Servolf: другие произведения.

Плач о тяжелой мужской доле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.22*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор ничего не имеет против женских романов. Но меня часто занимал вопрос: а что бы подумал не картонный персонаж, а настоящий мужчина, если бы столкнулся с такой ситуацией. Вот это результат.))) Прошу прощения у Колючки и Esilan. К тому времени как прозвучала просьба, рассказ был готов наполовину. Дополнение от 27. 07. 2015 г.


   Знаете, что такое перекресток? Перекресток - это место, где сходятся дороги. Но на этом перекрестке сходились не дороги. На нем скрещивались реальности, хотя, на первый взгляд, ничего особо странного здесь не было. Четыре дороги, две грунтовки и две с покрытием, соединились у неказистого здания с гордой вывеской БАР "У дороги". Буква "У" слегка покосилась и мигала в сумерках.
   Само здание было одноэтажным, с красной крышей и большой открытой верандой. На веранде стояли столики, растения из горшков вились по декоративным решеткам. Но сейчас там было темно и тихо. Сбоку от веранды помещалось крыльцо с деревянными перилами и филенчатой дверью. Над дверью была прибита подкова, а уже выше, над стоком крыши, помещалась вывеска.
   Заправлял здесь Бармен. Имени у него не было, только прозвище. Бармен имел румяную круглую физиономию, русые волосы, нос картошкой и голубые глаза с хитринкой. Он умел виртуозно смешивать любые напитки и создавать салат из ничего. Всегда хранил нескончаемые запасы разных закусок к пиву и фрукты к коктейлям. Из неизвестного места каждый день получал свежую выпечку и несколько мясных блюд.
   Правда, задавать вопросы было некому. Постоянных посетителей в баре почти и не было. Но каждый вечер появлялись новые. Иногда компанией, иногда поодиночке, знакомились, выпивали, изредка дрались. На этот случай под стойкой у бармена хранился Моссберг 500 с запасом самых разных патронов, причем самодельных - от разрывных до серебряных. И обращался с оружием Бармен вполне профессионально. Так что драчуны, быстро понимали, что смешинки смешинками, а рука у него не дрогнет.
   Откуда Бармен здесь появился, никто особо не интересовался, поскольку все в основном заявлялись со своими проблемами. И расспрашивать Бармена о его житье-бытье никому не хотелось. Честно сказать, чаще всего посетители хотели лишь напиться, надраться, нажраться в хлам и выговориться. Это больше всего раздражало Бармена поначалу. Ну, пришел ты пить? Зачем вываливать проблемы на других? Бармен попробовал прерывать клиентов, выставлять их вон, если они начинали изливать ему душу. Но выручка заметно упала, а посетители пропали.
   Бармен приуныл и к очередному желающему излить душу отнесся со всем должным вниманием. Чудо произошло: на следующий вечер появилась целая компания, которая сделала ему за вечер недельную выручку, благодарила и обещала вернуться. Больше они не возвращались, но Бармен провел эксперимент: нового жалобщика он выставил вон - и трое суток провел в одиночестве. Потом выгнал еще одного, и вокруг бара четверо суток бушевал ураган. Пришлось вздохнуть и смириться. Бармен был вообще-то не религиозен, но тут ничего высшим силам противопоставить не смог. Поэтому каждого нового клиента выслушивал и даже выработал своеобразную тактику.
   Он кивал и поддакивал, тяжело вздыхал, изредка прислушивался к речи очередного посетителя и вставлял: "Не может быть!", "Да иди ты!", "Не верю". Жалобщик проникался к Бармену уважением и с радостью вываливал на него очередной ворох собственных проблем.
   Когда он выдыхался, у Бармена наготове уже имелись другие фразы сообразно случаю: "Держись", "Прорвемся", "Будь мужиком", "Все, что ни делается - все к лучшему". А также неисчислимое количество пословиц и поговорок, которые Бармен употреблял к месту и не к месту.
   Клиент, основательно набравшись и выговорившись, получив от Бармена совет, отправлялся домой. А уставший хозяин заведения считал чаевые и шел лупить боксерскую грушу. Обычно хватало получаса, чтобы успокоиться.
   Но иногда посетители бывали не совсем люди, или совсем не люди, а их истории Бармен поневоле запоминал. Таких вещей он не любил, но выхода не было: не мог он надолго покидать Бар. И вынужден был слушать посетителей.
