Сердитый Коротыш: другие произведения.

Прекрасное далеко

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.07*69  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Реинкарнация в деву-механикус начала 42 тысячелетия. Канонистам, вахофилам и прочим фанатам вход воспрещен. Очень, ну ооочень по мотивам.


   Глава 1.
  
   - Так, ты почему трубку не берешь?! - голос мамы был не просто взволнованным, она чуть ли не рыдала и при этом громко кричала в микрофон.
   - У нас препод строгий, приходится комм отключать. - Пробормотала, оправдываясь, Катя, теребя клипсу коммуникатора, закрепленную на ухе.
   - Надо было сразу мне позвонить и предупредить. - Судя по интонациям, мама начала успокаиваться. - И вообще, почему он держал вас так долго? Уже поздно, на улице темень!!
   - Это потому что зима. - Буркнула девушка в чувствительный микрофон.
   - Что ты там говоришь? - громче чем нужно спросила мама. Она всегда так делала, когда ответ ее не устраивал. Все она прекрасно слышала.
   - Не он, а она. - Ответила Катя, тоже повышая голос. - И мы чертежи сдавали, очередь была большая - пришлось долго стоять.
   - Сейчас же все на компьютере делают! - удивилась мама. - Какие такие чертежи? Не ври мне, говори, где ты была?! С мальчиками в кафе сидела? Или прямо сейчас сидишь?
   - Мама, ну что ты такое выдумываешь. - Катя кивнула знакомой, которая спешила сдать начерталку, внеся исправления. Просто девушке повезло попасть в первые ряды и она "отстрелялась" раньше всех. Но для мамы это было все равно долго и поздно и она сама придумала себе причину для переживаний. - Какие мальчики? У меня учеба отнимает все время, да и рано еще об этом говорить.
   - Рано не рано, - проворчала та, - но всякое бывает... прежде ты должна получить хорошее образование, устроиться на высокооплачиваемую работу, а уже потом задумываться о семье.
   - Я все это прекрасно знаю. - Немного раздраженно сказала Катя, выслушивая в очередной раз родительское нытье и наставления. - И живу согласно составленному мной плану. Все-таки я лучшая не только в группе, но и на курсе. Потому что у меня есть цель - поставить папу на ноги, а не вертеть жопой в клубах, цепляя на нее потенциальных женихов!
   - Ладно, ладно. - Ворчание в голосе мамы из встревоженного превратилось в одобрительное. - Ты умная девочка, я это знаю. И не говори это слово, будущий протезист - это интеллигентный человек, а не обычный работяга. Но больше меня так не пугай, ладно? Предупреждай, что задержишься, будешь поздно.
   Странно, подумала девушка, как же ты, мама, тогда за папу замуж вышла, за обычного работягу? И родила от него двух детей? Чего себе такого вот культурного интеллигента не нашла? Лауреата Нобелевской премии, всего такого из себя умного, давящего интеллектом всех вокруг? Сидели бы сейчас вдвоем на кухне, обсуждали бы власть, ругали правительство и как все плохо от них в стране. Наши соседи, например, так и делают каждый вечер. В слух же она сказала другое:
   - Хорошо. - Катя уже собралась отключиться, но мама продолжила, не дав ей это сделать.
   - И бери такси.
   - Мама, у меня денег на вертушку не хватит, а ползти по пробкам... сейчас праздник, все в центр на елку едут, да я лучше на монорельсе доеду и выйдет быстрее!
   - Ты меня не слышишь, дочь? - голос матери начал отдавать стальными нотками. - Я сказала, бери такси, значит бери такси. Постоит возле подъезда, подождет, ничего страшного с ним не случится. И деньги спишет с моего счета.
   - Просто перебрось мне на коммуникатор и не придется никуда ходить.
   - Украдут. - Катя даже представила, как мама поджала губы. - В новостях опять говорили про эту группу хакеров, что воруют со счетов во время перечислений. Ты отправил, а деньги уходят неизвестно куда! Мне не трудно спуститься и заплатить ему.
   - С четырнадцатого этажа?! - Катя не удержалась и хрюкнула в микрофон. - Лифт же сломался! Опять!
   - Ну и что?! И вообще, не спорь с матерью! - мама применила свой излюбленный прием, надавив на родственные чувства. - Вызвала такси, села, десять минут и ты дома!
   - Ага, и отдать за это пол твоей зарплаты. - Буркнула Катя.
   - Что ты сказала? - мама опять сделала вид, что не услышала.
   - Хорошо, говорю. - Ответила та. - Прилечу на такси. Все, ждите. - Она отключилась.
   Мама не стала перезванивать, хотя девушка была уверена, что та точно осталась недовольна. Дома ей предстоит выслушать кучу упреков. Ну еще бы, старшая дочь опять ей перечит, ведь мать знает, что для нее лучше! А тратить огромные деньги на то, чтобы вертушка доставила тебя до подъезда, это нормально?! Да монорельс сделает это гораздо дешевле и почти также быстро. Ну, может и не так быстро, все-таки остановок с одного конца города на другой у него предостаточно, но все же ползарплаты за одну поездку не отдашь. К тому же у Кати бесплатный проездной от департамента. Папа постарался - перевел свою льготу на дочь только чтобы она в институте хорошо питалась и деньги на поездки не экономила. Катя вспомнила об отце, вздохнула, подошла к гардеробу, прислонила институтскую карту к считывателю. Автомат мигом нашел ее зимнее пальто, специальным крюком подцепил вешалку и поднес к окошку выдачи, опустив одежду до уровня глаз человека. При этом его камера сравнила предыдущую запись и как только зафиксировала совпадение, то защелка автоматически открылась, позволяя забрать свою вещь. Простая система безопасности. Когда только появились такие автоматы тот час же нашлись люди, которые захотели украсть чужое. Но не тут-то было - разработчики постарались и "гардеробщик" записывал лицо того кто отдал одежду на хранение и выдавал только тогда, когда снимок совпадал с оригиналом. Все-таки систему распознавания лиц придумали лет двадцать назад и уже сумели довести ее до ума. Так что мелкие и не очень воришки обломились и пришлось им переквалифицироваться в хакеров. Ну, это у кого ума хватило. А кто-то продолжал промышлять на рынках, в транспорте и в прочих общественных местах, залезая зазевавшимся гражданам в карман.
   Катя неспешно оделась, перекинула рюкзачок через правое плечо, тубус с чертежами сунула за спину, благо ремень позволял и направилась к выходу из института. В котором, несмотря на поздний час, было полно студентов. Ибо в преддверии сессии все спешили закрыть долги и "подтянуть хвосты".
   Катя поступила на бюджетную основу с Институт Механизации Трудовых Процессов, на кафедру Биопротезирования и Мехатроники. И, хотя здесь учились в основном парни, девчонок было меньшинство, у нее была ясная цель, к которой она шла с двенадцати лет. Именно тогда ее отец попал в страшную аварию, после которой ему пришлось ампутировать правую ногу и левую руку. К любимой работе он оказался непригоден, но не сдался, не запил, не начал употреблять синтетику, дабы уйти от действительности и познать радость нирваны. Сначала он сделал себе деревянную ногу, потом сварил металлический протез, используя в качестве помощи Катины руки. Светке тогда было лет семь и толку от нее никакого, а вот старшая дочь вполне подошла для такой работы. Да и времени Катя с отцом проводила больше, чем с матерью. Папаня не стал сидеть без дела - он научился ловко орудовать правой рукой, помогая себе левым обрубком, к которому пристегивал простой пластиковый протез. В это время технологии уверенно развивались и биопротезы уже не были чем-то удивительным, но таким как отец Кати оказались не по карману. Мало того, что надо было ложиться на операцию по установке управляющего чипа, так еще и платить за это огромные деньжищи. А квоты государство выделяло не всем - десять человек в год достаточно, считали они. Существовал, конечно, черный рынок, но там занимались больше киберприращениями, которые легко хакнуть и использовать импланты хозяина в своих целях. Да и работали они не очень качественно и долго - постоянно случались сбои. И тогда Катя решила поступить в институт, который готовил профильных специалистов и самой сделать для папы самый лучший и навороченный протез, который только есть. Однако детская мечта разбилась о суровую реальность.
   Протез сделать - не проблема. Катя, учась на третьем курсе, уже могла легко спроектировать любую конечность. Все дело было в управляющем чипе, который вживлялся в мозг и подключался к нейронам. А эта технология будущим студентам была недоступна - ей просто не обучали, преподаватели не знали, как устроен чип. Корпорация "Нейрошунт" умела хранить свои секреты. Только те, кто умудрился устроиться туда на работу, получал мизерную возможность что-то узнать. А если вдруг оказывались шпионами конкурирующих корпораций и пытались вынести информацию, то немедленно оказывались за решеткой. Недаром говорили, что в "Нейрошунте" самая сильная, профессиональная и бдительная служба безопасности. И Катя хотела поступить туда на работу. Все ради отца, который очень любил старшую дочку, не забывая и про младшую. Но старшую - больше.
   После аварии в свободное время она постоянно сидела с отцом в гараже, где тот, чтобы не сойти с ума от безделья, разбирал и собирал вновь двигатель своей машины, что-то точил, варил, сверлил. И без помощи Кати здесь было не обойтись. Пенсию по инвалидности государство папане выделило маленькую, потому что он работал в частной фирме, а та вовремя не отчисляла положенные пенсионные. Да и вообще крутила финансами так, чтобы лишнюю копейку не потратить. А чиновники в фонде цеплялись за каждую закорючку, лишь бы не переплатить. Отец бы плюнул им в лицо, да мама не позволила. Она как-то умудрялась справляться с его вспышками гнева, которых при дочерях он себе не позволял. Сдерживался.
   В гаражах мужики частенько обращались к нему за советом как починить машину, платили за услуги немного, но от лишней копейки отец не отказывался. Он устроился на работу сторожем, хотя сейчас надобность в охранниках отпала - корпорация "Автоматон" везде внедряла своих роботов. Один такой, ползая по рельсам, проложенным по потолку, только что подал Кате одежду. В сторожах нуждались малые организации, гаражные кооперативы, всевозможные базы и склады, которые не могли себе позволить приобрести роботов. С одного толку не будет, нужно покупать как минимум шестерых, чтобы полностью контролировать периметр. А так понатыкал камер, посадил наблюдателя и спи спокойно. Нет, конечно, воры, бывает, залезали, но на этот случай под рукой у сторожа была тревожная кнопка и ЧОПы приезжали быстро. Потому что не собирались отдавать рынок охранных услуг машинам. Понятно, что папаня работал неофициально, а то пенсию отберут. Раз трудоспособен, то не положено. Логика.
   Катя подняла повыше воротник и натянула шапку на уши. На улице подул промозглый ветер, из небесной тьмы падал снег, создавая на дорогах грязную кашу. Машины выстроились дружными рядами на светофорах, ожидая своей очереди на проезд. Девушка посмотрела в небо, где, мигая габаритными огнями, проносились верттакси. Именно про них говорила мама. Катя посмотрела на остановку монорельса, что располагалась рядом с институтом. Там толпились студенты в ожидании состава. Трех вагонов вполне хватило бы, чтобы вместить всех. Катя решительно шагнула в сторону остановки - тратить семейные деньги на то, чтобы просто прокатится с ветерком она не станет. Прекрасно доберется и так, тем более, что народу на улицах полно. Новый Год все-таки. Ну, почти.
   Состав подошел вовремя, по расписанию. Ну еще бы, ему в пробках стоять не приходилось. Магнитная подвеска и рельс, проложенный над дорогой в десяти метрах над землей, обеспечивали постоянное движение. Время тратилось только на остановки и на вход-выход пассажиров. Катя зашла в вагон с толпой студентов, устроилась в уголке, включила на коммуникаторе радио и уставилась в окно, за которым проплывали огни ночного города. Ее толкали, пихали локтями, терлись о ее пальто своей одеждой, но девушка не обращала внимания. В центре основная масса студентов схлынула, пересаживаясь на другие ветки, и в вагоне стало посвободнее, даже появились сидячие места. Катя плюхнулась на одно из них. Вечером бабки вряд ли поедут куда-то в гости или на рынок, они уже давно греют свои старые кости возле телевизоров, так что она не опасалась, что ее сгонят с места. Катя прикрыла глаза, слушая легкую музыку, изредка прерываемую болтовней диджея. Она не видела, как молодой парень и два мужика пристально наблюдали за ней, при этом о чем-то переговариваясь. В вагоне были и другие люди, так что они вероятно не решились приставать к девушке здесь.
   Катя быстро доехала до остановки и уже собралась выходить, как снова зазвонил телефон.
   - Ты где? - это опять мама. - Такси не прилетело?
   - Все занято. - Ответила Катя. - Я на монорельсе приехала.
   - Так. - Обидчивое молчание в трубке. - Ты меня обманула?
   - Свободных не оказалось, - соврала не моргнув глазом Катя, - а те, которые на площадке стояли, такой ценник выкатили, что я решила - проще и дешевле на монорельсе добраться.
   - Дочь, - наставительно начала мама, - ты же знаешь, как сейчас на улицах опасно. Всякая шваль шарится, пристанут и ограбят. Или изнасилуют.
   - Мама, сейчас полдесятого, на улице полно народа. - Катя посмотрела по сторонам - никого. Их спальный район рано ложился, да и с монорельса вышла только она одна - все уже давно приехали и сидели дома. Так, редкие фигурки спешили в подъезды, но они были едва различимы за плотной стеной снега, который разошелся не на шутку. Хорошо хоть фонари горели, но вот сломанные камеры на столбах никто менять не собирался. - Минут через двадцать буду дома.
   - Я пойду тебе навстречу.
   - Не надо никуда ходить. - Твердо сказала Катя. - Пока ты оденешься и спустишься я уже подойду. Сиди дома, ничего со мной не случится.
   - Привяжется еще кто-нибудь... - продолжала бухтеть в трубку мама.
   - Никто не привяжется. Все, пока. - Девушка нажала кнопку отбой.
   - Девушка! - раздался позади мужской голос, как только она закончила разговор. - А можно с вами познакомится?
   В груди все обмерло, надпочечники выбросили в кровь адреналин, внезапно стало жарко. Сердце забилось чаще, дыхание участилось, тело приготовилось бежать. Катя оглянулась и увидела, что за ней, буквально в трех шагах идут три парня.
   - Нет! - пискнула она и рванула под арку во двор.
   Отец всегда говорил ей - если что, беги. Никакая секция рукопашного боя тебя не спасет - что бы там не орали феминистки, но ты девушка. Легкая, стройная, пусть и спортивная, но девушка. А это значит, что ты слабее мужчины. Даже разница в весе в 20 кг имеет значение. Драться тебе не нужно - используй ноги, чтобы убежать. Сделаешь это быстро - останешься целой. И отдал Катю в секцию легкой атлетики. И вот сейчас приобретенные навыки должны были пригодится.
   Не пригодились. Раздался треск парализатора и ноги Кати подломились. Она шлепнулась носом в грязный снег, не успев выставить вперед руки. Ударилась больно лицом, начала возиться, пытаясь встать. Заряд попал в пальто и ткань чуть снизила эффект от выстрела, так что стрелок подошел еще ближе и всадил ей заряд в голову. Катя немедленно потеряла сознание. Ее тело легко подхватили сильные руки и троица скрылась в темном переулке.
   Очухалась она быстро - кто-то поднес к носу ватку с нашатырем. На глазах была плотная повязка ткани и она не видела своих мучителей, ощущала только, что руки и ноги у нее связаны, а сама она сидит на стуле. В комнате пахло вонючим дымом сигарет, водкой, смешанной с чесноком, колбасой и жиром. Девушка непроизвольно сморщилась, а потом представила, что с ней сделают теперь. В сети бродило множество историй про изнасилования и найденные после них изуродованные трупы. Конечно, в городе случались убийства и самые страшные из них освещала пресса. Теперь в голове билась только одна мысль - ну почему я маму не послушала!! Хрен с ними, с этими деньгами, зато жива бы осталась!! Кто же знал, что все случится именно так?!! Но ведь раньше она приходила также поздно и ее никто не преследовал, так почему сейчас ей так дико не повезло? Захотелось плакать и Катя легко поддалась этому чувству. По щекам пробежали две мокрые дорожки слез.
   - Пожалуйста, отпустите меня! - пропищала она. - Я никому не скажу, честно-честно!
   - Конечно, никому не скажешь. - Ответил другой мужской голос, не тот, что хотел познакомиться. О столешницу брякнул стакан, заскрипел по полу отодвигаемый стул. - Я тебе верю. - Пальцы сильно схватили Катю за подбородок, поворачивая голову из стороны в сторону. - А ты красотка. - Сделал комплимент мужик. - Чистая кожа без прыщей, ровные черты лица, практически никакой асимметрии. Идеальный экземпляр.
   - Ты чего там бормочешь? - спросил его кто-то.
   - Мысли вслух. - Мужик отпустил ее лицо и повернулся к кому-то еще. - Ну давай, действуй. Ты же этого хотел.
   - Да. - Отозвался молодой голос. - Сучка вообразила себя королевой красоты. - Накачивал себя насильник. - Вся такая холодная и неприступная. - Его рука схватила Катю за грудь и стала ее мять, причиняя боль. Сердце девушки не снижало своего ритма, наоборот, он нарастал. Казалось, что оно сейчас выпрыгнет из груди. - Но ничего, сейчас ты расплатишься сполна. - Молодой голос заерзал. - А вы не могли бы выйти?
   - Нет. - Коротко ответил ему третий спокойным голосом. - Или боишься, что у тебя не встанет?
   - Ха-ха-ха, - загоготал Чеснок и стукнул стаканом.
   - Все у меня нормально, понятно! - резко выкрикнул насильник и начал расстегивать на Кате блузку. Она попыталась вжаться в стул, но получила удар по лицу и на секунду чуть не потеряла сознание. Ее голова мотнулась, но насильник вернул ее на место.
   - Пожалуйста! - простонала Катя, находясь в диком ужасе и чуть не сходя с ума. - Не надо! - шептала она. - Не надо!!! - громко завопила девушка.
   Новый удар оборвал ее крик, голова чуть не распрощалась с шеей. Кто-то подошел сзади и схватил ее за волосы и основание шеи.
   - Не надо кричать. - Тихо сказал третий голос. Он был совершенно спокоен, уравновешен и от него сквозило силой. Непонятной, нечеловеческой силой, которая подчиняла твой разум. Катя затихла, как кролик, глядящий на удава. - Криком себе не поможешь. - Продолжил увещевать голос. - Здесь никого нет, никто не услышит, не придет на помощь и не спасет. Просто дай ему то, что он хочет - и ты свободна. Ты ведь умненькая девочка, понимаешь, что выбора особого у тебя нет. Будешь сопротивляться - станет еще хуже. Ну так как, мы договорились? - пальцы мужчины схватили девушку за подбородок и кивнули за нее головой. - Вот и славно. Приступай. - Обратился третий к Насильнику.
   Джинсы с Кати были быстро сорваны, плавки тоже последовали за ними. Девушку подняли со стула, развернули к насильнику задом, загнули буквой "Г", удерживая сильными руками за плечи и сунув голову между ног, зажав уши. Катя тяжело дышала - ей чуть пережали шею. Она ощутила, как в промежность проникает чья-то холодная рука и пальцы начинают теребить вагину, дергая за лобковые волосы.
   - Ишь ты! - восхитился Насильник. - Даже не бреется! Все мхом поросло.
   - Целка, х..е. - Отозвался Чеснок от стола. - Давай, приступай уже.
   - Я порву тебя надвое своим твердым х.ем!! - воскликнул Насильник и прижался к Катиной заднице своими бедрами. - Хыы!! - выдохнул он.
   - Может, подмазать? - спросил Чеснок и засмеялся. - А то девка даже не возбудилась.
   - Ничего, по ходу смажется. Я подготовился. - Пропыхтел Насильник, совершая фрикции. - Хорошо!!
   Кате было больно, страшно, но еще больше было обидно. В груди поселилась такая невероятная досада на саму себя, что хотелось прямо здесь перегрызть себе вены. Она представляла себе это как-то не так. Обязательно все должно быть по любви и взаимному согласию и с любимым человеком. А здесь ее лишили девственности какие-то моральные уроды, натуральные животные, только и способные что жрать, пить и трахаться. И от этого на душе становилось еще горше и обиднее. По щекам продолжали течь слезы, Катя закусила губу, чтобы не заорать, ее стройное тело дергалось в такт движениям насильника. Она ему совсем ничем не помогала, но тому было насрать - он получал удовольствие. Он хотел поиметь эту целку, как только увидел в институте и он добился своего! Правда, пришлось заплатить кое-кому, но приятель реально свел его с профессионалами.
   - Ыыы!! - взвыл Насильник, кончая в девку. - Тепленькая пошла! - пошутил он.
   - Молодец. - Отозвался Спокойный. - Теперь вырежи у нее сердце. - Он протянул ритуальный нож.
   - Чего? - не понял Насильник, убирая член в штаны. - Вы че, мужики?! Мы так не договаривались.
   - Вырежи. Ей. Сердце. - По словам произнес Спокойный, протягивая насильнику нож с вычурной рукояткой. На лезвии отчетливо читались какие-то руны, а клинок отливал фиолетовым.
   - Э, ты че, сбрендил? - Насильник попятился от мужика и попал в руки ко второму. - Отпустите меня!! - он задергался, в его душу закрался страх.
   - Может быть я? - робко спросил Чеснок, держа трясущегося молодого.
   - Это должен сделать он. - Твердо произнес Спокойный. - Иначе ритуал ничего не даст. Кровь к крови. Она - жертва, а этот еще пригодится.
   - Вы че задумали, уроды?!! - вопил Насильник, пытаясь освободиться, но его держали крепко. - Да вы хоть знаете, кто мой отец!!
   - Знаем. - Ответил ему Спокойный. - И поэтому предлагаем тебе влиться в наши ряды. - Он продолжал протягивать нож. - Стань одним из нас, прими нашего Похотливого Бога и тогда ты получишь намного больше, чем владеешь сейчас.
   - Да вы все психи!! - возмутился Насильник. - Отпустите меня сейчас же!
   - Поздно. - Хихикнул Спокойный. - Разве ты не желаешь власти? Женщин, денег, рабов? Она может все это тебе дать!
   - У меня это и так все будет и без всяких ваших извращений!! Отпусти!! - вопил парень.
   - Не сделает он этого. - Уверенно произнес Чеснок. - Слабак. И душонка у него слабая.
   - Да. - Медленно произнес Спокойный. - Опять мы ошиблись. Людишки стали такими мелкими последнее время, совершенно не подходят для вместилища нашего господина. Не хватает им чего-то.
   - Мозгов? - предположил Чеснок.
   Пока они так разговаривали, Катя попыталась отползти в сторону, но уперлась в стену. Она развернулась и попыталась натянуть трусики, однако со связанными руками сделать это оказалось очень сложно. К тому же они дрожали от стыда, обиды и страха.
   - Скорее, их проводимости. - Ответил ему Спокойный. - Маловато среди них колдунов, а те, что были, повымерли или прячутся. - Он вдруг резко ударил парня в живот и тот согнулся. - Будешь резать?
   - Нет. - Замотал тот головой, харкая кровью.
   - Кончай его. - Просто сказал Спокойный и Чеснок, злорадно улыбнувшись, ударил ножом прямо в сердце Насильнику. Оружие он приготовил сразу же, как только схватил его. Парень поперхнулся и затих, уставившись стеклянными глазами на Спокойного. Тот развернулся к Кате.
   - Не очень хорошо получилась, моя дорогая, - ласково произнес он, - такая чистая и непорочная душа, как у тебя, оказалась бездарно загублена этим слабаком. Но твоя кровь и сердце нам тоже пригодится. - Девушке мешала повязка на глазах, чтобы увидеть, как нож в руке убийцы приблизился к ее телу. Внезапно повязку сорвали и она со страхом уставилась в глаза маньяка.
   Его лицо было в оспинах, огромный нос нависал над маленькими губами, острый подбородок словно наконечник копья смотрел вперед. А самое главное - глаза. В них Катя углядела фиолетово-сиреневый туман, который постепенно застилал зрачки. Маньяк прислонил к ее голому животу холодную сталь и медленно надавил. Катя закричала от боли - недавняя боль во время изнасилования показалась ей детским лепетом против этого ужаса. Лезвие проникло в кишки, разрывая плоть, кровь чуть ли не фонтаном забилась из раны.
   - Быстро! - сказал Чеснок, подходя ближе.
   - Не говори под руку. - Пробормотал Маньяк, ловкими движениями вскрывая грудную клетку в области сердца. - Она должна быть живой, когда я извлеку его. - Он оскалился. - И при этом испытывать мучительную боль.
   - Кровь утекает!
   - Так подставь чашку!! - Рявкнул Маньяк. - Я что, должен тебе постоянно подсказывать?!
   - Сейчас. - Чеснок метнулся к столу.
   Катя умирала. Она ощущала, как жизнь покидает ее тело по капле вместе с бегущей из раны кровью. Маньяк сунул руку внутрь груди и извлек сердце, еще сокращающееся, пытающееся качать кровь, но работающее вхолостую. Извлеченное из тела, оно еще работало, но его ритм снижался. Сделав пару толчков, оно замерло и стало как-то скукоживаться, сосудики обвисли. Мозг Кати был еще жив и девушка как-то отстраненно наблюдала эту картину.
   - Живучая! - восхитился Чеснок, возвращаясь с миской. - Такой экземпляр пропал!
   - Надо было все самому делать. - Проворчал Маньяк, кидая сердце в тазик. - Теперь матка. - Он посмотрел ниже.
   Сознание Кати померкло - звуки и изображение словно кто-то выключил. Тело девушки умерло.
  
   А потом все включилось вновь, словно кто-то щелкнул пультом, просто сменив программу. Боли не было, наоборот, она лежала на теплом и уютном мягком одеяле в комфорте и неге. Девушка четко ощущала, что у нее есть руки и ноги, что живот уже не болит, что сердечко бьется в груди как ни в чем не бывало. Катя даже не поняла, как такое может быть, ведь она отчетливо помнила, что именно произошло и как. И, когда картины воспоминаний на нее нахлынули, она закричала. Долго и протяжно, громко вопя о свершившейся несправедливости. И этот крик немного привел девушку в чувство. Она осознала, что с ней что-то не так, что это не ее голос.
   Во-первых - во рту не было зубов. Совсем. Только мягкие десны, в которые утыкался язык. Потом - руками и ногами она пошевелить практически не могла, хотя эти изверги не лишили ее позвоночника, а только вырезали сердце. Но оно на месте, раз бьется и Катя жива. Что же там произошло? Хирурги умудрились поставить ей имплант? Но он стоит кучу денег, у родителей нет таких. Даже если произошло чудо и государство сжалилось над ней, то каким образом ее смогли реанимировать? Ведь убийцы точно сбежали с ее сердцем и вполне могли вырезать и остальные органы. А мозг умер и его возвращать к жизни еще не научились. Так что вообще происходит?!! Надо осмотреться и понять.
   Катя с трудом смогла разлепить веки и приглушенный свет резанул по глазам. Она сразу же зажмурилась и наморщилась. Потом попробовала еще раз и еще. Мышцы ее не слушались - они словно атрофировались, но девушка не сдавалась. Она тренировала веки, мозг раз за разом отдавал команду мышцам. Понятно, что сейчас она лежит на больничной койке, ее руки и ноги не связаны, но почему-то она тоже не может ими эффективно двигать, точно также как и веками? Катя трудилась так до тех пор, пока возле нее не завис кто-то большой и массивный. Она ощутила, как ее тельце поднимают наверх, кожи касается холодная сталь. Девушка издала писк-вопль, говорить она почему-то не могла. Веки кое-как открылись и она увидела перед собой жуткий кошмар, наблюдать который она могла только через какое-то мутное марево.
   Ее, вдруг ставшую очень маленькой, на вису удерживал какой-то киборг. В кожу лица были вживлены уродливые габаритные импланты, от них шли жгуты проводов, исчезая где-то за спиной робота, носа фактически не было - его заменил фильтрующий элемент, от которого вниз и за спину шла какая-то трубка. Она скрывалась под алым балахоном, в который и был одет киборг. Катя проследила за ней взглядом и снова вернулась к лицу, на котором был живым только один правый глаз. И он смотрел на девушку очень удивленно. Долго глядеть на это чудовище Катя не могла и смежила веки. Киборг продолжал ее удерживать и при этом как-то странно зажужжал. Рядом с ним раздался стрекот и Катя снова сделала попытку открыть веки. Ей это удалось - похоже, что мышцы постепенно начали подчиняться ей.
   Рядом с киборгом завис летающий череп, в который были встроены какие-то механизмы. Например на черепной кости закреплен какой-то ящик с идущими от него проводами, а внизу, в районе челюсти летающий кошмар имел две тоненькие ручки, в которых удерживал лист бумаги, напоминающий пергамент. И этот череп очень быстро писал на нем, скрипя стальной палочкой. Как только он закончил, киборг протянул третью механическую руку, которая напоминала манипулятор доктора Осьминога из комикса, взял лист бумаги, удерживаемый черепом и отложил его в какую-то коробку. После чего проскрипел что-то и череп, уйдя куда-то вниз, выжег возле кроватки какую-то надпись. Киборг опустил Катю обратно и куда-то ушел.
   Та даже закричать не смогла, обалдев от увиденного. Очнувшись здесь, без зубов, маленькая и беспомощная, она могла сделать только один вывод - она младенец. Недавно родившийся, не умеющий даже ползать человечек, который лежит в кроватке роддома, дожидаясь свою маму. И Катя расплакалась. Она завыла в голос от безнадеги и тоски, которая внезапно навалилась на нее. На девушку напала хандра, когда она поняла, что больше не увидит свою маму, не поможет папе, потому что на Светку никакой надежды, что сейчас ее ждет новая жизнь в неизвестной семье, где она будет чьим-то любимым ребенком. Но эти люди ей чужие!! Или же ее вырастили киборги в пробирке?! И это что, светлое будущее и общество так сильно развилось после ее смерти? Катя не знала ответов на эти вопросы, тем более, что ее новое маленькое тело устало от переживаний разума и захотело спать. Она сама не поняла, как погрузилась в сон.
  
   Мастер 2-ого ранга, управляющий родильным домом, принадлежащим Ордену Механикусов, шел по коридору в отделение для новорожденных. Прошло три дня, младенцы были осмотрены младшими жрецами, на них составлены карты, проведено сканирование и выявлены все возможные болезни и генетические отклонения. Из этого родильного дома выходят только полноценные граждане Империума и Ордена, все остальные признаются мутантами и подлежат утилизации.
