Сердитый Коротыш: другие произведения.

Жернова войны.Книга 2. Глава 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 9.48*33  Ваша оценка:


   Пилоты двух челноков вели свои машины низко над землей скорее по привычке, чем по необходимости. Оба в прошлом служили в гвардии и были списаны на гражданку в результате серьезных ранений и инвалидности, однако это не помешало им устроиться на работу по прямому профилю. Работодатель в первую очередь смотрел на навыки и профессионализм сотрудника и уже во вторую на его физические параметры. Так многие торговые дома за свой счет давали своим работникам искусственные органы и другую аугментику, естественно включая ее стоимость в счет будущей зарплаты. И это было лучше, чем прозябать в комнатушке два на три, получая ветеранскую пенсию или пособие по инвалидности. Поэтому, когда пришло распоряжение от Администратума перейти под прямое управление командования гвардии и перевезти часть имперских войск, расквартированных на планете, то оба пилота с радостью рванули в небо - они почувствовали себя значимыми и незаменимыми, вспоминая прошлое. Загрузившись гвардейцами, оба тут уже получили точку назначения и на максимальной скорости двинули к месту выброски. В начале полета с ними связался один из лейтенантов.
   - Постарайтесь сесть чуть подальше от врага, чтобы мы успели его встретить. - Попросил он.
   - Не ссы, сынок! - весело ответил более старший по возрасту пилот. - Двести пятьдесят две орбитальные высадки, четырнадцать имперских наград с отличием за проведенные компании и восемнадцать губернаторских медалей за защиту миров-ульев, я знаю, что делаю!
   - Надеюсь на вас. - Отозвался лейтенант и отключился, а пилот сосредоточился на управлении.
   Это был чисто невооруженный гражданский транспорт, так что поддержать пехоту огнем из бортовых орудий пилот не мог, но Хват взял на себя эту заботу, подозвав Тихонького.
   - Оставь несколько человек в шлюзе и проеме трюма - пусть ведут огонь сверху. - Лейтенант кивнул и собрался уже уйти, но огрин его остановил. - И еще, как только мы высадимся - проверь людей коммуны. Вдруг среди них есть агенты паразитов - не хотелось бы получить удар в спину. Отделение Шороха пойдет с тобой.
   - Два моих взвода будут разворачивать укрепления, чтобы вы могли за ними спрятаться. - Ответил лейтенант. - Я уже назначил старших. Только сдержите первый удар тварей - он самый сильный.
   - Встанем намертво. - Хват потряс мельта-ганом и чуть улыбнулся. Тихонький понял - эти точно выстоят.
   - Береги себя, не подставляйся. - Он вдруг протянул руку и сжал пару пальцев на руке Хвата, после чего отвернулся и побежал раздавать приказы своим - челноки уже подлетали.
   Сверху было хорошо видно, что к коммуне, которая находилась частью на склоне горы, а частью в предгорьях, стекается большая темно-фиолетовая масса. Она бурлила и вспучивалась как единый живой организм, постепенно заполняя своими метастазами огромные ангары тепличных комплексов, втягиваясь в их здания, убивая не успевших убежать людей и тут же на месте поглощая их плоть. Двери челнока распахнулись, а его аппарель выдвинулась и Хват сверху оглядел всю картину - тираниды еще не успели добраться до жилых помещений, которые скрывались в теле горы. От многочисленных теплиц в сторону основного комплекса коммуны бежала оранжевая толпа людей. Все одетые в одинаковые комбинезоны, люди превосходили по численности напавших на них врагов, но у них не было в руках оружия и в основном это были женщины и подростки - мужчины остались в теплицах, чтобы секаторами, вилами, лопатами, ломами и граблями постараться задержать противника. Они все прекрасно понимали, что не выживут, но хотя бы оттянут на себя тварей и дадут остальным время сбежать и укрыться в горе. Шлюзовые створы были открыты и сейчас принимали всех, служба охраны сбилась с ног, пытаясь урегулировать потоки спасшихся, часть вооруженных стражей была немедленно отправлена вниз, чтобы встретить тиранидов и они погибли одними из первых, стреляя из стабберов, не имея более серьезного вооружения. Пилот челнока нашел свободное место и уже начал опускаться, как заметил во внешние камеры, что огрины начали прыгать с тридцатиметровой высоты и тут же вступали в бой. Вспышки и завывания лазганов, грохот "Потрошителей", визг мельта-ганов, разрывы гранат, все это заглушило вой и вопли тиранидов, которые безнаказанно убивали людей и неожиданно получили серьезный отпор.
   Хват сразу же опознал противника - перед ним были те же мерзкие рожи, что и внизу в подземельях. Множество генокрадов, мутанты, вооруженные стабберами, Плеватели и Метатели, изредка мелькали панцири Подавителей, а также два Крушителя медленно ползли к жилому комплексу. Сверху точно определить численность врага не получилось, а сейчас некогда этим стало заниматься да и незачем - первые атакующие с визгом кинулись на внезапно появившихся гвардейцев. В прошлой жизни Хвата ему и его роте частенько приходилось участвовать в таких вот внезапных боестолкновениях без предварительной подготовки и планирования, когда другая рота солдат неожиданно попадала в засаду и их отправляли на выручку. Вступать с ходу в бой для него не было чем-то новым, так что приходилось ориентироваться в свалке по обстановке и отдавать приказания на ходу, чем он и занялся. Людям требовалась защита и бывший инструктор понимал, что они не все мутанты и агенты генокрадов - тогда бы и смысла в нападении на коммуну никакого не было, нет, Патриарх держал их поблизости ради одной-единственной цели - быстрого пополнения своей биомассы. Инквизитор тоже могла ошибаться, поэтому Хват предпринял некоторые шаги в этом направлении, проведя собственное расследование и пошевелив мозгами, посылая Эмилию в Администратум, а также в космопорт. Вот почему пилоты оказались на рабочем месте - они были заранее предупреждены. Хват просто ждал, когда Патриарх сделает свой второй шаг и он не обманул его ожиданий. Похоже главный тиранид решил, что наступило время решающего сражения и скоро город окажется в кольце блокады. Если все будет так, как предположил огрин, то гвардия выстоит, если же нет, то придется идти к инквизитору, виниться и рассказывать ей все. Сейчас же перед его подразделением стояла задача сдержать нападавших тварей, просто он не ожидал, что их окажется ТАК много, но был уверен в своих парнях и девчонках. Отдав мельта-ган Космачу, огрин приготовил к бою свой лазган - он уже привык к этому надежному и неприхотливому оружию.
   Лазган Хвата стрелял без перерыва, короткими импульсами выбивая бойцов противника, тираниды лезли упорно, они карабкались по трупам своих сородичей, прыгали на огринов, пытаясь воткнуть в них свои когти и вонзить клыки, однако добыча совершенно не хотела умирать. Наступление в отдельно взятом районе захлебнулось, огрины встали полукругом и их начали обтекать со всех сторон, замыкая этот круг. Их сосредоточенный огонь затормозил продвижение и тираниды моментально понесли потери, однако тварей было слишком много, они перли толпой не обращая внимания на погибших, их поддерживали огнем из стабберов и огнестрельного оружия мутанты и передовому отряду Хвата приходилось несладко. Но искусственный глаз здорово выручал, подсвечивая оружие у противника, и их огрин старался выбивать самыми первыми. Оглядываться и смотреть, что там происходит позади было совершенно некогда, тут приходилось вертеться ужом, чтобы выжить, но он знал, что его родичи храбро отражают все атаки.
   Второй челнок высадил танки и "Стражей", которые тут же начали теснить пытавшихся замкнуть кольцо вокруг воинов тиранидов. Огнеметные установки на спонсонах и осколочно-фугасные снаряды вперемешку с разрывными живо перемололи атакующих тварей, а "Стражи" Симонса переместились на левый фланг и, нанеся ракетный удар по массе паразитов, смогли сдержать их натиск, пока гвардейцы Курчатова оборудовали мобильные укрытия. Рыть окопы было некогда, да и времени такого им бы никто не дал, поэтому солдаты просто втыкали щиты в землю, устанавливая распорки. Тяжелые лазпушки и болтеры занимали свои места, просовывая стволы в амбразуры щитов и расчеты тут же открывали огонь без команды. Лейтенант Курчатов хоть и был молодым юнцом, но не глупым офицером и понимал, что лучше дать немного инициативы опытным гвардейцам, чем кричать и топать ногами, требуя исполнения своих глупых приказов, как это делал Броскен и грозить каждому второму расстрелом. Поэтому Броскена в его подразделении могли легко пристрелить на поле боя, тогда как Курчатова уважали еще и за это. Ну и еще за то, что тот мог пить втихомолку с ветеранами и не спалиться при этом, как сделали эти два придурка Сигмунд и Бриск.
   К Хвату кинулись сразу пять тварей. Двоих он срезал в полете и тут лазган замолк - автоматика отключила оружие в связи с возникновением неисправности. Тираниды взвыли, почуяв легкую добычу. Лазган был тут же отправлен за спину и закачался на ремне, а его место занял болтер и силовой топор - пришло время ближнего боя. Рядом с Хватом ухал "Потрошитель" Молчуна, слева Подмышка уже сражался в рукопашную с тремя тварями - им удалось немного подрезать товарища, но тот не обращал внимания на раны, отражая их атаки. Ударами сабли он зарубил двоих, но на их месте возникли еще трое, потом еще - твари атаковали с неистовством и безумством, чего паразиты никогда не делали, потому что часто бывали в меньшинстве и выжидали удачного момента для нападения. Подмышка неожиданно оказался в кольце из тиранидов, двое укололи его в спину, но когти скользнули по броне, потому что огрин не стоял столбом в ожидании, когда его насадят на пику как мясо для шашлыка. Он в ответ также атаковал, его болтер работал прекрасно и, удерживая его в правой руке, Подмышка ловко орудовал левой. Силовое лезвие сабли входило в прочный хитин как нож в масло, лишая жизни мерзких генокрадов.
   Хват широким взмахом топора перерубил сразу двоих, троим отстреливая головы и кинулся на помощь Подмышке, потому что на того насело уже с десяток тварей - огрин как-то "откололся" от строя, выдвинувшись чуть вперед. Несколько ударов и пинков и твари разлетелись в стороны - ярости вождя не было предела. Хват почувствовал удар в спину, но доспех брони выдержал, а вот генокрад был очень удивлен, когда его черепушка разлетелась на куски от выстрела Стрежня. Правая рука Подмышки оказалась серьезно ранена - мышцу порвало, тиранид своими зубами выдрал приличный кусок и полноценно удерживать оружие огрин не мог, однако оставались еще ноги и левая рука, в которую он перекинул болтер, убрав саблю. Это стоило ему еще нескольких ран, однако головы нападавших разлетелись от попадания разрывных снарядов. "Потрошитель" был благополучно забыт, потому что в его магазине закончились патроны, а времени его сменить не было. Хват немного очистил пространство возле Подмышки, уничтожив еще двоих, метнул в гущу наступающих тиранидов несколько гранат одну за другой, успевая расстреливать атакующих. Мощные взрывы взметнули вверх куски тел и оторванные конечности, рядом с ними пыхнул огнемет, выжигая тварей и те заверещали - это к товарищам присоединился Битень, который сумел одолеть насевших на него зверюг и поспешил на выручку. Он видел, что вождь и его родич плечом к плечу держат на себе толпу тиранидов и остальные огрины не могут вовермя прийти к ним на помощь, потому что заняты своими противникам, а сам Битень немного отстал при высадке, поэтому немного "не успел" к начавшемуся бою. Очищающее пламя отбросило тварей чуть назад и Хват воззвал:
   - Медик!!
   После чего всучил Подмышку Битеню и еле успел увернуться от когтя генокрада, но его спас Молчун, снеся выстрелом из "Потрошителя" сразу двоих. Силовой топор Хвата опустился на голову Плевателя, который подобрался слишком близко и уже собирался окатить огрина струей кислоты, пара игл Метателя воткнулись в поддоспешник, миновав броню, но не смогли пробить его, а вот выстрел Хвата из болтера поставил в жизни твари большую жирную точку - иглострел рухнул с пробитой головой, но на его месте, словно многоголовая гидра, выросло еще двое. Где-то рядом визжала мельта, поляризованный круглый сияющий шар плазмы которой прошелся сквозь строй тиранидов, оставляя в их телах аккуратно выжженные круглые отверстия и потом разросся, натурально испепеляя тела, образовав круг выжженной земли, лишив попавших под его воздействие ближайших тварей конечностей или частей тел, срезав их. Оружие было мощным и эффективным, но достаточно долгая перезарядка и малая дальность не позволяла стрелку отражать все атаки - ему нужно было чем-то защищаться до следующего выстрела из мельты, поэтому Космач в левой руке держал лазган, поражая противника из него. Как только мельта остывала за пять секунд и заряжалась, а это очень много времени в бою, то огрин отпускал лазерное оружие и хватался на тяжелый ствол, снова производя выстрел, выносящий врагов с поля вперед ногами. Тираниды лезли на Космача с удвоенной энергией, понимая, что уничтожить его архиважно, но огрина прикрывали Стержень и Веселушка, отражая рукопашные атаки и поддерживая огнем из болтеров и дробовиков. Где-то рядом сражался вождь, отправляя паразитов к их праматери, и это еще больше воодушевляло огринов на битву, чем все проповеди имперских священников, полковой капеллан которых так и не явился на погрузку и сейчас его обязанности исполнял комиссар Марш и иногда ему помогала Эмилия. Впрочем, от последней огрины нечасто слышали проповеди - девчонка больше интересовалась жизнью сами громил, чем вдалбливала им в мозги догмы имперской религии.
   Сама Эмилия не попала в гущу сражения - она и отделение девушек, под командованием Ступы, выступали второй линией, метко отстреливая нападающих и кидая в их толпу гранаты. Комиссар уже встречалась с еретиками и если там, кроме ползущих и вопящих врагов еще добавлялось распространяемое ими влияние варпа, то здесь шел только мерзкий запах самих тиранид. Ну и щелкающие у носа огринов челюсти, мелькающие когти и хитиновые тела тварей. Паразиты наседали, задние напирали на передних, толкая их под огонь оружия и силовые клинки, вал из тел все рос и теперь твари стали прыгать с него вперед, чтобы ударить в спину вгрызшимся в землю громилам, которые не собирались отступать. Конечно, они понемногу отходили назад, потому что сражаться на одном месте уже не получалось - под ногами валялись конечности и куски тел, мешались трупы тиранидов, но скорость продвижения паразитов значительно замедлилась, а в районе сопротивления огринов так и вообще встала. Комиссар понимала, что Хват дает время Тихонькому подготовить оборонительные позиции и ждет, когда второй челнок полностью разгрузится, ведь "Стражи" Симонса уже выскочили наружу и здорово наваляли левому флангу тиранид, пока первый танковый взвод отсек огнем правый фланг и к нему сейчас присоединились остальные. Она видела, что два Крушителя повернули в сторону танков, чтобы уничтожить их как можно быстрее, ведь экипажи капитана Смоляка начали продвигаться вперед, давя тиранидов. Управляющий центр понимал, что внезапно возникшие защитники не смогут перекрыть все направления, их слишком мало, поэтому бросил на их уничтожение значительную часть своих сил, отправив малую захватить людей. И задачей лейтенантов было не допустить этого.
   Тихонький со своими пытался быстро возвести укрепления пока огрины сдержали первую волну тварей. Их было мало и большую площадь они перекрыть бы при всем желании не смогли, так что он должен был позаботиться о жизнях своих солдат и гражданских. К их позициям уже подползали пара танков, которые на выручку гвардейцам отправил командир - капитан Смоляк стрелял на ходу в гущу тварей осколочно-фугасными, образуя среди моря кишащих тел малые пятна свободного пространства, которые быстро схлопывались, заполняясь тиранидами.
   - Курчатов, твою мать!! - заорал Тихонький. - Прикрой гражданских!!! Быстрее!!
