Середа Елена: другие произведения.

Танцовщица Лили

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


   Старик в старомодном костюме и потертом цилиндре постучал в дверь викторианского особняка. Спустя некоторое время дверь открылась, и дворецкий, окинув пожилого мужчину подозрительным взглядом, поинтересовался его именем.
   - Питер Дан, - ответил он.
   - Проходите, пожалуйста, мистер Дан, - слуга распахнул дверь. - Мистер Чжоу давно ждет вас.
   Он медленно, уважая возраст опирающегося на палку гостя, повел его наверх по лестнице, в кабинет хозяина. Старик, еле поспевающий за дворецким, без удивления проходил мимо множества необычных статуэток, вееров и прочих разномастных безделушек, гордо выставленных на полках и вывешенных на стенах. Эдвард Чжоу, помимо своей успешной предпринимательской деятельности, славился коллекцией фарфора, унаследованной от деда, а родственные связи в Китае позволяли ему наполнять дом разнообразной экзотикой.
   Сам Чжоу оказался молодым мужчиной вполне европейского вида, чье иностранное происхождение, кроме фамилии, выдавали лишь маленький рост и слегка раскосые глаза. Он прихлебывал чай со свойственной его годам торопливостью и хмурился, поглядывая на огромные напольные часы. Его лицо прояснилось, как только в комнату вошел гость. Аккуратно отставив чашку, Чжоу с энтузиазмом вскочил и протянул ему ладонь для рукопожатия.
   - Мистер Дан! Я вас уже заждался. Присаживайтесь, пожалуйста, - он указал на кожаное кресло, рядом с которым стоял столик с фарфоровым сервизом. - Может быть, вы хотите чаю?
   - Нет, спасибо, - ответил Дан, проигнорировав упрек. Молодежь никогда не бывает справедлива к старикам, а уж о вежливости в новые, смутные времена и вспоминать не стоит. С кряхтением опустившись на мягкое сиденье, он тем не менее внимательно присмотрелся к украшенному голубыми цветами чайничку, который испускал тонкий аромат зеленого чая. - Искусная роспись. Работа вашего дяди?
   - Да, это так, - кивнул Чжоу, устраиваясь напротив гостя и закидывая ногу на ногу. - Похоже, молва права - вы действительно разбираетесь в фарфоре. Смею предположить, что по этой причине вы и решили меня навестить? Мы с вами незнакомы, и, честно говоря, получив просьбу о встрече, я был в недоумении, потому что вы явно не из тех, кто интересуется торговлей или заводами. Однако вынужден заметить, что мое собрание далеко не столь впечатляющее, да и вообще оно не столько мое, сколько деда Ляна. Оно давно не пополнялось, потому что последние годы дедушка жил в безвестности и нищете, - мужчина хитро прищурился. - Что же могло вас, признанного знатока фарфоровых древностей, заинтересовать в коллекции, которую много лет никто не видел?
   Старик вздохнул и переложил трость, которую так и не выпустил, в другую ладонь. Чжоу невольно обратил внимание на то, с каким напряжением он ее стискивает.
   - Прежде чем мы приступим к делам, мне бы хотелось рассказать вам историю о танцовщице Лили, - начал он, и его взгляд устремился вдаль, куда-то далеко в прошлое. - Она была прекрасной молодой девушкой, а танцевала - как богиня. За воздушность движений и разлетающееся разноцветное платье ее прозвали "бабочкой". Ее волосы были черными как ночь, руки - изящными, как ветви ивы, а темные глаза вселяли в мужчин беспокойство, от которого нельзя было избавиться никогда в жизни. Посмотреть на нее собиралось множество мужчин, наслышанных о красоте и очаровании юной красавицы, и у Лили никогда не было отбоя от поклонников, хотя она всегда оставалась верна своему мужу. Но однажды ее выступление увидел богатый владелец посудной лавки. Он приехал из другой страны, о его причудах толковал весь город, и поговаривали, что этот торговец на самом деле колдун, - Дан сделал паузу и посмотрел на собеседника. - Его звали Чжоу Лян.
   Чжоу вскинул бровь, но промолчал, и старик продолжил. В его голосе появилась хрипотца, словно воспоминания о былом будили в нем неприятные эмоции.
