Новиков Сергей V.: другие произведения.

Смерть президента. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*20  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Нет, вы не понимаете, мне нельзя, ведь столько дел еще не сделано! А, кроме меня, некому! Некому, кроме меня! Не могу я вот так, не успев, не доделав! Ну, может быть, через год или два? - президент с надеждой взирал на хранителей, словно от них хоть что-то зависело. - Бросьте! Все уходят вот так - не успев, не доделав! Кажется, уснул на час, а проснулся в вечности, бывает. Смерть замечательна своей быстротою, раз - и все! К тому же, что есть дела ваши - суета!

  
   Сергей V. Новиков
   СМЕРТЬ ПРЕЗИДЕНТА
  
   Вместо предисловия.
   'Ночь ревнива к своим секретам и сторожит их многими способами, но тот, кто овладеет ими, будет вознагражден сполна...'
   Я вижу странные сны. Некто, называющий себя Господином, приходит ко мне. Он практически не говорит со мной, но позволяет видеть мне то, что скрыто за горизонтом. Мне кажется, Он хочет, чтобы я рассказал об увиденном вам, и мне придется это сделать. Быть может, тогда Он оставит меня в покое...
   Тьма. Я прятался от нее во сне, снова и снова переживая старые детские страхи. Закрыв глаза, я проводил в таком состоянии треть своего бытия - беспомощность...
   Именно Господин научил меня НЕ СПАТЬ, именно Он предложил мне переступить черту светлого круга, приглашая в Свой темный, неизведанный мир. Двери в него всегда открыты! Там - звездный плащ Господина - вместо неба! Там гений художников-теней превратил даже самые убогие здания в волшебные замки! Там миллионы огней, рождённых один за одним, стали сплошным сверкающим морем!
   И, не найдя себе места на плоской поверхности земли, огни взлетели ввысь, цепляясь за бетонные коробки высотных башен - огромных сталагмитов, покрытых блёстками бесчисленных окон! Огни всегда стремятся туда, где светит луна - глаз небес, третий глаз, дарующий прозрение. Не спи, и ты увидишь этот шедевр, созданный Светом и Тьмой, или Тьмой и Светом...
   Это - призыв небес, и даже старинные часы на башне вторят ему, дрожа от звука, возвращая небесам свой торжественный гул...
   Один... Ангелы-хранители спят, они уже не помогут...
   Два... В великом городе Вавилоне, поднятом до небес...
   Три... В чьем имени - число зверя...
   Четыре... Которое - есть и человеческое число...
   Пять... Которое будет открыто. Когда 144000 избранных разгадают Его и назовут Имя...
   Шесть... Когда встретят и примут Великого Царя...
   Семь... Нового, предсказанного до того...
   Восемь... Царя, идущего по знаменам креста и полумесяца, подняв над собой древние, уже забытые знамена. Чтобы объединять. И воскрешать. И миловать...
   Девять... Летящего над черными тенями своими, чтобы изгонять и казнить...
   Десять... Ты все поймешь, одев терновый венец... Подставив ноги и руки свои под распятие...
   Одиннадцать... Пройдя над водой... Построив новый храм... И новые города... И превратив в вино воду...
   Двенадцать... 'И то, что не свершилось еще и не имеет для себя бытия - уже существует в Божественном ведении, а это равносильно тому, что оно уже есть...'
   Все, время пришло!
   Время таинств и тайн - приоткрытых живым, тем, кто не спит, кто не дрожит от теней, кто не боится блеска и тьмы ночного неба. Кто хочет НАЙТИ и ПОНЯТЬ, кто хочет, ВЕРУЯ, ЗНАТЬ и, ЗНАЯ, ВЕРИТЬ. Кто разделяет это великое благо гениев и поэтов - бессонницу. Кому ДАНО испытать все чувства, доступные человеку и кое-что из недоступного. Кто знает, что призраки ночных видений - не просто сон...
  
   Часть 1
  
   Эта книга является художественным вымыслом ОТ НАЧАЛА И ДО КОНЦА, ее персонажи не имеют ничего общего с реальными политическими деятелями.
  
   1
  
   'Последний день президента'
  
