Сергеев Виталий Александрович: другие произведения.

7 дней осени. Лондонский ключ.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть второй книги коллективного проекта "7 дней". Действия на скрытом фронте 2-й Русско-японской (Осенней) войны 2011/1941 года.

  <День первый.
  Понедельник 8 сентября 2011/1941 г.
  Сергеев Виталий Александрович, советник Президента РФ, координатор межправительственной рабочей группы по вопросам хроноинверсионного права.
   Никогда не нужно отказываться от своей мечты. Если сильно захотеть - она обязательно сбудется. Всю сознательную жизнь мечтал посетить 'цивилизованные' страны, а, оказалось, что живу в самой, что не наесть, цивилизованной стране. За крылом приближается старый Лондон. Девятисотый Фалкон уверенно несет меня к цели моего путешествия: Великому Смокеру не много изменившемуся со времен Шерлока Холмса. Дымящие трубы пароходов и заводов, серое поле старых доков с яркими черными проплешинами после майских бомбардировок... В левом иллюминаторе проплывают башни Тауэрского моста. Немецкие летчики не тронули этот помпезный ориентир на Темзе. Вот и развалины фабрик Крайдона, на их фоне трудно не заметить взлётку одноименного аэропорта. Что ж, хэйллоу эберигенс! Простите меня за мой английский.
   Визит мой был внеплановый. Рабочая группа должна была собраться в Париже через неделю, после назначенных на этот четверг выборов в английский Парламент. Переговорщики Черчилля искусно упирались, и четыре японских Бофайтера сбитых нашими вертолетчиками ночью под Хабаровском стали последней каплей, сделавшей лондонский визит 'Мистера Нет' неизбежным. Почти как в июне пришлось бросать все дела и лететь на запад при полном параде, но с одни чемоданчиком.
  
  02 ноября 2010г. / 29 июня 1941г. Сергеев Виталий Александрович, глава Тамбаровской районной госадминистрации.
  Летнее солнце немилосердно. Собирался в выходной подрыхнуть, хотя бы до девяти, но даже плотные шторы от ранней зари не спасают. Что ж, потянулись и вперед! Надо аполлонизировать туловище.
  Похоже, 7 часовой кофе после пробежки становится моей новой привычкой. Жаворонки мои спят. Стоп сегодня же 2 ноября, а это Вторник! Рабочий день! Или 29 июня - воскресение? Ять! Что там насчет выходных говорили? Не помню! Понедельник день тяжелый! Ну, что ж работа не волк, но если наверху в головах такая же путаница, то лучше об этом узнать на рабочем месте! Всё собираюсь и адью. Труба зовет.
  Так куда я вчера дел 'вицмундир'? Тут похоже не обошлось без мамы. Убрала. Иду в спальню. Мама спит. Прислушиваюсь. Дышит. Ладно, одену только рубашку. Лето же.
  Иду в детскую. Сын ворочается - значит, скоро проснется. Что ж будить не буду. Не спит только жена. Просто нежится в постели. Подхожу, целую в щечку. Открывает глаза.
  - Привет. Ты куда собрался?
  - Добру ранку, Солнышко! На работу!
  - А который час.
  - Полвосьмого.
  - Ой, я опаздываю!
  - Ты нет. Отдыхай - у тебя же каникулы.
  - Да? Точно. Осенние,
  - Ну, или летние. Отдыхай. Я дверь закрою.
  - Пока. Пока.
  Лето окончательно вступило в свои права. Весь восток заливает слепящий свет. Левый глаз слезится от солнца, приходится постоянно смотреть направо. Карагачи - деревья-подснежники, вслед за крылатками выпустили уже и листья. Пахнет березовым соком и тополиной смолкой.
  Пока иду, понимаю, что все же сегодня выходной. Но поворачивать на полпути неправильно, да и от солнца тогда не увернешься... Поработаю до полудни, а там при возвращении свет уже будет в спину. Стоп. В 12 в ДК коллективный просмотр, ну астрономический полдень как раз после и наступит. Хрень! Пора уже наверху навести порядок и с часами и с датами!
  Кабинет встречает свежестью и прохладой. До восьми успеваю и чаю испить и позавтракать. Перехожу к разбору документов.
  Всё же надо доверять своей интуиции. Вот что меня толкнуло сегодня на службу? Поразмыслив спокойно с минуту можно и дома было всё понять. Но ведь тянуло же. Вот сижу, документы по предстоящей посевной читаю, а полное ощущение, что было это уже. Дежавю! Вот сейчас телефон зазвонит. Точно.
   - Виталий Александрович?
  Глыбов Сергей! Откуда номер-то узнал? Пустая голова! Он же в каждом справочнике!
  - Да, Сергей Юрьевич.
  - Хлеб. Хлеб пошел!
  - Сколько?
  - Две тонны за ночную смену!
  - Ударники! Родина вас не забудет.
  - Но и не вспомнит, - смеётся Серёга.
  - Но тут уж фик. Сам представления сделаю. Вы там списки в перекур накидайте.
  - Извековечим!
  - Спасибо, Сергей. Будут теперь область радовать.
  В тот день первым порадовать начальство так и не получилось. Пока я межевался позвонить губеру, Валерий Анатольевич позвонил сам. Так я и узнал, что к 12ти за мной придет из Орска машина и два я отбываю в Москву. О своих успехах я сообщил Рогожину уже из самолета.
  В тот день мне ещё предстояли суетные сборы. И хоть тревожный чемоданчик у меня всегда в сборе, вызов явно требовал более широкого гардероба.
  В четыре часа московского я был уже в Кремле ...
  
  
  
  8 Сентября 2011/1941 г.
  Сергеев Виталий Александрович, советник Президента РФ, координатор межправительственной рабочей группы по вопросам хроноинверсионного права.
  
  Утро понедельника 8 сентября тоже не предвещало аврала. Выходные я впервые с июля провел с семьёй. Ездили в 'Пахру', не в знакомую мне с 2003-го пятиэтажку на лысом взгорке, а в домики Управления делами. Осень нынче сухая и теплая. Мы за два дня нагулялись по парку, даже порыбачили с сыном. Вдоволь покатал на коляске маму, уставшую после месячного квартирно-палатного заточения. Так что за отдых оставил не только чувство покоя и умиротворения, но и легкую физическую усталость, приятную для кабинетного сидельца. Вернулись только в 7 вечера воскресенья. В 10 по заведенному уже порядку легли спать...
  В полседьмого утра я уже подымался на третий этаж 14-го корпуса...
   Прошлой осенью корпус освобождали под реконструкцию, и рабочая группа урегулирования темпоральных правовых коллизий заняла апартаменты пресс-службы. Реконструкция 14 -го корпуса в очередной раз отложилась, и мой кабинет так и остался на 3-м этаже.
