Серебрянников Павел Иванович: другие произведения.

Всплытие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все отличия от одноименной главы черновика - после ***


  -- Всплытие
   - Масса луалуа, разрешите войти? - Василий уже не пытался изобразить вид лихой и придурковатый. Вместо этого он, насколько хватало сил, выражал подобострастие.
   - Ну, входи.
   После сентябрьского фиаско, луалуа было жаль этого бедолагу. Забавный розыгрыш обернулся реальными трупами, никто этого не хотел. А этот, похоже, всерьез поверил в инопланетян. Не двинулся бы он реально на этой почве...
   - Масса луалуа, извольте посмотреть! - Василий на полусогнутых подбежал к столу. - Из Китайского протектората пришла ориентировка. В аэропорту Увэй террористы захватили пассажирский самолет без пассажиров. Самолет полетел на север, через Улан-Батор и Верхнеудинск в сторону Усть-Кута. Но в зоне ответственности Усть-Кутского авиаузла не появился, то есть пропал где-то в районе Байкала. Просят помочь в поисках.
   - И что ты хочешь?
   - Масса... помочь. В поисках. Вот, извольте посмотреть, если продолжить траекторию, она как раз проходит через Усть-Баргузин и Святой Нос...
   - И что тебе для этого нужно?
   - Вертолет... Или гидроплан.
   - А спутник геостационарный с орбитальным лифтом? - луалуа почувствовал, что багровеет, но не счел нужным сдерживаться. - Ты опять со своими инопланетянами???
   Василий побледнел и отступил на полшага.
   - Если ты еще раз с этим придешь, я тебя под трибунал, к духам собачьим!!! Мало что труп на твоей совести, ты из всего управления хочешь посмешище сделать??? Масса оффиса!!! - Василий вытянулся по струнке. - Это приказ! Я запрещаю вам участвовать в подобной деятельности и запрещаю приближаться к Усть-Баргузину и полуострову Святой Нос любым способом, по земле, по воде или по воздуху!!! Повторите!
   - Мне запрещено приближаться к Усть-Баргузину и полуострову Святой Нос. - дрожащим голосом сказал Василий.
   - Это не все! - прорычал луалуа.
   - Мне запрещено приближаться к полуострову Святой Нос любым способом, по земле, по воде и по воздуху.
   - И если вы еще раз упомянете Святой Нос, или инопланетян, или хемульский хентай, или какие-нибудь там шпаги, я вас лично выпру из конторы за служебное несоответствие.
   - Т... так точно, масса луалуа!
   - Свободны!
   - Есть. Раз... разрешите идти?
   - Я же сказал, свободны!!! - прорычал луалуа. Василий на полусогнутых ногах просеменил к двери и исчез.
   Потом, вспоминая этот эпизод, луалуа не мог найти других объяснений случившемуся, кроме того, что Василий его загипнотизировал. Примерно через час после ухода незадачливого подчиненного, луалуа заметил, что печати с непентесом нет на обычном месте. Но почему-то успокоил себя, что сам ее куда-то засунул. И только когда все управление уже стояло на ушах, он всерьез озадачился поисками. Он перерыл весь стол, сейф и пространство между столом и батареей, и лишь после этого смирился с мыслью, что его подвели под расстрельную статью, да еще так тупо.
  
   - Простите, масса оффиса! - развел руками руководитель полетов. - Мы получали запрос из Верхнеудинска о потере борта и помощи в поисках. Но погода... вы же сами видите, облачность двести метров! У меня всего один свободный экипаж с допуском на такие условия!
   - Фримен лапун кускус! - Василий брезгливо пробормотал гражданский чин дежурного и изобразил утомленный, ничего не выражающий взгляд. - Вы видите эту печать? - он помахал листочком, украшенным печатью в виде ловушки непентеса. - Вы понимаете, что она означает?
   - Что я должен оказывать вам всемерную помощь.
   - И что вы не должны сообщать об этом в контору, потому что дело секретное и связанное с подозрением в измене. Но вы мне и помощи не оказываете. У вас есть экипаж с нужным уровнем подготовки. Самолеты у вас есть?
