Сергеев Сергей Сергеевич: другие произведения.

Десять ночей под восточным небом. Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовный экшн. По моим впечатлениям от недавней поездки в Египет.


  Глава 1.

- Скорый поезд номер сорок четыре "Свердловск - 
Санкт-Петербург" прибывает на второй путь главного 
направления. - Сиплым, простуженным голосом сказала 
диктор.
  Михаил, высокий, крупный мужчина с длинными, 
вьющимися черными волосами, собранными сзади в 
хвост, прямым, чуть великоватым носом, голубыми 
глазами, задвинув ногой дальше, под скамью, свою 
дорожную сумку, взглянул на часы, вздохнул: "До моего 
поезда еще два часа", сделал еще глоток отвратительного 
кофе, который продавали в буфете вокзала станции 
Пермь II, который, несмотря на отвратительный вкус, все 
же был горячим и неплохо согревал, еще раз взглянул на 
часы и скучающим взглядом огляделся.
  Зал ожидания, наполовину полный, жил своей жизнью. 
Кто-то, сладко похрапывая, спал и видел свои, только 
ему известные сны, кто-то что-то жевал, глядя на 
разноцветные полосы телевизора. Все ждали и, 
равнодушно прослушав объявление, продолжали свои 
немудреные занятия. Ждал и он. Осталось два часа. 
Курить уже не хотелось. И даже сон, несмотря на то, что 
предыдущую ночь Михаил провел в душном вагоне 
поезда, и на то, что часы уже показывали три часа ночи, 
не шел.
  Он допил остывший уже кофе, с сомнением поглядел 
на чебурек, так и не тронутый им, решительно подхватил 
сумку и вышел не перрон. Первые снежинки неуверенно, 
с опаской опускались на землю. Их полет, начинающийся 
где-то под облаками, заканчивался на мокром, грязном, 
заплеванном асфальте железнодорожного перрона.
  Михаил подставил ладонь и поймал несколько 
снежинок, словно желая их спасти от такой 
бессмысленной и некрасивой смерти. Но и на его ладони 
снежинки таяли, умирали.
  На улице было тихо. Пермь спала.
  
  - Миша, а ты не хотел бы съездить со мной куда-
нибудь? - Спросила однажды его Наташа, когда они 
прогуливались по вечерней Перми, после ужина в 
ресторане.
  - С удовольствием. Ты же знаешь, с тобой хоть на край 
света, - прижал Наташу к себе он, поцеловал ее глазки и 
взял за руку. Михаил ответил, улыбаясь, шуткой, но 
глаза Наташи были серьезны и задумчивы. 
  - Таточка, ты серьезно? Ты хочешь съездить куда-то со 
мной? - Михаил остановился и внимательно поглядел в 
глаза своей спутницы. Но ведь...
  - Да, Миша, а что в этом такого? Я очень хочу съездить 
куда-нибудь отдохнуть. Но ехать одной мне совсем не 
хочется. С подругами тоже не хочется ехать. Слушать 
сплетни, женские разговоры. Я так от всего этого устала 
за этот год. Я хочу отдохнуть, увидеть какую-нибудь 
экзотическую страну, хочу увидеть море, позагорать на 
солнышке и понежиться на теплом мягком песке. Что 
удивительного в том, что я хочу, чтоб рядом со мной был 
мой верный друг, преданный товарищ и интересный 
человек, то есть ты? А ты что, против?
  - Нет, конечно же, нет, но это... довольно неожиданное 
предложение для меня. Причем именно сейчас. Пару лет 
назад, ты знаешь, я об этом думал и предлагал тебе, но 
тогда ты отказалась. Я думал...
  - То было пару лет назад, - улыбнулась Наташа, - тогда 
мы с тобой были совсем другими...
  
  - Начинается посадка на пригородный поезд "Пермь II 
- Шаля". Посадка производится на первом пути 
Горнозаводского направления. - Прервала его 
воспоминания диктор. - Уважаемые пассажиры, в 
комнате отдыха, которая находится на втором этаже...
  Михаил курил, прогуливаясь вокруг здания вокзала. До 
сих пор не верилось, что это правда. Что совсем скоро он 
с Наташей сядет в поезд и поедет в Москву. Последний 
год отношения с Наташей стали совсем непонятными. 
Ему казалось, что она его больше не любит, что она 
совсем остыла к нему. А его любовь к ней, напротив, 
крепла с каждым днем. Ему хотелось быть с ней рядом 
все время. Хотелось видеть, слышать ее, хотелось 
прикасаться к ней, быть ей хоть чем-то полезным. 
Наташа говорила о дружбе, о нежности, но слово 
"люблю" рядом с его именем она, с определенного 
времени, ставить перестала  на все его попытки 
сблизиться вежливо, но решительно отвечала отказом. А 
теперь сама предложила ему поехать вместе отдохнуть. 
Вдвоем. Что это? Она его все-таки любит? Или это 
действительно просто желание отдохнуть, а он ей нужен 
просто для компании, как верный и надежный друг и 
защитник?
  Мобильный телефон Михаила тренькнул. Михаил 
достал его из кармана, взглянул на высветившееся имя на 
его дисплее: "Таточка".
  - Доброе утро, Таточка. Как спалось? - Михаил 
улыбнулся, услышав сонный голос любимой, и 
представил как она, кутаясь в одеяло, прижав к уху 
телефон, накручивает на палец прядь волос.
  - Доброе, Миша. Спала просто замечательно. Ты 
сейчас где?
  - Я на вокзале уже. Жду тебя.
  - Так рано? Но ведь до поезда еще почти час. - 
Удивилась она.
  - Так получилось. Я выехал пораньше. Мне же ехать 
немного дальше, чем тебе, а опаздывать не хотелось. 
Никогда бы себе не простил, если бы опоздал. - 
Помолчав, добавил он.
  - Ты слишком к себе категоричен, Миша. Надо проще 
относиться к жизни и верить, что все будет хорошо.
  - Я верю. Я знаю, что все будет хорошо. А моя 
категоричность... Ты же знаешь, что меня она не раз 
выручала уже.
  - Да. Я помню. Ты мне рассказывал. Ну ладно, сладкий 
мой, я сейчас умоюсь, приведу себя в порядок и приеду. 
Встретишь меня?
  - Конечно, встречу. Ты на такси приедешь? - Михаил 
взглянул на часы над центральным входом вокзала. - Во 
сколько примерно?
  - Через полчасика. Нет, не на такси. Меня брат отвезет. 
Сумки тяжелые, поможет их нести.
  - Хорошо. Я тебя целую, солнце мое. - Михаил 
аккуратно закрыл крышечку своей Моторолы, потянулся, 
раскинул руки и закричал: - Спасибо тебе, Господи! Я 
счастлив!
  БОМЖ, который что-то пытался найти в урне, недалеко 
от Михаила, испуганно отпрянул, уронив найденную 
бутылку и громко выругался, проклиная Михаила. А тот 
лишь улыбнулся и сбежал вниз, по лестнице.
  