   В этот раз в свой кабинет я зашел только после оперативки и разговора с руководством...
   Так образовалась моя заграничная командировка. Всего-то и дел, что слетать в Лондон, встретиться с лидерами двух основных партий, нашим и советским военными атташе и , для проформы, с английскими делегатами нашей рабочей группы по урегулированию темпоральных правовых коллизий. Те полдня, которые я потратил на подготовку к командировке наш МИД согласовывал мой визит, и выдавливал из себя подобающий моему поручению ранг. С июля у меня были напряженные отношения с МИДовцами.
   Тогда, два месяца назад, нам за неделю предстояло подвести основание под новый миропорядок, легитимировать наши права на все достижения 21-го века, принципиально решить кучу правовых коллизий возникших из-за прерывания нормального хода времени.
   Пришлось поломать копья с хронолегитимистами, некоторые упорно считали, что имущество и права стран, оставшимися за рубежом переноса, надо подарить их предшественникам... И хоть я старый демократ и легист, но сорвавшийся у меня тогда диагноз 'либерализм мозга' моментально вошел в оборот и для многих уже скоро может стать и 'составом'. Среди моих оппонентов было немало МИДовцев.
   В определенном плане я сразу стал 'популярной' в Администрации личностью. Моя идея была подхвачена на самом верху, ключевые вопросы дипломатии и международной коммерции почти сразу пошли через мое согласование. Я выбирался в 'Октябрьскую' только на 5-6 часовой сон и не мог первый месяц сменить своего черного френча с шитым воротником. Через месяц такой покрой стал снова популярен у чиновников, и службы протокола и геральдики начали суетиться над приведением в порядок костюмов гражданской службы. Как и медальная лихорадка, лихорадка мундирная накрыла бюрократию в те дни. Я же до самого Московского саммита оставался не омедаленным и даже поизносился.
   Впрочем 'высочайшие камердинеры' снова побеспокоились обо мне, и перед иностранными дипломатами я франтовал в форме Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2 класса, хоть и без погон. Являя для наших МИДовцев бич и ходячее недоразумение, в глазах иновременных дипломатов, не знакомых с российской униформой, я был спецпредставителем Президента России по темпоральным вопросам международного права. Само же формальное отсутствие дипломатического ранга позволяло на рабочей группе выправлять мой английский более краткими и емкими идиомами. Вот с 'такой-то матерью' мы тогда и прорвались. Карьерные дипломаты считали саммит провальным: удалось достичь понимания только по Декларации. Которую англичане, кстати, под предлогом выборов еще не ратифицировали... Темпоральный суверенитет полностью признавался пока только САСШ, оккупированной нами Европой и поспешившими к ним присоединиться Сиамом, Турцией, Италией, а так же Португалией с Испанией и их бывшими и нынешними колониями. Но за Британской Империей - половина старого мира, и сейчас мне нужно было исправить июльскую оплошность.
  Визит мой рабочий, да и не та я фигура, что б церемонии встречи устраивать, но внимание лондонцев меня не обошло. Штучная конца 80-х 'Чайка', смотрелась вполне современно, а для этой страны, не признающей наших прав на достижения будущего, была вершиной автомобилестроения. Неудивительно, что на нас оборачивались по всему маршруту. Посольский ГАЗ-14 доставил нас на Кенсингтон Палац Гардиан 13, где в Советском посольстве ютилась и наша миссия.
  Как известно, если летишь на запад, то поясное местное время прилета и время отлета отличаются мало, а если учесть нашу любовь к переводу часов, в наше посольство я вошел ровно во столько же во сколько вылетел из Москвы. Четыре часа пополудни давали мне целый час на размещение, привод себя и своих мыслей в порядок. Через полчаса после меня из Форин-офиса прибыли наш временный поверенный Никонов и посол СССР Майский. Мой визит был несколько спонтанен, и согласовать встречу с Премьером удалось только на среду, с Эттли же я увижусь только в четверг. Что ж, будет больше времени на работу по профилю и основное поручение. Мило побеседовав с их превосходительствами на файвоклоке, приглушив свой гастрономический и информационный голод, в 19 часов я встретился с нашим военным атташе. По его каналам завтра должны быть передать посылку из Хабаровска, она будет кстати для разговора с Уинстоном. Утром мне ещё предстоял разговор с Горским и его российским коллегой, чей приезд сегодня помешал бы делу, а завтра на фоне общей планерки он пройдет незаметно для Бленхейм Пэлас. По своей линии они общие указание уже получили, а что именно и зачем подождет до завтра.
  Скромный английский обед трех послов не затянулся, за последовавшим после супа-пюре и рыбы чаем, я попросил Никонова подготовить для меня утром в консульском отделе списки современников работающих сейчас в Лондоне. Обменявшись после чая любезностями с Иван Михайловичем и Вячеславом Алексеевичем, я поднялся к себе и через полчаса уснул. В Москве было за полночь, на Дальнем Востоке вставала заря второго утра войны.
  
   День второй
   Вторник 9 сентября 2011/1941 г.
  Сергеев Виталий Александрович, советник Президента РФ, координатор межправительственной рабочей группы по вопросам хроноинверсионного права.
  
  И что за привычка вставать с петухами! Местного еще и 6 нет, а сна ни в одном глазу! В Москве конечно уже 9, но почто организм не дает себе хоть в командировке расслабиться?! Ладно, ничего не попишешь, не будем ломать режим.
  Даа, по комнате особо не побегаешь! Мала, да и шумно будет. Что ж отдадим двойную дань Гермесу, ибо не только спортсмен я сегодня, но и путешественник! Наклоны, приседания, да и стречинг моей засидевшейся за вчера спине явно не повредят. Не успел я закончить гимнастику, как посольский дом начал наполнятся шумами. Судя по приглушенному звону и позвякиванию 'проснулась' кухня. Что ж пора и мне выбираться, в уборную, а то кто их знает как у них с очередью?
  К 7 я привел себя и комнату в порядок и был приглашен к завтраку. По местным меркам завтракали в Посольстве поздно. Но каким бы англофилом Майский не был, завтракать на 'англицкий манер' между 5 и 6 утра просто не было смысла.
  Бриты с утра решали собственные вопросы, а беспардонность еасовских чиновников, 'просыпающихся' со своими запросами под конец московского рабочего дня, здесь, благодаря временной форе, не отрывала даже от ленча...
