Зозо Кат: другие произведения.

Фанфик по "Учитель-мафиози Реборн" - Омерта Советника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Быть чужестранцем довольно трудно. Особенно, когда ты школьница и выясняется, что вся твоя жизнь сплошной обман, спланированный заранее левыми людьми. Но настоящий треш начинается тогда, когда тебя пытаются впихнуть в криминальный мир под именем Вонгола. Мафия? Серьёзно? Не-не-не, ребят. Мне это не надо. И вообще, я спать. Addio! (ЗАКОНЧЕНО)

Омерта Советника

Annotation

      Омерта Советника
      Направленность: Джен
      Автор: ZoZo20
      Беты (редакторы): МеНя__ТуТ__НеТ. , SNia
      Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
      Пейринг или персонажи: Хибари Кёя/ОЖП
      Рейтинг: R
      Жанры: Романтика, Ангст, Юмор, Драма, Экшн (action), Психология, Повседневность, POV, AU, Учебные заведения, Дружба, Пропущенная сцена
      Предупреждения: OOC, ОЖП, Элементы гета
      Размер: Макси, 1129 страниц
      Кол-во частей: 70
      Статус: закончен
      Посвящение: Всем моим читателям! Чаще улыбайтесь. :3 Тем, кому не хватило фанфика и жаждет ещё кусочек приключений полюбившихся персонажей - https://ficbook.net/readfic/6281073
      Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
      Примечания автора: Дар от НяКо-Тя - https://vk.com/photo-85871050_456239045 Дар от Нина345 - https://vk.com/photo-85871050_456239046 Кёя и Дар от Ayakasy - https://vk.com/photo-85871050_456239047 Кёя и Дар от Ayakasy - https://vk.com/photo-85871050_456239049 Кёя и Дар от Екатерина Мартынюк - https://vk.com/photo-85871050_456239051 Кёя и Дар от Екатерина Мартынюк - https://vk.com/photo-85871050_456239052 Дар от Гуля-тян - https://vk.com/photo-85871050_456239057 Дар от Эльмира Калкаева - https://vk.com/photo-85871050_456239059 Дар и Хиберд от Шизука Мотидзуки - https://vk.com/photo-85871050_456239060 Дар к 30 главе от Шизука Мотидзуки - https://vk.com/album-85871050_231893451 Дар и Кёя (кроссовер) от Link Nais - https://vk.com/photo-85871050_456239064 Дар от Tosha Aman - https://vk.com/photo-85871050_456239065 Дар от Tosha Aman - https://vk.com/photo-85871050_456239066 Дар от Натальи Тельновой - https://vk.com/photo-85871050_456239067 Дар и Кёя от Link Nais - https://vk.com/photo-85871050_456239068 Дар от Link Nais - https://vk.com/photo-85871050_456239069 Дар и Кёя от Link Nais - https://vk.com/photo-85871050_456239070 Дар от Tatev Sargsyan - https://vk.com/photo-85871050_456239074 Кольцо Луны от Эльмиры Калкаевы - https://vk.com/photo-85871050_456239075 Комикс к 37 главе от Люды Терешины - https://vk.com/photo-85871050_456239076 Дар от _Кирасима _ - https://vk.com/photo-85871050_456239078 ГРУППА - https://vk.com/album-85871050_231893451
      Описание: Быть чужестранцем довольно трудно. Особенно, когда ты школьница и выясняется, что вся твоя жизнь сплошной обман, спланированный заранее левыми людьми. Но настоящий треш начинается тогда, когда тебя пытаются впихнуть в криминальный мир под именем Вонгола. Мафия? Серьёзно? Не-не-не, ребят. Мне это не надо. И вообще, я спать. Addio!


Глава 1. Здравствуй, Япония!

     Никогда не думала, что всего один телефонный звонок способен изменить всю жизнь человека. А если и способен, то точно не мою. Однако... в этот злополучный день я поняла насколько ошибалась.
     Всё было как обычно. Возвращаясь после занятий со школы домой, я открыла входную дверь и ещё с порога оповестила родных о своём присутствии. Тут же должен был последовать стандартный ответ в виде - 'Добро пожаловать!', 'Привет', 'Кушать будешь?' и так далее, но его не было. Вообще ничего не было.
     Я уже подумала, что дома никого нет. Такое бывает и довольно часто. Маму, как педиатра, часто вызывают на работу. Она лучший детский доктор в городе, так что это довольно стандартная ситуация. Папа тоже долго пропадает на работе. Он профессор в местном университете. Даёт дополнительные лекции, из-за чего его и по выходным практически не бывает. А во времена сессии так вообще задаёшься вопросом - существует ли у меня отец?
     Также есть старший брат, но тот давно обучается за границей в Европе и навещает нас только во времена летних каникул, так что о нём и речи быть не может.
     Я дома одна - таков вердикт.
     Скинула на пол школьную сумку, сняла ветровку, ботинки и спокойным шаркающим шагом направилась на кухню. Самое время чем-нибудь перекусить. Желательно шоколадом. Жить без него не могу. Меня хлебом не корми, дай шоколада. Я вообще серьёзная сладкоежка. И это даже не моя прихоть. Если хотя бы сутки не съесть чего-нибудь сладкого... Эх... Короче говоря, становлюсь очень раздражительной, злой и меня лучше такой не видеть. Поэтому дома у нас всегда и везде имеются сладости. Особенно на кухне. Мама вчера должна была торт шоколадный купить. Отлично. Цель выбрана.
     - Господин, подождите! - услышала я встревоженный голос отца из кухни и замерла на месте.
     Он дома? Медленно подойдя к приоткрытой двери, откуда доносились голоса, я заглянула в проём. Папа сидел за общим кухонным столом и сжимал в одной руке приложенный к уху телефон, в другой дымящуюся сигарету. Он курит? Отец обычно курит только в одном случае - если случилось что-то плохое. Таким образом он унимал своё беспокойство. Привычка, ничего тут не скажешь.
     Однако хоть сигарета и горела, он, по-видимому, к ней не притронулся. Просто сжимал между указательным и средним пальцем, облокотившись о кухонный стол. Серый пепел медленно сыпался на белоснежную скатерть, при каждом резком движении папы. Он молчал. Светло-карие, практически жёлтые, глаза широко распахнуты. Тёмно-каштановые кучерявые волосы взъерошены, словно по ним не раз проводили нервной рукой. Загорелая кожа покрылась испариной, побелела и стала похожа на мел. Узкие губы обсохли от резкого дыхания и покрылись мелкими трещинами. Всё говорило о том, что мужчина паниковал. Ему страшно, но, похоже, он ничего не мог поделать.
     - Скажи ему! - услышала я мамин голос, что доносился из другой части кухни. Я не сразу её заметила, так как дверь прикрывала большую часть комнаты. - Скажи ему, что она ещё совсем не готова!
     Паника в голосе мамы также отчётливо чувствовалась. Что могло так сильно напугать моих родителей?
     Немного сменив своё положение, я увидела высокую стройную женщину с длинными тёмными волосами, сплетёнными в тугую косу. На свету они отдавали лёгкой синевой. Причёска идеальна. Одежда, в отличие от одежды отца, также выглядела так, словно она её только что купила. Бежевая блузка и чёрные брюки - явно мама пришла с работы и ещё не успела переодеться. Или наоборот собиралась туда, но что-то задержало её. Смотря на лицо мамы, невозможно понять, что она чувствует. Холодное, беззмоциональное. Только блеск её чёрных глаз и дрожь в голосе символизировали о волнении.
     - Господин, - начал отец, немного собравшись. - Она ещё ребёнок. Мы даже ничего не успели ей рассказать. Подождите ещё пару лет и тогда... - из телефона послышался какой-то голос. Я не могла точно понять мужской он или женский, да и слова разобрать не предоставляло возможности, но после того как голос замолк, отец вздохнул и сдался. - Да. Я понимаю, - согласился папа. - Мы всё сделаем. Да. Всего доброго. Addio.
     Сотовый телефон был отключён и поставлен на стол. На кухне возникла гробовая тишина. Прошло минуты три, но ни отец, ни мать не проронили ни слова. Всё смотрели куда-то в пустоту. Сигарета догорела до фильтра и папа спокойно потушил её об предложенную мамой пепельницу.
     - Значит... - начала темноволосая женщина, аккуратно кладя руку на плечо супруга. - Время пришло?
     - Время пришло, - кивнул мужчина.
     И да, время пришло. А вернее после этого звонка, у меня состоялся довольно странный разговор с родителями. Если не вдаваться в подробности - я еду в Японию. Одна. В четырнадцать лет. Точной причины такого поспешного решения, мне не сказали. Завуалировано пояснили, что это ради моего же 'светлого будущего' и что мама с папой всегда мечтали, чтобы я получила высшее образование в Японии. В принципе, они мне это говорили всю жизнь. Не зря же меня с трёх лет обучали японскому языку. Для меня он как второй родной. Вернее, третий, так как второй родной язык итальянский. И то его я знаю... слабовато. Всё же в России росла. Но одно дело знать и владеть японским языком и совершенно другое знать японскую культуру.
     До восемнадцати лет я рассчитывала наверстать сей упущенный момент и перед поступлением в университет самостоятельно восполнить знания. В семье решили, что в Японию поеду после совершеннолетия. Ну, и это как бы логично. Закончив школу в России, отправляюсь поступать в высшее заведение за границей. Но этим планам не суждено сбыться.
     Мама настаивала, что лучше будет, если начну изучать японскую культуру уже сейчас, будучи сразу в Японии. Почему именно Япония? Ну... мой старший брат Рома, поступил в Оксфордский университет. А после решил идти по стопам папы и проходить практику в Италии. Решение было принято ещё в детстве, и братец как-то спокойно к этому отнёсся. Меня же решили поставить на путь технологий. И знаете? Я тоже к этому вполне спокойно отнеслась.
     Проблема в том, что я умна. Ладно... очень умна для своего возраста. Мне всего четырнадцать, но многие вещи знаю и понимаю получше любого гениального профессора и докторов наук вместе взятых. Хотя, возможно, это я загнула палку. Но уверена, если бы было желание, то я всем утёрла нос. Если бы было желание... А его у меня нет. Вообще никакого.
     Я очень ленива.
     Но вот любовь к технике, компьютерным и логическим играм у меня не отнять. И по большей части меня интересует не сам процесс игры, а то, как была создана та или иная игра. Как человек смог до неё додуматься? Как он вычислил шаги? Каковы стратегические маневры? А кодовый язык? Для меня этот мир - идеален. Полностью подвластен логике, которую я люблю и понимаю.
     И, зная эту мою страсть, родители заверили, что технологичная страна - Япония - самый раз для моих интересов. Спорить с этим бессмысленно, да и муторно. Лень...
     Но всё-таки... я только недавно получила паспорт в России. Несовершеннолетняя. Родители останутся дома. О себе я смогу позаботиться, но как-то вся эта скорость событий меня немного напрягает.
     - Сметанка, не волнуйся, - заверила мама, торжественно сжимая кулак и улыбаясь. - Тебя там встретит наш с папой очень хороший знакомый из Италии. Он и побеспокоится о твоём поступлении в одну из самых престижных школ Японии.
     - Мам, - устало буркнула я, откусывая кусочек печения и запивая его чаем. - Не называй меня 'Сметанкой'. Ты знаешь, мне это не нравится. И ещё... кто этот человек? Как он выглядит? Я его знаю? Как его зовут?
     - Сметанка, не указывай матери! - повысила строгий тон в голосе женщина. - Ты моя дочь, и я уж сама решу, как тебя называть. Тем более, - мама вновь улыбнулась. - Тебе очень подходит это прозвище, - женщина мягко погладила меня по белоснежным, как снег, волосам.
     Да уж. Подходит. Вообще-то, я не родилась с такими волосами. Раньше они у меня имели тёмно-каштановый оттенок, как и у папы. Однако когда мне было три года, в прошлом нашем доме произошёл пожар, в котором была я. Что там точно произошло и какова причина пожара - не знаю, но, когда пожарные вытащили меня из горящего дома, все локоны были белее снега. Хотя это очень странно выглядит. Седые волнистые волосы чуть ниже лопаток, светло-золотистые глаза, которые, сравнивая с бледной кожей, больше отдают лимонным оттенком, но густые тёмно-каштановые брови и ресницы. А учитывая то, что я ночами не сплю, а сижу в интернете, в завершении, имею вечно усталый вид, тёмные круги под глазами и унылое выражение лица.
     И это можно назвать 'Сметанкой'? Скорее уж 'Прокисшее Молоко'. Хотя в школе одноклассники меня зачастую называли 'Каспером' или 'Призраком', что больше похоже на правду. Я по идее должна обидеться, но... мне как-то пофиг... Пускай хоть чайником называют, лишь бы не трогали.
     - Дар, ты всё узнаешь, когда прибудешь в Японию, - пояснил отец, стараясь приободрить меня своей улыбкой. Но я прекрасно чувствовала, что тут что-то не так.
     - Пап, ты ведь по телефону обо мне с тем человеком говорил? - спросила я, решив идти напрямую. - Может, скажете, что на самом деле происходит? Я же вижу, что вы мне чего-то не договариваете.
     Мама и папа молча переглянулись. Их общее волнение не ускользнуло от моих глаз. Они знают, что я подмечаю небольшие детали, и, зачастую, могу прочесть мимику человека. Знают, что я довольно умна, хоть и стараюсь этим сильно не светить. Легче притвориться такой как все и просто наслаждаться жизнью, нежели строить из себя вундеркинда. Нет, я бы могла, но мне это не нужно. Могла бы уже сейчас поступить в какой-нибудь вуз или колледж, сдав вступительные экзамены, но... зачем? Ради славы? Денег? Достижений в научной сфере? Мне это всё не нужно. Я просто хочу есть сладости и наслаждаться покоем.
     Родители не знали, что сказать. Вернее знали, но решили умолчать, так как мама прибегла к своему излюбленному методу обороны - наступление.
     - Серра Дарья Себастьяновна! - ну вот. Прозвучало моё полное имя. А когда это происходит, дело быть в беде. Мама обязательно найдёт к чему придраться. - Мы, что, по-твоему, враги? Мы твои родители и желаем тебе только добра!
     - Да-да... - вздохнула я, понимая, что сейчас начнётся целый потоп наставлений и нравоучений, которые просто невозможно избежать. А учитывая мою вечную усталость и лень, я готова хоть сейчас паковать чемодан, но избежать этой нудной лекции со стороны мамы.
     Кстати, да, меня зовут Серра Дарья. Правда, все в семье меня зовут Дар. Даже в школе я приручила всех своих знакомых, чтобы ко мне обращались либо Дарья, либо Дар. Никаких Даша или Дашенька. Только Дар и Дарья. Но это не мой выбор. Просто так мама хотела поддержать мои итальянские корни со стороны отца. Наверное...
     Тоже мне парочка. Мама русская, отец итальянец, брат в Европе, а я еду в Японию. Отлично! Ну... хотя бы высплюсь в самолёте.
     Как мне объяснили родители, когда я наконец-то прибуду в аэропорт Японии, меня встретит некий знакомый из Италии Реборн, который поможет с ориентиром на местности. Однако... никого не было. Меня никто не встретил. Мало того, что я прибыла в непонятный мне город Намимори, который и не пах Токио, так ещё и осталась совершенно одна. Хотя, чего я ожидала? По правде сказать, было такое чувство, словно родители от меня наконец-то избавились. Мол, подрос или нет, а птенцу пора валить из гнезда.
     Эх... ладно. В принципе, с японским языком я дружу, как-нибудь выкручусь. Деньги также имеются. И родители обещали ежемесячно присылать на мой счёт ещё, чтобы ни в чём себе не отказывала и могла спокойно существовать. Надеюсь, что хоть тут они не подведут, так как школьникам в Японии работать не разрешается. Ну, не во всех школах.
     Достала сложенный листочек из паспорта. На нём имелся адрес дома, который арендовали для меня родители на целый год, и адрес школы, в которую меня перевели. Ха, 'Средняя школа Намимори'? Какое оригинальное название. И почему мне это начинает нравиться всё меньше и меньше? Мало того, что прилетела в какую-то дыру, так ещё и ощущение возникло странное... Ну... словно за мной наблюдают.
     Прям колющий мороз по коже. Не люблю это ощущение. Вызывает желание немедленно скрыться и затеряться в толпе. Хотя, возможно, это всё мои причуды. Паранойя в четырнадцать? Боюсь представить, какой я буду бабулей. Хех.
     Ладно, где там такси?
     - Такси! - крикнула я, выйдя на улицу и позвав первую же попавшуюся машину.
     Стоило мне сесть в машину и произнести адрес места назначения, как неприятное колющее чувство исчезло. Но сюрпризы на этом не прекратились.
     Домик, который мне арендовали, был одноэтажным, с невысокой трехступенчатой лестницей около крыльца. Внутри имелось две комнаты, одна из которых предназначена как спальня, другая как гостевой зал. Также была небольшая кухня и ванная комната, соединённая с туалетом. В принципе, жить можно. Особенно учитывая то, что дом меблирован. Но это ладно... к этому я была готова, а вот к тому, что этим же вечером получу письмо на здешний почтовый ящик, адресованный мне лично - готова не была.
     Письмо было кратким, но содержательным:
     'Завтра в районе 9:00 жду тебя у ворот Средней школы Намимори. Не опаздывай.
     Реборн'
     Очень мило. Значит встретить не встретил, но уже указывает. Что же это за человек такой, Реборн? Сколько ему лет? Раз итальянец, то должен иметь такой же своенравный темперамент. Найдём ли мы с ним общий язык?
     Пришла я на место встречи довольно рано. Здание школы ничем особенным не отличалось. Три этажа. Два крыла. Внутренний и внешний двор. Несколько площадок для командных видов спорта, два бассейна и зона отдыха, усыпанная скамеечками. Мило, чисто, но на этом всё.
     Я не стала заходить сразу на территорию школы, а направилась в кафе, что располагалось прямо через дорогу. Очень удобно, нужно заметить. Знаю, что обед в японских школах длится около часа, а близкое расположение кафе облегчает задачу с перекусом. Но также знаю, что японцы приверженцы домашней кухни и зачастую притаскивают в школу с собой бенто, которое приготовили заранее. Мне было бы лень. Нет, готовить умею, но зачем, когда можно спокойно купить еду в магазине и не мучить себя? Да и ем, по сути, одни сладости.
     Как бы то ни было, сидя за столиком кафе, который располагался на улице под огромным зонтом, я наблюдала за тем, что происходит во внешнем дворе старшей школы Намимори. Школьники спокойным шагом подходили к зданию и терялись в его стенах. Приближался первый урок.
     Вот шла довольно милая парочка. Высокий темноволосый парень и улыбающаяся девушка с короткими рыжими волосами. Оба точно из этой школы, так как на них имелась подходящая форма. На вид они мои ровесники. Во всяком случае, девушка точно. Может мы с ней даже будем в одном классе.
     Но тут с неба с воплем упал другой молодой парень, приземлившийся прямо на голову темноволосого и сбивший его с ног. Более того, парень-летун был одет всего лишь в одни синие труселя. На лбу горело яркое оранжевое пламя, каштановые волосы, подобно иглам ёжика, торчали в разные стороны, а выражение лица было таким, словно он собирался одними своими бровями весь мир перевернуть.
     - Сасагава Киока! - заорал парень во всё горло, указав пальцем на рыжеволосую девушку, которая явно была в немом шоке. - Давай встречаться!!!
     Хе! Тут что, очередную японскую рекламу снимают? А мне говорили, что японцы народ сдержанный в том, что касается эмоций. Похоже, об этом нам просто не говорят. Не каждый день увидишь прилетающего с неба парня, с полыхающей головой и одетого в одни труселя.
     Естественно, девушка от такого закричала и убежала в сторону школы, оставив 'влюбленного' одного. Пламя на лбу парня погасло, издав последний жалобный 'пшик'. Но это не конец. Шоу продолжается. Тот, кого отбросило при падении, очухался, и нанёс юному нудисту неплохой хук справа.
     - Урод! - прокричал тёмноволосый парень в ярости. - С ума, что ли, сошёл?! Извращенец! - после чего также последовал в школу, догоняя рыжую.
     Все обходили голого парня за километр и не переставали шептаться, а судя по выражению лица самого нудиста, он также был в шоке от своего же поступка. Обхватил свою голову руками, смотрел на своё тело и, сидя на асфальте, всё время повторял, что он не мог этого совершить и это сон.
     По правде сказать, я тоже в это с трудом верю, но разбираться в чём причина данных событий - мне лень, так что просто смотрю, наслаждаюсь зрелищем и хихикаю. Одно только смущает, что это за пламя было на лбу парня? Спецэффекты? Какой-то научный трюк? Хм...
     Дальше откуда не возьмись, появился ребёнок в чёрном костюме и шляпе. На поле шляпы сидела ящерка, с моего расстояния трудно определить, что это за вид, но, кажется, хамелеон. В маленькой ладошке мальчик сжимал довольно солидную пулю и стал с улыбкой что-то разъяснять нудисту. О чём именно они говорили, я не слышала, но заметила, что от этого объяснения парень стал паниковать ещё сильнее, размахивая над головой руками. Потом схватил ребёнка за щёки и стал тянуть его в разные стороны, однако быстро схлопотал от малыша очередной хук справа. Хех! Это явно его день!
     И вот прозвенел звонок на урок, что приятной мелодией разносился по всей школе. От этого звонка нудист тут же схватил притащенные малышом вещи, издалека напоминающие форму школьника, и побежал в тоже здание школы. М-да... Опаздывать это не дело. Но веселей будет тогда, когда он войдёт в свой класс. Признание ведь вся школа слышала.
     Однако стоило нудисту скрыться, как оставшийся на улице малыш, с висящей на шее соской-пустышкой, посмотрел прямо на меня. Это было не случайно. Он не смотрел на здание кафе, перед которым я сидела, и не смотрел на находившихся рядом людей, которые то шокировано вздыхали, то смеялись от увиденного. Его большие чёрные глазки-бусинки, были устремлены именно на меня. Какой-то не детский взгляд у этого ребенка. Возникло странное ощущение опасности. Давненько я его не испытывала. Помню, последний раз такое чувствовала, когда гуляла по городу с братом, будучи детьми. На него напала собака и сильно покусала, а меня она даже не заметила. Но ощущение приближающейся тревоги запомнила навсегда.
     Наверное, с тех пор я терпеть не могу детей и животных. Одни вечно ноют, другие могут цапнуть. Лучше от тех и других держаться подальше.
     Но вот этот ребёнок... с ним явно что-то не так.
     Он указал на меня пальцем, привлекая внимание, а после чего поманил к себе, давая понять, что это я должна встать из-за стола и двигаться к нему на встречу. Вот это да! Никакого воспитания! Я-то точно старше! Сколько ему? На вид точно не больше пяти. А может вообще младенец. Хотя выглядит старше... хм... моё внутреннее чутьё в смятении. Ладно, подойду к малышу, а там посмотрим, что будет.
     - Здравствуй, - обратилась я к нему на японском. - Ты что-то хотел?
     - Серра Дарья? - тут же спросил мальчик, заставив меня на мгновение замереть и полностью сосредоточиться на нём.
     Малыш знает моё имя, знает, как я выгляжу, знает, что я должна быть тут и именно в это время. Сомнений нет, единственный логичный ответ, который возникает - это Реборн. Но как? Я думала это друг моих родителей, которому как минимум за тридцать. Ещё раз повторюсь... что-то с этим ребёнком не так.
     - Сколько тебе лет? - решила задать я интересующий вопрос, пропуская эти: 'Тебя зовут Реборн? Как же так? Ты же ребёнок!' и так далее. Я не понаслышке знаю, что такое 'гениальность' и, возможно, этот малыш просто гениальнее всех остальных.
     - Это не важно, - ответил малыш, протягивая мне раскрытую ладонь. - Можешь обращаться ко мне 'Дядюшка Реборн'. С этого момента я являюсь твоим опекуном до твоего полного совершеннолетия. Оформление документов и согласие твоих родителей уже получено. Кстати, из-за этого я и не смог тебя вчера встретить, за что прошу прощение.
     Вот это номер!
     Опекун? До полного совершеннолетия? Согласие родителей? Документы? Что вообще происходит? Походу мои маменька с папенькой с ума сошли маленько. Отдать меня неизвестно кому до полного совершеннолетия. Это же до восемнадцати лет, верно? Хотя стоп... полное совершеннолетие в Японии наступает в двадцать лет. Шесть лет под присмотром этого младенца? Я хоть и умный человек, но видно чего-то не понимаю. Зачем родители это устроили? Ради получения образования? Хех, сомневаюсь.
     - Япония... - вздохнула я, переходя на русский. - Чудная страна. Куда не глянь, везде чудеса. А в итоге и сам чудаком становишься.
     - Понимаю, у тебя сейчас множество вопросов и я на них все постараюсь ответить, - кивнул Реборн, натягивая шляпу на глаза. - Для начала давай найдём тихое местечко, где можно поговорить и...
     - Ученица, - послышался леденящий, но в тоже время спокойный мужской голос со стороны школы.
     К нам с Реборном направлялся молодой парень, на два года старше меня. Белая идеально отглаженная рубашка, чёрные брюки, начищенные туфли и черный пиджак, висящий на плечах. Да тут холодным чтением не нужно обладать, чтобы заметить, как педантичен этот школьник. Чёрные волосы не сильно коротко пострижены, приглажены и не торчат в разные стороны. Холодный взгляд тёмно-серых глаз смотрел на меня свысока. Скорей всего он ко всем относится с легким пренебрежением в стиле 'Я - царь, вы все плебеи'.
     И только заметив красно-оранжевую повязку, с надписью 'Дисциплинарный Комитет', всё стало ясно. Что-то вроде местной 'шишки'.
     - Ученица, - повторил парень, подойдя ко мне поближе. - Что ты тут делаешь? И где твоя форма? Уроки уже идут.
     - Она на занятия выйдет только завтра, - влез Реборн. Темноволосый парень с недовольством покосился на малыша. Словно только сейчас заметил его присутствие. После чего достал из кармана свернутую в рулон небольшую бумажную папку, на обложке которой было написано - 'Дела о переведенных учениках в Среднюю школу Намимори'.
     - У меня тут сказано, что документы оформлены, и она является ученицей данной школы, - забегал взглядом, читая информацию. - Серра Дарья.
     - Так и есть, - кивнул Реборн, словно мой адвокат, не давая и слова вставить. Хотя, в принципе, я и говорить-то не хотела. Просто молча наблюдала за происходящим. - Но на занятия выйдет со следующего дня. Директор в курсе.
     - Хм! - хмыкнул парень, после чего развернулся и направился в сторону школы. Однако перед тем, как вообще скрыться в дверях школы, через плечо бросил: - Завтра без опозданий, иначе... последует наказание.
     - Наказание? - с усмешкой спросила я. Звучит как-то двусмысленно. Но парень не ответил. Лишь только стальной блеск сверкнул в его глазах, и он наконец-то скрылся в здании школы. - Ну и ну...
     Никогда не думала, что буду воспринимать слова ребёнка так серьёзно. Что там говорят? Устами младенца...? Хех... То, что говорил мне этот младенец, больше похоже на боевик и фильм ужасов. Для начала мы пришли в первый же попавшийся закрытый ресторан, который при виде Реборна, тут же открылся. После чего администратор провёл нас к самому лучшему столику, хотя зал и так пустовал.
     Не глядя в меню, я заказала какао и шоколадный пудинг. Реборн попросил чаю.
     - Для начала, должен сообщить, что я знаю о тебе совершенно всё, Дар, - начал Реборн. - Даже то, чего и ты о себе не знаешь. Я - репетитор-киллер Реборн. Тренирую будущего десятого босса сильнейшей итальянской мафиозной семьи Вонгола. Думаю, ты его уже видела...
     - Это вы о том тощем нудисте с пламенем на лбу? - с лёгкой усталостью спросила я. - Да, забавный тип. Правда, совсем не представляю его боссом мафии. И что всё это значит?
     - Ты видела Пламя Посмертной Воли?! - удивился Реборн, после чего на мгновение замолк. Тень легла на его глаза. Данная новость его расстроила, но было и ещё кое-что, что мне удалось уловить на его лице. Он нервничал. Боялся. И кажется - меня. - Ясно, - наконец-то продолжил Реборн. - Значит, мы не ошиблись.
     - Да кто мы? Вы и мои родители? Эй, дядюшка Реборн, не могли бы вы быть точнее?
     И тут понеслась...
     Реборн рассказал, что его прислал Девятый босс семьи Вонгола для того, чтобы воспитать приемника. Были и другие претенденты, но они скоропостижно скончались. И теперь единственным, кто должен стать боссом стал - Савада Тсунаёши. Или как его сейчас все называют - Никчёмный Тсуна. Я слушала о том, что Тсуну надо сделать не только боссом, но помочь ему воссоздать его 'семью'. То есть - мафию.
     Под всем этим 'весёлым' рассказом, я уже собиралась заснуть. Верилось, конечно, в эту историю с трудом, да мне как-то и всё равно было. В принципе, Россия славится тем, что её мафиозные группировки самые жестокие, и это не сказка. Времена девяностых только-только прошли. Так что рассказывать мне, что это и с чем едят - не стоит. Всё опасно. Конец.
     Но неожиданно я заинтересовалась рассказом, так как история пошла обо мне лично. А именно - я должна стать Советником Савады Тсунаёши. Будущего босса мафиозной группировки Вонгола. И что данное согласие между семьями Вонгола и Серра было оговорено много лет тому назад. Более того, что я должна стать членом этой шайки разбойников, Реборн решил добить меня:
     - Для уверенности в том, что ты как представитель семьи Серра не предашь Десятого Вонголу, было принято заключить брачный союз. По достижению совершеннолетия ты и Савада Тсунаёши поженитесь.
     - Хм-м-м... чё?
     Но и это были только цветочки.
     Значит так, я жила себе как самый обычный ребёнок, которому довольно часто баловали, но запрещали любые физические виды спорта, с тем замечанием, что я могу пораниться. Но на самом деле мои родители представители серьёзных мафиозных семей, которые скрывали от меня всю правду. Они должны были посвятить меня в десять лет, как это обычно происходит в подобных случаях, но... видимо, забыли сказать мне. Мол, эй, Дар, а твои мама с папой убийцы-наёмники, которых ещё свет не видел.
     На этом моменте я смеялась в голос. Моя мама - педиатр, папа - профессор в университете, брат - обычный студент. О чём этот малыш говорит? Но мне пришлось поверить, когда по одному щелчку пальца, все официанты, что находились в зале и занимались своей незатейливой работой, неожиданно высвободили огнестрельное оружие разных калибров и направили в мою сторону. Всё моё тело засияло ярко-красным от огромного количества мелких лазеров-прицелов. Одно неловкое движение и я - решето.
     А ведь это противное щекочущее чувство не отпускало меня ни на шаг. Но я решила игнорировать его, посчитав своей паранойей.
     - Я понимаю, ты в шоке, - спокойно произнёс Реборн, после чего снова щёлкнул пальцами, и все официанты вновь вернулись к своим ролям. Ярко-красные блуждающие точки исчезли. - Однако, репутация семьи Серра немного тёмная. Раз в поколение в этой семье рождается человек с потрясающими стратегическими способностями. Поговаривают, что человек настолько умён, что та сторона, на которой он будет, одержит победу в любой битве или войне. Вот только представители Серра были Советниками в семье Вонгола всего два раза за всю историю семьи.
     - Почему? - спросила я, сохраняя спокойствие в голосе.
     - Это я тебе расскажу, если ты дашь согласие, - усмехнулся малыш. - Дай согласие стать членом семьи Вонгола. И как будущий Советник, ты узнаешь не только прошлое семьи Вонгола, но также и своей - Серра. Обещаю, что со временем ты будешь знать абсолютно всё.
     - Но ради этого, я должна вступить в мафию? - малыш кивнул. - Но почему я? У меня есть старший брат, который даже умнее меня. Он поступил в высшее учебное заведение, когда ему было шестнадцать. Мне же тогда было всего десять.
     - Мы это знаем, - кивнул Реборн. - Также знаем, что ты не желаешь афишировать свои аналитические способности. Знаем, что специально прогуливала школу, чтобы испортить себе оценки, так как считала их слишком хорошими. Однако у представителя семьи Серра имеется особая отметина на теле. И да, - очередной кивок. - Мы и о ней знаем.
     Он знает и о моём родимом пятне? На шее, чуть ниже затылка у меня с самого рождения имеется странное родимое пятно напоминающее полумесяц. Его не видно, так как я всегда хожу с распущенными волосами, но оно есть и это факт. Значит, Реборн не врёт. Они действительно обо мне всё знают. Вот только похоже я совершенно ничего не знаю о себе и своей семье.
     Мама... Папа... На что вы меня отдали?
     Вспомнился тот разговор папы по телефону. Уверена, что это и решило мою судьбу. Гадать не стоит - это всё правда. Чёрт, с трудом верится, но правда. Значит, я должна стать Советником, а по наступлению совершеннолетия выйти замуж за этого нудиста, который влюблён в ту рыжую? Как там её звали? Киока, верно? Это вообще нормально?
     Хотя я раньше читала, что для итальянской мафии вполне логично заключать соглашения путём брака между главами семьи. Во всяком случае, так было в прошлом столетии. Сейчас другое время, другие порядки, но всё те же способы.
     Любой подросток на моём месте начал бы паниковать. И я его понимаю. Самой хочется. Правда, у меня с детства есть небольшая лазейка - всё, что мне не нравится, я складываю в огромный мысленный ящик с прозрачными стенками. Я вижу, что там. Понимаю, как с этим работать, но оно меня не трогает. Словно ограждаюсь эмоционально от подобного. Хорошо это или плохо, не знаю, но меня такой способ не раз выручал. Будто смотришь на себя со стороны и более логичные вещи предпринять можешь.
     И первый совет, который сама же себе дала, это:
     - Отказываюсь, - спокойным голосом произнесла я, смотря Реборну в глаза. - Мне не интересна эта ваша мафия, не интересна история семьи Серра. Если бы меня воспитывали изначально с мыслью, что я стану членом мафиозной группы Вангола, то, может быть, и ответ был другим, но этого не произошло. Уверена, что у родителей на это были свои причины.
     - Так и есть, - кивнул Реборн. - Тебя воспитывали как обычного ребёнка не просто так.
     - Вот и отлично, - я лениво потянулась, зевая при этом. - Я - обычный человек. Четырнадцатилетний подросток, который приехал в Японию для углублённого изучения языка и национальной культуры. Меня не интересует криминальный мир. Всего доброго, дядюшка Реборн.
     Я встала из-за стола и направилась к выходу, но неожиданно меня что-то схватило за запястье. Это было больше похоже на ярко-зеленую лиану, которая почему-то имела глаза ящерицы на конце. Той самой ящерицы, что ещё секунду назад сидела на шляпе Реборна.
     - Остановись, - повысил тон малыш, сжимающий лиану с другого конца. - Как не посмотри, а я всё же твой опекун и до полного совершеннолетия, ты под моей опекой. Так что сбежать тебе не удастся.
     Хм... он прав.
     - Это пока, - ответила я. - Немного повозиться с юридическими учебниками данной страны, и я смогу оспорить сей документ.
     - Но на это потребуется время, - усмехнулся Реборн, смотря на меня своими чёрными глазками-бусинками. И тут он прав. Много времени. Сначала на разборку с родителями, потом изучение местных законов и наконец на сам судебный процесс. О-о-ох... геморрой... не хочу-у-у... я слишком ленива для такого тягомотины. Вряд ли даже одну книгу осилю. - Ты знаешь, как переводится твоя фамилия - Серра? - неожиданно спросил малыш.
     - Я на половину итальянка, так что конечно, - пожала плечами и дала ответ. - Оранжерея.
     - И чем же по-твоему занимались твои предки, обладающие такой фамилией? - продолжал Реборн.
     - Хм... Цветочки выращивали? - усмехнулась я. - Это не важно. Я пошла, дядя Реборн. Пока.
     Освободила руку и вновь пошла к выходу. На этот раз Реборн меня не задерживал и позволил уйти, однако я успела заметить лёгкую улыбку на его лице, символизирующую о том, что он что-то задумал. Что же мне стоит предпринять? Если попытаюсь сбежать, то это будет бессмысленным ходом. Эта мафия только ещё больше всколыхнётся, попытаюсь меня остановить. До основных событий у меня в запасе шесть лет. План придумать успею. Да и бежать, в принципе, некуда. Уверена, что все порты уже отслеживаются, а учитывая, что я несовершеннолетняя, покупать билет будет затруднительно.
     Да, меня приперли к стенке. Приехала в Японию, в страну технологий, а оказалась в тюрьме, окружённая водой. Просто так покинуть остров не получится. Раз так, то нужен план. Для начала поиграю в то, что они хотят видеть. Выбрали ту самую школу, где учится Савада... Что ж... завтра с ним встречусь, и посмотрю, что он из себя представляет. Десятый босс семьи Вонгола.

Глава 2. Привет из Италии.

     Мои родители такие красноречивые, что я прям даже не знаю куда деваться. Мне кажется, что весь трафик истратила, пока пыталась дозвониться на их сотовые телефоны. Трубку не берут, и всё тут! А на домашнем телефоне оставили лишь короткое сообщение на автоответчике:
     'Привет, вы позвонили семье Серра', - начинал радостный голос мамы. - 'Сейчас нас нет дома, так как мы уехали в круиз в Италию! Оставьте своё сообщение, и мы, может быть, перезвоним вам. Пока!'
     Круиз? В Италию? Очень интересно! Значит, спросить какого чёрта тут творится, у меня не получится. Что ж... Буду действовать по своей схеме.
     Всю ночь я, естественно, не спала. И проблема не в том, что я этакий полуночник, просто не могу спать ночью. Стоит только солнцу зайти за горизонт, как сердце начинает биться с сумасшедшей скоростью, повышая давление в крови. Сразу возникает чувство бодрости и энергии. В принципе, в это время я могу и горы свернуть, но трачу время на интернет и различные игрушки, чтобы развлечь себя. А вот как только наступает рассвет, силы исчезают, возникает апатия и непреодолимое желание выспаться.
     Но мне надо собираться в школу. М-да... только взглянув на своё унылое выражение лица в зеркале, я задаюсь одним и тем же вопросом в сотый раз - какая к чёрту мафия? Какой Советник? Я и свою-то жизнь организовать не могу. Хотя тут скорее действует правило 'Не хочу'. Эх... синяки под глазами стали ещё отчётливее. Уже на наркомана стала походить.
     Надела форму школы Намимори. Юбка слишком короткая. Сколько не одергивай, всё равно, кажется, что стоит мне нагнуться, и всё узнают, какого цвета моё бельё. И почему юбка? Разве нельзя, чтобы девушки носили брюки, как и парни. Это даже удобнее. А то потом спрашивается, откуда слух, что в Японии много извращенцев? А вы, блин, догадайтесь!
     Но основная проблема была не в этом. Галстук-бабочка, а вернее небольшой красный бантик на шее, который никак не могла завязать. Я знаю, как это делается. Но одно дело 'знать', и совершенно другое 'завязать'. Он постоянно получался кривым, и мне не нравился. То выглядел нормально, но ощущение того, что меня душат, никак не проходило, поэтому приходилось его расплетать и делать чуть свободнее. И в какой-то момент меня это всё окончательно достало, да и руки затекли вечно находиться в приподнятом состоянии, поэтому я забила на это дело и пошла в школу без бантика.
     Ещё не было и девяти утра, но должна отметить, насколько тут жарко. Лето не за горами. А ведь японцы и летом учатся. Во всяком случае первые два месяца. Но это же безумие! Учиться в такую жаркую погоду. Хотя, возможно, я и не была против, если бы не одно 'но' - я не переношу жару. Я очень люблю зиму. Такую чистую, белоснежную, прохладную, с колючими морозами и шумными метелями.
     Да я выросла в России! Лучше купаться всю ночь в проруби, чем побыть хотя бы минуту на палящем солнце. Растаю как мороженое и буду выглядеть также. Угу. Эх... ладно. Что-нибудь придумаю, когда доберусь до школы.
     Сюрприз, так сюрприз.
     Сегодня не только я перевелась в класс 1-А, но и какой-то парнишка моего возраста. Пепельные волосы доставили до плеч, а бирюзовые глаза излучали ярость и были полностью сосредоточены на Тсуне. Они знакомы? По взволнованному взгляду Тсунаёши - нет, но вот новичок выглядел так, словно ему должны нехилую сумму денег.
     - К нам прибыли новые ученики, - начал приветливо учитель, выставив нас перед всем классом. - Они учились ранее за границей. Познакомьтесь - Гокудера Хаято из Италии и Серра Дарья из России.
     Впервые этот новичок, который меня всё это время не замечал, соизволил взглянуть в мою сторону. В его взгляде читалось удивление и некая тревога. Думаю, на моём лице также можно было заметить лёгкую озадаченность.
     - Серра? - спросил Гокудера.
     - Из Италии? - спросила я.
     Вот уверена, что он как-то замешан с миром мафии. Тем более, стоя рядом с ним, я отчётливо чувствую запах сигарет и... пороха. Его реакция на мою фамилию тоже о многом говорит. Думаю, он с ней знаком. Слухи или что-то посерьёзнее? Осталось только решить, что он планирует делать?
     Зубы плотно сжались, а верхняя губа слегка искривилась, словно парень собирался рыкнуть на меня, как загнанный в угол зверь. Голова вжалась в тело. Совсем не заметно, для остальных. Буквально на миллиметр, но, стоя плечом к плечу, я смогла засечь это движение. Ясно, он мне не друг. Скорее даже наоборот. Всё в парне буквально кричит мне - 'Не подходи! Иначе убьют!'. Кажется, он меня боится. Неужели в Италии фамилия Серра так 'популярна'? Хм...
     Однако класс нас встретил... двояко. Гокудеру девушки тут же полюбили с первого взгляда. Стали слышны шёпоты о том, насколько парень красив и мил. Кажется, у него уже образовывается свой фан-клуб. Но вот меня встретили... своеобразно.
     - Это что, зомби? - послышалось с дальних парт. - Жутко выглядит...
     Отлично! Сметанка, Каспер, Призрак, а теперь уже и Зомби. Хотя... я их прекрасно понимаю. Стоя рядом с Гокудерой, контраст был просто ошеломляющим, учитывая, что мы оба светловолосые. Правда, он от природы с таким цветом волос, я же седая. Более того, у него светло-розовая кожа, насыщенная энергией и здоровьем. Я же бледная с опухшими синяками и жёлтыми глазами. Причём собственный оттенок глаз придаёт коже лёгкий зеленоватый оттенок. Ну, точно зомби! Благо, хоть питаюсь одним шоколадом, а не мозгами.
     Нас попросили рассесться на свободные места. Гокудера сразу же направился в сторону Савады и, ничего не объясняя, пнул его парту. Все с недоумением посмотрели на этого агрессора. Кто-то из парней даже предположил, что Гокудера гангстер, и, думаю, они не далеки от истины.
     Нам достались задние парты, причём моя самая последняя в том ряду, что размещался около широких окон. Не очень хорошее место. Слишком много солнца. Уверена, что в обеденный час буду как яичница на сковородке, но зато оттуда прекрасно виден весь внутренний двор. Наш класс находился на втором этаже в конце правого крыла, так что я могла видеть и то, что происходит в других классах напротив. Левое крыло словно на ладони.
     Но это подождёт. Сейчас мне необходимо выкрасть свободное время и поговорить с Савадой. Он изредка поворачивается и смотрит то на меня, то на Гокудеру. И если на меня с лёгким смущением, то на итальянца с неподдельным страхом. Думаю, что Тсуна уже в курсе того, что мафия планирует нас сватать. Интересно, как он к этому относится? Пока не похоже, чтобы парень был расстроен. Ладно... дождёмся перемены.
     Обращать на меня внимание перестали довольно быстро. Уже через двадцать минут я для всех стала словно неким предметом, вписанным в декор помещения. Вроде бы есть, но не столь важно. А вот Гокудера Хаято быстро стал звездой под номером один. Хоть он и вёл себя довольно вызывающе и проявлял нездоровый интерес к Саваде, всех это только умиляло.
     Закурил прямо в классе? Ох, это так мужественно! Наорал на учителя? Он такой смелый! Послал кого-то далеко и надолго? Вау, он обратил на меня внимание!
     Меня от этого поведения японских школьниц буквально воротило. Самое интересное, что парни неподдельно выражали свою зависть, но основной звездой класса оказалась уже мне знакомая Сасагава Киоко.
     Забавно, но как оказалось, достаточно просто молча сидеть и наблюдать за учениками, чтобы понять, что среди них творится. Рыжеволосая Киоко - самая популярная девушка в школе. И в неё влюблено восемьдесят процентов парней. Причём как из средних классов, так и из старших, что учились в этом же здании. Девушки же в основном поклонялись некому спортсмену, что находился в нашем же классе. И его звали Ямамото Такеши. Из себя ничего не представляет. Высокий. Симпатичный. Играет в бейсбол. Тёмные волосы слегка взъерошены. Светло-карие глаза лучезарно осматривали класс. Пару раз я сталкивалась с ним взглядом, и тот, не зная, как отреагировать на моё внимание, лишь улыбался и подмигивал. В принципе, как и всем остальным.
     Уверена, подобным образом он лишь проявлял дружелюбие, но выглядело так, словно парень заигрывал. Во всяком случае, остальные девушки смущались и отворачивались в сторону. Вот только за милой улыбкой и симпатичной мордашкой, уверена, что у него квашеная капуста вместо мозгов. Поэтому я даже не удивилась, когда учитель задал Ямамото вопрос, а тот, смеясь, ответил: 'Не знаю, сенсей!'. Хотя вопрос простейший, достаточно было просто открыть учебник на нужном параграфе и прочесть правильный ответ.
     Думаю, теперь девочки разделятся на две группы фанатов. Одни за Ямамото, другие за Гокудеру. Хм, за этим будет любопытно наблюдать.
     Также до меня дошёл некий слух, что Тсуна уже успел проявить себя. Вчера, после признания Киоко, его вызвал на дуэль некий спортсмен по кендо. И кто бы мог подумать, но Никчёмный Тсуна одержал победу! Правда вновь до трусов раздевшись. Юный нудист меня поражает. Особенно, когда в болтовне учеников проскользнула фраза - 'Выдрал руками все волосы!'. Он что, своего противника лысым оставил? Хех, я бы на это глянула.
     Прозвенел звонок на перемену. Да уж. В Японии уроки длятся по часу, и скажу, что это ощутимо сказывается на теле. Ноги буквально затекли, и не шевелятся. Но, видно, японские школьники из другого теста сделаны, так как все тут же вскочили и побежали в коридор, оставив меня и, к моему удивлению, Тсуну наедине. Даже новенький пулей выскочил из кабинета, хотя в основном из-за него остальные и убежали. Хотели ещё немного полюбоваться новеньким красавчиком-иностранцем.
     Достав из сумки одну из пачек палочек в шоколаде, которые мне нравились и которые довольно популярны в Японии, я, не задумываясь, сунула одну в рот и спокойным шагом направилась к Тсуне. Парень видел, что я приближаюсь, и очень сильно заволновался. Это было заметно по покрасневшему, вспотевшему лицу и тому, что он тут же уткнулся носом в учебник. При этом учебник имел перевёрнутый верх ногами вид. Совсем не заметно, ага...
     - Йо! - поздоровалась я, садясь на пустующую парту, что находилась прямо перед Савадой. - Ты ведь знаешь, кто я, верно? - парень, нервничая, посмотрел на меня карими глазами. Потные пальцы крепче вцепились в бумажные страницы учебника. Небольшой кивок был мне ответом. - И, видно, Реборн успел тебе рассказать какие на нас планы, так? - очередной кивок. Теперь он так смущался, что даже пар валил из ушей.
     - Но... но... но... - заикался Савада. - Мне нравится другая... девушка.
     - Ты это про Сасагаву Киоко? - от моего вопроса челюсть Тсуны откинулась на парту, а глаза буквально вылезали из орбит. Паника! Самая настоящая паника! Он потел так сильно, словно стал грешником на исповеди. - Успокойся, - махнула я небрежно рукой. - Это твоё дело, и влезать туда, я не собираюсь, так что если переживаешь, что начну болтать - ошибаешься. Однако должна заметить, что выходить за тебя я не хочу. Особенно не хочу участвовать во всём этом криминальном мире. Будь ты хоть трижды босс мафии - не хочу. Рассчитывать на меня в роли твоего Советника, не смей. Понял?
     - Я... я... я... - вновь начал заикаться парень, но уже скорее от скопившегося возмущения. - Я тоже не хочу в этом участвовать! Не хочу становиться боссом мафии, и вообще не желаю иметь с этим никаких дел! Мне это не надо! И это опасно! И Реборн постоянно в меня стреляет! И... хи-и-и!!! - парень схватился за свою лохматую голову. Видно, скопилось многое.
     - Хм... - я медленно осмотрела Тсуну.
     Так он, по сути, в таком же положении, что и я, верно? Ну да. От него угрозы я не чувствую. Скорее вечный страх и панику, но не больше. От Реборна опасностью веяло за километр, но вот Савада Тсунаёши рыхлый, словно творог. И с ним я должна находиться рядом шесть лет? Да сомневаюсь, что он до следующего воскресения доживёт, не говоря уже о своём двадцатилетии.
     Достала из пачки с печеньем, очередную палочку и зажала её между зубов. Хорошо, что мой портфель буквально доверху забит ими. Вкусно и сладко.
     - Послушай, Савада, - обратилась я к нему, из-за чего парень подпрыгнул на месте. - Выслушав тебя, понимаю, что у нас общие интересы, - Тсуна немного успокоился и сосредоточился на мне. - В принципе, меня не смущает брак по расчёту, - добавила я, задумчиво скрестив руки на груди. - В любовь я не верю, так что это вполне естественный и современный метод. Если бы на кону стоял только брак, я бы и пальцем не пошевелила. Как-то всё равно. Но тут возникли неожиданные обстоятельства в виде мафиозной группы Вонгола, моих родителей и принятое решение о нас с тобой вообще какими-то левыми людьми. Такой расклад меня не устраивает.
     Савада закивал головой, соглашаясь с каждым моим словом. Похоже, парень радовался тому, что в этой теме я на его стороне. Ну... в какой-то мере. Расслабился и был готов расплакаться от счастья.
     - Значит так, - начала я, мысленно очерчивая ходы в своей голове. - Сейчас я ничего не могу сделать, так как с юридической точки зрения, связана по рукам и ногам. Сделаем вид для дядюшки Реборна, что мы с тобой прям крепкие друзья на век. В 'любовь' играть не будем, это бессмысленно и не пройдёт. Для семьи Вонгола важно то, чтобы я стала Советником Десятого Босса. И вот тебе мой первый совет - не парься! Время пока есть. Шесть лет в запасе. Что-нибудь придумаю. Меня больше интересует то, как ты отреагируешь на всю эту ситуацию.
     - Ох, спасибо, Серра-сан! - воскликнул Тсуна.
     - Зови меня Дар, - бросила я ему, вставая на ноги и направляясь к выходу из класса. Надо и самой ноги размять.
     - Так значит я не стану Боссом мафии? - всё сиял Савада. - Ура!
     - Что? - оглянулась я. - Я говорила о нашем браке и о моём присутствии в твоей 'семье'. Остальное - не моя забота.
     - Хи-и-и-и!!! - панический ужас вновь вернулся на лицо Савады, теперь он рыдал из-за страха. - Так Реборн до сих пор будет меня тренировать? Не-е-ет!
     Пожав плечами, я покинула кабинет. Странный парень этот Савада Тсунаёши. Вроде бы, вчера какому-то пареньку чуть было скальп не содрал, а сейчас рыдает из-за каких-то тренировок. М-да... Мне не понять этих японцев.
     Остальные занятия прошли в стандартном режиме. Меня, как новенькую, никто не трогал из учителей. Но уверена, что это ненадолго. Лекции учителей я практически не слушала. Они были подобно эху, что доносились из соседнего дома. Всё равно это знаю, а значит, имею право вздремнуть. Ну... я так думала. Стоило мне закрыть глаза и подпереть голову ладонью, как один учитель стал психовать. Кричал о моей невоспитанности и то, что я не в своей расхлябанной России, а в элитной Японии. Да и вообще, должна ползать перед ним на коленях, только по той простой причине, что он окончил знаменитый университет в Токио.
     Я всё это слушала, смотрела на учителя и замечала каждую мимику на лице. Как его зовут-то? Не помню. Хотя, он, вроде, и не представился первым. Зато меня он явно уже ненавидит. Уверена, что при следующем случае попытается опозорить и меня как ученицу и систему российского образования. Интересно, он хоть понимает, что я прекрасно вижу его ложь? Зрачки расширены и возбуждены, глаза всё время соскальзывают в сторону, словно мужчина мечтает. Он не говорил правду, он воображал её. Что-то с ним явно не чисто, но это подождёт.
     Наконец-то наступила большая обеденная перемена. Все ученики убежали на улицу. Погода позволяла перекусить на природе, во внутреннем дворе, не заботясь о холоде. Я также решила не сидеть в душном кабинете, а направиться туда, где точно никого не встречу. На крышу. Там тихо, свежо и самое главное смогу вздремнуть хотя бы час. Не спать ночами и пытаться жить днём - это треш. И на этом состоит моя жизнь. Я ведь даже в школу в России в вечернее время ходила. Специальная смена. Днём - спала. А тут... эх...
     - Чаосс! - услышала я за спиной, когда шла вдоль коридора на втором этаже. Голос определённо принадлежал Реборну, но откуда он доносился? Обернувшись, я никого не увидела.
     - Реборн? - позвала я малыша.
     - Вижу, вы с Тсуной нашли общий язык, - неожиданно стоящий в коридоре большой горшок с фикусом шелохнулся, после чего в нём образовалась небольшая дверца, из которой и появился юный киллер. - Это хорошо, когда Босс и Советник друзья. Доверие - то, что сохраняет семью.
     - Говорила уже, что меня не интересует мафия, - произнесла спокойно я, заглядывая в помещение горшка. Как оказалось, там оборудован небольшой лифт и столик с чайным набором. Взрослый человек туда не поместится, но для Реборна в самый раз. - Удобно.
     - Знаю, - довольно хмыкнул малыш. - Подобные тайники у меня припрятаны по всей школе. Однако, это подождёт. Куда более важно, ты уже познакомилась с очередным членом 'семьи'? У вас с ним общие итальянские корни.
     - Так и знала, что этот ворчун замешан в мафии, - фыркнула я. - И кто же он такой этот 'Гокудера Хаято'?
     - Ну, его сам впервые вижу, - улыбаясь, ответил Реборн, запрыгивая на подоконник в коридоре. - Хотя так же вызвал из Италии, как и тебя из России. Вы в чём-то даже похожи. Пошли, посмотрим на него поближе.
     - Что? - не поняла я, но Реборн уже схватил меня одной рукой за шиворот, а второй за своего хамелеона, который за секунду трансформировался в огромный зеленый воздушный шар. Так мы и выпрыгнули в окно во внутрь двора.
     Думала, что меня больше ничего не может удивить, а нет. Оказалось, что может. Ведь хоть мы и приземлились довольно мягко, но сразу оказались в центре драки между Хаято и Тсуной. Причём если первый и был настроен серьёзно, то второй был в ужасе и при виде нас радостно воскликнул:
     - Реборн!
     - Можно было меня оставить на месте, - вздохнула я, вставая на ноги и отряхивая ладони от земли.
     - И пропустить самое интересное? - усмехнулся малыш, решивший, что сделал мне одолжение.
     - Реборн... - произнёс Хаято, поворачиваясь в нашу сторону. - Так это ты - самый лучший убийца девятого поколения? - улыбка Реборна стала шире. Он любит, когда его воспринимают как самого опасного киллера в мире мафии. - А это... Представитель семьи Серра? Много же про эту семью жутких историй слышал.
     - Да? - устало спросила. - А вот я ни одной.
     - Смеёшься? - бирюзовые глаза Хаято сверкнули не добрым огоньком. Явно моё поведение ему не очень понравилось. В руках мгновенно показались шашки динамита. Так вот что пахло порохом. Учитывая откуда он их достал, уверена, что всё тело парня, скрыто динамитом. - Эй, - обратился к Реборну. - Ты серьёзно насчёт того, что я буду кандидатом в наследники, если побью Саваду?
     - Что? - воскликнул Тсуна. - О чём ты говоришь?
     - Ага, именно, - кивнул Реборн. - Так что давай, заканчивай начатое.
     - Эй! Что вы несёте? - вопил Тсуна. - Это же шутка, да? Вы не собираетесь убить меня? Реборн! Дар!
     - Я - нет, - спокойно ответил малыш.
     Савада посмотрел вопросительно на меня, но я лишь пожала плечами, мол, мне-то откуда знать? Хотя уверена, что Реборн так просто от Тсуны не отстанет, и у него определённо найдётся запасной козырь. А ведь если посмотреть на это с другой стороны, то логичнее будет избавиться от Савады, верно? Нет Савады - нет проблем.
     - Просто смотри, Советник, - услышала я голос Гокудеры, что доставал из заднего кармана пачку сигарет. - Тем, за кем ты последуешь, буду я!
     - Э? Стоп! - я вопросительно посмотрела на Реборна.
     - Всё верно, - кивнул малыш. - Гокудера Хаято победит Саваду Тсунаёши, то автоматически принимает пост Десятого Босса Вонголы, а значит, и соглашение двух семей будет идти через него.
     - Приехали... - фыркнула я, понимая, что поменяла шило на мыло.
     - Не будешь вступать в бой? - спросил Реборн, наблюдая за мной.
     - Я пацифист, - ответ прост, но почему-то вызвал целую бурю смеха у Гокудеры.
     - Представитель семьи Серра - пацифист? Ха-ха-ха! Где это видано? В истории Серра всегда владели как огнестрельным оружием, так и холодным. А насчёт рукопашного боя, так вообще им не было равных. А ты значит пацифист? Хах, не верю!
     - Это правда, - вступился Реборн. - Дар специально воспитывали как обычного ребёнка. Она только вчера узнала о мире мафии.
     - Хех, тогда мне очень жаль, но ты не проживёшь в этом мире долго, - заключил Гокудера, возвращаясь к Саваде, который в ужасе озирался, то на своего противника, то на малыша. - Готовься к битве!
     - Сражайся, Тсуна! - крикнул Реборн, вот только этот призыв подействовал на парня точно наоборот.
     Он развернулся и попытался убежать с поля боя. Правда, Хаято не дал ему это сделать, перегородив путь. Во рту итальянца возник десяток зажжённых сигарет, из-за чего он дымил подобно печке. Но эти сигареты были необходимы не для того, чтобы курить, а для того, чтобы поджечь фитиль динамита, что сжимал в руке Гокудера.
     - Что скажешь? - спросил меня Реборн так, что его слышала только я.
     - Ты о шансах на победу Тсуны? - спросила я, стоя рядом. - Буду честной - их практически нет. Тсуна, как и я, сталкивается с подобным впервые. Он не боец и не сможет одолеть Хаято. Хотя у итальянца имеются прорехи в его технике, - в этот момент Гокудера швырнул огромную партию зажженного динамита в сторону Тсуны. Савада с невероятной удачей удалось избежать последствий взрыва. Но Хаято не сдавался и следующей атакой удвоил количество динамита.
     - О каких 'прорехах' речь? - поинтересовался Реборн. - Что ты видишь?
     - Ты ведь и сам это видишь, дядюшка Реборн, - лениво бросила я, всматриваясь в очередную порцию огненного взрыва. - Динамит, конечно, опасен и эффективен, но он не может задать траекторию. Достаточно одного точного попадания и победа за ним, однако Гокудера решил брать массой, а не точностью. Вот, смотри!
     В этот момент итальянец вновь удвоил число бомб, но все они не достигли цели, так как Тсуна вовремя убегал в сторону.
     - Не недооценивай его, Дар, - усмехнулся малыш. - Говорят, что Гокудера Хаято - это человек, чьё тело полностью скрыто динамитом. Другое его имя - 'Дымовая Бомба Хаято'.
     - Именно поэтому я и ставлю на него, - пожала я плечами. - У Тсуны нет и шанса.
     - Шанс есть всегда, - спокойно произнёс Реборн, после чего его хамелеон стал пистолетом, которым малыш выстрелил в Тсуну.
     И не куда-нибудь, а прямо в голову. Вероятность остаться в живых равна нулю. И этим он намекал на шанс? Да парня только что убили на моих глазах. Очередное событие, которое лучше отложить в мою мысленную коробочку и абстрагироваться от подобного. Но свершилось чудо, а именно Тсуна с воплем 'РЕБОРН!' вернулся к жизни. На лбу вновь загорелось пламя Посмертной Воли. Так вот как Тсуна его вызвал! Правда... куда делась вся одежда? Он опять в одних труселях! На этот раз они синие с жёлтыми звёздочками. Мило.
     Гокудера решил утроить число бомб, так как Тсуна стал с сумасшедшей скоростью гасить каждый динамит. И ни чем-нибудь, а руками! Вот только это лишь привело к тому, несколько зажженных шашек выпали у него и рук. Печальный конец Гокудеры Хаято приближался. Но Тсуна не сдавался. Перескакивая с места на место с сумасшедшей скоростью, он потушил абсолютно весь динамит, сохраняя жизнь не только себе, но и итальянцу. Тот, кстати, так же понял, как обстоят дела, и рухнул перед Савадой, который только-только пришёл в свой обычный режим, на колени.
     - Я ошибался!!! - в голосе парня чувствовалась буря раскаивающихся эмоций. - Ты тот, кто подходит на роль Босса! Джудайме, я пойду за тобой!!! Приказывай мне всё что угодно!
     - Что?! - в шоке воскликнул Тсуна.
     - Вот это поворот, - хмыкнула я. - Что это за пуля была, Реборн?
     - Пуля, созданная научным центром семьи Вонгола, - довольно произнёс малыш, натаскивая шляпу на глаза. - Если станешь Советником, то сможешь посещать тот центр, когда захочешь и узнать намного больше. Ты же увлекаешься логическими играми, я прав? Так там подобного развлечения целое море. За всю жизнь не разгадать.
     - Хочешь меня как ребёнка развести? - усмехнулась я. - Не выйдет. Как-нибудь обойдусь.
     - Это не всё, - не сдавался Реборн, после чего зашагал в сторону ничего не понимающего Тсуны. - Проигравший подчиняется победившему. Таково правило нашей семьи!
     - Э? - всё ещё тупил Тсуна.
     - Вообще-то, - смущаясь, начал Гокудера, опустив взгляд. - В действительности, я не хотел быть Боссом Десятого поколения Вонголы. Просто слышал, что он японец и того же возраста, что и я. Вот и захотел проверить его силу...
     - Эх, мне бы твои проблемы, - вздохнула я. Хаято тут же бросил на меня какой-то озлобленный взгляд. Словно это я только что швыряла во все стороны динамит.
     - Реборн, - произнёс итальянец, продолжая следить за каждым моим шагом. Я же тем временем достала очередную шоколадную палочку и с неким безразличием стала её есть. Кажется, в этой школе друзей мне не найти. Хотя... хрен с ним. Не впервой. - Я понимаю, почему ты вызвал меня, но что тут делает член семьи Серра? Уже немало десятилетий их ассоциируют как предателей семьи Вонгола.
     - Предателей? - фыркнула я. - С самого начала только и говорю, что не желаю в это ввязываться. Раз ты в курсе всех событий и присоединился к Тсуне, то так и быть - отныне ты Советник. А я умываю руки. Addio!
     - Так не положено! - прозвучал голос Реборна, после чего я почувствовала, как мои ноги оказались связанными. Не успела и шагу сделать, как подобно пизанской башне полетела лицом вниз. И это хорошо, что я успела доесть палочку, иначе торчала бы она у меня из затылка Гокудере на радость. - Это решение Девятого. Оно неоспоримо.
     - Ну, раз так... - ещё более неуверенным и напуганным стал голос итальянца.
     - Дар, ты как? - взволновался Тсуна, так как я не подавала признаков жизни. Просто лежала себе, уткнувшись носом в земле. И мне даже не хотелось знать, в каком состоянии моя юбка. Больше чем уверена, что всё из-под неё видно.
     - Эх... дерьмо, - перешла я на русский, понимая, что нет в мире языка лучше, который сможет описать моё состояние души.
     На следующий день Гокудеру словно кто-то подменил. Он встречал Тсуну с такой счастливой улыбкой, что с ней можно было снимать рекламу зубной пасты. Так и слышу закадровый голос Хаято - 'ЛА-КА-ЛЮТ'.
     На меня же он до сих пор смотрел с неким подозрением и злостью. Более того, как только узнал, что я наполовину русская на половину итальянка, стал ругаться со мной на итальянском. Это он старался для того, чтобы случайно не расстроить Тсуну. Своего обожаемого Джудайме, то есть 'Десятый'. Меня сразу нарёк - Советник. Хотя я просила его прекратить так называть. Пусть оскорбляет или по фамилии зовёт, но не 'Советник', однако этот Взрыватель был неумолим.
     Знаете, я могу долго и многое терпеть. Так много, что скорей всего дождусь, когда рак на горе свистнет, но, когда этот придурок стал на итальянском меня 'Белобрысой Ведьмой' называть, я немного... разозлилась. Сам-то он кто тогда? Мой оттенок волос ненамного светлее его! И хоть у него этот цвет от природы, всё равно злит. Но потом я вспомнила, что ещё вчера меня звали Зомби, а так, вроде бы, какое-то развитие идёт. Закинула в рот шоколадную палочку и успокоилась.
     Решила игнорировать его, просто смотря в окно в то время, как он уже динамит стал вытаскивать, чтобы разобраться со мной.
     - Ха-ха, - послышался смех рядом с моей партой. Это был голос Ямамото, который прислушался к нашему небольшому 'разговору' с Хаято. - Надо же, вы только вчера поступили в школу, но уже так хорошо подружились! - я подняла голову и с сомнением посмотрела в лицо парня. Это сарказм или он слепой? - О чём он говорит?
     - Ругается, - кратко ответила я.
     - Ха-ха! Это игра такая, да? Весело! - немного расстроено произнёс парень, словно бы хотел подключиться к нашей игре, вот только незнание итальянского, слегка осложняет задачу. - А почему новичок тебя Советником называет? Это что-то вроде клички или прозвища?
     - Что-то вроде того... - кивнула я, решая не вдаваться в подробности. Не хватало, чтобы ещё и этот бейсболист меня так называл.
     Прозвенел звонок на урок, после чего Ямамото ещё раз улыбнулся и ушёл на своё место, как и остальные ученики. В класс вошёл учитель. Тот самый, что вчера на меня зуб точил. Он достал вчерашний тест, который мы в конце урока писали, и, глядя на кипу белых листов, произнёс:
     - Образно говоря... представим, что есть ученик, оценки которого не превышают двадцать баллов, что значительно снижает средние показатели класса, - неожиданно Тсуна, что сидел впереди меня занервничал. Он явно чувствовал, что речь идёт о нём. - По моему мнению, как человека, прошедшего элитные курсы, такой ученик представляет собой не что иное, как ненужный багаж и только мешает социальной общественности. Разве есть достойная причина такому ничтожеству существовать?
     Напоследок учитель продемонстрировал всему классу тест Тсуны, на котором красовалось двадцать шесть баллов. Учитель Незу, а именно так его звали, торжествовал и получал неописуемое удовольствие от того, что унижал Саваду. Все в классе шептались и хихикали, ещё раз убеждаясь в том, что прозвище 'Никчёмный Тсуна' ему очень идёт.
     М-да... это вообще нормально вести себя так учителю? Если ученик сам по себе неплохой человек, но чего-то не понимает, то это полностью вина учителя из-за того, что он не смог правильно объяснить предмет. Но учитель Незу прибегает к методу 'убрать отстающих', дабы не портить статистику и имя как учителя. Мерзость, а не педагог.
     Я стала игнорировать Незу-сенсея. Просто достала открытую коробку с шоколадными палочками и, смотря в окно, стала спокойно поедать их. Учитель сначала перечислял фамилии, передавая каждому его тест с баллами, но в какой-то момент оторвал голову и взглянул на меня.
     - Серра! - прогорланил он. - По-твоему, на уроке можно есть? Для этого существует большая перемена! Немедленно убрала всё, иначе я буду вынужден пожаловаться.
     - Делайте то, что считаете нужным, - спокойно ответила я.
     - Ах так?! - воскликнул Незу, после чего подошёл к моей парте и выхватил у меня из рук коробку с палочками.
     - Прошу, верните мне то, что взяли, - всё таким же спокойным голосом произнесла я, протягивая раскрытую ладонь в сторону учителя.
     - Кем ты себя возомнила? - орал учитель, как ненормальный. - Думаешь, я шучу? - мужчина скомкал прямо на моих глазах коробку со сладостями, превращая шоколадные палочки в труху, и вышвырнул в приоткрытое окно рядом со мной.
     Я могу многое вытерпеть. Многое простить. Оскорбление, крики, может даже удары, но вот подобное отношение с едой... Вытерпеть не могу. Злость буквально заставила кровь закипеть в венах. Особенно обидно то, что это была последняя пачка. Я надеялась на перемене сбегать в кафе и купить ещё, но...
     - Учитель Незу, вы глупый, невоспитанный, хамоватый чурбан, - начала я, смотря прямо в глаза учителю, что прятались за очками. - Чувствуя власть над учениками, унижаете их, поглаживая своё завышенное эго. Постоянно врёте и преподаёте полную чушь, основываясь на задачах зарубежных школ. Которые вы, кстати, так сильно ненавидите. И это притом, что в японских школах учитель обязан сам составлять и решать задачи каждого теста. Так что к вашему списку можно ещё добавить, что вы и вор. Или я что-то не так сказала?
     В классе возникла гробовая тишина. У всех челюсти тянулись к полу. Сам же учитель Незу сначала побледнел, потом посинел и, наконец покраснев, стал неистово трястись. Жилы на лбу, руках и шее набухли и, казалось, вот-вот лопнут, обрызгав моё лицо кровью. Но я его не боялась. Просто продолжала смотреть за этой тряской, пока мужчина, в итоге, не взорвался окончательно.
     - Всё!!! Это последняя капля! К директору! Немедленно!
     Учитель крепко схватил меня за предплечье и силой потащил в сторону выхода из класса, а дальше по коридору в учительскую. Я не вырывалась и не сопротивлялась, но Незу всё равно сжимал мою руку так, словно намеревалась убежать. Хех, да даже если бы и хотела убежать, вряд ли бы справилась с этим мужиком. Силёнок у меня совершенно нет.
     Ворвавшись в кабинет без стука, мы сразу же обнаружили в кабинете директора Главу Дисциплинарного Комитета, который стоял в стороне от стола директора, скрестив руки на груди. Видимо, они о чём-то говорили, но мы прервали их. Сначала учитель Незу немного забеспокоился при виде темноволосого парня, но потом вдруг стал увереннее и громко заявил:
     - Директор, я требую, чтобы вы немедленно исключили эту ученицу!
     - Ну-ну, - попытался утихомирить мужчину директор. - Учитель Незу, потише. Уверен, что всё не так плохо, как кажется на первый взгляд. В конце концов, её перевели совсем недавно, и она ещё не освоилась. Тем более сказываются различия культуры и...
     - Нет! - перебил директора Незу. - Я требую сейчас же исключить её! - с каждым произнесенным словом учитель только сильнее сжимал моё предплечье, тряся меня из стороны в сторону как тряпичную куклу. Словно пытался стряхнуть с меня маску безразличия и показать, какой я на самом деле монстр. - Она ела прямо на уроке!
     - Ох, и всё? - улыбнулся директор. - В русских школах немного другое отношение к подобным вещам. Дайте ей больше времени, и она адаптируется.
     - Я попросил убрать еду, на что получил полный отказ! - не сдавался учитель. - А после... - дыхание Незу вновь участилось. - Она оскорбила меня при всём классе! Назвала глупцом, невоспитанным и к тому же вором! Я ТРЕБУЮ НЕМЕДЛЕННОГО ИСКЛЮЧЕНИЯ!!!
     - Дар, - обратился ко мне директор. - Тебя ведь так зовут? Ты говорила нечто подобное?
     - Да, - спокойно произнесла я, смотря директору в глаза. - Я всё это говорила.
     - Вот! Вот! Видели? - орал учитель. - Она даже не скрывает этого! Исключить! Немедленно исключить!
     - Ну-ну, - вновь повторил директор, начиная потеть. - Думаю, что тут какое-то недоразумение. Если ученица извинится, то можно замять эту ситуацию, как языковой барьер. И учитель Незу, отпустите вы уже её руку. Как я понимаю, девушка не собирается бежать.
     В это же мгновение моё предплечье наконец-то освободили. Больно. Уверена, завтра выскочит синяк. И это в такой-то жаркий сезон, когда светлые блузки с короткими рукавами единственное, что всех спасает. Все смотрели на меня. Ожидают извинений. И если извинюсь, то, в итоге, всё выйдет, будто я виновата. Учитель - молодец, старается на благо общества, а я юная бунтарка-иностранка, которая вообще не понятно, зачем сюда приехала. Но если не извинюсь и буду гнуть свою линию - меня исключат.
     Хм... А так ли это плохо? Вернут документы, выгонят со школы, и в дальнейшем я смогу выбрать то заведение, которое мне по душе и в котором не будет скопление будущих уголовников. Что ж, монета брошена, путь выбран.
     - Отказываюсь, - спокойно произнесла я. Директор вспотел ещё сильнее, а на лице Главы Дисциплинарного Комитета промелькнула лёгкая улыбка. Словно это его забавляло. Он до сих пор не проронил и слова. Просто наблюдал. Хотя это его дело. - Учитель Незу самодур и лжец. А также я подписываюсь под каждым ранее сказанным собой словом. Особенно над тем, что он вор. Мне лично попался на руки только один тест, но, ещё решая по нему задачи, я поняла, что он украден из одного европейского университета естественных наук. Часто подобные тесты публикуют сами профессора в интернете, чтобы помочь своим студентам подготовиться. Один из этих тестов, раздал всем учитель Незу на вчерашнем уроке.
     - Учитель Незу, - нахмурил брови директор. - Это правда?
     - Э... я... ы... - начал метаться учитель, потея, словно грешник на исповеди. - Конечно, нет! Эта ученица лжёт!
     - Я это могу доказать, - парировала я. - Вчерашний тест у меня на парте, а общий сайт, куда выкладывают тест, я помню наизусть и могу прямо сейчас вбить в ваш компьютер, если у вас подключён интернет.
     - К сожалению, с сетевой связью у нас небольшие неполадки, - директор косо посмотрел на парня из Комитета. Видно, именно об этом и шла речь. - Но...
     - Да что тут думать? - паниковал учитель. - Она врёт! Подобным ученикам не место в школе Намимори! Исключите её, иначе этот бардак будет ждать вас всё чаще.
     - ПОСТОЙТЕ, УЧИТЕЛЬ! - в кабинет ворвались Тсунаёши и Хаято. У одного паника была за меня, у второго паника за своего Джудайме. В кабинете стало шумно. - Учитель Незу, прошу простить её. Она из другой страны и многое не понимает. А также...
     - Что я вижу?! - воскликнул, смеясь, учитель. - Вот и 'друзья' пожаловали. И кто бы мог подумать, что это Никчёмный Тсуна и гангстер?! Другого и не ожидалось. Все отбросы собираются вместе!
     - Что ты сказал? - злобно произнёс Гокудера, шагая навстречу учителю. Его гневный вид не желал ничего хорошего. От такого взгляда учитель Незу всхлипнул и сделал несколько шагов назад, но Савада вовремя притормозил итальянца, не позволяя тому, вытащить динамит.
     - Видели? ВИДЕЛИ?! Он мне угрожал! - орал учитель, тыча пальцем в парней. - ИСКЛЮЧИТЬ! ВСЕХ!!!
     - Слушайте, - начала я, понимая, что всё превращается в театр абсурда. - Те слова - мои. Их я не знаю, - указала рукой на Тсуну и Хаято. - Хотите кого-то исключить, исключайте меня. Мне плевать.
     - Исключение - это слишком поспешное решение, - продолжал настаивать на своём директор. - Для начала думаю дать вам испытательный срок и...
     -  Испытательный срок? -  тут же оживился учитель Незу. -  Директор,  - его лицо смягчилось и стало намного спокойнее. У него созрел какой-то план. Это точно. -  Если я правильно помню, на спортивной площадке было зарыто 'послание в будущее' пятнадцатилетней давности, которое мы давно не можем найти. Вы ещё хотели группу специалистов по раскопкам вызвать.
     -  Да-да... -  кивнул директор, что-то припоминая. -  Но к чему ты клонишь?
     -  Пусть эти ребята ищут 'послание'. И найти его должны именно сегодня. Если найдут, будем считать инцидент исчерпанным. Но если нет... то всё незамедлительно будут исключены!
     -  Э-э-э?! -  протянул Савада.
     -  Это возмутительно! -  крикнул Хаято.
     -  Чтоб вас... -  вздохнула я, понимая, что обратного пути нет.
     Всё пошло кувырком. Тсуна, узнав, что будет исключён, решил просто отправиться домой и забить на всё. Гокудера, заметив плохое настроение своего Босса, решил подбодрить его и взорвать всю спортивную площадку динамитом ко всем чертям. Кстати, мне эта идея тоже понравилась. Уж очень не хотелось брать лопату и начинать копать землю неизвестно где. Хотя от меня никто помощи не ждал. Хаято, в принципе, заверял, что это я во всём виновата и от меня лучше держаться подальше. Что ж... в этом я с ним тоже полностью согласна. Оставьте меня в покое! Вот только послушает ли меня кто-нибудь?
     Грохот был такой силы, что даже стёкла школы задрожали. Многие ученики выбежали со школы, чтобы посмотреть, не землетрясение ли это? К Гокудере присоединился и Тсуна, правда, в режиме а-ля 'нудист со звездой во лбу'. Но вместе они всю площадку за считанные секунды перетрясли. И знаете... нашли! Действительно нашли 'послание', вот только не пятнадцатилетней давности, а сорокалетней. И хранились в ней результаты тестирования некого ученика по имени Незу Дохачиро. Нашего учителя.
     Вот и всплыла правда. Ведь на всех тестах не было и десяти баллов. Наш гениальный сенсей подделал документы своего образования, когда устраивался сюда. А теперь внимание вопрос: кто сегодня раз и навсегда покинул школу Намимори?
     Хе-хе-хе... Эх, перекусить бы.

Глава 3. Смысл?

     Бессмысленно.
     Реборн так старается сблизить нас с Тсуной. Прошло несколько дней, и я посмела расслабиться и потерять бдительность, а малыш этим незамедлительно воспользовался. Нашёл лазейку, благодаря которой научился манипулировать мной. А именно - выходными. Это единственное время на неделе, когда я могу лечь и проспать целые сутки. Ни один человек не способен бодрствовать вечно. Но у Реборна, видимо, на это совершенно другое мнение. И именно в выходные в шесть утра, когда я только-только ложилась спать, этот узурпатор ворвался ко мне в дом под грохот взрывающихся бомб, что разложены у меня в саду. Когда успел? Чёрт его знает.
     В такие секунды я готова была согласиться на что угодно, стать кем угодно, лишь бы этот шум прекратился, и мне дали поспать хотя бы ещё пять минут. А требования у Реборна были простые - я хотя бы три раза в неделю ужинала у Тсуны дома, как член семьи Вонгола. Мило, правда? Обосновывал он это тем, что человек не способен жить полноценно, питаясь одним шоколадом. Да какая ему разница? Да, я это прекрасно знаю, но это мой выбор! Ай, ладно... всего три раза в неделю, не так уж и много.
     Там я познакомилась с мамой Тсуны. Савада Нана. Если честно... Эта женщина из разряда 'Святая Наивность'. На втором этаже, прямо в её доме, из сына пытаются сделать сурового криминального авторитета, а она только хлопает в ладоши, хихикает и спрашивает, не нужно ли нам чего-нибудь? Кажется, она считает, что мы с Тсуной встречаемся. В итоге, парень смущён и красный как рак. Он пытался объяснить, что мы всего лишь одноклассники, но разве этой женщине что-то объяснишь? Да у неё ветер в голове! Ничего не откладывается. Но доброе сердце, с этим не поспоришь. Приняла она меня быстро, даже ничего не расспрашивая о прошлом. Обращалась по имени, добавляя суффикс 'чан'. Правда, в моём понимании это звучало несколько бредово. Дар-чан. Хм-м-м... Но в плане еды она быстро запомнила все мои вкусы и каждый раз, когда я приходила к ним в гости, мне подавали только то, что люблю, ничего не требуя взамен. Повторюсь - Святая Наивность.
     Также дома у Савады я часто видела Гокудеру. Мы с ним всё никак не могли найти общий язык, однако теперь он перестал намеренно цеплять меня и нарываться на скандал. Просто выбрал ту же тактику - игнорирование. Нет, мы общались, так как часто пересекаемся и в школе, и дома у Тсунаёши, но всё наше общение сводилось к простым: 'Отойди в сторону! Ты мешаешь Джудайме!', 'Не приближайся! Я тебе не доверяю!', 'Передай мне тарелку с печеньем. И попробуй печенье первая! Уверен, там яд!'.
     Хаято был уверен в том, что я рано или поздно предам Тсуну. Подробности он мне не рассказывал, так как ему запретил Реборн, но суть проста - мои дальние родственники, носящую такую же фамилию, уже успели запятнать её тем, что предавали боссов семьи Вонгола.
     Естественно, было бы разумнее разузнать, о чём говорит Хаято, но вот только лезть в этот дремучий лес совершенно не хотела. Даже сидя дома у Савады, я старалась всеми силами вести себя как обычный подросток. Уроки, игры, беседа о самых банальных вещах. Тсуна замечал, что я избегаю разговоров про мафию, и, как ни странно, ему эта идея даже нравилась. Хотя о чём это я? Парень также не желает иметь с этим чокнутым миром ничего общего. Поэтому с удовольствием спрашивал меня про Россию и вообще о том, как жила раньше.
     Друзей у меня в Японии пока не появилось, а Савада самый адекватный человек, который пока повстречался на пути. Да и, вроде бы, понимает меня. Почему бы не поболтать?
     Часто задавалась вопросом: зачем Савада пошёл выручать меня тогда из учительской? Сам же не в лучшем положении. Да и давайте будем честными - я намеренно спровоцировала учителя. Знала ли я, что есть на уроках запрещено? Конечно, знала. Могла ли убрать еду? Естественно. Но... я этого не сделала. Что приводит к намеренному созданию конфликтной ситуации. И все это видели, но Савада всё равно заступился за меня. Дурак? Герой? Или Реборн? Скорее всего третье. Уверена, что без малыша со странным хамелеоном, который принимает любую форму, что видел, тут не обошлось. Кстати, интересный зверёк. Вот бы его на опыты сдать.
     Хех, да, я терпеть не могу детей и животных, так что Реборн, со своей зверюшкой, не исключение.
     Что касается школы, то там тоже всё более или менее утряслось. Я наконец-то нашла общий язык с женской половиной класса, а инициатором этого общения была первая красавица школы - Сасагава Киока, которая видела, как мы общаемся с Тсуной. Скорее всего, она решила, что мы друзья, а так как сам Тсуна ей, вроде симпатичен, решила и со мной наладить общий язык. Это было довольно странно, так как для завязывания разговора, она приготовила дома шоколадное печенье и угостила им меня.
     Отказываться не было смысла. Слово за слово, и вот я в клубке из роя всех школьных сплетен, большую часть, которого можно сразу же скомкать и выбросить в мусорный ящик. Однако были там и нужные сведения. Как оказалось, тот самый парень, которого я пару раз видела из Дисциплинарного комитета, считается самым опасным человеком в школе. При любой возможности его необходимо избегать. Каждого нарушителя дисциплины он непременно забивает до смерти. И не чем-нибудь, а своим излюбленным орудием - стальными тонфами. И имя такому ужасу Намимори - Хибари Кёя.
     Девчонок было не остановить. Каждая рассказывала одну историю страшнее другой. Одна клялась, что видела Хибари с окровавленными тонфами ночью в центре города. Он и его группа головорезов расправлялись с местными бандитами, после чего никто про них ничего не слышал. Вторая заверяла, что Хибари серийный маньяк-убийца, который получает удовольствие от драк. Третья настаивала на том, что он 'крышует' все крупные точки в городе, включая больницу, банки и несколько участков местной полиции.
     Что из этого правда, что ложь, судить не мне. Каждая верила в свои слова и готова была руку на отсечение дать, лишь бы ей поверили. Однако все были уверены в одном - раз я встретила Хибари Кёю пару раз и осталась невредимой, то можно с уверенностью сказать, что родилась в рубашке.
     Честно? Стало безумно любопытно. Напугать меня девчонки так и не смогли, так как, сами того не ведая, дали лазейку. По их же историям ясно, что Хибари атакует только тех, кто нарушает дисциплину. Вывод очевиден - не нарушай правила школы Намимори, и будет тебе счастье. Хотя... пару раз я уже попадалась ему на глаза в не самых благоприятных ситуациях. Но в одной ситуации за меня заступился Реборн, а в другой - директор. Откуда мне знать, что и в третий раз я окажусь в списке 'счастливчиков'?
     Но как сказала Киоко, Хибари старшеклассник и учится с её старшим братом. А все старшеклассники находятся в левом крыле здания школы. Дисциплинарный комитет может патрулировать коридоры, но это происходит изредка и в основном на переменах.
     Хибари Кёя... А ведь фамилия довольно милая. Переводится как 'жаворонок'. Хм... Не зря я всех этих зверюшек недолюбливаю.
     Как бы то ни было, а человек удивительное существо, и способен привыкнуть и адаптироваться ко многим вещам. Даже к таким, которые на первый взгляд кажутся безумными. Наступили летние деньки, и просто так сидеть целый день в кабинете за партой, было просто невыносимо. Учителя сразу узнали, что в учёбе я не промах, и теперь у меня появились некие преимущества в виде небольшого перекуса во время лекции или же сна. Хотя, возможно, сказывалась и история с учителем Незу. Ай, не важно. Самый мой любимый час был обеденным. Именно во время обеда, когда все выбегали на улицу, я поднималась на крышу школы и, прячась в небольшой тени, позволяла своему телу немного расслабиться и восполнить силы.
     Это было моё любимое место. В основном из-за того, что тут тихо, да и нет никого. Ну... в основном. Как-то в один из солнечных дней, меня разбудил грохот и металлическое лязганье решётки, что окружало крышу. Открыв глаза, я увидела ползущего через ограду одноклассника - Ямамото Такеши. Мы на крыше третьего этажа. Если он упадёт, сомневаюсь, что останется цел. Тем более правая рука перебинтована. Ушиб? Нет. Виден гипс. Значит перелом.
     Сложив дважды два, можно с уверенностью сказать, что этот перелом серьёзный, а учитывая, что Ямамото является потрясающим бейсбольным игроком, эта травма нанесла не столько физические повреждения, сколько психологические.
     Никогда не думала, что окажусь в подобной ситуации. Знаю, что в Японии высокий уровень самоубийств, но столкнуться с этим лично... Как мне себя повести? Отговорить его? Или просто промолчать и посмотреть, что будет? А может позвать помощь? Но кого? С площадки стали слышны голоса. Похоже, они заметили Ямамото, и скоро вся крыша будет заполнена школьниками.
     Ладно, взглянем правде в глаза - я не психолог. Добрым человеком меня не назовёшь. Мне зачастую всё равно на то, что происходит во внешнем мире, главное, чтобы не трогали меня. Чем я смогу помочь этому парню? Да ничем! Только ещё одной причиной стану.
     Встала с бетонного пола и попыталась отряхнуть ноги и юбку. Такеши услышал моё шуршание и обернулся. Я ожидала увидеть страх, гнев, испуг или даже отчаяние, но парень мне улыбнулся. Так, словно это не он стоит на карнизе крыши. Поднялся ветер, затрепетав нашу школьную форму и волосы, но никто не обратил на это внимания.
     Тишина затянулась.
     Уходить теперь не имело смысла. Он меня заметил. И эта улыбка... Казалось, словно он просил прощения таким образом. Но у кого именно? У меня? За что? Ведь это я должна по логике вещей помогать ему, вот только всеми силами пытаюсь избежать подобного.
     Подошла к металлическим перилам и облокотилась на них, посмотрев вниз. Расстояние между мной и Ямамото составляло приблизительно два метра. Если неожиданно попытаюсь схватить его за руку и перекинуть на крышу обратно, то в этом случае скорее полечу вместе с ним. Разница наших сил ощутима. Поэтому физические попытки тут бессмысленны.
     - Прости, Дар, - неожиданно заговорил Ямамото, также улыбаясь. - Но тебе меня не понять. Даже не пытайся остановить меня.
     - Я и не пытаюсь, - равнодушно пожала плечами.
     - Хах, - усмехнулся парень, смотря куда-то вдаль. - Не эти слова я ожидал услышать.
     - Но ты прав, мне совершенно тебя не понять, - Ямамото посмотрел на меня. - Да и уговаривать я не умею, уж извини. Видно, у тебя серьёзные причины, раз ты решил покончить со всем раз и навсегда в четырнадцать лет.
     - Ну, - мягко и с легкой грустью произнёс он. - Теперь, когда Бог бейсбола меня списал со счетов, - парень посмотрел на свою перебинтованную руку. - Мне ничего больше не остаётся, кроме...
     - Вот как, - вздохнула я. - Конечно, с японской культурой ещё плохо знакома, но разве у вас не много богов? Если отвернулся один, поверь в другого.
     - Именно поэтому я и говорю, - вновь улыбнулся Такеши. - Тебе меня не понять. Я ничего больше не умею. Бейсбол - единственное, что придавало моей жизни смысл.
     - Смысл, значит...
     Если честно, то этот парень мне казался идиотом. Я вообще не воспринимала его всерьёз. Красив, но в голове штиль. Однако даже он способен говорить о таких вещах. Смысл жизнь... Но как можно потерять смысл жизни в четырнадцать? По сути, я даже жить ещё не начинала, а он разговаривает как девяностолетний старик.
     - А у меня его не было и нет, - пожала плечами, доставая из кармашка юбки небольшой квадратный пакетик шоколадного молока с трубочкой. Парень удивлённо посмотрел на меня, явно ожидая подробного ответа. Видно, придётся договаривать, раз начала. - Смысл? Цель? План? Зачем всё это? Я просто иду вперёд, наслаждаюсь жизнью. Вот, возьми, - сунула трубочку в пакетик и протянула шоколадное молоко Такеши.
     - Я не...
     - Просто возьми и попробуй! - настаивала я. - Даже у смертников в тюрьме имеется последний ужин, так чего себе отказываешь? - улыбка стала чуть шире. Вздохнув, Ямамото протянул руку и взял у меня пакетик с шоколадным молоком. Сделал небольшой глоток. - Вкусно? - кивнул. - Вот. А теперь представь, что в этом мире таких небольших, но приятных вещей десятки, сотни или даже тысячи! Если та дверь, в которую ты стучишься - закрыта, то это не значит, что и остальные двери также закрыты. Если что-то тебе стало недоступно, остановись и оглянись, возможно, на горизонте появится что-то лучше.
     - Хах, - усмехнулся Такеши. - Теперь понятно, почему Гокудера зовёт тебя Советником. Действительно подходящее прозвище! - Вот блин. Я-то надеялась, что он это забудет. - Но, кроме бейсбола, мне ничего не нравится.
     - А ты в него играешь потому, что хочешь попасть в высшую лигу и стать популярным или заработать деньги?
     - Что? Нет! - это возмутило парня.
     - То есть, тебе просто нравится сам процесс? Так в чём проблема? Играй! Хоть левой пяткой! Главное это то, что ты получаешь удовольствие, а остальное не важно.
     Ямамото замер. Казалось, что он не рассматривал всю эту ситуацию под таким углом. Однако, зачастую, когда доводишь любую глобальную ситуацию до абсурда, то выясняется, что её можно с лёгкостью решить. А вот если бы Такеши прыгнул...
     Дверь с лестничной площадки резко открылась, и на крышу хлынули все школьники. Долго же они. Я думала, будут быстрее. Особенно выделился Тсуна, что с ужасом и некой виной смотрел на парня. Они, вроде бы, за последние несколько дней подружились. Всегда на физкультуре вместе остаются, да и просто общаться стали чаще.
     Все стали галдеть, перебивая друг друга, прося Ямамото прекратить шутить и вернуться обратно на крышу. Они до сих пор не понимают, почему парень так поступает. На их крики Такеши снова улыбнулся, но уже как-то по-другому.
     - Ха-ха-ха, - смеялся он, почёсывая смущённо затылок. - Кажется, я дурак.
     Ямамото попытался перелезть обратно, но прутья перил видно и так держались на одном честном слове. Прозвучал резкий хруст, и именно та часть ограждения, за которой стоял Такеши, обвалилась. Всё казалось словно в замедленной съёмке. Школьники в ужасе кричат, пряча лица в ладонях. Я рефлекторно протягиваю руку Ямамото, но не успеваю схватить его даже за рукав. Но мимо пролетает обнажённый Тсуна, что прыгает следом за Такеши. Он принял режим Посмертной Воли? Но когда? Я не слышала выстрела. Более того, где Реборн?
     Тсуна схватил Ямамото на руки и попытался остановиться, опираясь ногами о стенку здания, однако это не помогло, но в то же мгновение из головы вылез огромный пружинистый волос, что замедлил падение парней. Они целы.
     - Что это было? - не понимали школьники и почему-то смотрели на меня. - Что происходит? Ямамото пытался покончить собой?
     - Эм... - почему отдуваться должна я? Надо было свалить тогда, когда я это решила в самом начале. В итоге, всё вышло совсем на оборот. - Это просто шутка, - интересно, поверят такой бредовой версии событий?
     - Шутка? - воскликнула одна из девушек. - Да кто о таком будет шутить?
     - Ха, ну конечно! - усмехнулся какой-то парень. - Ну, это же Ямамото! Уверен, что на нём была верёвка.
     - Да! Да! Точно, - загалдели все остальные и начали расходиться. - А Тсуна всё же извращенец!
     Надо же... прокатило. В любом случае, ремонт школе не повредит.
     Хм... пойду-ка я отсюда, пока представители Дисциплинарного комитета не нагрянули.
     Выходные на этой неделе явно не задались. В тот момент, когда я видела шикарный сон про себя и свою апатичную лень, мне позвонил Тсуна с воплем о помощи. Даже не сразу разобрала, на каком языке он со мной говорит, поэтому рефлекторно заговорила на русском:
     - Что тебе надобно, старче?
     - А? Дар, это я! Савада Тсунаёши! - решился уточнить парень. - Мне... мне нужна твоя помощь!
     Я отодвинула сотовый телефон в сторону и одним прищуренным глазом глянула на табло мигающего экрана. 10:24. Да он издевается! Ничего святого, что ли, нет?
     - Тсуна, я не спрашиваю, откуда ты взял мой номер телефона, так как уверена 'мелкий ответ' сейчас сидит рядом с тобой, - начала я. - Но мы заранее оговорили, что выходные вы не трогаете! Я сплю! Если надо, звони ночью в любое время, но не днём!
     - Но Дар! - вопил Савада. - Тут появился ещё один ребёнок. И он постоянно нападает на Реборна.
     - Это дети, - вздохнула я, переворачиваясь на спину и начиная потирать глаза. - Им свойственно драться.
     - Но не использовать при этом гранаты, ножи и пистолеты! - ну, тут он прав. Однако это говорит о том, что очередной ребёнок также не прост.
     - Он из мафии? - спросила я, на что ответ послышался из трубки отдаленным возгласом. Сначала грохот, потом глухой 'шмяк', а дальше громогласный детский хохот:
     - Ха-ха-ха! Я - Ламбо-сан! Пять лет! Итальянец! Наёмник семьи Бовино споткнулся! Ха-ха-ха! Любимая еда: виноград и конфеты. И я, Ламбо-сан, встретивший Реборна в баре, просто споткнулся!
     М-да... он просто споткнулся, а уже практически всё о себе рассказал. Какой шумный ребёнок. Дети - это само зло. Нужно от них держаться подальше.
     - Дар, что мне делать? - вновь воскликнул Тсуна. - Он не перестаёт нападать на Реборна, хотя тот его игнорирует...
     - А зачем ты мне вообще позвонил? - уже злилась я.
     - Ну... Реборн сказал, чтобы я с кем-нибудь посоветовался... А ты же мой Советник...
     - Так позвони Гокудере! - вот честно, если бы не телефон, я бы кое-кого придушила. Хоть я и пацифист.
     - Уже звонил... - выл Савада под шум очередного грохота. - И он предложил: 'взорвать всех к чертям'!
     - О! А это мысль! Пока, Тсуна, - я попыталась отключить телефон, но парень тут же закричал:
     - Да-а-а-ар!!!
     Батюшки! Хорошо, что я в это время трубку от уха убрала. Иначе бы точно оглохла.
     - Ну что? - спросила я, вкладывая в слова всю ненависть, что сейчас испытывала.
     - Твоя мама педиатр! - напомнил парнишка.
     - И, как я выяснила, ещё и киллер. Кстати, возможно, одно исходит из другого, и это как-то связано.
     - Дар... - в голосе парня чувствовалось отчаяние.
     - Господи, да сделай то, что делает восемьдесят процентов родителей в такое время!
     - Что же? - загорелась надежда.
     - Дай сладостей и включи мультики! Всё, я спать! - и, не дожидаясь очередного 'но', выключила телефон. Вообще выключила. Сон - это святое.
     'Через десять минут за спортивной площадкой', - именно такое сообщение во время обеденного перерыва, получила я на телефон от Реборна.
     Пф! Ага! Уже бегу! Знаю, что малыш начинает терять терпение. Время идёт, а я до сих пор отрицаю свою причастность к мафии. Реборн уже пытался приманить меня методом 'пряника', но не вышло. Остался старый добрый метод 'кнута'. Именно поэтому, когда ко мне пришло следующее сообщение, я, ругаясь, на чём свет стоит, встала и направилась в указанную сторону.
     'Если ты не явишься, в следующие выходные в семь утра тебя разбудит Хор Турецкого полным составом', - и почему-то я верю в то, что он способен это осуществить.
     К моему удивлению, на месте встречи уже стояло несколько человек. Реборн, Тсуна, Хаято и... Такеши. А его сюда зачем приплели? Но парень выглядел счастливо и, смеясь, хлопал Реборна по голове. Если бы я себе такое позволила, то уверена, осталась бы без руки. Что-то тут не чисто. Лицо Савады вообще говорило о том, что нас ждут серьёзные проблемы. Гокудера, как всегда, напряжён и озлоблено смотрит в сторону Ямамото. Что-то уже успело произойти, пока меня не было?
     - Йо! - поздоровалась я, приподняв в знак приветствия правую руку. - Зачем звали?
     - Ты опоздала, - произнёс Реборн, выставив в мою сторону пистолет. Сомневаться в его подлинности не приходится. Замерла на месте и нервно сглотнула.
     - И-и-и! Реборн! - воскликнул Тсуна, хватаясь за голову. - Не надо! Она всё-таки пришла!
     - Ха-ха-ха! - засмеялся Ямамото. - Так ты тоже играешь в мафию? Это так здорово!
     - Это не игра, - произнесли мы одновременно с Реборном, на что бейсбольный игрок засмеялся ещё сильнее. - Глава семьи Вонгола - Тсуна, - добавил малыш. От такой информативности Савада чуть сердечный приступ не получил. Уверена, он сейчас молился всем известным ему богам, лишь бы этот мелкий наконец-то замолчал, вот только в планы Реборна это не входило. - Дар и Хаято его последователи.
     - Я его Правая Рука! - злобно добавил Гокудера, не скрывая своё раздражение по отношению к Ямамото.
     - Меня сюда не приписывай, - замахала раскрытой ладонью. - Это против моей воли.
     - Хорошо, - кивнул Такеши, взяв Реборна с земли и посадив его к себе на правое плечо. - Тогда позвольте мне тоже стать частью семьи Вонгола.
     - Что-о-о?! - закричал Тсуна. - Ямамото, что ты несёшь?
     - Чёрт! - фыркнул Гокудера, ворчливо жуя сигарету, словно я свои шоколадные палочки. Он явно наточил зуб на этого парня, вот только... Когда Такеши успел провиниться?
     - Беги, Такеши, - обратилась я к нему. - Беги, пока можешь. Это бездонная яма, из которой потом не вылезешь.
     - Да ладно вам! - усмехнулся бейсболист. - Я мешать не буду. Примите. Что для этого от меня требуется? - О небеса! Он до сих пор думает, что это игра!
     - Сперва тестирование на право вступить в семью, - пояснил Реборн.
     - А почему я это тестирование не проходила? - спросила у Реборна. - Можно я его не пройду и отправлюсь домой, спать?
     - Нет, - коротко ответил Реборн. - С тобой всё было решено давным-давно. И свой тест Советника ты уже прекрасно прошла.
     - Чёрт! - вновь фыркнул Гокудера, поворачиваясь в мою сторону. - Когда успела, Ведьма?
     - Да чтоб я знала, - пожала плечами.
     - О! И тестирование есть?! Как всё серьёзно, - улыбался Такеши.
     - Если не пройдёшь, не сможешь вступить в семью, - пояснил Реборн, спрыгивая с плеча Ямамото. Эх, у этого парня есть шанс остаться в реальном счастливом мире. Чего он медлит? Беги отсюда, пока окончательно не унесло мафиозным ветром. - Если не пройдёшь - умрёшь.
     А вот это уже плохо. Тсуна вновь схватился за голову и в ужасе закричал.
     - Ха-ха-ха, ты действительно забавный! - смеялся Ямамото, хлопая Реборна по голове. - И мне нравишься.
     Эх, хочу быть такой, как он - Ямамото Такеши. Можно? Тоже жить и воспринимать мир как одно сплошное развлечение. Ни мафии, ни угроз, ни тёмного прошлого моей семьи... только веселье, смех и вкусняшки. В принципе, именно так я и хочу жить! Почему мне не дают жить так, как хочу?
     - Тест прост - увернись от атак! - откуда не возьмись, малыш достал два огромных пистолета, что с трудом помещались к нему в руку. Но я даже не сомневалась в том, что владеет малыш ими в совершенстве.
     Скажите, зачем ещё совсем недавно я помогала этому парню на крыше? Повторю себе в сто первый раз - не надо было влезать. Я буквально вижу Темного Жнеца за спиной Ямамото. Он обречён! Однако самого Такеши это похоже забавляло. Парень отбежал в сторону, увеличивая расстояние между собой и Реборном. Ребёнок решил начать, как он думал, с малого, а именно с хорошо наточенных метательных ножей. Этот кошмар мне видеть не хотелось, поэтому просто закрыла ладонями глаза, мысленно пожелав Ямамото, покоиться с миром.
     Особенно эффективно было звуковое сопровождение, которое предоставил нам Гокудера. Он просто тихонько хихикал себе и всё время повторял одну фразу: 'Убей его! Убей его! Убей его!'. Скорей всего, он даже не заметил, что мыслит вслух.
     Единственный, кто не смог стоять на месте - был Тсуна. Он прикрыл собой Ямамото и с мольбой в голосе попросил Реборна остановиться. Но малыш воспринял это как идеальную возможность продемонстрировать остальным, что Савада Тсунаёши наш Босс, и послал его бегать вместе с Ямамото. Теперь по спортивной площадке бегало две мишени.
     Чёрт возьми! Они ведь тут помрут! А я буду либо как свидетель, либо как соучастник. И то, что я иностранка только осложнит мою ситуацию.
     - Смотри и наблюдай, Дар, - обратился ко мне Реборн. - Ты, как Советник, должна знать всё о своей семье. Их сильные стороны, а также слабые. Это необходимо, чтобы в случае битвы, ты смогла сделать выводы и дать нужный совет.
     - Я же уже говорила, - посмотрела на Реборна, - что не собираюсь участвовать во всём этом! Я не мафиози и...
     - Ты - Советник, - перебил меня Реборн, непрерывно швыряя всё новые и новые ножи в сторону парней, которые довольно ловко их избегали. - Ты ведёшь себя как ребёнок, но пора повзрослеть и начать пользоваться головой. Я знаю, что ты ешь каждый день сладкое не из-за простой прихоти, а по той простой причине, что просто не можешь иначе. Твой мозг постоянно работает, и ему необходима энергия. Но единственное на что ты тратишь свои способности - это на обыденную повседневную жизнь школьницы.
     - А может я этого и хочу, - бросила я. - Реборн, мне не нужны все эти 'приключения'. Я не хочу быть Советником или Стратегом мафии. Я хочу быть такой, как все - школьницей. Думать о сладостях, учёбе и, возможно, парнях. То, что предлагаешь ты...
     - У тебя нет иного выбора, - вновь перебил меня малыш.
     К чему это он? Нет выбора? У человека всегда есть выбор, и я свой сделала. Но, видимо, на этом Реборн решил закончить тему и переключиться к 'тестированию'. Ведь теперь в Ямамото и Саваду целился ещё один ребёнок, сидевший на вершине смотровой. На вид я бы ему дала пять. Одетый в костюм коровы, с густыми вьющимися чёрными волосами и торчащими оттуда парой рогов. Ребёнок и животное вместе. М-да... прям комбо того, что я терпеть не могу.
     - Ба-га-га-га! - смеялся громогласно мальчик. - Я нашёл тебя, Реборн!
     - Э? Стоп, это случайно не тот из-за кого мне вчера звонил Тсуна? - спросила я, указывая в сторону коровы.
     - Я - Ламбо из семьи Бовино! - кричал ребёнок, стараясь представиться и произвести грозное впечатление. - Я - Ламбо, который пришёл в среднюю школу, хоть ему всего пять!
     - А! А ты откуда взялся?! - воскликнул Тсуна, заметив Ламбо, но уже в следующую секунду забыл о нём, так как теперь над головой свистели не ножи, а пули.
     - Бовино? Никогда не слышал о них, - с безразличием заметил Хаято, что странно. Он же, вроде, тоже из Италии, разве мафиозные группировки не знают друг о друге? - Что дальше, Реборн?
     - Продолжим, - ответил малыш, став стрелять ещё интенсивнее. Пока ни одна пуля не попала в цель, так что можно сказать, что парни неплохо справляются. Хотя уверена, что если бы Реборн хотел убить их - он бы это сделал уже раз пятьдесят, если не больше.
     Тот факт, что мы стали полностью игнорировать Ламбо, расстроило ребёнка. В общем... он разозлился и достал откуда-то огромную ракетную установку. Как? Скажите мне, как пятилетний ребёнок смог притащить 'это' в среднюю школу Намимори?! Прозвучал взрыв, и спортивную площадку заполонили клубы чёрного дыма. Земля поднялась в воздух, и дышать стало практически невозможно. Глаза слезились, от едкости дыма. Савада молил Реборна сделать что-нибудь, так как тут выписывается немая сцена 'Последний день Помпеи'. Но Реборн только перешёл с пистолетов на автомат, да и Гокудере предложил попытать счастье - прикончить Ямамото. Тот даже слегка покраснел от счастья, что ему представился такой шанс.
     От грохота взрывов, я своих мыслей не слышала. Как ещё сюда не сбежалась вся школа?! До сих пор удивляюсь. Но то ли чудо, то ли везение, парни выжили. Это разозлило Ламбо, и он откуда-то достал очередное оружие - базуку. Понимала, что если этот парень выстрелит, то помрут все, без исключения, но он нацелился в себя!
     Прозвучал выстрел.
     - Боже мой... - послышался мужской голос, и из возникшего облака дыма появился взрослый парень. Приблизительно мой одногодка. Пятнистая рубашка, тёмные густые волосы и некое уставшее безразличие на лице. Встретившись со мной взглядом, парень улыбнулся и помахал рукой. - Доброго дня, Советник. Ну, а теперь... - парень накинул на плечо ракетную установку Ламбо. - Похоже я, Ламбо, который старше на десять лет, должен сделать это.
     Ламбо, который старше на десять лет? Что за чёрт?! Он тот самый мальчик-корова? Как такое может быть? Очередные научные достижения мафиозной реальности? Чтоб меня моим же шоколадом! Это же путешествие во времени! Именно оно! Но как такое может быть? Теоретически это возможно, но современной науке до практики ещё далеко.
     Прозвучал очередной оглушающий взрыв, сбивший меня с ног ударной волной. Это был последний залп, так как уверена, больше не надо. Дым ещё несколько минут не хотел рассеиваться. Небольшой звон в ушах, мешал различить еле уловимые шорохи. Им конец? Они трупы? Так и знала, что это добром не кончится. Там хоть что-то осталось на распознание тел?
     - Чёрт, переборщил... - фыркнул Гокудера. - Десятый! Десятый!!!
     - Вон они, - указал Реборн. И в самом деле, дым рассеялся, и на спортивной площадке показались Такеши, поддерживающего шокированного Тсуну. Оба целы и невредимы. Парни в рубашке родились - это точно. - Ты прошёл тест, - обратился Реборн к Ямамото. - Теперь ты официально числишься в семье Вонгола.
     - Хах, спасибо! - обрадовался бейсболист.
     Но это было не всё. Злобной, шаркающей походкой к нему подошёл Гокудера и схватил парня за воротник. Уверена, что он намеревался закончить начатое, но тот вовремя остановился. Приподнял голову и, посмотрев Такеши прямо в глаза, произнес:
     - Молодец, - ого! Слышать похвалу от этого ворчуна, довольно редкое событие. - Ты защитил Десятого, так что мне больше ничего не остаётся, кроме как принять тебя в семью. Но, - парень сделал шаг назад. - Правая Рука Десятого - я! А ты... его лопатка!
     - Лопатка?! - не сразу понял Ямамото, а потом громогласно рассмеялся. - Ха-ха-ха, какой ты смешной, на самом деле оказывается! - и в следующую секунду лицо бейсболиста стало серьёзным и даже слегка угрожающим. - Но я не собираюсь так просто снимать свою кандидатуру на право быть Правой Рукой Тсуны. Так что ты... ушная раковина.
     - Чё? - вырвалось у меня с Тсуной одновременно. Это уже перерастало в какой-то детский лепет, но кое-что всё же не скрылось от моих глаз, а именно то, как быстро сменилось настроение Ямамото. Что это было? Словно внутри этого парня находится переключатель, который действует мгновенно. Мне даже на секунду стало страшно. Хотя... возможно, просто показалось.
     - Что за?! - гневно крикнул Хаято. - Тогда ты - волосы в носу!
     - А ты тогда сопля! - парировал бейсболист.
     Да, точно показалось.
     Всё кончилось, и я собиралась уйти, однако, сделав несколько шагов в сторону школы, меня окрикнул Реборн. Малыш подбежал ко мне, оставив парней позади, благодаря чему они наш разговор вряд ли услышат. Зато их спор был слышан прекрасно.
     - Дар, ты уже выбрала клуб, в который хочешь вступить? - неожиданный вопрос. Особенно когда он от Реборна.
     - Клуб? Нет, а зачем он мне?
     - Хех, - усмехнулся малыш. - Сама же говорила, что хочешь вести обычную жизнь школьницы, но при этом в жизни школы не участвуешь? - я нахмурила брови, ожидая продолжения его мысли. К чему он ведёт? - В чём-то ты права, - кивнул Реборн. - Поэтому даю тебе шанс. Найди тот клуб, что тебе по душе. Понимаю, что учитывая историю и современные фильмы, ассоциация с мафией у тебя не очень хорошие, но Вонгола начинала как образовательная группа, защищающая интересы общества. И у них были благие намерения.
     - Знаешь, куда выстроена дорожка благими намерениями? - фыркнула я.
     - Может быть, - вновь кивнул Реборн, понимая, куда я клоню. - Но они хотя бы пытались. А то, как живёшь ты, и жизнью-то назвать трудно.
     - Пф! Это уже мой выбор, - бросила я, поворачиваясь в сторону школы.
     - В любом случае, найди себе клуб, - услышала слова малыша. - Иначе его тебе найду я.
     И тут мне стало как-то не по себе. Звучало, как угроза. Как вполне себе ощутимая угроза. Клуб так клуб. Чего уж там? Интересно, а тут есть какие-нибудь клубы, что собираются... ночью?