   - Сейчас посмотрим. - лапун кускус открыл на компьютере какую-то программу. - Говорите, вам нужно провести поиски на мористом побережье Святого Носа. Какое-то специальное оборудование вы брать планируете?
   - Нет.
   - Хорошо. То есть грузоподъемность вам не важна. Итак, до южной оконечности 315 километров, это можно на крейсерском эшелоне, плюс взлет и снижение. Потом, визуальные поиски. Значит, ниже границы облачности, расстояние около пятидесяти километров, почти по прямой. Но на малой высоте. Но, наверное, вам потребуется не один проход? Ну, давайте заложим пять проходов по пятьдесят километров на малой скорости. Потом набор высоты и возвращение, еще 315 километров. Итого, будем считать с разумным запасом, два с половиной часа в воздухе. Из оборудованных для полетов в низкой облачности у нас есть Кику, вас устроит? - дежурный жестом пригласил Василия подойти к окну, и показал на стоящий на летном поле двухмоторный самолет с высоко расположенными крыльями.
   - А гидропланов у вас нет?
   - Откуда? Разве что в Усть-Куте, но, насколько я помню, у них он на ремонте.
   - А вертолет?
   - Простите, масса оффиса. У нас нет ни одного вертолета, который продержится в воздухе такое время. Если вы найдете место крушения... Впрочем, если это правда на побережье Святого Носа, не факт, что там найдется, где мы сможем приткнуться на вертолете. Боюсь, придется добираться по морю, но в это время года...
   - Ну хорошо, давайте этот. Сколько времени займет подготовка к вылету?
   - Полчаса, масса оффиса.
   - А побыстрее нельзя?
   - Никак нет, масса оффиса, его ведь надо не только заправить, но и обработать антифризом. Низкие облака, отрицательная температура, возможен снег...
   - Приступайте.
   Главное, чему Василий научился за время службы - это умение скрывать одни эмоции и изображать другие. Он изображал усталое нетерпение, но на самом деле был в панике. Шеф мог обнаружить пропажу непентеса в любой момент, поэтому буквально каждая секунда промедления экспоненциально увеличивала вероятность провала.
   А вот руководитель полетов скрывать свои эмоции не умел совершенно. Через пару минут, по тому, как страдальчески поднимались его брови, Василий уже безошибочно мог угадать, когда собеседник на другом конце телефонной линии спрашивает "какого хрена". Потому что после каждого поднятия бровей дежурный начинал, понизив голос, объяснять что-то вроде "ты знаешь, кто у меня сейчас над душой сидит? Ты этого знать не хочешь".
   На поле возле выбранного дежурным Кику уже началась суета. Забегали какие-то люди в люминесцентных жилетах, потом подъехал пузатый заправщик, потом - коленчатый подъемник с неприлично похожим на котеку брандспойтом, укрепленным рядом с платформой.
   Наконец, дежурный поклонился и жестом пригласил Василия к выходу:
   - Масса оффиса, ваш самолет готов!
   Сначала Василий думал, что дежурный пошел его провожать из подобострастия, но оказалось, что ему еще надо подписать какие-то бумаги у экипажа и техников. Наконец, они забрались в самолет. Экипаж состоял из двух человек, пилота и штурмана. Они встали при входе Василия, но смотрели на него с плохо скрываемой неприязнью. Василий подумал, что надо бы поработать над повышением престижа конторы, но сейчас было не до того. Он быстро рассказал летчикам ту же самую легенду, что и руководителю полетов: что им необходимо найти остатки крушения или посадки на воду пропавшего самолета, что есть оперативная информация, что это на западном берегу полуострова Святой Нос, и что дело секретное, поэтому все сообщения на землю должны передаваться только с его разрешения.
   Самолет был пассажирский, с салоном на пятьдесят человек. Василий устроился в кабине, на дополнительном кресле за местами пилотов - как он понял, это кресло было предназначено для запасного члена экипажа.
   Пилоты стали переключать тумблеры на приборной доске и обмениваться непонятными фразами: "селектор в положении армд, АУАСП включен, угол стабилизатора три...". Василий с ужасом понял, что если они захотят обменяться кодовыми сообщениями между собой или с диспетчером, он просто не заметит этого в потоке цифр, аббревиатур и технического жаргона. Надежда была только на выработанное умение распознавать интонацию - но и интонация у них была стандартизованная, невыразительная скороговорка, в которой подчеркивались отдельные слова: "разрешено, включено, зеленый, готов".
