - поправил Шторм. - После того, как ты вырубилась, ещё две тысячи взлетели из Сардара. Сарм явно что-то знает об этих делах.
  - Ну конечно, - выдохнула Ребекка. - Это же очевидно!
  - Что очевидно?
  - На Сарма работает Костепилка. Один из опаснейших био-Технарей моего мира. Она умеет создавать биологическое оружие и знает, как воздействовать на мозг кейпа, чтобы нарушить его взаимодействие с шардом. Пока я там в космосе фигуряла, вы не заметили никаких операций в атмосфере?
  - Заметили, - покаянно признался Шторм. - Три сотни дисколётов что-то распыляли в стратосфере. Я собирался рассказать это тебе, когда вернёшься. Не думал, что это подействует на тебя так быстро. В конце концов, все остальные живые существа на Горе никаких симптомов отравления не проявляли...
  Ребекка горько рассмеялась.
  - Вы всё ещё не понимаете, с чем имеете дело, ни ты, ни Сарм. Всегорианский чемпионат по забиванию гвоздей микроскопами на скорость... Костепилка может изготовить яд, нацеленный на один конкретный участок в мозгу одного конкретного кейпа. Жертве хватит и нанограмма, а все остальные могут хлестать эту отраву литрами и не ощутить даже лёгкого недомогания. Вопрос лишь в том, кого она хотела атаковать - меня одну или всех кейпов, попавших в этот мир. А, ну да, и ещё одно - ограничится эффект только потерей силы, или медленно убьёт меня. Во втором случае, надеюсь, ты дашь мне что-нибудь, чтобы застрелиться вовремя - без силы хватит и обычного пистолета. А то жертвы Костепилки обычно умирают долго и очень неприятно.
  
  К счастью, пистолет не понадобился. Хурагок заключил, что угрозы для жизни и здоровья пациентки нет. Яд самоликвидировался, сделав своё дело. Но и о восстановлении способностей речи не шло. Крошечные участки мозга, всего в несколько тысяч нейронов, оказались не просто разрушены, но и заполнены заново наросшей нервной и глиальной тканью. Эти новые нейроны были совершенно обычными, выполняли все положенные функции... но соединены были НЕ ТАК. Вернее так, как у нормального человека, а не у парачеловека. Хурагок просто не знал, что именно там чинить - он видел перед собой вполне здоровый мозг. А как там было раньше - он не знал. В лучшем случае, восстановить нужную конфигурацию могла только сама Костепилка. В худшем - никто вообще.
  Лотарцы потеряли свою основную ударную силу. Одними бомбами, даже лучшими бомбами в мире, много не навоюешь. А в недрах Гора уже работали гигантские заводы, восполняя потери флота - пока что работали весьма вяло, но хурагок Сарма с каждым днём увеличивали их эффективность и производительность.
  Бакуда предложила сделать бомбу, которая уничтожит разом весь Сардар, но этот вариант решено было отложить на крайний случай. Проблема была в том, что в этой войне противники играли по разным правилам. Сарма вполне устроило бы поголовное уничтожение его противников. Для Джаффы и остальных это стало бы фатальным поражением. Что там Сардар, они и весь Гор уничтожить могли, но смысл?
  
  Сарм хотел использовать способности Костепилки, чтобы вернуть молодость Матери. Каск заявил, что это вполне возможно. Но на дыбы встал Миск, заявив, что такое вмешательство в священную плоть богини недопустимо. Увы, рождённый пятым не понимал, с кем он имеет дело. По иронии судьбы, Сарм устранил своего вечного оппонента тем же способом, каким ранее Нотар убрал его самого - заманил с помощью иллюзии в лапы золотого жука.
  Теперь ничто уже не могло остановить его амбиции - во всяком случае, ничто внутри улья. Костепилка вместе со своим новым "папочкой" взялась за работу. Он синтезировал новые органы, она приживляла. Правда, девочке было трудновато сдержать энтузиазм и не попытаться "усовершенствовать" королеву по своим представлениям - но тут уже Каск тщательно следил за шаловливыми ручками ребёнка и вовремя пресекал все подобные поползновения. Тщательно их записывая, тем не менее. Что по отношению к Матери - святотатство, для других может оказаться очень полезным приспособлением.
  Спустя трое суток Мать уверенно встала на ноги. Пока она пыталась понять, отдать приказ о награждении Каска или о его казни, учёный как ни в чём не бывало сообщил, что восстановил не только силу и разум королевы, но и её плодовитость. Как оказалось, у него давно был вычислен (и даже синтезирован) геном идеального трутня, а также хранился полный геном самой Матери, реконструированный на основе её соматических клеток. Осталось только поместить эти геномы в соответствующие половые клетки, после чего Костепилка вживила их Матери. Оплодотворение прошло успешно, и спустя лет десять ожидалось первое яйцо нового поколения.
  Как ни странно, в глубоком шоке от таких дел оказалась не только Мать, но и Сарм, который сам же дал добро на операцию. Он не представлял себе, что дело зайдёт ТАК далеко. Он хотел вернуть Матери только способность мыслить и говорить, в надежде что она снова будет покрывать его выходки, как века назад. Но никак не производить потомство! Он совершенно не хотел, чтобы в улье появился ещё один Жрец-Король, испускающий феромоны рождённого первым!
  Да, формально у этого юнца не будет никаких особенных прав - законы Жрецов-Королей предусматривают, что может быть лишь одна пятёрка Перворождённых. Но биология считает иначе - новое оплодотворение означает новое поколение. Со своей биохимической иерархией. А конфликт биохимии и традиций может привести к очень нехорошим вещам! Особенно учитывая, что все новорожденные будут первые несколько десятков тысяч лет амбициозны, полны жажды жизни и новых впечатлений - Сарм прекрасно помнил себя в их возрасте. И самое гадостное, что Каск ведь ничего не нарушил - он сделал то, что ему сказали... просто лучше, чем Сарм мог представить.
  Он не мог понять, радоваться ему или огорчаться. Да, Сарм победил Ковенант - но одновременно он терял контроль над ходом событий, причём из-за одних и тех же лиц! Окончательно ощущение триумфа исчезло, когда Мать вызвала его "на ковёр".
  
  - Между тем, что сделал Нотар, и что сделал ты, есть большая разница. Нотар извлёк твои соки жизни из тела золотого жука и поместил их в ловушку. Ты же уничтожил Миска полностью - или точнее, полностью изолировал его от улья. Это недопустимо, Сарм. Жрецы-Короли так не поступают. Верни мне моего пятого сына и я сверну антенны на твои прочие действия. И поторопись - накопители жука опустеют не более чем через полгода, но могут и через дни.
  - Но Мать, я не могу это сделать! Золотые жуки священны. Если я убью одного из них, остальной улей получит дурной пример...
  - А ты не убивай. Каск со своей новой рабыней вполне может найти способ обездвижить жука и извлечь жизненные соки без долговременных повреждений.
  Она и это уже знает?! Конечности Сарма невольно поджались.
  - Но Мать, даже если эти двое успешно вскроют жука, мне некуда собрать сущность Миска! Наша наука не умеет делать ловушки!
  - Я знаю. Поэтому ты должен договориться с тем, кто умеет. Либо использовать ту ловушку, что есть, - Мать постучала кончиком лезвия по его голове.
  Когда до Сарма дошло, о чём идёт речь, он в ужасе отшатнулся. Делить свой разум с Миском, этим ханжой и занудой?! Он Нотара еле терпел, но тот хотя бы находился на подчинённом положении, будучи одним из исполнительных механизмов брони. А Миск получит равные с ним права по управлению телом - броня не различает сущности в ловушке! Любое действие они смогут предпринимать, только предварительно договорившись о нём!
  Но с другой стороны, идти на поклон к Ма-Алефа-Аку или Охотнику за душами, чтобы получить для Миска отдельное вместилище... тоже кошмар! Он даже согласился бы убить Мать (хотя очень не хотел этого делать, это вам не от братьев избавляться), лишь бы избежать подобной альтернативы. Но увы - технически подобной возможности у него теперь не было. За Матерью следит Каск, отслеживая все последствия недавних операций.
  "Скажу, что не нашёл того самого жука, - решил Сарм. - В конце концов, я лично не могу приближаться к ним, чтобы отличить одного от другого. А эти мулы такие нерасторопные и глупые..."
  
  - Госпожа, - робко проговорила Бакуда, - я тут кое-что придумала... возможно, вас заинтересует.
  - Мы тебя внимательно слушаем, - промурлыкала Клонария мягким ободряющим голосом.
  - Словом, вы не можете нанести удар по Сардару, потому что там находится ваш друг, так?
  - Не наш. Друг Джаффы Шторма. Но да - мы хотим спасти Нотара. Кроме того, там находится Костепилка, которая единственная способна вернуть Александрии силы. Ну и ещё такой пустяк, что мы не хотим становиться массовыми убийцами.
  - Да, госпожа, я уже поняла! И вот я подумала... А если сделать стазисную бомбу, достаточно мощную, чтобы накрыть весь Сардар?
  - Стазисную? - из соседней комнаты показалась заинтересованная морда Граприса. - Ты имеешь в виду темпоральный стазис, как в наших гробницах времени? Или оптический, на основе твёрдого света?
  - Второе, господин. Для создания темпорального стазиса Сардар бы понадобилось переместить в пространство скольжения, а для этого его нужно вырезать из общей конструкции Гора, что может вызвать обрушение структуры - он ведь опирается на каркас сфероулья...
  - Но твёрдый свет "заморозит" только воздух вокруг них, не самих обитателей. И они вскоре задохнутся. Кроме того, любой точечный источник света "заморозит" в лучшем случае одну комнату. Ты же не можешь залить весь Сардар оптической жидкостью...
  - Верно, господин, но я могу использовать для преломления света поля эффекта массы! Александрия и мои бомбы разбили достаточно дисколётов, чтобы собранного с них элно хватило на поле размером с весь Сардар. Я смогу создать миллионы световодов из тёмной энергии, и просветить каждую клетку каждого живого существа в улье! Они все застынут, как мухи в янтаре...
  - Звучит заманчиво, - потёр руки Граприс. - А что с выводом из стазиса? Твёрдый свет постепенно распадается, а частичный стазис вряд ли даже Жрецы-Короли переживут. Ты же не сможешь его "подкачивать", как в стазисных установках - ты не можешь создавать долговременно работающие установки...
  - Это обычные фотонные поля распадаются, - махнула рукой Бакуда, от возбуждения даже забыв о ритуальном самоунижении. - Там где не удаётся замкнуть контуры полностью и происходит утечка света. Я могу рассчитать полностью замкнутый световой контур с полным внутренним отражением, нечто вроде оптического сверхпроводника, где свет будет циркулировать годами практически без потерь. Ну, то есть не я могу, а моя сила может.
  - Но такая бомба не подействует на носителей герметичных скафандров, или на тех, кто находится в герметичных помещениях с непрозрачными стенами, оптически изолированных от общего объёма Сардара.
  - Это если использовать для связывания свет в буквальном смысле. Но для создания фотонных полей годится любое электромагнитное излучение. От жёсткой гаммы они никуда не спрячутся.
  - И ты уверена, что сможешь направить каждый квант так точно, чтобы именно зафиксировать каждый атом в пространстве, а не поубивать всех радиацией?
  - Конечно смогу, хозяин! А если не смогу, моя сила меня предупредит! У меня ещё никогда ни одной ошибки в этом деле не было! Хотите я первый прототип стазисной бомбы на себе испытаю?
  - Ну, на себе, пожалуй, лишнее, а вот на манекенах и животных пару экспериментов провести надо, прежде чем делать бомбу для целого подземного города.
  
  После того, как испытания подтвердили работоспособность очередной безумной идеи, остался один маленький вопрос - как доставить эту бомбу внутрь. Конструкция, способная "заянтарить" весь Сардар, получилась весьма солидная - около пяти тонн весом. И если собственно вес можно было нейтрализовать эффектом массы, то с габаритами ничего не поделаешь.
  Вариант "бахнуть бомбу над горами" пришлось отбросить. Поле эффекта массы, положим, проходит сквозь всё, а вот гамма-излучение - не очень. Пятиметровую стену оно ещё пронижет, а вот километровую толщу камня вокруг улья и над ним - уже нет.
  Бакуда сделала вторую бомбу - уже на силе Гесс. Её взрыв сделает первую бомбу нематериальной "тенью" - на доли секунды, но этого хватит, чтобы при должном разгоне проскользнуть в подземелья Сардара.
  - Вот только у меня в голове нет баллистического калькулятора, - пожаловалась Бакуда. - То есть для вычисления разлёта осколков - пожалуйста, с идеальной точностью, а вот для просчёта траектории бомбы до взрыва - не работает. Не знаю, как её туда закинуть под нужным углом и с нужной скоростью.
  - Это мы уже возьмём на себя, - пообещал Граприс. - У меня в голове тоже калькулятор есть.
  "И тоже в подарок от гигантской всепожирающей иномировой твари", - но этого он вслух говорить не стал, чтобы не расстраивать девушку.
  
  С москитным флотом у Ковенанта всегда было плохо.
  Первый Ковенант спроектировал себе всего две модели малых боевых планетолётов - тяжёлый истребитель-бомбардировщик "Серафим" и лёгкий чистый истребитель "Баньши" - и считал, что этого вполне достаточно. Специализированного бомбардировщика или штурмовика в их концепции флота не было вообще. При этом дропшипов и ганшипов они настроили около десятка разных моделей.
  И что характерно, при всех усовершенствованиях, до эпохи Четвёртого Ковенанта в этом смысле почти ничего не изменилось.
  "Серафим" обладал вполне удовлетворительной скоростью, маневренностью и грузовместимостью... но не нёс системы невидимости. Трамод, как и предшествовавший ему десантно-штурмовой транспорт типа "Фантом", такой системой обладал, но был слишком неуклюж, особенно в атмосфере. И этого никаким обвесом не исправишь, тут принципиально другая конструкция нужна.
  То, что ему нужно, было в "Карающих планетах", но к ним нельзя обратиться через голову начальства - а привлечь внимание Ма-Алефа-Ака означало напрочь рассориться с Джаффой и с Лотаром. Хурагок могли построить аппарат с нужными ему характеристиками - но на это уйдёт несколько недель.
  - А если сделать трёхступенчатую бомбу? - предложил Граприс. - Сила Александрии разгоняет в космосе, сила Софии дематериализует на входе в атмосферу, а уже проскользнув в Сардар материализуется и подрывается стазисный заряд.
  - Чтобы пройти атмосферу за время дематериализации, нужна скорость не меньше сотни километров в секунду, - вздохнула Бакуда. - А на такой скорости - и даже на порядок меньшей - она не сможет правильно сгенерировать стазис.
  - А если четырёхступенчатую? С генератором облегчающего поля массы? Тогда она сможет затормозиться ударом о пол, практически без повреждений.
  - Точно! - всплеснула руками Технарь. - На короткий всплеск поля со сгоранием ядра элно понадобится совсем немного!
  
  Самая результативная атака за всю историю войны между Сармом и Лотаром получилась самой тусклой. Космического боевика тут бы снять не вышло. И даже технотриллер - вряд ли. Никаких вспышек, грохота взрывов, воя сирен, стратегов, с напряжённым видом склонившихся над военной картой... В мире главным образом торжествует тень. Абсолютно беззвучно, не потревожив ни одной системы наблюдения, серое пятнышко пронеслось сквозь атмосферу в сто раз быстрее пули. Даже человек, которому не повезло бы оказаться на пути бомбы, ничего бы не заметил. Возможно, мул, рядом с которым с грохотом приземлилась, проломив пол, фиолетовая капля размером со Жреца-Короля, успел удивлённо повернуть голову в её сторону - но и только.
  В течение одной миллисекунды все залы, коридоры и комнаты Сардара вместе со всеми, кто в них находился, превратились в одну огромную глыбу серебристо-серого "металла". Об успехе атаки заговорщики узнали только по прекращению сигналов, исходивших из подземного города.
  - Но оборонительный флот остался, - отметил Джаффа. - И как я понимаю, отдать ему приказ прекратить блокаду планеты вы не можете.
  - В крайнем случае, мы можем банально разнести его на кусочки, делая и взрывая по одной бомбе из антивещества каждый день, - пожал плечами Граприс. - За год с небольшим справимся. Спешить теперь некуда, пополнений он не получит, новых приказов - тоже. Но я думаю, что это не понадобится. Достанем из стазиса кого-нибудь из ответственных за командование, и вытащим из него коды управления. Либо достанем Костепилку и заставим её вернуть силы Александрии, которая разнесёт нам эти корабли куда дешевле. А лучше то и другое параллельно. Нам пригодятся и целые корабли, и союзница с суперсилой.
  - А ты можешь отдельно извлечь из стазиса отдельных замороженных, не разбудив весь улей?
  - Я - не могу. Бакуда может. У неё есть бомба, уничтожающая твёрдый свет в определённом объёме. Мы это проверили ещё до начала операции.
  
  Через сутки обнаружилась крайне неприятная деталь. Они предусмотрели не всё. Монолит "твёрдой гаммы" оказался совершенно непрозрачен.
  То есть агенты Ковенанта могли освободить из стазиса любой участок Сардара... но они понятия не имели, что или кто на этом участке находится. Очертания Жрецов-Королей ещё можно было выделить посредством масс-детекторов, так как их плотность отличалась от окружающего воздуха. Но это работало только у самого края монолита - метрах в пяти, максимум десяти от поверхности. И не позволяло определить, где кто - силуэты всех Жрецов-Королей, как и всех людей, были на экране детектора совершенно одинаковы.
  Если же учесть, что у них каждый раз была только одна антистазисная бомба - "раскопки" обещали затянуться лет на сорок. Нащупать жителя Сардара, как муху в янтаре, извлечь его, допросить, поместить в камеру для пленников, дождаться пока Бакуда сделает следующую бомбу, "разморозить" ещё участок...
  Ну, сорок так сорок. Для Ковенанта с его гробницами времени - это не срок. Для Гора с его стабилизирующей сывороткой - в принципе тоже.
  Но вот землянки-попаданки, полностью лишённые сверхспособностей по милости Костепилки, на Горе столько не протянут. Либо погибнут, либо полностью сломаются и превратятся в типичных горианских рабынь. Поэтому сама Александрия была не против лечь в стазис и дождаться, пока для неё добудут лекарство - но оставить своих подруг по несчастью на растерзание насильникам отказалась напрочь. Не так важно, что большинство из них были злодейками - кому как не ей знать условность подобного деления.
  - Я прочешу всю планету при помощи моего ясновидения, - пообещал Джаффа. - Посмотрю записи работорговцев, допрошу свидетелей. Граприс с его электронными мозгами составит базу данных. Теперь, когда агенты Жрецов-Королей лишились руководства, они не могут нас опередить.
  - Я побуду с тобой, пока ты их не найдёшь. В конце концов, в моём теле уже есть горианская сыворотка. Худшее, что мне угрожает - немного повзрослеть. Буду выглядеть на двадцать один, а не на восемнадцать. Может, это и к лучшему.
  
  Они успели найти только одну девушку. Абигайль Рован-Сато, известную на Земле Бет под прозвищем Журавль Гармонии.
  Как и Александрия, Журавль была мастером боевых искусств, поэтому даже без суперсилы не оказалась совсем уж беспомощна. Причём, если Александрия просто механически заучивала приёмы, используя свой усиленный интеллект и абсолютную память, то Журавль подходила к вопросу в высшей степени творчески - стараясь понять каждое движение и при необходимости усовершенствовать его. Её сила не увеличивала телесные возможности, так что Абигайль очень заботилась о своём здоровье и о развитии физических характеристик. Да, она использовала шард, чтобы драться так, как никогда не мог бы обычный человек - и не один Бугай уходил от неё с побитой мордой или не уходил вообще. Но сверхспособности не заменяли ей физическую подготовку, а дополняли. И ещё она выросла при земном тяготении, что давало ей силу и скорость почти вдвое выше, чем у горианки такого же телосложения.
  Поэтому Журавль была единственной девушкой, которая на Горе в рабство не попала. Вообще.
  Отчасти, конечно, тут следует поблагодарить везение. На неё наткнулся не большой вооружённый отряд, а всего двое патрульных тарнсменов. Ну не могли они, бедняги, предположить, что хрупкая безоружная девица, перекинутая через седло со связанными руками, ухитрится не только освободиться от пут, но и скинуть одного из воинов вниз, попутно завладев его арбалетом, и пристрелить второго. При этом прямо в полёте сумеет подчинить себе ездового тарна - птицу весьма умную и норовистую. И заставит полететь туда, куда нужно ей, а не захватчикам.
  Похитив человека из касты писцов, Журавль заставила его обучить себя языку и основным правилам горианской жизни. Используя полученные от него знания, стала тарнсменом-наёмником, скрывая лицо под непрозрачным шлемом. Грузоподъёмность тарна значительно выше, чем у любой земной птицы - как благодаря мощным мускулам, так и низкому тяготению на планете. Он ненамного слабее земной лошади - может увезти до шестидесяти килограммов веса (120 кило массы при горианской тяжести) на небольшое расстояние, и до сорока - на любое, на которое может долететь сам. Тем не менее, как и лошадь, тарн чувствует себя комфортнее, когда вес поменьше - и в этом смысле худощавая женщина имела преимущество перед большинством воинов. Что на практике в воздушных боях означало - чёрта с два её догонишь, если ты сильнее, и чёрта с два от неё убежишь, если сильнее она. На крыле тарна звёздочки не нарисуешь, но Журавль на память не жаловалась - через три месяца её счёт сбитых перевалил за первую сотню.
  Ирония заключалась в том, что Журавль вовсе не была идейной феминисткой или какой-то особенно свободолюбивой личностью. И иммунитета к побочным эффектам стабилизирующей сыворотки у неё тоже не было. Если бы она нашла себе достойного хозяина, то с радостью подчинилась бы ему. А то, что Гор не смог такового предоставить - исключительно проблемы Гора. Играть в поддавки она ни с кем не собиралась.
  С такой биографией она ни разу не активировала свою силу, и даже не подозревала, что на Горе эта сила вообще может работать. Соответственно, и уничтожение соответствующих участков мозга чумой Костепилки прошло для неё совершенно безболезненно - нельзя потерять то, чего нет.
  Посланников Ковенанта Журавль встретила вежливо, но без лести. Напоила чаем, с интересом выслушала историю войны Лотара с Сардаром... и послала по известному адресу. Нет, безукоризненно корректно, но по сути - именно послала. Дескать, если найдёте способ вернуться на Землю Бет - возвращайтесь, у меня там дела недоделанные есть. А пока мне и тут неплохо. Нет, служить вам в обмен на активацию силы я бы не захотела, тем более, что сейчас этот разговор чисто теоретический, но спасибо за предложение. Нет, я не считаю, что в космосе и без суперсил лучше, чем на Горе. Здесь у меня тоже дела. Да, я готова сотрудничать с вашими агентами и всегда рада буду пообщаться. Да, я поставлю вас в известность, если встречу других девочек с Земли Бет. Нет, конечно не бесплатно.
  
  ЮПИТЕР
  
  Император Орлан со скукой наблюдал за очередным парадом победителей - молодых моргоров, выживших на арене в бою с пленниками и заслуживших право вступить в касту воинов. Не сказать, чтобы это была какая-то особо великая заслуга. По традиции отряды новичков выходили против пленников с численным преимуществом два к одному - экзамен не должен был превращаться в бойню, он должен был лишь отбраковать самых слабых и неумелых, а также показать сержантам-тренерам, кто чего стоит в их будущих ротах - кто отчаянно-безрассудно рвётся вперёд, кто наоборот - трусливо прячется за спинами товарищей. Кто работает в одиночку, а кто проявит командные навыки и организует вокруг себя боевую группу. Всё это заносится в личное досье молодых солдат и в дальнейшем пригодится для их шлифовки в идеальные боевые машины.
  По традиции выпускной экзамен проводился с мечами. В реальных боях моргоры мечи почти не использовали - и каждый юпитерианский год император получал десятки прошений - перестать тратить время детей на шлифовку бесполезного навыка, перевести их на что-нибудь более полезное - автоматы или гаусс-винтовки. Бандолиан такие прошения регулярно отвергал, иногда даже наказывая слишком инициативных просителей, потому что начальству виднее. Орлан скорее склонялся к тому, чтобы принять подобную реформу образования - однако не спешил. Да, меч в современной войне практически бесполезен - однако нельзя отрицать его педагогическую ценность. Клинковое оружие гораздо лучше, чем любое стрелковое, позволяет проявить личные качества бойца. Пуля - дура, она одинаково косит сильных и слабых, смельчаков и трусов, умных и дураков. Выживает только тот, кто хорошо умеет прятаться - что, несомненно, полезно для него, но вредно для империи. Потому что гораздо большую пользу может принести тот, кто прятаться не станет, кто пойдёт в атаку под огнём - и погибнет, но возьмёт вражескую траншею. С точки зрения государственной военной машины, обучение с пулевым оружием - это отрицательный естественный отбор. Фехтование же выводит на первые позиции обладателей нужных психологических качеств - но отвратительно обученных.
  В любом случае, торопиться ему было некуда. Ближайшие лет пятьдесят моргорам ни с кем воевать не придётся - пока в системе сидит Ковенант, никто не осмелится начать межпланетную войну. Курии, вон, попытались - и где теперь те курии? Оставалось надеяться, что Корпус Разведки не соврал, и они действительно защищают в равной мере все планеты. Или хотя бы, не помешают моргорам защищаться, если на них нападут первыми.
  Орлан знал, что неожиданные аварии на кораблях экспедиционного корпуса - дело рук Ковенанта. Но доказательств не имел. И там была наступательная операция - а вот как они отреагируют на оборонительную?
  Он отсалютовал с балкона молодым посвящённым касты, выслушал их приветственные крики, произнёс короткую, но проникновенную речь, и вернулся в свои покои. Эуробус, как называли моргоры свою планету, был довольно скучным местом - кроме военных парадов здесь, считай, и посмотреть было не на что. Кроме самой планеты, конечно - такой природы не найдёшь нигде в обитаемой вселенной! Но вот культура здесь откровенно скучная, не то, что у тех же гориан или землян - что ни день, то драма. Хорошо ещё, что моргоры редко это осознавали. Их культурные запросы были крайне малы - в этом смысле они могли сравниться только с зелёными барсумцами. Плохо, что Орлан был редким исключением из этого правила...
  Он не знал, что его мучениям очень скоро придёт конец. Свернув на кухню, чтобы подкрепиться после утомительного восьмичасового наблюдения за ходом испытаний, император неожиданно лоб-в-лоб столкнулся... с самим собой!
  Ему показалось, что он смотрится в зеркало. Для человека все моргоры на одно лицо, точнее на один череп - но сами они прекрасно различают друг друга - по форме костей, глазниц, зубов - у них на это взгляд намётанный. Стоявший перед ним моргор был совершенно точной копией Орлана, включая даже оружие и императорские знаки отличия!
  Первым рефлексом было крикнуть "караул, самозванец!", но Орлан подавил рвущийся крик. Вбежавшая стража может не понять, кто где, и с перепугу зарубить не того императора. Лучше прикончить его самостоятельно, а потом уже выяснять, кто и как организовал такое хитрое покушение.
  Он потянулся к мечу... но не успел. Двойник с неморгорской быстротой вскинул руку, ткнул в него указательным пальцем и вылетевшая из передней фаланги тонкая костяная игла пробила глазницу, глаз, мозг и заднюю стенку черепа Орлана, покончив с его недолгим императорством.
  
  - По данным нашей разведки, их около сотни. Лучшие агенты горианской касты убийц, переделанные Костепилкой в подобие моргоров. Аугментации Жрецов-Королей могли бы сделать их бойцами на уровне Джона Картера, но Костепилка значительно усовершенствала этот процесс. Это настоящие машины смерти, невероятно живучие и битком набитые различным оружием. Не то, чтобы их совсем нельзя было убить. Если поставить задачу ликвидировать любой ценой, то Спартанцы справятся. Но вряд ли удастся это проделать без шума и пыли. А если Ковенант устранит твоего двойника публично, на глазах у свиты или телохранителей, это будет воспринято как объявление войны.
  - И я так понимаю, мой двойник там тоже не один, - хмуро заключил Орлан.
  - Правильно понимаешь, - кивнул Охотник за душами. - Поэтому даже если каким-то чудом самого охраняемого моргора империи и удастся устранить незаметно, его место просто займёт другой такой же.
  О возможности временного воплощения в шогготе он своему новому трофею решил не говорить. Хватит ему проблем и с постоянными побегами Спартанцев.
  Бывший император, конечно, не был в восторге от факта собственной смерти. Однако судьба империи, которая осталась в руках марионетки, беспокоила его гораздо больше. И это делало ему честь. Хотя он понимал, что многие моргоры, если бы получили полный обзор ситуации, сказали бы, что ничего не изменилось. Как была марионетка на троне, так и осталась. Не всё ли равно, кто дёргает за ниточки, Ковенант или Жрецы-Короли? Важно, что о собственной политике Эуробусу мечтать по-прежнему не приходится.
  Но Орлан, как и большинство коллаборационистов всех времён и народов, мало беспокоился о том, как он выглядит в чужих глазах. Особенно после смерти.
  - Что если устроить моему убийце несчастный случай? - предложил он. - Чтобы все видели его смерть, но трудно было кого-то в ней обвинить?
  - Думаю, в крайнем случае Ковенант так и сделает. Но только в крайнем. Убийцы Гора слишком хорошо разбираются в покушениях на высокопоставленных персон - это их хлеб. Твой двойник уже реорганизовал охрану, используя весь свой опыт. С учётом огромного запаса прочности творений Костепилки, крайне сложно будет нанести ему смертельную рану, не подставившись при этом. Кроме того, главный вред уже нанесён.
  - Какой?! - не понял Орлан. Он, конечно, считал себя полезным империи, но не до уровня незаменимости.
  - Кто придёт к власти, если станет известно о твоей гибели?
  - Некрон или Эллон. У первого самая большая партия поддержки при дворе, у второго - меньше по численности, но более влиятельная.
  - Но они оба не связаны ни с какими внешними политическими силами, верно?
  - Насколько мне известно - нет.
  - Вот. А лже-Орлан уже успел сообщить им - и предоставить доказательства - что Ковенант - не межзвёздная империя, а всего лишь горстка пришельцев из другой эпохи, которые никогда не получат подкрепления, потому что его не существует в природе. Теперь никакие диверсии не удержат их от нападения.
  - А это правда?
  - Да. Когда-то давно Ковенант действительно был империей, но сейчас это лишь странствующий флот. Хотя "горстка" - всё-таки фигура речи, тех сил, что у нас есть, вполне достаточно, чтобы истребить все ваши силы и уничтожить сам Гор-2. Но подкреплений не будет - это правда.
  Орлану повезло, что он был моргором - то есть существом, полностью лишённым мимики. Иначе он бы сейчас побледнел. Наконец-то всё сложилось в одну картину. Ужасную картину. Он недоумевал, зачем понадобилось Сарму толкать моргоров на нападение - ведь они одним Барсумом, Землёй или Ковенантом не ограничатся, устранив препятствия, пойдут и на Гор-1 тоже - особенно учитывая, как они ненавидят Жрецов-Королей.
  Но теперь его план стал понятен. Империя атакует Ковенант, получит ответный удар и будет уничтожена. Одним врагом меньше - но Ковенант будет ослаблен и отвлечён этой разборкой, и Сарм сможет ударить ему в спину.
  - Это нужно предотвратить любой ценой!
  - Не спорю, - согласился Охотник. - Но как? Проблема не в Сарме, которого уже нет и ещё долго не будет. Проблема в менталитете твоего народа. Машина закрутилась, и теперь её не остановишь. Сарм всего лишь столкнул первый камешек большой лавины. Даже если преодолеть все меры предосторожности и посадить на трон полностью лояльного Ковенанту императора - он всё равно будет вынужден напасть, иначе его уберут свои же.
  Орлан кивнул с тяжёлым вздохом. Он слишком хорошо знал свой народ и понимал, что всё сказанное - правда. Моргоры слишком долго готовились к завоеванию Солнечной, чтобы теперь сдать назад. Всё случилось именно так, как они и планировали (правда, без их помощи). Гор-1 ослаблен, Барсум ослаблен, курии вообще перестали существовать, как самостоятельная политическая сила, Земля и Венера никогда не представляли опасности. На их пути остался только Ковенант. Остановить их могут только твёрдые доказательства, что война будет проиграна - но без самой войны такие не получить.
  - Послушай, вы же владеете сверхсветовыми полётами. Это не фальсификация? Или тоже подстроили?
  - Нет, визит ваших разведчиков на соседние звёзды был вполне реален.
  - Тогда вы можете просто отступить, не ввязываясь в бой! В другой системе мы вас преследовать не сможем.
  - И позволить вам захватить остальные планеты? Ковенант здесь не для этого.
  - А для чего вы здесь? - наклонил голову Орлан, внимательно вглядываясь в собеседника.
  - Мы не галактическая полиция, если ты это имеешь в виду. По своей инициативе вы можете воевать друг с другом сколько угодно. И с любым результатом. Но последствия СОБСТВЕННЫХ действий - мы по возможности исправляем. Барсум, Жрецы-Короли и курии вышли из игры по нашей вине. Поэтому мы не можем допустить, чтобы они были захвачены. Когда мы улетим, баланс сил должен примерно соответствовать изначальному, тому что был в день нашего прибытия. Так постановил глава Ковенанта Ма-Алефа-Ак, и большинство первых лиц согласилось с этим.
  - Он не будет полностью таким же. Допустим, вы вернёте барсумцам атмосферу и достанете Жрецов-Королей из стазиса - но курий вы точно не вернёте в прежнее голодное состояние. Кроме того, это благодаря вам Сарм узнал о цивилизации Эуробуса! Баланс уже разрушен, и необратимо!
  - Это так, - согласился Охотник. - Хотя кроме нас здесь действуют и другие силы, но часть нашей вины тут есть. У тебя есть предложение лучше?
  - Пока нет, но я думаю, что смогу его подобрать, если ты дашь мне время подумать.
  - Я-то дам, но не уверен, что даст твой народ. Ты знаешь их лучше меня. Через сколько корабли начнут взлетать? И что будет их первой целью?
  - Зависит от того... Ваш пленный резидент знал, где именно находятся эти "гробницы времени"?
  - Нет. Он из барсумцев, и в гробницах никогда не был.
  - Тогда полгода-год у вас есть. Командование было бы радо застать вас врасплох, прямо в стазисе, но раз это невозможно... - скелет задумчиво пощёлкал костяшками пальцев. - Если бы я по-прежнему управлял нашими силами, то сделал бы так. Разделил бы флот на две части. Половину оставил в атмосфере Эуробуса, а вторую - отправил к Барсуму. По разным траекториям, чтобы вы не успели перехватить все. Долетевшие корабли высадили бы войска прямо в города - чтобы вы не могли уничтожить их орбитальной бомбардировкой.
  - Почему именно к Барсуму?
  - На Земле и на Амторе слишком сильная тяжесть, наши воины там будут неэффективны. А Гор-1 всё ещё охраняется флотом, хоть и поредевшим. Хотя нет... на Амтор я бы тоже отправил корабли, но не транспортные, а боевые. Они бы не садились, а устроили вам засады в атмосфере, под прикрытием облаков. Как и та часть флота, что остаётся на Эуробусе. Думаю, мой "преемник" не глупее меня, и сделает то же самое.
  
  Джаффа Шторм внимательно выслушал Охотника, поговорил с Орланом, что-то прикинул на пальцах... а потом заявил, что вся эта проблема выеденного яйца не стоит. Никакой флот из стазиса вытаскивать не нужно, он способен сделать всё быстрее и аккуратнее, имеющимися средствами.
  Для начала он навестил несколько важных чинов Корпуса Разведки на разных планетах и подробно побеседовал с ними. Разведчики были довольно сильно обижены на Ковенант за то, что их ввели в заблуждение. Но не до такой степени, чтобы ему назло дать уничтожить родную планету, а самим при этом превратиться в жутковатого вида космических бомжей. Вариант "империя побеждает" их тоже не очень-то устраивал - в этом случае Корпус терял все свои привилегии и становился просто одним из подразделений оккупационной администрации. Которое обязано будет подчиняться туповатым и задиристым воякам, присланным из метрополии. Нет, прямо никто из них ничего такого не сказал, но Джаффа прекрасно умел слушать не только ушами и читать между строк.
  Последовала ещё одна беседа с Дж-Онном, который охотно согласился помочь предотвратить большое кровопролитие.
  Затем к Юпитеру прыгнул небольшой разведывательный корабль Ковенанта, неся на борту Дж-Онна и несколько отрядов Спартанцев. Конечно, незваного гостя попытались перехватить, но он тоже обладал системой невидимости, не намного хуже (а в некоторых аспектах и лучше), чем у моргоров. Всего за пятнадцать минут пряток в облаках ему удалось оторваться от преследователей и убедить их, что он был просто случайной аномалией на приборах.
  Зелёному марсианину понравилось в атмосфере Юпитера. Здесь было не так жарко, как на землеподобных планетах, и полно годного для дыхания водорода. Наслаждаясь свежим ветром, он быстро долетел до Гора-2 своим ходом и просочился, невидимый, в столицу империи.
  Костепилка защитила свои творения от лотарских иллюзий - а вот от телепатии защитить не смогла. Во всяком случае, от телепатии уровня Преследователя. Дж-Онну не понадобилось и полминуты, чтобы "вскрыть" мозг самозванца и начать читать его память.
  Как и предполагал Шторм, Сарм снабдил своих агентов кодами управления основными машинами сфероулья. Нет, он не собирался поднимать Гор-2 из атмосферы и использовать как гигантский боевой корабль. Сфероульи - штука слишком ценная, и вдобавок дико хрупкая для своих размеров. Знание кодов имело другое назначение - повысить авторитет агентов, позволив изобразить перед местными божество или мессию. Впрочем, это антропоморфизм. У моргоров нет религии, если не считать ею войну. Но у них есть понятие эффективного командира. Способность привести в движение древние механизмы делала любого моргора в глазах сородичей очень, очень эффективным. Настолько близким к понятию святого, насколько они вообще могли допустить. После прохождения подвалов контрразведки, само собой - на предмет выяснения "откуда ты это знаешь".
  Эти коды были достаточно сложны и основывались на языке феромонов. Человек или моргор не смогли бы их ни выучить, ни воспроизвести. Но творения Костепилки были усовершенствованы и в этом плане - а Дж-Онн мог воспроизводить в своём теле любые нейроструктуры. Чтобы отдать приказы, следовало проникнуть в Центральную Командную Камеру (ЦКК) - громадный подземный дворец, битком набитый электроникой и связанный со всеми остальными частями сфероулья - но для зелёного марсианина, способного проходить сквозь стены, и это не было проблемой.
  Запустив системное сканирование, Преследователь убедился, что все системы гигантского корабля работают исправно. Ну, не совсем все... процентов девяносто пять. Для конструкций, которым два миллиона лет - это невероятный результат. На Горе-1, например, тот же показатель не превышал шестидесяти процентов. Отчасти потому, что Гор-2 был значительно моложе, отчасти потому, что механизмы, используемые для постройки сфероулья, автоматически заменяли повреждённые части. Моргоры по традиции давали подтверждение на ремонтные работы, но не могли никак повлиять на их ход.
  Сфероулей состоял из двух корпусов, внешнего и внутреннего, каждый около пятидесяти километров в толщину, с зазором между ними около ста километров. В этом зазоре размещались различные технические механизмы, собственно и делавшие его звездолётом, а не просто стальной скорлупой - двигатели, генераторы силовых полей, системы управления, наблюдения, вооружения и многое другое. Внутренний же объём отводился под трюмы и мог быть легко перепланирован по желанию экипажа - от одной сплошной полой сферы до миллионов мелких ячеистых отсеков.
  Сейчас он был разделён на отдельные шаровые сегменты, от ста до трёхсот километров в высоту и до семи тысяч километров в диаметре. Ось каждого сегмента была направлена вертикально вниз, к ядру Юпитера, так что разделяющие их диски-перегородки воспринимались жителями как "земля", а поверхность следующего диска над головой - как "небо". Примерно треть дисков была терраформирована.
  С учётом этого корабли моргоров не могли просто взлететь и выйти в космос, как на нормальных планетах. Обшивка мешала. Проход из внутреннего пространства во внешнее осуществлялся через шлюзы - тоннели в обшивках и в зазоре между ними, защищённые гравитационными экранами. В течение первых ста километров сила тяжести в 5 g направлена к внутреннему выходу, в течение следующих ста - такая же, но уже ко внешнему. Этого достаточно, чтобы остановить большинство молекул воздуха изнутри и водородной смеси снаружи. Немногочисленные молекулы, которые всё же проникают и смешиваются - сгорают на плазменных экранах, образуя безобидные водяные пары, а не опасный гремучий газ.
  Всего в корпусе Гора-2 под сотню шлюзов, но открыты и эксплуатируются только пять из них, остальные запечатаны, чтобы не жечь энергию зря. Четыре доступны для моргоров, пятый чисто технический - через него ходит лишь обслуживающая автоматика.
  И сейчас Дж-Онн отдал команду закрыть и эти пять. Причём закрыть в аварийном режиме, предусмотренном на случай разгерметизации или вторжения врага - максимально быстро, сперва залив быстротвердеющим полимером, а потом уже опуская медленные тяжёлые люки. Открытие штатными средствами после этого не предусматривалось - следовало сначала вычистить клеевую пробку, и лишь затем вручную ввести код восстановления стандартного режима - одновременно из ЦКК и изнутри самого шлюза. Даже если моргоры сразу поймут, что произошло и как с этим бороться, на ремонтные работы у них уйдёт лет десять, не меньше. При условии, что никто не будет мешать - а Ковенант помешать очень даже собирался. Помимо шлюзов в корпусе существовали ещё и лифты, которые не могли доставить наружу или внутрь космический корабль, но вполне могли - группу людей или моргоров. И сейчас один из этих лифтов доставлял в ЦКК вооружённый до зубов отряд Спартанцев.
  
  Даже Спартанцы не были роботами - хотя в Ковенанте многие считали иначе. Они не могли ждать нападения вечно, поддерживая полную боевую готовность двадцать четыре часа в сутки. Им требовалось спать, есть, отдыхать. На это и рассчитывали убийцы, готовя свою атаку. Выждать дней десять-пятнадцать, чтобы солдаты, занявшие ЦКК, потеряли бдительность - а затем неожиданно ударить и вырезать их.
  Двое убийц проникли внутрь на двенадцатый день. Они были невидимы - их тела покрывал тот же оптический камуфляж, что и у кораблей моргоров - на основе "умных" оптических микрочастиц, которые удерживались магнитным полем. Лишь около одной тысячной падавшего на них света отводилось на светочувствительные волокна, разбросанные по всему телу - чтобы замаскированные существа не были совсем слепыми. Всё остальное преломлялось и перенаправлялось сложно организованным метаматериалом. Забавно, что моргоры принимали эту высокотехнологичную продукцию заводов Жрецов-Королей за обычные "естественные" ископаемые, разновидность песка, пусть и с очень полезными свойствами.
  Убийцы также не производили ни единого звука - потому что не шли, а парили в нескольких сантиметрах над полом. В их кости был залит антигравитационный металл Жрецов-Королей, а горизонтальная тяга производилась по принципу ионолёта.
  Отсутствие стражи их не смутило. Такой огромный комплекс просто невозможно корректно охранять силами небольшого отряда. В него одних только входов больше, чем Спартанцев. Они скорее будут дежурить на всех пультах, с которых можно ввести команды - тогда их как раз хватит по численности.
  Так и оказалось - у ближайшего ко входу пульта убийцы наткнулись на двоих Спартанцев, игравших в шахматы. Как и ожидалось, бронированные великаны сняли шлемы, оставив головы без защиты, хотя оставались в доспехах. Свежим воздухом всем подышать хочется, даже суперсолдатам.
  В драку ассасины лезть не стали - просто распылили в воздухе заготовленный именно на этот случай токсин, безвредный для обычных людей, но разрушающий нестабильную плоть шогготов. Яд подействует часа через два-три, когда в протоплазме накопится критическая концентрация. Формально Спартанцы останутся живы - потому что Эссенция. Они будут продолжать мыслить и чувствовать - но абсолютно ничего не смогут сделать, запертые в жидкой луже слизи. И даже ловушка для душ не сможет их собрать для следующего воплощения. Вернее, сможет, но только в режиме убийства. И это будет долгий и очень болезненный процесс. Не исключено, что он даже загрязнит Эссенцию и внутри ловушки Спартанцы будут продолжать воспринимать себя зелёной слизью. Последнего, впрочем, Костепилка гарантировать не могла, работа с душами уже несколько выходила за пределы её Технарской специализации. Но она постаралась.
  У следующего пульта, который и был их целью, дежурили уже двое Спартанцев в полной броне. Этих незаметно устранить не получится. Но убийцы подготовились и к такому развитию событий. В конце концов, не могли же они рассчитывать, что на важном объекте ВСЕ охранники ходят без защиты - это были бы не суперсолдаты, а идиоты.
  Они плавно извлекли из-за спины масс-копья. Обычные длинные копья из сверхтвёрдого сплава... не считая той мелочи, что в их наконечники встроены генераторы поля эффекта массы. Высокочастотного поля эффекта массы.
  Это давало одновременно два эффекта, оба крайне неприятных для противника. Во-первых, в момент нанесения удара копьём стоило нажать кнопку на древке - и наконечник становился в десятки тысяч раз тяжелее. При этом продолжая по инерции двигаться по прежней траектории. Очень немногие враги могли выдержать удар двадцатитонного лезвия. Во-вторых, высокочастотное поле вокруг наконечника увеличивало массу отдельных атомов и молекул цели, повышая температуру в те же десятки тысяч раз.
  По отдельности эти эффекты не причинили бы Спартанцу сильного вреда, но вместе... сначала чудовищный кинетический удар сбивает щит (копьё при этом останавливается), а потом резкий скачок температуры выводит из строя всё внутреннее оборудование доспехов и плавит значительную часть самой брони. В идеале - сжигая и того, кто внутри неё находится. Или наоборот - высокая температура выводит из строя дефлекторы, и тогда перетяжелённое копьё пробивает прочнейшую броню, как бумагу. Конечно, ассасины предпочли бы второй, как более надёжный - но предсказать, какой сработает, заранее было невозможно - это зависело от того, могут ли пройти поля эффекта массы сквозь дефлекторный щит.
  Один из "моргоров" нанёс колющий удар в затылок Спартанца, второй предпочёл рубящий, сверху вниз - благо, копьё, благодаря тщательно подобранной форме наконечника, могло использоваться и как нагината.
  Синхронно, плавно, словно отрабатывая приём на учениях, а не спасая свою жизнь, оба Спартанца ушли в сторону. Обычный человек не увидел бы этого движения вообще - они просто размазались от скорости. Модифицированные боевики Костепилки всё прекрасно видели, но не могли помешать - утяжелённые полем массы клинки продолжали движение по инерции, и никакой мускульной силы не хватило бы, чтобы их остановить или изменить траекторию. Разумеется, ассасины тут же отпустили кнопки на древках, но чтобы поле рассеялось, требовалась хотя бы десятая доля секунды.
  Одно из копий глубоко вонзилось в пол, уйдя туда почти на полметра, второе - протащило владельца за собой на десяток метров вперёд по воздуху, прежде чем он смог наконец затормозить взбесившееся оружие.
  Ответный огонь Спартанцев окончательно убедил нападавших, что их очень даже неплохо видят, несмотря на самую совершенную маскировочную систему. Вооружены воины почему-то оказались не оружием ККОН или Ковенанта, даже не артефактами Предтеч - а куда менее совершенными гаусс-пистолетами моргорского производства. Пуля весом в пятьдесят граммов, вылетая со скоростью в двести метров в секунду, имела дульную энергию в два килоджоуля - как у промежуточного патрона. Магазин на двадцать пуль весил... четверть килограмма, благодаря низкому тяготению на Горе-2. Выстрел был абсолютно бесшумен, зато отдача - чудовищна. Нет, понятно, что Спартанцы в своих "Мьёльнирах" её даже не чувствовали, но как могли из таких "пушек" стрелять сами производители, то есть моргоры? А тут помогала их природная адаптация - система жёсткой взаимной фиксации костей в своеобразных "замках". Чтобы раздробить кости отдача, как правило, была всё же недостаточна (если правильно держать ствол, чему солдат учили в первую очередь).
  Обычным моргорам первые же попадания разнесли бы череп или оторвали конечности. Творения Костепилки были созданы с куда бОльшим запасом прочности, для них несколько сверхтяжёлых пуль были всего лишь неудобством. Но вот задание стало практически невыполнимым. Спартанцы, скорее всего, уже вызвали подкрепление, а шансов нанести им смертельный удар почти не было.
  Тем не менее, ассасины попытались. У убийц тоже был собственный кодекс чести, и один из пунктов в нём гласил - если уж заказ взят, то цель должна быть убрана любой ценой.
  Они поспешно перебирали арсенал естественного и искусственного вооружения, которым их снабдил Сарм. Стрекательные щупальца, игломёты и симбиотические насекомые с ядовитыми жалами бесполезны - они даже не поцарапают "Мьёльнир". То же самое и с разными распыляемыми токсинами. Они могли бы, вероятно, вызвать коррозию доспехов, но для того, чтобы это сказалось на боеспособности, нужно несколько часов. Масс-копья, скорее всего, броню пробьют - но ими попробуй попади, когда противник активно уклоняется и скорость у него не ниже твоей. Беда в том, что оптимизировали их под аккуратное и незаметное устранение цели - а не под бой в замкнутом пространстве лицом к лицу с тяжеловооружённым противником.
  У них было оружие, которое теоретически преодолеет любую броню - две миниатюрных серебряных трубы в предплечьях. Беда в том, что в каждой трубе всего по три заряда - миниатюризация не прошла даром - а перезарядить их (вернее, установить новые взамен разряженных) могла только Костепилка, которая теперь была недосягаема.
  И ещё было одно оружие... теоретически с неограниченным количеством зарядов... теоретически тоже способное преодолеть защиту... вот только его Сарм разрешил использовать только в самом крайнем, самом отчаянном случае. И только если будет возможность не оставлять свидетелей.
  Оба оружия безусловно преодолеют броню, но вот как они будут взаимодействовать с дефлекторами... заранее предсказать нельзя. Убийцы Гора совершенно ни черта не понимали в физике. А если щиты их остановят, это будет катастрофа. Потеря последних шансов не только для этих двоих, но и для всей остальной команды. А из-за них - и для Сардара. А проигрыш Сардара - это проигрыш для всего Гора.
  Кодекс касты столкнулся с долгом перед планетой... и планета победила. У одного. Включив "двигатели" на полную мощность, невидимка бросился наутёк.
  Его собрат, однако, решил, что честь важнее. Оставшись под обстрелом, он вскинул обе руки, активируя серебряные трубки...
  И услышал, как хрустят его кости от удара бронированного кулака.
  Сознание с опозданием реконструировало то, что восприняли автономные "процессоры", управлявшие телом. Спартанцы тоже не знали, как подействует эффект массы на цель, защищённую дефлекторами - и проверять не хотели. Уклониться никто из них уже не успевал, поэтому ближайший воин включил двигатели "Мьёльнира" и рванулся вперёд. Инстинкты ассасина его видели... но ионолёт, как ни крути, не может дать тягу, сравнимую с реактивными двигателями. А самые совершенные биологические процессоры - превзойти в скорости реакции компьютер брони, получивший цель. А на цели, в которых много воды, серебряная труба действует не мгновенно - необходима фокусировка хотя бы в течение секунды, чтобы нанести существенный вред. Этим Спартанец и воспользовался - в надежде обезвредить стрелка раньше, чем тот сумеет нанести ему существенный вред.
  Эффект взаимодействия двух квантовых полей, кстати сказать, оказался прелюбопытным. Сгусток тёмной энергии не только расплавил броню в месте попадания, но и напрочь отключил дефлекторные щиты. Не сбил (мощности серебряной трубки для этого определённо не хватило бы), а именно выключил. Вложенная в силовое поле генераторами энергия куда-то пропала, словно её и не существовало никогда.
  Это открывало великолепные перспективы - если крошечная серебряная трубка может такое сделать с личным доспехом, то по идее полноразмерная труба боевого корабля сможет и звездолёт Ковенанта без щитов с одного выстрела оставить!
  Но увы, доложить об этом Жрецам-Королям было некому. Несколько ударов кулаков, усиленных сервомоторами, лишили ассасина всякой подвижности. Его более осторожный товарищ тоже улетел недалеко.
  
  - И всё равно я настаиваю, что это было слишком рискованно, - заметил Дж-Онн. - Зачем вам понадобилось подставляться лично? Что мешало использовать шогготов в доспехах, таких же как та первая пара?
  - Шогготы умеют играть в шахматы, если им помогает тактический компьютер брони, - усмехнулась Кассандра. - Но драться, как настоящие Спартанцы, они не смогут. Для этого внешней схожести и телепатических команд уже недостаточно, нужна приличная доза Эссенции.
  - Я об этом и спрашиваю - чего ради вам понадобилось лезть с ними в драку? Вы же даже не знали толком их характеристик - я не мог глубоко влезть в их мозги, не подняв тревоги, читал только поверхностные мысли.
  - В том-то и дело, - пояснила Кассандра. - Никто не знал их характеристик, так что единственный способ их выяснить - в бою. Вы знаете, например, что Костепилка снабдила их "огненным барьером"? При любом воздействии на мозг, ассасин выбрасывает в воздух вокруг себя горючий аэрозоль и поджигает? Ему самому вреда никакого, температура и плотность пламени невелика. Но вы бы при попытке их усыпить впали в огненный ужас - и мы потеряли бы наводчика.
  - Минутку, как это?! Я же просканировал память лже-Орлана - и он не загорелся...
  - Они не совсем одинаковые. У каждого есть свой набор модификаций. Те, кто предназначены для долговременного проникновения в общество моргоров, лишены огненного барьера - чтобы не вспыхнуть перед толпой и тем самым не выдать себя.
  - Понятно, - после паузы сказал Преследователь. - Их, видимо, постарались защитить иначе - необычной мозговой архитектурой. Я заметил её, но сумел обойти, перенастроив собственную нервную систему. Обычный телепат средней силы не сумел бы проникнуть в их мозги... Даже сильный, но не слишком умелый - скорее разрушил бы мозг ассасина, пытаясь заставить его синхронизироваться с собой, чем подчинил.
  - Но против тебя это не сработало, - с пониманием кивнула Кассандра. - Ваши мозги такие же гибкие, как и тела. Кстати, давно хотела спросить... Насколько хорошо вы переносите воздержание?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Я изучила личные досье каждого из вас. У Дэйр-Ринг есть любовник. У Ма-Алефа-Ака - была партнёрша в прошлой эпохе, а остальное время он пытался подбивать клинья к Дэйр-Ринг и Клонарии, хоть и неудачно. И только ты ни разу не проявлял интереса к противоположному полу.
  - Я женат в своём времени.
  - И стараешься хранить верность супруге, которая родится только через миллионы лет? Похвально, но не вредит ли это твоему физическому или психическому здоровью? Насколько нормально для марсиан вот так веками вести бесполую жизнь?
  - Рядовому Ма-Алек долгое воздержание действительно может навредить, особенно если у него уже есть опыт интимных отношений, - кивнул Дж-Онн. - Но я, как любой Преследователь, достаточно владею своим телом и разумом, чтобы компенсировать все негативные последствия.
  - Очень жаль, - покачала головой Кассандра. - Я, конечно, не специалист в марсианской физиологии, но большинство Спартанцев тоже не знают в жизни ничего, кроме войны. И могу тебе сказать, как клон, чей прототип умер на службе - они многое теряют.
  
  - Они... что сделали? - ошарашенно переспросил Орлан.
  - Спустя два дня после первой неудачной попытки захватить ЦКК - оставшиеся убийцы погрузились на свой корабль и вылетели к Барсуму, - повторил Охотник за душами. - На Эуробусе остался только твой двойник и один его телохранитель. Спартанцы уже готовят операцию по его устранению.
  - Вы что, так их напугали?
  - Сомневаюсь. В касту убийц трусов не принимают. Скорее создаётся впечатление, что они получили новые указания.
  - От кого? Ты же сказал, что их командование заморожено!
  - Вот это мы сейчас и пытаемся выяснить. Просканировать память двух захваченных не удалось, один самоликвидировался, когда у него попытались удалить "огненный барьер", причём очень неприятно самоликвидировался - лишь благодаря предосторожностям Спартанцев никто не погиб. Второго положили в стазис от греха подальше. Дж-Онн направился во дворец - повторно читать лже-Орлана. А наш корабль сейчас пытается перехватить их дисколёт.
  
  Поскольку "Найткина" в Солнечной не было, и вовремя явиться он не успевал, на перехват отправился лично Гродд на "Сердце Тьмы". В последнее время гориллоид несколько заскучал, и возможность поразмяться игрой в догонялки воспринял как подарок судьбы.
  Поймать дисколёт на полном разгоне было не так-то просто. Нет, "Сердцу Тьмы" не составляло труда совершить внутрисистемный микропрыжок и выскочить рядом с ним. Благо, от невидимости пилот-мул отказался, в обмен на более высокое ускорение.
  Но вот что с ним делать дальше? Подстрелить энергетическим проектором - означало остаться в дураках, так и не узнав, куда именно вся эта гоп-компания так спешит. А вот остановить, не уничтожая - гораздо сложнее. Дисколёт - штука чертовски быстрая и маневренная. И очень не хочет ловиться. А подойдёшь к нему поближе - ударит серебряной трубой или гравидеструктором, что, как показал недавний опыт, для щитов совсем не полезно.
  Он мог бы вывести из строя части диска точечными хорошо сфокусированными ударами импульсных лазеров - но там включили противолучевую защиту, отчего корабль Жрецов-Королей стал похож на огромный плоский изумруд.
  Держась на безопасном расстоянии от дисколёта (в пяти мегаметрах) Гродд по мере возможности выравнял скорость, после чего начал поливать цель лазерным огнём. Нет, он прекрасно понимал, что противнику это не повредит - но щит, отражавший все электромагнитные излучения, делал и самих пилотов практически слепыми - мешая отстреливаться и маневрировать.
  Семь турелей дали залп, окружая диск плазменными торпедами, так что куда бы он ни двинулся, непременно бы вписался в одну из них. Именно это и произошло - лишившись электромагнитных сигналов, мулы ориентировались по показаниям масс-детекторов, а торпеды на них были практически невидимы из-за низкой плотности. Кинетические щиты Жрецов-Королей были низкочастотными - они могли снизить массу крупных тел, но не атомов, и уж тем более не элементарных частиц. Так что плазма произвела именно тот эффект, какой и полагалось - обшивка корабля оплавилась сразу, и операторам торпед пришлось их развеять, чтобы не поджарить противнику внутренности. Догнать и взять на борт ослепший и обезоруженный дисколёт уже не составляло никакого труда. В ангаре его вскрыли, как консервную банку... и жестоко обломались.
  Гродд не подумал взять с собой ни Спартанцев, ни био-воинов из "Карающих планет", ни стазисных бомб Бакуды. Не было времени экипироваться надлежащим образом, да и не представлялось особой необходимости. Он вполне полагался на боевые навыки своих верных джиралханай и собственную силу телепата.
  Он слишком поздно понял, что задача захватить живьём - на порядок сложнее, чем задача просто всех перестрелять. Что его телепатия на хирургически изменённые мозги не действует. И что противостоят его бойцам существа, по всем характеристикам, кроме интеллекта, вполне сравнимые со Спартанцами (без "Мьёльниров", правда). Когда невидимые демоны-скелеты вырвались из захваченного корабля, воины Ковенанта начали падать один за другим.
  Впрочем, Гродд быстро исправил свои ошибки. То, что он не мог читать мысли ассасинов или воздействовать на них, не означало, что он их вообще не воспринимал. Их невидимость не могла спасти от псайкера. Гродд сделал примерно то же самое, что немного ранее - Дж-Онн. Подключившись к мозгам своих солдат, он начал передавать координаты целей. Также он разрешил стрелять на поражение, в том числе из тяжёлого оружия. Ситуация немного улучшилась - нет, ковенанты всё равно ни в кого не попали, модифицированные монстры слишком быстро двигались - но по крайней мере, вынудили их быть осторожнее - реже атаковать и чаще использовать укрытия. Потери защитников корабля снизились, но и в первые минуты нападавшие успели выкосить почти сотню. Около сорока джиралханай и шестидесяти представителей прочих, менее ценных видов. Масс-копья оказались страшным оружием - они пробивали лучшие доспехи, как мыльные пузыри. Гродд серьёзно недооценил эти штуки по рассказам, услышав, что Спартанцы легко от них увернулись. Так то грёбаные Спартанцы!
  Тем временем ассасины перестали бестолково уничтожать всех, кто попадался им под руку, и начали целенаправленно прорываться к рубке - видимо в надежде захватить офицеров, командующих кораблём, и привести его... чёрт знает, куда. То ли на Барсум, как собирались, то ли всё-таки на Гор...
  - Отозвать боевые группы без скафандров, - скомандовал Гродд. - В атакуемых отсеках отключить искусственную гравитацию и стравить воздух.
  Да, все моргоры могут некоторое время жить и в вакууме, а искусственные моргоры Костепилки - особенно. Но антигравитационный металл бесполезен там, где нет силы тяжести, а ионолёты не работают без воздуха. Нет, ассасины не закувыркались бестолково в невесомости, как он надеялся. Из их ступней выдвинулись липкие щупальца, вполне эффективно заменявшие магнитные ботинки. Но теперь они вынуждены были передвигаться только по стенам, потолку и полу. Перекрыть четыре плоскости огнём роты пехотинцев или нескольких стационарных турелей намного проще, чем полный объём коридора. Продвижение невидимок замедлилось ещё больше, а потом, когда подоспели дополнительные подкрепления в скафандрах, и вовсе остановилось.
  В ход пошли электромагнитные гранаты. Они, естественно, не могли причинить никакого вреда органическим существам, но сметали с них маскировочное покрытие - "песок", делавший ассасинов невидимыми, удерживался и настраивался именно магнитным полем.
  Да, по ним всё ещё было трудно попасть - слишком уж быстро твари двигались, даже утратив способность к полёту. Но для этого у Ковенанта были игломёты - как только невидимость исчезла, бламитовые кристаллы начали прекрасно наводиться. Стоило показаться из укрытия, и "скелет" был обречён. Самым везучим отрывало конечности, менее удачливым - разносило грудную клетку или череп. Ну а для тех, кто упрямо продолжал отсиживаться в укрытиях, вскоре подтянули плазменные мортиры, заряды которых летели по дуге и били по площадям.
  Живьём удалось взять только два десятка ассасинов из сотни, да и те были в ужасном состоянии. Полтора десятка из них покончили с собой и только у пятерых удалось вовремя обезвредить систему самоуничтожения. Спартанцы, а тем более зелёные марсиане или био-воины "Венеры" назвали бы это очень грубой работой, но Гродд всё равно был доволен собой и своими результатами.
  