Глава 4. Летние деньки.

     Мне не нравится то, во что стала превращаться моя жизнь. Отодвинув свою лень ненадолго в далёкий ящик, я связалась с одним местным юристом, который смог бы мне помочь с той ситуацией, в которой оказалась. Пересказала человеку кратко всю свою ситуацию, избегая подробностей на счёт мафии и семьи Вонгола, дала понять, что хочу расторгнуть опекунство и попытать счастье вернуться в Россию. Ну, или хотя бы переехать в Токио - столицу Японии.
     Мужчина меня заверил, что всё будет выполнено на высшем уровне. А также, что если понадобится, он получит разрешение моих родителей, хотя даже я не знаю где они. Предки до сих пор не выходят на связь, и это меня бесит в них больше всего. Если мама и папа решили игнорировать кого-то или что-то, то это противостояние больше похоже на холодную войну. Настолько холодную, что даже пингвины порой пробегают мимо.
     Адвокат обещал связаться со мной через неделю, как только достанет хоть какую-нибудь информацию. Но прошло две недели, а от него ни слуху ни духу. Пропал человек. Совсем пропал. Позже по телевизору показывали репортаж на новостном канале, что нашёлся какой-то странный человек в аэропорту с ног до головы увешанный контрабандными продуктами. И даже наркотиками. Была небольшая видеозапись, где полицейские повязали мужчину, а он продолжал кричать, что это не его и его подставили. Мол, это всё сговор итальянской мафии.
     Естественно, ему никто не поверил, а вот я...
     Ясно одно, мужик пропал. И виновата в этом - я. Реборн после этого ничего не сказал, но ненавязчиво подметил, что так будет с каждым. М-да... как страшно жить. Вывод сделала быстро - помощи ждать неоткуда, и придётся играть по их правилам.
     Также стала замечать изменения в отношении животных. Я их никогда не любила и не сюсюкалась с ними, как остальные мои сверстники. В большинстве случаев даже избегала. Они всегда казались маленькими и опасными. А в дальнейшем просто опасными. Даже птицы.
     И вот, когда я как обычно шла в школу по изведанной тропе, мне на встречу вышел кот. Обычный бродячий серый кот. Постаралась не обращать на него внимания, но этот засранец увязался за мной. Просто идёт следом и глазет на меня своими вертикальными зрачками. Я ускоряю шаг - он тоже ускоряется. Я заворачиваю налево или на право - он не отстаёт. Но что было ещё страшеннее, за мной увязались и другие коты. Прям кошачье утро! Их было больше десяти. Все разных размеров, окрасок и пород. Домашние и бродячие. И, заглядывая в глаза каждого, прям чувствовала, что для них отныне являюсь бифштексом.
     Было страшно представить, что бы было, остановись я тогда. О школе в какой-то момент забыла. Просто бежала в неизвестном направлении и вопила во всё горло. Вот почему они за мной увязались? Ни один научный журнал и ни один телеканал ВВС, всплывший в моём сознании, не рассказывал о подобном поведении семейства кошачьих. При мне ничего особенного нет - учебники, тетради да сладости. Шоколад коты не едят, так что остаётся последний вариант - эти зверюги решили отведать человечинки!
     В какой-то момент, когда я думала уже сдаться, почувствовала, что меня кто-то схватил за руку и отдёрнул в сторону, прикрыв собой. Только через секунду поняла, кто это - Ямамото. Парень ловко достал из сумки бумажный пакет с молоком и, надорвав его, швырнул в сторону бегущих в нашу сторону кошек. Звери стразу же почувствовали дарованное лакомство и окружили его, желая хотя бы раз попробовать.
     - Бежим, - резко бросил Такеши, вновь хватая меня за руку и уводя в сторону, пока кошки не обращали на нас никакого внимания.
     Так мы бежали минут пять, пока и он, и я окончательно не убедились, что преследователи отстали. Да и бежать у меня больше не было сил. Если для бейсболиста это в порядке вещей, то у меня сейчас легкие разорвутся на части. И на улице жара сумасшедшая, так ещё и такие экстремальные физические нагрузки. Фух...
     - Ха-ха-ха! - смеялся парень, пока я, держась за свои колени, старалась восстановить дыхание. - Это было странно, но весело. Тебя так любят кошки? Знаешь, у нас есть примета, что если тебя всюду преследуют кошки, то, скорее всего, в прошлой жизни ты ей и была.
     - Глупая примета... - буркнула я, периодически оглядываясь.
     - Думаешь? А как по мне это мило, - всё ещё смеялся Такеши.
     - Если верить твоей теории, то в прошлой жизни я была всеми птицами и животными сразу, ведь так себя ведут не только кошки. И собаки, и суслики, и хорьки, и даже воробьи! Именно поэтому я их и детей терпеть не могу. Не понимаю. А то, что я не понимаю - стараюсь избегать.
     - Ну-ну, - Ямамото мягко улыбнулся и положил ладонь мне на макушку, потрепав волосы. - Может они просто хотели с тобой подружиться? Но не знали, как это сделать.
     - Скорее уж, съесть меня хотели, но не знали с какого куска стоит начать, - до сих пор фыркала я. - В любом случае, спасибо тебе, что помог. Использовать молоко было довольно умно. Вот только теперь ты остался без напитка... Давай по пути в школу я куплю его тебе?
     - Не стоит, - отказался Ямамото, улыбаясь ещё шире. - Можно сказать, что так я выплатил свой должок, - должок? О чём это он? И тут я вспомнила шоколадное молоко, которым угостила Такеши на крыше школы. Признаться, уже на следующий день об этом забыла, но он помнил. - Тем более, - продолжал парень. - Разве не так поступают друзья?
     - Друзья? - он считает меня своим другом? Это несколько неожиданно, так как я даже не задумывалась над этим. Одноклассники? Да. Члены одной мафиозной группы? Возможно. Но друзья? У нас ведь даже ничего общего нет. Или, может быть, Такеши всех своих знакомых зовёт друзьями? Что-то вроде 'приятелей', а не то, что принято принимать. - Что ж... ладно, - пожала я плечами и ответила на улыбку улыбкой. - Идём в школу, а то чувствую, опоздаем.
     В школе я действительно занялась серьёзными поисками клуба, который мне бы подошёл. Ямамото сразу же предложил вступить в бейсбол, но когда Гокудера напомнил ему, что женской группы в школе Намимори нет, тот смущённо засмеялся и сказал:
     - Ах, да. Точно. А я и забыл. Ха-ха-ха!
     Поэтому Хаято предложит тот клуб, в который успел записаться он. Конечно, это было больше похоже на одолжение, нежели на предложение, но суть такова - вступить в клуб 'Любителей Паранормального'. Хаято заверял, что их клуб на грани какого-то крупномасштабного научного открытия, которые перевернёт весь мир. А также он стал заливать мне о призраках, НЛО и йети. Истина где-то рядом, блин...
     Естественно, отказалась. Во-первых, по той простой причине, что я во всё это не верю. Не верю в то, что не могу увидеть, потрогать и почувствовать. Наука и логика - единственная моя вера. Конечно, я не стану отрицать, что НЛО существует, но верить в теорию заговора и надевать колпак из фольги - не стану. Хоть убейте.
     Сасагава Киоко и её лучшая подруга Курокава Хана тоже решили поделиться советом и предложить присоединиться в клуб 'Кулинаров'. Звучало довольно безобидно и просто. Тем более девушки пообещали мне пробный день, в котором познакомят с остальными девчонками и просто покажут что, где и как. Сегодня как раз Кулинарный клуб собрался приготовить онигири для парней. В отличие от всех остальных девчонок, я маленько тормозила, так как в жизни не готовила японскую кухню.
     Рис либо переваривался, либо недоваривался и выглядел как сгусток молочного клея. Пока до меня дошло, что необходимо делать, все остальные участницы уже успели сделать по три идеально ровных шарика с начинкой внутри. Кажется, Киоко использовала огурец как начинку. Что взяла Хана - не видела, но девушка посоветовала мне использовать рыбу. Мол, с рыбой более традиционно в их культуре и так я быстрее освоюсь. В принципе, спорить с ней не пришлось, так как любой другой начинки просто не было.
     И вот, спустя долгое время неудавшихся попыток, мои онигири наконец-то были готовы. Меня удовлетворяло всё - цвет, форма, вкус. Правда, мне это блюдо всё равно казалось несколько суховатым, поэтому я также сделала и небольшой соус с майонезом, лимонным соком и укропом, положив его в отдельную ёмкость. Вдруг не понравится? Онигири сделала всего три штуки и хотела угостить ими Тсуну, Хаято и Такеши. Хотя нет... Только Тсуну и Такеши. Хаято меня уже вконец замучил своим 'Я тебе не доверяю', так что пускай ест что-нибудь другое. Тем более фанаток у него предостаточно. А вот Такеши всё же заслуживает отдельной благодарности.
     Эх, а теперь бы всё это не уронить по дороге на второй этаж. Немного неудобно. Готовили мы на первом, так как тут обустроенная кухня, а вот переть придётся на второй этаж. Да и я, конечно, запоздала. Там, наверное, ребята уже вовсю кушают. Но, а что могла поделать? На всё необходимо время. Особенно если это я готовила впервые.
     Правда добраться до лестницы, ведущий на второй этаж, я так и не смогла. Так как повстречала бегущую по коридору девушку, не одетую в форму старшей школы Намимори. Лица увидеть не успела, только длинные бледно-розовые волосы мелькнули перед глазами со словами:
     - Отравленная Кулинария! Прочь с дороги! - И в эту секунду в моё лицо что-то влетело, больше похожее на очередной онигири фиолетового оттенка. Часть проглотила, часть осталось на лице, заслоняя обзор. Удар был настолько неожиданным и сильным, что я не устояла на ногах и грохнулась спиной на пол, мысленно молясь о сохранности своего блюда.
     Девушка убежала, так как были слышны её отдаляющиеся шаги, а я всё продолжала лежать, пытаясь собрать мысли в кучу.
     Что она там сказала? Отравленная Кулинария? Нет, конечно, по вкусу и запаху больше похоже на сваренный в солярке резиновый сапог, но нельзя же так себя принижать. Думаю, чуть больше практики, и у неё всё получится. Правда... Это нормально, что её онигири шипит и плавится, излучая фиолетовый дым и стекая на пол? Хм... Японская кухня такая загадочная.
     Неожиданно в коридоре послышались спокойные приближающиеся шаги. Стук обуви о бетонный пол эхом отражался в помещении. Приняв сидячее положение, я для начала убрала остатки фиолетовой еды с лица и осмотрелась, выискивая мой кулинарный шедевр. И... о, чудо! Законы физики этой планеты в какой-то момент перестали существовать, так как все мои онигири были целы и невредимы. Более того, они до сих пор находились на той самой пластиковой тарелочке, что лежала в метре от меня, да и соус цел. Да это не просто онигири, это ниндзя-онигири!
     - Что ты тут делаешь? - прозвучал спокойный наполненный безразличием мужской голос прямо над моей головой. Приподняв взгляд, я опомнилась, ведь сюда и в самом деле кто-то приближался. И, встретившись взглядом с этим 'кем-то', я невольно подняла правую руку и произнесла своё привычное:
     - Йо. Ты ведь Хибари Кёя, верно? Я тут маленько... заблудилась, - брови парня в эту же секунду нахмурились, а стальные глаза сощурились. Ему явно не понравилось ни то, как я поздоровалась, ни то, как я к нему обратилась, ни то, какая у меня причина тут оставаться.
     - Травоядное, - парень сделал шаг в мою сторону, присел на корточки перед самым лицом так, что наши взгляды оказались на одном уровне. На его лице мелькнула азартная улыбка наполненная злобой. - Запомни одну вещь, так как повторять снова я её не намерен, - его голос был спокоен и в какой-то степени даже тих, но я слышала каждое произнесённое им слово. - Мне плевать, откуда ты и что здесь делаешь, раз учишься в средней школе Намимори, то будешь жить по здешним правилам. Мне плевать, если ты что-то не знаешь и не уяснила с первого раза. Плевать, если у тебя что-то не получается. За любое совершённое тобой нарушение, я, как Глава Дисциплинарного Комитета... забью тебя до смерти.
     Секунда, и в его руках показались две стальные тонфы, которые, кажется, он прятал за спиной. Движения быстрые и резкие, что я даже не сразу уловила их взглядом. Осмотрев бегло строение его тела, с уверенностью могу сказать, что он силён. Чудовищно силён. Один точный удар, и я мертва. Ему даже не надо будет стараться. Просто удар в голову, и поминай, как звали.
     Логически я понимала, что он опасен. Опасен, и с ним лучше не шутить, однако было ещё кое-что, что сбивало меня с толку. Ощущения. Он находился близко. Достаточно близко, чтобы я видела, как пульсируют жилы у него на шее, и от этой близости я чувствовала... некий покой. Домашний уют. Странно, не правда ли? Но мне вспомнилась мама, словно она была рядом со мной. Что за ерунда? Логика и внутренние ощущения сбивали меня с толку.
     Лучше поступить так, как твердит разум.
     - Хибари...
     - ...сан, - добавил парень. - Ты в Японии, и я старше тебя. Хоть не местная, соблюдай здешние правила, травоядное, - я украдкой согласно кивнула. Сидеть на холодном полу, порядком надоело, но лишние движения только усугубят ситуацию.
     Хм, почему он так ведёт себя? Ему доставляет удовольствие унижать других и подчинять себе? Скорей всего, так и есть, но было что-то ещё. Чем я отличаюсь от остальных школьниц? Да ничем! По идее он мог просто пригрозить исключением и уйти, наблюдая за тем, как я исчезаю с его пути. Но что-то его зацепило, что он решил расставить все точки на своих местах, а об исключении ещё ни разу не заговорил, хотя является Главой Дисциплинарного Комитета.
     Стоп! Исключение! Конечно, он же помнит тот случай, когда меня хотел исключить учитель Незу. Но меня это не напугало, наоборот, вдохновило на то, чтобы усилить спор. Теперь Хибари знает, что таким простым пустяком, как 'исключение', меня не напугать, но ему необходим мой страх. Необходимо осознание того, что я не отличаюсь от остальных 'травоядных', и при виде него буду также отскакивать в сторону.
     Парню необходим контроль. А самый эффективный способ контролировать людей - это запугать их. Вот только страшным он мне не казался. Чёрт, а стоило. Уверена, у него имеются какие-то личные принципы, на которые если нажать, можно избежать неприятностей. Но что мне использовать? Этот человек, похоже, понимает только язык физической силы, нежели тот, что мне близок - язык разума.
     Ответ прост - нужно показать, что он победил. Не просто сдаться и склонить голову, а заставить его поверить в свою победу. Тогда, возможно, он потеряет ко мне всяческий интерес, посчитав... Как он там сказал? Травоядное? В принципе, я питаюсь одним шоколадом, так что, можно сказать, он уже прав.
     - Хибари-сан, - улыбнулась я, отводя взгляд в сторону. - Может... забудем об этом недоразумении? - глянула на тарелку, что всё ещё находилась недалеко от меня. - Вы... вы любите онигири? - парень проследил за моим взглядом, посмотрев на тарелку с тремя рисовыми шариками. - Этого достаточно, чтобы загладить вину?
     - С чем? - спокойно спросил он, с неким пренебрежением смотря на еду.
     - Эм... с рыбой, - вспоминаю название. - С палтусом.
     Может, он не любит рыбу, и я только всё осложню? Но нет, тонфы были убраны, а сам Хибари Кёя встал в полный рост, подобрал тарелку и, ничего не говоря, пошёл дальше по коридору, словно ничего и не было.
     Из этого всего можно сделать только один вывод - Кулинарный клуб также для меня отныне закрыт.
     Время шло довольно быстро, и я с нетерпением дожидалась летних каникул, которые должны были начаться вот-вот. Как я планировала их провести? Да просто - запастись годовым запасом шоколадного мороженого и не вылезать из дома. К сожалению, ни один клуб мне так и не подошёл, хотя ещё не всё опробовала. Как мне казалось, самым логичным было просто вступить на курсы углубленного изучения того или иного предмета. Тем более я эти предметы и так знаю, значит, по сути ничего делать не надо, верно?
     Вот только у преподавателей на тот счёт были свои планы. Стоило им понять, что я хорошо учусь, как эти сенсеи без каких-либо рассуждений выдвигали мою кандидатуру на участие в различных соревнованиях, олимпиадах и публичных выступлениях с рефератами. В общем, геморрой ещё тот. Естественно, я в этот же день извинялась и валила из клуба со скоростью свиста. Оно мне надо? Я и иду туда, чтобы ничего не делать, но, видно, все взрослые считают, что они умнее, и им лучше знать, что мне надо, а что нет. Вот и говорили все одно и то же, словно под копирку: 'Дар, это ради твоего же будущего. Подумай о перспективах! О будущей учёбе! О славе своего имени! О научных достижениях! О гордости этой школы, наконец!'.
     А всё на самом деле было куда банальнее. Они выдвигали меня на все эти мероприятия, так как знали, что шанс получить приз у меня очень высокий. Что благодаря этому будет? А просто - Школа Намимори действительно прославится, как одна из самых сильных в знаниях. Учителям будут доплачивать. Повышение зарплаты, премии, грамоты и звания в стиле 'Учитель года'. А мне просто 'Спасибо', рукопожатие в актовом зале и грамотку, которой я могу подтереться в первом же туалете. Из этого следует вопрос - оно мне надо?
     Но если у меня были такие проблемы, то у Тсуны и Такеши проблемы совершенно иного плана. Их оставили на все летние каникулы продолжать заниматься летом на дополнительных курсах. У этих парней уровень проходимого балла на тестах ниже среднего. Конечно, слышала, что Гокудера постоянно занимается с парнями, но от этого не так уж много толку. Хоть Хаято и учится хорошо, но как учитель он сильно уделяет внимание сухим теориям и фактам.
     Кстати, слышала, что к Хаято прилетела его сводная сестра. Ну, так Реборн говорил. А ещё добавил, что она его бывшая любовница, которая до сих пор по уши влюблена в малыша. Эти подробности я бы в лишний раз попыталась избежать, но не всё так просто. Они вместе выходили на различные задания в стиле Джеймса Бонда. И Бьянки, а именно так зовут старшую сестру Гокудеры, является отличным киллером, использующей смертельный яд вместо оружия. Её так и прозвали - Ядовитый Скорпион. Каково же было моё удивление, когда поняла, что девушку, которую видела в школе со странным фиолетовым онигири, и есть та самая сестра Хаято.
     Рассказав Реборну о случившемся, он на мгновение нахмурился. Трудно было понять, о чём тогда думал малыш, но, секунду спустя, улыбнувшись, он пригласил меня на ужин домой к Тсуне. Обещал, что еду приготовит Бьянки, и мы как раз и познакомимся. Хм, но если вспоминать нашу первую встречу, уверена, что характером она мало чем отличается от брата.
     Всё началось несколько странно. Я, как обычно, пришла в дом Савады, и меня встретил избитый Тсуна, который со слезами на глазах хотел что-то сказать. Но ему не дал это сделать Реборн, неожиданно ударивший парня ногой в лицо прямо около порога. Я прям физически чувствовала, как Тсуне больно. Но его репетитор заверил меня, что это такой элемент тренировки, хоть и выглядит жестоко, всё под контролем. Поверила ли я ему? Нет, но сделала вид, что да.
     На кухне меня уже ждала высокая розоволосая девушка семнадцати лет. Теперь, когда она не неслась как сумасшедшая по школьным коридорам, а с милой улыбкой накрывала стол, я поняла насколько девушка красивая. Стройная, с такими же изумрудными глазами, как и у Хаято. Кстати, где он сам?
     - Ты и есть Дар? - спросила мягким голосом девушка. - Прошу, присаживайся, - она указала на стул, что находился ближе всего ко мне. - Надеюсь, мой младший братец не доставляет хлопот. Он несколько... эмоционален.
     И это ещё слабо сказано.
     - Нет, - спокойно ответила я, присаживаясь на предложенное место. - Хаято хороший парень и верный друг Тсуне.
     Честно сказать, вся эта ситуация безумно напрягала. Я словно оказалась в фильме ужасов, в той самой сцене, где на главного героя вот-вот должен был напасть маньяк-убийца и зарезать ко всем чертям. В такие моменты обычно музыка становится тише сердцебиения, да и атмосфера кричала каждой клеточке моего тела, чтобы я схватила ноги и валила отсюда. Где, кстати, Нана? Она, вроде бы, хозяйка дома, но её нет.
     - Вот как, - негромко произнесла девушка. В её голосе чувствовалась грусть, но она тут же исчезла. - Слышала, ты любишь сладкое, - Бьянки надрезала большой слоёный торт, стоящий в центре стола. Из него тут же повалило фиолетово-чёрное облако, распространяясь по всё кухне.
     Напротив окна росло молодое дерево, на веточке которого сидели воробьи и щебетали свои песни. Но стоило им вдохнуть фиолетовое облако, как они дружно издали своё последнее 'Тхе!' и замертво свалились на землю. Это газ? Что за чёрт? Так эта девушка меня отравить хочет одним из своих методов?
     - Поздно уже, - улыбнулась я, вставая со стула. - Пойду-ка лучше домой, а то...
     - Но ты же только пришла, - услышала самодовольный женский голос, что доносился со стороны двери. Пути к отступлению перекрыты. Более того, у неё в руках была тарелка с какой-то едой. Что там? Пирог? - Не вежливо покидать дом с пустым желудком.
     Твою ж мать! Точно отравить решила!
     - Я не голодна, хах, - с улыбкой ответила я, пытаясь осмотреться, и найди запасной план для выхода из положения. Но фиолетово-чёрный туман окутал всю кухню. Зона видимости равна нулю.
     И тут я почувствовала, как мне в лицо влетела тарелка с пирогом, сметая меня с ног. Это, что, шутка? Я лежала на спине и чувствовала, как твороженный крем стекает по виску к моим волосам. Она же, вроде, итальянка, а юмор у неё явно американский. Никогда не понимала подобного развлечения. Только перевод продуктов.
     - Дар! Дар, ты как? Дар! - слышала я голос приближающегося ко мне Тсуны. - Реборн, это было слишком! Теперь она может умереть!
     - Умереть во имя любви не так страшно, - хладнокровно произнесла Бьянки, стоя где-то в двух метрах от меня.
     - Успокойся, Тсуна, - бросил Реборн. - И смотри внимательно.
     В этот момент я приподнялась и приняла сидячее положение, сбрасывая остатки пирога с лица. Все вытаращили глаза и молча наблюдали за моими действиями.
     - Что за ерунда? - спросила я, злясь. - На долю секунды мне показалось, что вы собираетесь меня отравить.
     - Дар! Ты жива! - Тсуна неожиданно радостно обнял меня за плечи.
     - А что, не должна была? - немного насторожилась. - На вкус пирог так себе, но сладкое тесто и острый крем немного сбивает с толку.
     - Тц! - фыркнула Бьянки, скрестив руки на груди и уходя куда-то вглубь здания.
     - Молодец, Дар! - ко мне на колени прыгнул Реборн. - Да будет тебе известно, что Бьянки мастер в приготовлении яда. Её специальность - Отравленная Кулинария. Всё, к чему она прикоснётся, тут же становится смертельным оружием. И ты пережила эту атаку дважды.
     - И что ты хочешь этим сказать? - начинала злиться. - Что мне пока просто повезло?
     - Нет, - отрицательно покачал головой малыш. - У тебя иммунитет к ядам. Думаю, нужно сказать спасибо твоим родителям. Они ведь тебе давали какие-нибудь таблетки или что-то в этом роде, так?
     - Ну, - я задумалась. - Мама каждый день по нескольку раз давала витамины. Но это нормально. Все родители так делают, да и моя мама детский доктор.
     - Могу с уверенностью предположить, что это не просто витамины, а минимальная доза яда, - усмехнулся Реборн. - Если употреблять яд и противоядие каждый день в течение нескольких лет, то в дальнейшем организм вырабатывает антитела.
     - Мама... пичкала меня ядом, как... куропатку?! ЧТО ЗА ЧЁРТ?! - теперь понятно, что родители исчезли с радаров. Я бы также поступила. Так как, когда они наконец-то появятся, одним простым 'Привет. Как дела?' они не уйдут.
     - Это ради твоей же безопасности, - пояснил малыш. - Тем более, как видишь, результат превзошёл все ожидания.
     - Что? - он говорил так, словно сам был под впечатлением и не знал об этом. - Так, всё. Надоело, - я стряхнула малыша с колен и встала в полный рост. - Я домой! Не нужны мне эти ваши Боссы Вонголы, странные дети и бабы, швыряющиеся отравленной едой.
     - Дар! - воскликнул Тсуна с лёгкой виной в голосе, пытаясь ухватить за руку, но я вовремя отдёрнула её, направляясь к выходу. Правда, стоило мне открыть дверь, как с порога мне на встречу влетел очёредной ребёнок в костюме пятнистой коровы.
     - Ба-га-га-га! Ламбо-сан вернулся! Ламбо-сан хочет кушать! Где еда, Ламбо-сана? - он кричал так громко и нагло, что начал раздражать меня ещё сильнее. Но, заметив меня, мальчик остановился. - А ты кто такая? Ламбо-сан тебя не знает. Будешь рабом Ламбо-сана?
     - Нет, - строго ответила я, обходя стороной мальчика и выходя на улицу.
     - Э? - услышала недовольство за своей спиной. - А! Понял! Ты хочешь поиграть с Ламбо-саном! Ламбо-сан не против! - и после этих слов пятилетний ребёнок с разбегу запрыгнул мне на спину. Из-за того, что данный ход был довольно неожиданный, я не устояла на месте и вновь рухнула на землю, только уже лицом вниз. Сегодня просто какой-то день падений! - Ба-га-га! Но! Лошадка!
     Ну, в самом деле, что за безумный день? Сначала пытались отравить, а теперь ещё и лошадью назвали.
     - А! Ламбо! - послышался голос Тсуны, после чего брыкающаяся тяжесть на моей спине куда-то исчезла.
     - Пусти! Пусти меня, глупый Тсуна! - кричал мальчик в костюме коровы, размахивая руками и ногами в разные стороны. Что и требовалось ожидать. Дети - они меня пугают.
     - Ламбо, не дёргайся! - настаивал Тсуна, но его естественно не слышали. - Дар, прости. Он... он...
     - Да-да, - уставши, вздохнула я, отряхивая ноги. Теперь одежду придётся замачивать. Так просто чёрные пятна на штанах теперь не отстирать. - Я пошла.
     - Эй! ЭЙ! - кричал Ламбо, мне в спину. - А как же Ламбо-сан? Эй!
     Чувствовалось некое раздражение в его голосе. Мальчику не понравилось, что я с ним не поиграла. Но что животные, что дети, они все себя ведут довольно странно в моём присутствии, поэтому стараюсь держаться от них подальше. Вот и сейчас, откуда не возьмись, Ламбо достал огромную базуку, что использовал в прошлый раз на спортивной площадке школы. Это же базука позволяет путешествовать на десять лет вперёд, верно?
     Это зрелище заставило меня остановиться, так как мальчик вновь решил применить её на себе. Взрыв, и теперь перед Тсуной стоял высокий брюнет в пятнистой рубашке.
     - Хм? - осмотрелся он по сторонам с некой ленивой отрешенностью. - Похоже, маленький я вновь воспользовался десятилетней базукой, - обернулся назад. - Здравствуй, молодой Десятый Вонгола. Неплохой вечер, не так ли?
     - Взрослый Ламбо! - воскликнул Тсуна. Ламбо посмотрел на остолбеневшую меня и уже хотел что-то сказать, как из дома Савады послышалось гневное:
     - РОМЕО!!! - эта девушка почему-то хотела убить Ламбо и погналась за парнем с отравленной едой в руках.
     Ламбо не был дураком и инстинкт самосохранения у него функционировал нормально. Поэтому, сорвавшись с места, помчался, куда глаза глядят. Правда, пробегая мимо меня, которая разучилась даже как правильно моргать, вложил мне что-то в руку и ускорил бег.
     Только спустя минуту, я додумалась заглянуть в свою ладонь и понять, что за презент мне предоставил странный парень? Как оказалось, это была обычная шоколадная конфета в ярко-красной фольге. Конфета из будущего? Какой интересный подарок.
     Наконец-то наступили долгожданные летние каникулы, которые продлятся всего месяц. Целыми днями я валялась дома на кровати, раскинув конечности в форме звезды. Жара стояла просто адская. Ощущения были такими, словно тебя жарят на сковородке. И как люди всё это переносят? Не представляю. Только ночь своей темнотой и прохладой давала мне волю к жизни.
     Иногда в гости наведывался Реборн с очередным глупым и бессмысленным указанием. Иди туда, сделай то, не зная что, и так далее. К ним я уже как-то даже привыкла. Смущало, что уже третий месяц не могу дозвониться до своих родственников, но деньги получаю исправно, значит, с предками всё хорошо, просто шифруются. Также на электронную почту писал Рома, мой старший брат. Спрашивать у него про мафию и семью Вонгола не решилась. Скорей всего, он не в курсе, да и сам в основном задаёт вопросы в стиле - 'А где предки?' и 'Почему дома никого нет?'. Реакция Ромы на путешествие родителей была неоднозначной и он сказал просто:
     - Кажется, они окончательно спятили. Ладно, хоть ты не теряйся.
     Брат так же, как и я, способен быстро принимать реальность, как бы слегка отстраняясь от неё. Мол - 'да, тут наступил Армагеддон. Нам всем конец. Но, а пока... Чай будешь?'. Сам он писал, что продолжает учиться, и, так как дома никого нет, вернётся обратно в колледж. Вроде, у Ромы всё хорошо, что уже несказанно радовало, но от него было слышно слишком много вопросов: а как там в Японии? А ты уже нашла друзей? А вкусно ли там готовят? А красивые ли местные девушки?
     Э-э-эх, после такого я говорю, что мне пора зубы чистить и выключаю ноутбук. Брата иногда заносит. Бывает.
     Ещё по сети я общалась с Ямамото Такеши. С ним мы обычно переписывались и созванивались вечером, когда он ещё не ложился спать, а я уже проснулась. И суть нашего общения сводилась к простому - 'помоги решить задачу'. Так как Такеши и Тсуна учились летом, им продолжали задавать домашнюю работу, которую они были просто обязаны решить для продолжения учёбы. Но у бейсболиста это как-то не очень хорошо выходило. Тсуне помогал Хаято, а вот Такеши не повезло с помощниками. Да и зачастую он просто пропадает в ресторанчике, что держит его отец. Свободное время появляется только вечером, после девяти. Из этого можно сделать вывод, что я лучший вариант, так для меня день только начинается.
     Правда, вот объяснять ему оказалось ещё той задачей. Порой мне казалось, что у него в голове желе. В одно ухо влетело, отпружинило, вылетело. А когда я начинала злиться, смущённо смеялся, называл себя дураком и извинялся. Обижаться долго на Такеши не получалось. Вечно такой весёлый и задорный. Словно весенний ручеёк. Да я, в принципе, злюсь очень редко, так как считаю это глупостью. В итоге, найдя ту тему, которую Ямамото точно не забудет, я стала использовать её для составления задач.
     'Найдите скорость летящего бейсбольного мяча, если известно, что он пролетел пятьсот метров над игровым полем за три секунды'.
     Точность данных не важна, главное то, что парень стал решать! И после нескольких таких задач, он понял схему, осознав её простоту. А как-то раз Такеши позвонил мне на мобильник и сказал, что он, Тсуна и Хаято собрались у Савады дома и не могут решить одну задачу с обеда. На часах было около десяти вечера. Поэтому решили позвать меня. Странности... И Гокудера не смог решить задачу? Даже любопытно стало.
     Делать нечего. Собралась, и пошла в сторону дома Тсунаёши, однако дверь открыла Бьянки.
     - Они наверху, - коротко ответила девушка, пропуская меня в дом. - Я пыталась тоже решить, но то, что не касается любви, как по мне, бесполезно.
     - Эм... ясно, - кивнула я, украдкой поглядывая на её руки. Еды, вроде бы, нет, швыряться не будет.
     - Йо! - поздоровалась я, проходя в комнату Тсуны.
     Гокудера почему-то в это время стонал на кровати с ужасным выражением лица, обхватив руками свой живот. Все остальные сидели на полу. А также в комнате присутствовала новое лицо. Девушка была моего возраста с тёмно-каштановыми волосами, уложенных в небольшой конский хвостик. Хоть сейчас и каникулы, на ней имелась форма престижной школы для девочек 'Мидори'. Я тоже туда изначально хотела поступить, но видно не судьба.
     Взгляд женских карих глаз с удивлением уставился на меня. Похоже, она не ожидала, что я явлюсь. Да и я её встретить тут также не ждала. Но ко всему прочему моему приходу был удивлён сам хозяин дома - Тсуна.
     - Ты зачем тут? - удивился парень.
     - Ха-ха-ха! - смеялся Ямамото, потирая затылок. - Это я её позвал, когда понял, что мы не сдвинемся с мертвой точки.
     - Так ты занимался с Дар?! - удивился Тсуна. - Теперь понятно, почему ты так быстро всё остальное решил.
     - Хах, да мне просто повезло, - веселился бейсболист.
     - Ничего себе 'повезло', - фыркнула я, присаживаясь за общий столик на пол. - Да учитывая, сколько я на тебя времени потратила, ты мне на всю жизнь обязан.
     - Ну да, ха-ха-ха! - смущённо протянул Ямамото, подвигаясь ко мне ближе и протягивая бланк задач. - Посмотри седьмую задачу.
     'Предположим, что у вас имеется стопка бумаги, равная одиннадцать с половиной сантиметров в квадрате, состоящая из ста листков. Стопка была сброшена на пол с высоты трёх метров. Докажите, что при падении стопка не разлетится на листки'.
     - Вы только эту задачу не смогли решить? - спросила я, осмотрев присутствующих. Все согласно кивнули.
     - Хару пыталась решить, но не получилось, - с грустью призналась девушка. Она, что, говорит о себе в третьем лице? Ладно, возможно, у неё так принято. Всё же из престижной школы.
     - Гокудера, - усмехнулась я. - Даже ты дал слабину? А ведь, кроме нас двоих, в классе мало ещё у кого сто баллов в тестах.
     - Заткнись! - крикнул парень, приподнимаясь на локтях, но потом сразу же пожалел об этом, резко схватившись за живот. У него пищевое отравление? - Мне просто нужно немного подумать.
     - Ну-ну, - вклинился Ямамото, подняв ладони вверх. - Так ты поможешь?
     - Да, - кивнула головой. - Это 'задача-ловушка'.
     - Задача-ловушка?! - хором спросили ребята с недоумением на лице. Только Реборн, находившийся в своём гамаке под потолком, украдкой довольно улыбнулся. Похоже, он понял суть задачи, но решил не говорить ребятам, а посмотреть за тем как будут обстоять дела.
     - Учителя редко прибегают к 'задачам-ловушкам', которые в основном даются на то, чтобы проследить сообразительность учеников. Так что несколько удивлена, что она тут есть, - продолжала я. - В ней дано достаточно математических значений, чтобы мы стали думать над тем, какую формулу подобрать к её решению. И больше чем уверена, что вы пытались найти вероятность того, что листки не разлетятся. Но тут этого не просят, так, что поиск процента вероятности - ошибочен. Если убрать всю ненужную информацию, то мы получаем простую задачу с простым условием. 'У нас сто листов. Что с ними надо сделать, чтобы они не разлетелись при падении?'
     - Склеить клеем, - предложил Тсуна.
     - Замотать скотчем! - воскликнул Хаято.
     - Упаковать в коробку! - подключилась Хару.
     - Скрепить зажимом, - улыбнулся Такеши.
     - Все ответы - верны, - я вернула бейсболисту бланк задач. - Выберите что-то одно и впишите в пустующую строку.
     - Вау! Дар, когда ты объяснила, всё стало действительно простым, - радостно произнёс Тсуна, хватаясь за ручку и начиная заполнять место для ответа в седьмой задаче.
     - Фек, - фыркнул Хаято, но всё же немного успокоившись произнёс: - Неплохо для Советника.
     - Эх, опять ты меня так называешь... - вздохнула я.
     - Это круто! - воскликнул Такеши, обняв меня за плечи. - Ты, как всегда, выручаешь, Дар.
     - Эй! Ты что делаешь, бейсбольный идиот?! - крикнул Хаято, принимая сидячее положение на кровати. Его жгучий взор устремился на руку парня, что обхватывал мои плечи. - Это будущая жена Джудайме! Не путайся!
     - Гокудера... - завопил Тсуна, смущаясь и стараясь успокоить ворчливого парня. Я же просто прикрыла лицо ладонью, понимая, что тут мои слова не дойдут до этой упрямой головы. - Всё не так...
     - Ха-хи?! - вырвалось у Хару. - Будущая жена?! Ты?! Будущая жена Тсуна-сана - Хару!
     - Ты что несёшь, женщина? - фыркнул Хаято девушке.
     - Не против, - тут же произнесла я, подняв правую руку в воздух как при голосовании, а потом ещё и большой палец показала девушке, добавив: - Одобряю!
     - Ха-ха-ха, Тсуна, а ты популярен! - смеялся Такеши.
     - Хи-и-и!!! - уже вопил Савада схватившись руками за голову. Видно, парень мечтал исчезнуть из этого дома, вот только как? Это же его дом.
     Как бы то ни было, задачи все решены, а, значит, скоро вновь на учёбу. Беззаботным летним денькам пришёл конец.

Глава 5. Выбрали клуб.

     Моя жизнь в последнее время превратилась в тропу с препятствиями, наполненную ежедневным адреналином. И всё начинается с того самого момента, как я собираюсь, а потом иду в школу. Проблема в том, что в последний летний месяц, который я благополучно проспала, у меня появилась забавная соседка. С виду обычная 'бабуля - божий одуванчик'. Но за последние недели она решила сделать ещё несколько 'добрых' дел и приютить всех бездомных животных Намимори.
     Это безумие! Сначала там появлялись только кошки. Каждую ночь они устраивали серенады под моим окном. Выли так, словно их уже кто-то кастрировал без анестезии. Но это ладно, а вот когда у неё во дворе появились собаки, мои булки нервно сжались. И не какие-нибудь там чихуахуа, а приличного размера лайки. Я не знаю, что всем этим зверям от меня надо, но каждый раз, выходя из дома, я оглядываюсь по сторонам и выглядываю, если ли где четвероногое существо? Ведь стоит мне сделать хотя бы шаг на улицу, как начинается погоня.
     Трудно передать тот ужас и стресс, что я испытываю каждый день. Говорят, что кошки и собаки недолюбливают друг друга. Судя по тому, как они дружно в ногу скачут за мной, я стала сомневаться в этой теории. Словно нахожусь в эпицентре звериных скачек, где я тот самый пушистый белый кролик, которому вот-вот оттяпают задницу.
     Я сама вообще не спортсменка, но как говорит моя мама: 'Захочешь жить, и не так раскорячишься'. Сердце стучит утром так быстро, что порой мне кажется, что не добегу до школы, а умру где-нибудь на перекрёстке. Более того, приходится вечно петлять и искать обходные пути, чтобы была возможность оторваться от безумной стаи и нормально прийти в школу. Всего за неделю я стёрла две пары кроссовок, которые раньше носила по несколько сезонов.
     Да и возвращение домой стало ещё тем приключением. Порой меня провожал Ямамото, прекрасно зная, что животные рядом со мной дуреют и сходят с ума. Но он до сих пор настаивал на том, что они просто хотят со мной подружится. Ага, блин... Не желаю иметь таких друзей. Особенно я поняла это тогда, когда сегодня утром вышла из дома и увидела, что через соседний забор на меня смотрят огромные карие глаза Волкодава. И псинке этой как минимум годика три.
     Хм... в тот момент, я была уверена, что дала бы фору даже супергерою Флэшу. Особенно меня подгонял этот ритмичный стук огромных лап об асфальт: 'ту-дум, ту-дум, ту-дум'. Я никогда не молилась и не знала молитв, но в то мгновение вспомнила сразу десять молитв на разных языках. Так сказать, если не получится договориться по одной связи, перейду на другую. Но, в итоге, всё закончилось тем, что я добралась до школы с задней стороны, и мне пришлось перелезать через забор. До входа я вряд ли добегу.
     Но и то, как я перепрыгивала забор высотой в три метра, надо было видеть. В обычной ситуации, да хрен там я это сделаю! И сил нет, да и физическая подготовка не та. Но когда в твоей крови бушует адреналин, и вопрос стоит о выживании... силы откуда-то взялись. Миг и я уже на территории школы, а оголодавшая стая за спиной.
     - Ха! - усмехнулась я, смотря на грустные морды. - Не сегодня, парни.
     Дальше уже стала идти спокойным шагом, если не учитывать того факта, что у меня ноги от напряжения трясутся и вот-вот согнутся в коленях. Всё-таки этот 'вид спорта' не каждому рекомендован. Эх... хотя бы сердечный приступ не случился, и то спасибо. Однако как только я стала приближаться к одному из корпусов школы Намимори, услышала глухие удары и вскрики нескольких людей. Инстинкт самосохранения приказал мне действовать незамедлительно, именно скрыться за ближайшим деревом. Кажется, это была сакура, но не суть важно. Ствол дерева был достаточно широким, чтобы скрыть моё тело.
     Украдкой выглянув из-за дерева, увидела, как две группы людей дерущихся за зданием школы. Вернее, это было избиение. Не знаю, кто были те парни, которых избивали, их рожи видела впервые, но избивающих - я узнала. Это члены Дисциплинарного Комитета. Чёрная специальная форма,  Красно-оранжевая повязка на левом плече и одинаковые причёски в стиле 'Элвиса'. Из-за этого штампа я даже их различить не могу. Словно под копирку сделаны.
     - Ваша ошибка была не в том, что вы пошли против него, - произнёс один из Комитета. - А в том, что вы столпились против Хибари.
     Постояв около дерева, я подождала того момента, когда парни из Дисциплинарного Комитета уйдут. Только потом решилась выйти из своего укрытия и продолжить путь. Ненароком взглянула на избитых. Переломов нет, но зато имеются множество ссадин и кровоподтёков. Лицо каждого опухло так, что их родная мать не узнает. Без сознания, но дышат. Думаю, через двадцать минут придут в себя.
     Подошла к первому же попавшемуся парню и достала у него из кармана мобильный телефон. Набрала 119 - скорую помощь и назвала адрес школы Намимори.
     - Сколько раненых? - спросил женский голос.
     - Пятеро, - спокойно ответила я.
     - В чём причина ранения? - продолжала женщина стандартный опрос. Я задумалась. Захотят ли эти парни, чтобы кто-нибудь знал о том, что их избил Дисциплинарный Комитет? Если верить слухам, то Хибари курирует и местные больницы, не говоря уже об полицейских участках. Возможно, если я скажу, то только осложню им жизнь, да и себе в придачу. - Девушка, - окрикнул меня телефонный голос. - В чём причина ранения?
     - Поторопитесь, - бросила я, отключив телефон и швырнув его тому парню, у которого и взяла сотовый. Если надо, сами всё скорой пояснят и покажут. Остальное меня не касается. Свой гражданский долг я выполнила.
     Поправив лямку сумки на плече, я направилась в свой корпус, но неожиданно остановилась, так как почувствовала, как за мной наблюдают. Нет, это не простой безобидный взгляд, что можно обычно уловить на улице среди прохожих или когда на тебя смотрят в классе. Это ощущение я ни с чем не спутаю. Оно подобно тому, словно несколько мелких ледяных игл разом впиваются тебе в кожу. Причём именно с той стороны, с которой и стоит наблюдающий. Учитывая, сколько раз я себя за последнее время чувствовала жертвой, этот инстинкт стал оттачиваться до уровня мастера. Где? За спиной, это точно, но и как будто сверху.
     Медленно повернула голову и посмотрела прямо в глаза тому, кто изучал меня. Хибари Кёя. Он всё это видел и, когда осознал, что я его заметила, нахмурил брови. Что он там говорил? Травоядное? То есть не просто тот, кто есть травку, а тот, кто является жертвой, добычей, целью.
     О, да! Это я! И именно поэтому, сколько бы он не скалил клыки, я буду на шаг впереди. Почему? Это инстинкт самосохранения. Чтобы выжить травоядному нужно думать, просчитывать ходы наперёд и доверять своей интуиции. Иначе... ты и в самом деле забьёшь меня до смерти, не так ли, Кёя?
     Всё-таки те кошмары, что о нём говорят - правда. Нужно держать уши востро и хвост пистолетом. Не хочу сталкиваться с этим типом.
     Посмотрев друг на друга ещё несколько секунд, я наконец-то отвернулась первой и побежала в школу. Прозвенел звонок на урок.
     - Ну и зачем мы здесь, Реборн?
     - Я хочу, чтобы ты проверилась у одного специалиста.
     - Врач? Но я не больна.
     - Это особый врач. Он попытается помочь с твоей ночной бессонницей.
     - Бесполезно. Я живу так столько, сколько себя помню и никто не мог решить эту проблему.
     - Он не простой врач. Он доктор мафии. Доктор Шамал. И я ему доверяю.
     - Доверяешь?
     - Он помог мне родиться.
     Именно такой был разговор во время обеденного перерыва, пока мы шли с малышом в сторону медпункта на первом этаже. Реборн вызвал меня по смс и попросил провериться, ведь, как позже выяснилось, он уже успел помочь сегодня Тсуне. Правда, что с ним именно было, никто не говорит, а сам Савада тут же краснеет, машет панически руками и просит забыть об этом.
     Зашли в медкабинет.
     Передо мной предстал высокий темноволосый итальянец с небольшой щетиной на лице и пьяным мутным взглядом. На вид ему тридцать пять - сорок лет. Худой и немного сутулый. Не внушает доверия, хотя на плечах и имеется медицинский халат. Особенно я была в шоке от его приветствия, а именно стоило мне сказать своё привычное 'Йо', как ладони мужика легли мне на грудь. Более того, прежде чем я успела осознать, что происходит, мужик смущенно покраснел и стал наклоняться в мою сторону, причмокивая губами.
     Тело среагировало раньше, а именно я схватила его за средние пальцы и, ни о чём не сожалея, стала выгибать в обратную сторону, пока не услышала сладкий хруст на двух руках. Такое поведение было с улыбкой принято Реборном.
     - Шамал, это Дар, - коротко представил малыш.
     - Очень... приятно, - выл мужик, отскакивая в сторону и потирая покрасневшие руки. - Может... поцелуйчик?
     - Так, я на уроки, - повернулась в сторону выхода. - Обойдусь без идиота.
     - Ну-ну, юная леди, - прозвучал уже уверенный голос. - Я может и выгляжу как идиот, но своё дело знаю.
     Обернулась и вновь посмотрела на него с неким недоверием. Мужчина предлагал мне присесть на стул для посетителей, чтобы ему было удобнее провести осмотр. Немного помедлив, я всё же решила уступить этому Доктору Шамалу, чтобы раз и навсегда поставить точку в этом деле. Если опять будет распускать руки - свалю.
     Но нет. Стоило мне сесть на стул, как Шамал тут же изменился в лице и из пьяного развратного идиота появился серьёзный и сосредоточенный мужчина. Он осмотрел мои волосы, зрачки, язык. Взял на анализ кровь из пальца. Я думала, что это займёт какое-то время. Возможно, сутки или же несколько дней, но уже через пятнадцать минут мужчина произнёс, смотря на Реборна:
     - Я не смогу её излечить.
     - Пф, я же говорила, - усмехнулась я, вставая со стула.
     - Почему? - спокойно спросил малыш.
     - Проблема заключается не в том, что она спит днём, а в том, что она не может спать ночью. И это не болезнь, которую можно излечить. Возможно, раньше и была, но сейчас это часть её самой. Единственное, что я могу, это давать витамины, которые помогут не хотеть спать днём во время учёбы. Да и цвет лица немного... оздоровят.
     - Витамины? То есть кофе? - поинтересовалась я. - Помогает, но ненадолго.
     - Кофе вредно для сердца, юная леди, - тоном наставника произнёс Шамал. - Я же предлагаю витамины собственного изобретения. Они помогут тебе не спать восемь часов подряд, но есть побочные эффекты, если ими пользоваться слишком часто и вообще не спать. Выбирай себе какое-нибудь время. Хотя бы на неделе были ровно сутки, которые ты спала. Например, в выходные. Если ты ими увлечёшься, то может произойти конфуз, когда ты вырубишься в самый неподходящий тебе момент. И будешь спать до того момента, пока на улице не стемнеет.
     - Ну вы даёте! - воскликнула я. - Толку тогда от этих витаминов, если всё будет только хуже?
     - Решать тебе, - бросил Реборн, запрыгивая мне на плечо и бросая в раскрытые руки стеклянную баночку с таблетками. - Мы только хотели помочь. Если посчитаешь их ненужными - выкинь или попробуй и посмотри, что будет.
     - Что будет... - смеялась я. - Знаю, что будет. На наркотики меня посадите, и всё, - поставила баночку с белыми круглыми таблетками на стол перед Шамалом.
     - Я бы никогда не совершил нечто подобного со столь прекрасной девушкой, - улыбался мужик, краснея до ушей. - Кстати, вы сегодня свободны вечерком?
     - Мне четырнадцать, - напомнила я ему.
     - Самый лучший возраст для первой любви, - не успокаивался Шамал.
     - Шамал, советовал бы тебе быть осторожной, так как её мать, твоя знакомая, - усмехнулся Реборн.
     - Хм? - с непониманием протянул доктор. - У меня много знакомых женщин. Как её зовут-то?
     - А ты сам подумай, - продолжал усмехаться Реборн. - Серра Дарья её дочь.
     - С-с-с-серра?! - и вот тут Доктор Шамал побледнел, сливаясь со своим халатом. - Твоя мама Василиск?
     - Вообще-то её зовут Василиса, - скрестила руки на груди.
     - Точно, это она! - теперь мужчина стал потеть и синеть одновременно, при этом глупо улыбаясь. - Ха-ха-ха, как поживает матушка?
     - Не знаю, - пожала плечами. - Сейчас в Италии с отцом.
     - Вот оно что... - всё ещё улыбался Шамал. - Реборн, тут, вроде, в школе врач нужен. Останусь на неопределенный срок.
     - Ты же уже купил билеты обратно в Италию, - заметил малыш.
     - Да что там Италия? В Японии намного красивее. Хе-хе-хе... Вот, - доктор встал и вновь вложил мне витамины в руку. - Поверь, они качественные. Я всё проверял на себе. Сам заражён свыше шестьсот шестьдесят шестью неизлечимыми болезнями и знаю, что говорю. И... матушке 'привет'... не передавай.
     После этих слов меня и Реборна буквально вытолкали из медкабинета. Я вопросительно посмотрела на малыша, требуя пояснений.
     - В Италии они пару раз встречались, - пожал плечами ребёнок. - В основном Шамал за ней бегал, а она его убить пыталась.
     - О, небеса... - вздохнула я. - Думаю, что это очередной случай, когда любая информация - лишняя.
     - Как хочешь, - Реборн спрыгнул с плеча и направился в сторону стены, где появилось очередная небольшая комнатка с его размер. - Однако насчёт витаминов - подумай, - и малыш исчез.
     Хм, вот бы отыскать план проектирования школы Намимори... после реставрации Реборном.
     Эти таблетки меня немного смущали. Вроде, и хочется, и колется. А что если я на них подсяду? Или яд какой намешали? Хотя мне, вроде бы, яд не страшен, верно? В любом случае решила показать пилюли парням. Вернее, я просто сидела как обычно на крыше, созерцая чистый небосвод, а ко мне присоединились Хаято, Такеши и Тсуна, будучи уверенными, что я тут.
     - О! Я же говорил, что она тут, - улыбнулся Ямамото. - Дар, ты уже пообедала?
     - Что-то типа того, - неоднозначно ответила я, пытаясь спрятать пузырёк с таблетками в кармашек юбки, но он неудачно выскользнул из рук.
     - Что это? - тут же спросил Гокудера, перехватывая таблетки и заглядывая внутрь стеклянного пузырька. - Лекарство?
     - Витамины, - пояснила я. - От сонливости.
     - О! Звучит круто, может, и мне одну дашь? - спросил Такеши.
     - Не уверена, что тебе их стоит принимать, - бросила я. - Ты-то ночами спишь, а вот я...
     - Дар, а кто тебе их дал? - поинтересовался Тсуна.
     - Тот же, кто и тебя вылечил, - пояснила я. - Доктор Шамал.
     - Шамал? Этот старый извращенец тут? - удивился Гокудера, возвращая мне таблетки.
     - Ты его знаешь? - удивился Савада.
     - Да, - парень кивнул. - Он работал у нашей семьи. Правда, бабник страшный. Когда я был маленьким, он каждый раз приходил с новой девушкой и говорил мне, что это его сестра. Так я был уверен, что у него шестьдесят восемь сестёр.
     - Ха-ха-ха! - засмеялся Ямамото, хлопая Гокудеру по спине. - Ну ты даёшь!
     - Тц! Заткнись, бейсбольный идиот! - вскрикнул Хаято. - Однако должен заметить, что специалист он хороший.
     - Вот как... - если даже такой недоверчивый парень как Хаято соглашается с тем, что Шамал лучший специалист, то почему бы не попробовать? В конце концов, что я теряю? Выкинуть всегда успею.
     С глухим хлопком открыв резиновую крышку, а достала одну таблетку и проглотила её, запив водой, что была при себе в бутылочке. В первую минуту никаких изменений не последовало. Всё также чувствовалась апатия, сонливость и желание отправиться домой. Но спустя ещё пару минут мне стало как-то проще. Желание спать пропало, да и некая энергия в теле появилась. Хм... восемь часов, значит? Посмотрим, как всё будет.
     Парни расселись рядом со мной, доставая из пакетов свой обед. Они предлагали и мне угоститься, но меня пока интересовало только собственное печенье в шоколаде, что я вечно покупаю в соседнем магазине. Меня там уже все продавцы знают, и стоит только увидеть, сразу говорят, если новый завоз или нет.
     - Эх, уже осень... - протянул неожиданно Тсуна, поднимая голову к небу. - Летние каникулы кончились так внезапно, что теперь немного грустно...
     - Ну, да, - кивнул Ямамото. - Мы все каникулы проходили на дополнительные занятия.
     - Не знаю как вы, но я ещё совсем не чувствую осени, - пожала плечами. - По мне здешний сентябрь, как продолжение августа. Жарко и душно.
     - В таком случае, тебя можно просто в холодильнике закрыть, - фыркнул Гокудера. - Вместе с этой тупой коровой, что недавно бесила нас этим своим 'Виноград! Виноград!'.
     - Э? - нахмурилась я. - В холодильник? Ладно. Но без Ламбо. Дети и я... не очень совместимы.
     - Думаешь? - спросил Тсуна. - А как по мне, ты Ламбо очень понравилась. Всё время спрашивал о тебе и том, когда ты придёшь с ним поиграть?
     - Тебе просто нужна нянька, но я не она, - холодно бросила я. - Попроси кого-нибудь ещё.
     - Но я не вру, и тем более... Ай! Ой! - воскликнул парень, оборачиваясь назад. В его плечо и спину впилось несколько острых каштанов. Как оказалось, это был Реборн, который успел переодеться в огромный костюм каштана и навестить нас на крыше. - Что ты делаешь, Реборн? Больно же!
     - Чаосс! - воскликнул малыш тем, кого ещё не видел. - Это секретный камуфляжный костюм секретных агентов.
     - Сомневаюсь, что он в центре города пригоден, - усмехнулась я.
     - Да я уверен в этом! - злобно кричал Тсуна. - Сто человек из ста заметят тебя!
     - У меня для вас новость, - начал малыш, игнорируя слова Савады, но всё же снял костюм каштана. - Мы сделаем убежище для семьи.
     - О! Секретная база? - воодушевился Такеши. - Звучит заманчиво.
     - Не уверена, что хочу в этом участвовать, - хмыкнула я. - Давайте как-нибудь без меня.
     - Да что вы как дети малые?! - рыкнул Гокудера, но тут же улыбнулся в сторону малыша. - Что за убежище, Реборн-сан? Семье точно оно нужно!
     - Мне нет, - настаивала я. - Уже сейчас чувствую, что приближаются неприятности.
     - Подумай хорошенько, Дар, - обратился ко мне Реборн. - Разве плохо иметь место, в котором ты в любое время сможешь зайти и выспаться?
     И тут я задумалась, а ведь он прав. Звучит очень соблазнительно. Хочу такое место.
     - Ладно, - вздохнула я.
     - Тогда решено, - улыбнулся Реборн.
     - И где оно будет? - спросил Такеши. - В горе за школой?
     - Конечно же, нет! - злобно бросил Хаято, которому явно не нравилась идея ковыряться в горе.
     - Мы используем приёмную комнату школы, - пояснил Реборн, заставив всех заинтересоваться. Убежище в школе? Разве так можно? Это всё-таки не государственное учреждение? - Эта комната почти никогда не используется. Мебель и вид из окна хороши. Да и расположена она удачно.
     - Не знаю... - нахмурилась я. - Звучит уж очень хорошо. Даже слишком хорошо. И вид из окна, и мебель есть, и никем не используется... Хм-м-м...
     - Да ладно тебе! - смеялся Ямамото, обхватывая меня за плечи. - Будет весело. Начнём с перестановки столов.
     - Я сижу справа от Десятого! - забил Гокудера, вставая на ноги и следуя за Реборном. Видно от этой идеи не были в восторге только мы с Тсуной, но кого это волнует?
     Дверь в приёмную была открыта. Первыми вошли Ямамото, Гокудера и я. Тсуна догонял нас шагая по коридору. Стоя за плечом Хаято, мне было видно только часть комнаты, но уже тогда я могла сказать, что она большая, просторная и светлая. Реборн тут не солгал. Помещение было что надо.
     - Ого! - воскликнул Такеши. - Не думал, что у нас есть такая клёвая комната! - но тут же замер. Я с непониманием обошла парней, которые почему-то остолбенели и волнительно смотрели в одну точку.
     - Ребят? - негромко позвала я их.
     - Кто вы? - раздался холодный голос из другой стороны приёмной, но этот голос я сразу же узнала. Выглянув из-за плеча Хаято, мне удалось только подтвердить свои предположения. Перед нами стоял Хибари Кёя. - О! - усмехнулся парень, заметив меня. Вот только в этой усмешке точно ничего хорошего ждать не приходится. Он меня узнал, и это, как говорят у нас в России, дерьмо.
     - Кто он? - спросил Хаято, заметив наше с Такеши волнение.
     - Гокудера, стой... - попросил Ямамото негромко, перегородив парню путь рукой.
     Сцена того, как избивали школьников за зданием школы, тут же всплыла в моей памяти. Чёрт, не знаю, что у него на уме, но он точно просто так это не оставит. Руки парня сжались в кулаки. На лице сияла усмешка. Тёмная густая чёлка бросала тень на глаза, однако стальной блеск глаз ясно давал понять - будет драка. В том, что парни проиграют ему, я не сомневалась.
     Я помнила, как сражался Гокудера. Хоть он с ног до головы усыпан динамитом, но его тактика бесполезна в ближнем бою, а именно это стиль Хибари, учитывая тонфы. Ямамото более подвижен, однако он совсем недавно перенёс серьёзную травму на руке, и вряд ли пустит её в дело. Он хорошо уклоняется от прямых атак, но мы в помещении, и тут просто так не побегаешь. Тсуна... А о нём вообще говорить не стоит. Без Пули Посмертной Воли он никто. Как, в принципе, и я. Только мешок с костями. Зато хорошо хрустит при побоях. Повторюсь - ситуация дерьмовая. Вывод очевиден - пора валить.
     - Прошу прощения, Хибари-сан, - улыбнувшись, произнесла я, поклонившись на японский манер. - Мы случайно ошиблись комнатой и уже уходим, - повернулась к ребятам. - Ну же, выходим, - чуть тише. - Немедленно!
     Гокудера и Ямамото не стали спорить, повернулись уже было к выходу, но тут за спиной послышался стальной голос:
     - Нехорошо курить в присутствии Главы Дисциплинарного Комитета, - я слегка обернулась, понимая, что этот человек нас теперь вряд ли отпустит. - Не выбросишь ли сигарету? - улыбка стала мягче, а голос ниже. - Хотя в любом случае тебе от меня не отделаться.
     Всё ясно. Он найдёт любую причину, но решение уже принято - драке быть. Сейчас же он придрался к сигарете Гокудеры. Было бы просто идеально, если бы Хаято спокойно вытащил сигарету и потушил её, предварительно извинившись, но зная пылкий характер парня...
     - Что ты несёшь, придурок? - крикнул парень, и в эту же секунду Хибари сорвался с места и со словами 'Я сказал, выплюнь!' достал тонфы, и взмахнул одной рукой так, что изо рта Хаято теперь торчал лишь один фильтр.
     - Да кто он такой?! - орал Хаято, отскакивая в сторону и готовясь к битве.
     - Хаято, подожди! - попыталась я остановить парня, положив свою ладонь ему на плечо, но тот лишь гневно одёрнул её.
     - Терпеть не могу жалких травоядных животных сбивающихся в кучки, - произнёс Хибари Кёя. - Когда их вижу, - в стальных глазах появилось нечто злобное. - Мне хочется загрызть их до смерти.
     - Что это? - шептал Хаято. - Его... аура... он...
     - Кажется, у нас проблемы... - негромко шепнул Такеши.
     Никакой ауры я не видела, но видела язык тела парня, и могу с уверенностью сказать, что нам конец. Неожиданно в комнату вошёл радостный Тсуна, совершенно ничего не замечавший вокруг.
     - Тсуна! - позвали мы резко парня, но было уже поздно, Хибари атаковал его первым.
     - Раз, - спокойно произнёс он, ударив Саваду по голове, отбросив его в сторону. От одного такого удара Тсуна потерял сознание.
     - Ублюдок! - завопил Гокудера, доставая динамит из-за спины. - Прибью!
     - Два, - голос Хибари был таким же ровным, и теперь нанеся два удара, один в солнечное сплетение, другое по виску, отправил и Хаято в нокаут. Однако кое-что промелькнуло. Я уловила одну вещь, но не до конца в ней уверена. Правильно ли я всё поняла?
     - Ах, ты! - вырвалось у Ямамото. Теперь и он был зол.
     Хибари помчался к нему на встречу, в то время как Такеши оттолкнул меня в сторону и позволил Кёи выбрать противником именно его. Вот только он, как я и предполагала, только уклонялся, что непременно заметил противник.
     - Ты ранен? - спросил Кёя. - Кажется, ты защищаешь правую руку, - Ямомото ничего не ответил, но Хибари, чтобы проверить свою теорию, провернул небольшой приём, атаковав сначала тонфами, а потом нанёс сокрушительный удар ногой в солнечное сплетение. - Угадал, - теперь и Такеши был без сознания. - Три.
     И вот после того, как Хибари победил Ямамото, я наконец-то смогла понять то, что проскользнула передо мной. Хибари... он... перед нанесением каждого удара, замедляется. Это почти не заметно невооруженному глазу, но я видела. Возможно, это всё благодаря той таблетке, что мне дал Шамал, но мне были видны его атаки и его действия. И он замедлялся. Причём намерено. А это значит одно - он сдерживал свои силы. Чёрт, да его не зря прозвали Демоном Намимори! Насколько же он силён, если и половины своей силы не использовал в бою с парнями? Хотя боем это назвать трудно. Скорее избиением.
     Учитывая нанесённые повреждения, парни пробудут без сознания тридцать минут. Возможно, час. Но кости целы, а это уже большой плюс.
     - Что ж, - произнёс Хибари, поворачиваясь в мою сторону. - Теперь ты... - его шаги были медленными, размеренными. Он прекрасно знал, что спешить некуда, я и так не сбегу.
     Оценивая свою ситуацию, могу сказать, что я в ужасном положении. Бежать? Бессмысленно. Он нанесёт удар мне раньше, чем я успею сказать 'Ёк'. Атаковать? Ха! Ну да, конечно! Покажу ему кунг-фу суслика. Да одного его удара будет достаточно, чтобы переломить мне сразу несколько костей, а того и убить вовсе. И это учитывая, что он будет сдерживать свою силу. Я не парень и не боец. Моё тело для подобного не пригодно. Может упасть на колени и молить о пощаде? Нет, видя его взгляд, понимаю, что это только его ещё больше разозлит. Он терпеть не может 'травоядных', а это будет поступок именно травоядного. Значит... выхода нет? Так или иначе буду избита. Или как?
     - Забьёшь меня до смерти? - спокойно спросила я, смотря парню прямо в глаза. Это его несколько удивило. Скорей всего, он ожидал слёзы, мольбу, попытку противостоять судьбе и много чего ещё, но только не полное спокойствие.
     - А ты как думаешь? - парень остановился в метре от меня. Улыбка вернулась на его лицо. - Я ведь предупреждал тебя о том, чтобы больше не попадалась мне. Да при тебе сегодня нет онигири, чтобы выкупить свою жалкую жизнь.
     - Нет, их нет, - признала я.
     - Ничего, - протянул он словно кот, делая ещё один шаг в мою сторону. - Я вызову вам скорую.
     - Хех, - усмехнулась я прямо в лицо Кёи. Он вызовет нам скорую? Я прекрасно понимала, что это небольшой намёк на то, как я поступила сегодня утром. Вызвала скорую помощь, но не уточняла, что произошло. - Вот как? - Хибари приблизился совсем близко. Теперь он смотрел на меня, сверху вниз возвышаясь, словно коршун над своей добычей. - Тогда ладно, - бросила я. - Бей, если тебе от этого станет легче, Кёя.
     - Я уже говорил, травоядное, - к подбородку прижалась ледяная сталь тонфы. - Проявляй уважение. Ты в Японии.
     - Хех, - вновь вырвалась усмешка. - Изволите начать с лица или с тела, Хибари-сан?
     Чёрт, что я делаю?! Очнись, Дар! Включи логику! Ты же только что лично подписала себе смертный приговор. Разум и логика кричали о том, что мне конец. Живого места не останется. И сейчас этот парень сделает то, что не удалось осуществить стае голодных зверей, преследующих меня утром. И в то же время я чувствовала... покой. Такой ощутимый. Страх куда-то улетучивался. И чем ближе этот парень приближался ко мне, тем спокойнее становилось. Дом. Домашний уют.
     Вспомнилось детство. За окном тёмная ночь и белоснежный снег медленно падал хлопьями, покрывая ледяным ковром всё вокруг. Мороз вырисовывал узоры на стёклах. Мама что-то готовила на кухне, папа сидел напротив телевизора, а брат игрался рядом, пытаясь нарисовать самую классную модель самолёта. Уют...
     Почему я вновь чувствую это? Мне должно быть страшно! Каждая клеточка моего тела должна кричать и вопить от ужаса, так почему этого нет? Куда делся мой инстинкт? И что вообще происходит? Я открыла глаза, но поняла, что мы так и стоим посреди приёмной. Ни Хибари, ни я не шелохнулись с места. Он больше не улыбался, однако по его лицу ничего не возможно было понять. Он зол? Раздражён? Возбуждён? Жаждет крови? Что именно? Не понятно.
     Возможно, он потерял ко мне интерес? Я не боец, и он это понял. Избивать меня равносильно тому, что избивать дерево. Оно ничего не скажет и не сделает. Всего одного удара будет достаточно, и я отправлюсь к праотцам. Но секунды шли, а мы так и не двигаемся с мёртвой точки.
     - А? Гокудера-кун! Ямамото! - послышался вопль Тсуны с другой стороны комнаты. Очнулся. - Что за...?
     - Они не проснутся, - произнёс Хибари, оборачиваясь в сторону Тсуны. - Я об этом позаботился.
     - Что? - воскликнул Савада, осматривая друзей, потом посмотрел на меня и запаниковал ещё сильнее. Кажется, Тсуна переживал, что Кёя и мне что-то уже сделал. Но не успел он сделать и шага, как на подоконнике, за спиной Хибари появился Реборн с пистолетом в руках, что направлен в сторону Тсуны.
     Выстрел.
     Пуля Посмертной Воли попала прямо в голову парню, отбрасывая его назад. Такого неожиданного поворота Глава Дисциплинарного Комитета не ждал. Особенно когда через мгновение Тсуна вновь поднялся, вот только в одних трусах и пылающим на лбу пламенем. Интересно, он его видит?
     - А-а-а!!! - кричал и рычал одновременно Савада. - Я побью тебя своим предсмертным желанием!
     - Что за...? - Хибари сорвался с места и атаковал Тсуну. - Розыгрыш? - на этот раз удар был значительно сильнее. Отбросив Саваду обратно на пол, Кёя заметил: - Я сломал тебе подбородок. Однако, - повернулся в сторону валявшихся без сознания Ямамото и Гокудеры. - Необходимо добить оставшихся, чтобы и их забрала скорая.
     После этих слов Савада вновь встал на ноги и со словом 'Дурак!' атаковал Хибари. Казалось, что у него в руке ничего нет, но всего одно мгновение, и теперь он крепко сжимал тапок. Я не понимаю, почему именно тапок, а не, например, полицейскую дубинку, ну или хотя бы бейсбольную биту, но удар получился звонким. Кёю даже слегка пошатнуло.
     - Можно мне тебя... убить? - ярость так и сочилась в голосе Главы Дисциплинарного Комитета. Сейчас будет бойня. А ведь Посмертное Пламя длится всего пять минут.
     - Довольно, - прозвучал голос Реборна, что задумчиво изучал Хибари. - А ты всё-таки силён, как и предполагалось, - после чего посмотрел на меня. - Дар! Тсуна! Соберите остальных и уходите.
     - Не знаю кто ты, - начал Кёя. - Но сейчас я крайне раздражён, - сорвался с места и попытался атаковать Реборна, а ведь он ребёнок. Хоть и не простой, но Кёя этого не знает. - Присядь и подожди, пока я закончу, - казалось, что Реборну конец, но тот спокойно блокировал удар Хибари, использовав своего же хамелеона. - Ого! А ты крут! - теперь в глазах парня сиял азарт и интерес. Видеть достойного соперника ему в новинку, и он не смог сдержать эмоции.
     - Тсуна! - бросил Реборн.
     - Понял! - отозвался парень, резко подбегая к Гокудере и Ямамото. Обхватил каждого рукой за пояс и бросил мне: - Хватайся за шею!
     Спорить и терять даром время - не стала. Ясное дело, что пора валить и точно не через дверь. Я обхватила Тсуну за шею со спины и мысленно просила об одном - чтобы было как можно меньше синяков.
     - Закончим на сегодня, - произнёс Реборн Хибари, бросая в того зажженный динамит. - Чао-чао!
     В приёмной прогремел взрыв как раз в то самое время, когда мы всей оравой выпрыгивали в окно. И это притом, что приёмная находилась на втором этаже.
     Мамочка, роди меня обратно!
     От меня пахло жареным беконом. Часть волос всё же успели подгореть и покрыться сажей. Теперь я больше была похоже на чёрта, нежели на призрака. Все парни пришли в себя, и мы вернулись на ту крышу, где недавно обедали.
     - А я ведь говорила, - в сотый раз повторяла слова. - Что это слишком подозрительно. Что не может быть правдой. И что? Меня хоть кто-то послушал? Нет!
     - Реборн! Зачем ты это всё подстроил? - воскликнул Тсуна.
     - Было довольно опасно, - признал Реборн. - Вам повезло, раз отделались всего лишь царапинами да синяками.
     - Э? - не понимал Тсуга. - Что ты имеешь в виду?
     - Это была тренировка в военном режиме, чтобы вы совсем не раскисали, - пояснил малыш. - Всё-таки лучшая тренировка - это реальное столкновение.
     - Послушай, Реборн, - начинала злиться я. - Может парни и раскисли, но я-то каждый день через ад прохожу! И зачем мне выходить на поле боя, если, по идее, я должна была всего лишь советовать?
     - Я знаю и должен признать, что ты справилась лучше всех, Дар, - спокойно ответил Реборн. - Ты ведь сразу оценила ваши возможности и вероятность победы. Более того, получила меньше всего повреждений, сводя их к минимуму.
     - Конечно! - повысила я голос. - Это было и так очевидно! Хибари даже в половину силы нас не атаковал. Для него мы были как игрушка на верёвочке.
     - Даже в половину?! - ахнул Гокудера, а после злобно бросил: - Чёрт! Как он мог?!
     - Вот именно из-за этого, я и не желала связываться с мафией! Это опасно, а мне как-то очень нравится жить, - скрестив руки на груди, продолжала я.
     - Ты об игре? - не понимал Ямамото. Боги! Он до сих пор думает, что 'Мафия' - это игра! Я даже отвечать на этот вопрос не стала.
     - Хи-и-и!!! - вопил Тсуна, хватаясь в панике за голову. - Что же нам делать? Мы же теперь в чёрном списке у Дисциплинарного Комитета! Он нас всех убьёт! Хи-и-и!
     - Ну-ну! Не волнуйся, - хлопал по плечу парня Такеши.
     - В следующий раз я его обязательно подорву, Десятый, - присоединился Гокудера, но Тсуна уже никого не слушал.
     - В следующий раз? - бросила я, вставая на ноги. - Без меня как-нибудь. Мне этого добра по самое 'не хочу' хватило. Я не парень и не воин. Дайте мне жить так, как я хочу.
     - Тц! - фыркнул Гокудера. - Как же она меня бесит этим своим поведением... Ты уже давно в этом погрязла!
     - Гокудера-кун! - попытался остановить его Тсуна.
     - Дар, - перед тем как уйти, Реборн вновь запрыгнул мне на плечо, останавливая и привлекая внимание. - Я выбрал тебе 'клуб'.
     - Что? - не сразу поняла я. О таких мелочах уже и думать забыла. - Ты сказал, что я могу сама выбрать.
     - У тебя был шанс длиной в несколько месяцев, но ты им не воспользовалась, - парировал Реборн. - Я говорил, что в таком случае клуб выберу - я. И вот я говорю, что нашёл то, что тебе подойдёт.
     - И что же это? - насторожилась я, предчувствуя беду.
     - Ты вступишь в Дисциплинарный Комитет, - спокойно отозвался малыш, мило улыбаясь. - И желательно на этой неделе.
     Лица присутствующих описывали несколько эмоций: шок и мысль: 'покойся с миром'. Даже в глазах Гокудеры я увидела некое сочувствие, а это значит, что дело приняло действительно серьёзные обороты.
     Что я могу сказать? Этот день не задался с самого начала, так с чего бы ему заканчиваться на позитивной ноте?

Глава 6. Войти легко, а вот выйти...

     Спорить с Реборном невозможно. Сколько бы ты ему не объясняла и не доказывала свою точку зрения, малыш всё равно будет настаивать на своём. Ему даже пришлось прийти ко мне домой, чтобы продолжить разговор. На улице давно стемнело, а мы всё вели нашу 'беседу', по принятому решению малыша: я должна вступить в Дисциплинарный Комитет.
     Честно? Это равносильно самоубийству. Он меня с потрохами сожрёт и поминай как звали. Но Реборн настаивал на том, что этого не произойдёт, так как Хибари Кёя заинтересован в этом.
     - Заинтересован?! - усмехнулась я. - Может быть. Но только в тебе, Реборн! - я ткнула указательным пальцем ему в соску, висящую на шее. Мальчик никак не отреагировал на этот жест, а продолжал сидеть за кухонным столом и пить чай, который я ему заварила. - Ты показал ему свою физическую силу и своё превосходство. Он жаждет тебя победить, это сразу видно.
     - Не отрицаю, - кивнул малыш. - Мне он тоже показался интересным. Именно из-за этого я и заставил вас встретиться.
     - Хочешь и его присоединить к семье Вонгола? - устало спросила я. Реборн загадочно усмехнулся. - Зря стараешься, вряд ли он на это согласится. У него уже есть своя семья - шайка бандитов с одинаковой физиономией.
     - Именно поэтому я посылаю туда тебя, - пояснил малыш. - Как уже ранее говорила, ты не воин и не одинокий боец. Вряд ли он будет подозревать в тебе противника. В этом и есть твоё превосходство.
     - Реборн, это всё шито белыми нитками, и ты это знаешь, - я действительно стала уставать от этого бессмысленного разговора, но казалось, мальчик только набрался сил и готов по новой начать вести спор. - Просто не хочу, - вздохнула я, уронив голову на стол. - Мне рядом с ним... не по себе.
     - Послушай, а если я предложу кое-что? - вопросительно посмотрела на Реборна. - Слышал у тебя проблемы с соседкой. Вернее с её 'живностью'. Что если я... избавлюсь от неё?
     - От соседки? - усмехнулась я.
     - Я, конечно, киллер, но говорю о животных, - также посмеялся Реборн, оценив шутку. - Пристрою каждого к новому хозяину, и ты сможешь спокойно ходить в школу. Ну как? По рукам?
     Я прекрасно понимала, что это равносильно тому, что ты заключаешь сделку с дьяволом, но от одной мысли, что смогу каждое утро спокойно и не спеша идти на занятия, а не нестись до седьмого пота, стало так хорошо. Хочу покой. Не хочу чувствовать себя ходячей тушёнкой. Но Хибари Кёя... Ох, это сделка подобна тому, что я меняю шило на мыло.
     Ладно, давай оценивать ситуацию, пользуюсь тем, что у нас есть. Во-первых, Реборн заверил, что уже завтра утром никаких животных не будет. А значит, я смогу проверить им сказанное незамедлительно. Во-вторых, ещё не факт, что Хибари согласится на подобную авантюру. Возможно, побьёт меня, но уж точно не примет в свой Комитет. Я как бы лицом не вышла, а ему, видно, Элвис больше нравится.
     - Так и быть, - улыбнулась я, хватая протянутую Реборном раскрытую ладонь. - По рукам.
     - Хм, - улыбнулся малыш, отбрасывая тень на свои глаза. И именно в эту секунду я поняла - моя душа, если она и была, мне больше не принадлежит.
     День начинался как обычно и довольно мирно.
     Малыш выполнил свою часть сделки, и утром меня совершенно никто не тревожил. Ни собаки, ни кошки, ни даже птицы, а это редкость. Мне даже казалось, что я сплю, и мне снится приятный сон, но нет, это реальность. Но, как нам всем известно, долг платежом красит. Ход за мной, но как? Как это сделать? Уже прошло три урока, а я так и не придумала себе план.
     Давайте будем серьёзными. В этот чёртов Дисциплинарный Комитет, я не хочу. Там одно сборище уродов, которые только и знают, что людям угрожать, шантажировать и драться за стенами школы. Что я там забыла, скажите на милость? Скорей всего, Реборн просто хочет убить двух зайцев одним выстрелом, а именно: проследить за Хибари и сломить меня. Ведь если я увижу мир якудза изнутри, то и на мафию взгляну по-другому. Хм... эта перспектива мне не очень нравится, особенно учитывая, что в чём-то малыш прав. Я видела, как ведут себя Гокудера и Ямамото в момент боя, и сразу же смогла понять наши шансы. Эти знания всплыли за долю секунды. Словно вспышка. А если я буду следить за Хибари, то... Хех, Реборн хитрец. Вот только...
     - Как же я этого не хочу, - вздохнула я, опуская голову и касаясь лбом прохладной столешницы парты.
     - Чего не хочешь? - услышала приятный женский голос рядом с собой. Осмотревшись, я увидела милое улыбающиеся лицо Киоко.
     Сейчас была большая перемена. Все одноклассники по привычке покинули класс и разбежались кто-куда. Думала остаться одна и немного подумать, так как на крыше стали часто собираться Гокудера, Тсуна и Ямамото. Они, конечно, тоже были против идеи Реборна, но сейчас их слова будут только лишним раздражителем, нежели утешением. Но, видимо, мне и тут не найти уединения. Нужно искать ещё одно менее людное место.
     - Как дела, Дар-чан? - рыжеволосая девушка присела на стул, который находился перед моей партой. - Выглядишь обеспокоенно.
     - Но должны признать значительно лучше, чем ещё пару дней назад, - прозвучал другой женский голос. Ах, да! Это же лучшая подруга Киоко - Хана. - Без обид, - тут же добавила девушка, подходя ближе. - Но раньше ты и правда выглядела как Призрак. Тебя, кстати, так и прозвали одноклассники.
     - Хм, пофиг, - бросила я равнодушно. - Меня так и в предыдущей школе называли. А ещё Каспером.
     - Ха-ха-ха, это даже мило, - улыбнулась Киоко, хлопнув в ладоши.
     - Хех, - улыбнулась я. Тоже мне... мило.
     Ну, а вообще-то таблетки Доктора Шамала действуют. Лицо действительно посвежело, да и синяки прошли. Стала походить на обычного подростка, а не на то, что недавно умерло и воскресло. Киоко и Хана решили составить мне компанию и достали свой бенто. Каждая не прекращала говорить. Они болтали то о мальчиках, то о спорте, то о еде и сладостях, а потом о детях и весёлых телепередачах. Я их слушала и лишь иногда поддакивала, чтобы показать, что всё ещё включена в беседу. И тут неожиданно Киоко спросила:
     - Дар-чан, а ты нашла для себя клуб?
     Если Магомед не идёт к проблемам, то проблемы идут к Магомеду.
     - Ну, - осторожно начала я. - Подумываю подать заявку на вступление в Дисциплинарный Комитет.
     Лица девушек в секунду преобразились. Более того, Киоко выронила палочки для еды из рук, а у Ханы выпал изо рта яичный ролл. Притом никто из них не заметил потери. Всё внимание было сосредоточено на мне. И, как я поняла, это не очень хорошее внимание.
     - Ты... - мягко начала Киоко, пытаясь сохранить дружелюбную улыбку. - Ты решила вступить в Дисциплинарный Комитет?
     - М-да... - выдохнула Хана, потирая переносицу. - Что же творится в твоей голове, раз ты решила пойти на такой ужасный поступок.
     - В смысле ужасный? - насторожилась я.
     - Ну, не ужасный, - начала тут же пояснять Киоко, поправляя подругу.
     - А какой? - настаивала Хана. - Послушай, Дар, - обратилась она ко мне, без употребления столь привычного суффикса 'чан'. - Нет и шанса, что туда тебя примут. Ни малейшего. Ни даже самого крошеного. Хибари Кёя лично отбирает каждого члена Дисциплинарного Комитета. И знаешь как? - я отрицательно покачала головой. - Дерётся с ним! Если выдержал удары Главы, тогда принят. Вот ты боевыми искусствами владеешь? - вновь отрицательно покачала головой. - Во-о-от! Да и сильной тебя не назовёшь. Один раз тронь, и уже синяк будет виден. А чтобы попасть туда, как минимум нужно уметь драться.
     - Значит, шансов нет? - переспросила я.
     - Нет, - уверено кивнула тёмноволосая девушка. - Выбери что-нибудь более мирное. Например, рисование или клуб Любителей Истории...
     - Да, - улыбнулась я, радуясь такой перспективе. - Я подумаю над этим.
     Вы только посмотрите! Да это же шикарные новости! Значит, он в любом случае пошлёт меня куда подальше. Ха! Великолепно! Именно это мне и надо. Потом подойду к Реборну и скажу, мол, пыталась, но видно не судьба. Извини, я пыталась. Не станет же он мстить при этом? Я его предупреждала и не раз.
     Отлично, так и поступлю. Сегодня же.
     Поднимаясь на второй этаж в сторону бывшей приёмной, я уже ощутила запах гари и пыли. Последствия вчерашнего взрыва так просто не стереть, хотя выглядело всё вокруг довольно чисто. Над кабинетом теперь висела табличка с надписью 'Дисциплинарный Комитет'. Секунду постояв напротив двери, я выдохнула и постучавшись вошла.
     В нос сразу же ударил запах свежей краски. Ребята из Комитета время зря не тратят. Вон и ремонт за ночь успели смастерить и окна новые поставить. Просто мастера на все руки. Около окон, по центру находился большой стол, за которым, обложившись бумагами, сидел Хибари Кёя.
     Только увидев меня, он моментально сорвался с места, приготавливая тонфы для сражения. Я даже шагу сделать не успела, как он уже стоял прямо передо мной, вжимая в плотную деревянную дверь, приложив стальное оружие к шее.
     - Это что, шутка? - негромко спросил он, наклоняясь к самому уху.
     - Ох, если бы... - прошептала я, так как на большее просто не была способна. - Я... одна... Пусти...
     Взглянув на меня серыми глазами, парень ещё секунд десять не решался сделать шаг назад и дать мне хотя бы один глоток кислорода. Но потом решил всё же выслушать то, за чем я к нему пришла, так и ещё одна. Ведь будь у меня с собой ещё хотя бы десять таких же, всё равно бы проиграли.
     Кашляя и массируя шею, я мысленно прокляла Реборна и всю его мафиозную шайку. Оно того не стоит. Так или иначе, жизнь рядом с мафией становится похожа на американские горки, где ты сидишь в первом ряду без ремней безопасности. Обречён, на первой же мертвой петле.
     - Говори, - приказал парень, убирая тонфы и возвращаясь к себе за стол.
     - В общем... - начала я, не решаясь сделать шаг в сторону парня. Так, ладно. Быстрее начну, быстрее закончу. Главное собраться, сказать всё, что надо, и под громкий хохот, свалить. - Как мне вступить в Дисциплинарный Комитет?
     Возникла гробовая тишина, нарушаемая лишь монотонным гулом кондиционера, который находился в дальней части комнаты. Парень изучал меня спокойным, лишенным какими-либо эмоциями, взглядом. От такого стало как-то не по себе, однако, я вновь стала чувствовать некое спокойствие в присутствии этого парня, и страх вообще отступил.
     Так, не время обращать внимание на такие мелочи. Не знаю, что это, да и не важно. Подумаю после. Сейчас главное услышать от него ясное и чёткое 'Нет!'.
     Хибари наклонился к выдвижному ящичку в столе и достал оттуда один листок с бланком стандартных вопросов на вступление. Кажется, желающих вступить в Дисциплинарный Комитет хоть отбавляй, так как листок был взят с верхнего ящика. Оттуда, где по идее должны лежать самые востребованные и часто пользованные предметы. Хм, теперь понятно, почему его это не удивило. Небось, каждый школьник хотя бы раз пытался присоединиться к Хибари и спрятаться за его спиной.
     - Заполни и проваливай, - бросил парень, поставив на край стола листок и ручку.
     Хм, всё оказалось намного проще, чем я ожидала. Так, посмотрим, что тут у нас?
     'Фамилия Имя: Серра Дарья.
     Возраст: Четырнадцать лет.
     Пол: Женский.
     Вид боевого искусства, которым владеете: Нет.
     Сколько лет практики: Ноль.
     Дополнительные умения: Нет.
     Успеваемость в школе: Средняя...'
     На все вопросы, где стоило расхвалить себя и показать с лучшей стороны, я писала, что ничем не владею и ничего не умею. Хотя практически всё сводилось к умению владеть оружием и боевым навыкам. Поэтому заполнение анкеты оказалось довольно быстрым и простым занятием. Уже через пять минут, я протянула заполненный бланк Хибари Кёе. Тот взял его и быстро пробежался взглядом.
     - Бесполезное травоядное, - усмехнулся парень.
     - Ага, - не стала отрицать очевидного.
     - Думаешь, я приму тебя с такими ответами? - в голосе Кёи почувствовались стальные нотки. Он начинал злиться.
     - Думаю, нет, - пожала я плечами, вставая со стула, на котором сидела и заполняла бланк, и направилась к выходу. - До свидания, Хибари-сан.
      - Стой, - я замела на месте, с непониманием оглядываясь на парня. Что не так? Всё же прошло как надо. Разве нет? - Тебя подослал тот малыш? - А он не глуп. На лице играла азартная улыбка, в то время как глаза буквально сверкали.
     - Да, - простой ответ. Чего лукавить? И так ясно, что я не по своей воле тут.
     - Значит, ты у нас что-то вроде шпиона? Хех, - улыбка стала шире. - Отлично. Возможно, тогда я вновь смогу с ним встретиться.
     - Э... что? - только не говорите мне, что...
     - Ты принята, травоядное, - Хибари облокотился о подлокотник кресла и подпёр свою голову, не спуская с меня глаз. - Я свяжусь с Кусакабе, и он передаст тебе форму и расписание Дисциплинарного Комитета. Об остальном узнаешь завтра.
     - Подожди, что?! Нет-нет-нет, - я подошла к столу, за которым сидел Хибари, и облокотилась на него ладонями. - Ты не можешь этого сделать! Я не могу быть принята!
     - Повторяться не буду, травоядное, - с неким зевком произнёс Кёя, подтягиваясь. Тем самым он явно намекал, что я ему стала скучна. - Проваливай.
     - Да нет же! Я не могу быть членом Дисциплинарного Комитета! - подняла тон в голосе.
     - Это твой почерк? - он показал анкету, что я только что заполняла. - Твои данные? Так вот, - Хибари достал из самого низкого ящика небольшую синюю печать, которая успела покрыться пылью. Он её видно давно не использовал. Одно лёгкое нажатие и теперь на моей анкете красовалась синяя надпись со словом 'Принят'.
     - Да чтоб тебя! - вырвалось у меня на русском. - Порви её!
     - До тебя, похоже, плохо доходит, - спокойно начал Хибари, медленно и как-то тягуче вставая с кресла. - Ты в Японии, а значит... - мгновение и в руках появились тонфы. - ...Говорить и вести себя ты должна соответствующе!
     Инстинкт самосохранения дал о себе знать. Ничего не говоря, я сорвалась с места и помчалась к выходу, пока парень не начал 'вбивать' правила японского этикета мне в голову.
     - Реборн... - негромко произнесла я, идя по пустым школьным коридорам. - Клянусь, при первой же возможности, я тебе зад надеру!
     Не знаю, чего именно ожидал Реборн, да и все остальные, но с первых секунд поняла, что отныне я - мальчик для битья. Для начала начну с того, что форму мне всё-таки выдали. Этакий Тетсуя Кусокабе, одноклассник Хибари, а также его правая рука, принёс мне небольшую коробку, в которой имелась форма, на все сезоны и расписание, которому я должна придерживаться.
     Во-первых, это вставать раньше и приходить в школу ещё засветло, так как необходимо будет проверить все классные помещение на пригодность. Во-вторых, чуть ли не каждую перемену патрулировать школу, и устранять всё, что не согласуется с правилами средней школы Намимори. В-третьих, проверять прилежность и эффективность других клубов. Туда входит: посещение совещаний, сбор и обработка отчётов, распределение финансирования, планировка и подтверждение любых мероприятий и так далее. И наконец, в четвёрных, осмотр помещений школы, после завершения занятий и закрытия всех клубов. А значит тогда, когда уже будет темно.
     Что за безумное расписание? По сути, можно даже домой не идти. Ночуй в школе! Всё равно я не сплю. Однако и в этом есть своё безумие. Конечно, весь список обязанностей мне не доверят. Единственное, что мне приказано делать, это сидеть в кабинете на диване, молчать, ничего не трогать и не раздражать Хибари. Короче говоря - делать вид, будто меня не существует. Оправдываю своё прозвище 'Призрак'?
     Остальные члены Дисциплинарного Комитета в наглую посмеивались надо мной. Часто задевали, пихали в спину, из-за чего я толком на ногах не могла устоять и всё время падала. А форму, что они мне дали, только облегчала им задачу. Кстати, да... форма...
     Эти идиоты, мало того, что дали мне форму мужского варианта, так ещё и размером со шкаф. Чего только чёрный гакуран стоит, который спокойно доставал мне до колен, и им можно было в три слоя обернуться. Про чёрные брюки и белую рубашку лучше промолчу. В них утонет любой. Единственное, что более-менее соответствовало размеру, это красно-оранжевая повязка с надписью 'Дисциплинарный Комитет' и красный галстук.
     Ох, ну ржали же надо мной остальные в первый день. Тыкали пальцами, гыгыкали за спиной, раздражая с каждой секундой всё сильнее, но, а что я сделаю? Эти парни размером два метра на два метра. Если им что-то не понравится - удар и всё. Конец истории. Приходилось терпеть и делать вид, что меня это не волнует. Это раздражало парней. Они-то рассчитывали увидеть в моём лице панику, злость, истерику - да хоть что-то! Но я молча вставала с пола, каждый раз, когда они меня толкали, и возвращалась на то место, которое мне 'вроде как' выделили. Старый потрепанный диванчик в тёмном углу комнаты. Причём кондиционер вечно обдувал это место, да так, что волосы ходуном ходили, но мне это только в плюс. Не переношу жару.
     В итоге, парни переходили к оскорблениям. Чего я только не наслушалась. Начиная от своих жёлтых глаз и белых волос, заканчивая тощего тела и совершенной никчёмности в Комитете. В общем, порой мне казалось, что они просто не знают, как меня на самом деле зовут. Но и это не очень-то волновало. Ой, да ладно! Меня одноклассники в первый же день Зомби назвали, думаете, остальное меня как-то заденет?
     В отличие от остальных, Хибари Кёя меня совершенно не замечал. Делал свои дела и обращался только тогда, когда я ему мешалась. Обычно это звучало как:
     - Прочь с дороги, травоядное, - если я мешалась ему больше трёх раз в день, то в конце он уже раздражительно добавлял: - Забью до смерти! - и это уже было сигналом, что мне ему, в принципе, лучше не попадаться на глаза.
     Ясное дело, что ему нужен Реборн. Как я успела понять, Хибари Кёя ни разу не проигрывал в драках. Во всяком случае, в школе никто этого не видел. Вот поэтому парень ищет достойного противника. Ему просто скучно. Считает себя сильнее всех в школе, а может даже в городе, и поэтому делает, что хочет. Все, кто слабее его, - отбросы, которые даже его внимания не достойны. К этим отбросам отношусь и я. Вот только осознав всю его политику, я поняла, что для меня он тоже скучен. Мы совершено разные и говорим на разных языках. Уверена, что через некоторое время, Хибари надоест держать меня в кабинете как зверюшку, и тот начнёт действовать. Повторюсь, ему нужен Реборн, но малыш не показывается уже довольно длительное время.
     Ещё бы! Если бы я его увидела, то принялась душить в эту же секунду. Хотя вру. Не стала бы. Даже кричать на него не стала бы. Просто сказала, что выхожу из игры, после чего ушла.
     Но время шло, а издевательства и насмешки со стороны членов Дисциплинарного Комитета только усиливались. Кажется, для них считалось унизительным девушке носить мужскую одежду, которая на несколько размеров больше твоего собственного. Правда, мне на это было всё равно. Я выросла со старшим братом, за которым часто дотаскивала одежду. Футболки, штаны, куртки... А фигуры-то у нас разные. В итоге, пришлось научиться шить, так как родителям вечно было некогда.
     Вот и в этот раз, забрав всю свою форму домой, я за одну ночь сделала из одной гигантской формы две нормальные мне по размеру. Даже немного ушила на талии и в груди, чтобы на женской фигуре выглядело вполне неплохо.
     Придя на следующий день в школу, члены Дисциплинарного Комитета были шокированы. Вроде бы, мужская форма, чёрные брюки и гакуран, белая рубашка, красный галстук и повязка на левом предплечье..., но на мне это смотрелось так женственно, что у некоторых даже щёки покраснели. С того дня меня перестали вечно толкать и пинать, правда ненадолго. Потом и этот вид им стал привычен, а отношение ко мне-то не изменилось.
     Сама не знаю, к чему всё должно было привести, но со временем, я даже к этому адаптировалась. Хибари меня не замечал и игнорировал, остальные лезли только тогда, когда их Главы не было рядом. Поэтому прихватывая с собой хорошую книгу, я садилась на излюбленный диванчик и забывала обо всём, углубляясь в чтение. Даже в этом 'не пойми что' есть свои плюсы.
     Правда, это не все изменения, что последовали после. Для начала, отношение одноклассников ко мне изменилось. Так как на уроки я стала приходить в форме Дисциплинарного Комитета, все думали, что я ещё тот боец, поэтому держались на расстоянии. Некоторые даже здороваться боялись, хотя раньше, вроде как, нормально болтали. По школе стали ходить новые сплетни, мол, я избила кого-то и меня приняли в Комитет. Одни только Савада, Гокудера и Ямамото понимали, что на самом деле происходит и продолжали тоже общение, что и раньше. А вместе с ними и Киоко с Ханой. Хотя, вторая до сих пор была уверена в том, я представляю угрозу, раз меня так просто приняли. Но какую, она не понимала.
     Благо обед был моим свободным временем, и его можно было не проводить в кабинете бывшей приёмной. Обычно я его проводила на крыше, в компании ребят, что уже давно привыкли туда подниматься. Тсуна вечно спрашивал один и тот же вопрос, не обижают ли меня там, и тут же заверял, что на эту тему он с Реборном чуть ли не каждый день говорит. Я заверяла, что со мной всё в порядке. А смысл говорить правду? Глава Комитета меня не замечает и ладно, а остальное так... ерунда. Тсуна и остальные в любом случае ничего не смогут сделать. Только ещё сильнее разозлят Хибари, и дадут ему причину исключить парней из школы.
     Однако в последнее время стали происходить довольно странные события. Хотя, наверное, это в Дисциплинарном Комитете норма, но я с таким столкнулась впервые. Прямо в школе, в тот самый момент, когда Хибари работал за своим столом, в кабинет ворвался какой-то огромный мужик в форме другой школы. Я бы ему на вид дала двадцать, не меньше, но если судить по тёмно-синей форме, то он старшеклассник. Высокий, мускулистый, короткая стрижка-ёжик и выражение лица такое, словно по нему кирпичом прошлись.
     - Кто ты? - спросил спокойно Хибари, не шелохнувшись с места.
     - Твоя смерть, - бросил ему бугай и, надев кастеты на руки, набросился на Хибари.
     Удар! Кёя отлетел в сторону, но умудрился не упасть. Медленным движением, провёл подушечкой большого пальца по нижней губе, вытирая несколько капель собственной крови. Парень улыбался.
     - Неплохо, - протянул Кёя. Он намерено позволил чужаку ударить себя, чтобы проверить его силу, а также предоставил ему один единственный шанс победить его. Один единственный шанс! Больше таким щедрым он быть не намерен.
     - Я убью тебя, Хибари Кёя, за то, как ты расправился с моими парнями! - рычал незнакомец.
     - Неплохо, - повторил Кёя, в одно мгновение вооружаясь тонфами. - Но этого не достаточно.
     Следующие секунд тридцать я наблюдала за типичным избиением. Бугай проиграл уже тогда, когда только вошёл в этот кабинет. По сути, из него сделали отбивную. Переломаны два ребра, несколько пальцев на руках, зубы и нос. Про синяки и ссадины я и говорить не буду. Их было слишком много.
     После драки Хибари, всё ещё сжимая окровавленные тонфы, спокойно подошёл к своему столу, взял телефон и вызвал пару своих парней, чтобы они 'прибрались' в кабинете. Именно в тот раз парень посмотрел мне в глаза, чтобы убедиться в том, что я видела всё. От и до. Как не посмотри, а на мне роль шпиона. В его тёмно-серых глазах так и читался вопрос: 'Ну что? Достаточно для твоего отчёта?'.
     Мне этого вполне было достаточно. Не знаю, где он научился так драться и не знаю, кто его так тренировал, однако могу с уверенностью сказать, что это не человек, а машина для убийства. Интересно, какая у него цель? Зачем стремиться быть таким сильным? Ведь сила нужна не просто так. Что же он защищает? Свою гордость? Да, этого в нём хоть отбавляй.
     После того раза, случаи драк с Хибари становились всё чаще. Это было в школе и около неё. Было много смельчаков, кто хотел согнуть этого парня и прославиться среди городских якудза. Каждый раз, когда на поле битвы выходил Кёя, остальные члены Дисциплинарного Комитета отходили в сторону и наблюдали. Ну... так выглядело, потому что потом выяснилось, что они в тайне от Главы делали на него ставки.
     - Три, - произнёс негромко один из парней.
     - Два, - парировал кто-то другой, на той же тональности.
     Я не сразу могла понять, о чём это они? Что это? Ставка? Цена? Минуты? Мысли путались, и я терялась в догадках, пока однажды не увидела результат. Хибари победил противника, применив на нём всего два удара. Когда это произошло, тот кто говорил 'два', радостно хихикнул, и ему весь коллектив отсчитывал несколько крупных купюр. Члены Дисциплинарного Комитета делали ставки не на то, победил ли Хибари или нет, а на то, за сколько ударов он одолеет противника. Сомнений в том, что победа будет за Кёей, даже не было.
     Эта игра мне показалась интересной. Жуткой, но интересной. Если посудить, то драки Комитета с кем-либо были единственным развлечением. Читать, когда все находились в кабинете, я не могла. Да мне просто не давали. Каждый знал, что я ненадолго. Глава получит то, что хочет, и все дружно помашут мне ладошкой, подарив пенделя напоследок. Оценив все за и против, я решила присоединиться к этой игре. А что я теряю? Насмешек меньше не будет, а так хоть развлекусь.
     На горизонте появился новый противник. Не знаю, кто это, но он был довольно жилистым и подвижным. Ростом не выше Кёи, короткие дреды торчали в разные стороны, а розовая гавайская рубашка была на несколько размеров больше, поэтому практически полностью скрывала верхнюю часть туловища.
     - Один, - произнёс кто-то из членов Комитета.
     - Два, - бросил другой. Остальные стали лишь распределяться между двумя вариантами. В итоге, когда всё разделились на 'один' и 'два', я произнесла:
     - Три, - все покосились на меня, как на сумасшедшую, которая случайно наступила в грязь. Кто-то фыркнул и решил даже не обращать на это внимание, кто-то усмехнулся, мол, чего это я так много даю их великому Главе? А кто-то просто прыснул гневно 'Заткнись, мелкая!' и продолжил следить за боем.
     Я молчала и делала вид, что ничего из этого не расслышала. Также присела с краю на подоконник и, смотря в окно, следила, как Хибари Кёя сражается с незнакомцем внутри школьного двора. Время было уже под вечер, поэтому учеников не было. Школа пуста, если не считать Дисциплинарный Комитет. По идее, мы тоже могли уходить, но как пропустить драку Главы?
     По сути, те, кто говорил, что Хибари справится с противником за два удара - правы. Но они не учитывали тот факт, что у незнакомца припрятан туз в рукаве, а именно нож за спиной. Его не видно из-за одежды, однако осанка парня и то, как он двигается, выдаёт себя. Нож довольно крупный. Лезвие как минимум составляет тридцать сантиметров. Оно плотно прилегает к телу, но чтобы самому не порезаться, парню приходится двигаться аккуратно и вечно выпрямляться, иначе остриё впивается либо в одежду, либо в тело.
     И вот Хибари атакует. Уверена, что он тоже заметил оружие, так как первым ударом Кёи был именно по руке с ножом, направленным ему в лицо. Второй удар был намечен тонфой по голове и, наконец, третий удар - в грудь с ноги. После такого противник лежал на земле в бессознательном состоянии в позе звезды.
     - Три... - произнёс кто-то из членов Комитета, несколько обескураженным тем фактом, что я дала правильный ответ. Правда, на этом всё.
     Дали ли мне призовые деньги? Нет. Об этом вообще старались не говорить. Просто изредка косились в сторону, бубня себе что-то под нос в стиле: 'Просто повезло'. Но через некоторое время это повторилось. Я вновь дала точный ответ, чем не на шутку злила и беспокоила парней. Кто-то стал даже поговаривать, что я вижу будущее или что-то в этом роде. Бред, в общем...
     Особенно они были в шоке, когда противник Хибари был огромный мускулистый мужик три метра ростом. Эта гора мышц так орала, что школьные стёкла на первых этажах задрожали. Ощущалось, словно на парня движется гора. Зрелище не для слабонервных.
     - Три, - уверено произнёс один из парней.
     - Пять, - бросил кто-то другой, после чего многие покосились на меня. Ставки теперь решили делать, учитывая и моё мнение, что не много, не мало, а очень даже важно.
     - Один, - спокойно сказала я без капли сомнений. Среди ребят проскочил смешок.
     - Мелкая, мы, конечно, все уважаем Главу, но тут уж будь реалистом, - произнёс один из Элвисов, что стоял рядом со мной.
     - Один, - повторила свой вердикт, игнорируя раздражающий шёпот членов Дисциплинарного Комитета.
     Как говорится, чем больше шкаф, тем громче падает. От наличия мышц ничего не зависит. Он медлителен - это раз. И совершенно недооценивает Хибари - это два. Кёя никогда не станет сочувствовать противнику. Будь то мужчина, женщина или ребёнок. И если я права...
     Противник сорвался с места и оглушающим рёвом помчался на Кёю. Парень не сдвинулся с места, но в тот самый момент, когда мужик был уже близок к добыче, Глава упал на колени и со всей силы ударил тонфой противника между ног. Мне казалось, я даже слышала лёгкий хруст.
     - Ой! - ахнули все участники Комитета, рефлекторно сложив ладони на своём хозяйстве.
     Голос громилы с низкого 'До', поднялся до высокой 'Си', а после и вовсе охрип. Теперь он просто лежал на земле и плакал. Дальше мне стало не интересно и, спрыгнув с подоконника, вернулась на свой диванчик, продолжая чтение книги. Именно в этот момент что-то изменилось в Комитете. Не знаю, что именно, но парни перестали меня намерено задирать. Нет, они до сих пор относились ко мне как к насекомому, оскорбляли и кричали каждый раз, когда я кому-то попадалась под ноги, однако, больше не трогали. Кричали, оскорбляли, но не прикасались. Более того, Тетсуя Кусакабе, правая рука Хибари Кёя, в тот день первым подошёл ко мне и, вытащив из кошелька купюру в пять тысяч иен, положил её мне на книгу, ничего при этом не сказав.
     Можно было вернуть деньги и, гордо подняв подбородок сказать, что они мне не нужны, но это было бы самым глупым поступком. Ведь, по сути, это были не деньги, а признание того, что отныне я 'реальна'.
     Время шло, и приближалось время, которое я старалась избежать всеми своими силами, а именно - общие соревнования. И это относится не только к физическим видам спорта и различным клубам, но и к обычным урокам. Это было безумие. Как член Дисциплинарного Комитета, я могла не посещать большинство уроков, а просто под конец семестра сдать все контрольные и тесты, получив общий балл. Но вот учителя на это имели свои планы. Все прекрасно знали мои способности и теперь пытались перетащить всеми правдами и не правдами на свою сторону. Математик так вообще рехнулся. Решил заинтересовать меня тем, что оделся в костюм Альберта Эйнштейна и с высунутым языком гнался за мной по коридорам школы. И это учитывая, что Альберт Эйнштейн физик-теоретик!
     Эх, я думала, что за последние несколько месяцев, успела повидать многое, но к этому меня жизнь явно не готовила. Взрослый мужик с растрепанными в разные стороны волосами, покрашенными в белый цвет. Почему-то наш математик был уверен, что с Эйнштейном у меня много общего.
     - Дар-сан, не убегай! - смеясь, кричал учитель, преследуя меня. - Наука - это весело! Наука - это хорошо!
     - Сенсей, не бегите за мной! - отзывалась я, вспоминая старые добрые деньки, когда за мной гналась стая животных.
     - А ты остановись, и не буду бежать, - не отставал учитель. - Твоё место в математическом кружке, давай же, Дар-сан! Соглашайся!
     - Отказываюсь! - кричала я, ускоряя бег и забираясь на второй этаж.
     На какой-то момент мне удалось оторваться, но преследующие шаги всё ещё было слышно, так что пришлось импровизировать. Каким-то чудом я добежала до кабинета Дисциплинарного Комитета и без стука ворвалась внутрь. На месте как обычно сидел Хибари. Вообще-то он не замечает меня, когда я прихожу, и не замечает, когда здороваюсь с ним, поэтому на этот раз просто вбежала в помещение и стала энергично осматриваться. Нужно спрятаться, но куда? Первая мысль - под стол к Хибари, да вот только она тут же была вышвырнута здравым рассудком. Вторая - в шкаф, но и эта идея показалась мне глупой. Он под завязку забит одеждой и... оружием. Третья мысль - диван. Да-да, мой старенький диванчик, на который даже моль стыдится сесть. Весь дряблый, с дырками и грязными не стирающими маслянистыми пятнами.
     Я побежала к нему и одним рывком подняла вверх сиденье. Как и ожидалось, там имелось небольшое пространство. Не обращая внимание на огромный слой пыли, прыгнула туда, прикрыв сверху сиденья. Теперь меня словно и нет. Если не считать того факта, что за этим всем следит слегка удивленный Хибари Кёя. Но у нас что-то вроде договоренности - ты не видишь меня, я не вижу тебя. Так и живём. Надеюсь, и на этот раз не подведёт.
     Дверь в кабинет открылась. Через небольшую щель в диване я могла видеть за тем, кто зашёл в кабинет. Естественно, это был шизик-математик.
     - Добрый день, Хибари-сан, - начал мужчина, осматривая комнату по сторонам. - А вы тут...
     - Я тут, что? - строго спросил парень, придав своему голосу слегка угрожающее звучание.
     - Эм... - учитель занервничал. - Нет, ничего. Хах, простите, Хибари-сан. Всего доброго, - мужчина вновь осмотрелся, но поняв, что тут меня не найти, вышёл из кабинета. Наконец-то удалось от него отделаться.
     Вновь подняла сиденье, медленно выбираясь оттуда. М-да... Пыли тут хватило бы на то, чтобы картошку разводить. Похоже, последний раз тут прибирались ещё во времена фараонов. Вся форма стала выглядеть просто ужасно, но зато отделалась от назойливого учителя. Во всяком случае, пока.
     - И что это было? - прозвучал вопрос со стороны Кёи. Так и хотелось с иронией спросить: 'О! Ты меня видишь?', но как-то было не до смеха, поэтому, сметая паутину с головы, сказала:
     - Просто кто-то не понимает слова 'нет'.
     - Если кто-то не понимает, нужно просто его вбить, - усмехнулся парень, облокачиваясь на спинку кресла.
     - Я - пацифист, - спокойно произнесла, выпрямившись в полный рост. - И ваши методы, Хибари-сан, мне не понятны.
     - Хех, иного от бесполезного травоядного я и не ожидал, - с неким пренебрежением бросил парень. - Строишь из себя ангела, но знай, такие долго не живут.
     Я проигнорировала слова Кёи. Сегодня он на удивление сговорчив. Хорошее настроение? Хотя, возможно, общий энтузиазм школы Намимори перед соревнованиями и его ухватил. Все готовятся и тренируются. Нет ни одного ученика, который где-нибудь не записан участником. Хотя нет, есть - я! Моё единственное желание вообще в этом не участвовать. Волнения, переживания, соперничество... У-у-ух, нет, не хочу! Лучше буду болельщиком.
     Знаю, что Ямамото хотел записаться на бег в сто метров. В принципе, он быстро бегает, и уверена, что у Такеши всё получится. Гокудера и Тсуна тоже куда-то успели записаться, правда, не знаю куда. Кстати говоря, ведь чтобы в чём-то участвовать, необходимо письменное разрешение родителей. А то мало ли что произойдёт. Но я в любом случае участвовать не смогу, так как мои родные хрен знает где. Значит, беспокоиться не о чем.
     - Чаосс! - помяни чёрта!
     - Реборн?! - ахнула я, поворачиваясь в сторону открытого окна, где на подоконнике стоял малыш с хамелеоном в руке.
     - О! Наконец-то... - произнёс Хибари, вскакивая с места и направляясь в сторону Реборна, доставая тонфы на ходу.
     - Извини, Хибари, но я не намерен с тобой сегодня драться, - тут же пояснил ситуацию малыш и на моё удивление Кёя сложил оружие.
     - Хм, - повернулся он спиной. - Тогда проваливай.
     - Одну минуту, - Реборн спрыгнул с подоконника и подошёл ко мне, протягивая небольшой сложенный вдвое листок. - Это тебе.
     - Что там? - я так давно не видела Реборна, что была готова к чему угодно, но не к тому, что это окажется всего лишь список того, куда умудрился меня записать этот узурпатор.
     - Реборн! - повысила я голос. - Что за ерунда? Ты не можешь меня вписывать без моего же согласия! И что это за 'Бег с препятствиями'? Я отказываюсь!
     - Я могу вписывать тебя туда, куда пожелаю, - усмехнулся малыш. - Я всё ещё твой опекун, не забыла? - после этих слов, я скрепя зубами постаралась в эту же секунду не наброситься на малыша. Во-первых, это не мой метод. Во-вторых, бессмысленно, так как он сильнее.
     - Хорошо, - согласилась я. - Но предыдущая наша сделка выполнена? - указала на предплечье, где красовалась повязка Дисциплинарного Комитета. - Я могу вернуться к своей обычной жизни?
     - А! На счёт этого... - малыш задумался, а Хибари тем временем остановился и молча наблюдал за нами, косясь через плечо. - Я бы, конечно, хотел, чтобы ты побыла тут ещё месяц, но думаю, ты видела достаточно. Поэтому да, возвращайся к жизни обычной школьницы, - и тут мрачно усмехнулся. - Если получится, хе-хе-хе...
     - Что? - не поняла я, но Реборн уже ускакал обратно в окно, сделав из своего хамелеона небольшой летательный аппарат. Вот почему я не люблю детей. Особенно, таких, как он! - Я с ним с ума сойду, - вздохнула я, потирая переносицу. - Ладно... - повернулась к Хибари Кёе. - Хибари-сан, думаю, что...
     Неожиданно парень оказался прямо передо мной мрачнее грозовой тучи. Всё хорошее настроение, что было ранее, в момент исчезло. Он рывком выхватил у меня бумажку, которую передал Реборн, из рук и заглянул внутрь. Пара секунд на прочтение, после вернул её мне обратно, швырнув через плечо.
     - Идёшь, как представитель Дисциплинарного Комитета, - холодно произнёс Кёя. - Только попробуй хоть где-то проиграть, травоядное, - опять этот наполненный злости взгляд. - Забью до смерти.
     - Подождите, - начала я, подняв раскрытые ладони. - Хибари-сан, вы же сами всё слышали. Я больше не хочу быть членом Дисциплинарного Ком... - рядом с ухом что-то просвистело, врезавшись в белёную стенку за спиной. Как оказалось, это была тонфа. Всего на один сантиметр в сторону и я, можно сказать, без половины головы. В этот момент я почти поседела. Ах, да... я ведь и так седая.
     - Что ты там сказала? - голос был до ужаса спокоен и холоден. Словно мы тут с ним чаи гоняем. В то время как поступки говорят совершенно об ином. Пора признать, что рядом с этим человеком инстинкт самосохранения срабатывает не всегда, но логика-то работает.
     - Говорю, что выложусь на полную, Хибари-сан! - заулыбалась я, сжимая листок со списком соревнований. - Всё ради Дисциплинарного Комитета!
     Хибари промолчал, показывая своим видом, что этим ответом он доволен. И на что я рассчитывала? Теперь понятно, почему Реборн так странно засмеялся в конце. Если я уйду из Комитета, то Кёя потеряет свою возможность сразиться с малышом. Во всяком случае, всё сейчас выглядит именно так. Да и если я уйду, то уверена, парень будет чувствовать себя... использованным? Он скорее меня живьём сожрёт, нежели позволит усомниться в своей гордости.
     Дело - дрянь.
     А дальше только хуже.