  Прошел час. Посадку на поезд давно объявили, а 
Наташи до сих пор не было. Она не отвечала на звонки и 
Михаил не находил себе места, пытаясь дозвониться хоть 
кому-то из знакомых, кто мог хоть что-то знать о том, где 
сейчас находилась Наташа. Большинство телефонов 
просто не отвечало. Те, кто отвечал на нетерпеливые 
звонки, сперва долго не могли понять, чего, собственно, 
он добивается, видимо так и не проснувшись, а потом 
извинялись, что помочь ничем не могут. Чужой город, в 
котором он практически никого не знал, не хотел 
отдавать ему Наташу. Михаил растерялся. Такого он 
даже не мог представить.
  Михаил расстроено поглядел вслед уходящему поезду, 
который увозил его несбывшуюся мечту.
  "Наташа, поезд ушел. Я так тебя и не дождался. 
Позвони мне, как только сможешь, я очень волнуюсь." - 
Михаил отправил СМС любимой, дождался, когда 
телефон подтвердит доставку сообщения, подхватил 
сумку и, не зная куда пойти, задумчиво и неторопясь 
побрел в сторону автобусной остановки. Первым 
подошел автобус 1т. Ни секунды не сомневаясь, он 
вошел в него, сел на свободное место и, задумавшись,  
глядя в окно, на пробегающий мимо окон город, уснул.
  - Молодой человек, вы уже трижды проезжаете 
конечную остановку, - расталкивала его, пытаясь 
разбудить, женщина - кондуктор. - Вы где выйти 
хотели?
  - Не знаю... - Михаил поднялся и пошел в сторону 
открытых дверей автобуса.
  - Вроде не пьяный... - удивленно сказала вслед 
выходящему Михаилу кондуктор.
  - Ветер, словно дожидавшийся его, со злостью и 
азартом накинулся, стараясь залезть поглубже под его 
одежду, словно наскучавшись в одиночестве на 
пустынной улице. Он гонял по улице какие-то жестянки, 
шуршал пакетами, швырял клочья бумаг, пытаясь 
привлечь внимание Михаила к нему. Но мысли Михаила 
были далеко отсюда и ни на ветер, ни на начинающийся 
мокрый снег он не обращал внимания.
  - Позвони! Позвони же! Ну, куда ты пропала?!
  Словно услышав его просьбу, телефон ожил. Он издал 
торопливую трель и в ожидании замер. Михаил 
аккуратно поставил сумку, медленно вытащил из 
кармана телефон, поглядел на его мониторчик. Телефон 
высветил ту самую комбинацию букв, которую он ждал. 
Михаил нажал кнопочку обратного вызова.
  - Миша, солнце мое... Я опоздала...
  - Что случилось, Таточка? У тебя все в порядке?
  - Да. У меня все в порядке, но я... Я опоздала... - 
Наташа всхлипнула, а потом и расплакалась.
  - Не плачь, солнце, и не расстраивайся. Если у тебя все 
в порядке, то нет причин для слез, правда?
  - Я так хотела поехать... И ты тоже, знаю, очень хотел 
поехать. А я... Я говорила ему, чтоб он не гнал. Мы же 
успевали... а он... - Всхлипывая, сквозь слезы объясняла 
Наташа.
  - Так, Наташа. Успокойся и объясни мне, что все-таки 
произошло.
  - Мы выезжали на проспект, машину занесло и ударило 
об столб. Я хотела...
  - С вами все в порядке? Почему ты сразу не сказала, 
что попали в аварию, почему не позвонила мне сразу, как 
это случилось?
  - Я растерялась. Все так неожиданно произошло и 
быстро. Андрей ударился об дверь головой, я хотела 
поймать машину, чтоб отвезти его в больницу, но машин 
не было, а скорая все не ехала... Потом приехала скорая 
и милиция...
  - Наташа, ты где сейчас? Я еду к тебе! - Михаил не на 
шутку разволновался.
  - Мы с Андреем едем домой. Минут через пятнадцать 
уже приедем.
  - Дождись меня. Никуда не уходи. Я... - Михаил 
огляделся по сторонам, пытаясь сообразить, в каком он 
находится месте. - В общем, через полчасика приеду. 
Дождешься?
  - Да.
  
  Михаил, нежно и крепко прижимая к себе Наташу, 
сидел на диване. Он целовал ее заплаканные глазки и 
шептал на ушко слова утешения. Гладил ее волосы.
  - Ну, ангел мой, успокойся. Все ведь закончилось 
хорошо. Самое главное, что вы оба живы. И ничего 
серьезного с вами не случилось. Машина - всего лишь 
железо. Мы все отремонтируем, и ваша машина будет 
как новая. - Он поцеловал ее руки, прижал их к своему 
сердцу. - Верь мне, что все будет хорошо.
  - Я верю тебе. - Улыбнулась Наташа. - Только... Я так 
хотела поехать. А самолет вылетает через ... - Она снова 
всхлипнула. - Завтра утром, и мы не успеваем уже...
  - Наташа, солнце мое, сладкая моя девочка, если чего-
то пожелать по-настоящему, любое желание обязательно 
сбудется. Ты, правда, хочешь поехать? - Михаил 
улыбнулся.
  Наташа кивнула и нерешительно улыбнулась.
  - Я тоже этого хочу. Тогда, извини, я на пять минут 
тебя оставлю. Мне нужно сделать пару телефонных 
звонков. А ты, если тебе не очень трудно, сделай чаю. Я 
проголодался и замерз.
  - Хорошо. - Наташа встала, проходя мимо зеркала, 
глянула на себя. - Ужас какой... - Пробормотала она, 
увидев свое отражение и выбежала из комнаты.
  - Жизнь продолжается. - Восхищенным и нежным 
взглядом проводил ее Михаил, нажал кнопку на 
мобильном телефоне, дождался ответа и сказал: "Привет, 
Макс. Помощь нужна".
  