   Мастера сопровождал его помощник, техножрец 1-ого класса Артемий, подготовивший для своего руководителя полную сводку. Задачей мастера сейчас было только убедиться, что техножрец нигде не ошибся, не увильнул от своих обязанностей и не перепоручил проверку тупоголовым сервиторам. Конечно, мастер Артемию доверял, но вот вышестоящие над ним управляющие не поняли бы такого панибратского отношения. В Ордене существует четкая иерархия и каждый должен быть на своем месте, занимаясь порученным делом. И если мастеру предписывается лично проверить новорожденных, то он должен это сделать, не перекладывая рутину на плечи других.
   Матери ожидали решения комиссии в палатах - они не имели права ходить за механикусами гуськом и причитать, если их младенец окажется дефективным. А такое случалось все чаще и чаще - планета активно осваивалась, строились новые заводы и фабрики, города уходили вглубь и разрастались вширь, а также стремились ввысь. Понятно, что те, кто жил на нижних уровнях, часто страдали от всевозможных болезней и эпидемий, от случайных аварий на производстве, хотя жрецы и проводили профилактику среди населения. На каждом уровне существовала большая больница, в секторе располагались несколько поликлиник, на работе сотрудники через положенное время проходили профосмотр. Но все равно случаи рождения неполноценных детей случались. И мастер пока держал высокую планку - в его вотчине такое редко случалось.
   Старший механикус остановился возле первой кроватки, где лежал младенец мужского пола. Артемий тут же подключился к информаторию родильного дома и развернул его карту у себя перед носом - гололитический проектор тут же выдал картинку перед глазами. Техножрец пока не заслужил повышения, чтобы модернизировать свою коммуникационную систему до уровня хотя бы мастера 3-его ранга.
   - Даниэр Тавстан, младенец мужского пола, дата рождения третьего четвертого девятьсот девяносто восьмого сорок первого тысячелетия, место рождения - родильный дом номер сорок два девяносто четыре, юридический и фактический адрес - планета Гея-два, улей Горнхолм, кластер двенадцать, сектор восемь, уровень четыре плюс, подуровня два. Адрес проживания родителей - планета Гея-два, улей Горнхолм, кластер двенадцать сектор восемь уровень два минус, подуровень один. Отец - Кеннет Тавстан, мать - Ариэль Тавстан. В семье уже есть один ребенок, девочка Мелинда Тавстан, генетическая карта чистая, без патологий. Запрашиваю справку из больницы...
   - Довольно, Артемий, давай по существу. - Перебил его мастер. - Если ты будешь все дословно зачитывать, мы здесь и к вечеру не управимся. Тем более что я не верховная комиссия, целиком состоящая из магистров или магосов, чтобы цепляться за каждую закорючку.
   - Хорошо, мастер. - Согласился с ним помощник. - Судя по данным сканирования Даниэр не имеет сильных генетических дефектов. Частичное изменение стопы никак не повлияет на его будущую жизнь. Будет носить ортопедическую обувь. В остальном органы функционируют нормально, есть некоторое расстройство кишечника и желудка, но это для младенца нормально. Я распорядился подготовить рекомендации для родителей по уходу за ребенком.
   - Итог - годен. - Резюмировал мастер, подняв младенца из кроватки и рассматривая его со всех сторон. Мальчишка заорал, ощутив холодный металл манипуляторов. - Что по мозговым ритмам?
   - Стабильны. - Ответил Артемий. - Альфа, Бета, Дельта, Тэта - все в пределах нормы. Влияние варпа не обнаружено. Духи Машин милостиво предоставляют нам свою защиту. - Техножрец сотворил знак почтения и мастер тут же повторил его.
   - Омниссия защищает. - Пробормотал он. - Идем дальше.
   - Кэрол Клейтон, три дня от роду, родители.... - начал зачитывать данные следующего младенца Артемий.
   Так они добрались до семнадцатой кровати, возле которой техножрец остановился.
   - Сэмуэль Сайнс, три дня от роду, сильная генетическая деформация желудка, младенец не принимает пищу, харкает кровью. К тому же, как вы видите, мастер, у него искривлены конечности - роды были тяжелыми, мать едва удалось спасти. Прогноз для младенца неутешительный - ранняя смерть. Для спасения его жизни необходима операция по замене желудочно-кишечного тракта, подключение к аппарату искусственного жизнеобеспечения, в последующем замена конечностей и установка чипа. Процедуру придется проводить каждый год по мере взросления.
   - Неприемлемо. - Отмел его предложения мастер. - Мы не можем тратить ресурсы на члена общества, который уже сейчас обходится для него слишком дорого. Вы проверили, являются ли его генетические нарушения мутациями варпа?
   - Проверка проведена, мастер. Но варп тут не причем, родители проживают в секторе шесть на уровне три минус в подуровне один. Восемь месяцев назад в том районе произошла сильная утечка химиката, авария была устранена, но пострадало множество граждан, в том числе и мать младенца. С большой долей вероятности реагент привел к нарушению построения цепочки ДНК в момент формирования плода.
   - Вы проверили эту версию?
   - Да, кроме беременной матери младенца пострадали еще три женщины, которые также были в положении. Их поместили в другие роддома и они уже произвели на свет младенцев. Один из них оказался мертворожденным, двое других имеют патологии и отклонения подобные этому ребенку.
   - Решение комиссии? - спросил мастер.
   - Умерщвление и использование как основу для херувима. - Тут же отозвался техножрец.
   - Логично. - Кивнул старший механикус. - Я согласен с этим - пусть отправят младенца в переработку. Взять на заметку отца и мать мальчика - провести с ними профилактическую беседу, поставить на учет к психологу, а также взять анализы. И установить запрет на беременность до устранения их дефектов. Если же они нарушат закон - первым применить дисциплинарное взыскание. Если же не поймут - отправить на переделку в сервиторов.
   - Будет исполнено, мастер.
   Пищащего младенца из кроватки тут же извлек сервочереп, повинуясь команде Артемия, и полетел в подвал родильного дома - все необходимое оборудование было установлено на месте. Механикусы не видели причин, почему они должны перемещать тельце будущего херувима на фабрику, если все можно сделать прямо здесь и сейчас.
   - Дальше. - Приказал мастер и Артемий повел его вдоль ряда.
   Они уже подошли к концу, оставалось еще три младенца, как техножрец начал говорить, указывая на мирно спящую в кроватке девочку, даже не обращаясь к информаторию.
   - Кэтрин Крамер, два дня от роду. Родители - Курт Крамер и Саманта Крамер. Он - служитель 3-й степени, она - медсестра в поликлинике в седьмом секторе. Девочка полностью здорова, не имеет никаких отклонений, все органы работают в пределах нормы, но...
   - Что но? - насторожился мастер.
   - Ее энцефалограмма соответствует таковой у взрослого человека. Преобладают бета и дельта ритмы, причем последние явно превосходят первые. Новорожденные дети при виде незнакомца не ведут себя спокойно.
   - Она - псайкер? - задал мастер напрашивающийся вопрос, хотя понимал, что это невозможно. Для псайкеров характерны частые пульсации альфа-ритмов, сменяемые увеличением психоэмоциональной напряженности. То есть девчонка должна испытывать колебания настроения, начиная от маниакальной агрессии и заканчивая неподвижной депрессией. А подобное поведение, также как и возмущение варп-поля приборы не зарегистированы.
   - С меньшей вероятностью - возможно, но я не уверен. С большей - уникальный усидчивый талант со способностями к технике, на что указывают бета-ритмы. - Артемий посмотрел на мастера. - Возможно, посланник Омниссии?
   - Пока рано об этом говорить. - Отрезал тот. - Омниссия только один раз пришел к нам во плоти и он не может использовать другую повторно! Ибо до сих пор присутствует в этом облике!
   Артемий сделал секундную паузу, после чего продолжил.
   - Девочка спокойна, реагировала только на адепта Скорлиуса, когда он проводил первичный осмотр, но после слишком быстро привыкла к его облику. Однако все младенцы пищат, стоит их взять в руки. В остальном же - спокойный ребенок. Произвела экскременты - покричала, сервитор сменил пеленки. Во время бодрствования старается открыть глаза и шевелить руками и ногами в определенной последовательности. Что очень странно. Хотите призвать инквизитора?
   - Пока нет. - Мастер задумался. - Проведите дополнительное обследование с помощью сканера Тальсона-Гельмана. Он четко покажет является ли девочка латентным псайкером или же нет. Также расположите рядом с кроваткой регистратор варп-поля.
   Жрец фиксировал все приказы мастера в своей расширенной памяти.
   - Что сообщить ее родителям?
   - Пока ничего. Если будут настаивать - просто скажи, что произошел сбой во время сканирования и результаты первичного обследования оказались утеряны. Мы проведем повторный анализ и уже после предоставим им карту и младенца. - Мастер задумался. - Как только проведете сканирование - результаты сразу же мне. Я свяжусь с магосом Илларием, он самый опытный в этих вопросах. Пусть соберет консилиум и на нем решит судьбу девочки.
   - Как прикажете. - Артемий почтительно склонил голову.
  
   - Почему так долго? - Саманта заглянула в глаза мужу, пытаясь разглядеть в них ответ и при этом теребя его за рукав. - Всех, с кем я лежала в палате, уже выписали и отдали им детей, а нас до сих пор тут держат! Неужели с моей девочкой что-то не так? - спросила она сама себя и сразу же дала ответ. - Нет, она нормальная родилась, я сразу почувствовала. С ней все в порядке, здоровенький ребенок без всяких отклонений!! Так почему она до сих пор там?!! Разве ты не можешь узнать, что у них происходит?! - В глазах жены появились слезы.
   - Я - простой служитель. - Ровно и спокойно ответил тот. - Я для них никто и зовут меня никак, хоть и работают на их фабрике. - Курт посмотрел на нервничающую жену. - Успокойся, с ребенком все в порядке, я это чувствую.
   - Чувствуешь? - с подозрением спросила Саманта, сразу же вспомнив о "проклятых варпом", как их называла ее мама. - С каких это пор ты стал чувствовать, Курт Крамер?
   - С тех самых пор, когда встретил тебя. - Муж привлек жену рукой и поцеловал в щеку. - Ну и когда родился. - Пожал он плечами.
   - Ты псайкер что ли? - тихо, наклонившись к уху, задала вопрос та, ожидая честный и правдивый ответ, но это была только шутка, прозвучавшая из уст мужа.
   - Не, такой оболтус как я не был осенен благом Императора. - Курт усмехнулся и на всякий случай повертел головой по сторонам. Видеокамера располагалась далеко, а чувствительные микрофоны механикусы располагали в другой комнате ожидания, Курт это знал от своего приятеля Грега, который трудился служителем в этом родильном доме. Через него он и смог устроить сюда жену, чтобы быть точно уверенным, что его ребенка ждет лучшее будущее. Но даже здесь нельзя быть уверенным в том, что их не услышат, так что лучше держать язык за зубами. - Даже ты, только появившись на свет, способна почувствовать тепло маминых рук и холод стали механикусов.
   - Вот ты о чем... - Саманта улыбнулась, утерев тыльной стороной ладони слезинки, и прижалась к мужу, ища у него поддержки. Она заглянула ему в глаза. - Но все же... я очень волнуюсь. Вдруг они нашли у нее что-то... странное. И, испугавшись, решили переделать в херувима!
   - Нам бы сообщили. - Немного резковато ответил Курт, нахмурившись. Ему слова жены совсем не понравились, да и стоит уже самому себе признаться, такая мысль его тоже посещала. - Как Сайнсам.
   - Мне их жаль. - Покачала головой жена, передернув плечами. - Узнать, что с твоим ребенком не все в порядке... Я бы такое не выдержала.
   - Похоже, что она догадывалась, что с ребенком не все в порядке, но не прервала беременность. Надеялась, - ответил неуверенно Курт, - что все обойдется.
   - Ее мальчишку переделали в херувима. - Пробормотала Саманта, вцепившись в страшную мысль. - Я надеюсь, с нашей малышкой такого не случится.
   - Все будет хорошо. - Курт погладил жену по голове, зарывшись пальцами в ее роскошные волосы.
   На Гее-2 общество разделилось на две половины. Механикусы как-то неправильно договорились с Империумом или же местным планетарным губернатором или же Бог-Император так распорядился, но она не смогли полностью превратить планету в мир-кузницу. Они сделали это лишь частично, понатыкав заводов и фабрик на одном континенте, остальные пять отдав в пользование планетарным чиновникам. При этом те и другие имели свою собственную армию и охраняли заводы своими силами. Это "противостояние" длилось где-то пару веков, прежде чем Империум и Орден не начали сливаться воедино. На бумаге, но на практике все так и оставалось.
   Те, кто родились в домах служителей Ордена, имели возможность поступить на обучение в их схолы и получить место и распределение на их заводы и фабрики. А работа на техночудиков была почетной и платили там неплохо - у жрецов все было просчитано и подсчитано, сколько должен получать гражданский работник, чтобы соблюдать баланс между эффективностью и производительностью. Сколько он должен отдыхать, сколько калорий пищи потреблять, как выполнять работу и устраивать свой досуг. В их обществе все было расписано и разложено по полочкам, тогда как в гражданском - вот тебе аттестат об окончании схолы и крутись как хочешь. Устроиться со стороны на ту же фабрику механикусов было очень сложно, но Курту удалось это сделать. И вот сейчас он делал все, чтобы у его детей возможностей для выбора было гораздо больше, чем у него самого.
   Пока родители маленькой Кэтрин предавались тревогам в комнате ожидания, вокруг ее кроватки собралась комиссия из механикусов. Присутствовал мастер 2-ого ранга Леонид - управляющий родильным домом, магистр 1-ой категории Захария, недавно занявший место советника в Коллегии и магос 2-ого разряда Илларий, ректор Схолы Ингениум, высшего учебного заведения, курирующего как гражданские институты, так и техникумы механикусов. Илларий, несмотря на свои убеждения, пользовался заслуженным уважением в Ордене и входил в Высший совет Геи-2 как полноправный член. И все благодаря его биологическим исследованиям и найденным утерянным знаниям, когда он был еще молод. От звания архимагоса его отделяло всего две ступени, но старик не рвался к власти - его страстью были исследования и знания. Он, как истинный механикус, пытался постичь прошлое, чтобы открыть для остальных будущее. Ведь когда-то предки нашли если не все ответы на вопросы, то явно на многие. И сейчас эти утерянные знания нужно восстановить, а возможно, и заново открыть, просто повторив их путь. Вот почему так важно тщательно изучить редкие артефакты и чужие биологические виды в поисках истины. И сейчас перед собой Илларий видел именно такую возможность. И вместе с остальными смотрел на девочку, которая смешно лупала глазками, пытаясь разглядеть нависшие над ней страшные рожи.
   - Что показали результаты обследования? - проскрипел магистр Захария, тыкая механодендритом в живот ребенка. Девчонка захныкала - сталь оказалась холодна и она ручонками пыталась оттолкнуть ее от себя. Да и механикус явно сделал ей больно, совершенно не рассчитав давления. Илларий мысленно покачал головой - Захария всех воспринимает как инструменты, он не видит за ними личности. Даже такой маленькой, как эта девочка в кроватке.
   - Ее мозг невероятно развит, но занимает стандартный объем для младенца, что невозможно. - Тут же отозвался мастер. - К тому же он постоянно образует новые нейронные связи внутри себя, словно она быстро учится. И она не псайкер - аппаратура не зафиксировала характерных для них волн, однако энцефалограмма показала, что ребенок имеет явную склонность к логическому мышлению и обладает техническими наклонностями. Такие всплески ритмов характерны для взрослого человека. Согласно проведенным исследованиям отдел ее мозга, отвечающий за память, постоянно активен, словно она каждый раз, - Леонид помялся, - "прокручивает" у себя в голове воспоминание. Объяснения этому у меня нет. Осмелюсь предположить, что мы имеем дело с положительной мутацией.
   - Где проживают ее родители? - продолжил допрос магистр.
   - Седьмой гражданский сектор, на границе со вторым промышленным, неподалеку от фабрики сервиторов. Отец имеет звание служителя третьей степени и работает на сборочном конвейере. Мать - медсестра в поликлинике сектора. Оба не подвергались химическому, радиологическому или же бактериологическому заражению, а также мутационному варп-влиянию. Седьмой сектор считается одним из стабильных в улье. - Отрапортовал Леонид
   - Все это странно, а странности - дело Хаоса. - Заметил магистр и посмотрел на магоса. - Предлагаю передать ребенка Инквизиции - не вижу смысла с ним возиться и тратить ресурсы на переделку в херувима. Программы могут не справиться и не сумеют подавить ее личность.
   - Нет. - Ответил тот. Все это время он молчал и сканировал малышку, используя свои возможности. - Ребенок здоров и не имеет генетических отклонений и патологических заболеваний. И не вздумайте предупредить Инквизицию - человечество много потеряло из-за их косности и страха перед мутациями, которые не все были отрицательными. Просто отдайте ее родителям.
   - Со всем уважением к вам, достопочтимый магос Илларий, я возражаю. - Захария всем своим видом показывал несогласие с мнением старшего механикуса. - Она опасна и мы должны предотвратить возможный ущерб от ее действий!
   - Младенец пока ничего не совершил и даже не догадывается о том, что несет в себе возможную угрозу. - Илларий почесал пяточку и девчонка попыталась отдернуть ногу, при этом забавно сморщившись. - Возможную. - Повторил он, подчеркивая. - А, возможно, что ее и нет вовсе и сейчас мы действуем как перестраховщики из Инквизиции. Мастер, сколько за последние десять лет было случаев отрицательных мутаций?
   - Семьдесят три, уважаемый магос. - Немедленно отозвался Леонид. Его передатчик был напрямую подключен к информаторию родильного дома, что позволяло мастеру моментально получать оттуда сведения.
   - А положительных?
   - Ни одного.
   - Здесь мы имеем именно такой случай. - Илларий повернулся к Захарии и тяжело посмотрел на него своим живым глазом прямо в его аугментику. - Такой шанс выпадает раз в сотни тысяч лет если не больше и вы хотите от него отказаться? Отдать ребенка Инквизиции, которая просто скормит дитя своему устройству, решив, что она латентный псайкер, хотя девочка не причем и мы так и не узнаем, как она сможет улучшить человеческую природу?! Когда-то наши предки достигли совершенства, изменяя себя, свою собственную ДНК, создавая сверхлюдей или же геноморфов под определенные задачи! Они завоевали космос не только с помощью варп-двигателя, но и потрясающей адаптации к окружающей среде. Вспомните скватов, ратлингов, огринов или даже зверолюдей, которых явно выращивали в инкубаторах для специальных целей и использовали в подготовке планеты к колонизации! Все эти знания утеряны нами в веках!! - Магос разошелся, словно присутствовал на собрании коллегии. - Сейчас перед нами появился уникальный шанс вернуть себе прошлое, стать чем-то большим, чем просто сплавом металла и плоти! - Он потряс механодендритом. - Девочка должна жить, вырасти, дать плоды, которые, возможно, выведут человечество на новый уровень развития!! А вы хотите выдрать молодое деревце с корнем?!
   - Ваши слова, уважаемый магос, попахивают ересью. - Мрачно отозвался Захария. - Я буду ставить вопрос на коллегии о вашей компетентности занимаемой должности и рангу!
   Леонид с ужасом посмотрел на Захарию, потом на Иллария.
   - Оставь эти страшные речи для глупых техножрецов и адептов, магистр. - Отмахнулся тот и повернулся к мастеру. - То, что ты получил место в коллегии, еще не делает тебя всесильным. Девочку отдать родителям под мою ответственность. Установить наблюдение и контроль за ее взрослением, докладывать обо всех странностях и отклонениях, держать меня в курсе. - Илларий повернулся к Захарию. - Более, уважаемый магистр, вы не коснетесь судьбы этой малышки - я не позволю старым догмам уничтожить наше будущее.
   - Ваше будущее - невероятная ересь, которая заведет нас в тупик Хаоса! - выкрикнул тот. - Отныне я не желаю иметь с вами никаких общих дел, магос!! Прощайте!
   Захария взмахнул полами балахона и со всей доступной ему скоростью покинул помещение, стуча четырьмя ногами по стальному полу. Оба механикуса посмотрели ему вслед.
   - Не нужно было идти на конфронтацию с ним, уважаемый магос. - Высказал свое мнение Леонид. - Это может для вас плохо кончится.
   - Однажды я послушался такого как он. - С печалью в голосе ответил ему Илларий. Он не стал устанавливать речевой аппарат, предпочитая до сих пор общаться звуками. Хотя имел передатчик и приемник для быстрой передачи информации. - И сделал так, что тот младенец не увидел более света своими глазами. - Магос посмотрел на мастера. - В улье Стратос родился необычный мальчик с положительными мутациями - его мышцы могли выдерживать невероятные нагрузки, словно планета имеет притяжение в два ж. То, что достигается длительными тренировками и химическими препаратами, было дано ему от природы - мышцы по своему строению напоминали углеродное волокно. Вероятно, во время беременности матери запустился какой-то механизм, который и активировал спящие гены, встроившиеся в цепочку ДНК. Но коллегия посчитала младенца опасным мутантом и приговорила его к переделке в херувима - не нужно было тратиться на мускульные усилители, достаточно подать на мышцу электрический сигнал. Омниссия ли дал нам этот шанс или Бог-Император, я не знаю, но знаю одно - это было недопустимо. Малыш должен был выжить. - Легочный имплант магоса зашумел чуть сильнее, прокачивая воздух. - Я ставил свою подпись под этим документом и до сих пор жалею, что не настоял на отмене решения. - Он посмотрел на мастера. - Ты тоже считаешь, что я еретик?
   - Нет, магос Илларий, я очень сильно уважаю ваши работы и вклад, который вы внесли в дело Ордена. - Приложил правую руку к груди мастер. - Вы указали мне правильный путь, осенив меня знаком Омниссии, и я до сих пор ему следую! Я никогда этого не забуду!
   - Знаешь, иногда мне кажется, что мы где-то не там свернули по пути. - Илларий посмотрел на малышку в кровати. - Аугментации позволилинам выжить в трудные для человечества времена, но будущее не за ней, а за генетикой и биологией. Генеторы правы - человек со временем изменяется, потому что природа постоянно экспериментирует со своим материалом. Она лепит из того что есть и смотрит на результат и если он положителен, то новый вид вытесняет старые и менее приспособленные. В том числе и те, что однобоко опираются на силу науки. Но она не может все делать за нас, мы должны вовремя распознавать ее потуги. И тут, я с прискорбием должен тебе сказать, мы оказались в темном тупике. - Магос обвел стены руками и механодендритами. - Мы заковали себя в металлическую оболочку, потому что это гораздо проще, чем заставить служить себе обычную простую клетку. Мы ковыряем планеты, добывая ресурсы, отравляя и уничтожая окружающую среду, а не приспосабливаясь к ней и не получая от нее все соки, которые она способна безвозмездно дать. Но даже в этом пути кроется опасность, - Илларий посмотрел на Леонида, - которую тираниды не смогли уловить. Они тоже пошли по простому пути - пути поглощения биомассы и переделке самих себя ради еще большего поглощения. Тут я должен признать, что орки, несмотря на всю их тупизну, превосходят и нас и их в плане баланса технологий и биологии.
   - То есть как?! - Удивленно вскрикнул мастер. - Орки - одни из низших ксеносов, они не могут познать всего величия технологии, дарованной нам Омниссией!!
   - У орков есть свой Омниссия. - Горько усмехнулся Илларий, осеняя себя благим знамением. - В каждом клане, в каждой банде, в каждом племени. Они называют его "бигмек". Но я имел в виду не это - они не уничтожают природу планеты, а приспосабливаются к ней. Не так как это делают тираниды, нет, они не жрут все подряд, а встраивают свой вид в пищевую цепочку, не всегда занимая в ней главное место, но всегда занимая нишу хищников. Орки - идеальный организм для войны и симбиоза. Если бы люди могли изменять себя под любую планету в галактике, а не наоборот, то поверь, нам бы не было равных. - Магос внимательно посмотрел на Леонида. - И сотри запись нашего разговора, пожалуйста. Я не еретик, но мои взгляды, как ты понял, сильно отличаются от взглядов магосов коллегии, а мне бы не хотелось, чтобы о них узнали. Потому что не все способны их понять и принять, да и время еще не пришло. Возможно, перед уничтожением человечества как расы многие одумаются. Как это уже произошло однажды.
   - Я и не собирался вести записи, уважаемый Илларий. - Было заметно, что мастер обиделся на слова магоса, но пытался не подать вида. Тот все прекрасно понял.
   - Извини меня, если я огорчил тебя своими словами. - Магос коснулся плеча Леонида. - Я уже стар и меня, такого дряхлого и упертого механикуса сложно переубедить. Я всегда считал, что путь аугментаций - тупиковый. Биология и модификация человеческого ДНК, вот наше будущее. Но в Ордене думают иначе, к тому же мы утеряли эти технологии, а то, что нам доступно - это крохи былого величия. - Он посмотрел в кроватку. - И этот ребенок вполне может нам дать ответы. Мое решение неоспоримо - передай младенца родителям и наблюдай за ней. В детском саду, в простой схоле, в техникуме, в ингениуме, если она сможет проявить себя, то я должен об этом знать. Особенно обрати внимание на ее поведение и таланты, уверен, именно в них и кроется разгадка. Возможно, сейчас мы смотрим на будущего гения, который совершит нечто, что наконец-то толкнет Орден вперед. Надеюсь на тебя в этом вопросе.
   - Магос, я ведь простой управляющий родильного дома. - Попытался возразить Леонид. - Я должен неотрывно находится здесь!
   - Ты и будешь здесь находится. - Илларию было весело наблюдать за умственными потугами мастера. - Просто кто-то из твоих служителей будет курировать их семью - познакомится с родителями, завоюет их доверие, станет вхож в их дом. И будет писать тебе отчеты. А ты начнешь переправлять их мне.
   - Я все понял. - Леонид быстро пробежал по списку своих сотрудников и выделил одного. - У меня есть такой человек - служитель третьей степени Грег. Он передал заявление служителя Крамера напрямую мне с просьбой дозволить его жене рожать в нашем доме.
   - Видишь, оказывается, тебе даже не придется искать исполнителя. - Улыбнулся магос. Он любил вставлять редкие проявление чувств. - Просто используй их дружбу и укрепи ее. И служитель сам расскажет тебе все новости. - Илларий задумался, вновь посмотрев на лежащую в кроватке девочку. - Запомни, мастер, случайности не случайны, они проявления воли Омниссии, еще не понятой нами. Наша задача - вовремя распознать их и правильно истолковать. Действуй.
   Магос повернулся и бесшумно поплыл к выходу - его антигравитаторы были последнего поколения, доработанные кем-то из талантливых адептов-механикус, его учеников. Илларий любил приближать к себе всевозможных людей, наделенных необычными способностями. Обычный человек сказал бы, что у него нюх на гениев, но Леонид предпочитал думать, что магос просто хорошо разбирается в людях. Недаром он так долго прослужил генетором-исследователем, прежде чем оказался на Гее. Мастер посмотрел на шевелившую ручонками малышку, которая серьезно и настороженно смотрела на него, словно понимала, что сейчас решается ее судьба. Вздохнул, вынул ее из кроватки, закутывая в простыню, и понес к родителям, которые до сих пор томились в ожидании решения комиссии и пребывали в неведенье.
   Когда лично управляющий родильным домом вынес малышку к родителям, Саманта чуть не хлопнулась в обморок, напридумав себе всевозможных страхов. Жена покачнулась, но муж вовремя успел поймать ее и подтолкнуть вперед. Курт первым разглядел в руках механикуса завернутый кулек и поспешил к нему. Саманта не отставала.
   - Приветствую вас, многоуважаемый мастер! - служитель совершил почтительный поклон. - Неужели у вас нашлось время лично передать нам дочку?
   - Все младшие жрецы заняты, а я свободен. - Пришлось задействовать речевой аппарат, чтобы донести до счастливого отца свою мысль. Леонид привык общаться на бинарном и редко его активировал. Но стоящий перед ним служитель еще не продвинулся по служебной лестнице и не получил разрешение на внедрение модификаций, так что пришлось воспользоваться тем, что дала механикусу для общения природа. - Держите свою дочку. - Он передал Курту кулек. - Поздравляю вас, вполне здоровый ребенок. Вовремя проводите диспансеризацию и следите за ее здоровьем. Желаю вашей семье блага, даруемого Омниссией.
   - Благодарю вас за такие почтительный слова, уважаемый мастер! - от чистого сердца ответил Курт, передавая дочку жене, которая тут же начала качать кулек, вглядываясь в личико дочки. Которая серьезно смотрела на мать, словно прикидывала, что это за тетка. - Я буду молить Омниссию, чтобы даровал вам открытие нового знания!
   Леонид склонил голову, показывая, что принял пожелание и удалился - у него было много дел. Саманта начала что-то бормотать себе под нос, улыбаясь - все ее тревоги мигом испарились, стоило ей получить СВОЕГО ребенка на руки. Потому что любая мать узнает свое дитя, это чувство редко кого подводит. Курт подошел к жене и приобнял ее, глядя на дочку.
   - Ишь как смотрит. - Произнес он. - Такая вся серьезная, надутая и хмурая.
   - Она тебя впервые видит. - Продолжая улыбаться, ответила жена и начала сюсюкать. - Это папа! Видишь папу? Покажи на папу ручкой! Запомни его хорошенько, доча, - это папа!
   Маленькая Катя совершенно не понимала, что говорит эта женщина. Понятно, что язык меняется со временем, но чтобы так сильно!! Какая-то жуткая смесь арабского и немецкого с вкраплениями японского и китайского. И ни одного русского слова! Понятно, что это ее новая мама и она имеет поразительное сходство со старой. То есть той мамой, что осталась в прошлой жизни, окончившейся так глупо. Катя снова вспомнила произошедшее и на глаза навернулись слезы. Она попыталась сдержаться, но предательский детский организм все вывернул по-своему.
   - Ааааа! - заголосила Катя.
   - Страшный дядя-механикус нас напугал?! - продолжала сюсюкать Саманта, сообразив, отчего ребенок может заплакать. - Ух, он какой! Ничего, сейчас мы поедем домой, ляжем в кроватку, где тихо и спокойно, где безопасно и мама будет рядом!
   - Говори потише. - На ухо сказал ей Курт. - Нас могут услышать. Кому-то может не понравиться, что ты там говоришь.