Глава 7. Соревнования.

     - 'АБСОЛЮТНАЯ ВОЛЯ К ПОБЕДЕ!!!' - ЭТО ДЕВИЗ НАШЕЙ КОМАНДЫ 'А' НА СОРЕВНОВАНИЯХ!!! - орал с трибуны парень шестнадцати лет со светло-пепельными короткими волосами, похожими на мои и Хаято.
     По его мускулистому торсу и перемотанными бинтами рукам мне стало ясно, что он скорей всего глава боксёрского клуба - Сасагава Рёхей. На левой брови имелся вертикальный тонкий шрам, а на носу сидел пластырь. Я узнала его по описаниям Киоко, младшей сестры Рёхея, и Тсуны, так как его недавно пытались затащить в клуб бокса.
     Парень был просто невыносимо крикливым. Хоть мы и находились в небольшой аудитории, он кричал так, что я уверена, его слышали и в Китае. Но самое противное то, что от его избытка энергии хотелось вскочить и свалить отсюда. Вечно бодрый, вечно полон сил, вечно готов ко всему неожиданному. Бесит, одним словом.
     Я его полная противоположность. Мне хотелось лечь спать и побыть в тишине. А голос этого старшеклассника буквально раздражал. Вот бы его кто-нибудь заткнул. Хм... Плохие мысли посещают мою голову.
     - МЫ ОБЯЗАНЫ ПОБЕДИТЬ!!!
     Плохие мысли, но они оправдывают себя.
     За несколько дней до самих соревнований, школьников поделили на три команды - А, В и С. У каждой команды имелись свои цвета, плакаты и костюмы. Я, как и Тсуна, Гокудера, Ямамото, были в команде 'А'. Поэтому мы теперь все сидели за общим столом и слушали этот ор ненормального.
     - Этот придурок меня достал, - фыркнул Гокудера, сидевший между мной и Тсуной.
     - Что?! - охнул Тсуна, боясь, что его слова услышит Киока с задних парт. Она-то Рёхея сестра. И смотрит на своего старшего брата с восхищением.
     - Да ладно тебе, - с улыбкой бросил Такеши.
     - Он же может говорить потише? - не унимался Гокудера. - Надоел.
     - Эй, Гокудера-кун! - шептал Тсуна, панически потея. - Нас ведь Киока-тян может услышать!!!
     - Не думала, что скажу это, но Хаято прав, - вздохнула я. - У меня уже голова болит от его вечного крика. Он точно боксёр? Как по мне это Глава клуба 'Заорём друг друга'.
     - Дар-тян! - уже рыдал Тсуна, не ожидавший от меня подобной реакции. Но вот моё сравнение Ямамото и Гокудере понравилось.
     - Кстати, Дар, - обратил внимание Такеши, что сидел с другой стороны от меня. - Как у тебя дела в Дисциплинарном Комитете, Малыш сказал, что ты уже можешь уходить оттуда.
     - Угу, 'типа' могу, - усмехнулась я, недовольно скрестив руки на груди. - Как оказалось, там не всё так просто.
     - А как там тебе вообще живётся? - поинтересовался застенчиво Савада.
     - Как? - я задумалась. - Ну, это как играть в салки с дьяволом. Сначала, вроде, весело, а уже в следующее мгновение он жарит грешников, да и на тебя косо смотрит. Подбирает сковородку по размеру.
     Парни тут же побелели, как мел, и в один голос произнесли:
     - Сочувствую...
     За последнее время все мы прекрасно успели понять, что если Реборн что-то сказал, то остальные следуют сказанному, иначе всё будет только хуже. Я вначале пыталась как-то обойти всё это стороной, но, в итоге, это равносильно тому, как если бы меня стало уносить сильным течением в водоворот. Чем сильнее сопротивляюсь, тем быстрее тону. Правильнее будет дождаться самого дна, чтобы в последний момент отскочить в сторону. И надеюсь, что у меня это получится. Ну... так мы с Тсуной себя утешаем каждый день.
     Но я-то понятно, в какую дыру попала, а вот Саваду Реборн каждый день угрожает убить. В прямом смысле этого слова. Да хотя бы стоит вспомнить, сколько раз он в него стрелял.
     - После того, как ты вступила в Дисциплинарный Комитет, про тебя столько слухов стало ходить, - улыбаясь, заметил Такеши. - Кто-то говорит, что проходя мимо твоего дома ночью, можно услышать, как работает бензопила.
     - А? - удивилась я.
     - Точно, - вздохнул Хаято. - Тоже это слышал. Мол, ты с виду довольно безобидная, но на самом деле убиваешь провинившихся школьников и прячешь их трупы.
     - А?! - у меня аж глаза на лоб стали лезть.
     - И именно по этой причине в твоем доме каждую ночь горит свет, - закончил историю Савада.
     - М-да... ну и страшилки, - вздохнула я, опуская голову на стол. - Хотя... я их понимаю. Как ещё я могла вступить в ряды Демона Намимори? Вот всю ночь свет у меня горит лишь потому, что я не сплю. А звуки бензопилы... так это обычная стиральная машинка. Когда мне ещё стирать вещи и, в принципе, убираться, если целыми днями я провожу в школе?
     - Стиральная машинка?! - ахнули парни.
     - Ну, она у меня старой модели, - пожала я плечами. - От того и шумит. Порой даже может убежать из ванной в режиме 'отжима'. Хотя, возможно, для человека с хорошей фантазией такое зрелище ночью... хех, забавно.
     - Ха-ха-ха! - засмеялся Такеши, хлопая меня по спине. - Хочу как-нибудь на это взглянуть.
     - Пф, было бы на что... - устало фыркнула я. - В принципе, если тебя это веселит...
     - Что ты там увидеть-то собрался посреди ночи?! - разгневался Хаято, смотря на Такеши. - И руки-то свои убери, бейсбольный идиот! - рыкнул парень, резко стряхнув с моего плеча ладонь Ямамото. - Не забывайся, чёрт бы тебя побрал!
     - Ха-ха-ха, Гокудера, ты ведёшь себя, прям как старший брат Дар, - спокойно отреагировал на этот поступок бейсболист. - Но мы же друзья.
     - Я - Правая Рука Десятого, - повысил голос Хаято. - И я слежу за тобой, 'друг'.
     - Ох, да прекратите вы! - выл Савада. - Говорил же: всё совсем не так!
     - А, забей, Тсуна, - вздохнула я. - Всё равно не услышат. В отличие от этого, - указала на Рёхея, который после приветственных и вдохновленных лозунгов, перешёл к основной цели нашего собрания.
     - Главное событие этого года - 'Удержись на столбе'! Выиграешь тут и будешь победителем всех соревнований.
     - Удержись на столбе? - не понимал Гокудера.
     - Первогодки просто помогают вторым и третьим классам, потому что они сильнее, - пояснил Савада, тем самым подчёркивая, что мы, как первогодки, не участвуем. Ура, можно лишний час вздремнуть.
     - Обычно капитан команды участвует в этом мероприятии, - продолжал Рёхей. - То есть - я, - голос парня наконец-то стал спокойным, и его можно слушать. - НО Я ПРОТЕСТУЮ!!! - можно было, но не долго. - Я ХОЧУ СРАЖАТЬСЯ, КАК И ВСЕ, А НЕ ВЕСТИ КОМАНДУ!!! - м-да... парень явно задумал что-то неладное. Прям попой чую. - Не волнуйтесь, - вновь спокойный голос. - Я нашёл человека, который будет капитаном. И это... САВАДА ТСУНА ИЗ 1-А КЛАССА!!!
     Ну вот вам и 'здрасти'. Так и знала, что что-то подобное случится. Гокудера и Ямамото радостно стали поздравлять Тсуну с таким выбором. Мол, это такая честь. Такое доверие оказано парню. Да и Хаято сразу стал поддакивать, что все и так поняли насколько Десятый крут. А вот я сидела и смотрела на то, как Савада готов разрыдаться от шока. Он не понимал, за что ему такое наказание.
      - Те, кто 'за', поднимают руки! - крикнул Рёхей и сам стал примером, подняв правую руку над головой. - Мы решим этот вопрос открытым голосованием! - естественно, никто не желал видеть своим капитаном первогодку, но боксёр так просто сдаваться не желал. - РУКИ ПОДНЯЛИ, Я СКАЗАЛ!!! - это звучала уже как угроза.
     - А ну-ка, - гневно произнёс Хаято, поворачиваясь в сторону сидящих в аудитории школьников. - Кто в нашем классе против? - ещё одна угроза.
     В итоге, трусов оказалось больше, чем людей со здравым рассудком, и большинство поддержало сей напор. Отныне Савада Тсунаёши - капитан команды в игре 'Удержись на столбе'.
     - Дар! - выл парень, панически дрожа. Ясное дело, что как только у него проблемы, он сразу вспоминает, что у него же, вроде как, есть 'Советник'. И я такая как рыцарь в сияющих доспехах прибегаю к нему и выручаю из всех проблем. Верно? - Что мне делать?
     - Снимать штаны и бегать, - тут же ответила я. - И в твоём случае это не шутка.
     - Хи-и-и... - протянул парень, хватаясь за голову. Вот так вот. Видно, кому-то всё-таки придётся умереть.
     Солнце уже давно заходило за горизонт, когда я только-только начала собираться домой. Сил не было совершенно, а ведь надо ещё и в магазин заглянуть, купить домой хозяйственные товары, да и перекусить что-нибудь на ночь. Мои любимые шоколадные палочки всегда необходимо пополнять, а то будет плохо. Причём всем. Хм, а может печенье взять? Тот магазинчик за мостом, что недавно открылся, довольно интересный. Да и сладости там всегда свежие.
     Ох, и выматывает это вечное напряжение в Дисциплинарном Комитете. Нет, мы вновь вернулись к исходному положению, а именно - я призрак. Меня не слышно, не видно. Даже когда я сижу на своём диванчике и звонко чавкаю. А чего бы нет? Я же травоядное! А травоядные, что делают? Жрут! Но правда меня это периодически раздражает. Чувствую себя вещью. Скука смертная. И зачем я только таблетки Доктора Шамала ем? Приходила бы туда, да и высыпалась. Может в следующий раз так и сделаю. А то книги с собой таскала. Иногда мангу... Музыку слушала. В то время как Хибари Кёя всё больше и больше походит на робота. Единственное, что его заставляет хоть на мгновение улыбнутся, это очередной достойный противник. Вот и всё!
     Кругозор у этого парня действительно узок. Хотя иногда видела у него на столе книги с классической японской литературой. Предпочитает традиции? Ну да, сколько раз он мне повторял - 'Ты в Японии, травоядное! Поэтому обращайся ко мне как полагается... бла-бла... Хибари-сан'. Эх, скучный тип. И почему мне приходится большую часть дня пялиться именно на его унылую рожу? Вот бы это был Ямамото...
     Кажется, я ему нравлюсь. Ещё трудно судить, вполне возможно, что он относится так ко мне, потому что я его часто выручаю на контрольных, и вообще. А может просто хочет позлить Гокудеру, так как, видно, поведение агрессивного паренька его безумно веселит. Хотя есть и такое, что Такеши просто признателен мне за тот поступок, когда я его выручила на крыше. Мы ни разу так и не обсудили тот день. Словно его и не было. Хотя это немного странно.
     Сам по себе Такеши интересный парень. Много фанаток, да и фанаты имеются. Лично видела. Но вот то, что он совершенно не видит реальности и воспринимает всё, как игру... немного сбивает с толку. Иногда это умиляет, но иногда ему так двинуть хочется, чтобы как в компьютерной игре '+500 к просветлению'. Хотя повторюсь, кажется, я забегаю наперёд.
     Одно понять не могу, чего Хаято меня так терпеть не может? В начале, ещё ладно. Недоверие, не знание друг друга, осторожность. Это всё естественные элементы, которые только приветствуются в том мире, из которого он прибыл. Но я-то иная. Обычная, скажем так. Да, немного умнее остальных, но и его дураком назвать трудно. Парень соображает во многих вещах лучше всех моих знакомых вместе взятых. Но меня он не переваривает. Хотя порой защищает и соглашается с моим мнением. Это всё из-за Тсуны? Да, скорей всего, так и есть, но порой это доходит до фанатизма. Даже немного жутко. Интересно, а если ему предложат стать женой Десятого, то что он скажет? Откажется или со смущением скажет что-то в стиле 'Ради тебя, Десятый, я готов на что угодно!'?
     Пхе-хе-хе, это было бы забавно. В моём случае, так вообще идеально. И волки сыты и овцы живы. Надо будет подбросить такую идейку Реборну... хотя нет. Опять разозлится и выкрутит всё так, что я опять получу по макушке и окажусь в ещё большей заднице. Только-только адаптировалась к нынешним условиям. Что этому мелкому может ещё придти в голову? Страшно...
     Нет, в этом определёно есть плюсы. Во-первых, я могу прогуливать уроки, и меня за это никто наказывать не будет. Во-вторых, меня в последнее время никто, в принципе, не трогает. Одноклассники обходят стороной, а порой и даже в городе, при виде красной повязки на плече, стараются держаться подальше. В-третьих, могу делать то, что хочу. Я - призрак, а призракам многое дозволено. Главное - не шуми слишком сильно и не трогай чужие вещи. Как-то раз при мне Кёя избил одного из своих подчиненных за то, что тот перепутал местами какие-то документы или книги. Ненормальный...
     Правда возникает такое чувство, словно... что-то должно вот-вот нагрянуть, и все мы находимся в неком режиме ожидания. Напрягает.
     - Залезай, Савада! - услышала я мужской крик со стороны речки, когда переходила мост. Посмотрев на источник звука, увидела Тсуну, Такеши, Хаято, Рёхея и Реборна, поддерживающих огромный деревянный столб. Что это? Тренировка перед завтрашними соревнованиями?
     Понять о чём там парни говорят, невозможно, но ясно одно - все просят Тсуну залезть на столб, и попытаться удержаться на нём. Хм, а Тсуна сможет? Как по мне - нет. Да и он явно не горит желанием лезть куда-то. Отнекивается и подбирает слова, чтобы отказаться.
     - ПРЕКРАТИ ЖАЛЕТЬ СЕБЯ, САВАДА!!! - проорал Рёхей, да таким голосом, что мост задрожал. - ВСЁ ДЕЛО В ТВОЁМ ДУХЕ! КАРАБКАЙСЯ СИЛОЙ СВОЕГО ДУХА!!!
     Ох, этот парень... что за человек? Сасагава Рёхей - человек-цитата. Начитался каких-нибудь боевых лозунгов с плакатов, а теперь только ими и разговаривает. Может подойти поближе и поздороваться?
     - Йо, парни, - крикнула я, спускаясь к речке.
     - Чаосс! - поприветствовал первым Реборн. - Ты уже с Дисциплинарного Комитета? Сегодня рано закончили.
     - Рано? - удивилась я. - Да на улице темнеет уже! А вы, я смотрю, тренируетесь... - взглянула на деревянный столб, что держали парни. - Высоко...
     - О! Я тебя знаю! - неожиданно проорал брат Киоко, схватив меня мощными руками за плечи. - Ты Серра Дарья, так? Мне про тебя Киоко рассказывала.
     - Эм... ну... она про тебя тоже говорила, - неуверенно улыбнулась.
     - Также я видел твои экстремальные тренировки по утрам! Это было экстремально круто!!!
     - Тренировки? По утрам? - не сразу вникла в суть разговора. И тут до меня дошло. Он про те 'славные' деньки, когда я по всему городу убегала он гигантской стаи собак. - Это не тренировки, это выживание.
     - И звучит круто! - э? он меня вообще слышал? - Поэтому и решил позвать тебя в клуб бокса! Хоть и девушка, да и выглядишь так, словно умрёшь на третий день, но твой боевой дух мне по нраву!
     - Э?! - вырвалось у меня, и это 'э' тут же подхватили все остальные, кроме Реборна, что лишь стоял в стороне, с шляпой в форме головы слона и улыбался. - Вынуждена отказаться.
     - ЧТО?! ПОЧЕМУ?! - от его гортанного крика у меня чуть все волосы ветром не снесло.
     - Времени нет, - пояснила я, указывая на своё предплечье, где красовалась красно-оранжевая повязка Дисциплинарного Комитета.
     - А? Хибари Кёя мой одноклассник! - не сдавался парень. - Я с ним договорюсь! Как мужчина с мужчиной! Уверен, он меня экстремально поймёт!
     - Эй, придурок! - фыркнул Гокудера, пихнув боксёра ногой. - Будешь нести чушь, я побью тебя, газон на ножках! Говорят 'нет', значит 'нет'.
     - Побьёшь? - усмехнулся Рёхей, поворачиваясь в сторону Хаято. - Ну попробуй, осьминог!
     - Я УБЬЮ ТЕБЯ!!! - вспылил тут же парень, прекрасно понимая, что придираются к его нестандартной причёске.
     - Ну-ну, - смеялся Ямамото, тут же удерживая своего друга.
     - Не надо, Гокудера-кун!!! - молил его Тсуна, но эти двое друг друга явно невзлюбили.
     - Ребят, если вы собираетесь участвовать в одной команде, то для начала стоит объединиться, - предложила я. - Мне, конечно, всё равно, но вы, вроде, хотите выиграть.
     Ага, так они меня и послушали. Аж два раза послушали. Сначала один раз, потом подумали и второй раз. Да я для них словно воздух! Хоть в стихотворной форме им советы давай, при этом отплясывай танец - всё равно. Кто я? Правильно - пустое место.
     - Согласен с тобой, - неожиданно сказал Реборн, делая из своего хамелеона Леона пистолет. - Но нужно действовать вот так! - малыш выстрелил Тсуне в голову.
     - РЕБОРН!!! - взревел Савада в одних трусах и с пламенем на лбу. - Забраться на столб силой моего предсмертного желания! Оп! Оп! Оп! - Тсуна в прямом смысле запрыгал на деревянном столбе, как маленькая обезьянка. - СДЕЛАНО!!!
     - Молодец! - похвалил его Такеши.
     - Круто! - восхитился Хаято.
     - Я же говорю, у него талант! - заключил Рёхей. - Видите, какой у него дух?!
     Я решила помочь немного и тоже подошла к столбу, придерживая его с четвёртой стороны. Таким образом, слева от меня стоял Гокудера, а справа - Сасагава. Хаято решил немного успокоиться и, чтобы заглушить нервы, достал зажигалку и сигарету, тихонько прикуривая в стороне, но это заметил Рёхей.
     - ПРЕКРАТИ НЕМЕДЛЕННО!!! - взревел он, давая Хаято смачную пощёчину, чтобы тот выплюнул сигарету и выбросил зажигалку. Но, в итоге, получилась так, что сигарета теперь торчала у меня изо рта, а зажигалка была во рту у Такеши. Мы оба с недоумением переглянулись.
     - Нет, я, конечно, всё понимаю, - усмехнулась, выплёвывая сигарету. - Дали даме прикурить, но вот только... тьфу... не моё это.
     - Тьфу! Ха-ха-ха! - смеялся Такеши. - А брат Сасагавы Киоко - забавный.
     - Ты... - шипел Гокудера, смотря на Сасагаву. - Ты вообще понимаешь, что творишь?
     - ТВОЯ СИГАРЕТА ОПАСНА ДЛЯ МОЕГО ЗДОРОВЬЯ!!! - проорал Рёхей.
     - А для меня опасен твой голос, - бросила я, пытаясь понять, в порядки ли мои ушные перепонки. - Можешь не кричать так? Мы не глухие. Во всяком случае, пока...
     - Это все тот идиот из Дисциплинарного Комитета, - бубнил Хаято, начиная закипать подобно чайнику. - Теперь каждая шавка так и норовит отобрать мою сигарету, - парень отскочил в сторону, всовывая в рот сразу десять сигарет и, ко всему прочему, достал динамит. - НЕ БУДУ БОЛЬШЕ СДЕРЖИВАТЬСЯ!!! ОТПРАВЛЮ ТЕБЯ НА ТОТ СВЕТ ПРЯМЫМ РЕЙСОМ!
     - Забавно, - усмехнулся Рёхей, также отбегая в сторону и сжимая кулаки перед собой. - Я готов!
     - Ой-ёй! - охнула, когда поняла, что столб я и Такеши удержать не можем.
     - Эй! Парни! - крикнул Ямамото, также почувствовав неладное. - Столб-то держите!
     Чтобы Гокудера кого-нибудь услышал в момент ярости? Да скорее север с югом поменяются полюсами. Прогремел динамит, и меня откинуло в сторону небольшой взрывной волной. Может быть, всё обошлось, если бы эти два идиота не стояли так близко. Оставшись один, Ямамото не смог держать столб, но постарался смягчить падение Тсуны и наклонил его в реку.
     - Извини, Тсуна, - бросил бейсболист. - Но тебе придётся упасть.
     Только когда послышался звонкий 'БУЛЬТЫХ', Гокудера и Сасагава оторвались от драки и поняли, что только что потеряли своего капитана.
     - Десятый!!!
     Во время соревнований отменили все занятия в школе. Все были одеты в спортивные формы цветов принадлежащих их командам. Девчонки не переставали выкрикивать вдохновляющие лозунги, стараясь поддержать своих ребят и перекричать соперников. Многие игры проходили параллельно друг другу для того, чтобы не тянуть с временем. Но в беге с препятствиями первыми бежали парни. Там как раз и участвовал Ямамото.
     Хотелось крикнуть и подержать друга, но за меня это делали наши болельщицы. Мой голос просто бы утонул в этом шуме. Да и тем более мне самой было чем заняться, ведь после парней бегут девушки. Необходимо размяться. Тсуна и Хаято тоже участвовали в различных видах играх. И всё бы ничего, но зачем они с собой 'болельщиков' привели? А именно: мама Тсуны, Хару, Бьянки и мелкий Ламбо, который уже во всю меня доставал.
     - Дар, поиграй с Ламбо-саном! А тебе нравится виноград? Ламбо-сан любит виноград! Кто ты? Ламбо! Кто я? Ламбо! - и вот это вопило над моим ухом всё то время пока разминалась. Честно, я старалась не обращать на него внимание. Делать вид, что его не существует. Просто уходить в другую сторону и даже не разговаривать с мальчиком, но нет. Он всюду преследовал меня.
     Странная вещь. Меня зачастую не замечают ровесники и люди старше меня, но вот дети и животные... словно с ума сходят. И ведь пока не убежишь - не отцепятся. Стоит мне нагнуться и разминать ноги, как этот малыш запрыгивал мне на спину и кричал: 'Но! Лошадка!'. Стоило разминать плечи и спину, как Ламбо смеялся и старался подражать, говоря, что мы танцуем. Савада Нана, смотря на это, только умилялась.
     - Ну и ну, Дар, - с улыбкой вздохнула она. - Тебя так любят дети. Думаю, в будущем, ты будешь отличной мамой.
     - Ну уж нет, - фыркнула я. - Мне этого 'добра' не надо.
     - Ой, да ладно, - махнула женщина рукой. - Все мы пока молодые так говорили, а потом влюбишься, выйдешь замуж...
     - Ага, - усмехнулась я, смотря на Тсуну. - Мне, вроде как, и жениха подобрали...
     - Ох, ну видишь как всё хорошо! - смеялась женщина, хлопая в ладоши. - Вот бы и Тсуне также повезло...
     То, что эта женщина вообще ничего не знает о мире мафии, я убедилась в первый же день знакомства. Но то, что под её крышей живёт как минимум три киллера, и она этого не видит - несколько удивляет. Святая Наивность - именно это описание идеально подходит Саваде Нане.
     - ДАР! - вопил Ламбо, привлекая к себе внимание. - ПОИГРАЙ С ЛАМБО-САНОМ!!! - от этого вопля на нас стали оглядываться остальные школьники. Казалось, что я мучаю ребёнка. Уже чувствую этот укоризненный взгляд.
     - Тише-тише! - воскликнула я, садясь перед малышом на корточки. Ламбо тут же замолчал. Это был первый раз, когда я напрямую к нему обратилась. - Ламбо, я не могу сейчас с тобой поиграть. Мне необходимо участвовать в соревнованиях.
     - Соревнованиях? - мальчик склонил непонятливо голову набок. - Ламбо-сан тоже хочет участвовать в соревнованиях!
     - Боюсь, не получится, - пожала плечами. - Ты ещё ребёнок и не учишься в этой школе. Нельзя.
     - Что?! - похоже, слово 'нельзя', для малыша звучало, как приговор.
     Прозвучал сигнал того, что бег с препятствиями для парней закончен. Победителем стал Ямамото Такеши. Все тут же побежали поздравлять парня, окружив его со всех сторон. Причём там были как ребята из нашей команды, так из команд противников. Что поделать, Такеши популярен.
     Пришло время для женского забега. На мне были короткие шорты и майка чёрного цвета с эмблемой нашей команды на груди. Учитывая контраст цветов, я действительно выглядела, как мертвец и прекрасно осознаю это. Солнце я не люблю и стараюсь, в принципе, не загорать. От этого кожа вечно белая как мел, а учитывая, что у меня ещё и белые волосы... эх... ладно. Чего уж там? Такой вот я получилась. Правда если сравнивать с профессиональными бегуньями, что тут же встали по бокам от меня, то выяснилось, что я ещё и дохлая.
     Девушки из противоположных команд были фигуристыми, спортивными, с рельефными мышцами, которым позавидовала любая кинозвезда. Так ещё и высокие, как бейсболистки. Уверена, что если хоть одна из них ударит меня с ноги, то... на этом моя чудесная история подойдёт к концу.
     - На старт! - все встали на свои места. - Внимание! - я почувствовала, что нахожусь посреди разгневанных быков. - МАРШ!!!
     И тут я ничего не увидела. Вообще ничего. Пыль поднялась настолько сильно, что я даже своего носа разглядеть не могла. А эти бегуньи настроены серьёзно. Даже немного жутко. Но ведь главное не победа, а участие, верно? Поэтому спокойным прогулочным бегом, я поплелась в самом конце, что вызвало волну негодования со стороны моей команды.
     - Что она делает? Шевели ногами, Каспер! Прибавь ходу! Не отставай! Да моя бабуля в девяносто лет и то быстрее бегает! - и это только цветочки. - Она точно из Дисциплинарного Комитета? Хилая, как насекомое! Пошевеливайся! Что в ней вообще особенного? Страшная и слабая. Быстрей!!!
     Эх, и так проходят мои лучшие школьные годы? Да ладно... Можно было вообще не появляться. Собственная команда смотрит на меня так, словно я перехожу на сторону зла. Ускорила бег, но только для того, чтобы не слышать эти выкрики в свой адрес. В то время как спереди между соперницами шла нешуточная битва. Ни одна не желала уступать. Более того, они перешли к серьёзным методам борьбы, а именно подставлять друг друга. Чёрт, я, конечно, им не соперник, но прекрасно знаю, это не спортивно. Нельзя быть настолько жадной на победу. Это всего лишь игра.
     - Гав! - услышала я голос Ямамото, что бежал со стороны зрителей и кричал мне в след. - Гав! Гав! - что этот бейсболист пытается сделать? Он ведь прекрасно знает, что я боюсь животных и... стоп, да вы шутите?! Он таки методом решил ускорить меня? Серьёзно?! И кто ему эту идею подал? О! Вижу-вижу... Реборн как раз сидел на плече парня.
     Я улыбнулась ему, как бы благодаря, за то, что он предпринял хоть и глупую, но попытку помочь мне, однако в следующую секунду услышала такой рёв, что мои инстинкты разом перешли в режим 'ВКЛ'.
     - ВО ИМЯ ЭКСТРИМА!!! ГА-А-АВ!!!
     Вот честно, я и так готова была в любой момент, когда Рёхей орёт, богу душу отдать, а тут ещё и гавканье. В общем, ноги сами меня понесли вперёд в ускоренном темпе. Наша команда быстро въехала, что этот 'дурдом на ножках' действует, и стали повторять за своим семпаем. Теперь же на меня гавкала вся команда 'А'.
     Головой я понимала, что это всего лишь люди. Нужно очнуться и перестать им подыгрывать, но сумасшедшее биение сердца отказывалось признавать реальность. В сознании возникали образы, как я каждое утро убегала от объединённой стаи домашних животных. Особенно вспоминались волкодавы, чему очень сопутствовал крик Сасагавы Рёхея.
     Сама не знаю, как это произошло, но я обогнала девчонок. Да, мать вашу! Я это сделала! Перепрыгивала через препятствия и бежала, как говорится, с ветерком. Даже щёки и веки немного выворачивались наизнанку. Правда, стоило мне добраться до финиша, как лай прекратился, и все громогласно закричали 'УРА!'. А вот я... я просто потной лужицей скатилась на землю, моля всех, кого вспомню, хотя бы подать каплу воды. Язык готов был отвалиться и превратиться в сушёную губку.
     - Молодец, Каспер! - услышала я голос Рёхея, что схватил меня за руку и силой поднял с земли.
     - От тебя я этого прозвища слышать не желаю... - грозно бросила я ему, смотря на светлые волосы парня, но Сасагава меня вообще не слушал.
     - ХА-ХА-ХА! ЭТО БЫЛО ЭКСТРЕМАЛЬНО КРУТО!!! - почувствовала, как парень ободряюще хлопнул меня по плечу, и мне показалась, что в какой-то момент вместе с хлопком он выбил из меня остатки жизни. Прям, как из коврика, что отряхивают дубинкой.
     - Дар! Дар! - слышала голос, приближающегося сквозь толпу, Тсуны. - Ты как? - парень принёс небольшую бутылку воды. Ну, хоть кто-то понял, каково мне сейчас.
     - Просто дайте мне умереть... прям тут... - вздохнула я, но под общий и дружный 'Молодец! Так держать! Было круто!' меня услышал только Савада Тсуна, что сочувственно прошептал:
     - Мне очень жаль. Держись.
     Да. Ему было жаль, ведь следующим, кто принимал участие, был именно Тсуна. Правда, у него ничего не выходило нормально, и он оставался самым последним. Причём во всех соревнованиях. Меня же, не дав должным образом отдохнуть, повели к следующему виду пыток. Ну... я так думала. Оказалось это просто соревнование по игре в шахматы.
     Тут всё было значительно проще. Я садилась за стол и забывала обо всё, наслаждаясь игрой. Никто не кричал и не вопил над ухом. Наоборот - требовали, чтобы наблюдатели соблюдали тишину. Вот только играть мне пришлось не просто со старшекурсниками и школьниками в целом, а с учительским составом. Они по очереди становились моими противниками, так как им кто-то сказал, если они меня выиграют, хотя бы в одной партии, я вступлю в клуб углубленного изучения их предмета. И кто же мог им сказать такую 'приятную новость'?
     - Реборн... - одними только губами прорычала я, понимая кому в принципе должна быть 'благодарна' за всё это.
     Сидеть за столом, это не бегать от стаи собак. Поэтому расслабившись и полностью сосредоточившись на шахматной доске, я постаралась отбросить все лишние мысли в сторону и вообще представить, что я - одна. Так проще и легче. Вот я и доска. Шахматные фигурки не двинутся с места, пока того не захочу. Нужно просто действовать.
     Весь окружающий мир прекратил для меня существовать. А посторонние звуки сначала превратились в общий монотонный гул, а после и вовсе затихли. Мне было всё равно, кто мой противник. Мужчина, женщина, подросток, взрослый... Нас было двое - я и игра. Остальное лишь инструменты. Мишура, которую я даже не хочу видеть. В каком-то смысле я вошла в транс. Видела только ходы противника и то, как могу их блокировать. Сама игра не занимала больше десяти минут, но все как один говорили, что после игры со мной им как-то не по себе. Словно я вызываю у людей мороз по коже. Чистая логика и никаких эмоций. Но разве шахматам нужно что-то ещё?
     Я выиграла и в шахматном турнире. Теперь у меня имелось две золотые медали. Осталось последнее соревнование, которое было указано в списке Реборном, и я могу быть свободна. Это женская гонка на роликах. Вот только стоило мне подойти к месту, где проходила игра, как я столкнулась с... неожиданными проблемами. Две девчонки из разных команд, мне ранее незнакомые, что-то сделали с моим роликом на левой ноге, из-за чего я в самом начале навернулась, и до хруста вывернула ступню.
     Понятное дело, что я проиграла и ничего не получила. Мне дали только грамоту, как утешительный приз. Но суть не в этом, боль в ноге была такая дикая, что даже ходить не могла. Мне казалось, что я что-то себе сломала и клятвенно заверила всех, включая себя, что больше никогда не буду участвовать ни в каких спортивных играх. Пришлось вызывать доктора, а именно нашего школьного доктора - Шамала. Тот сначала пытался меня соблазнить, затем вспомнил про Василиска - мою мать и только потом обследовал ногу, сказав, что ничего страшного. Простое растяжение. Однако лучше не делать резких движений несколько дней. Да и шину наложил на всякий случай.
     Не знаю почему, но происшествие с моей ногой сорвало Реборну крышу. Он ничего не говорил. Ни о сочувствии, ни о том, что мне надо было быть аккуратной, а просто посмотрел на ситуацию, послушал Шамала и исчез, оставив меня с Бьянки, Наной, Хару и Ламбо, сидеть на улице и следить за остальными игроками.
     - Будешь шоколад? - спросила Бьянки, протягивая тарелку с дымящимся фиолетовым шоколадом.
     - Не откажусь, - равнодушно сказала я, беря квадратные кусочки шоколада и проглатывая их, не жуя. - О, неплохо. Новый рецепт?
     - Да, - кивнула девушка, немного улыбаясь. - Рецепт двойной отравленной кулинарии.
     - Ясно, - кивнула я, беря ещё шоколад. - Желудок, видно, и гвозди переварит, а вот тело...
     - Да уж, я думала, что слабее Никчёмного Тсуны, только тараканы, - усмехнулась девушка. - Но, видимо, я ошибалась.
     - Ну, спасибо на добром слове...
     Ламбо тем временем бегал вокруг меня и, наблюдая за тем, что я разговариваю с Бьянки, поедая её шоколад, попытался остановить меня, так как он прекрасно знал, что её еда опасна. Потом стал предлагать свои конфеты, доставая их из огромной кучерявой шевелюры. Там, как я поняла, он вообще всё прятал. Не только конфеты, но и взрывчатку, динамит и десятилетнюю базуку. Ага, вон, нос торчит. Не голова, а какая-то сокровищница.
     - Не ешь эту гадость! - крикнул мальчик, ударив меня по руке, в которой я сжимала шоколад Бьянки. Кусочки шоколада кувыркнулись в воздухе и упали на соседнее растение, растворив его за секунды. Хм... - Хочешь конфеты, ешь конфеты Ламбо-сана! - требовал он, доставая из своей головы всё больше и больше конфет, и складывал их мне в раскрытую ладонь. Иногда там попадалась граната, но он тут же с неким презрением откидывал её назад черед плечо и продолжал шуршать в своих волосам. И это притом, что гранаты имели свойство взрываться. Некоторых даже нехило так покалечило.
     Вернулся Реборн в образе старичка. Более того, среди всех игроков пошёл слух, что капитан команды 'А' убирает соперников перед главной игрой - 'Удержаться на столбе'. Капитаны команды 'В' и 'С' были избиты и списаны со счётов. Естественно, этого Тсуна не делал, но ненависть к нам возросла с неимоверной силой. Видно, моя травма навела малыша на некоторые размышления, и он просто решил избавиться от потенциальных противников. Подло, но эффективно.
     Естественно, все остальные команды стали ворчать и требовать, чтобы Тсуну убрали, в принципе, с поста капитана. Недовольство дошло до судей соревнования, и на всю спортивною площадку через громкоговорители объявили:
     - Дамы и господа, секундочку внимания, - были жуткие помехи и не разобрать, кто говорит мужчина или женщина. Но смысл дошёл быстро. - Все разногласия по игре 'Удержись на столбе', будут решаться во время обеденного перерыва. Представителей от каждой команды, просим подняться к организаторам.
     На спортивной площадке стояло вполне ощутимое напряжение. Все косо смотрели на Тсуну, что подошёл к нам и присел рядом. Он весь вспотел от паники, ведь больше чем уверена - близится мордобой. Вот только почему вместо Тсуны пошёл Рёхей, я так и не поняла. Видно, решили, что у Сасагавы больше опыта в этих делах, ведь ранее он всегда выступал капитаном. Ну, посмотрим к какому решению они придут. Вернее... к какому решению придёт Рёхей. Ведь если он что-то решил, то скорее земля начнёт вращаться в другую сторону, нежели его смогут переубедить. Ой, что-то мне от этой мысли стало как-то не по себе.
     - Крепись, - только и смогла сказать я, хлопая Тсуну по коленке. Думаю, сегодня мы с ним опять отдуваемся за всех. Только я своё уже отбегала, а ему всё веселье ещё только предстоит пройти.
     - Хи-и-и... - тянул тихонько парень, схватив себя за голову.
     - Спасибо за ожидание, - произнесли громкоговорители по площадке. - Решение по сложившейся ситуации принято, - всё заинтересовано прислушались к выводам. - После голосования с представителями команд, было принято, что в этом году сражение будет проходить между альянсом команд 'В' и 'С' против команды 'А'! Всем парням приготовиться к проведению состязания!
     Вот это поворот. Двое на одного. По всей спортивной площадке пронеслись радостные и шокирующие возгласы. Единственная мысль, которая меня посетила в тот момент, когда я смотрела на уходящего Саваду Тсунаёши это - 'как хорошо, что я не парень'. Болельщики перешли ближе к площадке, чтобы им было лучше видно процесс игры. Но так как я не ходун, меня оставили на скамейке одну, дожидаться результатов игры. Даже толком рассмотреть ничего не могла. Но чего расстраиваться? Будто мордобоя никогда не видела. Каждый день его вижу, а после дождика в четверг аж два раза. Лучше посижу тут. Отдохну, да и перекушу. Мне, вон, сладости оставили, чтобы я не грустила.
     - Травоядное, почему ты не участвуешь в 'Удержись на столбе'? - а вот, кстати, и причина ежедневного зрелища. Медленно повернувшись, увидела мраморное выражение лица Хибари Кёи.
     - Так, Хибари-сан, я же девушка, - робко ответила я. - А участие принимают только парни.
     - Ты - представитель Дисциплинарного Комитета! - отчитал он, повышая голос. - А значит, должна участвовать во всех соревнованиях. Особенно в 'Удержись на столбе', так как это игра является основной в этом году.
     - Да нет его у меня в списке! - воскликнула я. - Тем более у меня травма, - указала на ногу. - Физически не могу принимать участие.
     - Бесполезное травоядное... - фыркнул парень, недовольно отвернувшись. Вот же бессердечный мудак!
     - Да почему 'бесполезное'? - вновь повысила голос и приподняла висящие на шее две золотые медали. - Вот! Видали? Первые места. Не такое уж и бесполезное.
     - Хм... - Хибари обернулся и, присев передо мной на корточки, взял медали, рассматривая их поближе. - За участие в беге с препятствиями и за игру в шахматы? Что ж... - резкий рывок, и мои медали теперь были только у него. Кёя их просто забрал. - Этого достаточно, чтобы позволить тебе пока что жить.
     - А? Эй! Хибари-сан! Это моё! Верните! - парень бросил на меня гневный взгляд полный презрения. По правилам я сейчас должна замолкнуть и с улыбкой попрощаться со своими медальками, но нога до сих пор сильно болит. И даже наложенная шина и лёд не спасают ситуацию. - Хибари-сан, если вам так нужна победа, то прошу, - указала на спортивную площадку, где проходила игра 'Удержись на столбе'. - Идите и побеждайте, а мне моё вернете.
     - Травоядное... - Кёя спрятал мои медали во внутренний карман гакурана, что висел у него на плечах. - Ты, похоже, забываешь, с кем разговариваешь, - парень сделал шаг в сторону и наступил на мою больную ногу. Я от такой неожиданности взвыла. Хоть он и не наступал в полную силу, однако, любое прикосновение приносило жгучую боль, что отдавало по всему телу.
     - Нет! - охнула я, закусывая нижнюю губу и хватаясь за коленку.
     - Я могу раздавить тебя, как букашку, одним пальцем, - произнёс парень, нагибаясь к моему лицу и заглядывая в глаза. - От тебя никакой пользы. Только ешь, спишь, мешаешься под ногами, а теперь смеешь мне что-то указывать? Я не забил тебя до смерти лишь по той простой причине, что ты связь с тем малышом, - приподнял мой подбородок, чтобы перестала смотреть на свою ногу, и наши взгляды встретились. - Я понятно разъясняю?
     Как же я сейчас зла! Хотелось вцепиться в это самодовольное лицо и вырвать ему глаза. Он торжествует. Чувствует мою слабость и упивается ей. А даже убежать не могу. Чего он хочет? Подчинения? Да, именно его. Полного подчинения. Своего рода показывает, кто в доме хозяин. Боль усиливается, проходит ноющей пульсацией по всей ноге. Я ничего не хотела решать или думать. Мозги так после серии игр в шахматы, были в ничто. Правильнее было подчиниться, склонить голову и признать его вожаком, но... как же больно.
     - Наверное, это удобно, - усмехнулась я, смотря ему в глаза. Он нахмурил брови и усилил давление на мою ногу. - Смотришь, как другие из кожи вон лезут, чтобы чего-то добиться, а сам палец об палец не ударил, зато пожинаешь чужие плоды. Не так ли, Хибари-сан?
     Глаза блеснули ледяной сталью. Гнев был ощутим, и я понимала, что он сейчас меня просто задушит или свернёт шею как цыпленку, но, к моему удивлению, парень поднялся в полный рост и сделал шаг назад.
     - Просто смотри... - бросил он мне негромко и направился в сторону соревнования. Объединенные команды 'В' и 'С' как раз выбирали себе капитана. Все гадали, кто же им будет? Кто станет капитаном двух команд? - Это сделаю я, - все были в шоке, но никто и слова против молвить не смел. Не церемонясь, Хибари, прыгая, в прямом смысле, по головам школьников, запрыгнул на вершину деревянного столба. - Не уроните.
     - ТАК ТОЧНО! - отозвались все остальные, нервно поглядывая на своего нового капитана.
     Началась битва. Как она именно разворачивалась, я не знаю. Подробности не видны, но уверена вот в чём - Тсуна упал. Но не на землю. Он стал прыгать по головам, и покуда его тело не коснётся земли, проигрыш не засчитывается. Этим тут же воспользовались Такеши, Хаято и Рёхей, образовав что-то вроде плота из самих себя. Быстро организовавшись, парни двигались в сторону Хибари не хуже танковой дивизии. Никто к ним не смел подойти и сбить их капитана. Правда, ненадолго, так как Гокудера и Сасагава вновь не смогли прожить и минуты в мире, из-за чего Тсуна кувыркнулся вокруг своей оси и носом прорыл землю.
     Проигрыш засчитан.
     Правда остальным этого было мало, и вся игра переросла в настоящий мордобой. Все команды сплелись и просто стали дубасить друг друга, забыв, для чего они, в принципе, здесь собрались.
     Если мне это Хибари хотел показать, то я увидела. Мои так называемые друзья - идиоты. Спасибо. Будто я не знала.

Глава 8. Полевые условия.

     - Девушка, мы приехали. Расплачиваться будем? Девушка? Девушка! Проснитесь!
     - А? Что? Уже? Блин... Минутку, - я медленно достала из кармана кошелёк и протянула купюру водителю такси.
     Всё тело болело и ныло так, словно по нему прошлось стадо слонов, при этом отплясывая чечётку. Сегодня был мой законный выходной, и я безумно хотела спать, так ещё и нога не до конца прошла после соревнований. При каждом шаге боль эхом отдавалась в колене и бедре. По всем правилам, я должна сейчас, в полдень, спать и видеть райские сны. Неделю без сна и на одних таблетках - это вам не шутки. Так и свихнуться можно. Но нет, Реборн вызвонил и буквально требовал, заверяя, что это вопрос жизни и смерти, и я непременно должна явиться в дом Тсуны.
     Правда, он добавил, что это ненадолго. Может минут на двадцать, не больше. Что там будет - малыш не сказал. Знаю только, что я обязана придти или он заселит в моём доме целый зоопарк. В прямом смысле этого слова. Питона он уже откуда-то взял, но как только я дала обещание, что сейчас приеду, отдал змею на растерзание Бьянки.
     Так как была уверена, что этот разговор ненадолго, даже не собиралась толком приводить себя в порядок. Прям в пижаме и поехала. На мне были тёмно-фиолетовые широкие бриджи и розовая кофта с рукавами, на которой имелись белые пушистые облачка. Может и по-детски, но вся суть в материале. Он был нежным и мягким. Тело в нём так и убаюкивалось. А на ногах обычные домашние шлёпанцы. Ну, что я могу сказать? Королева пришла на бал! Хе! Ай, ладно... мне как-то всё равно, что подумают остальные. Сон - это святое. Я даже не расчёсывалась. Причёска в стиле 'взрыв на макаронной фабрике' или а-ля 'я физик-практик'.
     Перед тем как я подошла к входной двери и постучалась, услышала мужские голоса за своей спиной, в которых признала Ямамото и Гокудеру. Те двое как обычно шли и ворчали. Вернее, ворчал Хаято, а Такеши всё переводил в шутку. При виде меня Гокудера неожиданно вздрогнул, при этом на итальянском чертыхнулся. Видно, я произвела должное впечатление. А Ямамото лишь удивлёно наклонил голову набок, и, спустя секунду, улыбнулся и поздоровался.
     - Привет, Дар!
     - Йо! - отозвалась я, лениво приподняв правую руку.
     - Чтоб тебя, Призрак проклятый! - взревел Хаято, подходя ближе. - Что ты тут делаешь, так ещё в таком виде? Разве по выходным ты не спишь?
     - Сплю... - кивнула я, зевая на ходу. - Меня Реборн вызвал. Сказал, что это очень важно. А вас он тоже позвал?
     - Нет, - ответил Такеши. - Мы сами пришли, так как было скучно.
     - Эй! Говори за себя! - рыкнул Гокудера, после чего мы просто вошли в дом Тсуны и, разувшись, направились на второй этаж. Там как раз была комната Савады. - Я, в отличие от некоторых, не бездельник!
     - Да? - усмехнулся бейсболист. - А разве это не ты курил на скамейке и рассказывал голубям, как тебе скучно?!
     - Что?! - воскликнул Хаято, нервничая. - Ты... ты это видел?!
     Я шла впереди и совершенно не обращала внимания на трёх парней. Состояние вечной апатии и безразличия ко всему окружающему - вернулось. В голове были только мысли о том, что дома меня ждёт тёплая и уютная постелька, ласковое и надёжное одеяло, а также мягкая и преданная подушка. Вот бы бросить на них свои кости и забыть обо всём. Хоть ходить я могу, но всё равно нога до конца не зажила и приходится хромать. Честное слово, разваливаюсь по частям, хоть трость бери в зубы и уходи на пенсию.
     - Йо! - поздоровалась я, открывая дверь в комнату Тсуны и заходя внутрь. Парни, что следовали за мной, тут же надели на свои лица лучезарные улыбки, хотя ещё секунда, и кто-то кому-то бил бы морду.
     - Тсуна! - воскликнул Ямамото.
     - Привет, Десятый! - сиял Гокудера, но потом озадачено осмотрелся.
     В комнате Тсуны словно Мамай прошёлся. Всё верх дном. Книги, одежда, учебники, шкафы - всё было разбросано по полу в хаотичном порядке. Но самое главнее то, что сам Тсуна тем временем пытался от нас спрятаться, залезая под стул. Босые ноги же торчали снаружи и тряслись. Более того, под кофейным столиком, что находился в центре комнаты, также кто-то прятался. Судя по школьной форме, это была Хару, подруга Тсуны из другой школы. Но самое запоминающееся это то, что тем временем на кровати Тсуны лежал взрослый мужик лицом вниз. И что-то как-то не похоже, что он спит.
     - А что это вы тут делаете? - поинтересовался беззаботный Ямамото.
     - В прятки играете? - предположил Гокудера.
     В этот момент Тсуна и Хару выскочили из своих укрытий со слезами на глазах. Только сейчас я заметила, что на парне до сих пор была пижама, а внешний вид заставлял желать лучшего.
     - МОЯ ЖИЗНЬ КОНЧЕНА! - воскликнул Тсуна, рыдая и хватаясь за голову. - Может мне вообще сдаться с поличным?
     - Хару будет ждать, пока ты не выйдешь из тюрьмы, Тсуна-сан! - воскликнула девушка в ответ, также не переставая рыдать. - Я НАПИШУ ТЕБЕ МНОГО-МНОГО ПИСЕМ!
     - А?! - вырвалось у меня.
     - Что? - не понимал Такеши. Его лицо приобрело серьёзный вид. Редкое зрелище.
     - Чего?! - а вот у Хаято, кажется, возникли нотки паники.
     Осмотрев помещение вновь, а также заметив в руках Тсуны пистолет и кровь на одежде мужика, что продолжал лежать на кровати, я сделала один единственный вывод:
     - Савада Тсунаёши... - моё горло резко пересохло. - Ты... грохнул того мужика?!
     - А-а-а!!! - орал парень, продолжая сдавливать ладонями свои виски. Казалось, что он пытается стереть событие из своей памяти.
     Сомнений быть не может. Даже не отрицает того, что это он убил. Крови было действительно много. Пистолет есть, пулевое ранение причём в грудь. И это сделал Тсуна? Неделя без сна плохо сказывается на мозговой активности, но тут к гадалке не ходи, все улики на лицо.
     - Да ладно тебе, Тсуна, - привычно заулыбался Такеши. - Ещё ведь не доказано, что ты его убил.
     - Такеши... - я посмотрела на бейсболиста. - Иногда твоя способность смотреть на всё через розовые очки, а также всегда и всему улыбаться - меня не на шутку пугает.
     - Эм... - Ямамото смущёно почесал затылок.
     - Нет-нет! - вставил Гокудера. - Он прав! И вообще, тот мужик точно умер?
     - Ты что, слепой? - злобно спросила я, повышая голос. - Этого приятеля только в морг осталось отправить, да бирку на ногу повесить, а ты ещё сомневаешься!
     - Эй, ты! - крикнул Гокудера, игнорируя мои слова и подойдя к трупу, достал сигарету. - Если ты сейчас же не проснёшься, я буду тыкать в тебя зажжённой сигаретой! Слышишь?
     - Хи-и-и!!! - завопил Тсуна от одной только мысли, что Гокудера так может сделать с телом жертвы. Ему и так досталось, но, видно, и после смерти покоя не будет. - Гокудера-кун, что ты делаешь?! Стой!!!
     Но произошло невозможное - лицо мужика дрогнуло, и все мы это заметили.
     - А-а-а!!! Он дернулся! - кричали Тсуна и Хару, несясь по комнате из стороны в сторону. - Скорая! Немедленно вызовите скорую! - а у меня тем временем мелькнула в голове мысль, что этого мужика лучше добить, нежели спасать. Если он выживет, проблем будет так много, что получат все: и Тсуна, и свидетели.
     Правда, в следующее мгновение я отбросила эту мысль, так как понимала, что всё это за меня говорит недосып. Я просто устала. Вот и всё. На самом деле я за добро. Ничего плохого не сделала. Это всё Реборн и со своим 'это вопрос жизни и смерти'. Кто же знал, что всё НАСТОЛЬКО серьёзно?! В следующий раз буду уточнять.
     - Скорую вызывать не нужно, - а вот и он. Чёрт, и как только у него это получается? Стоит мне о нём подумать, так сразу тут-как-тут. Может мысли читает? Малыш усмехнулся и косо глянул на меня. И почему я вдруг почувствовала, что у меня земля из-под ног уходит? - Я вызвал доктора.
     - Д-доктора, говоришь... - в голосе Тсуны послышалась надежда, но уже в следующее мгновение эту надежду разбили в дребезги, ведь вызванный доктор, это Доктор Шамал. Причём сильно пьяный. Он даже на ногах стоять не мог, так что тащить его приходилось Реборну.
     - Что за чёрт?! - фыркнул Гокудера, отскакивая в сторону. От голоса парня Шамал пришёл в себя и встал в полный рост.
     - О! Это ты, Хаято? - заулыбался доктор. - Давненько не виделись.
     - Не приближайся ко мне! А то ещё заразишь меня своими ядовитыми парами! Бабник!
     - Что? Как грубо... - фыркнул Шамал, отворачиваясь в сторону и осматривая всех присутствующих. Остановился на мне. Взгляд приобрёл серьёзный вид. - А ты чего тут делаешь? Так ещё и в выходной. Я же велел соблюдать постельный режим. Причём нехватка сна это не шутки...
     - Это не моя прихоть, - отозвалась я. - Если бы всё знала изначально, то ноги моей тут не было...
     - Доктор Шамал! - окрикнул его Тсуна. - Прошу, осмотрите пациента!
     - Ах, да-да, - вздохнул мужчина. - Тут, вроде, кто-то умирал... А ну-ка... - этот извращенец подошёл к Хару и прикоснулся её груди, положив на неё две ладони. - Хм-м-м... давайте посмотрим...
     - А-а-а-а!!! - воскликнула Хару, ударив со всей силы кулаком Шамалу в лицо. От такого удара мужик отлетел в другой конец комнаты, с восхищением смотря на школьницу.
     - Ух! Какая бойкая! - отозвался Шамал. - Точно поправится! Да и к тому же миленькая!
     - Ну, что за идиот?! - вздохнула я, прикрывая глаза ладонью.
     - Кого вы осматриваете?! - злился Тсуна, указывая на жертву. - Я говорил о нём!
     - Сколько раз повторять? - произнёс доктор, вставая на ноги. - Я не лечу мужчин!
     - А, ты упоминал об этом, - как бы неожиданно вспомнил Реборн. Всё это превращалось в какой-то аншлаг. Людей всё больше, а результата никакого. Только одни свидетели. Уверена, что всё, в итоге, закончится как в фильме ужасов - 'Я знаю, что вы сделали прошлым летом'.
     - Можно я пойду домой? Пожалуйста! - подала я голос, подняв ладонь, как в школе. - Я никому ничего не скажу, честно. Просто сделаю вид, что ничего этого не было.
     - Нет, нельзя, - отрезал Реборн. - Ты уже в этом замешана, так что думай со всеми. Отступать поздно, - теперь к слезам Тсуны и Хару присоединились и мои слёзы. Я так и знала, что нечто подобное произойдёт. Так и знала.
     - А он точно жив? - поинтересовался доктор. - Если его зрачки расширены, он не дышит и его сердце не бьётся, то он мёртв.
     Ребята решили проверить.
     - Зрачки расширены, - заверила Хару, наклоняясь к жертве.
     - Не дышит, - произнёс Такеши, поднося листочек к лицу мужика.
     - А его сердце... - Хаято приложил ухо к спине и вздрогнул. - Не бьётся...
     Вот теперь всем стало так же жутко, как и мне. В итоге, Шамал сказал, что с мёртвыми он тоже не работает и вообще свалил из дома Савады, выискивая очередную 'любовь' на ночь. Возникла молчаливая пауза, в которой каждый смотрел на валявшееся перед нами тело.
     - Merda! - вырвалось негромко ругательство у Хаято.
     - Дерьмо! - тут же перевела я его на русский.
     - А-а-а-а!!! - завопил Тсуна, носясь, как безумный по комнате. - Я всё равно обречён!!! Я убил его! Я точно его убил!!! Что мне делать? ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ??? - парень со слезами подбежал ко мне и крепко схватил за плечи. Его всего трясло от ужаса, а вместе с ним и меня. - Дар, что мне делать? Помоги! Прошу! Я не знаю... я... я... Я НЕ ХОЧУ В ТЮРЬМУ!!! А-а-а-а!!!
     - Да почему ты меня спрашиваешь? - крикнула я на парня в ответ. - Пусти, Тсуна! Не тряси меня!
     - Но... но ты же мой Советник! Помоги-и-и!!! - в мою сторону теперь летели не только слёзы, но и сопли со слюнями.
     - Прекрати кричать! - злилась я, пытаясь оттолкнуть парня, но это получалось не очень удачно. Тсуна в момент паники значительно сильнее меня. Да и я точно не спортсменка. От оглушающего воя Савады мысли путались. Тело и так болело, да и ослабло после недавних соревнований. А учитывая тот факт, что безумно хочу спать, и у меня до сих пор болит нога, я вообще не способна к каким-нибудь умственным с рассуждениям. - Почему ты вечно вспоминаешь, что я твой Советник, когда влипаешь в неприятности? Пусти!
     - Но... но... я не прошу тебя как Советника... - слёзы усилились. - Я прошу как друга! Помоги!!!
     - Десятый!!! - даже Гокудеру проняло.
     - Чё-ё-ёрт... - вздохнула я, хватаясь за переносицу. Давай же думай. Хоть что-нибудь. Единственное о чём я могу нормально думать, это о кровати. Спать... как же я хочу спать... Неожиданно в голове что-то щёлкнуло. Мысли прояснились. Чистая логика и никаких эмоций. Дыхание стало ровным, а вся обстановка чёткой. - Оружие, - произнесла я.
     - А? - Тсуна на миг успокоился. - Вот! - неожиданно он вложил мне в ладонь пистолет, из которого стрелял.
     - Идиот! - рыкнула я. - Не делай так больше! Теперь на нём и мои отпечатки есть! Чтоб тебя... - парень отскочил в сторону и с мольбой смотрел на меня, теребя нижний край рубашки. - Значит так, - осмотрела Саваду. - Всю твою одежду, что на тебе сейчас, постельное бельё и даже ковер необходимо сжечь, поэтому снимай всё и отдавай Хаято, он этим займётся. На них слишком много крови, а её так просто не отмыть. Сам беги в ванную и прими самый горячий душ, на который только способен. Нельзя, чтобы на тебе оставалась хотя бы малейшая частица пороха от выстрела. Хару и Такеши разведите хлорку и очистите всё остальное. Книги, пол и даже стены, так как небольшие брызги крови могли попасть и туда. Не должно остаться и пятнышка, что может подставить Тсуну. Оружие я возьму на себя. При осмотре школы видела в клубе химиков несколько канистр серной кислоты. Металл они полностью не растворят, но любое биологическое доказательство - точно. А вот тело...
     - Тело я возьму на себя! - прозвучал мужской голос из-за окна за моей спиной. Резко обернувшись, я увидела сидящего на подоконнике Хибари Кёю, который с лёгкой заинтересованной улыбкой смотрел на меня. - Вау! - произнёс он, спрыгивая на пол. - Вот тебе и 'ангелочек'! А всё говорила, что ты пацифист. Я приятно удивлён. Видно, с тобой ещё не всё потеряно.
     - Нет, я... - и тут до меня только что дошло, что все на меня косились так, словно только сейчас заметили моё присутствие. Даже тот самый Тсуна, что умолял о помощи. У Хаято, Хару и даже Такеши были раскрыты рты и бледные, словно мел, лица.
     Отнекиваться и говорить, что это всё усталость и недосып - поздно. Да и вряд ли кто поверит. Откуда им знать, что такое неделю не спать и мучиться из-за этого? А теперь ещё и этот стресс в виде жмурика. Я прикоснулась свободной рукой к лицу. Не хотелось бы мне, чтобы эти ребята видели ту мою сторону. Особенно такой человек как Хибари Кёя. Голова заболела ещё сильнее. Кавардак мыслей вернулся. Но другая рука всё ещё сжимала пистолет и, клянусь, на долю секунды во мне возникла мысль пристрелить их всех, пока есть возможность. Вот только я ещё больше ужаснулась сама себе и до боли укусила нижнюю губу.
     Хибари тем временем подошёл к трупу и пихнул его ногой, осматривая со всех сторону.
     - Неплохо, - улыбнулся парень. - С одного выстрела прямо в сердце, - повернулся к присутствующим, хотя в основном к Реборну. - Я пришёл сюда, чтобы помочь, и малыш оказался у меня в долгу. У нас что-то вроде договоренности. Но я не ожидал увидеть 'такой подарок', - Кёя посмотрел на меня. - Хм... Золотая медаль по шахматам, значит?
     - Нет! Всё не так! - воскликнула я, предчувствуя большие, просто огромные проблемы. - Это... это из-за усталости! Я...
     - Позже поговорим, - отмахнулся он. - Теперь мне стало 'интересно'.
     - О, нет... - шепнула я, понимая, что до этого моя жизнь была Раем. - Япония - страна восходящего солнца, говорили они... Цветущей сакуры, говорили они... Да в гробу я видела это 'восходящее солнце'!
     - О чём она говорит? - шёпотом спросил Ямамото у Гокудеры.
     - Не знаю, - также шёпотом ответил другой. - Это она на русском.
     - О как! Красиво звучало, - улыбнулся бейсболист.
     - Стоп! Стоп! Стоп! - затараторил Тсуна, приходя в себя. - Что всё это значит?!
     - То и значит, - бросил Реборн. - Хибари Кёя избавится от трупа. Серра Дарья от оружия. Остальные помогут с уликами. И как говорится - 'нет тела - нет дела'.
     - С уликами я тоже помогу, - добавил Хибари, возвращаясь к окну. - Отправлю сюда кого-нибудь из Дисциплинарного Комитета.
     - Ты хочешь использовать Комитет, чтобы скрыть убийство?! - в ужасе ахнули Тсуна, Хару, Хаято и Такеши.
     - А почему нет? - улыбнулся Кёя напоследок, кивнув в мою сторону. - Она ведь уже в деле, - прыгнул на подоконник и вернулся на улицу. - До встречи.
     - Нет! Стой! Эй! - кричал Савада, подбегая к своему окну. Видно то, что сейчас творилось, просто не укладывалось у парня в голове.
     - Десятый, отойди! - крикнул Гокудера, доставая динамит. - Пока не отомщу, не успокоюсь!
     - Хаято, ты рехнулся?! - пыталась остановить его, но парень меня совершено не слышал.
     - Исчезни! - гневно прорычал он, швыряя снаряд в сторону Хибари.
     - Ты так хочешь умереть? - спокойно спросил Глава Дисциплинарного Комитета, с лёгкостью откидывая динамит тонфой обратно в окно комнаты Тсуны.
     - НЕТ! - крикнул Савада, но было уже поздно.
     Прозвучал оглушающий взрыв, сваливший всех с ног. Уверенности в том, что я цела - нет. Было только одно желание - заснуть и не просыпаться. Никогда.
     - Ой, ой, ой... - так это голос Хару. Если судить по тональности, жива, но имеет несколько несерьёзных ушибов.
     - Десятый, ты в порядке? - это Гокудера. С ним, видно, тоже всё хорошо.
     - Угу... - отозвался Тсуна.
     - Боже-боже, - прозвучал голос Такеши над головой, после чего почувствовала, как меня кто-то приподнял за плечи. - Ну что за дурак? Уже давно осень, а он до сих пор фейерверками балуется. Дар, ты как?
     - Сам ты фейерверк! - рыкнул на парня Хаято.
     - Господи! Я думал, что помру! - а вот этот мужской голос я не ожидала услышать. Так как он не принадлежал ни одному из моих знакомых. - Ещё б чуть-чуть и всё!
     От такого неожиданного разворота событий даже я глаза распахнула. Так и есть. Это говорил недавний мертвец. Кровь продолжала идти из его рта, но он был живее всех живых. Улыбался и смеялся, смотря на шокированного и уже позеленевшего Тсуну.
     - ЧТО?! - заорал парень. - ОН ОЖИЛ!!! ЗОМБИ!!!
     Я никогда не верила ни во что подобное. Всегда была суровым реалистом. Верила только в то, что вижу и что могу почувствовать. Даже такое чувство как любовь, ничего большего, чем химия. Однако видя то, как этот мужик улыбается Саваде, я выпалила то, что взрастили во мне фильмы ужасов:
     - Чтобы убить зомби нужно целиться в голову.
     - Главное не дайте ему себя укусить, - кивнул Гокудера, видно, находившийся на одной со мной волне.
     - Нет-нет, я не зомби! - воскликнул мужик, смеясь. - Приятно познакомиться, Десятый.
     - Это Моретти, - пояснил Реборн, что был цел и невредим. - Он умеет профессионально прикидываться мёртвым.
     - Чего?! - воскликнули все, немного приходя в себя.
     - Моретти может использовать технику 'Addio', чтобы остановить на какое-то время своё сердце и войти в состояние клинической смерти, - продолжал малыш. - Он специалист семьи Вонгола. То есть, он не умер, а просто притворялся.
     - Подожди... - не укладывалось в голове Тсуны. - Что? А выстрел? И...
     - Это я выстрелил, а потом отдал тебе пистолет, - усмехнулся Реборн.
     - И, конечно же, кровь не настоящая, - присоединился к разговору Моретти. - Да и я не вор. Не так уж часто я бываю в Японии, поэтому решил использовать этот случай, чтобы показать вам 'Addio'.
     - Это можно было сделать как-то по-другому! - злобно бросил на него Тсуна.
     - Чёрт... - вздохнула я, чувствуя, что меня еле как держат собственные ноги.
     - А вы ведь Советник Десятого, я прав? - обратился ко мне Моретти. - По правде сказать, я рад, что мы на одной стороне. Вы действительно производите шокирующее впечатление, особенно учитывая, что вам всего четырнадцать.
     - Да пошёл ты! - воскликнула я, не осознавая, что говорю на русском. - Вы все сумасшедшие! Ненормальные! И бесите меня! И... - моё тело наконец-то перестало вырабатывать энергию, и я почувствовала, как теряю сознание, падая лицом вперёд.
     - Дар? Дар! - воскликнули все. Кто-то успел вовремя и не дал мне упасть. Я всё слышала и всё чувствовала, но была не в состоянии и веки открыть.
     - Хм... а она продержалась дольше, чем я предполагал, - послышался голос Реборна. - Не волнуйтесь. Она просто спит. Недельный недосып, стресс и паника сделали своё дело. И всё же даже в таком состоянии она сумела дать совет.
     - И должен признать весьма профессиональный, - усмехнулся Моретти.
     Идиоты! Я же всё слышу. Хватит меня обсуждать!
     - Как бы то ни было, Дар необходимо отдохнуть, - заключил Реборн. - Тсуна, приготовь постель для ещё одного гостя.
     - А? Что? Она будет спать здесь? - удивился парень.
     - В таком состоянии она не может вернуться к себе, - заметил малыш. - Босс мафии обязан заботится о своей семье. Особенно когда те пытались ему помочь.
     - Да понял я! Понял! - уже злился Тсуна, после чего были слышны отдаляющиеся шаги, и я окончательно провалилась в мир Морфея.
     Проснувшись как обычно ночью, я не сразу вспомнила, где нахожусь. Кругом темно. Окружают непривычные мне запахи. И самое главное, что-то живое и мелкое лежало рядом, тихо посапывая. Потрогав это 'что-то' я наткнулась на густую шевелюру и рога. А также откуда-то выпала граната. Ясно... это Ламбо. Почему-то малыш решил вздремнуть рядом. Хотя может просто его футон заняла?
     Медленно, не создавая лишнего шума, я встала на ноги и направилась в сторону выхода. В коридоре со всех дверей на втором этаже был слышен храп. Негромкий, но говоривший о том, что хозяева дома и его гости давно спят. Спустилась на первый этаж и отыскала около дверей свои шлёпанцы, в которых пришла.
     - Не лучше ли подождать, когда все проснутся, и только тогда уходить? - услышала я голос Реборна за спиной.
     - Лучше было бы вообще не приходить сюда и не вестись у тебя на поводу, - бросила я, даже не оборачиваясь.
     - Ты злишься? - малыш обошёл меня стороной и встал так, что теперь мы смотрели друг другу в глаза.
     - А ты как думаешь, Реборн? - мне хотелось кричать, но я лишь перешла на громкий шёпот. - Зачем ты всё это устроил?
     - Как по мне всё вышло довольно-таки неплохо, - заметил он. - Все наконец-то смогли заметить твои способности. Одно дело, когда ты просто учишься хорошо и совсем другое, когда способна трезво мыслить в боевых условиях.
     - Я не хотела, чтобы они этого замечали! - бросила я, вставая в полный рост. - Вообще не хотела, чтобы они видели во мне что-то большее, чем четырнадцатилетнего подростка.
     - Почему? - спокойно спросил Реборн.
     - А что в этом плохого? Что плохого в том, чтобы желать обычной жизни? Школа, университет, работа, дом и всё. Разве я о многом прошу?
     - Но разве это не скучно?
     - Мне нравится эта скука. В ней есть стабильность и покой, - направилась к выходу.
     - Мне жаль, - добавил Реборн, заставив меня остановиться. - Я понимаю, почему ты бежишь от этого мира, но, к сожалению, иного пути у тебя нет. У каждого своя судьба, и мы должны принять её.
     - Судьба?! - бросила я через плечо. - Что за банальность?! Так только оправдывают свою жизнь неудачники. 'Судьба' - говорят они, словно это может объяснить любую ситуацию. У каждого есть выбор. Везде и всегда! Знаешь, как говорит моя мама? 'Даже если тебя съели, у тебя есть как минимум два выхода. Третий ты можешь сделать сам'.
     - Да, - усмехнулся малыш. - Василиса всегда славилась своенравным характером, но это совсем иное. Ладно, - вздохнул он. - Иди домой. Отдохни за оставшиеся выходные. С понедельника в школе тебя ждёт ряд новых испытаний.
     - И кто в этом виноват? - фыркнула я, понимая, что разговор с Хибари никто не отменял. - Я ведь только адаптировалась к нынешним условиям...
     - Не понимаю, почему ты жалуешься? - улыбка Реборна стала шире. - По сути, ты меня благодарить должна. Я предоставил тебе такой богатый и одаренный материал. Используй его!
     - Да ты, наверное, шутишь! - засмеялась я громче положенного, прекрасно понимая, к чему клонит Реборн. Он предлагает мне использовать Хибари. Если подумать, то да, Хибари Кёя великолепный материал. Он словно неогранённый алмаз, хотя нет... словно алмазный рудник. У него есть сила, положение в обществе, в подчинении целый город, а десяток верных и преданных людей, готовы землю под ногами Кёи целовать. Если я перетяну его на свою сторону и завоюю доверие Главы Дисциплинарного Комитета, но это будет не то, что бонус, а неплохая гирька на чаше весов, что перевесит многое. Но разве Реборн на него уже глаз не положил?
     Один минус, этот человек своенравный и никогда не подчинится другой силе. Даже если эта сила превосходит его собственную в десятки раз. Да и силой такой я не обладаю. Хибари трудный человек, но Реборн прав - если его использовать, то это будет незаменимой помощью. Уж просуществовав членом Дисциплинарного Комитета некоторое время, я успела усвоить это. И теперь этот малыш так просто отдаёт такой козырь? Или это что-то вроде попытки 'извиниться'?
     - Его интересуешь ты... - заметила я.
     - Если надо, только позови, - продолжал улыбаться Реборн. Точно, он своего рода просит прощения. В свойственной ему манере.
     - А если я его использую не так, как ты того хочешь?
     - Дело твоё, - пожал малыш плечами. - Но не забывай, что он дикий зверь, и приручить его так просто не получится.
     - Это я и так уже знаю, - отмахнулась я. - Более того, мне кажется, что ты опять что-то задумал, и пытаешься использовать меня в своих целях. Даёшь мне интересную 'головоломку', зная, что я их люблю, не требуя ничего взамен. А ведь бесплатный сыр, ясно где находится.
     - Как себя вести, решать тебе, - Реборн повернулся ко мне спиной и направился обратно в сторону лестницы ведущей на второй этаж. - Моё дело предложить...
     - Пф! - усмехнулась я, наблюдая, как малыш исчезает за поворотом, оставляя меня одну.
     О чём он только думает? Реборна я уже давно перестала воспринимать как ребёнка. Он для меня до сих пор является главной нераскрытой загадкой, которую одновременно и хочется разгадать, и не трогать вовсе. Но на счёт Хибари... На словах это звучит красиво. Даже очень. Но в реальности... Хибари Кёя жесток, циничен, горделив, эгоистичен и совершенно не терпелив. Чтобы заинтересовать этого парня и заполучить хотя бы каплю его доверия, у меня нет совершенно ничего! Мне хотя бы выжить для начала, и это уже будет чудом. Эх...
     Говорить так все мастера, а когда доходим до дела, то... я первая в очереди, что нажмёт на кнопку катапультирования. Началась учебная неделя. Реборн что-то писал мне на выходных в стиле: 'Семья Ямамото принуждает Тсуну работать на них', но я уже на это не поведусь. Пускай хоть поэму шлёт. Не пойду. Позже, конечно, выяснилось, что Тсуна и правда отрабатывал какие-то деньги в суши-кафе семьи Ямамото, но уже в это не вникала. Проблемы индейцев, шерифа не касаются.
     У меня у самой завал этих проблем, что хочется просто взять и свалить на луну. В один конец.
     Проблема в том, что я избегаю Дисциплинарный Комитет. Надела сегодня форму обычной школьницы и уже идёт третий урок подряд, а я так и не попалась на глаза Хибари Кёи. Более того, я его избегаю. Ну, как и любой нормальный ученик в школе Намимори. Во время уроков, я, как и полагается, сижу на всех лекциях и учусь, а во время перемены, прячусь покруче Штирлица. Несколько раз, правда, чуть не попадалась. Хибари несколько раз патрулировал коридор нашего корпуса, выискивая меня взглядом. Для такого события я даже чёрный парик припасла и просто надевала его, чтобы издалека незаметно было.
     Правда, долго играть в 'догонялки' мне не удалось. Во время третьего урока произошло то, что шокировало не только меня, но и всех моих одноклассников, включая учителя. Так как я сидела в конце кабинета около окна, то зачастую открывала его, так как мне было вечно невыносимо жарко. И каково же было моё удивление, когда в это приоткрытое окно, подобно ворону, влетел Хибари Кёя, приземлившись прямо на мою парту.
     - Отлыниваешь от работы, травоядное?
     - Хи... Хибари-сан?! - воскликнула я, рефлекторно скрестив ручку и карандаш в форме креста и выставив перед собой. Я в это не верю, но... а вдруг?
     Рты у всех присутствующих раскрылись так широко, что у некоторых подбородки касались парт. Но никто не смел и слова молвить. Страх и инстинкт самосохранения подсказывал, что лучше вообще сделать вид, будто ничего не происходило. Вот только в моём случае это не прокатит.
     - Пойдём, поговорим, - велел парень, схватив меня за предплечье, и, спрыгнув с парты, потянул в сторону выхода.
     - Подождите, Хибари-сан! - тараторила я, чувствуя себя грелкой у Тузика. - А как же учёба? Сегодня важная лекция! Учиться очень важно! Хибари-сан!
     - Думаю, для тебя это не проблема, - усмехнулся парень, не оборачиваясь.
     Я обернулась на Тсуну, прося у него хоть какой-то помощи, но увидела, как он поднял две руки в воздух и с сожалением рыдал. Не сразу поняла, что происходит, пока не увидела слегка в стороне Реборна, направившего в Саваду пистолет. Ясно, тот под прицелом. Помощи ждать неоткуда. Гокудера переживает за Десятого, а Ямамото вообще не понимает, что происходит. Уверена, что он принял это как за очередную игру, и теперь просто улыбается.
     - Хибари-сан, а можно я к вам на перемене подойду? - всё ещё не сдавалась я, хотя прекрасно понимала, что, скорее всего, на этой перемене просто сбегу со школы.
     - Нельзя, - бросил он, продолжая идти в сторону кабинета бывшей Приёмной.
     Это конец.
     Не знаю, что взбрело этому парню в голову, но мне уже до жути страшно. Вдоль коридора мы шли молча, хотя мысленно прочла молитву на русском, итальянском и японском. Только когда мы вошли в кабинет Дисциплинарного Комитета, Хибари наконец-то отпустил мою руку, проходя к своему столу.
     - Сядь, - приказал он, указывая на стул для посетителей. Я послушно села, потирая затёкшее предплечье. Кёя стал что-то искать. Ковырялся в бумагах и ящиках, но никак не мог найти то, что хотел. Решив воспользоваться этой минутой, обратилась к нему:
     - Хибари-сан, насчёт того инцидента... - натянула приветливую улыбку. - Это был розыгрыш! На самом деле никто не умер и...
     - Я в курсе, - перебил он меня, не отрываясь от поиска. - Но ни я, ни ты об этом не знали, ведь так? Это была проверка малыша, как мы поведём себя в полевых условиях. И хоть трупа, в итоге, не оказалось, он мне до сих пор должен.
     - Если вы хотите с ним подраться, я могу договориться! - попыталась незаметно предложить сделку. Его же интересует серьёзные противники, а Реборн сказал, что придёт, если я позову. Может получится?
     - Не надо, - Хибари усмехнулся. - Я и сам это могу сделать в любой момент, - неожиданно замер. - Наконец-то, - и широкую достал стопку бумаг и школьных журналов, с которыми Хибари обычно работал. - Что ты знаешь о финансировании школьных клубов?
     - Эм... ничего, - и это правда.
     - Что ж, значит, придётся учиться, - улыбка стала шире. - А тебе ведь нравится учиться, не так ли? Держи, - стопка документов весом в три килограмма рухнула мне на колени. Думала в этот момент останусь без ног.
     - Ух! Это... - я осмотрела первый лист, на котором читалось 'Заявка'. После быстрого пробега взглядом, я поняла, что эту заявку оформил клуб озеленения, который просит о дополнительном финансировании и поясняет, на что будут затрачены расходы.
     - Дисциплинарный Комитет отвечает за общий бюджет школы, - пояснил Хибари, присаживаясь за свой стол. - Однако помимо бюджета, мы отвечаем и за школьное имущество, клубы, проведение различных мероприятий и так далее. Всего знать не обязательно. Однако главы клубов часто присылают заявки на финансирование их отдела. Просмотри все документы и подготовь отчёт, в котором ты скажешь, на чью заявку ответить отказом, а на чью согласием.
     - Что? Мне заняться распределением бюджета? - охнула я. - А разве этим не должен заниматься Глава Дисциплинарного Комитета?
     - Теперь нет, - Кёя лениво зевнул и откинулся на спинку кресла, всем видом демонстрируя, что он собирается спать.
     - Я отказываюсь! - повысила тон в голосе, после чего поставила стопку бумаг на край стола.
     - Что ты сказала, травоядное? - в серых глазах парня угрожающе мелькнула ледяная сталь.
     Спорить с ним сейчас - бессмысленно. Он дал мне это задание не для того, чтобы я забрала на себя часть его работы, а для того, чтобы проверить из чего я состою. Как ранее и сказал, ему стало интересно. Вот только, что он хочет от меня в итоге? Для него это что-то вроде очередной игры. Он заметил во мне сильную сторону и теперь хочет увидеть насколько же эта сторона сильная.
     Чёрт! Этого мне ещё не хватало. Лучше бы он, как и ранее, относился ко мне, словно к насекомому. Находилась бы тут подобно призраку и вела своё спокойное существование. Хотя, возможно, стоит удовлетворить его любопытство. Сыграю по его правилам и выполню часть работы, но в определенный момент сдамся, показав, что я достигла своего предела. Тогда парню снова станет скучно, и он просто забудет обо мне. Сейчас это в любом случае невозможно. Он всё прекрасно видел и слышал, а значит моё отрицание случившегося, будет подобно тому, если бы я тушила зажжённую спичку бензином.
     - Хибари-сан, - начала я, немного спокойным тоном. - Ознакомиться с документами я смогу, но вот работать с ними в подобных условиях - не получится.
     - Бесполезное травоядное! - бросил раздражённо парень. - Решила мне условия ставить?
     - Если хотите, могу забирать документы домой и работать с ними там, а результат и отчёт приносить утром, - пожала плечами.
     Это была проверка. Если ему действительно нужна помощь в работе, он согласится. Просто даст разрешение и продолжит заниматься своими делами. Но если ему любопытно, то важно, чтобы я была перед глазами и желательно на видном месте. Что именно этот человек желает увидеть - не ясно. Думаю, он и сам ещё не понял. Просто следует своему хищному инстинкту, в котором чувствует силу и желает эту силу сломить.
     - Хм... - протянул Кёя, таинственно улыбаясь. - Посмотрим, что можно сделать...
     Какой неоднозначный ответ. Мне он не нравится. Однако ясно одно - домой он меня не пустит.
     - Что ж... в таком случае пока просто ознакомлюсь с заявками, - спокойно сказала я, хватая трехкилограммовую стопку бумаг и направляясь к своему диванчику, где чувствовала себя намного спокойнее. Вот только... надолго ли?

Глава 9. Этот дождливый день...