  Вспыхнувшее табло "Не курить. Пристегнуть ремни" 
предвещало скорую посадку. Стюардесса попросила 
откинуть столики и поднять спинки кресел. Наташа 
спала, утомленная ожиданием, переживаниями, 
перелетом из Перми в Екатеринбург на военном 
самолете, долгим полетом в Москву, который то и дело 
откладывался из-за метеоусловий. Ее реснички 
подрагивали, а губы улыбались. Значит, ей снятся 
приятные сны.
  Михаил аккуратно, чтоб не разбудить Наташу, 
застегнул на ней ремень. Она пошевелилась, устраиваясь 
поудобнее, наклонила голову ему на плечо.
  - Мишенька... Мой... Солнышко мое...
  Как нечасто он слышал такие слова. Особенно 
последний год. Волна нежности захлестнула его и 
подняла выше, чем летел самолет. Ему стало так тепло и 
так хорошо, что захотелось, чтоб этот момент не 
заканчивался никогда. Он замер, боясь пошевелиться. 
Боялся, что Наташа проснется и отодвинется от него. Его 
соседка справа, пожилая женщина, заметив, с какой 
нежностью он глядит на свою спутницу, улыбнулась и 
тихонько спросила:
  - Вы недавно поженились?
  - Нет, - отрицательно качнул головой Михаил.
  - С такой нежностью, к сожалению, глядят на молодую 
жену. Только первый год - два. Потом все становится 
более обыденно и привычно.
  - Мы не женаты, - глядя на нее, грустно улыбаясь, чуть 
слышно, ответил ей Михаил.
  - Тогда все понятно. Она Ваша невеста, да?
  - Нет. - Снова качнул головой он. - И, мне кажется, ею 
она не будет никогда.
  - Не может быть. Уж поверьте мне, я в людях 
разбираюсь, - немного помолчав и внимательно поглядев 
на него, сказала ему соседка. - Она Вас любит.
  - Любит. Но женой моей быть не хочет.
  - Мне кажется, она лукавит. Может быть ей просто 
хочется как можно дольше продлить это счастливое 
время ухаживаний и нежности. Ожидания счастья и 
светлой любви?
  Михаил не ответил. Он не знал, что ответить этой 
славной и внимательной женщине. Он сам порой 
сомневался в том, что Наташа, действительно не хочет 
быть его женой. Хотя порой она об этом говорила 
абсолютно уверенно.
  Самолет тряхнуло и затрясло. По его салону прошелся 
ропот. Наташа открыла глаза, поглядела на Михаила. Тот 
улыбнулся ей, взял ее руку в свою, поцеловал, поправил 
прядь волос и сказал:
  - Все хорошо. Мы уже почти прилетели. Что тебе 
снилось?
  - Я не помню. - Она выпрямилась, села, поглядела в 
иллюминатор. - Мне снилась зима, но было тепло. Что-
то такое красивое, но что именно, я не помню. Я очень 
редко помню свои сны. Порой мне очень жаль, что не 
могу вспомнить, что видела. Особенно, когда сны 
приятные. Я бы очень хотела научиться запоминать свои 
сны. - Она повернулась к нему. - А ты помнишь свои 
сны?
  - Да. Я помню свои сны и, зачастую, бывает так, что я 
помню, что мне снилось в мельчайших деталях. 
Особенно, когда мне снятся кошмары. Или война.
  - Тебе все еще снится война?
  - Да. Бывает. И такие сны я помню всегда.
  Самолет заложил крутой вираж, словно пилот хотел 
показать пассажирам красоту, которая открывалась под 
ними: лазурное море с небольшими, цвета светлой охры 
островками, вокруг которых, оставляя за собой короткие, 
белые полосы волн, еле заметно плыли белоснежные 
яхты. Побережье, до этого покрытое ровными, 
песчаными пляжами, сменило свою окраску с песчаного 
цвета на изумрудно-зеленую, с квадратами голубых 
бассейнов, яркими цветочными пятнами и крышами 
отелей. По прямым, словно по линейке нарисованным 
дорогам светло-серого цвета, спешили по своим, только 
им известным делам, маленькие автомобильчики.
  - Как красиво, - ахнув, протянула Наташа. - Миш, 
погляди, как красиво.
  -  Очень красиво, просто волшебно, - заворожено 
ответил он, глядя, как в лучах солнца, отливая золотом, 
светятся волосы любимой.
  - Ты не туда глядишь, - шутливо надув губки, сказала 
Наташа, заметив его взгляд. Ты погляди вниз. Как там 
красиво.
  - Наташа, я видел это не один раз. А вот то, что я вижу 
сейчас, меня действительно завораживает.
  Наташа счастливо засмеялась, наклонилась к нему и 
поцеловала нежно его в губы. Михаил на минуту замер, а 
когда пришел в себя, заметил, как, улыбнувшись, его 
пожилая соседка покачала головой, словно говоря: "Я 
никогда не ошибаюсь в людях. Я же говорила, что она 
тебя любит".
  