   Молодой офицер взревел как раненый бык, отдавая приказ, и его солдаты открыли сосредоточенный огонь из лазганов, отрезая генокрадов от бегущих женщин на левом фланге. Спрятавшись за удерживаемыми в руках щитами, они непрерывно стреляли, отступая к жилому комплексу. Лазпушки и болтеры Курчатова вырезали в толпе паразитов огромные бреши, но тем было наплевать на потери - они давили массой. Твари были шустрыми и быстрыми, они набегали и утаскивали за спины своих сородичей замешкавшихся людей, однако гвардейцы не дремали и вели точный огонь. Тихонький и рядовой Драг развернули тяжелый болтер и лейтенант приник к прицелу, выжав спусковой крючок. Оружие задрожало, выпуская разрывные снаряды прямо в толпу тиранидов, и та колыхнулась по направлению к ним - потери в отряде Контролера неимоверно возросли и он старался их минимизировать, уничтожив еще одну возникшую огневую точку. Для тиранидов внезапно высадившийся десант гвардейцев был неприятной неожиданностью, ведь Патриарх, изучив природу людей, распланировал атаку заранее и пара Владык думали, что у них есть достаточно времени для сбора биомассы, прежде чем сюда прибудут человеческие войска, однако люди воспользовались воздушным транспортом и сейчас сдерживали неистовые атаки рвущихся к беззащитным жертвам тиранидов.
   Один из Владык считал план Патриарха безупречным и развивавшимся согласно срокам, но неделю назад его необходимо было ускорить, в связи с появлением имперских войск, но вот его исполнение почему-то резко забуксовало. Пускай атака на дворец была спланированной, но там образовался сильный враг, который помешал планам. В связи с этим атака на здание Управления полностью провалилась и, проанализировав поступившие данные, Патриарх пришел к выводу, что там возник неучтенный фактор в виде странных войск гвардии, которые умело уничтожали его бойцов. Они не были похожи на обычных солдат, отличались ростом и силой, реакцией и тактикой, это был умный и хитрый враг, который вполне мог переиграть самого Патриарха, что было невозможно, потому что тот очень тщательно изучил природу людей, выбирая для своего появления именно это отдаленный мир. По всей человеческой логике выходило, что небольшое подразделение их армии пожертвовало бы частью населения, чтобы спасти тех, кого было возможно, защитив столицу. Рассчитав время, Патриарх дал возможность наблюдателям людей заметить его силы, помаячив генокрадами, чтобы те успели передать сигнал бедствия в главный улей людей и уже оттуда им на помощь выдвинулась бы часть войск, решив, что это и есть основные силы тиранидов. Проведенного им на марше времени вполне хватило бы, чтобы осуществить сбор и сковать их силы сражением, чтобы потом остальные его войска ударили им в тыл. Все произошло по плану, однако некоторое количество солдат прилетело по воздуху, а свои воздушные силы Патриарх берег, потому что их было во-первых - мало, во-вторых - вырастить их без Капиллярных башен было проблемой. Их участие необходимо было во второй части его плана и отступать от него Патриарх был не намерен, потому что колонна бронетехники и транспортов уже выступила по направлению к коммуне, купившись на атаку. Да, возникли сложности на первом этапе, но вот гвардия как наиболее боеспособное подразделение людей сейчас делает именно то, что ему нужно - гибнет в неравном бою с его пехотой, защищая обреченный поселок, а основные силы просто не успеют им на помощь. Пускай люди почти скопировали его план, но они еще не знают, что их ждет впереди. Поэтому Патриарх передал четкий приказ - усилить нажим, бойцов не жалеть. Понесенные при этом потери будут восполнены в ближайшие сутки. Сейчас же он сосредоточился на второй части плана.
   Шлюзы орбитальной станции были выбиты изнутри и оттуда, извиваясь словно слизняки, выбрались живые корабли тиранидов. Их было немного, но больше Патриарху и не требовалось. Первым делом, когда он осознал себя как наивысшую особь улья, то единственным его желанием было позвать Флот к этой планете. В нем говорил инстинкт, рефлекс, заложенный генетической программой его вида, но в космосе было пусто. Его психический вопль мог быть услышан и принят, однако к тому времени еще слабый выводок вполне могли уничтожить войска людей, поэтому Патриарх сумел волей своего развившегося разума подавить инстинкт и начать развитие своего плана, а именно - более полный захват управления человеческим обществом. Некоторые индивидуумы заподозрили неладное и были тут же присоединены к выводку, другие, более глупые, оставлены на своих должностях, потому что кому-то нужно было управлять колонией. Этим мог заняться и сам Патриарх, но справедливо рассудил, что внесенные им изменения могут быть замечены наблюдателями так называемой "Инквизиции", знания о которой он почерпнул из разумов порабощенных им людей. Эти воины-разведчики действовали малой группой, но могли уничтожить его выводок, поэтому Патриарх решил подстраховаться. Он перебрался на орбитальную станцию, поработив весь персонал, оставив только самых толковых специалистов, применив к ним свои возросшие психические силы. Подчинить слабые разумы было проще простого и те превратились в марионеток, которые сообщали всю доступную им информацию Патриарху, а уже тот решал, что именно делать и как следует поступить. Так отгрузки проходили вовремя, пилоты орбитальных челноков возили похищенных им людей, даже не подозревая, что за груз везут - он просто использовал их втемную, маскируя обездвиженные захваченные на планете жертвы в контейнерах с продуктами. Патриарха заинтересовали разумы пилотов - они отличались от обычных порабощенных гражданских и в первую очередь своей способностью сопротивляться его незаметному влиянию. Причем именно они начали первыми бить тревогу и удалить их незаметно не получилось, поэтому пришлось обоих списать на планету, заменив подконтрольными. Патриарх возжелал изучить этот феномен, но пилоты почему-то серьезно напряглись, у них имелось личное оружие и они обратились к арбитрес, которые уже были подчинены Патриарху, пускай и не полностью. Опасения вызывал третий помощник губернатора, который вроде бы в связях с пилотами замечен был, но вел себя крайне странно, однако подменять его Патриарх не собирался - кому-то нужно четко выполнять административную работу и тот продолжал делать ее хорошо, приказам его марионеток и мутантов не перечил, так что будущий Разум улья успокоился, но держал возможного врага на заметке.
   Именно к этому и стремился Патриарх - стать Монархом, а потом уже Вышним, существом настолько мощного порядка, обладающего психическими силами невообразимой величины, способного почувствовать всех своих сородичей в любом уголке галактики и призвать их на службу. Старый Вышний остался в той галактике, откуда они прибыли, он смог ощутить слабые токи жизни в этой области космоса и отправил сюда свои Флоты затем, чтобы с их помощью возвыситься еще больше, стать более могущественным существом, но забыл одно важное правило - у любой жизни есть начало и конец. Вышний правил очень долго, но его эра подходила к концу. В той галактике было поглощено уже все, все планеты были высосаны досуха и там совсем не осталось жизни, если она и теплилась где-нибудь, то спрятавшись под поверхность планет, доживая свой век и вырождаясь или же путешествуя на космических кораблях, избегая всяких встреч с Флотом улья, тогда как тот только расширялся и прогрессировал. И Вышний допустил ошибку - он отправил несколько Флотов через пустоту, назначив каждого Монарха управлять ими. Они не могли нарушить волю Вышнего, но разрыв между головным разумом и его подчиненными все возрастал, его влияние ослабело и Монархи ощутили, что сами могут стать высшими. Они торопились начать поглощать новую галактику с пульсирующей впереди жизнью и самый первый наступил на грабли, как говорили люди - его уничтожили, а его Флот рассеялся, превратившись в полуразумные осколки, управляемые даже не Патриархами, а Иерархами, которые со временем могли развиться в более могущественные особи, но кто даст им такой шанс? Точно не он, Патриарх, потому что именно он станет тем, кто выведет свою расу на иной уровень.
   Самый осторожный из всех прибыл недавно - он сохранил большую численность своего Флота и уже не действовал как предыдущие Монархи. Он прощупывал оборону людей, этих странных существ, которые обнаружили в себе странную особенность сопротивляться вторжению, тогда как существа родной галактики улья, едва ощутив присутствие Флота, тут же делали ноги. Редко кто пытался сражаться, те же, кто выставлял войска, свои жалкие хрупкие металлические скорлупки, где тысячи существ сидели как закуска в банке, быстро погибали под напором живых кораблей, а их планеты подвергались тщательному сбору необходимых улью веществ. Здесь, в этой галактике, вещества были другими, поэтому улью приходилось приспосабливаться, но Вышний наделил их этой способностью еще там, на родной планете, где возник сам. Патриарх не знал истории возникновения своего вида, но он знал историю становления, и она ничем не отличалась от той, что произошла здесь - нападение, уничтожение, преобразование и поглощение. Вот Высшая Цель улья - стать еще более могущественным и сильным, превзойти самого Вышнего, потому что тот знал единственный секрет. Его стадия развития не была конечной. Он мог получить такие недоступные простым смертным силы, с помощью которых сумел бы прокалывать пространство, останавливать поток времени, соединять галактики и итогом такого существования могло быть только поглощение всей Вселенной, ведь галактик так много, а улей только начал свой рост. И сейчас на его пути стоят эти жалкие людишки, которые сами возомнили себя избранной расой. Он, Патриарх, сокрушит их и поглотит тела этих странных здоровяков, применив их особенности в телах своих новых воинов и изучив их, тогда они станут еще более несокрушимыми.
   Живые корабли тиранидов рванули вниз, неся в своем чреве десант. Их было всего с десяток, но больше Патриарху и не требовалось, кроме многочисленных войск они несли и другую функцию - охрана воздушного и околокосмического пространства, а также создание так необходимых ему Капиллярных Башен. Пока люди будут заняты сражением с его войсками, то за два дня он вырастит на отдаленном острове необходимые ему постройки, которые начнут выпускать споры в атмосферу, заражая атмосферу и изменяя климат своим влиянием на нее, а специальные корабли, которых пока всего три, преобразуются в "заводы". Начнут высасывать воду и доставлять ее к башням, переселять отростки башен дальше от острова, потом перейдут на континент. Нужно всего дня три-четыре и его рост и вторжение малая численность человеческих войск уже не сможет остановить, если к тому времени еще будет жива. Послать сигнал бедствия они не смогут - Патриарх позаботился об этом. Его диспетчеры-марионетки отвечали на вопросы столичных планет, успокаивая их правителей, полностью контролируя коммуникации и связь с планетой была недоступна, оставшиеся на ней люди были заперты. План развивался согласно сценарию Патриарха.
   Орбитальная станция снаружи выглядела распотрошенной - вырванные с мясом створки, гуляющий во внутренних помещениях вакуум и холод космоса, разбитые переборки и уже застывшая родильная слизь, замерзший инкубатор, который был уже не нужен. Поглотив биомассу планеты, Патриарх вырастит еще более сильные и могучие корабли, которые составят костяк его Флота. Пока же они были раз в десять меньше обычного военного крейсера людей и не имели опыта сражений, но Патриарх точно знал, что войска в эту систему не пребудут - некому позвать на помощь. Появление корабля имперской гвардии встревожило его, но тот был поврежден и, высадив войска, скрылся в неизвестном направлении. Внедрить агента в ряды военных так и не удалось, поэтому Патриарх решил форсировать события и сейчас направлялся на планету - станция уже выполнила свое предназначение и была не нужна, с остальным справятся марионетки-диспетчеры, запертые в герметичном помещении с запасом кислорода и воды. Они непременно умрут, но прожить месяц по летоисчислению людей им хватит, а на большее Патриарх и не рассчитывал - к тому времени он уже захватит половину планеты и нарастит биомассу до необходимых размеров.
   Колонна техники, что спешила на помощь высадившимся из челноков огринам, неожиданно оказалась в кольце передовых частей тиранидов. Рядовые твари не слишком понимали и разбирались, что перед ними не боевые машины - просто повозки с колесами. Генокрады и пехота накинулись на транспорт, который уже покинули водители и сейчас улепетывали в сторону города на одном из бронетранспортеров. Как только наблюдатели сообщили, что твари высадились рядом, то солдаты немедленно остановили колонну и бежали, потому что именно такой приказ отдал им полковник Конот, который сейчас стоял на наблюдательной вышке поста у въезда в город. Полковник хорошо видел в дальнозоркий бинокль, что колонна, которая не успела пройти и пятнадцати километров по ровному как стол шоссе, встала, а лейтенант Холан, который и вызвался добровольцем на эту операцию, сейчас на всех парах мчится назад. Инквизитор тоже была рядом с полковником и наблюдала за происходящим.
   - Как он сумел догадаться об этом? - спросила она, пробормотав себе под нос, но Конот ее услышал.
   - Видимо, он знает тиранидов лучше чем мы. - Пожал плечами военный. - Но чтобы до такой степени... хм, это удивительно. Могла ли ты подумать, что их Патриарх будет прятаться наверху?
   - Нет. - Мотнула головой Абелина. - Я даже не рассматривала этот вариант.
   - После того как Хват притащил этого, как он сказал "shakhida", то сразу же переговорил с Маршем и своим комиссаром, которые и помогли ему выяснить, куда именно вывозили пропавших. Он тоже немного ошибся, считая, что гнездо где-то на планете равнозначно удаленное от города и от коммуны "Колос", чтобы тираниды успели собрать "урожай". Но видишь, как вышло. - Полковник пожал плечами. - Что ж, теперь карты вскрыты, противник на горизонте и пора заговорить главному калибру пятьдесят четвертого артиллерийского. - Конот подключился к каналу связи с капитаном Бладом. - Корректировщики навели на цели?
   - Да, данные получены. - Ответил тот. - Разрешите открыть огонь?
   - Жги. - Просто сказал полковник и гаубицы ухнули, выпуская зажигательные снаряды по высадившимся на шоссе тиранидам, которые сейчас недоуменно кружили возле машин. - А теперь - фейерверк. - Произнес полковник и нажал на кнопку дистанционного подрыва грузовиков, которые просто одели в камуфляж транспортов, таким образом замаскировав с орбиты.
   Времени было мало, но комиссар Марш и огрины начали готовиться к этому сутки назад, привлекая весь личный состав. Для некоторых сколотили из панелей грубое подобие танковых башен, грузовики перекрасили или натянули сетку. Как Хват убедил комиссара Марша пойти на такое, загадка, но, может быть постаралась его подопечная? Все возможно. Сейчас полковник не мог помочь огринам, которые ввязались в жуткую мясорубку возле коммуны, он мог только молится, что и проделал, шевеля губами. Абелина взглянула на него и все поняла без слов - часть способностей начали возвращаться, поврежденные нервные клетки мозга обновились и каналы немного восстановили свою проходимость, но еще не до конца. Сейчас же инквизитор была еще слаба, чтобы позволить себе психические атаки на поле боя, однако верный плазменный пистолет и силовой меч всегда были при ней. Также она легко управлялась с лазганом, стаббером и дробовиком, так что вполне могла заменить собой гвардейца, что и делала.
   Колонна рванула, уничтожая сразу несколько десятков тиранидов - солдаты не пожалели взрывчатки. Накрытые сверху гаубичными снарядами, подожженные и потерявшие сразу пару сотен при высадке, твари заверещали и кинулись в город, чтобы покарать проклятых людей. Однако те были готовы к наплыву такого количества врагов. Вдоль границы города были прорыты траншеи, установлены стабберы и тяжелые болтеры через каждые десять метров, смешанные расчеты из гвардейцев и солдат СПО готовились дать отпор врагу, который еще и имел превосходство в воздухе. С космодрома можно было поднять еще пару челноков, но они погоды не сделают - вооружение на них установить не успели, да и смысла в этом большого не было. Сейчас летающие твари, по преимуществу Крикуны, начали атаковать транспортер Холана, однако в его кузове была установлена самодельная зенитка из четырех стабберов, за рукояти которой сел сам лейтенант. Хват посоветовал установить именно это.
   - В данном случае решает не огневая мощь, а скорострельность, а она у стаббера потрясающая, да и если что с воздуха прикроет. Я не верю, что у них нет Летунов. - И Холан хорошо запомнил слова огрина.
   Сейчас он был рад, что послушался здоровяка - счетверенные пулеметы ловко срезали воздушные цели и отсекали бегущих за ними быстроногих тварей. Водитель вилял, чтобы сбить прицел Крикунам и Метателям, впрочем, последних и не было видно - они не такие скоростные, как генокрады. А вот с ними вполне можно было справиться. Засевшее в кузове отделение сержанта Петрова точно и метко стреляло из лазганов, выбивая тварей по одному, некоторые отгоняли Крикунов, которые умудрялись пробраться через лавину пуль, выпущенных Холаном.
   - Перезарядка!! - закричал лейтенант, когда четыре ленты закончились и два солдата тут же кинулись с коробками к нагревшимся стволам стабберов, чтобы зарядить патроны. Холан подхватил свой лазган, лежащий рядом и успел пару раз выстрелить по пикирующему сверху на него Крикуну, как тот применил свой звуковой удар.