   Президент проснулся как всегда поздно...
   Он встал, распахнул окно. Какой же душный, противный воздух! Непривычно большое, кипящее солнце уже поднялось над Москвой - лупоглазое зарево! Густой, непрерывный смог валил откуда-то из пригорода...
   'Конец света, блин...' - подумал президент и закрыл оконные створки.
   В Москве президент оставался на ночь редко. Он не любил этот город: бесконечная суета, грязный воздух. Просто в этот раз так совпало.
   На душе - муть. И сердце покалывало. 'Черт, ведь, не болело никогда...' Вдруг захотелось бросить все и уехать куда подальше. Но нельзя - дела, дела...
   Это все недавний сон - ну никак не шел он из головы! Приснится же такое, будто он умер и попал в ад, а сам Сатана читал в преисподней ему свои проповеди...
   Президент вновь уставился в оконный проем: над сероватой гарью золотились огромные православные купола - перекреститься что ли, так, на всякий случай...
   - Предчувствие какое-то... нехорошее... Не подводило оно меня никогда, ох, не подводило... Что-то будет...
   Длинноногая девица (кажется Инна... или Марина) внесла на подносе бокал со свежевыжатым яблочным соком. Она обитала у 'царя' уже восемь дней, и знала некоторые его привычки. Провинциальная журналистка из Череповца, она искренне презирала своих подруг, прозябавших в вологодской глуши, хотела стать депутатом. Станет - вполне приличная шлюшка!
   Но эта девица - просто кремлевский призрак, нету ее здесь, потому, что эта сторона жизни президента - великая государственная тайна...
   - Заенька, твой сок.
   Престарелый 'заенька' взял бокал, сделал глоток, но вкус напитка... вдруг показался ему неестественно горьким...
   Да, ему приходится быть осторожным! Ведь столько людей вокруг желают его смерти! Не дождутся, суки, он всех, всех их похоронит вперед себя!
   - Ну-ка, поди сюда, - он поманил девушку и протянул ей бокал. - Глотни, витамины - они полезные...
   Васильковая наивность, в ней нет испуга, ее глаза ясны, не потревожены ничем, и, если честно, в них вообще НЕТ НИЧЕГО - ни эмоций, ни... чего. Странно, как он не замечал этот полнейший вакуум - заводная кукла! А, впрочем, какое ему дело, не для душевных бесед он приобрел это юное тело!
   Девушка спокойно отхлебнула сока, и президент успокоился, хотя то, нехорошее предчувствие осталось: 'Пора избавляться от этой бабы, что-то прижилась она у меня...'
   В полдень президент был выбрит, умыт, одет. Неизменный строгий костюм и похоронный галстук. Сейчас он войдет в свой кабинет, где его уже поджидает один из помощников - правила заведены и работают, как часы...
   Полдень - время власти...
   Комната, похожая на грот, цвет граната, светильники. Президент с почтением внимал человеку, весь вид которого говорил о принадлежности к церкви - толстый, с густым волосяным нимбом вокруг розовой плеши, и с бородой чуть не до пупа...
   - Только церковь, сын мой, знает ответы, только она. Кто, кроме нее, сможет вернуть этот заблудший мир на путь истинный? - голос служителя гудел, как труба. - Мир, где кара Божья вершится на наших глазах!
   У батюшки правая половина лица длиннее левой, он неказист, но в глазах его - героическая мощь эпического божества.
   - Господин президент, позвольте задать вопрос, вы счастливы? - святой отец блеснул своей ученой лысиной и добавил. - Просто: да или нет.
   Обычно президенту не задают вопросов, его боятся, ждут указаний и смотрят вниз. Но святой отец - другого рода...
   Президент пожал плечами: - Я бы сказал так - счастлив, но хотелось бы большего.
   - Но что значит счастье для вас? Это яркие окна Ново-Огарева, в котором вдоволь вкусной еды, много красивой одежды, где в гараже стоит роскошный лимузин? Это - ваши окна, сын мой, ваш лимузин! Вам хочется большего - десять резиденций, двадцать лимузинов, яхта, 'как у Ромы'?! Но задумайтесь на минуту, разве ТАКОЕ СЧАСТЬЕ - ДЛЯ ВСЕХ?! Разве не скрыто оно от тех, кого вы называете 'народом'?! Скрыто вашими заборами, вашей охраной и законом, придуманным для вас! А что вы оставили им?! - священный перст указал на окно, туда, где в бесконечности копошились люди-букашки, скрипели подошвами, умирали одни - рождались другие, 'порядок заведен и работает, как часы...'
   - И ЧТО сделают они, когда поймут - ТАКОЕ СЧАСТЬЕ для них невозможно?!
   - Напьются, - махнул рукой президент. - Раньше напивались и сейчас так будет!
   - Сперва напьются, - поправил его батюшка и многозначительно прищурил глаз. - А потом? Материальный мир диктует свои законы. Когда-то вы прошлись по головам других, и вот - поднялись. А сейчас уже кто-то другой идет по вашим стопам и приближается к вам. Поверьте, революция еще не стерлась из памяти народной...
   - Вот только не надо пугать, папаша, - президент вскочил и нервно прошелся по комнате. - Я столько сделал, сам патриарх меня благословлял, народ за меня голосует, я - гарант стабильности в этой стране!
   - Бросьте, бросьте, - замельтешил руками святой отец, словно говоря: 'Чур меня, чур...'
   - Вы не знаете людей и потому не можете знать их нужд, оттого дела ваши - тщетны! Только Церковь знает природу человека, его код! Все суетно и бессмысленно в нашем мире, кроме одного - ВЕРЫ! Дорогой вы мой, людям не нужны ваши подачки! Им нужны храмы! В которых - они поверят в лучшую жизнь... хотя бы ТАМ! - батюшка поднял ладони к небу, и президенту вдруг подумалось, что хорошо бы вложить в эту простертую длань пачку хрустящих купюрок, чтобы отстал... Но тут зазвонил телефон.
   Что-то всегда разрубает бытие на 'до' и 'после', как разобрать потом, где началось одно, а где закончилось другое...
   Звонок - обычно этот вестник играет роль судьбоносного тесака...
  Президент вздохнул: - Вот так, батюшка, все дела, дела. Материальный мир диктует свои законы, а о душе-то и подумать некогда...
   Святой отец сделал свой розовый лик печальным и серьезным: - А вы подумайте, подумайте - и о душе, и о словах моих. Мы оба нуждаемся друг в друге, помогайте Церкви, да простятся тогда вам все ваши грехи...
   Президент пожал протянутую для целования руку.
   Уже в окне он увидел, как возле его дома святой отец, столкнувшись с человеком, подъехавшим в роскошном авто, благословил его и сел в свою, не менее роскошную машину...
   А в салоне, сокрытом от мирской суеты черным стеклом, батюшка молитвенно сложил руки и прошептал: - Боже, что за люди, прости, Господи, их грешных...
   Дела, встречи, калейдоскоп... В основном эти встречи бессмысленны, монотонная жизнь, 'педантичные тиски президентского протокола'.
   13.00. Человек, которого в народе называют 'олигархом', гладко выбритый, холеный, отутюженный, в ловко подогнанном костюме - казался вылепленным из одного цельного куска... ну, скажем, глины. Он с явным презрением смотрел на мир, садился всегда без приглашения и знал множество других способов показать свое превосходство.
   - Я тут у вас с батюшкой столкнулся, - его взгляд из-под золотой оправы очков был насмешлив. - Грехи покоя не дают?
   - Что ж, все мы грешны, - президент не любил ни олигархов, ни насмешек над собой. - Ему о бедных заботу угодно проявлять, вот и ходит, клянчит. 'Взгляните в глаза тех, кто страдает, в них - Бог...' - процитировал он.
   - Вздор! - лицо олигарха скривилось. - Эти твари, о которых так настойчиво печется святой отец, удивительно живучи, вы не устали от их жалоб?! Пороть их надо, вот и все!
   Он скользнул холодным взглядом по застывшему у двери помощнику президента: - Занятный у вас лакей. Он похож на одного английского лорда, с которым мы общались в позапрошлом году - подлец, мерзавец и конченная мразь!
   - Этот такой же... Чай, кофе, что-нибудь покрепче?
   Гость поморщился: - Вы думаете, я приехал пить кофе?
   О, нет, президент так не думал!
   - Мы очень сильно пострадали от санкций, - олигарх произносил слова ровно, будто нотариус, читающий завещание. - И мы считаем, правительство должно посодействовать нам. Это могут быть и преференции в получении госзаказа, и таможенные льготы, и особое финансирование инвестиционных проектов...
   - Но Дима говорит: 'нет денег', - президент улыбался, он верит в свой ум, в свое предназначение.
   Только тот, кого называют олигархом, думает иначе: - Мне помнится, когда-то один заместитель мэра 'северной столицы' потерял свой пост, свою власть. Он мог потерять больше, но тогда 'коллектив' решил, 'этого человека нужно поддержать, не лишать его доли, когда-нибудь он еще поднимется и поможет нам'!
   Взгляд олигарха тяжел, он пришел в этот мир, чтобы искать добычи.
   Президент сдержанно улыбнулся: - Я думаю, средства для поддержки отечественного производителя у нас найдутся, мы же патриоты с вами! И наши действия в условиях мирового экономического кризиса и санкций должны подчеркивать это!
   Высокий гость удивленно вскинул взгляд, откровенно говоривший: - 'Да брось, мы же не на собрании, не для быдла вещаем'!
   Но невозмутимо поддержал: - Не себе служим - Родине!
   Президент сделал почтительное лицо, в сердцах посылая надоедливого визитера к чертовой бабушке...
   - Ты скажи 'коллективу', государство вас не оставит, но и вы в ответ поддержите государство в сложной для него экономической обстановке.
   На слове 'государство' президент сделал особый акцент, он искренне верит в тысячу законов, усмиряющих стадо.
   - И еще, - президент стал суров, как прокурор на допросе. - Ты зря упираешься с продажей твоей нефтяной компании, поддержи этот проект - и дело с концом!
   - Так, так, - олигарх приподнял одну бровь и стал похож на гальяновского беса. - А мне что оставите? Мемуары и тихую старость?
   - Мемуаров не нужно, - перебил его президент. - А спокойная старость в Лондоне, что может быть лучше?!
   Олигарх выдержал паузу, мысленно разразившись длинным непечатным ругательством: 'Чего ухмыляешься, милый? Вот так же сидел ты передо мной много лет назад и клянчил денег на выборы! Унижался! Мы с Борей подкинули тебе по 25 миллионов, а что взамен? Не шути со мной, я ведь и огрызнуться могу...'
   - Я подумаю, - гость встал и вежливо поклонился. - Провожать не надо.
   И напоследок: - Да, занятный у вас лакей, занятный...
   Президент дождавшись его ухода, нервно хрустнул пальцами: - Вот она, беда твоя, Россия, - хари жидовские!
   А в просторном, ионизированном салоне 'Майбаха', его недавний гость отвечал кому-то в усыпанную стразами трубку: - Да, я поговорил... Не думаю... Пора бы кончать с ним...
  