   - Китаец с первого взгляда влюбился в хрупкую и подвижную Лили, которая чем-то напомнила ему оставшихся на родине кареглазых прелестниц. Он пригласил ее к себе, соблазнив подарками и присовокупив к ним заклинание, и девушка, впервые не удержавшись, согласилась. В тот же вечер она пришла танцевать к Ляну. Его лавка, полная чудесных вещей, поразила воображение Лили, и она первым делом бросилась разглядывать чужеземные диковинки. Но вдруг с Бабочкой случилось что-то необыкновенное - из ее всегда ловких и аккуратных пальцев неожиданно выскользнула ваза, которой исполнилось ни много ни мало тысяча лет... Лян ужасно рассердился. Это было его главное сокровище, которое теперь превратилось в осколки. Колдун задумал наказать гостью, но вот беда - ему хотелось, чтобы она танцевала для него вечно! Тогда он наложил на нее заклятье и превратил в чашу с изображениями женщины по бокам. Если покрутить чашу, то кажется, что красавица оживает и взмахивает своими юбками в непрекращающемся фарфоровом танце. Это изделие стало новой жемчужиной коллекции Ляна и самой драгоценной, потому что в нем была заключена живая человеческая душа. С тех пор каждую ночь колдун запирался в своей комнате, чтобы посмотреть, как танцует несчастная девушка. Освободить ее можно лишь одним способом - разбить чашку. Лишь тогда Лили найдет долгожданный покой.
   Старик затих, устремив взгляд вниз. По его испещренной бороздами лет щеке стекла слеза, но он этого не заметил. Чжоу, на протяжении рассказа мрачневший все сильнее, но не решавшийся перебить гостя, наконец-то заговорил.
   - О, теперь я понимаю, что вы хотите сказать, мистер Дан, - язвительно заметил он, перекладывая одну ногу на другую и сцепляя руки на коленях. - Ведь создателем знаменитого набора посуды "Танцовщица" был как раз мой дед, якобы вдохновленный одной англичанкой... Но позвольте поправить вас. Я отлично знаю легенду о Лили, однако в моей семье ее рассказывали несколько иначе. Лили действительно была потрясающе красива и собирала десятки, если не сотни поклонников. Она сводила мужчин с ума своей гибкой талией, упругой грудью и стройными ногами. Но шли годы, румяные щеки Бабочки больше не были прелестно припухлыми, у глаз появились морщинки, а движения стали терять стремительность и плавность. Скоро Лили обнаружила, что число ее поклонников сокращается и все меньше людей приходит на ее выступления - публику перетягивали танцовщицы помоложе. Больше никакие ухищрения не помогали Лили вернуть любовь толпы, и даже ее собственный муж стал заглядываться на других женщин. Лили поняла, что стареет. Справиться с возрастом надежды нет, можно только смириться, но она не желала этого делать. В тот год в город приехал чужак - китайский торговец, который открыл посудную лавку. Про него болтали разное, главным образом то, что он колдун или вообще демон. А все потому, что Чжоу Лян отличался от местных жителей цветом кожи, - печально усмехнулся Эдвард. - Но Лили поверила слухам. Колдун и тем более демон просто обязаны были знать секрет вечной молодости, а значит, Лян мог исполнить мечту Бабочки.
   Хозяин повернулся к столику и отпил глоток чая. Прежде чем поставить чашку обратно, он провел пальцами по ее изгибу так, словно ласкал возлюбленную.
   - Лили тайно пришла в лавку Чжоу и очаровала его, станцевав перед ним полный страсти танец. Обезумевший от любви Лян просил ее танцевать еще и еще, но Бабочка потребовала за это награду - непреходящую молодость. Увы, выполнить это можно было только одним известным Ляну способом - запечатлеть Лили на фарфоровой чаше и вместе с ликом перенести в изделие душу Бабочки. Тогда влюбившийся колдун навсегда сохранил бы Лили рядом с собой, а она танцевала бы вечно.
   Эдвард помолчал, глядя в окно.
   - Девушка заколебалась. Она теряла всех своих поклонников и приобретала всего одного - зато преклоняющегося перед ней и ее красотой до скончания веков. Но разве не этого она хотела? И Лили решила, что это достойный обмен. Она бросилась в объятия колдуна, моля его о том, чтобы он подарил ей вечные молодость и любовь. Ляну оставалось лишь взмахнуть волшебной кистью - и перед ним стояла фарфоровая чаша с изображением прекраснейшей девушки, которую только видели стены его лавки. С тех пор любовники никогда не расставались...
   Чжоу закончил рассказ насмешливым тоном, но ухмылка исчезла с его лица, когда он взглянул на сгорбившегося старика. Его морщины углубились, уголки бледных губ опустились вниз, а кустистые брови скорбно сошлись у переносицы. Слышать такой пересказ легенды ему было по-настоящему больно, и хозяин смягчился.