  - Наш самолет совершил посадку в аэропорту города 
***. Уважаемые пассажиры, убедительная просьба не 
покидать своих мест до полной остановки самолета. 
Температура наружного воздуха плюс двадцать восемь 
градусов. Экипаж самолета желает вам приятного отдыха 
и прощается с вами. Надеемся, что ваш полет был 
приятным. Спасибо. - Попрощался командир экипажа с 
пассажирами, которые нетерпеливо заглядывали в 
иллюминаторы, пытаясь разглядеть что-то и отчаянно 
завидовали тем счастливцам, которым, по их мнению, 
повезло больше, и они оказались рядом с 
иллюминатором. Которые могли видеть все, что 
позволяло небольшое оконце самолета.
  - Ну вот мы и приехали. Я же говорил тебе, что если 
чего-то захотеть по-настоящему, желаемое обязательно 
сбудется.
  - Я знаю это, Миша. Я очень хотела поехать и верила, 
что у нас с тобой это получится. Миша, только вот я не 
понимаю, как тебе так быстро удалось все это 
организовать. Это, наверно, стоило просто бешеных 
денег. Мы ведь в Екатеринбург летели одни в целом 
самолете.
  - Нет, милая. Мне это не стоило ничего. У меня есть 
друг. Замечательный человек, который с радостью и 
готовностью откликнулся на мою просьбу о помощи. Его 
зовут Максимом и он работает в Кольцово на довольно 
высокой должности. Если хочешь, я обязательно тебя с 
ним познакомлю. Он, кстати, очень интересовался, с кем 
это я поехал, почему мне нужно именно два места. Я ведь 
не говорил ему, что еду отдыхать не один.
  - Передай ему от меня мою благодарность и дружеский 
поцелуй, если, конечно, тебя это не затруднит. Хорошо, 
когда есть такие друзья, которые готовы прийти на 
помощь, когда это нужно.
  Самолет остановился.
  
  Яркое южное солнце на мгновение ослепило Михаила, 
когда он вышел из самолета и ступил на трап. 
Пассажиры, несколько удивленно, словно не веря тому, 
что Египет их встречает теплом и солнцем, или просто не 
желая расставаться со своими куртками, одетые так, как 
оделись еще в Москве, с восторгом оглядывались вокруг. 
Насколько хватало взгляда, везде был песок. Голубое, 
совсем не похожее на серое московское небо, которое 
они видели несколько часов назад, небо Египта, совсем 
по-летнему обещало им тепло и ласковое солнце.
  - Миша, - потянула его за рукав Наташа, - а помнишь, 
по какому трапу мы поднимались в этот самолет? - 
Погляди.
  Михаил поглядел под ноги. Действительно, когда они 
поднимались в самолет, трап был заснеженным и 
обледеневшим. Михаил даже поскользнулся и едва не 
упал. А сейчас под ногами были чистые, сухие ступени. 
Это казалось сказкой. За несколько часов из зимы, 
вьюжной и холодной, оказаться в лете.
  Пред тем, как ступить на землю, Михаил обернулся, 
улыбнулся Наташе и чуть слышно попросил:
  - Помолчи, пожалуйста, и ничему не удивляйся, ладно?
  - Ладно, - удивленно поглядела на него она, пожала 
плечами и улыбнулась ему в ответ.
  Михаил подхватил на руки Наталью, прижал ее к себе и 
сделал последний шаг с трапа самолета. Он поцеловал ее 
и, перед тем, как опустить ее, сказал так, что люди, 
которые шли за ним, замедлили шаг, видимо, 
удивленные услышанным.
  "Здравствуй, Египет. Помнишь, я обещал тебе 
вернуться? Я сделал это. И выполнил второе свое 
обещание. Я обещал тебе, что приеду не один, а с самой 
красивой и единственно любимой мною девушкой. Я 
выполнил и это свое обещание. Вот она. Моя Наташа. Я 
прошу тебя, подари ей сказку, такую же прекрасную и 
незабываемую, какую подарил мне тогда, пять лет назад. 
Сделай так, чтоб она навсегда запомнила эти 
одиннадцать дней и десять ночей под твоим небом. Я 
верю тебе" - с этими словами он аккуратно опустил 
Наташу на землю. Наташа, смущенная, но явно 
довольная услышанными словами, покраснела и 
опустила взгляд. Вокруг раздались аплодисменты и 
восторженные крики. Михаил увидел светящееся 
радостью лицо своей пожилой соседки, имени которой 
он так и не узнал. Она подняла вверх большой палец и 
свистнула, с помощью пальцев. Михаил не сдержался и 
засмеялся.
  
