Быструшкин Сергей: другие произведения.

Пока ангел гуляет со мною...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная взлетов и падений история молодого человека, открывщего для себя мир веры и стремящегося поделиться им с другими...

  Сергей Быструшкин
  "Пока ангел гуляет со мною..."
  Повесть
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Пролог
  
   В тот день Константин сразу обратил внимание, что с Полиной что - то не так. Она не улыбнулась ему как обычно, переступая порог квартиры, и не сказала иронических шуток на тему его неряшливости. Отсутствие у Полины чувства язвительности навело Константина на мысль, что она чем - то расстроена. Но, слишком хорошо зная свою сестру, он предпочел ее ни о чем не расспрашивать, а просто делать вид, что ничего не произошло и общаться, как и всегда.
   Она опоздала - обещала приехать как обычно к восьми, но появилась около двенадцати. И опять он не стал интересоваться, что ее так задержало. Она большая девочка, уже пятый курс института заканчивает. Может же у нее быть своя личная жизнь? Правда, из ее рассказов не следовало, что у нее появился молодой человек. Но ведь Константин ей не мама и вполне возможно многого не знал.
   Полина попросила есть. Из этого Константин заключил, что днем она была не дома. То - есть причину ее задержки объяснять сном не следовало, потому что обычно, если Полина поздно вставала, она никогда не покидала дом голодной - мама всегда оставляла ей еду. Быстро превращая овощи в колечки, Константин не переставал гадать, что же ее так задержало.
   Полина ела в другой комнате. Константин же устроился в своей комнате и принялся дописывать статью. Редактор требовал закончить ее к концу месяца. У него же еще, как говорится, конь не валялся. Прежде чем начать работу, Константин помолился перед иконой Богородицей о даровании ему вдохновения и только после этого уселся за компьютер.
   В комнату заглянула Полина.
   -Не хочешь прогуляться? - спросила она.
   "Ага! - про себя обрадовался Константин. - Уже идет на контакт!".
   -Да, Полечка, конечно, мне еще немножко осталось. Давай в полпятого пойдем, хорошо?
   По лицу Полины он увидел, что ей предложение брата не понравилось. Ее распирало чем - то поделиться.
   -Ну, хорошо, - вздохнула она и ушла в комнату.
   Константин повернулся к монитору. Сегодня Господь явно не посылал ему вдохновения - работа шла тяжело и медленно. До того, как появилась Полина, он вымучил две страницы. Ему показалось, что ничего принципиально нового и содержательного в них не было. Он резко стер всё, что до этого написал и позвал Полину.
   Девушка вновь заглянула в комнату.
   -Что?
   -Пойдем гулять сейчас, - твердо сказал он ей.
   Некоторое время, пока они шли по улице, Полина хранила молчание. Константин тоже не спешил нарушать возникшую между ними паузу. Изредка они перебрасывались ничего не значащими фразами, но полноценного диалога не получалось.
   -А я сегодня в церкви была, - вдруг сказала Полина.
   Константин споткнулся. Обычно Полина не интересовалась церковной жизнью, никогда не читала книг на эту тему. А сегодня выясняется, что, оказывается, именно по этой причине она задержалась. Ничего себе!
   Не зная, что ответить, Константин и на этот раз предпочел ничего не отвечать.
   -Знаешь, мне там понравилось, - продолжала Полина, искоса глядя на брата. - Иконы красивые. Батюшка что - то прихожанам с ложечки давал.
   -Это Причастие называется, - пояснил Константин.
   -А что такое Причастие?
   Ему было приятно, что девушка проявила интерес к этой теме. Правда, было очень непросто вот так в двух словах нецерковному человеку рассказать о главном Таинстве Церкви. На память пришел пример, приведенный отцом Романом Крымовым.
   -Ну, это.... Как кровь переливают больным, знаешь?
   -Да.
   -Ну вот и нам Господь переливает Свою святую кровь, чтобы мы жили.
   -Понятно...
   К его удивлению, Полина достаточно серьезно отреагировала на эту информацию. Игорю было приятно. Это дало возможность задать вопрос, который терзал его с самого утра.
   -У тебя по - моему с настроением что - то не то, - как бы в обычной своей шутливой манере сказал брат, внимательно наблюдая за ней и гадая, как последует реакция.
   К его удивлению, обычных "не приставай" или "тебе показалось" в ответ не прозвучало.
   -Слушай, это разговор не на пять минут, - очень по - взрослому произнесла Полина.
   -А мы разве куда - то торопимся? - резонно спросил Константин. - Ты обычно в шесть домой уезжаешь, у нас еще уйма времени. Рассказывай, что тебя тревожит.
   -Да не то что бы тревожит... - было видно, как Полина собирается с силами, чтобы, наконец, признаться, что мешает ее обычному жизнелюбию. - Понимаешь, я вот смотрю на тебя, каким ты уже три года возвращаешься из церкви, как тебя это вдохновляет и понимаю, что в твоей жизни есть что - то, отчего ты всегда получаешь уверенность. В моей жизни этого нет.
   Константин промолчал.
   -Я начала думать, ну почему же все вокруг такие... пластилиновые? Как их сегодня жизнь слепит, такие они и будут весь день. Я, например, в институте сегодня, ну всего - то сказала Филоненко, что не согласна с его мнением. А он мне зачет не поставил.
   -Преподавательский произвол, - констатировал Константин.
   -Друзей у меня за это время так по - настоящему и не появилось, - продолжала Полина. - Я думала, что перейду в новый инст и все будет в порядке. Нет, все равно это чувство безысходности какое - то.
   -А в чем оно выражается?
   -Ну как тебе сказать.... В осознании бессмысленности того, что я делаю. Вчера встречалась с подружкой, и наш разговор уже не доставил мне радости, как это бывало обычно. Гораздо приятнее мне было, когда я с ней попрощалась и поехала домой.
   -Мне это знакомо, - горько усмехнулся Константин, вспомнив кое - что из своего прошлого...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава первая
  
   "Ты не ты - когда ты без Бога"
   Неизвестный автор
   В день отъезда из санатория Юля встретилась Константину после завтрака. Проходя по коридору, он увидел ее в гладильной. Девушка приводила в порядок скатерти. Константин собрался с мыслями и зашёл к ней поговорить. Они проговорили минут тридцать, кажется, обо всём на свете. По коридору проходили какие - то люди, здоровались с ним, он машинально отвечал им, но его внимание было занято девушкой.
   Разговор у них шёл немного напряжённо. Константин с большим трудом подбирал темы. Это, кстати, говорило о том, что человек был, как говорится, не его. Обычно он довольно легко находил векторы беседы: удачные, неудачные - неважно. А в этот раз Константин очень старался найти всё новые и новые темы.
   Юля рассказала, что по образованию она менеджер по туризму. ("А училась в государственном ВУЗе? Или он у вас частный?". - "Коммэрческий"). Константин пошутил, что обычно девушки идут в модели, а тут в официантки. Шутка оказалась не к месту, Юля оставила её без внимания. Константин поскорее перескочил на вопрос о том, где она училась. Юля ответила, что здесь, в городе, а не в Москве.
   -Нравится работа?
   -Нормально, - пожимание плечами.
   -Ну, у вас, я так смотрю, текучка кадров большая. Дашу, наверно, уволили уже?
   -Нет, она в отпуске.
   Юля очень часто поднимала на Константина глаза, и тот внимательно изучал её взгляд. Ему хотелось понять, КАК она на него смотрит. Удивительно, но когда он встречал её утром, когда он видел её с другой причёской в первые дни своего пребывания в санатории, она показалась ему довольно некрасивой, плюс у неё были очень неприятные глаза. Так ему КАЗАЛОСЬ. А сейчас, когда он стоял от неё всего в нескольких шагах и имел возможность рассмотреть ИХ, всё было по - другому. К тому же у неё были собраны волосы в пучок, и ей это невероятно шло.
   Константин осознанно гнал от себя мысли, что эта их беседа, возможно, последняя, что, кроме как сегодня, они больше не увидятся, что через несколько часов Жора, с которым он вчера договорился, увезёт его и всех близких ему людей в Москву, и начнутся московские проблемы, учеба в институте. Константин наслаждался этими минутами, пускай, и беседа могла бы быть лучше.
   -А действительно, на телевидении всё так, как говорят?
   -По - разному, - ответил Константин. - Если здесь надоест, место я тебе найду.
   Она расхохоталась.
   -Эх, да, скоро машина за мной приедет, - вздохнул Константин. - Таксист такой ушлый! Представляешь, забыл у меня свои ботинки. Звонит в час ночи: "Дорогой, я всё тебе отдам, отблагодарю, вах, только ботинки береги, я за них всё продал!". Я ему говорю: "Обратно бесплатно повезёшь!".
   Девушка развеселилась, и Константин почувствовал, что затронул какие - то струны её души. Ему не хотелось думать, что она воспринимает их беседу просто как приятное общение и не более. Он воспринимал ее по - другому, и ему этого было достаточно.
   Но как бы он сам перед собой не бравировал, Константин не мог не признать, что она показалась ему не такой оторвой и развязной, какой виделась до этого дня. Вот что значит личное общение. Проходящий по коридору Юрий Васильевич жестами спросил его, идет ли он на прогулку. Константин незаметно для Юли жестами ответил ему, что скоро освободится.
   -А ты в какой программе на "Рен - ТВ" работаешь? - Юля догладила очередную скатерть и повесила её на открытую дверь.
   -Ой, я там ни к какой конкретно передаче не привязан, выезжаю на разные чрезвычайные происшествия. И у вас здесь снимали.
   -И у нас? - изумилась Юля. - Прямо здесь в санатории?
   -Да нет, в городе.
   -А - а - а...
   Она догладила и вышла в коридор. Он прошел с ней до лестницы. Ему ничего не оставалось, кроме как свернуть беседу.
   -Ну ладно, пойду собираться. Хорошего дня.
   -Давай.
   Ощущения после беседы у него остались двойственные. Придя в номер, Константин сделал вид, что никакого разговора не было, и сразу принялся собирать чемодан. У него оказалось не так много вещей, тем более, что что - то съели, а что - то сломалось и выбросили. Юрий Васильевич, Валерия Ильинична и сестра Полина собирали свои вещи в другой комнате и ни о чём его не спрашивали. У них был включён телевизор, и это отвлекало его от мыслей о Москве.
   Была бы его воля, Константин вообще остался бы ещё как минимум на неделю, а лучше на две. Константина устраивало в "Зелёных Берёзах" абсолютно всё: и питание, и территория и номер.
   За некоторое время до обеда Константин изобразил, что ему нужно вынести мусор, а сам отправился на ресепшен. Дело в том, что ему требовались листок бумаги и ручка. Он собирался оставить Юле свои координаты. Константин не верил, что она ему перезвонит, но мало ли.... Вряд ли она носит в столовую мобильный, чтобы записать туда его номер, визитки он с собой не взял, а выходить из положения как - то нужно.
   На ресепшен никого не было. Но вот дверь кабинета распахнулась, и появилась брюнетка.
   -М? - вопросительно посмотрела она на парня.
   -У вас есть бумага и ручка?
   -Есть, - женщина протянула ему ручку и начала шарить у себя на столе. - Вам какого размера листочек?
   -Любой.
   -Пожалуйста.
   Женщина протянула ему маленький листочек, по размерам напоминающий визитку. Как раз то, что ему и требовалось. Он поблагодарил её и отошёл к бильярдному столу. Написав номер телефона и приписав своё имя, Константин вернул ручку брюнетке и возвратился к себе в номер.
   В столовой хозяйничала комиссия. Один из официантов сообщил Юрию Васильевичу, что сменилось руководство. Константин слушал его вполуха, потому что всё время высматривал Юлю. Она то появлялась, то исчезала на кухне. А если и появлялась, то только для того, чтобы убрать посуду. Наконец, ему представилась возможность поговорить с ней. Он подошёл к девушке и предложил ей выйти в коридор, чтобы им не мешали. Немного обалдевая от собственной нахальности, Константин повёл её из столовой, стараясь ни на кого не смотреть.
   Они вышли в коридор. Константин мотивировал то, что оставляет ей свой телефон тем, что "журналист в жизни всегда может быть нужен". Она с улыбкой взяла "визитку". Он чмокнул её на дорожку и отпустил работать.
   Выйдя на улицу, Константин в сопровождении Титаника (котенка, жившего при санатории) прогулялся вдоль корпуса, сожалея о том, что с Юлей всё могло бы выйти и по - другому. Не так скомкано, более эмоционально и лучше. Но что уж теперь... Константин и сам понимал, что это не его человек. А зачем влюбляться не в своих людей? Мама часто говорила ему о том, что на все воля Божья, да он и сам так считал. До сегодняшнего дня как - то так складывалось, что он вспоминал о Нем только в минуты крайнего отчаяния или грусти. И как ни странно, почему - то в таких ситуациях Его присутствие ощущалось им сильнее всего. В своих фантазиях по ночам он часто представлял Бога в громах и молниях, Таким, Каким Его изображали в американских мультиках, но детским сердцем Константин ощущал, что Господь несоизмеримо больше...
   Жора бессовестно опаздывал. Константин и Юрий Васильевич отправились на КПП ждать Жору. Инициатором этого был Константин, потому что первоначально по желанию дедушки они расположились на воздухе возле столовой, и теоретически Юля могла выйти во двор. Ему не хотелось с н ей встречаться.
   Они не успели даже дойти до поворота, как вдруг громыхнуло, небо разрезала напополам серебристая молния, и об асфальт застучали капли дождя.
   -Ну, ё - моё! - закричал Константин. - Надо же было додуматься, не взять с собой зонт!
   Тут же, словно в подтверждение его словам, дождь усилился, и он почувствовал, как по спине заструились капельки. Под ногами зачавкала вода, а спина быстро - быстро становилась мокрой.
   На его счастье, впереди замаячил домик сторожа с навесом. Добежав до него, он встал под навес и подманил к себе дедушку.
   -Постоим? - спросил он, вставая рядом.
   -Ну, сейчас дождь прекратится, и пойдём за такси, - ответил Константин, оценивая ущерб, нанесённый ему дождём. Рубашка намокла не сильно, высохнет быстро. Брюкам повезло меньше, на мокрую ткань уже налипла какая - то грязь.
   -По - моему закончился, - сказал дедушка.
   Константин выглянул из укрытия. Да, действительно, не прошло и двух минут, как дождь прекратился. Они, избегая наступать в грязные лужи, прыжками и перебежками добрались до КПП и остановились напротив главного входа. Машин было много, однако ни одного маршрутного такси не наблюдалось. Константин взглянул на часы. Только что, условно говоря, пробило три часа.
   -Как нарочно, как будто, - поражался дедушка, - когда не надо, полно машин строит, а сейчас ни одной.
   Они прошли до угла, но и там не оказалось ни одной машины. Возле ближайшего к ним дома стояла машина с шашечками, но в неё прямо на их глазах прыгнула женщина, и машина умчалась.
   -Прям чувствуешь себя как на выборе невест, - посмотрел Константин ей вслед. - Все стоят. "А я уже заказанная, а я уже выбранная".
   -Всё правильно, - кивнул дедушка.
   Они вернулись на исходные позиции. Время шло, а такси всё не появлялось. В какой - то момент у Константина в кармане зазвонил смартфон.
   -Как дела? - поинтересовалась бабушка.
   Константин вслушался в её тон и с облегчением обнаружил, что она вроде бы не сердится.
   -Жора опаздывает, мы ищем такси. Пока безуспешно. Не ругайся, ладно?
   -Да нет, всё нормально. Просто тут горничная требует, чтобы мы номер сдали.
   Константин представил, как бабушка и Полина одни выволакивают тяжеленые сумки из номера под пристальным взглядом сварливой горничной.
   -Я уже иду.
   Отсоединившись, он сказал дедушке:
   -Бабушку с Полиной из номера выселяют.
   -Так ещё же трёх часов нет!
   -Это дела не меняет, как выяснилось. Я пойду, помогу им выселиться, а ты, если Жора приедет, скажи, чтобы подъезжал прямо к корпусу. Вынесем сумки и уедем.
   Сказав это, Константин перемахнул через шлагбаум и поспешил в сторону корпуса. За его спиной угрожающе громыхало. Периодически он поднимал глаза в небо и видел, как оно всё и больше затягивается тёмными тучами. Где - то вдали вновь замерцала молния.
   Константин шел быстрым шагом, глядя на небо и размышляя над тем, что за ним сейчас наблюдает Господь. Каким он сейчас предстает Ему? Жалким маленьким муравейчиком, который бежит куда - то по своим надобностям? Дурачком, который забыл зонтик? И в то же время Константин много раз слышал от бабушки, что для Бога дорог каждый вот такой "дурачок", даже если он сбился с правильного пути. "Надо будет обязательно в Москве почитать что - нибудь на тему отношений Бога и человека", - решил про себя Константин.
   Взбежав по ступенькам, он быстрым шагом прошёл по коридору в номер. Бабушка и Полина сидели в креслах. Константин взял чемодан за ручку и вывез его в коридор. После чего туда же телепортировался ещё один, а вслед за ним и две сумки. Заперев дверь, Константин вручил ключи горничной.
   -Посидите здесь в коридоре, - сказал он бабушке и сестре. - А я пойду там контролировать, а то мало ли...
   -Хорошо, - кивнула бабушка.
   Константин распахнул дверь и, не успел сделать пары шагов, как ощутил, что дождь вновь пошёл. Пришлось на глазах у администратора возвращаться к бабушке на второй этаж за зонтиком. Так что по полю Константин уже шёл, как ему казалось, надёжно защищённым от дождя. Но так только казалось. Ибо вновь разразившийся ливень ни с того ни с сего с первых же минут одержал убедительную победу в битве с зонтиком.
   Его брюки, до этого уже бывшие немного потрёпанные дождём, в момент превратились в половые тряпки. По зонту ему на спину стекла изрядная часть воды, и спина вмиг ощутила холодное прикосновение небесной стихии. Константин перепрыгивал через лужи и внутренне боролся с искушением повернуть в обратную сторону и отсидеться в корпусе. Однако он прошёл уже большую половину пути, отступать, как говорится, было некуда, да и совесть не позволяла оставить дедушку одного под проливным дождём без зонта.
   Когда Константин подбежал к КПП, дождь прекратился.
   При виде его дедушка слегка ошалел.
   -Только не надо мне ничего говорить! - предостерегающе поднял руку Константин. - Высохнет!
   -А я и не буду говорить, - ответил дедушка.
   Он помыл под струями из источника ботинки, и они возвратились на исходную точку. Им позвонили сначала Жора, который заявил, что стоял в пробке, поэтому задерживается, а потом Валерия Ильинична, которая заявила, что уже устала ждать, и нужно отказываться от услуг наглого таксиста. Юрий Васильевич отправился успокаивать жену, а Константин остался ждать таксиста. Внутри у него было пусто, как будто вынули частичку души....
   Жора приехал почти сразу же после того, как Константин остался один. миновали КПП и помчались по полю. Ещё издали Константин увидел одинокую фигуру Юрия Васильевича, идущую в сторону Главного корпуса.
   -Нужно подхватить человека, - сказал Константин Жоре.
   Он сбавил скорость. Юрий Васильевич заглянул в салон.
   -Жора, что же ты делаешь? - саркастически усмехнулся он. - Я уже хотел другую машину ловить.
   -А что я? - включил армянина Жора. - Я в пробке стоял.
   -Жора, не трынди! - Юрий Васильевич открыл дверь и сел на заднее сиденье. - Ты очень хитрый армянин, генерала провести хочешь. Поехали, давай!
   Они подкатили к ждущим их Полине и Валерии Ильиничне. Получив пакет, Жора заглянул в него, убедился, что с ботинками всё в порядке, посмотрел на небо и быстро спрятал пакет в самую глубину багажника, чтобы история не повторилась. Все погрузились в салон, машина отъехала.
   -Как - то вы мало отдохнули, - заметил Жора.
   -Двенадцать дней, - сказал Юрий Васильевич.
   -Ну, вот я и говорю, что - то мало. Вы ещё поедете?
   -Да куда же ещё? - удивился Константин. - У меня, лично, уже учеба начнётся.
   Машина стремительно неслась по полю, унося их от корпуса. Константин дал себе слово не оглядываться. Вот КПП. Вот они миновали его. Вот уже въехали в лес. Значит, скоро выедут на большую дорогу. Выехали. Константин обернулся, и перед его взглядом мелькнул указатель на санаторий. А дальше уже началась магистраль...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава вторая
   Если вам говорят, что молодежь не умеет любить - не верьте этому. Детское чувство привязанности, постепенно (а иногда и сразу же) перерастающее во влюбленность - к Богу, к родителям, любимой - свойственно только детям, исходя уже из самого определения. Движимые именно этим чувством юные Ромео сбегают к своим Джульеттам из дому, совершают мелкие юношеские преступления и впервые задумываются о том, что могут кому - то не нравиться. История, которую я хочу рассказать с любезного позволения одного из главных ее участников, могла произойти и в Советском Союзе, и в царские времена и в гораздо более древнюю эпоху. Я говорю это к тому, что случившееся с героями будет знакомо каждому, кто пережил это великое чувство, именуемое Любовь. Итак...
   Обещанное институтом мероприятие должно было состояться сегодня вечером. Однако желающих с факультета Константина оказалось немного - всего четыре человека (включая его) в качестве зрителей и одной девушки в качестве участницы. Словно бы назло перед самым выступлением с Инной случилось несчастье - ее соседка по лестничной площадке ударила ее велосипедом. Эта история ставила сразу несколько вопросов: что послужило причиной потасовки? Кто ее спровоцировал? И, наконец, а был ли мальчик - то - есть, может быть, пострадавшая увела у нападавшей молодого человека, и ее агрессия была ответной реакцией на измену любимого?
   Как бы то ни было, сейчас Инна находилась в больнице, и об ее участии в конкурсе не могло быть и речи. Одна из ее однокурсниц Алена хотела заменить ее, но за несколько дней до конкурса заболела и снялась. Как шутили по этому поводу ребята: "Само Провидение не хочет, чтобы наш факультет участвовал в конкурсе".
   В день конкурса Алена, Николай, Филипп и Константин отпросились с занятий и отправились на Новослободскую, где их институт снимал актовый зал и еще несколько помещений, в которых проходили практические занятия. Выйдя из метро, они зашагали по ярко освященной улице, уворачиваясь от встречных прохожих.
   Константин и Филипп шли сзади, но им было слышно, о чем говорили ребята.
   -Представляешь, мой уже задумывается над тем, чтобы ребёнка завести.
   -Да куда вам, вы вон сами только вчера подгузники сняли!
   -Ну не только вчера, не надо, - поправила его Алена. - Кстати, лично я ничего против маленького не имею.... Хочу девочку.
   -И как ты её назовёшь? - хмыкнул Николай.
   -Ну, уж точно не в честь тебя, родной мой, и не рассчитывай даже!.
   -Ну, что ты, куда уж мне... Я думаю, девушке с именем Коля тяжело бы жилось на этом свете!
   Они громко засмеялись. Константин обратил внимание на то, что Филипп очень внимательно вслушался в их разговор. Заметив, что друг наблюдает за ним, он поспешил отвлечь его:
   -А хорошо всё - таки, что мы идём на этот конкурс. Хоть немного развеешься.
   -Да мне сейчас так плохо, Фил, что никакой конкурс уже не поможет.
   -Ну ладно тебе, родной, что ты прям так уж сильно в неё втрескался? - постарался вложить в голос всё сочувствие, на какое был способен, Филипп.
   -Может быть и не сильно, но уж до боли обидно, что ничего не вышло.
   -Да плюнь и разотри. Что ты себе нормальную девчонку не найдёшь что ли?!
   -Ой, а сам - то. Втрескался в свою Галю, и жить без неё не можешь. Так что не надо меня уму разуму учить, хорошо?
   Филипп оскорбленно передернул плечами:
   -Хорошо, как хочешь.
   За этими разговорами ребята и не заметили, как подошли к институту. На пороге курили студенты в ожидании начала конкурса. Все четверо молча прошли внутрь. В зал еще не пускали, поэтому те, кто вели здоровый образ жизни, толпились в коридоре. По одеждам можно было безошибочно определить, кто из присутствующих участвует в конкурсе, а кто так просто, как говорится, "погулять вышел". Девушки были в нарядных платьях, одна, в одеянии солдата, резко контрастировала с остальными.
   Мимо Константина, едва не задев его, прошли две девушки - одна блондинка, другая брюнетка. Классика. Он почувствовал, как внутри у него всё заболело. В брюнетке он узнал ту самую девушку, из - за которой он (и, собственно, она) сегодня находятся здесь, а не на концерте.
   Он поманил к себе Филиппа.
   -Ну чего?
   -Вон она, видишь, видишь? - заговорщицким шепотом, произнес Константин.
   -Кого? О чём ты? - тоже перешел на шепот Филипп.
   -Ну, кого, кого? - с раздражением посмотрел на него Константин. - Сашу!
   -А - а - а!
   -Вон она со своей Юлькой ходит, как ни в чём не бывало, меня не замечает, как будто меня вообще здесь нет.
   - А чего ты, дорогой друг, хотел после всего, что ты ей тогда наговорил по телефону? - резонно заметил Филипп.
   -Я всего лишь ей сказал, что нехорошо встречаться с двумя парнями. Или считаешь, я должен был смолчать?
   -Я вообще в принципе не в курсе этой истории, - примирительно сказал Филипп. - Что конкретно тогда произошло?
   -Конкретно я прочёл в её Интернет - дневнике, что она уезжает на все выходные на дачу к Иваненко. Она мне в своё время клялась, что он ей просто друг, понимаешь, друг, вот как ты мне! А на деле...
   -А что на деле? Может быть, он ей действительно друг, что уж ты так прямо завёлся - то?
   -Ой, ладно, Фил, а то я маленький! - вновь не справился с собой Константин. - Ты бы видел, в каких красках это всё было описано! "Мой любимый, я еду к тебе" и всё в таком духе. Тьфу, вспоминать противно!
   Войдя в раж, Константин сплюнул себе под ноги. Это привлекло внимание почти всех, кто находился в коридоре. На них стали оборачиваться.
   -Ты потише давай, не привлекай внимание, - назидательно заметил Филипп. - А то мало ли кто вдруг услышит наш разговор, зачем нам это!
   -Да ты прав, что - то я разнервничался! - признал Константин. - Просто как вспомнишь всё это...
   -Ну, понятно, что ты не можешь всегда держать эмоции под контролем. Ты же не Бог. Хотя...
   -Хотя что? - устало посмотрел на него Константин.
   -В некотором смысле мы все боги.
   -Ну что за бред! Опять своего Гладышева наслушался?
   -Ничего я не наслушался. Это в одном голливудском фильме сказали. Мы творцы своих мыслей, своих желаний, своих жизней, наконец. В этом контексте мы боги. Я бог. Я бог!
   Несколько человек недоуменно посмотрели в его сторону.
   - Я бы тебя понял, если бы ты сослался на восемьдесят первый псалом. "Я сказал: вы - боги, и сыны Всевышнего все вы". В этом контексте да. А не в том эзотерическом, который твой Гладышев исповедует.
   -Тебе хочется говорить о духовном?
   -Знаешь, в последнее время я потихонечку начал читать Новый завет, до этого никогда его не открывал, но после одного случая летом решил ознакомиться. Я многого еще не понимаю, но хочу сказать тебе - это действительно Книга с большой буквы.
   Дверь актового зала распахнулась. В коридор выглянула глазастая девушка, похожая на бурундука. Сходство с известным мохнатым зверьком ей придавали выпирающие вперед зубы.
   -Можно проходить, через несколько минут начнём, - объявила девушка и скрылась в недрах зала.
   Константин и Филипп одними из первых прошли в зал, который начал очень быстро заполняться зрителями. По предложению Филиппа они выбрали самые отдаленные от сцены места. Это дало им возможность продолжить разговор.
   -Вот, между прочим, из - за этого конкурса я сейчас не в театре с ней.
   -А чем она, кстати, мотивировала свой отказ? Тем, что ей конкурс интереснее и важнее?
   -Тем, что у неё здесь подружка участвует, и она ДОЛЖНА её поддержать! Ха, как мило! Мы с ней за месяц, понимаешь, за месяц договорились, что пойдём двадцать пятого числа, то - есть сегодня, в театр. А буквально позавчера выяснилось, что она всё - таки пойдёт на этот конкурс, хотя раньше она говорила, что ей наше свидание важнее. Фил, ну почему всё так хреново?
   Филипп пожал плечами и выдал философское:
   -Се ля ви.
   -Философ ты, как я погляжу, - вздохнул Константин.
   Откуда - то из - за ширмы раздался голос:
   -Начали!
   Сам зал представлял собой небольшое помещение, в котором по всему периметру были расставлены стулья. Сцена была собрана из, грубо говоря, трех отдельных маленьких "сцен". По обеим сторонам стояли ширмы, за которые уходили ведущие, объявив выступающего, ну и, собственно, сами артисты. В противоположном конце зала, в маленькой отдельной комнатке, уютно устроился звукорежиссер.
   Под громогласные, как показалось Константину, аплодисменты, на сцене появились двое ведущих - девушка и парень.
   -Мы рады, дорогие друзья, приветствовать вас на ежегодном певческом конкурсе, который проводит наш институт, - сказала свою часть девушка.
   -И мы надеемся, что все песни, которые прозвучат сегодня, будут исполнены красиво и достойно, - подхватил парень. - Но не судите слишком строго наших конкурсантов, они ведь ещё только учатся. Итак, если вы готовы, мы начинаем наш конкурс.
   Вновь зазвучали травмирующие слух своей громкостью аплодисменты. Дождавшись, когда зрители успокоятся, парень объявил, сверяясь с бумажкой:
   -И вот, наша первая участница...
   Конкурс шел своим чередом. Участники и участницы сменяли друг друга, судьи послушно выставляли им оценки. На памяти Константина ни один из судей не поставил "два" или "единицы", все комментарии так же были предельно корректными и ободряющими, а их минимализм говорил о том, что устроители конкурса намеревались как можно быстрее прогнать всех участников и были явно заинтересованы в его скорейшем завершении.
   Филипп наклонился к уху Константина, не отрывавшего свой взгляд от сцены (там в этот момент выступала симпатичная девушка):
   -Что - то мне уже конкурс не нравится. Посмотри на эту участницу, она же фальшивит.
   -А предыдущая что ли лучше была? Она же ни одной ноты вытянуть не смогла, зато у неё грудь как две больших дыни и попа, извиняюсь, шире плеч. Вот не удивлюсь, если ей первое место и присудят.
   -Да будет тебе, ну уж не настолько у нас коррумпированный институт.
   -Ну, посмотрим, посмотрим.
   -А как тебе, кстати, подруга Саши? Понравилось, как она выступила?
   Константин помедлил с ответом. Наконец, он сказал:
   -Ну, если быть объективным, то да, выступила она хорошо. Я вообще ей желаю победы, искренне, она этого достойна. Но я вот, знаешь, бешусь оттого, что мог бы сейчас сидеть не здесь, а на спектакле.
   -Да забудь ты уже! - увещевал его Филипп. - И потом...
   Ему не удалось договорить - в их беседу вклинились достаточно громкие женские голоса. Константин даже удивился, как эти спорщики не мешают петь выступающей. Мальчики обернулись. Две девушки у входа в зал ожесточенно пререкались с кудрявой блондинкой.
   -Это что, Инна что ли? - разинул рот Филипп.
   -Отсюда не вижу, сам знаешь, насколько у меня "отличное" зрение, - ответил ему Константин, - но, похоже, что это она.
   -Значит, она всё - таки будет участвовать в конкурсе? - сказал Филипп, поворачиваясь к Константину.
   -Угу, - буркнул тот. - И хорошо, я рад этому. А то от нашего факультета вообще никого нет. Ты обратил на это внимание?
   Филипп обвел взглядом зал:
   -М - да, никого, ты прав.... Хотя стой, почему никого. А Алёна с Колей?
   -Эти не в счёт, они поболеть пришли, - отмахнулся Константин. - От нас же на конкурсе никто не выступает!!!
   -Ой, точно, а я и не сообразил сразу! Да, в этом смысле Инне большое спасибо, выручила нас.
   -Просто героическая девушка, - без тени иронии сказал Константин. - Сбежала из больницы, чтобы спеть, порадовать нас всех... Молодец. А кто это там за её спиной?
   -Ты о ком?
   -Я о той пожилой женщине, видишь? Маячит у входа?
   Филипп присмотрелся к элегантной старушке у дверей:
   -Да, вижу. Ну не знаю, может бабушка её. Меня больше интересует другое: почему Инну не пускают в зал? Что Зина и Яна себе позволяют?
   -Я думаю, там конфликт возник на почве того, что её участие в конкурсе не было запланированным, - высказал предположение Константин.
   -Как так? - изумился Филипп. - Она же подавала заявку на участие и даже проходила предварительное прослушивание.
   -Да, но потом - то она попала в больницу, и ни о каком участии ни в каком конкурсе не могло идти и речи! Я вообще удивлён, что она сейчас здесь. Зная о её травме, ей бы по - хорошему сейчас долечиваться нужно, а не шляться по подобным мероприятиям.
   -Ну, раз она здесь, значит ей лучше. Интересно будет её послушать.
   -Да, интересно, - несколько нервно усмехнулся Константин. - Только если её пропустят Яна с Зиной. Ох, чего - то они на неё взъелись. Смотри, как ругают.
   -Ничего, Инна, она пробивная, так что не боись, не пропадёт... - Филипп не испытывал на этот счет никакого беспокойства. - А чего взъелись, понятно - она настолько красивая, что на фоне ее все остальные девчонки на нашем факультете, да и на всех остальных, просто и рядом не стояли. Любой из парней почел бы за честь с ней встречаться, да она не с каждым захочет.
   Поругавшись еще какое - то время, Инна решительно прошла в зал и исчезла за кулисами. Ее бабушка с не меньшим достоинством устроилась на свободном стуле, который вынесли специально для нее.
   Девушка кончила петь, и на сцене вновь появились ведущие.
   -А сейчас встречайте: Инна Гостинникова от факультета актерства!
   На сцене появилась Инна.
   -Привет из больницы!
   В зале раздались смешки. Лично Константин не обратил на них никакого внимания. Он не мог отвести взгляд от Инны. Сейчас она показалась ему еще красивее, нежели раньше. С роскошными распущенными волосами, в белой струящейся кофточке. Скандал предал ее лицу румянца, а выступлению некоторую энергичность. Не зря же, по слухам, некоторые артисты, для того, чтобы предстоящий концерт прошел удачно, хорошенько скандалят перед его началом.
   -Музыку, пожалуйста! - властно повелела Инна звукорежиссеру, который, по всей видимости, так же как и Константин на какое - то время ошалел от ее внешности.
   Но вот он пришел в себя, и из динамиков зазвучала минусовка какой - то незнакомой Константину песни. Девушка некоторое время с рассеянной улыбкой и несколько задумчиво слушала мелодию, но по прошествии минуты, когда ритм начал усиливаться, сказала в микрофон:
   -Безусловно, красивая мелодия, но вы включили не ту минусовку. Но я надеюсь, вы хотя бы успели насладиться этой чудесной музыкой.
   По залу вновь прокатились смешки. Но вот, наконец, дали нужную музыку, и Инна запела. Константин внимательно наблюдал за ней, о чем - то напряженно думая, и лишь изредка переводя взгляд на Сашу, за которой до этого наблюдал почти все время (она же не обернулась на него ни разу, делая вид, что они не были знакомы с самого начала учебы).
   Выступление Инны подошло к концу. Константин энергично захлопал. Филипп тоже (кажется, впервые за весь вечер он кого - то из выступающих удостоил аплодисментами). Оба даже не обратили внимания на то, что аплодируют стоя.
   Судьи тоже довольно резво смыкали ладоши. Но вот они умокли, обсуждая, во сколько балов оценить выступление.
   - Ты посмотри только! - воскликнул Филипп.
   -А что? - очнулся от своих размышлений Константин.
   -Ты где вообще? - с раздражением спросил Филипп. - Ей дали очень низкие оценки. Боюсь, она теперь даже в тройку не попадёт.
   -Факт, не попадёт. Я примерно помню, кто что получил, и нашей Инне там ничего не светит.
   -А жалко, она хорошо спела, - признал Филипп. - Я, правда, слов половины не разобрал, всё - таки не спец в английском языке, но то, что понял, мне понравилось. Да и голос у неё получше, будет, чем у многих тут присутствующих. Я уж молчу про журфак.
   -А что с ним такое? - не понял Константин.
   -А ты что, не видел, как они под фонограмму рты свои разевали?! Как рыбы, которых только что из воды на берег волной выбросило, вот они и корчатся от этого!
   -Ой, извини, я, видимо, когда они пели, ушёл, что называется, в себя!
   -Ну - ну... - иронически усмехнулся Филипп и повернулся к сцене, на которую взбирались ведущие. - Надо будет Инну после конца конкурса поддержать, а то, я видел, что когда она уходила со сцены, у неё глаза были на мокром месте.
   -Да? - удивился Константин. - Ну, тогда конечно надо будет её привести в чувство...
   -Вот и подошёл к концу наш ежегодный песенный конкурс, - вклинился в их разговор голос ведущей. - Надеюсь, вам всё понравилось, дамы и господа.
   Ее партнер продолжил:
   -И пока наше жюри подводит итоги, я попросил бы нашего профессора Виктора Андреевича рассказать нам какой - нибудь анекдот.
   От стены отделился седой мужчина в старом зеленом свитере и поднялся на сцену. Он растерянно подошел к микрофону и, обернувшись на ведущую, спросил:
   -Какой ещё анекдот?
   -Да любой, заполните паузу, - стиснув зубы, произнесла та.
   Виктор Андреевич вновь сказал в микрофон, однако на этот раз громче, чтобы слышал весь зал:
   -Неприличный можно? С матом?
   Девушка обреченно махнула рукой:
   -Можно и с матом...
   Виктор Андреевич повернулся к залу:
   -Мата не будет, я вспомнил один анекдот, более - менее приличный.
   Зал мгновенно затих - всем не терпелось узнать, что же такого расскажет это пахабник в звании профессора.
   Виктор Андреевич потер ладони:
   -Приходит чувак с работы домой. А там любовник, который это самое... только что сделал с его женой. Муж говорит: "Я понимаю, я муж, это моя обязанность, вам - то это зачем?". Всё.
   В зале раздались жиденькие смешки.
   Виктор Андреевич картинно выставил руку вперед.
   -Народ юмора не понял, - сообщил он ведущим. - Могу идти?
   -Да, - махнула рукой та. - Тем более, итоги голосования только что подвели.
   -И сейчас мы, наконец - то узнаем, кто же в этом году станет "Золотым Голосом" нашего института, - подхватил ее напарник.
   -И им становится...
   Было названо имя победительницы. Как и можно было предположить, это была не Инна (она не попала даже в тройку финалистов). Насколько можно было судить по реакции зала, это их несколько не расстроило. Некоторые кричали, что первое место нужно было присудить человеку, который исполнял патриотическую песню в хип - хоп стиле.
   -Пойдем в коридор, - предложил Константин, вставая. - Там с ней поговорим.
   Ребята прошли в коридор, минуя многочисленных зрителей. Там уже толпились некоторые из них. Но Инны среди них не было.
   -Ну, где же она? - оглядывался Филипп.
   Константин прислонился к стене:
   -Возможно, не мы одни её верные и страстные поклонники. Небось, сейчас принимает поздравления от других ребят.
   -Может ну её, пойдём домой? - занервничал Филипп.
   -Ну, уж нет! - решительно сказал Константин. - Раз решили, значит решили. Ждём.... О, а вот и она!
   Из - за кулис появилась Инна. Они увидели ее. Она шла им навстречу через весь зал. Константин инстинктивно приосанился.
   -Инна, поздравляю тебя, жаль, что жюри не разделяет наше мнение.
   Филипп выглянул из - за его спины:
   -Да, Ин, поздравляю!
   Инна улыбнулась:
   -Спасибо вам, мальчики! Мне очень приятна ваша поддержка.
   Все трое подошли к гардеробщице. Возле них как из ниоткуда появилась бабушка Инны.
   -Познакомьтесь, Ираида Вячеславовна - моя мама, а это Константин и Филипп, - представила их друг другу Инна.
   -Здравствуйте! - практически хором сказали Константин и Филипп, слегка смущенные.
   -Приятно познакомиться, мальчики, - бросила им Ираида.
   -А по виду не скажешь, что мама, - шепнул Филипп Константину.
   -Угу, - с улыбкой шепнул в ответ тот.
   Ираида стал помогать надеть дочке пальто. Тут появилась миниатюрная шатенка в серой, чуть грязноватой куртке и прическе "кое - как".
   -Мариш, спасибо, что "пришла поддержать", но ты всё пропустила, - иронически обратилась к ней Инна. - Конкурс уже завершён.
   -Уф, извини, дорогая, я торопилась, как могла, - отдуваясь, ответила Марина и чмокнула ее в щеку. - А что, почему так рано закончили?
   Инна застегнула пальто:
   -А ты на часы посмотри.
   Марина послушно воззрилась сначала на настенные часы, а потом на свои наручные.
   -Ничего себе, как мои отстают! - с удивлением сказала она. - Ну, прости меня, дорогая, видишь как всё по - дурацки получилось. Конкурс - то хорошо прошёл? Как ты выступила?
   -Выступила она замечательно... - поспешил доложить Филипп.
   -Жаль только судьи думают по - другому, - перебил его Константин.
   Вот именно.
   Марина поглядела поверх них на открытые двери зала:
   -Ого - о! А чего это они такие злые?
   -Я сейчас на минутку, - бросила Инна и скрылась за дверью женского туалета.
   -Ну а вам самой как этот конкурс? - обратился Константин к Ираиде. - Понравился?
   Старушка нахмурилась:
   Мне не понравился непрофессионализм его организаторов. На мой взгляд, такой конкурс достоин только школы, но уж никак не преуспевающего телевизионного института. А потом.... До чего же некрасиво: девушка пришла из больницы, можно сказать, сбежала оттуда, чтобы выступить, порадовать публику, а какое к ней отношение?
   -А как она сейчас себя чувствует? - прищурился Константин.
   Ираида пожала плечами:
   -Ну, молодой человек, вы же понимаете, что такая травма бесследно не проходит. Будем надеяться, что со временем она полностью восстановится так сказать.
   -Вам не кажется, что вашу дочь откровенно засудили? - решил подольститься к ней Константин. - Ведь она же замечательно пела, этого никто не может отрицать. Громко, чётко, красиво, проникновенно.
   -Ну вот, согласитесь, что оценки ей занизили? - повелась на лесть Ираида.
   -Конечно! - с вдохновением произнес Константин.
   Филипп насмешливо посмотрел на него. Тот улучил минутку и подмигнул ему. В коридор вернулась Инна. Взяв у мамы шарф, она набросила его себе на плечи.
   -Ну что, идём? - нетерпеливо переминалась с ноги на ногу Марина.
   -Да, сейчас идём.
   -Девчонки, нет возражений, если мы вас проводим? - спросил Филипп.
   -Никаких.
   Все пятеро вышли из института. Константин слышал, как кто - то из куривших бросил им вслед: "Вон эта пошла, из больницы". Инна с подругой шли впереди, а сзади мальчики в сопровождении Ираиды.
   -А давно ваша дочь поёт, кстати? - полюбопытствовал у нее Константин.
   - Лет с пяти где - то. Дочка моя, как только подросла, сразу стала голосить. Вот я и подумала: чего таланту зря пропадать? Ну и отдала её со временем в музыкальную школу Владимира Коробки.
   -Ого! - в манере Константина воскликнул Филипп. - Потрясающе.
   -А потом же она всё время участвовала во всех различных музыкальных конкурсах. Совершенствовала своё умение петь, так сказать. И вот там, кстати, не было такого пренебрежительного отношения к участникам, как у вас в институте.
   -А ваша дочь действительно прямо - таки сбежала из больницы ради участия в конкурсе? - Константин постарался вложить в голос все сочувствие, на которое был способен.
   -Ну да. Всё время канючила: "Мам, ну разреши мне участвовать, мне уже лучше, ну мам, ну, пожалуйста". Я ей в ответ на всё это всегда говорила: "Дочка, ну как же я могу тебя забрать из больницы? У врачей нужно спрашивать лучше тебе или нет, уж они - то знают". Ну, она меня довела до того, что я плюнула на все приличия и обратилась к главврачу. А тот неожиданно для нас обеих разрешил ей ненадолго покинуть больницу. Она завтра снова ложится на обследование.
   Константин задумчиво посмотрел в спину Инне.
   -Так что вот такая у меня дочка - боевая! - заключила Ираида.
   -А вы у неё... ну как это называется... что- то вроде импресарио или агента?
   -Хех.... Ну, вроде того. Просто это удобно - и дочка всегда под рукой и я в курсе всех её деловых переговоров....
   -Понятно, - задумчиво сказал Константин.
   Они прошли мимо храма на противоположной стороне улицы, освещающего улицу своим светом не хуже фонарей.
   -Вот сейчас, например, мы ищем новую концертную площадку для благотворительных выступлений. Сами понимаете, нас не везде ждут и не везде нам рады, так что приходится пробиваться. А потом у Инны принцип.
   -Какой? - с живым интересом спросил Филипп.
   -Она поёт исключительно на английском языке. И точка! Русские песни она не исполняет принципиально. А большинству клубов ведь что нужно? Максим, "Руки вверх" да Анна Семенович. И всё! А Инна поёт серьёзные песни, пусть и не на нашем языке. Вам, кстати, как, понравилась песня?
   Филипп наморщил лоб:
   -Ну да - а... Просто я вот лично, например, плохо знаю английский, и мне трудно было вникнуть и понять содержание песни...
   -А мне очень понравилось, - вклинился в их разговор Константин. - Красивая музыка и отличные слова.
   Филипп издал смешок. Константин не обратил на это никакого внимания и задал новый вопрос:
   -А у вашей дочери много свободного времени?
   Ираида несколько удивилась его вопросу:
   -Ну не то чтобы... Она сейчас вся в творчестве и в работе...
   -А кем она работает? - вопрос от Филиппа.
   -В фирме, помогает там в чём - то начальству, - уклончиво ответила Инна. - Просто я не очень в курсе, но оклад неплохой.
   Константин понизил голос до шепота:
   -Мне просто ваша дочь, если называть вещи своими именами, очень симпатична.
   Филипп поднял глаза к небу.
   -Я понимаю, - ответила Ираида.
   -И я хотел бы её в ближайшее время пригласить, например, в театр, - ковал горячее железо Константин. - У неё сейчас есть кто - нибудь или она свободна?
   -Ой, знаете, я в её личную жизнь стараюсь не вмешиваться. Знаете, как говорят.... Чем меньше знаешь, лучше спишь, так что.... Действуйте если хотите.
   Константин усмехнулся, глядя на Филиппа:
   -Ну что же, буду действовать.
   Миновав турникеты, они встали на эскалатор.
   -Мальчики, а вы не в курсе, кстати, что нам нужно к четвергу к зачёту по драматургии принести? - обратилась Инна к Константину и Филиппу.
   -Нам нужно написать режиссёрский и литературный сценарий своего автопортрета, - ответил Филипп.
   Инна недоуменно подняла брови:
   -Что ещё за автопортрет?
   -Автопортрет - это, условно говоря, минутный ролик, иллюстрирующий себя или какую - то черту своего характера, - объяснил Константин. - Нужно его придумать и снять.
   -А, понятно. А как составляются эти сценарии? У вас есть образцы?
   -Я пришлю тебе сегодня вечером, - пообещал Филипп.
   -Да, хорошо, спасибо, я тебе тогда дам адрес своей электронной почты, - деловым тоном сказала Инна.
   -И мне, заодно, скажи тогда, - посмотрел на нее Константин.
   -Хорошо.
   Они остановились на платформе и явно вознамерились продолжить разговор. В планы Ираиды это не входило.
   -Ну что, ребят, я тогда поехала...
   -Да, давай, - клюнула ее в щеку Инна.
   -А вы не вместе разве поедете? - удивился Константин.
   -Нет, мне сейчас к Марише нужно забежать ненадолго по делу.
   -Ну, хорошо, всем счастливо, я поехала.
   Ираида вскочила в отъезжающий поезд.
   Ребята направились к составу, следующему в противоположном направлении.
   -Мальчики, вот наш поезд. Вам с нами в одну сторону?
   -Да, - кивнул Филипп.
   -Да, в одну, - в свою очередь сказал Константин. - Мне как раз на следующей сходить.
   Все четверо вошли в вагон. Инна стала рыться у себя в сумочке.
   -Так, ребят, я вам ещё сейчас номер своего сотового оставлю на всякий случай. Мало ли понадобится.
   -Да, давай, конечно, я запишу, - с готовностью откликнулся Филипп, вытаскивая "Нокиа".
   Константин грустно улыбнулся:
   -А у меня мой разрядился, и бумаги как назло с собой нет, так что, Фил, я у тебя перепишу потом.
   -Хорошо, - кивнул Филипп.
   -Ну вот, моя остановка. Созвонимся.
   Константин вышел из вагона, чувствуя на себе пристальный взгляд зеленых, словно у кошки глаз Инны. Захлопнулись двери состава. Поезд с ревом унесся в тоннель...
   Около одиннадцати часов они с Филиппом созвонились.
   -Привет.
   -Ой, это ты? А я только вошёл.
   -Извини, что отвлекаю. Ты мне обещал номер Инны сказать и адрес её электронной почты.
   -Тебе так припёрло?
   -Да, мне так припёрло! - решительно сказал Константин.
   -Ну, хорошо, раз ты такой нетерпеливый, лови SMS - ку, я тебе сейчас всё вышлю.
   -Ладно, спасибо.
   Через секунд пятнадцать ему на телефон пришла смс - ка. Константин быстро ознакомился с ее содержанием и придвинулся к компьютеру. Филипп перезвонил ему через некоторое время.
   -Уф, ну я и плотно поужинал!!! Сейчас буду Инне по электронной почте оправлять образцы режиссёрского и литературного сценариев!
   -Можешь не утруждать себя, я уже это сделал, - сухо сказал Константин, готовя себя к эмоциональной реакции на его слова.
   -Сделал?! - Филипп даже подпрыгнул на месте.
   -Ну да, сделал, - как можно более нейтральным голосом произнес Константин.
   -За меня?!
   -За тебя. А что здесь такого?
   -Да нет, но просто вроде бы я обещал, что пошлю ей.... Ай, ну да ладно...
   -Ну, просто, понимаешь, сейчас мне это нужнее... - почувствовал себя виноватым Константин.
   -А - а, понимаю. А как же Саша?
   Константин вызвал в памяти ее образ, вспомнил их переписку.
   -А что Саша? С Сашей у нас всё, дас ист финиш! Хотя и жаль, конечно. Может быть, у меня что - нибудь получится с Инной.
   -Ну, ты, брат, даёшь! - присвистнул Филипп.
   -Фил, ты не обиделся ли часом? - поднял брови Константин.
   -Да нет, а на что я должен был обидеться?
   -Ну, тебе же она когда - то тоже нравилась...
   -Да ну ты что, друг, сам же знаешь - у меня теперь Галя есть. Но тебе с ней будет сложно, родной мой.
   -Посмотрим.
   Филипп встал с кресла, на котором сидел и начал прохаживаться по комнате.
   -Ты хоть скажи мне, чем она тебе так запала в душу?
   -Да я даже не знаю, Фил, если быть честным, - признался Константин. - Пока она мне просто нравится внешне и всё. Я хочу попробовать за ней поухаживать. Ты же слышал наш разговор с её матерью.
   -Что конкретно я должен был услышать? - спросил Филипп, сосредоточенно морща лоб и потирая переносицу.
   -Я практически напрямую спросил у её мамы разрешения ухаживать за её дочерью.
   -А - а, я как - то упустил этот момент из виду. Задумался, наверное. Ну и чего мама?
   Константин усмехнулся:
   -Мама нормально, мама дала будущему зятьку добро, и это главное.
   -Ты не рановато ли губу раскатал, мой друг? Вы пока ещё даже встречаться не начали.
   -У нас всё впереди.... Да расслабься ты, я шучу. Просто теперь буду знать, как действовать.
   -Ясно, - сухо сказал Филипп. - А когда ты думаешь её пригласить?
   -Да вот в ближайший четверг и приглашу. Как только сценарии сдадим, так и сразу.
   -Не боишься получить отказ?
   -Боюсь, конечно, а куда денешься. А потом, знаешь.... После Саши мне уже ничего не страшно.
   -Может тебе Инна - то особенно и не нужна? - с некоторой надеждой спросил Филипп. - Может, ты просто забыться новыми отношениями хочешь?
   Константин немного подумал, прежде чем ответить:
   -Обычно я не начинаю отношения, если не уверен в эмоциях, которые испытываю к человеку.
   -Тебе виднее, - сдался Филипп. - Но... попробуй.
   -Спасибо, что тоже дал мне добро...
   -А куда ты её собираешься позвать?.. И на какой спектакль?
   Константин задумался:
   -Хм.... Даже не знаю пока ещё. Всё будет зависеть от неё.
   -То - есть...
   - То - есть предоставлю возможность выбора спектакля и театра ей. Мне по большому счёту всё равно, куда и на что, главное с кем...
   -По - моему, тебе таки как раз неважно с кем, нет?
   - Ты не прав. Я так к Саше успел привязаться и даже можно сказать полюбить её, что сейчас мне очень трудно. К Инне у меня пока только симпатия. А там поглядим как да что.
   -Главное - это не повторить с ней тех же ошибок, что ты совершил в отношениях с Сашей.
   -Да уж, это точно. А тебе - то самой она как?
   -Что значит "как она мне"? Да никак. Я на неё не претендую.
   -Это хорошо, а то я испугался, что увожу у тебя девушку.
   -Да ты что! Господь с тобой! Я и Инна - это два несовместимых понятия!!!
   -Вот даже как! Прекрасно, прекрасно! Ну, тогда я спокоен, у меня развязаны руки, и я могу действовать. Ох, прям не могу дождаться четверга!
   -Понимаю. А ты прямо её так впрямую пригласить хочешь без всяких предисловий?
   -Да, Фил, скорее всего. Ну, там видно будет...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава третья
  