   Одна из первых таких историй случилась с ним вскоре после открытия бара. Собственно из-за нее он и пошел на эксперименты.
   Этот посетитель выглядел странно для Бармена. Это позже он привыкнет, что его клиенты причудливо одеты и причесаны, расплачиваются не пойми чем, а уж заказы, которые они делали, могли поставить в тупик любого. Но только не Бармена. Он изучал меню напитков и блюд утром каждого дня и довольно быстро запомнил, что где лежит. Но не будем об этом.
   Новый клиент явился один. С его плеч свисал широкий буро-зеленый плащ, под ним оказался синий, довольно простой камзол с вышивкой золотом, естественно, кипенно-белая рубашка под камзолом, со строгим воротником, штаны в обтяжку и шпага на поясе. Обут он был в высокие коричневой кожи сапоги со шнуровкой. У пришедшего была шикарная белая коса, острые уши и раскосые зеленые глаза. "Эльф"! - мгновенно решил Бармен. Выглядел посетитель настоящим красавчиком, легко разбивающим женские сердца. Красивые ресницы, тонкие черты лица, жесткий мужественный подбородок, четкие экономные движения.
   Клиент прошел к стойке и бросил плащ на стул.
   - Зеленое эльфийское вино есть? - Голос был хрипловатый и одновременно мелодичный.
   - Какого леса вино желаете?
   - У тебя есть несколько сортов наших вин? - удивился эльф.
   - У меня серьезное заведение, ваша мощь, - спокойно ответил Бармен.
   - Ты меня знаешь? - недобро сощурился эльф.
   - Нет, ваша мощь, я просто кое-что слышал об эльфах. Могу предложить вам вино Четвертого листа из Бирюзового Дола и жареные орешки мекон.
   - У тебя действительно хорошее заведение. Подавай, - хмыкнул эльф.
   Бармен ловко вытащил бутылку, аккуратно продемонстрировал посетителю пробку и, дождавшись кивка, осторожно ее извлек, налил чуть-чуть в высокий бокал. Эльф одобрительно хмыкнул и, попробовав, снова кивнул. Бармен осторожно долил вино в бокал и устроил бутылку в ведро со льдом. Затем выставил вазочку с орехами и вежливо отправился заниматься своими делами.
   Некоторое время спустя, когда эльф взялся уже за вторую бутылку, а Бармен с интересом наблюдал за ним: ведь эльф не выглядел опьяневшим, - прозвучало:
   - Человек, у тебя жена есть? - Тогда бармен еще не знал, что, когда эльф слегка растягивает слова, он пьян, очень сильно пьян.
   - Нет, ваша мощь, пока не женат.
   - Повезло тебе, человек, клянусь Древом, - в отличие от меня.
   - Но, ваша мощь, неужели вас принудили жениться? - удивился Бармен.
   - Принудили? - задумался эльф. - Да лучше бы принудили. Я ее сам выбрал, сам - понимаешь? Какой же я был дурак. - Эльф тяжело вздохнул и выпил. - Себе не нальешь?
   - Мне не положено, ваша мощь, - ответил Бармен.
   - Ну ладно, хочешь, услышать такое на трезвую голову, будь по-твоему, я тебе так расскажу. - Эльф снова выпил и начал.
   - В первый раз я ее случайно встретил: грязная, оборванная, на дороге... Мимо ехал, подсадил, до гостиницы отвез, денег хозяину дал и отправился дальше. У меня дело, а спасать дам на дороге некогда. Чем мог - помог, и Милость Древа с тобой. Через полгода снова столкнулись - она где-то как-то получила силу некромантов и огонь. - Эльф замолк. - Не маг? Не понимаешь? Они не сочетаются. Человек, хорошее у тебя вино. - Эльф снова выпил. - Я по особым делам ездил, и интересно мне стало. Я же маг, да еще и советник Зеленого Повелителя. На караван, с которым она была, к тому же твари напали большой стаей. Думаешь, что она сделала? Она их огнем сожгла и лес на три эльфийских перестрела тоже, а потом пять дней пластом лежала, так за теми тварями десяток огров шел, и, если бы не я, сожрали бы всех. Вот как. Некроманту бы призвать вложенные в тварей души, отправить их за Грань. Я думал, она к Богам отправиться от таких нагрузок, а она выжила. А главное, та банда зачем-то именно на нее охотилась, их мой любимый враг послал. - Эльф надолго замолчал. Бармен уже решил, что окончания не будет, но тут клиент продолжил.
