Лим Сергей: другие произведения.

Невеста Для Святого /общ.файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Женское юмористическое фэнтези. Продолжение "Аверьянова истока".

  Невеста для святого.
  
  ГЛАВА 1.
  
  - Да благословит тебя Иш, великий и милосердный, дитя моё! - сказал отец Ольгерд, провожая меня до ворот, и благословил средним пальцем - символом единого и милосердного. Я благочестиво всхлипнула и ответила тем же. Терпение отцов настоятелей наконец-то лопнуло, и отец Ольгерд - был единственным, кто действительно сожалел о моем уходе. Тугой узел резал мне плечо, когда я, утерев непрошенную слезинку, повернулась и, шмыгая носом, устремилась навстречу большому миру. Не то чтобы мне грустно было уходить из Валлиса, слезинка была по отцу Ольгерду, моему наставнику.
  Через десяток шагов, я выпрямила спину и, отбросив сожаление, потопала по дороге ведущей в Тинтак. Погода благоприятствовала моему уходу - был месяц травник, мир благоухал свежей зеленью и чистым воздухом.
  Я родилась через двадцать лет после второй магической войны, ознаменовавшейся полной победой Иша над тьмой и магией. Мой отец, к великому своему удивлению вернувшийся целым и невредимым (и где его носило столько времени?), на радостях обрюхатил мою мать в день своего возвращения. А через неделю, выйдя пропустить кружечку эля в деревенском шинке, ушел и не вернулся. Моя мать, Алисия Варда, была дочерью зажиточного торговца, который однажды решил, что с него хватит и осел в одной из деревень южной Пустоши, открыв лавку со всякой всячиной. И до появления, и после исчезновения отца, он не оставлял нас без помощи. Присылал продукты, раз в месяц - немного денег. Но нам все равно не хватало. Мать подрабатывала прачкой, шила платья на заказ и делала ещё кучу всякой работы. Когда-то цветущая, она быстро сникла и завяла, как роза в засуху. Это я сама такое сравнение придумала. Всё чаще и чаще, она стала заходить в храм Иша, построенный сразу после войны. Я была несмышленышем, мой мир был ограничен домом, где кусок хлеба и пара яблок - были мне завтраком и обедом; беготней с соседскими детишками и игрой в куклы. В пять лет я узнала, что такое бедность. Дед разорился и перестал присылать деньги. Еды стало не хватать. Мать перестала работать и окончательно ударилась в религию. Однажды на пороге нашего дома возникли три фигуры в серых плащах. Один из них подошел ко мне и погладил по голове. Мать суетливо принялась вытирать стол, двигать по комнате колченогие стулья и, согнувшись в три погибели, приглашать гостей к столу. Я таращила глаза, ковыряла пальцем в носу и понятия не имела, чего им понадобилось в нашем доме, куда даже соседи давно перестали заходить.
  Тот, что гладил меня по голове, крепкий мужчина с орлиным носом и седыми висками, протестующе протянул перед собой руки:
  - Ничего не надо, сестра Алисия! Мы же договаривались. Брат Акинфий...
  Тот, кого назвали братом Акинфием, грузно шмякнул на пол увесистый мешок и скрипуче сказал:
  - Прими, сестра, в знак любви к Ишу - наши скромные дары.
  Мать всплеснула руками и, пряча от меня глаза, принялась развязывать мешок. Гости деликатно отвернулись, переговариваясь между собой. Я подбежала к ней и дернула за рукав:
  - Ма, что это? - и осеклась.
  Из развязанной горловины мешка высовывались связки копченой колбасы, желтели куски сыра и ещё много такого, от чего у меня моментально набрался полный рот слюны. Я ошеломленно спросила:
  - Это что... нам?
  - Да... да, дочка, это нам - растерянно ответила мать, оглядываясь в сторону седого. Тот вздохнул, тяжело приподнялся со стула и подошел ко мне. Снова попытался дотронуться до моей головы, но я, чувствуя что-то неладное, увернулась. Он присел передо мной на корточки, и заглянул мне в глаза:
  - Меня зовут Горвин. Наши воспитанники, наши дети называют меня - отец Горвин. А тебя как зовут?
  - Арса - быстро ответила я, и спряталась за мать.
  Но та, осторожно выудила меня из-за спины и вытолкнула перед собой. Я недоуменно обернулась к ней, чувствуя, что меня предали. Мать вытерла слезинку и, нагнувшись, торопливо забормотала мне в ухо:
  - Ничего не бойся, Арса, доченька моя, так надо. Ты поедешь с этими хорошими людьми. Они тебя накормят, напоят, научат хорошим вещам. У тебя будет свой дом, новые игрушки, хорошие друзья. Иш великий возьмет тебя под свое покровительство... Ну, иди...
  Мужская рука осторожно коснулась моего плеча и я, чувствуя, что привычный мир рушится - закричала во все горло, забилась в чужих руках. Меня крепко прижали к груди и, не обращая внимания на мои вопли, вынесли во двор. Из-за плетня высовывались любопытные соседи и, тыча пальцами, что-то оживленно обсуждали. Через мгновенье, я оказалась в седле, все трое вскочили на коней и, больше я никогда не видела свою мать.
  Пятнадцать лет проведенных мной в Валлисе... Это не был монастырь. Скорее, пансион для неблагородных детей, заведение угодное Ишу. Я была примерной ученицей, лет так до четырнадцати. Наставники не могли на меня нарадоваться, повторяя, что "Иш дышит, где хочет". И отец Ольгерд, отвечающий за мое воспитание - каждую неделю ставил свечки в нашей маленькой церквушке, вознося Ишу благодарность. Наверное Иш объелся этих свечек, потому что, как только мне исполнилось четырнадцать лет, в меня словно вселился дух Селата. Я перестала думать о боге, о своем предназначении. Совсем другие мысли стали посещать мою дурную голову. Успеваемость моя упала - ниже некуда. Я таскала из библиотеки не самые приличные книжки (отцу библиотекарю было все равно, лишь бы возвращала назад), благодаря кротости отца Ольгерда стала посещать занятия по боевому искусству, которые вел тот самый отец Горвин. Частенько меня теряли, и бедный отец Ольгерд, тащился за мной на крышу, потому что именно там я и пряталась.
  Зато я чрезвычайно преуспела в обращении с мечом, так что отец Горвин нехорошо усмехался и говорил, что "конечно, Иш дышит, но уж лучше бы она родилась мальчишкой". Когда я не висела на карнизах, не выписывала клинком восьмерки и другие цифры, я читала. Мне нравились жизнеописания великих людей, но жития святых нагоняли скуку. Были только пара-тройка святых, которые мне нравились. Само собой, что они не обращали нечисть в веру, посредством среднего пальца, а дрались мечом и гибли как герои.
  В последний год моего пребывания в Валлисе, трижды созывался малый совет Ишевых братьев. Догадайтесь, по какому поводу? Я так привыкла к замечаниям и предупреждениям старшего отца Терентия, что пропускала их мимо ушей. Тот многозначительно качал головой, и шел в келью отца Ольгерда. Сколько раз мой наставник отстаивал меня от немедленного отлучения, я могу только догадываться. Тем более что в последние два года я окончательно перестала лазить на крышу, переместив свое внимание на то, что находится за пределами Валлиса. Перехитрить привратника и проскочить вслед за повозкой в ворота? Перелезть через стену (если дежурит отец Деметц, которого я и в самом деле побаивалась) при помощи крюка с веревкой? Пара пустяков. На мое счастье, во время моих рейдов по полям и лесам, мне никто не повстречался. Я любила вскарабкаться на самое высокое дерево, усесться поудобнее и глядеть вдаль, щуря глаза, словно кабисский моряк, плывущий в неизведанное.
  Тринадцатое число травника оказалось последним днем моего пребывания в Валлисе. Собрался большой совет отцов Валлиса и отец Терентий зачитал вслух решение совета о моем изгнании из Ишевой обители. Затем меня торжественно вывели к собравшимся во дворе другим воспитанникам и показали, что бывает за дурной характер. Ни с кем из них я близко так и не сошлась, ни с кем не дружила. Поэтому их вытаращенные глаза и раскрытые рты доставили мне большое удовольствие. Как же, Ишева ослушница, Селатова грешница...
  И вот я топаю по ещё не совсем зачерствевшей под колесами упругой весенней дороге, в маленький городок Тинтак. В кармане - рекомендательное письмо отца Ольгерда к одной своей знакомой, с просьбой устроить его воспитанницу и позаботиться о том, чтобы она (ну - воспитанница, я то есть) не попала в дурную компанию.
  Если бы я умела сочинять, как те писатели, чьи книги я читала, булькая соплями по ночам, то давно бы уже начала описывать места по которым шла. Мол, стройные березы вперемешку с соснами да елями, лютики-цветочки, птичий щебет и кучерявящиеся облака. Только вот как-то не получается по-книжному у меня. Березы как березы. Облака как облака. Что касается птичек, то карканье ворон не привело меня в восторг. Эта стая следовала за мной уже с полверсты. Небо и вправду было чудесным. Чистым и голубым. Я периодически задирала вверх голову и жмурилась от удовольствия. Солнечное выдалось утро.
  -Краа! Краа!
  - Тьфу! - рассержено сплюнула я - И чего вы ко мне пристали, Ишево проклятье! Брысь... то есть кыш!
  Стая незамедлительно спорхнула с веток и переместилась куда-то вглубь леса. Обиделись что ли? Я немного подумала и, сойдя с дороги, пошла за воронами. Любопытство... кто сказал, что это грех? А и грех, так простительный. Я вообще любопытная. По жизни. А может просто упрямая? Может, я решила им, воронам отомстить. Теперь я им покоя не дам.
  Вороны отлетали все дальше, вглубь леса. Но я упрямо шла за ними примерно с полстадня. В конце концов, птичкам это надоело, вся стая поднялась выше деревьев и ехидно каркая улетела прочь.
  - Ах вот вы как? - погрозила я кулаком в небо - Так же нечестно!
  - Карк! Карк! - насмешливо ответила, последняя из улетавших, ворона.
  Я круто развернулась в обратную сторону и, запнувшись о какую-то корягу, с маху села на подвернувшуюся ногу. Как же я взвыла... Слезы брызнули из глаз. Скинув с плеча узел с вещами, я уперлась руками в землю и попыталась слезть со своей ноги. Получиться-то получилось, но вот нога... Аууу! Было обидно, до слез. Ведь сама виновата. Какого... поперлась за воронами? Шмыгнув носом, я потрогала лодыжку. Слегка опухла и болит, но на перелом непохоже. Наверное вывихнула.... И как назло, кроме той коряги никаких толстых сучьев поблизости нету. Не из чего сделать себе ковылу. И выругаться не знаю как. Селата вслух поминать запрещено, услышит нечистый. Иша - тоже, вроде как не рекомендуется в таких целях использовать. Я развязала узел и достала припасенный ещё с вечера пирог с картошкой (добрый отец Ольгерд постарался для любимой воспитанницы). Что ещё остается девушке в утешение? Съесть что-нибудь.
  А ещё планировала к вечеру быть в Тинтаке....
  Кусок пирога застрял у меня в горле, когда я, повернув голову, обнаружила, что неподалеку от меня удобно расположился приземистый и очень широкоплечий мужичок. Густая кучерявая борода росла практически с макушки. Нос как картофелина хорошего урожая. Глазки-бусинки смотрели на меня очень внимательно и с каким-то паскудным любопытством.
  Я проглотила недожёванный комок и кивнула головой:
  - Здрасьте!
  Мужичок вежливо кивнул в ответ.
  - Приятного аппетита!
  - Спасибо... - буркнула я, перетекая из состояния неловкости в другое, более грубое состояние - а не могли бы вы так на меня не пялиться?
  - Я извиняюсь, конечно - сказал мужичок - но ты ведь из Валлиса идешь?
  - Ну.
  - Из этих самых... как его? Из адепьтов? - произнес он важно, словно похваляясь, что знает такое слово.
  - Ага, из них. А что? - я вызывающе вскинула голову. Чего это он взялся меня допрашивать. Ну, выгнали меня и что?
  - Хе-хе - мужичок потер широкие как лопата ладони и позвал кого-то - Гарвин! Дорес! Сюда!
   Я невольно дернулась, но вспомнила, что убежать не смогу. Что ещё за засада такая?! Чего им от меня нужно?!
  Из кустов, ломая ветки и шумно сопя, вывалились двое, удивительно похожих на первого, бородачей. Они сияли улыбками и очень приветливо кивали мне головами.
  - Она? Рагаронд, это она? - зачастил один из них, по-видимому - самый молодой.
  - Думаю, что она - в меру задумчиво отозвался мой новый незнакомец.
  - Вам чего от меня надо? - уже грубо спросила я. Какие уж тут церемонии? Три здоровых лба против беззащитной и беспомощной девушки.
  - Щас, щас - залыбился он - объясним.
  Я демонстративно (и откуда силы взялись?) выдрала из земли злополучную корягу и приподнялась на здоровую ногу.
  Все трое сделали вид, что не поняли моих намерений, однако те двое озадаченно и даже требовательно уставились на главного заводилу. Тот успокаивающе махнул им рукой.
  - О, я забыл представиться, кажется - сказал он - меня зовут Рагаронд Старбелый, гном. Мои спутники и помощники - Гарвин и Дорес.
  Упомянутые поочередно выступили вперед, церемонно кланяясь.
  Я недоверчиво похлопала корягой по ладони (интересно, как бы я этой трухлявой древесиной отбивалась?).
  - Нам нужна твоя помощь, деточка - вкрадчиво мяукнул Рагаронд и прижмурился, как кот на сметану.
  - Какая-такая помощь?
  - Нам нужна добытчица - гном просто выпалил слово "добытчица" и уставился на меня, пытаясь определить, какое это произвело впечатление.
  Да никакого! Селат вам в зраку! (Иш прости грешницу свою...) я начала тяготиться присутствием этих троих в одном со мной лесу.
  - А конкретнее?
  - Ну, это разговор не для леса - кашлянул Рагаронд - если ты не против, почему бы нам не прогуляться до подходящего жилища?
  - Э, нет! - заявила я, вспомнив предостережения отца Ольгерда, по поводу легкомысленных и не в меру доверчивых женщин, поддавшихся уговорам зайти на чашечку чая - слышала я про такое: сначала - пойдем, зайдем, поговорим, а потом - проходи, раздевайся и ложись?!
  Все трое густо покраснели и начали отчаянно прокашливаться. Рагаронд замахал руками, словно отбивался от стаи атакующих мух.
  - Что ты, что ты! Абсолютно деловое предложение! Да как ты могла подумать, что гном может польститься на челове... на тебя!
  Гарвин и Дорес с ужасом в глазах от такого предположения, красноречиво затрясли бородами.
  Я немного успокоилась. И в самом деле, не такая уж я и красавица. Волосы темные и даже не пышные, а так - пару раз гребнем провести. Глаза тоже - явно не озера, в которых тонут прекрасные принцы из сказок. Обычные серые глаза. Носом своим я всегда была недовольна. И губы тоже не сахар. Невольно вздохнув от такой вот самокритики, я сговорчиво сказала:
  - Ладно, деловое, так деловое. Только вот маленькая проблема. Я, видите ли, ногу вывихнула...
  - Видели, видели - гном подбежал ко мне поближе, и я на всякий случай приподняла трухлявую палку повыше, отчего у той отвалился кусок примерно с локоть, - не изволь беспокоиться! Гарвин, Дорес! А ну, живо нарежьте мне пару-тройку деревцев помоложе. И носилочки соорудите.
  Оба гнома вытащили топоры и забегали по поляне, примеряясь к задрожавшим от ужаса деревьям. Хрясь! Хрясь! Тук! Тук! Через несколько минут, они уже ободрали со стволов кору и сноровисто соорудили заказанный предмет. Я только присвистнула. Осторожно перевалившись на носилки, я втянула за собой свой узел. По знаку Рагаронда, Гарвин и Дорес взялись с двух сторон и приподняли носилки. А поскольку сделали они это не одновременно, я чуть не вывалилась обратно.
  - Нельзя ли поаккуратнее?
  Гномы только засопели, но ничего не ответили. Вы когда-нибудь ездили на гномах? Особенно рысью. Не советую. Жира на боках я скопить ещё не успела, поэтому прочувствовала ребрами каждый сучок. Бежали гномы не то чтобы быстро, но зато ни разу не остановились, пока меня не выгрузили во дворе одиноко стоящего домика. Я едва успела определить направление движения и, судя по всему, Тинтак остался далеко к востоку.
  Я проковыляла к двери, таща за собой узел. Из дома выскочила угрюмая и плотно сбитая женщина, зыркнула на меня недовольными глазами и принялась что-то выговаривать Рагаронду. Тот только почесывал в затылке и усердно крякал, не хуже селезня в брачный сезон. Я с любопытством разглядывала её. Не помню где, но я читала, что гномихи могут заткнуть своих мужей за пояс, по части изрядной бородатости. Но если не считать, что женщина была гораздо шире Рагаронда, то никакой излишней растительности на её лице я не заметила. Наконец поток слов иссяк и тут заговорил гном. Медленно, растягивая слова и очень внушительно. На гномиху это не производило особого впечатления до тех пор, пока Рагаронд не произнес слово "граб", причем в очень множественном числе. Я навострила уши. О гномах говорил, что они падки до больших денег, сокровищ и прочих ценностей жизни, но ужасно прижимисты в оплате.
  Гномиха скривила лицо в гостеприимной улыбке и приглашающе взмахнула рукой. Я с облегчением проковыляла вовнутрь. Стены внутри были аккуратно выбеленными, потолок к моему удивлению был высоким. Я шваркнула свой узелок прямо у порога и с невольным стоном потащилась к ближайшей лежанке. Гномиха открыла рот, желая что-то сказать, но тут вбежала здоровенная собака и, невежливо отпихнув меня, преспокойно улеглась на облюбованное мной место. Кто-то за моей спиной тихо хихикнул. Я даже не стала оглядываться, вопросительно посмотрев на хозяйку. Та что-то залопотала (Селат их гномий язык разберет...) и, взяв меня под руку, провела в дальнюю комнату, где вдоль стен стояло несколько резных кроватей, не очень длинных, но зато широких.
  Плюхнувшись на ближайшую, я со страдальческим лицом попросила воды. К моему удивлению, женщина поняла и принесла кринку с молоком. Ну, уж если мучиться, так до конца. От молока у меня всегда было нехорошо с желудком. Я отпила несколько глотков и, молясь Ишу, чтобы пронесло (ну, не в том конечно смысле) закрыла глаза.
  Раздался скрип и я, приоткрыв один глаз, узрела гнома, приволокшего лавку и усевшегося так, чтобы видеть мое лицо.
  - Ну? - промычала я.
  Рагаронд задумчиво уставился в потолок, сцепив пальцы в замок.
  - Начну, пожалуй, с того, что я оружейный мастер. То есть был когда-то - поправился он - И в один прекрасный день, а точнее - ночь, угораздило меня выковать одну вещичку. Нет, ты не подумай что очень ценную... Почти игрушку. Вместе со мной, в Устольских оружейных мастерских работал один парень, из ваших. Из людей, значитца. Друг был мне закадычный. Я ему её и подарил, как-то по пьяни... Вот, значитца...
  - Ну? - ещё выразительней промычала я, абсолютно не понимая, чего от меня хотят.
  - А дружок мой уехал, и игрушку ту с собой увез в глухомань какую-то. Вот. А потом, как мне стало известно, подарил её какому-то колдуну. Задаром подарил. Подарок мой значит... Колдун то несмышленыш какой-то был, и в последнюю войну сгинул где-то в Устольщине.
  - Ну и что? - спросила я умирающим голосом. Долго он ещё будет жилы тянуть? Иш милосердный, прости меня грешную...
  - А помер он, как сказали, где-то под Устольем...
  - Ага, понятно - оживилась я, - колдун провалился в какую-то бездонную дыру и вещички свои прихватил. А вы хотите, чтобы я за ними в эту самую дыру слазила. Так?
  - Э-э-э... так, да не совсем так - опешил гном - ни в какую дыру он не проваливался. А поперся он сдуру в ведьмин круг, что к югу от города. Там и смерть принял. А вещички где-то неподалеку лежат. Вот их и найти бы...
  - А я-то тут причем?! - мое терпение вытекло до последней капли - Вы что, никого другого найти не смогли?!
  - Тише, тише - бормотнул Рагаронд - Дело то вот в чем - колдуна этого вы, люди - в святые произвели.
  В моей голове наконец-то забрезжил рассвет. История-то знакомая, только в гномьем исполнении совершенно по-другому рассказана.
  - Святой Аверьян?
  - Вот-вот - он самый - обрадовался гном - И это... - вашего заведения главный покровитель.
  Я ошалело смотрела на Рагаронда, а тот чрезвычайно довольный, что сумел все внятно изложить, чуть ли не светился от добродушия. Вот те раз, Иш миловредный... тьфу, милосердный. Это ж на что меня подбивают? На святотатство!
  - Это ж - грех какой! - заявила я твердым голосом - место упокоения святого беспокоить. И вы мне, воспитаннице Валлиса это предлагаете?
  - Да какой там грех - всплеснул руками гном, утрачивая свечение (или сияние?) - секирка-то - моя!
  - Вы ж её подарили?!
  - Так ведь подарил Гриве! А вашему святому я её не дарил! - завопил, наконец, и Рагаронд - стало быть, могу обратно забрать!
  - Так чего ж не пойдете и не заберете?!
  Тут гном почему-то смущенно потупил глазки и замолчал.
  Так... все понятно! Стало быть, там можно и помереть ненароком. Иначе с чего бы гному...
  - Место там, видишь ли, не очень приятное - оборвал мои размышления Рагаронд.
  - И много в этом неприятном месте добытчиков пропало? - осведомилась я.
  - Да туда никого и мешком золота не заманишь - вырвалось у гнома. Он бросил на меня быстрый взгляд, мол - не восприняла ли я всерьез упомянутое количество золота. Само собой, что мешок пришелся мне по вкусу. Я хоть и провела все детство в Валлисе, но прекрасно понимала, что без грабов жизнь просто невыносима.
  - То есть, я хочу сказать - продолжил Рагаронд - что никто туда ещё не наведывался. Боятся чего-то. А что там опасного - никто не знает.
  - Угу - кивнула я - незнание - сила.
  - Вот-вот - поддержал гном - а кому ж туда ещё идти, как не Ишевой дщери, да ещё выросшей под покровительством святого?
  - А вы что, в Иша не верите? - сурово спросила я, сдвигая брови. Дай только знать хранителям Ишевой истины, тут же прилетят, руки заломят и сделают что-нибудь нехорошее. Правда к гномам это не относится. Махнули на них рукой в свое время. Строители из них великолепные, да и оружейники тоже. Пока пользу приносят, пусть живут. Лишь бы вслух не орали, что не признают Иша великого и милосердного, единого. Другое дело - эльфы и вампиры. Этих сразу... А хуже всего слугам Селата поганого - магам, то есть. Эти перерезанным горлом не отделывались. Поскольку они - люди, Ишевы питомцы, то полагалось им очиститься от тьмы, то бишь от магии. А как очиститься - это уж как у хранителей фантазия сработает.
  Гном заерзал на месте и бросил на меня опасливый взгляд, в котором мелькнуло запоздалое сожаление. Надо было - кого попроще нанимать, а то ещё беды не оберешься...
  - Верим... - через силу выдавил он - только что в храм не ходим. А так - верим. Куда ж денешься.
  - Сколько заплатите? - прямо спросила я, уже почти окончательно приняв решение. Разве не мечтала я о яркой и насыщенной жизни за воротами Валлиса?
  Рагаронд вздохнул с явным облегчением, но лицо его помимо воли страдальчески вытянулось.
  - Ста грабов не пожалею...
  Я разочарованно присвистнула и принялась разглядывать идеально ровный потолок. Наступило молчание.
  - Ну - двести - выстрадал гном.
  - Слушай, Рагаронд - я решительно перешла на "ты" - что ты меня за Ишеву дурочку держишь? Если бы речь о двухстах грабах стояла - ты бы и сам сбегал, правда ведь? Дело ты предложил опасное. Можно ведь и не вернуться. А ну вдруг и святой Аверьян меня не убережет? И про секиру свою ты как-то уж скромно рассказал. Если бы оружие - дрянь было, не стал бы ты по нему вздыхать. И потом, что я цен на местных рынках не знаю? За двести грабов - даже не поужинаешь как следует.
  Тут я конечно загнула. За двести грабов можно месяц неплохо питаться. Но если опыта наемницы у меня не было вообще, то книжек про это дело я прочла уйму.
  Рагаронд с уважением посмотрел на меня и сказал:
  - Пятьсот.
  - Тысячу и ни горбом меньше.
  - Пятьсот пятьдесят - проскрипел гном, наступая на горло собственной скупости.
  - Ты-ся-чу!
  - Шестьсот, мое последнее слово! - простонал он.
  - Рагаронд - сказала я самым наглым голосом - тысячу или разговор окончен. Где ты ещё найдешь человека, который согласится пойти туда, куда гном идти боится? И потом, сам знаешь, сказанное двоим - знает и свинья. Мало ли охотников найдется на твою секиру?
  Гном воздел очи горе, словно пытаясь воззвать к Ишу, и обреченно кивнул.
  - Раз в десять убытку понесу, но чего ради прихоти не сделаешь. Только без аванса - торопливо добавил он - оплата полностью по факту.
  - Ну, накормить-то ты меня накормишь? - проворчала я недовольно - и ногу надо бы посмотреть. Вдруг перелом?
  - Угу - согласился Рагаронд, торопясь убежать от наглой и жадной до денег Ишевой воспитанницы - я сейчас пришлю Льесу, жену мою. Она и накормит, и в целебном деле мастерица.
  Я устало рухнула на подушку. Иш твою! Во что это я вляпалась? Святой Аверьян! Это имя так часто мелькало в моей недолгой жизни, что я привыкла совершенно не обращать на него внимания, хотя каждое утро, в обед и вечером его имя произносилось вторым, после единого и неповторимого Иша. В последнюю магическую войну - он, пожертвовав жизнью, преградил путь Селатовым тварям в наш мир. Правда, к этому времени их столько уже в Пустоши накопилось, что даже маги не справились. И тогда на юге поднялись отринувшие магию (как порождение Селата) Ишевы проповедники и погнали всё это скопище тварей на север. А с севера, из Синедола и Потынаса двигалась такая же армия проповедников и святош. Встретились они где-то на границе северной и центральной Пустоши, где и была уничтожена последняя тварь. Ну, так вот, святой Аверьян был объявлен покровителем сирот и несущих Ишево семя проповедников. Я ведь тоже могла стать такой. После выпуска нас должны были отправить через пустыню: или в Иммергал, к вампирам, или в Элльнарри, к эльфам. Там мы должны были осесть на постоянное проживание и постепенно прорастить Истину в закоснелых в своем неверии нелюдях. Нас так и называли (не очень хорошим словом) - Ишево семя. Гадость какая...
  Я в детстве часто останавливалась перед изображением святого покровителя и с любопытством разглядывала его. Ну не было в нем ничего святого. Обычное лицо, с плаксиво опущенными уголками рта. Глаза грустные. Волосы длинные. В одной руке огненный шар (многие утверждали, что это солнце), в другой... постойте! В другой, конечно же - странного вида секира, которую (по утверждениям наших отцов) ему вручил сам Иш. Вот те раз! Иш-то, выходит, был - гном? Я прижала ладонь к губам и озирнулась по сторонам. Скажи кому такое - окрестили бы Селатовой тварью и связали веревками, послав гонца за хранителями.
  В дверь переваливаясь вошла гномиха, как там её... Льеса, с корзинкой в руке. Плюхнулась на мою кровать и бесцеремонно ухватила меня за ногу. Я от неожиданности вскрикнула. Льеса недовольно буркнула что-то себе под нос и, не глядя на меня, принялась осматривать мою опухшую лодыжку. Потом достала из корзинки подозрительного вида горшочек и, зачерпнув из него двумя пальцами какую-то ещё более подозрительную мазь, начала втирать её в больное место.
  - Эй - шепотом позвала я - тебя - Льесой зовут?
  Женщина словно и не слышала.
  - Льеса... ай! Ты что, глухая что ли? Ай! Что там у меня - вывих? Ай!
  - Простое растяжение - внезапно ответила гномиха на нормальном человеческом языке - и нечего стонать, не помрешь.
  От удивления я чуть язык не проглотила.
  - Так ты говоришь на общем наречии?
  - С детства - ехидно отозвалась Льеса.
  - А чего же молчала? - надулась я - не очень-то вежливо с твоей стороны.
  - Не о чем было говорить, вот и молчала.
  - А теперь что - есть о чем?
  - Надоели твои крики. Послушаешь тебя - так и впрямь помирает девица. Есть хочешь?
  - Да я перекусила недавно... - начала я - Хочу.
  - Лежи, я принесу тарелку.
  Льеса поднялась, забрала корзинку и вышла из комнаты. Я осторожно оглядела свою ногу. Да вроде бы ничего... И боль ушла. В качестве эксперимента пошевелила пальцами. Терпимо. А есть и правда очень хочется, особенно когда в дверь проходят всякие вкусные запахи. Интересно, а чем питаются гномы?
  В дверь вплыл здоровенный поднос уставленный горшочками, которые наподобие драконов выдыхали из себя горячий пар и... нет, горшочки в отличие от драконов не издавали зловония, а даже совсем наоборот. Затем появились руки, державшие поднос и, наконец, показалась сама Льеса. Ловко подцепив ногой лавку, она придвинула её ко мне и поставила поднос. Я подозрительно сунула нос в ближайшую посудину и чуть не обожглась.
  - Что это?
  - Суп с грибами и зеленью. Жаркое из картошки с мясом. Суп луковый с кусочками курицы. Пирожки печеные с яблоками. Соленые огурчики. Маринованные помидоры. Грибы тоже маринованные. Последнюю банку открыла - начала перечислять Льеса.
  - И что, я должна всё это съесть?! - ахнула я.
  - Хмм... - сказала гномиха - Вообще-то до твоего появления - это был наш обед.
  Не то чтобы я легко краснею, но тут просто почувствовала, как начинают гореть шея, лицо и кончики ушей.
  - Ох, извините меня... Как же так? А зачем вы все мне принесли? Я бы обошлась тарелочкой супа и кусочком хлеба....
  - Деточка - вкрадчиво сказала гномиха - насколько я понимаю, у моего мужа с тобой деловое соглашение? Ну, так вот - кормежка за наш счет. Вон ты какая - худенькая да слабенькая. А сил тебе понадобится много. За нас не беспокойся. Мы у себя дома. Сейчас сварганю что-нибудь вроде этого и для моих мужиков. А если и не приготовлю, так ничего страшного. Денек перебьются всухомятку. И так морды наели, в дверь не пролезают. Ешь. Я тебя смущать не буду, сейчас уйду.
  С этими словами Льеса развернулась и вышла.
  Я раздумчиво оглядела горшочки и тарелочки. Цапнула с миски ломоть хлеба и, вооружившись ложкой, принялась пробовать всего понемножку. Впрочем - нет. Луковый суп был просто объедение! И я его попробовала до донышка. Слышала я, что готовить еду - это женская обязанность. Но вот в Валлисе меня этому не учили. Читать могу, писать могу. Много чего ещё могу, а вот приготовить какое-нибудь блюдо...
  С набитым животом я вольготно расположилась на кровати и принялась мечтать, точнее - прикидывать, на что я потрачу свою тысячу грабов (Это ж надо, как губу раскатала!). Гномы мне благоразумно не мешали, шурша где-то за стеной и вполголоса переговариваясь между собой. Куплю, наверное, себе хорошее платье, с эльфийской вышивкой. И ещё куплю себе лошадь. И ещё куплю себе.... Так, а чем я потом займусь? К вампирам и эльфам меня как-то не тянуло совершенно. Поэтому я с легким сердцем восприняла свое изгнание из Валлиса. В конце концов - я взрослая уже. Могу сама свою жизнь устроить. Нет, куплю, наверное, хороший меч и пойду в наемницы. А что? Платят им хорошо, и жизнь нескучная. Или нет... Селатова зрака, куда ж устроиться? Я мельком припомнила валявшееся в кармане письмо отца Ольгерда, и легкомысленно провалилась в сон.
  
  ГЛАВА 2.
  
  Наверное Иш покарал меня за всё хорошее, потому что ещё перед рассветом кто-то довольно сильно начал трясти мое плечо. Глаза распахнулись сами собой. Мне осталось только приподнять голову и уставиться ими на гнома, склонившегося над моим изголовьем.
  - Что случилось? - спросила я бодрым голосом. Сна ни в одном глазу. Не зря же отец Ольгерд утверждал, что хороший сон - ранний сон.
  - Как что, Арса? - удивился Рагаронд - Пора уж и за дело приниматься!
  Я нехотя глянула в окно.
  - Так темно ж ещё? Вот солнце поднимется повыше...
  - Какое солнце! - возмутился гном - пока доедем - как раз оно и поднимется. А нам надо - чтобы все видели, куда мы направились, а?
  Признав справедливость сказанного, я кивнула головой и приподнялась с кровати. Издала запоздалое "Ой!", потом с удивлением обнаружила, что нога в порядке и ничего не болит.
  Собираться мне нужды не было, поскольку спать я завалилась прямо в одежде. Хорошо ещё, что в порыве усердия Льеса не стала с меня её снимать, пока я спала. А то ещё и сам Рагаронд... бррр.... Наскоро ополоснув лицо и выпив холодного квасу, я развязала свой узел. В нем было все мое имущество: холщовое платье мышиного цвета, старый плащ, остатки пирога, иконка с изображением святого Аверьяна (будь он неладен!), две книжки. Одна из них называлась "Благословение Иша", и содержала кучу всяких заповедей и наставлений по поводу и без повода. Вторая - "Приключения старой грымзы Калипы и молодой ведьмы Олены", моя любимая книжка с ведьмами, магами, принцами, красавицами, любовью и хорошим концом. Я её уже раз пятьдесят прочитала, но каждый год снова и снова перечитывала. А это что такое? Я вытащила тяжелый и тщательно упакованный сверток. Повертела в руках. Так вот почему узел таким тяжелым был! Ничего себе запаковали. Обмотка из оленьей кожи - дорогая вещь. Правда, изрядно потертая, но шнуры, стягивавшие её крест накрест - новые. Я развязала узел и развернула сверток. На ладонь мягко и спокойно выскользнул кинжал в серебристых ножнах. Вот это да! Я осторожно вытянула его из ножен и постучала ногтем по клинку. Первые полгода отец Горвин изводил нас изучением оружия и его характеристик, делая особый упор на определение качества оружия. Так вот - этот кинжал был чудом. Клинок тускло светился в полумраке комнаты, слегка расширяясь к острию. В основании клинка был выгравирован узор. Правда, разглядеть его (на зрение не жалуюсь) было делом нелегким. Рукоять удобно легла мне в руку, как будто по мне была сделана.
  - Ого! - послышалось над ухом. Я вздрогнула и обернулась. Рагаронд с удивленными глазами наклонился надо мной, дыша свежесъеденным луком. Я молча сунула кинжал за пояс и вопросительно уставилась на гнома.
  - У вас всем воспитанникам такие дают? - осведомился Рагаронд - А то, пожалуй, и я в Иша уверую.
  - Нет - огрызнулась я - только тем, кто убьет гнома.
  Тот засопел обиженно и махнул рукой. Гарвин и Дорес шуршали на кухне, беззлобно переругиваясь с Льесой. Та бранила их почем зря.
  - Арса! - из кухни высунулась голова гномихи - иди, позавтракай!
  Я накрепко завязала узел (как будто это поможет) и направилась к кухне. Льеса, встрепанная и заспанная, быстро собирала на стол, бурча себе под нос:
  - Ну что за мужики бестолковые! На дело они собрались, тупоносые. Девочка некормленая ещё, не выспалась поди.
  Передо мной появилась тарелка с яичницей и ломоть серого хлеба. Льеса виновато пожала плечами:
  - Пока больше не приготовила ничего. Так на скорую руку. Беда с этими мужьями! За что ни возьмутся - всё не по уму! Как дети малые...
  - А сколько у вас мужей, Льеса? - не без ехидства спросила я (само собой, гномиха не оценит моего чувства юмора, так хоть самой им насладиться).
  - А трое - совершенно спокойно ответила она - Да ты же их знаешь: Рагаронд, Гарвин и Дорес. Рагаронд - старший.
  У меня отвисла челюсть.
  - А как же...? А разве...? А что, у вас... можно?
  Льеса глянула на мою растерянную физиономию и расхохоталась.
  - А ты не знала?
  - Нет, конечно - вырвалось у меня - в голове не укладывается - три мужа...
  - Видишь ли, у нас - гномов, девочки рождаются в десять раз реже, чем мальчики. Женщин мало, вот и приходится...
  - А сколько мужей можно... это...?
  - Сколько прокормишь - улыбнулась гномиха - очень удобно, между прочим. Сама подумай: один дома по хозяйству помогает; другой в кузне работает; третий на заработках, ну и там - скотину выпасти или ещё чего...
  - Ну, - протянула я - удивили! Чего только про гномов не рассказывают, но такого...! Я вот слышала что женщины-гномы мало чем от мужчин отличаются. Даже бороды отпускают...
  Гномиха фыркнула и смутилась.
  - Ну... это я могу объяснить. Только ты никому не болтай об этом, хорошо?
  Я закивала в предвкушении нового знания.
  - Женщин не хватает - повторила Льеса - парни маются... Так некоторые и женятся друг на дружке.
  - Как?! - челюсть у меня окончательно отпала.
  - Как, как - смущенно сказала гномиха - как придется. А потом и пускаете вы - люди, слухи о том, что гномихи бородаты и кроме как по платью - не отличишь.
  Иш всемогущий! Я все не могла переварить услышанное, пережаренная яичница и то - лучше усваивалась.
  - Арса - на пороге появился недовольный Рагаронд - Пора уж!
  Он с упреком посмотрел на жену, но та сделала равнодушное лицо и подала мне кружку с травяным чаем.
  - Чай выпьет, тогда и выйдет. А вы пока проверьте - ничего не забыли?
  - Да мы готовы уж - проворчал гном - сколь можно ждать? Вот-вот солнце взойдет.
  Я быстро опрокинула в себя содержимое кружки и вытерла руки о подол платья.
  - Все, я - готова!
  Во дворе стояла маленькая тележка. Я с интересом обошла вокруг неё. Мало того, что у тележки не было лошади, или на худой конец осла. Она ещё была рассчитана максимум на полтора человека.
  - Э-э-э... - вопросительно обернулась я к Рагаронду.
  - Не стану же я лошадь запрягать в такое-то место - сказал он.
  - Так что, ты меня запряжешь?
  - Это была бы хорошая мысль - пробормотал гном - если бы ты подкинула мне её раньше. Нет, конечно - я тебя повезу. Залезай.
  Я подавила искренний вздох разочарования и полезла в тележку. Видно судьба моя такая - на гномах ездить. Рагаронд быстренько напялил на себя лошадиное снаряжение (хомут там и прочее) и с места рванул по дороге. Гарвин и Дорес у порога с чувством махали нам вслед. В окошке показалась Льеса и снова исчезла.
  Была бы тележка поудобнее - я бы вздремнула пару часиков, под мерную иноходь гнома. Но она явно была не рассчитана на такое. Пришлось любоваться медленно проплывающими окрестностями. Солнце понемножку набралось наглости и высунулось из-за верхушек деревьев, раскидывая свои лучи направо и налево. Я не переставая зевала и потягивалась так, что косточки хрустели. Через пару стадней Рагаронд начал усиленно сопеть и сбиваться с ноги.
  - Эй-эй! - закричала я, когда тележка наскочила на камень и едва не опрокинулась набок - Рагаронд! Поосторожней нельзя ли?
  Гном перешел на шаг и тяжело отдуваясь остановился через десяток складней. Выпутался из сбруи и подошел к тележке.
  - Эк, тебя в Валлисе откормили-то! Сена воз и то легче везти было бы.
  Я обиделась. Что за вранье? Не такая уж я и тяжелая, а очень даже стройная и изящная. Что он врёт?!
  - Надо чаще бегом заниматься - заявила я в ответ - дыхалка у тебя никуда не годится. Подумаешь - два складня пробежал и умаялся!
  У Рагаронда от такой наглости глаза на лоб полезли.
  - Ну ты... эк... эт... мда...
  - Долго ещё до того места? - я миролюбиво сменила тему.
  Гном понемногу успокоился и через пару минут ответил:
  - Ещё столько же. Но мне надо сделать хотя бы пару глотков хорошего эля. В горле сухо, аж дерет!
  Я спрыгнула с тележки и принялась рыться в тряпье, валявшемся у меня в ногах.
  - Так, что здесь? Ничего. И тут - ничего.
  Перерыв всю кучу я недоуменно повернулась к Рагаронду.
  - Слушай, а где же эль?
  - Какой ещё эль? - настороженно спросил гном, ожидая очередного подвоха.
  - Ну ты сейчас говорил, что хочешь выпить. Я бы тоже не отказалась.
  - Так нету там - простонал он - я ж говорю, надо бы заглянуть в придорожный шинок. Здесь неподалеку находится.
  - А... - протянула я - так бы сразу и сказал. Ну, пошли, показывай.
  Рагаронд ухватился за оглобли и потащил тележку за собой.
  - Эй, ты чего? Оставь её здесь. Кому она нужна? Потом вернемся и заберем.
  Гном покачал головой и ухватившись покрепче, упрямо покатил тележку за собой. Я пожала плечами. Не мне же её катить. И потопала за гномом.
  Шинок и в самом деле оказался неподалеку. Складней через сто примерно. Гном дотащил тележку до ближайшего замызганного оконца, и бодренько протопал вовнутрь. Я кисло глянула на неказистое строеньице с покосившимися стенами и шагнула за порог. Застарелый запах прокисшего пива ударил в нос с такой силой, что я на мгновенье зажмурилась и перестала дышать. Потом осторожно приоткрыла один глаз. В шинке было на удивление чисто, хотя с десяток испитых мужичков прилежно тянули из больших глиняных кружек явно не воду. Гном выбрал свободный стол и подмигнул мне. Я уселась рядом. К столу развратной вихляющей походкой подошла не старая ещё женщина, со впалыми щеками и красновато-синим носом. Под правым глазом - синяк, не очень свежий. Зато на левой щеке красовалась свежайшая царапина.
  - Что желаем? - она подмигнула гному и толкнула его бедром в плечо. Рагаронд к моему удивлению не выбежал из шинка с воплем ужаса, а игриво осклабился и шлепнул её по заднице:
  - Дай-ка нам, Вирра, черного эля - пару кружечек, и сухариков соленых пригоршню.
  Вира скуксилась:
  - Ты что смеешься, Раг? Что такое для мужика кружка пива? Я тебя прям не узнаю! Может, ты хотел сказать - десяточек?
  Гном отрицательно помотал бородой:
  - Нет, Вирра, извиняй. Нам ещё путь предстоит неблизкий. А уж на обратном пути - заглянем, и тогда уж готовь десяточек, да не один. Лишь бы дело выгорело.
  Шинкарка понимающе закивала.
  - Понимаю, понимаю... Наклевывается хороший барыш, Рагаронд?
  - Да нет - уклончиво ответил гном - так, старый должок надо вернуть.
  - Небось, без драки не обойдется? - ухмыльнулась Вирра, и кивнула в мою сторону - а что за краля с тобой? Наемница? Или ты на старости лет Льесу променял?
  - Скажешь тоже - на старости! - пробурчал не без самодовольства Рагаронд - конечно нанял.
  Вирра с видом знатока прищурилась на меня.
  - Уж больно молода... да и что-то не похоже, чтобы она дралась хорошо.
  - А от неё этого не требуется пока - заявил гном - ну что, ты долго будешь нам на уши припадать? Тащи свое разбавленное кошачьей мочой пиво или нам уже пора?
  Я чуть не закивала ему: "Пора, пора! Валим отсюда!".
  Женщина обиженно поджала потресканные губы:
  - Скажешь тоже.... Щас принесу, опробуешь - тыщу лет извиняться будешь, а не прощу.
  Она мотнула подолом и ушла. Вскоре она вернулась с двумя кружками, в которых плескалась подозрительного вида жидкость. Я принюхалась, и желание пить окончательно пропало. Гном подбадривающе кивнул мне:
  - Пей, не бойся, Арса! Я хоть и ругаю постоянно и Вирру, и эль. Но такого пива больше нигде не выпьешь.
  Шинкарка довольно усмехнулась:
  - Его ещё бабка моя варила. Мужикам вообще не доверяла. Какое другое пиво - привозят мне из разных мест, но это - только в моей деревне варят. Кого ещё там Селат принес?
  За стеной раздалось лошадиное ржание, топот и ещё куча всяких звуков. У меня создалось впечатление, что лошадь отчаянно пыталась затормозить, и смогла сделать это - только благодаря остаткам плетня, что торчали вокруг шинка.
  - Карррса морвел! - звонко раздалось снаружи, и в дверь влетела растрепанная девчонка. Даже ко всему равнодушные мужики оторвались от своих кружек и тупо уставились на неё. Тут было на что посмотреть. Во-первых - она была рыжая. Терпеть не могу рыжих. Во-вторых - на ней был надет какой-то черный балахон, с красными вставками. В-третьих, - на боку у неё висела сумка с изображением благословенной Ишем магии - круг с заключенным в него крестом. Вот чего я никогда не смогу понять: маги - слуги Селатовы, и тут же - маги, благословленные пальцем Иша. И не надо мне заливать про темное и светлое. Не поверю.
  Девчонка сощуренными глазами оглядела присутствующим и вызывающе выпятила нижнюю губу. Похоже, что её кто-то сильно разозлил. И тут её взгляд оценивающе остановился на мне. Жертва была выбрана. Проигнорировав гнома, который съежился и превратился в грубо вырезанную (не иначе как топором) деревянную статую, она подошла ко мне и процедила:
  - Мне нужен этот стол...
  Произошла долгая пауза, в ходе которой мне предлагалось быстро и незаметно исчезнуть. Это мне совершенно не понравилось. Я всё же, практически - выпускница Валлиса (ну подумаешь - один год оставался, пока не выперли). Я ответила:
  - Мне он тоже нужен.
  - Ты что - не поняла? - усмехнулась она - Или на неприятности нарываешься?
  - Угу - благодушно согласилась я - нарываюсь. Прямо-таки жажду.
  Вирра благоразумно ретировалась подальше от стола и с любопытством высунулась между двумя окончательно вырубившимися пьянчужками.
  - Ну, получай - незамедлительно сообщила девчонка и взмахнула руками. Меня вытащило из-за стола и потянуло куда-то вверх. Зависнув под самым потолком, я начала понемногу выходить из себя. Новоявленная магичка с удовольствием разглядывала меня, хихикая и подергивая пальцами, отчего меня то подбрасывало, то отпускало вниз.
  - Как себя чувствуешь? - преувеличенно вежливо спросила девчонка - знаешь - очень полезно иногда снять нагрузку с позвоночника.
  Когда мои уши раскалились докрасна от злости, я просто плюнула, метя ей в глаз. И попала. Магичка взвизгнула и на мгновение опустила руку, стирая с лица плевок. Я не рухнула вниз как мешок. Спружинила ноги и через мгновенье уже стояла рядом с ней. Резкому удару в подбородок меня учил не отец Горвин, а Ольгерд. Долго учил. Девчонка коротко взвизгнула и рухнула навзничь, под одобрительные возгласы зрителей.
  Я подошла и сняла с неё сумку.
  - Так, посмотрим, что тут у нас? - я принялась вытряхивать из сумки содержимое и швырять им в поверженную противницу - Пузырьки, скляночки... Снадобья что ли? Гадость какая! Ты - крыс, что ли травишь? А это что - пролежни протирать, когда с лошади слезаешь?
  Я повертела в руках плоскую коробочку, на которой затейливой вязью было написано: "Пудра Манто, произведено в Эль...", а дальше затерто. Повертела, повертела и прицельно швырнула её в живот. Магичка по-прежнему не подавала признаков жизни.
  Три книжки - толстые, растрепанные, четвертного формата я выбрасывать не стала. К книгам я всегда относилась трепетно. Бросила их на стол - моя законная добыча. Девчонка застонала и пошевелила рукой.
  Подойдя к ней, я аккуратно, ногой припечатала её к полу.
  - Погоди пока, не вставай. Твердая ровная поверхность тоже полезна для позвоночника - пояснила я - а это что за...
  Узкий продолговатый, наполовину пустой пузырек пах ландышем. Я принюхалась. Здорово!
  - Это духи... - пробормотала магичка, пытаясь выползти из под моего сапога - дура неотесанная...
  Я с удовольствием надавила посильнее. Девчонка пискнула и вцепилась в мой сапог обеими руками.
  - Отпусти! Слышишь?!
  - Отпущу, отпущу - ласково пообещала я, продолжая шариться в сумке - О! Гребень. Ты не против?
  Я сунула его к себе в карман. Серебряный гребень, украшенный по ободку красными и зелеными камешками. Больше в сумке ничего не было. Я цапнула со стола отложенные книжки и убрала ногу с присмиревшей магички.
  - Ну и напоследок...
  С этими словами я двинула её ещё раз, ногой в челюсть. Ну не жестокая я... Просто чтобы она не взялась опять за свои штучки. Обернулась к начавшему оживать Рагаронду:
  - У тебя деньги есть?
  Гном ошарашено кивнул.
  - Дай грабов двадцать.
  Деньги я кинула на стол.
  - Вирра, позаботься об этой ведьмочке. А то нехорошо как-то получилось. Пошли, Рагаронд.
  Я вышла из шинка полной героиней, оставив за спиной благоговейную тишину. Гном плелся за мной следом и молчал.
  - Ну, куда теперь? - обратилась я к нему.
  Рагаронд подцепил свою заветную тележку и кивнул в сторону главной дороги.
  - Зря ты так с ней обошлась - заметил он немного погодя, когда мы уже вышли на прежнюю дорогу. - Зачем наживать себе лишнего врага? Ведьма - судя по всему не подарок. И кое-что умеет.
  Я фыркнула:
  - Это ты мне говоришь? Сидел там как засохшая герань, даже не заступился!
  - А что бы я мог сделать? - обиделся Рагаронд - против магии не попрешь.
  - Вот-вот, все вы хороши со стороны да опосля.
  - Зато живем дольше - откликнулся гном.
  На этом разговор прекратился. Шинок остался далеко позади, когда Рагаронд стал смущенно поглядывать на меня и сбавлять ход.
  - Мне тут нужно... - начал он.
  - По нужде? - догадалась я - Так сходи, я тележку покараулю.
  - Нет, ты не поняла - закряхтел гном - тут вот шагов через тридцать тропинка уходит в лес...
  - И что?
  - Я дальше с тобой не пойду - набрался смелости он.
  Я вытаращила глаза:
  - Как это не пойдешь?
  - Дальше - сама - гном пожал плечами - пройдешь полтора стадня, а там и увидишь этот самый... ведьмин...
  - Вот значит как...? - покачала я головой - Струсил.
  - Не струсил, а тысячу грабов я тебе за работу обещал. Вот и выполняй.
  - Да, Рагаронд - протянула я разочарованно - этак ты тыщу лет проживешь. Ну да ладно, Иш с тобой! Живи.
  - Погоди! - гном опустил тележку и принялся что-то отдирать от днища.
  - Вот, держи! - с этими словами Рагаронд протянул мне... меч.
  Я не поверила глазам. Вот тебе и гном! Протянула руку и взяла предложенное. Черные перламутровые ножны, уже слегка потрескавшиеся, скрывали в себе что-то мной ранее не виданное. Я осторожно вытянула клинок. Длинный, узкий и слегка изогнутый. Как жало саранчи.
  - Что это? - восторженно прошептала я (каким же чудом должна быть гномья секира, если Рагаронд не поскупился на такой меч?). Гном не преминул меня разочаровать.
  - Ты только... не насовсем. Это на время, чтобы ты заказ смогла выполнить. Мало ли что там...
  - И на том спасибо - поклонилась я ему в ноги - а я-то подумала - захворал ты, такие подарки делаешь.
  Он потупил глазки.
  - Так у тебя ж оружия никакого. Ну, ты иди. Я тебя до вечера в шинке подожду.
  - А если не дождешься? - полюбопытствовала я.
  - Домой поеду - объяснил гном.
  - Хмм...
  Он оставил меня одну, беззащитную и растерянную, на лесной дороге, глядящую ему вслед взглядом потерянного котенка-сироты. И без зазрения совести потащился пить свое дурацкое черное пиво. Я вздохнула, поправила наплечную сумку и пошла куда меня послали.
  Пройдя обещанные тридцать шагов, я никакой тропинки не обнаружила. На мое счастье, навстречу мне попался какой-то сельчанин на отчаянно скрипящей телеге, запряженной не старым ещё жеребчиком. Жеребчик имел очень несчастливый вид и бельмо на левом глазе.
  Крестьянин долго не мог понять чего я от него хочу, а я мямлила что-то про круг, лес и тропинку. Потом сообразил.
  - Так энто вы про Тихую рощу спрашиваете? - мужик привычным жестом поскреб заросшую макушку - Эвон там, в двух стаднях отсюда. Только то не роща вовсе, а лес. Зверь там не водится, оборотни да протчая нежить навроде вурдалаков - стороной обходят. Говорят, посеред леса круглая поляна есть, но врать не буду - не видел. И ещё говорят, что бродит в том лесу морока какая-то. Обличьем - лошадь, а што такое на самом деле - никто не знает. Увидеть её трудно, да оно и к лучшему... Люди говорят, увидишь тень - через тридцать ден сам тенью станешь. Мы это место стороной обходим. Да оно нам и без надобностев. А вам-то туда - зачем? Гиблое место!
  - Так здесь ещё и вурдалаки водятся? - мрачно спросила я - час от часу не легче.
  Крестьянин поспешно дернул за поводья и зачмокал губами. Жеребчик бросил на меня тоскливый взгляд и тронулся в путь. Что мне оставалось делать - дуре-наемнице? Топать, по указанному направлению.
  Б"гдучий гном ошибся шагов так на сто. Еле заметная тропинка, уже изрядно заросшая травой, петляла меж деревьев. Я кое-как запихнула меч в сумку и направилась в лес. Лес был не против. Я не юморю вовсе. Просто я всегда чувствую, когда можно войти, а когда нельзя. Правда, не всегда к внутреннему голосу прислушиваюсь.
  Вот и теперь, живот уже надорвал свои голосовые связки, а я упорно плелась в указанном мне направлении. Да ещё и меч с собой тащила. И на кой я согласилась взяться за это дело? Сейчас бы уже стучалась в дверь знакомой отца Ольгерда.... Я зажмурилась и представила: узкая и кривая улица Мучная, двухэтажный дом, с занавешенными окнами. Я - вежливо дергаю за кольцо, прибитое к рассохшейся от времени, выкрашенной в ядовито зеленый цвет, двери. Открывается окошечко, в которое высовывается длинный худой нос и спрашивает - какого Селата мне тут надобно? Я смиренно склоняю голову и, не глядя, протягиваю драгоценное письмо, на что нос мне отвечает: Эй, ты! Я к тебе обращаюсь!
  - Ай! - я врезалась в тощее кривое деревце, неизвестно каким образом оказавшееся у меня на пути, в то время когда все остальные - широченные и высокие деревья - вежливо меня пропустили. Я с маху уселась на пятую точку. Хорошо, что ТАМ ничего не было. За спиной раздался довольный смех.
  - Что - получила?
  - Что ты ко мне привязалась? - проворчала я, не оглядываясь. Само собой, что это та рыжая ведьма, которой я надрала... только что. Магичка слезла с лошади и подошла ближе, ведя её в поводу.
  - Стала бы я за такой крысой гоняться! - заявила она - Я еду по своим делам. Только гляжу - ты восьмерки по лесу выписываешь. Небось, пива надулась по самое не хочу?
  Я вспомнила про меч. Кажется, настал тот момент, для которого мне его и дали. Магичка благоразумно попятилась и успокаивающе - предупреждающе подняла руку.
  - Спокойно, бешеная! Я не собираюсь с тобой драться, да и меча у меня нет. Не запасла.
  - Держись от меня подальше! - ответила я - а то моя мужицкая кровь проснется и накостыляет тебе по полной...
  Рыжая презрительно фыркнула:
  - Да я бы тебя по стенке размазала! Кто ж знал, что ты плеваться начнешь, а не молить о прощении?!
  - О прощении?! - в свою очередь фыркнула я - Это же ты начала первая в бутылку лезть!
  - В какую ещё бутылку?! - возмутилась магичка - Я вообще ничего крепче воды не пью!
  - Ага, и это не ты начала на мне свои фокусы показывать?
  - Это не фокусы! Это мгновенное заклинание левитации! Ну, подумаешь - повисела бы минут пять.... Оно - больше пяти минут не действует.
  - Да хоть бы и одно мгновенье! - в запальчивости выкрикнула я - какое ты имеешь право над людьми издеваться? Если бы я вошла в этот б"гдучий шинок и начала бы пинками катать по полу местных пьянчужек, просто потому что я сильнее их - что бы ты сказала, увидев это?!
  Ведьма слегка покраснела. Что - у неё и совесть есть? Как-то плохо верится.
  - Ты куда направляешься? - спросила она через некоторое время.
  - По своим делам - отрезала я.
  - Ну ладно, не злись - протянула магичка - я тебя даже зауважала после всего. Хочешь - вместе пойдем? Я ищу одно место, удивишься - когда увидишь.
  - Уж не ведьмин ли круг? - вырвалось у меня. Вот - дура, язык без костей, Иш твою...!
  Рыжая вытаращилась на меня:
  - Ты что - тоже его ищешь?!
  Настала моя очередь смутиться. Я молча кивнула.
  - Вот здорово! - обрадовалась магичка - Давай вместе искать? Вдвоем не так скучно будет. И не так страшно. Меня - Илорой зовут, можно просто - Лора. А тебя?
  Вот блин, только что дрались, а уже в подруги...
  - Арса.
  - Как?
  - Арса - повторила я недовольным голосом. Некоторые, услышав мое имя - просто рты разевают от удивления. Как бы и эта... Илора - не начала...
  - Интересное имя - заявила ведьма - Редкое. Ты откуда?
  - Из Валлиса - я вложила меч в ножны и убрала его обратно в сумку.
  - Ого! - с уважением сказала Илора - Ишево семечко?
  Если бы внутри меня сидела змея, она бы зашипела и начала плеваться ядом. Терпеть не могу, когда меня так называют.
  - Просто Арса - я повертела головой, соображая в какую сторону двигаться.
  - Туда - ткнула пальцем магичка и пошла вперед. Я не стала плестись за лошадиным хвостом, и догнала ведьмочку.
  - А что именно ты ищешь...?
  