     - Я ЭКСТРЕМАЛЬНО НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ!!!
     - Кто бы сомневался...
     - ТАК ТЫ УТВЕРДИШЬ ЗАЯВКУ?
     - Говорю же, нет!
     - ВО ИМЯ ЭКСТРИМА, ПОЧЕМУ???
     - Ох, да за что же мне всё это?!
     Уже битый час я спорю с Главой клуба бокса Сасагавой Рёхеем по поводу того, что выдавать каждый месяц по новой боксёрской груше, потому что старая потрепалась - нельзя. Я старалась ему объяснить и на пальцах, и даже рисовала на листочке, поясняя, что да как, но у этого парня походу всего одна извилина, и то прямая. Если он что-то решил, то хоть убей, его не переспорит никто в этой жизни. Теперь я понимаю, почему многие просто сдаются и уступают парню во всех спорах. Он и мёртвого уговорит воскреснуть, дай только причину это сделать.
     - Рёхей, ваш клуб требует слишком большой объём финансов, - повторяла я уже в сто первый раз. - Слишком большие запросы, но при этом мало результата.
     - Тогда я приглашу ещё больше учеников в клуб бокса! - не сдавался парень.
     - Да не в количестве дело! - уже стонала я. - А в эффективности! Понимаешь? Короче, - потёрла пальцами переносицу. - Нужны победы! Много побед! На всех соревнованиях, что только возможно! Прославляете школу Намимори - получаете свои боксёрские груши, понял?
     - ДА! - воскликнул парень и улыбнулся. - Я экстремально побеждаю на соревнованиях, ты даешь нашему клубу боксёрские груши!
     - Ну, не совсем... но хрен с ним, пусть будет так, - уже просто устала, поэтому согласно закивала.
     - ОТЛИЧНО! - опять заорал во всё горло парень, поднимая кулаки над головой. - Но ближайшие соревнования у нас перед новым годом... Хм... - парень задумался. О небеса! Неужели он умеет это делать? - Тогда я загляну к вам позже! Пока!
     Наконец-то Рёхей ушёл, оставив меня одну в кабинете, после чего я буквально физически ощутила эту сладкую и опьяняющую тишину. Не выдержав, голова рухнула на стол, где уже находились разбросанные листочки бумаги. И во что только превратилась моя жизнь?
     Прошёл приблизительно месяц с тех пор, как я стала своего рода секретарём в Дисциплинарном Комитете. Сначала это казалось довольно забавным и простым. Я быстро поняла, какую формулу необходимо применять, да и вообще, что, куда, зачем и для чего. Вот только, чем лучше я справлялась, тем больше работы на меня наваливали. Причём все, кому не лень. Хибари, Кусакабе и остальные члены Комитета. Они просто сели на шею, свесили ноги и с наслаждением наблюдали за тем, как я тащу весь отдел.
     Хотя... должна признать, что в какой-то мере мне понравилась эта работа. Да что там, она реально интересная! Я адаптировала её под себя, полностью переведя всю информацию в цифровой вариант. Заявки, финансовые данные, результаты и отчёты всех клубов, затраты на повреждённое школьное имущество - всё теперь было вбито в компьютер, который пришлось с боем выпрашивать у Хибари. Это было ещё то событие, но уже на третий день он понял, что компьютер и в самом деле необходим. Вся эта огромная кипа бумаг превратилась в статистические данные, которые можно было просмотреть в любое удобное нам время.
     Вот только то, что теперь данным вопросом занималась я, не всех устроило. Были клубы, которые получали неплохие деньги, но после просмотра истории их эффективности и пользы школы, я решила урезать денежный взнос. А некоторые и вовсе перестали что-либо получать. Особенно клуб программирования. По сути, они всегда писали заявки, в которых просили сумму денег и оправдывали свои нужды возвышенным научным языков. Вернее языком программирования, который простой смертный не поймёт. Хибари не разбирался в подобных вещах и зачастую просто отказывал, не вникая в суть. Но бывало и такое, что он одобрял заявку. Тогда клуб программирования ликовал, и все были довольны.
     Но я в этом разбираюсь. В компьютерной технике я словно рыба в воде. И когда стала читать заявку, то немного была шокирована от той наглости, до которой парни из клуба программирования докатились. Используя терминологию известную не каждому, они в наглую клянчили деньги, но толком не поясняли для чего. Более того, в пункте 'эффективности клуба' писали самую обычную тарабарщину. Казалось, что они просто скопировали несколько страниц из учебника по информатике и вставили в заявку.
     Когда я ещё искала, в какой клуб вступить, клуб программирования стоял у меня на первом месте. Но, заглянув к ним в кабинет, увидела группу школьников, которые только и делали, что играли в игрушки по сети и смотрели хентай. Вывод был очевиден - там мне делать нечего. Но они, видно, считают иначе, раз продолжают слать заявки чуть ли не каждые два дня. В итоге, я разозлилась и написала им официальный ответ. Вот только он был закодирован банальной двоичной системой состоящий из нуля и единицы.
     Чтобы прочитать послание, ребятам было необходимо оцифровать документы и пропустить через командную строку. И только после того, как они всё это сделали, на экране появлялся бы чёрный экран и белая надпись: 'Прекратите писать в заявке ерунду. Иначе в следующий раз я расскажу о ней Хибари Кёе. Угадайте, что он после этого с вами сделает?'.
     После такого ответа, заявки со стороны клуба программирования... исчезли, в принципе. А на меня стали коситься так, словно я инопланетянин и враг народа вместе взятые. Начали возникать странные сплетни. То, что я толком не умею драться - узнали быстро. И почему-то из-за этого возненавидели. Перестали бояться и обходить стороной, а наоборот норовили поставить подножку, пихнуть, толкнуть и сделать всё, чтобы задеть меня. Не все, только те, кому я по большей степени отказывала, хотя в основном отказывал ведь Хибари.
     Но меня это их поведение никак не задевало. В общем школьном буфете, - да, он у нас тоже есть, - я не обедаю. В основном всегда притаскиваю сладости с собой и уединяюсь где-нибудь на крыше. Хотя в последнее время это становится делать всё труднее и труднее. Хибари стало нравиться проводить время на крыше и стоит нам с ним там встретиться, как он в своей манере выгоняет меня оттуда.
     Но это не всё.
     От обилия работы я стала убегать и прятаться в школе. Выполню предоставленное мне задание, а потом, пока не дали ещё что-то, прячусь. По-детски? Возможно, но я такой лентяй, что ещё поискать надо. В школе отыскала минимум два десятка отличных мест, где обычный человек меня не найдёт. Но Хибари Кёя похоже в этот список не входит. Он даже в женский туалет не смущается заходить, чтобы прервать моё время разгильдяйства. Хотя порой мне казалось, что ему просто нравится играть в 'Кошки - мышки', где я, в итоге, поймана.
     А эти вечные совещания среди и старшекурсников, и глав клубов?.. И зачем я там? Всё равно все диалоги ведёт Хибари. И с ним все соглашаются. Меня, в принципе, никто не замечает. Ношусь как ненормальная за ним с целой кучей документов. Руки вечно потом как у обезьяны растянуты. Кстати, меня ведь и прозвали так - 'Тряпка Хибари'. Весело, да? Многие никак не поймут, почему меня ещё не выгнали из Дисциплинарного Комитета. Из-за этого желающих попытать счастье на вступление в Комитет становится с каждым днём всё больше. В принципе, на это у Кёи свой ход. Даёт каждому стандартную анкету на заполнение и после просто говорит: 'Вы не прошли'. Вот и всё.
     Кто-то говорил, что я дальняя родственница Хибари, кто-то утверждал, что должна ему крупную сумму денег, оттого и прислуживаю, а кто-то просто был уверен, что я временное развлечение для Демона Намимори. Наскучу - отпустит. Ох, если бы всё было так просто...
     Я знала, что безумно раздражаю Хибари Кёю. Его злило во мне всё. Да он это и не скрывал. Злило, что я вечно ем, что вечно создаю шум, когда работаю. Злило, что стараюсь спрятаться и ничего не делать. Злило, что я такая слабая, и даже одно небольшое тыканье в моё тело может оставить синяк. Злило, что меня часто приходят навестить Тсуна, Такеши и даже Хаято. Злило, что у Реборна на меня какие-то планы, но он ничего не может понять. Ведь Реборн крут, а я что? Иностранка, которая толком не знакома с местной культурой. Ах, да... то, что я часто ругаюсь и говорю сама с собой на русском или итальянском - его тоже злило. В общем, если так подумать, то я один сплошной комок недостатков для Хибари.
     За всё время нашего сотрудничества, он ни разу не обратился ко мне по имени или по фамилии. Всегда только - 'травоядное' и 'бесполезное травоядное'. Не знаю точно, чего он от меня ждал, но чем дольше шло время, тем раздражительнее он становился. В какой-то момент я была уверена, что он психанёт и проломит мне череп. Поэтому вообще отошёл от бумажных дел и перевалил всё на меня и Кусакабе. Кстати, Тетсуя довольно забавный парень. Особенно когда ты сидишь в одиннадцать часов вечера с ним один на один в школе и составляешь отчёт, который должен был сделать Хибари для директора. Как-то мы даже общий язык нашли. Только когда одни. При Хибари он всё такой же злой и безразличный ко всему Элвис.
     Сам же Реборн также часто заглядывал. Вечно слал сообщения, в которых говорилось только о месте и времени, когда необходимо собраться. То была необходима нянька для Ламбо, так как мальчик стал часто прибегать в школу к Тсуне и мешать занятиям. Я сразу отказалась. И приз стать правой рукой Десятого Вонголы меня не соблазнял. Однако Реборн заверял, что я идеальный вариант, так как у меня какая-то особая аура, что действует на детей и животных. Или как-то так. Не помню. В тот день я так сильно устала от вечных вычислений и работы с документами, что толком не слушала малыша. Повернулась к плачущему Ламбо, которого обидел Хаято.
     - Ламбо, хочешь, я научу тебя ругаться и материться на русском? Будешь оскорблять Гокудеру, а тот ничего не поймёт.
     - ДА! - обрадовался Ламбо.
     - НЕТ! - крикнул Тсуна, обхватывая Гокудеру за руки, так как тот уже поджигал партию динамита для меня. - Дар не прошла!
     Лишь пожала плечами и ушла. Правда, потом, когда появился взрослый Ламбо, благодаря базуке десятилетия, мне удалось краем уха услышать, как он выругался на чистом русском без акцента. Логика проста - я хороший учитель.
     Потом был очередной сбор у дома Тсуны в середине октября. Тогда это была вечеринка-сюрприз в честь совместного дня рождения Тсунаёши и Реборна. Конечно, было крайне неловко, когда изначально планировалось празднование только дня рождения Реборна, а о Тсуне вспомнили в самый последний момент. Даже Нана, мать Тсуны, забыла об этом дне. В ту секунду я искренне сочувствовала парню, понимая каково ему. Но, в итоге, всё прошло в стиле... Вонголы. Начали дарить подарки и получать за это баллы. Правда, тот, кто получил бы меньше всего баллов, должен был умереть. Ненавижу мафию и всё, что с ней связано, ну и чёрт с ним. По пути к дому Савады я купила обычный торт и подарила его Реборну. Не много, не мало, а двадцать балов у меня было. Я осталась в живых. Пока что...
     Вся вечеринка закончилась тем, что Тсуну, после его представления с Хаято, пришлось тащить в больницу. Во время выступления он вошёл в режим посмертной воли и скрутился в небольшом ящике буквой 'зю', втыкая в ящик острые мечи. Жив-то он остался, но врачи ещё долго соображали откуда, что и куда растёт.
     Уже ближе к ноябрю послышалась очередная довольно странная новость, мол, в Намимори прибыл наёмный убийца из Китая. Эта весть меня так 'обрадовала', что я прям не знала, куда деть себя. Либо искать бункер при атомной войне, либо сразу на кладбище идти. Кто это и как он выглядит, этот очередной киллер, мне не сказали. Просто дали понять, что зовут его И-Пин. Однако позже я сама выяснила, при довольно странных обстоятельствах.
     Идя по коридору с огромной стопкой бумаг, которые я тащила из архива в кабинет Дисциплинарного Кабинета, на меня налетело что-то мелкое, круглое с короткой чёрной косичкой. Я уж было подумала, что это мячик, который притащили школьники в здание, но нет. Оно было живое. В первое мгновение после столкновения в воздух полетела вся стопка бумаг, которую я так старательно тащила, да видно не судьба.
     Но ни один листок не упал на пол, так как мячик, а вернее ребёнок, с потрясающей скоростью собрал все парящие в воздухе листочки и, сложив их в аккуратную стопочку, вернул мне. От ребёнка сильно пахло чесноком, но этот запах не отталкивал. Наоборот - вызывал аппетит.
     - Спасибо, - улыбнулась я, беря стопку. - Ещё б немного... - осмотрела незнакомца. - Эм, а кто ты? Тут нет отделения для младшей школы. Ты кого-то ищёшь? Может брата или сестру? - ребёнок отрицательно покачал головой и что-то произнёс на непонятном мне языке. Не сразу до меня дошло, что мне отвечают на китайском. Этот язык, к сожалению, мне не знаком. Я обратилась на итальянском. - Как тебя зовут? - малыш нахмурился. Хм, попробуем ещё раз. - Как тебя зовут? - уже на русском.
     - О! - удивилась она. - Моя звать И-Пин, - заговорил ребёнок, и я остолбенела. Так это и есть тот самый киллер из Китая? Как страшно жить, раз дети в наёмники идут. Но тут другое, И-Пин понимает русский язык. Даже говорит на нём. Плохо, коряво, но говорит.
     - Ты знаешь русский, - удивилась я.
     - Моя учитель знать русский. Моя учитель там бывать. И-Пин любить учиться. И-Пин очень стараться.
     - Ясно, - улыбнулась я. С виду не похожа на того, кого следует бояться. Может слухи - это просто слухи? - А меня зовут Дар. Так кого ты ищёшь И-Пин?
     - Дар? - ребёнок удивился. - Серра Дар?! - я насторожено кивнула. - Учитель говорить о Дар. Учитель велеть быть осторожный.
     - Вот как, - усмехнулась я, понимая, что мы в похожей ситуации. Прозвенел звонок на урок. Время идёт, а я тут с китайским ребёнком болтаю. - Ладно, - прижала к груди стопку листов бумаги. - Удачи! В чём бы она тебе не понадобилась, - я направилась дальше по коридору.
     - Се-се, - произнёс ребёнок, сложив перед собой ладони и слегка поклонившись. Кажется, меня поблагодарили на китайский манер. Это было довольно странно, особенно когда потом Тсуна рассказал, что И-Пин - девочка. И угадайте, что? Отныне живёт у него дома.
     Честное слово, все самые опасные и подозрительные личности останавливаются у этого Савады. Ясное дело, что ни к чему хорошему это не приведёт. Но Ламбо наконец-то есть с кем поиграть, и он перестал приходить в Среднюю школу Намимори просто так.
     Однако время шло и вот, наступил не самый для меня приятный день, который я не сразу-то и заметила вначале. Одиннадцатое ноября. С самого утра небо было закрыто плотными грозовыми тучами и мир, казалось, окрасился в серые тона. Дул сильный ветер, но я не чувствовала холода. Наоборот, чувствовала себя крайне уютно. Я даже не одевалась по-осеннему, а продолжала носить одну лишь форму, так как накинь что-нибудь ещё и стало бы жарко.
     Шла я в школу медленно, так как в голове суетились мысли. Обо всём, что до сего момента я прочно старалась оттолкнуть от себя. О переезде в Японию и о том, как обернулось то, что теперь втянута в мафиозную группировку. О том, что родители до сих пор не выходят на связь, а ведь прошло уже практически полгода. Они продолжают избегать меня, и мне кажется, на это есть причины намного серьёзнее, нежели просто страх скандала. Что за договоренность с Вонголой? Что за семья Серра? Почему они так боятся мою семью и самое главное меня? И почему я упорно игнорирую всё, что происходило ранее? Словно целенаправленно избегаю любой информации, касаемо того, кто я и почему оказалась там, где оказалась.
     - Привет, Дар! - услышала я голос Ямамото, когда подошла к вратам школы. Голос парня был весёлым и радостным, как всегда. Но звучал он для меня как-то отдалённо. Словно из-под земли. - Ты бы одевалась теплее. Хоть ещё снега нет, да сегодня дождь обещают. Простудишься.
     - Ага, - бросила я с неким безразличием и пошла дальше, думая о своём.
     - Дар, опять спишь на ходу? - продолжал смеяться Такеши, догоняя меня, и чтобы продолжать беседу, стал идти в сторону школы спиной вперёд, а ко мне повернулся лицом. - Таблетку Шамала уже приняла или забыла? Лучше тебе принять, а то так и весь день проспишь.
     - Ага... - вновь бросила я на автомате, даже не смотря, куда иду.
     - Хм? Ты сегодня какая-то странная, - протянул бейсболист. - Тебе бы не помешало развеяться. Не хочешь придти ко мне на игру? Если до обеда дождя не будет, то наша команда играет на спортивной площадке против школы для мальчиков с соседнего квартала. Говорят, там у них сильные парни. Даже волнительно! Ха-ха-ха! - я ничего не сказала, так как вообще не слушала о чём Ямамото говорил. - Дар? Дар!
     - А? - немного пришла в себя. - Извини, у меня много работы. Встретимся потом, - развернулась и, ускорив шаг, побежала вдоль коридоров в сторону кабинета Дисциплинарного Комитета, оставив удивленного Такеши одного.
     В кабинете никого не было, что позволило мне сразу пройти к своему диванчику и, сев на него, продолжить мысленно задавать себе вопросы, которые я ранее избегала. И, кстати, почему? Было некое состояние потерянности и безмятежности. Я совсем не ощущала реальности. Всё стало серым, ненастоящим, словно сон.
     - Травоядное, ты ещё долго собираешься меня игнорировать?! - послышалось откуда-то издалека. Рефлекторно я повернула голову в сторону звука. Это был Хибари Кёя. Кажется, он был зол, а, может быть, и нет. Не понятно. По его лицу никогда ничего не понятно.
     - Хибари-сан, вы были тут? - спокойно произнесла я, отворачиваясь в сторону окна. - Здравствуйте.
     - И это всё? - голос был раздражён и начинал слегка рычать, как приглушенный мотор мотоцикла. - Я уже двадцать минут пытаюсь до тебя достучаться, бесполезное травоядное! Соберись, на сегодня у нас много работы и...
     - Хибари-сан, а какой сегодня день? - спросила я, совершенно его не слушая.
     - Одиннадцатое ноября, - бросил парень через плечо, направляясь к своему столу.
     - Вот оно что... - и тут до меня дошло, что за день сегодня. Встав с дивана, я направилась к выходу. - Хибари-сан, вынуждена вас сегодня покинуть. Это личное.
     - Разве я давал на это разрешение, травоядное? - я проигнорировала эти слова и продолжила идти к двери. Практически коснулась пальцами до дверной ручки, как неожиданно почувствовала, что падаю на спину. Вернее меня опрокинули, скрепив руки над головой мёртвой хваткой, а к горлу придавили конец стальной тонфы. Сам же яростный Хибари Кёя сидел на мне сверху так, что даже ноги были обездвижены. Но я и так не сопротивлялась. Просто лежала и думала о своём, смотря 'сквозь' Хибари. - Похоже, обычные слова до тебя не доходят, - злобно усмехнулся Кёя. - И как Глава Дисциплинарного Комитета я просто не могу проигнорировать такое нарушение. Поэтому готовься, - наклонился к самому лицу. - Я забью тебя до смерти. Ты меня порядком достала.
     Я видела, что он говорит. Слышала, что он говорит, но не слушала. Не воспринимала информацию на должном уровне. Всё было словно во сне. Ни страха, ни боли, ни ненависти - вообще ничего. Сегодня тот самый день. Он наступил. Каждый год одно и то же. Каждый год одно и то же чувство растерянности.
     - Интересно, - негромко произнесла я вслух, за долю секунды до того, как тонфа коснулась моего лица. Вернее, она замерла прямо на уровне моих распахнутых глаз. Я даже не моргнула, когда Хибари подносил оружие. Но услышав мой голос, он замер. - Интересно, а сегодня будет дождь?
     - Дождь? - похоже, парень был в недоумении от моего поведения. Ведь я не сопротивлялась и, самое главное, не боялась. Сердцебиение спокойное, дыхание ровное. Совсем не то, что он привык видеть в своих жертвах.
     - Сколько себя помню, в этот день всегда идёт дождь, - пояснила я, повернув голову в сторону распахнутого настежь окна. С моего положения, мне были доступны только безмятежные серые облака. Грозовые тучи набирались сил.
     - В этот день? - продолжал не понимать Хибари, но всё ещё сидел на мне, сжимая одной рукой мои запястья над головой.
     - Да, - негромко произнесла я. - В день моего рождения.
     - День... рождения? - голос парня дрогнул, но лишь на мгновение. Более того, он нахмурил брови и отвёл взгляд, словно что-то вспомнил неприятное, но, кажется, это было смущением. Хибари отпустил мои руки и наконец-то встал в полный рост, отворачиваясь. - Ясно, - бросил он через плечо. - Иди куда хочешь. Не мешайся.
     - Спасибо, - произнесла я, вставая на ноги и продолжая свой путь.
     Интересно, он бы понял меня, если бы я сказала, что ненавижу свой день рождения?
     Думаю, нет.
     Стоило только выйти из здания школы, как начался дождь. Вначале он был мелким и практически незаметным. Но уже через десять минут город окружил настоящий ливень. Форма Дисциплинарного Комитета промокла очень быстро. У меня с собой не было ни куртки, ни зонта. Белоснежные волосы мокрыми прядями прилипали к лицу. Ноги в обуви звонко хлюпали, намекая, что пора её сменить, но я ничего этого не замечала. Даже не помню, когда зашла в магазин и купила мороженое на палочке. Вернее замороженный сок. В этот день я всегда его покупаю, но не ем. Интересно, почему?
     Ничего не понимаю. Всё словно в тумане. Ледяные струйки стекают по моему телу. Не было ни одной сухой ниточки, но это всё не важно. Я брела в неизвестном направлении, совершенно ничего не замечая перед собой. В какой-то момент поняла, что нахожусь на неизвестной мне детской площадке, сидя на раскачивающихся качелях. Наблюдая за тем, как мороженое медленно тает в моих руках, стекая на землю, я пыталась вспомнить. Вспомнить тот день.
     Это повторялось каждый год, сколько себя помню. Именно поэтому ненавижу свой день рождения. Лучше бы его вообще не существовало. Именно в этот день, когда мне было три, пожарные вытащили меня из горящего дома. Что там произошло, я не знаю. Не помню. И это меня мучает. Кажется, что я должна вспомнить. Это очень важно, настолько важно, что занимает всё моё сознание. Но сколько не пытаюсь, всё никак не получается приоткрыть хотя бы чуть-чуть завесы этой тайны.
     С того дня мои волосы белее снега, но почему они стали именно такими? Что произошло в том пожаре? Столько вопросов. В остальное время года я об этом не думаю, так как в голове словно крутится некая команда - 'Не думай об этом! Не смотри туда! Избегай всего, что с этим связано!'. Именно по этой причине я не стремлюсь узнать что-то о своей семье. Не стремлюсь понять Реборна и мир мафии. Избегаю любое упоминание о криминальном мире. Я уже столько раз слышала, что семья Серра принесла семье Вонгола кучу хлопот, но что это значит? Почему меня называют Представителем этой семьи? Значит нас много? И почему именно я?
     Реборн знает обо мне больше, чем я сама о себе узнала за всю жизнь. Кто этот мальчик? Порой мне кажется, что он уже далеко не мальчик, а скорее взрослый мужчина с огромным жизненным опытом. Это пугает и привлекает одновременно. Я люблю загадки. С детства их обожаю. Однако самой главной загадкой является моя собственная жизнь. В этот день, словно все сознательные запреты исчезают, и я начинаю задавать вопросы. Много вопросов. Так много, что даже теряюсь.
     Моё тело спокойно воспринимает холод, а также невосприимчиво к ядам. Почему? Почему мама вырабатывала во мне подобное свойство? Кто мои родители на самом деле? Серийные убийцы? Наёмники? А брат? Он в курсе всего этого? Мы жили как образцовая семья. Папа - профессор, мама - педиатр, брат - юный гений учится за границей. И я... казалось бы не подающая никаких надежд. Просто люблю технику и всё, что с ней связано. Загадки и ребусы. Но не могу спать ночами, вообще предпочитающая отшельничий образ жизни. Почему? Почему я такая?
     Столько вопросов, но завтра всё будет как всегда. Я отброшу в сторону все эти мысли и продолжу свой путь, словно этих мыслей и не было.
     В этот день всегда идёт дождь. Мне он нравится. Словно смывает все плохие воспоминания и даёт возможность родиться заново. Возникает лёгкое чувство покоя. Хотела бы я, чтобы дождь так шёл вечно. Не люблю солнце, не люблю тепло. В ночи я всегда чувствовала себя значительно лучше.
     Мороженое почти дотаяло.
     И зачем я его покупаю каждый год, если не собираюсь есть? Что с ним связано? И главное именно замороженный сок, хотя если знать мои вкусы, то мне больше нравится пломбир в шоколаде. Но нет. В день своего рождения покупаю именно замороженный сок на палочке.
     Дома с родителями никогда не праздновала свой день рождения. Нет, они пытались воспитать во мне любовь к данному празднику. Торт, веселье, гости... Но я всегда уходила из дома и проводила его в одиночестве, чтобы подумать. Попытаться вспомнить то, что так тяготит моё сердце. Что произошло тогда, в том пожаре?
     - Эй! Белобрысая ведьма, это ты? - услышала я знакомый мужской голос. - Эй! Да чтоб тебя. Какого чёрта ты тут делаешь?
     - А? - подняла голову и увидела перед собой раздраженного Гокудеру, который дрожащими губами сжимал сигарету, а руками зонтик. - Хаято? Что ты тут делаешь?
     - Это я у тебя спросить пытаюсь! - рычал на меня парень, немного дрожа от холода. - Сколько ты тут сидишь? Да и вообще, почему тут? Разве тебе не холодно? У меня от этого дождя весь порох отсырел, - злился Гокудера. - Занятия кончились, и я шёл домой, а тут ты... выглядишь, словно, в самом деле призрак.
     - Ага, - кивнула я, опустив голову и посмотрев на палочку от мороженого, что я до сих пор держала в руках. Да уж. Видно, я давно тут сижу и совсем потеряла счёт времени. Раз занятия уже кончились, то уже давно за полдень и приближается вечер. - Извини.
     - К чёрту твои извинения! - фыркнул парень. - Иди домой, если не собираешься простыть! На тебя смотреть больно.
     - Ага, - вновь бросила я, вставая с качели и направляясь подальше от детской площадки.
     - Чтоб тебя... И куда ты пошла? - крикнул мне парень. - Ты вообще живёшь в другом направлении! Э-э-эх! - он почесал голову, словно над чем-то думая. - Да что с тобой сегодня? Этот бейсбольный придурок упоминал, что ты какая-то странная, но Реборн-сан велел не влезать, - я просто пошла дальше, не обращая внимания на слова Гокудеры. В то время как парень начинал злиться всё сильнее и сильнее. Его сигарета потухла от влажности, из-за чего возрастала злость Хаято до уровня демона. - Фек! Это меня не касается! - бубнил парень за моей спиной. - Это меня не касается! Так велел Реборн-сан! Это меня не касается! НЕ КАСАЕТСЯ! Чёрт... ЭЙ! ВЕДЬМА! СТОЙ! - за спиной послышалось приближающееся хлюпанье. - Идём!
     - А? - только и смогла высказать я перед тем, как Гокудера схватил меня за руку и потащил в неизвестном направлении.
     - Ты там ничего не подумай, - добавил он, не оборачиваясь. - Я это делаю не для тебя, а для Десятого. Ведь я всё же его Правая Рука.
     - Что? - всё ещё не понимала я, но на этот раз Хаято не ответил. Сопротивляться не имело смысла, да и как-то не думала об этом. Гокудера всегда проявлял некую агрессию по отношению ко мне, так что уверена, что скоро он психанёт и отпустит меня.
     Но нет. Парень привёл меня к невысокому одноэтажному дому, открыв дверь своим ключом и силой впихнув в здание. Внутри было тепло, сухо и тихо. Это его дом? Скорей всего, так и есть, так как Гокудера, не глядя, швырнул обувь и сумку на тумбочку в прихожей. Снял промокшую ветровку, продолжая о чём-то ругаться. Зонтик сложил и повесил на крючок, также в прихожей. На меня никакого внимания не обращал.
     Бъянки, старшая сестра Хаято, живёт в доме Тсуны, но о том, где живёт сам Гокудера, я не знала. Видимо, тут. Снимает домик, как и я. Вот только зачем он меня сюда привёл? Со всего тела градом стекала вода, вызывая огромные лужи под ногами.
     - Вот, - произнёс Гокудера, выходя из какой-то спальни протягивая мне стопку одежды. - Пройди в ванную и переоденься.
     - Я... - смотрю на аккуратно сложенную одежду. А он педантичен. - Я, пожалуй, пойду домой... - повернулась к двери, но тут же почувствовала, что меня вновь схватили за руку.
     - И куда ты пойдёшь в такую погоду?! - вскрикнул гневно парень, после чего силой потащил в ванную комнату. - Мне, знаешь ли, это тоже не очень-то нравится! Просто не хочу потом со стыдом в глаза Десятому смотреть, поняла? - Гокудера пихнул меня в ванную и резко захлопнул за спиной дверь. Правда, предварительно включил в комнате свет.
     Из одежды он мне дал свою тёмно-красную футболку, на котором было изображено НЛО в форме летающей тарелки. А также шорты цвета охры. Также имелось одно полотенце явно намекающее, на то, чтобы я вытерла волосы. Немного посмотрев на вещи, мне ничего не оставалось, кроме как переодеться. Всё равно домой, похоже, просто так не пустят, а в мокром разгуливать - Гокудеру злить.
     Все действия были на уровне подсознания. Сняла мокрую одежду, накинула сухую, которая на несколько размеров была больше меня, после чего выжала из своей формы влагу, повесив их сушиться там же, и вышла в коридор. Перед дверьми в ванную уже стояли готовые для меня тапочки. Ковров тут я не видела, да разгуливать босиком - мне не привыкать, но всё равно уважу хозяина и надену их. Хм... они явно принадлежат Хаято. Моя нога в них буквально утопает.
     Шаркающими шагами прошлась по коридору, выискивая одноклассника. Уже хотела позвать его, как из дальней комнаты послышалось небольшое хлопанье и ругательства на итальянском. Как оказалось, парень злился на телевизор, что отказывался работать. Хаято уже успел переодеться и выглядел как-то по-домашнему. На нём не было его излюбленных колец и брелков с черепами, что придавали парню этакий стиль рокера. Он был одет в обычную футболку и шорты, похожие на те, что были на мне. Пепельные волосы собраны в короткий хвостик на затылке, а на носу сидели очки.
     - Дерьмовое старьё! - злился он на итальянском. - Ты будешь работать или мне тебя выкинуть, а?
     - Позволь мне, - обратилась я к парню на его родном языке, протягивая раскрытую руку. Парень сначала вздрогнул, не ожидая, что нахожусь так близко. Потом осмотрел меня с головы до ног и, хмыкнув, вернулся к своему занятию.
     - Иди, для начала обсохни, - перешёл он на японский, махнув в сторону кресла, который находился в конце зала. Пожав плечами, направилась в указанную сторону и, сев в кресло, поджала ноги, обхватив их руками. Тело было ледяным, но мне привычно. Люблю холод. Даёт возможность хорошо подумать. Не знаю, сколько времени прошло, когда перед моими глазами возникла чашка горячего шоколада, испускающего приятный сладкий аромат ванили. - Держи, - бросил Хаято с неким безразличием, делая маленький глоток из точно такой же чашки. - Эх, старая рухлядь, - вздохнул он, садясь в другое кресло. - Надо будет хозяину дома об этом сказать. На свалку давно пора выкинуть. Или в музей.
     - Угу, - кивнула я, вдыхая аромат горячего напитка.
     Гокудера бросил на меня косой, полный подозрения взгляд. Бирюзовые глаза сощурились, испуская недоверие. Казалось, что еще немного, и он дыру во мне сделает. Скорей всего, парень ждал каких-то объяснений или слов с моей стороны, но я молчала. Просто уставилась в одну точку и ничего больше не замечала вокруг себя.
     - Да что происходит, чёрт возьми?! - не выдержал Гокудера. - Что с тобой? Ты какая-то странная! Бесишь! Нет, ты всегда не от мира сего, но сегодня - особенно. Можешь сказать, что случилось? Не обещаю, что помогу, но это хотя бы перестанет меня раздражать.
     - Хаято, - обратилась я к нему, продолжая думать о своём, но парень замолк. - С первого дня, как только ты узнал, что я из семьи Серра, ты относился ко мне крайне осторожно. Скажи, почему? Что ты знаешь?
     - Идиота из меня делаешь? - психанул Гокудера. - Я уже слышал нечто подобное, но никогда не поверю, что ты прожила четырнадцать лет и ничего не знала о прошлом своей семьи. Тем более зная о твоём интеллекте...
     - Да, - губы дрогнули в лёгкой улыбке. - Скорей всего, ты меня никогда не поймёшь, но это правда. Представь себе, что всю жизнь я прожила как обычный подросток, которому постоянно говорили, что он гений, но разве не все родители так говорят о своих детях? Я знала, что немного умнее своих сверстников, но не считала это чем-то выдающимся. У меня был серьёзный пример перед глазами. Старший брат Рома намного способнее меня. Во всяком случае, я так всегда думала. Жила в России и никогда ничего не слышала ни о мафии, ни о семье Серра, ни о том, что меня ждёт в будущем. Даже японский я учила для того, чтобы потом поступить здесь в какой-нибудь университет и продолжить своё обычное существование, - смотря на остывающий шоколад в моей чашке, я улавливала собственное отражение. Оно было каким-то грустным, а жёлтые глаза приобрели цвет тающей карамели. Хотя, возможно, это только игра света. - Даже приехала в Японию для того, чтобы просто учиться и знакомиться с местной культурой. Однако в первый же день узнаю, что я Представитель некой огромной и опасной семьи Серра, у которых договор на меня с семьёй Вонгола. Как только я достигну совершеннолетия, то должна буду выйти замуж за Саваду Тсунаёши, который сам ещё не понял, куда влип. Более того, мои родители пропали. На сообщения и звонки не отвечают. Спросить о том, что вообще происходит не у кого. Но всё сводится к простому: меня всю жизнь обманывали, чтобы под конец использовать, дав некий статус Советника. Хочешь, верь, хочешь, нет, Хаято, но такая у меня ситуация, в которой нахожусь уже около полугода.
     Я замолкла, и в комнате воцарилась гробовая тишина.
     Мне казалось, что парень сейчас вскочит, начнет как обычно грубить и фыркать по поводу того, что я наговорила. Но нет. Он молчал. Более того, его лицо стало каким-то взрослым и серьёзным. Словно передо мной и не Хаято вовсе, а кто-то другой, мне ранее не знакомый. Парень, достал сигарету после чего, зажав её между губ, поджёг и закурил.
     - Я тебя понимаю, - неожиданно произнёс он серьёзным и спокойным голосом. - Пожалуй, даже очень хорошо понимаю, - в бирюзовых глазах плясал огонёк сигары, но сами они стали такими же туманными, как и мои недавно. Казалось, что моё сегодняшнее настроение заразно, и теперь Гокудера витал в точно таких же вопросах, что касаются его прошлого. - Хорошо, - он затянулся. - Я расскажу тебе всё, что знаю о семье Серра. Но это будет один единственный раз. Второго подобного поступка с моей стороны не жди, поняла? - я согласно кивнула, приготовившись слушать. - В принципе, знаю не так уж и много. В основном сплетни, да и только. Где-то они чересчур приукрашены, а где-то и вовсе былью поросло. Но всё сводится к одному - Серра нельзя доверять.
     Гокудера наклонился вперёд и положил локти на свои колени, позволяя рукам свисать в воздухе. Только длинные музыкальные пальцы правой руки изредка поднимались к губам хозяина, чтобы сделать очередную затяжку ядовитого дыма. Сам того не заметив, Гокудера перешёл с японского на итальянский язык, но мне это нисколько не мешало, и я продолжала слушать его.
     - В Серра всегда рождались люди с выдающимися умственными способностями, но Представителем становился только один из их семьи. Кто он и где именно - никто не знал. Эта семья никогда не жила вместе, подобно клану или общине. Они разбегались по всему миру, предпочитая уединённый образ жизни, но из-за договоренности с крупнейшей семьёй Вонголой, те никогда не терялись из виду. Хотя по сути из десяти поколений, только два раза Представитель семьи Серра был рядом от начала до конца с Боссом Вонголы. Это было с первым Боссом и с пятым. В остальных случаях Серра предавала семью Вонголы и становилась самым настоящим кошмаром для всего мафиозного мира. Используя свой исключительный ум и интуицию, они отказывались подчиняться Боссу семьи Вонголы и выбирали свой путь, который полностью противоречил всем союзам мафии. Обычно после такого идёт война, что затрагивает весь мир.
     - Война? - нахмурилась я. - Из-за одного человека, что просто захотел уйти из мафии?
     - Ты меня не слушаешь, - повысил тон Гокудера. - Серра не просто уходил из мира мафии, он создавал свою семью. Со своими правилами и принципами. А учитывая, что Серра должен был стать Советником, всё сводилось к тому, что секреты семьи Вонгола были использованы против их же самих. Без потерь это никогда не проходило. После этого имя Серра, что в переводе означает 'оранжерею', иногда стало звучать как Герра, что означает...
     - Война, - закончила я за Хаято. Парень согласно кивнул.
     - Также я знаю, что многие из союзных семей Вонголы, были против того, чтобы у Десятого появлялся Советник из семьи Серра. Уже несколько поколений Представители этой семьи просто терялись во времени. Не знаю почему, но думаю их просто не находили. После войны с Шестым Боссом Вонголы, Боссы седьмого, восьмого и девятого поколения просто отказывались от сотрудничества с семьёй Серра. Но более двенадцати лет назад, когда нашёлся очередной Представитель, Девятый заключил новый договор с Серра о заключении брака между Десятым Боссом и Представителем. Иными словами это для уверенности, что Серра вновь не пойдёт против всей мафии.
      - Что ж, теперь понятно, почему многие меня так боятся, - улыбнулась я. - Представитель, значит... редкие умственные способности... Вот только я совершенно этого за собой не чувствую. Думаю, что Девятый ошибся. Я не та, какой они меня представляют.
     - Точно не уверен, - начал Хаято, смущённо отводя взгляд в сторону. - Но говорят, что на теле у Представителя семьи Серра имеется особая отметина в форме полумесяца. У тебя она есть?
     - Это обычное родимое пятно, ничего особенного, - вздохнула я. - Подобные есть у каждого десятого человека на земле. Если не у каждого восьмого.
     - Но у тебя оно есть? - настаивал парень.
     - Эх... - вздохнула я, понимая, к чему всё идёт. Повернулась к парню спиной и убрала влажные волосы в сторону, обнажая шею.
     - Святая дева Мария!!! - воскликнул парень, отскакивая в сторону и падая на пол. - Так это действительно ты! Сомнений нет!
     - Говорю же, это просто совпадение, - спокойно произнесла я, возвращая волосы в исходное положение и поворачиваясь к собеседнику лицом. - Ты тоже умён, Хаято. И прекрасно должен знать, что со временем все слухи и сплетни обрастают ещё большими слухами и ещё большими сплетнями. Я не сильна в бою и уж точно устраивать войну не намерена. Единственное, что я хочу, это чтобы меня наконец-то оставили в покое. Вот и всё.
     - Но это точно ты, - продолжал настаивать Гокудера, поумерив пыл. - Да и тем более... хм? Что это? Ты слышишь этот звук?
     - Звук? - переспросила я, прислушиваясь к тишине. Действительно, что-то в другой комнате напевало ненавязчивую мелодию. Секунд через десять до меня наконец-то дошло, что это мой телефон, который остался в высыхающей форме Дисциплинарного Комитета. - Ой, точно, - я встала с кресла и шаркающими шагами направилась обратно в ванную.
     Как раз в тот момент, когда я открыла дверь комнаты, мелодия умолкла. Удивительно, что учитывая под каким ливнем я побыла, телефон продолжает работать. Хотя и кнопки слушаются команды не с первого раза. Включив сотовый, я посмотрела на строку оповещения. Пришло одно новое сообщение. От родителей.
     - А? - сердце нервно сжалось. Я нажала на кнопку 'Прочесть' и весь экран тут же загорелся голубым светом, показывающий присланную фотографию. На ней были мама и папа сидевшие в каком-то кафе за столом и державшие два бумажных листа, на которых имелась надпись: 'С Днём Рождения, Сметанка!'. У мамы эта надпись была на русском, у папы на итальянском. Также внизу фотографии стояла сегодняшняя дата.
     М-да... а я ведь практически забыла о том, что сегодня за день.
     - Что там у тебя? - услышала я голос Гокудеры за своей спиной, что, повинуясь зову любопытства, заглянул ко мне через плечо. - Это от твоих родителей? - первый вопрос после увиденного, но не успела я на него ответить, как последовал ещё один: - У тебя сегодня день рождения?! Чего же ты молчала? Десятый непременно бы устроил вечеринку и...
     - Нет, - оборвала я. - Не хочу. Ничего не хочу. Я не люблю этот день и... Ладно, Хаято. Спасибо, что дал обсохнуть, но думаю мне пора. Уже темнеет. Сейчас соберу вещи и вызову такси.
     - Не любишь этот день? - не понимал парень. - Кто не любит свой день рождения? И... Проклятье, ты можешь не хвататься сразу за одежду, когда я с тобой разговариваю?! Как же ты бесишь! - вздохнул он, фыркая на ходу. - Так, - забрал у меня из рук гакуран, что я только что сняла, и вернул его обратно сушиться. - Одежда ещё сырая. Подождёшь, ничего с тобой не случится. Идём, - вновь схватил меня за руку и потащил, ничего не объясняя. - Сядь, - сказал парень, когда мы пришли к нему на кухню. - Так вот почему ты весь день как привидение. Из-за Дня Рождения, - Хаято достал очередную сигарету и, включив газовую плиту, прикурил от огонька.
     - Что ты собираешься делать? - не понимала я.
     - Ты меня бесишь! - повторил парень. - Учти это и никогда не забывай! Но, - Гокудера заглянул в тумбочку и достал оттуда небольшую кастрюлю. - По себе знаю, что отмечать дни рождения одному не очень-то весело, - поставил кастрюлю в раковину и включил воду, позволяя ей заполнять емкость. - Хоть я и не шеф повар, но уверяю, что готовлю лучше своей сестры.
     - Ты собрался готовить? - мои брови медленно поползли вверх. - И что же?
     - То, что я всегда готовлю себе на день рождения - пасту! - гордо произнёс парень, задирая нос. - И если в тебе действительно имеются итальянские корни, уверен, ты оценишь.
     - Хех, - усмехнулась я и, пожалуй, это была первая искренняя улыбка за весь день.
     Видно, и правду говорят, что после любого затяжного дождя всегда появляется радуга. Гокудера, подобно урагану, ворвался в самый неподходящий момент, сметая всё на своём пути. Его не звали и не ждали, но он всё равно пришёл, устанавливая свои правила. Возможно, он меня терпеть не может, но должна признать, что как Правая Рука этот парень подходит идеально.
     - Чего улыбаешься? - фыркнул Хаято, немного краснея. - Думаешь, что я это для тебя стараюсь? Можешь не надеяться! В конце ты всю посуду моешь, женщина.
     - Э? - а вот это было неожиданно. - Я, вроде как, гость.
     - А меня это волнует? - усмехнулся одноклассник. - Я бы даже готовить не начинал. Терпеть не могу мыть посуду! Она всё время разбивается!
     - Покупай пластиковую, неумеха, - бросила равнодушно я.
     - Молчать! - воскликнул Гокудера, ещё сильнее краснея. - Больно умная, да? Вот помоешь посуду, вызову такси, и езжай хоть к себе в Россию с медведями обниматься.
     - Больше к тебе в гости не приду.
     - Как же ты меня бесишь... - бубнил парень, ставя кастрюлю на плитку, после чего стал наблюдать за тем, как закипает вода. - Эй, тебе же пятнадцать теперь, да?
     - Угу.
     - Ну, с Днём Рождения, Белобрысая Ведьма, - произнёс он с равнодушием.
     - Спасибо, Осьминожья Башка, - в тон ответила я.
     - Бесишь...

Глава 10. Доверие Дино.

     Как обычно бывает после затяжного дождя, наступает пора ясного чистого неба, которое дарует сердцу покой и радость. Именно с таким настроением я сегодня пришла в школу. День рождения позади и пора продолжить свою работу. Вот только не у всех было такое же настроение, как у меня. В Дисциплинарном Комитете как обычно, всё не слава Богу.
     И нет, проблема даже не в Хибари, хотя он ещё та проблема, а в Кусакабе. Парень заболел и теперь косился на меня с не меньшей злостью, чем главы клубов, которым я вечно отказываю в финансировании.
     На вопрос - 'В чём дело?' не получаю ни одного внятного ответа. Однако парень вечно дрожал, потел, шмыгал носом и чихал. Стало сразу ясно - Тетсуя заболел. Видно, попал под вчерашний дождь, вот только, я тут причём?
     - Простыть вчера успел? - спросила я, ненароком, помогая старшекласснику складывать папки с документами в архив. Мой вопрос был тихим, чтобы его услышать мог только Тетсуя, хотя в кабинете мы были далеко не одни.
     - Ещё бы! - ворчливо заметил парень, повернувшись лицом и уткнувшись мне в лоб своей причёской Элвиса, которая мне больше напоминала почерневший батон. - Шесть часов под ливнем! А ты нет? Я хотя бы под зонтом был и...
     - Эм... что? - и тут до меня дошло, что Тетсуя вчера за мной следил. Парень тут же замолк, понимая, что с горяча ляпнул лишнего, и если Глава узнает, не поздоровится. О том, что это был приказ Хибари, я также поняла по поведению Кусакабе. Он быстро посмотрел краем глаза на Кёю, что, на редкость, сидел за своим столом и работал с документами.
     - Ничего, - ответил парень, выхватывая из моих рук папки с документами и отходя в сторону. - Намокли ноги, вот и простыл маленько. С кем не бывает?
     Ну, например, со мной.
     - И зачем он тебя послал? - вновь зашептала я, беря в руки другие папки для прикрытия и подходя к Кусакабе практически вплотную. - Я что-то успела натворить? Скажи быстрее, чтобы я успела это исправить.
     - Да нет же! - зашептал в ответ парень, немного злясь, от чего 'батон' на голове стал вновь хлопать меня по лбу. - Вечно ты его демоном называешь, а Хибари-сан на самом деле очень переживает и заботится о своих людях, особенно...
     ФЬЮТЬ!!!
     - Прекратите шептаться за моей спиной, травоядные, - прозвучал спокойный голос Хибари, в то время как я и Тетсуя с бледнеющим ужасом смотрели на вонзившуюся в офисный шкаф, подобно лезвию, папку с файл-листами. Воткнувшись в шкаф, папка немного запружинила, но больше всего напугало то, что она пролетела между нашими лицами. 'Батон' Тетсуи немного укоротился. Сантиметров на пять. А ведь это могли быть не волосы парня, а чей-нибудь нос. - Раздражаете...
     - Т-так точно, Хибари-сан! - воскликнул Кусакабе и, вновь схватив папки из моих рук, выбежал из кабинета, по дороге сообщив, что он сам всё отнесёт в архив. Остальные Элвисы также решили покинуть кабинет, быстро найдя себе занятие. Я, кстати, их даже не различаю. Иногда, когда они называют меня 'Мелкой', я могу намекнуть им, что они 'Миньоны', но это в большинстве случаев плохо кончается. А именно - получаю всегда я.
     Стоило тоже найти себе работу, но вся моя работа в основном состоит из документации. Да и остальные парни практически всё на себя взяли, даже то, что их, в принципе, не касается. Например, один ляпнул, что он забыл полы помыть. Во всей школе. Трое других сразу же выдвинулись ему помогать.
     Мне ничего не оставалось, как молча вернуться на своё рабочее место, на котором также имелся компьютер. Хорошо хоть интернет имеется. Можно пошалить, разок другой. Но не сегодня. Всеми силами делала вид, что я работаю, в то время как физически чувствовала, что на меня тупо 'пялятся'. Этот взгляд несколько напрягал. Хибари смотрел в упор и уже даже не скрывал, что смотрит на меня.
     Казалось бы, что в этом такого? Парень и девушка одни в комнате, и так далее... Вот только тело буквально ныло от покалывания. Хибари смотрел на меня с недобрыми намерениями. В чём-то подозревал? Что-то хочет, но пока решается? Чего он злится? Да что я успела сделать? Надоедает.
     - Что-то не так? - спросила я напрямую, повернувшись к парню лицом.
     Кёя не ответил, однако, резко встал из-за стола и направился ко мне, не скрывая своей природной настороженности и любопытства. Я и слова молвить не успела, как одна из его ладоней прикоснулась к моему лбу. Всё это было на грани абсурда, но я продолжала молчать и наблюдать за действиями парня. Глаза хищно сощурились, а лоб нахмурился.
     - Вчера во время дождя было плюс три градуса по Цельсию. Ты просидела на качели под ливнем не менее шести часов, - произнёс он ледяным голосом, отходя назад. - Я был уверен, что сегодня ты как минимум не придёшь. Что с тобой случится, мне плевать. Однако любопытно, почему ты ещё здорова? Такой душ никому не принесёт пользы. А по тебе не скажешь, что ты закаляешься с младенческих лет.
     - Пф, как грубо... - фыркнула я, отворачиваясь в сторону. - Мне не страшен холод. И вообще, я никогда не болела простудой.
     - Это не ответ, - парень стал наклоняться в мою сторону, упираясь руками в подлокотники моего кресла. Всем своим видом Хибари показывал, что я жертва, которую загнали в угол.
     - Какой есть, - спокойно ответила я, вдавливаясь в спинку стула.
     - Продолжаешь меня удивлять, травоядное, - усмехнулся Кёя, вот только в этой улыбке не было ничего доброго. Это скорее походило на предупреждение. Мне надо бежать, но как? Куда? Я даже встать не могу. - С виду такое хрупкое, бездарное, бесполезное... - правая рука Кёи легла мне на шею, плотно обхватив её пальцами. Не вырваться. Сердце забилось с бешеной скоростью, сигнализируя мозгу об опасности. - Мне достаточно лишь слегка надавить, и с тобой будет покончено. Ты даже ничего понять не успеешь, как будешь мертва. Это сделать так просто, что... даже скучно. Но инстинкты мне говорят, что это только вершина айсберга, а инстинктам я доверять привык. Так что же ты такое?
     - Я лишь... - пальцы стали медленно сдавливать горло, нажимая подушечками на пульсирующую артерию. - Я лишь 'бесполезное травоядное', Хибари-сан.
     - Хм... - пальцы разжались. - И то верно, - усмехнулся парень, отстраняясь от меня. В следующее мгновение он просто присел на край моего стола и смачно зевнул. - Наверное, это из-за того, что ты русская. Слышал это довольно холодная страна. Так или иначе, люди должны там как-то выживать.
     - Я также наполовину итальянка, - сама не знаю почему, сказала я, потирая горло, но увидев недовольный взгляд Хибари, добавила: - Но вы, безусловно, правы!
     Кёя вновь хмыкнул и отошёл в сторону. Наблюдая за тем, как он медленно направлялся к своему столу, с некой кошачьей ленью потягиваясь и зевая на ходу, задавалась вопросом: 'Какого чёрта?!'. Ощущения его руки на моей шее, до сих пор отчётливо чувствовалось. Моё сердце билось безумно быстро, что дало Хибари понять - я боюсь. Но... это не так. Я волновалась. Обычная физическая реакция, но его не боюсь, и именно это меня пугает. Чувствовала тёплые пальцы на своей коже. Понимала, что он и в самом деле может меня убить, как кот мышонка. Вот только... инстинкты дали сбой, и я совершенно не ощущала опасности рядом с ним.
     Что за ерунда? Почему рядом с этим человеком всё именно так? Он спрашивает меня 'что ты такое?', а сам он кто? Кто такой этот Хибари Кёя, что собственная интуиция подводит не в первый раз? Всегда чувствовала опасность и избегала её, но тут... выручает только логика. И она мне говорит - надо валить. Это ненормально. Или мне просто нравится, как он издевается, насмехается и подшучивает? В принципе - мне всё равно. Не чувствую удовольствия, но и особого отвращения не испытываю.
     Порой у меня возникает мысль, что Реборн специально меня сюда вызвал. Знать бы, что задумал этот малыш. Всегда молчалив и хитёр. Улыбается, скрываясь в стенах школы. Знал бы Хибари, что за туннели тут имеются - снёс бы всё до основания.
     В дверь кто-то постучался. Хибари тут же приподнял подбородок, с вниманием выглядывая посетителя. Дверь медленно приоткрылась и в помещение заглянула напуганная голова Савады Тсунаёши. Тело пока пряталось за самой дверью.
     - Это... - начал он неуверенно, осматривая помещение, но, встретившись взглядом с раздражительным Хибари, вскрикнул: - Хи-и-и!!! Прошу прощение, Хибари-сан!
     - Чего надо, травоядное? - сталь в голосе говорила о том, что ему, в принципе, всё равно, но лучше не медлить.
     - Я... это... к Дар! - выпалил он.
     - Ко мне? - удивилась я, наклонив голову набок.
     - Вот! - парень подбежал к моему столу и поставил передо мной небольшую светло-бежевую коробку, украшенную белоснежным шёлковым бантом. - Прости, я не знал! - поклонился Тсуна. - С прошедшим Днём Рождения, Дар!
     - А? - что? Как? Почему? Неужели Гокудера проболтался? Нет! Он же обещал! - Откуда...? - только и смогла я спросить.
     - Реборн всем рассказал, - смущёно ответил Савада, почесав затылок. - Также он сказал, что ты не празднуешь его, но не пояснил причину. Однако... на мой День Рождения ты принесла подарок. Вот и я...
     - Эх... - вздохнула я, понимая, что отделаться просто так, не получится. Приоткрыла крышку коробки. - Что там?
     - Платье, - пояснил Тсуна.
     - Платье? - вот это поворот. - Только не говори, что оно свадебное?! Ты знаешь мой ответ, Тсуна...
     - Нет-нет-нет! - замахал руками перед собой парень, краснея как рак. - Я не имел виду ничего подобного! По правде сказать, это платье выбирала мама, так как она лучше разбирается в подобном. Вот...
     - Так это подарок ещё и от Наны, - поняла я. - Ладно, - закрыла коробку, убирая её со стола. - Спасибо, Тсуна. И передай маме, что мне понравился подарок.
     - Ага, - улыбнулся он, возвращаясь к двери. - Ещё раз с Днем Рождения, Дар, - взялся за ручку и тут резко вспомнил, что что-то забыл. - Всего доброго, Хибари-сан! - не соблюдать дисциплину перед Главой Дисциплинарного Комитета... Тсуна не настолько глуп.
     Я делала вид, что ничего не произошло, хотя прекрасно понимала, что подобное явление Савады совершенно не нравится Хибари. Он молчит, но это пока. Лучше вообще не поворачиваться в его сторону, чтобы не давать парню повода для того, чтобы пойти и избить кого-нибудь. Хотя... когда это ему нужны были причины?
     В кабинет вновь постучались, и тут же в помещение вбежал вечно радостный Ямамото.
     - Привет, Дар! - бейсболист даже не посмотрел в сторону Главы Дисциплинарного Комитета, руки у которого уже тянулись к тонфам. - Слышал, что ты у нас именинница. Пятнадцать лет, совсем взрослая, ха-ха-ха, - Такеши наклонился через стол и потрепал мою макушку, словно я его пёс. Лицо парня на миг стало серьёзным, и он наклонился ещё ближе. - Ты из-за этого грустила вчера? Прости, я не знал.
     - Вовсе нет, - улыбнулась я, немного смущённая тем, как быстро меняется настроение у Ямамото. - Просто... я, в принципе, этот день не люблю.
     - Вот как? - на лицо парня вновь вернулась безмятежная улыбка. - Как бы то ни было, вот. Это тебе! - парень достал из-за спины свёрнутую в подарочную упаковку бейсбольную биту, если судить по форме.
     - Бита?! - удивилась я. - Но... мне совершенно не знакома эта игра.
     - Я не успел должным образом подготовиться, поэтому решил подарить то, что является самым ценным для меня. Это моя первая бейсбольная бита. На ней даже автограф есть одного из самых популярных игроков, но думаю тебе это имя не знакомо.
     - Такеши... я... - просто не знаю что ему сказать. Это довольно ценный подарок, особенно зная, как сильно парень любит бейсбол. - Спасибо большое. Мне нравится.
     - Рад это слышать, - улыбка стала ещё шире. - Ладно, я пошёл. Хотел, конечно, притащить с собой Гокудеру, но тот на отрез отказался.
     - А, - я махнула рукой. - Он уже успел меня вчера поздравить.
     - Правда? - лицо Ямамото вновь приобрело серьёзный вид.
     - Да, - небольшой кивок. - Приготовил итальянское блюдо - пасту. Но, в итоге, мне за неё пришлось расплатиться мытьём всей посуды и починкой телевизора. Чтоб его...
     - Ха-ха-ха, - засмеялся Такеши. - Да уж, это похоже на Гокудеру. Ничего просто так не делает. И что, починила телевизор?
     - Пф! Обижаешь! Я с любой техникой на 'ты', - гордо приподняла подбородок.
     - Хах, ну буду знать, - подошёл к двери. - Ладно, пока, - повернулся в другую сторону комнаты. - Увидимся, Хибари.
     Ох, чёрт! А о нём-то я и забыла. И как это Глава Дисциплинарного Комитета ничего не произнёс за всё время? Хотя нет. Вон делает вид, что ему всё равно и спит себе в своём кресле. Сегодня он на удивление 'добрый'. В любое другое время уже бы избивал каждого, кто осмелился вступить без разрешения на территорию Дисциплинарного Комитета, но видно не сегодня. Повезло?
     - Чаосс! - послышалось откуда-то со стороны, и я увидела, как в полу появился небольшой люк, из которого вылез Реборн собственной персоной.
     - Реборн... - вздохнула я, чувствуя, как накапливается в груди злость. - И зачем ты всем растрепал? Ты же знаешь, что я не люблю этот день.
     - Поэтому я рассказал сегодня, а не вчера, - пояснил мальчик, запрыгивая ко мне на стол. - Здравствуй, Хибари, - поздоровался он.
     - Малыш, - на лице парня мелькнула азартная улыбка. - Позабавишь меня сегодня?
     - Звучит интересно, но я пришёл по другой причине, - усмехнулся Реборн.
     - Хм... тогда просто исчезни, - фыркнул Кёя, повернувшись к нам спиной.
     - Ты что, тоже подарок принёс? - удивилась я.
     - Нет, - легко ответил Реборн. - Ты же не любишь свой День Рождения, вот я и не готовил подарок. Но если хочешь, - малыш достал своего хамелеона со шляпы, который в мгновение преобразился в пистолет, нацеленный мне в голову. - Давай я выстрелю в тебя пулей Посмертной Воли и посмотрим, что будет следующие пять минут. Это и будет моим подарком.
     - Э...? - смысл 'подарка' до меня дошёл не сразу. Однако и убежать не было возможности. Единственное, что я могла это резко откинуться на спинку стула и поднять раскрытые ладони перед собой, прикрывая голову. - Стой-стой-стой!
     - В чём дело? - спокойно спросил Реборн. - Ты же жалеешь о чём-нибудь?
     - Чёрт возьми, да! - повысила я голос. - О том, что я сейчас нахожусь в этой стране, в этом городе, в этой школе!
     - Ну, в таком случае тебе не о чём волноваться... - ствол пистолета вновь нацелился мне в голову.
     - Нет, подожди! - ух, как сердце бьётся. Вот это я понимаю страх и ужас. Все инстинкты говорят о том, что Реборн опасен до зубов. Уверена, что он избавлялся и от разных людей, и я для него, что пыль на ветру. - Я... я... - что же придумать? - Я не хочу разгуливать потом по школе голой.
     - Хм... - протянул Реборн, убирая пистолет. - Тоже верно. Что ж... в таком случае, как-нибудь в следующий раз.
     Ледяной пот обливал всё моё тело. Я думала, что Реборн сейчас уйдёт, и вздохну с облегчением, но нет. Малыш подошёл к двери и с командующим возгласом 'Сюда!', впустил в кабинет огромного рослого мужика с ящиком с мой рост в руках. Я бы сказала, что это почтальон, так как он был одет в соответствующую форму, да вот только судя по протокольной физиономии, ясно из какого он мира прибыл. На деревянном ящике имелась выжженная надпись: 'VONGOLE'. И думаю, что это точно не морская компания с миролюбивым названием 'Моллюски'.
     Даже Хибари перестал игнорировать нас и встал со стула:
     - Что тут происходит? - злобно произнёс он.
     - Это подарок от семьи, - пояснил Реборн и посмотрел на меня. - Делай с ним, что хочешь, а мне пора. Чао-чао!
     - Что? Реборн! Подожди! - но мальчик тут же исчез, как и громила. Вернее громилу забил взбесившийся Хибари, и вышвырнул мужика из окна кабинета. А ведь тот только принёс посылку. Дурдом.
     - Что там? - спросил меня Кёя, ничуть не запыхавшись и медленно подходящий к посылке. То, что она такая огромная, парню не нравилось.
     - Эм... не знаю, - честно призналась я, не рискуя приблизиться.
     Хибари хмыкнул и нанёс сокрушительный удар тонфой по деревянному ящику, от чего тот раскололся на десятки мелких частей. Нашему взору предстало содержимое, а именно огромный цветочный горшок, на котором росло дерево.
     - Растение?! - удивился парень, после чего спрятал своё оружие и со скучающим видом, отошёл в сторону. - Пф, что за нелепица?
     - Это не просто дерево, - произнесла я, подходя ближе и разглядывая подарок. - Это Шоколадное дерево. Или проще говоря - какао!
     Деревце было невысоким, но на нём уже висели небольшие совсем зелёные плоды. Если за ним ухаживать, то через пару месяцев будет довольно богатый урожай. Удивительно! Значит, семья Вонголы узнала о моей любви к шоколаду и решили преподнести такой вот презент? Но если честно, то я знаю этот сорт какао. При правильной готовке, он очень вкусен. Также растение неприхотливо. Ему главное получать побольше солнечных лучей и воды. Холода он тоже не боится, что очень кстати. На носу первые заморозки. Вот только, как мне его домой перетащить?
     Я попыталась сдвинуть горшок с места. Бесполезно. Даже не шелохнулся. Чёрт! Ну и махина! А перекапывать, только растению вредить. Жалко, если погибнет.
     - Как же мне тебя домой-то унести? - рассуждала я вслух, осматривая дерево со всех сторон. - О! Хибари-сан, а можно я пару парней Комитета одолжу?
     - Зачем? - спокойно спросил Хибари, явно не понимая того, что я хочу.
     - Как зачем? Чтобы какао к себе домой перетащить! Это очень ценный вид Шоколадного дерева. Он плодоносит круглый год, а его какао-бобы настолько вкусные, что можно язык проглотить, - я мечтательно улыбнулась, представляя, что же смогу сделать с этими бобами. - Так можно?
     - Нет, - сухо бросил Кёя, даже не поворачиваясь в мою сторону.
     - Что? Но почему? - эх, и у кого я спрашиваю? Сам ими может управлять, как хочет, а другим не позволяет. Я же не прошу их всех. Двух вполне будет достаточно. Просто перетащить горшочек ко мне домой и всё. Хотя, возможно, сейчас начнёт говорить о том, что я совсем обнаглела и Дисциплинарный Комитет в носильщики не нанимался. - Ладно, - вздохнула я, приглаживая белые волосы назад. - Тогда попрошу ребят из класса и...
     - Если увижу это сборище травоядных, в кабинете Дисциплинарного Комитета, ещё хоть раз, будешь сама им скорую вызывать.
     - Стоп, почему? Сегодня же они тут были, и всё прошло хорошо.
     - Можешь считать это моим подарком на день рождение, - Кёя посмотрел на меня, обернувшись через плечо. - В следующий раз я забью их до смерти.
     - Что б тебя! - вырвалось у меня на русском. - Но как мне тогда быть с деревом?
     - Твои проблемы.
     - Вообще охренеть, - бубнила я на русском, смотря на растение. - И вот с этим человеком мне приходится работать. Да легче в окно выпрыгнуть с криком: 'Я свободна!'.
     - Что ты там мелешь, травоядное? - произнёс Хибари, вставая с места и подходя к дереву. - Сколько мне раз повторять, ты в Японии, а значит, либо говори на местном языке, либо... - Кёя подошёл к дереву и со всей силы ударил ногой по горшку, в котором находилось какао. Удар был такой силы, что горшок подлетел в воздух и перескочил через весь кабинет в самый конец, где находился мой диванчик. В принципе, идеальное место, но я ещё раз убедилась в том, что Демон Намимори безумно силён. Он даже не поморщился. - Раздражает... - фыркнул он, бросив на меня злобный взгляд.
     Ох, видно какао там будет лучше. Несколько листочков в полёте оторвались, но, в принципе, дерево в порядке. Пока в порядке. Прости Шоколадка, но отныне твой дом тут.
     - Что это? - услышала я голос Главы, который наклонился и поднял с пола небольшую бумажную карточку. - Итальянский?
     - А, это, наверное, с дерева слетело, - пояснила я, пытаясь забрать карточку и прочесть содержимое. Хибари недовольно перевёл взгляд с карточки на меня, но потом просто отшвырнул её через плечо, приказав 'Читай вслух'. - 'Non dimentichi mai come tutto è cominciato. E dai una nuova e bella fioritura'.
     - И что это значит?
     - 'Никогда не забывай, с чего всё началось. И дай совершенно новому и прекрасному зацвести'. Как-то так, - слегка улыбнулась. Хибари продолжал на меня смотреть так, будто я должна ещё что-то пояснить, и он был прав. - Ну, это своего рода напоминание о том, кто я. Моя фамилия ведь переводится как 'Оранжерея'.
     - Хах, - усмехнулся парень. - Что за нелепая фамилия?!
     - И это говорит мне 'Жаворонок'?! - фыркнула негромко я, вновь переходя на русский. Хоть слова практически не были слышны, рядом с головой пролетела очередная канцелярская папка, врезавшаяся в побелённую стенку кабинета не хуже метательного ножа.
     - Травоядное... ещё одно предупреждение и... - на стол Хибари со звонким хлопком упало сразу три одинаковых папки с файл-листами. Намёк понят.
     - Исправлюсь, Хибари-сан, исправлюсь, - лучезарно улыбнулась я, изредка поглядывая на папку, торчащую из стены. Она до сих пор пружинила, издавая странный посвистывающий звук. Похоже японская фраза 'Работа на всю жизнь' обретает новые краски, особенно когда твоя жизнь столь коротка.
     Прошло около недели, когда утром, перед тем как идти в школу, ко мне пришло сообщение от Реборна, в котором он просил сначала заглянуть в дом к Саваде. О подробностях не говорил, но намекнул, что прибыл некий очень важный человек, с которым мне, как Советнику, необходимо познакомиться. Делать нечего, так как в ином случае во все сладости, что хранятся у меня дома, будет добавлен красный мексиканский перец и соль. От одной мысли, что я это буду есть, мне аж плохо стало. И ведь Реборн в самом деле может это сделать. Уверена, что в моём доме уже имеется десяток другой потайных лазеек.
     Пришлось делать огромный круг по городу, чтобы добраться до Савады. Вот только когда я добралась до его дома, резко захотела свалить. Причём не только с этой улицы и города, но и с этой планеты в целом. Прямо перед домом Тсунаёши столпилось больше двух десятков огромных вооруженных до зубов мужиков, одетых в одни чёрные костюмы. Они даже не скрывали того факта, что у каждого имелся либо револьвер, либо автомат, либо ещё какое-нибудь огнестрельное оружие. А физиономии так и говорили об уголовном прошлом.
     Надо было бежать, да вот только поздно. Мужики меня заметили и зашептались на итальянском.
     - Кто это? Кого-то напоминает. Школьница? Белые волосы, жёлтые глаза... Подождите! Это же Серра Дарья! Вот чёрт! Советник! Пропустите её, парни! Это Советник Вонголы! - тараторили все, потом неожиданно выстроились в две линии и с поклоном произнесли. - ДОБРОЕ УТРО, СОВЕТНИК!!!
     - ИК! - только и смогла сказать я, делая шаг назад. Такого 'доброго утра' точно не ждала. Более того каждая клеточка моего тела говорила о том, чтобы я валила быстрее в школу. Да и как член Дисциплинарного Комитета, должна быть в школе раньше остальных учеников. Хибари опять будет ворчать и определёно сорвётся. Если не на меня, так на Шоколадку точно. На этой неделе он уже три раза обрывал ей листья за то, что я умудрилась ошибиться и натворить дел.
     - Дар! - это был голос Тсуны, который махал мне рукой из своего двора. По его бледному и вспотевшему лицу, я поняла, что он также немного не в своей шкуре. - Ты... ты чего тут?
     - Так... - медленно подошла к парню и косясь на остальных, зашептала на ухо. - Реборн позвал. А это кто?
     - Ну... как тебе сказать... - парень нервно захихикал. Плохой знак. - Понимаешь, тут ко мне в гости приехали и...
     - Ребята, почему вы здесь? - из дома Савады вышел молодой парень лет двадцати двух со светлыми растрёпанными волосами. Сонное лицо говорило о том, что он провёл тут ночь. Одет в чёрную спортивную футболку с удлиненными рукавами и серые джинсы. На левой руке выглядывает татуировка, которую рассмотреть полностью не удалось, но, кажется, там имелась какая-то надпись. - Я не просил за мной заходить.
     - А никто за вами не заходил, - улыбнулся один из мужиков в костюме. - Я прогуливался, и случайно оказался здесь.
     - И я, - ответил другой мужик, так же улыбаясь.
     - И я, - вторил следующий.
     - Чего? - не верил блондин. - От отеля, который на против станции?! О! - тут он заметил меня. - А ты ещё кто? Знакомая моего младшего брата?
     - Младший брат?! - я вопросительно посмотрела на Саваду.
     - Э-э-эм... - протянул Тсуна, начиная краснеть от того, что нервничает. - Понимаешь...
     - Босс, это не так! - зашептали мужики рядом со мной. Типа я не слышу. - Это Советник!
     - Хм?! Советник?! - теперь от сна не осталась и следа. - Значит, ты Советник семьи Вонгола? Ха! Ну и ну! - так как парень был значительно выше меня, он слегка присел в коленях.
     - Что-то не так? - насторожилась я, делая шаг назад, так как лицо блондина было слишком близко. Он словно был близоруким и не мог меня нормально разглядеть.
     - Нет-нет, - смеялся парень. - Просто я представлял тебя несколько иначе. Столько кошмаров наслушался от стариков. Что ты сам дьявол, а, в итоге, вижу вот 'это'. Ты миленькая, ха-ха-ха!
     - Дино-сан! - воскликнул Тсуна, краснея ещё сильнее. - Прошу вас! Вас могут не правильно понять!
     - Разве? - удивился парень. - Ты же, вроде, наполовину итальянка, верно? И прекрасно владеешь этим языком, - я согласно кивнула. - Отлично, - перешёл парень на итальянский. - В таком случае, не хочешь поехать со мной в Италию и стать членом семьи Каваллоне? Мне умные ребята нужны.
     - А? - только и смогла выдавить я. - Что за чёрт? Ты меня впервые видишь и так просто зовёшь к себе в семью?
     - Ну, все же знают, что тот, на чьей стороне Серра - непобедим! Любое стратегическое сражение будет выиграно. Так что я теряю? - улыбнулся парень, подмигнув. - Ну, так что? Я такими предложениями так просто не разбрасываюсь.
     - А выглядит всё крайне наоборот, - очередной шаг назад. Мне этот парень не очень понравился. Какой-то он... странный. Словно два человека в одном лице. Один ленивый пофигист, а другой ответственный реалист.
     Все мужики зашептались. Они были крайне удивлены тем, что их Босс делает предложение Советнику. Пускай она и выглядит как обычная школьница. Тсуна же переводил с непониманием взгляд с меня на Дино и обратно. Он не знал о чём мы говорим, но с каждым предложением нервничать начинал всё сильнее и сильнее. В итоге, парень не выдержал:
     - ДИНО-САН! Прошу вас, прекратите! - все перевели на него взгляд. - Не знаю, что вы говорите, но чувствую, что это что-то неправильное, - Тсуна встал так, что теперь прикрывал меня спиной. Правда, тут же засмущался от того, что наделал. - Эм... я... в общем...
     - А у младшего братишки имеется стержень, хотя пока и плохо развит, ха-ха-ха! - улыбался Дино, вновь переходя на японский. - Прости, если что не так. Просто было интересно.
     - ДОБРОЕ УТРО, ДЕСЯТЫЙ!!! - раздалось за нашими спинами, и мы с Тсуной резко подпрыгнули. Это был Гокудера как обычно счастливый при виде Тсуны. - Я тут как раз рано проснулся и решил прогуляться по округе, поэтому случайно оказался здесь, - он вообще живёт в противоположной стороне от школы Намимори. Брехня чистой воды. Но почему-то, когда Хаято появился, стало несколько спокойнее. - А что ты тут забыла, Белобрысая Ведьма? - я не ответила. Просто продолжала стоять за спиной Тсуны и осматривать наше положение. Не нравятся мне эти парни. Мафия? Семья Каваллоне? Дино? - И кто эти ребята? - также посерьёзнел Гокудера.
     - Эй, недомерок - Дымовая Бомба! - усмехнулся Дино. - Мы же в первый раз видимся, верно?
     - Эта татуировка... - Хаято также заметил тату на левой руке Дино. - Ты же 'Дробящий Мустанг' Дино! - Гокудера пока не атаковал, но уже чувствовалось, что каждая его мышца напряжена и, как кот, готовится к прыжку.
     Послышались очередные приближающиеся шаги.
     - Эй! Гокудера, Тсуна, Дар! Чего вы делаете, ребята? - появился как обычно весёлый Ямамото, что по-дружески обнял всех нас и потащил в сторону школы. - Вы так опоздаете! А ну-ка прибавим ходу! - также Такеши поздоровался с Дино, хотя даже не знал, кто это. - Привет!
     Пока шла под давлением бейсболиста, успела осмотреться получше. На улице перед домом Савады двадцать четыре вооруженных человека в чёрных костюмах. Плюс по два в конце и в начале улицы. А также Дино - их Босс и походу из оружия у него только длинный кожаный кнут, что прячет под футболкой за спиной. Да уж, перспективы не радужные. Даже все трое, парни не справятся со всеми. У каждого из подчинённых Дино имеются как минимум два пистолета в кобуре на груди, у некоторых автоматы, а о ножах и другом холодном оружии, могу только догадываться. Эх, не нравится мне всё это! Очень не нравится! Так, Дар, успокойся, а то становишься параноиком как Гокудера. Это всё из-за слов того блондина. Просто успокойся. Сейчас вернёшься в школу, встретишь вечно недовольную физиономию Хибари, и мир будет таким же, как и всегда, - забитым до смерти. Бр-р-р! Да что за мной сегодня? Надо будет шоколада поесть. Это все стресс и недосып.
     Мы не спеша шли в школу, и Гокудера решил оповестить всех, откуда он знает о Каваллоне Дино. Как выяснилось, семья Каваллоне стоит на третьем месте по степени важности внутри альянса, после семьи Вонгола. В своё время эта семья было разорена до копейки, но когда её возглавил Дино, он смог полностью восстановить финансовое состояние семьи и укрепить её. Более того, как выяснилось, Дино предыдущий ученик Реборна, и сомневаюсь, что он его бросил неподготовленным. Именно поэтому Дино и называет Тсуну своим младшим братом, так как видит в нём предыдущего себя. А вот я...
     Что-то тут не складывается. Сначала он говорит, что наслышан кошмарных сказок о моей семье, а потом предлагает присоединиться. Зачем? Чтобы избавиться? Бред. Как бы то ни было, я соглашусь на этот раз с Гокудерой. Нужно быть на стороже. Предчувствую проблемы. И как только я это подумала, произошло странное, а именно - Тсуну похитили прямо у нас на глаза. Просто мимо проехала тонированная машина, накинув на парня лассо и увезя его в неизвестном направлении.
     - ТСУНА!!! - крикнули все, совершенно сбитые с толку.
     - Это машина якудза 'Момокёкаи', - услышали мы голос Реборна за спиной. Откуда он? Хотя, это же Реборн.
     - Якудза?! - воскликнул Гокудера.
     - Момокёкаи? - спросила я, что-то припоминая. Знакомое название. Где я его могла слышать?
     - Якудза - это японская мафия, - пояснил малыш. - У вас, школьников, нет и шанса выиграть у взрослых мафиози. Оставьте это дело полиции.
     - Подождите, - влезла я. - Момокёкаи. Я знаю, кто это, они...
     - Обойдутся, чёрт их дери! - рыкнул Гокудера, несясь в сторону уехавшего автомобиля.
     - Оставлю копов на тебя, Дар! - добавил Ямамото, присоединяясь к Хаято.
     - Парни! Подождите! - крикнула я, но их уже и след простыл. - Эх, чтоб их...
     - А эти парни настроены серьёзно, - услышала голос Дино за спиной. - Решили спасти Тсуну, - обернувшись, я увидела блондина, держащего связанного живого Тсуну, с непониманием озирающего по сторонам. - Они потеряли самообладание, но, видно, ребята надёжные.
     - ЧТО ВЫ ТВОРИТЕ, ДИНО-САН?! - вопил Тсуна, пока его освобождали от верёвок.
     - Прости-прости, - смеялся Дино. - Испытать твою семью было просто необходимо. Тсуна... ты везунчик, - вздохнул парень. - В последнее время не так уж много членов семьи, кто так беспокоится о своём Боссе. Гокудера и Ямамото хорошие парни, но вот Серра... - недоверие в карих глазах блондина чувствовалось на физическом уровне. - С ней я не уверен.
     - Эй! Но что с Гокудерой и Ямамото? - кричал Тсуна, предчувствуя неладное.
     - Всё в порядке, - заверил Дино. - Момокёкаи всего лишь выдуманные Реборном якудза. Уверен, что твои ребята уже сдались, и возвращаются домой.
     - Об этом я и пыталась сказать! - повысила тон в голосе. - Я знаю, кто такие эти якудза 'Момокёкаи', так как недавно Хибари Кёя с ними сталкивался, но не успел разобраться. И они настоящие, а не выдуманные! Более того, их численность мне точно не известна, но уверена, что их свыше тридцати человек и каждый неплохой специалист в боевых искусствах. И зная упрямство Гокудеры, а также преданность Ямамото, могу голову на отсечение дать, но они пошли в самое логово японской мафии! И пока не вытрясут то, что им надо - не успокоятся!
     - А, точно, - кивнул Реборн. - А я и забыл...
     - ЧТО-О-О?! - заорали одновременно Дино и Тсуна. - Это реальные якудза?! Реборн!!! - но малыш уже спал, надувая огромный мыльный пузырь через нос.
     - Чёрт, не думал, что так всё обернётся, - злился Дино. - Детишкам никогда не одолеть настоящих мафиози. Дар, - обратился ко мне. - Ты же знаешь, где находится это логово? - неуверенно кивнула. - Отлично. Веди нас с Тсуной туда!
     - Нас?! - охнул Савада.
     - Пора и тебе, Тсунаёши, сделать что-то ради семьи, - парень подхватил нас под локти. - Вперёд!

Примечание к части

     Нашла картинку. Чем-то похоже на Дар - https://pp.userapi.com/c836431/v836431813/3ae8b/MdiZSOhLTIo.jpg
>

Глава 11. Станем друзьями?

     - Это здесь? - командующим тоном спросил Дино.
     - Да, - кивнула я, немного злясь. Разве Дино не видит вывеску на здании? Где ясно написано - 'Момокёкаи'. Только слепой не увидит. Или тот, кто читать на японском не может.
     - А? Это же... - Тсуна наклонился к земле и у самого входа подобрал небольшую спортивную сумку синего цвета. - Это же сумка Ямамото! Они точно там! А что если ребята пострадали? Что же делать?
     - Может скорую вызвать? - предложила я с абсолютным спокойным выражением лица. - Ну, или всё же полицию, если мы не успели...
     - ХИ-И-И!!! Не говори так, Дар! - вопил Тсуна, покрываясь ледяным потом.
     - Пошли! - приказал Дино.
     - Вы-то ладно, - остановилась я. - Но мне лучше остаться снаружи и... - договорить я не успела, так как Дино просто крепко схватил меня за руку, не желая церемониться, и повёл за собой, резко открывая дверь.
     Я хотела вскрикнуть, вырваться, ругнуться и вообще дать блондину смачный подзатыльник. Ясное дело, что он мне не доверяет и откровенно это демонстрирует, но кто он такой, чтобы руки распускать? Но замерла на полуслове, так как перед нами открылась довольно странная картина: вся комната была усыпана избитыми якудза, а посреди этих недобитых трупов, стояли двое - Гокудера и Ямамото. Каждый держал полуживого якудза и пытался выяснить, где они держат Тсуну. При чём если Гокудера в привычной ему ворчливой манере, то Ямамото при этом был вежлив и улыбался. Страшное зрелище.
     Но всё быстро прекратилось, когда парни заметили нас.
     - Десятый! - воскликнул радостный Хаято, отшвырнув полудохлого мужика. - Вы в безопасности!!!
     - Ты в порядке, - удостоверился Такеши, подходя к нам. - Дар, это ты его нашла? Молодец!
     - Нет-нет, - отрицательно махнула рукой. - Я тут вообще не причём. Но раз все живы и здоровы - я в школу.
     - Что вы тут творите? - прозвучал недовольный брутальный голос за моей спиной. - Вы... малявки... - медленно обернувшись, первое, что я увидела на уровне своего лица, это мускулистую мужскую грудь, покрытую расписными тату. Только потом, приподняв подбородок, увидела лицо владельца сего тела. И скажу я вам, оно не проявляло дружелюбие.
     Десять человек и все вооружены катанами да дубинками. Вот это поворот. Я прям чувствовала, что день сегодня 'удастся'.
     - Мы уже уходим, - улыбнулась я. - Извините. Туалет искали да дверью ошиблись.
     - Отойди, - бросил Дино, отпихивая меня назад, а сам вышел вперёд, привлекая всё внимание якудза на себя. - Это уже не вашего поля ягоды. Оставьте взрослых взрослым. Итак, - блондин гордо посмотрел на толпу мужиков. - Я - десятый Босс семьи Каваллоне, Дино. Это по моей вине всё так обернулось. Прошу прощения. Я заплачу за больничные счета, также оплачу ремонт. Прошу принять моё предложение.
     - Ой, идиот... - вздохнула я, пряча лицо в ладони. - Ты только что дал им великолепный повод убить нас всех, к тому же и бабки забрать. Думаешь, эти обезьяны будут тебя слушать?
     - Вот именно! - усмехнулся один из якудза. - Это тебе Япония, друг. Мы просто с вами разделаемся и заберём... Э? Как она нас назвала? Да ты вообще знаешь с кем говоришь?!
     - Эй, - отозвался другой якудза, обращаясь к своему товарищу. - Эта форма и повязка на левом плече... Она случайно не из Дисциплинарного Комитета средней школы Намимори? Там же учится этот ненормальный. Как его?..
     - Хибари Кёя, - подсказал третий.
     - Ага, точно, - закивал второй.
     - Ну и плевать! - разозлился первый, вновь поворачиваясь в мою сторону. - Просто изобьём их и покажем, кто тут хозяин. А она... - кивнул в мою сторону. - Будет посланием для того ненормального.
     - Дерьмо, - устало вздохнула я, понимая, что без драки не обойтись.
     - Вы испортили переговоры, - произнёс Дино, вытаскивая своё оружие, а именно кнут. - Похоже, пробираться нам придётся силой. Так начнём же! - резкий взмах и в эту же секунду были атакованы и ранены четверо. Вот только не противники, а Гокудера, Ямамото, я и сам Дино.
     Гокудера получил кнутом по носу, Ямамото в лоб, я по губе, а сам Дино вмазал себе в глаз. Боль было жгучей и острой, словно бритвой полоснули. Во рту сразу же почувствовался металлический привкус крови. Этот блондинистый идиот мне губу разбил. Твою ж мать!
     - Какого чёрта ты творишь?! - заорал Хаято, хватаясь за нос.
     - Ой-ёй! - стонал Такеши, потирая лоб.
     - Я и себя ударил! - стонал Дино.
     - Будто это может что-то оправдать, неудачник! - гневно бросила я, чувствуя, как злость скапливается во мне.
     Якудза залились громогласным хохотом, наслаждаясь зрелищем. Уверена, такого провала с нашей стороны они не ожидали. Тсуна, как единственный целый и невредимый, начал паниковать. Причём даже не скрывал того, насколько ему страшно.
     - П-постойте!!! Н-не надо! ПОМОГИТЕ, КТО-НИБУДЬ!
     Но свершилось чудо, а вернее свершился Реборн, что, скорей всего, сидел и наблюдал за происходящим через окно на крыше соседнего здания. Прозвучала очередь выстрелов, и в Тсунаёши влетело сразу три пули. В голову и в руки. В это же мгновение Савада перешёл в режим а-ля 'я - нудист' и в одних трусах, на которых имелся замысловатый узор из сердечек, начал бить якудза.
     - РЕБОРН!!! - вопил парень. - Побить якудза силой своего предсмертного желания!
     Кулаки Тсуны стали гигантскими, и он не стеснялся использовать их на противнике. Все мужики были в шоке. Они вообще ничего не понимали, и в этом нет их вины. Ну, кто в здравом уме спокойно воспримет тот факт, что ещё недавно запуганный школьник, за долю секунды разденется перед ними и начнёт избивать каждого, вопя что-то о посмертной воле? Правильно - никто. Даже я вначале подумала, что это идёт процесс съемки очередной японской рекламы.
     - Хэх, а Тсуна хорош, - послышался удивлённый голос Дино, что наконец-то стал приходить в себя и вставать на ноги, но пока участия в бое не принимал. А вот Гокудера и Ямамото тут же присоединились к Тсуне прикрывая его со спины, как один. - Эти парни... - восхитился Дино и бросил на меня вопросительный взгляд, что же сделаю я?
     Но, к его разочарованию, я лишь встала в полный рост и отошла в сторону, облокотившись об спинку небольшого дивана, стоящего в центре комнаты. А что он хотел? Я не дерусь, а, судя по положению, парни и без меня справятся. Достала из кармана грильяж в шоколаде круглой формы и со спокойной душой начала их есть, прямо в эпицентре боя. Это Дино шокировало ещё больше. На его лице так и читалось тысяча и одна мысль. Он до конца не мог понять, кто же я? Друг или враг? Но я не то и не другое. Я - это я.
     - Что за чёрт с этими малявками? - взревел один из якудза и обратил свой взор на меня. - Хотя бы одного, но точно прикончу!
     - Не советовала бы, - вздохнула я. - Ты не в выгодном положении.
     - Завалила рот! - вскрикнул мужик и помчался в мою сторону.
     - Серра! Берегись! - подал голос Дино, но я лишь молча взяла пакетик с грильяжем и одним простым движением высыпала все шарики на пол перед собой. Было жалко, но результат не заставил ждать.
     Как и предполагалось, неудачный наклон якудза с катаной на перевес сделал своё дело. Не устояв, он стал скользить на полу, размахивая ногами и руками. Чтобы придать этому маятнику нужное направление, я слегка пихнула его в грудь, направив в сторону его же друзей. Такого якудза точно не ожидали, благодаря чему отвлеклись на несколько секунд. Но этих секунд оказалось достаточно, чтобы Гокудера и Ямамото запросто справились с мужиками.
     - Что за...? - ахнул Дино, смотря почему-то не на парней, а на меня. А я тут причём? Их же вырубили Такеши и Хаято. На них смотри. Я тут вообще 'мимокрокодил'.
     - Мы тоже проиграть не можем, Босс! - послышалось со стороны входа. Так как раз прибыли подчинённые Дино. - Почему вы тут расслабляетесь в одиночку? Как не круто!
     - Ребята... - десятый Босс семьи Каваллоне был несколько смущён. - Боже, какие же вы шумные! Хорошо! - парень вскочил на ноги и, приготовив кнут, направился в гущу событий. - Повеселимся!
     Мне казалось, что Дино опять начнёт чудить и бить своих же, но нет. На этот раз он был значительно серьёзнее, а противники с воплем и гримасой ужаса пытались покинуть своё же логово. Что же изменилось? Не в том ли причина, что теперь с Дино сражалась его семья? Однако с этого мгновения якудза 'Момокёкаи' были полностью уничтожены.
     -Ха-ха-ха! Я впечатлён! - смеялся Дино, когда мы все вернулись домой к Тсуне и засели у него в комнате.
     В отличие от всех остальных, которые принимали участие в драке, у меня у одной имелась травма. Причём получила я её благодаря самому блондину. Нижняя губа теперь опухла и посинела, распространяя синяк до подбородка. Что поделать? У меня кожа дебильная. Тыкни, и будет тебе синяк. А тут целый кнут. Хотя у Хаято и Такеши также появились шишки на лице, но они практически не заметны, в отличие от моей. Теперь я реально похожа на зомби. Губа только-только перестала кровоточить. И всё благодаря Тсуне, что притащил из холодильника замороженную курицу, чтобы приложить её к ране.
     - Вы молодцы! - продолжал блондин. - Я могу оставить на вас Тсуну.
     - И всё равно ты мне не нравишься, - бубнила я.
     - Ну, я же уже извинился, - смущёно произнёс Дино. - И вообще, ты же Серра! Разве тебя не должны были обучить нескольким видам борьбы?
     - Это тебя не касается, Дино! - бросил Реборн. - Позор для Босса мафии бить беззащитную женщину.
     - Боже, да понял я, понял... - уже стонал парень. - Вот только беззащитной её не назовёшь. Пожалуй, она единственная, кто во время сражения не взволновался. Неужели так сильно веришь в своего Босса и семью?
     - Он мне не Босс и, мы не семья! - бросила я, указывая на парней. - Мы просто одноклассники, которым не повезло, - Тсуна согласно закивал головой и при этом добавил:
     - Мы друзья.
     - Ха-ха-ха! - неожиданно засмеялся Дино. - А вы мне нравитесь! Так напоминаете меня старого! Даже ты, Серра. Прости, что вначале не признал тебя. Повелся на сплетни и слухи, что слышал всю жизнь, - парень улыбнулся, наклонив голову набок. - Немного пообщавшись, понимаешь, что ты не такое уж 'всемирное зло', как о тебе говорят. Может, всё же согласишься и вступишь в мою семью? Теперь я уже на полном серьёзе. Твои мозги бы мне пригодились.
     - А-а-а?! - простонал Тсуна, смотря то на меня, то на Дино. - Так вот вы о чём говорили!
     - Отказываюсь, - бросила я. - Ты может и силён рядом со своими подчинёнными, но меня, в принципе, мир мафии не интересует. С ними я общаюсь, так как у меня выбора нет, - указала на Реборна, Хаято, Такеши и Тсуну. - Но как только появится шанс, свалю куда-нибудь на Северный полюс.
     - Вот как? Эх, ну видно не судьба, - всё ещё улыбался Дино, который, похоже, вообще не воспринимал мои слова всерьёз. - Странный у вас Советник, но мне нравится, что она говорит всё так, как думает.
     - Ты - идиот, - не заставила я себя ждать.
     - Ну, почти нравится... - уточнил Дино.
     - Фек! Губу он раскатал на нашего Советника... - бубнил Хаято, прикуривая. - Пускай другого поищет.
     - Хах, - усмехнулся Такеши. - Да, мы так просто своих членов команды не отдаём. Даже если это запасные игроки.
     - Ребята... - удивился Тсуна, но по его улыбке было понятно, что парень ими гордится. Я же немного удивилась такому исходу событий. Особенно поведением Хаято. Он вечно ворчит и всем недоволен, огрызается, но делиться приобретённым никогда не станет. Даже если это 'приобретённое' ему самому не нравится.
     - Да пофиг, - вздохнула я, отмахиваясь. - Вы лучше скажите, что мне Хибари сказать? Школу-то мы основательно прогуляли. А я это уже лет так сто не делала.
     - Боишься за знания? - спросил Такеши, похлопав меня по плечу. - Не переживай! Ты умнее всех, так что один раз прогуляешь, ничего не случится.
     - ЭЙ! - фыркнул Хаято, намекая, что он тоже не дурак.
     - Да не в знаниях дело. По сути, вступив в Дисциплинарный Комитет, я, в принципе, могу не посещать занятия. Тут проблема в другом, - на всю комнату зазвонил мой телефон, исполняя песню 'Avolnation - Run'. - А вот и она... - вздохнула я, видя на экране мигающее имя 'Хибари'. - Чёрт! Не отвечу, точно убьёт!
     - Хи-и-и! - воскликнул Тсуна, когда я протянула телефон в его сторону. Парни, которые знакомы с Главой Дисциплинарного Комитета не понаслышке, отпрыгнули от сотового в конец комнаты, как от бомбы.
     - Дай сюда, - требовательно заявил Реборн, перехватывая сотовый. - Я, в конце концов, твой опекун. По правилам средней школы Намимори могу тебя задержать или вообще не пустить, если на то есть причина, - все переглянулись и успокоились. По сути, малыш прав. Он имеет на это полное юридическое право. Я молча наблюдала за тем, как мальчик жмёт на значок 'Принять' и подносит телефон к уху. - Чаосс, Хибари! Да, она со мной. Да, на то была причина. Хм? Нет, она помогала семье Вонголе избавляться от конкурентов в виде якудза 'Момокёкаи'. Они тебе знакомы, не так ли? Их больше нет.
     Я просто окаменела. Вот прям взяла и встала в ступор. Я ждала чего угодно: простыла, плохое самочувствие, заблудилась, послал на луну, но не ЭТО! Все остальные также разинули рты, понимая, что Реборн всё только усложнил.
     - Тсуна, - плача, прошептала я, поворачиваясь к хозяину дома. - Прошу, на моей могиле напиши, что я любила эту грёбаную жизнь.
     - Да-а-ар... - рыдал в ответ Тсуна, словно я уже мертва.
     - Нет, мы уже закончили, - продолжал разговор Реборн. - Да, она свободна. Хорошо, она сейчас прибудет в школу. Ага. Передам. Чао! - малыш отключил телефон и передал его мне. - Хибари ждёт. Вроде бы, работа появилась.
     - Да он меня в бетон вкатает! Зачем ты ему это сказал? - воскликнула я. - Больше всего он терпеть не может, когда у него отбирают его развлечение! А эти якудза как раз были его развлечением на этой неделе!
     - Да? А я и не знал, - типа удивился Реборн.
     - ВРЁШЬ!!! - воскликнули все присутствующие одновременно, но малыш тут же прикинулся спящим, надувая носом пузыри.
     - Эх, ладно... - я передала мороженую курицу Тсуне и встала с пола. - Пойду сдаваться. Если буду тянуть время, то будет только хуже. А так, может ещё есть шанс загладить вину.
     - Загладить вину? - спросил Такеши.
     - Ну, заставит весь архив перетрясти, и вновь всеми документами заняться, а может, как и Тетсую на прошлой неделе, заставит всю школу зубной щёткой драить... - перечисляла я. - В общем... я пошла.
     - Давай я пойду с тобой, - предложил Дино, вскакивая на ноги и выбегая вперёд в коридор. - Я тут впервые, а так и город осмотрю и помогу, если надо. Кто этот Хибари? - но не успела я и слово молвить, как блондин тут же оступился о собственную ногу и полетел кубарем вниз по лестнице, выплясывая грандиозное сальто.
     - Эм... - протянула я, слыша протяжный стон итальянца. - Лучше не надо. Как-нибудь сама...
     - М-да... - протянул Гокудера, выглядывая из комнаты. - Пустозвон и недалёкий... Лучше я на него внимания обращать не буду, - вернулся обратно в комнату Тсуны и завалился на кровать.
     - Пока, Дар! - улыбался Такеши. - Передавай привет Хибари.
     А этот всё ещё думает, что мы в игры играем.
     - Ага... - бросила я, спускаясь вниз и перешагивая бессознательное тело блондина.
     Если честно, то я не верующая. И считаю многие верования, просто предрассудками слабовольных людей, которым каждый раз необходимо знамение и иррациональное объяснение всему, включая и собственным поступкам. Это зачастую раздражает и злит, так как такие люди ведут свою жизнь, боясь того, что будет после неё. Я считаю, что всему можно дать научное объяснение. Всему! Просто мы слишком необразованны в некоторых вещах и пока просто не способны получить это объяснение. Пока не способны. Божества, демоны, призраки, проклятия, различные приметы и обряды, судьба и карма... Чушь!
     Я никогда не верила во всё это. Но клянусь, что когда подходила к кабинету Дисциплинарного Комитета, то готова была поверить и в Али Бабу с разбойниками, лишь бы мне сохранили жизнь. Дрожащей рукой приоткрыла дверь и медленно вошла.
     - Хибари-сан? - позвала я, с первого шага чувствуя в воздухе некое напряжение. Хибари сидел за своим столом, повернувшись к посетителю спиной. Я не видела его лица, но судя по тому, с какими бледными лицами на него косились остальные Элвисы, мне стало ясно - Хибари Кёя в ярости.
     Они что-то шептали друг другу о его чудовищной ауре, но проблема в том, что её видят абсолютно все, но не я. Давно это поняла. Все видят некую тёмно-фиолетовую тучу вокруг парня, в то время как лицо и голос сохраняют каменное спокойствие. А это что? Правильно, мне рядом с этим человеком нужно быть крайне осторожно. Инстинкт самосохранения не то что отключается, а полностью пропадает.
     - Хибари-сан, извините за опоздание, - начала я. Парень молчал. - Такого больше не повторится, - Кёя даже не шелохнулся. Все неотрывно следили за Главой, боясь лишний раз пикнуть. - Я... могу возвращаться к работе? - только когда предложение было произнесено, я поняла - рано. Надо было ещё что-то сказать в стиле 'невиноватая я', но слово не воробей, а в случае Хибари - не жаворонок.
     - Этого, по-твоему, достаточно? - спросил парень. Его голос был на удивление ровным и тихим. Как всегда, но судя по реакции остальных членов Комитета, которые умудрялись даже за Шоколадкой спрятаться, Кёя далеко не спокоен.
     - Мне очень жаль! - тут же выпалила я, не зная, как ещё усмирить его гнев. Может просто признание того, что я виновата всё упростит? - Готова понести любое наказание!
     - Готова, значит? - стул Хибари наконец-то повернулся ко мне передом, а к лесу зад... то есть, спиной к окнам. На его лице было лёгкое сонливое безразличие. Он даже не смотрел на меня, а куда-то в сторону, словно его это вообще не волнует. - И что же мне с тобой сделать, травоядное? Может... наконец-то забить тебя до смерти? Да вот только это вряд ли развеет мою скуку. Ну, так что? - серые, как грозовое облако глаза устремили на меня свой взор. Я понимала, лучше тупо молчать. Если буду отнекиваться, отпираться, хамить, или вообще попытаюсь бежать - будет только хуже. А так, возможно, поворчит, немного помучает и отпустит. Возможно...
     Однако как только наши глаза встретились, на лице парня мелькнуло что-то вроде удивления и раздражения. Всего на секунду, но я это уловила. Приходится адаптироваться к тому человеку, эмоции которого проявляются лишь на доли секунды, и то - одним взглядом. Кёя встал из-за стола и подошёл ко мне ближе. Чтобы не вызвать у парня ещё больше злости, я опустила взгляд и старательно отводила его в сторону. Он хочет почувствовать себя хищником. Хочет почувствовать над тобой власть. Так почему бы не дать ему это? Пусть считает меня жертвой.
     - Что это? - холодные пальцы обхватили мой подбородок и развернули в сторону лица Хибари. От этого по всей нижней челюсти пронеслась резкая острая боль.
     - Ой-ёй-ёй! - воскликнула я, чувствуя, как только-только закрывшиеся ранка на губе, вновь начала кровоточить. Крупные капли крови тоненькой струйкой потекли по подбородку, стекая на пальцы Кёи, а также и на мой белоснежный воротник рубашки, выглядывающей из-под гакурана. - Больно... - шептала я, пытаясь отстраниться и оттолкнуть руку Хибари, но он уже и сам её убрал. Причём довольно резко.
     - Бесполезное травоядное, - бросил раздражённо Хибари. - А говорила, что не дерёшься.
     - Так и есть! - заверила я. - Это... случайность. По сути, я там даже пальцем никого не тронула. Это всё парни.
     - Врёшь ведь, - произнёс Хибари, приближаясь ко мне. На его лице появилась азартная усмешка, и он словно не замечал того, что вся его правая ладонь покрылась моей кровью. Я сама рефлекторно стала отступать назад, пока не упёрлась спиной в стенку. - Выглядишь слабой, беспомощной, бесполезной... Сознание говорит, что ты насекомое, которое раздавишь и не заметишь, но почему каждая клеточка моего тела твердит иначе? Почему интуиция заставляет быть всегда настороже?
     - И... и что же говорит вам ваша интуиция? - негромко спросила я. Хибари прижал меня к стенке, перекрыв пути к отступлению руками, а после наклонился к самому уху, буквально выдыхая с шёпотом ответ.
     - Она говорит, что ты опасна, - в его голосе чувствовался смех и некое ликование. - Говорит, чтобы я держался от тебя подальше. Что ты такое? - парень отстранился, доставая свои тонфы. - Каким видом борьбы владеешь? Ответь или умрёшь.
     - Я... я правда не умею драться! - повысила я голос, прикрывая свою голову руками. - И совершенно ничем не владею! Я не дралась сегодня. Единственное, что я сделала, это просто указала, где находятся якудза.
     - Тц! - фыркнул парень, опуская приготовленные тонфы. - Как жалко! Бесполезное травоядное... - Кёя на миг вновь остановился на моей ране, что не переставала кровоточить, после чего повернулся спиной и с безразличием бросил: - Возможно, я просто ошибся. Прочь с глаз моих, если не хочешь получить ещё увечья, да посерьёзней.
     - Но... работа...? - не понимала я.
     - Пока твоё лицо не придёт в подобающий вид, тут можешь не появляться, - строго добавил он, шагая в сторону своего стола. - Мне не нужны травоядные, которые будут позорить форму Дисциплинарного Комитета.
     - Эм... хорошо...
     Это шанс! Пора валить! Просто ноги в руки и бегом! Не знаю, что на него нашло, но такое лучше не упускать. Возможно, его разозлило моё лицо, а может то, что я испачкала его своей кровью, а может то, что испачкала форму Комитета... Не знаю. Но в одном я уверена точно - Хибари Кёя нервничает рядом со мной. Если мои инстинкты говорят мне о том, что он совершенно не опасен, то его же наоборот - кричат, что я могу ему угрожать. Что это вообще такое? Ладно, по пути домой куплю шоколадное мороженое и наконец-то отдохну. Мне дали выходной! И может даже не один! Яху!
     Прошло больше недели с тех пор, как я виделась с Хибари. Вначале около трёх дней я просто валялась дома и ждала, когда синяк на лице исчезнет. Хотя это было круто. Днём спишь, ночью гуляешь - красота! Прям как в старые добрые времена. Но потом всё же пришлось возвращаться в школу, правда, выяснилось, что заболел сам Хибари. Мне не говорили, в какой он больнице или же лечится на дому, да и сама я как-то не интересовалась. Нет, да и ладно. Работа была всегда, хотя в основном все балду пинали. Даже члены Дисциплинарного Комитета.
     С Тсуной я виделась практически каждый день. Когда валялась дома, он ко мне вечерком забегал вместе с Реборном, чтобы проведать как я, а потом во время занятий, я к нему приходила, так как было любопытно, что за тренировки проходят у парня с Дино. Но в один из подобных дней ко мне приходит сообщение от Реборна, в котором говорится, что Тсуна ранен и теперь лежит в городской больнице. Мол, на него упала гигантская черепаха Энцио, которая принадлежит Дино, и сломала Тсуне ногу. Блин, и кто в такое поверит? Однако почему-то данное известие меня ничуть не удивило.
     Придётся навестить парня. Он же меня навещал, верно? Зайдя в больницу, я сразу обратилась в регистратуру, с просьбой указать, где находится пациент по имени Савада Тсунаёши. С собой прихватила мандаринчиков, что предлагалось больному, ну и ещё один презент, в виде шоколадного торта. Но он уже исключительно мне.
     Зашла в палату в восточном крыле, первого этажа, куда меня направили.
     - Йо! - поздоровалась с местными пациентами, которые почему-то в ужасе тряслись и прятались под одеялами. - Эм... вы не подскажите, тут лежит Савада Тсунаёши?
     - А-а-а!!! - завопили мужики, смотря на меня. - Синигами! Сгинь!
     - О как... Извините. Всего доброго, - вышла из палаты и прикрыла за собой дверь. Как только меня не называли, но 'Богом Смерти' - впервые. В любом случае, Тсуны там нет. Мимо прошлась молодая медсестра. - Прошу прощения, вы не подскажите, где находится пациент Савада Тсунаёши?
     - Ах, так его перевели в одиночную палату, - пояснила девушка. - Западное крыло второй этаж.
     - Спасибо, - поблагодарила я и направилась в указанное направление. Но и там меня ждало разочарование. Та палата, в которой по идее должен был находиться Тсуна - пуста, а дверь выбита вовнутрь. Суровая, однако, больница.
     - Внученька, ты кого ищешь? - услышала я голос бабули за спиной. - Если того паренька смышлёного, так его перевели.
     - Э? - удивилась я, осматривая невысокую худую бабулю, держащую трясущимися руками костыль. - А можно узнать, куда?
     - Так чего ж не знать-то? В восточное крыло на третий этаж, - спокойно ответила пожилая женщина. - Я тут одна, так, что все сплетни знаю.
     - Вновь в восточное крыло? Значит, вернули в общую палату, - поняла я. - Спасибо, бабуль. Вот, - достала из пакета несколько мандаринок и вручила их женщине. - Выздоравливайте.
     - Эх, молодость, - вздохнула женщина, с улыбкой пряча мандаринки в кармане своего халата.
     Поднимаясь на третий этаж, я всё гадала, куда Саваду занесёт на этот раз? При этом у парня, вроде бы, нога поломана, а скачет по больнице, словно перекати поле. Но вот я открываю дверь и первое, что вижу - это Тсуну. Только он перебинтован весь. Голова, руки, обе ноги и всё туловище.
     - Йо, женишок, - поздоровалась, заходя в палату. - Ты чего как мумия выглядишь? Мне, вроде, сказали, что у тебя только нога поломана. Ладно, можешь не объяснять, - лицо Тсуны было также обмотано, и единственное, что он мог делать, это выть и рыдать. Чего это с ним? Столько эмоций только от того, что я пришла? - Я тебе гостинцев принесла. Держи мандаринки, - положила пакет с фруктами на прикроватную тумбочку. Взгляд Савады упал на коробку с тортом. - Не-е-е, друг, - с усмешкой бросила я. - Это моё. Ты даже не представляешь, сколько сил и нервов вложила, чтобы получить этот торт. Помнишь ту французскую кондитерскую, что открылась в центре города? Так вот, заказы туда принимаются за месяц! И это мне ещё повезло. Сейчас вообще полгода ждать придётся, так как клиентов очень много. Но говорят, их изделия просто божественны. Натуральный молочный шоколад, бисквитные коржи пропитанные карамельными сиропом, и наконец, сладкий зефир украшающий всё это произведение искусства... Эх! Всё, не могу больше терпеть. Поправляйся, я домой.
     Стоило мне встать с кровати Тсуны, как он старательно закивал, мол 'да-да, я согласен, иди домой'. Но соседняя рядом белая шторка, разграничивающая койки, неожиданно отъехала в сторону.
     - Йо, - поздоровался сосед Тсуны, и моё сердце ускакало в пятки.
     - З... здравствуйте... Хибари-сан...
     - М-м-м... - стонал Тсуна, обливаясь слезами. Я буквально слышала его мысли: 'Прости, я не виноват!'.
     - Что же ты мне принесла, травоядное? - спросил парень, мягко улыбаясь. На нём была чёрная пижама и небольшая книга в руках, что вызывало устойчивую ассоциацию того, будто мы в школе, продолжаем работать.
     - Принесла? - переспросила я и тут же поняла. Он намекает на, своего рода, подарки для больных. Тсуне я принесла мандарины, а вот о нём я даже не знала. - Эм... ну... мандаринчики? Хотите, я их вам даже почищу и... - мимо головы пролетела та самая книга, которую он держал в руках, но теперь торчала в стене. Что же он за человек, если метает канцелярские предметы не хуже сюрикенов? В любом случае, это заставило меня замолкнуть, а Тсуну вновь вскрикнуть.
     - Это подойдёт, - Кёя указал на торт, что я продолжала держать. - Давай сюда.
     - Но... но. Хибари-сан! Нет! Только не это! - шаг назад. - Если хотите, можете побить меня, но только не это.
     - Травоядное, я побью тебя и всё равно заберу то, что хочу, - продолжал улыбаться Хибари, протягивая в мою сторону раскрытую ладонь. - Давай сюда.
     - Нет! - очередной шаг назад. - Я... я убегу!
     - Возможно, - согласился Хибари. - Правда, я быстрей тебя, но, возможно, и убежишь. Это было бы даже забавнее. Вот только, жертвой станет, твой названый 'жених', - Тсуна вновь жалобно завыл, моля о спасении.
     Вот чёрт! Ну, почему так? Одно дело, когда угрожают мне, но совсем другое, когда другим из-за меня. Хотя в каком-то смысле я понимаю, что мне на Тсуну плевать, но... в итоге, Хибари всё равно останется в плюсе. Я медленными небольшими шажками подходила к Кёи и поставила на вытянутую руку торт.
     - Сядь, - приказал Кёя, указав на стул, для посетителей.
     - Я лучше пойду домой, - промямлила я, поворачиваясь к выходу. - Выздоравливайте...
     - Я сказал, сядь, - он даже тон в голосе не поднимал, но лёд чувствовался прекрасно. Вечно тихий, с мягкой улыбкой и... ужасающий. Открыл коробку с тортом и заглянул вовнутрь. - О, неплохо.
     Аромат свежего десерта окружил палату, вызвав у меня небольшую боль в желудке. Как же безумно сладко пахнет торт. Как же я хочу всего лишь разок попробовать его. Даже если ради этого придётся умереть. Я бы об этом не жалела. Но нет, Кёя достал из своей кружки с чаем небольшую ложечку и принялся медленно есть торт, спокойно поедая один кусочек за другим, и мечтательно улыбался при этом. Это была пытка. Он заставлял меня смотреть и наблюдать за тем, как моя 'мечта' исчезает в его желудке.
     - Это ты во всём виноват! - бросила я гневно на Тсуну, переходя на русский. Из глаз полились слёзы отчаяния. Я так сильно хотела съесть этот торт. Мечтала о нём целый месяц. Он мне даже снился по выходным.
     - М-м-м!!! - выл Тсуна, присоединяясь к рыданиям.
     - Хибари-сан... вы чудовище, - бросила я гневно. - Самое настоящее чудовище!
     - Вау, неужели только заметила? - усмехнулся парень, продолжая есть торт.
     - Оставьте мне хотя бы кусочек, - перешла на мольбу.
     - Нет, - спокойно ответил парень. - Торт действительно хорош, и делиться им, я не намерен.
     - Что б тебя... - бубнила я, переходя на русский. - Просто злишься, что тебя никто не навещает, вот и отрываешься на мне. Но был бы ты чуть добрее, так и друзей бы завёл, а не подчинённых-фанатиков.
     - Травоядное... - понизил тон в голосе Хибари. - Сколько раз тебе повторять?
     - Извините, Хибари-сан, забылась, - тут же ответила я. - Приятного аппетита.
     Дальше мы сидели в гробовой тишине. Вот он отрывается на мне за всё содеянное. И ведь знает, что я бы скорее позволила себя избить, нежели то, что происходит. Моя мечта... Мой сладкий тортик... Верните мне его! Я даже не пыталась скрывать слёзы обиды и траура. Оплакиваем то, что я ждала месяц и придётся ждать ещё полгода. Наконец-то Хибари доел полностью торт. Один! Всё съел! Урод!
     - Всё? Я могу идти? - спросила я, радуясь тому, что пытка окончена.
     - Иди, приведи себя в порядок и вернись, - сказал спокойно Хибари, смотря в окно. - Передам кое-какие распоряжения для остальных. Запишешь под диктовку.
     Вот урод! А смотреть на моё такое лицо не хочешь? Раздражает, да? Да чтобы я не делала, тебя всё раздражает! Ты меня, кстати, тоже бесишь. Однако лучше я проведу хотя бы десять минут в одиночестве, чем с тобой - козёл.
     Улыбнувшись, я встала и покинула палату, направляясь в женский туалет. Как же ме хотелось накричать на него и вообще свалить, но этот взгляд мольбы Савады... всё из-за него. Нужно было сразу валить, как только его увидела. Мол, жив? Окей. Прощай. Но нет, теперь вписана в эту историю... Приду домой, куплю себе три... нет... пять килограммов мороженого и всё сама съем. Видно, Хибари простудился и ему мороженое нельзя. Даже демоны болеют? Ха-ха! Так ему и надо!
     - Ламбо, нет! - услышала я тоненький голосок И-Пин. - Это женский туалет!
     - Ба-га-га-га! Ламбу-сану всё равно! - отозвался голос мальчика-коровы. - Ламбо-сан делает всё, что хочет! - не успела я понять, что происходит, как в отделение с женским туалетом вбегают Ламбо и И-Пин, причём Ламбо меня не замечает и ещё в самом начале поскальзывается на скольком кафеле. Из его мохнатой головы вываливается десятилетняя базука и выстреливает в меня.
     Первая мысль: Да ладно?!
     Вначале всё было как в тумане. Я просто летела в неизвестном направлении. Было одновременно и светло, и темно, и холодно, и жарко, и, самое главное, голодно. Но потом пространство приобрело чёткость, и я, наконец-то, осмотрелась. Что со мной произошло - гадать не стоит. Я в будущем. Тот же день, тоже время, только на десять лет вперёд. Вот только что за место? Вот будет прикол, если я в это время сидела в туалете. Но нет, вроде, нахожусь в каком-то зале. В дорогом доме, исполненном в традиционном японском стиле. За столом, на котором расположилась шахматная доска с расставленными фигурками ручной работы.
     Хм? Я в этот момент играю в шахматы? А что это за дом? Мой? Хотя... нет. Я бы так не жила. Хотя рядом стояли высокие шкафы с книгами на различных языках. Видела русские названия, итальянские, а также японские и английские. За спиной зазвучали приближающиеся спокойные шаги. Вот будет сюрприз кому-то. Но через пять минут всё должно исчезнуть, а значит, у меня не так уж много времени.
     - Ну, здравствуй, - японский язык, мужской взрослый голос. Мне не знаком.
     Кто он? Мой знакомый? Друг? Недруг? Коллега? С волнением ждала, когда человек выйдет из тени к освещённой настольной лампой местности. Наконец-то это произошло. Взрослый мужчина лет двадцати шести, с чёрными короткими волосами и раскосыми серыми глазами. Мужчина был одет в тёмно-фиолетовую рубашку с длинными рукавами и чёрные брюки. Но самое главное то, что в руках он держал чашку чая и небольшую тарелочку, на которой лежал кусочек торта. Того самого торта, что недавно ел Хибари. Этот запах... я его ни с чем не спутаю. Стоп, а значит этот человек...
     Я присмотрелась к лицу повнимательнее.
     - Хибари... сан?
     - Хм, давненько ты меня так не называла, - улыбнулся мужчина, ставя передо мной чай и кусочек торта. - В этом даже есть какая-то ностальгия, - сел напротив.
     - А как я к вам обращаюсь? - насторожилась. Доверять Хибаре Кёи? Я ещё не лишилась до конца ума.
     - По имени, - ответил тот. - Ты зовёшь меня - Кёя.
     - По имени? - это было удивительно. Просто 'Кёя' без всех этих суффиксов 'сан', 'тян' и так далее? Какой из этого можно сделать вывод? - Мы... друзья?
     - В каком-то смысле да, друзья, - Хибари улыбнулся, подперев голову рукой. - Ты будешь есть? У тебя всего пять минут, не забывай.
     - Ах, да! - опомнилась я и тут же надломила большой кусок торта, сунув его в рот. Ох, хоть я и не верю, но слышу, как ангелы над моей головой запели хором 'Аллилуйя'. Вот... вот оно счастье! Оно такое тёплое и нежное. Словно объятья одеяла в самую холодную погоду. Я об этом торте мечтала целый месяц, но чтобы его попробовать, пришлось отправиться в будущее на десять лет вперёд. Кстати, почему Хибари меня угостил тортом? Он так таинственно улыбается и молча смотрит на меня. Странно. - Хибари-сан... почему я у вас дома?
     - С чего ты решила, что это мой дом? - парировал он.
     - Эм... - осмотрелась. - Слишком много элементов декора традиционного японского стиля, которые я обычно могу наблюдать в храмах. А зная вашу любовь к дисциплине и традициям...
     - Ясно-ясно, - усмехнулся он. - Ну, как видишь, мы играем в шахматы. Кстати, твой ход.
     - Мой ход? - я посмотрела на шахматную доску. Значит, я пришла к Главе Дисциплинарного Комитета, чтобы съёсть кусочек торта и поиграть в шахматы? Мы настолько хорошими друзьями стали? Что за бред?! Как можно 'дружить' с Демоном Намимори? Он же меня со дня на день в трубочку скрутит и скурит как Гокудера сигарету. - Странно... - бросила я. - Тут нет не фотографий, не чего-либо ещё, что могло бы приоткрыть мне завесу будущего. Однако если учитывать, что я запомню этот день и время, то могу с уверенностью сказать, что это сделано специально, чтобы я не успела увидеть лишнего. Верно? - улыбка Кёи стала шире. Казалось, он наслаждался моими рассуждениями. Это правда он? Смотрит... как-то не так, как обычно. - Но если вы, Хибари-сан, знаете о базуке десятилетия и об этом прыжке во времени, то должно быть... вы в курсе и всего остального. Я... замужем? Я вышла замуж сразу по достижению совершеннолетия?
     - Да, - спокойно ответил Кёя. Последовал долгий и протяжный выдох.
     - Значит, у них всё же получилось... проклятье! - на нервах я сразу оттяпала половину тортика, от того, что у меня лежал в тарелке, и поместила его в рот. Настроение немного улучшилось. Уж очень он вкусный! - Значит, я всё-таки в мире мафии...
     - Да, - вновь подал голос Хибари.
     - И стала этим чёртовым Советником...
     - Да, - третий раз согласный ответ, и настроение ниже плинтуса.
     Проглотила остатки торта, но этого показалось малым, чтобы заглушить печаль в моей душе. Поставив руки перед собой, я опустила в них лицо, полностью поникнув духом.
     - Ну, почему? Я так этого не хочу! - кажется, мой вой был слышен на другом конце земного шара, но Хибари даже не шелохнулся. - Я просто хотела жить спокойной жизнью. Без паники, драк, вечного страха за свою жизнь... разве я много прошу? Жить как все!
     - Ты - Серра, ты не можешь жить, как все, - на макушку моей головы медленно легла ладонь Кёи. Я приподняла лицо и посмотрела на хозяина дома. Он улыбался, какой-то странной улыбкой. Не такой, после которой хочется найти пятый угол и больше не выходить из него. Не такой, благодаря которой он показывает всю никчёмность этого мира. А... тёплой и добродушной улыбкой. Это точно Хибари Кёя?
     Он опустил руку, проводя ладонью по моим волосам и заправляя одну из белоснежных прядей за ухо.
     - И когда же мы стали такими друзьями, Хибари-сан?
     - Это произошло в тот день, когда ты...
     Дослушать я не смогла, так как мир вновь покрылся густым туманом, возвращая меня в некий полёт. Когда же всё вновь пришло в форму, я обнаружила себя в туалете, сидящей на полу, где передо мной находились Ламбо и И-Пин, мирно хихикающих вместе.
     - А? А где взрослая Дар? - очухался первым Ламбо. - Ламбо-сан хочет, чтобы с ним опять поиграли! Взрослая Дар добрая! Она играет с Ламбо-саном!
     - Ламбо! Прекрати! - воскликнула И-Пин в тот момент, когда Ламбо вновь искал базуку десятилетия. - Это опасно!
     - Ба-га-га-га! Никто не смеет указывать Ламбо-сану! - ребёнок сорвался с места и выпрыгнул в приоткрытую форточку в помещении. Что там стряслось дальше с Ламбо, даже трудно представить, ведь мы на третьем этаже. Но за ним побежала И-Пин, а зная о её крутых китайских способностях, думаю о малышах беспокоиться не о чём.
     Встав в полный рост и направившись обратно в палату, где находились Савада и Хибари. Хотя нет. Тсуны не было. Как позже вяснилось Саваду опять перевели в другую палату, так как он является проблемным пациентом. М-да... Тсуна явно превзошёл самого себя.
     Тем временем Хибари, кажется, спал. Я подошла к его койке и посмотрела на парня. Когда он молчит и не излучает жажду убийства, выглядит довольно милым. Обычный подросток, как и все другие. Ничем не выделяется. Хм...
     - Хибари-сан? - негромко позвала я его. - Вы спите? - ответа не последовало. Что ж, в таком случае просто пойду домой и не буду ему мешать. А то будет только хуже.
     - И куда ты пошла, бесполезное травоядное? - отозвался недовольный голос. Глаза парня резко распахнулись и уставились на меня. - Тебя за смертью только посылать. Хоть какая-то польза от тебя есть? Сядь и записывай всё, что я тебе скажу, - Кёя подправил у себя за плечами подушку, а я тем временем села на указанное место.
     Странно, этот парень из будущего точно Кёя? Вообще, и близко не стоит. И мы станем друзьями? Бред! Хотя он был несколько добрее... может, когда 'что-то' произойдёт, он изменится? Но что? И произойдёт ли? Я так и не успела услышать, что же это. Мы сидели у него дома, пили чай и играли в шахматы. Словно другая реальность. Стоп, а возможно, что так оно и было? Может я попала не в будущее, а в другую реальность? С научной точки зрения это возможно. Достаточно всего одного небольшого действия перед любым выбором и появятся несколько реальностей. Значит, где-то во вселенной существует мир, где мы с Кёей друзья? Забавный, наверное, мир...
     - Что ты делаешь, травоядное? - раздражённо спросил Хибари. Как оказалось, я всё это время пялилась на него. М-да... неудобно получилось. - Записывай, - кивнул на тетрадку и ручку, что я заблаговременно достала из сумки. - Дважды повторять не намерен.
     - Хорошо, Хибари-сан, - вздохнула я, открывая тетрадь.
     Я и Хибари Кёя станем друзья? Не в этой жизни.