   Транспортер тут же завилял, водителя и всех, кто был в кузове на мгновение контузило, солдаты потеряли ориентацию в пространстве, у многих пошла кровь из ушей и носа, кто-то свернулся в калачик от боли, схватившись за голову. До города оставалось совсем ничего, буквально пара километров, когда машина слетела в кювет и перевернулась. Солдаты высыпались из кузова, кто-то, более устойчивый к воплям тварей от природы, продолжил стрелять. Крикун радостно возопил и снова ринулся вниз, чтобы сожрать и растоптать гвардейцев, потому что бегущие генокрады неожиданно оказались под обстрелом танков. Наводчики видели цели и тут же зарядили осколочно-фугасными по бегущим тварям, отсекая их от перевернутого транспорта. Крикун сманеврировал в воздухе, снова ударяя своей звуковой волной по солдатам. У кого-то не выдержали кровеносные сосуды и лопнули, часть снова повалилась на землю, некоторые гвардейцы уже были мертвы. Холан дрожащими руками поднял лазган и выжал спуск, но промахнулся, а тварюга развернулась к нему, как... ее голова взорвалась кусками плоти! Лейтенант не поверил своим глазам, но не стал выяснять, кто это так славно помог ему и его подразделению. В голове и ушах звенело, но Холан встал, потрепал за плечо воющего солдата, пошатнулся, размахивая лазганом как пьяный, оглядываясь назад, чтобы успеть занять позицию возле транспорта и отразить атаку, как какой-то навязчивый жужжащий в ухе звук отвлек его.
   - Холан!!! - орал динамик вокс-связи на пределе, но лейтенант его еле слышал, сказалась контузия. - Холан, твою мать, ответь!!! Холан!!
   - Слышу. - Тихо произнес одними губами лейтенант.
   - Валите оттуда!! - кричал полковник. - Я выслал за вами два транспортера, они уже подъезжают!! Быстро все в кузов!!
   - Понял. - Кивнул Холан, поднимая на ноги сержанта Петрова, который лишился правого уха и сейчас рана серьезно кровоточила. - Вася, пошли, Вася, вставай давай!! Всем, грузимся в транспорт!! - хрипло крикнул лейтенант, но его не услышали.
   Транспортеры остановились рядом и с них застрекотали стабберы и заухали болтеры - сидящие в кузове стрелки отражали атаки набегающих генокрадов. Твари с этой погоней здорово рассеялись по полю, но полковнику и так было хорошо видно всю эту стотысячную ораву. Или их может быть больше? Неважно, главное, держать проходы в город и дождаться подкрепления. Конот видел, что солдатам Холана помогли залезть в кузов транспортера, подорвали перевернутую машину, нанеся тиранидам немного урона и водители погнали БТРы обратно. Танкисты стреляли без перерыва, вынося Плевателей и Метателей, кое-где среди этой мелкой шушеры виднелись панцири Крушителей и Разорителей, но, слава Императору, ни одного Мясника. Командовавший всей этой братией Патриарх решил пустить свои штурмовые части вперед, подкрепив все это атакой зоантропов, которых у него было мало. Все же для их рождения кроме ДНК эльдар необходима концентрация психических сил, да и контролировать таких индивидуумов очень сложно, потому что разумом они равны Владыке или даже Иерарху, а Патриарху не хотелось бы давать им такую большую волю. Так что он ограничился небольшими силами и теперь, под прикрытием генокрадов и пехоты, атаковал город.
   - Снайперам сосредоточить огонь на зоантропах. - Передал приказ в рацию Конот. - Не одна эта тварь не должна и близко подойти к городу.
   - Так точно. - Отозвался Крох и приник к прицелу.
   В стволе его винтовки ждал своего часа специально разработанный для стрельбы на дальние расстояния патрон, а сам снайпер сменил привычную винтовку на другую большего калибра. Он лежал на крыше невысокого здания, уперев приклад в плечо, а ногами нащупав мешки с песком. Отдача у винтовки была серьезная и легкого коротышку вполне могло отбросить назад или вывернуть плечевой сустав, так что он подстраховался. Стоящая на сошках, винтовка повела своим стволом, наводясь на цель. Толпа тиранидов бесновалась и постоянно перемещалась, скрывая цели, однако Крох засек одного. Крупная голова на тоненьких ножках - зоантроп плыл посреди своей свиты, копя силы для нанесения психического удара. Он был буквально в километре от вырытых траншей, как снайпер выждал момент и плавно потянул спусковой крючок. Неожиданно для него винтовка вместо мощной отдачи издала едва слышный плевок, ствол компенсировал импульс, внутренний механизм колыхнулся по направлению к стрелку. Пуля чуть больше чем за секунду преодолела расстояние до цели и голова зоантропа разлетелась от точного попадания - заложенный в нее микрозаряд сработал как надо. Тварь просто не ожидала атаки и не успела поднять ментальные щиты, как была тут же убита. Соседние с ним тираниды заволновались и их ряды сомкнулись вокруг оставшихся зоантропов.
   - Сосредоточьте огонь на зоантропах. - Отдал приказ Крох своим. - Три снайпера на одну цель - они наверняка возвели ментальные щиты. Вист, Далк, вы со мной. - Лежавшие здесь же на крыше его подчиненные ответили командиру кивком. - Цель групповая на одиннадцать часов, работаем.
   Все три снайпера поймали в прицел редко мелькающую макушку зоантропа, который даже чуть присел, чтобы казаться ниже, однако стрелкам все было отлично видно.
   - Готов. - Доложил Вист.
   - Готов. - Доложил Далк.
   - По моей команде. - Крох сам задержал дыхание выжимая спуск, находя тот самый момент, едва сдерживающий выстрел. - Огонь.
   Все три винтовки выстрелили одновременно. Первая пуля попала в голову неудачно подставившегося генокрада, который нарезал круги возле своего босса, забрызгав его и свиту мозгами. Вторая ударилась в ментальный щит зоантропа и взорвалась, здорово просадив его, а третья в это время, догнав первых двух пробила его насквозь, поражая осколками хлипкую башку тиранида. Зоантроп зашатался, но Крох и остальные не стали рисковать и всадили в него еще по пуле, чтобы наверняка. Тварь издохла и вместе с ней еще парочка рядовых генокрадов. Крох посмотрел в небо, где кружили мелкие точки Летунов и Крикунов - они определили откуда шла стрельба по спецвойскам и получили приказ уничтожить снайперов. Установленная на крыше зенитка заговорила из своих стволов, посылая струи пуль в небо, но летающие твари оказались слишком верткими и умудрялись избежать попадания. Крох чуть привстал, поднимая тяжелую винтовку.
   - Все, уходим на запасные позиции - эти засвечены.
   - Выполняю. - Отозвались снайперы и начали спускаться с крыш внутрь здания. Крох и его двойка стреляли не одни - еще пятерых зоантропов удалось уничтожить, прежде чем они подползли к окопам.
   Полковник видел, что в колыхающемся море тел тиранидов произошла перестановка и теперь вперед вылезли бронированные танки, за которыми бежали Подавители. Все остальные держались позади. Приблизительно сотня танков на шесть тысяч его солдат - две роты ушло с огринами и он не знал как у них там обстоят дела, связь пока наладить не удалось. Выживут - сами доберутся. А пока у него тут под боком настоящая армия Патриарха.
   - Товарищ полковник! - подбежавший солдат запыхался и протягивал Коноту трубку орбитальной связи. - "Зерно" здесь, вас вызывает капитан Ландер!
   - Как удачно он появился. - Улыбнулся полковник и взял трубку. - Здорово, старый хрыч!!
   - И тебе не хворать. - Ответил с улыбкой капитан Ландер, хотя Конот его и не мог видеть. - Назначай цели - я поддержу вас огнем из лэнс-пушки.
   - Истребители выпустил?
   - Как только так сразу. - Ответил тот. - Они уже в пути.
   - Километрах в семидесяти на юг от города держат оборону две роты и огрины - направь туда бомбовозы в первую очередь.
   - Так и сделаю - сверху мне все видно, ждите их через десять минут, потом причешут тараканов возле вас. - Ответил капитан. - Тут еще под боком у меня болтается распотрошенная станция, это не вы?
   - Уроды сидели на ней все это время, пока мы были внизу. - Злобно ответил полковник. - Если бы мы знали с самого начала, то давно бы их размазали по космосу.
   - Проклятье! - выругался Ландер. - Операторы заметили три корабля тиранидов, поднимаются с планеты. Держитесь там, у меня здесь сейчас будет жарко - твари мелкие и шустрые!!
   - Да поможет тебе Император!! - высказал пожелание полковник.
   - Слава Императору!! - ответил ему Ландер и отключился.
   - Можно использовать корабль для наблюдения с орбиты за перемещениями тиранидов. - Заметила Абелина и, увидев взгляд полковника, произнесла, - но я понимаю, что ему сейчас не до этого.
   - Полковник, твари проникли на территорию части. - Доложил другой солдат. - Комиссар Марш привел заряды в боевую готовность. - И тут же в той стороне, где располагалась территория базирования гвардии, послышался грохот и тиранидов испарили множественные взрывы и термические мины, которыми щедро была усеяна часть. Солдат переждал звук особенно громкого взрыва и продолжил. - Комиссар эвакуировался вместе с пятой и восьмой ротами и занимает оборону согласно плану.
   - Хорошо. - Кивнул Конот и посмотрел на Абелину. - Похоже, наши шансы возросли. Не такой уж он и умный, этот Патриарх. Жалко только, что весь ремонт и окопные работы пошли насмарку.
   - Не стоит об этом печалится. - Инквизитор погладила полковника по плечу. Она не слишком и скрывала свое к нему отношение, а солдаты Конота были совсем не любопытными, что устраивало Абелину. И не трепали языками где не надо. - Готов?
   - Мой лазган уже успел запылится, а лазпистолет не покидал кобуру долгое время. - Улыбнулся полковник. - Только очищающий огонь по ксеносам способен вернуть им работоспособность.
   - А ты романтик, полковник.
   - Сэм. - Серьезно сказал он. - Зови меня Сэм.
   - Хорошо, Сэм. - Абелина вскинула к плечу лазган и очередью из трех выстрелов поразила набегающего на окопы тиранида в голову. Тело того по инерции пробежало еще несколько шагов и рухнуло перед траншеей, откуда солдаты уже вели огонь по пехоте тварей, даже не пытаясь стрелять по Крушителям, уже подползавшим к окопам. Вышка, на которой стояли полковник и инквизитор была защищена бронированными листами, к тому же от нее был прокинут мостик в здание, что возвышалось за их спиной и в случае атаки они могли легко сбежать под укрытие толстых стен, что и проделали, когда рядом с полковником просвистели первые иглы.
   Майор Попов приник к прицелу, лично наводя орудие танка.
   - Заряжай прожигающий!! - отдал команду он.
   - Заряжено! - тут же отозвался сержант и нажал кнопку, замыкая цепь.
   Майор нажал на спуск и танк дернулся, выстреливая снаряд. Экстрактор выплюнул гильзу наружу, а заряжающий уже держал наготове следующий снаряд из боеукладки. Попов видел, как его выстрел попал в бок Крушителя, проделывая в его хитиновой броне приличных размеров дыру. Тварь заверещала и ускорилась, но осталась боеспособной.
   - Отставить прожигающий! - скомандовал Попов и сержант тут же вернул снаряд назад. - Давай осколочный.
   - Попадешь? - с сомнением в голосе спросил его механик-водитель, который сидел впереди майора и получил от него ботинком по шлему за высказывание такого недоверия к способностям командира.
   - Да чтобы я и не попал?! - взревел Попов. - Да я тиранидов на куски разрывными рвал, когда ты пешком под стол ходил!
   - Заряжено! - Возвестил сержант, закрывая клин орудия и замыкая цепь.
   Майор приник к наглазнику прицела - дальномер четко показывал расстояние до цели, но та перемещалась, пускай и не так шустро как раньше, но все же, и отверстие, проделанное им прожигающим, постоянно сминалось телом - хитиновые пластины наползали друг на друга, к тому же Крушитель пытался регенерировать, но остальные танкисты тоже не дремали и стреляли по цели, пробивая его тело в разных местах, причиняя дикую боль. Попов выдохнул, чуть довернул пушку джойстиком. Электропривод завизжал и затих, весь экипаж ждал точного выстрела от своего командира. Попов воевал уже с ними лет десять, а до этого сам был в составе экипажа сначала командиром танка, потом отделения, затем взвода, роты, потом дорос до зама, а теперь сам стал командиром полка. Не то, что его радовала эта должность, он легко бы согласился быть ротным, да только кто-то же должен управлять этими оболтусами. К тому же полковник Конот взял на себя любезность помочь новоявленному командиру с документооборотом и прочими бумажными обязанностями, чему Попов был благодарен. Он был бы даже рад влиться в его подразделение, потому что узнал Конота как весьма толкового командира, который не бросает людей на убой, а старается их сохранить. О чем говорит его приказ послать два транспортера за добровольцами, что выманили тиранидов на себя. Попов был рад служить с таким человеком. И вот сейчас ему нужно сделать выстрел на миллион - попасть с пятисот метров в маленькую дырочку на боку у Крушителя. Майор выдохнул, медленно вдавливая кнопку, Крушитель дернулся от очередного попадания, извернулся, замер на несколько секунд и Попов понял - пора. Он выжал спуск, танк дернулся и снаряд закрутился вокруг своей оси, моментально преодолевая расстояние до цели. Он влетел точно в проделанную кем-то дыру и взорвался внутри, нашпиговывая тварь осколками и раскалывая ее пополам, обрызгав всех находящихся рядом тварей кишками и кровью. Все внутренние органы Крушителя были смяты и перемешаны, мышцы не выдержали термического воздействия и тварь, напоследок охнув, замерла.
   - Отличный выстрел, майор! - похвалил Попова сержант.
   - Да только попал ты не в свою дырку. - Подал голос механик.
   - Поучи отца в дырки попадать. - Хмыкнул Попов. - Я привык в чужие дырки снаряды из своей пушки загонять, а свою не подставлять, я ведь не пи...ас какой-нибудь.
   Механик оглушительно захохотал, поняв двусмысленность сказанного, и сержант поддержал его.
   - Так, отставить смех! - резко оборвал веселье Попов. - Давай прожигающий, потом осколочный, пока эти твари не допетрили, кто там на директрисе гвозди в их гробы забивает. - И ухмыльнулся. Майор обожал свою службу, а еще больше обожал стрелять, поэтому был благодарен полковнику еще и за то, что тот продумывал стратегию за него - у Попова появлялось больше времени заниматься любимым делом.
  
   Две роты под командованием комиссара Марша организованно отступили на подготовленные позиции в районе ремцеха и очистных. На улицах были сооружены баррикады из грузовиков и прочего хлама, установлены лазпушки, снятые с дотов периметра части - никто не собирался их взрывать. Как только челноки забрали огринов и две роты, то демонтажем занялись в то же самое время и солдаты лейтенантов Бриска и Сигмунда быстро добравшись на транспортерах до позиций, едва успели их установить, прежде чем твари полезли на территорию части. Марш до последнего сомневался, что они будут атаковать защищенную территорию, но наблюдатели четко доложили, что видят внутри копошащихся тиранидов. Комиссар выждал, когда их соберется достаточное количество и активировал заложенные заряды. Часть взлетела на воздух вместе с сотнями тварей, а те, кто уцелели при этом, а таких оказалось немало, сейчас же немедленно рванули в сторону города, до которого было недалеко. Как Марш и предполагал они попытаются проникнуть в канализацию в районе очистных, чтобы выйти в тыл защитникам и его задача - не допустить этого. Комиссар взял под свое командование роты двух залетчиков-лейтенантов, определив их на передовую и те сейчас сжимали рукояти оружия с холодной решимостью кровью искупить свою вину и вернуть гордое звание гвардейца. Впрочем, Марш на них не злился - он понимал, молодость, толика свободы чуть вскружила им головы. Он и сам был таким же в прошлом.
   Рядовой Шумахер выглянул в окно здания и заметил бегущую из леса толпу тиранидов. Ладошки молодого парня мигом вспотели и он еще сильнее сжал лазган.
   - Не бзди, салага. - Прогудел сержант Толев, поглядывая в то же окно и заметив мандраж рядового. - Ты под защитой стен, не стреляй раньше времени. Вот подпустим жуков поближе и дадим им прикурить. Курить будешь? - спросил сержант и Шумахер замотал головой. - Ну и правильно, не кури и не начинай. - Толев сунул сигарету в рот и чиркнул зажигалкой, втягивая в себя вонючий папиросный воздух.
   Шумахер закашлялся от запаха сигаретного дыма, который был ужасно едким, но не смущал сержанта - тот уже давно привык. Толев затянулся, выпустил струю дыма под потолок и, прикусив фильтр, снова сунулся в окно.