  
  ГЛАВА 3.
  
  Илора Мелинская была магом-соискателем четвертого круга. Повезло девчонке, восемнадцать лет всего, а уже - маг. Правда, несмотря на официальное Ишево благословение, слово "маг" не рекомендовалось произносить излишне громко. Хранители заменили его словом "эльсартиш", что означало "благословенный Ишем". Оно так и закрепилось, как официальное обращение к магам. Но за спиной их все равно называли магами, колдунами, ведьмами и другими нехорошими словами. Ишевы маги проходили обучение в сэренсати (цветок, Потынас), подразделении состоящем из семи хранителей-сати. После чего они получали разрешение на "отлов и уничтожение бродячих животных, при взаимовыгодной договоренности с заказчиком". Под "бродячими животными" подразумевались конечно же не кошки-собаки-крысы, а начавшая снова нападать на людей нечисть.
  Странно получалось. Люди обладавшие благословенной силой и очищавшие земли Иша от Селатовых выродков, в общественном мнении стояли ниже, чем сироты, воспитывавшиеся в Валлисе. Да если б я была магом...
  Илора оказалась вовсе не такой стервой, как мне показалось при первом знакомстве (я как-то подслушала разговор отцов-настоятелей, в котором отце Горвин прямо заявил, что все рыжие - стервы). После нескольких минут ходьбы, она принялась рассказывать мне последние устольские сплетни и пересказывать в лицах содержание изъятых (мною) у неё книг. Книги оказались дешевыми любовными романами, и я с удовольствием возвратила их владелице. Магичка с сожалением посмотрела на меня, как на убогую, которой недоступно высшее наслаждение ума, и решила восполнить мою ущербность, просвещая меня насчет того, что "Гикрат страстно припал губами к груди Мариссы, и она застонала от наслаждения...", "Ронни обернулась и увидела, что по его лицу текут слезы. Она кинулась в его объятья..." Тьфу!
  Другое дело, что мне рассказывать было нечего, а Илора всё же добросовестно пыталась скрасить нудную дорогу через лес. Но через час (мне почему-то казалось, что мы ходим по кругу) и её запас иссяк. Она замолчала, потом попыталась промурлыкать какую-то песенку, но увидев, что мотив не вызывает у меня никаких положительных эмоций, прекратила.
  - Что ты знаешь о ведьмином круге? - спросила я.
  - Когда-то это было местом выхода силы - ответила Илора - после того как святой Аверьян свершил Ишево повеление и уничтожил Селатовы врата, круг утратил силу. Теперь это просто пустошь в Пустоши, как говорит мой сати - Кальял...
  Она на мгновение запнулась и бросила на меня недоверчивый взгляд. Что-то недоговаривает? Иш с тобой, хотя...
  - А зачем тебе туда? - спросила я, наполняясь нехорошим подозрением.
  Магичка захлопала (врать собралась) своими рыжими ресницами и ответила:
  - Меня... послали проверить это место, на случай появления селатовых тварей. Мало ли что? Вдруг Темный сумел снова открыть врата?
  - Темный? Это кто - Селат? - мне стало любопытно.
  - Нет, хуже... - с затаенной ненавистью ответила Лора. - Селат низринут в милосердным Ишем в бездну, но Темный - слуга его, всё ещё оскверняет землю своим присутствием.
  - Так он реальный человек?
  - Он не человек - пояснила, успокаиваясь, магичка - он великая противоположность эльсартиш. Мы пользуемся чистой и светлой божественной энергией Иша, он же повелевает темным потоком зла, исходящего из потустороннего мира. Ты разве не знаешь? Чему вас там, в Валлисе, только учат?
  Я обиделась.
  - Учат тому - чему надо. Но про Темного нам никто ничего не рассказывал.
  Илора оживилась, заблестела глазами (наконец-то нашла новую тему для болтовни) и принялась рассказывать.
  - У него - странное имя. Без сомнения - придуманное злобным Селатом. Ну скажи - кому придет в голову назвать ребенка - Лучом?
  - Кем?
  - Не кем, а как. Его зовут - Лора снизила голос до шепота - Луч Темный. Сати зовут его просто - Темный. Хранители много раз отправляли целые сэренсати, на поиски Темного. Но все безуспешно.
  - И что, никто не знает - где он находится?
  - Знают - магичка поджала губы - только не добраться до него.
  - Ну и где же он?
  - У эльфов прячется. Нечистого всегда тянет к нечистым - убежденно сказала она - Во время войны, хранители были заняты изгнанием тварей из Пустоши, поэтому многим служителям Селата удалось сбежать. Часть осела в Иммергале, у вампиров. А другие, во главе с Темным - укрылись в Эльнарри.
  - А, ну это нам... - начала я и осеклась. Как же это? Получается, что после выпуска, мы должны были направиться к... Темному? Ну и дела!
  Лес заметно погустел, деревья цеплялись друг за дружку корявыми ветками и нам, то и дело приходилось останавливаться и соображать, туда ли мы идем. Лора озабоченно доставала какую-то побрякушку и тыкала ею во все стороны. Вот будет здорово, если мы идем не в ту сторону!
  - Лора - спросила я - а что ты знаешь о святом?
  - Об Аверьяне? - откликнулась она - то же, что и все. Он родился в Синедоле, в семье богатого купца, но Иш призвал его к себе на служение и Аверьян отринул земные богатства. В семь лет он ушел из дому и отправился (несомненно побуждаемый Ишем) в ММШ.
  - Куда? - я недоуменно подняла брови.
  - В малороссольскую магическую школу. По окончании которой, - тут рыжая явно увлеклась (видно зубрила когда-то, да ещё с выражением), и заговорила просто нараспев - святой направился в Великую Пустошь, нести слово и дело Ишево заблудшим. По пути он спасал простых людей от насланных Селатом злобных тварей, и сделал немало добрых дел. Никто не смог остановить его: ни архимаг Гроден - Гальба, ни вместилище Селатовых мыслей - премас Скипа, ни даже сам Темный, лично вставший на его пути. Святой был настолько чист духом, что Темный не смог осквернить Ишев сосуд своими искушениями. Тогда Темный схватил Аверьяна и повлек его на юг, пытаясь увезти святого от того, что предназначил ему единый и милосердный. Темный знал, что лишь Аверьяну по силам запечатать Селатовы врата, и боялся этого. По пути в Городецк, святому удалось освободиться и бежать. Он мог бы спрятаться, но он не побоялся...
  Илора промочила слюной пересохшее горло и поскучневшим голосом продолжила (значит и правда - зубрила когда-то):
  - Он нашел врата, призвал благословенную силу Иша и уничтожил их ценой собственной жизни. Нашествие тварей прекратилось, и Ишевы хранители изгнали Селатовых прислужников из Пустоши.
  - О! - только и сказала я.
  Мы окончательно уперлись в сплошную стену из переплетенных между собой стволов и ветвей.
  Магичка с умным видом оглядела возникшее препятствие.
  - Может просто прожечь тут дыру? Как ты думаешь?
  Тут уж пришла моя очередь преподать урок Ишевой морали:
  - Всякое творение - есть дело Ишево - занудным голосом сказала я. - Ты хочешь разрушить и уничтожить творение единого?
  Илора захлопала глазами:
  - И что же ты предлагаешь тогда?
  - С другой стороны - принялась я размышлять вслух - раз мы здесь - значит милосердному так угодно. А эти заросли можно рассматривать как попытку Селата...
  - И Темного! - подхватила Лора - попытка зрачьего Селата и не менее зрачьего Темного помешать пути двух благословленных...
  Ну и выражения... словно не эльсартиш малолетняя, а троллий выкормыш.
  - И чистых душой - несомненно - в свою очередь подхватила я - ведомых промыслом Ишевым дев непорочных...
  Магичка оторопело глянула на меня:
  - Ты что... ещё...?
  - Здрасьте! Я же в Валлисе воспитывалась.
  - Ну и что - чуть ли не осуждающе ответила Илора - я конечно тоже... ещё ни разу. Но в двадцать лет собираюсь этого лишиться.
  - Ну, мне ещё не двадцать два - возразила я, - чем Иш не шутит, когда Селата нет?
  - Ну... да - поколебавшись, согласилась магичка - единый и всепрощающий этого ведь не осуждает.
  - Мы что-то от главного отвлеклись - я сделала серьезное лицо (соплячка ещё, а туда же...) - Будем жечь. Давай, я в сторонку отойду.
  Вот ведь задело-таки за живое... Двадцать лет, а все ещё девственница. И какая-то восемнадцатилетняя... смотрит на меня как на ущербную, только потому что... Думала я об этом. Думала. И много раз представляла. Как придет ОН, и будет у нас любовь, Ишем благословленная. Правда, отец Ольгерд избегал тем, связанных с взаимоотношениями мужчины и женщины. А немногие воспитанницы Валлиса - были просто соплячками, ещё моложе, чем Илора. Я почувствовала, как начинают гореть мои уши. Вот завелась...
  Тем временем, Илора вычертила перед собой что-то замысловатое и принялась читать заклинания, каждую фразу заканчивая обращением к Ишу. Вытянула перед собой обе руки и...ввжжжоххх!
  Сгусток пламени с ревом врезался в стену. Раздался треск и запахло горящим деревом. Повалил дым, и я поспешно прикрыла лицо рукой.
  - Ну - как? - самодовольно спросила Илора.
  Я одним глазом глянула на результат (другой глаз, наглотавшись дыма, начал слезиться и самопроизвольно закрылся). В зарослях чернела круглая дырка, размером с двадцативедерный бочонок.
  Я показала рыжей большой палец.
  - Здорово! А как туда влезет твоя лошадь?
  Лора пожала плечами.
  - Значит, придется её тут оставить.
  - Не жалко тебе? Мало ли какие здесь звери водятся...
  - Да какие тут звери? Тут даже комаров нет. Ты разве не слышала, что говорят об этом месте?
  - Слышала. Только от того, что слышала - душа в пятки уходит.
  - Олма - лошадь умная. Дорогу домой найдет - заявила Лора, - ну что - ты идешь?
  С этими словами она влезла в дымящуюся дыру, напоследок махнув своей лошади рукой. Лошадь, не сказав ни слова, развернулась и уплелась куда-то за деревья. Я критическим взглядом осмотрела вход. Не то чтобы у меня новое хорошее платье... просто оно у меня и на повседневку, и на выходной. Запасное - не в счет. В нем только по лесу бегать. Ну, да ладно! Надеюсь, секира святого Аверьяна отыщется... и мне заплатят...
  Когда я пролезла, наконец, через дыру, меня встретили диким, просто взахлеб, хохотом (и как мне на мгновенье показалось - злорадным). Илора тыкала в меня пальцем и веселилась в свое удовольствие.
  - Ну что ещё? - насупилась я - Что смешного?
  - Ты... ты... на себя... ха-ха! На кого ты... ха-ха... ой не могу, мамочки! - в конце концов, рыжая просто скисла от смеха и рухнула на траву.
  Я скинула наземь сумку и уперевшись руками в бока, выразительно посмотрела на магичку.
  - Мне тоже начать смеяться? - вежливо спросила я.
  Илора обессилено всхлипнула и слабым голосом спросила:
  - Над собой?
  - Над тобой!
  - А что я? - удивилась она - Ой! Я тоже?!
  Магичка резво вскочила на ноги и отработанным движением выхватила откуда-то маленькое зеркальце, носовой платок и... серебряный гребень. Он же у меня в сумке лежал?! Я немедленно полезла удостовериться. Гребня в сумке не было.
  - Ах ты, зараза!
  Илора не обратила никакого внимания на мой возглас. Тщательно обтерла испачканное копотью лицо и принялась расчесывать волосы. Потом протянула мне зеркальце.
  Я глянула. Ничего смешного не было. Чего было так ржать - не понимаю. Ну да, испачкалась. Я выдернула платок из рук девчонки и вытерла лицо. Делов-то! Илора деловито отобрала платок, послюнявила уголок и принялась приводить меня в порядок.
  - Ну вот, уже лучше - сказала она через минуту - не обижайся, ладно?
  - Угу - мотнула я головой - пошли.
  И ахнула. В пятидесяти складнях лес резко обрывался. За поредевшими деревьями виднелось абсолютно пустое поле. Что я говорю? Какое поле! Лес обступил это место, не претендуя на иссохшую, потрескавшуюся землю. Ведьма вытянула перед собой руки и, словно слепая, стала медленно двигаться вперед. Я на всякий случай высвободила меч из ножен и пошла за ней.
  Дойдя до середины круга, Илора остановилась и принялась вертеть головой, что-то ища.
  - Что? - спросила я.
  - Не знаю - почему-то шепотом ответила магичка.
  Я тоже огляделась по сторонам. Ничего особенного..., и никого.
  - И что дальше?
  Илора повернулась ко мне и неожиданно спросила:
  - Ты сюда - зачем пришла?
  - А ты?
  - Я же тебе говорила...
  - Ну да! Думаешь, я поверила? Вот ты пришла - никого нет. Ни тварей, ни Темного. Хочешь вернуться?
  Илора отрицательно покачала головой.
  - Так что тебе здесь нужно, а?
  - Давай - откровенность за откровенность? - предложила она.
  Я немного подумала и согласилась:
  - Давай, только ты - первая!
  - Ты слышала что-нибудь о существе, которое здесь обитает?
  - О каком таком существе? Здесь же никого...
  - Говорят, что видели в этих местах странную лошадь. Очень странную...
  - В смысле - странную? - не поняла я. - У неё что - две головы, восемь ног и три хвоста? Или она не закусывает после второго стакана?
  - Я же серьезно! - Илора вытаращила на меня глаза - Лошадиный оборотень, мечта любого маг... эльсартиш.
  - Что ещё за оборотень? - насторожилась я. Вот только оборотней ещё не хватало.
  - Хорстейм.
  - Ну и зачем она тебе? - скучающе бросила я. Я-то думала, она за секирой...
  - Это очень необычное существо. Ничего общего с другими разновидностями оборотней. Преспокойно уживается с людьми и стоит бешеных денег.
  - И ты что же - хочешь её поймать?
  Илора кивнула.
  - Мм... ну... - замычала я, пытаясь сообразить, что же меня озадачивает - ты собираешься ловить её голыми руками, одна?
  Магичка снисходительно улыбнулась моему недоверию.
  - Конечно! Что тут сложного? Опутывающее заклинание, потом фиксирующее и стабилизирующее. Потом подчинение. У меня по магии животных - зачет на отлично.
  - Эмм... ну... да.... А, кто коняжку держать будет, пока ты заклинания станешь накладывать? - полюбопытствовала я.
  Илора на мгновение померкла, но тут же просияла:
  - Мы ж с тобой теперь подруги, Арса? Подержишь, если что? Ага?
  Я скрестила руки на груди и задрала нос.
  - Ещё чего! И не подумаю. Мало ли на что вам бедное животное понадобилось? Может твоему учителю, как там его... может, он свежей конины захотел?
  - Во-первых, его зовут сати Кальял - обиделась за учителя Илора, - а во-вторых - ну у тебя и фантазия! Какой ещё свежей конины? Ты с ума сошла? Хорстейм как-то связан с магией, а точнее с кругами, подобными этому. Найти такого оборотня - большая удача. А тот, кто разгадает - какая между ними связь, станет самым могущественным маг... слугой Ишевым.
  Мда, деточка... как-то все у тебя не вяжется. Я вовсе не ревностная служительница Иша, хотя и шепчу молитвы по утрам, поручая себя ему. Но чтобы сати искал могущества лично для себя - это же ересь!
  Между тем, солнце явно намекало, что пора бы и пообедать. На поляне стало жарко, до невыносимости, как будто это место притянуло к себе, по крайней мере, девять из десяти солнечных лучей. И в довершение всего - вдалеке что-то увесисто громыхнуло.
  Илора испуганно втянула голову в плечи.
  - Гром?
  Я попыталась разглядеть хоть какую-нибудь тучку вдалеке. Небо было ясным, за исключением стайки из нескольких мирно пасущихся облачных барашков. Под ложечкой засосало, настойчиво и противно. Льесина яичница - давно уже превратилась в.... Ну, переварилась, в общем!
  Илора хихикнула.
  - В общем-то, наша с тобой стычка, там, в шинке - пошла мне только на пользу.
  Я выразительно промолчала.
  - Ну, меня все начали жалеть, а тебя обзывать всякими нехорошими словами - пояснила довольная Илора - подняли, угостили хорошим элем. И напихали всякой всячины в сумку. Бесплатно!
  С этими словами, магичка принялась доставать из своей сумы еду. Еду? Черствые лепешки, мумифицированные палочки когда-то копченой колбасы, несколько головок репчатого лука, изрядно пожелтевший кусок соленого сала и десяток вареных картошин (слава Ишу - свежих!).
  Я издевательски поглядела на все это изобилие, потом на зардевшуюся смущенно ведьму.
  - Думаю, Вирра долго обсуждала с собутыльниками... тьфу, с посетителями - предстоящий обед высокомерной и заносчивой рыжей ведьмы, - вслух подумала я - смаковали небось каждую мелочь... И правильно, вела бы себя вежливо, не выпендривалась - и люди бы с душой отнеслись.
  Илора чуть не плача, расстроено уставилась на меня снизу вверх.
  - Ну, ведь всё вполне съедобно, правда? Я не знаю, что на меня тогда нашло! Честное слово! Хочешь, я перед тобой извинюсь?
  - Передо мной? - ужаснулась я - да нет, что ты! Не надо. Лучше я возьму в качестве компенсации вон те несколько картошин, головку лука и... ладно уж - одну лепешку. Впрочем - нет, лук я тоже тебе оставлю. А то колбасу нечем будет заедать. Вдруг нам сам святой Аверьян встретится, а от меня луком за версту... фу, какая гадость!
  Магичка обреченно уставилась на серо-буро-малинового цвета колбасу (великодушно ей уступленную), и сглотнула слюну. Представила, наверное, как она это будет есть. Нижняя губа задрожала... Вот-вот расплачется.
  - Ладно, я пошутила! - я присела рядом и погладила её по голове. Сердце-то у меня - не каменное. Деревянное наверно. - Поделим картошку и хлеб. Сало тоже вроде бы ещё ничего. А на колбасу подманим твоего оборотня. Она, наверное, от такого запаха враз присмиреет и сама в руки дастся.
  Лора все-таки всхлипнула, не удержалась. Шмыгнула носом и, выбросив колбасу, принялась ковырять ногтем в картофелине.
  - Эй, ты чего? - удивилась я - собираешься есть прямо здесь?
  Магичка глянула по сторонам и, сообразив, запихнула всю снедь обратно в сумку. Мы устроились под деревьями недалеко от нашего лаза. Рыжая ненавязчиво слопала большую часть картошин и сала, оставив мне лук и черствые лепешки. Я скрепя сердце промолчала. Если она и в дальнейшем собирается вести себя как... как не знаю кто - я молчать не стану. А сейчас - пусть побалуется.
  Не успели мы заморить червячка, как налетел резкий порыв ветра. Выплюнув недожеванный кусок сала вперемешку с землей, я вскочила на ноги. Илора с криком осторожно обхватила себя за голову, очевидно боясь, как бы её прекрасные рыжие... патлы, не улетели вслед за ветром.
  В одно мгновение небо затянулось тучами, стало темно и тоскливо. Едва брызнули первые капли дождя, как Илора принялась бормотать какое-то заклинание, а я просто спряталась под дерево.
  Что-то было странное в этой внезапно набежавшей грозе. Что именно? Слишком уж неожиданно...
  Тем временем Лора развела руками в стороны, описывая над нами широкую дугу, и дождь стал брезгливо лить мимо нас, не тратя больше ни капли на двух недотепистых девчонок. Я развязала стянутые в хвост волосы и принялась вытряхивать из них все, что туда набилось. Илора делала тоже самое, только не руками, а гребнем.
  Ослепительная вспышка молнии заставила магичку пронзительно завизжать, а меня нарушить заповедь Валлиса - не употреблять в качестве ругательств части Ишева тела. Внезапно воздух искривился вместе с деревьями и поплыл куда-то в сторону. Меня стошнило. Я едва успела отвернуться от Илоры, а иначе окончательно испачкала бы ее, несомненно, дорогой наряд.
  Воздух посвежел, но когда ветер стих и небо прояснилось, выяснилось, что мир странным образом изменился. Чего-то в нем не хватало..., а точнее - появилось что-то лишнее. Интересно - что?
  Я начала оглядываться по сторонам. И только со второго раза заметила... тело лежащее в центре ведьмина круга.
  
  
  ГЛАВА 4.
  
  Он лежал лицом вниз, раскинув руки (словно его бросило с размаху об землю), и был совершенно неподвижен. Мы осторожно обошли его, разглядывая со всех сторон. Измызганные штаны, потрепанная куртка с обрывками шнуров, из-под которой виднелась несвежего вида рубаха. Волосы темные, довольно-таки длинные и перепачканные в земле. Лицо бледное, все в каких-то пятнах.
  - Откуда он взялся? - шепнула, дрожа от любопытства и страха, Илора.
  Я пожала плечами. Глупый вопрос.
  - Он мертвый?
  - Проверим? - взглянула я на магичку.
  - Как?
  Недолго думая, я подошла ближе и ткнула (слегка правда) носком сапога ему под ребра. Раздался стон. Лора одним прыжком оказалась за моей спиной. Вот тебе и раз! Мне что теперь - быть ей защитой и опорой?
  Уже не остерегаясь (не в том он состоянии, чтобы на меня напасть), я опустилась рядом на колени и попыталась перевернуть парня на спину. Тело легко подалось малейшему усилию моих рук и безжизненно опрокинулось назад. Ну, раз стонал - значит жив. Я оглянулась на трясущуюся от нервного возбуждения Илору.
  - Ты долго так стоять будешь, госпожа маг-соискатель? Исцеляющие заклинания знаешь, хоть какие-нибудь?
  - Знаю - закивала Лора - я сейчас!
  Магичка стрелой метнулась к своей сумке и принялась доставать кучу разных пузырьков, коробочек и прочей дребедени. Сгребла всё в кучу и потащила к нам.
  Ну что за недотепа! Тяжело наверное было сообразить и притащить всё в сумке...
  Я отодвинулась, освобождая место подле неизвестного тела. Илора опустилась рядом, на колени. Чуть помедлив, прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Перестав дрожать, магичка простерла над телом руки и принялась выписывать какие-то знаки. Я с интересом следила за её работой. Интересно, дойдет ли дело до физического контакта. Станет ли она ощупывать его с ног до головы? Парень-то вроде ничего... Симпатичный. В Валлисе нас учили - как перевязывать раны, останавливать кровь и ещё некоторым премудростям. Но магия... Магия всегда была чем-то непостижимым и (к великому моему сожалению) недоступным.
  Тьфу! О чем это я?! Это наверное Селат искушает... Надеюсь, единый и милосердный не имеет привычки подслушивать мысли своих семечек... Тьфу!
  Я рассердилась на саму себя. Семечко Ишево!
  Илора подтолкнула меня локтем.
  - С ним все нормально. Только сильное истощение...
  - Какое ещё истощение? - фыркнула я - он же довольно упитанный... кабанчик!
  - Я говорю не про тело - ответила магичка, обретая, наконец, свое обычное ведьминское состояние. (Я имею в виду - высокомерно-покровительственное) - я говорю о душе, о духе, о личности.
  Надо же какие умные слова знает! Не ожидала. Неприятно говорить, но я так и не поняла, о каком истощении говорила Лора. Оставалось только сделать понимающее лицо и многозначительно кивнуть.
  - Ну и?
  - И он - маг - просто, без всяких умных слов, сказала Илора.
  - Маг? - удивилась я - Селатов маг?!
  - Нет, не похоже - задумчиво молвила рыжая - что-то иное. Но и не Ишева сила в нём обитает.
  - Может, ты знаешь, откуда он взялся?
  - Наверное, следует сообщить об этом моему сати.
  - Ты лечить его будешь? - ни с того ни с сего, я вдруг разозлилась на магичку - или прямо сейчас потащим к твоему наставнику?
  Илора удивленно вытаращилась на меня, и примиряюще ответила:
  - Я подлечу его, как смогу. Но полностью восстановить его - мне не по силам. Это может сделать сати Кальял.
  - Но идти-то парень сможет?
  - Думаю - да.
  - А там уж он сам о себе позаботится - заключила я. И чего это меня понесло?
  Магичка согласно кивнула и принялась за парня. Через некоторое время (мне показалось, что прошла вечность) парень приобрел более здоровый цвет лица, и его дыхание стало ровнее и глубже. Илора открыла пару небольших коробочек, черпанула пальцем из них себе на ладонь, и тщательно перемешав, принялась втирать смесь ему в виски. Потом плавно переключилась на горло, ключичную впадину и уже не пальцами, а ладонями принялась растирать ему грудь. Мне это совсем не понравилось.
  Я праздно сидела рядом и разглядывала его. И чем больше сидела, тем меньше сама себе нравилась. Да я не про внешность! Знаю, что не красавица. Я про другое...
  Рыжая кажется вошла во вкус. Распахнула на нем куртку, расстегнула рубаху и принялась массировать парню тело. Я хмыкнула:
  - Может мне в кустики отойти? Или ты его туда оттащишь?
  Илора слегка обиделась.
  - Чего тебе только в голову не приходит? Ах, да! Ты же у нас Ишева избранница, непорочная дева. Хи-хи... и кажется с проблемами.
  - Если я сейчас слегка убавлю твою рыжесть на пару-тройку волосин (десятков я имею в виду) тебя это сильно огорчит?
  Магичка притворно прикрыла руками голову.
  - Только попробуй, Арса! Я тебя подвешу на ближайшее дерево. Даже и не волос жалко - отрастут. А сколько грабов я отдала за хорошую краску для волос!
  - Так ты - крашеная? - удивилась я.
  - А ты не задумывалась, откуда могут взяться в Пустоши два десятка женщин-эльсартиш (согласно последней переписи реестра), с рыжими волосами? По-настоящему рыжих - раз-два и обчелся. А положение обязывает. Если магич... эльсартиш и не рыжая - значит просто Селатова прислужница. Камнями не забросают, но хранителей известят. Потом жди, когда разберутся и отпустят.
  - Что-то я не слышала про рыжих магов... - с сомнением протянула я.
  - Мужчин, это конечно не касается - вздохнула Илора - несправедливо. Но что поделаешь? Ой! Он, кажется, глаза открыл!
  Парень действительно открыл глаза и уставился в небо холодным пустым взглядом. Я склонилась над его лицом и помахала рукой.
  - Привет!
  Он моргнул, более осмысленно взглянул на меня и шевельнул губами.
  - Привет.
  Магичка ревниво оттеснила меня в сторону.
  - Привет! Меня зовут Илора. Как вы себя чувствуете? Я вас немного подлечила, в меру своих возможностей. Я ведь - маг!
  - Ведьмак?
  Я не выдержала и, отвернувшись, захихикала в ладошку.
  Илора растерялась, но терпеливо повторила.
  - Нет, я не ведьмак. Я - маг. Эльсартиш. А вы кто? И как вас зовут?
  Парень шевельнул губами, словно сглатывая ком в горле, и снова моргнул. Лора кокетливо стрельнула глазами и, ахнув, принялась приводить в порядок его одежду. Я наконец сообразила. Подскочила с другой стороны и, осторожно ухватив парня за плечи, помогла ему сесть.
  - Спа...сибо - прошептал он.
  - Тебя как зовут? - тоже шепотом спросила я, глядя ему в глаза. Что-то в нем было не так...
  - Авер... Авер... Карбан.
  Я наморщила лоб.
  - Аверкарбан?
  - Нет - уже более отчетливо произнес парень, с легкой смешинкой мелькнувшей и исчезнувшей в глазах - Авер.
  Лора изо всех сил изображала помощь, подпирая грудью его левое плечо. Он покосился на неё, но ничего не сказал.
  Я вздохнула.
  - Встать сможешь?
  - Попробую.
  Совместными усилиями мы втроем поднялись на ноги. К счастью, Авер не висел на наших девичьих плечах, а твердо стоял на ногах. Но взгляд был по-прежнему далеким и отстраненным.
  Илора глянула на меня.
  - И что теперь?
  Я пожала плечами.
  - Я откуда знаю? Дадим ему поесть и отпустим.
  Авер осторожно отцепил нас от себя и принялся оглядываться по сторонам.
  - Где я?
  - Пустошь. Устолье. Ведьмин круг - скороговоркой выпалила Илора.
  - Что вы... здесь делаете?
  Иш твою! Разве не его мы (ну ладно - Илора) только что к жизни вернули? А ведет себя так, словно мы без приглашения к нему в дом заглянули.
  Я глянула ему в глаза и внезапно смутилась. Иш знает что такое...
  - Я... мы... э-э-э... мимо проходили...
  - Да - подхватила магичка - мы шли в...
  - Куда мы шли? - трагическим шепотом спросила она, бросая на меня выразительный взгляд.
  - В Тинтак - брякнула я первое, что пришло в голову - у Илоры там тетя живет. Мы к ней в гости...
  - Тинтак? - переспросил Авер и, кажется, попытался напрячь память - Это город?
  - Да. Небольшой городок, к северу отсюда - кивнула я.
  - А разве там - парень ткнул пальцем - не Устолье?
  - Совершенно верно - вставила свои пять монет Илора - Тинтак находится гораздо восточнее Устолья. Совсем ещё недавно Тинтак был захолустной деревушкой, но после войны понемногу отстроился и вырос. Только маленькая поправочка: это её, Арсы - тетя там живет. А я сама родилась в Устолье.
  Надо было её всё-таки прибить, там - в шинке. Ну и Селат с тобой! Верти перед ним задницей. Я тоже хороша - начала воспринимать её как подругу. Иш с ними обоими! Мне же надо найти секиру.
  - Авер, ты идти сможешь? - спросила я, до краев переполненная состраданием и любовью к ближнему (как и подобает Ишевой послушнице).
  Он кивнул.
  - Ну тогда, Илора на всякий случай проводит тебя до дороги...
  Магичка явственно повеселела от такой перспективы. (И конечно забыла, за чем она сюда явилась).
  Авер немного подумал (очень медленно и, как мне показалось - с железным скрежетом).
  - А ты?
  - А... мне тут надо ещё немного побродить. Я тут кое-что... заколку потеряла!
  Вот дура Ишева! Нашла предлог...
  - Заколка золотая, с камешком - начала я додумывать на ходу - и дорога мне как память. А то бы я и искать не стала.
  Лора разинула рот и уставилась на меня. Кажется, что-то заподозрила, а может быть - вспомнила о собственном задании.
  - Это не самое лучшее место для девушки - пояснил наш новый знакомый - и гулять здесь одной.... Давай поищем вместе?
  Магичка не пришла в восторг от такого предложения, но я тут же возразила.
  - Ничего страшного. Тут же нет никого. Кого или чего мне бояться?
  - А если вылезет какая-нибудь нечисть?
  - Что ты, Авер! - воскликнула Илора, прижимаясь к нему боком - Слава Ишу и его хранителям - сейчас можно спокойно ездить по любым землям, не опасаясь.
  - Хранителям?
  У бедняги, кажется, мозги основательно заржавели. Откуда он такой взялся?
  - Ну вы идите - предложила я - я недолго. Догоню вас по дороге.
  - Нет - решительно сказал он - мы идем все вместе!
  - Да кто ты такой?! - вскинулась было я, но... послушно подняла свою сумку и направилась к лазу. Что со мной?
  К моему утешению, Лора тоже (молча!) топала рядом со мной. Неожиданно Авер остановился и двинулся стены из кустов и деревьев. Шагов через сорок, он оглянулся и поманил нас рукой. Мы подошли.
  - Для чего было жечь деревья и кусты? - укоризненно спросил Авер. Илора промолчала, уставясь на еле заметную тропинку, почти скрытую в кустарнике. Я вздохнула. Вот уж правда - прошли бы с полсотни шагов...
  Авер уверенно двинулся по тропинке. Мы переглянулись и одновременно шагнули за ним, столкнувшись плечами. Я не удержалась и двинула магичку локтем в бок. Вопреки ожиданию Илора не вскрикнула, а нанесла ответный удар. Я отбила её локоть в сторону, но магичка вывернулась и проскочила первой. Мне оставалось только выругаться про себя и плестись за ней.
  Непонятная сила по-прежнему заставляла меня послушно топать за Авером, но это не вызывало у меня никакого беспокойства. И заставляло призадуматься. Обычно я не терпела над собой чужого давления. Отец Ольгерд, до сих пор оставался, пожалуй - единственным, кто знал, как заставить меня выполнить его просьбу.
  Я попыталась на ходу определить направление нашего пути. Однако мох, в этой части леса, рос настолько беспорядочно, что на север можно было идти во всех четырех направлениях.
  - Авер! - окликнула его Илора - А куда мы направляемся?
  Парень промолчал. Я догнала магичку и попыталась обойти её сбоку, но рыжая улучила момент, выскочила вперед и, поравнявшись с Авером, засеменила рядом, заглядывая ему в лицо.
  - Ты всегда такой бука? - кокетливо спросила она.
  - Всегда - односложно ответил Авер.
  Тропинка петляла то - вправо, то - влево. Парень время от времени останавливался и тщательно осматривал взглядом землю. Особенно, если на ней виднелись отпечатки конских копыт.
  - Что мы ищем? - вырвалось у меня невзначай.
  - Мою лошадь.
  - Ты приехал сюда на лошади? - защебетала Илора - Я тоже. Погоди, я её сейчас вызову.
  С этими словами магичка вытащила серебряный свисток и принялась дуть в него. Несмотря на её надутые щеки свисток не издал ни звука. Я рассмеялась.
  - Свисток для глухой лошади?!
  Илора тут же прервалась, чтобы ответить.
  - Много ты понимаешь...
  - Ну, я конечно не такая умная как ты - протянула я сокрушенно.
  Раздался шорох раздвигаемых кустов и приглушенный старой листвой топот. Через некоторое время из кустарника высунулась лошадиная голова.
  - Это - Пчёлка - представила её Илора - моя лошадь.
  Пчёлка настороженно покосилась на свою хозяйку, словно опасаясь подвоха, но ничего плохого не почуяв, полностью вылезла из кустов. В этот момент я случайно взглянула Аверу в лицо и поразилась. Это было лицо человека, которому причинили боль. Боль утраты.
  Через мгновенье он взял себя в руки и снова двинулся по тропинке. Уже намного быстрее, чем раньше. Илора сунула мне поводья и устремилась за своей жертвой. Я взяла себя в руки и, пообещав рыжей в будущем много нехорошего, потащила Пчелку за собой. В конце концов - лошадь не виновата...
  - Ты случайно не здешнюю мороку ищешь? - легкомысленно спросила Лора, прижимаясь к его локтю. Авер вздрогнул всем телом, но быстро ответил:
  - Нет, конечно. Какую ещё мороку?
  - Ну, говорят, что здесь бродит какая-то тень лошади или что-то наподобие. Бродит, стережет этот лес и не пускает сюда нежить.
  - А её кто-нибудь видел? - безразличным тоном спросил он.
  - Нет, никто не видел. Все только говорят - разочарованно вздохнула Илора - а я бы с удовольствием на неё взглянула.
  Авер снова остановился. Присел на корточки и провел пальцами по старому лошадиному следу. Зачерпнул в горсть заскорузлую почерневшую листву и сжал в кулаке.
  - Здесь есть поблизости какая-нибудь деревня?
  - Ну, если бы мы пошли туда - откуда пришли... - магичка закатила глазки, демонстрируя свои длинные черные ресницы - через лаз, я имею в виду...
  Он быстро провел перед собой раскрытой ладонью.
  - Мы недалеко от дороги. Пойдемте.
  Складней через шестьсот мы и вправду вышли на широкую лесную дорогу. Тут уже я сориентировалась и определила - откуда мы пришли.
  - Тут, стаднях в шести - гном живёт - заметила я - можно у него остановиться.
  - Что ещё за гном? - подозрительно спросила Лора - ты мне не рассказывала.
  - Обычный гном - я пожала плечами - замужний. Ой, то есть - женатый.
  Магичка мелко затряслась всем телом и начала строить мне многозначительные рожицы, с закатыванием глаз, вытягиванием губ и воздушными поцелуями. Я выпятила нижнюю челюсть и показала ей язык.
  Авер терпеливо переждал нашу дружескую беседу и ни разу не улыбнувшись, спросил:
  - Проводишь нас, Арса?
  - Конечно! - кивнула я, внутренне торжествуя. Рыжая слегка увяла, но не сдалась.
  - А может, лучше пойдем к Устолью? К вечеру дойдем, а мой сати Кальял - один из хранителей - будет очень рад гостям.
  - Сати? - недоумевающе переспросил Авер.
  - Да! - с гордостью заявила Илора - он третий сати в сэренсати Розы.
  Сэренсати Розы... мда. Семерка хранителей, занимавшихся розыском и уничтожением ереси среди простого народа. Ничего себе! Вот тебе и милая девочка Илора...
  Я затаила дыхание, когда Авер задумчиво остановился. К моему облегчению он отказался от её предложения.
  - Нет. В Устолье я ещё успею. Сейчас мне нужно отдохнуть. Поэтому мы идем к... Как зовут твоего гнома, Арса?
  - Рагаронд - довольно улыбаясь сказала я.
  - Рагаронд? - Авер уставился на меня - что-то знакомое... Только не помню откуда.
  Я чуть не ляпнула, что он - мой наниматель, однако вовремя спохватилась.
  - Это мой хороший знакомый. Я у него гостила недавно.
  - Хмм... ты уверена, что он будет рад увидеть тебя снова? - с сомнением произнес Авер - тем более так скоро.
  - Да нет, он мне всегда будет рад - самоуверенно заявила я.
  На самом-то деле, как бы гном не испортил всю малину. Мало того наемница не выполнила работу, так ещё приперлась с компанией голодный ртов. Я очень надеялась на поддержку Льесы, хотя... почему она должна была встать на мою сторону? Не знаю. Заметив вопросительный взгляд моих спутников, я беспечно махнула рукой:
  - Нам туда!
  Лора бросила на меня многообещающий взгляд и демонстративно пристроилась к Аверу с правого бока. Но дорога была широкой, и я рассеянно посвистывая, пристроилась слева. Тем более, что Авер не двинулся с места, пока я не поравнялась с ним.
  Авер.... Ну что за странное имя? Почему бы ему не назваться каким-нибудь Лаем или Никасом?
  До гномьего дома оказалось на два стадня больше, чем я сказала. Авер ничего не сказал, но рыжая кривляка не переставая изображала изнемогшую странницу, а для разнообразия посылала мне за спиной Авера выразительные ухмылины.
  Льеса вывешивала во дворе выстиранное белье, когда мы скромненько вошли в ворота. Один из мужей (кажется Дорес) рубил дрова, Гарвина я не заметила.
  Гномиха разинула рот и уронила наземь тщательно отстиранную и выжатую простыню.
  Я привязала Пчелку к добротно сделанному плетню и выскочила вперед, заслоняя собой моих попутчиков.
  - Льеса, привет! Принимай гостей! Это - Авер, это - Лора! Авер, Лора - это Льеса.
  - А... где...? - простонала растерянная женщина - куда ты подевала моего Рагаронда?!
  - Он остался в шинке, здоровый и невредимый - успокоила я её.
  Гномиха немного успокоилась.
  - Где ты с ними познакомилась?
  - По пути на работу - скромно ответила я. - Так, знаешь..., ты же знаешь - куда я пошла? Ну вот, там и встретила.
  Льеса переварила услышанное и пожала своими могучими плечами.
  - Ты бы хоть предупредила, что вернешься не одна. Что ж, проходите в дом. Арса, покажешь им комнату.
  - А Рагаронд у меня ещё получит - пробормотала она про себя, но так чтобы я услышала - пьянчужка окаянный! Вырвался на свободу. Небось, и девчонку пивом угощал. Это ж надо - одну отпустил. Так и с дурной компанией связаться легче легкого.
  Я спешно провела Илору и Авера в дом. Ткнула пальцами в противоположные углы кухни и выскочила за порог. Гномиха невозмутимо продолжала развешивать оставшиеся тряпки. Я подбежала к ней и, ухватив за плечи, зашептала в ухо.
  - Льеса, милая - не сердись! Ну, так получилось. Всего на одну ночь. Завтра нас уже не будет. Просто больше было некуда пойти...
  - Да отлепись ты, кошка! - беззлобно прикрикнула гномиха - Ладно уж, одну ночь ещё ничего. Раг совсем уже рехнулся, на старости лет. Сам в кабаке торчит. Наемница сама по себе гуляет. Зачем, спрашивается, ехал-то? Говорил - чтобы за тобой присмотреть. Ты хоть достала ему то, что он заказывал?
  Я покачала головой.
  - Не нашла. Да ведь так можно весь лес перепахать, а секиры не найти... Зато выяснила: место там странное, но вполне безопасное. Никаких чудищ я там не встретила, за исключением этих двоих.
  - Как это?! - всполошилась Льеса - они что - оборотни? В моем доме!
  Я фыркнула.
  - Да нет, я же шучу. Они вроде как... люди. Только - маги.
  - Час от часу не легче - буркнула недовольно гномиха - уж лучше б оборотни. Рагаронд не говорил - приедет он сегодня или ночевать там останется?
  - Нет, не говорил - соврала я. И зачем соврала?
  - Ну, иди в дом, за друзьями своими новыми пригляди - подтолкнула меня Льеса - как бы не стянули чего ценного...
  
  
  ГЛАВА 5.
  
  
  За ужином Авер почти ничего не съел. Выпил две кружки Льесиного чая и, поблагодарив, ушел спать. Зато мы с Илорой наелись до отвала. И тут возникла небольшая проблема: кто где ляжет спать. Льеса по доброте характера предложила мне спать с ней, но я решительно воспротивилась. Одна мысль, что магичка ляжет в одной комнате с Авером, привела меня не в лучшее расположение духа. В гостевой комнате стояло четыре кровати. Я выбрала кровать напротив Авера, чтобы пресечь любые попытки рыжей к сближению.
  Магичке явно не спалось. Она вертелась с боку на бок, то и дело окликая нас по именам. Авер терпеливо молчал. Наконец я не выдержала и велела ей заткнуться. Лора надулась и замолчала. Я ещё какое-то время лежала с закрытыми глазами. За стеной Льеса кормила вернувшегося откуда-то Гарвина. Дорес ужинал с нами и давно уплелся на боковую. Рагаронд, само собой, к вечеру домой не явился.
  Я проснулась около полуночи, от явственного ощущения чьего-то присутствия. В комнате было темно. Моргая сонными глазами, я принялась оглядывать комнату. Илора сопела как младенец в колыбельке. Авер... его кровать оказалась пустой. Я для надежности ощупала руками его постель.
  Накинув на плечи куртку, я направилась к двери, чудом не опрокинув лавку, которую кто-то выставил прямо перед дверью. В доме было темно. Слава Ишу, все комнаты имели прямой выход на кухню, которая ненавязчиво перетекала в прихожую. Дверь в комнату Льесы и её трёх мужей была плотно притворена. Я, проходя мимо, прислушалась. Ни звука. Зато услышала чье-то бурчание за окном.
  Прокравшись на цыпочках, я прилепила нос к окну. За мутным стеклом ничего нельзя было разобрать. Две размытые фигуры стояли неподалеку от входной двери и негромко разговаривали.
  - Что тебе от меня нужно?
  - Гыр-гыр...быр... надо идти... - невнятно пробурчал второй.
  - Кто тебя послал? Откуда мне знать что... бур-бур-бур...
  - Облдыр! - не сдержался голос и тут же снова снизился до невнятного бурчания - дурень недовер...быр-бырбыр... Пустошь...быр-быр-быр... через пустошь... быр-быр-быр... Эльнарри...
  Одного я узнала (скорее догадалась) по голосу. Это был Авер. Второй оставался загадкой. Он был на голову выше, и вдвое шире. Голос был грубый и напоминал ворчание обиженного зайцем медведя.
  - Почему я должен верить наемнику? - скептически вопросил голос Авера - Бур-бур-бур... и хотя меня долго не было...бур-бур-бур...
  - Могу показать тебе... быр-быр-быр... Темного.
  - Ты мог его украсть во время... бур-бур-бур...
  - А если... быр-быр-быр... скажу тебе одну фразу? Быр-быр-быр... чего мне стоило её выучить...
  - Какую?
  - Через свет и тьму, через любовь и ненависть, через близость и расстояние, через огонь и холод, всегда и везде я сохраню это между нами, - голос незнакомого громилы изменился до неузнаваемости. В нем появилось что-то возвышенное и прекрасное для моего слуха. Может он эльф?
  - ... ольтейн - после долгого молчания произнес Авер. - откуда ты знаешь...?
  - Оттуда - усмехнулся его собеседник прежним голосом.
  Я нащупала рукой здоровенный табурет (не иначе как под Рагаронда сделан) и осторожно присела на краешек. Босым ногам было холодно, да и спина начала затекать. Тем временем разговор продолжался.
  - Ты стал чересчур недоверчивым..., а помнишь, быр-гыр-быр...?
  - Всё меняется, Агырх.
  Агырх..., ну и имечко! Звучит как отрыжка плотно перекусившего вурдалака. Я чуть не прыснула в ладони, но вовремя спохватилась и сдержалась.
  - Быр-быр.. просто скрутить тебя и... гыр-гыр-быр...?
  - И не пробуй, тролль - спокойно ответил Авер.
  Вот тебе и раз! Так второй - тролль? Я вздрогнула всем телом. Отец Деметц часто пугал нас страшными рассказами о чудовищных тварях, живущих под боком у эльфов. Они нападали на одиноких путников, разрывали тела на части и запасали впрок. Они не ели другого мяса, кроме человеческого. Даже эльфятину не ели (что всегда меня страшно возмущало). Они были необычайно сильны. Они не знали Иша. Они были хуже животных. Они... были - тролли.
  Так вот с кем водится наш новый знакомый...
  - А если я приведу тебе твоего оборотня? - тихо и очень отчетливо произнес тролль.
  - Аш... - воскликнул Авер, но тут же умолк.
  Наступила тишина, от которой мне отчаянно захотелось чихнуть на весь гномий дом. Я изо всех сил зажала себе нос и зажмурилась. Слава Ишу, я так и не чихнула. Зрака Селата! Теперь на меня напала икота. Подпрыгивая на табурете, я изо всех сил сдерживала себя. Мне стало не хватать воздуха.
  - Что с ней?
  - Темный умудрился забрать её в Эльнарри через пять лет, после того как быр-быр-быр...
  - Как... бур-бур-бур... он мог?
  - А что оставалось делать? Быр-быр-быр... хранители, ежа им в зраку, рыскали повсюду. Думаешь, они стерпели бы... быр-гыр-быр...?
  - Где она? - помолчав немного, спросил Авер.
  - Луч решил, что ты жив, когда хорст... быр-быр-быр... как бешеная. Пришлось магам её быр-быр... вать.
  - Ик!
  - Ты слышал? - насторожился тролль.
  Я сидела - ни жива, ни мертва, подтянув к себе колени и боясь спустить ноги на пол.
  - Что?
  - Какой-то звук...
  - Показалось, наверное.
  - Показалось? Гымрр... странно.
  - Как ты меня нашел?
  - Темный попросил помощи у Совета. Скипа поддержал.
  - Если всё так, как ты мне рассказал - как ты... бур-бур-бур... через Пустошь? И тем более через пустыню?
  - Ик!
  Я чуть не заорала от злости на саму себя. Нашла время, когда икать, дура Ишева!
  - Гымрр... мне кажется, что нас кто-то подслушивает - проворчал тролль - может одна из твоих подружек. Или обе?
  - Ты и о них знаешь? - тихо засмеялся Авер - Нет, они мне не подружки. Но они помогли мне, когда... бур-бур-бур из этого быр-быр-быр... круга.
  И тут я задела локтем незамеченную мной на подоконнике глиняную кружку. Само собой, та не стерпела подобного обращения и гордо полетела вниз, выразив свое возмущение грохотом и россыпью осколков. Ахнув от ужаса, я неловко дернулась и последовала с покачнувшегося табурета вслед за кружкой. На месте хозяев, я бы незамедлительно проснулась, и с воплем: "помогите!" ринулась бы головой в ближайшее оконце.
  Дверь распахнулась, и в дом вбежал мужчина. Несмотря на темноту, он сразу увидел меня и укоризненно покачал головой.
  - Сильно ушиблась? - спросил Авер.
  - Да нет - ответила я, быстро вскакивая на ноги и украдкой пытаясь потереть ушибленное место пониже спины. - Наверное - всех в доме разбудила...
  Он взял меня за локоть и быстро запихнул в спальню. На шум никто из гномов не вышел. Илора сидела на кровати, подогнув под себя ноги, и что-то бормотала, вытянув руки перед собой, ладонями вверх. Краска стыда, хлынувшая на мое лицо (по счастью, в темноте незаметная) стала понемногу отступать в мочки ушей, медленно пятясь перед возрастающим удивлением.
  Я вопросительно оглянулась на вошедшего и закрывающего за собой дверь Авера.
  - Чего это она?
  Вместо ответа, он приложил указательный палец к губам.
  - Тсс...
  Магичка сделала покорно-жалобное лицо и закивала головой.
  - Да, сати. Я всё сделаю...
  Авер медленно приблизился к её кровати и осторожно протянул руку. Рыжая не реагировала, продолжая плаксиво причитать.
  - Да, учитель... да, учитель... да благословит Иш - вас и всю розу...
  Я фыркнула. Лорка-то оказывается ещё и лунатик. Причем, даже и во сне прогибается перед своим зрачьим сати и остальными лепестками. Отец Ольгерд никогда бы...
  Авер плавным движением взмахнул рукой перед лицом магички, словно стирая налипшую грязь. Илора покачнулась и рухнула на бок. Авер склонился над ней, прислушиваясь к сбившемуся дыханию. Магичка так и не проснулась. Авер медленно попятился от кровати.
  - Выйдем на улицу? - предложил он шепотом. Я согласно кивнула.
  После душного и спертого воздуха ночная свежесть была благодатью. Небо было черным - ни одной звездочки. Пахло дождем. Я с наслаждением вдохнула в себя запах свежей травы и... коровьих лепешек, раскиданных по двору. На одну из них недавно наступила чья-то здоровенная нога в сапоге без каблука.
  - Что там с Лорой? - спросила я, когда мы отошли подальше от дома.
  Авер пожал плечами.
  - Не знаю. Кажется, кто-то вступил с ней в связь...
  Я глупо захихикала.
  - С Лоркой - связь? Там же никого не было!
  Авер непонимающе поглядел на мое умное лицо, но не стал хвалить за догадливость.
  - Я хочу сказать, что кто-то установил с ней контакт на ментальном уровне. То есть - мысленно.
  Я почувствовала себя полной дурой. Надо было срочно реабилитироваться в его глазах.
  - Её учитель? Сати Кальял?
  - Скорее всего. Я немного ослабил связь между ними, так чтобы не было похоже на постороннее вмешательство. И её собеседник прервал контакт.
  - Ну, я ею завтра займусь! - пообещала я - Это что - она обо всем докладывает в сэренсати?
  - Ну, это её личное дело - Авер пожал плечами.
  - Селат ей в... зраку! - не сдержалась я - ты знаешь, что такое сэренсати Розы, в котором состоит её учитель? Ну так знай, добрячок-дурачок! Хранители Розы - искореняют сорную траву в народе. То бишь - магов, Ишем не благословленных. Колдунов да ведьм новоявленных, что время от времени появляются. И если они о тебе узнают - слетятся как мухи на дерь... мёд! А ты мало того, что Ишу не предан, так ещё и общаешься, с кем попало! Откуда взялся этот твой тролль?! Имя-то какое гнусное! Тьфу!
  Я уставилась на Авера и с удивлением обнаружила, что он улыбается, глядя на меня. Мы подошли к плетню и остановились.
  - Чего ты смеешься?! - запальчиво вскинулась я. - Нечему тут смеяться! Не смешно!
  - Я не смеюсь - ответил он - я улыбаюсь. А теперь послушай меня.
  - Ну?
  - Мне Агырх немного рассказал, что тут у вас творится. Если честно - я сразу не поверил. Слишком уж всё резко переменилось, с того момента как я...
  - Что - ты? Договаривай уж...
  - Это длинная история. Я тебе как-нибудь расскажу. Но не сейчас. Тролль - мой давний знакомец. Не скажу, что - хороший. Не скажу, что - друг. Но когда-то он мне помог. И, кажется, собирается помочь и в этот раз.
  - Когда кажется - надо спать пораньше ложиться - сердито отозвалась я - мало ли чего эта тварь наплела тебе? А ты сразу и поверил!
  - Почему ты назвала его тварью? - поинтересовался Авер.
  - Ну не человеком же его называть?!
  - Между прочим, Агырх закончил академию.
  - Ха, так я и поверила! Ты ещё скажи, что он по утрам ресницы красит!
  - Я не вру.
  - Ну что мог закончить тролль? Да его бы и в самую захудалую школу не взяли. Разбежались бы и учителя, и ученики.
  - Между прочим... - в голосе Авера появились ехидные нотки - он обучался в Кабиссе.
  Я замолчала. Авер, несмотря на усмешку, скользившую по губам - не врал. Я бы почувствовала. Тролль - в Кабиссе. Я невольно вздохнула. Предел мечтаний любой девушки - уехать куда-нибудь в северную страну. Синедол, Кабисса... Говорят, что там всегда тепло. Нежить не водится. Села богатые. Города большие и светлые. И можно бродить по полям и лесам, без оружия... А уж поступить куда-нибудь на учебу...
  - Ну и что? - упрямо сказала я - все равно - тролль. Сколько б его ни учили - все равно - чудище чудищем.
  - Откуда ж у тебя такие глубокие познания? - засмеялся Авер - Ты сама - что закончила?
  - Сомневаюсь, что ты о Валлисе слышал - настал мой черед ухмыляться - и откуда ты взялся такой? Давно хочу у тебя спросить. Неужели и вправду - из царства Селата?
  - Это трудно объяснить. Я долгое время был... нигде. Понимаешь? Меня не было ни в одном из миров.
  Я недоверчиво скрестила руки на груди.
  - Как это - не было нигде? Издеваешься, да?!
  - Между мирами тоже есть пространство. Вот в одном таком месте я и застрял.
  - Гм... и долго ты там находился?
  - Сейчас какой год?
  - Свинья.
  - Что я сказал не так? - осведомился Авер.
  - В смысле?
  - Ну, ты обозвала меня...
  Я заржала не хуже лошади.
  - Нет, это год сейчас - Свинья. Тысяча двести тридцать четвертый с Ишева явления в Новых землях. Да к тому ж ещё и високосный.
  Авер присвистнул.
  - Двадцать лет...
  - Сколько?! - не поверила я - Двадцать лет? Так ты глубокий старик!
  - Ну прям уж и старик - обиделся он - мне сейчас - сорок два или сорок три... наверное...
  - Должна сказать, что выглядишь ты довольно моложаво - разочарованно сказала я - неплохо сохранился, для своих сорока...
  Иш твою... я думала, что он мне ровесник. Ну, может - чуть постарше... Интересно, что скажет Илорка, когда узнает?
  - Для меня прошла целая вечность - ответил Авер.
  - Не знаю..., как-то в голове не укладывается. Не могу я в такое поверить.
  - Я и не жду, что ты поверишь. Мне просто нужно добраться до пустыни.
  - Зачем?
  - Агырх будет ждать меня там. Я должен попасть в Эльнарри.
  - К эльфам?! - в ужасе воскликнула я - ты с ума сошел?! К этим выродкам?! Что ты там потерял? Как ты пройдешь через пустыню? Ты погибнешь!
  - Арса - необычайно спокойно сказал Авер - я не сумасшедший. Если я говорю, что пересеку пустыню и доберусь до эльфов - я знаю, что говорю.
  У меня нестерпимо зачесались уголки глаз, в тех местах, откуда обычно течет водичка, кончик носа стал медленно разбухать, готовясь прорваться сопля... всхлипываниями.
  - Зачем ты мне это рассказываешь? - приглушенно спросила я, опустив голову.
  - Мне нужна твоя помощь.
  Сейчас он попросит меня помочь ему дойти... до Эльнарри. И я конечно соглашусь...
  - Арса, я хочу, чтобы ты отвлекла свою подругу, а ещё лучше - увела её на север. Рано утром я уйду. Попутчики будут мне только помехой.
  - И я? - вырвалось у меня вместе со всхлипом. Я стыдливо принялась утирать нос рукавом куртки.
  Наступило молчание. Он смотрел на меня с жалостью и, кажется, не мог подобрать подходящих слов. Уж лучше бы прямо сказал...
  - И ты - неожиданно жестко ответил Авер.
  Ну вот, дура - напросилась. Теперь уже я не знала, что сказать. Сопела и старалась дышать пореже, чтобы не слышно было всхлипов. Вот уж не знала за собой такой внезапной слезливости. Однажды, лет в пятнадцать, я прищемила дверью указательный палец. Боль была неописуемой, я только выдохнула из груди остатки воздуха и молча сунула посиневший ноготь в рот. И вообще - никогда не ревела. А тут...
  Авер осторожно погладил меня по голове. Я отшатнулась, уходя от его руки. Мне вот жалости только от него и не хватало.
  - Ты пойми, Арса - мягко произнес он - путь мой будет не самым легким. И более того... очень опасным. Вы свяжете мне руки.
  - С чего ты взял?! - вскинулась я - я с четырнадцати лет обучаюсь... обучалась владеть мечом. У меня и меч есть - ты видел. Я не стану обузой.
  - У тебя ведь есть какое-то дело? Разве нет? А что если за мной будут гнаться все сэ-рен-са-ти Пустоши? Тебе ведь ещё жить здесь.
  - Плевать я хотела на гномий заказ и на всех этих сати! Мне всё равно некуда идти. У меня нет дома, нет родных! Нет друзей! Меня никто не ждет.
  - А как же Илора? Твои наставники в Валлисе? И потом, у тебя же были родители?
  - Отец исчез, бросив нас с матерью на произвол судьбы. Наставники остались в Валлисе - с ожесточением заговорила я. Нос окончательно закапал горькими слезами, но глаза просохли - Мать... я не знаю, где она теперь. Она сдала меня Ишевым наставникам в пятилетнем возрасте - за мешок полный еды. Что касается Илоры, то мы познакомились практически вчера.
  - Как легко ты всё отбросила - заметил Авер, с легким осуждением в голосе.
  - Знаешь что? Я решила идти с тобой - и я пойду!
  - Нет. Сейчас ты пойдешь в дом, ляжешь в кровать и уснешь. Хорошо выспишься, а когда проснёшься - меня уже не будет - его голос показался мне странным. Он обволакивал сознание, погружая его в бездонно мягкую пуховую перину. Сопротивляться не было ни сил, ни желания. Это не было насилием, это не было принуждением... Было что-то ласковое и теплое... Я не смогла сопротивляться этому. Опустив голову, молча повернулась и пошла спать.
  