   Продолжая разговаривать и переключать тумблеры, пилоты завели двигатели, и самолет покатился к началу взлетной полосы. Василию случалось летать пассажиром, но ни разу не доводилось сидеть в пилотской кабине. Почему-то все, кто летал в кабине, говорили, что впечатление незабываемое.
   Что в этом незабываемого, Василий так и не понял. Обзор, действительно, был лучше, чем через пассажирский иллюминатор. Когда моторы заревели низкочастотным дребезжащим воем, и уходящая за горизонт взлетная полоса вдруг рванулась назад, Василий почувствовал страх и закрыл глаза. Он слышал, как штурман сказал: "Скорость принятия решения", а пилот ответил: "Экипаж, взлетаю", и заметил, что лишь через несколько секунд самолет поплыл вверх. Только после этого Василий рискнул открыть глаза. За ветровым стеклом он увидел уходящий вниз горизонт, и поднимающиеся над горизонтом голубые горы вдали.
   Их маршрут проходил в стороне от воздушных трасс, поэтому они полетели по прямой, почти сразу после взлета развернувшись на северо-восток. Сначала они летели над долиной Ушаковки, почти вдоль нее. Потом долина ушла к востоку, и под ними раскинулись пологие холмы, поросшие девственным лесом. Погода в Иркутске и над значительной частью маршрута была ясной. Когда они набрали высоту, за Приморским хребтом стала видна затянутая облаками котловина Байкала.
   Осенью, гигантский объем озера остывает гораздо медленнее окружающей суши. Поэтому, когда средние температуры опускаются ниже нуля, Байкал вовсе не собирается замерзать. Температура поверхностных вод медленно приближается к четырем градусам, и только после этого у побережья начинает образовываться сокуй, или забереги - тонкие ледяные кромки и замерзшая вода на камнях. Но открытая относительно теплая вода, конечно же, испаряется. А испарившись, она быстро конденсируется в холодном воздухе, образуя низкие облака и туманы, висящие над озером большую часть осени и начало зимы. Эти-то облака и были главным препятствием для их операции.
   Самолет медленно, под углом, приближался к Приморскому хребту и, соответственно, к берегу озера. Линию хребта они пересекли чуть севернее Еланцов, над Тажеранской степью. Сверху хорошо было видно, как поросшее лесом плоскогорье превращается в крутой, практически безлесный и местами скалистый восточный склон, и как спускающийся с вершин хребта сухой ветер оттесняет облака от гор.
   На востоке, над облаками поднимались вершины гор на другом берегу озера. Василий не мог с ходу вспомнить, как называются горы между Селенгой и Баргузином. Он хорошо помнил только название хребта южнее Селенги - Хамар-Дабан, Кедровая гора.
   Дальше по маршруту они должны были пройти над поселком Сахюрта, проливом Ольхонские Ворота и над островом Ольхон почти по всей длине, но вся эта местность была затянута облаками. Слева от них, стену Приморского хребта разрезало узкое и глубокое ущелье Сармы. Хорошо была видна странная скала, наполовину перекрывающая это ущелье у самого устья, похожая на КПП с полуоткрытыми воротами.
   Вспомнив название реки, Василий вспомнил и одноименный ветер, а вслед за этим, разумеется, и сентябрьское фиаско. Следующая в логической цепочке мысль была неизбежна: сейчас, после кражи печати, он не отделается одним только позором. Либо он найдет людей со звезд, либо он может с чистой совестью застрелиться прямо в самолете.
   Некоторое время они летели над затянутой облаками котловиной. Вскоре на фоне гор западного берега стало возможно выделить отдельно стоящий массив: полуостров Святой Нос. Почти сразу после этого, пилот повернулся к Василию и сказал: "Сейчас будем снижаться".
   Василий ожидал, что самолет наклонит нос к земле, но пилот только сдвинул назад ручки, размещенные между сиденьями. Тон двигателей заметно изменился, и Василий почувствовал, что кресло уплывает из-под его задницы, но самолет по-прежнему летел в горизонтальном положении.