  Большой автобус с эмблемой Мерседеса на 
радиаторной решетке и крупной надписью Zeta-Tour на 
боку медленно и величаво, плавно покачиваясь, мчался 
от аэропорта к отелю. В его тихом, прохладном, 
кондиционированном салоне Михаил задремал. 
Усталость, наконец, пришла и к нему, а Наталья, 
выспавшаяся в самолете, не отрываясь, глядела в окно, 
удивляясь тому, что видела.
  Представитель туроператора, который встретил их в 
аэропорту и помог пройти все формальности въезда в 
страну, на довольно приличном русском языке 
рассказывал о том, как правильно и безопасно проживать 
в Египте. Как сделать так, чтоб об отдыхе остались лишь 
приятные воспоминания. Наташа, хотевшая спросить о 
чем-то Михаила, увидела что он спит, улыбнулась, 
достала из сумочки блокнотик и записала в него то, что 
хотела спросить.
  Автобус, чуть слышно зашипев тормозами, остановился 
возле отеля.
  - Миша, проснись, мы приехали, - потормошила его за 
плечо Наташа.
  - Да. Я не сплю уже. Выходим? - Михаил поглядел в 
окно. - Да. Точно, приехали.
  Среди пальм, кактусов, каких-то экзотических 
цветущих кустов, отель казался каким-то сказочным 
оазисом среди пустыни.
  - Добро пожаловать в отель "Восточная сказка". Мы 
очень надеемся, что ваше пребывание в нем будет по-
настоящему сказочным и приятным, - сказал гид, - 
сейчас мы получаем багаж, заходим в отель, на 
рецепшен, получаем ключи, браслеты, карточки 
показываем бою номер вашей комнаты. Он отвезет ваш 
багаж к вам в номер. Напоминаю, у нас принято 
оставлять чаевые обслуге. Одного фунта будет вполне 
достаточно. - С улыбкой добавил он и вышел из 
автобуса.
  Михаил вытащил сумки из багажного отделения 
автобуса, взял под руки Наташу и прошел с нею в холл 
отеля. Возле рецепшена стояла небольшая очередь из 
вновь прибывших. Он поставил сумки возле колонны, 
туда, где стояли уже чьи-то сумки, подошел к рецепшен 
и оглядел холл.
  Огромный зал, по периметру которого стояли колонны, 
был ярко освещен множеством небольших светильников. 
В центральной части потолка открывался большой 
голубой купол, через который свет падал в центр холла, 
чуть утопленный относительно остальной части пола, 
огороженный перилами золотистого цвета. Там стояли 
столики и диванчики. Отдыхающие, кто с любопытством, 
а кто и равнодушно глядел на тех, кто только приехал.
  - Миша, - позвала его Наташа.
  - М? - Повернулся он к ней и увидел улыбающееся 
лицо служащего отеля.
  - Do you have some wishes? What did you want to occupy 
a room?
  - Особых требований нет, - так же, по-английски, 
заговорил Михаил, - пожалуй только, чтоб комната была 
поближе к морю и, если можно, чтоб в ней было две 
кровати.
  - Две? - Уточнил служащий.
  - Да. Две кровати.
  - Комната две тысячи сто восемьдесят. Прямо по аллее, 
через мост, направо. Добро пожаловать к нам, в 
"Восточную сказку". - Улыбнулся служащий и протянул 
Михаилу ключи. - Пожалуйста, получите браслеты и 
карточку.
  Чуть дальше по стойке, другой, так же широко и 
радушно улыбающийся служащий, протянул им по 
браслету и карточку, за которую предложил расписаться 
в журнале. Михаил расписался, взял свой браслет и 
карточку, сунул ее в карман и повернулся к Наташе. Та, 
нахмурив брови, пыталась застегнуть свой браслет.
  - Миша, а о чем ты говорил на рецепшен? Я не очень 
поняла. Он с таким ужасным акцентом говорил. - 
Спросила она, сосредоточенно изучая браслет и пытаясь 
понять, как же он застегивается.
  - Я попросил номер возле пляжа с двумя кроватями, 
как мы  с тобой и договаривались. Можно я тебе помогу?
  - Помоги. Что-то я не пойму, зачем тут эта кнопочка.
  Михаил, сложив вдвое ремешок, нажал на кнопочку. 
Ремешок застегнулся.
  - Спасибо. - Поблагодарила его Наташа. - А что это за 
браслет, зачем он?
  - Это знак служащим, что мы с тобой живем в этом 
отеле, что в стоимость нашего с тобой тут проживания 
"все включено", что мы можем бесплатно ходить в 
ресторан отеля, в бар, можем бесплатно брать напитки и 
закуски. - Михаил застегнул свой браслет на запястье, 
поправил его, подошел к сумкам, возле которых уже 
стоял молодой араб.
  - Комната две тысячи сто восемьдесят. - Сказал он ему 
по-английски.
  - I do not speak English, rotin, please, your keys? - 
Механически, заученно ответил тот, улыбаясь.
  - Ах, да. - Михаил показал брелок ключей, на котором 
крупными цифрами было написано "2180".
  - Rotin your luggage and follow by me.?
  - Ну, Наташа, пошли?
  - Потопали. - Ответила она и взяла Михаила за руку.
  Отель оказался огромным. Даже Михаил, который 
побывал не в одном отеле Египта, был поражен его 
размерами. Они вышли из холла вслед за своим 
провожатым, пересекли небольшую террасу со 
столиками, вышли на аллею, в центре которой, 
попеременно, стояли в квадратных клумбах какие-то 
растения, названия которых Михаил, как ни напрягал 
свою память, вспомнить не мог. А по обе стороны от 
дорожки, по которой они шли, стояли небольшие, 
аккуратные, утопающие в зелени домики, которые выше 
окон были затянуты цветущими растениями. 
  Несмотря на то, что прошло всего пара часов после 
полудня, воздух был чист и свеж, дышалось очень легко.
  - Красиво, правда, Миша? - Подхватила под руку его 
Наташа, - а мне казалось, что тут везде будет песок, 
будет пустыня и море. Я так себе и представляла Египет: 
песок, море, соль на теле... - Она рассмеялась, - а тут 
как в раю. Только птичек райских не хватает.
  - Да, Наташа. Здесь очень красиво. Мне всегда 
нравилось отдыхать в Египте. Помимо природы, 
искусственно созданной на побережье, мне очень 
нравятся люди этой страны. А именно уровень сервиса. 
Несомненно, тот, кто отдыхал в европейских странах, 
может улыбнуться или недоуменно пожать плечами, 
услышав об этом, дескать, "о каком сервисе вообще он 
говорит?", но мне нравится именно такой вот. Не очень 
правильный, но доброжелательный.
  - Миш, а в каких отелях ты еще был? Ты вообще, в 
этом городе бывал?
  - Да, был. Тут совсем неподалеку, если будет желание, 
мы туда сходим, есть отель "Коралловый пляж", в нем я 
и отдыхал последний раз. До этого, лет семь назад, я 
отдыхал в другом отеле, названия которого я уже не 
помню, он где-то на другом конце города. В нем мне не 
очень понравилось. Там совсем рядом аэропорт. 
Довольно шумно и нет своего пляжа. Приходилось идти 
с километр примерно, на пляж другого отеля.
  - Ужас какой. Разве так бывает?
  - Бывает. Не все ведь отели расположены на берегу 
моря. Многие в стороне. Там, конечно, есть бассейны, во 
многих даже целые аквапарки, но я, например, очень не 
люблю купаться в бассейнах, когда совсем рядом 
прекрасное, чистейшее, теплое и ласковое Красное море.
  Они прошли мимо фонтана, окруженного кустами с 
большими, ярко-желтыми цветами, мимо детской 
площадки с качелями, какими-то домиками, песочницами 
и, вскоре, остановились, увидев, как бой, снял с тележки 
их багаж, открыл дверь в домик и занес его вовнутрь.
  - Две тысячи сто восемьдесят, - прочла Наташа 
написанный на стене номер домика.
  - Наш домик. Именно тут мы и проживем одиннадцать 
дней и десять ночей.
  Улыбающийся араб выглянул из домика и пригласил их 
вовнутрь.
  - Пожалуйста, проходите.
  Михаил пропустил Наташу вперед, поднялся вслед за 
ней по небольшой лестнице и вошел в открытые двери 
номера.
  Небольшая прихожая, направо дверь с характерным 
значком душа, рядом туалет, далее сама комната. Как и 
договорились на рецепшен, две больших, двуспальных 
кровати с тумбочкой между ними, огромным, почти во 
всю стену зеркалом, далее выход на балкончик, с 
которого открывался замечательный, как заметила 
Наташа, вид на море.
  - Как тут здорово... - Восхищенно протянула она, 
обняв Михаила и замерев, после того, как они, 
поблагодарив своего провожатого, остались в номере 
одни. - Ты погляди, Миш, правда хорошо?
  - Да, милая, очень красиво. Он поцеловал ее в макушку 
и прижал к себе. Знаешь, я до сих пор не могу поверить, 
что это все случилось, что это не сказка, что ты со мной, 
именно со мной, захотела поехать сюда. Мне кажется, 
что я сплю и мне снится фантастически приятный сон и 
видит бог, как мне не хочется просыпаться.
  - Ты не спишь. Поверь мне. И мы с тобой, 
действительно, в Египте. Вдвоем. И проведем здесь 
одиннадцать восхитительных дней.
  Наташа высвободилась из объятий Михаила, 
повернулась к нему и, глядя ему в глаза, спросила:
  - Ты можешь мне пообещать, что все, что здесь 
произойдет между нами, навсегда останется нашей 
маленькой тайной?
  - Да, конечно. Я не совсем понимаю, почему это 
должно оставаться тайной, но это я тебе обещаю.
  