   - Впрочем, это дело давнее, и никому не известно, как все произошло на самом деле и куда делась Лили. Ведь она была вашей женой? - осторожно предположил он.
   - Да, - вздохнул Дан. - Правда в том, что Лили исчезла одновременно с Ляном. Бегство вашего деда было очень поспешным, хотя он приложил множество усилий, чтобы открыть лавку в нашем городе. Поэтому ни у кого не осталось сомнений, что жена ушла от меня к китайцу. А скоро он стал продавать изделия с изображением женщины, очень похожей на мою Лили. Сервиз "Танцовщица", как вы должны знать, был невероятно популярен в определенных кругах... - старик поморщился.
   Чжоу понимающе кивнул. На предметах этого набора была нарисована полуобнаженная чаровница в разных танцевальных позах, временами весьма откровенных. Особенно охотно сервиз заказывали у Ляна заведения, подобные нашумевшему парижскому "Мулен Руж". Кому же понравится, что у его жены такая "слава"?
   - Я никогда не верил, что она изменила мне, - прошептал старик. - Она была не такой, совсем не такой... Колдун должен был что-то сделать с ней, чтобы она бросила меня, не попрощавшись. Я пытался разыскать его, но опаздывал всего на шаг - китаец растворялся за день до того, как я успевал доехать до места, где он останавливался. А потом он и вовсе пропал.
   - У него были проблемы с законом, - неохотно признался Чжоу. - У деда не хватало денег, чтобы вернуться домой, в Китай, и ему пришлось жить в каком-то захолустье под вымышленным именем. Я и сам толком не знаю о его последних годах - из соображений предосторожности он не писал родственникам.
   - Что-то такое я подозревал, - покачал головой Дан, - но объехать всю страну и заглядывать в лицо каждому человеку я не мог. Единственное, что мне оставалось, - это преследовать работы Ляна. Я потратил много лет на то, чтобы стереть грязь с имени жены и снять с нее оковы колдуна. Что я только не делал, чтобы найти все предметы из набора, разбить их и освободить душу Лили... Теперь, спустя шестьдесят лет, всего один предмет еще не побывал у меня в руках, - старик умоляюще подался вперед. - Это первая чаша, созданная вашим дедом и хранившаяся в его коллекции. Пожалуйста, если она у вас, разрешите мне разбить ее. У меня мало денег, но я отдам вам все, что у меня есть. Смерть уже стоит у меня за спиной, и мне хотелось бы думать, что, умерев, я хотя бы на том свете смогу встретиться с моей милой, ненаглядной Лили...
   Поджав губы, Эдвард внимательно посмотрел на Дана. Прийти к Чжоу, рассказать ему историю, очерняющую его предка, и после этого потребовать уничтожения одной из перешедших ему по наследству вещей - чистейшей воды безумие. К тому же работы Чжоу Ляна все еще высоко ценились, и чашу, даже без остальных предметов сервиза, можно было продать какому-нибудь коллекционеру за крупную сумму, наверняка большую, чем способен предложить Дан. Да что там деньги - в первую очередь чаша была памятью о почившем деде и его мастерстве. Чжоу цокнул языком. Неужели Дан правда думал, что ему позволят разбить драгоценную чашу?
   Однако его история растрогала Эдварда. Миновало больше полувека, а этот старик, с великим трудом сохраняющий гордую осанку и грозящий развалиться с минуты на минуту, продолжал искать свою жену. Он пытался ей помочь, даже когда всякая надежда на ее возвращение была потеряна. Если в молодости им двигала ненависть к мужчине, который украл у него жену, то теперь, несомненно, он желал только освобождения души Лили. Чжоу потер лоб и вздохнул.
   - Ладно, считайте, что вы уговорили меня. Мне не нужны ваши деньги, я отдам вам чашу просто так. Но вы сами увидите, что в этом нет никакого смысла.
   Он встал и прошествовал мимо изумленного Дана к объемистому сундуку в углу комнаты. Подняв обитую медью крышку, Чжоу долго рылся в нем и достал слегка помятую коробку из плотного картона.
   - Вы правы в том, что первое изделие из знаменитого набора "Танцовщица" стало любимым у деда. Но он не ставил эту "жемчужину" на полку и не любовался на нее, как делают некоторые коллекционеры. Дед считал, что посуда создана для того, чтобы ей пользоваться, поэтому он не выпускал чашу из рук, и если что-то пил, то исключительно из нее. Я думаю, вы сами знаете, что происходит с вещами, которыми часто пользуются, - Чжоу состроил извиняющуюся гримасу. - И естественно, что дед часто ронял свою любимую чашку.