   2
  
   'Я люблю того, кто трудится и изобретает, чтобы построить жилище для сверхчеловека... Я люблю того, кто бросает золотые слова впереди дел своих и исполняет всегда больше, чем обещает...'
   Ф. Ницше 'Так говорил Заратустра'
  
   14.00. Президент пил кофе. Помощник услужливо подливал ароматную жижу в белую фарфоровую чашечку.
   Придворные ждали у дверей, президент любил наблюдать за ними по видеосвязи, смешно, как солидные дядьки, изнывая от скуки, занимаются всякой ерундой...
   - Бедная, бедная страна, где попы и министры так похожи на старых матерых бесов...
   Президенту вдруг почему-то вспомнилась его последняя встреча с еще одним олигархом, Борей 'Березой'. Вот уж кто был бес, так бес!
   Президент готовился к той встрече. Вошел в кабинет с папкой. Демонстративно начал в деловой манере, как если бы выступал на официальном мероприятии: - ОРТВ - главный телеканал. Он слишком важен, чтобы оставаться вне государственного влияния. Мы приняли решение...
   Затем он внезапно остановился, выдержал паузу и сказал: - Борис, скажи, я не понимаю. Почему ты это делаешь? Почему ты нападаешь на меня? Я чем-то тебя обидел?
   - Потому, что ты совершаешь ошибку...
   - Подожди, - прервал его президент. - Почему ты идешь со мной на конфликт? Ты же вроде как мой друг. Ты же меня уговорил на эту должность. А теперь ты бьешь меня ножом в спину. Что такого я сделал, чтобы заслужить это?
   - Ты забыл наш разговор после выборов. Я же ясно сказал, что никогда не присягал тебе лично. Ты обещал учитывать мое мнение и обманул. Ты разрушаешь НАШУ страну.
   - Ну, ты же несерьезно про страну, - прервал 'Березу' президент. - Думаю, вот и конец... Прощай, Борис...
  
   16.00. Именно здесь, в комнате-оранжерее президент мог расслабиться, поразмыслить о житье-бытье, пофилософствовать...
   В мягком, глубоком кресле ему было удобно, прекрасный вид простирался перед ним...
   - Вот подскажи мне, Игорь Иоанович, - обратился он к помощнику 'так похожему на лорда', которого недоброжелатели называли 'секретаршей президента' - что ты видишь там, за окном?
   Помощник пожал плечами, шеф временами просто-напросто удивлял его: - Москву вижу, не видеть бы ее вовек...
   - Чушь! Ты не можешь видеть из этого окна всю Москву, она слишком большая!
   Помощник еще раз глянул сквозь натертое до блеска стекло: - Ну, башню вижу, купола...
   - Еще!
   - Еще - магазины, дома...
   - Вот! А позволь спросить тебя, а кто живет в этих домах?
   Помощник покосился на шефа, что за вопросы!
   - Люди живут!
   - Нет, мой любезный друг, ответ не верный, - президент перекинул ногу на ногу. - Вон там - министр коммунального хозяйства Родины-матушки проживает, в ЖКХ - жопа полная, а квартирка у него - очень даже ничего, миллионов на пять в долларах потянет! Этажом ниже - глава моей пресс-службы, представь, толком ничего не умеет, только ля-ля-ля целыми днями, а на два яруса в элитном доме наговорил! Еще ниже - футболист живет, ну, которого депутатом хотели сделать. Не знаю, что он в Думе творить будет, если и по мячу-то попасть толком не может, не знаю! Сколько депутатов, губернаторов квартирует здесь, Госсовет собирать не надо - так, позвонил, прогуляться пригласил возле дома! Про правительство и говорить не буду, но все они тоже здесь, когда не на Рублевке или в Лондоне. Так что, за моим окном - не Москва! Это - Пантеон, Олимп, место, где обитают боги! Работа которых - дергать за ниточки, управляя людьми, но никогда не соприкасаться с ними, никогда! Нельзя людям и божествам соприкасаться! Нельзя знать марионеткам, что их кукловоды такие же, как они - так же пьют, жрут, срут, ругаются матом, изменяют женам, и притом - ничуть не умнее других! Иначе - весь ПОРЯДОК рухнет, и некому будет управлять людьми! А людям, как овцам - пастух нужен! Прав, прав был поп, ничего не выйдет у нас без его крестов и песнопений, без веры в Пантеоны и Олимпы! Оттого и денег я ему даю, и подпевать ему буду за свои же деньги!
  
   А в черном, похожем на катафалк, 'Майбахе' уже знакомый нам олигарх впервые за последние три года закурил. Его ужасное внутреннее напряжение прорывалось на лице страшной и беспощадной гримасой.
   - Ведь он был у меня в руках! Я сказал: 'Дайте мне один телеканал, и я вам за полгода из обезьяны сделаю Президента" - и сделал!
   Но каким же глупцом я оказался! Я был опьянен! Опьянен собственной властью, могуществом, мне казалось, что у этого серого полковника, которого мы с Борей решили возвести на трон, нет никого, кроме нас!
   Наши телеканалы пиарили этого никому не известного 'правопреемника' 24 часа в сутки! Я, я придумал его патриотический образ ради одобрения НАШЕГО КАНДИДАТА электоральным быдлом! Кто еще смог бы наполнить этого низкорослого, невзрачного человечка энергией, силой до такой степени, что все, все поверили в этот обман!
   А без меня - у них не получилось! Разве смогли они сделать из тщедушного Димы такого же героя?!
   Я, я один знаю всю правду про того, кого народная молва сегодня называет 'национальный лидер', я один знаю, какой он на самом деле! И пусть на Западе его также считают Лидером, да, именно так, с большой буквы! Но это оттого, что на Западе вовсе нет лидеров! Я наблюдаю их много лет, и разочарован их безволием, их глупостью! Они не видят того, что у них под носом, они живут прошлым и абсолютно не понимают, как устроен современный мир!
   Пусть говорят, что народ голосует за него! В мире вообще, а у нас тем более, мнение народа не имеет никакого значения! Имеет значение лишь мнение таких, как я! Тех, кто принимает решения, которые затем обязаны выполнять премьер-министр и сам президент! Он захотел стать самостоятельным игроком?! Мы поставим его на место - шах и мат королю!
   Так думал олигарх. А вокруг этого 'повелителя королей' - ничего особенного, просто попали в пробку. Она растянулась километра на три и гудела одним остервенелым ревом.
   Сплошная автомобильная река двигалась время от времени, но тут же - будто натыкалась на стену. Одинокий полицейский очумело махал своим жезлом, словно он мог разогнать эту сплошную тучу машин...
   Олигарх высунулся из окна: - Ну что, бараны, сигналите?! К кому взываете, вас же никто не слышит...
  