  Михаил сидел на берегу моря. Он, как обычно, 
проснулся рано, сделал, как делал это дома, небольшую 
пробежку, только сейчас, вместо парка возле дома, по 
побережью моря, наслаждаясь тишиной и шумом волн, 
затем принял душ. Наташа крепко и сладко спала. Он не 
стал ее будить. До завтрака, первого совместного их 
завтрака, оставалось еще около двух часов, а потому он 
решил посидеть на берегу и, глядя на игру волн, 
поразмышлять, подумать. Он вышел на пляж, сел на один 
из стоявших там топчанов, который стоял ближе всего к 
морю, закурил привезенные из дома любимые сигареты 
Camel lights. Откуда-то, с пристани послышалось: "Good 
evening. This is a voice of Enigma..." Михаил улыбнулся. 
Это было как нельзя кстати. Энигма.  Под ее медленную, 
чарующую музыку, закрыв глаза и расслабившись, он 
сидел на топчане в позе "Лотоса" и впитывал в себя 
положительную энергию Космоса. Энергию звезд и 
позитива. Наконец в его жизни произошли события, 
благодаря которым он мог сам себе признаться в том, что 
ему повезло. Он всегда хотел вот так вот побыть наедине 
с Наташей где-нибудь, отдохнуть, побыть вместе какое-
то время. Просто так, для того, чтоб пообщаться с ней, 
чтоб почувствовать себя нужным Наташе и показать ей, 
что он может быть нужен. Ведь отношения складывались 
очень непросто. Год назад, на одной из вечеринок, 
посвященной выходу новой книги Михаила, их 
познакомила подруга Наташи, Татьяна, которая являлась 
поклонницей его творчества, неизвестно как узнавала обо 
всех мероприятиях, в которых он участвовал и всеми 
правдами и неправдами на них просачивалась. Как ей это 
удавалось, Михаил до сих пор понять не мог.
  И вот, однажды, во время презентации его новой книги, 
которая была написана в необычном для него стиле - 
стиле приключенческого детектива, он увидел ее не одну, 
а с очаровательной, невысокой, голубоглазой брюнеткой. 
Именно такой, какие ему всегда и нравились. На девушке 
было длинное, строгое, черное платье, которое мало что 
показывало, но давала волю фантазии, скрывая под собой 
фигуру и большую часть ног.
  В этот раз, вопреки своим правилам, не знакомиться со 
своими поклонницами, он подошел к Татьяне, предложил 
обеим девушкам по бокалу вина, от которого обе 
отказались, и разговорился с ними. Спутница Татьяны 
оказалась весьма интересной и умной девушкой, которая 
буквально сразила своим очарованием его, старого и 
принципиального холостяка. Нельзя сказать, что он в нее 
влюбился. Нет. Он, хоть и писал страстные и 
романтические книги о любви и слыл тонким знатоком 
женской души, никогда не знал любви. В его жизни было 
много женщин, но ни одна так и не смогла растопить лед, 
который толстой коркой покрывал его сердце. И в этот 
раз он рассчитывал лишь на небольшую интрижку, 
флирт, романтическое приключение, желал лишь новых 
эмоций и чувств, которые могли подтолкнуть его к 
новому сюжету, к новой книге.
   Наташе, а это, конечно, была она, тоже понравился 
писатель, который был остроумным, вежливым и 
воспитанным человеком и отличался от всех тех, кто был 
в ее окружении. Он в этом превосходил даже ее мужа, с 
которым она жила вот уже три года и в которого была 
влюблена безумно. Но получилось так, что со временем 
интерес к мужу стал пропадать. Муж после свадьбы 
очень изменился. Непонятно куда исчезла романтичность 
и нежность, отношения стали будничными и 
привычными. Его перестали интересовать театры, 
искусство, даже кино, которое так любила Наташа, его, в 
пору ухаживаний за ней, тоже очень увлекшее, перестало 
интересовать полностью. А она не любила ходить в кино 
и театры одна. Поэтому из ее жизни тоже стали 
постепенно исчезать привычные для нее развлечения. 
Лишь Таня иногда, практически силой, выводила ее куда-
нибудь.
   Он назначил Наташе свидание в ресторане, ничуть не 
сомневаясь в том, что она придет туда. С радостью. А она 
не пришла тогда. Причины, почему это произошло, он 
так и не узнал. Она сказала, что не смогла. Михаил, через 
Татьяну узнал номер ее мобильного телефона и позвонил 
ей. Назначил новую встречу и был так красноречив, что 
уговорил ее встретиться. На этот раз на выставке ярмарке 
турфирм, которая проходила в Перми ежегодно. К тому 
времени он уже смог немного узнать Наташу, ее 
интересы, предпочтения. Знал он и о том, что она 
замужем. Это его, конечно, не остановило. Ведь то, что 
она была замужем ему ничуть не мешало, напротив, 
давало свободу. После того, как они расстанутся, 
удовлетворенные общением, она снова вернется к своему 
мужу, а он сможет написать об этом книгу. А замужняя 
женщина не будет требовать, чтоб он взял ее в жены. 
Тоже плюс.
   После той встречи, на выставке, было еще несколько, 
каждая из которых, для него, была все интересней и 
интересней, он понял, что Наташа совсем не такая 
девушка, как он представлял ее себе сначала. Она 
никогда не пойдет на интрижку. И, пока она замужем, 
ничего, кроме невинных посещений выставок, кино, 
совместных ужинов в ресторане, на пару которых, она, 
предупредив Михаила, приходила вместе с мужем, 
ничего у них не будет.
   Ее муж, поначалу страшно ревновавший Наталью к 
нему, со временем успокоился. Он видел, что ничего, 
кроме общения и совместного времяпровождения у них 
нет. Он верил своей интуиции, а потому стал спокойно 
относиться к тому, что она иногда встречается с ним.
   Но в этот раз его интуиция подвела. Интерес Натальи 
постепенно становился все больше. Она, конечно, не 
задумывалась даже о том, чтоб бросить своего мужа и 
уйти к Михаилу, но в ее мыслях все чаще появлялся 
образ совсем других с ним отношений. Не доверительно-
дружеских, а нежно-романтических. Впрочем, она 
довольно успешно гнала эту мысль из головы всякий раз, 
когда она там начинала пускать корни.
   Михаил же совсем потерял голову. Он совсем не 
удивился, поняв, что в этот раз, вопреки его ожиданиям и 
полной уверенностью, что Наташа, как и его другие 
почитательницы, с радостью будет дарить ему ласки и 
свою любовь, не только останется непреклонной в том, о 
чем сразу ему сказала, предупредив, что любит мужа и 
останется ему верна до тех пор, пока он будет ее мужем, 
чем немало рассмешила Михаила, уверенного в своей 
неотразимости, но и не поддастся на все его уговоры и 
соблазны, на которые поддавались все его прошлые 
подруги. Его больше всего удивило то, что он сам 
перестал этого желать. Он не хотел просто флирта, 
просто сексуальных утех. Он влюбился. Влюбился так, 
как влюбляются лишь один раз в жизни. Новизна чувств 
и ощущений просто сразила его. Он стал совсем иначе 
воспринимать мир и человеческие отношения. 
   Он очень любил Наташу. Безумно ревновал ее к ее 
мужу, но не хотел ничего предпринимать для того, чтоб 
разрушить ее семью. Он очень хотел, чтоб она была с 
ним рядом всегда, но, пока этого не хотела она, не 
предпринимал к этому никаких шагов. Он любил ее и 
желал ей счастья. С тем, с кем она сама его хотела. А еще 
ему очень хотелось, чтоб она была счастлива с ним. 
Пусть даже в каких-то мелочах, но чтоб с ним ей было 
очень хорошо. Для этого он готов был выполнить любой 
ее самый немыслимый каприз.
   После того, как он признался ей в любви, прошел год. 
Почти год, вернее. Год будет через девять дней. Именно 
в день их отъезда отсюда домой. Совпадение? Михаил не 
очень верил в совпадения. До сих пор все в его жизни 
оказывалось настолько взаимосвязанным, что любое 
совпадение рано или поздно находило свое логическое 
объяснение.
   Михаил открыл глаза и огляделся. Солнце уже 
поднялось над морем. Стало тепло. По пляжу ходили 
служащие, наводили порядок, убирали мусор, ровняли 
песок. Заметив, что Михаил открыл глаза, один из них 
подошел к нему, улыбнулся и сказал:
   - Доброе утро. Как дела? Все хорошо?
   - Доброе утро, - ответил Михаил, поднимаясь, - да. 
Все просто замечательно. Спасибо. - Улыбнулся он 
уборщику. - И всем вам желаю того же самого. Я 
влюблен. Я счастлив тем, что люблю. Я счастлив тем, что 
моя любимая со мной.
   Уборщик, очевидно, ничего не понявший из 
сказанного, тем не менее уловил по тону 
доброжелательность слов и что-то по-арабски крикнул 
своему товарищу. Тот поднял вверх руку и крикнул: 
"спасибо, друг!"
   