   - А вот теперь пора. - Сказал он и его лазган тут же завыл серией выстрелов.
   Шумахер выставил свое оружие, просто направив его в толпу тварей и выжал спуск. Лазган чуть вздрогнул, испуская серию импульсов. Попал рядовой или нет - неизвестно, но определенно какой-то урон он нанес. Тираниды не пытались их атаковать, потому что очень много целей было прямо перед ними, и засевшие в здании гвардейцы по большому счету их не интересовали, потому что по тварям били из лазпушек, установленных на баррикадах. Часть тварей кинулась к зданиям, чтобы проникнуть внутрь и обойти защитников - они ловко забирались по отвесным стенам, выбивая окна, но там их тоже ждал сюрприз - сидевшие внутри солдаты кидали гранаты и отступали из помещений, обваливая потолки, так что здания тряслись и могли в любой момент обрушится.
   - Держи проемы дверей под прицелом, салага. - Посоветовал Толев Шумахеру, сбивая со стены противоположного дома особенно шустрого тиранида. Его товарищи занимались тем же, прикрывая сержанта.
   Внизу, возле баррикады, держалась горстка гвардейцев во главе с лейтенантом Бриском, который лично сидел за лазпушкой. Он не подпускал самых ретивых тварей, выбивая их, гвардейцы не жалели гранат, засевшие в зданиях солдаты стреляли из лазганов и ракетниц, нанося изрядный урон. Контролер отправил на подавление огневых точке часть своих сил, чтобы сковать защитников города и выйти к ним в тыл через территорию очистных, но там его ждал сюрприз - проклятые гвардейцы засели в зданиях, установили болтеры и сейчас выбивали его солдат. Немногим генокрадам удалось просочиться через их ряды и проникнуть внутрь, однако там их встретили решительным отпором. Сойдясь с ними в рукопашную, лейтенант Сигмунд зарубил двоих, но и сам пострадал от кислотного плевка тиранида - его броню прожгло за секунды и едкий состав слюны уже коснулся кожи, пока гвардейцы срывали со своего командира защитные латы. Сигмунд стиснул зубы от боли, когда кислота коснулась кожи, медик залила все это специальным нейтрализующим кислоту раствором, который выдали всем - запасы хранились на складах еще со времен самого первого вторжения тиранидов в галактику и про них давно забыли, поэтому Патриарх и не знал об этом - у него были другие цели и приоритеты. Кожу Сигмунда проело до кости и та белела на его теле. Медик быстро замотала рану бинтами, пока солдаты добивали проникших внутрь тварей и лейтенант, подхватив лазган правой рукой, сунулся к окошку, чтобы пострелять лезущих тварей.
   Он видел, что часть из них вскрыла запечатанные люки и начала проникать внутрь канализационных коллекторов, чтобы пройти по городу. Сигмунд знал, что произойдет потом, как только большая масса тварей набьется внутри.
   - Всем приготовиться к подрыву! - закричал лейтенант и словно вторя его словам произошла серия подземных толчков, в результате которой земля просела и часть тиранидов, заверещав, провалилась вниз. - Добить ублюдков!! - закричал лейтенант, стреляя в пылевую завесу. - Ни один не должен вылезти!!
   Солдаты восторженно завопили и начали бросать в яму гранаты и стрелять без остановки, не давая возможности тварям вести раскопки.
   Комиссар Марш уже рубился в рукопашную с генокрадами, которые во что бы то ни стало решили продавить силы защитников и прорваться к следующему входу в коллекторы. Его цепной меч с хлюпаньем резал плоть тварей, брызги крови и плоти летели комиссару в лицо, но тому удавалось их избегать - кровища хоть и обладала слабым кислотным эффектом, но она не могла проесть броню и кожу просто обжигала и красные пятна на ней легко лечились мазью. Вот если бы здесь был Плеватель, который мог легко смешать лимфу и кислоту из мешочков, то Маршу не поздоровилось бы, а так ничего, можно было вести бой.
   Рядом с ним без остановки стрелял из лазпистолета Бриск, его солдаты примкнули штыки и кололи тварей, с одновременными выстрелами, так что атаки можно было сдерживать. Но защитников было слишком мало и погибнуть здесь совершенно не входило в планы комиссара.
   - Отступаем на запасные позиции!! - отдал приказ Марш, мечом перерезая конечность замахнувшегося на него тиранида. - Подрываем баррикады!!
   Гвардейцы начали бежать по улице в сторону центра города, прикрывая огнем отступавших. Кто-то пал под ударами тварей, не успев ретироваться, кто-то отчаянно бился, как комиссар Марш и не мог даже сделать шага. По стенам соседних зданий ползали тираниды, прыгая на защитников слева и справа - засевшие в зданиях солдаты были или мертвы или уже сами на грани смерти сражались с проникшими внутрь тварями. Марш понял, что сдержать силами всего двух рот такую толпу не удастся, но поддаваться панике не собирался. Он взревел, размахивая мечом, стреляя из подобранного им лазгана, отражая атаки тиранидов. Комиссар попытался отступить назад, споткнулся о тело какого-то гвардейца и упал на задницу - его выстрелы ушли в небо. Два генокрада заверещали и кинулись к человеку, чтобы добить его - меч Марша уже воткнулся в брюхо одного из них, прогрызая в его теле дыру, а вот башка второго разлетелась от высокомощного выстрела. Комиссар барахтался под телами мертвых тварей, упавших на него, пытаясь выбраться, чтобы его не затоптали. Он уже увидел, что неожиданная помощь прибыла вовремя и его сердце забилось втрое чаще, когда он опознал фигуру спасителя, спускающегося с небес.
  
   Тираниды продолжали напирать и патроны в магазинах болтера Хвата давно уже закончились. Силовое лезвие топора испило тиранидской крови и сейчас, будучи на переднем крае, огрин сошелся с тварями в ближнем бою. Его доспех был покрыт их кровью и плотью, броня получила несколько вмятин и повреждений от мощных ударов когтей Подвителя, который сумел приблизиться к Хвату и чуть не убил его, но точный выстрел из болтера отправил того на тиранидские небеса. Рядом все реже слышался визг мельта-гана - баллон со смесью газов уже опустел и Космач начал отступать. Многие огрины не выдержали натиска тварей и погибли, напоследок забрав с собой столько паразитов, сколько могли - многие активировали зарядные батареи, превращая их в мощные гранаты, и тут и там происходили разрывы. Хват не мог помочь всем, рядом с ним бок о бок сражались Подмышка и Молчун, которые тоже уже остались без боеприпасов. Позади грохотал тяжелый болтер, сдерживая заходящих в тыл генокрадов, роты Тихонького и Курчатова намертво вцепились в землю, отражая атаки, давая возможность огринам немного передохнуть и отступить, только отступать не получалось - отходя назад все время натыкались на тиранидов и уже приходилось крутиться волчком, чтобы выжить в этой мясорубке. Хват получил уже несколько рваных ран там, где броня не прикрывала кожу - часть на руках и ногах, одну на пояснице, когда доспех немного задрался, но огрин не обращал на них внимания. Сражение для него слилось в один сплошной кадр из когтей, мерзких харь, клыков и рогов.
   Вот он отражает атаку сразу двоих генокрадов, отрубая им головы, удерживая в левой руке кинжал, а в правой топор. Кто-то кидается на него слева, Хват ловит его тело в воздухе, протыкая лезвием клинка голову снизу, насаживая как на пику, потом отбрасывает пинком склизкое тело, встречая с разворота еще одного Плевателя, успевающего выпустить в него струю кислоты. На удивление твари она не причиняет огрину никакого вреда - не та концентрация, но для брони хватает и она уже курится слабым дымком, прожигаясь, а воин в этот момент перерубает топором Плевателя пополам, после чего кидается вниз, подхватывает чей-то лазган - свой уже давно потерян, потому что мешал в бою, а болтер спрятан в намертво пристегнутой к ноге кобуре - стреляет снизу вверх в тело падающего на него генокрада. Того взрывом отбрасывает на сородича и оба катятся вниз по горе из трупов, причем первый уже мертв, а второй еще нет. Мимо уха с визгом проносится плазменный шар мельта-гана и близкий разрыв опрокидывает Хвата на спину, но тот быстро поднимается, чтобы встреться лицом к лицу со следующим противником. Боевой клич уже не помогает, горошина вокс-связи снова сломана и вынута из уха и связаться с ротами гвардейцев нет никакой возможности. Хват рычит от бессилия и понимания, что сам загнал своих людей в ловушку. Он не ожидал, что тиранидов окажется так много, считал, что они поведут себя как паразиты - едва поняв, что не смогут одолеть огринов, то сбегут, ятобы сберечь своих бойцов и накопить силы, однако он ошибся. Воины гибли один за другим и он это чувствовал, ощущал необъяснимым образом, но был твердо уверен, что из всей роты выживет едва половина и если смертей будет очень много, то он точно сложит с себя полномочия вождя. Правитель должен быть мудр, а не глуп и молод, кидая бойцов в самое пекло. Просто сейчас у Хвата, окунувшегося в гражданскую жизнь Империума, сработала старая психологическая установка, доставшаяся еще с прошлой жизни - защитить мирных жителей. Там он делал все то же самое и не задумываться над тем зачем было некогда - жизни гражданских всегда в приоритете, есть враг, который им угрожает и есть цель. В конце концов он давал присягу что своей прошлой родине, что Империуму и нарушать ее был не намерен. Просто здесь все было попроще, но и подход немного иной - чиновники Администратума могли легко пожертвовать такой планетой как Кассандра в целях сохранения миллиардов жизней остальных. Но вот Хват не мог. Это было где-то внутри, сидело как червяк и точило его. Наверное, это называется совесть или собственные принципы, он не знал, но не мог поступить по-другому, не попытавшись спасти хоть кого-нибудь. Иначе эти женщины, мужчины, подростки и дети были бы обречены стать пополнением биомассы тиранидов и перед ним стоял выбор - погибнуть здесь всей роте огринов, но не дать им сожрать людей или же не помогать им и сражаться уже против более многочисленного противника. Ответ для Хвата на этот вопрос был очевиден.
   Очередная порция врагов отправилась в объятия варпа или куда там попадают тираниды и внезапно Хват ощутил, что на него не нападают. А потом он услышал идущий сверху визжащий звук и поле накрыла серия разрывов. Один из Владык был уничтожен бомбовым ударом налетевших перехватчиков, второй не мог взять на себя контроль над такой огромной массой бойцов и теперь выбирал, что ему делать дальше - отступить и перегруппироваться, напав малыми силами, бросив остальных или же усилить натиск, подвергая себя тяжелейшему психическому напряжению. Хват воспользовался этим.
   - Отступаем!!! - закричал он. - К жилым блокам!!
   - Быстрее!! - кричал от болтера Тихонький. - Пока они не опомнились и не полезли снова!!!
   Огрины отбегали от вала тел, подхватывая на ходу оружие, перезаряжаясь, таща на себе раненых, тех, кого могли спасти. Хват сунул топор за спину, подбежал к Подмышке, который с трудом двигался, закинул крупного огрина себе на правое плечо, взял раненого, лежащего на телах тиранидов, Ловкача. Тому перебило обе ноги, крупный разрез внизу живота, через который было видно кишки, сильно кровоточил и воин зажимал его руками, чтобы внутренности не вывалились. Хват напряг все свои усталые мышцы и побежал с обоими к медикам, которые уже суетились возле раненых. Благодаря своей силе и пониженной гравитации он смог вовремя доставить своих товарищей к доктору и уже собирался вернуться за следующими, но тут тираниды проснулись и полезли с новой силой.
   Люди успели оборудовать хилые и слабые укрепления, установить щиты и прятались за ними, стреляя по тиранидам. Патроны у тяжелых болтеров тоже заканчивались, "Стражи" Симонса, прикрывая левый фланг, метались по полю, сдерживая толпу тварей, танки Смоляка, окопавшиеся на правом краю и частью по центру, бухали осколочными снарядами, поднимая комья земли вверх вместе с телами паразитов и раскидывая их плоть кусками. Они уже не наступали - командир боялся быть отрезанным от основных сил гвардии и оказаться в окружении, но свою главную задачу он выполнил - уничтожил обоих Крушителей и теперь тираниды могли давить только пехотой. Хват проверил батарею подобранного им лазгана и тут же открыл огонь по лезущим зверюгам. Метатели пытались плеваться иглами, но перехватчики гвардии зашли на еще один круг и здорово проредили ряды нападающих, да так, что оставшийся Владыка задумался о том, что потери превысили допустимое количество и пора бы сделать ноги. Он отправил ментальный запрос Патриарху и получил раздраженный ответ - защитники должны быть уничтожены, а население колонии поглощено. В помощь он отправляет ему еще один кластер под руководством Владыки и это воодушевило командира тиранидов. Он оценил состояние потрепанных защитников и решил кинуть на них все доступные ему силы. Несмотря на преимущество людей в оружии, его восемь тысяч легко задавят их массой.
   - Чего они опять встали? - спросил Тихонький, облизав пересохшие губы.
   - Думают. - Буркнул Хват, оглядывая своих. - Медикам покинуть поле боя, тащите раненых в жилой комплекс, забаррикадируйтесь там. Серега, есть связь?
   - Да, рация не пострадала. - Лейтенант протянул огрину трубку. Тот немедленно вызвал Шороха.
   - Шорох, что у тебя?
   - Проверили половину гражданских, пока агентов не нашли.
   - Отправь несколько бойцов встретить медиков.
   - Давай лучше я присоединюсь к вам.
   - Ага, чтобы мутанты нам в спину ударили? Нет, проверь всех. - Приказал Хват. - Мы тут продержимся, тем более что "Зерно" прислало перехватчики и уже висит на орбите. Нужно только связаться с ним - пускай нанесут орбитальный удар.
   - Нужно доложить полковнику о нашем тяжелом положении, пусть свяжется с Ландером. - Встрепенулся Тихонький - он тоже видел летающие перехватчики, которые, отбомбившись, потянулись в сторону города. - Дай трубку.
   Хват вернул рацию лейтенанту и тут же пристрелил первого прорвавшегося за баррикаду из тел генокрада. Тут и там снова возобновились выстрелы, "Стражи" отступили за позиции гвардии - Симонс не хотел терять свои машины. Проклятые Плеватели и Подавители уже выяснили уязвимые места в их конструкции и теперь пытались четко попадать в сочленения механизмов. Он уже потерял три штуки, благо, что пилотам удалось выбраться и они присоединились к гвардейцам, а машины пришлось уничтожить, как только множество тиранидов оказалось рядом. Впрочем, Владыка уже опасался приближаться к оставленной технике людей - он потерял слишком много бойцов и не собирался повторять тот же печальный опыт.
   - Полковник!! - начал взывать Тихонький. - Полковник Конот, прием!!
   - Сто второй на связи, кто говорит? - спросил радист.
   - Дай полковника, Старый. - Попросил лейтенант, узнав связиста по голосу. - Нужна помощь!
   - Сейчас. - Прошла буквально минута, за которую Тихонький успел положить немало пехоты тиранидов, приникнув к прицелу болтера. - Полковник на связи. - Ответил Конот. - Говорите. Тихонький, не молчи, говори!! - воззвал к нему командир и тот его еле услышал через грохот разрывов, хотя полковнику было все отчетливо слышно, что происходит возле коммуны.
   - На связи лейтенант Тихонький, товарищ полковник!! - прокричал офицер, передавая рукоять тяжелого болтера рядовому Драгу. - У нас тут тяжелая ситуация - боеприпасов осталось мало, хорошо бы подкинуть несколько ящиков, да и еще один авианалет пригодился бы.
   - Держитесь, что-нибудь придумаем. - Ответил Конот. - Выживешь - станешь капитаном.
   - Да хер с ним, с капитанством!! - крикнул Тихонький. - Патронов мало, патроны нужны позарез!! Огрины несут потери, твари, сука, лезут без остановки как бешенные, если надавят, то всем хана, не удержим коммуну!! - кричал Тихонький в микрофон. - Запрашиваю орбитальный удар!!
   - У Ландера самого проблемы. - Ответил ему помрачневший полковник. - Он не сможет точно прицелится - на орбите живые корабли тиранидов мешают ему это сделать.
   - Да и х..й с ним, лишь бы выстрелил!! - закричал в ответ лейтенант. - Если твари пролезут в жилой комплекс, то гражданским однозначно кирдык!! Пусть бьет навскидку!!
   - Он вас зацепит!! - заорал полковник.
   - Пох..й!! - ответил Тихонький и потом вдруг очень мрачно и спокойно добавил. - Нам уже все равно. - Слышно его было отчетливо - тяжелый болтер затих, кончились боеприпасы.