  Следует отдать англичанам должное: завтракают они плотно! Обжаренный бекон, сосиски, томаты, грибы с овсянкой и тостами вполне перекрыли энергозатраты моей получасовой зарядки. Уже к чаю я приступал полностью насытившись. И потому мог вполне насладиться неподражаемым вкусом черного английского чая, заправленного молоком. У нас хороший чай часто портят 'готовкой', вместо размеренной церемонии бухают кипяток в неподготовленный заварник и заливают молочным напитком из холодильника... Изуверы! Конечно, медный чайник не самовар, но в целом здесь в Англии к чаю подходят правильно! Размеренно! Одухотворенно! Поэтому, трудно удивляться тому, что у них получается такой неподражаемый вкус. Вкус чая и вкус политики...
  И хоть мы со своего берега видим все немного иначе, но логическая иррациональность англичан часто завораживает... Вот и сейчас, что Черчилль хотел сказать своим Бофайтерами и Томсонами на нашем Дальнем Востоке? Почто он рогом уперся против принятого уже основными игроками 'темпорального суверенитета'? Однозначного ответа на эти вопросы нет. Понятно, что Уинстон подает Великобританию лидером непокорных хроноабориганов, но как то делает он это не по английски, явно... А ведь по его же словам он 'никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать'... Хоть артефакты налицо, а обвинить англичан не в чем! Даже если докажем, что они сами японцам оружие поставили, так ведь эмбарго то нет, всего лишь честный бизнес! Знает, гад, что бить наотмашь не будем! И ведь думает, что вообще не будем! Лежащая у меня в первом дипломате 'нота' даже не пощечина, так - 'бла, бла, бла'. Ну что ж, нет у него оснований считать, что 'Русский Медведь' за 70 лет чему-то научился, вот мы его завтра и разочаруем. Кто здесь кролик, а кто удав мы еще посмотрим.
  Я поднялся к себе. В восемь ко мне зашли резиденты-полковники: советский - Горский и наш. Впрочем, если в данных Горского у меня сомнений не было, то, что его российского коллегу зовут не Семен Иванин, я так же не сомневался. Впрочем, как думаю и Дэвид Петри. После июльского скандала, когда наша и советская разведки вытащили 'кембриджскую пятерку' Петри чуть не слетел с поста. И не мудрено: Филби к моменту бегства успел уже полмесяца поруководить МИ7 - спецотделом по хронопереместившимся странам. Пришлось англам создавать отдел заново из УСОшников. Может отсюда и английские ноги у джапов растут? Ссорится перед Московским саммитом не стали. Англичане выслали для приличия Чигаева, так что между нашими, точнее английскими и советскими, разведслужбами теперь нет даже резидентов связи. Снова мы с англичанами 'вроде и не воюем'.
  Ребята были понятно в штатском, я же, для солидности принимал их 'при параде', с небольшим, но уже солидным 'иконостасом'. Не знаю, то ли предоставленный мной приказ Чигаева, ставшего в Белостоке заместителем начальника ГРУ ГШ РККА, толи Орден Трудового Красного Знамени на моем мундире расположили ко мне Гурского, но 'Вадим' не стал лишний раз демонстрировать независимость. Хотя и знакомое всем троим, находящимся в комнате, рукопожатие всё сказало.
  - Анатолий Викторович, Семен Иванович, думаю, не стоит лишний раз разъяснять имеющеюся диспозицию. В ближайшие два дня, нам совместно, без суеты и трений, как соотечественникам, предстоит сделать одно общее дело. Каждый будет отвечать только за свой участок работы, после получения от меня инструкций каждый будет действовать автономно. Семен Иванович,
  -Да.
  - У вас есть списки наших современников пребывающих в настоящее время на островах?
  - В моем кабинете.
  - Систематизируйте их пожалуйста. По интересу. Перед планеркой я зайду в консульский отдел. Потом поднимусь к вам. Вы поняли меня.
  - Да. Виталий Александрович.-
  - Встретимся через полчаса.-
  Иванин ушел. Я встал, подошел к сейфу и достал из него второй привезенный мною дипломат. Поставив, его на стол перед 'Вадимом', я набрал шифр, открыл крышку и извлек из дипломата кожаную сумку - двойника той, с которой обычно перемещался Гурский.
  Через пятнадцать минут я уже поднимался в консульский отдел. Учет в постпредстве велся хорошо и сложности моё вчерашнее задание не составляло. Все 57 футурмэнов зарегистрированных в нашем постпредстве, осуществлявшем в Лондоне консульские функции для всех стран будущего, уместились на 2 машинописных листах и одном коротком odt-файле. Поднявшись к Иванину я дополнил свои знания ещё 11 современниками зарегистрированными в посольствах Эстонии и Латвии. Все остальные старовременные посольства не посягали на нашу юрисдикцию над современниками, а этим двум фантомам терять было уже нечего. Ещё предположительно 7 человек англичане укрывали без регистрации. В этом списке числилась чета фермеров из Девоншира бывших в наше время подданными короны, и, если честно, то особо нас эта парочка не интересовала. Да и из оставшихся пятерых только выборгский программист Иван Зилич представлял хоть какой-то интерес. Почти весь этот посев занес на Темзу 'Эстонский паром'. Многих его пассажиров англы успели ещё в июне к себе из Хельсинки эвакуировать. Но большинство 'паромников' и перебежчиков первых дней финны, шведы, румыны, персы и турки передали нам ещё в июле. Кое-кто, конечно, ушел через Пяндж и Восточный Туркестан, но им особо не позавидуешь. Кто останется в живых всё равно проявит себя, и будет или депортирован к нам или работать на нас. Работа только на хроноаборигенов имеет свойство сильно сокращать жизнь, особенно если мы об этом современнике вовремя не узнаем.
  Мои изыскания имели двойной смысл. Во-первых, завтра Никонов ещё раз потребует от Черчилля возврата и хорошего, 'соответствующего принятым в 21-м веке стандартам' отношения к нашим современникам, плюсом к этому я передам отдельное письмо по Зиличу ( а то англичанам кажется, что они его выжали...). Это обоснует мой интерес к спискам. А во-вторых, я хочу повидать старого товарища, занесенного журналистской судьбой в Лондон. С Бленхейм Пэлас за ним уже приглядывают, вот и надо им дать повод брать его в оборот.
  - Семен Иванович, где собираются наши современники в Лондоне? Паб, театр...
  - Смотря кто. Театралов у нас мало. Постпредские чаще ходят в кино, по- ресторанами, барам только с согласия Вячеслава Алексеевича.
  - А частные лица? Думаю, у них должного понимания дисциплины нет?
  - У большинства есть. Англичане народ 'прямолинейный', если не за ту команду болеешь, то могут и стулом огреть. Да и не любят здесь наших. Так, что большинство отдыхают при гостиницах.
  - Неужели совсем смельчаков нет?
  - Есть парочка. Любят 'отбиваться от группы', за пивом посидеть. Но они тоже стараются шума не подымать.
  - Думаю, Леонид Рассада в их числе?
