Сергеев Сергей Кузьмич: другие произведения.

Северское Приморье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как его заселяли. И про "Зелёный Клин".

   Кроме широкоизвестных Черниговки и Чугуевки, на карте Приморья имеются Волчанец, Новолитовск, Могилёвка, Нежинка, Новонежино, Прилуки, Суражевка, Хороль, Переяславка, Екатеринославка, Полтавка, Синельниково 1-е и 2-е, Кролевцы, Курское, Орловка, Сальское, Донское, Новороссия, Вяземское, Оренбургское, Барано-Оренбургское, Невское, Зеленодольское, Свиягино, Казанское, Красный Кут, Цуканово, Славянка, Астраханка, Синий Гай, Лазо, Дунай, и Тавричанка.
  По этим названиям населённых пунктов - легко определяются родные места первопоселенцев.
   История заселения Приамурья и Приморья настолько интересна и своеобразна, что давно назрела необходимость проследить основные этапы этого процесса.
   Интерес к истории Приамурья в Российской империи значительно возрос с начала XIX в., когда на повестку дня был выдвинут вопрос о возвращении России этого края, насильственно отторгнутого от нее в конце XVII в. маньчжурской Цинской империей.
   На Дальний Восток в это время посылались специальные экспедиции, которые занимались изучением производительных сил края, в архивах поднимались старинные материалы второй половины XVII в., специальные комиссии изучали историю Приамурья и узнавали, что оно вовсе не было безнадежно утрачено Россией и что имелись законные основания для пересмотра невыгодного для России и навязанного ей силой Нерчинского договора 1689 г. выяснилось, что:
  а) обширная территория к востоку от р.Зеи до бассейна р.Уды оставалась не размежеванной "до иного благополучного времени";
  б) маньчжуры при заключении Нерчинского трактата дали обязательство не заселять отошедшую к ним территорию по верхнему и частично среднему течению Амура и в основном выполнили его;
  в) обширные земли Приморья фактически не принадлежали Китаю;
  г) русско-китайской границы в общепринятом смысле на Дальнем Востоке не существовало.
   Именно эти обстоятельства позволили России в соответствии с русско-китайскими Айгуньским и Пекинским договорами 1858-1860 гг. провести территориальное размежевание на Дальнем Востоке, вернуть Приамурье и получить пустынное, но богатое Приморье. Начиная с 50-х гг, XIX в. в России появляются статьи и монографические исследования, посвященные амурскому вопросу, однако демографические аспекты темы привлекали внимание немногих авторов.
   Ещё в 1859 г. журнал "Русское слово" опубликовал интересную статью Д. И. Романова, в которой излагалась история русско-китайских отношений с 1636 г. до подписания Айгуньского договора 1858 г. и освещался ход заселения Приамурья русскими переселенцами во второй половине XVII в. Основываясь на архивных данных, автор впервые определил здесь примерную численность русского земледельческого населения и основные поселения, в которых оно размещалось до Нерчинского договора 1689 г.
   Вот что пишет к.и.н. Ю. Н. Осипов, с.н.с. ИИАЭ народов ДВ ДВО РАН:
   Заселение и хозяйственное освоение Приморья началось в 1859 году, после заключения с Китаем Айгуньского договора. Первыми переселенцами были военные и казаки. На территории региона сначала возникают военные посты на берегу озера Ханка (Турий Рог, 1859) и в бухте Св. Ольги (1859) и в 1860 году - Владивосток, Новгородский, Новокиевский, затем почти одновременно появляются казачьи поселки на реке Уссури - Верхне-Михайловский, Графский, Ильинский и Княжеский (1859). Российское крестьянство сыграло важную роль в дальнейшей колонизации дальневосточных окраин страны. "Только - то расширение территории русского государства, - по утверждению царского чиновника главного переселенческого управления Г.Чиркина, - оказывалось прочным, при котором за воином шел пахарь, за линией укреплений вырастала линия русских деревень". Отмена крепостного права в России открыла эпоху массового переселения из европейской части страны в Сибирь и на Дальний Восток. В 1861 г. правительство встало на путь поощрения заселения Амурской и Приморской областей Восточной Сибири: 26 марта 1861 г. они были объявлены открытыми для заселения "крестьянами, не имеющими земли, и предприимчивыми людьми всех сословий, желающими переселиться за свой счет". Согласно утвержденным правилам, всем поселявшимся в Амурской и Приморской областях отводились свободные участки казенной земли во временное пользование или в полную собственность. Желающим селиться целым обществом, которое должно состоять не менее чем из 15 семейств, отводился сплошной участок земли не более 100 десятин (109,25 га) на каждое семейство в бесплатное пользование на 20 лет. Переселенцы могли дополнительно приобретать землю в собственность по цене 3 рубля за 1 десятину. Указ Сената от 27 апреля 1861 г. предоставил переселенцам значительные льготы: все переселявшиеся на Дальний Восток за собственный счет освобождались от отбывания рекрутской повинности в течение 10 наборов. Кроме того, они навсегда освобождались от уплаты подушной подати и лишь по истечении двадцатилетнего срока (со дня издания указа) должны были уплачивать поземельный налог. С небольшими изменениями указанные правила сохранились до начала XX века. В переселенческом движении на Дальний Восток в пореформенный период можно выделить три этапа: 1861-1881 гг.; 1882-1891 и 1892-1900 гг. По основным средствам передвижения крестьян-переселенцев условно можно выделить три периода: сухопутный (1861-1881 гг.), морской (1882-1901 гг.) и железнодорожный (1902-1917 гг.).