   - Эй, Тихонький, ты это брось, понял?!! - заорал полковник. - Ты не вздумай умирать, я не для этого вас туда отправил!! И огринам скажи - не хер геройствовать!! Отступайте, запритесь в комплексе, как только мы отобьем атаку на город - мы вас вытащим!!
   - Поздно. - С убийственным спокойствием произнес лейтенант. - Сюда летит подкрепление варповых тварей на их живом корабле. Похоже, они высадятся нам прямо на голову.
   - Тихонький!! - кричал полковник. - Не вздумай подыхать!!! Не отключайся, сейчас я свяжусь с Ландером, пусть делает что хочет, хоть наизнанку вывернется, но ударит по этим уродам!! - Ответом ему был только шорох эфира. - Тихонький?!! Тихонький!! - Конот недоуменно уставился на трубку.
   - Связь прервалась. С той стороны. - Тихо сказал радист. - Похоже, они сделали это намеренно.
   - Бл...ь!!! - в сердцах полковник швырнул трубку на рацию. - Гребаные уроды!! Вызывай Ландера, как только будет связь, дай его мне!!
   Он подхватил свой лазган и кинулся к окошку здания, в котором расположили узел связи - нужно было срочно выпустить пар. Конот стрелял точно и метко - твари под прикрытием Крушителей и Разорителей уже подобрались достаточно близко к окопам и сейчас пытались их штурмовать, но безуспешно - у защитников города было достаточно боеприпасов и запасного оружия, чтобы отразить любой натиск. Мысли Конота крутились возле отправленных им на смерть людей и огрины определенно входили в их число. Перед глазами вставала мягкая улыбка Хвата, утверждающего, что все будет в порядке, они выдержат, вечно хмурое выражение лица Тихонького, которое светлело, когда он разгадывал очередной ребус "заговора", безмятежное лицо Курчатова, который даже не понимал, что их ждет. Сейчас его люди вцепились в землю там, возле коммуны и гибли один за другим, не давая тиранидам добраться до желанной добычи, и это еще больше распаляло Конота. Когда батарея лазгана иссякла, он быстро сменил ее и кинул пару гранат, чтобы твари не расслаблялись - они уже были рядом и в окопах кипела рукопашная схватка. Рядом с ним в стену воткнулись несколько игл - Метатель определил где находится полковник. Конот в пылу боя даже забыл о своих больных ногах или это терапия гиринкса так помогла? Он не знал, но чувствовал себя прекрасно. Рядом с ним бок о бок воевала инквизитор Абелина, на время превратившаяся в лейтенанта Джоану Шеффер с Кадии. Ее свита - Сабля, Винт и Жетон тоже были здесь, каждый на своем крае окопа, взяв под свое руководство по паре взводов. Проклятый лейтенант Броскен затрясся от страха, когда только увидел наступающих тиранидов и попытался предаться панике, но инквизитор холодным голосом осведомилась, не желает ли он дезертировать? Глядя на Абелину, Броскен вроде бы взял себя в руки, но был тут же ранен "удачным" плевком тиранида и его унесли в лазарет, а бремя управления его ротой на себя взяла инквизитор. Абелина быстро навела порядок, продемонстрировав не только власть, но и ум и сейчас солдаты воодушевились ее примером, отражая атаки тварей. Самых шустрых, проникших в окопы, перебили, но пехота лезла не останавливаясь и среди гвардейцев уже были потери. Танкисты тоже не дремали, осыпая Крушителей и Разорителей разрывными и осколочными снарядами, гаубицы капитана Блада, пользуясь корректировщиками огня, стреляли точно по целям, помогая солдатам. В районе ремонтного цеха и очистных, где засел Марш, тираниды попытались прорваться в канализационные и технические тоннели, но их встретили кинжальным огнем, а залитые в бетон мины сработали как надо, обрушив своды и погребя под тоннами бетона множество тварей. Люди сражались с храбростью и отвагой и полковник был уверен в успехе, только мысли об отряде возле коммуны не давали ему покоя. Им некуда отступать, за спиной только жилой комплекс, в котором тоже могут прятаться твари и если они зажмут его ребят... полковник даже не хотел об этом думать.
   - Товарищ полковник! - к Коноту подбежал радист. - Капитан Ландер на связи!
   - Дуглас, срочно ударь из лэнс-пушки по этим координатам!! - Полковник помнил расположение коммуны на карте наизусть и быстро продиктовал цифры. - Только сначала убедись, что не попадешь по нашим!!
   - Я не стану этого делать. - Ответил капитан и полковник оторопело уставился на трубку. - У меня есть цели поважнее, к тому же помощь уже ушла вниз.
   - Да ты там сбрендил что ли?!! - заорал полковник.
   - Скоро сам все увидишь. - С усмешкой в голосе ответил Ландер. - И передай комиссару Маршу, что его молитвы были услышаны.
   В небе над полем битвы появилось множество челноков, которые шли на посадку, а над колышущимся морем тел тиранидов прошли перехватчики и бомбардировщики, с опознавательными знаками Адептус Сороритас, сбрасывая свой смертоносный груз.
  
   Эмилия стояла во второй линии обороны и видела, что к месту сражения по воздуху приближается какая-то пузатая каракатица. Танкисты подняли стволы своих машин и обстреляли живой корабль тиранидов, но их совокупной мощи совершенно не хватило на то, чтобы поразить судно. Каракатица зависла над гвардейцами, ее "сфинктеры" открылись и оттуда прямо на голову огринам и людям посыпались генокрады вперемешку со своими штурмовыми частями и танками. Они плюхались на землю, расправляли свои жвала, клешни, когти и клыки и тут же устремлялись в атаку. Рокада была разбита - тут и там возникли очаги сопротивления, от жилого комплекса в сторону наступающих тварей протянулись импульсы лазерных выстрелов - это Шорох наплевал на приказ вождя и поспешил на выручку сородичам. Эмилия сунула свой лазпистолет в кобуру, потому что толку от него было мало, подхватила выроненный кем-то из раненых солдат лазган и начала непрерывно стрелять в наступающую массу тел. Тварей не заботили потери - они давили волной, сминая защитников словно лавина и передовая часть огринов тут же оказалась погребена под массой их тел. Тяжелые болтеры гвардейцев грохотали без перерыва, расходуя последние боеприпасы, Эмилия видела, что в рядового Драга впились несколько игл и он, ругнувшись, откатился под защиту бронелиста. Девушка, стреляя по тварям из лазгана, подскочила к стационарно установленному оружию и заняла место гвардейца. Поспешившая за ней Веснушка успела укокошить троих генокрадов, когда тяжелый болтер заработал вновь, разрывая на куски тела атакующих - последняя лента уже была заправлена и в ней оставалось немного боеприпасов. Эмилия ощутила невероятный гнев, она совершенно не думала о том, что может погибнуть - чувство страха отошло на второй план или же вообще исчезло, осталась только ярость и злость. Она видела, как гибли ее подчиненные в неравном бою, как они храбро сражались, пытаясь защитить гражданских, выполняя долг гвардейца до конца. И потери среди них еще больше злили Эмилию. Где-то там, на задворках сознания она понимала, что все находящиеся здесь погибнут, но пока есть патроны и воля, то нужно уничтожить как можно больше врагов и тогда она будет считать состоявшийся размен удачным.
   Веснушка размахивала мечом и стреляла из своего болтера почти в упор, то же самое делала и комиссар. Девушка не видела своего вождя и командира, который был где-то впереди. Жив он или мертв, она не знала, но сейчас у нее стояла важная задача - защитить комиссара, сохранить ей жизнь. Где-то еще продолжала визжать мельта, вспыхивало пламя огнеметов, слышались разрывы гранат и это придавало Веснушке сил сражаться дальше - ее соратники не погибли, они дерутся изо всех сил, сдерживая превосходящего по количеству противника. Время умирать еще не пришло, поэтому нужно было выстоять и Веснушка делала все от нее зависящее. Генокрады и даже Плеватели дохли от ее выстрелов и взмахов меча, тяжелый болтер, за которым сидела Эмилия, выкашивал их ряды, заставляя откатываться назад, но упорные твари продолжали лезть с новой силой. Сколько времени это продолжалось, Веснушка не знала, да и не хотела знать, как яркая вспышка в небе чуть не ослепила ее. Девушка подняла левую руку, прикрывая ею глаза и пропустила удар когтя генокрада, который вонзил ей в бок свою конечность. Коготь скользнул по броне и разрезал ткань и плоть, заставив Веснушку рефлекторно согнуться. Она приставила болтер к голове твари, которая не могла выдернуть свой застрявший в латах коготь и своими дерганьями наносила еще больший урон, и выжала спусковой крючок. Болтер щелкнул, поджигая капсюль, и разорвавшийся вблизи снаряд обдал Веснушку кровью тиранида. Она отсекла конечность мечом, охнула, когда отшвыривала ее от себя и только сейчас поняла, что на нее не нападают. Потому что твари были отвлечены новым противником.
   С неба падал дождь из крови и кусков мяса - одновременный выстрел из двух лэнс-пушек порвал живой корабль на части. Над полем боя зависли несколько челноков с которых ворохом сыпались десантники, активируя гравиранцы. Над толпой тиранидов проносились перехватчики, сбрасывая бомбы на голову тварям. Положение Владыки изменилось - только что он побеждал и уже чувствовал вкус награды от Патриарха, как все неожиданно резко изменилось. Подошедшее и начавшее высадку подкрепление еще не успело полностью покинуть корабль, как судно было взорвано невиданным оружием людей, а к защитникам коммуны пришло подкрепление сверху. Откуда они тут взялись, Владыка не ведал и не знал, но сейчас принял решение спасти себя и хотя бы пару кластеров воинов. Он отдал приказ продолжить атаковать, а сам направился к опушке леса, чтобы скрыться в чаще, однако рядом с ним вспухла земля и управляющий центр сгинул в очищающем пламени очередного выстрела из лэнс-орудия - Ландер хорошо знал свое дело и не собирался давать сбежать ни одной твари.
   Выжившие гвардейцы зашевелились, вылезая из-под заваливших их тел тиранидов. Кого-то натурально завалило трупами, кто-то пробивал себе дорогу наверх с помощью личного холодного оружия - кинжалов, ножей, топориков. Генокрады словно лишились управляющего центра и теперь застыли, ожидая команды или же бесцельно бродили по полю, впиваясь клыками в мясо, пожирая погибших. Тут и там уже послышались выстрелы - те, кто сохранил оружие, немедленно приступили к зачистке. Но все выжившие перед этим задрали головы вверх ибо оттуда спускалась благодать.
   В сияющем свете местного светила, вспыхивая реактивными дюзами ранцев, на поле боя приземлялись сестры битвы. Их огнеметы, болтеры и лазганы тут же обрушили всю свою мощь на оставшихся тиранидов. Раненый лейтенант Тихонький, которому откусили часть правой ноги до колена и почти вырвали из плечевого сустава левую руку и сейчас она висела плетью на куске мышц и кожи, приподнялся на локте правой руки и поглядел на шествовавших по полю сестер.
   - Слава Императору. - Пробормотал Сергей и потерял сознание от кровопотери.
   - Сестрам госпитальер немедленно заняться ранеными! - распорядилась канонисса, выжигая мерзкую тиранидскую погань. - Ищите выживших, задействовать биосканеры!!
   - Выполняю! - отозвалась Превосходящая сестра Августина и, взяв свой отряд, тут же занялась поисками.
   Корабль сестер прибыл в эту систему буквально пятнадцать минут назад и капитан Кадье сразу же застала бой, происходящий на орбите Кассандры. Отремонтированное "Зерно Истины" гоняло три живых тиранидских корабля, пускай и совсем младенцев, но не ставших от этого безопаснее. Они резко маневрировали в пространстве, развивали приличную скорость и имели хорошую защиту, но капитан Ландер не был бы собой, если бы не справился с ними в одиночку. Все трое уже были ранены - капитан бил торпедами без промаха, к тому же прямо на глазах Жюстины лэнс-пушка взорвала один из тиранидских кораблей, а двое других собрались отступить в атмосферу, чтобы регенерировать.
   - Приготовить лэнс-орудие и торпедные аппараты! - тут же распорядилась капитан. - Истребительным эскадрильям - старт! Перехватчикам и бомбардировщикам - вниз, поддержать с воздуха отряды гвардии. Уничтожить врага!
   Каких-то три минуты понадобилось пилотам, чтобы запрыгнуть в кресла своих машин и вот звенья уже набирали скорость в космосе, стараясь как можно быстрее сблизиться с врагом. Ландер не дал кораблям уйти - пушка перезарядилась и снова произвела выстрел, оставив от второго корабля только половину его живого тела. Тот начал падать на планету, тогда как третий попытался улепетнуть, но тут главный канонир "Славного" произвела свой выстрел и тот перестал существовать. На связь с сестрами вышел капитан Ландер и обрисовал возникшую внизу, на планете, ситуацию. Канонисса Ганн уже грузилась в челноки со своими сестрами, отдавая приказания по ходу. Часть из них пойдет на помощь защитникам города, сама же Симона вытащит храбро сражающихся возле одной из коммун гвардейцев. Капитан был уверен, что ей это удастся.
   И вот сейчас канонисса шла по полю, выискивая среди лежащих вперемешку с тиранидами тел хоть кого-то живого. Тут и там торчали массивные тела огринов и она уже догадывалась, что здоровяки держались до последнего, даже когда их накрыло волной. Бывалый воин, она понимала, какая мясорубка здесь случилась и шансов выжить в громил почти не было. В уголках глаз появились капельки слез, но канонисса усилием воли сумела сдержать свою горечь от созерцания стольких погибших, внутри нее зародилось благородное чувство ярости и гнева на проклятых тварей. Сейчас же захотелось выжечь их всех без остатка, но пока нужно было отыскать выживших - канонисса верила, что огрины не все погибли. Она заметила какое-то шевеление и из-под двух генокрадов появилась хорошо знакомая механическая левая рука, которая отшвырнула от себя тяжелую тварь и залитый ее кровью огрин попытался выбраться наружу. Канонисса поспешила к нему и вцепилась в эту руку своей силовой перчаткой. Небольшое усилие экзоскелета и вот здоровяк стоит на ногах, придерживаясь за левый бок. Его тело кровоточило во многих местах, броня была смята, на ногах глубокие разрезы от когтей, шлем отсутствовал и Симона тут же заметила нашлепку глазной аугментики. Сначала она подумала, что это какой-то другой огрин, но нет, левая искусственная рука была только у одного из них, а работу своих техножрецов она могла опознать даже издалека.
   - Хват, это ты? - на всякий случай спросила канонисса, обеспокоенно заглядывая в его правый глаз. - Что с тобой случилось? Где ты потерял глаз?
   Ее сестры продолжали гонять оставшихся без управления тварей, добивая тех, кто пытался сопротивляться. В бой вступили три машины лейтенанта Симонса, которые выжили чудом, танкисты Смоляка поперли вперед, давя гусеницами тела тварей и стреляя из лазпушек, выжигая паразитов огнеметами, установленными в спонсонах. Танки тоже изрядно пострадали, на их броне расцветали ядовитые бутоны кислоты, прожигавшие защиту, однако ходовая частично не пострадала и машины могли двигаться. Хват осмотрелся и плюнул в сторону, после чего уставился на канониссу своим живым глазом.
   - Симона? - хрипло спросил он. - Какими судьбами?
   - Решила вернуть тебе долг. - Улыбнулась та своей "фирменной" улыбкой. - К тому же не все тебе веселиться, оставил бы немного жуков и мне.
   Огрин мрачно посмотрел на нее и канонисса поняла, что сейчас сморозила глупость. Огрин начал разбрасывать тела, откапывая своих сородичей. Многие также как и он были погребены под толпой напиравших тиранидов и могли остаться в живых, убив пару-тройку из них, чтобы остальные не добрались до них. Симона молча начала ему помогать, оставив вопросы на потом - она прекрасно понимала момент, когда можно шутить, а когда не стоит.
   За ту неделю, что они прищучивали еретиков и добивали хаоситов, канонисса узнала Хвата достаточно хорошо. Он был чрезвычайно умен для огрина, рассудителен и последователен в своих действиях. Иногда ворчал на сородичей и солдат, но больше для порядка, всегда приходил на помощь и пару раз спас голову непутевой канониссы, когда та, зарвавшись, бежала впереди отряда. Она была ему благодарна за помощь и вообще ощущала себя рядом с ним в безопасности, что было очень странно. Огрин, конечно, не красавец, но он привлекал сильную волевую женщину своей бесстрашностью, мужественностью и смелостью. Симона сама не понимала, почему ее так тянуло к нему, хотелось находится рядом с ним просто потому, что ей было так комфортнее и безопаснее. И вот сейчас она видела, что произошло здесь несколькими минутами ранее и понимала, что это трагедия для Хвата - потерять почти весь свой отряд.