   Президент устало закрыл глаза - очередная перемена настроения. И сон вчерашний все не шел из головы. Не веря в случайности, глава государства знал только одно - все подчинено каким-то причинам. И у его сна - есть причина, сны не вторгаются в сознание просто так. Он умирает во сне, но он не будет дрожать от страха, он - предупрежден...
   - Игорь Иоанович, а может плюнуть на все и уехать?
   Тот как-то вяло покачал головой: - Уедем завтра, у вас с Меркель встреча.
   - Нет, ты не понял, - президент наклонился к нему. - Совсем уехать, бросить все дела, Москву эту сраную, глаза б мои ее не видели!
   Помощник покосился на шефа, который в последнее время начал откровенно чудить. - Если не к Меркель, то куда?
   - Какая разница - в джунгли, в тайгу, хоть на Кудыкину Гору!
   - И там что делать будете?!
   Президент дернул ворот рубашки, словно тот душил его: - Жить, Игорь Иоанович, жить!
   - А сейчас что?
   Глава государства улыбнулся как-то странно: - Сейчас? Сейчас - мы влипли, как мухи в клейкую противную ленту, и думаем, что живем...
   Раскаленные провода головного мозга. Тут и в Бога поверишь, и к черту телеграмму пошлешь. Когда НЕЧТО коснется тебя - предчувствие неотвратимого и оттого еще более страшного...
   'Вспомнить бы сон до конца! Как умирает он?! Кто, убивает его, кто?! Вот, ты не веришь в предательство, а я на себе испытал! Каждый может предать! А жить - так хочется! Любого замочил бы за жизнь свою! У кого спросить?! У Бога?! Но как?!'
   Отложены дела. 'Президент работает с бумагами'.
   Глава государства ходил по комнате с такой скоростью, точно некто ужасный гнался за ним...
   - Луна, луна, - он задержался возле окна, кроваво-желтый, неровный круг возник перед ним, ясный, как откровение.
   Ночь наступила, взгляни на нее напоследок. Луна - дорога в мир иной, билет выписан, поезд входит строго по расписанию...
   Пора спать, придется. Сердце вздрогнуло в последний раз, глаза успели увидеть, как желтая луна стала кроваво-красной и скрылась за облаком...
  
  
   2
  
   'Раз существует черт, то и смерти настоящей нет, а есть какое-то бессмертие'.
   Л. Андреев 'Покой'.
  
   Люди боятся Дьявола. Хотя ежедневно сталкиваются с ним внутри себя...
   Он не имел ни рогов, ни копыт, не вонял козлом, а даже совсем наоборот - был приятен на вид и благоухал очень тонким и дорогим одеколоном.
   В данный миг Он, Которого подданные почтительно называют Господином, полулежал в кресле на открытой террасе большого дома, укутанный в мягкий полосатый халат. Гладко причесанная назад, мокрая после душа шевелюра открывала Его мощный, напряженный лоб мыслителя...
   Звездочет тоже боялся Его, но приходил к Нему сам и даже говорил с ним: - Ты звал, я явился...
   Господин будто не слышал слов Звездочета или просто медлил с ответом. Он делал вид, что любуется взошедшей луной и бледной россыпью звезд, окружавших ее, вдыхал какие-то несуществующие ароматы и наслаждался музыкой, как-то мягко пропитавшей все пространство.
   - Я приготовил много красивых слов для начала. Вздор! Красивые слова - лишь ширма истинных желаний...
   - Сыграем партийку? - Господин никуда не торопится. Он жестом пригласил Звездочета к столику, где на подставке-доске дремала безмолвная шахматная рать. Фигуры темные - червонного золота, фигуры светлые - белого...
   - Я долго думал, какая же часть Земли сможет принять Меня, бездомного странника, - равнодушный взгляд Господина скользнул по Звездочету как по пустоте.
   Звездочет ждал слов, в которых каждый звук является сосредоточием смысла...
   Господин указал на потемневший от множества прикосновений огромный глобус, стоявший в углу террасы на медной треноге: - Какой из народов мог бы стать достойным великого предназначения? Европа - пристанище декадентов? Она так старалась предохраниться от тирании, изначально заложенной в ней, что перестаралась и потеряла всякую волю. Она так боролись за 'общечеловеческое', что утратила все: свои ценности, свои обычаи, она утратила саму себя...
   Великие Американские Штаты? Я подумывал о них. В них есть здоровое желание господствовать и проявлять свое превосходство во всем! Но они любят деньги - безмерно и вряд ли смогут предпочесть Меня этому своему божеству...
   Евреи? Они все ждут своего Машиаха, даже не понимая, что Он уже был среди них. Я мог бы дать им Своего, но, признаюсь, Я немного побаиваюсь их, после того, как они распяли Христа. К тому же, они пытаются заставить служить себе Бога, что уж тут говорить обо Мне.
   Исламские народы - фанатичны, они могли бы умирать за своего Махди, но... ислам разделен, и собирать его воедино - слишком хлопотное занятие...
   Азиатская раса: Китай - вот, кто подошел бы Мне в полной мере! Энергия жизни - в сочетании с глубоким философским умом, с поиском истины. Но эта великая страна сосредоточена на самой себе, из раза в раз отгораживая себя стеной, Мне трудно будет вдохновить ее к покорению мира...
   И разум подсказал Мне ЕДИНСТВЕННОЕ место на Земле, достойное Моего престола, где будет воздвигнут Новый город Мой - Царьград, Новый Иерусалим, превосходящий все, что было до него и что еще будет! Это - великая страна! Ее спящая воля в разбуженном состоянии способна творить чудеса!
   Я долго ждал и вот, готов. Мой замысел - это приговор всему прежнему миру: ослабленному, усталому, осужденному на смерть! Новое время уже дрожит от нетерпения, оно требует НОВЫХ ФОРМ, НОВЫХ ИДЕЙ, Человека - Сотворца, Человека - Сына Божьего, который для постижения Бога, пожелает и сам стать Богоподобным! Нового, '...ибо никто не вливает молодого вина в мехи ветхие'!
   Господин оставался неподвижным, но Его огромное внутреннее напряжение выдавали глаза - лихорадочный блеск, бешеные огоньки...
   - Именно с этой удивительной страны Я начну СТРОИТЕЛЬСТВО НОВОГО МИРА! Под Моими знаменами новый народ-богоносец окончательно заступит место ПРЕЖНЕГО! Я дам им НОВЫХ ВЕРХОВНЫХ ВОЖДЕЙ, достойных этого сана: Истинного Царя и Истинного Первосвященника!
   Я освобожу этот народ от ложных догм, от ярма его жалких правителей и продажных иерархов! Я освобожу его от несправедливого чувства вины ЗА ВТОРОЕ РАСПЯТИЕ, которое совершил все тот же прежний 'богоизбранный' народ, который совершал и ПЕРВОЕ!
   Я объединю этот народ тем, что только и может объединять - волей к власти, верой в свое: свою избранность, свое предназначение! Только так этот народ сможет сохранить себя, стать целым, чтобы творить Новый Мир и разрушать Старый во славу Творца и в помощь Мне!
   Я совершу то, чего не удавалось еще никому! Полный перенос ВСЕГО САКРАЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА в место, достойное подобной чести! Я наполню это реальное пространство символами, объединяющими в Новом ВСЕ изначально священные образы человечества!
   - Мой Господин, - Звездочет готов возразить, он и сам не понимает, отчего его страх перед Повелителем Мира вдруг иногда фатально, роковым образом превращается в полное бесстрашие. - В Твоих словах лежит великая опасность и для этого народа, и для всего человечества, и для Тебя Самого!
   - О чем ты, Звездочет?! Посмотри на Меня! Во Мне кипит великая сила, великие мысли, они бурлят во Мне настолько, что уже переливаются через край! Мне не хватает простора! Ты все пытаешься заточить Меня в некие рамки, принуждая Меня к воздержанию! Меня, выросшего на Воле, явившегося к Вам с необъятного и бесконечного! Вы - мелкие и ничтожные пожиратели времени и всей своей жизни - просто боитесь Меня, вот и все! Ты возражаешь Мне лишь потому, что чувствуешь огромную, непреодолимую пропасть между Мной и людским 'обществом', наполненном жалкими желаниями навозного червя! Да, по отношению к такому миру, Я - вандал и готов его разрушить до основания! Но услышь, наконец, что Я предлагаю взамен - Мир Новый, справедливый, прекрасный! Откуда знать тебе истинные цели Мои?! А может... Я просто хочу вернуться Сам и вернуть этот заблудившийся мир его Создателю?! Чем тебе - не новая цель для человечества, потерявшего всякую цель?! В последний раз Я спрашиваю тебя, готов ли и ты принять участие в Моей Великой Игре, готов ли быть рядом со Мной в этот Великий Час?!
   Звездочет склоняется перед Повелителем: - Я буду с Тобой до конца, чтобы пытаться удерживать тебя от непоправимого...
  