  
  ГЛАВА 6.
  
  Солнечный лучик, чудом пробравшись через узкое окошко комнаты, ненавязчиво напомнил мне, что наступило утро. Я открыла глаза и уставилась в потолок. Было что-то очень важное, неотложное..., но я не могла вспомнить - что?
  Я резко поднялась с постели и ухватилась за край кровати. Авер!
  Илорина постель была беспорядочно скомкана. Самой магички в комнате не было. Я быстро напялила на себя платье и, кое-как натянув сапоги, выскочила из комнаты. Илора сидела за кухонным столом, и пила чай, перебрасываясь общими фразами с Льесой, хлопочущей у печки.
  - Ой! Арса проснулась!
  Лора критически обглядела меня с ног до головы. Представляю, что за вид был у меня. Невыспавшаяся, с красными глазами, волосы нечесаные. Магичка же успела умыться, причесаться и даже ресницы подкрасить.
  - Доброе утро - пробормотала я - мне бы умыться...
  - Доброе - улыбнулась гномиха - там, за дверью - рукомойник. Умоешься - приходи завтракать.
  - Авер-то - ушел - известила меня Илора вдогонку.
  - Угу, я в курсе - промычала я и поплелась умываться.
  Чай, настоянный на травяном сборе, помог мне собраться с силами. Льеса силой заставила меня съесть тарелку супа, после чего с чувством выполненного долга оставила нас с Лорой наедине.
  - Ну и что теперь? - спросила я магичку.
  - Не знаю - Илора пожала плечами - я, наверное, вернусь к тому месту...
  - Искать лошадиный призрак?
  - А ты?
  - Он давно ушел? - вместо ответа спросила я.
  - Ещё до восхода солнца. Когда я проснулась, его уже не было. Мне Льеса сказала.
  Я молча встала из-за стола и пошла за своей сумкой.
  - Арса, ты куда? - с растущим подозрением спросила Илора.
  Нахально вытянув из печи свежеиспеченный каравай и запихнув его в сумку, я направилась к выходу.
  - Арса...
  - Городецк - это же в той стороне? - уточнила я, тыча пальцем. Лорка кивнула.
  - Мне - туда - пояснила я, и вышла.
  Льеса сидела неподалеку, на низенькой скамеечке и готовила корм для кур. Увидев меня, она не удивилась.
  - Уходишь?
  Я молча кивнула.
  - Рагаронда ждать не будешь?
  Я отрицательно помотала головой.
  - Удачи тебе - спокойно сказала гномиха, - а о Рагаронде не беспокойся. Я его попридержу, если икру метать начнет.
  - Спасибо, Льеса! - с искренней благодарностью ответила я.
  - Иди туда, куда ноги ведут. Иди за тем, за кем сердце велит.
  Я замерла.
  - Откуда вы... знаете...?
  Льеса усмехнулась.
  - Я же не слепая. Только вот... трудно тебе с ним придется. Уж поверь мне...
  Я поправила сумку на плече и кивнула ей.
  - Завтра наступит завтра. Спасибо тебе, Льеса! Я как-нибудь загляну в гости.
  - Заглянешь, как же - добродушно проворчала она - хорошо, если через неделю имя мое вспомнишь. Дорогу-то знаешь?
  Я весело кивнула и вышла за ворота.
  - Арса! - окликнула меня Льеса, подойдя к плетню.
  - Да?
  - Если по дороге передумаешь - возвращайся.
  - Арса!
  Всё ещё улыбаясь, я обернулась, ища глазами Льесу. Но вместо доброй гномихи из ворот выскочила Лорка, таща за собой покорную Пчелку.
  Улыбка скисла и превратилась в оскал. Магичка сделала вид, что не поняла.
  - Я, пожалуй, с тобой пойду.
  - Ты же не знаешь, куда я иду - буркнула я, мрачнея.
  - Ага - не знаю! - нахально фыркнула Илора - Ты за Авером потащилась - угадала? А ещё подруга называется.... Меня - почему не позвала? Заревновала?
  - Ещё чего!
  - Ревнуй - не ревнуй - мечтательно сказала она, - а Авера я охмурю. Мне кажется, он - подходящая кандидатура на лишение меня девственности. Он симпатичный, и на других не похож.... То есть, я ещё таких не встречала. И, я ему тоже понравилась..., кажется...
  У меня возникло очень нехорошее желание. Очень нехорошее... Но такое заманчивое.
  Магичка поглядела на мое лицо и на всякий случай перехватила повод в другую руку, прикрывшись от меня Пчёлкиной мордой. Я не сказала ни слова. Просто молча двинулась по тропинке, ведущей на юг.
  Никакого плана у меня не было. Я просто собиралась догнать Авера и.... И что? При этом вопросе в уме у меня возникла настолько глупая и неловкая картина, что я предпочла отбросить предположения и просто идти. Догони его сначала. Правда Авер шел пешим и у него (я надеюсь) не было при себе ни горба денег. У меня правда - тоже. Десяток медяшек бренчащих в тощем кошельке - это не тысяча грабов, обещанная гномом. Но я не жалела.
  Впрочем..., у Лорки наверняка кошелек поувесистей моего будет. Поделится ведьма малолетняя..., раз подругой назвалась.
  К полудню тропинка окончательно растворилась в густеющей траве. Наверное гномы дальше и не ходили. Я растерянно оглядела расстилающееся перед нами поле и задумалась. Илора покрутила носом вправо-влево и заявила, что "нам - туда, потому что, я чувствую аромат его тела". Интересно, из какой книги она вычитала это дурацкое выражение? Я пожала плечами. Все равно, пока не выберемся на большую дорогу, шансов отыскать следы Авера будет немного. Даже самый опытный маг не станет блуждать по лесам, когда можно пройти по дороге. По пути можно заработать денег, и купить себе мало-мальски приличной еды.
  Рыжая, восчувствовав себя следопытом, выскочила на два шага вперед и, торжественно вручив мне поводья, принялась прокладывать нам дорогу. Я только хмыкнула. Между нами всего два года разницы..., ну ладно - два с половиной. Однако я порой чувствовала себя гораздо умнее, серьезнее и опытнее, чем Илорка. Хотя прекрасно понимала, что во многих вещах она разбирается лучше, чем я - проведшая всю свою сознательную жизнь за стенами Валлиса.
  Пока я размышляла об этих и других, не менее важных вещах, магичка влезла в какие-то чересчур колючие кусты и полезла напролом, поминутно взвизгивая, когда некоторые (излишне озабоченные) колючки цепляли её то за волосы, то за одежду. Я критически оглядела предложенный нам с Пчелкой путь и остановилась. Лошадь тоже не была в восторге, однако поскольку Илорка останавливаться не собиралась, а упрямо углублялась всё дальше в кусты - нам ничего не оставалось, как следовать за ней.
  Наши мучения закончились складней через тридцать. Мы с чувством глубокого облегчения выдрались из кустов на широкую наезженную дорогу. Илорка тут же остановила ближайшую к нам телегу, из которой лениво высовывались пять обутых в лапти ног. Лошадью никто не правил. Я сначала думала, что мне померещилось, но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что ноги принадлежат двоим тщедушным мужичкам, с изрядно нечесаными бородами. Третий - обладатель пятой ноги (и её же одной единственной), здоровенный, плохо выбритый детина - развалился на сухом сене, лишь изредка лениво подергивая вожжами. От всех троих за версту несло здоровым крепким перегаром. Увидев перед собой двух дуро... молодых девушек, мужики повылазили из телеги и принялись выжидательно кланяться, несомненно сгорая от любопытства - за каким таким делом их остановили.
  Магичка, недолго думая, нахально влезла на телегу. У меня совести оказалось побольше, и я спросила - куда они направляются?
  Одноногий откровенно ощупал меня взглядом, надолго задержавшись чуть пониже ключиц, и ухмыльнувшись (отчего запах стал намного сильнее) сказал:
  - Мы это..., госпожа... э-э-э... из шинка домой возвращаемся.
  Сделав вид, что не заметила его нахальства, я слегка поправила на плече сумку, демонстрируя торчащую рукоять меча (надо бы достать нормальную перевязь), и уточнила:
  - И где же вы живёте?
  - Большие упыри, госпожа. Деревенька небольшая, складнях этак в пяти отсюда, - парень перевел взгляд на подол моего платья.
  Я ответила нахалу оценивающим взглядом, отдельно задержавшись на отсутствующей половине ноги. Сострадательно-брезгливо скривилась:
  - Ногу-то - упыри откусили?
  - Да нет - детина перестал ухмыляться и слегка озлобился - так - ложки топором вырезал..., да не доглядел.
  Тут вмешалась Илора.
  - Я - эльсартиш четвертого круга. Мой учитель - третий лепесток сэренсати Розы. Мы ищем одного парня. Не встречали по дороге?
  Я бы не сказала, что её звание произвело на мужиков хоть какое-то впечатление. Детина весело подмигнул своим спутникам, на что один из них попытался сделать понимающее лицо, но вместо этого громко икнул, а второй извлек из сена недопитую бутылку и принялся высасывать остатки.
  Магичка усиленно засопела, собираясь серьезно обидеться. Что должно было последовать за этим сопением, я примерно догадывалась. Но не стоило демонстрировать перед полупьяными мужиками магические фокусы. Поэтому я быстро сказала:
  - Довезите нас до ваших... Упырей. Может там что-нибудь знают или видели.
  Оба бородача с радостным облегчением полезли назад в телегу. Одноногий, с легкостью вспрыгнул на свое место и подмигнул мне:
  - Ну?
  Я привязала Пчелку к задку телеги и уселась рядом с Лоркой.
  - Но! - скомандовал нахал и причмокнул губами. Лошадь среагировала не сразу. Додумала свою неторопливую мысль, а потом резво дернула с места. Я успела зацепиться руками за край телеги, но Лорка взвизгнула и бултыхнулась в сено. Причем зловредная ведьма не захотела падать одна и, схватив меня за плечо, утянула за собой.
  Мужики довольно захохотали.
  Ругаться при них я не стала и, вынырнув из сена, принялась вытряхивать из волос набившуюся траву. Илора пытаясь обрести умное лицо, то и дело смешливо прыскала слюнями в ладошку. Я незаметно ущипнула её за ногу. Магичка ойкнула и непонимающе уставилась на меня. Я показала ей язык. Она ответила тем же.
  Оставив сумку на её попечение, я перебралась вперед, и уселась рядом с одноногим.
  - Так какого парня вы ищете? - спросил он, равнодушно глядя перед собой.
  - Среднего роста, волосы темные, глаза карие. Одет в темный плащ с капюшоном. Куртка серая, местами потертая, штаны... - принялась перечислять я.
  Детина скептически присвистнул:
  - Эдак вы его долго искать будете...
  - Тебя как зовут?
  Он неторопливо скосил на меня глаза.
  - Бодягой кличут.
  - Кем? - не поняла я.
  - Ну, прозвище такое - объяснил он, - а при рождении Богуном назвали.
  - Ну и как ты думаешь, Богун - много тут бродит парней, с такими приметами?
  Он немного подумал и кивнул.
  - Ваша правда. По нынешним временам, да по здешним местам, здесь только местные ездют, да эльсы шастают.
  - Кто?
  - Ну эти..., вот подруга ваша называлась. Слово-то такое мудреное, с десятого раза и то - не выговоришь. Ведьмой обозвать али колдуном - воспрещается, так мы их эльсами зовем. Они не в обиде.
  - А, понятно.
  Наступило молчание. Мерно поскрипывала колесами телега, топали копытами лошади, бормотали что-то свое мужики. Магичка прилежно пропускала через гребень свою красу и гордость - длинные пышные волосы. (Перекрашенные - припомнила я, для собственного удовольствия).
  Под ложечкой стало противно сосать, напоминая, что мы с утра ничего ещё не ели. Противная Лорка уже несколько раз украдкой совала руку в мою сумку и что-то быстро запихивала в рот. Я вспомнила о припасенном мной каравае. Ну и... зрака ты, Илорка! Хоть бы поделилась. Самой лезть по телеге за хлебом мне не хотелось, а уж спрыгивать с неё - тем более.
  Через полчаса телега съехала на проселочную дорогу и запрыгала по ухабам. Лошадь наверное не в первый раз возила удалую троицу туда и обратно, потому что Богун и пальцем не пошевелил, то есть и вожжей не дернул.
  - Далеко ещё до деревни? - нарушила я всеобщее молчание.
  - Да рукой подать - нехотя отозвался Богун.
  - А всё же - почему такое название странное?
  - У деревни-то?
  - У деревни.
  - Когда звери с севера бежать к нам стали, нечисть всякая тоже к нам подалась. Вот и нашу деревню облюбовали пришлые упыри. Стали мужиков подлавливать, да баб. Стали покойничков поднимать, племя свое множить. Детишков там..., даже собак жрали - не брезговали. Была деревня в сотню дворов - стала деревенька в десяток.
  - А как же выжили? - спросила я, без особого интереса. Сейчас запоет старую песенку о проповедниках Иша...
  - Да совсем было уже... - отстраненно ответил Богун - гробы на всех приготовили, да хворосту натаскали. Маслица пособирали...
  - Для чего? - не поняла я.
  - Уговор такой был. Кто последний в живых останется - обложит умерших дровами и подожжет.... Чтобы не встали.
  - И много вас оставалось?
  - Да десятка два...
  - И что?
  - На счастье наше, проезжали мимо три мага и образина с ними одна, страхолюдная. Проезжали, да мимо не проехали.
  - Помогли?
  - Десятка три упырей сожгли, да деревню заговором обнесли - чтобы упыри не совались. А сами дальше поехали.
  - А что же - Ишевы хранители?
  Богун презрительно фыркнул.
  - Через месяц и они пожаловали. Вот уж не знаю, кто хуже-то...
  - Не поняла...
  - Хранители эти или упыри взбесившиеся. Перво-наперво - заставили нас Ишеву благодать принять. Да мы бы и не против, когда - бесплатно. А то за благодать да святость слупили с носа по червонцу. Потом, когда про магов рассказали им, главный из хряков велел про всё забыть. Мол, то нечистый нас искушал, да мы искушения не выдержали, грех на душу приняли.
  - Как ты сказал...?
  - Ты про что? - Богун неторопливо поскреб ногтями живот.
  - Ты сказал - хряки.
  - А - это.... Суди сама - он повернулся ко мне всем туловищем - деньги содрали, нежить побитую тоже себе приписали, огород магический сняли и умотали себе дальше. Я и придумал их звать - не хранителями, а хряками.
  Я невольно хмыкнула. Интересно, Илорка прислушивается? Если бы её наставника назвали хряком Кальялом - сильно бы обиделась?
  - В ту же ночь - продолжал Богун - приперся вурдалак и начал по деревне шарить. Только мы уже были озлобленные и на все готовые. Скопом его на вилы подняли и в костер приготовленный сунули. Так, на открытом огне и доспел. Подрумянился вражина! А уж вони-то было.... Вот и деревенька наша показалась.
  Парень кивнул головой на показавшиеся вдалеке крыши, взъерошившиеся пучками старой соломы.
  Через некоторое время мы уже въезжали в полуразрушенную деревню. Прямо от околицы нас встретила череда покосившихся домов, сиротливо глядящих куда-то глазницами-впадинами окон. Остатки плетеных заборов сиротливо кособочились, не скрывая заброшенных огородов, сплошь заросших бурьяном и лебедой. Деревня и впрямь когда-то была большая. Мы проехали домов двадцать, прежде чем увидели что-то похожее на жилье.
  - Богун - обратилась я к одноногому - а почему деревня такая заброшенная?
  - Да кто ж её поднимать будет? - удивился он, излишне резко шлепая вожжами по лошадиному крупу - нам бы свои домишки в порядке содержать, да хлеба вовремя засеять, да собрать, да обмолотить. А мельницы поблизости нету. Приехали к нам год назад две семьи. Они пару заброшенных домишков заняли, из тех что получше.
  - Ну, так взялись бы разом - подала голос Лорка - и разобрали пустые дома на бревна. И место освободили бы, и...
  Богун резко обернулся к ней.
  - Ишь ты, умная какая! Со стороны всегда легче советы подавать. Коли ты ведьма Ишева, так давай - помоги! Махни ручонками - разнеси избы на бревна, да в штабеля уложи.
  - Я не ведьма! - вспылила задетая магичка - и не мое это дело - вам жизнь облегчать. Это ваша мужицкая забота - вы тут живете!
  - Вот и не лезь, куда не просят - жестко оборвал Богун.
  В наступившей тишине я услышала, как Илорка начала громко сопеть носом. Того и гляди - расплачется, дурочка.
  - Я что-то не поняла - холодно сказала я - с чего это ты с нами на "ты"? Мы тебе не девки деревенские, мы - дети Ишевы. Так что думай, прежде чем говорить. А то, как бы пожалеть не пришлось.
  С этими словами я спрыгнула с телеги и подбежала к уже начавшей всхлипывать Илорке. Сдернула обе сумки, сдернула обиженную магичку, отвязала Пчелку и помахала Богуну рукой.
  Одноногий покосился, но промолчал. Как ни в чем не бывало, причмокнул губами, погоняя лошадь, и поехал дальше.
  Я усмешливо глянула на подружку.
  - Ну?
  - Что... ну? - шмыгая носом спросила Илора.
  - Ты и вправду можешь их дома на бревна разобрать?
  - Ну..., один домик... могу.
  - Ну... один... домик... могу... - передразнила я её, - чего ж тогда лезешь с советами? Промолчать не могла, да? Мы в эту деревню идем - чего было умничать? Вот заставят тебя и вправду расчистить место...
  - Как это - заставят?! - возмутилась Лора - Не имеют права! Я свободная эльсартиш, у меня все документы имеются.
  - Ну-ну, ты ещё своему сати пожалуйся. Как его Богун назвал - хряком кажется?
  - А ты и рада слова мужичьи подхватить, семечка Ишева - прищурила глаза магичка - видать и вправду из мужицкого рода. Знаю я про вас, сироты Ишевы. Вас по всей Пустоши собирали - без роду, без племени.... Ой!
  Илора прикрыла рот ладонью.
  Я неспешно закинула сумку на плечо и пошла вслед за поскрипывающей за домами телегой.
  - Арса! Ну прости! Я не хотела.... Оно само вырвалось! - захныкала вслед рыжая - Ну прости!
  Пройдя несколько шагов, я оглянулась. Магичка продолжала стоять на месте, прикусив пальцы идеально ровными и белыми зубами. Глаза, разумеется, на мокром месте, губы плаксиво скривились. Пчелка хладнокровно разглядывала хозяйку, нисколько не прочувствовав ситуацию.
  - Ты идешь или как? - почти нормальным голосом окликнула я её, пытаясь проглотить вставший поперек горла ком.
  Магичка медленно подняла свою сумку и осторожными шажками двинулась ко мне. Словно готовясь в любой момент улепетнуть, если я вдруг в зверя превращусь.
  Я только хмыкнула. До первой жилой избы мы не разговаривали.
  Как могли люди уживаться рядом с практически мертвой частью деревни? Я бы не смогла жить так близко от полуразрушенных домов, веющих смертью. Граница между жильем и разрухой - полоса всего в десяток складней, густо поросшая травой.
  Между тем, ближайший дом красовался новенькими стенами, хорошей дощатой крышей с резным карнизом и грубовато вырезанными горгульями по углам. Дом был обнесен хорошо сколоченным забором из крепких, ещё не успевших потемнеть от времени, досок. Где-то в глубине мычала корова, хрюкали свиньи, и женский голос заунывно напевал колыбельную.
  Илора на мгновенье остановилась, вопросительно глядя на меня, но я пожала плечами и прошла дальше. Не стучаться же в первую попавшуюся избу, тем более что в приоткрытых воротах виднелась уже знакомая нам телега...
  Искать в этой деревушке постоялый двор было глупо, я искала дом старосты, рассчитывая на Илоркины бумажки. Там, небось расписано - кто она, да из-под чьего крыла на Ишев свет выпорхнула. Отец Ольгерд в свое время постарался, чтобы отцы-настоятели выдали мне нормальное свидетельство о том, что я есть воспитанница Валлиса, а не пугало огородное. Но вряд ли бы это произвело на кого-нибудь благоприятное впечатление.
  Дом старосты нам указала прохожая баба, тут же с любопытством засеменившая вслед за нами. Пожалуй, из всех домов, дом старосты был самый захудалый. Забор состоял сплошь из больших и малых дыр, придававших ему очень неопрятный вид. Через дыры туда и сюда сновали задумчивые собаки с неопределенно голодным взглядом. Словно бы их покормили, да только не мясом, а похлебкой из толченой лебеды. Упомянутая лебеда подмяла под себя небольшой огородик, когда-то засеянный редиской, чьи длинные засохшие стебли (позапрошлогодние, наверное) портили картину буйства живой природы.
  Я пихнула Илору в спину, подталкивая её к калитке. Магичка обреченно взглянула на меня, но поскольку была провинившейся, молча шагнула во двор.
  На крыльце нас встретил небольшого роста мужичок. Лысенький такой, с кудрявой бородкой и маленькими прищуренными глазками.
  Илорка остановилась, прокашлялась и подошла ближе.
  - Вы... мы... э-э-э... - и получив от меня кулаком в спину - вы - староста?
  - Ммм... - неопределенно сказал мужичок.
  Очередной тычок в спину.
  - Нам нужен ночлег.
  - Ммм...
  Илора растерянно обернулась ко мне.
  - Что он всё мычит? Может он немой?
  Я шагнула вперед.
  - Вы - немой?
  - Чаво?! - удивился мужик.
  - Таво! - ответила я - Вам сказано было - нужен ночлег двум девицам благородного происхождения. Ясно?
  - Угу, чаво уж ястнее... - мужик снова впал в блаженное состояние немоты.
  У меня возникло отчетливое желание запустить в него чем-нибудь тяжелым. Я двинула Илорку локтем в бок.
  - Покажи ему свое свидетельство.
  - Зачем? - округлила она глаза и получила ещё раз. Снова засопев носом, магичка достала из сумки скрученный трубочкой свиток и протянула мне.
  - Вы читать умеете? - осведомилась я.
  - Мнеумм...
  Тяжело вздохнув, я сунула мужику под нос свидетельство, так чтобы хорошо приложенная печать сэренсати оказалась у него перед глазами. Он нехотя вгляделся в поблескивающий бутон розы, и пробормотал как бы про себя:
  - Вон оно что.... Ну это не к нам.
  - А к кому?
  - Тут месячишко назад святоша к нам прибыл, на постоянное проживание. Деньги на храм собирает, да жить поучает. Молиться заставляет кажное утро. К нему и ступайте.
  И, предупреждая дальнейшие расспросы, крикнул кому-то:
  - Инка, проводи!
  Из дверей выскочила бойкая чумазая девчонка лет двенадцати и, с любопытством глянув на нас, побежала к калитке.
  - Идить за мной!
  Местный святоша жил на самом краю деревни. Жилище его было более чем скромным и всем видом говорило о том, что тут живет человек воздержанный, неприхотливый, непритязательный и так далее. Короче - о том, что мужики (явно подхихикивая в бороды), выделили местному проповеднику Иша самый захудалый сарай, в котором раньше держали свиней.
  Маленький огородик тщательно обработанный, старательно ждал конца лета, чтобы показать хозяину, на что способна земля, при хорошем уходе. Небольшая поленница дров была сложена у стены сарая... (тьфу!) дома. И - ни намека на забор.
  Я остановилась перед дверями и покашляла. За дверью послышался шорох, и дверь отворилась. К нам вышел невысокий, крепкий мужчина лет пятидесяти, в темно-синей рясе. Темноглазый, темноволосый, коротко остриженный. Я невольно поежилась под его взглядом. Взгляд был очень... цепким.
  Ишева магичка, наконец-то почувствовав себя в привычной обстановке, самоуверенно вышла вперед.
  - Здравствуйте, святоша!
  Я молча кивнула.
  - И вам того же - вежливо ответил он - чем могу помочь?
  - Я - эльсартиш-соискатель четвертого круга Илора Мелинская. Моя спутница - Арса...э-э-э..., воспитанница Валлиса.
  Святоша насторожился и недоверчиво уставился на нас.
  - Меня зовут - Кайк Лонов. Я - свободный проповедник, несу слово и дело Ишево в народ. В настоящее время решил осесть в сей деревеньке, дабы взрастить не мелкую поросль истины, но сад цветущий....
  И тут же деловым тоном добавил:
  - Могу я взглянуть на ваши свидетельства?
  Предъявленные свидетельства его удовлетворили, хотя при взгляде на моё святоша удивленно-неодобрительно вздернул брови.
  - Проходите в дом - пригласил он - дщерям Ишевым всегда здесь рады. Не взыщите за скудность убранства сей обители. Овцы заблудшие, закоснелые в неверии и селатовой прелести думали оскорбить скромного служителя Единого и Неповторимого. Но они заблуждались, и дом сей сияет благодатью не хуже Большого Ишева храма в Синедоле. Лошадь можете привязать здесь.
  Если дом и сиял благодатью, то я этого не почувствовала. Запах немытого тела и носков столетней выдержки был повсюду. Помимо того, кажется, служитель Иша баловался табачком, причем не самым лучшим. Илорка судорожно сглотнула слюну и выдала нечто среднее между "а", "о" и "е". Я постаралась дышать как можно реже. Дом был разделен на четыре комнаты плетеной перегородкой, которая несомненно, в лучшие свои годы, служила забором. Святоша указал нам место нашего ночлега и приволок два самодельных тюфяка, из которых пучками торчала старая солома.
  Скинув сумку на пол, я пошла разглядывать остальные комнаты. Одна из них наверняка служила кухней, потому как в ней были свалены несколько глиняных и чугунных горшков, стояла уродливо слепленная печурка и, в одном из углов стояло ржавое ведро с помоями. Запах был соответствующий. Я быстро выскочила оттуда в следующую комнату. Хотя мой нос уже приобвык к живущим вместе с Кайком запахам, но это было чересчур. Следующая комната была спальней. Тут было довольно чистенько и уютно. На стене, в изголовье лежанки висело деревянное изображение Иша изгоняющего. Колченогий стол был завален книгами и оплывшими свечками. Я скучающе оглядела комнату и вернулась к Илоре. Магичка расстелила поверх тюфяка свой плащ и, не обращая внимания на терзающий обоняние запах, растянулась поверх.
  - Ты чего разлеглась? - поинтересовалась я.
  Илора дернулась было - вскочить, но передумала.
  - А что?
  - Я пойду у ближайших соседей поспрашиваю насчет Авера, а ты займись нашим хозяином.
  - А почему я? - возмутилась магичка.
  - Потому что - отрезала я категорично и, повернувшись, вышла из комнаты.
  Не было у меня никакого желания разговаривать со святошей. Я пятнадцать лет с ними общалась. Хватит. Пусть теперь Илорка побеседует.
  Я с сожалением оставила сумку в доме и вышла на улицу. За порогом вся моя уверенность куда-то исчезла. Я осторожно обошла взлелеянный огородик, попутно наступив в оставленную кем-то лепешку (но не хлеб) и остановилась посреди улицы. Идея бродить из двора во двор, и опрашивать всех жителей: "не встречали вы парня лет сорока... тьфу - двадцати, волосы темные, глаза карие, вот настолько выше меня..." совершенно меня не взбодрила. Я медленно двинулась куда-то вперед, рассеянно глядя поверх заборов и плетней. Время было - за полдень, в деревне было тихо. В огородах копались бабы, где-то за избами визжали и вопили деревенские ребятишки, играя в свои деревенские ребяческие игры.... Мужиков почти не было видно, только кое-где с крыльца поднимались ввысь клубы сизого дыма - хозяева после хорошего обеда травились едкой махрой. Я прошла уже больше половины улицы, так и не решившись заглянуть к кому-нибудь во двор.
  - Эй, бла-ародная девица! - окликнул меня чей-то ернический голос.
  Из распахнутых ворот, в конце улицы высовывался Богун.
  - Подь сюды, не боись! - осклабился он.
  - Я и не боюсь - буркнула я себе под нос и направилась к нему.
  - Ну что, нашла своего парня?
  - Ещё и не искала - огрызнулась я, несколько смущенно. Моего парня.... А звучит, правда?
  - Как хоть звать-то?
  - Авером его зовут.
  - Да я не про то... Тебя - как звать?
  - Ты вроде бы госпожой называл? - сощурила я глаза - а потом сразу на "ты" перешел.
  - Ну... эк... извени - Богун смущенно почесал затылок - да не подходишь ты на госпожу. Ну вот, чесслово! Ты уж не обижайся.... Подруга твоя - эта да! Сразу видать, што у папки с мамкой за пазухой жила, и в обоих ручонках по прянику держала.
  Я подумал-подумала, и решила не обижаться за Илорку. Рыжая и вправду иногда нос дерет выше макушки.
  - Арсой меня зовут.
  - Так ты, Арса и впрямь... эта, как её...? Ишева...
  - Ишева кто? - спросила я ледяным тоном.
  Вопреки моим ожиданиям, Богун слегка струхнул.
  - Ну эта... зерно...
  - Правда. А что?
  Мужик неожиданно ловко подскочил на ноге, сунув под мышку березовый костыль, и галантно взмахнул рукой.
  - Может - в дом зайдешь? А то, што это мы на улице торчим, на радость балаболкам нашим! Милка нам пожрать што-нить соорудит, ну откушать то есть...
  Я невольно улыбнулась и шагнула во двор.
  
  В сенях нас встретила худенькая маленькая женщина, с широко распахнутыми синими глазами. Увидев меня, она всплеснула руками.
  - Идол окаянный, что ж ты не предупредил, что гости у нас?!
  Я перевела её возглас так: "злыдень бесстыдный, уже в дом девок тащит!", и хмыкнула.
  Богун ободряюще мне подмигнул и добродушно проворковал:
  - Ништё, молчи, женшшына! Как есть - так и примем. Коли уж за десять лет порядку в доме нету, так откуда ж ему зараз появиться. А гостья - не обидится. Проходите, госпожа Арса. Да, вот это - жена моя, Милёна.
  Женщина обреченно махнула рукой и пропустила меня в горницу. За моей спиной раздался звучный шлепок, короткий вскрик и довольное похохатывание.
  Оказавшись в доме, я поняла причину паники. Прямо у порога комнаты громоздились туго набитые мешки, грязное белье большой кучей было свалено возле стола. Посреди комнаты непринужденно валялись тощий до костей веник и измазанный в золе совок. По углам сдельно нанятые пауки плели ажурные занавески, причем разу так по третьему. Я вспомнила порядок, царивший в гномьем доме (разумеется, благодаря Льесе) и улыбнулась. Какой контраст...
  Богун, не дожидаясь пока я присяду, бойко проскакал к столу и плюхнулся у окна, прислонив костыль к стене. Я уселась напротив.
  - Милка, что у нас в печи съедобного?
  - Да не готовила я ничего - виновато-сердито ответила жена - кто ж знал..., ты-то в обед не ешь почти, а мне некогда. Вы уж извините - обратилась она ко мне - не знала я, што гости будут. Всё мужик мой, голова дурная - на столе хоть шаром покати, а он гостей зазывает. Да и не прибрано в доме-то. Стыдобушка одна.
  Проговаривая эти слова, Милёна быстро вынула из печи горшок, издававший слабый запах холодных щей, нарезала большими ломтями сероватый хлеб, выложила на стол две обгрызенные деревянные ложки (а вы думали - металлические?). Застыла на месте, пытаясь что-то вспомнить. Рванулась с места, доставая из ларя два чистых рушника, выбежала из комнаты, загремев чем-то железным за стеной. Вернулась с кувшином, края которого были усыпаны дрожащими капельками влаги, поставила на стол две кружки и окончательно застыла у печи, подперев пальцем щеку (и без сомнения сгорая от любопытства).
  Богун кашлянул и сурово взглянул на жену. Многозначительно кашлянул ещё раз.
  - Милёна...
  - Что муженёк? - с готовностью откликнулась она.
  - Поди, огород прополи.
  - Зачем это? - восторженно-глуповато спросила Милёна - Я ж с утра там была, всё до стебелька повыдергала.
  - Кхм..., ну поди... порося погляди - неопределенно сказал Богун, глядя перед собой.
  - Зачем ещё? Смотрела уж...
  - Ну сходи к колодцу, воды принеси - уже раздраженно перебил он - дров наколи, к соседям сбегай, у них прополку сделай али ещё што...!
  - Зачем это? - наивно поинтересовалась жена.
  - Затем что поговорить надо! - рявкнул Богун, окончательно потеряв терпение - што тебе все разжевывать надо?
  - А... - обиженно протянула Милёна - ну так бы и сказал. А то городит ерунду какую-то.
  Она медленно проплыла к порогу, накинула на плечи платок и искоса глянула на мужа.
  - Пойду к Качеихе схожу. Давно уж к себе звала, да я не шла. Всё некогда было. Всё по хозяйству, за птицей пригляди да за свиньями... да корову на выпас... Даже с бабами поболтать некогда...
  - Да идёшь ты или нет?! - заорал Богун и стукнул кулаком по столу - эвон скоко времени тебе даю - хоть до смерти заболтайтесь тама! Токо штобы через час дома была!
  Я сидела, притворяясь неодушевленным предметом, потому что очень неловко это - присутствовать при семейных разборках.
  Милёна гордо вскинула подбородок и вышла во двор.
  - Дров ему поколи! - закричала она с улицы - Пьянчужка окаянный! Все мужики в поле ратуют, а он все по шинкам да кабакам шляется. Ни горба денег в дом ещё не принес, идол одноногий!
  Громко хлопнула калитка, и всё смолкло.
  - Цыть! - запоздало вскинулся Богун - вот баба - дура...
  Я ухватилась за кувшин и плеснула себе квасу. Зубы заломило, в нос ударила пахучая струя аромата. Я невольно вздохнула.
  - Что хорош? - подмигнул мужик - Милка делает. Она у меня мастерица. Да и вотще - тихая, это счас вожжа под хвост попала.
  - Может просто ревнует? - предположила я.
  - Ревнует? Милка? Да что вы! Она у меня смирная - самоуверенно заявил он.
  Я сделала несколько глотков, и кивнула Богуну.
  - Так о чем разговор?
  Разнежившийся от приятных мыслей мужик вздрогнул.
  - А..., это.... Так о чем мы...? А, про парня твоего...
  Я уж хотела одернуть Богуна. При жене - выкал, а теперь снова тычет. Но почему-то не одернула, более того - навострила уши.
  - Вотщем, парня твоего я не видел - обрадовал меня он и, предупреждая всплеск моих эмоций, успокаивающе поднял руку - но я знаю, кто уж точно видел. Если конечно парень твой по этой дороге шел...
  - По этой, по этой - заявила я - говори, не тяни.
  Богун неторопливо выцедил кружку кваса и гостеприимно махнул рукой над столом.
  - Да ты ешь, Арса, не стесняйся. Святоша-то - небось и корки хлебной не предложил?
  - Да мы и не просили - заступилась я почему-то за Кайка - а что там?
  - Щи - почти уверенно сказал Богун - кажется...
  Я осторожно заглянула в горшок, зачерпнула половником немного варева и плюхнула себе в тарелку для изучения. Это и в самом деле были щи. Не слишком свежие, но вполне съедобные. Я набила рот хлебом и принялась жевать, запивая квасом.
  - Му? - спросила я.
  - Не понял?
  - Што жа шеовек?
  - А, понял - обрадовался Богун - да в пяти стаднях от нашей деревни трактирчик небольшой есть. Там все проезжие останавливаются. Кто - переночевать, а кто - просто перекусить чего. Хозяин трактира - Олдей Великан, мужик въедливый и дотошный. Коли начнет путника какого пытать - не отстанет, пока не выяснит - кто, куда и по какому делу. Олдей раньше стражником в Городецке служил, да святошам не угодил чем-то.
  - А он что, и вправду великан?
  - Да нет, мужик он конечно дородный, пузом двери открывает - засмеялся Богун - но вот росточком не вышел. Когда за стойкой стоит - одна макушка видна. Скамеечки себе подставляет.
  Я допила квас и вытерла рот рушником.
  - Так - по дороге на юг?
  Богун как-то уклончиво отвел глаза.
  - Только вот...
  - Что?
  - Неспокойно сейчас в том месте. Поговаривают, что разбойники объявились. Олдей сам жаловался, да без толку. До смерти пока не доходило, но раз в неделю обязательно кого-нибудь ограбят. Места у нас не слишком людные. До властей далеко, эльсы..., ну маги то есть - тоже нечасто заглядывают. Стражники тоже сюда не рвутся.
  - А что ж так?
  - В последнюю войну уж больно тут много трупов осталось лежать, по лесам да полям. Ну, поля мы с грехом пополам очистили. А вот в лесах...
  - Ну и что? - хмыкнула я - мертвые не кусаются.
  - Думаешь? - взгляд мужика стал неожиданно снисходительным. Словно он знал что-то, чего мне никогда не узнать.
  - Погоди! Ты хочешь сказать, что по лесам бродят вурдалаки?!
  - Вурдалаки или нет - врать не стану. Близко с ними не встречался.
  - А что Кайк говорит? - поинтересовалась я (всё же служитель Ишев..., должен как-то отреагировать).
  Богун насупился.
  - Молитесь, говорит, и жертвуйте...
  - Так - сказала я, поднимаясь из-за стола - ну ладно. Спасибо за хлеб, за квас. Мне пора.
  - Побежишь своего догонять? - с добродушной усмешкой спросил Богун - Видать парень хорош, коли две девки за ним бегают.
  "Девку" я бы ему простила, но - две! Дверь громыхнула с такой силой, что в сенях что-то жалобно тенькнуло, заскреблось по стене и с грохотом упало. Я выскочила во двор и направилась к калитке.
  - Странно - подумалось мне - Богун живет на самом краю. Дальше только заброшенные дома - рассадник мелкой нечисти. А во дворе даже собаки нет.
  Мой взгляд упал на рассохшуюся собачью будку. Рядом валялась ржавая цепь, один конец которой был прикреплен к будке, а второй.... Второй конец был словно перекушен чьими-то зубами.
  Я замедлила шаг, пытаясь сообразить. Потом махнула рукой и открыла калитку.
  Только оказавшись распластанной на земле, я поняла что ошиблась, назвав Милёну худенькой и маленькой. Женщина сбила меня с ног и, не обратив никакого внимания, понеслась к дому.
  - Богун! - закричала она визгливым голосом - Богун!
  Хлопнула многострадальная дверь, и я осталась в гордом одиночестве. На голодный желудок падать гораздо приятнее. По крайней мере, в нем не булькает хлеб вперемешку с квасом - решила я, вставая и отряхиваясь. На этот раз я задержалась возле собачьей будки и рассмотрела цепь. Цепь и вправду была перекушена чьими-то крепчайшими зубками. Кто мог это сделать - я понятия не имела.
  Пора было узнать, как дела у магички. Я уже закрывала за собой калитку, когда снова открылась дверь, и на крыльце появился Богун.
  - Арса! - окликнул он.
  - Что?
  - Поговорить бы...
  - О чем? - с неохотой спросила я. Предчувствие мне говорило, что речь не пойдет об Авере. Между тем, на улице творилось что-то невообразимое. Бабы как ошпаренные носились по улице, стучали соседкам в окна, кричали, хватали визжащих ребятишек и тащили по домам. В одно мгновенье деревня стихла. Только слышно было, как щелкают запоры на дверях и ставнях.
  Я непонимающе огляделась, затем взглянула на спускающегося с крыльца одноногого.
  - Твоя подруга ведь... ведьма? - подозрительно спокойным посторонним голосом спросил Богун.
  
  
  ГЛАВА 7.
  
  - Ну... ведьма - помедлив ответила я. Мало ли что.
  - Как насчет - подзаработать перед дальней дорогой? - осведомился Богун.
  Мне стало не по себе. С чего бы ему заботиться о наших с Илорой заработках ? Наверняка что-то серьезное наклевывается. С другой стороны... деньги в дороге не помешают.
  - Что за работа? - спросила я (льщу себе - деловым практичным тоном опытной наемницы).
  - Вурдалак у нас объявился.
  - Прям так - ни с того, ни с сего? - усомнилась я.
  - Ну... были подозрения - Богун уставился на свою ногу - Да вот Милка прибежала. Говорит - бабы видели. И ребятишки...
  - Он что - подъел кого? - поинтересовалась я.
  - Да что ты! Иш с тобой! Однако долго ли до беды?
  - Ну и где его видели?
  - В заброшенных домах где-то бродит, гхолл, чтоб его!
  - И сколько предлагаете?
  Я не сомневалась, что при торге придется иметь дело не с Богуном, а со старостой. И не возникло у меня ощущения, что торг будет легким.
  Богун с облегчением улыбнулся.
  - Да будь я здоровым - сам бы пошел. Да вот одноногому на нежить охотиться - что зайцу на волка. Угораздило ж меня во цвете лет ноги лишиться...
  - Да-да, ты говорил - ложки топором вырубал - кивнула я.
  - Да нет - помрачнев ответил Богун - шутковал я. Лабак ногу оттяпал, ещё в те времена когда...
  - Ладно, проехали. Так сколько?
  - Из Мартына, старосты нашего - больше тридцати грабов не выжмешь. Он общинные деньги давно уже проел и пропил. Кажный год на сходке открывает сундучок свой - вот мол, честный я. А в нем больше тридцати монет редко бывает. Но я счас по избам пробегусь..., ну проковыляю, то есть. Видала как перепугались? По червонцу со двора - обещать могу.
  - А сам-то - не боишься? У тебя дом ближе всех к нежилью.
  - Я свое отбоялся - усмехнулся он - видела небось цепь?
  - Видела. И что это было?
  - Полгода назад зверь какой-то вокруг деревни кружил. Ребятишков неосторожных таскал. Собаку у нас сожрал, вместе с цепью. Перекусил одним махом. Дело ночью было. Не услышали мы...
  - И куда он девался? - с подозрением спросила я (не тот ли самый зверь заново объявился?).
  - Наняли ведьмака одного. Отвадил.
  - Но не убил? - мне стало не по себе.
  - С Мартынкой он не сторговался - крикнула с крыльца Милёна - тот ему и тридцатника пожадничал. А за десяток грабов ведьмак мараться не стал.
  - Ну, мне надо ещё с Илорой всё обсудить - принялась я увиливать. Вот и попутешествуй с ведьмой - обязательно найдешь приключение себе на... голову.
  - Так мы не торопим - Богун пожал плечами - за час-то - сговоритесь? Я пока по избам пойду. Милёна! Дверь на запор и чтобы носу не казала!
  Он неторопливо выпустил меня на улицу и прикрыл ворота. Первые двадцать шагов я боязливо оглядывалась на заброшенные дома. Ну и деревенька! И в самом деле - названию соответствует.
  Богун шел неторопливо, насвистывая что-то себе под нос. У следующих ворот он ободряюще мне подмигнул и отворил калитку. Я со всех ног бросилась к дому святоши.
  Илорка сидела на пороге и задумчиво жевала бутерброд, состоявший из куска хлеба, сыра, петрушки и вареного яйца. Увидев меня, она обрадовано вскочила на ноги, уронив рассыпавшийся желтыми звездочками желток.
  - Арса! Я уж начала за тебя волноваться...
  - За себя волнуйся лучше - буркнула я. - Ну что, выяснила что-нибудь?
  Магичка сделала скучное лицо.
  - Да нет. Ничего не видел, ничего не знает. Знает только единый и милосердный...
  - Иш - понятливо кивнула я - Ладно.
  - А ты?
  - Я кое-что узнала. Только у меня к тебе вопрос.
  - Какой? - Илора забила рот остатками бутерброда, отчего стала напоминать хомяка на ячменном поле.
  - Ты когда-нибудь ходила... на вурдалака?
  Рыжая поперхнулась и, выплюнув полупережеванный хлеб, принялась отчаянно кашлять. Я аккуратно постучала её по спине.
  - Тьфу. Ну и вопросики у тебя... тьфу. Тьфу. А почему ты спрашиваешь?
  - Около деревни завелся вурдалак.
  - Он на кого-нибудь напал? Как он выглядел? Где его видели? Где он сейчас? - Илора быстро пришла в себя и принялась строить из себя бывалого охотника на нежить.
  - Ни на кого он пока не напал. Если ты ждешь описания молодого человека, с длинными вьющимися волосами, черными, глубокими как озера, глазами, носом с еле заметной горбинкой и тонкими красиво очерченными губами и клыками - то не дождешься. Откуда ж я знаю как выглядят вурдалаки? Видели его в заброшенной части деревни, а где он сейчас - спроси у него сама.
  - Я же по делу - начала обиженно надуваться магичка.
  - Так я тебе по делу и отвечаю. Тут дворов десять-двенадцать. С каждого обещали по десять грабов. Плюс староста подкинет грабов тридцать. Тоже обещали. Ну и считай - грабов сто пятьдесят получится.
  Илора скривила рот.
  - За полтораста грабов - я ж не дешевка какая-нибудь!
  - А что - я, по-твоему, дешевка? - с издевкой спросила я - Нам сейчас всё равно деньги нужны. А тут и работу искать не надо - сама нашлась. Поищем вурдалаку до вечера. Переночуем, а утром - в путь. Говорят, дальше по дороге трактир есть. И мимо него никак не пройдешь. Авер скорее всего там остановится.
  - Арса, мне кажется мы его никогда не догоним. Если только на Пчелку вдвоем залезем - плаксиво сказала Илора.
  - А тебя никто и не звал - безжалостно отрезала я - сама увязалась. Девственности ей, видите ли, лишиться захотелось...
  - А тебя прям задевает - окрысилась магичка - только не говори, что сама ни разу об этом не думала! Все думают.
  - Ну и что? - пожала я плечами - Думала конечно. Но не так как ты: Авер подходит, чтобы лишить меня девственности...
  Я завела глазки, сложила губы бантиком и потискала ладонью грудь.
  - Ах-ах-ах...
  - И вовсе не похоже! - торжествующе закричала Илора - Ты просто завидуешь! Тебе-то и вовсе ничего не светит...
  - Знаешь, если Авер..., если он меня..., если..., то не потому, что мне просто необходимо лишиться девственности в этом году, а потому что я его...
  - Что? - с ехидцей спросила Илора - А..., я догадалась. Ты в него влюбилась! Ну и дура! Он на тебя даже и не посмотрел ни разу - как на женщину.
  - Да ну тебя! - отмахнулась я - Если хочешь лишиться девственности - можешь сделать это прямо сейчас - попроси у баб швабру.
  Магичка разинула рот от праведного негодования и вытаращила на меня глаза.
  - Что - не ожидала от Ишевой семечки такого? - усмехнулась я - Ну так узнай меня получше! Ты идёшь или нет?
  Я зашла в дом и вытянула из сумки подаренно-похищенный меч. За спиной раздался шорох. Я обернулась и наткнулась на тяжелый, холодно осуждающий взгляд святоши. Он презрительно поджал губы и слегка покачал головой. Разумеется, он всё слышал. Ну да, ну да - представились как Ишевы послушницы, а орали - Иш знает что, чуть ли не на полдеревни. Да ещё у дома проповедника. Да плевать я на него хотела. Дернула плечом и прошла мимо.
  На пороге я столкнулась с Илоркой, и мы чуть не выломали хлипкий дверной косяк, пытаясь пройти первыми. Кончилось тем, что я (как более сильная) выпихнула магичку во двор. Илора отвернулась и, стараясь не попадать в меня глазами, шмыгнула в дом.
  Я досчитала до тридцати, прежде чем магичка выскочила из сара... из дома, увешанная амулетами и прочими побрякушками как балаганная шутиха. На руках блестели серебряные браслеты, на поясе симпатичный кинжальчик (как же я проглядела-то, тогда - в шинке?). по-прежнему не глядя на меня Илорка буркнула:
  - Ну? Куда идти?
  Богун ждал нас у ворот своего дома. Компанию ему составляли три кособоких калеки неопределенного возраста и крайне недовольный испорченным отдыхом староста.
  - Мня... - протянул он, глядя на нас - сразу скажу - с грабами у нас негусто. Сами видите - деревенька на ладан дышит. Да и весна сейчас - откуль деньги? Боле чем на двадцать грабов не рассчитывайте.
  И уставился на нас совестящим осуждающим взглядом, словно мы с Илоркой решили вымогнуть у сирот последнее. Да ещё и вурдалака с собой привезли...
  У меня возникла удачная мысль, хотя и дурная. Кто ж отдаст?
  - Давайте так - двадцать грабов и что-нибудь, на чем до трактира доехать можно?
  Богун усмехнулся моей наивности. Староста переглянулся с мужиками и вопреки моим ожиданиям (лошадь меньше чем за двести грабов не купишь, если только не дохлую) сказал:
  - Коль от сказанного не откажетесь, то - согласные мы.
  Судя по ироническому взгляду, брошенному Богуном на старосту, он догадался, что за перевозочное средство собирается всучить мне староста. Мужик покачал головой, но ничего не сказал. Было о чем мне задуматься.
  Илорка надулась, услышав столь скудное предложение оплаты её магических талантов, и уже открыла рот, чтобы выразить свои чувства, но я ткнула её локтем в бок и многозначительно кивнула. Чего у рыжей не отнять - так это сообразительности. Правда..., будь она круглой дурой - в сэренсати её бы не взяли.
  Бонун наклонился к моему уху и шепнул:
  - Не беспокойтесь. Уговор в силе.
  - Сколько? - шепнула я в ответ, показывая взглядом на надутую магичку.
  - Сотенку собрал, да от себя добавил два червонца...
  Я в свою очередь притянула Илорку к себе за локоть и шепнула ей в ухо:
  - Сто сорок.
  Илоркино лицо приняло более приятное выражение.
  - Значит так - сказала она, приступая к работе - ступайте все по домам и не высовывайтесь. И чтобы ни случилось - ни в коем случае не бегите. По крайней мере - сразу. Это всё. Пошли, Арса!
  Время было далеко за полдень. Легкий ветерок, прилетевший откуда-то, не принес ни капли свежести. Зато донес до моего обоняния мертвый запах гнили, который просто источали старые дома. Магичка шла впереди, тщательно осматривая каждое строение, нюхала воздух и время от времени вырисовывала пальчиками в воздухе разнообразные фигуры. Я украдкой осенила себя средним пальцем. Мало ли что...
  Я как-то иначе представляла себе охоту на вурдалака. Согласно книжным описаниям, должна была быть темная ночь (просто черная, хоть глаз выколи), должны выть волки (не менее чем в двух стаднях от места события), должен быть свежий труп (или на худой конец - деревенское кладбище) и ещё много чего не хватало. Я чуть не ляпнула Илорке - мол, почему мы днем тут шарахаемся, а не ждем ночи? Однако вовремя вспомнила нашу недавнюю грызню и заткнулась. Не хватало ещё... у неё спрашивать что-то...
  Между тем, рыжая углубилась куда-то в глубь заброшенных домов, и мне пришлось догонять её вприпрыжку. Магичка покосилась на меня неодобрительно и буркнула:
  - Ты бы хоть меч из-под мышки вытащила - воительница Ишева...
  Огрызаться я не стала - всё же дело серьезное. Пусть себе работает. А я рядом постою.
  Чем дальше мы заходили вглубь, тем противнее становилось там находиться. Полуразваленные дома осели грудами сгнивших досок, бревен, соломы и прочего добра. Пока Илорка обнюхивала очередной сарай, я перелезла через груду мусора и облюбовала себе более-менее сохранившийся домик. Внутрь я заглядывать не стала (не хватало ещё получить потолочной балкой по макушке), решив обойти его кругом. Когда-то здесь жили неплохие хозяева. Даже в этой разрухе всё ещё проглядывал определенный порядок. Дом был небольшим, но имел несколько пристроек, которые стойко держались своими стенами (из хороших бревен) и не желали умирать. Огородные грядки ползли ровными рядами, создавая странное впечатление ухоженности. Я уже собиралась завернуть за очередной угол, когда услышала чье-то сиплое дыхание. Душа ушла в пятки, но любопытство пересилило страх. Я на цыпочках прокралась к углу и осторожно выглянула, чуть не уткнувшись носом... в чей-то такой же любопытный (только ужасно смердящий) нос. Крик почему-то во мне не проснулся. Я только отшатнулась, захлопала глазами и (решив, что показалось) выглянула снова.
  Вурдалак был грязным. Вурдалак был вонючим. От него уморительно (от слова "мор" конечно) разило мочой, слюнями, нечищеными зубами и ещё какой-то мерзостью, от которой мой желудок решительно поругался со своим содержимым и принялся не в меру ретиво выталкивать его (содержимое) наружу. Свалявшаяся шерсть делала вурдалака похожим на облезлое чучело. Добавьте к этому проржавевшую кольчугу, из которой пучками торчали слипшиеся бурые волоски. Желтые источенные клыки говорили о том, что их обладатель давненько уже не пробовал нормальной (для вурдалака, я думаю) пищи, перебиваясь костями или кореньями; а набрякшие веки - о том, то их обладатель совсем недавно переболел (или всё ещё болеет) водянкой.
  Я медленно попятилась назад. Вурдалак немного поразмыслил и двинулся за мной. Он был на голову выше меня, только что фигурой не вышел. Длиннющие лапы украшенные не менее длинными ровными когтями (Илорка увидит - обзавидуется) свисали чуть ли не до колен. Вурдалак негромко зарычал, скаля зубы. Неожиданно для себя я ответила тем же: приподняла верхнюю губу, показывая свои (белые и ровные) зубы, и зарычала.
  - Арса! Беги! - раздался вопль магички.
  Я незамедлительно послушалась и рванула так, что пятки засверкали. Одним махом перескочив кучу мусора, я подбежала к вставшей в боевую позицию магичке и благоразумно укрылась за её спиной.
  - Ну, давай же - прошипела Илора - выходи, тварь...
  Вурдалак оказался на удивление послушным и тут же ринулся к ней. Илорка выкрикнула какое-то слово и выбросила вперед открытую ладонь. Инстинкт самосохранения.... А говорят, что он только у живых...
  Вурдалак сгорбился и прыгнул вправо, уходя от несущегося на него огненного сгустка. Илора выругалась, сплюнула через плечо (хорошо, что ветер был не в мою сторону) и изменила стойку. Кажется, он разозлился....
  Опустившись на все четыре... лапы, вурдалак припал к земле и, передвигаясь боком, попробовал обойти магичку справа. Мы слаженно попятились назад и вбок. Илорка - держа наготове руку с готовым зарядом, я по-прежнему у неё за спиной (только сейчас вспомнила про меч).
  - Ты не могла бы отвлечь его? - кротким голосом спросила магичка. Я отрицательно помотала головой (как будто Илорка увидит).
  - Как? - выдавила я из себя.
  - Просто медленно отойди в сторону. Очень медленно. И попробуй заговорить с ним, только ровным голосом и без перерывов. Болтай всё что захочешь...
  - Зачем? - вопросила я, следя за подкрадывающимся к нам вурдалаком.
  - Очень действенное средство.
  - Что говорить? - голос мой совершенно пропал. Просто испарился куда-то.
  - Всё что угодно. Хоть Ишевы заповеди читай...
  Я осторожно вздохнула и с усилием сделала шаг вправо.
  - Ах-ты-тварь-безмозглая-да-мы-ж-тебя-сейчас-поймаем-и-на-медленном-огне-поджарим-да-старосте-скупому-скормим-а-он-съест-и-не-подавится - начала я замогильным голосом, медленно уходя вправо.
  Вурдалак насторожился и дернул ухом. Но не остановился.
  - Илорка..., что-дальше-говорить-я-не-знаю-что-говорить-совершенно-не-соображаю-и-почему-это-я-должна-отвлекать-ну-ты-и-зрака-селатова-я-с-тобой-ещё-разберусь-девственница-Ишева-Селатова-грешница-хренушки-тебе-а-не-Авера...
  Магичка тихо хихикнула. Вурдалак приподнялся на задние лапы, словно готовясь к броску, но остановился, слушая в упоении мою речь.
  - Иш-великий-и-милосердный-заповедал-жить-без-магии-и-приносить-жертвы-ему-только-деньгами-и-продуктами-но-никак-не-живыми-существами-он-заповедал-нам-отринуть-селатову-магию-а-чем-она-от-Ишевой-отличается-я-до-сих-пор-понять-не-могу...
  - Сеть! - внезапно выкрикнула магичка и резко выбросила вперед руку. Вурдалак взвился в прыжке и оказался в опасной близости от нас обеих. Илорка с визгом бросилась бежать. Промахнулась, ведьма селатова.... Я решительно последовала её примеру, даже и голос прорезался. С громким визгом мы побежали в разные стороны, и мне почему-то казалось, что вурдалак гонится именно за мной. Складней через десять я осмелилась оглянуться. Вурдалак оставался на том же месте, ошалев от сдвоенного девичьего визга и логической задачи с двумя решениями - за каким же зайцем гнаться?
  Илорка уже выглядывала из-за угла полуразвалившейся избы, отчаянно мне жестикулируя. Я немного поразмыслила и решила, что магичка предлагает мне продолжить увещевание вурдалака и обратить его в веру истинную. Злобно оскалившись, я показала ей фигу. В ответ рыжая выразительно постучала согнутым пальцем по виску. Затем оттопырила два средних пальца, показала их мне и медленно свела вместе, многозначительно кивнув на рычащую тварь. Она предлагала напасть одновременно с двух сторон. Вот - дура! А если она опять промахнется и заедет мне пульсаром по..., я тогда точно её убью. Я согласно кивнула и, показав ей пятерню, стала медленно загибать пальцы. Пять..., четыре..., три..., два... давай!
  К нашему огорчению, вурдалак уже принял нужное решение (дай Иш, чтоб неправильное!) и, скалясь, повернулся в мою сторону. С диким визгом мы ринулись на него. Вурдалак скакнул боком, потом ещё... и радостно понесся мне навстречу, занося лапу для удара. Пробежав с десяток шагов, я круто развернулась и с визгом бросилась в обратном направлении. К сожалению мне не повезло. Вместо того чтобы выбраться на открытое пространство, я забежала в угол, между двумя сарайчиками. Вурдалак замедлившимся скоком приближался, примеряясь для точного удара. Что-то тяжелое оттягивало мне руку. Я опустила глаза и увидела... меч.
  Вурдалак уже был в двух шагах от меня и, выпрямившись в полный рост, тянул ко мне свои грязные лапы. Краем глаза я заметила Илорку, несущуюся к нам во всю прыть. Как же без неё... заревновала небось.
  Я неуверенно взмахнула мечом. Вурдалак озадаченно отдернул лапу и удивленно воззрился на меня. Уже более уверенно, я повторила. Он отдернул вторую. Вы скажете - ну и воительница! Похвалялась, что в Валлисе была лучшей фехтовальщицей, а тут на тебе.... Ну и что? Одно дело с отцом Горвином на деревяшках, и совсем другое дело - по настоящему, и не с человеком даже.... Да и меч больше напоминал осиное жало, чем приличествующий случаю кладень-одноручник. Гном, небось, пожадничал нормальный меч дать...
  Я быстрым движением нанесла удар наискось. Снизу вверх. Сссвисс! Клинок скрежетнул по кольчуге и срезал несколько волосинок. Мощным рашем [раш - рывок, атакующее движение вперед, по фехтовальной терминологии Валлиса] я рванулась вперед и сделала обратное движение клинком. Узкое лезвие скользнуло по мохнатой шее и чуть не достало меня по ноге. Вурдалак отшатнулся и коротко рыкнул, ткнув меня полусжатым кулаком в грудь. Я чуть не впечаталась в стену. Пришлось выписывать восьмерки, не подпуская вурдалака к себе. Тот же, уяснив, что и у беззащитных девушек бывают когти, безуспешно пытался обойти клинок.
  - Ййияй! - сверкнула вспышка и магичка полоснула вурдалака чем-то сзади. Тот взвыл и молниеносно развернулся навстречу новой противнице. Илорка отступила назад, выманивая нежить на открытое место. Вурдалак, изображая ручного медведя, косолапо двинулся за ней. Я перехватила меч оголовьем вверх и прыгнула вперед, вонзая клинок ему в спину. Вурдалак по-тихому взвыл и осел на задние лапы. Магичка с торжествующим воплем подскочила, и полоснула его - растопыренными пальцами по горлу. Уродливая волосатая голова покачнулась и шмякнулась на землю. Туловище бессмысленно загребло лапами воздух и завалилось на бок, выплеснув из среза какую-то вонючую жидкость (но явно не кровь).
  Наступила гробовая тишина. Мы потрясенно взирали на дело рук своих - не веря, что так легко отделались. Илорка с громким всхлипом утерла рукавом нос. Я пару минут тупо глядела на труп, затем попробовала вытащить торчащий из тела клинок. У меня получилось, только лезвие было заляпано какой-то бурой гадостью. Брезгливо вытерев его о вурдалака, я отошла подальше от вонючей туши и устало присела на какое-то трухлявое бревно. Ноги совершенно перестали держать меня на себе, трусливо дрожа и притворяясь, что они вовсе не для этого предназначены. Магичка отошла гораздо быстрее меня. Деловито оплела валявшуюся башку веревочками, закрутила на палку и украдкой от меня хлебнула из какой-то бутылочки темного стекла.
  - Я как-то по другому представляла себе вурдалака - заметила я, разглядывая его.
  Илорка по-взрослому усмехнулась.
  - И что тебя смущает?
  - Кольчуга.
  - Значит похоронили его в кольчуге, а то и вовсе не хоронили. Говорил же этот одноногий мужик, что леса трупами завалены.
  - Что-то долго он из земли выкапывался - усомнилась я - сколько времени уже прошло.
  - Возможно, что путь его был долог - одухотворенно откликнулась магичка, вытирая лицо и руки надушенным платочком - и полон опасностей.
  - Вроде молодых ведьм, норовящих оттяпать ему голову? - хмыкнула я - Кстати, а как ты это сделала? Голыми руками? Ногти у тебя конечно длинные и острые, но не до такой же степени...
  - Это ты про "когти"? Заклинание для ближнего боя, когда некогда и меч достать. Если он вообще - есть. Используется в основном женщинами. Маги-мужчины почему-то им пренебрегают, хотя штука очень полезная. Ну, им бы только мечом помахать, а женщине где ж с тяжеленной железякой возиться. Ладно бы ещё кинжал...
  - Что ж ты сразу ими не воспользовалась? - поинтересовалась я.
  - Ну, во-первых: желательно не подпускать к себе нежить так близко. Для этого есть файры и пульсары, бьющие на приличное расстояние. А во-вторых: "когти" - требуют больших затрат магии, поэтому выпускаются только в момент удара, а потом их нужно сразу же убрать. Мне вот сейчас чего-нибудь поесть бы.... У тебя хлеба нет с собой?
  Я покосилась на темное пятно возле трупа, и меня стошнило.
  