   В 1861 г. в Приморье возникло первое крестьянское поселение Фудин (Ветка). В 1862 г. ходоки от селений, расположенных по нижнему течению Амура, нашли удобные для земледелия места по течению р. Белинхе близ пограничного поста Турий Рог и в 1863 г. основали селение Воронежское, вскоре слившегося с Турьим Рогом и носящее сегодня имя последнего. В 1864 г. основаны селения Владимиро-Александровское и Пермское, в 1865 г. - Шкотово. Большинство из этих населенных пунктов были основаны крестьянами (915 чел.), прибывшими сюда с низовьев Амура. В 1866 г., когда правительством были утверждены "Особые правила" для переселенцев в Южно-Уссурийский край, на основании которых им предоставлялись дополнительные льготы (денежная ссуда по 100 рублей на семью, солдатский паек до нового урожая и полная свобода в выборе мест для поселения), сюда двинулись крестьяне из Амурской области. С 1866 по 1869 г. в край прибыли 1573 чел., в том числе 1371 чел. (87, 1%) - из Амурской области. Ими были основаны в 1866 г. селения: Астраханка, Никольское, Раздольное, Троицкое и др. В 1870 г. в край прибыла партия староверов из Якутии (353 чел.).
  на первом этапе переселенческого движения происходил процесс формирования сельского населения в Приморье, который осуществлялся в основном за счет казачьего и крестьянского сословий. Из 6222 переселенцев, прибывших в Приморье, преобладали крестьяне - 59, 4% и казаки - 38,8%.
   К концу 60-х гг. 19в. закончился первый период в заселении Дальнего Востока. В 70-х гг. приток новых переселенцев сюда практически прекратился и вновь возобновился лишь в 1883 г.
   Закон от 1 июня 1882 г. "О казеннокоштном переселении в Южно-Уссурийский край", согласно которому из европейской России ежегодно должны были переселяться морем за счет казны 250 крестьянских семей, был важным государственным актом в переселенческой политике правительства. Именно с этого времени начинается второй этап крестьянской колонизации в регион. В октябре 1882 г. во Владивостоке учреждено Южно-Уссурийское переселенческое управление во главе с Ф.Ф. Буссе, которое должно было осуществлять прием и обустройство переселенцев в местах нового водворения. По предложению генерал губернатора Восточной Сибири Д.Г. Анучина в 1883 г. из Одессы во Владивосток была направлена на пароходах Добровольного флота "Россия" и "Петербург" первая партия переселенцев за казенный счет (255 семей в составе 1579 чел. обоего пола). Всего за три года в Южно-Уссурийский край за счет государства было перевезено 4688 чел. (затрачено более 1 млн руб.). Одновременно с казеннокоштным переселением стало широко рекламироваться так называемое своекоштное переселение, т.е. за свой счет с предоставлением льгот по новому месту жительства.