  - Да. Он завсегдатай баров Чукка и Артезиан. Но они оба в Лангхаме, где почти все наши и живут. Пару раз был замечен в Грейпес, ну так по разу все мы там отметились.
  - А в 'Флориде' он ещё не был?
  - Так его только 2 сентября открыли. Журналистов мы пока туда старались не привлекать.
  Бар 'Флорида' был нашим предприятием. В июле помещение выкупила 'группа русских эмигрантов из Южной Америки' и, по согласованию с 'лондонской мэрией', в нем был оборудован первый зал караоке. Удивительно, что Лёня еще не распечатал это место!
  - Ну что ж, настала пора привлечь. Думаю, промоуэтеры бара могут сегодня пригласить помощника режиссера Леонида Рассаду. Часов на шесть?
  - Уверен, что смогут. - сказал улыбнувшись Иванин.
  - Вот и хорошо. Я буду там минут на 10 позже. Думаю, что моё сопровождение должно быть неотличимо от обычного...
  Всё было сказано. Я направился в холл - на совместную часть планерки, Семен задержался для дачи распоряжений. 'Планерка' по организации скорее походила на партсобрание. Ровные ряды стульев оставляли один центральный проход, на колонне слева висело 50 дюймовое табло (телевизор Минск - 41/11, в июле разработанный и запущенный белорусами в мелкую серию). Красная трибуна украшенная российским и советским гербами, как и положено, стояла слева от стола президиума, рядом с телеэкраном. За столом уже сидели Никонов и Майский. Несмотря на то, что Иван Михайлович был в современном мне двубортном костюме, смотрелся он старорежимно, ни этот костюм, ни годы совслужбы не вытравили из него 'старого социал-демократа'. Никонов был одет так же, но пиджак сидел на нем вольготно, 'по-домашнему'. Вячеслав Алексеевич прославившийся уже и здесь, как поклонник консерватизма, демонстрировал скорее поднимающуюся над Тауэром 'зарю либерализма'. Впрочем, сами англичане не могли ещё делать столь далекоидущих наблюдений.
  Пройдя к столу президиума, я еще раз поздоровался с коллегами и занял третье 'посольское' место. Пришел Иванин, работники постпредства и посольства заполнили весь зал. Без пяти девять Вячеслав Алексеевич открыл 'собрание', огласив повестку дня и представив меня присутствующим.
  Повестка дня была проста: 'Работа советской и российской дипмиссий в Лондоне в условиях вероломного нападения Японской и Маньчжурской империи на Российскую Федерацию и Монгольскую Народную Республику'. После краткой вводной, включился телеэкран, где 'Россия-сегодня' начинала очередной выпуск новостей.
  Телевещание за пределами зоны переноса было налажено еще в августе. Во многих столицах и мегаполисах старовременных стран устанавливались рекламные 3 на 6 метров и более плазменные панели, которые демонтировались в городах союза. В гостиницах и крупных кинотеатрах ставились телевизоры с большой диагональю. В наших посольствах, иностранных правительствах, офисах крупных информагентств также размещались телеточки. Каждая установка дополнялась спутниковой антенной и приемником. На рекламных панелях сохранялась и возможность пускать местную рекламу, что собственно за три месяца полностью должно было окупить их установку. Пока реклама изготавливалась у нас, но сбором и размещением рекламы занимались уже местные дочки ЗАО 'Русская Банерная Кампания', жена, по моему рекомендации, имела долю в этом бизнесе. Для обеспечения иновещания были уже выведены три, охватывающеё сигналом старовременную Европу, и большую часть обеих Америк, спутника. Для уверенного покрытия предполагалось до конца года эту спутниковую группировку утроить, охватив трансляцией ещё Океанию и Азию. Внутри ЕАС же делалась стратегическая ставка на интернет-ТВ.
  Иновещание сразу понималось как одно из средств информационной борьбы. Соответственно формировалась и программа передач. Единый телеканал 'Россия-сегодня' четыре часа показывал новости на всех государственных языках Европы, даже Германская Республика получала свою порцию на хох-дойч. Еще два часа отводилось под новости на русском с субтитрами. Столько же занимала музыка: классика, народные мелодии, наши песни 40-70-х годов. Оставшееся время крутили кино. На континентальную Европу и обе Америки шла классика мирового и советского кино, с двумя ограничениями: в списках не было английских фильмов и военных фильмов, в которых применение боевой техники, тактические и стратегические приемы показывались излишне доходчиво. Многие фильмы шли на языке оригинала, с субтитрами на русском или местном языках. Но те же 'Шербурские зонтики' французы смотрели на русском с субтитрами! Госфильмофонд позволял не один год показывать переведенные на русский фильмы без повторов. На Англию вещание шло только с нашими и трофейными немецкими фильмами.
   В 9 утра лондонского времени 'Россия-сегодня' выдавала в эфир большой русский выпуск новостей. Оперативная ситуация была в целом неприятная. Японцы продвинулись в некоторых местах до 10 километров. Японские суда с десантами для островов были потоплены. Но только в Монголии объединенной советско-российско-монгольской группировке под командование генерал-лейтенанта РККА Василия Ивановича Чуйкова 'удалось отбросить врага и перейти в наступление'. В этой реальности, думаю, Чуйков именно за Халхин-Гол первую геройскую звезду и получит.
  Дальше шли внутрисоюзные новости. Так, в связи с болезнью Нурсултана Абишевича, срочный саммит глав ЕАС перенесли в Астану. Первые лица Украины и Беларуси и премьер России вылетят туда из Москвы сегодня в полдень. Дмитрий Анатольевич присоединится к ним позже, надо же, пока эта тройка в пути, кому-то главнокомандовать?
  
  Собственно, сентябрьский саммит изначально планировалось провести в Риге через 10 дней. Дележ прибалтийского пирога был ещё не завершен, да и Союз явно нуждался в укреплении. В начале августа наша рабочая группа билась над 'Литовским вопросом'. Горячие головы хотели Литву поделить, минимум передать Виленский край Беларуси. Но так поступать с совоюющей страной было неправильно! Да и больше всех других пострадавшим в летней войне белорусам превращенный в щебенку Вильнюс поднимать не хотелось. В конце августа специалисты порезали Прибалтику по-другому. Литва приобретала некоторые прилегающие районы Курляндии, 'обменяв' их на передаваемое российскому Калининграду балтийское побережье. А в составе Беларуси появлялся Латгальский автономный край. Оставшаяся часть Латвии и Эстония отходили к России. Украина, выделив за героизм русинам в автономию Закарпатье, в июле получила себе ещё геморрой с Молдавской автономной республикой. Разоренная Литва мало чем могла одарить своих спасителей, но награды за ратные подвиги и дипломатическую поддержку раздавала щедро. Командорский крест Витаутаса Великого я считал честно заслуженной наградой.