   - Ладно, я поняла. - Кивнула жена. - Воспользуемся прокатом?
   - Моих талонов на оплату не хватит. - Отрицательно покачал головой служитель. - Лучше просто прокатимся на монорельсе, а потом спустимся на эскалаторе. И деньги сэкономим и прогуляемся.
   - По дороге может что-то случится. - Саманта на время отвлеклась от младенца.
   - Ничего не случится - Горнхолм безопасный улей. Если не спускаться ниже минус второго. - Хмыкнул Курт. - Тем более, что милицейские патрули ходят по улицам днем и ночью.
   - Новорожденного лучше не показывать чужим людям - сглазят. - Саманта настаивала на своем. Она автоматически начала укачивать дочку, но та и так уже замолчала и теперь сопела.
   - Я подумал об этом. - Курт сунул руку за спину и снял с крепежа раскладную переноску для младенцев. - Все поймут, что у нас ребенок, но его никто не увидит. К тому же здесь встроен малогабаритный генератор поля Геллера. Просто на всякий случай.
   - Где ты ее взял?! - изумилась жена.
   - Отец дал. - Просто ответил муж. - А ему его отец, ему его и так далее. Духи Машин были добры и не забывали поддерживать ее техническое состояние. Она почти как новая, краска только кое-где облупилась. Ее в нашей семье издавна хранят - сейчас пользуюсь я, потом будет пользоваться она. - Он указал на маленькую Кэти.
   - А генератора невидимости в ней нет? - на полном серьезе спросила жена, но Курт подумал, что она шутит.
   - Как только стану адептом, то обязательно прикручу к ней маскировку. - Он собрал переноску и принял у жены младенца, аккуратно уложив дочь внутрь. - Вот видишь - все в порядке.
   - Она там не задохнется? - спросила Саманта, наблюдая, как закрывается крышка переноски и активируется генератор. Послышалось легкое гудение, но и только.
   - Там есть отверстия для дыхания, просто они скрыты и с первого взгляда не заметны. - Курт улыбнулся. - Ты сможешь услышать ее плач, а она всегда сможет видеть маму - просто повесь переноску через плечо и поверни к себе. Стекло крышки с ее стороны прозрачное, но с твоей затемнено.
   - Ого! - подивилась жена. - Древняя технология?
   - Ага, попадешь в милицейский участок - на себе испытаешь эту технологию. - Засмеялся муж. - Все, пошли, мне через два часа на смену, а еще нужно добраться до отсека.
   Счастливые родители вышли из дверей дома, совершенно не догадываясь и не замечая, что за ними вслед послали сервочереп, который влился в поток таких же как он автоматонов, затерявшись "в толпе".
   Из переноски толком ничего не было видно, но Катя поняла, что жить ей предстоит в каком-то незнакомом большом городе. Родители шли по ярко освещенной фонарями улице и непонятно, день сейчас или ночь, потому что взгляд то и дело упирался в пластиковые панели потолка и какие-то решетчатые мостки, переходы, трубы канализаций и подвесов силовых кабелей. Это потом, когда они покинули здание, Катя поняла, что сейчас день, хоть небо и затянуто тучами. Где-то рядом приглушенно слышался звук работы двигателей автомобилей, на разных высотах парили транспорты, имеющие грубые формы, перевозя пассажиров и грузы. Девочка не смогла их подробно рассмотреть - родители сразу же свернули куда-то к эскалаторам и взгляд снова уперся в надоедливый потолок. Потом они спустились к станции метро и долго ждали поезд. Во время этого ожидания Катя уснула - организм очень быстро уставал, а та пища, которой ее пичкали в роддоме ни шла ни в какое сравнение с маминым молоком - раз в день роженицы кормили своих детей.
   Проснулась она уже в кроватке - теперь это ее новый дом. Который нужно как следует изучить. Вставать и сидеть она начнет не раньше чем через несколько месяцев, пока мышцы окрепнут, так что приходилось только едва шевелить ручонками и пытаться повернуть голову. Но младенческое тельце быстро уставало и Катя засыпала. Так что кроме проклятого потолка и кусочка стены она ничего рассмотреть не могла.
   И потянулись однообразные будни - еда, сон и отправление естественных надобностей. Пеленки мама меняла профессионально и быстро, что говорило о ее опыте, но вот других детей в доме не было. И вообще, что это за будущее, где нет робонянь и даже простых памперсов!! Наверное, ее родители очень бедные - в доме Катя так и не заметила видеопанели, а единственным средством информации выступал радиодинамик. По которому на неизвестном языке передавали новости или же запугивали население. Кто знает, что там вещал диктор зловеще-торжественным тоном и пел хор, выводя патриотические гимны. Родители всегда вставали и подпевали, когда звучал один из них. Значит это гимн страны, сделала логичный вывод Катя.
   Кстати о языке - радио говорило на одном, а родители общались на другом. Что это, оккупация? Или же они наоборот сами эмигранты из более бедной страны? Этим можно легко объяснить небогатую обстановку однокомнатной квартиры, если это вообще не коммуналка. В углу располагалась небольшая кухонька, где мама готовила, справа от двери - раскладная кровать, откидывающаяся к стене и освобождающая место для такого же раскладного стола. Рядом с кроватью ее кроватка, над ней бухтящее без перерыва радио, наверное, его выключить вообще нельзя. Но в плане изучения языка оно очень даже выручало - делать младенцу абсолютно нечего и пришлось слушать и напрягать извилины, запоминая чужую речь. Напротив кровати - шкафы в стене, рядом с которыми стояли два старых кресла - видно, что ткань уже потертая и сиденья давно просели. Один из углов был занят санузлом - душ и раковина с унитазом. Так что места в квартирке едва хватало семье из трех человек.
   Кроме изучения языков, в которых иногда Катя находила общие слова, девочка внимательно разглядывала новых родителей, запоминая их черты лица. Мама действительно была немного похожа на ее маму, но вот была явно моложе, да и волосы другого цвета. У той каштановые - здесь же мама имела светлую, почти белую шевелюру. И при этом не крашеную - корни волос тоже светлые. Длинные пряди она после расчесывания собирала в пучок и они хвостом спускались почти до лопаток. Один раз она, дурачась, навертела резинок и сделала хвост так, чтобы он торчал вверх. Отец немедленно ее отругал - его интонации звучали резко и в то же время в них слышался страх. После чего мама такие эксперименты больше не делала - она сама испугалась слов отца и вскоре изменила стрижку под карэ. Судя по недовольной физиономии папы тому явно не понравилось, но он не стал снова ругать жену. Пусть лучше ходит так, чем с хвостом волос, торчащим вверх. В чем там была причина, Катя не знала, но поставила себе зарубку в памяти выяснить, когда научится говорить. Все же интересно. Может быть табу?
   Что касается отца, то он овалом лица был похож на ее папу, но при этом имел длинный нос, небольшой рот и выдающиеся скулы. Нос не как у Буратины, конечно, но и не совсем маленький. Глубоко посаженные глаза с черными зрачками смотрели на мир настороженно, тщательно его изучая. Это потом, когда Катя добралась до зеркала, она поняла в кого пошла лицом - почти точная копия папы. А вот глаза - мамины. Цвета небесной синевы. Такой яркий цвет она на земле не встречала, а здесь - пожалуйста. Да и волосы у девочки тоже оказались платиновыми, этакая жгучая блондинка. Длинный нос, четко очерченные скулы и узкая челюсть - подарок отца. Ее внешность со старой никак не была связана, да, при желании можно было найти что-то общее, но в целом - совершенно другой человек. Кто-то очень давно сказал, что все люди - братья и сестры. Вот доказательство, стоит перед зеркалом.
   К родителям иногда приходили гости - высокий широкоплечий мужик, имеющий на голове кибернетический имплант, не такой "изящный" как у тех страшилищ, что щупали ее в роддоме и вместе с ним приятная симпатичная женщина, чуть постарше мамы. Дядю звали Грегом, а его жену, как поняла из разговоров Катя - Кларой. Вообще ее память оказалась удивительным хранилищем информации - девочка очень быстро запоминала и при этом легко могла "воспроизвести сохраненные на винчестере образы". Конечно, не точно с датой и временем, но более близко к этому. И изучение языка у нее в принципе не заняло много времени - к году у девочки образовался серьезный словарный запас. Родители предпочитали говорить на своем диалекте, тогда как радио трендело на готике. Именно это слово произнес отец, указывая на "транзистор", когда Катя ручонками тянулась к нему. Это она сама придумала такую игру, начало которой положила мама. Она указывала на предмет и произносила слово четко по слогам. А потом и сама Катя начала тыкать во все ручкой и тянуть: "Ыыы?". С этим ее "изобретением" изучение языка пошло быстрее благодаря понятливой маме и феноменальной памяти. Так что слово "фокхс" она перевела как радио, ведь в английском это "голос", если исключить ошибки в произношений. В готике было много английских слов, но также попадались немецкие и - о чудо - русские. Правда, произнесенные с таким жутким акцентом и так страшно перевранные, что узнать их удалось с трудом. Ну и всякой китайщины тоже хватало. Наверное, на Земле наступил всеобщий мир и ликование, раз люди изобрели для себя общий язык, включив в него словообразования из самых основных. Это потом, когда Катя стала старше, то есть ближе к двум годам и прилично освоив языковые фонемы, стала догадываться, что что-то в этом государстве нечисто. Радио то и дело болтало о мерзких ксеносах, воспевало псалмы Богу-Императору и всячески старалось предупредить граждан о нечестивцах и возможной ереси Хаоса, которую они несли. А также рассказывало о мятежных культах, какой-то нечисти, демонах и прочей ерунде, в которую верят попы и их прихожане. Похоже, что светлое будущее обернулось для человечества мрачным средневековьем - изредка радио поминало Святую Инквизицию и каких-то воинствующих сестер, а это уже ни в какие рамки не лезло. Но пока Катя спросить у отца и матери ничего не могла - язык еще плохо шевелился во рту, хотя она пыталась произносить слова. Однако зубов маловато - всего два и остальные не торопятся вылезать. Иногда совладать с зудом и той болью, когда зубик разрывал десну Катя не могла и приходилось выть и плакать. Мама все понимала, но давать ребенку обезболивающее не спешила, просто качая и утешая дочурку. Наверное в этом мире лекарства реально убойные, раз ими младенцев не пичкают.
   К слову, мать работала медсестрой в поликлинике и помогала врачу принимать детей. Вот откуда ее профессиональные навыки по обращению с грудничками и вообще детьми. Она даже Катю несколько раз таскала на работу - похоже что здесь декретный отпуск не длился три года - максимум месяцев девять или же меньше. Как только ребенок начнет активно ползать и вставать на ножки, а также питаться не только материнским молоком, то его сразу же определяли в ясли. Но с Катей родители пока не спешили. Они так распределили свои смены, договорившись на работе, что младенец почти никогда не оставался дома один. А бабушку с дедушкой Катя не видела - то ли их не было и они уже умерли, то ли просто жили далеко и не могли приехать в гости. А ютиться вчетвером в маленькой комнатке это то еще удовольствие.
   В первый свой выход "в люди", когда мама потащила ее к врачу на плановый осмотр, Катя очень внимательно изучала окружающий мир. Их семья жила где-то в подвалах - дверь квартиры выходила в широкий проход, по краям которого шли люди, а по центральной части ездили машины. Причем последние не выглядели футуристично - Катя так и не смогла углядеть ни одной зализанной формы. Грубые, рубленые как из-под топора кабины и такие же квадратные кузова седанов. Пыхтящие вонючим выхлопом двигатели, газы которых сразу же втягивались в вентиляцию под потолком. Элекромобиль девочка увидела всего лишь раз и он разительно отличался от драндулетов, что перемещались под землей. Словно капля воды, поставленная на колеса. Люди почтительно замирали, когда он проехал мимо, а водители тарахтелок старались поскорее прижаться "к обочине", чем вызывали недовольные крики пешеходов.
   Мама работала недалеко от дома - пройдя до ближайшего эскалатора, который вынес ее на поверхность, она топала еще десять минут до поликлиники. И только здесь Катя поняла, что они жили на подземном уровне - город разрастался как ввысь, так и вниз. Наверное жить на минус втором этаже или как тут это называется - уровне, еще довольно престижно, потому что эскалаторы уходили куда-то еще ниже, в технологические отсеки и канализационные стоки. И, что самое интересное, нигде ничего не парило, вода не капала с соединений труб, в темноте ниш и углов не прятались жуткие монстры с щелкающими челюстями, собирающиеся сожрать тебя при первом приближении. Реальность немного отличалась от представлений о будущем голливудских режиссеров. Все переходы были ярко освещены, перегоревшие лампы менялись в срок людьми в бордовой робе, которые при этом чуть хороводы не водили возле не горящего фонаря. Увидев такое впервые Катя развеселилась - трое людей взялись за руки и пели псалмы, вознося молитвы. Потом один из них поднялся на вышке к лампе, чуть ли не с поклоном выкрутил ее из патрона и вкрутил другую, при этом двое остальных не прекращали петь. Потом обмакнул кисточку в краску и нанес какой-то символ на плафон, после чего вся команда ремонтников-песнопевцев села в открытую повозку, имеющую четыре ноги вместо колес и "поехала" к следующей перегоревшей лампе. Мама обратила внимание на веселящуюся в переноске дочку и улыбнулась - ребенок смеется, значит здоров, доволен и ему хорошо. Она не связала причину и следствие.
   В поликлинике все было знакомо еще по посещениями в прошлой жизни - огромные очереди, орущие от болей дети, печальные мамы, замотанные беготней врачи и медсестры, которых на всех сразу не хватало. Катя видела, что прием доктор ведет весь день с получасовым перерывом на обед, а медсестра ей помогает. Во время краткого отдыха мама, которая все же иногда брала дочь с собой на работу, успела покормить ее и себя, перекинуться парой слов с другими медсестрами, сбегать в туалет и сменить Катины пеленки. В общем, сделать кучу дел. Она не могла нарадоваться, что ее дочурка такая спокойная и не крикливая, не то что соседний пацан, что орал без умолку. Его было слышно даже через стенку, иной раз он так выводил из себя, что Катя, умей она ходить, постучала бы в соседскую дверь и как следует отлупила всю крикливую семейку. И как папа только сдерживался? А здесь, в очереди, таких крикунов был каждый второй если не первый.
   Мама легко могла попасть на прием без очереди, но не стала этого делать по одной простой причине - в очереди было полно знакомых со своими детими, которые знали, где она работает и кем именно. И ее наглость могла вызвать вопросы не только у них, но и у соответствующих органов - перед законом все равны. Некоторые равнее, конечно, но к простым жителям это правило не относилось. Да и потом у новой мамы было все в порядке с совестью - она не стала пользоваться служебным положением. Ну, может быть чуть-чуть. Наконец-то подошла ее очередь - врач у карапуза, что "зашел" в кабинет перед Катей, быстро диагностировала расстройство желудка с помощью медсканера, назначила лекарства и отправила его с мамочкой домой - лечиться. У Кати, слава Богу, таких проблем не было - мама знала чем и как кормить дочку.
   - Привет, Саманта. - Улыбнулась ей доктор и кивнула на ребенка - Первое посещение или ты уже была у Мари?
   - Я лучше к тебе. - Качнула головой мама.
   - Зашла бы без очереди - я бы тебя быстро приняла.
   - Ты хочешь, чтобы меня там съели? - отшутилась Саманта.
   - Что, такая большая очередь? - спросила доктор.
   - Двое соседей, которые знают, где я и кем работаю. - Мама изобразила на лице досаду. - Они уже просили посодействовать им в осмотре их деток и получении прививок без очереди.
   - Понятно. - Кивнула доктор, сразу же сообразив. - Эти сразу же сообщат о превышений должностных полномочий куда надо. До арбитров, конечно, дело не дойдет, но милиция своего не упустит. Так что ты правильно сделала, что дождалась. - Врач повернулась к Кате. - Ну-с, давай тебя посмотрим.
   Ее сразу же передали в заботливые руки. Доктор провела первичный осмотр, потом положила ее на кушетку и активировала медсканер. Зеленый луч прошелся по организму несколько раз, после чего потух, а вся информация высветилась на экране монитора. Не плоском, а каком-то древнем мониторе, с электронно-лучевой трубкой. При этом текст печатался на нем как на матричном принтере - отец как-то рассказывал, что тот появился у него в семье одним из первых. И звук вывода букв на экран напоминал о старом ужастике про космических дальнобойщиков. Этот монитор никак не вязался с медсканером - Катя ожидала увидеть какую-нибудь парящую в воздухе голографическую сенсорную панель, а не подобную рухлядь. Наверное здесь на медицину тоже мало денег выделяют. Или же это поликлиника для малоимущих и эмигрантов.
   - Жалобы есть? - спросила доктор, всматриваясь в экран. Катя не видела, что рядом с монитором активировался голографический проектор, на котором возникла 3д модель ее тела - скелет, внутренние органы, кровеносная система.
   - Она молчунья. - Произнесла мама. - Почти не агукает, не лепечет, но я же вижу, что она все понимает. Когда я с ней общаюсь, она улыбается, но как-то через силу, как будто вынуждена это делать. Задержка развития речи?
   - Как с рефлексами? - быстро спросила врач, уже по-другому посмотрев на Катю. - Когда начала ползать или сидеть? Держать головку?
   - Довольно быстро. - Ответила мама. - Уже вовсю крутится в кровати как волчок. Цепляется пальчиками за решетку, пытается вставать. В три месяца!! - Саманта округлила глаза. - Дети так себя не ведут!
   - Все развиваются по-разному. - Заметила доктор. - Обычно девочки быстрее мальчиков, а она к тому же у тебя худенькая - перед вами вон какой толстячок "заходил". - Врач усмехнулась. - Кто-то отстает, кто-то бежит впереди всех. Но вот с речью... дома есть передатчик?
   - Конечно. - Кивнула мама.
   - Он может мешать усваивать язык. - Серьезно сказала доктор. - Ребенок не понимает, почему мать говорит на одном, а из этой штуки на стене звучат другие звуки. Отсюда задержка речи - мозгу нужно научиться обрабатывать хотя бы один массив информации, а ему подсовывают сразу два. Попробуй понизить громкость и переставь кроватку подальше от динамика, чтобы не мешал.
   - Я не подумала об этом. - Пробормотала Саманта.
   - Обычная ошибка. - Кивнула доктор, что-то записывая в карте и потом скармливая ее "принтеру". - Готику учат в начальной схоле, до этого дети всегда говорят на языке родителей. Редко находятся уникумы, способные сразу же усвоить два языка. Во всяком случае я о таких не слышала.
   - Учту твое пожелание. - Кивнула мама. - Так что там со здоровьем?
   - Все в порядке. Кости скелета не искривлены, органы развиваются нормально, даже расстройства желудка нет. Кишечник работает стабильно?
   - Да. Какаем как по часам.
   - Вот и хорошо. Соблюдай режим кормления, чередуй с прикормом, не забудь про витамины, в общем, ты знаешь. - Доктор закончила свои "бумажные" дела и посмотрела на Саманту, улыбнувшись. Протянула талончик. - Вот тебе направление на прививки, можешь сделать сейчас, можешь завтра, как хочешь.
   - Когда Тилиана работает?
   - В первую смену по-моему, - врач закатила глаза под лоб. - Не помню, посмотри в ординаторской.
   - Хорошо. - Саманта уложила дочку в переноску. - Спасибо тебе, Клэр!
   - Да не за что! Заходи в любое время. - Продолжала улыбаться доктор. - Кстати, когда тебе на работу?
   - Пойду поговорю с главврачом. Если с Кэти все будет в порядке, то через полгода. Если нет - то декрет продлят.
   - Давай уже быстрее, а то зашилась я без тебя. - Врач вздохнула. - Сестер не хватает, сегодня, видишь, я одна работаю.
   - Ну, тут уже не от меня зависит. - Саманта, извиняюще улыбаясь, развела руками. - Ну все, я побежала!
   - Пока!
   Дорогу до поликлиники и обратно Катя запомнила с первого раза - даже в своей прошлой жизни она не страдала топографическим кретинизмом, а в этой изучить путь оказалось проще простого, несмотря на многочисленные решетчатые балконы, переходы, мостики, идущие с одного балкона-тротуара на другой, эскалаторы и скоростные лифты, возносящие людей куда-то под облака. Через серую муть невозможно было рассмотреть где заканчиваются городские шпили, но Катя была уверена, что там видно солнце. Интересно, в какой части света она родилась? Об этом не узнаешь, пока не спросишь, но спрашивать тоже надо осторожно - ребенок не может составить вопрос как взрослый со множеством уточнений. Обычно дети задают неудобные вопросы прямо в лоб, но о таком ребенок еще не может знать пока ему сами родители не расскажут или же не увидит карту и не спросит, что это. Так что нужно просто ждать удачного момента.
   Каждый день Катя тренировалась в кровати просто потому, что лежать все время на спине, на боку, на животе натурально осточертело. Разум взрослой девушки (ну, если судит по ее последнему "приключению" не очень взрослой, а натуральной дуры! Ведь мама же предупреждала!) оказался заперт в младенческом теле. И чтобы изучить новый для себя мир нужно было хотя бы добраться до источников информации. Каковыми пока выступали родители, общаться с которыми она сможет не скоро. Ей стоит благодарить феноменальную память, в которую слова чужого языка ложились четко и ровно. Да и на русском тут никто не говорил, так что постоянно слышимая чужая речь влияла на ее изучение. Радио вот с толку сбивало - изредка там проскакивали знакомые слова, но не более того.
   Когда удалось встать на ножки, держась за решетку кроватки, мама начала ее "выпускать из тюрьмы". Катя активно ползала по полу, изучив все углы маленькой квартирки. Телевизора в доме не было также как и газет - из них хотя бы можно было получить какой-нибудь минимум информации. Балаболка под потолком не в счет, непонятно, что она трещит каждый день, но этот гимн реально достал. Заунывно-тоскливая хрень звучала дважды в сутки, по ней можно было время сверять. И при этом родители всегда вставали и подпевали. За ними что, наблюдают? Какое-то тоталитарное государство с полным контролем личности? Технологии явно превосходят родное время Кати - у летающих машин не видно пропеллеров, медсканеры, голопроекторы. Но при этом одновременно какая-то убогость. Наземный транспорт чадит так, как будто у дизеля все фильтры засрались, как сказал бы ее папа. Папа из прошлой жизни. Блин, опять же с этими папами - которого из них считать настоящим? Один дал тело, второй воспитал разум. Вот только дочка подвела второго и ей сейчас не хотелось бы подвести первого. Кате новый отец нравился (не как мужчина, нет!!) - он ко всему подходил основательно, не ругался по малейшему поводу и очень любил маму - это хорошо видно. Такой за семью горы готов свернуть. И это хорошо.
   Первые слова Катя начала произносить в восемь-девять месяцев. Пока только совсем простые - "дай", "на", "мама", "папа" и прочее. Сказывались тренировки. Сразу взять и заговорить, конечно, не получилось, да еще и непослушный язычок коверкал произношение, но радости родителей не было предела. Папа даже по этому поводу устроил праздничный ужин - они с мамой купили какой-то ресторанной еды, а не обычной "пластиковой" каши, потребляемой ими каждый день. Вообще мясо Катя в доме почти не видела и вряд ли ее новая семья была вегетарианцами. Скорее уж с низким уровнем доходов. Да, родители не шиковали, ходили в одной и той же одежде. И что самое интересное мама совершенно не испытывала дискомфорта по этому поводу. Может быть потому, что идущие рядом с ней женщины были одеты также?
   Раз в день мама всегда выходила с Катей гулять. Они поднимались наверх из душного пространства нижних уровней, вставали на эскалатор, который выносил их на широкую площадку с устроенным на ней садом. Солнце едва было заметно в серой мгле, что висела над городом, но изредка в выхлопах многочисленных заводов, расположенных вокруг жилых районов, проглядывало солнце. И оно, блин, оказалось не желтым, а голубым!! Светло-голубое, оно размерами явно превосходило привычное ей солнце. Сделанное Катей открытие ошеломило ее. Это что же выходит, солнце изменило свой спектр свечения? Или же она родилась в другом времени и пространстве, в котором Земля располагалась дальше и у чужого светила? А, возможно, что живет вообще в чужом мире, в миллионах световых лет от Земли? Но где тогда космические корабли, которые бороздят Большой Театр? Где рев взлетающих ракет и бесконечные поля космодромов? Вряд ли его будут располагать рядом с городом - одна такая упавшая ракета способна причинить немало бед. Столько вопросов и главное ответы так близко, вон, стоят и переговариваются с такой же мамочкой. Но услышать их предстоит еще не скоро, очень не скоро. В школу скорее, в школу!! Быстро проскочить этап арифметических вычислений, склонений и спряжений и потом в институт!! Добраться до библиотеки, там ответы на все вопросы. Так, подруга, притормози-ка, это что же, опять сидеть в школе?!! Слушать по второму кругу то же самое?!! Интересно будет только на уроках истории, но все остальное - тоска смертная. Все в классе будут тянуть: "А-а-а, Б-б-б" и так далее. Сидеть, скрипеть умишком, пытаясь сложить два и три и отнять четыре, чтобы получить в ответе ноль. Или один, у кого на сколько ума хватит.
   Парк был разбит над жилыми домами и здесь часто гуляли мамы, назначали встречи парочки и сидели на лавочках в свой законный выходной заводские рабочие. К последним постоянно цеплялись менты - Катя тут же распознала представителей правоохранительных органов. Все они были одеты одинаково - прямо на форму крепились элементы брони. Наручи, наголенники, набедренники, грудной и спиной доспех, пояс с кобурой, подсумками и радиостанцией. Ну точно тоталитарное государство. Но хоть не вели себя по хамски - вежливо интересовались что это гражданин делает в парке в рабочее время. Тот предъявлял какую-то карточку, наверное удостоверение личности, ее сканировали и сразу же отставали. Лишь один раз Катя наблюдала картину, когда два парня вызвали у ментов вопросы - чем-то карточка одного не понравилась. На предложение пройти в отделение, парень бросился бежать. Сотрудник при исполнении сработал четко - выхватил из-за спины какое-то длинное ружье и выстрелил, в то время как второй вязал первого парня, не понимающего, что происходит. Из дула ружья протянулся искровой разряд и коснулся бегущего, отчего тот рухнул на землю, поломав кусты. Видимо, это парализатор, решила Катя, наблюдая как мент бегом подскакивает к нейтрализованному парню и защелкивает у него на руках браслеты. После чего легко поднимает его на плечо и идет к второму. Буквально через пару минут подлетел "бобик" - квадратная коробка с кабиной пилота наверху - в который менты и загрузились и свалили в участок. Все очевидцы тут же начали обсуждать, что это было и чего эти парни натворили. Мама включилась в обсуждение и женщины еще долго трещали о всяком, переключившись на каких-то знакомых, с которыми произошло "всякое". Из этой беседы Катя почерпнула одно, что в государстве существуют какие-то сектантские культы, которые заманивают к себе обычных граждан и убивают их, проводя кровавые ритуалы. Сразу же вспомнился тот самый подвал и нож, который вонзился в ее грудь. Боль воспоминания захлестнула сознание Кати, сердечко забилось чаще, кожа на лице и ушах покраснела и девочка еле сдержалась, чтобы не закричать. Еле-еле удалось успокоить детский организм. Катя старательно гнала от себя эти мысли, чтобы не испытывать стресс вновь. В общем, подобных приключений в парке больше не случалось.
   Сопоставив все сделанные ей наблюдения, Катя решила, что она родилась в каком-то дизельпанковском мире. В небе частенько мелькали пузатые дирижабли, чадящий выхлоп автомобилей и вонь говорили о том, что они все ездят на плохо очищенной соляре, имеющей в своем составе столько парафинов и сажи, что непонятно как работают форсунки у двигателя. Катя знала, что такое форсунки и зачем они нужны - часы, проведенные с папой в гараже, не оказались напрасными. И в то же время с машинами соседствовали странные механизмы.
   Чудики в алых балахонах предпочитали перемещаться в шагоходах, на гусеничной технике или же в антигравитационных повозках. При этом их машины были оснащены всевозможными подъемными механизмами, бульдозерными отвалами, погрузочными платформами. Как-то раз Катя видела, что по одной из главных улиц города от одного из заводов перегоняли шагоходы, подозрительно напоминающие имперские шагатели из "Звездных войн". Народ высыпал на улицу и радостно кричал, подкидывая в воздух шляпы, кепки и шапки, словно случилось невиданное событие. Вся эта металлическая братия ползла куда-то за пределы города, но из-за высоких домов Катя просто не видела, куда именно. Значит посадочные площадки для грузовых дирижаблей располагаются именно там, решила она, просто сложив два и два. Перед эти три таких махины величаво проплыли над парком, направляясь именно в ту сторону. Летели они со стороны фабрики, где работал отец - это Катя выяснила уже потом. Наверное, там тоже также отгружали готовую продукцию, только ее уже везли в закрытых грузовиках.
   Отец на фабрике собирал роботов - их здесь называли сервиторами. Это Катя поняла из домашних разговоров. Честно сказать роботы выглядели страшновато - куски плоти перемежались со сталью. Чего только стоили летающие черепа, которые вызывали у нее иррациональный страх каждый раз. Наверное она никогда не сможет к этому привыкнуть. Кроме черепов очень редко по улицам летали почти живые младенцы, а эта картинка могла любого повергнуть в шок. Жители предпочитали их не замечать или же отворачивались при виде такого чуда. Катя, когда первый раз увидела такое, то тут же расплакалась - страх взял верх над детским телом. Мама прекрасно поняла чувства дочери, она и сама отвернулась, чтобы не смотреть на робота, который повернул в их сторону детскую головку и посмотрел своим единственным красным глазом на живых людей. При этом вторая его глазница была пуста - просто стальная пластина закрывала отверстие в черепе. Страшила не стал тормозить и полетел по своим делам, а Катя еще долго не могла успокоиться. Кто их делает? Какой воспаленный мозг мог придумать такое? Делать из младенцев роботов!! Ужас, тихий ужас!! Если это уровень государства, то надо как можно скорее бежать отсюда подальше, где живут нормальные люди, а не эти придурки в красных балахонах. Вот кто настоящие сектанты - те парни хотя бы выглядели как нормальные граждане.