   Для желающих отправиться на Дальний Восток был установлен залог 600 руб. - минимальная сумма для полного обзаведения на новом месте и прокормления семьи до нового урожая. По закону от 18 апреля 1886 г. на своекоштное переселение в Южно-Уссурийский край было ассигновано 128 тыс. руб., из них 120 тыс. приходилось на ссуды переселенцам, размер которых первоначально не превышал 600 руб., а впоследствии систематически уменьшался. Такой способ переселения крестьян в Приморье был признан целесообразным и дал наибольший приток переселенцев. С 1884 по 1891 гг. в край на собственный счет прибыло 1597 семей (9753 чел. обоего пола). Образование населенных пунктов шло двумя путями: первый - через создание временных поселений (заимок, выселков) и второй - образование новых деревень переселенцами. Так, на месте основанного в 1874 г. крестьянами молоканами из с. Астраханки выселка Жариково в 1883 г. возникло крестьянское селение православных крестьян из Черниговской губернии под тем же названием. Своекоштными переселенцами на юге Приморья в этот период было основано 54 деревни. Прочность заселения поселений зависела от почвенных, климатических и географических условий местности. Всего с 1883 по 1901 гг. в Южно-Уссурийский край по морю перевезено 55 208 чел., в том числе 7029 чел. (12,7%)
  казеннокоштных.
   Наряду с морским переселением крестьяне продолжали прибывать в Приморскую область сухопутным путем. Всего ими было основано 145 селений. Значительный прилив переселенцев в Приморье совпал с началом строительства уссурийской ветки Транссибирской магистрали. В 1900 г. открылось движение по Забайкальской железной дороге, и переселенцы могли доехать теперь до Сретенска, оттуда направлялись далее на пароходах и частично на плотах по Шилке и Амуру.Всего с 1892 по 1900 г. в Приморье прибыло 48 361 чел. В Приморской области крестьянские поселения располагались в долинах рек Ольги и Аввакумовки, на западном берегу оз. Ханка, в нижнем течении р. Сучана, в устье р. Цимухэ, в низовьях р. Монгугай, а также по рекам Даубихэ, Суйфун и Уссури. Всех переселившихся на Дальний Восток с 1861 по 1900 гг. включительно крестьян по количеству надельной земли именовали "стодесятинниками", а по времени поселения в крае - "старожилами". Таким образом, на первом этапе колонизации края сформировалась первая группа переселенцев - "старожилов - стодесятинников". Особенность этого этапа состояла в том, что основным контингентом в переселенческом потоке являлось крестьянство, роль которого с каждым годом возрастала. Именно в это сорокалетие, с 1861 по 1900 гг., образовался значительный зажиточный слой сельского населения Дальнего Востока - крестьяне-старожилы. Всего за это время переселилось в Приморье 69 927 чел. Из них на долю крестьян приходилось 60 263 чел. (86, 2 %), казаков - 7831 чел. (11, 2 %), неземледельческого населения - 1832 (2,6 %). Обратное движение переселенцев в крае в этот период не превышало 2% прямого движения. Таким образом, сельское население региона формировалось за счет двух основных групп переселенцев - крестьян и казаков, давших 97, 4% прибывшего населения (68 095 чел.). Ими было основано 43 казачьих станиц и поселков и 165 крестьянских селений.
   В 1891 г. военный пост Хабаровка получил статус города и в 1893 г. был переименован в город Хабаровск; Владивосток был возведен в степень города в 1876 г. и только с 1888 г. вошел в состав Приморской области и сделался ее губернским центром. Наконец, в 1896 г. город Софийск был переименован в селение Софийское, а Софийский округ - в Хабаровский в тех же границах. В том же году был создан Приморский горный округ. В 1898 г. центр Южно-Уссурийского округа - село Никольское - преобразуется в город Никольск-Уссурийский.
   В 1883-1905 гг. Амурская и Приморская области заселялись и осваивались преимущественно за счет переселения крестьян и частично (с 1895 г.) казаков с территории Европейской России. Число выходцев из Сибири резко снижается. В 1850-1882 гг. в Амурскую и Приморскую области прибыло 63 633 чел. об. п. (35 676 - в Амурскую и 27 957 чел. об. п. - в Приморскую), причем на долю сибиряков приходилось 39 481 чел. об. п., или 62,04% общего числа переселенцев (в Амурской - 27 588 чел., или 77,33%, а в Приморской - 11893 чел., или 42,54%).