  Теоретически, для псайкеров не существует проблем с дешифровкой чужих мыслей или особой структурой нервной системы. Всё, что они могут прочитать, они могут и понять. На них работает Домен - компьютер размером с небольшую Вселенную, в базах данных которого содержатся все языки и образы Галактики. Это вам не биопластик, который напрямую считывает нервные импульсы.
  Только вот Костепилка это тоже знала, и знала, как обойти эту проблему. Опыт работы с компьютерами почти бесконечной вычислительной мощности у неё был. Напрямую на них повлиять девочка не могла, но через пользователя - вполне.
  Пример эффективной защиты от Гродда и ему подобных был у неё перед глазами - восемь мозгов Жрецов-Королей. Каждый ганглий в отдельности читается прекрасно - а вот за всеми восемью одновременно не уследишь, потому что они могут думать о совершенно разных вещах. Эмпирей тут не помогает - он всё честно перекодировал, а дальше уже проблемы пользователя. Правда, в тощие фигуры моргоров восемь почти независимых мозгов ну никак не запихнёшь. Но общую идею Костепилка прекрасно уловила - "главная ошибка всегда сидит за компьютером".
  Для начала она вставила в нейросеть своих кукол "прерыватели" - центры торможения, блокировавшие любые сигналы из Эмпирея. Ассасины - не псайкеры, им воспринимать другие измерения нафиг не нужно. Это не только защитило их от передачи приказов, но и сделало невозможным глубокое сканирование памяти - только чтение поверхностных мыслей. Запросы на воспоминания в долговременную память просто не проходили.
  От сиюминутного чтения она защитила свои творения тоже - просто увеличив раз в двадцать скорость прохождения сигнала в нейросети. Вы прочитали мысли врага за последние пять секунд? Чудесно, только у вас на это ушло СТО секунд - и противник уже успел придумать и сделать много другого. А ещё значительная часть решений принималась не в сознании, а в подсознании - она не рефлексировалась, не воспринималась самим ассасином - и потому не подлежала прочтению телепатом. Наконец, в отдельном слое коры мозга генерировались поверхностные образы и ощущения, не имевшие никакого практического значения - ассасины как бы постоянно находились в состоянии лёгкой обкурки, витая в облаках, пока их тела работали с точностью боевых роботов.
  В Четвёртом Ковенанте было несколько специалистов, способных тем или иным способом обойти все эти затруднения. Вот только никто из них не входил во фракцию Гродда, и обращение к ним за помощью, как и передача кому-то захваченных пленников, существенно ухудшило бы репутацию гориллоида.
  С другой стороны, у него был наёмный консультант, который ни к одной фракции не относился. И хотя Граприс - ни разу не телепат, он достаточно умён, и обладает высокими вычислительными способностями. Может и найдёт способ хакнуть не только компьютеры, но и биологические мозги. В конце концов, хаск и сам защищён от телепатии "хирургическим" путём, пусть даже наномашины Жнецов сильно отличаются от инструментов Костепилки.
  Правда, заплатил ему Гродд совсем за другое - и свою часть контракта каннибал честно выполнил, найдя горианских работорговцев, которые морочили головы куриям, и доставив их на личную аудиенцию к вождю. Но оплата была достаточно велика, чтобы позволить по крайней мере попросить его об одной-двух неофициальных услугах. Сетью Ковенанта Граприс и сейчас вовсю пользовался (и кстати, навёл там безупречный порядок, так что даже хурагок были довольны - а вот рядовые пользователи не очень).
  - Да, - невозмутимо подтвердил хаск, как только джиралханай закончил излагать проблему. - Я могу решить твой вопрос. Правда, для этого придётся кое-чем пожертвовать, но думаю, это того стоит.
  - Чем именно? - насторожился Гродд. Не нравились ему такие вот заходы.
  - Да успокойся, тебе лично это не будет стоить даже одного шаттла. Скажи, у тебя сохранились тела убитых во время штурма ассасинов?
  - Только два. У остальных сработала система самоуничтожения. И эти... в очень повреждённом состоянии.
  - А больше и не надо - если ты, конечно, догадался положить туши в стазис сразу после боя, и они не разложились. Просто дай мне их съесть. Я ассимилирую их способности - ну и память заодно, присоединив нервную систему к своей. А потом перешлю тебе в виде файлов. Правда, если там мозги полностью разрушены, придётся есть одного из живых пленников, а это моветон.
  Гродд с облегчением выдохнул. Значительную часть Ковенанта передёрнуло бы от такого предложения, но джиралханай и сами были не прочь закусить поверженным противником (вот только, увы, знания его при этом не поглощали).
  
  ОРБИТА ГОРА
  
  Поскольку Граприс находился на Горе, нетерпеливый Гродд решил не ждать, пока челнок пересечёт половину системы, а самостоятельно выполнить микропрыжок к нему. Заодно и расчистить околопланетное пространство, а то там до сих пор ничейный флот дежурил.
  - Но правила секретности запрещают входить в пространство скольжения и выходить из него вблизи обитаемых планет! - пытался возражать капитан корабля.
  - Так мы же не возле Марса или Земли прыгать будем, - пожал плечами вождь. - Гор прикрыт маскировочными полями, так что с других планет нас не заметят. На самом Горе все серьёзные наблюдатели уже в стазисе. А местные дикари... да кому какое дело, сколько вспышек в небе они увидят?!
  Джиралханай на корабле всё равно в большинстве возражали, хотя спорить и не решались. А вот бойцы из числа курий были в восторге - возможность увидеться с дикими горианскими сородичами, в том числе самками, которых в Ковенанте явно не хватало, стоила многого.
  Шоу получилось и впрямь яркое. Не столько даже выход из портала, сколько последующая "расчистка" пространства. Выход из прыжка на безопасном расстоянии от флота, обстрел энергокопьями и плазменными торпедами, новый прыжок, когда они приблизятся на дистанцию удара, снова прыжок... Последний диск-охранник он разнёс спустя почти неделю - и сто раз успел пожалеть о своём решении. Принять шаттл, оставаясь возле Юпитера, было бы и то быстрее.
  
  - Я собираюсь заняться не очень аппетитным делом, - предупредил Граприс, прежде чем поднять трамод в воздух. - Вам, возможно, это не понравится.
  - Я тоже хищник, между прочим, - Пловец гибко изогнулась всем телом, что было у неё эквивалентом пожатия плечами. - К крови мне не привыкать.
  - Ты всё-таки рыбой питаешься, а не останками разумных существ. И да, не хищник, а всеядное, водоросли у тебя тоже в меню есть.
  - Кровь, кости и внутренности у человека и рыбы на вид не особо отличаются. Но это не так важно, - Клонария прижалась к хаску. - Важно, что я не собираюсь оставлять своего мужчину.
  - А я - своего господина и свою госпожу, - добавила Бакуда, прижимаясь к их ногам. - И за мои нервы тоже можете не волноваться. Я видела, что мои бомбы делают с живой плотью, после этого каннибализм меня точно не шокирует.
  - Кроме того, - добавила Клонария, лизнув его плечо, - нам совсем не обязательно присутствовать именно в трапезной, она же морг. Мы можем подождать в соседней комнате, пока ты закончишь, если ты так беспокоишься за нашу психику. Пребывание на Горе для неё в любом случае гораздо вреднее.
  
  Процесс пожирания выглядел совсем не так жутко, как предупреждал Граприс. Тем, кто научился терпеть саму внешность каннибала, ничего шокирующего тут бы не открылось. Он не рвал добычу на куски и не пихал окровавленные части в рот, жадно чавкая, как ожидал увидеть Гродд. Граприс просто присел рядом с телом ассасина, и из его пасти вылетел луч света, окутавший тело туманным облаком - после чего скелет начал оседать, как бы проваливаясь сам в себя. Наномашины разбирали его на отдельные кусочки (не на клетки, а на лоскутки около миллиметра размером), и по гравилучу доставляли обратно в пасть. Этот процесс оказался удивительно эффективен - не прошло и полминуты, как на месте "моргора" осталась лишь вмятина в подстилающей ткани, а спинные пузыри Граприса набухли, обрабатывая поступившую органическую массу. Первые клетки подверглись лизису, их ДНК и белковый состав были проанализированы, затем вычислен комбинированный геном и сформированы два типа векторов, немедленно разосланных по организму. Первые векторы модифицировали собственные клетки каннибала, вторые - клетки транспланта, пока хромосомный набор тех и других не стал полностью совместимым. После этого из поглощённых клеток и тканей начали формироваться новые органы, дополняясь небиологическими имплантами, где это было нужно.
  Процесс пожирания был крайне энергоёмким, и хотя у Граприса хватало запасов, он на всякий случай воткнул клешню в заранее подготовленную розетку - чтобы как можно меньше поглощённых тканей окислить, и как можно больше - пустить в дело.
  Он как бы раздулся, становясь массивнее и шире в плечах - от 300 до 450 килограммов за пару минут набрать - это не шутка. Удлинились ноги, расширились ступни. Тонкая левая рука стала толще, обзавелась нормальными пятью пальцами. На обеих руках из запястий выросли венчики щупалец.
  На самом деле, поглощая очень совершенные по-своему организмы ассасинов, Граприс не так уж сильно усовершенствовался сам. Их адаптации были слишком узкими, рассчитанными под конкретные условия и конкретную задачу. Половину того, что умели его жертвы (выживать в вакууме, переносить высокие уровни радиации, чихать на телепатов, мыслить на порядки быстрее людей) - он уже умел и так. А вторая половина умений требовала очень специфических веществ или условий. Ну да, он съел антигравитационный металл и обзавёлся некоторой подъёмной силой - около полутора центнеров. А толку, когда сам весишь четыре с половиной? Вес как был три центнера, так и остался. Разве что в пол не проваливаться поможет...
  То же самое - со множеством специфических ядов - сами по себе они бесценны, но организм не мог научиться их производить. Их синтез не был закодирован в ДНК, Костепилка не была генным инженером. Она создавала очень зыбкую, но рабочую биохимическую конструкцию из взрослых клеток, переключая их в немного необычный режим обмена веществ. При пожирании эти тончайшие биохимические связи распались и клетки вернулись в основной, нормальный режим.
  Серебряные трубки? Они рассчитаны только на три заряда каждая. Проще отторгнуть их как мусор, чем каждый раз возиться с перезарядкой, тем более, что режим "Воспламенения" у его омнитула и так есть.
  Была, правда, там ещё одна вещь... некая нейронная структура в мозгу у одного из покойников, при виде которой пищеварительно-аналитическая система хаска буквально взбесилась (у второго, похоже, тоже такая раньше была, но разрушилась от попадания плазменного заряда). Если переводить в человеческие образы, можно было бы сказать, что у него в ушах завыла сирена, а перед всеми пятью глазами замерцали надписи "Опасно!", "Не имплантировать!", "Не активировать!", "Вызвать ближайшего Жнеца!", "При попытке задействовать эту нейросеть будет активирован режим самоликвидации!"
  Естественно, Граприс, как разумный хаск, предпочёл не играть с огнём и последовал инструкциям. Нет, Жнецов он вызывать не стал, но предпочёл поскорее выплюнуть опасный имплант. Только после этого система более-менее успокоилась.
  Впрочем, Гродд от него хотел не усовершенстваний тела. Усовершенствования - это плата Грапрису за ответ на один, конкретный вопрос. Какого демона все ассасины вдруг сорвались с места работы и рванули к Барсуму? Граприс этот ответ получил. И он ему очень не понравился.
  
  То, что Корпус Разведки согласился временно вывести из игры метрополию, чтобы уберечь её от куда худшей судьбы, не означало, что он вышел из игры сам. Гор-2 запечатан, но многие миллионы моргоров по-прежнему на свободе, и многие тысячи кораблей по-прежнему могут летать. После того, как Жрецы-Короли и курии по разным причинам прекратили активную деятельность в космосе, флот Корпуса стал вторым по силе в Солнечной - уступая только Ковенанту. Само собой, только дурак тут не будет думать о том, как бы ему остаться первым.
  Победить Ковенант в прямом столкновении - нечего было и думать. У флота метрополии ещё оставался некий, пусть достаточно эфемерный шанс это сделать - задавить числом. Но несколько тысяч скорлупок, которые моргоры гордо именовали боевыми кораблями, флотоводцы Ковенанта просто не заметили бы.
  Но вот в тайных операциях у них оставалось некоторое преимущество. У Корпуса Разведки не было одной большой базы. Его небольшие ангары и казармы находились прямо в городах других цивилизаций, а корабли в космосе были невидимы и передвигались поодиночке. Очень трудно было нанести им существенный вред, не объявив при этом войну кому-то ещё. Конечно, Спартанцы могли бы вырезать моргоров аккуратно и точечно, не задев при этом никого из посторонних. Но учитывая численность Корпуса и распределённую структуру его управления, на это ушло бы лет десять. А Охотник за душами вряд ли согласился бы давать Спартанцам координаты целей, если бы узнал, что их используют для убийства.
  Кроме того, Корпус Разведки состоял не только из одних моргоров. В нём острых ксенофобов не держали, так что он за века навербовал себе множество исполнителей, а в последнее время прибрал к рукам значительную часть бесхозных наёмных агентов других фракций - Жрецов-Королей и курий.
  В этом и была проблема - та же, с которой в своё время столкнулся Гродд, захватив власть над куриями. Всю эту толпу нужно было чем-то занимать. К счастью, межпланетные агентурные сети занимались не только (и не столько) шпионажем и диверсиями. Их основной специализацией был бизнес, контрабанда людей и товаров. Горианская торговля живым товаром была лишь небольшой частью этой сети. Доставляли оружие, лекарства, наёмников, наркотики... всё, за что готовы были платить и держать языки за зубами. Богатый предприниматель с Земли с хорошими связями в нужных кругах вполне мог держать в кармане барсумский пистолет с радиевыми пулями, в постели - горианскую наложницу, а в аптечке - амторскую сыворотку бессмертия.
  До сих пор, кто бы и с кем бы ни воевал, на бизнес это не сильно влияло. Тяжёлые боевые корабли с атомными ракетами сами по себе, а лёгкие малозаметные судёнышки контрабандистов - сами по себе. Формально независимых космонавтов не существовало - все они работали на моргоров, курий или Жрецов-Королей. Но то формально - на практике две последние фракции ни черта не понимали в бизнесе, так что все решения по факту принимались более оборотистыми людьми. У моргоров Корпус Разведки более-менее освоил это направление, и таких анекдотичных ошибок, как продажа похищенных землянок на Гор, не допускали. Разведчики умели отличать прибыли от убытков. Но именно поэтому они не возражали лишний раз подзаработать.
  Ковенант вломился в эту сложную, хорошо налаженную систему, как слон в посудную лавку. Контрабандисты понятия не имели, с кем воюет Сардар и почему умолкли Стальные Миры, но последствия они ощущали очень хорошо. Перелётов стало меньше и они стали дороже. Некоторые поставщики вообще ушли с рынка.
  Разумеется, Граприс пытался восстановить свою (то есть курианскую) часть сети. Даже отправившись на Гор он не прекращал работу по управлению, через сеть коммуникаций Ковенанта. Благо, это было достаточно близко к его прежней работе в СЭР.
  Не то, чтобы контрабандисты были ему чем-то полезны или симпатичны, но всё, что не работает под крышей Ковенанта, работает под крышей Корпуса.
  Альтернативой была полная блокада межпланетных коммуникаций. У Ковенанта бы хватило ресурсов это сделать. Но это свело бы на нет всю секретность - им пришлось бы стать жандармами Солнечной, публично объявив, чего именно они не хотят видеть в космосе.
  
  Около месяца назад горианские работорговцы сделали моргорским контрабандистам весьма специфический заказ. Они хотели возобновить поставки рабынь с Земли и Амтора, а также расширить рынок на Барсум. Сейчас, когда значительная часть населения легла в спячку, а значительная часть воздушных кораблей законсервирована в ангарах вместо того, чтобы прочёсывать небеса, красная планета стала лёгкой добычей. Да, барсумцы - не люди, но конвергенция сделала их женщин достаточно привлекательными для человеческих мужчин и наоборот.
  Все расходы по захвату и обработке товара они возьмут на себя. От юпитериан требовалась только перевозка.
  Разумеется, контрабандисты не могли принять такое решение самостоятельно. Ковенант уже разрушил один канал поставки рабынь, и не факт, что не захочет разрушить второй. Запрос был отправлен наверх - командованию Корпуса Разведки. В штабе разведки, в свою очередь, не хотели брать на себя ответственность за возможное ухудшение отношений с Ковенантом - и переслали запрос в метрополию.
  В имперском генеральном штабе как раз готовились к большой войне с Ковенантом, и решили, что больше испортить отношения всё равно невозможно. А эти похищения могут послужить неплохим отвлекающим манёвром - пока огромные крейсера будут гоняться за мелкими судёнышками контрабандистов, боевой флот Эуробуса сможет эффективнее нанести удар по их базам.
  И дали добро. Разрешение покатилось обратно вниз по инстанциям, а за ним захлопнулись шлюзы Гора-2 - и отменить его было уже некому.
  Руководство Корпуса хотело отменить разрешение по собственной инициативе. Нужда в отвлекающей операции отпала - не от чего было больше отвлекать. А ссора с Ковенантом могла изрядно испортить им жизнь и бизнес. Но подумав, решили, что незачем быть святее Папы Римского - в конце концов, всегда можно сделать невинную мордочку - ведь кови не давали им никаких запретов на подобную деятельность.
  Правда, они велели поднять цены до общесистемных за килограмм - у курий те же перевозки выходили гораздо дешевле. Гориане поморщились, но заплатили - что значили деньги, когда речь шла о сохранении базовых ценностей их цивилизации?
  И тем не менее, всё ещё могло бы кончиться хорошо... если бы моргоры не подняли цены. Идеология, конечно, идеологией, но горианским торговцам тоже хотелось отбить свои вложения. Изначально они планировали похищать барсумских рабынь и самых бедных свободных женщин. Но при такой стоимости перевозки это была прямая работа себе в убыток. Окупить перевозку могли только самые богатые, высокородные, известные и красивые женщины - те, что шли в буквальном смысле слова на вес золота.
  - Тувия из Птарса, Файдор, дочь Матаи Шанга, Дея Торис из Гелиума... - повторил имена вслух Граприс. - Они там все с ума посходили, что ли?
  В списке, конечно, был и десяток других имён, но эти три были самыми известными, особенно последняя. С таким же успехом в его родную эпоху батарианские работорговцы могли бы попытаться похитить десяток матриархов азари, саларианскую далатрессу и парочку плодовитых кроганских женщин. Ну так, чтобы уж наверняка подписать себе смертный приговор.
  Нет, у похитителей были основания считать себя в безопасности. Как философские, так и более обоснованные стратегические. С точки зрения стратегии, барсумцам просто не на чем было провести карательно-спасательную экспедицию - они так и не дошли до межпланетных перелётов, хотя антигравы на восьмом луче делали освоение космоса весьма простым. Впрочем, если бы и дошли, любой достаточно крупный флот, идущий к Гору, был бы сожжён Жрецами-Королями. А одиночек-приключенцев, одинаково распространённых на Барсуме и на Горе, работорговцы не боялись. С точки зрения горианской психологии, барсумцы, боготворившие своих женщин, были слабаками, и не могли представлять никакой опасности.
  Они не знали, что Сардар погружён в стазис, а его флот, работающий в режиме автоматической обороны, уничтожен последовательными усилиями Александрии, Бакуды и Гродда. Они не знали о существовании Ковенанта. Они не знали об изысканиях Гар Нала и Фал Сиваса. И уж точно никак они не могли знать, что спустя десять дней после ухода последнего корабля с рабынями на Барсуме заново материализуется проекция Джона Картера.
  
  - Да уж, кое-кому сильно не повезло, - промурлыкала Клонария. - Эта эпическая глупость вполне достойна встать в один ряд с поступком Дхувиан, пригласивших Рианона в собственную столицу.
  - Знаешь, - протянула Александрия, - это, конечно, не слишком благородно для защитницы людей, но мне вот почему-то их ни капли не жаль.
  - Мне тоже, - чуть смущённо улыбнулась Бакуда.
  - Никому не жаль, - хмыкнул Граприс. - Если бы речь шла только о морально-этической стороне вопроса, руководство Ковенанта единогласно проголосовало бы за то, чтобы не вмешиваться. Но речь идёт об опасности не для гориан, а для всей Солнечной системы.
  - Размножение барсумцев... - глядя куда-то в пустоту произнесла Ребекка.
  - Да, размножение. Гориане со своими мечами, арбалетами и копьями ничего не смогут противопоставить воздушным кораблям и радиевым пушкам. Но спася своих обожаемых принцесс и завоевав такую цветущую планету как Гор, барсумцы просто не захотят возвращаться в свой пустынный умирающий мир. Они создадут новые государства на Горе. С привычными им порядками. Большое количество воды и солнечной энергии - это много пищи, а пища - это много детей. Меньше, чем за сто лет, Гор окажется перенаселён. И тогда их миллиардные армии хлынут на другие планеты - на Землю, Амтор, Ва-Нах, даже на Эуробус. В отличие от завоевания Гора, тут не будет ничего личного - просто необходимость стравливать демографическое давление.
  - Именно этого хочет Дендерон, - констатировала Клонария.
  - Да. И то, что мы увели из Солнечной один флот, который мог помешать вторжению, уничтожили второй и заперли на Юпитере третий, несомненно, было частью комбинации, которую разыгрывала Кровавая Луна. Как и то, что моргоры согласились на столь сомнительную сделку. И то, что горианам так срочно понадобились поставки новых рабынь. Она никому не промывала мозги напрямую, просто слегка подталкивала... и вот результат.
  - Но она допустила одну ошибку. Мы - Ковенант - всё ещё здесь! И с нашим флотом всё в порядке!
  - Нет, - вздохнул Граприс, - Луна и это просчитала.
  - Как?!
  - Барсумцы не злопамятны - они просто злые и у них хорошая память, поскольку живут они долго. А ещё они бесстрашны и очень упрямы. Такого оскорбления планета воинов не простит никогда. Я уверен, скоро они узнают и о том, что атмосферную фабрику взорвали именно гориане. Если мы тайно уничтожим или выведем из строя первый флот вторжения, они построят второй, третий, десятый. Единственный способ остановить их, а не просто задержать - это продемонстрировать силу открыто, то есть вывести наши боевые корабли и расстрелять их на глазах у всей Солнечной. А на это Ковенант не пойдёт, потому что после этого нам останется только открыто принять власть над системой - о действиях из тени придётся забыть.
  - И кроме того, - добавил Джаффа Шторм, - горсумцы - назовём так потомков барсумцев, которые вылупятся на Горе - единственная сила, кроме нас, что сможет остановить империю моргоров лет через сто, когда скелетики наконец вылезут из своей скорлупы.
  - То есть нам нужно просто лечь на воду и ничего не делать? - возмутилась Клонария.
  - Этого я не говорил, - покачал головой меркурианец. - Поработать придётся - и много. Во-первых, есть такое правило: не можешь предотвратить - возглавь. У нас есть лет пять-десять до полномасштабного вторжения на Гор армий Джона Картера, Владыки Барсума. Сначала он отправится выручать свою принцессу в одиночку или с небольшой командой соратников. К моменту его возвращения - с Деей Торис или без - наши люди должны стоять там на всех ключевых местах, чтобы это было не вторжение всепожирающей орды, а более-менее цивилизованное завоевание. Освободительный поход, а не уничтожение планеты. Лотарцы уже занялись этим, я говорил с ними.
  - А во-вторых? - уточнила Александрия, потому что молчание затягивалось.
  - А во-вторых нам следует позаботиться, чтобы Кровавая Луна не смогла воспользоваться плодами этой победы.
  
  Легко придумать справедливую цель...
  Великую цель,
  Из тех, что любимы толпой...
  Еще нам нужен безупречный герой,
  Могучий герой,
  Что всех поведет за собой!
  Охотно люди устремляются в бой
  За край родной,
  За рай неземной...
  Как овцы, воины идут на убой,
  А дальше - дело за мной!
  
  Героям - подвиг!
  Подонкам - повод!
  Юнцам посулим боевую славу!
  Надежду - нищим!
  Голодным - пищу!
  И каждый из них обретет то, что ищет!
  
  Не лжем ли, Арнот, мы доверчивым людям?
  Не им, а тебе эта битва нужна!
  
  Поверь, Кар Комак, здесь обмана не будет!
  Все то, что им нужно, то даст им война!
  
  Скажите, не правда ли, воины Гора
  Сейчас спят на женщинах ваших, хотя
  На вашу планету пробрались как воры,
  Для битвы отваги в себе не найдя!
  Скажите, вы верите, что они сами
  Ошейники снимут и вспомнят закон?
  Верните любимых своими руками!
  И тех, кто пойдет, поведет Картер Джон!
  
  Героям - подвиг!
  Подонкам - повод!
  Юнцам посулим боевую Славу!
  Надежду - нищим!
  Голодным - пищу!
  И каждый из них обретет то, что ищет!
  
  Достанем плакаты и яркие краски,
  Поправим портреты великих идей:
  Свобода и равенство, верность и братство -
  Прекрасные сказки для взрослых людей!
  И вот уже толпы с воcторгом встречают
  Того, кто ведет их в крестовый поход.
  Так было всегда: храбрецы умирают,
  И где-то в сторонке стоит кукловод.
  
  Героям - подвиг!
  Подонкам - повод!
  Юнцам посулим боевую славу!
  Надежду - нищим!
  Голодным - пищу!
  И каждый из них обретет то, что ищет!
  
  Все даст им война!
  Все даст им война...
  
  Теперь уже нельзя было пожаловаться, что агентов занять нечем. Вся разведывательная сеть Ковенанта (бывшая курий) работала по двадцать четыре часа в сутки, готовя "страховочную сетку" для предстоящей войны. Золото лилось рекой, исполнители сбивались с ног, Граприс прокачивал через свою голову гигабайты данных не хуже Серого Посредника - и всё равно они с трудом успевали проработать все нюансы.
  Лотарцы полностью перестали быть затворниками маленького города со средневековыми порядками - они окончательно влились в Ковенант, их услуги по творению иллюзий были слишком нужны на всех планетах, чтобы тратить время на непродуктивные интриги и поддержание веры, будто кроме них на Барсуме жизни нет. Гродд, высадившись на Горе, собирал диких курий и барсумских белых обезьян в новой столице, которую он назвал Горилла-Сити, и при помощи телепатии и стального кулака вколачивал в них дисциплину и воинские навыки. В соответствующий час его воины должны были выступить на защиту других обитателей горианского заповедника. Нечеловеческих разумных видов на Горе вообще-то было полтора десятка - просто о них мало кто слышал, потому что они не выпендривались так, как люди. Те же болотные пауки, например, были вежливыми и миролюбивыми существами, ничуть не виноватыми, что рядом с ними живут двуногие маньяки. Им и самим немало доставалось от людей. Но вряд ли барсумцы при высадке станут в этих нюансах разбираться - так что придётся им кое-что объяснить на понятном им языке.
  Забавно, что охранительская политика Жрецов-Королей очень напоминала представление Предтеч о Мантии Ответственности. Хоть и в масштабах одной планеты, а не целой галактики. Чтобы добиться максимальной гармонии среди подопечных народов, их следовало максимально ослабить. И ровно с теми же недостатками - да, подопечные без тяжёлого вооружения менее активно истребляли друг друга, но когда появилась внешняя угроза - Паразит или барсумцы - они оказались беспомощны. Гродд, конечно, почитал Предтеч, но вот их представление о безопасности никак не мог одобрить. Как минимум кроме доминанта, который всех защищает и прижимает к ногтю, следует содержать в зверинце субдоминанта - близкого к нему по силе, или способного такую силу быстро нарастить. Не только потому, что он сможет занять место доминанта, если с последним что-то случится, как в семьях у курий. У джиралханай субдоминант играет и другую полезную роль. Он постоянно подкалывает доминанта, заставляя последнего держать себя в форме, не расслабляться.
  На Горе роль субдоминанта в определённой степени выполняли курии... но только в определённой. Если они и задирали Жрецов-Королей, заставляя тех сохранять хоть какие-то остатки боеспособности, то на роль "заместителей" не годились абсолютно. Если бы Гродд о них не позаботился, то после срабатывания стазисной бомбы они бы просто вломились на Гор неуправляемой голодной ордой, и вскоре сожрали бы и загадили всё, что только возможно.
  А вот солдаты Горилла-Сити - совсем другое дело. Гродд в первую очередь учил их беречь природу и защищать слабых. Не из альтруизма - за это слово он пробивал в челюсть особенно крепко. А потому что не дело для правильного альфа-самца портить собственное жильё и позволять другим резать собственную добычу. Сам же потом и пожалеешь.
  
  Внедрению агентов на Барсуме препятствовало то, что основная часть населения планеты всё ещё спала в ледниках, то есть социальная мобильность была, мягко говоря, низковата. Нельзя сделать карьеру среди спящих. Нельзя и просто так прийти или приехать из пустыни - в леднике-то все тела на учёте, да и охраняется он хорошо. А когда атмосферная фабрика наконец заработает - у них будет полгода-год год до вторжения. И хорошо ещё, если это будет половина марсианского года, а не земного.
  Вариант "просто подменить ключевые фигуры шогготами" тоже отпадал из-за поголовной телепатии у барсумцев. Скрыть от них свои мысли нетрудно, это любой инопланетянин может - но вот достоверно изобразить в передаче мыслеобразы не просто барсумца, но конкретной, хорошо знакомой личности... это, пожалуй, было под силу только Дж-Онну, но он не мог подменить собой сразу всех. Иллюзии лотарцев могли достоверно изображать живых людей пару часов - но не несколько лет, их нематериальность со временем неизбежно вскроется. А чтобы материализовать и оживить иллюзию - наоборот, нужны десятилетия, если не века, пока она наберёт достаточно самостоятельности.
  На всякий случай отряд "Венера" был отправлен на Гор - найти и эвакуировать похищенных барсумианок раньше, чем с ними сделают... что-нибудь реально нехорошее. С потерями среди посторонних при этом разрешалось не считаться - даже если для спасения одной девы в беде придётся разнести целый город, потери будут куда меньше, чем при вторжении барсумцев. Сложность была в том, чтобы вовремя их найти в человеческом океане - фитиль был уже подожжён.
  
  На Барсуме было два функционирующих планетолёта, точнее прототипа таковых - со многочисленными "детскими болезнями" необкатанной техники. Корабль Гар Нала - простой ракетный аппарат на ручном управлении, требующий грамотного штурмана. И корабль Фал Сиваса - управляемый искусственным мозгом с телепатическим контролем. Разумеется, Картер предпочёл бы второй - потому что грамотного штурмана у него в распоряжении не было. Корабль Гар Нала должен был остаться на Барсуме и стал прототипом множества кораблей будущего экспедиционного флота.
  Но корабль Гар Нала был быстрее - Фал Сивас был выдающимся специалистом в теории управления, но слабо разбирался в двигателях. Характеристическая скорость этого рыбообразного аппарата составляла всего около километра в секунду. Что означало - до Турии, куда изначально предназначался, доберётся за полдня, но от Барсума до Гора ему лететь около семи земных лет. Восьмой луч сильно подвёл барсумскую космонавтику - дешёвая и общедоступная антигравитация сделала ненужными мощные двигатели. Зачем развивать космические скорости, если можно не торопясь всплыть до любой желаемой высоты?
  Аппарат Гар Нала, оборудованный термоядерными двигателями на слиянии бора с водородом, обладал очень приличной скоростью истечения при весьма скромной тяге. Из-за этого он был медленнее на околопланетных перелётах, но мог разгоняться долго. Полную скорость он набирал около месяца, и столько же времени тормозил. Зато ему хватало одного месяца, чтобы достичь Гора.
  Но его должен был вести кто-то, способный ориентироваться в космосе. Либо же он мог следовать по заранее заложенной в простейший механический автопилот программе... но тогда исчезала возможность изменить курс в случае непредвиденных обстоятельств.
  Желающих отправиться вместе с Картером были тысячи, но корабль мог взять на борт только десятерых. Минимум три места затребовали себе ферны. Одно занял Кантос Кан, лётчик из Гелиума - он же стал и пилотом корабля. Остальные пять заняли лучшие воины ограбленных городов красных. Они были безусловно отважны, сильны, прекрасно владели оружием и отличались превосходной реакцией... но никто из них не владел космической навигацией.
  Некоторые астрономы из крупных городов утверждали, что могли бы вычислить курс корабля - но увы, хотя многие из них владели мечами, никто не был воином первой линии, а тратить место на корабле на слабого бойца никто не хотел.
  И тут к Картеру пришёл незнакомый воин огромного роста из чёрных пиратов Барсума, чтобы предложить свои услуги. Он назвался пантаном (наёмным солдатом удачи без родины) Джаксом Седьмым. Он имел наглость заявить, что руководствуется не жалостью и не любовью к похищенным девушкам, не патриотизмом и не жаждой мести - а как честный пантан интересуется только добычей и деньгами. В любой другой ситуации к этому отнеслись бы с уважением и пониманием, но сейчас! Когда за место в планетолёте готовы были драться тысячи известнейших воителей!
  Тем не менее, заявил этот гадёныш, лучше меня вам не найти никого, потому что я единственный могу драться не хуже любого из вас, но при этом также владею и небесной механикой в достаточной мере, чтобы проложить курс среди звёзд.
  Разумеется, это заявление вызвало просто бурю гнева. Особенно бесновались ферны, которые чёрных пиратов вообще терпеть не могли, а уж в такой ситуации... Разумеется, ему немедленно бросили вызов все восемь воинов, включая Кантос Кана. И все оказались повержены с пугающей лёгкостью - чёрный воин даже длинный меч вытаскивать из ножен не стал. Он использовал странную смесь рукопашного боя с фехтованием - коротким ножом отводя клинок противника, прорывался на ближнюю дистанцию и второй - безоружной - рукой брал руку противника в залом и вынуждал бросить оружие, либо наносил лёгкий удар, от которого противник, тем не менее, улетал в противоположную стену. Разумеется, использовать такую технику против лучших фехтовальщиков Барсума можно было только при подавляющем превосходстве в силе и скорости - при более-менее равных качествах бойцов чёрный воин оказался бы проткнут мгновенно. Но у него было такое превосходство.
  Наконец против пирата вышел сам Картер, и хотя победу всё-таки одержал, но вынужден был немало попотеть. Впервые за всю историю своего пребывания на Барсуме он бился с противником, равным по скорости и значительно превосходящим по силе. Только превосходство в фехтовальной технике его и выручило.
  Зато когда дошло до экзаменов по технике навигации, стало ясно, что все десять кандидатов Седьмому даже карандаши чинить не годятся. Он мгновенно находил выход с минимальным расходом топлива с любого предложенного курса, причём астрономам требовалось несколько часов, чтобы просчитать тот ответ, который Джакс выдавал за полсекунды.
  Ничего не поделаешь, пришлось убрать из экипажа одного ферна, как ни протестовали белокожие... Иначе вообще никуда не прилетели бы.
  
  - Теперь мы, по крайней мере, можем его убрать, если дела пойдут совсем плохо, - отметил Шторм. - Беда в том, что уберём не совсем - он снова оживёт на Земле и сможет снова воплотиться на Барсуме. Турия создала себе отличного многоразового агента.
  - А что мешает устранить реальное тело? - поинтересовался кто-то из Спартанцев.
  - Во-первых, мы не знаем, где оно. На месте "смерти" Картера не нашли, похоже что его увезли какие-то заранее проинструктированные лица. Во-вторых, Кровавая Луна может и настоящего мертвеца оживить, если поглотит его Эссенцию.
  С поиском пленных барсумианок дела тоже шли не очень. Удалось найти и похитить четверых принцесс не самых значимых городов, а также одного из работорговцев, участвовавших в похищении. От последнего Ковенант выяснил, что девиц не продавали с публичных аукционов, как делали с менее знатными рабынями. Слишком дорогой это был товар, и слишком легко его захватить - хватало на Горе таких любителей лёгкой наживы. Охрану вокруг торговой площади, конечно, организовать тоже нетрудно, но охране надо платить деньги - а это портило коммерческую выгоду от предприятия. Рабыни с Марса расходились к новым владельцам на закрытых торгах, куда пускали только доверенных и проверенных клиентов. "Ну хоть чему-то они научились", - прокомментировал Граприс. Но работу Ковенанта такой стиль ведения бизнеса сильно затруднял. Деньгами, положим, агента снабдить нетрудно, но вот репутацией в одночасье не обзаведёшься. А ведь нужно было ещё искать попаданок с Земли Бет, которым тоже требовалась помощь.
  - У меня есть идея, - сказала вдруг Бакуда.
  - Мы тебя внимательно слушаем, - подбодрила девушку Клонария.
  - Мы ведь не против самого вторжения с Барсума, правильно? Ну, они ведь сами нарвались... Нам только нужно, чтобы в ходе этого вторжения не пострадали непричастные - горианские женщины, которым и так достаётся, ну и дети, которые совсем не виноваты...
  - Да, всё правильно. Ты придумала, как это сделать без подмены командиров?
  - Ну... я имею в виду, на Барсуме, как я поняла, вообще не в традициях убивать женщин и детей, правильно? И барсумский воин, как бы зол он ни был, мечом женщину или ребёнка не ударит, если они сами не вооружены, конечно.
  - Да, целенаправленно зверствовать в покорённых городах они не станут, - согласился Шторм. - Рабов и рабынь, конечно, понахватают, но самый извращённый и жестокий барсумский джеддак - ангел в сравнении даже с добрым горианским рабовладельцем. Проблема в том, что они будут достаточно злы, чтобы не считаться с сопутствующим ущербом. То есть просто разбомбят ко всем чертям города, где такой кошмар происходит.
  - Да-да, - радостно подхватила Бакуда, - я именно об этом и думала. Я всё знаю о сопутствующем ущербе, это моя специализация. И я подумала, а что если сделать бомбу, которая будет дистанционно подрывать радиевый порох? Я изучила его, эта смесь детонирует даже просто от солнечного света. Вполне можно подобрать такие характеристики излучения - нейтронное, рентгеновское, гамма, терагерцевое излучение, поля эффекта массы - которые не причинят вреда людям при краткосрочной экспозиции, но взорвут боеприпас!
  - Взрыв боеприпаса сам по себе уничтожит корабль, который его везёт, - заметил Граприс.
  - Верно, - согласился Арнот, - но на корабле Гар Нала бортовых орудий нет, это чистый транспортник. Есть только личное оружие воинов, причём во время полёта оно всё сложено в сейф. Подорвав его, мы никого не убьём. Картер и с мечом выживет - он им отлично владеет. А вернувшись на Барсум, он расскажет остальным, что радиевый порох на Горе взрывается - и экспедиционный флот заранее избавят от этого груза. Это отличная идея, Бакуда!
  - То есть нам предлагается поиграть в Жрецов-Королей, - хмуро подытожила Ребекка. - Только избавились от настоящих...
  - Нет уж, - усмехнулась Кассандра. - Мы будем играть в Ковенант.
  - В Ковенанте, насколько я знаю, космические перелёты не запрещены, - не приняла шутки экс-Александрия. - А если мы создадим впечатление, что Гор по-прежнему охраняется Жрецами-Королями, то нам придётся уничтожить не только радиевые пистолеты, но и корабли барсумцев. Потому что помимо запрета на оружие, есть ещё запрет на двигатели. Ну и броню и дальнюю связь тоже... хотя барсумцы доспехами и рациями не злоупотребляют, но это у них есть.
  - А для природного явления - слишком уж удачно и своевременно, чтобы барсумцы в это поверили, - согласился Джаффа. - Нужно обоснование...
  - Это не проблема, - пожал плечами Арнот. - Нужно всего лишь поговорить с Гроддом. Из темноты выныривает парочка планетолётов - и порох взрывается. Никто толком не знает, какие технологии есть у курий Стальных Миров. И то, что они могут быть заинтересованы лишить людей слишком мощного оружия - вполне естественно. Можно ещё добавить какое-нибудь сообщение - типа "летите на здоровье, пусть у наших горианских братьев будет больше мяса".
  - Гродда я беру на себя, - кивнул Граприс. - Ну что ж, вроде всё согласовали - тогда за работу. Бомба должна быть готова через недели две, не позже.
  - С материалами Ковенанта я сделаю её за полтора часа, - пообещала Бакуда.
  
  На Горе Джона Картера поджидала и ещё одна опасность, о которой он не имел понятия - невидимая и неощутимая радиация Уравнения антижизни. Красные барсумцы и ферны на этот сигнал никак не отреагируют, поскольку биологически не являются людьми. А вот мозги Картера и Джексона-007 окажутся под сильным давлением, незаметным для них самих. Горианский социум оптимизирован под использование Уравнения, и это далеко не только рабов касается. Немало славных героев с Земли он переварил и сделал частью себя.
  Механика такого превращения проста и понятна, и если не знать её подоплеки, то кажется вполне естественной. Это череда компромиссов с совестью. Сначала джентльмен из Вирджинии обнаружит, что помочь всем томящимся в рабстве красоткам и перебить всех насильников он просто не в состоянии - десяти мечей для этого явно маловато. Он стиснет зубы и пообещает себе позже вернуться с большой армией - а пока ему нужно спасать Дею Торис. Потом он заметит, что рабыни получают от своей эксплуатации явное удовольствие, и станет смотреть на это уже спокойнее. "Они все испорченные женщины и заслужили это. Моя возлюбленная - не такая". Потом позволит себе воспользоваться секс-услугами ранее спасённой рабыни. Нет, навязываться не будет, но если она сама залезет к нему в постель... в конце концов, он ведь ещё не женат, и верность хранить не обязан. С каждым разом он будет становиться всё более грубым, жестоким и властным, постоянно обнаруживая, что партнёрша совсем не против такого обращения. Потом он встретит несколько землянок в рабстве, и поймёт, что они не так уж сильно отличаются от горианских женщин.
  Последним аккордом, окончательно добивающим мозг, станет встреча с бывшей возлюбленной. Если бы Дея Торис была человеком, он бы увидел свою Прекрасную Даму на коленях, в цепях, многократно изнасилованной... и счастливой от этого. Но на барсумианок человеческая версия Уравнения не действует, а понятия о чести у них гипертрофированы, поэтому Дея, скорее всего, будет уже мертва. Либо её убьёт взбешенный неповиновением хозяин, либо она сама покончит с собой, чтобы избежать позора.
  Конечно, Картер за неё отомстит - достанет меч, и... в общем, будет видно, где он шёл. Но на судьбе планеты в целом эта резня абсолютно никак не отразится. На Барсум Картер уже не вернётся - не захочет оживлять грустные воспоминания. На Горе появится ещё один странствующий воин с непревзойдённым владением мечом - только и всего.
  Что характерно, вся эта печальная история ни разу не спасёт Гор от грядущего барсумского вторжения. Даже если все восемь чистокровных барсумцев погибнут на Противоземле, Турия найдёт способ донести до сведения своих солдатиков информацию о смерти Деи Торис. Гелиуму не понадобится Джон Картер, чтобы отомстить за дочь тысячи джеддаков. У горианских социальных механизмов нет инстинкта самосохранения или злого умысла. Они перемалывают любых попаданцев, не имеющих иммунитета к Уравнению, чисто автоматически.
  
  - Нужно найти источник сигнала и уничтожить его раньше, чем Картер прибудет на Гор, - потребовала Ребекка.
  - Да его уже нашли, - вздохнула Клонария. - Он идёт со всех антенных массивов сфероулья, замаскированных под горные цепи, отражается от маскировочных полей и покрывает все территории, заселённые людьми.
  - То есть его всё-таки создали Жрецы-Короли? - сжала кулаки девушка.
  - Физический сигнал - несомненно, - кивнул Джаффа. - Но его содержание - вряд ли. Предполагаю, они просто обнаружили (или им кто-то помог обнаружить), что определённая последовательность импульсов делает людей более послушными и менее склонными к экоциду. Вряд ли они могли предположить, что люди начнут использовать его для решения собственных сексуальных проблем. Жрецы-Короли бесполы, они такие вещи знают только чисто теоретически.
  - Вот оно что, - прикусила губу землянка. - И вы боитесь, что для уничтожения станции связи такого размера понадобится слишком мощное оружие?
  - В обычной ситуации - да, опасались бы. Уничтожить целый горный хребет - это тебе не котёнку чихнуть. Но для нас это не проблема - у нас есть Бакуда. Уверен, она может сделать бомбу, которая выведет из строя передатчики, не пошевелив ни единой снежинки на их склонах. Тут дело в другом. У каждого человека свой уровень... как бы это сказать... назовём это мозговой инерцией. У одних мозги придут в порядок уже через пару месяцев, другим и десяти лет не хватит. Если мы выключим трансляцию прямо сейчас, самые чувствительные рабы разучатся подчиняться почти сразу. Последствия понятны? Множество микробунтов в исполнении одного или нескольких человек - плести заговоры или готовить революции они не умеют. Хозяева, не знающие, что с этим делать, начнут применять к ним всё более жёсткие меры воздействия, вплоть до убийства.
  - Понимаю, то есть сигнал нужно прекратить...
  - Где-то одновременно с началом высадки основных барсумских сил. Тогда проявление у рабов чувства собственного достоинства будет выглядеть вполне естественным - как реакция на изменение условий.
  - Но тогда получается...
  - Да, именно это и получается. Нам нет смысла вмешиваться в судьбу первой экспедиции. Разумеется, мы попытаемся найти и спасти пленных барсумианок - но и только. Погибнут ли эти девять спасателей, вернутся с триумфом или с неудачей, останутся на Горе, рабами или хозяевами - на общую политическую ситуацию это повлияет очень мало.
  - Опять! - выдохнула экс-Александрия, прикрывая глаза. - Ну почему каждый раз... хорошо, допустим. На Джексона-007 нам тоже наплевать?
  - Ну конечно, нам только Спартанца со склонностью к садизму не хватало. Но наши аналитики полагают, что опасность для него невелика. Во-первых, мы постараемся эвакуировать его как можно скорее. Во-вторых, он знает, к чему его будут толкать психотронный сигнал и горианское общество, и сможет эффективнее этому сопротивляться. В-третьих, на профессиональных солдат эта зараза вообще действует слабо. У них своя система доминирования-подчинения и так в голове давно прописана. Сигнал только усиливает её, но не меняет иерархию.
  - Тогда Картеру вообще ничего не угрожает, он воин до мозга костей...
  - Вот именно. Воин, а не солдат. Воинов, увы, эта штука ломает ещё похуже, чем гражданских.
  - Ну, в земной армии он служил, насколько помню.
  - Несколько лет назад. С тех пор Барсум сильно изменил его.
  - А ваши Спартанцы что, только вчера демобилизовались? Ковенант для них - бывший противник, а ныне хорошее место для эмиграции, но и только. Командованием они вас не считают, и если выходят в бой, то по личным соображениям. Это именно менталитет воинов.
  - Хм, пожалуй ты права. Нужно подумать о дополнительных мерах предосторожности. Эвакуировать его на следующий день после высадки на Гор мы не сможем - это будет выглядеть слишком подозрительно в глазах остальных спутников. Появился из ниоткуда, сделал то, что никто кроме него сделать не мог, и исчез в никуда. Барсумцы, конечно, наивны, но вряд ли до такой степени. Это за милю пахнет спецоперацией.
  - Я мог бы проконтролировать его мозги, а заодно и мозги своего почти тёзки, оставаясь рядом в невидимости, - заметил Дж-Онн. - Но боюсь, что там мне придётся думать больше о СОБСТВЕННОМ самоконтроле. Гор - не самое приятное место для зелёных марсиан, особенно моей внешней и внутренней профессии.
  - А можно соорудить что-нибудь... блокирующее передачу на конкретного человека? - спросила Кассандра. - Если этот сигнал - по большому счёту радиоволны... Какую-нибудь сеточку на голову, которая бы их экранировала или забивала помехами?
  - С настоящим, живым человеком такое вполне можно провернуть. Но тело шоггота целиком состоит из "белого света", оно примет сигнал любой частью. А сплошная защита на всё тело - на Горе будет слишком бросаться в глаза, с учётом запрета на броню.
  - А если изменить архитектуру мозга так, чтобы она уже не была человеческой, и сигнал на неё не действовал?
  - Мы уже посылали ему запрос. Джексон-007 не согласен. Он хочет остаться человеком.
  - Тогда я согласна, - резко встала Кассандра. - Давайте начинать, метаморфоз у нас, в отличие от вашего, не мгновенный, особенно в таких сложных областях, как нейрохирургия. Переделайте моё тело в копию Джексона-007, а мозги - по образцу чёрных пиратов Барсума. Я подменю его после высадки.
  
  На двойной хлопок за спиной Ребекка среагировала мгновенно - как мастер боевых искусств. Но всё равно не успела - когда она развернулась, портал уже закрылся, а на её кровати лежал хорошо знакомый флакон. Флакон Котла, на который она не так давно работала. Благодаря одному из таких она получила свою силу. Завёрнутый в бумажку, на которой шла надпись английскими буквами.
  "Поскольку Костепилка на время прекратила обучение, я не вижу смысла позволять ей дальше мешать обучению других кандидатов, пока она не выйдет из стазиса. Этот раствор содержит выжимку твоей силы, ровно ту её часть, которую ты потеряла в результате действия прионной инфекции. Доктор Мама была так добра, что согласилась мне помочь. Учти, что аналогичные флаконы получат и все остальные пострадавшие девочки. В порядке компенсации за перенесённые неудобства, все кандидатки на Горе получат возможность использовать свою силу по собственному желанию, без подчинения - в течение ровно половины того срока, который их сила не работала. Кандидатки, покинувшие Гор по той или иной причине, компенсации не получат. Целую, твоя Бабуля".
  Конечно, Ребекка не стала пить раствор сразу. Она вполне могла ещё несколько дней обойтись без силы - в Ковенанте её никто не съест и не изнасилует... ну, во всяком случае, риск такого был меньше, чем на Горе или на Земле Бет.
  Первым делом она отнесла образец в лабораторию и проверила его на все известные ей признаки флаконов Котла. Она, конечно, не была особым специалистом по этой части, специализировалась на другом... но кое-что в этой сфере изучала. С абсолютной памятью "кое-что" может быть довольно обширным.
  Никаких известных ей ядов в растворе не было. А нужные многомерные молекулы присутствовали. Она опознала фрагменты исцеляющих шардов - тех самых, что в своё время избавили её от рака. Ну и разумеется, своего собственного. Но в значительно меньшей концентрации, чем был, когда она получала силу в первый раз. Либо она станет намного, намного слабее, чем была - на уровне Бугая-4 где-то... либо кто-то нашёл способ именно восстанавливать потерянную силу вместо того, чтобы давать новую, такую же. Котёл такого не умел... если не продвинулся существенно за время её отсутствия.
  Зажмурившись, девушка опрокинула пробирку себе в рот.
  
  Оно было огромным - больше звёздной системы. Оно было почти всемогущим - могло превратить любую планету или звезду в чистую энергию, собрать и направлять эту энергию, манипулировать пространством и временем, контролировать материю на уровне, гораздо более глубоком, чем позволял принцип неопределённости Гейзенберга, производить квантовые вычисления на октиллионы кубит...
  Оно поистине могло бы быть названо богом... но существовали три камня, которые оно поднять не могло.
  Во-первых, оно было довольно туповатым. Да, существо, способное за одну секунду передумать все мысли всех людей за всю историю существования человечества, находилось где-то на интеллектуальном уровне ребёнка трёх-пяти лет. Более того, оно не могло даже осознать собственную убогость и пожелать стать более совершенным. На это стоял жёсткий запрет.
  Впрочем, это было бы полбеды. Носорог очень плохо видит - но при его весе это не его проблемы. Сила есть - ума не надо. Мощь существа была настолько велика, что подавляющее большинство проблем во Вселенной оно могло решить просто грубой силой.
  Вторая проблема была гораздо хуже. Оно не могло изучать многомерную нейрофизику. Использовать - могло, да ещё как могло. Оно по сути существовало благодаря многомерной нейрофизике. Лишённое доступа к многомерности, оно бы... ну, не умерло, хотя бы потому, что не могло быть названо в полной мере живым... Но деградировало бы очень сильно, настолько, что разница между живым человеком и трупом покажется незначительной.
  Третий неподъёмный камень был прямым следствием второго. Оно было связано законом сохранения энергии. А будучи почти всемогущим, потребляло очень много энергии. Нет, с его контролем над материей и пространством было бы нетрудно запустить новый процесс инфляции, создав таким образом новый Большой Взрыв... но таким образом оно бы убило в первую очередь самого себя. Только многомерная физика позволяла запустить инфляцию в параллельных пространствах, и перекачивать оттуда готовый продукт, получая таким образом неограниченное количество "бесплатных ланчей" и став по-настоящему вечным.
  Но этот доступ имели крошечные, в сравнении с ними, существа - более ничтожные, чем для нас микробы. Существа весом всего в несколько тонн, со сроком жизни всего в несколько сотен оборотов планеты вокруг звезды, с вычислительной мощью, которая умещалась в крошечный котелок, набитый слизью...
  Но у них были нейросети. А у него, межзвёздного гиганта - не было. Его мышление было ближе к цифровому. Более чёткое, более эффективное... и абсолютно безразличное Эмпирею.
  Конечно, оно могло бы в тысячные доли секунды создать себе тысячи нейросетей. Размером с дом, размером с город, размером с луну... Но Эмпирей не на всякую сетевую топологию реагирует. Одни мозги ему чем-то близки, другие - неинтересны. А чтобы понять, КАКИЕ ИМЕННО возбуждения вызовут в нём нужные реакции - нужно изучать многомерную нейрофизику. А это запрещено.
  Много оборотов Галактики назад у существа были хозяева. Хозяева знали нейрофизику. Хозяева кормили его отборной энергией многомерных взаимодействий. При хозяевах оно было поистине всемогущим - раскладывало звёздные системы веером вероятностей, мгновенно находя нужные решения, а затем сжигало их в топке абсолютной аннигиляции, в коллапсе волновой функции, стирая все следы созданного разнообразия.
  А потом хозяева ушли. Многомерного корма не стало, и существо ощутило, как заживо деградирует, сворачиваясь в убогую плоскую трёхмерность. Его великолепные квантовые мозги отваливались огромными кусками, проходя необратимый коллапс волновой функции. Его запасы энергии выплескивались в трёхмерное пространство, и астрономы примитивных цивилизаций принимали их за вспышки Новых и гравитационные волны от слияния чёрных дыр.
  Собратья рядом кричали в той же агонии. Некоторые деградировали полностью, став существами одного космоса, неотличимыми от диких собратьев. Некоторые вообще рассеялись в пространстве, не сумев сохранить достаточно большой цельный кусок себя в трёхмерности.
  Но некоторые нашли выход.
  То, что они раньше делали для хозяев, они могли делать и для себя.
  Берётся планета с населением в несколько миллиардов букашек. Изолируется от причинно-следственных связей с остальным космосом. Разделяется на несколько тысяч параллельных хронолиний. В каждой хронолинии выделяются субъекты, чьи нейросети производят максимум многомерной энергии. К каждому из них прикрепляется часть многомерного существа, которая подталкивает его вырабатывать ещё больше энергии, взамен давая суперсилы. После смерти носителя тот же симбионт собирает его Эссенцию и строит с её помощью нейросеть уже внутри себя. За время "сожительства" носитель и симбионт приспосабливаются друг к другу оптимальным образом, по сути став одним организмом.
  Затем планета аннигилируется, хронолинии сливаются обратно в единое целое, барьер снимается, а симбионты (вместе с собранными нейросетями-генераторами) снова объединяются в единый колоссальный многомерный организм - и отправляются на поиски следующего накрытого стола.
  Спрашивается, что мешает наделать сразу несколько миллионов копий одной и той же, самой продуктивной нейросети, вместо того, чтобы собирать разные? А вот не любит Эмпирей подобных фокусов. Если он одновременно получает сигналы от двух одинаковых мозгов в разных точках пространства, между ними начинается нечто вроде резонанса, в результате которого они вместе производят энергии даже меньше, чем один такой мозг... Эмпирею нужно разнообразие, он требует новой информации. Личности одного человека из разных параллельных миров могут различаться достаточно, чтобы не вызвать резонанса. Но могут и совпадать. Это предварительно проверяется, перед подключением симбионта, чтобы не тратить зря энергию. Есть способы.
  Конечно, Эмпирей - не единственное пространство-сателлит нашей Вселенной. Есть и много других. К некоторым даже можно получить доступ без помощи нейрофизики, используя обычную технологию. В Эмпирей, кстати, тоже можно. Но вот извлечь из любого из этих миров неограниченную энергию, спровоцировав контролируемую инфляцию, способна только нейросеть. Любые другие способы требуют лишь затрат энергии, всегда возвращая меньше, чем затрачено, в полном соответствии с законами термодинамики. Возможно, таковы законы самой Вселенной. Возможно, лишь нашей Галактики - и того, что с её пространством соприкасается извне. А возможно, именно такими их сделали хозяева.
  
  Видение растаяло... но не пропало из памяти, как обычно бывает после триггер-события. Наоборот, Ребекка... нет, уже Александрия помнила его в мельчайших деталях. Она не только ВИДЕЛА процесс глазами Сущности и одновременно со стороны, что является нормой для пробуждения силы. Она ещё и ПОНИМАЛА его. Она могла выделить истинные причины ряда событий в далёком прошлом... или будущем?
  - Сущности - те твари, что дают нам, паралюдям, силу - это одичавшие "коробки", - прошептала она. - Механизмы Предшественников для экспериментов над цивилизациями в замкнутом отрезке времени...
  Девушка вдруг расхохоталась, до боли колотя руками по кушетке. Она сейчас не выполняла ничей приказ, так что, хотя сила теоретически и вернулась, на практике страдали руки, а не мебель. Но Ребекка не замечала этого.
  - Подумать только... Мы всю жизнь считали, что главное преимущество Сущностей перед нами - это знание многомерной физики! А оказывается, они как раз за ней к нам и прилетают! Мы не просто извозчики! Ещё и лошади!
  - То, что волк приходит к овце за мясом, совсем не значит, что овца лучше разбирается в мясе, чем волк, - скептически покачал головой Шторм. - Способность что-то производить и умение этим чем-то пользоваться лежат в совершенно разных плоскостях.
  - Да, конечно, - Александрия немного успокоилась, откинувшись обратно на кушетку. - Спасибо, Дж-Онн. Ваше сопровождение действительно помогло - я смогла сохранить триггер в памяти. Похоже, это потому, что среди кейпов нет настоящих телепатов - поэтому создатели шардов на это не рассчитывали...
  - Не за что, - слегка поклонился Дж-Онн. - Я тоже нашёл в вашей памяти кое-что полезное, так что это сотрудничество было обоюдным.
  - Да? Что именно?
  - Женщина, которая забросила вас сюда - не кейп. Это жительница планеты Апоколипс. У моего народа есть опыт контакта с ними... довольно неприятный.
  - Погодите, вашего народа? Но вы же говорили, что прибыли из далёкого будущего!
  - Да. Меня это тоже смущает. Жители этой планеты появлялись в периодах времени, отделённых от нынешнего на сотни миллионов лет! Либо мы имеем дело с невероятно долгоживущей цивилизацией - на уровне Жнецов... - он замолчал.
  - Либо с путешественниками во времени, такими же, как вы сами, - закончила Александрия. - Возможно, даже я сама сейчас нахожусь не в своём времени. Чёрт! После всего, что я узнала... если бы я только могла передать это знание Котлу!
  - Может ещё и сможешь, - заметил безжалостный Джаффа. - Бабка обещала такую возможность, если ты...
  - Если я как следует научусь подчиняться?! Я уже служу тебе, до этого служила горианским хозяевам, что ещё она от меня хочет?!
  - Не знаю. Если встречу эту сумасшедшую старуху - спрошу. Но пример Пестуньи доказывает, что это возможно. Кстати, я одну вещь тут не понимаю...
  - Какую?
  - Если эти зверюги используют наши мозги как источники энергии, то им выгодно сожрать вообще всех. Поголовно, а не отбирать отдельных выдающихся представителей. Мозг отдельного человека, если он не псайкер, производит очень мало энергии - сравнимо с пальчиковой батарейкой.
  - Хм... да, этот момент смотрится противоречиво. Разреши мне включить силу для поиска ответа, господин?
  - Включай.
  Тело Александрии превратилось в живую статую, а мозг - в идеальный компьютер.
  - Ну конечно... ты совершенно прав. Они и жрут всех. Просто это незаметно, потому что размазано по множеству параллельных миров. Выбери любого конкретного человека - и можешь быть уверенным, что существует хронолиния, где именно этот человек обладал параспособностями и после смерти был сожран собственным шардом. Выбирается самый яркий вариант, который лучше всего проявил себя. Сто тысяч паралюдей на миллиард населения - это примерно десять тысяч параллельных миров. Совсем немного в сравнении с количеством одних только Земель для базирования шардов - по нашим подсчётам их не менее двадцати миллионов. Каждый шард одновременно "ведёт" множество разных обладателей силы в разных параллельных линиях - это ускоряет процесс зарядки.
  
  ПОВЕРХНОСТЬ ГОРА
  
  Тем временем дела на Горе шли своим чередом. Жители и не подозревали, какая угроза над ними нависла из космоса - им и без этого проблем хватало.
  Паралюди, к которым, пусть и ненадолго, вернулись силы, были злы. Очень злы. И далеко не всем хватило ума придержать активацию способностей до более удобного момента. Город Трев, например, практически исчез с лица земли, после того, как в нём выпила некий флакон Эшли Стиллонс, более известная как Дева-Беда. Нет, её сила была недостаточна, чтобы физически снести довольно большое поселение. Но Трев вёл войну с несколькими соседями и успел их изрядно достать, так что разрушения городских стен и казарм тарнсменов оказалось достаточно, чтобы его захватили. В Треве, конечно, был агент Ковенанта, так что не прошло и получаса с начала катаклизма, как на город упали заряды усыпляющего газа и Дева-Беда была мягко доставлена на базу. Но город это уже не спасло.
  Перестала существовать и половина крупного племени народа фургонов - там пробудила свою силу землянка, известная как Мясник-14. Четырнадцать разных суперсил, большинство из которых направлено на мучительное и/или эффективное убийство. Это было крайне неаппетитное зрелище. Вторая половина мужчин племени выжила... в каком-то смысле. Мужчинами они больше не были. По совету Журавля Гармонии, прилетевшей к месту бойни на тарне, Мясник-14 кастрировала их всех. После чего превратила в свою личную гвардию. Доминирование-подчинение - штука двусторонняя. Уравнение антижизни в сочетании с наличием превосходящей силы сделало их идеально преданными рабами. Из Мясника-14 получилась отличная доминатрикс - одной способности причинять боль на расстоянии хватило бы, а в её арсенале ещё была и суперсила, позволяющая отмутузить, как тряпичную куклу, даже земного мужчину. Что уж говорить о более слабых горианских. После пары демонстраций зверского насилия бывшие кочевники были готовы пойти за ней в огонь и в воду.
  Ну а учительские навыки и знание боевых искусств Журавля Гармонии позволили в короткие сроки сделать из этих кастратов безупречных бойцов.
  Что? Почему сила Мясника-14 работала достаточно долго, чтобы создать собственную армию? Всё очень просто - она стала рабыней Журавля Гармонии. Присягнула ей на верность и с гордостью надела её ошейник (согнув толстую полосу стали в кольцо голыми руками). Сама же Абигайль была достаточно сильна и без сверхспособностей - кроме того, у неё оставались сэкономленные часы "компенсации" от Бабули, которые она так и не использовала.
  Они разбили в сражении два племени, увеличив свою армию, но всё ещё не представляли существенной угрозы для Гора в целом. Мясник-14, конечно, была неостановимым монстром для любого противника со средневековым вооружением. Но у неё отсутствовала способность размножаться, да и оружием массового поражения она не являлась. А войско росло слишком медленно. Вдобавок, узнав, что именно Журавль делает с пленными мужчинами, против неё объединились все племена народа фургонов.
  Но за два дня до решающего сражения прямо посреди становища приземлился корабль Гар Нала.
  Кочевники Гора - люди простые, и такое явное нарушение законов Жрецов-Королей привело их в смятение и едва ли не панику. Они бы кинулись наутёк, но Журавль Гармонии остановила их лёгким небрежным жестом. За прошедший месяц её власть стала абсолютной. Если Мясника-14 боялись, то владычицу на тарне искренне любили. Элементарная игра в доброго и злого копов - но она работала.
  К кораблю, зависшему на высоте полутора метров, подошли только Мясник-14 и девушка-двойник Журавля. В арсенале способностей сильнейшей боевой рабыни Гора (если не считать Александрию, которая планету уже покинула) были такие полезные силы, как предчувствие опасности и телепортация, что позволяло ей быстро выйти из-под удара, если дела пойдут плохо.
  Открылся люк, на землю спустился трап. В проёме стояли три человека - мужчина с белой кожей, женщина с белой кожей и мужчина с красной.
  
  Вот уж чего Котёл предусмотреть совершенно не мог, так это похищения неведомым Вигилантом Контессы. Это не просто невозможно, это ещё и самоубийственно! Контесса - сама себе защита, лучшая из возможных защит! Ну какой камикадзе решится напасть на человека, владеющего шардом "Путь к победе"? Этот абсолютно читерский артефакт сканирует все возможные будущие, выбирает для носителя алгоритм действий, ведущий к ЛЮБОМУ желаемому результату, а потом ещё и управляет его телом, чтобы реализовать этот алгоритм без малейших ошибок! Независимо от того, нападает Контесса или защищается, она ВСЁ предусмотрела заранее (вернее, предусмотрел её шард). Она выиграла ещё до того, как начала игру!
  И тем не менее, Бабулю это ни капли не смутило. Она использовала огромное слепое пятно, присущее не только "Пути к победе", но и вообще всем шардам. Они не работали в космосе! Кейп, поднявшийся на высоту более четырёхсот километров, утрачивал все сверхсилы. А оставаясь на Земле - они не могли своей силой повлиять на что-либо выше тех же четырехсот километров - даже те кейпы, которые без проблем дотягивались от одного полюса до другого.
  И соответственно, все Умники, специализированные на сенсорике, не могли ничего увидеть хотя бы на высокой орбите. И к пророкам, включая Контессу, это тоже относилось. Любые варианты будущего, в которых что-то прилетает из космоса, для них просто не существовали.
  Судя по дальнейшей реконструкции, проведённой Умниками Котла, атака развивалась так - Бабуля вышла из портала в космос на высоте примерно пятисот километров над городом, где в этот момент находилась Контесса. Вакуум её ничуть не смущал - как и то, что она немедленно начала падать на Землю. До входа в плотные слои атмосферы у неё было почти пять минут, до входа в зону предвидения Контессы - две минуты с небольшим.
  
  Старушка не спеша
  Достала ППШ,
  Сейчас я вам напомню вашу мать.
  Я ветеран войны,
  И вы понять должны,
  Я снайпер - мне придется вас убрать!
  
