Сергеев Сергей Сергеевич: другие произведения.

Десять ночей под восточным небом. Глава 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная глава этого рассказа.


   Глава 6
  
   Сергей рассказал друзьям о том, где состоится встреча Наташи с покупателями документов. И объяснил, как проехать к тому месту.
   - Встреча должна состояться послезавтра, в семь вечера по Каирскому времени. Наша задача эту встречу не допустить. Ваша - забрать документы и передать их нам. Вам помочь добраться туда ко времени?
   Макс поглядел на Михаила, который глубоко задумался и ответил.
   - Нет, спасибо. Мы сами подъедем.
   Сергей, попрощавшись, ушел.
   - Михаил? - Позвал его Макс.
   - Да? - Очнулся от своих мыслей тот.
   - О чем ты думаешь?
   - Я все пытаюсь понять, почему Наташа так поступила. Правда ли то, что сказал Антон. Я думаю, что мне делать, если все, что он сказал, окажется правдой.
   - Если все окажется правдой, думаю, стоит послать тебе эту Наташу подальше. Пусть живет, как знает и делает, что хочет. Пусть возвращается к своему мужу.
   - Да, наверно. Но как быть с болью? Как пережить этот обман?
   - Михаил? - Грета положила свою ладонь на руку Миши. - Плохие новости?
   - Нет, все нормально. Сергей сказал, где Наташа. Объяснил, когда она собирается передать документы покупателям. Люди Антона следят за ней и теми людьми, кто заинтересован в получении этих документов. Встреча назначена на послезавтра. Нам нужно к тому времени быть там.
   - Зачем, Михаил? - Глаза Греты были серьезны. - Ты теперь знаешь где она, знаешь, что с ней все в порядке. Зачем ты хочешь увидеть ее? Хочешь получить деньги, которые тебе пообещал ее муж?
   - Деньги? - Задумался он. - Нет, конечно. Хотя деньги за эти злосчастные документы он предложил очень неплохие. Мне просто хочется взглянуть ей в глаза и спросить, почему она так все сделала. Почему не сказала мне сразу, почему... - Михаил вздохнул и поглядел на Грету. - А еще мне нужно выполнить обещание, которое я дал одной очаровательной девушке.
   - Какой? - Не поняла его она.
   - Очень красивой. - Михаил грустно улыбнулся.
   - О чем вы там воркуете, голубки? - Макс позвал жестом официанта и заказал еще пива.
   - О любви. - Ответил ему Михаил.
   - М, как все серьезно, - Макс поднял стакан, - тогда выпьем за любовь?
   - За любовь. - Подхватили тост его друзья.
   Они просидели здесь до самого утра, пока ресторан не стали закрывать. По очереди танцевали с Гретой. Макс шутил, рассказывал анекдоты, которые, стараясь сохранить смысл, переводил Грете Михаил. Грета смеялась над тем, что у него получалось, не понимая самой сути анекдота. Оказалось, что многие анекдоты просто невозможно перевести на немецкий, сохранив его первоначальный смысл. А, может, просто Михаил недостаточно хорошо знал язык.
   К утру Михаил немного повеселел, поддавшись настроению или, скорее, усилиям его друзей поднять ему настроение и отвлечь от печальных мыслей.
   Почти весь последующий день они проспали. Проснулись лишь к обеду. Впервые за много лет Михаил спал не один. Грета, несмотря на его вялое сопротивление, легла спать с ним, и нежностью, настойчивыми ласками, добилась того, чего давно хотела.
   Михаил был просто очарован ею. Ее нежностью, детской непосредственностью, гибким, сильным, красивым и выносливым телом. Грета шептала нежно ему на ухо: "я люблю тебя, Миша". По-русски. Сердце Михаила таяло и, несмотря на его попытки сопротивляться возникающему к Грете чувству, его заполоняло чувство любви к этой девушке. А Наташа... Наташа оставалась там кусочком холодной боли. Он не мог совсем ее вычеркнуть оттуда, пока не выяснит все и не расставит точки над i.
   Они выехали вечером, набрав в дорогу продуктов и воды. Ехать нужно было около шести часов, через пустыню, по дороге, которой не было на карте. За рулем сидел Макс.
   - Миха, а что ты так улыбаешься? - Спросил он своего друга, глядя на него в зеркальце на лобовом стекле. - Вчера ты не был столь счастливым.
   - Просто. - Ответил ему он. - Знаешь, сейчас мне почему-то кажется, что моя любовь к Наташе никогда любовью и не была.
   - Даже так? - Удивился Макс. - Пояснишь свой тезис?
   - Попробую. Я сегодня ночью много думал...
   Макс многозначительно улыбнулся и подмигнул ему. - Слышал я, как ты "думал" ночью. И не один я, пожалуй, это слышал.
   Михаил смутился, поглядел на Грету, что-то беззаботно напевающую, разглядывая пейзаж за окном.
   - Да ну тебя! Я тебе про серьезные вещи пытаюсь рассказать, а ты пошлости всякие плетешь.
   - Ну, ладно, извини. Это я от зависти. - Друг его, явно, был в прекрасном расположении духа. Максим всегда любил такие авантюрные приключения, а теперь, когда его единственный друг нуждался в его помощи, он просто наслаждался ситуацией и тем, что Михаил тоже перестал грустить.
   - Так вот. Я много думал, - Михаил и не обижался на подковырки Макса, прекрасно его зная, - вспоминал, восстанавливая все то, что у нас было с Наташей. Мне кажется, что во мне было не столько чувство любви к ней, хотя, конечно, было чувство нежности, тепла, преданности, сколько желание добиться от нее взаимности. Понимаешь? Мне до нее никогда ни одна женщина не отказывала. Всегда после моих ухаживаний я слышал заветные слова: "я тебя люблю".
   - А Наташа тебе отказала... - Продолжил мысль замолчавшего Михаила Макс.
   - Нет, знаешь, даже не так. Она не отказала. Я чувствовал, что нужен ей, что она нуждается во мне. Что она, по-своему, как-то, любит меня. Понимаешь? Мне ведь не нужна была физическая близость от нее. Точнее, не столько нужна была она, сколько ее согласие быть моей. Моей женой. Мое чувство к ней было потребительским. Я все делал лишь для того, чтобы услышать от нее: "я тебя люблю". Сейчас мне кажется, произнеси она эти слова, я бы успокоился. Не охладел к ней, нет, но был бы вполне удовлетворен этим. Женился бы на ней...
   - И жили они долго и счастливо... - Макс стал серьезным. - Да, братан, понимаю я тебя. А сейчас что?
   - А сейчас я понимаю, это чувство, искреннее и нежное, по сути, любовью не было. Или было любовью, но не той, не в высоком понимании слова. Знаешь, есть ведь много разновидностей любви. Вот эта - любовь-дружба.
   - Да, я знаю. Бывает и такое. Но ведь предательство в любом случае остается предательством.
   - Ты прав. От того, что предает близкий человек, друг, всегда больно. Только, знаешь, я все же до конца не верю, что она воспользовалась мною, моей, пусть даже такой любовью, для того, чтоб решить свои какие-то проблемы. Что она меня выкинула, как только поняла, что для осуществления ее планов я больше не нужен. Мне кажется, это было не совсем так.
   - В любом случае, так это было или иначе, нужно выяснить все до конца. Ты прав, мой друг.
   Михаил зевнул.
   - Поспи немного, братишка. Дорога предстоит дальняя, дела трудные, я, в отличие от тебя, сегодня ночью изумительно выспался. Будем подъезжать, я тебя разбужу. - Максим поглядел на задремавшую на плече Михаила Грету. - Гляди, твоя подруга уже спит. Давай, присоединяйся к ней.
   Михаил устроился поудобнее, стараясь не потревожить своим движением девушку.
   Его друг уверенно вел автомобиль на север.
  