  
  ГЛАВА 8.
  
  Сунутая под нос для предъявления доказательств вурдалачья голова не привела старосту в восторг. Приехавшие с пашни мужики (у кого-то хватило смелости сбегать за ними) мрачно обозрели синюшную облезлую морду и почесав в затылках разошлись по домам, проведать свои семейства. С нами остались только староста и Богун. Мы стояли возле дома старосты и терпеливо ждали, когда нам заплатят.
  - Мня... - неопределенно промолвил староста и, недружелюбно посмотрев на нас, уплелся в дом. Я вопросительно глянула на Богуна. Тот успокаивающе кивнул.
  - Пошел кубышку открывать - шепнул он.
  Я смиренно вздохнула. До вечера было ещё далеко, но всё чего мне хотелось - завалиться на лежанку в вонючем домике Ишева проповедника и понемногу прийти в себя. Хорошо Илорке - её к этому готовили.
  Под эти мои размышления, Богун вытащил из-за пояса замызганный тряпичный мешочек и протянул его мне.
  - Что это? - не поняла я.
  - Как договаривались - объяснил он - грабушки.
  Я сунула мешок в сумку. Илорка зыркнула на меня недовольно (всё же главную работу сделала она) но ничего не сказала.
  Мы прождали ещё полчаса и уже решили наведаться к старосте в гости, как показался он сам. Сложив ладони лодочками, он нес на вытянутых руках горстку медных монет.
  - Девятнадцать грабов. Больше нету - объявил староста и угрюмо посмотрел на Богуна. Богун скривился, я оскалилась. Илорка (очевидно решив, что с паршивой овцы...) подставила карман. Ссыпав туда деньги, староста удалился домой, с величавой поспешностью. Богун потоптался смущенно на месте.
  - Ну, благодарствую. Не ожидал я...
  - Чего не ожидал? - перебила Илора.
  - Что справитесь..., да ещё так быстро.
  - Я - эльсартиш четвертого круга - важно сказала магичка - и обычно меньше трехсот грабов за работу не беру. Советую это запомнить на будущее, чтобы не пришлось в дальнейшем самим на нежить охотиться.
  Богун странно глянул на Илорку и ответил:
  - Будем надеяться, что такого будущего у нас не будет.
  Он развернулся и поковылял прочь.
  Я выразительно глянула на свою спутницу.
  - Ну, во-первых - ты всего лишь соискатель. Сама говорила. А во-вторых, чего ты на мужика напала? Он свое обещание выполнил.
  - Если тебе ещё захочется острых ощущений, выбери деревню побогаче - огрызнулась Илора.
  - Ладно - миролюбиво сказала я - мы как - здесь заночуем или поедем до трактира?
  - Между прочим - с ехидством заметила магичка - тебе ведь обещали нечто четвероногое с копытами. Иначе на чем ты поедешь?
  Я стукнула себя кулаком по лбу. Ну, староста! А я дура и забыла совсем. Решительным шагом я двинулась к воротам и принялась тарабанить по ним изо всех сил.
  На крыльце появился староста, увидел меня и шмыгнул в стойло. Через мгновенье послышался грохот, треск, ржание и непритязательный набор мужицких ругательных выражений. Мы с любопытством уставились на ворота, ожидая появления, по меньшей мере, норовистого боевого жеребца, которому (ясен перец) невмоготу стало находиться в захудалой крестьянской конюшне, отчего он и взбесился.
  Наконец показалась согнутая спина, штаны и лапти. Староста пятился, изо всех сил вытягивая животное наружу. Я замерла в ожидании. Лошадь неожиданно перестала упираться и подалась вперед, отчего староста, потеряв равновесие, кубарем покатился по земле.
  - Ат... чтоб тебя хвороба! - с этими словами староста ухватил валявшуюся поблизости хворостину и замахнулся на выскочившее из стойла животное. Лошадь немедленно повернулась к нему задом, приготовившись лягаться. Староста немедленно передумал и, повернувшись к нам, хлебосольно взмахнул рукой.
  - А вы думали - я забыл? - наигранно добродушно спросил он - вот, как и уговаривались - лошадка. Сами видели - огонь. Я бы её меньше чем за три сотни не продал. Но, уговор! А дареному коню в зубы не смотрят. Мня...
  Моя рука непроизвольно потянулась к затылку и принялась избавлять его от ненужных мыслей, то есть - скрести по нему пальцами. Рыжая начала хихикать. Сначала тихо, а потом всё громче и громче. Ей лишь бы позлорадствовать.
  Я задумчиво зашла во двор и принялась разглядывать... то, на чем мне предстояло ехать.
  Ну, во-первых, это была лошадь (насколько я понимаю). Во-вторых, лошадь была крепенькой и упитанной, полной сил. В третьих, лошадь была в полоску, как пчела или оса. Черные полоски чередовались со светло-желтыми, что и наводило на мысль о родстве животного с семейством летающих и жалящих. А в последних, лошадь был... он. Жеребец, то есть.
  И вот этот самый... жеребец, стоял посреди двора, крепко уперевшись копытами в землю и настороженно следил за моей медленно тянущейся к нему рукой. К его чести надо сказать, что он не артачился и позволил себя погладить. На этом его расположение ко мне закончилось. Едва я потянула за изрядно обгрызенный повод, как конь привел в движение все четыре коле... копыта и, выдернув повод из моих рук, самостоятельно вышел за ворота. Рыжие волосы магички его явно заинтересовали. Я пожала плечами и вышла следом. Жеребец пренебрежительно покосился на меня и с умильной мордой потянулся к Илорке. Та расцвела в улыбке и засюсюкала:
  - Ой, какой замечательный, чудесный жеребчик! Тебя можно погладить? Хочешь сухарик? А как тебя зовут?
  С этими словами рыжая начала поглаживать довольную жеребячью морду, совать ему остатки хлеба из карманов и болтать всякий умилительный вздор. Я хлопнула себя по лбу и вернулась к воротам.
  - Староста!
  Мужик уже поднявшийся на крыльцо обернулся с мученическим выражением (да когда же они уедут?).
  - А как его зовут? - вопросила я.
  - А... э..., ну ето - староста заскреб руками по воздуху, соображая. Затем просиял.
  - Хвороба! Хвороба его зовут - ляпнул он. Судя по довольному лицу - придумал на ходу.
  Ну, Хвороба так Хвороба. Наверное соответствует. Интересно, позволит он на себя сесть?
  Всю недолгую дорогу до дома святоши Илорка не переставала умиляться необычному раскрасу моего нового коня. Дошло до того, что она стала предлагать ему познакомиться с её Пчелкой, сводница. Пчелка, услышав такое, погрустнела и отвернула морду в сторону. Наверное, если бы лошади умели краснеть - Пчелка залилась бы краской (от возмущения) от ушей до хвоста.
  Кайк, вопреки моему ожиданию встретил нас радушно. Собственноручно принял у нас лошадей, отвел их в наспех сооруженный загончик (этим он занимался, пока мы вурдалаку гоняли), принес пожертвованную кем-то охапку сена (успел и по дворам пробежаться) и пригласил нас к столу (на кухню).
  Стол, по его меркам, наверное, и впрямь был - царский. Горка запеченного в угольях картофеля была основным блюдом. Крынка молока вызвала у меня не самые лучшие воспоминания. Десяток сморщенных соленых огурцов и нарезанный крупными ломтями серый хлеб завершали список выставленного угощения. Мы кисло переглянулись и, со вздохом, уселись за стол.
  Выпитый у Богуна квас забулькал-завозмущался внезапным вторжением в обжитую местность плохо пережеванной картошки и серого хлеба. У меня проснулся зверский аппетит. Илора не отставала от меня, запивая (брр, я не враг своему желудку) соленые огурцы молоком. Проповедник достал откуда-то широкую плоскую бутылочку, в которой я узнала популярный в народе дешевый слабоалкогольный напиток эре, изготовлявшийся и продававшийся с разрешения Устольских властей. Горделиво водрузив на стол эту гадость (мы как-то стащили такой бутылек из шкафа отца Деметца и попробовали) Кайк провозгласил:
  - Иш великий и всемогущий запрещает употреблять что-либо крепче пива, но мы не согрешим, употребив сей благословенный ИМ напиток в ознаменование достославной победы одержанной двумя ЕГО дочерьми над гнусным порождением Селата.
  С этими словами проповедник разлил шипящее пойло по глиняным кружкам и пододвинул их к нам. Не дожидаясь нас, он жадно присосался к своей посудине и одним махом высосал эре до дна. Мы переглянулись и осторожно пригубили благословенный напиток. С того времени как я пробовала его впервые - эре лучше не стал.
  Утеревшись рукавом, Кайк осуждающе глянул на наши полные кружки и мы не сговариваясь опрокинули их в себя. Иш знает что.... Хмель ударил мне в голову, зато напряжение улетучилось и меня слегка развезло. Кайк налил ещё. Магичка тоже слегка окосела, судя по заблестевшим глазам и прорывающемуся хихиканью.
  - А помнишь... хи-хи-хи... как мы от него убегали... хи-хи-хи?
  Я благодушно кивнула.
  - От кого? - поинтересовался святоша.
  - От вурдалака... хи-хи-хи... в разные стороны. Арса визжала как поросенок... хи-хи-хи...
  - Это ты визжала, а я просто закричала - обиделась я.
  - Так вы давно уже вместе работаете? - проповедник приподнял свою кружку, приглашая выпить. На этот раз мы чокнулись (а точнее сказать - столкнулись) кружками, прежде чем выпить. Стало совсем хорошо.
  - Нет - сказала рыжая, - мы недавно совсем... ик... познакомились.
  - А много на вашем счету нечисти, если мне будет позволено полюбопытствовать? - учтиво спросил Кайк.
  - Это первый - захихикала магичка - я сегодня была молодец...
  - И у меня - первый - скромно призналась я.
  Кайк изумленно приподнял брови и закивал головой, воздавая нам должное.
  - А куда вы сейчас направляетесь, если не секрет?
  - Ой, мы ищем одного мужчину - Илорка игриво стрельнула глазками на него (странно, что не попала) - его зовут Авер. Мы нашли его в центре одного ведьминого круга под Устольем.
  Что-то царапнуло внутри меня мягкой кошачьей лапкой с полувыпущенными коготками: ох не надо бы ей болтать языком...
  - Так-так... - святоша затряс подбородком, показывая как ему интересно, и разлил по кружкам остатки эре - очень интересно. И что он там делал?
  - Ой, ну откуда же нам знать? - Илорка ткнула себя растопыренными пальцами в грудь - Мы просто шли по своим делам. Видим - лежит. Привели в чувство, подняли и проводили до ближайшего жилья...
  Мда, приврать она конечно мастерица - лениво подумала я, нащупывая - обо что бы облокотиться.
  Магичку понесло.
  - А он - неблагодарный, даже спасибо не сказал. Просто рано утром ушел и не попрощался.
  - Гмм... а в нем не было ничего необычного?
  - А что должно было быть необычным? - я почувствовала себя задетой.
  Кайк развел руками.
  - Ну, не знаю. Всё же ведьмин круг - не самое обычное место.
  - Ой, он тоже маг - призналась Илорка - Я это почувствовала. Только не знаю - какой.
  - Но он благословлен единым и милосердным? - уточнил проповедник.
  - Ну откуда же я знаю?
  - А вы, Кайк - спросила я - расскажите о себе?
  Святоша смиренно опустил глаза.
  - Жизнь моя не блещет подвигами и прочими благоугодными деяниями. Она посвящена Ишу. Вот уже двадцать..., нет - тридцать лет, как я проповедую и несу слово Ишево в самые глухие уголки Пустоши.
  - И есть чем похвастаться? Многих обратили? - в моем голосе прорезались довольно-таки злые нотки.
  - Мне нечем похвастаться. Я всего лишь плуг..., нет - всего лишь лемех, нож взрезающий и взрыхляющий бесплодные почвы для пахаря, что идет за мной. Пахарь тот - бросит семена Ишевой истины в подготовленные его слугами пашни и взойдут нивы праведной жизни.
  Я скривилась. Снова - семена Ишевы...
  - Так вот и живу - Кайк ковырнул ногтем кожуру с картошины и облизнул палец. - В этой деревне уже месяц. Просто шел мимо, увидел разрушенную деревню. Жители сами по себе. Податей не платят, молитв не читают. Веруют лишь в магию (несмотря на то, что эльсартиш их стороной обходят), и в свой мужицкий рассудок. Стало быть, мне их уму-разуму учить. Значит, Иш направил меня сюда. Ведь если бы Селат успел раньше - выросло бы здесь гнездо Селатовой ереси и паскудства. Ещё по бутылочке?
  Отказываться было лень...
  Со слипающимися глазами я кое-как приподнялась со скамейки и отправилась спать. Илорка продолжала болтать со святошей. Я рухнула на лежанку и честно попыталась выполнить пожелание своего организма - уснуть. Как назло - сон не шел. Я провалялась в полузабытьи до утра, слыша, как хохочет Илорка и Кайк вторит ей глуховатым баском. Потом магичка приплелась ко мне (стукнувшись по пути о дверной косяк) и попыталась свалиться прямо на меня. Я недовольно замычала и получила в ответ глупое хихиканье. В голове плавали смутные мысли, не желая оформляться во что-то конкретное. Голова шла кругом и не желала останавливаться. Илорка раз пять за ночь вскакивала с постели и неверными шагами шлепала во двор, икая и шепотом ругаясь. Я - самодовольно улыбалась где-то в глубине увядшего сознания, хваля себя за благоразумность.
  На рассвете мои глаза распахнулись сами по себе, и мне пришлось вставать. Под боком тихо похрапывала магичка, уткнувшись носом в замызганное и вонючее одеяло. Сквозь узкие окошки комнаты пища от натуги протискивались тощие солнечные лучи, воздух был пропитан перегаром. Комната совершенно не проветривалась, и мы за ночь так надышали, что можно было не похмеляться.
  Что удивительно - я чувствовала себя отдохнувшей и полной сил. Осторожно выглянув из комнаты, я обнаружила неподалеку от входной двери грешное тело святого проповедника. Тот пытался вывести дуэтом носа и рта какую-то сложную музыку, но безбожно фальшивил. Замысловато искривившись, Кайк ухитрялся лежать на своей левой руке и пускал пузыри как младенец. Правая - крепко-накрепко сжимала горлышко бутылки. Но явно не вчерашняя шипучка. Тонкая струйка слюней, стекающая по щеке, довершала картину. Аккуратно перешагнув через тело, я вышла на свежий воздух.
  Как всё-таки здорово! Весна. Утро. Свежий воздух. Даже запах навоза, назойливо лезущий в нос и оседающий лепешками на языке, казался прекрасным. Травник скоро закончится и зелени будет ещё больше. Я поискала глазами воду и нашла какое-то ржавое ведро. Вездесущие нахальные воробьи брызнули во все стороны с импровизированного водопоя. Я заглянула внутрь и ужаснулась. Даже в затемненной ведерным дном воде, мое лицо казалось опухшим и измятым, словно я всю ночь спала на нём, а не на подушке. Гхолл! Кстати, вспомнила я по ассоциации со своей физиономией, а куда мы дели голову вурдалака? Помнится, староста к ней и пальцем не прикоснулся. Надо будет спросить у Илорки...
  К тому времени, как моя спутница пришла в себя и соизволила выглянуть на улицу, я уже более или менее привела себя в порядок. Смиренный служитель Иша кротко валялся в прихожей и мы не стали его будить. Пока Илора умывалась (издавая ужасные стоны и глухо завывая, как призрак в подвале), я пошарилась на кухне и обнаружила почти целый каравай хлеба. Покопавшись ещё (к своему удивлению) я извлекла из кучи тряпок целую палку чесночной колбасы. Вот те и святоша.... Скупердяй селатов! Пожалел ведь для нас колбасы.
  Завтракать в душном вонючем сарае мы дружно отказались и решили наказать жадюгу Кайка на свежем воздухе. Я сбегала к ближайшему колодцу за водой и заслужила признательный взгляд магички, немедленно припавшей к ведру. Через некоторое время от колбасы остались только шкурки да веревочка. Каравай я не осилила, а магичка только чуть-чуть поклевала и снова принялась за воду.
  За ветхой оградой послышалось осторожное деликатное покашливание.
  - Доброго вам утречка!
  Мы нехотя обернулись и увидели женщинку лет так за сорок с хвостиком. Она быстро поклонилась и заискивающе сказала:
  - Извините, Иша ради, что помешала кушать. Штоб вам вся еда на пользу пошла.
  Мы продолжали молча пялиться на неё. Ведь что-то женщине надо от нас. Что?
  - Ой! - спохватилась женщинка - я - Люка Зайчиха. Тут неподалеку живу. Может зайдете к нам?
  Я посмотрела на Илорку. Та пожала плечами.
  Короткий, но искренний вздох.
  - Илорка, лошадей наших выведи. Мы скоро уезжаем.
  - Ещё чего! Тут скорее всего - по моей части. Выводи лошадей, а я схожу пока.
  Пока я выводила на улицу покорную Пчелку и ловила повод недовольного Хворобы, магичка уже скрылась в соседнем дворе. Я с любопытством заглянула через плетень. Мда... не самое зажиточное хозяйство. Домишко так себе, огород и того хуже - весь зарос пыреем. Слева от дома мрачно темнел курятник, чем-то похожий на кенотаф (ложную гробницу) давно уже сгинувших кур.
  Зайчиха вовсю жаловалась на боли в пояснице, но к моему удивлению просила вовсе не об излечении.
  - Вот госпожа ведь..., ну то есть эльса.... Так прихватило, так прихватило. А хозяйство-то ухода требует. Огородик наш уж совсем травой зарос. Мужик мой какую уже неделю в шинке проводит. А вернется - всё с меня горемычной спросит. Вы уж помогите, Иша ради...
  - Иша ради - не помогаю - мрачно отозвалась Илорка - так чего вы от меня хотите? От болей избавить? Мужика от кружки отвадить? Или огород за вас прополоть?
  - Ой! - радостно подхватила Зайчиха, прижимая обе руки к груди - как вы, госпожа ведьм..., кхе..., в точку попали! А нельзя ли так сделать, чтобы огородик мой от пырея избавить, и чтобы урожай был хорошим - заговорить, и чтобы огурцы прям щас повылазили?
  Илорка страдальчески возвела очи к небу и вздохнула.
  - Сколько заплатите?
  - Ой, ну откуда ж у меня бедной грабы? - застонала-заохала Зайчиха - сами с хлеба на воду перебиваемся. Вы уж Иша ради помогите... Вот и отец святой Кайк говорит: Ишу угодное дело тот сделает, кто безвозмездно ближнему поможет и спасиба ждать не станет.
  - Угу - буркнула неприязненно Илорка, понимая, что просто так баба от неё не отвяжется - я всегда знала, что фраза "не жди благодарности, будь благодарен" - какая-то однобокая.
  Я изо всех сил замахала ей свободной рукой. Да сделай ты ей, что она просит. Иначе до обеда здесь проторчим.
  Рыжая кисло взглянула на меня и неохотно кивнула.
  - Ладно. Только вы, Люка, в дом зайдите и не выходите, пока не позову.
  - Ой, спасибочки вам, госпожа ведьма - баба принялась мелко кланяться и, не совсем правильно, показывать Илорке оттопыренный средний палец.
  - В дом! - рявкнула магичка и Зайчиха, мелко семеня, юркнула в дверь. Илора подошла к плетню и шепнула мне:
  - Что делать?
  - Колдуй.
  - Что колдовать-то? У меня по магии земли не очень получается.
  - Ну, выдерни этот пырей, а потом что-нибудь пробубни вслух и рукой взмахни.
  - Ага, легко сказать - процедила магичка и обернулась к огороду - Арса, лошади готовы?
  - Ну?
  - Сейчас отойди подальше, а когда я выбегу из калитки - сразу уезжаем. Хорошо?
  - Угу - сказала я, подозревая что-то нехорошее и поспешно уводя лошадей на середину улицы.
  За покривившимся плетнем взметнулись вверх девичьи руки и Илоркин голос забормотал какую-то белиберду. Сначала ничего не происходило. Затем я почувствовала, как задрожала земля под ногами. Лошади встревожено дернулись и начали рваться наутек. Я еле их сдержала, с невольным восхищением наблюдая, как с шумом и гулом, в облаках пыли поднимается в воздух приличный пласт земли с огорода Зайчихи.
  Небольшой смерч закружил над землей, расшвыривая вокруг мелкие песчинки. Я сплюнула и чуть не набрала полный рот земли. В деревне началась паника. Из соседских окон высовывались встревоженные лица. С грохотом захлопывались ставни, щелкали на дверях запоры. Кто-то из мужиков бегал по улице с вилами наперевес, ничего не понимая, но точно зная - что-то в деревне неладно. Внезапно всё стихло.
  Я осторожно подкралась к плетню и заглянула во двор. Магичка оторопело застыла столбом, взирая на дело рук своих. Огромный ковер, сотканный из корневищ, плюхнулся на крышу дома и свисал, закрывая окна и дверь. Огород был абсолютно чист. Земля в нем казалась просто пуховой. Тщательно перебранная и очищенная, ни одной травинки, ни листочка. Стоп! А почему - ни травинки? А где же...?
  Илорка вжала голову в плечи и прокралась к калитке.
  - Я же говорила - пискнула он, хватаясь за Пчелкины поводья. Я уже сидела на коне.
  Смех смехом, а могут ведь и на вилы посадить.
  Мы галопом вынеслись на околицу, слыша за спиной набирающий силу крик.
  
  ГЛАВА 9.
  
  Хохоча во все горло мы мчались на юг. Все-таки здорово путешествовать весной, когда сошел снег и трава с каждым днем становится всё гуще. Небо - нежно-голубое, украшенное пелеринками облаков и ни намека на дождь. Легкий ветерок напрасно пытается раскачивать деревья и птицы наполняют небо оптимистичным щебетом. Гулко отдается под копытами лошадей земля, пружиня и словно подталкивая вперед. И если ты едешь за человеком, которого лю... (а ведь и правда - лю...), то мир становится прекрасен и мысли не мешают жить, потому что сердце полно ожидания встречи с ним...
  И всё это испортил треклятый жеребец полосатой масти. Этот... кобель - окончательно отрекся от своей новообретенной хозяйки и принялся заигрывать с... нет, вовсе не с Пчелкой, а с Илоркой. То глазки состроит, то мордой тычется в ..., ну там где седло. Через стадень это мне ужасно надоело, и я предложила магичке поменяться лошадьми. Ухмыляющаяся магичка как бы нехотя согласилась.
  - Не нравишься ты мужикам - заявила она, задирая нос - даже вот ему - Хворобе.
  - Ну, если тебе понравился этот конь (как мужчина) - ехидно откликнулась я - то я вовсе не претендую. Мне больше люди нравятся.
  Илора картинно закатила глаза:
  - Ах-ах-ах, и я даже знаю одного такого...
  - А если тебе всё равно, кто будет твоим первым - чего ты за мной увязалась? Можешь на первом же ночлеге стать женщиной. Думаю, Хвороба не откажется.
  Магичка злобно сощурилась:
  - До чего же ты злая, Арса. Чего ты ко мне привязалась с этой девственностью? Да не нужен мне твой Авер. Я просто так сказала. Можешь бегать за ним по всей Пустоши.
  Я пристально взглянула на неё:
  - А чего ж тогда...?
  - Просто решила составить тебе компанию. Я человек общительный. Знаешь, как надоело шарахаться одной по дорогам? И постоянно кто-то пристает. Если не крестьянин, с просьбой изгнать поселившуюся в доме нечисть - в количестве десяти штук, (причем старается выжать скидку за оптовый заказ), то изголодавшийся разбойник предлагает доставить мне удовольствие за мои же деньги. В какую-нибудь завалящую харчевню зайдешь, и то цепляются - благословение Ишево получить, причем на втором этаже в темной комнатке.
  - Что же - рыжие в моде? Или ведьмы? - хмыкнула я недоверчиво-насмешливо.
  Илорка вытаращила на меня глаза:
  - Да я откуда знаю! Проходу не дают. А покушать-то хочется. Вот и залетаешь в любой трактир злая как самка сихора после родов, чтобы сразу подумали - а стоит ли связываться?
  Я злорадно захохотала, представляя себе картину. Магичка надулась.
  - Чего ты ржешь? Ничего тут смешного нет.
  - Да я вспомнила твою злую рожицу, когда ты в шинок залетела.
  Теперь уже хмыкнула Илорка, очевидно тоже вспомнив.
  - Слушай, а давай мы Хворобу как-нибудь по-другому назовем?
  Я пожала плечами.
  - Он теперь твой. Хоть горшком называй.
  - Не - не согласилась магичка - Горшком я его не назову. Ну давай придумаем какое-нибудь звучное имя.
  - Да придумывай сама - я раздраженно махнула рукой - у меня дальше Кобеля фантазия не работает.
  - Я назову его - Оса - глубокомысленно изрекла Илора.
  - Но он же - он - возразила я, и не без ехидства добавила - мужчина.
  - Ну тогда - Ос - не растерялась она - Ос, ты хочешь чтобы тебя звали Осом?
  Жеребец озадаченно прянул ушами и показал зубы.
  - Кажется, не хочет - засмеялась я.
  - Он мне напоминает одного адептика, который бегал за мной в школе - наконец заявила Илора - Вольгаста Зебера. Я так и назову - Зебер. Ты согласен?
  Жеребец невольно вздрогнул телом и сбился с рыси.
  - Согласен - неумолимо констатировала магичка. Зебер обреченно кивнул.
  Складнях в трехстах, справа от дороги заблестела вода.
  - Ой! - взвизгнула Илора - давай искупнемся?
  Я критически обнюхала себя, насколько это было возможно. Было бы неплохо конечно...
  - Ладно. Только не долго. Окунемся разок и в путь.
  Это было уже не озеро, но ещё и не болотце. Пологие берега поросли тростником, но в двух местах были вытоптаны коровьими копытами. Мы кое-как стреножили лошадей и принялись раздеваться. Я недоверчиво оглядела окрестности. Вроде никого нет и с дороги нет обзора. Скинула куртку, платье, сапожки, и на цыпочках подошла к воде, недоверчиво вглядываясь в неё. Вода была чистой и спокойной, без неприятного запаха тины. Интересно, какое тут дно...
  - Ого!
  Я оглянулась и поймала слегка завистливый взгляд магички.
  - Что?
  - У тебя фигура - обалдеть - почти искренне вздохнула она - подтянутая и ни капли лишнего. Сразу видно - человек постоянно делает физические упражнения. Это что - в Валлисе вас так готовили?
  - Ну да - я почувствовала себя неловко. Фигура как фигура. Что Илорке понравилось - крепкие мышцы? А как бы я иначе сигала через стены и лазила по карнизам? Я согнула руку в локте и слегка сжала пальцы в кулак. Полюбовалась напрягшимися мышцами. Ну..., неплохо. Неплохо сложена. Только что смуглая я..., но что с этим поделаешь? Такая уродилась. До Илоркиной белой кожи мне далеко.
  Магичка скосила глаза себе на живот и слегка вздохнула. Ну да, небольшое пузико присутствует. Но это же не страшно. Чего она комплексует? Две недельки упражнений и всё подтянется.
  Я вытянула ступню и окунула пальцы в воду. Затем оглянулась на магичку:
  - Ну, ты идёшь?
  Илорка скинула с себя свои тряпки и с визгом понеслась к воде.
  - И-и-их!
  Брызги полетели во все стороны. Я невольно посторонилась, прикрываясь ладонью.
  - Эй, ты потише... корова!
  - На себя посмотри - отозвалась она, фыркая и плескаясь, как стая голодных черепах на кормежке.
  Я осторожно вошла в воду и присела, так что вода стала доставать до плеч. Ух! А вода-то прохладная...
  Илорка плавала вокруг меня кругами, пока я отмокала от налипшей грязи. Правда отмыться как следует не удалось. Рыжая своим бултыханием подняла со дна тучи ила и мне пришлось зайти поглубже в воду. Неожиданно Илоркина розовая пятка оказалась в опасной близости от меня, и не успела я опомниться, как мне в лицо ударила вода. Ах... ты...! От злости у меня даже язык отнялся. Я подгребла поближе к магичке и плеснула водой прямо в довольное лицо. Илорка взвизгнула и атаковала. Уклониться мне не удалось. С криками, переходящими в визг, мы принялись бить по воде руками, норовя зачерпнуть побольше и плеснуть поточнее. Странно, но на время я совершенно забыла, куда мы едем и как мы здесь оказались. Билась с рыжей самозабвенно, как в далеком детстве, когда перекидывалась снежками с соседскими мальчишками.
  Неожиданно меня покачнуло на волне. Илорка вообще ушла с головой под воду и вынырнув принялась отплевываться. Это было странным. Я завертела головой, пытаясь обнаружить причину, вызвавшую волну. Причина была стоящей. Озеро было не таким уж большим - складней триста в ширину. Поэтому показавшийся из воды (у противоположного берега) чей-то зеленый горб, сплошь покрытый бородавками, привел меня в состояние ужаса. Мы не сговариваясь поплыли к своему берегу. Само собой, что купание пошло насмарку. Уже возле берега, обретя под ногами относительно твердую почву, я оглянулась и отчаянно шарахнулась в сторону. Горб был не просто горб. У горба было бугристое склизкое туловище с толстой короткой шеей, венчала которую уродливая плоская голова, ощерившаяся на нас мелкими острыми зубами. И она была в трёх складнях от меня. Илорка завизжала и выскочив из воды скрылась в камышах. Мне не повезло. Правая нога подвернулась и я с размаху плюхнулась в воду, окончательно превратившись в болотную кикимору (ну представьте себе - вся в грязи и тине). Чудовище разинуло пасть и собралось по крайней мере попробовать на вкус мои ноги. Я мысленно помахала рукой отцу Ольгерду и приготовилась умереть. Со свистом пронеслось по воздуху копье и со смачным чавканьем впилось в шею урода. Зверь отвернул в сторону и мотая головой принялся улепетывать. Я совершенно перестала соображать, что делаю, потому что на карачках поползла на берег и только потом взглянула на того, кто меня спас.
  Здоровый крепкий парень, с золотистыми вьющимися волосами усмешливо разглядывал меня, уперевшись руками в бока. Я кое-как выползла на берег и рухнула ничком. Силы меня оставили (а ведь никогда не считала себя слабой женщиной). Надо мной раздалось растерянное (и довольно-таки смущенное) покашливание. Затем крепкие руки ухватили меня подмышки и потащили куда-то. Я открыла глаза и, дернувшись, попыталась прикрыться. Гхолл! Мы же купались голышом. Прикрыться было нечем. Парень добросовестно дотащил меня до сложенных вещей и деликатно (всё уже рассмотрел) отвернулся. Я быстро напялила на себя платье. Илорка, пользуясь моментом, подкрадывалась к своей одежде, замирая при каждом шорохе. Я бросила ей её балахон и окончательно пришла в себя. Выжала волосы, стянула их куском бечевки.
  - Ну, скоро вы там? - бросил через плечо парень. Я принялась рассматривать его со спины. Хорошие сапоги, почти новые; штаны фиолетового сукна; рубаха тоже не домотканая. Кольчуга, покрывавшая спину (ну и грудь наверное) имела темно-синий цвет и ни капельки не блестела на солнце. Меч, висевший на боку, мне разглядеть как следует не удалось, но явно неплохой (судя по ножнам и серебристой рукояти).
  - Подождешь - зло бросила я, видя, что магичка (явно от смущения) запуталась в рукавах платья.
  - Подожду - согласился он и принялся насвистывать какую-то песенку.
  Илорка, красная как помидор, наконец-то справилась с одеждой и понемногу придя в себя принялась постреливать глазками в парня.
  - Всё, можете повернуться - пропела она, быстро приведя в порядок волосы.
  Парень с облегчением повернулся. На его левом плече я заметила какой-то цветок. Вышитый само собой, а не живой.
  - Ну и что две молодые женщ... девушки здесь делали? Неужели купались? - с легкой насмешкой спросил парень.
  - Надо же какой догадливый - сердито бросила я - не прошло и пяти минут, как догадался.
  - Ну во-первых, мне показалось что я вас спас. Или вы собирались исследовать кишечник этой твари, а недотепа Феалсо вам помешал? Должен сказать, что подобные исследования ничем хорошим не кончаются. Агуак не проглатывает жертву целиком, и даже не отгрызает куски своими острыми зубами. Он просто хватает вас за руку или ногу и дергает, пока они не оторвутся. И вообще - с вашей стороны было довольно легкомысленно купаться в незнакомом водоеме. Вы ведь не местные?
  - Как ты сказал? Феалсо? - не знаю почему, но мне совершенно не хотелось говорить ему "вы".
  - Ян Игорек Феалсо, из ордена Феалсо. Рыцарь - парень слегка поклонился.
  - Очень приятно - магичка вытащила из сумки свой неразлучный гребень и принялась вычесывать грязь из волос. Я с отвращением напялила куртку, сапоги и поднялась на ноги, чувствуя себя несчастной лягушкой, насильно превращенной в человека. Ручейки грязной воды потекли по телу, беря истоки где-то на макушке. Слава Ишу, Илорка выглядела не лучше.
  Рыцарь критически оглядел нас с ног до головы и улыбнулся.
  - Тут неподалеку есть деревенька. Если хотите, я провожу вас туда. Баня там точно есть.
  Я молча подхватила сумку, меч и пошла к лошади.
  - Ого! - послышалось мне вслед - неплохой меч!
  Я обернулась и оскалилась в улыбке.
  - Неплохой.
  Рыцари Феалсо. Кто же о них не слышал, кто же о них не читал. Подвижники светлого духа. Бескорыстные уничтожители нежити и разбойников. Мастера меча и рукопашного боя, способные в одиночку раскидать десяток, а то и больше разбойников. Мужчины, соблюдающие кодекс Феалсо, а не набившие оскомину рыцарские добродетели. Правда что там в этом кодексе написано - никто толком объяснить не может. Но если один из Феалсо будет проезжать мимо двух гибнущих девиц - он обязательно поможет, и не станет в качестве оплаты истязать чужие уши высокопарными фразами, предложениями руки, сердца и коня, а то (не дай Иш) и десятка родственников-нахлебников в придачу. За что их и любят в народе.
  Орден Феалсо неплохо себе жил до пришествия Ишевой благодати (в виде волны Ишевых проповедников, очистивших Пустошь от нежити огнем и мечом, а заодно от эльфов и вампиров), каким-то чудом выжил в ходе последней войны и более того, Хранители Иша благословили последователей Феалсо, на борьбу с "порождениями Селата".
  - Да, кстати - прервал мои размышления Ян - вы мне так и не представились.
  - Илора - расплылась в улыбке магичка (надо будет шепнуть ей на ушко, на что она была похожа в этот момент). Ян вопросительно повернулся ко мне.
  - Арса - буркнула я.
  - Ты меня как-то сразу невзлюбила - констатировал он - может, надо было спасать только одну девицу?
  Илорка расцвела. Просто засияла как радуга, но кинуться на шею рыцарю и вознаградить пламенным поцелуем постеснялась. Меня постеснялась.
  Тем временем Феалсо свистнул, и откуда-то бодро выбежал конь. Конь мне понравился больше чем рыцарь. Здоровенный жеребец черной масти, с крепкими бабками и густой шевелюрой, то есть гривой, увешанный всевозможным рыцарским снаряжением, включая лютню.
  Попона покрывавшая крепкую спину тоже была украшена искусно вышитым изображением фиалки. Почему-то - семи - лепестковой. Ян неторопливо взгромоздился в седло и ожидающе уставился на нас. Пчелка смиренно приняла меня на свою спину, Илоркин же Зебер брезгливо приподнял верхнюю губу - что ещё за мокрое грязное чучело пытается на меня вскарабкаться?
  В дороге нас согрело солнце - весенний, щедрый кругляш, без разбора дарящий всех и вся. Лично я, если бы была солнцем - сто раз бы подумала: кому светить, а кому и нет.
  Узкая кривая тропинка вывела нас к небольшой деревушке, дворов так на десяток. А может быть и меньше. Я ждала, что Ян поскачет к самой лучшей в деревне избе, но Феалсо остановился у крайнего, невзрачного вида домишки и, не слезая с коня, постучал в окошко.
  - Баба Груня, принимай гостей!
  В окошке показался синий платок и исчез. Через мгновенье дверь со скрипом отворилась и на крыльцо выскочила бойкая старушенция при виде нас - кикимор болотных, всплеснувшая руками.
  - Ох ти, бедняжки! Слезайте сей же минут и в дом проходите. Я сейчас баньку затоплю.
  Да уж, рыцарек не в первый раз здесь проезжает. И дорога известная, и старушка знакомая. Небось, и девицы спасенные - тоже не впервой.
  В домике было прохладно и едва просохшая и согревшаяся кожа начала покрываться мелкими пупырышками. Илорка застучала зубами и принялась искать что-нибудь теплое. Из теплого был только черный кожушок, надетый на бабку Груню. Засомневавшись в желании бабки с ним расстаться, я просипела сквозь сжатые зубы:
  - Мы баньку на улице подождем. Ничего?
  И, ухватив магичку под локоть, выскочила наружу.
  - Как тебе парень? - заговорила первой магичка, едва мы оказались за порогом - Чур, он мой.
  - Да твой, твой - согласилась я - только вот я время потеряла. Всё из-за тебя. Давай искупнёмся, давай искупнёмся... Вот тебе и искупались. Что ж ты маг-соискатель бежала от этой лягушки как деревенская девчонка?
  Илора надула губы:
  - Тебе легко говорить... ой, то есть не легко конечно. Ну, я просто растерялась, и испугалась, и струсила...
  - Как мне теперь его догнать? - мой голос, неожиданно для меня самой, дрогнул.
  Магичка жалостливо на меня взглянула и обняла за шею.
  - Ну что ты, Арса! Не расстраивайся. Мы его догоним непременно. Вот отмоемся от грязи, покушаем и сразу в путь.
  - Угораздило же тебя выбрать парня... - добавила она чуть погодя.
  Почему я не оттолкнула её от себя и не ответила чем-нибудь ядовитым? Не знаю. Наоборот, ещё ткнулась носом в её худенькое плечо и засопела.
  - Ты это... - сказала я, проглотив комок, собравшийся в горле - тебе-то незачем ехать. Оставайся здесь. Может с этим Феалсо что-нибудь и получится. У тебя своя дорога.
  Илорка неумело присвистнула.
  - Ага! И это ты мне говоришь? А кто твоя лучшая подруга? Мы уже столько вместе проехали - неужели я тебя брошу? Подумаешь - рыцарь Феалсо... это ж я так - пошутила. Впереди путь неблизкий - ещё столько мужчин впереди будет. Найду из кого выбрать. Зеркало всегда показывало меня неотразимой.
  - Ты что - вампир? - почти успокоившись, улыбнулась я.
  - С чего ты решила?
  - Говорят, что все вампиры неотразимые но, не потому что красавцы такие, а потому что в зеркалах не отражаются - в моем голосе появились ехидные нотки.
  - Враки! - заявила магичка, уперевшись кулаками в бока - простонародное суеверье. Отражаются как миленькие. И кровь не пьют. По крайней мере с горла.
  - С бутылочного? - пошутила я. Не знаю, что на меня лучше подействовало - теплое доброе солнце или Илоркины слова, такие же добрые и теплые.
  Илорка хихикнула.
  - С человеческого. Слушай, а в Валлисе вас магии не учили?
  - Разве можно ей научиться? - удивилась я - ведь это дар. Или в тебе есть это, или - нет.
  - Плохо вас там учили - фыркнула магичка - все рождаются с этим даром. Просто большинство не умеют им пользоваться. Естественно, у кого-то способности больше чем у других. Это позволяет будущим магам сопротивляться навязываемому воспитанию. У остальных зачатки магии погребаются под ворохом правил, условностей и прочей ерунды. Но возьми любого обычного человека - через месяц интенсивного обучения даже самый глупый крестьянин сможет использовать пару-тройку простейших заклинаний.
  - Это тебе твой сати рассказал? - недоверчиво улыбнулась я (уже легко и спокойно).
  - Это первое, что вбивают в головы адептам сэренсати - серьезно ответила магичка - предупрежден, значит - вооружен.
  В бане послышался грохот, звон и из-за двери высунулась баба Груня.
  - Готово, девоньки!
  
  Чуть позже, сидя за столом и прихлебывая горячий чай, настоянный на прошлогодней малине, я не удержалась и спросила:
  - Баба Груня, а Ян вам кем приходится? Сыном?
  - Ну што ты, доча - рассмеялась она - какой уж сын... Рыцарь он, слышала? Добрые дела делает, подвиги совершает. Вот и бабку Грундильду однажды спас.
  - Так вас Грундильдой зовут? А почему же - Груня? - полюбопытствовала Илорка.
  - Да уж больно имечко тяжелое. Не по-деревенски. А так - баба Груня. Все в деревне кличут. Я и привыкла.
  - Расскажите, как он вас спас - попросила я.
  Бабка усмешливо обернулась к "рыцарю", который, задрав ноги на пустой бочонок, лениво гонял вокруг себя мух.
  - А пусть он сам все вам и расскажет. Тада страшно было, а теперь смех один. Стыдно мне бабке старой рассказывать.
  Ян коротко заржал, очевидно - припомнив обстоятельства спасения бабки.
  - А может не надо? - спросил он.
  - Как это не надо! - вскинулась Илора - впервые вижу рыцаря, который не хочет своими подвигами похвастаться. Небось, в мужской компании бабка у тебя превратилась в девицу, да ещё и принцессу какую-нибудь? Давай и нам расскажи. А мы пока плюшки доедим.
  И, немедленно выполнила угрозу, ухватив с тарелки сразу две плюшки, а третью сунув мне.
  Феалсо картинно расправил несуществующие усы и кивнул.
  - Ладно, так и быть - слушайте.
  - Только давай без вранья - поморщилась я, видя, что он закатывает глаза, собираясь вешать нам лапшу на уши.
  - Ну, без вранья - так без вранья - добродушно согласился Ян - Дело было так...
  История спасения бабы Груни оказалась и в самом деле смешной, хотя (я представила себя на месте бабки) и стоял вопрос жизни и смерти.
  Два года назад, теплым летом, баба Груня собралась в лес за грибами. Прихватив небольшую корзинку (при упоминании корзинки Ян выразительно указал глазами на здоровенный плетеный короб с длинными ручками), бабка Грундильда потопала к известным только ей грибным полянам, тайну местонахождения которых собиралась передать только перед смертью какой-нибудь сиротке, оставив ей в наследство так же свою старую избушку, двух коз и старого мурлыку Шабола. Каким образом старый котище должен был пережить не такую уж и старую бабку - я не спросила. Неосмотрительно углубившись в чащу леса (точнее - малинник) бабка внезапно ощутила острую нужду присесть (как это бывает со старыми людьми, да и не только) и, выбрав кустик погуще - бесшабашно, с присущей её возрасту доверчивостью, подобрала подол юбки и присела на корточки. То, что последовало за этим, совершенно не понравилось лесному онийоту (разновидность мелк...не очень крупной нежити), который - то ли отдыхал, то ли сидел в засаде (если только, в силу природной испорченности - не собирался подглядывать за бабкой). Ощутив всеми возможными местами утробный рык, раздавшийся с самой уязвимой на тот момент стороны, бабка издала истошный визг и, путаясь в исп... юбке, кинулась бежать - куда глаза глядят. К счастью для неё, глаза смотрели в сторону ближайшей лесной тропинки, по которой проезжал рыцарь. Иначе бы, разъяренный мертвяк, сам не зная, зачем, несущийся за бабкой (онийоты на дух не переносят человечины), разодрал Грундильду надвое своими длинными острыми, как лезвие, когтями (бывали случаи). Игорек, как и подобает рыцарю со страхом, но без упрека, благоразумно соскочил с коня и встретил онийота копьем. Получив колотую рану в плечо, онийот благоразумно отступил, в отместку забрызгав рыцаря своими ошметками того, чем его самого забрызгала Грундильда.
  Униженный рыцарь совсем уже было пал духом, и собирался начать преследование обидчика, но тут (совершенно некстати, по словам Яна) Грундильде пришло в голову упасть в обморок, как и подобает девице. Костеря всё на свете, феалсо нежно прижал поникшее тело к своей широкой испачканной и дурно пахнущей груди, и не решаясь влезать на коня, потопал в деревню пешком. Слава Ишу, на полпути баба Груня пришла в себя и провела рыцаря тайными лесными тропами к своей бане.
  К тому моменту, как Ян закончил свой рассказ, Илорка - обмякнув на спинке стула, тряслась от смеха, не в силах остановиться. Я обхватила голову руками и тщетно пыталась обуздать рвущийся наружу хохот. Бабка добродушно посмеивалась и грозила рыцарю пальцем.
  - Эк же приукрасил, молодец! Тебе бы в менестрели пойти. Те врать горазды.
  - Ну как же, бабушка - невозмутимо возразил Ян, - ведь ни слова я не соврал. Кольчугу-то отмыл, а вот подкольчужник - новый кожаный - пришлось Ишу пожертвовать.
  - И меня с ног до головы измазал в г... - незатейливо ответила Грундильда - простирнула в баньке - и ничего. Опять ношу.
  Илорка обреченно пискнула и схватилась за живот, сотрясаемый новым приступом смеха. Я взяла себя в руки и глубоко вздохнув прекратила смеяться. Еда была съедена, волосы немного подсохли.
  - Нам пора.
  - И куда это вы так торопитесь? - поинтересовался феалсо.
  - За одним человеком - ответила я, поднимаясь из-за стола и тыча в Илоркино плечо кулаком.
  - Что за человек?
  - Тебе-то что?
  - Что - нельзя уже и спросить? - прищурился Ян.
  - Спросить - можно. Отвечать - я не обязана. Пока.
  Я обернулась к Грундильде и поклонилась, сама не знаю почему.
  - Спасибо вам большое.
  - Не за что, девонька - бабка слегка наклонила голову и прикрыла глаза - будешь снова в наших краях - приезжай в гости. Одна я живу - поболтать лишний раз не с кем. Разве только с Шаболом, да он окромя "мяу" ничего толком сказать не может. Приезжай и с подружкой своей, и с другом...
  - С каким ещё другом - удивленно спросила я.
  - За которым едешь - улыбнулась бабка - я ж не совсем стара да глупа. Лицо у тебя строгое, да в глазах нежность. Доброта твоя - внутри, хоть снаружи никто и не подумает. Счастья тебе, дочка, и людей хороших в дорогу. Ступай.
  - А мне - обиженно мяукнула Илорка - ничего не скажете?
  Бабкины глаза неожиданно заискрились смехом и начали тонуть в морщинках вокруг век.
  - Егоза ты, да тож миром не спорчена. Сурьезности в тебе ни на горбушку, и стержня не чувствую. Много людей я видала - снаружи хороших, а в середке гнилых. Крепи свою середину, дочка. Поможет в трудную минуту.
  - Какой ещё стержень? Какую ещё серёдку? - окончательно обидевшись буркнула магичка и, цапнув сумку, выскочила за дверь.
  
  
  
  ГЛАВА 10.
  