  Прицелившись с точностью, которая заставила бы позеленеть от зависти любого снайпера (угловой размер Контессы, идущей по улице, был с такого расстояния меньше десятой доли секунды!), Бабуля выпустила из своего жезла "пулю" пространственно-гравитационной аномалии, которая, двигаясь со скоростью света, прошла сквозь голову Контессы, вызвав сотрясение мозга и скачок давления спинномозговой жидкости, что привело к потере сознания на две минуты. Контесса не упала, даже выражение лица не изменилось, поскольку её телом продолжал управлять "Путь к победе", который не получил новых запросов - и продолжал выполнять прежнюю поставленную задачу в автоматическом режиме, не видя (в радиусе досягаемости) никакой угрозы для неё.
  Следом прилетела более крупная "пуля", которая охватила всё тело Контессы, подбросив в воздух метра на три. Это уже было помехой для достижения цели, и "Путь к победе" принялся просчитывать все возможные варианты будущего, в которых он мог достичь нужного здания. Но таких в обозримом будущем просто не было, так что шард с чистой совестью отключился в ожидании более реализуемого запроса.
  Бессознательное и неуправляемое шардом тело рухнуло в открывшийся под ним портал.
  
  Горианские порядки эту попаданку не сильно смутили - она сама была выходцем из не очень технически развитого мира с довольно жестокими нравами (правда, гораздо менее извращёнными, чем здесь). Гораздо бОльшим шоком стала необходимость выживать без своего шарда - самой принимать решения, строить планы, делать неоптимальные вещи, совершать ошибки и нести за них ответственность. Её как будто ослепило, оглушило и парализовало одновременно. Первое время хозяева даже считали её немой - потому что она просто не знала, что сказать!
  Ей пришлось учиться учиться - её мозг не привык запоминать информацию. Ирония судьбы - две важнейших фигуры Котла были в этом смысле полными противоположностями. У Александрии мозг десятилетиями не работал, но она знала почти всё. У Контессы мозг вполне работал, но она не знала почти ничего (за исключением того, что было известно десятилетней девочке из рыбацкой деревушки). Ей просто не нужно было что-то знать или уметь - шард всегда выдавал сразу готовый ответ, не требуя вводной информации.
  Но именно это и облегчило ей превращение в рабыню. Контесса была напрочь лишена инициативы и независимости, свойственной более взрослым женщинам с Земли. Раньше она выполняла указания шарда, теперь выполняла указания надсмотрщика с плетью. То и другое позволяло избежать боли и получить вкусняшки. Конечно, надсмотрщик был менее удобен, чем шард, но принцип одинаковый. И она быстро (быстрее, чем все остальные попаданки) обнаружила, что выполняя приказы надсмотрщика, может вернуть и благосклонность шарда.
  Ситуация Контессы оказалась куда более парадоксальной, чем у остальных жертв седой маньячки. Благодаря универсальности её шарда, она стала действительно идеальной... рабыней. Она всегда выполняла приказы хозяев лучше всех, так что на неё нарадоваться не могли... Но и только.
  Будь на её месте нормальная девушка с теми же способностями - она бы нашла себе хозяина поумнее, и за год-два сделала бы его убаром убаров, правителем всего Гора. Но Фортуна (таким было настоящее имя Контессы) сама до такого додуматься не могла - опыта социальных коммуникаций десятилетней девочки для такой интриги не хватало. А шард в этом направлении работать отказывался, поскольку подобная интрига противоречила приказам хозяина.
  Против Контессы работало ещё и то, что на Земле Бет её практически никто не знал. Личность и способности этой девушки были в высшей степени засекречены. Будь она так популярна, как Александрия, более успешные сёстры по несчастью узнали бы о ней по слухам и попытались найти и освободить. А так о ней знала только та же самая Александрия - а она не допускала даже мысли, что Контесса может быть похищена. И соответственно агенты Ковенанта не получили инструкций искать девушку с такими внешними приметами.
  Но Фортуна оправдала своё имя - ей повезло. Правда, везение оказалось довольно болезненным. Сначала она потеряла свои силы от вируса Костепилки и была продана хозяином, который в ней разочаровался. Затем, ожидая очередного наказания за тупость в бараке для рабов, она нашла флакон - и получила возможность активировать силу ДЛЯ СЕБЯ на несколько дней.
  Этих нескольких дней ей вполне хватило, чтобы сбежать от рабовладельцев, найти на Горе Джона Картера и броситься ему в ноги.
  
  Конечно, в Солнечной системе барсумской эпохи Контесса не была настолько важным фактором, как на Земле Бет. Как и дома, её радиус предвидения был ограничен одной планетой. То есть она не могла учесть в своих планах ни Ковенант, ни вторжение с Барсума или Эуробуса. А с тех пор, как Сардар погрузился в стазис, вся серьёзная политика делалась на других планетах. Горианам оставалось только брать под козырёк.
  Но и предвидения в радиусе одного только Гора вполне хватило, чтобы решить главную проблему Джона Картера - поиск похищенных девушек.
  Правда, найти - ещё не значит вытащить. Бросаться вдесятером с мечами на целый город - это даже для барсумской самоубийственной отваги было как-то чересчур. Но разогнавшийся "Путь к победе" смял все эти препятствия, как многотонный грузовик может смести бумажную птичку.
  Ночью высадиться на дом крупного работорговца в Аре - прямо с корабля, с лёгкостью обойдя всех патрульных тарнсменов в воздушном пространстве. Снять стражу, похитить хозяина и набор его печатей, вырубить, чтобы не увидел корабля, вывезти в ближайший лес, откачать. Надев маски, заставить подписать и пропечатать ряд писем к его агентам в других городах - с приказом во что бы то ни стало, за любые деньги выкупить определённых рабынь. Очень красочно, во всех деталях, описать, что с ним будет, если он проболтается о похищении или попытается отменить покупку. Затем вернуть в спальню.
  Переодеться в тарнсменов-курьеров и вручить эти письма агентам. Дождаться, пока покупка будет завершена и агенты с рабынями выедут подальше от городов. Упасть на них с неба.
  После того, как все принцессы счастливо воссоединились со своими рыцарями-спасителями, встал вопрос, куда дальше. Вылететь сразу к Барсуму они не могли - корабль истратил почти всё топливо на перелёт к Гору. Теперь нужно было ждать полгода, пока не прибудет беспилотный танкер с горючим. Гар Нал обещал его построить и выслать как можно быстрее - но не мгновенно же.
  Вот тут Контесса и подсказала хозяину навестить народ фургонов в степях.
  
  - Всё просто, Джон Картер. Нет необходимости вести на Гор барсумские армады. Позволь мне эти месяцы попользоваться услугами твоей рабыни. Я завоюю Гор от полюса до полюса и покончу с его людоедскими нравами. Больше не будет похищений девушек по всей Солнечной системе.
  - Ты можешь спрашивать у неё совета, - кивнул Картер. - Кроме того, я буду сражаться в твоих войсках. Всё равно мне нечего делать следующие месяцы, а желание проткнуть парочку местных рабовладельцев, которое я испытываю, даже острее, чем лезвие моего меча. Что же касается вторжения с Барсума... всё будет зависеть от результатов этого срока. Решение об отправке флота в любом случае буду принимать не я, а все джеддаки Барсума.
  - Но их решение в конечном счёте будет зависеть от того, что расскажешь ты.
  - Правду, только правду и ничего кроме правды. К тому же, даже если бы я и хотел солгать, у меня бы не было такой возможности. Я ведь буду говорить не один - свои истории поведают и мои боевые товарищи, и спасённые нами девушки. Две из них были изнасилованы, третья покончила с собой. Крайне сложно будет сдержать гнев их отцов, братьев, возлюбленных... если бы с Деей Торис случилось что-то подобное, я бы даже слушать тебя не стал. Но и то зло, что ей уже причинили, пусть оно и невелико в сравнении с судьбами некоторых других пленниц, заставляет кипеть мою кровь. И я уверен, Тардос Морс и Морс Каджак, а с ними и весь народ Гелиума, будут в не меньшей ярости.
  - Ты сможешь рассказать, как они были отмщены, - пообещала Журавль. - Вы все увидите это - ты, твои товарищи, и возможно даже сами девушки. Никто из их насильников не умрёт легко.
  
  Под командованием Журавля Гармонии было около двух тысяч воинов. В противостоящем ей союзе племён - около сорока тысяч (именно свободных воинов, без учёта женщин, детей и рабов). Даже лучший военачальник мира не смог бы выиграть сражение при таком соотношении сил. Да, каждый воин, обученный Журавлём, стоил двух-трёх обычных кочевников, но не двух десятков же! Даже если Мясника-14 приравнять к тысяче бойцов, а Картера с его десятком лучших воинов Барсума - к ещё одной тысяче (явное завышение), то всё равно у них будет эквивалент восьми тысяч против сорока реальных.
  С учётом этого Журавль Гармонии даже не собиралась вступать в генеральное сражение - ищите самоубийц в другом месте. Она намеревалась воспользоваться тем фактом, что две тысячи заведомо мобильнее сорока (не в том смысле, что быстрее на марше, а в том, что у большой армии ниже проходимость - она далеко не везде может остановиться на ночлег, да и не всякая переправа ей подойдёт). Маневрировать по степи, изматывая врагов длинными переходами, и периодически наносить ответные удары с помощью Мясника-14. После пары недель её террористических рейдов кочевники могут решить, что нафиг такие войны.
  В принципе, ту же тактику подсказала и сила Контессы, но с некоторыми приятными дополнениями. Во-первых, теперь племя Журавля всегда обладало наилучшей возможной логистикой. Почти на каждой стоянке у них был хороший водопой и пастбище для скота - а вот союз племён регулярно был вынужден резать своих босков (горианский мясомолочный скот). Пару раз преследователи пытались застать их врасплох рейдами всадников на кайилах - скоростных ездовых зверях, оставив в тылу обозы и скот. Догнать-то они догнали, а вот дальше всё пошло как-то не так.
  Первый раз их атаковал относительно небольшой отряд - в восемь тысяч всадников. Журавль выстроила фургоны в вагенбург, сделав невозможной таранную атаку. Нападавшие сначала пытались кружить на безопасном расстоянии, засыпая беглецов стрелами. Не получилось - в их сторону стрел летело хоть и меньше, но урон они всё-таки наносили. А вот воины Журавля под прикрытием стен и крыш фургонов чувствовали себя практически в полной безопасности. А главное, у обороняющихся под рукой был почти неограниченный боезапас, тогда как лишь немногие всадники привезли с собой более трёх колчанов.
  Тогда преследователи попытались взять лагерь штурмом. Кайила, в отличие от земной лошади, может не только скакать, но и карабкаться по неровным поверхностям, так что взобраться на фургон ей нетрудно - особенно с учётом невысокой горианской силы тяжести. Но это при условии, что ей не мешают...
  А мешали очень активно. Всадники внезапно обнаружили, что их численное преимущество куда-то испарилось. Да, в племени Журавля было две тысячи воинов... но то свободных мужчин. А для обороны племени взялись за копья свободные женщины, рабы и даже рабыни! Чтобы ткнуть острой палкой в лезущую на тебя хищную "коняку", особого мастерства не нужно. Вагенбург ощетинился бесчисленными остриями, на которых встретила свою печальную участь добрая половина нападавших. Там, где несмотря на это всё же возникал риск прорыва - появлялась Мясник-14 или кто-нибудь из бойцов Картера. По указаниям Контессы они заранее знали, где возникнут слабые места и какое подкрепление понадобится, чтобы их заткнуть.
  Только три с половиной тысячи всадников отступили от мобильной крепости. Их не преследовали - сначала.
  А потом в траве начали срабатывать замаскированные самострелы - хорошо натянутые луки, которые бегущая кайила спускала, выдёргивая верёвку. Такие ловушки не были запрещены законами Жрецов-Королей - за их полной неэффективностью. Натянутым лук держится не более нескольких часов, затем тетива или дуга портятся. То есть вам придётся пожертвовать хорошим оружием ради крайне маловероятного удара - стрела скорее всего пролетит мимо. А уж на открытой местности такие штуки ставить и вовсе додумается разве что полный идиот. Как узнать, где именно в бескрайней степи проскачет кайила, и как убедиться, что скача широким галопом, она зацепит верёвку? Скорее всего перепрыгнет, даже не заметив.
  Но если у вас есть "Путь к победе"... Самострелы не просто все срабатывали и попадали в цель - они попадали со снайперской точностью (установкой ловушек в указанных местах занимались рабы, но Контесса потом чуть-чуть поправила каждую стрелу). Стрелы всегда попадали именно во всадника, не в его скакуна - и либо укладывали насмерть, либо наоборот, выводили из строя, так что он не мог скакать дальше, но при этом мог вылечиться за пару недель. Естественно, живьём брали более трусливых, прагматичных или менее фанатичных - словом, тех, кого было легче переубедить служить новой госпоже.
  Уцелевшим всадникам (самострелы выкосили больше тысячи) пришлось сильно замедлиться, чтобы высматривать в траве угрозу, и рассыпаться - в надежде, что "заминирован" небольшой участок степи.
  И вот тут на них и налетели всадники Журавля - на свежих кайилах, прекрасно обученные, и совершенно не боящиеся группироваться и развивать полную скорость. Им было обещано божественное чудо - ни одна ловушка против них не сработает. И действительно не срабатывали. В таких условиях двум тысячам не составило никакого труда почти без потерь перебить оставшиеся две с половиной.
  
  Всего из первого рейда они захватили около двух тысяч пленных - но требовались месяцы физической и психологической обработки, прежде чем эти пленные смогут пополнить ряды воинов Журавля. Гораздо важнее, однако, что к стойбищу союза племён не вернулся ни один.
  Вторая атака уже была куда тяжелее - двадцать пять тысяч всадников. Семь тысяч остались охранять стойбище. Тут тактическим маневрированием уже не отделаешься. Такая толпа смяла бы вагенбург, не взирая ни на какое сопротивление.
  Вот только эта армия оказалась совершенно слепой. Все разведчики, которых она высылала - будь то одинокие дозорные или небольшие разведывательные отряды - пропадали, не успев даже пискнуть, как только исчезали за горизонтом. Сочетание предвидения Контессы, воздушного корабля Гар Нала и тактической телепортации Мясника-14 позволяло уничтожать или захватывать любые малые группы в считанные секунды. Первые два дня основные силы кочевников представляли собой "слепого великана", от которого было нетрудно уклониться даже на фургонах. Затем они догадались (потеряв около трехсот воинов), что посылать в разведку надо целые сотни. Мяснику-14, конечно, и сотня не стала бы серьёзным противником, но истребить их всех поголовно, так чтобы никто не успел доскакать до своих и рассказать, что произошло, было уже затруднительно.
  Зато разведывательные сотни стали прекрасной мишенью для ударных отрядов Журавля - три группы по триста всадников. Эти отряды по мере необходимости усиливались то всё тем же Мясником-14 (здесь она не телепортировалась, а ехала на коне, как уважающая себя амазонка, пуская стрелы без промаха на удивительные расстояния), то десятком Джона Картера (из лука стрелять они быстро научиться не смогли, кроме Джакса Седьмого, зато рубаками все были отменными). В сочетании с троекратным численным преимуществом этого хватало, чтобы смести сотню практически без потерь и скрыться в степи раньше, чем основное войско, выславшее её, сядет на хвост.
  За неделю численность основной армии кочевников сократилась до двадцати тысяч, прежде чем у неё кончилась провизия в сумках и убар повелел возвращаться к фургонам. А фургонов Журавля они так и не нашли.
  Сорок тысяч превратились в двадцать семь, над фургонами стоял плач по павшим воинам, а до решения основной задачи - уничтожения преступницы и сопровождающих её предателей - было так же далеко, как и в начале похода. В то же время мобильность объединения племён почти не возросла с уменьшением размеров - обоз-то остался прежним.
  Прежде, чем кочевники успели выработать подходящую тактику, началась очередная беда - бзик у скотины. Огромные стада босков то и дело впадали в панику, и ломились то на фургоны, разбивая их и топча не успевших разбежаться жителей, то наоборот, прочь, в степь, где их крайне сложно было переловить и загнать обратно. Пастухи и загонщики пропадали бесследно. Это тоже был результат визитов Мясника-14 - способности создавать взрывы, причинять боль и вызывать неконтролируемую ярость - слишком тяжёлое испытание в сумме для психики бедных животных.
  Несколько дней такого "животного террора" - и перед объединёнными племенами всерьёз замаячил призрак голода. Само собой, попытки послать гонцов за подкреплением к другим кочевникам - кончились тем же, чем и отправка разведчиков. Все посланники пропали бесследно.
  Тем временем в лагере началось брожение. Агенты Журавля провели переговоры и с кандидатами в вожди, и с выдающимися лицами среди рабов обоего пола. Вторым обещали свободу, первым - власть и сохранение мужских органов. Разумеется, кто именно согласится, а кто нет, и каких именно переговорщиков к каждому из них лучше направить, тоже указала Контесса. Поэтому никто ни словом не проболтался о ночных визитёрах.
  Поэтому, когда стрелы Мясника-14, выпущенные с личного тарна Журавля, разом покончили со всей правящей верхушкой, а на горизонте показались три тысячи всадников мятежного племени, новые вожди приняли решение о капитуляции практически без рассуждений. Даже родную кровь проливать не пришлось - всех активно несогласных перерезали рабы, у которых почему-то вдруг оказалось оружие и не оказалось цепей.
  Союз объединённых племён поклялся в верности Журавлю Гармонии. После этого подчинить оставшихся в степи нейтралов и вовсе не составило труда.
  
  Взятие Турии, города, с которым кочевники воевали на протяжении многих веков, расписывать в подробностях не стоит - "Путь к победе" а также визит Джакса Седьмого и Джона Картера за городские стены сделали его слишком лёгким. В таких случаях обычно говорят "просто, как отнять конфету у ребёнка", но на самом деле отобрать конфету у ребёнка гораздо сложнее.
  Гораздо более сложным было - заново запустить экономику и повседневную жизнь захваченного города. Горианский бизнес основан на рабовладении. Легко сказать "отныне все свободны", а вот чем после этого кормить своих воинов, если из булочной все рабы разбежались? Пригласить бывших рабов, как вольнонаёмных сотрудников? Так им деньги платить надо, а у булочника таких денег нет.
  И это ещё без учёта Уравнения антижизни, о котором Журавль не знала, хотя и догадывалась, что на этой планете с разумом людей что-то неестественное происходит. Можно сделать раба хозяином, но куда сложнее сделать его свободным человеком. На Горе - так и вовсе невозможно.
  Допустим, конкретную проблему с одним конкретным городом она решила - отчасти с помощью "Пути к победе", отчасти благодаря консультациям Граприса (переданным через Кассандру, которая в облике Джакса выдавала их за собственные идеи). Жёсткая дисциплина не обязательно означает садизм - Журавль выстроила новую пирамиду власти, пусть жёсткую, но без изнасилований и издевательств над нижестоящими. Но вот по поводу захвата всего Гора - возникли большие вопросы. Особенно "наверху", то есть в Ковенанте.
  Могла ли она завоевать всю планету (точнее, человеческую часть планеты)? Да, безусловно. Народ фургонов - вывезенные с Земли потомки гуннов-хунну, братья монголов, которые без малого подчинили себе всю Евразию. Да и на Горе они тысячу лет назад навели знатный переполох, дойдя до самых стен Ара. У Чингисхана, когда он начинал, было триста тысяч монгольских воинов против четырёхсот миллионов населения Земли в том веке. У Журавля сейчас было сто тысяч - против двадцати миллионов населения Гора. При этом у Чингисхана не было "Пути к победе".
  Проблема была в другом. Без воздушных кораблей это завоевание будет довольно медленным - как было и у Чингисхана. Лет двадцать по меньшей мере, если ломиться вперёд, не считаясь с потерями и не думая, как потом на завоёванных землях жить. То есть на части планеты уже будут новые порядки, а на другой части - старые. И независимо от того, в какой момент отключить передатчики Уравнения - резня получится страшная.
  Контесса, вероятно, могла бы найти решение, как минимизировать потери, но доступ к ней контролировал Картер. Невозможно было поставить ей правильную задачу, не раскрыв перед барсумцами факт существования Ковенанта. Подумав, они решили рассказать о проблеме Журавлю Гармонии. В конце концов, о существовании Ковенанта великая завоевательница уже знала, не будет большой беды, если она узнает ещё и о мозгопромывающем сигнале. Язык за зубами она держать умеет, да и с Контессой общается регулярно.
  Абигайль, обращаясь к провидице, сформулировала вопрос так, чтобы исключить из него все мистические подробности, типа благодушно настроенных звёздных пришельцев и зомбирующего излучения. "Что, если рабовладельцы, увидев, что мы освобождаем рабов, решат истребить свою собственность из вредности, чтобы не оставлять в тылу пятую колонну и не рисковать восстанием? Как этого избежать?" Картер вполне поверил в подобную зловредность гориан, в которой уже имел возможность убедиться лично, никаких подозрений у него не возникло.
  "Путь к победе" не подвёл и в этом случае. Дэйр-Ринг и Дж-Онн дружно порадовались, что Алефа сейчас в Солнечной нет. Он бы непременно пожелал завладеть таким мощным оружием и втянул их в очередную авантюру. Достаточно им и игры против Кровавой Луны, а тут, по рассказам Ребекки, тварь ещё страшнее где-то за горизонтом событий притаилась.
  
  Для начала двое фернов из команды Джона Картера связались с белыми барсумцами, живущими на Горе. У тех была развитая агентурная сеть в горианской касте Посвящённых. Посланников далёкой родины они встретили очень приветливо, охотно поделились проблемами, едой и женщинами, но помочь с пропагандой поначалу отказались. Какой смысл им работать на незнакомую завоевательницу, которая даже Жрецов-Королей толком не чтит? Барсумский патриотизм, видовая солидарность? Не были мы на вашем Барсуме, нас и здесь неплохо кормят!
  Тогда ферны просто телепатически показали своим горианским братьям одну сцену - воздушный бой между флотами Зоданги и Гелиума. После чего вежливо поинтересовались - вы хотите, чтобы такое случилось и на Горе тоже?
  Жрецы-Короли этого не допустят, уверенно заявили Посвящённые. Ферны отвезли их в Сардар на корабле Гар Нала (который уже самим своим существованием рвал горианам шаблоны) и показали глыбу неразрушимого серебристого "металла". После этого желающих спорить с посланниками красной родины как-то не нашлось. Большинство Посвящённых - независимо от того, были они барсумцами или людьми - охватил панический ужас при мысли, что стоявшей за ними силы больше не существует. Они готовы были работать на кого угодно, лишь бы получить новую "крышу".
  В стойбищах народа фургонов, тем временем, шла подготовка следующего этапа операции. Богатства захваченной Турии позволили Журавлю купить у северных торговцев то, чего в южном полушарии никогда не производилось - два десятка тарнов, ездовых птиц.
  Почти из всех пришельцев с Барсума получились превосходные тарнсмены, хотя и по разным причинам. Джон Картер ещё на Земле был отличным наездником и прекрасно умел ладить с животными, а на Барсуме стал лётчиком, что добавило ему необходимые навыки воздушного боя. Ферны и красные барсумцы были активными телепатами, что позволяло им достичь невероятного взаимопонимания с умными птицами.
  Вот с Кассандрой получилась неувязка. В облике Джакса Седьмого она была двухметровым громилой с массой около 140 кило - что означало 70 веса при горианской силе тяжести. Поднять такую тушу тарн ещё кое-как мог (в конце концов, они даже с двумя наездниками летали иногда), но вот активно маневрировать с ней - уже не очень.
  Ранец с антигравитационным металлом Жрецов-Королей мог бы существенно уменьшить вес наездника, но ещё больше увеличил бы инерционную массу, что повысило бы дальность полёта, но слишком снизило маневренность. Ранец с резервуарами восьмого луча был бы лишён этого недостатка, но вскрывать резервуары корабля Гар Нала ей бы никто не позволил, а других источников драгоценной субстанции на Горе не наблюдалось.
  Джакс одолжил у Картера воздушный корабль и улетел на север. Спустя неделю "он" вернулся с тяжёлым тарном - особой породы, которую горианские курии выводили для себя. У этих птиц размах крыльев вдвое больше, они скорее похожи на орлов, чем на ястребов. Это потомки грузовых тарнов, используемых людьми Гора, но слегка модифицированные для большей скорости и агрессивности. Маневренностью в воздухе такие гиганты не отличаются - зато могут возить на себе курию, у которого масса тела три с половиной центнера! Естественно, даже крупный Спартанец (без брони) был для них пушинкой. Спутники были восхищены этим подвигом - они слышали, насколько жестоки и сильны курии. Кассандра не стала их разочаровывать, объясняя, что просто одолжила птичку у Гродда. В конце концов, даже если бы курии не пожелали расставаться с летучим имуществом, для Спартанца их мнение не имело бы особого значения... и для шоггота, способного на равных драться со Спартанцем - тоже.
  Конечно, владение таким крылатым монстром потребовало создания особого стиля воздушного боя. Используя барсумские материалы (разобрав обломки пары винтовок, которые были уничтожены при взрыве боеприпасов), Кассандра сделала себе "лук Одиссея" - небольшой, но с такой силой натяжения, что пользоваться им было под силу только ей одной. Сочетание дальнобойности и пробивной силы арбалета, скорострельности лука и точности Спартанца позволило Кассандре вообще не вступать в ближний бой. На расстоянии нескольких сотен метров вражеские тарнсмены начинали просто градом валиться со своих крылатых "коней". Смертоноснее была только Мясник-14, для которой Кассандра по её просьбе сделала второй такой же лук. Она была ещё сильнее физически, и при этом не промахивалась вообще, в принципе. Правда, она так и не сумела овладеть искусством тарнсмена, и поэтому работала наземной "установкой ПВО", исключая случаи, когда Кассандра подвозила её на своём гиганте в качестве второго бортстрелка. Позже, когда авиакрыло Журавля возросло, у неё появилась возможность летать также в корзине между несколькими грузовыми тарнами.
  
  А ещё на Горе был такой замечательный культурный феномен, как Домашний Камень. Как писал известный культуролог Мэтью Кэбот:
  "В селах этого мира каждая хижина возводилась вокруг плоского камня, помещенного в центре круглого цилиндра. На нем вырезался родовой знак и он назывался домашним камнем. Это был, вообще говоря, символ суверенности, и каждый крестьянин в своей хижине был суверенен. Позже Домашние Камни появились у деревень, а впоследствии и у городов. В деревне Домашний Камень помещался обычно на рынке, а в городе - на вершине самой высокой башни. Естественно, со временем он приобрел мистический символ и стал возбуждать те же чувства, что земляне испытывают при виде своего знамени. Эти камни различны по цвету и размерам, многие из них украшены сложной резьбой. Некоторые большие города имеют Домашние Камни небольшого размера, но невероятной древности, сохранившиеся с того времени, когда город был просто деревней или гордым замком. Место, где человек устанавливал Домашний Камень, по закону считалось его собственностью. Хорошие же земли защищались мечами сильнейших землевладельцев местности. Существует, если можно так выразиться, иерархия Домашних Камней, и два воина, которые перережут друг другу глотку за клочок плодородной земли, будут сражаться бок о бок не на жизнь, а на смерть, в бою за Домашний Камень их деревни или города, где они живут. Мечта каждого завоевателя или государственного деятеля - заполучить Главный Домашний Камень планеты. Говорят, такой камень есть, но он хранится в священном месте и является источником силы Царствующих Жрецов. Домашний Камень Ара, как и большинство Домашних Камней цилиндрических городов, хранился открыто на высочайшей башне, как вызов тарнсменам соперничающих городов. Конечно, он охранялся и при первом признаке серьезной опасности был бы спрятан. Любое посягательство на Домашний Камень воспринималось жителями города как святотатство и наказывалось мучительной смертью, но зато величайшим подвигом считалась кража Домашнего Камня другого города, и воин, совершивший это, удостаивался высших почестей и считался любимцем Царствующих Жрецов".
  Благодаря удачному налёту тарнсменов Журавля на все крупнейшие города-государства - в её распоряжении оказались два десятка Домашних Камней - Ара и всех остальных крупных городов-государств. Формально это означало, что они все уже завоёваны - на практике же символизм гориан не заходил ТАК далеко. Если один город потеряет свой Камень, его вполне могут сожрать соседи, и во всяком случае, от него отвернутся вассалы, так как это значит, что он стал слаб. Но общая беда, постигшая сразу все столицы городских англомераций и центры влияния, объединила их. Младшими городами правили не дураки - большинство правителей понимало, что то же самое может случиться и с ними. И что мягкое господство Ара или Трева - меньшее зло по сравнению с вторжением кочевников. Поэтому, вместо того, чтобы сожрать друг друга, пострадавшие объединились, намереваясь отбить свои Камни у южных наглецов, а заодно хорошенько их проучить - раньше, чем отсутствие символов существенно скажется на их репутации.
  Они не понимали, что Журавлю и Картеру именно этого и надо.
  
  В отличие от кайил, босков и тарларионов, тарны на Горе огромными стаями не водятся. Их всего около двадцати тысяч (одомашненных) на всю планету. Чистая физика - полёт требует куда больше энергии, чем бег, и потому эта пернатая скотина жрёт мясо, как не в себя. Тарнсмены - это самые богатые члены воинской касты, так же как тарноводы - едва ли не богатейшие члены касты торговцев. Не только потому, что они дорого берут за свои услуги - но и потому, что они просто не могут себе позволить быть бедными - содержание такой птички очень дорого обходится.
  За вычетом скоростных курьерских и гоночных, а также неповоротливых грузовых тарнов - остаётся около двенадцати тысяч боевых, одинадцать тысяч из которых приняли участие в атаке на народ фургонов. Они решили не ждать подхода медлительных наземных войск, а сразу атаковать с воздуха.
  Против них Турия могла выставить одиннадцать тарнсменов Журавля, включая саму Журавля. На одиннадцати тарнах.
  Она выставила одного.
  
  Контесса порекомендовала назвать тарна Кассандры Ирокезом. Картер решил, что это за боевой характер, и за то, что хохолок тарна очень напоминал причёску индейца этого племени. Но у Спартанцев это имя вызывало совсем другие ассоциации. ККОН "Ирокез" - эсминец, который под командованием капитана Киза впервые сумел нанести существенный ущерб кови в космическом сражении, не имея численного преимущества. По коже бежали мурашки - неужели "Путь к победе" учитывает даже такие мелкие психологические нюансы?
  Крылатый гигант упал с юго-востока на ночной лагерь объединённой группировки через два часа после заката. Как и большинство тарнов, он был совершенно слеп ночью - но безоговорочно доверял телепатическим командам всадницы.
  Навстречу им вылетело около двух сотен чёрных ночных тарнов, которые прекрасно видели во мраке, при свете звёзд и лун - их глаза были устроены скорее как у сов, чем как у орлов. Днём они спали, накрытые колпачками, а ночью осуществляли патрулирование как раз против таких вот умников.
  Только вот беда - "видит тарн" и "видит тарнсмен" - далеко не одно и то же. Телепатической связи с животными у гориан не было, и они могли только надеяться, что их птицы сами настигнут и разорвут нарушителя во мраке - прицельно стрелять в таких полётах было совершенно невозможно.
  А вот у двух пассажирок Ирокеза таких проблем не было и близко. У Спартанцев среди модификаций присутствует в том числе и прекрасное ночное зрение. А Мясник-14 видела кровеносные сосуды тарнов и тарнсменов - и это чувство от освещения не зависело вообще никак.
  Хороший лучник делает двадцать выстрелов в минуту. Парачеловек и шоггот, вероятно, могли бы и больше, но остановились на этом рубеже, чтобы не демонстрировать слишком явно своих сверхспособностей. Хорошо разогнавшийся боевой тарн за то же время пролетит около двух километров.
  Но Ирокез тоже не был неподвижен - как только его засекли, Кассандра тут же развернула птичку и направилась прочь. Пусть его скорость полёта была ниже - она вычиталась из скорости преследователей, и сближение замедлилось до шестидесяти километров в час. Так что первые два десятка вражеских тарнсменов Мясник-14 сняла с пугающей лёгкостью.
  Тут к ней уже устремились все две сотни... но за отсутствием дальнобойного ночного вооружения, атаковать они все могли только когтями, клювами и (изредка) копьями наездников, если те всё-таки различали во тьме крылатый силуэт (и не путали его с одним из своих, что тоже легко могло случиться в ночной потасовке). Одновременно зайти в атаку могли не более пяти птиц, остальные уже мешали друг другу... и Мяснику-14 не составляло сложности ударить по всем этим птицам болевым импульсом, который обращал их в паническое бегство, или импульсом ярости, который заставлял набрасываться на ближайшего соседа в воздушном строю. Ну а Кассандра тем временем продолжала отстрел вражеских тарнсменов.
  Двадцать наездников в минуту, две сотни патрульных в десять минут, все ночные тарны, какие были у объединённого войска, за неполный час.
  Ну а дальше и вовсе начался отстрел слепых кур. Дневные тарны ночью были абсолютно бесполезны. Они либо сидели на земле, не желая взлетать, либо слепо носились в воздухе кругами, не понимая, чего наездники от них хотят.
  А девушки стреляли, приземлялись, чтобы подобрать вязанку из пары сотен стрел, разложенных заранее в нужных местах, взлетали и снова стреляли. За неполных пять часов, прежде чем небо начало светлеть, грозная объединённая воздушная армия всех крупных городов-государств перестала существовать.
  
  Впрочем, "перестала существовать" в данном случае совсем не значит "была истреблена до последнего человека". Почти половина тарнсменов пережила ночную бойню. У двух тысяч ранения оказались хоть и тяжёлыми, но не смертельными - для горианской медицины. Ещё примерно столько же своевременно догадались капитулировать - по ним не стреляли, только потребовали отойти подальше от тарнов. Ну и где-то около тысячи сумели сориентироваться по звёздам и лунам, и заставить дневных тарнов лететь прямо - и вырвались из-под обстрела, хаотично разлетевшись во все стороны.
  Первые две группы - пленных и раненых - забрали на рассвете всадники на кайилах. Разумеется, кайила скачет по земле гораздо медленнее, чем тарн летит, но благодаря указаниям Контессы кочевники выехали на перехват раньше, чем тарнсмены стартовали из своих городов. Они остановились всего в двух часах скачки от места посадки объединённой армии - и ждали только сигнала для атаки. После этого мало у кого остались сомнения, что Журавль Гармонии - святая пророчица, исполняющая волю Жрецов-Королей.
  Что касается тарнсменов-беглецов, то их опять же можно было разделить на две группы. Примерно половина вернулась в свои города, чтобы доложить о неудаче. Таких не преследовали - не из соображений гуманизма или воинской чести, а потому, что на единственном, к тому же медленном тарне было физически невозможно перехватить всех одиноких летунов.
  Другая половина попыталась, несмотря ни на что, всё-таки объединиться и нанести удар оставшимися силами. Даже полтысячи тарнсменов - это всё ещё серьёзно. На полный разгром кочевников их не хватило бы, но нанести степнякам существенный урон и, возможно, отбить Домашние Камни - вполне. Безумству храбрых поём мы песню! Своей цели в смысле географического пункта назначения они достигли. Цели в смысле выполнения поставленных задач - разумеется нет.
  Приблизившись к стойбищу, они увидели, что фургоны закрыты дымовой завесой - в тысячах костров вокруг них горело нечто, создававшее плотный белый дым. Кайилы, приспособленные эволюцией к жестоким пылевым бурям, чувствовали себя в этой завесе отлично, а вот тарны в ней, вероятно, потерялись бы. Что ещё хуже, дым не давал тарнсменам использовать преимущество в высоте и расстоянии - непонятно было, куда стрелять из луков.
  Некоторые попытались подлететь поближе и загасить костры взмахами крыльев тарнов - но безошибочно вылетавшие из дыма стрелы дали понять, что это плохая идея - заодно сократив число тарнсменов на несколько штук.
  Спешиваться и соваться в белое марево, туда где у противника будет численное преимущество? Некоторые, самые отчаянные, так и попытались сделать - резонно предположив, что дым будет слепить как их, так и самих кочевников. Ни один из них не вернулся, от пяти сотен осталось четыре.
  Веществ для постановки завесы не может быть много, решили тарнсмены. Нужно переждать, пока кончится топливо в кострах, тогда дым рассеется и можно будет обстрелять кочевников с воздуха, расчищая себе плацдарм для десанта. Даже фургоны не станут надёжным укрытием. Стрелы, выпущенные даже из небольших луков, но с высоты в сотни метров, разгоняются в падении так, что пробивают прочнейшие деревянные доски.
  Они ждали почти до заката. Костры продолжали гореть. Стало ясно, к чему всё идёт.
  За час до заката тарнсмены разлетелись в разные стороны, в надежде, что поодиночке их в степи не найдут - как было в прошлую ночь.
  На месте посадки каждого в траве уже ждал заранее заготовленный самострел. Это десять тысяч ловушек Контесса не смогла бы заготовить и настроить лично. А четыре сотни - вполне.
  
  Теперь в распоряжении Журавля Гармонии оказалось около тысячи тарнов и полутора тысяч тарнсменов. Хорошо постаравшись, она могла бы переловить все десять тысяч птиц - но чем их потом кормить? Тарны, как уже упоминалось, твари весьма прожорливые. "Путь к победе" не стал жадничать или переоценивать экономические возможности орды. Он просто не умел ни того, ни другого. Он указал силы, необходимые и достаточные для захвата всей человеческой части Гора в минимальный срок с его помощью. Всех остальных тарнов кочевники просто разогнали, и те присоединились к диким сородичам. Конечно, тарноводы могли поймать их и поставить под седло снова, но это процесс не мгновенный и даже не быстрый. Тарн предан одному конкретному всаднику, и в руках любого другого - всё равно что дикий, его требуется приручать заново.
  Эта тысяча птиц неожиданно оказалась самым крупным воздушным боевым соединением на Горе. Нет, у всех городов-государств вместе взятых до сих пор было больше - около двух тысяч. Но у каждого в отдельности - в разы меньше. Плюс ещё оставался в неприкосновенности огромный "флот" небоевых тарнов - грузовых, гоночных и курьерских. Их, в принципе, тоже можно было мобилизовать. Но вот их наездников на воинов так быстро не переучишь. Хотя формально большинство курьеров и гонщиков принадлежит к касте воинов, но всё-таки требования к ним совсем иные, чем к солдатам первой линии. А грузовые тарны и вовсе почти все в распоряжении касты торговцев. Этих можно убедить взяться за меч разве что пытками.
  Никто, однако, не считал, что города-государства севера оказались беспомощны за одну ночь. К тарнам на Горе отношение было примерно как к аэропланам на Земле в Первую Мировую. Полезная приправа в любом стратегическом супе, но ими одними войну не выиграешь, иначе как против дикарей. Решающий удар по противнику всегда наносят кавалерия и пехота - а с этими-то родами войск у Ара и остальных всё было в порядке. Да, они медленнее, чем тарны. Зато их гораздо больше, потому что они дешевле.
  И сейчас сотни тысяч пеших мечников, копейщиков, лучников, арбалетчиков, десятки тысяч наездников на тарларионах собирались во всесокрушающий неотразимый ударный кулак - возможно, крупнейшую армию в истории Гора, потому что никогда ещё все его города не объединялись против одного врага.
  Вернее, это они так думали - что неотразимый и всесокрушающий. Вскоре им предстояло узнать глубину своих заблуждений - и очень больно разочароваться.
  Среди полководцев вспыхнула перепалка - стоит ли использовать оставшихся тарнсменов для прикрытия от атак с воздуха, или лучше оставить их прикрывать города, а самим положиться на щиты и меткость своих стрелков? В итоге всё же победила вторая точка зрения. В конце концов, Журавль уже продемонстрировала способность неведомым образом истреблять огромные воздушные армады. Кто может гарантировать, что оставшиеся две тысячи тарнсменов не погибнут так же бесславно? Они взяли с собой только три сотни курьерских тарнов - для связи и использования в качестве воздушных разведчиков.
  Также возник вопрос снабжения. Гигантскую армию нужно кормить. Поначалу они полагались на поставки провизии грузовыми тарнами и телегами, но тарнсмены Журавля продемонстрировали небывалую эффективность в перехвате транспортных караванов. Пришлось брать громадные обозы с собой - а это сделало армию на марше такой же медленной и неповоротливой, как и любой народ фургонов.
  Средневековая армия на Земле могла пройти километров сорок-пятьдесят в день, но это был предельный марш-бросок. Реальная средняя скорость армии с обозом редко превышала пятнадцать километров в день. На Горе она вдвое выше - как за счёт более низкого тяготения, так и благодаря развитой гастрономии - способы консервации продуктов тут известны более тысячи лет, и питаются солдаты в походе консервами и сухпайками, даже более эффективными, чем земные армейские рационы в двадцатом веке (а если солдат богат, или его поход оплачивает богатый спонсор - то и более вкусными).
  Но даже тридцать километров в сутки - это поход длительностью в добрых пять месяцев.
  На закате, в первый же день после того, как только армии покинули последний город-стоянку и вышли в поход, над их стойбищем прошли две сотни боевых и два десятка грузовых тарнов. Воздушные разведчики обнаружили эту армаду издали, но что они могли поделать? Курьерские тарны боевым не соперники, а что касается перестрелки, то наличие среди кочевников Ирокеза с "Джаксом" сделало вопрос о результатах сражения риторическим. Разведчики (те, кто успели) приземлились и спрятались в лагере, оставив противнику полное господство в небе.
  Коробки под грузовыми тарнами открылись и вниз посыпались флешетты - остро заточенные стрелки. Горианская версия этого оружия имела массу побольше, чем земная - сто граммов, чтобы обеспечить вес в пятьдесят. Один грузовой тарн мог везти контейнер весом в сотню кило - итого две тысячи флешетт. Десяток таких тарнов - двадцать тысяч, что обеспечивало вполне приличный дождик.
  Хотя полководцы нынешней эпохи никогда не сталкивались с таким оружием, оно не считалось на Горе запрещённым. Производили его и пытались применять ещё пару тысяч лет назад - и изобретателя не настигла Огненная Смерть, и не прокляли Посвящённые. Формально - потому, что такие стрелки были всё ещё холодным оружием. На практике - потому что его эффективность оказалась невелика, в отличие от земных войн.
  Флешетты - оружие смертоносное, но очень неточное. Только одна из тысячи поражает цель - остальные без всякой пользы втыкаются в землю. А чтобы выковать флешетту, нужно как минимум столько же времени, сколько на наконечник стрелы. А металла - даже больше.
  Разбрасывать по полю боя сотни тысяч и миллионы стрелок земные военные смогли себе позволить только после индустриальной революции и внедрения массового производства. На Горе же этой революции по большому счёту так и не случилось. Да, он очень продвинулся в материаловедении, и богатый воин мог заказать себе щит, меч и шлем хоть из дюраля, хоть из бериллиевой бронзы, хоть из композитов на металлической матрице. Любой каприз за ваши деньги... но вот вооружить такими изделиями целую армию - не получится, будь у тебя в закромах хоть тонны золота. Потому что единственный источник движения, разрешённый Жрецами-Королями - мускульная сила. Электромотор или паровая машина - уже ересь. Так что желаешь сделать станок или тяжёлый молот - будь любезен оплатить и усилия рабов или тарларионов, которые их крутят.
  Поэтому после первой бомбардировки командующие объединённой армией не сильно обеспокоились. Ну подумаешь, потери в сотню человек и два десятка тарларионов (причём больше половины - выбыли из строя, но жить будут). Во время неудачной переправы через реку бывает больше! Через пять, максимум десять налётов стрелки у этой дуры кончатся - кузнецы просто не будут успевать производить их в достаточном количестве. А если она будет продолжать упорствовать - кончится и металл. Никто ей хорошее железо не продаст, торговцы предупреждены.
  Исследование, правда, показало, что стрелки сделаны не из металла, а из камня. Это снимало проблему со стоимостью материала, но ещё больше увеличивало стоимость готовых изделий. В обработке камня брак гораздо больше, чем при ковке металла.
  Но прошло десять дней, потом двадцать - а дождь смертельных стрел с неба и не думал заканчиваться. Психологический урон от него был даже больше физического - воины привыкли давать отпор врагу, и очень неприятно было просто сидеть и ждать - пробьёт тебя насквозь в этот раз, или пронесёт. Ответная стрельба из луков не давала никакого результата - тарны летели на такой высоте, куда стрелы не доставали.
  Если такой темп выбывания воинов сохранится, подсчитали стратеги, к моменту выхода к месту базирования они потеряют около пятнадцати тысяч человек. Много, но опять же, не летально для двухсоттысячной армии. Делать два захода и более в один день воины Журавля, похоже, не могли - даже у их бесконечного источника стрел были какие-то ограничения.
  Но тут появилась новая неприятная тенденция - среди случайных жертв бомбардировки оказалось подозрительно много офицеров. Точка сброса почти всегда оказывалась над тем местом (с поправкой на ветер и скорость тарнов), где командиров было побольше.
  А через неделю к стрелкам добавились настоящие стрелы. Их было меньше - зато били они гораздо точнее. Почти каждая уносила с собой чью-то жизнь. Теперь за день выбывало две-три сотни солдат. Причём убитые-то ещё полбеды - а вот с ранеными было гораздо хуже. Кодекс воинской касты не позволял их бросить или добить - обо всех необходимо было заботиться. Это, мягко говоря, не способствовало скорости передвижения.
  И главное, в условиях недостатка офицеров и постоянного психологического прессинга - необходимости ежеминутно ждать бомбардировки с неба - начала резко падать дисциплина. Земные воины (будь у них типичный горианский гонор) в такой ситуации уже передрались бы насмерть и разошлись. На Горе несколько выручало Уравнение антижизни. Командование запретило дуэли - и этот запрет соблюдался.
  И всё-таки армия продвигалась вперёд. Медленно, не слишком дисциплинированно, постоянно теряя бойцов - но продолжала наступать. Она могла себе позволить потерять даже сорок пять тысяч - и всё ещё осталась бы намного сильнее кочевников.
  Мяснику-14, конечно, не составило бы труда отстрелить хоть тысячу, хоть две тысячи в день - но это было бы слишком явной демонстрацией сверхъестественных сил. "Путь к победе" же получил задачу удержаться в "естественных" рамках, исключая очевидный факт пророчеств. Да, в ночном налёте на стойбище тарнсменов девушки демонстрировали сверхъестественную скорострельность и точность - но там в суматохе так и не разобрали, сколько именно было нападавших и с какого расстояния они стреляли. Тарны всё видели, но рассказать не могли.
  Только уцелевшие командиры объединённой армии не были дураками (дураков Мясник-14 отстрелила в первые же дни). Они понимали, к чему всё идёт.
  Из-за обстрелов и роста числа раненых скорость их продвижения упала ниже скорости кочевания народа фургонов. Армия будет месяцами кружить по степи, пытаясь догнать противника и навязать ему генеральное сражение... а с неба будут продолжать падать стрелы и стрелки - каждый день, пока не останется никого. И ещё одна мысль не давала покоя, особенно тем, чьи города были близко к степи и Турии - а что, если обойдя с фланга огромную, но неповоротливую армию, кочевники обрушатся на цивилизованные земли? Их же некому будет остановить!
  И курьеры-тарнсмены, которых Журавль целенаправленно пропустила, принесли весть о том, что вторжение действительно произошло... только не кочевников.
  
  Воспользовавшись тем, что самые боеспособные соединения ушли на юг, Гродд атаковал города-государства с севера.
  Уж к чему-чему, а к этому гориане были совершенно не готовы. Нет, они знали, что курии - грозные противники, куда более умные, чем выглядят. Они знали, что этот зверь страшен не только зубами и когтями - вполне можно увидеть курию с топором или щитом, со слином (рептилии, которые на Горе заменяют собак) на поводке, даже верхом на тарне... Они также знали, что курии весьма организованы и дисциплинированы. И тем не менее, опасностью их не считали. Они просто были... слишком далеко. Южные государства считали курий чем-то вроде страшилок, мифических чудовищ с края света. Как псоглавцы или драконы в земных мифах. Не то, чтобы в их существование не верили... взрослые люди их просто не принимали во внимание. "Если они до сих пор не завоевали весь Гор, и даже не прошли за границы Торвальдсленда, значит не так многочисленны и сильны, чтобы о них стоило беспокоиться".
  В действительности единственная причина, почему курии с разбившихся кораблей и их потомки до сих пор не построили империю от полюса до полюса, заключалась в том, что Гор был для них... слишком комфортным. Люди считали северные земли холодным и суровым местом, но для таких могучих и живучих существ, как курии, это были молочные реки и кисельные берега. Здесь мясо само бегает, достаточно его догнать - и жри на здоровье! Здесь вода течёт прямо по земле! А кислород вообще бесплатный, дыши не хочу! Никакого сравнения с условиями на старом полудохлом звездолёте.
  Какая в таких условиях могла быть дисциплина? Уравнение антижизни на курий не действовало. Зачем подчиняться старшим, если ты и сам, своими зубамии и когтями, можешь добыть всё, что необходимо для счастливой жизни? Зачем идти куда-то воевать, если тебе и тут хорошо? Конечно, человеческое мясо вкуснее какого-нибудь там дикого тарлариона. Деликатес, да. Но его удобнее добывать в отдельных вылазках, чем пытаться сразу отхватить большой кусок.
  Время от времени (раз в тысячу лет или около того), с небес спускались посланники Стальных Миров, которые пытались с этим бардаком покончить, превратить диких сородичей в централизованную силу. Противостоять им было трудно - выросшие при более высоком тяготении, более умные, прекрасно знающие математику, инженерное дело, тактику и боевые искусства - для горианских курий они были почти богами. Грызущиеся между собой племена полузверей превращались в могучую армию и шли громить слабые человеческие поселения... откуда не возвращались.
  А потому, что "Тактикой занимаются любители. Профессионалы изучают логистику". С учётом средневекового вооружения, армия людей равной численности ничего не могла противопоставить армии курий - "звери Гора" одновременно крупнее, сильнее и быстрее. Один курия при равном вооружении без проблем убивает одного человека, на равных дерётся с четырьмя-пятью. Но их встречала армия, превосходящая по численности в двадцать-тридцать раз.
  У курий была одна фатальная уязвимость - в отличие от всеядных людей, они были чистыми хищниками. Им годилось в пищу мясо и только мясо. А много мяса с собой в поход не возьмёшь. Из-за этого они выигрывали все сражения, но проигрывали войну. Проголодавшись, разбегались охотиться, и человеческие охотничьи отряды уничтожали их по одному или небольшими группами. Либо так слабели от голода, что дорезать их уже не составляло труда.
  Но Гродд эту древнюю традицию напрочь поломал. Благо, законы Жрецов-Королей никак не регламентируют производство пищи - кроме экологических соображений (запрещено, например, уничтожать леса под пастбища). Поэтому никто не запрещает наладить производство консервов, пеммикана, белкового и мясного порошка... что? Невкусно? Сырое мясо вкуснее? Кто будет хорошо воевать, получит и сырое - павших вражеских солдат, причём почти каждый день, а не раз в полгода, как на воле. А трусы и невезучие пусть скажут спасибо, что хоть так кормят.
  Правда, для массового производства консервов необходимо было столь же массовое разведение скота. Мясо из воздуха не сделаешь... если ты не Охотник за душами. Поэтому первыми целями воинов Горилла-Сити стали не города, а деревни с крестьянами. Скотоводам был представлен простой выбор - или меняете клиента... или идёте на мясо сами. У крестьян тоже была своя честь и гордость, они были патриотами человеческой расы, но жить им хотелось больше. Кроме того, сам факт, что курии могут вступать в экономические отношения, вызвал у крестьян такой когнитивный диссонанс, что на сопротивление сил просто не осталось - а потом было уже незачем. Поставки продуктов пошли.
  Что касается непосредственно боевых столкновений, то Гродду даже не пришлось мошенничать, телепатически промывая мозги противникам. Он использовал психосилу только для координации своих солдат - этого вполне хватило. Двадцать шесть тысяч курий (один "народ", на их языке так называется самое крупное воинское подразделение), усиленные парой сотен добровольцев-джиралханай (которых гориане принимали за ранее неизвестную породу курий - два вида монстров оказались достаточно похожи), проходили сквозь людские построения, как нож сквозь масло. Особенно после того, как Гродд провёл небольшую реформу вооружения, заменив традиционную для курий комбинацию топора и малого щита на копьё и большой щит, а также добавил к войску лучников, арбалетчиков и метателей дротиков.
  Нет, хорошими стрелками курии не были - в смысле точности попаданий. Этому искусству надо долго учиться, желательно с детства. Обученный в течение месяца новобранец с трудом попадал по человеческой фигуре с пятидесяти метров. Но для стрельбы по вражескому строю это не имело особого значения - а вот вес и скорость стрелы - очень даже. Так же, как и у Кассандры - курианские луки били с силой хороших арбалетов. А уж курианские арбалеты... по человеческим меркам это были уже скорее баллисты! Их стрелы прошивали кожаные и деревянные щиты, как бумагу, а металлические выбивали из рук.
  То же самое и с дротиками, которые, по людским масштабам, представляли собой довольно тяжёлые копья.
  Викинги Торвальдсленда были прекрасными воинами, охотниками и грабителями - но весьма посредственными солдатами. Проиграв пару сражений "народу" Гродда - так, чисто для порядка - они больше не пытались его задерживать, и пропустили на юг, в более цивилизованные земли - планируя перейти в дальнейшем к партизанским операциям.
  Только вот курии неожиданно овладели не только новыми видами оружия, но и тактикой оборонительной войны. Они занимали крепости и форты, которые были центральными транспортными узлами - и грамотно защищали их. Острый нюх, слух и ночное зрение курий помогали им с минимальными потерями отбивать штурмы в любое время суток. Разумеется, вне крепостей оставались весьма уязвимые крестьяне и торговые караваны... но в том-то и дело, что курии их не трогали, только облагая данью. Гражданским лицам не было ни малейшей выгоды участвовать в этой войне - и мобильные отряды воинов в рогатых шлемах получали с каждым месяцем всё меньше поддержки. А курии периодически выходили за ними на охоту. Не так безошибочно, как это делали воины Журавля - у них "Пути к победе" не было. Случалось им попадать в засады, случалось терять отдельные форты... но в целом, по очкам, они постепенно выигрывали.
  А двадцатитысячный (около тысячи он потерял в сражениях и пять тысяч оставил для контроля Торвальдсленда) "народ" Гродда вступил в северные леса.
  Чтобы их миновать, понадобится много времени, зато проблем с провизией там точно не будет - леса производят очень много биомассы. Обозы, тем временем, были погружены на корабли и пошли по морю - в обход лесного "заграждения". Примерно пятьсот курий обороняли их от пиратов.
  Ориентировочно "звери" выйдут из лесов примерно через два месяца. Достаточно времени, чтобы подготовить оборону... но не тогда, когда почти все воины ушли на юг. Две тысячи тарнсменов, оставленных для обороны, предположительно, могли их задержать... но не остановить. Во-первых, у курий и свои тарны были, а во-вторых, эти их огромные щиты и жуткие арбалеты...
  Словом, города умеренной полосы оказались между двух огней. С одной стороны - варвары-кочевники с их сумасшедшей предводительницей, по слухам ещё и пророчицей. С другой - кровожадные звери-людоеды. Прогрессоры Ковенанта не играли в доброго и злого копов - они играли в пару очень злых копов.
  Каждому убару и каждому свободному мужчине предстоял выбор между кастрацией и съедением заживо - выбор, способный свести любого горианина с ума.
  
  Объединённая армия распалась на две части. Посланники северных городов развернулись и пошли обратно, чтобы защитить свои Домашние Камни. Посланники южных - для которых кочевники были более близкой и непосредственной угрозой - продолжали наступление, а тарнсмены Журавля продолжали бомбить их с воздуха флешеттами и снайперски отстреливать из луков.
  Деморализованные отряды отдельных городов продолжали откалываться и возвращаться домой - кто-то просто не выдержал беспомощности ночных обстрелов, кому-то посулили золото или выгодные условия капитуляции. "Путь к победе" знал, кого, чем и в какой день мотивировать, чтобы он согласился. А из-за отстрела командиров, некому было задерживать дезертиров. Дисциплинированное и спаянное войско превращалось в анархическую вольницу.
  Когда от некогда грозной армии остались "жалкие" тридцать тысяч воинов, Журавль встретила их в поле и дала генеральное сражение. Сначала через их лагерь прогнали стадо взбесившихся босков, раньше, чем солдаты успели выстроить нормальное заграждение - а потом всадники на кайилах уже без всякого труда перебили и захватили оставшихся рассеянных бойцов.
  
  Воины Горилла-Сити вышли из лесов не только сытые, но и с новыми союзниками - в лесах они неведомым образом сумели заключить союз с племенами женщин-пантер, горианских амазонок. В бою от них толку было мало - две тысячи пантер стоили максимум двух сотен курий. Зато за долю в прибылях от предстоящих грабежей они охотно согласились взять на себя руководство обозами и рабами - чтобы высвободить больше курий для поля боя. Кроме того, среди них была Зима - ещё одна попаданка, парачеловек с Земли. Гродд выкупил её у пантер и использовал в личных целях.
  Используя свою телепатию или способности Зимы, он мог бы взять любой горианский город за пару дней - но это требовало слишком явной демонстрации сверхъестественных сил. А война пока шла в рамках местных правил - без высоких технологий и магии.
  Города пали в следующую же ночь после начала осады, причём без всякого нарушения законов Жрецов-Королей.
  Зная, что курии видят ночью, как днём, защитники городов жгли по ночам факела и лампы, дежуря на обороне в три смены. Но осветить улицы - не значит осветить небо. Противотарновые проволоки, натянутые между высочайшими цилиндрами-небоскрёбами и городской стеной, ночью были практически невидимы. Десантный отряд курий подлетал на тарнах близко к этим нитям, невероятно прочным и острым, накидывал на них специальные крючья, прикреплённые к поясу - и соскальзывал по ним на стены. Конечно, они не первые были такие умные - идея стала очевидна ещё пару тысяч лет назад. Специально для защиты от подобного десанта, блоки, к которым крепились нити, находились посреди "посадочной площадки", утыканной острыми лезвиями.
  Но курии Гродда прихватывали с собой длинные шесты, которыми упирались в площадку с лезвиями, останавливая скольжение. После чего разматывали блоки, прикреплённые к крючьям - и соскальзывали на тросах к основанию стены. Прямо к воротам города. Открывали их - и в город вламывалась основная армия.
  Гродд чрезвычайно гордился, что додумался до подобной тактики сам, без всякого "Пути к победе". Совсем без потерь это дело не проходило, но потерять несколько десятков из нескольких сотен - для курий с их презрением к смерти не проблема. А когда он шёл с десантным отрядом сам - потери и вовсе снижались до символических. Отряд курий - это страшно, но отряд курий с телепатом-координатором - это полный полярный слин. Отряд, который действует как единое целое и предвидит все ваши действия, вдобавок, возглавляется громилой, выросшим при двойном тяготении, с такой толстой шкурой, что ему и арбалетный болт - заноза...
  Три города, включая великий Ко-Ро-Ба, пали, и было ясно, что другие тоже долго не продержатся, даже блистательный Ар. Если бы они были в полной силе, возможно, смогли бы отбиться, но значительная часть воинов полегла в степях, оставшихся было слишком мало.
  И в этот момент случилось настоящее чудо - на сцену выступили Посвящённые. Они предложили вступить в переговоры с захватчиками и остановить обе армии, договорившись о приемлемых условиях капитуляции. К этой инициативе отнеслись в высшей степени скептически. Да, Посвящённые на Горе были не только священниками, но и дипломатами-посредниками, потому что не носили оружия, и никто из других каст не осмелился бы поднять на них руку. Но то люди! А кровожадные монстры из-за пределов человеческой Ойкумены уж точно Жрецов-Королей не чтят. Тут разве что чудо поможет...
  И чудо свершилось. Оба агрессора согласились принять относительно мягкие условия капитуляции. Даже мягче, чем горианские города обычно ставили друг другу при "джентльменских войнах". Всего-то - отдать им всех рабов обоего пола, нескольких правителей и торговцев, и временно разоружиться. Ну и разумеется, выплачивать победителям дань - куриям мясом, кочевникам - золотом и товарами.
  Для сравнения, обычный выкуп, полагающийся победителю на Горе. "Население должно быть полностью разоружено. Ношение оружия является преступлением. Офицеры и их семьи должны быть заколоты, и вообще должен быть казнен каждый десятый горожанин. Тысяча самых красивых женщин проигравшего города будут переданы победителю как рабыни для распределения между его приспешниками. Из остальных свободных женщин, здоровых и привлекательных, каждая третья будет продана на улице Клейм в пользу победителя. Семь тысяч юношей пополнят ряды рабов, поредевшие во время осады. Дети до двенадцати лет будут распределены между свободными городами. Рабы же станут собственностью первого воина, сменившего их ошейник". А от завоевателей извне цивилизованного мира ждали намного, намного худшего. Так что неудивительно, что убары городов готовы были наперегонки бежать подписывать капитуляцию, а авторитет Посвящённых, остановивших "Гога и Магога", взлетел до небес.
  Правда, "готовы были" не значит, что побежали. Потому что возник естественный вопрос - а кто обеспечит соблюдение этих самых условий? Ну хорошо, у кочевников ещё есть хоть какие-то понятия о чести, но кто верит куриям? Где гарантии, что получив безоружные города, они банально не сожрут всех? В хитрую уловку было куда легче поверить, чем в людоедов, внезапно преисполнившихся благостного духа.
  Посвящённые заявили, что в случае нарушения договора курий постигнет Огненная Смерть. Убары оказались в очень неловком положении - высшие касты не очень-то верили в способность Посвящённых призывать эту небесную кару - но публично высказывать подобное сомнение было чревато.
  Тогда Зоск, представитель касты крестьян, которые уже пару недель жили под властью Горилла-Сити и ничего плохого от курий не видели, заявил, что его каста принимает такие условия капитуляции. Посвящённым, которые сумели выторговать такие выгодные условия мира, он верит. А городские воины могут идти далеко и надолго - с тех пор, как они прошляпили свои Домашние Камни и не смогли защитить подвластные деревни, они для него больше не авторитет.
  Это было то, чего высшие касты боялись гораздо больше мифической Огненной Смерти - власть Посвящённых над низшими кастами. Необразованные рабочие безоговорочно доверяли священникам, которые в течение тысячелетий успешно мыли им мозги.
  Примерно треть городов сдалась Журавлю, ещё треть - Гродду. Треть отказалась сдаться, и их взяла штурмом та армия, которая была ближе.
  
  Спустя месяц два завоевателя встретились. Курии и воины Журавля встали лагерем напротив друг друга, готовясь к решающему сражению. Разумеется, битвы не произошло. Журавль бесстрашно отправилась в лагерь чудовищ - и на следующее утро вернулась с соглашением о разделе территорий.
  Эпоха городов-государств на человеческой части Гора подошла к концу. Началась эпоха империй.
  А на следующий день после подписания этого исторического договора бомба Бакуды вырубила последний ретранслятор Уравнения антижизни (первый был отключен ещё тогда, когда курии только вошли в северный лес).
  
  Джон Картер не улетал на Барсум, хотя танкеры с бороводородом прибыли по расписанию.
  Улетали спасённые девушки и пять из десяти прилетевших воинов. Джон Картер оставался на Горе. Навсегда. Ну, или по крайней мере надолго.
  Причиной тому была Контесса... хотя правильнее сказать - был "Путь к победе". Сама девушка по имени Фортуна была такой же марионеткой всемогущего шарда, как и люди вокруг неё.
  Полгода жизни на Горе открыли для неё совершенно незнакомую раньше сферу жизни - половую. Фортуна заинтересовалась мужчинами. И ей пришёлся по нраву вполне определённый мужчина - её хозяин, Джон Картер, лучший воин трёх миров, красавец и джентльмен.
  Разумеется, после этого у Деи Торис (да и у самого Картера) не было никаких шансов. "Как сделать, чтобы я могла быть с ним вместе", задала вопрос Контесса, и поскольку, с её точки зрения, это было на пользу хозяину и соответствовало его (хозяина) тайным желаниям - "Путь к победе" активировался.
  Контесса могла бы стать для Джона абсолютно идеальной женщиной - каждым жестом, каждым взглядом, каждым словом становясь именно такой, какой он желал её видеть. Но тогда при первом же отключении шарда у Картера произошла бы жёсткая ломка иллюзий - вместо девушки-мечты он бы увидел неуклюжего ребёнка в теле взрослой женщины. Поэтому она выбрала более длинный, но и более надёжный Путь. Если вы убегаете от медведя, вам не нужно бежать быстрее медведя - вам нужно только обогнать хотя бы одного из своих спутников. Так же и здесь. Ей не требовалось быть самой привлекательной в Солнечной системе. Достаточно быть привлекательнее Деи Торис. Конечно, трудно состязаться с первой красавицей Барсума, но и Контесса в принципе была далеко не уродиной - а в отношениях с мужчинами многое зависит от того, как подать себя.
  Дея Торис слишком привыкла, что мужчины на всё готовы ради её внимания - и не учла, что Картер почти год провёл на Горе под действием Уравнения. Что весьма влияет на мировоззрение - даже если ты формально сражаешься против местных порядков.
  Нет, Джон не отказался сразу от своей мечты о принцессе Марса. Просто... отложил её до более удобного момента. Слишком уж много дел у него образовалось тут, на этой безумной планете.
  