   - Дальше - больше. Уж не знаю, кто меня так не любит, но она чем-то нашим богам приглянулась, и мне с ней нянчиться пришлось. А как ее с такими силами без присмотра оставить? Ладно, если она их вызовет для защиты, а если просто так? Ох, и намучился я. То к вампиру целоваться полезет, то к ангелу, то к дракону. А ты же не понимаешь. Вампиры магов женщин очень любят на завтрак. У ангелов аллергия на некромантию, а драконы... тупые они, как сороки, любят разные блестяшки собирать.
   - Ну, кое-как выжили. Добрались до древней усыпальницы, стали защиту ломать. А там, - эльф хмыкнул, - хитростей больше, чем иголок на елке. А тут мой любимый враг - Герод Черный появляется. Ему та гробница тоже интересна, как и мне. А она меня от его атаки прикрыла собой, дуреха. Пришлось опять спасать и сказать, что жить без такой дурной девки не смогу. Мало у меня ошибок было, не хотелось еще одну жизнь губить. Не знаю, что она возомнила, но, пока я был в отключке, разбудила Старых Богов, хотя чего проще было ничего не трогать и замкнуть их в кольцо сна. А Боги в награду нас поженили, сделав Истинной парой. Я-то согласился. И ты думаешь, она успокоилась? - Эльф ехидно ухмыльнулся. - Куда там! Она так куролесить стала, что весь Зеленый Лес дрожит. То демона вызвала, Верховного Повелителя Четвертого Подземного Царства. Он на свету чуть не умер, для него солнце смертельно. А то место нам теперь лет сто восстанавливать - баланс сил нарушен. Как ей это удалось, никто не знает, читала "Трактат о взывании" в лесу, говорит. Потом попыталась зомби поднять... У нас до сих пор про тот ужас содроганием вспоминают. Зомби в розовых чепчиках, с поварешками и метлами, маршируют по главной дороге. "Они нам помогать могут, я читала". - Эльф снова умолк. - Это же страшно, человек: мы жизнь славим, а она огонь и смерть, понимаешь... - Эльф горько вздохнул.
   - И все на этом закончилось? - вежливо спросил Бармен.
   - Да нет, в Академию ее не взяли. Она ручную сову потребовала и "рыжую пусечку", кто бы знал, что это такое. Учителя ей так и не нашли - это невозможно, такого сочетания в природе нет. Уехать я из Леса не могу, сам понимаешь - служба. А в Лесу огневикам и некромантам какой эльф жить позволит? Мы думали, ее сила уменьшится или ослабнет - источников-то ее рядом нет. Да куда там. Потом она забеременела. Пока носила ребенка - проела мне плешь, - эльф неосознанно дернул себя за косу. - Ребенок родился - ее на год только хватило, опять потянуло на приключения. То феникса поймает, то грифона дрессирует тапочки приносить, то идея какая-нибудь дикая придет в голову последняя была о ватерклозете, я ничего не понял. Но она хотя бы отвлеклась от приключений: три месяца строила, возвела что-то монументальное, долго радовалась. А потом всем продемонстрировала. Его забило напрочь после третьего использования, пришлось орков нанимать для разборки и зачистки. Они долго смеялись над "косорукими ельфями". Услышала - обиделась. Месяц утешал. Потянуло на новые подвиги - с белочками разговаривать. А белки у нас стеснительные, так что пришлось общение ограничить. Она их зачем-то вооружить хотела орехами и нарядить в банданы. Что это такое не знаю, просто заявила: "Прикольно будет". Белки начали массово эмигрировать из Леса, а меня хотели выгнать всерьез. Вот только я один из Корней Древа, Основа Престола, а она моя Истинная Пара. И снять это могут только разбуженные женой Старые Боги. А их все боятся, говорить с ними тяжело, а вызвать их неудовольствие проще простого. Они для эксперимента могут конец света устроить... - Эльф завернул сложную словесную конструкцию с использованием веток, листьев, корней и стволов - в самых разнообразных сочетаниях.