   Константин и Филипп первыми вышли после конца занятия. Погруженные в свои мысли, они даже забыли поздороваться с преподавательницей русского языка - полной короткостриженой женщиной в роговых очках. Зато Инна оказалась более внимательной.
   -Зоя Васильевна, здравствуйте!
   -О, Гостинникова объявилась! Ты как, Гостинникова?
   -Ну не совсем ещё поправилась, но вот на зачёт сегодня пришла!
   -Молодец, - одобрила Зоя Васильевна. - А то тут рассказывают, что тебя в понедельник на этом песенном конкурсе затравили. Так наш один тут так тебя защищал.
   -И кто это? - Инна стала с преувеличенным вниманием озираться по сторонам. - Кого я должна расцеловать?
   -Приданников, конечно, кого же ещё!
   -Я так и думала... - сказала Инна, хитро поглядывая на Константина.
   Филипп решительно взял того под руку и чуть отвел в сторону.
   -Пойдём в столовую, пообедаем, поговорим, - предложил он.
   -Ты иди, а я сейчас шнурки завяжу и догоню тебя, - сказал Константин, бросая взгляд на свои ботинки.
   Филипп кивнул и направился в сторону столовой. Константин со вздохом наклонился и зашнуровал сначала левый ботинок, а потом принялся за правый. Он с сожалением обратил внимание, что Инна по - прежнему была увлечена разговором с преподавательницей. Значит, придется отложить разговор...
   Вдруг перед ним появились чьи - то женские ноги. Константин поднял голову.
   -О, Аня, привет.
   -Ты чего так меня долго рассматривал? Не узнал, что ли?!
   -Признаюсь честно, не узнал. Мы же с тобой до этого только по телефону разговаривали.
   -Ну, теперь хоть в лицо будешь знать. Ну, как дела - то, как зачёт?
   -Ну - у...
   -Давай не будем посреди коридора разговаривать.
   -Да, согласен.
   Они подошли к окну. Аня устроилась на подоконнике, Константин прислонился спиной к стене.
   -Ну что там с зачётом?
   -С зачётом всё более - менее в порядке. Мы сейчас этюды играли, так забавно получилось. Особенно отличилась наша Инна.
   -Это та самая девушка, которая ляпнула: "Привет из больницы", - скорее утвердительно, нежели вопросительно сказала Аня.
   -Угу, - кивнул Константин.
   -Ну, она реально хорошо спела. Чего ваши - то так на неё ополчились?
   -Да в том - то и дело, что мне самому непонятна вся эта ситуация. От нас же вообще никто не выступил, кроме неё, Галя не смогла, заболела, Алёна тоже там только присутствовала в качестве зрителя, а петь по каким - то причинам отказалась. А Инна нас всех выручила!
   -Ну, вот именно, - кивнула Аня. - А что за песню она пела, не помнишь?
   -К моему сожалению, нет, - покачал головой Константин. - Она на английском же исполняла, а я, сама знаешь, в языках не силён. Но на русский язык название песни переводится как "Благослови меня", это я помню точно.
   -О, ну это хорошо. Будет проще искать.
   Стоящие чуть поодаль от них Инна и Зоя Васильевна стали шумно прощаться. Зоя Васильевна зашла в освободившуюся аудиторию, а Инна направилась в столовую. Константин проводил ее задумчивым взглядом.
   -Что, запал? - понимающе спросила Аня.
   -Что?! - с притворным удивлением повернулся к ней Константин.
   -Ой, ладно тебе, я в основном с парнями дружу, так что психологию их знаю на все сто. Да и потом по тебе видно. Ну, признавайся честно, запал?
   -Ну не без этого, - с некоторым смущением ответил Константин.
   -Ну, так действуй.
   -А я что делаю? Вот сегодня хочу её в театр позвать.
   -Ну, молодец, что я могу сказать. А на что? Какой спектакль?
   -Ну, это уж пусть она решает на какой спектакль и в какой театр идти, мне же, сама понимаешь, всё вышеперечисленное непринципиально. Главное ведь с кем, а куда - не имеет особого значения.
   -Ну да, ну да...
   -Хотя я сомневаюсь в успехе, всё - таки такая девушка, а кто я? - с долей иронии произнес Константин.
   -Ой, ну ладно, не кокетничай, не кокетничай!
   -Ну, ты же её видела! Такая девушка!!! И кто я?
   -Так, дорогой друг, давайте без вот этих соплей! Всё у тебя получится!
   -Спасибо. Мне приятно, что ты в меня веришь. А тебе, кстати, чьё выступление больше всего запомнилось?
   -Ну, мне многие понравились.... Но в первую очередь, конечно, наши ребята. Ты видел, как они выступили?
   -Да, конечно, я же с самого начала был. Да, ваши выступили. Они по - моему песню Майкла Джексона исполнили, верно?
   Аня улыбнулось:
   -Верно. Отлично выступили на мой взгляд.
   Константин колебался, озвучить ли ей версию насчет фонограммы, высказанную Филиппом, однако решил, что уместнее будет промолчать.
   В коридоре появились ее однокурсницы. На факультете Ани учились преимущественно девушки, за исключением троих мальчиков. Ребята стали заходить в аудиторию, в которой находилась Зоя Васильевна.
   -Извини, дела зовут, - развела руками Аня.
   -Иди, делай свои дела, - в тон ей ответил Константин.
   Девушка поспешила к своим одногруппникам. Заметив, что его товарищи по факультету собираются в двести второй аудитории, Константин подхватил свою сумку и направился в том же направлении.
   Преподаватель опоздала к началу занятия ровно на пять минут. Поставив на стол чашку дымящегося кофе, она раскрыла журнал и объявила:
   -Итак, господа, на сегодня вам было нужно нарисовать раскадровку к вашему автопортрету. Если кто - то не справился с этим заданием, он может прямо сейчас с полным правом покинуть аудиторию. Потому что у меня нет времени выяснять, почему вы не подготовились к зачету, что вам помешало. Не готовы - пересдача, и до свидания. Есть неготовые?
   Ответом ей было хоровое молчание.
   -Прекрасно, значит, все готовы, - заключила преподаватель. - Что ж не обессудьте. Дорогов, прошу, с вас начнем.
  Миша со вздохом поднялся со своего места и направился к преподавательнице. Вскоре дошла очередь и до Константина. Он на ватных ногах приблизился к столу преподавательницы, бухнул на стол папку и замер в нерешительности.
   -Садитесь! - рявкнула она.
   Он сел. Мысли его путались. Ему было неприятно оттого, что если его работу сейчас разнесут, это будет на глазах у Инны. Вот почему он старался никогда не заводить отношения с теми, кто учится с ним в одном классе или как теперь на одном факультете. Потому что возникает ежедневное, ежечасное, ежеминутное препятствие в виде вопроса - как сохранить себя в самом лучшем виде перед объектом влюбленности? Ведь на лекциях ты переживаешь не только звездные минуты, но и часы ужасающего стыда. Кроме того, у тебя обязательно окажется парочка - троечка (и это еще в лучшем случае) недоброжелателей, которые непременно посчитают своим долгом опорочить тебя в глазах объекта.
   Все эти мысли крутились у него в голове, пока преподавательница изучала и вникала в его работы. Наконец она закрыла папку.
   -Приемлемо, - четко по - военному вынесла приговор она.
   Константин не поверил своим ушам.
   -Что, простите? - с глупым видом переспросил он.
   -Нормально, говорю, - хмуро посмотрела на него женщина. - Давай зачетку.
   Константин раскрыл сумку и запустил руку в ее жерло. Нашарив зачетку, он прямо так в закрытом виде протянул ее преподавательнице. Та вздохнула.
   -А открыть на нужной странице не судьба?
   -Ну, я...
   Преподавательница, еще раз вздохнув, стала листать зачетку. Наконец, найдя нужную страницу, влепила ему зачет.
   -Все, свободен, Приданников! Следующая жертва, прошу сюда!
   Под общий смех Приданников, вполне счастливый и довольный собой, вышел из аудитории. "Господи, спасибо Тебе!", - про себя поблагодарил Всевышнего он. Встав у окна в ожидании Филиппа, которому обещал дождаться его (хотя, если быть точным, ждал он, скорее, больше Инну, нежели друга), Константин набрал номер матери.
   -Мам, это я. Представляешь, сдал!
   -Да уж, представляю! - ехидно усмехнулись на том конце провода.
   -А что, ты в меня не верила?
   -Да нет, но если принимать во внимание то, как ты вчера к этому зачету готовился...
   -А, это.... Ну.... Все могут короли! С помощью Божьей!
   - Ты домой?
   -Да, сейчас только пару формальностей здесь сглажу и еду. Ты понимаешь, о каких формальностях я говорю...
   -Да уж, понимаю.... Аккуратнее там!
   -Постараюсь!
   На этих словах из аудитории вышла Инна, ведя под руку Марину.
   -Ну как ваш зачет? - полюбопытствовал Константин, отходя от окна.
   -Спасибо тебе большое еще раз, наш рыцарь! - Инна и Марина поочередно чмокнули его в левую щеку.
   -Я так понимаю, все прошло удачно?
   -Более чем.
   Инна и Марина направились к лестнице. Константин за ними, вытирая платком щеку. Ему были неприятны лобзания Марины. Пускай своими прокуренными губами целует кого - нибудь другого, а не его. Тем более, после того, что сегодня он о ней узнал от Михаила. Если он не врет. Хотя по идее ему нет смысла врать. Наверное. Очень хочется в это верить.
   Внизу Инна уже протягивала гардеробщику номерок. Марина бестолково переминалась с ноги на ногу рядом. Не было и речи о том, чтобы пригласить ее на свидание в присутствии этой полигамной барышни. Оставалось только дожидаться момента, когда они останутся вдвоем.
   Вот Марина тоже оделась, и обе девушки направились к выходу. Константин за ними, застегивая куртку. Остановившись на крыльце, Инна внезапно воскликнула.
   -Что случилось? - обеспокоенно спросил у нее Константин, неподдельно испугавшийся. Правда, не за нее, а из - за ее возгласа.
   -Я в аудитории сумочку забыла!
   -Настоящие женщины никогда ничего не забывают! - попеняла ей подружка.
   -И у настоящих женщин бывают исключения, - обрубила Инна. - А я - то смотрю, что как будто чего - то не хватает.
   "Лучше бы в данный момент не хватало твоей подружки", - злобно подумал Константин.
   Инна рванула на себя дверь, едва не врезавшись в выходящих парней, и исчезла в недрах института. Парни проводили ее заинтересованными взглядами. Почему - то Константину это было неприятно.
   -Спасибо тебе еще раз за помощь, - обратилась к нему Марина. - Выручил.
   -Не за что, - сухо сказал он. И не справился с собой: - Но ты учти, пожалуйста, что у меня не каждый день бывают свободные вечера, и я не смогу постоянно тебе вот так помогать. В следующий раз я могу быть занят, и что ты будешь делать?
   Ответ Марины обнаружил полное отсутствие у нее интеллекта:
   -Ничего, что - нибудь придумаем!
   -А, ну хорошо! - усмехнулся Константин.
   Появилась Инна. С сумочкой.
   -Спасибо, что подождали, ребят. А то была бы катастрофа!
   -Для женщин это, конечно, катастрофа! - улыбнулся Константин, следуя за ними к воротам.
   -Вам, мужикам, нас не понять! А учитывая, что здесь и документы, и зачетка.... Ну и, в конце концов ключи от квартиры, - Инна извлекла ключи и поиграла ими.
   -Понятно.
   Они вышли за ворота. Марина остановилась, чтобы прикурить. Ведущий здоровый образ жизни Константин сказал, демонстративно обращаясь только к Инне:
   -Ну что ж, я рад, что ты сдала. К сожалению, дела. Увидимся.
   -Счастливо, Константин!
   Он быстрым шагом направился к подземному переходу и вскоре уже стоял на эскалаторе. В вагоне метро он вспомнил о том, что так и не пригласил девушку, которая ему нравится, в театр. Было самое время, чтобы восполнить этот пробел в сегодняшнем дне. Он вытащил из кармана сотовый телефон и написал ей смс - ку: "Я знаю, ты любишь театр. Как насчет того, чтобы вместе сходить на что - нибудь?".
   Отослав ей смс, Константин откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза. Он старался сейчас не думать о том, что там представляет себе о нем Инна, как они его там в данный момент, возможно, обсуждают с Мариной. Все подобные мысли он гнал от себя прочь.
   В кармане ожил телефон. Он с некоторой нервозности снял его с блокировки и вгляделся в текст пришедшего сообщения: "Я не против". Со временем и местом определимся".
   Константину показалось, что он еще никогда дотоле не чувствовал себя таким счастливым.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
   Первая половина субботы ушла у Константина на то, чтобы обновить гардероб. Его бабушка была известной модницей, и он сразу вспомнил о ней, когда встал вопрос, в чем идти в театр. Он приехал к ней и в двух словах, без особых подробностей, обрисовал ей свою проблему. Бабушка задумалась, но ненадолго.
   -У нас здесь есть магазин в нескольких шагах от дома, "Государь" называется. Там мужских костюмов завались. Сходим?
   -Сходим! - с готовностью согласился Константин.
   В "Государе" действительно был немалый выбор хороших мужских костюмов. Константин, в ту пору увлекавшийся творчеством одного эстрадного артиста, сначала присмотрел себе костюм, похожий на тот, что носил тот, но он оказался ему не по размеру. Пришлось смотреть другие варианты.
   В конце концов, они подобрали идеально сидящий на нем костюм с золотым отливом.
   -Будем брать! - решительно сказал Константин.
   Бабушка не стала ему возражать, ибо костюм ей тоже очень понравился.
   В ночь накануне свидания Константину не спалось. Как это обычно бывает, воображение начало рисовать возможные варианты развития событий. И не все эти варианты были радужными. Вдруг что - то пойдет не так? Вдруг он что - то не так скажет, и тогда все рухнет? Имеет ли смысл целовать ее на первом свидании, потому что по ней непонятно, как она к этому отнесется? И вообще - как себя с ней вести?!
   Он встал с постели и взлохматил себе волосы. Взгляд его упал на икону, стоящую на полке. Тусклый свет луны освещал лик, изображенный на ней. Это был Господь. Константин, кажется впервые за последние пару лет, снял ее с полки и зашептал:
   -Господи! Прости меня, что обращаюсь к Тебе по такому ничтожному поводу. Я не держу за душой ничего плохого, мне просто хочется личного счастья. Я не знаю, моя ли эта девушка или нет. Тебе виднее, Господи. Дай мне знак, стоит ли мне продолжать с ней отношения или нет. Спасибо...
   Днем он по просьбе мамы, у которой в этот день был выходной, ездил в ЖЭК, улаживать некоторые проблемы. И оттуда, пока стоял в километровой по его меркам очереди он созвонился с Инной.
   -Привет, это я, Константин.
   -Какой Константин?
   -Как какой? - он даже слегка опешил. - У тебя их что много?
   -Ой, прости, Костик! - спохватились на том конце провода. - Я просто замоталась.
   -Бывает, - несколько сухо сказал он. - Мы увидимся завтра?
   -Да, конечно, увидимся.
   -Во сколько и где?
   -Так.... Давай на Чеховской в половине седьмого.
   -Прекрасно.
   -До встречи.
   -До встречи...
   Утро для него началось с того, что ему пришлось встать раньше обычного. Родителям предстояло участвовать в какой - то международной кулинарной выставке, и за ними прислали автобус. Закрыв за ними дверь, Константин, зевая, поплелся в ванную. Полоща рот, он думал о том, что неплохо было бы его волосам познакомиться с расческой. Наскоро перекусив, он вытащил из шкафа купленные в выходные костюм...
   В институте не особо обратили внимание на его внешний вид, поскольку не один Константин довольно часто появлялся на занятиях в строгой одежде, отдавая предпочтения костюмам, поскольку в них удобно, и они дисциплинируют. Это было достаточно модным явлением в их ВУЗе. Кто - то носил только жилетки, кто - то, желая выпендриться, всю тройку, а кто - то ограничивался рубашкой и брюками. Но, тем не менее, некоторые сказали, что ему очень идет обновка.
   Сегодня у них были занятия с мастером. Константин особенно ненавидел эти занятия по той причине, что абсолютно не понимал, что хочет донести до них преподаватель. У него было свое, совершенно особенное видение мира, которое абсолютно не коллерировалось с его видением. Кроме того, у мужчины был невыносимо монотонный тембр голоса, и через несколько минут после того, как он начинал говорить, присутствующих тянуло в сон.
   В этот раз мастер поставил им бессмертное творение, увы, смертного Хичкока "Птица". К своему удивлению, Константину не захотелось спать. Он с любопытством смотрел на экран, чувствуя, как его все больше и больше затягивает фильм. Наблюдая за перипетиями сюжета, он даже не сразу откликнулся на шепот Филиппа. Тому пришлось легонько толкнуть в бок. Константин негромко вскрикнул.
   -Чего пугаешь?
   -Извини, ты, наверное, задумался?
   -Наверное...
   -У тебя сегодня свидание с Инной?
   -Допустим, - насторожился Константин.
   -А на что пойдете?
   -На "Гнездо кукушки".
   -Ого! - тихонько воскликнул Филипп. - Мой любимый спектакль.
   -А я его первый раз в жизни вижу, - признался Константин. - Даже не знаю, о чем он.
   -Я могу в двух словах рассказать...
   -Чуть позже, - прервал его Константин. Ему в данный момент было интереснее досмотреть картину Хичкока.
   По окончании занятия выяснилось, что зачет, который должен был состояться завтра, перенесен на сегодня.
   -Ну что ты будешь делать! - всплеснула руками Влада, потомственная еврейка, исповедующая иудаизм. - А я почти и не готовилась.
   -Очень трудно в это поверить, - поддел ее Константин.
   -Влад, а у тебя есть еще копия? - спросил Филипп, наблюдая за тем, как она вынимает из сумки бумажки с ответами.
   -Есть, - она протянула ему стопку.
   -Ой, спасибо большое! - обрадовался Филипп и углубился в то, что было напечатано на титульном листе.
   Константин понял, что для него ответов не найдется. Слегка раздосадованный, он отошел в сторону и постарался восстановить в памяти то, что может попасться им на зачете. Отчасти ему это удалось. Из соседней аудитории вышли ребята с актерского факультета. Среди них он увидел Аню. Она помахала ему рукой. Он кивнул ей.
   -Ну что, попробуем? - спросила у него и Филиппа Влада спустя двадцать минут.
   Константин и Филипп переглянулись.
   -Попробуем, - пожал плечами Филипп.
   Все трое неспешно спустились на первый этаж и замерли возле открытой двери компьютерного класса. Там как раз только что освободилось два места. Филипп пропустил вперед Владу и прошел вслед за ней. Константин остался в коридоре в окружении знакомых ему однокурсников и тех, с кем он еще не успел познакомиться.
   Наконец еще один молодой человек встал из - за компьютера и направился к выходу. Константин пропустил его и вошел в аудиторию. На горящем мониторе сверкали слова: "Тест по литературе. Первый курс. Нажмите "Начать". Константин послушно выполнил команду. На мониторе появились вопросы. На каждый давалось четыре варианта ответа.
   Наверное, только лишь у Константина как у человека, который успешно сдал ЕГЭ по литературе, не возникло проблем со сдачей теста. Остальные же довольно долго размышляли почти над каждым вопросом. Приданников же довольно быстро ответил на все сорок вопросов. Удовлетворившись, что компьютер поставил ему пятерку, он протянул зачетку преподавателю Паринову.
   Филипп ждал его в коридоре.
   -А Влада где? - спросил Приданников, которому совсем не хотелось встречаться с ней.
   -Она еще сдает, - ответил Филипп, посмотрев поверх него в аудиторию. - Ну чего, Кость, ты сейчас дальше как?
   -Да, наверное, здесь останусь, - ответил тот. - Всего - то часа три остается до свидания. Домой смысла ехать я не вижу. Здесь и поем.
   -Ну, смотри. А я поеду поспа - аать! - зевнул Филипп.
   -Как угодно.
   В коридоре появилась Влада.
   -Сдала, Влад?
   -Да, - с сумрачным видом произнесла та.
   -А чего такой вид недовольный?
   -Да ну, на такой глупый вопрос не ответила. А так бы пятерка была. Одного бала не хватило.
   Константин почувствовал мстительное удовлетворение.
   -А ты что получил? - она повернулась к нему.
   -Пятерку, - стараясь сделать ей как можно больнее своим тоном, небрежно бросил он.
   Чувствуя, что дальнейший разговор ни к чему хорошему не приведет, Филипп протянул номерок гардеробщику. Одевшись, они с Владой направились к выходу. Филипп напоследок обернулся на Приданникова, но ничего не сказал.
   Оставшись один, Константин осмотрелся. Ребята продолжали сдавать зачеты: одни уходили, на смену им приходили новые. Он сверился с часами. Времени до свидания оставалось еще действительно много. Написав маме, что зачет прошел успешно, он поднялся на второй этаж.
   Там его ждали однокурсники из параллельной группы.
   -Ну как, сдал? - спросила его маленькая пухленькая девчонка, не расстающаяся с плеером и наушниками.
   -А как же! - с достоинством ответил Константин, пожимая руки присутствующим мальчикам. - А вы?
   -Кто - то да, - ответил Андрей. - А кто - то до сих пор еще мучается.
   -Ну их же там не пытают, - улыбнулся Константин.
   -Ну, это смотря кого, - тоже растянул губы в улыбке Андрей. - Юрца нашего там дерут по полной программе. А вот и он!
   Константин обернулся. Со стороны лестницы к ним направлялся странного вида парень в круглых как у Леннона очках. Константин знал, что с этим парнем лучше не иметь отношений, потому что за ним закрепилась слава чудака. Пожелав хорошего вечера Андрею и остальным, Константин ретировался в столовую.
   В этот час там было относительно немного людей. Основная масса уже разбрелась по аудиториям на вечерние занятия. За окном давно стемнело. Повалил ноябрьский снег. Отстояв небольшую очередь, Константин купил два сэндвича и пиццу. Устроившись за столиком у стены, он взгромоздился на приставной стул и задумчиво уставился перед собой.
   Дверь столовой открылась, вошло несколько человек, в их числе и Аня.
   -Привет! - махнула она рукой Константину и встала в очередь. Константин откусил кусок сэндвича, наблюдая за ней. Взяв себе кофе, она подошла с дымящейся чашкой к Константину.
   -Присяду?
   -Пожалуйста, - пожал плечами он.
   Аня устроилась напротив него.
   -Чё, как тест?
   -Прошли успешно. По крайней мере, я и Филипп.
   -Филипп - это тот паренек, который все время с тобой?
   -Да.
   -М - м.... Понятно, - несколько загадочно произнесла Аня.
   -А что такое? - стало интересно Константин.
   -Да, понимаешь, он меня избегает.
   -Не понял. Вы что встречаетесь?
   -Я не об этом. Он как видит меня, сразу шарахается.
   -Да ну?
   -Да. Мне кажется, он меня боится.
   -С чего ему тебя боятся?
   "Хотя если на тебя при дневном свете посмотришь, и вправду испугаешься", - добавил Константин, но уже про себя.
   -Не знаю, - пожала плечами Аня, дуя на чашку. - Стеснительный он у тебя.
   -Филька - то стеснительный?! - переспросил Константин. - Да он знаешь, какой ловелас!
   -Какой? - живо полюбопытствовала Аня.
   -Не важно, - дал задний ход Константин. Они были не настолько дружны с ней, чтобы он рассказывал ей о личной жизни своего друга и однокурсника.
   -Не хочешь говорить, пожалуйста! - оскорбленно передернула плечами Аня.
   В столовую вошли несколько девочек. Среди них была и Саша. Остальных Константин знал только в лицо. Одна из вошедших выступала на песенном конкурсе. Это ее и мальчика, певшего с ней в дуэте, Филипп заподозрил в использовании фонограммы. "Подумать только - я иду на свидание с первой красавицей института! На моем месте хотел бы оказаться каждый из учащихся здесь пацанов! А уж если Саша увидит нас вместе...".
   -А с Сашей у вас как? - поинтересовалась Аня, прихлебывая кофе.
   -Никак, - отрезал Константин. - Не было и нет ничего.
   -Да, Журова и вправду не ума палата, - быстро согласилась с ним Аня.
   -Смотрю, ты не очень любишь своих однокурсниц, - пронициательно прищурился Константин.
   -Не волнуйся, они отвечают мне тем же, - ответила, не смотря на него Аня. - А потом, с чего мне в них влюбляться. Между нами нет и не возникало никаких родственных связей. Мы даже после занятий почти не общаемся.
   -А ваша фотосессия на презентации книги Макаревича?
   -Это нас институт послал, - пояснила Аня. - По доброй воле я бы туда не пошла.
   -Понятно, - кивнул Константин, вгрызаясь в сэндвич.
   Аня бросила взгляд на часы.
   -Опаздываешь на занятия?
   -Нет, они только через пять минут начнутся.... А ты чего домой не едешь? Во сколько у вас с ней встреча?
   -Полседьмого.
   -Ну, так, а чего ты здесь делаешь?
   -Смотри, - Константин отстранил пустое блюдо из - под бутербродов и приблизил к себе тарелку с пиццей, - мне до дома ехать около часа. Дома никакой толковой еды нет. Обратно до театра тоже путь не ближний. Спрашивается: зачем мне терять время, когда я здесь спокойно поем и поеду?
   -В логике вам не откажешь, господин Ватсон.
   -А как там с Никитой твоим дела?
   -Да никак, - поморщилась Аня. - Не звонит, не пишет.
   -Ну, может тебе самой следует проявить активность? - высказал предположение Константин.
   -Я тебе уже как - то говорила, что ж, повторю еще раз: я - не - буду - никому - сама - первой - звонить - и - писать. Никогда - и - никому.
   -Понятно, понятно, - быстро сказал Константин.
   -Ну, вот и хорошо.
   -А ты хоть встречала его на этой неделе?
   -Встречала, конечно. Да мы и в "Контакте" в друзьях друг у друга.
   -Ну, видишь, ты у него в друзьях, - ободряюще произнес Константин.
   -Ну и что я должна видеть? - не поняла его Аня. - Что это должно значить?
   -То, что если он захочет, он тебе напишет, - пояснил Константин. - Раз ты у него есть в друзьях, он может наткнуться на твою страничку.
   -А - а, вот ты к чему ведешь.... Ну, все может быть.
   Аня одним глотком осушила кружку.
   -Мне пора.
   За секунду до этого столовую покинули ее одногруппницы. Саша, как и прежде, делала вид, что с Константином они не знакомы.
   -Удачных занятий, - напутствовал ее Константин.
   -А тебе свиданки хорошей, - бросила она, вставая. - Если захочешь, расскажешь потом.
   -Расскажу...
   Аня вышла из столовой. Громко хлопнула дверь. Константину показалось, что это захлопнулась дверь определенного периода его жизни. И что сулил ему новый, он еще не знал. Но шестое чувство подсказывало, что ничего хорошего из этих отношений не выйдет. Они слишком разные, чтобы планировать серьезные отношения.
   Покончив с едой, он взглянул на часы. Что ж, уже можно было неспешно выдвигаться. Отдав поднос подошедшей буфетчице, он, прихватив салфетку, вышел из столовой и направился к лестнице. Вскоре Константин уже входил в метро.
   До нужной ему станции он доехал в каком - то сумрачном состоянии, ибо все его мысли были заняты предстоящим свиданием. Он не случайно выехал с запасом. Мотив был не только в том, чтобы не опоздать и не приехать позже Инны. Поводом для такого маневра служило еще и то, что Константин с детства страдал типографическим критинизмом. Болезнь уже перешла в хроническую стадию, и какого - либо просвета не наблюдалось. Потому по совету мамы он решил заранее прозондировать обстановку, чтобы точно знать, куда идти, кроме того, он намеревался купить цветы.
   Снегопад усиливался с каждой минутой, и ему приходилось прятать лицо в шарф, чтобы хоть что - нибудь видеть. К его удивлению, даже в центре города с освещением было не очень, и во дворах было так же сумрачно и страшно, как если бы он сейчас оказался в каком - нибудь Люберецком переулке. Константин шел, поминутно оглядываясь, молясь о том, чтобы с ним ничего не случилось и, думая только о том, как бы поскорее найти театр. В голову помимо воли лезли непрошенные воспоминания...
   Чуть меньше месяца назад он так же искал тот театр, в который они собирались пойти с Сашей. Сразу после занятий (кстати, у Рябова, которые и которого Константин очень любил) он сразу поспешил на нужную ему станцию и, как водится, заблудился. Сколько же тогда он исходил дворов! Сначала вообще побрел не в ту сторону, затем ему пришлось узкими улочками выбираться из тупика, пока, наконец, он не отыскал театр. И тем более было обидно слышать отказ Саши.
   Если быть точным, то Саша написала ему по Интернету, что ее подруга будет выступать на музыкальном конкурсе их института, и она попросила прийти её поддержать. Дальше, как говорится, больше. Константин вел общение с их общей преподавательницей из института, и она на свою беду посоветовала ему заглянуть в ее твиттер. Поводом к этому послужило сомнение педагога в том, что Саша сейчас готова к серьезным отношениям. "Ты знаешь, Константин, - говорила она ему, - посмотри ее блог, там она пишет, что в ближайшее время ей вообще не до парней". Константин, придя домой, немедленно заглянул в твиттер Саши. Запись про мужчин он не нашел, зато в течение нескольких дней наблюдения за обновлением ее блога, он наткнулся на заинтересовавшую (одновременно, и расстроившую) его запись. Она была следующего содержания: "Устала. Мальчики, сделайте одолжение, в ближайшие недели две, а лучше месяцы, не стучитесь ко мне в блог, дайте девушке познать саму себя".
   Собственно, на этом могло бы все и закончиться, но нужно знать Константина. Саше требовалась помощь в работе автопортрета (она искала нужную композицию), но в Интернете ее нигде не было - уж больно редкая оказалась запись. Константин не растерялся и обратился к своему знакомому звукорежиссеру, который сделал ему практически копию того трека, который был нужен девушке. Та сердечно отблагодарила его. Случилось это на мастер - классе одного известного медиа - чиновника. Тогда Константин еще оставался в своих иллюзиях и надеялся на лучшее. Но это продолжалось недолго.
   Уже смирившись с тем, что на спектакль они не пойдут, Константин продолжал периодически заглядывать в блог Саши. В один из вечеров (за неделю до музыкального конкурса) он увидел, что Саша отправляется на выходные на дачу к какому - то Олегу. Предварительно в твиттере состоялось их торжественное примирение, а затем парень пообещал заехать за Сашей ближе к вечеру. На тот момент в их отношениях с Игорем (хотя о каких серьезных отношениях может идти речь в данном случае?) еще не была поставлена точка, и он счел возможным устроить ей сцену ревности. В двадцать первом веке это делается по Интернету.
   Саша, говоря по совести, наезда не поняла, не оценила и развернула ответную конницу. Выстрелы были в духе: "А кто ты вообще такой, чтобы решать с кем мне ехать, а с кем нет?", "Так, на минуточку, этой мой друг, и что, я не могу поехать на дачу с приятелем?". Константин, когда эмоции немного улеглись, как - то неловко попытался примириться, и Саша вроде бы даже его простила, но в их общении появился лед. Говорить, как прежде на темы, "какая сегодня прекрасная погода" и "как прошел твой учебный день", больше не имело смысла, и постепенно общение вообще сошло на "нет".
   А как хорошо все начиналось! Саша и Константин начали общаться как - то спонтанно, хотя шапочно были знакомы и до этого. Саша в разговоре дала понять, что всегда относилась к нему с симпатией. Он расспросил ее, почему она решила поступать именно в этот институт, она ответила, что у нее в семье и мама и дедушка были связаны с театром, и поэтому, собственно говоря, выбора - то у нее особенного и не было. Потом еще Константин узнал от нее, что она очень любит своего преподавателя, известного актера, режиссера - постановщика и изобразил, что он тоже ему очень интересен.
   Но парадоксально вот что. В институте они мало того, что практически не пересекались, так еще, если и виделись, почти не разговаривали - не было у них такой возможности. Константин всегда видел Сашу в окружении своих многочисленных подружек, он вообще не мог представить, чтобы она могла одна куда - либо пойти, и это его слегка напрягало. Будучи довольно самодостаточным человеком, Константин весьма неодобрительно относился к тому, что его избранница (как ему на тот момент казалось) не в меру общительная. Мало того, еще и любит злачные мероприятия. Он видел снимки, где Саша весело плясала на Дне Студента, а также на поездке за город, организованной институтом. Там она, ясное дело, не компот пила и не являла собой образец порядочной целомудренной девушки.
   Другое дело, Инна. Константин обратил на нее внимание где - то на четвертом занятии. Этого трудно было не сделать, поскольку только слепой не заметил бы этой высокой красивой слегка полноватой девушки с формами, которая всегда одевалась несколько вызывающе. Правда, в то время Константина больше волновала Саша, и Инна ему была интересна постольку поскольку. Женские прелести всегда имели для него второстепенное значение. А вот Филипп так не думал. Инна понравилась ему буквально с первого взгляда. Он довольно быстро нашел с ней общий язык, однако воспитанный культурный мальчик, слегка не от мира сего, ходящий на собрания некоего человека, утверждающего, что ему было откровение от Бога, когда будет Конец Света, не мог заинтересовать прагматичную и желающую взять от жизни все Инну. Поэтому Филиппу пришлось переключить свое внимание с нее на Галю, с которой, по началу, у него все очень даже неплохо складывалось. Галя, так же, как и он, интересовалась творчеством режиссеров - классиков, любила Ремарка (это особенно их сближало), не интересовалась тусовками и не ходила по злачным заведениям. Одним словом - идеальная девушка для такого человека, как Филипп Ивнин.
   Однако, как давно замечено, жизнь (или, правильнее будет сказать, Господь) всегда в той или иной мере вносит коррективы в наши планы. У Филиппа с Галей состоялась одна или две встречи (если верить его словам). После первой тот был просто в восторге от девушки. Тем же вечером позвонил Филиппу, рассказал ему, какое сокровище ему досталось, как он счастлив, что в наше время еще встречаются такие девушки. Константин, у которого в то время уже начались неполадки в отношениях с Сашей, вежливо соглашался со словами друга, внутренне напряженно ожидая дальнейшего развития событий. Интуиция говорила ему, что у них с Галей ничего не сложится. И она (интуиция) его не подвела.
   Филипп позвонил ему в один из вечеров очень расстроенный и рассказал, что на его вопрос, можно ли ему поцеловать Галю, она ответила отрицательно.
   -А чего ты спрашивал? - удивился Константин. - Целовал бы и всех делов. В щечку.
   -Да я как - то... - замялся Филипп. - Короче, я даже не знаю, что теперь делать.
   -Ну, она же не послала тебя, - резонно заметил Константин. - Значит, ничего не потеряно. Обрати внимание, я говорю: "Не все еще потеряно", а "Ничего не потеряно". Ты, конечно, глупость сморозил, но это решаемо. И поправимо.
   Однако, в дальнейшем отношения Филиппа и Гали продолжали оставаться на стадии дружеских и ни во что большее не перестали. Константин же на занятиях актерского мастерства невольно производил впечатление на Инну, и иногда у него в сознании мелькала мысль: "А может, раз Саша так со мной поступает, мне с этой попробовать?". Но до определенного периода это всё оставалось только мыслями.
   Константин хорошо запомнил день, как Рябов дал задание ему и его одногруппнику изобразить человека на приеме у психотерапевта. Впоследствии студенты должны были поменяться ролями. У Константина по признанию, как его напарника (Филиппа Ивнина), так и всех в зале (особенно Инны) сыграть свою роль получилось очень убедительно (Рябов тогда даже сказал, что он увидел в них "двух мальчишек, выросших вместе, понимающих друг друга с полуслова, близких как братья"). Вот именно тогда Константин впервые задумался о том, чтобы, пользуясь терминологией героя Басилашвили из известного фильма, "приударить за Калугиной" (в нашем случае, Сашей), но в тот же вечер пришло известие, что Инна попала в больницу.
   На следующий день Константин в числе прочих пытался выяснить, что же произошло. Информация, которую они с Филиппом получили, была обрывочной с налетом слухов. Но общий смысл был передан верно: Инна поссорилась со своей соседкой по лестничной площадке, и та ударила ее велосипедом.
   -Это как же нужно было довести человека, чтобы она ее велосипедом шандарахнула?! - недоумевала Алена.
   Константин тоже удивился бы, если бы уже к тому времени не знал слишком неуживчивый характер своей красавицы одногруппницы.
   Ее выписали, как оказалось, аккурат перед конкурсом. Точнее, она сама сбежала из больницы, чтобы выступить. Потом она вернулась долечиваться. После еще какое - то время приходила в себя дома. Изредка стала появляться на занятиях. Константин всегда очень неуютно чувствовал себя в те моменты, когда они делала одолжение и приходила в институт. Поскольку с Сашей они почти не виделись, ему не нужно было постоянно следить за тем, как и что он говорит, не растрепались ли волосы и так далее. Здесь же, поскольку они с Инной учились в одной группе, ему приходилось постоянно контролировать свое поведение и, как следствие, свои поступки. Но чего не сделаешь, ради любви. Ради любви ли?.. В последнее время Константину все отчетливее казалось, что он в жизни многое делает не так.
   Обогнув невысокое неказистое здание, Константин уперся в театр. Оказалось, он был ближе, чем ему казалось, просто не стоило делать такой крюк. На его счастье, он запомнил дорогу обратно до метро, и ему не пришлось плутать столько же, сколько он шел сюда. По пути он приметил цветочный ларек и сейчас, на обратном пути, не преминул зайти в него.
   -Три розы, пожалуйста! - велел он продавщице.
   Та назвала ему цену. Константин стал рыться в кармане пальто в поисках денег. Как назло, все купюры провалились глубоко под разорвавшуюся подкладку. "Блин, новый костюм!" - с тоской подумал Константин, запуская руку себе под лацкан пиджака. Скучавшие дотоле цветочные с явным интересом и любопытством наблюдали за его действиями. Он отвернулся.
   Лучше бы Константин этого не делал. Поскольку, поворачиваясь, он задел столик, на котором стояло несколько горшков с неизвестными ему цветками, и те благополучно оказались на полу. Так что, отыскав, наконец, деньги, Константину пришлось еще расплачиваться и за испорченный товар.
   Спустившись в метро, он осмотрелся. Среди снующих туда - сюда людей трудно, но можно было убедиться, что Инны еще нет. Он прижался к колонне и принялся озираться по сторонам. Времени до встречи оставалось немного. Зная Иннину привычку опаздывать, Константин приготовил себя к долгому ожиданию.
   Неожиданно перед его взором промелькнул однокурсник. Константин вздрогнул. Однокурсник с любопытством уставился на него. Возможно, он полез бы к нему с расспросами, но людской поток плавно унес его в противоположный конец станции. "Ну вот, - с неудовольствием подумал Константин, - теперь завтра меня замучают вопросами, с кем это я ходил на свидание".
   Он прошелся по залу, лавируя между спешащими москвичами. Инна уже начинала опаздывать. Он пытался прокрутить в голове варианты их разговора. Вот она появляется, вон он протягивает ей букет. Что сказать девушке? Банальную фразу, как ты хорошо выглядишь? Или похвалить за то, что, несмотря на свое болезненное состояние, она нашла время на поход в театр? Нет! Получается, он благодарит ее за то, что она сделала ему одолжение.
   Идя в обратную сторону, он боковым зрением заметил девушку в темном пальто, прислонившуюся к колонне. Пару минут назад ее там не было. К своему удивлению, Константин не почувствовал ни бабочек, кружащихся у него в желудке, ни какого - то приятного покалывания где - то в той же области, ни радости от предстоящего вечера. Просто легкое восхищение ее внешностью, да и то, именно легкое, потому что сегодня, вопреки обыкновению, она представляла собой весьма тусклое зрелище. Волосы были распущены, что, на удивление, ей не шло, глаза при ближайшем рассмотрении такие, как будто в них выключили свет.
   Больше всего ему хотелось сейчас уйти.
   Константин решительно подошел к ней, протянул букет и сказал:
  -Я рад, что ты почти не опоздала, Инна!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава пятая
   -Спасибо за цветы! - Инна зарылась в букет лицом.
   -Не за что, - буркнул слегка смущенный Константин. Он взял ее под руку и повел к эскалатору. - Как ты себя чувствуешь?
   -Уже лучше. Врачи сказали, что мне нужен постельный режим, но, - Инна залихватски рассмеялась, - я не разделяю их мнения!
   -В тебе есть боевой дух, - сделал первый неуклюжий комплимент Константин. И тут же вспомнил, что где - то в мире есть статуя Христа, закрывающего лицо рукой.
   Они встали на лестницу - чудесницу. Получилось так, что Константин стоял ниже и смотрел снизу вверх на свою спутницу.
   -Что нового в институте? - как бы для поддержания беседы спросила она.
   -Все по - прежнему. Мишка пытается найти очередной способ как бы не учиться, Филипп наоборот, Петр Павлович учит нас, как быть артистами.
   -А Зоя Васильевна много назадавала?
   -Ну - у... - пожал плечами Константин. - Хватает.
   -Ты мне тогда можешь потом прислать?
   -Конечно, - с готовностью сказал Константин.
   -И еще, мне Марина говорила, какие - то по культурологии нужно таблицы приготовить, да?
   -Да, по истории Древнего Египта. Я тебе тоже все пришлю.
   -Ну, прекрасно! - повеселела Инна.
   Они вышли из метро на заснеженную улицу. Константин подумал о том, что неплохо было бы покрыть голову, но так как Инна была без головного убора, он почему - то решил свой тоже не надевать.
   -Так, нам куда? - посмотрела на него девушка.
   -Пойдем, я покажу маршрут.
   -Веди меня, мой адмирал!
   Они, стараясь не поскользнуться на льду, зашагали по улице. Константин вел Инну под руку. Он с затаенной гордостью отмечал, что прохожие (в частности, мужчины) провожают их заинтересованными взглядами. Ему было приятно, что он проводит вечер с самой красивой девчонкой своего курса. А, может быть, и всего института.
   Они перешли дорогу и по прямой двинулись в направлении театра.
   -Мы не опаздываем? - с преувеличенной озабоченностью спросила Инна.
   -Да нет, успеваем, - ответил Константин. В данную минуту его это интересовало в гораздо меньшей степени.
   Однако, когда они вошли в фойе театра, от его беспечности не осталось и следа. Все его сознание было сосредоточено на том, чтобы не оплошать перед своей спутницей. И как это обычно бывает, когда чего - то очень не хочется, оно так и происходит.
   Вынув из внутреннего кармана пальто билеты, он протянул его гардеробщице. После чего помог раздеться Инне. Взяв ее под руку, они стали торжественно подниматься по лестнице. У Константина это вызывало ассоциации с посещением каких - нибудь высокопоставленных лиц девятнадцатого века светского бала.
   -Дай мне мой билетик, пожалуйста, - попросила Инна.
   Константин послушно протянул ей просимое и обнаружил, что билетов стало ровно наполовину меньше.
   -А где твой? - расширила глаза Инна.
   Константин к тому времени, как она задала этот вопрос, уже лихорадочно обхлопывал себя, рылся в карманах. Однако эти телодвижения успехов не принесли.
   -Наверное, в пальто оставил, - упавшим голосом произнес он. И все - таки предпринял попытку сохранить лицо: - Трудный день, сложно собраться с мыслями. Подожди меня, пожалуйста, здесь.
   Было непросто понять, что он подразумевает под "здесь". Лестницу? Инна, видимо, поняла его слова именно под таким углом.
   -Я тебя наверху буду ждать, - внесла коррективы в его планы она.
   -Договорились.
   Больше не обращая на нее внимания, Константин сорвался вниз и бросился к гардеробщице, на ходу вытаскивая номерок. Слава Богу, хоть его не потерял.
   -Дайте... уф... пожалуйста! - закричал он гардеробщице, пытаясь справиться с отдышкой.
   Женщина в возрасте с неодобрением зыркнула в его сторону, нарочито неторопливо поднялась с топчанчика и пошкандыбала к нему. Взяв у него из рук номерок, она в том же ритме черепашки, переливаясь, добралась до вешалок, демонстративно долго пыталась найти его пальто, а когда нашла, прямо оттуда, не утруждая себя сделать пару шагов к нему, швырнула Константину пальто. Но тому сейчас было не до церемоний. Поймав на лету верхнюю одежду, он принялся рыться сначала в боковых карманах, затем полез во внутренние. Тщетно - билета как не было.
   -Заберите, - Константин в расстроенных чувствах протянул пальто гардеробщице.
   -И чего приходил? - совсем потеряла остатки вежливости та. Бросила пальто на крючок, промахнулась, выругалась, кряхтя и жалуясь на жизнь, подцепила его вешалкой, устроила на крючке, присела на топчан и отгородилась от мира (и в первую очередь, от Константина) детективом.
   Константин же, вздохнув, опустил голову и... не поверил своему счастью. Билет лежал прямо перед ним на полу в углу. Не помня себя от счастья, Константин схватил его и помчался по лестнице наверх. Инна, небось, заждалась.
   Однако, увидев ее, он понял, что слегка преувеличил. Инна, конечно, ожидала его, но нельзя было сказать, что все ее мысли были заняты исключительно им. Она с явной заинтересованностью изучала портреты актеров, висящих на стене.
   -Все в порядке! - подошел к ней Константин. - Можем идти.
   -Мне нужно в дамскую комнату, - предупредила его она.
   "А раньше ты не могла об этом побеспокоиться?! Спектакль вот - вот начнется!" - чуть было не сказал Константин, но нашел в себе силы сдержаться. В конце концов, нельзя было во всем обвинять Инну. Она привыкла, что все в мире вертится вокруг нее. Что ее все ждут. Уж так девушку, наверное, воспитали... Но вот кто научил ее так вульгарно одеваться?
   Сегодня на Инне была кофточка цвета одуванчика. Между прочим, и по своей структуре она очень его напоминала. Казалось, дунешь - и от кофточки ничего не останется. Прибавим к просвечиваемости обнаженные плечи и получим то, что мужская часть посетителей храма искусств весь вечер обращали внимание на нее (даже в зале, пока не выключили свет). Константину, конечно, это было не очень приятно.
   Отдав ему свою сумочку и букет, она отправилась в женскую комнату. Константин посмотрел на часы и нервно постучал ногой по полу. До начала спектакля оставалось четыре минуты, а он знал, что быстро Инна туалет не покинет. Она, вообще, похоже, по жизни не привыкла куда - либо и к кому - либо приходить вовремя. А заявляться в зал, когда уже все началось и отвлекать артистов - это Константину вовсе не улыбалось.
   Мимо него проходили (правильнее будет сказать, спешили) театралы, желающие поскорее попасть на спектакль. Некоторые с интересом смотрели на него, недоумевая, что он делает здесь у женского туалета. Константин уже начал раздражаться. "Вот интересно, - подумал он, - а что бы было, если бы он пришел сюда сегодня с Сашей?". Как бы вела та девушка, которая ездит на выходные к парню, с которым они долгое время не общались? Как бы сегодня она оделась? О чем бы они разговаривали? Нашлись бы у них общие темы? И самое главное - возникло бы у них желание эти темы искать?
   Когда до начала спектакля оставалась одна минута, дверь туалета распахнулась, и появилась Инна, стряхивая воду с рук.
   -Спасибо большое! - она забрала у него сумочку.
   -Не за что.... Пойдем.
   Они взбежали по лестнице и быстро прошли к дверям. Константин взял билетершу на себя. Через пару секунд они уже вбегали в зал. К их удивлению, далеко не все зрители еще были внутри. Несколько свободных мест говорили сами за себя. Константин и Инна протиснулись к своим креслам.
   -Успели, - улыбнулась Инна своему спутнику.
   -Да уж, - мрачно усмехнулся он.
   Инна углубилась в чтение программки. Константин задал ей какой - то ничего не значащий вопрос, вроде, "не смотрела ли ты этот спектакль раньше?", но впредь решил больше не отвлекать ее. Сейчас ему предоставлялась возможность просто помолчать рядом с девушкой, которая... была ему симпатична.
   В зале выключили свет. Инна убрала программку к себе в сумку и вперила взгляд в сцену. Константин заметил, что она щурится. "Ну, хоть бы линзы надела, - подумал он, - раз очки стесняешься носить".
   Заиграла какая - то режущая слух психоделическая музыка, и на сцене появился Александр Лазарев - младший. Константин нахмурился. Вроде бы это имя было ему знакомо. В другой раз он бы непременно стал думать, где он мог видеть или слышать об этом актере, но сегодня (наверное, еще и ввиду того, что сам спектакль ему был не особо интересен) он довольно равнодушно взирал на сцену.
   А там было на что посмотреть. В качестве декорации были использованы решетки, украшенные наподобие гирлянд кандалами. Люди в больничных халатах по ходу действия с периодичностью каждые пятнадцать минут в час появлялись и исчезали на сцене. Главный герой в исполнении Лазарева, на взгляд Константина, чудовищно переигрывал. Впрочем, по его мнению, наигрыш был свойственен всему театральному искусству. Ибо ввиду наличия некой условности исполнителям приходится превращаться в неких деятелей сцены времен Древней Греции, когда во время спектаклей они ради донесения образа надевали маски и гримасничали почем зря. Это производило, очевидно, тогда и производит впечатление сейчас, однако погружения в спектакль не получается, и все происходящее на сцене воспринимается как фарс (а должно было бы как комедия). Хотя, в программке вообще - то жанр охарактеризовали как "драма".
   К моменту появления на сцене боле - менее известного Константину Игоря Ясуловича, он уже успел немного привыкнуть к спектаклю и даже начал им интересоваться. Однако он не мог дать гарантии, что сам бы не заснул, тем более, что Инна подавала ему нехороший пример - она сидела рядом и засыпала, то и дело облокачиваясь на его плечо. Пару раз он пытался сделать ей замечание, но потом оставил эти бесплодные попытки и тупо пялился на сцену.
   А там было на что посмотреть! Александр Лазарев - младший был хорош! Нельзя сказать, чтобы Константин любил его (если откровенно, до этого момента он только слышал имя этого актера, но что он из себя представляет и в каких постановках участвовал, не имел ни малейшего представления), однако сейчас он его очень заинтересовал. Что до остальных актеров, то они показались ему неинтересными, просто отыгрывающими свои роли за определенный гонорар.
   Инна изредка просыпалась, смотрела на сцену и вновь проваливалась в объятия Морфея. Когда был перерыв, Константин воспринял его, как счастливую возможность хотя бы на время избавиться от своей спутницы, которая отдавила ему все плечо. Выйдя в холл, они пошли вдоль стен, увешанных портретами известных людей, которые оставили свой след в истории этого театра.
   -Ну как тебе спектакль? - спросил Константин скорее по инерции, потому что был совершенно не настроен обсуждать то, что происходило на сцене.
   -В целом ничего, - ответила Инна. - А тебе как?
   -М - м - м, - промычал Константин, совершенно не зная, что сказать. - На мой взгляд, немного переигрывает... Ясулович.
   -Да? А мне так не показалось..... Надо же, я не знала, что Лазареву дали Народного артиста.
   Инна сказала это, заметив надпись под фото Лазарева, висящим на стене. Константин с равнодушием воззрился на лицо исполнителя, которого пару минут назад видел на сцене и промолчал.
   -Ты не против, если мы зайдем в буфет? - сказала Инна.
   -Не, не, я не против, - ответил Константин.
   Они толкнули дверь и зашли в буфет. На небольших столиках была выставлена традиционная театральная еда: несколько бутербродов с икрой, стаканчики с соком и еще чем - то другим и пару пирожных.
   -Что ты будешь? - спросил Константин.
   -Ой, я такая голодная, ты даже себе не представляешь! Я буду все!
   Константин купил пирожные, купил бутербродов с икрой, соку и с сожалением подумал, что на маршрутку у него денег не останется. Придется идти домой пешком. "Ну что ж, - решил он, - когда еще представится возможность провести вечер с самой крутой девчонкой в институте? Придется чем - то поступится".
   Они устроились за столиком у стены. Инна с аппетитом вгрызлась в бутерброд. Константину совершенно не хотелось есть, он равнодушно наблюдал за тем, как его спутница поглощает еду, и время от времени отхлебывал из стакана.
   -А ты есть не будешь? - обратилась к нему Инна.
   -Нет, ты знаешь, я не голоден, - ответил он.
   -Ну как хочешь...
   Мимо них проходили люди, преимущественно в возрасте, но было и несколько молодых. Мужчины бросали на спутницу Константина откровенно непристойные взгляды. Это начало его раздражать. Однако он не мог сделать замечания Инне, поскольку понимал всю его нецелесообразность. А что он ей мог сказать, в конце концов? Он еще не ее парень, официально их отношения никак не узаконены, даже на словах, поэтому возмущаться длиной ее юбки не имело никакого смысла.
   Насытившись, Инна отдала ему тарелки. Константин отнес их буфетчице, и они вновь переместились в зал. До начала второго действия оставалось еще несколько минут.
   -Посмотрим, что у них здесь написано, - Инна развернула программку.
   Константин рассеянно поискал рукой свою и понял, что оставил ее в буфете. Однако его это не расстроило, ибо Константина совершенно не интересовало, что будет дальше. Сюжет он уже себе примерно представлял, с первоисточником знаком не был, да и не имел ни малейшего желания. Поэтому, когда погасили свет, он с уже привычным равнодушием уставился на сцену.
   На сцене появился Александр Лазарев в смирительной рубашке, рядом с ним нарисовалась какая - то рыжая бестия, и началась настоящая катавасия. Насытившаяся Инна заметно оживилась (или, быть может, бардельная тематика была ей близка - эта версия, на взгляд Константина, больше претендовала на то, чтобы быть истинной). Она больше уже не спала, с любопытством взирая на происходящее на сцене.
   Александр Лазарев попеременно приглашал к себе на импровизированную вечеринку странных людей в непонятных одеждах. Их кривляние в какой - то момент начало раздражать Константина. Он уже втайне мечтал о том, чтобы свидание поскорее закончилось. Когда артисты вышли на поклон, он хлопал с удвоенной силой, вкладывая в это символическое действие сугубо свой, личный смысл.
   Помогая надеть Инне верхнюю одежду, он думал о том, что вечер прошел довольно бесполезно. Ради чего все это? Чтобы потом повести ее как до этого очередную девушку на дискотеку? Ну а дальше сценарий известен самому бездарному драматургу. А хочет ли он этого? И именно с Инной?
   Неожиданно он посмотрел на нее совсем другими глазами. Прежнее внутреннее покалывание исчезло. Он придержал ей дверь, и она первая ступила на замерзший асфальт.
   -Ну как тебе спектакль? - спросил Константин Инну.
   -Довольно неожиданное прочтение, - ответила та, осторожно ступая по льду. - А тебе?
   -По - моему, Николсон сыграл лучше, - с важным видом заявил Константин. Он не видел оригинальной постановки, однако боялся потерять лицо перед своей спутницей, поэтому старался показать, что он неплохо осведомлен.
   -Но у Лазарева собственная трактовка образа, - не согласилась Инна. - И потом, новому времени - новые герои.
   -Ну, это да. Ты завтра будешь в институте?
   -Нет, я полежу завтра дома еще, наверное. А во вторник на Губкина приду.
   -Тебе будут рады, - криво улыбнулся Константин.
   -Не уверена, - усмехнулась Инна. - По - моему, у меня так и не получилось завести друзей за годы учебы.
   -Да ладно тебе! - махнул рукой Константин. - Ты преувеличиваешь.
   -А вот ты, наоборот, очень популярен. С тобой ребята со всех факультетов общаются.
   -Ну, знаешь, так было не всегда, - помрачнел Константин.
   Они дошли до метро.
   -А где твой букет? - запоздало спохватился Константин.
   Инна остановилась.
   -Ой, я, наверное, оставила его в гардеробе! - воскликнула она.
   "Ну и хрен с ним", - хотел сказать Константин, однако Инна решительно взяла его за руку:
   -Идем назад.
   -Ну, хорошо, идем, - сухо сказал Константин.
   Они поспешили обратно к театру. Его двери уже были закрыты. Инна несколько раз энергично постучала по стеклу, однако это никаких результатов не дало.
   -Давай попробуем зайти с черного хода, - предложила она.
   -Давай, - нахмурился Константин.
   Сбоку от театра было небольшое возвышение, миновав которое можно было попасть за угол. Инна лихо взгромоздилась на перилла и перемахнула через них, практически не прибегая к помощи Константина. Грузный Константин повторил ее маневр, но куда с меньшей долей грациозности.
   -Ты знаешь, признаться, я не думал, что сегодняшний вечер так закончится, - выдохнув, усмехнулся он.
   Они обошли театр и остановились у стеклянной стены. Сквозь нее отлично был виден холл. В нем одиноко танцевала под воображаемую мелодию горничная.
   -Простите, пожалуйста! - забарабанила в стекло Инна.
   Горничная повернулась на звук.
   -Простите, пожалуйста!
   Горничная подошла к ним и распахнула окно.
   -Да?
   -Мы букет забыли, возможно, в раздевалке, вы не могли бы посмотреть?
   Горничная со вздохом обернулась на вешалки, отгороженные от нее решеткой, и ответила:
   -К сожалению, ребятки, гардеробная уже закрыта. Поздно вы. На пять минут бы раньше.
   -А открыть нельзя, уж больно букет красивый...
   Гардеробщица молча захлопнула форточку.
   -Ну, вот тебе и цветы, - Инна повернулась к Константину.
   -Ну, извини, - буркнул он.
   -Да, ничего, зато будет, что в блоге написать, - одарила его улыбкой Инна, взяла под руку, и они уже более безопасным для здоровья путем покинули территорию театра.
   Давно перевалило за двенадцать. Яркие витрины магазинов успешно конкурировали с уличными фонарями. Несмотря на поздний час, количество прохожих с каждой минутой не убавлялось, а прибавлялось в геометрической прогрессии. Избавляясь от накопленной усталости после рабочего дня, они коротали ночь в ресторанах, барах, на дискотеках и вечеринках. Константин чувствовал себя на этом празднике жизни лишним человеком.
   -Когда мы увидимся в следующий раз? - адресовал он вопрос Инне.
   -Константин, - тихо сказала она, - знаешь.... Смотря, чего ты хочешь. Пойми.... Я не готова к серьезным отношениям.
   "Тогда зачем эта встреча?" - хотел ответить вопросом на вопрос Константин, но вслух сказал другое:
   -Пойми, я тебя ни к чему не принуждаю. И мне нравится проводить с тобою время.
   -Я тоже не буду против, если мы останемся друзьями, - взяла его за руку Инна.
   Они остановились у метро.
   -Ты расстроился? - спросила его Инна.
   "Нет, а ты как думаешь?", - про себя огрызнулся Константин. На самом деле, в какой - то мере он был даже рад такому исходу. После Юли и Саши отношения с Инной он завел уже скорее по инерции, по какой - то отчаянной инерции, даже не особенно этого желая, и сейчас он чувствовал, что ему хочется на какое - то время вообще свернуть донжуанскую деятельность.
   -Да что ты, мы не так долго встречаемся, чтобы говорить о "серьезных отношениях", - вслух сказал Константин.
   И рассмеялся. Ему было противно оттого, насколько фальшиво звучит его собственный голос.
   В вагоне метро они не разговаривали. Он не держал ее за руку, как прежде, а тупо смотрел в одну точку. Инна же воспользовалась возможностью, чтобы поспать. Он периодически смотрел на нее, но уже ничего больше к ней не чувствовал, кроме обиды и отвращения к себе за то, что повелся на внешнее.
   Когда они выходили из метро, Константин украдкой заметил, что уже двенадцать часов. Через пятьдесят минут закроют метро. Если он пойдет с ней до дома...
   -Можешь не провожать меня, - словно уловила его мысли Инна. - Иначе не успеешь до закрытия.
   Константин помялся, но всё - таки сказал:
   -Да.... Ты прости меня, пожалуйста, я просто уже не успеваю.
   -Я понимаю, - кивнула Инна.
   Константин хотел чмокнуть ее в щеку, но передумал. Он понимал, что это было бы формальностью, каким - то обычным желанием получить свое, когда большая часть уже утекла из рук. Повернувшись, Константин перебежал дорогу и зашагал по аллее обратно к подземке.
   В кармане ожил телефон. Константин вытащил его на свет и вгляделся в дисплей. Звонил Филипп.
   -Ну как все прошло?
   -Никак, - отрезал Константин. - Считай, что никакого свидания и не было. Ничего не было.
   -То - есть?
   -Оказалось, что она не настроена на что - то серьезное.
   -А то по ней не видно...
   -Знаешь, я таким дураком себя чувствую. Самое главное, знал же, прекрасно представлял, кто такая эта Инна, и, тем не менее, повелся.
   -Ну, с кем не бывает, - философски заметил Филипп. - А у вас будут еще встречи?
   -Инна, в принципе, не против, но, знаешь, я не хочу ничего продолжать. Хватит. Эта история и так слишком затянулась. Хочу забыть ее, как будто ничего и не было.
   -Ну и правильно, Кость...
   Он по голосу пытался угадать, искренне ли сопереживает ему Филипп или втайне, в душе, возможно не отдавая себе в том отчет, радуется тому, что у них с Инной не сложилось. Ему вдруг расхотелось делиться с Филиппом своими чувствами. Сколько раз тот говорил ему, что Инна не его человеку, а он не слушал.... Думал, так заглушить боль после Саши.... Но это был бег от себя. Рана только становилась глубже. Он думал, что держит ситуацию под контролем, но в результате проигравшим оказался и в том и в другом случае он. "Как хотите, чтобы поступали с вами люди, так поступайте и вы с ними", - кажется так написано в Библии, книге, которую он никак не мог дочитать. Он поднял взгляд и увидел храм. Как давно он сюда не заходил.... Да, где - то раз или два в год он бывал в церкви, чтобы "как все" поставить свечку святому, имени которого даже не знал. А по - настоящему? Когда по - настоящему он был в Церкви? Может быть, сейчас самое время?..
   Он перешел дорогу и быстрым шагом направился к храму. Это был даже не храм, а небольшая деревянная придорожная часовня. Отливающий золотом крест блестел на фоне ночного беззвездного неба. В окнах горел свет. Бог принимает к Себе круглосуточно.
   Перекрестившись, не отрывая взгляда от иконы Сергия Радонежского над входом, он открыл на себя дверь и прошел внутрь. По всей видимости, только что закончилась ночная служба, потому что люди выходили из помещения. Так получилось, что Константин остался в храме один. Священник, поклонившись Распятому Спасителю, бросил взгляд на Константина и скрылся где - то в недрах церкви.
   Константин остался в храме один. Он на всякий случай еще раз перекрестился и в нерешительности прошелся по залу. Отовсюду на него смотрели лики святых, и от их взглядов становилось немножко не по себе. Казалось, что они действительно видят тебя, пронзают насквозь - так они были натуралистично и в то же время неотмирно изображены. Константин стал скользить по ним взглядом, выбирая какой иконе помолиться, пока взгляд его не наткнулся на изображение Христа. Он вспомнил о Кресте, перевел на Него взгляд и решил подойти к Нему поближе.
   Вглядываясь в лик Человека, висящего на распятии, он думал о том, что вот именно Ему он может сейчас рассказать о своих неприятностях. В голову совершенно некстати полезли мысли о том, что некоторым людям, даже недостаточно верующим, Господь являлся лично (он читал об этом в приходской газете давно). А он? Он был крещен, с детства верил в Бога, но никогда по - настоящему к Нему не обращался, не жил по Его заповедям, а Библию считал книгой, которую читать нужно, но не обязательно. Сегодня он пришел сюда со своей внутренней тяжестью. Может быть, для начала следует просто поговорить?
   "Боже, - нерешительно начал про себя Константин, - я не знаю никаких правильных молитв, речей.... Я вообще ничего не знаю. Кроме одного - что Ты есть. Я дерзну сказать, что я это именно знаю. И поэтому я сегодня здесь, потому что мне некому больше рассказать о том, какой я дурак. Мама не в счет - это естественно, к тому же она и так это давно знает. Мне, наверное, не стоило начинать всё это с Инной, тем более, что и Филиппу она, по крайней мере, была не безразлична.... Может быть, у них бы сложилось.... А может быть, и нет.... Я не знаю. Мне кажется, что сегодня, именно сегодня, в моей жизни что - то изменилось.... Знаешь, я как будто посмотрел на себя со стороны и понял, что мне очень многое нужно в себе поменять. Давай сделаем это вместе"...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава шестая
   -Кто как будет готовиться к Новогодней вечеринке? - с улыбкой спросила Лиза, появляясь в коридоре.
   Ребята повернули к ней головы.
   -А чего там готовиться? - усмехнулся Миша. - Нажремся и всех делов. Утром похмелиться бы не забыть.
   -Я вообще - то имела ввиду, кто в чем придет? - Лиза устроилась на диванчике рядом со своей подругой Ириной.
   -Я буду Джек - Воробей, - сказал Кирилл.
   -Тебе для этого даже не нужно гримироваться! - съязвил Миша.
   -Это Ире не нужно гримироваться! - сказал Кирилл. - Она и так красивая!
   -Ой, ладно тебе! - махнула рукой та.
   -Я серьезно! Будешь королевой, ради которой пираты скрестят свои шпаги!
   -А когда деньги сдавать на вечеринку? - спросил кто - то из сидящих на пуфиках.
   -Яна сказала, что по этому вопросу где - то в двадцатых числах к ней подходить, - пояснила Лиза.
   -А много народу идет?
   -К сожалению, не так много как на "Катарсис".
   -А что такое "Катарсис"?
   -С луны свалился? В сентябре под конец был выезд на природу!
   -Мы тогда так нажрались!
   -Да вы где только не нажирались! Назови мне хоть одну вечеринку, с которой вы пришли бы трезвые!
   -Не было еще такого! И вряд ли когда - нибудь будет!
   -Так всё - таки кто, в чем придет?
   -Я приду голый!
   -Ты, верно, забыл, Хэллоуин уже прошел!
   -А я оденусь в пиратскую одежду! Чего тут мудрить?! Тельняшку напялю, повязку на глаз, тельняшку разрешу так, чтобы лифон было видно, и все пацаны будут в отпаде!
   -Это точно!
   В коридоре появился преподаватель литературы Паринов.
   -Здравствуйте, Михаил Валерьевич! - нестройным хором поприветствовали его ребята.
   -Здрасьте, - буркнул он, скользнув по ним взглядом, и прошел по коридору к двери кабинета, в котором у них обычно проходили занятия.
   Студенты поднялись со своих мест и двинулись вслед за ним. Константин вопреки обыкновению вошел в кабинет одним из последних. Раньше он всегда первым не то, что приходил на занятия, он раньше всех приезжал в институт и ждал под дверью остальных. Ему нравились задушевные разговоры с теми, кто приезжал вскоре после него, нравилось узнавать людей. Во многом благодаря его таким ранним визитам, он и приобрел большое количество знакомых, и известность о нем быстро распространилась по всему ВУЗу.
   Но сегодня ему хотелось быть как можно незаметнее. Сегодня он впервые пожалел, что сидит на первом ряду (парты в этой аудитории были расположены сдвоенными длинными рядами, не так, как в обычных студенческих кабинетах, что придавало помещению еще больший объем). Плюхнув сумку на стол, он откинулся на спинку и уставился в одну точку.
   Филипп сегодня не пришел. Инны тоже не было на занятии. Тем лучше. Ему не хотелось сегодня ее видеть. Зато в кои - то веки появилась Марина. Войдя внутрь, она поводила головой по сторонам, пока не заметила Константина. А когда заметила, направилась прямо к нему.
   -Привет, - улыбнулась она.
   Константин промолчал.
   -Инна должна была на занятиях появиться сегодня, - затараторила Марина. - Но у нее что - то не получилось. - В качестве доказательства того, что девушка должна была сегодня посетить институт, Марина помахала в воздухе ее сумочкой. - Мы вместе шли до пары, она мне вещи свои оставила, сказала, что скоро подъедет, но вот, как видишь, у нее не сложилось.
   -А зачем ты мне об этом зачем говоришь? - посмотрел на нее Константин.
   -Она сегодня дома ночевать не будет...
   "Интересно, а где?" - подумал про себя Константин.
   -...и попросила до завтра сохранить у себя ее сумочку. А мне сегодня будет как бы ни до этого. Ты не мог бы ее у себя на этот вечер ее оставить?
   Константин так растерялся, что даже не нашелся что ответить. Марина бросила сумку на свободный рядом с ним стул и умчалась в конец кабинета. Константин повертел в руках сумку. Синяя, обыкновенная. Ничего особенного. "Ну и времена! - усмехнулся про себя он. - Раньше девушки оставляли принцам туфельки. А теперь сумочки!".
   Паринов уселся за свой стол. Константин уловил отчетливый запах перегара.
   -Итак, сегодня мы.... Сегодня мы поговорим об Александре Дюма, - Паринов явно собирался с мыслями. - Его романам свойственно...
   Константин, записав название темы занятия, ушел в свои мысли.
   -Перерыв! - объявил Паринов.
   Ребята (по крайне мере те, кто хотели курить) в спешном порядке покинули аудиторию. Константин закрыл глаза и облокотился на парту.
   -Привет! - прозвучало над ним.
   Он поднял голову - Галя.
   -Рад тебя видеть, - вполне искренне сказал Константин.
   -Спасибо, - улыбнулась Галя. - Понимаешь, я буду на днях снимать автопортрет. Не хочешь поучаствовать?
   -Галь, я сейчас не в лучшем положении, чтобы кривляться перед камерой, - растеряно улыбнулся Константин.
   -Тебе не нужно будет кривляться, - поправила его Галя. - Ничего особенного тебе делать не придется. Нужно будет всего лишь сыграть человека, который толкает в лужу девочку.
   -Зачем?
   -По сюжету моя маленькая подруга будет играть меня в юности. Ее все обижают. Тебе я предлагаю роль одного из таких обидчиков.
   Константин хотел уже более решительно отказать, но потом подумал, что сейчас, в таком трудном с моральной точки зрения для него положения, ему будет лучше, если он на что - то отвлечется. И съемки в автопортрете однокурсницы - лучшее лекарство от грусти.
   -Я согласен, - решительно сказал он.
   Выйдя после занятий, он позвонил маме.
   -Как прошел день?
   -Нормально, - пожал плечами он.
   -Инну видел?
   -Нет, мам, не видел, - вздохнул Константин. - Зато мне вручили ее сумку.
   -Что?
   -Ну, она сегодня якобы не смогла присутствовать на занятии, но попросила, чтобы до завтра у меня полежала ее сумка.
   -А почему у тебя? У нее же есть подружка.
   -У подружки, по всей видимости, сегодня нескучный вечерок намечается. Подружке сегодня не до сумок своих подружек, извини, пожалуйста, за тавтологию.
   -Ну, понятно... что ничего не понятно. Ты домой?
   -Да.... Нет, знаешь, я в храм зайду. Мне... Мне нужно.
   -Хорошо, конечно. Как приедешь домой, позвони.
   -Обязательно!
   Константин отсоединился. Вдали он видел церковь, возле которой он часто проходил по дороге к метро, но у него ни разу не возникло мысли в нее зайти. И сейчас он не зашел в нее только по одной причине. Ему не хотелось, чтобы кто - то нибудь видел, что он идет молиться. Он ни в коем случае не стеснялся того, что он верующий человек, просто иначе пропадала интимность. Ему хотелось до поры до времени оставить эту новую часть своей жизни втайне от всех.
   В храме на стене висел текст молитвы "Отче наш". Константин добросовестно прочитал ее:
  