   Как сумел понять Василий из переговоров пилотов, сейчас они находились в мертвой зоне - их не видели диспетчерские радары ни одной из ближайших зон управления воздушным движением: ни Иркутск, ни Верхнеудинск, ни Усть-Кут. В доисходное время эта территория была перекрыта автоматическими радиомаяками и ретрансляторами, наземными и спутниковыми. Но после войны большую часть этой инфраструктуры отключили и разобрали по бедности и за ненадобностью.
   Даже голосовая связь с Иркутском была неустойчивой, а когда они опустились бы ниже вершин гор, то она должна была совсем прекратиться. Если бы с ними что-то случилось, то они просто исчезли бы без следа, как и китайский самолет.
   Впрочем, в отсутствии связи была и светлая сторона: если бы луалуа хватился непентеса сейчас, то он уже не смог бы связаться с самолетом. А там... Если поиски завершатся успехом, то победителей не судят - да и начальник вряд ли захочет давать ход делу, в котором его выставили таким некомпетентным простаком.
   Самолет погрузился в облака, и ветровое стекло затянуло серой хмарью. Они продолжали снижаться, и хмарь становилась все темнее и все серее. Судя по тому, как участились обмены репликами между пилотом и штурманом, и как часто они переключали тумблеры, полет в таких условиях был непростой задачей.
   Внезапно хмарь расступилась. Светлее не стало, но стала видна свинцово-серая гладь воды внизу. Почти по всем направлениям эта гладь сливалась вдали с облаками, но впереди, прямо по курсу, из воды вставала уходившая в облака черная стена.
   - Это Святой Нос? - опасаясь показаться идиотом, уточнил Василий.
   - Да. Мы на месте. Что прикажете дальше, масса оффиса? - в голосе пилота по-прежнему угадывалась неприязнь.
   - Дальше прикажу лететь вдоль берега, как можно ближе, и искать следы авиакатастрофы. Или посадки на воду. Обломки, спасательные плоты, разлитое топливо, дым... И, кстати, если заметите людей на берегу, их тоже надо искать.
   - Людей на берегу сейчас, наверное, нету. Здесь останавливаются только рыбаки, но сейчас они в море не выходят.
   - Вот именно. - согласился Василий. - Именно поэтому, люди - это почти наверняка те, кого мы ищем.
   - А кого мы ищем? - не удержался от вопроса штурман.
   - Извините, я не полномочен вам это сообщать. Итак, задание понятно?
   - Понятно. - согласился пилот.
   - Я тоже буду смотреть. - сказал Василий. - Но вы привычнее к взгляду с воздуха, и шесть глаз...
   - Извините, масса оффиса. Лететь на такой высоте вблизи от гор - дело опасное, поэтому я отвлекаться от управления не буду. - сообщил пилот.
   - Ну хорошо, четыре глаза. Поехали.
   Василий встал из своего кресла и выглянул в боковое окно. Если он правильно понимал фразы, которыми обменивался экипаж, они летели со скоростью около ста пятидесяти километров в час. Пилот, действительно, очень близко прижался к берегу - можно было разглядеть отдельные деревья и крупные камни на пляжах, так что, наверное, можно было бы увидеть и человека.
   Василий смотрел в правое окно, а штурман глядел больше вперед, поэтому именно штурман первым увидел самолет. Не заметить его было невозможно: ярко-белый изящный силуэт посреди серой воды, серых камней и черных деревьев. Самолет лежал носом на пляже, немного под углом к берегу. Хвост его и одно из крыльев были погружены в воду, а другое крыло беспомощно торчало вверх.
   Были заметны и еще какие-то неправильности, и лишь когда они подлетели ближе, Василий смог их разглядеть. Когда он понял, что именно он видит, он испугался, что сейчас обмочится.
   Носовая часть была оторвана и отброшена в сторону, но не при ударе. Было впечатление, будто кто-то огромный и очень сильный оторвал нос руками. И этот кто-то, желтый непропорционально сложенный гуманоид ростом около трех метров, стоял возле разрыва в фюзеляже и, аккуратно перебирая руками, вытаскивал из самолета что-то большое, длинное и черное.