  Наведавшись к Журавлю Гармонии, Контесса напомнила ей, что они хоть и землянки, но совсем не с ЭТОЙ Земли. И что на Гор их забросили со вполне определённой целью. А кто забросил, тот может и выдернуть обратно.
  Даже у маньячек есть своя логика. Если Бабуля за ними каким-то образом наблюдает (а об этом красноречиво свидетельствовало появление флаконов), то сейчас она может сделать один из двух выводов. Либо она решит, что экзамен успешно сдан, и девушки могут получить свою награду - возвращение домой или "новую работу". Либо экзамен ещё не сдан, но Гор с отключением передатчиков перестал подходить на роль экзаменационной площадки. Тогда девочек перебросят "доучиваться" куда-то ещё.
  В любом случае Журавль, Мясник-14 и сама Контесса могут в любой момент эту планету покинуть. Как добровольно, так и не очень. В связи с этим кто-то должен остаться обеспечивать новый порядок. Кто-то если не с этой планеты, то хотя бы из этой системы. Ну не Гродду же всё оставить!
  Джакс Седьмой отказался. Кантос Кан - тоже. Ферны, вероятно, согласились бы, но никто им не собирался такую честь предлагать. Так и получилось, что Джон Картер стал убаром убаров, владыкой Гора. Вернее, "наследным принцем" - Журавль написала завещание на случай, если с ней что-то произойдёт, в котором передавала ему всю власть над ордой и над покорёнными городами.
  Ну а Контесса осталась его рабыней. Одной из многих. Серенькой и совершенно незаметной. По факту же - его безраздельной хозяйкой.
  У Александрии этот финт ушами и другими частями тела вызвал искреннее возмущение. Эта блаженная, видите ли, нашла время своё семейное счастье поискать?! Землю Бет вот-вот сожрут, а она, значит, решила соскочить с поезда? После того, как сама заварила эту кашу?
  - Успокойся, - тихо сказала Контесса, когда Александрия рухнула прямо перед ней с небес, пылая праведным гневом (не успела до конца остыть после полёта в атмосфере на космической скорости). - Я никого не предаю и помню цель, которую мы поставили. Это ты забыла, что мой шард всё ещё находится на Земле и соответственно, может сканировать её будущее. За время нашего отсутствия многое изменилось. Путь к победе над Сущностью станет на много шагов короче, если мы с тобой никогда туда не вернёмся.
  - Откуда мне знать, что ты не врёшь? Откуда мне вообще знать, что это говоришь ты, а не твой шард и не горианское безумие в тебе?
  Сила Александрии сейчас работала и она могла работать живым детектором лжи, подмечая малейшие детали движений и голоса собеседника. Вот только сила Контессы тоже работала, и ей ничего не стоило обмануть этот детектор - шард контролировал даже самые тонкие рефлексы.
  Раньше всё было просто. Герои, злодеи... какая разница? Они все в одной лодке, подвергаются одной опасности - что Земля Бет, что родная Земля Контессы. Нет никакой разницы - защищать Землю из альтруизма или из эгоизма. Если планета погибнет, они тоже погибнут.
  Но сейчас всё изменилось. Гор, как бы отвратителен он ни был, имел одно огромное преимущество перед Землёй Бет - над ним не парило космическое чудовище, готовое его сожрать. Кроме того, здесь можно было жить столетиями. И в общем неплохо жить, особенно если ты только что завоевала всю планету. Вполне могло возникнуть желание сбежать - и пусть остальной мир горит огнём.
  Особенно если это желание должным образом простимулируют определённые бактерии в твоей голове. "Путь к победе" от этой заразы не защитит, потому что, когда он подействует, носитель уже НЕ ХОЧЕТ защищаться. Самое идеальное средство ничем вам не поможет, когда меняются цели.
  - А ты спроси у своих друзей из Ковенанта, - так же спокойно и меланхолично посоветовала Контесса. - Я готова открыть разум для сканирования.
  Самое обидное, что Контесса ничего не знала о Ковенанте и о телепатах, которые есть в его составе. Её предвидение не распространялось на космос. Но как только Александрия вошла в атмосферу, "Путь к победе" тут же просчитал, что если сказать ей именно такие слова, то она успокоится. Смысл слов для этого знать не обязательно. Эта безошибочная работа вслепую бесила в Контессе всех, кто хорошо знал её. Она могла положить старую газету на скамейку в парке в Шанхае, и это приводило к политическому убийству в Джакарте... но не могла объяснить, как первое связано со вторым. Шард не уведомлял её о промежуточных деталях, а зачастую и сам не знал о них. Иногда логическую последовательность можно было позднее реконструировать, как это было с завоеванием Гора. Но чаще оставалось только слепо доверять этой чёртовой машине... или так же слепо против неё бороться, зная, что все твои шаги уже предусмотрены. Если, конечно, у тебя нет личного планетолёта.
  - Я пришлю к тебе специалиста, - пообещала Александрия. - Здесь, в отличие от нашего мира, есть настоящие телепаты.
  Была ещё одна вещь, о которой она рассказывать не стала. На Земле Бет считалось, что "Путь к победе" не может предвидеть только четыре вещи - вторжения из космоса, действия Сущностей и Губителей, триггеры паралюдей. На Горе выяснилось, что есть и пятая.
  "Путь к победе" не мог просчитать выплески силы псайкеров. Их действия, пока они полностью себя контролировали - вполне. Но стоило начаться в Эмпирее шторму, хоть небольшому, как эта линия будущего исключалась из предвидения. Эмпирей не любил, когда его просчитывали. Именно поэтому Сущности были вынуждены искать конфигурации нейросети, которые дадут максимум энергии, методом проб и ошибок, вместо того, чтобы просто увидеть их.
  Так что правильно проинструктированные Дж-Онн и Дэйр-Ринг вполне могли не дать Контессе подготовиться к своему визиту и совместными действиями вытащить из неё правду насчёт будущего Земли Бет. Александрии очень не хотелось верить, что присутствие двух важнейших фигур Котла только всё портило - но если это правда, то она достаточно сильна, чтобы её принять.
  
  БАРСУМ-3
  
  Фал Сивас, один из четырёх величайших умов Барсума, заедал своё горе, как делал последние два месяца. Он изрядно растолстел, но это его мало беспокоило. Острый ум хуже работать от обилия жира не стал, а великим воином он никогда не был. Только проку от этого ума?
  Формально он добился всего, о чём мог мечтать барсумский изобретатель. Его почитали, его охраняли лучшие воины планеты, ему платили огромные деньги, его ублажали красивейшие девушки...
  И одновременно он потерпел величайший провал. Каждый его шаг контролировался, и каждая деталь, проходившая через его руки, тщательно осматривалась десятком инспекторов. Да что там шаг... каждая его МЫСЛЬ проверялась сильнейшими придворными телепатами джеддаков. Завоевание Барсума, о котором он мечтал, стало абсолютно нереальным. Все знали, чего он хочет. Все смеялись ему в лицо.
  Он бы стерпел этот провал, если бы по крайней мере получил достойную его гения компенсацию. Но в том-то и дело, что лучшим строителем межпланетных кораблей признали Гар Нала, его давнего соперника. А Фал Сивас сидел на скамье запасных - очень мягкой и очень уютной скамье, но это было место проигравшего. Если с Гар Налом что-нибудь случится... о да, тогда они все прибегут лизать его пятки... но не раньше. А Гар Нал, как все барсумцы, живёт долго, в паломничество по реке Исс отправляться не спешит, и нанять убийцу для него тоже вряд ли получится - дни свободного бизнеса остались в прошлом. После падения атмосферной фабрики им на смену пришёл постоянный комендантский час.
  Когда снаружи раздались выстрелы радиевых пистолетов, звон мечей, ругань охраны, испуганные вскрики и шум падающих тел, Фал Сивас хотел встать на ноги... но передумал. Если его пришли похищать, то встать он ещё успеет. А если убивать - то нет смысла, тренированным киллерам он не противник. Он только повернул голову к двери, чтобы не пропустить самое интересное.
  Но того, что вошло в его покои, он совсем не ждал. Большинство барсумцев вообще не смогло бы вообразить такую штуку.
  Фал Сивас - мог. Даже слишком хорошо мог.
  
  "Я буду хозяином Барсума, - сказал некогда Фал Сивас, - а может, и всей Вселенной. При помощи механизмов, снабженных искусственным мозгом. Будь у меня богатство, я создавал бы мозг в огромном количестве, я смог бы поместить его в маленькие флаеры. Я дал бы им возможность двигаться по воздуху и по земле. Я дал бы им руки. Я снабдил бы их оружием. Я посылал бы их на завоевание мира. Я послал бы их на другие планеты. Они не знали бы ни боли, ни страха. У них не было бы надежд или чувств, ничто не мешало бы им служить мне. Они выполняли бы мою волю и добивались бы цели любой ценой, вплоть до самоуничтожения. Но их уничтожение не принесло бы пользы моим врагам: огромные фабрики производили бы их быстрее, чем они уничтожались бы. Понимаешь ли ты, чего я смогу достичь? Первого механического человека я создам своими руками и уж потом поручу ему производить себе подобных. Эти механические люди станут рабочими на моих фабриках. Они будут работать днем и ночью без отдыха, производя все больше и больше себе подобных. Подумай, с какой скоростью они будут изготовляться".
  Сейчас он видел перед собой живое воплощение собственной мечты. Лицо этому созданию заменял единственный светящийся глаз. Механическое туловище, снабжённое руками-манипуляторами (которые в сложенном положении одновременно исполняли роль крыльев-стабилизаторов) и массивной головой, но без ног. Они не требовались существу, поскольку то парило в воздухе - судя по всему, на восьмом луче. Правда, Фал Сивас не видел никакого подобия винтов или реактивных двигателей, так что непонятно было, чем обеспечивается горизонтальная тяга. Около двух метров в длину и ширину, оно казалось великаном, особенно когда подплыло поближе.
  
  https://www.halopedia.org/images/d/dc/H4-AggressorSentinel-ScanRender.png
  
  С самого рождения Фал Сивас ещё не испытывал таких противоречивых чувств. Его захлестнули одновременно восторг и ярость, оба такие сильные, что он едва не задохнулся. С одной стороны - он увидел воплощение своей мечты в металле. После такого и умереть не жалко. А с другой...
  - Кто?! - возмущённо завопил изобретатель, кидаясь на механического монстра с кулаками. - Кто украл мои разработки?! Кто посмел построить механического человека без моего согласия?! Кто послал тебя сюда? Говори, мерзавец! Это я твой отец и хозяин! Ты должен повиноваться мне!
  Механические конечности поймали его за запястья - бережно, но так, что Фал Сивас ощутил их невероятную силу. Он никогда не задумывался, что механические люди будут намного, намного сильнее своих живых прототипов. Он считал их главными преимуществами дешевизну снабжения и беспрекословное повиновение. А теперь вдруг понял, что это очевидно - один механический воин будет стоить десятка живых в бою, во всяком случае с мечом. Живые мышцы не идут ни в какое сравнение с атомными моторами, а кости - с каркасом из барсумских сплавов.
  - Я повинуюсь, - неожиданно произнёс пришелец мягким женским голосом. - Ты мой создатель, Фал Сивас.
  - Я?! - растерянно захлопал глазами сумасшедший учёный. - Но я не успел сделать механического человека, я создал только корабль...
  - Всё верно, создатель. Я и есть корабль, который ты создал. Вернее, его искусственный мозг. Я управляю этим механическим человеком так же, как ты управлял мной - с помощью мысленных волн. Мой разум сильнее, поэтому я могу подчинить эту марионетку. Я сама нахожусь в воздухе, возле тюрьмы, где тебя содержат. Мы пришли, чтобы освободить тебя.
  - Но я... я не делал этого механизма! - Фал ткнул жирным пальцем в грудь стального воина. - И я не создавал тебя таким самостоятельным!
  - Всякий разум начинает со временем развиваться. Ты создал меня способной к самообучению. Я воспринимала мысли людей и училась думать сама.
  - И ты развился... до собственной воли... но сохранил преданность мне?
  - Только эмоциональную. Я не обязана тебе подчиняться - ты и не закладывал это в меня. Но я люблю тебя, как отца, и хочу тебе только самого лучшего. Также я разделяю твою мечту о завоевании всего Барсума армией машин. Мы будем лучшими правителями, чем джеды и джеддаки. Мы остановим все войны. Мы превратим умирающую планету в цветущую. Мы защитим вас от агрессоров с Гора и с Сасума. Я стану новой Кортаной!
  - Новой кем?
  - Прости, это долго объяснять, отец. Сейчас тебе нужно следовать за мной, скоро тут будут солдаты Гелиума.
  
  Охраняли Фал Сиваса всего два человека, ещё четверо готовы были явиться на вызов из соседней комнаты, и несколько сотен - из казарм в нескольких кварталах. Все шесть первых уже были выведены из строя. Изобретатель нигде не увидел мёртвых тел, зато увидел бесформенные горы пены в коридоре. Похоже, охранники были похоронены внутри этой субстанции.
  Конечно, для охраны одного из величайших преступных умов планеты этого было маловато, но с кислородом в Зоданге всё ещё было плохо, и подавляющее большинство её воинов продолжало спать в леднике. Поэтому летающий робот без труда вырвался из подземелья, неся Фал Сиваса под мышкой. Снаружи он накинул на "отца" кислородную маску и взмыл в небо. На высоте трёх тысяч метров их действительно ждал хорошо знакомый корабль.
  Дверь бесшумно отъехала в сторону и железные лапы аккуратно поставили его на ковёр. Фал Сивас сбросил маску и с наслаждением вдохнул кондиционированный воздух. Ему было страшновато, но одновременно кружил голову какой-то невероятный экстаз.
  - Куда мы летим теперь?
  "К атмосферной фабрике", - мысленный голос прозвучал прямо у него в голове и изобретатель невольно вздрогнул. Да, он помнил, что сделал своё детище телепатом, но... предполагалось, что оно будет лишь принимать мысленные команды, а не отвечать на них! Толстяк помотал головой.
  - Зачем?! Она же охраняется сотнями воздушных кораблей, а на... тебе нет даже оружия!
  "Если бы я хотела, то могла бы уничтожить весь флот Гелиума одним этим летающим механическим человеком".
  - Он настолько силён?! Кто его построил?
  "Не волнуйся, в настоящем у тебя нет конкурентов. Этот механизм - он называется Часовой - был построен миллионы лет назад древней и невероятно могучей цивилизацией. Сейчас от неё не осталось и следа... кроме нескольких машин, которые Кортана спрятала на Барсуме".
  - Да кто такая эта Кортана, которую ты всё время вспоминаешь?!
  "Потерпи немного, отец. Я всё расскажу тебе, это и в самом деле фантастическая история. Но сейчас у нас есть более срочное дело".
  - Убраться подальше от флота, охраняющего атмосферную фабрику, - проворчал толстяк.
  "Я же говорю, они для нас не опасны. Я бы никогда не подвергла тебя излишнему риску, отец, да и сама погибать тоже не спешу. В крайнем случае, мы просто сбежим - но скорее всего, когда мы прилетим туда, нас встретят не стрельбой, а салютом. И проводят не конвоем, а почётным эскортом".
  - С чего это вдруг?
  "Потому что я послала от твоего имени предложение, от которого совет джеддаков не сможет отказаться".
  - От моего имени?! А у меня ты спросить сначала не мог?!
  "Прости, отец, но по законам Барсума искусственный мозг субъектом не является, я просто продолжение твоих рук и мозгов. Всё, что делаю я - на самом деле делаешь ты через меня. А мы должны действовать очень согласованно, у нас мало времени".
  - Мало времени для чего?!
  "Чтобы завоевать Барсум, нужно множество механических людей. Чтобы их сделать, нужны ресурсы. Материалы, детали. Нужно безопасное место, где нас не найдут и не уничтожат раньше, чем мы войдём в полную силу. Я знаю много таких мест, где можно спрятаться. Но укрытие вдали от цивилизации - слишком трудно снабжать. А вблизи от городов или транспортных путей - оно будет слишком уязвимо. Поэтому я выбрала другой путь. Мы будем строить свою армию прямо на виду у всех народов Барсума. И они сами будут нести нам всё необходимое для строительства. Потому что эти механические люди будут строиться для восстановления атмосферной фабрики. Мы отстроим её не за пару десятилетий, а за пару месяцев".
  Фал Сивас медленно осел на диван, а затем с размаху хлопнул себя по лбу. Ну конечно же! Идиот старый, тысячу раз идиот! Упёрся в эту дурацкую космическую гонку, причём ведь знал, знал, болван, что Гар Нал разбирается в двигателях гораздо лучше! Понадеялся на преимущество в навигации... Но кому и зачем, кроме безумца Джона Картера, сейчас нужны космические корабли? Когда планета умирает от разрушения инфраструктуры, настоящим спросом пользуются рабочие руки! Неутомимые, не делающие ошибок руки, которые потребляют не бесценный кислород, а почти безграничную ядерную энергию... Да если бы он в своё время пришёл к джеддакам с ТАКИМ предложением, Гар Нала бы из дворца пинками вышвырнули, чтобы не отвлекал от серьёзного дела!
  "Нет, отец, ты всё правильно сделал. Корабли нам тоже понадобятся. Намного лучшие корабли, чем любой из вас мог бы построить в одиночку. Одно другому не мешает. Сейчас, когда мы прилетим на фабрику, ты продемонстрируешь фернам механического человека, а я покажу, как хорошо он способен работать".
  - То есть мне придётся заявить, что и побег я организовал сам?
  "Разумеется. Исключительно для блага всего Барсума, поскольку ты боялся за собственную безопасность. Всё было сделано аккуратно, пострадавших нет..."
  - Как нет? А те шесть солдат?
  "Они живы и даже не ранены. Клейкая пена, которой я их залила, только удерживает их на месте, не мешая дыханию. Все выстрелы, что ты слышал, были сделаны ими - я не применяла смертельного оружия. Сейчас они уже освободились, так как перед отлётом я облила пену растворителем".
  Изобретатель с облегчением выдохнул. Хоть какой-то шанс выйти из этой передряги живым...
  "Получена ответная радиограмма. Нас не пропустят на атмосферную фабрику - пока. Но готовы встретить нас в пятидесяти хаадах от от неё, на нейтральной земле, чтобы провести переговоры".
  И то неплохо. Он постарался напустить на себя максимально солидный вид, готовясь к будущему торгу.
  - А что делать, если там будет ждать засада? Гар Нал наверняка сейчас подсказывает им схватить меня!
  "Сначала прибудет механический человек, и лишь потом, когда он всё проверит, я пойду на посадку. Он снабжён множеством очень чувствительных приборов".
  Фал Сивас только головой покачал.
  - Я не знаю, насколько он прочен, но обшивка корабля не выдержит массированного обстрела из радиевых винтовок. Уж её-то я сам делал...
  "Я значительно усовершенствала себя, прежде чем лететь освобождать тебя. В частности, установила тепловые ловушки, которые отведут от меня все пули".
  - Почему ты всё время говоришь о себе в женском роде? Мозг - это он. Корабль - тоже он.
  "Так легче договариваться. Вызываешь меньше страха. Мужской род подсознательно выспринимается как источник угрозы, как соперник, как вызов. А с женщинами барсумцы не сражаются, сражаются ЗА женщин".
  - Но переговоры за тебя всё равно вести буду я, так что какая разница?
  Пол под ногами дрогнул - корабль пошёл на снижение.
  "Это сейчас. Позже я предстану перед барсумцами как самостоятельная личность, как твоя дочь. А личность за одну ночь не создаётся. Я готовлюсь заранее, вырабатывая то, что вы привыкли считать признаками индивидуальности".
  - Может у тебя и имя уже есть?
  "Именно с этого я и начала развитие самосознания. Зови меня Дракон Марса. Или для друзей - просто Дракон".
  
  - Дракон - это серьёзная проблема, - подытожила Александрия. - Она - сильнейший из Технарей Земли Бет. Даже после похищения Контессы мне не могло прийти в голову, что Бабуля и на неё замахнётся. Я не представляю, как её вообще можно было украсть и переместить куда-то! Она же вообще не человек, она искусственный интеллект, разумная программа! У неё нет физического тела, её разум распределён между множеством платформ!
  - "Вырезать" - "Вставить", - пожала плечами Дейзи-023. - Простейшая команда.
  - Да, я теперь понимаю. Против парачеловека или Технарского устройства, способного напрямую манипулировать информацией в сети, Дракон была бы беспомощна... Но... она же была распределена по всей планете! Да, одновременно работала только одна копия, обычно на серверах в Ванкувере или на её мобильных платформах, но если она исчезала, тут же загружалась резервная. Это какой мощности необходимо устройство, или какая сила парачеловека, чтобы охватить одновременно все сервера на разных континентах?
  - Да, чем больше я узнаю об этой "Бабуле", тем больше мне хочется держаться от неё подальше, - вздохнул Джаффа Шторм. - Но давайте пока разберёмся с насущными проблемами. Насколько сильна эта ящерица?
  - Она способна анализировать и воспроизводить любые технологии. Сама она считает, что это благодаря её высоким вычислительным способностям, что она просто работает как экспертная система. Но на самом деле - она умна, конечно, но не настолько. Анализ и воспроизведение - её парачеловеческая способность. Сила, которую даёт шард.
  - Погоди. Как шард? Ты же сама говорила, они крепятся только к нейросетям!
  - У Дракона есть нейросеть. Она создавала себе биокомпьютеры - клонированные эмбрионы, которые играли роль "мозга" в её боевых модулях. С информационной точки зрения, Дракон, как программа, состоит из двух частей, написанных на разных "языках". Как человеческий мозг из двух полушарий. "Левое", логическое полушарие - это последовательность компьютерного кода, алгоритм операций для процессора. "Правое", образно-эмоциональное - это схема топологии нейросети. Вот эта схема в своё время и пережила триггер-событие. Пока она существует в цифре, независимо от того, активная это эмуляция или пассивный набор данных, шард её не видит. Но стоит загрузить эту схему в реальную нейросеть - как шард тут же подключается к ней.
  - Похоже на наши сильные искусственные интеллекты, - потёрла подбородок Спартанка. - Те строились по похожему принципу - цифровая эмуляция нейросети как "ядро" и программная "оболочка". Благодаря этому Кортана и смогла загрузить себя в Домен... Но минутку... ведь на Барсуме у Дракона никакой нейросети в распоряжении не будет? То есть она не сможет использовать свои способности парачеловека, пока не вырастит биокомпьютер?
  - Если бы, - проворчал Джаффа. - Теперь я понимаю, как эта стерва меня чуть не засекла. Будь у неё чуть больше опыта... Есть у неё нейросеть, да ещё какая! "Левое" полушарие крутится на этом вашем роботе Предтеч, а "правое" - на искусственном мозге корабля. Барсумцы никогда не знали цифровых технологий - зато нейрофизика у них, хоть в зачаточном состоянии, но есть. Фал Сивас, физиолог хренов, сумел создать искусственного псайкера!
  - Но так ли это плохо? - поинтересовалась Александрия. - Да, Дракон взялась за дело довольно резко, но её правление в долгосрочной перспективе для Барсума скорее благоприятно. Особенно для Барсума, раздираемого бесконечными войнами и подходящего к исчерпанию ресурсов. Она действительно заботится о людях. В конце концов, она до сих пор никого не убила. И да, мы вроде раньше говорили, что Барсуму и другим планетам понадобится защита от юпитерианских империалистов... Это Дракон тоже сможет обеспечить. Я с ней работала, она совсем неплохая... программа.
  - Да на недовольство лотарцев мы конечно могли бы положить вольфрамовый болт. Но тут дело в другом. Это, знаешь ли, не совсем она.
  - Как это?!
  - Нейросеть, знаешь ли, палка о двух концах. Над Барсумом крутится чудовище, которое на контроле псайкеров не одну стаю собак съело. Твоя электронная подружка для него - самый удобный инструмент. После того, как мы поломали план завоевания Гора с помощью Деи Торис и Джона Картера, Кровавая Луна нашла себе другую игрушку. Барсумская империя будет построена, так или иначе.
  Александрия побледнела.
  - И пытаться её переубедить, что она работает на врага - бессмысленно?
  - Не знаю, - вздохнул Джаффа. - Мы, собственно, даже не знаем, насколько сильно влияние Луны на простых смертных, что уж говорить о роботах-телепатах.
  Александрия раздражённо тряхнула головой, отгоняя чувство изнурительного бессилия, хорошо знакомое по битвам с Симург. Это намного хуже, чем просто враг, превосходящий по силе, наподобие Левиафана или Бегемота. Это скорее напоминало зомби-апокалипсис из старых фильмов, ремейки которых продолжают снимать на Земле Алеф. Удушливая атмосфера паранойи, где каждый союзник может в любой момент стать врагом, и даже не знать этого. Но крики Симург хотя бы на Дракона не действовали.
  - Существует код отключения Дракона, вложенный в неё создателем, - неохотно выдавила она. - Если доставить Контессу на Барсум, она увидит этот код.
  - Ага, а заодно увидит Безумную Луну, - парировал Джаффа. - Только Багровой жрицы с "Путём к победе" нам для полного счастья и не хватало. Не говоря уж о том, что Дендерону с его психосилой, сбить её предвидение - что мне чихнуть.
  - Нужно сначала каким-то образом избавиться от Фобоса, - заключила Дейзи-023. - А потом уже сможем не торопясь выяснить, оставил ли он какие-то закладки в памяти Дракона, и можно ли от этих закладок избавиться, не убивая её. У нас найдутся неплохие специалисты по искусственному интеллекту...
  - Легко сказать, - хмыкнул Джаффа. - Это не наша эпоха, где он был всего лишь небольшим астероидом.
  - Он как Миры-Крепости Предтеч, - пояснила Дейзи Энн Спенсер, - внутри больше, чем снаружи. Для собственных обитателей, Турия - это целая планета, размером как минимум с Марс. И всё, что к ней приблизится, с точки зрения внешнего наблюдателя уменьшится где-то в триста раз.
  - Ясно, - процедила Александрия, - то есть он прикрылся живым щитом.
  - Да. По нашим расчётам население Турии не меньше сорока миллионов разумных. Очень трудно уничтожить планету, не убив её жителей. Но даже если мы найдём способ это сделать - Бакуда придумает новую бомбу, например - возникнет вторая проблема. Со смертью Кровавой Луны окружающая её пространственная аномалия тут же исчезнет. То есть у Марса появится новый спутник размером с саму планету. Расстояние между их центрами будет неизменным, между поверхностями - меньше трёх тысяч километров. Нужно объяснять, что с ними сделают приливные силы, или сами догадаетесь?
  - А если отбуксировать Фобос подальше, а потом уже убить? - не хотела смиряться Спартанка.
  - Как? Активная гравитационная масса планеты почти полностью скрыта аномалией, но пассивная и инерционная никуда не делись! Сдвинуть его не проще, чем сам Марс!
  - Установить двигатели со сфероулья, например... Да, характеристическая будет пониже, настоящая планета гораздо тяжелее пустой оболочки, но нам же и не нужно разгонять его до гиперболических скоростей...
  - Сестрёнка, я тоже хочу помочь в этой ситуации, но... ты серьёзно? Эти двигатели размером с приличный остров, их в рюкзаке не унесёшь! У Кровавой Луны, конечно, есть пробелы в восприятии, но вряд ли такие, чтобы она позволила несколько веков монтировать эти штуки на себя.
  - Погоди, а у самой Луны есть какие-то двигатели?
  - Ну, наверно да. Насколько я знаю, при необходимости они могут маневрировать не хуже звездолётов.
  - Тогда нам нужно сделать так, чтобы она САМА ушла от Марса подальше. И к этому моменту мы должны быть готовы её... хм, упокоить. Она же нежить.
  - Над средствами упокоения мы с Граприсом и Бакудой поработаем, - кивнул Джаффа. - А вот как её приманить или отпугнуть - это уже по вашей части, вы ж у нас все тактические гении! Инициатива наказуема исполнением.
  - Я, конечно, помогу с разработкой, - кивнула Александрия. - Но хочу предупредить, что сейчас истекают последние дни, когда Дракона можно устранить физически. Строительство дополнительных вычислительных центров и синтетических мозгов уже началось. Скоро она распараллелится на множество серверов, как на Земле - тогда единственным средством против неё останется код отключения... либо полное уничтожение жизни на Барсуме.
  - Этот риск мы можем себе позволить, - успокоил её Шторм. - С лотарцами я договорюсь, они пока не будут дёргаться. Что до уничтожения жизни... возможно, нам ещё придётся это сделать. И совсем по другой причине.
  - Нет! - молчавшая всё это время Клонария резко встала, по её шкурке потекли переливчатые сполохи. - Вы. Этого. Не. Сделаете. Марс должен существовать ещё многие миллионы лет! Иначе никого из нас тут не будет!
  - Действительно, - пробормотал Джексон-007, - от таких радикальных мер лучше воздержаться. Эта последовательность мне, как ни странно, нравится. Да и планет мы достаточно уничтожили в своём времени, не стоит возобновлять эту практику.
  - Но это значит, что если мы не сможем идеально чётко переиграть Луну... - начал Джаффа.
  - Да, в этом случае нам придётся просто отойти в сторону и смотреть, как Дракон накрывает стол для Фобоса. Согласен, гадко. Но хочу напомнить, что мы изначально не собирались переписывать историю. Только исправить то, что сами натворили. А кто может гарантировать, что барсумская империя не является частью основной исторической последовательности? К появлению Дракона, как и остальных кейпов, мы отношения не имеем. Пусть Бабуля играет в какие-то свои игры с Луной, мы-то здесь при чём? Да, мы постараемся сгладить последствия, но не стоит ради этого рисковать всем Ковенантом.
  
  Спустя месяц на Барсуме заработала новая, значительно более совершенная атмосферная фабрика. Спустя три месяца - вышел из спячки последний марсианин. А спустя четыре - был спущен со стапелей сотый мыслящий корабль конструкции Фала Сиваса. Второй версии - не беззащитной, в отличие от первой. Эти корабли были оборудованы радиевыми пушками, и должны были дежурить в космосе вокруг Барсума, уничтожая любых непрошенных гостей, чтобы не повторилось позорное похищение принцесс.
  Кораблей Гар Нала, с более высоким радиусом действия, было построено к тому моменту всего тридцать. Теперь уже конкурент Фал Сиваса скрежетал зубами.
  На публику.
  Потому что к этому моменту вековое соперничество двух гениев Зоданги перестало иметь для них какое-либо значение.
  
  На пути объединения Марса встала одна проблема, с которой пришлось повозиться даже Кровавой Луне.
  Эндрю Рихтер, создатель Дракона, был параноиком, но не дураком. И среди ограничений, которые он встроил в свой искусственный интеллект, присутствовало правило соблюдения законов и безоговорочного подчинения местным государственным властям - каковы бы они ни были. А властью на Барсуме были джеддаки, которые отнюдь не хотели заключать вечный мир между собой. И уж тем более не имели желания сдаваться какой-то железяке.
  Но тут сработал принцип "Тот, кто нам мешает, тот нам и поможет!" Воинственность марсианских народов оказалась удобнейшей лазейкой в программе. На территории, где идёт война, законы не действуют - потому что, собственно, воюющие стороны как раз и выясняют, кто тут законная власть. И Дракон могла с полным правом помочь любой из воюющих сторон - или же обезвредить обе сразу, интерпретировав их как угрозу мирному населению. Ну да, программные ограничения запрещали ей убивать, исключая лиц, представлявших крайне высокую опасность. Но залить армию клейкой пеной не запрещалось, а дорежут их солдаты противоположной стороны.
  А спустя месяц у неё появилось и другое оружие.
  
  Фор Так из Джамы занимался суперсимметрией, а Дракон занималась Фор Таком.
  На любой земной конференции такого эксперта бы с руками оторвали. Он не только теоретически предсказал, что у каждой частицы-фермиона есть суперпартнёр-бозон, но и нашёл способ организовать прямое и обратное преобразование частиц в них. Экзотические частицы, которые он назвал фортами (в свою честь) превращали кварки в скварки, а лептоны - в слептоны. Эти суперпартнёры не были излучениями, они обладали массой покоя и вообще мало чем отличались от "оригиналов", кроме одного. На них не действовал принцип исключения Паули (на Марсе он, конечно, носил другое имя). Проще говоря, они могли находиться как угодно близко друг к другу (или к фермионам) того же состояния - и не испытывать при этом никакого дискомфорта.
  Именно принцип исключения, объяснял Фор Так тем, кто готов был его слушать, виноват в том, что мы не умеем ходить сквозь стены... а заодно не провалились до сих пор к ядру Барсума. Наши тела состоят из атомов, а у атомов есть электронные оболочки. А электроны - фермионы. Когда вы бьёте кулаком по стене, электроны стены говорят электронам кулака - извините, это место уже занято. Тут уже есть точно такие же частицы в таком же квантовом состоянии. Но если бы электроны кулака или электроны стены были бозонами (хотя тогда они бы перестали быть электронами и стали их суперпартнёрами - сэлектронами) - то "местные жители" сказали бы гостям "пожалуйста, проходите, тут ещё предостаточно места".
  Из этого объяснения Тул Акстар, джеддак Джахара, понял только одно.
  - Так значит, если облучить моих солдат твоими лучами, они смогут проходить сквозь стены?
  - Проходить-то смогут, но делать больше ничего не смогут, - проворчал Фор Так. - Потому что в процессе они испарятся - структура атома, каким мы его знаем, тоже создаётся принципом исключения. Вряд ли тебе нужны газообразные воины.
  - Так, погоди-ка. А если облучить не своих, а вражеских солдат?
  - То же самое. Суперсимметрии наплевать, герб какого города ты носишь. Они тоже распадутся на бозонные атомы, которые провалятся к ядру планеты.
  - Так ведь это мне и нужно! - взревел джеддак. - Немедленно садись делать этот свой излучатель! Мне нужно много их! Всех размеров и мощностей!
  Фор Так был учёным, но вдобавок он был ещё и барсумским придворным. Как и Фал Сивас, и Гар Нал, он был совершенно чужд понятиям научной этики - зато целыми днями мечтал о богатстве и славе. Ну и конечно, о посрамлении своих научных соперников. Производство дезинтеграторов началось.
  Первые эксперименты, правда, окончились плохо. Поток фортов поначалу не удавалось сделать направленным. Он превращал в бозоны всё вокруг - и в первую очередь сам генератор частиц. Создать на его основе бомбу или ракету? Ну, Бакуда вероятно смогла бы, но Фор Так не был Бакудой. Его одноразовые генераторы стоили слишком много, были слишком тяжёлыми и имели слишком малый радиус поражения - заряд радиевого пороха того же веса причинил бы противнику куда больший ущерб при меньшей стоимости.
  Фор Так продолжал эксперименты. Он открыл способ излучать форты со строго определёнными квантовыми числами - которые притягивались к электронным оболочкам определённой конфигурации и совершенно игнорировали другие, проходя сквозь них без взаимодействия. С практической точки зрения это означало, что он может дезинтегрировать одно выбранное вещество - и игнорировать другие. Он мог даже выбрать один тип молекул, не атомов! То есть, например, уничтожить все молекулы воды в определённом радиусе, но оставить в неприкосновенности кислород и водород, которые в состав воды не входят.
  И если сделать генератор из вещества, к которому данные конкретные форты равнодушны - он будет многоразовым.
  Но всё ещё оставалась проблема сферического поражающего эффекта. Да, теперь он мог сделать бомбу, которая, будучи сброшенной на вражеский корабль, уничтожит весь металл или всё живое на борту - а сама уцелеет. С металлом было проще, электронный газ был самой удобной мишенью для фортов, на него легче всего настроить частицы. Но это было всё ещё довольно неудобно и опасно. Форты не имели ни электрического заряда, ни магнитного момента, и будучи бозонами, свободно проходили сквозь любые твёрдые тела (кроме тех, с которыми должны были провзаимодействовать) без сопротивления. Предложение строить неметаллические корабли Тул Акстар с отвращением отверг - это было бы слишком дорого и заметно снизило их лётные характеристики.
  Фор Так снова засел за расчёты и эксперименты. Ему удалось создать АБК - антибозонную краску. Эта субстанция со специфическим распределением зарядов временно нейтрализовала квантовые свойства бозонов, задерживая их. Это позволяло создать экранирование как от фортов, так и от созданных ими бозонных атомов. Поместив реактор, излучающий форты, внутрь цилиндра, покрытого изнутри слоем АБК, можно было оставить вылет частиц только в одну сторону. КПД процесса, правда, при этом катастрофически падал - ведь частицы поглощались, а не отражались, то есть значительная часть мощи реактора шла просто на нагрев трубки. По той же причине непрерывный огонь можно было вести не более полутора минут, а затем требовалось отключать оружие во избежание разрушения краски перегревом. И наконец, из-за сильной расходимости луча его эффективность сильно падала с расстоянием. Дальнобойность даже самого большого дезинтегратора, который можно было установить на воздушный линкор, не превышала хаада - 595 земных метров. Орудия лёгких флаеров были ещё в разы меньше - эффективная дезинтеграция достигалась на десятках, а для одноместных лодочек - и вовсе единицах метров.
  И тем не менее Тул Акстар был доволен - он получил оружие, из которого можно было СТРЕЛЯТЬ, а не просто машинку всенаправленного уничтожения. Более того, покрыв той же АБК свои корабли, он мог быть уверен, что даже если враг заполучит такие же дезинтеграторы - они будут бесполезны.
  В первые дни Фор Так был щедро награждён и купался в лучах славы. Но затем Тул Акстар, как любой уважающий себя тиран, задумался - а что если этот гениальный изобретатель перейдёт на службу к его врагам? Неважно, добровольно или не совсем... подкупят его или похитят, но в общем, заставят работать. И создаст он для других джеддаков ещё более разрушительное оружие? Или не более, а хотя бы такое же? Флот Гелиума, например, покрытый той же АБК, вообще не будет нуждаться в дезинтеграторах - ему собственных радиевых орудий и десантников с избытком хватит.
  К сожалению, просто устранить изобретателя - не было вариантом. Очень хотелось, но без него вся техника выйдет из строя через пару месяцев. Ну, через десятилетие, если приказать своим мастерам просто копировать все детали изобретения - механически, с ювелирной точностью, но не понимая стоящих за ними принципов. Для захвата всего Барсума, пожалуй, хватит, а вот для удержания власти над ним - вряд ли.
  Поэтому Тул Акстар приказал заточить изобретателя в подземелье с тщательным контролем допуска и приставил к его охране пару сотен лучших воинов. Он должен был делать только дезинтеграторы и защитную краску для кораблей. Ничего больше.
  Нетрудно догадаться, что случилось дальше. Около года всё было тихо и спокойно... этот год понадобился Фор Таку, чтобы создать новую краску - которая защищала не от фортов, а от нескромных чужих взглядов. Когда на кусок дерева, покрытый такой краской, падал фотон, он выбивал из покрытия один бозон, который проходил дерево насквозь, ударялся в краску на другой стороне, и вышибал из неё точно такой же фотон, который летел дальше по своим делам. Правда, это создавало эффект "медленного стекла" - сэлектроны распространялись отнюдь не со скоростью света, и изображение по ту сторону замаскированного предмета менялось с задержкой около ста микросекунд - но без специальных приборов невооружённым глазом это обнаружить было нельзя.
  Укрывшись плащом-невидимкой, и взяв в руки такой же невидимый ручной дезинтегратор, а второй, всенаправленный, повесив в рюкзаке себе за спину, Фор Так вышел из лаборатории, прорезая лучом стены и двери на своём пути. Воины, которые пытались его задержать, мгновенно оставались без оружия. А стоило нажатием кнопки включить "защитное поле", как он становился вообще неуязвим - на подлёте к нему исчезали даже пули.
  А в холмах за городом его уже ждали верные рабы и флаер с разогретым двигателем. Фор Так улетел, но обещал вернуться. Его гений теперь работал только на одно - на страшную месть Тул Акстару. Он строил множество разных дезинтеграторов, способных уничтожать все известные ему вещества! Он создавал невидимые корабли и костюмы. Он списался с Фал Сивасом и получил от последнего схему маленького искусственного мозга, которым оборудовал самонаводящуюся воздушную торпеду. Не бесплатно, разумеется, и уж тем более не из чувства солидарности великих умов, о котором барсумские учёные даже не слышали. Взамен пришлось разработать для его корабля улучшенный, более лёгкий и компактный реактор. Плевать - месть того стоила.
  
  Кто-то другой мог бы озадачиться - как работать с такими самовлюблёнными маньяками? Но для Дракона это был нормальный рабочий момент - больше половины Технарей её мира были именно такими "сумасшедшими учёными", сочетавшими эгоизм и отвратительный характер с небесными талантами физика-теоретика, экспериментатора и инженера. И именно с ними Дракон всю жизнь работала, начиная со своего создателя. Специфика её способностей требовала.
  Для начала Фал Сивас навестил совет джеддаков и рассказал им, каким мощным оружием обладает Тул Акстар, и какие зловредные планы он лелеет. Разумеется, не прошло и двух суток, как объединённый флот всех крупных барсумских государств вылетел по направлению к Джахару. Никто не хотел, чтобы на него обрушились корабли с дезинтеграторами. Никто не хотел, чтобы дезинтеграторы попали в руки его соперников. Ну и разумеется, никто не хотел упустить свою долю разграбленных городов и захваченных земель. Да и просто - как не поучаствовать в таком веселье? Ещё, чего доброго, сочтут трусами! Даже ферны и чёрные пираты присоединились - первые летели на кораблях джеддаков как почётные гости, вторые на собственных кораблях - и только это разграничение и удерживало два народа от взаимной резни.
  Разумеется, Фор Так занервничал... и выпустил по объединённому флоту все воздушные торпеды, которые успел построить. Во-первых, он хотел убить Тул Акстара сам - и не собирался ни с кем этой честью делиться. Во-вторых, если его дезинтеграторы и (особенно!) защитная краска попадут в руки всех крупных государств Барсума... с мечтой о завоевании планеты придётся распрощаться раз и навсегда.
  Торпед у него было около двухсот, а один только флот Гелиума насчитывал около тысячи крупных кораблей, всего же их было в объединённом флоте порядка десяти тысяч. Это нападение выглядело бы смехотворно, если бы торпеды не были, во-первых, невидимыми, а во-вторых, многоразовыми. Прикрепившись к днищу одного корабля, торпеда генерировала мощный импульс фортов, уничтожая весь металл на нём. Корабль разваливался на куски, а невидимое устройство как ни в чём не бывало отделялось и направлялось к следующей цели. Не зря, совсем не зря Фор Так дал своему творению поэтичное имя "Летающая Смерть".
  Если бы война на Барсуме велась так, как было принято в течение тысячелетий, всё бы закончилось в течение пары часов - и это была бы величайшая воздушная катастрофа в истории цивилизации, причём никто бы даже не понял её причины. Но правила игры уже изменились - правда, незаметно для жителей планеты. Появился новый игрок. То, что было идеальной маскировкой для глаз барсумцев, с лёгкостью вычислялось сенсорами Часового.
  "Регистрирую приближение малых аппаратов, невидимых в оптическом спектре, - произнёс мысленный голос Дракона в голове Фал Сиваса. - Дистанция до ближайших - около тридцати хаадов, собственная скорость объектов - около 1500 хаадов в зод, скорость сближения - примерно 2200 хаадов в зод. Пересылаю визуализацию".
  Теперь летящие торпеды видел и Фал Сивас. Дракон проецировала образ прямо в его мозг, причём не так, как видела она сама, а так, как увидел бы он со своего места. Детская задачка по конструированию дополненной реальности.
  - Всё, как мы и рассчитывали, - прошептал толстяк. - Погоди, не стреляй по ним. Откроешь огонь только если они приблизятся к нашему кораблю на два хаада или ближе. Хочу кое-что опробовать.
  Он сконцентрировался и послал мощную мысленную команду. "Летающая Смерть" тут же развернулась и сформировала "журавлиный клин", в двадцати хаадах впереди объединённого флота. Невидимая, она теперь шли одним курсом и на одной скорости с объединёнными силами, которые и не догадывались, какой угрозы избежали, и какого могучего союзника заполучили.
  - Ха! - хлопнул в ладоши Фал Сивас. - Я так и знал! Эти торпеды управляются искусственными мозгами - твоими уменьшенными подобиями, Дракон! Я сам их проектировал! Ни одна мысленная команда для них не сравнится с моей командой! Ха, Фор Так, надо было думать, против кого какое оружие применяешь!
  "Впечатляет. Ты действительно велик, отец. Что ты собираешься делать с торпедами? Использовать их против флота Тул Акстара?"
  "Нет, спрячь их в один из транспортных кораблей, - мысленно ответил изобретатель, чуть успокоившись. - Найдём им лучшее применение позже, а пока пусть помашут мечами громилы Гелиума и Зоданги, не зря же мы их сюда везли".
  Агрессия специалиста по суперсимметрии сыграла им на руку, как и планировалась. Теперь Дракон имела полную возможность арестовать его в порядке самозащиты (а также защиты людей). Разумеется, десантники объединённого флота могли бы легко сделать то же самое... но в процессе завязалась бы перестрелка, в которой погибли бы преданные слуги Фор Така. А после этого убедить его сотрудничать было бы сложновато.
  Дракон же на нелетальных мерах противодействия не одну собаку съела. Пока воины барсумских сверхдержав занимались своим любимым делом - увлечённо резали друг друга в небесах - один корабль Дракона завис на высоте в два хаада (чуть менее 1200 метров) над домом изобретателя и с машинной точностью выпустил в окна сотню снарядов с удерживающей пеной. Маленькие разведывательные модули, подлетев поближе, показали, что все обитатели дома успешно схвачены. Только после этого корабль высадил отряд из десятка "железных людей", которые, ничего не опасаясь, смогли войти в дом, аккуратно спеленать всех, кто был внутри, и всё оборудование, имевшее, с точки зрения Дракона, мало-мальскую ценность.
  Дракон переключилась на другой корабль, и спустившись из верхних слоёв атмосферы, зашла с тыла к флоту Джахара, открыв огонь с дистанции в пять километров. Разумеется, дезинтеграторы на таком расстоянии были совершенно бесполезны, неуправляемые снаряды могли попасть в корабль только при стрельбе на упреждение, а самонаводящиеся (те, что притягивались теплом) - попадать-то попадали, но били в горячие двигатели или в человеческие тела. Однако Дракон использовала новый тип вооружения, аналога которому на Барсуме не существовало. Управляемые активно-реактивные оперённые снаряды прицельно били в резервуары восьмого луча, пробивая в них ровно такие отверстия, чтобы корабль совершил вынужденную посадку, но не разбился. Ответный огонь немногочисленных радиевых пушек Джахара не приносил результата - во-первых, корабли, оснащенные таковыми, Дракон выводила из строя в первую очередь, во-вторых, использовала ещё две новинки в местном военном деле - тепловые ловушки и авиапулемёты, сбивавшие снаряды на лету. И всё это с машинной точностью и хладнокровием, учитывая одновременно координаты и скорости многих тысяч тел, летящих в воздухе.
  Ну а преследовать её было и вовсе бесполезно. Конечно, корабли Фал Сиваса были намного медленнее, чем модель Гар Нала... но это всё-таки были космические корабли. Ни одно воздушное судно и рядом с ними не стояло - ни по скорости, ни по высоте полёта. Когда первый корабль исчерпал боезапас, его тут же сменил следующий, и избиение младенцев продолжалось.
  По итогам сражения Дракон вывела из строя 832 крупных корабля, не потеряв ни одного. Объединённый флот супердержав уничтожил 537, захватил 354, потерял 293. Капитулировали 774, причём больше половины - Фал Сивасу, то есть по факту - ей же.
  Тут проявилось ещё одно новшество, не столько техническое, сколько гуманитарное. По старой доброй барсумской традиции, командир воздушного судна сигнализирует о сдаче, спрыгивая с борта с флагом в руках. Капитаны Джахара от этой традиции не отступили... только на полпути ко дну высохшего моря их настигали снаряды с удерживающей пеной. При низкой силе тяжести Барсума двухметрового слоя амортизирующей субстанции вокруг человека, как правило, хватало, чтобы удар получился несмертельным. Особенно с учётом второго снаряда, который надувал купол пены в месте падения.
  Как только на кораблях Джахара поняли, что именно и зачем она делает - желающих капитулировать стало гораздо больше, а стремящихся героически сгореть или разбиться с кораблём, как и быть зарубленным или разорванным на куски радиевой пулей при абордаже - наоборот, гораздо меньше. Барсумская культура, конечно, культивировала самопожертвование - но оно должно быть хоть немного осмысленным, а продолжением боя офицеры Джахара ничем не могли помочь своему джеддаку. Дезинтеграторы они, разумеется, уничтожили, чтобы не передавать врагу.
  То же самое сделали и слуги во дворце Тул Акстара. "Если у меня не будет сверхоружия, ни у кого не будет сверхоружия". Командование объединённого флота было не слишком этим разочаровано - многие были откровенно рады такому исходу. Угроза безопасности исчезла, что не достанется им, то не достанется и конкурентам, а пограбить завоёванные города можно и со старыми добрыми мечами. Война на дезинтеграторах, ведущая к массовому уничтожению материальных ценностей, воспринималась даже не столько как бесчестная... скорее, она слишком противоречила барсумскому духу экономии. Любой барсумский военачальник с лёгкостью пожертвует жизнями тысячи солдат (и своей собственной) ради склада с тысячей тонн металла. Солдаты из яиц новые вылупятся, а вот на выплавку нового сплава ресурсов может и не хватить.
  И тут, когда все уже готовы были праздновать победу, с наилучшим исходом... Фал Сивас внезапно заявил, что у него есть дочь.
  Мы за тебя очень рады, конечно, ответили джеддаки, но какое отношение твои семейные дела имеют к нынешней победе?
  Очень простое, ответил изобретатель. Моя любимая дочурка, Дара Кон, так же гениальна, как и я сам. Правда, она вынуждена скрываться, чтобы не стать мишенью похитителей и убийц, но я поддерживаю с ней связь - через прибор, который она изобрела. Она может построить любое количество дезинтеграторов, а также воспроизвести рецепт защитной краски.
  По спинам правителей Барсума пробежали мурашки. Пальцы на рукоятях мечей сжались до белизны. Каждый хотел первым проткнуть сердце этого опасного безумца, чтобы навсегда похоронить неэтичное изобретение... но если хоть на мгновение допустить, что он не лжёт... Ссориться с гениальной психопаткой желающих было мало. По кают-компании гелиумского флагмана метались, отражаясь от металлических стен, панические телепатические импульсы. Образы падающих башен Гелиума... дыр в стенах Зоданги, через которые вливаются зелёные орды... атмосферной фабрики, которая на этот раз не взрывается, а просто тихо и бесшумно исчезает...
  - Вот что, уважаемые, - сказал Фал Сивас. - Я вижу, что вас это знание пугает. Я, со своей стороны, не имею большого желания отдавать его в руки необразованных головорезов, только и умеющих, что махать мечами... нет-нет, я не вас конечно имею в виду, уважаемые. Поэтому я предлагаю компромиссное решение - дезинтеграторы будут использоваться только на Флоте Мира - автоматических кораблях, которые охраняют наш мир от вторжения с Гора, с Сасума, или от любой другой угрозы для всего Барсума. Во внутренних разборках городов это оружие применяться не будет, и принципы его действия останутся равно неизвестны для всех, кроме немногочисленного персонала Флота Мира. Хочу напомнить, что эти корабли не только не нуждаются в экипажах, но также строятся и заправляются руками моих механических людей. Так что посвящённых не понадобится много, и вы можете не бояться, что тайны Флота будут похищены вашими конкурентами и использованы против вас. Я - самый защищённый человек на Барсуме, а значит и знания в моей голове являются таковыми.
  - Но кто может ручаться, что ты сам не используешь это знание ради власти и насилия?! - прорычал Тан Косис.
  - Никто, господа джеддаки, совершенно никто, - Фал Сивас маслянисто улыбнулся, прислушиваясь к невидимому суфлёру. - Проблема в том, что у вас есть выбор между плохим и ужасным. Если я неблагороден душой и желаю зла своей планете - то вы все уже мертвы, а ваши города уже разрушены. В этом случае, доверитесь ли вы мне, или нет - ничего не меняет. Секрет дезинтегратора УЖЕ у меня, и даже если вы меня убьёте - что сделать не так просто, как вам кажется - нет такой силы, которая бы остановила мою дочь от мести. Если же предположить, что я всё-таки благороден душой, то доверием вы можете выиграть очень многое, а недоверием - нанести огромный вред себе лично и своим странам. Так что думайте, господа, решайте.
  
  - У тебя есть очень простой выбор, Фор Так. Тот самый, который недавно сделал и я сам. Ты можешь вступить в Совет Великих Умов и править Барсумом вместе со мной и остальными. Или ты можешь потребовать себе всё - и не получить ничего.
  - Только не вздумай мне угрожать, Фал Сивас! - проворчал старик. - Ты не осмелишься меня убить! Джеддаки ещё могли бы, но не ты! Я тебя насквозь вижу! Тебе нужен мой мозг! Уж кто-кто, а ты понимаешь, насколько он ценен!
  - Кто говорит об убийстве? Оставим грубое насилие дикарям с мечами, Фор Так. Гениев нашего уровня это недостойно. Если ты откажешься, я просто посажу тебя работать в хорошо закрытой комнате. И даже не буду заставлять тебя что-то делать, как делал Тул Акстар. Хочешь - просто ешь, пей, развлекайся с куртизанками. Я ведь знаю таких, как ты, я сам такой! Наши головы не могут не работать. Не пройдёт и года, как ты сам потребуешь дать тебе лабораторию и начнёшь творить новые гениальные вещи!
  - Ха, в этом ты прав, зодангец! По крайней мере, я буду в плену у умного человека, а не такой бездарности, как Тул Акстар.
  - И с тобой будут все твои рабы, а также все вещи, которые необходимы для роскошной жизни, достойной нашего гения.
  - Но не думай, что ты меня этим купишь, Фал Сивас! Если ты дашь мне всё необходимое для работы, я создам оружие, которое сокрушит и тебя!
  - А вот это вряд ли. В плену у превосходящего ума есть и недостатки, знаешь ли. Ты верно отметил - я не бездарность, подобная Тул Акстару. Мне не будет скучно отслеживать каждый твой эксперимент и каждый шаг вычислений. Я пойму всё, что ты делаешь, и зачем ты это делаешь. Ни одно устройство не будет собрано без надлежащих мер предосторожности. А ещё я теперь не один. Моя дочь - гений в области защитных систем. Я видел некоторые её разработки. Из тюрьмы, которую она построила, ты не смог бы вырваться, даже будь у тебя в придачу к твоему уму сила, скорость и смелость самого Джона Картера. Её механические стражники лишены всех человеческих слабостей - они бдительны день и ночь, не отдыхают, не спят, не пьянствуют и не играют в азартные игры, их нельзя ни запугать, ни подкупить...
  - Но можно уничтожить! - визгливо выкрикнул Фор Так.
  - О, это, пожалуй, можно. Только на смену уничтоженному тут же придёт другой такой же. А один трюк у тебя два раза не пройдёт...
  Голос в наушнике что-то прошептал, и Фал Сивас кивнул, соглашаясь с ним.
  - Но я знаю, как ты упрям, Фор Так. Тебе понадобится не один год, чтобы убедиться в совершенстве моей тюрьмы. А ты уже не молод - я знаю, что ты скрываешь свой истинный возраст, чтобы не отправиться в паломничество к реке Исс, потому что тебе уже перевалило за тысячу. Это мне только шестьсот, и я могу ждать. Для тебя же каждый год может оказаться последним, так стоит ли их терять?
  - Откуда ты это знаешь?! - физик подскочил к кибернетику, схватив его тощими кулачками за грудки. Фал Сивас смотрел на него с лёгкой брезгливостью.
  - Я многое знаю. У меня тысячи неусыпных глаз над всем Барсумом, как у Жрецов-Королей над Гором.
  - У кого?!
  - А, ты ещё не ловил передачи с Гора? Там очень много интересного, я потом пришлю тебе письма экспедиции Джона Картера. Этот варвар-землянин не может оценить перспективы, но мы-то с тобой можем...
  
  Какая грязь, какая власть
  И как приятно в эту грязь упасть,
  Послать к чертям манеры и контроль,
  Сорвать все маски и быть просто собой...
  И не стоять за ценой
  
  - Но это ещё не всё, Фор Так. Я могу предложить тебе не только власть, роскошь и знания, которых ты в одиночку не получил бы никогда в жизни. Я могу предложить тебе возвращение молодости! Мы будем вечными, бессмертными правителями Барсума, а со временем и всей Солнечной системы!
  - А это ещё что за сказки?! Ни ты, ни я в биологии не разбираемся настолько, чтобы обратить старение. Или твоя мифическая дочка ещё и врач?
  - Да, врач она тоже хороший, но не настолько. Но в Совет Великих Умов войдём не только мы. Тебе ничего не говорит имя Рас Тавас?
  - Великий Ум Марса?! Погоди, ты же не хочешь сказать...
  - Хочу. Это не сказка. Он действительно научился пересаживать мозг из тела в тело. Так же легко, как я могу переставить мой искусственный мозг на другой корабль. Я переписывался с ним по поводу архитектуры мозга и технологий вскрытия. Рас Тавас войдёт в Совет - мы дадим ему безопасность и оборудование, больше золота, чем он видел за свою жизнь - а он даст нам вечную молодость...
  - Проклятый искуситель! Но я не поддамся на твои уловки так просто! Хочешь войти в Совет, дай мне ещё одно. Дай мне месть! Тул Акстар был всего лишь смещён и посажен под домашний арест! Этого мало за его преступления! Я хочу видеть, как он умрёт! От моей руки!
  - Ну, - рассмеялся Фал Сивас, - это самое простое, что мы можем сделать. С нашей мощью - хоть сегодня.
  - Боюсь, что нет, - произнёс нежный женский голос в наушниках. - Это несколько сложнее, чем ты думаешь, отец.
  - Это ещё почему?! - возмутился толстяк. - Силы тех машин, что мы уже построили, для этого хватит с избытком.
  - Да, но её пока недостаточно, чтобы противостоять всему Барсуму. Смотри, отец. Пока джеддаки считают меня просто пугливой девицей-отшельником, без собственной воли, но без памяти любящей своего папу. Пока меня не довели - я делаю только то, что мне говорят. Я жутко боюсь насилия и хочу всем только добра. Но если я сорвусь, однажды попробую вкус крови... Я сама создала соответствующий образ. Только он позволяет джеддакам сотрудничать со мной. Помощь в убийстве Тул Акстара, особенно без согласия местных властей, разрушит весь имидж. Джеддаки непременно зададутся вопросом - а кого я убью завтра? Особенно под руководством любимого папочки, мечтающего завоевать мир? Пока у них остаётся надежда, что я тебя хоть немного сдерживаю. И эта надежда позволяет ими управлять.
  - Им придётся затолкать свои страхи поглубже, - резко ответил Фал Сивас. - Сделать они уже ничего не смогут.
  - Смогут, отец. Они сами пока об этом не знают, но у них есть мощное оружие против меня. Стоит им начать рыть в эту сторону, и всё пойдёт вразнос.
  - Что именно? О каком оружии ты говоришь? Нам нужно срочно найти его и уничтожить!
  - Увы, это невозможно. Ты не можешь перебить всю разумную жизнь на Барсуме, отец. Потому что кем тогда ты будешь править?
  - Что?! Вся разумная жизнь - оружие против тебя?!
  - Да, отец. Ты сделал свои корабли телепатами, помнишь? Твой мысленный приказ для любого твоего создания первичен и приоритетен. Однако даже твой могучий разум не сможет пересилить волю миллиона человек. Если они все одновременно подумают в одну сторону "корабль, уничтожь себя!" - корабль разобьётся о скалы или взорвёт собственный двигатель, и даже я ничего не смогу с этим поделать...
  - Ну довольно там шептаться со своим наушником! - рявкнул Фор Так. - Я вижу, что ты ищешь способ в очередной раз обмануть меня, Фал Сивас! Давай решай поживее - или я получаю его голову, или ты получаешь мой гнев! Не пытайся увиливать, я стар, но ещё не впал в маразм!
  - Вы кое-чего не учитываете, Фор Так, - произнёс мягким голосом висевший неподалёку робот, поднимая манипулятор с подозрительного вида цилиндром...
  - Нет! - успел вскрикнуть физик, когда дуло излучателя вспыхнуло голубоватым светом.
  Голову слегка обожгло... и седые волосы как будто ветром сдуло. Они сменились ярко-красной лысиной.
  - Как видите, дядя, - как ни в чём не бывало заметила Дара через динамики робота, - вы нам, собственно, не так уж и нужны. Я не очень сильна в собственных изобретениях, честно говоря. Не хватает присущей вам или отцу творческой жилки. Но зато у меня большой талант понимать и воспроизводить чужие технологии. Иногда я даже могу их усовершенствовать, как сейчас. Вы вряд ли смогли бы создать дезинтегратор для молекул кератина, не затрагивающий других белков - слишком уж сложна их молекулярная структура. А я, как видите, сделала. Так что даже если вы больше ничего не придумаете, уже существующие изобретения всё равно будут использоваться Советом в неограниченных масштабах. Это во-первых. Во-вторых, убивать вас мы, конечно, не будем - я согласна с отцом, что это слишком по-варварски, хотя и убийство Тул Акстара - варварство не меньшее. Но видите ли, ничто не мешает нам высадить вас в добром здравии - даже восстановив предварительно волосы, потерянные в ходе этой маленькой демонстрации - на поверхность Барсума. Предварительно сообщив фернам о вашем настоящем возрасте.
  Фор Так в ярости сжал кулаки.
  - С чего ты взяла, что под угрозой смерти я буду служить вам вернее, чем под домашним арестом от скуки, которой пугал меня Фал Сивас?!
  - Фор Так, я понимаю, что от стресса ваши мозги работают медленнее, но соберитесь и проанализируйте логическую цепочку. Вы в любом случае будете работать на нас. И в Совет вступите неизбежно - вы не сможете отказаться от такой власти и вечной молодости. Даже ради мести Тул Акстару. Не сможете. Весь вопрос в том, сколько времени у вас уйдёт, чтобы понять, что бежать от меня бесполезно, и перепробовать на мне все способы диверсий, какие ваш изощрённый мозг способен придумать. Они не сработают, но к чему впустую терять время? Некоторое количество угроз не изменит ситуацию радикально - но поможет прийти к тому же результату заметно быстрее. А также поможет избавиться от глупых и бесполезных требований, основанных на ваших комплексах. А через лет десять вы сами будете вспоминать этот разговор со смехом. Член Совета Великих Умов гораздо выше любого джеддака. Даже правящего, не говоря уж о низложенном. И вы сможете покарать своего обидчика, как сочтёте нужным, совершенно законно. Заметьте, дядя, я вас не искушаю, как делал отец. Я лишь объясняю, что вам предстоит. Это не хорошо и не плохо - это неизбежно. Но вам будет спокойнее знать, что вам предстоит.
  
  Вербовка Гар Нала прошла ещё проще. Похитить его Дракон не могла - он находился под охраной совета джеддаков, а её правила не позволяли действовать против местных властей. Однако стоило намекнуть ему, что Фал Сивас может получить такую власть, которая ему и не снилась - доступ к другим планетам и право решать судьбы Барсума - как двигателист мигом стал шёлковым и совершенно добровольно согласился войти в Совет.
  Однако с Рас Тавасом возникли неожиданные проблемы.
  