  Пока я размышлял, новости кончились. С коротким словом выступил Никонов, потом на 15 минут 'зажег' Майский. Пришлось и мне вставить тридцать слов по теме. Все собственно понимали, что это 'происки', но вот чьи? Потому, каждому и надлежало крепить обороноспособность и бдительность на своем рабочем месте. Растягивать собрание не стали. Мои современники с трудом скрывали на подобных мероприятиях иронию и потому после порывов июля, начальство решило больше не развращать предков нашим цинизмом. Посольство и Постпредство разошлись на собственные планерки. Сегодня меня вело Постпредство. Официальная часть моего визита предполагала протокольное посещение английского МИДа и рабочую встречу с английскими представителями в межправительственной группе по темпоральным вопросам международного права. По большому счету ждать от этих встреч было нечего, но политес должен быть соблюден.
  Сколь насыщено было моё утро, столь бессодержателен был день. Два протокольных визита заняли с подготовкой и поездкой часа четыре. Обильно попрактиковавшись в произнесении 'sir' и 'now' и потешив своё Эго титулованием 'экселенц' я заехал на ленч в Лангхам. Застать там Леонида или кого-либо ещё из знакомых в разгар рабочего дня я не рассчитывал, а вот новости посмотреть было можно. Дневной информационный выпуск шел на английском. Оттенки смысла ускользали от меня, но основное содержание я ловил твердо. Бои в Приморье и на Амуре продолжаются. Под Хабаровском пришлось подключить даже интернированные в июне и доукомплектованные части НОАК. Подавалось это через 'единство перед лицом агрессии', но не трудно было понять, что привлечение китайцев создает нам ненужные политические обязательства и обусловлено колоссальными людскими потерями, которые своевременно не удается покрыть переброской российских частей с запада страны. Кратко мелькнул репортаж о подготовке парада Победы. Скорее всего, его пустили, чтобы показать нашу силу и сиюминутность дальневосточных трудностей. Танки шли по Красной Площади, хотя, насколько я знаю, до самого парада это не планировалось. Но японцы, видимо, поменяли и эти планы. Перед прогнозом погоды прошел краткий сюжет из Берлина о ликвидации МОСАД кого-то из ушедших в подполье эсесовцев. Киллер, похоже, тоже погиб. Больше важных новостей не было, и экран занял какой-то фильм с Марикой Рёкк. С таким продвижением, скоро она и Рина Зеленая станут самыми любимыми актрисами Англии.
  
  Возвращаясь на Кенсингтон Палац, я заехал в пару бутиков. Ни мой мундир, ни костюм-тройка не подходили для намеченной на вечер программы. С некоторым трудом мне удалось подобрать приемлемое для солидного паба облачение, попутно прикупить сувениры сослуживцам и домочадцам. Так что в постпредство я вернулся почти на файв-о-клок счастливым обладателем костюма из плотного твида в мелкую серую клетку с накладными карманами укомплектованного так же и кепи. За чаем Никонов передал мне приглашение во 'Флорида-бар', мы коротко обменялись английскими наблюдениями, и я поднялся к себе, готовиться к вечернему моциону.
  
  Вначале шестого мы были во 'Флориде'. Предъявив швейцару пропуска, я со своей маскирующейся под супружескую пару охраной прошел в салун. Барный вход я сразу проигнорировал, во-первых, с нами была дама, а во-вторых, караоке - не для хорового пения, а что из песни получится, когда все вокруг стоят?
  Просторный холл салуна разбивался на три секции метровыми внутренними простенками и продолжающими их двумя рядами колонн, соединенных по потолку арками. Стоящие за простенками столики давали некоторое уединение и были дополнительно отгорожены ширмами оплетенными 'тропическими растениями', так, что вход и выход из них был только под аркой. Отведенный нам столик находился в центральном секторе. Сразу за ним простирался свободный пятачок, бывший, по-видимому, танцполом. Далее его обрамляла барная стойка. Наш столик был на виду, но и для нас большая часть зала была как на ладони. Оставив своих спутников за столом, я подошел к стойке и заказал себе темного Гиннеса и сэндвич. Сидевшая рядом русая голова обернулась. Леня всё же узнал меня по голосу.
  
  - Витас? Ой, прости, Виталий Александрович?
  - Лайнел, кончай прикалываться! Мы ж в баре чать!
  Обниматься сидя на высоких барных стульях было неудобно, потому мы ограничились рукопожатием и хлопаньем по плечу.
  - Ты, похудел. В этом костюме я тебя сразу не узнал, думал фриц какой-то.
  - Да и ты, Лёнь, сдал. А почто, фриц-то? На местного не тяну?
  - Так выправка есть, а снобизма нет. Местные, что с выправкой, снобы.
  Бар-тендер, готовя заказ, явно прислушивался к нашему разговору. Что-то подсказывало мне, что я здесь не для того чтоб греть эти уши, пришлось отвлечь данного 'совместителя' предложением обслужить столики.
  - One moment, sir!
  Взяв свой заказ, мы отошли за свободный стол у противоположной колоннады. Висевшая над столом вытяжка позволяла курить в этой части салона.
  Леонид уже месяц как пребывал в Англии. Имея яркий талант спичрайтера, и неплохо зная английский, он бы никогда не выбрался на ЦТ из своей Коми. Но англы устроили настоящий бойкот нашим ведущим журналистам. Визы специалистам с ГТРК не выдавались, а посылать рентевешников не желали наши... Вот и подали на получение визы сотню спецов из региональных кампаний. Леониду визу дали. Судя по подбору его группы, обязан он этому был своим СПС-совским прошлым. Значит, англичане уже шерстили интернет. Что ж, наши службы тоже устраивал отъезд этого несгибаемого борца, бывшего к тому же майором милиции в отставке... Последнего обстоятельства в интернете конечно не было.
  С 5 августа Лёня занимался переноской штативов и прочих киношных тяжестей, иногда подбирая в местных СМИ сюжеты, которые могли бы быть интересными для показа на ТВ нашему и английскому зрителю. Большой любитель футбола, он даже пару раз комментировал в камеру итоги текущих игр, но из-за труднопереводимости идиом 'ачоа' и 'ёпть' ему пока не доверяли прямые репортажи.
  Лондонская жизнь в целом Леонида устраивала. Работа интересная и при этом не пыльная, выпивка хорошая, футбола и кино хоть отбавляй. Трудность была с женщинами... От местных, помня шпионские романы, приходилось себя блюсти. Узость же коллектива современников грозила всякую случайную связь сделать постоянной. Да и жена всё-таки дома. Пришлось подбодрить коллегу, что, мол, постараюсь посодействовать выезду семейства. Но в ближайшие месяцы это случится вряд ли.