Глава 12. Канун новогодних каникул.

     Приближался конец декабря, и все словно с ума сошли. Целый день учителя заставляют учеников проходить тест и контрольные, чтобы проверить успеваемость и подвести итог. Также необходимые отчёты со всех клубов, как обычно приходят в самый последний момент, а ведь их необходимо проверить, оцифровать и подготовить должный ответ. К тому же на мозг капает директор, так как он решил провести новогодние праздники со всей семьёй заграницей, а для этого необходимо уехать раньше времени. Короче говоря - дурдом!
     Я уже вторые сутки подряд не покидаю школу, а только и делаю, что работаю и работаю. Проклинала тот день, когда, в принципе, согласилась на то, чтобы вступить в этот Дисциплинарный Комитет. Но слегка помогало то, что об этом думала не я одна. Остальные Элвисы думали и бубнили себе под нос то же самое. Я столько новых японских ругательств выучила. К тому же, если я ещё более-менее себя чувствовала после бессонной ночи, как не посмотри на таблетках Шамала, то вот остальные... Для них вторые сутки с непривычки действительно трудные. Даже Хибари был вымотан и безумно зол, хоть и старался скрывать это.
     В принципе, бегать не нужно, да и не кирпичи таскаю. Жить можно. Но случилось то, что я боялась больше всего - кончился мой запас шоколада. Вообще сладостей больше не осталось. Ни одной заначки. Единственный выход, это встать и пойти купить себе что-нибудь. Попросить сбегать кого-нибудь - невозможно. В кабинете были только я и Хибари. При этом на каждом из нас работы было предостаточно, чтобы остаться и на вторую ночь без сна. С этим я справлюсь, но вот нехватка сладкого...
     Голова стала болеть. Сначала это было терпимо, но тонкий писк в ушах, начинал с каждой секундой усиливаться, напоминая собой сверло, что проникает в мозг. Цвета перед глазами стали блекнуть, превращаясь в чёрно-белую мешанину. Видела только контуры, объекты и их физическую принадлежность, но ни вкуса, ни запаха больше не ощущала. Плохо... Всё очень плохо. Нужно... немедленно купить шоколад или хоть что-то, содержащее сахар.
     Медленно встала из-за своего стола и, обхватив голову руками, пошла в сторону выхода. Привычные ощущения реальности искажались с ужасающей скоростью. Снова... снова это происходит. Нет, нельзя этого допустить...
     - Куда пошла, травоядное? Разве я разрешал покидать кабинет? Ещё не время для перерыва, - голос Хибари был каким-то отдаленным и таким неважным, но всё же я его услышала и попыталась дать более-менее внятный ответ.
     - Я недолго, - постаралась мило улыбнуться, но, кажется, улыбка вышла натянутой и неестественной. Кёя мог подумать, что я просто сбегаю. Лучше скажу правду. - У меня шоколад кончился, и...
     - Вернись за стол и продолжай работать, - строго бросил он, отворачиваясь в сторону от своей стопки документов. Словно на этом разговор окочен. - Когда будет обеденный перерыв, тогда и займёшься своими личными делами.
     - Нет... Хибари-сан... вы не понимаете... - писк в ушах превратился в ощутимый звон, заглушающий все посторонние звуки вокруг. Сохранять самообладание становится всё труднее и труднее. Теперь болела не только голова, но и глаза, а также шея. Я словно проходила все круги ломки наркомана. Причём такого, который давно сидит на игле. - Мне необходимо...
     - Тебе необходимо сесть за стол и закончить работу, травоядное, - в голосе Хибари послышалось раздражение. - Или ты сядешь за стол, или... на этот раз везение будет не на твоей стороне.
     - Простите... Хибари-сан... но... - я повернулась к нему спиной и зашагала в сторону выхода, игнорируя все логические сигналы, подаваемые измученным сознанием. Однако дотронуться до дверной ручки не успела, как в саму дверь влетела одна из тонф, с оглушающим треском пробивая толстый слой древесины и застревая там.
     Этот грохот был последней песчинкой, что перевесила чашу весов моего сознания, и откинуло все сомнения напрочь. Теперь всё стало таким чётким и простым. Никаких 'плохо' и 'хорошо', никаких 'добро' и 'зло'. Есть только я и неоспоримая логика. Мне необходим шоколад, но передо мной находится препятствие в виде человека Хибари Кёи.
     Я осмотрела его.
     Завышенное самомнение, физическое превосходство, желание доминировать везде и во всём. От предложения сразиться никогда не откажется, будь его противником ребёнок или женщина. Рост в среднем 169-170 сантиметров, вес приблизительно 58-60 килограмм. Здоровье в отличном состоянии, несмотря на недосып. Раздражён, и это станет причиной его гибели. Надо было раньше от него отделаться. Он лишь препятствие, которое мешает мне мирно существовать.
     Вывод очевиден: Хибари Кёя - преграда. Единственный верный ответ - избавиться от него.
     Спокойно я подошла к шкафу, за которым мы хранили бутылки с питьевой водой объемом в полтора литра. Взяв одну из них, не спеша открутила крышку и откинула её в сторону из-за ненадобности. Вернулась на удобное для меня положение так, чтобы Хибари был точно перед глазами. Расстояние между нами четыре с половиной метра. Этого достаточно. Если одна из тонф торчит в двери и, как я предполагаю, это оружие с правой руки, то рефлекторно он попытается защититься именно левой. Для большей уверенности швырнула открытую бутылку в Кёю, немного скосив бросок на тридцать градусов левее.
     На лице парня мелькнула улыбка удовлетворения. Он давно ждал от меня каких-то 'действий', и это явно для него было неким праздником. Однако моё лицо было спокойным и неподвижным. Как и ожидалось, Хибари отшвырнул бутылку левой рукой из-за чего снаряд, кувыркаясь в воздухе, облил водой всё в своём периметре. Теперь вся форма с головы до ног Кёи, его стол и документы, а также большая часть пола в кабинете были залиты водой.
     - Значит, решила умереть? - злобно бросил Хибари, усмехаясь при этом. Легко вскочив, он помчался в мою сторону, приготавливая последнюю тонфу, для нанесения удара. Я не двинулась с места и лишь ждала, когда он дойдёт до нужного мне места.
     Наконец-то этот момент настал, поэтому, резко схватив настольную лампу со своего стола, выдернула из неё шнур, который был подключён к розетке, и швырнула в образовавшуюся на полу лужу, оставаясь при этом на сухой зоне. Результат не заставил себя ждать. Тело Хибари было полностью в воде, а, как известно, вода прекрасный проводник электричества. Его даже не спасла собственная обувь, ведь и она была покрыта водой.
     Свет в кабинете замигал, а всё тело Кёи окаменело под электрической атакой. Каждая мышца сжалась, вены набухли, а челюсти так стиснулись, что он не мог проронить не звука. Я же просто стояла в стороне и наблюдала за тем, как из Главы Дисциплинарного Комитета исходит пар, перемешанный с дымом. В помещении быстро запахло палёным. Но, в итоге, пробки школы не выдержали такого резонанса в электро-системе, и свет во всём здании отключился. Бессознательное тело Хибари размякло и рухнуло на пол, лицом вперёд. Легкий дымок и периодически искры, до сих пор мелькали вокруг его тела.
     Мёртв ли он? Хм... сомневаюсь. Как не посмотри, а парень силён, а значит, скорее всего, просто без сознания. Подошла к проводу, который сама же швырнула. Конец оплавился и прилип к полу, но теперь, когда света в здании не было, он безвреден. Отодрав провод, выдернула его из розетки, свернула в кольцо и швырнула к себе в сумку. Если Хибари не оклемается, не должно быть улик, которые могут привести меня к происшедшему. Более того, протёрла рукавом настольную лампу, смешивая свои отпечатки пальцев. Только после этого спокойно вышла из кабинета и направилась к изначально намеченной цели - в магазин.
     Ближе под вечер школа пуста, да и сегодня выходной. Никто не видел меня. А если и видел... мне всё равно.
     Только когда в мой желудок поступила значительная порция шоколада, я опомнилась и поняла, что натворила дел. Чёрт! Опять! Опять это со мной произошло! В прошлый раз из-за подобного чуть не погиб мой старший брат. Все дети дразнятся и забирают друг у друга сладости, но я уже тогда, в восемь лет, сумела понять, как избавится от того, кто мне мешает. Самое странное, что никто меня не наказал. Даже разговора по этому поводу дома не было. Да и сам Рома потом шутил, мол, сам дурак и сам виноват, но я то понимаю, что это ненормально.
     Правда с того дня в нашем доме никогда не пропадали сладости. Могла кончиться туалетная бумага, хлеб, зубная паста, но не сладости. А теперь что? Проклятие! Необходимо вернуться в школу и проверить как там Хибари. Я же и в самом деле могла его убить. Когда мне становится плохо, мозг отключает эмоциональную часть меня. С этой стороной у меня и так проблемы, а когда я просто действую как машина... Хм...
     Но когда Хибари придёт в себя, он будет в ярости. Да уж, теперь мне точно не спастись. Если раньше я его просто не интересовала как противник, то теперь он будет готов уничтожить любого, кто посмел совершить с ним такое. Мне конец! Надо было соглашаться на предложение Дино, отправится все вместе в горы и отдохнуть на природе. Сейчас там ребята, наверное, отдыхают. Реборн вместе с ними. Хаято, Такеши... Чёрт! Надо было идти с ними! Но мне почему-то показалось, что все идеи Дино не оканчиваются хорошо. В итоге, всегда получали либо я, либо Тсуна.
     А теперь...
     Что же мне сказать или сделать такого, чтобы Хибари не убил меня в ближайшие три секунды? Я ему даже гамбургеры купила. Заметила, что он их любит. Чаще всего ими и питается во время обеденного перерыва. Хотя... он, скорей всего, напитает эти бургеры моей кровью и только тогда с удовлетворением их съест. Эх, а побег только поднимет ему аппетит. Всё! Мне конец.
     - Серра Дарья? - услышала я мужской голос рядом с собой.
     Оторвавшись от своих депрессивных мыслей, я посмотрела на того, кто меня только что позвал. Это был водитель мотоцикла. Лица не видно из-за огромного чёрного шлема. Сам мужчина также был одет в чёрную куртку и брюки. Даже перчатки имелись.
     - Да, - ответила я, спокойно. Кто это и что ему надо?
     После моего ответа, мужчина расстегнул кожаную куртку и засунул руку во внутренний карман. И как только это произошло, меня словно пчела ужалила. Я отчётливо почувствовала опасность, поэтому сорвавшись с места, помчалась туда, куда глаза глядят. И не ошиблась, так как через пару секунд над моей головой уже разносился грохот от выстрелов. Кто бы это ни был, он пришёл со мной не чай пить.
     Резко свернула за угол и побежала как сумасшедшая. Раньше я так бегала только из-за того, что боялась животных, но это совсем иное - это человек. И у него особая цель - убить меня. Сердце отстукивало барабанный ритм, ускоряясь. Прохожие люди от шума выстрелов стали кричать и звать на помощь, ссылаясь, что в городе теракт. Все стали разбегаться в разные стороны, но ведь основной целью была я. Что же делать?
     Солнце клонило к закату, окрашивая небо в бисквитно-розовый оттенок. Снега в Японии ещё не было, хотя Новый год на носу. Однако уверенности в том, что я встречу его, практически не осталось. Рычащий вой мотора мотоцикла догонял меня, а стрельба не останавливалась ни на минуту. Только чудом мне удавалось уклоняться от пуль. Кажется, стрелок был не очень метким и попадал то в стёкла, стоящих рядом зданий, то в землю, хотя я также использовала на полную мощность свои инстинкты и вовремя успевала уклоняться. Сейчас они работали на полную мощность. Страх за свою жизнь никогда так ещё меня не охватывал. И подогревалось всё это тем, что помощи ждать неоткуда. Я одна!
     Каким-то образом оказалась на детской площадке, где имелась огромная песочница, огражденная невысокой кирпичной кладкой. Ограда едва доставала до колен, но я не обдумывая, прыгнула на землю, прячась за неё. Дыхание стало сиплым, сухим и беспрерывным. Казалось, словно я старый дряхлый старик, что курил с четырёх лет. Бросило в жар. Мысли путались и не могли на чём-либо сосредоточиться. Кто этот человек? Что ему от меня нужно? Откуда он меня знает? Что вообще происходит?
     Осмотревшись, я с радостью осознала две вещи: во-первых, эта детская площадка пуста и без детей, во-вторых, она находится недалеко от Средней школы Намимори. Нужно добраться туда. За недолгую работу в Дисциплинарном Комитете, я смогла изучить школу вдоль и поперёк. Используя её как площадку для битвы, смогу хоть немного увеличить шансы выжить.
     Мотоциклист кружил по детской площадке, подобно акуле вокруг плота на море, выискивая меня. Необходимо выбрать момент и действовать. Долго я так прятаться не смогу, и он найдёт меня.
     - Дар, ты пришла поиграть с Ламбо-саном? - раздался детский голосок над ухом.
     - ЛАМБО?! - ахнула я, не веря тому, кто оказался рядом со мной и кого, в принципе, не заметила. Мальчик, в костюме коровы, сидел в песочнице и радостно улыбался тому, что теперь он не один. Однако из-за моего резкого возгласа, мотоциклист сразу же заметил нас и стрельба возобновилась. - Чёрт!
     Пришлось хватать Ламбо и бежать в противоположном от мотоциклиста направлении. Одна пуля просвистела в пару миллиметров от головы мальчика, вызвав у него волну злости.
     - А?! Кто посмел стрелять в Ламбо-сана? - завопил ребёнок, доставая из головы десятки гранат и швыряя их в сторону преследователя.
     Удивительно, но это помогло. Взрыв в песочнице поднял столб тёмно-охристой пыли. Видимость практически равна нулю. Это позволило мне с Ламбо на руках, скрыться за первым же зданием.
     - Ламбо, ты должен бежать и позвать на помощь, - приказала я, ставя мальчика на землю.
     - Что? Ламбо-сан останется и поможет Дар сражаться! - вопил он во весь голос.
     - Нет, Ламбо! - настаивала я. - Ты не в состоянии с ним сражаться! Да и я тоже. Позови кого-нибудь! Реборна, Тсуну, Хаято... Если не сможешь... то просто спрячься.
     - Ламбо-сан не трус! - крик мальчика стал слишком громким, и в нашу сторону прозвучала очередь выстрелов, что грохотом врезалась в бетонную стену здания. Ламбо тут же вскрикнул от ужаса, бледнея на глазах и вцепляясь в меня и руками и ногами. - Л... л... л... Ламбо-сан н... н... не боится! Ламбо-сан киллер!
     - Нет, Ламбо, - вздохнула я, оглядываясь и прислушиваясь к своим чувствам. Где противник? - Ты всего лишь ребёнок...
     - То-лько спо-кой-стви-е... - бубнил Ламбо, после чего разревелся и, выхватив базуку десятилетия, выстрелил себе в голову. В это же мгновение передо мной появился взрослый Ламбо, сжимающий открытую баночку с молоком. - А? - не понял он, но прозвучала очередная очередь выстрелов, разбив бутылку с молоком. - Ой-ёй... - парень также пригнулся. - А возвращаться в прошлое всё опаснее и опаснее. Здравствуй, молодой Советник. Как поживаешь?
     - Если не заметил, меня пытаются убить! - злилась я, вскакивая на ноги и несясь как можно дальше от преследователя.
     - Хм... - Ламбо с некой ленью осмотрелся. - Пожалуй, так. А кто нападает?
     - Не знаю, - вздохнула я, не переставая двигаться, но ответ явился сам. Не успели мы отбежать как можно дальше от детской площадки, как мотоцикл с оглушающим рёвом появился прямо перед нами, с вооруженным водителем сверху.
     Всё было словно в замедленной съёмке. Я понимала, что не смогу отскочить в сторону от выстрела, да и убежать не смогу. Вот ствол направлен мне прямо в грудь, а рука незнакомца жмёт на курок. Но свершилось невозможное, и я почувствовала резкий толчок в бок. Ламбо успел оттолкнуть меня в сторону, и выпущенная пуля только слегка царапнула правое предплечье.
     - Советник, беги! - приказал Ламбо, когда я, лёжа на земле, обернулась на своего спутника. - Я задержу его! - парень был настроен серьёзно. На голове уже имелись рога, через которые заметно проскальзывало электричество.
     - Ламбо, но...
     - Беги! - повторил Ламбо. - Это Ищейка. Наёмный убийца ранга 'С'. Тебе с ним не справится. Я дам немного времени, но у тебя меньше пяти минут. Быстрей! - мотоциклист понял, что его пытаются задержать и направил пистолет в мою сторону, решив выстрелить снова, но Ламбо не позволил подобному свершиться, напав первым. - Быстрей!
     Доверившись взрослому Ламбо, я вскочила на ноги и побежала со всей силы, стараясь не думать ни о чём. Однако я понимала, что победить его Ламбо не сможет в уложенное время. Дорога каждая секунда.
     Ноги сами привели меня обратно к пустующей Средней школе Намимори. План созрел быстро, однако, он был недоработан. Я знала, где Гокудера хранил свой запасной динамит на тот случай, если он ему понадобится очень срочно прямо во время занятий. Но даже предположить не могла, что этим тайником воспользуюсь я лично. Хотелось сразу связаться с Реборном. Он бы точно что-нибудь придумал и вытащил меня, но, к сожалению, сумку с телефоном и покупками я потеряла в первую очередь.
     Открыв шкафчик Гокудеры, я достала его пояс от начала до конца забитый динамитными шашками. Парень обычно носил его под одеждой, надевая на голое тело, но мне и так сойдёт. Тут даже пачка сигарет с зажигалкой была. Что ж... не уверена, что знаю как этим пользоваться, но это лучше, чем вообще безоружной быть.
     Я уже хотела покинуть первый этаж школы и выбежать на улицу, со стороны спортивной площадки, но не тут то было. В конце коридора возникла человеческая фигура. Это был Хибари Кёя. Он жив. Жив и очень зол. Чёрт! Не так я представляла своё извинение. В руках парень уже сжимал тонфы. Выражение лица было каменными, но блеск серых глаз говорил о многом.
     - Хочешь убить меня? - спросила я первой. Парень не ответил, лишь губы слегка дрогнули в лёгкой усмешке. По спине пробежала небольшая рябь дрожи, символизирующая о приближении главного злодея. - Что ж, - вздохнула я, выхватывая из пояса динамитную шашку, - вставай в очередь.
     Это немного удивило Хибари. Он ясно понял, что зуб на меня точит не он один, но когда стёкла в окнах стали разбиваться вдребезги от выстрелов, рефлекторно пригнулся в поясе, высматривая 'очередную жертву'. Этот мотоциклист не сдавался. Что он сделал с Ламбо? Выглянув краем глаза из-за стены, я заметила, что мальчик-корова его изрядно потрепал. Кожаное одеяние местами расплавилось и порвалось. Но теперь у убийцы в руках был не пистолет, а автомат, который он спокойно пускал в ход, разнося всё во круг. Только бетонные стены давали мне немного спасения.
     Страшно. Очень страшно! У меня тут нет союзников. Нет поддержки, но зато имеются двое, которые желают отвинтить мне голову. Правда, у одного на то есть веская причина, но не будем об этом. Остаётся вопрос: что сделает Хибари? Будет атаковать нас обоих? Ведь я уверена, после того, что сделал мотоциклист со школой, он его в живых оставлять не намерен. Или же объединится на время с кем-нибудь? Что-то, вроде, 'враг моего врага...' и так далее. Ух, хотела бы я его к себе в союзники, но... хех, скорее он пожмёт руку этому парню в шлеме, чем поможет мне. Будем реалистами.
     Выстрелы не прекращались, а я и Хибари, просто пригнувшись в коленях, смотрели друг на друга. Даже слова не произносили. Ждать чего-то бессмысленно. Встав на колени, я поползла прямо по битому стеклу в сторону лестницы. Мне нужен обзор, а крыша школы, для этого идеально подходит. Позади послышался треск стекла. Хибари двигался? Точно, он следует за мной. Думаю, избавится вначале от меня, потом перейдёт к самому сладкому. Чёрт! Он движется намного быстрее меня. Скоро догонит. Делать нечего.
     Я прикуриваю сигарету, кашляя от того, какая это всё-таки гадость и поджигаю фитиль динамита. Хибари на миг остановился. Видно, он также понял, что я могу убить и его, швырнув шашку в конец коридора. Но нет. Сейчас убивать парня не намерена. Да я, в принципе, убивать никого не хочу. Я хочу выжить! А для этого мне необходимо отвлечь стрелка. Когда фитиль практически догорел, я швырнула его в сторону мотоциклиста, при этом довольствуясь, что динамит летит точно в цель.
     Прозвучал взрыв. Стрельба прекратилась.
     Резко вскочив на ноги, я помчалась в сторону лестницы. Не успела забраться и на первый пролёт, как почувствовала, что меня пытаются схватить за ногу. Хибари быстр. Очень быстр. Адреналин резко подскочил давление в крови, что послужила инстинктивной защите, а именно я с разворота ударила парня ногой по лицу. Кёя не упал, но отшатнулся назад, позволив мне продолжить путь. Но ненадолго.
     Я даже до второго этажа добраться не успела, как стрельба возобновилась. И звучала она из конца коридора. Убийца здесь.
     Кёе пришлось выбирать, кого ликвидировать первым, и выбрал он того, что представлял большую угрозу - незнакомца с огнестрельным оружием. Парню удавалось уклоняться от всех выстрелянных в него пуль, и вот когда он добрался до самого мотоциклиста, Кёя нанёс сокрушительный удар тонфой по шлему, оставив глубокую вмятину. После такой даже не выживают. Наёмник упал на пол и больше не вставал. С одного удара. Всего с одного удара он избавился от того, кто гнался за мной от магазина по всему городу! Пора признать, что против Кёи у меня нет и шанса. Особенно учитывая, что я не хочу его убивать. Ладно, песенка спета.
     Спустилась обратно в коридор и спокойным шагом подошла к мотоциклисту. Кёя не спускал с меня взгляда.
     - Я не убегаю, - подняла я руки вверх, отшвырнув предварительно сигареты и зажигалку. - Дай лишь минутку.
     - Последнее желание? - усмехнулся Хибари.
     - Считай, как хочешь, - вздохнула я, после чего наклонившись к наёмнику, сняла шлем с головы. Он подался не сразу, но всё же получилось. Это был обычный мужик лет тридцати четырёх, с темной кожей и волосами. Иностранец. Не сразу, но он пришёл в себя. - Кто ты и зачем напал на меня? - спросила я его на японском.
     Наёмник молчал, поэтому я задала тот же вопрос на итальянском. Снова тишина. Тогда перешла на ломанный английский, так как с ним у меня проблемы. Мотоциклист опять молчал. Последняя попытка, и я задала тот же вопрос на русском.
     - Ты Серра Дарья! - произнёс мужик, поняв меня на русском.
     - Это так, но кто ты? - продолжала я. - Ты наёмник? Кто тебя нанял? Зачем?
     - Существование Представителя семьи Серра очень опасно. Главами нескольких мафиозных семей было принято устранить тебя.
     - И чем я могу быть опасна, чёрт бы вас побрал? - перешла на крик, схватив незнакомца за грудки. - Я всего лишь школьница, которой исполнилось недавно пятнадцать! Чего вам всем от меня надо?
     - Это пока ты школьница, - усмехнулся мужик. - Но чем ты старше, тем большую опасность представляешь. Мне было приказано действовать только в том случае, если ты попытаешься впервые кого-то убить. Если бы ты действительно жила мирно, то так бы и не узнала обо мне.
     - Что? Попыталась впервые убить? - я украдкой посмотрела на Кёю, что всё это время молча следил за нами, продолжая сжимать тонфа. - Но он жив!
     - Хех, просто повезло, - смеялся незнакомец.
     - Да, кто ты, чёрт возьми? Кто хочет моей смерти? - я чувствовала, что от сегодняшнего напряжения, моё тело потихоньку начинает трясти. Руки дрожали, а небольшая ранка на правом предплечье, стала давать о себе знать, распространяя жгучую боль по всей руке.
     - А зачем это знать тому, кто сейчас и так умрёт? - улыбка мужчины стала какой-то безумной и дикой. Он что-то задумал. Не теряя время, я резко дёрнула за змейку кожаной куртки и распахнула её, насколько это было позволительно. Моему взору предстала небольшая самодельная бомба с таймером, который истекал через несколько секунд. Смех наёмника стал ещё громче и безумнее.
     - Чёрт! Ложись!!! - крикнула я Кёе, вскакивая с места и прыгая на него, валя на пол. Каким-то чудом при падении мы проникли в открытый кабинет, но взрыв всё равно оглушил меня, подобно рыбе в воде. В голове возник тонкий и протяжный звон. Всё стало каким-то медленным. Безумно захотелось спать. Перевернувшись на спину, я ещё несколько секунд оглядывалась по сторонам. Видела, как Хибари Кёя встал над моим телом в полный рост и наблюдал со спокойным выражением лица. Хм? Ну, вот теперь мне точно конец. Ай, ну и ладно... высплюсь хотя бы.
     Моё сознание отключилось.
     Когда я открыла глаза, то первая мысль, которая меня посетила, это - 'Я до сих пор жива?'. Более того, я поняла, что нахожусь дома с перебинтованной рукой и мелкими ранами на теле.
     - Эм... - протянула я, удивляясь происходящему. Разве Кёя не хотел меня грохнуть? Тем более у него был такой идеальный шанс.
     - Чаосс! - прозвучало у изголовья кровати. - Как и ожидалось с наступлением темноты, ты пришла в себя.
     - Реборн! - удивилась я. - Ты тут? Я думала вы с ребятами в горах.
     - Так и было, но со мной связался Хибари, и мне пришлось вернуться, - малыш прыгнул мне на колени, чтобы нам было удобнее разговаривать. - Ну и натворила же ты дел, Дар...
     - А? - только и смогла произнести. - Хибари с тобой связался?!
     - Ну да, - кивнул Реборн. - Я же твой опекун. Почему, когда на тебя напали, ты сразу мне не позвонила?
     - Не было возможности, - начинала злиться я. - Лучше скажи, кто это был? Наёмник? Какого чёрта?
     - Об этом можешь не беспокоиться, - сказал Реборн, похлопав по колену. - Семья Вонголы уже обо всём позаботилась. Они усилят бдительность, так что можешь и дальше продолжать спокойно учиться.
     - Но... Хибари... Что он тебе сказал?
     - Хм? - этот вопрос немного удивил малыша. - Сказал, что за тобой гнался нарушитель, которого ты привела в школу. Именно поэтому покрытие всех расходов на ремонт школы перепадает на плечи Вонголы. Но и этим мы уже занимаемся. К Новому году всё будет готово. Никто ничего и не заметит.
     - И всё? - насторожилась я. - Больше он точно ничего не сказал?
     - Ну, передал, что пока ты можешь оставаться дома и лечиться, раз так случилось, - задумчиво произнёс Реборн. - Так что отдыхай. Для тебя наступили Новогодние каникулы. Кстати, Тсуна приглашает встретить праздник у него дома. Ты как?
     - Я - пас, - вздохнула я. - Слишком устала. Лучше встречу его тут и высплюсь.
     - Дело твоё, - малыш спрыгнул на пол и направился к выходу. - Если что-то надо - звони. И ещё, - Реборн как-то мрачно усмехнулся. - Идея использовать динамит Гокудеры не такая уж и плохая, но в следующий раз загляни в подсобку на первом этаже в восточном крыле. Там я припрятал несколько пистолетов и автоматов из своей коллекции.
     - Госпади... Да о чём ты?! - воскликнула я. - Я и стрелять-то не умею!
     - Ну... динамитом ты тоже пользоваться не можешь, но получилось неплохо, - пожал Реборн плечами. - Правда Гокудера и зол, и рад одновременно. Зол от того, что ты взяла без спроса и знаешь о его тайнике, и рад от того, что он тебе помог.
     - А что с Ламбо? Он мне тогда помог и...
     - Ламбо хоть и выглядит тупой коровой, но довольно вынослив и уже давно сидит дома у Тсуны, поедая ужин.
     - А... тогда всё хорошо, - я вернулась в лежачее положение, медленно выдыхая. - Наверное, всё хорошо...
     В голове была ещё сотня других вопросов, но спустя какое-то время я поняла, что не хочу знать на них ответов. Не хочу знать того, кто был этот наёмник и остался ли он жив. Не хочу знать, почему я сама жива, хотя была уверена, что до следующего года не доживу. Не хочу знать, что творится в голове у Хибари, ведь он, скорей всего, в ярости. Не хочу знать, почему он умолчал про тот случай, в кабинете Дисциплинарного Комитета. Не хочу знать, как дела у Тсуны с ребятами после пикника в горах. Вообще ничего не хочу знать.
     Просто рада уже тому, что пережила этот день. Ещё одно событие, которое необходимо переложить в мой мысленный аквариум и забыть. Начались долгожданные каникулы. Интересно, а что мне потом написать в сочинении 'Как я провел зимние каникулы'? Думаю, про наёмника писать не стоит. И вообще... думаю, после новогодних праздников надо как-нибудь попробовать свалить из Дисциплинарного Комитета.
     Ой, чует моя жо-жо, что Хибари будет мстить.

Глава 13. И снова за учёбу.

     Время зимних каникул казалось безмятежным. Я редко кого видела из своих одноклассников и жила самой простой жизнью. Думаю, над этим подсуетился Реборн, поняв, что мне необходимо время и личное пространство. Правда с Ямамото я до сих пор связывалась через интернет, так как ему на каникулы задали приличную кипу задач по математике. Порой общаясь с ним, я не понимаю, почему он плохо учится, ведь если парень просто откроет учебник и разок прочтёт его, то, в принципе, всё схватывает налету. Иногда через веб-камеру мне был виден и отец Такеши - Ямамото Тсуёши. Правда, когда он появлялся и я, и Такеши чувствовали себя крайне неловко. Его лицо сразу же занимало весь экран, и тот начинал кричать, будто его плохо слышно, благодаря меня за то, что я занимаюсь с его оболтусом.
     - Боже... отец... - вздыхал Такеши, смущаясь и отворачиваясь в сторону, но его папа с ещё большим пылом и жаром начинал благодарить меня, предлагая заглянуть в гости, в суши-кафе, чтобы я отведала их новых блюд. Кстати, чего греха таить, я так и делала. Всё-таки хотя бы иногда питаться нормальной едой необходимо всем людям. Некоторые суши мне даже очень нравились, но дядя Тсуёши, а именно так я его называла, умудрялся придумать что-то новое и не менее удивительное. У него в этом талант.
     - Дарья-тян, когда нам тебя ждать? - кричал отец Такеши. Кстати, он один из немногих, кто решил обращаться ко мне, произнося полное имя, хотя я и просила называть меня просто 'Дар'. - Сейчас пока новогодние каникулы, я хочу дать попробовать праздничное меню.
     - Ха-ха-ха, - смущённо смеялась я. - Дядя Тсуёши, не знаю. Я же днём сплю и живу ночной жизнью.
     - Ну, темнеть зимой начинает рано, так что приходи в любое время. Друзья Такеши всегда желанные гости, - наконец-то лицо отца Тсуёши исчезло с камеры, показав смущенного одноклассника, что пододвинулся к компьютеру.
     - Хех, он всегда такой энергичный, - смеялся Такеши. - Но если хочешь, приходи. Поиграем во что-нибудь.
     - Только не в бейсбол, - сразу бросила я. - Ты слишком серьёзно к нему относишься. Да и вообще, какие игры? Ты шестнадцатую задачу решил?
     - Хе-хе, только наполовину, - почесав затылок, ответил парень. Я устало вздохнула.
     - Открывай тетрадь и покажи мне, где застрял. Потом я попробую... - неожиданно в окошко стали швыряться мелкие камушки. Сначала подумала, что мне просто показалось, но потом звон стекла повторился. Это не может быть совпадением. Меня кто-то звал, таким образом, наружу? Но зачем? Этот дом, в принципе, одноэтажный и звонок около двери имеется. - Эм...
     - Что такое, Дар? - спросил Ямамото, заметив, что я смотрю в другую сторону.
     - Такеши, тут возникли дела... Свяжемся чуть попозже.
     - А? Ладно, - озадачился парень. - В принципе, я продолжу решать задачи, так что как справишься с делами - звони.
     - Хорошо, давай, - я отключила видео-звонок и встала из-за стола. Ну и, кого там черти принесли в половину одиннадцатого вечера?
     Сначала я выглянула в окно, приподняв шторку, но из-за сильного контраста освещения, ничего не увидела в темноте. В итоге, накинув тапочки, вышла на порог, всматриваясь в конец ограждения. Около почтового ящика стояла знакомая человеческая фигура. Её я узнала сразу - Гокудера. Парень держал в одной руке мелкие камушки, другую руку прятал в кармане. Голова опущена, а плечи сутулились. Вся поза говорила о том, что ему холодно, а также у парня плохое настроение. Даже широкий тёплый шарф не скрывал нервного дыхания, вызывающий небольшие облака пара.
     - Хм... Йо, - поздоровалась я, не решаясь спуститься к калитке. Хоть снега толком и не было, лесенка перед подъездом всё равно заледенела. - Ты чего камнями швыряешься? Можно было просто постучаться. Ну и звонок для особо нетерпеливых есть.
     - А с чего ты взяла, что я вообще к тебе стучаться вздумал? Я просто гулял. С работы возвращался, вот и бродил по городу, - фыркнул Хаято, церемонно поворачиваясь ко мне спиной. Весь его вид говорил о гордости и всемирной обиде.
     М-да... у парня явные проблемы, но если я начну спрашивать что не так, он либо начнёт перекладывать всё на мои плечи, либо разозлится ещё больше. Ни того, ни другого мне не надо. Знаю, что Хаято подрабатывает на полставки в каком-то магазине. Парень полностью независим, что вызывает у меня неподдельное уважение. Однако это не значит, что я готова быть его 'душевным другом'. Хотя, чёрт возьми, он в своё время сделал для меня то же самое. Мы об этом ни разу не говорили, но видно долг платежом красит.
     - Значит, гулял... - задумчиво произнесла я. - Ну и как? Хорошо гуляется?
     Всё же вышла на улицу и подошла к ограде поближе, облокотившись на неё. На улице пахло морозной свежестью. Завтра седьмое января, а это значит, что каникулам пришёл конец. Завтра вновь в школу. Не зря же Ямамото все задачи решал. Правда, оставил всё на самый последний день, как, в принципе, все обычные школьники. От того и сидела с ним по веб-камере. Помогать парню в учёбе уже вошла в привычку.
     - Неплохо, - бросил Хаято и наконец-то посмотрел на меня. - Господи, женщина, ты почему в таком виде на улице?! Холодно же!
     - Хм? Мне нормально, - пожала плечами, осмотревшись. На мне были обычные домашние синие шорты выше колен и черная футболка с русской красной надписью 'Я ненавижу людей'. - Но ты, похоже, замёрз, чай будешь?
     - Фек! - бросил ворчливо Гокудера, отвернувшись в сторону и нахохлившись. - Нужен мне твой чай триста раз...
     - А знаешь, сегодня в России отмечают Рождество, - вздохнула я, посмотрев на небо, что было полностью затянуто массивными серыми облаками. Снега толком нет, но облака есть. Видно, это ещё не всё. Хаято посмотрел удивлёно на меня, словно спрашивая, не вру ли я? - Это правда. С шестого на седьмого января у нас детвора ходит по домам, колядует, рассказывает стишки и получает за это сладости. В своё время и я так делала.
     - И зачем? - уже менее ворчливо спросил парень.
     - Традиция, вера, примета, просто праздник... называй, как хочешь. Но это весело и настроение поднимается. Ты прям как колядовать заскочил, хочешь, сладостями угощу? - видно эта причина для того, чтобы войти во двор Гокудеру устроила. Так как взявшись за калитку, он приоткрыл ей и вошёл, приговаривая:
     - Ну, только если это традиция...
     - Да-да, - вздохнула я, провожая парня к двери.
     - Но стишки я читать не буду! - голос вновь приобрёл строгость и лёгкую агрессивность.
     - Можно и на итальянском, - как бы невзначай предложила я.
     - Тогда только один, - смирился Гокудера. Подойдя у освещённой территории, я заметила насколько были красные уши и щёки парня. Поверим, что это от мороза.
     Мы зашли в дом, после чего я спокойно взяла верхнюю одежду Хаято и повесила её в прихожей, дав небольшие тапочки. К сожалению, большого размера у меня нет, так что придётся парню походить в моих, которые еле на носок лезут. Хотя, в принципе, пол чистый, так что жаловаться незачем. Зайдя на кухню, Гокудера тут же стал осматриваться. Ах, да. Он же у меня впервые. До этого в сам дом не заходил, но сегодня было довольно холодно. Отказываться от горячего, когда тебе это необходимо - глупо.
     - Чёрт возьми! - воскликнул Хаято, садясь за стол и ненароком заглядывая в кухонный шкафчик, который я открыла, чтобы достать ещё одну чашку. - Я словно Чарли, который попал на шоколадную фабрику к Вилли Вонке!
     - Хех, приму за комплимент, - усмехнулась я.
     - У тебя есть хоть что-то не шоколадное? - недоверчиво спросил он.
     - Хм... чай? - взгляд Гокудеры говорил о многом. А именно то, что я уже пропащий человек и меня не спасти. В принципе, я и не просила того, чтобы меня спасали. Всё нормально. Такая жизнь меня устраивает.
     Поставила чайник и полезла в холодильник за начатым шоколадным тортом. Положив по пару кусочков себе и ему, отошла в сторону, дожидаясь, когда закипит вода. На кухне возникла гробовая тишина, нарушаемая только небольшим бульканьем. Я знала, что парень хочет высказаться, но он не так прост. Он не может начать разговор так просто. Ему нужны условия, которые как бы невзначай приведут к нужной цели. За то время, что я с ним знакома, поняла, что сам по себе Гокудера Хаято очень скрытный парень. Единственный кому он полностью открылся это Савада Тсунаёши. Но если он сейчас здесь, то проблема кроится как раз в самом Тсуне. Или я ошибаюсь?
     - Эх, завтра на учёбу... - вздохнула я с лёгкой грустью. - Прощай покой и мирная жизнь...
     - Это ты жила себе спокойно, ни о чём не волнуясь, а вот мы с Десятым уже столько тренировок прошли, - заметил Гокудера. Отлично, дело двинулось с мертвой точки. - Недавно Реборн-сан мне даже специальную тренировку придумал.
     - О, как! - удивилась я. - Ну и?
     - Ну... - Хаято затушевался. - Всё не просто... И это нормально! - тут же стал защищаться. - Где это видано, чтобы тренировка была простой?!
     - Согласна, - кивнула я, наливая кипяток в наши чашки. Аромат чайных листьев тут же заполонил комнату, вызывая рефлекторный аппетит. Поставила чашки на стол и присела на свободный стул, подтаскивая к себе тарелку с кусками торта.
     - Я чувствую, что на меня возложена большая ответственность, как Правой Руки Десятого! - продолжал Гокудера, размахивая чайной ложкой, как жезлом всевластия. - Я должен быть сильным, выносливым и умным, чтобы Босс мог на меня положиться во всём.
     - Угу-угу, - кивала я, проглатывая кусок за куском. Сейчас он дойдёт до сути, и я пойму в чём дело.
     - Меня даже матушка Десятого признала, как Правую Руку! - а вот тут явно какой-то сбой произошёл. Нана, как по мне, вообще ничего не знает о мире мафии. Для неё мы все одноклассники сына, которые иногда творят хрен знает что, но пока все живы, можно и супчик сварить. - Но... - бирюзовые глаза парня потемнели. Парень стал каким-то тихим и поникшим. - Кажется... Десятый больше доверяет Ямамото нежели мне.
     Ась? Так он ревнует Десятого к Ямамото? Воу-воу! Вот это поворот. Ну и, что мне сказать? Тсуна, в принципе, воспринимает парней не как 'правая' или 'левая' рука. Для него они просто друзья, с которым ему приятно проводить время. Но Хаято очень важно знать, что все мы 'Семья'. Для него очень важно знать, что он кому-то 'нужен'. Мне не известно, что именно произошло с парнем в прошлом, но та чистая преданность, которую он проявляет к Тсуне, говорит о многом. Он словно в какой-то момент разучился доверять людям, в принципе.
     А со мной он разговаривает лишь потому, что я ему напоминаю что-то. Может его самого? Или то, что у нас имеются итальянские корни? Не знаю. Спрашивать не возьмусь, да и вряд ли он мне ответит. Просто буду спокойно ждать и выслушаю то, что сам Хаято захочет мне сказать.
     - Наверное, мне суждено быть одиночкой, - наконец произнёс парень, как бы самому себе.
     - Боишься быть одиноким? - спросила я спокойным голосом.
     - А кто этого не боится? - достал из кармана пачку сигарет и посмотрел вопросительно на меня. - Можно?
     - Валяй, - махнула рукой. - Только пепельницы нет. А хотя... вот, держи, - достала небольшую пустую стеклянную тарелку и поставила перед Гокудерой. После того как он затянулся и выдохнул облако дыма, я произнесла: - Знаешь, Хаято, термин 'Одиночество' ошибочен. На самом деле мы никогда не бываем поистине одинокими. А если и бываем, то в очень редких случаях. У тебя есть сестра, друзья, одноклассники. Ты ещё молод, а значит, встретишь множество других интересных людей. И то, что ты называешь 'одиночество', не более чем твоё собственное ограждение от общества.
     - Да что ты понимаешь?! Откуда тебе вообще подобное знать?! - тут же разозлился парень. Я думала, он вскочит, соберёт вещи и убежит. Но парень сидел на месте, значит, с какой-то частью моих слов он согласен.
     - Действительно, откуда мне это знать? - улыбнулась я, делая глоток чая. - В принципе, я всегда была одиночкой. В младшей школе я была умнее своих сверстников и никогда не понимала шуток типа таких, когда в детсад приходил клоун и начинал кривляться перед всеми. Повзрослев, часто оставалась одна, так что для меня мало что изменилось. Но я не считаю это чем-то плохим, - Хаято молчал и выжидающе смотрел на меня, пытаясь понять, к чему веду. - Когда живёшь один, отвечаешь только за себя. Делаешь то, что считаешь нужным и не держишь ложных надежд. Разве это плохо? Но, что касается тебя... То с чего ты взял, что ты одиночка?
     - Ну, я... - мямлил Хаято, не зная с чего начать.
     - Ясное дело, что у тебя есть своё темное прошлое. Не смотри на меня так. Я не знаю, какое именно, просто предполагаю. Оно есть у всех. Характер на пустом месте не строится, - Хаято вновь фыркнул, но не перебивал. - Подобное прошлое есть у всех, поэтому я не предлагаю тебе забыть его, но и жить только прошлым не стоит. Тсуна принял тебя любым и считает не членом мафиозной организации, а кое-чем большим - другом. И это притом, что в первую вашу встречу, ты пытался его убить.
     - Кхе-кхе-кхе... - от моего напоминания, что в прошлом году Хаято атаковал Тсуну своим динамитом, посчитав его слабаком, парень подавился сигаретным дымом и закашлялся до слёз. - Это... кхе... недоразумение.
     - Ага-ага, рассказывай, - похлопала я его по спине. - Вот. Чайку хлебни. И ещё, есть кое-что, что отличает тебя и Ямамото в твою пользу. Но это пока.
     - И что же? - насторожился Хаято.
     - То, что Такеши воспринимает всё как игру, - устало вздохнула, с ужасом представляя, что будет, когда до бейсболиста дойдёт, что мы на самом деле не играем в 'казаки - разбойники'. - Для него мы все дети, играющие в мафию. Хотя сколько времени-то прошло...
     - Да, этот бейсбольный идиот меня тоже напрягает, - кивнул Хаято. - Может к шаманам сходить и амулеты купить? Уверен, пара заклинаний и...
     - Однако у тебя имеется и серьёзный минус, - ещё тяжелее вздохнула я, вспоминая, что Хаято ярый верующий во всё мистическое и сверхъестественное. Как-то он даже хвастался, что знает два вида экзорцизма. На японском и итальянском. И ведь этот парень далеко не дурак, но очень наивен. Надо будет в этом году себя фосфорной краской обмазать и ночью в гости заглянуть. Если и поседеет, то заметно не будет. И так от природы с пепельными волосами. Ой! О чём это я? Ах, да! - В общем, жуй, глотай да домой топай. Завтра нам в школу.
     - А ты прям хозяйка на радость гостям, да? - фыркнул Гокудера, но настроение парня точно улучшилось. - Кстати, в курсе, что завтра 'день открытых уроков'?
     - Ага, - согласно кивнула. - Реборн что-то об этом говорил.
     - А, ну да, - вспомнил парень. - Он же твой опекун. А сами родители дали о себе знать? Новый год, вроде бы...
     - Неа, - равнодушно бросила я. - Они вообще залегли на дно. Теперь даже деньги не высылают. Думаю, работу найти.
     - Э? И ты так спокойно об этом говоришь?! - воскликнул Хаято. - Словно тебе вообще всё равно!
     - А что мне делать? Плакать? Кричать и злиться, как ты сейчас? Биться головой об стенку? Брось, - махнула рукой. - Я уже давно не маленькая. Что-нибудь да придумаю. Ты же справляешься, я чем плоха?
     - Хех, - мелькнула одобрительная усмешка. - Хочешь, на своей подработке с начальником поговорю? Может ещё местечко найдётся.
      - Спасибо, но нет, - опустошила кружку с остывшим чаем. - Мне эта работа не подходит. Для начала я практически целый день провожу в Дисциплинарном Комитете, а значит единственное свободное время, которое у меня есть это - ночь. Тем более, я не хочу, чтобы о моей подработке кто-либо знал. Ведь официально это запрещено школьным уставом.
     - Фек! Пошли они! - фыркнул Гокудера, выдыхая сигаретный дым. - Главное это, чтобы работа не влияла на учёбу. Так что пока у нас по сто баллов в тестах, они могут подтереться своим уставом.
     - Ох, да вы только посмотрите на этого героя! - начинала злиться я. - Учителя, знаешь ли, меня тоже не пугают. Я говорю о Демоне Намимори. Гроза всех нарушителей. Думаешь, Хибари Кёя будет молча стоять в стороне, пока его люди нарушают правила налево и направо без его ведома?
     - И что планируешь делать? - спросил Хаято, более спокойно.
     - Хм... думаю над этим, думаю.
     Единственное, до чего я сумела додуматься за одну ночь, которую мы провели с Хаято, мучая мою компьютерную приставку - это то, что мне, в принципе, не стоит попадаться на глаза Главе Дисциплинарного Комитета. Кстати, Гокудера ушёл где-то под утро, поэтому ему, наверное, сейчас очень спать охота.
     Обычно рано утром я должна была быть уже в школе и вести обход здания, но не сегодня. С Хибари мы так и не виделись после того случая. Интересно, он ещё злится? Если бы хотел убить меня, то сделал бы это давным-давно, так? Тем более, что большую часть времени провела дома. Сейчас я просто сидела на уроке и наблюдала за своими одноклассниками, что краснея друг перед другом, косились на своих родителей стоящих вдоль стеночки.
     Учитель, улыбаясь во все тридцать два зуба перед родителями, демонстрировал какой он хороший и понимающий сенсей для своих учеников. Одет в самый дорогой костюм. Причёска явно только из парикмахерской. Ну, золотой человек! Стоит около доски и поочередно вызывает учеников, прося их быстро решить задачи, что указаны в учебнике. Первым пошёл Ямамото, так как у него проблемы с математикой.
     - Тц! Так сразу? - вздохнул парень, вставая из-за стола. - Ну... - парень заглянул в учебник. Это был простейший пример, и мы с ним подобные раз десять точно решили. Если он сейчас ошибётся, я лично скормлю ему книги по математике, начиная с младших классов. А учитель ещё нагнетает обстановку, с милой улыбкой:
     - Ответишь правильно, избежишь позора.
     - Хм-м-м... - тянул мечтательно бейсболист. - Пусть будет ½.
     - Эй! - тут же повысил голос учитель. - Ты опять сказал наобум? Хотя... всё правильно.
     - Ура! Удача! - засмеялся Такеши. Все одноклассники стали хвалить парня, удивляясь такой везучести, но удача тут не причём. Всё дело в его подсознании, куда всё же удалось вложить необходимые знания.
     - МОЛОДЕЦ, ТАКЕШИ! - заорал гордый отец. - СЕГОДНЯ БУДЕТ ТУНЕЦ!
     - Боже, отец... - засмущался Такеши, возвращаясь на своё место.
     Родители захихикали от такой реакции одного из отцов. Хотя в основном сюда пришли мамочки. Я сидела на самой последней парте и по сути старалась не привлекать к себе внимания, когда учитель опрашивал других учеников. Меня он вряд ли опросит, так как в этом нет необходимости. Родителей здесь моих нет, а на ответы на все задачи я дать могу и закрытыми глазами. Но вот пошёл шёпот, и не среди одноклассников, а среди их родителей. Этаких мамочек высшего общества.
     - О, это же та самая... - зашептала одна. - Мне про неё мой сыночек рассказывал.
     - Ах, ты про эту с белыми волосами? - спросила другая, также шёпотом и лёгкая надежда на то, что это не про меня, разбилась вдребезги. - Мне мой сын тоже рассказывал. Знаешь, что это на самом деле седина?
     - Ага, - тут же ответила первая. - А ещё говорят, что она вступила в Дисциплинарный Комитет. Явно одна из бандитов.
     - Бр-р-р! У меня от неё мурашки по коже. Какая-то странная... И с 'этим' учится мой золотой мальчик?! Куда учителя смотрят?
     - Надо будет жалобу написать в министерство образования, - уверено произнесла женщина. - Мой муж не из простых людей, так что уверена, с этим сделать что-то можно.
     - А где её родители?
     - Пф, похоже, и им до неё нет дела.
     О, боги... Тёти, вам, что делать нечего на старости лет? Но обсуждали бы вы своих идеальных сыночков, зачем мне кости перемывать? И это притом, что всё прекрасно слышу. Да ладно я... весь класс слышит! Даже учитель у доски слышит этот шёпот и краем глаза косится в мою сторону. Я же полностью игнорирую происходящее и продолжаю любоваться видом из окна. Если этот балаган не прекратится, то достану плеер из сумки и заткну уши музыкой.
     - Фек! Что за дебилизм?! - услышала я громкий голос Гокудеры с первых парт. Парень демонстративно привлекал к себе внимание. Облокотился на стул и с грохотом поставил ноги на парту, показывая, что ему абсолютно на всех плевать.
     - Что?! - удивился учитель. Все разом повернулись в сторону Хаято. - Гокудера... воздержись от комментариев... - учитель старался поддерживать имидж улыбчивого преподавателя, но вот он был один из тех, кто боялся Хаято. Причём не просто так. Парень и в самом деле мог спокойно вмазать учителю в челюсть, игнорируя все правила и нормы.
     - Что за поведение? Он из хулиганов? Похоже на то, - тут же засплетничали мамаши за спиной.
     - Гокудера, не мог бы ты хотя бы на открытом уроке вести себя прилично и сидеть по-человечески? - обливался потом учитель.
     - Не-а, - бросил парень.
     - Ну... тогда, возможно, будет не легко, но... реши следующую задачу, Гокудера, - мужчина захотел взять над ним верх в той области, которой он обладает.
     - Семь, - спокойно ответил Гокудера, без секунды на размышления.
     - П-правильно... решил-таки... - злился учитель. - Ладно, следующий... Савада! Реши четвёртую задачу.
     - Э? Я? - Тсуна встал в полный рост и медленно покосился на свою маму, что со счастливым взглядом любовалась своим чадом. Потом покосился на Гокудеру. Тот показал правильный ответ тремя вытянутыми пальцами. Посмотрел на меня - я повторила жест Хаято и также показала три пальца. Ответ - 'три'. Тсуна посмотрел на Ямамото и тот тоже недолго думая, повторил жест, показав три пальца. Но Савада Тсунаёши особый случай. Он всё это мысленно обдумал, сложил, обосновал и дал ответ: - Девять!
     В этот момент мне хотелось швырнуть в него что-нибудь, чтобы прибавить к просветлению хотя бы немного очков. И о, чудо! Кто-то это сделал за меня прямо в это же мгновение. Чёй-то тапочек, со стороны родителей, полетел точно в затылок Тсуны.
     - ОЙ!
     Все стали охать и ахать, не понимая, а кто это мог сделать, но я-то сразу заметила некую бабулю, что просто удивительно походила на Реборна. Правда только я и Тсуна её и заметили. Остальным походу вообще пофиг на то, кто это. Всех интересовало, что за ответ хотел дать Тсуна, так как во время полёта тапка, никто расслышать не успел.
     - Так какой ответ, Савада? - повторил учитель.
     - Я знаю! - раздался больно знакомый детский голос около доски. Проследив за источником звука, я поняла - 'открытому уроку - конец!'. - Сто триллионов десять тысяч! - на учительском столе сидел Ламбо, что с поражающей всех уверенностью, давал ответы на примеры.
     - Ламбо! - следом на стол залезла И-Пин, что попыталась оттолкнуть мальчишку, но тот притворился ветошью и давай стирать все примеры с доски своей шевелюрой.
     - Я их не знаю. Я их не знаю. Я их не знаю, - всё время повторял Тсуна, словно пытался сам себя в этом убедить. Я также прикрылась учебником, прячась в самом конце класса. Всё превращается в настоящий цирк. Учитель попытался узнать, чьи это дети, на что отозвалась Савада Нана, с милой улыбкой забирая всех со стола.
     - Что? У Савады есть ещё дети? - загалдели мамочки за спиной. - О, боже, сколько детей! Но почему они не похожи друг на друга? А где отец Тсуны?
     Этих женщин понесло вообще не в ту степь. Теперь все косились на бедную Нану так, словно она самый презренный человек на земле. Новый источник горячих сплетен. Вот почему я порой ненавижу людей. Не выдержав, я резко повернулась в сторону самых говорливых мамаш и взглядом дала понять, что всё слышу, и им должно быть стыдно.
     - Ты видела этот взгляд? - раздалось тут же за моей спиной, как только я повернулась обратно. - Словно меня только что прокляли.
     - Тоже так подумала, - ответила другая мамочка. - Какой-то змеиный взгляд... явно ничего хорошего ждать не придётся.
     Ох, что за сборище староверов? Проклятье? Серьёзно?! Чтоб их!
     Выяснилось, что детей привела Бьянки, что пришла на открытый урок к младшему брату. Вот только сам Гокудера этому был не рад. Стоило ему хотя бы раз взглянуть в лицо своей сестре, как желудок тут же скрутило, и парень оказался на грани того, чтобы потерять сознание. В классе тут же возникла паника. Пришлось учителю уводить парня в медпункт, при этом Нана, дети и источник бедствий - Бьянки, последовали за ним.
     - Внимание, - послышалось со стороны доски, когда все уже стали думать, что урок сорван. На учительском столе сидел Реборн, который вновь успел переодеться в серый костюм и преобразиться, примерив новый образ. - Я заместитель учителя - Ребояма.
     - Что за...?! - вырвалось у Тсуны.
     - Кто это? - удивился впереди сидящий Такеши.
     - Да ладно?! - не верила я своим глазам. Вот уверена, что сейчас начнётся то, что определённо захочу забыть.
     - Уважаемые родители и опекуны, рад с вами познакомиться, - поклонился Реборн, и его тут же все приняли. Всего-то щепотка вежливости и всё, он как в масле. - Ну, а теперь, продолжим сегодняшний урок и начнём с этого, - взял мел и с ужасающей скоростью полностью исписал доску примерами, уровня лучших университетов, причём последних выпусков. - Ну и, кто сможет решить?
     Гул в классе возрос с новой силой. У многих волосы на голове зашевелились от таких примеров. Некоторые их не то что не могли решить, а, в принципе, видели впервые. Тсуна очень старался притвориться тунцом, повторяя как мантру 'Я - не я, и хата не моя'. Забавно, что повторял он это на русском. Может, считал, что смена языка более эффективнее? Не знаю, но думаю мне надо контролировать свои национальные корни.
     - И ещё, тот кто сумеет решить правильно, я предоставлю хорошую вакансию в мафию, - продолжал Реборн, вызвав очередную волну негодования.
     - Учитель, - позвала я, подняв правую руку. - А можно наоборот?
     - Нет, нельзя, - отрезал малыш. - Но если всё решишь, то так и быть можешь быть на сегодня свободна.
     - Что? Вы слышали? Она это всё решит? Это невозможно! Чтобы эта девчонка... Мой мальчик с блестящим умом и даже он не способен такое решить сразу.
     О, небеса! Я больше не могу это слушать!
     Взяла лист бумаги и быстро записала ответы на каждый вопрос. Встала с места и, подойдя к Реборну, протянула листок с ответами ему. Малыш спокойно взял лист, просмотрел его и с улыбкой сказал:
     - Всё верно, можешь отдыхать.
     - ЧТО?! - воскликнули одноклассники и их родители. Только Ямамото Тсуёши со смехом произнёс:
     - Ха-ха-ха, вот такие вот друзья у моего сына! - интересно, кого он этой фразой похвалил-то? Себя? Такеши? Или меня? Ладно, это меня не касается. 'Открытые двери' пора закрывать. Во всяком случае, для меня.
     Прогуливаясь по коридорам школы, по которым совершенно никто не бродит, чувствуешь некую свободу. Тихо. Уроки до сих пор идут, но тебя это не касается. В одном из пустующих классов проветривали помещение, поэтому окна были открыты настежь. Я зашла туда, наслаждаясь прохладным ветерком, разгуливающим в аудитории. Пахло морозной свежестью. В этом году зима меня раздражала и совершенно не радовала. Снега практически не было. Отсутствие любимого 'хрум-хрум' под ногами очень печалило. В России уже давным-давно всё укутано снегом.
     Нет тех любимых морозных узоров на оконных стёклах и сосулек свисающих со всех крыш. Эх, скучаю по настоящей русской зиме. В ней есть некая сказка, а то, что я вижу сейчас... даже зимой назвать трудно. Так... прелюдия.
     - Проверьте этот кабинет.
     - Как прикажите, Хибари-сан.
     Ох, чёрт! Что-то я совсем замечталась. Нужно прятаться. Куда? Ну куда же? О! Учительский стол!
     Не теряя ни секунды, я прыгнула на пол и заскользила внутрь стола, прячась за его боковину. Сердцебиение возросло. Хибари просто проводит осмотр или кого-то ищет? Если второе, то я уже догадываюсь кого. Хм... торчать тут нельзя. Может, пока есть время, свалить из школы?
     - Ну что?
     - Чисто.
     Фух, пронесло. Надо выбираться отсюда. Равномерные шаги нескольких пар ног, стали удаляться дальше по коридору. И только когда они окончательно затихли, я наконец-то выбралась из своего укрытия. Интересно, в каком настроении сейчас Хибари? Уверена, что не в том, с которым веселятся и пьют чай с плюшками. Так, судя по звуку шагов, они пошли налево, значит, я пойду направо. Для того, чтобы мои шаги не были слышны, разнося топот эхом по коридору, я сняла обувь и побежала босиком, периодически скользя носками на поворотах.
     Вот он. До выхода из школы было практически рукой подать, но меня остановили. И да, это не Хибари. Правда, когда тебя в полной тишине кто-то резко хватает за руку, сердце не несколько секунд перестаёт биться, в принципе.
     - Дарья? Ты же Серра Дарья, так? - это была девушка из старших классов. Кажется из третьего 'А'. Чего ей от меня нужно? На вид выше меня, мускулистые руки, растрёпанные в разные стороны каштановые волосы, а в тёмно-карих глазах плясали нездоровые огоньки. Девушка вцепилась в мою руку так, словно это было последним, что она могла сделать в этой жизни.
     - Д-да... - неуверенно бросила я. - Слушай, если ищешь Хибари-сана, то он...
     - Нет, мне нужна именно ты! - перебила меня девушка и тут же бросила взгляд на уровень моего декольте. Более того, наконец-то отпустила руку, и я ощутила, как чужие ладони ложатся на мою грудь, слегка ощупывая её. - Идеально, - бормоча, кивнула девушка сама себе.
     - Какого...?! - начала повышать голос, намереваясь немедленно отбежать от этой сумасшедшей, но не всё так просто. Меня вновь схватили за запястье и со словами 'Идём со мной!' потащили в неизвестном направлении.
     Я была в некотором недоумении. Просто не знаю, как реагировать в такой ситуации. Вырываться - бессмысленно. Девушка физически сильнее меня, это чувствовалось. Однако не чувствовала, чтобы от неё исходила угроза. Скорее наоборот - она нуждалась в помощи, но в какой именно?
     Мы пришли к клубу рукоделия. Я знаю этот клуб, так как они часто подавали заявки на финансирование тех или иных мероприятий. Вообще мне нравится этот клуб, так как они очень много полезного делают для школы. Начнём с того, что любой желающий школьник, может к ним подойти и договориться по поводу того, чтобы ему сшили или изготовили любой элемент школьной формы. Я-то к ним не обращалась. Иголкой и ниткой владеть умею. Но вот другие... это подобно волшебной палочке. Знаю, что Ямамото часто тут ошивается. Ну, а как иначе? Он живёт только с отцом. И хоть дядя Тсуёши старается изо всех сил, элементарные женские навыки ему не заменить.
     - Заходи, - попросила девушка, проталкивая меня в кабинет. - Снимай верхнюю одежду.
     - Э-э-эм... - протянула я, чувствуя как мысли и ощущения опять сбиваются с толку. Она не опасна, но вот сама ситуация... хм...
     - Господи, Аи-сан, что вы делаете? - услышала я ещё одни женские голоса за спиной. Как оказалось в кабинете имелось как минимум шесть девушек с разных классов. У каждой выражение лица говорило о двух эмоциях: отчаяние и удивление. - Нельзя же так!
     - У нас нет на это времени! - проговорила та, которую назвали Аи, после чего девушка вновь посмотрела на меня. - Снимай верхнюю одежду и становись на табурет.
     - Может, мне хотя бы попытаются объяснить, что тут происходит? - смущёно улыбаясь, начала я, отходя от старшеклассницы назад. - Я не глупая, обещаю понять.
     - Аи-сан, вы ей даже ничего не объяснили?! - воскликнули другие девушки бледнея и смущаясь сильнее моего. - Прошу, Серра-сан, нам очень жаль, что всё так вышло. Мы всё объясним, но чуть позже. Можете просто снять верхнюю одежду, а мы сделаем замеры вашего тела? - вперёд вышла невысокая девушка с длинными волнистыми светлыми волосами. Иностранка? Да, скорей всего американка, если судить по акценту, но это не столь важно. - Меня зовут Виктория, но вы можете звать меня Тори-чан. И по правде сказать, у нас совсем не осталось времени, поэтому... - девушка указала на соседний стол, на котором в разбросанном порядке лежали ткани различных видом и цветов. Я сходу насчитала свыше десяти. - Оставьте там свои сумку и вещи, а после встаньте на тот табурет.
     Вновь осмотрела девушек. Они и в самом деле взволнованы. Даже Тори, хотя именно она и старалась сдерживать свои эмоции. Делать нечего. Вздохнув, я сняла с плеч сначала гакуран, потом красный галстук и белую рубашку, оставаясь в одном нежно-голубом лифчике. Хотела приступить к брюкам, но девушки заверили, что это лишнее. Главное - верх.
     Встала на табурет, что находился в центре комнаты, и по просьбе девушек раскинула руки в разные стороны, позволяя им делать замеры моих форм измерительной лентой. Мои белоснежные волосы вечно мешались девчонкам, поэтому они отыскали заколку-крабик и убрали их, собрав огромный спутанный пучок на макушке головы. Правда несколько прядей всё же вырвались из общей массы, но они были около лица и некому не мешали, так что девушки просто не обращали на них внимания.
     - О! Тату?! - удивилась Аи, заметив родимое пятно на шее со спины.
     - Это не тату, это...
     - Да не важно, - отмахнулась девушка. - Прошу, не вертись. Все данные очень важны.
     А она серьёзно относится к своему делу. Даже проявила к ней капельку уважения, хотя совершенно не знаю, кто она. Измерительная лента буквально летала вокруг моего тела. Рост, плечи, обхват груди, обхват талии, обхват бёдер... этому не было видно конца. Все замеры аккуратно заносились в какую-то тетрадь, которую тут же принесли девушки.
     - Да, - с усмешкой бросила Аи, делая шаг назад и осматривая меня более удовлетворенным взглядом. - Действительно то, что надо. Идеально! Ты подходишь, Серра.
     - Подхожу для чего? - насторожилась я.
     - Позволь объяснить, - улыбнулась Тори. - Твоё тело довольно миниатюрное, а грудь ещё не приобрела больших размеров и...
     - Мы вообще-то растём, - смущёно буркнула я, понимая, что это нисколько не комплемент. Более того, учитывая размеры и формы моих одноклассниц, понимаю, что несколько запаздываю в половом развитии. А ведь мне уже пятнадцать, чёрт возьми. Хотя... я всегда состояла из одной огромной массы комплексов. Чего уж греха таить? - Я поздний цветок, так что...
     - Да-да, - засмеялась мягко Тори. - Но лучше бы ты осталась такой хотя бы до конца учебного года. Ведь весна не за горами.
     - То есть? - до сих пор не понимала я.
     - В общем, у нас безвыходное положение, и ты нам очень нужна, - поясняла Тори. - А именно... - неожиданно на всю громкость зазвонил мой сотовый телефон, что хранился в сумке, исполняя песню 'Avolnation - Run'. За время зимних каникул я так и не сменила трек, который поставила на номер Хибари Кёи.
     - Вот чёрт... - только и успела произнести я, когда дверь клуба рукоделия с грохотом открылась, в помещение вошёл сам Глава Дисциплинарного Комитета, сжимая тонфы в руках.
     Некоторые из девушек в этот момент просто с ужасом рухнули на пол, прячась за горы тряпок и тканей. Я же как стояла на табурете с обнаженным верхом, так и стояла, совершенно не зная, куда себя деть.
     Немая сцена.
     Все девушки с выпученными глазами смотрели на вошедшего парня, а сам парень смотрел на свою жертву, то есть меня. Лицо как обычно не выражало совершенно никаких эмоций. Только серебристое сияние серых глаз, говорило о том, что Кёя настроен серьёзно. Я не смущалась того, что он видит меня обнажённой, скорее мне было нехорошо от самой мысли, что парень забьёт меня до смерти в таком вот положении. Чёрт! Дайте хотя бы рубашку накинуть! Умирать, так хоть с честью!
     - Хи... Хи... Хибари-сан... - произнесла я почему-то дрожащим голосом, обхватывая себя за плечи, пряча при этом грудь, и поворачиваясь к парню спиной. Краем глаза я следила за ним и видела, что руки, сжимающие тонфы, резко опустились, словно парень потерял волю к сражению.
     - Хибари-сан, нужно кое-что обсудить, - произнесла Аи, спокойно делая шаг в сторону парня. Она словно вообще его не боялась. А может и боялась, но просто некое отчаяние, что сковало их клуб, вынуждает девушку действовать. - Прошу, давайте пройдём в другое отделение и поговорим с глазу на глаз.
     Кёя спокойно последовал в указанное направление, всем своим видом демонстрируя, что делает это с не особым-то желанием. Только когда они скрылись в другом кабинете, многие девушки звонко выдохнули, вылезая из своих укрытий, а я сразу стала надевать обратно свои вещи.
     - Отлично! - вздохнула Тори, кладя свои руки мне на плечи, когда гакуран вернулся на моё тело. - Уверена, Аи обо всём договорится с Хибари. Так что переживать не о чём.
     - Договорится? - насторожилась я. - О чём? Я так ничего и не поняла.
     - Знаешь, это наш с Аи последний год в Средней школе Намимори. А все выпускники в конце года подготавливают небольшое выступление, - я согласно кивнула, так как в курсе подобной традиции. - В этом году намечается танцевальный конкурс с веером в традиционном японском стиле, - моё сердце начало нервно ускорять темп, но я продолжала молча слушать. - Аи и я подготавливали наряд для одной из участниц, но во время зимних каникул она сломала ногу на льду и теперь пролежит с гипсом три месяца, а то и больше. А ведь за это время нужно столько всего подготовить... Танец, музыка, одежда... Мы были в отчаянии, так как фигура у той девушки довольно маленькая и мало кто сможет надеть кимоно, что мы приготовили. Но ты идеально подходишь!
     - Чё...? - бежать. Нужно срочно бежать!
     - Твои формы идеально подходят, так что даже кимоно перешивать не надо. С тобой, мы во всём успеваем!!! - Тори радостно запрыгала на месте.
     - Но... Но я не умею танцевать! Вообще никак! Не говоря уже о традиционных японских танцах... Найдите кого-нибудь ещё!
     - Нет! - взгляд Тори стал таким же серьёзным, какой я обычно вижу у Ямамото во время игры в бейсбол. - Не важно, выиграешь ты конкурс или нет. Главное это то, чтобы ты в нём участвовала и продемонстрировала навыки всех клубов сразу. Особенно клуба по рукоделию.
     - Не-не-не! - замахала я руками, отступая назад. - Об этом не может быть и речи. Простите, но нет. Мне очень жаль, однако неприятности случаются и их не избежать. Да и Хибари-сан, вряд ли...
     - Разрешил! - произнесла Аи, с довольным лицом выходя из кабинета. - Всё в норме! Серра теперь в полном нашем распоряжении.
     - УРА!!! - отозвались девушки в один голос.
     - А...? - всё казалось неким сном. Вернее даже кошмаром. Это точно реально? Может, я до сих пор сплю? Ущипнула себя за плечо. Ой! Больно! Это точно не сон.
     Следующим из кабинета вышел Кёя. Тонф в его руках уже не было, видно, успел убрать. Лицо сохраняло всё такое же каменное спокойствие. Бросив на меня последний взгляд, он спокойно развернулся и ушёл в сторону коридора, оставив меня в полном недоумении.
     - На сегодня можешь быть свободна, Серра, - отозвалась Аи, закидывая измерительную ленту себе на шею. - Полную подготовку начнём через день. Клуб хореографии я тоже предупрежу.
     - Как ты его убедила? - спросила Тори, подходя к Аи с довольной улыбкой.
     - Ты знаешь, кто это? - спросила Аи, намекая на Хибари. Тори кивнула. - Знаешь, чем он занимается? - очередной кивок. - А теперь скажи, кто ему форму вечно новую шьёт?
     - Хех, - девушки усмехнулись.
     Ясно. Разговаривать с этими безумными фанатками своего дела не имеет смысла. Я сорвалась с места и побежала за Хибари Кёей в надежде образумить его и заставить поменять своё решение. Догнать его удалось довольно быстро. Он не далеко ушёл, прогуливаясь медленным, равномерным шагом. Правда, когда я практически добежала до парня, он неожиданно выхватил тонфу и чуть было не убил ей меня, махнув перед лицом.
     - Бегать в здании школы - запрещено, - спокойно бросил Кёя. Это было опасно. Очень опасно, но инстинкты опять давали сбой в его присутствии.
     - Хибари-сан, прошу. Вы же не серьёзно, верно? - парень медленно осмотрел меня с ног до головы, словно сканировал на наличие посторонних предметов. О чём он думает? Что творится в его голове? Лицо такое каменное. Ничего не выражает. Только когда парень дерётся можно понять его истинные чувства, но сейчас... - Хибари-сан! - Кёя посмотрел мне в глаза. - Я не умею танцевать. Не умею ходить в кимоно. Не знаю ни одного традиционного японского танца. Особенно с веером!
     - Мне это уже известно, - усмехнулся парень.
     - Известно? Так откажите им! - уже почти кричала я.
     - Зачем? - улыбка стала шире. Кёя шагнул ко мне на встречу, нависнув, словно коршун над мышонком, но на этот раз не прикасался. Вообще никак. - Я хочу посмотреть на твой позор лично.
     - Ч... что? - вот этой подставы я, пожалуй, не ожидала.
     - Ты не японка и никогда ей не станешь, сколько бы тут не жила, - произнёс Кёя, поднимая руку над моей головой и разжимая заколку-крабик, что до сих пор болталась на макушке. Волосы белоснежным плащом рухнули мне на плечи. - Твой провал очевиден. Так зачем мне лишать себя такого уникального зрелища, травоядное? И даже не пытайся сбежать, - рука парня резко сжалась в кулак, перед моим лицом и пластиковый крабик раскрошился на десяток мелких частей. Ой-ёй! А ведь это была даже не моя заколка.
     Стряхнув мусор с ладони на пол, Кёя довольно развернулся ко мне спиной и продолжил путь. Я смотрела на его уходящий силуэт и понимала, что дна в этой дерьмовой жизни - нет.

Глава 14. Пополнение в детском саду.

     Моя жизнь стала напоминать шоу 'Форт Боярд'. Причём не всё шоу полностью, а, пожалуй, самый его конец. Когда ты за считанные секунды тянешь руку сквозь щель к сокровищам, а в это время за твоей спиной уже как минимум три тигра облизываются на твой костлявый зад, отстукивая челюстями звонкое клац-клац. В итоге, обязательно выигрывает команда противников, но дырень на заднице именно у тебя. Почему так? А вот не знаю.
     За последний месяц даже стала забывать, когда нормально смогла отдохнуть. Приходилось виртуозно совмещать учёбу, работу в Дисциплинарном Комитете, репетиции в клубе хореографии и ещё одну работу, только ночью. Я прям как белка в колесе, что своей активностью могу спокойно вырабатывать электричество на весь город.
     Итак, начну по порядку.
     Во-первых, с учёбой обстояли дела не так уж и плохо. Пришлось договориться с учителями и директором, но учитывая мои заслуги и оценки, решили пойти на уступку и проигнорировать тот факт, что я очень редко стала посещать уроки. Прихожу в основном только на те, на которых проходит контрольная или тестирование прошедшей темы. В итоге, я всё быстро решаю, сдаю результат и убегаю по своим делам.
     Но не всё так гладко обстояло в Дисциплинарном Комитете. Хоть Хибари Кёя и знал, что я готовлюсь к последнему звонку, который произойдет в апреле, его это совершенно не волновало. Лишь укоризненно бросил, что у меня есть свои обязанности, и ему плевать как, но они должны быть выполнены. А работы у меня накопилось предостаточно. Слава всем существующим богами, в этом чёртовом Комитете есть Тетсуя. Ох, не парень, а просто супергерой!
     Когда я ему объяснила всю суть проблемы, тот воспринял всё всерьёз и сказал, что конкурс на последнем звонке очень важен. И раз я, как член Дисциплинарного Комитета, удосужилась там участвовать, то просто не имею права упасть лицом в грязь. В итоге, парень просто предложил обучить его той компьютерной программе, которую я написала специально для Дисциплинарного Комитета. В ней было легко отсортировывать все документы и вести статистические наблюдения клубов. У Хибари она тоже есть, но в более упрощённом варианте, так как ему в основном нужен уже выведенный результат, нежели работа с данными.
     Правда, обучать Тетсую был ещё тот геморрой. Парень совершенно не приспособлен к технике. Присутствовал какой-то подсознательный страх того, что он сломает компьютер и всё испортит. Хотя думаю, на это также влиял тот факт, что ему приходилось сидеть за моим компьютером в одном кабинете с Хибари Кёей. Хоть он его и уважал, а страх перед хищным стальным взглядом, никуда не денешь.
     - Да не бойся ты! - вздыхала я уже в сто первый раз, стоя рядом со своим стулом, за которым сидел Тетсуя. - Жми на клавишу. Вот 'Файл', далее 'Сохранить'. Всё просто!
     - Не бубни, Мелкая! - шикнул на меня парень. - Если эту программу написала ты, то почему просто не создала кнопку 'Сделать охеренно!'? Раз - и все проблемы решены.
     - Пф! - фыркнула я. - Если бы у меня была такая кнопка с самого начала, то мы бы с тобой сейчас не разговаривали.
     - Поумничай мне тут, - продолжал злиться парень, наклоняя голову вперёд и утыкаясь своим батон-причёской в монитор. - Мне просто нужно объяснить. Вот сейчас я понимаю, а как ты уйдёшь, так всё сразу летит к чертям.
     - А телефон тебе на что? - недовольно скрестила руки на груди.
     Мы ещё долго препирались, но на одну мысль он меня точно навёл, а именно - как я могу начать зарабатывать. Да, именно! Я решила стать этаким программистом на дом. Вначале всё было просто ужасно. Не хотелось слишком сильной огласки по школе, да и зависеть от кого-то также раздражало. Пришлось зарегистрироваться на нескольких сайтах и завуалировано представиться под ником 'Учитель'. Кстати, это было довольно забавно. Ну, я так думала. В интернете ко мне обращались как к учителю, а потом когда договаривались о встрече, к ним приходила школьница и наводила шороху во всей электронной технике. Причём меня не смущала ни сложность, ни объём. Это моё хобби и увлечение. Надо переустановить систему в компьютере? Нет проблем. Надо собрать компьютер? Будет как новый! Да что там компьютер, я с любой техникой найду общий язык. Лишь бы заплатили.
     Кстати, в этом зачастую и была проблема. Увидев, что я обычная школьница средних классов, которая бродит неизвестно где в ночное время, больше половины клиентов отказывались платить, усмехаясь и говоря, что я им сделаю стопроцентную скидку. Из вежливости. А что мне оставалось делать? Я молча разворачивалась и уходила, так как понимала, что физически не осилю данную клиентуру. Правда на третий раз я случайно наткнулась на ворчащих на улице Гокудеру и Ямамото, что шли от дома Савады. На улице была темень страшная, но парни быстро меня узнали.
     - Эй, Дар! Привет, - как всегда улыбался Такеши. - Ты чего так поздно бродишь?
     - Да скорей всего заблудилась и теперь шатается, словно призрак, - фыркнул Хаято, отворачиваясь в сторону.
     - Хех, ну да, ну да... - вздохнула я, почесав затылок. Настроение было не к чёрту. Три клиента за одну ночь послали меня в 'далёкое счастливо', и, по сути, весь труд канул в никуда. Ладно, в списке ещё два заказчика имеется, может с ними повезёт? - Ну, мне пора, пока! - помахала рукой и направилась к следующему дому, что был указан в списке.
     - Э? - не поняли парни, переглянувшись.
     - Ты куда идёшь? В самом деле, что ли заблудилась? - бросил раздражительно Хаято. - Твой дом в другой стороне!
     - Ага, - кивнула я и продолжила путь. - До завтра.
     Завернула за угол и пошла дальше, но услышала, как парни меня догоняют и, ничего не говоря, выхватывают из руки листок бумаги, куда я записала адреса, имена клиентов и то, что мне следует починить. Выхватил листочек Хаято и сосредоточенным взглядом осмотрел список. Такеши тоже заглянул в листок, через плечо Гокудеры. Сложив дважды два, лицо Хаято прояснилось:
     - Да ты спятила, Ведьма! - воскликнул он на всю улицу. - Это ты и называешь подработкой? Ты хоть понимаешь насколько это опасно?
     - А? Подработка? - удивился Такеши, переводя взгляд то на меня, то на Хаято. - Гокудера, ты что-то об этом знаешь?
     - Успокойся, Хаято, - негромко бросила я, забирая листок из рук парня. - Не маленькая девочка и об опасности прекрасно знаю. Честно сказать, уже сомневаюсь в правильности своего выбора, но учитывая то время, которое я отвела для подработки, любое занятие было бы опасным. Будь то продавец или простой сторож.
     - Сторож? Продавец? - всё ещё не понимал Такеши, но лицо парня становилось серьёзнее с каждой секундой. Гокудера походу целенаправленно игнорировал недопонимание бейсболиста.
     - И много ли ты уже заработала своим упрямством? - понизив тон, спросил парень, вновь выхватывая у меня список и заглядывая туда. - Трое отмечены, как 'Выполнено'. Ну? Сколько за вызов?
     - Вызов?! - Ямамото начал бледнеть. Походу, он до чего-то дошёл, но совсем не до того, до чего нужно.
     Но с другой стороны, я его понимаю. Что ещё можно представить, когда слышишь такие разговоры одноклассников поздно вечером? Пришлось всё брать в свои руки и пояснять ситуацию. Подробно рассказала, что да как, и в конце согласилась с Гокудерой, признав, что он был прав. Одно дело, когда ты здоровый накаченный мужик, и совсем другое ты - это... я. Придётся поискать другие виды заработка. За эту идею я, не раздумывая, вцепилась из-за того, что мне нравится работать с техникой. Но видно это не моё.
     Однако как только парни меня выслушали, произошло то, чего я не ожидала.
     - Первый на мне, - строго произнёс Гокудера, отшвыривая листок со списком в сторону Ямамото и направляясь в сторону первого клиента
     - Тогда второй на мне, - с улыбкой ответил бейсболист, отходя в другую сторону.
     Эти парни, не сговариваясь, решили мне помочь, но каждый по-своему. Хаято тут же достал пару шашек динамита и закурил сигарету, а Такеши достал из спортивной сумки бейсбольную биту. Я же решила даже не шевелиться. Меньше знаешь, крепче спишь. Хоть и раз в неделю.
     Не прошло и двадцати минут, как парни вернулись, протягивая мне деньги крупными купюрами. Там было намного больше, чем я запрашивала. При этом оба заверяли, что это была 'исключительно добровольная' оплата клиентов. Сами парни лишь напомнили, что за всё необходимо платить. В любом случае, этот вечер мне был уроком, и в следующий раз я уже знала, как действовать. Страх - лучшее средство против таких жадных клиентов. А уж как вызвать в человеке страх, меня научил Хибари Кёя. Спасибо ему за это. Порой мне достаточно было лишь показать повязку Дисциплинарного Комитета. Но это на крайний случай.
     Репутация 'Учителя' росла в сети. Стали появляться отзывы с благодарностью и восторгами о сделанной качественной работе. В итоге, как ни странно, дело пошло в гору. Потихоньку я смогла перейти на более-менее самостоятельный образ жизни. Кое-где пришлось урезать аппетиты, но, к счастью, это не затронуло шоколад. Лучше я без одежды останусь, но точно не лишу себя моего любимого лакомства. Он для меня как воздух.
     Что касается тренировок в клубе хореографии, то это была ещё та история. Естественно, я пожаловалась Реборну на то, что Хибари записал меня на танцевальное шоу, и теперь мне нужна его помощь. Но знаете что произошло? А ничего! Оказалось, что в той команде, которая подготавливает теперь уже мой танцевальный номер, входила и Сасагава Киоко. А она, как ранее было известно, очень нравится Тсуне. И чтобы не разочаровывать девушку, Тсуна со слезами на глазах просил меня остаться участницей.
     Конечно же, я послала его на три весёлых буквы... в Рим. Как раз на родину предков. Но Тсуна не отступал и продолжал выть, обещая, что он в долгу не останется. Тогда, находясь в танцевальном зале, мы долго спорили, пока в наш разговор не подключился Реборн:
     - Дар, - строго произнёс малыш, направляя в мою сторону Леона, который обернулся пистолетом. - Ты пошла против своего Босса, а значит, должна умереть.
     - ХИ-И-И!!! - завопил Тсуна, пытаясь остановить Реборна, закрывая меня собой, но маленький киллер оказался проворнее и выпустил пулю раньше, чем парень успел и шаг сделать. - НЕТ! ДАР!!!
     Пуля попала мне прямо в лоб. Стопроцентное попадание. Вероятность выжить - ровна нулю. Медленно моё тело падало на пол. Я умираю. И перед смертью сожалела. Нет, не о том, что не смогла отказаться, и не о том, что Реборн убил меня в расцвете сил, а о том, что, чёрт возьми, я всё-таки не станцевала! Почему-то все были уверены в моём провале. ВСЕ! И Хибари Кёя, и девушки из клуба по рукоделию, и репетитор по танцам, и Киока, и даже Тсуна...
     'Главное не победа, а участие', - говорили они. - 'Достаточно только твоего появления. Мы не ждём от тебя ничего серьёзного. Твоё тело не сможет с этим справиться'.
     Но это всё я и так знала, так почему же всё равно тут? Почему никто не верит в то, что у меня получится? Хоть кто-то?!
     Дальнейшие события я помню плохо. Всё словно покрыто пеленой тумана, наполненной вспышками адреналина. Вот вижу себя в одном нижнем белье. Но я не ору, как Тсуна 'Реборн!' и не ношусь по залу. Моё дыхание спокойно, а взгляд сосредоточен. Всё казалось каким-то нереальным. Словно попала на миг в компьютерную игру с кучей возможностей. Ни боли, ни усталости, ни напряжения. Всё давалось с лёгкостью. А после стала танцевать. В ход пошли все инструменты хореографического клуба. И это притом, что я совершенно не знаю, как это правильно делается. Просто двигала телом, прислушиваясь ритму музыки. В итоге, через пять минут, когда режим Посмертной Воли иссяк себя, я оглянулась и поняла, что произошло.
     - Реборн... - злобно бросила я, на что малыш лишь довольно усмехнулся. И это понятно почему. Ведь стоящие рядом Тсуна и тренер по танцам были явно в шоке. Их лица были раскрасневшимися и вытянутыми практически до колен. Как позже выяснилось, парни были удивлены тому, какой во мне скрыт потенциал. Но я-то знаю, что это всё пуля Посмертной Воли. Или нет?
     Никак не удаётся понять Реборна. То он мне помогает, то в голову стреляет. Это был первый раз, когда я ощутила его злость, хотя мне кажется, что он эту ситуацию спровоцировал намерено, чтобы посмотреть что будет. Вечно рядом с этим Реборном возникает такое чувство, словно он что-то задумал, а мы все идём по его спланированному плану. Вон, даже сменную одежду для меня прихватил. Точно всё это спланировал ранее.
     - Дар, прости! Мне очень жаль! Я не хотел, чтобы всё так вышло! - тараторил Тсуна после того, как я оделась. - Если не хочешь, то не надо. Я всё понимаю. Прости!
     - Какое 'не надо'?! - орал тренер по хореографии. Это был обычный старшеклассник, который также выпускался в этом году. При первой встрече со мной он сразу сказал, что со мной номер, так или иначе обречён на провал. Так как у меня нет ни малейшей гибкости или пластики, а мышечная масса если и присутствует, то только на ногах. Более того, добавил, что окоченевший труп и то более спортивен, чем я. Но после попытки Реборном убить меня, старшеклассник словно прозрел. - Я ошибался! - кричал он. Не удивлюсь, если это лучший друг Сасагавы Рёхея. Так же орёт, только внешность больно простая. Тёмные волосы, темные глаза, короткая стрижка, высокое гибкое тело. - В тебе скрыт потрясающий потенциал! Будем его раскрывать!
     - Дерьмо, - выругалась я на русском, но отступать было поздно.
     Да и по правде сказать, я сама согласилась на эту авантюру. Почему? Постараюсь объяснить. Нет, не из-за Реборна или Тсуны. Нет, не из-за Хибари и его насмешек. А из-за обычных ребят, которые вкладывали в этот конкурс всю душу. Я видела, как девчонки из клуба рукоделия дни напролёт засиживают за пошивом кимоно. Видела, как сильно старается мой тренер по хореографии. Кстати, его звали Тимо. Все душу вкладывали в то, что им дорого. От такого зрелища хочешь - не хочешь, а проникаешься уважением. Начинаешь стараться не столько для себя, сколько для других.
     Но должна признать, что если бы не пуля Посмертной Воли в моей черепушке, я бы послала всех их как можно дальше. Они мне никто, и я им ничем не обязана. Просто... так сложилось. Так почему же не попробовать, выложившись на полную?
     Так и протекали мои дни. Учёба, тренировки, работа... иногда сон. Где-то однажды читала, что если делать одно и то же пятьдесят дней подряд, то на пятьдесят первый день, это войдёт в привычку. Так вот... хоть ещё не прошло пятьдесят дней, могу с уверенностью сказать, что эта теория - фуфло.
     Тимо на тренировках из меня выжимает всё, что только можно. Болит каждая клеточка моего тела. Даже кость, а ведь она не может болеть. Каждый день, после обеда шла в клуб по хореографии как на каторгу. И ведь прекрасно знала, что там меня опять будут ломать, сгибать и растягивать. Уверена, что за этот неполный месяц я вытянулась на несколько сантиметров, но проверять не хочу. Боюсь расстроюсь. Хотя Тимо заверяет, что это ради моего же блага. Мол, он удивляется, как я вообще живу и шевелюсь, при этом капельницу повсюду с собой не таскаю? Моими мышцами никто в жизни не занимался. Ноги стали приобретать более-менее спортивную форму только после безумных тренировок, когда я бегала от стай животных каждое утро. Ну и на этом всё.
     Ещё постоянно втирал мне проповеди про здоровое питание и про то, что питаться одним шоколадом вредно. Каждый раз, когда он старался перевести меня на свой рацион, в которой одна только трава да злаки, я просто разворачивалась и уходила из зала. Он может связать меня в морской узел, но не смеет лезть в желудок. Без сладкого я не проживу.
     С самим же Хибари, который прекрасно знал о моих мучениях, я практически не разговаривала. Ну, только разве что по делу. Между нами опять холодная война. Меня не видно и не слышно, но кое-что изменилось. А именно то, что он меня теперь не называет 'Бесполезным Травоядным', а просто 'Травоядным'. Повышение ли это или понижение, чёрт его знает. Но факт остаётся фактом. Даже если он находился в довольно раздражительном настроении, я была только 'Травоядным', как и сотня остальных учеников. В принципе, мне от этого ни горячо, ни холодно. Пускай хоть валенком называет. Пока он не проявлял особой агрессии, всё нормально. Ко всему можно привыкнуть. Надеюсь...
     Правда, сегодня, в один из ранних февральских дней, что-то явно пошло не так. Я обедала, сидя на уличной скамейке, привыкшая к тому, что на улице мало кого встречу. Все бояться холода, в то время как для меня это вполне нормальная обстановка. Обычно мне нравилось сидеть на крыше, но после обеда приходилось бежать в соседний корпус, где и проходили занятия по танцам, так что обед в школьном сквере тоже подойдёт.
     Неожиданно из угла школьного корпуса выбежал ребёнок. Мальчик лет девяти, короткие светло-русые волосы, темная куртка и длинный полосатый шарф, концы которого волочились по земле. Чей-то брат? Вроде на японца не похож. Я его впервые вижу, но учитывая то, какое у него напуганное выражение лица, мальчишка от чего-то бежит. Вон, даже несколько раз обернулся, чтобы убедиться, не преследует ли его кто.
     Ладно, меня это не касается. Хоть я и член Дисциплинарного Комитета, сделаю вид, что ничего не заметила. У меня обед. Тем более ещё пирожное одно осталось. Не пропадать же добру, верно?
     Когда мальчик пробегал мимо, наши взгляды встретились. Достаточно было всего секунды, чтобы ребёнок остановился, заулыбался во весь рот и, подбежав ко мне, обхватил за пояс, крикнув:
     - Дари! Я так рад тебя видеть! Дари, прошу, помоги! - у меня в этот момент, кусок десерта в горле застрял. Пришлось насильно пропихивать шоколадным молоком.
     - Чего?! - прохрипела я наконец-то. - Как ты меня назвал?
     - Прости, тебе не нравится? - искренне удивился мальчик, крепче сжимая объятья и смотря на меня такими щенячьими глазами. - Когда я составлял о тебе рейтинги, то всегда именно так и обращался. Мне ведь можно, Дари?
     - Рейтинги? Ты вообще кто? И прекрати обнимать меня! Мне это не нравится! - я положила ладони на плечи мальчишки и попыталась отпихнуть его, но тот только ещё крепче вцепился мне в пояс, нахмурив брови. - Да что такое? Кто ты?
     - Зови меня Фуута, - вновь заулыбался мальчик, но тут же стал нервно оглядываться по сторонам. - Я тебе всё расскажу. Честно. Но прошу, помоги мне! За мной охотятся, поэтому - спрячь меня!
     - Да кто охотится? - всё это навевало некое безумие. А то, что мальчик наотрез отказывался отпускать меня, только ещё сильно раздражало. Обед был определёно испорчен. Тело после тренировок болело так сильно, что я даже девятилетнего мальчишку не могу отпихнуть. Позор!
     - Это мафия! - с мольбой в голосе воскликнул ребёнок, вновь смотря на меня щенячьим взглядом.
     - Мафия? - а вот это уже серьёзно. Так этот ребёнок тоже не прост? Что за безумный мир? Ладно, об этом потом подумаю. Как бы то ни было, этот Фуута знает меня, а значит и те, кто за ним гонится, могут представлять и для меня угрозу. Воспоминания о том мотоциклисте, которого повстречала перед новогодними праздниками, до сих пор свежи. Лучше и в самом деле спрятаться, пока нас не нашли. - Идём со мной, - бросила я мальчику, и тот машинально схватился за мою руку, хотя я её ему даже не протягивала. Хотелось оттолкнуть чужую ладонь, но и тут мальчик проявил напор, крепче вцепившись в руку.
     Ай, чёрт с ним. Надо? Пускай держится. Лишь бы поспевал.
     Только когда несколько взрослых мужиков в полосатых смокингах пробежали мимо, скрывшись за следующим поворотом, мы одновременно с облегчением выдохнули. Это были определёно мафиози. У каждого виднелась кобура с пистолетом. Идти с оружием на ребёнка? Что-то тут не так. Кто этот мальчик? В среднем я бы ему дала не больше десяти. Не вызывает угрозы. Скорее наоборот, кажется будто перед тобой безобидный хомячок. Но внешность бывает обманчива, а у детей так точно. Чего только Реборн стоит. Может этот Фуута его друг? Но он определёно не так прост. Тем более знает моё имя. Хотя немного его изменил. Как там он меня назвал?
     - Дари, а что это за место? - спросил мальчик, осматриваясь.
     Времени на раздумья у меня было не так уж много. Поэтому, действуя по наитию, я притащила его в одно из укрытий приготовленных Реборном. Он показал мне несколько мест, которые решилась использовать в самые крайние случаи. Я знала, где можно найти оружие, еду, одежду и даже бомбоубежище. Этот мелкий своё дело знает, и порой мне кажется, что Средняя школа Намимори - самое безопасное место в мире.
     Мы спрятались в небольшой комнатке, снаружи похожую на обычные современные батареи, идущие сплошным рядом вдоль коридора. Незнающий, никогда не найдёт потайную дверцу, которая ведёт к комнатке в стене. В этой комнатке имелся небольшой столик, чайный набор и конфеты, которые Фуута уже оперативно уничтожал.
     - Это не столь важно, - бросила холодно я, поджимая к груди колени. Комнатка маленькая. Если Фууте с его ростом сидеть на полу вполне нормально, то мне приходилось наклонять голову и сжиматься, дабы не раздавить что-нибудь. - Лучше расскажи, кто ты такой и откуда меня знаешь?
     - Я же сказал, меня зовут Фуута, - улыбнулся мальчик.
     - И что мне это должно дать? - начинала злиться я. - Ты возникаешь неоткуда, приклеиваешься, подобно клещу, и просишь, чтобы я тебе помогла, спрятав от мафии. И единственное объяснение, которое я получаю это 'Меня зовут Фуута'?! Значит так, Фунтик, или ты начинаешь говорить, или я ухожу отсюда. У меня ещё куча дел осталось.
     - Не-не-не! Подожди! - мальчик накинулся на мои ноги, обхватив их руками вокруг голени. - Извини. Понимаю, что, по сути, это наша первая встреча, но я так много о вас с Тсуна-ни знаю, что вы мне уже как давние друзья.
     - Тсуна-ни?! Чёрт, так и знала, что без Савады тут не обошлось... - устало вздохнула, потирая переносицу. - Итак, давай попробуем ещё раз. Кто ты? И откуда о нас знаешь?
     - Я составляю рейтинги, - уверено произнёс мальчик, не отпуская ноги. - Я могу составить рейтинги на что угодно. Абсолютно на всё. И их точность равна сто процентов.
     - Сто процентов?! - а вот это уже интересно. - Как такое может быть? Откуда берёшь сведения? У тебя должно быть безграничный источник информации, раз ты способен так точно анализировать данные.
     - Нет, это не так работает, - покачал он головой. - Вот, смотри, - неожиданно мальчик сунул руку к себе во внутренний карман куртки и вытащил огромную книгу, которая была с полметра длиной и с кисть руки толщиной. У меня от таких метаморфозов чуть глаза на лоб не полезли. Однако дар речи я всё же потеряла. Во-первых, от шока. Во-вторых, от тяжести книги, которая была теперь у нас на ногах. - Серра Дарья. В рейтинге по морозоустойчивым людям, ты находишься на 17-м месте из 942-х мест. В то время, как уровень твоего умения рукопашного боя занимает 895 661-е место из 895 661-го. Но стоишь на первом месте по обладанию Природной ауры, что довольно неплохо. Также имеешь множество фобий. Страх перед животными, детьми, неприязнь перед людьми в целом... и особенно перед тем, что ты не понимаешь и не можешь объяснить логически. Ужасно переносишь жару, и это может стать для тебя серьёзным препятствием. А ещё физические повреждения...
     - СТОП!!! - крикнула я, чувствуя, как по спине уже ручьём бежит ледяной пот. - Если ты всё это знаешь, то также должен понимать, как я сейчас себя чувствую. Если не понял, ты меня до чёртиков пугаешь.
     - Извини! - воскликнул Фуута, пряча книгу обратно во внутренний карман куртки. - Чтобы тебя успокоить, я постараюсь дать ответы с более логическим пояснением.
     - Отлично, - нервно кивнула головой. - Вперёд. Начни с того, почему эта огромная книга так спокойно уместилась у тебя в кармане куртки?
     - Это всё из-за самой куртки, - пояснил мальчик, слегка приоткрывая воротник. - Внутренний слой ткани изобретён одним научным центром мафии, что позволяет уменьшать предметы на молекулярном уровне и хранить внутри довольно большое количество вещей. Но оно не действует на живых существ, так что спрятаться я туда не могу, - опередил он мой следующий вопрос. - Да и тем более, если бы эта функция была, то и носить её стало бы невозможно.
     - Л... ладно, - чуть спокойнее произнесла я, чувствуя облегчение от того, что получила хоть какое-то призрачное объяснение увиденному. - Потом, откуда у тебя столько информации обо мне?
     - Это всё благодаря моим способностям, - улыбнулся мальчик. - Я могу связываться с Рейтинговой Звездой во вселенной и узнавать о любых сведениях, что мне нужны.
     - Ага... конечно... Хьюстон, у нас проблемы! - усмехнулась я. - Так, всё. Валю отсюда, а то скоро выяснится, что ты старший брат Санты Клауса или ещё чего-нибудь там... - попыталась открыть дверцу и выйти наружу, но не тут-то было. Фуута вновь обхватил меня руками за ноги. - Чёрт! Если ты знаешь, как меня раздражают дети и всё эти у-тю-тю, так зачем цепляешься? Держись от меня подальше!
     - Подожди! Я не вру! - вопил Фуута. - Это революция!
     - А? - вот теперь я немного была сбита с толку.
     - Ой... секундочку. Я точно готовился, - мальчик одной рукой, стал шаркать у себя по карманам, потом достал небольшой клочок бумаги, сложенный пополам несколько раз. Развернул его и, что-то прочитав, продолжил: - Это эволюция!
     - Ты выглядишь, словно школьник перед учителем, - вздохнула я. - Ещё какие-то шпаргалки подготовил... Эх... - вернулась на своё место. - Что ещё за 'эволюция'? Хочешь сказать, что ты этакий эволюционировавший мальчик, который способен связываться со звёздами в космосе? Да кто поверит в этот бред, Фуута? Как ты это делаешь? - мальчик вновь посмотрел на свой листок.
     - Телепатия на дальние расстояния? - это был не ответ. Это был вопрос. Он спрашивал меня, пойдёт ли моему логическому рассудку такое объяснение, чтобы поверить. Опять вздохнула, понимая, что пока он не увидит, что я ему верю, этот бред не кончится.
     - Ладно, Фунтик, представим, что я тебе поверила, - махнула рукой, в знак согласия. - По правде сказать, мне уже всё равно. Однако тот факт, что ты вечно липнешь ко мне, до сих пор раздражает.
     - Ничего не могу с этим поделать, - заулыбался Фуута. - Иначе ты убежишь. Ты боишься детей, а я ребёнок, следовательно...
     - Ты хочешь запугать меня до смерти, верно? - усмехнулась я, понимая, как знакомо звучит эта фраза.
     - Конечно, нет! - воскликнул мальчик, округляя глаза. - Просто... это всё твоя Природная аура. Она очень сильная. Именно она заставляет животных и детей вести себя необычно. Дети, оказавшись рядом с тобой, чувствуют некую защищённость, уверенность и счастье. А у животных возникает непреодолимое желание прикоснуться к тебе.
     - Непреодолимое желание сожрать меня! - поправила я. - Ты просто не видел этих голодных взглядов, которые гонятся за тобой по всему городу!
     - Это не так! - замотал мальчик головой. - Они просто преследуют тебя, в надежде, что ты их погладишь и... - я положила ладонь ему на макушку, потрепав волосы. Удивительно, но уже через секунду удивление сменилось счастливой улыбкой.
     - М-да... - убрала руку. - Значит, за поведение животных и детей отвечает моя ненормальная аура... Ладно, это я ещё могу принять. Но вот ты... если ты всё это знаешь, то почему всё равно лезешь?
     - Ну... - мальчик задумался. - Дари, давай дружить?
     - Э?! - вот это было неожиданно.
     - Но ты же дружишь с Тсуна-ни? Я хочу быть вашим другом.
     - Мы не друзья, - бубнила я. - Мы своего рода сокамерники. Волей-неволей общаемся, и приходится помогать друг другу.
     - Ха-ха-ха, звучит забавно! - улыбался Фуута. - Как и ожидалось от Дари. Всё время отгораживаешься от людей, но если надо - помогаешь. Именно поэтому я и попросил у тебя помощи.
     - Послушай, сколько я тут нахожусь, все только и твердят о моей возможной угрозе. И если ты тот, за кого себя выдаешь, то должен это знать.
     - Ага, - мальчик согласно кивнул, успокоившись тем, что я больше не пытаюсь уйти и вернулся к уничтожению конфет, которые я также принялась есть. - По моим рейтингам, у тебя лидирующий потенциал стать лучшим киллером через несколько лет. У тебя для этого есть всё. Ум, способности, знания. Осталось только заняться физической тренировкой и научить драться, но боюсь тогда людей, которые захотят тебя убить, станет значительно больше. А ты и так занимаешь позицию 60 из 937 мест.
     - Вот это... номер, - ахнула я, шокированная таким новостям. Одно дело догадываться, что тебя ненавидит каждый второй человек, и совсем другое понимать, что этот каждый второй вооружён и опасен. - Но ты всё равно тут... - вернулась я, к разговору.
     - Да, - вновь кивнул мальчик. - Ведь по моим рейтингам, ты всегда будешь оберегать того, кто заслужит твоего доверия. Да и вероятность того, что ты не изменишь своё решение равна - 95%. Это значит, что если мы станем друзьями, то мне можно будет не волноваться о своей сохранности и сохранности своей книги, в которую я записываю все рейтинги. А ещё мы с тобой находимся практически на одном положении по разыскиваемым людям среди членов мафии.
     - Э... то есть, если я, по твоим же словам, через несколько лет стану Рэмбо с автоматом Калашникова в каждой руке, ты это спокойно воспримешь? - мальчик захихикал, жуя очередную конфету, я же буквально почувствовала, как моя кровь отступает от лица и рук. - Вот теперь ты меня реально пугаешь...
     Как бы то ни было, а сегодняшние тренировки по танцам пришлось отложить, так как Фуута попросил меня проводить его к дому Савады. При этом мальчишка каждый раз хватался за мою руку, словно она ему мёдом намазана. А ведь уже не маленький, да и по разговорам понимаю, что он всё прекрасно понимает. Так чего прицепился? Чёрт... дети так раздражают. И даже его объяснение ничего не даёт.
     - О! Дар-тян, ты к Тсуне? А он ещё в школе, - с улыбкой встретила меня Нана, мама Тсуны.
     - Знаю, - кивнула я. - Можно мы его в комнате наверху подождём?
     - Мы? - женщина опустила взор и посмотрела на Фууту, что с лучезарной улыбкой приветствовал хозяйку дома. - О! Дар-тян, это твой младший братик? Какой миленький! Конечно, проходите.
     - Не-не, это не мой брат, это...
     - Я Фуута! - произнёс мальчик.
     - Ясно-ясно, - смеялась женщина, хлопая ребёнка по голове. - Ну, я тогда поставлю чай. Поднимайтесь по лестнице.
     - Спасибо, - произнесли мы с Фуутой одновременно и прошли в дом.
     В комнате Тсуны нас уже поджидал Реборн, при этом всё лицо малыша было покрыто толстыми личинками, что сначала вызвало некий испуг от неожиданности, но потом, сказав себе: 'Это же Реборн!', я махнула на это рукой и села на пол, облокотившись спиной о кровать.
     - Чаосс! - воскликнул малыш, увидев нас. - Рад, что ты смог добрался до Японии, Фуута.
     - Ты его знаешь? - удивилась я.
     - Конечно, - кивнул Реборн. - Его все знают. Это Фуута де ла Стелла. Его ещё называют 'Рейтинговый Фуута', так как все составленные им рейтинги имеют стопроцентное значение.
     - Стелла? Звёздный Фуута? Ха! - усмехнулась, посмотрев на мальчика, что присел рядом и вновь смотрел на меня щенячьими глазами. - Вот не надо, ладно? На Тсуну может это ещё и подействует, но уж точно не на меня. И вообще, - повернулась в сторону Реборна. - Как можно верить его словам? Он такую чушь сегодня нёс в школе. Ты бы слышал! Сам разговаривает со звёздами, у меня имеется Природная аура и ещё много чего ненормального. Больше смахивает на бред сумасшедшего...
     - Но это не бред! - вопил Фуута.
     - Ты ей уже показывал? - спросил Реборн. Фуута отрицательно покачал головой. - Хе, ну так давай.
     - Ладно, - отозвался второй и встал с пола в полный рост. Мне казалось, что что-то должно произойти, так как предметы, окружающие нас, начали незаметно вибрировать. Однако ничего не произошло, так как дверь в комнату открылась, и в помещение вошёл её владелец.
     - А? Это же ты! - воскликнул Тсуна, увидев Фууту. - Тот мальчик, которого я видел сегодня в школе!
     - С возвращением, Тсуна-ни, - улыбнулся Фуута.
     - Он заставил мяч летать, а потом сбежал от каких-то типов! - продолжал Савада, вызывая у меня волну негодования. Заставил мяч летать? Фокус?
     - Они были из мафии, - пояснил мальчик. - Поэтому я просил Дари спрятать меня.
     - Что? Из мафии?! - Тсуна посмотрел на меня. - И ты в этом замешана?
     - Против своей воли, - устало вздохнула. - В любом случае, он просил привести себя к твоему дому, что я и сделала. Остальное меня не касается, - медленно встала с пола.
     - Нет! - остановил меня Фуута, встав перед нами с Тсуной на колени и сложив ладони вместе, словно мальчик молился. - Пожалуйста, Десятый Вонгола, Тсуна-ни и Советник, Дари! Пожалуйста, помогите мне!!!
     - Что?! - ахнул Тсуна, делая шаг назад. Он был явно шокирован таким поворотом. - О чём ты говоришь?! Как мне справиться с мафией?
     - Опять? - злилась я. - Уже один раз сегодня помогла, с меня хватит.
     - Но хоть Тсуна-ни и находится на последнем месте среди боевых и умственных способностей 872-ух боссов мафии, ты на первом месте в своей неспособности отказать просьбам! - в подтверждении своих слов Фуута достал из своей куртки огромную книгу и, раскрыв её, показал записанный им же рейтинг, где на первом месте стояло имя 'Савада Тсунаёши'.
     - Слабак, - бросила я, посмотрев на Тсуну.
     - Дар, пожалуйста, не говори так, - забубнил парень, входя в некое состояние депрессии.
     - Однако это так, - произнёс Реборн. - Все составленные рейтинги Фуутой точны, из-за чего за ним часто гонится мафия. Информация довольно ценный ресурс, и если завладеть книгой Рейтингового Фууты, весь мир будет в твоих руках.
     - Так почему бы просто не уничтожить эту книгу? - предложила я. - Если сведения, записанные в ней, настолько опасны, не лучше бы просто стереть её с лица земли? Тогда мафии просто незачем будет гнаться, а Фуута заживёт спокойной жизнью.
     - Это не вариант, Дар, - тут же бросил Реборн и в его голосе прозвучал строгие нотки. - Ты тоже представляешь некую опасность для остальных боссов мафии. Так что теперь, нам следует тебя уничтожить?
     - Реборн!!! - крикнул Тсуна, недовольный тем, как завернул разговор его репетитор.
     - В отличие от книги, я живой человек, Реборн, - спокойно ответила я, смотря в глаза малышу. - И способна сама отвечать за свои поступки. А что касается Фууты, то он словно учёный, который изобрёл атомную бомбу, с целью поиска мощной энергии, и теперь бегает с ней повсюду, боясь, что кто-то её использует во вред.
     - Может ты и права, - вздохнул Реборн. - Но неужели ты думаешь, что на этом с Фуутой всё закончится? Какова вероятность, что его не поймают и не заставят написать новую рейтинговую книгу?
     Я замолчала. Реборн прав. Вероятность равна нулю. Учитывая беспомощность и возраст Фууты, он не сможет долго противостоять насилию и сделает всё, о чём его попросят. Ребёнок, одним словом. Но учитывая его способности и то, что эти рейтинги стопроцентные, он может натворить много страшных дел. Не удивительно, что за ним гонятся так же, как и за мной. Но в отличие от меня, его способности намного существеннее. В каком-то смысле он для меня тоже представляет серьёзную угрозу. Могу ли я теперь просто взять и отвернуться? Чёрт... всё стало слишком запутанным. Теперь просто не влезать не получится.
     - Ладно, - вздохнула я. - Мы поможем.
     - Спасибо, Дари! - воскликнул Фуута, подбегая ко мне и обхватывая за пояс руками.
     - Так, держись только на расстоянии, понял! Без всех этих обнимашек! - злилась я, пытаясь отпихнуть ребёнка за плечи.
     - Стоп! Я не давал своего согласия! - Тсуна начинал и злиться, и паниковать одновременно. Я посмотрела на него так, словно спрашивала: 'Ты серьёзно сможешь отказать? Ну-ну'. - Нет, нет, и ещё раз нет!
     - А ещё у Тсуна-ни отсутствует честолюбие, - смеялся Фуута, продолжая бороться со мной. - В этом он тоже на первом месте. Поэтому я могу не волноваться о своей книге.
     - Но я не такая! - злилась я. - Поэтому отцепись!
     - А с тобой всё иначе, - улыбался мальчик. - Тебя власть над миром просто не интересует.
     Устало вздохнув, я перестала бороться и обречённо посмотрела на Тсуну, у которого было точно такое же выражение лица, что и у меня. Ясно как день, что нас припёрли к стенке. Снова.
     - Кстати, о помощи, - произнёс Реборн, вскакивая на подоконник и заглядывая в окно. - Они уже нашли нас.
     Последовав примеру малыша и подойдя к окну, мы увидели прямо около забора дома Савады трёх мужиков с криминальной физиономией. Это были те самые парни, что преследовали сегодня Фууту в школе. Полосатые костюмы, оружие выглядывающее из пиджаков... Не хотела бы я иметь с ними дело. Они пока ничего не предпринимают, так как не уверены, что в этом доме спрятался Фуута, но надолго ли их хватит? Рано или поздно они устроят шороху, а ведь на первом этаже ничего не знающая Нана. Да и Ламбо с И-Пин неподалёку играют. Могут нечаянно попасться.
     - Тсуна-ни, что нам делать? - спросил Фуута, поворачиваясь к Саваде.
     - Реборн, что нам делать? - в тон спросил парень, смотря на своего репетитора.
     - Я тут не причём, - тут же отрезал малыш. - У тебя есть Советник, вот у неё и спрашивай, - три пары глаз уставились на меня.
     - Ну, просто замечательно... - начинала злиться. - Круто вы, конечно, стрелки перевели...
     - Дар, пожалуйста! - воскликнул Тсуна, сложив ладони вместе, как недавно это сделал Фуута.
     - Проклятье... - фыркнула я, тяжело вздохнув. - Ладно, раз обещала... Находиться тут нельзя. Опасно для твоей мамы и малышни. Берём Фууту и бежим в сторону моего дома.
     - А дальше? - спросил Тсуна, выбегая из комнаты и следуя за мной.
     - А дальше импровизируем, - подбегая к выходу, я на мгновение замерла, оценивая наши шансы на побег. - Но ясно одно - избавиться от этих громил всё же придётся. И сделаешь это - ты.
     - Хи-и-и?!