   К вождю начали подходить другие выжившие огрины, спрашивали о чем-то, тот односложно отвечал, махал рукой в сторону и те тоже начинали копаться в телах. Он словно забыл про свою кровоточащую рану в боку, но вот канонисса не забыла и, подозвав сестру госпитальер, приказала той обработать разрез. Огрин молча встал, прекратив "раскопки", дождался наложения повязки и продолжил свое занятие. Многие его родичи были ранены и стекались к своим медикам. Веселушка выжила и теперь при помощи сестер, оказывала первую помощь тяжелораненым и обрабатывала многочисленные порезы. Один из затронутых генокрадов оказался жив и Хват с невероятной ненавистью схватил обеими руками того за пасть и разорвал тварь надвое. Симона молчала, глядя на это действие и откидывая тела тварей - она прекрасно понимала чувства огрина. Вскоре к громилам присоединились и гвардейцы, которые искали своих павших товарищей. К Хвату подошел Шорох и что-то тихо сказал. Огрин как-то сразу поник, как будто из него вынули удерживающий стержень. Он кивнул и побрел за Шорохом, а канонисса увязалась за ним, оставив свое занятие.
   На очищенной поляне рядами лежали мертвецы - люди и огрины. Рядом с трупами стояла Эмилия, чудом выжившая, получившая всего пару царапин и одну глубокую рану на плече, уже забинтованную. Она повернула к Хвату свое заплаканное лицо и бросилась к великану, обняв его за пояс, стараясь утешить и самой найти утешение в его объятиях. Тело худенькой девушки сотрясалось от рыданий, рядом с ней стояла Веснушка, понуро опустив голову. Глядя на это, у канониссы ком встал в горле, она не могла даже спросить или произнести хоть пару фраз - для происходящего невозможно подобрать слова утешения. Хват видел мертвое тело своего последнего родича, который храбро сражался до конца. Подмышка безмятежно улыбался, глядя в очистившееся от истребителей и тиранидов небо, по которому, спеша по своим делам, пробегали белоснежные облака. В горле Хвата запершило, он закашлялся, пытаясь избавиться от сгустка горечи, что образовался внутри. Огрин чуть отстранил Эмилию, бухнулся перед телом на колени, всматриваясь в лицо Подмышки, пригладил его волосы рукой, закрыл тому глаза, после чего встал и повернулся к остальным. Из живого глаза протянулась мокрая дорожка от скатившейся по щеке слезы. Хват провел тыльной стороной ладони по лицу, вытирая следы и посмотрел на плачущую Эмилию, потом на канониссу, которая грустно смотрела на погибшего.
   - Я виноват в этом. - Сказал он и Веснушка удивленно вскинулась, глядя на вождя. - Я отправил всех на смерть, их гибель лежит на моей совести. Я недостоин быть вождем.
   - Прекрати молоть чушь! - послышался голос позади Хвата и к нему, прихрамывая, подошел Жила. - Это была славная битва, они умерли храбро сражаясь в бою, а не в постели. Разве это не покроет их имена славой? Или ты хочешь лишить их такой чести? - говорил Жила на огринском и канонисса не понимала, о чем он, зато Эмилия четко уловила, куда клонит лейтенант.
   - Вождь отвечает за всех! - решительно и твердо произнес Хват. - Что я сделал для того, чтобы спасти их жизни?!! Привел на смерть, не более того!!
   - Дурень! - воскликнул Жила. - Ты спас миллион человек! Мы спасли, - поправился он, - и ты еще говоришь, что ничего не сделал?!! Останься мы в части - паразиты бы многократно размножились и вот тогда твое решение выглядело бы ошибкой!! Ты поступил так, как должен был поступить вождь - сохранил будущее пускай и ценой потерь! Вот в чем заключается мудрость вождя - он всегда думает о последствиях. Или, ты хочешь сказать, что мы не знали, что можем погибнуть? Все всё прекрасно понимали, но пошли за тобой, потому что знали - выбор невелик. Когда ты уходил на охоту выслеживать паразитов, думаешь, твой вождь не переживал за тебя? Что если весь ваш отряд был бы уничтожен, а над поселком нависла бы серьезная угроза? Ведь это он распорядился, чтобы вы пошли. И кто виноват в этом? Ты, который не смог дать отпор паразитам или вождь, который отправил тебя на смерть? - Жила тыкал пальцем в грудь Хвата и канониссе казалось, что он обвинял его. Рука Симоны легла на рукоять болтера, но рядом с ней встала Эмилия и мотнула головой.
   - Не надо. - Прошептала девушка. - Это их внутреннее дело - не стоит в него вмешиваться.
   - Как скажешь. - С выдохом ответила Симона, внутри нее бушевала буря.
   Хват размышлял над словами Жилы - тот был кругом прав. Но все равно смерти сородичей больно ударили по нему, такого он даже не испытывал в своей прошлой жизни. Хотя нет, врет сам себе, испытывал и не раз, просто там всегда было кому отомстить. Что ж, есть кому отомстить и здесь.
   - Я доберусь до их Патриарха и выверну его потрохами наизнанку за каждого погибшего воина, даю слово. - С мрачной решимостью произнес огрин на низком готике и Жила одобрительно улыбнулся. - Но сначала нужно похоронить родичей как полагается. - Хват посмотрел на канониссу, словно ждал ее разрешения и та только кивнула. Один раз она уже опростоволосилась с обрядами огринов и не желала повторять своей ошибки. - Сколько наших выжило?
   - На самом деле много. - Улыбнулся Жила. - Почти две полные руки. Погибших не так много, но вот раненых... и еще, многие лишились конечностей, в строю остался почти взвод воинов из тех, кто может сражаться и держать оружие.
   - Где Гора?
   - Где-то там. - Махнул рукой в сторону трупов тиранидов Жила. - Погиб. Я видел, как он убил Подавителя, но десяток генокрадов улучили момент и ударили в спину. Проклятые твари, они истыкали тело вождя Рудокопов, но тот сумел отомстить им всем, прежде чем истек кровью.
   - Может быть он еще жив?
   - Не думаю - он активировал батарею лазгана. - Покачал головой Жила. - Паразитов было много и они навалились толпой. Но ты прав, мы откопаем всех родичей и сожжем, как подобает.
   К стоящим огринам, несмотря на запреты сестры госпитальер, с которой вяло переругивался лейтенант Тихонький, подтащили носилки гвардейцы, на которых он и лежал. Сергей пришел в себя от проводимых над его телом процедур и тут же увидел Хвата, который вел беседу со своими. Уши у Тихонького сохранились и слух, пусть и немного, но пострадал, однако огрины были рядом и он слышал весь разговор. Офицер тяжело дышал, культяпку ноги уже перевязали, бок забинтовали и медик суетился рядом. Огрины повернулись к человеку.
   - Я хочу, чтобы вы сожгли моих солдат вместе со своими. - Твердо произнес Тихонький. - Я не желаю, чтобы они гнили в земле вместе с тиранидами, которые отравили ее. Пусть уйдут сразу к трону Императора, они это заслужили, погибнув с честью.
   Канонисса даже не пыталась вылезать со своим мнением и кричать о ереси, как это сделал бы тупоголовый инквизитор или еще какой-нибудь болван и она скромно промолчала, а огрины, переглянувшись, кивнули, соглашаясь со словами человека. Выстоявшие с мясорубке солдаты имели полное право на желание почтить память своих павших товарищей тем способом, который считали наиболее приемлемым. Раньше, несомненно, канонисса высказала бы свое мнение по этому вопросу, призвав на голову гвардейцев все кары, но, проведя с ними бок о бок пускай и неделю и, узнав этих людей поближе, она поняла, что не всегда нужно давить. Стоит иногда проявить гибкость и это завоюет уважение солдат гораздо быстрее, чем гневные вопли и запугивание расстрелом. Сестра госпитальер обратила внимания на раны самих огринов и побежала к ним, водя сканером по телу.
   - Множественные гематомы и резаные раны, возможно проникновение инфекции! - закричала она. - Немедленно пройдите в лазарет!
   Хват только отмахнулся.
   - Не спорь. - Мягко произнесла Симона. - Мы доделаем работу за вас - тираниды разобщены и лишены управляющего центра - это будет несложно. И тела ваших погибших товарищей мы отыщем быстрее с помощью биосканеров. - Она продемонстрировала экран ауспекса на наручи брони, который сиял красноватыми точками еще теплых тел. - Так что пройдите медобследование - я не хочу, чтобы кто-то из вас заразился.
   - Канонисса дело говорит, Хват. - Кивнула Эмилия. - Пускай медики плотнее займутся твоими ранами.
   - Полковнику может требоваться наша помощь. - Возразил огрин. - Пока мы тут прохлаждаемся - там тираниды рвутся к городу.
   - Я отправила им в помощь свои основные сил. - Заверила его канонисса. - К тому же у нас превосходство в воздухе и два корабля висят на орбите, у которых лэнс-пушки разряжаются каждую минуту. Да и по последним полученным мною данным тиранидам даже не удалось проникнуть за городскую черту - вы нарыли там километры окопов и траншей, поставили столько пушек и пулеметных гнезд, что пройти там нереально. Единственный их вариант - проникнуть в канализацию, но там произошел подрыв тоннелей, а вести раскопки под выстрелами даже многочисленным тварям совершенно некомфортно. Так что заканчиваем здесь, оставляем охрану поселка из моих сестер и летим в город.
   - Шорох, ты проверил людей? - спросил Хват стоящего рядом огрина.
   - Не всех.
   - Почему?
   - Потому что вы подыхали здесь, пока мы прохлаждались там! - рявкнул тот. - Я не мог на это безучастно смотреть!
   - Ладно. - Хмыкнул Хват и обратился к канониссе. - Ваши биосканеры могут выявить скрытого агента генокрадов? Я подозреваю, что они могли проникнуть в эту коммуну и потом атаковать нас с тыла.
   - Я немедленно займусь этим. - Кивнула Симона, нажимая на горошину связи, чтобы отдать соответствующий приказ. - Отдыхайте и поправляйтесь, вы это заслужили.
   После чего покинула лейтенантов. Эмилия посмотрела ей вслед.
   - Странно, канониссу как будто подменили.
   - Наверное, она неровно дышит к тебе, Хват. - Засмеялся Тихонький и тут же закашлялся. Сестра госпитальер возмущенно посмотрела на него, но ничего не сказала - она слышала от солдат и юмор похлеще.
   - Этого еще не хватало. - Буркнул тот и все вокруг засмеялись. - Жена должна сидеть дома и ждать мужа, а не скакать с пушкой в руках, истребляя паразитов. - Огрин улыбнулся.
   - Боюсь, ей не понравится твоя одинокая пещера с одной занавеской и камнем вместо постели. - Засмеялся Шорох. - Ты-то привычный, а канониссе будет твердо и холодно возлежать на нем - никакие перины и одеяла не помогут.
   - Тебе придется ее греть каждую ночь, чтобы не превратилась в ледышку. - Произнес Жила на огринском, чтобы сестра госпитальер не навострила свои любопытные уши. - Ладно, посмеялись и хватит, у нас есть дело, которое нужно закончить до темноты. - И он посмотрел на светило, которое стояло в зените.
  
   Точное число погибших огринов равнялось 57, 71 были тяжело ранены и не могли самостоятельно передвигаться, остальные имели повреждения средней и легкой тяжести и вполне себе, после небольшого отдыха могли идти в бой. Потери среди рот лейтенантов Тихонького и Курчатова были более серьезными - почти по три сотни солдат отдали Богу-Императору свои души, около пятиста получили глубокие раны и потеряли конечности, так что сестрам госпитальер пришлось бинтовать их почти до самой ночи. Те же, кто выжил, собрали тела погибших в одну большую кучу. Здесь были танкисты Смоляка, пилоты "Стражей" Симонса, рядовые, капралы и сержанты пехотных рот и сами огрины. Сложили поистине огромный костер, вырубив часть деревьев поблизости, заодно проверив рощу на предмет наличия там генокрадов. Население коммуны наотрез отказалось оставаться в этом месте и полным составом собралось переехать в город, а для этого отправленных машины было бы недостаточно, так что пришлось задействовать челноки. Обнаруженных среди них агентов генокрадов было не так много и они выявили себя почти сразу, как только их хозяева атаковали поселение, так что контрмеры, предпринятые Хватом, можно было не проводить, но перебдеть все же стоило. И все были с этим согласны - никому не хотелось оказаться носителем эмбриона тиранидов.
   Чтобы стволы хорошо горели их облили прометием, на закате все выжившие и сестры битвы собрались возле кострища, взявшись на руки. Хват стоял рядом с комиссаром Эмилией и канониссой. Он осмотрел стоящих рядом и громко произнес:
   - Эти воины храбро сражались и погибли в битве с честью и доблестью! Мы сжигаем эти тела дабы их души поскорее достигли Железного Трона и устроились подле Небесного Кузнеца, который примет их в свою великую армию и поведет сокрушать своих врагов! Или же дарует им новую жизнь, чтобы они исполнили его замысел! - Он посмотрел на Симону. - Скажи что-нибудь для людей. - Шепнул он.
   - Рядовые, капралы и сержанты славнейшей имперской гвардии храбро выполнили свой долг перед Богом-Императором и Империумом, защитив жизни мирных жителей. Пусть же они вознесутся к Трону Его и вольются в Святую Армию, что уничтожит мерзкие порождения варпа и всех враждебных нам ксеносов навсегда! - Горячо произнесла канонисса практически повторив смысл сказанного огрином, только другими словами. Она задумалась, что религия Бога-Императора все же нашла отражение даже в их диких верованиях, хотя, судя по последним данным, это могло быть и влияние упавших на их планете сестер, что бежали от правления Вандира.
   Хват взял из рук Жилы факел, приблизился к сложенным бревнам, начав напевать песнь. Все остальные огрины подхватили его слова, а удостоенные чести поджечь погребальный костер также прислонили свои пылающие факелы к веткам. Щедро облитые прометиумом, они моментально запылали и огонь взметнулся до небес. Хват, не прекращая петь, взял за ладошки Эмилию и Симону и повел их вокруг костра по часовой стрелке. Все огрины слитно двинулись как один и люди пошли вслед за ними, шепча губами слова молитв, которые знали. Канонисса шептала слова благословения ушедшим на тот свет и невольно прислушивалась к словам песни. Она завораживала, слова сами приходили на ум канониссе и Симона неожиданно заметила, что вместо знакомых молитв произносит непонятные для нее речи. Но что самое странное, она даже не пыталась это прекратить, словно включилась в процесс похорон. Внезапно пламя взметнулось еще выше, костер затрещал, внезапно быстро почерневшие головешки тел огринов и людей вдруг стали превращаться в прах и уноситься вверх вместе с искрами от огня. Огрины вместе с людьми затянули особенно долгую ноту и резко ее оборвали. Пламя взметнулось неожиданно сильно и вдруг опало, завернувшись вокруг своей оси, словно исчезнув из этого мира, забрав с собой тела людей и огринов. От костра остались только не прогоревшие стволы бревен и редкие черные головешки. Вверх, в наступающие сумерки уносились последние искорки, которые таяли в воздухе. Хват расцепил руки и как-то даже облегченно вздохнул, словно проделал тяжелую работу.
   - Ваши смерти будут отомщены, братья. - Тихо произнес он по-огрински и Эмилия его поняла.
   Комиссар посмотрела на людей, которые не понимали произошедшего, были ошарашены тем, что водили хоровод вместе с огринами и сейчас странно себя чувствовали, однако в душе у каждого поселилось ощущение, что они все правильно сделали. Тихонький не участвовал в хороводе по понятным причинам, но его поднесли к огринам и даже он ощутил это единение со здоровяками. Лейтенант грустно вздохнул, скорбя по убитым солдатам и в то же время радуясь за них. Он словно знал, что они точно отправились к Императору и воссели рядом с его троном, ожидая, когда тот позовет их на битву. Душа лейтенанта как-то сразу успокоилась, хотя до этого терзалась от переживаний и дум. Казалось, что он побывал у священника, который отпустил ему все грехи и он начал жить другой жизнью, перевернув печальную страницу этой и готов вписать на чистом листе новые строки.
   Канонисса посмотрела на Хвата и тихо спросила:
   - Что это было?
   - Похороны. - Кратко ответил тот.