   С 1882 по 1905 г. в Амурскую и Приморскую области прибыло уже 166 384 чел. об. п. (67 650 чел. об. п.-B Амурскую и 98 734 - в Приморскую), однако на долю переселенцев из Сибири пришлось всего 3803 чел. об. п., или 2,28% всех новоселов (в Амурской области 2933 чел. об. п., или 4,34%, а в Приморской - 870 чел. об. п., или 0,88%).
   Огромную роль в освоении Приморского края сыграла Транссибирская железнодорожная магистраль. Строительство ее Уссурийского участка началось в 1891 и закончилось в 1897 году. С его созданием край получил прямую связь с европейскими районами России. В 1903 г. была открыта Китайская Восточная железная дорога, которая соединила Приморскую область с Сибирью и Европейской Россией сплошным рельсовым путем, что не могло не отразиться на положении Приморья.
   С 1901 г. начинается очередной период заселения Приморья крестьянами - новоселами. 22 июня 1900 г. были утверждены новые "Временные правила для образования переселенческих участков в Амурской и Приморской областях", по которым все крестьяне, водворившиеся в Приамурье и Приморье после 1 января 1901 г. наделялись вместо 100-десятинного надела 15 десятинами удобной земли на душу мужского пола. Тем самым была проведена грань между "старожилами-стодесятинниками" и переселенцами - "новоселами". Так, с 1901 по 1905 гг. включительно в Приморье переселилось 27 728 крестьян, 1649 казаков, 1357 прочих.
   Крестьянами было основано 52 селения. В годы столыпинской аграрной реформы в 1906 - 1913 гг. в регион переселилось 153 684 человека, в том числе крестьян - 137 333 (89,4%), ими было основано 246 селений. В годы первой мировой войны (1914-1917 гг.) в Приморье переселилось 16 674 чел., в том числе 14 566 крестьян (87,4%), которыми было основано 14 селений. Таким образом, в Приморье с 1901 по 1917 гг. переселилось 179 627 крестьян-новоселов, которыми было основано 312 селений. Всего с 1861 по 1917 гг. в Приморье прибыло 239 880 крестьян, которыми было основано 477 селений. В 1917 г. в Приморье насчитывалось 53 078 хозяйств, в которых проживало 307 332 чел
   Несмотря на расширяющуюся с каждым годом площадь посевов, Дальний Восток так и не смог обеспечить себя своим хлебом, и его приходилось завозить. Интендантство, например, хотя и пыталось поддержать новоселов, однако все же ежегодно закупало много хлеба в Маньчжурии. Золотопромышленники также широко пользовались этим рынком. В период с 1903 по 1905 г. они ежегодно вывозили оттуда от 400 до 500 тыс. пудов зерна. Кроме того, на территорию Дальнего Востока в размолотом виде ввозилось значительное количество хлеба из Европейской России и даже Америки.
   При таком несоответствии спроса и предложения цены на хлеб в крае держались очень высокие. Однако крестьянство Дальнего Востока было далеко от благоденствия. По имеющимся статистическим данным, в 1900-1903 гг. в Амурской области себестоимость пшеницы колебалась от 71 до 80 коп., а в Уссурийском крае - от 65 до 75 коп. за пуд. В то же время цены на пшеницу (период войны 1904-1905 гг., когда цена на хлеб подымалась до 2 руб. 25 коп. за пуд, мы исключаем) колебались в среднем от 44,7 до 48,9 коп. за пуд.
   Как же выглядела этнографическая карта Приморья 100 лет тому назад? Об этом можно судить по местным песням, завезённым с родины, с юго-запада Российской империи:
  В Василя пана вумная жана,
  Бог яму дал вумнаю жану, что в яго дому.
  Закупила яна ще три города,
  Бог яму дал вумнаю жану, что в яго дому.
  В первом городя да все мужики,
  Бог яму дал вумнаю жану, что в яго дому.
  В другом городи да все казаки,
  Бог яму дал вумнаю жану, что в яго дому.
  В трятим городу, да все панова,
  Бог яму дал вумнаю жану, что в яго дому.
  [Фетисова, 2002].
   В тексте песни - нет ни малейшего "дзеканья". Стало быть, это - северский язык. А вот - ещё:
  "Да в Кролевце у сяле, у сяле лели-лели, у сяле, у ся...
  Да стоит церковь на горе, лели - лели, на горе, на го...
  А на церковке крещичак. лели - лели, крещичак, крещи...