Глава 15. Дерьмовый день.

     Я не знаю, что мне делать.
     Просто не знаю, и это меня безумно выводит из себя. Вернее, пугает. И причина тому - Фуута.
     Этот мальчик... просто что-то с чем-то. Если до этого я просто относилась к нему предвзято, то теперь с уверенностью могу сказать, что он не от мира сего. А всё из-за того, что я увидела его режим ранжирования. Это произошло в тот самый момент, когда мы убегали от мафиози, но по сложившимся обстоятельствам не смогли оторваться. В итоге, Тсуне пришлось защищать нас одному в его обычном состоянии. Пока я оглядывалась по сторонам в поисках того, что могло бы нам помочь, почувствовала, как моё тело начало терять вес и подниматься в воздух.
     Всё это время Фуута не переставал держать меня за руку, даже во время беготни, но кто мог предположить, что именно эта рука не позволит мне улететь в небо? Теперь уже я в неё вцепилась мёртвой хваткой и наблюдала за тем, как аномально вела себя гравитация в окружающем нас пространстве. В воздух также взлетели камни, мелкий мусор, даже сам Тсуна.
     Отвлекая противника, Фуута стал произносить вслух их рейтинги. Кто и где стоит первым? Кто хочет обмануть своего босса, а кто и вовсе всю семью? У кого самый крупный счёт в банке? От таких откровений мафиози не сдерживаясь, начали друг друга бить, и, казалось бы, вот он идеальный момент побега, но нет. Те быстро отошли от информации и решили уже брать не саму книгу Фууты, а его самого, избавившись по ходу дела от нас с Тсуной.
     Но случилось то, что Реборн, подобрав для себя выгодное положение, выстрелил в Саваду. Иначе как объяснить, парня в одних трусах с пламенем на лбу, я не знаю. Пять минут - и вот противники уже лежат на земле в избитом состоянии, а Фуута с восхищением смотрит на Тсуну, сжимая его руки.
     - Я потрясён! - мальчик выглядел таким счастливым. - Это было словно сон! Я впервые видел, чтобы кто-то опроверг мои рейтинги. Ещё никому этого не удавалось. По моим подсчётам ты никогда не смог бы их победить, Тсуна-ни.
     - Не удивляйся, - бросила я. - Вначале я тоже была несколько удивлена этому режиму нудиста.
     - Дар... - завыл Тсуна, смущаясь. - Не называй меня нудистом. Я... это... Это вовсе не так!
     - Ага, - усмехнулась я. - Сказал парень в одних трусах.
     - Да-а-ар...
     - Тсуна-ни, ты великолепен! - парировал Фуута, придавая парню бодрость духа. - Впервые кто-то опроверг мои ранги. Я хочу остаться с тобой, Тсуна-ни, и снова поэкспериментировать. Могу я остаться?
     - ЧТО?! - воскликнул Савада, недовольный таким поворотом, Фуута явно не намерен сдаваться, и применил против парня запретный приём, округлив глаза и сделав жалобное выражение лица.
     - Тсуна-ни?!
     - Агх... - вырвалось у Тсуны, и это было последним, так как отказать этот парень не мог.
     Тогда я немного успокоилась. Осознание, что Фуута наконец-то отцепится от меня, и я продолжу жить как и раньше, успокоили мои нервы. Но нет. Я ошибалась. Это оказалось только началом. Тсуна позволил Фууте остаться у него дома, но не разрешил 'присоединиться в семью', так как не считает себя мафией. Это Фууту очень расстраивало, и он начал преследовать парнишку в школе на каждом шагу. И меня включительно, так как, узнав о способностях ребёнка, я уж точно старалась держаться от него подальше.
     Нет, логически я понимала, что это за способность. Она ужасала, шокировала, пугала до чёртиков, но логическое объяснение всему всё же нашлось. Чтобы связаться со Звездой Рангов из другой галактики, мальчику приходится прикладывать не малую телепатическую силу, что буквально искажает гравитационное пространство вокруг него, а в самих глазах мальчика можно увидеть звёзды. Это одновременно и прекрасно, и... мне страшно представить, что он ещё может. Фууте всего девять лет, а он, по сути, способен воссоздать чёрную дыру в своём сознании. Что будет, когда ему станет двадцать? А тридцать? Да он любого отправит в космос, одарив напоследок несколькими стопроцентными рангами. И это чудо хочет со мной дружить? Хе-хе-хе, сомневаюсь... Фуута де Стелла очень опасный малый.
     Но, кажется, этого Фуута и ожидал, так как стал преследовать меня ещё сильнее. Он мог выскочить откуда угодно, подобно чёрту из табакерки. То во время обеда со словами: 'Дари, что ты кушаешь?'. То во время работы в классе с просьбой: 'Дари, Тсуна-ни отказывается меня взять в семью. Поговори с ним, прошу!'. А как-то раз он выпрыгнул в зале для тренировок во время репетиции, заверив, что мои показатели по физической подготовке значительно выросли, и он мной гордится.
     Одноклассники стали вечно спрашивать, чей это брат? Мой или Тсуны? Чтобы я не говорила, школьники уже давно всё для себя решили, поэтому разговаривать с ними не имеет смысла. А когда я говорила с Фуутой, то он заверял, что если мы будем проводить чаще время вместе, то точно подружимся. И это притом, что при каждой встрече он пытается обнять меня хоть за что-нибудь. Будь то рука, нога, голова, пятка... И так всегда. Дети странно себя ведут рядом со мной, но благодаря Фууте я стала немного понимать свою ауру. Ему же по сути нужно просто моё прикосновение, верно? Чувство того, что я рядом. Поэтому каждый раз, когда мальчик выскакивал откуда-то из кустов или угла, я стала просто класть ему на макушку свою ладонь, поглаживать голову и расчёсывать пальцами волосы.
     За неделю это движение отработалось до автоматизма. Стоило Фууте только появиться, я даже не смотрела на него, просто на автомате сразу прикасалась к голове, минуту гладила и просила оставить меня, так как мне необходимо работать. Это помогало. Получив свою порцию 'общения со мной', Фуута был доволен и уходил. Правда, ненадолго. Часа на два максимум.
     Это было так забавно наблюдать, как мальчик тут же замолкал и счастливо улыбался, стоило мне его погладить. Словно и в самом деле маленький щенок. Что это за аура такая? Что в ней особенного? При этом, как пояснил Фуута, на взрослых она также действует, но несколько иначе. Дети и животные чувствуют во мне некую силу, благодаря которой они рядом со мной чувствуют себя защищенными, уверенными и счастливыми. А взрослые люди, особенно те, у кого давно сформировалось чувство собственного величия и доминирования, воспринимают меня как конкурента и угрозу на подсознательном уровне. Из-за этого часто они неосознанно, даже не узнав меня лучше, сразу испытывают ко мне неприязнь.
     Осознав это, многое становится понятным. Вот только как это изменить, мне не ясно. Ладно, с детьми разобрались, достаточно их немного погладить и можно дальше идти своей дорогой, но вот взрослые и мои ровесники... Эх, это определённо осложнит мне жизнь. Хотя, по правде сказать, я не питаю симпатии вообще ни к кому. Мне нравятся растения, так как с ними всегда было проще. Нравится техника, так как любая поломка может быть исправлена. Но вот люди и животные... с ними всё слишком трудно.
     Как бы то ни было, на мне лежат обязанности, которые необходимо исполнять. Решив проверить документы в Дисциплинарном Комитете, я столкнулась с небольшой не состыковкой в данных. В заявках указаны одни цифры, а в компьютере совершенно другие. И почему такое сильное различие мне не понятно. Не мог же Тетсуя всё перепутать, хотя нет... конечно, мог. Вот только где он сбился? Необходимо отыскать эту ошибку и побыстрей её исправить, пока не зашло слишком далеко. Под конец года мы просто сойдём с ума от количества работы. А ведь со стороны кажется, что Дисциплинарный Комитет только и может, что кулаками махать, но, если бы это было так, неужели все думают, что на старшеклассников не нашлась бы управа извне?
     Хех, как не посмотри, а Хибари Кёя занимает пост Главы Дисциплинарного Комитета не из-за бешеной силы. Парень любит порядок, чистоту и, если что-то требует от других, придерживается этому сам в первую очередь. Чтобы у всяких наглых бюрократов даже повода придраться к Дисциплинарному Комитету не было. Это заставляет проникнуться к нему небольшим уважением. Правда, его методы и отвратительный характер быстро перевешивают чашу весов на тёмную сторону.
     Скоро наступит День Святого Валентина, а это, как не посмотри, довольно важный день для школьников. Все на взводе. Парни ждут подарков, девушки смущённо краснеют, теребя коробочки с конфетами. И в честь такого события, многие клубы просят небольшое финансирование, чтобы сделать День Святого Валентина чуточку романтичным и незабываемым. От этих бумаг у меня уже голова пухнет. Я могу уделить Дисциплинарному Комитету только полдня, дальше убегаю на тренировку, где будет болеть уже не только голова, но и всё тело. Фуута, конечно, говорит, что это мне на пользу, но я прям чувствую, как с каждым 'па' ногой, я теряю год жизни.
     - Ну, почему не сходится? - рассуждала я вслух, сидя за своим столом в кабинете Комитета. - Где же ошибка?
     - Что именно не сходится? - услышала я голос рядом с собой и на автомате, даже не глядя и не прислушиваясь, положила на голову источника голоса раскрытую ладонь, медленно погладив макушку, потрепав волосы.
     - Не сейчас, Фуута, я занята, - стандартная фраза, после которой мальчик обычно всё понимает и уходит. Обычно...
     - Травоядное... что... ты... делаешь? - каждое слово было тихим и спокойным, но прозвучало, как гром среди ясного неба. Медленно повернув голову в сторону источника голоса, я окаменела. Но не моя рука, что на автопилоте продолжала переплетать пальцами чёрные пряди Хибари Кёи.
     Только секунды через три до меня дошёл весь кошмар ситуации, и я окончательно замерла. Из-за тени отбрасываемой густой чёрной чёлкой, мне совсем не было видно серых глаз парня, но уверена, что это к лучшему. Иначе только один его взгляд смог бы убить меня и всех моих знакомых.
     - Хи... ба... ри... сан...? - мой голос сошёл на нет. Один только шёпот.
     Сердце забилось как сумасшедшее, но скорее от того, что я только что сделала, нежели от того, что последует после. Стыдно. Как же мне стыдно! Если он меня сейчас попытается убить, я не буду сопротивляться, так как лучше уж смерть. Лицо буквально полыхает алым. Он видел меня в одном бюстгальтере, но и тогда я не чувствовала себя настолько ужасно. Что я только что сделала? Что?! А что я вообще делаю? Может... сделать вид, словно ничего не было? У нас это неплохо получается. Уже не впервой...
     Одёрнула руку и перевела взгляд в сторону документов, с которыми я работала.
     - Тут данные не сходятся, - постаралась придать своему голосу естественную уверенность, с лицом правда такой фокус не пройдёт, ну и чёрт с ним. Об этом я буду думать после. - В заявках на бумажном варианте указаны одни данные, а в компьютере совершенно другие. Не могу понять, что не так? Либо Тетсуя ошибся при наборе информации, либо я сейчас работаю не с тем материалом.
     Звук собственного голоса позволил сердцебиению немного успокоиться и придти в норму. Однако желание провалиться сейчас же сквозь землю никуда не исчезло.
     Хибари также посмотрел на стопку документов.
     - Оставь всё как есть. Потом сам разберусь, - холодно бросил он, разгибаясь в полный рост, так как до этого он намерено наклонился к моему столу, и делал шаг в сторону окна, любуясь пейзажем. Всё же парень также решил сделать вид, словно ничего не было, и продолжить наше 'мирное' существование. - А пока... покинь кабинет. Я хочу отдохнуть.
     - Х... хорошо, - встала из-за стола, прихватив с собой сумку, и направилась в сторону выхода, стараясь при этом не бежать. Но только дверь закрылась за моей спиной, как я опустила раскрасневшееся лицо в ледяные ладони и мысленно попыталась придушить Тсуну, Фууту и себя.
     - Нет, Фуута, это не знак проявления дружбы, это преследование. Причём в довольно открытом виде!
     - Но я хочу остаться с Тсуна-ни и Дари!
     - Но ты же и так живёшь с Тсуной! Зачем тебе ещё и в школу приходить?
     - Как же мы тогда подружимся?
     - Опять двадцать пять... - устало вздохнула я, плюхнувшись на кровать Тсуны. Мы с парнем уже битый час пытались объяснить ребёнку, что такое 'хорошо' и что такое 'плохо'. Сам по себе Фуута хороший мальчик, но его представления о семье и дружбе заходят за рамки естественного понимания.
     Находясь в вечных гонениях от мафии, при этом обладая неисчерпаемым источником знаний, Фуута не совсем понимает, как правильно следует себя вести в подобных ситуациях. Однако он знает, что я с детьми не лажу и буквально из кожи вон лезет, чтобы найти со мной общий язык. Это его напористость пугает больше, чем способности. Причём, как я поняла, Тсуна тоже не в восторге от того, что девятилетний мальчик стал сталкером. Но Реборн перешёл на сторону Фууты:
     - С тех пор, как Фуута увидел тебя в режиме Посмертной Воли, он очень симпатизирует тебе, - пояснил малыш Саваде.
     - Ну, пускай он с Тсуной и остаётся, - бросила я, махнув рукой в сторону одноклассника. - Я-то тут причём?
     - А с тобой он хочет стать друзьями, так как думает, что у вас много общего, - пояснил Реборн.
     - Много общего?! - мои нервы начали сдавать. - Ах, ну конечно! - мило улыбнулась. - На нас же двоих покусился весь мафиозный мир и стремится либо присвоить к рукам способности, либо отвинтить к чертям голову. Ну, так это же замечательный повод для дружбы! - всплеснула руками. - Давай теперь устроим пижамную вечеринку и будем заплетать друг другу косички, как лучшие подружки, и перечислять, кто от кого успел удрать!
     - Дари, но у меня короткие волосы, - на полном серьёзе ответил Фуута, с улыбкой добавляя: - Но твои мне нравятся.
     - Всё... - я просто рухнула на пол, ударив себя ладонью по лицу. - Нет больше сил...
     - Фуута, эм... это сарказм, - попытался пояснит Тсуна. - Просто... ну... не обращай внимания. И не появляйся в школе, ладно? Дар, - посмотрел на меня. - Что-то случилось? У тебя плохое настроение.
     - Ух, ты! Как ты догадался? Случайно не экстрасенс? - бубнила я, всё ещё сидя на полу.
     - Явно что-то произошло, - понимал Тсуна. - Расскажешь?
     - Я... он... ты... - я замерла, не зная, как вообще начать свою историю, но потом сдалась. - Не хочу об этом говорить.
     - Может, я могу помочь? - радостно предложил Фуута, из-за чего я и Тсуна разом повернулись в его сторону.
     - Да, - ответили одновременно, не сговариваясь. - Не ходи в школу!
     - Э-э-э?! - такого ребёнок явно не ожидал и скорчил опять невинные глаза, в которых говорил - ' Я же с самыми лучшими побуждениями!'. На это его поведение Тсуна тут же сдался, обречённо вздохнув. Я же тупо отвернулась. Меня щенячьими глазками не купишь.
     Неожиданно дверь в комнату Тсуны открылась, и в помещение вошло сразу двадцать человек в чёрных дорогих итальянских костюмах и с пистолетами у каждого на поясе. Я резко посмотрела на Тсуну, молча спрашивая - 'Кто это?'. Но судя по шокированному взгляду и бледной коже, он также не ждал гостей.
     - Привет, ребята, - знакомый мужской голос. - Как у вас дела?
     В комнату из толпы мужиков вышел 'Дробящий Мустанг' Дино собственной персоной. Чтобы всей этой толпе было удобнее поместиться в комнате, мне пришлось встать с пола и вновь перебраться на кровать. При этом настроение ничуть не улучшилось.
     - Ещё один идиот пожаловал, - злилась я. - Дино, ты бы ещё с собой танковую дивизию притащил! К Тсуне на войну пришёл? Зачем с собой армию притащил?
     - Ох, а ты смотрю, Дар, всё хорошеешь и хорошеешь, - смеялся парень. - Тебя нет, вот и глупости совершаю. Не передумала стать моим Советником?
     - Мечтай-мечтай, - отмахнулась я. - И вообще, на свете имеется множество других умных людей. Их и зови к себе в Советники.
     - О как? - продолжал улыбаться Дино. - И кто же это? Я, например, никого подходящего не знаю.
     - Как не знаешь? А Реборн? - указала на молчаливого малыша, что продолжал мило сидеть и улыбаться. - Он точно умнее.
     - Но Реборн репетитор Тсуны, - блондин пожал плечами. - Увы, не получится. Кто ещё?
     - Ну... - я задумалась. Кто умнее меня? В ком я точно не сомневаюсь? В голову приходит только один человек: - Рома, мой старший брат. Но он о мафии совершенно ничего не знает и учится сейчас за границей. В Англии.
     - Рома? - Дино задумчиво наклонил голову набок. - Он тоже Серра? И сколько ему?
     - Эй-эй! Я же говорю, он совершенно ничего не знает о мире мафии! - замахала я протестующее руками.
     - Он практически твой ровесник, - ответил Реборн, что до этого сидел молча. - С шестнадцати лет признанный обществом гений, так что выводы Дар, скорее всего, могут быть верны.
     - Хм... - Дино таинственно улыбнулся. - Серра Рома... Интересно.
     - Дино! Оставь его в покое! - уже буквально кричала я, тряся перед собой указательным пальцем, словно отчитывала парня. - Пускай в моей семье хоть кто-то будет нормальным! Он ничего не знает о мафии! Вообще ничего!
     - Хорошо-хорошо, не горячись, - Дино поднял ладони вверх, словно сдавался. - Ладно... в любом случае...
     Блондин посмотрел на Фууту, что со спокойной улыбкой рассматривал гостя Тсуны. И даже учитывая то, что перед ним стояло, по меньшей мере, два десятка вооружённых мафиози, Фуута ничуть не волновался. Наоборот, кажется, мальчик был рад такой встрече.
     - Привет, 'Дробящий Мустанг' Дино, - поздоровался Фуута.
     - Хм-м-м... - протянул блондин, осматривая мальчика. - Не может быть ошибки! Это и, правда, Рейтинговый Фуута! Увидеть Звёздного мальчика уже необычайно, вне зависимости от того, как сильно ты пытаешься его найти. Так что... рад нашей встрече. Это подвиг заслужить его доверие, Тсуна. Однако причина, по которой я прибыл сюда... - лицо Дино неожиданно стало серьёзным. - Фуута, я хочу приобрести рейтинги некоторых семей мафии.
     - Что? - удивилась я. - Дино, даже ты пытаешься получить выгоду из способностей Фууты? Это несколько... неожиданно. Не думала, что ты окажешься таким же, - усмехнулась. - Хотя о чём это я? Словно первый день живу.
     - Не стоит так быстро судить о людях, Дар, - ответил Дино. - При иных обстоятельствах я бы даже не затронул эту тему, но проблема намного серьёзнее. В последнее время в нашей области семья Гостпелла, распространяет огнестрельное оружие среди хулиганов и наносит вред мирным жителям. Мы прилагаем все силы, но нехватка информации не дает нам возможности выгнать их. Необходим список самых влиятельных поставщиков оружия. Это возможно? И, естественно, мы готовы за информацию заплатить, - из толпы вышел один из людей Дино и, открыв кейс, продемонстрировав огромную сумму денег. Не посчитав, сказать точно, сколько тут трудно, но уверена, что половину Намимори я бы точно купила.
     - Этого не нужно, - спокойно ответил Фуута, проигнорировав деньги и доставая из своей чудо-куртки книгу с рейтингами. - Дино на первом месте среди 82263-х людей среди мафии, по заботе о благосостоянии мирных жителей. Мне нравятся такие Боссы. И к тому же, если Дино-ни старший брат Тсуна-ни, то он и мой старший брат, верно?
     - Ох, я рад иметь такого младшего братика! - улыбнулся Дино, немного смущаясь. - Большое спасибо!
     Фуута поставил книгу с записанными рангами на пол и встав перед ней на колени, стал переписывать необходимую Дино информацию на отдельный листочек. Подползая к краю кровати, я заглянула, что именно переписывал мальчик. Действительно, список поставщиков огнестрельного оружия в Италии. Хм... Фуута хочет ему помочь, так как считает Дино хорошим человеком. И если судить о его рангах, то так оно и есть. Но разве можно судить о людях только по рейтингам? Это одновременно и классно, и странно, и страшно. Вроде, всё так просто. Твоё имя на первом месте в хорошем списке? Санта Клаус тебе подарит то, что хочешь. Имя в плохом списке? Тогда держи уголь.
     - Слушай, Фуута, а если я попытаюсь забрать у тебя твою книгу с рейтингами, ты отстанешь от меня? - спросила я, припоминая, что мальчик очень щепетильно относится к этой книге.
     Все в комнате от такого вопроса ахнули. Тсуна и Дино вообще выпучили глаза и не знали, что сказать. А люди семьи Каваллоне лишь сплёвывали на пол, гневно произнося одно слово 'Серра!', словно это всё могло объяснить. Но Фууту похоже этот вопрос совершенно не тревожил. Закончив переписывать список, он приподнялся и посмотрел на меня спокойным взглядом.
     - Тебе нужна моя книга? - мальчик захлопнул своё сокровище и протянул мне. - Держи.
     - Э-э-э?! - пронеслось в комнате. Видно такого совершенно никто не ожидал. Разве что только Реборн сохранял невозмутимость. Люди Дино не переставали шептаться. - Вот так просто? Он отдаёт её так просто? И кому? Серра?
     - А ты всё не сдаёшься, верно? - улыбнулась я, беря книгу в руки и раскрывая её на первой же попавшееся странице.
     - Ну, мы ведь теперь друзья, хи-хи-хи, - улыбался Фуута, вставая на ноги и протягивая листок со списком Дино. - Вот, это копия рангов.
     - Что ж... Спасибо, - улыбнулся Дино, направляясь к выходу. - Но мы спешим, так что...
     - Дино, подожди, - парень остановился и вопросительно посмотрел на меня. Раз Фуута решил ему помочь, так почему бы и самой не внести небольшую лепту. Как не посмотри, а ему действительно нужен тот, кто поможет советом. - Я не совсем понимаю, как обстоят дела в Италии, но в одном уверена точно - этот список мало принесёт пользы, если ты не будешь действовать как нужно.
     Многие люди Дино тут же искривились в лице, выражая своё недовольство и недоверие ко мне. Что поделать? Я уже к этому привыкла, поэтому просто не обращала внимания, но вот Дино похоже заинтересовали мои слова.
     - Что ты предлагаешь?
     - По твоим словам распространением огнестрельного оружия занимается семья Гостпелла, но всем известно, что раз есть спрос, будет и предложение. Если ты искоренишь всех крупных поставщиков данной семьи, на их место придут другие из другой семьи, но уже с большим опытом и знанием о тебе и твоих людях, - блондин нахмурился, плотно сжав губы. Он понимает, что я права, но решения пока не видит. По сути, это означает лишь то, что ему вечно придётся драться с подобным сбродом, и конца этому видно не будет. Парень молчаливо ждал, когда я закончу свою речь. - Для начала, ты должен избавиться от путей, по которым оружие достигает Италии.
     - Мы как раз и собирались этим заняться, - бросил Дино. - Отыскав хотя бы одного из людей из этого списка, мы выведали бы...
     - Вероятность того, что информация была бы верна, крайне мала, - перебила я парня. - Вряд ли кто-то пойдёт на то, чтобы сдать своих же и свою семью. Надеяться на то, что они трусы, не стоит.
     - Значит, ты можешь предположить, как доставляется оружие? - на лице Дино играла гамма чувств. Он одновременно и сомневался в моих словах, и надеялся на них.
     - Да, - согласно кивнула. - В этом году аномально-тёплая зима. В Японии снег лежит только в горах, и то местами. А думаю, в Италии сейчас словно лето в России. Но если судить по последним новостям, за последние несколько недель в этой стране, увеличился улов рыбы в портах. Товар не успевает распродаваться, вызывая избыток, а, следовательно, он портится. Тухлая рыба ужасно пахнет, и перебивает любые запахи пороха. Даже лучшая полицейская ищейка будет сбита с толку. Проведи поиски во всех портах. Уверена, что найдёшь много 'интересного'.
     Я замолчала, осмотрев всех присутствующих. Мужики в костюмах в шоке выпучили на меня глаза, нервно подергивая веком. Тсуна неуверенно посмотрел на Дино, словно спрашивая - 'Тебе это поможет?'. Реборн молчал и лишь ухмылялся, довольный от сложившихся событий, а вот сам Дино сначала молчал, а потом счастливо заулыбался.
     - А ты мне нравишься всё больше и больше! Спасибо, Дар! Может, чемоданчик возьмёшь? - указал на кейс с деньгами, который тут же был открыт и продемонстрирован мне.
     - Лучше уж, если всё выйдет удачно, привези мне шоколад, - также улыбнулась я.
     - Договорились! - Дино и его люди покинули дом Савады, оставив нас одних.
     - Неплохо, Дар, - похвалил меня Реборн. - Хоть и отрицаешь, что являешься Советником семьи Вонгола, но свою лепту в союзные семьи уже вносишь.
     - Подожди ещё, - отмахнулась я. - Возможно, что я ошиблась и ничем не помогла.
     - Возможно, - согласился Реборн. - Но почему-то уверен, что твоё предположение верно. Хотя... чего мы гадаем, почему бы не узнать, раз тут есть Фуута?
     - А? - удивились мы одновременно с Тсуной.
     - Звучит весело! - засмеялся мальчик, радуясь тому, что может быть полезным.
     Пожала плечами, выражая своё безразличие. Если хотят опять связываться с Звездой из другой галактики, то можно без меня. Сама просто поставила книгу рейтингов Фууты себе на колени и начала её листать. Так, что тут у нас?
     'Рейтинг самый популярных актёров и актрис' - чего? И за этим гонится мафия?
     'Рейтинг самых влиятельных людей на земле' - а это я могу просто в журнале 'Forbes' прочитать.
     'Рейтинг самого мощного оружия в мире' - скука.
     'Рейтинг самых популярных имён' - да ладно?! Зачем это Фууте?
     'Рейтинг производителей шоколада всех стран' - О! А вот это уже интересно. Нужно переписать куда-нибудь...
     Тсуна и Реборн о чём-то оживлённо спорили. Я не прислушивалась к их разговору, так как была полностью увлечена книгой. Да, как я поняла, моё мнение там и не особо кого-то интересовало. В принципе, собиралась ещё немного посидеть у Савады дома, может поужинать, так как Нана просто так голодной не отпустит, а после пойти домой, но тут в комнату вновь вошёл незваный гость.
     - А что это вы делаете? Новый вид гадания? - этот весёлый женский голос ни с кем не спутаешь.
     - Хару?! - удивился Тсуна от того, что девушка уже не в первый раз просто так заваливается к нему домой. Мне уже не раз говорили, что эта девушка уверенно решила стать женой Тсуны. Причём порой даже ведёт себя именно так. - Почему ты всегда появляешься так внезапно?
     - Ну, скоро обещали дождь, поэтому я собрала все выстиранные вещи Тсуны, - с сияющей улыбкой ответила девушка.
     Ну? Что я говорила? Хару сумасшедшая. Как по мне, она даже опаснее Фууты и всех мафиози вместе взятые. На меня она давненько клык точит, так как Хаято всё время напоминает девушке, что я невеста Десятого Босса Вонголы. Хотя, если честно, то порой мне кажется, что меня все ненавидят. Если Фуута спросит у свей Ранговой Звезды о рейтинге тех, кто ко мне испытывает ненависть, то Звезда охренеет и пошлёт его куда подальше с такими запросами.
     - Ой, пожалуйста, погадай Хару! - завопила девушка, прыгая на месте от нетерпения перед Фуутой.
     - Ну, ты подруга Тсуна-ни, так что... да, - согласился Фуута.
     - Ха-хи?! - удивилась Хару. - Ты незаконнорожденный тайный младший брат Тсуны-сана?! Да?! - кстати да, об этой её привычке я тоже наслышана. Девушке достаточно услышать выстрел, а она уже мысленно представит себе драматичную сцену, где один благородный воин умирает от сильного ранения на руках возлюбленной. При этом обычно в образе воина и возлюбленной были обычно Тсуна и Хару. А тот, кто стрелял - я.
     - Какой к чёрту 'незаконнорожденный тайный младший брат'?! - заорал Тсуна, также поражаясь бурной фантазии девушки.
     - Я - Фуута, - засмущался мальчик, улыбаясь. - Что ты хочешь знать?
     - Хм... - Хару задумалась, сразу теряя интерес к предполагаемой родственной линии Тсуны, так как ответ очевиден. Но неожиданно она повернула голову в мою сторону, и да, наконец-то заметила моё присутствие. - Ха-хи? А эта что тут делает?
     - 'Эта' читает книжечку, - я указала на книгу Фууты на моих коленях.
     - Это тебе что, библиотека? - злилась она. Ревность - серьёзная штука.
     - Эм... А почему бы и не да? - пожала я плечами.
     - Хахи?! - такого ответа она явно не ожидала. - Так, - девушка стала решительнее. - Каковы чарующие способности Хару? - этот вопрос относился к Футе. Похоже, Хару решила брать быка за рога, а именно Тсуну, показав, что она само очарование.
     - Да кто о таком просит?! - воскликнул Тсуна, высказывая своё недовольство, но похоже для Футы это не составляет труда.
     - Хорошо, - улыбнулся он. - Хару-сан просит ранг её чарующих способностей, - мальчик встал в полный рост в центре комнаты. - Я начинаю, - предупредил он, и всё мелкие предметы в комнате поднялись в воздух. Ну и я вместе с ними. Сначала меня это нервировало, но потом, когда приказываешь себе об этом не думать, всё становится проще. Это даже... забавно. Паришь себе, словно плывёшь в море, качаясь на волнах. Уи-и-и-и... - Это Фуута. Я слышу тебя, Ранговая Звезда.
     - Уверена, она сейчас в шоке, - хихикала я, хотя меня всё равно никто не слышал.
     - Первой чарующей способностью из всех остальных является... - начал мальчик, и все замолчали, ожидая ответа. - Завитушки на твоих волосах.
     - Что? - удивилась Хару. Похоже, она не верила, что 'гадание' Фууты правдиво. - Откуда ты знаешь? Видимо, Тсуна-сан...
     - Да откуда мне знать, что у тебя вьются волосы?! - защищался Савада, вызвав сначала недоумение у девушки, а потом полное восхищение Фуутой.
     - Вау! Это так круто! Фууто-кун удивителен! Давай ещё! Скажи три вещи, которые Хару больше всего любит в Тсуне.
     - Хорошо, - ответил мальчик, смотря куда-то в потолок, хотя в его глазах отражалась целая вселенная. - Так... Список того, что Хару-сан больше всего любит в Тсуна-ни... Это его уверенность в себе, его силу и его доброту.
     - Вы слышали? Слышали?! - смущалась и радовалась одновременно Хару. - Полное попадание!
     - С добротой ещё ладно, но... Уверенность? Силу? Хе-хе-хе, - смеялась я, приняв позу 'лотоса' и начиная крутиться в воздухе вокруг собственной оси. Тсуна с неким отчаянием посмотрел на меня, хотел что-то сказать, но не успел, так как в комнату вбежали Ламбо и И-Пин, также взлетев в воздух. Выражение их лиц говорило о том, что детишкам такая забава в новинку, и они просто не знают, как себя вести.
     - 'Пинзу супер-взрыв' И-Пин на 38-м месте среди 816-и самых мощных атак, - продолжал вести ранги Фуута. - Но это не всё. Если говорить о среднестатистических боевых атаках, то Атака Гьёза на 116-м месте среди 520-и по эффективности. Учитывая её возраст, это великолепно.
     При мне И-Пин только однажды применила свою технику, и то на Гокудере с Ламбо. Девочка плохо видит, а, когда Ламбо заносит, она считает его монстром Брокли. Хотя из-за его причёски и вечного шума, думаю, И-Пин не далеко ушла от истины.
     - С такими способностями, И-Пин на 3-ем месте из 52 220 людей, которые в будущем будут первоклассными киллерами.
     - А разве она не стала разносить лапшу и подрабатывать, чтобы оплатить обучение в университете? - спросила я у Тсуны.
     - Всё так, поэтому... - парень покосился на парящую в воздухе И-Пин, которая немного засмущалась, от того сколько о ней говорят. Так, необходимо сменить тему, иначе сработает её голова-бомба.
     - А что на счёт Ламбо-сана?! Погадай и Ламбо-сану тоже! - закричал Ламбо, размахивая руками, словно он в море и подплывал к Фууте поближе, желая привлечь внимание.
     - Ламбо первый среди наиболее раздражающих мафиози, - радостно отозвался Фуута.
     - Чё?! - этого Его Величество Ламбо-сан вытерпеть не мог. Даже лицо посинело от шока.
     - Это так, - со смехом бросил Тсуна, кашляя в ладонь. - Прям в яблочко.
     - Ты также на первом месте по количеству людей, которые хотят убить и использовать тебя в качестве диванной подушки, - продолжал Звёздный мальчик.
     - Э-э-э?! - теперь Ламбо просто окаменел. Перспектива греть кому-то спину таким образом, не очень-то и прельщала малыша.
     - Это что же получается, - задумалась я, повернувшись верх ногами. - Его хотят убить сильнее, чем нас с тобой?
     - Ну... - Фуута задумался. - Из нас подушки выйдут неудобными.
     - И то верно...
     Со стороны первого этажа послышался грохот и быстрый топот нескольких ног. Кто-то точно спешил к Тсуне в комнату. Ещё одни гости? Дверь резко распахнулась и перед нами появился Гокудера с шокированным выражением лица и Ямамото, который просто приветливо помахал всем рукой, намекая на то, что он как бы случайно увязался.
     - Десятый, почему ты не сказал, что Рейтинговый мальчик здесь? - Хаято настроен серьёзно. - Я срочно должен узнать у него... Всего одна вещь, которую мне необходимо знать. В списке людей наиболее подходящих на должность Правой Руки Десятого, на каком месте я?
     - Эх, Хаято, а ты всё о том же, - вздохнула я, пролетая мимо. - Может, просто забудешь об этом и будешь наслаждаться жизнью?
     - Ни за что! - отрезал парень. - Я должен это знать! Ты можешь это сделать, Рейтинговый мальчик?
     - Да, могу, - кивнул Фуута. - Список наиболее подходящих людей на роль Правой Руки Тсуна-ни, верно? Сейчас посмотри, Хаято-ни... - все предметы закружились с новой силой. - Вне рангов.
     - ЧТО?! - прокричал Гокудера не ожидавший такого ответа.
     - А разве у твоих рангов есть границы? - удивился Тсуна.
     - Я не сказал, что это вне границ рейтинга, - поправил их Фуута. - Это атмосферически вне рангов.
     - ВНЕ ЗЕМЛИ?! - теперь шок передался и Тсуне. Бедный Гокудера был просто растоптан. Поникнув, он стал всё больше и больше походить на остолбеневшее изваяние.
     - О, Дар, а как ты это делаешь? - заметил меня Ямамото. - Это так круто! Ты словно и в самом деле Призрак. Тоже хочу полетать.
     - Это не я делаю, а он, - указала на Фууту.
     - Да? Ха-ха-ха, ещё один весёлый парень! - Фуута Такеши сразу же понравился, хотя они толком и не знакомы. Уверена, что он считает это игрой. Как обычно, в принципе.
     Но Фуута не останавливался и стал читать ранги дальше. По его словам идеальная работа для Гокудеры это работа учителем для детей-дошкольников. Более того, он на втором месте среди людей, которые любят детей. Я всё это слушала и понимала - бред. Хоть ранги до этого момента никогда не ошибались, сейчас это больше походило на некое безумие. С лёгкостью можно сказать, что Хаято скорее в первый же день обучит этих детей как правильно прикуривать, нежели таблице умножения.
     - Я... я... люблю детей? - голос Хаято дрожал. Походу парень сейчас спятит.
     - Хаято, дыши, - обращалась я к нему. - Это какая-то ерунда! Не верь ничему сказанному.
     - Но... но... - так, мы теряем Гокудеру.
     - Для Дари лучшая работа в сфере развлечения, - продолжал Фуута смотря на меня. - Она стоит на первом месте в работе костюмированной Зубной Феи.
     - Зубная Фея?! - теперь в прострации была и я. В голове возник образ, где я стою в пушистом розовом платье, за спиной крылья и с волшебной палочкой в руках говорю: 'Давай свой зуб, получишь бабки!'. Нет-нет-нет, это явно какая-то ошибка! Ну бред! Я фея?! Да убиться о стенку! Никогда!
     - Это всё не важно, - послышался голос с потолка. Наверху над нашими головами возникла Бьянки. Интересно, когда это она успела? - Самое важное в мире - любовь! - при виде своей сестры Гокудера окаменел. Но вот Хару похоже восхищалась девушкой и, смущаясь, согласно закивала головой. - Скажи возможности и вероятности любовных рангов. Время разъяснить, кто кого любит.
     - Ой, всё... - вздохнула я, понимая, что это точно превращается в какое-то дешёвое шоу. Бьянки с непониманием посмотрела на меня, требуя пояснений. - Извини, конечно, но любви не существует. То, что принято считать любовью не более чем кратковременный всплеск гормонов и феромонов.
     - Тот, у кого вместо сердца камень, никогда не познает всех прелестей истинной любви, - бросила мне Бьянки, демонстративно закрыв глаза и отвернувшись в сторону.
     - Чего? Нормальное у меня сердце. Как и у обычных людей, - оправдывалась я, но девушка уже не слушала.
     - Это звучит весело, - перешёл на сторону Бьянки Реборн. - Давайте сделаем это.
     - Хорошо, - согласился Фуута. - Начнём с любовных рангов Тсуна-ни, - Хару сжала кулаки и с гневом косилась в мою сторону. Эх, это явно никогда не кончится. Если ему кто и нравится, то точно не я, а Киоко. Причём об этом знает уже весь класс. Ну, кроме самой Киоко, так как она похоже тупо ничего не замечает. Что ж... бывает. - В любовных рангах Тсуна-ни, на первом месте... Леон!
     - Чего?! - вот это поворот. У меня вырвался нервный смешок, который я тут же постаралась скрыть рукой, а вот Тсуна впал в отчаяние, подобно тому, что и Гокудера. Он просто схватил себя за голову и стал нашёптывать что-то вроде: 'Как же так? Я люблю Леона? Я себя не понимаю!'.
     - В любовных рангах у Дари, на первом месте...
     - Фуута, остановись, - попросила я. - Это уже лишнее!
     - ...Ламбо!
     - Чтоб тебя...
     - Э-э-э?!
     Лица парней вытянулись и теперь на меня косились так, будто я воплощение извращений. Даже Тсуна, а ведь сам в ящерицу по идее влюблён. У меня хотя бы человек. Хотя ему и пять лет отроду... Сам же Ламбо недолго переживал. Сначала его это удивило, потом он засмущался и с улыбкой произнёс: 'Так и знал!'. Да уж, самоуверенности у него не занимать.
     - Но что же делать Хару? - завыла девушка, плача и с грустью подходя к окну. - Проиграть такому конкуренту! Сердце Хару сейчас такое же как и небо: дождь и шторм.
     - Дождь? - переспросил Фуута, после чего гравитация стало приходить в норму, и все парящие предметы стали падать на пол. В том числе и я. Зажмурившись, ожидала приближающийся 'плюх' на пол, но нет.
     - Поймал! - прозвучало рядом со мной, и я почувствовала, как меня на руки взял Ямамото, помогая нормально встать.
     - Спасибо, - улыбнулась я, чувствуя некую неловкость и благодарность. - Но, что случилось? - Фуута теперь лежал на полу, скрючившись в позе эмбриона, и тихонько выл. - Эм... Фуута?
     - Мне плохо... - протянул мальчик, сильнее сжавшись. - Во время дождя мне всегда плохо. Я его ненавижу. И мои ранги во время дождя всегда неправильные.
     - Вот тебе и здрасти, - усмехнулась я, кладя руки на пояс. - А когда начался дождь? Думаю, что всё последнее, что он нам наговорил, полная чушь. Можно спокойно расслабиться и продолжать жить.
     - То есть мои ранги... - Гокудера облегчённо вздохнул.
     - И ранги Ламбо-сана?! - Ламбо сначала обрадовался, ведь из него хотели сделать подушку, а потом посмотрел на меня и расстроился. - Как же так?!
     - Видно не судьба, - пожала плечами. Фуута же подобно червячок подполз ко мне и обхватил руками мои ноги, из-за чего я не устояла и упала на пол. Это позволило мальчику ещё крепче вцепиться в меня. - Фуута, что ты делаешь?
     - Мне так грустно... а мы друзья, - вот тебе и ответ. А я значит, этакая чашечка горячего эспрессо в пасмурный день, верно?
     - Фуута, мы может и друзья, но твои обнимашки меня до сих пор напрягают. Отпусти! Давай я тебе как обычно потреплю волосы и всё.
     - Хнык! - Фуута ещё сильнее стиснул объятия, из-за чего у меня возникли серьёзные опасения за своё тело. Мальчик может и кажется маленьким и невинным, но силушку-то имеет. - Я где-то слышал, что если люди долго держатся вместе, то они, в итоге, начинают друг другу доверять и становятся друзьями. И если буду держаться рядом, то ты привыкнешь ко мне, хоть я и ребёнок.
     - Ну, возможно, но... - на меня тут же прыгнули ещё двое в виде Ламбо и И-Пин, следуя примеру Фууты и крепко обнимая за руки. - Что тут происходит?!
     - Ламбо-сан хочет, чтобы Дар привыкла к нему! - крикнул серьёзно мальчик.
     - И-Пин тоже! - вторила девочка.
     - Да ладно?! - вздохнула я, понимая, что без помощи не выберусь. - Кто-нибудь! Помогите! - но нет. Вместо помощи я почувствовала, как на голову кто-то сел, а именно Реборн. Это было последней каплей. - Реборн!
     - Ну что поделать? - вздохнул малыш. - Я тоже ребёнок, поэтому процедуру привыкания объявляю открытой.
     - Ха-ха-ха! - смеялся Ямамото. - Звучит весело! Можно присоединиться?
     - Нет! - крикнула я.
     - Конечно! - отозвался Реборн.
     В этот момент я поняла, что страх перед детьми у меня явно не без оснований. Особенно, когда эти дети, такие как Реборн. А я ведь сюда на час другой заглянула, но, видно, опять ночевать придётся. Домой меня просто не пустят. М-да...
     Наступил День Святого Валентина. Все девочки только и говорили, что о том, кому они приготовили шоколад и как это стеснительно дарить его в одиночку. Я слушала это щебетание, но больше всего забавляло то, что в основном девочки дарили шоколадки Ямамото и Гокудере. Бейсболист с удовольствием брал шоколад от всех девушек, а вот Хаято такой бонус только раздражал. Любое проявление заинтересованности со стороны девушек он обрезал словно ножом. Порой даже угрожал. Это было забавно. Словно бродячий уличный кот, который не позволял, чтобы его погладили.
     Я тоже приготовила шоколад. И много. Да-да, именно. Я собрала всю свою мужественную мужественность в кулак и сделала шоколад. Хотя терпеть не могу готовить. Но тут особый случай. Шоколадка зацвела. Я про какао. Бобы наконец-то подоспели и не воспользоваться таким случаем очень глупо. Дома я приготовила их по особому рецепту, который в прошлом мне подарила тётушка Рози. Вообще-то, её зовут Розетта, она двоюродная сестра моего папы, но я привыкла обращаться именно так. Папа говорил, что у тётушки Рози особый дар, всё, что она не приготовит, является лечебным. Способность как у Бьянки, только наоборот. Тётушка всегда, когда приезжала, привозила подарки из Италии для всей семьи, но в основном это были её блюда. Но был день, когда она приехала, а подарков у неё с собой не было. Тогда она предложила взамен дать мне рецепт любого блюда, которого я попрошу. И я попросила - рецепт шоколада.
     Но даже зная, что этот шоколад лечебный и полезный, я всё равно не люблю его готовить. Только в очень редких случаях. Например, как сегодня. В отличие от японок, я не горю желанием раздавать свой шоколад. Для меня эти обычаи какие-то странные. Четырнадцатого февраля даришь шоколад мальчику и с нетерпением ждёшь месяц, чтобы получить что-то взамен. Серьёзно? Лучше уж я как-нибудь без этого обойдусь.
     - О! Дар! Ты тоже приготовила шоколад? - удивился Такеши, подходя к моей парте и заглядывая в открытую сумку. - Много. И кому это? - всему шоколаду я придала форму круга и обернула в подарочную фольгу. Выглядело вполне прилично. Словно только из магазина.
     - Конечно же, Десятому, бейсбольный ты идиот! - фыркнул Гокудера, который также подошёл к моему столу. - Ого! Действительно много. Где купила?
     - Нигде, - бросила я. - Сама сделала. И это не Тсуне. Ему совсем другой шоколад нужен, - в этот момент, словно по сигналу, Тсуна вновь оказался в одних трусах и с горящей головой последовал за Киоко, чтобы узнать, кому она собралась подарить шоколад. - Вот видите?
     - Хах, да, - усмехнулся Ямамото. - Тсуна как всегда полон энергии! Но если этот шоколад не Тсуне, то кому?
     - Тому, кого я люблю больше всего, - загадочно ответила я, собирая вещи и вставая из-за стола.
     - То есть...? - Хаято и Такеши переглянулись. На щеках каждого появился лёгкий румянец, но лицом они старались вообще ничего не выражать. Все хотели узнать 'имя'. - И кто же это?
     - Я! - усмехнувшись, показала парням язык. - Даже не надейтесь, что с вами поделюсь!
     - Ах, ты... Вот же Ведьма! - злился Гокудера, крича мне в спину, когда я покидала класс. - Сдался мне твой шоколад триста раз!
     - Ну-ну, - успокаивал его Такеши, хлопая по плечу. - Это же Дар. Она как всегда в своём репертуаре.
     Смеясь от поведения парней, я поднялась в кабинет Дисциплинарного Комитета. Хоть у всех романтичное настроение. Шоколадный аромат витает в коридорах школы, и практически из каждого угла виднеется краснеющаяся девушка или парень, сжимающие небольшую коробочку с шоколадом. Эх, хоть я и считаю, что любви в том понимании, в котором её представляют, не существует, всё равно считаю, что шоколад творит чудеса. Столько счастливых и радостных лиц.
     Интересно, а Хибари кто-нибудь что-то подарил? Если не учитывать его отвратительный характер, то внешне он довольно симпатичный. Хотя нет... не учитывать характер просто невозможно. К тому же вечно пугающая всех аура... Если бы он меньше угрожал всех забить до смерти, то уверена, что фанаток бы у него прибавилось.
     - Добрый день, Хибари-сан, - поздоровалась я, проходя в кабинет. Хотела сразу пройти к своему столу, как неожиданно обратила внимание, что кофейный столик около диванов, на которых отдыхает Хибари, полностью завален коробочками и открытками разных размеров. Аромат шоколада чувствовался на расстоянии нескольких метров. - Ого! Это всё вам, Хибари-сан?
     - Это? - парень брезгливо покосился в сторону пёстрой горы. - Да. С утра под дверью оставляют. Надоели, травоядные.
     - Хибари-сан, но это же хорошо, верно? - Кёя перевёл на меня недоверчивый взгляд, словно проверял, это я серьёзно или шучу? - Ну, в смысле... - продолжила я, кашлянув в ладошку. - Вы такой популярный. Видно, много девушек мечтают с вами дружить.
     - Меня это не интересует, - холодно бросил он, отворачиваясь на стуле в сторону окна.
     - Ну, что ж вы так? - с улыбкой произнесла я, присаживаясь за свой стол. - Дали бы хоть какой-нибудь девушке шанс. Слышала, в Японии по этому поводу сильно переживают.
     - Повторяю, меня это не интересует, - в голосе прозвучали строгие нотки. - Как придёт Кусакабе, прикажу ему избавиться от этого барахла. Если у тебя есть время болтать о таких пустяках, то лучше займись делом, травоядное.
     - Хорошо-хорошо, - согласилась я, тут же шелестя бумагой, чтобы сделать работающий вид. Но тут до меня кое-что дошло. - Хибари-сан, вы собираетесь выкинуть весь подаренный вам шоколад? Это же кощунство!
     - Что я намерен делать, тебя не касается, - теперь по его голосу стало ясно, что я определенно раздражаю парня. - Занимайся своими делами и не лезь в мои! - он точно зол. - Или что? - парень обернулся, с усмешкой посмотрев на меня. - Никто не принял твой шоколад? - бросил взгляд на сумку, которая доверху забита моим шоколадом. - Как жалко.
     - Ч... что? Чёрт... - это было довольно унизительно. Если позволю себе разозлиться, он только от этого выиграет. Успокойся, Дар. Улыбнись. Да, вот так. Вдохни и выдохни. Уже лучше. Всё хорошо. - Вы не правы, Хибари-сан, - продолжай улыбаться. - Я никому не дарила шоколад, в принципе, - брови Кёи нахмурились, но он не перебивал, желая узнать причину моего поведения. - Зачем дарить шоколад тем, кто этого вряд ли оценит? Это раз! Во-вторых, как я поняла, в Японии дарят шоколад, когда хотят выразить свои чувства. Симпатия или влюблённость, но как по мне, это полная чушь. Любовь? За последнее время это слово так опошлили, что оно скорее превратилось в банальный рефлекс гормонов переходного возраста, нежели в истинные долговечные чувства.
     - Хм... - парень улыбнулся. - Значит, ты не веришь в любовь?
     - А вы, значит, верите? - кивнула головой в сторону кофейного столика с горой шоколад.
     - Сомневаюсь, - достала из сумки одну из своих шоколадок, развернула её из фольги и погрузила в рот. - Я материалист и реалист.
     - Понятно, - на лице парня вновь вернулась его стандартное безразличие. - Возвращайся к работе. У меня ещё сегодня осмотр территории Намимори. Не желаю задерживаться.
     - Да-да, - вздохнула я, понимая, что хоть сегодня тренировки в танцевальном зале отменились, так как у Тимо свидание со своей девушкой, это не значит, что сегодня я буду отдыхать. Сегодня праздник у парочек, но не у обычных людей.
     Неожиданно Хибари встал из-за стола и направился к выходу из кабинета, ничего не сказав. Ясно одно - это ненадолго. Скорей всего, минут на десять, не больше. Точно не знаю где сейчас его Элвисы ошиваются, но уверена, что они также пашут, как и мы, так что проверять всех и держать руку на пульсе - его задача. Нехорошая мысль пришла быстро. Секунда, вторая, и я уже стою около горы подарочков для Хибари, осматривая её со всех сторон. Многие подарки были сравнимы с произведением искусства. Дорогая парфюмерная бумага, ровный красивый почерк и признания в любви с первых же строк. Это так мило! Хоть я и не верю в это, но должна признать, что такой труд бы оценила.
     Почему он хотя бы не попробует с этими девушками встретиться? Может, стал бы не таким злым в итоге. Вон, ему даже старшеклассницы признаются в страстной любви. Кто-то в стихах, кто-то просто назначает время и место. Кто-то просто присылает фотографию с обнаженным своим телом и отпечатком поцелуя в углу с подписью 'Хочу тебя'. Эх, Хибари Кёю всё это вообще не трогает? Да ладно! Он может и сильный, но мужик остаётся мужиком. Тем более он подросток. Шестнадцать лет. Самый пик гормонов. Уверена, что кто-то да приглянулся ему. Вот бы узнать, кто именно?
     Если учитывать вкусы Хибари, который довольно консервативный в своих предпочтениях, то это скорей всего кроткая традиционная японка с идеальными манерами и характером. При нём всегда смотрит в пол и делает всё, что прикажет Кёя. Короче говоря - типичная мазохистка в японской обёртке. Хотя, Хибари любит, когда противник сильный и можно было 'поиграть'. Тогда эта женщина должна владеть каким-нибудь крутым боевым стилем. Например, самурайским мечом. Хе! Днём кроткий и нежный цветочек, ночью Рэмбо в юбке. Ох, ну и парочка бы это была с Хибари Кёей! И смех, и грех.
     О! А это что? Коробочка какая-то необычная. Выделяется среди всех остальных. Сбоку лежала небольшая упаковка, на которой полностью отсутствовали какие-либо украшения. Ни бантиков, ни сердечек, ни ленточек. Только одна сплошная белая ткань. Даже надписи нет. Что же там за сувенир должен быть? Любопытно.
     Взяла коробку в руки. Внутри точно что-то лежало, так как имелся вес и было слышно небольшое бульканье. Может духи? Одеколон? Или жидкий шоколад, наподобие какао? Ох, интересно. Может глянуть? Только одним глазком. Ничего же плохого не произойдёт? Хибари всё равно от всего избавится, а так, я хотя бы удовлетворю своё любопытство.
     Медленно открыла коробку и уже пыталась заглянуть вовнутрь, как услышала за спиной строгое:
     - Что ты делаешь?
     От неожиданности плечи вздрогнули и коробочка с содержимым, также подпрыгнула в моих руках. Из-за тряски в ней сработал какой-то механизм и мне, прямо в глаза, выплеснулась какая-то светло-зелёная жидкость с ужасным раздражающим запахом. Но запах был не столько важен, сколько то, что в эту же секунду я почувствовала дикую сводящую с ума боль в глазах.
     Она была настолько сильной, что я не смогла сдержать крика. Словно кто-то протыкал мне глазницы раскаленной кочергой. Коробочка вывалилась у меня из рук, и я тут же потянулась к глазам, желая избавиться от жидкости и болевых ощущений.
     - Что, чёрт возьми, ты наделала?! - слышала я гневный голос Хибари. - Не тронь! - ударил по рукам.
     - Больно! Хибари-сан... мне очень больно... - слёзы полились рекой, но это только всё осложнило.
     - Иди, промой! - приказывал он.
     - Я... ничего не вижу... что это? Больно! Так жжёт! Хибари-сан... - я рефлекторно потянулась вперёд, к источнику голоса и дотронулась до парня, вцепившись мёртвой хваткой в его одежду. - Прошу... помогите... больно...
     Он мог отказать. Послать меня куда подальше, ведь это я виновата, что сунула нос не в свои дела. Он предупреждал не лезть, но когда дело касается вещей, что мне нравятся, я всегда теряю бдительность. Вот моя плата за столь необдуманную глупость. А ведь меня ещё Советником сделать хотят. Да с таким Советником никто долго не протянет. Однако я ошибалась и в другом. Не все подарки имели должное предназначение. Ведь Хибари ещё и ненавидят. Видно, такое повторяется не первый год и Кёя уже давно осведомлён, какими бывают 'подарки'.
     Ничего не видно. Боль была практически невыносимой, из-за чего стали стрястись ноги. Возможно, я и выживу, но точно ослепну. Как же жжёт.
     Неожиданно я почувствовала, как меня схватили за предплечье и силой потащили в неизвестную сторону. Мы даже не шли, а бежали. Я еле успевала шевелить ногами и всё время спотыкалась. Наконец-то мы пришли в какую-то комнату, в которой журчала по трубам вода и эхом отзывались шаги. Туалетная комната?
     Хибари подвёл нас к умывальнику. Включил кран на полную мощность и, набрав умывальник до краёв водой, схватил меня за волосы, силой окунув лицом в ледяную воду. Я не сопротивлялась. Ледяная вода действительно помогала, притупляя боль в области глаз. Однако долго без кислорода находиться нельзя. Стала хлопать Хибари по руке, прося ослабить хватку. Не сразу, но он поднял мою голову, даруя желанный глоток воздуха. Вся одежда спереди и те волосы, что не вместились в ладонь Кёи, тут же насквозь пропитались водой. Прошло несколько секунд, после чего парень вновь силой погрузил моё лицо в воду.
     Подобную процедуру мы провели ещё несколько раз, при этом никто и слова не промолвил. Наконец-то острая разъедающая боль исчезла, и глаза были промыты, Хибари отпустил мои волосы, делая шаг назад и позволяя мне отдышаться. Хоть глаза и были промыты, они до сих пор болели и ничего не видели. Что же это была за жидкость? Похоже на какую-то специю, которую я видела в ресторане у Ямамото. Как же Такеши её тогда назвал? Ах, вспомнила... Васаби. Так мне в глаза брызнули соусом васаби? М-да... словно перцовым баллончиком.
     - Идём, - услышала я вновь голос Хибари, после чего почувствовала, как меня вновь схватили за предплечье и потащили в неизвестном направлении. Куда мы идём? Кажется, на первый этаж. Занятия кончились и вряд ли в школе кто-то есть, однако, я всё равно прислушивалась к посторонним шорохам и звукам, что окружали нас. Запах изменился. Запахло спиртом и медикаментами. Парень привёл меня в лазарет? - Сядь, - Кёя подтащил меня к какому-то стулу и силой заставил принять сидячее положение. В принципе, я и сама бы села, но просто не знаю куда. Поэтому помощь Главы Дисциплинарного Комитета просто необходима.
     Стал слышен звон склянок и небольшой стук о металлическую поверхность. Трудно сказать, что это был за звук, но запахи в помещении изменились. Теперь я отчётливо ощущала зелёный чай, ромашку и мяту. Кёя подошёл ко мне и вложил что-то в руки.
     - Приложи это к глазам и обмотай бинтом вокруг головы, - всё тот же спокойный приказной тон. Словно машина. Никаких эмоций, кроме раздражения. Но я всё же послушалась.
     Небольшая марлевая повязка, смоченная растворами, приятно охлаждала кожу вокруг глаз, снимая лёгкий зуд. Было трудновато одновременно придерживать компресс на глазах и обматывать его бинтами, однако, я справилась. Теперь глаза полностью забинтованы и я даже если захочу, ничего не увижу. Когда я закончила, и повязка была крепко зафиксирована, Хибари вновь взял меня за всё то же предплечье и потащил к выходу, не произнося ни слова.
     Сначала мы шли по коридору, так как наши шаги эхом отражались от стен, но после вышли на улицу, и мои ощущения сбились. Столько звуков и запахов одновременно. Говорят, что если человека лишить одного органа чувств, то другие органы стараются заменить потерю, работая лучше. Эту теорию я могу подтвердить, так как запахи были первыми, что я стала различать. Хотя на это обратила внимание ещё и потому, что боялась потерять обоняние из-за васаби. Этого не произошло, значит пик опасности миновал.
     Стоило нам выйти на улицу, как я тут же ощутила всю прохладу на себе. Хоть снега и не было, а неделей ранее лил сильный дождь, холодный ветер никто не отменял, и это особенно ощущалось мокрой одеждой и волосами.
     В ноги что-то ударилось. Вернее я на что-то наткнулось. Высокое. Металлическое. Мягкий верх. Проведя руками, поняла, что это мотоцикл. Кёя привёл меня к своему мотоциклу?
     - Залезай назад и держись, - произнёс парень. - Если по дороге упадёшь, возвращаться не буду.
     - Куда мы поедем? - спросила я, пытаясь усесться так, чтобы не свалиться при первом же повороте. - В больницу?
     - Тебе нужна больница? - ответил Кёя вопросом на вопрос, также запрыгивая на свой мотоцикл и заводя мотор. Я прислушалась к своим ощущениям. Нет. Особой боли больше не чувствовалось. Единственное, что мне надо это немного отдохнуть.
     - Нет, - ответила я, с неуверенностью обхватывая Хибари за пояс. Надеюсь, он не будет злиться от того, что я намочу его гакуран со спины.
     - Тогда говори адрес, - бросил он, и я дала адрес своего дома.
     Странно всё это. Вообще всё странно. Но от пережитого шока лучше даже не пытаться думать. Не сейчас и не сегодня. Ветер колыхал мои волосы, закладывая уши. Отсутствие возможности видеть, куда несётся мотоцикл, несказанно напрягало. Приходилось верить Хибари, что он не врежется на первом же повороте и не увезёт куда-нибудь в лес, чтобы добить. Да, пожалуй, это единственное, что осталось. Просто верить.
     В какой-то момент мотоцикл слегка тряхнуло, что не на шутку напугало меня. Недостаток информации, но избыток воображения. Эх... в общем, я рефлекторно вцепилась в Хибари, обвив руки вокруг его тела и прижалась щекой к спине. Рядом с ним чувствовалось спокойствие. Интересно, может на меня тоже действует его аура? Это бы многое объяснило. И... что это за запах? Такой тонкий и практически неуловимый.
     Я его никогда раньше не замечала, хотя и самого Кёю обнимаю впервые. Это не дезодорант и не одеколон. Не остатки обеда и не стирального порошка, хотя эти запахи я тоже чувствую. Этот запах... какой-то другой. Он одновременно и горчит, и притягивает к себе внимание. При этом запах мне знаком и кажется, что с шоколадом он бы получился идеальным. Что же это? Какое-то растение? Да, скорей всего.
     В сознании всплыл образ. Точно. Это миндаль. Ну или очень похожий на него запах. Хибари Кёя пользуется миндалевым маслом? Или это его собственный запах? Интересно. Нотки аромата такие тонкие, что их практически невозможно уловить. Хибари вообще не использует парфюм. Сколько с ним уже работаю, никогда не замечала ничего подобного. Хотя думаю, если бы не лишение зрения и дальше бы ничего не замечала. Вот Кусакабе - да. Тот любит вылить на себя пол флакона одеколона. Хорошо хоть запах не раздражает.
     Ладно, думаю, это не столь важно. Сейчас главное доехать до дома.
     - Это здесь? - спросил Кёя, наконец-то, остановившись. Я слезла с мотоцикла и, подойдя к забору, отыскала руками почтовый ящик, на котором имелась небольшая гравировка.
     - Да, - слегка кивнула головой, хотя не уверена, видел ли он.
     Состояние ужасное. Чувствовала себя такой беспомощной. Я и раньше не выделялась особой силой, но сейчас... действительно бесполезное травоядное. Единственный мой вид силы - это знания. Но что делать, когда источник информации повреждён? Это пугает. Причём не на шутку. Я никогда ещё с подобным не сталкивалась. В момент, когда глаза были повреждены, руки сами потянулись к единственному источнику силы, который находился поблизости. Ошибка ли это? Скорей всего. Больше всего удивило то, что Хибари всё же помог.
     - Дальше я сама, - произнесла я, слегка клонясь в ту сторону, в которой, по моему мнению, находился парень. - Спасибо за...
     - Пойдём, - Кёя взял меня за предплечье. Всё тоже место. Не выше, не ниже. По направлению, которое он выбрал, я поняла, что мы движемся в сторону входной двери. И только тогда, когда ноги коснулись ступенек порога, вспомнила, что школьную сумку с учебниками и ключом от дома, я забыла в кабинете Дисциплинарного Комитета.
     - Хибари-сан, я...
     - Держи, - в руки что-то плюхнуло. Немного потрогав, поняла, что это и есть моя сумка. Когда Хибари успел? Он же, вроде, всё время был рядом. Хотя, возможно, во время боли я просто не обратила на это внимания. Из небольшого отдельного кармашка достала ключи и по привычке открыла дверь дома, заходя самой и пропуская гостя. - Тут никого нет, - констатировал он. - Когда придёт кто-нибудь из родственников или опекунов? Дождусь их, как Глава Дисциплинарного Комитета, поясню ситуацию и уйду. У меня ещё дела.
     - Ах, это... - если учитывать правила, то да, он обязан доложить о произошедшим моим родителям или опекунам. Был ранен не просто школьник, а член Дисциплинарного Комитета, а это возлагает на него кое-какие обязанности. - Я живу одна. Родственники за границей, а опекун живёт в другом доме. Да я и сама о себе могу позаботиться, Хибари-сан. Так что спасибо за всё, больше не смею вас задерживать.
     Возникла небольшая молчаливая пауза. Что происходит? Что он делает? Так тихо. Я совершенно ничего не слышу. Какое у него лицо? Какие эмоции?
     - Ясно, - наконец-то произнёс парень. - В таком случае я возвращаюсь к своим делам.
     - Эм... Хибари-сан, - позвала я его, услышав по шагам, что парень остановился. Недолго думая, опустила руку в сумку и достала оттуда столько шоколадок, сколько вместилось в ладонь. - Прошу, возьмите.
     - Это мне? - в голосе прозвучала усмешка, но шоколад из рук всё же исчез.
     - Понимаю, как это может выглядеть, - тут же добавила я. - Но... я допустила серьёзную ошибку и поплатилась за это, вы же мне помогли, хотя не обязаны были это делать. Сами видите, дать что-то большее в благодарность не имею возможности, - взмахнула руками, указывая на содержимое дома. - Так что остаётся только это - шоколад. Вы вольны делать с ним всё, что хотите. Если надо - выбросьте. Однако смею заверить, что это действительно хороший шоколад. Какао-бобы взяты с того деревца, что растёт в кабинете Комитета.
     - Вот как, - голос был всё таким же спокойным, но, кажется, в нём появилось что-то ещё. Что-то еле уловимое. Он... улыбается? Нет. Скорее всего, я ошибаюсь. - Я принимаю твою благодарность, - зазвучал шелест фольги. Хибари ест шоколад прямо сейчас? И как ему? Нравится? Чёрт, почему он молчит? А если не нравится? Нет, пусть лучше молчит.
     Шаги возобновились. Парень направлялся к выходу.
     - До свидания, Хибари-сан, - попрощалась я, но Кёя вновь промолчал.
     Входная деверь резко открылась и замерла на несколько секунд впуская в дом небольшой сквозняк. Когда ветер дошёл до меня, я уловила незаметный след мужского одеколона. Нет, не Хибари. Это точно не его запах. За дверью стоял кто-то ещё. Третий человек, но ко всему прочему он молчал, чтобы я его не заметила. Так вот как мою сумку вернули. Послышался хлопок, символизирующий о том, что Хибари ушёл. Этому также послужили отдаляющиеся от дома шаги и мотор мотоцикла, который покинул территорию. Всё говорило о том, что я теперь одна.
     Вот только было одно 'НО', хоть я и не слышала Хибари, продолжала его чувствовать. Его запах миндаля... его успокаивающую ауру... И он остался у меня дома. Чёрт, зачем? Зачем ему это? Почему просто не найдёт причину и не останется? Может по той причине, что об этом буду знать я?
     Тяжело вздохнув, подошла к своей кровати и села на неё. И что мне делать с таким назойливым гостем? Раскрыть все карты? Или позволить ему сделать то, что он задумал? Странная ситуация. Сегодня вообще странный день. День всех влюблённых решил отыграться на мне за всё мной сказанное, верно? Хотя, если верить словам Футы, то Хибари тоже чувствует мою ауру. Именно она его и тревожит, так как желание доминировать и никому не подчиняться у парня стоит на первом месте. А сталкиваясь со мной... Не удивительно, что он тут же стал воспринимать меня как врага и значимую угрозу. Хоть Фуута и восторгается этой Природной аурой, она мне принесла только одни социальные проблемы. И теперь, чтобы понять 'что я вообще такое', Хибари Кёя решил понаблюдать за мной в естественной среде.
     Ладно, я подыграю тебе. Сделаю вид, что не заметила твоего присутствия. Возможно, это очередная ошибка, за которую я обязательно буду расплачиваться, но... что я теряю? День и так уже в дерьмо скатился. А так, хоть сама повеселюсь.
     И для начала... мне надо переодеться.

Глава 16. Ночной гость.

     Форма Дисциплинарного Комитета была насквозь промокшей, холодной и местами до сих пор сохранившей запах васаби. Он казался таким сильным и раздражительным, что легкий зуд в области носа и глаз стал усиливаться. Хотелось как можно скорее избавиться от неприятных ощущений. Одно смущало - Хибари Кёя ещё здесь.
     Да, этот парень даже не собирался подавать мне знак, что он остался в комнате. Хотя впереди долгая ночь и, возможно, всё изменится десяток раз. Я знала, где он стоит и даже знала, когда он передвигается. Кёя был бесшумным, словно кот во время охоты. Ни шороха одежды, ни скрипа половиц. Идеальный наблюдатель. Если бы только не тот факт, что я его чувствую.
     В любом случае, решила подыграть ему и продемонстрировать свою естественную сторону. То, как я живу в обычных условиях. Если он увидит, что я такой же обычный человек, как и он сам, то перестанет волком смотреть? А там и вовсе исчезнут попытки убить меня. Но это уже за гранью фантастики. Но вот она я. Из крови и плоти. Дышу, передвигаюсь, ем и даже в туалет хожу. Удивительно, не правда ли? Как все обычные люди!
     Подошла к шкафу, в котором хранила чистую одежду, и открыла дверцу. Наугад засунув руку в первое же попавшееся отделение из полочек, наткнулась на футболку. Потрогав её со всех сторон, убедилась в правильности своего выбора и таким же способом отыскала домашние шорты.
     Стала снимать галстук. Из-за влаги, что успела впитать в себя ткань, узел на шее практически не поддавался, только ещё сильнее затягиваясь. Даже мелькнула мысль, что я запросто могу сама себя задушить. Но провозившись с ним минуту, всё же ослабила петлю и с лёгким фырканьем отшвырнула надоедливый элемент формы в сторону. Прозвучал звонкий 'шлеп', символизирующий о том, что галстук приземлился на пол.
     Следом к моим ногам поехал и гакуран. Он был значительно тяжелее, а учитывая, что на нём имелись и металлические пуговицы, грохот от удара был смачным. Последовала белоснежная рубашка.
     Если честно, я не стеснялась наготы. Да и смотреть на мне нечего. Выдающимся пятым размером не обладаю, да и если сравнивать с первой красавицей в Средней школе Намимори Сасагавой Киоко, мне есть куда стремиться. Фигура только-только стала появляться, и то благодаря бесконечным тренировкам в танцевальном клубе. Худое бледное тело, на котором каждая родинка выглядела так, словно на меня что-то брызнуло. На некоторых местах виднелись синеватые вены. А учитывая белые волосы... Представляя весь этот образ, понимаешь, почему меня с детства называют Призраком. Не жива и не мертва. Что-то среднее.
     Хибари стоял за спиной. Смотрит ли он? Что за выражение на лице? Если он обычный парень, к тому же старшеклассник, то уверена, что интерес он испытает, но не более.
     Лифчик снимать не стала, а тут же накинула футболку, долго возясь с горлышком. Пришлось помедлить, так как даже лёгкое прикосновение к глазам причиняло боль, и я непроизвольно шипела. Но всё прошло удачно. Футболка на мне, причём надела я её правильно - проверила дважды. Длинная ткань прикрывала бёдра, что позволяло избавиться от брюк, не демонстрируя своё нижнее бельё. Правда избавлялась от брюк с некой усталостью и ленью. Просто наступала ступнями на штанины, держась рукой за шкаф, чтобы не упасть, и так стягивала их. Ткань у формы тяжёлая и плотная. Избавившись от неё, чувствуешь некую лёгкость. Но всё равно пришлось нагнуться, чтобы надеть шорты.
     И только после того, когда я стянула со ступней носки, собрала разбросанную одежду и направилась в сторону ванной комнаты, где стояла стиральная машина. Сама по себе стиралка, видно, многое успела повидать. Не знаю, сколько ей точно лет, но застать Сталина она всё же успела. Ломалась как минимум один раз в неделю стандартно. А ведь стираться мне надо чуть ли не каждый день. Учёба, тренировки, работа... Я пачкаюсь. Увы.
     Закинула вещи в стиральный барабан, заблаговременно распределив тёмное и светлое, засыпала порошка и включила машину. Но она, как это часто стало происходить, приказала долго жить.
     - Да ладно?! - вздохнула я на русском. - Серьёзно?! - естественно стиральная машинка не ответила. Вообще никто не ответил. - Чёрт!
     Пришлось возвращаться в спальню и заглядывать под кровать, где я хранила ящик с инструментами. Да, интересное место для хранения инструментов, но мне так и в самом деле удобнее. Всё под рукой. Красота!
     Поломка стандартная, так что я уже заранее знала, что мне следует брать. К счастью, в этом доме я живу, а значит, знаю всё досконально от и до. Каждый уголок мне известен. Будь я хотя бы в гостях Тсуны, то реально чувствовала себя слепой и беспомощной, а тут... хотя бы что-то могу сделать.
     Вернулась в ванную и, сев на пол, повернулась к заднему отделению стиральной машинки. Свет я не включала, но он мне и не нужен. Достаточно было нескольких прикосновений пальцами, чтобы сразу вспомнить и понять, что необходимо делать. Что-то отвинтить, что-то сменить, что-то зажать, и вуаля! Стиральная машинка готова вновь служить неделю. Хотя это не дело. Нужно связаться с хозяином дома и поговорить на этот счёт. Да вот только всё времени нет.
     - Отлично! - усмехнулась я, когда услышала шум крутящегося стирального барабана. Схватив инструменты, вышла из ванны, предварительно заметив, что Хибари стоял около входа и за всем следил. Еле уловимый аромат миндаля теперь, казалось, окутал дом полностью. Этот запах вызывал аппетит. Желудок предательски заурчал, сигнализируя о том, что пора перекусить.
     Спокойным шагом вошла в спальню, возвращая инструменты на то же самое место, чтобы потом не искать, и, попутно взяв пульт, лежавший около подушки на кровати, включила телевизор. Тишина в доме, когда ты знаешь, что не одна, кажется просто оглушающей.
     Делаю звук громче обычного, чтобы было слышно с кухни. С первых же секунд понимала, что по телевизору идёт одна ерунда:
     - Семпай, прошу вас, возьмите этот шоколад и примите мои чувства! - женский голос был неуверенным и дрожащим.
     - Ага, конечно... - фыркнула я на японском, и переключила канал.
     - Наша любовь будет вечной! - тут же раздалось из телевизора.
     - Не в этой жизни! - ответила я в тон парню из телевизора и вновь переключила.
     - Хочешь, я достану тебе луну с неба? - спросил мальчишка.
     - И раздавлю пол земного шара, - усмехнулась я, опять нажимая на пульт телевизора.
     - Здравствуйте, в эфире Вести Токио, - произнёс женский голос, и я с облегчением кинула пульт на кровать. Ну, хоть что-то нормальное. - За последнюю неделю, в канун четырнадцатого февраля, прибыль всех кондитерских магазинов страны составила девяносто процентов годового бюджета. День Святого Валентина уже стал традицией для Японии, что позволяет многим предпринимателям в прямом и переносном смысле купаться в шоколаде.
     - Неплохо, - усмехнулась я. - Может тоже лавку небольшую открыть? - но мысль тут же была отброшена в сторону. Я же её и разорю.
     Дальше шли какие-то финансовые сведенья страны, к которым я толком и не прислушивалась. Поздравления и рекомендации различных крупных производителей шоколада, что я тоже в большем случае проигнорировала. Весь шоколад, что мне был сейчас нужен - на кухне. Зашла в комнату, открыла холодильник и по ощущениям пыталась вспомнить, куда же я положила торт?
     На первой полке? Нет. На второй? Тоже нет. На третьей? Упс! В крем вляпалась. Ай, ладно. Не гостей же угощать. Они обойдутся, раз молчат. Достала торт и поставила его на разделочную деревянную доску, прихватив с собой нож. Интересно, сколько я сегодня съем? Пахнет очень вкусно, да и аппетит имеется.
     - ...В Италии во всех морских портах недавно произошёл крупномасштабный обыск организованный полицейскими страны. Во время обыска было обнаружено хранение огнестрельного оружия в большом количестве. Оружие пряталось в грузовых контейнерах, в которых перевозили пойманную моряками рыбу. Власти страны заверяют, что за этим стоит некая мафиозная организация под именем Гостпелла. Однако кто именно оказался информатором и раскрыл сведения о данном источнике поставки оружия, власти умалчивают. Но теперь итальянцы могут вздохнуть спокойно, так как бесчисленные грабежи и нападения на мирных жителей, наконец-то прекратились.
     Я замерла, прислушиваясь к каждому слову телеведущей. Значит, Дино решил и полицию к этому делу подключить? Хм... умно. Полиция любит восхвалять свои заслуги, а когда данная весть начнёт распространиться по всей Италии, многим мелким мафиозным семьям придётся нелегко. Они ещё несколько раз подумают, прежде чем решатся сунуть нос в дела, которые курирует семья Каваллоне.
     Как бы то ни было, моя догадка оказалась верна, а значит стоит ожидать прибытие итальянского шоколада. Отлично! Всё-таки что-то хорошее в этом дне есть. Я заулыбалась и начала напевать себе негромко весёлую музыку. Надрезала кусочек торта, облизывая на ходу пальцы, которые оказались испачканы в шоколаде. Уже взяла из тумбочки вилочку, чтобы сделать один надкус, как почувствовала, что Кёя движется. Приближается прямо ко мне. Что он собрался делать? Раскрываем все карты? То есть, ему наскучило играть в Призрака?
     Уже совсем близко. Вот он. На расстоянии вытянутой руки, смотрит на меня и наблюдает за каждым моим действием. Запах миндаля вновь усилился. Такой сильный, что я казалось бы уже чувствовала эту горечь во рту, хотя ем шоколад. Что мне делать? Пойти на встречу? Нет, стоп. Он остановился. Видно, не решается или ещё не до конца определил, что делать. На улице давно темно, не собирается же он тут ночевать? Или собирается? Ладно, если ты до сих пор не решаешься, я продолжу делать вид, что не замечаю тебя. Надломила кусочек торта и погрузила его в рот. Сладость тёплой волной окутала полость рта, заставляя меня улыбнуться. Тепло. Душевное тепло. Не зря говорят, что шоколад вызывает ощущения счастья. Я так вообще довольна, как удав.
     Зазвонил сотовый телефон. Из-за включённого телевизора, звук гудка было практически не слышно, но так как сотовый находился в сумке, а сумка на полу, я ступнями почувствовала лёгкую вибрацию. Должна признать, что некоторые ощущения для меня в новинку. Еще немного, и я точно стану Сорвиголовой. Также начну ориентироваться по звуку.
     Повернулась в сторону сотового телефона. Из-за этого, я практически коснулась Хибари, но ему удалось увернуться. Так, если учитывать, что я стояла около кухонной тумбочки и деваться парню по сути некуда, куда он переместился? Подождите... не на стол же запрыгнул? Точно! На стол. Ох, уж этот Хибари Кёя. Значит всё-таки выдавать себя не намерен. Может это для него превратилось что-то вроде в игру? Он охотник, я жертва, и сейчас он просто не может наиграться, давая мне некую иллюзию того, я на свободе? Хм... или это я охотник, а он жертва? Во всяком случае, его инстинкты говорят именно об этом, верно? Иначе бы парня здесь просто не было.
     Опустилась на колени перед сумкой. Отыскать сотовый оказалось труднее, особенно когда сверху всё усыпано шоколадками. Надо бы их съесть. Наконец-то нашла свою гарнитуру и по памяти нажала на кнопку 'Принять вызов'.
     - Алло? - спокойный голос. Я не знаю, кто это, но ответить надо.
     - Хай, сеструха! - этот голос я узнаю из тысячи. Русский язык, вечно весёлый голос и периодические хихиканье. - Как ваше японское 'охаё'?
     - Рома... - вздохнула я, поднимаясь на ноги и возвращаясь в кухню. - Ничего. Потихоньку. Как сам?
     - Ой, да я нормально, - отмахнулся сам парень. - Не поверишь, в этом году в Англии столько снега навалило. Я прям словно в Россию вернулся. По первый этаж!
     - Ох, не дразни меня, - с грустью вздохнула. - Тут снега вообще нет! Одни дожди да ливни, а ведь уже середина февраля, как никак. Так скучаю по русской зиме, ты бы знал, - отложив вилку в сторону, зачерпнула крем с верхушки торта пальцем и погрузила в рот. Ад для перфекционистов, особенно когда один из них стоит рядом. - А ты чего позвонить решил? Это же дорого, просто жуть!
     - Так сегодня же День Всех Влюблённых! - удивился брат. - Сестрёнка, люблю тебя!
     - Придурок! - усмехнулась я, чувствуя, что щёки наливаются краской. Не от того, что Рома тут болтал, а от того, что я всё же не одна. Хотя слава небесам, русский язык Кёи не известен. - Только ты не начинай про этот 'День Святого Валентина'. Бесит уже!
     - Ох, Дар, ну каждый год одно и то же! - воскликнул Рома. - Сегодня же день любви и романтики. Где-то в горах распускаются первые подснежники и трезвонят тебе 'Люби... Люби...'. Я, например, уже с двумя девушками на свидании побывать успел.
     - Рома, ты бабник и плейбой, - вновь устало вздохнула. - Сколько раз у тебя после подобных выходок проблемы потом были? Нашёл бы себе кого-нибудь одного и жил бы себе счастливо.
     - Ой-ой, какие мы правильные, сама в любовь даже не веришь, а советы раздаёшь, - шутливо фыркнул парень. - Лучше расскажи, много ли ты сегодня валентинок и признаний в любви получила?
     - Тут не так это работает, - отмахнулась я.
     - В смысле? Разве в Японии не празднуют День Святого Валентина? - удивился он.
     - Празднуют, - кивнула я, вновь зачерпывая пальцем крем торта. - Но, что касается подарков, то дарят только девушки парням. И обычно шоколад, а не открытки и какие-нибудь сувениры.
     - О! Шоколад! Так ещё только в одни ворота, - усмехался Рома. - Понимаю, почему у тебя такой пессимистичный настрой. Должно произойти что-то сверхъестественное, чтобы ты добровольно согласилась расстаться с шоколадом.
     - Ну да, ну да, - согласилась я, с каждым словом, вспоминая события сегодняшнего дня. - Слушай, - голос немного помрачнел, но я должна об этом спросить. - Ты с родителями созванивался? Что там у них?
     - Ах, это... - голос Ромы стал неуверенным. - По правде сказать, они перестали выходить на связь ещё в декабре. До меня доходили слухи, что они поехали в какие-то леса, где сообщение отправляют только голубиной почтой. Но на этом пока всё. Уверен, что с ними всё в порядке! Ты же их знаешь, вечно ведут себя как дети и творят, что хотят.
     - Ага, - спокойно ответила я, чувствуя, как в груди что-то больно кольнуло. Это ощущение было не из приятных, поэтому я просто откинула его в сторону. Вновь представила, словно нахожусь перед огромным аквариумом, куда сбрасываю, словно мусор, все ненужные мне ощущения и эмоции. Так легче. Так проще. Кусочек торта, который я вначале надрезала, был съеден. Решила отрезать ещё один и взялась за нож, что лежал неподалёку.
     - Кстати, спросить хотел, - голос парня вновь стал весёлым. - Тебе знаком некий парень по имени... Дино? - рука дрогнула. Сквозь тело словно прошёл удар тока.
     - Что?! - а вот это не хорошо. Совсем не хорошо. - Откуда... откуда ты знаешь его?
     - Ну, вообще-то не знаю, - усмехнулся парень. - Пока не знаю, но он просит о личной встрече, хотя толком не пояснил зачем. Зато заверяет, что знаком с тобой, вот я и спрашиваю.
     - Не ходи! - тут же бросила я, крепче сжимая нож в правой руке. - Рома, даже не думай с ним встречаться! Понял? Тебе оно совершенно не надо!
     - Ого! Вот это тон! - присвистнул брат. - Чтобы кто-то разозлил тебя, у парня похоже стальные яй...
     - Он идиот! Просто круглый идиот! Особенно если пойдёт к тебе на встречу один, без своей свиты, - кричала я в трубку. - Просто... - глубоко вдохнула и выдохнула, стараясь придти в норму. - Просто не встречайся с ним, ладно? Пошли куда подальше и скажи, что тебе не до этого.
     - Чёрт, Дар, ты меня заинтриговала! - в голосе парня послышалось лёгкое волнение и возбуждение. Этого я боялась больше всего. Всегда 'любопытство' было наше с Ромой ахиллесовой пятой. Имея высокий интеллект, мы всегда теряем голову, когда тема касается того, что нам нравится и вызывает интерес. Да что там? Зачем далеко ходить? Мои глаза тому яркий пример. - Можешь хотя бы сказать, кто этот парень и что он из себя представляет?
     - А что он тебе написал? - ответила вопросом на вопрос.
     - Хм... - послышалось небольшое шуршание. Кажется, парень что-то искал. - А! Вот! Написано на итальянском:
     'Уважаемый Серра Роман, недавно на днях я с вашей младшей сестрой Дарьей обсуждали вопрос о совместном сотрудничестве. Наслышан о ваших выдающихся способностях, поэтому для меня будет особой честью, если вы согласитесь встретиться со мной и обсудить вопросы касаемо нашего будущего.
     Дино.'
     - Да чтоб его! - гневно бросила я, со злости воткнув нож в деревянную доску, на которой находился торт. Нож вошёл в доску так легко, словно в масло. И застрял там, пробив её насквозь, а также войдя в саму столешницу. Но я совершенно не обращала на это внимание. - Рома, ты ведь не пойдёшь? Ну, согласись, что звучит как полный бред!
     - Соглашусь, - отозвался брат. - Я вообще подумал, что это чья-то шутка, на День Святого Валентина. Мало ли? Я приду, а там... сюрприз! Но тут идёт отсылка на тебя, но я и...
     - Просто игнорируй это письмо! - уже в сотый раз просила я. - Поверь, это не те люди, с которыми тебе стоит связываться. Они... - хм, и что мне ему сказать? - Они... в общем... некая итальянская банда, и Дино их главарь. Вот.
     - Ого! Банда! Звучит, как в старых фильмах времён девяностых, - воскликнул Рома. Ну всё, теперь этого парня даже поезд не собьёт. Он точно хочет встретиться с Дино. - И как ты с ним познакомилась? Тусуешься с местными якудза?
     - Аха-ха-ха! - наиграно засмеялась я, хотя на самом деле чувствовала, как у меня потеет лоб и ладони. Даже душно стало. Рома всегда попадал в своих догадках с первого раза, чем пугал меня, но потом я просто перестала ему врать, и дело сдвинулось с мертвой точки. Но сейчас... остаётся только смеяться.
     - Слушай, а у этого главаря банды есть прозвище или что-то в этом роде? Да и фамилия какая? Он же итальянец, да?
     - Да, - обречённо вздохнула. Рома всё равно встретится с ним, тут и к гадалке не ходи. Может в таком случае дать ему хоть какую-то информацию, чтобы брат глазами не хлопал? - Он итальянец. Приблизительно на год старше тебя. Фамилия Каваллоне, а прозвище 'Дробящий Мустанг'.
     - Хм... Каваллоне, значит... - голос Ромы изменился и стал каким-то ледяным. Я даже на миг задумалась, он ли это? Редко когда он брал такую тональность. Всегда улыбался и хихикал, словно выкурил косяк травки, а сейчас я прям отчётливо почувствовала, что он старший брат.
     - Рома?
     - Да-да, я тут, - голос вновь стал весёлым и радостным. - Ну раз парень приехал ко мне аж из самой Италии, то невежливо не приходить, верно? Откажу ему лично, чего бы он не попросил.
     - Рома! - уже молила я.
     - Кстати, Дар, я этим летом хочу к тебе приехать в гости. Даже японский стал учить, - тут же сменил он тему разговора, причём так грубо, что я невольно шлёпнула себя ладонью по лбу и тут же пожалела об этом, так как яркая вспышка боли быстро напомнила о том, что у меня травмированы глаза. - Мы так давно не виделись, что я соскучился по своей маленький ворчливой сестрёнке. Раз у родителей 'медовое путешествие', и их сам чёрт не поймёт, поеду к тебе.
     - Ну замечательно! - фыркнула я. - Будешь на улице спать. У меня только одна спальня.
     - Э?! Я вообще-то твой старший брат, а не дворняга! - воскликнул парень.
     - Конечно, не дворняга, - хмыкнула я. - Был бы дворнягой, мисочку бы поставила. А так как-нибудь без неё.
     - Даже без мисочки?! А ты бессердечная... Хотя бы лоток мне меняй, - после этих слов я и Рома одновременно захихикали, понимая всю ересь нашего разговора. - Ладно, Дар. Я побегу. Ещё раз с праздничком. Потом ещё позвоню, как деньги на мобильник брошу... Пока.
     - Ага, давай, - отозвалась я, после чего телефонный разговор был оборван.
     Я не стала навязываться с расспросами, но чувствую, что с Ромой что-то не так. Ему знакома фамилия Каваллоне? Или мне только кажется? В любом случае, он обещал отказаться. Верно? Не хочу, чтобы он впутывался во всю эту историю. Я сама в ней погружаюсь с каждой секундой всё сильнее и сильнее, словно в вязкой бездонной трясине. А если там ещё окажется Рома... пиши пропало.
     Ох, хрен с ним. Не хочу об этом думать. Вообще не хочу думать. У меня выходные наступили, а после хоть трава не расти - плевать. На чём я остановилась? Ах, да! Тортик. Так, куда я ножик-то дела? О! Он воткнут в стол, через деревянную доску. Как я...? Когда? Стоит так основательно. А ну-ка!
     - Хех! - я взялась за ручку и потянула нож на себя. И на миллиметр не двинулся. Намертво воткнут. - Да ладно?! - ещё разок, попробовала. - Ы-ы-ых!!! Чёрт! - пришлось даже коленкой в стол упираться, но никакого результата. - Да как я это сделала?! Ты что, Эскалибур? А ну вылазь! Э-э-эх! - хрен там. Как торчал в столешнице, так и торчит. Если этот нож Эскалибур, то я уж точно не король Артур. - Дерьмо! - отмахнулась я, просто забрав торт на тарелочке и вилку, направилась в спальню. Буду так есть. Без прелюдий. Одно расстраивает, что мебель испорчена. Хозяева дома точно этому не обрадуются.
     Вернула звук телевизору. Канал не переключала, но уверена, что новости уже кончились, и теперь там что-то другое.
     - Быстрей, бежим! - прозвучал мужской голос, сопровождаемый нагнетающей музыкой. Приключения? Ужасы? Фантастика? Детектив? Я согласна на всё! - Они не догонят нас!
     - Но семпай, мои ноги... - проговорил другой мужской голос. - Мне больно ходить. Я... устал.
     - Ладно, - вздохнул первый. - Тогда прячемся!
     Слышна какая-то возня и топот ног. Тяжёлое дыхание отчётливо слышно как у первого, так и у второго парня. Последовал бессвязный диалог, по которому я смогла понять лишь то, что они школьники старшей школы и, кажется, это аниме. Села на кровать, подобрав ноги, и очень старательно пыталась понять суть происходящего, но от вечного шуршания и бессвязных реплик многого не поймёшь.
     Хибари тем временем перешёл в спальню. Странно, но я уже успела привыкнуть к его присутствию. Вела себя как обычно и просто игнорировала его, хотя всё время знала, где он находится. Думаю, парню скучно. Он совершенно не этого ожидал. Да, Кёя, я не Бэтмен, и у меня нет секретной базы, где я храню супер-оружие. Хотя это пока. В будущем может сооружу нечто подобное. Во всяком случае, хотелось бы...
     - Семпай, что это? - спросил второй школьник в аниме. - Он... оно... такое большое...
     Хм? Что там? Что большое? На что они наткнулись? Что я успела пропустить?
     - Прошу... возьми его, - молил первый.
     - Чего? - не понимала я. Что он там берёт?
     - Семпай, он... пульсирует... - в этот момент один из кусков торта вырвался с кашлем наружу.
     - Чёрт... кхе-кхе... неужели это... кхе-кхе...? - все мысли сводились лишь к одному, особенно когда понимаешь, что сейчас давно около полуночи, День Святого Валентина, и уж показывать детские наивные мультики в Японии никто не собирается. Я хотела переключить, но тут остановилась. Кёя ведь тоже это видит, верно? Отлично, время стёба.
     Послышались мужские стоны, оханья и пошлые хлюпанья. Школьники перешли к делу.
     - Семпай, прошу, не надо! - застонал тот, что помладше. - Я... вы же понимаете, что я не такой...
     - Какой? - с усмешкой спросила я, переходя на японский.
     - ...не женственный, - закончил реплику школьник.
     - Пф! Кого это волнует?! Да и вообще, будто он не в курсе, - продолжаю есть торт, с удвоенным энтузиазмом.
     - Ты такой милый, когда смущаешься, - со смешком произносит старшеклассник. - Словно котик.
     - О! А этот даром время не теряет, хех, - меня сейчас так тянет засмеяться во весь голос. При этом я еле как сдерживаю желание стянуть повязку с глаз и посмотреть на Хибари. Как он выглядит? Что за лицо? Это его смущает? Злит? Веселит? Чёрт, хотела бы посмотреть, но боюсь, что глаза к этому ещё не готовы, да и Кёя мне их вновь вышибет.
     Вновь зазвучали хлюпанья и чмоканья, сопутствующими охами и стонами.
     - Семпай, не надо... - вновь застонал парень помладше. - Я... грязный.
     - Ой, да ладно, - отмахнулась я. - Вот тебя сейчас и помоют, хе-хе-хе... - мне было так смешно от всей этой ситуации, что проступали слёзы, ненароком причиняя жгучую боль глазам. Так что когда школьник сказал: 'Он такой большой! В меня не влезет!', я не выдержала и выключила телевизор. Кажется, в эту секунду облегчённо выдохнула не столько я, сколько Хибари. Кому-то не нравится яой? Надо же, какие мы ранимые, а ведь это вполне по-японски.
     Направилась в ванную, чтобы умыть лицо и руки после торта. В какой-то момент возникла идея всё же избавиться от повязки на глазах, но только стоило притронуться, как острая боль дала о себе знать. Рано. Слишком рано. Хорошо, что впереди идут выходные, и есть возможность выспаться и вылечить зрение. Надеюсь, до понедельника успею.
     Вновь зазвонил сотовый телефон, вот только на этот раз гудки доносились с кухни. Хм? Ах, да. Я же сотовый там и оставила. Может это снова Рома? Вспомнил что-нибудь или спросить хочет.
     Быстрым уверенным шагом направилась в кухню и столу. Нож до сих пор торчал из столешницы. Интересно, а Хибари пытался его вытащить? Скорей всего, нет.
     - Аллё? - произнесла я, принимая вызов.
     - Привет, Дар, - это был Ямамото. - Смотрю, тебя в сети нет. Решила сегодня не выходить в интернет?
     - А, Такеши, - улыбнулась я, запрыгивая на край стола, свесив ноги. - Да глаза болят. Не могу сидеть за экраном.
     - Что-то серьёзное? - насторожился парень.
     - Жить буду, - усмехнулась я. Не хватало ещё, чтобы парни за меня переживали. Лучше эту историю как-нибудь замять. - Сам-то чего так поздно звонишь?
     - Да подумал, что ты мне поможешь задачу решить, - смеялся Такеши. - Просто в выходные занят буду, и разобраться с домашней работой просто времени не будет.
     - Хех, и во многом тебе помочь? - спросила я, прекрасно понимая, какой ответ последует.
     - Ну... во всём! - как и ожидалось.
     - Ямамото Такеши, ты лоботряс, - вздохнула я, на что парень смущённо засмеялся извиняясь. В принципе, бейсболисту достаточно прочесть учебник, чтобы всё понять и учиться лучше, но, кажется, его это интересует в самую последнюю очередь. - Ладно, читай первую задачу. Будем разбираться.
     Не знаю, сколько мы так болтали, но, в итоге, прошлись по всем заданным на выходные задачам. Некоторые даже повторили несколько раз, чтобы Ямамото смог запросто ответить на любой из них. И ведь ответит, ссылаясь на случайное везение. Все будут как обычно поздравлять бейсболиста, поражаясь тому, что он удачлив, как пират, и никто не подумает, о том, что до этого он полночи мне мозги учебником промывал.
     - И что же у тебя за планы такие на выходные? - под конец спросила я. - Неужели один из самых популярных парней класса наконец-то завёл девушку? Шоколада у тебя сегодня было ого-го. Можешь в подробности не вдаваться, просто скажи, она из нашего класса?
     - Ха-ха-ха, - засмеялся парень громче обычного. Явно смущался моему вопросу. - Нет. Вовсе нет. Просто... - слегка откашлялся. - Мы с парнями решили в снежки поиграть.
     - Снежки? - удивлённо наклонила голову набок. - Какие снежки, снега-то нет.
     - Как нет? Ты что не видишь? На улице снегопад! Я уж думал ты первая кричать и радоваться снегу будешь, - произнёс Такеши. - По сути, это первый настоящий снегопад в этом году.
     - Снегопад? - тихонько произнесла я, соскакивая со стола и направляясь к входной двери в доме. В коридоре надела резиновые шлёпанцы и вышла во двор. С первой же секунды в лицо ударил свежий морозный ветер, который позволил вдохнуть полной грудью. Вытянув перед собой руку, позволила снегу хлопьями опускаться на мою ладонь. Снежинки были крупными и не сразу таяли. Особенно было приятно ощущать лёгкое хрумканье под ногами. - Действительно..., а я и не обратила внимания.
     - Вот, - проговорил голос Такеши из телефона. - Не хочешь с нами пойти? Разделимся на команды и устроим снежный бой. Будет весело! Так ещё будет Гокудера, Тсуна с детворой, брат Сасагавы Киоко и Дино.
     - Дино тоже будет? - это удивило, значит, встреча с Ромой у них не в ближайшее время.
     - Ага, - отозвался бейсболист. - Вот думаю, кого ещё позвать?
     - Ясно, - блин, я бы хотела пойти, но чувствую, что лучше отказаться. - Прости, Такеши, но на меня не рассчитывайте. Мне лучше выспаться. За всю неделю я могу спать только в выходные.
     - Ах, да... - с грустью произнёс парень. - А я и забыл. Ну, видно не судьба.
     - Ага, - вздохнула я, продолжая стоять под снегом и ловить рукой снежинки. - Как-нибудь в следующий раз. Но ты там выиграй за нас обоих.
     - Конечно! - воскликнул он. - Можешь не переживать!
     - Хорошо, - улыбнулась. - Спокойной ночи.
     - Ага, - телефонный разговор был завершён, но я не собиралась покидать дворик.
     Мне так нравилась эта тишина и лёгкий хруст снега под ногами. Вот именно сейчас я чувствовала Новый год. Именно сейчас ощущала праздник. В принципе, праздник был, но не тот, что надо. Сколько раз я ходила туда-сюда во дворе, не знаю. Сбилась со счёту. Но и это не важно.
     Так хорошо... тишина, мороз приятно охлаждает кожу, снег кружится, скапливался на макушке головы небольшим холмиком. Благодаря тапочкам, несколько раз чуть не упала на землю, но так было даже забавнее. В какой-то момент я забыла обо всём. О тревогах, страхах, боли... Казалось, что я вновь в России, дома. Вся семья рядом. Нам даже не надо о чём-то говорить. Главное присутствие. Хотелось сохранить это ощущение как можно дольше. Не возвращаться в дом, хотя через час другой, даже мне станет не по себе от морозов. Одна футболка, шлёпанцы и шорты - совсем не зимняя одежда.
     Не знаю, сколько прошло времени, но к тому часу, когда я возвращалась в дом, начинало светать. Это ощущалось по сонливости и усталости во всём теле. Такое ни с чем не спутаешь. Зашла и закрыла за собой дверь на замок. У Хибари было множество возможностей и времени на то, чтобы уйти, но он этого не сделал. Возможно, по той простой причине, что не успевал, а может, не хотел, а может, ожидал чего-то такого, что наконец-то расставит все точки по своим местам и позволит ему избавиться от меня. Эх, не знаю...
     Ладно, пора ко сну готовиться. Вернулась ванну, умылась и, не переодеваясь, запрыгнула в постель под одеяло. Парень ещё какое-то время находился рядом, в этом я не сомневаюсь. Чувствовала его присутствие, может час или два. Потом сознание отключилось полностью, лишь изредка выпрыгивая наружу. В какой-то момент, когда я вновь проснулась, Хибари уже не было. Он ушёл, так и не дав до конца понять, для чего тут оставался. Нашёл ли он то, что искал? Получил ли свои ответы? Или эта игра и дальше будет продолжаться?
     Прошли выходные, и в понедельник я, как обычно пришла в школу. Глаза пришли в норму, и я нормально видела, вот только яркий дневной свет, всё ещё причинял лёгкую боль и дискомфорт. Пришлось надеть чёрные очки, причём носить их как на улице, так и в здании. Вот только эти вечные вопросы: 'Дар, а почему ты в очках, так ещё и зимой?', 'Дар, что-то не так с глазами?', 'Дар, а можешь показать?'... Ну, надоели!!! Вот честно! Поэтому я решила сделать ход конём, а именно выгладила свою форму дисциплинарного комитета до идеала, заплела волосы в строгий конский хвост и только потом надела очки. Выглядело круто. Прям люди в чёрном. Теперь вопрос, почему я надела чёрные очки, отпадал сам собой. Но не у того, кто и так знает ответ.
     - Что это? - спросил Кёя, безразлично кивнув в сторону моего лица.
     - Очки, - пояснила я.
     - Это и так ясно, - раздражался парень. - Я спрашиваю - зачем? По уставу, солнцезащитные очки запрещены в здании школы.
     - По двум причинам, - тут же вставила я, прежде чем Хибари попытается разбить их. - Во-первых, глаза ещё не до конца зажили, и солнечный свет причиняет лёгкую боль.
     - А во-вторых? - всё также спокойно и безразлично спросил Глава Дисциплинарного Комитета, показывая, что чужие проблемы - это чужие проблемы, а правила написаны для всех.
     - А во-вторых, в очках я выгляжу брутально, - для большей убедительности положила одну руку на пояс, а другой слегка прикоснулась к очкам, как бы поправляя их, и задрала подбородок.
     Произошло чудо! Хибари Кёя улыбнулся! Это было быстро, мимолётно и больше похоже на лёгкое 'Пф!', нежели на смех, но улыбка точно была. Была! Шоколадом клянусь! Причём не какая-нибудь там зверская, с которой он обычно бьёт чью-то морду, а именно тёплая улыбка. Однако, кажется, подобной реакции Кёя и сам от себя не ожидал, поэтому тут же убрал её и махнув мне рукой, добавил:
     - Делай, как знаешь, - вновь безразличный тон. - А теперь ступай работать. День Святого Валентина позади, но работы от этого меньше не будет. До конца учебного года осталось чуть больше месяца.
     - Да-да, - протянула я, возвращаясь за свой стол, но мимолётно смотрела на Хибари.
     Странный он. Что у парня в голове? Делает вид, будто ничего не было. Хотя мы постоянно это делаем. Это, похоже, уже вошло в привычку. Но он, вроде бы, на меня уже не точит клык, верно? Или... И как мне это проверить так, чтобы, если я ошибусь, он меня не убил? Задача нелёгкая.
     - Чаосс!
     - А? Реборн? - на стол неожиданно прыгнул малыш в своём обычном чёрном костюме и шляпе с широкими полями. - Ты чего тут?
     - Как дела, Дар? Слышал, что в снежки поиграть придти ты не смогла из-за здоровья, - с улыбкой спросил Реборн.
     - Всё нормально, спасибо, - отмахнулась я. - Если больше ничего важного, то мне стоит работать.
     - Да, конечно, - кивнул он, доставая что-то из своего кармашка. - Вот, это тебе Шамал прислал, - мальчик положил мне в ладонь небольшую красную пилюлю, в которой жужжал жучок. - Вполне достаточно одного укола.
     - Эм... насекомое... - я знала, как работает тот бабник, но всё равно, одно дело знать это, и совсем другое работать с этим.
     - Чего ты медлишь, Дар? У меня и так много забот с Тсуной, - Реборн раскрыл пилюлю и высвободил жука на волю. Я и опомниться не успела, как насекомое меня цапнуло за шею. Глаза тут же перестали болеть. Абсолютно все последствия исчезли. - Так лучше, не правда ли?
     - Ну... Да, - согласилась я, приподнимая очки. - Спасибо ещё раз.
     - Отлично. А теперь... - малыш спрыгнул со стола и подошёл к Хибари. Вернее как, он напал на парня, в прямом смысле. Выхватил откуда-то дубинку и ринулся в сторону Кёи. Тот сразу же блокировал удар тонфой.
     - О! Хочешь подраться? Я не против, - азартная улыбка озарила лицо парня.
     - Нет, - ответил Реборн, сохраняя спокойствие. - Это лишь предупреждение. Если ещё раз такая выходка повторится - тебе не поздоровится.
     - Вот как? - на глазах парня мелькнула тень. Все мы прекрасно знали, о какой выходке речь, правда Кёя считает, что мне не известно. - И кого же мне следует опасаться? Тебя? Тогда я не против.
     - Не угадал, - на лице Реборна мелькнула хитрая улыбка. - Тебе следует опасаться того, кто следил за тобой всё это время. И, возможно, что на этот раз помочь тебе я не смогу.
     На лице Кёи мелькнуло удивление с примесью недоверия. Он понимал, что врать о ещё одном 'наблюдателе' Реборн бы не стал. Так кто это? Кто следил за ним, причём всё это время? Кто третий? Озвучить все это вопросы парень не успел, так как Реборн с улыбкой и легким 'Чао-чао' выпрыгнул в окно и на самолёте Леона улетел к соседнему корпусу.
     Ясень пень, что малыш говорил обо мне как о наблюдателе. Хибари может об этом не догадывается, но если бы за мной ещё кто-то наблюдал третий, я бы это почувствовала. Увы. Значит речь только обо мне. Но когда это Реборн спасал Кёю? Причем не от кого-нибудь, а, следуя его словам, от меня. Единственный раз, когда я действительно угрожала Главе Дисциплинарного Комитета, это был в тот день, в декабре, из-за нехватки шоколада. Я применила электричество и... точно. В какой-то момент во всём здании школы выключился свет. Думала, что это просто пробки выбило, и Кёе повезло. А что если нет? Что если это Реборн подсуетился? Ого... И как мне реагировать? В любом случае, дело дрянь.
     Интересно, Хибари понял, что речь идёт обо мне? Лучше бы нет, иначе всё только осложнится. Настроение у парня изменилось и стало агрессивным. Это заметно по тому, как сильно он сжал свои тонфы. На ручках даже отметины появились.
     - Что-то хочешь сказать, травоядное? - гневно бросил он, заметив, что я с любопытством осматриваю его.
     - А? Вовсе нет, Хибари-сан! - тут же залепетала я, выставив ладони перед собой.
     - Тогда работай! Иначе... - взгляд стальных глаз буквально излучал холод и остроту, подобно лезвию ножа. Если мгновение назад я надеялась, что мы наконец-то нашли общий язык, то теперь эта надежда канула в небытие.
     Этот парень убьёт меня.
     Чёрт возьми, Реборн!