   - Вот так пришлось ей подарить браслеты-ограничители, так она с горя жалостливые песни петь принялась, у меня сердце останавливалось, так она пела. А потом ее дриады научили ограничения обходить. И все пошло по новой. Нас отселили на отшиб. Ладно - я маг, защитные контуры создал, лес не страдает. Но теперь она исследованиями занимается. Наколдовала как-то огненный столб, а схлопнуть не смогла. Прибежала ко мне, а я на Совете Тайной Ветви был у Повелителя. Никакая охрана ее вообще не остановила. Все были поражены. Еле успокоил и домой отвел. Только дети немного и спасают, да эксперименты ее. Выгнать нас насовсем нельзя, она одна весь Зеленый Лес сожжет, да и я без нее не смогу. Люблю ее, мою глупую, ей бы чуточку повзрослеть и вот тогда... А какая она у меня красивая бывает, когда спит. - Эльф мечтательно вздохнул. - Человек, проговоришься кому - и я тебя в дерево превращу, живое и думающее, но глухонемое.
   - Не подумайте, ваша мощь: то, что мне говорится, это тайна, которую я храню.
   - А если спросят? - прищурился эльф.
   - Если спросят, у меня бар есть и вот это, - бармен вытащил из-под стойки верный дробовик и коробку с патронами. Эльф провел рукой над коробкой, посмотрел на Бармена и без улыбки произнес:
   - Кто же ты такой, а человек?
   - Я же не спрашиваю вашего имени, ваша мощь, не спрашивайте и вы моего.
   - Хорошо, - кивнул эльф и допил остатки вина, выгреб горсть золотых и небрежно бросил их на стойку, высыпал орехи в карман, подмигнул и пояснил: - Детям отдам. - После чего подхватил плащ и покинул бар, слегка покачиваясь. Больше он не появлялся.
  

***

  
   Вторым сложным посетителем был Темный. Бармен не знал, кто он, но, появившись впервые, Темный потребовал свежей девичьей крови и на резонный вопрос Бармена: "А где девица?" радостно заржал. Быстро согласился на консервированную магически (свежая сворачивается быстро, это Бармен в инструкции прочел). А потом затеял спор с компанией из трех дальнобойщиков. Хотя в желании затеять спор его можно было бы заподозрить с трудом. Клиент был одет с иголочки в черный костюм-тройку. Аристократически бледный, черноволосый и красноглазый. Двигался очень быстро, а говорил размеренно и четко. Вот только у бармена в загашнике были патроны с "взрывным серебром" что он и показал Тёмному. Брусок серебра заколдовывали особым образом, потом мельчили и заряжали в патрон. После выстрела зачарованные пылинки разлетались в разные стороны, и если хоть одна попадала на одержимого Тьмой, то все остальные стремились к ней. А такого количества серебра ни одна нечисть не перенесла бы. Темный оценил и более никого не задирал. Приходил, получал свой стакан с "томатным соком", травил пару анекдотов, выпивал, расплачивался и уходил.
   Однажды нужной крови не оказалось, и бармен осторожно предложил кровь детей из какого-то закрытого мира фанатиков. Темный махнул рукой и заявил:
   - Сегодня я напьюсь по-настоящему.
   Напился он и правда быстро, уже с третьего бокала.
   Сакраментальный вопрос:
   - А ты женат, бармен?
   Заставил его горестно вздохнуть и приготовиться к новой порции душевных излияний. И они не замедлили последовать.
   - Ты знаешь, я ее случайно нашел - по запаху, она в какой-то канаве умирала. Зачем я ее спасал - не знаю. Залил раны своей кровью и немного влил ей, чтобы проглотила. Выжила ведь и стала меня искать. Чем-то она на мою первую жену похожа. Та такая же была, даа. Ну и вот, пристала ко мне: обрати да обрати, хочу вечной жизни, не хочу умирать от старости. А я ее выгнал. Я правнук самого графа Цепеша, ох чтобы меня Свет развоплотил, чтобы мне с Блейдом встретиться на узкой дорожке.
   - Он здесь бывает иногда, - заметил бармен, - коктейль с чесноком заказывает.
   - Какой странный вкус, у него, однако, - удивился вампир. - А потом чувствую - умираю, и понимаю, что не от чего. Я-то вот он, и со мной все в порядке. А эта... малявка опять отправилась меня искать, и на нее оборотни напали. Естественно, она умирать собралась. Я их, конечно, порвал, но тут делать нечего, пришлось в нее свою кровь снова вливать, и я стал ей обязан, перед своими. Решил сначала с ней поиграть и поиграл. Видел бы ты ее слезы когда я выпил того насильника которого специально выслеживал три дня. Как она ревела, как она меня умоляла не причинять зла людям. Не терплю женских слез, мне убить проще. Пришлось удочерять, и она теперь моя дочка по нашим законам и жена по человеческим. А уж дальше она на меня насела. Сначала убеждала меня пить кровь только животных, обзывала меня замшелым консерватором. Сказала, что на "вегетарианстве" жить мне будет лучше. А я, дурак, попробовал. Действительно, вегетарианство, как траву жевать. Но как же она радовалась. Я же с ней теперь кровью связан и противостоять не могу. Теперь она настаивает на том, чтобы я только кровь животных пил. А саму ее воротит только от одного вида, как я питаюсь. И она хочет быть вампиром. Понимаешь? А еще она секса от меня хочет. Требует, да чтобы я при этом ее кусал и царапал, а какой с меня секс на траве?..