   Все. Еще минута суеты и вежливых жестов... Последний звук - закрытой двери... Все! Господин остался один.
   Воздух начинал сереть в приближении ночи. Где-то неподалеку голосили неугомонные птицы, начали свою вечернюю трель сверчки, квакали на бледный диск луны охрипшие лягушки. Где-то неподалеку была жизнь...
   Здесь же - тихо, как в склепе. Даже глупые мошки не слетались на манящий свет этого чужого, будто проклятого места.
   Господин зажег черную свечу в массивном малахитовом светильнике. Пространство окрасилось множеством цветов и оттенков - прекрасная игра света, для которой нет слов...
   Но не то, не то занимало сейчас Господина. Он зачем-то выбрал среди фигур короля, бледно-золотого и долго, очень долго вертел его в своих сильных, холеных пальцах...
   Бледно-золотой король молчал, ни слова в ответ. О, как он смел в своем неведении!
   Господин сделал несколько шагов вглубь веранды, но вновь вернулся назад, сел и тут же встал: - Ты думаешь, мне совсем не жаль тебя?! Жаль! Но ты же знаешь, как легко отправлять на смерть!
   Он приблизил лицо к шахматной доске. Огонь свечи задрожал от его дыхания, запрыгал, отражаясь испуганными бликами на золотых панцирях шахматного войска...
   - Жизнь - это лишь игра, господин президент, а ты... всего лишь фигура. Нужно идти вперед, движение не остановить...
   - Аваддон, - этот приказ Господина отделяет от пустой стены серую тень.
   - Я слушаю, мой Господин, - странное существо приближается и склоняется перед Повелителем. Закованный в броню, этот предводитель Черной Орды скрывает свой взор даже от Господина Бездны.
   - Я назову тебе имя человека, которого ты доставишь в Мой Дом, - Господин шепчет имя, которое демон читает по губам.
   - Больше ничего, - жестом Господин отпускает слугу...
  
   Стоп! Смена декораций, в которых только Небо неизменно. Нам не понять Господина, не заглянуть вглубь Него, не узнать, есть ли там, 'в глубине', хоть некое подобие души, есть ли там тот, прежний ангел, терзающий сомненьями это 'подобие'...
  
   3
  
   'Послушай все слова, какие сказал человек со дня своего творения, и ты подумаешь: это Бог!
   Взгляни на все дела человека с его первых дней, и ты воскликнешь с отвращением: это скот'!
   Л. Андреев 'Дневник Сатаны'.
  