   - Ты понял, что я говорю не об этом. - Нахмурилась Симона. - Это какой-то психический ритуал? Я не знаю вашего языка, но четко пела на нем, я это помню. - Канонисса посмотрела на огрина, требуя ответа. - Это невозможно.
   - Я не знаю, как это объяснить. - Пожал плечами тот. - Обряд проводится с давних времен, в нем участвуют все, кто взялся за руки. - Он почесал затылок. - Думаю, тебе лучше спросить об этом у инквизитора, она все-таки псайкер, наверное, она сможет объяснить. Кстати, ты так и не сказала, как вы тут оказались? Вряд ли просто залетели на огонек - я знаю, что эта планета не входила в ваш список потенциальных мест нахождения Чаши, о котором ты мне говорила.
   - Это приказ канониссы Аурелии - оказать помощь инквизитору. - Ответила Симона. - Мы - войска Экклезиархии и Инквизиции и должны подчиняться любому их требованию, поэтому поиски Чаши были нами пока прекращены, дабы исполнить приказ. Я знала, что вы находитесь здесь, но не знала, что у вас тут возникла проблема. Нам повезло, что наш Навигатор превзошла саму себя - мы преодолели больше шестидесяти восьми световых лет почти за девять часов. - Она посмотрела на Хвата. - Только с божественной помощью Императора возможно такое, теперь я не сомневаюсь. Видимо, у него на вас есть свои планы и эти ваши обряды угодны Ему, раз карающая длань до сих пор на вас не обрушилась.
   - Конечно. - Кивнул Хват. - Я еще не убил Патриарха - у него передо мной должок. Нужно определить его местоположение с орбиты.
   - Этим уже занимаются, я уверена. - Ответила канонисса. - Сейчас в челноки погрузят раненых и доставят в городской госпиталь, а мы законсервируем жилые помещения и полетим крайним рейсом. Остатки тиранид еще могут шариться по окрестностям и нужно быть настороже.
   Хват втянул носом воздух.
   - Я никого не чувствую, похоже, что они разбежались. Но как быть с остальными коммунами? На них тоже могут совершить нападение и Патриарх снова попытается увеличить численность своей армии, а мы не можем быть всюду - нас слишком мало.
   - Я связалась с полковником и он сказал, что этим занялись в первую очередь, как только отбили нападение тварей на город. В коммуны были высланы отряды при поддержке сестер битвы с приказом отправляться в столицу. Если кто-то будет сопротивляться, то их сразу же проверят на месте и окажись они агентами генокрадов... - Симона провела себя пальцем по горлу. - Их тут же уничтожат. Кроме этого в штаб-квартиру системного сектора было отправлено сообщение об отражении первичной атаки тиранидов на Кассандру. Торговый дом Донгер собирает войска и высылает их сюда, так что скоро тут будет тесно от кораблей, но прибудут они только через день, может быть через два - гиперпереход долгая штука.
   - Я думал все корабли Империума путешествуют через варп? - удивился Хват.
   - Если расстояния небольшие, то используется безопасный способ, которым наши предки еще пользовались на заре Темной Эры. - Ответила Симона. - Спроси о подробностях у сестры Стефании, думаю, она тебе не откажет, та еще болтушка.
   - У торгового дома такой мощный флот, что может блокировать систему? - спросил Хват.
   - По-другому и быть не может - конкуренты ведь не дремлют. - Усмехнулась канонисса. - Каждый торговый дом содержит на свои средства собственный флот, их вербовщики рыщут по всему Империуму, предлагая бывшим гвардейцам или пилотам неплохой заработок у них на службе. Ведь они отправляют караваны с товаром, которые нужно защищать от пиратов, ренегатов, мародеров или налетов темных эльдар, а также торгуют с соседями или даже ксеносами, вроде тех же эльдар или тау. - Последние слова Симона выплюнула, словно мерзкая гадость попала ей в рот. - Последним занимаются Вольные Торговцы, но такова была воля Императора - дать им некоторые послабления на этот счет. Если хочешь более подробно узнать о них, то спроси инквизитора, она тебе все расскажет, если не сожжет на костре за подобные еретические вопросы.
   - Ну, это вряд ли. - Усмехнулся огрин. - До этого у нее поводов было достаточно. Мне она показалась довольно адекватной и умной женщиной.
   - Это до поры до времени. - Буркнула Симона.
   - Ты не доверяешь Инквизиции? - удивился Хват. - Сестры битвы вроде как являются ее войсками или я не прав?
   - Являются. - Подтвердила канонисса. - Только за свою службу я редко встречалась с адекватными инквизиторами. Не понимаю, почему тебе так везет на командиров - полковник и комиссар у тебя просто золото, выдержанные, спокойные, но в решающий момент могут проявить твердость и при этом хорошо отличают истину от лжи, глупость от мудрости и прочее в том же духе. Раскрой мне свой секрет? - Симона заглянула в глаз Хвату. - И ты так и не ответил мне где потерял свой глаз.
   - Никакого секрета здесь нет. - Пожал тот плечами. - Наверное, мне просто везет на хороших людей - не все же в Империуме идиоты. А насчет глаза - оказывается у тиранидов есть взрывающиеся ходячие бомбы, костяной иглой которого мне и вышибло око. Просто подставился неудачно.
   - За твои слова тебя следовало бы казнить. - Задумчиво произнесла канонисса. - Но я не буду этого делать, ты мне еще пригодишься.
   - Вот как? - Хват принял ее игру. - В качестве пушечного мяса?
   - Не только. - Улыбнулась Симона. Теперь она стала чаще улыбаться в его присутствии, забыв про свой шрам. - Есть еще кое-что, но об этом пока рано говорить. Пойдем на погрузку, челнок уже ждет.
   Огрины, собрав все исправное оружие и доспехи своих павших товарищей, загрузились в пузатый транспорт, куда уже сели гвардейцы и вместе с ними часть сестер битвы. Главные ворота в жилой комплекс были закрыты и законсервированы, воздуховоды и канализационные тоннели перекрыты специальными заглушками на случай возможной осады. Коммуну создавали давно и опасались налета пиратов или банд орков вместе с прочими ксеносами, так что строители учли и это. Только столетия мирной жизни разбаловали колонистов и про старые механизмы уже никто не вспоминал. Многим не хотелось жить в горе, рядом с теплицами возникли как грибы поле дождя типовые домики и вся местность вскоре превратилась в обычный поселок, а в горе расположили цеха и мелкое производство - мололи муку или варили джемы и повидло. Глава коммуны вспомнил про герметичное убежище, как только первые генокрады начали атаковать поселок и грызть людей и отдал приказ всем укрыться в горе. Еще глава сделал именно то, что от него требовалось, прежде чем погибнуть - вызвал отряд гвардии. Его мигом сожрали, не оставив и следа, впрочем, тварям это не помогло - их все равно покрошили в капусту.
   Челнок долетел до города быстро и сел на широком поле космодрома. Здесь уже сновали туда-сюда машины, перевозя раненых в госпиталь. Портовые службы немедленно начинали обслуживать челноки, готовя их к следующему вылету, который мог состояться в любой момент, территория космодрома была оцеплена силами СПО, везде нарыты траншеи на случай нападения тиранидов. Некоторые суда, только разгрузившись, сразу же улетали в ночь и Хват проследил за их полетом глазами. Он закинул за спину единственную уцелевшую мельту, подобранную им, поправил чужой лазган, потому что свой так и не нашел, перезаряженный болтер торчал из кобуры, а силовой топор покоился в чехле за спиной - еле отыскал его под трупами. Огрин сошел по аппарели и увидел стоящую возле челнока сестру Пронатус. Память на лица у Хвата была хорошая и он сразу же опознал маленькую любопытную Стефанию, которая приставала к Мастеру с расспросами. Сейчас тот валялся на больничной койке - твари здорово искусали мужчину, но он точно должен был выкарабкаться. Едва заметив выходящих на своих двоих огринов и канониссу вместе с ними, Стефания подбежала к ним.
   - Я вас уже заждалась! - закричала она. - Мне поручили доставить вас к полковнику и инквизитору - они уже давно вас ждут!
   - Не суетись под тесаком. - Бросил Хват, подходя к сестричке. - Сейчас отправлю своих ребят отдыхать, потом проедем к полковнику. Ждали столько времени, подождут и еще немного.
   - С орбиты обнаружили гнездо Патриарха - медлить нельзя! - сестра была как на иголках.
   Хват переглянулся с канониссой и вздохнул.
   - Парням все равно надо немного отдохнуть. - Произнес он. - День выдался тяжелый, но раз ты настаиваешь... Эмилия, Жила, займитесь расквартированием наших воинов.
   - Комиссар Кармайкл тоже должна присутствовать. - Заметила Стефания.
   - Не волнуйся, вождь. - Ответил Жила. - Тут всего сотня, разве я с ними не управлюсь?
   - Со мной точно не справишься, тупоголовый Верховик, - произнесла, проходя мимо огрина, Заноза еще и похлопав того по спине. - Тебе нужен кто-то более компетентный в делах командования, вождь. - Заметила девушка.
   - Неужели это ты? - спросил Жила.
   - А почему бы и нет? - невинно спросила Заноза.
   - Я сам решу. - Прекратил их спор Хват и сказал таким тоном, что оба поняли - он до сих пор не отошел от больших потерь среди воинов и всякие дружеские пикировки и подначки приносили ему только боль. - Никаких выборов поединком не будет - кого назначу, тот и будет командовать. Я сказал.
   Заноза вздохнула и ругнулась на себя и свой проклятый характер. Она также как и все остальные командиры понесла потери среди своего отряда, но чудом выжила в этой мясорубке, отделавшись только синяками и незначительными порезами. Она вместе со всеми пела песнь скорби и считала, что в душе вождя установилось равновесие, позволяющее двигаться дальше, но тот не забыл погибших. Да, они славно бились и умерли, как и подобает воинам, но вождь до сих пор не мог принять их смерть и это было странно. Раньше такого Заноза за ним не замечала или же потери были не такими незначительными? У нее не было ответа на этот вопрос. Девушка еще раз вздохнула, поправила заплечный мешок и пошла вслед за остальными грузиться в транспортер. Все были как-то подавлены и молчали, редко кто беззлобно перебрасывался шутками, но вскоре и они затихли - все таки потеря стольких родичей ударила по всем сразу. И только сейчас Заноза поняла, какая ответственность на самом деле лежит на командире. Хват нес на себе этот тяжкий груз и не имел права его бросить. А она потянул бы, спросила девушка сама себя? Смогла бы принять смерть тех, кого ты отправил в бой своим приказом? Ветер трепал ее волосы, но Заноза не ощущала его, раздумывая. Наверное, она повзрослела в этот день. Сама не заметила, как ушла девичья молодость, а вот женская мудрость еще не наступила и сейчас девушка находилась на перепутье и некому было подсказать ей, куда идти дальше, какую дорогу выбрать. Кроме вождя. Только сейчас Заноза вспомнила, как вел себя Хват, этот молокосос, который был даже чуть младше ее. Он не кричал, не вопил, не требовал, все обстоятельно разъяснял, при этом его поведение напоминало умудренного годами вождя или же воина. Того, кто начинает пестовать несмышленых, едва оперившихся подростков, которым снег по колено. Они считают, что умнее всех и знают гораздо больше, однако жизнь жестоко щелкает их по носу. Видимо, Хвата жизнь щелкнула еще в раннем детстве, поэтому он так замкнулся. Заноза вспомнила, что огрин потеряли весь свой клан от нападения людоедов, когда был еще мал, практически не имел близких друзей, кроме своих двух родичей, но и они погибли и сейчас он остался совсем один. Вождь он или нет, но это одиночество давило на него очень сильно, к тому же тут присоединялась гибель его воинов. Другой бы мог сломаться, но Хват нашел в себе силы встать, отряхнуться и идти дальше. Подобное мог совершить только истинный вождь. Нет, не так, Верховный Вождь, который принимает на себя ответственность за весь народ. Но Заноза помнила, что случилось в замке Верховного и в ней заворочалась старая злость. Она знает, кто бросит вызов Верховному, если тот еще будет жив до их возвращения на родину. И обязательно победит, по-другому и быть не может. С этими настроившими ее на боевой лад мыслями девушка подставила лицо воздушному потоку, позволяя тому играть ее волосами - их везли на транспорте во временные казармы.
   Симона поймала за ухо сестру Пронатус и подтянула к себе.
   - Ай, больно! - возопила та.
   - Надеюсь, ты не высовывала свой поганый язык при инквизиторе и не разболтала ей об истиной природе огринов?
   - Э-э, - лицо Стефании приобрело отстраненное выражение. - Нет. - Ответила наконец она.
   - Точно?
   - Да. - Тряхнула головой сестричка.
   - Ну смотри. - Отпустила ее ухо Симона. - Мы сами должны разобраться с этим делом и не стоит вмешивать сюда Инквизицию.
   - С чем разобраться? - спросил Хват, прекрасно слышав весь разговор.
   - Скажи мне, друг мой, - произнесла Симона, садясь в транспортер. Водитель уже был в курсе кто это и куда их везти, поэтому просто тронул машину. - Откуда вы появились на вашей планете?
   - Ну, насколько я смог узнать об истории Империума, мои родичи когда-то прибыли туда. - Хват пожал плечами. - Если ты спрашиваешь о каких-нибудь древних легендах, то я таковые не знаю - у нас нет письменности и все передается из поколение в поколение только устно.
   - Это глупо. - Покачала головой Стефания. - Должны были сохраниться архивы по вашему созданию, ой!
   - Так, сестричка, а не сболтнула ли ты что-нибудь подобное при инквизиторе? - Симона подозрительно уставилась на Стефанию, которая опустила голову, а ее уши изрядно покраснели, что было хорошо заметно в свете городских фонарей.
   - Ну, может быть. - Подавлено ответила она. - Но инквизитор не обратила на это внимания, клянусь!! Она была занята перераспределением войск и отдачей приказов!
   - Что-то ты темнишь, моя дорогая, - канонисса подсела ближе к Стефании, - с отдачей приказов легко мог справиться и полковник Конот, между прочим, это его прямая обязанность - командовать.
   - Ну, э-э, - замемекала Стефания, - Госпожа Абелина напрямую не интересовалась, но намекнула, что с удовольствием послушала бы эту историю.
   - Инквизитор - псайкер. - Произнес задумчиво Хват. - От нее сложно что-нибудь скрыть. К тому же у нее есть гиринкс, который тоже владеет психическими способностями и придает ей сил. Она может использовать его как ретранслятор. Но что такое со мной не так? - спросил огрин напрямую. - Да, мы изрядно превосходим людей в росте и силе, обладаем некоторыми умениями, но ничего такого, чтобы относило нас у мутантам.
   - Вообще-то вы именно они и есть. - Произнесла канонисса и Эмилия удивленно посмотрела на Хвата. - После многократных исследований ваших огранизмов и крови сестра Магнолия пришла к выводу, что матушка-природа вряд ли смогла создать нечто подобное из человека - кто-то здорово поработал за нее.
   - Вот как? - удивился Хват, который сразу же понял суть. - То есть мы не результат естественной эволюции?
   - Похоже на то. - Кивнула Симона. - Но вот для каких целей вы были созданы?
   - Сражаться с тиранидами, конечно! - воскликнула Эмилия. - Их не берет кислота тварей, скорость реакции огринов и сила вполне сравнима с таковой у паразитов. И потом, вспомните, на их планете уже есть аналог тиранидов.
   - Возможно. - Согласилась Симона. - Но мы не знаем, кто это сделал - люди или ксеносы. Я не имею широкого доступа к архивам Инквизиции, возможно, инквизитор могла бы ответить на этот вопрос, но я не хочу ее сюда впутывать. Что если все это просто большое заблуждение? И огрины сумели как-то самостоятельно развиться под многолетним прессингом тиранидов? Эволюционировать во что-то большее, чем простой человек? Ведь мы серьезно отличаемся от наших далеких предков даже десяти тысячелетней давности, не говоря уже о более далеких веках.
   -Такого рода эволюционный процесс невозможен без внешнего вмешательства. - Уверенно сказала сестра Стефания. - На одну положительную мутацию приходится множество отрицательных - так природа экспериментирует с живым материалом. И выживает только тот, который лучше приспособится к окружающим условиям и приобретет определенные навыки. Здесь же налицо серьезная генетическая работа с организмами огринов.