Глава 17. Сломанная базука.

     Время шло, неумолимо приближая весну. Под конец февраля уже стала местами трава зеленеть, давая мне понять, что скоро наступит то время, которое я терпеть не могу - лето. От одной мысли, что мне его вновь придётся провести тут, в Японии, просто с ума меня сводит. Жара, вечная духота и запах пота. Бр-р-р! Ненавижу! Необходимо начинать откладывать деньги на нескончаемый запас мороженого.
     В принципе, об этом можно и позже поволноваться. Сейчас основная проблема, которая передо мной возникла - это конец учебного года. После двадцать пятого марта следует последний звонок, начинаются каникулы, небольшое мероприятие по поводу цветения Сакуры и, наконец, конкурс танца с веером. Все, кто был замешан в данном событии, словно сошли с ума. Кимоно мерили чуть ли не каждый вечер, чтобы убедиться, что я практически не изменилась в пропорциях, а если что-то и изменилось, немедленно подправить.
     С танцами всё обстояло ещё хуже. Фраза - 'Семь шкур спущу', приобрела новый смысл. Тимо просто зверь. Порой казалось, что он сломает меня, как тростинку, и я всю жизнь перекошенная буду. А всё почему? По его словам во мне не хватало природной женственности. Вот он и гнул меня во все стороны. Например, встанет коленями мне на спину, в то время как я лежу животом на полу, и, взяв мои руки за запястья, попытался их соединить за спиной, выгибая неестественным способом. Ох, сколько же я в такие моменты ругалась. Правда, в основном на русском, но Тимо это только забавляло. И, кажется, он стал улавливать смысл моих слов.
     Особенно я его проклинала в тот момент, когда он учил меня садиться на шпагат. Зачем? Не знаю, но теперь уверена, что Ад всё-таки существует. Обиднее всего было тогда, когда Тсуна, видя мою ковбойскую походку, спрашивал, всё ли у меня в порядке? Ага, в порядке, блин... Я по частям разваливаюсь, а он хлопает своими невинными карими глазами и ничего не понимает. Это так бесит! Реборн-то, конечно, всё знал. Он всегда всё знает. Но, зараза, молчит. Я бы пожаловалась, да толку? Каждый раз когда я пытаюсь через него облегчить свою жизнь, всё выходит в точности наоборот. Вывод: Никогда ничего не проси! Особенно у Реборна!
     Стала удивительной жизнь тем, что единственным местом в школе, где мне удавалось спрятаться от этого ужасного мира, стал кабинет Дисциплинарного Комитета. Когда никого не было, я сворачивалась калачиком на своём старом, потрёпанном диванчике и придавалась жалости к себе и своей жизни. То время, когда я просто приходила в школу и ничего толком не делала, теперь кажется сном. А может это сон? Вернее кошмар, который не отпускает меня. Хочу проснуться. Хочу чтобы это прекратилось. Всё болит. Особенно спина. На прошлой тренировке что-то хрустнуло в спине и теперь не перестаёт болеть.
     - Ы-ы-ы... хочу домой... - выла я, обхватив ноги руками и спрятав лицо в коленях. Я, конечно, могу пойти со своими проблемами к Шамалу, но этого извращенца боюсь ещё сильнее. Не жизнь и сплошной треш. - Ну, почему всё дерьмо происходит именно со мной? Ы-ы-ы...
     - Травоядное, прекрати скулить! - услышала я ледяной голос с другого конца кабинета. - Ты мне мешаешь.
     Оглянувшись, я увидела, что Хибари тем временем тоже отдыхал, но на своём диване. Он вальяжно раскинулся в полный рост, закину руки за голову и закрыл глаза. Весь его вид говорил о полной отстраненности от происходящего. Мы с ним вновь в режиме холодной войны. Только работали, но на этом всё. Шаг влево, шаг вправо - расстрел. Его никогда не интересовало, что происходит в жизни его же людей. Ему вообще наплевать на них. Главное результат. 'Ты либо победил, либо проиграл', - говорил он. - 'Третьего не дано'. То, какой ценой досталась эта победа, - неважно.
     Поэтому я могла хоть умыться кровью и слезами - ему все равно. Хотя нет, вероятнее всего, что мои страдания ещё больше разозлят его. И он только всё осложнит, продемонстрировав, что до этого моя жизнь была сказкой, а настоящий Ад начнётся после его 'помощи'.
     Правильнее было собрать вещи и свалить из кабинета, как это делали остальные члены Дисциплинарного Комитета, но нет. Я не хотела уходить. Вообще не хотела шевелиться. Просто замолчала и постаралась сделать вид, будто меня не существует, плотнее сжавшись. Так бы и лежала, но в какой-то момент почувствовала чьё-то присутствие совсем рядом с собой. Кёя бесшумно подошёл к моему диванчику и с любопытством рассматривал меня.
     - Хибари-сан?! - удивилась я такому повороту, рефлекторно приподнявшись, отскочив от парня к краю дивана. - Ч... что-то не так?
     - Интересно... - произнёс он, хищно улыбаясь и делая ещё один шаг в мою сторону.
     - И... интересно? Что? - я уже буквально вдавилась в угол, чувствуя тупую боль в спине, которая при каждом движении только усиливалась.
     - Повернись, - приказал он.
     - Повернуться? Зачем? - столько вопросов. На меня не похоже, но Кёя и в самом деле ведёт себя странно. До этого всегда избегал и даже не смотрел в глаза, а теперь сам подошёл и выглядит так, будто у него в голове вертится далеко не 'Хакуна Матата'.
     Рефлекс сработал раньше, прежде чем Хибари успел прикоснуться ко мне. Бежать - вот, что надо было сделать с самого начала. Резко сорвавшись с места, я помчалась в сторону выхода, но Кёя всё же успел и схватил меня за ногу. Рывок, и вот я, подобно Пизанской башне, падаю на ледяной пол, мимоходом целуя его.
     - Хибари-сан! - воскликнула я в ужасе от того, что этот парень намерен сделать. - Прошу, не надо! - фантазия работала хорошо, и всё сводилось к одному - мне это не понравится. Пыталась повернуться на спину и оттолкнуть парня ногами, но Кёя не позволил мне этого сделать, надавив на шею и плечи, прижав к полу. - Ай-яй-яй! - завыла я, чувствуя пульсирующую боль в позвоночнике.
     - Помолчи, - услышала приказ прямо над головой. - И не шевелись.
     - Вы... вы... вы хоть понимаете как это выглядит? Хи... хи... хи... Хибари-сан!
     - Я сказал, помолчи, - всё тот же ровный и ледяной голос. Да что, чёрт возьми, происходит? У меня сейчас сердце на первый этаж убежит, причём через бетонный пол. Мысли сменяют друг друга подобно слайдам на ленте. Так быстро, что я даже не успеваю толком осознать происходящее.
     Однако почему-то послушалась и, подобрав под голову руки, словно подушку, постаралась не шевелиться, хотя лёгкую дрожь унять не удалось. Сердце отплясывало румбу, учащая дыхание и усиливая боль в спине. Когда что-то болит, это естественное желание стремиться избежать ещё большей боли. А её, как всем известно, причиняет сам Глава Дисциплинарного Комитета.
     Почувствовала, как были убраны со спины волосы, после чего два пальца прикоснулись к шее и медленно спускались вниз по позвоночнику, прощупывая каждый дюйм. Когда пальцы наконец-то дошли до болевой точки, я невольно охнула, чувствуя дискомфорт.
     - Хм, как и ожидалось, - усмехнулся парень.
     - О чём вы? - всё ещё не понимала я, готовясь в любую секунду сбежать. Только бы появился шанс. Но Хибари не ответил, а лишь спокойно взял мои руки и сложил их вдоль туловища. Вновь пальцы прошлись вдоль всего позвоночника, причём уверенное движение чувствовалось даже через одежду.
     Прозвучал громкий неожиданный щелчок, отдавшийся острой болью во всём теле. Вскрик, сопровождающийся бранными русскими словами, просто невозможно было удержать. Однако это было всего секунду, после чего тупая боль ушла.
     - А? - удивилась я. - Спина... она больше не болит. Это... это вы? Как?
     - Я столько раз ломал кому-то позвоночник, что успел выучить кое-какие вещи, - с довольной улыбкой произнёс Хибари, поднимаясь в полный рост и присаживаясь на мой диванчик. - Если не хочешь, чтобы всё вернулось, советую пару минут не шевелиться, - после этих слов, парень сложил свои ноги мне на спину, словно я его пуфик. Более того, достал из моей сумки упаковку шоколадных палочек и принялся спокойно их есть.
     - Э? Хибари-сан! Это моё! - воскликнула я, стараясь подобно червю выползти из-под ног парня.
     - Помолчи, - раздражёно бросил он, запрокидывая ногу на ногу и усиливая давление на спину. Я словно под прессом. - Если судить по тому, что я видел, то с танцами у тебя всё хуже некуда, - усмешка. - Всё, как и предполагал. У тебя нет и малейшего шанса на то, чтобы выступить достойно японской девушке.
     - Естественно! - злилась я. - Начнём хотя бы с того, что я не японка!
     - Тогда откажись от выступления, - с безразличием бросил он, доставая очередное печенье и с лёгкостью съедая его.
     - Тц! Как у вас всё просто... Сами меня в это втянули, а теперь, когда насмотрелись на мои мучения, 'откажись'? Ха! - с усмешкой повернула голову в сторону Кёи, благодаря чему наши взгляды встретились, хотя выглядело это... по меньшей мере странно. - Не могу, Хибари-сан. Всё уже слишком далеко зашло. Времени на поиск другой танцовщицы - нет, да и победы от меня никто не ждёт.
     - Значит, ты идёшь участвовать в конкурсе, заблаговременно понимая, что проиграешь? Как жалко. - Хибари съел всю открытую пачку шоколадных палочек и потянулся за следующей. - Мне такое травоядное не нужно.
     - Что? - не поняла я.
     - Дорабатываешь до конца учебного года, после чего официально покидаешь Дисциплинарный Комитет, - холодно пояснил Хибари, открывая упаковку со сладостями. - Причину выбирай сама, мне всё равно, но чтобы твоей ноги я тут больше не видел. Неудачники, вроде тебя, меня не интересуют.
     - Хех... - негромко вырвалось у меня. - Победа или ничего, - вспомнила слова парня.
     - Именно, - произнёс он. - И если мы друг друга поняли, думаю, это последний наш разговор.
     - Как скажете, Хибари-сан, - спокойно произнесла я, чувствуя некую обиду. Использовали, перетрясли все нервы, а как только возникла угроза бросить пятно сомнения на Дисциплинарный Комитет - до свиданья. Хотя, возможно, так даже лучше. Я ведь хотела от всего этого избавиться, верно? Я должна улыбаться и радоваться, что всему придёт конец. Вот только... почему так паршиво на душе? Чувствую себя половой тряпкой. Хотя подождите... я она и есть.
     Официально заявляю: Хибари Кёя - мудак.
     - Так-с, объясните мне ещё раз, зачем вы меня вызвали среди выходных, в полдень, хотя знали, что в это время я сплю мёртвым сном?
     - Дар, прошу! Это важно!
     - Вот как? А по мне, так это веет неким безумием, Тсуна!
     - Но ты последняя надежда! Он рыдает непрерывно уже третий день!
     Всё верно. Я стала своего рода запасным ходом к работе с детьми. И всё бы ничего, если бы не тот факт, что я их до сих пор терпеть не могу. А ведь я даже бы не приходила, если бы Реборн, как обычно не намекнул, что устроит мне ещё то 'турне', а Тсуна с воплем не орал в трубку, что это вопрос жизни и смерти. Забавно, что обо мне вспоминают только тогда, когда нужна помощь. Когда у всех всё хорошо, хрен я дождусь звонка. М-да... Жизнь несправедлива.
     Но вернёмся к сути. Сейчас основной головной болью был Ламбо. Вернее, он всегда является головной болью, но на этот раз всё серьёзно. Не знаю как, но мальчик сломал базуку десятилетия, выстрелив ей в себя. В итоге, тело взрослого Ламбо поменялись с телом маленького Ламбо, но сознание осталось тем же. Не знаю, что тут учудил взрослый парень с мозгами пятилетнего ребёнка, но к тому моменту, когда я пришла к Саваде домой, мне показали тело ребёнка с сознанием взрослого Ламбо. И да, от того что произошло, парень не выдержал, сжался в комок и непрерывно плакал.
     - Он такой уже третий день! - пояснял Тсуна, когда мы сидели у него в комнате. - Не ест, не спит, только плачет.
     - А разве десятилетняя базука не действует всего пять минут? - удивилась я, смотря на хныкающий комочек в углу.
     - Так и есть, - согласился Реборн, что находился также в комнате Тсуны. - Но похоже при её поломке что-то замкнуло. Теперь не ясно сколько Ламбо пробудет таким.
     - Хнык! Хлюп! Ы-ы-ы! - послышалось со стороны депрессивного угла комнаты. Видно, эти новости ещё сильнее расстроили Ламбо.
     - Ясно, - вздохнула я. - От меня что хотите?
     - Ну... - Тсуна помедлил, вопросительно посмотрев на Реборна. - Прошу! - резко сложил ладони перед собой, встав на колени, словно молился. - Возьми его к себе на какое-то время! Я переживаю, а зная о твоей ауре...
     - ЧЕГО?! Ламбо у меня дома?! - вот этой подставы, пожалуй, не ожидала. - Отказываюсь! Нет! Никаких детей!
     - Хлюп! Хнык! Шморк! Ы-ы-ы...
     - Дар! Очень прошу! Умоляю! Это же Ламбо! - стонал Тсуна. - Тем более сознание взрослого. С ним будет намного проще. Просто... проследи за ним, чтобы питался и спал!
     - А задницу ему подтереть не надо?! Тсуна, я ужасная няня. Может ты и справляешься с ролью 'Отец года', но на меня в этой теме лучше не рассчитывать. Да и с чего ты решил, что со мной он перестанет рыдать?
     На этот вопрос, ответил Реборн в своей манере. Вернее, просто пнул Ламбо с такой силой, что малыш прямиком полетел ко мне в руки. Я смотрю вопросительно на Ламбо, он на меня, секунда и теперь мальчик мёртвой хваткой обнимал меня за шею, не желая слезать. Более того, он наконец-то замолчал. От такой реакции Тсуна облегчённо вздохнул и улыбнулся.
     - Спасибо, Дар.
     - Я не давала согласия! - вскрикнула я, рефлекторно придерживая малыша одной рукой.
     - Мама приготовила сумку с его вещами и любимыми лакомствами, так что на счёт этого можешь не переживать, - продолжал парень, накидывая мне на свободное плечо спортивную сумку доверху набитую одеждой и едой.
     - Ты меня вообще слышишь?! - злилась я, но на мои эмоции вообще никто не реагировал.
     - Также посмотри базуку, - добавил Реборн, закидывая на плечо ещё одну сумку из-под которой торчала базука десятилетия. - Может, разобрав её, ты поймёшь в чем поломка и исправишь её.
     - Реборн, ты спятил?! Я эту штуку вообще за всю свою жизнь видела лишь несколько раз, и то в руках Ламбо! Как я с ней разберусь?
     - Большое спасибо, Дар! - Тсуна поклонился в поясе, после чего развернул меня к выходу и стал подталкивать в спину, давая понять, что 'гостям' пора и честь знать. - Ты лучше всех! Я твой должник. Если что, звони.
     - Это сговор! - бросила я через плечо прямо парню в лицо, на что тот покраснел и нервно засмеялся, подталкивая меня ещё сильнее. Вот честно, если бы не сумки и ребёнок на шее, как дала бы ему леща с вертушкой, что сам Чак Норрис аплодировал бы мне стоя. Но нет. Входная дверь дома Савады звонко захлопнулась за спиной, давая понять, что выходные отменяются. - Дерьмо!
     Так, если мы это поставим сюда, а это сюда, и подкрутим здесь, то в итоге, получится... ПОЛНАЯ ХРЕНЬ! Как? Как я могу это починить, когда даже не знаю, как оно должно нормально выглядеть? Чёрт! Это бесполезно!
     - Что б вас всех... - устало выдохнула я, гневно отталкиваясь от стола и облокачиваясь на спинку стула.
     - Советник, может для начала стоит связаться с моей семьёй и попросить чертежи? - спросил Ламбо, который до сих пор находился в детском теле, и теперь просто сидел рядом со мной на краюшке стола, попивая молоко через трубочку.
     - Я не знаю их телефона, а Реборн у нас такой 'важный', что не запоминает номера тех, кто ниже его по статусу, - фыркнула я. Это задело Ламбо. На лбу возникла напряжённая жилка, но ненадолго, уже через секунду он вновь был спокоен и слегка ленив.
     - На обратной стороне базуки должен иметься штрих-код с номером телефона мастера, который изготавливал эту модель, - предложил мальчик, спрыгивая со стола и закидывая пустую упаковку из-под молока в мусорное ведро. - И ещё, - добавил Ламбо, немного изменив тон на более строгий. - Советник, уж ты-то должна понимать, что семья Бовино не так проста, как кажется на первый взгляд.
     - О чём ты? - нахмурилась я.
     - Я знаю, что сказал тебе Реборн и Гокудера Хаято, - начал Ламбо, по деловому скрестив на груди руки. Небольшая тень легла на лицо мальчика, придав ему некий мрачный и таинственный вид. - Они заверяют, что наша семья настолько слаба, что о ней даже никто не слышал. Но не кажется ли тебе это странным, учитывая, что именно моя семья изобрела оружие позволяющие путешествовать на десять лет в будущее?
     Что ж, тут есть доля истины. Я уже не раз об этом задумывалась. Ламбо всегда ведёт себя шумно и избалованно. Кричит и ругается со всеми, кто хоть как-то заденет его гордость. Но в тоже время носит с собой нескончаемый запас оружия, приехал в Японию один в возрасте пяти лет, у которого имелась особая миссия - убить Реборна. Эту миссию возложили на него боссы семьи Бовино, а значит, доверяли малышу. К тому же наличие такого огромного арсенала оружия говорит о том, что семья Ламбо далеко не бедна, хотя и прячется в тени. Возможно, это сделано намеренно. А почему нет?
     Если подумать и представить, что я изобретатель десятилетней базуки, то хотела бы, чтобы о моём изобретении было узнано? Сомневаюсь. Скорей захотела уйти в подполье, и жить как можно тише. Иначе за это оружие могла бы начаться война. Хоть она и отправляет в будущее всего на пять минут, видно, что время тут ограничено намеренно. И нынешняя ситуация с Ламбо тому прямое доказательство.
     - В моём времени семья Бовино находится под твоим началом, - продолжил мальчик, шагая в сторону одной из сумок, которую мне передал Тсуна. Немного порывшись, он достал оттуда пакет с виноградом, после чего вернулся к столу, за которым я сидела. - Ты, как Советник, быстро осознала всю выгоду и положение нашей семьи и не стала упускать такой шанс. Возможно, этому даже послужил сегодняшний вечер.
     - Ты хочешь сказать... - медленно произносила каждое слово. - Что я отдаю вам прямые приказы?
     - Ты - Советник семьи Вонгола, - пожал плечами. - Ты многим отдаёшь прямые приказы, даже не советуясь с Боссом. Однако большего я говорить не стану, - сев на край стола, Ламбо впихнул светло-зелёную виноградину мне в рот, стоило только раскрыть его, чтобы задать очередной вопрос. - Ты сама запрещаешь мне говорить что-то, что может повлиять на ход событий.
     - Ну... это логично, - согласилась я, надкусывая сладкую ягоду. Надо же, а через десять лет я, оказывается, настолько крута! Блин, мне это начинает нравиться. Так, стоп. Дар, приди в себя. На чём я там остановилась? Ах, да. Базука!
     Осмотрела её со всех сторон ещё раз. Тщательнее. Штрих-код был найден не сразу. Также имелась небольшая чёрная эмблема в виде двух бычьих рогов, говорившей о принадлежности семьи Бовино. В принципе, с итальянского 'Bovino' и переводится как 'Крупный рогатый скот', чем Ламбо несказанно гордится.
     - Интересно, сейчас нормально им звонить? - посмотрела на настенные часы, на которых было указано половина десятого вечера.
     - Не волнуйся, Советник, - улыбнулся Ламбо, прикрыв один глаз. - Уверен, сейчас в Италии день. Тем более, разве это не чрезвычайный случай? - он прав, и я всё это прекрасно знаю. Просто... никогда не могла подумать, что добровольно решусь на телефонный звонок в семейство мафии. Трясущимися пальцами набирала номер, чувствуя, что сейчас сердце выпрыгнет из груди. - Только ты это... - добавил Ламбо, когда стали слышны длинные ожидающие гудки. - Представься 'как следует'.
     - А? - не поняла я. Как следует? То есть? Как мне представиться? Я в мире мафии не так долго и обо всех этих секретных приветствиях, совершенно не знаю.
     - Да? - услышала мужской баритон с лёгкой хрипотцой. Говорили на итальянском.
     - Здравствуйте, - для начала поздоровалась. Может мне и не ведомы правила мафии, но обычные правила этикета знакомы. Вот только, на всякий случай, придала своему голосу строгости и официальности. Чёрт возьми! Пятнадцать лет в обед, а я тут в мафию играю! Верните мне мои куклы и машинки! Не хочу взрослеть! - Как я могу поговорить с Боссом семьи Бовино?
     - Это он и есть, - произнёс мужчина, выдавая своим голосом настороженность, недоверие и злость. - Кто спрашивает?
     - Представитель семьи Серра - Дарья, - на той стороне трубки послышался кашель. Кажется, мой собеседник подавился. Воздухом. Что мне делать? Подождать, когда он закончит кашлять? Или сразу перейти к делу? А может он не верит и сейчас просто смеётся надо мной? Ох, я волнуюсь. - Ко мне в руки попала одна любопытнейшая вещица. Думаю, вы сами догадываетесь, какая именно. Как бы то ни было, десятилетняя базука сломана, а у меня недостаточно информации, чтобы починить её. Необходимы чертежи, либо человек, что знаком с данной техникой.
     - Если... - мужчина стал тяжело дышать. - Если базука у вас... значит...
     - Да, - ответила я, понимая к чему он. - Ламбо тоже со мной.
     - Госпожа Серра, - начал мужчина официально, делая небольшую паузу, чтобы продолжить. - Если всё так, как я думаю... могу ли надеяться, что вы с Ламбо... друзья?
     Посмотрела на мальчика. Тот всё прекрасно слышал и теперь смущённо отводил взгляд, явно не ожидавший ничего серьёзного.
     - Да, - ответила я. - Можете. Я и Бовино Ламбо - друзья.
     Щёки мальчика тут же вспыхнули алым, а в зелёных глазах засверкали звёзды счастья. Даже учитывая то, что сейчас передо мной сознание ровесника, он был явно счастлив такое услышать. Что ж... а как иначе объяснить то, что я тратила свой свободный вечер, на помощь такому оболтусу? Только так, не иначе. Однако больше всего меня удивила реакция Босса семьи Бовино.
     - Я... хлюп... незамедлительно распоряжусь, чтобы вам доставили... хнык... всё необходимое. Госпожа Серра... хнык... можете не волноваться, - мне кажется или мужик плачет? Теперь понятно в кого Ламбо такой плакса.
     - Эм... хорошо, - ответила я, чувствуя некую неловкость, так как буквально ощущала поток слёз и соплей. Что ж поделать? Итальянцы эмоциональный народ. Мне ли это не знать?
     Как только телефонный разговор завершился, буквально через пять минут в дверь дома постучались. Я ожидала чего угодно, но не то, что на пороге возникнет два деревянных ящика с выжженной эмблемой семьи Бовино на древесине. Такой оперативности можно только позавидовать. Самое интересное, что посыльный исчез. Ящики были тяжёлыми, так что перетаскивали их мы с Ламбо вдвоём. И то не сразу. Постоянно приходилось делать передышку, так как я волновалась за спину.
     - Что же там? - любопытствовала я, доставая из ящика инструментов молоток и отвертку. Несколько скрипучих русских ругательств спустя, нам открылось нечто дивное. - Оливковое масло, спагетти, томатная паста, бутылка вина, кофейные зёрна, какао-бобы... хм. Вполне неплохо и мило, да. Вот только... где схема базуки?! Я, вроде, её просила!
     - Думаю, вот, - Ламбо указал на небольшой клочок бумаги сложенный несколько раз и засунутый в самый угол ящика. Всё выглядело так, словно эту схему, в принципе, подложили случайно. Ну, или уронили, пока упаковывали провиант в армию.
     Также на дне первого ящика имелось небольшое письмо:
     'Уважаемая Госпожа Серра Дарья,
     Семья Бовино безумно счастлива знать, что Вы признали нас и приняли как своих Друзей. С этого момента можете полностью полагаться на нас и при необходимости всегда обращаться за помощью. Уверяю Вас, мы располагаем не только такими новшествами, как базукой десятилетия, но также другими не менее дивными вещами, которые можно спокойно использовать как в виде оружия, так и в исследовательских целях.
     Если у Вас возникнет желание ознакомиться со всем ассортиментом, только скажите, и мы вышлем Вам полный и подробный список наших разработок. Также с удовольствием хотелось бы познакомиться лично, так что, хоть и понимаем, что Вы довольно занятой человек, будем с нетерпением ожидать Вас в наших краях, в качестве дорогого гостя.
     Отныне верный Ваш Друг Босс семьи Бовино Торо.
     P.S.: Если Ламбо будет доставлять проблем, прошу, не стесняйтесь и сообщите мне лично. С ним у нас будет свой разговор.'
     - Чёртов старик, - фыркнул Ламбо, также прочитав письмо. - Кем он там себя возомнил? - но тут же остыл и тяжело выдохнул. - Эх... в любом случае, теперь у тебя есть те, кто поможет в некоторых вопросах. Особенно тех, что касаются оружия. Думаю, ты сама решишь, как распорядиться этими возможностями.
     - Ты так говоришь, будто тебя это не касается, Ламбо, - бросила я, складывая письмо. - В конце концов, ты и сам из семьи Бовино!
     - Но меня это вполне устраивает, - мальчик довольно улыбнулся. - А что в другом ящике? Даже представить не могу, что бросил старик.
     - Хм... - раздражение быстро сменилось любопытством, и я вновь взялась за молоток.
     Во втором ящике полезных вещей было больше. А именно: шоколад в виде цельных кирпичиков, запасные части для базуки десятилетия и... деньги. Довольно большая сумма денег. Причём в двух видах валют, в иенах и в евро.
     - Э-э-эм... Это ещё что такое? Взятка за молчание? - спросила я, держа пачки с деньгами. - Об этом мы точно не договаривались. Шоколад, так и быть, возьму, но деньги... Ламбо, мне это не нравится.
     - Да, - устало произнёс парень в теле мальчика. - Старик порой не знает меры. Но раз такое дело, - посмотрел на меня. - Может, сходим в магазин? - я уже собиралась возмутиться, но мальчик поднял перед лицом пустой прозрачный пакетик. - Виноград кончился, а я есть хочу.
     - Эх... ладно, - отложила молоток в сторону. Как не посмотри, а Ламбо, пока живёт со мной, моя ответственность. - Собирайся. Прогуляемся до ночного универмага.
     Хоть парень и пытался скрыть свои эмоции, под маской безразличия и сонливости, мимолётную счастливую улыбку и румянец на щеках я всё же уловить успела. Ему же сейчас столько же как и мне, верно? Однако моё присутствие делает его всё равно счастливым. Наверное... не уверена. Но, как бы то ни было, он перестал плакать, а это уже чего-то да стоит.
     В отличие от дневных магазинчиков и кафе, которые находятся практически на каждом углу, ночных универмагов в Намимори всего несколько штук. И то, как правило, находятся у чёрта на куличках. Добираться до них приходится пешком, и зачастую это занимает от тридцати минут и больше. В зависимости от того, с какой скоростью ты передвигаешься. С Ламбо мы как-то не спешили.
     Весенняя ночь пахла сырой землей и только-только появившейся травой. В марте снега уже нигде не было. Всё шло к ранней и тёплой весне. Эх, вот только меня это не радовало.
     - Тебе не холодно? - спросила я, после нескольких минут молчания. - Мне-то нормально, но ты всё же в теле пятилетнего ребёнка.
     - Спасибо, Советник, всё хорошо, - отозвался Ламбо. - Хоть я сейчас и ребёнок, но позаботиться о себе могу.
     - Ага, как же, - усмехнулась я. - И именно по этой причине ты теперь ночуешь у меня. Кстати, ты ведь спишь ночью, верно? Надо что-то с этим придумать.
     - Это тоже не обязательно, - вздохнул парень. - Если надо, могу не спать.
     - Ой, да ладно, - отмахнулась я, удивляясь тому, как парень изменится с возрастом. Прям само очарование. - Всё равно я буду заниматься базукой и изучать схему.
     - Хм? Думаешь, сможешь починить за одну ночь?
     - Я вообще стараюсь по этому поводу не думать, - обречённо вскинула подбородок, посмотрев на ночное небо. - Но что-то делать нужно.
     Ну, а если подумать, кто ещё с этим справится? Реборн? Да ему на Ламбо, как зайцу, стоп-сигнал. Тсуна? Такеши? Эти парни в самом конце списка. Хотение может и имеется, но вот возможности на нуле. Хаято? Да, с ним можно было бы посидеть-покумекать, но этот парень предпочитает работать в одиночку и, учитывая вспыльчивость Гокудеры, от него будет больше проблем, нежели пользы. В итоге, всё только испортится, и парень пойдёт в какой-нибудь японский храм, молить духов вернуть всё, как было.
     Всегда ему удивлялась. Как такой умный и просвещённый человек, как Гокудера Хаято, способен верить в подобную ересь?
     Кто есть ещё в списке? Женский коллектив? Бьянки? Ох, с ней Ламбо обсуждать даже опасно. Она вечно словно полубезумная гонится за взрослым парнем, называя его Ромео, так как они похожи внешностью. Киоко и Хару? Они, конечно, милые и добрые, но сомневаюсь, что в технике шарят. В принципе, как я поняла, они вообще ничего не знают из того, что творится в их круге общения. Ни о мафии, ни о семье Вонгола, вообще ничего. И почему я только попала в ряды 'счастливчиков'? Была бы как они, ничего незнающая, улыбалась и обращалась к каждому парню, добавляя приставку 'кун' и 'сан'. Э-э-эх, эта жизнь меня убьёт. Одно радует, наличие Ламбо рядом и его слова, символизируют то, что до двадцати я всё же доживу.
     Но это не точно.
     Мы старались идти по освещенным центральным улицам. Однако на одном из перекрёстков заметили небольшое скопление людей. Издалека они выглядели вполне угрожающе. Высокое телосложение, все в чёрном, и голоса такие, словно с тобой демоны из глубин Ада пытаются связаться. Но я смогла разглядеть у некоторых 'батоны' на голове и сразу признала своих сотрудников из Дисциплинарного Комитета. Элвисы патрулируют территорию. Также среди них я заметила фигуру поменьше и без батона на голове. Хибари тоже тут?
     Если честно, сталкиваться с ним совершенно не хотелось. Поэтому я просто взяла Ламбо за руку и молча повернула в противоположную от толпы сторону. Лучше пройти ещё один квартал, нежели сталкиваться и 'любезничать' с тем, кого и так стало слишком много в последнее время. Мы, по сути, даже не разговариваем, но всё равно, после того, как он чётко дал мне понять, что со следующего учебного года наши пути расходятся, я испытываю непреодолимое желание двинуть ему по физиономии. Только воспоминания о том событии, заставляют мою кровь бежать по венам быстрее. Словно я не то, что травоядное, а какой-то мусор. Он демонстративно хотел показать, что бывает с теми, кто проигрывает. Хотя нет, не показать, а вдолбить. Чтобы это было выжжено у меня на корке головного мозга.
     Так унизительно... Одно сдерживает меня. Парень всё же помог. Вроде как. Правда, сошёлся на том, что ему было просто интересно, получится у него или нет. Уверенности в том, что он что-то делает правильно - не было. Так что это было естественное любопытство, а мне тупо повезло, что всё не стало ещё хуже.
     Всё бы ничего, я и Ламбо шли спокойно, думая каждый о своём. Однако, похоже, Кёя заметил нас, так как возникло острое чувство того, что тебя преследуют. На тебя смотрят. Буквально прожигают спину взглядом. Но в тоже время отсутствовало ощущение опасности. Наоборот, некое внутреннее облегчение, что без сомнения дало мне понять о личности преследователя.
     И что мне с этим делать? На кой-чёрт ему взбрело идти за нами? Ну, увидел он меня и что дальше? Стоп, его заинтересовала не я, а тот, кто со мной. Ламбо? Да, скорей всего, он. В темноте не понятно, что это за ребёнок, а особый интерес перед Реборном он даже не скрывает.
     - Кажется, за нами кто-то идёт, - негромко произнёс Ламбо, переходя на итальянский язык.
     - Да, - мягко ответила я. - При этом даже знаю кто.
     - Вот как? - Ламбо посмотрел удивлённо на меня, а потом повернул голову назад. Я последовала его примеру, но Хибари успел скрыться в тенях зданий. Улица казалась пустынной. - Он не желает, чтобы мы его обнаружили.
     - Тогда сделаем вид, что так оно и есть, - театрально улыбнулась мальчику, словно мы говорили о совершенно левых вещах. Ламбо ответил также улыбкой, после чего мы продолжили свой путь к универмагу.
     Ночью универмаги всегда пусты и безлюдны. Даже продавцы в основном сидят всего около одной кассы. Сама так часто посещаю магазины, так как в остальное время я либо сплю, либо пашу, как лошадь. Но сегодня был особый день. В принципе, еда у меня была, но вот Ламбо же не будет питаться одним шоколадом, верно? Хотя если учитывать мнение Ламбо с пятилетним сознанием, то он, скорей всего, перейдёт на мою сторону. Тсуна как-то рассказывал, что он даже зубы не чистит.
     Мы взяли тележку на колёсиках. Не потому, что у нас большой список покупок, а потому что Ламбо неожиданно вспомнил, как это весело и предложил мне покататься вдоль рядов, пока никто не видит. Сначала эта идея показалась мне глупой, но потом... один раз живём!
     - Так кто это? - спросил меня Ламбо, всё ещё продолжая говорить на итальянском языке. - Лица я не видел.
     - Жаворонок, - пояснила я, на что тот понимающе ухмыльнулся.
     - На какой стадии ваши отношения? - одна из моих бровей удивленно поползла верх. - Не пойми меня неправильно, но когда молодой парень следует за девушкой... Нутром чувствую, что тут не обошлось без романтики.
     - Твоё 'нутро' ошибается, Ламбо, - фыркнула я. - Единственная стадия наших отношений ограничилась на том, что мы позволяем друг другу мирно существовать. Он не лезет в мои дела, я в его. Идиллия!
     - Однако в универмаг он всё же заглянул, - усмехнулся мальчик, смотря своими зелёными глазами в ту сторону, где по нашим ощущениям находился Хибари.
     И в самом деле. Что опять за игра в 'кошки-мышки'? Его это забавляет? Может, пытается узнать больше о своём потенциальном противнике? Или все его действия основанным чисто охотничьим инстинктом? Ох, я не понимаю его. Он же школьник, верно? Обычный школьник, как и все. Разве у него не должно быть дома, родителей, обычных подростковых хлопот? Зачем он занимается этим? Почему стремится всё контролировать? Даже то, что, по сути, ему не понятно. Это уже какая-то патология.
     Хотя опять же, возможно, его интересую не я, а Ламбо. Да уж... дети вокруг меня собираются отнюдь не от мира сего. Однако все эти мысли тут же отступили на второй план, так как я увидела то, ради чего стоит жить - шоколадную пасту Nutella. Даже не задумываясь, закинула в тележку сразу несколько банок.
     - Ну и ну, - вздохнул Ламбо. - Советник, твоя любовь к шоколаду иногда доходит до безумия.
     - В чём дело? Мы и тебе сейчас винограда возьмём, - отстранённо пожала плечами.
     - Да нет, я не об этом. Просто, - парень в теле мальчика приподнял на меня один сонный глаз. - Эх... Ты довольно умная девушка, но о себе совершенно не заботишься. К тому же эта черта не изменится и за десяток лет. Но раз мы оказались в таком положении, то почему бы не использовать его? - Ламбо выпрыгнул из тележки и стал толкать её в сторону овощного отдела.
     - О чём ты, Ламбо? - последовала за подростком.
     - Думаю, пока ты будешь занята ремонтом базуки, я позаимствую у тебя кухню, - бросил через плечо Ламбо. - В принципе, все ингредиенты у нас уже есть, так что осталось взять совсем немного.
     - Ингредиенты для чего? И что ты хочешь взять? - ох, предчувствую, что руки у меня растянутся как у бабуина. И сама идея, что маленькая версия Ламбо будет у меня хозяйничать - безумно пугает. - Ламбо, может не надо? Ну, его, эту готовку. Давай лучше полуфабрикатов купим, если ты так голоден. А мне и шоколад пойдёт. Да и вообще, разве ты умеешь готовить?
     - Конечно, - послышалась лёгкая усмешка. - Прекрасным леди больше нравятся мужчины, которые разбираются как в еде, так и в моде. Так что в этих вопросах мне нет равных.
     - М-да... похоже Тсуна вырастил Дон Жуана итальянской версии, - обречённо вдохнула. - Ладно, делай, как знаешь. Так что ты готовить-то собрался?
     - Спагетти под томатно-чесночным соусом, - я вспомнила все недавние подарки, что сейчас дожидаются своего часа у меня дома. В принципе, и сама могла догадаться. - Единственного, чего не достаёт, это хорошего куска мяса. Хм-м-м... посмотрим, - мы как раз остановились перед открытым холодильником, на полках которого лежали различные куски мяса всех видов. От цыплёнка, до крокодила, хотя сомневаюсь, что это именно то, о чём все подумали. Я так вообще проверять сей факт на достоверность не намеренна. - О! Вот! Вполне подойдёт... - маленькие ручки уже потянулись к куску, который приглянулся Ламбо, но не тут-то было. Его резко перехватили прямо у самого носа.
     Хибари Кёя наконец-то решил показаться.
     - Хибари-сан?! - сделала искренне удивлённое лицо, после чего мило улыбнулась. - Не ожидала вас увидеть здесь, - если не считать того факта, что ты чёртов сталкер. - Тоже проголодались? - указываю взглядом на мясо.
     - Пф! Проголодался он. Ага, как же, - недовольно бросил Ламбо, продолжая говорить на итальянском. Но потом просто взял соседний кусок мяса, понимая, что лучше не злить его. Однако тот факт, что Хибари не понимает итальянского, всё же привело парня к ярости. - Oh, mio Dio! Che mostruosa aura?!
     Похоже, Ламбо напугала чудовищная аура, которую излучал Хибари, так как тут же попятился назад, рефлекторно хватаясь за мною ногу и прячась. Я ауру Кёи не видела, но слышала, что она больше похожа на огромный фиолетово-чёрный сгусток, окружающий парня. И чем Кёя злее, тем чёрнее сгусток. И даже притом, что Ламбо успел повидать многое из будущего, это зрелище ему явно не по нраву. Вон, как лоб вспотел.
     - И что же делает школьница в столь поздний час? - холодно спросил Хибари, заглядывая в нашу тележку. - Хм, не кажется ли тебе, травоядное, что этого чересчур много для простого ночного перекуса?
     Опаньки! Да Кёя точно не в духе. И причина тому не я или Ламбо, а что-то другое. Проблемы в городе? Или в школе? Ну, то, что под конец года все словно с ума сходили, это ладно. Экзамены, контрольные, вечные тесты, кипа документов, заявок... и так до бесконечности. Парню хотелось разрядиться. Подраться с кем-нибудь. Причём неважно с кем. От того и увязался, так как рассчитывал встретить Реборна. Но увы и ах, перед ним оказался обычный пятилетний мальчик. Разочарование отчётливо читалось в его серых глазах.
     - Ну, я же не одна. У меня гости, Хибари-сан, - чтобы успокоить Ламбо, потрепала его волосы на макушке. Так я обычно делаю Фууте, и он всегда успокаивался. Вот и сейчас Ламбо тут же пришёл в норму и опомнился. Однако лицо Кёи немного помрачнело. Не могу понять о чём он думает, но вот он смотрит на мою ладонь, которой я трепала волосы мальчика, и в его глазах словно что-то проскальзывает. Какое-то воспоминание, после которого он испытывает одновременно и покой, и ярость. Ясно одно - пора валить. - Ну, всего доброго, Хибари-сан.
     Взяла одной рукой ладонь Ламбо, а второй тележку, покатив её в сторону кассы.
     - Травоядное, - обернулась. - Не передумала на счёт конкурса с веерами?
     - Хибари-сан, я может, и выгляжу лениво и неопрятно, да и вообще не внушаю доверия, но слова на ветер не бросаю. Если что-то обещала, то держу обещание до конца, - при каждом произнесённом слове смотрела парню в глаза.
     - Вау, - на лице мелькнула азартная улыбка. Он воспринял мои слова как вызов. - Это будет интересно. Обязательно посмотрю на это 'шоу'.
     - Надеюсь, вы останетесь довольны, - мы говорили, не повышая тона в голосе, но на самом деле это было сражение. Сражение того, за кем останется последнее слово. Я не стала дожидаться его позволения, а вновь направилась к кассе.
     - Как и я, - всё-таки бросил он в спину и напоследок швырнул отобранный у Ламбо кусок свинины прямо нам в корзину с едой. От такого неожиданного ядра, банки с шоколадной пастой громко звякнули, но остались целыми. Я принципиально не обратила на это внимание.
     - Боже-боже, - вздохнул Ламбо, немного оборачиваясь. - Вот смотрю я на это и совершенно не понимаю, как вы, в итоге, найдёте общий язык? То, что происходит сейчас, больше похоже на танец со Смертью. Причём тот, кто собьётся с ритма - мертвец.
     - Думаю, для меня это ещё большая загадка, - провела устало ладонью по волосам. - Ладно, идём готовить спагетти и разбираться, что всё же произошло с тобой.

Глава 18. Конец учебного года.

     Разобраться с базукой десятилетия всё же удалось, хотя я до сих пор не верю в то, что справилась. Как выяснилось, Ламбо умудрился хорошенько ударить конец оружия, повредив внутри специальное овальное зеркальце, которое собирало потоки энергии и фокусировало их в снаряд. В принципе, это зеркальце напоминало собой светоотражатель, что встроен в каждый фонарик около лампочки. И всё бы ничего, но при этом тряска сбила настройки базуки, и теперь за место пяти минут, парень проторчал в этом времени целую неделю.
     После починки базуки и возвращения Ламбо в его нормальное состояние я отправилась обратно к Тсуне, возвращать 'презент' владельцу. Хоть парень и старался скрыть свои эмоции, но всё же было видно, что Тсуна радовался нынешнему состоянию мальчика. Он уже давно к нему привязался, как и ко всем остальным.
     Хотелось сразу уйти, но налетела остальная детвора, что сразу же перекрыла пути к отступлению, и стала вопить, что они тоже хотят пожить у меня дома и так не честно, что всё веселье достаётся только Ламбо. И ладно бы об этом говорила только И-Пин, так ей вторил Фуута и сильнее всех дёргал за руку, обращая на себя внимание. Также в доме Савады была Хару. Девушка была очень удивлена такому поведению детей, особенно когда я каждого стала отпихивать и руками, и ногами.
     - Тсуна, забери их! - злилась я, утыкаясь пяткой в лицо Ламбо, но тот только ещё больше смеялся. - У меня нет на это времени!
     - Ламбо-сан хочет, чтобы с ним поиграли! - вопил мальчик.
     - И-Пин тоже! - послышался голос девочки рядом с ухом.
     - И я! - хватке Фууты можно только позавидовать. Тем более опыт у него есть.
     - Ох, как же вы надоели! - вздыхала я, чувствуя, что нет ни капли силы бороться ещё и с детьми.
      - Дар! Как ты так можешь? - кричала на меня Хару, наблюдая за нашей вознёй. - Нельзя отталкивать детей! Дети - это милые, невинные ангелочки, которых нужно любить и лелеять.
     - Дети - это злобные, надоедливые монстры, от которых нужно бежать без оглядки, - парировала я, на что девушка разозлилась ещё сильнее, надув щёки и покраснев, как редис.
     - Ха-хи?! И это суженная Тсуны-куна?! Не бывать этому! - девушка протестующее замахала руками. - Хару идеально справится с этой ответственной ролью! А ты... Страшно представить какой Дар будет матерью...
     - А тут и представлять нечего, - усмехнулась я. - Их у меня не будет. Не-не-не! Никогда я на это не соглашусь. Только через мой труп.
     - Ха-хи?! - эта новость вообще ввела девушку в ступор. Дети на миг остановились и стали смотреть то на меня, то на злую Хару. Похоже моё мнение на счёт детей очень задело её, так как следующее, что она произнесла, было: - Ты ужасна, Дар! Я и раньше замечала, что в тебе отсутствуют некоторые эмоции, но теперь точно могу сказать, что в тебе нет и капли человечности. Не веришь в любовь, не любишь детей, относишься к ним как к насекомым, от которых необходимо избавиться. И самое обидное то, что тебя мои слова, скорей всего, совершенно не волнуют! Ты словно робот! Бесчувственный робот!
     - Хм-м-м... - я задумалась, прислушиваясь к своим чувствам. Ну, что могу сказать? - Ты права.
     - Ха-хи? - злость сменилась удивлением.
     - Всё так, - наконец-то смогла встать в полный рост, так как дети внимательно за всем следили и не влезали в разговор. - Всё, что ты сказала про меня - правда. Но мне всё равно. Это моя жизнь, и мне нравится то, как я её проживаю. Так что всё, я пошла. Тсуне и Реборну передавайте 'привет'.
     Хозяина дома и Реборна не было в его комнате, так как они готовили для всех чай с бутербродами, но, видно, отведать их не судьба. Если честно, я и правда не обижаюсь на слова Хару. Во-первых, я давно знаю, что мои эмоции зачастую не такие как у других. Мне на многое всё равно. На боль и страдания других. На их нужды и желания. Пока это не коснётся меня лично - мне плевать.
     Любовь? В это верят только наивные и глупенькие мечтательницы, такие как Хару. Что вообще такое 'любовь'? Если переводить его с древнегреческого, то оно означает 'желание'. И что теперь, мне верить в этот мифический бред про радужных единорогов и крылатых фей? Я вас умоляю!
     Дети... ну, тут и так всё ясно. Рядом со мной они дуреют, и меня это пугает. А что будет, когда у меня появятся свои чада? Я же и спрятаться толком никуда не смогу. Или просто сбегу, оставив их на шее отца-неудачника. Кстати, Тсуна справился бы с этой ролью идеально.
     Да и Хару сама по себе не плохая девчонка, просто она вечно злится, когда признаётся в своей симпатии Тсуне, а сам парень даёт ей понять, что ничего такого с ним ей не светит. Да ещё и Гокудера вечно твердит, что именно я суженная Тсуны и Хару ждать нечего. Любая бы девушка злилась. Я бы удивилась, если бы она попыталась со мной подружиться. Сразу бы ждала ножик за спиной. Да и, возможно, на неё действует моя аура.
     Кстати, она действует не на всех. Например, Ямамото, вроде, с первого дня ко мне нормально относится. В чём разница, пока уловить не могу, но есть люди, которым достаточно раз увидеть и они уже желают побыстрей от меня избавиться. Есть те, для которых я как невидимка. Вроде бы есть, а вроде бы нет. Неважно. Призрак, одним словом. А есть и такие, которые сразу же тянутся. Как дети. Желают прикоснуться, поговорить... Вот бы понять, чем эти люди отличаются, и как этим управлять? Хочется всё же социально адаптироваться, а то мне уже пятнадцать, но проблем меньше не становится.
     - Это не правда! - услышала я гневный вопль Ламбо, как только закрыла за собой дверь. Кажется, он кричал на Хару. - Дар хорошая!
     - Ламбо-чан? - не понимала девушка, ведь она только что заступалась за него, но вышло всё не так, как она того ожидала.
     - Дар хорошая! - повторил Ламбо. - Дар игралась с Ламбо-саном! Дар угощала его виноградом и починила базуку. И Ламбо-сан не ребёнок! Он киллер! Очень злобный и опасный!
     - Ламбо, стой! - послышался крик И-Пин, после чего прогремел взрыв. Кажется, Ламбо пытался продемонстрировать сказанное делом и использовал одну из своих гранат, но всё ли так, мне проверять пока не хочется.
     - А?! Взрыв?! - из кухни к лестнице выбежал Тсуна в фартучке с Реборном на плече. - Дар, что случилось?
     - Меня не спрашивай, - улыбнувшись, ответила я, спускаясь по лестнице и проходя мимо парня.
     Секунду он с непониманием смотрел на меня, а после сорвался с места и побежал в сторону своей комнаты, ворча, что если это опять проделки Ламбо, он останется без ужина. Странно, но в тот момент я изменила своё мнение об этих детишках. Правда, совсем чуть-чуть. Но всё-таки поступок мальчишки немного приподнял мне настроение.
     Хоть меня и не задели слова Хару, они ещё часто всплывали в моём сознании. Особенно в школе на большой перемене, когда я намеренно оставалась одна во время обеда. На крышу пробраться уже не составляло возможности, так как с наступлением тепла, там всё время предпочитал отдыхать Хибари. Он не любил, чтобы кто-то мешал его отдыху, а лишний повод для ругани мне искать не хотелось. Приходилось отступать, но и во внутреннем дворе корпуса было неплохо. Там была парковая зона со скамеечками, где я обустраивалась и наслаждалась уединением.
     Правда, недолго.
     - Привет, Дар! - из-за поворота вылез Ямамото, державший в руке своё бенто. - Опять одна? В последнее время ты постоянно обедаешь либо одна, либо до посинения работаешь в Дисциплинарном Комитете, - парень без спроса подсел рядом на скамейку, смотря на то, чем я на этот раз перекусывала. - Эх... опять сладости... Отец постоянно спрашивает, когда же ты вновь заглянешь к нам. Кажется, ты ему нравишься, ха-ха-ха!
     - Ну ты, скажешь тоже, - усмехнулась я, отвечая улыбкой на слова парня. - Просто в последнее время было столько дел. Конец учебного года близок, вот и времени толком нет. В Комитете вечно перебираю документы, потом тренировки с танцами, а потом эта история с Ламбо... Эх, я даже поработать нормально не успевала.
     - А! Тсуна что-то такое рассказывал, - вспомнил Ямамото, раскрывая платок, в который была упакована коробочка бенто. - Кажется, его любимая игрушка сломалась, а ты её починила.
     - Хех, ну что-то вроде того, - с улыбкой кивнула, доставая из своего пакета, который я заранее принесла, очередное шоколадное печенье. - А сам чего не с ребятами? Вы же обычно обедаете вместе.
     - Ха-ха-ха, и то правда, - смущённо ответил парень, почесав затылок. - Просто захотел посидеть с тобой, как в старые добрые времена. А то совсем не видимся. Ты ведь даже на уроки не приходишь.
     - Это да, - согласно кивнула, запивая печенье молоком. - Но, вроде, со следующего учебного года всё изменится, - Такеши вопросительно посмотрел на меня. - Ну, я ухожу из Комитета. Уже и заявление написала.
     - Правда? Ничего себе! - присвистнул парень. - А я думал, что тебе там нравится.
     - Нравится? - я задумалась. - Да нет, вряд ли, - съела ещё одно печенье. - Хотя не знаю. Всё же там есть и свои плюсы.
     - Вот как... - произнёс Такеши, вздохнув и посмотрев на чистое голубое небо, на котором не было ни одного облачка.
     Погода сегодня, в принципе, была по весеннему тёплой. Всё цвело и пахло. Птички пели, перескакивая с ветки на ветку. Скоро должен начаться сезон цветения сакуры. Знаю, что многим в Японии это мероприятие нравится, но по мне, лучше провести это время дома с вентилятором в обнимку. Жара... и зачем она вообще? Может мне повезёт, и я уеду в горы? Так высоко, где снег не тает, в принципе. Я бы там жила. Кажется, в Японии на некоторых горах построены храмы. Интересно, там можно поселиться? Или арендовать? Было бы неплохо. Хотя меня, скорей всего, сошлют в Ад за такое кощунство.
     - Будешь? - Такеши открыл свой бенто и передал мне один онигири с тунцом. Я тут же отказалась, но парень насильно впихнул мне в ладонь комик с рисом. - Кушай. Ведь, кроме шоколада, ты должна ещё что-то есть.
     - Да, - усмехнулась я. - В последнее время мне стали это слишком часто говорить, - надкусила. - О, сливочный соус! Вкусно!
     - Ага, - заулыбался парень. - Старик заметил, что тебе он нравится, вот и добавил в некоторые соус, - это было неожиданно. То есть Такеши специально приготовился к тому, чтобы пообедать со мной? Похоже, он тоже заметил, что сболтнул лишнего и сразу сменил тему разговора: - У тебя такой задумчивый вид. Что-то не так?
     - Ну... - говорить или нет? Хотя, раз Такеши тут, можно кое-что проверить. - Послушай, помнишь, как мы впервые встретились?
     - Угу, - кивнул бейсболист. - Ты поступила к нам в класс с Гокудерой. Я даже вначале подумал, что вы родственники, ха-ха-ха. Всегда на итальянском ругались. Так забавно!
     - Хех, ну это ладно, - отбросила эту идею. Я и Хаято родственники? Ну, разве что из-за цвета волос. А так всё остальное у нас совершенно разное. - В тот день, когда ты меня увидел, что почувствовал или подумал?
     - Ну... - парень удивлённо поднял брови. - Я не помню. Это было так давно. Почти год прошёл.
     - Постарайся, может неприязнь? Или страх? Я была пугающей? А может некую настороженность? - хотелось понять способности своей ауры и на кого она действует. В чём её слабая сторона, в чём сильная? Как её вообще контролировать?
     - Что? Не-не, всё не так, - замахал он руками. - Скорее... хм-м-м... да! Это было любопытство.
     - Любопытство?! - вот такого поворота я не ожидала.
     - Ага, - Ямамото достал из своего бенто ещё один онигири и принялся его есть. - Ты отличалась от других. Держалась стороной и выглядела скорее напуганной, нежели пугающей. А потом произошло то событие на крыше... - парень замолчал, смотря куда-то под ноги. Секунда, и улыбка вновь вернулась на его лицо. - Не думаю, что плохой человек сделал бы такое.
     - Вот значит как, - я вздохнула. - Ну, я вообще-то не планировала... всё вышло спонтанно... Эх, ладно, - доела свой онигири молча. Стоп, а может он чувствует не как взрослый, что хочет доминировать над всеми, а как ребёнок, любящий играть? Это больше ему подходит. Ямамото Такеши только к бейсболу относится серьёзно. Лучший игрок Средней школы Намимори. Ну-ка, может проверить? Неожиданно положила ладонь ему на макушку головы. Парень был весьма удивлён таким поведением, но руку не стряхнул. - Что ты чувствуешь?
     - Что чувствую? - переспросил он.
     - Да, - кивнула. - Может, чувствуешь умиротворение, спокойствие, уют, счастье...? - именно так мне описывали свои ощущения дети.
     - Я чувствую... - Такеши задумался. - Тепло.
     - Душевное?
     - Физическое, - засмеялся. - Твоя ладонь тёплая. А ещё мягкая, и пахнет шоколадным печеньем. Эх, даже попробовать захотелось. Ещё осталось?
     - Эх... - отчаянный выдох. Ямамото не относится ни к тем, ни к другим. Его вообще не понять. Протянула раскрытый пакетик с печеньем. - Угощайся, - бейсболист довольно опустил руку в пакетик и, не скромничая, взял целую горсть, принимаясь за сладкое. - Получаются, есть и те, для которых моя аура ничего не значит.
     - Теперь ты, - услышала голос парня, после чего на мою макушку легла его ладонь. Она была, по сравнению с моей, большой, мозолистой, жилистой и твёрдой. Сразу видно, что он часы проводит в тренировках с бейсбольной битой. - Что чувствуешь?
     - Эм... - м-да... забавная ситуация. И что тут сказать? Но, с другой стороны, а правда? Что я чувствую? Закрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям. Хм-м-м... ничего. Совершенно ничего. Возможно, Хару права и я просто бесчувственный робот? - Тепло, - с улыбкой отозвалась я, на что парень вновь засмеялся, но руку убрал не сразу. Медленно спустил её к затылку, поглаживая белоснежные волосы.
     Прозвенел звонок на урок. Обеденное время пролетело так быстро.
     - Ну, я побежал, - бросил Ямамото, вскакивая с места и, прихватив свой бенто, побежал в сторону корпуса 'А'.
     - Странный парень... - вздохнула я, наблюдая за тем, как Такеши исчезает за поворотом.
     Всегда улыбается и смеётся. Трудно понять, когда он серьёзен, а когда шутит. Кажется, словно у него ветер в голове. Никакой ответственности. Даже сейчас я теряюсь, что это было? Очередная шутка или проявление чего-то большего. Чёрт... это труднее, чем кажется на первый взгляд. С техникой вести общение намного проще. Там либо 'да', либо 'нет'. А вот с человеческими чувствами... И всё же Хару права. И почему я всё время вспоминаю её слова? Словно это меня задело. Мне же на самом деле плевать, верно? Так почему же?
     По спине пробежался холодок, вот только причиной тому был не ветер, а нечто иное. Кто-то следил за мной. Я обернулась и постаралась отыскать взгляд наблюдателя. Каково же было моё удивление, когда наблюдателем оказался Кёя, что стоял в кабинете Дисциплинарного Комитета у окна и с неким презрением следил за мной. Он даже не скрывался, просто скрестил руки на груди и, задрав подбородок, бросал в мою сторону ледяной взгляд. И давно он там? Видно, что да.
     Эх, ещё один ненормальный. Вот только как раз его я чувствую. И это до чёртиков порой пугает и успокаивает одновременно. Пойду я лучше работать. Побыстрей бы этот конец учебного года наступил. А то невыносимо уже.
     - САХАРНАЯ ВАТА! СВЕЖАЯ САХАРНАЯ ВАТА! ПОКУПАЙТЕ САХАРНУЮ ВАТУ! - кричал на весь зоопарк продавец, прогуливаясь по улицам и завлекая покупателей. Правда от такого крика, даже я, как любитель сладостей, решила держаться от парня подальше.
     И да, я в зоопарке. Чёрт возьми! До сих пор не верю в то, что согласилась на это шоу. А ведь всё так неплохо начиналось. Когда вернулась в прошлую пятницу домой, меня встретил Реборн и похвалил за проделанную работу с Ламбо и семьёй Бовино. Он недавно только узнал, что семья Бовино официально на весь мафиозный мир заявила, что отныне будет во всём следовать и поддерживать семью Серра, а особенно это касается их Представителя, то есть - меня. Конечно, сказать, что я была в шоке, это ничего не сказать, но больше всего был удивлён сам Реборн. Так как он не ожидал, что наступят такие перемены, и вновь заметил, что семья Бовино, как мафиозная группировка, довольно слаба и рассчитывать на них не стоит.
     Странно, но в тот момент я была несколько задета замечанием малыша. Возможно, сыграл эгоизм, а может и некая моральная ответственность за эту семью, которую я теперь чувствовала, но, смотря прямо в чёрные глаза-бусинки Реборна, собрала всю волю в кулак и холодно произнесла:
     - Ты не прав.
     Тогда это был, наверное, не очень умный поступок. По сути, я самолично подписала себе серию проблем предоставленных мне специально господином Реборном, но мне было всё равно. Реборн после этих слов молчал и, не моргая, смотрел на меня, выжидая пояснений. Он не требовал их, не угрожал, не кричал и не смеялся. Просто смотрел.
     Тогда я не стала вдаваться в подробности, лишь отметила, что в отличие от самого же Реборна, который игнорирует Ламбо, я попыталась помочь ему и открыла для себя довольно серьёзных людей, у которых есть знания и сила изменять историю. Однако они довольно умны, чтобы лишний раз не высовываться и сохранять все сведения в тайне. И если даже Реборн о них не знает, то об их мощи можно только позавидовать. А ведь единственный наследник этого, тот глупый плакса-Ламбо.
     - Хм... - это всё, что тогда услышала от Реборна. Малыш просто опустил голову, благодаря чему тень от полей его шляпы полностью скрыла глаза. Я выжидала. Думала, что ещё секунда и он, разозлившись, попытается меня прикончить. Выстрелит в меня Леоном или усмехнётся, но ничего не было. Мы просто стояли у меня во дворе и молча друг на друга смотрели.
     Становилось неловко. Что делать в таких случаях, я не знаю. Поэтому посмотрела на свой дом, за спиной Реборна, потом на самого малыша и неуверенно произнесла:
     - Эм... может чайку?
     - Не откажусь, - лицо мальчика тут же посветлело, и он, улыбнувшись, прыгнул мне на плечо. Словно Реборн только и ждал приглашения. Но, кажется, это всё был его коварный план, так как следующим, что я от него услышала, было предложение сходить в эти выходные в зоопарк и подобрать для Тсуны личного питомца-спутника.
     Естественно, я и животные это совершенно две вселенные. Те, что никогда ни при каких условиях не должны пересекаться. Просто никогда! Но отказаться я... побоялась. После такого недавнего штурма, отказать Реборну было невозможно. И вот теперь... я, персонально, пришла в то самое место, в которое ещё с детского сада клялась при жизни не заходить.
     Но ужасы на этом не закончились. Практически за каждым углом торчали дети с родителями, которые то и дело, что обращали на меня внимание. Дети всё время тянулись и старались оторваться от своих родителей, чтобы подбежать ко мне и хотя бы прикоснуться. Это было ужасно! Я чувствовала себя этаким Гамельнским Крысоловом, за которым ушли сначала из города все крысы, а там и малышня. Жуть!
     Я даже оделась так, чтобы моя внешность отчётливо говорила - 'Не подходи!'. Широкая серая толстовка с большим капюшоном, которая прятала пол-лица, спортивные штаны, того же цвета и кроссовки. Ну, чистокровный гопник! Если бы я 'такое' встретила в зоопарке, то точно бы сделала всё, чтобы держаться от него подальше. Но правила 'страха' похоже детям и животным не писаны. В итоге, я совсем забыла о своей первоначальной цели посещения зоопарка. Главным стало - спрятаться.
     Но на эту проблему пришла следующая - нашлись другие гопники, которым я не понравилась с первого взгляда. Буквально возненавидели. Вот это прям, как любовь, только тебя к тому же пытаются и убить.
     Всё произошло случайно. Я остановилась в отделе 'Животные Африки' и остановилась около верблюдов, что с некоторой ленью и безмятежностью жевали какое-то растение, предоставленное работниками зоопарка. Верблюды мне нравились. Они полностью описывали моё настроение. Один из них обратил на меня внимание, но еда, видно, была вкуснее, также между выбором подойти к ограждению или продолжить трапезу, он выбрал трапезу. Может Тсуне подойдёт именно этот питомец? Ни агрессии, ни злобы, да и выносливость на уровне. То, что надо, для спокойной жизни подростка.
     Мимо кто-то прошёл и больно пихнул меня в плечо, от чего я чуть было не упала. Именно тогда, обернувшись, увидела трёх громил, которым моя фигура явно мешала жить. Хотелось высказать пару ласковых, но я знала, что дам им повод, только осложню себе жизнь. Они выше меня и вдвое шире. У меня против троих старшеклассников, если они ещё школьники, нет и шанса. Однако отсутствие моей реплики лишь ещё сильнее обозлило парней, и они решили действовать сами:
     - Ты чего мешаешься? - произнёс их лидер гнусавым басом. - Не видишь, что ли, что путь всем загораживаешь? Извиниться не хочешь?
     - Извините, - спокойно ответила я, слегка поклонившись, как это принято в Японии, и повернувшись к ним спиной, направилась в противоположную сторону. Влезать с ними в драку вообще не хотелось.
     - Тц! И это всё?! - услышала я гневный голос лидера, после чего почувствовала, как меня схватили за шиворот толстовки и слегка подняли над землёй. Словно тряпочку. - Ты похоже не местная и не знаешь, как принято извиняться в Японии.
     - Босс, так давайте её научим, хе-хе-хе... - смеялся один из хулиганов.
     - А давай! - кивнул лидер, после чего прежде, чем я успела хоть слова сказать или предпринять что-то, перекинул меня через один из заборов, держа за шиворот толстовки над вольером. И не простым вольером, а с такой невинной зверюшкой, как крокодилы.
     - Мать моя женщина! - ахнула я, видя, над чем болтаются мои ноги. Хоть расстояние до воды и составляло два метра, спокойнее от этого не становилось. - Отпустите меня! - никакой реакции только смех и легкое встряхивание от чего толстовка стала трещать. - Твари!
     - Босс, кажется, она нас тварями назвала, - промямлил один.
     - Что-о-о?! - протянул лидер хулиганов, гневно косясь на меня. Чёрт, лишнего ляпнула. Нужно исправляться.
     - Что вы, что вы, - постаралась улыбнуться. - Я к чему, все мы твари божьи, верно? Просто кто-то в большей, кто-то в меньшей степени, хе-хе-хе... прошу, опустите!
     Парни просто смотрели на меня и ржали. Что-либо придумать в таком положении нереально. Да и что именно? Если бы умела драться или являлась прямым потомком Джеки Чана - вопросов не было, а так, единственное, что я сейчас могла, это обхватить ладонями руку хулигана, сжимающего толстовку, и молиться, чтобы эта самая толстовка выдержала мой вес и не разорвалась в следующую же секунду.
     Крокодилы подплывали к тому ограждению, над которым я висела. Узнавать действует ли на этих ящеров моя аура, как-то не хотелось. Да и бессмысленно это. Думаю, они и сами не поймут. Съедят, а потом уже что-то осознают. Нужно выбираться отсюда. Нужно немедленно что-то предпринять. Но что? Сердце буквально выпрыгивает из груди. Попробую поговорить с ними.
     - Ребята, пожалуйста, не бросайте меня к крокодилам, - милая улыбка, хотя голос предательски дрожал. - Ну, чего же вы? Я ведь ничего не сделала. Просто мимо проходила. Давайте просто всё забудем и мирно разойдёмся, а?
     Я знала, что, по сути, это не они виноваты, а моя аура, из-за которой я всю жизнь страдаю. Что в ней такого классного? Одни только неприятности. Каждый так и норовит атаковать либо начать скандалить. А вот эти парни сразу перешли к делу. Зоопарк - место скопление зла.
     - Босс, - мямлил один из хулиганов, смотря прямо в моё лицо. Я старательно пыталась изобразить невинность Фууты. Округлила глазки и надула губки. Ну, просто милое дитя, как такое можно убить? - Босс, её взгляд... он мне не нравится. Злобный, как у змеи.
     - Ага, - вторил второй подчинённый. - Или как у волка. Не добрый он.
     - Да о чём вы?! - кричала я, чуть ли не плача. - У меня глаза добрые и сияющие. Желтые, как одуванчики. Разве одуванчики могут быть злыми?! Отпустите меня!
     - Сейчас тебя и отпустим, - усмехнулся лидер, раскачивая меня из стороны в сторону, и с удовольствием наблюдал, с каким ужасом исказилось моё лицо, ведь крокодилы в вольере следовали точно за маятником.
     - Помогите! - вырвалось у меня, но кто нас услышит, когда кругом такой шум и везде играет весёлая музыка из динамиков по всему зоопарку.
     Однако кое-что всё же произошло, а именно прогремел взрыв. Причём довольно близко. От такого неожиданного грохота, лидер хулиганов, который держал меня за шиворот, разжал руку и 'отпустил'. Трудно сказать, что я тогда испытала. Ужас? Панику? Страх? Хм... скорее обречённость. В моей голове пронеслось всего одно слово - 'всё'.
     Я ожидала звонкого плюха в воду, а после звонкое 'клац-клац', вдоль всего тела, но не было ни того, ни другого. Приземлилась я на довольно твёрдое и сухое место. Глаза были зажмурены, но по ощущениях подомной был бетон. Куда я упала? Мысли стали посветлее, неужели эти идиоты забросили меня в другой вольер, пока раскачивали, как маятник?
     - Ты что, её выронил? Выронил? - слышала я голоса хулиганов. - Чёрт, Босс, я думал, мы просто пошутим и отпустим её.
     - Заткнись! - рявкнул лидер. - Я не хотел этого делать! Это случайность! Всему виной этот взрыв! И вообще, поздно что-либо говорить. Бежим отсюда!
     Фух, они ушли. А теперь время осмотреться. Открываю глаза и понимаю, что только что оказалась в ещё худшей ситуации. Вольер с крокодилами я поменяла на вольер со львами. Причём их тут было как минимум пятеро. Каждая кошка смотрела на меня голодным взглядом, а их вожак был ближе всех ко мне. Было так страшно, что я даже крикнуть и позвать на помощь не могла. Лёгкие буквально скрутило судорогой. Единственное, что удалось мне сделать, это медленно отползти назад, пока спина не уперлась в каменную стенку вольера. Пути к отступлению полностью перекрыты.
     Сжавшись в комок, я стала надеяться только на одно, чтобы они не начали с вытянутой вперёд руки, хотелось ещё хотя бы чуть-чуть побыть в этом мире. Вновь зажмурилась и даже перестала дышать. Утробное рычание животных усиливалось, говоря о приближении хищников.
     Это во всём виноват Реборн. Именно он! Если бы не его фокусы, если бы не его просьба, если бы я не согласилась... Эх, иногда я и себя поражаю тупостью. Ведь знала, что это плохо кончится. Знала, и всё равно пошла. Зачем? Один раз живём? Да? Ну-ну, и походу последний. Дар, ты умная девушка, но иногда глупее ребёнка. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Что же делать? Был бы при себе хотя бы перцовый баллончик... хоть что-то!
     - Хр-р-р... - прозвучало прямо над самым ухом. Рука ещё цела. Они обнюхивали меня. Длинные жёсткие усы уже не щекотали, а буквально царапали лицо, хотя я его и спрятала в коленях. На утробный рык отозвались и остальные члены стаи. Хотя подождите... это не рык, это урчание. Как у кошек.
     Я медленно, не совершая никаких резких движений, приподняла лицо и посмотрела на стаю львов, что буквально нависали надо мной. Нависали, но не трогали. Лишь наблюдали слегка с любопытством, склонив головы набок. Раскрытая ладонь всё ещё была вытянута вперёд. Её как раз обнюхивала одна из львиц. Что же она сделает? Секунда и совершилось невозможное. Львица склонила голову и позволила мне прикоснуться к её макушке. Она ластилась, требуя внимания и перевернувшись на спину около моих ног, громко заурчала, подобно мотору мотоцикла.
     Всё это казалось сном. Стая ничего не делала мне. Они были подобны огромным кошкам, только и всего. Многие прилегли рядом, пихая в мои ноги мордой, тем самым привлекая к себе внимания и прося, чтобы я и их погладила. Всё это мило. Даже очень. Вот только... как мне теперь выбираться отсюда? Они ведь не попытаются остановить меня силой? Или...?
     Убрала руки с голов львов и попыталась встать. Тут же услышала недовольное рычание со всех сторон. От такого поворота событий вернулась на своё место и постаралась лишний раз не дёргаться. Вот же невезенье! Что мне теперь делать? Похоже, эти кошки так просто отказываться от новоприобретенной игрушки не собираются.
     Прогремел взрыв, причём на этот раз не гдё-нибудь со стороны, а совсем рядом. В вольере с львами. От тучи пыли и дыма, я даже своего носа не смогла разглядеть, но уже через несколько секунд увидела львов в бессознательном оглушенном состоянии и Гокудеру, возвышающегося над ними с сигаретой во рту.
     - Ха... Хаято? - не верила своим глазам. Так он тоже в зоопарке?
     - Какого чёрта ты тут делаешь, Ведьма? Эти кошки не игрушки, - после чего парень взвалил себе парочку львов на плечи пошёл в сторону выхода. Я до сих пор пребывала в некотором шоковом состоянии, от того как круто он появился. - Эй, - парень обернулся. - Ты собираешься отсюда выбираться? Я их оглушил, но не убил. Через несколько минут они придут в себя.
     Всё наваждение, как рукой сняло. Теперь до меня стало доходить, что и первый взрыв произошёл благодаря Гокудере. А это значит, что он как и я попал в неприятности. Хотя, Хаято сам по себе ходячая 'неприятность'. Возможно, у него тоже этакая аура, что приманивает к себе недовольных типов? В любом случае, быть рядом с ним намного безопаснее, чем одной посреди львов. Я не расчёска для зверей. Но, кажется, они думают совершенно иначе.
     - Хаято, подожди! - вскочила с места и побежала за Гокудерой. - Ты не мог бы проводить меня до выхода из зоопарка? Одной бродить тут несколько опасно.
     - Чего? - злобно бросил парень, крепче обхватывая львов. - Я тебе что, собака-поводырь? Сама пришла, сама и свалишь.
     - Но Хаято! - протянула я, и всё равно последовала за парнем, не отходя больше чем на метр.
     Как не посмотри, а рядом с ним безопаснее. У него динамит. Да и использует его довольно метко. Гокудера ворчал и требовал, чтобы я немедленно прекратила следовать за ним. Казалось, его во мне тоже раздражало буквально всё. Но я просто не обращала на его слова никакого внимания. Словно шум дождя или ветра. Вроде есть, а вроде и не столь важно. Просто молча шла по дорожкам зоопарка и осматривалась по сторонам. Посетителей стало значительно меньше. Вернее, пока были только мы. Где все остальные? Хотя, скорей всего, из-за взрывов поспешили покинуть зоопарк. А некоторые животные успели даже выбраться.
     - Хаято, а зачем тебе львы? - не хотела спрашивать, но любопытство сильней меня.
     - Это не мне, - фыркнул парень. - Это Десятому. Думаю, ему, как Боссу, подойдёт такой питомец, как лев - царь зверей.
     - О как, - кивнула я. - Ну... ладно.
     - И как понимать это твоё 'ну, ладно'? - тут же разозлился он. - Хочешь сказать, что у меня плохой выбор? Сама-то что предложить можешь?
     - Я хотела предложить ему верблюда, - от такого предложения, парень даже остановился и развернулся в мою сторону.
     - Вер... верблюд? - голос Гокудеры дрожал, а лицо посинело. Видно, он совершенно не ожидал от меня такого предложения, и прежде, чем он успеет взорваться с новой тирадой брани и ругани, я постаралась втиснуть свои пять копеек.
     - Я отталкивалась от практичности и выгоды в применении, - затараторила, выставив перед собой раскрытые ладони. - Он и вынослив, устойчив, как к заморозкам, так и к жаре. Не прихотлив в еде. Да и вообще, как по мне совершенно безобиден.
     - Какой к чёрту верблюд?! - всё, моё время иссякло, и теперь даже слова не смогу произнести. - Именно поэтому я его Правая Рука! Ты думаешь только о практичности, но совершенно забываешь о репутации Босса семьи Вонгола! Его же остальные Боссы засмеют! Верблюд?! Да сама ты верблюд!
     - Пф, - фыркнула я, скрестив руки на груди. - Моё дело предложить.
     Я решила просто пройти мимо его, продемонстрировав, что слова парня меня ничуть не задели. Он и раньше ругался как сапожник, и с тех пор ничего не изменилось. Но впереди возникло очередное препятствие в виде огромной длинной змеи. Сначала удав просто проползал мимо, но, заметив меня, в ускоренном темпе сменил траекторию. Теперь ко мне направлялся очередное существо, с которым я не желаю иметь ничего общего. Змея!
     Над головой пролетает динамитная шашка и взрывом отбрасывает удава в сторону.
     - Зоопарки слишком шумные, - устало произнёс Гокудера, словно это не он только, что бросал динамит. - Это не закончится, пока мы не поймаем их всех?
     - Их всех? Поймаем? Мы? - ох, не нравилась мне эта идея. Совершенно не нравилась.
     - Дар! Гокудера-кун! - это был голос Савады, определёно.
     Через облако пыли, поднятым в воздух, мы разглядели насколько человеческих фигур. Это был Тсуна, Киоко, Хару, Такеши, Бьянки, Рёхей и вся малышня полным составом. У нас что, сбор мафиозной семьи? Мы же, вроде, только за питомцем для Тсуны пришли. Верно?
     - Тхке-е-е... сестра... - Гокудера неожиданно рухнул на землю, при виде своей сестры. Это его аллергия уж очень осложняет парню жизнь. А ведь они родственники.
     - Дари! - воскликнул Фуута, подбегая ко мне. - Я удивлен, видеть тебя здесь. По моим рангам, зоопарк занимает третий пункт из всех ненавистных тебе мест.
     - Вот как? Советую пересмотреть ранги, - выдохнула я. - Уверена, оно теперь на первом, - подошла к Гокудере, что валялся в полуживом состоянии. Периодически он приходил в себя, выпуская немного пены изо рта.
     - Эй, - рядом оказался Ямамото и тоже присел на корточки. - Он как? В порядке?
     - Ну, если только ты это называешь 'в порядке'... - для большей убедительности взяла руку Хаято за кисть, приподняла её и отпустила. Рука камнем плюхнулась на землю.
     - Хэх? - О! Парень пришёл в себя. Ну, или пытается не вырубиться ещё сильнее.
     - Почему вы все здесь? - не понимал Тсуна. Он что, не знает? То есть Реборн промышляет дела за его спиной? Интересно...
     - Я подумал, что пришло время найти тебе питомца-спутника, как мой Леон, - откуда не возьмись, как всегда появляется Реборн, заставляя Саваду подпрыгнуть на месте. - Мне была нужна небольшая помощь в выборе питомца подходящего Тсуне, поэтому я попросил их придти.
     - Прекрати решать подобные вещи без моего участия! - кричал Тсуна, но кажется, его слова канули в пустоту.
     - Все были заняты и не смогли подобрать точного времени, - улыбалась Хару. - Поэтому решили просто встретиться здесь.
     - Со мной никто не договаривался, - подняла правую руку, словно в школе. - И вообще, меня заставили!
     - Я тебя не заставлял, - произнёс Реборн. - Я просто предложил, и ты согласилась.
     - Это было психологическое давление, - настаивала на своём.
     - Ну... - малыш усмехнулся. - Я всё-таки киллер.
     - Я думала, что с внешностью Тсуны ему больше подойдёт хомячок или белочка, - улыбаясь, произнесла Киоко. - Но сейчас я думаю, что Тсуна-кун более надёжный, - щеки девушки покрылись румянцем. Хм, неужели чувства Тсуны взаимны? Это было бы неплохо, особенно для меня.
     - А ты что выбрала? - спросил Реборн у меня.
     - Ну, я выбрала вербл... - неожиданно меня заткнули, прижав ладонь ко рту. Это был Гокудера, который буквально восстал из мёртвых и не позволил произнести то, что я намеревалась.
     - Когда я прогуливался по зоопарку, то нашёл её в вольере со львами, Десятый, - радостно воскликнул Хаято, но гневным взглядом бирюзовых глаз, достаточно точно давал мне понять 'Молчи!'. - Моё мнение с Советником совпадает. Боссу идеально подойдёт 'Царь Зверей'.
     - Ну, тогда решено, - улыбнулся Реборн. - Для начала возьмём льва.
     - Мне это не нужно! - кричал Тсуна, когда ему на спину закидывали одно из оглушенных Хаято львов.
     Однако круто всё обернулось. Гокудера ещё тот ушлый тип, но так и быть, пойду на эту уступку. Как не посмотри, он выручил меня. Хотя, тут мысль одна появилась, а что если таким образом решать большинство вопросов? Хм, Гокудера Хаято, ты даже не представляешь, на что подписался. Правая Рука, значит? Хех...
     Наступили каникулы. УРА!
     Весна цветёт в полную силу, и эта жара меня стала безумно утомлять. Близился конкурс с веерами. Моё настроение было подобно маятнику. То верх, то вниз. То радостно, то страшно. Однако не это сейчас больше всего выводило меня из себя, а именно Хибари Кёя.
     Казалось бы, всё, занятия кончились, заявление о моём уходе принято в оборот, и по идее я не должна находиться в школе, но Кёя сказал, что заявление начинает действовать 'только с начала нового учебного года'. То есть, все весенние каникулы я до сих пор нахожусь в его распоряжении. Чем этот засранец не стесняется пользоваться.
     Вызвал меня в самый жаркий день в школу. Ну, я пришла, вот только одетая не в форму Дисциплинарного Комитета, а в обычную одежду. Голубые джинсы, широкая белая футболка с надписью 'Kill me Softly!', с отпечатком красных губ сбоку и белоснежная кепка, сливающаяся с моими волосами. А вместо общепринятой школьной сумки, джинсовый рюкзак за плечами. Мой внешний вид несколько удивил парня. Особенно надпись на футболке, так как с английским у парня было всё просто замечательно. 'Убей меня нежно!' - думаю, ему нравится эта идея.
     - Почему ты не в форме? - строго произнёс он, сидя за своим столом.
     - Потому, что это сейчас не обязательно, - ответила я. - Каникулы, Хибари-сан.
     - Пока ты член Дисциплинарного Комитета, должна соответствовать здешним правилам, нормам и требованиям, - в холодном голосе стали проскальзывать стальные нотки.
     - В принципе, я уже им как бы, не являюсь, - парировала я. - И не понимаю, зачем вы меня вызвали. Документы все разобраны и отработаны вдоль и поперёк. Мы успели к срокам. Долгов на мне нет. С заявками тоже разобрались. Все остальные материалы я давно передала Тетсуе. И неоднократно вас об этом информировала.
     Взгляд серых глаз из-под густой чёрной чёлки уставился на меня. Он буквально пронзал насквозь, заставляя любого испугаться и усомниться в своей правоте, но на меня этот фокус не действовал. Я знаю, что 'правда' на моей стороне. Работала на совесть, и придраться ко мне просто невозможно. Пускай я ленива, пускай вечно хочу спать и стараюсь от всего держаться подальше, но если на что-то подписалась, довожу любое дело до конца. Возможно, это всё проблемы внутреннего перфекциониста, но плевать. Такая уж я.
     - Сегодня начинается сезон цветения сакуры, - неожиданно начал Хибари, полностью проигнорировав недавний диалог. Парень просто развернулся в кресле так, чтобы одновременно смотреть в окно и следить за мной.
     - Хм, ладно, - кивнула я, немного сбитая с толку подобным поведением. Нет, знала, что японцы любят любоваться цветущей сакурой, но мне от этого занятия не горячо, ни холодно. Нравится? Да, пожалуйста. Любуйтесь, я тут причём?
     - Остальные члены Комитета уже охраняют места для любования, - продолжал Хибари.
     - Охраняют? Зачем охранять деревья? Разве тут бывали случая вандализма?
     - Охраняют не деревья, а места для любования, - повторил Кёя. - В это время около школы становится слишком шумно и людно. Приходит много людей, желающих полюбоваться сакурой.
     - Ясно, - очередной кивок. Одно я точно заметила, Хибари также не любит толпы людей. Вот только если я их просто стараюсь избегать, то Хибари предпочитает их разгонять. Но самый главный вопрос остаётся открытым - зачем он мне это говорит? Хибари Кёя, скорей всего, как истинный японец, который безумно любит традиции своей страны, вряд ли упустит такую возможность, как полюбоваться цветением вишни. Но я совсем другая. От одной мысли торчать там под солнцем и часами смотреть на цветочки... лучше я компот с вишенками отведаю. - В таком случае, не буду вам мешать, Хибари-сан.
     Собиралась развернуться и уйти, но у парня было явно иное мнение.
     - Сходи в магазин и купи всё, что находится в этом списке, - Кёя поставил перед собой небольшой листок бумаги, на котором чётким аккуратным почерком имелся перечень продуктов в виде зелёного чая, гамбургеров и другой еды. - Сохрани чек. Купленное принеси мне в сквер за зданием школы.
     - Эм, у Дисциплинарного Комитета будет пикник? - удивилась я, вновь перечитывая список. Продуктов довольно много.
     - Он будет не у Дисциплинарного Комитета, а у меня лично, - строго произнёс Кёя, усмехнувшись напоследок.
     И что это? Демонстрация своих возможностей? Ой, куда ж деваться-то?! Вы ж только гляньте на этого 'Властелина'. Ну, хочешь хвастаться, вперёд. Мне, в принципе, и так неплохо. Решил показать, что я никто? Ладно, приму это. Он ведь мне даже денег не дал. Ждёт, когда я их попрошу? Нет, не надо. С этим у меня проблем нет. Спасибо щедрости Бовино.
     - Хорошо, - снова кивнула головой. Я сегодня прям болванчик. Сложила список и спрятала его в кармане джинсов. - Что-нибудь ещё?
     - Нет, - отмахнулся он, повернувшись ко мне спиной. - Как всё купишь и принесёшь, можешь быть свободна.
     А вот это уже точно хорошо. Значит, мне достаточно просто принести ему еду и свалить? Отлично! Спокойно развернулась и вышла из кабинета, не произнеся ни слова. Пикник ему подавай. И что в этой сакуре прекрасного? Мне, например, больше нравится, как персики цветут. Или сливы. Очень красиво. Но любоваться этим часами? Эм...
     С покупками разобралась довольно быстро. Причём продукты были действительно качественными, уж я-то выискивала то, к чему Хибари придраться просто неспособен. И мясо свежее, и чай охлажденный, и вообще всё самое лучшее. Правда я себе ещё мороженое шоколадное купила. В стаканчиках несколько штук. Но это уже чисто моя прихоть. В общий чек даже попросила этот товар не вбивать.
     Вернувшись к назначенному месту встречи, начале встретила парочку Элвисов. Они бродили вдоль всего участка с сакурой, выискивая и прогоняя незваных гостей. Правда, на меня даже не обратили внимание. Просто бросили через плечо: 'Мелкая, Хибари-сан в том направлении'. В итоге, вышла на небольшую полянку, в которой имелись скамеечки для любования деревьями, и сразу же столкнулась с парнем. Он сидел как раз на одной из скамеек, причём сидел так, что к нему вряд ли бы кто-то подсел ещё. Прямо посередине, вальяжно раскинув руки в разные стороны, облокотив их на спинку, и запрокинув ногу на ногу.
     Глаза Кёи были закрыты. Дул лёгкий весенний ветерок, заставляя его чёрные волосы слегка колыхаться, приоткрывая лицо парня. Он улыбался, наслаждаясь этим мгновением. Улыбался, считая, что за ним никто не смотрит. И я в очередной раз отметила для себя, что этот старшеклассник довольно привлекательный. Эх, если бы только ещё и характер был чуточку мягче. Думаю, по популярности он бы смог давно переплюнуть таких парней, как Ямамото и Гокудера. Или нет.
     Шагнула к нему на встречу и уже буквально добралась до скамьи, как под ногами хрустнула ветка, на которую я не обратила никакого внимания. Хотя и после ветка казалась просто веткой. Я ведь не скрывалась и не утаивалась. К тому же была уверена, что Хибари меня заметил, но не тут-то было.
     Глаза парня резко распахнулись и он, подобно дикому зверю, прыгнул на того, кто был ближе всех, то есть на меня. Сбил с ног, усевшись сверху и вытащив одну из тонф, приложил её к моему горлу. Пакет с продуктами улетел в неизвестную сторону, кепка сорвалась с головы и также была потеряна. Единственное, что смягчило мне падение это зелёная трава с листьями сакуры вперемешку. Аромат вишни окутал меня с головы до ног.
     - Не подкрадывайся ко мне, травоядное, - негромко произнёс Хибари, наклоняясь практически к самому моему лицу. - Иначе я забью тебя до смерти.
     - Я не подкрадывалась, - ответила, немного отворачиваясь. - Вы же сами меня позвали сюда. И то, что не заметили моего присутствия, ваша вина, Хибари-сан, - это замечание не понравилось парню, и он сильнее надавил мне тонфой на горло. - Всё, что было в списке, куплено и находится в том пакете. Хибари-сан, прошу, слезьте с меня, и я уйду.
     Секунду мы смотрели друг другу в глаза, не произнеся ни слова. Было такое чувство, словно он хотел мне что-то сказать, но не решался. Пауза затянулась. Вроде бы, и так всё решено, но он не шевелится, а мои действия в таком положении несколько бесполезны. Что происходит? Я слышу его сердцебиение. Оно вроде бы спокойное, как и дыхание. Но костяшки на руке, сжимающую тонфу, побелели. Значит, он намеревается ударить меня? Что же его останавливает?
     - Хибари-сан? - негромко позвала его. Кёя либо не слышит, либо игнорирует. Эта непонятность меня раздражает. Чего он хочет? От чего мне отталкиваться? Руки и язык тела говорят, что парень напряжён и вот-вот сорвётся. Удара мне не миновать. Но дыхание и ритм сердца, что я слышу, наоборот твердят, что он спокоен и прекрасно осознает свои действия.
     - Почему? - спросил неожиданно Кёя, но произнёс так, словно этот вопрос скорее был адресован ему. - Почему ты меня не боишься?
     Действительно, почему? Но задать ему тот же вопрос я не успела, так как недалеко от нас послышалась какая-то возня, напоминающие звуки сражения. Один из Элвисов сражался? С кем? Кёю, видно, это тоже заинтересовало, так как секундой позже он резко встал с меня и, не произнеся ни слова, направился в сторону драки.
     Я ожидала что угодно, но не то, что вышло на самом деле. Тот, кто начал драку с членом Дисциплинарного Комитета были Тсуна, Хаято и Такеши. Эта святая троица. Правда, в драку влез в основном Гокудера, да и ударил он всего раз, но этого показалось достаточным.
     - Мне стало интересно, кто это шумит, а это оказались вы... - произнёс Кёя, облокачиваясь о ближайшее дерево и смотря на ребят с неким высокомерием. Ясное дело, он в ярости, хотя это его стандартное настроение.
     - А-а-а! - закричал Тсуна, у которого при виде Кёи даже колени задрожали. - Хибари-семпай! Глава Дисциплинарного Комитета!
     - Йо! - поздоровалась я, также выглядывая из-за дерева.
     - А? Дар? - удивлёно произнесли парни. - Что ты тут делаешь?
     - Уже ничего, - улыбаясь, ответила я, после чего стала медленно обходить Хибари стороной и подходить к одноклассникам. - Домой собираюсь.
     - Домой? - Ямамото осмотрелся. - Прямо сейчас? Почему? Мы только пришли, и тут никого нет.
     - Мне не хочется любоваться сакурой среди толп народа, - ответил Хибари на вопрос Ямамото. - И поэтому я приказал никого сюда не впускать, - стал также приближаться к парням, проходя мимо одного из своих побитых Элвисов. - Смотрю, ты не очень справляешься. Хорошо, я сам займусь ими.
     Ой-ёй! А вот это уже плохо. Хибари настроен серьёзно и намерен драться с парнями. Более того, я поняла, что и мне достанется, когда он без капли жалости избавился от своего подчиненного, что тем временем стоял на коленях. Просто одним резким взмахом, отправил его, как он выразился, 'прогуляться'.
     - Он ударил своего человека! - вскрикнул Тсуна в ужасе от увиденного, мне-то это приходилось видеть каждый раз, когда у Главы нет настроения.
     - Я не использую своё положение, чтобы стать выше остальных, - добавил Кёя, словно это имело значение. - Я уверен только тогда, когда сам пробью себе путь.
     - Дар, - сквозь зубы произнёс Тсуна. - Ты... ничего не скажешь?
     - Ну... - посмотрела на Хибари. - Я домой. Удачи вам.
     - Э?! - воскликнули парни одновременно, в недоумении наблюдая за тем, как я уходила через деревья в сторону выхода из территории школы, но не тут-то было. Из-за ствола одного из деревьев, неожиданно вышел Доктор Шамал, напугав меня до потери пульса. От такого сюрприза я просто ойкнула и уселась на траву.
     - Ах, какой прекрасный вид, - пропел мужчина, который был явно в нетрезвом состоянии. - Цветение сакуры отличная штука! О! Приветик вам люди!
     - Доктор Шамал?! - удивился Тсуна.
     - Ты ещё здесь, ужасный доктор?! - злобно бросил Гокудера. - Бабник!
     - Это я его пригласил, - послышался детский голос. Ну конечно, кто же это ещё мог быть? Только Реборн собственной персоной. Вон, даже переоделся в традиционную японскую одежду. М-да... Теперь сидит себе на ветке сакуры так, словно всё так и было задумано. Хотя... может Реборн и правда всё спланировал заранее?
     - И зачем ты пригласил алкаша-извращенца? - наконец спросила я, так и продолжая сидеть на траве.
     - А почему вы не пригласили хотя бы парочку красивых девушек? - парировал Шамал, косо бросив на меня взгляд. Ясно, что меня он за красивую девушку не считает, да и вообще о своей 'привлекательности' я в курсе, но вот так вот унижать... Эх, чёрт с ним. В принципе, мне всё равно, лишь бы грабли свои не распускал.
     - Эй, малыш, - обратил на себя внимание Реборна Хибари. - Рад тебя снова видеть.
     - Мы тоже хотим посмотреть на сакуру, - произнёс Реборн. - Хибари, как на счёт такого предложения, ты сыграешь с Тсуной, а призом будет самое лучшее место.
     - Что?! - у Тсуны сейчас будет микроинфаркт. - Зачем ты меня в это втянул?!
     - Игра... - протянул Кёя, словно пробуя слово на вкус, после чего улыбнулся. - Хорошо, я долго ждал того, чтобы забить их до смерти. Как на счёт того, чтобы сразиться со мной? Кто первым коснулся земли коленом, тот и проиграл.
     - Что? Мы будем драться?! - не, ну честно. С такой реакцией я уверена, что одним седым школьником в нашем классе станет больше.
     - Вот только... - продолжал Хибари и посмотрел на меня. - Мне интересно, на чьей ты будешь стороне? - я была несколько удивлена этому вопросу. Его интересует, что я выберу? Но разве он с самого начала не поставил условие, что все дерутся против него? И разве я уже автоматически не являюсь проигравшей, раз сижу на земле? Что происходит? Или это своего рода дверь, при которой он предлагает мне избежать драки с ним?
     - Хм... Хибари-сан, разрешите уточнить, - с мягкой улыбкой произнесла я. - Если я сейчас сижу на земле, по вашим же правилам я проиграла, значит, меня трогать не стоит, верно?
     - Со своей стороны такого не обещаю, - усмехнулся парень. - Так как в игру ты вступаешь уже в таком положении.
     И что же мы имеем? Пока он из меня последний дух не выбьет - не успокоится? И всё ради какой-то сакуры? Надо было валить в самом начале. Но теперь уже поздно. Просто понимаю, что если попытаюсь плыть против течения, то утону в первую же минуту. Чем больше сопротивляюсь и стараюсь избегать проблем, тем сильнее они меня преследуют.
     Посмотрела на Тсуну.
     - Прости, приятель. Это чистый инстинкт самосохранения, - после посмотрела на Кёю. - Хибари-сан! - широко улыбнулась, всплеснув руками. - Ну, куда же я от вас денусь?! Вместе, как говорится, до последнего. Хе-хе-хе!
     - Хм, хороший выбор, травоядное, - усмехнулся Кёя. - А теперь не лезь и просто смотри.
     Тем временем Гокудера и Ямамото уговаривали Саваду не трусить и принять бой ради каких-то цветочков. Мне кажется, этим парням, по сути, и повода не надо. Дай кулаками помахать. Бессмысленный мордобой. Глупо. Уверена в одном, что если эта битва будет честной, то Хибари выиграет однозначно. К нему как раз подходил пьяной шаркающей походкой Шамал.
     - Э-э-эй, - протянул он, осматривая парня с головы до ног. - А ты не обидчивый. Может у тебя есть сестра?
     - Проваливай! - холодно произнёс Хибари, ударив Шамала и отшвырнув доктора в сторону. Был доктор - нет доктора. Но мне его не жалко. Нокаут, но так приятно, что хоть кто-то врезал этому алкашу.
     Усевшись около одного дерева, я стала отчётливо чувствовать, что жара стала утомлять. Блин, где моя кепка? Ах, да. Там же где и покупки из магазина. Похоже, что моё мороженое давно успело растаять. Вот бы его сейчас сюда. А то так хочется спать, и жарко, и что-то цепляет меня за волосы... стоп, что?
     Открыв глаза, я увидела, что рядом с моей головой летало несколько мелких птиц, которые дружно щебетали и вплетали в волосы цветки сакуры. Словно в своё гнездо. Причём остановить их было никак. Я стала отмахиваться руками, но это только подзадорило пернатых, и цветов стало значительно больше. Чувствую без битвы, от этого цветущего сада в голове, не избавлюсь. Но мне так жарко, что я уже на что угодно согласна, лишь бы в лицо не лезли.
     Тем временем на Хибари напал Гокудера. Он был быстрым и прямолинейным. Кёя даже усмехнулся по этому поводу, что его движения и шаги он может с легкостью просчитать и не считает серьёзным соперником. Но Хаято на это и рассчитывал. В самый неподходящий момент, динамит сменил траекторию и загнал Кёю в ловушку, окруженную динамитными шашками. Новый трюк Гокудеры - Блиц-Бомба.
     - Иди к чёрту! - бросил напоследок Хаято, выдыхая сигаретный дым.
     Прозвучал взрыв, окутавший Хибари с головы до ног. В этот момент я действительно подумала, что Главе Дисциплинарного Комитета крупно не поздоровилось. Да что я, все остальные также удивились тому, как легко с ним справился Гокудера. Ведь это ни кто-то там посторонний, а сам Демон Намимори.
     - И? - прозвучал сквозь непроглядный дым спокойный голос Кёи. Все посмотрели в сторону источника. Дым рассеялся и перед всеми предстал парень, с полным отсутствием повреждений. Только форма Комитета немного потрепалась. Абсолютно весь урон динамитом, он блокировал тонфами. - Может, мы продолжим?
     - Ого! - вырвался у меня возглас удивления и признание того, насколько же это было круто, но потом поняла, что произнесла я это слишком громко, так как все на долю секунды повернулись в мою сторону. - Кхе-кхе, то есть... Так держать, Хибари-сан!
     - Травоядное... - фыркнул Хибари, вообще не выражая эмоций.
     - Белобрысая Ведьма! - крикнул гневно Гокудера. - Ты вообще, на чьей стороне, а?!
     - На той, в которой мне не придётся драться, и я выживу, - виновато пожала плечами.
     - Тц! - бросил парень, плотно стискивая зубами сигарету. - Одним словом - Серра...
     Вот это его замечание мне не понравилось. Опять ссылается на то, что на моей фамилии лежит клеймо предателей. Но предателем я была бы только в том случае, если начала сражаться с ним лично.
     - Я сделаю так, что ты больше никогда не увидишь цветения сакуры, - произнёс Хибари, атакуя резким взмахом тонфы. Но Гокудера успел увернуться от удара, прижавшись к земле и коснувшись её коленом. Тем самым парень проиграл. - Не верю, - проговорил Кёя, давая понять, что не признаёт это поражение и намеревается добить своего противника. Тонфа уже почти коснулась головы Хаято, но на арену выступил новый игрок.
     - Я следующий, - с добродушной улыбкой произнёс Ямамото, прикрыв своего друга катаной от удара Главы Дисциплинарного Комитета.
     Стоп... Катаной?! Откуда у него катана?! Какого чёрта тут творится?
     - Тсуна?! - крикнула я парню, выражая в одном только голосе всё своё негодование.
     - Это не я! Это Реборн! - тут же ответил парень, с лёту понимая мой шок.
     - Посмотрим, как ты поступишь сейчас, - улыбался Такеши, принимая всё как за игру, хотя и серьёзную. В принципе, это и была игра, верно?
     Хибари немного ниже Ямамото, и кажется, что победа точно за бейсболистом. Тем более, что Такеши довольно подвижен. Не зря Фуута как-то раз говорил, что Ямамото Такеши занимает третье место, как самого быстрого бегуна в Средней школе Намимори. Тем более Реборн с ним вечно проводит тренировки. Так что должна признать, парень значительно вырос в боевых умениях, хотя сам, скорей всего, этого и не понял. Смотреть на него одно удовольствие. Никогда не думала, что можно найти связь между владением битой и катаной.
     - Ты думаешь? - усмехнулся Кёя, обращаясь к Такеши. - У моего оружия есть секрет.
     - Секрет? - удивился бейсболист, но среагировать вовремя не успел.
     Хибари действовал быстро и безжалостно. Мгновение, и из конца одной тонфы, которая блокировала катану, выскочила цепь с небольшим наконечником. Всё это произошло так быстро, что глаза толком не заметили, как парню удалось эта манипуляция. Но факт остаётся фактом, катана Такеши - блокирована. Не теряя времени Кёя атаковал второй рукой, сваливая бейсболиста на землю.
     - Чёрт, снова проиграл, - негромко бросил парень, лёжа на земле и признавая своё поражение.
     - Тсуна, ты следующий, - сигнализировал Реборн.
     - Что?! Нет! - запротестовал парень, замахав руками. - Точно нет! Я не могу этого сделать, честно! У меня и сил то никаких нет. Как я могу его победить? Дар! Помоги!
     - Э? А я тут причём? - удивилась я, спокойно сидя у дерева.
     Теперь на моей голове имелся настоящий венок из цветов сакуры и клянусь, если сейчас начну петь песни, как в диснеевском мультике, то птички порхающие рядом, ответят на пение. Этакая Белоснежка, ё-моё. Тсуна тоже, глядя на меня, был несколько... кхм... удивлён..., но ситуация заставила парня немедленно откинуть лишнее в сторону и сосредоточиться на своей проблеме.
     - Дар! - с мольбой воскликнул он.
     - Тсуна, мы с тобой, вроде, как в этой игре соперники. Так что, извиняй.
     - Хи-и-и... - завопил Тсуна, схватившись за голову, но ему на выручку, как и ожидалось, пришёл Реборн, выстрелив в голову. - РЕБОРН!!! - воскликнул Тсуна, тут же избавляясь от верхней одежды. - Выиграть у Хибари, даже если я умру!!! - слишком сурово, но, когда это произносит школьник в одних трусах, выглядит даже забавно. - Леон! - призвал он питомца Реборна и тот тут же на лету превратился в... пыльник. Чего?! Почему пыльник? В прошлый раз тапочек, сейчас пыльник. Дальше что? Резинка от трусов? Чёрт, Тсуна... хотя я на половину русская, на половину итальянка, сейчас из-за тебя испытываю ярчайший 'испанский стыд'. Но с другой стороны... думаю, ему будет ещё хуже, когда режим Посмертной Воли иссякнет. И оно того стоит. Хе-хе-хе...
     - Хм, ты такой же как и она, непредсказуем, - неожиданно произнёс Хибари, смотря Саваде прямо в глаза. - Временами сильный, временами слабый... Я не могу прочитать вас до конца. Но, возможно, если я забью тебя до смерти, то смогу понять и её.
     Атаки усилились, а я задумалась над словами Кёи. Не может же быть так, что он говорит обо мне, верно? Или может? А что будет, когда Кёя его одолеет? Сомневаюсь, что на этом проблемы кончатся. У Тсуны, может быть, да, но вот у меня...
     Сражение продолжалось, но пять минут не вечны. В итоге, режим Посмертной Воли сошёл на нет и пламя на лбу испустило лёгкий 'пшик' исчезло с головы Тсуны. Он пришёл в себя, осматриваясь. Хибари намеревался нанести последний удар, благодаря которому победит, но свершилось кое-что непонятное - Хибари Кёя сам упал на колени. И выражение лица парня говорило о том, что он удивлён не меньше. Тсуна тут не причём, уж я-то в этом уверена. Так в чём дело?
     - Не верю! Неужели я это сделал? - воскликнул Тсуна, вновь хватаясь за голову.
     - Конечно же, нет, - ответил Реборн. - Это сделал он, - малыш указал на того, про кого я уже успела забыть, на Доктора Шамала.
     - Эх, ох... - очухивался доктор, валяясь под деревом сакуры. - Надеюсь, моё прекрасное лицо не пострадало.
     Стоп! Как Шамал мог атаковать Хибари? Они же толком не сражались. Причём в основном урон нанёс именно Кёя, так как? Шамал, конечно, мог нанести урон, его излюбленное оружие это... Чёрт возьми! Неужели он это сделал? Но когда?
     - Шамал, - произнесла я. - По-твоему, это честно?
     - Эй, милочка, я, в конце концов, мафиози, о какой честности идет речь? - усмехнулся пьяный мужик. Ну конечно, использовал одного из своего москита как раз в тот самый момент, когда Кёя ударил его. Но болезнь сработала не сразу. Потребовалось время. - Но всё же ты девушка, поэтому я приношу свои извинения. Просто видел, что ситуация на грани жизни и смерти. Я заразил его болезнью, из-за которой он не сможет находиться возле сакуры. Синдром дезориентации сакурой - Сакура-Кура.
     - Что ж... - через непреодолимую силу воли Хибари всё же встал в полный рост. Гордость парня не позволяла ему демонстрировать своё поражение. - Правила есть правила. Идите и наслаждайтесь сакурой.
     Кёя уже направился к школьным корпусам, но неожиданно остановился и развернулся в мою сторону. Ах, ну да. Мы проиграли, но я продолжаю сидеть под сакурой. И что делать? Остальные, вроде, не настаивают на том, чтобы я уходила, но вот Хибари у нас особый любитель правил. Он даже не стал что-либо говорить. Просто шатающейся походкой подошел ко мне, схватил за шиворот футболки и потащил в сторону школы. Молча, без лишних слов и действий. Словно я какой-то мешок картошки.
     Птички, порхающие вокруг, с недоумением защебетали. Их коллекцию цветов сакуры, утаскивают. Извините птахи, но эту 'птичку' вам точно не одолеть. Я посмотрела на парней одним взглядом, спрашивая, помогут ли? Я мешок картошки и чувствую себя настолько обречённо, что даже не проявляю сопротивления.
     - Дар... я... - Тсуна сделал шаг в мою сторону, пытаясь как-то помочь, ведь мы... кто? Кто мы? Друзья? Блин...
     - Нет, Тсуна, - остановил его Реборн. - Дар сделала свой выбор в этой игре и теперь является проигравшей. Это будет уроком. В следующий раз она будет знать, какую сторону выбирать.
     Вот же мелкий... Волна возмущения охватила меня. Хотелось сказать столько всего и желательно в бранной русской форме, да вот только это чревато суровыми последствиями, особенно когда тебя волочит по траве сам Глава Дисциплинарного Комитета. Поэтому я просто сжала руку в кулак, выставив один единственный средний палец, и показала его всем парням сразу. Просто и от души.
     - Эх, а характер у неё всё-таки мамин... - мечтательно произнёс Шамал. - Чудная женщина... Не видеть бы её ещё сотню лет.
     Мы опять оказались в кабинете Комитета. Что тут делает Хибари, я знаю, но что тут делаю я? К моему удивлению, пакет с купленной мной едой, а также моя кепка находились в кабинете. Мы молчали, и казалось, что каждый из нас чего-то ждёт. Какого-то знака.
     Я села на один из стульев, спокойно вытаскивая цветы из своих волос. Некоторые выходили спокойно, а некоторые были так запутаны, что только ножницами и оставалось отрезать. Хибари принципиально не обращал на мои действия никакого внимания. Встал около окна за своим столом ко мне спиной и даже слова не молвит.
     Краем глаза глянула в пакет с едой. Мороженое растаяло и выглядело так, будто умоляло меня убить его. М-да... Хорошо, что оно хотя бы в герметичной упаковке. Иначе остальным продуктам пришёл конец. Ладно... когда цветов на моей голове не остались, и я могла спокойно провести по волосам рукой, поняла, что в такой тишине сидим уже минут двадцать не меньше. Пора валить.
     - Что ж... - встала со стула. - Мне пора. Всего доброго, Хибари-сан, - парень не ответил, что позволило мне повернуться и дойти до самых дверей. Вот только стоило мне взяться за дверную ручку, как со спины услышала голос:
     - Когда конкурс? - Хибари так и продолжал стоять у окна, спиной к кабинету.
     - Завтра, - ответила я, также не желая поворачиваться к нему лицом.
     - Ты не передумала на счёт участия? - вновь он заводит этот разговор. Зачем? Каждый раз одно и то же. Он задаёт этот вопрос, хотя знает, что я скажу в ответ.
     - Не передумала, - вот. Думаю это последний наш разговор. Больше шанса переубедить меня у него не будет.
     - Что ж... - услышала негромкие шаги. Хибари садился за свой стол и начинал работать. - В таком случае, покинь кабинет, травоядное. Посторонним тут делать нечего.
     - Как скажите, Хибари-сан, - иного от него и не ожидала.
     - На счёт денег за еду... - тут же добавил он.
     - Считайте это небольшим угощением, - закрыла за собой дверь.
     Хибари Кёя странный человек. Он то гонит меня, давая понять, где моё место, то почему-то не даёт мне уйти. Хочет понять меня? Также как и Тсуну? Но с Тсуной он ради этого сражался. Эх, ему бы следовало получить противоядие от этой болезни Сакура-Кура. Но думаю, он слишком горд, чтобы её попросить, а Шамал слишком беспечен и нагл, чтобы лечить парней. М-да... Хотя, чёрт с ним. Меня это больше не касается.
     И вот он наступил день конкурса с веерами.
     Сердце колотилось как сумасшедшее. Десять участников, и мне как не странно повезло выступать самой последней. Зал буквально переполнен зрителями. Знаю точно, что там есть и мои одноклассники, и Дисциплинарный Комитет полным составом, да там вся школа. Только жюри, вроде как, приглашённые. Я о них мало что знаю, да мне это и не важно. Я даже выступления своих конкурентов не видела, чтобы лишний раз не волноваться. Хотя их костюмы заметить успела. Такие яркие пёстрые, словно девушки пришли на карнавал. Моё кимоно, по сравнению с ними, казалось таким блёклым. Хотя так оно и было, ведь наряд был полностью белым. Всё было идеально белоснежным, сливаясь с моими волосами.
     Девчонки из клуба рукоделия постоянно повторяли:
     - Услышишь сигнал, жми на грудь. Поняла? Жми на грудь! - Аи просто обезумела. Такой паники я у неё никогда не видела. Хотя она ведь этот наряд и придумала.
     - Поняла-поняла, - кивала я головой. - Слышу сигнал, жму на грудь.
     - И главное веер держи правильно, - также волнительно говорил Тимо, лишний раз показывая движения. - Поняла? Никогда не отпускай его!
     - Хорошо-хорошо, - попыталась успокоить старшеклассников, хотя сама на грани обморока.
     Кимоно было безумно тяжёлым. Сама я его никогда бы не надела и никогда не сняла сама. Также приходила Курокава Хана. Она отвечала за макияж. И должна признать, что своё дело она знает. Под слоем косметики я сама удивилась тому, как преобразилась. На глазах имелись длинные тонкие чёрные стрелки, придавая немного азиатский вид, на щеках лёгкие румяна, а губы были маленькими, но по сравнению с бледностью всего остального, казались кроваво-алыми. И знаете что? Кажется... я выгляжу красиво. Не думала, что такое можно сделать с моей-то внешностью. Хотя косметикой я, в принципе, не пользуюсь, так как в японских школах это запрещено. А сейчас... почему нет?
     - Вот, держи, - произнесла Тори, забегая в гримёрную и впихивая мне в рот какую-то крупную бусину. - Не глотай и не грызи. Сейчас будет твоё выступление. Во время сигнала надкусишь её. Там вишнёвый сок.
     - Ладно, - вздохнула я, вставая из-за стола. - Мой выход.
     Сцена готова.
     Всё в этом номере было приготовлено не одним человеком, а целой группой. Танцевать должна только я, но декорации, постановка, освещение, костюм, история, музыка... каждый выпускник занимался чем-то одним и вкладывал в это всю душу. Когда ты видишь, как другие стараются, хочешь, не хочешь, а начинаешь им подражать.
     Сцена погрузилась во мрак. Зрители не видели, что там происходит, а тем временем вышла я, встав в самый центр. Зазвучала мягкая музыка, напоминающая флейту и прожекторы сверху стали потихоньку прибавлять света, освещая только мою фигуру. Послышался небольшой гул среди зрителей символизировавший о том, что им не очень нравится начало, особенно то, что на мне белое кимоно. Белый цвет в Японии символизирует смерть, и одетая в нём я действительно выглядела как синигами - Бог Смерти.
     Но это было ожидаемо, поэтому я просто дожидалась, когда музыка сменит ритм, чтобы начать своё выступление, хотя оно уже шло полным ходом. Танец с веером довольно труден и неподражаем, особенно если на сцене всего одна танцовщица. Благодаря этому танцу необходимо рассказать целую историю без слов. Только движения и музыка.
     И история моего танца была прекрасна.
     Она рассказывала о юной девушке, которая жила в отдаленной японской деревне и в один прекрасный момент полюбила прекрасного юношу, который был самураем. Их любовь была бурной и страстной, так что буквально через год, они сыграли свадьбу, но счастью не суждено было длиться вечно. Началась война между кланами и самурая призвали сражаться.
     Девушка осталась одна, но ни на минуту не прекращала верить, что её возлюбленный вернётся живым и невредимым. Время шло и сезоны сменяли друг друга. Супруг не возвращался. Всем было ясно, что он мёртв, но девушка всё равно ждала, так как знала, что если она не будет счастлива с ним, то уж с кем-то другим и подавно.
     Война не прекращалась и дошла до самых отдаленных земель, а именно до той деревни, в которой жила девушка. Она пыталась бежать, но смерть настигла и её. Именно этот момент и был решающим в танце. До этого я танцевала, размахивая веером в такт музыки. То улыбалась, то грустила, но самое главное тут веер. Когда по истории возникала зима, на сцену высыпали мешок измельченного пенопласта. Он был лёгким, и от одного резкого движения веером, поднимался в воздух, направляясь по потокам воздуха. Таким образом, я одними небольшими движениями могла на сцене устроить настоящую метель. Музыка в такие моменты была быстрой, шумной, заставляющая сердца зрителей биться быстрее, словно барабан, как и в тот момент, когда за девушкой гнались враги. И вот, по истории она успела добежать только до деревьев сакуры, где впервые повстречалась со своим мужем.
     Я повернулась спиной к зрителям, делая вид, что это они за мной бегут, они преследуют меня. Музыка стала тише и наконец, замолкла совсем. Но появился другой звук, которые все прекрасно поняли - звучание выстрела стрелы, поражающей свою цель. Как только это произошло, я остановилась, выгнувшись в спине дугой. Всем телом показывала, что стрела пронзила меня насквозь. Более того именно это был знак, которого все ждали, поэтому нажала на небольшой клапан, что находился у меня на груди. Прозвучало негромкое хлюпанье, и реакция секретного оружия клуба рукоделия пошла в действие.
     Со спины белое кимоно окрасилось в кроваво-красный, словно я и правда ранена. В зале послышались возгласы шока и ужаса, но никто не двинулся с места. Продолжали наблюдать.
     Благодаря раствору, в котором было смочено кимоно, красная краска расползалась медленно с лёгкими завитками на концах. Словно это не кровь, а просто художник окунул кисть в краску и теперь вырисовывал замысловатые узоры. В этот же момент я надкусила бусину у себя во рту, выпуская вишнёвый сок. Вот только бусина соскользнула в первый раз, и я больно укусила свой собственный язык. Так сильно, что слёзы из глаз брызнули.
     Но это ладно, шоу должно продолжаться.
     Выпустила небольшую бордовую стройку сока с краю рта, которая стекла до подбородка, и медленно повернулась к зрителям лицом. Словно пыталась посмотреть в глаза своему убийце и вытянула в его сторону раскрытую ладонь, прося прикоснуться к ней. Естественно, моя немая просьба осталась без ответа. Увидев моё выражение лица, зал вновь ахнул. Кимоно теперь полностью было кроваво-красным. Ни единого белого пятнышка. Даже белоснежный веер принял красный цвет.
     Музыка вернулась, но это больше походил на барабанную дробь, отбывающий ритм сердца. И ведь с каждой секундой ритм замедлялся. Все понимали - девушка умирает. Ещё несколько движений, и я мягко и плавно легла на пол, так чтобы мои волосы и само кимоно, приняли позу цветка. Это была самая трудная часть в танце, так как складки наряда никак не хотели ложиться правильно, да и я просто плюхалась на землю. Но сейчас... сейчас всё получилось грациозно и так как надо.
     Свет вновь стали немного приглушать, концентрируя внимание только на мне. Рядом появились ветви сакуры, говорившие о том, что девушка умерла в начале апреля, в самый сезон цветения сакуры. Лепестки цветов срывались с ветвей и медленно, подобно дождю падали на моё тело, путаясь в складках кимоно и в волосах.
     Музыка замолкла, сердцебиение затихло, свет погас.
     Конец выступления.
     Была безумная тишина. Не знала, как отреагирует зал. Слишком тихо. Из-за того, что освещали именно сцену, я никого не видела из зрителей. Неожиданно почувствовала, что меня берут под руки и помогают встать. Это была вся наша команда над данным номером. Включили обычное освещение, и тут я увидела, что зал аплодировал, причём большинство стояли. Они что-то выкрикивали, но что именно не понятно. Грохот аплодисментов буквально оглушал.
     Все улыбались и поклонились, благодаря за внимание. Но долго купаться в лучах славы нам не дали, так как пригласили на сцену всех участников. Должны были раздавать призовые места. Теперь на сцене было не протолкнуться. Все десять команд вышли на сцену и ожидали вердикта жюри.
     На сцену вышел один из них, с листом бумаги в руках. Мужчина лет сорока в обычном деловом костюме и короткой стрижкой. Держал микрофон и начал свою речь. Вначале было долгое отступление тому, как он рад видеть таких прекрасных выпускников Средней школы Намимори и как счастлив, присутствовать тут. Поздравлял всех с концом учебного года и желал успех в будущем, уверяя, что каждого ждёт ещё целая куча побед. Его толком никто не слушал, все ждали результат голосования. Многие даже стали шептаться, поговаривая - 'Ну, быстрее! Быстрее!'.
     - Ну и наконец, результаты жюри, - начал мужчина, разворачивая листок бумаги. - На третьем месте команда под номером семь, - команда с таким номером дружно запрыгала от радости. - На втором месте - команда под номером пять, - вновь волна визга и счастливых улыбок. - Ну, а на первом месте, команда под номером... один! - команда, что выступала первыми, дружно загалдели, поздравляя друг друга.
     Стало ясно. Мы не победили. Ничего не заняли. Хоть я и старалась выжать из себя абсолютно все силы, видно этого было мало. Почувствовала лёгкое похлопывание по плечам.
     - Ничего, - шептала Аи. - Ты была потрясающей! Лучше тебя этот номер никто бы не станцевал.
     Я улыбнулась на её слова, и заметила, что из всей команды никто не расстроился. Все знали, что я не выиграю. Это обидело ещё сильнее, но подавать виду не стала. Зато зрители явно были недовольно таким результатом голосования и дружно стали вопить, высказывая, своё недовольство. По крикам зрителей я поняла, что они не считают первое место заслуженным. Мол, первое место должно принадлежать команде под номером десять.
     - Я всё понимаю, - стал защищаться представитель жюри. - Но и вы поймите, танец с веерами, традиционно японский. И, следовательно, танцевать его должна... японка.
     Ого! Так я проиграла из-за того, что не японка? Хах, как оказывается, Кёя был прав. От этого, правда зрители ещё больше стали возникать и выражать своё недовольство. На что жюри согласились вручить десятой команде приз 'Зрительских Симпатий'. Но как по мне это было скорее в стиле - 'Отвали!'.
     Я вернулась в класс, что выделили для нас как гримёрную. Тело ломило страшно. Хотелось немедленно избавиться от этого кимоно, но одна я его не сниму. Наряд просто тяжеленный, и это если не учитывать дополнительный механизм с красками, что вшила Аи. С минуты на минуту должна заглянуть либо Аи, либо Тори, чтобы помочь мне снять его.
     Было безумно жарко, и я открыла окно настежь. На улице темно и свежий прохладный ветерок нежно ласкал мне лицо, даруя хоть немного облегчения. В любом случае, как не посмотри, а весь этот дурдом позади. Теперь никаких тренировок и никаких суровых нагрузок. Я вновь свободна.
     Дверь в гримёрную открылась и сразу же закрылась. Кто-то проник в помещение. Я была уверена, что это одна из девчонок.
     - Ну, наконец-то, а то я уже так устала. Снимите с меня этот наряд, а то я... - замолчала, так как и закрытыми глазами, стоя у окна почувствовала незваного гостя. Резко повернулась. - Хибари-сан?
     Да, это был он, собственной персоной. Всё в той же форме Дисциплинарного Комитета с накинутым гакураном на плечах и скрещенными руками на груди. Он подходил медленно, осматривая на ходу класс, где кругом были разбросана одежда, косметика, швейные наборы и так далее. Что ж... я должна была ожидать того, что он захочет после встретиться. Не зря же столько раз уверял, что проследит за моим позором лично.
     - Вы, Хибари-сан, как всегда были правы, - улыбнулась я, немного поклонившись на японский манер. - Я не победила и вообще никакого места не заняла. Как и было сказано, я не японка и никогда ей не стану. Мой проигрыш был предсказуем.
     - Это не так, - произнёс он тихим и спокойным голосом, остановившись на расстоянии вытянутой руки от меня.
     - Что? - не сразу поняла смысла его слов.
     - Я был не прав.
     Ничего себе! Хибари Кёя говорит, что он был не прав? То есть... он тоже может признавать свои ошибки? Но как? Что же ради этого должно произойти? Я... в некотором шоке. Это точно Кёя? Точно тот самый Глава Дисциплинарного Комитета, у которого только правила, да дисциплина в голове? Сейчас, при свете тусклых настольных ламп, он казался каким-то... загадочным. Хотя, возможно, что я просто безумно устала, и теперь мне видится всякое. Как вообще на такое реагировать?
     - И ты ведь получила приз, - продолжал Хибари. - Приз 'Зрительских Симпатий'. Как по мне, это намного важнее.
     Хибари сделал ещё один шаг ко мне на встречу, медленно приподняв ладонь и потянув её к моему лицу. Я не шевелилась. Только смотрела в его серые глаза, в которых мерцали серебристые отблески настольных ламп и ничего не понимала. Что происходит? Он... Хибари... какой-то другой... словно сейчас он наконец-то решился снять маску и показаться. Показать себя. Рука парня была неуверенной. Он хочет ко мне прикоснуться, но что-то его сдерживает. Что именно?
     Молчу и терпеливо жду, наблюдая за тем, что будет. Мысли путаются, поэтому не спешу делать каких-либо поспешных выводов. Наконец-то его ладонь прикоснулась к моей щеке, а подушечка большого пальца, медленно стерла остатки вишнёвого сока на подбородке. Похоже, это волнительно не только для меня, так как, хоть выражение лица у парня и было мраморным, быстрый ритм сердца я слышала отчётливо. Оно так билось, словно зазывало и просило. Но чего? Чего оно хочет?
     Время идёт, а ладонь Кёи до сих пор лежит на моей щеке, поглаживая большим пальцем нижнюю губу и подбородок, хотя уверена, что от вишнёвого сока там уже ничего не осталось.
     - Эх, классное выступление! - послышался мужской голос из окна. Так как мы находились на втором этаже, слышимость была потрясающей. - Особенно мне понравилось последнее.
     - Ага, - отозвался второй парень. - Думаю, она бы и победила, если бы всё жюри не было куплено.
     - Куплено? - удивился первый, а я с непониманием посмотрела в глаза Кёи, словно спрашивая 'это правда?'.
     - Ну, да, - согласился второй. - Та, что заняла первое место, дочь одного из жюри. Те, что заняли второе и третье место, дети одних из бизнесменов, что финансируют школу.
     - Ого! - присвистнул первый. - Ну, и что это за конкурс, когда всё куплено? Обидно даже.
     Хех, так вот оно что. У меня тупо даже не было шанса. И Кёя всё это знал. Знал, по глазам вижу. Не зря он всё это время пытался меня переубедить участвовать, так как даже для него это уже не конкурс, а какая-то пародия. Но он всё же не сказал. Продолжал наблюдать. Ну, что, Хибари-сан, понравилось шоу?
     Я резко ударила его по ладони и оттолкнула руку от своего лица. Хотел посмотреть на моё унижение? Прошу. Но не более того. Рука парня медленно опустилась. Но разговоры парней за окном на этом не закончились.
     - Эта участница под десятым номером, вроде из корпуса 'А' верно? - спросил первый. - Мне понравилась. Интересно, у неё парень есть?
     - Пф! Спрашиваешь, - усмехнулся второй. - Слышал лично, что она обручена с Савадой.
     - Чего? С этим Никчёмным Тсуной?! - воскликнул первый.
     - Ага, - хихикал второй. - Но это не всё. За ней, вроде как, ухаживает друг Тсуны, Ямамото Такеши. Вечно видят их вместе. То за обедом, то гуляющих после школы...
     - Это лучший игрок Средней школы Намимори?! Вот это да! Раз такой парень приударил, то у меня нет и шанса, - вздохнул первый.
     - Ещё поговаривают, что по ночам пару раз видели, как к ней в гости Гокудера Хаято приходил. Кто его знает, ради каких целей, хи-хи-хи...
     - Ничего себе! - уже шокировано произнёс парень. - Да эта девчонка никто иная как Мата Хари!
     Я просто прикрыла глаза рукой, желая всем сердцем, чтобы на эту школу упал огромный метеорит и взорвал всё к чёртовой бабушке. И такие сплетни бродят обо мне по школе? Хибари сделал шаг назад и, приподняв одну бровь, с некой усмешкой следил за моей реакцией. Образ засранца вновь вернулся на своё место.
     - И не говори, - отвечал второй. - А ты думаешь, почему её Глава Дисциплинарного Комитета около себя держит? Сама слабая, хилая, как тряпка. Толку от неё немного. Просто парень сам на неё глаз положил, вот и держит рядом. Видал, как он во время последней сцены с сакурой на колени перед ней встал? Вот так вот!
     - Чего?! Даже Хибари Кёя?! Вот это женщина... - восхищался первый.
     Опустила руку и посмотрела с удивлением на Кёю. Он упал передо мной на колени? Нет, я понимаю, что это всё из-за болезни, но... Так неловко. Ухмылка парня исчезла, зато теперь лицо излучало гнев и ярость. Ничего не говоря, Хибари приготовил тонфы и резко выпрыгнул в окно. Через секунду послышались крики, удары и мольба о помощи. Вот только вряд ли Хибари намерен кого-то прощать.
     Устало вздохнув, закрыло окно, и вернулась обратно на стул, дожидаться кого-то из девчонок. Меня это не касается. Пускай хоть всё исчезнет. Ничего не желаю знать. С этого момента, считаю себя свободной.