   Бармен сильно удивился настолько сильно, что его лицо выдало.
   - Не понимаешь, - хмыкнул Темный, - там насос, он кровью наполняется, а если у меня своей крови нет, то где мне ее брать? И не смотри на меня так, трава для этого не подходит. Поэтому я к тебе хожу, а потом к ней. И не смей ржать, - зашипел вампир, показывая клыки, - она может самое светлое, что у меня в моей Тьме осталось. Только я ей никогда про это не скажу.
   - Почему? - повторно удивился Бармен.
   - Кровь, человек, моя кровь в ней. Она передает мне ее эмоции, те самые которых у меня уже не осталось, вот именно их я и не хочу лишаться, я их переживаю заново, вместе с ней. Они такие яркие, такие глубокие, чистые, и пока еще она не научилась врать. И я не хочу лишать ее этих ярких бликов, что дарят нам радость. Я же с них как пьяный и счастливый. - Лицо Темного стало мягче, и он улыбнулся почти по-человечески. - Это для меня мой личный наркотик, а я слишком жадный, чтобы его лишаться. - Внезапно вампир дернулся и, заковыристо помянув Лилит, Тьму, Свет, чертей и святую воду, быстро достал портмоне и, не глядя вытащив несколько бумажек, кинул их на стойку.
   - Молчи об этом, человек. Иначе пожалеешь. - На Бармена повеяло древней жутью и страхом. Захотелось убежать, но ноги стали тяжелыми и неподъемными. Только то, что он схватился за край стойки, помогло не упасть. - Ладно, живи, человек, где я еще такое интересное место найду? И какого черта ее в церковь понесло, - пробормотал вампир, перед тем как исчезнуть.
   Бармен протер стаканы и стойку, а затем отправился к любимой груше. Груша не помогла, тогда он попробовал медитацию, она тоже не помогла, как, впрочем, и аутотренинг. Помог верный моссберг и лошадиная доза снотворного, принятая с горя уже при свете дня. Проснувшись к обеду и напившись крепкого кофе, Бармен сел писать письмо: такая беззащитность от кровососов его нервировала.
  

***

  
   Бармен как раз перечитывал письмо от начальства, которым оно уведомляло его, "что, несмотря на отсутствие абсолютной защиты от Детей Ночи, лично Бармену бояться нечего, он абсолютно бессмертен, и в случае его физической смерти бар будет перенесен на другой перекресток, а он возрожден в новом баре в копии своего прежнего тела. За это будет заплачено смертью копии физического тела в той реальности, из которой он переместился. Смотри пункт контракта N 7. 4\15".
   Бармен выругался: еще раз умирать снова не хотелось. И тут открылась дверь, и в бар вошел... Кото-человек, что ли? Одет вошедший был в комбинезон синего цвета с непонятными нашивками на рукаве и значками на стоячем воротнике. На поясе были размещены кармашки с непонятным оборудованием и кобура, а в сапоге, на первый взгляд, составлявшем единое целое со штанами, Бармен углядел нож необычной формы. Вошедший имел синюю шевелюру, мягкие кошачьи уши и гибкий толстый хвост, сейчас обвитый вокруг ноги. Лицо у него было красивым красотой античного бога, вот только все портили усталые синие же, как летнее небо, глаза.
   Широко шагая, он подошел к стойке и плюхнулся на стул.
   - Бармен, у тебя курить можно?
   - Можно, эээ... - Бармен впервые был в затруднении: таких знаков различия он еще не видел.
   - Капитан, зови меня капитаном, - пришел ему на помощь синий кот.
   - Капитан, могу предложить вам сигары с Цендеры, называются черные особые, - ответил бармен.
   - Хорошие у тебя сигары, а эрего ты принимаешь? И, кстати, что у тебя есть выпить?
