Серебрянников Павел Иванович: другие произведения.

Синие паруса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наброски к космоопере ближнего прицела (то, что сейчас опубликовано под названием "Ловушка непентеса")


   - Командир, двухкилосекундная готовность!
   - Вижу. Экипаж, по местам к бою. Реактор на малый, охлаждение в бутылки.
   - Есть на малый, охлаждение в бутылки.
   - Что на радаре?
   - Расстояние тридцать мегаметров, относительная двадцать два и три, код транспондера 2000, вестальский гражданский свой-чужой, бортовой танго лима фокстрот двадцать восемь пятнадцать, "Морская лилия", порт приписки Лакримоза. По реестру, четырехмачтовый толкач, дедвейт пятьдесят три, парусность два миллиона, только синие, номинал плазма тридцать, пара нет. По транспондеру, ведет баржу с грузом углеродистой фракции гиперболической на Москву, брутто тридцать сотен, синие паруса, номинал на торможение.
   - Красавчик не соврал насчет коробки. Посмотрим, не соврал ли про начинку. Штурман, расчет импульса на перехват двухступенчатыми.
   - Перехват на какой тяге?
   - На плазме. Бутылки на нештат.
   - Расчет готов. Восемьсот секунд на форсаже, максимальное сближение мегаметр на относительной восемнадцать через полторы килосекунды. Если они начнут уклонение, мы их достанем.
   - Расчет вижу. Принято. Бортмеханик, реактор на номинал. План А: ускорение на плазме без парусов в радиомолчании, выпуск LPS и радары в боевой режим по моей команде, залп шрапнелью без предупреждения по парусам. Оставим их без парусов, выпустим свои, на номинале догоним и на номинале доедим. План Б: по обстановке. Батареи, приготовить LPS, потом готовим двухступенчатые шрапнельные на два залпа, дальше по обстановке. Экипаж, доложить готовность.
   - Штурман к бою готов.
   - Бортмеханик к бою готов, реактор на малом и раскочегаривается, кондеры сто.
   - Сисадмина к боя готова.
   - Второй пилот к бою готов.
   - Дальномерная к бою готова.
   - Жизнеобеспечение к бою готово.
   - Батареи левого борта к бою готовы, LPS загружен, двухступенчатые шрапнельные собираются.
   - Батареи правого борта к бою готовы, LPS, двухступенчатые шрапнельные собраны.
   - Хвостовая турель к бою готова.
   - Абордажная, дрожи мои шпангоуты, вы там заснули?
   - Никак нет, командир. Абордажная команда к бою готова.
   - Экипаж, пристегнуться по местам к нештатной тяге, закрыть гермошлемы. Стан, взять управление. Ленка, реактор после номинала сразу на форсаж.
   - Управление взял.
   - Поднять якоря!
   - Бвана, какая транспондера включай? Веселая Роджер?
   - Мпуди, я тебе покажу такого Роджера, ты под этим роджером будешь черный парус перекрашивать. Кисточкой. По всей площади. Мы капер Её Величества, открыто участвующий в объявленной Парламентом войне. Что якоря?
   - Якоря подняты.
   - Бвана, транспондера военный?
   - Мпуди, военный. Стан, отходи на маневровых. Маршевый на автомате по таймеру. Бортмеханик, доклады по давлению в бутылках. Штурман, обратный отсчет по таймеру.
  
   Капер Её Величества, трехмачтовый толкач, переоборудованный в ракетный фрегат "Оксана", плавно отделился от безымянного астероида, в тени которого прятался от радаров своей потенциальной жертвы. Первые несколько секунд можно было ожидать, что вахтенный "Лилии" их не заметит: маленькие астероиды имеют неправильную форму и при вращении часто неожиданно меняют радарную сигнатуру. Но, когда включился маршевый двигатель, навигационный компьютер толкача сам должен был подать сигнал о маневрирующем объекте в поле зрения радаров.
   "Лилия" не передала никаких запросов, ни код "свой-чужой", ни по голосовому каналу. Она просто выключила все свои радиопередатчики и перевела двигатели на форсаж, пытаясь уйти от перехвата. Фрегат, даже отягощенный пластиковыми цистернами с кометным веществом, многократно превосходил добычу по удельной тяговооруженности, поэтому ни капитана, ни команду этот маневр не обеспокоил. Второй пилот визуально откорректировал вектор тяги по факелу цели, а потом подоспели и точные данные от дальномерной и штурмана.
   Корабли сближались с выключенным радио. И охотник, и добыча прекрасно понимали, что происходит и чем это должно закончиться.