  "Отче наш, Иже еси на небесех!
  
  Да святится имя Твое.
  
  Да приидет царствие Твое.
  
  Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
  
  Хлеб наш насущный даждь нам днесь.
  
  И остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим.
  
  И не введи нас во искушение.
  
  Но избави нас от лукавого.
  
  Яко Твое есть царство, и сила, и слава Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь".
  
   "Надо будет хотя бы эту молитву выучить", - Константин сфотографировал текст молитвы на телефон. После чего купил десять свечей и поставил три перед иконой Спасителя. "Господи, ну вот я снова здесь. Ты знаешь все, что происходит внутри меня. О чем я думаю, чего я желаю и к чему стремлюсь. Сегодня я поймал себя на мысли, что мне не комфортно в своей привычной среде. Я уже не чувствую той радости (радости ли?) в общении с однокурсниками. Мне уже не интересно бегать от одной девушки к другой, я понимаю, что это нехорошо. Нельзя так играть чувствами других людей. Я знаю, я знаю, что у них нет и, возможно, не было ко мне никаких чувств, тем лучше, им не приходилось страдать, когда я уходил из их жизни. Но, честно говоря, мне нечем себя оправдать. Я поступал плохо. Как только у нас разрывались отношения, я начинал их ненавидеть. А имею ли я право на ненависть? Конечно же, нет. Пока у меня есть возможность, я постараюсь сохранить отношения с Ириной. Хотя бы дружеские. Чтобы быть рядом с ней. Большего мне пока и не нужно".
  ***
   Константин стоял у кабинета Рябова и ждал, когда он освободится. Ему нужно было уточнить кое - что относительно его автопортрета. Мимо него прошла Марина. Она собиралась домой.
   -Держи свою сумку, - он всунул ее ей в руки, - вернее, Иннину. И чтобы больше я о подобных поручениях ничего не слышал.
   Марина молча передернула плечами и направилась к лестнице. Константин сделал ей вслед характерный жест. Через секунду вместо нее на лестнице появился парень весьма интересной наружности. У него были длинные немного лохматые волосы и окладистая борода. Одет вновь пришедший был в бушлат, из - под которого явственно проглядывал бронежилет. Ноги его были в кирзовых сапогах.
   -Простите, а Рябова где я могу найти? - обратился он к Константину.
   -Рябова? - переспросил Константин, ошалело разглядывая собеседника. - А он вон в кабинете. Скоро должен освободиться.
   -Вы не могли бы уступить мне право поговорить с ним первым? Дело в том, что мне нужно закончить монтаж.
   -Без проблем, - кивнул Константин. - Мне некуда сегодня торопиться.
   -Спасибо большое!
   Хлопнула дверь, в коридоре появился Рябов.
   -А, Станислав, рад вас видеть!
   Константин дипломатично отошел в сторону. Чуть издали он наблюдал за тем, как Рябов беседует с этим Станиславом необычной наружности. Чем - то он его заинтересовал. В нем что - то было. Когда разговор завершился, Станислав сам подошел к Константину.
   -Спасибо большое еще раз, мне, правда, было нужно поймать его именно сейчас.
   -Константин.
   -Стас.
   Они обменялись рукопожатием.
   -С удовольствием бы поболтал, но, к сожалению, мне нужно спешить, вечерняя работа.
   Они вместе подошли к лестнице.
   -На каком ты курсе? - поинтересовался Константин.
   -На пятом. Ну и как тебе в институте?
   Константину в этот момент отчего - то вспомнилось, как он вот так же вместе с Мариной ждал Инну. У них тогда был модуль. Марина не могла уйти без Инны, а Константин уже думал о том, чтобы начать за ней ухаживать и поэтому не мог просто так уехать. Инну (а до этого и их) в тот день мучал Петр Павлович. Ему нужно было сдать этюд. Инну он задержал особенно надолго. То ли ему нравилось быть с ней наедине, то ли выступала она из рук вон плохо. Но в любом случае прождали они ее тогда немало.
   Когда Инна вышла, все ее поведение говорило о том, что домой она не торопилась. Они с Мариной сходили в столовую, купили себе сэндвичей и воды, потом еще какое - то время обсуждали в коридоре сегодняшнее занятие. Константин сопровождал их. Внутри он уже злился и мечтал о том, чтобы поскорее оказаться в постельке. Однако считал, что ему нужно терпеть.
   Когда он ехал в вагоне метро, поезд неожиданно остановился. Объявили технический сбой и пообещали, что скоро движение восстановится. Константин написал маме SMS - ку, что он застрял в подземке и закрыл глаза. Из головы не шла Инна. Он и тогда не чувствовал, что поступает правильно...
   -Ау! - окликнул его Стас. - Ну, так как тебе в институте?
   -Поначалу я был просто в восторге, - не справился с собой Константин. - А потом попривык и понял, что ничего особенного в нем нет.
   -Я это понял еще в день поступления, - усмехнулся Стас.
   Они остановились возле двери монтажной.
   -Мне туда, - Стас указала рукой на дверь.
   -А мне туда, - Константин кивнул в сторону выхода.
   -Было приятно познакомиться.
   -Мне тоже, - улыбнулся Константин.
   Они еще раз пожали друг другу руки, и Стас скрылся в монтажной. А Константин вышел на заснеженную ярко освещенную улицу. На небе не было ни единой звездочки. Только крест на его фоне как обычно отливал золотом.
   Поддаваясь порыву, Константин закричал:
   -Я Тебя люблю!
   Прохожие начали на него оборачиваться. До его слуха донеслось:
   -Идиот...
   Абсолютно счастливый Константин, прежде чем войти в метро еще несколько минут смотрел на крест...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава седьмая
   Вспомнив о том, что оставил свой шарф в гардеробной, Игорю пришлось вернуться в институт. В коридоре сидело несколько его однокурсников вместе со старостой с третьего курса Яной Григорян.
   -Привет, Ян! Прекрасно выглядишь!
   -Ага! - съехидничала Яна. - Издеваешься? Я целый день как белка в колесе - с одного филиала на другой, с одного на другой!
   -А что тебя заставило так носиться?
   -Новогодняя ве - че - рин - ка.
   -Ничего себе как праздник, а вернее подготовка к нему людей выжимает! - покачал головой Константин. - И много людей будет?
   -Да вообще аншлаг! У меня всю партию билетов, что была на руках, уже выкупили! Придется новую делать!
   -Мы сегодня поедем к тебе? - спросил кто - то.
   -В Гольяново? - уточнила Яна. - Да, я только сейчас к проректору зайду и поедем.
   -Домашняя вечеринка намечается? - ухмыльнулся Константин.
   -Ну, вроде того, - Яна прислонилась спиной к стене.
   -С фирменными Григоряновскими блинчиками? - облизнулся Николай.
   -Боюсь, на блинчики у меня времени не останется сегодня, - вздохнула Яна. - Но тортик со вчерашнего остался.
   -О, тортик!
   -Ты знаешь, какие она тортики делает! - Николай повернулся к Константину. - Пальчики оближешь! Ничего вкуснее в жизни не ел!
   -Когда же ты все успеваешь? - полюбопытствовал тот, забирая у гардеробщика шарф. - И в институте всем помогаешь, и блинчики готовишь, да еще и торты печешь!
   -Да я еще и на машинке тоже, - хохотнула Яна. - Главное, что времени ни на что не остается.
   -А с нашего факультета много кто пойдет? - задал новый вопрос Константин.
   -Да нет, человек пять всего взяли билеты. У вас как - то тухло с вечеринками.
   -Что значит "тухло"? Ты меня извини, а кто на "Катарсисе" лучше всех напивался? Разве не наши?
   -Да там не только ваши старались, - справедливости ради заметила Яна.
   -А на музыкальном конкурсе как наша Инна голосила! - Константин, наконец, подвел разговор к интересующему его вопросу. - А она, кстати, будет на вечеринке?
   -Да, будет, - подтвердила Яна. - Более того, она петь будет.
   "Ну да, она же певица", - про себя отметил Константин.
   Он посмотрел на свои наручные часы.
   -Я тебе желаю, чтобы у тебя на все сегодня хватило времени. Оставь для меня кусочек торта.
   -Непременно, - донеслось ему в спину.
   Константин вышел из института и спустился в метро. Значит, Инна будет на вечеринке.... Там, наверное, у нее не будет отбоя от ухажеров. А зная, как она вызывающе одевается, Константин не сомневался, что его место, ныне вакантное, будет быстро занято другим. Однако теперь это его не расстраивало. Потому что отныне в его жизни появилось новое ни с чем несравнимое ощущение, и он старался всю свою волю и чувства сконцентрировать именно на нем.
   Он уже полностью погрузился в дрему, как вдруг по громкоговорителю объявили:
   -"...Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны".
   Константин открыл глаза и непонимающе обозрел вагон. Пассажиры в том же состоянии что и он выходили на платформу. Константин покинул состав одним из последних. Поезд запахнул двери, но остался стоять на платформе.
   -А что произошло? - обратился Константин к человеку в шляпе, стоящему рядом.
   -Сбой какой - то, - ответил ему тот. - Все поезда отменили.
   -Ничего себе!
   Константин со вздохом осмотрелся по сторонам. На станции было очень много людей, которые так же как и он не знали, что им делать. У Константина с собой было немного денег, но как назло не столько, чтобы поймать попутку и на ней добраться домой. У мальчика была отвратительная привычка - всегда собираться в институт в последний момент. Из - за этого он много чего оставлял дома. Сегодня, например, как на грех он забыл кошелек.
   Поднявшись на эскалаторе, Константин вышел из метро. Было уже совсем темно. Город жил своей жизнью, совершенно не обращая внимания на то, что, по крайней мере, одному из его жителей не на чем доехать домой.
   Константин сделал несколько шагов и провалился в сугроб. Если быть точнее, в снегу утонула его правая нога. Под тонкой брючиной она немедленно ощутила холод. Константин выдернул ногу и затряс ей.
   -Не хватало только еще застудить ее! - вслух выругался он.
   Впереди была остановка. Возле нее тормозили в основном автобусы, которые шли в Подмосковье. Также стояло несколько маршруток. Константин решил подойти поближе. Несколько чучмеков бестолково суетились возле своего транспорта, зазывая народ.
   -Молодой человек, поедем?! - обратился один к Константину.
   -А вы до Печатников идете? - ответил вопросом на вопрос тот.
   -Нет. Поймай машину, слюшай, у нас Гера есть, вот такой водитель! - чучмек показал Константину большой палец.
   -Мне не на что, - развел руками тот, восхищаясь предприимчивостью гостей столицы.
   Взглянув на часы, Константин понял, что у него остается не так уж много времени до возвращения родителей. Если он не вернется домой до их возвращения, то они будут волноваться. Ситуация усугублялась тем, что у него кончились деньги на счету, и он не мог даже послать им SMS - сообщение.
   -Вы не дадите мне позвонить? - он обратился к проходящей мимо женщине.
   Та с испугом шарахнулась в сторону. Некоторое время еще издали она озиралась, боясь, что Константин начнет ее преследовать. Естественно, она приняла его за уличного грабителя.
   -Простите, можно позвонить? - Константин остановил какого - то мужчину.
   -Пошел ты! - услышал в ответ он.
   -Простите, а вы не дадите позвонить?
   На этот раз ответ был положительный - Константину протянули старенький телефончик. Константин быстро набрал мамин номер и услышал: "Абонент временно недоступен". "Значит, в метро едут", - решил он, с благодарностью возвращая телефон владельцу.
   В тягостных раздумьях он прошел несколько шагов, стараясь, насколько позволяла видимость, различать, где асфальт уже успел покрыться льдом. Свернув за угол, он оказался на узкой улице. Справа находился храм, на который Константин перекрестился, слева высотный дом, открывающий целый ряд таких же типовых многоэтажек. Навстречу ему шли двое молодых людей. "А что если позвонить папе, у него, вроде, в метро берет", - подумал Константин и бросился наперерез им.
   -Простите, вы не дадите позвонить?
   Свет фонаря осветил их лица, и Константин невольно отшатнулся. Перед ним стояли двое восточной наружности в кожаных куртках. "Господи, только не оставь!".
   -Прости, брат, денег на счету мало, - ответил один.
   -Ты не мог бы дать немного, нам с другом не на чем домой доехать? - сказал второй.
   "Я сплю, - сказал сам себе Константин. - И мне все это снится. Это просто дурной сон. Анекдот".
   -Та же проблема, ребят. Поезда не ходят, я тут уже минут сорок пытаюсь что - то сделать. Денег даже на маршрутку нет.
   Видимо, и слова его и вид убедили гостей столицы, что он говорит правду.
   -Ай, как нехорошо получилось! - заметил тот, к которому Константин обратился с просьбой позвонить. - Вот бывает же так - не везет и все.
   -Давай скинемся, - предложил другой. - Все втроем, - кивок головы в сторону Константина, - и доедем кому куда нужно.
   -Тебе в какой район, парень?
   -Печатники.
   -А нам на Кожуховскую! - обрадовались гости столицы. - Видишь как! Отлично! Пошли ловить машину!
   Константин счел за лучшее не перечить своим новым знакомым (хотя какие они ему знакомые, он даже имени их не знает!). Кроме того, если действительно удастся отсюда уехать, это будет очень и очень хорошо.
   Один из парней выкинул руку на дорогу и стал голосовать. Одна из проезжающих на большой скорости машин едва не оторвала ему ее. Константин не испытал к нему в эту минуту никакого сочувствия.
   Наконец, возле них затормозила грязная заплеванная "Девятка". На нее даже смотреть было неприятно, не то, что в ней находиться. Кроме того, от машины исходил неприятный аромат, и это был отнюдь не запах бензина.
   Гость столицы рванул на себя дверь и заглянул в салон. Свет фонаря выхватил лицо водителя. Это был брат по разуму встретившихся Константину парней. "У них, что чутье на таких как они? - подумал про себя он. - На расстоянии друг друга безошибочно узнают".
   -За сколько довезешь, брат?
   Водитель назвал сумму.
   -Э, дорогой, ты чё? Свои же!
   -А это тоже свой? - водитель показал рукой на Константина. - Не, это не разговор!
   -Да это правда!
   Гость столицы захлопнул дверь, и неопрятная машины скрылась за поворотом.
   -Смотри, смотри! - дернул друга за рукав второй чучмек.
   Из метро начали выходить люди.
   -Это че, поезда пустили?
   -Похоже! - Константин первым направился к спасительной подземке. Чучмеки двинулись за ним. Константин утешал себя тем, что через пару станций он больше с ними никогда не увидится. Всю дорогу до Кожуховской мужчины о чем - то спрашивали его, тот о чем - то отвечал им, но беседа, по сути, не имела никакого смысла. Когда ребята на прощание протянули ему руки, он постарался сделать вид, что этого не заметил.
   Когда он остался в вагоне один (в переносном смысле), он в изнеможении прислонился к дверям и закрыл глаза. День был не из легких. Да еще он узнал, что Инна будет на вечеринке. Нет, у них ничего не может быть. Но все - таки немножко где - то на подсознательном уровне обидно. Он столько для нее сделал.... Взять хотя бы ту историю с дисками...
   Он все - таки успел домой до родителей. Пока пробуждался от спячки компьютер, Константин прочитал благодарственную молитву Богу за то, что он благополучно добрался домой. Едва он закончил читать молитву, зазвонил телефон.
   -Да, Галь.
   -Константин, привет, слушай, у тебя нет знакомых операторов?
   -А твой что?
   -А мой.... Ну это долгая история.
   -Я тебя понял, Галь. Я поищу, поспрашиваю среди своих.
   -Спасибо тебе большое! - Константин так и видел, как Галя просияла на том конце провода. - Знаешь, если он согласится, то съемки состоятся в самое ближайшее время.
   -Да? Ну, хорошо, конечно, я не буду затягивать с этим вопросом.
   -Спасибо тебе еще раз большое!
   -Да не за что!
   Константин положил трубку. На рабочем столе фоном была фотография Инны. Давно уже пора было сменить ее. В голову вновь полезли ненужные воспоминания. Сколько раз он приезжал с занятий домой, думал о ней, о будущем их возможных отношений.... Сколько раз, идя вдоль трамвайных путей и смотря, как влюбленные дожидаются на остановке состава, представлял, как однажды, быть может, и они так же будут дожидаться своего трамвая.... Но как поет Стас Михайлов: "Опоздал всего лишь на трамвай последний".
   Позвонил Филипп.
   -Как дела?
   -Дела - делишки. Только домой вошел. А у тебя как?
   -Снимался сегодня в автопортрете Влада.
   Константину отчего - то вспомнилось, с какой ехидностью Влада утешала его, когда он расстался с Инной. Он не собирался делиться с ней своими переживаниями, но его вид говорил о том, что у него что - то случилось, и на вопрос Константина, "что именно", он уклончиво ответил: "Проблемы в личной жизни". Влада утешила его, но, как говорится, так, что лучше не надо.
   -И как?
   -Неплохо, только долго все. Влада любит масштаб.
   -О, да. Я помню, с какой обстоятельностью она рассказывала нам, каким она бы хотела видеть свой автопортрет. Если уж на это ушло столько времени, то, что говорить о подготовке к съемкам и самих съемках.
   -Да уж.
   -А в чем твоя работа заключалась?
   -А я играл одного из прохожих. В кадре были только мои ноги.
   -Твои ноги стали звездными.
   -Ха - ха!
   -А Влада кого играла?
   -Клоуна. Она очень долго накладывала грим, еще и из - за этого съемки задержали.
   -А ей и не нужно было гримироваться, - не сдержался Константин.
   -Не понял?
   -Не обращай внимания, вырвалось. Значит, неплохо день провел?
   -Да, вполне.
   -А из наших кто был?
   -Ну, литовец этот, Миша Дорогов, Влада, естественно, я, еще несколько ребят.
   -Понятно, - вздохнул Константин. - Там Галя людей ищет на съемки своего автопортрета, в курсе?
   -Да, знаю, - ответил Филипп. - Меня тоже пригласили.
   -На какую роль? - живо полюбопытствовал Константин.
   -Еще не знаю, вернее, Галя еще не придумала.
   -Она придумает, не сомневайся.
   -Кстати, ты там, когда ехал, соблюдал меры предосторожности?
   -А что такое?
   -Ты не в курсе? Сегодня же драка большая была у торгового центра. Наши подрались с приезжими.
   -Из - за чего?
   -Я точно не в курсе, но громкая история вышла.
   -Да? Надо будет в Интернете поглядеть. Спасибо за информацию.
   Он отсоединился и посмотрел в "Яндексе" последние новости. Действительно, возле одного известного торгового центра ("Континентальный") произошло столкновение между представителями нескольких диаспор и коренного славянского населения. Почвой для конфликта послужило отвратительное преступление, которое было замято. "Надо же, - подумал про себя Константин, - а ведь я сегодня по городу бродил и вполне мог нарваться на каких - нибудь неадекватов.... Господи, спасибо, что хранил меня, Господи!".
   Затем он зашел на сайт института. Сообщалось, что послезавтра состоится тест на знание монтажных программ. "О, Господи, - взмолился про себя Константин, - я же ничего не знаю и не понимаю в этом. У меня преподаватель такой, что совершенно не объясняет материал тем, кто в нем ничего не понимает. Господи, я абсолютно не заслуживаю твоей помощи, но, прошу, пожалей меня, грешного".
   Через некоторое время пришли родители. За ужином и домашними заботами Константин совершенно забыл о просьбе Гали найти нового оператора. Среди своих многочисленных знакомых операторов у него было немного, а с теми, что были, он находился в не таких дружеских отношениях, чтобы просить их об одолжении. Поэтому единственный (а, вернее, единственная), к кому бы он мог обратиться - Ольга. Она училась на курс старше его на операторском факультете. Ко всем ее достоинствам можно было отнести ее привлекательную внешность.
   -Ольга, - сказал Константин, когда она взяла трубку, - мне бы очень хотелось с тобой повидаться. Нам есть о чем поговорить...
  