   Ему помогали несколько людей нормального роста. Часть из этих людей была одета в серую или черную мешковатую одежду, похожую на обычные ватные телогрейки, но двое были в чем-то блестящем, как фольга, и довольно объемном (в скафандрах???).
   - Твою мать... - с растерянной и даже немного детской интонацией протянул штурман. - Это что ж такое...
   - Вот. - гордо сказал Василий, к тому моменту уже сумевший взять себя в руки. - Ради простых случаев мы непентес не используем.
   - Так что это???
   - Я сам хотел бы выяснить. - честно признался Василий. - Потому я и просил гидроплан.
   Мы можем где-нибудь неподалеку сесть? Садятся же самолеты на воду?
   - Сесть... Масса оффиса, сесть-то мы, может, сможем, но не взлетим. И нас трое, а их вон сколько... И эта штука... Давайте лучше доложим на базу... - жалобно проканючил штурман.
   Штурман не успел договорить, когда пилот закричал:
   - Слева по курсу!!!
   - Что слева? - не понял штурман.
   Василий поглядел туда, куда показывал пилот. В нескольких километрах слева и впереди в море болталась одинокая темно-серая рыбацкая шхуна. Но удивление пилота вызвала не она, а что-то происходящее под водой рядом с ней. Вода на поверхности кипела и бурлила, и Василию показалось, что он видит что-то гигантское и черное, поднимающееся из глубины. Судя по лицам экипажа и по нечленораздельным звукам, которые они издавали, они тоже видели это - а может быть и что-то другое, еще хуже.
   - Что это??? - прохрипел пилот, наконец-то восстановив дар речи.
   Василий хотел ответить, но у него перехватило горло. Он сглотнул и все-таки сказал:
   - Люди со звезд.
   - Масса оффиса, нужно ваше решение. - судя по интонации, эти слова стоили пилоту немалых душевных усилий.
   - Уходим. - не раздумывая сказал Василий.
   - Слушаюсь! - радостно отрапортовал пилот и рывком дернул рукоятки между сиденьями вперед.
   Двигатели взвыли, как при взлете, самолет рвануло вперед и вверх. Василий не удержался на ногах, и его отбросило к задней стене кабины, но никто из экипажа не обратил на это внимания.

***

   Луа-луа, как и надеялся Василий, решил сделать вид, что с непентесом ничего не произошло. Свидетельства пилотов оказалось достаточно, чтобы подключить к делу армию.
   Но возможностей быстро добраться до места действия не было и у военных. В Усть-Баргузин отправили целый батальон. Но тяжелая техника и даже джипы не могли преодолеть хребет Святого Носа. По плану, солдат должны были подвезти по перешейку к подножию горы, а дальше они должны были отправиться пешком, разворачивая по дороге лагеря. Обсуждалась идея мобилизовать деревенских в качестве носильщиков. Все это заняло бы больше двух суток.
   Удобнее всего было бы идти по воде, но своих плавсредств у армии на Байкале не было. А все сколько-нибудь крупные гражданские суда в порту Байкал и Иркутске уже были поставлены на зимнюю консервацию. И капитаны были не в восторге от мысли идти в море. Температура воздуха уже держались ниже нуля, все постоянно вспоминали про обледенение. К тому же, "Черскому" пришлось бы идти от устья Ангары до Святого Носа больше суток, а более быстроходные суда были неудобны для высадки десанта.
   В районе Малого Моря, у деревни Черноруд, начали разворачивать базу для вертолетов. По шоссе через Баяндай туда отправили заправщики, машины обслуживания, передвижной диспетчерский пункт. Но это и требовало больше суток.
   Военные предложили высадить десант с самолета. Василия назначили офицером связи. Вылетали они не из гражданского аэропорта, а с военного аэродрома в Белой, но специально сели в Иркутске, чтобы забрать Василия.
   Десантный самолет размерами и силуэтом был похож на "Кику", на котором Василий летал в первый раз. Наиболее заметным отличием снаружи была пятнистая камуфляжная окраска и голубые эмблемы, полушарие в лавровом венке. Внутри отличий было больше. Вместо пассажирского салона с рядами кресел, в десантном отсеке были два ряда скамей вдоль бортов и еще один парный ряд - посередине салона. И сзади отсек завершался не дверью в сортир, а опускающейся рампой.