   В общем, прогулки дали много пищи для ума - лежа в кроватке Катя размышляла о бытие и своем месте в нем. Историю этого мира она узнает, дайте только срок. Вжиться в общество сумеет, в этом девочка не сомневалась, нужно только не совершать ошибок, допущенных ей в прошлой жизни. Не шарае... э-э, простите, не бродить поздно по городу, не лезть в незнакомые места, не разговаривать с чужаками. Сначала думать, потом делать, пускай это и займет много времени. И не надеяться на ментов - их как всегда не будет в нужном месте в нужное время. Хорошо бы таскать с собой гражданскую версию этого парализатора, но что-то подсказывало Кате, что оружие тут жителям не продают. Власть вряд ли позволит им вооружаться ибо тогда возможны бунты и мятежи. Хотя, такие люди всегда найдут выход, если поставят цель. Но ходит безоружной она не станет, только нужно замаскировать парализатор под что-то обычное. Мент, если у него нет сканера, посмотрит и отвалит. Да и вообще, чего это он будет цепляться к обычной девчонке? Веди себя прилично, не выпендривайся и все будет хорошо. Таким образом Катя мысленно озвучила себе цель.
   Что она будет делать? Да просто жить! Расти, учиться, работать, завести семью (бррр, то самое воспоминание никак ее не оставит). Хотя... насчет семьи это она погорячилась, поживем - увидим. Но то, что надо вытаскивать новых родителей из бедности это девочка поняла сразу. Денег отправить ее в престижный ВУЗ у них нет, так что все зависит от нее самой. И здесь у нее есть преимущество - знания, полученные ей в прошлой жизни. Странно, что они не стерлись, а сохранились как на флешке. С ними Катя становится крутой попаданкой, или как это сказать, перерожденкой? Книг по этой теме было написано много и все в основном сводилось к одному - я самый крутой перец, круче меня только сваренное яйцо и все вокруг заглядывают мне в рот, а я их учу как нужно жить. Вот только здесь такой подход не прокатит - до сих пор перед глазами порхает тот робот-младенец. Пойдешь поперек линии партии и тебя живо превратят в... ЭТО!! Ну ее на фиг! Тут нужно действовать тихо, сильно не выделятся, но и не отставать. И потом, вдруг в этом будущем такая сложная программа подготовки, что Катя сразу же забуксует как в институте с высшей математикой. Матрицы еще туда-сюда, но вот эти дифференциальные уравнения.... бррр, как вспомню, так страшно становится. Так что сейчас ее тормозит время - тело человека развивается медленно, а ее разум не может перепрыгнуть сразу на двадцать лет. Хм, а было бы прикольно!
   Так Катя и жила. Ела, спала, тренировала мышцы в меру своих сил, изучала язык и окружающий мир. Ходила на прогулки с мамой и иногда с папой, когда у того появлялся выходной. Чаще отец, конечно, отсыпался - его последнее время заставляли трудится в ночную смену и пахал он как раб. Натурально. Однако и приносил домой больше талонов, чем до этого - родители сменили кровать, купив чуть шире и длиннее. И иногда, когда у папы оставались силы, возились под одеялом. Без фанатизма, но мама похихикивала на "шутки" папы, которые тот шептал ей в "ухо". Катя в это время спала и просыпалась ну очень редко, обычно в конце "возни". Комнатка-то маленькая, а уши у крохи чувствительные.
   Поликлинику Катя посещала часто - раз в две недели точно. Доктор Клэр наблюдала ребенка, динамику его развития, назначала прививки, которые маленькая Кэт переносила легко - организм усваивал вакцины и вырабатывал антитела. Вообще с этим проблем у детей не было, за редким исключением аллергической реакции, которую не выявили на ранних стадиях. Тогда подбирали другой препарат или же назначали ограничения. В один из таких посещений рабочего места мамы, врач ее спросила:
   - Когда думаешь дочку в схола-гарден отдавать?
   Это детский сад на местном языке, Катя уже знала. Это что же, ей придется ходить в одну группу с вопящими и ссущими в штаны спиногрызами? Как-то она подзабыла о такой перспективе.
   - Вот основательно встанет на ножки, тогда и подумаю. - Отозвалась мама. - Опять же в какую группу еще попадет - наш минус второй к сто сороковому приписан, а я слышала там не очень хорошо за младенцами следят.
   - Знаю, - кивнула доктор, - оттуда часто детей с болезнями приводят - совершенно не следят за инфекциями. Не понимаю, куда смотрит их медсестра, раз позволяет на своем рабочем месте такое? Гнать ее надо взашей оттуда. Может быть тебе стоит сменить работу?
   У доктора появилась новая медсестра, какая-то родственница и место мамы было уже занято. И Клэр, понятное дело, было неудобно выпроваживать ее, раз уж смогла устроить на работу. Хм, значит и здесь рука руку опять же моет, подумала Катя. И все зависит от честности самого человека. А не ты ли не так давно распиналась об обмельчавших людишках, которые готовы по головам пройти ради достижения своей цели? Пример-то у тебя перед глазами. Понятно, что родственница всяко ближе, чем проработавшая с тобой долгое время медсестра. Катя взглянула на маму - та все прекрасно понимала и девочка дивилась ее выдержке. Пока шел официальный прием и отведенные на него десять минут, они пили чай, или как его здесь называли - тоник.
   - Нет, не хочу. - Отрицательно мотнула головой мама. - Я к поликлинике привыкла, да и рабочий день опять же посменный - Курта устраивает. Он не позволит мне сменить работу, да и не возьмут меня туда - департаменты разные.
   - Это да. - Кивнула врач. - А что, он так и не продвинулся по служебной лестнице?
   Началось, подумала Катя, опять начнет старую песню, что зря мама вышла замуж за этого неудачника. Мол, ее братец работает бригадиром на гражданском заводе, получает две нормы, вот-вот приобретет отдельное жилье на плюс втором уровне и до сих пор не женат. А ведь она ему нравилась когда-то. Старая песня, знаем. Врачиха живет одна, мужика у нее нет, и, чтобы компенсировать собственную тоску по противоположному полу, она тщательно расспрашивает медсестер об их мужьях и дает советы. "Дельные" советы. Знает, кто где работает, сколько зарабатывает, кто выпивает и спускает всю зарплату в кабаке, кто был застукан с любовницей, кто вместо подарка любимой купил себе новые ботинки и все в таком духе. При этом тетка не была злобной, скорее завистливой и умело скрывала эту зависть внутри себя. Послушать ее, так все неправильно строят отношения. Если ты такая умная, то чего свою собственную личную жизнь устроить не можешь? На вид не старая, личико симпатичное, фигура полновата, но есть мужики, которые и такую поведутся. Значит, как говорил ее папа - тот папа из прошлой жизни - в ней есть какой-то изъян, который она тщательно маскирует. И Катя была с ним согласна - тетка любила быть в центре внимания. Все должно вращаться вокруг нее, а не она вместе со всеми.
   - Пока еще нет. - Немного суховато ответила мама, прекрасно понимая, куда она клонит. Она поставила кружку тоника на стол. - Курт выполняет норму - талонов нам хватает. Тем более, что он всего полтора года как трудится на фабрике, какой уж тут рост. Некоторые в служителях всю жизнь ходят и ничего.
   - И даже не выбил себе право на аугментацию?
   - Курт не лезет к мастеру со своими просьбами и советами. - По голосу было слышно, что этот разговор маме неприятен. - Ладно, Клэр, я пойду, время.
   Доктор посмотрела на настенные часы, поджав губы. Она сама поняла, что была слишком настойчива в своих расспросах. Саманта уложила дочку в переноску.
   - Через две недели как всегда? - спросила она на всякий случай.
   - Приходи через месяц. - Доктор уже что-то писала в карте. - Ребенок здоров, все прививки получил вовремя, аллергии на лекарства нет. Не вижу смысла наблюдаться так часто.
   - Хорошо.
   Вечером собрался семейный совет, один член которого мог только слушать и изредка вставлять свое недовольное "ыыы". Предложениями Катя еще говорить не могла, а простыми словами не выразить ее чувства.
   - Я не хочу, чтобы она ходила в сто сороковой - там ужасные медицинские условия! - трещала мама. - Дети часто болеют - один принесет инфекцию и ее сразу же подхватили все! В сто пятьдесят восьмом ей будет лучше, там хотя бы моя знакомая по техникуму работает!
   - Это на плюс втором уровне. - Заметил папа. - Не для элиты и аристократии, конечно, но и не для нас. Оплата там съест все мои талоны - мы просто не потянем такое. А сто сороковой ничем не хуже, чем все остальные гардены - туда много детей ходит.
   - Ты и так ходишь на работу пешком, постоянно экономишь. - Заметила Саманта. - Проживем на мои, я могу работать в две смены - Кэти будет под присмотром в сто пятьдесят восьмом.
   - В две смены она работать будет. - Проворчал Курт, о чем-то раздумывая. Он положил ложку в тарелку и уставился на жену. - Я могу работать днем - с мастером я поговорю. Он ко мне благоволит - косяков на конвейере я не делаю, норму выполняю в срок, а на складе готовой продукции людей всегда не хватает. За сервиторами кто-то должен приглядывать, так почему не мне?
   - То есть ты, Курт Крамер, запрещаешь своей жене брать подработку, тогда как сам собираешься пахать в две смены? - Саманта уперла руки в бока и нахмурила брови. - И хочешь, чтобы семья тебя совсем не видела?
   - Я - мужик. - Сказал как отрезал папаня. - Я обязан обеспечить вас всем необходимым - точка. И не пытайся спорить со мной - я все сказал! - он, нахмурившись, взял ложку и стал есть кашу. - Не будешь работать, пока Кэти не освоится в садике. Потом уже выходи - за этот трудовой подвиг мне могут повысить степень.
   - То есть тебе уже предлагали? - настороженно спросила жена.
   - Бригадир точно уходит на повышение - начальником второго склада. - Ответил ворчливо муж. - Кто будет вместо него - не знаю, решать все равно будет мастер. Он выберет одного из нас.
   - И ты надеешься, что это будешь ты?
   - Все надеются. - Усмехнулся батя. - Некоторые уверенне остальных. Но я никогда не гнался за властью - если поставят бригадиром - хорошо, нет - ну и ладно. А так я сразу же буду иметь право на модификацию.
   - И что поставишь? - как-то грустно спросила мама.
   - Третья рука будет в самый раз. - Курт улыбнулся. - Но это уровень служителя первой степени, а не второй. Так что простой сканер микротрещин подойдет. А то в последнее время кто-то стал гнать брак, наверное, конвейер где-то дал сбой. Сейчас мастера проверяют инкубаторы - плоть плохо приживляется к стали. Или же все дело в геле? - спросил он сам себя.
   - Курт, ты не механикус! - рассмеялась мама. - Если уж они не могут докопаться до причин, то куда уж тебе!
   - Ты считаешь, что я тупой? - обиделся на ее слова папа.
   Катя все прекрасно видела, как мама, улыбнувшись, провела отцу ладонью по короткому ежику волос и обняла его.
   - Ты не тупой, ты у меня умница. - Она поцеловала мужа в щеку. - Ладно, будь по-твоему. Ты же знаешь, что я всегда буду на твоей стороне и сделаю, как ты скажешь.
   Отец мигом прекратил дуться и привлек к себе жену, начав ее целовать. Мама не сопротивлялась, но потом стала препятствовать рукам мужа, которые опускались все ниже.
   - Перестань, Кэти смотрит. - Попросила она.
   Отец вздохнул и уставился на дочь, которая не смогла сдержать улыбки - мимические мышцы подчинялись ей все лучше и лучше. Она встала на ножки, держась ручками за пластиковые прутья решетки.
   - Как будто все понимает. - Курт подошел к кроватке и наклонился над дочерью. - Ну что, маленькая, пойдешь в детский сад? Там будут другие девочки и мальчики и у тебя появятся новые друзья, с которыми будет интересно играть, а не только папа и мама.
   - Хм, надулась так, как будто ей это не нравится. - Рассмеялась мама и тоже подошла к кроватке. Она подхватила Катю подмышки и взяла на руки, став укачивать. - Мир, моя радость, не ограничивается только родительским домом. Он большой и разнообразный и сейчас ты делаешь первый шаг, чтобы познать его.
   Да я уже сделала до этого много шагов, подумала Катя, и знаю, что меня ждет в будущем. Сначала садик, потом школа, будь она неладна, потом институт. Снова учиться, сидеть на уроках и слушать болтовню учителя. Но, слава Богу, мама, я понимаю, что без обучения у меня не будет будущего, в котором я родилась. Ведь что-то могло измениться за столько лет, раз в воздухе парят машины, не имея подъемных винтов. А половина жителей нашего города имеет киберимпланты, пусть и неказистого вида, но явно более продвинутые, чем те модели, что могло предложить мое время. И я понимаю, что вы, дорогие родители, для меня же стараетесь. На этом этапе моя задача - слушаться вас и радовать успехами на учебном поприще. А вот уже потом настанет моя очередь. Катя стрельнула глазками по сторонам. Выбраться из этой нищеты и переехать куда-нибудь повыше. Ведь там, в высоте, существует другой мир, жители которого явно не экономят талоны и не подсчитывают каждую монетку, прикидывая день получки. Даже в этом технологически продвинутом обществе не обошлось без акул капитализма.
   - Кушать хочешь? - спросила мама и Катя, подумав секунду, отрицательно мотнула головой. - Молчунья моя. - Она чмокнула дочку в щеку. - Ладно, сиди в кроватке, как захочешь - позовешь.
   - Ы! - услышала она знакомый ответ.
   Мама привыкла, что ее дочь научилась протягивать руку через решетку кроватки и показывать на стол, а после хлопать себя по животику или тыкать пальчиком в рот. Мол, он хочет кушать. Странное поведение для младенца, но Саманта видела и не такое. У некоторых дети чуть ли не на голове ходили, дико вереща при этом, отчего страдали не только родители, но и соседи. А ее ребенок совершенно не капризничал, только морщился от синтекаши, сдобренной витаминами, когда она начала давать первый прикорм. Да, они по большей своей части горькие, но полезные, а подсластители ребенку давать пока нельзя. Катя ведь понимала, что отравой ее вряд ли кормить будут - никакие родители не причинят своему дитя вреда.
   - Ну так что мы решили? - спросила Саманта, поворачиваясь к мужу. - Устроим ее в сто пятьдесят восьмой?
   - Как ты это хочешь сделать? Там ведь все места на несколько лет вперед расписаны. - Не понял Курт. - А давать взятку - однозначно лишиться работы и заработать выговор в личном деле, а также получить год бесплатных работ и встать на учет в участке.
   - Просто пойду и спрошу, есть ли у них свободные места. - Пожала плечами Саманта. - Ты же как-то смог устроить меня в родильный дом механикусов, а он явно выше уровнем находится.
   - Грег помог мне правильно составить заявление, вот и все. - На этот раз пожал плечами Курт. - Просто повезло.
   - Нет, дорогой мой, ты чего-то не договариваешь. - Жена снова уперла руки в бока.
   - Тебе об этом знать необязательно. - Отвернулся от нее муж и уставился в стену.
   - Говори. - Саманта пристала к Курту как бандит к жертве. Ей еще осталось взять нож в руку и прижать его к горлу. - У тебя что, появились от меня секреты? Мы же, кажется, договорились - никаких секретов друг от друга!
   - Я продал почку, чтобы оплатить твои роды. - Спокойно ответил муж после паузы, посмотрев на ахнувшую жену. - Мне предложили сделку и я не стал отказываться. Все сделали там же, в родильном доме. Младшие жрецы изъяли у меня здоровый орган и вместо него сунули имплант. Все.
   - Почему я не заметила шва? - спросила сама себя Саманта, но Курт подумал, что жена обращается к нему.
   - Просто сплавили кожу. - Пожал он плечами. - Похоже, они не первый раз это делают.
   - И кто заказчик?
   - Откуда ж я знаю! - Курт ответил слишком громко, но быстро взял себя в руки. - Как видишь я вполне жив и здоров! Даже если имплант откажет, то у меня есть вторая почка. Дубликат. - Он нервно хихикнул.
   - Какой же ты дурак, Курт Крамер. - Тяжело вздохнула Саманта. - Я бы родила дочку и в гражданском роддоме и ничего бы не случилось.
   - Я обеспечивал ее будущее. - Мрачно отозвался папа. - И ты знаешь это. - Он наставил на жену указательный палец. - Те, кто рождается в домах механикусов, редко когда возвращаются в гражданское общество. Они поступают в их схолы, получают звания техноадептов при выпуске, а если кто-то учится лучше всех, то сразу же становится техножрецом. А ты сама понимаешь какой это уровень - для обычного гражданина, работающего на механикусов, служитель первой степени - это потолок. Адепты уже назначаются из своих и им не запрещено иметь семьи, иначе как Орден будет получать новых работников? А у Кэти появится будущее. - Отец посмотрел на дочь, которая внимательно следила за ним, стоя в кроватке. - И у нас тоже. - Он посмотрел на жену.
   - Пообещай мне, Курт Крамер, что больше ты подобную глупость не сделаешь. - Саманта вздохнула. - Почему ты не сказал мне?!
   - Чтобы ты нервничала, будучи на последнем месяце? - хрюкнул муж в кружку, отпивая тоник. - Ну уж нет. Это было мое решение и я уверен, что оно правильное.
   - Дурацкое решение. - Пробурчала жена. - Если механикусы не отпускают тех, кто рождается в их домах, то почему они не помогут нам устроить Кэти в их гарден?
   - Потому что у них их нет. - Курт иронично смотрел на Саманту. - Они отбирают кандидатов после начальных схол, когда дети получат основы знаний - наверное, не хотят возиться пока они маленькие. И тем, кто родился в их домах, везет больше, чем всем остальным. Поверь мне, они внимательно следят за ее здоровьем - все медицинские учреждения Горнхолма подключены к их информаторию. Данные копятся, систематизируются, наблюдатели делают выводы и дают рекомендации. Начиная от твоего здоровья и заканчивая твоей успеваемостью. Первые пять лет жизни их интересует, как ты развиваешься как личность. Как можешь усваивать информацию - быстро или медленно, не тормозится ли твое развитие в результате сторонних факторов или же ты просто сам такой тупой. В схоле - все то же самое. И вот в девятилетнем возрасте родители получают радостное известие, что их сын или дочь зачислен в схолу техникум. Или не получают и отправляют ребенка в обычную схолу, в которой учились ты и я. Вот такой принцип отбора.
   - Ты так и не ответил, что будем делать с детским садом? - снова вернулась к важному вопросу Саманта. - Я не позволю тебе продать еще какой-нибудь орган, даже не думай об этом!
   - Устроить ее в сто пятьдесят восьмой будет сложно, но не невозможно. - Муж раздумывал несколько секунд. - Мне нужно посоветоваться с мастером, может быть подскажет что-то дельное. Да и ты пока не ходи раньше времени в гарден, а то чиновники из Администратума не любят, когда в их работу вмешиваются механикусы. Возможно, нам посоветуют гарден подальше, но уровнем повыше - если правильно составить заявление и подписать у кого надо, то его быстро рассмотрят и наложат резолюцию.
   - А может быть бросят в измельчитель. - Покачала головой Саманта. - Ну, попытаться все же стоит - сто сороковой от нас никуда не убежит. Кто-то с минус четвертого посчитает за счастье занять в нем наше место.
   - Я знал, что у меня мудрая жена. - Улыбнулся Курт и сам чмокнул маму в щеку. После чего посмотрел на дочку. - Время у нас еще есть, как минимум полгода, прежде чем ее пустят в ясли. А я все же поговорю с мастером насчет двух смен - глядишь, заметит мое рвение и пойдет навстречу.
  
   Магос Илларий как раз просматривал работы обучающихся в Ингениуме, когда его оторвал от этого увлекательного занятия прямой вызов. Ректор отложил листок, исписанный ровным почерком сервочерепа, сделал пометку себе в памяти, на каком именно месте он остановился и обратил свое внимание на звонившего. Им оказался мастер Леонид, управляющий родильным домом. С очередным отчетом. И пометка на сообщений уже многое сказала магосу - он понял, о ком пойдет речь. Механикус подцепил механодендритом штекер генератора помех и сунул его в гнездо, после чего ответил на вызов.
   - Почему просто не послал по сети?
   - Сообщение могли перехватить и прочитать. - Ответил Леонид. - По объекту начала работать Инквизиция.
   - Вот как? - магос был удивлен тому, как они долго раскачивались. Он ведь предполагал, что Захария немедленно сообщит им о странном ребенке. - Они хотят ее забрать?
   - Нет, магос, пока только собирают информацию и наблюдают. Но их интерес может препятствовать нашему.
   - Что именно они нашли?
   - Пока что получили полную медицинскую карту объекта и динамику его развития. Подключились к нашей прослушке, но мой исполнитель контролирует входящие данные.
   - То есть ты даешь им услышать то, что посчитаешь нужным?
   - Да, магос. - Голос Леонида звучал торжественно. - Вскрылась интересная информация - отцу объекта пришлось отдать свой орган, чтобы поместить жену в наш роддом. Его контакт был сразу же обнаружен. Передать информацию в службу внутренних расследований или слить инквизитору?
   - Кто? - просто спросил Илларий.
   - Служитель третьей степени Грег. Он связан с медицинской группой трансплантологов, оказывающих нелегальные услуги чиновникам из Администратума. Я проследил цепочку от него к ним, но дальше не пошел - жду ваших указаний.
   - Значит, кто-то не хочет платить по нашим расценкам и заказывает себе продление подешевле. - Хмыкнул Илларий, размышляя вслух. Была у него такая привычка, от которой магос так и не избавился. Правда, делал он это в присутствии тех, кому доверял. Леонид был именно из таких. - А он не подумал, что вырастить орган из его ДНК и имплантировать гораздо проще, нежели искать донора на стороне?
   - Я не владею этой информацией.
   - Так, - на принятие решения у магоса ушло несколько миллисекунд, - кинь эту кость инквизитору, пускай в нее вцепится, тем более, что это ее работа. Ну или передаст арбитрам, если не захочет возиться, меня не волнует. Служителя Грега - в переработку. Безмозглым сервитором он принесет пользы больше, раз обычным человеком не смог за столько лет. Кстати, помнится мне, он был знаком с отцом объекта? И я рекомендовал его как наблюдателя. Ты решил не использовать его?
   - Да, магос. - Кивнул мастер, хотя Илларий не мог его видеть - проходил только звук. - Я подумал, что это дело нужно доверить проверенному жрецу и назначил адепта второй ступени Бордена. Как видите, он справился блестяще. Тем более, что именно Грег принес мне заявление от отца объекта, а не отправил на рассмотрение младшим жрецам. Уже после я понял, что он выполнял свою часть сделки.
   - Вина родителя в этом тоже есть, но преступник воспользовался его желанием и жизненной ситуацией. Сколько еще граждан пострадало таким образом?
   - Я не знаю, уважаемый магос.
   - Хорошо, пока служителя не трогай, но возьми на заметку. Возможно, он не один в этой сети черных трансплантологов. - Илларий не передумал делать из работника сервитора, просто отложил его участь ненадолго. - Я свяжусь с нашей службой внутренних расследований, пусть выделят жреца для работы с инквизитором. В ее свите есть механикус?
   - Да, магос. Мастер первого ранга Эмалион. - Леонид уже получил всю нужную информацию из архива. - Назначен по решению Коллегии Арсуса одиннадцать лет назад в помощь инквизитору. Честно исполняет свои обязанности по сей день, за все время службы передал восемнадцать артефактов на изучение в Коллегию и нашел три разработки времен Эры Процветания. Выдвинут на присвоение ему очередного звания в иерархии.
   - Истинный адепт Омниссии. - Илларий склонил голову в почтительном поклоне, то же самое сделал Леонид. У механикусов это было как рефлекс. - Хорошо, пусть работают вместе. Передай им информацию так, чтобы семья объекта выглядела как пострадавшая сторона - нам не нужно, чтобы ребенка передали в сиротский приют. - Магос сделала паузу. - Как обстоят дела с динамикой?
   - Все развивается согласно нормам. - Тут же ответил Леонид. - Отклонений нет, в настоящий момент проходит течение заболевания ОРВи - обычная простуда, частая в этом возрасте. Что же касается физического развития, то тут объект делает успехи - укрепляет мышцы, очень подвижен и активен, но при этом его сообразительность намного выше таковой у обычных малышей.
   - В чем она заключается?
   - Объект изучает окружающий мир, это факт, но у него совершенно другой подход. Он редко трогает вещи, не толкает пальцы в электроприборы и не грызет все подряд. Обучение происходит на близкой дистанции - объект подходит к интересующей ее вещи, спрашивает, что это и внимательно рассматривает. После этого либо трогает либо нет.
   - Объект уже говорит? - удивился магос, мигом подсчитав возраст.
   - Пытается строить предложения из двух-трех слов. При этом путает речь с готиком и амброзианским, на котором говорят родители. Семьи отца и матери - выходцы с этого мира, они жили в улье Каскад, прежде чем перебрались в Горнхолм. Сектор семь полностью населен амброзианцами. Язык очень похож на тартарский диалект, так что проблем в общении с местными не вызывает.
   - Удивительно. - Илларий сделал пометку в памяти подробнее просмотреть вокс-записи объекта. - Что с варп-полем?
   - Колебаний и изменений не зафиксировано - объект явно не является псайкером. Инквизиция это тоже поняла, но наблюдение не сняла. Делаю вывод, что их заинтересовало быстрое обучение объекта.
   - Хотят прибрать к рукам талант, который уже наш. - Пробормотал магос. - Еще что-нибудь?
   - Родители решают в какой гарден отдать объект - их не устраивает предоставляемое место. Должен заметить - разумно, потому что санитарная обстановка в учреждении выглядит крайне удручающей. Малыши очень часто болеют, разносят инфекции, влажная уборка проводится без применения спецсредств, экономия на медперсонале.
   - Кому принадлежит гарден?
   - Он находится в ведомстве Очистного Узла номер двадцать семь. Построен по проекту Фабрики Сервиторов, передан на баланс их учреждения согласно приказу номер А-двести двадцать дробь четыре. В данный момент курируется чиновниками из Администратума.
   - Объект не может находится в таких условиях. - Решительно произнес Илларий. - Подбери ему гарден получше, но в том же районе. Согласуй перевод или же добавь новое место за счет дополнительных отчислений, неважно как, но сделай это. Если чиновники будут против - используй власть инквизитора. Уверен им будет не до объекта, когда в их ведомстве начнутся служебные проверки.
   - Лучше всего подходит сто тринадцатый. - Похоже, что Леонид об этом уже размышлял. - Персонал ответственно подходит к обучению и присмотру за детьми. Подготовка выпускников положительно влияет на их результаты обучения в Схоле Прима. Гарден содержится за счет Фабрики сервиторов, но также курируется чиновниками Администратума. Фабрика только перечисляет деньги на его содержание и выплату денежного вознаграждения персоналу.
   - Тогда тем более не вижу причин отказа. - Илларий уже обратился в архив и самостоятельно просмотрел информацию. - Гарден находится слишком далеко от места проживания объекта. - Перед глазом магоса на голопроекторе развернулась схема минус второго уровня. - Выделенная им комнатка слишком мала для такой семьи - нужно позаботиться об этом. Отец делает успехи в работе?
   - Да, магос. Он очень исполнителен и скрупулезен. К тому же взял на себя обязательства по дежурству на складе готовой продукции. Его бригадир пошел на повышение, а мастер участка написал великолепную рекомендацию. Но бригадиром ему пока не быть - слишком мало прошло времени от поступления на работу. К тому же протекция может быть заметна остальными и негативно ими воспринята.
   - Я понял, о чем ты. - Согласился Илларий. - Свободная жилплощадь в районе гардена есть?
   - Все занято.
   - Но сотрудники же должны как-то поощряться?
   - Обычно аугментациями и повышением денежного вознаграждения. - Леонид задумался на секунду. - Могу предложить переселение семьи в шестой сектор, ближе к площади. Минус третий уровень, больших помещений там полно и через них проходит монорельс. Это немного дальше от фабрики, но зато и пространства больше и на уровне поддерживается порядок - неподалеку находится участок милиции.
   - Поручи проработать этот вопрос наблюдателю. - Распорядился Илларий. - Как закончит, пусть постарается вложить мысль о переезде в голову отцу объекта. Они опустятся ниже, но приобретут больше. Чем-то всегда надо пожертвовать. Что-то еще?
   - Пока все, магос.
   - Держи меня в курсе. - Илларий разорвал связь и вернулся к опусам учеников. Иногда он находил в них смешные ошибки и уровень эндорфинов в его мозгу неуклонно повышался. Старому механикусу было забавно наблюдать за потугами молодых жрецов, скрипящих мозгами на занятиях. И ему очень хотелось посмотреть, как будет справляться с заданиями объект, который сейчас учится сидеть на горшке и понемногу ходить.
  
   Глава 2.
  
   Незаметно наступило время, когда детей уже отдают в детский сад. Катя даже сама не поняла, как научилась бодро ходить и бегать, освоив все доступное ей пространство небольшой комнатки. Понятно, что у девочки хватало ума не пихать пальцы в розетки, которые, к слову, были скрыты в стенах и защищены от проникновения детских пальчиков специальными заглушками. Да и располагались они примерно на уровне глаз взрослого человека, так что при всем желании руку туда не засунешь. Почему не внизу? Да фиг его знает, тем более что дома компьютера, ноутбука, планшета и банального телевизора не было - только бесконечно бубнящее радио и изредка папа притаскивал газеты. Газеты!! Если эти свитки можно было так назвать.
   Однажды Катя добралась до одной такой - мама отлучилась из дома за продуктами, а папаня в этот самый момент бессовестно дрых на кровати. Понятно, что он устал - работа в две смены измотает кого угодно. Иногда отец отсутствовал дома сутками, иногда ему давался день на отдых, чтобы потом пахать всю неделю с перерывом на сон. Катя видела, что маме такое не нравиться, но она не выговаривала отцу и не выносила мозг, наоборот, всячески поддерживала и порывалась вернуться на работу. Однако зав детским отделением был непреклонен - сначала разместите ребенка в детском саду, а уже потом спокойно приступайте к своим обязанностям. Там за ним присмотрят и вообще обеспечат надлежащий уход. Катя была в курсе, зачем так надрывается отец - он выслуживается перед начальством и копит талоны на оплату ее места в гардене. В хорошем гардене.