   Этой ночью умер президент. Умер тихо, без боли, без стонов, просто время пришло. И тут уж бесполезно сетовать на судьбу, как говориться 'кричи не кричи...'
   Но сам президент даже не понял этого факта. Ангелы не явились к нему, он будто провалился в сон, а затем проснулся. И вроде бы все как всегда...
   Зазвонил телефон. Президент поднял трубку.
   - Ну, вот вы и умерли, господин хороший, - некий противный голос вещал из трубки, гнусаво растягивая слова.
   - Это что еще за шутки?! Кто говорит?! Да я тебя!!!
   Президент нервно хрустнул пальцами, сжатыми в кулак и прямо в ночной пижаме бросился на поиски дежурного.
   Вместо дежурного он наткнулся на целую свиту, которая сидела на кухне, пила чай и более того - курила, что было запрещено строжайше, так как сам президент на дух не переносил табака.
   - Вы что это, черти, позволяете себе?! Вы тут чаи распиваете, а какой-то идиот мне по секретной линии звонит!
   Из-за стола поднялся один, действительно похожий на черта: - Это я тебе звонил. Что дальше?
   - Да я тебя, - президент даже подавился от гнева. - Уволю, в порошок сотру!
   Свита переглянулась и как-то неучтиво, пожалуй, даже нагловато расхохоталась - неприятный смех: - Это навряд ли, ваше благородие, у НАС - совсем другое начальство...
   Президент огляделся, и тут нечто неладное, тревожное вдруг почудилось ему, возможно... даже государственная измена! И этих людей он прежде никогда не видел!
   - Кто вы?
   - Хранители мы...
   - ТЕЛОхранители? - поправил, было, президент.
   - Нет, телохранители у тебя были ТАМ, - похожий на черта махнул куда-то в пространство. - А ЗДЕСЬ - просто хранители. Меня зовут Лар, и я отвечаю за твою доставку... к месту назначения.
   Странное состояние. Вроде бы и хочется упасть в обморок, а не выходит. Хочется рассмеяться этим сукиным детям в лицо, да смеха нет.
   'Это сон', - решил президент. А коли так, то нужно крепко-накрепко зажмуриться и проснуться...
   Он сжал веки так, что под ними запрыгали мириады огоньков, но... сновидение не желало прерываться.
   'Или все же не сон'?!
   - Я хочу знать, что тут происходит! Вы даже не представляете, какие могут быть последствия!
   - Да все мы представляем, - Лар устало вздохнул, всегда одно и то же. - Я уже говорил тебе - ты умер.
   - Умер?! - нехорошо вдруг стало президенту, все поплыло перед глазами. - Но... этого не может быть!
   - Почему?
   - Да потому что... я жив! - президент помахал руками. - Видите, я двигаюсь, я говорю, я мыслю, наконец!
   Лар удивленно пожал плечами: - Но вы же образованный человек (он почему-то обращался к высокому чину то на 'вы', то на 'ты'), и наверняка слышали, хотя бы краем уха, о законе сохранения энергий? Вы не возникли из НИОТКУДА, и потому не можете исчезнуть в НИКУДА! Даже после того мига, имя которому 'смерть'! Ты - умер, и это - факт! Принять неизбежное - вот высшая мудрость...
   Президент покрутил головою по сторонам, стараясь найти признак ТОГО, ИНОГО СВЕТА...
   Но все, как всегда... И если бы не взор этого странного существа по имени Лар - просто взгляд, без лица и прочего... То, что еще вчера казалось невозможным, вдруг оказалось... Короче, президент начал верить во всю эту нелепую чушь... Но и поверив, не смог принять...
   - Нет, вы не понимаете, мне нельзя, ведь столько дел еще не сделано! А, кроме меня, некому! Некому, кроме меня! Не могу я вот так, не успев, не доделав! Ну, может быть, через год или два? - президент с надеждой взирал на хранителей, словно от них хоть что-то зависело.
   - Бросьте! Все уходят вот так - не успев, не доделав! Кажется, уснул на час, а проснулся в вечности, бывает. Смерть замечательна своей быстротой, раз - и все! К тому же, что есть дела ваши - суета!
   - Ну, вы не правы! Как же вы не правы! Не станет меня - и страна погрузится в хаос!
   - Заблуждение, любой чертенок вам скажет об этом! - Лар похлопал президента по плечу, и эта фамильярность потрясла того более всего. - Страны не погружаются в хаос просто так, без ЧЬЕЙ-ТО воли! Но мы заболтались, и пусть время - понятие относительное, нам все же нужно спешить. Переодевайтесь...
   Другой хранитель (рыжеволосый гигант) протянул президенту сложенную стопкой одежду. Это было стерильно-белое белье и черный похоронный костюм. Видя, что возражения бесполезны, президент начал покорно стягивать с себя пижаму...
   Белье было чистое и прекрасно пахло, костюм же оказался маловат и раздражающе жал подмышками, туфли - наоборот оказались на пару размеров больше. Но выбора не было, и вот, президент уже красовался в полном облачении.
   - Отлично выглядите, - ухмыльнулся Лар. - Прямо хоть сейчас - в гроб.
   - Я попросил бы вас оставить свои неумные шуточки, поскольку...
   Но, так и не успев закончить фразы, этот человек, пишущий слово 'президент' с большой буквы, вдруг оказался подхваченным своей новой свитой... То, что его высочайшую особу выносили ногами вперед, уже не волновало его, будь что будет: 'Принять неизбежное...'
   Возле выхода их уже поджидал длиннющий лимузин черного цвета, переделанный из катафалка. Хранители тревожно оглядывались по сторонам и своим поведением совсем не отличались от привычной для президента охраны.
   Как только двери захлопнулись, лимузин сорвался с места и вмиг набрал такую скорость, что всех просто вдавило в кресла, обтянутые человеческой кожей, украшенной замысловатыми тату. Президент огляделся - он любопытен по своей природе. Темные непроницаемые окна скрывали от него весь остальной мир. Что ТАМ, за тонировкой? Можно только догадываться! Президентам полагается знать об этом лишь в самых общих чертах, только тогда проблемы кажутся разрешимыми, и есть толк от президентов...
   Лар, словно читая его мысли, нажал некую кнопку, и одно окно лимузина мягко опустилось - смотри!
   Странный мир. Тесные улицы, по которым бредут изможденнее люди, погруженные в свои заботы, как в сон, им нет дела ни до кого, кроме себя. Серые дома, лишенные красок, и яркие пятна: церквей и дворцов, еще дискотек и экранов. Один храм особенно прекрасен: он будто соткан из алмазной пыли, великолепие золота и лепнин, роскошь облачений и торжественный хор. Но люди все равно проходят мимо, зря подвывает толпа юродивых-нищих, зря надрывается дьякон, напрасно суетятся торговцы священным хламом...
   Лишь в редких оазисах частных дворцов нечто, похожее на счастье. Реки шампаня и кокаиновый рай! Разодетые дамы обнимают ученых мужей с думскими значками, рассуждающих о лучшем мироустройстве, а глазками стреляют в молодых, изящных людей, умелых в любви и пороке, танцующих для них на сцене. И строгие, невозмутимые жандармы повсюду - дворцовая стража...
   Хочешь - отвернись, но тогда упрешься глазами в экраны, которые тоже повсюду. В них - вечное шоу и прогнозы погоды, которые никогда не сбываются, еще бесконечные поздравления, награждения и парады, еще - те же ученые мужи с молодыми плясунами...
   Но разве хоть что-то трогает толпу?! Нет, она на удивление равнодушна, бредет неведомо куда, уходят одни, появляются иные, движение бесконечно, движение без смысла...
   - Какой мрачный у вас мир, - вымолвил президент. - Я ожидал другого.
   Лар улыбнулся, но как-то неискренне: - Это не совсем 'другой' мир, это лишь слегка искаженное отражение вашего...
   И тут же закрылось тонированное стекло, пусть бредут бестолковые люди неизвестно куда, президентам не полагается знать об этом...
   Внутри же салона - мертвая роскошь, и только тонкая панель, подвешенная к потолку - единственный огонек жизни. В черной рамке панели - говорящая голова, вещающая непрерывно: - 'Многие так и не поняли сущность нашего мира. То, что развитие, совершенствование и познание не прекращается со смертью тела. Напротив, оно не знает конца...'
   Хранители по-прежнему напряжены и ни на секунду не выпускают из рук странные приборы, похожие на золотые слитки.
   Президенту захотелось спросить, и он это сделал: - Я могу знать к чему такие меры безопасности? Разве ЗДЕСЬ и в моем... состоянии мне может хоть что-то угрожать?
   Лар удивленно приподнял одну бровь и впервые взглянул на президента с некой долей уважения: - Буду откровенен, еще один круг ада претендовал на вашу персону. И хоть вы достались нам, не удивлюсь, если они решатся перехватить добычу - отчаянные ребята, скажу я вам!
   - Но... вы сказали ад?! - президент уже немного освоился в новой обстановке, и теперь привычная уверенность постепенно возвращалась к нему.
   - Да, я сказал 'ад'!
   - Но почему?!
   - А вам бы чего хотелось? - Лар даже не скрывал иронии. - Рая? С какой такой стати?
   - Хотя бы с такой, - президент одернул пиджак и стал так строг в своем благородном гневе. - Что я - хороший человек, что каждый божий день, без воскресений и праздников, я трудился как раб на галерах на благо своего народа! А если вам что-то не понравилось во мне, я требую честного разбирательства! Вы не имеете права решать судьбу человека без его участия - это недемократично!
   - Оппаньки, приехали, - лимузин заскрипел тормозными колодками и встал.
   Все хранители уставились на президента, а Лар - пристальнее всех: - Не ожидал! Я думал, ты неглупый человек, а ты навоображал себе невесть что. Ну, да ладно, по правилам, так по правилам. Только потом уж - не ныть, не скулить, хуже будет! В Замок Размышлений его!
   Мотор машины взревел, водитель сделал какой-то невообразимый разворот, и всех снова вдавило в кресла, обтянутые человечьей кожей...
  