   Как и в первом полете, Василий пошел в пилотскую кабину, провожаемый неприязненными взглядами десантников.
   Они полетели тем же маршрутом, по прямой, над Ушаковкой, Тажеранской степью и Ольхоном. Солнце уже клонилось к западу, и земля внизу выглядела как-то иначе. Краски были менее яркими, как будто в воздухе висело больше пыли. Но, как и утром, над Байкалом и Ольхоном висели облака.
   Когда впереди показался силуэт Святого Носа, пилот в левом кресле вдруг громко выругался. Приглядевшись, Василий понял причину: перед горами виднелась странная структура, какой-то холм или купол, поднимавшийся на сотни метров над ровной гладью облаков вокруг. Он блестел в прямых солнечных лучах и резко выделялся на фоне темных гор.
   Потом пилоты показали Василию еще одну причину для ругани: под основанием купола, в полукилометре от берега, радар показывал большой чечевицеобразный объект, лежащий на поверхности воды. Радар у военных был просто замечательный, на нем можно было разглядеть не только береговую линию и "летающую тарелку", но и обломки самолета на пляже. Василий даже пожалел, что поехал реквизировать гражданский самолет.
   Пилоты обсуждали идею вернуться, но Василий сумел их убедить, что, чем больше активности люди со звезд успеют развернуть, тем сложнее из будет штурмовать. Самолет стал снижаться, а десантникам приказали приготовиться. По метеоданным, нижний край облачности был слишком низко, так что решили выбрасываться над облаками.
   По мере приближения к куполу, становилось видно, что он похож на обычное кучевое облако, или, скорее, на пар над градирней ТЭЦ. Туман клубился и рассеивался ветром, как обычное атмосферное явление. Никаких твердых структур внутри не угадывалось, да и радар ничего не показывал.
   Что произошло потом, Василий не успел понять. Задребезжал зуммер, замигали красные лампы, кресло из-под него быстро поехало куда-то вниз, а горизонт за стеклом кабины - наоборот, вверх и вбок. Содержимое желудка Василия подступило к горлу так же резко, как уехало кресло, и вылетело из его рта мощной струей. А потом он ударился головой о потолок кабины, и настала темнота.
   Первое, что почувствовал Василий, когда пришел в себя - это сильный, наотмашь, удар ладонью по щеке. Он открыл глаза. Перед ним было перекошенное от злобы лицо летчика.
   - Сука бесштанная, ты почему не пристегнулся???
   Василий смог только промычать что-то невнятное. Пилот ударил его еще раз.
   Василий машинально схватился за кобуру, но пистолета в ней не было. Оглядевшись, он с ужасом понял, что буквально вся кабина - и стены, и ветровое стекло, и приборная доска, и мундиры экипажа, и даже их лица - забрызганы его блевотиной. Он почувствовал новый позыв, но сумел подавить его.
   - Что случилось? - наконец смог сказать он.
   - Твои со звезд, суки, ракетами пуляются. - побив Василия, летчик, видимо, выжег достаточно адреналина и немного успокоился. - Хорошо, командир у нас раньше на истребителе летал, чудом ушли. А тут ты еще вокруг порхаешь, засранец. Ты соображаешь вообще? Ты же только чудом нас всех не убил!
   Василий понял, что он пристегнут к креслу четырехточечным ремнем, а самолет летит на юго-запад, прижимаясь к самым облакам. Из переговоров пилотов между собой и с землей ему удалось понять, что пробиты крыльевые баки и нет давления в резервной гидросистеме, что в десантном отсеке есть раненые, и что командир обсуждает идею сесть на заброшенный аэродром в Хужире. Но потом все-таки решили тянуть до Иркутска.
   Уже перед заходом на посадку, Василий попросил отдать пистолет, обещая, что никому не расскажет, что случилось. Летчики посовещались и согласились, что иначе придется оформлять официальный арест. Хотя причина для этого и была, он ведь и правда мог всех убить. И вещдок, вмятина в потолке от головы, был достаточно убедительный. Но формальная межведомственная разборка никому не была ни нужна, ни интересна.