  ***
   Константину было невыносимо видеть Инну на занятиях в институте. В голову то и дело лезли воспоминания, так или иначе связанные с ней. Он помнил, как однажды после модуля они с ребятами (в их числе была и Галя) отправились в кафе, и там, в том числе говорилось и об Инне. Отнюдь не в положительных интонациях. Еще ему вспоминалось, как во время конференции их факультета он сидел напротив Инны и слегка нервничал. Ну, это известно, что когда находишься в присутствии любимой женщины всегда стараешься выглядеть и вести себя лучше, чем ты есть на самом деле.
   После пары Константин и Филипп вместе покинули институт.
   -Хорошие тебе снимки Ира сделала, - сказал Филипп.
   -Жалко, что нет в стиле Паринова, - вздохнул Константин, вытаскивая из кармана фотоаппарат.
   -Ты о чем? - не понял Филипп.
   -У Паринова есть фотосессия, где он на фоне домов идет такой задумчивый, руки в карманы, - объяснил Константин.
   -Ну, давай, я тебе сделаю, - холодно сказал Филипп.
   -Давай.
   Филипп взял из рук Константина фотоаппарат и сделал несколько снимков, какие хотел Константин. Уже в метро Константин вспомнил, что у него в социальной сети в друзьях есть оператор со старших курсов Юра Петров. Ольга сказала, что готова с ним встретиться завтра, но он не был уверен, что она поможет. Поэтому решил подстраховаться.
   Бабушка встретила его в прихожей. Увидев ее, Константин ощутил укол совести. "Когда я в последний раз был у бабушки с дедушкой? Просто так?".
   -Здравствуйте, родственники! - улыбнулся Константин.
   -Привет, как доехал?
   -Нормально, - Константин начал разуваться. - Гололедица небольшая только, а так все нормально.
   -Есть будешь?
   -Попозже.
   Константин прошел в ванную. Наскоро вымыв руки, он переместился в спальню, включил компьютер и стал ждать, пока он обновит систему.
   -В институте как? - бабушка присела на кровать.
   -Могло бы быть и лучше, - задумчиво ответил Константин. - У нас завтра зачет. По предмету, в котором ни я, ни Филипп ни хрена не разбираемся.
   -Да поможет тебе Бог, - сказала бабушка, перекрестив внука.
   -Поможет, - кивнул Константин, открывая свою страницу в социальной сети.
   -А списать будет возможность?
   -Да в том - то и дело, что нас много таких деревянных. Кроме того, тест на английском.
   -На английском?! - ужаснулась бабушка.
   -Вот именно. А с английским у меня, сама знаешь...
   Он написал письмо Юре: "Привет. Как сам? Мне говорили, что ты очень хороший оператор. Нам как раз такой требуется для съемок автопортрета. Тебе интересно мое предложение?".
   Ответ пришел через пару минут: "Привет. А кто тебе обо мне сказал?".
   "Земля слухами полниться. Главное, что говорили только хорошее".
   "А ты сам, с какого курса будешь?".
   -У Филиппа как дела? - продолжала расспросы бабушка.
   -Все с Галей своей мучается, - на автопилоте отвечал Константин, набирая ответ: "А что, это принципиально? Ты общаешься только с теми ребятами, которые с тобой одного возраста и на одном курсе учатся?".
   Закончив писать, он вздохнул. Ему показалось, что Филипп все - таки на него обиделся со всей этой историей с Инной. Или может быть посчитал, что Константин недостаточно чуток к его проблемам, так как целиком сконцентрирован на собственных. Но ведь он же выслушал его тогда, когда с ним после занятий в метро вечером случилась истерика. Он же не прерывал его, даже проехал с ним несколько станций.
   -Ну что я делаю не так? - кричал тогда на всё метро Филипп. - Может быть, ей нравятся такие как Дорогов. Она в его присутствии прямо расцветает. А я? А что я?..
   Пока Константин раздумывал над тем, есть ли его лучшему (?) другу, в чем его упрекнуть, ему пришел ответ от Юры: "Да нет, я звездной болезнью не страдаю. Но все - таки не вижу смысла в этом мероприятии. На твоем курсе учится много операторов, неужели никто не может помочь?".
   -Да, разговор на тему, как сегодня холодно и далеко ли ему ехать до института, одним словом, на светские темы, тут уже не заведешь, - вслух себе под нос сказал Константин.
   -Что? - прищурилась бабушка.
   -Не обращай внимания, - с улыбкой махнул рукой Константин. "По правде говоря, если есть профессионал с опытом, о котором, так сказать, в профессиональном кругу только положительные отзывы, согласись, глупо обращаться к кому - то другому, особенно к тем, кто этот опыт еще только нарабатывает, а возможно, и никогда его не приобретет. В любом случае, помочь со съемками нужно не мне. Я дам тебе номер этой девушки, если передумаешь, позвони ей. Дальше вы сами".
  ***
   Тест оказался не таким уж страшным. Вернее, он был очень сложным, но Господь, очевидно, услышал молитвы Константина. Они сели вместе с Филиппом на последнем ряду. Когда Константин впервые увидел то, над чем ему предстоит работать, он в буквальном смысле схватился за голову. Столько он не осилит! Да еще и на английском! Кое - что еще он помнил благодаря зрительной памяти, но этих "знаний" не хватило бы даже на тройку. Поэтому дальнейшее решения теста было отдано случаю.
   Неожиданно Филипп нашел на соседнем столике кем - то оставленный список ответов. Видимо, до них предыдущие факультеты тоже не знали, как справиться с заданием и заблаговременно заготовили подсказки. Преподаватель периодически выходил из аудитории, и это позволило мальчикам списать большинство ответов. В итоге оба удостоились от компьютера по тройке. Но оба и этому были безмерно рады.
   -Ты куда сейчас? - спросил Филипп у Константина, когда они выходили из кабинета.
   -У меня встреча с оператором, которого я мог бы предложить Гале.
   -А - а...
   -А что такое?
   -Галя сегодня нас всех собирает на съемку.
   -Какую съемку? А кто ей снимать будет?
   -Да она вроде хочет что - то типа репетиции провести. Так что оператор в любом случае с твоей стороны не помешает.
   -Ну, спасибо.
   Ольга ждала его возле выхода из метро. Рыжеволосая с узкими чертами лица в кожаной куртке.
   -Привет операторам! - поприветствовал ее Константин. - Здесь есть кафе неподалеку, предлагаю там и поговорить.
   Они заняли самый неудобный столик по мнению Константина. Им принесли меню.
   -Мне бы кофе, - сказала Ольга, зевая во всю ширину рта. - Я не спала два дня.
   "Так, тусовщица", - сделал про себя вывод Константин.
   -Так о чем ты хотел... поговорить?
   -Вот так сразу о делах? А как же: "Мне очень приятно, что эта встреча, наконец состоялась, я очень рада тебя видеть, в жизни ты оказался интереснее, чем на фото".
   Ольга расхохоталась:
   -Извини, я действительно очень рада тебя видеть, просто у меня сегодня нет на это все сил. Я работала.
   -Над чем?
   -Мы делаем клип, нам, кстати, не помешает сценарист.
   -Так всё плохо?
   -Да вообще жопа.
   -Ну, рассказывай.
   -О чем?
   -В чем суть? Чем помочь?
   -Может быть, ты начнешь?
   -Хорошо. Ты ведь на курс старше учишься?
   -Да.
   -Ну, времени не так много прошло. Ты, наверное, помнишь такое задание как автопортрет?
   -Почему помню? - Ольга облизнула ложку. - У нас оно только что было.
   -Везет вам, - позавидовал Константин. - А мы еще мучаемся.
   -У нас своих мучений хватает, поверь.
   -Попытаюсь. Так вот, со своим АП я еще как - нибудь справляюсь, а вот моя однокурсница ну никак. Людей не хватает. Ну, не хватает хоть вой. В частности операторов.
   -Ой, нет, - замахала рукой Ольга. - У меня тут выяснилось еще один проект. Как ты по мне видишь, вздохнуть некогда, не то, что поспать. Поэтому, извини, придется тебе в помощь твоей однокурснице или кто она тебе там искать кого - нибудь другого.
   -А мне так хотелось поработать с тобой, - еще не терял надежды Константин. - По тебе видно, что ты вся отдаешься делу без остатка.
   Ольга отхлебнула кофе:
   -Вот - вот! Я так отдаюсь делу, что на себя любимую совсем времени не остается.
   -А ты научись разделять... и властвовать! Немного на работу, немного на себя! Тут отдохнула, тут наоборот поработала!
   -Вот если бы ты мне на пару деньков раньше позвонил, - улыбнулась Ольга.
   -Деловые люди звонят в понедельник.
   -И поэтому теряют важных клиентов и партнеров.
   -Ну - у, матушка.... Ладно, такой шанс упускаешь - поработать с самим Константином Приданниковым.
   -Я лучше с Константином Приданниковым куда - нибудь схожу, погуляю, - Ольга сделала еще несколько глотков. - Мне работы и так хватает выше крыше.
   Константин пристально посмотрел на нее. Она была довольно симпатичной, и если рассматривать вариант, с кем ему забыться после Инны, лучшего было бы не найти. Но он больше не хотел начинать отношения, которые, возможно, ничем не закончатся, чтобы, прежде всего, отчитаться перед самим собой, что у него есть девушка. Это осталось в его той, прежней жизни. В этой, новой не будет (по крайней мере, он приложит все усилия) места случайным встречам и связям, в ней всё построится по - другому. Совсем не так, как раньше. Совсем по - другому.
   В кармане ожил сотовый.
   -Извини, - Константин вытащил телефон. - Да?
   -Кость, ты можешь подъехать на съемки? Нам не хватает актера.
   -А как же оператор? Мой не сможет, - Константин посмотрел на Ольгу.
   -А Галя уже сама нашла. Какой - то Юрий со второго курса.
   "Ага, всё - таки не отказался", - обрадовался про себя Константин.
   -Всё, я еду.
   Он отсоединился.
   -Ну что ж, рад был тебя видеть, увы, дела, дела. Тебя проводить до метро?
  ***
   Съемки должны были состояться в районе, в котором жила Галя. Кроме нее, Константин увидел на выходе из метро короткостриженого парня со слегка оттопыренными ушами и веснушками, Филиппа и совсем незнакомую ему девушку. По виду она была младше всех остальных.
   -Светлана, - представила ее Галя.
   -Ты мне даже толком не объяснила, в чем будет заключаться моя роль, - обиженно сказала та.
   -Сейчас сама все увидишь.
   -Рад, наконец, увидеться в оффлайне, - Юра пожал руку Константину.
   -Взаимно, - улыбнулся тот.
   -Не будем терять времени! - Галя решила взять процесс в свои руки. - Работы предстоит много.
   -А это надолго? - сразу решил уточнить Константин.
   -Как получится, - сразу обозначила, кто главный на импровизированной съемочной площадке Галя.
   -А где снимать - то будем? - полюбопытствовал Юра.
   -Ты оператор, тебе и виднее.
   -Ну я предлагаю во - он на той дороге, - Юра показал рукой в выбранном им направлении. - Это при условии, что мы будем снимать всё по - порядку, так как написано в сценарии.
   -Мы будем снимать по - порядку, - пообещала Галя.
   Они пошли по дороге.
   -А вы с Галей в одном институте учитесь? - спросила Света у Филиппа.
   -В одном.
   -Галя не рассказывала, что у нее такие симпатичные однокурсники.
   Константин видел, что лицо Филиппа налилось краской. "Вот мы и нашли тебе девушку", - подумал он.
   -А у вас, Светлана, очень симпатичные подруги, - решил разрядить ситуацию Константин.
   -Вы певица? - вступил в разговор Юра.
   -Да, я учусь в музыкальной школе, - ответила Света, поправляя воротник пальто. - Правда, музыканты сейчас не особо кому нужны.
   -Не прибедняетесь? - улыбнулся Константин. - Смотрите, что на эстраде творится: Григорий Лепс, Стас Михайлов...
   -Ну, между нами непреодолимая пропасть. Начнем с того, что они эстрадники, а я исполняю классический репертуар.
   -А с классикой на нашей эстраде...
   -Ну, вот именно.
   Юра взял за рукав Константина:
   -Я смотрю, ты в соцсети в друзьях у Ольги.
   -У какой Ольги? - сделал вид, что не понял Константин.
   -Ну, у той самой, которая со мной на одном курсе учится.
   -Предположим.
   -А как вы познакомились?
   -Да я уж не помню, - честно ответил Константин. - Как - то познакомились.
   -Я за ней два года почти, понимаешь, два года ухаживаю! - разоткровенничался Юра.
   -И как успехи?
   -Да никак. Ну, вообще никак.
   -Что, не обращает внимания, ты для нее просто друг и всё такое?
   -Ну, уж не знаю, кто я там для нее, а только у нас дальше одного свидания дело не пошло.
   "Как мне это знакомо", - подумал про себя Константин.
   -Может, ты ей что - то не то сказал?
   -Да какое там.... Просто она мнит о себе много.
   -Мнит много?
   -Вот именно! Ну, что это такое - за ней все парни увиваются, а она не знает, из кого ей выбрать.
   "Вот все - таки правильно, что я решил с ней даже и не затеваться, - вел внутренний диалог с собой Константин. - Во - первых, у нее уже есть как минимум один известный мне несчастный поклонник, а во - вторых, нельзя играть людскими чувствами. Я попытался забыться Инной, но это ни к чему хорошему не привело".
   -Я понимаю, - продолжал тем временем Юра, - ты про себя осуждаешь меня - что вот, мол, парень слюнтяй, не может за девушкой приударить...
   -Я пришел к вере в восемнадцать лет, имею ли я право кого - либо осуждать?
   -Знаешь, когда я ее только увидел, я как - то сразу выделил эту девушку среди остальных. Вроде и не красавица уж сильно, но что - то в ней меня зацепило.
   "Интересно, - думал про себя Константин, - зачем он мне всё это рассказывает?".
   -Вот что мне с ней делать?
   -Не делай ничего, - сумрачно сказал Константин.
   -В смысле?
   -Знаешь, если девушка не твоя, то ты, как ни крути, как не тужься, у вас все равно ничего не выйдет. Можешь мне поверить, убедился на собственном горьком опыте.
   -Да я не собираюсь из - за нее там всякое то, но нравится - то девчонка...
   -Мне тоже много кто нравится. К сожалению, чаще всего мы встречаемся с теми, кто нам не нравится.
   -А у тебя - то что?
   -Да ничего особенного. Тоже со мной на одном факультете учится. Ну, учится - это громко сказано, так, иногда озаряет нас, грешных, своим присутствием.
   -Красивая?
   -Да как тебе сказать.... - Константин впервые по - настоящему задумался над этим вопросом. - Своеобразная.
   Уже давно стемнело, а они только поставили камеру. Юра долго и придирчиво осматривал двор, в котором Галя решила снимать, оценивал, насколько хорошо будет смотреться в кадре Света. Та же без всякой поправки на то, что Филипп почти вдвое ее старше, беззастенчиво с ним кокетничала. Константин насмешливо смотрел, как тот сконфуженно отвечает на ее вопросы.
   Галя же тем временем отдавала команды:
   -Так, Юра, приготовься, через пять минут начинаем! Света, хватит отвлекаться, ну - ка иди в кадр. Посмотрим, как ты падаешь.... Что смотришь, падай!
   Похоже, она чувствовала себя на съемочной площадке настоящим хозяином положения. То бишь режиссером.
   Света послушно встала напротив объектива, сделала вид, что у нее поехала нога и грохнулась в снег.
   -Сто - оп! - завопил Юра.
   -Ну что такое?
   -Неестественно! Прямо аж видно! Еще раз давай!
   Света со вздохом повторила процедуру. Когда ей было приказано упасть в третий раз, ее некогда достаточно дорогое пальто было похоже на дешевку с Черкизовского рынка.
   -Достаточно? - с хмурым видом спросила она, поднимаясь на ноги и отряхиваясь.
   -Достаточно, - кивнул Юра, - потому что уже темно, и без дополнительного освещения съемка не имеет смысла!
   -Ну, ё - моё! - воскликнула Света. - Значит, мне опять придется падать?
   -Значит, опять, - развела руками Галя.
   Когда они дошли до метро, она предложила:
   -Пойдемте в кафе посидим, отметим знакомство?
   -Я не могу, - сразу сказал Константин, который в этот день уже достаточно наговорился, и ему захотелось побыть в одиночестве. - У меня дела.
   Обменявшись со всеми мужчинами рукопожатием и кивнув девушкам, он юркнул в подземку. Но не сел в метро, а перешел на другую сторону улицу, где сверкал в вечерней Москве храм. Перекрестившись, он вошел внутрь.
   На этот раз он чувствовал себя гораздо увереннее. Если сказать по - другому, он не ощущал себя здесь как в непонятном, не близком ему место. И это очень его радовало. Перед уходом он купил кольцо с гравировкой "Господи, спаси и сохрани". Он услышит...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава восьмая
   Утро не принесло ничего хорошего. Выяснялось, что зачет, который должен был состояться послезавтра, перенесли на сегодняшний день. Лично Константин был к нему не готов, а потому с утра вообще раздумывал, а стоит ли ему ехать.
   -Ну, это уж ты сам решай, - сказал дедушка, когда внук в шутливой форме обратился к нему за советом по этому вопросу. - Я же не знаю, нужно тебе там быть или нет.
   -По идее, я думаю, не нужно отказываться, - сказал Константин, считая количество полос на галстуке ведущего. - Даже если не получится, я смогу сказать самому себе, что хотя бы попытался.
   -Вот это правильно, - дедушка переключил канал, когда на экране возникла характерная заставка, возвещающая о начале дневных новостей.
   Константин со вздохом потянулся за брюками. На кухне бабушка что - то готовила. На звук ботинок, опустившихся на ковер, она выглянула из кухни.
   -Ты уходишь?
   -Я все - таки решил идти на этот зачет, - поморщился внук. - Сам не знаю зачем. Мне всегда говорили, что я мазохист.
   -С Богом! - громко сказала бабушка.
   До института Константин доехал в каком - то странном состоянии: уныние, пополам с отчаянием. "Да что же это такое? - спрашивал он сам себя, открывая на себя дверь института. - Вроде бы в церковь хожу, а чувствую себя хуже некуда".
   Внизу у кабинета, в котором обычно сдавали тесты в электронной форме, стояли его однокурсники. Первое, что бросилось ему в глаза - Влада и Филипп. Они стояли рядом друг с другом и читали какие - то листки. Скорее всего, это были билеты.
   -Привет, - буркнул Константин, проходя мимо них.
   Он вытащил из сумки листки и невидящим взглядом уставился в ответы. Мозг абсолютно не воспринимал никакой информации. Мимо него туда - сюда проходили люди, обращались к нему, что - то говорили, но он не слушал. Ему хотелось как можно скорее уехать домой. Но он краем уха слышал, что сразу после зачета им поставили пару у их мастера. Вот только этого сегодня ему не хватало!
   Наконец, их стали запускать в аудиторию. Константин не спускал глаз с Филиппа. Он заботливо отодвинул стул, чтобы Владе было удобно, а сам устроился за соседним компьютером. Константин с неодобрением посмотрел в их сторону и уселся за угловой стол.
   Перед ним на мониторе появился заголовок теста. "Я же не знаю ничего. Какой мне смысл сдавать? Может быть, пока не поздно уехать домой? А, ладно, раз я здесь, рискну. Попытка не пытка". Константин решительно нажал на "Начать тест". На мониторе появился первый вопрос.
   Как и ожидал Константин, ответа на него он не знал. Однако решил дать ответ наугад. Со следующим вопросом он поступил так же. За его спиной слышался оживленный бубнеж.
   -Константин, - ткнули его в спину.
   -Чего? - откликнулся он.
   -Знаешь ответ?
   -Ничего я не знаю, сам наугад отвечаю.
   -Так, ну - ка каждый к себе! - нависла над ними преподаватель. - А то сейчас аннулирую результаты и будете по - новой сдавать. Уже за деньги!
   Константина эта информация не слишком взволновала. Он и так был уверен, что его отправят на пересдачу. А потому продолжал, что называется, "от балды" отвечать на вопросы. Когда их осталось три, он про себя взмолился: "Господи, я не знаю, что я там наотвечал. Я немощен в вере, но я понимаю, что нельзя обращаться к Тебе с такой ерундой. А с другой стороны Ты Вседержитель, и от Тебя зависит в этом мире всё. Поэтому просто дай мне сил пережить тот момент, когда я узнаю результаты".
   Он практически с закрытыми глазами ответил на оставшиеся вопросы. На экране появилась таблица результатов. Константин внутренне собрал всю волю в кулак и открыл глаза. И не поверил им.
   -Удовлетворительно?! - вслух изумился он.
   -Так, ну что такое - то?! - двинулась в его сторону преподаватель.
   -А я сдал, Марфа Ильинична, - ответил Константин, переводя взгляд на монитор. - Вот сижу, изумляюсь.
   -Я тоже изумляюсь, - призналась Марфа Ильинична. - Давай зачетку.
   Константин порылся в сумке и протянул ей зачетку. Женщина расписалась в ней и протянула ему. Константин взял ее и вышел в коридор. Все его естество желало поскорее уехать отсюда, но.... Но служба начиналась только через два часа, и это время нужно было где - то скоротать...
   Рябов был сегодня в каком - то странном настроении. По крайней мере, практически не шутил, как обычно и не рассказывал историй из своей бурной актерской жизни. Прежде чем поставить ребятам фильм, он произнес:
   -Как вы, надеюсь, помните, на этом курсе вы сдаете курсовую на тему "Мужество". Каждому из вас нужно снять какой - то эпизод из жизни человека, который очень его изменил. Это может быть что - то эпическое, это может быть какая - то бытовая драма. Главное, чтобы нам, вашим зрителям, было интересно. Старайтесь использовать все то, чему мы вас научили за эти годы. А сейчас фильм!
   Рябов шарахнул по кнопку. Телевизор ожил. Филипп склонился к уху Влады. Константин смотрел им в спину и все больше переполнялся тоской. "Как будто мне очень хочется сейчас быть здесь". Ему действительно в данный момент гораздо приятнее было бы находиться не здесь. В его сознании стали появляться мысли, которых раньше не было, или, по крайней мере, он их не замечал. Например, чтобы с кем - то поделиться радостью обретенной веры. С кем об этом говорить? С иудейкой Владой? Филипп, когда он один раз попытался заикнуться на эту тему, вежливо его выслушал, но сказал, что "верит в Бога по - своему".
   Вот, к сожалению, на взгляд Константина, в последнее время наметилась тенденция верить в Бога "по - своему". А по - своему - это значит, кому как хочется. Мне хочется много есть, значит, я буду, и мой бог мне этого не запрещает. А мне нравится иметь много женщин, значит, я буду их иметь, и при чем здесь бог, я со своим богом сам разберусь, и не надо ко мне лезть. А о будущем думать не нужно. Наша национальная проблема, что мы вспоминаем о будущем только тогда, когда будущее само о себе напоминает.
   Константин то и дело смотрел на часы, мечтая о том, чтобы поскорее оказаться как можно дальше отсюда. В голове уже созревала мысль уйти после перерыва. А действительно, не имело особого смысла оставаться. Кино он может и дома посмотреть. Так, сколько там до конца?
   Прежде чем уйти, Константин решил поужинать. Войдя в столовую, он изумился той очереди, что тянулась от самого прилавка до входа. Но он покорно встал в самый ее хвост. Через пару человек от него стоял Филипп. Он заметил Константина только когда отходил за свободный столик с тарелкой, на которой аппетитно шкорчал бутерброд.
   -Подсаживайся, - предложил он Константину.
   Константин взял себе пиццу и сэндвич и подсел к Филиппу.
   -Как тебе пара? - спросил тот, вгрызаясь в сэндвич и протягивая руку к солонке.
   -И это пара? - поморщился Константин. - Поставили фильм и всё. Дома что ли нельзя посмотреть?
   -Он нам его объяснять потом будет.
   -А по ходу фильма этого делать нельзя? Время же теряется впустую! Мы пришли сюда учиться на кинематографистов! А занимаемся хренью! И за эту хрень, между прочим, платим немалые деньги.
   -Ну, в чем - то ты прав, - признал Филипп. - На первых занятиях информативности было больше.
   -Я смотр на вторую группу, у них каждую неделю видеомодуль. То - есть они должны к каждой среде что - нибудь снять. Будь то наблюдение, интервью с кем - нибудь, какой - нибудь видеобзор. А у нас только теория. Причем не самого лучшего качества.
   Хлопнула дверь, и в столовой появилась Аня Лапина.
   -Привет, мальчики, - бросила она им и встала в очередь.
   -Садись к нам, - сказал ей Филипп.
   -Сейчас, только похавать возьму что - нибудь! - крикнула Аня.
   -Ты же ее боишься, - посмотрел на Филиппа Константин. - Когда я вас только знакомил, ты от нее шарахался.
   -Я пересмотрел свое мнение. Она довольно интересный человек. Это выяснилось в процессе общения.
   -Общения!
   Анна с порцией пиццы уселась напротив Константина. Тот почувствовал себя вдвойне неуютно и с сожалением посмотрел на оставшуюся половину бутерброда. "Надо доедать как можно скорее", - подумал он.
   -Как тест сдали? - светским тоном спросила Аня.
   -Отлично, - поднял палец вверх Филипп. - А ты как, Константин?
   -А? Что? - оторвался от своих размышлений Константин. - Я?.. Я тоже хорошо, да.
   -А мне два ответа до пятули не хватило, - Анна для наглядности показала характерный рокерский жест.
   -Мне бы твои проблемы, - невежливо перебил ее Константин. - Если бы ты на двойку написала, я бы понял...
   -А мне кажется, - вмешался в разговор Филипп, - что главное, как говорится, не оценка, а участие. Если мы эту сессию закроем, то какая разница, что нам поставили за модуль?
   Константин встал из - за стола.
   -А ты на вторую часть пары не пойдешь? - посмотрел на него Филипп.
   -Не пойду, - сухо ответил Константин, вытирая рот салфеткой. - Отзанимался сегодня.
   Он вышел в коридор и столкнулся со своим продюсером.
   -О, как хорошо, что я тебя встретила! - воскликнула она, клюнув его в щеку. - Я хотела с тобой насчет нашей работы поговорить.
   -А что с ней? - сумрачным взглядом посмотрел на нее Константин.
   -Я узнавала, нам нужно до конца января снять интервью и основные перебивки. У тебя это есть?
   -В процессе, - уклончиво ответил Константин. На самом же деле, не снято не было ни одного кадра.
   -Тогда ускорься, - с легкой улыбкой сказала продюсер. - Если какие - то проблемы, пиши мне.
   -Ты идешь в столовую? - окликнула ее однокурсница.
   -Да, иду, - ответила она. - Ну, давай!
   -Давай...
   Он проводил ее взглядом и стал спускаться по лестнице. В тот день ему казалось, что он самый одинокий человек во Вселенной. Именно в такие минуты Господь как никогда не казался ему отвлеченной теорией или выдумкой для успокоения людской совести. Именно тогда, когда он чувствовал себя абсолютно отчужденным от мира, Чья - то невидимая рука опускалась ему на плечо и давала надежду, что дальше все будет не так беспросветно.
   Константин не помнил, как прошел мимо охраны, как спустился в метро. Отчетливо в памяти запечатлелся только эпизод со звонком маме. Та сказала, что у нее сегодня совещание, и они с папой будут дома поздно. Константин предупредил ее, куда направляется, и убрал телефон в карман. Раз они будут не рано, у него есть возможность побыть подольше в Доме Божьем.
   В вагоне метро он встал у стены и прислонился к ней. Глаза оставил открытыми на какое - то время, чтобы входящие вслед за ним пассажиры не смяли его. В голове крутились какие - то обрывки мыслей, воспоминаний. Ему казалось, что в эту минуту вся его жизнь обесценилась. К чему он пришел на сегодняшний день? Что может сказать Господу в оправдание за то, каким он был все эти годы?
   С ним в вагоне ехало много молодых людей примерно одного с ним возраста. Они весело смеялись над чем - то, уткнувшись в свои планшетники. Знают ли они что - нибудь об Иисусе Христе, кроме той информации, которой они могли накачаться из оперы "Иисус Христос - Суперзвезда"? У одной в руке какая - то книжка с непотребной картинкой на обложке, кто - то вообще спит. Кто вообще запустил этот миф о моде на Православие? По мнению Константина, модно говорить, что есть мода на Православие, при этом уточняя, что ты атеист.
   Ему вдруг показалось, что его вера - сама беззащитная на земле. В принципе, так оно вроде и есть. И Христос что - то такое говорил, что Его последователей будут гнать, как и Его. Но почему в наше время гонители настолько преуспели? Почему материализм, грубый вульгарный материализм побеждает? Открой в Интернете почитать что - нибудь о Яхве (Ветхозаветное имя Бога), так такого начитаешься, что захочется помыть руки. Религиозный антисемитизм проник даже в науку. Люди, не желая признавать существование Всевышнего, передергивают факты так, чтобы опровергнуть Библейское учение.
   От всех этих размышлений Константину стало еще грустнее. Он сделал пересадку и устроился у дверей. Ему нужно было проехать всего одну остановку. На душе все еще скребли кошки. Константин не мог понять, почему он чувствует себя так плохо, что не дает ему покоя. Но в душу как будто бросили мешок камней, от которого невозможно избавиться. Ему хотелось выбежать из этого поезда прямо в туннель, бежать, не разбирая дороги, не зная куда. Ему было так неуютно, что он даже поймал себя на том, что несколько раз просто прошелся по вагону под изумленными взглядами пассажиров.
   Наконец поезд подъехал к станции. Константин одним из первых вышел на платформу и быстрым шагом направился к эскалатору. Внутри него будто что - то ломалось. Ему было так плохо, что ноги едва слушались. Трясущимися руками он вытащил сотовый.
   -Алло.
   -Мам, это я.
   -Как я понимаю, ты уже не в институте.
   -Нет.
   -Значит, все - таки на конец пары не остался, хотя и обещал. И где ты?
   -Я.... Я у вас здесь в районе, сейчас скоро буду.
   -Когда помолишься, подъезжай ко мне, вместе домой поедем. Папа сегодня задерживается, так что у нас будет возможность поговорить.
   -А откуда ты знаешь, куда я зайду? - с изумлением спросил Константин, который дотоле почти не рассказывал маме о том, что начал заходить в церковь.
   -Я твоя мама, - последовал короткий ответ.
   Наконец эскалатор довез его доверху. Наверху было холодно и ветрено. Фонари с трудом освещали холодные скользкие улицы. Константин шел, попеременно смотря то себе под ноги, то перед собой. Так он и добрался до остановки. Как нарочно, автобуса пришлось ждать долго.
   Расстроенный Константин переминался с ноги на ногу. Обычно любивший темное время суток и зиму, сейчас он как никогда хотел бы, чтобы было светло. Вечерняя прохлада действовала на него не отрезвляюще, а наоборот - гнетуще. Наконец впереди показался трамвай. Константин порылся в карманах в поисках проездного. Проездного не оказалось - пришлось покупать.
   До церкви он доехал за десять минут. Ее купола сверкали в ночном небе и производили невероятное впечатление. Константин спешил в нее как Ной на свой спасительный Ковчег. Едва дождавшись, когда дадут зеленый свет, он наперерез всем прохожим перебежал дорогу и зашагал вдоль забора. Улица была пуста. Ни попрошаек у церковной ограды, ни бродячих животных. Никого. Один на один - ты и Вечность.
   Константин перекрестился и пересек церковную ограду. Ему самому показалось, что он забыл это сделать. Он обернулся и задумался: перекреститься ли еще раз или идти дальше? Он решил идти дальше - сейчас ему было важнее уврачевать душу, а не внешняя обрядовая сторона его веры.
   В храме никого не было. Наверное, службы уже закончились, решил Константин, или еще не начались. Он осмотрелся и увидел Крест, на котором был распят Господь. Константин направился к Нему. К его удивлению, все красивые слова выветрились из головы. Остались только переживания. И душевная боль.
   Какое - то время он молча стоял, смотря на подножие креста. Затем зашептал: "Господи! Я не знаю, что мне делать дальше. Я запутался. Люди, с которыми я раньше общался, я перестал их понимать. Мне стало тяжело в этом институте. Теперь я мучаюсь в этом обществе. Люди, с которыми я бы хотел общаться, не общаются со мной. С теми, с кем общаюсь, не чувствую себя счастливым. И не знаю, чувствуют ли они себя счастливыми со мной. Мне мама с детства говорила, что уныние - страшный грех. Хех, пожалуй, это единственное, что я знал из Твоих установлений до сегодняшнего дня. Я в унынии, Господи. Но я не понимаю отчего. Сначала я чувствовал такую радость, когда попал в Церковь. А сейчас мне тяжело. Не в Церкви - в мире. Помоги мне найти мир в себе, укорениться в Церкви и не потерять себя".
   По окончанию "разговора" Константин почувствовал, что натянутую струну внутри него как будто отпустило. Перекрестившись и поклонившись Кресту, он вышел из церкви и позвонил маме.
   -Я еду к тебе. Ты когда закончишь?
   -Через пятнадцать минут. Жди внизу.
   Константин увидел, что к остановке подъезжает трамвай. Он осмотрелся, увидел, что никаких машин нет, и перебежал дорогу. Нельзя было сказать, чтобы уныние полностью оставило его, но ему стало гораздо легче.
   Мама уже ждала его на остановке.
   -А как это ты так раньше меня? - удивился Константин, спрыгивая со ступенек.
   -Ты очень долго ехал.
   -Ты так говоришь, как будто я управлял трамваем, и время езды зависело от меня.
   -Меня сейчас больше волнует, почему ты сегодня ушел из института. Ведь это уже не в первый раз.
   Они свернули в полуосвещенный переулок.
   -Боюсь, и не в последний, - честно ответил Константин.
   -Проблемы с ребятами?
   -И с ними тоже.
   -А конкретнее?
   -Мне там стало невыносимо.
   -Тебе же нравилось.
   -Когда - то мне и в игрушки нравилось играть. Время меняется.
   Мама с грустью посмотрела на сына.
   -Ты теперь вообще туда ходить не будешь?
   -Буду, - вздохнул тот. - Просто мне надо... немного себя встряхнуть.
   -Как?
   -Может быть, куда - нибудь уехать.
   -Уехать?
   -Не сейчас, на Новый год.
   -Это хорошая идея.
   -Понимаешь, если раньше мне нравилось, что вокруг меня всегда много народу, и мне ни на минуту не дают закрыть рот, то теперь меня это начало раздражать. Захотелось почаще бывать в тишине.
   -Жаль, что нет возможности уйти на заочный.
   -Да, мам, жаль.
   -Тебе Церковь помогает?
   -Очень, - признался Константин. - Причем, знаешь, тут не объяснишь все простой психологией. Если бы я в Нее пришел в том состоянии, в каком сейчас, это было бы понятно. Но я ведь пришел, когда у меня относительно все хорошо было.... Я где - то читал, что Господь поначалу человеку дает какие - то духовные Дары, а потом оставляет, мол, сам попробуй. Вот я, видимо, и пробую...
  ***
   Наступил день предпросмотра автопортретов. Константин всю дорогу вертел в руках диск, на котором был записан его "шедевр". Уже на подходе к просмотровому залу его перехватила Аня.
   -Познакомься, это моя подруга Алина, - она показала рукой на светловолосую худышку, стоящую рядом с ней.
   -Потом, потом, - отмахнулся Константин, врываясь в зал. - Петр Павлович, можно проверить диск?
   -Пожалуйста, - кивнул мастер.
   Константин сунул диск в DVD - проигрыватель. Однако на экране ничего не возникло, кроме противной, особенно в данной момент, надписи: "Ошибка воспроизведения". "Я пропал", - запаниковал Константин.
   -Петр Павлович, можно я домой съезжу, пока время есть?
   -Можно. А что такое? А, я кажется, понимаю...
   -Ну, вот поэтому и поеду.
   -Ну, давай.
   Константин вылетел из зала и едва не налетел на однокурсника.
   -Скажи, на твоем компьютере можно попробовать воспроизвести диск?
   -Давай попробуем.
   Однокурсник поставил компьютер на подоконник. Константин вставил диск в дисковод. Компьютер так же показал ошибку. Константин вынул диск и помчался к лестнице. Через минуту он уже стоял на эскалаторе.
   В вагоне метро, чтобы отвлечься, Константин зашел в Интернет на известный православный сайт "Азбука веры". Читая об основах веры, его неожиданно пронзил вопрос: "А почему Православие? Почему Христианство? Почему иудеи так ополчились на христиан? За что? Кто есть Иисус Христос? Я всю жизнь знал, что Его распяли за наши грехи, но кто Он? На сайте сказано, что Бог. Бог и Человек в одном. Как это необычно и удивительно".
   Он открыл раздел об Иисусе Христе. Оказывается, две тысячи лет назад Господь воплотился для того, чтобы человек, свободно уверовав в Него, мог спастись. До чего же это интересно! Ну почему, почему он раньше об этом не читал? Это же настоящий детектив! Бог под видом человека приходит на землю, чтобы спасти людей! Ну как это круто! А самое главное, насколько Он любит каждого! Разве можно не ответить на эту Любовь?
   Когда он выходил из метро, рядом с выходом как раз тормозила маршрутка. Отдав деньги водителю, Константин устроился на последнем сидении и откинулся на спинку. Прикрыв глаза, он взмолился: "Господи, у меня есть полтора часа. Прошу, не дай мне пропасть.... Не дай".
   Ворвавшись в квартиру, Константин скинул ботинки. Кот подошел и начал ласкаться. Константин вежливо отстранил его и включил компьютер. Пока он активировался, Константин вымыл руки и нашел чистый диск. Открыв монтажную программу, он дал ей задание переписать фильм на него.
   Процесс затягивался. "Если я не выйду через десять минут, то гарантированно опоздаю к началу", - нервничал Константин. Когда ждать больше было нельзя, он отключил компьютер от сети и понес его в коридор. Зашнуровав ботинки, он вышел из квартиры. Диск записался. Дисковод открылся. И в самый неподходящий момент. В этот момент Константин как раз выходил из квартиры и нес на руках ноутбук. Узкий дверной проем не позволил избежать неприятностей, и компьютер лишился важной детали.
   -Ну, ё - моё! - выругался Константин.
   Всё - таки придется нести компьютер с собой. А он так надеялся, что вот сейчас все запишется, и он оставит его дома. Вот что ему мешало задержаться дома еще на пару минут? Когда Константин нервничал, его поведение становилось нелогичным.
   До института он добрался в страшном волнении. Добежав до зала, Константин ворвался в помещение. На его счастье, собрались еще далеко не все ребята. Мастер уже был и что - то сосредоточенно читал на компьютере.
   Константин устроился на последнем ряду и на несколько секунд прикрыл глаза. Переведя дыхание, он открыл ноутбук. Ситуация осложнялась тем, что у него была испорчена клавиатура, и отец довольно давно подключил к нему съемную. Из - за старости он долго включался, а батарейки хватало очень ненадолго. Если он не успеет показать свою работу менее чем за час, то его маневр окажется напрасным.
   -Я в церковь не хожу, - донеслось до его слуха. - Я иудейка.
   Он открыл глаза. Влада о чем - то разговаривала с Филиппом.
   -И ты соблюдаешь заповеди?
   -Я не могу назвать себя ортодоксальной иудейкой, но основные праздники отмечаю.
   "Иудейка", - подумал Константин. Он открыл на смартфоне сайт "Азбука веры" и зашел в раздел об иудейской религии. Оказывается, не признав во Христе обещанного им от Бога Мессии, иудеи ждут человека, который выдаст себя за Христа, но на самом деле будет Антихристом. Ну, надо же!
   Ему казалось, что столь неудачно начавшийся день должен был так же и закончиться. Но нет - зачет ему поставили (к его удивлению). Константин вышел из зала и, глядя в пол, направился к дверям. За его спиной послышалось:
   -Подожди!
   Константин замер. Они оказались в полутемном коридоре, в котором были выставлены декорации для вечернего спектакля.
   -Филипп, извини, у меня нет сейчас настроения разговаривать, - сказал он, полуобернувшись.
   -Ты что, обиделся? - Филипп стал прямо перед ним и посмотрел ему в лицо.
   -Я не обиделся, - заверил его Константин. - Ты вправе общаться с кем хочешь.
   -Послушай, ты тоже мог бы найти с ней контакт.
   -Я не навязываюсь людям, которым я не нравлюсь.
   -О чем ты говоришь?
   -Думаешь, я не вижу, что она говорит обо мне за моей спиной? А когда я с вами, Влада делает вид, что все в порядке. Легко дружить с двоедушными, потому что они всегда говорят тебе то, что ты хочешь услышать.
   -Влада не такая.
   -Ну, значит, я не увидел в ней то, что увидел ты. Но, поверь мне, у меня был опыт общения с людьми, которые рады тебе только до того момента, пока ты все делаешь как их устраивает.
   -Ты не слышишь меня, Константин.
   -Да ну? И что же по - твоему я не услышал?
   -Куда ты уходишь с занятий? Тебя в институте в последнее время не увидеть почти.
   -Тем же самым вопросом много раз задавался и я, - признался Константин. - Скажи мне, что это за секта? Где ты пропадаешь?
   -Не называй ее сектой, - глаза у Филиппа на мгновение осветились пламенем. - Этот человек просто хочет нам блага.
   -Скажи, а сколько стоил вступительный взнос на его встречи?
   -Я думал, мы друзья, - признался Филипп.
   -Правда? Ты поэтому ни разу не позвонил мне и не узнал, где я пропадаю?
   -У меня не было времени, институт отнимает все свободное...
   -Не обвиняй его. Захотел бы - позвонил.
   Они помолчали.
   -Я не собираюсь забирать у тебя Галю, если тебя это беспокоит, - заверил Филиппа Константин. - Дело не в имидже, который тебя так беспокоит, а в другом.
   -Воцерковился? - Филипп взял Константина за руку и рассмотрел его кольцо. - Ну и как? Какие они, православные? Как себя чувствуют в нашем мире, если их выпустить за ворота храма на волю как зверей.
   -Не надо называть нас зверями! - рявкнул Константин.
   -Послушай меня, - понизил голос Филипп, - с моей точки зрения, твое поведение смотрится весьма вызывающим.
   -Я не ожидал услышать другое, - хмыкнул Константин.
   -Ты перестал ходить с нами в кафе. Вспомни хотя бы тот поход после зачета у Шевяковой...
   -Тебя там не было!
   -Не важно. Я слышал, тебя звали, и ты не пошел.
   -Ой, знаешь, как я устал от ваших этих походов, разговоров ни о чем, перемываний костей. Приходите домой и на сытый желудок в Интернете обсуждаете, кто в каких трусах сегодня пришел. Ну почему вы не можете смотреть за собой, а не в чужие штаны? Ведь это так просто, нужно просто немножко открыть глаза и обнаружить, что ты сам в дерьме по горло, и тогда тебе некогда будет о других думать. Вас же всех кроме дискотек и баб ничего больше не интересует. Вы и о других беспокоитесь только потому, что вам надо с кем - то общаться.
   Филипп молча выслушал его:
   -Такое ощущение, что ты пообщался с Владой...
   -Я не общаюсь с Владой.
   -Она тоже все время говорит о еврейской нравственности...
   -Эта нравственность давно стала универсальной.
   -Ты наслушался евреев...
   -Я не наслушался евреев.
   -Тогда... кто тебе это сказал?
   -Бог, - просто ответил Константин.
   -Бог? - переспросил Филипп, несколько раз моргнув.
   -Бог, - кивнул Константин и направился к выходу.
   Уже у самых дверей он сказал:
   -Со следующего полугодия я перехожу на заочный. Так что никто не будет мешать вашему общению с Владой.
   Выйдя на заснеженную улицу, Константин натянул капюшон на голову и заскользил по обледенелой поверхности асфальта привычным маршрутом. Несмотря на то, что вроде бы он все сказал правильно, на душе скребли кошки. Не стоило так резко разговаривать с человеком, который считался тебе другом около двух лет. Понятно, что дальше продолжать отношения на прежнем уровне они не смогут. Но, может быть, со временем ситуацию удастся сгладить...
   В храме сегодня было многолюдно. Константин понял, что попал к концу утренней службы. Прихожане по одному подходили к священнику, у которого в руках была Чаша. Он что - то ложечкой вынимал из нее и вкладывал в рот подошедшему. Сразу после этого прихожанин спешил к женщине, которая давала ему кусочек хлебца, вырезанного долькой и небольшую чашечку. В чашечке булькало что - то наподобие компота.
   Константин обратился к одной из прихожанок, которая уже получила хлебец и чашечку:
   -Простите, а что происходит?
   -Причащаются Телу и Крови Господней, - пояснила женщина.
   Константин не понял ни слова из того, что она сказала. Единственное, что до него дошло - что Это что - то важное и необходимое. На каком - то интуитивном уровне парень понял, что все это время Что - то сам у себя крал. Оглядевшись по сторонам, он увидел в церковной лавки книгу под названием "Основы веры: введение в Православие". "А собственно, что я знаю о Православии? - подумал он тогда. - Я почти совсем не знаком со своей верой. Не знаю, что значат те или иные священнодействия, зачем нужно креститься, что такое Причастие. Наконец, я даже не знаю, почему Христа называют Спасителем".
   Нашарив в кармане монетки, он направился к продавщице. В течение дня он успел прочесть несколько глав. И даже, находясь у бабушки с дедушкой в гостях, изменил своей традиции - спать днем, - и, улегшись на кровать, продолжил чтение...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава девятая
  "Душа - это то, что болит у человека, когда всё тело здорово".
  диакон Андрей Кураев
  