  Допив пива, мы подошли к бару и взяли по паре 'дриньков'. Даже залитые на пинту пива две унции виски не могли сломить двух русских мужиков, но напряжение как-то отпустило. Мы попросили включить караоке. Леня вытянул на 98 что-то из Лепса, я на 87 'Нэсэ Галя воду...', и вместе душевненько под третий 'дриньк' мы спели 'Лучину'. Тут нам пришлось прерваться, так как подходило время новостей, и мы с сосисками и очередным 'дринком' ушли к столику.
  'За прошедшие сутки заметных изменений линии фронта не произошло. Дальняя авиация нанесла ряд массированных ударов по складам и местам сосредоточения маньчжурских войск на территории противника' - вещал ящик на английском. Далее снова репортаж о подготовке к параду, встреча Медведева с руководством Объединенного Генштаба, репортаж о потоплении Курильской эскадрой ТОФа 'неизвестной подлодки'... О Саммите в Астане НИЧЕГО! Похоже, СМИ напускают туману, пора возвращаться в Постпредство. Покончив с выпивкой, я подозвал 'боя' и рассчитался. Леонид напросился со мной. У меня не было причин не подвезти его на Риджент-стрит к отелю, такое радушие вполне совпадало с замыслом встречи.
  В Постпредстве было спокойно. Семичасовые новости здесь не смотрели. Интернета в Лондоне ещё не было. Телефоны молчали. Радиосвязь с Москвой будет только в 6 утра. Может, я зря паникую? Выпил лишнего вот и мерещится?
  Обменявшись за ужином в тесном посольском кругу своими первыми впечатлениями о лондонцах, я поднялся к себе. Комната была убрана, мундир отглажен, ботинки и ордена начищены... Еще раз повторив на ночь свой завтрашний спич, я полистал местную и нашу прессу, выйдя на курительный балкон подымил сигарой на плотный лондонский туман. Почистив в уборной зубы и оправившись, в девять тридцать я лег спать. День завтра ответственный, а встают здесь рано.
  
  День третий
   Среда 10 сентября 2011/1941 г.
  Сергеев Виталий Александрович, советник Президента РФ, посол по особым поручениям, координатор межправительственной рабочей группы по вопросам хроноинверсионного права.
  
  Спалось мне в эту ночь беспокойно. Томительная неопределенность, тревоги предстоящего дня, да и разбавленная виски пинта пива не давали спокойно спать. Посреди ночи я чуть не вписался в дверной косяк, направляясь в уборную. Хорош бы я был с шишкой или бланшем на приеме у Черчилля! Ко второй 'побудке' я сообразил, что здесь на дворе первая половина двадцатого века и волшебное изобретение человечества 'ночная ваза' пребывает под кроватью для пользы и спящих, и страждущих, дабы вторые, топая за своими порывами, не будили первых. Разбуженный кухонными звуками, я, первым делом, поспешил избавиться от результатов ночного озарения.
  Вернувшись к себе, я по вчерашнему образцу сделал усиленную зарядку. Вышел на затянутый плотным смогом балкон. Подымил гаванской сигарой. Что-то много курю последние дни. Так гляди и втянусь. Ну, еще пару затяжек и завязываю.
  'Туман, туман
  На прошлом, на былом...
  Далеко-далеко
  За туманами наш дом...'
  Надо после завтрака разговор с домом заказать. Без интернета и сотовой - как без рук. Ну, что чистить зубы, бриться и завтракать! День обещает быть интересным!
  То, что он станет 'настолько интересным' уже через 10 минут я не мог и предположить. Перед самым завтраком Вячеслав Алексеевич послал секретаря с просьбой срочно подняться к нему. Поздоровавшись, он протянул мне шифрограмму переданную ночью из Москвы: ' Вчера при подходе к аэродрому Астаны, потерпел аварию правительственный борт ?2. Все находившиеся на его борту погибли...'
  Так , 'для расследования' понятно создана межправительственная комиссия, предположительные причины стандартны: 'ошибка экипажа, наземных служб, сложные условия... теракт...'. А что, в Казахстане японцы могли вполне развернуться, да и 'свои'...
  '... Ввиду сложной внутренней и международной обстановки с 18 часов по московскому времени на всей территории государств-членов Евро-Азиатского Союза вводится военное положение. Исполнение полномочий верховных органов власти в условиях военного положения берет на себя Государственный Совет ЕАС... В связи с гибелью в авиакатастрофе членов ГосСовета ЕАС А.Г. Лукашенко, В.В.Путина, В.Ф. Януковича...'
  Уууу! Они еще одним рейсом летели. Польского примера им мало!
  ' ... объявляется недельный общенациональный траур'.
  Следующая шифрограмма касалась усиления безопасности посольств и наших граждан за рубежом. Отдельно шло сообщение о кооптации в состав Госсовета представителей стран-участников 'в место выбывших'. Список состоял из одних генералов (министров обороны и начальников штабов), причем был несколько шире, чем промелькнувшие в первом сообщении три фамилии. Да, такие экспромты готовятся всю жизнь! Начавшие после Переноса играть всё большую роль в политике военные, похоже, наконец, переломили расклад в свою пользу. Как только они смоли отправить то всех одним самолетом!!! Дмитрию Анатольевичу не позавидуешь, не надо было ему с Сердюковым возиться как с писаной торбой! Хотя, в его слабости его сила. Прорвемся.
  'Долго нас невестам ждать
  С чужедальней стороны.
  Мы не все вернёмся из полёта,
   Воздушные рабочие войны'...
  Во, привязалась-то! Кажется из 'Хроники пикирующего бомбардировщика'. И ведь к месту... Никонов вывел меня из внутреннего смятения:
  - Что, думаете, Виталий Александрович?
  - Переворот, Вячеслав Алексеевич. Но, будем исходить из того, что наши ведомства сохранили легитимность.
  Мой пассаж прозвучал как-то обыденно. Мы переглянулись.
   - Через час должны прийти новые инструкции. В том числе по сегодняшнему дню.
  - По получении и посмотрим. За нами своей воли нет. Торопиться нам некуда.
  Никонов сложил шифрограммы в сейф, мы, молча, прошли в столовую. За завтраком, приняв соболезнования Майского и слушая его трескотню, мы с Вячеславом молчали. Струны нашего времени натягивались и рвались одна за другой, но нам некуда было деться от менявшего тембр инструмента.
   Чайная церемония успокаивает. Вот и сейчас, после правильно подготовленной и неспешно выпитой чашки чая сковавшая сердце стужа стала отпускать, ужас осознания неумолимости хода времени отступил, четверть час цепеневшее тело стало спешить жить. Что ж, ещё есть полчаса, что бы загрузить себя делом.