   Расчетные восемьсот секунд импульса уже прошли, но пилот фрегата не выключал маршевые: цель продолжала уклонение. Компьютер показывал, что скоро караван окажется в зоне досягаемости двухступенчатых ракет.
   - Батареи, открыть люки по обоим бортам! - Скомандовал капитан. - Действуем по плану А. LPS на двадцать секунд, потом сразу шрапнель, потом включаем всю иллюминацию. LPS по моей команде, шрапнель по готовности, и сразу заряжаем вторую порцию шрапнели, но её только по команде. На всякий случай, на четвертый залп подготовьте декои. Торговцы нынче, бывает, тоже с зубами оказываются.
   - Двадцать секунд до зоны поражения двухступенчатыми. - Доложил дальномер.
   - Давай отсчет.
   - ... Десять... восемь... шесть... пять, четыре, три, два, один, ноль, минус один, минус два, минус четыре...
   - Оба борта, огонь!
   Корабль вздрогнул. Паровые катапульты, выбрасывавшие ракеты из пусковых установок, сами по себе работали почти бесшумно, но на корпус передавались толчки демпферов, останавливавших крюки катапульт в конце разгона.
   - LPS выпущен! - Синхронно доложили канониры обоих бортов.
   Перезарядка катапульт была уже не такой бесшумной. С жужжанием заработали лебедки, возвращавшие крюки в стартовое положение. Потом заскрипели и защелкали сервомоторы манипуляторов, прицеплявших к крюкам следующую партию ракет. Капитан услышал, как манипуляторы с металлическим скрежетом встали на фиксаторы, и приготовился отдать команду, но канониры, как и было приказано, выпустили ракеты сами, по готовности.
   - Включить радары и LPS!
   Вспыхнули индикаторы на приборных досках, на тактическом и навигационном экранах зажглись дополнительные надписи и маркеры.
   Выпущенные первым залпом ракеты взорвали свои боеголовки, разбрасывая облака металлических шариков. Но эти шарики не были простой шрапнелью. Каждый шарик нес лазерные приемопередатчики, мгновенно включившиеся и связавшие облако шрапнели, фрегат и выпущенные им ракеты в единую сеть объектов с точно известными относительными координатами, локальную систему позиционирования. Лучи лазеров быстро нащупали караван с толкачом, и на обзорном экране появилось его детальное изображение.
   - Командир, они опускают паруса!
   - Пусть, нам же потом... Скрипи мои шпангоуты, это не толкач! Перезаряжай на декои, запуск по готовности! Стан, разворот по курсу и паровая тяга на форсаж! Попробуем разбежаться на встречных.
   Пока командир отдавал эти распоряжения, на обзорном экране было видно, как несостоявшаяся добыча выпустила свои ракеты. На одном только левом борту у нее было втрое больше ракетных установок, чем на всем фрегате, считая и кормовую турель.
   - Командир, они вызывают голосом по аналоговому!
   - Включай!
   - Игорь Селезнев, известный как капитан Дрейк? С вами говорит республиканский крейсер "Корморан". В соответствии с Парижской Морской Декларацией 1856 года, ваши действия по атаке гражданского судна в нейтральном пространстве считаются пиратским актом. Предлагаю вам лечь в дрейф и сдаться по хорошему. Прием.
   - А если по плохому?
   - А если по плохому, я имею указание командования живыми вас не брать. Для обеспечения чего у меня на борту имеются трехступенчатые ракеты с термоядерными боеголовками. Прием.
   - Нам нужно сто секунд на размышление.
   - Принято. Размышление без тяги. Время пошло.
   Капитан рывком бросил назад РУДы и нажал на гермошлеме переключатель, выключив внешнюю связь.
   - Мпуди, что скажешь?
   - Прошивка LPS'а ноябрьска.
   - Мпуди, ты думаешь я эти прошивки наизусть помню? Ты что-то можешь?
   - Моя.. моя моги. Три минута регламент, две минута сверх регламент. Сверх регламент моги повторяй.
   - Три минута чего?
   - Три минута сброс вся компьютера. Полная небоеспособность.
   - Сколько на подготовку?
   - Моги сейчас.
   - Принято. План Б. На пару вдоль курса, расходимся на встречных, веду я. Декои на тридцать процентов с активацией по расходу, я скажу бронебой, не обращать. Мпуди работает по моей команде. Через сто двадцать секунд после Мпуди, выпускаем повторно декои и LPS, и переходим на бутылки на удаление. Пока они проморгаются, идем на бутылках, дальше по обстановке. - Командир нажал на клавишу внешней связи. - Крейсер "Корморан", как слышите? Прием.