   -Может быть, ты просто дружила не с теми людьми, - вздохнул Константин, закончив свой рассказ.
   -Может и так, - согласилась Полина. - -Но не забывай, ты же интроверт, это естественно, что ты со временем еще больше закрылся в себе. А я до этого дня даже не понимала, что эти встречи высасывают из меня все силы. Я потом домой приходила и падала на кровать и где - то час только собиралась с мыслями.
   -Например, я помню, мальчика того, на которого ты совершенно незаслуженно обиделась. Вот я считаю, что...
   -Давай не будем об этом?
   -Давай не будем, - не стал развивать эту тему Константин.
   -В общем, если подвести черту под всем этим бредом, что я тебе выдала - мне кажется... в моей жизни не хватает того, чего есть у тебя.
   Константин вновь промолчал.
   -Беда в том, что я никак не могу решиться поверить, - голос девушки дрогнул.
   -Почему? - смело спросил Константин.
   -Ну, смотри: вы же, верующие, говорите, что для этого нужно особое вдохновение свыше...
   -Это не мы так говорим, а незаслуженно забытый богослов по имени Винни-Пух. Однажды Пятачок попросил его сочинить эпопейку ко Дню рождения ослика Иа. И Винни-Пух ответил так: "Видишь ли, Пятачок, это не так-то просто. Потому что поэзия - это не то, что ты идешь и находишь, а это то, что находит на тебя". Поэтому единственное, что мы можем сделать, это встать в такое место, где тебя могут найти. По мнению отца Романа Крымова, это самое точное определение откровения "и эстетического, и поэтического, и религиозного.
   -Круто! - призналась Полина.
   -Вот, думаю, и в моей жизни не я нашел Бога, а Он меня. И ради того, чтобы ты задала этот вопрос, вот тогда, в тысяча страшно сказать каком году, я проснулся рано утром с мыслью о том, что крещусь или сегодня или никогда, - подытожил Константин.
   -Но все - таки, что требуется от человека, чтобы этот диалог с Богом состоялся?
   -Во - первых, не забывай, что не всем людям, я бы сказал, дано вот это чувство голода по Богу. И, может быть, Господь даже им это в какой - то мере простит. Есть же младенчики, которых подойдешь на ночь перекрестить, а они, сонные, сами поднимаются, ты их осенишь знаменем, и они снова ложатся в кроватку. А есть люди, которым всю жизнь до Бога нет никакого дела. Я смотрю православные форумы, на них сидят люди, которые либо уже пришли к вере и интересуются ее догматами и нюансами, потому что человеку, которому не нужен Христос, нет дела и до того, чему Он учил, либо те, кто как ты еще только идешь к Нему.
   -Да, я читала об этом в какой - то книжке, - кивнула Полина. - Ты удивительно верно замечаешь такие мелочи, о которых обычно не пишут в церковных изданиях.
   -Не преувеличивай.
   -Я пыталась читать о Христианстве и Ветхом Завете в Интернете, но там, преимущественно оскорбительные статьи советских академиков, и в основном светский взгляд на их происхождение.
   -Ты знаешь, для одного моего знакомого, уже верующего, кстати, это тоже было поводом для смущения. Ему попалась статья, в которой делался вывод, что иудеи позаимствовали свою религию либо из Вавилона, либо из Египта. Я любезно предложил ему ознакомиться с версией Фрейда, который вообще думает о Боге, исходя из собственных комплексов в отношении отца, потом то, как представляли себе иудейскую религию советские атеисты. И он поразился: это были обычные гадания на кофейной гуще, чтобы хоть как - то попытаться понять, почему кучка кочевников вдруг яро объявила о вере в Единого Бога и стала крепким цельным народом. Более того, хочу сказать, что да, хоть и Библия, безусловно, несет на себе след других культур, но образы, взятые оттуда, перерабатывались для того, чтобы современники лучше понимали, о чем идет речь. Любое произведение создается в рамках культуры, в которой живет народ. В качестве хотя бы одного примера того, что Библия - не выдумка хочу сказать, что найдены рукописи, доказывающие древность пророчества Иссайи о Христе (этот пророк наиболее полно обрисовал картину будущих страданий Спасителя). Для нас будет повод забеспокоиться, когда будет найдено тела Иисуса Христа со всеми документами, с печатями апостолов, что это действительно Его тело. Так что, Полин, если хочешь узнать непредвзятую информацию о религии, не читай светских религиоведов. Потому что их позиция априори атеистична, а, следовательно, ангажирована. Православные религиоведы стараются видеть всё в разных цветах. И учти вот что: Христианству две тысячи лет. Нет ни одного пункта, как в вероучении, так и в земной жизни Церкви, на который богословам можно было указать, а они бы сказали: "Ой! Вы знаете, мы на это даже не обратили внимания". Нет такого пункта. Поэтому вспоминай чаще слова: "Можешь ли ты исследованием найти Бога?".
   -Да я и сама чувствую, что там, в этих книжках, просто сухие рассуждения, - согласилась Полина. - Чем больше я с ними знакомилась, тем больше как раз чувствовала, что они передергивают выводы археологов, и какие - то теории выдают за доказанные вещи. Но вот сказать на сто процентов, что я верю в Бога, я пока не могу.
   -Уже очень радостно, что у тебя появилось желание в Него поверить, - ободрил ее Константин. - У меня тоже переход от "веры в душе" в осознанную жизнь по Евангелию начинался по тем же мотивам - мне показалось суетными и мелочными все те дела и интересы, которым я дотоле уделял столько времени.
   Они с Полиной в этот момент как раз перешли дорогу и вошли в тускло освещенный двор. Слева и справа тянулись пятиэтажки, а впереди маячила высотка. Такая некоторая интимность обстановки делала их разговор еще более доверительным.
   -А с родителями ты не пробовала на эти темы разговаривать? - спросил Константин, смотря под ноги, чтобы не идти по льду.
   -Увы, в нашей семье к Богу спокойны, ты же знаешь. Мама одобрительно относится к моим духовным поискам, но, к сожалению, у нее много отвлекающих проблем. Папа не сильно заморачивается на эту тему, для него "Что - то есть", и ему этого достаточно.
   -Ясно, - понимающе произнес Константин.
   -Почему в наше время человек, который серьезно относится к религии, воспринимается как либо фанатик, либо отпетый сектант?
   -Семьдесят лет проклятого советского атеизма сделали свое дело - люди знают только то, что на Пасху нужно съесть куличик. Представляешь, как все перевернулось с ног на ногу - в церковь на службу пойти - ну что вы, я же не фанатик, но вот кулич нужно съесть обязательно! Ценности все перевернулись. "Милости хочу, а не жертвы, говорит Господь". А что мы делаем? Для нас важнее съесть в определенный день определенный продукт, а наше отношение к Богу - это где - то на последнем месте.
   -Среди своих сверстников я тоже не наблюдаю всплеска интереса к Православию, - призналась Полина.
   -Православная молодежь есть, но ты ее не встретишь в клубах на дискотеках. И те, кто срывают выставки - это тоже не православная молодежь.
   -Иногда мне кажется, что если я стану православной, я буду своей среди чужих.
   -Скорее чужой среди своих.
   Они вышли на заснеженную улицу и пошли в сторону железной дороги.
   -Сто лет в этом районе не был, - признался Константин. - С тех пор, как мы переехали.
   -А мы здесь жили? - посмотрела на него Полина.
   -Да. Когда мне было семь лет, мы переехали. Ты тогда совсем маленькой была, не помнишь.
   -Ты мне никогда не рассказывал.
   -Повода не было. Рассказываю сейчас.
   -Видишь, нам с тобой есть о чем поговорить, - глухо произнесла Полина. - А дома приходится поддерживать беседы ни о чем.
   -Тут есть нюанс, - предостерег Константин. - Если думать о себе, что я вот такой просвещенный, на меня озарение сошло, а на них нет, поэтому они недостойны моего общества, то, поверь, Господь такого подхода к жизни и людям не оценит. Кто знает, может быть, через тебя Он приведет к вере в Него и остальных твоих родственников и друзей. Нужно время. И молитвы.
   -А какая молитва тебе больше всего нравится?
   -Иисусова. "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного". Коротко и по делу. И все вероучение в этих коротких словах.
   -Почему?
   -Иисус - Сын Божий. Но одновременно и полноценный Бог. Я, грешник, взываю к нему о милости. Это прошение подразумевает в себе многое - и просьбу о даровании здравия, и о хлебе насущном, и о спасении, и о милости в прямом смысле, наконец.
   -Надо же! - восхищенно сказала Полина.
   -А как ты думала? - улыбнулся Константин. - Православие - не однотонно, в нем много оттенков.
   -Жаль, что пока для меня все это остается словами, - вновь погрустнела Полина. - Красивыми, но словами. А врать самой себе я не хочу.
   -И правильно делаешь, что не хочешь. Знаешь... - задумался Константин. - У меня после Нового года будет миссионерская поездка со студентами из моего прихода в Рим. На родину деяний Иисуса Христа, так сказать. Ты не хотела бы присоединиться к нам?
   -Присоединиться? - глаза у Полины заблестели.
   -Да, - кивнул Константин. - Увидишь многие святыни Рима своими глазами и сможешь сделать выводы. В Ватикан сходим, посмотришь, как папа Римский живет. Там есть собор (не в Ватикане, конечно же), который был построен до разделения Христианства на Восточное и Западное. Ты же вроде интересуешься этим?
   -Да, конечно, давай! - обрадовалась девушка. - Тем более что мне на праздники нечем заняться. Папа с мамой уезжают в командировку, и я все дни будут предоставлена самой себе. А когда ты едешь?
   -Почти сразу после Нового года, второго января. И, кстати, в силу того, что я, как ты совершенно справедливо заметила, интроверт, причем, клинический, у нас будет свой персональный экскурсовод, и нам не придется осматривать святыни большой группой. Только я, ты и еще несколько человек.
   -Замечательно! - обрадовалась Полина. - Просто отлично! Послушаю про Христианство из первых рук, грубо говоря. А какая программа?
   -Ну, я тебе на память сейчас не скажу, но мы точно увидим Ватикан, Собор Святого Петра и еще много чего интересного. Помпеи, например.
   -Ну, просто класс!
   От недавней хандры не осталось и следа. Девушка искренне радовалась возможности побывать в тех местах, по которым когда - то ходил Иисус Христос. Константин же очень надеялся на то, что эта поездка поможет ей стать хоть на шаг ближе к Богу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава десятая
   Знакомый священник Константина попросил его снять на камеру молебен у иконы Преподобного Сергия Радонежского. Молебен проходил в одном из павильонов выставки, приуроченной к памяти Рюриковичей. По первому образованию Константин - оператор и иногда вспоминал об этом своем умении, особенно в те моменты, когда в кошельке оставались одни копейки.
   Накануне молебна Константин позвонил Полине.
   -Поль, я завтра на выставке Рюриковичей снимаю молебен. Не хочешь поехать со мной?
   В глубине его сознания появилась мысль: "Сейчас откажется".
   К удивлению Константина, в ответ он услышал:
   -С удовольствием!
   Для него это все было очень удивительно. Выставка проходила рано утром в воскресенье. Зная, как Полина любит спать до полудня в выходные, он ожидал, что в ответ на его предложение последует категорическое: "Нет!". В ответ же прозвучало категорическое "Да!".
   Ночью Константин спал плохо. Возможно потому, что волновался. Константин всегда волнуюсь накануне важных и ответственных мероприятий. Обычно на такие мероприятия всегда приезжало два оператора, и его страховали. В этот же раз дьякон уведомил Константина, что снимать будет он один. Следовательно, цена ошибки повышалась.
   Утром во время молитвы Константин сказал Богу: "Господи, Ты можешь все. Моя сестра очень много для меня значит. Ты же хочешь спасения всем. Приведи ее к вере, пожалуйста, как когда - то меня". Вот такие простые и в то же время искренние слова. Константин, разумеется, понимал, что один поход на выставку в духовном плане Полине вряд ли что - то даст. Но чем Бог не шутит...
   С Полиной они встретились на платформе станции "Охотный ряд". По лицу девушки было видно, что она очень взволнована. Это было приятно, потому что, что она неравнодушна к тому, куда идет.
   -Мы не опаздываем? - спросила она, когда они выходили из метро.
   Брат сверился с часами:
   -Да ты что! Мы на сорок минут раньше приехали!
   -А зачем же мы раньше - то приехали?!
   -Ну, так мне еще снимать. Нужно будет приехать, поставить камеру, и так далее и так далее.
   -Понятно.
   По площади, окликаемые уличными торговцами, которым, как и Приданниковым не спалось в столь ранний час, Константин и Полина шли в сторону Манежа, с любопытством таращась по сторонам. Константин не был на Кремлевской площади и близ нее уже много лет, поскольку вообще не очень любил гулять в центре, предпочитая ему тихие московские дворики. Сейчас же, наблюдая за немногочисленными туристами, стоящими в очередь за матрешками, он поймал себя на мысли, что хотел бы оказаться в их рядах.
   Они дошли до высоких ворот, миновали их и остановились у моста.
   -Мне бы в одно место, - призналась Полина.
   Константин осмотрелся.
   -Вон "Суши - бар" под мостом. Идем!
   Они перебежали дорогу и поспешили к заветному заведению. Константин рванул на себя дверь и пропустил вперед Полину.
   К ним сейчас же подбежал официант - азербайджанец (а кто еще мог бы быть официантом в японском ресторане в России?!).
   -Желаете у нас отобедать?
   Константин про себя усмехнулся его оригинальному мнению, что в Москве принято обедать в половине десятого утра и жестом отстранил его.
   -Нам туда, - сказал он Полине, указывая рукой в правый конец зала.
   Через пару минут они встретились и на полном ходу выбежали на улицу, окликаемые азербайджанским японцем:
   -У нас роллы свежие!
   -Что - то мне не хочется откушать японской кухни сегодня! - улыбнулась брату Полина, когда они поднимались на мост.
   -Да мне что - то тоже.
   -Ой, ё!
   Удивление Полины можно было понять. От самого входа в Манеж и до самого конца моста тянулась огромная очередь.
   -Давай быстрее, - сказал Константин девушке, - иначе будем в самом хвосте.
   Они прибавили шагу и буквально ввинтились в толпу людей, которая спешила влиться в очередь. Временное ограждение образовывало своеобразный коридор, который змейкой тянулся от начала моста до входа в Манеж, огибая архитектурные сооружения.
   Они с Полиной пристроились за спиной у двух женщин в возрасте.
   -А мы вчера еще у Федорова на лекции были, - услышал Константин.
   -Ну и как тебе?
   -Ну, Святослав Михалыч прекрасен!
   -Да, мне он тоже нравится.
   -Правда, должна тебе сказать, за ним водится грешок одни и те же тезисы из лекции в лекцию повторять. Но у него можно услышать такие вещи, которые редко кто скажет.
   -Ты сейчас что имеешь ввиду?
   -Ну, например, он говорил, и я с ним полностью согласна, о том, что ни в одном издании о Великой Отечественной Войне в качестве предпосылок к ней не называется причина оскудения веры у студентов Духовных Академий. В первых рядах революции шли семинаристы! А что творилось в стенах семинарий! Студенты дрались Библией, священник после служб (а иногда, и вместо) в карты играли! Ужас!
   -Да, это действительно любопытно!
   -Да не то слово!
   -А когда он в следующий раз выступать будет?
   -В конце месяца в Сокольниках в рамках Православного фестиваля.
   -Сходим?
   -Конечно!
   -А кто такой этот Федоров? - шепнула брату Полина.
   -Известный православный богослов, - так же негромко ответил тот. - Ездит с лекциями по Москве и Подмосковью. Но нередко православные эмигранты могут услышать его и за границей.
   -А, я его знаю! - воскликнула Полина.
   Константин недоуменно посмотрел на нее.
   -Ну, не лично, - пояснила девушка. - Я слушала его лекцию на тему науки и атеизма.
   -Он грамотно умеет все по полочкам разложить, - признал Константин.
   Между тем время шло, а его работодатели все не появились. И звонка от них до сих пор не было.
   -Ты постой здесь, - сказал он Полине, - а мне нужно позвонить.
   Выйдя из очереди, Константин набрал номер дьякона Михаила.
   -Алло.
   -Отец Михаил, это Константин. Я уже приехал, что мне делать?
   -Да, Михаил, да, заходите внутрь! - ответил, перекрывая уличный шум, дьякон.
   -Не могу, здесь очередь от самого входа, - Константин посмотрел в начало очереди.
   -Мы сейчас подъезжаем, как появимся, я вам наберу.
   -Хорошо.
   Отсоединившись, Константин вернулся к Полине.
   -Долго мы будем так стоять?
   -Сейчас должен отец Константин с дьяконом приехать, они помогут нам пройти без очереди.
   -Знаешь, - Полина оглянулась и посмотрела назад, - мне немножко неудобно здесь.
   -Ну, да, извини, условия, прямо скажем, не королевские, - признал Константин. - Но потерпи немного, скоро мы уже будем внутри.
   -Да я не об этом. Понимаешь, тут, похоже, либо все, кому уже пенсию выдают, либо не моложе моих родителей.
   На тот момент Константину возразить Полине было нечего. Действительно, впереди и позади мерзли люди, вдвое превосходящие их по возрасту. "Господи! - вновь взмолился про себя Константин. - Это душа, которая искренне ищет Тебя. Не дай ей соблазнится. Приведи ее к Себе, как привел когда - то меня!".
   -О, а вот и наши священники!
   Со стороны Александровского сада шла небольшая группа людей в черном. Среди них Константин явственно различил отца Константина. Ему думалось, что они остановятся, чтобы поискать его взглядом. Но они, что - то сказав охране, скрылись в недрах Манежа.
   -Хм, - пробормотал Константин, вытаскивая смартфон.
   Отец Михаил долго не снимал трубку.
   -Константин, ты где?
   -Я в очереди стою. Тут охрана нас не пускает. Вы не могли бы...
   -Сейчас я выйду, надо будет ребят из воскресной школы провести. Пристраивайся к ним.
   Константин отсоединился.
   -Ну что там? - дернула его за рукав Полина.
   Из здания вышел отец Михаил, поправляя клобук.
   -Я здесь! - крикнул ему Константин, чем слегка встряхнул впавших в кратковременный анабиоз ближайших участников очереди.
   Священник властно махнул рукой. Сейчас же от очереди стали отделятся ребята школьного возраста. Охранник отодвинул решетку, и они поспешили в открытые двери Манежа.
   -Вас тоже пропустить? - к Константину и Полине повернулась женщина, стоящая перед ними.
   -Нет, - машинально ответил тот, но через некоторое время спохватился: - Пропустите!
   Взяв Полину за руку, он повел ее за собой между людьми к охраннику. Но когда они подошли, он уже задвинул решетку. Отца Михаила с ребятами тоже не было видно.
   -Что теперь? - грустно спросила Полина.
   Константин не мог допустить, чтобы она не попала на выставку. Кроме того, не стоило забывать, что Константин сегодня был ответственный за съемку.
   -Теперь только вперед!
   Он самовольно оттолкнул заграждение и направился ко входу. Полина неотступно следовала за ним, хотя теперь он больше не держал ее за руку. Перед ними появился охранник.
   -Куда, молодые люди?
   -Там выставка проходит... Православная, - затараторил Константин. - Мне нужно ее снять. - Он поднял повыше сумку, в которой была камера и штатив.
   -Как - нибудь удостоверить себя можете?
   Константин протянул ему паспорт.
   -Вот, пожалуйста.
   -Нет, что вы уполномочены работать на выставке, - пояснил подошедший напарник.
   Константин со вздохом набрал номер отца Михаила:
   -Отец Михаил, я прошел, но вот охрана не пускает и просит.... А, уже не просит, - поправился парень, заметив, что один из охранников жестом показал ему, что они могут проходить.
   Константин сунул смартфон в карман, подхватил сумку и поспешил ко входу. За ним следовала Полина. Константина буквально раздирало желание обернуться и посмотреть, как люди в очереди отреагировали на его, с их точки зрения, безусловно, вероломный поступок, но что - то остановило.
   Внутри у турникетов ситуация с удостоверением полномочий повторилась вновь.
   -Покажите, что у вас в сумке, - на этот раз велели Константину.
   Тот поставил сумку на столик и расстегнул молнию. Увидев на дне ее футляр от камеры, охранник жестом дал понять, что все в порядке.
   -Досмотр такой, как будто мы к президенту на прием идем, - проворчала Полина.
   -Боятся православных террористов, - будничным тоном пояснил Константин.
   В холле повсюду располагались баннеры. На них был изображен лик Христа и краткая информация о выставке. Под ними висели схемы, где что находится, в каком павильоне непосредственно будет проходить выставка, в каком (собственно, Константина с Полиной в данный момент это интересовало больше всего) состоится молебен.
   -Где здесь раздевалка? - Константин разбудил охранника.
   Тот зевнул и указал рукой вниз. Они с Полиной встали на эскалатор. Гардеробщица, уроженка Поднебесной, приняла у них одежду и выдала номерки.
   -Я еще раз зайду по женским делам, - сказала Полина.
   -Да и мне не лишним будет, - ответил Константин.
   Насвистывая мелодию любимой песенки, Константин ловил на себе недоуменные взгляды проходящих женщин. Их отражения в зеркале, висящее прямо над раковиной, недвусмысленно намекали на то, что они чему - то удивляются при виде его. Причина этих удивлений оставалась ему непонятной.
   Наконец они добрались до павильона, в котором должен был состояться молебен. Собственно, как таковой это был и не павильон, а всего лишь некое отгороженное место, в котором на специальном креплении была установлена икона Преподобного Сергия, игумена Радонежского. А справа в специальной комнатке со стеклянными стенами готовились к молебну священники.
   -Константин! - обрадовался отец Константин его появлению. - Расставляй пока технику, скоро начнем.
   -Это моя племянница Полина, - представил Константин девушку. - Вы не возражаете, если она поприсутствует?
   -Конечно, нет, во славу Божью! - улыбнулся отец Константин.
   Он уже был в парадном одеянии, как и остальные священники, которые должны были ему прислуживать. Константин расстегнул футляр, развернул штатив и установил его напротив иконы. После чего прикрепил на него камеру.
   -А я даже ни одной молитвы не знаю, - вздохнула у него за спиной Полина.
   -Не переживай, - Константин принялся настраивать камеру, - мне тоже не так много известно молитв. К сожалению. Есть одна, если так можно выразиться, универсальная. Монахи придумали.
   -Какая? - с интересом спросила Полина, оглядываясь по сторонам.
   -"Господи Иисусе Христе, помилуй меня грешного". Это я тебе несколько укороченный вариант называю, есть и длиннее.
   -А ты в последнее время стал рассеянным, брат, - улыбнулась ему племянница.
   -А чего?
   Она ласково обняла него:
   -Ты мне это уже говорил.
   Едва Константин успел закончить все приготовления к съемкам, как начался молебен. Константин перевел камеру с иконы на священнослужителей и посмотрел на Полину. Она внимательно наблюдала за всем, что происходит. Откуда ни возьмись, позади священников выросла огромная толпа людей, которая даже не поместилась в павильоне и растянулась на половину этажа.
   -Ничего себе! - тихо сказала Полина.
   Константин услышал свое имя и поднял голову. Дьякон отчаянно жестикулировал ему, давая понять, что он выбрал неправильную точку съемки. Подхватив штатив, парень выбежал прямо на ту часть зала, где была установлена икона, брякнул штатив на пол и направил камеру на отцов. Полина с противоположной стороны улыбнулась ему и вновь переключила свое внимание на священников.
   С нового положения Константину было еще лучше видно людей, которые собрались здесь. На первый взгляд казалось, что да, действительно пришло много тех, чей возраст уже перешагнул сорокалетний рубеж. Но потом он понял, что просто вся молодежь в силу страха или еще каких причин предпочла не выпячивать себя. За спинами взрослых Константин явственно разглядел немало молодых душ.
   Отец Михаил вновь жестом показал ему, что он снимает не оттуда. "Да что опять не так?" - подумал Константин, лихорадочно соображая, куда ему переместиться. Разве что только встать у ленточки, которая отделяла священников от мирян. Он расстроенно обнял штатив и вновь переменил дислокацию. Больше отец Михаил его никуда не гонял. К счастью, Полина тоже не мучала его вопросами, почему он бегает туда - сюда.
   Молебен завершился. Отец Михаил освободил проход, и люди, стоящие в очереди, стали подходить к иконе, целовать ее. Священники по обе стороны от нее вручали им миро в небольших сосудиках.
   -А почему они икону целуют? - шепнула брату Полина.
   Ему показалось, что он услышал в ее голосе протестантские нотки.
   -Целованием икон мы выражаем почтение тому, кто на ней изображен, не более того. Мы чтим не доску, а Преподобного. В Ветхом Завете Господь запретил творить кумира. Но буквально в следующей главе повелел Моисею установить на крышке ковчега двух золотых херувимов. Эти херувимы были в позе молящихся, то - есть им самим не захочется поклоняться. А Моисею было дано повеление излить медного змея.
   Возраст и пол людей, которые подходили к иконе, сменились.
   -Сколько девушек! - воскликнула Полина, забыв о том, что нужно соблюдать тишину.
   И действительно: среди верующих было очень много молодых (и, надо отдать должное, симпатичных) девиц.
   -А мне папа всегда говорил, что молодежь в лучшем случае в Церковь только на Пасху заходит, - в голосе Полины прозвучала такая обида, словно от нее долгое время скрывали самую важную правду. Впрочем, это, в каком - то смысле так и было.
   -Ты сама все видишь, - просто ответил Константин.
   Девушек сменили парни. Причем, это были не очкарики - ботаники, которых мамы за ручку привели, а серьезные накачанные парни, и невооруженным глазом можно было заметить, что они сюда пришли по собственной воле.
   -А можно я тоже пойду икону поцелую? - тихо спросила Полина.
   Константин на какое - то время задумался:
   -Но у меня вряд ли получится договориться, чтобы тебя пропустили без очереди...
   -А не надо без очереди, - возразила Полина. - Я в общем потоке пойду.
   -Но тебе придется идти в самом конце!
   -Ничего страшного!
   Не успел он что - то еще сказать, как Полина исчезла. Константин увидел, как среди подходящих к иконе мелькнула ее рыжая грива. Сочтя, что снял достаточно, Константин выключил камеру.
   -Скажите, а где отец Константин? - обратился он к проходящему мимо священнику.
   -Он переодевается, - последовал ответ. - Подождите здесь, он вот - вот выйдет.
   -Подожду.
   Чтобы никому не мешать, он встал в угол и там свернул штатив. Когда все было сложено и убрано в сумку, появился отец Константин.
   -Скажите, батюшка, мне нужно еще снимать? - спросил у него Константин.
   Тот помедлил с ответом.
   -Наверное, только если выставку пофотографировать.
   -А еще выставка будет?
   -Да. Останешься?
   -Останусь.
   "Правда, не знаю, понравится ли это Полине", - добавил про себя Константин.
   Полина, как и собиралась в общем потоке дошла до иконы и прикоснулась к ней. Константин был поражен ее терпением. Про себя же не переставал благодарить Бога: "Воистину велик Ты, Господи! Спасибо, что услышал меня. Сейчас этой девушке очень нужно было видимое подтверждение. И Ты дал ей его. Она увидела, что не одна она, молодая, находится здесь. Слава Тебе!".
   -Какая дальше программа? - подбежала к нему Полина. Абсолютно счастливая, довольная.
   -Ты не устала еще?
   -Наоборот!
   -Отец Константин попросил меня сфотографировать выставку.
   -То - есть мы сможем посмотреть ее?
   -Ну да.
   -Круто!
   Отец Константин уже собирал вокруг себя учеников воскресной школы. Подбежавший к нему мальчик обнял его.
   -Пап, а когда мы пойдем домой?
   Присутствующие засмеялись.
   -Скоро, скоро, - утешил отец Константин сына, потрепав его по голове. - Так, ну где Саша - то? Нам уже пора начинать.
   -Его там послушницы задержали, - пояснил подошедший дьякон Михаил.
   Все вновь засмеялись. В этот момент как раз и появился Саша в черном священническом облачении, но без креста. Схватив микрофон, он довольно женским голосом гаркнул:
   -Так, прошу вас за мной! Мы начинаем нашу выставку!
   Константину стало смешно. То, как освещал выставку этот человек, очень оживляло атмосферу, потому что сама она показалась Константину достаточно скучной. Кстати, и Полине тоже. Заметив, что они откровенно маются, отец Михаил отделился от группы и подошел к нам.
   -Ребят, если вы устали, то в принципе можете уже ехать. Фотографий ты сделал достаточно, видеосъемка есть, а все остальное уже по вашему желанию.
   -Спасибо вам, отец Михаил! - с благодарностью произнес Константин. На его взгляд, на сегодня действительно уже было достаточно. Особенно для Полины.
   Они спустились на первый этаж.
   -Я еще в туалет зайду, - сказал Константин сестре.
   -Давай.
   Константин рванул на себя дверь и столкнулся с девушкой, которая при виде него вскрикнула. Константин посмотрел на табличку и понял причину, почему дотоле на него так странно смотрели. Вернувшись в коридор, он прошел его до конца и свернул налево в мужской туалет.
   -Ну как тебе? - спросил он Полину, когда они выходили из Манежа прямо в объятия ветра и людей, которые так пока и не попали на выставку.
   -Знаешь, - медленно сказала она, - сегодня мне это уже показалось чем - то осмысленным...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава одиннадцатая
   В этот день в культурном центре "Покровские ворота" должна была состояться лекция известного миссионера отца Романа Крымова. Константин заблаговременно выделил в своем графике время, чтобы посетить это мероприятие. Помня о возникшем интересе Полины к теме Христианства, он задал ей вопрос:
   -Не хочешь пойти со мной на лекцию к отцу Роману?
   Полина сейчас же придвинулась к компьютеру и набрала в "Яндексе" фамилию отца Романа.
   -А, знаю его! Он единственный, кто за "пусек" заступился.
   Константин понял, что, видимо, пришла пора ей кое - что объяснить.
   -Полин, - сказал я, стараясь, чтобы мой голос звучал максимально искренне, - даже если бы в Церкви один Крымов (хотя это далеко не так) как ты говоришь "поддержал "пусек", это не значит, что на самой Церкви нужно ставить крест. Церковь состоит из людей, таких же ненормальных, как и мы, только у каждого из них свои "тараканы". Кто - то слишком жадный, кто - то чересчур завистливый, кому - то мысль о карьере не дает покоя. Однако есть Церковь земная - воинствующая, а есть Церковь небесная - торжествующая. Вот в Нее мы верим. А в земной мы причащаемся, участвуем в прочих Таинствах, и ошибки других не должны ни отвращать нас от Нее, ни заслонять от нас наши собственные.
   -А ты сам лично, что на их счет думаешь?
   -Ты знаешь, мое мнение по их поводу менялось. Сейчас я думаю так: их надо было выпустить, хотя бы ради того, чтобы не портить "имидж" Церкви. А ключарю того храма стоило бы накормить их блинами, отшлепать и отпустить. Но, смотри, Промыслом Божиим, им не встретился подобный юродивый. И случилось то, что случилось. Из этой ситуации мы, верующие, в первую очередь и должны были извлечь уроки. Не извлекли.
   Этот разговор происходил у них по дороге на лекцию отца Романа. Был морозный декабрьский вечер. У метро Китай - Город на фоне оливье из старинных зданий и современных ресторанов возвышался храм.
   -Как мы доберемся до "Покровских"? - обратилась к брату Полина.
   -Поедем на автобусе, - ответил тот, указывая на подошедший к остановке транспорт.
   В салоне они устроились у окна и всю дорогу до нужной им остановки провели в молчании. Константин не знал, о чем думала Полина. Вполне возможно, что о предстоящей лекции. Может быть, придумывала вопрос, который собиралась задать отцу Роману. А что задать она его ему собиралась, он знал это точно, потому что она до этого обсуждала с ним, о чем его заведомо не следует спрашивать. Ему было приятно, что она отныне неравнодушна ко всему тому, что связано с Христианством. Пусть пока она и не пришла к Богу...
   Они сошли на пятой по счету остановке и стали растеряно озираться.
   -Ну и куда дальше? - обратилась к Константину Полина.
   -Куда? - задумчиво ответил он. - Судя по карте, прямо, а потом нужно будет свернуть в арку. Вперед!
   Скользя по обледенелой поверхности асфальта, они медленно двигались вдоль ярко освященных витрин. На лицах шедших им навстречу прохожих застыло смешанное выражение усталости и какой - то обреченности, свойственное такому животному как москвич, особенно в зимнее время суток. С неба валил снег, оседая на дорогах и крышах домов, словно накрывая пространство белоснежным бескрайним одеялом. Машины ревели им вслед, как будто торопили.
   Пройдя одну арку, которая явно была не той, что им нужна, они остановились у следующей.
   -Извините, - Константин дернул за рукав проходящего мужчину, - здесь находятся "Покровские ворота"?
   -Да, - последовал ответ.
   -Идем, Полин.
   Константин пропустил ее вперед и тоже нырнул в арку.
   -М - даа! - не справилась с собой Полина. - Как же они здесь работают!
   Брат понимал ее. Они очутились в темно - темном дворе, подобном тем питерским дворикам - "колодцам", гордо именуемыми самими питерцами "парадными". В глубине двора горел один - единственный фонарь. Свет от него падал на подъезд, из которого только что вышли на крыльцо два человека. Глаза Константина с большим трудом различили какую - то вывеску.
   -Должно быть, нам туда.
   Взяв Полину за руку и вглядываясь в темноту, он повел ее в сторону крыльца.
   -Вы куда? - оживился один из людей, стоящих на крыльце. По всей видимости, это был охранник.
   -Скажите, это культурный центр "Покровские ворота"? - задал Константин риторический вопрос. Почему риторический - потому что он уже разглядел то, что было написано на вывеске.
   -Нет, это в следующей арке.
   -Спасибо.... В какой следующей?!
   -Выйдете и направо, - устало пояснил охранник.
   -Спасибо.
   -Ну что? - спросила брата Полина, которая стояла чуть в стороне и не слышала их короткого диалога.
   -Надо было идти в ту арку, - мрачно ответил Константин.
   Они вышли обратно на дорогу, едва не столкнулись с машиной, которая как раз въезжала в покидаемый ими двор и пошли обратно. На этот раз вывеска с указанием, что они пришли по адресу, висела прямо при входе в арку.
   Культурный центр "Покровские ворота" находился в подъезде высотного дома. Чтобы попасть непосредственно в сам центр, нужно было пройти по ступенькам. По всему подъезду были установлены корзины, из которых можно было взять Православные журналы. Миновав стеклянные двери, Константин и Полина оказались в небольшом уютном коридорчике. Налево была дверь в туалет, прямо - гардеробная (несколько вешалок в ряд), а рядом дремал на стульчике усатый охранник.
   -Простите, а где можно купить билеты? - растревожил его сон Константин.
   Охранник стряхнул с себя дрему и посмотрел на нас:
   -Пройдите в зал, налево, там, у девушки купите.
   -Спасибо.
   Они прошли в зал. Он представлял собой поделенную на несколько секторов книжными рядами библиотеку. Правда книжки в ней выдавались на платной основе и возврату и обмену не подлежали. В дальнем углу было небольшое возвышение, где располагались стеллажи с литературой на сугубо Библейские темы. У окна стояли несколько столиков, за которыми ужинали молодые люди. Напротив были открыты двери в полутемный лекционный зал.
   Константин прошелся по залу, так и не сообразил, у кого нужно приобретать билеты и, чувствуя себя полным придурком, возвратился к охраннику.
   -Простите, пожалуйста, к кому я должен был подойти?
   Тот зевнул:
   -Девушка в очках за прилавком.
   -Понял.
   На самом деле, Константин и в этот раз не особо понял, с кем ему нужно разговаривать, однако вернулся в зал. Заметив мужчину, который остановился возле девушки у книжной полки и протягивает ей деньги, Константин пристроился ему вслед. Девушка встала за прилавок и протянула ему билет.
   -Два, пожалуйста, - сказал Константин, протягивая ей билет.
   На билетах, выданных нам, значилось: "Лекторий "Правмира": Протодьякон Роман Крымов "Ошибки миссионера".
   -Держи, - Константин протянул свой билет Полине.
   Она взяла его и вчиталась в текст, напечатанный на нем.
   -Интересная, все - таки тема, - заметила она. - Должно быть, близкая тебе?
   -Отчасти да, - кивнул Константин. - Очень трудно проповедовать в век информационных войн, когда к Церкви со стороны СМИ (и не только либеральных) заведомо предвзятое отношение, и любые контраргументы совершенно не воспринимаются.
   -В этом плане отец Роман умеет отбиваться от прессы, - улыбнулась Полина.
   -Ты видела его интервью на канале "Дождь"? - улыбнулся Константин, вертя в руках билет.
   -Да, и на меня оно произвело впечатление.
   -Я думаю, вживую он будет еще интересен, - заверил девушку Константин.
   До начала лекции оставался час. Так получилось, что они с Полиной приехали заранее, ибо боялись опоздать. Но теперь выяснилось, что времени в запасе у них еще много. Чтобы не тратить его понапрасну, они решили воспользоваться представившимся нам шансом и побродить вдоль книжных рядов.
   Полина остановилась у стеллажа с последними памфлетами Быкова. Она вытащила самый толстый том и пролистала его. А Константина заинтересовали книги Щедровицкого, историка, написавшего апологетическое исследование Ветхого Завета. К сожалению, сумма книги оказалась превышающей количество купюр в его кошельке, и покупку пришлось отложить до следующего раза.
   Время текло томительно медленно. Обойдя все стеллажи, они с Полиной пошли бродить по второму кругу. Периодически Константину попадались интересные книги, так или иначе связанные с Православием, в основном, с Ветхим Заветом, потому что в последнее время он занимался изучением Пятикнижия. С небольшой стопкой в руках Константин пошел на кассу.
   Девушка в очках постриженная под мальчика подняла на него глаза.
   -Все будете брать?
   Константин немного оторопел от такого вопроса и не сразу нашелся что ответить:
   -На все у меня денег не хватит. Пока только это.
   Девушка пробила ему чек. Константин молча взял у нее книги, попросил пакет и отошел.
   -Сколько до начала? - спросила Полина, которая уже начала маяться.
   -Двадцать минут, - ответил Константин.
   -Долго, - вздохнула Полина.
   По залу, в котором должна была состояться лекция, уже ходили осветители и человек с камерой и штативом.
   -Уже можно пройти? - спросил Константин его.
   -Вы простите, не я здесь главный, - с виноватой улыбкой развел руками тот. - Сейчас девушка выйдет, у нее спросите.
   Девушка действительно вышла - минут через семь. К тому времени ожидающие начала лекции выстроились в стройную очередь перед открытой дверью. За спиной Константина происходил следующий разговор:
   -Федоров говорил, что нужно просто больше наблюдать за собой, и тогда постепенно с гневом удастся справиться.
   -А вы были у него?
   -Да.
   -Ну и как?
   -Ой, нам очень понравилось! Правда, в зале было несколько душно, солнце слепило! Но Святослав Михайлович был как всегда прекрасен!
   -Я хотела еще книгу, чтобы он мне подписал, но там столько людей вокруг него было, что я оставила эти бесплотные попытки.
   Константин повернулся и спросил:
   -Вы про субботнюю лекцию?
   Две подружки и их муж радостно улыбнулись ему как родному:
   -Да - а!
   -А вы тоже были?
   -Да.
   Константин повернулся к Полине.
   -А вы помните, как Федорова спросили насчет покупок на Православных выставках и что он ответил?
   -Да - а!
   -А что он ответил, я видимо, отвлеклась или прослушала?
   -Он сказал, что если мы проводим до выхода, то тогда покупать не нужно, а если...
   -"...А если не проводим, тогда покупайте всего и побольше", - закончил Константин.
   Они рассмеялись тому, что понимают друг друга с полуслова. Вот это Константин и называл христианским единением во Святом Духе. А не те протестантские экзальтации, которые можно наблюдать в лютеранских храмах.
   -Вы прямо в один голос поете, - усмехнулась Полина.
   -Мы просто любим Федорова, - с улыбкой пояснил Константин.
   Девушка, которая стояла на входе в зал, взглянула на свои наручные часы и объявила:
   -Показывайте билеты.
   Так как они с Полиной стояли первые, они первыми и протянули ей билеты. Их пропустили в зал. Константин предложил устроиться на первом ряду, чтобы было лучше видно и слышно. Время шло, а отец Роман все не появлялся. Но наконец среди желающих попасть в зал Константин разглядел тучного священника с окладистой бородой, который пробирался к своему столу.
   На середину зала вышла женщина с микрофоном:
   -Мы рады приветствовать вас в культурном центре "Покровские ворота". Сегодня наш зимний лекторий открывает отец Роман Крымов со своей лекцией "Ошибки миссионера".
   Зал разразился аплодисментами.
   -Есть два основных варианта поведения миссионера в новой для него аудитории, - говорил Крымов, блуждая взглядом по аудитории. - Первый путь - путь Сенкевича, ведущего программы "Вокруг света": вот я прихожу и тупо говорю о том, что мне интересно. Вы хотели в Турцию? Фиг вам, я вам сегодня про Тибет впариваю. У меня на календаре Великий пост, и я про него буду сегодня говорить. Тут, конечно, говорить надо так, чтобы было интересно вашей аудитории. А значит, вы должны хотя бы имитировать мыслительный процесс.
   Действительно, есть немало людей, которые никогда не были в Тибете и не собираются ехать туда, с интересом слушают, какие особенности одежды у тибетских монахов, что они делают по вечерам и так далее. Точно также - в рамках некоей православной экзотики, давайте расскажем о тех православных, которые еще встречаются в наших джунглях.
   Второй путь - перейти на "чужое" тематическое поле - поле, более интересное для нецерковных людей. Когда я беседую с подростками на тему Гарри Поттера или "Матрицы", моя задача - дать ребятам понять, что носить мои очки - это интересно. Их любимые вещи могут быть необычными, если смотреть моими глазами. Мой христианский взор - не ограничение кругозора, а наоборот, расширение. Я пытаюсь показать, что этот фильм, эта книга, этот сюжет - гораздо интереснее, чем казалось поначалу.
   Великая ошибка миссионеров - делать вид, что люди ничего не знают про теневые стороны церковной жизни. Иногда мне кажется, что легче было быть миссионерами первых веков, миссионерами у язычников, потому что в глазах неверов слово апостола о Церкви и сама Церковь были идентичны. Ты, твоя личность, твои глаза, твои слова - это одно и тоже. Если это был настоящий апостол и проповедник, то эта идентичность действовала великолепно. А сегодня наша многовековая история не только помогает, но и вредит изрядно. Так, на Дальнем Востоке главными врагами миссии были не языческие шаманы, а русские купцы и чиновники, которые поступали с людьми не по заповедям.
  