   Возникшее после побудки желание позвонить домой я от себя отогнал. В Москве уже рабочий день. Жена сейчас едет из школы в аспирантуру. В августе ей не удалось найти место ни в одной московской школе по специальности. Но, нет худа без добра! Ольга, наконец, согласилась восстановиться в аспирантуре, причем очно. Открытие же в Москве Посольства СССР потребовало создание при нем и небольшой школы и, по моей протекции, жену взяли по совместительству преподавать русский язык в начальных классах. Сын учится тоже в Советской школе в подготовительном. Собственно 'Преподавание русского языка в начальных классах при совместном обучении соотечественников из разных времен' и является теперь темой жениной диссертации.
   Так что август у нас был тот ещё... Только прививок всем поставили от 10 до 14. Причем комплексных. Может потому меня, кстати, в мой вояж и отправили - для местных, в части инфекций, я практически безопасен и в подходящем ранге другого чиновника проходящего по параметрам 'Временных межвременных санитарно-эпидемиологических правил' (ВМВСЭП) в нужный момент не нашлось. Но основными, конечно, были другие резоны...
   В общем, ни жены ни сына дома нет. Звонки на сотовый 'рекомендованы' только в крайнем случае. На домашнем же номере только мама, а её мой звонок сейчас скорее взволнует, чем успокоит. Вот приеду с аудиенции позвоню. Пойду лучше к себе, проверю ещё раз готовность своего мундира. Здесь царствует Протокол, так что по одежке не только встречают... Для предстоящей встречи и меня и моего сегодняшнего визави вполне бы устроил черный фрак с белой жилеткой. Но в понедельник в нашем МИДе меня облачили в посольский мундир нового образца и, в отличие от июля, даже кортик выдали. Собственно по английскому этикету и это допустимо. Весь костюм был вчера посольскими отглажен и почищен, новые хлопчатые рубашки накрахмалены. Мне оставались только нанести финальные штрихи на портрет 'черного маршала'. Открыв, гардероб я не стал снимать черный двубортный шерстяной пиджак в вешалки. Достав из сейфа шкатулку с наградами, и вооружившись линейкой, я стал размечать места крепления образовавшихся у меня за 39 лет жизни наград.
   Собственно, 'за 39 лет' - это громко сказано, за '39 дней' - куда точнее. Не могу сказать, что до Переноса я ничего полезного для своей Родины не сделал. Все же не просто честно жил, растил сына, заботился о старших, крепил семью - вся сознательная жизнь в политике. При этом ни за одного проведенного в депутаты, мэры, вице-губернаторы мне не стыдно... Но, поди же ты, среди российских наград нет ни одной которая бы могла вознаградить за старания на моем поприще! Даже государственной премии или почетного звания нет... Разве только что в ранней молодости нагеройствовал я на 'Защитника свободной России'. Так после Переноса медаль эта 'не актуальна'. А вот выпал мне случай оказаться в нужном месте в нужный момент и за прошлый август образовались 4 награды!
   Орденов и медалей у меня могло быть и больше. После капитуляции Германии много было желающих себе медаль или орден повесить. Особенно много 'достойных' образовалось в областях и Правительстве. Вал представлений заставил наградной отдел поднять вопрос 'упрощении процедуры' на совещании Администрации... Решили опросить руководителей служб... Зря они это сделали. Первые недели июля меня вымотали, а 'оторваться' никакой возможности не было. Вот я и высказал все что думаю по поводу желающих к крови героев примазаться. Нет я не ругался, просто пристыдил пред предками, да еще при Президенте... В общем решили вести процедуру обычным порядком, ускорить рассмотрение только представлений на отличившихся военных.
   Так я исчез из списков на награждение 'заслуженной медалью', а рассмотрение представления на 'Знак Почета' от Оренбургской губернии ушло в планы на август. Наградные вообще на меня немного ополчились. Так что когда после Московского саммита Нарышкин Сергей Евгеньевич сделал представление на отличившихся сотрудников Администрации, против моей фамилии были представлены возражения Наградного отдела. Мол, не достоин я ордена 'За заслуги перед отечеством 4 степени', так как ни почетных званий, ни государственных наград не имею... Dura lex - sed lex!* Над законом и Президент не властен. Но надо сказать Дмитрий Анатольевич - человек с юмором. Надо быть юристом, что бы так пошутить в простой резолюции : 'Согласен. Наградить следующим по старшинству орденом'... Представляю, как наградные взвыли. Более старшая награда Орден святого Георгия чисто военная. Ни к числу старших, ни к числу младших офицеров я не отношусь. Значит, награждать высшей общегражданской наградой? Но если за мои заслуги перед отечеством нельзя дать даже низшей степени одноименного ордена , то за что мне давать высшую награду России - Орден святого апостола Андрея Первозванного? В общем в тяжких терзаниях наградные родили и согласовали по отделам ходатайство о награждении сотрудников Администрации непроходящих по статусу награды на которые они представлены следующей в порядке убывания старшинства наградой. Так и стал я первым и пока единственным в Российской Федерации кавалером ордена Александра Невского.
   Теперь красный крестик на красной орденской колодке я крепил напротив левой петлицы с 'маршальскими' звездами, так что бы знак ордена был на уровне венчающих петлицу пальмовых ветвей. Шитье мундира богатое, на золоченых пуговицах и ножнах клинка российские орлы , а вот с петлиц они уже слетели - МИД ведомство Союзное.
   Рядом на 15 сантиметров ниже можно прикрепить только четыре награды. Слава Богу их у меня как раз ещё столько в наличии и есть. Минск, Киев и Астана тоже уже оценили мои заслуги, но награждения пока не было, так что ордена Дружбы, Барса и Ярослав 4 степени не толкаются ещё меж собой за место в орденской колодке. По старшинству первыми идут награды своего государства, но не могу я Орден Трудового Красного Знамени разместить левее Ордена Почета! Наградные повесятся, хотя после того когда вручая Александра Президент сказал вкрадчиво: 'Я вообще-то немного другое имел в виду!', они петлю с шеи наверно так и не снимали. А вот за продолжение президентской фразы: 'Думаю, у нас будет заслуженная причина это исправить', выворачиваться наизнанку приходится уже мне. Эээх. Сдюжим. Теперь подарки из прошлого.
   Собственно, можно было, и не размещать за орденами две медали. Но награды посла на официальном приеме имеют и знаковое значение. Вот родная моя 'Часорат', ещё из допереносной жизни. А рядом 'Борец с нацизмом' - от Временного правительства государства Израиль. Собственно эта медаль скорее дедова, все же не я брал Берлин, освобождал Освенцим и Прагу... Но по статусу медали её могут получить и потомки героев той войны. Правда только потомки - израильтяне, но земли у этой страны ещё нет, и её Правительство решило, что пока весь мир Израиль. Так, остался только белый командорский крестик Витаутаса Великого, но его я надену после жилета. А пока определю длину ленты, нельзя, что бы знак этого ордена был выше, чем знак ордена Александра Невского.