   Он протянул коробку Дану. Старик с удивлением заглянул в нее и охнул. Внутри лежала та самая, первая чаша, созданная Ляном. Она была высокой, довольно крупной и без ручки. Сбоку на синем фоне, воздев руки, изгибалась черноволосая красавица со жгучим взглядом. Ее бордовое платье паутинкой покрывала сеть трещин, сверху был отбит кусочек яркого орнамента, а в некоторых местах из стыков осколков, пузырясь, вылезал клей.
   - Ее разбили до меня, - потрясенно произнес Дан.
   - Не раз, - подтвердил Чжоу. - Наверное, дед сам случайно смахивал ее со стола, а потом склеивал, потому что жалел расставаться с привычной вещью. Сомневаюсь, что здесь была чья-то душа, но если и была, то она уже давно свободна. Ну так как, - он немного наклонился, чтобы посмотреть в лицо гостю, - себя-то вы теперь чувствуете свободным?
   - Я... - растерянно начал старик, но не закончил. Вместо этого он покрутил чашу, и женщина сделала оборот вокруг себя, весело подмигнув державшему ее в руках мужчине. Наконец отпустив трость, Дан выпрямился. Напряжение ушло из его тела, и даже морщины как будто немного разгладились, придав внешности старика странную мягкость. - Да, пожалуй, впервые с тех пор, как исчезла Лили, я чувствую себя свободным.
   Чжоу улыбнулся ему.
   - Это превосходно. Надеюсь, больше вы не будете уничтожать работы моего деда? - беззлобно спросил он.
   - Нет, конечно, - по-юношески задорно рассмеялся Дан. - Если честно, я уже сомневаюсь, виноват ли он в том, что меня бросила жена. Женщина на чашке не слишком похожа на Лили, а ведь именно это изделие послужило образцом для всех остальных. Спасибо вам, Эдвард, - сказал старик, и его тон изменился. - Теперь я могу доживать оставшиеся дни спокойно и ждать встречи с моей Лили.
   - Не за что, - Чжоу с демонстративным равнодушием пожал плечами, хотя ему было приятно слышать такие слова. - А я рад, что мы разрешили это недоразумение и что вы перестали быть врагом моему деду, пусть и через столько лет после его смерти.
   После этого они с Даном обменялись крепким рукопожатием и попрощались. Отослав дворецкого, Чжоу лично проводил гостя вниз и подал ему забытую палку, от которой старик шутливо отказался. До самого последнего момента Эдвард хранил гостеприимную улыбку, а его прищуренные узкие глаза излучали искреннее радушие.
   Однако стоило двери за Даном закрыться, как выражение лица Чжоу стало жестким.
   - Господин, - вынырнувший из-за угла дворецкий низко склонился перед хозяином, - вам принести еще чаю?
   - Нет. Пожалуй, наступило время для вина, - задумчиво ответил Чжоу.
   Он направился обратно на второй этаж, и с каждым шагом его черты неуловимо менялись: разрез глаз удлинился, скулы стали уже и острее, а торопливость Эдварда исчезла, уступив место церемонности немолодого человека. Когда Чжоу вернулся в комнату, в нем ничего не осталось от того нетерпеливого предпринимателя, который принимал Питера Дана.
   - Спасибо, значит? Ну, может, ему и есть за что меня благодарить, - пробормотал он, сбрасывая неудобный костюм и надевая шелковый китайский халат. Вышитые на ткани птицы затрепетали и, казалось, были готовы сорваться и улететь в небо.
   Переодевшись, Чжоу приблизился к одному из многочисленных сундучков и нажал на потайную пружинку. Вынув совершенно целую чашу насыщенного синего цвета, он поставил ее перед собой и улыбнулся изображенной на ней женщине, чье платье разметалось в неистовой пляске подобно крыльям бабочки.
   - Ну что, прекрасная Лили, - прошептал Чжоу, нежно прикоснувшись к фарфору, - станцуешь для меня снова?
   Женщина озорно улыбнулась и дернула плечом, всколыхнув бесстыдно обнаженную грудь. А затем чаша сама собой закружилась, и Лили принялась танцевать.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Винтер "Постфинем: Жатва"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru ��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаМалышка. Варвара ФедченкоПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья ВеснаОфсайд. Часть 2. Алекс ДВерь только мне. Елена Рейн
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"