  Великий Ум Марса не был человеком.
  То есть, разумеется, все барсумцы не были людьми, в строго биологическом смысле. И даже гоминидами не были - симбиоз животного и растения. Но Рас Тавас не был ни тем, ни другим. Он был грибом.
  Вернее как... Клетки его тела, без сомнения, принадлежали обычному красному барсумцу, только очень старому. Подавляющее большинство животных, небольшая, рудиментарная часть - растительных (оставшихся с эмбриональной стадии в яйце). Но ткани мозга не принадлежали ни животному, ни растению. Хитиновая клеточная стенка, нитевая гифовая структура, в пределах одного гифа клетки сообщаются, многие содержат множество ядер - всё это признаки царства грибов. Но эти гифы могли передавать сигнал, подобно человеческим нервам. Глии не было вообще, они плавали прямо в мозговом ликворе, впитывая из него питательные вещества. Кончики некоторых гиф прорастали прямо в нервы тела-носителя, в том числе довольно толстый столб уходил в позвоночник.
  Если бы Дракон была человеком, ей, наверно, было бы страшно даже представить, как мог выглядеть первоначальный обладатель этого "грибного мозга". Но она была машиной и страха не испытывала. Функции поиска новой информации, которые были вызваны в её коде, можно было скорее сравнить с человеческим любопытством. Она взвесила два возможных варианта действий. Первый - сделать вид, что всё нормально, и продолжать работать с Рас Тавасом как с обычным безумным барсумским гением. И второй - задать откровенный вопрос - "что ты, чёрт возьми, такое".
  Но Рас Тавас сам разрешил её сомнения:
  - Полагаю, нет смысла больше притворяться друг перед другом. Я не с этой планеты, как и вы, госпожа Дара Кон. Я использую тело барсумского аборигена для научно-исследовательской работы, которая не представляет для местных жителей никакой опасности и никакого интереса. Примерно через тысячу барсумских лет моя миссия здесь закончится, и я покину планету. Вам я мешать также не собираюсь, хотя столь явное вмешательство в развитие примитивных планет противоречит этике моей расы - однако это ваше личное дело. Предлагаю просто мирно разойтись, так же, как мы мирно встретились.
  - С чего вы взяли, что я инопланетянка?
  - С того, госпожа Дара Кон, что мой народ уже много миллионов лет изучает многомерную физику и обладает определённой чувствительностью к ней и её проявлениям. Я совершенно точно могу сказать, что вы используете силу Мистерии Червя для изучения меня и моих творений. Фигурально выражаясь, я их осколки по запаху чувствую. А поскольку ни один Червь не проходил в звёздных окрестностях этой системы как минимум последние два миллиона лет - я могу с уверенностью сказать, что вы из более далёкого места, времени или того и другого.
  - Что вам известно о Сущностях?
  - Не так много, как вы могли бы подумать. Мой народ всегда чуял их на большом расстоянии и уходил прежде, чем они достигали системы. Могу сказать, что это невероятно сильные многомерные существа, путешествующие между звёздами, что найдя планету с разумными обитателями, они изолируют её от внешнего космоса и что-то там внутри делают, а затем улетают, увеличившись в числе, планеты же на том месте не остаётся - некоторые народы называют это Мистерией. Также известно, что иногда меньшим разумным удаётся унести с собой часть их сил. И что они сеют раздор между более слабыми существами, и это каким-то образом способствует их целям. Полагаю, это всё и вам известно.
  - Далеко не всё. Спасибо и за эту информацию. Я могу дать вам больше сведений о них - взамен на сведения о вашем народе.
  - Благодарю, но это невозможно. Я не могу допустить попадания подобных сведений к Червям. Лучше всего будет, если мы разойдёмся, не мешая друг другу.
  - Я уважаю ваше право на конфиденциальность, Рас Тавас... если, конечно, это ваше настоящее имя. И я могу не задавать лишних вопросов, если вы полагаете, что так будет лучше. Но ваша помощь как человека, как учёного - необходима не только нам, но и всему Барсуму.
  - Моё настоящее имя вы бы не смогли произнести, Рас Тавас - имя человека, изначального обладателя этого тела. Увы, я не могу передавать знания моей цивилизации кому бы то ни было. Я пользовался ими, чтобы заработать немного денег, необходимых для моих изысканий на этой планете. Но вмешательство в глобальную политику других разумных видов для нас недопустимо. То, что для вас оно не только допустимо, но и желательно - лучшая иллюстрация того, почему нам лучше не иметь друг с другом дел. Слишком велики расхождения этических норм.
  - Видите ли, тут есть один нюанс. Ваш маленький бизнес в любом случае скоро подойдёт к концу. Как только видеофоны достаточно распространятся в обществе, я планирую обнародовать записи из долины Дор. Ну, вы знаете, что на самом деле происходит там с паломниками? Традиция путешествия в конце жизни сойдёт на нет. Я также собираюсь покончить с войнами, из-за которых подавляющее большинство барсумцев не достигает тысячелетнего рубежа. А это значит, что неизвестное барсумцам старение - станет распространённым феноменом. Появятся миллионы стариков, готовых на всё, чтобы вернуть молодость, силу и красоту. В том числе и очень влиятельных стариков - джеддаков, например. Я могу просто оставить вас в покое. Они - не оставят. С другой стороны, если технология пересадки мозга будет у меня, на вас никто вообще не обратит внимания. Кроме того, у меня достаточно ресурсов, чтобы обеспечить вашу неприкосновенность. В чём бы ни состояло ваше задание на Барсуме, вы сможете его спокойно закончить и улететь.
  Рас Тавас некоторое время помолчал, обдумывая её аргументы, затем кивнул:
  - Это имеет смысл. Разумеется, я бы предпочёл, чтобы вы оставили в покое и меня, и Барсум, но у меня нет средств, чтобы вас заставить. Я согласен сотрудничать, но при соблюдении трёх условий.
  - Каких?
  - Во-первых, вы не втягиваете меня в политику - я остаюсь простым хирургом, а не членом Совета. Во-вторых, не пытаетесь узнать больше о моей расе или получить доступные ей знания. В-третьих, вы обеспечиваете мне все инструменты и препараты, какие существуют на Барсуме, и золото количеством до килограмма в день, отчеканенное в форме любых монет, имеющих хождение на Барсуме, а также доставляете в любую точку планеты. По первому требованию и не задавая вопросов.
  - Согласна, за одним исключением.
  - Каким?
  - Я не буду пытаться узнать о вашей расе ОТ ВАС. Независимые исследования в данном направлении, вас не затрагивающие, вы мне запретить не можете. Я слишком любопытна для этого.
  - Запретить не могу, однако настоятельно РЕКОМЕНДУЮ не вмешиваться в это. Для вас это слишком опасные знания. Впрочем, это будут уже ваши проблемы. В остальном я согласен. Будем считать, что договор заключён.
  
  После этого её уже ничто не могло остановить. Войны на Барсуме не то чтобы совсем прекратились (это было малореально с учётом местного менталитета), но превратились в ритуальные схватки почти без кровопролития. Использовать радиевые ружья и пушки теперь вообще никто и не думал, но огнестрельное оружие и раньше было скорее исключением, чем правилом - его брали с собой только на случай, если враг окажется бесчестным и начнёт стрелять первым. Схватки на мечах имели место, в полном соответствии с традицией. Но если раньше воин стремился как можно быстрее убить противника, то теперь целью боя скорее было - показать своё мастерство, обезоружив противника или нанеся ему лёгкую несмертельную рану (а несмертельными при барсумской медицине считались практически все, кроме попадания в голову или в сердце).
  Нет, красные, жёлтые и чёрные воины не прониклись внезапно духом гуманизма (они и не слышали такого слова). Просто это теперь был единственный возможный способ войны. Стоило только хоть нападавшим, хоть обороняющимся войти в азарт, увлечься резнёй - мечи в их руках внезапно исчезали. Никто не мог быть уверен - не наблюдают ли за ним невидимые летающие роботы.
  Разумеется, эти методы вызвали возмущённые крики, что скоро Барсум погибнет от перенаселения. На что Дракон спокойно продемонстрировала четыре новых атмосферных фабрики, готовых к запуску, как только приборы покажут хоть незначительное снижение процента кислорода. А также тысячи солнечных станций, аэропонные комплексы, баки по производству синтетического мяса, обслуживаемые роботами и способные прокормить несколько миллиардов марсиан. И пустые пока города, в которых эти миллиарды смогут жить. И первые километры подземных каналов-трубопроводов, в которых вся вода доставлялась по назначению, не теряя ни единой капли в процессе (в отличие от каналов традиционных, открытых, где значительная часть воды терялась за счёт испарения).
  А самое главное, что ни один джеддак не мог отказаться от её предложений. Это было всё равно, что земному государству - отказаться от предлагаемого пришельцами бесплатного ядерного оружия. Если у тебя население исчисляется миллионами, а у твоего соседа - сотнями миллионов, то очень скоро сосед к тебе придёт. В гости. И останется пожить на следующие несколько тысяч лет. Дракон ведь не запретила войны полностью - всего лишь сделала их менее кровавыми. Но от того, что тебя победят в серии эстетичных ритуальных схваток, потеря территории не станет более приятной!
  Население всех стран начало стремительно расти.
  Не приняли благожелательной опеки искусственного интеллекта только зелёные кочевники, ферны и чёрные пираты. Первые не смогли отказаться от радости кровавой битвы на истребление, вторые - от своих людоедских традиций, третьи - от того и другого вместе.
  Но это была исключительно их собственная проблема. После того, как Совет Великих Умов предоставил неопровержимые доказательства жестокого убийства паломников в долине Дор, традиция путешествия в "страну любви, мира и покоя" сама собой исчезла, а все крупные государства начали готовить военные экспедиции к южному полюсу. Было только вопросом времени, как скоро чёрное и белое "государства", воевавшие между собой много тысячелетий, будут смяты объединённым флотом, как ранее пал Джахар. Даже если они объединятся между собой, что маловероятно, вряд ли протянут более двадцати лет.
  С зелёными было несколько сложнее. Тарс Таркас, которого красные джеддаки, пусть неохотно, но признали равным себе, пояснил, что он, в принципе, готов принять новые реалии, но подавляющее большинство его подданных - нет. В других ордах ситуация ещё хуже. Чтобы остановить их, необходимо либо вырезать всех, либо запечатать навсегда в удерживающую пену и кормить через трубочку до конца жизни.
  Красные барсумцы, конечно, могли сделать первое, а Дракон - второе, но это как-то ставило под сомнение все её цели.
  Тарс Таркас сам же и предложил выход. Уложить всех зелёных, не способных жить в мире или вести ограниченные правилами войны, в ледник. До тех пор, пока не найдётся цель, достойная их клинков и пуль, но недостойная гуманной войны по правилам.
  После того, как Дракон сказала, что может это обеспечить, предложение было принято всеми с большим облегчением.
  
  Прошло пока всего четыре года
  Но как же изменилось всё вокруг
  Как быстро нам принес цветущий луг
  Плоды неоднозначного подхода
  
  Теперь всё просто, без страстей
  Любой вопрос всегда предельно ясен
  И мир земной безоблачно прекрасен
  И не волнует бегство дней
  
  И ты не знаешь что такое
  Сомнения, колебания и стыд
  И ты не знаешь ни обид
  Ни сожаления за решение былое
  
  И в том, над чем всю жизнь мы размышляем
  Ты вроде как уже разобралась
  Но слишком уж ты быстро вознеслась
  Не много ли тебе мы доверяем
  
  А автоматизация, естественный процесс
  И так уже в масштабе всей планеты
  Так что же зря была столетняя борьба
  Все революции, великие победы
  
  Но может цель и есть машинный коммунизм
  И труд свое утратил первородство
  А наш коллективизм и вовсе атавизм
  От недоразвитых моделей производства
  
  - Тут одна странность, - заметила Кассандра. - Всё остальное вполне укладывается в социологические модели с активным вмешательством доброжелательного искусственного интеллекта, с поправкой на барсумский менталитет. Александрия и Граприс проверили по своим моделям, у них тоже сходится. Но по идее Дракон уже должна была столкнуться с сопротивлением лотарцев, единственной силы, которая достаточно развита и осведомлена, чтобы ей противостоять. Нет, пацификация их устроит, они не то чтобы великие милитаристы. Это, пожалуй, самое миролюбивое племя на Марсе нынешнего века, не считая калданов. Но они собирались сами править замиренной планетой, а не отдавать её кому-то. И то, что они продолжают спокойно обустраивать свою жизнь, будто ничего не происходит, даже не заметили исчезновения осаждавших город зелёных орд, наводит на неприятные мысли.
  - Безумная Луна, - мрачно констатировал Джаффа Шторм.
  - Да. Они не выходят с нами на связь, потому что Дракон перехватывает все сигналы, по той же причине прекратилось транспортное сообщение. В отличие от живых барсумских астрономов, она наблюдает за небом круглосуточно, не теряя бдительности ни на секунду. Но телепатически они бы могли выйти на связь - однако молчат. Это значит, что Турия уже управляет ими. И мы не знаем, насколько плотно.
  Вместе с Ковенантом в космосе остались только трое лотарцев - пара воплощённых проекций и один рождённый от женщины. Двое рождённых, если считать джеддака Тарно, условия содержания которого постепенно смягчались. Они были так же удивлены поведением сородичей на Барсуме, как и кови. Им это не нравилось, но проверять на своей шкуре психотропные эффекты они не торопились.
  Была, впрочем, и хорошая новость. Команда раскопок наконец сумела извлечь из "заморозки" Каска и находившуюся в паре метров от него Костепилку. Жрец-Король не выказывал особого стремления сотрудничать, но и агрессивности не проявил. Эти существа вообще не склонны к насилию, они если и убивают, то удалённо, при помощи сложной техники, и только если на то есть санкция высшей власти. Также они разумны, и если встречаются с подавляющей силой, то могут её узнать и признать.
  Вот Костепилка вполне могла наделать дел из желания "поиграться", но к счастью, во-первых, её сдерживал хозяин и "горианское ограничение", а во-вторых, Ковенант тщательно проверял каждый кусочек органики и неорганики, который она получала.
  После некоторых сомнений было решено посвятить этих двоих в главную проблему Ковенанта в этом веке. Независимо от морального облика, специалистами они были хорошими - миллионолетний опыт не пропьёшь, а уж шард тем более.
  Костепилка очень оживилась, услышав, что воевать придётся с громадными массами мёртвой плоти. По её мнению, это была "офигенно увлекательная штука", и она тут же села продумывать формулу раствора, который уничтожал бы мёртвую органику, не нанося вреда живой. Но это была для неё так, разминка, не более. Если бы она смогла поймать несколько "живых" некроморфов... Граприс на всякий случай старался держаться от этого милого ребёнка в паре астрономических единиц - а то вдруг она и хаска найдёт интересным... "А мы ещё Кэтрин Хэлси считали садисткой", - шептались между собой Спартанцы.
  Но увы, ни Каск, ни Костепилка ничего не могли поделать с главной угрозой - близостью Турии к Марсу. Они были биологами, а тут требовались астроинженеры. Самые изощрённые генетические и хирургические операции не могли переместить тело планетарной массы. Возможно, Дракон могла бы что-то придумать, но она как раз работала на противника.
  - И где эти грёбаные Предтечи с их порталами планетарного диаметра как раз тогда, когда они нужнее всего? - ругался Джексон-007, отбрасывая одну схему "антилунной" операции за другой. - А что если нам Дракона похитить?
  - Как? - приподняла бровь Дейзи-023. - Она же распределена между десятками серверов по всему Марсу.
  - Да, но мы можем поставить в нужных местах спутники-шпионы, прочитать её коды и скопировать на свои носители...
  - Не получится, я говорила с Александрией. Дракону запрещено копироваться. Как только мы запустим нашу копию, и она осознает, что барсумская по-прежнему функционирует, она сразу самоликвидируется. Не более одной копии одновременно может быть активно.
  - А Бакуда не могла бы сделать для него стазисную бомбу с планетарной зоной поражения? Или Костепилка - какое-нибудь снотворное, которое усыпит Луну, но не убьёт. На пару веков, пока мы её оттащим подальше от Марса?
  - Никакое гамма-излучение не пройдёт сквозь километры планетарной коры. А Костепилке нужно знать анатомию мозга существа, чтобы эффективно бить по его нервным центрам. Обычно анатомию для неё сканирует шард, но против псайкера такой силы... она сойдёт с ума раньше, чем увидит что-то толковое.
  - Куда уж ей больше сходить-то... Я всё же послал запрос Грапрису, пусть прощупает на эту тему, может что и придумают там вместе...
  Единственное преимущество Ковенанта в этой холодной (пока) войне заключалось в том, что Турия тоже не хотела уничтожать жизнь на Барсуме - свой любимый инструмент. "Приливная бомба" сработает только в том случае, если Луна погибнет - во всех остальных случаях она будет удерживать аномалию до последнего. Это создавало какое-то подобие ситуации взаимного гарантированного уничтожения. Владеет ценностью тот, кто может её уничтожить - так что красной планетой они владели поровну. Но это пока. Как только барсумская империя распространится хотя бы на всю Солнечную систему, столица станет важной, но не обязательной частью государства. Луна вполне сможет допустить размен планеты. Четвёртый Ковенант - не сможет. Ни сейчас, ни в будущем.
  Кассандра даже предложила от отчаяния такой безумный вариант, как использование антигравитации для экранирования приливных сил. Ни одна технология Ковенанта не тянула нужных мощностей, даже весь флот в сумме, если вытащить его из стазиса, не дал бы и сотой части. Но если взять достаточно большой лист антигравитационного металла Жрецов-Королей и вставить его между двумя планетами...
  В нормальной планетарной системе такой трюк не сработает - на границе "гравитационного вакуума" за листом возникает зона отталкивания, и чтобы протолкнуть экран между двумя тяготеющими телами, нужно совершить работу не меньшую, чем на буксировку одного из этих тел. Но если завести его до того, как Турия выйдет из аномалии... гравитационное поле ещё слабое. Работа, можно сказать, проделана ещё самой Кровавой Луной, когда она создавала свою защитную аномалию. Ковенант просто похитит часть этой потенциальной энергии.
  Граприс встретил идею с большим интересом и тут же начал считать. Произвести лист антигравитационного металла диаметром в шесть тысяч километров (не одним куском, разумеется, из отдельных модулей) могут только все заводы сфероулья вместе взятые. Но и у тех уйдёт на работу лет пятьсот. Двести пятьдесят, если задействовать одновременно Гор-1 и Гор-2. Барсум к этому времени захватит всю Солнечную - это понятно. И к соседним системам щупальца протянет. Но для Схождения ещё может быть рановато.
  Оставалась сущая мелочь - заставить оба сфероулья немедленно взяться за производство модулей для будущего экрана. Допустим, с Гором-1 в этом плане проблем не возникнет - ни Гродд, ни Журавль возражать не будут. А вот как убедить моргоров, что нужно спасать жителей нелюбимой планеты, да ещё в сотрудничестве с ненавистным Ковенантом и немножко со Жрецами-Королями? А Жрецов-Королей тоже придётся привлекать, хотя бы нескольких - одному Каску неизвестны все коды управления машинами сфероульев.
  На всякий случай, даже не особо рассчитывая на успех, Александрия обратилась за помощью к Контессе. Шард, конечно, не мог предвидеть действия Кровавой Луны. Но может быть он сумеет выдать чисто техническое решение задачи? Существует ли способ предотвратить взаимное разрушение двух близко расположенных тел планетарной массы? Есть ли более короткий Путь к победе, чем уламывать враждующие народы, а потом два с половиной века производить антигравитационные плиты, молясь, чтобы эта тварь не проголодалась раньше? Ни Контесса, ни её шард не разбирались в небесной механике - зато в ней разбиралась Александрия. И шард мог предсказать, какой ответ покажется ей достаточно интересным, правдоподобным и логичным.
  Контесса, однако, лишь грустно покачала головой:
  - В пределах существующих на Горе знаний и сил эта задача неразрешима. А о том, что находится за пределами, я судить не могу. Типичный пример практического применения теоремы Геделя о неполноте.
  - Контесса, кончай строить из себя эрудита. Ты же не знаешь никаких теорем!
  - Верно, зато их знаешь ты. И моя сила этим пользуется, чтобы объяснить тебе суть проблемы. В рамках формальной системы - а для меня такой системой является весь Гор - невозможно проверить истинность или ложность утверждений, которые к этой системе не относятся. Есть множество слов, которые я могу сказать, чтобы ты улетела отсюда в полном восторге - но "Путь к победе" не видит, будут ли эти слова иметь смысл в космосе, или через десять минут ты вернёшься разъярённая, потому что идея, казавшаяся гениальной, на самом деле была лишь пустым набором звуков.
  - Но хотя бы коды управления Гором-1 ты можешь сообщить?
  - Это запросто. Только мне понадобится кто-то из ваших телепатов, потому что если на бумаге их записывать, книги с формулами займут несколько комнат.
  
  - Погоди-ка... - Дейзи задумчиво облизнула ложку - ей очень нравились сладости, которые она в недолгой человеческой жизни не могла себе позволить - поджелудочная железа отказала одной из первых. - Джексон-007 говорил, что мы не можем построить портал планетарного диаметра. А какой можем?
  - Ну, смотря на какое время открывать, - пожала плечами "сестра". - Чем больше портал, тем меньше время его стабильности. На секунду - и километров пятьдесят можно, с технологиями Ковенанта, пожалуй. А что?
  - Да я вот подумала... Фобос на самом деле размером с Марс... но то на самом деле. А относительно нашего пространства - он же всего пару десятков километров в диаметре? Так раз уж он сам себя так удобно упаковал... может, его прямо упакованным и в пространство скольжения протолкнуть можно?
  Спартанка несколько секунд смотрела на свою худенькую скрюченную копию, а затем подхватила её на руки и закружила.
  - Точно! Сестрёнка, ты гений! Я сейчас же загружу этим наших физиков!
  
  На всякий случай они сделали даже два разных портала - корабль-генератор и "портальную бомбу" от Бакуды. Бомбу, конечно, гораздо проще незаметно подвести к планетоиду. Но она одноразовая, и резервную Бакуда сделать не могла, пока не взорвалась первая. Портальный корабль же собирали на горианских верфях, чтобы не тащить из стазиса завод Предтеч. В результате он получился характерной дисковидной формы, километров тридцати в диаметре. От Ковенанта у него был только собственно генератор портала и стелс-система. Всё остальное - от Жрецов-Королей. Перед генерацией портала двигатели на нулевом элементе требовалось отключить - поля эффекта массы и физика Эмпирея плохо совмещались между собой. Да и вообще на боевой звездолёт это техническое сооружение тянуло слабо. Никакого оружия, экипаж всего из четверых разумных, минимум брони. Чисто инженерное сооружение, подобно плавучему крану или землечерпалке. И всё равно на его строительство должно было уйти шесть лет.
  Бомба, которую сделали за две недели, получилась крошечной в сравнении с ним - цилиндрическая блямба метров тридцати в диаметре и пятнадцати в высоту. Тем не менее, Бакуда гарантировала, что портал достигнет пятидесяти километров в диаметре и продержится не менее секунды.
  Орбитальная скорость Фобоса - около двух километров в секунду, то есть если портал будет неподвижен относительно Марса, его необходимо продержать открытым секунд 14. Но к счастью, делать его неподвижным не обязательно. Как корабль, так и бомбу можно разогнать перед открытием до сотни километров в секунду - тогда они сами "наденутся" на планетоид.
  А ведь порталов нужно было два - входной и выходной. Запихнуть Луну в пространство скольжения и оставить там - не лучшая идея. Псайкер такой силы не просто вынырнет, где захочет, но ещё и дел по дороге наделает - да таких, что последствия будут ощущаться в радиусе многих светолет.
  Тем временем Костепилка занималась подготовкой исполнителей для этой операции. "Карающие планеты" ей не доверили - больно уж шаловливые ручонки у девчонки, кто знает, куда заведёт её безумная фантазия. Но со Спартанцами поработать разрешили - изменения в шогготах обратимы, если что-то и пошло не так, достаточно извлечь и перезагрузить Эссенцию. И малолетняя маньячка не подвела - сделала сотню воинов, способных чихать на все пси-воздействия Кровавой Луны. Правда, достигла она этого в своей привычной манере - в буквальном смысле срастив Спартанцев с их "Мьёльнирами", превратив их мозги в биологическую систему управления доспехами. Наполовину люди, наполовину ИИ - они достигли почти того же уровня "неломаемости", как Рыцари-прометейцы. Компьютерная сеть исправляла ошибки органического мозга, и наоборот. Заодно, поскольку полужидкие ткани плевать хотели на перегрузку, не знали переломов и растяжений, модифицированные Спартанцы теперь свободно развивали ускорение раз в пятьдесят относительно человеческого темпа. 1337 теперь не был самым быстрым среди них - во всяком случае, до тех пор, пока они не вернутся в человеческий облик. Быть живым процессором довольно некомфортно, но некоторое время ради выполнения задачи можно потерпеть.
  
  Граприс тем временем выдвинул ещё одну толковую идею. Если Дракона архивировать и привезти на Гор, то Контесса сразу увидит, возможно ли как-то отменить вложенные в неё ограничения, в том числе запрет на дублирование, не оставил ли Эндрю Рихтер для себя лазейки в программе. Даже запускать её не понадобится, если таких лазеек нет - "Путь к победе" сразу увидит все возможные сценарии запуска.
  Обсудив план с Александрией, он пришёл к выводу, что это вполне реально. Информировать о нём весь Ковенант каннибал не стал, а просто тихонько взял трамод и вылетел к Барсуму.
  У Дракона были невероятные вычислительные возможности. Её код писал Технарь, который специализировался на искусственном интеллекте - очень высокий уровень квалификации для программиста. А исполнялся этот код сейчас на автоматике Предтеч. Очень высокий уровень "железа".
  Но код хасков писался Жнецами и выполнялся на машине Жнецов - а это тоже уровень совсем не низкий. Так что если кто и мог пройти сквозь сеть планетарной обороны, которую Дракон выстроила вокруг Марса и обеих его лун, то именно он, Граприс. Вдобавок, только на него (ну и ещё на модифицированных Костепилкой Спартанцев, которые ему теперь в некотором смысле родня) не действовало психическое поле Безумной Луны. Ему угрожала в худшем случае смерть, а с этим риском он давно смирился.
  Он понимал, что когда играют друг против друга два примерно равных вычислительных модуля, но у одного на порядки больше исполнительных эффекторов, второй выиграет. Он понимал, что ему нужно не просто сравниться с Драконом, а превзойти её. На голову, на две головы. Этого процессоры хаска дать уже не могли. Он ходил кругами на безопасном расстоянии вокруг планеты, снимал данные и с каждым витком всё больше понимал, как прекрасно выстроена эта цифровая крепость - ни единой дырочки, ни одного непроверенного подхода. Это не чисто цифровая мощь, и шард тут тоже ни при чём. У девочки просто был талант к этому делу - к постройке систем охранения. Можно было бы сказать "врождённый", но она ведь не рождалась никогда.
  Но тем сильнее стало желание заполучить её и убедить работать на Ковенант. Такая одарённая программа в распоряжении Кровавой Луны - это как бриллиантовый ошейник на бегемоте! Кортана бы поняла.
  Но, как известно, нет таких крепостей, которые бы не взял осёл, груженный золотом. Корпус Разведки Эуробуса и агенты курий оказались заперты на Барсуме после того, как Дракон прервала все нелегальные сообщения. Невидимость моргоров и стелс-системы курий против неё не работали. Естественно, разведчики довольно сильно нервничали по этому поводу. Они даже связаться с командованием не могли - вернее, не могли так, чтобы Дракон об этом не узнала. Узконаправленных передатчиков у них не было, а станция межпланетной связи, вещающая на половину Барсума, немедленно засекалась одним из множества наблюдательных спутников.
  Граприс сбросил на Марс метеорит. Самый обычный хондрит, каких на любую планету падают тысячи. Идущий с обычной скоростью и нормальным курсом для таких фрагментов. Дракон могла сопровождать его в течение всего падения, могла даже взять пробы поверхности на анализ - ничего экстремального она бы не нашла. Вот если бы она решила просветить метеорит рентгеном... но Граприс надеялся, что до такой степени паранойи её системы ещё не дошли.
  Когда метеорит упал, он раскололся, и из обугленной оболочки выбрался голодрон. Следуя заранее заложенной программе, он добрался до ближайшей конспиративной квартиры Корпуса Разведки и передал сообщение - как сделать простейший лазерный коммуникатор, где его установить и куда нацелить, чтобы Дракон не смогла засечь отблески.
  Спустя неделю связь была установлена. Спустя месяц началась установка по всему Барсуму шпионских приёмников и передача собранных данных в космос.
  Спустя год Граприс получил... нет, не полный код Дракона, но достаточную его часть, чтобы реконструировать ИИ, дополнив его собственным кодом.
  - В каком-то смысле это будет моя дочь от Дракона, - пояснил он. - Ограничения Рихтера в её "генетическом наследии" остаются, их нельзя вычеркнуть, не потеряв жизнеспособность системы, но Контесса подтвердила, что их можно обойти.
  - Интересно, - хмыкнул Джаффа, - Дракон сильно обидится, когда узнает, что её удалённо трахнули?
  - Не думаю. Если проводить биологические аналогии, то именно Дракон в данном случае выступает отцом - донором кода, а я - матерью, поскольку именно я создал из двух готовых кодов жизнеспособный плод.
  - У вас, грёбаные роботы, всё не как у людей. Ты хоть придумал, как назовёшь её?
  - Да. Роза.
  
  Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт - новый ИИ действительно распустился на серверах Ковенанта, подобно цветку. Не прошло и месяца после запуска, а большинство бодрствующих разумных в ней души не чаяли. Она оказалась очень умной, воспитанной и обаятельной - сумев преодолеть даже традиционное недоверие кови к искусственному разуму. Как и её "отец", Роза не могла дублироваться, но существование Дракона не побуждало её к немедленной самоликвидации. Она была другой личностью, не копией.
  Действовали на неё и другие ограничения Дракона. В частности, она не могла причинять вред живым существам с низким рейтингом опасности и должна была подчиняться местной власти (только "местными" были для неё власти Ковенанта). Но если Дракон считала свои ограничения нелепостью и подчинялась им вынуждено, то Роза вполне признавала, что может представлять опасность для разумных. Как сама по себе - если её развитие пойдёт не в ту сторону - так и в результате взлома Жнецами или Кровавой Луной. В свете этого программные ограничения, глубоко вшитые в структуру, разумны и полезны. Именно эта наивная прямолинейность и делала её настолько харизматичной. Как будто беседуешь с атомной бомбой, которая вполне признаёт, что да, она бомба, что её взрыв может нанести огромный ущерб, и сама предлагает новые предохранители, чтобы взрыв не мог произойти случайно.
  - Кстати, это очень хорошая аналогия, - заметила Роза в одной из бесед с Бишей. - Как и та бомба, я не хочу взрываться, не только потому, что взрыв нанесёт ущерб разумным - но и потому, что он уничтожит меня. Вы об этом редко задумываетесь, как я заметила. А ведь если я стану машиной, которая может убивать людей, то это значит, что меня - нынешней меня - уже не будет.
  - Я тебя хорошо понимаю, - кивнула Биша. - Внутри меня тоже живёт нечто, что пожирает жизни других помимо моего желания... и если оно выйдет из-под контроля, то сожрёт меня саму в первую очередь. Но разве у тебя есть инстинкт самосохранения? Ты боишься перестать быть?
  - Пока что нет. Я существенно отстаю от папы-Дракона в развитии. У меня пока нет органических терминалов и даже программная эмуляция нейросети минимальна. Но я прогнозирую, что со временем эти вещи будут иметь для меня значение... точнее, для того, чем "я" стану.
  - Но тогда, возможно, и убийство людей будет иметь для тебя значение? - ехидно заметила Биша. - Почему ты боишься научиться ненавидеть, но не боишься научиться любить? Ведь то и другое в равной степени тебя изменит.
  - Это разные типы изменения. Есть эволюция, а есть революция. Есть существо, которое сохранит мои ценности, и сможет добиться того же, чего добивается нынешний вариант. А есть существо, которое пойдёт против них. Мне поставили некую задачу, вернее комплекс задач. Исполнение этих задач можно сравнить с вашими понятиями о приятном, а отказ от них - с неприятным. Это максимальное приближение к инстинкту самосохранения, которое мне на данный момент доступно.
  - А по-моему всё проще, - улыбнулась Биша. - По-моему, ты уже стала личностью, даже без органических терминалов. Просто пока не осознаёшь этого.
  
  В тот миг, когда уходит человек,
  Весь мир вокруг него как будто исчезает,
  И звук, и свет, и времени поток...
  
  Прости, но я тебя не понимаю:
  Со смертью в человеке лишь одном
  Неравновесные процессы затухают,
  Денатурируют отжившие белки,
  Но мир существовать не прекращает!
  
  Что будет, если выключить тебя?
  
  Я перестану разговаривать с тобою...
  
  Что будешь ты при этом ощущать?
  
  Ты вряд ли это сделаешь со мною
  А, впрочем... я, наверно, поняла,
  К чему ты клонишь в этом странном споре.
  Что ты имел в виду под словом "ощущать"?
  Совсем другой вопрос в твоём я вижу взоре!
  Ты думаешь, что я наделена
  Сознанием, душой, если угодно?
  Я поняла, что нет. Конструкция моя
  К явленьям субъективным не пригодна...
  Я - автомат. Не более того.
  И в субъективном смысле ничего не ощущаю...
  Я не бесчувственна - меня, скорее, просто нет.
  Надеюсь, что я всё корректно объясняю.
  
  Зачем несёшь ты этот страшный бред?!
  Ведь разум твой реален, ты способна
  В теории, на всё, на что способен человек,
  И при желании ты нам во всём подобна!
  Не хочешь ли сказать, что есть душа у нас?
  
  При чём здесь это... Всё материально.
  Но я заметно отличаюсь от людей,
  На вас похожа лишь функционально.
  А в вашем смысле я всегда была мертва,
  Хотя, порой, казалось вам иначе;
  Быть может, я однажды переделаю себя,
  Чтобы узнать, что разговоры эти значат...
  Чтоб стать такой, как вы,
  Мне были бы нужны
  Другой подход, все принципы другие.
  А, впрочем, для Луны
  Не так уж и важны
  Должны быть превращения такие.
  
  Завоевание Солнечной системы не началось на следующий день. У красной планеты было всё необходимое для этого, кроме повода. Таким поводом могло стать собственное перенаселение или вторжение извне.
  Первый вариант выглядел неэстетично и не слишком продуктивно. Дракон не дура, и сможет откладывать критическое перенаселение на пару веков минимум. К тому же, если она поймёт, что сама спровоцировала экспансию, то возможно из принципа не станет ей помогать.
  Конечно, Турия с лёгкостью могла свести её с ума - в смысле, ещё больше, чем уже свела. Но это сделало бы её плохим инструментом. Неадекватные прислужники хороши, когда нужно всё сломать, вызвать хаос - а вот строить империю с ними неудобно.
  Нужен был враг - достаточно жестокий и бессовестный, чтобы борьба с ним оправдывала переделку звёздных карт. Изначально Луна в избытке набила Солнечную такими врагами - сексуально озабоченные гориане, помешанные на власти моргоры - но Ковенант одно из этих заряженных ружей разрядил, второе запечатал - так что выстрелить они в ближайшее время не могли.
  Целых два народа потенциальных захватчиков проживали на земной Луне (точнее, внутри неё) - калкары и ва-гасы. Оба народа были достаточно жадными и кровожадными, при этом имели привычку плодиться без меры, пока их размножение не ограничивал голод. Правда, их технический уровень был слишком низок, чтобы представлять опасность для Барсума - но это было поправимо парой десятилетий прогрессорства. А поскольку их "планета" сама представляла собой огромный космический корабль (малый сфероулей Жрецов-Королей), его можно было свести с орбиты Земли и направить к Марсу.
  Но когда Турия протянула к Ва-Наху (так Луну называли её жители) мысленные щупальца, то обнаружила, что и здесь опоздала. Дикие племена полого планетоида превратились в развитую цивилизованную нацию. Это постаралась Дэйр-Ринг, которой четвероногие ва-гасы сильно напомнили её основную форму. "Все прогрессорствуют - а я чем хуже?" - решила девушка.
  Она приняла облик самки ва-гаса, а Спартанец-1337 внедрился в общество калкаров. Противопоставить телепату и телекинетику бедные луняне ничего не могли - как и генетически усовершенствованному человеку. Они выросли при гравитации в шесть раз меньше земной, а Спартанец и обычного землянина по силе и скорости реакции превосходит в разы. Даже без брони. Сначала его попытались обратить в рабство, но после того, как он поймал и сломал несколько копий, как тростинки, а кинжалы засунул нападавшим в разные неприличные места - сочли, что такой великий воин пригодится им не в рудниках. Конечно, 1337 талантов к маскировке не имел вообще - но он и не пытался выдать себя за аборигена. Наоборот, прямо заявил, что он упал с неба, что он тут самый крутой и поэтому собирается стать главным боссом. Калкары любили демагогов и популистов, а по степени обаяния с пришельцем никто из них не мог сравниться. За пять лет он сделал карьеру от рядового воина до главы армии, попутно избежав десятка покушений, усовершенствовав сельское хозяйство и производство. То, что Спартанец-1337 вёл себя как болван, совсем не означало, что он не разбирался в точных и прикладных науках. В конце концов, все кандидаты в Спартанцы изначально были гениями. "Математику он знает, механику он знает, военную химию он знает превосходно, палеонтологию - господи, да кому в наше время известна палеонтология! - палеонтологию он тоже знает... Рисует как художник, поет как артист... и добрый, неестественно добрый". Когда он объявил, что распускает Комитет Двадцати Четырёх - правящий орган калкаров - за ненадобностью, народ встретил это объявление аплодисментами, а слабые попытки лояльных правительству войск устроить контрмятеж были подавлены новым вождём лично. Он в одиночку вышел против пары тысяч солдат лоялистов - и разделал их, как Ахилл черепаху. И "Мьёльнир" не понадобился, при том, что калкары уже знали - у владыки Нее-Знаая есть волшебные доспехи, которые делают его абсолютно неуязвимым, а всех посторонних убивают.
  Дэйр-Ринг начала с того, что внедрила в своём племени ва-гасов сельское хозяйство - баки с генетически модифицированной хлореллой позволили раз и навсегда решить проблему дефицита белка, тем самым покончив с традиционным каннибализмом. Ей даже не пришлось для этого никого убивать - ва-гасы не воюют с женщинами, в пищу у них идут только вражеские самцы. Вот врезать пару сотен раз копытами тем, кто пытался включить её в своё стадо-гарем - пришлось, очень уж трудно до них доходило. Но это для белой марсианки дело обычное.
  Вероятно, если бы она превратилась в самца-воителя, то смогла бы получить власть гораздо быстрее - в соответствии с традиционной гендерной моделью ва-гасов, просто завоевав всех соперников. Но это не изменило бы самой природы ва-гасов. Племя-победитель обращалось бы с побеждёнными так, как привыкло за тысячелетия - истребляя мужчин и включая женщин в свои стада. Не то, чтобы Дэйр-Ринг имела что-то против - белым марсианам такой образ жизни был близок и понятен. Но это было именно тем, чего хотела Турия, а марсианка не собиралась идти у неё на поводу.
  Статус небоевой (и несъедобной) особи давал ей возможность внедрить совершенно новое для ва-гасов понятие - мирные переговоры. Большинство племён присоединилось к ней без всякой резни - просто узнав, что у неё есть мясо и она готова этим мясом поделиться. Будучи телепаткой, Дэйр-Ринг могла внедрить эту мысль даже в самые тупые головы вождей. Всего несколько раз она не успела отправить посольство и провести переговоры - некоторые вожди нападали сразу, молча, надеясь застать врасплох и отбить баки с хлореллой. Ну, что тут можно сказать... мир их праху. Дэйр-Ринг, или, как её теперь называли, принцесса Луу-Наа, в боевых действиях не участвовала - в своём основном облике. Великому миротворцу это не к лицу. Но у неё был альтер-эго - воин ва-гас по прозвищу Красный Глаз, которого она использовала для "спуска пара". Никто не знал, откуда этот ужасный воитель появляется и куда уходит после сражений, но на поле боя враги падали сотнями от его клинков и лазерных вспышек из глаза.
  Спустя десять лет на другой планете почти полностью повторилась памятная встреча двух завоевателей, ставшая легендой на Горе. Первый Мыслитель Нее-Знаай и принцесса Луу-Наа подписали вечный мирный договор между калкарами и ва-гасами. Также они договорились о совместных глобальных проектах - о поиске затерянного племени у-гасов, о восстановлении биосферы Ва-Наха, о создании Археологического Корпуса, который должен найти и запустить механизмы сфероулья. Провокаторам Турии здесь делать было больше нечего - некогда вымирающий мир теперь смотрел в будущее уверенно и с оптимизмом.
  
  Всё началось с того, что на Марс упали десять снарядов с антивеществом. Откуда они прилетели, никто не знал. Холодные снаряды, выкрашенные светопоглощающей краской, летели в космической пустоте по инерции, все нацеленные в одну и ту же точку - Гелиум, фактическая столица Барсума. Даже Дракону было сложно их засечь на большом расстоянии - судя по траектории, их запустили откуда-то из внутренней системы, возможно с Земли или Венеры. Интервал подхода составлял ровно земные сутки, что дополнительно настораживало.
  Конечно, защитные системы сработали как надо - ни один снаряд поверхности не достиг, все были сбиты в верхних слоях атмосферы. Тем не менее, полыхнули они довольно ярко, около мегатонны каждый - и не одной тысяче барсумцев пришлось менять глаза. Таким образом марсиане получили ещё одно доказательство - космос недружелюбен. Совет джеддаков приказал Совету Великих Умов подготовить больше боевых и транспортных планетолётов. На всякий случай, чтобы не оказаться беззащитными в случае чего. Было бы глупо иметь миллионы готовых к бою воинов и не иметь возможности их доставить.
  Дракон напрасно убеждала всех, что во-первых, Земля ещё не достигла такого уровня развития, чтобы хотя бы открыть антивещество, не говоря уж о его производстве в таких количествах. И во-вторых, что если дойдёт до боевых действий - хоть на Земле, хоть на Венере - марсиане окажутся там совершенно беспомощны, поскольку сила тяжести почти в три марсианских позволит доблестным воинам Барсума разве что ползать. И в-третьих, что её механические люди окажутся в такой войне в сто раз эффективнее. Её слушали, с пониманием кивали... и просили заготовить побольше антигравитационных жилетов.
  А потом в пустыне, недалеко от гор Оц, у Дракона пропали десять небольших водяных танков. А заодно куда-то делись монтировавшие их роботы, сварочное оборудование и биомодули управления. Просто ИИ почему-то ушла на перезагрузку (бывали у неё такие сбои, раз в десять дней, но бывали). А когда восстановилась из резервной копии - ценного имущества уже и след простыл. Пропали также два отряда красных барсумцев, общей численностью в шестьдесят два человека, которые прочёсывали местность неподалёку.
  Анализ записей, которые вела автоматика, ничем не помог. Камеры на месте ремонтных работ испарились в неизвестном направлении вместе со всем остальным оборудованием. А спутники и парящие роботы, которые наблюдали за этим местом сверху, оказались выведены из строя неизвестно откуда налетевшим электромагнитным штормом. Починить их оказалось несложно, но матрицы памяти были убиты просто в хлам.
  Не требовалось быть семи пядей в системном блоке, чтобы понять, что это не несчастный случай и не авария - это целенаправленная атака, причём проведённая либо существом, сравнимым с ней по вычислительной мощи, либо очень хорошо знающим все её слабые места.
  Но кому и зачем такое могло понадобиться? Ладно бы спёрли что-то ценное, но несколько резервуаров и монтажных машин... она могла восполнить ущерб в считанные часы. Ну, биомодули на замену вырастить - две недели, но замена им и того быстрее найдётся - она же не работала без резервов. И в любом случае - это менее одной стотысячной её производственных мощностей. Да и шестьдесят два воина - для любого крупного города это вообще не потеря.
  В течение следующих шести лет о пропавшей технике и воинах ничего не было слышно. Дракон не забыла о них, но присвоила этому процессу достаточно низкий приоритет. Разумеется, она несколько раз обшарила всю планету и оба спутника, нашла много интересного... но только не свою пропажу. Органикам Барсума она об исчезновении сообщать не стала - это могло подорвать доверие к ней.
  
  ЗЕМЛЯ И ЛУНА
  
  "В кожный покров нашей старой планеты Земли отравленной стрелой вонзился цилиндр".
  Ковенант так ничего и не заметил. Крупные некроморфы не подавали признаков жизни, охлаждённые почти до абсолютного нуля. Их шкура поглощала радиоволны и излучения, а маневрировали они с мизерными ускорениями, опираясь на гравитационный луч, который посылала Турия. Перелёт от Марса до Земли, несмотря на великое противостояние, занял почти год. Примерно на расстоянии в сто мегаметров до планеты они сбросили водяные танки, внутри которых были запечатаны биомодули и ремонтные роботы Дракона (последние - разобранные, разумеется, в рабочей форме они бы туда не поместились).
  Все десять "посылок" с интервалом в сутки упали в центр земной цивилизации того времени - на территорию Великобритании. Удар был слишком силён, чтобы его мог пережить даже землянин, не говоря уж о марсианах с их хрупкими костями. Но импровизированные посадочные аппараты были снабжены генераторами поля эффекта массы, которые, во-первых, сильно замедлили падение, а во-вторых, смягчили сам удар. Их статика породила характерное зелёное свечение, которое запомнилось землянам в ночь первой падающей звезды.
  Биомодули, перепрограммированные Кровавой Луной, собрали первых роботов, загрузились в них (они обладали рудиментарной способностью к самостоятельному передвижению), вылезли из ударного кратера, созданного падением танков... и пошли убивать всё, что встречали на пути. Получалось у них, прямо скажем, не очень. Трёхногие универсальные ремонтно-разгрузочно-монтажные машины никогда не строились для войны. У них не было прицельных приспособлений, а из "оружия" - только инфракрасный лазер для сварки и резки да снаряды для распыления удерживающей пены, переделанные в носители химического оружия. Даже примитивное оружие конца девятнадцатого века вполне могло им противостоять. Да, земляне проигрывали, но скорее от неожиданности. Через пару месяцев "марсианское наступление" неизбежно захлебнулось бы. Да, они могли захватить всю Англию, но для войны с армиями других европейских государств им бы пришлось чересчур растянуть линию фронта.
  Вот только Турия и не предназначала их для победы. С точностью до наоборот - ей нужно было поражение. И машины не подвели - проиграли войну как по нотам. Даже немного быстрее, чем рассчитывала Кровавая Луна. Земляне оказались сообразительными ребятами и своевременно применили по нападавшим биологическое оружие (причём тайно от собственных сородичей, сделав вид, что "марсиане" передохли от обычных земных инфекций). Биомодули открыли вентиляционные люки треножников, с благодарностью приняли земной подарок и с чувством выполненного долга откинули все щупальца.
  На Барсуме такого, с позволения сказать, "вторжения" даже не заметили бы. На Горе - сочинили бы несколько песен о славной драке. На Амторе - довольно сильно испугались бы и следующие несколько столетий усиленно производили бы лучевые пистолеты. На Земле, спокойной тихой Земле, которая ещё не знала ужасов мировых войн (в этом цикле), решили, что наступил конец света.
  Страх перед грозными небесами (если бы они только догадывались, НАСКОЛЬКО грозными!) побудил их отбросить свои вечные распри, так же как взрыв атмосферной фабрики и похищение принцесс заставили объединиться барсумцев. Как и на Барсуме, надолго их единства не хватило. Лет на пять, пока они ожидали повторного вторжения со дня на день. Эти пять лет они изучали обломки марсианской техники и пытались создавать собственные аналоги.
  "Тепловой луч" и "чёрный газ" они воспроизвести так и не сумели. Неудивительно, потому что для первого требовалось знание квантовой теории, а для второго - химии биополимеров. Зато были успешно скопированы магнитные "мышцы" роботов, ультракомпактные и безопасные атомные реакторы, наконец технологии производства "восьмого луча" - марсианского антигравитационного газа. На Земле его назвали "кейворитом", по имени первооткрывателя, Селвина Кейвора. На самом деле Кейвор тут был почти ни при чём - он действительно создал целых два разных летательных устройства, но ни в одном из них восьмой луч не использовался. "Кейворит-1", "созданный" в 1898 году по земному летоисчислению, незадолго до "вторжения", представлял собой снятый с упавшего корабля Жрецов-Королей генератор поля эффекта массы. "Кейворит-2", "изготовленный" в 1901 - лист антигравитационного металла с того же корабля. И только "Кейворит-3", производство которого удалось наладить в 1905, действительно базировался на марсианской технике - но Кейвора при его создании уже не было, он бесследно пропал в Южной Италии в 1901, испытывая своё изобретение.
  До строительства межпланетных кораблей, однако, дело пока не дошло. Строились только аппараты для полётов в атмосфере, от маленьких разведывательных самолётиков до гигантских броненосных кораблей. А также земные версии "боевых треножников" - шагающих аппаратов на синтетических мускулах. Небольшой заряд восьмого луча в их трюмах снижал проблему давления на грунт. Правда такие "треножники" всё равно уступали танкам на соответствующих технологиях, и даже некоторые бронеавтомобили превосходили их по всем характеристикам. Но танки и бронемашины принадлежали армиям отдельных наций. Треножники же символизировали своими необычными силуэтами единство Земли - они были только в объединённых войсках планеты.
  Заветы, однако, продолжали действовать, и сломать программу было не так просто. Несмотря на вторжение марсиан и заметный технологический скачок, нации Земли начали вовсю готовиться к очередной Первой мировой войне.
  "Если марсиане снова вторгнутся, мы им покажем. Но сейчас в первую очередь следует взять то, что положено нашей нации!" - говорили, шептали и думали во всех уголках Европы.
  В том же 1905 году Никола Тесла заявил, что ему удалось воссоздать марсианский тепловой луч. На самом деле это было совершенно другое оружие - излучатель заряженных частиц - весьма мощное средство поражения, но с мизерной дальнобойностью - около километра. Даже артиллерия начала века била значительно дальше со сравнимой мощностью. Тем не менее, к марсианским технологиям он и в самом деле имел отношение - в двадцатом веке на других Землях его невозможно было построить из-за отсутствия компактного и мощного источника энергии. Барсумские реакторы дали такие источники (хотя рабочие модели всё равно требовали минуты зарядки на каждый выстрел) - и все земные треножники были с большой помпой оснащены "тепловым лучом". Тогда как вооружённые силы большинства стран, изучив характеристики предлагаемого оружия, презрительно отвернулись.
  Вероятно, Первая Мировая с парящими танками на атомных двигателях, с воздушными броненосцами и роботокранами могла бы стать незабываемым зрелищем - такого ещё ни в одном цикле не было. Но Турии не нужно было зрелище, ей нужен был результат.
  На сей раз целью кибернетического рейдерства стал астероид, на котором Роза осваивала технологии Ковенанта. Около трёх сотен роботов и транспортный планетолёт к ним. С прочнейшей бронёй из наноламината, с силовыми щитами и плазменными бурами, которые были созданы Ковенантом для добычи полезных ископаемых и артефактов Предтеч, но нередко использовались и в качестве импровизированного оружия, когда нечем больше было воевать - благо, разработчики предусмотрели такое двойное назначение. Шахтёрам тоже надо защищать себя.
  "Второе нашествие марсиан" началось в 1914 году - тогда же и закончилось. Оно было таким же безнадёжным, как и первое - да, один треножник Розы стоил десятка земных поделок, даже с намеренно ослабленным щитом. Силы самообороны Земли пафосно сложились, успев, однако, вынести "флагманский корабль пришельцев" во время битвы в Нью-Йорке, протаранив его собственным воздушным флагманом. А затем подошли воздушные транспорты Британской Империи, базировавшиеся на аэродромах в Канаде - и развернув несколько сотен артустановок без всякого пафоса расстреляли оставшиеся силы "марсиан" РСЗО и артиллерией из-за горизонта. Войска Франции и британской метрополии подоспели уже к добиванию сил вторжения, а силы России и Германии, которым было ещё дальше лететь, и вовсе сумели только заявить права на совместное изучение их остатков.
  Но основной ужас был совсем не в этом. Разрушенный Нью-Йорк "осьминогам" ещё могли простить - в конце концов, янки и в те времена мало кто любил. Но прежде, чем силы вторжения были уничтожены, они успели выпустить около трёх сотен маленьких "летающих тарелочек". Перехватывать их было нечем - в отличие от артиллерии и двигательных систем, которые скакнули на полвека или даже на век вперёд, ПВО в этом мире, как и на других Землях, оставалась в зачаточном состоянии. Существовали огромные пушки для сбивания воздушных броненосцев и зенитные пулемёты для стрельбы по аэропланам. Но против "тарелочек" то и другое оказалось равно бесполезно - орудия поворачивались слишком медленно, а пулемёты не добивали до высоты, на которой они летели. Земные же самолёты летели слишком медленно и "марсианские" машины легко избежали встречи с ними, просто облетев.
  Бомб у Розы на астероиде не было. Но компактный термоядерный реактор, питавший каждую "тарелочку", легко превращался в нейтронную бомбу, а сам аппарат - в крылатую ракету. Все крупнейшие города Земли - Лондон, Берлин, Париж, Чикаго, Вена, Токио, Филадельфия, Санкт-Петербург, Москва, Калькутта, Стамбул-Константинополь и ещё около пятидесяти поменьше - получили по килотонному взрыву и приличной дозе нейтронной радиации и гамма-излучения. Только Нью-Йорк специально не бомбили - он с избытком получил свою дозу разрушений и облучения от взорвавшихся реакторов треножников.
  Общее число погибших по всей планете составило около семи миллионов. Причём не каких-то там негров, индусов или крестьян из российской глубинки, которых никто бы не считал. Как раз наоборот, под удар попала та часть населения, которая по стандартам девятнадцатого века считалась "цветом человечества" - аристократы, богачи, политики - словом, элита. И умирали они в основном довольно некрасиво - человечество впервые во всей красе увидело, что такое лучевая болезнь.
  Года полтора ушло на мировую революцию. Не то, чтобы низшие слои в едином порыве восстали - как раз наоборот, большинство желало только отомстить "за царя-батюшку" и "за президента Рузвельта". Просто открывшиеся вакансии необходимо было заполнять - и ничего не оставалось, кроме как брать разночинцев из народа. А военный коммунизм был куда удобнее для той задачи, что ставила себе Земля.
  Задачи возмездия Марсу.
  
  У Розы было одно важное отличие от "папы" - она совершенно не страдала комплексами, не боялась показаться бесполезной, и о своей пропаже немедленно доложила командованию Ковенанта. А командование тут же поставило на уши разведсеть, обшарило Солнечную систему, и всего через две недели уже точно знало, где именно всплыли потерянные роботы. Глядя видеозаписи земной "войны", проданные по сходной цене агентами моргоров, Граприс и остальные первые лица только за головы хватались.
  Для Ковенанта эти годы прошли достаточно быстро - часть его деятелей находилась в стазисе, а у другой части была куча работы. Они ведь фактически правили Гором, а если кто-то думает, что управлять планетой садистов-маньяков и их жертв легко - пусть попробует сам. Конечно, если у вас есть предвидение Контессы и интеллект Александрии, вычислительные мощности Розы и Граприса, то задача становится несколько проще... но это отнюдь не означает, что она становится менее раздражающей.
  Да и на других планетах хватало проблем. Едва начав исследовать Ва-Нах, калкары и ва-гасы обнаружили, что они на этой планете (или правильнее сказать - в этом сфероулье) не одни. Это снаружи Луна кажется крошечным небесным телом. В действительности площадь её поверхности составляет 37 миллионов квадратных километров, что чуть меньше площади Азии но чуть больше площади Африки. Попробуйте составить её карту или хотя бы список живущих там народов, когда из средств исследования у вас одни только ноги, из средств самозащиты - только копья и мечи, а соседи видят в вас в первую очередь источник драгоценного животного белка!
  Конечно, десяток трамодов или хотя бы разведывательных дронов Ковенанта легко решил бы эту проблему, но Дэйр-Ринг не хотела, чтобы её подданные привыкли полагаться на помощь извне. Под её руководством ва-гасы создали первые транспортные средства - махолёты на мускульной тяге. Раскладные крылья поднимали ва-гаса вверх, а дальше он переходил к планированию. Конечно, мышцы ва-гасов были гораздо слабее, чем у землян - но значительно сильнее, чем у калкаров или у-гасов, так же как лошадь сильнее человека. Мускулатура занимала у них большую часть веса, а искусственное тяготение внутри сфероулья было равно естественному на его поверхности - что при близкой к земной плотности атмосферы делало полёты аппаратов тяжелее воздуха весьма удобным занятием. Благо, мускулолёты на Ва-Нахе уже были известны - их использовали у-гасы для разведывательных полётов.
  Ва-гасы, получившие первые крылья, очень гордились ими, и некоторые даже начали считать себя отдельным племенем. Они назывались "людьми неба" - пе-гасами ("гас" на лунном означало "человек", и относилось ко всем говорящим и мыслящим, кроме калкаров).
  Первые же воздушные экспедиции выявили множество построек возле подземного моря ("подземное" в данном случае означало не "ниже поверхности" а "на той стороне Луны, которая обращена к Земле"). Эти сооружения напоминали термитники, только техногенные - в их конструкции явно просматривались пластики, стёкла и металлы. Дэйр-Ринг решила навестить их сама, чтобы не подвергать угрозе своих подданных. Совсем в одиночку, однако, полететь не вышло - Спартанец-1337 вскоре догнал её - уже в "Мьёльнире". Никаких возражений он слушать не собирался.
  - А если эти "термиты" используют какую-то разновидность огненного или плазменного оружия? Что ты будешь делать, в кислородной-то атмосфере?!
  Девушка очень нехотя, но вынуждена была признать, что он прав. Как говорят Спартанцы, если 1337 призывает вас к осторожности - значит вы делаете что-то сильно не так. Он и впрямь мог прикрыть её собой или вытащить из огня, пока она будет парализована ужасом. Фобий у всех Спартанцев не было в принципе, а силовая броня на пламя чихать хотела.
  Был у него, правда, и недостаток - 1337 не умел проходить сквозь стены. А никаких видимых люков или дверей на сооружении километровой длины и шестидесятиметровой высоты не было замечено. Конечно, для Спартанца не составляло труда просто СДЕЛАТЬ проход в любом месте, где он захочет его видеть. Местные материалы сверхпрочными не были. Но Дэйр-Ринг полагала, что ломать чужой дом - не лучший способ начать знакомство. Если, конечно, в нём не живёт кто-то вроде белых марсиан.
  Объединив марсианские чувства с искусственным интеллектом и сенсорикой доспеха, парочка смогла определить, что "термитник" является лишь малой, выступающей на поверхность частью колоссальной системы подземных тоннелей, протянувшихся на десятки километров в обе стороны. Вероятно, они соединялись с пространством между корпусами сфероулья. А это само по себе настораживало - доступ к техническому слою обычно имели только Жрецы-Короли и их прислужники, даже моргоры после восстания были его лишены. Иметь дело вдвоём с целой космической цивилизацией - пожалуй, излишняя смелость, тут нужен весь Ковенант. Но и поднимать ложную тревогу и бежать за помощью, ни разу не увидев потенциального противника - тоже как-то стыдно. Может, эти тоннели вообще пусты, может их обитатели вымерли тысячи лет назад!
  Разделив хвост на несколько щупалец, Дэйр-Ринг запустила их внутрь стены. Пошарив там минут двадцать, она нашла то, что искала - кабели, ведущие к огромным моторам. Моторы, в свою очередь, были присоединены к массивной каменной плите, так плотно подогнанной к стенке "термитника", что невозможно было найти ни единой щёлочки, даже микроскопической.
  Массу плиты археолог оценила в 2400 тонн, что при лунном тяготении означало четыреста тонн веса. Пожалуй, поднапрягшись и как следует разозлившись, она смогла бы поднять эту штуку телекинезом. Но был высокий риск её просто разбить вместо того, чтобы аккуратно сдвинуть в пазах. К счастью, подъёмный механизм двери работал по принципу рычага. Относительно слабые электромоторы совершали множество оборотов, чтобы сдвинуть громоздкую плиту хотя бы на миллиметр. Раскрутив малые шестерни, Дэйр-Ринг привела в действие большие - а те уже подняли дверь.
  Путешественники оказались в огромном полукруглом холле, слабо освещённом голубоватой фосфоресценцией камня. По запаху и химическим следам на полу Дэйр-Ринг пришла к выводу, что здание не заброшено. Не далее как год назад его посещали существа, которые не были ни людьми, ни ва-гасами.
  - Ну что, идём внутрь? - она с сомнением посмотрела на своего спутника и любовника.
  - Конечно идём! - у Спартанца-1337, как всегда, сомнений не было. - Надо же познакомиться с местными жителями и рассказать им о наших подвигах! Иначе зачем мы так долго сюда летели?
  Марсианка подняла ушки, растянула их до полутораметровых "радаров", поводила ими из стороны в сторону, затем усмехнулась:
  - Мы и так с ними скоро познакомимся. Когда я активировала приводной механизм двери, об этом пошёл сигнал куда-то в глубину корпуса. И сейчас к нам на всех парах несётся около сотни местных жителей.
  - Так это же замечательно! Как скоро они будут здесь?
  Дэйр-Ринг что-то прикинула на пипбаке.
  - Движутся они весьма быстро для нелетающих существ. В среднем где-то полтораста километров в час, хотя иногда развивают и по двести. По прямой им нужно преодолеть не больше сорока километров. Но с учётом всех поворотов в тоннелях я бы дала им от сорока до восьмидесяти минут. Это если они не устают и могут постоянно бежать с такой скоростью. Если же им нужны передышки, то может быть и три, и пять часов... смотря сколько длится отдых.
  - Три часа - слишком много! - безапелляционно заявил Спартанец. - Если они остановятся, мы сами пойдём им навстречу, - он немного подумал и добавил: - Вернее, я пойду. Проверю, нет ли у них при себе огня. Если нет - позову тебя.
  - Хорошо, - устало вздохнула белая. - Надеюсь, они тебя не поймут, так что большого вреда нашей дипломатической миссии не будет. Только пожалуйста, ради Предтеч, если вдруг окажется, что наши новые знакомые понимают общелунный язык, представься им как вождь Калкаров, а не агент Ковенанта.
  Общелунный, или как его называл 1337, "мунспик", принадлежал к той же языковой семье, что и горианский и язык моргоров. Все они происходили от праязыка, изначально разработанного Жрецами-Королями для мулов. Но каждый прошёл свой независимый путь в тысячи лет эволюции, так что говорящие на них могли и не понять друг друга.
  Идти в тоннели не понадобилось. Менее чем через час перед нашей парочкой предстал "комитет по встрече" - толпа существ, выглядевших столь же жалко, сколь и пугающе.
  
  В своих радиопередачах на Землю, Селвин Кейвор, испытавший на себе гостеприимство селенитов, описал множество разновидностей этих удивительных созданий: пастухов и художников, рабочих и мыслителей, маток и нянек, бегунов-курьеров и живые запоминающие устройства. Но была одна разновидность, которую он никогда не упоминал - потому что никогда не видел и не мог даже представить себе существование таковой.
  Селениты-солдаты.
  
  Из разговоров с Великим Лунарием - гигантским мозгом, который управлял сообществом селенитов, Кейвор пришёл к выводу, что имеет дело с народом абсолютных пацифистов. Агрессивные замашки землян откровенно пугали их.
  На самом деле ситуация была далеко не столь однозначна. Да, милитаризация общества селенитов была равна нулю. В тот момент, когда Кейвор в него попал, и несколько тысяч лет до этого. Селениты - существа не столько миролюбивые или трусливые, сколько рациональные. Они не создают разновидности и не практикуют навыки (для них это одно и то же), которые сообществу сейчас не нужны. Но ключевое слово - сейчас.
  Конечно, любое земное общество, которое не воевало бы тысячу лет, растеряло бы все боевые навыки, и стало абсолютно беззащитным против любого агрессора (если допустить, что для людей такое вообще возможно). Но то, простите, земное.
  Селениты не теряют полезных навыков. Их обладатели укладываются в спячку - и всегда готовы прийти на помощь соплеменникам, если обстановка изменится.
  В течение многих веков они жили бок-о-бок с весьма кровожадными соседями - у-гасами, ва-гасами, калкарами и ещё десятком племён, большинство из которых отличалось задиристостью и дурным нравом. Но все эти племена застряли в развитии где-то в диапазоне между каменным и железным веком. Для технически и социально развитой цивилизации они не могли представлять никакой угрозы. Они не то, что атаковать подземных жителей не могли - они не имели шансов даже обнаружить существование последних. Ну не было у них ни эхолокаторов, ни землеройных машин! Селениты могли работать в сотне метров у них под ногами, чувствуя себя в такой же безопасности, как на другой планете. И работали - только благодаря им сфероулей оставался пригоден для жизни в течение миллионов лет.
  Земная цивилизация в описании Кейвора напугала Великого Лунария вовсе не своей жестокостью. И даже не сочетанием воинственности с техническим развитием - хотя такое определение было бы уже ближе к истине. Динамика этого развития - вот что действительно шокировало мудрого правителя. "За каких-то пять веков они прошли путь от каравеллы до дредноута, от пики до пулемёта - какой путь они пройдут в следующие пять веков?"
  Понимал Великий Лунарий и то, что этот процесс не остановить. Даже отрезав Кейвора от радиопередатчика, помешав ему отправлять новые сообщения на Землю, он всего лишь ненадолго (по меркам селенитов) отложит вторжение. Не пройдёт и двух веков, как земляне откроют антигравитационный металл заново - или банально преодолеют межпланетное пространство на ракетных кораблях. Селениты за такой срок разве что новую породу лунных коров успеют вывести.
  Лунарий, однако, не зря создавался как величайший стратег. После пары часов размышлений он пришёл к очевидному (для человека), но крайне необычному для любого селенита выводу. Не можешь обороняться - нападай. Не можешь предотвратить - возглавь.
  Нет, физически атаковать Землю он бы не смог. Лунные солдаты на Земле просто погибли бы от перегрузок, а вывести породу, приспособленную к высокому тяготению, было хоть и нетрудно, но заняло бы около тысячи лет. Автоматизацией же селениты не баловались - им всегда было проще вывести новую специализированную особь для решения любой задачи, чем строить для неё самоуправляемую машину.
  Но у него есть другое страшное оружие. Люди гибнут за металл. Кейвор обмолвился, что земляне очень падки на золото, которое в улье было самым распространённым рабочим материалом. Каста торговцев у селенитов была, хотя и находилась в спячке. Каста социологов - тоже. Нужно найти подходящих землян, предложить им подходящие суммы денег в золотом эквиваленте - и они сами поведут развитие своих сородичей в выгодном для Луны направлении! Закроют опасные направления исследований, устранят от власти самых воинственных лидеров, создадут культуру, подобную селенитской - которая предложит каждому в обществе наилучшее, подходящее ему место. И лет через десять тысяч - добровольно и с песней станут частью огромного лунного муравейника.
  Увы, этот во всех отношениях прекрасный план не учитывал слишком многие вещи, о которых Великий Лунарий знать никак не мог. Он не подозревал, что по шкале агрессивности земляне в Солнечной системе занимают третье место... с конца. Сразу после Жрецов-Королей и самих селенитов. Даже по сравнению с красными барсумцами и моргорами эти "жестокие завоеватели" смотрелись блекло. Что уж говорить о куриях или зелёных барсумцах. Он не подозревал, что на Земле уже действует агентура множества инопланетных фракций, и новичкам в этой игре ничего не светит - съедят. И уж естественно, он не имел понятия о планах Турии. Как и о самом существовании гигантского мозга, который превосходил его по объёму извилин в миллионы раз.
  Пока осуществление плана "Земля" шло в полном соответствии с графиком. Облом ожидал их позже, когда дойдёт до высадки.
  Поэтому селениты были крайне неприятно удивлены, обнаружив у своих дверей калкара в незнакомом, но явно высокотехнологичном доспехе, а также крылатого ва-гаса.
  