  - А поеду-ка я с вами - раздумчиво сказал Ян, рыцарь феалсо, прищурившись игриво на Илорку. И поехал.
  Я только пожала плечами. Мне, конечно, было всё равно но, по крайней мере - втроем ехать гораздо веселее. И в случае опасности, нам с Илоркой теперь не нужно с визгом разбегаться в разные стороны, забыв о магии и мече. Теперь мы могли с полным правом, завизжав, бежать за широкую спину нашего попутчика и прятаться за ней до тех пор, пока добро в лице феалсо не победит. Пустячок, а приятно. Тем более, что увязался он за нами из-за Илоры и теперь у неё будет с кем поболтать, когда мне захочется помолчать.
  Мы выехали на главную дорогу и кони сами понеслись бодрой рысью, без понуканий с нашей стороны. Разумеется, темп задал рыцарский конь, презрительно зыркнувший в сторону насупившегося Зебера и с места рванувший вперед. Само собой, уязвленный Зебер забыл о прекрасном и вожделенном существе, восседающем на его спине, и бросился восстанавливать уязвленное и поруганное самолюбие. Прекрасное существо принялось дергать за поводья и ругаться всякими нехорошими словами, из которых самое приличное было - "придурок". Нас с Пчелкой ничего не оставалось кроме как последовать за ними, стараясь не отставать. Бодрая рысь очень скоро перешла в галоп. Ян хохотал и пытался подмигнуть мне через плечо. Илора с самым озабоченным видом пыталась не вывалиться из седла. Пчелка решила, что с неё хватит, и неожиданно легко вырвалась вперед, доставив жеребцам ещё один повод для мужского выпендрежа.
  Увлекшись скачкой, мы запросто проскочили все пять стадней, мимоходом утопив в пыли неторопливо бредущего по обочине путника в черном плаще с капюшоном. Я только и успела отсалютовать ему средним пальцем. Хранитель, Иш твою! Я испуганно прикусила нижнюю губу и досадливо мотнула головой. Ну и... Иш с ним.
  Пока Ян занимался лошадями (рыцарь он или нет?) мы с магичкой вошли в трактир. Небольшое, но уютное заведение со стенами, оббитыми звериными шкурами (интересно, а как же моль?) произвело на меня приятное впечатление. Десяток круглых столов, длинная стойка бара и лестница, ведущая на второй этаж. Повсюду глиняные кувшины с торчащими из них еловыми ветками. А главное - посетителей почти не было. Полный и румяный трактирщик неторопливо вылез из-за стойки и двинулся к нам.
  - Здравствуйте! - Илора состроила важное лицо и выпятила нижнюю губу - нам нужен стол.
  - Нужен, так - садитесь. Свободный мест полно - тонким хрипловатым голосом ответил толстяк.
  - Здравствуйте - в свою очередь поздоровалась я - вы - Олдей Великан?
  Трактирщик слегка улыбнулся, глядя на меня снизу вверх.
  - Именно так меня и зовут. Чем могу помочь?
  - Для начала нам бы перекусить немного. А потом я хотела задать вам пару вопросов.
  Олдей подозрительно нахмурился.
  - Каких ещё вопросов? Я - добропорядочный трактирщик. У меня письменное разрешение сэренсати Ландыша. К разбойным нападениям я не имею никакого отношения.
  - Нет-нет, вы не поняли - я успокаивающе подняла ладонь - вопрос личного характера.
  - Откуда вы знаете, как меня зовут? - испытующе спросил Олдей.
  - О вас мне рассказал Богун из Больших Упырей.
  - Богун? - трактирщик озадаченно приподнял бровь и принялся вспоминать - Богун..., Богун..., а - Бодяга что ли?!
  Я вспомнила прозвище Богуна и кивнула.
  - Бодяга.
  - Что ж вы сразу не сказали? - расцвел Олдей - это дело другое. Давненько он ко мне не заходил. А ведь старый товарищ...
  Илорка плюхнулась на стул у окна и осуждающе посмотрела на меня - мол, что ты с ним рассусоливаешь?
  Я села напротив и задумчиво уставилась в окно. Вряд ли Авер задержался здесь надолго...
  Олдей притащил большое блюдо с фасолью, кружок колбасы и кувшин вина.
  - Фасоль... э-э-э... за счет заведения - сказал он, стыдливо потупившись.
  - Хмм..., а почему не вино? - полюбопытствовала Илорка.
  - Дорого нынче винцо - толстяк пригладил лысину на макушке - разбойнички пошаливают. Торговцев грабят, и вообще - проезжих путников.
  Олдей пригнулся к моему уху и заговорщически прошептал.
  - Только вчера не подфартило разбойничкам - просто очень не подфартило.
  - Никого не ограбили? - усмехнулась я.
  - Хуже..., то есть лучше конечно - нарвались видать на мастера.
  Дверь отворилась и на пороге появился Ян. Поглядел на меня, улыбнулся чему-то своему и быстро прошел к нашему столу.
  - Вы уже заказали?
  - Да - сердито ответила магичка - только когда есть начнем - не знаю. Арса решила немного с трактирщиком посплетничать.
  - Да кто ж тебе запрещает? - удивилась я - ешь на здоровье. Только всё не съедай.
  - И о чем же речь? - спросил феалсо, облокотившись о стол.
  Я дернула Олдея за локоть.
  - Отойдем к стойке, а то поговорить не дадут.
  Трактирщик понятливо кивнул и отошел от стола.
  - Фасоль - пища простолюдинов - пробурчала Илорка за моей спиной.
  - Трактир не для принцесс - ехидно ответил ей рыцарь.
  - Я лучше, чем принцесса - тут же завелась рыжая.
  - Значит - можешь спокойно есть фасоль, - докончил Ян - без оглядки на свои благородные корни.
  Олдей принес мне чашку куриного бульона и горсть соленых сухариков. Бульон был теплым, я поднесла чашку к губам и принялась отхлебывать большими глотками.
  - В общем, вчера вечером пришел в трактир один человек - Олдей вытащил из-под стойки большую тарелку с мелко порезанной обжаренной картошкой и, зачерпнув пальцами полную горсть, отправил себе в рот - молодой совсем - вьюноша. Тихий да вежливый. Заказал еды немного - кусок хлеба да квас. Комнатёшку подешевле взял. Вроде с виду небогат и держится скромно. Разве что - кинжальчик на поясе... дорогая вещичка. Её-то и углядел кое-кто...
  - Кто?! - с нажимом спросила я, вонзаясь глазами в толстяка.
  Олдей слегка опешил.
  - Гордей Кривые Когти, разбойничков предводитель...
  - А говоришь - никакого отношения к ним не имеешь...
  - Не имею. А Гордея тут многие знают. Каждый третий в его кошель добровольно деньгу ложил. А кто недобровольно - тех больше и не видели.
  - Ладно. Давай дальше. Не отвлекайся.
  - Я сразу понял, что приезжий - маг. Да ещё и Селатов маг.
  - С чего вы решили?
  Вместо ответа трактирщик обернулся к двери ведущей на кухню:
  - Энька!
  - Чиво?
  - Выдь сюда! Покажись.
  Из кухни показалась румяная упитанная девица неопределенного возраста.
  - Ну?
  - Ближе подойди - приказал Олдей.
  Я непонимающе уставилась на девицу, потом на толстяка.
  - Три дня щека у неё нарывала - пояснил Олдей - разнесло дальше некуда. Лекаря поблизости нет. Ближайший - в десяти стаднях отсюда. Не бросать же трактир. Ходила девка - мучилась. Уже столько древесной настойки на неё извели - крепчайшая вещь, сам готовлю - и всё впустую. Прополощет, проглотит, огурец сожрет - и никакой пользы. И работать не может - пьяна. Ну и подхожу я к парню, обращаюсь со всем уважением - мол, ваше магичество, не поможете, не благословите ли Ишевой благодатью великомученицу Энну?
  Олдей сделал многозначительную паузу, наслаждаясь моментом.
  - Ну и что? - нетерпеливо спросила я.
  - Я думал - пороется у себя в карманах и даст питье какое..., а он просто приложил ладонь к её щеке и держит. Бормочет что-то себе под нос, а Ишевым благословлением не пользуется, пальцем круги не рисует. Бормотал-бормотал, а потом отошел молча. И денег за работу не взял, я уж пару монет приготовил.
  - Вылечил?
  Олдей с трудом подцепил пальцами Энькин подбородок и повернул ко мне:
  - Глянь. И следа не осталось.
  Я с сомнением изучила пухлые девичьи щеки.
  - Вы уверены, что опухоль ушла?
  - Ушла, ушла - подтвердил трактирщик - это у неё щеки просто такие. Энька с детства - пухляшка.
  Он, с умильной рожей, сладко посмотрел на равнодушную ко всему Эньку и просипел:
  - Ступай на кухню.
  - И всё? - спросила я несколько разочарованно.
  - Да нет, не всё - подмигнул мне Олдей - я ж говорю - ребята Гордея всю ночь пасли его. В моем трактире они не балуют. Я тут всех в строгости держу. Ну, они и сами знают - где хлеб ешь - нужду не справляй. Утром парень ушел, ну и Гордей за ним поперся.
  - Сколько их было? - с невольной дрожью в голосе спросила я.
  - Да с десяток - усмехнулся трактирщик, довольный произведенным впечатлением - да толку-то с того. Через час возвращается Авер...
  - Авер?
  - Да, так парня зовут. В общем, возвращается Авер, с десятком лошадей на хвосте. Ну, в смысле - за спиной. Все идут за ним, гуськом и добровольно. Поперек лошадей - десяток разбойничков свисает. Позади всех - Гордей. Не связанный, в седле и с оружием на поясе. Молчит.
  У меня полегчало на душе.
  - И он один всех...?
  - Само собой, я выбежал во двор. Помог ему уложить парней на землю. Не поверишь - все живы и почти здоровы! Ну, ушибы и вывихи не в счет. Но парень меня вовсе удивил. Пекся о них, как о ближайших родственниках, не написавших ещё завещания. Подлечил их своим манером, грабов мне оставил, хотя видел я - немного их у него самого.
  Олдей поскреб пальцами невидимый за складками кожи кадык и продолжил.
  - Тут я и заподозрил, что маг-то - не Ишев благословенный. Ни разу имени Ишева не помянул, ни разу пальцем кругов не рисовал. Мне-то что - я не доносчик. Если только спросят...
  - А где он сейчас? Куда он ушел? - взволнованно спросила я.
  - Я тебе вот что скажу - доверительно придвинулся ко мне Олдей - разбойнички с того часу изменились, словно подменили их. Гордей вообще ходил за магом, как телок на веревочке. Мне украдкой говорит: Ишу не молился, Селату не кланялся, а святого увидеть при жизни сподобился.
  - Святого? Он так и сказал?! - не поверила я.
  - Так и сказал - подмигнул толстяк - да и сам я чуть не поверил когда увидел, как парень тучи разогнал. Просто вышел со двора, глянул в небо задумчиво. Потом улыбнулся и руки к небу поднял, ладонями вверх. Минуты не прошло, как небо очистилось. А ведь всё к дождю шло. Только потом думаю - сбрендил небось Гордей, удумал живого человека в святые произвести. А может расчувствовался, что живым его отпустили. Одно ясно - парень не прост оказался, хотя только такой самоуверенный дурак как Гордей попытался бы мага ограбить.
  - Вот значит как... - молвила я задумчиво и высыпала остатки сухарей в чашку.
  - Ушел он почти сразу, как Гордеевскую банду в чувство привел. Я уж на радостях ему еды в дорогу собрал, и вина во фляжку налил хорошего. Ну, святой - не святой... мало ли на что маги способны. Правда, не видывал я, чтобы так тучи разгоняли. Эльсартиш всё норовят руками помахать, заклинания прочесть подлиннее, да и грабов поторговать за хорошую погоду.
  - А куда пошел? - со вздохом спросила я - дальше по дороге?
  - Именно так, дорогуша - трактирщик видимо почувствовал ко мне крайне дружеское расположение - а ты его ищешь? Ну, парень пешим ходом топает, а вы на лошадях. Догоните.
  Я поблагодарила Олдея за рассказ и пошла к своим попутчикам. Илора и Ян перестали пускать друг в друга шпильки, подколки и другие остро-режущие словесные приспособления и усердно подбирали ложками фасоль. Я глянула на почти пустую тарелку и присвистнула:
  - Вот уж в самом деле - сытый друг дороже двух голодных. Вы бы хоть пару фасолинок мне оставили.
  Феалсо смутился, но магичка тут же (абсолютно не краснея) хихикнула:
  - Ещё вино осталось.
  - Извини, мы немного увлеклись - виновато сказал рыцарь - закажи себе что-нибудь.
  - Вот ещё - грабы тратить - возмутилась Илорка - колбасу же мы не всю съели?
  С этими словами магичка придвинула мне испуганно забившийся за тарелку кусочек колбасы.
  Я с маху села на стул.
  - Хорошо хоть хлеб оставили.
  - Мы думали ты у стойки поела - нисколько не смущаясь объявила магичка.
  - Ладно уж - проворчала я - давайте вашу колбасу.
  Тихо скрипнула входная дверь, и на пороге возник человек в черном плаще с капюшоном. Он внимательно оглядел почти пустое помещение, задержавшись взглядом на нашей скромной компании. Потом прошел к стойке, за которой в меру возможностей своего роста съежился и старался не дышать Олдей.
  Хранитель! И, кажется тот самый, которого мы обогнали недавно по дороге.
  - Да благословит Иш обитель сию и оградит от козней Селата и слуги его Темного - произнес спокойный тихий голос, от которого просто мурашки пошли по коже. Очевидно, и Олдей почувствовал тоже - что и я, потому как ответил еле слышно:
  - Хвала единому милосердному и слугам его, нас защищающих.
  Даже Ян заметно приувял, феалсо с самым посторонним взглядом отвернулся к окну и принялся напевать что-то себе под нос. Занервничал. К моему удивлению Илорка даже бровью не повела. Отправила в рот последнюю фасолинку и громко приветствовала хранителя.
  Тот моментально обернулся, будто только заметил нас и, слегка поклонившись, послал нам свое благословение, на каждого отдельное. Затем повернулся к трактирщику.
  - Дело, которое привело меня сюда щепетильное и требует всесторонней взвешенности.
  - Я... весь в-в-в-ним-м-мание... - пролепетал толстяк, пытаясь собрать в кулак всю свою былую самоуверенность.
  С чего бы ему так трястись? Правда и хранитель - тот ещё тип. Разве только у Олдея рыльце в пушку?
  Под кем-то из посетителей негромко скрипнул стул. Хранитель даже не обернулся.
  - Меня зовут Алейус Грацин, я - пятый сати сэренсати Астры. Стало быть, как вы все поняли - обладаю правом задержать любого, в любое время и в любом месте, исключая храмы божьи. Поэтому, никто не покинет трактир раньше, чем я разрешу.
  Всё было сказано довольно-таки добродушным и мягким тоном, но жуликоватого вида мужик, собиравшийся улизнуть подобру-поздорову, молча рухнул на стул.
  - Итак, продолжим - неожиданно твердо и властно произнес Алейус, обращаясь к нервничающему, покрывшемуся потом трактирщику - вы, милейший господин Олдей, известили нас о чуде, произошедшем здесь недавно, и утверждаете, что человек (он выделил это слово особо) совершивший его - не был магом.
  - Ничего такого я не утверждаю, и не стал бы утверждать - довольно храбро ответил трактирщик - как я могу сказать - маг он или нет, когда я в магии ни хр... ничегошеньки не соображаю?
  - Хорошо - кивнул сати - какого рода было чудо?
  - Позвольте мне - самым льстивым голосом вмешался мужичонка, пытавшийся до этого сбежать - я тут был. Я - свидетель. Я вам всё расскажу...
  Хранитель небрежно глянул на него и ткнул в его сторону оттопыренным пальцем, вроде бы благословляя. Однако от этого благословения мужик поперхнулся почти вырвавшимся словом и снова шмякнулся на стул.
  - Я вообще-то сам почти ничего не видел - неуверенно начал Олдей - мне только рассказали...
  - Кто рассказал и что именно? - осведомился хранитель.
  - Гордей э-э-э... Карть-и-роу.
  - Проще говоря - Гордей Кривые Когти, разбойник за голову которого назначена награда в тысячу грабов - равнодушно уточнил Алейус - человек, утративший чувство меры, на счету у которого более двухсот нападений и полсотни отнятых жизней.
  Трактирщик тихо, но упрямо ответил:
  - Что не помешало ему назвать человека, которого хотел ограбить - святым.
  - Это уже более интересно - усмехнулся Алейус - давай-ка поподробнее.
  - Гордей со своими ребятами отправился за господином Авером, чтобы ограбить его по дороге. А через час Авер привел всю шай... бан..., всех Гордеевых ребят обратно.
  - Вот как? Он переманил их на свою сторону?
  - Нет. Он их всех...
  - Изрубил на мелкие кусочки?
  - Нет. Он их...
  - Понятно. Сначала покалечил, а потом излечил.
  - А как вы...?
  - Скажем так, этого недостаточно для того, чтобы святотатственно назвать человека святым. Это пахнет ересью.
  - Ну так спросите у самого Гордея - довольно-таки дерзким тоном ответил, с ни с того ни с сего расхрабрившийся, трактирщик.
  - Придет и его черед - кивнул хранитель - ты можешь добавить что-нибудь ещё?
  Олдей помялся и стрельнул глазами в мою сторону.
  - Он разогнал тучи утром, без всяких магических штучек.
  Алейус терпеливо вздохнул.
  - Итак, господин Олдей Великан, ты заставил меня плестись четыре стадня из-за того, что кто-то кого-то назвал святым в порыве умиления его добротой?
  Толстяк сердито засопел. Вроде как дураком выставили.
  - Яснее ясного, что мы имеем дело с селатовым прихвостнем. Почему ты не известил сэренсати розы? Или это должен сделать я?
  - Я думал...
  - Чтобы думать - нужно иметь голову!
  - Мне показалось...
  - Когда кажется - надо завязывать со спиртным!
  - Но я ведь...
  - Прости меня, единый, за гнев мой. Не зря же я шел сюда. Доведем дело до конца. Мне нужна хорошая комната и приличный обед.
  Хранитель щелкнул пальцами и в трактир вломились два здоровенных лба, опоясанные мечами.
  - Никто из присутствующих не имеет права покидать трактир без моего прямого указания. Никого в трактир не пускать, опять-таки без моего прямого разрешения. Гинсу Шалеву - привести ко мне Гордея Карть-и-роу, на допрос. Выполнять!
  Лбы поклонились и выскочили во двор.
  Алейус похрустел пальцами, обводя помещение трактира задумчивым взглядом. Кроме нас в трактире находились ещё семеро. Трое подозрительно угрюмого вида бородачей, затравленно зыркавших по сторонам глазами; ещё трое - по виду торговцы-разносчики (одежда пыльная и довольно-таки потрепанная, а из под стола выглядывают плетеные бока коробов); и, наконец - тот самый мужик, что пытался улизнуть из трактира. Хранитель немного подумал и неторопливо направился к нам. Феалсо нервно дернулся но взял себя в руки, я торопливо дожевала остаток колбасы, а магичка наспех пригладила рукой волосы и обтерла губы.
  - Насколько я понимаю, вы именно те, на кого я могу положиться при расследовании этого дела? - Алейус основательно уселся на свободный стул (как будто собирался пустить тут корни) - Рыцарь феалсо, эльсартишь э-э-э... сэренсати розы, и...
  Сати вопросительно уставился на меня. Я нервно заерзала на месте, но всё же собралась ответить.
  - На неё вы тоже вполне можете положиться! - опередила меня Илора - Арса - добропорядочная выпускница Валлиса.
  - Валлиса? - брови хранителя изумленно взлетели вверх - Отличная рекомендация - ничего не скажешь. Надеюсь, у вас есть документы, подтверждающие её?
  Я пошарила в сумке и вытащила свидетельство. Хранитель мельком глянул на печати.
  - Ишева сиидагрейн [семя] на вольных хлебах - сказал он безо всякого выражения в голосе - как так получилось, что ты не исполняешь назначенного тебе? Насколько я знаю, отцы Валлиса семенами не разбрасываются.
  - Это что - уже допрос?! - окрысилась я.
  Алейус глянул на меня в упор.
  - Нет. Я просто спрашиваю. Можешь не отвечать.
  Мне не понравилось, как он это сказал.
  - Я в ваших одолжениях не нуждаюсь!
  - Всё приходит, когда не ждёшь - как-то совсем не в тему ответил сати.
  Наступило неловко-раздраженное молчание, прерываемое только нашим дружным сопением. Хранитель принялся буравить меня тяжелым взглядом. Я приняла вызов и тоже уставилась ему в зрачки. Хочешь меня подавить? На-ка - выкуси! Феалсо и магичка затаились как мыши в норке, и старались вообще не дышать.
  - Мы, кажется, немного отвлеклись от дела - наконец сказал Алейус, отводя взгляд - итак, что вы можете сказать об интересующем меня человеке?
  Илорка и Ян облегченно перевели дух. Я пнула под столом Илоркину ногу. Не вздумай болтать. Магичка возмущенно пискнула и попыталась заглянуть под стол. Проверить - то ли это сделала я из вредности, то ли рыцарь заигрывает.
  - Ты что-то хотела сказать? - осведомился хранитель.
  - О... нет, мне об этом ничего не известно - магичка состроила младенчески-невинное лицо - мы тут проездом.
  Слава Ишу, феалсо быстро соображал.
  - Да, кхм... - Ян откашлялся - нам об этом ничего не известно.
  Алейус лениво перевел взгляд на меня.
  - Я знаю только то, что рассказал трактирщик - быстро ответила я.
  Хранитель оперся локтями о стол и сцепил руки перед собой.
  - На первый взгляд - дело выеденного яйца не стоит. Ну, появился селатов маг. Ну, вылечил пару человек, не совсем обычным для магов способом. Ну, расчувствовались люди, святым назвали. Есть сэренсати розы, под покровительством которого состоит присутствующая здесь эльсартиш. Найдут, поймают и очистят от скверны...
  - Ну а в чем тогда сложность? - полюбопытствовала магичка.
  Хранитель изобразил сокрушенное лицо - приподнял брови и вытянул губы трубочкой.
  - Дело в святом Аверьяне.
  Я невольно вздрогнула.
  - Это вы на Валлис намекаете?
  - Нет. Хотя косвенно это и к тебе относится.
  - Может разъясните?
  Алейус соорудил ещё более сокрушенное лицо (хотя казалось - куда же больше?).
  - Место э-э-э... упокоения святого Аверьяна не так уж и далеко отсюда. Особенно если проследить путь разыскиваемого мной человека. Этот новоявленный "святой" успел отметиться в паре деревень, где походя излечил с десяток неизлечимо больных (по крайней мере так мне сказали), благословил пяток огородов, отчего даже самые хилые ростки пошли в рост и корень, обещая хороший урожай... мда.... Увещеваниями (во что мне очень слабо верится) вернул в могилы пару упырей, не дававших житья крестьянам.... Ну что ещё...? Да наверное - всё, и вот раскаявшиеся разбойники на тракте.
  - И что в этом плохого? - с вызовом спросила я. Илора и Ян благоразумно молчали, а я просто не могла...
  - Да в общем-то ничего плохого - покладисто согласился хранитель - и деяния его не противоречат Ишевым заповедям.... Но дело в том, что маги...чудеса он творит не обращаясь к имени единого. А значит - он опасен.
  - Что же тут опасного? - настороженно буркнула я, разглядывая спокойное, приятное, но оттого ещё более отталкивающее лицо Алейуса - плосковатое гладкое, без всяких достопримечательностей. Глаза светлые и на мой взгляд чересчур умные.
  - В этих местах слухи разлетаются быстрее, чем ведьма косу заплетет - не в обиду здесь присутствующей будет сказано - сати любезно улыбнулся магичке, давая возможность оценить чувство его юмора и сравнить его со своим - Молва о святом начинает распространяться по округе. Я попытался проследить его путь, с момента появления и по вчерашний день. И получается, что появился он в районе Аверьянова истока. Словно возник из воздуха. Прибавьте к этому имя, которое мне только что назвал трактирщик...
  - Авер! - ахнула я, невольно прижимая ладонь к щеке. Дура! Ну - дура же! Как же я сразу не догадалась?!
  - Именно - кивнул хранитель - ну и какая картинка у нас вырисовывается?
  - Что святой ожил? - вырвалось у магички, тут же испуганно округлившей глаза и зажавшей рот обеими руками.
  - Неплохо! - похвалил сати и принялся хрустеть костяшками пальцев - и это создает нам массу забот.
  - Каких? - вступил в разговор Ян - мне кажется, тут одни плюсы - святой Аверьян, бродит по Пустоши и творит чудеса во славу единого и неповто... милосердного.
  Алейус снисходительно улыбнулся простодушию рыцаря.
  - Во-первых - надо ещё доказать, что этот человек - тот, за кого себя выдает. А мне с трудом в это верится. Во-вторых - даже если это просто совпадение места и имени - мы не можем позволить кому бы то ни было совершать нечто подобное, не взывая к Ишу.
  - Мне почему-то кажется, что есть ещё и "в-третьих" - пробормотала я. Голова просто распухла от переполнявших меня мыслей и озарений. Мне бы посидеть где-нибудь в уголочке - осмыслить услышанное. И чтобы никто не мешал.
  - А в третьих - хранитель добавил взгляду твердости, а голосу жесткости - сэренсати не нуждаются в живых... святых.
  
  
  ГЛАВА 11.
  
  Я металась по отведенной нам комнатушке, как ... не знаю кто. Илорка смирно сидела на кровати и крутила головой вслед за мной. Ян оседлал колченогий стул и, добавив для надежности пару своих ног, задумчиво чесал подбородок.
  Вот тебе и сати! Вот тебе и хранители Ишевы! Но Авер, Авер! Не могла я сразу сообразить что ли? Появился в центре ведьмина круга, из ниоткуда. Весь такой загадочный. Странные знакомства. И сила...
  - Арса, да не расстраивайся ты так - робко мяукнула магичка.
  - Да она скорее разсемерилась, а не разтроилась - хмыкнул Ян.
  Я внезапно остановилась посреди комнаты и принялась грызть ногти.
  - У неё ещё есть какие-нибудь вредные привычки? - хихикнул феалсо - или это самые худшие из них?
  - Заткнись! - хором рявкнули мы с Илоркой.
  В комнате воцарилась тишина. Ян изобразил испуг и обеими руками зажал себе рот.
  Я рухнула на кровать рядом с Илоркой, так что магичка испуганно подскочила на месте. Было отчего взбеситься. Хитрющий хранитель свалил на нашу троицу самую нудную работенку - расспрашивать об Авере всех, кто не был прямо втянут в эту историю. И я должна была помогать в поисках человека, которого... только для того чтобы его схватили и убили?! Шалак б"гдукар! Селат вас всех побери!
  Несмотря на все мои вольности, Валлис вбил в меня определенные представления о мире. И хранители играли в нем не последнюю роль. Каждый благословенный Ишем должен помогать им, потому что именно они ближние слуги его. Но теперь мир перевернулся с ног на голову, и это было невыносимо. Мне, Ишевой семечке отказать в помощи хранителю? Мне - помогать поймать человека, который для них просто помеха? Что же это за ревнители Ишевой истины, если боятся того, кто может оказаться святым? Я не стану помогать им, но ведь этого недостаточно. Со мной или без меня, рано или поздно - Авера все равно схватят. Та же Илорка укажет на него, потому что она из сэренсати розы. Или этот феалсо, рыцарь Ишев, а грубо говоря - хренов - с удовольствием заработает себе и своему ордену пару плюсиков во мнении сэренсати.
  Я попыталась глубоко вздохнуть и успокоиться. Вытерла ладонями лицо и поднялась с кровати. Мои попутчики вопросительно уставились на меня.
  - Что уставились? - грубо брякнула я - пошли!
  Алейус уединился в лучшей комнате трактира и, попивая вино, терпеливо ждал, когда приведут Гордея. Давешние посетители угрюмо горбились на своих местах. Олдея после допроса заперли в чулане.
  Я кивнула Яну на бородачей, нервно ощупывающих свои пояса; магичке - на не менее напуганных торговцев, а сама направилась к тому внезапно говорливому мужику, сидевшему в одиночестве и уже в сотый раз с тоской устремлявшему свой взгляд на входную дверь.
  Он подобострастно уставился на меня, всем видом выражая желание помочь. Я села напротив и с самым мрачным видом уставилась на него. С минуту мы молчали.
  - Ну, так что ты хотел рассказать сати? - наконец спросила я, постаравшись придать голосу побольше жестокости.
  Мужик придал лицу самое масленое выражение и растянул губы в улыбке, демонстрируя на редкость гнилые зубы.
  - Я всё сам расскажу, госпожа сати!
  - Я - не сати - перебила я его, хмурясь.
  - О прошу этого... как его...? Прощения! Виноват, виноват! И как я сам не догадался, госпожа ведьм... маг... эльса! Госпожа эльса!
  Я злобно прищурила глаза и прошипела.
  - Я - не ведьма, я - не маг, я - не эльсартишшшш.... Я - сиида. Сиидагрейн. Слышал о таких?
  На мгновенье лицо мужика выразило недоумение, но оно тут же осветилось глуповато-восторженной радостью.
  - Как же, как же - весьма наслышаны! Кто ж не знает?! Очень даже... мы со всем уважением... э-э-э...
  Ну вот - мрачно подумала я - не знает. Просто старается угодить.
  Я тогда не знала, что хранители не очень-то стремились давать объяснения по поводу дальнейшего жизнеустройства сиидагрейн из Валлиса. Не то чтобы скрывали (подобная таинственность наоборот привлекла бы постороннее внимание), но и лишний раз об Ишевых семенах не распространялись.
  Тяжело вздохнув про себя, я облокотилась о крышку стола, спрятав пальцы рук (чтобы не видно было, как они мелко и противно трясутся) и начала допро... опрос свидетеля.
  - Итак, чему именно ты был свидетелем? Никакие слухи и устные легенды меня не интересуют. Только то, что видел своими глазами.
  Маленькие ушлые глазки внимательно следили за выражением моего лица.
  - Я тут заночевал вчера... с утра ещё. Шаляй картишки раскинул, ну и компания собралась подходящая. По червонцу с носа на круг, ну и засиделись до вечера. А перед заходом зашел этот самый... ну которого вы ищете. И тут Рыжий снимает весь котел.
  - Котел?
  - Ну - все что мы на круг ставили. Чуть не прибили его. Ведь знаем, что у него - если не в рукаве, так в сапоге пара картинок всегда припрятана. Пришлось потрясти его немного. И странное дело - на этот раз ничего не нашли...
  Я испытующе глядела в бегающие зрачки этого мошенника, а сердце сжималось и ныло от безысходности. С каждым мгновением Авер уходил всё дальше. А ведь почти что догнала...
  - Ну и поцапались маленько. Шаляй-то картишки со стола прибрал и под стол. А Фанька и Репей все же пошли во двор - с Рыжим разбираться. А Рыжий-то не дурак - только за дверь, тут же и слинял куда-то.
  Я медленно потянула из ножен кинжал и принялась рисовать символ Ишева благословения на черных от времени и пролитого пива, но все ещё крепких досках стола. Глазки напротив - тут же переключились на кинжал. Оценили, посчитали, сделали выводы. Заблестели алчностью вперемешку с опасением. Дурак! Я его напугать хотела, а он что себе вообразил? Что я ему кинжал подарю?
  - Меня не интересует, куда девался твой Рыжий - с нажимом сказала я, вонзая острие в многострадальный стол - меня не интересует, кто там выиграл или проиграл. Еще одно слово не по существу, и у тебя будет вовсе не десять пальцев на руках.
  - Извините, госпожа сиида - это больше не повторится - торопливо пробормотал мужик, поспешно спрятав пальцы под стол.
  Память у него, по крайней мере - цепкая. Запомнил, как меня называть.
  - Итак?
  - Э-э-э... вот тогда я и заметил этого парня - продолжил мужик, как ни в чем не бывало - честно скажу - впечатления он особого не произвел. Одежда потрепанная, да и не богатая. Хотя, конечно - это ещё ни о чем не говорит. Это только городские выскочки богато одеваются, а местные торгаши вовсе как побирушки ходят и от медяка брошенного - носа не отвернут. Зато таких и пощипать одно удовольствие...
  Я выдернула кинжал из стола и принялась крутить его между пальцами.
  - Ага... тут прибежал Великан Олдей и ребят утихомирил. А парень этот...
  - Авер.
  - Чего?
  - Его зовут Авером. Аверьяном то есть.
  Не знаю, зачем я поправила этого придурка? Может - просто хотелось услышать это имя со стороны?
  - Ну да... Авер значит... - мужик кашлянул и принялся почесывать кончик носа, усиленно не глядя на меня - он к стойке подошел и тихо чего-то у Эньки спросил. А деваха уж сколько дней с щекой маялась. А он руку к Эньке приложил, ну... к щеке то есть, подержал сколько-то, а потом присел за ближайший стол. А Гордей... ну вы уж про него знаете..., в уголочке сидел, да парнишку одного послал, клиента оценить... на предмет пригодности...к обслуживанию.
  - Оценил?
  - Видел я, как Гордей ребятам своим знак условный подал. Стало быть - оценил.
  - Угу... - я задумчиво оглядела свои ногти и попыталась подрезать кинжалом пару заусениц - как, говоришь, тебя зовут?
  - Меня? - с готовностью переспросил мужик.
  - Тебя.
  - Тибальтом Шаршавым называют.
  Я хмыкнула. Ну и имечко! Ему бы Тибальтом Скользким назваться. Видно же, что без мыла в зра... в игольное ушко пролезет.
  - Продолжай.
  - Гляжу, Энька начала румянцем покрываться и просто цветет и пахнет. Мигом к этому Аверу подлетела, обслужила по первому разряду и кувшинчик вина за счет заведения поставила.
  - Энька - она кто? - усомнилась я. Это ж надо - разносчица какая-то, а вином за счет заведения угощает?
  - Да она полюбов... невеста Олдея. Так-то вместе пока не живут. У Эньки старики больно строгие, а Олдею на свадьбу тратиться жалко.
  - Дальше - одними губами, почти беззвучно сказала я.
  - Ну, щека просто на глазах спадать стала. Олдей на радостях самую лучшую комнату гостю предложил. Да тот отказался. Выбрал что поплоше. Побоялся видать, что к утру трактирщика жаба задушит.
  - И всё?
  - Про то, как Гордеевых ребят на двор привезли, а сам Гордей спятил - рассказывать?
  - Нет, спасибо. Что-нибудь ещё?
  - Всё что знал...
  - Ну, предположим, что не всё сказал. Где мне найти Гордея?
  Тибальт трагически прижал руки к груди.
  - Откуда ж мне знать? Я человек маленький, с разбойниками не связываюсь. Если уж слуги Ишевы пока не нашли - что я могу?
  - Ладно. Не хочешь мне говорить - расскажешь сати Алейусу.
  Я поднялась из-за стола.
  - Э-э-э... госпожа сиида, кажется я погорячился - заискивающе промяукал Тибальт. Кажется перспектива общения с сати ему не пришлась по душе - возможно я знаю, конечно не очень-то и много... но наверное смогу помочь.
  - Итак? - я оперлась о стол, нависая над мужиком. Тот втянул голову в плечи и опасливо зыркнул на меня.
  - А потом я могу быть свободен?
  Я чуть не ляпнула, что - да, катись на все четыре стороны. Однако вовремя спохватилась.
  - Ты не в том положении, чтобы ставить условия. Или говоришь сейчас, или я отведу тебя к Алейусу.
  - Гордей с меня голову снимет... - проныл Тибальт, всем видом показывая, как он нуждается в собственной голове.
  - Насколько я поняла - Гордей сильно изменился после встречи с ... Авером. Возможно, что он тебя и пощадит. Могу только с уверенностью сказать, что сати Алейус с Авером ещё не встречался, и даже если встретится - вряд ли изменится.
  Тибальт заговорщически поманил меня скрюченным узловатым пальцем. Я подставила ухо.
  - К востоку от тракта, стаднях в пяти - есть небольшая усадьба. Вроде бы ничего особого - живут себе муж и жена, скот держат и кожевенную мастерскую...
  Скрипнула дверь, и в зале появился хранитель. Повертел головой, хрустя шейными позвонками, словно не замечая нас, пригладил волосы и подошел к окну. Довольно-таки оживленные разговоры допрашивающих и допрашиваемых - стихли. Все взгляды устремились на хранителя. Алейус принялся насвистывать какой-то, одному ему известный, мотивчик и притоптывать в такт ногой.
  Илорка старательно прокашлялась и продолжила допрос. Хранитель подошел к столу, за которым сидел Ян и опустился на соседний стул. Я взглянула на павшего духом Тибальта, и отказалась от мысли выпытывать у него что-либо в присутствии сати. Молча подошла к окну и тоскливо уставилась вдаль, пытаясь напевать себе под нос что-то неопределенное. В горле начал собираться противный ком, который никак не желал проглатываться. И куда тебя селат несет, Авер?
  Рядом со мной кто-то шумно вздохнул. Я скосила глаза налево. Рядом стоял Алейус и старательно мне подражая щурил глаза в окно.
  - Как успехи?
  Я пожала плечами.
  - Ничего конкретного. Видел только то, что все видели. Слышал только то, что все слышали. Где в настоящее время находится Гордей Карт-и-роу - понятия не имеет.
  - Не падай духом, дитя Ишево - утешающе сказал сати - ещё ни один закоренелый грешник не выдерживал духовного общения с лепестками Иша.
  - Вы имеете в виду...?
  - Да - именно это - кивнул Алейус - слово Ишево несет в себе больше силы, нежели все магические ухищрения селатовых магов. Слово и дело...
  Я невольно поежилась. Про сэренсати Астры много слухов ходило, но не было ни одного реального свидетеля их "свершений во славу Иша" (как гласили, вывешиваемые после задушевных разговоров с грешниками, объявления).
  - Простите, сати Алейус, но мы могли бы поехать на поиски этого лжесвятого прямо сейчас. Время уходит, и Иш знает где он может спрятаться...
  - Похвальное стремление, сиида - одобрил хранитель, не скрывая легкой усмешки - верю, что только благими намерениями продиктовано это предложение. Но до завтрашнего утра никто из трактира не выйдет. У порога и под окнами дежурят наши воины, окружившие это гнездо греха ещё и внешним кольцом.
  - Очень предусмотрительно с вашей стороны - кивнула я, через силу скривив губы в сомнительной улыбке, и отошла от окна.
  - Да не будет вам это затворничество в тягость - сказал вслед Алейус - я прекрасно понимаю - молодость требует немедленных действий; но опыт требует взвешенности поступков и осмысленности. Думаю, Великан Олдей в виду сложившихся событий не откажет вам ни в еде, ни в питье.
  Я резко развернулась и направилась к пустующей стойке.
  - А что, Олдея уже выпустили?
  За стойкой раздалось осторожное покряхтывание. Затем показалась лысая макушка.
  - К вашим услугам, госпожа си...
  - Арса. Меня зовут Арса!
  - Мда... госпожа Арса. Чем могу услужить?
  - Что у вас тут есть из напитков... покрепче?!
  Феалсо и магичка обложили меня с боков.
  - Арса, ты чего? - опасливо шепнула Илорка.
  - Арса, может не надо? - с отеческой заботой прошептал Ян.
  - А вы что - не составите мне компанию? - деланно возмутилась я, расталкивая их ладонями.
  - Э-э-э...
  - Что ты мычишь? Я что невнятно выразилась?!
  - Ну, самое крепкое, это - ДУП.
  - Чего? - я удивленно округлила глаза.
  - Ну, коктейль такой у нас, самолично Гордеем Кривые когти изобретенный. Три сорта крепчайшего эля, настоечка зерновая, малиновая бражка и кусочек ягдина корня.
  - Ягдин корень! - завопила Илорка - это же - яд!
  - Ну пока никто не помер - обидчиво заявил трактирщик.
  - Вот и отлично - я стукнула кулаком по стойке - то что надо. А почему кстати название такое - ДУП?
  - По первым буквам слов называем. А полное название: Доброе Утро, Принцесса - Олдей слегка подмигнул левым глазом.
  - Ну, я долго буду ждать? Три порции этого самого ДУПа, живо!
  Что на меня нашло - не знаю, но я готова была разнести на части и трактир, и всех кто в нем находился. Включая себя саму...
  Олдей рысью выбежал на кухню, и через несколько минут вернулся с тремя полными кружками.
  Я не колеблясь сделала большой глоток. К моему удивлению, дух у меня не захватило, горло не обожгло, и я не брякнулась навзничь, раскинув конечности в разные стороны. Мои спутники с дружным вздохом (очевидно решив, что сходить с ума в одиночку - не по-товарищески) прильнули к своим кружкам. Я почмокала губами.
  - А неплохо!
  - Вам бы с этим поосторожней - нерешительно пробормотал трактирщик - штука коварная. Сам Гордей больше двух кружек не осиливал.
  - Что мне твой Гордей! - голова была ясная, но трактирная стойка почему-то начала слегка раскачиваться перед глазами, вместе с ожидающе застывшим Олдеем.
  Я отхлебнула ещё и рассеянным взглядом оглядела трактир. Куда подевался Алейус? Да гхолл с ним! Двумя отчаянными глотками допив коктейль, я придвинула кружку к трактирщику.
  - Повтори!
  Олдей покачал головой, но спорить не стал.
  Я размашисто облапила присмиревшую магичку.
  - Ну до чего погано, Илорка! Ты представить себе не можешь. Я не могу... По рукам и ногам связана. Мне бы сейчас к нему... Поговорить, объясниться. И чего ж я дура - тогда, у Льесы, прямо не сказала? Понимаешь? Ты меня понимаешь?
  - Угу, понимаю - натужно согласилась магичка, старательно разглядывая кончик своего носа.
  - Ян! Ты меня понимаешь?
  - Ни хрена... прекрасно тебя понимаю - поспешил проявить солидарность рыцарь.
  - Вот-вот - торжествующе объявила я - ни хрена вы не понимаете, зраки орочьи! Вам бы пузо набить да выспаться. Ах да... Ян, у тебя женщины уже были?
  Феалсо начал медленно и насыщенно краснеть.
  - Ну...
  - Гну! Вот перед тобой готовая к употреблению девственница, просто жаждущая чтобы её того...
  Наступило неловкое молчание. Наши бывшие допрашиваемые с любопытством глазели на нас.
  - Что? Что ты так уставился, б"гдук?! Я не про себя говорю! На Илорку смотри!
  Магичка ахнула и мутно-укоряющим взглядом уставилась на меня, прижимая ладошку к груди.
  - Арса! Как ты... такое про меня....? Да я...
  Илоркины глаза стали набухать, готовясь пролиться ручьями слез. Я немного опомнилась.
  - Лорик, прости! Ой, я - дура! Как я могла такое про тебя сказать? Ян, ты тут ничего не слышал! Илорка - честная девушка, и вовсе не стремится..., и вообще мужчины для неё - тьфу!
  Магичка в очередной раз ахнула, и снова принялась копить слезы.
  - Все ничего не слышали?! - рявкнула я в зал.
  Мужики слаженно закивали головами.
  - От кого завтра услышу - убью! - пообещала я.
  Рыжая впала в полный ступор и, подперев кулаком щеку, принялась тихо плакать.
  - Лорка, ты чего? - я недоуменно захлопала глазами - я что - опять что-то не то сказала?
  - Как ты могла? - всхлипнула магичка - такое..., как это мужчины - тьфу?! Для меня - тьфу?!
  Я глубокомысленно опустила голову вниз, собираясь что-то возразить, но поймала взглядом стоявшую передо мной кружку и передумала.
  Чьи-то крепкие руки обхватили меня за талию.
  - Арса, может хватит?
  Я обернулась. Феалсо не так опьянел от выпитого, как мы.
  - Что ты меня лапаешь, пррдурок?! - завопила я - руки убери! Смтри издалека и облизывайся! Тут тебе ничего не светит.
  Ян ту же отцепился и, с досадой махнув рукой, уплелся к торгашам.
  После небольшого усилия я снова поймала глазами пригорюнившуюся магичку.
  - Илорк, перестань! Мы же подруги! Хошешь я пред табой извннюсь?
  - Ннадо - гнусавым от слез голосом промычала рыжая - ничиво ннадо.
  - Ну Лорк... ну подруг... ну? Ну, ты ж меня поннмаишь?
  - Угу - согласилась магичка.
  - Он видьшь ли - тучки руками - фыррр! И нету. Он - святой, да?
  - Угу - опять согласилась Илора.
  - А я?! Я ж просто девчонка перед ним - горестно сказала я и, подперев голову нетвердыми руками, впала в грусть.
  За спиной началось невнятное перешептывание. Я резко развернулась.
  - А вы почему не пьете? Или вы нас не уважаете?
  - Уважаем! Уважаем! - дружно закивали головами задержанные.
  - Тогда всем - ДУПа! Всем пить! - завопила я, и заговорщически подмигнула побледневшему трактирщику - сегодня - за счет заведения!
  Посетители радостно рванули к стойке.
  На этом мои воспоминания о том дне обретают странную расплывчатость и наверняка стыдливое подсознание, сговорившись с Яном и Илоркой, тщательно утаивают от меня, какие ещё гнусности я в тот раз совершила.
  Помню зыбкое кружащее голову забытье. Помню скрипение кровати и прохладу простыней. Помню чьи-то раздевающие меня руки. И ещё помню теплые ясные глаза Авера, разгоняющего надо мной облака легкими пассами рук. Было что-то ещё. Что-то очень удивительно близкое, увлекательное и заманчивое, отчего мне ужасно не хотелось просыпаться. Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться.
  - Авер, Авер - ты могуч. Ты гоняешь стаи туч... - забормотала я, просыпаясь. Кто-то сопел прямо над моим лицом. Не думаю, что Авер. Я открыла глаза. Надо мной, опираясь на растопыренные руки, нависал доблестный рыцарь феалсо. Нехорошая мысль пронзила меня насквозь паскудной черной стрелой. Я судорожно вскрикнула и в коротком резком рывке врезала ему локтем в подбородок. Яна снесло куда-то влево. Ах, скотина! Неужели воспользовался случаем?! Я соскочила с кровати и, откинув одеяло, принялась осматривать простыню. Никаких следов не было, но это ещё ни о чем не говорило. Феалсо недовольно ворча и ощупывая челюсть поднялся с пола. С легким свистом вылетел из ножен узкий клинок и пристроился к левому рыцарскому уху. Ян оторопело замер, глядя на меня невинными детскими глазами.
  - Ну и что ты скажешь в свое оправдание?
  Феалсо попытался одновременно сглотнуть слюну и пожать плечами.
  - Я просто хотел проверить - всё ли с тобой в порядке. Ты во сне кричала.
  Я злобно засопела носом. Дурачком прикидывается! Может и в самом деле отрезать ему ухо?
  - Значит, просто обо мне беспокоился? - дрожащим и малость издевательским голосом пропела я - значит - увидел, что девушка подвыпила малость и уснула - и решил о ней позаботиться, б"гдук проклятый?!
  Вспышка озарения мелькнула в его глазах.
  - Арса! Как ты могла такое подумать?! Ты что?! Неужели я решился бы на такое?!
  С этими словами феалсо ловко увернулся от меча и предусмотрительно отскочил к выходу. Во мне немедленно проснулся инстинкт охотника. Убегает - значит надо догнать и прикончить. Я судорожно взмахнула мечом и ринулась за ним.
  С воплем "А-а-а! Помогите! Я ещё слишком молод, чтобы жить безухим!" феалсо выскочил из комнаты и припер дверь снаружи чем-то тяжелым.
  - Открой, подлая скотина! - я принялась пинать в дверь ногой - я тебя всё равно достану, гнусный орк! Мерзкий б"гдук, отродье пьяного тролля!
  - Да я тебя пальцем не тронул! - заорал из-за двери Ян - то есть трогал конечно, но как бы ещё я вас дотащил до комнаты?!
  - Ах, ты трогал?! Трогал нас обеих?! - взъярилась я - ах ты мерзкий извращенец! Погоди, я сейчас Илорку разбужу! Посмотрим, выстоит ли хваленый феалсо против меча и магии...
  С этими словами я оставила в покое многострадальную дверь и принялась изо всех сил тормошить дрыхнувшую без задних ног магичку.
  -У-у-у! - застонала рыжая - Арса, я тебя умоляю - ещё часик...
  - Какой к Селату часик?! - завопила я - он нас обеих трогал, пока мы спали!
  На лице магички расплылась блаженная улыбка.
  - Кто - Ян?
  - Ну не сати Алейус же!
  - Ой, правда? - Илорка приоткрыла один глаз и, прищурившись, посмотрела на меня.
  - Правда-правда! Он сам сознался, и я ему чуть ухо не отрезала - сказала я, понемногу успокаиваясь.
  Магичка открыла второй глаз и ухмыльнулась.
  - Не ожидала от него такого... Говоришь и меня трогал?
  - А что тут удивительного? - недовольно спросила я - он же и увязался за нами, только из-за тебя. А заодно и мной попользовался.
  - Мне кажется, что ты преувеличиваешь - почти нормальным голосом ответила Илора - во-первых, он увязался за нами из-за тебя. Я сразу просекла. А во-вторых, не думаю, что он что-то с тобой сделал. Ян на такое не способен...
  - Да откуда ты знаешь, на что он способен?! - снова взвилась я - погоди... что ты такое несешь?
  Магичка засмеялась.
  - Да он всю дорогу глаз с тебя не сводил. И вчера вечером тоже...
  Я смутилась.
  - Несешь ты что попало!
  - Ну а если и потрогал немножко - Илорка сладко зевнула - как ты говоришь - и меня за компанию, то нет тут ничего страшного. На то он и мужчина.
  Я присвистнула, и отойдя на несколько шагов плюхнулась на кровать.
  - Тебя и слушать-то противно, Лорка!
  В дверь осторожно постучали.
  - Илора - послышался осторожный рыцарский тенор - ты жива?
  - Хихик...- не удержалась магичка - ну, если не считать оторванных ушей и пытки жесточайшим похмельем, то можно сказать, что я... почти жива.
  - Должен ли я, согласно рыцарскому кодексу ворваться и вырвать тебя из лап разъяренной медведицы? - пафосно вопросил феалсо - кстати, она уже успокоилась? Я могу войти, без риска быть разорванным на тысячу мелких кусочков?
  Я немного подумала и кивнула.
  - Можешь войти. На мелкие кусочки рубить не стану.
  За дверью что-то заскрежетало. Раздался грохот, затем всё смолкло. Дверь тихонько приотворилась, и в щелочку опасливо втиснулся рыцарский нос.
  - Порублю на крупные - добавила я и лязгнула клинком о спинку кровати.
  Нос тут же исчез, и дверь захлопнулась.
  - Ян входи! Она же шутит! - закричала Илорка.
  - Могла бы и подыграть - уже почти беззлобно проворчала я. В самом деле, что это на меня нашло? Не станет же рыцарь фиалки в самом деле...
  Дверь распахнулась и на пороге нарисовался ухмыляющийся Ян.
  - Никогда не слышал, чтобы девушки так ругались!
  
  
  
  
  ГЛАВА 12.
  
  
  Мерзкий феалсо разбудил меня как раз перед заходом солнца. Стоит ли говорить, что вечернее похмелье гораздо хуже утреннего? Порыв праведного гнева уже прошел, я успокоилась и даже пробурчала Яну свои извинения. Но возникла другая проблема. Во всем теле слабость и сонливость, однако заснуть никак не получается. Глаза упрямо открываются, несмотря на все мои усилия и заставляют таращиться на ворчаще - ворочающуюся на кровати Илорку. Ян скромненько устроился на полу и, напевая рыцарскую походную песенку, терпеливо раскладывает пасьянс старыми засаленными картами (и где только раздобыл?).
  - М-м-м... туру-ту-ту... где же конь твой боевой? Ту-ту-ру-ру-ту-ту-ру... пояс верности стальной...
  Я немного послушала эту белиберду и покачала головой.
  - Этому вас в ордене учат, да?
  Мычание прервалось на мгновенье. Рыцарь немного подумал и переложил карту из одного ряда в другой.
  - Нет, в ордене поют другие песни... без слов.
  - Как это так? - заинтересовалась я, подперев голову рукой и пытаясь разобрать, какой именно пасьянс он раскладывает.
  - Ну... слово - это информация. Звук - это энергетика. Сочетание определенных звуков дает энергетический всплеск определенного характера и направления. Что, обычные люди - используют для разговоров, а маги - для активизации заклинаний.
  - Ты хочешь сказать, что достаточно произнести определенный набор звуков, и у меня из... кармана вылетит птичка? - усомнилась я.
  - Нет конечно - феалсо склонил голову набок и принялся изучать получившийся расклад - это было бы слишком просто. Заклинания сами по себе ничего не дают. Надо наполнить слова силой. А на это способны только маги.
  - А что тогда за песни без слов вы поете? Вас тоже учат магии?
  - Определенные комбинации звуков настраивают тело, разум и дух к восприятию грядущего. Мы пели перед тренировками, перед обедом, утром и вечером.
  - Ну и как - помогает? - ухмыльнулась я.
  - Угу - уклончиво ответил Ян.
  - Вон ту Ведьму на Мага положи - подала голос Илора, сквозь опущенные веки наблюдавшая за рыцарем.
  - А мне больше рыжая нравится - откликнулся Ян.
  - А я думала ты хочешь, чтобы пасьянс получился - съехидничала магичка.
  - Ну, если Рыцарь ляжет на Ведьму, то возможно, что пасьянс получится - подмигнул феалсо.
  Магичка фыркнула и принялась хихикать, кокетливо поглядывая на него.
  - А как же Дракон?
  - Дракона устроит только Маг - с неожиданной грустью ответил феалсо, старательно избегая моего взгляда.
  Я покривилась в улыбке. Шуточки да иносказания...
  Язык мой совсем пересох, нёбо пылало огнем. Пересилив слабость в руках и ногах, я слезла с кровати и, охая, поплелась к двери.
  - Арса, ты куда? - уточняюще вопросил Ян, по прежнему не отрываясь от карт.
  - Найду что-нибудь вы... попить - поправилась я - иначе до утра не дотяну.
  Трактир был пуст и тёмен. Упившиеся на радостях посетители смирно валялись под столами, придавая залу вид наступившего послепраздничного завтра, когда выпивки уже нет, еда съедена и посуда не вымыта, но вставать просто ужас до чего не хочется. Бедняга Олдей безучастно сидел на низеньком стульчике, за стойкой и пытался рассмотреть носок своего башмака. Возле него на полу валялся стакан. Не иначе как тоже хлебнул своего пойла. На стойке тоскливо мерцала кривобокая свечка, судя по всему только недавно зажженная.
  - Олдей - шепотом позвала я - Олдей!
  Ноль внимания.... Я подошла поближе и слегка толкнула его в плечо. Бесполезно. Я на ощупь отыскала дверь и, стараясь не шуметь, пролезла на кухню. Там оказалось гораздо уютнее, чем в зале. Девица Энька похоже любила порядок. Стройными башнями высились чистые тарелки, кастрюли и сковородки аккуратно разложены на специальном столе. В печи слабо потрескивали дрова. Единственное, что омрачало картину - груда съестных отходов, валявшаяся недалеко от входа и издававшая не самый приятный запах. Я сморщила нос и принялась обследовать помещение, на предмет обнаружения хозяйки. В дальнем углу, за домотканой ширмочкой слышалось ровное и умиротворенное посапывание. Я подошла поближе.
  - Энь... Энька - буркнула я, чувствуя, что мое горло вот-вот пойдет изнутри глубокими невосстановимыми трещинами. Сопенье прекратилось на мгновенье, затем снова продолжилось.
  - Слышишь? - просипела я, нетерпеливо тыча кулаком ей в бок.
  - Ну, Олдик... - промяучила девица не открывая глаз, потом ахнула и, взвизгнув, подскочила с лежанки.
  - Что... что вам...?! - она испуганно уставилась на меня, стягивая края рубашки обеими руками.
  - Тише ты! У тебя что-нибудь холодненькое есть?
  - Чиво? - переполошено вскрикнула девица.
  - Тише, я тебе говорю - терпеливо повторила я - попить что-нибудь есть?
  - А... - закивала Энька - щас... щас.... Ох, напугали вы меня...
  Она быстро вскочила на ноги и, на ходу прибирая распущенные волосы, исчезла в небольшом чуланчике. Раздался скрип, стук и шлепанье босых ног по ступенькам. Наверное там вход в погреб. Я раздумчиво оглядела кухню. Ну ничего, чем можно было бы охладить... освежить... короче, что можно было выпить!
  Снова шлепанье, стук захлопываемой крышки и Энька, мелко семеня босыми ногами, вынесла запотевший глиняный кувшин.
  - Что это? - недоверчиво глянула я.
  - Квас - шепотом ответила она, и осторожно поставила кувшин на стол.
  Я огляделась, узрела местонахождение кружек и, подцепив парочку, придвинула к кувшину.
  - Выпьешь со мной?
  Энька молча наполнила обе кружки и с поклоном придвинула одну из них ко мне.
  - Как тебя полностью зовут? - спросила я после продолжительного первого глотка. Заломило зубы, зато пожар внутри меня явственно пошел на убыль.
  - Элинорой батюшка назвал, да только все Энькой да Энькой кличут.
  - Расскажи мне... про Авера - попросила я, почему-то чувствуя смущение.
  Девица просветлела лицом и заулыбалась.
  - А чего рассказать-то? Очень он хороший человек, господин Авер. Дай ему Иш здоровья и благополучия всякого! За один раз от мученья меня избавил. А то, что наговорили тут про него - не верю я ни единому слову. И господин хр..хранитель - ошибается. Не может такой человек слугой селатовым оказаться.
  - Каким он тебе показался?
  - А чего вы спрашиваете? - насторожилась она - ничего я такого не помню. Вы лучше у Олдея спросите...
  Я грустно улыбнулась.
  - Не беспокойся. Я ничем Аверу не наврежу. Мне просто хочется узнать - каким он тебе показался?
  - Ну, если без подвоху всякого... - Элинора слегка расслабилась - добрый он. Прям смотрит на тебя, и не то, как остальные смотрят - вот-вот подол задерут или за грудь цапнут - добротой и теплом от него несёт... ой, что я говорю! Ну в смысле - веет. И свет вокруг него... особенно когда меня лечить принялся.
  Я продолжала пить маленькими глоточками квас и наслаждалась её описанием. Авер - добрый... Авер - хороший.... От него веет спокойствием и надежностью. С таким как за каменной стеной... Такому мужу любая баба по...за...ви.... Я мысленно одернула себя. Не стоит так расслабляться. Наслушаешься трепа незнакомой девки и уши развесишь...
  Я дослушала до конца Энькины восхваления и, допив квас, молча вышла из кухни, под её удивленно-любопытным взглядом.
  - Ну вот, а о том, что мы тоже изнываем от жажды - ты, конечно, не подумала - встретили меня хором Илорка с Яном.
  Я покаянно стукнула себя кулаком в грудь.
  - Не подумала. Уж простите.
  - Мы уж подумаем - простить или нет - заявила магичка, прижимаясь плечом к феалсо. Тот мужественно вытерпел. Я прошла в комнату и, стараясь не смотреть на рыцаря, поймала задом стул. Неужели он и в самом деле...? Да нет, все Илорка наврала.
  - Кто-нибудь хочет спать? - осведомилась я, оглядывая притулившихся на полу чудиков. Чудики дружно затрясли головами.
  - Нет, не хотим!
  - Так может - в картишки сыграем?
  - А на что? - заинтересованно спросил Ян.
  Я задумчиво почесала подбородок.
  - А кто проиграет - пойдет и принесет нам кувшин воды.
  - Заметано - согласился рыцарь.
  - Согласна - кивнула магичка - только без рукоприкладства...
  Феалсо удивленно воззрился на неё и собрался что-то возразить, но я опередила.
  - Если ты не будешь использовать свои магические штучки, то все обойдется.
  Илорка скорчила потешную рожицу и согласилась.
  