   4
  
   "Кто ты такой, что ходишь безоружный в одной набедренной повязке и приказываешь мне?" "Создания света, создания тьмы".
  
   Фиолетовая мышь и черные васильки... Единороги, запряженные в колесницу... Колокола и колокольчики... Скалы, лестницы и башни, вырезанные из угля - создатель Кремля Фрязин все это видел во сне... Зигзаги и лабиринты, закрученные в спираль... Кругом ловушки...
   В аду - все то же самое, что и на земле. Здесь люди похожи на гномов, им редко позволяют встать во весь рост... Ярмо и кнут...
   Но время здесь - вечность и не имеет конца...
   Угольная звонница. Тень креста. По ком звонит колокол? Служитель культа - под знаком Люцифера. Черная месса...
   Бесконечность бытия - бесконечность страданий. Замкнутость бесконечности. Одна цель - вырваться отсюда...
   Печи нефтяного цвета. Работа. Работа. Работа. Золото плавится в печах. Алхимики. Подмастерья раздувают меха. Мастера в именных фартуках отливают фигурки. Фигурки - это те же люди, игрушки волшебников и колдунов...
   Господин проводит рукой: - Ведь именно так вы представляете Мой ад! Но он - совсем другой. Я покажу тебе все, святоша...
   Это - Иной Мир, вне времени, вне пространства. У него свое пространство-время. Отделенный от Внешнего мира сплошным полем невидимых волн, он не имеет четких границ. Но граница все-таки есть, есть тот Разрыв, за которым одно бытие превращается в другое...
   Место, где все возвращается назад, к своим истокам, становясь праматерией Хаоса, состоянием 'до Великого взрыва', точкой отсчета... 'Черная дыра'...
   В Центре Управления (мозге 'Черной дыры') трудятся существа, почему-то похожие на ангелов. Именно они сторожат Горизонт Событий, перемещения через него, хранят информацию о перемещенных, и величают своего повелителя 'Господином'...
   'Ангелы' трудятся беспрестанно, одни сменяют других, а Господин - на вершине Пирамиды. Вечно.
   Он все смотрит и смотрит вдаль - мигающие пятна в немигающих глазах. Вокруг Него сверкают огни - это города, копошатся существа, подобные насекомым, - это люди. Города-муравейники...
   - Эй, святоша, - Господин указывает куда-то вниз - как думаешь, почему Создатель не уничтожит всех этих тварей? Смотри, что делают они со средой своего обитания! Мерзость!
   - Значит, причина есть, раз они все еще живы, - Звездочет строг, как саркофаг, ему позволено спорить с Повелителем Мира, и он пользуется своей привилегией.
   А Господин молчит, он неподвижен, даже порывы ветра обходят Его стороной. Задумчив, какие-то мысли терзают Его. Там, за горизонтом, живут города-светлячки, и копошатся мелкие твари. Зачем? Бессмысленно, бесконечно, однообразно!
   - Несправедливо... Они ничем не заслужили права на жизнь... А, может, Творцу просто надоело возиться с людьми, раз Он позволяет им делать все, что угодно?
   - Ты богохульствуешь как всегда! - в глазах Звездочета укор.
   - А ты глуп как обычно! - Господин оборачивается, взгляд Его - тусклый, матовый, холодный. - Как же ты отличаешься от Меня! А ведь когда-то казалось, что именно ты сможешь понять! Ответь Мне, божье создание, в чем больше богохульства, в Моей правде, или в бесконечной лжи 'служителей церквей'?! Эти твари, которых ты называешь 'человек' - всего лишь подлые и жадные существа, которые беспрестанно лгут - и самим себе, и другим! Для Меня просто смотреть на них - уже оскорбление! Кто, кто спрашивал Меня, бросая в это людское стадо, угодно ли Мне копошиться, барахтаться, кривляться, как они?! Стоять по пояс в дерьме и утешать себя, что на все - воля Божья! 'Богохульствую', ты сказал?! Но что такое 'бог'?! Я говорю не о Создателе, Я говорю о том боге, которого выдумали себе эти жалкие людишки, создание их веры, их энергии, ритуальный бог! Я говорю о выдуманном, виртуальном боге, КОТОРОГО НЕТ! Так почему бы Мне Самому не занять его место - вакансия-то свободна! И вот что еще Я понял, святоша, если хочешь стать для людей Богоподобным, нужно совершить ТАКОЕ, ЧЕГО ЕЩЕ НИКТО И НИКОГДА НЕ СОВЕРШАЛ! Нужно превзойти всех! В добре или зле - не важно! Просто - ВСТАТЬ НАД ТОЛПОЙ, где каждый готов лгать, но ненавидит чужую ложь, где каждый готов развратничать, но ненавидит других за подобный разврат, где каждый в минуту слабости спешит в храм, но вечно сомневается, потому что видит в 'божьем' храме все то же - ложь и разврат! Ни догмы жрецов, ни заклинания о 'свободе', ни полная кормушка их НОВОЙ РЕЛИГИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ - ничто не может успокоить дух человечества, которое, погрязнув в придуманных когда-то химерах, в подсознании ненавидит и себя, и свой обреченный мир! Их миру нужны новые идеи, Новое Слово, Новый Мессия, ему нужен Я!
   - А Тебя не страшит, - Звездочет тщательно подбирает слова - гнев НАСТОЯЩЕГО Бога?
   Господин смеется странным смехом. Он - бунтарь, и отрицает любую власть над собой, и чувствует себя превыше всего! Но убеждать упрямого Звездочета, для Господина - своего рода развлечение: - А разве Милосердный, Всепрощающий Боженька не должен простить Меня, как вещают о том Его пророки?! К тому же, наш спор бесполезен без... практики! Что есть добро, а что - зло?! Взгляни на всю историю, моралист! Гитлер - это зло?! Тогда добро - это Сталин?! Или это зло сражалось со злом?! Но где же тогда скрывалось добро, в какой келье?! Стремление к 'свободе', 'демократии', 'коммунизму', 'истинной вере' и прочим бредням стоимостью в миллионы жизней - это добро?! Или мир абсолютной иерархии, абсолютных законов, абсолютного 'рацио', где ради спокойствия всех заплатит жизнью лишь горстка вольнодумцев - это зло?! Я не знаю, но говорю - давай начнем, давай проверим! И Я... не проиграю, ты убедишься в этом, Мой глупый, Мой наивный Звездочет! Все, декорации расставлены, репетиции окончены, и звезды сложились, пришло время начать Войну с теми, кто начал ее со Мной много-много лет назад!
   Господин бросает прощальный взгляд на ВЕЛИКИЙ ГОРОД (НОВЫЙ ВАВИЛОН) - мигающее пятно в немигающих глазах.
   - Я не могу создать иной мир, но изменить этот - в Моей власти!
   И Господин смеется. Странно, как раньше Он не мог понять подобного пустяка - нужно заставить служить это мерцающее пятно. Себе без оговорок. Или... уничтожить его целиком! Господин продолжает смеяться. Пусть светятся пока города-светлячки и копошатся люди-насекомые. Пока...
  