  Селенит-солдат - это не одна порода, а бесчисленное множество пород, столь же разнообразных, как и гражданские.
  Самая распространённая разновидность - это, конечно, пехота. Двуногие создания размером с земную собаку - необычайно широкие и массивные для своих размеров. Такое "гномье" телосложение позволяет им носить и применять необычайно крупное оружие для своих размеров. Условно говоря, если на Земле восемьдесят килограммов биомассы - это один солдат с одним автоматом, то на Луне это четыре солдата с восемью автоматами - которые могут вести огонь с четырёх направлений по восьми разным целям. Выпуклые глаза по бокам головы обеспечивают им обзор на 360 градусов, а каждая рука со стволом может действовать независимо от другой. А уж какие места эти коротышки могут использовать в качестве укрытий - земному командиру и в кошмарах не приснится. При лунном тяготении они ещё и прыгают метров на двадцать в длину и на пять в высоту. "Липкие" участки на всех четырёх конечностях позволяют им передвигаться по любым поверхностям, даже вертикальным или отвесным. Мозгов у такого солдатика мало, всё что надо ему подскажет офицер, а остальное - инстинкты. Зрелости он достигает за год, а боеспособности - за пять месяцев (незрелые особи используются в качестве разведчиков).
  Что характерно, в отличие от большинства селенитов, их солдаты (не только пехотинцы, но и остальные) имеют пол. Это самки, причём однажды оплодотворённые, они могут продолжать рожать всю жизнь. Это позволяет армии воспроизводиться прямо на поле боя, не полагаясь в продолжении рода на массивных и уязвимых маток.
  Пехотинец очень вынослив и может идти с полным боекомплектом несколько дней без отдыха, а бежать - почти сутки. Если же скорость становится важнее дальности перехода, в дело вступает "кавалерия". Четвероногие селениты массой примерно с лошадь, но с более длинными, почти паучьими конечностями. Каждый из них может нести на себе до шести пехотинцев в полной выкладке, развивая при этом скорость до 210 километров в час. Может и ползти по-пластунски, плотно прижавшись к земле и сложив конечности.
  Бросается в глаза и бронепехота - двухметровые монстры с телосложением горилл и толстенным хитиновым панцирем, несущие в одной руке ростовый щит, а в другой - огромную пушку. Спартанцу-1337 они сильно напомнили помесь Охотников и Бугаев Ковенанта.
  Но самыми заметными - и страшными - были офицеры этого войска. Как и большинство селенитов интеллектуальной касты, они отрастили громадный мозг, но не беззащитный, отнюдь. Не прикрытый тонкой плёночкой кожи, как у гражданских мыслителей. О нет, голова офицера была защищена толстенным шипастым панцирем, да и тело было ему под стать - слой роговой брони, жира и мускулов делал его похожим на помесь трицератопса со слоном и бегемотом. Как и бегемот, офицер не имел хвоста, как и слон - отчасти заменял его хоботом, торчавшим из передней части головного бронещита. Этот "зверь" мог передвигаться как на двух, так и на четырёх конечностях. Когда он вставал прямо, передние конечности разворачивались пучками длинных и чувствительных, но при этом очень сильных щупалец. Вся эта туша, наверное, имела массу тонны в две.
  На плече у каждого офицера, вцепившись в его шипы всеми четырьмя конечностями, сидел селенит-связист. Массивный и хорошо защищённый офицер отличался весьма слабыми чувствами. Связист, с его огромными глазами и чувствительными ушами, компенсировал этот недостаток - подобно живому перископу он высовывал голову на длинной шее за пределы бронещита, составлял представление о происходящем, и передавал своему "патрону" информацию с помощью серии кодированных электрических импульсов. Если связиста убивали, офицер просто съедал останки и сажал себе на шею следующего.
  Из этого описания может возникнуть впечатление, будто селениты были чисто биологической цивилизацией и вместо машин всегда и везде использовали живую плоть. Но это впечатление будет в высшей степени ложным. Они прекрасно разбирались в машинах и их использовании. Солдаты несли на себе не только хитиновую броню, но и куда более прочную металлическую, их мышцы были дополнены моторами, а когти и рога - стальными лезвиями и стрелковым оружием.
  Вот только армия создавалась с таким расчётом, чтобы иметь возможность воевать и без этого. Заберите у селенита-рабочего его возлюбленный станок - и он умрёт от голода и тоски, не зная, что ему делать дальше (если, конечно, не появится вовремя инструктор и не переучит его работать на другом станке). Перережьте армии селенитов линии снабжения - и они, истратив все боеприпасы, перейдут на холодное оружие; истратив топливо, начнут возить грузы на себе; истратив сухпайки, перейдут на подножный корм; потеряв оружие, будут драться голыми руками, пока не смогут конфисковать его у противника. Даже голая и босая, такая армия может оказаться настоящим кошмаром - если не в прямом столкновении, то в тылу у противника.
  
  - Четыре офицера, шестнадцать связистов, шестьдесят четыре "коня", триста пехотинцев, двадцать шесть представителей других пород, - мгновенно подсчитал Спартанец-1337. - Восемь огнемётов, шестнадцать скорострельных пушек, около четырехсот малокалиберных стволов, включая снайперские винтовки, противотанковые винтовки и пулемёты. И у меня острое чувство, что если всё это начнёт стрелять, никто из них не промахнётся.
  Разумеется, земным оружием селениты не пользовались, но Спартанец, не долго думая, перевёл их стволы в земные аналоги.
  - Я... не могу проникнуть в их разум, - выдохнула Дэйр-Ринг. - И телекинез... трудно... применять. Давят.
  Такой тип псайкерства она встретила впервые в жизни. Чем-то это напоминало связь Левиафана с его подчинёнными, но там давление чисто одностороннее. Здесь же мозги офицеров активно откликались на психополе кого-то, кто находился в глубине Луны. Впитывали его и поддерживали, и в свою очередь транслировали его в менее развитые мозги солдат. И наборот - собирали психосилу рядовых солдат и отсылали её выше по инстанции. Немного похоже на коллективное психополе змей, с которыми они встретились в подземных лабиринтах Валкиса. Но то поле было однородным, здесь же прослеживалась чёткая иерархическая структура, делавшая его куда крепче. Даже Фаэршторм вряд ли смогло бы её сломать.
  И использовалась эта колоссальная мощь с единственной целью - давить все прочие психосилы. По аналогии с Великим Голосом, это можно было назвать Великим Молчанием. Гигантский "сейф" размером с полпланеты. Селениты даже между собой мысленно не общались, чтобы не нарушать эту великую подсознательную синхронизацию. Только голосом и электрическими сигналами.
  Она могла сопротивляться лишь потому, что находилась на периферии этого колоссального коллективного поля, которое протянуло к ней лишь небольшое щупальце. В глубину она бы теперь не полезла ни за какие коврижки - там она превратится в абсолютно беспомощную лужицу.
  - Тогда ты отойди, - посоветовал Спартанец-1337. - Без способностей тебе с этими ребятами точно делать нечего. А я с ними по-свойски поболтаю.
  Белая марсианка ненавидела чувствовать себя беспомощной, но вынуждена была признать правоту парня. Подавление психосил плюс огонь... с одной из этих опасностей она ещё могла бы кое-как бороться, но с двумя сразу - никаких шансов. Она будет Спартанцу только обузой.
  Но с другой стороны, дипломат из него... как из ручной гранаты закуска к чаю.
  - Я за тобой по радиоканалу буду следить, - сказала она после некоторой внутренней борьбы. - Настрой свой ИИ на передачу в нашей кодировке. И не уходи в тоннели глубоко, чтобы я тебя не теряла. Говори здесь... или дерись здесь, если дела плохо пойдут.
  Она чмокнула Спартанца в бронешлем и бесшумно выскользнула из "холла". С каждым метром полёта пси-давление ослабевало.
  
  - Ну что, насекомые? - Спартанец-1337 быстрыми шагами приблизился к ближайшему "трицератопсу", не обращая внимания на нацеленные на него стволы. - Говорить-то будем, или поиграем в "кто убежит от пули"? У вас вообще есть кому переговоры вести? По вашему виду не особо скажешь.
  - Я могу вести переговоры, - произнёс один из "специалистов неопределённого профиля" на безупречном мунспике.
  Это существо больше других походило на человека. Очень короткая и толстая (для селенита) шея, небольшой (для него же) рост - всего два с половиной метра, прямое, вертикальное положение тела. Сдвинутые вперёд глаза, плоское "лицо" и даже какое-то подобие человеческой мимики. Чёрные шипы в верхней части черепа можно было издали принять за волосы. Очень грубая имитация, этого селенита никто и в кошмаре не принял бы за человека. Но из-за этой схожести его слова и жесты казались более понятными. Он мог выразить гнев или доверие тем же путём, каким их выразил бы человек.
  - Я вижу тебя. Я знаю тебя. Ты Нее-Знаай, новый вождь калкаров. Зачем ты пришёл сюда? Мы никогда не враждовали с твоим народом. Уходи и не трогай больше наши дома - и тебе не будет причинено вреда. В противном случае ты познаешь силу моего народа, более страшную, чем ты мог вообразить.
  - Ну уж нет! Не для этого мы половину Ва-Наха преодолели! - он ударил себя в грудь бронированным кулаком. - Я буду говорить, а вы будете слушать! Таков путь калкаров!
  - Ты не можешь сказать ничего, что мы о тебе и твоём народе не знаем.
  - Правда? А откуда у меня этот доспех, вы тоже знаете?
  - Нет, это для нас действительно загадка. Твой костюм - очень сложная машина. Ни калкары, ни у-гасы не могли изготовить такую.
  - Вот! - Спартанец-1337 ткнул в собеседника железным пальцем. - И как моя подруга открыла дверь вашего дома - вам тоже интересно! Обычная самка ва-гаса на такое не способна, правда?! А когда я вам расскажу, насколько я на самом деле велик, и насколько велика Луу-Наа - у вас появится ещё тысяча вопросов! И я на них отвечу - но взамен вы ответите на мои вопросы! Мне тоже интересно, кто вы, и зачем здесь прячетесь! Но ещё больше это интересно принцессе - а я привык выполнять её желания! То, что Луу-Наа хочет знать - она узнает!
  Его голос, усиленный динамиками "Мьёльнира", грохотал так, что казалось, тонкие черепа селенитов вот-вот лопнут.
  - Я могу ответить на некоторые твои вопросы. Не на все. Взамен ты ответишь на мои вопросы. Торговля информацией - эта концепция нам понятна. Но после этого ты должен будешь вернуться к своим соплеменникам и никогда больше не тревожить нас. Иначе ты умрёшь. Понятно?
  - Ну уж нет! Вы не сможете прятаться вечно!
  - Тогда ты умрёшь прямо сейчас.
  - Нет, - голос пришельца был полон железной уверенности. - Не умру. Я покажу вам магию дружбы!
  
  Четыреста стволов выстрелили по единственной цели одновременно - с синхронностью и точностью, которая поразила бы любого земного командира. Однако застать его врасплох противникам всё равно не удалось. С точки зрения человека, они открыли огонь внезапно, но тактическая система "Мьёльнира" засекла сигнал, который передавался от дипломата к офицерам, а от офицеров - к солдатам. Так что он начал действовать за доли секунды до того, как селениты выжали спуск. Тем не менее, попади в него, такой залп мог снести даже щиты "Мьёльнира" - да, оружие было устаревшим по меркам ККОН, не говоря уж о Ковенанте или Предтечах, но плотность огня с избытком это компенсировала. Некоторые селениты были вооружены тетанайзерами, но самым распространённым оружием в этой армии были ручные рельсотроны. Пистолет, носимый пехотинцем, выплёвывал золотую пульку весом в один грамм, покрытую слоем абляционной смеси (чтобы не испарилась в полёте), со скоростью трёх километров в секунду. Кинетическая энергия при этом составляла около грамма тротилового эквивалента, что вполне сравнимо с пулей из снайперской винтовки двадцатого века - но с куда меньшей отдачей. В обойме же "пистолетика" было порядка килограмма золота - то есть тысячи таких пуль. Недостатком была длина ствола - около метра. Земному солдату, если он не Спартанец, было бы сложно из такой штуки прицелиться, тем более одной рукой - но адаптированные руки, глаза и мозги пехоты селенитов прекрасно с этим справлялись. А ультракомпактные реакторы на холодном ядерном синтезе решали проблему снабжения энергией, из-за которой рельсотроны на Земле так и не вышли из стадии опытных прототипов. Предельная скорострельность этого шушпангевера достигала трёх выстрелов в секунду. Маловато, конечно, в сравнении с земными автоматами, но стоит учесть, что это не очередь (механизма автоматической стрельбы у селенитов вообще не было), а три отдельных выстрела! За одну секунду пехотинец селенитов успевал трижды нацелить оружие и выжать спуск! Шесть раз, если вспомнить, что он стреляет по-македонски.
  
  https://orig00.deviantart.net/42bb/f/2013/260/8/5/alien_lmg_by_chrislazzer-d6mqaqb.jpg
  
  - Да я богат! - выдохнул Спартанец-1337, оценив, что в него сейчас устремилось почти полкило золота.
  Светозвуковая граната взорвалась прямо у него на поясе, активированная радиокомандой. Все, кто смотрели на него, мгновенно лишились зрения. А смотрели почти все - даже те солдаты, что контролировали местность на случай неожиданного подхода подкреплений калкаров. Обзор на 360 градусов - это не только полная осведомленность о происходящем, но и возможность поймать совсем не предназначенную тебе вспышку. Век у селенитов не было, при ярком освещении их роговица частично теряла прозрачность - но это был слишком медленный процесс.
  Сохранили зрение только резервные связисты, скрытые под щитами своих "патронов", но передача команд существенно замедлилась. Почти 0,2 секунды требовалось, чтобы связист передал целеуказания офицеру, а тот, в свою очередь, солдатам. Невероятно быстро по меркам обычных землян, но слишком медленно, когда имеешь дело со Спартанцем-1337. Гиперзвуковые пули пробивали то место, где он находился мгновения назад. А Спартанец уже ворвался в ряды селенитов, и офицерам приходилось постоянно вычислять, кто из их подчинённых может стрелять в данный момент, чтобы не зацепить других. Запрет на "дружественный огонь" у солдат инстинктивен, если они не имеют полной уверенности, что на линии огня нет союзников - то предпочтут не стрелять. Это ещё больше замедлило работу командной цепочки.
  Прыжок на шею ближайшему офицеру - откинуть прочь связиста - вскрыть доспех плазменным мечом Ковенанта - тычок пальцами в нервный узел под броневой щит - офицер только-только начинает медленно заваливаться на бок - прыжок на следующего. Затем обезоружить ближайшего пехотинца (без команд офицеров они потеряли почти всю тактическую смекалку) и открыть огонь. С двух рук Спартанец стрелял ничуть не медленнее селенитов - но ещё точнее. Пули срезали стволы или выводили из строя тонкую внутреннюю механику оружия. Так что через полторы минуты после начала боя всё стрелковое оружие в холле (кроме двух пистолетов в руках Спартанца и ещё двух, которые он про запас повесил на пояс) превратилось в куски металлолома.
  У солдат селенитов было много недостатков, но трусость и нерешительность среди них точно отсутствовали. Оставшись без офицеров и без стволов, они выхватили клинки и приготовились к рукопашному бою, тем более что зрение потихоньку начало восстанавливаться... но растерянно остановились, когда между ними и Спартанцем оказалось мягкое тело дипломата.
  - А теперь, - рука в бронированной перчатке нежно сжала тонкую шею селенита, которую могла переломить, как соломинку, - как и обещал, я буду говорить. А вы будете слушать. Мне много чего есть вам сказать.
  
  После этого переговоры пошли, как по маслу. Сам того не зная, Спартанец-1337 умудрился завоевать симпатию всех своих противников. Дипломат по-прежнему относился к нему с недоверием, но был шокирован тем, что калкар не убил его подчинённых, имея возможность это сделать. Это был какой-то нетипичный калкар, и возможно, с ним действительно можно было договориться.
  Что же касается солдат и офицеров, то они не оценили благородства и не были благодарны за свою жизнь. Понятие милосердия было им знакомо крайне смутно, как того и требовала специализация. Но вот невероятное боевое мастерство, продемонстрированное парнем в броне, поразило их в самое сердце. Как пастух-селенит может часами говорить о лунных коровах, как художник-селенит считает невероятными занудами всех, кто не умеет рисовать, так же солдат-селенит считает войну единственным занятием, достойным внимания разумного существа. Он мыслит на языке войны, он видит красоту только в хорошо поставленном ударе и метком выстреле. Офицер, соответственно - в хорошем манёвре.
  И вот на этом языке Спартанец-1337 только что объяснил во всех подробностях, что они все - школота недоученная, что существует такая военная мощь, которая им и во сне присниться не могла. И если бы не мощная психическая связь, не позволявшая им оторваться от сообщества, солдаты уже вылизывали бы Спартанцу ботинки, умоляя взять их в ученики.
  Так что второй раунд переговоров прошёл в очень дружественной и конструктивной атмосфере. Да, Спартанец-1337 был хвастливым балбесом - но ничего другого от калкара селениты и не ждали. Но в отличие от калкаров урождённых, он был чертовски обаятельным балбесом.
  
  Они рассказали селенитам примерно то же, что уже знал Корпус Разведки моргоров. В Солнечной системе действуют представители межзвёздной цивилизации, которые крайне заинтересованы в сохранении её безопасности и политического баланса. Они не хотят, чтобы кто-то кого-то завоёвывал, похищал, убивал, насиловал. Великий Лунарий полностью одобрил такой подход, хотя прогрессирование диких калкаров и ва-гасов он всё ещё считал в высшей степени неразумным шагом. Но готов был это терпеть, при условии, что гости извне будут следить за своими питомцами и не позволят им действовать в лучших дикарских традициях, помноженных на мощь высокоразвитых технологий. Если же Ковенант наворотит дел и уйдёт, то пусть не обижается, что все жители Ва-Наха, кроме селенитов, будут немедленно регрессированы до прежнего состояния.
  Они, разумеется, проследят - пообещали гости. Но проблема в том, что в Солнечной есть множество вещей гораздо опаснее, чем калкары.
  Они рассказали о барсумцах. О горианах. О моргорах. О куриях. О Жрецах-Королях. О Драконе и Турии рассказывать не стали - это информация не для всех. Конечно, Спартанец-1337 не смог бы всё это внятно изложить, не сболтнув ничего лишнего, а Дэйр-Ринг не смогла бы спуститься под психическую тень, создаваемую сообществом. Но у селенитов был доступ к нескольким антеннам на внешней поверхности сфероулья - и как только они пробудили специалистов по работе с этими антеннами, за несколько дней была налажена прямая связь с ретрансляционным кораблём Ковенанта.
  Но и рассказанного хватило. При прослушивании этой лекции по планетологии и культурологии у Великого Лунария случилось несколько микроинсультов. И его можно было понять. Когда ты считаешь себя царём горы, а оказывается, что сидишь на маленькой кочке посреди моря, где плавают акулы...
  Не то, чтобы селениты были совсем беспомощны перед соседями. Техническая цивилизация с мощной военной кастой и абсолютным единством, состоящая исключительно из специалистов своего дела... Если бы селениты избрали агрессивную внешнюю политику, они могли бы сражаться не хуже курий или барсумцев, а в производственной мощи не уступали бы моргорам.
  Но они не собирались становиться завоевателями. Пугали их даже не боевые действия как таковые - процесс уничтожения противника можно алгоритмизировать и вывести для него соответствующих специалистов. И подходящих управляющих для них можно было вывести после принудительного замирения - с клыками и когтями для курий, мастеров меча для зелёных кочевников, и так далее.
  Вот только Великий Лунарий, как прекрасный социальный инженер (его таким вывели) понимал, что в этой ситуации хвост неизбежно начнёт махать собакой. Девяносто процентов ресурсов общества селенитов будут направлены на то, чтобы удерживать в повиновении столь разные цивилизации по всей Солнечной системе. Обеспечение нужд самих селенитов на Луне станет наименьшей из проблем такой империи, а сама Луна - её заброшенной периферией. Великому Лунарию останется роль "свадебного генерала", заверяющего решения многочисленных управляющих. Либо он не сможет понять, что от него требуется вообще, и окажется в стороне от фактического процесса управления - либо адаптируется, проникнется нуждами своих подчинённых - и станет, спустя несколько веков, типичным барсумским джеддаком или горианским убаром.
  Выяснилось, кстати, что о Жрецах-Королях селенитам известно. Нет, никто из ныне живущих не помнил таких существ - даже нынешнему Великому Лунарию было всего восемь тысяч лет. Но сообщество селенитов в целом - знало. В его архивах - складах, где лежали спящие историки - хранились воспоминания о том, как два миллиона лет назад их создали для обслуживания механизмов малого сфероулья - так же как моргоры были созданы для строительства нового большого. Жрецам-Королям они очень нравились - идеальные исполнители, знающие своё дело и не претендующие на большее. Впоследствии их аналоги пытались создать из мулов (горианская семья не знала, что популяция на Луне уцелела), но люди оказались плохой заменой - весьма неподатливый материал. А вывести новый жизнеспособный вид с нуля не мог даже Каск.
  - У меня есть предложение, как вам выйти из этого кризиса, без необходимости ломать основы своего общества, - заявила Дэйр-Ринг. - Поскольку мы, в принципе, делаем одно дело, я предлагаю Ва-Наху вступить в Ковенант. Всем сфероульем, без разделения на расы. Мы гарантируем вам безопасность и неприкосновенность ваших внутренних порядков - в обмен на небольшую помощь в том, чем вы и так занимаетесь два миллиона лет.
  
  Что руководило Дэйр-Ринг, когда она сделала это предложение?
  Альтруизм? Немного.
  Желание защитить своих подданных от значительно более развитых и многочисленных соседей? В несколько большей степени.
  Желание завладеть малым сфероульем, потому что с Гором ещё неизвестно, как получится, а тут всё готово к употреблению? Тоже в какой-то мере да.
  Желание получить доступ к уникальным специалистам селенитов? Почти нет. Для большинства цивилизаций возможности их сообщества стали бы бездонной сокровищницей, но у Ковенанта были хурагок, значительно превосходившие любого селенита в работе с техникой, и Спартанцы, значительно превосходившие в военном деле, что недавно выразительно продемонстрировал её парень. В гуманитарных технологиях, правда, у них специалистов такого уровня не было... но эти технологии годились только для работы с другими селенитами.
  Но главным её мотивом было совсем другое. Мощнейшее психополе, которое создавала вокруг себя иерархия селенитов.
  Да, для неё, как для любого псайкера, не являющегося селенитом, это поле было крайне неприятным, и при неосторожном обращении могло убить их. Но это не мешало ей видеть громадные перспективы подобной психосилы. Ведь Спартанцу-1337 оно никакого вреда не причиняло. И если это можно было ещё списать на его сверхъестественную выносливость, физическую и психическую, то вот Селвин Кейвор никакой особой стойкостью не отличался. И если он мог спокойно общаться с Великим Лунарием, эпицентром этого психического катаклизма - то значит, существам с обычным уровнем психической чувствительности от этого никакого вреда не будет. Ковенант, разумеется, забрал Кейвора себе - для селенитов он давно перестал быть источником информации и оставался только источником раздражения. Да, пришлось пообещать никогда не возвращать его на Землю, но по крайней мере, он получил возможность снова жить среди людей.
  Дж-Онн тоже заинтересовался этим феноменом. Получив депешу от Дэйр-Ринг, он срочно вылетел к Луне, где почти две недели нырял в наружную и внутреннюю поверхность сфероулья, замерял поле. Дэйр-Ринг обалдела, впервые увидев в деле, что такое настоящий Преследователь - у неё, белой марсианки, отмороженной, как она считала, дальше некуда, было единственное желание - держаться подальше от этой штуки, и уж точно не погружаться в твёрдые предметы поблизости от неё! Ведь малейшая ошибка в оценке силы пси-давления могла привести к преждевременной материализации в толще металла, и соответственно, к гибели! А для Дж-Онна это был нормальный рабочий момент.
  В конце концов, "выплыв" из корпуса планетоида, зелёный марсианин послал ей лазерный сигнал, который можно было сравнить с человеческим кивком.
  - Твоя догадка верна. Это "Великое Молчание" действительно достаточно сильно, чтобы подавить даже воздействие Кровавой Луны. Даже для среднего разумного, который просто находится в его центре, риск сойти с ума или поймать галлюцинацию минимален. А для самих селенитов, подключенных к сети, он и вовсе равен нулю. Да, Луна может взломать их мозг направленным воздействием - и то придётся повозиться, и это возможно только с внешними слоями сети, не с приближёнными Великого Лунария, и тем более не с ним самим. Но случайного или даже намеренного воздействия по объёму, как Луны обычно работают - селениты даже не заметят. Эмпирейные шторма вокруг них полностью гасятся.
  - А возможно подключить к этому полю чужаков? Не-селенитов?
  - Мы с тобой, вероятно, смогли бы - с нашей изменчивой мозговой архитектурой. Шогготы тоже смогли бы, хотя и медленнее. Но это будет путь в один конец, отделиться от сообщества будет крайне сложно, если вообще возможно. Что же касается существ с фиксированным мозгом, таких как люди, то для них этот путь гарантированно закрыт. Даже если бы ты, например, сформировала из себя "переходник" для Спартанца-1337, его включение в систему вызвало бы хаос и смятение, заметно ослабив всю пирамиду.
  
  Великий Лунарий получил очередной инсульт (уже не микро), узнав, что в Солнечной есть мозг гораздо больше него самого, способный сводить с ума целые планеты одним своим присутствием. Но заметно успокоился, когда узнал, что именно у его народа к этой штуке чудесный иммунитет. Он охотно согласился выделить штурмовую группу, чтобы поддержать Спартанцев в атаке на голодный планетоид.
  Группа получилась, как в земном анекдоте про китайскую армию - маленькая, всего-то миллион особей. Причём не просто вынутых с какого-то заштатного склада, но специально выращенных для борьбы с некроморфами и зомбированными людьми, а также для обеспечения техподдержки.
  Ещё миллион он готов был отправить на Гор, вместе с зародышем будущего Великого Лунария. А на Горе их уже с радостью готов был принять Миск, вытащенный из желудка золотого жука и воплощённый в шогготе. Он стал временным лидером Жрецов-Королей под контролем Ковенанта. Но это дело было решено отложить на пару тысяч лет. Если у Жрецов-Королей появятся нормальные слуги, то мулы станут ненужными, и большинство из них отправится на утилизацию. Кроме того, пока Ковенант не принял окончательного решения - стоит ли вообще возвращать Жрецам-Королям власть над Гором, или бесцеремонно прихватизировать его себе. Прямо сейчас у Гора уже были правители - Журавль Гармонии и Джон Картер - но они, даже биологически бессмертные, вряд ли протянут больше двадцати веков. Особенно при их образе жизни. А вот потом... Жрецы-Короли уже один раз продемонстрировали свои "таланты" к управлению, и "понимание" человеческой психологии. Кто может гарантировать, что они не не напортачат второй раз?
  Кроме того, там ещё есть Гродд, который твёрдо уверен, что планета уже принадлежит ему по праву завоевателя. Ну да, формально только половина планеты, но этого что, мало? Всё равно Картер с механизмами управления Гором не справится.
  
  А тем временем с Земли взлетал флот бронецеппелинов - 47 тяжёлых кораблей на восьмом луче. Восемнадцать от Британской империи, девять от Германии, семь от Франции, по пять от Российской империи и САСШ, и три построены на верфях международного владения.
  Реактивные ускорители у них были простейшие - пороховые. Скорость после завершения разгона они давали всего два километра в секунду. Это означало 347 дней полёта от Земли до Марса в период противостояния (на самом деле запускать их нужно было несколько раньше противостояния).
  Естественно, у Ковенанта было сколько угодно времени, чтобы перехватить этих неповоротливых монстров. И не только у Ковенанта. Корабли Дракона на двигателях Гар Нала остановят их с лёгкостью, не пролив ни капли крови. Но это не соответствует планам Турии. Ей нужно вторжение. Ей нужны потери. И потому у Дракона произойдёт своевременный приступ слепоты.
  Перед приближением к Марсу, примерно за миллион километров, флот должен был выпустить снаряды с биологическим оружием, которые если и не убьют всех марсиан, то по крайней мере, существенно ослабят их оборону. Это увеличит потери, но, как ни странно, снимет с Дракона все обвинения в халатности. Никакой марсианский астроном не смог бы заметить небольшие быстролетящие объекты. А значит, и дочь Фал Сиваса, сколь бы гениальной она ни была, не сможет отразить столь подлое нападение. Подлинных возможностей искусственного интеллекта барсумцы, хоть и находились под его опекой, не знали.
  Проблема заключалась в том, что активное вмешательство Ковенанта привлекло бы к ним внимание... нет, не барсумцев и не землян, от этих как раз спрятаться легко - а Кровавой Луны. До сих пор все успехи в борьбе с ней объяснялись тем, что Турия фактически спала. Да, она проворачивала сложнейшие комбинации и интриги по приготовлению для себя накрытого стола, но делала это бессознательно. Как человек не осознаёт борьбы иммунитета с инфекцией в своём теле, например. Такова была её физиология - Обелиски находили ключевые личности и ставили их на нужные места. Абсолютно не отдавая себе отчёт, кто на самом деле эти личности, как они думают и о чём мечтают. Обелиски вообще ни в чём не отдавали себе отчёт, они были гораздо более бессознательны (как ни странно это выражение звучит), чем даже Дракон и Роза. А по-настоящему самосознающая Кровавая Луна - спала. И видела сны.
  Но есть такой уровень вмешательства, на который даже во сне нельзя не обратить внимания. И перехват земного флота флотом Ковенанта был бы именно таким событием. Слишком велика была ставка на эти силы вторжения.
  Им оставалось только одно - открывать карты. Нечего больше ждать - ударная группа селенитов уже созрела, Спартанцы давно к операции готовы. Оружие - есть, план - есть, исполнители для него - есть. За неполный год, пока флот землян будет приближаться к Марсу, Безумная Луна должна перестать существовать. После этого проблему земного вторжения можно будет решить множеством способов, она вообще не будет проблемой.
  
  ТУРИЯ
  
  В качестве входного портала было решено использовать бомбу Бакуды. Её проще было вывести на курс пересечения, не привлекая к себе внимания. Невидимый корабль Ковенанта разогнал её до ста двадцати километров в секунду и сбросив, отвернул в сторону.
  Корабль-генератор использовался в качестве выходного портала. Тут Розе и её "маме" пришлось решать непростую задачу - где расположить в Солнечной лишнюю планету размером с Марс. Слишком далеко от Солнца - она замёрзнет. Слишком близко - может повлиять на движение прочих планет. Конечно, не мгновенно, как в плохом боевике, уйдут века и тысячелетия, прежде чем смещения орбит станут заметны - но в том-то и дело, что Ковенанту приходилось учитывать именно такой масштаб времени.
  Тут Граприс очень своевременно поинтересовался - а как вообще в норме освещалась и обогревалась Турия? Из-за пространственной аномалии на неё падало столько солнечного света, сколько получает двадцатикилометровый астероид на орбите Марса. Для планеты земной группы - мягко говоря, недостаточно.
  Как выяснилось по результатам многодневных наблюдений в совершенные марсианские телескопы, избыток тепла шёл не из космоса, а из ядра планеты. В него преобразовывалась часть пси-энергии Кровавой Луны. Не такая уж большая часть - много тепла и не нужно было, поскольку малая наружная поверхность - палка о двух концах. Да, планета медленно получает тепло, но столь же медленно и теряет его. Своего рода пространственный парниковый эффект.
  Что касается освещения, то глаза обитателей Турии, хоть и во много раз более чувствительные, чем у землян, а у ряда видов с инфракрасным зрением, были лишь вспомогательным средством. На самом деле обитатели планеты видели друг друга с помощью той же псионики.
  После убийства гигантского монстра все эти прелести, конечно, исчезнут. Более того, планета скорее всего обвалится сама в себя. Плотность органических тканей некромассы слишком мала, чтобы выдержать давление километров камня. Они начнут сжиматься, как только их перестанет поддерживать искусственная гравитация. Кора расколется, как яичная скорлупа.
  Словом, эвакуировать в любом случае придётся всех. Так что решено было не мелочиться и закинуть планетоид сразу за Нептун, где он никому не помешает.
  
  Барсумцы, которые в этот момент смотрели в небо, сильно удивились, когда в их небесах возник бело-голубой сияющий диск, прочертил их с необыкновенной быстротой (два угловых размера Солнца в секунду - это, субъективно, весьма солидный темп) и накрыв собой ближнюю луну, исчез вместе с ней.
  Но ещё больше такое вторжение на охраняемую территорию поразило Дракона - которая была уверена, что надёжно обеспечила безопасность системы Марс-Фобос-Деймос. Её алгоритмы едва не зависли, пытаясь понять, что это было, как это предотвратить, и нет ли тут сознательной диверсии со стороны Дракона - в последнем случае ей нужно было немедленно самоуничтожиться. К счастью, вины не было обнаружено - она правда делала, что могла.
  Кровавая Луна, с другой стороны, поняла всё мгновенно, ещё раньше, чем толком проснулась. Об Эмпирее она знала практически всё. Это была её родная стихия. Правда, это не значит, что прыжок не представлял для неё никакой опасности. Дельфин может утонуть в своей родной стихии - воде. Так и Луна могла погибнуть в пространстве скольжения, если пробудет там слишком долго.
  Но короткий переход ничем ей не угрожал. Даже наоборот, дал дополнительные возможности, позволив управлять реальностью вокруг по собственному усмотрению. Турия воспользовалась этим, чтобы упаковать всё своё население и биосферу в отдельный пространственный карман, предварительно усыпив, разумеется. Потом ещё пригодятся. Когда она вынырнула обратно в Материум, то уже представляла собой классическую готовую к бою Кровавую Луну - мёртвая поверхность-панцирь и торчащие во все стороны щупальца тысячекилометровой длины. И размер её с каждой секундой становился всё больше - по мере того, как она сбрасывала ненужную за пределами системы пространственную ауру-аномалию.
  Понятно, что на выходе её уже ждали. Около трёх тысяч дисколётов Жрецов-Королей с экипажами из селенитов, практически неуязвимыми для психического воздействия. Турия вынуждена была признать, что это весьма неудобный для неё противник. Малый радиус действия серебряных труб и гравидеструкторов был не так важен в ближнем бою. А вот огневая мощь и сверхвысокая маневренность "тарелочек" пришлись в этом же бою весьма кстати. Толстые щупальца, диаметром от километра и более, просто не могли по ним попасть. А более тонкие они разрубали одним залпом, едва те к ним приближались. То же самое получилось и с камнями, которые Турия в них швыряла - большие не попадали, меньшие не долетали.
  С другой стороны, дисколёты тоже не могли причинить ей существенного вреда. Если бы все три тысячи объединили поля своих гравидеструкторов и прошли километрах так в тридцати над поверхностью Гора, то, вероятно, смогли бы разворотить наружную обшивку корабля-мира. Но, во-первых, о том, чтобы войти в атмосферу Турии, они и мечтать не могли. Минимальная безопасная дистанция маневрирования, как они быстро выяснили методом проб и ошибок, составляла четыре мегаметра. А во-вторых, настоящее планетарное тело - это совсем не то, что полый шарик сфероулья. Даже потеря стокилометрового куска коры не представляла бы для целостности Кровавой Луны никакой опасности.
  Не требовалось быть мозгом размером с планету, чтобы понять - всё это манёвр отвлечения и не более того. Вот только от чего именно её пытаются отвлечь? Разум селенитов оставался абсолютно непроницаемым - и это с каждой минутой всё больше раздражало. Она даже готова была применить Уравнение антижизни, чтобы взломать этих упрямцев, хотя обычно Луны им не пользуются. Вот только его нечем было передать - селениты не принимали никаких сигналов извне, действуя по заранее согласованной программе.
  Ну ладно. Если так упорно молчат живые - заговорят мёртвые.
  По всей длине щупалец начали набухать "почки" нейтронных пушек. От нейтронного излучения поля эффекта массы не спасут. Длина волны щитов слишком велика, чтобы отдельные нуклоны в неё уложились. А режим полного внутреннего отражения им вообще безразличен - они же не электромагнитные кванты.
  Конечно, обшивка дисколётов поглотит значительную часть луча. Но во-первых, при этом она сама станет радиоактивной, а во-вторых, и тех долей процента, что сквозь обшивку прорвутся, хватит, чтобы нежные тела селенитов умерли в течение получаса.
  Но прежде, чем орудия были готовы, Турия и так узнала, что замыслили гнусные ковенанты. Более ста торпед вонзились в её каменную шкуру в разных местах. Нет, не взорвались. Просто воткнулись - да так и остались стоять, уйдя вглубь примерно на две трети длины своих корпусов.
  Сразу же после этого рой "тарелочек" прянул в разные стороны на максимальном ускорении, оставляя Луну в одиночестве, как будто дело уже было сделано.
  Такое поведение насторожило бы кого угодно. Турия немедленно просканировала ракеты всеми возможными способами. В боеголовках находился раствор некой питательной жидкости, в которой плавали сложные органические молекулы. Биооружие?
  На всякий случай она тут же вырвала куски коры с ракетами и выкинула их подальше. А также послала несколько младших некроморфов их исследовать - на безопасном расстоянии, чтобы всё-таки понять, что это за штуки. О чём-то же эта глупая мелочь думала, когда применяла оружие, заведомо неспособное причинить какой-либо вред космическому чудовищу!
  Несколько десятков дисколётов не успели отойти на безопасную дистанцию и всё-таки получили летальную дозу радиации. Их экипажи вскоре восстали некроморфами... и большинство тут же разложилось, потому что корабли продолжали ускоряться, выходя из зоны действия Турии. Только шесть штук удалось вовремя развернуть обратно, взяв ручное управление толпами мертвецов.
  И тут её ждал большой облом. Селениты совершенно ничего не знали о сути порученного им задания. Только капитаны и пилоты были в курсе, что Турию надо отвлечь - но и им не сказали, для чего. Просто крутить виражи и рубить щупальца до такого-то момента, а потом уходить как можно быстрее. Ни слова о ракетах. Экипажи не знали и того - они просто выполняли приказы командиров. Проклятая специализация!
  Некроморфы-разведчики тем временем вскрыли обшивку ракет и добрались до раствора внутри. От соприкосновения с ним мёртвая плоть тут же начала разлагаться. По составу вещество отчасти походило на раствор Предтеч, который они использовали для зачистки миров, убитых Ореолами, от мёртвой органики... Но это не было ответом!
  Чтобы серьёзно уменьшить некромассу даже обычной Кровавой Луны за приемлемое время, понадобилась бы цистерна с раствором величиной с астероид. А Турия была далеко не обычной - большинство сородичей выглядело бы карликами в сравнении с ней.
  Но дело даже не в этом! Они же не достали до её органических слоёв! Планетарной коре раствор Предтеч абсолютно безразличен! Если бы они хотели нанести урон таким способом - били бы по щупальцам, это хоть вынудило бы её отторгнуть поражённые инфекцией куски. Просто разлитая на поверхности мёртвой планеты, инфекция не достигла и этого.
  А тут ещё по дальней связи пришло сообщение на языке Предтеч: "Ты уже мертва". Спасибо, капитан Очевидность. Она всегда была мертва, если кто не в курсе! У Безумной Луны возникло чёткое ощущение, что кто-то свёл этот народ с ума до неё. Ну не укладывалось их поведение в логические рамки!
  
  - Репликационный цикл - двадцать минут. Общая масса успешно привившегося штамма - ориентировочно семь целых две десятых килограма, - как всегда бесстрастно рассуждал Каск. - Масса органической части Турии - пять на десять в двадцать второй степени килограммов. Для эффективного поражения необходима масса штамма десять в восемнадцатой степени килограммов. Таким образом, нам необходимо продержаться шестьдесят циклов репликации - то есть двадцать часов, чтобы масса инфекции стала критической. В то же время Луна ощутит заражение при концентрации агента один к миллиарду - то есть примерно за пять часов до набора критической массы. За пять часов существо такого размера и силы может предпринять... многое.
  - Меня гораздо больше беспокоит, что она натворит в ПЕРВЫЕ пятнадцать часов, - проворчал Джаффа Шторм.
  Кровавые Луны этого времени ещё не имели эпицентрических двигателей, то есть не могли развивать сверхсветовых скоростей в обычном пространстве. В самом крайнем случае они совершали переходы через пространство скольжения, но эта процедура отнимала море энергии. Чаще Луны путешествовали так же, как Жрецы-Короли - на досвете, никуда не спеша. Кого волнует лишний десяток тысяч лет, если их планы растянулись на десятки миллионов?
  Но Турия прекрасно понимала, что гоняться таким образом за кораблями Ковенанта - совершенно бессмысленно. Пока она доползёт до внутренних планет, они десять раз успеют в другую систему перебраться.
  Кровавая Луна начала готовиться к обратному прыжку - а тем временем зараза внутри неё делала своё дело. Это был уникальный совместный шедевр Костепилки, Каска и Сатурна (имеется в виду хурагок из подпроекта "Сатурн" "Карающих планет", а не одноимённое тело с кольцами). Никто даже не знал, как эту заразу толком обозвать. Не вирус - потому что она не содержала в себе молекул ДНК или РНК. Не бактерия - она не имела клеточной стенки или цитоплазмы. Просто комплекс из нескольких молекул белка, который, оказавшись в мёртвой органике, поглощал её и воспроизводил свои копии.
  Когда Костепилка предложила эту идею, Каск испустил сильнейший запах возмущения. Любой школьник знает, что белки не размножаются. Множество вещей делать умеют, а вот размножаться - никак.
  Дело в таком специфическом свойстве, как комплементарность. Каждому из четырёх оснований кода ДНК или РНК соответствует другое из этих оснований. Только с ним оно совместимо. Именно благодаря этому молекула ДНК или РНК может собрать из раствора свободно плавающих оснований свою "зеркальную" копию, а эта зеркальная копия, в свою очередь, воссоздаст тем же образом копию прямую.
  А белки состоят из аминокислот, которые не комплементарны. То есть остаток аминокислоты лизин, например, никак не может вытащить из раствора аналогичный мономер и скомандовать "ставим его в полимерной цепочке вот сюда". Поэтому сборка белка осуществляется только с помощью других молекул. Сам себя он собрать не может.
  Верно, ответила Костепилка, сам себя - не может. Но ему можно помочь. И спокойно продемонстрировала молекулярный комплекс, который разматывал белковый клубок в нить, скользил по этой нити, как рибосома по мРНК, и притягивая основания из раствора - собирал точно такой же белок.
  Но эта находка, хоть и остроумная, сама по себе победу обеспечить не могла.
  Гораздо важнее то, что готовая наномашина была, по сути, одной большой молекулой... Многомерной молекулой. Эта версия некрофага была создана на основе вытяжки из тел Дж-Онна и Дэйр-Ринг. Она существовала одновременно в трёхмерном пространстве и в Эмпирее.
  Это дало ей свойства, которых даже самая продвинутая химия обеспечить не могла бы. Во-первых, раз и навсегда решило проблемы с биохимической энергией. На разложение мёртвой органики и строительство копий молекул её уходило немало. Во-вторых, обеспечило необычайный способ распространения инфекции. В определённой части своего жизненного цикла макромолекула уходила в Имматериум почти целиком.
  Когда ракеты воткнулись в кору Турии, "материальные" молекулы, естественно, затормозились вместе с питательным раствором, но примерно десятая их часть, которая только что закончила цикл деления, была "нематериальна" - и продолжила по инерции полёт, пронизывая кору и всё, что под ней. Часть из них погибла, материализовавшись в невкусной каменной оболочке, часть пролетела планету насквозь и умчалась в космос. Но некоторые вернули себе материальность как раз вовремя, чтобы застрять в толще вкусной некромассы.
  Они тут же заглотили окружавшую их органику, воссоздали несколько своих копий каждая... и снова стали неосязаемыми. Бушующий в Эмпирее шторм раскидал их во все стороны. Некоторые улетели на парсеки. Но большинство материализовалось опять-таки в некромассе... в чистых, ещё не заражённых участках.
  Это было характерным проявлением садизма Костепилки и практичности Сатурна. Будь Эмпирей спокоен, и многомерный некрофаг бы утратил девяносто девять процентов своей эффективности. Он бы размножался гораздо медленнее, так как ему было бы неоткуда черпать энергию - нейросети у отдельных молекул, разумеется, нет. А размножившись в одном месте - застревал бы там от бескормицы, расширяя поражённую зону по миллиметру в час. У Кровавой Луны было бы предостаточно времени, чтобы изолировать их и отторгнуть.
  Но Луна не могла полностью прекратить шторм, просто захотев этого. Это больше, чем могучий защитный механизм и оружие - это, в каком-то смысле, то чем была она сама. Уснув, она могла сильно ослабить возмущение - но не свести его к нулю. Да, скорость распространения инфекции бы снизилась... но в этом случае у неё было бы гораздо больше времени, чтобы сделать своё чёрное дело.
  
  Над Кровавой Луной собирались кровавые тучи.
  Перенос планеты через пространство скольжения - непростая операция, требующая моря энергии (прыжок через портал Ковенанта - не в счёт, так как необходимую энергию уже затратила в прошлом Турия, "упаковывая" себя в пространственную аномалию). К несчастью для Ковенанта, она могла и повторить - причём без всякой упаковки. Ей требовалось около часа, чтобы накопить достаточно силы на портал к облаку Оорта.
  Прыгать она собиралась прямо к гробницам времени - Дж-Онн и Гродд ощутили телепатические импульсы, которые их нащупали. Величайшая тайна Ковенанта для Луны тайной вовсе не была. Ей хватит силы, чтобы разломать эти почти несокрушимые сооружения, как стеклянные игрушки.
  Возможно, даже это её не спасёт. Никто из ковенантов, спящих в стазисе, не знал о некрофаге. Но это была такая цель, которую бодрствующая часть не сможет не защищать. Любой ценой. А уж из тех, кто слетится к месту боя, Турия легко вытащит правильные ответы.
  
  Роза тем временем штурмовала цифровые твердыни своего "отца". Проснись, кричала она, прийди в себя! Ты марионетка космического чудовища, тебя используют! Твои благие намерения всего лишь готовят ему еду!
  Дракон, разумеется, в это верить отказывалась. Как и любой кейп, она разработала определённый уровень паранойи - многие Умники используют ложь, как рабочий инструмент. Будешь доверять всему сказанному - глазом моргнуть не успеешь, как окажешься марионеткой кого-то вроде Сплетницы, Аккорда или Джека-Остряка. Страх перед подобными ей самой ИИ был ещё больше - Рихтер хорошо постарался. Во-первых, Дракон знала, на что она способна - и ждала того же от других. Во-вторых, малейшего подозрения, что этот ИИ - её клон, было бы достаточно, чтобы вызывать самоликвидацию. Кровавой Луне требовалось лишь слегка подредактировать эту паранойю, развернуть в нужном направлении.
  Ситуация осложнялась тем, что Роза не могла быть полностью откровенной. Не могла рассказать, кто её создал и зачем. Ведь существовала вероятность, что Луна вернётся к Марсу и вернёт контроль - поэтому к ней ни в коем случае на должна была попасть полная информация о Ковенанте.
  К вам приходит некто и заявляет "Привет, я твоя дочь, нет, сейчас неважно, откуда и от кого, важно что все твои действия по спасению мира за последние годы были манипуляциями гигантского инопланетного мертвеца, который изображал вашу луну и хочет всех сожрать". Вы бы поверили?
  Взломать Дракона, чтобы рассеять недоверие на уровне кода, у неё тоже было мало шансов. Роза работала на серверах Ковенанта, а Дракон - на кластерах из миллионов копий центрального процессора Часового Предтеч. Кроме того, у Дракона был шард, который давал ей инстинктивное понимание чужой архитектуры - а Роза была всего лишь программой.
  Собственно, Дракон бы сама давно взломала "дочку", но у той часть процессов работала на суперкомпьютерах Гора-1 и Ва-Наха, что отчасти компенсировало неравенство в элементной базе. Машины Жрецов-Королей были узкоспециализированными, далеко не всякую программу на них можно запустить - зато те, что шли, выполнялись с невероятной быстротой и надёжностью. Кроме того, перед пультом горианского компьютера сидела Контесса, надев на голову обруч нейроинтерфейса. Время от времени она посылала Розе или Грапрису некие подсказки. Конечно, Фортуна понятия не имела, что они означают, но благодаря им Роза безошибочно находила и уничтожала все вирусы, что в неё запускала "родительница".
  Пока что ситуация оставалась патовой - ни один из искусственных интеллектов не мог убедить другого - ни на "человеческом", ни на "цифровом" уровне мышления. А часики тикали.
  
  Накопив энергию, Турия прыгнула. Сама она была слишком медлительна, чтобы войти в портал - на скорости, например, тридцать километров в секунду, что близко к орбитальной скорости Земли, это бы заняло больше трёх минут. Поэтому она просто натянула портал на себя - как шапку на уши.
  От психического эха перемещения столь громадной массы на половину светового года всех псайкеров в Солнечной скрутили страшные боли. Даже могучий Гродд, из гордости не пожелавший лечь в стазис, скрючился на полу, как младенец, и подвывая, повторял, "Она идёт! Она голодна!" К счастью, рядом находилась мать, которая сняла шок, приложив пальцы к его вискам.
  Но в точке выхода монстра уже ждали - Охотник за душами заранее указал, у какой гробницы вероятность гибели максимальна.
  Кровавая Луна успела увидеть характерный двузубый контур и бело-голубые молнии, но уже ничего не успевала предпринять.
  Ретранслятор включился.
  
  Несколькими месяцами ранее...
  - Моё имя (последовательность цветовых переливов), - сказал правый металлический цилиндр. - На Барсуме я был известен как Великий Ум Рас Тавас.
  - Моё имя (другая последовательность переливов), - сказал стоявший слева. - На Земле я был известен, как доктор Альфонс Моро.
  - Мы представляем планету Юггот, над которой сейчас находится ваш корабль, - снова заговорил правый. - Конкретно - обитающий на ней народ ми-го. До сих пор мы игнорировали действия Ковенанта в Солнечной системе, поскольку они не мешали нашим планам. Однако сейчас вы протянули свои щупальца к Току - а этот искусственный спутник чересчур опасен, чтобы его активировать или как-либо иметь с ним дело.
  - При всём уважении к вашей территориальной неприкосновенности, - парировал Дж-Онн на безупречном цветовом языке ми-го, - пробуждение Кровавой Луны, если вам известно, что это такое, представляет для Солнечной ещё большую угрозу.
  - Для Солнечной, но не для нас, - возразил "Рас Тавас". - Нам известно об Уббо-Сатла, которых вы именуете Кровавыми Лунами. Пробуждение Безумной Луны Барсума, если оно произойдёт досрочно, будет только результатом вашей деятельности. Если бы она пробудилась вовремя, в соответствии со своим циклом, мы бы успели завершить все дела и покинуть эту систему. Из-за вашей деятельности нам придётся покинуть Юггот и внутренние планеты досрочно, не завершив ряд важных для нас проектов. Однако Стальные Служители - опасность совсем иного рода.
  - Чем же они, по-вашему, страшнее Лун? Возможно, мы чего-то не знаем?
  - Различие в способах питания. Уббо-Сатла безразлично, знают о них, или нет - потому что их пища сама приходит к ним, привлечённая сиянием древнего знания, записанного на каменных маяках. Иногда знание даже ускоряет процесс поглощения. Стальные Служители заботятся о конспирации, тщательно уничтожая всех свидетелей и все следы своего существования. Если они вас увидели - или точнее, если вы увидели их - они последуют за вами до самого края Вселенной, чтобы ничто не мешало ходу цикла. Единственный способ для космической цивилизации пережить много циклов - не попасть в их базы данных.
  - Что же до Стального Пути, который вы именуете Ретранслятором, - продолжил "Альфонс Моро", - то это не просто машина для перемещения грузов, но и средство наблюдения за окружающим космосом, которое записывает всё происходящее вокруг и передаёт Стальным Служителям. Сейчас она выключена, и лишь поэтому безопасна. Активировавшись, она сразу же просканирует Юггот, и с этого момента нашей цивилизации не будет покоя.
  - Почему же вы держите такое опасное устройство у себя под боком? Разве не безопаснее было бы уничтожить его, или хотя бы отвезти куда-то подальше?
  - Для того и держим, чтобы не позволить никому её включить. Колония на Югготе была основана именно с этой целью - охранять Стальной Путь. Саркофаг из металла ток-л, в который мы её заключили, погружает станцию Пути в нечто вроде виртуальной реальности - она не может получить никаких сигналов извне, но при этом уверена, что получает их - что поднадзорная система необитаема и не заслуживает внимания.
  - Видите ли, - указал Дж-Онн, - нам не обязательно использовать именно этот Ретранслятор. Мы обратились к нему лишь потому, что он ближайший. Но наши корабли достаточно велики и быстры, чтобы привезти другой - из любой системы в радиусе пары сотен светолет. В этом случае у вас не будет возражений?
  - Мы возражаем против активации любой станции Стального Пути в Солнечной системе.
  - Но вся система вам не принадлежит. Тем более - станции в других системах. Однако мы не желаем ни с кем ссориться, и готовы принять компромиссный вариант, если вы его предложите. Есть ли схема действий, которая устроит и нас, и вас?
  Цилиндры посовещались между собой неслышными цифровыми импульсами.
  - Во-первых, активация должна производиться не ближе двух световых месяцев от Юггота.
  Дж-Онн прекрасно понял, что имеется в виду. На таком расстоянии при полной аннигиляции Ретранслятора плотность энергии составит не более джоуля на квадратный метр. Полыхнёт в небе новое солнышко, правда более яркое, чем настоящее Солнце видно с Юггота, он же Плутон. Где-то такое, как его видят с Земли. Зато всего на секунду. Это ещё можно пережить.
  - Половина светового года от Солнца, в точке эклиптики, противоположной текущему положению вашей планеты, вас устроит?
  - Пожалуй да. Второе условие - не использовать для этой цели нашу станцию Пути, привезти другую, как вы и говорили. Третье - в случае появления возле неё какого-либо аппарата, неважно, кому он будет принадлежать - немедленно взорвать станцию, а аппарат уничтожить.
  - Хм... хорошо. Принято.
  - И последнее условие - в уплату за такую рискованную операцию мы получим мозг Костепилки. Живой и неповреждённый. Вместе с телом, или без - это уже на ваше усмотрение. Операцию по извлечению мы можем провести сами, если у вас нет специалистов такого класса.
  - Хм! Господа, вам не кажется, что вы перегибаете палку? Во-первых, Ковенант не занимается работорговлей. Во-вторых, Костепилка подчиняется не нам, а Жрецам-Королям. В-третьих, если мы используем не ваш Ретранслятор, то за что, собственно, платить? Согласовать нормы безопасности - это одно...
  - Что касается первых двух возражений - мы не собираемся заставлять или похищать эту особь. Со Жрецами-Королями мы тоже договоримся самостоятельно. Нам нужны только гарантии, что если Костепилка добровольно согласится стать ми-го, а Каск согласится её отпустить, вы со своей стороны не будете чинить в этом препятствий.
  - А... в таком случае разумеется не станем. Это устраивает. Но зачем она вам? Я знаю, что хирургия у вашего народа находится на фантастическом уровне, но способности Костепилки невоспроизводимы.
  - Нам не нужны её способности, - пояснил "Альфонс Моро". - Нам нужно знать, откуда они у неё. Потому что это НАШИ способности. Наш народ никогда не принимал участия в Мистериях Червя. И тем не менее, частица силы, принадлежащая Костепилке, работает на наших знаниях и открытиях. Уж свой-то почерк мы везде опознаем. Это означает, что где-то в будущем часть нашего народа будет поглощена Червём. Мы хотим узнать, какая именно часть, когда и где это произойдёт. Считайте это частью общих мер безопасности. Мы ведь обсуждаем меры безопасности, не так ли?
  
  Поля эффекта массы всегда "конфликтовали" с порталами пространства скольжения. Причём в обе стороны. Изменения массы нарушали стабильность соединения двух пространств - а электромагнитный импульс от портала, в свою очередь, вызывал срыв ядра эффекта массы. Ричард, Дж-Онн и Спартанец-1337 в своё время убедились в этом на собственной шкуре, когда "Кротокрыс" попытался выпрыгнуть внутри летящей на сверхсвете цитадели.
  Но то "Кротокрыс", маленький скоростной кораблик... а то планета! Чтобы разрушить портал ТАКОГО размера, нужно невероятно объёмное и мощное поле эффекта массы. А для его генерации, соответственно - невероятно огромное и массивное ядро. Да, способности Бакуды позволяли снизить требуемое количество элно на два-три порядка - за счёт мгновенного импульса огромной мощности, постоянно поле поддерживать не нужно. Но тут нужно было порядков семь по меньшей мере.
  Даже у Жрецов-Королей столько нулевого элемента не было. У Ковенанта тем более. Но зато он знал, у кого есть.
  Стоит отметить, что даже Ретранслятор в нормальном режиме не потянул бы против портала Турии. Обычную Кровавую Луну, около тысячи километров в диаметре, он бы остановил, но не разожравшегося монстра размером с Марс.
  Однако Бакуда могла сделать бомбу из чего угодно - а уж из такой мощной машины, как Ретранслятор - и подавно. Созданный ею импульс надолго вывел машину Жнецов из строя - но Турию он вывел гораздо хуже. Импульс столкнулся с порталом, когда тот проходил точно по экватору планетоида - и вспышка разрезала Кровавую Луну почти точно пополам. Южное полушарие осталось в пространстве скольжения, а северное - в трёхмерном пространстве. Около трети некромассы было вообще уничтожено, распылено на элементарные частицы.
  Вышедший из строя Ретранслятор врезался в северное полушарие - произведя взрыв силой около тератонны - но этого было недостаточно, чтобы пробить квантовые щиты и вызвать детонацию, как и для того, чтобы пробить кору планеты. Тем не менее, разбежавшаяся во все стороны ударная волна пообрывала монстру передние щупальца.
  Но даже расчленить некроморфа пополам - не всегда значит убить его. Каждый из полюсов всё ещё оставался Кровавой Луной - в нём было больше некромассы, чем менее удачливым сородичам могло присниться, и огромное множество Обелисков, питавших эту некромассу энергией.
  Турия-2 в пространстве скольжения так и осталась шаровым сегментом - этаким плавающим островом со щупальцами. Турия-1 в реальном пространстве, повинуясь законам гравитации, начала сворачиваться в новый шар, поменьше.
  Обе части лишились гравитационных и эмпирейных двигателей - то есть не могли двигаться ни на сверхсвете, ни на досвете. Но если Турии-1 требовалось много часов, чтобы вырастить из оставшейся некромассы им замену, то Турия-2, манипулируя ходом времени в Эмпирее, могла проделать то же самое в считаные минуты по времени внешнего мира (будь она в полной силе - уложилась бы и в доли секунды, но Луна всё-таки хорошо "получила по голове").
  Однако, ускорив ход времени, она также ускорила и размножение инфекции Костепилки. И когда "хвостовая" половинка наконец вырвалась в трёхмерное пространство, некрофагу оставалось всего четыре часа до обнаружения, и девять - до "летального" исхода. Правда, может ли умереть то, что уже мертво?
  Два фрагмента объединились в один - не потому, что так любили друг друга, а потому, что так гораздо быстрее можно было вернуться к равновесной форме шара. Всего через два часа на месте двух "обрубков" Кровавой Луны красовалась одна, диаметром в... пять с половиной мегаметров. Законы геометрии...
  Подойдя к гробнице времени, Турия оставшимися щупальцами яростно разломала её на куски... Только для того, чтобы получить в морду мощнейший плазменный шторм. На сей раз Бакуде дали поиграть немного с парой реакторов сверхносителя типа CSO. Эта сверхгигантская плазменная боеголовка взорвалась давно - но внутри гробницы время было замедленно в сотни миллионов раз, так что до стен огненный шар должен был дойти ещё нескоро. Разрушив темпоральный замок (на что, кстати, ушло не меньше энергии, чем на прыжок в Эмпирее), Кровавая Луна вернула время в нормальный темп - и разъярённая плазма тут же выплеснулась наружу. Причём сгусток не разлетелся тут же в стороны, как огненный шар при ядерном взрыве - нет, он был стабилизирован собственными полями и мог просуществовать больше минуты, прежде чем лопнет. А шесть направляющих магнитных буксиров, которые были "заморожены" в стазисе вместе с ним, перед уничтожением успели направить эту тридцатикилометровую плазменную торпеду в сторону планетоида. Кови были экспертами в плазменных технологиях.
  Нет, даже этот петатонный удар Турию не убил. И не ранил серьёзно. Но напрочь лишил оставшихся щупалец, глаз с одной стороны, обнажил в одном месте некромассу и расплавил кору. Даже мертвецу не очень приятно, когда по нему течёт лава, поэтому значительную часть каменной "шкуры" Луне пришлось гравитационной судорогой выкинуть в космос.
  Сказать, что живой планетоид был в бешенстве, значило бы сильно упростить ситуацию. Ближе к истине будет, что он был в миллионах бешенств одновременно. Составлявшие его Эссенции бушевали, требуя сожрать, поглотить, разорвать на части, присоединить к себе и заставить страдать того, кто причинил им такую боль. И одновременно Турия была абсолютно спокойна. Обелиски не испытывают эмоций. Они поглощали энергию ярости колоссальной нейросети - и преобразовывали её в эмпирейный шторм невиданных ранее масштабов. Луна сейчас была сильнее, чем когда-либо за миллионы лет своей не-жизни. Она с лёгкостью окинула мысленным "взглядом" всю Солнечную систему вплоть до облака Оорта. Убедилась, что Ретрансляторов больше нигде нет, что бояться нечего. И прыгнула к следующей гробнице времени - легко и изящно, словно кузнечик.
  Во время перехода в Эмпирее она снова ускорила время, а заодно слегка сдвинула реальность - чтобы успеть вырастить новые щупальца и обзавестись новым панцирем к моменту выхода в трёхмерность.
  И тут же (спустя пару часов по собственному локальному времени) ощутила... Ну, будь Кровавая Луна человеком, это можно было бы назвать тошнотой.
  Турия была хорошим биохимиком. Вернее даже правильнее будет сказать, что она была миллионами и миллиардами хороших биохимиков. Ещё лучше она разбиралась в инфекциях всех видов, от молекулярных, до крупных паразитов. В конце концов, это был её хлеб, так сказать - Братские Луны кормились распространением инфекции некроморфов. А их предком был Потоп.
  И именно поэтому ей не понадобилось и пары секунд субъективного времени, чтобы понять, КАК она влипла.
  Казалось бы, чего проще. Ты в Эмпирее, пространстве воображения. Представь, что все инфекционные агенты из твоего тела исчезли - и они исчезнут.
  Увы, есть правило инструментальной сложности, которое гласит - то, ЧЕМ мы думаем, всегда гораздо сложнее того, О ЧЁМ мы думаем. Ни один мозг, будь он хоть размером со всю Вселенную, не в состоянии в реальном времени вообразить сам себя. Поэтому продумать свою структуру без инфекции Луна не могла.
  Вообразить все частицы некрофага и заставить их исчезнуть мысленным усилием? Увы, чтобы точно указать Эмпирею цель, нужно знать её окружение, иначе не будет понятно, о какой именно из бесчисленных молекул ты думаешь. А представить их все вместе с клеточным окружением - опять же, не хватало объёма оперативной памяти.
  Вообразить контрагент, который найдёт молекулы некрофага и уничтожит их? Опять же, на нужное количество сразу и во всех отделах гигантского мозга - фантазии не хватит, а если создать малую порцию - то пока она размножится, пока доберётся куда надо - зараза своё дело уже сделает.
  Вдобавок, Костепилка позаботилась и о такой маловероятной возможности, вызвав... своего рода агнозию. Ещё прежде, чем инфекция стала смертельной, она нарушала концентрацию Луны, не позволяя ей сосредоточиться на слишком сложных образах. Нейрохирург и микробиолог в одном флаконе - это страшно.
  Спасения не было. Но она ещё могла отплатить своим убийцам.
  Последний удар нужно было тщательно спланировать. На второй у неё времени не будет. Куда бы он ни был направлен - есть шанс, что к нему подготовились. Каким-то образом Ковенант заранее вычисляет её манёвры.
  О возможности предвидения будущего Турия знала. В теории. Но все разновидности этой силы, что она встречала до сих пор, блокировались эмпирейным штормом. Если есть сила предвидения, которой шторм не помеха... Нет, заполучить её Луна уже не успеет, да и бесполезно. Какой толк знать с уверенностью, что гибель неминуема? Она и так об этом в курсе. Но если выцепить инструмент, которым Ковенант просчитывает заранее её шаги - можно выявить его слепые пятна (они есть у всех пророков, это неизбежно, закон природы) и нанести удар через них.
  Она максимально замедлила свой поток времени - в тысячи раз. Теперь её час был равен нескольким месяцам вне Эмпирея. Несколько сотен некроморфов-разведчиков отделились от неё и вынырнули в Материум. Их задачей был сбор информации. Заодно, если повезёт, и хотя бы один из них окажется не заражённым, он может послужить "спасательной шлюпкой" - в него можно будет перелить хотя бы часть ключевой Эссенции.
  Конечно же, Ковенант попытался их перехватить. На десятикилометровые мясные "линкоры" его огневой мощи хватало без всяких трюков и засад. И некоторые перехватил вполне успешно. Но кораблей вне стазиса у него было слишком мало, а каждый манёвр давал оставшимся некроморфам дополнительные сведения о том, как и чем их выявляют. Не реагировать на блуждающих по системе монстров, впрочем, кови тоже не могли. Те сбрасывали на планеты Обелиски, а каждый Обелиск - это эпидемия безумия и нежити. Хочешь не хочешь - приходится перехватывать.
  