Примечание к части

     Нашла картинку в инете - https://pp.userapi.com/c637416/v637416890/5e67b/EiWJChtF2ac.jpg
>

Глава 19. В новый раз в новый класс.

     Сезон цветения сакуры ещё не прошёл, а все школьники уже вновь мчатся в школу. Начался новый учебный год. В японских школах принято постоянно перетасовывать учеников, как карточную колоду, поэтому вероятность того, что мой класс выйдет в том же составе, маловероятна. Для удобства школьников списки с классами вывесили на уличные стенды перед школой. Теперь там толпились ученики, выискивая свои фамилии, через которых пройти было довольно трудно.
     В прошлом учебном году я числилась в первом классе Средней школы Намимори корпуса 'А'. То есть 1-А. Сейчас же должна быть во втором классе, и надеюсь, что со мной будет хоть кто-то из знакомых. Может Ямамото? Я уже привыкла ему вечно помогать в учёбе. Было бы забавно, если бы вновь учились вместе.
     Наконец-то толпа немного разбежалась, и я шагнула к первому списку второго класса корпуса 'А'. Хм... Тут и Гокудера, и Тсуна, и Ямамото, и Сасагава... Все, с кем общалась, остались в том же классе. Но... меня в этом списке нет. Более того, в следующих двух списках 'В' и 'С' меня тоже нет.
     - Что за ерунда? - вырвалось у меня. Неужели оставили на второй год из-за пропусков? Но ведь я сдала все тесты и экзамены. Такого просто не может быть.
     Просмотрела вновь все списки вторых классов. Всё равно не нашла своей фамилии. Решила рискнуть и посмотреть в список первоклассников, где числилась раньше. Там меня тоже нет. Да что такое? Неужели просто забыли отметить?
     - Эй! Дар, привет! - послышался радостный голос Ямамото. Парень был не один. С ним как обычно шёл всем недовольный Гокудера, который только и успевал, что выпускать клубки сигаретного дыма. - Смотрю ты наконец-то в обычной школьной форме. Тебе идёт.
     - Хах, спасибо, Такеши, - улыбнулась я, принимая комплимент. Да, форму Дисциплинарного Комитета пришлось вернуть. А что поделать? Как говорит Хибари - правила есть правила. Я проиграла в конкурсе с веерами, теперь должна покинуть пост.
     Правда, ребята до сих пор не успокоятся. Всё время вспоминают тот танец и говорят, что были поражены красотой исполнения. Ямамото его даже на телефон снял и разослал видео всей нашей тусовке. Включая детей. Да что там, даже Гокудера признал, что выступление ему понравилось. Только это признание больше было похоже на пытку, но всё равно. Главное факт.
     Я же сама это выступление исполнила и постаралась забыть. Было, и ладно. После него разве что только неприятный осадок остался, от которого хотелось избавиться в первую очередь. Но на всё нужно время.
     - Ну, в каком мы классе? - спросил Ямамото, подходя ближе и вчитываясь в список. - О! Я в 2-А. Классно! Повезло.
     - Хм-м-м... - протянул Гокудера, нахмурив брови. - Есть! Я и Десятый тоже в 2-А!
     - Круто! - отозвался бейсболист. - Мы вновь все вместе.
     - Не совсем, - вздохнула я. - Моей фамилии тут нет. Похоже, меня не внесли в список.
     - А ты везде смотрела? - фыркнул Хаято. - Вполне возможно, что просто перевели в другой класс.
     - Об этом я подумала в первую очередь. Нет, - отрицательно покачала головой. - Нигде нет.
     - ЭКСТРИМАЛЬНОГО ДОБРОГО УТРА! - проорало нечто, сносящее мои перепонки к чёртовой бабушке. Сасагава Рёхей также подошёл к стенду и всмотрелся в список. - Отлично! 3-А!
     - Семпай?! - удивился Ямамото. - А разве вы не закончили среднюю школу?
     - Кстати, да, - согласилась я. - Во время выпускного, я лично видела, как ты выступал с прощальной речью.
     - Ха-ха-ха! - засмеялся Рёхей. - Ну, выступить я выступил, но оказывается, что я был во втором классе, но забыл.
     - А?! - вот это было неожиданно, но уж больно похоже на Рёхея. Вот только, как можно забыть в каком ты классе?
     - О! Дар, а ты теперь со мной в классе? - спросил Сасагава продолжая читать список учеников на этот год класса 3-А.
     - ЧТО?! - удивились все, не веря словам боксёра.
     Для подтверждения своих слов Рёхей указал пальцем на мою фамилию, которая действительно числилась в списке третьеклассников. Дамы и господа, я официально третьекурсница. Внизу списка даже имелась сноска, в которой говорилось, что 'за все заслуги перед школой, а также за высокую успеваемость, школьный совет учителей решил поощрить Серру Дарью, и позволил ей перескочить один учебный год вперёд'. То есть да, я теперь учусь с Сасагавой Рёхеем и Хибари Кёей в одном классе.
     От такого поворота событий я потеряла дар речи. Стояла перед доской со списком и прочитывала фамилии снова, снова и снова. Вдруг ошиблась? Вдруг это всё сон? Вдруг галлюцинация?
     - Это экстремально круто! - хмыкнул Рёхей. - Видно, ты довольно умна, раз смогла совершить подобное. Поэтому я должен спросить, не желаешь вступить в клуб Бокса?
     - Рёхей... не сейчас... - одними губами произнесла я, чувствуя себя в некой прострации. То, чего я так не хотела, всё же случилось. И что мне теперь делать?
     Сасагава ещё что-то говорил по поводу своего боксёрского клуба, но его совершенно не слушала, как и остальные парни, поэтому он попрощался и побежал в сторону первоклассников, пытать счастье у них. Гокудера был так удивлён этим фактом, что выронил сигарету. Ямамото просто хлопал глазами с открытым ртом.
     - Ну и ну, - наконец-то произнёс бейсболист. - Наверное... нам стоит поздравить тебя, Дар. Жалко, конечно, что времени будем меньше проводить, но...
     - Кого ты поздравлять собрался, бейсбольный идиот? - злился Хаято. - Тут нужно немедленно всё рассказать Десятому и Реборн-сану. Советник должен быть всегда рядом с Босом Вонголы.
     - Ха-ха-ха, ты всё об этой игре... - улыбнулся Такеши, чем вызвал у меня непреодолимое желание ударить его по лбу. Неужели он до сих пор слепо верит, что всё это игра в Мафию? Везучий человек.
     Гокудера также не смог оставить слова Ямамото без внимания и стал огрызаться ещё сильнее, но я их уже не слушала. В моей голове жужжал рой мыслей из положительных и отрицательных сторон нынешнего положения. Так, для начала о минусах: во-первых, я не смогу проводить времени с ребятами, к которым успела привыкнуть. Особенно нравилось в компании Ямамото во время урока кушать свои бенто, не дожидаясь обеда. У нас даже появился свой личный жест символизирующий 'Приятного аппетита!'.
     Во-вторых, придётся налаживать отношения с новым классом и учителями. Опять проходить через эту волну избегания, недоверия и тупой неприязни. Не только от одноклассников, но и от учителей. Как не посмотри, а мне всю жизнь чужое доверие, у обычных людей, приходится заслуживать.
     В-третьих, это вечно придётся пересекаться с Хибари Кёей. Вот этого мне не хотелось больше всего. Признаю, что до сих пор испытываю злость в его сторону. Это меня слегка смущает, так как в обычных ситуациях, я бы и глазом не моргнула. Плевать, но тут... не знаю. Просто каждый раз, как вспоминаю тот вечер после конкурса, хочется взять что-нибудь потяжелее и ударить парня. Хотя, возможно, я просто стала мало есть шоколада. Да, необходимо определёно перекусить, пока занятия не начались.
     Теперь же поговорим о плюсах: во-первых, если я закончу раньше Среднюю школу Намимори, то наконец-то смогу двигаться дальше. Возможно, даже перескачу старшие классы и сразу же поступлю в какой-нибудь вуз. Для этого, конечно, придётся попотеть. Ведь в Японии с этим строго. Но если всё получится... Оно того стоит.
     Во-вторых, появится хоть небольшой, но шанс свалить отсюда. Да, я ещё не до конца избавилась от надежды разорвать все узы с мафией. Меня, в конце концов, никто не спрашивал. А если и спрашивают, я всегда говорю чёткое 'Нет!', но разве их это на самом деле волнует? Ага, как же...
     В-третьих, хоть я и не люблю что-либо менять в своей жизни, и иду на это с огромным трудом, думаю, такая перемена только в плюс. Смогу по-новому взглянуть на положение дел и, в случае удачи, вовремя свалить.
     Неожиданно почувствовала, как меня по обе стороны плечей резко притеснили. Это было довольно грубо, из-за чего я чуть не свалилась вперёд, поцеловав список распределенных учеников. Хотела уже начать ругаться, посчитав, что тому виной Хаято и Такеши, но голос откуда-то сверху над моей головой, полностью развеял эту мысль:
     - Ну что, Серра, будем одноклассниками? Хы-хы-хы... - голос был груб и низок, напоминающую пароходную трубу. - Не волнуйся, мы позаботимся о тебе. Не так ли, Фано?
     - Ага, - тут же произнёс второй голос, не уступающий по грубости первому. - Теперь можешь называть нас с Нусо своими семпаями.
     Сделав шаг назад, я посмотрела на своих 'собеседников'. Мне эта парочка ой как знакома. В то время, когда я работала в Дисциплинарном Комитете, они были первыми, чей клуб я просто напросто закрыла. Они просто просили деньги, но ничего для этого не делали. Пытались открыть ещё несколько клубов, но все их заявки были глупы и не обоснованы, поэтому я всегда отказывала. Ещё с прошлой осени на меня зуб точат. Но тогда они не могли мне что-либо сделать из-за того, что я являлась членом Дисциплинарного Комитета, а сейчас у них этой возможности предостаточно, так как 'крыши' над головой больше нет.
     Поискала глазами Гокудеру и Ямамото. Эта парочка так увлеклась спором, что ничего не замечала вокруг себя. Более того, намеревалась идти и искать Тсуну, так что надеяться на помощь не стоит. Однако разве стоит переживать? Как не посмотри, а мы находимся на центральном дворе школы. Тут кругом ученики и учителя, да и парочку Элвисов видела. Не думаю, что они рискнут нападать на меня сейчас.
     Два высоких парня с довольно крупным телосложением, темные короткие волосы, пухлое лицо. Фано и Нусо Сэдзуки. Вроде бы, не родные братья, но какие-то дальние родственники, если не ошибаюсь. Из вполне обеспеченной прославленной семьи бизнесменов, которые финансируют школу. Однако также слышала, что родители у них строгие и редко балуют детишек. Вот они и клянчат средства, откуда можно, не желая работать. Золотая молодёжь, одним словом.
     - Думаю, я и без вас спокойно разберусь, спасибо, - с мягкой дежурной улыбкой ответила я и постаралась уйти, но на мои плечи резко легли крепкие руки парней, не давая сделать и шагу.
     - Нет, ты только послушай, Нусо?! - возмущался Фано. - Мы ей помощь предлагаем, а она нос воротит. Что, не нравимся? Не достаточно хороши? А ведь сама на недавнем конкурсе даже третьего места не заняла. И чем ты лучше нас? Да это ты должна на коленях ползать и помощь выпрашивать! Думаешь, мы о тебе ничего не знаем, полукровка? Проиграла потому, что не являешься японкой, а кто ты на самом деле? Итальянка? Русская? Ты и сама толком не знаешь. Одним словом - дворняга, без рода и племени.
     - Хы-хы-хы, ага, - поддакивал Нусо. - Также слышал, что от неё родители отказались и сбросили, как ненужный хлам.
     - Вот-вот, - закивал Фано. - Так что лучше тебе усмирить свой гонор, милочка. И попытайся подружиться с нами, а мы, может, так и быть, снизойдём на милость, - пальцы парня медленно прошлись по моим волосам, слегка прикасаясь к овалу лица. Я не шелохнулась, продолжая со спокойным, слегка сонным взглядом наблюдать за парнями. Вокруг нас царила мёртвая тишина. Люди, не сдерживая любопытства, толпились всё сильнее и сильнее. Каждого интересовало то, что происходило около стенда со списками. Но никто не смел проронить и слова. Прислушивались. - Думаешь, с твоим происхождением ты чего-то добьёшься? Открою тебе глаза на реальность, но чтобы быть кем-то, надо родиться кем-то, полукровка!
     - Хы-хы-хы! - хихикал Нусо, который, походу, был не очень-то далёким.
     Эх... мне определёно нужно что-нибудь съесть. Настроение, когда ты не завтракаешь в такой важный день, всегда ниже плинтуса. Спокойно, не совершая резких движений, опустила руки к сумке и, открыв её, достала неоткрытую пачку шоколадных палочек. Надорвала картонную коробочку сверху, после серебристый пакетик внутри и, достав одну палочку, спокойно сунула её в рот, зажав между зубами. Всё это было так медленно, что монотонно, что за это время можно было убить меня раз десять, причём десятью способами, но парни этого не сделали. Публики боятся.
     - Вы всё сказали? - сухо спросила, смотря в глаза к каждому. Судя по напряженным жилам у виска каждого, а также взмокшему лбу, я их одновременно и раздражала, и пугала, но, видно, злила больше, раз парни решились на то, чтобы унизить меня прилюдно. - Что ж... - тяжело вздохнула. - В ваших словах есть доля истины. Я действительно не выиграла на танцевальном конкурсе и являюсь полукровкой. Наполовину русская, наполовину итальянка. И, скорей всего, в ваших чистокровных глазах, со старинной семейной историей, выгляжу не важнее комара, которого надо прихлопнуть. Но вот один удивительный факт, - послышался скрежет зубов и скрип натянутой кожи на кулаках. Они готовы были вот-вот сорваться и ударить меня, но чувство самосохранения всё ещё сдерживал парней. - Вы знаете, что чистокровные породы животных со временем тупеют и приносят хилое, нездоровое и временами уродливое потомство? В Древнем Египте у королевской семьи в погоне за чистотой крови, стали рождаться настолько уродливые дети, что про них до сих пор слагают легенды и мифы. Притом у дворняжек всегда выделялся особый ум, интуиция и иммунная система, при которой большинство болезней просто обходит стороной. Так вот... к чему это я? Лучше уж я буду бездомной дворнягой, у которой нет ни рода, ни племени, чем таким имбецилом как вы, ребята. Тем более, учитывая последний суммированный результат тестов за прошлый учебный год, который вывешивают в центральном коридоре, я нахожусь на первом месте. А вот вас не припомню и в первых пятидесяти фамилиях.
     Лица двух парней надо было видеть. Их кожа побагровела и стала похожа на свёклу. Из ушей разве что не валил пар. А плечи сотрясались в лютом неудержимом гневе. Особенно подливало бензин в костёр то, что многие школьники, что слышали меня, стали хихикать. Сначала один, потом другой, третий - и вот уже вся толпа безудержно хихикает над этими двумя парнями.
     - Да кем ты себя возомнила?! - взревел Фано, сделав шаг в мою сторону и схватив одной рукой за красный бантик на шее, а второй размахивая кулак, чтобы нанести по лицу. Всё бы так и произошло, если бы в самый последний момент, в горло парня не уткнулся наконечник катаны.
     - Ну-ну, - послышался расслабленный весёлый голос бейсболиста. - Не стоит так разговаривать с девушками. Они всё-таки хрупкие и слабые существа. Пожалуйста, семпай, уберите руку.
     - Ты что не понял, урод? - послышался ещё один ворчливый голос с ароматом табака. - Грабли свои убрал! Или мне их тебе подорвать к чертям?
     - Ямамото Такеши и Гокудера Хаято... - злобно бросил Фано, всматриваясь в моих защитников, но бантик на шее не отпустил. Он готов был с ними драться, но сначала разобраться со мной.
     - Фано, уходим, - зашептал Нусо, хлопая своего кузена по плечу. - В эту сторону идёт Глава Дисциплинарного Комитета. Скорее! С ним лучше не сталкиваться.
     - Чёрт... - фыркнул парень, наконец-то отступив и убежав с кузёном за территорию школы. - Ещё увидимся, Серра, - бросил он мне через плечо, ясно дав понять, что это не последняя наша встреча.
     - Прекратите толпиться, - послышался ледяной голос Главы Комитета, но его самого пока не было видно. - Или вы хотите, чтобы вас всех исключили?
     Школьники не решались лишний раз злить Хибари Кёю и тут же начали разбегаться в разные стороны. Мы тоже решили не задерживаться. Вернее, парни просто подхватили меня под руки и со словами - 'Надо найти Тсуну' утащили прочь. Краем глаза всё же успела заметить фигуру Хибари. Он остановился около распределительного списка, с вниманием изучая его, но на этом всё.
     Тсуну мы нашли быстро. Он как раз направлялся в сторону корпуса 'А'. Но вот только на этот раз он был не один, а в компании какого-то ненормального парня. Растрепанные волосы в стиле панк, чёрный ошейник с шипами, одежда выглядящая так, словно побывала на переработке, причём неоднократно. Кругом заклёпки, булавки, местами даже торчит скотч. Точно какой-то ненормальный. И смеётся чересчур громко.
     - Эй, Десятый! - позвал Тсуну Гокудера. - Мы снова вместе! Правда, жаль, что придётся учиться вновь с этим Бейсбольным Идиотом...
     - Эй-эй! - бросил Такеши, выражая легкое негодование.
     - Ну... не совсем вместе, - вздохнула, почесав затылок. - Я пошла чуточку дальше.
     - Дар, я видел и... Что же делать? - воскликнул Тсуна. - Может рассказать Реборну?
     - Думаю, он и так в курсе, и не считает это проблемой, - отмахнулась от паники парня. По правде сказать, не удивлюсь, что в этом замешана его чёрная лапа. Ведь, чтобы совершить такое необходимо разрешение одного из родителей или опекунов. И раз подобное уже произошло, опекун своё разрешение оформил. Ладно, подумаю над этим позже. В принципе, меня такой расклад устраивает. Ещё один год, и поступлю туда, куда сама захочу. - Важно другое, кто этот парень?
     - Тоже хотел это спросить, - кивнул Гокудера, выпуская небольшое облачко сигаретного дыма.
     - О! Так вы члены семьи Савады-чан?! Отлично! - воскликнул незнакомый парень, размахивая руками, подобно мельнице. - Я представлюсь. Я - Восьмой приемник семьи Томасо на место лидера! Найто Лонгчемп.
     - ЧТО?! - воскликнул Гокудера, сразу же насторожившись.
     - Да ладно? - устало вздохнула я, потирая переносицу. - Очередной ненормальный из мира мафии? Нет уж... увольте... ничего не хочу знать, - собиралась уйти, но этот Найто не позволил пройти мимо.
     - Нет-нет! - затараторил он. - Ты же Серра, верно? Серра Дарья! Представитель семьи Серра. Ох, в своё время один из Представителей данной семьи чуть не уничтожил семью Томасо, - он говорил всё это и смеялся как ненормальный. - Томасо и с Вонголой вели войну в течении двух поколений и, может быть, воевало дальше, если бы не Серра. Вмешательство третей семьи перевесило чашу весов не в пользу Томасо. Хотя, насколько мне известно, в то время Серра и с Вонголой не очень хорошо ладили. Однако, с тех пор всех Боссов Томасо звали Лонгчемп.
     - И зачем мне эта информация? - с безразличием спросила я. - Раз ты стоишь передо мной, значит Серра и Вонгола раньше плохо справлялись с задачей 'уничтожения'.
     - Вай! Как холодно! - воскликнул парень, делая шаг от меня, обхватывая себя за плечи, не прекращая улыбаться. - Столько льда в твоих словах! Нельзя же быть столь колючей! Савада-чан, и как ты с 'такой' встречаешься?
     - Мы не встречаемся, - одновременно монотонно произнесли мы с Тсуной. С такой тональностью спокойно можно было говорить 'Похоронное бюро', но просто за всё время, что мы с Тсуной знакомы, эта фраза выработалась до автоматизма.
     - Что ты здесь делаешь?! - насторожено спросил Хаято, медленно направляя ладонь за спину, где были спрятаны динамитные шашки.
     - Как что? Конечно же, я ученик! Я ж местный! Свой в доску! - воскликнул радостно парень. - Ребята, вам не кажется, что это невероятное совпадение? Как это удачно, правда? Мы все из мафии, так что будем вместе!
     - Ничего подобного! - фыркнула я. - Меня затащили в этот дурдом насильно. На меня не рассчитывайте.
     - Говорил уже! - повысил голос Тсуна. - Я не такой, как ты...!
     - Да! - вклинился Гокудера. - Не сравнивай Десятого с таким отбросом, как ты!
     - Лонгчемп определёно лучше! - неожиданно послышался крик мужика со стороны. Только сейчас я заметила, что рядом стояли ещё три подозрительные личности. Но орал самый центральный из них. Выглядел как высокий, тощий, сорокалетний мужик в костюме школьника. Даже страшно от того, что подобного пропустили на территорию школы. - Лучше, чем как-там-его Босс Вонголы.
     - Э-э-эм... - протянула я, косясь на Тсуну. Тот уже готовил порцию щенячьих глаз в мою сторону. - Ну уж нет, разбирайся сам. Я теперь третьекурсница. Addio!
     Повернулась к парням спиной и быстрым шагом помчалась в сторону корпуса. Вот-вот должен был прозвенеть звонок, а я ещё даже нужного кабинета не нашла. И какая у меня парта?
     - Ха-ха-ха, - послышался смех Ямамото, который всё это время молчал. - Хотя я немного смущён, но в новом классе похоже будет интересно.
     А этот как всегда всё не так понял. Как же я ему порой завидую...
     Поднявшись на второй этаж, отыскала кабинет, над которым висела табличка 'З-А'. С первого взгляда поняла, что ничем особенным старшеклассники не отличаются. Все те же школьники и те же социальные правила. Девочки обычно держатся вместе, иногда делясь по группам. Парни также разбились на интересы. Где-то слышно стрекотание и хихиканье сплетниц, где-то хохот парней, а вот и сам Сасагава Рёхей стоит около доски и боксирует в воздухе. Просто разминка, но взгляд вполне сосредоточен. И тут он заметил меня.
     - О! Серра, это ты! - голос парня был также громок, но, видно, после небольшой тренировки он сбросил пар и теперь мог говорить на тон ниже. - Уже знаешь, где сидишь?
     - Нет, - призналась я, спокойно заходя в кабинет.
     Многие обратили на меня внимание, оторвавшись от своих дел. Кто-то смотрел с безразличием, кто-то с любопытством, кому-то лишь одного взгляда хватило, а после тут же вернулся к своим делам, но были и те, у кого на лице сразу читалась неприязнь. Пока слабая, но уверена, она будет расти.
     Хибари Кёи тут не было. Как после я узнала, он вообще очень редко посещает занятия. А в прошлом году вообще был от силы два-три раза. И то, лишь по той причине, что один из его одноклассников провинился перед Дисциплинарным Комитетом.
     - Будешь сидеть вон там, - улыбаясь, ответил Рёхей, указывая на самую последнюю парту в первом ряду. Не около окна, но почти то же самое, что и в прошлом году. Сойдёт. - Позади меня, - добавил парень. - Мне Киоко много про тебя рассказывала. Ты не стесняйся, если что-то надо - обращайся. Я экстремально помогу тебе!
     - Эм...
     Довольно странное предложение. В сущности, мы с Киоко никогда особыми подругами не были, но общались неплохо, и то, лишь в основном из-за Тсуны. Пару раз я ей помогала в уроках, но это происходит со всеми, в конец концов, одноклассницами были. Но раз Киоко обо мне хорошо отзывалась, значит, я ей каким-то образом понравилась. Вообще, Сасагава Киоко была одной из тех, кого я практически не интересовала. Думаю, если бы не общий круг общения, мы бы вряд ли вообще стали разговаривать.
     Однако, что касается Рёхея... Будем честны, парень мозгами не вышел. Он силён, храбр, добр, но глуп. А учитывая то, что на меня тут уже парочка ребят точат зуб, было бы просто замечательно, если бы в З-А классе появился такой сильный, не побоюсь этого слова, друг, как Сасагава Рёхей. Тем более, он и сам не против завести приятельские отношения. Походу, он как и его сестра Киоко не чувствует моей ауры, что только мне в плюс.
     Я широко улыбнулась и протянула правую руку в сторону боксёра.
     - Позаботься обо мне, старший брат Рёхей, - стандартное японское приветствие, но на аудиторию повлияло.
     Рёхей тут же пожал мне ладонь, и я физически ощутила, что силы у него буквально в избытке. Если он хотя бы день не будет тренироваться, боюсь, как бы парень не взорвался. В то время как остальные одноклассники были явно в замешательстве от подобного. Слышала шёпот сплетниц с первых парт:
     - Отлично просто, - вздыхала девица, которой я явно не понравилась с первого взгляда. - Сначала в своём классе парням головы вскружила, а теперь и до нашего добралась. И что в ней такого особенного? Страшная ведь, как Смерть.
     Ах, да... сплетни. Мне даже страшно представлять, что теперь обо мне в школе ходить будет. Ведь я, по их словам, уже успела околдовать как минимум троих парней из прошлого класса. Это Тсуна, Такеши и Хаято. На Тсуну всем плевать. Он и раньше особой популярностью не обладал. Никчёмный Тсуна - вот как его называли. Но вот у Гокудеры и Ямамото имеются свои фан-клубы, которых я удачно избегала, пока была в Дисциплинарном Комитете, но сейчас... Хм...
     Хотя, в принципе, мне абсолютно всё равно, кто и что там обо мне говорит. Правда ведь всё равно никого не удовлетворит. Надо? Пусть хоть бельё моё обсуждают. Лишь бы сами не трогали и позволили спокойно жить. Разве меня раньше особо любили? Нет. Была куча друзей? Тоже нет. Так что я ничего не теряю. На словах у нас многие мастера, но до сути дела дойдут не многие. Можно не бояться.
     Прозвенел звонок, и все расселись по своим местам. Две парты пустовало. Как позже узнала, там сидят Хибари и Кусакабе. Зашёл учитель, представился и, попросив сесть за парты, начал вести урок.
     Всё было как обычно. Начинается день с поздравлением тех, кто перешёл в следующий класс, а также перекличка. Называли фамилию и имя, и присутствующий отвечал 'Тут!' или 'Здесь!'. Её почти закончили, когда дверь резко открылась, и в класс вошёл Хибари Кёя и его заместитель Кусакабе Тетсуя. Ничего не говоря, вальяжно, словно хозяин, прошёлся вдоль всего кабинета и сел за свою парту. Она находилась в самом конце, но через ряд от меня.
     В классе возникла гробовая тишина. Все напряглись, так как были в недоумении от того, чего Глава Дисциплинарного Комитета решил посетить класс? Неужели опять какой-то нарушитель? Но Кёя спокойно сидел за партой, устремив свой взор в окно, словно так и надо. Учитель тоже нервничал, но, в итоге, дрожащим голосом продолжил лекцию. Обливался потом от паники, руки тряслись, но усилено игнорировал происходящее.
     Я не смотрела на Хибари, хотя признаю - хотелось. Любопытно. Очень любопытно, и это ахиллесова пята всего семейства Серра. Почему-то чувствовалось некая недоговоренность. Хотя, казалось бы, а о чём тут говорить? Был конкурс. Я проиграла. Он с самого начал знал, что проиграю, и наслаждался зрелищем того, как я из кожи вон лезла, чтобы занять хоть какое-то место. А последнее его движение... это прикосновение к щеке... Возможно ли, что я его интересую? Вернее интересую не как противник, а как... девушка? Стоп, а разве это возможно? Я точно знаю, что Хибари чувствует ауру и испытывает ко мне неприязнь, тогда что же это было? Ох, сколько вопросов. Любопытство так и сводит меня с ума. Но лучше держаться от него подальше. Меньше проблем, меньше головной боли, меньше шансов того, что тебя забьют до смерти...
     Через двадцать минут все перестали оглядываться в сторону Кёи, и наконец-то урок пошёл как обычно. Учитель что-то спрашивал, ученики отвечали, записывая пояснения в тетради. Так просидели целый урок, за ним последовал второй, прерываясь лишь на короткую перемену, на которой выходили все, и я в том числе. Далее третий и четвёртый урок. Приближалось время обеда, и должна признаться, я расслабилась. Всё было совсем не таким, каким я себе представляла. На меня вообще внимания не обращали. Точно призрак. Все лучи славы хватал именно Хибари, и меня это ой как устраивало.
     И всё бы ничего. Вот прозвенел обед, я схватила свою сумку и направилась по привычке к выходу, когда в дверях класса меня встретил наш с Тсуной новый знакомый.
     - Ав! Привет, Серра-чан! Как делишки? - вот честно, так и хотелось врезать этому недоумку по башке. Какого чёрта он тут забыл?
     - Найто Лонгчемп... - вздохнула я. - Что ты тут...?
     - АВ!!! Ты запомнила моё имя! Это так мило, Серра-чан! Я уверен, что наша встреча - это судьба! - парень размахивал руками, изгибаясь словно в танце, чем ещё больше меня бесил, ведь таким образом он перекрывал весь путь к выходу.
     - Я не верю в судьбу, - спокойно бросила я. - А теперь, пропусти меня. Я ещё не обедала. И не смей преследовать.
     - А? Но мы же только подружились! Давай перекусим вместе, Серра-чан! - восклицал парень с непониманием, но всё же дал мне пройти. Не теряя времени, я зашагала в сторону крыши, куда обычно любила забираться во время обеда. - Серра-чан! Серра-чан! - звал Найто догоняя меня. - Слышал, что тебя бросил Савада-чан.
     - Чего?! - от такой новости я резко остановилась и в недоумении посмотрела на парня. Он лишь сияющее заулыбался от того, что наконец-то смог обратить на себя внимание.
     - Да-да, - закивал Найто. - Так и сказал. Но ты не волнуйся, меня тоже сегодня бросили, так что давай встречаться?
     - ЧЕГО?! - этот сумасшедший меня пугает. Прям до чёртиков. Я его не понимаю, а того, чего не понимаю - боюсь.
     - Но это же правильно! - настаивал парень. - Два разбитых сердца найдут утешения друг в друге. Обещаю, я не причиню тебе боль!
     - Ч... ч... чего?! - я довольно умная девушка, но в подобной ситуации это единственное, что могу из себя выдавить. По правде сказать, я даже забыла куда шла.
     - Ты, конечно, не совсем в моём вкусе, но твои чувства мне знакомы, так что... - парень схватил меня за руку, которой я сжимала школьную сумку.
     Не в его вкусе? Самооценка? Не, не слышала. Чёрт, да что за дурдом тут творится? А это только первый учебный день в этом году! Прожить год, и уйти в свободное плаванье? Ха! И ещё раз ХА! Тут хотя бы месяц без проблем попробуй проживи.
     - Послушай... - мягко начала я, так как совершенно не знаю, как вести диалог с безумцами. От избытка информации, немного закружилась голова, и зазвенело в ушах. - Я не могу с тобой встречаться.
     - Почему?! - удивился парень, не ожидавший, что 'Я' откажу ему.
     - Ну, понимаешь... я... никогда не полюблю тебя, - это правда.
     - Ах, это! - смеялся парень. - Ничего страшного! Я тебя тоже не полюблю, на всё нужно время. Давай сходим на свидание? О! Я знаю-знаю! Пойдём в боулинг! Ав! Круто я придумал, да?
     - Нет! - уже строже начала я. - Никакого боулинга! Говорю же, я не буду с тобой встречаться. Я тебя вообще только сегодня впервые увидела!
     - Ав! Нельзя жить прошлым, Серра-чан! Нужно всегда стремиться познать что-то новое и неизведанное! Тем более утро было так давно, я за это время тебя как родную узнал.
     - Интересно, каким же образом? - фыркнула я, чувствуя, как накапливается раздражение и злость. Казалось бы, что может быть ещё хуже? Правильно, когда вас в такой момент застукают ненужные люди.
     - Почему тут так шумно? - услышала я ледяной голос за своей спиной. Глава Дисциплинарного Комитета, похоже, тоже вышел из класса и решился отдохнуть часок, но тут наткнулся на нас. И многое он успел услышать? Парень посмотрел на меня, потом на Найто. - Ты кто такой?
     - Я её парень, Найто Лонгчемп! - воскликнул сумасшедший, чтобы доказать свои слова, обнял меня за плечи. Не знаю почему, но я в эту секунду почувствовала одновременно обреченность и некое дежавю. Когда-то подобное уже где-то было, ага...
     - Хех, - усмехнулся Кёя к моему удивлению и посмотрел мне в глаза. - Ну, у тебя и аппетит! - издевательская усмешка не сходила с его лица. - Причём смотрю, любой подойдёт.
     Это... это он... он что сейчас сказал? Намекает на то, что я одновременно встречаюсь с тремя парнями? Ну да, сплетни те мы вместе слышали. И что, он в них верит? Ведь чётвёртым был именно он. А теперь решил сам же эти сплетни и подтвердить? Отлично, подыграю тебе, засранец.
     - Да, Хибари-сан, - мило улыбнулась, обхватывая рукой Найто со спины. - Так и есть. А что такое? Хотите присоединиться?
     - Тц! - фыркнул парень, явно испытав некое презрение и отвращение. - Травоядное... - Хибари за одну секунду вооружился тонфами. - Не сравнивай меня с этим отбросом.
     - Ав?! Я не отброс, я будущий Босс мафии и... - начал Найто, но договорить не успел.
     - Раздражаешь, - бросил Кёя, сорвавшись с место одним пинком с ноги, оттолкнул сумасшедшего в сторону. Вернее в открытое окно в коридоре.
     Да, Найто Лонгчемп выпал из окна с одного удара. И наблюдая за его падением, хоть мы и были на втором этаже, я думала о том, чтобы он... разбился насмерть. Но, как всем известно, чудес не бывает. И, естественно, он отделался одними ушибами и царапинами. Однако хотя бы избавилась от этого безумца. Опять спасибо Кёе. М-да...
     Кстати говоря, парень не стал что-либо говорить, а просто спокойным шагом направился в сторону лестницы, ясно давая понять, что крыша во время обеда - занята. Блин...
     Занятия наконец-то закончились, и я возвращалась домой. Вернее шла к воротам школы, как неожиданно поняла, что забыла одну немало важную вещь - мобильный телефон. Первая мысль которая пришла - это то, что я оставила свой сотовый на парте и не заметила его. Пришлось возвращаться в класс. Там как раз заканчивала дежурство одна из одноклассниц, подметая пол.
     - Йо, - поздоровалась я, заглядывая в класс. - Ты случайно не видела мой мобильный на той парте? - указала пальцем, где я могла его оставить.
     - Ах, так это был твой? - удивилась девушка. - Ну, я не знала точно, чей он, поэтому отнесла туда, куда относят все найденные ценные вещи.
     - И куда же? - насторожилась.
     - В кабинет Дисциплинарного Комитета, - скромно произнесла девушка, немного с опаской отводя глаза в сторону.
     - Чёрт... Ладно, спасибо.
     Вот не хотела, ну, не хотела я с ним сталкиваться. Ни сегодня, ни когда-либо ещё. Прекрасно понимаю, что если опять начнётся что-то непонятное, то, в итоге, без синяков не обойтись. Рано или поздно мы точно поубиваем друг друга. Мне не понятно, что надо этому парню, чтобы он наконец-то получил удовлетворение. Хотя нет. Понятно. Ему нужно ощущение того, что он способен всё контролировать и доминировать. Я давала ему это чувство, вечно улыбаясь и склоняя голову, как это подобает в Японии, но, видно, что он либо чувствует ложь, либо ему этого мало.
     Эх, чёрт... ладно. Просто зайду, попрошу телефон и уйду. Он знает, что это мой телефон, так как много раз его видел. Вопросов возникнуть не должно. Постучалась в дверь.
     - Войдите, - стальной голос как всегда лишён каких-либо эмоций.
     - Хибари-сан, - открыла дверь и проскользнула внутрь. Тут же обратила внимание на Шоколадное дерево, что до сих пор росло в кабинете Комитета. О нём, если честно, совсем забыла, а ведь уверена, что никто, кроме меня, не ухаживает. Так и погибнет моё какао. Но вернёмся к сути.
     - Это ты, - усмехнулся Кёя. - Зачем пришла?
     А то ты не знаешь?
     - Говорят, мой мобильник сюда приносили, не могли бы вы его мне вернуть? - всё та же милая стандартная улыбка. Маска - одним словом.
     - Возможно, и мог бы, - улыбка на лице Хибари стала шире. Он облокотился на спинку кресла, словно готовился к некому шоу. Опустил руки на подлокотники, скрестив пальцы перед собой. Весь его вид говорил о том, что просто так мне мою вещь он не отдаст. Его задели сегодняшние мои слова, и он требует реванша. Более того, пока я не буду унижена до уровня Ада, парень не успокоится. - Если ты меня правильно попросишь, так и быть, - достал из тумбочки мой сотовый телефон, вложив его в правую ладонь и показав мне. - Верну.
     Правильно попросить? Понятно, он желает не просто унизить меня, а чтобы я сама оказалась там, где, по его мнению, и должна быть. Тяжёлый парень. Очень тяжёлый. Если бы не этот его дерьмовый характер, возможно, с ним было бы весело, но...
     Прощай мой любимый мобильник.
     - Хибари-сан, - продолжала улыбаться, с непониманием склонив голову набок. - Вы... со мной заигрываете? - ухмылка в момент исчезла с лица парня. - Вы, конечно, довольно сильный и привлекательный, я не спорю. Но... я не любитель садо-мазо, так что вынуждена вам отказать.
     В этот момент прозвучал звонкий хруст ломающийся техники. Мой, ещё недавно целенький, мобильник, превратился в куски осколков и надломленных частей. Одной рукой Хибари раздавил гарнитуру. Осколки звонко попадали на поверхность стола Главы Дисциплинарного Комитета. Уверена, возврату и починке мой телефон не подлежит. Хотя мысленно я уже готовилась к этому.
     - Вот твой телефон, - бросил Кёя, стряхивая осколки с ладони на стол. - Можешь забирать и проваливать отсюда.
     Не произнеся ни слова, я спокойно подошла к его столу и осмотрела кучу надломленных микросхем. Поковырявшись там, отыскала целую сим-карту и карту памяти. Что ж, уже неплохо, верно? Остальное просто смела в мусорное ведро.
     - Хибари-сан, - дежурная улыбка всё ещё озаряла моё лицо, в то время как Хибари готов был вот-вот оторвать мне голову, и это я видела только по его серым глазам, оттенок которого приобрёл яркий серебристый оттенок.
     - Ты ещё тут, травоядное? - голос был спокойным, но я заметила низкие нотки. Он сдерживается. В прямом и переносном смысле.
     - Хибари-сан, завтра я позову своих знакомых, чтобы они помогли мне забрать Шоколадное дерево. Когда кабинет будет открыт?
     Парень не ответил. Лишь испепелял меня взглядом, словно спрашивал - 'Ты что, ненормальная?', но я продолжала улыбаться и делать вид, что ничего не произошло. Мы же всегда так и поступали, верно? Ещё ни разу ничего не обсуждали в открытую. Только ещё больше проблем создавали друг другу.
     - Дерево останется здесь, - произнёс Кёя, возвращаясь к документам, что лежали у него на столе. Вот тут я немного удивилась.
     - Хибари-сан, зачем вам оно? Вы не знаете, как за ним ухаживать. Тем более это мой подарок и...
     - Повторяю, оно останется здесь. А теперь покинь кабинет. Раздражаешь.
     - Хибари-сан, - моя улыбка исчезла. - Это 'мой' подарок!
     - Но принесли его в 'мой' кабинет, - парировал он, вновь чувствуя превосходство. - Если хочешь получить его назад... - на парня вновь мелькнула усмешка. Чёрт!
     Делать нечего. Счёт: один - один. Развернувшись я вышла в коридор, мысленно обещая, что так просто это не спущу с рук. Этот засранец слишком много о себе думает. Просто необходимо его проучить. И, кажется, я даже знаю как. Хех.
     Наступила ночь. Небосвод был усеян яркими звездами, и чтобы лучше любоваться ими, я залезла на крышу дома, улегшись на черепице. При этом с собой прихватила добротную порцию сладостей, наслаждаясь ночной тишиной и весенней прохладой.
     План по тому, как я проучу Хибари, созрел быстро, и мне было достаточно двух часов, чтобы осуществить задуманное. Написала программу и скинула её через интернет Кёе на телефон. Завтра проверим, всё ли получилось. Конечно, будет проблематично, так как у самой сотового нет, но благо имеется компьютер, а это уже полдела сделано. Хех, вот бы побыстрей посмотреть на его лицо. Хе-хе-хе...
     Услышала шаги в районе калитки. Кто-то подошёл к моему дому, но во дворик не входил. Так поступал обычно только один человек. Приподнявшись на локтях, посмотрела на незваного гостя. В ночи лица практически не было видно, однако тёмный силуэт и лёгкий красноватый огонёк в районе губ, говорил о том, кто мог заглянуть на ночной перекус.
     - Хаято, не поздновато ли для прогулок? - усмехнулась я. - Смотри, а то и сам полуночником станешь, как и я.
     - Заткнись! - фыркнул Дымовая Бомба. - Тебя спросить забыл! Какого чёрта вообще на крыше делаешь?
     - Ну... - посмотрела на шоколадную палочку, что как раз сжимала пальцами и подносила ко рту. - Ем.
     - Пф! Что за ответ? Ты всегда ешь! - ворчал парень, но во двор не заходил. Как обычно, ему нужен повод.
     - Но на крыше вкуснее, - пояснила я. - Не веришь? Иди сюда и сам проверь.
     - А вот возьму и проверю! - послышался скрип калитки, после чего несколько ругательств на итальянском, и вот наконец-то парень забрался на крышу одноэтажного домика. Ничего не говоря, улёгся рядом. Минуту молчали. - Не знаю вкуснее или нет, но курить тут и правда круто, - согласился он, выдыхая облако дыма.
     - Я же говорила, - с усмешкой надкусила верхушку с очередной шоколадной палочки.
     Вновь возникла тишина. Гокудера никогда не приходил ко мне просто так. По какой-то причине, когда у парня на душе дерьмо, ноги сами приносят его к моим дверям. Может потому, что я Советник, а он как истинный член мафиозной семьи верит, что я ему помогу советом? Не знаю. Во всяком случае, я помогаю ему не по этой причине, а лишь потому, что он и сам меня не раз и не два выручал. Да хотя бы сегодня утром. Разве этого мало, чтобы выслушать парня?
     Ему требуется время. Как всегда. Нужен повод для того, чтобы раскрыться. Просто так он не может. Боится? Возможно. Чувствуется, что жизнь Хаято помотала 'будь здоров'. Теперь слабые стороны никому не хочет показывать. Словно кот, которого ранили и теперь шипит на любую протянутую руку, даже если в этой руке лежит угощение.
     - Красивые звезды, - начала я, с хрустом надламывая очередное лакомство.
     - Ага, - согласился парень, выдыхая дым. - А в России они также красивы?
     - И да, и нет, - парень озадачено повернул в мою сторону голову. - Вроде бы, звёзды те же, но смотришь на них совсем по-другому. Ощущения другие.
     - Вот как, - протянул он. - Как по мне ощущения такие же, хотя я могу сравнивать только с Италией.
     - Хм, в Италии я родилась, но практически не помню её, - честно призналась. - В очень раннем возрасте родители уехали в Россию.
     - И где, по-твоему, твой дом? В Италии, где ты родилась, или в России, где ты выросла? - неожиданно спросил Гокудера. Я задумалась, с чего бы такие вопросы? Что с подвигло его на это? Хаято заметил моё непонимание. - Прости, Советник. Наверное, тебе неприятно слышать такие вопросы. Я... сегодня утром я слушал то, что ты сказала тем двум идиотам. И это было круто!
     - Хм? Хаято, я...
     - Нет, к тому, что... - перебил меня парень. - Я сам являюсь полукровкой, вернее на четверть. Моя мать была наполовину японка, наполовину итальянка. Я этого никому не говорил и...
     - Не волнуйся, если ты захочешь, это останется нашим секретом, - улыбнулась я.
     Теперь многое становится понятным. Рожденный в мафиозной семье, но не с чистыми корнями. Да, ему нелегко пришлось. Скорей всего, он долго искал тех, кто примет его таким, какой он есть, но даже сейчас он решился рассказать о своём происхождении не своему Боссу, а мне, Советнику. Правильно ли это? Чёрт его знает. Но если мои слова помогут ему, то почему нет?
     - Ты спрашивал, где мой дом? - бирюзовые глаза парня с особой внимательностью устремились на меня. В ночной темноте они даже казались голубыми. - Знаешь, японцы считают, что твой дом там, где соблюдены твои традиции. Итальянцы считают, что твой дом там, где твоя семья. Русские считают, что твой дом там, где тебе хорошо. Вот и думай.
     Несколько секунд Гокудера молчал, обдумывая мои слова. Он не спорил, не ругался, просто смотрел на ночное небо и думал.
     - Хех, - на лице парня появилась улыбка, символизирующая о том, что ему уже значительно лучше. - Эй, Ведьма, кажется, я русский.
     - Пха-ха-ха! Придурок! - от нахлынувшего смеха, мне даже пришлось подняться, чтобы не подавиться, но ясно одно, от плохого настроения не осталось и следа.

Примечание к части

     Найто Лонгчемп (для тех, кто мангу не читал) - http://e7.postfact.ru/auto/01/42/76/Reborn_t6_ch45_03.jpg
>

Глава 20. Цена розыгрыша.

     Ну, школьный день начался с того, что меня бросили.
     Вроде как.
     И не кто-то там, а сам Найто Лонгчемп. Притом узнала я это вообще от левых людей, которые с самого порога школы спросили:
     - Эй, Дар, а правда, что тебя бросил и Савада, и Найто?
     Весело, не правда ли? И всё это растрезвонил сам Найто. Его способности к распространению сплетен можно только позавидовать. Трепло редкостное. Позже мы с ним встретились, и он извинялся, что ему приходится так поступать, но он наконец-то нашёл свою истинную любовь, при виде которой у меня ещё неделю левое веко дергаться будет, и безумно счастлив. Также обещал сводить меня на парное свидание, чтобы я познакомилась с каким-нибудь его другом.
     Хоть я не верующая, но... Боже упаси!
     Весть о том, что проблема в виде Найто Лонгчемпа сама отвалила, буквально осчастливила меня. Этот сумасшедший явно действовал на нервы. Никакой логики и предсказуемости. От такого лучше держаться подальше. Но это ладно, он теперь на нервы капал Тсуне, так как они оба будущие Боссы своих семей, что мне только на пользу. Самое главное событие, которое я ждала, это месть Хибари Кёе.
     Надеялась на то, что он придёт сегодня на занятия, иначе всё будет зря.
     Да! Он пришёл. Также вальяжно уселся за свою парту, полностью игнорируя присутствующих. Начался урок, и учитель стал выписывать необходимые примеры для решения, чтобы проверить закреплённую вчера тему. В классе воцарилась тишина, и только шорох ручек о бумагу, нарушал молчание.
     Потратила несколько часов на то, чтобы написать необходимую программу и запустить её в действие. Всё на самом деле просто. Отправила через необходимый сайт Кёе на телефон СМС, от неизвестного номера, с текстом: 'Глава, вы должны это увидеть. У нас проблемы!', а в конце ссылка, по которой можно перейти на интернет страницу. Вот только сколько раз не переходи на неё, всегда будет выползать ошибка подключения. Мол, нет связи или ошибка 404, не важно. Любой человек под действием любопытства попытается узнать, что случилось и просмотреть ссылку. Возможно, даже попытается неоднократно, но всё тщетно. Эта страница для того и создана, чтобы высвечивать 'Ошибку', хотя на самом деле механизм уже начал действовать.
     Выходя на эту страницу, на телефон скачивается написанный мной вирус. Он мало весит и практически не замечен ни одним антивирусом, так как программы видят его как приложение, да и действует он в основном только на входящие звонки. Правда, если Кёя проигнорировал сообщение, то все мои труды напрасны. Проверить удалась ли задумка, смогу только в 9:30. В то самое время, когда урок будет в самом разгаре.
     Каждый решал примеры. Даже Кёя с гордым видом, запрокинув ногу на ногу, всматривался в свою тетрадь и делал небольшие заметки. Ничего не предвещало беды. Но на часах, висящих над доской, стрелки неукротимо двигались к 9:30, и как только это время наступило, из динамиков сотового телефона Хибари Кёи на всю громкость заиграла музыка:
     - БАМБОЛЕЙО-О-О! Бамболейо-о-о!
     Да! Чёрт! Да! Он открыл сообщение! Да! Ох, чёрт! Не выдавай себя! Веди себя спокойно! Держи себя в руках. Просто с непониманием поверни голову в сторону Кёи и понаблюдай за ним. О, да! Его выражение лица просто бесподобно. Ради такого и умереть можно.
     В то время пока из телефона на всю катушку орал Gipsy Kings с треком 'Bamboleo', Глава Дисциплинарного Комитета не шевелился. В принципе, его лицо вообще ничего не выражало, но вот глаза... В них отчётливо читался шок. Как и у остальных присутствующих, что разом повернули головы в сторону Хибари Кёи.
     Парень не прикасался к телефону и припев испанской песни пошёл по второму кругу, озарив класс новым 'Бамболейо'. В итоге, учитель всё же слегка намекнул, что стоит или отключить телефон, или хотя бы ответить на вызов. Хибари в тот момент бросил гневный взгляд на учителя, от чего тот икнул и подпрыгнул на месте, а после медленно потянулся к внутреннему карману гакурана, где он и держал свой сотовый телефон.
     На экране мобильного отчётливо был виден скрытый номер телефона. Вызов идёт, но кто звонил - не понятно. Парень принял вызов и холодным спокойным голосом произнёс:
     - Да.
     Естественно, я знала, что это ложный вызов. Программа заставляет телефон звонить самому себе. Более того, Кёе никто не ответит. При помощи преобразователя голоса, я сделала небольшую запись, в которой он будет слышать только одно охрипшее дыхание какого-то обкуренного мужика. Кёя позвал мнимого собеседника ещё раз и ещё раз, но ответа так и не услышал, после чего просто отключил звонок.
     Все очень старались не подавать виду, мол, ничего страшного, но это было очень трудно, так как все буквально из последних сил держались, чтобы не засмеяться в голос. Кто-то всё же не выдерживал и хихикал в кулак, но, судя по ярости в стальных глазах Хибари, это хихиканье последнее, что он сделал в своей жизни. Кёя об этом позаботится.
     Самое интересное заключается в том, что это не последний звонок. Теперь трек 'Бамболейо' будет играть каждый раз, когда кто-нибудь решится позвонить Кёе на сотовый. Более того, эту музыку в настройках не убрать. Уж я об этом позаботилась. И с громкостью то же самое. Да и мой моб-вызов будет трезвонить и дышать в трубку каждые полчаса. Прям по минутам.
     После такого сюрприза Кёя осмотрел класс и особое внимание уделил именно мне. Однако я себя обезопасила по всем фронтам. Во-первых, позвонить не могла, так как у меня телефона нет, по его же инициативе. Во-вторых, сейчас у меня в руках были карандаш и ручка, что исключает какое-либо вмешательство, в принципе. В-третьих, моё выражение лица было идеальным. Всю ночь его репетировала, перед зеркалом выражая две эмоции: удивление и недоумение. Ни капли иронии или улыбки. Он не должен заподозрить меня. Во всяком случае, пока. Всё выглядело так, будто ему кто-то позвонил, но кто?
     Парень сорвался с места и направился к выходу из класса, бросив Кусакабе, чтобы тот следовал за ним. Ох, кто-то скоро начнёт играть в детектива, но я уверена, нет ни одного доказательства, которое бы ссылалось на меня. Хотя, чёрт возьми, уверена, я в его списке первая, кого он начнёт подозревать.
     - Странный он какой-то в последнее время, - нахмурившись пробубнил Сасагава Рёхей с передней парты. - Сколько лет учимся вместе, а так и не понял этого парня. Я его даже к себе в клуб бокса приглашал, но он наотрез отказался. Случайно не знаешь, чего это он?
     - А мне откуда знать? - сухо бросила я. - Хоть я и провела больше полугода в Дисциплинарном Комитете, тоже так и не поняла его. Да я вообще о нём ничего не знаю.
     - Да? - искренне удивился парень. - А я думал, что вы друзья!
     - Рёхей... - вздохнула я. - Думать... тебе не идёт. Просто будь... экстремальным, как и обычно, - вдобавок похлопала парня по плечу.
     - Я ничего не понял, но положись на меня! - воскликнул парень, подняв кулаки перед собой, словно уже готовился выбежать на ринг.
     - Сасагава! Серра! Прекратите разговоры на уроке! - строго произнёс учитель, вновь вспоминая свою обязанности. М-да... вот кто бы действительно молчал.
     Сплетни о том, что меня бросило два парня, разлеталась быстрее горячих пирожков. Но, должна сказать, что этот факт сыграл положительный бонус на моей репутации. Вернее как, теперь в мою сторону лилось значительно меньше ненависти, но больше жалости. Что-то вроде - 'Ах, бедняжка! Её бросили даже такие идиоты, как Никчёмный Тсуна и Найто. Ну, ничего-ничего, не переживай. Кто-нибудь обязательно полюбит тебя такой, какая ты есть'. И так целый день. Это был дурдом.
     Тсуна даже потом извинялся и обещал разобраться с этими слухами, мол, они всё не так поняли, но я наоборот пригрозила парню, если он вмешается, получит от меня смачного 'пенделя'. Пусть будет так, как есть. Тем более, что сплетни быстро теряют популярность, и сейчас главная тема - это Хибари Кёя и его новый рингтон.
     Ох, это был просто шедевр!!! Неважно, что было - перемена, урок или обед, телефон трещал, не переставая, и эта глупая испанская песенка, проиграла на всех этажах школы. Сам же Кёя волком выискивал 'шутника'. И ведь про него ничего не скажешь. Интуиция у парня действительно хорошая. Так или иначе мы сталкивались с ним каждый раз, когда мой моб начинал звонить Хибари. При этом парень перестал прислушиваться к песне, он вглядывался в лица людей, мрачнея с каждой секундой всё сильнее и сильнее.
     Под конец дня, когда все стали собираться домой, в кабинете класса, я и Кёя задержались. Ну, я-то ладно. Вечно медлю, а вот Кёя похоже решился поговорить, но не тут-то было. В аудиторию вошёл вечно радостный Ямамото.
     - Привет, Дар, ты домой? - тут же заметил на другой парте Кёю и поспешил поздороваться с ним, приподняв приветливо ладонь. - Хибари, - Глава Дисциплинарного Комитета проигнорировал этот жест и спокойно повернул голову в сторону окна, всем видом показывая, что ему до нас совершенно никакого дела.
     - Ага, - ответила я, заранее доставая из сумки начатую пачку с шоколадными палочками. Её планировалось съесть по пути до дому. - А ты в клуб?
     - Нет, - отмахнулся бейсболист. - Сегодня нет занятий. Так что у меня свободный вечер.
     - Хм, круто, - кивнула головой и запрокинула школьную сумку себе на плечо. Не спеша направилась в сторону двери из кабинета
     - Слушай, а что у тебя с телефоном? Всё время сбрасывается и оператор говорит, что недоступна, - спросил парень, следуя за мной.
     - Ну... - краем глаза посмотрела в сторону Хибари. Наши взгляды встретились, но парень совершенно ничего не выражал лицом. Ему любопытно, но и в тоже время плевать на то, что я скажу. Скажу правду? Посмеётся и, в итоге, побьёт Ямамото, а там и меня. Солгу? Снова посмеётся, подтвердив тот факт, что я его боюсь. Хм... - Скажем так, он сломался. И при осмотре поняла, что починить нельзя. Планирую новый купить.
     Хибари равнодушно отвёл глаза. В принципе, я не соврала, просто не стала вдаваться в подробности, но Ямамото похоже это несколько обеспокоило.
     - О как, - бросил он. - Может, сходим в торговый центр? Мне всё равно новые кроссовки нужны, а там и мобильный телефон тебе присмотрим.
     - Почему бы и нет? - пожала я плечами, выходя в коридор.
     Пока мы дошли до ворот школы, успели обговорить, что сначала каждый забежит домой, переоденется, а после Такеши зайдёт за мной, и уже от моего дома мы пойдём в торгово-развлекательный центр. Интересно, это ведь не свидание, верно? Мы просто решили объединить приятное с полезным, вот и всё. Или нет? Хм... нужно будет присмотреться к Такеши.
     В принципе, вечер получился неплохим.
     Мы пришли в торгово-развлекательный центр, но первое, что решили сделать, это не искать мобильный телефон или кроссовки, а прямиком направиться в кинотеатр. На фильм ужасов. Забавно, не так ли? Причём, варианты были неплохие. Призраки, вампиры, ведьмы, проклятья и так далее. Стандартный набор ужасов, но Такеши решил выбрать то, чего бы я никогда не выбрала - фильм про зомби. То, что я терпеть не могу.
     Нет, фильм был классный. Со смыслом и с крутыми спецэффектами, но чёрт... какие же они страшные. Вечно подпрыгивала, при каждом появлении той или иной страшной рожи. Ямамото при этом всё время смеялся, наблюдая за моим страхом. Он-то думал, что раз я не верю во всё паранормальное, то и зомби мне не страшны, но на этот феномен у меня своё мнение. Причём обосновано научными фактами. Даже выйдя из кинотеатра, мы уже минут пятнадцать сидели в кафе, а парень всё никак не мог перестать смеяться и хихикать по поводу того, что я боюсь зомби.
     - Повторяю, Такеши, это вполне реальный феномен! - настаивала я, понимая, что уж чего-чего, а зомби парень точно не боится. - Могу тебе даже доказать, что они вполне могут существовать. Да что там, в Америке даже приготовлен официальный государственный план по случаю зомби-апокалипсиса! Вот ты знаешь, что из-за того, что люди на протяжении всей жизни питаются различными полуфабрикатами и консервантами, после смерти их тела практически не разлагаются? Проходят недели, месяцы и даже годы, а тело чуть-чуть видоизменяется. А если ещё и учёные создадут этакий электромагнитный импульс, благодаря которому сердце вновь начнёт биться, то не факт, что и мозг будет также пригоден. Мозг умирает в первую очередь, спустя шесть минут после остановки сердца из-за нехватки кислорода. Сохраниться могут только первобытные базовые инстинкты, а именно: есть всё, что движется.
     - Ого! - усмехнулся парень, попивая молочный коктейль. - А ты в этом разбираешься. Может тоже зомби?
     - Да ну тебя! - отмахнулась я, также делая глоток от своего шоколадного коктейля. Похоже, он вообще не понял, что я ему только что говорила. Единственное, что парень уловил - это то, что я боюсь зомби. Остальное лишь мишура.
     - Ну, ладно-ладно, - улыбаясь, произнёс парень, словно извинялся. - Всё равно это забавно. А фильм хороший. Надо будет ребятам рассказать, чтобы тоже посмотрели.
     - Хэх, сомневаюсь, что Тсуна на такое согласится, - на этот раз усмехнулась я, вспоминая Саваду и его репетитора, который каждый день тренирует парня. - У него и так жизнь один сплошной фильм ужасов с элементами боевика.
     - Ха-ха-ха, и то правда, - согласился парень, протягивая в мою сторону своё пирожное, так как своё я уже съела. - Угощайся.
     - А ты не будешь? - удивилась я. - Оно довольно вкусное.
     - Не, не хочу, - облокотился о металлическую столешницу и подпер голову рукой. - Тем более, думаю, только ты можешь спокойно говорить о реальном существовании зомби и при этом есть.
     - Ха-ха, очень смешно, - фыркнула я, но при этом пирожное взяла. Ну, не пропадать же добру, верно?
     Кафе находилось на третьем этаже рядом с небольшим стеклянным ограждением, через который был виден пустующий проём сквозь весь торговый центр. Можно было спокойно следить за посетителями, как они подымались и опускались по эскалатору, совершенно друг друга не замечая. Тут мне нравилось. Не слишком темно, но свет слегка приглушён, позволяя видеть своего собеседника. Столы были небольшие имеющие форму квадрата на одного - два посетителя и состоящие из металла, который приятно охлаждал кожу рук. Особенно учитывая, какая нынче жара снаружи. Издалека играла рекламная музыка, заманивающая покупателей в тот или иной бутик, но она была ненавязчивой, да и слов не разобрать.
     Больше всего меня привлекали роботы, которые теперь устанавливали в каждом торгово-развлекательном центре Японии. Этакий пиар-ход. По сути, робот ничего не делал. Он либо хлопал глазами и размахивал в стороны руками, говоря всем 'Здравствуйте!' и 'Добро пожаловать!'. Зачастую выглядел как юная девушка, либо реальный робот из какого-нибудь фантастического фильма.
     Но одно я заметила, это буклеты с рекламой шоу, что произойдёт летом в Намимори - Битва Роботов. Причём ни какая-нибудь там школьная битва, а её финал. На такое шоу билеты стоят очень дорого, так как собираются самые, что ни на есть мастера своего дела. Ох, как же я хотела посетить это место. Но когда увидела ценник... Пятьдесят тысяч иен билетик, поняла, что проживу как-нибудь без роботов. Это же практически двадцать пять тысяч рублей! Блин... за такую цену, там должно быть круто. Хотя если прочесть отзывы в интернете, то шоу действительно того стоит.
     Однако буклетик я все же взяла с мыслью, что когда-нибудь себе это позволю. Не в этом году, так в следующем. Наверное...
     - Эх, может, надо было остальных ребят позвать? Какая-то наша компания не полная, - вздохнул Такеши. Хм... эти слова мне дали ясно понять, что это не свидание. Просто встреча друзей не более. Хотя я только за сегодня уже успела раз десять сменить своё мнение относительно бейсболиста. Трудно понять, серьёзен ли он или просто хороший, добрый друг? Но, похоже, я только зря забиваю себе этими мыслями голову.
     - Знаешь, в школе про нас много слухов ходит, - устало бросила я, поворачивая голову в сторону стеклянного ограждения, через которое можно было спокойно понаблюдать за прохожими. - Возможно, даже то, что мы тут сидим, уже приведёт к неким недоразумениям.
     - Пф, - фыркнул парень, усмехаясь. - Сплетни - это всего лишь сплетни. Слова, и не больше. Они всегда были, особенно когда я стал заниматься бейсболом. Как по мне, главное это поступки.
     - О как... - произнесла я, удивляясь тому, что это сказал сам Ямамото. Никогда не могла подумать, что у парня имеются такие серьёзные взгляды на жизнь. Порой он выглядит как последний дурак, а иногда взрослее всех нас вместе взятых. Его трудно понять, и в то же время так легко.
     - Вот, например, сегодня, - тут же продолжил разговор парень. - Услышал вот какие новости: за Хибари Кёей некий сталкер увязался, - в этот момент кусок пирожного застряла у меня в горле. Поперхнулась и сильно закашляла, а Ямамото, подумав, что я просто удивлена такой новостью продолжил: - Да-да, некий мужик постоянно звонит ему на телефон и дышит в трубку. Словно извращенец какой-то. И ладно бы я понял, если бы это была какая-нибудь девушка, но Хибари?
     - Ч... что? - только и смогла выдавиться. Ничего себе, какие слухи поползли. Сарафанное радио в действии.
     - Ещё какой-то странный рингтон себе поставил, - задумчиво произнёс Такеши, попивая молочный коктейль. - У него и раньше музыкальные вкусы были... странные.
     - Это я знаю, - согласно кивнула, вспоминая, что раньше у Кёи стоял гимн Средней школы Намимори на вызове. Это было забавно и странно, но смеяться никто не смел. - Но на счёт последнего... - слегка усмехнулась. - Такеши, ты должен кое-что знать, я...
     Договорить не успела, так как неожиданно около нашего столика возникло сразу три Элвиса из Дисциплинарного Комитета. Причём двое за спиной Ямамото, а один за моей спиной, положив руки на плечи, чтобы лишний раз не дёргались.
     - Эй, парни, что...? - начал бейсболист, но его настоятельно попросили оставаться на месте. Такеши с непониманием посмотрел на меня, словно спрашивая - 'ты что-то про это знаешь?', но я молча посмотрела на ещё одну личность, которая приближалась к нашему столику.
     Хоть у нас и находились на столешнице бокалы с коктейлями, десерт и небольшой набор салфеток с меню, всё это звонко слетело на пол от одного удара ноги Главы Дисциплинарного Комитета. Я даже не шелохнулась, хотя десерт и коктейли было реально жалко. Многие посетители кафе, при виде таких гостей, постарались немедленно покинуть заведение. Официантки стояли около кассы и со страхом в глазах наблюдали за нами, прикрывшись металлическими подносами. Все знали, кто этот парень и не рисковали помешать.
     Кёя сел на стол так, что его ступни упирались в металлические подлокотники моего стула. Он был спиной к Такеши, но надо мной буквально возвышался подобно хищнику над жертвой. Всем своим видом показывал, что мне не убежать и не спрятаться. Сложив руки на колени, парень наклонился в мою сторону, заставляя посмотреть ему в глаза. Он улыбался. Какой-то дикой, слегка безумной улыбкой, но улыбался. И в тоже время в стальных глазах горело пламя ярости. Кажется, он догадался, чья это была шутка, и у него имеются неоспоримые доказательства. Но как? Я же была так аккуратна.
     В любом случае, лицом себя не выдавала. Была также спокойна и беспристрастна, как и всегда. Чувствовала, как кончик длинной чёрной чёлки парня щекочет мне голову, но даже не потрудилась её стряхнуть. Просто положила руки себе на колени и ждала, когда Кёя начнёт говорить.
     - Ох, надеюсь, я вам не помешал? - улыбался парень. Всё его тело было как одна натянутая струна. Только тронь - рванёт.
     - Нет, - ответила я. - Только как раз о вас вспоминали, Хибари-сан. Может коктейля? Тут он вкусный.
     - Травоядное... - слова Кёи были тихими и какими-то медлительными. - На что ты надеешься? Чего добиваешься?
     - Я не понимаю о чём вы, Хибари-сан, - мой голос был ровным и, в какой-то мере, даже сонным. Никаких эмоций.
     Однако после них, я поняла, что Кёя буквально чуть ли не горел от ярости. На лице ничего не было заметно, но по тому, как реагировали окружающие, я поняла, что он вновь пустил в ход свою ауру. Даже его подчинённые были несколько напуганы, не говоря уже посетителях. Например, мимо проходима мамочка с пятилетним ребёнком. Мальчик сначала увидел меня и сразу же захотел подбежать, но после заметил Хибари и передумал. Вообще всё передумал. Даже в это кафе заходить.
     - Не понимаешь, значит... - усмехнулся Кёя. - Вау, - очередной тихий смешок. - Что ж... я расскажу. Вчера вечером мне на сотовый телефон пришло некое сообщение от неизвестного номера с просьбой посмотреть кое-что и скинули ссылку, по которой я перешёл и... ничего не увидел. Но сегодня ровно в девять тридцать прозвенел удивительный входящий звонок. И удивительный он тем, что и рингтон на телефоне стоял другой и собеседник просто дышал в трубку. И так каждые полчаса. Сначала я думал, что это шутка одного из тех, с кем я дрался на днях. Уж причин у них предостаточно. Но встретившись с определенными людьми, мне пояснили, что это некий вирус из-за чего мой телефон звонит сам себе, - Кёя остановился, наблюдая за моим выражением лица, и после секундной паузы продолжил. - В городе Намимори есть три сильнейших и опытных программиста, но ни один из них не смог понять, где именно спрятан вирус.
     Ещё бы! Телефон его видит как приложение, а не вирус. Если бы всё было так просто, то антивирус бы его давно заблокировал и удалил, как вредоносную программу. Пускай он думает обо мне всё, что хочет, но своё дело я знаю.
     - Однако один из программистов сказал, что с недавних пор в городе появился некий гений, который называет себя 'Учителем' и помогает с техникой всем, кто заплатит. Связаться с этим Учителем можно только по сети, но кое-кто этого 'Учителя' видел и пользовался его услугами, заверяя о его профессионализме. Каково же было моё удивление, когда я понял, что мне описывают тебя, травоядное. Так что же у нас получается? Подрабатываешь после школы? Уверен, что разрешения от директора на такой вид деятельности, у тебя нет.
     Моя маска невозмутимости дрогнула. Чёрт! Он всё знает! Как? Проклятье! И что теперь? Использует это против меня же? Напишет жалобу на имя директора? Меня тут же исключат. А может и нет, но проблем будет много. Очень много. Ох, только представила уже головная боль разыгралась.
     - Как я и думал, - продолжал Кёя, наслаждаясь моей лёгкой неуверенностью, что теперь отчётлива видна.
     - Хибари-семпай, подождите! - вклинился Такеши, пытаясь заступиться за меня. - Всё вовсе не так!
     Кёя даже не обернулся в его сторону, полностью игнорируя присутствие парня, а парочка Элвисов вообще заткнула Такеши, приложив к его рту ладони.
     - Выходит, что из всех знакомых, только ты способна подобное совершить, - усмешка вновь вернулась на лицо парня. Кёя сунул руку во внутренний карман гакурана и достал оттуда свой сотовый телефон, который, видимо, пришлось отключить, швырнув его мне в руки. - Исправляй, и, возможно, я подумаю над тем, чтобы сохранить тебе как можно больше целых костей.
     Дерьмо!
     Что ж... меня припёрли к стенке. Выхода нет. Изначально я не предполагала, что всё настолько далеко зайдёт, но, чёрт возьми, оно того стоило. Представляю, насколько же Хибари был взволнован, раз сделал такой забег по городу. Уверена, он с самого начала меня подозревал, но у него не было доказательств. В принципе, у него их и сейчас при себе нет, но сейчас косвенно стал замешан Такеши, а этого я учесть в своём плане не могла. Думала, всё решится в школе, но...
     - Подождите, ребята, - начал Ямамото, который вновь смог говорить. - Я всё понимаю, но с чего вы взяли, что это Дар? Раз три программиста не справились, то как она...?
     Тем временем я включила телефон и увидела восемнадцать пропущенных звонков. Мило. Хорошо, что я изначально придумала и способ, как удалить эту программу.
     - Включить голосовое управление, - произнесла я, поднося телефон к губам. Такеши замолчал, а все остальные присутствующие в недоумении уставились на меня. Видно, они не до конца были уверены, что это моих рук дело. Даже сам Кёя удивлённо приподнял бровь.
     Прозвучал лёгкий мелодичный сигнал, после которого на экране появилась картинка небесно-голубого микрофона и женский голос из динамиков произнёс:
     - Здравствуйте госпожа Серра, жду ваших указаний, - это был мой голос. Запись заранее сделала. Вернее не мой. Я его тоже переработала, так как свой голос, как и большинство людей на земле, я терпеть не могу. А этот стал таким женственным и певучим, что слушать его хотелось вечно.
     - Отключи программу 'Бамболейо' и удали её, - приказала я спокойно.
     - Слушаюсь, - отозвался женский голос, после чего прозвучал сигнал говоривший о том, что задание выполнено. - Программа 'Бамболейо' отключена и удалена с телефонного устройства. Что-нибудь ещё, госпожа Серра?
     - Нет, - холодно бросила я. - Отключить голосовое управление.
     Голубой экран с микрофоном - погас. Вообще-то на большее эта система и не тянет. Я могла попросить что угодно, но голосовое управление вряд ли поняло, что я от него хочу и, скорей всего, начало бы с самого начала 'Здравствуйте госпожа Серра'. Это так... чисто для пафоса. Тем более, что впечатление оно произвело.
     - Вот это да! - ахнул пораженный Такеши. - Прям как в фантастических фильмах.
     Протянула сотовый телефон Хибари, выражение лица которого было теперь хмурым, как грозовое облако. Уверена, не этого он ожидал. Думал, что я начну ковыряться в настройках и пытаться что-то отыскать в системных папках, а не тут-то было. Пара фраз, и дело в шляпе.
     Хибари долго смотрел на свой телефон. Буквально испепелял его. И молчал. От него и слова не было услышано. Ясное дело, он был впечатлён, и это его злило ещё больше. Не этого парень хотел испытывать. Не на это он рассчитывал.
     - Травоядное... - наконец-то услышала его тихий, но строгий голос. Он был настолько тихим, что его слышала только я, хотя, возможно, и Такеши, но только несколько фраз. - Кем ты себя возомнила? Ты лишь жалкое ничтожное насекомое, которое я могу убить одним лишь пальцем, не приложив и десятой части своей силы. Травоядное, от которого одни проблемы. Вечно раздражаешь и мешаешься, подобно занозе, от которой необходимо избавиться. Я вижу тебя насквозь, и твоя слабость, твоя никчёмность ещё больше выводит меня из себя. Может, хочешь привлечь моё внимание? Хех, - азартная усмешка мелькнула на губах. - Так знай, меня привлекают сильные противники, а не такое хилое существо, как ты. Ты мне не интересна.
     И что это было? К чему такая 'дивная' речь? Ты получил свой мобильник, к чему все эти слова? Хочешь задеть меня? Или... стоп. Возможно, это мужская гордость в тебе взыграла за вчерашнее? Да уж, порой слова 'Хибари Кёя' и 'гордость' равнозначны. Да и эта его поза уж чересчур вызывающая. Сидит сверху, раскинув ноги, и усмехается, словно всё так и должно быть. И что мне делать? Вновь поджать лапки, опустить взгляд и сделать вид, что этого больше не повториться, а Кёя во всём прав? До этого я ведь именно так себя вела. Чуть что не так, сразу напускаю напуганный вид, и этот парень удовлетворенный доминированием отходит в сторону. Сколько я так терпела? Наверное, с того самого момента, как вступила в Дисциплинарный Комитет. Достал... Я не святая, и вечно терпеть не намерена. Полгода вполне достаточно.
     - Как и вы мне, Хибари-сан, - спокойно ответила я, смотря в серебряные настороженные глаза. - Вы скучны, шаблонны, консервативны в своих собственных принципах и идеалах, и вообще для меня словно раскрытая книга. Притом с не очень интересным содержанием. Мы разговариваем на разных языках. И это не национальные языки. Вы говорите на языке силы, угроз и страха. Только тот, кто сильнее вас, заслуживает внимания, остальные подобны мусору под ногами. Для вас легче разрушить, нежели построить что-то новое, не так ли? И это понятно, ведь на то, чтобы что-то построить и создать, необходимо время. Я же говорю на языке логики и разума, поэтому могу с уверенностью сказать, что вы скучный человек. Симпатичная оболочка с мускулами и инстинктами зверя, вот и всё. Мне с вами скучно. Вы мне... не интересны.
     В кафе воцарилась гробовая тишина. Некоторые подчинённые даже дышали через раз. Если Хибари попытается меня прикончить, то никто этому не удивится. Более того, он в самом начале дал понять, что изобьёт меня. Но секунды неукротимо шли, и молчание затянулось. Наконец-то парень усмехнулся, что же он решил?
     - Отлично, - бросил Кёя, выпрямляя спину. - Решили этот вопрос. Однако, - парень взял свой телефон, снял заднюю крышку, батарейку и достал сим-карту с картой памяти. Зачем ему это? - Когда-нибудь я увижу твой страх. Твой неподдельный страх. Все чего-то боятся, и когда это произойдёт, поверь, я буду рядом, чтобы насладиться этим зрелищем.
     После этих слов Кёя небрежно отшвырнул в мою сторону свой телефон, предварительно забрав сим-карту и карту памяти, и спрыгнув со стола, направился к выходу из кафе, не произнеся ни слова. Подчинённые Главы Дисциплинарного Комитета тут же последовали за ним. Я и Такеши остались одни, смотря друг на друга.
     - Ничего себе! - присвистнул парень, возвращая на своё лицо радостную улыбку. - Так это ты учудила? Вот это да! Круто! Ха-ха-ха! - парень смеялся до слёз, но потом в какой-то момент успокоился. - Я уж было подумал, что он нас убьёт. Даже странно. Сказал бы это кто-нибудь другой, уверен, что от него бы сейчас и мокрого пятна бы не осталось. Нет, я, конечно, не против, ха-ха-ха! Но... вы с Хибари-семпаем... друзья?
     - Ты уже второй человек, который задаёт мне этот вопрос сегодня, - вздохнула я, осматривая новоприобретённый телефон. После того, как я удалила вирус, Кёя к своей гарнитуре стал брезгливо относиться. Словно её осквернили. Хах, забавно. - Мы не друзья.
     А кто мы? Враги? Нет, это слишком сильно сказано. Но в кое-чём Ямамото прав - после того, что наговорила парню, он давно должен был меня забивать своими тонфами. Именно поэтому я дала волю языку и высказала то, что думала о нём долгое время. Он мог и убить меня, но этого не произошло. Возможно ли так, что Хибари Кёя просто не может этого сделать? Словно что-то ещё сдерживает его. Но что же?

Глава 21. Отдых в стиле мафии.

     Думаете, Хибари Кёя забыл про тот случай с телефоном? Как бы ни так! Он его очень хорошо запомнил, буквально каждую секунду помнил. И, естественно, решил меня проучить. А именно вызвал по школьному радио в кабинет Дисциплинарного Комитета и с глазу на глаз сказал, что я наказана как ученица за хулиганство. За это по правилам Средней школы Намимори, мне полагаются работы принудительно-добровольного характера. Если быть проще - драю целый месяц по ночам в школе полы. И по выходным тоже. Эх... засранец...
     И с тех пор я с Хибари не разговаривала. Вообще.
     На занятия в класс он перестал приходить, а что касалось отработок, то теперь все переговоры вела с Кусакабе. Кстати, он заверил меня, что за Шоколадкой сам лично присматривает, и с деревцем всё хорошо. Можно не беспокоиться. Пока что.
     Мне дали ключи от школы, моющие средства, и я в одиночку наводила порядок по всей территории Средней школы Намимори. Естественно, за одну ночь всё не уберёшь, но даже тут находила светлые стороны. Знала, что тут, кроме меня и сторожа, никого нет. А сторожем являлся один из Элвисов, поэтому спокойно пробиралась в отдел радиовещания школы и включала музыку на полную громкость. Члену Дисциплинарно Комитета, в принципе, всё равно, что я слушаю и чем занимаюсь, главное, чтобы к началу занятий в школе было чисто.
     Включала в основном подвижную и ритмичную музыку, под которую было проще и легче убираться. И только когда в коридорах зазвучал трек 'The Hardkiss - Make-Up', я почувствовала во всём этом нечто особенное. Ночь, музыка грохочет, и ты одна, никто тебя не видит. Хочешь или нет, а занятия по хореографии просто так бесследно не проходят и, надев щётки на обувь, принялась танцевать. Так сказать, объединила приятное с полезным.
     В итоге, время пролетало незаметно, а к утру отведенная мне территория сверкала чистотой. Как я уже говорила, ко всему можно адаптироваться, было бы только желание. Днём учёба, ночью отработки. Да и месяц не такой уж и большой срок, каким кажется в начале. Но что касается Реборна и остальных, то малыш стал звонить мне каждый выходные с чудаковатыми идеями.
     В первые выходные, когда я спала, Реборн предложил сходить с Найто Лонгчемпом на групповое свидание в боулинг-клуб, где будут ещё две девушки и ещё два парня. Мол, я там нужна для гармонии, а так парни все свои. Помимо Лонгчемпа, были Тсуна и Хаято. Когда меня будят с такими предложениями, я... крайне 'деликатна'. Поэтому посоветовала Реборну вырядиться в женское платье, надеть парик и самому быть третьей девушкой, а мне дать поспать, и вообще в конце послала его к чёрту. В итоге, выяснилось, что малыш так и поступил, но это уже лишнее.
     На вторые выходные Реборн мне снова позвонил и предложил присоединиться к группе, которая готовится к тому, чтобы разрушить дом семьи Томасо. То есть дом Найто Лонгчемпа и его семьи. 'Два Босса мафии слишком много для одного небольшого городишка', - произнёс тогда Реборн таинственным голосом, который ясно дал понять - без последствий не обойдётся.
     Моя реакция была очевидной - точное 'нет'! Более того, добавила, что если я ему там нужна для галочки, то пусть позовёт с собой, влюблённую в Тсуну, Хару, и девушка собственными глазами узрит мир мафии. А в конце просто раздра