   Так вот насчет газет - они не были сделаны из бумаги. Скорее какой-то полиэтилен или гибкий пластик, который очень удобно сворачивался и разворачивался. И газета представляла собой свиток, ну прям как в той старой компьютерной игрушке, в которую рубился ее папа из прошлой жизни. Катя вспомнила родителей, ей снова стало тоскливо и грустно, младенческое тело захотело плакать и ей стоило невероятных усилий подчинить его своей воле. Оглянувшись на папаню, который мирно сопел, Катя попыталась стянуть свиток со стула, но он неожиданно оказался тяжелым. Вцепившись в него двумя ручонками, девочка потащила изо всех сил и шлепнулась попой на пол, когда "газета" наконец поддалась.
   Стук вышел изрядный и папа, всхрапнув, проснулся. Он повернул голову и уставился на дочь, которая испугано смотрела на него. Рядом с ее ногами лежала газета.
   - Почитать захотелось? - пошутил Курт, вставая с кровати и подходя к Кате. - Ну давай я тебе расскажу, о чем пишут в "Вестнике".
   - Ага. - Простые слова девочка уже легко выговаривала, но иногда язык отказывался верно произносить слишком сложные фонетические конструкции, так что она больше помалкивала.
   - Ну, слушай. - Отец посадил дочь на одно колено, поднял свиток и нажал на кнопку у него с торца. Цилиндр тут же завис перед ним в воздухе и вниз "раскрутилась" полупрозрачная пленка, на которой засветились буквы. Значки были непонятными и не походили ни на один знакомый Кате алфавит. Присмотревшись, девочка поняла, что они искусно переплетались с арабской вязью и китайскими иероглифами. Отец снова коснулся свитка и текст на панели мигнул, тут же сменившись почти привычными ей буквами латинского алфавита, также включающими в себя китайские и арабские черточки. - Амброзианскую письменность тебе учить пока рановато, а вот простой готик будет в самый раз. - Курт хитро посмотрел на дочь. - Глядишь, научишься читать еще раньше своих сверстников и если будешь делать успехи, то и высокий готик тебе по плечу. - Папа уставился в текст. - Так, слушать про Хаос тебе явно не стоит, а вот подвиги имперской гвардии вполне сгодятся. - Он сразу же начал читать. - "И вновь нашей славнейшей имперской гвардией с блеском отбито очередное нападение мерзких зеленокожих ксеносов, возжелавших заграбастать в свои грязные лапы богатства Империума! Небольшая банда орков напала на маленький агромир Ламия шесть и устроила зверства, уби..." э-э, это тоже пока читать не будем. - Курт пролистал текст, быстро пробегая глазами по заголовкам. - Вот, это уже получше. "Снова нас радуют своими успехами верные союзники-механикус! Их ученым удалось воссоздать заново древнюю технологию, опираясь только на крупицы добытых их жрецами знаний! Славным исследователям неведомого удалось расшифровать обрывки той информации, что была заключена в найденных их поисковой партией фрагментах персональных носителей данных. Как нам стало известно, орден уже предпринимал попытки исследования глубоких пещер Асгарда, мира, когда-то бывшего одной из главных цитаделей Ордена до того, как его сумели разорить проклятые еретики! Отрезанный варп-штормами, закрытый от Империума, мир был вынужден выживать в отрыве от всего остального человечества! Герои, чьи имена достойны встать в один ряд с героями Империума, сумели противостоять ереси Хаоса и сохранить то малое для потомков, что сейчас обнаружили жрецы. В данный момент на планете трудятся их исследователи, надеясь восстановить всю цепочку событий от начала до конца, чтобы простые граждане Империума наконец-то узнали о подвиге своих братьев и сестер! Ибо в каждом из нас горит искра Императора, каждый из вас, несмотря ни на что, встанет плечом к плечу, защищая свой родной мир и другие планеты от нашествия врагов человечества! Потому что губительные силы всегда ищут лазейку, дабы склонить сомневающиеся души на свою сторону. Отриньте сомнения, ибо это есть главное оружие Хаоса! Все граждане Империума четко знают, что только вера в Бога-Императора сможет переломить хребет еретикам и их приспешникам! И более никогда нога предателей не ступит на землю священной Терры, если оказать им достойный отпор за многие световые года от человеческой колыбели! Ведь каждого из нас направляет...
   Дальше Катя не слушала - папаня читал на автомате, а подобную чушь 24 часа в сутки из динамиков несло включенное радио. Которое все же на ночь убавляло звук, иначе как тогда человек может заснуть? Из статьи же Катя сделала два вывода, о чем уже немного стала догадываться из разговоров - человечество уже давно шагнуло, нет, прыгнуло в космос и начало осваивать другие миры, о чем говорили названия планет и изображения монструозных кораблей, увешанных броней и пушками и надстройками, напоминающими европейские храмовые соборы. И второе - человечество точно воевало с орками. Да, блин, оказывается фэнтэзийные орки тоже вышли в космос и они сбивались в банды!! Катя в прошлой жизни зачитывалась книжками по данной тематике и знала о выдуманных писателями расах все! И теперь хотелось бы сравнить свои впечатления с реальностью. Каковы эти орки здесь, в будущем? Похожи ли они на толкиеновских уродцев или же представляют собой клыкастых зеленых громил из варкрафта, подвергнувшихся скверне? Вернее второе, потому что папа прочитал, что у них зеленая шкура. Наверное, у местных орков случилось помутнение сознания от соседства с этим самым Хаосом, про который постоянно трещит радио. Как-то он на них отрицательно влияет и поэтому человечество не может с ними подружиться. Было бы здорово бороздить просторы галактики вместе, открывать и изучать новые миры, а не сражаться друг с другом ради непонятно чего. Катя сделала себе пометку в памяти - подрасти еще и тщательнее разобраться в этом вопросе. Одни ли орки в галактике или же там есть и прекрасные эльфы? Высокие, красивые, стройные воздушные парни и девушки? Она всегда выбирала лесных воительниц, когда играла в онлайн-рпг и ходила в рейды вместе с папаней, который как обычно шифровался под личиной здоровенного дикаря-орка или таурена. Он отыгрывал роль штурмовика, тогда как Катя поддерживала его выстрелами из лука. Иногда к ним присоединялась мама и атаковала неписей магией. Светке вообще онлайн-игры не нравились и она никогда с семьей не играла, предпочитая сидеть в соцсетях и собирать шарики. Девочка снова вспомнила свою прошлую семью и на этот раз сдержаться не удалось - малышка начала всхлипывать. Курт замолчал.
   - Думаю, хватит этих страхов на сегодня. - Он "выключил" газету и положил свиток на стол, чтобы дочурка не дотянулась. Папа взял со стола чистое полотенце-салфетку и начал вытирать заплаканное лицо дочери. - Не стоит боятся, моя маленькая, папа тебя в обиду не даст. - Он прижал дитя к себе и подул на волосики. - Защитит от всяких орков, эльдар, тиранид, еретиков и прочей нечисти, которая является нашими врагами. Человечеству не просто далось завоевание звезд, чтобы отдать их без боя. - Кате удалось успокоиться и она внимательно слушала отца. - Когда-нибудь мы полностью очистим галактику от мерзких ксеносов, надаем по рогам всем этим еретиками и наконец-то заживем тихо мирно, просто наслаждаясь покоем. А пока нам нужно как следует потрудиться. - Он коснулся указательным пальцем носика дочери. Курт посмотрел на часы. - Чем твой папа и займется в ближайшее время. Интересно, где ходит наша мама?
   Из радио, из разговоров родителей и "чтения газет" Катя поняла одно - она явно находится не на Земле, а проживает в какой-то развитой колонии. И тем больше ей хотелось повзрослеть, чтобы узнать как можно больше! Папа работал на фабрике сервиторов и собирал роботов, предназначенных для различных нужд. На работу он ее с собой не брал, но часто рассказывал о ней дочери. Все его повествования сводились к одному - он благодарен механикусам за то, что дали ему такой шанс и позволили вступить в их общество. И то же самое ждет Катю, потому что она родилась в их родильном доме. Вспомнив те страшные рожи, которые навещали ее в первые дни после появления на свет, девочка поежилась - она ведь думала, что это роботы, а это, оказывается полноценные люди! Заменившие добровольно свои части тела на металл!! Потому что, блин, папа намеревался сделать то же самое!! Однажды он пришел домой не просто в приподнятом и веселом настроении, он чуть не прыгал! И сказал, что мастер заметил его рвение и написал прекрасную рекомендацию о присвоении ему второй степени!! А это значит, что работнику фабрики, во-первых, положена одна из доступных модификаций тела и во-вторых, улучшение жилищных условий и увеличение довольствия по желанию.
   - Мастер знает, в какой маленькой комнатке мы живем! - брызгал слюной отец, расхваливая щедрость начальства. - Он предложил мне переехать в квартиру побольше и намекнул, что может посодействовать в устройстве Кэти в сто тринадцатый гарден!!
   - Мы же остановились на сто пятьдесят восьмом. - Недоуменно произнесла Саманта, ставя кружку на стол, из которой кормила Катю. Пальцы девочки плохо держали ложку и она иногда пачкала одежду, так что мама ей "помогала". Однако сама маленькая Кэтрин была против - постоянно мычала и упорно желала самостоятельности. - Сто тринадцатый находится в шестом секторе, это очень далеко от нас. И вряд ли для нас там есть место.
   - Он содержится за счет фабрики. - Пояснил папа. - И работники имеют право на получение в нем места без очереди. Поэтому мастер и предложил мне... нам переехать. Квартира, правда, на третьем уровне и рядом с площадью, но она больше! Не придется ютиться втроем здесь. - Курт обвел рукой помещение, а потом подмигнул маме. - А может быть и вчетвером.
   - Я смотрю ты уже все распланировал, Курт Крамер? - когда маме что-то не нравилось или она была не согласна, то всегда называла папу полным именем. - А ты подумал, как я буду добираться до работы, если мы переедем?
   - На метро. - Пожал плечами отец.
   - Так вот почему жилплощадь свободна. - Поняла мама. - Там рядом проходит ветка монорельса!
   - Если сделать правильную звукоизоляцию, то там можно спокойно жить. - Курт излучал оптимизм. - Никто ведь не запрещает улучшать муниципальное жилье, наоборот, многие подают заявление и получают налоговый вычет на покупку материалов. Чиновникам не надо вписывать лишние траты в свои документы, сплошная выгода для всех!
   - Ага, как только ты сделаешь квартирку, как ее у тебя тут же отберут. - Мама так и язвила негативом.
   - Не отберут - заключу бессрочный договор аренды с возможностью выкупа. Лет через тридцать рассчитаемся.
   - Да ты я, смотрю, оптимист! За него же нужно будет отдать уйму талонов!! - Мама схватилась за голову.
   - Продам вторую почку. - Пошутил отец, но Саманта не приняла и не поняла его шутки.
   - Я тебе продам! - Курт получил хорошую такую затрещину от жены. Ну еще бы, ведь ее папа - бывший имперский десантник, честно отслуживший свой срок и вышедший на пенсию. Двести восемнадцать орбитальных высадок, три серьезных ранения, после которых он возвращался в строй с новой аугментикой. После службы смог жениться и завести детей, одной из которых и была Саманта. Ну а что, мужчина не старый, к тому же согласно приказу прошел обновление. А протезы... что ж, в Империуме ими никого не удивить, хотя женщины все же предпочитали целого мужчину вместо укороченного. Сейчас трудится в улье Каскад инструктором по рукопашному бою среди СПОшников. Военный, что с него взять, по большей части к гражданской жизни непригоден. Саманта пошла в него - силушкой жену Бог-Император явно не обидел. Да и сами амброзианцы живут при 1,25 силе тяжести и выглядят явно не как те хлюпики с Харакона. Ростом пониже, конечно, но Курта все в жене устраивало, не зря же он ее выбрал из многих. - Хватит того, что ты уже одну заменил! - Саманта смотрела зло на мужа. Тот молчал, признавая ее правоту и не пытаясь оправдаться - он хорошо изучил характер жены и понимал, что сейчас это бессмыслено. - И какую же ты себе хочешь поставить модификацию? Сканер микротрещин? А может быть улучшение мозга, которое тебе бы очень пригодилось, чтобы ты перестал нести чушь!
   - Я думаю над этим. - Буркнул муж, напустив на себя обиженный вид. Кате стало смешно - она прекрасно видела, что на самом деле отец только притворяется, чтобы разжалобить маму. Да и по факту родители не ссорились - они так разговаривали, отстаивая свои позиции. - Механодендрит потребует переделки опорно-двигательного аппарата, да и право на него имеют только техноадепты. Так что поставлю сканер и имплант на память.
   Саманта вздохнула. Она прекрасно понимала, что муж делает все для их же блага. Как только он взял переработку, то заметно осунулся и последнее время начал применять стимуляторы. Думал, что она не догадается, дурачок. Она ведь медсестра и сразу же распознала признаки употребления - редкий тремор пальцев и изредка "зависания" мужа. Гробит свое здоровье ради будущего дочери. Но он прав - 113 явно лучше подходит для их малышки. Просто потому, что там проводят частичное профильное обучение. То есть в раннем возрасте учат читать, считать и писать. Простые арифметические действия, слова и предложения и не явно полуторагодовалых малышей, а постарше и перед схолой, но с присмотром и санитарными нормами там тоже все в порядке - механикусы, платя за содержание, выставляют свои требования. Которые лучше неукоснительно соблюдать. А то что монорельс под боком и площадь над головой, что ж, это можно как-то пережить. Тем более, что Саманта и сама понимала - эта квартирка явно мала для четверых. Или даже пятерых. Ей хотелось родить еще пару детей, как это сделала ее мама. Она любила отца и видела в своих чадах его продолжение. То же самое Саманта желала для Курта.
   - И когда переезд? - спросила она.
   - Ты согласна? - удивился папа.
   - Нет, я возражаю! - всплеснула мама руками. - Но я готова наступить на горло собственному упрямству, потому что понимаю, что ты хочешь сделать для семьи только лучше. Но пообещай мне одно, Курт Крамер, - Саманта сказала это таким тоном, что муж едва заметно вздрогнул, - как только мы устроим Кэти в гарден - ты переведешься на работу полегче. Как служитель второй степени ты имеешь на это право. Останешься на складе готовой продукции - отгружать сервиторов и заполнять накладные не так тяжело, как впахивать на конвейере. Скажешь, ты готов взять на себя больше ответственности, раз уж тебе оказали такое доверие. - Жена провела ладонью по лицу мужа. - Ты очень сильно похудел, мастер не мог не заметить изменения твоего внешнего вида. Думаю, что он пойдет тебе навстречу.
   - Если я откажусь от взятых на себя обязательств, то могу потерять его расположение. - Проворчал Курт, раздумывая. - Нужно продержаться хотя бы год, может быть два, прежде чем заявлять о чем-то подобном. Меня и повысили лишь только потому, что я могу выдавать норму на конвейере и при этом не совершать ошибок в отчетах и погрузках. - Муж посмотрел на жену тоскливыми глазами побитой собаки. - Поэтому имплант на память и сканер помогут мне в будущей работе.
   - Я выйду на работу как только Кэти пойдет в гарден! - заявила Саманта. - Тебе уже не придется так напрягаться!
   - Это нужно для нашего будущего. - Мрачно ответил муж.
   - И прекрати принимать таблетки. - Руки жены уперлись в бока.
   - Что? - не понял Курт.
   - Какие стимуляторы ты жрешь?
   - Да я... нет, я ничего такого не употребляю! - попытался оправдаться муж.
   - Не ври мне, Курт Крамер! - Саманта придвинулась ближе. Ей-богу, как она похожа на своего отца, когда гневается, подумал муж. Ей надо было мужиком родиться или пойти в сестры битвы с ее-то характером. А она подалась в медицину. Тоже неплохо, конечно, но профессиональный медик сразу же поняла, что он балуется допингом. Потому что, блин, не успевает отдохнуть! - Где они? - Жена начала шарить руками по комбинезону Курта.
   Катя смотрела на эту сцену с интересом. Она уже поняла, что папаня начал баловаться наркотой, чтобы снять усталость. А это до добра не доводит. И мама, как медик, прекрасно это знает. Но, возможно, здесь, в будущем, есть стимуляторы, не вызывающие привыкания? Хотя о чем это я, любая синтетика опасна для организма.
   - Да вот, вот! - Курт вытащил из нагрудного кармана баночку с таблетками. - Обычное снотворное, все в порядке.
   - Дай-ка сюда! - мама внимательно прочитала состав, посмотрела на отца и снова залепила ему оплеуху. Она-то думала, что это действительно снотворное, но оказалось еще хуже. Отсюда и признаки. - Чтобы этого дерьма я больше в доме не видела, понял?!
   - А чего мне тогда делать?!! - возопил в ответ отец, но рук пока не распускал, просто кричал. - Я ведь сдохну на этой работе, если перестану их глотать!
   - Переводись. - Жестко пришпилила мама.
   - Тогда прощай квартира и сто тринадцатый. - Папаня сделал такой печальный вид, что Кате стало смешно. - Мастер не поймет.
   - Переживем как-нибудь. - Саманта сложила руки на груди. - Мой отец - бывший десантник, ты это прекрасно знаешь. Еще до меня у мамы родились братья-близнецы, сразу два проглота. И жили мои родители тогда в такой же квартирке как и эта и ничего, знаешь ли, как-то выжили! И даже меня там вырастили. - Она оглядела комнату. - Ну, может помещение было и побольше, но это неважно. Я к чему это говорю, - руки так и не покидали грудь, - можно пережить любые трудности. ЛЮБЫЕ, понимаешь ты это, Курт Крамер? Сейчас у тебя есть хорошая работа, начальство тебя ценит, любящая жена и дочь ждут дома, но... - Саманта покачала баночкой перед лицом мужа, - если ты начнешь баловаться этим средством, то всего этого у тебя может и не быть. Точнее - не будет совсем. Ты все потеряешь. Поэтому... - Она подошла к мусоропроводу и швырнула в открывшуюся крышку таблетки, - теперь ты сделаешь то, что я тебе скажу. - Глаза Саманты прямо реально метали молнии. Ловко мама подавляла папу, Катя это прекрасно видела. Она была усажена на стул, когда мама вскочила и сейчас как бы наблюдала за семейной сценой со стороны. - Завтра же я запишу тебя на чистку организма, а потом поговорю с твоим начальством и мне плевать кто там у них за главного - мастер, магос или сам лорд-архимаг. И потребую, чтобы тебя перевели на склад - там все же работа попроще. И чтобы ты больше свою башку без моего ведома во всякое дерьмо не совал, тебе вообще повезло, что у тебя одна почка - имплант. Он хотя бы собрал на себя часть того дерьма, что выводилось из твоего организма. Печень-то у тебя еще родная... или ее ты тоже продал также как мозги?
   - Нет. - Мотнул головой обреченный Курт. Да он и сам виноват, что начал баловаться стимуляторами, многие работяги так делали. Они и посоветовали. И эти таблетки свободно продавались в аптеке, так что непонятно чего Саманта так раскричалась.
   - Слава Богу. - Мама подняла руки ладонями к потолку. - Иногда я удивляюсь, Курт Крамер, как ты смог дожить до таких лет, не погибнув от собственной глупости.
   - Просто повезло. - Пожал муж плечами.
   - Это потому, что ты встретил меня. - Саманта прильнула к Курту, целуя его в макушку. Тот удивленно посмотрел на жену - резкие перемены настроения для него были в новинку. - Прости меня, что я тебя ударила, но ты меня просто выбесил! - Она взяла лицо мужа в свои ладони. - Пообещай мне, что больше ничего не станешь от меня утаивать. Я уже тебе говорила - никаких секретов, но ты, словно баран продолжаешь упрямо сопротивляться. Я же тебе только добра желаю. Ты и Кэти, это все что у меня есть.
   - А родители? - не понял муж.
   - Они далеко и маме в жилетку не поплачешься, да и я уже не в том возрасте, чтобы спрашивать у ней совета. - Усмехнулась Саманта. - Ты ведь сам хотел, чтобы мы улетели из той аграрной дыры и начали новую жизнь. А начинать ее с употребления этой гадости, - жена кивнула в сторону мусоропровода, - явно не стоит.
   - Ладно, согласен, я сглупил. - Проворчал отец. - Послушался других - вот он, пример-то перед глазами. Многие пользуются этими таблетками и ничего, живые. Пока. - Курт посмотрел на жену.
   - Вещества, что содержатся в этом стимуляторе, плохо выводятся и накапливаются в организме. - Менторским тоном произнесла Саманта. - Как единовременное применение, это средство очень даже неплохо действует, но если жрать их постоянно, то можно быстро протянуть ноги. Даже после боевого коктейля организм десантника проходит детоксикацию, а ведь им вливают такую жгучую смесь, от которой любой гражданский загнется. Я знаю - отец рассказывал. После службы ему была положена чистка и обновление - генеторы славно над ним поработали. А ты - простой житель и к твоим услугам обычная медицина. И я, как медсестра и будущий врач, запрещаю тебе даже смотреть в сторону стимуляторов.
   - Будущий врач? - удивился Курт. - Ты собралась поступать в ингениум? Почему я не знаю?
   - У меня тоже есть секреты. - Улыбнулась Саманта и ответила. - Зав отделением предложил пройти курсы повышения квалификации медсестер. Если получу сертификат, то смогу подать заявление на заочное отделение ингениума. Но это будет не скоро - Кэти, наверное, успеет закончить приму, прежде чем объявят набор на заочное. Раз в пять лет все-таки и только для проработавших десять лет по профессии. - Жена посмотрела на Курта. - Через три года я подавать заявление не буду, а вот потом, когда дочка станет самостоятельной и будет сама ходить в схолу - посмотрим.
   Я уже и так самостоятельная, подумала Катя, только тело у меня маленькое и язык во рту шевелится кое-как. Да это и понятно, что младенца никто в одиночное пешее путешествие никто не отпустит, тут мама права. Но она молодец - идет к своей цели. Поднимает свой уровень образования, не довольствуясь имеющимся. Да и папаня... оказывается тот еще оболтус. Но хотя бы прислушивающийся к мудрым советам оболтус. А квартирка... да и фиг с ней, подумаешь улучшенные жилищные условия. Ага, когда над головой каждые пять минут грохочут поезда метро это страсть как хорошо. Да и Катя вполне могла ходить в обычный детский сад, просто не приближаться к сопливым малышам, соблюдая меры безопасности. Да и облизанные ими игрушки она себе в рот точно толкать не станет - это же не гигиенично! Так что зря папа так напрягается и гробит свое здоровье. Ей уже одного упрямца хватило, ради которого она поступила в институт. Папаня их прошлой жизни тоже все решал сам и в одиночку, даже не советуясь с близкими. Характером она пошла в него и, похоже, он сохранился и в новой жизни. Характер, память и сформировавшаяся личность - вот что она забрала с собой. Как такое могло случиться? Или же все малыши помнят поначалу свою прошлую жизнь, но потом забывают? Почему тогда с ней этого не произошло? Странно. Но бог с ним, сейчас у нее есть новая жизнь и не хотелось бы ее потерять по дурости, тем более в таком большом городе. Конечно, у нее есть что посоветовать родителям, все же кое-какой жизненный опыт она за прошлые восемнадцать лет накопила, но ее мнение никто не спрашивает - голоса на семейном совете Катя пока не имеет.
   - Мне скоро на смену. - Отец встал со стула. - После поговорим.
   - Я пойду с тобой. - Саманта была непреклонна.
   - А с кем мы оставим Кэти? - удивился Курт.
   - Она уже взрослая, дома посидит. - Мама подхватила дочурку подмышки и посадила "за решетку" кроватки.
   Э, подумала Катя, не фига себе взрослая! Родители, вы чего? Оставлять маленького ребенка одного в квартире? Нонсенс!! А если случится что? Из окна, я, конечно, не выпаду, но вдруг это надоевшее радио замкнет и загорится? Или у соседей сверху трубу прорвет? Да я тут задохнусь от дыма и захлебнусь от потопа.
   - Ыыы! - завыла Катя. - Неть!!
   - Что значит неть? - проворковала мама и тут же поняла. - Ты не хочешь, чтобы мы уходили? - дочка кивнула. - Это не надолго, маленькая моя. Я быстро вернусь, ты даже не заметишь. Раз - и дома. И вообще, пора баиньки, баю-бай, Кэти засыпай... - стала напевать мама и качать кроватку.
   Младенческое тело неожиданно устало больше чем обычно и взрослому сознанию пришлось подчиниться. Катя сначала уселась, а потом и сама не заметила, как заснула. Саманта прошептала последние слова колыбельной и посмотрела на мужа, мол, ты собираешься или нет. Тот и так уже был готов - гражданский комбинезон всегда на нем, он отличался от рабочего только цветом.
   - Как тебе удалось ее так быстро усыпить? - спросил Курт. - У меня она обычно вертится в кроватке и не хочет даже закрывать глаза.
   - Секрет. - Саманта прижала пальчик к губам и усмехнулась. - Пошли скорее, пускай спит.
   Родители покинули квартиру, заперев дверь. Когда они скрылись в толпе и начали подниматься по эскалатору, из людской толчеи к двери их квартиры подошел неизвестный. Крак - универсальный магнитный ключ взломал кодовый замок и некто проник в помещение. Сделал он это так обыденно, что прохожие даже не восприняли его как возможного взломщика - человек вернулся с работы к себе домой. Мужчина прикрыл за собой дверь и быстро огляделся.
   Он пришел сюда не воровать - брать в квартире обычного работяги абсолютно нечего. Понятно, что где-то он хранил свои накопления, но не они заставили проникнуть мужчину в чужое жилище, а спящая в кроватке маленькая девочка. Стараясь не разбудить ребенка, мужчина провел над ней сканером. Техника быстро завершила исследования и вывела сообщение на экран о полученных результатах - звуковой сигнал был отключен. Смотреть информацию мужчина не стал - он из сумки достал еще один приборчик и поднес его к голове малышки. Постоял так минуту или две в полной тишине, слушая дыхание ребенка. Радио родители заглушили, чтобы не мешало ребенку спать. После этого неизвестный провел прибором по стенам комнаты, замеряя одному ему известный фон, после чего убрал устройство в сумку. Мужчина закончил исследования и также быстро покинул квартиру, не забыв запереть за собой дверь. Толпы спешащих на смену работяг не обратили внимания на одного из своих, который легко влился в человеческий поток.
   Однако мужчина не сел в вагон монорельса, на станцию которого его вынесла толпа, спешащая с эскалатора занять свободные места в поезде. Он свернул вправо и поднялся еще выше, на площадку глайдеров. Там его ждал летательный аппарат, в который неизвестный и запрыгнул, удобно устроившись за штурвалом. Подняв глайдер в воздух, он влился в поток точно таких же грузовых и пассажирских аппаратов, направляясь в сторону центра города-улья. Воздушный коридор для них был проложен мимо площади со статуей Бога-Императора, золотистое покрытие которой светилось в лучах прожекторов. Мимо храма механикусов, их монументального сооружения, напоминающего ступенчатую пирамиду, с расположенными на ее террасах зенитными орудиями, артиллеристскими пушками, оборонительными башнями, снятыми с танков и лазгатлинг-гнездами. Орден тщательно и скрупулезно подходил к обеспечению безопасности свой Цитадели и организации ее обороны. Мужчина покосился на летающих сервиторов, патрулирующих воздушное пространство рядом с храмом. Трасса проходила между двух высоток, не попадая на территорию механикусов. Любое отклонение от курса могло быть ими воспринято как вторжение и сервиторы легко могли сбить глайдер. Только получив разрешение, можно было приземлиться на территории храма и то перед этим пройти несколько проверок. Мужчина усмехнулся, глядя на святая святых Ордена. Как там говорил один его знакомый - дружить дружи, но на мою бабу даже не заглядывайся. Вот и механикусы на словах союзники, а по факту те еще приятели, у которых даже в голодный год зернышка не выпросишь. Слишком уж они рьяно охраняют свои секреты.
   Мужчина оказался в центре довольно быстро - грузопоток глайдеров уходил к работающим заводам и фабриками и воздушный коридор далее был почти пуст. Он приземлил аппарат на одну из посадочных площадок башни Администратума, покинул машину и быстро прошел внутрь гигантского сооружения. Запершись в своем кабинете, он подключил сканер к когитатору и загрузил с память машины полученные данные. Чтобы тщательно их изучить и разобраться с ними.
   Когда он был готов к отчету, то, собрав все материалы, вышел из помещения и, сев в лифт, спустился вниз, в подвальные помещения. Там, пройдя несколько проверок системой защиты, мужчина постучал в обычную деревянную дверь.
   - Войдите! - услышал он голос из интеркома.
   Мужчина натурально бесшумной тенью проник внутрь. На полу было проложено звукоизолирующее покрытие - инквизитор не любила стука каблуков, но возможные убийцы вряд ли рассчитывали на такой подарок. Их ликвидировали бы еще на подходе - у инквизитора были свои методы обеспечения безопасности, которыми она даже со своей свитой не делилась. Ну, может быть с правой рукой, являющимся личным телохранителем и по совместительству ассасином. Собственно, мужчину по большому счету это не интересовало - в свиту он попал недавно и понимал, что должен знать, а что нет.
   Обстановка в кабинете была довольно шикарная, хотя он и являлся временной резиденцией, но женщина любила комфорт. Занавески на стенах, шикарные мягкие диваны, достойные украшать апартаменты, принадлежащие аристократии, мощный надежный большой стол, занявший место по центру. На нем установлена видеопанель, подключенная к когитатору, на которой выводились запросы и информация, затребованная инквизитором. Сама женщина сидела в шикарном кожаном кресле и внимательно смотрела на дисплей, изредка делая пометки на бумаге. Рядом с ее правым плечом завис сервочереп, красные окуляры видеолинз которого нацелились на вошедшего. Тот замер, ожидая, когда на него обратят внимание.
   - Докладывай. - Приказал женщина, так и не отрываясь от экрана.
   - Я провел очередное сканирование объекта, - начал мужчина, - характерных изменений не обнаружено. Уровень варп-поля также стабилен, он не отличается от окружающего фона, но выяснилась одна странность. Это только мое предположение, нужны еще исследования, но я уверен, что ее мать относится к неизвестному виду псайкеров также как и дочь.
   - Поясни. - Инквизитор оторвалась от экрана.
   - Она не использует энергии варпа - нет остатков характерного следа, но ее сила разума явно превосходит таковую у обычного человека. Осмелюсь предположить, что способности влиять на чужое сознание обусловлены всплесками альфа-частиц, исходящими из ее мозга. Моя аппаратура не смогла зафиксировать изменение фона варпа, но регистратор-энцефалограф отметил небольшое их повышение вокруг объекта. Которое очень быстро рассеивалось в отсутствии источника. Матери необходимо было срочно уйти и она усыпила свою дочь, используя свои способности к внушению или же влиянию на разум - другого объяснения ее действиям я найти не могу. И она точно знает, что может это сделать. Но я не понимаю как. Нужны дополнительные исследования. Рекомендую изъять семью из общества и поместить в карантин, чтобы как следует изучить этот феномен.