   Вот и сегодня - люди и воочию видят какие-то недолжные ситуации церковной жизни. И вам как миссионерам достались те язвы и проблемы, которые так до конца и не решены в церковной жизни, в церковной мысли: церковь и власть, церковь и богатство, церковь и государство.
   Еще одна проблема миссионерского служения - проблема вкуса: неуместное проведение границы между иррациональным и рациональным. Есть прекрасные слова Иоанна Дамаскина: "Не все в Боге познаваемо, но не все непознаваемо, не все познаваемое выразимо, но не все непознаваемое невыразимо". То есть, есть в Боге то, что я могу познать и выразить своими словами, есть в Божественной жизни то, что я могу познать, но слов у меня не хватит, а есть нечто, что для тварного ума навсегда останется сокрытым. Иногда мы продолжаем рационализировать там, где пора уже остановиться, а иногда наоборот - мы слишком рано капитулируем. Церковь это не гетто, где люди прячутся от головной боли. Голова пригодится, ее надо использовать по назначению.
   Вечная проблема миссионера - проблема прохождения между Сциллой и Харибдой. Сцилла - это самовлюбленная самоидентичность, когда я стою в виде живого памятника своему сану и своей церковности, когда я прихожу к людям, но ничего не делаю, чтобы вжиться в их ситуацию. Одно дело, когда о боли и страдании говорит человек, много переживший, и когда - гламурный выпускник духовной академии.
   Другая крайность - Харибда - стать своим в доску. И нет Типикона, нет правила, нормы, которое бы сказало, как этого избежать и до какого момента можно идти на уступки своему нецерковному собеседнику. Человек, который слишком податлив, будет бесплоден, будет флюгером. Который замкнут в коконе своего статуса - тоже будет бесплоден.
   Еще одна ошибка миссионера - завышенное требование к своим слушателям. Педагог, который ищет идеальных учеников, останется один, также как и молодой человек, который ищет идеальную жену. Но это же касается учеников и слушателей. Когда и как, и насколько серьезно надо сердиться на тех олухов, которые тебя не понимают и все перевирают, и не воплощают те драгоценные советы, которые ты им уже дал - опять здесь нет однозначного ответа. Доколе мы должны терпеть эту пестроту церковной жизни и внутри нас самих, и пестроту наших собеседников и жертв наших педагогических усилий?
   Миссионер должен сам быть шизофреником - когда вы говорите, вы должны слышать себя ушами того, кому вы говорите. Шизофреничность миссионера еще и в том, что надо уметь поддерживать в себе чувство влюбленности в православие. Открывать для себя православие вновь и вновь и радоваться, что реальность православия глубже, интересней и прекрасней, чем я могу себе представить. Умейте собирать мелочи церковной жизни и радоваться им.... Ну, я уже достаточно поговорил, теперь готов слушать ваши вопросы.
   Полина подняла руку. Но какой - то мужчина уже перехватил микрофон. Однако Крымов повернулся к ней:
   -Подождите, вот девушка хотела спросить.
   Полина на дрожащих ногах поднялась и забормотала:
   -Здравствуйте, отец Роман, спасибо за нашу встречу. Я думаю, мой вопрос будет важен всем, кто присутствует в зале: как нам, миссионерам, отвечать на вопросы со стороны науки о естественном происхождении иудаизма, поскольку нет точных данных об Исходе евреев из Египта, о том, был ли монотеизм их изначальной религией? Спасибо...
   -У евреев и спросите, - просто ответил Крымов.
   Зал разразился смехом, а затем аплодисментами.
   -Понимаете, вот история про пророка Самуила, который, как известно, образец строгого единобожия. Саул ищет ослиц и находит Самуила: "Он сегодня пришел в город, потому что сегодня у народа жертвоприношение на высоте. Когда придете в город, застанете его, пока он еще не пошел на ту высоту на обед".
   То есть, оказывается, при пророке Самуиле жертвы совершенно спокойно приносились в каком-то городе, на какой-то высоте. То, что скиния была совершенно в другом месте, никого не волновало. Мы видим в Библии свидетельство, что такие вещи происходили. Да и вообще мы постоянно встречаем указания на жертвоприношения в самых разных местах. Давайте теперь вернемся к вопросу, почему же все-таки в израильском храме, в храме, который посещали израильтяне, - две мацевы, стелы, и два жертвенника. Вот есть такая интересная прорисовка с пифоса (большой сосуд из Кунтиллет-Аджруд на Синае): мы видим двух замечательных людей, там сзади кто-то со странной головой играет на лире, тут какие-то коровки пасутся и есть надпись.
   Вот эта надпись более крупным планом. И что же там написано? Не все буквы хорошо читаются, плохо сохранилось. "Сказал А (некий царь, его имя на Алеф начинается): "Скажи: я халлалелю ию асу и еще кому-то, я благословляю тебя Яхве Самарийским и его Астартой".
   Кто такая "его Астарта"? У всех богов есть своя Астарта, жена. У всех есть жена, а, боги что, не люди что ли, им что, не надо? Конечно, им надо. Астарта есть и у Яхве Самарийского. Что за Яхве Самарийский? Очевидно, это тот Яхве, которого почитают в Самарии, тоже абсолютно нормальное языческое отношение. То есть всевозможные Зевсы различаются по местам обитания и так далее, и так далее. Мы знаем, что Самария - это область к северу от Иерусалима. Вас смущает то, что я предлагаю, но это не я, а археологи предлагают интерпретировать две мацевы как два жертвенника - один побольше Яхве, а поменьше - его Астарте, то есть жене.
   Разве в Библии мы не находим нечто подобное? "И сказал Самуил всему дому Израилеву, говоря: если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, то удалите из среды себя богов иноземных и астарт и расположите сердце ваше к Господу, и служите Ему одному". Нет ли здесь ясного указания, что вообще-то можно служить не только одному Господу, но и Астартам? Всяким Яхвам Самарийским, Яхвам еще каким-нибудь. У каждого своя Астарта, как у нормального языческого бога, как и должно быть.
   Царь Манассия из другой книги, из другого места и в другое время. "И соорудил жертвенник в доме Господнем, о котором сказал Господь: "и в Иерусалиме положу имя Мое". И соорудил жертвенник всему воинству небесному на обоих дворах дома Господня... И поставил истукан Астарты, который сделал, в доме [то есть в храме], о котором говорил Господь Давиду и Соломону, сыну его..."
   Разве это не о том же самом? То есть при царе Манассии, оказывается, совершенно спокойно даже в Иерусалиме были жертвенники всему небесному воинству и истукан Астарты. И эту Астарту не просто подселили по ордеру, как в 1918 году, а каким-то образом связали ее с Господом, которому храм был посвящен. То есть действительно израильская религия была такой, какой ее описывают в Библии, потому что Библия постоянно говорит про то, как в допленный период язычество примешивалось к вере в Одного Бога. Это была ее основная проблема, как это описывает Библия. Катастрофа, падение Иерусалима, разрушение и плен были наказанием за эту историю. Но археология нам показывает, как оно могло выглядеть, более прямо и конкретно. И вещественно.
   Теперь давайте подумаем об исходе израильтян из Египта. Думаю, что нет нужды напоминать, что имеется в виду. Израильский народ, который жил в рабстве в Египте, переселяется, сорок лет бродит по пустыне, потом входит в Ханаан. А что, собственно, могло остаться археологически значимого от этой группы людей, которая шла по пустыне? Подметки оторвавшиеся? Угольки костра? Да, в общем-то, и все. С тех пор там прошло огромное количество людей. Подметки эти подобрали и использовали вторично. Угольки костра тоже пошли куда-то в дело.
   Вообще-то говоря, очень трудно сказать, что сам процесс исхода археологически значим. По Синаю сплошь и рядом переселялись массы народа во всех направлениях, точнее в двух - с запада на восток и с востока на запад. И сейчас там очень много туристов, вот от них много чего останется. Египетские источники, наверное, могли бы рассказать о десяти казнях египетских, об Исходе израильтян, но дело в том, что египетские источники, как большинство источников, очень тенденциозны.
   -Он действительно крут! - шепнула Полина на ухо брату, поддерживая общие аплодисменты.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава двенадцатая
   Константин не мог бы передать те чувства, которые наполняли его в ту ночь. Это была смесь восторга и радости. Причем не от пьянящего душу шампанского, не от веселого загула под окнами собственной квартиры, а от того, что в эту ночь Господь вновь явил свое присутствие через маленькое чудо. Но для него оно по размеру не уступало чудесному исходу евреев из Египта.
   Полина не спрашивала у него совета, как встретить Новый год, и он не собирался лезть в ее жизнь. В конце концов, Константин не ее духовный отец, она не воцерковлена, какое он имеет право лезть в ее личную жизнь? Ему помнилось, как они обычно встречали Новый год в их семье. Ничего необычного, все как у всех: талисман года под елкой, традиционное сжигание записок под бой курантов. Рядовое постсоветское язычество. В этот раз родители отправились вместе с Полиной праздновать к бабушке.
   Полина обещала позвонить ему перед Новым годом где - то за час. Константин мысленно представлял разговор с ней. Уже привыкнув к тому, что она в последнее время спрашивает у него советы в области Православия, он ожидал, что и в этот раз ему будут заданы вопросы относительно того, как христиане отмечают Новый год. Особенно, принимая во внимание, что он выпадает на время Рождественского поста.
   Полина позвонила без двадцати двенадцать.
   -Не отвлекаю?
   -Да что ты, я даже "Огонек" не смотрю!
   -А чем занят?
   "Сейчас она решит, что я отгородился от мира в своей келье и провожу время в гордом одиночестве", - подумал Константин.
   -"Ворониных" смотрю.
   -А я думала, молишься, - даже с некоторым разочарованием произнесла Полина.
   -Уже помолился.
   -Понятно.... Знаешь, я хотела у тебя спросить...
   -Давай, - подбодрил ее Константин, видя, что она колеблется.
   -Как Православие относится к сжиганию свечек и загадыванию желаний?
   -Плохо относится.
   -Ну, вот тогда и не буду. Мы тут подумали, вернее, родители мне предложили...
   "Господи! - воскликнул про себя Константин. - Ведь пять минут назад я размышлял над тем, как же мне убедить Полину, что сжигать записки под бой курантов - это архаичное язычество. А Ты Сам все устроил! Это ли не чудо?!".
   -То - есть ты не будешь... сжигать? - осторожно уточнил брат.
   -Нет, - ответила Полина. - Хотя я признаю, что... это же традиция.
   -Не все традиции нужно соблюдать.
   -Вот и мы так подумали.
   -Ну и молодцы! - похвалил Константин. - С Наступающим Рождеством и помощи Божьей в Новом году!
   -Спасибо, - ответила Полина. - Я надеюсь, после Рима многое изменится.
   -Я тоже...
  ***
   В эту ночь Константин спал удивительно спокойно. Обычно перед командировками (которые, кстати, он не особенно - то и любил), к нему в гости заходила бессонница. Не то, чтобы он ее звал, она, как правило, не спрашивала у него приглашения и бесцеремонно врывалась в комнату. Но в этот раз она, очевидно, забыла его адрес. А может быть, дело было в том, что он как никогда был уверен в Божьем присутствии рядом.
   В пять утра Константин проснулся. Естественно, за окном было еще темно - январь как - никак. Чисто формально почистив зубы, Константин выбросил из шкафа на диван свитер и рубашку. Котенок с затаенной грустью в глазах наблюдал за действиями хозяина. Накануне вечером он был настолько расстроен, что Константин взял его на руки и долгое время ходил с ним по квартире. Обычно хвостатый не любил этого, но в этот раз трогательно прижался к Приданникову и поминутно бросал на него грустные взгляды.
   Пока Константин был в ванной, ему пришла смс - ка. Выйдя в коридор, он посмотрел на дисплей - водитель такси извещал его, что машина подана. Вторая смс - ка пришла через десять минут - Полина сообщала, что родители привезут ее в аэропорт. Остальным членам экспедиции в Рим Константин написал накануне в группе своего прихода в социальной сети, во сколько и в каком аэропорту состоится сбор.
   Одевшись, Константин почесал кота за ухом и выволок чемоданы за дверь. На его счастье, консьерж спал мертвецким сном, отгородившись от внешнего мира занавеской. Поэтому Константин покидал свой дом никем не замеченным.
   Водитель ждал внизу. При появлении Константина он распахнул дверь машины и выскочил на заснеженную улицу.
   Они обменялись рукопожатием.
   -Ой, это вы!
   По - видимому, водитель был не чужд Православию, раз читал его статьи.
   -Да, это я.
   Они загрузили его вещи в багажник машины. Константин сел на заднее сиденье. Специально, чтобы максимально ограничить общение с водителем. Тот устроился за рулем и завел двигатель. Машина отъехала от дома.
   Они мчались по ночным заснеженным улицам в потоке машин, разбрызгивая грязь. Константин смотрел сквозь грязное стекло на мелькающие дома, трубы нефтеперегонных заводов, серые облака и с удивлением отмечал, что в голове нет ни одной мысли. Нет, конечно, они мелькали в голове, человек не может ни о чем не думать, особенно, такой как Константин Приданников, но какой - то особо оформившейся мысли у него в данную минуту не было. Он просто наслаждался временем спокойствия, когда ты ни за что не ответственен, за все отвечает водитель, а ты просто сидишь и думаешь о своем.
   В какой - то момент водитель проехал нужный поворот, и ему пришлось разворачиваться. В эту минуту Константин особенно обрадовался тому, что у него нет водительских прав. Ведь это же ежедневный риск. Во - первых, ты можешь кого - нибудь сбить. Не специально, конечно, а случайно. Во - вторых, никто не отменял аварийных ситуаций. В - третьих, гаишники, готовые всегда содрать с тебя три шкуры. Так что, с какой стороны не посмотри - везде одни минусы.
   Внезапно водитель начал сбавлять скорость.
   -Что такое? - обратился к нему Константин, выныривая из анабиоза.
   -Бензин закончился, надо бы залить, - последовал ответ.
   Они припарковались возле бензоколонки. Водитель в одном свитере выпрыгнул из салона и побежал к кассе. Константин откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза. В кармане ожил смартфон. Константин вытащил его на свет и глянул на дисплей. "Мы в аэропорту, ждем вас". Писали члены прихода. Следовательно, они доехали раньше Константина. Видимо, у водителя, который вез их, бензобак был заранее заправлен. Или же нужно просто исходить из того факта, что метрополитен и бензин - понятия несовместимые.
   Заправив машину, водитель вернулся в салон. И они продолжили путь. Сон спал. Константин смотрел в окно, тщетно пытаясь понять, где они сейчас проезжали. Но потом оставил эти бесплодные попытки и углубился в свои размышления. Попытался представить, какой ему достанется номер. По каким улицам они будут ходить. Что их ждет в этой поездке. Запомнится ли она им?
   Впереди показались огни аэропорта. Водитель снизил скорость. Константин приосанился и застегнул молнию на пальто. В лицо сквозь лобовое стекло ударил яркий свет прожекторов и встречных машин, теснившихся на площади перед терминалом "В".
   Они припарковались позади серенькой "Мазды".
   -А дальше не поедем? - иронически посмотрел Константин на водителя.
   -Там парковаться долго, машин много, - виновато пояснил тот. - Может быть...
   -Да не надо, все нормально, - успокоил его Константин и толкнул дверь.
   Водитель открыл багажник и помог ему вытащить из него сумки. Через минуту Константин уже входил в аэропорт.
   Прежде чем попасть в недра мира стюардесс и самолетов, нужно был миновать так называемую процедуру обыска. Константин встал вслед за женщиной в красной куртке.
   -Проходите! - велела ей служащая.
   Та покорно прошла через металлоискатель, тот, учуяв нечто запретное, разразился истошным воплем. Служащая принялась водить по телу несчастной специальным прибором.
   Вспомнив, что у него остался кошелек, Константин выложил его и положил в коробку.
   -Проходите, - кивнула ему служащая.
   Константин смело шагнул к металлоискателю, на девяносто процентов уверенный, что у него - то он точно ничего не найдет. За свое самодовольство Константин был сурово наказан.
   Женщина велела ему вывернуть карманы. Константин с удивлением обнаружил, что забыл там свой мобильный. Он отправился в ту же коробку, что и кошелек. А Константин вернулся на исходную позицию, чтобы пройти процедуру заново.
   И опять металлоискатель отреагировал на него.
   -Что у вас там? - устало спросила служащая.
   -Да ничего, - ответил Константин, показав ей вывернутые наизнанку карманы брюк.
   Она внимательно осмотрела его, но ничего, что могло бы звенеть, больше не обнаружилось. Махнув рукой, женщина жестом показала, что он может идти.
   Члены прихода ждали его под табло регистрации.
   -Доброе утро! - нестройным хором приветствовали они его.
   -Скорее ночи, - зевая, заметил Константин. - Вы что, до утра еще два часа минимум!
   -Мы кого - то ждем? - спросил Николай, переминаясь с ноги на ногу.
   -Да, - кивнул Константин. - Мою племянницу.
   -Еще и племянницу с собой прихватил, - донеслось до его слуха.
   -Давайте условимся на берегу, - хмуро предложил Константин. - Поверьте, в том, что именно меня настоятель нашего храма благословил провести эту миссионерскую поездку, моей вины нет, на то воля Господня и решение отца Константина. Просто у меня из всех присутствующих у единственного есть миссионерское образование. Поэтому если кого - то я в качестве экскурсовода не устраиваю еще не поздно повернуться и уехать домой.
   Возникшее молчание разрядила своим появлением Полина.
   -Я сильно задержалась? - спросила она, щурясь в тщетных попытках рассмотреть сколько времени.
   -Да нет, все нормально, - ответил за всех Константин. - Пока есть время, предлагаю, кому нужно заглянуть в туалет.
   Часть прихожан осталась стоять, где стояла, а часть разбрелась по залу в поисках туалета. Константин в несколько расстроенных чувствах шел вдоль колонн людей, ожидающих своей очереди на регистрацию, следя за тем, чтобы с ним никто не столкнулся. Не очень, конечно, приятно начинать поездку со ссоры. С другой стороны, не он ее начал, и по - моему повод для нее столь ничтожный, что, как говорит молодежь, "не стоит и заморачиваться".
   Вымыв руки, Константин вернулся к своим. Кроме пары человек, его уже дожидалась и Полина.
   -Жалко, конечно, что мы летим не вместе, - вздохнула она.
   -Ты о том, что у нас места не рядом в самолете?
   -Да, я об этом.
   -А ты боишься летать?
   -Боюсь, - призналась Полина. - И еще как...
   Когда все снова были в сборе, они стали проходить рутинные процедуры по допуску на борт. На таможне с ними случился казус. Суровый таможенник с непроницаемым лицом вернул билет Полине.
   -Что такое? - подскочил к ней Константин.
   -Дело в том, что вы все неправильно сделали, - пояснил парень.
   -А как должно быть правильно?
   -Нужно вернуться и пройти заново регистрацию.
   -Мужик, я ни хрена не понял, что ты сказал мне, - честно признался Николай, которому он тоже вернул билет.
   -Короче, нас как - то неправильно зарегистрировали, - быстро пояснил Константин, направляясь обратно. - Что ж, пройдем заново.
   Как говорится, нет худа без добра. В результате им с Полиной достались места рядом.
   -Еще чуть - чуть, и я действительно поверю в Бога! - сказала Полина, когда они с ней шли сдавать багаж.
   Константин мысленно поблагодарил Господа за Его такое явное присутствие в данной ситуации, и не только в данной.
   Когда со всеми формальностями было покончено, Константин собрал прихожан и объявил им:
   -Значит так! До посадки у нас два часа. Можете пока сходить в кафе, побродить по магазинам, в общем, на это время вы предоставлены сами себе. Встречаемся без десяти десять вон у той колонны.
   После чего повернулся к Полине:
   -Ты есть не хочешь?
   -Хочу! - призналась она. - И даже очень!
   -Давай в "Шоколадницу" зайдем, - предложил Константин, указывая на сверкающую вывеску.
   -Хорошо.
   В "Шоколаднице" было полным полно народу. Им едва удалось занять столик в самом углу, правда, увы, он оказался расположен так, что все проходящие волей - неволей наталкивались на них. Подошедшей официантке они заказали пасту, салат "Цезарь" с креветками и сэндвичи.
   -Не лопнем? - усмехнулась девушка.
   -Да я вот уже тоже думаю, не махнул ли я лишнего. Ну ладно, разберемся.
   -Слушай, почему все эти люди как будто и не хотят ехать? - спросила Полина, оглядываясь, словно боясь, что кто - то из тех, о ком она говорит, может в эту минуту оказаться рядом.
   -Одни едут ради шопинга, - начал пояснять Константин, - другие ради самой возможности попасть за границу. У третьих иные мотивы. Если хотя бы у одного из наших прихожан в планах посмотреть места, в которых был Христос и поразмышлять об этом, я буду считать, что прожил свою жизнь не зря.
   Им принесли салат.
   -А вкусно! - оценила Полина.
   -Да, неплохо! - согласился Константин.
   -А сейчас же пост! - лукаво посмотрела на него девушка.
   -Не пытайся меня поймать, - хмуро сказал Константин. - Если бы ты знала причины, по которым я его не соблюдаю, ты бы сейчас не улыбалась.
   Больше они к этой теме не возвращались.
   -А много у нас экскурсий будет?
   -Обзорная в первый день, ну точнее, во второй, первый, все - таки, это такой ознакомительный, Неаполь вам покажу, в Ватикан съездим. Всё.
   -Неплохо!
   -Полин, только между нами.... По - моему, ты не только хочешь посмотреть город и приобщиться к Христианству, тебя еще что - то гнетет здесь. Я прав?
   Полина посмотрела брату прямо в глаза.
   -Есть такое...
   -Не хочешь, не говори.
   -Да нет, ты же слышал про моего молодого человека. Хочется забыться.
   -Понятно.
   Когда они доели, Константин огляделся в поисках официантки, чтобы попросить счет. Но так, как кафе было большое, а официанток всего три, то все они были заняты. Дождавшись, когда та, что обслуживала нас, пробегала мимо нашего столика, Константин остановил ее и попросил принести счет. Однако ждать пришлось около пятнадцати минут.
   Когда они, наконец, расплатились и присоединились к остальным, до посадки оставалось двадцать минут. Оставив Полину с Николаем, который ей явно симпатизировал, Константин подошел к окну и посмотрел в ночное беззвездное небо. Много веков назад Моисей, показывая на них, объяснял своим единоверцам, что это не боги, а творения Божьи. Сейчас же небо было пустое, даже облачка никакого нельзя было рассмотреть. По взлетному полю навстречу бесконечности катился очередной готовый ко взлету самолет.
   Наконец, объявили посадку. В воздухе по мере приближения к трапу появился традиционный специфический запах самолета. В салоне их встретили симпатичные стюардессы. Константин по уже многолетней привычке рефлекторно в каждой из них пытался опознать свою знакомую, которая несколько лет назад бросила институт и стала стюардессой. Но, они вновь разминулись рейсами.
   Их с Полиной места были в середине салона. Она сидела у окна, Константин у прохода. Загрузив багаж в отделение над сиденьями, Константин махнул рукой прихожанам в другом конце салона, чтобы они поскорее рассаживались и не создавали пробку.
   -Долго нам лететь? - спросила Полина, прикрывая глаза.
   -Три с половиной, - мрачно ответил Константин, вынимая плеер.
   -Ого, - покачала головой девушка. - Успею всего Мопассана прочитать.
   Время шло, а они все не взлетали. По салону то и дело пробегали стюардессы.
   -Что там происходит? - проворчала Полина, отрываясь от своей книжки.
   -Погодные условия, - объяснил Константин.
   Наконец самолет покатился по взлетной полосе. Дождавшись, когда погаснет табло, Константин вновь заткнул уши наушниками, но в этот момент его толкнула в бок Полина.
   -Что?
   -А чего ты слушаешь?
   -Крымова.
   -А о чем конкретно?
   -О смерти и воскресении.
   Полина помолчала.
   -А можно мне послушать? Или ты очень хочешь?
   Константин протянул ей наушники.
   -Ой, а ты что будешь делать? - спросила она, забирая плеер.
   -Дремать.
   Константин действительно дремал, периодически открывая глаза и наблюдая за девушкой. Было видно, что поднятая в данной лекции Крымовым тема ее очень тронула. Может быть, ее интерес к Богу связан и с тем, что она задумалась о ценности жизни, о ее конечности? Но, Константин, конечно, не стал ее об этом спрашивать, это она пусть своему духовнику рассказывает.
   Когда Константин конкретно заснул, его кто - то энергично потрепал за плечо. Оказалось, это был Алексей, член прихода.
   -Да?
   -Простите, что потревожил вас, но просто вы же все наши вещи проверяли перед отъездом.
   -И что? - уже более напряженно спросил Константин.
   -У меня телефон пропал, - совсем расстроенным голосом сообщил Алексей.
   На этом месте рассказа Константин бы подпрыгнул, но помешали ремни.
   -Как пропал?!
   -Ну, вот так...
   -Может, лучше сказать, ТЫ его потерял?
   -Может быть, и так?
   -Давай вспоминай! Вы с Кристиной в кафе были?
   -Были, - подтвердил Алексей. - Вы с вашей сестрой пошли поесть и мы тоже.
   -А телефон когда у тебя пропал?
   -Ну, вот где - то после этого я его и не видел, - ответил Алексей и замер.
   -Ты же, небось, с него в Интернет по вай - фаю выходил в кафе, да?
   -Ну, естественно!
   -У меня нет вопросов, - Константин вновь откинулся на спинку сидения.
   -А что же теперь делать? - растеряно продолжал смотреть на него Алексей.
   -У тебя два варианта только. Или спрыгивать с парашютом и на попутках добираться до аэропорта. Или потерпеть и прямо из Рима лететь обратно. Выбирай.
   Расстроенный Алексей вернулся на свое место.
   -Я что - то пропустила? - Полина освободила уши от наушников.
   -Ничего особенного, - пожал плечами Константин. - Ну, что скажешь о лекции?
   -Знаешь, все так логично, - понизив голос, сказала Полина, - что мне даже удивительно, почему люди в это не верят.
   -Именно потому, Полин, что это не логично, - ответил Константин. - Ну не придумано Евангелие, там много того, что в той среде, где оно возникло, просто не могло появиться. Вот и модно сейчас родословную идею Иисуса искать в Индии.
   Шел второй час полета, когда они с Полиной отодвинули от себя пустые упаковки с завтраком. На этой линии, на их взгляд, очень неплохо кормили. Им подали сэндвич, салат, булочку, а в чашки они попросили налить колы.
   -Красота! - Полина в блаженстве прикрыла глаза.
   Константин тоже собирался было подремать, как вдруг увидел шатающегося Николая. Он брел по салону, заваливаясь то на левую, то на правую сторону. Константин попытался встать, вспомнил, что пристегнут, освободился от ремней и вскочил.
   -Ты что, обалдел? Где успел выпить?
   -А я не пил! - икнул Николай, и изо рта его вырвался мерзотный запах дешевого пойла.
   -Дурак, тебя оштрафуют! И это в лучшем случае!
   -А вы бы, Константин Васильевич, сидели себе спокойненько и не нервничали, - похлопал его по руке Николай. - У меня же проблемы будут, не у вас. И меня оштрафуют, а не вас. Посторонитесь!
   Он обогнул его и, качаясь, двинулся к туалету. Константин надеялся, что там не будет очереди, и на его счастье (как ему казалось со своего места) очереди действительно не было. Однако отсутствие ряда людей у туалетной комнаты вовсе не означало, что в ней самой никого не могло быть. Это и доказал на практике Николай, когда попытался отворить запертую изнутри дверь.
   Предприняв несколько бесплотных попыток, он принялся ломиться в нее. Константин стал быстро пробираться к нему, чтобы предотвратить трагедию. Но было уже поздно.
   Дверь кабинки распахнулась, и в салон вывалился широкомордый человек с тремя волосами на затылке.
   -Ты что, очумел? - он как - то сразу, не разбираясь, схватил Николая за рубашку.
   -Простите, простите! - пробился к ним Константин. - Не сердитесь на него, он ненормальный!
   -Да?! - даже с каким - то интересом посмотрел на свою жертву широкомордый.
   -Ну а не видно разве? - развивал свою мысль Константин. - Не бейте его, его и так жизнь побила.
   Пару секунд широкомордый напряженно думал.
   -Живи, чудила!
   Он выпустил Николая и скрылся за занавеской в другой части салона. Константин огляделся. Стюардесс поблизости не было, а пассажиры в салоне явно не были (по крайней мере, в данный момент) заявлять на нетрезвого пассажира.
   -Еще что - нибудь выкинешь, лично тебя высажу прямо в облака, - пригрозил Константин Николаю.
   Когда они выходили из аэропорта, Константин мотал головой по сторонам в поисках водителя, который должен был нас встретить.
   -Мы кого - то ждем? - спросила Кристина.
   В ее голосе прозвучало недовольство. Алексей взял жену за руку. Видимо, он чувствовал себя неуютно из - за истории с телефоном и старался, что бы и он и его родственники (пусть не по плоти) выглядели как можно более незаметно.
   -Нас должны отвезти в гостиницу, - сухо ответил Константин.
   В аэропорту стояли несколько человек, которые держали в руках с табличками, на которых по - английски были написаны русские фамилии. Среди них Константин увидел и свою.
   -Нам сюда, ребят!
   Подойдя к кудрявому итальянцу, Константин поприветствовал его на родном ему языке и пожал ему руку. Он двинулся к выходу из аэропорта, остальные поспешили за ним.
   Константин был в Риме первый раз. Но не за границей. И вот он обратил внимание на то, что объединяет многие европейские города: аэропорта. Выходишь из них, и перед тобой типично европейская улица типично европейского города. Обязательно пальмы какие - то, иномарки (а какие, с другой стороны, еще машины можно увидеть за границей, не отечественные же!), люди в типично европейских одеждах. А вот в Риме традиция нарушалась. И аэропорт какой - то не европейский, и пальм не было, и люди какие - то итальянские повсюду. Кто не уловил здесь легкую иронию, дальше книгу может не читать.
   Водитель, ловко лавируя между встречными машинами, довел их до подземного паркинга и снял с сигнализации черный "Мерседес". Они разместились в фургончике и вскоре уже выезжали из гаража. Однако их задержали какие - то формальности с оплатой парковки, пришлось даже покидать паркинг через другой выезд, но это мелочи.
   На Константина город произвел впечатление. За окном мелькали деревья на фоне синего неба, впереди можно было рассмотреть город. Природа при беглом осмотре не отличалась от Российской, а вот улицы и дома очень. Чем больше Константин бывал в Европе, тем сильнее убеждался, что Петербург - талантливая копия со всех европейских городов. Там тоже нет дворов, и дома построены очень близко друг к другу. По - моему, только в Москве есть такой зверь как московские дворики, в которых можно хотя бы на время скрыться от городской суеты.
   На заднем сидении Алексей и Кристина периодически обменивались восторженными репликами. Эту молодую семейную пару на своем приходе Константин приметил недавно, но очень полюбил их. Алексей работал журналистом в научно - популярном издании. Он как - то приносил Константину несколько номеров, но он не смог их одолеть - не его была тема.
   Во время беседы после службы он рассказал ему, как пришел к Церкви. Здесь же на приходе он и нашел себе жену. Кристина стала ходить к ним в храм не так давно, но Константин сразу обратил на нее внимание. Она была как - то не по - современному углублена в веру. Среди девушек Константин такое встречал не часто. Видимо, Алексея именно это в ней и привлекло. Они стали встречаться, и уже через месяц Алексей сделал ей предложение. Венчали их в этом же храме.
   В кармане ожил андроид.
   -Да, - вздохнул Константин.
   -Здравствуйте, Константин, это Наталья, ваш экскурсовод.
   -Могли бы и не представляться, я узнал вас.
   -Ну, судя по всему, вы уже в Риме?
   -Вы удивительно догадливы.
   -Да, это мой единственный недостаток.
   -Наверное, нам нужно встретиться и согласовать план экскурсий?
   -Ну, безусловно. Во сколько вы будете в гостинице?
   -Мы еще едем.
   -Давайте тогда созвонимся во второй половине дня и обсудим предметнее.
   -Хорошо.
   Машина въехала в город.
   -Сколько помоек - то! - воскликнул Николай.
   -Почти как на Хованском, - вторил ему Алексей.
   -Вы помойками сюда любоваться приехали! - выругалась Кристина. - На город смотрите!
   -Вот мы и смотрим! - хихикнул Николай. - Одни свалки!
   Он преувеличивал. Вначале действительно дорогу окружали возвышения из отбросов, но дальше началась цивилизация. Типовые европейские домики перемежались зданиями ресторанчиков, кинотеатров и прочих развлекательных заведений. Солнце пробивалось сквозь тучи и преломлялось. В сравнении с московским климатом было так тепло, что Константин уже в машине стал освобождаться от верхней одежды.
   -А представляешь, что в Неаполе будет! - шепнула ему Полина.
   -Я даже думать об этом не хочу...
   Дорога от аэропорта до гостиницы заняла у них сорок минут. Водитель помог ему выгрузить вещи свои и своих попутчиков. Константин повернулся к ним.
   -Значит так, друзья мои, сегодня у нас у всех свободный день. Вечером я встречаюсь с нашим экскурсоводом, она расскажет, что у нас завтра по плану, я вас извещу смс - ками. Приятного знакомства с Римом!
   Они перешли дорогу и вошли в гостиницу. Итальянец, похожий на известного певца Рамацотти, взял у Константина паспорта. Улыбка сошла с его лица ровно с того момента, как он узнал, что они из России. Видимо, он часто смотрел новости по Первому каналу.
   Когда было покончено со всеми формальностями, он протянул ему ключи.
   -На каком этаже у нас номер? - спросила Полина, когда они входили в лифт.
   -На третьем.
   Номер оказался уютным с двумя кроватями. Полина сразу же раздвинула занавески. Из окна открывался чудесный вид во двор. Вот причудливо изогнутая крыша, за которой виднеется фасад городской капеллы. "Надо будет зайти посмотреть насколько у них церкви отличаются от наших", - подумал Константин. А если смотреть левее, виден прекрасный сад, из которого дорога ведет прямо на оживленную площадь. Уже хотелось гулять, но сначала нужно было разобрать вещи.
   Константин подтянул к себе сумку и расстегнул молнию.
   -Ничего, что я тебе не помогаю? - спросила Полина, лежа на диване и болтая в воздухе ногами. - Я устала с дороги.
   -Лежи, - велел Константин, выкладывая на диван сложенные вчетверо кофточки, свитера, рубашки.
   -Честно говоря, долго я не пролежу, мне есть хочется, - призналась Полина.
   -Сейчас разберу, пойдем есть, здесь за углом кафе симпатичное есть, негритянки содержат.
   -Да ладно?
   -Правда, правда!
   -И там вкусно?
   -Ну как тебе сказать? Сама увидишь!
   Когда все вещи были разобраны, они покинули номер. Внизу в панике метались Алексей и Кристина.
   -Ну что еще случилось? - устало спросил Константин.
   -Николай пропал, - ответил Алексей.
   -Да я его видел, он в номер к себе поднимался, чтобы проспаться, - для наглядности Константин махнул рукой куда - то вверх.
   -В номер - то он поднялся, - подтвердил Алексей, - но в самом номере его нет.
   -Откуда вы знаете? - в упор посмотрел на него Константин.
   -Мы попросили портье вскрыть дверь.
   -И что?
   -В том - то и все дело, что ничего.
   -Точнее, никого, - уточнила Кристина.
   -На телефон звонили ему?
   -Мы за границей, - напомнил Алексей.
   Константин со вздохом вытащил свой сотовый и позвонил Николаю. Абонент оказался недоступен.
   -Да хрен с ним, - махнул рукой Алексей. - Найдется! Небось, по барам пошел!
   -Надеюсь, что так, - Константин вернул телефон в карман.
   К полудню стало еще теплее. Они с Полиной оставили в номере теплые московские пальто и переоделись в легкие куртки. Гостиница находилась, условно говоря, в самом центре Рима. По левой и правой стороне улице тянулся рад кафе, но они твердо решили зайти в заведение негритянок и свернули во двор.
   -Даже не верится, что мы в Риме, - тихо сказала Полина.
   -Но ты все равно чем - то расстроена, - сказал Константин.
   -У меня же экзамены впереди, - пояснила девушка.
   -Но ты же готовилась.
   -Конечно, готовилась. Я и с собой взяла билеты.
   -А когда же ты учить будешь?
   -Ну, вечером, например.
   Они вошли в кафе. Улыбчивая женщина, постриженная под мальчика, оторвалась от чистки бутылок и поспешила к ним. Она поприветствовала их по - итальянски и препроводила к свободному столику. Через минуту она принесла им меню.
   -Что ты будешь? - спросил он Полину, листая книжечку.
   -Наверное, рыбу, - ответила та.
   -Фи, рыбу, как скучно! Взяла бы дорогой коньяк! Пиццу!
   -Сам и ешь свою пиццу!
   У него в кармане ожил телефон.
   -Да?
   -Здравствуйте, это Наталья.
   -Узнал, узнал.
   По ее голосу он понял, что она хочет сказать ему что - то неприятное.
   -Наша встреча отменяется?
   -Да нет, что вы, мы же договаривались. Но...
   Она помолчала.
   -Возникла одна неприятность. Непредвиденная неприятность. Я не хотела говорить до нашей встрече, но, считаю, бессмысленным это скрывать, вы все равно узнаете. Я сломала руку и не смогу провести завтрашнюю экскурсию уж точно.
   -Какая жалость, - пробормотал Константин, растерянно глядя на Полину. - А Ватикан?
   -С Ватиканом можно подумать, - ответила Наталья, но в голосе ее он не услышал уверенности. - Но по всей вероятности, с Ватиканом может получиться.
   -Уже хорошо, - вздохнул Константин. - А мы увидимся вечером?
   -Да, - последовал короткий ответ.
   -До вечера.
   Константин отсоединился и положил телефон на стол.
   -Что случилось? - посмотрела на него Полина. - Экскурсии отменяются?
   -И, да и нет. По крайней мере, мы, может быть, будем обделены экскурсоводом.
   -Ну и фиг с ней, - простодушно сказала девушка, наблюдая за подходящей официанткой. - Я не сомневаюсь, что ты будешь не хуже любого экскурсовода.
   Официантка приняла заказ.
   -Что - то мне это место не очень, - признала Полина, когда она отошла. И когда уже ела, добавила: - Да и еда, если честно, тоже.
   -И я удивляюсь. В прошлый раз все было гораздо вкуснее.
   -Все течет, все меняется. Предлагаю тост.
   -Давай.
   Константин разлил вино по бокалам.
   -Ты знаешь, я пока не могу стопроцентно сказать, что верю в Бога, - медленно проговорила Полина, - но давай выпьем за то, что Он привел нас сюда.
   -Да, - согласился Константин, - давай за Христа.
   -А он здесь при чем? - удивилась Полина.
   -Здравствуйте, - Константин поставил бокал на стол, - Он Бог.
   -Он Бог. С чего ты взял, что Он Бог?
   -Ты, правда, считаешь, что после стольких бесед я должен по - прежнему тебе доказывать, что Христос - это Бог?
   -Было бы не лишним.
   -Хорошо, - Константин прожевал еще один кусок резиновой пиццы и отложил вилку. - Что тебе непонятно? Давай, действительно, лучше выясним сейчас, иначе дальнейшие экскурсии не имеют смысла.
   -Мне непонятно, как вы можете обожествлять человека? Мне тут на глаза попался отрывок из Ветхого Завета, как нарочно, там были слова: "Проклят всякий, надеющийся на человека". Или что - то в этом духе. И про дерево там сказано, что проклят всякий, кто повешен. А вы...
   -Я понял. Смотри, давай сначала я тебе задам вопрос, который, мне удивительно, что его никто не задает из тех, кто считает себя "верующим" и ходит в храм, в лучшем случае, раз в году? Откуда мы знаем о Боге? Его когда - то придумали? Да, так тебе скажут атеисты. А я скажу - мы знаем о Боге от Самого Бога. Теперь, когда мы выяснили этот момент, скажи, что это за Бог, Которому нет никакого дела до мира, который он создал? Многие... заблуждающиеся считали, что Бог - это Часовщик, Который однажды завел часы и оставил их. Однако мы, христиане, считаем, что Богу есть до нас дело. И однажды Он не возгнушался стать тем, кого Он создал.
   Полина помолчала.
   -Вижу, я не убедил тебя. Но Христос сказал, что никто не придет к Нему, если не приведет его Отец. Я помолюсь о тебе. Завтра у нас экскурсия по церквям. Может быть, ты что - нибудь поймешь...
   Константин вернулся к своей пицце. Полина обернулась и посмотрела в окно.
   -Может быть, - сказала она, - зайдем в эту?
   Когда с ужином было покончено, они расплатились и вышли на улицу. Уже темнело.
   -Как же здесь тепло! - воскликнула Полина.
   -А ты представь, сколько сейчас в Москве! - улыбнулся Константин, застегивая молнию на куртке.
   -Не напоминай мне о Москве, - поморщилась Полина. - Сейчас Москва у меня ассоциируется только с государственными экзаменами.
   Они перешли дорогу и вошли в церковь.
   -А разве креститься не нужно? - посмотрела на брата Полина.
   -Все - таки это не православная церковь, при всем уважении.
   Однако по красоте она ничуть не уступала православным соборам. Внутри прямо напротив хода сверкал в свете вечернего света, проникающего внутрь сквозь стекла, алтарь. Перед алтарем можно было разглядеть презепе. Это католический аналог православного вертепа.
   -Как красиво! - прошептала Полина.
   -У нас не хуже, - на всякий случай сказал Константин, но в храме и вправду было на что посмотреть.
   По самой планировке и обстановке капелла была выдержана в традиционном католическом стиле. При входе слева стояла статуя из пластика последнего Римского понтифика. По периметру храма на разных возвышениях можно было увидеть статуи Христа, Девы Марии, Иосифа, пророков. Вот именно из - за этого Константин всегда критически относился к убранству католических соборов. Ибо мне не нравится эта игрушечность, которую придают им эти статуи.
   Какое - то время они молча разглядывали кто что: Полина - презепе, Константин - алтарь. Когда в храме стали появляться люди (уже не знаю, в каком они статусе - прихожане или захожане), он тронул ее за рукав:
   -Пойдем.
   Они вышли на улицу.
   -Ну, куда теперь? - спросила Полина, оглядываясь по сторонам.
   -Пойдем Площадь Венеции посмотрим, - предложил Константин.
   -Давай.
   Они вышли на площадь. Уже почти стемнело. Фиолетовое небо быстро - быстро покрывалось звездами. Кое - где уже зажгли фонари, но на самой площади свет пока не горел. По левой и правой стороне тянулся палаточный ряд уличных торговцев, но, что удивительно, их было немного. Сувениры не поражали своим разнообразием, в основном это были медальоны, брелки, зажигалки с изображениями Франциска, Рима, разрушенного Колизея, капелл. Так же здесь можно было разжиться саблями, игрушечными миниатюрными воинами, приобрести фигурку понтифика как действующего, так и ушедшего на покой. С Папой Римским так же продавались полотенца, ручки и прочие письменные принадлежности. По каменной площади носились туда и сюда продавцы самых разных национальностей (преимущественно негры) и предлагали всем... Константин не знал точно, как это называется, но с помощью этой штуки можно снимать себя с телефона на расстоянии. Классная вещь! Они купили три таких, одну Полине, две других на подарок.
   Идя по площади, Константин и Полина жадно рассматривали все, что встречалось им по пути. К величественной капелле вел небольшой так называемый мост, который тянулся от самой площади.
   -Зайдем? - предложила Полина.
   -Конечно.
   Быстро, преодолевая силу тяготения, притяжения или как там она называется, они взбежали вверх по горке и вошли в капеллу, носящее имя Косьмы и Дамиана. К своему стыду Константин не помнил, кто эти святые и чем они прославились. Он тогда сказал себе, что потом обязательно восполнит этот пробел. Как потом выяснялось, церковь правильно называть "Базилика Санта Мария ин Космедин".
   Сама капелла напоминала собой замок, внутри которого обнаружился прекрасный дворик с фонтанчиком. Константин прочитал в путеводителе по Риму, что эту церковь когда - то перестроили из языческого храма, посвященного богу дверей. Внутри оказалось очень уютно. При входе маленький рукомойничек, налево скамейки, перед ними - алтарь. Константин обратил внимание, что во многих храмах, если не во всех, был не один алтарь. Интересно, почему?
   Возле колизея они встретили расстроенную Кристину.
   -А у тебя - то, что случилось?
   -Леша пропал!
   -И он тоже? - вытаращил глаза Константин. - Ну вы как дети, ну что такое!
   -А вы звонить ему не пробовали? - во взгляде Полины недвусмысленно читалось, что она думает о Кристине.
   -Междугородка же, - та сделала такой вид, как будто Полина предложила ей отобрать хлеб у неимущего.
   Константин со вздохом вытащил андроид и набрал номер Алексея.
   -Ты где? - спросил Константин, дождавшись, когда тот возьмет трубку. - Куда пропал?
   -Да я тут на площади, покупаю эту хреновину, которой селфи делать.
   -Давай скорее, жену уже напугал.
   -Иду!
   -Возвращается твой благоверный, - сказал Константин, глядя на Кристину. - Подарок тебе покупает.
   -Козел, - от души выговорила Кристина. - Ну, я ему устрою подарок...
   Какое - то время они стояли на площади, уворачиваясь от встречных прохожих. Наконец среди пестро одетых итальянцев Константин увидел Алексея. По сдвинутым бровям Кристины, Приданников понял, что ничего хорошего Алексея в этот вечер не ждет.
   -Вот тебе подарок, любимая! - он протянул ей коробочку, перевязанную ленточкой.
   -Ну, дорогой, спасибо тебе! - закричала Кристина, размахивая в воздухе коробочкой. - Спасибо, что истрепал мне все нервы сегодня! Сначала телефон, потом кафе, теперь вот это!
   -Действительно, не мог предупредить что ли? - поморщился Константин.
   -Да я же не знал, что такая буча поднимется, - оправдывался Алексей.
   -Теперь ты меня пытаешься во всем обвинить!
   -Пойдем, Полин, -Константин тронул девушку за рукав.
   Они почти что бегом пересекли площадь и вскоре уже шли по своей улице в сторону гостиницы.
   -Я думала, еще немного, и у меня ноги отвалятся, - призналась Полина, когда они вошли в номер.
   -Я тебя понимаю.
   -Что у нас дальше по плану?
   -Отдыхать.
   -Прекрасно!
   -А в семь часов у меня встреча с экскурсоводшей Натальей. Пусть расскажет, что нас здесь ждет.
   Расстелив постель, Константин бухнулся на нее и мгновенно провалился в сон. Наверное, каждому, кто хоть раз путешествовал, знакомо это ощущение первого дня. Когда день тянется непривычно долго, во многом потому, что сменились часовые пояса, к тому же, иной распорядок дня влияет на восприятие времени.
   Будильник в андроиде прозвенел ровно без десяти семь, но Константин проснулся раньше на пятнадцать минут. Полина еще дремала. Константин стал одеваться. Собственно, поскольку он лег одетым, ему было достаточно всего лишь обуться и накинуть куртку.
   Когда он отпирал дверь, Полина проснулась.
   -Ты надолго?
   -Надеюсь, нет, - ответил Константин, выходя в коридор. - Там на столе компьютер, вай - фай в номере есть, посмотри пока фильм какой - нибудь.
   -Хорошо.
   Едва Константин закрыл за собой дверь, как из номера напротив выскочил Алексей.
   -Что опять? - спросил Константин.
   -Да ну ее, - махнул рукой парень. - А вы куда?
   -С экскурсоводом нужно встретиться. Поговорить насчет наших планов относительно последующих дней.
   -А можно я с вами?
   Константин на секунду задумался:
   -Пошли.
   Они спустились вниз. Натальи еще не было.
   -Подождем, - Константин опустился в кресло.
   -Подождем, - пробормотал Алексей, присаживаясь рядом.
   -Николай не появился, не проверяли?
   -Я стучал к нему в дверь, по - прежнему никого.
   -Интересно, здешняя полиция тоже начинает поиски только на третий день?
   -А вы думаете, с ним что - то случилось?
   -Ну а куда он делся? - резонно спросил Константин.
   -Ну, может быть, по барам пошел.
   -Никого не предупредив?
   -Ну, вообще да...
   -Я же не ставлю никаких моральных ограничений, не мое это дело, чем вы там, в свободное время занимаетесь, но предупредить - то можно.
   -А вы позвоните ему.
   Константин вновь попытался связаться с Николаем. Результат был тем же самым.
   -Пусто, - Константин убрал телефон в карман.
   -Опаздывает Наталья, - Алексей посмотрел на часы.
   -Есть такое.
   -Константин Васильевич...
   -Смелее.
   -Вот у меня есть родственники. Тоже верующие, всё... Но в церковь не ходят, о Причастии не слышали и не понимают.... Вот как тут поступать?... Наверное, вам эти вопросы много кто задавал, или вы слышали ответ на такие.