   Михаил проснулся оттого, что хлопнула дверь автомобиля.
   - Доброе утро, - голос Макса был бодр. - Похоже, ты сильно утомился прошлой ночью. С непривычки? Отвык работать по ночам?
   - Сам дурак. - Зевнул сладко Михаил. - А где Грета?
   - Не переживай, тут твоя подруга. Обед готовит.
   - Обед? - Михаил поглядел на часы. - Нифига себе! Вот это я поспал.
   - Да уж. Поспать ты силен. Ну, хоть отдохнул.
   - Да. Есть такое. Знаешь, мне интересно, а где тут туалет?
   - Туалет? - Расхохотался Максим. - Да везде. Мы в пустыне стоим. Отошел в сторонку и действуй. Тем более, как я понимаю, единственную нашу девушку ты удивить не сможешь.
   - Не смешно. - Михаил вышел из машины и подошел к хлопотавшей у костра Грете.
   - Привет, засоня. - Поцеловала она его в губы, произнеся "засоня" на русском языке.
   - Привет. - Улыбнулся ей он. - Максим научил?
   - Ага. Красивое слово. Я, правда, не очень поняла его значение. Это человек, который много спит?
   - Примерно так. - Теперь он поцеловал ее. - Грета, - смущаясь, попросил девушку Михаил, - ты не могла бы пару минут не оглядываться?
   - Хорошо. - Она улыбнулась, поняв просьбу Михаила. - Я буду глядеть только на огонь.
   Максим подошел к костру, вдохнул всей грудью.
   - Мням - ням. - Он поднял большой палец вверх, выражая восторг от запаха приготовленной Гретой еды.
   Девушка улыбнулась.
   - Миха, давай быстрее, есть очень хочется. Грета тут такими запахами вкусными соблазняет, что я скоро весь слюной изойду. Не успеешь, останешься голодным. - Он протянул руку, чтоб взять бутерброд.
   Грета в шутку шлепнула его по руке и покачала головой.
   - Эй, она меня бьет! Иди, заступись за друга.
   Обедали молча. Тягостное ожидание, которое чувствовал Михаил, передалось и остальным. Первым молчание нарушил Макс.
   - Я поглядел на дом, о котором говорил Сергей. Он там, вон за тем холмом, - кивнул он на высокий холм неподалеку.
   - И?
   - Ну что я могу сказать? Дом один, забора нет. Вокруг дома зеленка. С одной стороны несомненный плюс, конечно, в этом есть. Можно подобраться к самому дому незамеченным, но...
   - С другой стороны, к этому дому незамеченным сможет попасть и кто-то другой. - Продолжил мысль друга Михаил.
   - Верно. Далее. Почти возле самого дома есть небольшой пятачок, на котором стоит очаровательная птичка.
   - Самолет?
   - Не опошляй романтические мечты старого вертолетчика.
   - Думаешь...
   - Ну, варианта два. Первый - вертолет неисправен, что маловероятно. Второй...
   - Ты думаешь, что верен второй вариант?
   - Процентов на восемьдесят. Вот только и тут вариантов два. Либо он заправлен, либо нет.
   - А машина, на которой мы приехали, тебя не устраивает? - Михаил допил чай и отставил кружку в сторону, закуривая.
   - Устраивает. Но иметь запасные пути отступления всегда не помешает. Значит, диспозиция такая. Ты идешь в дом, находишь там свою Наташу, забираешь у нее документы. Далее по обстоятельствам. Я остаюсь в зеленке и слежу за подступами к дому.
   - А Грета?
   - Грета остается в автомобиле и по первому требованию подъезжает за нами.
   - В принципе, я с тобой согласен, но мне кажется, оставлять Грету одну не стоит. Думаю, нужно взять ее с собой.
   - Хорошо, - подумав, согласился Михаил, - поправка принята. Значит, в общих чертах, план ясен. Теперь так. Я иду наверх, посижу еще немного на холме. Составлю план участка и попробую нарисовать план дома. А вы остаетесь тут. Можете пока навести порядок и заправить машину. - Он улыбнулся, поклонился, поблагодарив за обед Грету, и пошел, не спеша, в сторону холма.
   - Миша? - Грета положила свою ладонь на руку Михаила. - Что сказал Макс?
   - Он поблагодарил тебя за вкусный обед.
   - И все?
   - Нет. Через пару часов мы поедем туда, в тот дом. А пока у нас с тобой есть время навести тут порядок, заправить машину и подготовиться психологически к предстоящей операции.
  