   Что ж, к параду готов, как раз время сходить узнать новости. У связистов был аншлаг: посол и полпред, оба особисты, военные атташе... Общие новости не радовали, в столице шла подковерная борьба совмещенная с проскрипциями. Всё же вовремя меня услали. В целом фронт стоял по границе, но японцы смогли оттеснить наши части на окраины Дальнереченска. Нашли таки слабое место. И авиацию не применишь... Отойдя к зашторенному окну вскрыл предназначенный мне пакет. 'Срок возвращения прежний. Вылет дипломатическим рейсом'. Так всё похоже идет по крайнему сценарию. С Уинстоном приказано говорить с предельно возможной для союзников жесткостью. Зайдя к Никонову, сверили директивы. Все остаемся на своих местах, продолжаем делать намеченное ранее. На Даунинг-стрит 10 нас ждут через час.
   Черный шерстяной двухбортный пиджак с позолоченным шитьем, форменная фуражка российского дипломата, черные кожаные полуботинки, очки в позолоченной оправе с затемнением, позолоченные часы в кармане желета, обручалка и печатка белого золота с изумрудом под белыми лайковыми перчатками. Таким в 9.58 я стоял пред черной дубовой дверью обрамленной белыми колоннами. Без 12 секунд 10 дверь открылась, и я был приглашен кабинет одного из сильнейших властителей старого мира.
   Меня и переводчика проводили в кабинет. Грузный, как и я, мужчина встал из за стола и протянул руку.
   - Good afternoon, Mr. Prime Minister!
   - I am glad to welcome you on the British land, Mr. Ambassador-at-large!
   - I am glad to possibility to learn English hospitality.
   - Let me express my admiration for the Russian Army's courage in the Far East and confidence in the fast returning of Iman*.
   Какую веру на Дальнем нам освобождать? Проблемы у нас только в Дальнереченске! Старый лис пытается взять верх. Что ж, продолжим 'обмен любезностями' у меня есть и для него новости.
   - Thank you, Mr. Prime Minister! Take our admiration of Tobruk's garrison as well. I am sure his capitulation is only a prologue to the Libyan campaign's successful completion. Премьер напрягся. Да как то двусмысленно получилось. Но что взять с выпускника российского вуза? Спасибо хоть за последний месяц Мпендуло Кумало** помог произношение поставить. Теперь вот возглавляет комитет 'Свободная Африка' - не зря в Администрации тёрся. Что ж, подсластим пилюлю..
   - Your Exelellency, baaskap*** of the great nations doesn't suffer from temporary loss of the border fortresses.
   - Defeats always led our countries to the victories.
   - However, the past days' events can cause benoudheid**** . I have been instructed to transfer to you an important message from my President. To give it you personally.
   - Well, I see, we really needn't the translators. ***** Мы отпустили наших переводчиков и перешли, наконец, к делу.
   - Господин Премьер-Министр, наши страны были союзниками в годы величайших испытаний и, как Великие страны, всегда старались вести себя достойно с союзниками и дружественными странами, выполнять взятые на себя обязательства. После Московского саммита, Вашим правительством было взято на себя ряд обязательств. Как-то: полное признание 'темпорального суверенитета', возвращение наших современников на хронопереместившуюся территорию, установление полноценных дипломатических отношений между Британской Империей и Российской Федерацией, создание на Земле Израиля совместно с Временным Правительством Израиля переходной администрации...
   - Но, господин Посол, правительство Его Величества подтвердило наше стремление к выполнению взятых обязательств. Но, Вы же понимаете, что мы страна демократическая и обязаны следовать процедуре... После развала коалиции мы вынуждены были отложить важные дипломатические решения до формирования после выборов нового Правительства ...
   - Мы можем быть терпимыми с дружественными странами и сдерживать свое беспокойство****. И, хотя, Ваши сложности нам понятны, и мы готовы были решить эти вопросы уже с новым Правительством. Но, герцог, применённые Маньчжурией новейшие английские танки и самолеты положили предел нашей терпимости!
   - Мистер Сергеев, Вы же понимаете, что это недоразумение! Япония просто перехватила часть наших поставок Гоминьдану.
   - Правда? Японцы конечно вероломны, и ,судя по уже отбитым и уничтоженным нашей армией образцам, они смогли перехватить все ваши поставки, причем полностью и дважды. Дом горит, а часы идут! Господину Президенту всё труднее считать Великобританию дружественной страной.
   - Господин Посол, наша беседа не способствует сближению.
   - Не речи лечат, ваша милость! Английские пули убили наши надежды! Похоже, холод моих слов, наконец, загнал льва в угол. Что ж, будем дожимать котика.
   - Если в ближайшие сутки Правительство Его Величества не обнародует юридически значимых решений по сути взятых на себя на Московском саммите обязательств, Евро-Азиатский Союз не сможет более считать Великобританию дружественным государством. Мы не дадим посягать на наше господство.**** Как в дальнейшем мы намерены поступать с недружественными странами, Вы узнаете в ближайшие двадцать часов.
   Я резко встал, слегка прищелкув каблуками.
   - Ваше высокопревосходительство! Честь имею! Сидевший напротив старик поднялся вслед за мной.
   - До свидания, господин Посол!
   Держа осанку и мысленно благодаря создателей хлопчатых маек я покинул дом собеседника. Сев в авто, я рукой приказал ехать. Пересохшее горла не могло выдавить более ни слова. ---------------------------------
   * Иман - название Дальнереченска до 1972г., посол путает с 'иман' -вера в исламе.
   ** - советник-посланник посольства ЮАР в России 2010г.
   *** Baaskap - суверенитет -господство - юж.афр. диалект
   ****Benoudheid - беспокойство (удушье) - юж.афр. диалект
   *****Посол: Здравствуйте, господин Премьер-министр!
   Черчилль: Приветствую Вас на Британской земле, господин посол!
   П: Я рад возможности узнать английское гостеприимство.
   Ч: Разрешите засвидетельствовать наше восхищение мужеству русских войск на Дальнем Востоке, и выразить уверенность в скором освобождении Имана (Дальнереченска).
   П: Спасибо, господин Премьер-министр! Со своей стороны, примите наше восхищение мужеством гарнизона Тобрука. Мы надеемся, что его капитуляция станет только прологом к успешному завершению Ливийской кампании.
   П: Ваше Превосходительство, суверенитет*** великих наций не страдает от временой потери пограничных крепостей.
   Ч: Поражения всегда вели наши нации к победам.
   П: Ваше Высокопревосходительство, мне поручено передать Вам важное послание моего Руководства. Передать Вам лично.
   Ч: О, я вижу, переводчики нам действительно не нужны.
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"