   -Знаешь, Леш, я слышал многое на эту тему, более того, сам с ней соприкасался... Отцы решительно запрещаю проповедовать и рассуждать о Боге тем, кто к этому не готов, кому это не интересно. Ну, представь, ты смотришь телевизор, футбол, а к тебе подходит твой сын и начинает: "Пап, а ты знаешь, если ты завтра на исповедь не пойдешь, ты будешь в аду". Как вот после этого папочка в Церковь пойдет, что скажешь?
   -Я думаю, нет.
   -И, кроме того, не забывай какое у них за плечами прошлое. Семьдесят лет советского атеизма. Никакого Бога нет. Только коммунизм, товарищ Брежнев, вперед в светлое будущее! Им тяжело перестроиться. Тяжело. Надо это понять и не давить на них. По существу самой сильной проповедью является наша христианская жизнь. Если наши родственники поймут, что для нас Церковь - это не кружок и не воскресный клуб по интересам, то они как минимум благосклонно примут Её, как максимум сами приобщаться к Ней. Ну а даже если нет, не сбрасывай со счетов слова Спасителя, сказанные мытарю Закхею: "Ныне пришло спасение дому сему". За решимость одного человека оставить прежний образ жизни многое простилось и его ближним, потому что его покаяние не могло не сказать на них.
   -Понятно, - вздохнул Алексей.
   -Ты не думай, что я такой умный сейчас, сижу тут перед тобой, философствую. Повторяю: я сталкивался с этой проблемой, так же как ты часами доставал знакомых священников по Интернету и в офф - лайне вопросом: "Что мне делать, они не ходят в Церковь!". Это нормально, с этим, наверное, каждый христианин сталкивался. Конечно, когда мы обретаем Такую Радость, нам хочется Ею поделиться с каждым, особенно, с ближними. Однако... в жизни, а в церковной, тем более, далеко не все так понятно и просто, как нам того бы хотелось.
   В этот момент появилась Наталья.
   -Извините за опоздание!
   -Как ваша рука? - учтиво спросил Константин.
   -К вечеру ноет, - Наталья машинально посмотрела на свой гипс. - Не будем терять времени, давайте сразу к делу.
   -Что, здесь? - вытаращился на нее Алексей.
   -Да, а что такое? - не поняла она.
   -Ну, в холле, некрасиво как - то. Здесь через дорогу приличная кофейня есть, мы с женой на него набрели в обед, пойдемте туда.
   -Ох, ну пойдемте.
   Они вышли из гостиницы, прошли несколько метро и свернули во двор дома. Чтобы добраться до улочки, нужно было спуститься по лестнице. Те, кто были в Риме, знают, что между улицами города есть сообщения, зачастую многоступенчатые. И вот они спустились до середины так называемой лестницы и остановились перед дверьми симпатичного маленького кафе, устроенного в подъезде дома.
   -Как красиво! - не справился с собой Алексей, входя внутрь.
   Ресторанчик и вправду оказался очень уютным. При входе вы сразу попадаете в обеденный зал, от которого тонкой шторкой отделена гардеробная. Прямо перед тобой две двери: одна на кухню, другая - в туалет, общий для мужчин и женщин. Налево зал, направо зал. Слева курят, справа нет. Они пошли направо.
   Усатый седовласый официант, выглядящий в лучших итальянских традициях, усадил их за уютный столик в углу и подал им меню. Есть не хотелось - резиновая пицца еще окончательно не выветрилась из организма. Константин ограничился чаем, Наталья кофе, Алексей заказал мясное блюдо.
   -В двух словах, что нас ждет, - попросил Константин.
   -В двух словах: я не смогу вас поводить по городу.
   -Ну, это мы уже как бы поняли.
   -Да, но у меня есть достойная замена. Тоже Наталья. Специалист по европейской архитектуре. Искусствовед.
   -Искусствовед с архитектурным образованием, - рассмеялся Алексей. - В этом что - то есть!
   Константин хмуро смотрел на собеседницу:
   -Скажите, а вопрос об оплате...
   -Тариф прежний, - успокоила его она.
   -Как же вы все - таки так неосторожно...
   -Ну что делать... Воля богов.
   -По прошлому разу, помнится, вы в Одного - то не верили, а тут сразу о многих говорите...
   -Я смотрю, у вас с прошлого раза чувство юмора не появилось.
   -Лучше не иметь чувства юмора, чем такое.
   Им принесли столовые приборы.
   -Что на Родине - то происходит?
   -На Родине? Ничего хорошего.
   -Я так рада, что вовремя уехала. Сейчас, небось, и за границу - то не выпускают.
   -Вы знаете, я тоже не в восторге от происходящего, но считаю, что не нужно какать там, где живешь. Пусть это не идеальная земля, и растет на ней в данный момент бурьян, но это МОЯ земля. Моя. И поэтому меня всегда будет влечь к ней, что бы на ней не творилось.
   -Да вы знаете, я сама такая. Вроде и хорошо здесь, и кормят, а нет, нет, и включу российский канал.
   -Вот этого я бы вам как раз не советовал.
   -Ну, это я к слову.
   -Лучше посмотрите российский фильм. Хотя.... Нет, тоже не надо. Лучше почитайте что - нибудь их классики. Российской. Не Пелевина.
   -Наталья, - подал голос Алексей, - а не покажете ли нам сейчас город?
   Константин с удивлением посмотрел на него.
   -С удовольствием, у меня есть время.
   Когда они закончили есть, Наталья повела их по Площади Венеции, показывая на церкви и что - то рассказывая о них. Константин не слушал ее, ибо смотрел на Алексея и потихоньку понимал, для чего он это затеял. Не хотелось парню возвращаться в номер, где его ждет очередная ссора, вот и решил оттянуть момент возвращения. Только, извини, парень, ты сам виноват. С женой по - хамски обращаешься и хочешь в ответ христианского смирения? В идеале, оно, конечно, хорошо бы было, но садиться на шею тоже не следует.
   Через полтора часа они подходили к гостинице.
   -Ну, брат, не обессудь, - говорил Константин ему в лифте, - если тебе ночевать у Колизея придется.
   Алексей постучал в дверь номера, но ему не открыли.
   -Твоя жена у меня, - крикнул ему Константин. - Иди сюда!
   Алексей прошел к ним в номер. Кристина с Полиной смотрели телевизор.
   -А чего так рано? - спросила Кристина. - Мог бы и ночью прийти совсем.
   -Скажи, ты нарочно ищешь повод? - слегка нетрезвый Алексей оперся на шкаф. - Вот зачем портить праздник?
   -Какой это праздник? Праздник у нас ты устраиваешь сам себе. А я так только тебе нужна для того, чтобы ночью спать не страшно было.
   -Может быть, мы не будем обсуждать это... при них?
   -А чего нам стесняться! Мы же одна семья! Приход! Пусть слышат!
   -Хорошо, пусть слышат! Хотя я этого и не хочу!
   -Ты много чего не хочешь. А получается как всегда. Где вы были столько времени?
   -Разговаривали.
   -Разговаривали?! О чем можно разговаривать два с половиной часа?!
   -Об экскурсиях. Скажи, Кость!
   Константин промолчал.
   -Ладно, Леш, ты у нас все решаешь, когда с кем разговаривать, сколько, а мы так, погулять вышли...
   Алексей опустился на край кровати.
   -А я, помнишь, тебя предупреждал: как встретишь Новый год, так его и проведешь. Вот и ссоримся...
   "Ну что он за бред несет, - с досадой подумал Константин. - Ну ведь православный. Забыл что ли наш разговор на эту тему?".
   -Не говори глупости! - словно озвучила его мысли Кристина. - Все ссоры зачинаешь ты. Я тебе тогда просто высказала свое недовольство. У нас вообще так: либо по - твоему, либо никак. А если я выражаю свое недовольство, то сразу начинаю ссору.
   Коля взял со стола ключи.
   -Я иду спать.
   И вышел из номера.
   -Не возражаете, если я еще у вас побуду? - посмотрела Кристина на Полину и Константина.
   -Сиди, - пожал плечами тот.
   -Что вы все время ругаетесь? - поморщилась Полина.
   -Вопрос не ко мне, - дрыгнула ногой Кристина.
   -А ты чего такой расстроенный? - посмотрела на Константина девушка. - Николай нашелся?
   -Нет, - мрачно сказал Константин. - Поэтому и расстроенный. Если до завтра не появится, нужно будет принимать меры.
   -Какие?
   Константин помедлил с ответом:
   -Завтра видно будет.
   Константин снял обувь и завалился на кровать.
   -Ладно, я сделал все, что мог, пусть кто хочет, сделает больше.
   -Слушай, - подняла голову Полина, - побудь добрым еще двадцать две минуты.
   -Я засек время.
   -Мне Крысина письмо прислала.
   -Какое?
   -Ну, у меня же помимо экзаменов еще диплом.
   -Да, да, да, да, да, я помню.
   -Так вот Крысина прислала сценарий, каким она хочет видеть будущую передачу.
   -Показывай, - вздохнул Константин.
   Полина подняла крышку ноутбука. Константин придвинул его к себе и протер глаза.
   -Ну?
   Минут пять ему понадобилось на то, чтобы как следует ознакомиться с текстом.
   -Ну и дура, - не сдержался Константин. - Прости Господи!
   -Вот и я, если честно, так подумала, - призналась Полина.
   -Нет, ну вот она пишет, что ты тему передачи утвердила только сейчас. Я же помню, ты в конце мая еще к проректору ходила, так?
   -Так! Просто эта Крысина меня постоянно на пересдачи отправляла, а сейчас прислала свою версию и, видимо, решила, что эта она мне тему утвердила.
   -М - да.... И к какому тебе нужно трейлер передачи сдать?
   -К тринадцатому.
   -Символично.
   -Не то слово.
   -Я уже не могу с ней общаться, честное слово! Ненавижу!
   -У меня был в жизни похожий эпизод, - признался Константин.
   -И как ты справился?
   -Наверное, я не справился. Знаешь, в том и истина Православия, что это очень сложно побороть ненависть к человеку. В других религиях от человека так много не требуется. И поэтому я, понимая, что у меня не получается, ограничил наши контакты, иногда мы даже вообще общались через посредников.
   -Вот и я чувствую, что мне нужен посредник, - призналась Полина.
   -Так, как твою эту Крысину - то зовут?
   -А что ты ей хочешь написать?
   -Ну что.... К сведению приняли, будем работать.
   -О, спасибо, очень выручишь, а то я уже не могу с ней общаться, пусть и по Интернету.
   -Да - а, ну и расписала она тебе тут. Можно программу "Окна" снимать.
   -Можно, можно.
   -А у тебя что - то отснятое есть?
   -Есть, конечно.
   -А посмотреть?
   -В Москве.
   -Хорошо.
   Пальцы Константина резво застучали по клавиатуре...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава тринадцатая
   Пожалуй, ни в одном другом заграничном городе Константин не спал так плохо, как в этом. Причина всему кровать. Ложе оказалось неудобным, узким, да к тому же придвинутым к стене. В результате он пару раз за ночь утыкался в нее коленками, и это были не самые приятные ощущения. К утру затекла спина, болела шея, и настроение было на нуле. Кроме того, он представлял, как тяжело будет Кристине и Алексею во время экскурсии. У него было ощущение, что они так и не помирились.
   Вчера оставшуюся часть вечера они с Полиной потратили на то, чтобы написать ответ, которую бы устроил Крысину. Поскольку от нее было дано указание в сотый раз переработать изначальный сценарий, они договорились в течение дня каждый у себя в голове придумать варианты дальнейшей развитии концепции, вечером его озвучить, и наиболее удачный отразить на бумаге. Потом Константин еще звонил в Москву родителям, чтобы рассказать, как они здесь утроились, а после Полина своим родственникам. Спать они легли не то, чтобы очень поздно, но в двенадцать. Вставать требовалось в семь.
   Константин уступил Полине ванную. Пока она умывалась, он заглянул в почту. Письма от Крысиной не было. Ну и хорошо, подумал Константин, новых указаний нет, можно будет хотя бы целый день не думать о дипломе. Насчет того, что делать со сценарием можно и во время ужина поразмышлять.
   Полина вышла из ванной.
   -Во сколько у нас встреча с экскурсоводкой?
   -В восемь.
   -Ого, как рано!
   -Да, поэтому я тебя и поторапливал.
   Столовая находилась на первом этаже и занимала собой три полноценных помещения. На входе улыбчивая пожилая итальянка проверяла по спискам, проживает ли каждый входящий в гостинице или случайно заглянул сюда. Константин показал ей свой и Полинин квитки, она показала ему улыбку, и они прошли в зал.
   -Я займу столик, - сказал он Полине, - а ты иди, выбери себе что - нибудь.
   Константин устроился за столиком у окна и поискал глазами Алексея и Кристину. Их еще не было в зале. "Надеюсь, что они все - таки помирились, - подумал про себя Константин, вертя в руках салфетку. - Потому что, если нет, вся дальнейшая экскурсия не будет иметь никакого смысла".
   Подошла Полина.
   -Так, ну и чего ты там себе набрала?
   -Пирожных.
   -Поли - ин! Мы же часов до двух точно ходить будем. Проголодаешься! Возьми себе что - нибудь посущественнее!
   -Мне и так достаточно.
   Когда они переходили к чаю, в столовой появились Алексей и Кристина. Лица у них были заспанные, но по их коммуникациям Константин понял, что они все - таки не помирились. Следовало брать дело в свои руки.
   -Ты посиди, я сейчас, - сказал Константин сестре и подсел за их столик. - Так, братцы, вы для чего сюда приехали? Отношения выяснять? Этим можно и в Москве заняться. У меня сестра только - только Православием заинтересовалась, а вы чего творите? Христиане! Ну да! Алеш, ты себя ведешь не по - мужски! Виноват - извинись, и вопрос будет закрыт!
   Видимо, его слова были настолько убедительными, что Алексей, повернувшись к Кристине, молча обнял ее. Та не стала вырываться.
   -Давно бы так, - проворчал Константин. - Наш потеряшка не объявился?
   -Никак нет, - по - военному ответил Алексей.
   -Сейчас я ему звонить буду, - вздохнул Константин.
   -Не надо никому звонить, - Кристина первым заметила Николая, маячившим у входа в столовую.
   Константин поднялся со своего места и двинулся навстречу парню.
   -Где тебя носило? - грозно спросил он. - Мы уже хотели итальянскую полицию на ноги поднимать.
   -Много чести, - поморщился Николай. - У меня здесь родственники живут, вот я у них время и провел.
   -Родственники живут? А что же ты от этих родственников нам не позвонил и не предупредил, чтобы мы не беспокоились.
   -А я думал, вы и так не беспокоитесь, - с невинным видом ответил Николай. - А чего за меня беспокоиться? Мне же не пять лет.
   -Да вот именно, - поморщился Константин. - Тебе не пять лет. Тебе четыре!
   Он вернулся за свой столик.
   -Николай объявился? - спросила Полина, вытирая рот салфеткой.
   -Да, - вздохнул Константин. - Оказывается, у него здесь родственники. А позвонить он не удосужился!
   -Что у нас дальше по плану, напомни?
   Константин взглянул на часы:
   -Через минут двадцать должна подойти экскурсоводша. Пошли наверх, оденемся теплее и спустимся.
   Закончив есть, они встали из - за стола. Проходя мимо столика, за которым сидели Алексей, Кристина и Николай, он сказал им:
   -Через двадцать минут встречаемся на первом этаже.
   Когда они с Полиной спускались по лестнице, экскурсоводша, своей внешностью очень напоминавшая известную российскую актрису Фрейндлих, уже ждали их в холле.
   -Добрый день! - она привстала при их появлении.
   -Здравствуйте, "тоже Наталья", - улыбнулся Константин. - Мы не опоздали?
   -Нет, нет, я только пришла, - заверила его экскурсоводша.
   За спиной Константина появились Алексей и Кристина. Они подошли к ним.
   -Очень приятно! - Алексей поклонился Наталье. - Встреча на Эльбе практически.
   Константина передернуло:
   -Давайте к делу.
   Наталья поманила их за собой в угол, где располагались стеклянный столик и несколько маленьких диванчиков. Она расстелила на столе карту и стала рассказывать, какие именно культурные центра она хотела бы осветить в ходе экскурсии.
   -Простите, - вмешался Константин, - но у нас приоритет - Христианские святыни и храмы.
   -Да? - подняла на него глаза Наталья.
   -Это все члены московского прихода, я хотел бы показать им историю Христианства в Риме. История города нас интересует во вторую степень.
   -Вот как... - Наталья на секунду задумалась. - Мне ничего не говорили об этом...
   Константин с Полиной переглянулись.
   -Что ж, мне не впервой на ходу менять тон экскурсии, - Наталья вновь склонилась к карте. - Но все - таки, если бы меня предупредили заранее, я пришла бы более подготовленной.
   -Пусть вас это не тревожит, - сказал Константин. - Все, что вы упустите, я им потом поясню.
   -Скажите, вы бы хотели посмотреть катакомбы, где фактически зародилось Христианство?
   Константин посмотрел на Полину. Та едва заметно кивнула.
   -Мы хотели бы.
   -Но есть одно, - сказала Наталья. - Это на другом конце города. Нам придется брать такси, потом, наверное, автобусом, потом еще пешком...
   -Обойдемся без катакомб, - вздохнула Полина. Константин знал, что она не любительница долгих путешествий.
   Они вышли из гостиницы и направились к переходу вслед за экскурсоводом.
   -Быстрее, быстрее! - подгоняла она нас.
   -Так желтый же уже! - резонно заметил Алексей.
   -Здесь только на красный запрещено переходить улицы, - пояснила Наталья.
   Константин перебежал перекресток и обернулся. Прихожане с непривычки стушевались и как - то нерешительно мялись у светофора.
   -Ну, вы идете? - крикнул он им.
   -Мы зеленого подождем! - крикнул ему Алексей.
   Когда загорелся зеленый, только тогда остальные члены нашей группы сподобились перейти улицу.
   -Нам нужно подняться вот по этой лестнице, - сказала Наталья и первой двинулась по ступенькам.
   -Давай я тебе помогу? - предложил Николай Полине, протягивая руку.
   -Спасибо, но я как - нибудь и сама справлюсь, - сохраняя достоинство, ответила она.
   Константин улыбнулся. "Не видать тебе, Коля, моей Полины. Ищи себе девушку на один час на стороне".
   -Вот здесь, по легенде, одна знатная особа сбрасывала кавалеров с балкончика, вот с этого, - на ходу говорила Наталья.
   -В какое нехорошее место вы нас завели! - улыбнулся Алексей.
   -Нормально, нормально! - в тон ему сказала Кристина. - Так с ними и надо!
   -Видно, они плохо старались, - высказал предположение Алексей.
   -Может быть, и так, вполне возможно, - не стала возражать Наталья.
   В темной арке с трудом был различим музыкант. Он играл мелодию, первые аккорды которой вызывали у Константина воспоминания из детства: он сидит с родителями и смотрит "Ванильно - клубничное мороженое". Помните песню из этого фильма, которая звучит на титрах? Вот ее и исполнял музыкант на гармошке.
   Константин порылся у себя в кармане в поисках мелочи. Увы, мелких денег у него на тот момент не оказалось. Зато Алексей и Кристина бросили ему в лежащую кверху дном шляпу несколько медяков.
   Они остановились возле капеллы.
   -Как - то она совсем не похоже на церковь, - заметил Алексей.
   Наталья подняла указательный палец кверху:
   -Вы сказали, она не похоже на церковь. Очень верное наблюдение. Дело в том, что первые христианские церкви строились, как бы отталкиваясь от языческих храмов. В них совершать священнодействия могли только посвященные жрецы. А в Христианстве...
   -А в Христианстве все члены составляют священный народ по слову апостола и поэтому имеют право принимать участие в Таинствах, - закончил за нее Константин.
   У него появилась мысль, что женщина сейчас обидится на него за то, что он отбиваю у нее хлеб. Но она лишь благосклонно улыбнулась ему.
   -Совершенно верно, Константин Васильевич. Так как каждый верующий во Христа составляет одно тело, одну Церковь, он полноправный участник всех Ее Таинств. То, что, к сожалению, сейчас нивелировалось на Востоке. И поэтому христианские храмы строились по принципу, чтобы каждый мог быть максимально близок к алтарю. Никаких балконов как в языческих священных домах, никаких отделений священства от мирян.
   Она отвела их чуть в сторону, чтобы им не мешали туристам, входящим и выходящим из капеллы и открыла проспект, чтобы проиллюстрировать свои слова. Потом они зашли внутрь капеллы.
   Внутри это напоминало обычную католическую церковь. Повсюду статуи Христа, Божьей Матери как живое и наглядное подтверждение склонности современных католиков к Мариологии. У алтаря в окружении листьев лежал пластмассовый младенец.
   -Сейчас в каждом храме мы можете увидеть презепе, - прокомментировала, перехватив взгляд Константина, Наталья. - И в домах верующих традиционно задолго до Рождества начинают устраивать презепе. У кого как работает фантазия. Кто - то добавляет механизм, чтобы мельничка работала, текла водичка. Должна вам заметить, что Новый год для европейцев - отнюдь не Праздник с большой буквы. Так, лишний повод молодежь на дискотеку отправить, а взрослым пропустить по бокалу шампанского. Главный праздник здесь - Рождество.
   -А у нас по телевизору не устают повторять, что Европа - рассадник бездуховности, - ядовито съязвил Константин, поворачиваясь к своим прихожанам. - На ваших глазах, господа, рушится еще один миф.
   -Моисей! - воскликнула Полина, забывшись, где находится.
   Сидящие впереди на скамейке верующие обернулись на нее.
   -Что, Моисей? - не поняла Наталья.
   -Я в Москве мечтала увидеть статую Моисея Миккеланджело! - пояснила Полина. - И надо же так, она здесь!
   Действительно, скульптура Моисея была в углу храма, но не заметить ее было не возможно. Сейчас она была не освещена. Чтобы заработал прожектор, требовалось опустить монетку в автомат. Что Наталья и сделала.
   -Слушай, неужели Господь даже такие мелочи замечает? - шепотом спросила Полина. - Я в Москве хотела увидеть и, надо же, увидела! Мы ведь могли в этот храм и не зайти, первоначально, ведь иной маршрут был! Я так хотела увидеть Моисея! Неужели Он и такие молитвы, в моем случае, желания ничтожные и прошения слышит и видит?
   Константин оставил вопрос без ответа. А что на это скажешь?
   Какое - то время они стояли, любовавшись статуей Моисея. Потом, когда любопытствующих стало слишком много, они решили на этом закончить.
   -Так, теперь нам налево к следующей церкви, - объявила Наталья. - Возражений нет?
   -Нет, - ответил за всех Константин. - Вы же наш маяк сегодня.
   -Просто у нас некоторый экспромт сегодня, потому что мы изменили первоначальный маршрут, - виновато пояснила Наталья.
   -Все нормально, - успокоил ее Константин.
   За его спиной между тем пока они шли, происходил следующий разговор:
   -Ты узнал мелодию - то?
   -Конечно.
   -А помнишь...
   -Помню, из фильма "Ванильно - клубничное".
   -Да я не об этом! Мы тогда двадцать три года назад крупно поссорились и помирились именно под эту песню. Это знак.
   -А, да, действительно! Ты поэтому монетку кинула?
   -Ну да! А ты почему?
   -А я просто, потому что мне понравилось, как он играл. Кроме того, ты же знаешь, это моя любимая песня.
   "Неисповедимы пути Твои, Господи", - подумал про себя Константин, улыбаясь своим мыслям.
   -Какой красивый город Рим! - воскликнула Кристина. - Правильно Журавлев сказал - в Израиле почти ничего с Христианством связанного не осталось.
   -Позволю себе тебе возразить,- повернулся к ней Константин. - Именно "Новым Иерусалимом" Христос называл обновленный мир. И именно Израиль явил миру Единого Бога. Другое дело, что сейчас там больше иудеев и мусульман.
   -Чтобы попасть в Гроб Господень нужно заплатить арабу!
   -И от этого Гроб Господень не перестает быть Гробом Господнем. Кроме того, среди первых христиан было немало арабов, обращенных из язычников. То, что арабы предприимчивы - это уже национальные особенности.
   -Защитник евреев, - услышал Константин слова, сказанные ему в спину.
   Они зашли в другую церковь. Лично у Константина уже сложилось стойкое ощущение при посещении католических костелов - это некая игрушечность всего происходящего. Ненастоящим выглядел и алтарь. Весь антураж призывал верить в то, что здесь совершалось священнодействие. Однако то, что видел Константин, больше говорило о том, что это некая реконструкция Того, что в действительности должно было совершаться.
   Все эти статуи, фигурки производители впечатление кукольности. И на Константина действовало отталкивающе. Скамейки в храме он тоже считал лишним нововведением. Конечно, во время службы и ему, бывало, хотелось сесть, но в стоячем положении более сосредотачиваешься на молитве. А сидя в удобной позе, вытянув ноги, скорее захочется не молиться, а вздремнуть.
   -Вот здесь, - Наталья зашла в потайную комнату в углу храма, - очень почитаемый нами святой уединился от мира. Долгое время он молился, но со временем счел и этого затворничества недостаточным. Он ушел от мира и основал монастырь.
   Далее по плану была церковь, Константин не запомнил в честь кого названная. Наталья сообщила им, что, как правило, первые церкви назывались по именам тех, кто в них похоронен.
   -Сейчас скоро мы с вами увидим одно... ммм... один из пунктов политики нового Папы, - говорила Наталья. - Бездомным выдается пища.
   -Наталья, простите, у меня вопрос, - подал голос Алексей.
   -Да.
   -А как здесь в отношении политики толерантности? Ну, все эти однополые браки и так далее...
   -Значит, в отношении толерантности и всего прочего, - голос Натальи поледенел, и Константин понял, что этот вопрос задел ее за живое. - Как само явление мы считаем... личным делом каждого. Что касается брачного союза, то здесь Католическая Церковь категорически против.
   Константин обратил внимание на употребленное Натальей местоимение "мы". Значит, она причисляла себя к членам Католической Церкви.
   -Когда Папе Франциску задали этот вопрос, в лицо, буквально вот недавно на последней встрече, он сказал: "Кто я такой чтобы судить?".
   Последние слова она произнесла с плохо скрываемой гордостью, Как настоящий католик, она признавала за Папой безусловный авторитет.
   -В этом плане Восточной Церкви еще нужно многое пересмотреть в своей политике. В том числе и внешней. Но Католическая Церковь, хоть и не сразу, справилась со своими немощами. Восточная, быть может, тоже.
   "Справится, - подумал Константин. - В Советские времена бывало и похуже".
   Все это время они шли по узкой улочке, окруженной с обеих сторон заборами. Свернув налево, они увидели обещанных бедняков, выстроившихся в солидную очередь. Некоторые, получив дымящиеся миски, отходили в сторону, их лица светились от удовольствия. Константин попытался представить, как бы это проходило у него на родине. Богатое воображение на этот раз его подвело.
   Следующая церковь оказалась настоящей базиликой. Такой статус присваивали церквям, большим по размерам. Что - то аналогичное нашим Соборам, правда Собором может называться храм, в котором есть епископская кафедра.
   -Это первохристианский храм, еще до разделения на Западную и Восточную ветви, поэтому забываем свои конфессиональные пристрастия, - традиционно понизив голос, начала Наталья. - Для начала посмотрите на потолок.
   Прихожане дружно задрали головы.
   -Поскольку стены здесь выпуклые, согласитесь, изображения святых кажутся объемными?
   -Да, - кивнул Николай. - И никакого 3D не нужно.
   -Вот посмотрите, это апостолы Петр и Павел, - продолжала Наталья. - Петр традиционно изображается седовласым, а Павел с открытым черепом и бородкой.
   Должен сразу отметить, это выглядело действительно потрясающе.
   -А здесь, - Наталья отвела их чуть в сторону, - одна из христианских реликвий. Колонна, у которой бичевали Христа. Кстати, обратите внимание - здесь колонны установлены наизнанку. То - есть основанием вверх. Это так же элемент полемики с язычеством. То - есть смотрите, колонны, которые вы использовали для своих языческих храмов, служат теперь укреплением Истинному Храму.
   Они прошли в другой зал.
   -Обратите внимание, - говорила Наталья, рассаживая их по лавкам, - пол выстроен очень мозаично. Эти символы означают духовный путь человек. По этим узорам священник проходит от входа до алтаря. На этих квадратиках подле него становились кардиналы, которые помогают ему сослужить Литургию. Кстати, видите у папы на изображении на фреске квадратный нимб? Как вы думаете почему?
   Ей ответили единодушным молчанием.
   -Потому что изображаемый человек еще был жив.
   -Понятно!
   В зале, постепенно наполняемым людьми, появился священник в темном католическом облачении.
   -Я думаю, нам следует уже уходить, - тихо сказала Наталья. - Начинается месса.
   Все шестеро поспешили к выходу. Константин обернулся. Алексей и Кристина задержались у презепе.
   -Наталья, скажите, пожалуйста, - воспользовавшись их замешательством, задал ей вопрос Константин, - а в католических костелах не принято женщинам покрывать голову платком при входе в храм?
   -Уже не обязательно, - ответила та, первой выходя на улицу. - Считается, что это унижает женщину.
   -А почему, кстати, женщинам положено, заходя, в храм покрывать голову? - спросила Полина, адресуя свой вопрос Наталье.
   За нее ответил брат:
   -Это установление основывается на словах апостола Павла. Однако то было сказано в конкретный исторический период. Тогда женщина, покрывая голову, показывала, что она замужем. Сейчас, если девочка пяти лет заходит в храм с платком на голове, это не говорит о том, что у нее есть супруг.
   -Так, я думаю, нам нужно будет взять такси, - сказала Наталья, когда они вышли на площадь. - Если мы хотим попасть в Катакомбную Церковь. Но сначала посмотрим вот эту церковь.
   Она поспешила по улице вниз. Остальным пришлось ускорить шаг, чтобы поспевать за ней.
   -Я вынуждена попросить у вас прощения, что я так быстро иду, - говорила она. - Но у меня оправдание: мне нужно успеть, вам все показать, а времени не так уж много.
   -Нормально, нормально, - задыхаясь, говорил Константин.
   Они быстро шли вдоль уличных кафе к перекрестку. Он напоминал Константину одну из улиц Праги.
   -Если у вас есть вопросы, можете меня спрашивать, - разрешила Наталья. - Я к вашим услугам.
   -А какую политику Католическая Церковь проводит в отношении миссионерства? - задал вопрос Константин. - В школах вам разрешают преподавать?
   Раз уж она причисляет себя к католикам, и Константин решил это делать.
   -Разрешают, - кивнула она, чуть подумав. - Нам удалось отбить это право. Но по желанию школы, ПО ЖЕЛАНИЮ, подчеркиваю. И чтобы обязательно это был священник.
   Они остановились на переходе.
   - А в России настаивают именно на том, чтобы преподавало светское лицо, - рассказал Константин.
   -Ну, у нас тоже долгое время на этом настаивали, но вот... удалось отбить.
   Загорелся желтый свет, и Наталья поманила всех за собой. Они послушно пошли вслед за ней. Одна из машин, внезапно появившаяся из - за поворота, резко затормозила, взвизгнув тормозами и напугав тем самым голубей. Птицы взмыли в воздух, оглашая окрестности шорохом своих крыльев.
   Наталья спустилась по ступенькам, остальные вслед за ней. Получалась так, что церковь, которую они осматривали, находилась как бы под дорогой.
   -Так раньше строили, - пояснила экскурсовод. - По легенде, в этой церкви останавливался апостол Павел. Видите на стене мозаика? Тимофей...
   -Ученик Павла, - прокомментировал Константин.
   -Верно, - с улыбкой кивнула Наталья.
   -А те два изображения над фасадом чьи?
   -Увы, чего не знаю, того не знаю.
   В эту церковь они тоже заглянули. Ничего примечательного, традиционное католическое внутреннее убранство. Но одно Константину запомнилось.
   Наталья усадила нас на скамейки, а сама ходила перед нами по храму и показывала фрески.
   -Видите, как изображены Христос и Божья Матерь? Как Император с Императрицей? Это в тогдашних традициях. Рядом Иоанн Креститель, два ветхозаветных пророка Исаия и Иеремия. Знаете почему?
   -Исайю называют Ветхозаветным Евангелистом, - ответил Константин.
   -Совершенно верно! - воскликнула Наталья. - А рядом Папа. Видите в руках у него миниатюрная модель храма, в котором мы находимся. Это тоже традиция. В каждом капелле есть такое изображение.
   -А почему у католиков так в почете статуи? - спросил Константин на выходе. - Мне на эту тему, честно скажу, известно мало. Католики же вроде иконы не приветствуют, а статуи у них есть.
   -Ну, раз вы занимаетесь историей Христианства, вы должны помнить, что был период иконоборчества.
   -Да, да, да!
   -На Западе в итоге все - таки запрет сохраняется.
   -Почему же?
   -А вот как вы думаете?
   -Знаете, здесь у меня пробел в знаниях, поэтому с радостью предоставляю вам возможность его устранить, - с улыбкой признался Константин.
   -Потому что уже набирал обороты Ислам...
   -А он уже тогда набирал обороты?
   -Да, да, - кивнула Наталья. - И поэтому в ответ на обвинения в идолопоклонстве, чтобы не давать повод, Католическая Церковь запретила изображения Христа и святых.
   -А почему же статуи прижились?
   -Ну, здесь уже сказывается влечение католиков к культуре греков, античности, если говорить обобщающе.
   -На самом деле обвинения - то эти были дутые, - заметил Константин. - С приходом Христа на землю ветхозаветный запрет на изображения упразднился, так как Бог стал изобразим.
   -Верно.
   -Правда, некоторые статуи вызывают вопросы...
   -Ну, человеку свойственно перегибать палку, - развела руками Наталья. - Мы не боги.
   Какое - то время они бестолково слонялись по площади.
   -Здесь такси поймать практически нереально, - пожаловалась Наталья.
   Они дошли до конца площади и увидели таксопарк. Наталья подошла к чернобровому таксисту и что - то сказала ему на итальянском. Он распахнул перед ней дверцу. Они кое - как загрузились в его микроавтобус и вскоре уже мчались по римским улицам.
   -Это резиденция Муссолини, - рассказывала Наталья. - Теперь здесь парк.
   -Вот я и смотрю что парк, - сказал Алексей.
   -А гулять здесь можно?
   -Можно, - кивнула Наталья. - Только осторожно. И исключительно в хорошую погоду.
   Машина проехала еще метров пять. Наталья предложила водителю затормозить возле неказистого домика. Все выгрузились из салона.
   -Видите ворота? Нам туда.
   Они перешли дорогу и вошли в сад. Узкая дорогая вела в его глубь, утопая в кустарниках.
   Наталья прибавила ходу.
   -Я попрошу вас не отставать. Церкви закрывают на службу. Мы можем уже опоздать. Но не побывать в этой церкви - преступление!
   Они сбежали вниз по дороге и свернули налево. Перед ними оказалась небольшая круглой формы церковь.
   -Открыта! - обрадовалась Наталья.
   Внутри в центре располагался алтарь, отгороженный от входящих. Стены и потолок были украшены изображениями Христа и апостолов.
   -В этой церкви, как вы, наверное, уже поняли, до сих пор совершаются богослужения, - говорила Наталья, удаляясь вглубь храма. - Давайте присядем и посмотрим на потолок.
   Они устроились на скамейки и задрали головы. С потолка на прихожан взирал Иисус Христос.
   -Видите, - говорила Наталья, - Господь изображен в существовавших тогда традициях Доброго Пастыря. Который на Своих плечах несет заблудшую овцу, то - есть грешника, обратно в Царство Божие. Апостолы Петр и Павел всегда рядом, внимающие Ему, проповедующие. Петр всегда изображен с ключами от Царствия Небесного. А вот лоза.... Видите, она тянется вдоль всего храма и служит украшением. Когда выйдем, я расскажу, что это означает в Христианстве.... Я смотрю, люди приходят, сейчас начнется служба, и нас попросят уйти. Но еще минута у нас есть.
   Погас свет, и Наталья, одолжив монетку у Алексея, побежала вставлять ее в специальный приборчик. Свет вновь включился, и они смогли досмотреть храм. После чего вышли в сад.
   -Так, ну я бы еще предложила, если у вас силы есть, посмотреть две замечательных базилики, - сказала Наталья, открывая зонтик, - и на этом, пожалуй, закончить.
   -Хорошо.
   -Теперь насчет лозы. Лоза заимствована из античной культуры. Кто - нибудь знает, что она означает в Христианстве?
   -Христос называл Отца Виноградарем, Себя лозой, учеников ветвями, - сказал Константин, поднимая воротник у куртки. - Те ветви, которые не приносили плодов, Отец отсекает...
   -Совершенно верно! - обрадовалась Наталья. - Христиане брали понятия, которыми оперировали язычники и приспосабливали их под свою веру.
   Они вышли на дорогу.
   -Обычно в это время такси поймать невозможно, - озабоченным тоном произнесла Наталья. - Подождите, я попробую узнать.
   Она подошла к группе итальянцев и на их родном языке обратилась к ним. Те радостно что - то ответили ей. Наталья вернулась к прихожанам.
   -Лучше на общественном транспорте доедем до площади, а там возьмем такси.
   Они пошли вверх по улице. Константин исподволь наблюдал за Полиной, пытаясь понять, не надоело ли ей. Но нет - девушка выглядела абсолютно счастливой и заинтересованной.
   -Так, и где остановка? - вслух пробормотала Наталья, озираясь по сторонам.
   -А вон, - подсказал Николай.
   Они перебежали дорогу и вскочили в отъезжающий трамвай. Константин прислонился к стеклу и вполуха внимал беседе Полины и Натальи.
   -Так непривычно здесь, - говорила сестра. - Люди необычные. Не такие как в Москве.
   -Что вы имеет в ввиду? Ритм жизни другой?
   -Нет, я не это имею ввиду. У меня, считайте, до сегодняшнего дня в голове существовал стереотип: за границей люди живут по определенному стереотипу, выработанным за долгие годы западной цивилизацией. То - есть встают с утра, пьют свое европейское кофе (в данном случае итальянское), идут на свои европейские (опять же в нашем случае итальянские) работы, вечером встречаются в барах с друзьями, а выходные где - нибудь.... Ну, не знаю, где они их там проводят. А теперь воочию я вижу, что заблуждалась.
   -Прииди и виждь, - просто ответила Наталья.
   Они вышли на нужной им остановке. Наталья попросила их набраться терпения и отправилась на поиски такси.
   -Я писать хочу, - призналась брату Полина.
   Константин осмотрелся:
   -Вон там за киоском можешь.... А впрочем, потерпи, скоро где - нибудь в городе найдем туалет.
   В этот момент появилась Наталья, призывно махая руками. Они подошли к ней и симпатичному бородатому мужчине. Он подвел их к своей машине. Вскоре они уже ехали по площади. Наталья что - то говорила, показывая то на одно здание, то на другое, но Полина уже слушала ее вполуха. Она во - первых была поглощена видами города, во - вторых хотела в туалет. И неизвестно ще, что было во - вторых.
   Они вышли у здания, напоминавшего замок.
   -Нужно будет перейти дорогу, - сказала Наталья, отдавая деньги водителю, - немного пройти, и я вам покажу еще несколько церквей. И на этом закончим.
   -Ремарка, - поднял руку Константин. - Где бы можно умыться?
   -Так, - посмотрела на него Наталья, - чтобы всем все было понятно, давайте говорить открыто: нужно в туалет.
   -Да! - с улыбкой признался Константин.
   -Все мы люди, - развела руками Наталья. - Вот мы сейчас пройдем на площадь, и там найдем...
   Они прошли по улице и остановились на мосту. Наталья что - то оживленно рассказывала, показывая на бурлящие воды. Константин видел, что Полина уже переминается с ноги на ногу и прекрасно понимал причину ее такого поведения. Он жестами попросил ее набраться терпения, тем более, что Наталья уже призывала их следовать в направлении площади.
   Когда они оказались на площади, она сказала:
   -Вот видите, медицинский центр? Зайдем туда, если спросят, скажем, пришли навестить кого - нибудь. Уж там точно есть туалет.
   -Прекрасно!
   Внутри оказалось тепло и уютно. Из маленького коридора две двери вели в подсобные помещения и туалет, одна в длинный коридор, а лестница - на второй этаж. Наталья расположилась в холле и подождала, пока каждый из членов экскурсии "облегчиться". Константин, помыв руки, посоветовался с Натальей, на какой церкви закончить экскурсии.
   -Я вначале думала вам еще колизей показать, - говорила Наталья, когда они заходили в маленький костел, - но Константин меня убедил, что это будет лишним.
   -Кстати, о колизее. А почему там, на воротах висит крест, если вроде к Христианству он н имеет отношения? Это в память о том, что здесь их пытали?
   -А дело в том, что доподлинно, почему так - неизвестно. Может быть, потому что здесь когда - то пытали христиан, и эта надпись - свидетель сему событию. А может быть, она как раз сделана в то время, когда Христианство или стало государственной религией или, по - крайней мере, к Нему стали относиться терпимее.
   Внутри было очень красиво. Впрочем, как и в других церквях. Алексей, Кристина и Николай заинтересовались скульптурами. Полина задержалась у алтаря. Константин вслед за Натальей вышел на площадь.
   -Красивые вы нам достопримечательности выбрали, - сказал он ей, застегивая молнию на куртке.
   -Я старалась. Если бы вы еще заранее сказали, что экскурсия будет о Христианстве, я бы перестроилась и показала бы вам еще больше интересного.
   -Ну, кто же знал...
   -А вы почему интересуетесь?
   -Я верующий человек, захотелось...
   -Посмотреть на истоки веры?
   -...Перестать теоретизировать свою веру.
   -И людей за собой потянули?..
   -Некоторые потянулись сами.
   Следующим пунктом их путешествия была капелла в центре города. И на этом их экскурсия должна была закончиться. Путь до церкви пролегал через улицу, заполненную торговцами. Людей было столько, что, казалось, можно будет идти прямо по ним, и это единственный способ преодолеть препятствие.
   -А летом что здесь творится! - говорила Наталья.
   -Да тут и зимой не скучно! - отметил Николай.
   -Местные жители много раз жаловались в городскую администрацию на то, что по ночам невозможно сомкнуть глаз.
   -Возможно, поэтому здесь у всех на окнах ставни, - высказала предположение Кристина.
   -Совершенно верно.
   Они вошли в церковь. Наталья перекрестилась по - католически. Полина едва машинально не повторила за ней этот жест.
   -А что это за скульптура? - спросил Николай, показывая рукой на статую святого у стены.
   -Святой Бонифаций. Ему молятся от пьянства.
   -Да что же вы такое говорите! - игривым тоном произнес Алексей.
   -Может тебя к нему отправить? - посмотрела на мужа Кристина.
   К этому времени должна была начаться месса. Скамейки быстро - быстро заполнялись.
   -Хочу обратить ваше внимание, - говорила Наталья, - прихожане участвуют в службе так же полноправно, как и священнослужитель.
   -Да что вы! - неподдельно удивился Константин.
   -Да, одним из Римских пап было принято такое решение, и с тех пор в латинских церквях священника развернули лицом к пастве. В восточных это вызвало возмущение, мол, как это - спиной к Богу! Но вот у нас так.
   Константин вспомнил восточную Литургию. Иногда и ему хотелось быть полноправным участником Таинств. В том смысле, чтобы видеть все то, что происходит в Алтаре. Однако такая возможность представилась ему лишь однажды, когда двери в Алтарь были приоткрыты.
   -А вот там реликвия, - сказала Наталья, указывая в сторону алтаря. - Величайшая христианская реликвия. Вериги апостола Петра. Можете посмотреть.
   Они двинулись в сторону реликвии.
   -Под алтарем обычно хоронили основателя храма, - говорила Наталья. - На фресках их так же обозначали вместе со Христом и святыми. Как, например, на этой. Видите, стоит человек с Евангелием?
   Чтобы увидеть реликвию, нужно было спуститься вниз по ступенькам под Алтарь. Пока Алексей, Кристина, Николай и Полина осматривали вериги, Наталья обратилась к Константину:
   -На этом закончим?
   -На сегодня, пожалуй, да, - ответил он. - Боюсь перегрузить ребят информацией. Но, поверьте, было очень интересно!
   -Мне очень приятно, правда! - искренне обрадовалась Наталья. - Нечасто у нас экскурсии на такие темы заказывают.
   -И если честно, это расстраивает, - признался Константин, опустив глаза.
   К ним подошли остальные.
   -Сколько с меня? - официальным тоном спросил Константин.
   Рассчитывались они, естественно, уже на площади. На память Наталью попросили сфотографировать их всех, а потом Константин фотографировал Наталью вместе с остальными прихожанами. После этого они стали прощаться.
   -Простите, еще вопрос, - обратилась к ней Кристина, - а где здесь можно пообедать?
   -Ну, здесь на площади есть парочка неплохих ресторанчиков....
   -Знаете, нам бы хотелось настоящей итальянской кухни...
   -Итальянской? Ну - у, есть кафе, который содержат две дамы...
   -О, мы там были!
   -Ну и как?
   -Не понравилось!
   -Не понравилось?
   -Да, нам не понравилось. Дорого, а кормят невкусно.
   -Ничего, Наталья, - вмешался в разговор Константин, - не берите в голову, поищем, найдем. Спасибо еще раз за экскурсию!
   Наталья помахала им рукой и растворилась среди людей.
   -Ну, - Константин посмотрел на прихожан, - куда пойдем?
   -Я помню, я здесь видел неплохое заведение, - подмигнул ему Алексей. - Пойдемте, покажу.
   -Пойдем, - пожал плечами он.
   Они стали быстро протискиваться сквозь людей.
   -Слава Богу! - тихо говорила Полина брату. - А то тут так много людей, что я уже задыхаться начала!
   Чем дальше они шли, тем больше Константин понимал, что Алексей ведет их в тот ресторанчик, в котором они вчера заседали с Натальей. Так и вышло. Их встретил тот же седовласый официант, что и вчера. Алексей привычным маршрутом повел жену и остальных к облюбованному им столику.
   Константин замешкался, а когда проходил в зал, Алексей и Кристина широко раскинули руки в приветственных объятиях. "Кого это они приветствуют?", - подумал Константин.
   -Наталья! - получил он ответ на свой вопрос.
   Экскурсоводша сидела в нише за большим столом в компании людей, лица которых им сразу не понравились. На столе преобладали мясные блюда и выпивка. Было понятно, что благодарные туристы решили таким образом отблагодарить экскурсовода.
   -Вот уж не ожидали вас увидеть!
   Наталья обняла сначала Кристину, потом Алексея и Полину. Константин от объятий воздержался.
   -Тут так спонтанно все получилось, - с растерянным видом сказала Наталья.
   -Я вижу, - кивнул Константин, смотря на стол.
   -Но Ватикан у нас точно получится, - совершенно некстати стала заверять его Наталья. - Я думаю, к тому времени у меня рука будет получше.
   Константин едва удержался от того, чтобы сказать: "Да по - моему, она у вас и сейчас ничего, раз вы рюмки поднимаете".
   Они уселись за столик, за которым вчера общались с Натальей. Усатый официант подал им меню.
   -Кто бы мог подумать, какая встреча, - пробормотала Кристина, зарываясь в книжечку.
   -Да уж, - поддакнул Алексей.
   -Я тебе точно говорю, она не ожидала здесь с нами встретиться. Ты видел ее лицо?
   -А что?
   -Она выглядела испуганной! Она явно не хотела, чтобы мы ее видели!
   -Ну, может быть...
   -А представляешь, пришли бы мы на пару минут позже или они бы расплатились на пару минут раньше, и ничего бы не было. Вот Оно, Провидение!..
   Полина покосилась на Константина.
   -Я предпочитаю конкретизировать - вот оно, попечение Христово о нас, - тихо ответил он, переворачивая страницу.
   -Пойдем руки помоем, - предложил Алексей.
   Все трое (Алексей, Кристина и Николай) направились в сторону туалета.
   -Меня, если честно, раздражает, - Константин, определившись с тем, что будет есть, положил меню на стол, - когда о Боге говорят абстрактно. "Ты знаешь, Что - то Там есть", и показывают на небо. "Ты знаешь, неужели Сила какая - то все - таки есть?". Ну вы же крещенные, люди, ну почему вы не можете прямо называть Его имя - Иисус Христос?!
   -Да, вот если честно, я тоже этого не понимаю, - сказала Полина. - Иногда мне кажется, что они и Христа - то не верят.
   -А так зачастую и есть. Вернее, они просто о Нем ничего не знают. Абстрактно крестились в Абстрактного Бога, и все в порядке. И сразу после Крещения в ресторан обмывать Аллу - Викторию.
   -Ты это о чем?
   -Да так ни о чем, вспомнилось кое - что...
   -Ты знаешь, может быть им трудно поверить, что христиане считают Богом человека...
   -Ну да, что наше представление о Боге слишком антропоморфично. Но а) они сами христиане на минуточку б) в этом нет ничего плохого. Мы все думаем о Боге с человеческих позиций, а с каких же еще нам думать?
   -И главное ведь, никто не хочет разобраться...
   -Есть сорт людей, которым удобнее жить в своих норах и чтобы их не трогали. Они несут пошлые речи о том, как они любят своих жен, хотя до этого двадцать с лишним лет даже не обращали на них внимания, а тут кто - то что - то им сказал приятное, и у них тут же инстинкт собственника проснулся. Они заботятся о том, чтобы стол на ужин не был пустым, чтобы подольше поспать. Величайшая трагедия для них - если кто - то подумает о них плохо. На людях они благообразны и воспитаны, когда их не видят - злоречивые пошляки. Хуже всего, что Всемогущему Богу, чтобы достучаться в такую душу, на мой взгляд, придется просто взламывать двери, иначе по - другому у Него не получится...
  