   За час до назначенного времени они были возле дома, в аллее из каких-то экзотических растений. Машину оставили невдалеке, но так, что со стороны дома ее видно не было.
   - Уточняю. Ты, Михаил, идешь в дом. Находишь там Наташу, забираешь документы. Вот тебе радиостанция, настраиваю ее на одну волну с моей. - Макс настроил обе рации и зафиксировал канал. - Позывные, думаю, не нужны. И так все понятно. Ты - Миха, я - Макс. Далее. - Он протянул одну из радиостанций другу. - Оружие. Держи его наготове. Я не знаком с покупателями этих документов, но, думаю, они не буду испытывать угрызения совести, если убьют тебя. Так же, как и люди Антона. В том, что они легко распоряжаются чужими жизнями, мы уже убедились.
   Михаил достал свой пистолет, проверил обойму, взвел затвор и поставил пистолет на предохранитель. Грета с ужасом глядела на его приготовления.
   - Мы с Гретой остаемся тут, но расходимся в разные стороны. У нее мой мобильник, ты сможешь с ней общаться. После того, как ты заберешь документы, ты говоришь об этом нам, встречаемся на этом месте. Если возникнут какие-то изменения, оговариваем их в эфире. Вопросы есть?
   Вопросов не было. Михаил попытался успокоить Грету, видя ее встревоженный взгляд.
   - Не волнуйся, девочка моя. Со мной все будет хорошо. Я умею обращаться с оружием и не в первый раз попадаю в подобные ситуации. Все будет хорошо. - Он крепко ее обнял, нежно поцеловал в губы, чувствуя, что Грета дрожит. - Не волнуйся, прошу тебя. Зная, что с тобой все в порядке, мне будет проще владеть ситуацией. И еще. Верь Максу как мне. Он мой друг. Он мне как брат. Я верю ему больше, чем самому себе.
   Грета кивнула и, всхлипнув, отошла к Максиму.
   - Давай, братишка, удачи тебе. - Максим крепко, по-дружески обнял Михаила.
  