   - Однако наши друзья-шестеренки этого не сделали, хотя могли. - Задумчиво произнесла инквизитор. - Почему?
   - Возможно, у них нет подобных приборов для фиксации пси-поля? - предположил мужчина.
   - Ей-богу, Сандерс, иногда у меня возникают сомнения по поводу твоего ума. - Инквизитор критически посмотрела на оперативника. - Вся наша аппаратура сделана механикусами по нашему заказу. Они в этом соображают явно лучше, чем ты и, раз тоже ведут наблюдение за объектом и до сих пор не отправили его в переработку, то на что-то рассчитывают. И должны были зафиксировать изменение пси-фона дистанционно - уверена, что все твои "букашки" были ими уже обнаружены и взяты под контроль. И они сливают нам ровно столько информации, сколько считают нужными. А раз у них не возникло вопросов к матери объекта... что ж, значит, они не считают это фактор слишком важным. А вот я - наоборот. - Инквизитор уставилась на оперативника. - Возможно ли подселение сущности варпа в душу матери объекта и в ее саму? Это объяснило бы ее способности и повышенный фон альфа-частиц - демоны умеют искусно скрывать свой канал связи, но он должен всегда оставаться открытым.
   - Я не знаю. - Оперативник развел руками. - Разрешите задержать семью и изолировать?
   - Нет, не стоит этого пока делать. - Отрицательно мотнула головой инквизитор. - Это только мои догадки без доказательств. И проявлять наш интерес к семье было бы преждевременно, раз разведка Ордена знает, что мы за ней наблюдаем. Прояви мы настойчивость - и нас просто пошлют. Сначала вежливо, а потом не очень. И запретят к ним доступ - переведут в закрытый сектор. И я ничего не смогу сделать - Инквизиция, конечно, организация влиятельная и могущественная, но в дела Ордена свой нос не сующая. Они дали это нам понять раз и навсегда, когда показательно уничтожили точечным орбитальным ударом хорошо законспирированную штаб-квартиру в секторе Колосс. Восемь тысяч лет назад. - Инквизитор внимательно отслеживала реакцию оперативника. - И паритет между нами до сих пор сохраняется и ни одна сторона не хочет его нарушать. Не хватало нам еще между собой передраться - еретики и культисты и так отнимают очень много сил. - Женщина вздохнула. - Что по делу трансплантологов?
   - Операция разрабатывается. - Ответил Сандерс. - Когда дойдем до верхушки, то возьмем их всех скопом. Я уже получил разрешение на проведение силовой акции от ордена и планетарного правительства. Арбитры также извещены и готовы выступить по первому нашему требованию.
   - Ты еще раструби по всей галактике. - Буркнула женщина. - Не слишком ли много людей посвящены в наши планы?
   - Они не знают цели - задействуются как боевики. - Оправдался мужчина. - Ниточки ведут к чиновникам среднего звена Администратума - через кого-то из них идут деньги и заказы, но это только прикрытие - главарь сидит еще выше. Пока не удалось его вычислить, но я уверен, что без помощи старших механикусов тут не обошлось. Орден не допустит нас в свою вотчину - необходимо сотрудничество с их службой внутренних расследований, но мои полномочия вне этой компетенции.
   - Я утрясу этот вопрос - органы годны не только для трансплантаций, но и для проведения ритуалов. - Кивнула инквизитор. - Что же касается объекта и ее матери - проследи всю их родословную. Навести родителей, проверь, замечали ли они что-то подобное, имеют ли такие способности мужчины в их семье или же этот дар передается только по женской линии. Нам нужно знать, что она может и какие пределы ей доступны. Если только насылать сон - то пускай, если же чуть больше, то это уже наше дело. Продумай возможность вербовки - неизвестный латентный псайкер очень пригодится в нашей работе. Но сделай это мягко - не спугни. Пообещай обеспечить семье лучшие условия для проживания, покажи, что инквизиция - это не только угрозы, пытки и страх. - Женщина усмехнулась. - Хотя некоторые недалекие наши коллеги именно подобные действия и предпочитают. В общем, примени уже свой аналитический ум, ради которого я тебя и взяла. Свободен.
   Сандерс поклонился и вышел из кабинета. Иногда инквизитор его пугала, становясь из добродушной невероятно жестокой, но он понимал, что она весьма мудра и делает это ради блага Империума, не считаясь с возможными жертвами. С чем сам Леон был не согласен, но старался держать это мнение при себе. Погибнут тысячи, но миллиарды будут спасены - такова математика. Если бы инквизитор видела угрозу в этой необычной семье, то уже давно отдала бы приказ ее задержать и изолировать. Но она этого не сделала и Сандерс пока не понимал почему. Наверное, Дрея имеет больше информации, чем он и представляет себе полную картину происходящего.
   Инквизитор посмотрела вслед ушедшему оперативнику. Он неплох как следователь, аналитик и боевик, но к самостоятельной работе его еще рано привлекать. Пусть хотя бы пару лет натаскается, посмотрит и поймет, что такое настоящая работа инквизитора, а не голословные обвинения скороспелок, которые только и могут, что писать прошения об экстерминировании миров по любому поводу и без. Идиоты!! Так мы сами сделаем всю работу за еретиков и ксеносов. Причем Дрея выделяла культистов в отдельную категорию противников - с ксеносами все же иногда можно договориться, потому что Хаос - общий враг для всех. Тау часто идут на контакт, несмотря на их блаженную веру, стараясь решить дело мирным путем. Путем присоединения к своей "Империи" конечно. Хм, синемордые недоумки, едва выползшие из болота. Они даже не понимают, что на самом деле происходит в галактике! Эльдары чуть реже, но всегда готовы поддержать Империум в борьбе против Хаоса. Их темные родственники однозначно против, а вот орки иногда проявляют благоразумие!! Даже они! Правда, только их капитаны-корсары и то в качестве оплаты могут попросить какую-нибудь такую неожиданную штуку, что просто диву даешься. Однажды одному инквизитору за их услуги пришлось отдать свои трусы, которые орк-босс тут же надел гретчину на голову и вся их зеленая братва дружно захохотала. А потом ушла восвояси. Самая лучшая оплата для орка - это хорошая честная драка, когда стенка на стенку. И они очень сильно обижаются, когда их пытаются обмануть и что потом происходит с обманщиком Дрея предпочитала не думать. Обычно орочий "Вааагх" сметает все на своем пути ради того, чтобы босс до него добрался. Кстати, о "вааагхе". Дрея пробежала глазами полученные Сандерсом данные, после чего нажала на кнопку, вызывая к себе техножреца.
   - Эм, зайди.
   Техножрец прибыл очень быстро. Дрея знала его официальный ранг, но всех механикусов именовала также как и прочие жители Империума - техножрецами. Их иерархия довольно сложна, куча ступеней и степеней, разделение на подгруппы, относящиеся к разным направлениям исследований, так что новенькому приходилось потрудиться, чтобы изучить и понять их все. Дрея же этим не заморачивалась - в ее свите есть посредник между ней и Орденом, вот он пускай и разбирается во всей это каше, заваренной тысячелетия назад. Именно за этим каждому инквизитору предписывалось работать с техножрецом, ибо в результате проводимого расследования иногда они сталкивались с непонятными технологиями или же артефактами.
   Мастер первого ранга Эмалион точно также как и Сандерс бесшумно вошел в комнату. Механические суставы его ходячей платформы были тщательно смазаны и не скрипели, а механодендриты жрец убрал в специальную нишу на спине. Он замер от стола на почтительном расстоянии.
   - Ты можешь найти данные по исследованию пси-поля "Вааагх"? - спросила инквизитор. - Хочу сравнить показатели и найти закономерность. Если она есть, конечно.
   Эмалион "поскрипел" мозгами несколько секунд.
   - Позволите загрузить данные мне в память, госпожа? - спросил он шелестящим голосом, идущим из динамика.
   - Валяй. - Дрея махнула рукой.
   Механикус работал недолго. Если бы не его живой глаз, веко которого иногда моргало и зрачок то и дело расширялся, если Эмалиону удавалось нащупать что-то интересное, или же сужался, когда найденное выглядело подозрительным, то Дрея решила бы, что перед ней сервитор. Бездушная машина, робот, программы которого используют человеческий мозг для своего места обиталища и нервную систему в качестве проводов. Страшная поделка механикусов, сочетающая в себе элементы плоти и металла. Несомненно сервиторы полезны, но обычные автоматоны выглядят как-то... более естественно, что ли. При этом жрецы пользуются и теми и другими и как-то все это плавно сочетается с их верой в Духа Машин. Дрея старалась не лезть в их вотчину, дабы не навлечь на свою голову гнев Ордена.
   Наконец Эмалион издал утвердительный звук.
   - Ваша интуиция вас не подвела, госпожа. - Произнес он. - Мозг изучаемого объекта действительно генерирует фон, совпадающий с таковым у орков на двадцать три процента. Точно такой же фон мне удалось выявить у матери объекта, которая умеет формировать его в пучок и подвергать воздействию объект, быстро усыпляя его. На основе полученных данных я могу сделать вывод о том, что мы столкнулись с проявлениями пси-поля человеческой расы, имеющий с орками только поверхностные совпадения.
   - Это не варп-мутация? - уточнила Дрея.
   - Нет. - Эмалион добавил в свой голос немного эмоций утверждения. - Имматериум здесь совершенно не причем. Генерация альфа-частиц, разбавленных тета, бета и гамма волнами исходит из спинного мозга по его стволу вверх, тогда как головной используется как транслятор и фокусировщик. Раз мать объекта способна использовать по назначению свои... свой дар, - поправился механикус, понимая, что слишком повторяется, - то я делаю вывод о том, что ей о нем известно. Будет ли в будущем объект способный на такое - я пока не могу предполагать, слишком мало данных. Но судя по его развитию уже можно сделать вывод, что у нее отличная память. Объект имеет возможность скоростного усваивания информации и ее всестороннего анализа, а также делает выводы из услышанного или прочитанного.
   - Ну, про последнее ты загнул, пожалуй. - Усмехнулась Дрея.
   - Я имел в виду прочитанное объекту ее отцом. - Уточнил Эмалион. - Во время чтения выражение лица объекта менялось с заинтересованного до задумчивого, а в некоторых местах моя программа физиогномики смогла расшифровать ее мысль как явно несогласную с выводами автора статьи. Отсюда я делаю вывод, что объект очень быстро развивается в интеллектуальном плане, но ему не хватает информации для дальнейшего его роста - ограниченное пространство, малообеспеченность семьи, отсутствие доступа к библиотеке. Также на основе непроверенных данных и имперской пропаганды она может сделать неверные выводы, что приведет к укреплению ее неправильных убеждений. Рекомендую индивидуальное обучение объекта - только так можно раскрыть ее потенциал. - Эмалион замолчал.
   - Нужно было сразу же выслушать тебя, а не Сандерса. - Вздохнула Дрея. - Значит, твои коллеги уже в курсе всего этого и ребенка нам не отдадут?
   - Это было бы глупо. - Механикус отнес фразу инквизитора на свой счет. - Терять такой важный интеллектуальный ресурс никто не захочет. Если его правильно обучить, то в будущем он принесет только пользу обществу.
   - Это если не совратиться культами или еретиками. - Пробормотала Дрея, запомнив слова про "неправильные убеждения" и искоса посмотрев на жреца. - Или же твои механические приятели не превратят ее в сервитора из-за одного неверно заданного ей вопроса.
   - Полагаю, этого можно будет избежать, если использовать правильный подход. - Заметил Эмалион. - Я согласен, что догматы учения Духа Машин превращают молодых механикусов в закостенелых адептов, не признающих альтернативных исследований. Но в целом наше общество развивается благодаря изучению найденных нами артефактов и древних технологий.
   - А придумать новое вы уже не в состоянии? - подколола Эмалиона Дрея. - Может уже прекратите рыться в развалинах и выдумаете какую-нибудь вундервафлю, способную в одно мгновение заткнуть Очко Хаоса, которое открыли эльдары?
   Жрец молчал - произнесенное инквизитором в его интерпретации выглядело как несусветная ересь, за которую полагается суровое наказание. Но она его руководитель и он обязан ей подчиняться, так что Эмалион только и мог, что помалкивать. При этом из уст инквизитора он часто слышал подобные возмутительные речи.
   - Ладно, - махнула рукой инквизитор, - верьте во что хотите, пока это на руку Империуму. - Она постучала по сенсорному экрану видеопанели. - Но хотя бы у кого-то из вас есть мозги, раз девочку сразу же не превратили в херувима. Значит, еще не все потеряно.
   - Инициатором ее возвращения в семью был старший механикус магос второго разряда Илларий. С вероятностью в сто процентов именно он организовал наблюдение и изучение объекта.
   - С чего бы магосу вдруг интересоваться девчонкой? - Удивилась Дрея.
   - Магос Илларий - бывший генетор. Он приверженец биологического пути развития человечества и не считает, что плоть слаба. В его словах есть ересь и он как-то позволил себе утверждать, что генные модификации уже давно обеспечили бы человечеству главенство среди рас. Они приводил в пример тиранидов, но также предупреждал, что их развитие тупиково. И почему-то - орков. - В голосе Эмалиона инквизитор услышала усмешку. - Последнее его утверждение явно ложно - орки не способны на эволюцию, это известно всем. По утверждениям эльдар за миллионы лет они совершенно не изменились.
   - А что насчет регрессии? - спросила вдруг Дрея и механикус задумался. - Но это я так, к слову. Значит, ты полагаешь, что мать и ее дитя являются чем-то вроде человеческого "вааагх"? То есть имеют возможность создавать и пользоваться пси-полем, отличным от варпа?
   - Это самый близкий и возможный вывод из всех. - Подтвердил жрец. - Но есть существенное отличие от орочьего пси-поля - для его создания нет нужды объединятся в банду. Пси-поле всегда с ними, они просто имеют возможность фокусировать его в нужный момент и с этим фактором необходимо тщательно разобраться.
   - В таком случае продолжи наблюдение, сними с обеих все показатели, связанные с деятельностью их мозга. И начни проверку остальных. Мужчин, женщин, детей. Если у кого-то параметры этого пси-поля совпадут или же окажутся чуть ниже - обеспечь за ними наблюдение. Я не думаю, что эта семья такая уникальная - должны быть и другие.
   - Как прикажете, госпожа. - Эмалион поклонился. У него уже появились идеи, как все это провернуть и где искать.
   - Работай. - Дрея вернулась к отчетам. Кроме этой семьи оставалось еще много дел на контроле - культистские банды на нижних уровнях улья, сообщности хрудов, с которыми успешно боролись механикусы, черный рынок органов, коррупция в Администратуме и еще воз и маленькая тележка всевозможных проблем, несущих угрозу Империуму.
  
   Когда Катя проснулась, то сразу же заметила как веселые родители сидят за столом и яростно обсуждают случившееся. В услышанной ей информации были как плюсы так и минусы. Во-первых, естественно, никто папаню от двойной работы освобождать не стал - мастер был непреклонен и даже уговоры матери тут не помогли. Но! Механикус понимал, что Курт перестанет работать эффективно, если начнет уставать. Поэтому он самолично составил и выдал предписание папане на установку блока управления механодендритом, а также имплант на память, сканер микротрещин и баллон специальной смеси, позволяющий снять напряжение и усталость в мышцах. Как поняла Катя из разговора - это не наркота, а что-то другое и мама явно повеселела, когда услышала о ней. Смесь позволяла трудиться 24 часа в сутки 7 дней в неделю, при этом не испытывая усталости. Конечно, никто папаню в такие рабские условия труда не загонял - на это сервиторы есть, которых он и собирал. Но трудиться на конвейере, а потом еще контролировать отгрузку мог только человек с аугментациями. Что мастер и сделал - ему нравился исполнительный и педантичный Курт. Так что послезавтра папаня ложиться на операцию и пройдет недельный курс реабилитации, после чего приступит к работе.
   С переездом пока ничего не решилось также как и с местом в детском саду - мастер не был всесилен, он только мог, что обеспечить "достойные" условия труда. Кате скоро полтора года, самый возраст идти в ясли, но вот в какие - это уже другой вопрос. Опять же минусом отцовской модификации выступала оплата - дополнительные аугментации он оплачивал из своего кармана, но в рассрочку. Так что про "элитный" детский сад можно было забыть. Впрочем, Катя не переживала - попади она в обычные ясли и придерживаясь элементарных норм безопасности может легко обойтись без всех этих инфекций. Кстати о них - девочка заметила, что практически не болеет. Редкий насморк не в счет - кто-то как-то раз включил в коридорах вентиляцию на полную и из шахты здорово дуло. А когда она с мамой выбиралась для прогулок в парк, то там заботливая родительница одевала на личико дочки маску. Или же Кате достался довольно крепкий организм? Если о нем как следует заботиться и не подвергать опасности, то можно прожить долго и счастливо, чего ей не удалось сделать в прошлой жизни. И в этой Катя твердо решила больше так не глупить.
   - Я буду навещать тебя во время реабилитации. - Говорила Саманта. - Вдруг эти остолопы что-то не так сделают и ты останешься инвалидом!
   - Механикусы собаку съели на аугментике. - Засмеялся Курт. - И потом - тебя туда не пустят. Ты же слышала слова мастера - день на операцию, неделя на реабилитацию. И меня не будут выпускать - им здоровый работник нужен, а не инвалид с третьей рукой. Так что беспокоиться не о чем. Лучше слетай к родителям, они-то Кэти до сих пор не видели.
   - Мама звонила? - спросила Саманта. - Я же недавно с ней разговаривала, она ничего такого не упоминала.
   - Отец письмо написал. - Курт сунул руку в карман и вытащил послание. - В ящике вчера обнаружил, да забыл тебе отдать - устал очень.
   Письма приходили по адресу работы, а не проживания, Катя об этом уже знала. Почему именно так, непонятно, но у нее уже было предположение - скорее всего содержимое досматривали и проверяли и уже после отдавали адресату. Почему это нельзя сделать на почте - непонятно. Или же здесь другая система доставок писем? Например, чтобы позвонить в другой город и поговорить с родными, нужно было сначала их уведомить. Потом, когда разговор согласуют, прийти в кабинку для переговоров в строго назначенное время и насладиться общением. И ждать этого самого согласования можно было неделю или даже больше. Мама так несколько раз звонила бабушке, рассказывая о своем житье-бытье. Понятно, что Катя тогда многого не понимала и слабо улавливала нить разговора, но все же смогла уяснить, что родители мамы скучают без нее. Собственно, как все родители во всех мирах скучают по своим детям.
   Саманта взяла конверт, провела пальцами по закраине, вскрывая его. Она не обратила внимания на штемпель службы проверки сообщений, а сразу же вчиталась в строки. Буквально за минуту пожрав глазами короткое письмецо, она отложила бумагу и посмотрела на Курта.
   - Ты уже читал его?
   - Нет, говорю же, забыл.
   - Отец зовет в гости и напоминает, какая я непутевая дочь. - Мама горько усмехнулась. - Мол, внучку от него прячу. Эти шумные и крикливые оболтусы Джона ему уже надоели и он хочет покоя. Девочки редко рождаются непоседами. Ты прав, придется слетать. - Она посмотрела на внимательно глядящую на нее дочь. - Я думала сделать это позже, когда Кэти уже будет года три или чуть больше, но ты же знаешь отца - он вполне может все бросить и самостоятельно прилететь. А здесь, в этой комнатке, четверым будет не развернуться. А там все же отдельный дом, кругом зелень и чистый воздух.
   - Если взять билет на суборбитальный челнок, то перелет не займет много времени. - Заметил Курт. - А на стратостате будете ползти очень долго.
   - Зато дешево. - Ответила мама, кивнув на отца. - Твои аугментации сожрут все наши накопления.
   - Поэтому тебе и надо лететь как можно скорее - фабрика заплатит за меня, а потом просто станут вычитать из зарплаты стоимость модификаций. - Папа пожал плечами. - Подумаешь, лет пять или больше придется потерпеть.
   Не фига себе у них здесь кредиты, подумала Катя. За какую-то мелочь приходится расплачиваться как за машину. А если брать квартиру в ипотеку, то всю жизнь на нее будешь горбатится? Хотя, в ее прошлой жизни все именно так и было и не многое-то в будущем изменилось. Но ничего, она подрастет, выучиться, найдет высокооплачиваемую работу и ее новые родители точно будут ей гордиться. Как Катя поняла, механикусы уважали умных людей и те быстро делали карьеру по их служебной лестнице. И здесь никто не выделял женщин и мужчин в отдельную категорию - все равны. Нет, понятно, что какие-то профессии лучше даются мужчинам, какие-то женщинам, но и талант играет большую роль. А у нее есть неплохой рояль в запасе - память из прошлой жизни. И этот рояль может так сыграть, что не только родители будут рукоплескать музыканту, в этом Катя была уверена, но и все остальные. Она прекрасно знает, что если приложить усилия сейчас, то они отразятся на ее будущем.
   - Я выйду на работу - станет полегче. - Заверила Курта жена, посмотрев на дочь. - Но ты прав, неделя - это много. А у отца там все же сад, поля, лес, детям есть где разгуляться. И климат очень похож на наш, так что Кэти не заболеет. Это не на север к Джону лететь, хотя братец меня к себе и не пустит. - Мама вздохнула. - А Джим... интересно где он сейчас?
   - Защищает Империум. - Пожал плечами муж. - Твой отец был доволен, когда он записался в гвардию.
   - Конечно, старый военный всегда доволен, если его дети идут по его же стопам. - Саманта рассмеялась. - Вот только с Джоном и мной не вышло.
   - Но твой отец как-то сумел побороть свое упрямство и гордость. - Заметил Курт. - И простил вам вашу упертость.
   - Это мама на него так положительно влияет. - Жена продолжала улыбаться. Она встала и подошла к печке. - Ладно, сейчас я вас покормлю, а потом сбегаю в кассы, узнаю насчет билетов.
   - Бери орбиталку. - Посоветовал папа.
   - Нет уж, дорогой мой муж, - покачала головой Саманта, - суборбитальные полеты полуторагодовалому ребенку противопоказаны. Лучше уже обычный дирижабль. Два дня туда, два обратно и три там - времени погостить как раз хватит. Я с родителями успею обо всем поговорить и Кэти, наконец, бабушку с дедушкой увидит.
   - Моих только не увидит. - Проворчал муж.
   Саманта погладила его по голове и поцеловала в макушку.
   - Не переживай, ты же знаешь, что я тебя люблю точно также как и они.
   Отец заметно успокоился и принялся есть подогретую кашу. Катя была извлечена из кровати и усажена на свой стульчик поближе к столу. Девочка не капризничала, когда мама ее кормила - она прекрасно понимала, что каша полезна для растущего организма. Пускай у нее и вкус не очень. Но есть такое слово - надо. В этом возрасте не ты выбираешь кашу, а каша выбирает тебя. Кажется так ее отец в прошлой жизни иногда шутил за столом. Снова едва подавив грустные воспоминания, Катя взялась за ложку - она уже давно самостоятельная и легко может удержать ее в маленьких пальчиках.
   - Я за билетами. - Саманта посмотрела на мужа. - Поешьте, потом погуляйте часа два, только недалеко, раз уж тебя на операцию кладут и от работ освободили. - Жена улыбнулся. - Кто бы мог подумать, что мастер такой внимательный и чуткий к чужим проблемам.
   - Я же говорил, что он хороший мужик. - Ответил Курт с набитым ртом.
   В общем завтра Катя отправилась в свое первое путешествие. Утром ее подняли, умыли, накормили, одели в серенький комбинезончик, которые местная промышленность выпускала для детей и маленькие ботиночки, напоминающие армейские берцы. Мама одела специальные лямки поверх одежды и сунула в них дочь - мелкая хоть и может самостоятельно ходить, но вот долго бежать, держась за ручку, явно не способна - быстро устанет. Некоторые в этом возрасте еще из колясок не вылезают, а наша уже вовсю по квартире бегает и по парку самостоятельно ходит. Саманта положила еду в рюкзак, Курт помог одеть его на спину, вперед посадил Кэти, которая на удивление вела себя тихо. Дочка вообще никогда не капризничала и не вопила в голос, спокойно перенося все, что с ней делали родители. Умыться - пожалуйста, кашу съесть - тоже не откажется. Поморщится для вида, но всю порцию умнет. В туалет сходить - сама горшок свой ищет. Чудо, а не ребенок. Так что Курт был уверен, что дочка проблем Саманте в дороге не доставит.
   Как всегда по улицам, переходам и коридорам города на работу спешили люди. Саманта умело лавировала в этом потоке, защищая дочь от случайных толчков и тычков. Главное - добраться до станции монорельса и сесть в поезд, который идет до третьего сектора. Там сделать пересадку и уже оттуда попасть на воздушный вокзал. Дирижабль отходит в одиннадцать, сейчас раннее утро и Саманта точно успеет - она всегда умела правильно рассчитать время и это чувство ее ни разу не подвело.
   Смотреть в окно вагона поезда было скучно - одни и те же решетчатые переходы, балконы, хитросплетения труб и кабелей, расходящиеся в разные стороны. Стало интересно только тогда, когда мама собралась выходить - здесь уровень зданий города понижался. Строения выглядели такими же монументальными, как и в секторе Кати, но высотой явно пониже. Это что же, выходит она жила ближе к центру? Потому что их район с высотками в свою очередь уступал небоскребам города, которые изредка было видно в разрывах смога, если вдруг начинал дуть сильный ветер. Но даже здесь, в этом секторе солнце также продолжало прятаться за тучами вредных выбросов. Мама привычным движением поправила защитную маску на своем лице и лице дочери. Механикусы всегда предупреждали население города о выбросах заводов и все немедленно применяли средства индивидуальной защиты. Ибо последствия такой халатности нередко заканчивались химическим отравлением или же смертью. Благо, что такие выбросы были редкими - обычно Катя в это время сидела дома и попала под такой в первый раз. Но раз уж так сложились звезды, что именно сейчас чудикам в красных балахонах вздумалось "пукнуть" на весь город, то приходилось следовать рекомендациям, чтобы не завернуть ласты.
   В вагоне поезда воздух фильтровался и Саманта стянула маску, с наслаждением вдыхая. Здесь хотя бы не чувствовалось отвратительного запаха химической вони и можно было свободно дышать. Состав шел полупустым - с этого сектора на вокзал ехали только работяги или редкие пассажиры. Но Саманта знала, что салон третьего класса дирижабля, на который она купила билет, будет забит до отказа - ей с дочкой досталось место возле туалета, в который на протяжении двух суток будут ломиться страждущие. Но для нее это хорошо - ребенка не придется таскать через весь салон. Саманта даже не рассчитывала на отдельную каюту, денег на место в купе не хватило, так что пришлось брать в общем. Сотня человек в отсеке, сопящих, кашляющих, чихающих, воняющих будет лететь вместе с ними до самого Каскада. А уже оттуда, вдохнув полной грудью свежего воздуха Зеленых Земель, Саманта сядет на поезд и умчится к предгорьям, где находится родительский дом. Уютный уголок среди распаханных и засеянных полей, где ее всегда ждут. Джон чаще навещал отца - ему лететь гораздо ближе, тогда как дочь забралась в другое полушарие планеты. Но хотя бы связь есть.
   Монорельс доставил их на вокзал. Вагоны мягко остановились, двери раскрылись, выпуская пассажиров. Катя задрала голову вверх - вокруг парили невероятных размеров дирижабли. Самый маленький, казалось, был габаритами с дом, тогда как самый огромный - с центральную башню. Все они висели возле причальных штанг, к которым шли эскалаторы. Саманта посмотрела на табло, определяя где же именно находится их транспорт. Другой конец вокзала, платформа номер четырнадцать. Чтобы не топать пешком, девушка заскочила на пешеходную ленту, уверенно сохранив равновесие при прыжке. Лента двигалась довольно быстро, превосходя скорость пешехода, но не так, чтобы едущие на ней люди падали на задницу. Народ то и дело запрыгивал и соскакивал в нужных местах, Катя крутила головой, изучая вокзал. Население города в основном отличалось цветом комбинезонов - те, кто побогаче, предпочитали яркие цвета, победнее носили черные либо серые, как она и мама. Были даже те, кто одевался в обычную одежду - брюки, рубашка, пиджак, шляпка, модное платье, ботиночки. Но таких было меньшинство и в основном они предпочитали отдельную пешеходную ленту, на которую мама не пошла. Разделение общества на классы, подумала Катя, наблюдая за людьми. Нам можно - вам нельзя? Как все это знакомо. Даже в далеком будущем человечество не смогло избавиться от неравенства и неважно по какому признаку оно осуществляется. Раса, пол, язык, да взять хотя бы это радио, которое постоянно трещит о еретиках и ксеносах! Очевидно еретики - это те, кто не согласен с таким вот разделением общества на классы. Как там писали в учебниках? Катя стала припоминать, что о чем-то подобном говорил вождь пролетарской революции ВИ Ленин. Или это был его дружбан Карла Маркс? В городе до сих пор есть улицы, названые в их честь. Учительница только вскользь коснулась коммунистической теории, да и уроки истории Катя не слишком любила. Она сдала на пятерку только потому, что благодаря хорошей памяти заучивала даты и события наизусть, только и всего. Да все в классе так делали, никому на фиг эта история не сдалась! В институт, куда она поступала, смотрели только на оценки по физике и математике, даже русский язык и литература не так пристально рассматривались как эти два профильных предмета. Ну еще химия может быть. А тут история! Пффф! Она всех рассудит! Ага, как же! Кто это сказал? Не помню, но выражение бредовое!
   Мама сошла с ленты и направилась к эскалатору, который вел на посадочную платформу, возле которой застыл гигантский дирижабль.
   - Вот наш корабль. - Проворковала Саманта, показывая на аппарат. - На нем мы полетим к бабушке и дедушке.
   - Балсой. - Катя задрала голову, рассматривая дирижабль. Стальной корпус, иллюминаторы в несколько рядов и почему-то нет гондолы. Наверное, пассажирские помещения расположены внутри между ячейками с газом. Девочка припомнила картинку из учебника - в начале двадцатого века в подобных аппаратах использовался горючий газ, это потом, уже к тридцатым годам двадцать первого его заменили на инертные вроде гелия. Бизнес наконец-то сообразил, что воздушные перевозки дирижаблями в труднодоступные места это гораздо выгоднее, чем возить грузы вертолетами или машинами по замерзшим рекам. И одной из первых сообразила корпорация "Авионика" и начала рубить бабло на этой теме, как говорил катин отец из прошлой жизни. Все время его вспоминаю, подумала девочка, глядя на стратостат.