   - Доброе утро, любимая, - поцелуем разбудил 
Михаил Наталью и положил на постель возле нее 
букетик алых цветов, которые сорвал с куста, недалеко 
от пляжа. - Пора вставать и идти на завтрак. А то там без 
нас все съедят и выпьют и нам придется остаться до 
обеда голодом.
   - Доброе, - с улыбкой ответила ему Наташа, натянув 
до самого подбородка одеяло. - Как тебе спалось на 
новом месте? Ты рано проснулся? - Она поднялась 
повыше на подушке и заметила цветы. - Ой, какая 
прелесть. Миша, это ты мне?
   - Тебе, конечно, милая моя девочка. Ты же знаешь, 
что ты для меня единственная во всем мире девушка. Я 
никого не вижу вокруг, кроме тебя. Для меня есть только 
ты и только ты.
   - Спасибо. - Смущенно протянула Наташа, а Михаил, 
кроме смущения, заметил, что ей очень приятны были не 
только цветы, но и его слова.
   - Я выйду, покурю, а ты пока приведи себя в порядок, 
умойся, почисти зубки, хорошо?
   Наташа кивнула и Михаил вышел. Мимо домика, 
дружелюбно и вежливо кивая, здороваясь и желая 
доброго утра, проходили отдыхающие и, пока Михаил 
курил, он успел услышать слова приветствия на 
нескольких языках. Михаил уже успел отвыкнуть за те 
несколько лет, что он не приезжал сюда, от такого 
языкового многообразия. 
   - Gutherzig Matinee, - Кивнула, улыбнувшись ему, 
пожилая пара. 
   Михаил улыбнулся им. - Und ihr gutherzig Matinee und 
angenehm Tag.
   Докурив, Михаил вошел в номер. Наташа была в 
душе и что-то там напевала вполголоса. На ее постели 
оставались его цветы. То ли случайно забытые Наташей, 
то ли... Михаил поднял их, взял вазу с телевизора, налил 
в нее воды и поставил цветы в воду, аккуратно расправив 
лепестки. 
   