   В доме было тихо. Вспоминая план, начерченный другом, Михаил осторожно, комнату за комнатой, обследовал первый этаж. Как это ни странно, дом был пуст. В нем не было никого. По крайней мере, на первом этаже.
   - Макс, на первом пусто. Иду на второй.
   - Принял.
   Обходя кучи строительного мусора, Михаил поднялся по лестнице наверх, внимательно прислушиваясь. На втором этаже, после коридора, было две комнаты и две ванны. В первой же комнате он увидел ее. Наташа стояла у окна, нервно теребя свою сумочку.
   Михаил появился совершенно беззвучно. Так, как его учили в армии. Но она почувствовала его появление и медленно повернулась.
   - Ты...?
   - Здравствуй, Наташа.
   Телефон на его поясе беззвучно завибрировал.
   - Да. - Ответил Михаил в гарнитуру.
   - Звонил Сергей. Они взяли покупателей. Сюда едет какая-то машина. Через пять минут она будет возле дома. Ты нашел Наташу?
   - Да. Понял. Конец связи.
   Наташа глядела на него. Выражение ее глаз постепенно менялось со смущенно-удивленного на обычное. На такое, как она всегда раньше на него глядела.
   - Зачем ты это сделала?
   - Мишка, уходи отсюда быстро. Скоро сюда ко мне приедут люди. Если они тебя здесь увидят, то убьют.
   - Ты имеешь ввиду покупателей? Они не приедут. Люди твоего мужа взяли их.
   - Ты... Он все знает? - Наташа сразу ему поверила и была в ужасе.
   - Да. Он все знает. Единственный для тебя выход сейчас - отдать мне документы. Я передам их Антону.
   - А почему я сама их не могу ему вернуть?
   - Он убьет тебя. Наташа, у нас очень мало времени. Отдай мне документы и сама уходи отсюда.
   Наташа не знала, что ей делать.
   - Ты отдашь мне документы?
   - Миша, я люблю тебя. Давай вместе продадим эти документы и уедем отсюда. Понимаешь, они стоят очень дорого. Это очень большие деньги. Я не хотела тебя во все это вмешивать. Думала, когда ты получишь то фото, не станешь меня искать. Я хотела получить деньги и уехать с тобой куда-нибудь подальше от России.
   - Я не верю тебе, Наташа. Скажи ты эти слова раньше, все могло быть иначе, а теперь... - Он протянул руку. - Документы.
   - А если я тебе их не отдам?
   - Через, - Михаил взглянул на часы, - две минуты здесь будут люди твоего мужа. Выбирай. Либо ты отдаешь эти бумаги мне, либо заберут их у тебя они.
   Наташа поглядела в окно и увидела в клубах пыли приближающиеся автомобили.
   Она поглядела на свой мобильный телефон, видимо, ожидая звонка от покупателей. Звонка не было.
   - Это они?
   Михаил кивнул. - Если хочешь, я могу забрать тебя отсюда и высадить в ближайшем городе.
   - Ты любишь меня? - С надеждой спросила она его.
   Михаил промолчал.
   На глазах Наташи навернулись слезы. Она открыла сумочку, достала из нее компакт-диск и протянула Михаилу.
   - Это они?
   Наташа кивнула. - Ты правда заберешь меня отсюда?
   Михаил положил диск в карман. - Идем.
   Рация пискнула.
   - Миха, отходи к вертолету. К машине не успеваем. Они уже рядом.
   - Я не один.
   - Принял. Наташа?
   - Да.
   -Документы?
   - Есть. Грета?
   - Со мной.
   - Конец связи.
   Михаил бегом бросился вниз. Наташа бежала за ним. Когда они подбежали к вертолету, его винты уже набирали обороты. Дверь была открыта. Михаил запрыгнул в нее и подал руку Наташе, чтоб помочь ей забраться в вертолет, боковым зрением заметив, как из остановившегося джипа выскакивают люди.
   Они не успели. Раздался выстрел. Один единственный. Наташа упала. По ее губам Михаил прочитал ее последние слова: "Я... люблю тебя... Прости меня, пожалуйста...".
   Михаил, не веря тому, что произошло, выпрыгнул из вертолета и опустился возле Наташи на колени. Он гладил ее по волосам, не обращая внимания на кровь, которая оставалась на его руках. Ее кровь.
   Макс выскочил из вертолета, что-то громко крича, но Михаил не слышал. По его щекам текли слезы.
   - Почему? - Шептал он.
  