   Саманта вместе с другими пассажирами поднялась на платформу, где встала в очередь на посадку. Тут ничего не изменилось - также проверяли личность пассажира и билеты, после чего пропускали на борт. Очередь двигалась быстро - даже если среди людей вдруг оказался бы бандит, то два стоящих по краям охранника-сервитора немедленно его нейтрализовали и сдали бы милиции, участок которых также находился на вокзале. Саманта протянула билетеру документы, средних лет дама поднесла сканер к карточке, который пискнул и показал зеленый огонек.
   - Крамер плюс один. - Она посмотрела на девочку. - Не рановато ли для поездки?
   - Аэростат для нее в самый раз. - Ответила Саманта. - Не высоко и скорость небольшая.
   - Мы пойдем на двух тысячах. - Кивнула билетер, которой вдруг захотелось поговорить. Дети, чужие или свои, всегда заставляют женщин проявлять материнский инстинкт. Ну, кроме совсем уж фригидных теток и повернутых феминисток. - Да и пилоты у нас отличные, так что вы правы - для малышки безопасно. В салонах третьего класса есть отсек-кафе, за отдельную плату там можно разогреть свою еду или же приготовить для нее что-то вкусненькое. - Тетка наклонилась к Кате. - Любишь сладкое?
   - Неть. - Мотнула Катя головой и тетка удивилась, даже отстранившись. - Суп выпатать.
   - Суп? - переспросила она ошарашено. - Она у вас уже говорит?
   - Зуб. - Перевела Саманта и погладила Катю по головке. - Говорит, да. Но больше молчит. И, уверяю вас, ребенок не капризничает и другим пассажирам дискомфорта не доставит.
   - Заметно. - Кивнула билетер и улыбнулась. - Прошу на борт.
   Саманта прошла внутрь гигантского транспорта, где, ориентируясь по стрелкам, нашла свой пассажирский отсек и устроилась у окна. Она специально брала билет у окна, чтобы дочка могла посмотреть на окружающий мир. В центральных отсеках, без окон и видеопанелей билеты обошлись бы еще дешевле, но тут Саманта решила не экономить. Она помнила себя в пятилетнем возрасте, как любила устроиться у окошка поезда и смотреть на бегущие мимо поля и деревья, прежде чем они сменялись пейзажем городской застройки. Устроив дочь на сиденье, закинув рюкзак на полку, расположенную над головой, Саманта села сама, достала книжку и углубилась в чтение. Простенький женский роман про любовь, зачитанный до дыр, в котором уже давно известны все переплетения и повороты сюжета. Чем еще заняться в дороге?
   Через полчаса дирижабль качнулся и плавно тронулся от причальной штанги.
   - Палители! - Восхищенно произнесла Катя и уставилась в окно.
   То, что она увидела из окошка, слегка потрясло девочку - когда города наконец-то закончился, то перед ней раскинулась мертвая пустошь. Выжженная земля, на которой ничего не росло, даже ни одной высохшей на солнце травинки. И да, наконец-то Катя увидела солнце, скрытое за городским смогом!! И в который раз убедилась, что находится не на Земле, а в какой-то колонии - светило было голубым. Точнее, светло-голубым, синева едва просматривалась, звезда скорее склонялась к белому цвету. И размерами оно было больше солнца - диск на небосводе точно превосходил его вдвое. И смотреть на него было больно - слишком яркое, так что девочка снова уткнулась в мертвую землю, по которой были проложенные какие-то трубы, а по редким трассам дорог ехали караваны грузовиков. Иногда мимо дирижабля, пока он набирал высоту, проносились легкие быстрые воздушные суда, несущие в своем чреве спешащих по важным делам людей. И эта мертвая пустошь, изредка разбавленная куполами домов, тянулась до самого края материка, пока наконец не закончилась зеленым морем. Вода не была голубой или синей - зеленая муть океана плескалась о скалистые берега, поднимая тучи брызг, видимых даже с большой высоты. Словно Посейдон решил помочь матери-Гее стереть людей с материка, испоганивших ее тело. Вот только у морского бога ничего не выходило - волны обиженно откатывались назад и с новой силой ударялись о скалы.
   Над океаном они путешествовали большую часть времени. Катя изредка выглядывала в окошко и наблюдала все ту же картину - плещущая огромная масса воды, на которой очень редко, ну очень, встречались рыболовецкие траулеры. Моряки боролись со стихией и с монстрами, что жили в глубинах - Катя видела, что сети не селедку какую-нибудь из воды тащили, а вполне себе больших размеров туши, напоминающие китов или кашалотов. Да и корабли тоже не были маленькими - плавающий мини-завод, включающий в себя весь процесс переработки от добычи морского зверя, до производства из его мяса питательного субстрата, перемолки костей и вытяжки из внутренних органов полезных веществ, идущих на лекарства. Тогда еще этого Катя не знала, но уже видела сам процесс - рыбаки тащили выловленную тушу на транспортерную ленту и бедный "кашалот" ехал в разделочный цех, пока не исчезал из вида внутри корабельной надстройки и выходил уже наружу в составе консерв.
   Город, в который прилетел дирижабль, был явно меньше размерами, чем родной и выгодно отличался тем, что вокруг него росла трава! И деревья!! И внутри было разбито много парков, скверов, мест отдыха, а сам город напоминал висячие сады Семирамиды - ступенчатая конструкция в виде пирамиды с домами и парками. Вокзал здесь тоже по меркам ее родного города был небольшим - шесть посадочных платформ, две из которых уже были заняты пузатыми дирижаблями. Наверное, прибыли с других материков, подумала Катя и сделала вывод, что континентов на планете семь. О том, что она вообще могла прилететь на большой остров девочка не подумала. Это потом она, когда увидит карту, осознает свою ошибку, сейчас же Катя только получала информацию из наблюдений и разговоров.
   Они с мамой быстро покинули воздушное судно, ножками потопали до вагона монорельса, который их доставил на другой вокзал. Там Саманта подошла к телефонной будке и набрала знакомый с детства номер материной работы.
   - Алло, мама?! - вечные помехи в трубке никуда не делись даже здесь. - Говорить можешь?... Откуда звоню? Да я на вокзале в Каскаде.... Да, прилетела.... Некогда было звонить, все очень быстро решилось... потом возможности не будет... с Кэти, Курт там остался.... приеду, все подробно расскажу... я чего звоню, отец дома?.... на тренировке?... тогда я к тебе заскочу за ключами... отпросишься? Кто тебя отпустит?... отпустят? А папа?.... сам сбежит? Ну, этот может. Ладно, я на двухчасовом приеду - аэростат опоздал немного, всю дорогу дул встречный ветер, топливо экономили, скорость снизили - нам так сказали... да не надо меня встречать, я что, маленькая что ли?!... - Катя не слышала, что там говорила бабушка, но некоторое время трубка лопалась от возмущения. Мама даже чуть-чуть отодвинула ее от себя. - Ладно, ладно, подходи на станцию, тебя же дома не удержишь. Ну все, я побежала, а то все билеты раскупят - тут борт с Орено прибыл.... Как это никто в ваш глухой угол не ездит? Да это может быть единственное оставшееся нетронутым место на планете!!... Я знаю, что есть Райский Уголок, но мне Зеленые Земли роднее. Все, пока, дома увидимся. - Саманта положила трубку.
   Мама, конечно, болтушка и визит дочери для нее настоящий сюрприз. Сейчас назовет полный дом подружек и соседок и все они будут вокруг нее и Кэти кудахтать. Терпеть этого не могу. Саманта посмотрела на дочь. Похоже, она пошла в нее - нелюдимая молчунья, которая только в родной семье и может нормально общаться. Даже сейчас с осторожностью и подозрением смотрит на толпу. Саманта вздохнула и потопала к кассам - она соврала маме, в поезде всегда были свободные места. А мама как всегда распознала ее ложь, но сделала вид, что поверила.
   Поезд на станцию Горная прибыл по расписанию. Пассажиров оказалось немного, да и стоянка короткая - всего три минуты. Саманта вышла из вагона и сразу же заметила спешащую к ней маму и отца, который совершенно не скрывал радости. Катя с настороженностью разглядывала новых бабушку и дедушку. И если мама Саманты выглядела домашней и уютной женщиной средних лет, то вот дедушка явно прошел через заводскую мясорубку. Вместо левого глаза красный имплант, стальная пластина закрывала левую часть черепа, опять же вместо левой руки кибернетический протез и точно такая же левая нога. А кроме аугментики на лице множество старых шрамов придали деду зверский колорит. Бабушка сразу же наклонилась к Кате.
   - А кто это у нас тут такой маленький сидит, а? - заворковала она. - Почему щечки такие худенькие? Мама тебя плохо кормит, Кэти? Ну ничего, у бабушки ты сразу потолстеешь! Бабушка тебя откормит!
   - Мама, она не любит, когда с ней сюсюкаются. - Предупредила Саманта.
   - Заметно. - Усмехнулся отец, наблюдая за тем, как морщится внучка. - Серьезная такая. - Он посмотрел на дочь. - А твой оболтус чего не приехал? Меня что ли напугался?
   - Он на операцию лег. - Ответила дочь. - Его повысили до второй степени и предложили нафаршировать тело аугментикой по максимуму.
   - Что, прямо как меня? - невесело усмехнулся папа. - И какая тебе радость с ним, таким, жить?
   - Папа, мы это уже обсуждали. - Сухо ответила Саманта. - Давай на этом и закончим.
   - Маркус, ну что ты, ей-богу! - возмутилась жена. - К тебе дочка с внучкой приехали, а ты опять за старое. Все чаще и чаще ворчать начал, видимо стареет. - Мама тепло улыбнулась.
   - Так мне, считай, уже под сотню. - Засмеялся отец. - Имею право. - Он своими ручищами обхватил Саманту за плечи. - Сколько мы уже не виделись?
   - Три года. - Как бы она не сердилась на отца, но знала, что он ее любит. Больше всех своих детей.
   - Надолго к нам
   - Три дня и назад - Курта как раз выпишут с центра реабилитации.
   - Вы на дирижабле прилетели? - сразу же понял отец. - А чего не на орбиталке? Пара часов - и ты снова в том гадюшнике.
   - Кэти не перенесет полет - она еще маленькая.
   - Для детей есть противоперегрузочные кресла с блоком компенсаторов ускорений.
   - И стоит это дорого. - Покачала головой Саманта. - А нам надо экономить.
   - Экономить им. - Проворчал Маркус и твердым взглядом посмотрел на дочь. Та поняла, что он уже для себя все решил и переубедить его будет невозможно. - Обратно на орбиталке полетите.
   - Это дорого даже для вас.
   - Я сказал! - рявкнул батя так, что Катя вздрогнула. Настоящий командирский тон прорезался. - Мне денег не жалко - жизнь я продлевать не собираюсь! Сколько проживу, столько проживу. А платят мне за обучение этих оболтусов из СПО неплохо, да еще и имперская ветеранская пенсия, так что денег хватает!
   - Чего орешь, ребенка напугал. - Жена наклонилась к Кате. - Вон, описалась.
   Саманта сунула руку Кате в промежность.
   - Это тебе показалось - сухая она. - Она посмотрела на отца. - Да и ты бы, папа, убавил бы звук, а то всех людей вокруг распугаешь, не на плацу у себя.
   - С вами только так и нужно. - Проворчал Маркус, но было заметно, что он не обиделся на слова дочери, а даже доволен, что она смогла возразить ему. - Сядете потом на шею...
   - От Джима нет вестей? - спросила Саманта маму. Она знала, что отец ничего не расскажет. Младший из братьев всегда занимал сторону сестры и никогда на ябедничал, как это делал старший. Который считал, что нужно не скрывать, а рассказать правду. А вот остальные двое считали его предателем и редко звали в игры. Впрочем, Саманта поняла брата уже сама став взрослее. И удивилась тому, как он, будучи ребенком, мог быть таким рассудительным.
   - Год прошел - ни весточки. - В уголке глаза появилась слеза, но женщина ее умело сморгнула.
   - Похоронка не пришла - значит жив. - Отец был более оптимистичен, да и знал гвардейскую кухню изнутри лучше своих баб.
   - Это все ты. - Казалось, что мама вернулась к старому разговору. - Запудрил парню мозги своей гвардией!
   Маркус поморщился - порой Элен была невыносима и если уж заводила свою старую пластинку... впрочем, дочь не собиралась выслушивать перепалку родителей, происходящую на перроне.
   - Это был его осознанный выбор, мама. - Сказала Саманта. - Джим всегда... выделялся, ты это знаешь. Работа на фабрике или заводе или, не дай бог, в поле, для него в тягость. Ему бы только бегать, стрелять, орать, драться. Он и на физтренировках в школе всегда брал первые места. Джон другой, спокойный, рассудительный, домашний... надежный. Он в тебя пошел, а Джим - в отца. - Дочь кивнула в сторону старого вояки. - Ты бы все равно его дома не удержала.
   - Саманта - ты всегда была умной. - Маркус улыбнулся. - И поэтому я не понимаю, зачем тебе сдался этот тупорез и хлюпик Курт?
   - Папа! - воскликнула дочь. Кате стало смешно - конфликт поколений никогда не прекратится. Похоже, что ее отец не слишком нравится деду и он этого не скрывает. Военные они все с прибабахом, это сразу видно.
   - Все, молчу. - Отец поднял руки ладонями вперед. - Может уже хватит стоять на платформе, поедем домой?
   И Маркус повел свою семью к старенькому пикапу, на котором и приехал. Катя уже видела местные машины и никакого футуристического вида они не имели, ну, кроме электромобилей. Так что сейчас перед ней стоял обычный пикап с расширенной кабиной, большим кузовом и крупными колесами. Кажется, такие в Америке называли биг-футы или что-то вроде этого - брали корпус и ставили его на огромные колеса. Тут, конечно, колеса не были такими уж большими, но все равно грузовичок выглядел довольно крупным для людей. Дед ловко запрыгнул на подножку, сел внутрь, открывая двери для жены и дочери. Саманта передала Катю маме, сама быстро уселась рядом с отцом, тогда как бабушка устроилась позади на широком сиденье, напоминающим скамейку. Катя поерзала, схватившись за руки бабушки, чтобы не упасть, а то вдруг дед еще тот лихач, но Элен держала внучку крепко. Маркус повернул ключ в замке зажигания, двигатель глухо забубнил. Водитель включил передачу и погнал машину домой.
   Катя наблюдала из окна грузовичка улицы небольшого городка, напоминающие таковой где-нибудь в американской глубинке - широкие улицы со светофорами, максимум трехэтажные здания, лавки и магазинчики, стоящие возле тротуаров пикапы и мелкие машинки. И люди, одетые почти точно также как в ее родном городе - серые и черные комбинезоны, за редким исключением разбавленные красными или оранжевыми. Причем красные явно принадлежали техночудикам, на которых работал отец - они занимались ремонтом крупной техники, бытовых приборов и прочих устройств. И таковой вывод можно было сделать по идущим к ним людям, держащим в руках сломанную аппаратуру. Монстр-пикап быстро миновал городок и выбрался на проселочную дорогу - обычную гравийку. Асфальт остался только в городишке - все окрестные дороги были полевыми или гравийными. Саманта глядела в окно и вспоминала свою молодость, проведенную в родном доме. Вот сад старика Питерса, куда она как-то раз залезла с девчонками и мальчишками просто из хулиганства. Старый пень спустил на них собак, которые, конечно, никого не загрызли, но комбез порвали знатно и повезло сохранить его не всем. Отец тогда здорово ей всыпал, так, что Саманта неделю присесть не могла и запомнила экзекуцию надолго. Вот дом Крамеров, в котором сейчас живут другие люди. Родители Курта погибли в автомобильной аварии - грузовик, груженный овощами, выехал на встречную и превратил их ржавый рыдван в кровавое месиво из металла и плоти. Курту тогда повезло - он с ними не поехал, оставшись в схоле после занятий. Парня вырастила бабушка, которая сейчас покоится на кладбище. Как только она умерла, то парня здесь уже ничего не держало - он продал дом и перебрался в Горнхолм. И Саманта вместе с ним. Ведь Курт был красавчиком, по нему все девочки их класса сохли, а достался он ей. Каким образом - секрет. И Саманта не собиралась его никому раскрывать, хотя мама определенно догадывалась и иногда так хитро поглядывала на дочь.
   Маркус свернул с дороги к небольшому домику, имеющему довольно большую пристройку в виде гаража для грузовика. Казалось, что тот даже больше дома. Ворота начали открываться, как только он нажал на кнопку пульта. Дед загнал машину в гараж и заглушил двигатель.
   - Приехали. - Объявил он. - Десантируемся. - Он засмеялся и гаркнул. - Шевелитесь, планетарные отрыжки, ксеносы не будут ждать, пока вы, наконец, оторвете свои жопы от десантных кресел и соизволите взять в руки лазган!!
   - Папа, иногда твой гвардейский юмор совершенно не к месту. - Покачала головой Саманта, открывая дверь. - Неужели сегодня СПОшники не получили полную порцию твоей ругани?
   - Воспитательный процесс прервала твоя мать, когда сообщила, что ты уже на вокзале. - Ответил Маркус, спрыгивая вниз. - Так что этим оболтусам повезло. А завтра повезет еще больше, потому что я с утра поеду на базу и поговорю с капитаном об кратком отпуске. Ко мне дочь с внучкой приехали, так что уважительная причина отсутствовать на тренировках у меня есть.
   - И тебя отпустят?
   - Пусть попробуют не отпустить! - Маркус погрозил кулаком куда-то в пространство. - Сразу же узнают, чего стоит сержант Райт!
   - Если ты устроишь против них партизанскую войну, то планетарное правительство тут же завопит о мятеже. - Засмеялась Саманта. Шутка была на грани фола и она это быстро поняла по насупившемуся отцу. - Я пошутила.
   - Я знаю, что ты пошутила. - Мрачно произнес он. - Но другие тупорезы могут решить, что это правда и я действительно лидер мятежников. Городок, конечно, у нас тихий и спокойный, но сама знаешь, тихие места обожают демоны и прочая нечисть. Так что лучше держи язык за зубами. Дома можешь болтать что хочешь, но при чужих - ни-ни. Тут уже один вынюхивал что-то. - Маркус повернулся к жене. - Элен, ты уже позвала своих подружек?
   - Э-э, - протянула жена. - Только Мэсси и Кристу.
   - Вот больше никого и не зови. - Отрезал муж. - Эти-то курицы по всему поселку новость разнесут, да еще и от себя добавят. Трещотки, блин. - Маркус прошел в дом. - Саманта, ты ее кормила?
   Интересно, о каких демонах говорит дед, подумала Катя. Неужели он верит в тот бред, что несет каждый день радио? Там тоже постоянно трендят о коварстве демонов и хаоса и что-то картина будущего у нее в голове не складывается. Как можно летать в космос и верить в чертей и прочих бесов? Это же предрассудки! Но дед заявляет о них так, как будто полностью уверен, что они существуют. А, как известно, не бывает дыма без огня. Надо бы копнуть эту тему поглубже, но так, чтобы не слишком привлекать к себе внимания. А то местные живо объявят ее ведьмой и сожгут на костре, как это было в века инквизиции, где по одному доносу или подозрению любую девушку могли предать смерти. А Катя только пришла в этот мир, едва начала его познавать и покидать его что-то совсем не хочется. Кто ее знает что там, за гранью. Ей просто невероятно повезло, что она родилась здесь с полным набором знаний из прошлой жизни. Или же есть какая-то причина, непонятная ей, которая ПОЗВОЛИЛА этому произойти? Вероятно, Катя так и не узнает.
   - На вокзале чуть-чуть перекусили. - Ответила мама.
   - Чуть-чуть! - воскликнула Элен. - Испортишь ребенку желудок! Она должна есть по часам!
   - Мама, я - медик! - напомнила ей Саманта. - Я работаю в поликлинике с детьми и я прекрасно знаю чем и когда кормить Кэти!
   Ответ дочери матери явно не понравился, она поджала губы и отвернулась. Маркус фыркнул, но ничего не сказал, решив, пусть бабы сами между собой разбираются. Саманта же прекрасно поняла, что мама на нее обиделась.
   - Ну прости меня, мам! - дочь обняла мать. Катя в это время была передана на руки деду, который ловко и осторожно удерживал малышку. - Прости дуру, не подумав сказала! Простишь?
   - Вот ты хитрюга. - Элен уже забыла, что собиралась обидеться на дочь. - Умеешь ты на жалость надавить.
   - Вот и чудесно! - Саманта посмотрела на часы. - Папа, ты пока с Кэти поиграй, а я быстро ужин приготовлю.
   - У меня уже все готово. - Заметила Элен.
   - Я быстренько сделаю салат. - Дочь уже залезла с головой в холодильник, где всегда была еда. Это тебе не в городе-улье жить, где половина продуктов - синтетика, а вторая половина сделала из отходов с добавлением витаминов. Здесь все натуральное, выращенное на собственном огороде. Люди тысячелетиями так жили на разных планетах и никто не мог изменить этот порядок. Даже механикусы, которым вход на Зеленые Земли был запрещен. - Я же помню, где ты хранишь запасы.
   Саманта начала быстро распоряжаться на кухне, болтая с бабушкой ни о чем. Катю забрал дед и понес по дому, рассказывая. Сидеть на его холодной механической руке было не очень удобно и девочка заерзала. Маркус все сразу же понял и поменял руку, пересадив на правую ребенка. Оболтусы Джона тоже постоянно жаловались, что сидишь как будто на куске льда.
   - Вот здесь комната твоей мамы. - Рассказывал Маркус, открывая дверь в маленькое помещение. - Кровать, стол для занятий, шкаф для одежды и стул. Что еще надо человеку для счастья?
   Однако, спартанская обстановка, подумала Катя. И, похоже, чисто армейский подход - все необходимое и ничего лишнего. И игрушек не видно, и фото любимых артистов нет. Кстати о них - радио все же редко передавало песни, а не только заунывные гимны. Музыка больше склонялась к инструментальному року с редкими лирическими переливами, а вот попсу Катя так и не услышала. И синтезатора тоже - ритмичные звуки здесь почему-то не использовались. Наверное, не одобрялись правительством.
   - Здесь комната твоего дяди Джона, старшего сына-оболтуса в нашей семье. - Маркус открыл следующую дверь. Похоже, что дед всех именовал оболтусами, даже своих детей. В комнате ровным счетом ничего не поменялось. К тому же было заметно, что одну комнату разделили стенкой пополам. - Сейчас он живет в улье Норград, работает мелким чиновником в Администратуме. - Дед фыркнул. - Канцелярская крыса. Не бог весть какой шишка, но и не мальчик на побегушках. Не знаю, гордиться мне теперь им или нет. Ты как считаешь?
   - Та. - Кивнула Катя. - Он твай зын, деда.
   - Вот те на!! - Маркус чуть не сел, но вовремя успел сохранить равновесие - сказалась воинская выучка. Иначе не дожил бы под бомбежками хаоситов и орков до стольких лет. - Да ты говоришь!! Элен!!! Она разговаривает!!! - заорал он так, что Катя поморщилась. Воистину у военных луженая глотка.
   С кухни прибежали мать и дочь. У первой были большие круглые глаза, у мамы, впрочем, тоже - она ненароком подумала, что отец сотворил страшное с Катей.
   - Конечно, разговаривает. - Саманта улыбнулась, вытирая руки полотенцем и наблюдая за ошарашенным выражением лица отца. - Все дети умеют говорить, ты это знаешь.
   - В полтора года отвечать предложениями?!! - Маркус выпучил глаз.
   - Она очень способная. - Мама продолжала улыбаться, а вот дед почему-то помрачнел и внимательно посмотрел на Катю. Которая решила все же промолчать.
   - Нам надо об этом серьезно поговорить. - Сказано это было таким тоном, что обе женщины сразу же поняли, что разговор будет ОЧЕНЬ важным. И поняли о чем именно. - Потом, вечером. Ужин готов? - сменил тему Маркус.
   - Еще десять минут. - Ответила Саманта, стирая улыбку со своего лица и возвращаясь на кухню, где и начала шушукаться с мамой, а дед продолжил экскурсию по дому.
   - Это комната твоего дяди Джима. - Каморка папы Карло была больше, чем этот чуланчик. Да и Гарри, мать его, Поттер, оказывается, жил во вполне себе комфортных условиях по сравнению с этими. Так что дядя Джим с малолетства был готов к службе в гвардии - обходиться одной койкой ему не привыкать. - Уроки он делал в комнате брата, а спал здесь. У каждого должно быть отдельное место. - Пояснил дед и обвел рукой дом. - А домик небольшой, тут гараж под грузовик больше, чем он сам. Сейчас покажу тебе сад.
   Он вышел на задний двор, где росли кусты и деревья. На некоторых уже созревали плоды, а на расположенных рядом грядках густо росла зелень. Через открытую дверь теплицы можно было рассмотреть висящие на ветвях зеленые помидоры - родители мамы сами о себе заботились точно также как и большая половина жителей в городке. Натуральная деревня, подумала Катя. И почему родители отсюда уехали, спросила она сама себя и тут же дала ответ. Потому что в городе возможностей больше. Или же им просто не хотелось заниматься сельским хозяйством. Но менять натуральную пищу на субстраты!! Или же я чего-то не знаю? Ничего, разберемся по ходу дела, но я бы осталась тут жить на все лето или на всю жизнь.
   - Тут у меня яблони растут, тут груши, а здесь - персики. - Рассказывал Маркус. Он усмехнулся, вспомнив. - Я уже сделал все дела - посадил деревья, построил дом, вырастил детей, защитил Империум, так что мне можно и на покой отправляться. А вот тебе еще предстоит это сделать. - Он присел на скамейку возле выхода и посадил Катю на правое колено. - Жизнь, внучка, она интересная штука. Не знаешь как к тебе повернется - передом или задом. И лучше бы знать об этом ее повороте заранее. - Маркус вздохнул и посмотрел на свою механическую руку. - Рассказать тебе, как я приобрел это украшение, на которое твой папа согласился добровольно?
   Неужели отцу оттяпают живую руку и пришьют эту стальную конструкцию, с ужасом подумала Катя. И он согласился на это сам?! Нет, кажется речь шла о какой-то третьей руке, как поняла она из разговоров. Да и не пошел бы отец на такое, она была уверена. Какой смысл себя калечить, если все конечности и органы и так нормально работают? Это если руку пришлось ампутировать, как это случилось с ее отцом в прошлой жизни, тогда да, папа был бы рад и такой конечности. Но почему дед об этом переживает, а вот ее новый отец - нет? Наоборот, брызгая слюной, расписывает все прелести такой аугментации? Не понимаю. Вслух же Катя сказала.
   - Рафкафи.
   - Зубов еще маловато и язык плохо во рту шевелится, да? - смеясь, спросил Маркус. - Но я тебя понял. - Кивнул он и подвигал протезом. - Это сделал орк, внучка. Здоровый, зеленый, клыкастый, дурно пахнущий ксенос, который сумел подобраться ко мне слишком близко. - Дед сделал паузу, вспоминая. - Нас тогда десантировали на Трирему, мир-океан, на котором островов раз два и обчелся. Чего там забыли орки, я не знаю, но их калоша шлепнулась в океан неподалеку от острова. Зеленое дерьмо выплыло наружу - они всегда выплывают - и начало сеять хаос и разрушения. Они это умеют, уж поверь мне. Да еще при этом плодятся как тираниды - не успеешь одного прибить, как на его место с десяток встают. Вот нашей задачей и было захватить плацдарм для высадки войск. Орки уже зенитки успели поставить - мек их головастой тварью оказался, быстро пушки из местного хлама склепал. Челноками не высадиться - всех перестреляют еще на подлете, вот нас и позвали. Я ведь, внучка, в орбитальном десанте служил. - Маркус коснулся носика Кати. - Это - один из самых почетных видов войск в гвардии. Не космодесант, конечно, но близко к ним. - Он засмеялся. - Здоровьем меня Бог-Император не обделил, вот меня туда и забрали. Рассказать, как десант действует?
   - Дафай. - Все равно ведь не заткнется. А о чем может говорить дед, как не об армии?
   - Сначала - учебка. - Было видно, что Маркус сел на своего любимого конька. - Там из тебя все соки выжимают и отсев идет страшный - из роты едва десяток человек остается. Но уже те, кто остался - становятся элитой. Кроме физической тренировки и пары имплантов, чтобы тебя раньше времени разницей давлений и скачков гравитации не прибило, выдают тебе специальный скафандр, боевой скаф мы его называли. Он оснащен встроенным оружием и гравишутом - специальной штукой, с помощью который ты из космоса на планету и спускаешься.
   - Ис космаса? - удивилась Катя. Сначала она подумала, что дед просто прыгал как парашютист с большой высоты, а он, оказывается, прямо из космоса на планету сигал! Обалдеть!
   - С низкой орбиты, где притяжение уже начинает действовать, а наземные зенитки пока не достают. Стрелять из них по десантникам - все равно что палить из пушки по воробьям. Цели маленькие, едва заметные, а орки не отличаются меткостью. Им бы пушку погромче и побольше, вот вся радость в жизни. Ха-ха-ха, - засмеялся дед. - Но это я отвлекся. Короче, ты залезаешь в такую трубу, вроде торпедного аппарата. Знаешь что такое торпедный аппарат? - Катя замотала головой. Дед, ты что, откуда ребенку знать такие вещи?! Видимо, старому давно нужно было выговориться, вот он и нашел нужные уши. Его истории другие внуки уж точно не по одному разу слышали, но мне-то это зачем знать? Как людьми стреляют из пушки по планете? Будущее оказалось... весьма странным и страшным, на самом деле. Если здесь приходится с инопланетянами воевать, да еще и калечиться при этом. - Торпедный аппарат - это....
   - Ты опять за старое? - деда прервала мама. - Кэти, не слушай, что говорит дед, тебе еще рано это знать. А ты, папа, мог бы что-нибудь другое девочке рассказывать, уж мне-то поверь. По себе знаю. Это тебе не мальчики.
   - То есть когда ты слушала мои истории, то тебе хотелось поскорее от меня сбежать? - спросил Маркус.