   5
  
   Мотор машины взревел, водитель сделал какой-то невообразимый разворот, и президента снова вдавило в кресло, обтянутое человечьей кожей: - В Замок размышлений его!
   В Замке Размышлений.
   Подземелье. Высокие арочные потолки. Облезлая штукатурка и красный кирпич. Люди-тени снуют туда-сюда. Бесчисленные двери то впускают в себя, то выпускают. Непонятная суета...
   Лар подвел президента к одной из дверей. Некрашеная, железная, вся покрытая ржавчиной...
   - Ну, вот и твоя келья, размышляй.
   - Я хочу адвоката, - вымолвил президент.
   - Черт бы побрал вас, - Лар уже не скрывал своего раздражения. - Будет тебе адвокат, жди...
   Внутри келья оказалась вполне себе даже приличной. Салонная мебель, обитая триколором: розовые, черные, зеленые тона. В углу поблескивало лаком пианино...
   Президент прошелся из угла в угол. Прошелся еще и еще. Ему хотелось собраться с мыслями, но мысли разлетались куда-то - встревоженная стая ворон...
   И вот - дверь скрипнула. В келью как-то очень тихо, даже деликатно, вскользнул... нет, не человек, вскользнуло существо, похожее на человека. Кудрявая копна, перетянутая сзади в хвост, два завитка, похожие на рожки и поросячий пятак, вместо носа! Одет он был не менее странно: фиолетовый фрак до пола с высокой стоечкой-воротником, затертые до дыр джинсы, а на ногах... на ногах не было ничего, просто голые ступни с длиннющими грязными ногтями...
   - Вы кто? - президент немного попятился.
   - Адвоката вызывали, - существо с достоинством поклонилось. - Имею честь, ваш адвокат Шнапс.
   - Но вы, - слегка удивился президент - не очень-то похожи на адвоката.
   - Уж какой есть, - Шнапс развел руками. - Других свободных нету, и если я вас чем-то не устроил...
   - Нет, нет, подождите, - президент подбежал к адвокату и притянул того за рукав. - Мне нужен ваш совет. Вы знаете, кто я такой?
  
   'О, да, я Избранный, я Мудрый, Посвященный, Сын солнца...'
   К. Бальмонт.
  
   - Вы знаете, кто я такой?
   - Простите, не знаком, - адвокат с удивлением разглядывал своего нового клиента. - Но, увлекаясь астрологией (тут Шнапс покраснел), я просмотрел ваш гороскоп. И могу сказать с полной уверенностью, что, чем бы вы ни занимались, вас, несомненно, ждал успех. Знак воинственный, энергичный, знак удачи и небесного могущества. Но в вашем случае, у успеха есть и оборотная сторона, он - иллюзия. Очаровывая, вы разочаровываете...
   Президент вдохнул глубоко и выдохнул: - Я - президент великой страны!
   - Ну, что же, славно, - адвокат вежливо склонил голову. - Только не советовал бы вам произносить ЗДЕСЬ слово 'величие', масштабы вашего мира весьма преувеличены, уверяю вас.
   - Да, - вдруг задумался президент, понимая, что адвокат в чем-то прав. - Но у меня в прошлом столько славных дел, а меня в ад хотят упрятать!
   Шнапс поморщил свой нос-пятак: - Ну, так давайте по порядку.
   Внутри президента - столько слов, а с чего начать?
   - Вы думаете, легко управлять государством?!
   Нет, адвокат даже не думал об этом, но все равно кивал каждой произнесенной фразе.
   - Когда вокруг тебя враги, интриги, зависть! Когда всем, всем что-то нужно от тебя! И все они не думают ни о чем, кроме своей выгоды, как бы нахапать побольше, и все - в себя, в себя, ненасытное племя! А я один думал о стране, думал о народе! Я укреплял государство, я спас страну от гражданской войны!
   - Вы далеко не первый, кто заявляет о подобных заслугах. И не один из них так и не смог признать, ЧТО ЕСТЬ их 'порядок' и их 'государство': невиданное усиление бюрократии, коррупция как следствие и нарушение прав и свобод под конец! Я не помню, чтоб хоть кто-то из них оказался в раю! К тому же в вашем случае могут вспомнить и 'странные' теракты перед каждым шагом по укреплению ВАШЕГО аппарата! Не то, милый мой, не то!
   - А экономика?! Она росла с каждым днем!
   - Она росла, пока росла цена на нефть! Чем сами вы заслужили это? Не пройдет-с, поверьте мне, не пройдет-с.
   - Я провел лучшую в истории олимпиаду и лучший в истории чемпионат!
   - Самый слабый аргумент! Нерон, к примеру, в поисках любви народной устраивал еще более грандиозные зрелища, что не помешало ему прослыть величайшим из грешников!
   - При мне государство накопило рекордные валютные резервы!
   - Об этом лучше и не вспоминать, дорогой вы мой. Такие огромные ресурсы на фоне миллионов безработных, нищих, беспризорных - явный признак скупости. А у НАС не любят скупердяев, для этой категории грешных - вход в преисподнюю вне очереди и самые горячие места!
   - Я создал гениальный план развития страны, по которому у нас не осталось бы ни нищих, ни бездомных!
   - Ты получил возможность 'созидать дальше себя', но созидал лишь бесконечные планы, груду бумаг! К тому же, всем известно, благими пожеланиями выложена самая короткая дорога в ад!
   - А разве может быть все и сразу?! Для преобразований нужно время, много времени!
   - Но для себя самого ведь хотелось именно так - ВСЕГО И СРАЗУ, иначе, зачем ты был вознесен так высоко! Тебе сказали: 'Ты должен', но ты ответил: 'Я хочу'! И написал слово 'Я' - с большой буквы! Вот - ты получил ВСЕ, ЧТО ХОТЕЛ! И получил за счет кого-то другого, кому ПОЛАГАЕТСЯ ЖДАТЬ!
   - Но я же не изверг, не упырь, не злодей, при мне не было репрессий! - президент в отчаянье ударил кулаками в стену.
   - А народец твой вымирал, тем не менее, не так? В войну помирает меньше!
   - Я никогда не предавал!
   - Ты никогда не предавал преданных тебе, вот - правда, но многие в НАШЕМ ВЫСШЕМ СУДЕ могут воспринять этот факт, как круговую поруку!
   - Пшел вооннн!!! - президент развернулся перекошенным судорогой лицом, с которого брызнули слюни. - Я не хочу тебя слушать, понял! Тебя подкупили враги, ты сам - враг!
   Но Шнапс лишь рассмеялся как-то странно, расшаркался голой ступней и удалился прямо в воздухе, даже не выходя в дверь...
  
  
Оценка: 7.28*20  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Корр "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! "(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"