  А на крещику - ластовка, лели - лели, ластовка, ласто...
  Яна сидить высоко, лели - лели, высоко, высо...
  Яна бача далеко, лели - лели, далеко, дале...
  Да что в Суражевке деется, лели - лели, деется, дее..."
  и т.д.
  (Фетисова Л.Е. Фольклорный быт села Суражевка...)
   Юго-западные губернии Российской империи не были однородны ни в национальном, ни в этнокультурном отношении. Традиционные обычаи и обряды левобережных малорусов отличались от господствовавших западнее Днепра, а быт и культура жителей черниговского полесья были иными, чем у обитателей степной части Слободской УкрАйны. Немалая часть населения северных уездов Черниговской губернии считали себя северцами. Поскольку, скажем, Суражевка заселялась почти исключительно выходцами именно из этих пограничных районов, то северское население здесь с самого начала значительно преобладало над малорусским
   К примеру, единственным почти чисто малорусским поселением на территории Артема было в те годы село Кневичи, где в 1911 году числилось малорусами 96,3 % населявших его семей. Воловьи упряжки, бывшие не так давно визитной карточкой типичного малоруса, к концу описываемого периода почти полностью ушли в прошлое, заменённые менее сильными, но более умными и подвижными лошадьми. По понятным причинам этнического характера, дольше всего они задержались в хозяйствах кневичан.
   Довольно прочными и консервативными оказались традиции национальной кухни, определяя собой выбор тех или иных посевных культур. Так, у кневичан, предпочитавших, как истинные малорусы, есть за обедом пшеничный хлеб и галушки, на полях наливались золотом в основном зерна пшеницы, а у их соседей суражевцев или кролевчан, колосилась, как правило, неприхотливая рожь. В остальном вкусы в общем-то совпадали. Важным продуктом для приготовления боршу, в отличие от великорусских капустных щей, служили бураки, то есть свекла. Что же касается сала и кровяной колбасы, то великорусы того времени их в пищу вообще не употребляли. Только для жарки они использовали топленое (смалец) сало, а есть кровь среди них считалось большим грехом.
   Сегодня приоткрывается завеса над еще одной приморской тайной: согласно данным из архивов приморского УФСБ, в 1930-х годах на территории Маньчжурии, захваченной Японией, группа украинских националистов - немногочисленная, но весьма крикливая - планировала захватить часть Дальнего Востока. Захватить Приморье и превратить его в автономию - украинское государство под названием "Зеленый Клин". О том, что это был не бред воспалённого мозга, говорят документальные свидетельства - газеты, журналы и даже карты. Смешно смотреть на карту Приморья, испещрённую знакомыми с детства названиями в украинской транскрипции: "Шмакiвка", "Спаськ", "Посiєт", "Шкотове". Кажется, что это розыгрыш. Однако в 1936-1945 годах радикальные украинские националисты во главе с предводителем Юрием Роем действительно докладывали своим японским содержателям о том, что создание Зеленого Клина - вопрос практически уже решённый.
   Сегодня целесообразно задать вопрос: представлял ли реальную опасность Юрий Рой? Как говорят сегодня сотрудники архивного отдела УФСБ Приморья, материализоваться в украинское государство или украинскую автономию, Зеленый Клин не мог по двум причинам. Первая - японцы, оторвав Приморье (если бы такое, не дай бог, произошло), не отдали бы его ни украинцам, ни корейцам, которым тоже обещали эти земли. Вторая причина - у Роя не было социальной базы: большинство украинцев оказалось эмигрантами по классовому признаку, а не по национальному. Что же касается приморских малорусов, так они и вовсе о планах Роя ничего не знали. Так что пролезть в Приморье Рой мог только на штыках квантунской армии, которая после Хасана и Халхин-Гола не спешила нападать на СССР. Показателен и тот факт, что после 1945 года Рой, как и его соратники, хотя и оказались под судом, не были расстреляны, а получили по 10 лет лагерей. В 1937-м расстреливали и за меньшее. Можно, конечно, списать это на милость победителей, но скорее всего - слишком смешно и жалко выглядели "зеленоклинщики".
   Что же произошло с северцами Приморья? А то же, что и везде в России - они по-прежнему вымирают. Однако, судя по тому, что северские песни записаны совсем недавно, северский язык в Приморье ещё не исчез.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"