   Уже в вертолете, в который Макс затащил Михаила, с трудом оторвав его от Наташи, он протянул ему свой мобильник.
   - Это тебя. Сергей.
   - Слушаю. - Ответил Михаил.
   - Документы у вас?
   - Зачем ты убил ее?
   - Повторить вопрос?
   - Зачем ты убил ее?!!
   Сергей помолчал, потом ответил.
   - Антон приказал.
   - ... ... ... !
   - У вас документы?
   - Да. После продолжительной паузы, хмуро, ответил Миша.
   - На ваши имена заказаны билеты на самолет до Екатеринбурга. Вылет завтра утром из Каира.
   - Я понял.
   Максим показал Михаилу на гарнитуру, которая была на нем надета, и протянул такую же ему.
   - Что он хотел?
   - Сказал, что на наши имена заказаны билеты на самолет. Вылет завтра из Каира.
   -Ты?
   - Согласился.
   - Куда летим?
   - В Хургаду, конечно. Там все еще за мной номер в "Восточной сказке".
   Максим улыбнулся и поднял вверх большой палец.
   В кабину, где сидели друзья, вошла Грета. Она молча глядела на Михаила.
   - Извини, братан, я отойду, - заметив ее, сказал Михаил.
   Макс кивнул.
  
   Грета глядела на Михаила со слезами в глазах. Она все видела. Она видела, как убили Наташу, и как Михаил бросился к ее телу.
   - Ты все еще ее любишь. - В ее словах не было вопроса.
   - Я не знаю, что тебе сказать, девочка моя. - Он подошел к ней и обнял ее. - Извини.
   Грета положила голову ему на плечо. - Я все равно люблю тебя, Миша. Я не сержусь. Я понимаю, знаю, что такое любить. Знаю, как больно терять близких. Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Я только прошу, не гони меня. Позволь быть с тобой рядом.
   Они стояли на берегу Красного моря. Их обдувал ласковый ветер Египта, играя волосами Греты. На песок пляжа капнула слезинка девушки, и песок жадно поглотил ее.
  
  
   "Ты можешь быть разным, Египет. Можешь быть нежным и ласковым, как твое море. Ты можешь быть жестоким и бездушным, как твоя пустыня. Я выполнил свое обещание и привез тебе свою любовь. Ты забрал ее. Не знаю, благодарить тебя за это или проклинать. Ты открыл мне глаза. За это я тебе благодарен. Ты убил ее. За это я проклинаю тебя.
   Но ты подарил мне Грету..."
  
  
   Февраль 2007 года.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"