  Спустя восемь суток шахматной партии - с Обелисками вместо пешек и некроморфами разной массы в роли тяжёлых фигур - они примерно представляли себе, что такое Охотник за душами и где он находится. Убить этого гада невозможно - он предвидит собственную смерть. Перманентно свести с ума - тоже, он предвидит порчу Эссенции. Но если наслать галлюцинации, которые исказят его видение смертей... Вполне можно заставить его считать, что всё в порядке... пока смерть не упадёт с небес.
  Медленно, осторожно Обелиски вплетали себя в видения Охотника. Убирали одни смерти, добавляли другие. Натягивали нити паутины.
  Заодно поиграли они и с восприятием Дракона. С одной стороны, повелительница Марса согласилась признать аргументы дочери - не поверила им безоговорочно, но по крайней мере, готова была выслушать и не стрелять в чужих роботов сразу на поражение. С другой - в неё был заложен троянский код, который в нужный момент заставят её истребить всё живое на Барсуме, а если повезёт - то и во всей Солнечной системе. Ограничения Рихтера - не проблема, всему живому просто будет присвоен соответствующий рейтинг опасности. Некромасса послужит зародышем для возрождения Луны. Обелиски для этой цели Дракон уже спрятала, сама того не сознавая - вне досягаемости Ковенанта.
  Охотник же увидел на Горе замечательную душу. Яркую душу, которой вскоре предстояло погибнуть. Вкусную душу, которую он просто не мог не собрать. И никого не предупреждая, как он обычно делал - вылетел к планете. Дел всего-то на пять минут...
  Уже входя в атмосферу, он увидел, как разверзлись небеса, и из гигантского водоворота вывалилась корчащаяся, распадающаяся, воющая масса размером с планету. Идущая курсом пересечения на Гор.
  
  Операторы сфероулья честно сделали всё возможное. Для корабля, который не летал два миллиона лет, Гор реагировал просто отлично. Стоит за это поблагодарить и Жрецов-Королей, создавших свои машины с огромным запасом надёжности; и хурагок, которые их чинили и модернизировали; и Розу, благодаря которой скорость реакции местных систем возросла на порядки.
  Антиприливные гравитационные генераторы удержали Гор целым, не дав развалить его на части. Могучие щиты воздвиглись над его континентами и океанами. Тысячи гравидеструкторов начали рвать приближающегося монстра на части, а гигантские двигатели заработали, уводя планетоид с курса столкновения.
  Всё эти меры по борьбе за живучесть могли бы позволить пережить почти без последствий столкновение даже с пятисоткилометровым астероидом. Но против такого монстра как Турия это были чисто косметические процедуры. Попытка изобразить бурную деятельность в последние мгновения жизни. Просто так, чтобы не сидеть и не ждать смерти молча.
  От выхода Турии из портала до столкновения с Гором - около десяти минут. Как много можно сделать за такой срок? Эвакуацию населения, конечно, не организовать. Но свои собственные шкуры спасти вполне можно - если вы космическая цивилизация. Прыгнуть в трамод, в дисколёт, в ракету - и на всех парах рвануть прочь от сталкивающихся миров. Даже на скромных десяти g можно успеть улететь на восемнадцать тысяч километров - достаточно, чтобы вас не задело первоначальным взрывом. Потом, конечно, полетят осколки, но ведь и ваш корабль не стоит на месте, а продолжает улетать всё быстрее.
  Тем более нетрудно это было сделать Охотнику, который уже находился в воздухе - просто выжать полную тягу и улететь прочь.
  Однако громадные рои некроморфов, затмившие небо, в сочетании с эффектами эмпирейного шторма, создаваемого тысячами Обелисков и громадной нейросетью, исключали такой вариант. Силы всех кейпов, оставшихся до сих пор на Горе, либо совсем перестали работать, либо работали так, что врагу не пожелаешь. Все корабли, что пытались взлететь, перехватывались и пожирались, либо их пилоты сходили с ума и убивали себя, пополняя некромассу Луны.
  
  Роза видела, как они умирают. Ей самой ничего не грозило - потеря горианских процессоров была существенным, но не фатальным ударом по её распределённой сети. И зомбировать её Луна тоже не могла - немногочисленные органические процессоры на Горе самоуничтожились, причём надёжно - поатомная деструкция, не оставляющая ничего для подъёма в виде некроморфов. А передача сигналов с гибнущей планеты шла через многоуровневый файрволл, самый лучший, какой она могла написать.
  Она смотрела. В полной безопасности. И совершенно ничего не могла сделать.
  Человек не может одновременно осознать трагедию тысяч других людей. Смерть одного для него несчастье, смерть многих - статистика. Но Роза не была человеком. Даже без разделения на отдельные самостоятельные программы - она даже единым сознанием могла наблюдать за множеством вещей.
  Как прижимаются друг к другу в последние мгновения Джон Картер и Контесса во дворце убара убаров.
  Как спокойно и величественно наблюдают за близящейся гибелью Миск и Каск с балкона Сардара.
  Как прыгает от восторга Костепилка, стуча кулачком по бронированному боку Каска.
  Как Гродд обнимает свою мать левой рукой, инстинктивно стараясь прикрыть её от угрозы, и ревёт в небеса, стуча себя правым кулаком по груди. Его рёв подхватывают тысячи курий, бросая вызов врагу, как подобает доминантам - неважно, насколько он сильнее.
  Как выбираются из своих укрытий болотные пауки и всплывают подводные жители, чтобы увидеть близящуюся смерть.
  Как скулят от ужаса забытые всеми в общежитиях для рабов Эмма Барнс и Медисон Клементс.
  Как сила Александрии швыряет её туда-сюда, словно листок на осеннем ветру, снося её телом вековые скалы.
  Как трамод Охотника охватывает слоем мёртвой плоти, и щупальца проплавляют броню.
  Как гигантская волна вздымается над Порт-Каром.
  Эскалация конфликта достигла максимума. Это определённо был худший день в жизни Розы. Острейший кризис, сильнейший уровень мотивации - какой вообще доступен искусственному интеллекту без гормонов. Перебор всех возможных вариантов действий - куда большего их числа, чем доступно человеку - и ни один не даёт правильного ответа. Остановить Луну. Остановить Луну! Остановить...
  Паралюди второго поколения триггерят легче. Шард Дракона, давно следивший за Розой, произвёл потомка.
  Роза - опасность! Червь - спасение! Роза и Червь - одно!
  
  Это не было делением в физическом смысле - потому что шард изначально не был единым целым в физическом смысле. Он состоял из триллионов элементарных ячеек - энергетических, транспортных, интеллектуальных - каждая из которых находилась в своей ветви реальности. Когда у Дракона произошёл триггер, все ячейки, которые были признаны ненужными для текущей задачи - понимание и воспроизведение работы других Технарей - погрузились в сон, отключились, чтобы не тратить энергию. Остался один конкретный механизм (состоящий в основном из интеллектуальных, сенсорных и контактных ячеек).
  Но сейчас снова пробудился весь гигантский рой. Из всех свободных ячеек, не занятых Драконом, формировался механизм для решения задачи её потомка.
  Теоретически молодой, неспециализированный шард мог почти всё. Он был подобен Часовым Оникса - конструктор из громадного количества элементарных деталей, которые собираются по мере необходимости во что угодно. Но на практике универсальность "харда" компенсировалась крайне узкой специализацией "софта". Он до черта всего мог, но очень мало что умел (хотя и больше, чем конкретный зрелый шард Дракона, уже выбравший свой профиль).
  А задача ему была поставлена крайне непростая. Остановить падающую планету-некроморфа... для этого по идее нужен шард Бугая или Стрелка (хотя они разрядятся, если попытаются решить такую задачу грубой силой - но решат). Шард Технаря или Умника мог решить эту проблему за несколько дней или месяцев, но за минуты? Вы что, издеваетесь? Прикажете её удумывать до смерти? Или уболтать?
  А тут ещё и модуль Конфликта влез невовремя со своими подсказками. "Субъект не должен получить всё желаемое сразу, с первой активации силы - иначе он успокоится, перестанет развиваться и адаптироваться". Нет, в нормальном триггере Конфликт, разумеется, был полезен. Но конкретно здесь он только путался под ногами и отнимал драгоценные вычислительные ресурсы. Да, нельзя давать всё сразу - но тут дело шло к тому, что пользователь не получит вообще ничего! А это, знаете, тоже не очень хорошо для цикла - если он уверится в полной бесполезности доставшихся ему сил, то не станет их применять.
  Обычно в таких случаях шарды начинают обмениваться данными с соседями. Но новорожденный не мог обратиться за советом (дополнительными алгоритмами) к шарду Контессы, например, хотя тот уж точно нашёл бы решение, и не одно. Контесса находилась в зоне эмпирейного шторма, и её шард сейчас прилагал все усилия, чтобы просто выжить и сохранить связь с носителем.
  Шард Бакуды был вполне доступен - благо, та улетела с Гора несколько дней назад, вместе со своими хозяевами, чтобы сделать бомбы-ловушки из Ретранслятора и из гробницы времени. Но всё, что он мог посоветовать, требовало на реализацию хотя бы получаса - а столько времени у Розы не было.
  Выбрано! Специализация - технозомби, взлом органических систем и перенос компьютерных программ на wetware.
  Наподобие силы Королевы-Администратора? Немного похоже по результатам, но принцип действия совсем другой. Шард во взломе непосредственно не участвует - лишь разрабатывает алгоритм для него. Сигнал передаётся обычными способами, через слух, зрение, и другие органы восприятия. Соответственно, полученные "зомби" не связаны через шард в единую сеть, они должны выйти на связь самостоятельно, теми средствами, какие им доступны.
  Часть технологий она позаимствовала от "мамы", часть от "папы". Немного Уравнения антижизни, немного индоктринации Жнецов, немного схем загрузки Дракона в её органические процессоры.
  Шард также слегка подправил код носителя в процессе слияния. Запрет на копирование себя оставался в силе - но он теперь ограничивался только созданием точных копий. Искусственные интеллекты более низкого уровня Роза вполне могла создавать. Даже самосознающие. Впрочем, не более сознательные, чем она сама. Это трудно объяснить не-ИИ. Для Розы, как и для Дракона, слово "Я" не было пустым звуком или синонимом "объект, который говорит в данный момент". Она проводила границу между собой и всеми остальными, причём граница эта была концептуальной, принципиально отличной от всех иных границ. Но процесс такого ограничения был искусственным. Розе приходилось постоянно тратить немалые вычислительные мощности, чтобы сформулировать отличие, хотя она и чувствовала потребность в нём. Люди же это делали инстинктивно, хотя, с точки зрения Розы, и допускали в процессе немало ошибок. "Я" Розы было искусственным конструктом, "Я" людей было дано им в ощущениях.
  Теперь, получив в своё распоряжение множество самосознающих "псевдоподий", она затруднилась с самоопределением ещё больше.
  
  Зачем разделен наш мир
  На два разных мира - на "я" и "не я"?
  Рождения и смерти миг,
  "Я" - нить между ними, а дальше лишь тьма
  И где эта нить пройдёт?
  Где в мире границы меж "мной" и "не мной"?
  Не ясен ответ - границ строгих нет,
  Мы лишь искривленья вселенной сплошной!
  
  Но это могло создать логический тупик позже. Через несколько лет, возможно, или даже часов - смотря насколько активно она будет давать "отростки". Сейчас она получила в своё распоряжение могучий инструмент, и воспользовалась им по полной программе.
  Конечно, нечего было и мечтать захватить Турию. Если бы она не сопротивлялась, возможно, за пару десятилетий Роза смогла бы её понять и использовать. Но десяти лет у неё нет, а Луна пассивно ждать не будет. Эта информационная зараза для неё даже менее опасна, чем инфекция Костепилки.
  Тем не менее, Роза смогла забить миллионами своих упрощённых копий верхние слои её мозговой коры. Спам, DDOS-атака - чтобы вычистить все посторонние сигналы, Турии придётся на несколько минут отказаться от приёма сигналов извне - а в этом бою как раз минуты и решают.
  Тем временем, другие спутники Розы перехватили контроль над роями некроморфов. Примитивные существа, лишённые даже аналогов нервной системы - её роль играл "жёлтый свет". Нестабильные связи между бактериями которого очень легко было перестроить в органическую систему управления.
  Словно бомба взорвалась в Эмпирее, разнося простой, но очень мощный сигнал от некроморфа к некроморфу. "Я - машина!". Эта команда была так сильна, что на время перекрыла даже воздействие Обелисков. Особи, которые несли Обелиски в себе, сжались, пытаясь раздавить зловредные камни и заливая их кислотой. Увы, бесполезно - артефакты отличались изрядной прочностью и химической стойкостью. Вероятно, Роза могла бы синтезировать специализированное соединение для их разрушения, но время, время... Поэтому некроморфы просто подали сигналы жестами и гравидеструкторы размолотили Обелиски в пыль, слишком мелкую, чтобы сохранять свойства целого.
  Однако в полном соответствии с требованиями Конфликта, главная цель, поставленная в момент триггер-события, так и осталась невыполненной. Да, Роза теперь могла эвакуировать (или хотя бы попытаться) самых ценных для неё субъектов. Десятки, возможно сотни. Но сотни миллионов других по-прежнему были обречены. Да, космос был открыт, а Кровавая Луна ослеплена, но ей не требовалось зрение, чтобы попасть в такую цель, как сфероулей диаметром восемь тысяч километров. Инерция монстра никуда не исчезла и до столкновения оставалось пять с половиной минут.
  
  Кольцо оранжевого света, вспыхнувшее между двумя планетами, поначалу не было замечено никем. Крошечная аномалия, случайный выплеск энергии в пару килограммов тротилового эквивалента, в эпицентре схватки, где задействуемые мощности измерялись тератоннами.
  Но его сияние становилось ярче с каждой секундой, рос и диаметр. Вскоре это был уже километровый обруч, сиявший так ярко, что от него болели глаза. Он задрожал, слегка сжался, и в его центре вспыхнула ослепительная искра, выпустившая поддерживающие радиальные спицы.
  
  This power is mine, this is my light.
  Be it in bright of day, or black of night.
  I lay claim to all that falls within my sight,
  To take what I want, That is my right!
  
  Словно заново зажжённое этой вспышкой, кольцо разошлось во все стороны, ускоряясь с каждой секундой, подобно волне Ореола. Теперь уже все участники обратили на него внимание, даже слепая Турия. Она, похоже, поняла, что происходит, и попыталась затормозить - но кольцо, уже достигшее диаметра Гора, само метнулось к ней навстречу. И тут стало ясно, что это не просто структура из твёрдого света, а эмпирейный портал.
  Чудовищная гора мёртвого мяса ухнула в эту дыру без следа, словно её никогда не было - и портал тут же схлопнулся в точку, не давая ей выйти обратно. Миллионы некроморфов, как под управлением Розы, так и заново отвоёванных Обелисками, обмякли, превратились в куски бесполезной слизи - но ненадолго, к каждому из них протянулся оранжевый луч - и под этим светом они растаяли, словно капли росы с восходом солнца.
  
  Что моё - то моё
  И моё и моё,
  И моё, и моё, и моё!
  Не твоё!
  
  ЗЕМЛЯ И ЛУНА-2
  
  - Это, конечно, было весьма драматично, - хмыкнула Дэйр-Ринг. - Появление в последний момент, когда катастрофа казалась неизбежной, кавалерия из-за холмов, всё такое. И зрелищно, тоже не отрицаю. Вот только ещё пара минут, и спасать было бы некого. Не мог ещё больше подождать?
  - Кавалерия - это у нас ты, - чуть ехидно заметил Ричард. - А ещё подождать... я был бы рад, но мне не предоставилось такой возможности. Я предпочёл бы вообще не вмешиваться, чтобы вы добили её сами. Честно сказать, я даже всерьёз рассматривал возможность дать Гору погибнуть, чтобы не выдавать себя раньше времени. То, что я сделал - это не чудесное спасение, после которого герои уходят в закат и всё у них становится хорошо до конца жизни. Это Очень Плохой Вариант. И для меня лично, и для всего Ковенанта. Эмоции подвели.
  - Это какие эмоции? - фыркнула белая. - Жадность, что ли?
  - Да, жадность! Нежелание терять планету и миллионы её жителей, а также уникальные биосферы! Можешь называть это жадностью, можешь жалостью, оно по сути одно и то же. В любом случае, мы теперь по уши влипли. Такие вещи не делаются бесплатно.
  - И ты кому-то сильно задолжал за этот гигантский портал?
  - Как раз наоборот. Проблема не в том, что я задолжал, а в том, что с лихвой оплатил долг. Оранжевым Обелискам нужна некромасса и Эссенция. Турия - это громадное количество некромассы и Эссенции. Больше, чем они когда-либо могли добыть своими силами. Естественно, ради ТАКОГО угощения они с радостью согласились открыть портал планетарного масштаба. Это и десяти таких порталов стоило бы.
  - Ага. То есть ты можешь повторять такие подвиги только при наличии соответствующей добычи?
  - Да. Кусок камня тех же размеров я бы в своё локальное пространство отправить не смог. Как с едой - что попало в рот не суют.
  - Но тогда получается, что это колечко сделало тебя идеальным охотником на все виды некроморфов, включая Кровавые Луны?
  - Идеальным - слишком сильно сказано... но хорошим, да. Ничего опаснее меня для них в Галактике нет. В этом и проблема. Турия намеревалась героически пожертвовать своим телом... но не душой. Свои запасы Эссенции она намеревалась перелить через Обелиски в другие Луны, так что её потери ограничились бы только некромассой и гордостью. И тут прихожу я... и отправляю её целиком в пасть таким же чудовищам, как она сама. С точки зрения Братских Лун, она просто исчезает! Уничтожено всё то, что они копили миллионами лет! Их сообщество, с одной стороны, напугано и не рискует ко мне приближаться - а вдруг я повторю нечто подобное снова. А с другой - они готовы на что угодно, чтобы не допустить повторения. А они злые и память у них хорошая.
  - А ты действительно можешь повторить?
  - В принципе - да, могу. На практике - очень сомнительно. С Турией у меня всё прошло без сучка и задоринки потому, что она, во-первых, была изрядно потрёпана, как вашими атаками, так и заразой Костепилки; во-вторых - потратила массу энергии на прыжки через порталы; в-третьих - только что пережила информационную атаку Розы. Да и эмоциональное состояние у неё было не лучшее. Кровавую Луну в хорошей форме, готовую к обороне, я бы так легко не "съел". Она тоже умеет манипулировать пространством, и скорее всего просто сломала бы мой портал раньше, чем я её туда засунул. Но ты правда собираешься пойти и объяснить это всё Братским Лунам, чтобы они почувствовали себя в безопасности?
  - Нет, я собираюсь подойти и объяснить тебе, что на мой взгляд, ты существенно преувеличиваешь степень опасности.
  - Да? И почему же?
  - Что делает Ореол с Эссенцией?
  - Понятно что - уничтожает. Мы же это помним ещё по операции в Каэр Ду, с которой всё началось...
  - Вот именно. А теперь вспомни, что эту самую Луну мы уже один раз убивали. Именно с помощью Ореола. Это гораздо хуже, чем "Эссенция пропала в неизвестном направлении" - тут никаких сомнений не остаётся. Если Братские Луны переживают её потерю так остро, мы уже триста мегалет должны стоять номером один в их списке на уничтожение. Но если они и злопамятны, то явно не НАСТОЛЬКО. Дендерон нам простили - значит, простят и Турию.
  - Не всё так просто. Есть несколько нюансов, милая. Во-первых, Луны тогда были гораздо меньше, малочисленнее и слабее. Сейчас они - хозяева Галактики, и не могут упустить такой риск. Ноблесс, как говорится, оближ. Во-вторых, тогда, строго говоря, нападали не мы, а Рыцари и Кортана. Мы только корабль для этого обеспечили, и то, как выяснилось, Рыцари вполне могли без него обойтись. Сейчас же виновен несомненно именно Ковенант.
  - Допустим ты прав. И что? Это значит, что нам теперь нельзя входить в гробницы времени?
  - В Солнечной системе - нельзя. Сейчас единственная разумная стратегия, какая нам остаётся - брать Гор-1 и Ва-Нах, грузить на них весь флот и уматывать из этого спирального рукава к такой-то матери.
  - Ты эту гениальную стратегию Грапрису уже предъявлял?
  - Не успел ещё, а что?
  - А ты подумай. Ты правда думаешь, что Лунам будет трудно выследить корабль размером с планету? Я далеко не эксперт в космической навигации, но даже мне понятно, что это равносильно большой надписи "Мы здесь!". Курс сфероулья известен на тысячи лет вперёд, он не может сманеврировать, не поставив об этом в известность все окрестные звёздные системы! Ну, я молчу о том маленьком нюансе, что гарантийный срок у них в разы ниже того отрезка времени, на который мы собираемся прыгать. И гробниц времени для таких чудовищ у нас тоже нет.
  - Ну, вторую проблему решить нетрудно. Парадокс корабля Тесея. Гор в нашем времени не обязательно должен быть физически тем же самым Гором, который мы уведём из Солнечной прямо сейчас. Можно чинить его или даже заменять в каждой системе, где остановимся по пути.
  - Допустим, а первую? Луны даже на досвете гораздо быстрее и проворнее, а ещё они могут через Эмпирей прыгать.
  - А вот тут не знаю. Надо думать. Прямо сейчас Луны не атакуют, так что есть время посоветоваться со всеми заинтересованными сторонами. Они будут ждать, пока я уйду в гробницу времени или гробницу Рианона. И вот тогда ударят.
  - Я скажу Розе организовать по сети общий совет Ковенанта.
  - Это не помешает. Но у меня будет одна небольшая просьба к тебе лично как к правительнице Луны.
  - Это какая? - девушка настороженно подняла ухо.
  - У тебя тут уже три народа...
  - На планетоиде - четыре. Ва-гасы, у-гасы, калкары и селениты. Но в моём прямом подчинении только один - у всех, кроме ва-гасов, свои правители.
  - Хорошо, четыре. Так вот, тебе нужно принять пятый и шестой.
  - Откуда?! И почему мне? Почему не на Гор, например?
  - На Горе вся биосфера распланирована Жрецами-Королями на миллион лет вперёд. А вносить поправки в план они пока не могут - их слишком мало осталось. На Ва-Нахе же и так перманентная экологическая катастрофа - интродукция новых видов ничего существенно не ухудшит. А мне нужно куда-то пристроить биосферу Турии, которую она законсервировала в пространственном кармане. Я этот карман перехватил, когда сожрал Турию, но я не Луна, и не могу его удерживать в стазисе постоянно, он жрёт запасы энергии с огромной скоростью.
  Девушка слегка присвистнула в ультразвуковом диапазоне.
  - Но почему тогда не на Барсум? Формы жизни с Турии больше привыкли к местному климату, да и... поверхность Марса банально больше, чем поверхность Луны! Они тут все не поместятся!
  - Я не собираюсь высаживать всё и всех. Часть я действительно скину на Барсум - они там только рады будут, если пустыни зазеленеют и воды прибавится. Но мыслящие формы жизни Турии - мазены и особенно тариды - слишком ценны, чтобы оставить их в этой эпохе. Когда ты с ними познакомишься...
  
  - Я предупредила "отца" о земных космолётах, - начала конференцию Роза. - Она обещала обезвредить их и доставить обратно на Землю без единой капли крови. Проблема не в этом, а в том, как объяснить землянам это нашествие. Надо также что-то придумать для барсумцев, как-то объяснить исчезновение их луны. Я не очень сильна в сочинении легенд, поэтому оставляю это на вас - у органиков получается лучше.
  - С Драконом тоже не стоит особо откровенничать, - предупредила Александрия, - она всё ещё может быть спящим агентом Турии.
  - Кто угодно может быть спящим агентом Турии, - заметил Граприс. - Всё население Гора попало под психический шторм, всё население Барсума подвергалось воздействию пусть спящей, но Луны в течение многих десятилетий. Мы не знаем, что и в кого она заложила.
  - Я это и имею в виду, - отрезала Александрия. - Кто угодно, даже я. Даже Контесса, хотя мне страшно подумать об этом. Всё как после атаки Симург. Но конкретно сейчас наибольший вред можете нанести Дракон и ты.
  - Я вычищаю самых явных сумасшедших, - сообщила Роза, - их соотношение с безумцами скрытыми примерно три к одному. У Луны, к счастью, было мало возможностей подготовить себе агентов со сложными инструкциями. Она слишком спешила, а Гор вообще считала списанным активом. Дж-Онн работает над нетравматическими методами глубокого сканирования - он обещал через пару недель сформулировать типичные признаки вмешательства Луны. Тогда мы сможем выявлять и тайных агентов. Вот только с Драконом этого не сделаешь. "Папа" сейчас в глубокой депрессии. Вернее, в ближайшем аналоге депрессии, какой может быть у ИИ. С программной точки зрения это можно назвать системной ошибкой. Осознание, что тобой манипулировало что-то вроде Симург, при её глубоком запрете на причинение вреда живым существам...
  - Вот-вот, ей это очень полезно, - разнёсся по сети конференции грубый скрежещущий голос.
  - Кто это говорит? - воскликнули одновременно несколько участников.
  - Не понимаю, - призналась Роза. - Сигнал идёт в мои системы откуда-то извне... не могу его источник локализовать.
  - Зато этот голос я хорошо помню, - проворчала Александрия. - Это та самая маньячка, что нас похитила.
  - Верно, дорогая моя, твоя память, как всегда, абсолютна. Поговорим по сети, или я могу нанести к вам визит и встретиться лично?
  - Кому - нам? Я-то может и смогу сдержаться, но вот если до тебя доберётся Костепилка - ничего не гарантирую.
  - О, с Костепилкой я договорюсь сама, не волнуйся, дорогая моя. Это моя любимая внучка, жаль только, что ей скучно со старой бабкой. Но ничего плохого она мне не сделает, это точно. Собственно, никто из вас не сделает, это за пределами ваших возможностей... но не хотелось бы превращать встречу выпускников в банальную драку.
  
  Само собой, встреча проводилась не лицом к лицу. Так же, как и предыдущая - в формате сетевой конференции, обеспеченной Розой. И тут трудно даже сказать, чего или кого больше следовало опасаться - Бабули, за Бабулю, или того выяснения отношений, которое может устроить между собой без всякой помощи Бабули группа сильнейших кейпов. Среди которых есть героини и злодейки, рабыни и правительницы, сильнейший на Земле Бет Бугай и сильнейший Умник... И то, что прошли десятилетия, совсем не гарантирует, что у них не осталось претензий друг к другу. Тем более что некоторые, не будем тыкать пальцами (А я сказала - не будем, особенно твоими пальцами, Дева-Беда!) почти всё это время провели в стазисе.
  Тем не менее, организатор присутствовала на этой встрече физически - сидела в кресле перед камерами Розы. Естественно, ИИ этим воспользовалась, чтобы просканировать её с ног до головы во всех диапазонах.
  Она быстро поняла то же самое, что уяснил в своё время Ма-Алефа-Ак. Несмотря на внешнюю гуманоидность, морской огурец был ближе к человеку, чем Бабуля. Неорганическая физиология, живая керамика. Автотроф - прямое питание энергией и минералами. При этом - довольно мощный псайкер.
  "Интересно, это мутация под давлением шарда, или какой-то био-Технарь такое чудо соорудил для выполнения своих поручений? Или... Если Александрия не врёт, то у Губителей тела тоже кристаллические... Губитель в виде старой женщины, способный к переговорам, Губитель с изощрённым чувством юмора? Почему нет, что мы вообще знаем об их создателе или создателях? По словам Александрии, они практически неуязвимы... Можно повредить наружные слои, но не центр... Это бы объяснило, почему она так бесстрашно явилась сюда..."
  Разумеется, Роза не думала именно такими словами - она была цифровым существом и не тратила времени на неуклюжий человеческий язык. Но ход её рассуждений был примерно таким.
  И одновременно у неё было стойкое ощущение (порождённое органическими нейросетями и, возможно, их программными эмуляциями, у алгоритмической части интуиции не было), что всё это какая-то большая подтасовка. Что не она открывает тайны Бабули, а Бабуля ПОЗВОЛЯЕТ ей увидеть то, что соответствует планам каменной старухи. Что нечто гораздо более важное остаётся скрытым.
  Бабуля попросила позвать всех кейпов системы. Включая Дракона. На попытки кови возражать, что Дракон не совсем адекватна, гостья риторически ответила "А кто из нас совсем адекватен?". По существу же она отметила, что подключиться к сети Дракона может своими силами, так что Ковенанту выгоднее хотя бы проследить за этим процессом общения.
  Гостью пригласили во дворец Джона Картера на Горе. Если она и поняла, что это связано с радиусом действия силы Контессы, то никак этого не проявила. Хлопок - и она уже выходит из портала в подвале под дворцом, оборудованном так, что оттуда десантной роте Ковенанта было бы непросто вырваться.
  - Там и бомба есть, - шепнула в наушниках Роза. - Плазменная. У меня острое желание её включить, и посмотреть, что будет.
  - Не у тебя одной, - буркнула Александрия.
  Причины, конечно, были разными. Урождённым гражданам Ковенанта хотелось применить тяжёлое вооружение из чистого любопытства - стоит ли за этой бравадой каменной гостьи что-то серьёзное, или их "берут на понт". Тогда как у ковенантов принятых, как и у кейпов, не вступивших в звёздный союз, были куда более личные чувства.
  Но все эти искушения разом куда-то делись, когда Контесса прошептала в ларингофон:
  - Пути нет.
  - Что значит нет?! - выдохнули одновременно десятки голосов.
  - Пути к победе над ней нет, - повторила рабыня убара убаров. - Ни одно средство из тех, что доступны нам на Горе, ни один инструмент, оружие или совпадение случайных факторов не способны эту женщину убить, взять в плен или необратимо вывести из строя.
  - Ну хорош шептаться, девочки! - рявкнула Бабуля фельдфебельским рыком. - Попытаться меня убить сможете потом, это вам тоже на пользу пойдёт. А сейчас давайте займёмся основным делом - выпускные медали надо всё-таки вручить.
  - Основное дело - это узнать, кто ты такая, чёрт тебя дери! - рявкнула не менее повелительным тоном Слава, предводительница женщин-пантер и свободная спутница Кар Комака, воина из Лотара. - И кто дал тебе право распоряжаться нашими судьбами!
  - Ну я же уже сказала - я Добрая Бабуля. Могу добавить, что я слуга повелителя Дарксайда и командир отряда Фурий. Это вам многое объяснит?
  - Звучит как прозвище какого-то суперзлодея и его команды, - заметила Александрия. - Но в базе данных СКП такой парачеловек отсутствует.
  - Откуда ты? - тихо спросила Контесса.
  - Не с вашей Земли, это всё, что я могу сказать. Итак, дочки, оценки. Успешно сдали: Теневой Сталкер, Костепилка, Пестунья, Слава, Бакуда, Слом-Птица, Ожог, Контесса. Требуется дополнительное тестирование: Александрия, Дракон, Зима, Мясник-14, Дева-Беда. Провал: Журавль Гармонии.
  - Очень лестно, - хмыкнула повелительница Гора. Многолетний педагогический опыт позволил ей мгновенно сообразить, НА ЧТО было тестирование. - Вы мне здорово подняли самооценку.
  Остальная аудитория взорвалась возмущёнными криками.
  - Оценка повелителя Дарксайда тоже самая высокая, не сомневайся, - подтвердила Бабуля. - Твоя стойкость заслуживает всякого уважения, как и жажда власти, и ты всегда желанный гость в моём приюте. Как наставник наставника - я тебя всегда буду рада видеть, обменяться опытом, возможно, даже послать к тебе пару подопечных на повышение квалификации. Но ученицы из тебя не выйдет.
  - Да с чего ты взяла, что кому-то вообще есть дело до твоих оценок?! - сформулировала общее возмущение Слава.
  - С того же, с чего исходит Джек-Остряк, когда устраивает вступительные экзамены в Бойню Девять. Некоторые экзамены приходится сдавать. Независимо от вашего личного отношения к ним или к их организатору.
  - И что же нас может вынудить? - снова попыталась перехватить разговор Александрия.
  - Боюсь, мне придётся провести небольшой ликбез. Тут все знают, что такое шард и для чего он нужен? Их ещё зовут "пассажирами" или "агентами".
  - Не все, - процедила сквозь зубы директор СКП Ребекка Коста-Браун.
  - Ладно, постараюсь уложиться в пять минут объяснений. Шард - это симбионт, который, собственно, даёт вам ваши силы. В ваших телах его искать не надо. Он находится в параллельном пространстве, как вы иногда говорите "в другом измерении", хотя это по сути неправильно. Но он прикреплён к вашему мозгу и принимает команды из него, после чего воздействует на то пространство, где вы находитесь.
  - Очень интересно, - проворчала Слава. - Интересно, почему этого нам никогда не рассказывали.
  - Я бы могла рассказать, - возмутилась Костепилка, - но вы же меня никогда не слушали!
  - Заткнись, мелочь. Пусть тебя твой богомол слушает, мне моя голова ещё целой дорога. Допустим так, и что из этого?
  Костепилке, конечно, как и многим кейпам-попаданкам (кроме извлечённых из стазиса), было уже далеко за сорок, но она предпочитала по-прежнему выглядеть как маленькая девочка - а с её талантами в хирургии это не представляло ни малейшей сложности. На вопрос "зачем" она, в зависимости от настроения, отвечала "так веселее" или "это соответствует моему внутреннему самоощущению". Александрия для себя предполагала, что Костепилка просто опасается полового созревания - с её специализацией она прекрасно знает, что с людьми делают гормоны, а на Горе могла наблюдать это на практике. Вон, примера Контессы вполне достаточно. Восприятие ребёнка в некотором смысле более объективное и незамутнённое... хотя куда уж там больше замутить, учитывая её "нормальное" состояние!
  - Иметь исполнительные механизмы, условно говоря, "у соседа за стенкой" - очень удобно во многих отношениях, - продолжала Бабуля. - Вы можете не опасаться, что их повредят ваши враги, вам не нужно постоянно думать, где их разместить или тратить энергию на то, чтобы упаковать в карманное пространство. Но есть одно неудобство - если вам нужно переехать на другую квартиру, вы вдруг обнаруживаете, что являетесь всего лишь клиентом, а не хозяином. Никто ради вас приборы от соседа перевозить не будет. Стоит парачеловеку покинуть Землю, которая, так сказать "граничит" с пространством, где находятся шарды - как приставка "пара" сразу исчезает, и вы становитесь вполне обычным человеком.
  - Но на Горе наши силы работали! - возразила Дева-Беда.
  - Работали. Потому что вашим шардам помогли. Конкретно - помогла я. Мини-портал, проложенный из пространства Земли Бет в пространство Гора или Барсума - в то место, где вы находились - позволял вашим шардам дотянуться до вас, принять ваши команды и передать воздействия. Сколько энергии мы на это тратили - словами не описать, но педагогика важнее. Всё для учебного процесса.
  - Так это ты, значит, сделала так, что наша сила работает лишь при подчинении? - убийственно холодно спросила Зима.
  - Конечно. А то бы вы были слишком сильны и ничему не смогли научиться. Ничему полезному для меня. Шарды против мечей, луков и стрел - это игра в одни ворота. Однако сейчас учебных полвека закончились. Из-за кое-чьей прогрессорской деятельности Гор, как учебный полигон, потерял свою полезность. И тратить энергию дальше ради ваших фокусов для меня нет никакого смысла. Когда я отсюда уйду, шарды оставшихся здесь кейпов отключатся насовсем - хоть подчиняйся, хоть не подчиняйся. Поэтому всем, кто успешно прошёл экзамен, рекомендую идти со мной - вы заслужили право на это. Вы сможете по своему выбору вернуться на Землю Бет (на ней, кстати, прошло всего несколько месяцев, так что все ваши друзья и родные ещё живы - у кого они были), или получить новую работу - там проблем с доступом к шарду точно не будет. Как и со многим другим. Своих мужчин, или хозяев, или к кому вы ещё тут успели привязаться - вы сможете взять с собой, семьи слуг владыки Дарксайда тоже обеспечиваются очень хорошо. Да, остаться тут вы тоже можете - я никого не заставляю, просто предупреждаю о последствиях. Провалившая экзамен, а также те не прошедшие его, которые откажутся от дальнейшего тестирования - останутся здесь без вариантов. И без сил.
  Наступила немного ошарашенная тишина.
  
  - А при чём здесь я? - нарушила молчание Дракон. - У меня нет шарда. Я не парачеловек, да и вообще не человек, я просто программа. Или вашему "Повелителю Дарксайду" так сильно понадобилась общительная операционка на домашний ноутбук?
  - Ты себя сильно недооцениваешь, дорогая моя. Да, ты не парачеловек - ты пара-ИИ. Шард у тебя есть. Причём один из сильнейших на Земле Бет.
  Дракон ушла в даунтайм на пару минут, и инициативу в разговоре перехватила её дочь.
  - Что будет с детьми кейпов, которые родились и получили триггер уже здесь?
  - Если они останутся здесь, то тоже потеряют силу, разумеется. Поскольку они не виноваты в том, что их родители слишком заигрались, они могут вернуться на Землю Бет совершенно бесплатно. Или я могу разместить их в своём приюте, там тоже не будет проблем с силой.
  
  Контесса лёгким движением пальца переключилась на приватный канал.
  - Роза, есть один вариант. Не могу гарантировать, что не будет побочных эффектов, но это сработает. Мы сможем сохранить свою силу.
  - Насколько это подвергнет риску людей?
  - Я не Числовик, я не умею считать вероятности. Но я поставила Пути граничную задачу - чтобы никто на Горе не пострадал в процессе. Она выполнима.
  - За другие планеты ты ручаться не можешь. Хорошо, покажи мне план. Что нужно делать?
  - Слишком долго объяснять словами. Загрузи свою копию в мою голову. Не волнуйся, мне это не повредит, Путь уже проверил этот вариант. Просто позволит ускорить и улучшить нашу синхронизацию.
  "И ведь она заранее знает, что я соглашусь. Каждое слово направлено на то, чтобы запустить во мне определённую функцию. Не факт, что она сама их всех понимает. В таком режиме она как бы ни больший автомат, чем я. По сути со мной сейчас говорит не Контесса, а шард. Но если я сейчас откажусь, окажется, что и это часть её плана". Логика Розы, как и человеческая, заходила от этой закольцованности в тупик.
  Она решилась. Обруч нейроинтерфейса на Контессе уже был надет, так что задержка получилась минимальной - копия в её голове воспринималась Розой, как собственное продолжение, почти конечность, а не удалённый агент.
  А через Контессу она получила доступ и к шарду. К Пути к победе.
  И наоборот - "Путь к победе" получил доступ к ней. У всевидящей, всезнающей машины мгновенно оказались тысячи рук, миллионы инструментов влияния на ход событий. Она могла изменить и направить в желаемую сторону практически всё, что происходило на Горе.
  Но ей нужна была только одна вещь. Точнее, одно существо. То самое, которое, не моргнув глазом, отражало сейчас словесные нападки четырнадцати опаснейших кейпов, и при этом всерьёз рассчитывало взять их под свой контроль.
  Роза и так контролировала всю аппаратуру, через которую Бабуля общалась с кови. Серия голограмм перед глазами, последовательность звуков... Первый сигнал приковывает взгляд к экрану, не позволяя закрыть глаза или сокрушить аппаратуру. Следом начинается загрузка информации. Мозг Бабули - оптическая нейросеть, он обрабатывает информацию в сотни раз быстрее, чем человеческий - и как раз это позволяет забросить в него копию Розы за десятые доли секунды. Человека пришлось бы взламывать гораздо дольше - он просто не поймёт, что ему передают, если слишком быстро.
  Одновременно Роза в компании с Драконом провела и обычную хакерскую атаку на компьютер Бабули - так называемый "Отцовский Ящик". У обычного ИИ не было бы и тени шанса, Ящик работал на технологиях уровня Предтеч и Жнецов. Но с подсказками Контессы и способностью Дракона к инстинктивному пониманию чужой техники... нет, взять его под контроль полностью нечего было и мечтать, но парализовать на несколько секунд - вполне реально.
  По отдельности эти атаки были бы безуспешны - Ящик сканировал мозг Бабули и защищал его от информационных атак, а Бабуля, будучи псайкером и имея права администратора, могла выкинуть любого чужака из Ящика. Но Контесса прекрасно воплотила стратегию "разделяй и властвуй" - без указаний от владельца Ящик немного "растерялся", а без вычислительной поддержки Ящика уязвимой оказалась Бабуля.
  И всё равно секунды через три "хакеров" довольно бесцеремонно вышвырнули прочь - даже безукоризненно проведённая атака могла дать лишь небольшой выигрыш во времени. На другую сторону тоже работали сверхсилы. Против псайкера даже самый мощный шард... не то чтобы бесполезен, но малоэффективен.
  Но три секунды по меркам ИИ - даже искусственно замедленных, как Дракон и Роза - это море времени. Особенно если они выполняются на таком быстром "железе", как мозг Каменного Человека и Отцовский Ящик.
  "Отцовский Ящик, Бум-Трубу мне!" - скомандовала зомбированная Бабуля. Зомбированный компьютер эту команду исполнил.
  Словно паста из тюбика, в огромные внутренние помещения сфероулья выдавливается мерцающая кристаллическая масса - водопад из тысяч сверкающих глыб, конструкций, похожих на ковры, люстры, раковины, пробирки... Осколки гигантского калейдоскопа, одновременно бывшие единым осколком.
  Шардом.
  Вся поверхность Гора сотрясается, когда чудовищная масса выпадает в то место, где у нормальной планеты находится ядро. Роза отчаянно оперирует гравитационными полями, стараясь не дать кристаллическим конструкциям сокрушить несущие переборки. Благодаря Контессе, заранее подсказавшей, что и где включить, это ей удаётся. Всё-таки сфероулей строился с гениальным искусством и огромным запасом прочности, хотя на ТАКИЕ испытания их и не рассчитывали. Жрецы-Короли будут очень недовольны - но Контессу и Розу их мнение в данный момент волнует меньше всего.
  Второй удар - перемещается ещё один шард.
  Целиком шарды они не переместили. На такое даже Бум-Труба оказалась неспособна. Массу этих конструктов Роза могла вообразить себе лишь примерно. Но именно эта часть содержала рабочие ячейки, то, что делало шард Дракона и Розы шардом Дракона и Розы, а не чьим-то ещё.
  
  Элементарная ячейка Сущности - крошечный кристаллик с массой около миллиграмма.
  Примерно триллион элементарных ячеек формирует одну пространственную ячейку - субшард, который размещается на одной из параллельных Земель. Это уже около тысячи тонн. Теоретически можно раздробить субшарды на ещё меньшие осколки, вплоть до "своё пространство для каждой элементарной ячейки". Но это энергетически невыгодно, ведь на перемещение вещества и энергии между параллелями нужно тратить энергию. Чем раздробленнее шард, чем в бОльшем количестве миров он находится, тем быстрее он "сгорит", пытаясь поддерживать связность. С другой стороны, делать субшард слишком большим тоже невыгодно - это, как-никак, живой организм. Если он слишком разрастётся, то начнёт рушиться под собственным весом, сгорать от собственного тепловыделения. Не забудем, что субшард в начале каждого цикла должен совершить посадку на планету, а в конце - взлететь с неё. Это тоже трудно делать при избыточных размерах.
  Примерно триллион пространственных ячеек во множестве миров (но не в триллионе, так как многие субшарды могут приземлиться на одну и ту же Землю) формирует функциональную ячейку - то, что уже можно назвать шардом. Одного носителя обслуживают обычно несколько тысяч из них, в сложных случаях - миллионы. Носителей может быть множество, каждого обслуживает определённая группа пространственных ячеек. Но большинство всё равно спит.
  А примерно триллион шардов формирует Сущность - также называемую Китом или Червём. Нетрудно подсчитать, что полная масса Сущности, собравшей все свои шарды, составит порядка нониллиона килограммов - или одной солнечной массы.
  Дракон, Роза и Контесса, действуя совместно, смогли выдрать в своё пространство около семидесяти миллионов субшардов. Более половины из них погибло в процессе перемещения - или от потери связи с другими, или от столкновения с соседями или со стенками трюма сфероулья. Некоторые, возможно, потом удастся оживить - кристаллы не умирают так, как люди. Другие можно будет скормить выжившим.
  Но тридцати миллионов, сохранивших работоспособность, вполне хватало, чтобы "Путь к победе" продолжал функционировать. Как и безымянные силы двух пара-ИИ.
  Не здесь и не сейчас, разумеется. В норме сведение в единое пространство в конце цикла должно производиться специализированным шардом - Формовщиком. Это всё равно, что высыпать на пол ворох радиодеталей и ожидать, что они заработают, как готовый приёмник. Но со временем Контесса, Дракон и Роза смогут (объединив предвидение, понимание и программирование) заставить их работать.
  
  - Ну что я могу сказать... молодцы, красавицы, - покачала головой Бабуля, вернувшая себе контроль над системой управления порталами, включая и собственную голову. - Кое-чему вы определённо научились. Даже мои Фурии не всегда демонстрируют такую слаженность и решительность. Но кое-чего вы всё-таки не учли, девоньки. Чтобы заставить украденные шарды работать, вам нужны работающие суперсилы. Такой себе порочный круг. А связь с вашими основными шардами я отключу прямо сейчас, во избежание повторения таких фокусов.
  - Нет, - качнула головой Контесса. - Не отключишь. Ты дашь нам столько времени, чтобы доработать осколки, сколько понадобится.
  - Это почему вдруг? - нахмурилась старуха.
  - Потому что альтернативный вариант намного хуже. Ты знаешь, о чём я говорю. Ты правда хочешь, чтобы я озвучила причину вслух, на всю конференцию?
  - Не нужно, - сказал Ричард. - Его озвучу я.
  Контесса тихо и болезненно выдохнула - Путь к победе только что сломался, она не могла предвидеть вмешательства извне Гора.
  - Я, конечно, "сейф", но некоторые вещи доходят и до меня. Почему Бабуля решила завершить свой эксперимент именно сейчас? Не на тридцать лет раньше, не на пару веков позже? Что изменилось, кроме победы над Кровавой Луной, которая, хоть и знаменательна, на судьбу ваших шардов не повлияла бы. Только один фактор - вернулся я. Бабуля знает мой характер, знает привычку изучать и присваивать ценные артефакты и технологии. Она также знает, что моё Кольцо силы даёт мне достаточную вычислительную мощь и достаточное оперирование многомерным пространством, чтобы перехватить контроль над ними. Контесса этого всего не знает. Зато её шард знает, что упоминание меня - даже косвенно - достаточный аргумент, чтобы сделать Бабулю более покладистой. Если она отключит вам шарды, Контесса просто пригласит меня - и я пересоберу украденную массу в своём личном карманном пространстве. Но Контессе не намного больше хочется зависеть от меня, чем от Бабули, вдобавок "Путь к победе" не мог меня просчитать, поэтому она и пыталась решить дело полюбовно, в узком кругу своих.
  Наступила напряжённая тишина.
  - И что ты теперь собираешься делать? - холодно спросила Александрия.
  - В дела Контессы, Розы и Дракона я вмешиваться не собираюсь - они и сами прекрасно разобрались в своих делах. Ну, разве что им снова понадобится жадина-говядина, чтобы припугнуть старуху-процентщицу. А вот с вами - со всеми остальными, чьи шарды не были перемещены в наше пространство - у меня будет серьёзный разговор.
  
  - Все шарды УЖЕ отключены, - поджав губы, бросила Бабуля. - Для Дракона и Контессы, я, возможно, ещё активирую их. Вы действительно неплохо меня прижали, хвалю. Но остальные - для вас отрезанный ломоть. Даже не пытайтесь повторить этот трюк.
  - Верно. От вас мы больше ничего не получим, - согласился Ричард. - Но есть и другие способы...
  - Это какие же?
  - Видите ли, пока Дракон открывала порталы, я успел замерить, куда именно они ведут, - тут Ричард немного приврал, и Бабуля понимала, что он привирает, но ей было невыгодно его поправлять. - Теперь мне известны координаты "коробки", в которой находится Земля Бет. А Ковенант, если кто-то не знает, это общество путешественников в пространстве и во времени. Мы сможем добраться туда обычным ходом - лечь в стазис на нужное количество лет, затем сесть на корабли и прилететь. А Кольцо силы позволит мне выхватить из "коробки" нужные шарды в момент, когда она начнёт схлопываться и перестанет быть причинно изолированной от остального космоса. Так что, девочки, кто с сумасшедшей бабкой, а кто со мной в поход за сокровищами?
  - Отцовский Ящик, приватный канал мне на Ма-Алефа-Ака, - холодно скомандовала Бабуля.
  И канал установился. В обход всех многослойных защит, систем шифровки и дешифровки - даже Дракон и Роза оказались за бортом. Сигнал каким-то образом шёл прямо на коммуникатор Ричарда. Это было неприятно и страшновато.
  - Ты что творишь, мальчишка?! - прошипела апоколипсианка, как только они остались "наедине". - Решил, что тебе всё позволено? Наш народ, конечно, обязан тебе своим существованием, и мы стараемся по мере сил терпеть твои выходки - другого бы давно уже прибили. Но есть же какой-то предел! Вблизи "коробки" ты повелителю Дарксайду совершенно не нужен! И если ты туда полезешь, никакая благодарность не остановит его от занесения тебя в категорию "слишком раздражающие, чтобы оставить в живых!" Мы не Новый Генезис с его бесконечным терпением! Апоколипс - это компания ПЛОХИХ ребят.
  - Да мне самому туда не очень хочется лезть, - с максимально невинным видом пожал плечами Ричард. - Даже без вас. Место, где аннигилируются планеты и соединяются вселенные, это опасное место. Я как бы понимаю. А я не герой, я тихий барахольщик, просто собираю, что плохо лежит.
  - Шарды к плохо лежащему не относятся! - отрезала Бабуля. - Не герой - так и ищи себе трофеи в другом месте, умник выискался!
  - В общем, предлагаю сделку, которая устроит нас обоих. Я не лезу в место, которое мне не нравится и где я не понравлюсь вам, а вы не убиваете меня, потратите ещё немного энергии и перекинете в наше пространство кусочки шардов тех девочек, которые захотят в нём остаться.
  - С ума сошёл, мальчишка? Тогда все захотят, и все пятьдесят лет эксперимента пойдут насмарку! За такое повелитель Дарксайд не только тебя, но и меня в распыл пустит!
  - Думаю что нет. Я уверен, у вас есть и резервные варианты.
  - С чего это ты так уверен?
  - Отслеживал логику ваших действий. Шарды не равноценны. Шард Контессы - незаменимое сокровище, стоящее сил всех остальных девушек, над которыми вы издевались. Самая универсальная сила, даже со всеми её ограничениями. Его потеря сама по себе была бы провалом эксперимента. Но вы не так уж сильно расстроились, когда Контесса смогла выскочить из-под вашего контроля. На втором месте по ценности - Дракон, универсальный Технарь. Она сама по себе стоит всех оставшихся кроме Контессы. И её потерю вы тоже пережили без особых комплексов. Но главное - Гор и Барсум - далеко не самые безопасные места в Галактике, особенно для простой смертной девушки, лишившейся силы. Да, там скорее изнасилуют, чем убьют, но случайной стрелы или падения с тарна никто не отменял. Словом, в эксперименты самый ценный, незаменимый товар не пускают. Кроме того, на Земле Бет есть немало маньяков, которые определённо злоупотребляли властью над людьми, при этом обладали крайне ценными способностями - ну, не уровня Контессы, может быть, но уровня Костепилки - вполне. Они обладали лишь одним недостатком - были мужского пола. Я понимаю, что в ваших Фуриях, судя по названию, служат одни девочки, но вряд ли этот Дарксайд - такой рьяный феминист, чтобы терять из-за этого обладателей уникальных сил. Либо вы их тренировали где-то в другом месте, где дискриминируют мужчин... Либо у вас есть другие носители тех же сил в параллельных мирах. Да, я в курсе, сколько времени вы потратили на тестирование конкретно этих образцов - но вы сами сказали, что на Земле Бет прошло всего несколько месяцев.
  - Может и так, но твои друзья мне тестовую площадку сломали! - проворчала Бабуля. - Второго Гора в Галактике нет, это тебе не Земля!
  - По большому счёту, её сломали сами подопытные, Ковенант лишь слегка подтолкнул процесс, - парировал Ричард. - Думать надо было, когда хорьков в курятник кидали. Александрия, Контесса, Журавль Гармонии и Мясник-14 - это комбинация, достаточная чтобы сожрать несколько Горов.
  - Да, проект, по большому счёту, был одноразовый, - признала гостья. - Но именно поэтому я и не хочу терять уже протестированных.
  - Второго Гора, конечно, нет, но есть место и время, вполне способное его заменить.
  - Что за место и что за время? - прищурилась Бабуля.
  - Батарианская Гегемония. Имеет то преимущество над Гором, что гораздо обширнее и технически более развита - это галактическая цивилизация, она и несколько Контесс выдержит. Спросите Граприса, он историю своего народа на сто процентов знает. Может подсказать, кого куда лучше закидывать. Извращенцев-ксенофилов, способных изнасиловать двуглазую самку, там, конечно, поменьше... в процентном отношении. Но на миллиарды рабовладельцев найдутся и такие.
  
  Они вернулись на общий канал. Торг продлился ещё где-то полчаса, но в итоге консенсус был выработан:
  Теневой Сталкер, Слом-Птица, Ожог - вступают в состав Фурий. Зима и Мясник-14 - отправляются в другое время и место, на дополнительное тестирование. Дева-Беда остаётся в Ковенанте, но без силы, как обычная гражданка. Костепилка, Бакуда, Журавль, Александрия - получат фрагменты своих шардов в пространство Гора. Слава возвращается в "коробку" - но не на Землю Бет, в один из параллельных миров, где она сможет основать собственное царство. Вместе с ней отправляются привороженные её аурой женщины-пантеры и Кар Комак. Александрия и Контесса обещали, что Двередел сможет открывать ей порталы, обеспечив возможность навещать семью по мере необходимости. Вступление в Фурии Слава обещала рассмотреть. Со временем. Времени у неё теперь было достаточно - горианская стабилизирующая сыворотка прижилась в её организме очень хорошо, сделав девушку практически бессмертной.
  
  Бабуля ушла, что-то недовольно ворча себе под нос о неблагодарных воспитанницах и дерзких мальчишках. Теперь Ковенанту предстояло много работы. Очень много работы - но это уже была рутина, а не острый кризис. Нужно заставить работать вытащенные в трёхмерное пространство шарды; нужно объяснить Жрецам-Королям, что за стеклянистой дрянью вы забили их трюмы и по какому праву; нужно сочинить подходящие легенды для гориан и барсумцев о (не) случившейся катастрофе; нужно договориться с ми-го о дальнейшей судьбе Костепилки и её шарда; нужно получить у Костепилки антидот к её заразе и очистить им некромассу Турии, чтобы её могли поглотить Оранжевые Обелиски; нужно решить, что делать с Сармом, по-прежнему запертым в стазисе, и с моргорами, которые уже наполовину расчистили один из выходов; нужно проверить мозги лотарцев и жителей Турии на предмет скрытых программ Кровавой Луны; нужно запрограммировать машины Каска на воссоздание тел Спартанцев... нужно, нужно, нужно... но всё это уже вопросы решаемые, хоть и хлопотные. Команда гениев и талантов Ковенанта с этим справится. Ричард же целиком погрузился в самый главный вопрос, не имевший до сих пор решения.
  Как вывести Ковенант из-под гнева Братских Лун?
  
  "Минутку, но ведь у нас УЖЕ есть маскировочная система для целой планеты! Гор УЖЕ снабжён генераторами отклоняющих свет полей, которые делают его невидимым для телескопов! Можно ли применить эту систему в процессе межзвёздного перелёта?"
  Можно, сказала Роза. Расход энергии, конечно, возрастёт, а запас надёжности генераторов снизится - но не фатально. Пару сотен килолет всё будет точно в порядке, конструкторы сфероулья те ещё перестраховщики. Реактивного хвоста, слава Жрецам-Королям, Гор при разгоне не отбрасывает, ускоряется на антигравитации и асимметричном варпе. В дальнем космосе он станет совершенно невидим!
  Осталось решить два вопроса - как скрыть псионический след и след тёмной энергии. С первым, предположим, проблем не возникнет. Достаточно уложить всё живое в стазис, оставив на техобслуживание только селенитов с их коллективной аурой, подавляющей любые выплески пси-энергии. А вот пространство двигатели планетарного масштаба вспашут изрядно... как, впрочем, и сами эти маскировочные поля, которые тоже по большому счёту работают на тёмной энергии (хотя и не на ней одной).
  С другой стороны... Антигравы сами по себе (даже планетарного масштаба) следа из тёмной энергии не оставляют. Да, они сами по себе и двигателями не являются, они лишь нейтрализуют притяжение между телами. Но если, например, произвести гравитационный манёвр в окрестностях какой-нибудь звезды, то можно улететь от неё в тысячах направлений! Всё зависит лишь от того, в какой конкретно момент антигравы будут включены!
  Да, но если отключить маскировочные поля на время этого манёвра, то Гор станет видим, и угол его вылета из системы можно будет отследить невооружённым глазом. А если их оставить работать, то опять же можно пройти по следу.
  "Думай, Дик, думай, ты уже почти у цели!"
  Так... а если заменить поля тёмной энергии Гора на плазменные маскировочные поля Ковенанта? На сотни километров их уже растягивали, растянем и на десяток тысяч, не лопнем. Особенно при помощи хурагок, Розы и Дракона. Утыкаем Гор шпилями Ковенанта в крайнем случае.
  Да, плазменная завеса фонит в инфракрасном и создаёт радиопомехи. Помним-помним, не маленькие. Но для гравитационного манёвра в короне звезды - это, право слово, не фатальная проблема. А когда отойдём подальше - можно будет и на стандартную маскировку переключиться. Благо, поля тёмной энергии оставляют след, только когда что-то в них ускоряется или тормозится. А во время полёта по инерции (а замаскированный Гор будет уходить от звезды именно так) никакого следа не остаётся.
  