   - У нас есть поморы и южане, которые немного отличаются от нас, северян. - Задумался Хват. - Южан я не видел, только слышал о них, поморы же - это по сути своей подводные жители. Они могут долгое время проводить в воде, выше нас ростом, имеют перепонки и плавники и при этом худые как жерди. Ловят рыбу и промышляют морского зверя. Во всяком случае с едой у них проблем никаких нет. Мы часто вымениваем у них продукты на наши изделия из металла и оружие.
   - Вот видите, кто-то предусмотрел и торговые отношения между различными расами! - возопила Стефания. - Где поморы выступают как снабженцы вас продуктами, а вы - ремесленниками! И еще воинами, которые сражаются с паразитами, ведь поморы редко вступают с ними в битву?
   - Ну да, в их краях эти твари не водятся. - Согласился Хват.
   - А чем занимаются южане? - спросила Симона, которой стало интересно.
   - Так далеко на юг я не забирался, но их караваны бывало приходили к поморам и те выменивали у них на рыбу интересные вещи, сделанные из прочных шкур и эти шкуры не были кожей мохнача. Наверное, они содержат каких-то животных, используя их на мясо и на одежду. Просто на юге теплее, чем у нас.
   - По моим данным на вашей планете всегда устойчивый минус. - Покачала головой Стефания.
   - Даже в наших бесплодных горах растут мхи и лишайники, а в местах выхода теплых вод и гейзеров - карликовые кустарники. - Ответил ей Хват. - Возможно, на юге есть теплые оазисы, где произрастает корм для этих животных, я не знаю.
   - Очень интересно. - Задумчиво произнесла Симона и посмотрела в сторону крупного здания Администратума, которое выбрали штабом. - Подъезжаем, инквизитору ни слова. Это ясно? - спросила она Стефанию и та рассеянно кивнула. - Вот и отлично.
   Огрин и девушки выгрузились из машины и проследовали к зданию управления. Тут и там стояли транспортеры, где-то посередине улицы была навалена баррикада и на ней установлена лазпушка на случай внезапного прорыва тиранидов - даже ночью где-то в городе шли бои. Основную массу перебили на подходах, но части групп удалось проскочить через кордоны и сейчас они вполне могли готовить диверсии, поэтому жителям крайне рекомендовалось закрыться дома на все засовы и сидеть тихо. Улицы патрулировались сестрами битвы вперемешку с гвардейцами и СПОшниками, энергоподстанция работала на полную мощность, давая как можно больше света на улицы и зарево от города виднелось далеко. Хват поднялся по ступеньками и прошел в разгромленный еще тогда вестибюль, который уже начали восстанавливать, но пока не закончили. Стефания повела прибывших на второй этаж. Вся суета вокруг, хождение солдат и гвардейцев по коридорами и лестницам напоминало Хвату взятие Смольного, которое тот видел по картинкам. Не хватало только красных полотнищ и революционных матросов со скрещенными на груди пулеметными лентами. Стефания прошла по коридору и постучала в дверь, возле которой стояла охрана из двух гвардейцев. Те даже вопроса прибывшим не задали - огрина признали все, а канониссу и подавно. Хват вошел в комнату первым, услыхав половину фразы Конота:
   - ... перекинуть часть третьей роты в помощь Сигмунду, а Марша отозвать, они и сами уже справятся, тем более что.... - полковник замолчал, увидев вошедших. - Хват!! - Обрадовался он. - Ты жив, я уже подумал, что сестры не успеют!
   Он прошагал к огрину и похлопал того по локтю - выше просто не достал бы. Полковник был действительно рад, что командир роты громил выжил в мясорубке. Он послал Стефанию в космопорт только чтобы та привела любого офицера или сержанта, возглавившего огринов. На крайнем сеансе связи с сестрами ему сообщили, что ситуация нормализовалась, но потери среди гвардейцев очень большие, а подробностей Конот не знал. Абелина кивнула вошедшему Хвату, внимательно посмотрела на стоящую рядом канониссу. Мурзик крутился рядом и, едва заметив огрина, подбежал к нему, мяукнув, посмотрел в лицо громилы. Почему-то гиринкс благоволил великану.
   - Я потерял пятьдесят семь человек. - Прогудел Хват, подходя к тактическому столу с картой местности. - Семьдесят тяжело ранены и выживет ли кто-нибудь из них - не знаю, их отправили первым рейсом. Как у вас дела?
   - Все отлично. - Ответила Абелина. - Тиранидов удалось уничтожить на подходах к городу, но часть все же смогла проникнуть внутрь. Сейчас их поисками занимаются комиссар Марш и Превосходящая сестра Катерина. - Инквизитор посмотрела на канониссу, которая легко выдержала ее взгляд. - Но с этим справятся и обычные роты СПО при поддержке сестер и гвардии - сейчас перед нами лежит куда сложная задача. - Она сразу же перешла к сути. - С корабля удалось засечь место высадки Патриарха - это одинокий остров в океане, расположенный не так далеко от берега. Необходимо уничтожить его как можно скорее.
   - Ударить с орбиты и все. - Пожал плечами Хват.
   - Мы так и сделали. - Кивнула инквизитор, не собираясь бурно реагировать на слова огрина. Она ощущала, что потеря его сородичей больно ударила по командиру и криком она еще больше усугубит ситуацию, причем канонисса почему-то была враждебно настроена к ней, Абелина это ощущала почти физически, да и Мурзик не отходил от высокой женщины ни на шаг, вдруг она захочет напасть на его хозяйку. - Выжгли там все дотла, но только поверхность. - Картинка на тактическом столе показывала "голую скалу" в море. Остров не был плоским - там присутствовали несколько гор и восхитительных пляжей. - Но Патриарх ушел вглубь - достать из лэнс-пушек мы его не сможем. Нужна наземная операция, если мы хотим сдержать вторжение.
   - И для этого вам нужен я и мои парни? - утвердительно спросил Хват.
   - Да. - Кивнула Абелина. - Вы показали, что знаете о паразитах больше чем мы. Кстати, как ты догадался, что нападение на коммуну - это только отвлекающий маневр?
   - После того, как паразиты напали на это здание, я провел свое расследование. - Ответил огрин и поискал взглядом стул. - Я присяду? Что-то я устал.
   От Абелины не укрылось встревоженное лицо канониссы и комиссара, Эмилия так вообще кинулась к Хвату и попыталась поддержать его за руку, но это все равно, что взвалить на себя два центнера - тебя просто придавит под тяжестью груза. Инквизитор широким жестом разрешила и огрин плюхнулся на скамью посетителей. Он прикрыл глаза, откидываясь на спину, словно собираясь с мыслями - Абелина его не торопила, молчал и Конот. Чувство глубокой вины поселилось где-то внутри полковника и инквизитор сделала себе заметку в памяти, чтобы разобраться с этим лично. Но после. Наконец Хват заговорил:
   - Патриарх не зря планировал эту атаку - вывести все управление города из игры и сделать его беззащитным. Он с самого начала хотел захватить столицу - тут и населения больше и это стратегически важно, ведь тут сосредоточены основные припасы, склады, ремцеха и силы сопротивления. Захват коммун, в которых практически нет охраны, будет делом очень простым, к тому же в основном они все рассредоточены по планете и занимают большую площадь. - Хват перевел дух и Эмилия подала ему полный стакан воды - огрин выпил ее с благодарностью во взгляде. - После того как вы узнали, что крупная масса людей была отправлена на работы в коммуны, но не доехала до места назначения - я специально узнавал и звонил главам, которые в первый раз слышали об этом, что в коммуне "Рассвет", что в "Колосе" - то я сделал вывод, что их похитили. Я не предполагал, что он перевезет их на орбитальную станцию, думал, что гнездо расположено где-то рядом с городом, равноудаленное от коммуны "Колос" и столицы. В коммуне он мог быстро нарастить биомассу, проведя отвлекающий нас маневр, а самому напасть на столицу, когда наших войск там не будет, ведь проявления в ее окрестностях мы бы так и не обнаружили. Он даже дал время главе коммуны сообщить о нападении, что еще больше укрепило меня в мысли, что это ловушка. - Хват снова передохнул. Ран было много и они очень сильно устал за время битвы. Регенерация замедлилась в связи с попаданием в кровь множества тиранидских вирусов и иммунная система, пускай и закаленная в боях с нанопомощниками паразитов, все же неважно справлялась. Нужны были специальные средства и травы, которые остались у других огринов и Веселушка уже вовсю потчевала их настоем по приказу Хвата. Сам же вождь надеялся на свой сильный организм и свою волю, однако его состояние не укрылось от канониссы и она, шевеля губами, вызвала в кабинет сестру госпитальер с иммунными препаратами и противоядием против слюны тиранидов. Так, на всякий случай. - Паразиты часто так делали - имитировали атаку в одном месте, чтобы воины бежали туда, сами же вырезали весь поселок подчистую или захватывали жертв. Я предположил, что здесь произойдет то же самое - уж больно было похоже. - Огрин посмотрел на полковника и инквизитора своим живым глазом. - Хорошо, что вы меня послушали и не стали спорить.
   - Я все-таки еще немного псайкер. - Ответила ему Абелина. - И твое предположение оправдалось, пускай и ты ошибся с гнездовищем, но никто не мог предполагать, что Патриарх с комфортом устроится на орбите. Теперь же он выдал себя и наша задача - покончить с ним и сделать это нужно как можно скорее, пока эта тварь не сбежала с острова, поэтому... Хват, ты слушаешь меня?
   - Он спит. - Немного раздраженно произнесла канонисса, подходя и кладя пальцы ему на шею, ощущая, как бьется жилка на его шее. - Дайте ему отдохнуть.
   - Сейчас каждая минута на счету!
   - Дайте ему отдохнуть!! - Симона была настолько праведна в гневе, что Абелина не стала спорить, а полковник Конот сильно удивился. Она точно поняла, что огрин был для нее не просто "коллегой по ремеслу", а чем-то большим. - Сестра Магнолия, где ты? - спросила канонисса по связи.
   - Уже подхожу. - Дверь раскрылась и на пороге появилась госпитальер с медицинским чемоданчиком в руках. - Сейчас.
   Она, не обращая внимания на собравшихся, тут же раскрыла его, набрала в инъектор противоядие и ловко вонзила иглу в один из порезов на руке огрина, доставая до глубоко спрятанной вены. Заметив заинтересованный взгляд инквизитора, Магнолия пояснила.
   - У огринов очень плотная кожа - иглой проткнуть почти невозможно, она согнется. - Сестра оттянула веко и посмотрела в глаз отключившегося Хвата. - На лицо сильное истощение организма наряду с многочисленной кровопотерей, рекомендую отдых как минимум шесть часов.
   - А если применить стимуляторы? - спросила Абелина.
   - Вряд ли наши помогут ему. - Пожала плечами Магнолия. - Все же его организм разительно отличается от человеческого. - И услышала в горошине вокс-связи шепот Симона. - Так что я бы порекомендовала обойтись их традиционной медициной - вызвать сюда кого-нибудь из огринов-медиков. Они используют заживляющую мазь, варят настои из сушеных корневищ лишайников - средства точно им помогают. Я знаю пару медиков, что были в его подразделении.
   - Я сейчас! - воскликнула Эмилия и, не спрашивая разрешения, моментально покинула штаб. Конот слегка усмехнулся на это, но ничего не сказал.
   - И когда он придет в форму? - спросила Абелина.
   - Трудно сказать. - Магнолия снова набрала полный шприц витаминного коктейля. - Но сон - лучшее лекарство. Утром можно будет точно сказать выживет ли он.
   - Даже так? - удивился полковник. - На первый взгляд он вроде как вполне себе здоров.
   - Это только на первый взгляд. - Обронила Магнолия. - Переливание крови сделать не удастся - у меня полный лазарет огринов, двое уже умерли от кровопотери и на очереди еще пятеро. Мне просто негде ее взять, а использовать тех, кто выжил... - сестра покачала головой, - они сами выглядят не лучше чем он. Раненых очень много.
   - Придется штурмовать остров своими силами. - Произнесла Абелина. - А я так надеялась на громил.
   - Немного подождем. - Произнесла канонисса. - Пока же предлагаю высадиться на нем, перевезти танки и артиллерию, подготовить плацдарм - на это у нас сил хватит. А потом, глядишь, и огрины подтянутся. Ведь воевали же люди как-то до этого с тиранидами не полагаясь на громил.
   - Не использовать совершенную версию космодесанта - глупо. - Прямо в глаза Симоне посмотрела инквизитор. Стефания при этих ее словах сжалась в комок - ей показалось, что канонисса ее прямо здесь и прибьет, так она была взвинчена и расстроена.
   - Даже самый крутой космодесантник однажды получает по соплям. - Веско произнес Конот. - У нас еще есть время, инквизитор. Давайте пока займемся тем, что предложила канонисса - начнем прессинг тиранидов. Сейчас Патриарх лишен ресурсов и может начать ловить рыбу в мутной воде. - Полковник усмехнулся. - И наращивать за счет нее свою биомассу.
   - Разумно. - Согласилась Абелина. - Тогда отправим на погрузку подразделения Го Сюна, Бриска, Броскена, с которым я поговорю позже и отдельно от всех, - глаза инквизитора сверкнули, - Холана и Грачева. Тихонький пусть остается здесь - он очень серьезно ранен. Его солдат предлагаю пока передать под командование Курчатова - лейтенант тоже пострадал, но не так сильно, к тому же доказал, что может толково управлять людьми. Здесь останется Сигмунд и Зальц и все СПОшники - нечего им там путаться под ногами. Как только огрины более-менее придут в себя - перебрасывайте всех, нам пригодится каждый солдат.
   - Пусть идут только добровольцы. - Возразила ей канонисса.
   - Почему? - с любопытством спросила Абелина.
   - Потому что сегодня они спасли миллион человек и до кучи несколько миллиардов на остальных планетах сектора, заплатив за это своими жизнями! - немного резковато ответила Симона. - Думаю, что они имеют право на отдых!
   - Они дали присягу Империуму точно также как вы и я, и не имеют права оспаривать приказы командования. - Ледяным тоном заявила леди инквизитор.
   - Вместо них пойдут мои сестры и я лично поведу их. - Твердо произнесла канонисса. - У нас силовая броня, мельта-ганы, лазпушки, я отдала приказ, чтобы челноки высаживали огнеметные танки прямо на остров. Мы пройдемся по тоннелям тиранидов очищающим огнем и выжжем эту мерзость до каменного основания! Если вы будете упорствовать в своем намерении отправить огринов впереди всех, как штрафную роту, то я буду ходатайствовать перед Инквизицией о лишении вас Печати и звания инквизитора!
   Обстановка серьезно накалилась, канонисса была немного твердолобой, к тому же ей не нравилось, что какая-то баба, пускай и постарше ее, распоряжается жизнями солдат с такой легкостью - этих туда, этих сюда, этих под когти тиранидов бросим и все будет в порядке. И полковник не может ей возразить, потому что он совсем мелкая пешка в этих высоких элитных сферах. К тому же Симона на дух не переносила инквизиторов. Она сама не знала, почему, но всегда воспринимала их указания и приказы в штыки, отчего часто страдала и только заступничество канониссы Аурелии спасало эту тугодумную дуру. Сейчас она была готова растерзать Абелину только за то, что та отдаст преступный по ее мнению приказ. Конот замер, пытаясь определить настроение "своей" половины. Он не одобрял поведения канониссы, но и выступить тоже не мог - две бабы начали ссориться и мужику лучше не встревать, а то отхватишь от обеих. Впрочем, Абелина не была такая уж дура, как Симона.
   - Хорошо, будь по-твоему. - Легко согласилась она. - Пускай идут только добровольцы. Но что-то мне подсказывает, вряд ли кто-то из огринов останется здесь, кроме тяжелораненых.
   - Пускай они сами решают, они это заслужили. - Сердито буркнула Симона и развернулась к Магнолии. - Проследи, чтобы Хвата доставили к его подразделению и как следует подлечили. Я же займусь переброской своих войск с вашего позволения. - Канонисса кивнула, откланиваясь и покинула штаб. Вслед за ней вышла Стефания и Магнолия и инквизитор с Конотом остались одни.
   - Какая скверная баба. - Поежилась Абелина. - Такая точно пригодилась бы в Инквизиции.
   - Нет уж. - Оттянул ворот полковник. - Она и на своем месте страшна в гневе и имеет право судить и миловать.
   - Посмотрим, так ли она хороша в битве, как говорит. - Абелина посмотрела на Конота. - Поверь, я могу укротить даже такую страшную стерву. - И повернулась к огрину. - Что же такое она в тебе нашла? Хотя, пути Императора неисповедимы.
   Полковник не нашелся, чем ей ответить и просто развел руками.
  
  
  

Оценка: 9.48*33  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира" (Попаданцы в другие миры) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"