  Оплавились и почти догорели свечи, мерцал полудохлый Илоркин пульсар, поднятый к потолку для лучшего освещения. Тупо билась о стену невесть откуда взявшаяся муха, то ли собравшаяся проломить в стене новый выход, то ли желая покончить счеты с жизнью. Парочка комаров размазанных двумя быстрыми и точными хлопками доказывала, что есть гораздо более эффективные способы. В подступающем полумраке раздавался тихий шепот, прерываемый вскриками, повизгиваниями и шлепаньем карт по полу.
  - Ведьма!
  - Семерка!
  - Эй, ты чем кроешь?!
  - Как чем? Червовая семерка...
  - Какая червовая? Это же пики!
  - Сама ты - пика! Глаза протри!
  - Так, мы играем или как?
  - Или как.
  - Ой, я отбилась!
  - Тише ты, не ори!
  - Сама не ори!
  - Кхм... у меня лишняя карта.
  - Ты специально её из колоды прихватил!
  - А вот и нет!
  - А вот и да, обманщик! А ещё рыцарем называется!
  - Ну во-первых, я не специально. А во-вторых - я не просто рыцарь, я - феалсо.
  - Ага, знаем мы вас фиалок!
  - А за фиалку... кхм...
  - Можно и по шее схлопотать?
  - Ну ты Арса и скажешь...
  - А что - неправда?
  - Конечно нет.
  Магичка под шумок все-таки отвела нам глаза и попыталась стянуть из лежавшей около меня одну из карт. Я, не знаю каким чувством, уловила движение и с размаху шлепнула ладонью.
  - Ай! - Илора затрясла рукой - Арса, ты чего? Больно же!
  - Не будешь мухлевать.
  Ян сладко потянулся, захрустев косточками и сказал.
  - Уважаемые ведьмочки, близится рассвет. Я предлагаю закончить этот кон и хоть немного поспать, раз уж за водой никто так и не сходил.
  - Ыгы, конечно - магичка ухмыльнулась - я так понимаю, что за водой придется идти тебе. Вот ты и карты прячешь.
  - Вовсе нет - феалсо пожал плечами под нашими обличающими взглядами - ну если хотите...
  И аккуратно выложил оставшиеся у него три карты. Ведьма, Маг и Дракон. Козырные.
  - Ну, поскольку мы все здесь люди слова... - многозначительно протянул Ян, устраиваясь на кровати и закидывая руки за голову.
  Мы с Илоркой горько поглядели друг к другу в глаза и вздохнули. Ну с каким же подлецом нам пришлось иметь дело...
  - Чем быстрее уйдете, тем быстрее вернетесь - подсказал феалсо - и не вздумайте пить без меня.
  Я сгребла карты в кучу и швырнула их на рыцарский живот.
  - Мы будем идти медленно-медленно, ожидая, что по возвращении найдем твой иссохший сморщенный...
  - Э-э-э... что?
  - Сапог - вставила зачем-то магичка. Я дернула её за руку и выскочила за дверь.
  В коридоре было темно, хоть глаз выколи. Илорка набормотала маленький светящийся шарик и пустила его впереди нас. Звучно храпели перепившие коктейля мужики, тихонько посапывал трактирщик, охая и вздыхая во сне. На кухне мирно ночевала Энька. Интересно, куда задевался этот треклятый сати? Спит небось без задних ног, в лучшей комнате Олдея. У меня как-то не возникло желания идти и разыскивать.
  На этот раз мне удалось найти воду самостоятельно. Небольшой жбанчик стоял прямо возле Олдея. Как я его раньше не заметила? Магичка трясущимися руками ухватила вожделенный сосуд за горло и принялась души... жадно пить благословенную влагу.
  Я хихикнула.
  - Илор...
  - У?
  - Ты уверена, что там только вода?
  - Угу.
  - А не то что я подумала...
  Меня обдал фонтан брызг. Илорка с громким фырканьем оторвалась от кувшина и, само собой - прилично облилась.
  - Ну, Арса... у тебя никогда хороших мыслей не бывает!
  - Да я ж так, просто подумала - я состроила невинную рожицу - я ж не сказала, что знаю...
  Магичка подозрительно заглянула в кувшин, принюхалась.
  - Вечно ты со своими глупыми шуточками...
  - Яну оставь.
  - Не беспокойся - насупившись ответила Илора - ты о своем думай. А я - о своем.
  - Ты что - ревнуешь? - рассмеялась я.
  - Ещё чего - буркнула магичка и потащила воду своему рыцарю. Я направилась следом.
  Уже прикрывая дверь я услышала в зале неясный шорох. Не то чтобы я любопытна..., хотя, да - есть такой грех. Я вернулась к стойке и принялась всматриваться в темноту.
  - Перед рассветом тьма всегда сгущается - произнес знакомый и до оскомины неприятный голос - так и слуги Селатовы одерживают верх на какое-то время. Но приходит Истина, в лице хранителей истинной веры и тьма бежит.... Хотя лучше бы она приняла открытый бой.
  Я медленно подошла к окну, возле которого стоял сати Алейус.
  - Почему лучше?
  - Мы бы смогли уничтожить порождения Тьмы всех до единого - убежденно ответил хранитель.
  - А если бы мы проиграли?
  - Ты сомневаешься в силе Ишевой?
  - Нет, но ведь всякое случается... Тем более, как я слышала - эльфы и вампиры сильнее людей.
  - Ты ошибаешься, дитя. Они не сильнее нас, они не ловчее нас, они не живучей нас. Просто для них время течет медленнее. Просто они видят все в замедлении, и только благодаря этому одерживают победы. Если убрать течение времени, мы окажемся на равных и более того. Тьма сотворила их. Но никакое зло не может быть больше и сильнее истинного добра. Пусть сердце твое не ведает сомнений и опасений. Укрепись в вере и добродетелях своих. Насколько мне известно..., а мне известно - с легким нажимом сказал Алейус - Ишевы семена не для местных пашень.
  Ага, ждет тебя дорога дальняя, дом эльфийский казенный... Ему бы столик лакированный да шарик хрустальный. Я уже пожалела, что не ушла с Илоркой.
  - О чем ты хотела спросить у меня, сиида? - перебил мои мысли сати. Я открыла рот, но запнулась, боясь наговорить лишнего.
  - Я бы хотела с утра отправиться на розыски Аве..., ну этого святого.
  Алейус прикрыл глаза и предостерегающе поднял ладонь.
  - Не стоит называть его так. Я вижу, что коварству врага нет предела. Вот и ты едва не подпала под влияние этого порождения Селата. Называй его Авером, а что до его святости... мы изобличим его, на общем совете сэренсати.
  Я с трудом подавила яростное желание придушить этого хранителя. Убийца! Как спокойно обрек он Авера на смерть...
  - Мы что же, будем сидеть здесь всё это время?
  Чернота за окном немного призадумалась, сгустилась и начала потихоньку редеть.
  - Нет, Арса, конечно же нет. Утром вы можете быть свободны. Но если вы поедете искать этого лжесвятого..., будьте осторожны и не мешайтесь под ногами у наших охотников.
  - Мы не будем мешать - тихо ответила я (чего мне это стоило!).
  Алейус сделал еле уловимое в темноте движение рукой. Давал понять, что разговор окончен. Я пожелала ему всего доброго и ушла.
  А наутро пошел дождь. Мелкий, въедливый, брызжущий неуловимыми капельками, пропитывающими одежду, волосы и всё остальное. Кое-как заседлав лошадей, наша троица охая и просто зверски зевая выехала со двора. К слову сказать, помощники Алейуса добросовестно позаботились о наших лошадях. Сытые и вычищенные лошади ухом не вели на дурацкую погоду, веселой рысью подзадоривая друг друга. Не позабывшие ещё о недавней распре жеребцы изредка косились друг на друга, но благоразумная Пчелка пристроилась между кавалерами, не давая повода сцепиться. Я не препятствовала, и вообще только держала поводья в руках. Настроение было самое что ни на есть поганое.
  - Вот бы прям сейчас, этот самый Авер не помешал - хмыкнул Ян, ежась от намокшего воротника.
  Я вздрогнула, но ничего не сказала. Зато магичка окрысилась.
  - Что, неженке дождь помеха? Напялил бы капюшон на голову и все дела! Нет, ему повыпендриваться надо - рыцарь-фиалка! Что, если эльсартиш рядом, так и на коня самостоятельно не влезешь?
  - А почему бы тебе, будущей великой эльсе, просто не взмахнуть ручонками и не словить солнышко?
  - Ха! Ещё чего? Это не моя специализация! Я, между прочим - боевой маг четвертого круга!
  - Хм..., дай Иш, чтобы нам не пришлось по дороге проверить твою квалификацию в деле.
  - Да я прям щас могу тебе файром в лоб заехать!
  - Ты уверена, что он не погаснет под этим... ливнем?
  Феалсо озабоченно взглянул на падающую с неба морось и покачал головой.
  - Как бы на этом твои магические силы не иссякли.
  - Если б ты видел, как я разделалась с вурдалаком на днях! - вскипела Илора - Арса, подтверди!
  Я с угрюмым видом кивнула.
  - Угу. Если вы сейчас же не заткнетесь, я вам всё в лицах продемонстрирую. Причем вурдалаком буду я...
  - Придется её связать и провести обряд изгнания - подмигнул рыцарь. Илорка побледнела.
  - Придурок! Нашел чем шутить! О таких вещах даже и заикаться вслух не стоит!
  - Что за обряд? - заинтересовалась я.
  Магичка помялась и, зло глянув на притихшего феалсо, подъехала поближе, несказанно порадовав Зебера и огорчив Глайда, рыцарского коня.
  - Вообще-то этот обряд проводится над одержимыми лесным духом...
  - Оборотнями что ли?
  - Да.
  - А разве это лечится?
  - В том-то и дело - магичка опустила глаза - обряд лишает чело... оборотня возможности перевоплощаться в звериную ипостась, но...
  - Что "но"?
  - Человеком быть он тоже долго не сможет. Или умрет, или...
  - Что "или"?
  - Или станет подобием вурдалака - твердо договорила Илора - поэтому сразу после совершения обряда ему в сердце вонзают деревянный кол.
  Я пожала плечами.
  - А как проводится изгнание?
  - Я тебе не буду об этом рассказывать - ни с того ни с сего насупилась магичка - это довольно-таки неприятно. Даже рассказывать...
  - Значит очень больно - решила я.
  - Арса - подал голос феалсо - Так где мы будем искать этого Гордея?
  - Этот мужичонка, Тибальт - говорил что-то про усадьбу, стаднях в пяти от трактира.
  - Ты ему веришь? Мне казалось, что эти ребята никогда друг друга не выдают - Ян наконец не выдержал и накинул капюшон. Толку-то теперь с него?
  - Нам всё равно надо в Городецк попасть. Сделаем крюк, заедем - посмотрим.
  Рыцарь подъехал ко мне и глядя перед собой спросил:
  - Арса, я так понимаю, что мы ищем этого... Авера?
  Я искоса посмотрела на него и кивнула.
  - Точнее сказать - вы ищете, а я с вами за компанию. И в этих местах вы появились из-за него. Он ваш... друг?
  Илорка вопросительно глянула на меня с другой стороны. Я отрицательно покачала головой.
  - Чем меньше ты будешь об этом знать...
  - Или враг?
  - Тем больше у тебя шансов...
  - Арса, прекрати! - прикрикнул Ян - я и так уже в полном..., короче с вами я изрядно засветился. И меня не пугают ни хранители Ишевы, ни твари Селатовы. Но, я должен хоть немного знать из-за чего весь сыр-бор!
  - Алейус же всё разъяснил - я устала пожимать плечами.
  - Только то, почему его ищет сэренсати Астры. А почему его ищете вы?
  - Да что тебе за дело, ишь любопытный какой?! - не выдержала магичка - любит она его, понятно?!
  Ян открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал. Опустил задумчиво голову, запахнулся поплотнее в плащ и умолк. Илорка последовала его примеру.
  Справа от тракта уходила неширокая, выезженная телегами дорога. Я натянула поводья, останавливая лошадь.
  - Кажется нам сюда.
  - Когда кажется... - пробормотала словно бы про себя Илорка - ну, сворачиваем?
  
  
  ГЛАВА 13.
  
  Дождь и вправду оказался редким мерзавцем. Не в том смысле, что сыпал редкими каплями, а потому что постепенно перешел в настоящий ливень. Первый весенний ливень. Тут уже и плащи не спасли. В мгновенье ока мы промокли до нитки. Лошади, растеряв утренний задор, обреченно переступали копытами по раскисающей дороге. Илорка окружила себя воздушным коконом и объявила нам, что у неё не хватит сил создать что-либо подобное ещё в двух экземплярах. Феалсо укоризненно посмотрел на неё, а я просто обозвала скупой ведьмой.
  Мы проехали небольшой лиственный лесок и, ... наверное, заблудились.
  Куда-то пропала и без того еле заметная дорога. Буйно разросшиеся кусты ложной жимолости стояли непроходимым лесом, и к тому же мстительно сливали на нас воду с сотен мелких листочков, не желая уступать дорогу.
  К тому моменту, как мы выехали на открытое место, мои сапоги были полны воды, противно хлюпавшей в пальцах. Мои спутники чувствовали себя не лучше. Ян терпел, как подобает рыцарю, а Илорка беспрестанно ныла, напрашиваясь на жалость, до тех пор, пока я не пообещала на первом же привале сунуть её - ногами в костер. Магичка недоверчиво хмыкнула, но замолчала.
  Впереди глухо и с явной неохотой залаяла собака. Затем показалась редкая плетеная ограда и где-то за ней здоровенный бревенчатый дом. Мы воспряли духом и принялись погонять лошадей. Всё оказалось не так просто. Проехав сотню складней мы так и не обнаружили ворот. Всё ещё не теряя надежды, мы двинулись вдоль ограды, с тоской поглядывая на темнеющие сарайчики, от которых несло сеном и навозом.
  - Вот они! - радостно завопила Илорка, тыча пальцем в сторону ворот. Мы дружно устремились к ним. Тут уже было не до жилья. Ян, на правах мужчины, разведал ближайший сарайчик и со счастливым лицом махнул нам рукой.
  - А лошади? - заикнулась я.
  - Переживут! - Илорка махнула рукой и соскочила на землю - давай быстрее!
  Я помедлила, не желая оставлять Пчелку наедине с двум озабоченными жеребцами, но ливень ударил с удвоенной силой, и я - малодушно соскочив с лошади, юркнула в сарай.
  Магичка уже позаботилась об освещении - под неровным дощатым потолком висели два небольших светящихся шарика. Ян шарил по углам в поисках сухого сена. Я устало присела на стоявшую рядом изрядно порубленную колоду.
  - Как насчет - обсохнуть? - без особой надежды спросила я.
  Илорка смущенно потупилась.
  - Ну я... это...
  - Не умеешь! - догадалась я.
  - Как не умею - нас учили! - возмутилась она.
  - Ну, давай - колдуй - с ехидством отозвался Ян.
  - Щас! - на полном серьезе отозвалась магичка и принялась чертить в воздухе какие-то знаки.
  - Эй, эй! Ты - поосторожнее! - я опасливо прикрылась руками. Илора обидчиво поджала губы, мол - не веришь?
  Пшшш.... На мгновенье я почувствовала, что меня несет куда-то вверх. Оказалось - это просто пар, поднимающийся со всех сторон. Волосы на голове зашевелились как живые. Ян тоже застыл на месте, превратившись в умирающее облачко. По телу расползлось приятное ощущение сухости и вымытости, какое бывает летним вечерком после баньки. Я повела носом и почуяла кислый запах запревших портянок. Феалсо блаженно развалился на земляном полу и стягивал сапоги.
  - Ян! Фу! - вскрикнула магичка и зажала нос, прекратив колдовать. Я с облегчением стянула абсолютно сухие плащ, куртку и сапоги, оставшись в рубашке и штанах. Кожа на пальцах ног покраснела и покрылась пупырышками. Ян смущенно засмеялся и запихал портянки в голенища сапог. Затем стянул кожаную безрукавку (кольчугу наш разумник ещё на выезде уложил в седельную сумку) и рубаху.
  - Это всё же не эльфийские сапоги - сказал он, оправдываясь - которые ног не натирают. Приходится пользоваться портянками. Я думаю, они (ну эльфы то есть) используют специальные стельки для уничтожения запаха. Может, вымачивают их в каком-нибудь дерь... настое.
  Я глянула на Илорку. Магичка по-прежнему оставалась мокрой с головы до пяток.
  - Илор, ты чего? - удивилась я. Феалсо тоже вопросительно взглянул на неё.
  - Я только на других... умею - недовольно буркнула она, справедливо ожидая насмешек и подколок с нашей стороны. Их почему-то не последовало. Ну не умеет - так не умеет. Все заклинания не выучишь.
  Ян притащил охапку сырой соломы, категорически отказавшись от предложения её высушить, и бросив её наземь, принялся устраивать лежанку.
  - Интересно, дождь надолго зарядил? - задала я вопрос ни к кому не адресованный.
  Феалсо сладко потянулся, демонстрируя нам крепкие развитые мышцы и вообще довольно красивую фигуру.
  - Надолго или нет, но как только дождь слегка утихнет - надо будет ехать до жилья.
  - А я сейчас поищу - в каком направлении нам ехать - обрадовала Илорка, и принялась рыться в сумке.
  - А не проще - взять и пойти к тому здоровенному дому? - наивно спросила я.
  Рыжая с добродушной укоризной посмотрела на меня, как добрая терпеливая тетя на глупого и непослушного чужого малыша (своего бы отшлепала и все):
  - Арса, зачем тыкаться из стороны в сторону, когда под боком у тебя дипломированная эльсартиш?
  - Добавь ещё - мокрая - с ухмылкой ответила я.
  Магичка кротко возвела глазки к потолку.
  - Я не буду обижаться на эти дурацкие подколки, потому что... потому что...
  - Потому что, Иш единый и милосердный... - шепотом подсказал феалсо, развалясь на соломе.
  - Да, потому что Иш...
  - Заповедал нам прощать...
  - Да, Иш заповедал нам прощать...
  - Неумелых рыжих ведьм... - в свою очередь подсказала я.
  - Неум... - Илорка недоуменно запнулась, потом замахнулась на меня рукой. Я захохотала и, откинувшись на спину, перекатилась подальше от неё.
  - Да ну вас, придурки! - буркнула магичка и улеглась рядом со мной.
  - Э-э-э... - подал голос феалсо - может в картишки?
  - Да ну тебя! - отмахнулась я - мне бы сейчас кусочек хлеба...
  Магичка хмыкнула, но ничего не сказала. Однако вскоре подтянула к себе сумку и принялась в ней шариться. Ещё через некоторое время - принялась с аппетитом жевать что-то вкусное, издавая ароматный запах ветчины.
  Ян заинтересованно приподнялся на колени и принялся вынюхивать воздух, что твоя Жучка на охоте. Я сглотнула слюну и тоже приподнялась.
  - Ну и жмотина - протянула я, нависая над Илоркой - хоть бы поделилась...
  - Ну, во-первых - вы меня обидели и даже не извинились - огрызнулась магичка, предварительно съев остаток хлеба - а у меня после таких переживаний просто зверский аппетит. А во-вторых - тут и было-то всего ничего - кусочек хлеба да ломтик ветчины.
  - Всё с тобой ясно - с грустью в голосе сказал феалсо - Илора- ты настоящий друг.
  - Почему это? - оскорбилась Илорка.
  - Да уж, не помню кто сказал: друг в беде - настоящий гад.
  - Ах во-о-от вы как? - протянула магичка, прищуривая глаза - значит, я для вас - гад?
  - Нет, Илорочка, ты - друг - издевательски пояснил рыцарь, подтягивая свою сумку - но у нас, у феалсо - не принято рассчитывать на друзей. Поэтому мы всегда возим с собой неприкосновенный запас.
  С этими словами Ян вытащил две небольшие, размером чуть больше ладони, лепешки и бросил одну мне.
  - Попробуй это, Арса. Очень вкусно и питательно.
  Магичка с интересом глянула на хлеб.
  - Ха! Эльфийский хлеб? Это же контрабанда! Так рыцари феалсо не гнушаются иметь дела с порождениями Селата?
  - Наша репутация - выше всяких подозрений - ответил Ян, надкусывая лепешку - а хлеб, он и кверху ногами - хлеб. А уж какими свойствами обладают эльфийские хлебцы - ты прекрасно знаешь.
  - Да уж, знаю - скептически кивнула магичка - Арса, ты в курсе, что эльфы добавляют в тесто грудное молоко?
  Я пожала плечами. Ну и что с того? Лепешка была вкусной - просто объедение. В одно мгновение я слопала больше половины.
  - Благодаря чему, эльфийские лепешки очень долго остаются свежими, прекрасно восстанавливают силы и... кое-кто заявляет, что способствуют омоложению организма.
  - Выдумки! - фыркнула рыжая - один сказал - другие подхватили. Хотя ты конечно бы не отказался от эльфофермы, правда?
  - Конечно нет - согласился Ян и закинув руки за голову мечтательно откинулся на сено - Представь себе: десяток-другой прекрасных эльфиек, мычат..., то есть стонут в ожидании утренней дойки. Эту работенку я бы никому не уступил! Хлеб пользовался бы огромным спросом...
  - Ага - подхватила насмешливо магичка - а в перерывах между дойками, ты бы ещё чем-нибудь с ними занимался...
  - Погодите! - перебила я недоуменно - но ведь молоко появляется в груди только когда...
  - Это у нас, людей - пояснила Илора - а у эльфиек в любое время, с момента наступления совершеннолетия. И месячных...
  Рыцарь неожиданно покраснел и прикрыл уши ладонями, оставив небольшую щелочку (несомненно, для притока свежего воздуха).
  - И месячных у эльфиек не бывает - продолжила магичка, уже несколько тише - поэтому они нас нечистыми считают, чем-то вроде говорящих животных.
  - А насчет омоложения - это правда?
  Илорка неопределенно скривила лицо.
  - Не знаю. Говорят, но это никем не доказано. В любом случае, при хранителях лучше об этом не упоминать.
  Я протянула ей остаток лепешки.
  - На, поешь.
  Губы магички обидчиво вздрогнули. Я приобняла её за плечи.
  - Ешь, не ломайся. Хлеб как хлеб. Только поаккуратней, не увлекайся. А то, что я буду с пятилетней соплюшкой потом делать?
  - Какой соплю...? - Илорка сначала не поняла, потом весело хихикнула, очевидно представив картинку и принялась уплетать лепешку.
  Феалсо раздумчиво поглядел на магичку.
  - Интересно, сколько нужно съесть, чтобы запустить процесс омоложения и уменьшить её хотя бы вполовину? При таком аппетите она скорее увеличится, а не уменьшится. Причем в ширину.
  И поймал летящий в голову мокрый сапог.
  - Илор...
  - Чего тебе, змееныш?
  - Почему бы тебе не раздеться и не высушить хотя бы вещи?
  - Полностью поддерживаю - заявила я - у меня уже бок весь мокрый от тебя, Илорка. Ты бы хоть не прижималась так.
  - Тебе что - тепла для меня жалко? - возмутилась магичка - а тебе (уже обращаясь к рыцарю) лишь бы поглазеть. Обойдешься!
  - Я же серьезно, Илор... - улыбнулся Ян - ты долго в мокрой одежде сидеть собираешься? Возьми мой плащ и сделай ширмочку.
  Илорка цапнула предложенный плащ и буркнула:
  - Отвернись!
  Через десять минут, бессовестно развалившись на рыцарском плаще магичка блаженно прижмурила глазки и промурчала:
  - Ой, хорошо-то как...
  Ян хмыкнул и собирался что-то сказать, но тут внезапно распахнулась дверь и на пороге появились два гнома. Один - с взведенным арбалетом, второй - с коротким бердышом наперевес.
  - Я же говорил - кто-то есть - пробубнил один другому.
  - Говорил, говорил - нехотя согласился второй, и закинул бердыш на плечо.
  - Ну? Кто такие, и чего вам тут надобно? - простодушно вопросил первый.
  Магичка коротко взвизгнула и мышью юркнула за меня.
  - Дождь пережидаем - не менее простодушно ответила я. Не внушили мне эти два гнома особых опасений. Скорее всего - просто сторожа.
  - А чего тут надобно? - недружелюбно спросил второй гном.
  - Дождь пережидаем - терпеливо повторила я, раздумывая - не пора ли меч доставать?
  Гномы переглянулись.
  - Я спрашиваю - какого Селата вам тут понадобилось? - буркнул первый - что - больше места не нашли?
  Феалсо медленно потянулся к перевязи с мечом.
  - Попробуй только - процедил гном, переводя арбалет на Яна - знаешь, что такое клебайниэль?
  Ян кивнул и убрал руку.
  - А что такое - клебай...? - пискнула из-за моей спины Илорка.
  - Благородный арбалет. Арбалет-эльф - пояснил феалсо, не сводя глаз с нацеленного ему в грудь арбалета.
  - Глянь, понимает о чем говорит - хмыкнул арбалетчик - клебайниэль бьет без промаху, и никакие доспехи не спасут. Не зря эльфы прозвали его так, и даже "-эль" прибавили в знак уважения. Упругий приклад, пять стрел в обойме, отлаженная система подачи, звука почти нет. И износу нет.
  - Да - кивнул Ян - клебайниэль - оружие благородного воина, потому что с такой игрушкой можно много всякого натворить. Только как он оказался в руках гнома?
  - Но ты, поосторожней в выражениях! - вскинулся гном - к твоему сведению - я сам его сделал. Или ты не считаешь меня достойным его?
  В последних словах явственно прозвучал вызов. Просто ручками махал и подпрыгивал: давай, ответь мне! А то не на ком испробовать... Феалсо промолчал.
  - Послушайте - я попыталась придать голосу ни на чем не основанную дружелюбность - как только дождь кончится - мы уйдем.
  - Уйдете? Как бы не так! - ухмыльнулся гном с бердышом - сейчас вы соберете свои шмотки и пойдете с нами.
  - А если - нет? - холодно бросила я.
  Гном выразительно приподнял брови и пожал плечами.
  - Доракис вас пристрелит. Не успеете глазом моргнуть, как каждый получит по болту в грудь. Он на мухах тренировался. Подвесит гниль какую-нибудь к стене и ждет, пока мухи не облепят. А потом стрелять начинает. Пять стрел - пять мух.
  - Фу, какая гадость - проворчала магичка - мухи...
  - И куда вы нас поведете? - спросила я, пытаясь сообразить - что же предпринять?
  - И что вы хотите с нами сделать? - добавила Илорка, начиная дрожать всем телом. Вообразила наверное - Иш знает что...
  - К хозяину отведем - просветил нас гном - хозяин разберется.
  - А ты о чем подумала? - скосила я глаза на магичку.
  - Ничего не подумала - буркнула она недовольно.
  - Значит так - медленно-медленно поднимайтесь, оружие свое нам бросьте - велел Доркин.
  Илорка больно ткнула меня пальцем под лопатку.
  - В вас бросить? - уточнила я, поднимаясь и подтягивая к себе меч.
  - Но-но! Не балуй! - завопил Доркин, разворачиваясь ко мне. Второй гном подскочил к Яну и приставил острие к широкой рыцарской груди.
  - Не шевелись, если жизнь не опротивела!
  И тут же отлетел назад. Негромко щелкнул арбалет, вскинутый вверх невидимой силой, и стрела едва не попала мне в лоб. К счастью я успела податься назад и опрокинулась на Илорку. Магичка раздраженно вскрикнула и попыталась меня спихнуть с себя. Молнией мелькнула мыль: "Арбалет - пятизарядный!" я перекатилась на бок, цепляя пальцами рукоять меча. Ян уже боролся с гномом, пытаясь вырвать арбалет, но безуспешно. Гном вцепился в приклад мертвой хваткой и вопил во все горло, что-то несуразное: "Гномы не сдаются! Я умру, но и ты, гад, погибнешь! Карсиан, вставай!"
  Если второго гнома звали Карсианом, то все призывы Доркина были напрасными. Карсиан, успешно приложившись к стене сарая, лежал в полной отключке. Его бердыш валялся рядом. Я выхватила из ножен меч и подскочила к борющимся. Первая попытка приставить меч к неумолкавшему гномьему горлу успехом не увенчалась. Я чуть было не проткнула Яну плечо. Феалсо тут же отклонился влево, рывком подставляя мне гномью спину. Я воспользовалась. Узкое лезвие змеей скользнуло по гномьей щеке, срезав изрядный кус роскошной бороды. Гном немедленно замер, впрочем продолжая крепко сжимать в руках арбалет.
  - Пальцы разожми - процедила я, и сама испугалась своего голоса. Холодный и режущий, острый, как семилепестковый ката-на-сатья, лишенный всякого чувства и в тоже время обещающий... смерть?
  Гном выпучил глаза и выполнил мою просьбу. Феалсо, облегченно вздохнув, забрал арбалет и с удовольствием принялся его разглядывать.
  - Это и впрямь клебайниэль! Но какая оригинальная работа!
  Илорка с опаской подобралась к лежавшему навзничь гному и кошачьей лапкой потянула к себе бердыш. Пришлось поднапрячься. Кое-как оттащив его на середину сарая, магичка с облегчением бросила бердыш на пол.
  - Ян! - с нажимом сказала я, начиная нервничать. Долго мне ещё так стоять? А если гном дернется? А если захочет вырваться? А если...?
  - А? Что? - феалсо с трудом оторвался от созерцания прекрасного оружия.
  Я показала ему глазами на застывшего гнома. Тот, кажется, даже не дышал.
  - О! Извини, пожалуйста - вежливо молвил феалсо и с сожалением опустил арбалет на солому - тут найдется подходящая веревка?
  - Я могу попробовать наложить заклинание... - начала Илора.
  - Не надо! - хором воскликнули мы. Гном подозрительно глянул на наши лица и тоже попытался отрицательно замотать головой, чудом не перерезав себе горло.
  - Вместо веревки вы можете использовать наши пояса - доверительно сообщил он.
  - А чего это ты подсказываешь? - Илорка недоверчиво уставилась на гнома - может это какая-нибудь уловка? Только дернись - и от тебя останется кучка пепла.
  - Что вы, что вы, госпожа ведьма! - Доркин изобразил улыбку - исключительно для собственной безопасности. Мы не сможем убежать, а вы не станете нас убивать. Ведь не станете?
  - Посмотрим на твое поведение - проворчала я, продолжая прижимать лезвие к гномьей шее - а сейчас, медленно-медленно развязывай свой пояс и брось его вот этому рыцарю.
  Лежащий на полу гном пошевелился и застонал. Магичка судорожно цапнула увесистую деревяшку и подскочила к нему.
  - Нет-нет, я вас умоляю - завопил Доркин - не надо его больше бить.
  Илорка вопросительно посмотрела на меня.
  - Почему? - спросила я.
  - Он больше не будет..., я ему сейчас все объясню - заторопился гном - Карсиан! Ты слышишь меня?
  - Угу - отозвался тот, с кряхтеньем ощупывая голову.
  - Карсиан, мы вроде как сдались в плен. Сейчас нас свяжут нашими поясами и оставят здесь, а сами уйдут...
  - Ещё чего - хмыкнул феалсо - вы вроде бы собирались вести нас к вашему хозяину. Ну вот, пойдем вместе и познакомите.
  Через минуту выяснилось, что если с гнома снять пояс, то он рискует потерять штаны. Потому как гномьи штаны - это что-то особенное. Из одной такой штанины можно было бы пошить с десяток платьев для Илорки. Гномы так заохали-закраснелись, что пришлось оставить им руки свободными. Чтобы было чем штаны придерживать.
  Я осторожно выглянула в дверь. Небо по-прежнему было стянуто тучками. Мелкий монотонный дождик был неприятен, но жить было можно. А уж ехать - тем более. Наши лошади смирно притулились к стенкам сарая и скромно пофыркивали - каждый сам по себе.
  Честь сопровождать гномов выпала Илорке, которая ни в какую не захотела тащить на себе сумки, а тем более вести трех лошадей. Лошадьми занялся феалсо. Сумки достались мне.
  Через триста складней показалась усадьба. Я окликнула Доркина:
  - Что это за дом?
  - Это не дом - на мгновенье забывшись, важно ответил гном - это усадьба "Кар-рта-хоу".
  - И кто хозяин?
  - Хозяин... гм, это мой хозяин...
  - Никогда не слышала, чтобы гномы человеку служили - хмыкнула я.
  - Какие твои годы - услышишь! - огрызнулся Доркин.
  - И не служим мы, а работаем - встрял Карсиан.
  - Карсиан... цыть! - прикрикнул Доркин - нечего языком молоть. Вот придем - хозяин разберется.
  - А у хозяина-то имя есть? - поинтересовался Ян.
  - Вот у него и спросите - внезапно приуныв ответил Доркин. Я сделала вывод, что за сдачу в плен гномов по головке не погладят.
  - Может быть нам, на всякий случай, достать мечи?
  Оба гнома злорадно расхохотались. Само собой Илорка обиделась.
  - Будете ржать - уши оторву и в лягушек превращу - пообещала она.
  Гномы приумолкли. Немного погодя Доркин пробурчал что-то вроде: "зр...чья ведьма..."
  - Что ты сказал?! - завопила Илорка и от души отвесила хорошего пинка. Гном взвыл и отпустил один край штанов.
  - Доркин, прикройся немедля! Бесстыдник! - взвизгнул Карсиан.
  Внезапно расхохоталась я.
  - Доркин...
  - Чего? - буркнул гном, подтягивая сползшие штаны.
  - Карсиан... он ведь... твоя жена?
  - Ну да, и что?
  Я пожала плечами, вспомнив Льесины слова о гномьих семейных парах.
  - Так вы кем у... хозяина служите?
  - Разную работу делаем - уклончиво ответил Доркин - по хозяйству.
  - А хозяин чем занимается?
  - Кожевню держит. Скотиняку разводит. Честным трудом живет - с внезапным раздражением ответил гном - что ты ко мне пристала? Щас сами спросите, коли...
  - Открывай - прикрикнул феалсо.
  Доркин неуклюже ковыляя (чтобы открыть ворота пришлось освободить одну руку, с известным результатом) подошел и трижды стукнул кулаком.
  - Кто там? - спросил чей-то скрипучий голос.
  - Открывай, Неофил. Это я, Доркин... с гостями - в гномьем голосе проскользнул вполне понятный намек и феалсо, отпустив поводья, с размаху ударил ногой по воротам. Раздался испуганный крик, и Ян с обнаженным мечом ворвался вовнутрь.
  - Хаззяи-и-ин! - раздался истошный вопль.
  Я с размаху врезала Карсиану кулаком по виску и рванула к Яну на помощь.
  Помощь явно не требовалась. Неподалеку от ворот, в самой большой луже, валялся ещё один гном и вопил во всю глотку не переставая. Ян озадаченно застыл возле него, опустив вроде бы и ненужный меч. Двор был пуст, если не считать человека, наблюдавшего за нами с крыльца. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, кто тут самый опасный противник. Феалсо тоже сообразил и, прикрывая меня, развернулся к незнакомцу. Я не собиралась прятаться за его спиной, поэтому немедленно выдвинулась вперед и встала рядом с Яном. Мягко пополз на волю узкий клинок и замер в моей руке. С крыльца раздался глумливый смешок.
  - Ну и что все это значит?
  - Вообще-то мы хотели попроситься на постой - зачем-то невпопад пробормотала я.
  Мужчина захохотал, показывая крепкие желтые зубы.
  - Странные путники пошли в наше время! Они вламываются в усадьбу без приглашения, колотят ни в чем не повинных работников, а потом вежливо просят отдыха...
  - Мы можем попросить и невежливо - процедил сквозь зубы Ян, очевидно решивший не отступать, раз уж все так вышло. Ситуация и в самом деле вышла не очень...
  - В самом деле? - мужчина бровями изобразил иронию. То есть одну бровь опустил, а другую приподнял (как это у него получилось - не знаю, разве что долго тренировался?).
  Ближайшие окна распахнулись и ощетинились двумя арбалетами. С обоих углов дома показались семеро угрюмых парней, вооруженных мечами и короткими копьями.
  За нашими спинами раздалось смачное "хук!" и магичка бесцеремонно распихав нас локтями встала посередине.
  - Друзья называется - бросила она - ломанулись во двор, а меня бросили с этим придурком гномом.
  Я невольно оглянулась. Оба гнома лежали в полной отключке. А я по-прежнему сжимала в руках лямки наших сумок. Немедленно их отбросив, я шепотом спросила у Яна:
  - Ну и что теперь?
  - Не хотелось бы... - неопределенно отозвался он, меряя взглядом расстояние до потенциальных противников.
  - Но если что - им не поздоровится - заявила Илорка - по боевой магии у меня "отлично" по всем пяти разделам.
  Магичка неторопливо размяла кисти рук, похрустела костяшками пальцев и выразительно глянула на ухмыляющегося незнакомца. Тот открыл было рот, собираясь то ли пригласить нас в дом, то ли отдать приказ об атаке, но скрипнула дверь и на крыльцо вышел ещё один человек.
  - Авер! - вскрикнула я и зажала себе рот рукой.
  
  
  ГЛАВА 14.
  
  Через несколько минут мы сидели за покрытым синей скатертью столом, и молча переглядывались друг с другом. Авер сидел напротив меня и, сцепив руки перед собой, о чем-то сосредоточенно думал. Хозяин (тот самый Гордей Кривые Когти) исследовал свои зубы при помощи погнутой ржавой иголки и исподтишка, жестами давал указания двум своим парням (из той семерки, что собиралась на нас напасть). Переквалифицировавшись из разбойников в половые - парни быстро и умело расставили глубокие тарелки, изгрызенные позолоченные вилки (очевидно пробовали на зуб) и большое блюдо с вареным мясом.
  Есть мне как-то не хотелось. Я украдкой косилась на Авера и изо всех сил пыталась сказать хоть слово. Не получалось, хоть убей. Я чувствовала себя полной дурой. Искала его, искала..., а вот нашла и оробела. Илорка, почему-то спрятав подальше свою ведьминскую непосредственность, скромно потупила глазки и теребила краешек скатерти. Не растерялся, пожалуй, только феалсо. Ян отрезал себе громадный кусок мяса и с умиротворенным выражением лица принялся его уничтожать.
  - Вы понимаете, что наделали? - наконец произнес Авер и глянул почему-то именно на меня. Я медленно одеревенела, и все что могла - виноватыми глазами смотреть на него. Меня выручила Илорка.
  - А что мы наделали? - пискнула она, всё так же не поднимая глаз.
  - Позволь мне объяснить - почтительно кашлянул Гордей. Странно было видеть, с какой обходительностью этот разбойничий атаман обращался к Аверу - Вы несмышленыши вляпались в серьезное взрослое дело. Вы искали приключений для души? А нашли их себе на задницу.
  Магичка негодующе вскинула глаза, но ничего не сказала. Ян дожевал последний кусочек и налил себе из желтого кувшина, расписанного красными и синими жеребцами, невесть зачем поднявшимися на дыбы и застывшими. Чисто гемундарийская тематика.
  Гордей продолжил.
  - Вы ведь побывали у Великана Олдея? Да-да, нам все известно. И про то, что Астра заинтересовалась Авером, и про то, что сати Алейус, Алейус Тихая Смерть - так его называет простой люд, сейчас находится в трактире и как только получит подкрепление - двинется сюда. За Авером...
  Авер отвел глаза и уставился в окно. Я с облегчением вздохнула и даже нашла в себе силы заговорить, но так ничего и не сказала, поскольку Гордей говорил о том, что проливало свет на некоторые, непонятные мне вещи.
  - Одно только неизвестно мне - Гордей прищурил левый глаз - за каким... Ишем вы притащились сюда, а? Может - расскажете?
  Ян метнул в меня странный взгляд и тут же опустил глаза. Илорка шумно вздохнула и обличающе уставилась на меня, мол - давай колись, сиида!
  - Ав... - я освободилась от застрявшего в горле кома - Авер..., я просто хотела найти тебя.
  - Вот как? - хмыкнул Гордей - вроде как любовь? Ну, если ещё рыжая признается в том же - я пойму. Ну а ты, фиалка, - тоже в него влюбился! Ха-ха-ха!
  Феалсо дернулся, но усилием воли погасил гнев и внешне спокойно ответил:
  - Нет, я не влюблен в Авера, как изволит фантазировать твой б"гдучий скудный умишко. Мне просто с девушками по пути. А о фиалке мы с тобой поговорим отдельно.
  - Гляди - какой грозный! - Гордей скривил рот, - и не таких успокаивали!
  - Гордей, не перебарщивай - спокойно сказал Авер, и разбойник, неожиданно для всех, вдруг покраснел и пристыжено умолк - никто не говорит, о том, что вас послал сюда Алейус. Но хранители наверняка уже поставили на мне крест, вычеркнув из списков возможно живых. И все, кто имеет несчастье провести рядом со мной больше часа - тоже вычеркнуты. Поэтому мы с Гордеем находимся в одной, изрядно протекающей лодке. И с часу на час можем утонуть.
  - Авер - воскликнул атаман - я с тобой вовсе не из-за опасности! Ты же знаешь!
  - Знаю - кивнул Авер - я и не говорил, что ты со мной из страха перед сати. Я просто хочу сказать, что вы подвергаете свои жизни опасности, следуя за мной. Вам не поможет ни орден Феалсо, ни заступничество Валлиса, ни тем более сэренсати Розы, которое, несомненно, примет участие в облаве на нас. Более того, они и не узнают, кого...
  - Кого - что? - настороженно спросила магичка.
  - Кого прирежут хранители Астры - грубо докончил Гордей.
  Наступило гнетущее молчание.
  - Авер - наконец промолвила я - почему ты всё ещё здесь? Тебе надо как можно скорее уезжать!
  - Куда? - с волчьей тоской отозвался Гордей - в леса, к нежити в лапы? Леса полны незахороненных трупов, а деревни под контролем хранителей. Нас выдаст первый же крестьянишка!
  - Вы собираетесь остаться здесь?! - от удивления феалсо вытаращил глаза.
  - Нет, мы идем на юг - ответил Авер - но вы нас задерживаете.
  - Мы? - Илорка округлила глаза - ничего мы вас не задерживаем! А куда вы решили спрятаться?
  Авер усмехнулся наивному вопросу.
  - Мы идем в Иммергал.
  - К вампирам?! Вы с ума сошли! - магичка вылезла из-за стола и негодующе затрясла кулачками - я понимаю, что положение не завидное, но чтобы отречься от Иша и поддаться Селатовым искушениям?!
  - Чтобы познать истину, надо отречься от знания - сказал Авер, в свою очередь вставая из-за стола - выбрось из головы, все что вложили в неё учителя-сати. Иммергал - не логово темных сил, а вампиры - не дьявольские отродья. Хотя признаю, что иногда возникает сильное желание окунуть знакомого вампира в какое-нибудь болотце. Чувство юмора у них своеобразное.
  - Ты разговаривал с вампирами?! - окрысилась Илорка.
  - Я бывал в Иммергале - спокойно ответил Авер.
  - Но... как же...?
  - Что, не вяжется? - подмигнул Гордей.
  - Очень даже вяжется - сощурившись пробормотала Илорка - все сходится, ты - Селатов искуситель, лжесвятой!
  - И что дальше? - с любопытством спросил Авер.
  - Арса, мы немедленно уходим. - магичка дернула меня за рукав - У нас ещё есть шанс спастись. Вот для этого грешника спасения нет, потому что он предался этому б"гдуку душой. А мы - Ишевы дочери, нам сам Иш покровительствует. Не бойся, Арса - мой сати за нас заступится. Ян, выводи лошадей!
  Я медленно провела ладонями по лицу, словно стряхивая остатки сна, в котором пребывала все последние дни, и встала.
  - Авер, я иду с тобой.
  Никогда не замечала в себе способностей к магии. Однако услышав мои слова магичка словно превратилась в столб и только беззвучно разевала рот. Феалсо, вопреки всему нисколько не озабоченный, хихикнул.
  - Арса! - взвизгнула наконец Илора - Ты с ума сошла?! Тебе что - жить надоело?!
  Магичка круто обернулась к загадочно улыбавшемуся феалсо.
  - Ян, только не говори, что и ты...
  Рыцарь не спеша поднялся и обратился к Гордею.
  - Сколько всего человек уходят с вами, считая гномов конечно же?
  - Ты всех видел - пожал плечами разбойник - семеро людей, трое гномов, я да Авер.
  - Прилично получается - констатировал феалсо - и заметно. Что если я возьму несколько человек и попробую увести сэренсати за собой?
  - Думаешь - получится? - хмыкнул Гордей - они ведь не дурачки.
  - Попытка не пытка... - Ян пожал плечами.
  - Или ты... - глаза разбойника подозрительно сощурились - просто решил отряд наш ослабить?
  - Количество здесь большой роли не сыграет. Десять человек или двое - если нарвешься на хранителей...
  - Ты хорошо подумал? - спросил Авер, с интересом разглядывая феалсо - помогая нам, ты сам становишься дичью для охотников. И места для тебя в Пустоши не будет. Даже в вашем замке тебя не примут, потому что тогда ордену придет конец. И скорее всего тебя исключат. Подумай ещё раз.
  - Я уже подумал - усмехнулся Ян - а что касается ордена Феалсо - как же мало вы о нем знаете... Рыцарь феалсо - это не звание, не титул. Быть феалсо - состояние души. Я решил помочь вам - я это сделаю.
  Илорка с мрачным видом плюхнулась обратно на стул.
  Я подошла к ней и погладила по голове.
  - Илор, тебе надо немедленно уходить...
  Магичка выдержала трагическую паузу, а потом замотала головой.
  - Ну нет уж. Должна же быть в нашей компании хоть одна умная голова. У тебя видимо совсем с этим плохо. Разве я могу тебя одну бросить?
  - Ну почему же - одну? Я еду с Авером...
  Раздалось злое фырканье.
  - Ну да, он тебя доведет... до Селата.
  - Брось, Илорк...
  - Не брошу...
  - Значит - едешь с нами?
  - Думаю, хороший маг вам пригодится в дороге.
  Я засмеялась, довольная:
  - А как же - вдруг нас ночью комары покусают? Или дрова отсыреют?
  - От тебя дождешься доброго слова...
  Я обхватила Илоркину голову и прижала к груди.
  - Я очень рада, что ты...
  - Арс... - пискнула магичка и принялась освобождаться из моих рук - дура, я только причесалась нормально!
  - Нам пора - буркнул недовольно Гордей и пригладил волосы - время работает против нас. Чем скорее уберемся - тем дальше уедем.
  - А тебя не пугают вампиры? - усмехнулся Авер.
  - Нисколько - разбойник пожал плечами - Они так же боятся острой стали, как и другие.
  - Хозяин! - в дом вбежал Карсиан - рядом с усадьбой бродит какой-то подозрительный тип!
  Гордей переглянулся с Авером.
  - Поймать не пробовали?
  - Уж больно проворным оказался. Только усек, что мы за ним следим - развернулся и пропал.
  - Всё понятно - озабоченно проворчал Гордей - этот из наблюдателей. Хранители объявили эльфов - слугами Темного, однако не гнушаются использовать эльфийские плащи. Надо уходить.
  - У нас все готово, хозяин - сообщил гном.
  Я глянула в окно. И, правда - во дворе стоял оседланные лошади. В том числе и наши. Правда Зебера и Глайда никто не решился взять под уздцы.
  - Хозяин - в голосе Карсиана мелькнули странные нотки - а может нам с Доркиным остаться?
  - Зачем ещё? - недовольно спросил Гордей, хмуря брови.
  - Мы могли бы на какое-то время задержать их.
  - Не говори глупостей! Два гнома против сэренсати? Они вам вырвут глотки, не сбавляя хода, и поскачут дальше.
  - Но мы закроемся в усадьбе...
  - Говорить не о чем. Бегом во двор или я подумаю, что ты решил нас предать! - при этих словах глаза разбойника стали совершенно неживыми, и гном, испуганно вскрикнув, улепетнул во двор.
  - Зачем ты так? - укоризненно спросил Авер - он хотел как лучше...
  - Я не верю в добрые намерения - отрезал Гордей - я верю в добрые дела. А добрым делом сейчас будет - сесть на коней и скакать во весь опор. И то сказать, где ты видел храбрых гномов? Они просто не любят ездить верхом, а ехать придется быстро.
  - Почему это? - удивился Ян - разве мало сказаний и песен о гномьей доблести?
  - То на войне, когда они в куче - хмыкнул разбойник - тогда им и Селат не страшен. А поймай гнома, когда рядом никого...
  С этими словами Гордей вышел на крыльцо. Мы последовали за ним. Маленькая разбойничья армия уже была в седлах. Дело было только за нами. Я взглянула на небо. Удивительно - ещё недавно хмурое блеклое небо стало чистым и нежным, от дождевых облаков остались только прозрачные рваные кусочки. Совершенно не вязалось это небо, тем что творилось на земле. Я на мгновенье подставила лицо теплым солнечным лучам и прикрыла глаза.
  - Арса! - нетерпеливо окликнула Илорка - что ты застыла как суслик на пригорке?!
  Какая она все-таки... зрака! Я поспешно открыла глаза и сбежала с крыльца.
  - Разделимся через стадень - сказал Гордей оборачиваясь к феалсо - Колдрей, Неофил, Лльорес и Люскин - поедете с фиал... с рыцарем и будете выполнять все, что он прикажет. Если приведет вас к хранителям - прирежьте его.
  Разбойники ухмыляясь закивали головами. Яну, кажется, это совершенно не понравилось. Но он тоже кивнул, соглашаясь.
  - Ну что, в путь? - ощерившись произнес Гордей и осенил себя знаком Иша. Мы ответили ему тем же.
  Никогда прежде я не пробовала скакать на лошади галопом. И хорошо, что не пробовала. Через полстадня моя... я перестала чувствовать седло. Ноги затекли и если бы не стремена, я давно бы уже свалилась наземь. Мне показалось это не самой лучшей идеей. Зачем утомлять лошадей раньше времени, когда впереди долгий путь? Но потом сообразила, что нам просто надо убраться подальше от усадьбы. Назад никто не оглядывался. Я старалась скакать рядом с Авером. Пчелка держалась замечательно, несмотря на раскисшую после дождя дорогу.
  Справа от Авера скакал Гордей, время от времени оглядываясь по сторонам. Илорка скакала рядом с Яном, то и дело строя ему глазки. Тот, казалось, полностью погрузился в свои мысли и не замечал нежных взглядов. Доркин и Карсиан, взобравшиеся вдвоем на одну лошадь, представляли собой забавное зрелище. Оба напялили на себя короткие кольчуги, привесили к седлу с обеих сторон по секире, и крепко держались - Доркин за поводья, Карсиан за Доркина. При каждом скачке Карсиан ещё крепче прижимался к... мужу и острые концы знаменитых гномьих колпаков поднимались и шлепались обратно. Остальные разбойники прикрывали нас с боков. Мы перешли на рысь и въехали в редкий перелесок. Ароматная волна омытой дождем листвы ударила мне в лицо. Я с наслаждением вдохнула её и почувствовала, как губы невольно растягиваются в счастливой улыбке. Разве жизнь не прекрасна?
  Перелесок постепенно перешел в лес. Гордей вел нас по едва заметной меж деревьев тропинке. Время от времени приходилось наклоняться, чтобы не цепляться за свисающие ветви. Наш отряд растянулся в цепочку. За все время никто не произнес ни слова. Я, как последняя дура, отбросила все последние события, грозящую нам опасность и счастливыми глазами полировала раскачивающуюся передо мной спину Авера. Он наверное чувствовал мой взгляд, потому что периодически оглядывался на меня.
  Мы остановились на небольшой полянке. Ян подъехал ко мне и грустно посмотрел на меня. Я бездумно улыбнулась ему. Илорка ревниво поглядывала, но молчала.
  - Удачи тебе, Арса!
  - И тебе, Ян. Ты хороший человек - до меня только сейчас стало доходить, что Ян собирается сделать - Береги себя!
  Феалсо задумчиво кивнул и, улыбнувшись каким-то мыслям в себе, отъехал к своему отряду. Магичка криво улыбнулась ему и отвернулась. Мне стало неловко. Я тут довольная и счастливая, а каково Илорке? Долгого прощания не получилось. Гордей дернул поводья влево и двинулся в чащу. Ян махнул рукой и тронулся дальше по дороге.
  Шагов через пятьдесят нам пришлось спешиться и топать, держа лошадей в поводу. Каким образом Гордей находил дорогу? Я терялась в догадках. Но шел он уверенно, и каким-то непостижимым образом ухитрялся держать нас всех в поле зрения. Я этого не видела, но чувствовала. Когда Илора умудрилась запнуться о какую-то корягу и сохранила целым свой нос только благодаря стойкости Зебера, разбойник довольно-таки громко выругался и высказал свое частное мнение о хваленой ловкости ведьм. Илорка шмыгнула носом, но, убедившись, что ни от кого сочувствия не дождется, этим и ограничилась.
  Чем дальше мы уходили, тем ожесточеннее пробивались сквозь лесную чащу. Нервное напряжение нарастало. Люди и гномы сузили глаза и, стискивая зубы, шли, отгородившись друг от друга непробиваемой стеной. Пожалуй только я почему-то не испытывала ни малейшего напряжения или озабоченности. Подружка моя совсем скисла и бедняга Зебер вместо того, чтобы идти в поводу, сам тащил свою хозяйку. От этой ожесточенной немоты, мне стали лезть в голову самые странные мысли. Куда мы идем? А если сэренсати нас настигнут, будем ли мы драться? А как мы будем драться? Пятеро разбойников, Авер, мы с Илоркой и два гнома. Я не знала, насколько у хранителей хорошие бойцы, но мое великолепное настроение стало подтачиваться червячком сомнения. Как далеко мы сможем уйти? Если случится нападение, надо будет спасать Авера, Илорку и уходить, предоставив Гордея и его людей самим себе. В Ишеву справедливость разбойники, похоже - не верили. И я, хорошенько подумав - не верила. Людям нужен не тот бог, который все видит, но не внемлет. Людям нужен бог, который придет и накажет... или поможет. А разве мы в чем-то пошли против Ишевых заповедей? В чем вина Авера? Если бы его не преследовали - не стал бы он связываться с разбойниками. Значит, неправы хранители? Иш всемогущий - что за ересь я несу?
  К вечеру мы вышли к небольшой лесной деревеньке. Гордей по-звериному повел носом, огляделся и направился к самой захудалой избушке. На стук никто не ответил. Разбойник тихо выругался и распахнул дверь. Авер рассеянно поглядел на клоками свисающий между бревнами мох, и покачал головой. Он все ещё был в той одежде, в которой мы с Илоркой его нашли. И одежда явно требовала хорошей стирки. Запах пота, в смеси с дорожной пылью, создавал просто удивительный аромат. И у него, у Авера - не было меча. Только кинжал. Я опустила пальцы на рукоять и проверила - удобно ли мне будет выхватывать клинок из ножен. До нормальной перевязи руки конечно так и не дошли. Сделала петлю из толстой веревки найденной в сарае.
  Гордей высунулся из сеней и, поочередно ткнув пальцами в двоих разбойников, махнул в сторону остальных изб. Кажется, велел проверить. Те тут же побежали выполнять. Магичка выставила перед собой руки и, сощурив глаза, принялась водить ими перед собой. Доркин с кряхтеньем опустился на землю и велел Карсиану растереть ему ноги.
  - И что - мы здесь заночуем? - визгливо вопросил гном. Если учесть, что до сих пор никто из нас не произнес ни слова, а в деревне царила полная (я бы сказала - мертвая) тишина - вопрос гнома заставил меня вздрогнуть. Странная была деревня. Не мычали коровы, не квохтали куры, не переругивались между собой бабы, не пели песен подвыпившие мужики. И собаки - непременный признак жилья - тоже отсутствовали.
  - Куда ж на ночь глядя переться? - ответил Карсиан - темно, хоть глаз выколи. Это вампирам да эльфам темнота нипочем. Лично я уже в сумерках без лучины ничего не вижу. У меня наверное это... слепота.
  - Куриная? - саркастически отозвался Доркин - вот-вот, курица ты самая настоящая.
  Быстро и сноровисто обыскав остальные дома разбойники вернулись к нам, таща под мышками все что под руку попалось. А под руку им попались изрядно сношенные сапоги, застиранный до дыр рушник, небольшой охотничий топорик с заржавленным лезвием и две деревянные ложки.
  - Пусто - с непонятным облегчением доложил один.
  - Ни души - улыбаясь во весь рот сказал второй.
  - Хреново - процедил Гордей - а ты чего щеришься, дурень? Мы не на тракте, а в лесу. Вот припрется среди ночи десяток мертвяков - то-то обрадуешься!
  - Вот что - молвил Авер - ночевать ляжем в одной избе. За лошадьми надо будет ночью приглядеть. Без них мы далеко не уйдем. И хорошо бы Илоре соорудить какой-нибудь охранный контур.
  - А откуда ты знаешь про такие вещи? - с любопытством спросила магичка.
  - Ну, я учился в Малороссольской школе и кое-что запомнил - улыбнулся Авер.
  - Ага... гм...- Илорка попыталась переварить давно уже очевидное - в Малых Россолях, значит.... А почему тогда ты сам не поставишь контур? Ты же сильнее меня.
  - Я не маг в обычном понимании этого слова - отозвался Авер - хотя и могу сотворить приличный файр.
  - Короче, Илорка - не ворчи! - оборвала я магичку, собиравшуюся продолжить допрос - у тебя ведь диплом? Вот и давай, эльса хваленая - поработай ручками.
  - Дельная мысль - кивнул Гордей - чем языком молоть, займитесь делом. Надо бы хорошо выспаться, потому что уходить будем ещё до рассвета.
  Мы заняли самую опрятную избу. Странно все это было - никакого разгрома или запустения, все на своих местах. Разве что паутины в пять слоев, но и такое бывает у нерадивых хозяев. Один из разбойников притащил охапку дров и затопил печь. Я взяла одно из поленьев и пригляделась к месту сруба. Давненько...
  Лошадей привязали у крыльца. Стреноживать не стали - мало ли что. Илорка (сама!) притащила из ближайшего сарая несколько охапок сена и принялась кормить Зебера с рук, чему конь с явным неудовольствием покорился.
  В избе было светло. Рыжая успела сотворить несколько огненных шариков ещё до полной темноты. Двое разбойников, перекусив ушли к лошадям. Гномы немедленно облюбовали себе печь и, переругиваясь, полезли наверх. Лежанки устроили прямо на полу. Илорка, после очередного напоминания, с мученическим видом принялась устанавливать обещанный контур. Люди Гордея сразу же захрапели. Сам Гордей, несмотря на плавающие под потолками световые шарики зажег лучину. Он и Авер все ещё сидели за столом. И молчали. Разумеется, что заснуть я не смогла. Повертевшись с боку на бок, я поднялась и уселась на лавку рядом с Авером. Через минуту напротив плюхнулась Илорка, с блестевшими от разбуженного (а точнее и не засыпавшего) любопытства.
  - Ты мне расскажешь?
  - Что? - не понял Авер.
  - Ну - какая у тебя специализация?
  - Специализация? - Авер непонимающе вздернул вверх брови.
  - Ты сказал, что ты - не маг в обычном понимании этого слова - тоном государственного обвинителя отчеканила магичка - но ты же - маг?
  - Я попробую объяснить - после недолгого раздумья ответил Авер - Маги - подобны резервуару и могут использовать только ту магию, которая в них помещается. Чем больше вместимость - тем сильнее маг. Они - потребители источника. Колдуны - вообще подобны вампирам. Они берут и используют любую пригодную для них энергию, потому что не имеют надежной связи с источником. Я - не колдун, и тем более не маг. Я напрямую связан с источником. Я и есть - источник. Мы с ним - одно целое - как исток и река.
  Маг - израсходовав магию на заклинания - становится бессилен. Колдун без своих амулетов и артефактов - просто человек с комплексами. Я могу изменять мир, не тратя ни капли своих сил, потому что поток силы питающий меня - бесконечен, потому что источник надо мной и источник внутри меня - одно целое. И каждое мое движение - движение этого источника, каждое мое действие - его действие, каждая моя мысль - его мысль.
  - Как-то все слишком заумно - обдумав, сказала Илора - а, попроще - нельзя?
  - Я долгое время провел в НИГДЕ.
  - Что за место? - деловито спросила ведьма - Город или поселок? Какое-то название странное - небось в Потынасе? Там все названия какие-то не в честь дурака названные.
  - Это не город - с легким раздражением ответил Авер - ты знаешь, куда ведет ведьмин круг?
  - Оттуда - сюда - ни капли не задумавшись брякнула магичка.
  - Откуда?
  - Ну... это такое место - с умным видом начала Илорка - где находятся первозданные силы природы и прочее. Оттуда к нам время от времени заносит не самых приятных тварей, коих искоренять - первейшее предназначение эльсартиш.
  У меня возникло ощущение, что Илорка зубрила свои учебники от корки до корки. Ещё бы колдовать хорошо научилась...
  - Я был меж тем миром и этим.
  Я вспомнила и охнула. Он ведь мне говорил уже об этом. Двадцать лет... двадцать лет ни жизни, ни смерти!
  Магичка слегка растерялась и на мгновенье замолчала. Но только на мгновенье.
  - Но ты ведь был магом ещё до... до своего исчезновенья? Ты вызвал свою ПМС...
  - Вызвал чего? - не поняла я.
  - Предельная Магическая Сила - пояснила рыжая - сокращенно ПМС.
  - А...
  - И ты уничтожил портал, через который в наш мир десятками перлась нежить. Такое под силу только очень сильному магу. Может быть ты - истинный маг?
  - Что такое - истинный маг? - зевая спросил Авер. Кажется Илоркина болтовня действовала на него как снотворное. Гордей прислонился боком к стене и, ухмыляясь, слушал умный разговор двух магов.
  Магичка напустила на себя важный вид (ещё бы очки на нос - ни дать, ни взять - учительница четвертого класса, объясняющая несмышленышам про пестики и тычинки), и заговорила:
  - Мало кто знает об истинных оборотнях, вампирах и прочей нечисти. Но ещё меньше известно об истинных магах. Истинный маг - творец заклинаний. В отличие от обычных магов, использующих готовые заклинания, истинный маг способен импровизировать, сотворив заклинание на ходу. И поэтому обладает несравненно большим потенциалом.
  - Тот ведьмин круг, который я уничтожил - Авер начал приподниматься с лавки и положил руку мне на плечо. Осторожно так положил, но в ответ на его прикосновение во мне стала подниматься дурманящая, не поддающаяся умственному контролю волна - Тот круг - был источником моей силы. И я его уничтожил. Давайте спать, в конце концов.
  Илорка с мучительно думающим выражением лица почти выкрикнула:
  - Но ведь ты не лишился силы?!
  Душераздирающий вопль с крыльца, тут же сменившийся странным хрипом - стал ей ответом.
  