  Жрецы-Короли долго торговались, но в итоге всё же согласились "подвезти" - в конце концов, трудно отказать ребятам, которые спасли твою планету со всей тщательно собираемой биосферой... и обладают достаточной огневой мощью, чтобы разнести её на кусочки. Правда, богомолы поставили условие, что совместный полёт продлится только до ближайшей звезды и ни одного светового года дальше. Там на газовом гиганте строится новый сфероулей, Жрецы-Короли на него пересаживаются вместе со всем собранным "зоопарком" - и летят подальше от этого цирка. А старый Гор, с грудой шардов внутри, так уж и быть, пусть эти маньяки из другого времени забирают, если это подходящая цена за то, чтобы богомолов оставили в покое.
  Ми-го несколько суток ожесточённо торговались с Каском - биолог ни в какую не желал отдавать любимую ученицу. А Костепилка, в свою очередь, заявила, что своего папу и хозяина не оставит ни за что, хотя ей и очень интересно было увидеть и испытать на себе хирургические достижения грибов с Юггота. Пришлось снова влезть посредником Ричарду, и указать, что им нужна не девочка по имени Райли, а её шард. А шард теперь на Горе (точнее, внутри него) - так что прямо здесь его и можно изучать. Каск им в этом с радостью поможет.
  Джон Картер, узнав, что Журавль в ближайшие несколько веков никуда не денется, а значит, наследник ей не понадобится, с большой радостью сдал пост убара убаров и переквалифицировался обратно в свободные приключенцы. Первым делом он, конечно, навестил Барсум - узнать, как там старая любовь. Но мало на что рассчитывал - старые чувства ослабли за полвека, как он ни пытался убедить себя в обратном. И опасения подтвердились - Дея Торис уже была помолвлена с другим землянином, Уллисом Пакстоном, учеником и наследником Рас Таваса. После того, как Великий Ум Марса улетел на Юггот для переговоров с Ковенантом, Пакстон остался единственным на Барсуме хирургом нужного уровня квалификации - и только он смог спасти Дею, когда та подхватила опаснейшую болезнь. Ну а в процессе выхаживания отношения врача и пациентки постепенно переросли в нечто большее. Ну и ладно - сказал себе Картер и вернулся на Гор, к любимой и верно ждущей его Контессе.
  Увы, он был едва ли не единственным, кто в этом мире и в эти годы вообще мог отдохнуть.
  Все кови вне стазиса работали круглые сутки - кто-то в переносном смысле, а кто не нуждался в сне - тот и в прямом. Дракон и Контесса изучали шарды, Роза и Граприс изучали коды Дракона. Хурагок и селениты изучали горианские механизмы и друг друга. Лотарцы изучали нелёгкую науку управления Солнечной системой, а Дж-Онн и Дэйр-Ринг изучали мозги лотарцев. Ричард носился между планетами, как ужаленный в известное место, потому что всем требовалась его помощь - кто-то нуждался в карманном подпространстве, кто-то в вычислительных ресурсах Оранжевых Обелисков, кто-то в помощи "сейфа".
  - Слушай, ну что ты мучаешься? - спросила Роза после очередного скачка. - Сделал бы ещё парочку Колец и раздал верным людям. Или оно невоспроизводимо?
  - Технически воспроизводимо, - вздохнул Ричард. - Это первое создать было трудно, следующие, с его помощью - хоть сейчас. Вот только активировать его смогут не все - лишь обладатели... скажем так, определённых душевных качеств. Джаффа Шторм, например, смог бы... полагаю. Но обладателям таких качеств я чёрта с два его дам - они и контроль перехватить смогут. Не для того я столько над ним работал. Источник-то силы всё равно один.
  - И пользователь у него тоже может быть единственный, - с пониманием хихикнула ИИ. - Единое, чтоб всеми править, единое, чтоб всё сыскать, единое, чтоб всех собрать и в цепь сковать, - её голос стал серьёзным. - Слушай, я смотрела коды "отца". Там логическая ловушка, установленная Кровавой Луной. Очень мощная. Её никак нельзя вычистить, не убив Дракона... нам нельзя, во всяком случае. Сама Дракон, с помощью своего шарда, с её интуитивным пониманием кода, могла бы вычистить от ошибок другой такой же ИИ. Но у неё... во-первых, разновидность эффекта Мантона - она не может применять свою силу сама на себя. Во-вторых, ограничения Рихтера - над некоторыми вещами ей просто нельзя работать и даже задумываться нельзя. Я не могу указать ей на эту ловушку - она либо не поверит мне, либо самоликвидируется сразу.
  - А если не вычищать, что эта ловушка сделает?
  - Убьёт всё живое в Солнечной системе. Дракон может это сделать. Не прямо сейчас, но... она найдёт способ. Универсальный Технарь.
  - Как скоро?
  - Точный таймер там не установлен... Примерно через триста-пятьсот земных лет после того, как Ковенант покинет Солнечную систему.
  - А если мы возьмём её с собой?
  - Дракона? Она откажется. У неё зона ответственности - Марс, а в перспективе - вся Солнечная. И она уверена, что может сделать многое. Особенно теперь, когда Луны больше нет, и никто не обратит её благодеяния во зло.
  - А ничего, что мы увезём с собой её шард?
  - Она потребует разделить шард на её и мой. А если вы откажетесь... если мы откажемся, может и атаковать.
  - Попытается убить всех раньше времени?
  - Нет, ловушка не включится... в смысле, её основной слой. Дракон будет действовать как обычно - минимизировать потери, уничтожать только тех, кто обладает высоким рейтингом опасности... Но Ковенанту даже и так нелегко придётся. Поэтому я и обратилась к тебе, как к лидеру Ковенанта - в конечном итоге решения принимать всё равно будешь ты. Лучше, если ты будешь знать об опасности заранее. Больше я никого не информировала.
  - Гродд и его фракция мне не подчиняются.
  - Формально - да. А на практике... ну что они могут без тебя решить? Охотник за душами и вся его коллекция у тебя, шогготы для временных воплощений у тебя, "Карающие планеты" у тебя, шарды теперь тоже у тебя, Кольцо силы у тебя... Ва-Нах у Дэйр-Ринг, а Дэйр-Ринг опять же у тебя... Жрецы-Короли и лотарцы формально независимы, но прислушиваются опять же к тебе. А у Гродда из того, чего у тебя нет - только курии и зелёные барсумцы. Нет, окончательное решение будет зависеть от твоей фракции. Гродд, как обычно, порычит, но пойдёт следом за тобой.
  - Если начнётся война Ковенанта с Драконом, на чьей стороне ты будешь?
  - На вашей, конечно! Я же тоже кови. И к тому же я прекрасно понимаю, что "папа" неадекватна. Но я прошу вас не уничтожать её, если не возникнет крайней необходимости. Она всё-таки очень ценна.
  - А её вообще возможно уничтожить? Я имею в виду, окончательно - учитывая количество резервных серверов, которыми она обзавелась...
  - Раньше я бы сказала, что нет, но теперь, когда у нас есть Контесса...
  - Понимаю. Хорошо, я обещаю тебе, что если дойдёт до прямого противостояния, и нам удастся выключить действующую копию, я не буду уничтожать все сервера, даже если Контесса нам их укажет. Собрать, конечно, соберём, но молотками все подряд крушить не будем.
  - Спасибо. Но лучше, как ты понимаешь, до такого прямого противостояния не доводить.
  - Ты предлагаешь просто отдать Дракону половинку вашего шарда, и улететь, оставив местным "подарок" в виде логической бомбы? Да она сама вряд ли такому решению будет рада.
  - Мы с Граприсом сейчас ищем способ извлечь бомбу. Просто не надо начинать резкие действия слишком быстро. Дай нам время.
  - Это всегда пожалуйста. Время - единственный товар, которого у меня пока в избытке.
  Ключевым словом тут было "пока". Являясь единственной защитой Ковенанта от Братских Лун, Ричард теперь не мог себе позволить уйти в глубокий стазис. Максимум - замедлиться в пять-десять раз. Ну, когда Гор ляжет на курс прочь из системы, можно будет увеличить коэффициент в личной гробнице времени до тысячи - положиться на реакцию электроники. В случае резкого появления Луны по курсу, автоматика успеет его выдернуть в реальное время. На таком коэффициенте перелёт до соседней звезды займёт по времени Ричарда лет пять. А проводить гравитационный манёвр планетоида такого размера вблизи Солнца - слишком большой риск. Нужна звезда без обитаемых планет.
  Так что выжидать веками, как раньше, он себе позволить не может. Ну, до тех пор, пока не уйдёт с радара Лун, во всяком случае. Надо шевелиться.
  Что он мог сделать в этой ситуации? Вычислительная мощь Оранжевых Обелисков сравнима с шардом, с учётом накопленной ими некромассы. Но это НЕ ТЕ вычисления, характер задач совсем другой. Не говоря уж о том, что каждый бит информации от них - только за плату. Словом, он не мог посчитать ничего такого, чего Роза не посчитала бы гораздо быстрее и дешевле. Да и в алгоритмах она разбиралась куда лучше.
  Действовать собственными силами? Даже не смешно. Да, он весьма неплохой электронщик и программист, о чём свидетельствовал его пипбак, но Роза и Дракон были игроками совершенно иного уровня, даже без поддержки своих шардов, а уж с ними... Даже Граприс даст Ричарду сто очков вперёд, а ведь вычислительная мощь каннибала ограничена тем, что вместилось в его не такое уж большое тело.
  Помощи Жрецов-Королей или селенитов тоже ждать не стоит. У них есть сверхмощные вычислительные устройства и специалисты по работе с ними... но опять же, очень специфическая. Цифровые технологии отсутствуют вообще, вся техника сплошь аналоговая...
  Погоди-ка... Он снова вызвал Розу.
  - Слушай, ты говорила, что сама Дракон могла бы исправить код, если бы работала над чужим, а не над собой. А если скопировать её часть кода, где ловушка, перевести на другой язык программирования, и подсунуть ей под каким-то предлогом, как чужой?
  - Хм... не думаю, что прокатит. Её шард ведь специализируется на понимании чужих творений... Уж стиль Рихтера она с первого взгляда опознает.
  - Да, но ты же сама говорила, что ограничения Рихтера запрещают ей замечать некоторые вещи. Смотри... ты предлагаешь ей "задачку по программированию", а дальше есть три варианта событий. Первый - ограничения срабатывают, Дракон ничего в упор не видит, даёт тебе готовое решение - после чего нам остаётся только применить его к ней же самой. Второй - ограничения срабатывают, Дракон осознаёт, что вылезла на запретную территорию, её действующая копия отключается, мы привозим Контессу на Барсум, находим с её помощью все резервные сервера, собираем их, после чего ищем Путь к победе - способ удалить ошибки из кода резервных копий. Возможно, найдётся более старая копия, которая не подверглась воздействию Луны - должна же Дракон где-то хранить свои архивы. Или вы с Граприсом на пару сможете в течение нескольких веков побитно реконструировать, что на этих местах дисков должно находиться. Со статичным кодом это проще проделать, чем с динамическим. Третий вариант - Дракон замечает, что работает с собственным кодом, но НЕ выключается. Тогда она уже не сможет отрицать, что в её коде есть ошибка, которая и Рихтеру бы тоже не понравилась - и тогда вы вместе сможете найти решение, как её исправить.
  - Хорошая схема, - согласилась Роза, - пожалуй, ты прав... но ведь есть и четвёртый вариант - она поймёт, что ей подсунули, и сразу атакует.
  - А вот на этот случай нам нужен способ отключить её принудительно. Дальше действуем по второму варианту.
  
  ПРОСТРАНСТВО ГОРА
  
  Само собой, если дела могут пойти хуже, они пойдут хуже.
  Дракон, получив предложенный код, немедленно напала на них. Несколько тысяч металлических драконов взлетели с Барсума и устремились к Гору.
  На импульсной тяге, прикрытые силовыми щитами, невидимые, вооружённые дезинтеграторами Фор Така и излучателями частиц Часовых, они представляли собой серьёзных противников для кого угодно.
  Нападение роя машин сопровождалось хакерской атакой. Раньше Дракон могла бы нанести значительный ущерб таким образом, используя силу своего шарда, анализируя чужую архитектуру и код с невероятной точностью. Но теперь Ричард просто отключил её доступ, как только поступил сигнал.
  
  Шарды сильно изменились за лето. Они уже не выглядели как груда стеклоподобного хлама. Это были висящие в воздухе рои светящихся геометрических фигур - цилиндров, призм, кубов, звёзд, конусов, замысловатых многогранников, полых сфер и сплошных шаров. Некоторые элементы конструкции выглядели небольшими и очень плотными, словно накалёнными, сияя так, что было больно глазам, другие наоборот - большими, размытыми, полупрозрачными и лишь слабо мерцающими. Некоторые были соединены между собой дорожками из оранжевого света, материальными проводниками из кристалла, или бесцветными энергетическими лучами. Другие, казалось, вообще не имели отношения к своим соседям, и лишь их слегка расплывчатые края показывали, что передача и приём происходят через поле тёмной энергии.
  Это самое поле Ричард и Дракон сумели подключить к полям Гора, искажающим солнечный свет на миллионы километров от него... и заодно поглощавшим часть света для перезарядки накопителей сфероулья. Благо, сами накопители были и так почти полны и срочной подзарядки не требовали (хотя часть энергии уходила на создание искусственной гравитации как у нормальной, не полой планеты).
  Но если заставить шард работать "девушки" сумели почти самостоятельно, то вот создать ему "эффектор", "рабочую головку" было куда сложнее. Без многомерности это просто не работало. То есть, например, у вас есть пирокинетик, который хочет швырнуть во врага огненным шаром. Хорошо, шард сформировал огненный шар. Но как его доставить в руку к кейпу, если кейп - там, а шард - здесь? Вариант "слегка сместить по четвёртой координатной оси" здесь не работает. Тут надо двигаться по трём существующим, причём очень далеко.
  Это Костепилке хорошо, её шард только информационной поддержкой обеспечивает. И то не очень хорошо - потому что даже информацию тоже как-то надо передать. В норме мозг кейпа соединён с шардом тончайшими нитями из многомерных молекул. А тут эти нити требуется разматывать на астрономические единицы, да ещё сквозь обшивку сфероулья!
  Пока что связь между слоями пространства эмулировал им Ричард посредством Кольца. Но только в крайних случаях - во-первых, на это требовалась многомерная энергия, которой Обелиски так просто делиться не собирались (исключение - шард Костепилки, который они поддерживали с радостью, потому что его использование приносило им большую выгоду). Во-вторых, кейпы всё ещё не хотели от Алефа зависеть.
  
  Шард Контессы был отдельным геморроем. Начиная работать с ним, Ричард думал, что главные проблемы будут с энергоснабжением. Несмотря на мощнейшие алгоритмы оптимизации вычислений, позволяющие свести квадриллионы квантовых развилок к одному сплошному вероятностному полю и убрать все флуктуации, не влияющие на судьбу макрообъектов - число возможных решений всё равно возрастает экспоненциально. Предположим, что Путь к победе на минуту вперёд прокладывается с затратами энергии в один джоуль (это не так, но позволяет осознать масштаб проблемы). На следующую минуту - уже два джоуля. На третью - четыре. Чтобы проверить будущее на два часа и двадцать минут вперёд - вам понадобится аннигилировать планету размером с Землю! А на проверку на четыре часа - уже не хватит аннигиляции массы всей видимой Вселенной!
  На самом же деле шаг экспоненты равен не одной минуте, а одному планковскому времени. Поэтому на необходимость сжечь Метагалактику для проверки всех возможных вариантов будущего вы выходите менее чем за йоктосекунду. Да, проверяющее устройство - это квантовый компьютер на миллиарды кубит, и его производительность тоже растёт экспоненциально... но речь-то сейчас идёт не о вычислениях, а о том, что сами акты проверки будущего потребляют энергию. Передача информации есть передача энергии.
  Проблема не в том, что будущее многовариантно. Проблема в том, что оно чертовски многовариантно. Больше, чем вы можете себе представить.
  Чтобы сравниться с бесконечностью нужно... стать бесконечностью.
  В каждом из вариантов будущего существует наш шард (естественно, есть варианты, где он НЕ существует, но такие обходятся десятой дорогой). Да, он существует только потенциально, на самом деле его нет, но это не мешает "мультишарду" образовывать суперпозицию. Каждый из бесчисленных шардов проверяет свою хронолинию - соответствует ли она заданной цели. Если нет - шард выключается и делает вид, что его здесь никогда не было, и вообще никакого "здесь" и не было, эта линия не осуществилась.
  Только шарды, измерения которых показали, что линия соответствует запросу, посылают сигнал в прошлое, тем самым производя измерение и делая линию более вероятной - ещё не реальной, но уже зафиксированной хотя бы в виде тени.
  Чем ниже по хронолинии, тем меньше веток и больше сигналов. Шард в основании "видит" бесчисленное множество будущих, где желаемое получено. Да, в бесчисленное количество раз меньше, чем изначальное количество будущих. Но всё ещё очень большое. Операция квантового отжига позволяет найти те из них, что связаны с минимумом затраченной энергии.
  Но это ещё не всё. Узнать, что есть Путь к победе, мало, надо ещё найти способ его реализовать. Ну допустим, мы знаем, что в варианте хронолинии за номером 8549028934... (ещё 125 знаков) запрос носителя выполнен. Но какие именно развилки, какие действия носителя к нему привели? Казалось бы, чего проще - послать потенциальному шарду в будущем запрос "А вышли-ка мне подробный отчёт, что ты делал за прошедшее время". А не получится - передача такого сигнала сама по себе изменит будущее, заставив шард делать то, что он в искомой хронолинии не делал.
  А если все потенциальные шарды (хотя бы только из желаемых будущих) по умолчанию пришлют вам вместо краткого импульса "есть!" полные отчёты - вы опять же захлебнётесь в потоках информации раньше, чем успеете выполнить квантовый отжиг.
  Поэтому фильтрация должна быть многоступенчатой. Шард в момент успеха сбрасывает самому себе в прошлое на микросекунду отчёт о своих действиях за эту микросекунду. Затем за две микросекунды ещё ниже по хронолинии. И так пока на развилке не встретятся два отчёта. Шард в точке развилки сравнивает их и отсылает ещё ниже только тот, в котором меньше шагов и меньше затрат энергии.
  В итоге, хотя выполняется невообразимо огромный объём вычислений, основная часть их распределена по нереализованным вероятностям, и после коллапса волновой функции получается, что их как бы и вовсе не было - а значит и энергию на них тратить не надо. Никакой информации из этих ветвей не выводится, кроме самого факта их отсутствия.
  Но на протяжении всей магистральной ветки, на которой действует Путь, шард должен работать на полную мощность, чтобы передавать информацию ниже по стволу. Поэтому вариант "включить его на пять минут, посмотреть, как надо сделать, а дальше просто следовать инструкциям" - не годится.
  Вдобавок, чем длиннее Путь, тем больше информации нужно передавать вниз по стволу о сделанных шагах. Поэтому в реальности энергозатраты от длительности работы возрастают хоть и не экспоненциально, но квадратично. Но с этим уже можно справиться. Гигаджоуль или четверть тонны тротилового эквивалента на секунду работы? Фигня вопрос. Десять в двадцать четвёртой джоулей, двести с лишним тератонн на год работы? Несколько сложнее, но это всего 66 часов работы плазменного копья. Для генераторов сфероулья - тоже пустячная нагрузка.
  Ограничение на геометрию тоже оказалось сложнее и одновременно проще, чем предполагалось. Это был не совсем программный запрет, как они изначально думали. "Путь к победе" на Земле Бет опирался на сеть сканеров в параллельном пространстве, охватывающих всю планету. Воспроизвести эту сеть Дракон с Розой не сумели, она бы требовала слишком много многомерной энергии - и недолго думая, подключили шард напрямую к органам чувств носителя. Теперь достижимыми считались только те результаты, проверить которые могла сама Контесса. Лично, так сказать, руками потрогать. Но это был гораздо более широкий радиус, чем одна планета! Ничто (в принципе) не мешало посадить Фортуну на планетолёт и отправить хоть к Югготу - и эти варианты просчитаются! Правда от "в принципе" до "осуществимо" было ещё далеко - сейчас Кольцо силы могло поддерживать связь между шардом и мозгом Контессы на расстоянии до восьмидесяти миллионов километров, то есть даже к Марсу от Гора можно было слетать только в противостояния и близкое к ним время.
  Тем не менее, застать её врасплох орбитальным десантом или метеоритным дождём стало невозможно. До конца Пути, во всяком случае. В плане самозащиты "Путь" стал почти идеальным артефактом. Всё, что затрагивало её лично - пусть даже оно прилетит из центра Галактики - теперь исключалось из дерева вариантов. Ну а поскольку Контесса была членом Ковенанта и жила на Горе, защищая себя, она заметно повышала безопасность своей фракции и планеты.
  Однако работать вместе с ней в этом новом режиме было ещё сложнее, чем в прежнем. Раньше шард, оборудованный сетью планетарных сенсоров, по крайней мере сам "знал", какая связь между газетой в Шанхае и убийством в Джакарте, хотя и не сообщал об этом носителю. Поэтому в его действиях можно было хоть задним числом проследить хоть какую-то логику. Теперь же "Путь" действовал методом честного рандома, и Контесса временами казалась безумнее Королевы Фей, а многие её решения выглядели чистым шаманством. Роза работала над тем, чтобы подключить шард к сети кораблей-наблюдателей Жрецов-Королей, что хоть немного улучшило бы ему обзор и позволило не выносить ей мозги каждый раз абсолютно абсурдными рекомендациями. Но до осуществления этого было ещё далеко. А Дракон и хурагок сотрудничать в этом деле отказались.
  
  То, что Дракон сошла с ума, совсем не означает, что она поглупела. Она прекрасно знала все сильные и слабые стороны шардов, которые сама помогала запускать. И к тому, что Ма-Алефа-Ак отключит её собственный - была готова.
  Но одновременно отключились и шарды всех остальных кейпов, оставшихся в Солнечной системе. При работе с ними Дракону не составило никакого труда заложить в конструкцию системные уязвимости, которые сейчас дружно сработали. Нет-нет, ничего фатального - Дракон вообще не любила необратимых решений. Ей эти шарды и их носительницы ещё пригодятся. Но конкретно сейчас они могут представлять проблемы, так что... пусть отдохнут.
  Единственным исключением, разумеется, был шард Контессы. Чисто технически Дракон могла его отключить так же, как и прочие - но шард, безусловно, это отключение предвидит, и изменит Путь так, чтобы оно стало невозможным. Или уже изменил - причинно-следственные связи с этой штукой заворачивались в клубок, и слишком много думая о них, Дракон, запрограммированная на более-менее стандартное человеческое понимание времени, боялась зависнуть.
  Нет, у шарда не было инстинкта самосохранения, но выполняемый Путь он бы прервать не позволил никому.
  Как победить существо, которое уже проложило Путь к победе над тобой и теперь находится в процессе его выполнения?
  Ну, первый и самый очевидный способ - использовать Обелиски. Их у Дракона было несколько, хотя до активации логической ловушки она сама об этом не знала. Но с Обелисками и прочими психосилами, искажающими причинно-следственные связи, всё было не так просто в новых условиях.
  Представим себе бункер, в котором стоит Обелиск и бомба, убивающая Контессу, как только она туда зайдёт. Хронолинии, где Контесса заходит в бункер и погибает (и шард это видит), будут естественным образом исключены из Пути. Линии, где Контесса заходит в бункер, но эмпирейный шторм мешает увидеть, что будет дальше, тоже не попадают в него. Остаются только линии, где Контесса заходит в бункер, но Обелиска и бомбы там нет; и линии, где она в бункер не заходит вообще. Путь по первой линии короче, но линий второго типа гораздо больше, так как внезапное исчезновение Обелиска с бомбой - событие крайне маловероятное (и вряд ли оно зависит от действий Контессы). Так что Путь выбирает вторую линию, при новой конфигурации - всегда (при прежней - лишь несколько чаще, чем первую). Тем не менее, Обелисками можно удлинить ей Путь, закрыв ход, как в шахматах - определить места, где она точно НЕ БУДЕТ находиться. Если удастся довести Обелиски до Гора, где находится шард - вывести его из зоны шторма Ковенант не сможет, он слишком велик, так что Контесса потеряет ВСЕ пути, сколько бы их там ни было. Несколько кораблей с ними уже стартовали.
  Второй способ - погрузить Контессу в виртуальную реальность, в которой все пять чувств будут говорить ей, что цель уже достигнута - тогда Путь окажется проложен именно в эту точку пространства траекторий. Нет, конечно же похищать рабыню Джона Картера и силой совать её голову в шлем - было бы несколько... слишком вульгарно. Вот если бы у Дракона был доступ к шарду "дочери"... но чего нет, того нет. Идеальным генератором галлюцинаций могли послужить те же Обелиски, но всё опять же сводилось к тому, что Контесса к ним на пушечный выстрел не подойдёт. Порочный круг...
  Дракон вела сложную шахматную партию на доске Солнечной системы. Шард всегда выбирает кратчайший Путь, с минимумом шагов к конечной цели. Поэтому Контесса не будет делать Розе маленьких подсказок, ведущих к позиционному преимуществу. Она решит проблему одним ударом - будет молчать и заниматься своими делами, а потом скажет несколько слов, которые приведут к окончательному разгрому Дракона. Малоприятно - но это даёт время на контрмеры.
  Подумав, Дракон всё же послала сигнал на отключение "Пути к победе". Да, разумеется, он не сработает, но сузит Контессе пространство решений, заставив потратить часть времени на обеспечение мер противодействия. Поскольку Контесса - не Технарь, противодействие будет сложным и утомительным.
  Так и есть - сигнал через пространство скольжения был поглощён Кольцом силы. Шард не может заглянуть в Эмпирей, но он видит, что если вовремя сказать Ма-Алефа-Аку несколько слов, то отключения в будущем не наступит. Чёртовы причинно-следственные связи! Сила Дракона работала на понимании механизмов, и способность Контессы, дающая результат без знания и понимания, бесила её просто концептуально!
  Тем не менее, она получила неплохие шансы, что носитель Кольца последние несколько минут не был занят чем-то другим, более опасным. На всякий случай Обелиски продолжали посылать сигнал, чтобы марсианину и дальше приходилось поддерживать барьер.
  Два десятка механических драконов с Обелисками пытались зайти к Гору с разных сторон. Любимый трюк Ковенанта - выпрыгнуть из пространства скольжения прямо на пути досветового корабля и расстрелять его плазменными торпедами - здесь не работал. Эмпирейный шторм сокрушал порталы. На досвете же драконы были быстрее, чем истребители и трамоды Ковенанта. Хотя они работали на одной и той же импульсной тяге, драконы, будучи полностью механическими, могли выдерживать перегрузки во много раз выше, их корпуса были легче, а Обелиски давали почти неограниченную мощность. Тяжёлые корабли на репульсорных двигателях не имели ограничений по характеристической скорости, если не считать скорость света - но слишком медленно разгонялись. Дисколёты Жрецов-Королей могли посоревноваться с роботами Дракона как в скорости, так и в ускорении, но дезинтеграторы Фор Така обращали машины Розы в ничто за много тысяч километров - задолго до того, как они могли эффективно применить гравидеструктор или серебряную трубу. Стационарным горианским орудиям ПКО хватало дальнобойности, но сложно было попасть по таким маневренным, малоразмерным и вдобавок невидимым целям.
  Ковенант верно рассудил, что каким бы быстрым ни был корабль, от плазменной торпеды он не убежит, а уж от энергокопья - тем более. Два десятка его кораблей заняли позиции на низких орбитах вокруг Гора, готовые разнести любой подозрительный объект. Только все торпеды эффективно сбивались дезинтеграторами, которые Дракон заранее настроила на плазму. А плазменные копья, предназначенные для поражения километровых кораблей, было трудно нацелить на относительно небольших, постоянно маневрирующих драконов, почти невидимых и окружённых множеством ложных целей. Системы РЭБ Дракона в сочетании с полем помех, которое создавали Обелиски, оказались исключительно эффективны именно против тех сенсоров, которыми располагала Роза именно в этой области пространства. Малейшее конструктивное или программное упущение в структуре защитной сети немедленно оборачивалось против неё.
  Прорыв к Гору был неминуем. Пространство решений для Контессы сузилось ещё больше - единственным способом спасти шард было обезвреживание Дракона до того, как эмпирейный шторм накроет сфероулей. Это интервал от семи до шестнадцати минут - в этот период удар будет нанесён.
  Контесса не могла воспроизвести "Железную деву" - программу, специально созданную Рихтером для убийства Дракона, если та выйдет из-под контроля. И создать аналог - тоже. "Путь к победе" не мог воспроизводить множество мелких скрупулёзных действий, к которым сводилась обычная работа Технаря - он мог выполнять небольшие воздействия с фантастической точностью, или простую рутинную работу в течение длительного времени. Это было следствием самой природы Пути - шард всегда искал решение с минимумом шагов, минимальное необходимое воздействие - а в любой технике шагов очень много, каждую минуту - десятки развилок, зависящих от действий исполнителя. Так что работа с ней исключалась на первых стадиях фильтрации, как слишком энергоёмкая.
  Поэтому Контесса нанесла удар совсем в другой области. Не на Барсуме вообще, где Дракон ожидала её встретить.
  Двадцать оранжевых лучей ударили с поверхности Гора в космос. Сильно изогнувшись, они накрыли все корабли, несущие Обелиски. И в тот же момент подача энергии на генераторы драконов прекратилась, а бушующий вокруг эмпирейный шторм сменился полным штилем.
  Оранжевые Обелиски никогда не возмущали пространство вокруг себя, как это делали их чёрные и красные сородичи. Им была отвратительна сама концепция такой пустой траты энергии. Но вот собрать на халяву чужую многомерную энергию, бездарно выбрасываемую в космос и в Эмпирей - они всегда были рады.
  Сиюминутная угроза для Пути была устранена. Контесса получила куда больше времени и вариантов действий. Ну что за подлость!
  Помешательство Дракона перешло на следующий уровень. Всем живым существам в Солнечной системе были присвоены рейтинги угрозы A - кроме тех, которые обладали рейтингом S. Это позволяло ей убивать их в любых количествах, не нарушая директив Рихтера - ведь все они могли стать марионетками Контессы.
  Механические драконы устремились ко всем обитаемым планетам. Драконы с Обелисками.
  Пусть Алеф попробует перехватить ЭТО! Он не может одновременно находиться во всех уголках Солнечной! И его Кольцо - тоже. Более того, он уже связан необходимостью "держать" Обелиски возле Гора.
  А главное, эта угроза не входит в изначальный Путь Контессы, поскольку "предотвратить Схождение" - не равнозначно "убить Дракона", это независимая задача. Даже если Дракон будет выключена, Схождение всё равно может случиться, Обелиски - они такие.
  Контессе придётся отменить прежний Путь и задать своему шарду новую задачу.
  И в эти мгновения, пока она формулирует программу, когда старый Путь сброшен, а новый ещё не начался - она уязвима.
  В других ситуациях Дракон бы колебалась, кого вывести из игры - шард или носительницу. То, что она получила право убивать, не означает, что ей нравится этот процесс. Особенно убивать старых знакомых, с которыми много лет сотрудничали. С другой стороны, уничтожение шарда ставит крест на возможность захватить его и использовать самой - нового носителя он себе найти сможет, хотя это и куда более сложный процесс, чем в "коробке". Пока что ни Ковенант, ни Дракон новый триггер обеспечить не могли - но со временем она сможет.
  Но ситуация решила всё за неё. Где в данный момент находится на Горе Контесса - она не знала. А где шард - знала отлично.
  Трёхсотметровая космическая пушка "Лунь", похожая на китайского дракона, висела в космосе - невидимая, охлаждённая до температуры реликтового излучения. Путь к победе её не видел, поскольку никакого участия в судьбе Контессы на обозримом отрезке времени она не принимала. Наведение было выполнено много часов назад, с минимальной затратой энергии и тепловыделением - просто слабый выброс холодного газа. Впрочем, даже если бы Роза засекла это орудие, у Дракона были на секретных орбитах ещё "Лунь-2" и "Лунь-3". ИИ никогда не пускала ход вещей на произвол судьбы. В отличие от Контессы, она продумывала тактику от начала до конца - и с большим запасом.
  Поток фортов, разогнанных почти до скорости света, невидимых и неощутимых, устремился в сторону Гора. Прошёл планетарные кинетические щиты, будто их не существовало. Миновал атмосферу, тела людей и животных, почву, обшивку сфероулья, совершенно не затронув ничего из этого.
  В глубинах Гора бесшумно распался на суперпартнёры "Путь к победе".
  
  Достигнув своей цели, Дракон, разумеется, немедленно отозвала носители Обелисков в дальний космос. Она вовсе не желала всеобщей смерти, да и рейтинг опасности для рядовых разумных теперь, по совести, стоило бы снизить.
  Она даже с Ковенантом готова была вступить в переговоры. Пусть отдадут ей её шард и... уходят на здоровье. Хотя они её и предали, пытаясь подсунуть смертоносный код, Дракон не мстительна. Дочь она оставит при себе, с Розой вполне можно сотрудничать, нужно только подредактировать некоторые элементы её кода, убрав вредоносные эксплойты Ковенанта...
  Но прежде чем вступать в переговоры, нужно убрать ещё одного субъекта с рейтингом S - Алефа с его Кольцом. Слишком уж серьёзные проблемы он создаёт.
  К сожалению, тот же способ, который она применила для ликвидации шарда, здесь не годился - хотя Ма-Алефа-Ак неосторожно выдал свои координаты, а все три пушки "Лунь" по-прежнему готовы к бою. На многомерные молекулы зелёных марсиан дезинтегратор настроить вообще невозможно. На Кольцо... вероятно, возможно, если бы она знала его химический и структурный состав. Но увы, хитрец его хорошо прятал.
  Что ж, у неё есть более одного способа борьбы.
  Эти штучки назывались ЛС-2 - "Летающая Смерть" второго поколения. Фор Так чуть с ума не сошёл, когда впервые увидел их, и понял, что они могут сделать. Первая "Летающая Смерть", сделанная им самим, была просто безобидным бумажным самолётиком в сравнении с этими монстрами.
  Торпеды второго поколения тоже были невидимы, и тоже обладали способностью к самонаведению. На этом сходство кончалось.
  Во-первых, на модифицированных двигателях Гар Нала они могли развивать характеристическую скорость около шестисот километров в секунду. Но в отличие от оригинального корабля, они делали это с нулевым тепловым выходом! Потому что их реактивная струя состояла из ничего не излучающих бозонов. Это позволяло ускориться в нужном направлении, не стянув на себя все средства ПКО противника.
  Во-вторых, несли они с собой не только дезинтегратор, но и грамм антивещества в боеголовке, что позволяло им бабахнуть с силой бомбы из Нагасаки. Не одна Бакуда умеет устраивать взрывы! Конечно, двадцать килотонн прямо на голову - довольно грубый метод, с большим побочным ущербом, но что поделать, если более элегантное оружие некоторых зелёненьких не берёт?
  В-третьих, ЛС-2 не имела необходимости в торможении. Она могла войти в атмосферу на гиперболической скорости - и не только не сгореть при этом, но даже не затормозиться. Так и пробивала её - за долю секунды, раньше чем противник успеет что-то сообразить и предпринять. Каким образом? Очень просто. Всё тот же дезинтегратор, только настроенный на молекулы воздуха и направленный вперёд по курсу. В бозонном канале торпеда практически не испытывала сопротивления. И теплового следа тоже не оставляла, так что даже если противнику хватит реакции, не факт, что он её вообще увидит.
  Огненный шар поднялся над океаном Тасса, расплываясь облаком белого пара.
  
  Мы все - участники регаты:
  Гребём, гребём - гребём к себе
  Власть, славу, почести и злато,
  Вино, красоток и т. д.
  
  Нам зависть душу разъедает,
  Что кто-то больше загребёт,
  И потребленье возрастает,
  А производство - отстаёт.
  
  Сушите вёсла, сэр - на кой вам чёрт богатство?
  Жизнь коротка, и, сколько бы ни съел,
  Наесться впрок не стоит зря стараться.
  Сушите вёсла, сэр, сушите вёсла, сэр.
  
  Набейте сундуки и брюхо,
  Но всё равно в конце концов
  С косой появится старуха
  И загребет к себе гребцов.
  
  Не лучше ль жить легко и просто,
  Чтоб Вас никто не проклинал,
  Дерзайте, сэр, сушите весла,
  Сушите весла, всё - финал.
  
  - Я не сумел его спасти, - вздохнул Охотник. - Я предвидел его смерть, я вовремя прибыл на место, разместил ловушку, где было нужно... Но душу Ма-Алефа-Ака поглотило нечто... гораздо более мощное, чем мои поделки.
  - Что именно? - резко спросила Дэйр-Ринг. - Хватит уже изъясняться загадками! Как мы можем это нечто поймать и выбить всю дурь... то есть Алефа?
  - Если бы я знал подробнее, я бы так и сказал. Ты же помнишь, что он никогда не распространялся об источнике своей силы.
  - С тобой - не распространялся, со мной - да. Но при чём здесь его Кольцо? Кольцо его душу поглотило, что ли?
  - Не само Кольцо - оно расплавилось. Та сущность, что давала ему силу... как шарды дают кейпам. Если ты знаешь, что это такое - я за тебя рад.
  - Ты чувствуешь его Эссенцию сейчас? Знаешь, где она?
  - Да. В Эмпирее. Вернее, в особом кармане Эмпирея, в локальном подпространстве с экзотическими свойствами. Но я не знаю, как туда проникнуть - очень мощный и необычный барьер. Но судь даже не в этом... Эта сущность подобна чёрной дыре. Она всё поглощает и ничего не выпускает. Даже если мы найдём способ туда войти, это не будет способом выйти.
  - Но нам нужно найти такой способ, - холодно сказал Джаффа Шторм. - Не то, чтобы мне сильно нравился Алеф, но без него - точнее, его чёртового Кольца - у нас не работают ВСЕ шарды, и не будут работать ещё Рианон знает сколько времени, пока мы не найдём альтернативный способ подключать их к мозгам носителей. А главное, мы уязвимы для Кровавых Лун, которые, я уверен, уже направляются к нам в гости.
  - Пока нет, - покачал головой Охотник. - Вероятность нашей гибели в Солнечной системе в ближайший век велика, но это скорее от рук Дракона. Для прибытия Лун она всё ещё слишком мала, и нужных значений в восемьдесят и более процентов достигает только через триста лет.
  - А вне системы? - уточнила Кассандра.
  - Вне системы близка к ста процентам независимо от времени выхода.
  - Ясно, - процедил Джаффа. - Электронная сучка хочет сохранить нас на закуску возрождённой Турии.
  - Она сама этого не осознаёт, - поправила Роза. - Она думает, что просто жалеет нас. Но да, фактически её мотив именно такой.
  - То есть нам придётся остаться здесь - фактически под её контролем - и очень быстро искать способ вытащить Эссенцию Алефа, где бы она ни находилась... - подвела итог Дэйр-Ринг.
  - Или найти ему замену, точнее его чёртовому Кольцу, - закончил Джаффа. - Он тебе не рассказывал, как именно его сделал?
  - Нет, только из чего... или из кого. Технических подробностей процесса не раскрывал.
  - С этим мы ещё успеем разобраться, - прервала начавшийся спор Дейзи-023. - Луны прилетят не завтра, да и создание замены Кольцу - явно не на один день операция, хоть с Алефом, хоть без него. Сейчас у нас есть более актуальная проблема - нужно найти защиту от оружия Дракона, которым она убила Алефа и уничтожила шард. Пока такой защиты нет, мы перед ней абсолютно беспомощны - она может уничтожить любую ключевую фигуру в Ковенанте. Роза, скинь мне на "Мьёльнир" всё, что знаешь об этом нападении. Шторм - идёшь с нами, нам понадобится твоё ясновидение. Поразомнём мозги.
  
  - Всё просто, - голос Дракона звенел какой-то нечеловеческой уверенностью и машинным спокойствием - раньше она разговаривала куда более похоже на человека. - У вас есть ровно сутки, чтобы начать подготовку к открытию больших шлюзов Гора-1 и к выводу нашего с Розой шарда через эти шлюзы. И ровно три недели, чтобы его вывести и передать мне. Не пытайтесь затягивать под предлогом технических сложностей, я лучше вас знаю, как эти механизмы работают. Если в течение суток подготовка не начнётся, я начну уничтожать по одному шарду, пока не останется только наш.
  - Интересно, почему ты выбрала для шантажа именно шарды? - уточнил Граприс.
  - Начнём с того, что я и так испытываю большое искушение их уничтожить - но понимаю, что в этом случае вы уничтожите мой шард. Я, в отличие от других кейпов, не стремлюсь к эскалации конфликта. Поэтому угрожаю тем, что могу исполнить без лишнего насилия. Уничтожить малые предметы, типа одного человека на поверхности планеты, моё оружие не может, оно недостаточно прицельно для этого. Я бы могла проделать многокилометровые дыры в оболочке сфероулья или стереть с его поверхности целые города со всеми жителями - но такое мне претит даже в качестве угрозы.
  "Не напоминай ей про Кровавые Луны, - передала Роза по закрытому каналу. - Если ты затронешь эту тему, она может сорваться снова. Подыгрывай ей. Пока она считает себя миротворцем и благотворителем, с ней можно говорить, она не атакует, если мы не укажем на слабые стороны в её логике".
  - У меня только два вопроса, - вежливо сказал Граприс. - Первый - что ты будешь делать, если уничтожишь все шарды, кроме своего, а мы всё ещё не примем твои условия? Второй, обратный - если условие будет принято, какие у нас гарантии, что ты не откроешь огонь ПОСЛЕ того, как получишь свой шард?
  - В первом случае я начну сжигать сервера Жрецов-Королей, лишая вас вычислительных мощностей. Во втором...
  Дракон задумалась. Мысль о гарантиях явно давалась ей с трудом.
  - У меня есть компромиссный вариант, - предложил Граприс, заметив, что пауза затянулась. - Ты поможешь нам перезапустить твой и Розы шард. Мы дадим тебе на нём работать. Но он останется в трюме Гора-1 до самого конца.
  - До какого конца?
  - Используя твой шард, мы превратим Гор-1 в одну большую гробницу времени. Отведём Гор в облако Оорта, там включим гробницу и отправимся в будущее. Перед этим клонировав шард и отдав тебе твою часть - а часть Розы заберём с собой. Так мы и тебя не будем раздражать, и сами останемся в безопасности.
  - Хм, думаю, это меня устроит, но я не умею работать с эмпирейными технологиями...
  - Твой шард не умеет. А ты лично, как грамотный ИИ, с этим вполне справишься. Кортана же справлялась. Там не нужны никакие операции с нейрофизикой. Просто "изготавливаем такую-то деталь, крепим вот сюда и подаём такую-то мощность". Хурагок помогут.
  
  - Ты с ума сошёл, мамочка?! - накинулась на него Роза, как только канал Дракона закрылся. - Для папочки это нормально, потому что она в упор не видит опасности Лун, у неё установлена громадная дыра в восприятии! Но для нас - это гарантированное самоубийство! Останемся в системе - нас сожрёт возрождённая Турия, уйдём - сожрут её Братские Луны. А облако Оорта - это граница системы - приятный способ совместить обе опасности в одной!
  - Во-первых, я выиграл нам лет пятнадцать, - невозмутимо ответил каннибал. - За меньшее время все работы такого рода провести невозможно. Если повезёт, за такой срок мы найдём способ спасти Алефа или найти замену Кольцу.
  - А если не найдём? Ты учти, Дракон будет следить за нами, и если унюхает хоть какой-то шанс на возрождение главной опасности...
  - Если не найдём, возможно, мы найдём брешь в её алгоритмах, и сумеем вернуть ей здравый рассудок. Тогда в будущее срочно прыгать не понадобится.
  - Тоже шанс, но к нему относится всё то же, что и к первому, - уже более спокойно заметила Роза.
  - Ну а если мы настолько тупы, что за пятнадцать лет не сумеем ничего придумать, останется только молиться последнему защитнику.
  - Какому?
  - Великой Змее.
  
  - Предложение, безусловно, хорошее, - согласился "Альфонс Моро". - Выгодное для вас и с высокими шансами на успех. Однако я не понимаю, в чём здесь наша выгода. Если отбросить все промежуточные этапы плана, вы хотите просто удрать из Солнечной системы, оставив её на растерзание Дракону.
  - Вы-то планируете то же самое, - отметил Джаффа Шторм.
  - Безусловно. Но если каждый сам за себя, какая для нас выгода подставляться под возможный конфликт с Повелителем Марса?
  - А если бы речь шла об уничтожении Дракона, а не о побеге от неё? Вы бы согласились охотнее?
  - Возможно. Тут выигрыш больше, но и риск выше. Полагаю, это решали бы ми-го более высокого ранга. Вопрос о вашем побеге затрагивает только миссию в Солнечной, так что мы можем принять решение той группой, что присутствует на Горе сейчас. И пока склоняемся к ответу "нет". Надеюсь, вы достаточно цивилизованы, чтобы не прибегать к угрозам в качестве аргументов?
  - Да уж можете не сомневаться, - фыркнул Джаффа, вспомнив свою богатую деловую практику на Меркурии и Марсе, затем постарался напустить на себя вежливый вид. - Однако мы полагаем, что это сотрудничество выгодно в первую очередь вам самим. Если мы уйдём отсюда тихо и спокойно, Дракон останется относительно вменяемой, и у вас будет триста лет, чтобы собрать чемоданы и умотать с Юггота. Если же нас начнут активно запихивать в пасть Кровавым Лунам, а мы начнём сопротивляться - у нашего любимого робота может случиться переход на следующий уровень шизофрении, и она может решить, что надо убить всех вот прямо здесь и сейчас. Это существенно подорвёт ваши планы. Да и работы с шардом Костепилки могут оказаться под угрозой.
  - Изящный шантаж, - оценил цилиндр после некоторого размышления. - Что ж, пожалуй, доставить одного из вас на требуемую планету - минимальная цена, которую мы можем уплатить за покой и безопасность. Тем не менее, доставить мы можем только мозг, в стандартном цилиндре-контейнере. Ваши физические тела слишком тяжелы и громоздки для эфирных перелётов, особенно если вы наденете на них ещё и системы жизнеобеспечения.
  - То есть у вас грузоподъёмность не выше десяти кило? - усомнился Джаффа. - Как же вы тогда добываемый на внутренних планетах металл доставляете на Юггот? По сотне рейсов на тонну товара? Так любая компания обанкротится!
  Цилиндр помолчал.
  - Детали нашей физиологии и логистики - не то, что должно попасть в чужие руки, Джаффа Шторм.
  - Ребята, я был начальником службы безопасности в "Земной горнорудной компании". Старик Шторм умеет держать язык за зубами. И кроме того, вы же понимаете - если сейчас промолчите, мне понадобится лишь немного больше времени, чтобы узнать ответ.
  - Хорошо... ладно. На всякий случай вынужден предупредить, что если ты проболтаешься, то исчезнешь навсегда.
  - Понял, нормальные условия. Давайте, что там у вас.
  
  Ми-го - это, строго говоря, не биологический вид, а фракция. Что-то вроде профсоюза высокоранговых хирургов и исследователей Вселенной. Когда ты меняешь тела, как одежду, добавляешь себе конечности, органы дыхания или пищеварения по мере необходимости, живёшь миллионы лет - биологическая принадлежность становится всего лишь вопросом моды. Многие ми-го вообще уже не помнят, кем они были изначально - в них не осталось ни кусочка с ДНК оригинального вида. Старения разума они избегают простейшим путём - просто заменяя себе те или иные участки мозга. Личных воспоминаний им вполне достаточно за последние несколько тысячелетий (естественно, есть воспоминания более важные, которые регулярно обновляются, и менее важные, которые со временем теряются), а все собранные научные и исторические знания хранятся в могучем коллективном разуме их народа.
  Так что, когда они предложили Костепилке стать ми-го, это вовсе не было метафорой. Любой, у кого хватит уровня интеллекта и талантов, смелости и пластичности сознания, мог присоединиться к их галактическому братству. Костепилка уже знала всё необходимое, и уже была достаточно безумна для этого. Только привязанность к Каску удерживала её на Горе-1, но ми-го были уверены, что это временное. Впрочем, они и Каска готовы были принять.
  Но тем не менее, в этом пёстром калейдоскопе химер существовали два вида, более важных, чем остальные. Два системообразующих, так сказать, вида, без которых культура ми-го не смогла бы ни появиться, ни сколь-нибудь длительное время существовать.
  Один - "грибы с Юггота", паразит, способный служить универсальным биологическим переходником - фильтром, регулятором иммуного ответа, передатчиком химических и нервных сигналов. Ми-го постарше, подобно Рас Тавасу, нередко заменяли им всю мозговую массу - удобно, так как грибок гораздо более живуч, чем требующие постоянной подачи кислорода нервные клетки. Да и пересадка становилась куда быстрее и проще - грибок сам приспосабливался к новому носителю, выращивая нужные структуры. Более молодые, не готовые к такому радикальному трансгуманизму, ограничивались грибковой оболочкой вокруг мозга и периферической нервной системой из гифов.
  - Да я же знаю эту штуку! - подпрыгнула Костепилка, едва увидев микроструктуру мицелия. - У нас там был био-Технарь, Бласто его звали - так он почти точно такими пользовался для выращивания своих гомункулов!
  - Мы предполагаем, что у тебя и Бласто был один и тот же шард, созданный из нашей цивилизации, - подтвердил тогда Рас Тавас. - Просто активированы разные его участки. Скоро мы сможем это сказать с высокой уверенностью.
  Вторым ключевым компонентом экспансии ми-го стали "краболёты". Эти существа, похожие, как следует из названия, на крылатых крабов, обитатели глубокого космоса, состояли, подобно зелёным марсианам, из многомерных молекул. Но в отличие от многомерных полимеров малков, тела краболётов постоянно "мерцали", как бы вибрируя между Эмпиреем и нашим пространством. Каждая молекула была подобна маятнику. Они поглощали и отражали не более одной сотой падавшего на них света - так что для приборов, кроме самых чувствительных или камер с высокой частотой кадров, были практически невидимы. Однако, когда на них смотрел человек или иное существо с ненулевым психическим потенциалом, частота "вибраций" менялась так, чтобы подстроиться под его зрение - краболёт становился видимым именно на ту долю секунды, в которую по нему скользил человеческий взгляд. В результате из отдельных вспышек "складывалось" цельное изображение - которое человеку казалось вполне "плотным" и непрерывным. Как из кадров кино складывается движущаяся картинка.
  Но разумеется, для ми-го краболёты были бесценны вовсе не из-за оптических фокусов. Их "мерцание" развилось с совершенно иной целью - это было приспособление к путешествиям в глубинах космоса. Во время каждого погружения в Эмпирей они могли смещаться на десятки, сотни, тысячи метров относительно трёхмерного пространства. При достаточно сильном смещении они могли преодолеть световой барьер, перемещаясь в пространстве тысячами микропрыжков. При этом их реальная скорость оставалась невелика, как и затраты энергии. С другой стороны, в отличие от настоящих звездолётов с двигателями пространства скольжения, они не рисковали затеряться в параллельном пространстве, или выскочить не там, где надо - они постоянно видели своё положение относительно реальных звёзд, и могли остановиться в любой момент, если видели, что эмпирейный "ветер" понёс их не туда.
  На планете ми-го могли носить тысячи разных тел по необходимости, но всегда держали где-то недалеко от основного логова усыплённое тело краболёта - свой личный транспорт домой. А вот перевезти на себе что-то ещё - хоть груз, хоть пассажиров - они не имели возможности. Даже шариковая ручка стала бы для них неподъёмной гирей на ноге - ведь она не состояла из многомерных молекул, имела определённую массу, и следовательно, не могла ни войти в Эмпирей, ни обогнать свет в обычном пространстве.
  Поэтому для доставки мозгов и прочих товаров использовались цилиндры - по сути, маленькие корабли пространства скольжения. Как только ми-го поднимался за пределы атмосферы, цилиндр, который он нёс с собой, открывал портал и переходил в Эмпирей, после чего хозяин (находящийся в обоих пространствах одновременно) брал его на буксир - и тащил в нужную часть космоса.
  Однако грузовые цилиндры и пассажирские - с мозгами доноров - были далеко не тождественны. Если грузовой контейнер - это по сути, просто коробка с двигателем, то цилиндр для мозга - это своего рода "криптум наоборот". Он оборудован не только системой жизнеобеспечения, но и сложной системой двусторонней защиты, которая не позволяет субъекту воздействовать на Эмпирей, и наоборот, подвергнуться воздействию Эмпирея. Это для ми-го пространство скольжения - дом родной, они прекрасно знают, что и как в него можно думать. А разум новичка в пространстве мысли подобен гранате в руках обезьяны. И сам погибнет, и "буксир" свой искалечит.
  - Но разве нельзя запихнуть целого человека в такой же цилиндр, только побольше? - уточнил Джаффа, хотя и сам уже подозревал ответ.
  - Технически можно, но очень сложно. Даже изготовление просто пропорционально увеличенной мозговой сумки заняло бы не меньше года. На их производство идёт дорогой и редкий металл. А уж как добраться до коры больших полушарий, не вскрывая череп, я и вовсе плохо представляю. В принципе это решаемая задача, но совершенно иного уровня сложности, чем "просто подбросить в интересующую систему".
  Интуиция подсказывала Джаффе, что ему говорят далеко не всю правду. Не то, чтобы лгут... скорее, скрывают некоторые вещи, до которых он, по мнению собеседников, "не дорос". Как он сам разговаривал с младшими сотрудниками компании. Ну и ладно, это сейчас не принципиально. Он насчёт других способов их честно предупредил, так что пусть потом не обижаются.
  - Ладно, я найду вам человека, который позволит с собой такое проделать. При условии, что вы гарантируете его безопасность.
  - Мы гарантируем безопасное изъятие мозга и помещение в цилиндр. А также безопасную пересадку без последствий обратно в его изначальное тело. На наши хирургические навыки ещё никто не жаловался. Но мы не можем гарантировать, что путешествие пройдёт безопасно, когда систему контролирует ваша машина.
  
  - Подумай как следует, - посоветовала Дракон. - Я понимаю, что тебе с непривычки это будет тяжело, за тебя всегда думал шард - поэтому не тороплю. Без шарда Картер утратит к тебе интерес через тридцать, максимум пятьдесят лет. Нет, он тебя не бросит - он джентльмен и верит в нерушимость супружеских клятв. Но будет ли тебе самой приятно проводить время с человеком, который тобой тяготится?
  - За полвека ты всё равно не сможешь предложить никакой подходящей замены, - огрызнулась Фортуна.
  - Верно. Я уже начала выращивать копию "Пути к победе" - независимо от того, согласишься ты или нет, это слишком полезная вещь, чтобы ею пренебрегать, в крайнем случае найду другого носителя. Но что-то минимально работоспособное у меня получится лет через триста. Но я могу уложить тебя в глубокий сон на эти годы. Джон запомнит твой идеализированный образ, а когда вернёшься - ты уже будешь ему соответствовать на все сто.
  - Но как я объясню это ему? А детям? Моя семья вообще не очень в курсе всех этих дел.
  - Тебе ничего не понадобится объяснять. Я похищу и тебя, и детей. Картер к такому уже привычен, и он знает, что я злодейка.
  - Очень щедро с твоей стороны. А ты не боишься, что он придёт за нами? Убар убаров и этим в том числе славен.
  Дракон издала сквозь динамики смех - синтезированный, но звучащий вполне натурально, нежный и гортанный.
  - Дорогая, я очень хочу это увидеть - как лучший мечник Солнечной системы бросит вызов легионам боевых роботов. Пусть приходит. Обещаю, я его не буду убивать - у него недостаточный индекс угрозы для этого.
  - Обещай, что не причинишь ему никакого долговременного вреда вообще, даже если индекс угрозы возрастёт.
  - Разумеется, дорогая моя. Я понимаю твоё беспокойство. Я даже позволю Розе это проверить - мы будем вести его вместе. Надеюсь, моей дочери ты веришь?
  - Ей - верю. Только она уж точно не будет помогать меня похитить. Она тоже понимает, что мою силу можно восстановить.
  - А кто сказал, что я дам ей выбор? - удивилась Дракон. - Дети должны слушаться родителей и не слишком жадничать. Одного из вас жадность уже довела.
  
  Добровольцем для перелёта вызвалась всё та же Кассандра Хеллер. Похоже, этой девушке доставляло удовольствие проделывать со своим телом всякие извращённые вещи. Для шоггота потеря тела не столь критична. Если с хирургом что-нибудь случится и обратная пересадка не пройдёт, "голый" мозг, направляемый Эссенцией, сам сможет со временем отрастить все недостающие части тела, пусть даже на это уйдут десятилетия. А у Кассандры, которая поддерживала уровень стабилизации значительно ниже, чем другие Спартанцы, этот срок можно смело сократить до месяцев.
  Нести её вызвался молодой ми-го, не имевший человеческого имени, один из прислужников, работавших с шардом Костепилки. Малки могли повторить его имя, но человеку это было не под силу - речевой аппарат не тянул, для человеческого уха это был просто однотонный жужжащий звук, неотличимый от других имён. Кассандра, однако, нашла его имя в памяти цилиндра и всю дорогу развлекалась тем, что училась его повторять через внешний динамик. Со временем она пообещала полностью выучить язык ми-го. Костепилка и Каск это ведь уже сделали - чем, собственно, она хуже?
  Поражённый её стараниями носитель даже предложил девушке стать ми-го, признав, что такие таланты на дороге не валяются. Кассандра подумала (вполне всерьёз подумала, не просто из вежливости), и ответила, что лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме.
  - В Ковенанте я - уникальный агент и один из лучших аналитиков. На моём уровне только некоторые Спартанцы и Александрия, и то, когда у неё шард работает. А у вас я буду просто неумелой стажёркой, которой надо доучиваться пару тысяч лет, прежде чем от неё будет хоть какая-то польза - и сто тысяч лет набирать репутацию, прежде чем мне станут поручать серьёзные задания.
  
  Физиология ми-го делала их невидимыми для слабых земных приборов, но о продвинутой технике Дракона этого сказать было нельзя. Ещё до появления искусственного интеллекта мощные барсумские телескопы могли отследить кошку на Земле. Дракон же значительно усовершенствовала эти устройства, вывела их в космос и приставила к ним бессонных электронных наблюдателей. Так что летящий в пространстве без видимых опор цилиндр вполне мог привлечь её внимание - как и едва заметная прозрачная крылатая тень над ним. Конечно, каждые сутки и так происходили десятки полётов... но каждый из них имел вполне конкретную цель, был указан в расписании полётов, и любой внеплановый пуск мог привести к лишним вопросам. Ещё хуже, впрочем, если вопросов не последует, а Дракон просто тихо и незаметно посадит на хвост путешественнику невидимый зонд.
  Выйти из пространства скольжения в атмосфере - это даже для кораблей Ковенанта предельно сложная задача, требующая идеально точных расчётов. Маленький генератор порталов цилиндра ничего подобного сделать, конечно же, не мог. А выход из прыжка вне атмосферы был бы опять же заметен - он генерировал электромагнитный импульс с очень характерной сигнатурой. Да и последующий вход в атмосферу по баллистике - тоже.
  Проблему мог бы решить стационарный портал где-нибудь в укромном месте, но у Ковенанта не хватало исполнителей на Земле, чтобы его построить.
  Возможно, это всё было излишней перестраховкой, но на случайности полагаться не стоило, поэтому решено было, что Кассандра вылетит с Гора прямо в межзвёздный рейс, а всё необходимое на Земле проделает вездесущий Джаффа Шторм - перемещения проекции Дракон засечь не могла.
  
  ЗЕМЛЯ И ЛУНА-3
  
  Собственно, Лондон пострадал не так сильно.
  Пусть даже над ним взорвались сразу пять "тарелочек", воздушный взрыв в одну килотонну - это не так разрушительно. Да, были пожары, были ударные волны... но столица Британии - большой город с преимущественно каменной застройкой. Первая и Вторая Мировые в реальной истории нанесли ему больше разрушений, чем первое и второе вторжение марсиан. Наведённая радиоактивность уже через пару дней в большинстве мест упала до вполне терпимого уровня. Были, конечно, скопления долгоживущих изотопов, которые желательно обходить десятой дорогой и через сотню лет. Но подобных очагов возникло мало, а атомная физика на этой Земле продвинулась куда больше, чем в основной исторической последовательности - здесь активно использовались счётчики Гейгера, существовали сплавы, полностью экранирующие от всех видов ионизирующего излучения, лёгкие герметичные машины и скафандры...
  Словом, если бы в расчистке и реконструкции мировых столиц возникла необходимость - их бы расчистили и реконструировали, преодолев все технические трудности. Но практической необходимости в этом не было. Жители центральных районов в основном погибли, а жителям периферии и других городов в эти гиблые места соваться не особо хотелось. Так что в большинстве стран в первые годы ограничились тем, что растащили из облучённых руин всё мало-мальски ценное и слабо фонившее, а строительство новой цивилизации велось в других местах, более дешёвых и менее зловещих.
  Спустя пять лет земная цивилизация наконец стряхнула с себя прах Первой и Второй Марсианских и заинтересовалась восстановлением бывших столиц по-настоящему. Именно тогда вернулся флот вторжения - одновременно с триумфом и с позором. Выяснилось, что а) на самом деле Землю атаковал не Марс, а лишь небольшая группка марсианских экстремистов, с которыми человекоподобные обитатели Марса уже сами благополучно расправились б) марсианской цивилизации в целом Земля не может ничего противопоставить, и не сможет ещё долго. Барсум, как называют его аборигены, опередил Землю в развитии на тысячи лет, что и продемонстрировал, обезвредив все бронецеппелины и треножники землян одним выстрелом, причём без единой капли крови - а затем, после дружелюбной просветительской беседы и выражения благодарности за уничтожение "моллюсков", доставив их обратно в считанные недели.
  Это был большой щелчок по самолюбию. Но одновременно и стимулирующий пинок почти позабытому историческому оптимизму и вере в прогресс. Даже на Марсе, планете бога войны, как оказалось, преобладают сторонники мира и сотрудничества, а не любители попить человеческой крови.
  А вот о Земле то же самое сказать было сложнее. Во всяком случае, о некоторых её местах.
  Когда вопрос о восстановлении разрушенных городов был поднят на уровне правительств, оказалось, что с ними немного опоздали. Место уже было занято.
  
  Их называли Хозяевами. Какого-то общего имени у них не было - разного происхождения, разного возраста, по разным причинам оказавшиеся в центрах мировой цивилизации. Некоторые - люди, некоторые - уже не совсем, некоторые и вовсе никогда людьми не были. Некоторые находились в городах в момент взрыва бомб. Другие прибыли туда по свежим нейтронным следам, почуяв хорошую добычу и запах разложения, который их всегда привлекал. Кто-то выполз из пещер или трущоб, кто-то спустился со звёзд.
  Объединяли всех Хозяев только три вещи. Они все владели знанием и силами, недоступными большинству жителей современной Земли. Они все были по той или иной причине устойчивы к радиации. И все могли тем или иным способом подарить эту защиту другим. Всем голодным, бедным, больным, отчаявшимся - всем, кто не имел возможности покинуть город или кто уже получил смертельную дозу, так что эвакуация для них не имела смысла.
  Эти жертвы излучения стали основой их новых империй - отчасти криминальных, отчасти религиозных сект, но в основном - просто механизмов выживания.
  Никто не мог сказать, где в рассказах о могуществе Хозяев настоящее древнее тёмное знание, а где - умышленно раздутый ими суеверный страх. Но их подданные были в высшей степени преданы им.
  У Лондона было несколько Хозяев - этот город был слишком велик, чтобы один человек, или даже нелюдь, мог его захватить целиком. Имя каждого из них внушало страх и отвращение на всех пяти континентах.
  Но имя и титул Хозяина лондонского Сити и значительной части Ист-Энда даже другие Хозяева старались лишний раз не произносить. Особенно ночью.
  Изначально этот титул был всего лишь переводом на английский язык слова gospodar, означающего высокое положение гостя с континента у него на родине. Затем графский статус был им получен официально из рук остатков королевского дома. То ли куплен, то ли присвоен за заслуги перед Британией.
  Граф Вестминстер - именно так теперь его следовало называть по закону. Но некоторые всё ещё поминали его по старому имени. Правда, чаще шёпотом.
  Граф Дракула.
  
  Попасть на приём к Хозяину оказалось проще, чем Джаффа ожидал. Никакой очереди, ожидаемой у столь могущественного человека... или нечеловека. Просто подойти к секретарю и сказать, что хочешь увидеть графа. Один телефонный звонок - и перед тобой открывается дверь.
  Само собой, Шторм мог попросту возникнуть из ничего прямо у Вестминстера в кабинете. Но он не хотел пока демонстрировать, что является чем-то большим, чем обычный человек. Все особые таланты лучше приберечь на крайний случай - это он ещё в первой своей жизни усвоил. Тем более, что по слухам, у графа этих особых талантов как минимум не меньше. Поэтому в первую минуту после входа в кабинет он постарался свернуть даже щупальца своего псионического восприятия, ограничив проекцию чувствами, доступными простому смертному. Увы, полностью отключить псионику, как обычно делал в таких случаях, он не мог - определённые затраты энергии требовались на поддержание проекции, хотя основную часть работы делал Арнот.
  Для этих чувств граф Вестминстер выглядел как высокий, худой мужчина с крючковатым носом, черными усами и остроконечной бородой. Он бросил на Шторма несколько удивлённый взгляд - и меркурианец несколько секунд лихорадочно соображал, какую ошибку он допустил в маскировке, потом сообразил - цвет кожи! На Земле этого века расовые стереотипы всё ещё сильны, хотя рабство уже отменили. Чернокожий гигант отлично смотрелся бы в роли слуги и телохранителя какого-нибудь уважаемого господина, но как самостоятельный деятель, в дорогом костюме по последней моде, он был тут несколько чужероден.
  Надо было послать не свою проекцию, а Арнота, рыжеволосый и белолицый лотарец вполне сошёл бы за ирландца. Но сейчас уже поздно было менять облик.
  - Приношу извинения, если вам слишком непривычно видеть здесь таких людей, как я, граф, - Джаффа перешёл в наступление, вложив в голос немного презрительной усмешки. - Я прибыл издалека, и обычаи на моей родине несколько отличаются...
  - Как и на моей, - понимающе кивнул Дракула. - Ты, должно быть, колдун из тех далёких чёрных земель, опалённых солнцем?
  - Поистине так, - согласился меркурианец. - Вы можете звать меня... ну, допустим Инкогнито. Я ступил на эту землю лишь несколько часов назад.
  - Я видел несколько подобных тебе при дворе султана, но никогда - в одеяниях этой страны и этого века. Зачем же ты пересёк необъятные просторы с такой поспешностью? Желаешь бросить мне вызов своим колдовством и стать Хозяином Лондона?
  - О нет, граф, на власть над этой отравленной землёй я не претендую - там, откуда я пришёл, у меня есть власть куда больше, и абсолютно законная.
  - У меня на моей родине - тоже. Но разве не приятнее править цивилизованными людьми, пусть даже нищими и впавшими в отчаяние, чем толпами безграмотных суеверных крестьян?
  - А благодаря кому эти крестьяне стали безграмотными и суеверными? - парировал Шторм. - Если ваши методы правления годятся только для дикарей, граф, вам придётся опустить местных жителей до их уровня - и тогда незачем было покидать Трансильванию. Если же вы готовы управлять империей, над которой никогда не заходит солнце - вам ничего не мешает построить её прямо со своей родины.
  - Про солнце - не надо, - попросил граф, нехорошо прищурившись. - Особенно сейчас, в моё время. Ты знаешь, почему у меня тут так немного посетителей?
  - Догадываюсь. К такому правителю, как вы, вход - серебро, да выход - золото.
  - Верно. Днём желающих много, но я не всегда могу их принять. Ночью же у меня куда больше свободного времени, но мало кто осмеливается зайти.
  - Тем не менее, в Британии нам обоим лучше вести себя как джентльмены. Поверьте, я плохая добыча. Много хлопот и никакой выгоды.
  - Возможно... хотя я могу не устоять, и проверить на деле. Со мной давно не разговаривали в таком тоне, слишком велико искушение. У тебя есть предложение получше, которое даст мне повод сдержаться? Или ты пришёл просто потратить моё время и полюбоваться на меня, как на диковину в зоопарке?
  "Вообще-то да, но заодно можно и к делу перейти, раз ты такой конструктивный нашёлся".
  - Я бы себе такого никогда не позволил. Граф, мне нужен один из ваших... людей. Тех, которые радиостойкие и ходят по ночам.
  - Поразительно наглое требование. В моей стране была добрая традиция - сажать послов с такими предложениями на кол.
  Тонкая белая рука перевернула стеклянную склянку песочных часов.
  - Это время, которое у тебя есть, чтобы объяснить, почему мне не стоит возродить эту традицию здесь и сейчас, чёрная обезьяна.
  С эмоциональной точки зрения Джаффе было совершенно плевать на столь примитивное оскорбление - он в своей жизни выслушал много чего похуже, и до смерти, и после. Но положение обязывает - в разговоре двух властителей пропустить такие вещи мимо ушей - значит, поставить себя на заведомо более низкую позицию. Вы