  
  
  
  
  Глава четырнадцатая
   Константин никогда не считал, что обладает какой - то выдающейся интуицией. Даже до своего настоящего обращения в Христианство он всегда считал, что это голос Божий в человеке, который в определенный момент подсказывает ему, как лучше поступить. В этот раз он, голос, подсказывал ему, что поездка в Помпеи, на которой настоял Алексей, выйдет неудачной.
   -А я говорю, что нам там будет интересно, - доказывал ему Алексей. - Побывать в Риме, и не увидеть Помпеи!
   -Хочу тебе напомнить, у нас Христианский тур, - сухо отвечал ему Константин.
   -Одно другому не мешает, - возразил тот. - Мы же в предпоследний день в Ватикане будем! А до этого и в Помпеи заглянем!
   Хоть Константин и сдался под напором Алексея, он по - прежнему продолжал считать, что это не самая удачная затея. А накануне поездки вечером ему тем более казалось, что все у них будет идти не так, как задумывалось. Но он постарался отогнать от себя эти мысли и сосредоточиться на Полинином дипломе.
   Они просидели над ним до глубокой ночи и опять не выспались. На это т раз вставать требовалось еще раньше. Зевая и пошатываясь, Константин первым оккупировал ванну. Когда они спускались на завтрак, Полина спросила его:
   -И на сколько это все?
   -До шести, - мрачно ответил тот, кивнув проверяющей.
   -Кошма - ар! - простонала Полина. - Что он там в этих Помпеях забыл?
   -Вопрос не по адресу, - Константин положил себе фруктов.
   -Лучше возьми омлет, - посоветовала ему сестра. - Неизвестно, когда мы еще поедим.
   Константин несколько секунд постоял над тарелкой с омлет и наконец, запустил в него лопатку...
   Через двадцать минут они все уже собрались в холле. Алексей и Кристина что - то обсуждали, сидя на пуфиках, Николай читал книгу, а Константин нервно слонялся по холлу, высматривая водителя, который должен был отвезти их в Помпеи. Кроме них, в холле еще присутствовал некий мужчина в сером костюме и с бородкой, который листал журнал.
   -Пойди, посмотри, может там, у гостиницы кто - то нас ждет? - предложила Полина.
   Константин застегнул молнию на куртке и вышел. Через минуту он вернулся обратно.
   -Нет, никого, - развел руками он.
   -Весело день начинается, - поморщилась Полина. - Даже уехать нормально не можем.
   -Я прошу тебя, потерпи, - взял ее за руку Константин. - Обещаю, завтра в Ватикане мы возместим все те неприятности, которые получим сегодня.
   -Постараюсь, - мрачно буркнула Полина и отправилась в туалет.
   Глядя на себя в зеркало и подставляя руки под струю чуть теплой воды, она подумала о том, что если когда - нибудь захочет принять Христианство, ей будет очень непросто бороться со своими эмоциями. А ведь, насколько она уже знала, эта религия требует от своих последователей именно этого. Может и вправду этот Христос был Богом? Ну, сложно поверить, чтобы человек придумал такую систему запретов.... Более того, чтобы он сам ей следовал.....
   Когда Полина выходила, Константин и остальные члены прихода уже призывно махали ей рукой.
   -Приехал?
   -Приехал, - отвел взгляд Константин. - Это тот мужик, который в холле сидел.
   -Это он и есть водитель?
   -Да.
   Мужчина в сером костюме помог им загрузить вещи в багажник. Садясь на переднее сидение, Константин, в который раз почувствовал, что день будет не из легких. Древняя Греция с ее "кульдурой" ему была абсолютно по барабану, кроме того, он видел по лицу Полины, что она уже мечтает поскорее оказаться в номере.
   Машина выехала на площадь. Константин, не отрываясь, смотрел в окно. Знакомые дома и заведения проносились мимо, оставаясь где - то сзади в закоулках памяти. Городской пейзаж постепенно сменялся сельским. По обеим сторонам дороги выросли стены из зеленых насаждений, изредка нарушаемые рекламными щитами. Машина ехала, не снижая скорости, делая исключения только на перекрестках.
   -Нам часа два ехать, да? - шепнула Полина Константину.
   -Да, не меньше, - вздохнул тот.
   Машина влилась в стройный поток транспорта, движущийся на север. В стекла уже не бил солнечный свет, небо понемногу синело, наполняясь облаками. В воздухе к запаху бензина примешивался еще какой - то, странный и непонятный "аромат".
   -Горит что - то, - прокомментировал с заднего сиденья Николай.
   -Ну, все как в Москве, - хохотнула Полина. - Как будто и не уезжали.
   Константин бросил взгляд на водителя. Тот спокойно вел машину, не обращая ни на какие запаха внимания. Привык, наверное. Константин поднял боковое стекло. Запах перестал так явственно ощущаться. Он прикрыл глаза и потянулся за наушниками. В ушах зазвучал умиротворяющий голос Кураева.
   Периодически он выныривал из своей дремы и смотрел по сторонам. Дороге, казалось, не будет конца. За все время пути они сделали лишь одну остановку - у заправочной. Пока водитель пополнял запасы бензина, остальные сходили по нужде в туалет в местном магазинчике. Затем путешествие продолжилось. Небо все больше и больше мрачнело, словно сообразуясь с настроением людей в машине.
   Наконец они въехали в город. Узкая улочка, нагруженная торговцами, едва позволяла проложить себе дорогу. Константин первым рассмотрел тучную женщину с короткой стрижкой, чем - то отдаленно напоминающую Наталью Варлей, ждущую их на перекрестке.
   -Выходим, - объявил он остальным.
   Они стали выбираться из машины.
   -Извините, если задержались, - галантно улыбнулся он женщине.
   -Ничего, я как раз только подошла, - махнула рукой та. - Ксения.
   -Константин, - представился он и представил остальных: - Алексей, Кристина, Николай, Полина.
   -Очень приятно!
   -Ну что, не будем терять времени? - с некоторой обреченностью в голосе предложил Константин. "Раньше сядем, быстрее выйдем", - добавил про себя он.
   -Да, идемте, идемте!
   Ксения поманила их за собой, и они зашагали по мощенной булыжником дорожке. Прежде чем пройти внутрь, требовалось купить билеты. "За ЭТО еще и платить требуется!", - проворчал про себя Константин, доставая кошелек. Обеспеченные билетами, они миновали КПП и пошли вдоль вольера, отделявшего их от развалин старого города.
   Ксения что - то рассказывала, но Константин слушал ее вполуха. Ведь эта экскурсия была интересна в первую очередь Алексею и чуть меньше Кристине. Ему лично сейчас было бы в радость посмотреть какой - нибудь очередной костел. Но... в данном случае уже не он был хозяином положения, а потому смиренно плелся вслед за остальными по дорожке.
   -Сейчас мы пройдем внутрь, - предупредила Ксения. - Смотрите под ноги, можете упасть.
   -Спасибо за заботу, - буркнула Полина.
   Они прошли по узкому каменному коридорчику и оказались на древней улице. Она была настолько узкой, насколько узок коридор в квартире Приданниковых. Слева и справа тянулся ряд непонятных сооружений. Они могли бы служить прибежищами каким - нибудь варварам или извращенцам. Как окажется в дальнейшем, это предположение будет недалеко от истины.
   -Прошу сюда, - Ксения остановилась возле колонн, которые опоясывали собой небольшую по современным меркам площадку. - Здесь раньше располагался театр...
   -Слушай внимательно, Поль, - шепнула ей Кристина, - это тебе может на экзаменах по истории культуры Древней Греции пригодиться, если такой билет попадется...
   -Сказала бы я, где я эту культуру видала, - проворчала в ответ Полина.
   -Здесь обычно игрались представления в честь богов. Актеры одевались в красивые одежды и устраивали соревнования. А зрители с трибун за них болели. Естественно, каждый за того, который ему был больше симпатичен.
   -А с акустикой как здесь? - спросил Алексей, звукорежиссер по профессии и образованию.
   -С акустикой.... - Ксения на мгновение призадумалась. - А вот пойдемте дальше, я вам покажу древний театр, вот там мы акустику, так сказать, и продегустируем.
   -Интересно, а сейчас она нам что показывала? - шепнула брату Полина.
   Они вернулись на узкую улочку, прошли ее до конца и спустились вниз по каменным ступенькам.
   -Осторожнее, - предупредила остальных Ксения, - можете споткнуться.
   Они оказались на небольшом участке земли, мощенной булыжником земли, опоясанном трибуной. Трибуну уже облюбовали туристы. Кто - то фотографировался, кто - то пытался подняться на самый вверх, чтобы увидеть Помпеи с высоты птичьего полета.
   -Здесь так же ставились представления в честь какого - нибудь бога, - говорила Ксения. - Это было очень красиво. Они и сейчас иногда проводятся. Мне как - то довелось побывать на одном из них. Это, скажу вам, нечто. Вы спрашивали про акустику. Давайте похлопаем и услышим, какой будет отзвук.
   Все, кроме Полины и Константина, несколько раз сомкнули ладоши. Константин вообще ощутил непонятное волнение. Ему стало трудно дышать, перед глазами все поплыло, в голове пульсировало только одно желание - как можно скорее покинуть это место.
   -Ты чего? - посмотрела на него Полина.
   -Да ничего, - вымученно улыбнулся он. - Просто нехорошо.
   -А сейчас я хочу вас познакомить с бытом древних помпейцев, - излишне торжественно объявила Ксения.
   -Было бы неплохо, если бы вы сначала познакомили нас с местным туалетом, - предложил Николай.
   -А, да, конечно, вверх по лестнице. Я вас здесь подожду.
   Константину по - прежнему было нехорошо. "Для чего Ты оставил меня? - молился про себя он. - Ты же видишь, как мне плохо. Зачем я здесь? Для чего вижу эти уродливые изваяния и мучаюсь, мучаюсь.... Ты хочешь узнать, верю ли я в Тебя по - настоящему? Да, Господи, да! Но зачем Ты так мучаешь меня? У меня нет ответов на вопросы, которые Ты передо мной ставишь. Как мне быть? Ты хочешь, смирить меня, я понимаю это и смиряюсь, но это не заставит меня усомниться в Тебе! Этому не бывать никогда!".
   -Сначала пропустим тех, кто уже посетил дом знатного человека, - Ксения посторонилась и пропустила нескольких человек, выходящих из дома. - То, что это обиталище знатного человека, легко понять по размерам дома. Прошу.
   Они прошли внутрь. Обиталище знатного человека производило жуткое впечатление. В центре в полу было сделано квадратное углубление для омовения ног (как объяснила Ксения). Справа узкое пространство для переговоров, кабинет по - нашему. Далее столовая - гораздо большее по объемам помещение. В углу стояли фигурки здешних идолов.
   -Какая гадость! - негромко произнесла Полина, испытывая к ним отвращение на каком - то инстинктивном уровне.
   -Идем дальше, - манила их за собой Ксения.
   Они вышли на так называемый задний двор. В центре находилась живая изгородь. Они обошли ее, и Ксения указала рукой на маленький выступ в стене:
   -Это пенаты - боги - хранители домашнего очага. Перед уходом, им нужно было всегда оказать милость и попросить благодати на дорожку.
   Она с такой любовью рассуждала о языческих идолах, что Константину захотелось поинтересоваться ее вероисповеданием и на каком уровне ее интересует Древнегреческая культура - на культурологическом или религиозном. Если на культурологическом, это еще одно дело. А вот если на религиозном...
   -Идемте дальше.
   Они, наконец, покинули дом.
   -А еще говорят, в древности люди глупые были и не умели жить, - с некоторым восхищением произнес Алексей, оглядываясь на дом.
   -Не хотел бы я себе такой домик, - покачал головой Константин.
   -А дальше что вы нам собираетесь показать? - Полина хмуро смотрела в спину экскурсоводше.
   -Я сейчас вам покажу древний дом терпимости, потом мы посмотрим городскую площадь, а дальше...
   -А дальше, Ксения, я бы предложил уже перебраться в Помпеи, - сухо оборвал ее Константин.
   -Вам не очень интересны Помпеи?
   -Ну, не всем, - Константин выразительно обернулся на Алексея.
   Теперь они шли по еще более узкой улочке в потоке туристов, периодически ассимилируясь в другую группу.
   -Здесь раньше оказывали интим - услуги, - с довольным видом разглагольствовала женщина. - Видите, кровать.
   Кровать они и вправду увидели. Правда, Константин не понимал, как на таком ложе отдаваться страсти.
   -Пройдемте внутрь, я вам покажу, как следует.
   -Я не пойду, - сказал Константин. - Идите без меня.
   -И я не пойду, - неожиданно поддержала его Полина.
   Остальные вместе с туристами прошли внутрь древнегреческого притона.
   -О, Яхве, куда же мы попали? - вздохнул Константин.
   -Кто? - подняла брови Полина.
   -Имя Бога в еврейском языке Яхве, - пояснил Константин. - Аббревиатура, составленная из слов - "Я есть Тот, кто Я есть". Евреям нужно же было как - то узнавать своего Бога, призывать Его по имени. Имя в то время ровнялось сущности. Отсюда заповедь - "Не произноси имени Божьего всуе".
   -Почему же этот Яхве так долго позволял приносить жертвы выдуманным божкам?
   -Я тоже в свое время задавался этим вопросом, - признался Константин. - Дело в том, что если бы со стороны этих богов не было никакого ответа, то древние люди быстро бы в них разочаровались. Ответ может быть только одним - от имени этих богов отвечали демоны. Но ты не права, что Яхве ничего не делал. Какое - то время Господь действительно позволяет действовать человеческой свободе в надежде на то, что человек поймет, как глубоко он отпал от Бога и обратится к Нему. Как Он видит, что этого уже не произойдет ни при каких обстоятельствах, Он начинает действовать. Помнишь, Ной, Авраам, Мелхиседек, Моисей? А, ну ты не читала Ветхий Завет.... Ну ничего, ознакомишься. Так вот, Бог постоянно искал людей, которые сохранили веру в Единого. И находил. И через них насаждал ее, веру...
   Тут появились прихожане в сопровождении Ксении.
   -Обратите внимание, - вещала Ксения, - вот здесь на стене изображен... член.
   Константина передернуло. Только сейчас он обратил внимание на характерное изображение, нанесенное на стену за спиной Полины. Та тоже увидела его и в ужасе отскочила в сторону.
   -Ничего себе! - хохотнул Алексей.
   -То - есть и в то время люди не считали зазорным изображать предметы поклонения, - продолжала Ксения. - В то время фаллос считался священным. Видите, изображение немножко выпукло. Есть поверье, что если погладить его, то ваша сексуальная энергия никогда не иссякнет.
   Константин посмотрел на Алексея, Кристину и Николая. Алексей уже занес руку, чтобы погладить член.
   -А вы не будете? - Ксения посмотрела на Кристину.
   -Нет, - решительно ответила та.
   Алексей, подумав, тоже отдернул руку. "Слава Тебе, Боже!", - возблагодарил про себя Господа Константин.
   Они вышли на площадь.
   -Смотрите, - Ксения указала рукой вбок, - там мумифицированное тело гражданина Помпей. Настоящее, в полный рост. Можете посмотреть.
   -Предлагаю предложить ей уже поехать в Неаполь, - сухо сказала Полина брату, когда остальные пошли смотреть на мумию. - Сил никаких нет.
   -Ксения, - обратился к ней Константин, - может быть, поедем уже?
   -Да, - кивнула она, - сейчас поедем. Последнее, что я вам хотела бы показать - еще один дом, на этот раз бедного жителя. Идемте. И сразу поедем.
   Внутри этого дома, вернее, во дворе его, оказался жертвенник.
   -Здесь приносили жертвы Афродите, - с гордостью пояснила Ксения.
   -Гадость - то какая! - передернулась от отвращения Полина. И добавила, когда они уже шли к главному выходу из города: - Ты знаешь, на этом фоне Христианство смотрится самой чистой и возвышенной религией.
   "Воистину велик Ты, Господи, - подумал Константин. - Промыслительно мы здесь. Полина видит в сравнении, чему поклонялись варвары из Древней Греции и Кому служили Ветхозаветные евреи, и это поможет ей определиться. Ради этого я готов терпеть...".
   Когда они оказались за пределами Помпей, Константин почувствовал, что ему стало легче дышать. "Слава Тебе Яхве, Господь мой! Спасибо, что утешил меня, объяснил мне, почему мы оказались здесь и для чего!". Ему было так отвратительно оттого, где он сейчас побывал, что казалось, будто его изваляли в грязи. Он не применил по примеру Апостолов отрясти ноги на выходе.
   -Едем в Неаполь, - велела Ксения водителю, усаживаясь сзади вместе с Константином, Кристиной, Алексеем и Полиной.
   Тот покорно завел двигатель. Настроение у Константина по - прежнему было на нуле. Он украдкой бросал на Алексея злые взгляды. "Угораздило же меня согласиться на эту экскурсию. Гуляли бы сейчас по Риму, изучали церкви. Так нет же, вместо этого мы изучаем, какие символы членов были в ходу у древних извращенцев. Просто прелесть! А я - то с утра думал, чем же мне свой день занять!".
   Городские пейзажи за окном сменились горными. Они ехали по горе, из машины можно было отлично рассмотреть море и побережье. Когда они въехали в город, дорога постепенно стала вновь уходить в гору. Все выше и выше поднимались они вверх. Наконец шофер нажал на педаль тормоза. Полина все это время сидела в наушниках, чтобы не слышать противный голос Ксении и поначалу не поняла причины остановки.
   -Что такое? - шепнула она Константину.
   -Выходим город смотреть, - буркнул он. - С высоты птичьего полета.
   Они покинули салон. Ксения поманила их за собой на мост. Константин облокотился на перилла чуть в стороне от них. Рядом с ним стала сестра. Ксения говорила так громко, что было слышно даже им. Чуть поодаль курил шофер, время от времени бросая сочувственные взгляды на брата и сестру. Видимо, ему тоже уже надоела эта экскурсия.
   -Честно говоря, меня пугает увлеченность этой женщины древнегреческим развратом, - призналась брату Полина.
   -Меня тоже это не радует.
   -Я вообще иногда удивлюсь, вот ваши православные часто пугают, что, мол, придет Антихрист, всех объединит под свое крыло. А как он объединит - то, если даже православные друг другу нихрена не помогают?
   -На почве ненависти и объединит. Людей очень легко мобилизовать против кого - то. Против тех, кто еще вчера считался тебе близким. И, поверь, он добьется успехов.
   -Откуда ты знаешь?
   -В Библии написано.
   -Библия.... Как бы мне хотелось, чтобы мои близкие могли бы поговорить со мной на эту тему. Но, увы.... Им это не интересно.
   -Мы это уже обсуждали.
   -Мы не обсуждали другое. Как ты думаешь, почему православные так равнодушны к своей вере?
   -Потому что большинство из них крестили, но не просветили. В Советское время, я думаю, не надо пояснять, почему так происходило. А в девяностые на радостях крестили всех. Только забыли рассказать, что съесть кулич на Пасху - это еще не означает, что ты верующий. Соблюдать на уровне культурных традиций Пасху и прочие праздники - это не Православие. Не про них сказано в Псалтире: "Ревность по Доме Твоем снедает меня".
   -Современные христиане не будут умирать за веру как копты в Египте.
   -Ну, ты и ляпнула. Христиане и есть копты. Вернее наоборот. Они - то, как раз за свою веру и умерли. Как Апостолы. Как первые мученики.
   -Знаешь, я еще хотела бы с тобой такой вопрос прояснить...
   -Смелее, - подбодрил Константин, оглядываясь на Ксению.
   -Почему среди православных, даже у некоторых отцов, я вижу антисемитизм?
   -Антисемитизм это скотство, - просто ответил Константин. - Христос был евреем. Апостолы были евреями. Наконец, именно евреи - тот народ, через который мы узнали о Едином Боге. Поэтому нам ли их ненавидеть? Да, отдельные представители еврейской нации те еще персонажи, но в целом это прекрасная нация.
   Далее они переместились в центральную часть города.
   -Ставь ей жесткое условие, - шепнула Кристина, пробившись к Константину, - мы здесь до четырех. После уезжаем. Я не могу уже больше.
   -Как я тебя понимаю, - кивнул тот.
   -Что бы вы хотели посмотреть? - к ним подошла Ксения.
   -Ну, вообще - то, - ответил за всех Константин, - мы - прихожане московского Православного храма, нас интересует история Христианства за рубежом.
   -Вот как... - задумалась та. - Знаете, я не готовилась вообще - то...
   -Где - то мы это уже слышали, - хихикнула Полина.
   -Но вот, например, - Ксения указала на костел за своей спиной. - Это древнейший католический Собор Святого Януария.
   Ее слова Константин уже воспринимал плохо. Он записал название собора и решил, что почитает о нем в Москве. Но кое - что из ее рассказа его все - таки заинтересовало. Святой Януарий, как выяснилось, известен в католическом мире чудом, регулярно происходящим на его реликвиях. Первое упоминание об этом чуде относится к 17 августа 1389 года.
   Сутью чуда является разжижение, а иногда даже вскипание хранящейся в закрытой ампуле засохшей жидкости, считающейся кровью святого Януария. В обычное время ампула с кровью находится в закрытой серебряными дверями нише в Сокровищнице. При извлечении ампулы и помещении её вблизи реликвария с главой Януария кровь в ампуле разжижается. Чудо собирает огромное количество паломников и любопытствующих.
   В настоящее время чудо совершается трижды в год:
   суббота перед первым воскресением мая - первое перенесение мощей Януария из Поццуоли в Неаполь (V век), глава и ампула с кровью, вместе со статуями святых из "свиты Януария" переносятся крестным ходом из кафедрального собора в Санта-Кьяра, где они пребывают в течение 8 дней. Красочная процессия ("Шествие с гирляндами") в это день проводится с 1337 года;
   19 сентября - мученичество святого Януария (305), глава и ампула с кровью выставляются на поклонение верующим на 8 дней,
   16 декабря - спасение Неаполя от извержения Везувия (1631 год), глава и ампула с кровью выставляются для поклонения на 1 день.
   Известны случаи, когда чудо не совершалось в установленный день; такое событие считается предзнаменованием общественных бедствий. Так в XX веке чудо не произошло трижды: в 1939 году - перед началом Второй мировой войны, 1944 году - перед извержением Везувия, в 1980 году - перед сильным землетрясением.
   Известно множество теорий, объясняющих происходящее чудо с материалистической точки зрения. В основном они связывают чудо с особым характером вещества, находящего в ампуле, которое переходит в жидкое состояние под влиянием изменения температуры, светового потока или из-за тряски, неизбежно сопровождающей извлечение ампулы из ниши. Вместе с тем, спектрографические исследования, проведённые дважды (1902 и 1988), показали следы гемоглобина и продуктов его распада в веществе, хранящемся в ампуле.
   В 1992 году итальянские ученые получили "кровь Святого Януария" в лабораторных условиях. Все использованные материалы и процессы были известны в средневековье. Тиксотропный бурый гель основного оксида железа FeO(OH) становился жидким при встряхивании. Спектр поглощения полученной смеси был аналогичен спектру поглощения старой крови. Полученное таким образом вещество сохраняет свойства, подобные свойствам крови Святого Януария, не более двух лет.
   В 2010 году Джузеппе Гераци, профессор факультета биологии Неаполитанского университета имени Фридриха II, после 4 лет исследований пришел к заключению, что в ампуле находится настоящая кровь.
   Вскоре они зашли в кафе на улице по нужде. Константин первым прошел в туалет. Когда он уже застегивал ширинку, ему подумалось о том, что вскоре они уже будут дома, поэтому осталось потерпеть совсем немного. Он рванул на себя дверь, и она с грохотом опустилась на пол.
   -Ну и кафе! - пробормотал он, перешагивая через нее.
   На его счастье, туалет был расположен в значительном удалении от обеденной зоны, и поэтому на шум никто не сбежался. Он постарался как можно скорее покинуть место происшествия.
   Когда они вышли на улицу, Константин попросил Ксению:
   -Если можно, ведите нас к машине.
   -Да, хорошо, - кивнула она.
   -Как сейчас с туристами - то из Москвы, в связи с кризисом?
   -Ой, совсем мало стало. Мы раньше по две группы только брали с Натальей, теперь хватаемся за все, что предложат.
   -Вот как...
   Они протискивались сквозь шедших навстречу разновозрастных людей, делая остановки у понравившихся им сувенирных лавок. В основном везде продавались презепе, майки с изображением "Сотворения мира" Микеланджело, миниатюрные фигурки Моисея, героев Евангельской истории. Но покупку сделал только Алексей - миниатюрного уличного музыканта для своей коллекции сувениров.
   Чтобы попасть на автостоянку, им понадобилось огибать старинный замок, в котором иногда заседал парламент. Раздраженная Ксения шипела в спину мужа на тему того, что благодаря ему они впустую угробили день.
   -Что - то я его не вижу, - задумчиво сказала Ксения, оглядываясь по сторонам и вытаскивая телефон. - Сейчас созвонюсь с ним.
   -Это же надо так отвратить от города! - возмущалась Полина. - Может, он и неплохой, но экскурсию она провела отвратительно!
   -Мне трудно что либо на это возразить, - буркнул Константин.
   -Вместо того, чтобы с этого города и начать, хотя я вспоминаю, что Помпеи у нас должны были быть в конце, мы с них и начали! Изучали где каким гениталиям поклонялись! А в Неаполь заехали на пять минут, посмотреть две церкви и потолкаться на площади среди людей. Отличная экскурсия! Всю жизнь о ней мечтала!
   Ксения начала призывно махать кому - то рукой. Через секунд сорок возле них затормозила машина. Из нее вышел знакомый им водитель и помог загрузиться в салон. Прихожане даже не стали прощаться с ней. Константин отдал ей деньги, сухо поблагодарил за экскурсию и устроился на заднем сиденье.
   Уже начало темнеть. За окном алели облака, солнце все быстрее и быстрее пряталось от итальянцев. Темные силуэты деревьев на фоне стремительного бледнеющего неба напоминали неподвижных чудовищ - безобидных издали и до смерти опасных, если к ним приблизиться. Редкие птицы кружились над полем, автострадами и машинами.
   В машине висела звенящая тишина. Кристина была страшно обижена на Алексея за бесцельно проведенную экскурсию. Несколько минут назад они бурно выяснили свои отношения и теперь не разговаривали друг с другом. Николай дремал, облокотившись на Кристину. Константин сидел, погруженный в свои мысли. Полина, не отрываясь, смотрела в окно и тоже думала о чем - то о своем.
   -Я хотела бы тебя спросить насчет поста, - наконец нарушила тишину она.
   -Давай, - вздохнул Константин, покосившись на водителя.
   -Насколько вообще важно его соблюдать? В чем смысл?
   -М - м - м.... Ты знаешь, пост в Православии установился где - то в четвертом веке. Я имею ввиду, серьезный большой пост, его меню. До этого христиане постились один день как мусульмане - ничего не ели от рассвета до заката, а потом разговлялись. Но потом была установлена связь между тем, что ты ешь и тем, что тебе снится. Стали проводить эксперименты, от каких продуктов случаются ночные недержания. И постепенно сформировалось постное меню.
   -Понятно, - кивнула Полина. - А он обязателен?
   -М - м - м.... Можно я тебе скажу свою собственную точку зрения?
   -Да, я хотела бы с ней познакомиться.
   Константин проверил, не слышат ли его остальные прихожане:
   -Пост обязателен, но вот обязателен ли для каждого? Ну, смотри, у тебя проблемы с пищеварением, ты бы и рад искренне поститься, но тебе тяжело уже один - то день на такой еде, к вечеру становишься раздражительным. И вопрос - такой пост будет угоден Богу? Не знаю. Все индивидуально. Не спорю, что пост установлен Церковью, и Господь наш постился, но я не верю, что искренних подвижников, которые не могут поститься, ждет гиена огненная. Я не верю, что Ани Лорак попадет в ад за то, что по средам и пятницам она ест мясо. Некоторые верят в Бога, но при этом ничего не знают о Его Церкви, но живут гораздо более христианской жизнью, нежели воцерковленные верующие. Потому что воцерковленные знают и не делают, при этом, не дай Господь, начать им о себе слишком много думать. Так что не все непостящиеся плохие. Однако такое снисхождение я готов сделать только Ани Лорак.
   За окном окончательно стемнело.
   -Меня всегда интересовало, - призналась Полина, - как проходит обычный будний день православного активиста?
   -Меня это всегда тоже интересовало, - кивнул Константин. - Ведь его по идее все в этой жизни должно раздражать. Настоящих верующих - по пальцам одной руки посчитать, везде пропаганда Содома, канал "Дождь" еще не закрыли, Проханов не самый продаваемый писатель, ну что это такое?
   Они затормозили у заправочной станции. Водитель вышел из салона.
   -Спасибо тебе, дорогой, за экскурсию, - покачала головой Кристина. - Век не забуду.
   Алексей промолчал.
   -Это же надо так рассказать о городе, чтобы всего за пару часов его возненавидеть, - продолжала Кристина. - Ни каких - то интересных мест не показала, ни культурных объектов. Зато мы полчаса бродили по площади. Так познавательно!
   -И узнали, что фаллос -главный объект поклонения в Древних Помпеях, - не сдержался Константин.
   -Ну, хорошо, что я сейчас могу сделать? - сдали нервы у Алексея. - Да, ты высказалась, я тебя услышал. Ну что мне теперь утопиться?
   -Просто молча слушай то, что я говорю. И не затыкай мне рот!
   -Я уже давно не затыкаю тебе рот, я просто хочу, чтобы все заткнулись!
   -Э - э, ребят! - вмешался Николай.
   -Экскурсию он нам устроил! Посмотрите на него! Любовались на тухлые подвалы и грязные катакомбы! Я, разумеется, об этом мечтала все это время в Москве!
   -Хорошо, ты права, мне надо было оставить вас в Риме и ехать одному. Больше толку б было!
   -Водитель идет, - счел своим долгом проинформировать их Константин.
   Все умокли. В тишине салона было отчетливо слышно, как тяжело дышат поссорившиеся супруги.
   Они поехали дальше.
   -Спасибо, что разъяснил мне мои недоумения, - поблагодарила брата Полина. - Я вообще в последнее время нередко раздумываю на подобные темы. Кто объяснит большое количество священников с избыточной массой тела? Они плохо соблюдают посты? Или всё проще-по причине физиологических особенностей организма их "разносит" на углеводной постной пище даже при малом количестве съедаемого?
   -Они мало двигаются, - просто ответил Константин.
   Словно бы нарочно, движение на дорогах оформилось во многокилометровую пробку. Это еще больше злило Кристину. Константин прекрасно ее понимал. Экскурсия оставила в его памяти мрачный черный след. Как будто в душу налили нефти, и теперь от нее если и будет возможно отмыться, то очень нескоро.
   Когда они, наконец, вылезли из салона он первое время даже не чувствовал своих ног.
   -Какие дальше планы? - робко спросил Алексей.
   -Какие? Жрать! - резко ответила Кристина. - С утра голодные все, разве так можно!
   Они перешли дорогу и поспешили вдоль по улице в поисках еще работающих ресторанчиков.
   -Ну, может быть, здесь остановимся? - время от времени предлагал Константин.
   Он совершенно не понимал, по каким причинам они проходили мимо уже третьего по счету ресторана, но, принимая во внимание эмоциональное состояние Кристины и Алексея, предпочитал отмалчиваться.
   Наконец они зашли в какой - то угловой довольно просторный ресторан. Им подали меню. Не сразу, но им удалось выбрать блюда, которое можно было приготовить за очень небольшое время. Кристина и Алексей, выпив вина, раздобрели, помирились и даже нашли в себе силы посмеяться над ситуацией.
   Уже после ужина Полина попросила еще раз навестить Моисея. Стоя у статуи, она негромко сказала брату:
   -Знаешь, меня поразило то, что ты за сегодняшний день ни разу не сорвался. Хотя и поводов к тому было достаточно, и я видела, как ты мучался в этих Помпеях.
   -Это заслуга Господа, а не моя...
   -Я к тому и веду. Неужели действительно, следуя заповедям Христа, ты так изменился?
   -Ну, я уж не знаю...
   -Серьезно! Раньше бы ты чуть что орал бы так, что там все мумии забальзамированные проснулись! Я тебя сегодня не узнала просто! В хорошем смысле слова!
   Константин решил оставить эту реплику без ответа.
  
  
  
  
  
  
  Глава пятнадцатая
   О том, что и поездка в Ватикан не обойдется без приключений, он понял еще накануне вечером. Ибо, связываясь по скайпу с Натальей, он сразу же почувствовал в ее голосе стойкое нежелание проводить экскурсию. И тому, по их с Полиной мнению, могло быть две причины. Первая заключалась в том, что они отказались от несколько дополнительных обзорных поездок по Риму, которые она им предлагала ранее, и, возможно, Наталья на это обиделась. Вторая причина - ее не устраивало слишком раннее время посещения города Папы Римского. Константин настоял на своем. В самом деле, глупо объяснять экскурсоводу, что творится на входе на территорию Ватикана, когда люди массово встают в очередь за билетами, если прийти с опозданием.
   -Я бы на твоем месте вообще отказалась, - покачала головой Кристина. - За такое - то отношение...
   -Это невежливо, - буркнул захмелевший Алексей.
   -Невежливо! - фыркнула Кристина. - Это наши деньги! Мы решаем, что, где и когда.
   -Ты опять? - зло посмотрел на нее Алексей.
   Кристина промолчала.
   Вот в таком же молчании они на следующее утро загрузились в машину и отправились в Ватикан. Константин смотрел в окно на быстро светлеющее небо и пытался представить каким выдастся день. Ничего оптимистичного на ум не приходило.
   -Оказывается, Ватикан так близко! - сказал Николай, захлопывая дверцу.
   -А я думала, это большое государство, - сказала Полина.
   -Да не - ет! - захохотала Кристина. - Он меньше даже нашего района!
   -А я - то у Шевцова на лекции так поняла, что у него и собственный аэропорт есть, - тоже заулыбалась Полина.
   -Ну, ты даешь! - покачала головой Кристина.
   Они перешли дорогу и встали в конец небольшой очереди.
   -А представляешь, что было бы, если бы мы Наталью послушались, - хмуро шепнула Кристина Константину.
   -Да уж, - вполголоса ответил тот, обозревая очередь.
   Она двигалась довольно быстро, и вскоре они уже миновали охрану. Здесь, как и в аэропорту потребовалось освобождать карманы. Ловя на ходу лишенные ремня штаны, Константин поманил за собой всю компанию в укромный уголок.
   На площади, несмотря на ранний час, было многолюдно. Константин испытывал странное предчувствие, что он сегодня увидит Папу Римского. На чем оно основывалось, он даже и предположить не мог. На крыше Собора Святого Петра он разглядел двенадцать апостолов, Христа. Как всегда ему показалось, что глаза Бога смотрят на него. Естественно, он не обожествлял статую, просто все, что было связано с Иисусом, внушало ему неподдельный душевный трепет.
   -Какие планы? - он обернулся на остальных.
   -Давайте, пока нет Натальи, пройдем внутрь, - предложила Кристина.
   -Ну не знаю, - сухо сказал Алексей. Они все еще были в ссоре. - А если мы с ней разминемся?
   -Можешь остаться здесь и подождать ее, - обрубила Кристина.
   -Так и сделаю.
   Алексей отошел в сторону и облокотился на перилла. Остальные прошли в Собор. Николай едва не перекрестился по привычке. Причем почему - то по - католически.
   -Разве так можно? - обратилась к Константину Кристина. - Ну, скажи, я ссору начинаю?
   -Да нет, ты знаешь, - медленно ответил тот, - Алексей и вправду как - то некрасиво ведет себя в последние дни...
   В зале Собора было настолько красиво, что они сразу же забыли и о ссоре и об Алексее. Огромный зал был по обеим сторонам украшен статуями героев Евангельской истории и, конечно же, Господа Иисуса Христа. Было здесь и несколько Ветхозаветных праведников. В центре зала от самого входа и практически до алтаря было выстроено ограждение на случай, когда в базилике присутствует Папа.
   Они обошли зал и направились к выходу. В кармане у Кристины зазвонил телефон. Она поспешно ответила на звонок.
   -Вы в какой стадии?
   -Разложения.
   -Давайте скорее, а то Наталья пришла.
   -Спешим и падаем, - съязвила Кристина, убирая телефон в сумку.
   Наталья действительно стояла рядом с Алексеем. Они о чем - то разговаривали.
   -Крис, мы все напутали, - завидев их, еще издали начал вещать Алексей. - Оказывается, нельзя было без Натальи проходить внутрь Собора, мы все испортили, Наталья расстроилась, у нее даже вот рука заболела.
   Для наглядности он показал на загипсованную конечность. Константин почувствовал, будто ему в душу вылили тонну нефти.
   -Ну, мы же не знали, - несколько растерянно и в то же время холодно произнесла Кристина.
   -Ну, вот так, да, - вздохнула Наталья, глядя куда - то мимо нее на Собор. - Это просто неуважение, если не сказать, хамство. Я уж даже не знаю, вести ли вообще экскурсию, нужна ли она вам.
   -Прекрасно!
   Кристина развернулась и стремительно двинулась к дверям.
   -Знаете, Наталья, пожалуй, если вы так ставите вопрос, действительно не стоит проводить экскурсию, - сказал Константин и двинулся вслед за Кристиной. К нему присоединились Полина и Николай.
   Кристина ждала их при входе.
   -Ну, у меня слов нет!
   -У меня тоже закончились, - мрачно сказал Константин.
   -Да - а, удалось утро, - покачал головой Николай.
   -Нет, какая сволочь! - кипятилась Кристина. - Прости Господи! Ну, даже если мы что - то не так сделали, ну можно было другим тоном сказать.
   -В самом деле, - поддержал ее Константин, - ведь мы ее нанимали, а не она нас.
   -Бессовестная! - не могла успокоиться Кристина. - Мы что ей обязаны чем - то?! А ведь я говорила тебе, Кость, ничего хорошего из этой экскурсии не выйдет. Ты вчера по голосу ее не понял, что она не хочет никуда идти?
   -Да, понял, - нехотя признался Константин, - но просто без нее в музей Ватикана не попасть.
   -Ну, конечно, охота была ей в такую рань в Ватикан переться! Только она не забыла о том, что эта, другая Наталья, говорила, какие сюда очереди? Если заранее не приехать, все, можно считать, Ватикан для тебя закрыт.
   -Ну и хрен с ним! - гаркнула Полина и тут же прижала ладонь ко рту. - В самом деле, - продолжила она, понизив голос, - погуляем по Собору, просто посмотрим его. Чем плохо?
   -Пойди, посмотри, этот наговорился с ней? - обратилась к ней Кристина.
   Полина выглянула на площадь.
   -Болтают еще, - доложила она.
   -Мерзавец!..
   Алексей подошел через две минуты. Не глядя на жену, он сообщил Константину:
   -Я ей заплачу за час, раз уж вытащили в такую рань. Вы не присоединитесь?
   Константин покачал головой.
   -Ну, ладно, - Алексей ушел.
   -Все хочет перед другими вежливеньким казаться, - прошипела ему в спину Кристина. - Боится, что о нем плохо подумают.
   -Пойдем, - Константин поманил их за собой в Собор.
   Главный зал уже наполнялся людьми. Среди них особенно выделялись монашки. Они были очень забавными, в черных платках и очечках. Многие из них были афроамериканками.
   -А ничего, что мы музей не посмотрим? - спросила Кристина Константина. - Или ты хотел?
   -Ничего страшного, - отмахнулся тот. - Я же не для себя эту экскурсию устраиваю.
   Так называемая молельная часть была отделена. Там расставляли стулья - как известно, католики молятся сидя. Чуть в стороне уже велась месса, причем, поминальная. Некоторые из участвующих в ней прихожан заливались слезами. В том числе, и чернокожие монашки.
   -Может быть, сюда Папа сегодня приедет? - высказал предположение Николай.
   Константин немедленно вспомнил о своих утренних ощущениях.
   -Папа Римский?! - оживилась Полина. - Вот это да!
   -Пойдемте пока сувенирную лавку посмотрим, - предложила Кристина.
   -Хорошо.
   Сувенирных лавок внутри Собора оказалось несколько. Преобладали кресты самых разных форм и размеров, портреты пап: Франциска и Бенедикта, миниатюрные Соборы Святого Петра. Константин прикупил себе маленький Соборчик.
   В другой лавке ему приглянулась картина Микеланджело "Сотворение мира".
   -Дома у себя в комнате повешу, - прокомментировал он, сворачивая картину в рулон.
   В третьей лавки они купили несколько брелков с Ватиканом, а также фигурку папы Франциска.
   -Во отоварились! - обрадовалась Полина, когда они выходили в зал.
   Константин пытался высмотреть в толпе Алексей и Наталью, но не видел их. По всей видимости, они или в другом зале или вообще еще не вошли в Собор. Несколько минут назад Алексей прислал смс - ку, что они начнут экскурсию с внешнего осмотра Собора и предложил встретиться на главной площади через час. Кристина настояла на том, чтобы к тому времени он уже расстался с Натальей.
   Им посчастливилось занять самые лучшие места перед заграждением. Они наблюдали за тем, как кардиналы, приветствуя друг друга, рассаживаются по местам.
   -А вдруг, правда, папу увидим? - мечтательно произнесла Полина.
   Она прислонилась к стене и в нетерпении притоптывала ножкой.
   -Ой, а сегодня же Рождество! - вспомнил Николай.
   -Прямо сегодня? - посмотрела на него Полина.
   -Ну, то - есть в ночь на завтра, - поправился он.
   Время шло, прихожане занимали свободные места, но ничто не говорило о том, что богослужение скоро начнется.
   -Мне кажется, - высказала предположение Кристина, - что оно начнется не в десять, а в одиннадцать.
   За их спинами остановилась экскурсионная группа. Экскурсовод с сильным акцентом рассказывала:
   -После смерти Карло Мадерна, последовавшей в тысяча шестьсот двадцать девятом году году, работу в соборе возглавил гениальный архитектор Лоренцо Бернини. Он придал собору ярко выраженную барочную окраску. Достаточно упомянуть декорировку центрального и боковых нефов, создание знаменитого бронзового балдахина (начатого в 1624 году и открытого в день Святого Петра в тысяча шестьсот тридцать третьем году), а также декорировку пилястров основания купола четырьмя огромными статуями и, наконец, возведение в глубине абсиды Кафедры Святого Петра, которая является одним из самых великолепных архитектурных достижений Бернини. Она включает в себя старинную деревянную кафедру, с которой, по легенде, проповедовал сам апостол Петр. Папа Александр VII, который финансировал работы по строительству этой кафедры, поручил также Бернини окончательное оформление площади Святого Петра. При папе Клименте Х архитектор выполнил по своему проекту киворий, имеющий форму небольшого круглого храма, который находится в Капелле Святого Причастия.
   По всему периметру Собора Святого Петра идут многочисленные капеллы, каждая из которых по-своему прекрасна, особенно Капелла Пьеты, названная по имени знаменитой скульптурной группы Микеланджело - Пьета, которую молодой мастер изваял в 1499-1500 годы по заказу французского кардинала Жана Билэра де Лагрола.
   Далее следуют Капелла Святого Себастьяна с надгробным памятником Пию XII работы скульптора Франческо Мессина; Капелла Святого Причастия с киворием Бернини и бронзовой оградой, выполненной Франческо Борромини; Капелла Грегориана, выполненная в конце XVI века архитектором Джакомо делла Порта, богато украшенная мозаиками и ценными породами мрамора; Капелла Колонны с восхитительным алтарным образом из мрамора, изображающим Встречу Льва с Аттилой, работы Алгарди, а также с гробницами пап, носивших имя Лев - II, III, IV и XII; Капелла Клементина, построенная по заказу папы Климента XIII архитектором Джакомо делла Порта, которая хранит останки Святого Григория Великого, а также останки самого архитектора; роскошная Капелла Хоров с золоченой отделкой, и наконец, Капелла Представления с поздним надгробным памятником папе Иоанну XXIII, выполненным скульптором Эмилио Греко.
   Собор Святого Петра хранит бесконечное множество знаменитых памятников: от прекрасной Пьеты Микеланджело до бронзовой статуи XIII века Святого Петра Благословляющего, почитаемой верующими; надгробный памятник папе Урбану VIII работы Бернини, а также надгробный памятник папе Павлу III работы Гульельмо делла Порта; гробницу, выполненную из бронзы Антонио Поллайоло для папы Иннокентия VIII, которая раньше находилась в старой базилике Св.Петра и памятник Стюартам работы Антонио Кановы.
   К собору примыкает Музей истории Собора Святого Петра или Музей истории искусств, созданный Джованни Баттиста Джовенале. В нем находится Сокровищница Святого Петра - огромное наследие Церкви, которое удалось сохранить несмотря на повторявшиеся из века в век грабежи сарацинов, на жестокое разграбление Рима в 1527 году, а также конфискации, проходившие в наполеоновскую эпоху.
   -И Натальи никакой не нужно, - улыбнулась Кристина.
   -Не говори.
   -Так, ну ладно, - Константин со вздохом посмотрел на часы, - я полагаю, никакого Папы Римского мы сегодня не дождемся...
   -А ты что не слышал? - повернулась к нему Полина.
   -А что?
   -А тут кто - то в толпе сказал, правда по - итальянски, но я поняла - он завтра будет участвовать в мессе.
   -Ах вот как! Ну, тогда нам тем более не стоит мешать истинным католикам. Уходим!
   Они направились к выходу из Собора Святого Петра. По дороге Константин получил смс - ку от Алексея, в которой говорилось, что через пять минут они тоже собираются покинуть Собор.
   На площади по - прежнему было много людей. Кто - то просто наслаждался атмосферой, а кто - то задыхался в очередях.
   -Мне в дамскую комнату бы, - сказала Кристина.
   -Да и я бы не отказался, - сказал Николай.
   -И тоже в дамскую? - поддел его Константин.
   Они с Полиной остались вдвоем на площади.
   -Красиво здесь, - вздохнул Константин, оглядываясь.
   -Да, просто потрясающе! - кивнула Полина. - Если честно, я все больше и больше проникаюсь Христианством.
   -Главное - проникнись Христом, - посоветовал Константин. - А дальше все само придет.
   -Пусть это, как ты говоришь, не истинная вера, я не об этом, я о том, сколько людей объединяются вокруг Иисуса. Теперь мне тоже кажется, что если бы Он был просто человек, такого эффекта не было. В нем было что - то еще.
   -В нем была Божественная природа.
   -Знаешь, теперь я готова с этим согласиться. Послушай... такой немного детский вопрос у меня к тебе...
   -Детских вопросов не бывает, спрашивай.
   -Господь простит меня за то, что я столько лет стояла к Нему спиной?
   -Если человек забывает о Боге, это не значит, что Бог забывает о человеке. Ты же не знаешь, сколько раз Он стучался в твою душу. Вот, наконец, ты открыла ему дверь.
   -Открыла, - с улыбкой призналась Полина. - И, видимо, вылечилась от глухоты.
   Вернулись Кристина и Николай.
   -А пойдемте, сувенирные лавки посмотрим, тут тоже так много чего интересного!
   В сувенирных лавках на территории Ватикана (не в Соборе) продавалась в основном религиозная литература (разумеется, исключительно Католическая). Поэтому покупать они ничего не стали. Константин первым увидел Алексея и Наталью, выходящими из Собора.
   -Ну что, идут? - обратилась к нему Кристина.
   -Идут, - мрачно ответил он. - Идут, идут.
   На какое - то время Алексей и Наталья затерялись в толпе. Но вот они вновь появились в поле зрения Константина. Он видел, как Алексей отсчитал несколько купюр и протянул их Наталье.
   -Идем.
   Константин первым отправился на середину площади. Здесь также был устроен презепе. На этот раз он был интерактивным. Через определенный промежуток времени ангелы оживали и начинали петь, Иосиф и Мария склоняться над Христом в люльке, а из колонок, скрытых в зарослях непонятных растений, звучать Рождественский тропарь.
   -Ну, где он там? - с раздражением сказала Кристина, оглядываясь по сторонам.
   -А вон, - Константин указал рукой на Алексея, пробивающегося к ним через толпу.
   Тот подошел к ним, помолчал какое - то время, а потом сказал:
   -Мне бы в туалет.
   -Вон там, - Константин указал в том направлении, откуда они пришли.
   -Подождите меня здесь.
   И Алексей растворился в толпе. В поле зрения Константина возникла Наталья. Он испытал жгучее, почти неконтролируемое желание высказать ей все, что думает о ней и об ее поведении. Он уже хотел сделать шаг в ее сторону, однако ноги словно приросли к земле. Разве это соответствует его убеждениям? Разве этому учил Христос? А главное, все это случится на глазах Полины. И какой пример он ей подаст?
   Неимоверным усилием воли, Константин повернулся спиной к Наталье.
   -Можно будет креститься в вашем храме? - вдруг спросила Полина.
   -Конечно!
   -Вон и Алексей идет!
   Константин обернулся. Натальи он больше не увидел. Зато заметил приближающегося Алексея...
  
  
  ***
   В музей Ватикана они, естественно, так и не попали. Им посчастливилось лишь издали полюбоваться на толпу несчастных, жаждущих попасть в музей. Очередь растянулась от самой площади. Дойдя до метро, они вернулись к себе.
   -Предлагаю пообедать, - хмуро предложил Алексей. - Неизвестно еще когда удастся здесь побывать.
   -Принимается, - сказал Константин. - Только место сами выбирайте, чтобы потом претензий ни к кому не иметь.
   Они остановили свой выбор на маленьком уютном итальянском ресторанчике вблизи гостиницы. Улыбчивый официант, похожий на комедианта Бараца, усадил их за угловой столик и подал им меню.
   -Самый неудачный стол предложил! - возмутилась Полина.
   -Почему? - поинтересовался Николай, устраиваясь напротив.
   -Потому что дует из дверей, - пояснила девушка.
   -Садись на мое место, - предложил Николай.
   Полина подумала какое - то время и приняла его предложение.
   -Так и что мы будем есть? - Кристина углубилась в меню.
   Алексей незаметно для остальных (но не для Константина) взял ее за руку. Она не стала убирать ее.
   -А здесь вкуфно! - простонала Полина, наматывая на вилку пасту.
   -Да, ничего, - согласился Алексей.
   -Хочу напомнить всем, что сегодня Рождество.
   -Жаль, в храме мы его встретить не сможем.
   -Если, конечно, ни у кого нет идеи, встретить его в Соборе Святого Петра.
   -Я предлагаю пойти распить бутылку у колизея, - сказал Алексей.
   -Можно, - кивнул Николай.
   -Я пас, - сухо сказал Константин.
   -К двенадцати мы придем в номер, - развивал свой план Алексей, - и мы все вместе выпьем за Рождество.
   -По - моему неплохая идея.
   -Но только что до двенадцати, - уточнила Кристина.
   Пока Алексей расплачивался, Полина и Константин вышли на улицу.
   -А ты тоже пойдешь к колизею? - поинтересовался у нее Константин.
   -Не - ет. А ты как будешь встречать Рождество?
   -Буду читать Рождественские молитвы.
   -А можно я тоже?
   -Можно.
   Константину показалось, что кто - то прошел мимо, слегка задев его. Он обернулся, но лишь увидел мелькнувший в толпе силуэт Христа. Он протер глаза и когда вновь открыл их, никого не увидел. Но прикосновение было столь явственным, что он никак не мог считать это галлюцинацией. Улыбнувшись, он потрогал крест под рубашкой.
   -Вы идете? - окликнули их Кристина, Алексей и Николай.
   -Да!
   Константин обнял Полину за плечи, и они так же растворились в потоке людей, согреваемого лучами полуденного солнца... 2015 год
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"