  
  ГЛАВА 15.
  
  Как ужаленная я вскочила из-за стола и бросилась за мечом. Магичка стала белее белого, но взяв себя в руки тоже бросилась к своей сумке. Мужчины неторопливо (или мне так показалось) поднялись и пошли к двери: Гордей с обнаженным мечом, который он не снял даже сев за стол, Авер... без ничего, если не считать кинжала.
  Выскочив на крыльцо я едва не ткнулась носом в широкую спину разбойника. Тот стоял, вглядываясь в темноту и слегка отведя руку, готовый в любой момент нанести удар. Я протиснулась вперед и увидела Авера, присевшего на корточки... перед тем, что осталось от двух разбойников, охранявших лошадей, и трех лошадей, соответственно ими же охранявшихся.
  Запах крови и свежевыпотрошенных внутренностей ударил в нос. Я еле сдержалась.... Магичка пыхнула вверх световым шариком, и двор осветился неровным мятущимся желтым светом. Они даже не успели вытащить мечи. Земля вокруг тел была буквально изрыта чьими-то когтями. Илорка сбежала с крыльца и принялась изучать следы.
  - Игглайне - наконец выкрикнула она - я так и знала!
  - А чего ж молчала! - рявкнула я.
  - Спокойно, девочки! - произнес Авер и выпрямился.
  - Тих-ха! - прошипел Гордей и предупреждающе поднял левую руку.
  Деревня уже не была тихой. Из темноты доносились какие-то шорохи, приглушенное рычание и ещё Иш знает что. Сбоку вспыхнули два красных огонька и тут же потухли.
  - Сколько их тут? - подумал вслух Авер.
  - До хрена и больше - отозвался Гордей - идем в дом.
  - А лошади? - спросила я - мы их потеряем, если оставим без охраны.
  - Толку-то от грёб... охраны - процедил разбойник.
  - Я останусь - предложила я и была вознаграждена четырьмя жалостливыми взглядами по поводу моей умственной неполноценности.
  - Арса права - Авер потер рукой подбородок - Если не возражаете, я тоже покараулю.
  - И я! - пискнула Илорка.
  - Ну, дело ваше - Гордей пожал плечами - двери оставим открытыми, на всякий случай. И ты, ведьма - понаделай нам этих... светильников побольше, чтобы до утра хватило.
  Авер вытащил из ножен кинжал и преспокойно уселся на ступеньки. Я осталась стоять. Магичка приткнулась носом к моей спине и дрожала.
  - Илорк, ты чего? - подбадривающе спросила я.
  - Да я не трусиха - ответила она - но это когда уже нос к носу сойдешься.
  - Ну тогда ответь мне на два вопроса - сказала я самым строгим голосом - почему твой контур не сработал и кто такие игглайне?
  - Я ставила защиту только на нежить - пробубнила магичка мне в спину. Я вздохнула - и чему их там только учат?
  - А предупредить не могла что ли?
  - Ну я не подумала - уныло призналась Илора - думала только о вурдалаках или чем-то подобном.
  - А игглайне - кто такие?
  - Они не совсем нежить. Вид малоизученный. По крайней мере, книжек по ним ещё не писали.
  - Так они что - живые?
  - Нет. Они что-то среднее - не живые, и не мертвые.
  - Их тяжело убить?
  - Не знаю, не пробовала.
  - Вот те раз - хмыкнула я и слегка отодвинулась от приклеившейся к моей спине магички, - что ты за эльсартишь такая - ничего не знаешь, ничего не умеешь.
  - Я умею - обиделась Илорка - но все знать и уметь - невозможно.
  - Игглайне - это с какого?
  - Не знаю. Учитель просто сказал как их зовут и по каким признакам их можно определить.
  - Ну и по каким таким признакам?
  - Ну, чаще всего они встречаются на одиноких лесных хуторах, вроде этого - начала перечислять рыжая - днем - спокойно живут в домах, разве что только землю не пашут. А ближе к сумеркам начинают меняться. Трансформация происходит довольно-таки медленно, в отличие от тех же оборотней, но зато, в отличие от вышеназванных - приобретают все животные повадки. Что в сочетании с человеческой личностью дает чрезвычайно мерзкий характер.
  - А как они вообще появляются?
  - Никто не знает точно, могу только сказать, что если в семье завелся игглайне - вскоре вся семья становится одержимой. И это при том, что игглайне чтят семейные связи и на ближайших родственников не нападают.
  - Ага - протянула я, вспомнив кое-что - ты тут кричала, что догадывалась, куда нас занесло или мне послышалось?
  Илорка тут же засопела носом. Я повернулась к ней.
  - Ведьма ты недоделанная... зрака ты непоротая... а сразу сказать о подозрениях нельзя было?!
  Я совсем забыла, что Авер сидит рядом и прикусила язык. Лицо просто запылало. Что он обо мне теперь подумает?
  - Я только один раз о них подумала - подхалимским детским голоском промяучила Илорка - только вот... ну вот на столечко... они очень редко встречаются.
  И показала мне язык, благо Авер не поворачивался. Мой язык благополучно отнялся и я молча сунула кулак Илорке под нос. Та довольно хихикнула.
  - Пойду я в дом, погляжу - как они там устроились - фальшивым голосом пропела рыжая - не пропадете без меня?
  Я махнула ей рукой: иди, мол.
  Темнота продолжала шуршать, топать мягкими лапами и временами издавала глухое рычание. Авер сохранял удивительное спокойствие, словно не в ночной деревне, в окружении нечисти, а в ясный полдень на берегу реки с удочкой. Я не решилась последовать его примеру. Если внезапно нападут - я и вскочить-то на ноги не успею. Поэтому я присела рядом с ним на корточках.
  - Авер.
  - Да?
  - Думаешь они нападут?
  - Возможно.
  - А мы отобьемся?
  - Конечно отобьемся, Арса.
  Я замолчала. Но ненадолго.
  - Авер.
  - Да?
  - А что ты обо мне думаешь?
  Он повернул ко мне голову.
  - В смысле?
  - Ну... малознакомая... незнакомая - поправилась я - девчонка ни с того, ни с сего едет за тобой через всю центральную Пустошь...
  - Арса, мы ведь уже говорили с тобой...
  - Если честно - я ничего не поняла - призналась я - кроме того, что я тебе тоже небезразлична. Ведь - так? (Дура, что я несу?!).
  - Так.
  - Но ты не хотел, чтобы я с тобой ехала.
  - Ты многого обо мне не знаешь.
  - Я все равно с тобой поеду - упрямо сказала я - даже к эльфам.
  Авер глубоко вздохнул и ничего не сказал. Видно понял, что спорить со мной бессмысленно. А это означало, что при первом же удобном случае он постарается от меня избавиться.
  В дверях раздалось осторожное покашливание. Мы оглянулись одновременно. Гордей помахал нам рукой и, не переступая порога, присел у дверного косяка.
  - Вот, гхолл - ругнулся он - трубку свою где-то потерял. Кисет на месте, а в чем курить... Сейчас бы подымить немного, а то что-то мне не по себе. И не знал, что такое - почти под боком творится.
  - Как там у вас? - спросил Авер.
  - Нормально. У каждого окна по человеку. Только гномы, Селат им в зраку, - ни в какую с печи слезать не хотят. Когда мы все выскочили, гномы даже пальцем не пошевелили. Но я на них особо и не рассчитывал. Сторожа из них замечательные, потому как глотки луженые. Заорут - и за стадень услышишь. А вот чтобы безоружным в темноту... - в голосе разбойника послышалось удивление, так и не перешедшее в восхищение. - я понимаю, ты - избранный какой-нибудь, святой человек. Но береженного и Иш сбережет. Нельзя же так рисковать.
  Авер засмеялся.
  - Я просто знал, что там никого нет. Поэтому и пошел смело. Если бы там кто-то из них был, я бы наверное тебя вперед пропустил.
  - Пропустил бы, как же - проворчал Гордей, но тоже ощерился в улыбке.
  Звон бьющегося стекла совпал с истошным девичьим визгом. Если учесть, что я не визжала - визжать могла только Илорка. Разбойника как ветром сдуло. Мы вскочили на ноги и ринулись в дом. Изба была крестовой, то есть разделена на четыре равные части, стенами, сходящимися по центру. Магичку мы отыскали в самой дальней комнате. Илорка смущенно потупила глазки перед нависающим над ней разбойником.
  - Что случилось? - спросила я, отпихнув Гордея в сторону и прикрывая собой магичку.
  - Что, что! - гаркнул обозленный разбойник - разбила стекло, орала как резаная! Прибегаю - никого. Спрашиваю: что случилось?! Ничего, говорит. Показалось! Да чтоб я эту ведьму...!
  - Увидел в страшном сне - докончила я - Илор, что было-то?
  - Рожа мерзкая в окне показалась - буркнула она - ну я и метнула сгоряча файрик небольшой.
  - Понятно - вздохнула я - в следующий раз сначала сосчитай до трех, а потом действуй. Авер, пойдем.
  - Раскомандовалась - пробубнила мне вслед Илорка. Я сделала вид, что не расслышала.
  Авер даже не заходил в комнату. Я припомнила, что он остановился ещё на полпути к комнате. И вправду что ли - чует, когда есть опасность, а когда нет?
  С лошадьми было все в порядке. Никто их не погрыз, никто не покусал. Пчелка подняла морду и беспокойно поглядела на меня. Я тебя прекрасно понимаю - страшно. Ладно бы ещё человеческий труп, а то лошадиный в пяти шагах от тебя.
  Авер обнял меня сзади, так неожиданно, что я едва не села на подогнувшиеся ноги. Он бережно поддержал обмякшую сииду, но ничего не сказал. Я взяла себя в руки. Что такого, в конце концов? Ну, обнял и обнял... как же приятно...
  Любит, любит! - билось во мне вместе с тяжелыми ударами сердца - или... нет, если бы не было чувства, не стал бы он, ни с того ни с сего, так обнимать. Я почувствовала его дыхание у своего виска и откинула потяжелевшую (от избытка чувств, наверное) голову ему на плечо.
  Сколько мы так стояли? Гхолл его знает. Я бы могла так до утра..., но мерзкая рыжая ведьма умудрилась все испортить. Знакомый уже визг на этот раз сопровождался грохотом падающих стульев или чего-то ещё, имеющего свойство падать с большим шумом. Топот сапог и громкая ругань людей, вопли обоих гномов. На этот раз Авер сразу же меня опередил. В тесной, от присутствующих там, комнате шел настоящий бой. Илорку я сразу не заметила, потому что недалеко от входа стоял Гордей и, при помощи своего меча, изображал ветряную мельницу. Прямо возле окна катался орущий и рычащий клубок из тел. Магичка забилась в угол и выставив в знакомом жесте руки готовилась произнести заклинание. Авер свел на мгновение пальцы вместе, но я отпихнула его в сторону и рванулась внутрь. В такой толкучке от Илоркиных заклинаний толку было мало. Клубок расплелся, оставив на полу распластанное человеческое тело. Мой первый порыв прошел и я довольно спокойно принялась разглядывать поднявшегося и тут же приготовившегося в атаке игглайне.
  Оборотней я видела только на картинках. Игглайне не походил на оборотня. Просто волчья голова насаженная на изрядно обросшее человеческое тело. Он оскалился и прыгнул. Все что я успела - выставить перед собой узкий клинок. Раздался вой-всхлип, и когтистая лапа ухватила меня за плечо. Я невольно отшатнулась, отталкивая нечисть назад. Брызнула кровь. Гордей тут же оттеснил меня к выходу. Ещё двое оборотней валялись на полу, разрубленные пополам. И двое разбойников тоже...
  В окно лез ещё один игглайне, но, получив от магички файром прямо в оскаленную морду, с воем исчез. С крыльца послышалось озлобленное рычание.
  - Лошади! - заорал Гордей, рывком выдергивая Илорку из угла в сторону двери. Я выбежала из комнаты и, ничегошеньки не соображая, бросилась в сени. Авер стоял на крыльце, вытянув перед собой левую руку. В правой он сжимал кинжал. Кончики его пальцев пылали мерцающим алым светом. В пяти шагах от него переминались трое оборотней, не решаясь напасть.
  - Да сколько их тут?! - пробормотала я сквозь зубы.
  - Не меньше двадцати - отозвался Авер, не выпуская игглайне из виду.
  - Что будем делать?
  - Защищаться - ответил он мне, словно я - круглая дура.
  - А может - просто ускачем отсюда?
  - Ещё даже не полночь. В лесу будет гораздо труднее...
  Неожиданно игглайне навострили уши, развернулись и исчезли в темноте.
  - Арса... - раздался осторожный шепот за спиной.
  - Да?
  - Они ушли?
  - Ушли.
  Магичка осторожно прилепилась к моей спине, выглядывая из-за плеча.
  - Ффух... - выдохнула она облегченно.
  - И чему тебя только учили? - раздосадовано бросила я.
  - Игглайне, между прочим - это тебе не вурдалак - уже почти своим голосом сказала Илорка.
  - А разница какая? - я скосила глаза вбок - нечисть. Твоя прямая обязанность - уничтожить.
  - Во-первых, игглайне гораздо сильнее, изворотливее и уж точно умнее, чем простые... оборотни.
  - Ну конечно - усмехнулась я - все претензии к игглайне. Мы тут ждали простых оборотней, а пришли вы. Это просто возмутительно. Зрака ты троллячья, Илорка!
  - Ну почему при любой конфликтной ситуации упоминается моя задница? - раздался задумчивый голос из темноты. От неожиданности я вздрогнула. Магичка пискнула и снова укрылась за моей спиной.
  Авер, вопреки всему расслабился и опустил руки.
  - Агырх, как ты нас нашел?
  Из темноты неторопливо вышел... тролль. Серокожий, большеносый и большеротый, с маленькими смешливыми глазками-бусинками. В руке он сжимал увесистую палицу, судя по пятнам только что побывавшую в деле.
  - Да уж, по шуму, который вы производите найти вас - большая проблема. Странные у вас тут развлечения, пока шел - пришиб по дороге пару тварей, на волков похожих. Только это ведь не волки...
  - Совсем не волки - подтвердила дрожащим голосом Илорка и зашептала мне в ухо - это же тролль, порождение Селата. Тьфу, тьфу! И они знакомы? Я же говорила тебе - этот святой на самом деле слуга Темного...
  Я молча ткнула её локтем в живот. Легонько так, просто чтобы не болтала. Потом спустилась с крыльца и подошла к Аверу.
  - Привет!
  Тролль оглядел меня с ног до головы и ухмыльнулся.
  - Это та самая? - он подмигнул Аверу. Тот утвердительно кивнул.
  - Как зовут? - поинтересовался тролль.
  - Арса - ответила я вызывающе. Не понравились мне ни его вопросы, ни его ухмылки.
  - А я - Агырх Дрогнаджар, тролль - с этими словами тролль выпятил и без того выдающуюся челюсть и стукнул кулаком по широкой груди.
  - Вы и вправду - тролль? - тревожно спросила магичка.
  - Самый что ни на есть - Агырх молодцевато расправил плечи и принялся раскачиваться на пятках. Илорка неопределенно пискнула, с ужасом разглядывая его.
  - Что-то непохоже... - протянула она наконец - то есть, по обличью похоже. Но тролли себя иначе ведут, как мне кажется.
  Агырх подмигнул.
  - Что - чурки, топором вырубленные? Немытые, нечесаные - лишь бы подраться, сивухи напившись?
  - Да - без колебаний отозвалась Илорка.
  - Так, как ты нас нашел? - вмешался Авер. Тролль вдруг заскакал на месте, запрыгал, загнусавил противным блеющим голосом:
  - Агырха - умный! Агырха - башка маленький, мозга большая, потому извилин многа!
  Авер поморщился.
  - Кончай придуряться. У тебя университет на лице написан.
  - Ты мне льстишь.
  - Нисколько.
  Тролль посерьезнел.
  - Может, вы меня все-таки в дом пригласите, гостя нежданного?
  - А как же лошади? - спросила я.
  - Гномы покараулят - хриплым голосом отозвался Гордей, стоявший в дверях и молча наблюдавший за нами - а утром я с ними лично разберусь. Идите в дом.
  Гномы сидели на лавке, возле печи - тихие и смирные, держа на коленях арбалет и бердыш.
  - Марш на улицу - злобно процедил Гордей - и чтобы ни одна тварь до лошадей не добралась. Хотя бы и вас обоих сожрали.
  Разбойник ссутулился и прошел в дальнюю комнату.
  - Что тут у вас произошло? - озабоченно спросил Агырх, без особого интереса глянув на шмыгнувших в дверь гномов.
  - Они напали через окно - пояснил Авер - и, кажется, среди нас есть потери.
  - Ты бы хоть своей девчонке плечо перевязал - заметил тролль - и желательно ранки обработать. Мало ли что...
  Я скосила глаза на свое плечо и с удивлением обнаружила, что рубашка располосована в трех местах и пропиталась кровью (неужели моей?). Авер покраснел.
  - Извини, Арса. Надо было сразу же...
  - Я все сделаю - ревниво вмешалась Илорка - ты иди - погляди в комнате. Может, кто живой остался.
  Авер сделал было шаг, по направлению ко мне, но осекся и опустив голову пошел вслед за Гордеем. Тролль только заглянул, присвистнул и вернулся обратно.
  - Думаю, что стоит поискать лопаты.
  - Зачем? - удивилась магичка.
  - Ну не оставлять же тела без погребения? - Агырх развел руками.
  Илорка попыталась снять с меня рубашку, но потом сообразила.
  - Эй, тролль!
  - Что угодно, прелестная ведьмочка? - осклабился он.
  - Может, ты все-таки отвернешься?
  По крайней мере легкие царапины Илорка заживлять умела. Края порезов стянулись моментально. Наверняка останутся шрамы, хотя магичка клялась, что и следа не останется. Но я особо и не расстраивалась. Убитых мужчины оставили в комнате, решив вынести их утром. Все оставшиеся в живых - Авер, Гордей, Илорка, я и Агырх расположились ближней к сеням комнате. Кроме гномов, конечно.
  - Нападут ли они снова? - задумчиво сказал Гордей, теребя подбородок - или уже получили свое...
  - Гырх... прошу прощения - тролль застенчиво прикрыл рот здоровенной ручищей - вряд ли.
  - Откуда знаешь? - поинтересовался разбойник.
  - Скольких вы уложили сегодня? Троих. Ну и я парочку. Игглайне - в некотором смысле нежить разумная. Они подождут, не уйдем ли мы утром. Если не уйдем...
  - То нападут и днем? - предположил Авер.
  Тролль кивнул.
  - Ты говоришь так, будто уже с ними встречался - недоверчиво отозвалась Илора.
  - Конечно, радость моя - ухмыльнулся Агырх - я ж не только тролль. Я ещё и следопыт. Полжизни по лесам и полям брожу.
  - Как-то странно все это - магичка поджала губы - тролль - любитель леса. Вы же в горах живете.
  - Мы живем там, где нам хорошо.
  - Может, ты, перестанешь болтать и кое-что мне расскажешь? - недовольно бросил Авер, не глядя на Илорку.
  Тролль кивнул.
  - Расскажу. Только... прям сейчас? - он выразительно оглядел разбойника и нас с Илорой. Авер кивнул.
  - Мы все сейчас в одной лодке. Не стоит усугублять ситуацию личными тайнами.
  - Ну - хорошо. Тогда слушайте. Темный сейчас в...
  - Темный?!- с ужасом взвизгнула Илорка.
  - Темный сейчас в Иммергале. Он вместе с премасом Скипой...
  - Премас?! - опять взвизгнула магичка - да это же...!
  - Может я потом дорасскажу? - невозмутимо поинтересовался тролль.
  - Илорка, замолчи... - прошипела я и ущипнула её за локоть. Рыжая взвизгнула в третий раз.
  - Люэнсе олар ин зрак! (нежить вам в задницу) - заорал Гордей - вы не можете помолчать?!
  За столом воцарилась тишина.
  - Что он сказал? - шепнула я магичке, которая судя по насупленному виду поняла.
  - Он сказал, что у нас там... вурдалак - немного подумав, отозвалась Илорка.
  - Где? - не поняла я.
  - Там - магичка ткнула пальцем под лавку.
  - Не поняла.
  - Там, на чем сидишь - слегка покраснев, пояснила она. Я тоже покраснела, заметив, что все уставились на нас странными такими, неподвижными взглядами... Чего это они?
  - Кхм... - кашлянул тролль - короче готовят временный портал. Нам не надо будет...
  - Погоди - перебил его Авер - ты поедешь с нами?
  - Я свою работу всегда качественно выполняю - туманно ответил Агырх - особенно, когда заплачено вперед и золотом.
  - Понятно.
  - Ну так вот, как мне объяснили - портал нельзя долго держать открытым. Силы магов не бесконечны. Пять минут. Не больше.
  - Но как они узнают, что мы на месте? - Авер постучал ногтем по крышке стола.
  - При помощи вот этого - тролль сунул лапу в карман и достал что-то вроде пуговицы - нажимаешь вот сюда и.... Маячок называется.
  - Не внушают мне ваши порталы никакого доверия - отозвался Гордей - коням доверяю...
  - Ну, ты - умник - Агырх сузил и без того маленькие глазки - долго ты будешь по пустыне на лошадях плестись? В первую же неделю сдохнут. А пешком по Великой Пустоши - только круглый дурак пойдет.
  Разбойник насупился и проворчал про себя что-то не очень лестное о троллях.
  - Как далеко нам добираться? - Авер умудрился отколоть от стола щепку и бросил её под стол.
  - Да не так чтобы далеко - ухмыльнулся тролль - даже до Городецка идти не надо.
  - А до куда надо?
  - Перед Городецком, стаднях в пяти есть маленькое, но очень симпатичное поселение. Живут там бывшие э-э-э... короче нелюди Иша принявшие. Сами увидите.
  - А почему бы нам не воспользоваться старым порталом? Помнится, в первый и единственный раз, в Иммергал меня доставили через него.
  - Все порталы уничтожены хранителями - ответил Агырх - или заблокированы. По крайней мере, с той стороны точно - заблокированы. У вас не найдется чего-нибудь пожра... перекусить?
  - Извини - усмехнулся Гордей - последние детские ножки вчера доели.
  - Жаль - тон в тон ответил тролль - я мог бы приготовить шикарнейшее блюдо. Хотя... девичьи тоже пойдут.
  - Но-но! - грозно воскликнула Илорка, боязливо отодвигаясь на краешек лавки - попробуйте только!
  - Руками не трогать - поддержала я - а то на завтрак будет рагу из тролльих лап.
  Оба гурмана дружно заржали.
  - Да ты наконец расскажешь толком или нет?! - не выдержал Авер - Что ты цедишь по ложке!
  - Да уже практически все рассказал - миролюбиво ответил Агырх - надо было не кобениться, а сразу со мной идти.
  - Что ж ты не подождал?
  - Пока ты со своими девками разберешься? - грубо огрызнулся тролль - извини, у меня времени не было. И так, по Пустоши ходишь, словно по коровьему выгону. Что ни шаг - то в дерьмо! Думаешь, легко троллю?
  - Ну... извини - смягчился Авер - ты пришел и припер к стенке: собирайся и пошли. А я знаю - кто тебя послал и зачем?
  - Облдырр! Но ведь я представил тебе доказательства?! - вскипел тролль.
  - Ну мне надо было с мыслями собраться.
  - Долго собирался - хмыкнул, моментально успокоившись, Агырх - дособирался - погоня на хвосте.
  - Ты видел кого-нибудь?
  - Что тут видеть? По всем дорожным столбам висят объявления "Не вступая в близкий контакт, известить ближайшее отделение сэренсати", ну и описание примерное.
  - А кого конкретно ищут? - насторожившись, уточнила я.
  - Мужчину, на вид лет двадцати с небольшим. Волосы темные, глаза карие, рост средний. Э-э-э... соблюдать осторожность. И э-э-э... мужчину, лет сорока. Волосы грязно-серые, глаза серые, нос прямой, рот кривой. На правой щеке шрам, размером с небольшую монету. Зовут Гордей Карть-и-роу, по прозвищу Кривые Когти...
  - Это как - грязно-серые? - насупился разбойник.
  - Ну что, тебя-то - точно описали - усмехнулся тролль.
  - И больше никого? - я настолько свыклась с мыслью, что опасность общая, что мне было неприятно, что нас с Илоркой хранители ни во что не ставят. Даже упомянуть не удосужились.
  - Больше никого - подтвердил Агырх мои опасения, и тут же добил - так что вы, маленькие ведьмы, можете со спокойной душой сваливать, пока не поздно.
  Магичка аж просияла, уставилась на меня своими наивными глазами, но - заметив, что не очень-то я рада - промолчала. Авер покачал головой.
  - Тебя тоже никто официально не разыскивает, Агырх. Однако если сейчас сюда заявятся эльсартишь и воины...
  - Друаны - вставила невесть зачем Илорка.
  - Что? - не понял Авер.
  - Воины хранителей - это вам не городские стражники - магичка задрала нос - их готовят так же как и эльсартишь.
  - Ну, тем более - кивнул он - если сюда придут дру... короче - хранители, они не пожмут твою благородную руку, и облобызав твои толстые щеки не отпустят на все четыре стороны...
  - Догадываюсь - проворчал Агырх - ладно, насчет "сваливать" - это я поторопился с выводами.
  Илорка приуныла. Зато я...
  - Знаете, какая мне мысль в голову пришла? - сказала я, оптимистично оглядывая присутствующих.
  - Не сомневаюсь, что пришла - тихо буркнул тролль.
  Авер вопросительно глянул на меня, улыбаясь глазами.
  - Выспаться у нас все равно не получилось. И отдыха с этими... игглайне не вышло. Почему бы нам не отправиться в дорогу?
  Гордей выразительно постучал согнутым пальцем по лбу.
  - А почему мы, по-твоему - ещё не в дороге?
  - Игглайне, дура - шепотом подсказала мне Илорка.
  - Если поскачем быстро, то прорвемся - не сдалась я - а если за нами идет погоня, то игглайне их на какое-то время задержат.
  - Она с ума сошла - не стесняясь заявил Агырх, и принялся ковырять пальцем в зубах.
  - Большей глупости мне ещё в жизни не предлагали - высказался Гордей.
  - Арса, ты понимаешь, что ты предлагаешь - страшным шепотом воззвала Илорка.
  Все взгляды устремились на Авера. Он подпер щеку кулаком и подозрительно долго молчал. Потом поднял голову и усмехнулся.
  - Должны же мы, в конце концов, хоть что-нибудь сделать? Я думаю, это хорошая мысль, Арса.
  Мнения гномов никто спрашивать не стал.
  
  
  ГЛАВА 16.
  
  Все напряженно вглядывались в совсем не тихую мглу. До рассвета оставалось всего три часа и я, глотнув свежего воздуха и обретя способность рассуждать здраво, начала очень сильно сожалеть о своем предложении. Но робко проблеять: "а может, подождем до утра?" мне не хватило смелости. Или засмеют, или обругают. И разумеется - никто не послушает, потому что все уже сидят верхом. За моей спиной пыхтит Доркин, за Илоркиной - Карсиан. Гномов решили распределить между собой, чтобы не потерять в темноте. И само собой, что никто не захотел с ними связываться. Я выбрала Доркина, потому что у него был арбалет. Тот самый страшный клебайниэль. Надеюсь, он не промахнется, если придется стрелять, и не попадет мне в спину. Илорка минут пятнадцать возилась с Карсианом, ворча и ругаясь последними словами. Гном о бердыше заботился больше чем о себе. Он непременно хотел держать его поперек седла, чему магичка яростно воспротивилась, заявив, что спина у неё не железная. Договорились на том, что гном будет держать свое оружие сбоку, лезвием к себе.
  - Вперед! - негромко молвил Гордей и ткнул коня каблуком в бок. Пчелке такая команда не потребовалась. С места взяв в галоп, мы понеслись между избами, под взлетевший к ночному небу вой и рычание. Одного оборотня Гордеев жеребец просто раздавил копытами, другого разбойник свалил ударом меча. Больше к нам никто приблизиться не решился. Тролль, которого с трудом уговорили залезть в седло, скакал последним и дико орал, ругаясь диковинными ругательствами. Я решила, что на досуге надо будет выучить парочку. Мы вынеслись за околицу, и тут наступила заминка. Гордей осадил коня, напряженно вглядываясь в тьму, окутавшую лес.
  - Что там? - тревожно спросил Авер.
  Разбойник раздраженно сплюнул, едва не попав самому себе на носок, и ткнул пальцем в сторону дороги.
  - Там огни!
  Я вгляделась в темноту, но ничего не увидела. И, по-моему, никто не увидел. Однако, когда Гордей повернул коня, сворачивая влево, никто и слова не сказал.
  - А как же мы в темноте будем? - робко сказала магичка.
  - А никак - бросил через плечо Гордей - никаких твоих колдовских шариков. Не хватало нам только привлечь к себе внимание магов. В лесу наберем гнилушек - вот тебе и свет.
  С этими словами, разбойник въехал в какие-то, очень колючие на вид (разберешь тут в темноте!) кусты и исчез из виду. Авер, не колеблясь, последовал за ним. Мы с Пчелкой нерешительно замялись но, подбодренные очередным тролльим ругательством, двинулись вслед за ними. Сзади послышался приглушенный Илоркин взвизг, окончившийся интересными высказываниями в адрес колючек, возможных лесных клещей и толстых неуклюжих гномов. Затем треск ломающихся веток и такое же приглушенное, но очень возмущенное сопение.
  Оцарапанные и вымокшие (после недавнего дождя, листья сохранили просто огромное количество воды) мы, казалось, окончательно завязли в зарослях, когда Гордей предостерегающе поднял вверх руку.
  - Тихо!
  В наступившей тишине, нарушаемой только бульканьем редких капель, стекавших по листьям да парящим лошадиным дыханием, издалека отчетливо прозвучали чьи-то голоса.
  - Тут пахнет нежитью.
  - Но заночевать все-таки где-то нужно. Не в лесу же?
  - Тебя страшит лес?
  - Нет, сати. Но...
  - А те, кого мы ищем, сейчас спокойно уходят, невзирая на ночь и усталость.
  - Уверяю вас, сати, они сейчас тоже где-нибудь остановились. Мы сделали хороший крюк, но не обнаружили пока никаких следов.
  Гордей еле слышно шепнул:
  - Человек десять, не меньше. И два эльсати.
  Тролль глубоко вздохнул. На него тут же устремились осуждающие взгляды.
  - Хорошо, сворачиваем к этому хутору. Будем надеяться, что они ещё не успели уйти далеко.
  - Тем более, что сати Ален, вышедший раньше нас, наверняка уже стаднях в пяти от нас. Если они наткнутся на него, у нас будет время подойти и захлопнуть силки. Хоть пару часов отдохнуть надо.
  - Гм... будем надеяться. Оставь на дороге двоих, остальным отдыхать.
  Голоса стали удаляться в сторону оставленной нами деревни.
  Гордей обернулся к нам. Глаза блестели в темноте.
  - Слыхали? Отдохнуть они решили. Ну - будет им отдых!
  Послышался жуткий, почти волчий вой, резко оборвавшийся на высокой ноте.
  - Меня беспокоит другое - ответил Авер - ты слышал, что он сказал?
  - Про второй отряд? Слышал. Но до него ещё дойти надо.
  - Агырх, сколько нам ехать до Городецка?
  - Такими темпами как раз к старости доедем - буркнул тролль - давайте сваливать отсюда, пока нас не обнаружили. Только на этот раз впереди поеду я.
  Гордей неопределенно хмыкнул, однако уступил ему дорогу. Агырх спрыгнул с лошади и передал поводья Аверу.
  - Мне так привычней - пояснил он - а у тебя будет сменная лошадь, на случай погони.
  - Ты думаешь, я умею прыгать с лошади на лошадь? - рассмеялся Авер.
  - Нужда заставит - тролль пожал плечами - научишься. Пошли.
  К всеобщему удовольствию, тролль не стал без необходимости лезть в кусты, предпочитая обходить их, одному ему известными тропками. Однако через пару часов, когда тьма стала редеть, уступая место медленно всплывающему из-за горизонта рассвету, я почувствовала что ещё немного и вывалюсь из седла. Бессонная ночь и все остальное не могли не сказаться. А я не железная, чтобы вот так скакать целый день, и половину ночи сражаться со всякой нечистью. Я оглянулась на Илорку, желая поделиться своими ощущениями, пожаловаться и, конечно же - получить горячую поддержку и сочувствие. К моему удивлению, магичка нисколько не кисла, а имела вполне бодрый вид, и даже перекидывалась шуточками с сидевшим позади гномом. Я тяжело вздохнула. Ни в чем нельзя на неё положиться. Оставалось только прикусить язык и терпеть как все.
  Следопыт бежал впереди равномерной рысцой, зорко оглядываясь по сторонам, но ни на миг не останавливаясь. Кроме перевязи с мечом и короткой тяжелой палицы в лапах, он тащил на себе внушительных размеров мешок. Я подивилась тролльей выносливости. Я бы наверное и пяти шагов не сделала, свалилась бы и до обеда пролежала. Хорошо, что я не тролль.
  Небо все розовело, и где-то в глубине леса стали просыпаться первые птицы. Подул легкий ветерок, тщетно пытавшийся прогнать из меня сонливость. Ничего путного конечно не вышло. Я только раззевалась, рискуя вывихнуть себе челюсть.
  Когда солнце окончательно вылезло из мягкой постели (у меня все мысли были только о сне) и принялось за свою основную работу, мы были уже в трех стаднях от места ночлега (какого ещё ночлега?). При солнечном свете, лица остальных меня немного утешили, поскольку выглядели осунувшимися и усталыми. Илорка начала (к моему огромному удовольствию) клевать носом, а в спину ей точно так же клевал Карсиан. Я со всем своим внутренним нытьем совершенно забыла про Доркина. Гном вел себя более чем примерно. Вцепился в свой арбалет и совершенно не подавал других признаков жизни кроме редкого сопения. Я обернулась, чтобы похвалить примерного седока, но при этом нечаянно заехала ему по скуле. Раздался дикий ор, и Доркин картофельным мешком выпал из седла.
  Испуганные лошади шарахнулись от нас в разные стороны. Авер чудом удержался в седле. Гордей испуганно обернулся, хватаясь за меч. Только Илорка, ехавшая сзади и все видевшая, вынырнула из полусна и хохотала во все горло, тыча пальцем в мою сторону. Возмущенно вопя и потрясая кулаками, гном вскочил на ноги и устремил на меня полный негодования взгляд. Оказывается, едва усевшись на лошадь, Доркин, как и подобает гному с незамутненной совестью, преспокойно уснул сном праведника. И вот такая-сякая неуклюжая девчонка, которую ещё к лошадям и близко подпускать нельзя, не смогла нормально разбудить... Все это гном высказал в крайне изысканных выражениях, из которых самым мягким было "дура неуклюжая". Под общий хохот (ну кроме меня и Доркина смеялись все) гном вскарабкался на лошадиный круп и, пригрозив - в следующий раз проделать со мной то же самое, снова затих за моей спиной. Отсмеявшись, Авер задумчиво покачал головой и внезапно заговорил совершенно о другом.
  - Этот голос, который мы слышали...
  - Чей? - переспросил тролль - того сати, что отдавал приказы?
  - Да. Он почему-то кажется мне знакомым.
  - Кто-то кого ты знаешь и кто знает тебя? - спросил Гордей.
  - Я не уверен. И не поспорю даже на медный грош, что это так, но... что-то неуловимо знакомое... интересно...
  - Ну раз не можешь сказать точно, то и нечего себе голову забивать - оптимистично сказал тролль - давайте двигаться. До обеда мы должны пробежать..., ну в смысле проехать - не меньше пятнадцати стадней.
  - Сколько?! - схватилась за голову Илорка.
  
  - Ты шутишь? - недоверчиво спросил Авер - мне кажется это не совсем реальным.
  - Шучу - подтвердил Агырх - надо бы и все двадцать.
  - А торг уместен?
  - Давайте поменьше болтать и побыстрее двигаться? - предложил тролль и первым подал пример, рысью рванув вперед и исчезнув за деревьями. Нам ничего не оставалось, как пришпорить лошадей. Я поймала себя на том, что совершенно перестала думать об Авере. Даже почувствовала себя немного виноватой перед ним. Он не выходил у меня из головы все эти дни, а теперь, когда он рядом - ну совершенно никаких мыслей. Собственно мы даже толком и не поговорили с ним. и... кажется были рады этому обстоятельству. Чего боится он? Чего боюсь я? Неясная догадка мелькала во мне неуловимой рыбкой, которую вроде бы и видишь в прозрачной воде ручья, и даже вот-вот схватишь...
  Солнце. Ну какое может быть солнце в лесу? Солнце для тех, кто в полях, да в лугах. Или хотя бы на лесных полянках. Но осторожный тролль избегал хоть сколько-нибудь открытых мест, выбирая путь или через непролазную на первый взгляд чащу, или обходя манящие пышным разнотравьем островки краем. К полудню мы окончательно выбились из сил. Неутомимый тролль убежал невесть куда, прежде чем соизволил оглянуться и обнаружить, что часть его подопечных - уже никуда не едет, а другая - замедляет ход, завистливо оглядываясь на двух сползших с лошадей девиц и продолжающих гордо торчать за седлами гномов.
  - Агырх! - позвал наконец Авер. Все-таки дурацкое имя. Если бы я не знала, что так зовут тролля, то подумала бы что у Авера какие-то проблемы с желудком.
  Раздалось шуршание и из-за деревьев показалась недовольная морда тролля.
  - Гхолл, чтоб вас - рыкнул он - что, совсем невмоготу? До вечера потерпеть не сможете?
  - Ты что - издеваешься?! - тонко взвизгнула Илорка - мы тебе не железные!
  - Агырх, ты слегка перегибаешь - вежливо намекнул Авер - если мы сейчас не отдохнем, то к вечеру вообще будем не в состоянии двигаться. За тобой разве что Гордей угонится. У меня конечно есть кое-какой опыт верховой езды, но то была Ашка...
  Он запнулся, словно сказал что-то лишнее и помрачнел лицом. Тролль невозмутимо выслушал, посверлил его своими глазками-буравчиками и наконец кивнуть.
  - Хорошо, гхолл с вами. Но учтите, что хранители до вечера точно не остановятся.
  - После вчерашнего ночлега у них будет повод остановиться и отдохнуть - хмыкнул разбойник.
  - Ты имеешь в виду, если игглайне сумели от них отбиться? - хмыкнул тролль.
  - Гм..., ты ничего не перепутал?
  - Я всегда трезво смотрю на вещи. Особенно, если эти вещи касаются меня. Даже косвенно.
  - Давайте отдыхать - успокаивающе сказала я - сил нет вас слушать.
  Тролль тут же завалился на землю и принялся храпеть. Гордей удивленно уставился на него. Авер засмеялся.
  - Это означает, что нам спать не придется. Он не притворяется - со сном у него быстро получается. Лег-уснул-проснулся.
  - И долго он будет спать? - озадаченно спросил разбойник, снимая с себя куртку и расстилая на траве.
  - Ровно столько, сколько он назначил нам на отдых. Вот увидишь - проснется через полчаса и примется всех погонять.
  Авер плюхнулся на траву и принялся развязывать мешок со съестными припасами. Илорка, едва не урча, как голодная кошка, тут же подползла поближе, впившись глазами в извлекаемую из мешка еду. Авер опасливо глянул на неё, и осторожно протянул ей кусочек соленого сала. Кусочек был моментально выхвачен из рук.
  - А хлеб?! - возмущенно протянула магичка.
  - Прошу прощения - Авер достал небольшую лепешку и, разломав её пополам, протянул одну половинку Илорке. Раздалось и вправду настоящее урчание, сменившиеся требованием дать ей что-нибудь попить.
  Гордей ухмыляясь, нарезал большими кусками кольцо копченой колбасы. Взял в руки кусок заплесневевшего сыра, понюхал брезгливо и бросил обратно. Поднялся на ноги, и достал из чересседельной сумки большую плоскую флягу.
  - Извиняйте, девушки - стаканчиков у нас не припасено. Придется с горла пить.
  - А нам все равно - чавкая, проворчала Илорка - лишь бы мы первыми отпили.
  Через несколько минут магичка, словно насытившийся клоп, медленно отвалилась от расстеленного вместо скатерти куска бархата (из разбойничьих запасов) и с блаженным выражением лица приготовилась ко сну. Я не преминула испортить ей настроение, выразительно показав глазами на вздувшийся животик, выглянувший из-под сорочки.
  - Чего? - не поняла сначала Илорка.
  - Тебе бы для пользы дела, побегать кругами вокруг нас - посоветовала я, ехидно улыбаясь - скажем раз так... тридцать.
  - Зачем? - после сытного обеда, магичка совершенно не хотела соображать.
  - А то жирок на животе завяжется - уже прямым текстом объяснила я.
  Но Илорка великодушно махнула рукой.
  - Пусть хоть немножко завяжется. А то я так чувствую, ему бедняжке в ближайшие дни грозит пренеприятнейшая встреча с позвоночником. Что-то вроде: "Здравствуйте, Я - Илорин живот. А вы - кто? А я - её же позвоночник. Очень приятно. Какими судьбами?" и так далее...
  Магичка сыто прижмурила глаза, ловя теплые солнечные лучи, сумевшие пробиться сквозь густые кроны деревьев. Я недовольно вздохнула. В последнее время, рыжая стала просто непробиваемой. Неужели взрослеет?
  Я нашла место, где солнце отвоевало у леса порядочный кусок земли, и воткнула в землю прямую ветку. Затем начертила окружность, отметила другим сучком местоположение тени, и принялась ждать, когда тень начнет переползать от моей отметки в сторону. Наблюдать за солнечными часами в детстве было моим любимым увлечением. Отец Ольгерд в свободное время вырезал их из дерева, украшал позолотой, наклеивал полудрагоценные камешки и дарил всем, кто ему под руку попадался. Одаренные такими часами - горячо благодарили, обещали хранить вечно, и тут же бежали к отцу Тимону, заведовавшему хозяйственной частью Валлиса. Тот каждый месяц выезжал в ближайший город за продуктами и заодно сдавал часы знакомому торговцу. Спрос на них был неплохой, несмотря на то, что заводными часами, как и магическими поделками адептов ближайшего сэренсати прилавки были завалены. Говорят, на слуху было поверье, что часы изготовленные в Валлисе, непосредственно под покровительством святого Аверьяна, приносят счастье и удачу, заодно отгоняя всевозможные напасти и происки Селатовых слуг. Знал бы отец Ольгерд...
  Я уснула, так и не дождавшись от тени никакого действия. Но едва закрыла глаза, как меня разбудил громкий звериный рёв. Я дернулась всем телом, веки разомкнулись сами, открывая непонятную спросонья картину: все бегают, перекидывают через седла дорожные сумки. Илорка с невнятным мычанием трет кулачками глаза и зевает так, что видны гланды. Авер и Гордей уже на ногах и готовы ехать. Тролль тщательно уничтожает следы нашего пребывания. Я глянула на импровизированные часы. Тень ушла на треть круга вправо. Значит, я все-таки спала. Это что - я так мало спала? Праведное возмущение бгдучьим троллем начало подниматься во мне, грозя вылиться хорошим скандалом, но в то же время руки и ноги так ослабли, что и шевелиться-то не хотелось.
  - Что случилось? - простонала я, пытаясь прикинуться лежащим деревом.
  - Арса, пора ехать - мягко сказал Авер и протянул мне руку.
  - Я же только прилегла! - фальшиво возмутилась я, вставая.
  - А я так и вообще глаз не сомкнул! - совершенно искренне (или мне показалось?) заявил тролль. Я невольно фыркнула. Потом озирнулась по сторонам, все-таки не понимая - чем вызваны такие поспешные сборы. Разбойник выглядел очень озабоченным. Авер - спокойным, если не считать легкого подергивания уголка губ. Гномы... гномы уже сидят верхом.
  - Что случилось?
  - Если и вправду - пятым чувством обладает задница, в данном случае - моя - ответил Агырх - то нам надо уносить отсюда ноги как можно скорее.
  - Хранители? - ужаснулась я, прикрывая зевающий рот ладонью.
  - А за нами ещё кто-то гонится? - тролль зло осклабился.
  Мгновенье, и я взлетела птицей в седло (правда Илорка говорит, что птица вечно похожа на ворону, но кто ж ей, брехливой поверит?). Тролль ужом скользнул в заросли волчьей ягоды и пропал. Я мысленно застонала, направляя туда же бедную Пчелку. Илорка последовала за мной. Авер и Гордей на этот раз почему-то тронулись последними.
  Не знаю каким чувством, пятым или шестым, я угадывала направление, в котором пробирался тролль (может быть по колыханию верхних листьев?), и мне никак не удавалось сбиться с пути и тем самым заблудить остальную компанию. Сколько же ещё ехать?!
  Внезапно впереди послышался шум, металлический лязг и звучный тупой удар. С замиранием сердца я выехала на небольшую прогалинку. Агырх тщательно обтирал свою неизменную дубинку. Неподалеку от него лежал... труп, с размозженной головой. Догадайтесь, почему я так решила. Тролль дико взглянул на меня, но ничего не сказал. Морд... лицо у него было как у сумасшедшего. Чертыхаясь из кустов выбралась Илорка. Неожиданно Доркин сполз на землю и принялся осматривать арбалет. Глядя на него слез и Карсиан.
  - Вы чего? - непонимающе спросила я.
  - Надо значит - буркнул угрюмо гном.
  - Гордей, чего они? - обратилась я с вопросом к подъехавшему разбойнику. Тот молча кивнул гному и, как ни в чем не бывало, проехал вперед. Авер, появившийся последним, кажется - тоже ничего не понял. Но, глянув на сосредоточенные гномьи физиономии, явно догадался. Густо покраснел и сказал:
  - Не надо, Доркин...
  - Не боись - усмехнулся гном - мы их слегка задержим, а потом в лес уйдем.
  - Тогда я тоже останусь - заявил Авер.
  - Дурака нам только и не хватало - съехидничал Доркин - Карсиан, присядь пока в кустах. Как расстреляю первую обойму - вылезешь.
  И тут до меня дошло! Но времени на размышления уже не было. Тролль снова пустился рысью, и нам ничего не оставалось, как следовать за ним. Мне казалось, что мы несемся, не разбирая дороги, лишь бы уйти подальше. Но стадня через два, когда я окончательно разуверилась в тролльей самоуверенности, Агырх внезапно свернул налево, выскочил на узкую лесную тропинку и остановился, поджидая нас.
  - Мне кажется, что гномы их надолго не задержат - он смачно плюнул, метясь в муху, блаженствующую на первых редких цветочках мухосбора. Муха испуганно вскрикнула и как всякая порядочная женщина обложила нахала продолжительным красноречивым жужжанием. Тролль нисколько не смутившись продолжал:
  - Не пора ли нам сделать небольшой крюк, чтобы сбить хранителей со следа?
  Авер озадаченно глянул на него:
  - Идея неплохая...
  - Да говори прямо, мучитель - во сколько стадней нам этот небольшой крюк обойдется?! - простонала магичка. Тролль осклабился:
  - Если устала на лошади - хочешь, я тебя на руках понесу, радость моя?!
  Илорка тут же выпрямилась в седле и, потерев кулачком поясницу, сказала:
  - Нет, с гномом удобнее было. Хоть спине было на что опереться...
   - Тут в четырех стаднях к западу селеньице есть небольшое - пояснил Агырх - люди всё честные - контрабандой занимаются.
  Гордей прищурился усмешливо и кивнул. Я не выдержала и засмеялась.
  - Честные?
  - Честнейшие! - подтвердил тролль - я бы им доверил самое дорогое, что у меня есть - жаль только, что нету у меня ничего.
  - Сворачиваем - решительно сказал Авер - давай - веди.
  - Э, нет - так не пойдет - возразил тролль - давайте-ка сначала вы слезете с коней и обмотаете им копыта тряпками. Да и себе заодно.
  - Что - себе? - не поняла я - копыта?
  - Ну... у кого - что - ухмыльнулся Агырх, и усевшись на землю принялся доставать из своего мешка какие-то тряпицы, судя по запаху - явно уже побывавшие на тролльих лапах.
  Я спрыгнула с Пчелки, пытаясь вспомнить - есть ли у меня в сумках что-нибудь подходящее.
  - А если нечем обматывать - тогда что? - спросила недовольно Илорка, повертев в руках шелковый пеньюар, извлеченный ею из сумки. Ни разу не видела, чтобы она его одевала.
  - Тогда надеваешь сапоги задом наперед, перебиваешь своему жеребцу подковы таким же образом - и в путь - съязвил тролль.
  Я не пожалела запасной рубашки, совсем новой, ни разу не надеванной. И даже с Илоркой поделилась. Разбойник быстро и умело обернул копыта своей кобылы кусками недавней скатерти, затем поделился остатками с Авером и помог ему справиться с его лошадью. Вскоре мужчины усевшись рядом с троллем, трудолюбиво обматывали свои сапоги тряпьем, в то время как я и Илора с трудом приподняв левую переднюю ногу Зебера - тщетно пытались намотать на его здоровенное копыто кусок ткани. Как только мы отпустили жеребячью ногу, зловредный жеребец слегка потряс копытом и весь наш труд пошел насмарку.
  - Ну, вы долго ещё будете возиться? - глумливо обреченным голосом вопросил тролль - время...
  Авер приподнялся с земли, очевидно решив нам помочь, но Гордей его опередил. Я вообще заметила, что разбойник постоянно выскакивает впереди Авера. Словно заботится, чтобы тот ручки не перетруждал. Вот и теперь - Гордей не только обмотал копыта нашим лошадям, но и принялся за Илоркины лапки. Магичка разумеется прикинулась беспомощным младенцем, которого ещё бы с ложечки покормили... родительской жёванкой... Я опустила глаза на свои сто лет не мытые сапоги (а уж ноги - тем более) и принялась прикидывать - как бы поудобнее приладить тряпку? Внезапно мужские руки перехватили у меня кончик ткани..., я подняла глаза на Авера и замерла, уставившись на него во все глаза. Он смущенно улыбнулся и потупил глаза.
  - Тебе помочь?
  Я часто закивала головой. Конечно - помочь. Я согласна на любые опасности, на любые погони - лишь бы... ну взбредет же в голову всякая чушь? Лишь бы ты, Авер, почаще помогал мне сапоги тряпьем обматывать?
  Вслух я не сказала ни слова. Просто сидела и смотрела, как двигаются его пальцы.
  - Все - готово - сказал он наконец и посмотрел на меня в упор. Теперь пришла моя очередь смущаться и опускать глаза.
  - Готовы? - весело спросил Агырх, словно мы собрались на вечеринку, по случаю дня рождения его бабушки - лошадей ведите в поводу, по сторонам особо не разбредайтесь. Пошли!
  Илорка, проходя мимо, ткнула меня локтем в бок и, кивнув в сторону Авера, заговорщически подмигнула. Я счастливо улыбнулась и подобрала у Пчелки повод. Подумаешь - погоня. Когда Авер рядом - мне ничего не страшно.
  А по зрелому размышлению - и без него не страшно - подумала я зачем-то - нет во мне страха ни перед сати, ни перед друанами - воинами сэренсати. Наверное я просто ненормальная...
  Расстояние до контрабандистского логова мы преодолели одним махом. Надежда отдохнуть в нормальном доме, а не в лесной чащобе, придала мне сил. И всем остальным тоже. Даже неприхотливый тролль с облегчением вздохнул, когда впереди показались приземистые избушки - с крышами, сплошь заросшими травой.
  - Ничего себе - маскировочка, а? - подмигнул он и осторожно двинулся к хутору, бросив нам небрежно - вы пока не ходите, а то не ровен час - получите арбалетным болтом промеж глаз...
  Раздался еле слышный свист. Ему ответило затейливое птичье пение. Тролль снова свистнул, на этот раз как-то по-особому. Из-за крайней избы показался человек, с арбалетом на изготовку. Он напряженно вглядывался в нас, абсолютно не обращая внимания на Агырха. Тролль не обиделся.
  - Здорово, Дамир - сказал он.
  - Коли не шутишь - отозвался тот - кого с тобой Иш принес?
  - Шкода не вздорная - заговорил успокаивающе тролль - птички не малиновки - петь не умеют. А вот в гнезде пересидеть да червяка поймать - согласны.
  - Что за ворона из дома вылетела? - так же непонятно спросил Дамир.
  - Та ворона, что Летягу и Синеона склевала.
  Дамир помрачнел.
  - Что ж ты таких пернатых в медвежий малинник приволок, хныга бгдучий?!
  Тролль покаянно воздел вверх руки.
  - Скощай, пасечник, больше некуда было. Да и не надолго мы. На часок откинемся, а потом снова по веткам.
  - А птички-то яйца откладывать умеют?
  - Не то чтобы куры-несушки, но для тебя найдем, чем поворожить - откликнулся Агырх и махнул нам рукой, мол - пошли.
  Вся наша компания слушала этот затейливый разговор, разинув рты. Я ничего не поняла, кроме того, что нас обозвали какими-то птичками и хотят заставить нести яйца. Тем временем, тролль продолжал болтать с контрабандистом, на иносказательном языке.
  - А что, пчелы в улье?
  - Да пяток вернулись вчера. По зайчатину ходили. Твои... случайно не маэны будут?
  - Нет. Ты бы пчелок своих разослал по полянкам...
  - Без горбатого дохромаю.
  - Ну я ж так, на всякий случай - усмехнулся тролль - вдруг хромота не дойдет.
  - Слушайте - взмолилась Илорка - вы бы не могли на нормальном языке разговаривать?
  Контрабандист удивленно воззрился на покрасневшую магичку, так словно бы лошадь заговорила. Агырх захохотал:
  - И вправду, Дамир, перепелки - трескотни сорочьей не понимают.
  - Вот в улей заберемся, тогда и поговорим - рассудительно ответил тот - мало ли чего. Или не знаешь - в лесу у каждого дерева по три уха.
  - Как это? - заинтересовался Авер.
  - Одно для тебя слушает, другое - для врага твоего.
  - А третье? - не удержалась я.
  - А третье - врёт - сказал Дамир - хватит болтать, забегайте в уле... в дом, да побыстрее. Лишний глаз - делу помеха.
  - А что, у деревьев ещё и три глаза? - Илорка распахнула свои глазки, само собой, не только для того чтобы выразить удивление, но и продемонстрировать их восхитительную зелень.
  - Ну да - помедлив ответил контрабандист - три уха, три глаза, три языка и три..., ну и ещё кое-чего... три.
  Магичка собиралась уже уточнить, насчет последних трех органов, но я от души пихнула её кулаком в спину. Хорошо, что дверь открывалась наружу...
  Авер с облегчением рухнул на ближайший табурет. Я обнаружила лавку, возле печи, такой же приземистой, как и сама изба. Илорка, украдкой погрозив мне кулаком, уселась рядом со мной. Гордей, потоптавшись у порога, собрался было выйти, но Дамир удержал его за локоть.
  - Лошадками вашими я займусь. Негоже им у крыльца маячить. Вы пока располагайтесь, я обо всем позабочусь.
  С этими словами он вышел за дверь.
  Первой начала конечно же рыжая.
  - Агырх, а что все эти слова означали?
  - Какие? - прикинулся непонимающим тролль.
  - Ну, когда ты с этим бандитом разговаривал...
  Гордей коротко хехекнул, словно в горле запершило. Тролль зевнул:
  - Дамир контрабандой не занимается. Просто держит этот хутор. А уж кто сюда наведывается - это дело другое.
  - Так я и поверила - возмущенно заявила Илорка - не надо мне чулки на уши натягивать! У него наружность самая что ни на есть контрабандистская.
  - Он хозяин хутора, на их условном языке - улья. Пчелы - это те, кто мед собирает и переносит. То есть - контрабандисты. Ну а все остальное - специфика работы.
  - А что означает - по зайчатину ходили? - полюбопытствовала я.
  - По зайчатину-то? Встречались с эльфами, только и всего - Агырх равнодушно пожал плечами, словно и в самом деле ничего особого не сказал.
  - Как это... - вырвалось у меня - разве их не всех...?
  - Вырезали? - понял тролль - да нет. Пустошь большая. И лесов хватает. А у хранителей пока руки коротки, не так уж они и всемогущи. Иначе бы я здесь с вами не сидел.
  Магичка обиделась за своего сати.
  - Это временные трудности - заявила она, задрав нос - ещё лет десять и, кроме как в нескольких спецпоселках, на земле Пустоши ни одного маэна не останется.
  - Это тебе твой сати сказал? - злобно спросила я. Это ж надо, куда её занесло...
  - Что же тут хорошего? - спросил Авер - неужели на всех земли не хватит? Для чего понадобилось уничтожать эльфов и вампиров? С ними торговать надо - выгода от торговли очевидная. Что - оттого, что эльфов вырезали, люди лучше жить стали?
  Тролль снова зевнул и, осторожно нас с Илоркой раздвинув, полез на печь.
  - Разбудите меня, когда есть начнете. И советую всем не забивать головы всякой всячиной, а отдыхать. Не наше это дело - гусей щипать.
  После этих слов послышалось густое ровное сопение. Тролль уснул.
  Илоркины уши внезапно покраснели, и магичка принялась, как кошка, умащиваться на лавке, собираясь прикорнуть (и попутно лягнув меня в бок). Произошедший разговор и мне настроения не поднял. Неужели мы все настолько разные, что об одном и том же думаем совершенно разные вещи? Я взглянула на магичку, на широкую троллью спину... Гордей привалился к стене у окна, так чтобы не выпускать из виду двор. Авер уселся с другой стороны.
  - Арса, садись за стол - сказал он, тыча пальцем в соседний табурет. Я послушалась.
  Тихо шоркнула дверь (петли из кожи сделаны, чтобы не скрипела) и вошел Дамир. Я с интересом уставилась на него. Невысокий и даже ещё не старый. Коротко остриженные волосы мышиного цвета, да нос усыпанный серыми конопушками. А глаза - как иголки. Вот они какие - контрабандисты, Селатовы собеседники. Так их называли хранители, за то что те торговали с эльфами и вампирами. Сэрэнсати особо их не преследовали, разве что с поличным возьмут. Может и сами пользовались услугами Дамира и ему подобных.
  Между тем, хозяин дома уселся за стол, положив перед собой крепкие мозолистые руки. С чего бы мозоли? - подумала я - не похоже, чтобы он крестьянствовал.
  - Спрашивать ни о чем не буду - произнес наконец Дамир - но через пару часов появятся друаны. И напрасно этот хныга каменютый разлегся на моей лежанке.
  - За хныгу ответишь - отозвался с печи тролль, как будто это не он только что умиротворенно сопел носом - насчет сати - это точно?
  - Точнее не бывает - усмехнулся Дамир - Вигарий веточку прислал.
  - Вы хотели сказать - весточку? - сонно поправила его Илорка, приподнимая голову.
  Контрабандист непонимающе уставился на неё.
  - Нет, радость моя - ответил за него Агырх, спрыгивая с лежанки - веточка - это стрела с меткой.
  - Вы хорошо стреляете? - спросила я, без особого любопытства.
  - Умеем кое-что - процедил Дамир - но не настолько, чтобы отбиваться вместе с вами от хранителей.
  - Все что нам нужно - немного еды в дорогу - сказал Авер, внимательно вглядываясь ему в лицо - и если нетрудно..., если вам известно...
  - О чем ты, парень?
  - Агырх, как называется то селение, о котором ты говорил?
  - Не Вольки.
  - Странное название для деревни - заметил Гордей.
  - Это уж сами маэны постарались - усмехнулся Дамир - так вот куда вы собираетесь.
  - Есть ли кратчайший путь?
  Контрабандист глубокомысленно поднял глаза к потолку.
  - Мнэ... есть одна тропа. Только...
  - Что - только?
  - Только с лошадьми там не пройти. Болота.
  - То есть как это?! - рыжая окончательно перестала притворяться засыпающим лебедем, и с негодованием уставилась на контрабандиста - бросить лошадей? Оставить вам моего Зебера? А хре... а может вам ещё и спинку почесать?!
  - Спинку, говоришь? - заинтересованно переспросил Дамир.
  - Щас, только когти заточу и ядом смажу - огрызнулась магичка, от возмущения перестав быть воспитанной и деликатной ведьмой.
  Я была с ней полностью согласна. Оставить в сомнительном месте сомнительным людям Пчелку?! Да они же тут же её продадут какому-нибудь гному!
  - Он прав - подумав, кивнул Гордей - здешние болота, как я слышал - гиблое место. Лошадей потопим зазря. А Дамир даст хорошие деньги...
  - А может его самого в мерина превратить? - взвилась Илорка, и угрожающе выставила перед собой растопыренные пальцы.
  Дамир, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не выбежать из дома с воплем: "Помогите, честных контрабандистов в меринов превращают!", бочком-бочком отодвинулся в сторону выхода и вместо того, чтобы задать резонный вопрос "а она может?" робко и вместе с тем уважительно спросил:
  - А почему именно в мерина?
  Агырх не выдержал и начал просто дико хохотать, шлепая себя здоровенными ручищами по коленям. Авер тоже улыбнулся, правда одними глазами и чуть-чуть - уголком рта.
  - А чтобы не плодился! - со злорадством просветила Илорка.
  - Я же как лучше - стал оправдываться контрабандист - вам все равно с лошадьми далеко не уйти...
  - А без лошадей мы больше нашагаем, да? - магичка прищурила один глаз, отчего сразу стала походить на лихо одноглазое, красочно изображенное на картинке "Старых сказок леса". В детстве я, когда натыкалась на неё - быстро переворачивала пару страниц и спокойно читала дальше.
  Авер наверняка угадал Илоркины мысли - безлошадной эльсе далеко не уйти и много не заработать. Может и мои угадал..., потому что спросил:
  - А может, все же попробуем с лошадьми?
  Дамир патетически вскинул вверх руки.
  - Я что - обмануть вас хочу?! Оно мне надо?! С часу на час нагрянут люди из сэренсати и порежут бедного Дамира на мелкие кусочки. А вы - торгуетесь! Да если бы можно было - я бы сам вам сказал...
  Я скептически поджала губы - сказал бы он, как же... и не вяжутся его торгашеские вопли, с тем как он выглядит... и как двигается. Не знаю, откуда у меня возникло это чувство..., но я увидела в контрабандисте бывалого воина, способного убить одним ударом.
  Авер помолчал немного и уставившись на свои руки спросил:
  - А как близко мы выйдем к поселку?
  - Складней триста будет - немедленно ответил Дамир - там все сплошь кустарником заросло - никто и не заметит.
  Тяжелый вздох и его взгляд ясен и тверд.
  - Надо идти. Нам пора.
  Контрабандист засуетился.
  - Еда у нас не абы какая, но соберем что получше. Преаник вас проводит через топи. А лошадок сбережем до вашего возвращения - тут он постно потупил глаза и скорчил скорбную мину - в лучшем виде.
  Скорее всего это означало, что он продаст лошадей на следующий же день, после нашего ухода. Гордей встал из-за стола и направился к выходу. Тролль, не сомневаясь, что договор уже в силе, с ухмылкой показал Дамиру все пять толстых растопыренных пальцев, отчего у того брови изумленно взлетели вверх.
  - Шутишь?!
  Я поднялась с табурета, чтобы пропустить Авера и твердо сказала:
  - Пчелку я не оставлю.
  Наступила удивленная тишина.
  