   - Слышим хорошо, ваше решение?
   - Наше решение еще побарахтаться. Машина, форсаж на пару! Оба борта, бронебойными огонь, подготовить перехватчики! Стан, управление!
   - Отдал!
   - Взял! - Командир щелкнул тумблером переключения на паровую тягу и бросил РУДы вперед. Перегретый пар из второго контура реактора вместо турбогенераторов пошел прямо в дюзы. - Мпуди, твой ход!
   - Моя ходи!
   Индикаторы радаров и сигналов LPS республиканского корабля на тактическом дисплее синхронно мигнули и погасли. На обзорном экране было видно, как маневровые двигатели крейсера вместо коротких импульсов вдруг включились на полную непрерывную тягу. Противник начал было разворачиваться, чтобы догнать убегающий фрегат, но его компьютеры вырубились в самый неподходящий момент, и корабль начал неуправляемо раскручиваться. Выпущенные "Кормораном" ракеты пошли по спиральным траекториям, как будто у них заклинило рули.
   Сервомоторы управления парусами, впрочем, продолжили работу. Тонкопленочные солнечные батареи, "синие паруса" крейсера, по прежнему скользили вдоль мачт, складываясь в гармошки. К моменту подлета шрапнельных боеголовок "Оксаны" они должны были уже почти полностью сложиться.
   - Мпуди, черт бородатый, ай да сукин сын! Ленка, бутылки готовы?
   - Должны быть.
   - Как я уберу тягу, сразу, без команды, раскупоривай. Хвостовая, попробуй пока снять его ракеты, не ровен час они проснутся. Мпуди, за двадцать секунд до двух минут дай обратный отсчет.
   - Полтора минута!
   - Мпуди, я сказал за двадцать! И вообще, когда ты научишься считать в секундах? Думаешь, кто-то умеет в уме твои дурацкие земные минуты пересчитывать?
   - Бвана, просто пересчитывай, умножай шестьдесят и всё. Шестьдесят хороший цифра, на все делись...
   - Отставить философию! За двадцать секунд, и не отвлекайся!
   - Моя слушай бвана...
   В пилотской кабине наступила тишина, нарушаемая только шумом вентиляторов наддува скафандров, приглушенным воем насосов циркуляции реактора и редкими хлопками рельсотронов хвостовой турели. Вражеский крейсер на обзорном экране продолжал беспомощно вращаться, слепой и неуправляемый. Шрапнельные ракеты фрегата подошли к нему и взорвались, как положено, но паруса были уже убраны, а бронированному корпусу шрапнель была не особо опасна. Потом в интеркоме снова послышался голос Мпуди:
   - Двадцать секунда. Во... шестнадцать... Двенадцать... Десять... Девять... Восемь... Семь... Шесть...
   - Береженого Финагл бережет. Экипаж, по местам к нештатной тяге. Радио полный пассив, LPS пассив, на запросы не отвечать. - Сказал командир, и плавно повел РУДы назад.
   Бортмеханик восприняла это как команду и нажала на кнопку на дополнительном пульте, установленном возле подлокотника её кресла. Раздался гулкий взрыв. Укрепленные на пироштифтах перемычки в горловинах баков взорвались, а пластиковые баки сработали как резонаторы, приглушив и одновременно усилив звук. Перегрузка четыре g вдавила экипаж в ложементы.
   Гигантские черные баки из армированного пластика, прикрепленные к бортам корабля вместо разгонных ступеней, содержали сотни тонн кометного вещества -- смеси водяного и сухого льдов, хондрул, пыли и всякого мелкого мусора. Теплообменники, подключенные к системе охлаждения реактора, нагрели эту смесь почти до двухсот градусов Цельсия, испарив весь сухой лед и расплавив воду. Паровая тяга заставила всю жидкую и твердую фракцию переместиться к горловинам баков, а углекислый газ вытеснила в носовые части. Сейчас, когда горловины баков были освобождены, давление газа стало выбрасывать воду и взвешенную в ней грязь.
   На Земле такие ракеты считаются детскими игрушками. Но дети редко накачивают баки своих ракет больше двух-трех атмосфер, поэтому и тяга получается небольшой, а потом пустая бутылка безуспешно борется с сопротивлением воздуха.
   В "бутылках", прикрепленных к бортам фрегата, давление составляло многие сотни атмосфер, так что они давали удельный импульс, которому могли бы позавидовать некоторые космические ракеты. Укрепленные на горловинах баков параболические сопла дополнительно увеличивали тягу, улавливая испаряющуюся в вакууме воду и передавая давление паров и брызг на корпус корабля.