   - Папа, пойми, девочкам не интересно слушать, как ты славно рубился в рукопашную с орками и высаживался им на голову. - Саманта сложила руки на груди и сделала это так, что Маркус понял - она всем его россказням не верит. Особенно про рукопашную с орками. - И не обижайся, пожалуйста, это чистая правда. И в подробностях твоих, уж поверь, Кэти сейчас не нуждается. Я ведь знаю, что ты хотел рассказать - опять про свою руку и огромного зеленошкурого.
   - Телепатка хренова. - Проворчал дед.
   - Для этого не надо быть псайкером, чтобы понять. - Саманта улыбнулась и подошла к отцу, обняв того за шею. - Вот подрастет она немного, пойдет в схолу, тогда и можешь свои истории рассказывать. Но сейчас - не смей!
   - Та пукай. - Махнула рукой Катя.
   - Чего? - Маркус уставился на внучку, а потом рассмеялся, поняв, что она хотела сказать.
   - Кэти, милая, ты разве не боишься историй деда? - удивилась Саманта.
   - Папа титал казету. - Сдала отца Катя. - Тама было пла олкаф. Пасиму ани плахой?
   - Потому что, роднулька моя, - Маркус посадил себе Катю на колено, - орки только и способны, что грабить, убивать и разрушать. Это у них в крови. Есть в галактике раса такая, тупорылая и бестолковая. И плодится как саранча, вроде тиранидов. Только огнеметами и можно выжечь их споры.
   - Соры? - удивилась Катя.
   - Орки, моя дорогая, это грибы. - Ответила вместо деда мама и взяла Катю на руки. - Такая вот странная ксенораса, которая выглядит как гуманоиды, но размножается бесполым путем. Мертвый орк выпускает тысячи спор, которые разлетаются по миру, проникают в его грунт, воду, деревья и кусты. И потом оттуда появляются новые орки. Подрастешь - тебе подробно о них расскажут на уроках ксеноведенья. Поверь мне, картинка та еще.
   Орки - грибы?!! Удивлению Кати не было предела. Что курил Создатель, когда придумывал эту расу? Или же он сам обдолбался мухоморами и решил, а почему бы и нет? Каким образом грибы вдруг отрастили себе две руки и две ноги, разработали пальцы и взяли в них оружие? И почему дед называет их тупорылыми, если они, блин, в космосе умеют летать! Для того, чтобы построить корабль нужен как минимум интеллект квалифицированного инженера! Что-то тут не то. Или же дед все врет или же просто не говорит часть правды. К тому же радиопропаганда дает о себе знать.
   - Ага. - Подтвердил Маркус. - Обычный рубака-орк выше человека на две головы, а есть среди них и побольше и поздоровее. Тот босс, который на Трирему напал, был, например высотой метра три с половиной. И подручные у него все немаленькие. Если бы не космодесант, то хрен бы мы там плацдарм захватили.
   - О, это что-то новенькое! - удивилась Саманта. - Мне ты про них не рассказывал, все заслуги приписывал себе.
   - Я создавал в твоих глазах образ мужественного и храброго отца! - с гордостью ответил дед. - Ну, подумаешь, чуть преувеличил при этом, с кем не бывает. Да и потом, астартес сражались только с боссом - нам и обычных орков за глаза хватило.
   - Скоро вы тут? - во двор вышла бабушка. Услышав последние слова, она напустилась на мужа. - Ты что, старый, охренел, ребенку про орков рассказывать? А ну-ка живо заткнулся и пошел ужинать!! Да и вы тут тоже не сидите - скоро начнет холодать и с гор подует ветер.
   - Давайте не будет ссориться и все дружно пойдем на кухню. - Предложила Саманта. - Папа, где твой стульчик для детей?
   - Сейчас поищу в гараже. - Маркус вместо кухни свернул налево по коридору.
   - Совсем уже чокнулся со своей гвардией. - Продолжала причитать бабушка. - Только и разговоров, кого где и как он сумел пристукнуть!
   - Я все слышу! - отозвался дед из гаража. Он вернулся со стулом на кухню, тщательно вытер сиденье и спинку от пыли и поставил к столу. - И лучше уж пристукну я, чем меня.
   - Пастук есть пастук. - Сказала Саманта, ловко имитируя гортанный орочий акцент и засмеялась. Ее смех подхватил дед, Катя же не поняла шутки. Чему тут можно радоваться? Убийствам инопланетян? Нет, она понимает, что когда на тебя нападают, нужно отбиваться, это логично, но, блин, неужели среди орков нет здравомыслящих особей? Хотя, они же грибы, как сказала мама, может быть они все произошли сплошь от мухоморов-торчков. Вот и лезут в драку, потому что у них мозги от наркоты спеклись. Интересно, есть ли среди орков не зеленые, а красные в белый горошек?
   - Ниплоха, тупай грот! - Дед коверкал язык не хуже Саманты. Теперь стало понятно, кто именно был учителем дочери. - Ты саймешь свае места в "Вааагх"!
   Мама и дед засмеялись еще громче, только бабушка их почему-то не поддержала.
   - Садитесь уже ужинать, орки. - Сказала она со вздохом и посмотрела на мужа. - Кто-то совершенно не меняется.
   - Так я уже старый для этого. - Маркус плюхнулся на стул и взял ложку в руку. - И в гражданской жизни есть свои плюсы - еда не всегда похожа на разбавленные сопли из концентратов.
   - А ты, значит, скучаешь по ним? - подколола отца Саманта. - Если хочешь, я привезу тебе пару паек.
   - Я сам этого добра могу достать - на складах их навалом. - Отмахнулся от предложения дочери Маркус. - Но стряпню Элен я ни на что не променяю.
   Кате поняла, что бабушке приятно это слышать, хоть она и не подала вида. Семья приступила к ужину, где ей вручили ложку и девочка осторожно, чтобы не расплескать, хлебала жидкий суп - зубов во рту маловато жевать крупные куски, так что мама всегда для нее растирала пищу и готовила такой вот суп-пюре. Еще несколько лет этой бурдой питаться, пока нормально кусать не начнешь. Да и зубы еще молочные, потом все равно выпадут.
   Спать Катю уложили в отдельную комнату - мама сказала, что девочка она уже "взрослая", не капризная да и не боится оставаться одна - проверено. К тому же детский организм устал за день от новых знакомств и впечатлений и легко уснул. Как только Саманта убедилась, что ребенок спит, она вернулась на кухню, где родители уже пили отвар. Знакомые тетки должны были прийти завтра - они работали вместе с мамой и без подарка, пускай и простенького, заявляться в гости не хотели. А времени, чтобы собраться и его купить у них не было - Саманта приехала поздно, да и у теток тоже были свои дела, отменять которые ради кого-то они не захотели. Вот и договорились встретиться завтра вечером. Но сейчас семья собралась ради более важного разговора.
   Маркус схрумкал сухарь, запил отваром и посмотрел на своих женщин.
   - Она тоже? - он кивнул в сторону комнаты, где спала Катя.
   - Не знаю. - Качнула головой Саманта. Собственно, отец ее давно раскусил, также как и мать. Просто не стал кричать об этом на каждом углу. Да и убедился вскоре, что к псайкерам они не имеют никакого отношения, хотя первое время и нервничал с Элен. Но что-то такое похожее умеют, это точно.
   Маркус показал на окно, потом постучал себя пальцем по уху. Саманта сразу же поняла, что их могут прослушивать и напряглась. Глушилки у отца точно не было, да он бы и не стал ее хранить в доме - это уголовно наказуемое деяние. Но раз он так делает, значит есть причины.
   - Вчера в городке появился какой-то хмырь, который интересовался нашей семьей. - Маркус говорил тихо на мертвом наречии Диониса, планеты, уничтоженной в результате нашествия тиранидов. Он заставил женщин выучить этот язык просто для того, чтобы иметь возможность обсуждать такие вот вещи - в Империуме тысячи если не миллионы различных языков и никто не принуждает тебя говорить на готике. Если ты не в Администратуме, Гвардии или Инквизиции конечно. А так, говори хоть на чем, никто тебе и слова не скажет. И здесь был именно такой случай. - Думаю, что он из Инквизиции - агентом от него несет километров за десять.
   - Может быть просто арбитрес? - спросила Саманта.
   - Им нет дела до таких как вы, да они про вас и не знают. - Маркус внимательно смотрел на женщин. На своих женщин. - Она уже говорит и строит осмысленные сложные фразы, значит, дар передался и ей. Я не понимаю, как они смогли на тебя выйти?
   - Скорее всего - в роддоме. - Саманта задумалась. - Механикусы долго не хотели отдавать мне дочь - несли какую-то чепуху про потерю результатов и повторные анализы. Думаю, они проводили повторные обследования, значит, что-то сумели зафиксировать. Возможно, это их наблюдатель.
   - Они бы сразу же отправили ее в переработку и не стали бы возиться. - Отец посмотрел на Элен. - Нет, это оперативник инквизитора, который заинтересовался внучкой и нашей семьей. Просто пока они еще не решили считать вас псайкерами или же нет. И вот это меня настораживает.
   - Почему? - спросила Саманта.
   - Потому что вами занимается не обычный палач из Инквизиции, только и способный, что сжигать планеты по одному подозрению, а явно кто-то поумнее и повыше рангом, который сначала проводит тщательное расследование, а уже потом принимает решение. И у него на вас есть свои планы. Так что, дочь, в скором времени жди вербовки. - Маркус ехидно посмотрел на Саманту. - А ведь я тебя предупреждал - не высовывайся. Что тебе мешало остаться здесь?
   - Курт захотел уехать. - Промямлила дочь.
   - Захотел он. - Проворчал отец. - Я всегда считал тебя умнее его, но тут ты реально сглупила!
   - Я его люблю. - Саманта всхлипнула.
   - Люблю. - Продолжал бурчать Маркус. - Дура. - Он помолчал. - Глупости все это - любовь ваша. Думаешь, я не знаю, что ты просто захотела замуж за этого смазливого красавчика? И чтобы утереть нос всем своим подружкам? Смотрите, какая я молодец, он меня выбрал, а не вас! - Отец наставил на нее палец. - Вот только у тебя было перед ними преимущество, которым ты и воспользовалась!
   - Нет!
   - Да! - Папаня хлопнул ладонью по столу. - Я ведь видел, как парень меняется. Он иногда вел себя так, словно под контроль попал. Это все твои проделки.
   Дочь молчала - отец был прав. Это целиком и полностью ее вина. Замолчал и Маркус.
   - Хорошо бы узнать, что им известно и до чего смогли докопаться. Если всплывет та история с буксиром, то они многое поймут. И захотят повторить эксперимент. И могут пострадать сотни ни в чем не повинных людей, у которых нет того, что есть у вас. - Отец пробарабанил пальцами по столу. - Кто-то выживет, а кто-то превратиться в овощ или вообще умрет. А если у них не получится... то они могут вас изолировать и изучать и я не понимаю, почему до сих пор этого не сделали. А я этого не хочу. - Маркус смотрел на СВОИХ женщин. - И вы знаете, на что я могу пойти ради своей семьи.
   - Папа, это моя вина. - Саманта опустила голову, но быстро подняла ее и посмотрела в глаза отца. - Но, клянусь, я все исправлю. Если Инквизиция сделает мне предложение, в чем я сильно сомневаюсь, то я приложу все усилия, чтобы оградить тебя, маму и Кэти от нее.
   - Дергаться сейчас не стоит - они уже знают про вас. - Продолжил размышлять Маркус. - И любой побег может быть ими расценен как доказательство ереси. Так что продолжай жить как ни в чем не бывало. И хорошо бы вам перебраться сюда - в городе они станут действовать более открыто.
   - В толпе затеряться легче, это во-первых. - Заметила Саманта. - И во-вторых - Курт работает на Орден, а Инквизиция к ним не лезет, все это знают. Он на хорошем счету, начальство его ценит, так что это распространяется и на семью. Они уже предлагали нам сменить место жительства и отдать Кэти в их гарден.
   - Значит, еще и шестеренки в вас вцепились. - Сделал вывод отец. - Не зря они мурыжили внучку в роддоме, помяни мое слово - не зря. Что-то они в ней нащупали, но распознать не смогли. И, возможно, вы сейчас под наблюдением их разведки. - Маркус выдохнул. - Вот попали между молотом и наковальней! И как тут теперь вывернуться?
   - Чему быть - того не миновать. - Философски сказала Элен. - Поживем - увидим. Сейчас же я согласна с Маркусом - тебе, дочка, лучше не дергаться лишний раз. Если Инквизиция сочтет нужным - ты планету покинуть не сможешь. Да ты и сделать ничего не сможешь.
   - Если только не продашься с потрохами шестеренкам. - Произнес задумчиво Маркус. - Они смогут защитить свой ресурс даже от инквизитора. Но чем их заинтересовать?
   - Успехами Кэти в учебе? - спросила Саманта. - Она родилась в их роддоме, значит, карта учета на нее уже заведена. Осталось только пролезть в их гарден и дальнейшая дорога в Ордене для нее открыта. - Дочь посмотрела на мать. - Но я не смогу убедить шестеренок - уже попробовала и получилось слабо. У каждого из них сознание контролируют импланты, а это хорошая защита от моего дара.
   - Найди способ. - Маркус как будто отдал приказ. - Сознание-то у них человеческое, пускай и заключенное в металлическую оболочку. Ты ведь воздействуешь на разум, а не на живые ткани мозга. А это... что-то энергетическое, нематериальное, психическое.
   - Верно. - Саманта задумалась. - Я не воспринимала их в таком ключе... мой разум сам себе воздвиг стену. Папа, ты гений! - дочка подскочила к отцу и чмокнула его в щеку.
   - Что бы вы без меня делали. - Проворчал тот, но было заметно, что ему приятно. - Значит, так и решим. Если тебе нужны будут деньги - сразу же звони, я вышлю. Моих и материных накоплений хватит, чтобы оплатить ее учебу лет на десять вперед. Главное, чтобы Инквизиция слишком рьяно не вмешалась и не использовала нас как заложников. Так что если тебе подобное предложат - все равно отказывайся. Мы уже прожили свою жизнь и нечего за нее цепляться.
   На кухне надолго наступила мучительная пауза. Наконец, Саманта сказала:
   - Думаешь, они нас слушают?
   - Не думаю - уверен. - Кивнул отец. - Но вот понять, о чем мы говорим, вряд ли смогут. Язык умер вместе с его жителями, да и мы его учили по учебнику, параллельно выдумывая слова. Так что если и найдут переводчика, то смысл для них будет упущен. Хотя... даже по тому, что мы общаемся на другом языке, они поймут, что раскрыты и либо быстрее пойдут на контакт, либо отстанут от вас.
   - Либо решат ликвидировать. - Мрачно произнесла Саманта. - Просто на всякий случай. - Она замолчала. - На один раз меня точно хватит.
   - Нет! - твердо произнес отец. - Никаких разов не будет! Завтра я пошарю на складе и дам тебе передатчик для связи. Спрячь его хорошенько и используй только в крайнем случае.
   - И что ты сделаешь?
   - Дам совет. - Серьезно ответил Маркус. - И ты выполнишь его неукоснительно. Но, надеюсь, до этого не дойдет.
   - Я тоже надеюсь. - Тихо произнесла Саманта и заглянула в кружку. - Давайте спать, уже поздно.
   - Я помою. - Мама встала из-за стола, переходя на обычный готик.
   - Я сама помою. - Возразила ей дочь. - Мама, ты устала за сегодня.
   - Ничего я не устала.
   - Покажешь в постели? - спросил вдруг отец
   - Обалдел, хрен старый?! - Элен от такого заявления при дочери немного опешила.
   - Ишь ты, сразу как встрепенулась! Бодренькая такая стала. - Маркус засмеялся. - Шутка это была, шутка. Да и кого тут мыть - пара кружек всего. - Он осмотрел кухню. - Давайте по койкам и - отбой. Свет выключаю через десять минут.
   - Папа, от тебя казармой так и несет.
   - А тебе бы, дочь, в душ не помешало бы сходить - два дня трястись в дирижабле не имея возможности помыться - это, знаешь ли, неприятно.
   - Пожалуй, ты прав. Но мне нужно больше времени.
   - Ладно. - Проворчал отец. - Ты знаешь, где рубильник. Не забудь выключить.
   - А холодильник?
   - У него отдельная встроенная батарея. - Ответил Маркус, удаляясь в спальню. - Шестеренки опять плату за электричество повысили, так что приходится экономить.
   Родители угомонились быстро - плюхнулись в кровать и уснули. И если мама еще какое-то время возилась, думая о том, о сем, то отец пользовался армейской привычкой - засыпать в любое время в любой позе. Так что когда Саманта вышла из душа, то в доме было тихо. Она прошлепала босыми ногами по полу до гаража, щелкнула выключателем, отключая дом от общей сети, после чего прошла в свою комнату и легла в приготовленную мамой постель. Кровать знакомо скрипнула и Саманта улыбнулась. Все-таки хорошо побывать дома!! С этой улыбкой на губах она безмятежно заснула, не думая о возможных грядущих неприятностях.
  
   В операционной над телом человека стояли двое механикусов. Один - мастер аугментики, специалист-хирург, который только что закончил работу над модификацией тела служителя, удостоенного такой чести за свои заслуги. Какие именно, хирург не знал, да ему и не было это интересно - он работал с пациентами, а не с их успехами. Второй, замерший рядом с ним механикус, был очень высокого ранга и положения и имел право здесь присутствовать. Именно он приказал внедрить в тело служителя дополнительные аугментации, о которых никто более не должен был знать. Кроме хирурга, конечно, но тот был предан своему покровителю. Мастер повернулся к высшему механикусу.
   - Все проделано в точно вашим рекомендациям, уважаемый...
   - Давай обойдемся без имен. - Прервал его тот. - Все прижилось как надо?
   - Механодендрит потребовал усиления опорно-двигательного аппарата, вшивания под кожу дополнительного утяжелителя для баланса и устройчивости, также был установлен баллон со смесью по просьбе мастера служителя. Левый глаз я заменил на сканер микротрещин, как и предписывалось в сопроводительной документации. Все это подключил к чипу управления, к которому у вас теперь есть доступ. Вы будете слышать его ушами, видеть его глазами, но вот говорить его устами - увы. Проще сделать из него сервитора.
   - Это исключено. - Отмел предложение механикус. - Проверка прошла успешно?
   - Да. - Кивнул хирург. - Система стабильна и готова к работе. Я установил импланты с высоким запасом прочности и надежности - их лет на тридцать хватит до замены.
   - Хорошо. - Механикус был доволен проделанной операцией. - Наблюдай за ним все время реабилитации, я не хочу, чтобы кто-то другой сунул нос в его голову и обнаружил нестандартные модификации. Когда прогонишь все тесты - сообщишь мне результаты. Сколько времени уйдет на все?
   - Вместо недели ему придется задержаться на полторы - все нужно как следует откалибровать. На фабрике начнут интересоваться, почему так долго - его мастер составлял заявку на аугментации и он рассчитывает, что служитель появится на работе в назначенный срок.
   - Ответишь - прошивка криво встала, пришлось переделывать. Будут настаивать - сообщишь мне, я разберусь. - Механикус повернулся, чтобы уйти. - Начнешь заниматься им завтра, сейчас запри палату и проследи, чтобы никто не входил. Идем.
   Оба вышли за дверь, которая щелкнула магнитным замком, и в комнате наступил мрак - свет выключился с уходом механикусов. Однако через десять минут или чуть больше он вновь загорелся, среагировав на открывание двери, но тут же погас. Службы зафиксируют сбой в системе, проведут проверку датчиков и поймут, что все в порядке. А вот записи кодового замка двери останутся нетронутыми - всем станет понятно, что сюда никто не входил, палата была заперта. Просто тело спящего шевельнулось во сне и вызвало включение света. Такое после операции маловероятно, но все же иногда случается. Вот датчик и среагировал. На это и рассчитывал проникший внутрь операционной палаты техножрец. Он активировал ночное виденье, разглядывая и изучая лежащее на койке тело. Из-под его балахона показался тонкий гибкий шнур, который безошибочно воткнулся в разъем, расположенный на голове лежащего человека. Волосы на черепе выстригли и сейчас из кожи торчал порт доступа и трубка, идущая к сканеру. Неизвестный за секунды пробежался по управляющим нейропрограммам, хмыкнул, найдя кое-что интересное.
   - Это может пригодиться. - Едва слышно произнес он, копируя себе в память коды доступа. - А вот это необходимо удалить. - Ментальная закладка на выполнение голосовой программы была беспощадно вырезана из памяти, а ее место заняла другая. - Вот будет сюрприз. - Продолжил бормотать неизвестный, копаясь в мозгах пациента. - Исправим еще это и это,
   Он "ковырялся" еще минут пять, после чего убрал все следы своего пребывания возле пациента и покинул палату. Бедный Курт Крамер даже не предполагал, что станет ходячим осведомителем для множества лиц, заинтересовавшихся его маленькой дочерью. И неизвестно теперь какая из сторон лучше.
  
   Дрея как обычно перебирала бумаги, просматривая дела. Сейчас у нее было хорошее настроение - буквально вчера завершилась совместная с механикусами операция по ликвидации банды трансплантологов, сотрудничающей с каким-то очередным хаоситским культом, пока еще неизвестным Инквизиции. Еретики хранили органы замороженными, чтобы потом собрать их в одном месте и провести ритуал призыва. И в нем использовались не одни только сердца - в основном органы выделительной системы. Почки, мочевые пузыри, уретры и кишечник. Последний извлекали полностью и растягивали по всей длине. И, естественно, нужны были жертвы. Которых собирались похитить в последний момент - Дрея воспользовалась помощью арбитрес и те с пристрастием допросили культистов, тем более, что все лавры победителей достались им. Инквизитор всегда предпочитала остаться в тени, дергая за ниточки. Были среди культистов и крепкие орешки, но даже они раскололись как миленькие, когда псайкер Дреи приступила к своей работе, проверяя показания задержанных, добытых арбитресами. И работала псайкер вместе с ними, просто представившись инквизитором, чего для них было достаточно. Сама же Дрея всегда получала полную информацию, так и оставаясь для причастных неузнанной особой. Так спокойнее. Что же касается культистов, то какой-то демон Хаоса сумел воздействовать на лидера секты, оказавшегося слабым латентным псайкером, подготавливая себе почву для проникновения в реальность. И в этот раз Инквизиции удалось вовремя предотвратить катастрофу. И все благодаря совершенно другому расследованию. Кстати о нем. Дрея протянула руку и нажала сенсор селектора.
   - Сандерс, зайди.
   Оперативник не заставил себя долго ждать - появился буквально через минуту. Похоже, он приложил все усилия, чтобы скорее исполнить приказ своей начальницы - бежал до лифта со всех ног. Даже запыхался чуток. Дрея мысленно усмехнулась - Леона хорошо выдрессировали в милиции и для него слово старшего - закон. Которое он старается исполнять с невероятным рвением. И сейчас мужчина замер перед столом инквизитора, ожидая вопросов.
   - Что там по делу псевдопсайкеров?
   - Я проследил родословную объекта и меня насторожило сразу несколько фактов. - Начал рассказывать Леон. Он не был до конца уверен, стоит ли это говорить, потому что прямых доказательств не было, только слухи. А они могут быть недостоверными. Точнее, они и должны быть недостоверными, но какое-то зерно правды в них точно есть. - Во-первых, как только объект прибыл к своим родным в поселок Горный, что снабжает улей Каскад продовольствием, то между старшими в семье произошел разговор, ведущийся на незнакомом мне языке. Я сделал его запись. Это не был амброзианский, что было бы естественно, однако когитатор не выдал ни одного совпадения. Предполагаю, это какой-то мертвый язык, который могут знать сестры Диалогус. Разрешите обратиться к ним для перевода?
   - Я предоставлю тебе доступ к архивам Инквизиции, не надо впутывать в это дело фанатичек от науки. - Дрея заинтересовалась. - Значит, тебя раскрыли?
   - Поселок маленький и мое прибытие не осталось незамеченным. - Покаялся Сандерс. - Я старался не спрашивать напрямую, чтобы не будоражить население, но, похоже, Маркусу Райту сообщили, что его семьей кто-то интересуется. Он - орбитальный десантник в отставке, сейчас тренирует роту СПО. Опыта как штурмовику ему не занимать, к тому же старик умен и опытен, раз сумел сложить два и два. Думаю, именно из-за меня семья и говорила на незнакомом языке. И они явно обсуждали свое будущее - на следующий день Маркус украл спутниковый передатчик со склада военной базы и передал его матери объекта. После чего он позвонил старшему сыну и предложил тому приехать на день. - Сандерс достал листок с записями - всю информацию в голове не удержишь, тем более, если у тебя много дел. - Тот не отказал и прилетел сразу же первым рейсом. Джон Райт работает в Администратуме улья Норгард и заведует отделом снабжения города. Довольно высокая должность и как он ее добился, будучи мелким клерком я не представляю. Уверен, что все дети этой семьи владеют пси-способностями, в том числе и мужчины.
   - То есть имеют возможность внушения и контроля чужого сознания? - уточнила Дрея.
   - Это самый вероятный вывод. - Согласился Сандерс. - Благодаря этому дару сын мог добиться таких результатов, а дочь - выйти замуж за первого парня на деревне.
   - Забавно. - Усмехнулась инквизитор. - Есть еще кто-то в их семье с подобными способностями?
   - Да, младший сын Джим, - Кивнул Леон. - Сейчас он служит в гвардии, в сто сорок седьмом Акотском полку, расквартированном на планете Соль, сектора Персияда. Там идут постоянные бои с орками, скучать ему не приходится. Сообщения он родне отправляет редко - последнее зафиксировано более года назад. Но похоронка не приходила, так что он еще жив. Более подробной информации о младшем сыне я не имею, сделать запрос в полковую канцелярию?
   - Пока не стоит. - Отклонила предложение Дрея. - Но и поинтересоваться его судьбой было бы любопытно. Возможно, после. Итак, значит, семья девочки знает о том, что за ними наблюдают и ждет нашего решения. И готовится явно к худшему, раз отец пошел на должностное преступление и украл казенное имущество. Сколько ему грозит за содеянное?
   - Согласно уставу - пять лет службы в штрафной роте или же пятнадцать лет тяжелых работ в шахтах.
   - Это крючок, за который его можно поймать. - Задумалась Дрея. - Он еще крепок, а с дополнительными имплантами и очередным обновлением может сослужить хорошую службу. С этим военным все ясно, что с бабушкой объекта?
   - Информации также мало. - Пожаловался Сандерс. - Я сделал запрос на Амброзию, но ответа так и не получил. Известно только, что она прилетела оттуда, а мужа нашла уже здесь, когда он получил участок с домом за отличную службу в гвардии.
   - Постарайся выяснить все о ее прошлом - люди в Империуме из ниоткуда не появляются. - Строго сказала Дрея. - И необходимо уже локализовать источник их способностей. Раз они ждут неизвестного, то станут нервничать и могут натворить глупостей, а нам бы этого не хотелось. Пока успокой их - деактивируй все жучки и поменьше мелькай перед их домом. Подождем. Что поделывают наши друзья из разведки Ордена?
   - Там у них какие-то разборки между собой. - Поделился информацией Леон. - В операцию по аугментации служителя влез какой-то сторонний механикус и приказал превратить отца объекта в ходячий источник информации, чтобы следить за девочкой. Эмалион вовремя вмешался и теперь мы имеем канал односторонней связи.
   - Это радует. - Дрея позволила себе улыбку. - Тогда тем более избавься от "клопов" в их доме. Иногда от шестеренок есть своя польза. Где сейчас объект?
   - Они вернулись обратно в Горнхолм и начали оформление документов для поступления в гарден. - Доложил Сандерс. - Родители и брат дали сестре денег, которых хватило на оплату полного курса подготовки ребенка. Они выбрали сто шестьдесят четвертый - гарден для детей мелких клерков Администратума, граждан среднего достатка, почетных и заслуженных рабочих и служителей. Садик находится под патронажем схолы техникум Ордена, который имеет негласное влияние на учебный процесс - часто они оттуда забирают кадры в свою схолу прима. Уверен, что родители решили в будущем отдать объект в Орден.
   - Что ж, в их положении это разумно - жрецы своих не сдают, если только магосы не прикажут. - Дрея хитро посмотрела на Сандерса. - Впрочем, нам это на руку - объект будет находится в безопасности и всегда под наблюдением и любое проявление ей пси-способностей сразу же будет замечено. Итак, вот тебе задание - выясни все о бабушке. Кто она, кто были ее родители, где проживала, кем работала и так далее. Предоставь мне перевод записи - я хочу подробно знать, о чем они говорили. И не забывай следить за объектом - ее поведением и развитием. Если она выдаст что-то... нестандартное для ребенка - я должна знать об этом первой. И готовься.
   - К чему? - не понял Сандерс.
   - К вербовке. - Дрея снова усмехнулась. Иногда он такой тугодум. - Нам очень пригодятся такие люди, особенно в штате Ордена. Инквизиции всегда не хватает сотрудников.
   - Но... они же могут оказаться псайкерами!! - недоумевал Леон. - И опасными для нас!! Буквально вчера одного такого взяли!
   - Ты уверен, что их силы исходят из варпа? - спросила его инквизитор.
   - Нет, но...
   - Никаких но. - Твердо пресекла она возражения оперативника. - Пока мы не будем твердо уверены, что ОНИ такое - никаких но. Откуда исходит их сила? Проявление ли это воли Императора, удачная ли мутация, как считают механикусы или хитрый план кого-то из демонов - это нам и предстоит выяснить. И уничтожать планету ради одной единственной семьи никто не будет, забудь эти страшилки, которые рассказывают простые работяги друг другу. - Жестко пришпилила Дрея Сандерса. - Открою тебе страшную тайну - среди инквизиторов тоже есть дураки и от таких мы сами стараемся как можно быстрее избавиться. Потому что они больше вредят нам и Империуму, чем помогают. И я не хочу, чтобы ты стал одним из них.
   - Вы... хотите рекомендовать мою кандидатуру в инквизиторы? - задохнулся от волнения Сандерс.
   - Все зависит только от тебя. - Дрея пристально смотрела на оперативника. - Справишься с этим делом - я буду ходатайствовать о назначении тебя инквизитором на Эрус. Нет - так и останешься моим оперативником. Задача ясна?
   - Так точно! - Леон вытянулся в струнку.
   - Свободен.
   И Дрея вернулась к своим делам, уже более не обращая внимания на подчиненного, который мышкой выскользнул за дверь.

Оценка: 8.07*69  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Нагорный "Наследник с Земли. Обретение"(Боевая фантастика) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"