   Ракетный обстрел погрузил в задумчивость и военных, и контору. Военные отказались посылать вертолеты и решили дождаться, пока наземная разведгруппа, отправленная через хребет, сообщит что-то содержательное. Тем временем, в Усть-Баргузин начали перебрасывать элитный спецназ и батарею самоходных гаубиц, которые, по расчетам, могли бы стрелять через гору.
   Где-то в разговорах даже мелькали реплики про спецснаряды, но, вроде, только в качестве разговоров. По регламенту, для охранения батареи с такими снарядами полагался целый полк. Но его переброска по Баргузинскому тракту, размещение и снабжение было бы полной логистической катастрофой.
   "Черского" официально реквизировали и начали снимать с консервации. Параллельно его начали вооружать зенитным гатлингом и пулеметами, а на палубу стали укладывать кевларовые маты, которые должны были защитить от шрапнели.
   Десантный самолет, кроме радарных изображений, сообщения о ракете и образцов шрапнели, как оказалось, привез еще немного информации. Уходя от ракеты, самолет провалился под облака, и бортовой регистратор заснял лагерь инопланетян и окружающую обстановку на видео. Самолет вращался в падении, так что разборчивыми оказались всего несколько кадров. Сопоставив их с радарными изображениями, удалось узнать много нового, хотя и непонятного.
   Чечевицеобразного объекта на воде видно не было. Его полностью закрывал столб пара, похожий на то, как парит в морозные дни Ангара, вытекающая из-под плотины Иркутской ГЭС. Столб имел диаметр несколько сотен метров, и поднимался от поверхности озера к облакам, образуя над облаками тот самый купол, который привлек внимание пилотов.
   На берегу, рядом с обломками самолета, было видно что-то большое и черное, не отображающееся на радаре. Это что-то имело длину около сотни метров и по форме напоминало выброшенного на берег кита.
   Контора передала ролик с комментариями в головной офис протектората, в Урумчи. Потом устроили видеоконференцию, на которую пригласили эксперта из столичного университета. Эксперт бекал, мекал, и прочитал лекцию в стиле "есть ли жизнь на Марсе, это науке неизвестно".
   И правда, вся лекция свелась к тому, чего про корабль инопланетян не было известно. Или было известно, чем он не является.
   Конечно, плотность наблюдения за звездным небом сильно снизилась со времен Джихада. Но эксперт утверждал, что сохранившиеся обсерватории и астрономы-любители все-таки никак не смогли бы пропустить приближающийся к Солнечной Системе баззард. А после прохождения гелиопаузы его невозможно было бы не заметить невооруженным глазом.
   Из этого с необходимостью следовало, что корабль инопланетян основан на неизвестных физических принципах. Возможно даже использует сверхсветовое перемещение. Получалось, что люди со звезд не только сохранили доисходные технологии, но и далеко превзошли их. А значит, они могли обладать и совершенно неизвестными землянам боевыми возможностями.
   Впрочем, одну интересную гипотезу ученый все-таки высказал. Он предположил, что "летающая тарелка" - это вовсе не корабль инопланетян, а что-то, что было построено до Исхода и лежало в Байкале двести лет. Это объясняло, почему инопланетяне не вступили в контакт с земными правительствами, а сразу развернули секретную деятельность вдали от всех поселений. И объясняло даже то, почему деятельность заняла столько времени. Очевидно, что расконсервация объекта, пролежавшего под водой двести лет, не может быть простой и быстрой.
   И вот тут-то проснулся кто-то из дремавших луалуа головного офиса, и напомнил, что инопланетяне-то летели из Увэя. А всего два месяца назад недалеко от Увэя было странное дело, бандиты ограбили поезд и украли экскаваторы. Получалось, был еще один доисходный клад невдалеке от Увэя. Только не под водой, а под землей. Последнее как раз казалось логичным, провинция Ганьсу не славилась крупными водоемами.
   Из этих гипотез и фактов сформировалась и программа действий. Постановили прозвонить все агентурные контакты в самой банде Сунь У-Куна и среди его связей, провести воздушную разведку в Гун-Худуке и окрестностях, а также провести поиск в сохранившихся архивах обо всех секретных проектах, а особенно - о совместных российско-китайских. С инопланетянами же на Байкале предоставили разбираться военным.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"