  
  ГЛАВА 17.
  
  - Как говоришь тебя зовут - переспросила Илорка - Пряник?
  После бурно проведенной пятиминутки (в течение которой нам с магичкой пришлось выслушать все, что обычно говорят женщинам о прямой взаимосвязи между длиной волос и способностью соображать здраво) мы выступили в последний (как я очень надеялась) поход. К нашей обоюдной гордости, мы с рыжей героически вытерпели и раздраженные призывы Гордея направленные к той малой оставшейся у нас крохе ума; и ехидные замечания высокообразованного тролля; и неловкое, хмурое молчание Авера. Всех лошадей, кроме Пчелки и Зебера - оставили на попечение чрезвычайно довольного Дамира. Тот разве что не мурлыкал, уводя лошадей куда-то в лес. Но мне ушлый тролль все-таки свою лошадь продал. Я сделала такой вывод потому что, вызвавшись помочь контрабандисту спрятать лошадей, Агырх вынырнул из чащи довольным, а появившийся спустя некоторое время Дамир - потускневшим и бормочущим что-то нехорошее себе под нос. В отместку за наше упрямство (не иначе) на Пчелку и Зебера закинули все дорожные сумки, что само собой их не порадовало.
  Возникший из ниоткуда пчёл со странным именем Преаник, выстроил нашу компанию гуськом и велел идти за ним след в след. Несмотря на крайнюю молодость (парню было от силы лет девятнадцать), лицо нашего проводника было сплошь покрыто старыми, белесыми шрамами и свежими розовыми царапинами. Само собой, что магичка тут же начала его доставать.
  - Нет - сказал Преаник - мое имя не пряник. Преаниг - если честно. Но наши пчелы зовут Пряником, потому что так легче произносить.
  -А долго ещё до болота идти? - не унималась Илорка.
  - Складней через четыреста - ответил ничего не подозревающий пчёл - вот лесок этот пройдем, дальше будет небольшой лужок, а за ним снова лес. Оттудова они и начинаются.
  - Кто - они?
  - Копыстинские топи, что же ещё? - Преаник равнодушно пожал плечами.
  - Какие ещё топи? - удивилась я - хотя... Дамир что-то говорил...
  - Когда не в улье - зови его пасечник - строго оборвал Преаник - и вообще, чем меньше жужжать будете, тем лучше.
  - А ну девки, марш в хвост - велел тролль, и тут же поняв, как мы отреагируем на подобный тон и обращение, показал нам свой здоровенный кулачище - я не шучу!
  Мысленно поклявшись жестоко и медленно отомстить, мы пропустили вперед Авера с Гордеем, и пристроились в конец нашей маленькой колонны. Авер, проходя мимо, внезапно подмигнул мне и улыбнулся, слегка задев плечом, отчего мое сердце незамедлительно расплавилось и едва не стекло в сапоги.
  - Мне кажется, это неразумно - девушкам ехать в хвосте - сказал он, обращаясь в первую очередь к троллю - а если нас настигнут сати?
  - Ты за них не переживай - ухмыльнулся тролль - коготки у них острые.
  - Не - уверенно сказал Преаник - осы в топь не полезут. Скорее пойдут в обход.
  - Осы?
  - Ну... хранителей мы так зовем - пояснил он.
  - То есть как это - в обход? - насторожился разбойник - значит, есть возможность выйти нам наперерез по сухому?
  - Если просто идти - нет, но сати пользуются прыгунами.
  - Это ещё что за...?
  - Если среди них есть мастер-сати - он может воспользоваться коротким порталом, чтобы перебрасывать свой отряд скачками - отозвался Агырх - скачки небольшие, складней по семьсот-восемьсот. Но для нас и этого достаточно.
  - Я думаю, между двумя скачками должно пройти какое-то время - рассудительно сказал Авер - и у нас есть шанс. Но девушкам все же лучше идти в середине.
  - Авер - проникновенно ответил тролль - благородное дело спасения нас - предоставь мне.
  Лес закончился внезапно. Трусцой перебежав неширокий лужок, мы снова оказались среди деревьев. Контраст был просто разителен. Стволы деревьев были бурыми, и чем дальше мы углублялись в лес, тем мрачнее становился мир вокруг. Земля, покрытая полусгнившими листьями - чернела, пахла сыростью и ещё чем-то крайне несъедобным... дохлым вурдалаком, например. Сочная, ядовито-зеленая трава вскоре стала доходить мне до пояса. Пчелка тревожно фыркала ноздрями и потряхивала головой, словно осуждая нелепейшую затею лезть в болото, когда можно было ехать по нормальной дороге. Зебер тоже имел подавленный вид и, обреченно жмуря глаза, следовал за Илоркой, совершенно забыв о своих извращенных жеребячьих пристрастиях.
  Внезапно, Преаник остановился и предупреждающе вскинул вверх левую руку. Прислушался.
  - Друаны - неожиданно бросил он - бегом за мной, и в стороны не разбегаться.
  С этими словами наш пчё... проводник нырнул в ближайшие кусты и скрылся из виду. Агырх пропустил вперед Авера и Гордея, и тоже исчез в кустах. Я внезапно почувствовала себя брошенной и забытой. Тролль мог бы пропустить и нас вперед. Тем более, что мы тянули за собой ещё и лошадей. Я заторопилась, дергая Пчелку за поводья. Но тут Илорка, запаниковав, поскользнулась на влажной траве и увесисто шмякнулась на землю. Многострадальный Зебер мотнул головой и вырвал повод из рук магички.
  - Гхоллдраш люэн! - вырвалось у меня со злостью. Честное слово, сама не ожидала. Илорка вздрогнула и глянула на меня так, словно в первый раз увидела. Я бросилась к ней и рывком поставила на ноги.
  - Давай живее, корова!
  Магичка даже не огрызнулась. Жалко улыбнулась и снова пленив жеребца устремилась в кусты. Я прислушалась. Легкий шелест травы и заросших листьями ветвей ещё ни о чем не говорил. Может, Преанику показалось?
  Хрусть... глухо отозвалась где-то невдалеке ветка. Не показалось! Я бросилась вслед за Илоркой. Ветки... ветки... листья... как через это пробираться? Шуму мы с рыжей издавали больше, чем стая вурдалаков на вечерней кормежке. Но нам было уже не до тишины и скрытности. Внезапно я поняла, что не знаю, куда идти дальше. Магичка тоже остановилась, растерянно оглядываясь на меня. Я наугад ткнула пальцем в ближайший просвет.
  Сзади послышался легкий пересвист. Я вздрогнула. Откуда тут взялась полевая вереничка? Не сговариваясь, мы с Илоркой побежали со всех ног. Только куда...?
  Сколько мы пробежали складней? Не могу сказать точно. Земля под ногами колыхалась и выбрызгивала фонтанчики вонючей воды. Местами блестели мутные озерца, чередовавшиеся с кустиками травы. Пчелка начала предупреждающе повизгивать, особенно попадая копытами в это дурацкие озерца. У меня на глаза невольно навернулись слёзы. Пожалела лошадь. Дура, себя бы пожалеть...
  Земля окончательно раскисла, превратившись в отвратительный кисель. Совершенно выбившись из сил, мы остановились неподалеку от небольшой, но очень уютной полянки, густо поросшей осокой, незабудником и ярко-пунцовыми цветами обманки. Илорка устремилась прямо туда, но я резко ухватила её за локоть.
  - Дура, ты куда прешь?! Утонуть хочешь?
  - Сама ты - дура - огрызнулась наконец-то магичка - где ты трясину видишь?
  - Там, куда ты решила направиться - просипела я - там под травой...
  - Все-то ты знаешь - проворчала Илорка, но само собой - не поверив, подобрала осклизлый сучок и бросила в середину поляны. Сучок, как ни в чем не бывало, упал в траву, но тонуть не стал.
  - Вот видишь! - торжествующе воскликнула рыжая.
  Я без сожаления стащила с Пчелки сумку разбойника (почему бы и не убить двух зайцев сразу?) и, размахнувшись, швырнула её вслед за сучком. Увесистый мешок пробил травяной ковер, расстелившийся на поверхности воды и, негромко булькнув, исчез-провалился куда-то вниз.
  Илорка пораженно присвистнула.
  - Этому вас тоже в Валлисе учили?
  - Просто у меня голова лучше, чем у тебя соображает - пояснила я, пытаясь усесться на землю. Сесть было просто некуда. Разве что прямо в воду. Илорка стянула с себя плащ и выбрав пару кочек повыше - устроила импровизированную лежанку. Мы одновременно плюхнулись на плащ.
  - Ты поняла? - я толкнула подругу плечом.
  - Всё, всё - поняла - успокаивающе забормотала она, словно с больной разговаривала - полянки обходим стороной.
  - Да я не про то! - устало отмахнулась я - я про тролля.
  - А что - тролль? Он вроде ничего так. Жаль, что не человек, а то...
  - Блин, у тебя мозги точно не в ту сторону повернуты - процедила я. Странное чувство поднялось во мне. Пропитало насквозь, вместе с болотной сыростью и зловонными запахами. Мне стало не по себе. Что это было? Я почувствовала, что могу запросто убить... не вурдалака, не оборотня..., а ту же самую Илорку, если возникнет такая необходимость. И не было причины, из-за которой это ощущение возникло. Я просто могла...
  - Так ты о чем? - виновато спросила рыжая, непонимающе моргая глазками.
  - Он специально сделал так, чтобы мы шли последними. И когда нас стали нагонять хранители - бросил. Он решил спасти Авера ценой наших жизней. Оставил как кусок мяса собакам..., чтобы задержать...
  Слова горчили и с трудом проталкивались наружу. Но и держать их внутри было невозможно. Достаточно того, что глаза совершенно сухие. До рези.
  Магичка подумала и объявила.
  - Нет. Лучше - как кошелек с золотом грабителям. Чтобы отстали.
  - Это ты что ли - кошелек? - улыбнулась я через силу.
  - Ну... это мне и так было понятно.
  - Что ты - кошелек полный золота?
  - Нет. Что придется кому-то последовать вслед за гномами - неожиданно твердо сказала Илорка - и задержать погоню.
  Я от неожиданности открыла рот, во все глаза уставившись на неё. Вот тебе и пай-ведьмочка!
  - Что же ты раньше молчала! - заорала я, наконец. Неприятное ощущение второй личности пропало, но я и теперь с удовольствием пришибла бы эту эльсартиш четвертого круга.
  - Я думала, ты сама придешь к такому выводу - Илорка невинно пожала плечами.
  - А тебе не кажется, что они поступили не по-мужски?
  Магичка с изумлением уставилась на меня.
  - От кого, от кого - а от тебя такого вопроса я не ожидала. Ты же - сиида! Разве вас не учили...?
  - Что из того, что я - дурацкое Ишево семя?! - взбеленилась я - что вы мне тычете этим при каждом удобном случае?! Чему нас... меня должны были научить?!
  - Тому, что из двух зол выбирают меньшее - тихо сказала магичка - а малое можно принести в жертву во имя чего-то большего. Поэтому более сильные ушли - им придется прокладывать себе дорогу к порталу.
  Я поперхнулась почти вырвавшимся злобным криком. Илорка явно рехнулась.
  - Ты себя... хорошо чувствуешь? - почти нормальным голосом спросила я, пытаясь увидеть её зрачки.
  - Не то чтобы очень - совершенно не вяжущимся с реальной обстановкой будничным тоном ответила она - ты только посмотри на мои сапоги. Да и на свои тоже.
  Я невольно скосила глаза вниз. Иш чистоплотный... ноги до середины бедер были покрыты подсыхающей грязью и воняли. Магичка хихикнула:
  - Придется покупать новые сапоги. После болота - эти придется выкинуть.
  - Ты в своем уме? - озадаченно спросила я - как мы отсюда выберемся?
  - Думаю, мы скоро окажемся схваченными - деловито объяснила Илорка.
  - Кем? - тупо спросила я.
  - Тем отрядом друанов, что идет за нами по следу.
  - И что ты предлагаешь? Сдаться?
  Рыжая ничего не ответив, принялась чертить пальцами какие-то круги, треугольники и квадраты.
  - Что ты делаешь?
  - Обновляю боевые заклинания.
  - А разве...
  - Я тебе объясню в двух словах. Маги не творят боевые заклинания в ходе сражения. У каждого есть определенный запас ранее сплетенных заготовок. Конечно, на все случаи жизни не напасешься, но держать десяток заклинаний наготове очень удобно. Их наполняют силой, почти полностью выстраивают нужную цепочку слов, а иногда и звуков. В нужный момент просто выкрикиваешь ключевое слово и все - заклинание действует. Не приходится расходовать магию на создание и плетение формулы - все уже приготовлено заранее.
  - А как же остальные ваши штучки, типа левитации, грозовых туч и прочего?
  - Боевые заклинания и заклятья на погоду - самые энергоемкие. Ты бы лучше достала меч...
  Я не переставала ей удивляться. Вот тебе и ребенок... вот тебе и капризная ведьмочка. Откуда в ней столько серьезности? Она готова встать на пути у тех, кто её воспитал, дал образование и возможность зарабатывать на жизнь... Она готова, а я?
  Мне покоя не давал один вопрос. Очень неприятный вопрос. Можно сказать - жизненно важный вопрос. Но я никак не решалась его озвучить. Дело было в Авере. Неужели он согласился с подлейшим тролльим планом отрыва от преследователей? Неужели просто использовал меня, а заодно и Илорку - вместо балласта, который скидывают, чтобы облегчить корабль? Неужели он способен на подлость? Или что ещё хуже - не использовал, но промолчал. Не помешал Агырху, этой тролльей зраке... Я поймала себя на мысли, что это ругательство для тролля не самое обидное, потому что он и есть тролль.
  Я была полна яда и готова была отравить все вокруг себя. Внезапно Илорка сказала:
  - Авер конечно же ни о чем не догадывался. Он такой же как и ты - недотёпа. Наверняка, тролль погнал его вперед, а для разбойника главное спастись самому. Он хватится нас только когда покажется поселок.
  - Думаешь, он вернется за нами? - неуверенно спросила я. Сухость в глазах сменилась влагой. Разумеется, я не разревелась (ещё чего), но слезинка медленно поползла по щеке.
  - Нет - безжалостно отрезвила меня магичка - ты бы вернулась, я знаю. Потому что у тебя от него крыша съехала. Авер более рассудителен. Да и эти двое его не пустят. Соврут чего-нибудь, обманут, пообещают...
  Я судорожно вздохнула всей грудью, заодно оценив - насколько она у меня больше, чем у Илорки, и немного успокоилась. Вытянула из ножен меч и укоризненно покачала головой. Рагаронд наверное себе все волосы повыдирал. Секиру его не нашла, меч не вернула, и сама... вляпалась по самые уши.
  Успокоившись, я снова обрела способность рассуждать здраво (я так думаю) и критически поглядев на замысловатые пассы производимые Илоркой, спросила:
  - И много у тебя?
  - Чего много? - Илора с трудом оторвалась от увлекательного занятия.
  - Заклинаний.
  Магичка скромно потупилась.
  - Три.
  Я вытаращила глаза.
  - Тремя заклинаниями ты собираешься отбиваться от десятка, а то и двух - отлично обученных воинов? И от двоих сати?
  - По крайней мере, так чтобы сразу не убили - немедленно ощетинилась она - можно подумать, ты со своей штопальной иглой сможешь сделать больше!
  - По крайней мере вурдалака убить смогла! - обиделась я.
  - Ага, с моей помощью - хмыкнула магичка - решающий удар нанесла я!
  - Да если бы не я, он до сих пор носился бы за тобой по всей деревне!
  - А вот и нет!
  - А вот и да! - я торжествующе засмеялась, довольная тем, что смогла её достать.
  Илорка почему-то не стала дальше спорить, и примирительно сказала:
  - Ну, скажем так "носился бы за нами".
  И скисла.
  Желание дразнить и издеваться совершенно пропало. Я обеспокоено спросила:
  - Илор, ты чего? Ну прекрати, я же просто так сказала...
  - Да при чем тут твоя болтовня - мрачно ответила магичка - я вот думаю - нас сразу убьют или сначала заставят очиститься?
  - Думаешь, мы не отсюда не выберемся?
  - Я иногда, знаешь ли, трезво смотрю на вещи - обиделась рыжая - у нас ни одного шанса.
  - Тогда зачем ты пошла с нами? - тронутым голосом спросила я.
  Илорка шмыгнула носом.
  - Не знаю.
  - Может быть, тебя пощадят - утешила я - узнают, что ты ученица сати и возьмут живьем. Это на меня вот времени терять не станут.
  - Ты же Ишева семечка. Это скорее тебя нетронут. Если дергаться не будешь. Отправят в Валлис, проведут расследование...
  - В Валлисе меня не ждут - мрачно сказала я - меня же исключили...
  - Это неважно. К сиидам всегда было особое отношение. Даже среди высших сати.
  - Ты-то откуда знаешь?
  - Знаю...
  Они даже не прятались за деревьями. И не старались идти осторожно. Хлюпая по болотной жиже неторопливо вышли и остановились в десяти складнях от нас. Потом появился сати, в заляпанном по самые уши плаще с капюшоном. Он внимательно оглядел все вокруг и бросил небрежно:
  - Их здесь нет. Только время потеряли.
  - А что с этими? - один из друанов махнул в нашу сторону обнаженным клинком.
  - Насколько я помню, одна из них эльс... бывшая конечно. А вторая...
  - Алейус говорил, что воспитанница Валлиса - второй сати появился в отличие от своих спутников тихо и незаметно - её следует отвести в сэренсати, для дознания.
  - А мое мнение вас не интересует? - не сдержалась я, выведенная из себя самоуверенным тоном говоривших.
  - Веруешь ли ты в Иша? - зачем-то спросил первый.
  Я на мгновение растерялась и только через мгновение поняла, что это был просто маневр для отвлечения внимания. Взвилась в воздухе тонкая серая сетка и зависла над моей головой. Огненная волна пришедшая откуда-то сбоку содгла её в мгновение ока.
  - Ну вот, потратила одно заклинание - пробормотала недовольно Илорка. Её слова словно разбудили меня. Я вскочила на ноги, ухватывая пальцами рукоять меча. Друаны без команды рассыпались полукругом. Сати презрительно ухмылялись.
  - Эльсартиш, магия тебя не спасет. Ты только причинишь себе вред - наставнически произнес один из них.
  - Посмотрим - процедила сквозь зубы Илорка и выставила перед собой засветившиеся желтым огнем ладони. Я оценила обстановку и решительно шагнула вперед, прикрывая собой магичку. Пусть защищает мне спину, а тут я сама разберусь.
  - Дура, перекрыла мне пространство для боя - бормотнула мне в спину Илорка, однако отпихивать меня и лезть вперед не стала. Сверкнул перед моим носом остро заточенный меч и я едва успела парировать его, отчаянным и совершенно неуклюжим движением. Тут же атаковала и снова едва не лишилась носа. Илорка пустила небольшой огненный шарик, и подпалила одному из воинов бороду. Раздался вопль, полный самых искренних и нецензурных чувств. Человеческие ругательства всегда были дурным тоном, и неприятно резанули слух. Я оскалилась и рванулась вперед. Как-то чересчур быстро, даже для меня самой. Узкий клинок распорол ближайшему друану горло и тот плюхнулся навзничь, обрызгав ближайших кровью и болотной жижей.
  А потом мне стало совсем плохо. Друаны напали одновременно со всех сторон. Я пыталась прикрывать Илорку (в ближнем бою вообще ни на что не годится), одновременно с этим проскальзывать между нападавшими, и уклоняться от слищком опасных ударов. Краем глаза заметила, что один из сати (тот, что появился последним) шепнул что-то другому и быстрыми шагами ушел за деревья. Я немедленно вообразила, что он собирается напасть со спины на Илорку и, рванулась в сторону, заорав:
  - Илорка, за спину, быстро!
  Магичка послушалась и едва не попала под чей-то прыткий меч. Взвизгнула и толкнула открытой ладонью воздух. Друан отлетел складней на пять, бодро вскочил и снова ринулся к нам. Я обвела сузившимися глазами надвигающихся воинов, задержавшись на высоком мужчине в иссиня черной кольчуге и без обычного котелка для боя. Он в отличие от своих товарищей лица не скрывал. Может быть и не без причины. Посмотришь на такого и поневоле задумаешься: а так ли мне жить неохота. Скуластое злое лицо, с необычайно жесткими голубыми глазами. Таким взглядом пожалуй даже сати Алейус не владел. И он единственный, кто ни разу не скрестил со мной меча. Скрестил - это наверное все же громко сказано. Все что мне удалось за последние несколько мгновений - ускользнуть от надвигающихся клинков, отвести их по касательной вниз и тут же уйти на безопасное расстояние.
  Голубоглазый внимательно ко мне присматривался. Просто за каждым движением следил. Как двигаюсь, как владею мечом. Мне стало неуютно и, в очередной раз попав под град умелых ударов, я все же попыталась не упускать его из виду. Как самого опасного...
  Полуторники, которыми орудовали друаны - оружие полевого боя, и особой заточки не требуют. Тут главное - сила удара. И все же правое плечо мое было порезано, и по шее текла теплая струйка... я боялась подумать - чего. Закусив до боли губу, я попыталась перейти в атаку, понимая что песенка в общем-то спета и сейчас нас с Илоркой порубят на мелкие кусоки.
  Илорка пустила пару небольших шариков из-за моей спины, и я тут же левой рукой отпихнула её подальше. Магичка с визгом шлепнулась в лужу. Но я не стала ждать возмущенного вопля и рванулась вперед. Точнее не вперед, а атаковала крайнего справа воина, прикрывшись им от остальных. Раздался одобрительный смех и хлопанье в ладоши. Атакованный друан слегка растерялся и сохранил это выражение на лице, пока падал навзничь. А я приготовилась умереть медленной и мучительной смертью, потому что нападавшие окружили меня со всех сторон и уже смерде... сверкали клинки мечей над моей головой. Я яростно взмахнула мечом, пытаясь отбить хотя бы пару ударов. Но друаны резво отскочили назад, уважительно глядя на, идущего ко мне, голубоглазого.
  Тот цвикнул губами, словно выковыривая остатки обеда из зубов и сплюнул набок. Кивнул мне, обнажая меч. Словно нехотя сделал простой небрежный выпад. Я настороженно отбила, все ещё не понимая, что он задумал. Он ударил снизу вверх, снова не таясь. Затем сверху вниз. Словно не бились мы насмерть, а так - тренировку проводили. Серия ударов, на этот раз более серьезных. Я справилась, но руки начали неметь. Голубоглазый начал теснить меня назад, медленно, но уверенно.
  - Ну хватит! - властно произнес голос за спиной. Мой противник спокойно опустил меч. Я оглянулась и дернулась всем телом. Обошедший нас за деревьями сати одной рукой ухватил Илорку за волосы, а другой приставил к её горлу нож - или ты сдаешься, или вы обе умрете.
  Я скрипнула зубами и заколебалась.
  - Будет лучше, если ты сдашься - негромко посоветовал голубоглазый. Я глянула на магичку, застывшую с самым несчастным видом, глянула на оскалившиеся остриями на меня со всех сторон мечи, и со злостью швырнула свой клинок в грязь.
  - А вот это напрасно - не унялся друан - меч заслуживает благородного обращения. Тем более - такой как у тебя.
  - Вот чего мне не хватало для полного счастья, так это ваших наставлений - мрачно и устало сказала я, садясь прямо в лужу. Что теперь одежду-то беречь.
  - Свяжите их - велел сати - надо как можно быстрее нагнать остальных.
  - Не беспокойтесь, сати - уважительно, но с глубоким чувством собственного достоинства поклонился голубоглазый - Дерек не отстанет, и для нас путь пометит.
  Цермониться с нами не стали. Забрали наши мечи (мой аккуратно извлекли из болотной жижи), туго стянули запястья рук веревками и за шиворот потащили вслед за неспешно шагающим сати.
  Я совершенно потеряла ориентацию и не могла сообразить - куда мы двигаемся. Мне почему-то казалось, что в направлении совершенно противоположном тому, куда ушли Авер, тролль и разбойник. Все прояснилось, когда мы выбрались на относительно сухое место. Один из сати вычертил над землей круг, взмахнул руками и принялся бормотать что-то малопонятное. Что-то про удельную массу, количество тел и прочее.
  Нас пихнули в центр круга и я начала задумываться о ритуальных жертвоприношениях с целью... Мир поплыл, смывая и унося куда-то небо, деревья и стоящих рядом людей. И вернулся совершенно иным через мгновение.
  Сати удовлетворенно вздохнул.
  - Неплохо получилось.
  - Сам себя не похвалишь... - хмыкнул второй - когда у тебя скачки не получались?
  - И то верно - кивнул тот - всегда.
  Я поспешно завертела головой, разглядывая место в котором мы оказались. Небольшой луг, заросший травой и мхом. Три низких шатра буровато-зеленого цвета. И... некто знакомый, привязанный спиной к воткнутому в землю копью. Я ткнула Илорку в бок.
  - Гляди!
  Державший меня друан, грубо рванул за ворот.
  - Стоять смирно! Успеешь наглядеться.
  - Отпусти её, Остер - сказал неизвестно как оказавшийся за моей спиной голубоглазый. Рука тут же разжалась. Я не стала благодарить.
  - Меня зовут - Ирвин Нимроед. Я - старший мечник сэренсати.
  - Очень неприятно - отозвалась я.
  Нимроед понимающе хрюкнул.
  - Понятное дело. А ты неплохо мечом владеешь. Несмотря на то, что дерьмо эльфийское, а не меч. Жаль, если тебя...
  Я слушала его в пол уха, разглядывая знакомое лицо, изукрашенное кровоподтеками и ссадинами. Илорка душераздирающе всхлипнула, но ничего не сказала.
  - Знакомого увидели? - усмехнулся Нимроед - ну и нашли же вы с кем связаться...
  - Ян, с тобой все в порядке?! - не выдержала магичка.
  Феалсо сплюнул кровью и утвердительно кивнул.
  - Все нормально. Вы то как?
  - Мы тоже... нормально - ответила я.
  - А что касается тебя, Ирвин - продолжил Ян - то уж лучше со мной, чем...
  Нимроед оглушительно расхохотался.
  - Ты себя со мной сравниваешь, трус?! Да я бы тебя и на выстрел к мечу не подпускал! Вы знаете, почему этот придурок сейчас здесь и в таком виде? - обратился он к нам.
  - Догадываемся - буркнула Илорка, с неприязнью глядя на мечника.
  - Его исключили из ордена.
  - Я сам ушел - вспыхнул феалсо - когда понял, что...
  - Наш герой - прекрасно дерется с нежитью - насмешливо перебил Нимроед - просто храбрец. Но как только перед ним появляется вооруженный человек, то наш ягненок скорее подставит свою шею под меч, нежели нанесет хотя бы один удар.
  - Это правда, Ян? - сочувственно спросила я.
  - Правда - опустил голову феалсо - я не могу убивать людей.
  - А эльфов? - с надеждой спросила магичка, не желая разочаровываться в своем герое.
  - И эльфов не могу.
  - А что ты можешь? - хохотнул Нимроед, заткнув большие пальцы рук за пояс и явно рисуясь перед нами - пока твои люди рубились насмерть, кстати - бгдучьи дети так и не дали взять себя в плен, ты ещё показывал нам чудеса фехтования, не подпуская к себе. Но как только остался один - скис и сложил оружие.
  - Я не сдавался! - озлобленно выкрикнул Ян - вы меня оглушили сзади.
  - Ты может, и не выиграл бы бой, но пару человек положил бы - Нимроед просто наслаждался ситуацией - я всегда внимательно оцениваю своих противников. У тебя было несколько удачных моментов. Но ты ими не воспользовался.
  - Ничего, Ян - ободряюще сказала я, натянуто улыбаясь (и этому рыцарю мы доверчиво поручили наши с Илоркой невинные души!) - у каждого свои заморочки. Ты все же замечательный рыцарь-феалсо.
  - Хватит болтать! - оборвал нас старший сати - пленников поведет Лиансар. А нам нужно идти прямо сейчас.
  - Какой смысл тащить их с собой? - Нимроед наморщил лоб - оставим их в лагере.
  - Их, и ещё троих друанов? - спросил сати - скорее всего нам понадобятся все воины. Лиансар будет нашим резервом.
  - Как скажете, Ален - мечник пожал плечами - эй, бродяги, шевелитесь! Тут немного осталось. Поймаем преступников и на отдых!
  Друаны нехотя поднимались с земли и строились по два в ряд. Оставшиеся с нами друаны рывком приподняли несчастного феалсо и сноровисто увязали нас в одну связку.
  - Повезло тебе, феалсо! - пошутил один из друанов - я бы и сам с удовольствием прижался...
  Его сотоварищи дружно расхохотались. Ян стиснул зубы и глянул на шутника многообещающим взглядом. Я грустно улыбнулась. Обещания надо выполнять, а если Ян не способен убить человека... или хотя бы ранить...
  Отряд друанов во главе с обоими сати рысью двинулся в путь. Лиансар, крепкий мужчина лет тридцати с небольшим, разгладил сивые усы, закинул на плечо веревку, связывавшую нас, и двинулся следом. Двое других друанов замыкали нашу группу.
  Мы шли неторопливо, но без остановок. Наверное это и был кружной путь, в обход болота, потому что земля была лишь чуть влажноватой, но твердой. Болотная жижа, высыхая, стянула плотной коркой наши сапоги и одежду. Слава Ишу, кустарников почти не было. Они надоели мне больше чем мерзавец-тролль, прокладывавший нам дорогу.
  - Ян - позвала я, мерно передвигая уставшие ноги.
  - Да?
  - Как же вы все-таки попались?
  - Нам удалось увести за собой погоню - ответил он, - но когда нас нагнали, пришлось остановиться и обороняться. Остальное вы слышали.
  - А этого... Нимроеда, ты откуда знаешь?
  - Ян, ты и в самом деле не можешь на человека руку поднять? - вклинилась магичка, очевидно все ещё переваривавшая недавний разговор.
  - Видишь ли - устало ответил Ян, игнорируя Илоркин вопрос - Ирвин Нимроед, когда-то и сам был... феалсо.
  
  
  
  ГЛАВА 18.
  
  Чем дальше мы уходили, тем больше я беспокоилась за Пчелку. Лошади остались на болоте, друаны к ним даже не прикоснулись. А это означало для моей лошадки и для Илоркиного Зебера верную гибель. Мы проплелись всего только триста складней, но мне казалось, что прошла целая вечность. Два противоречивых чувства раздирали меня, как корову на льду - разъехавшиеся ноги: я боялась, что хранители успеют, и Авера схватят, раньше чем он доберется до портала; в то же время, во мне теплилась робкая надежда, что мы хоть немножко успеем, и я смогу увидеть его ещё разок.
  Лиансар обернулся и внимательно оглядел нас. Возможность побега, в нашем положении совершенно исключалась. Совершенно обессиленные, туго стянутые веревкой (так, что кожа совершенно онемела) - разве мы могли вырваться и убежать от троих здоровенных мужиков? Кажется, Лиансар думал, что сможем. Друан проверил на нас узлы, для надежности затянул (хотя куда же сильнее?), так что я взвыла, от прилива свежей боли, а рыжая захныкала и принялась обзывать Лиансара просто с гемундарийской изысканностью. То бишь, на давно забытом орочьем наречии. Друан заржал и попросил говорить помедленнее, чтобы он мог запомнить. В ответ Илорка пообещала поставить его первым в её списке медленно умерщвлемых врагов. Лиансар загоготал ещё громче. Похоже рыжая ему нравилась. А в моей голове появилось несколько вопросов (чистой воды любопытство) к Яну.
  Я обернулась к понуро плетущемуся феалсо и едва не подвернула ногу на ровном месте.
  - Ян! - позвала я его.
  - Что?
  - За что тебя исключили из ордена?
  - Я же говорил, что сам ушел.
  - Ну, что послужило причиной?
  Феалсо в очередной раз сплюнул кровью и прокашлялся.
  - Ну... я... в общем...
  - Что ты мямлишь? - поддержала меня магичка - просто расскажи - что произошло. Мы уж не будем сильно издеваться. И даже не плюнем в твое честное, хотя и разноцветное лицо.
  Феалсо невольно фыркнул.
  - Ладно... Короче, я сопровождал торговый обоз. На лесной дороге на нас напали.
  - Разбойники?
  - Разбойники. Обоз разграбили, купцы разбежались. Ну а я...
  - А ты остался?
  - Ну, в общем - да.
  - Ты хоть сопротивлялся?
  Феалсо промолчал.
  - Он головой мотает - просветил нас один из друанов - вроде как "нет" говорит.
  - У тебя с головой все в порядке? - осведомилась Илорка - вроде не сильно стукнули. Что ты там головой мотаешь? У нас на спине глаз нету. У меня, по крайней мере.
  - А у меня их четыре, но Илорка закрывает собой весь обзор - пожаловалась я.
  - Не могу я людей рубить - нехотя сказал Ян - и вообще - живое. Живое - священно. Этому сам Феалсо учил. Как же так - в писании сказано одно, а на деле - все только и ждут, чтобы ты кого-нибудь порезал на кусочки?
  - Но зачем тогда тебе меч? И вообще, все рыцари феалсо носят оружие и отлично им владеют - удивилась магичка.
  - Меч - всего лишь символ - ответил Ян - сила феалсо внутри него самого.
  - Но нежить ты убивал?
  - Убивал - признал феалсо - но и то старался делать это как можно реже. Поэтому запрашивал за работу большую плату и только золотыми монетами.
  Илорка истерически захохотала.
  - Так тебя за это из ордена выгнали?! Ха-ха-ха! Ой, я не могу... благородный феалсо... аха-ха-ха-ха... сдирал с мужиков три шкуры...
  - Три шкуры за одну... - хихикнула я.
  - Вовсе не за это - смущенно буркнул Ян - ничего вы не понимаете. После случая с обозом, был долгий разбор в Малом совете ордена. Они ничего не смогли возразить мне, когда я цитировал учение Феалсо с бибилотечных свитков и бросал их один за другим на стол. Я сам решил уйти, чтобы не дискредитировать орден в глазах простого народа.
  - А этот... Нимроед?
  - Ирв... Нимроед - был одним из лучших бойцов ордена, пока его не переманили хранители.
  Лиансар раздраженно обернулся.
  - Хватит болтать, бгдучьи дети! Вы в плену, а не на увеселительной прогулке.
  И с силой дернул за веревку. Я с размаху впечаталась в его широкую спину, расцарапав нос о кольчугу. Совершенно ничего не соображая от злости, пнула его под колено и завалила набок. Друан завопил как резаный и двинул со всей дури локтем... прямо в челюсть. Увернуться я не смогла. Почему, при ударе в подбородок - искры летят из глаз?
  Далеко улететь я не смогла - помешала веревка и повисшие на ней магичка с рыцарем. И сознания почему-то не потеряла. Лиансар шустро вскочил на ноги и за шкирку поднял меня с земли.
  - Ещё раз так сделаешь... - прошипел он злобно, дыша мне в лицо загнившим среди зубов мясом. Лютая злоба поднялась во мне, словно молоко в кастрюльке, поставленное на открытый огонь. Я точно так же зашипела, перебивая друана:
  - Ещё раз сделаешь так... узнаешь, каково связываться с сиидагрейн!
  Лиансар вздрогнул, очевидно вспомнив, кто у него на вервке-то болтается, но взяв себя в руки (или как говорят: овладел собой...?) и разжал пальцы.
  - Сиида ты или нет, не думаю, что тебе удасться оправдаться перед сэренсати - хрипло произнес он - и я тебя не боюсь. Думаю - байки, что о вас рассказывают - сильно преувеличены.
  Хранитель возник словно из ниоткуда.
  - Лиансар! - гаркнул сати, хмуря брови - чем это ты тут занимаешься?
  Друан оторопело вытянулся в струнку, и хотел сказать что-то в свое оправдание. Но сати не стал его слушать.
  - Быстро вон на ту поляну! Мы почти их нагнали. Ален ждет нас у поселка маэнов.
  - Вы снова собираетесь прыгать? - удивился друан - но...
  - Выполнять приказ! Не время для пустой болтовни! - сати быстрым шагом направился к ближайшей лесной залысине. Лиансар подхватил меня на руки и бросился следом. Позади взвизгнула Илорка и болезненно охнул Ян. Судя по всему, их для скорости передвижения также подняли на плечи. Я вспомнила свою поездку на Рагаронде и невесело ухмыльнулась. Моя коллекция способов передвижения пополнилась весьма экзотическим вариантом - на друане.
  - Ещё бы одного из сати оседлать - не к месту подумалось мне.
  Мысленно упомянутый, уже чертил концом посоха круг на поляне. Нас спешно побросали наземь, и окружили со всех сторон. Круг вышел не очень ровный, но сати выругавшись махнул рукой и принялся колд...производить уже знакомые пассы руками, нашептывая слова. Снова поплыл мир, и так не устоявшися после мощного удара локтем...
  И снова обрел устойчивость, в виде невысокого, но добротно сколоченного забора.
  - Загрызский, ты бы ещё знамя вывесил, чтобы все видели - прокомментировал сати Ален наше появление - этот святой наверняка уже знает, что мы поблизости.
  - Думаю, что с лжесвятым мы справимся - ответил тот - но этот бгдучий тролль может нам помешать. Лиансар с девчонками пойдет прямо в поселок. Ты со своими людьми пойдешь в обход, перекроешь южные выходы. А я попробую определить, где эти проклятые отступники сумели создать долговременный портал. Даже и не знаю, что важнее: захватить Авера или удержать открытым этот портал. В любом случае мы не проигрываем. Глядишь, этот великомученик захочет освободить своих девок...
  - Не будем терять время - согласился Ален - ты уже определил, где они находятся?
  - Они уже в поселке. Все трое. И, если ты не станешь и дальше изображать сорокалетнюю лиственницу, мы их возьмем.
  Сати Ален скорчил кислую мину и пригнувшись побежал со своими людьми вдоль забора.
  Загрызский издевательски оглядел нас и засмеялся.
  - Ну что, червяки - пожалуйте на крючок. Рыбка заждалась уже.
  - Ничего у вас не выйдет - с силой сказала я - Авер не такой дурак, да и тролль не купится.
  - Троллью душу насквозь видно - согласился сати - но вот человеческая душа - потемки. Лиансар, веди их и гляди в оба. Живым брать только Авера. Тролль и разбойник мне не нужны. И если эти Ишевы девственницы (я надеюсь, что все ещё девственницы) начнут вопить во все горло, призывая на помощь - не мешай им.
  Никакими воротами в Не-Вольках и не пахло. Для каких целей был возведен столь тщательно возведенный забор - я не поняла. Поселок был тих. Я поразилась. Несмотря на то, что здесь жили изгои, высокие, явно эльфийской постройки дома, располагались по одну сторону улицы, а противоположная сторона была сплошь застроена двухэтажными башенками вампиров. Не гавкали собаки - спутники исключительно человеческих жилищ, не хрюкали свиньи (то же самое). В паре мест робко мекали козы (наверняка у эльфов). Я с удивлением взирала на почти идеальную чистоту улицы. Свинство началось только, когда показались приземистые, добротные гномьи хазы.
  Лиансар вытолкнул нас вперед и с обнаженным мечом принялся зыркать по сторонам. Двое других друанов прикрывали его с боков. Из-за заборчиков в ответ угрюмо зыркали жители. Остроухие, изредка - клыкастые, местами изрядно бородатые. Авера нигде не было видно.
  Я внутренне дрожала, скрестив пальцы и молясь всем известным и неизвестным богам, чтобы Авер успел добраться до портала. Небольшая рыночная площадь в центре Не-Волек привела меня в некоторое недоумение. Вот тебе и деревушка? Да это же почти город! Зачем поселенцам собственный рынок, когда у каждого есть свой огород, а по Пустоши постоянно шастают торговцы самым разнообразным товаром - спросить было не у кого. И не время.
  - Эй ты, святой! - заорал внезапно охрипшим голосом Лиансар.
  Я невольно вздрогнула.
  - У нас твои девки! Выходи, если ты не трус! - продолжал надрываться друан - Или ты боишься?! Оставишь их нам? Я лично, не против, позабавиться с ними! Особенно с рыженькой! Да и темненькая - тоже ничего! Эй, тролль! Выдай нам мальчишку и тебе ничего не будет! Сможешь спокойно уйти! Нам нужен только он!
  Ему никто не ответил. Поселок словно вымер. Негодующе сопела Илорка, тихо ругался феалсо. Я напряженно вслушивалась. А вдруг... он выйдет?
  Друан звучно высморкался двумя пальцами и потащил нас прямо в центр рынка. За покосившимися прилавками темнел невысокий купол местного храма, с деревянным изображением символа Иша.
  - Идем туда - скомандовал Лиансар - уж местный святоша, кем бы он ни был - должен знать - появлялся ли кто-нибудь чужой в поселении.
  Святоша ожидал нас у входа, судорожно сцепив костлявые пальцы рук. Лицо осунулось, глаза настороженные и словно инеем покрыты. Небольшая круглая шапочка, крытая синей парчой - надвинута по самые уши.
  - Что угодно служителям Иша в нашем убогом селении? - просипел он.
  - Приветствую Ишева проповедника - небрежно кивнул Лиансар - нам стало известно, что трое слуг Темного пробрались к вам недавно.
  - Могу я узнать, кого конкретно вы ищете? - немного помолчав спросил, уже более нормальным голосом, святоша.
  - Да бросьте, святоша! - раздраженно прорычал друан - думаю, уже вся южная Пустошь в курсе!
  - Иш заповедал нам смирением мир покорять. И внутренним спокойствием - отозвался тот, нехорошо улыбаясь краем рта.
  - Не время читать проповеди! Их трое: тролль, разбойник и... самый опасный - селатов маг, прикинувшийся святым!
  - Никого из тех, кого ты, достойный страж перечислил, я не встречал...
  - А что это ты уши прячешь? - внезапно спросил друан и резким движением смахнул шапочку с головы святоши - Эльф?!
  Уши и в самом деле были, словно у моей Пчелки, когда та вострила их, слушая жеребячью болтовню Зебера.
  Святоша с достоинством отступил на шаг.
  - А кого ты желал здесь увидеть, достойный страж? - медленно ответил он - или ты забыл, что это за поселение?
  - Эльф - святоша? - скривился Лиансар - гхолл, так я и поверю! Теперь мне все ясно! Обыскать хра... эту хрень еретическую!
  Его помощники дружно рванули к входу. Побледневший эльф протестующе выставил перед собой руки. Его отшвырнули в сторону и выбили двери. Лиансар злобно оскалился на нас и рванул за веревку. Волей-неволей нам пришлось бежать вслед за ним.
  Храм состоял из двух пределов. Едва мы оказались в переднем, стены поплыли и запахло полынью. Через мгновение в трех шагах от нас материализовался Загрыский. Лицо яростно искажено, пальцы скрючены.
  - Как я сразу не догадался - крикнул он Лиансару - быстро в главный предел!
  Дверям ведушим в главный предел тоже не повезло.
  Главный предел особым убранством не отличался. То ли жители не слишком в Иша верили, то ли у них денег не было. Друан вперся в священное место вслед за сати, таща нас за собой. В полумраке, освещаемом только редкими лампадками виднелись три темные фигуры, напряженно застывшие у алтаря.
  - Вот они! - заорал сати, и в непонятном припадке слабости опустился на пол - хватайте их... живее...
  Вспыхнуло зеленое пламя, и фронтальная стена предела поплыла рябью.
  - По.. портал...! - выкрикнул Загрызский, и с усилием начал приподниматься с пола. Лиансар бросил веревку и кинулся к алтарю.
  - Авер, быстро ныряй! - я узнала звериный рык тролля.
  - Там Арса, я не могу - послышался знакомый и такой близкий мне голос. Одна из фигур качнулась в сторону.
  - Прыгай, я спасу её, слово тролля! - заревел Агырх и, ухватив Авера за шиворот, толкнул к алтарю. Третья фигура преградила путь друанам. Зазвенели клинки. Разумеется, разбойник не задержал их ни на мгновенье. Слишком были силы неравны. Перепрыгнув через упавшего разбойника, Лиансар бросился к порталу.
  - Авер, я тебя все равно достану! - заорал, опираясь о стену, сати - Вы все - сгинете, клянусь Ишем!
  Тролль уже начал растворяться в зеленом мареве.
  Авер резко обернулся.
  - Лерен?!
  Здоровенная корявая лапа ухватила его за ворот и втянула в зыбкое пятно портала.
  ...
  
  Сиида. Сиидагрейн. Знаешь ли ты, кто - истинный покровитель Валлиса? Мы отбирали вас по всем новым землям, не для того чтобы однажды споткнуться о собственную ногу. Что ты можешь сказать в свое оправдание - сиида-недоучка? Ты должна была стать одной из тех, кто однажды отправит нечистые народы эльфов и вампиров во тьму. Каждую ночь, мы разбирали вас по кусочкам и лепили заново. Вы знали только отцов настоятелей и знания дня, но полученное ночью откладывалось в вашу плоть и кровь, и затаившись ждало назначенного часа. Ты воспротивилась и восстала против Ишева предназначения, против своего жребия, которому позавидовали бы многие... Но тебе не уйти от судьбы. Ты выполнишь свою миссию. Даже против своего желания. Если бы ты ушла за ним к вампирам или эльфам - они жестоко поплатились бы за свою доверчивость. И поплатятся. Мы зашлем в Элльнарри и Иммергал десятки, сотни сиидагрейн - и они падут. Нет, не завтра. Но через десятилетия, когда вы станете частью их мира. Мы окружим каждого эльфа и вампира двумя-тремя сиидами - и они ничего не смогут сделать. Этот мир создан для людей. Эти земли - принадлежат нашим детям и внукам. Маэнам нет места ни здесь, ни там - за пустошью.
  Не криви так губы - ты не сможешь никого предупредить. Все возможные переходы к маэнам - под нашим наблюдением. Больше не осталось порталов. Больше не осталось эльфов. Больше не осталось вампиров. Остались только гномы, но и с ними в ближайшее время будет покончено.
  Я не буду тебя наказывать, сиида. Достаточно того, что тот, кто позволил тебе покинуть Валлис получил сполна. А ты... все что могла ты уже сделала. Можешь идти.
  
  ...
  
  Я обернулась, и крикнула магичке, в очередной раз увлеченно изучающей очередной валун, а точнее просто прикорнувшей в тени:
  - Илорка, не отставай!
  - Да иду я, иду - мученически простонала рыжая.
  - Я тебе говорила, чтобы ты не ходила за мной?
  - Говорила. Ты просто сошла с ума - переть через Великую Пустошь, к эльфам. Это же верная смерть!
  - И какого гхолла ты за мной увязалась?
  - Разве я могла отпустить тебя одну? Мы же подруги!
  Я не нашлась, что ответить. Мы и вправду - подруги. И поэтому я не одна бреду по Великой Пустоши, по этой каменистой пустыне, оставив за спиной хорошую и в меру спокойную жизнь. И кроткого отца Ольгерда. И Рагаронда с Льесой. И ещё многих...
  И поэтому я не одна скупо цежу воду из фляжки, стараясь растянуть её ещё хотя бы на пару дней. И поэтому я не одна, когда солнце палит так, что останавливается сердце, и глаза перестают видеть, а губы чернеют от недостатка влаги и трескаются, уже не причиняя боли. И поэтому я не одна, когда налетает ураган и мелкие песчинки рассекают кожу до крови, а невесть откуда взявшиеся мошки жадно налетают на бесплатный водопой. Поэтому я не одна.
  Ты обещал однажды вернуться, Авер. Ты ничего не обещал. Но ты - тот мир, в котором мне хорошо. Ты - тот мир, в котором я только и могу быть счастлива. И однажды... - однажды - это слишком долго для меня, Авер. Я не могу столько ждать. Я не выдержу. Я иду за тобой, я иду к тебе...
  
  
  
  Между нами незримая связь
  Из тончайшей не рвущейся нити
  Для тебя я звездою зажглась
  Ты - души моей тайный хранитель.
  
  Это - таинство новых земель,
  Освященное кровью и болью.
  Это - дикий загадочный зверь
  Кем-то прозванный странно - любовью.
  
  Не зови. Я узнаю сама
  Если плохо тебе, если худо.
  Но коснись меня мыслью едва -
  Я с тобой. Я всегда с тобой буду.
  
  Кто б не ставил меж нами преград -
  Я не думаю больше о боге.
  Если вдруг занесет тебя в ад
  Подожди меня там. Я в дороге.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Вся правда о Красной шапочке и Сером волке"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"