   - Наташ, - спросил Михаил свою спутницу, когда 
они, после завтрака, медленно прогуливаясь по 
цветущим аллеям отеля, - а почему ты мои цветы сразу 
не поставила в воду, а оставила их на постели? Неужели 
тебе неприятен был мой подарок, мое к тебе внимание?
   - Ну, что ты, Миш, - взяла она его за руку. - Просто я 
решила, что сначала приму душ, а потом уже уделю 
внимание твоим прекрасным цветам. Кроме того, они так 
прекрасно пахнут... я положила их на подушку, хотела, 
чтоб их запах остался со мной на ночь. - Она 
улыбнулась, а потом, грустно сказала, - мне в последнее 
время так редко дарят цветы. А я так их люблю.
   - А я думал, тебе они не понравились. Так было 
неприятно увидеть их забытыми, ненужными.
   - Ну, что ты, солнышко мое заботливое, вовсе я не 
забыла о них. Мне было очень приятно твое внимание. - 
Наташа остановилась и обняла Михаила. - Пожалуйста, 
даже не думай так никогда. Никогда... - шепотом 
повторила она и прижалась к его губам нежным 
поцелуем.
   Она нежно обняла его, прильнув всем телом, Михаил 
почувствовал через тонкий материал ее платья, как 
бьется ее сердце. Оно билось ровно, совсем не так, как 
его. Его сердце готово было выпрыгнуть наружу, 
взорваться от переполнявшего его счастья от близости  
любимой. Михаил замер и молил всех богов лишь о том, 
чтобы этот миг не заканчивался никогда.
   - Миша, - спросила вдруг Наташа, - а мы с тобой 
съездим в Луксор? Я давно мечтала побывать в 
развалинах старинных храмов. Еще когда училась в 
школе, представляла, как буду ходить по ним, касаясь 
рукой древних иероглифов. Ты меня свозишь туда?
   - А как бы ты хотела съездить? Вместе со всеми, на 
экскурсию?
   - Ну, так не интересно. Ведь тогда придется все 
делать по графику, по расписанию. А можно как-то 
иначе?
   - Можно улететь туда на самолете, взять машину 
напрокат, нанять собственного гида.
   - А... Можно без гида, вдвоем? И без самолета? 
Просто, на машине? Ведь Египет не такой и большой, ты 
в России и большие расстояния проезжал, неужели не 
сможешь свозить меня на машине тут?
   - Смогу, наверно, Наташа, но ведь это страна чужая, 
люди совсем другие, да и, насколько я знаю, очень не 
рекомендуется туристам одним ездить по Египту, тем 
более в сторону Луксора. Туда ведь туристов возят на 
автобусах, колоннами, да еще и под охраной.
   - Да ну, это, скорее всего, для того, чтоб было 
интереснее. Чтоб добавить острых ощущений. Давай 
съездим вдвоем. - Улыбнулась Наташа, озорно ему 
улыбнулась, чмокнула в щечку. - М? Давай?
   - Я узнаю, как это можно сделать, обещаю. И, если 
это возможно, обязательно тебя туда свожу. Так, как 
этого хочешь ты.
   - Ой, Мишка, ты такой замечательный, спасибо! - 
Запрыгала от восторга Наташа и захлопала в ладоши. - 
Это будет так здорово! Такое потрясающее 
приключение! Представляю, как потом буду 
рассказывать девчонкам на работе обо всем этом.
   Михаил улыбался, глядя на эту непосредственность 
его любимой. Ему всегда было приятно глядеть, как она 
улыбается и радуется. И всегда хотелось сделать так, 
чтоб радовалась и улыбалась она для него.
   
   - Наташа, ты здесь? - Вошел Михаил в номер и замер, 
увидев разбросанные повсюду вещи Наташи.
   - Да. Я в ванной, - высунулась с озорной улыбкой из 
дверей его любимая, - ну, ты все узнал, мы едем?
   - Знаешь, Наташа, я все узнал. Поговорил с 
представителем нашего туроператора, - начал 
рассказывать Михаил, аккуратно присаживаясь на 
кровать, среди вещей Наташи, - поговорил, по его 
совету, с комиссаром нашего отделения туристической 
полиции. Знаешь, он не на шутку встревожился и крайне 
нам не советовал ехать.
   - Да? И отчего же? - Наташа вышла из ванной и 
нахмурила брови.
   - Он сказал, что были случаи пропажи туристов в 
пустыне. Некоторых из них, несмотря на все усилия 
полиции, найти так и не смогли.
   - И ты поверил? Испугался?
   - Поверил. Мне кажется, что им не было смысла 
лгать.
   - Да они же запугивали тебя! Они же в сговоре все. 
Турфирмы, полиция. Им же выгодно, чтоб мы покупали 
у них путевки, они же живут этим! Как тут можно 
потеряться? Мы купим карту, навигатор. Ты же умеешь 
всем этим пользоваться! Мы купим все, что нужно и не 
заблудимся. Ты же бывший военный, правда? Ты умеешь 
ориентироваться по карте, умеешь выживать там, где 
выжить сложно, так ведь?
   - Да, Наташа. Но я...
   - Испугался... - Заплакала Наташа. - Вот уж не 
думала что ты окажешься трусом и при первой же 
мнимой опасности сдашься. - Она ничком упала на 
постель, прямо на свои вещи и разрыдалась. - А я... Я... 
Я уже вещи собирать стала...
   - Ну, Тата... - Обнял за плечи любимую Михаил.
   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"