   Радары фрегата были выключены, но датчики LPS удерживали контакт с крейсером и продолжали передавать его изображение. Пессимистическая оценка Мпуди не оправдалась. Через две минуты после кибератаки республиканец не смог включить радары и свой LPS, но его пилот смог переложить маневровые двигатели, возможно на прямом управлении. Крейсер к этому моменту успел уже так раскрутиться, что одно только восстановление ориентации должно было занять секунд пятьдесят.
   Командир приказал выпустить по крейсеру еще одну порцию шрапнельных ракет. На таком расстоянии и такой относительной скорости они уже были почти бесполезны, но их подлет мог отвлечь дальномерщиков и артиллеристов крейсера, когда они наконец-то восстановят контроль над компьютерами.
   - Командир, советую еще радарных подвесить. - Подал голос канонир левого борта.
   - Принято. Левым бортом, четыре радарные мины веером, на барражирование.
   Ускорение от гидропневматических ракет быстро падало. Масса воды уменьшалась, но уменьшалось и давление газа, причем не только за счет расширения, но и за счет его адиабатического охлаждения.
   - Командир, надо затыкаться. - Сказала бортмеханик. - Уровень подходит к нижним перепускным, может закрутить.
   - Затыкай. - Сказал командир.
   Бортмеханик нажала еще одну кнопку. Гидравлические клешни на горловинах баков пришли в движение, комкая пластиковые горловины и превращая их в сфинктеры, пережимавшие поток воды. Соединение было не таким герметичным, как переборка на пироштифтах, но основной поток прекратился, остались лишь тонкие струи, создававшие совсем небольшую тягу.
   - Предлагаю сбросить бутылки и уходить на плазме под синим парусом. - Сказала бортмеханик.
   - Мой план был подогреть бутылки и все-таки их доработать. - Возразил командир. - Дельта-вэ лишним не бывает, особенно в нашей диспозиции. А если закрутит, даже хорошо, еще след запутаем.
   - Там дельта-вэ метров на двадцать осталось. Если подогреете, максимум сорок можно выжать. Больше разговоров. А дорабатывать рискованно.
   - Уходить на плазме от ядерных ракет ещё более рискованно. А на пар у нас, как я понимаю, воды маловато. Кстати, можно выкачать воду из бутылок? У нас же есть дегазатор?
   - Дегазатор есть, нету достаточно мощного опреснителя. А кометная пыль содержит много растворимых минералов. Там сейчас довольно крепкий рассол, а не вода.
   - В ядро реактора рассол нельзя, я в курсе. А на плазменную тягу ведь он пойдет?
   - Угу. Только потом испарители на замену, да и бак с трубами промывать придется.
   - Ну вот я и предлагаю выкачать сколько можно на неприкосновенный запас. Скажем... - Командир вывел на дисплей диаграмму заполнения баков с рабочим телом. - Смотри, выкачать остаток из четвертого бака, и залить туда этого рассола. Даст Финагл, не понадобится. А понадобится, так и испарители по такому случаю сменить не жалко будет.
   Ровно через сто восемьдесят секунд, как и обещал Мпуди "по регламенту", на экранах вспыхнули индикаторы радаров и транспондера свой-чужой. "Корморан" восстановил контроль над своей системой управления, но включил только радары ближнего обзора. "Оксана" уже ушла на достаточное расстояние, чтобы без парусов эти радары её почти не видели; к тому же, она была закрыта облаком выброшенных из бутылок пыли и замерзших водяных капель. Да и выпущенные активные источники помех должны были изрядно ухудшать обзор.
   - Мпуди, можешь повторить?
   - Моги попробуй. Ихний админа не много-много умный, но регламента знай.
   - Оценка?
   - Двадцать к восемьдесят. Наша демаскируй.
   - Принято. Отставить повторить. Лен, так что решаем с бутылками? Я предлагаю выкачать что можно в четвертый бак, а остаток подогреть и доработать.
   - Я свое сказала. Ваше решение.
   - Включай перекачку и подогрев, реактор на средний. Предлагаю общее обсуждение.
   - Красавчик крыса. - Сказал штурман.
   - Не обязательно сам крыса, но трубы прочистить ему не помешает. - Согласился командир. - Но я предлагал обсуждать не это, а нашу диспозицию. Сейчас у нас тактическое преимущество. Мы его видим, он нас нет. Макс, что про него в реестре написано?
   - Крейсер военно-космических сил Вестальской Республики "Корморан", типа "Альбатрос", построен на Москве в двадцать третьем году, первоначально под ограничения Церерской конвенции. После выхода Весты из конвенции был оснащен четвертой мачтой, дополнительной ракетной палубой и МГД-пароперегревателями, реактор форсирован до двух гигаватт тепловой. Дедвейт полторы килотонны, боезапас пятьсот условных ракет, кевларово-полиэтиленовая броня, основная капсула три метра, турели и ракетные палубы четыреста миллиметров. Номинал на плазме триста, на пару две килотонны. Наши бронебойные капсулу возьмут только при сближении не менее восьми в секунду. Ракетную дуэль с ним мы не выдержим ни при какой дистанции и скорости, ни по залпу, ни по боезапасу. Да еще если у него правда есть ядерные...
   - А они у него есть? - Спросил хвостовой стрелок.
   - Ты правда хочешь это выяснить? Так вот, дуэль мы не выдержим, а уйти на плазме можем легко. У нас номинал на плазме полтораста, и при этом мы вчетверо легче.
   - А на пару?
   - На пару у него дельта-вэ не хватит даже чтобы развернуться за нами. - Продолжил дальномерщик. - А пока он разворачивается на плазме, мы будем уже давно тю-тю. Я предлагаю поднять синие паруса и в наглую уходить в сторону Бригитты. Туда они даже с ядерными ракетами не сунутся.
   - Десантура, вы что скажете?
   - Штат на вестальских крейсерах два взвода пехоты, плюс команда. Я, конечно, понимаю, крейсер с ядерными ракетами - приз соблазнительный, но сил у нас маловато. Если бы был вопрос жизни и смерти, можно было бы рыпнуться, а просто ради приза - ...
   - Принято. Какие еще мысли? Нет мыслей? Тогда я скажу. Смотрите, чем они сейчас занимаются. Если бы у них была задача нас взять, они бы дали тягу в нашу сторону. Они ведь нас не видят, но примерное направление представляют довольно точно. И знают, что запас дельта-вэ на пару у нас недостаточный, поэтому быстро мы никуда не денемся. Потом они включили бы мазерный радар на сканирование. А чем они занимаются?
   - Стреляй наша LPS. - Сказал Мпуди.
   - О! То есть у них нет задачи поймать нас. У них задача отогнать нас. И они стараются это сделать, по возможности, без шума. Вывод?
   - Красавчик не соврал, и караван с грузом где-то поблизости?
   - Именно. Они, скорее всего, идут параллельным курсом на небольшой дистанции в радиомолчании. Когда мы тут нашумели со своими хлопушками, они должны были убрать паруса и выключить тягу. И сейчас где-то тут же у нас под боком висят и ждут, пока мы уберемся.
   - Вы предлагаете их взять?
   - Нет, конечно. Я бизнесмен, а не самоубийца. Взять их на виду у крейсера мы не сможем. Я предлагаю просто потрепать им нервы. Если я прав, "Корморан" нас преследовать не сможет, они не могут далеко уйти от каравана. Да и убежать от них мы всегда успеем. Макс прав, на пару у них не хватит дельта-вэ, а на плазме мы шустрее. Я предлагаю лечь в дрейф и смотреть, что они будут делать. Можно поискать караван пассивными сенсорами, но с нашим оборудованием я на это не особо рассчитываю.
   - Мы удаляемся от "Корморана" со скоростью двадцать километров в секунду, наша первая порция LPS - cо скоростью около восемнадцати. - Сказал штурман. - Мы потеряем с ними LPS-контакт меньше чем через килосекунду, и они это знают. Я не думаю, что они будут сильно нервничать. Но если мы не уйдем, они поймут, что мы что-то заподозрили. Нам это нужно?
   - Наверное, нет. Принято. Предлагаю: после окончания перекачки рассола, сбрасываем бутылки, включаем транспондер, выпускаем синие паруса и уходим на номинале в сторону Бригитты. Если крейсер отреагирует, действуем по обстановке. Батареям зарядить LPS и декои пополам, приготовить перехватчики. Реактор переводим на холостой.
   - Командир, я бы на бизань поставила черный парус. Реактор совсем глушить опасно, вдруг они все-таки начнут преследование.
   - Принимается. На бизань черный, на фок и грот синие. Когда будет ясно, что преследования нет, бизань перетягиваем тоже на синие. Штурман, оптимальный по времени курс на Бригитту под синим парусом. Гермошлемы открыть, не отстегиваться до команды. Но каков наглец, а? Идет в нейтральном космосе под гражданским транспондером, а потом меня пиратом называет!

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"