   - В моем баре принимаются любые деньги, а выпить... Виски "Валереан Сильватико" пойдет?
   - Ты умный человек, бармен. Прозит.
   И кот лихо опрокинул рюмку. Аккуратно срезал кончик сигары, понюхал. Блаженно зажмурился и начал ее раскуривать. Пил кот долго, заказал себе обед и снова пил, выкурил еще две сигары, осоловел, и, когда Бармен уже решил, что угроза миновала - кот спокойно сидел и смотрел в темное окно, прозвучал сакраментальный вопрос:
   - Бармен, ты женат?
   Бармен чуть не заскрипел зубами опять...
   А кот, не обращая на его реакцию особого внимания, начал:
   - Понимаешь, она всего боялась. Мы ее нашли на пиратском корабле, в рабском трюме, а потом уже в лазарете доктор ее осмотрел, оказалось, что память ей стерли, а так у нее хорошие способности к аналитике. Ну а потом был бой: у нас с разумными насекомыми Роем Д Нги вечные споры. Она еще не успела все изучить и к своему месту по боевому расписанию не добежала, ее почти загнали, но я подкрепление вел. Увидела меня, вцепилась как клещ и не отпускала до конца боя. Док диагностировал шок, а я ничего тогда не понял. Это много позже, когда она вышла из лазарета, я догадался, что во мне просыпается ко,ва,л,и. И она и есть моя Предназначенная. А она заявила: "Я воевать боюсь, я вышивать буду". И начала пояса вышивать. Но боялась всего - по-прежнему меня, дока, старпома моего, хотя Ксена нормальная кшати, ответственная и спокойная.
   Я за ней наблюдал осторожно и ненавязчиво, а она от меня бегала. Я вообще думал - может, она шпионка пиратская, но док сказал, что закладок нет, а мой контрразведчик Аретус, что она слишком труслива для настоящей шпионки. Его она вообще до визга боялась, он с Берема. Большой и лохматый. - Кот мечтательно улыбнулся.
   А потом она сбежала и пошла в армию, хотела в десант, а взяли в связисты. Кондиции не те. Там решили отправить в тыл, а Рой опять прорвался, и попала девочка на передок. - Кот тяжело вздохнул, выпил, сделал пару затяжек и продолжил:
   - В бою у Игнипа-4 мы с муравьями сошлись, я уже злой был, девчонки нет, нас мураши знатно раскатали, и тогда я бросил весь свой оставшийся экипаж на их линкор в абордаж. Линкор мы взяли. Все их боевые особи погибли на нашем корабле, который взорвать пришлось. А там остались только технари да инженеры, те воевать не умеют. Взяли мы муравьиную лоханку и сбежали оттуда, по дороге прихватили их транспорт, а там она оказалась. Тут я вызверился: либо замуж, либо наследника рожай.
   Бармен, переставший за это время удивляться, смотрел спокойно.
   - Слышал о ко,ва,л,и? - удивился кот.
   - Нет, капитан, но вы же расскажете? - утверждающе спросил, Бармен.
   Кот пыхнул сигарой и продолжил:
   - Ко,ва,л,и это наша Предназначенная. Найти ее трудно, и еще не было случая, чтобы ко,ва,л,и была другой расы с кшати. Но если кшати находит свою ко,ва,л,и, он больше себе не принадлежит, а только ей. И избавиться можно только одним способом - родить ребенка, тогда часть внимания перейдет с ко,ва,л,и на детеныша и можно попробовать от нее уйти. Будет тяжело, но пережить возможно. В общем, я думал: она испугается как обычно и согласится на наследника, а она от страха на брак согласилась. Поженились, прилетели домой, и началось: дом не такой, а почему я только капитан, когда наследник рода, мама моя ей не нравится, брат - наоборот, вплоть до обжиманий дошло, он черный, она с его хвостом играла. А это приглашение - понимаешь? - Кот с силой ткнул сигарой в пепельницу, выхватил у Бармена стакан для коктейля, который тот протирал, чтобы себя занять, наполнил его до половины и выпил.
   - Я думал после рождения малыша она успокоится, и станет легче. А стало только хуже, я на других кшати вообще смотреть не могу, и к тому же у меня реакция только на нее осталась. - Кот тяжело вздохнул, вытащил сигару из пепельницы, рассмотрел ее критически, цикнул и взял новую. - Ребенок хороший, но я теперь больше чем полгода без нее не могу. Она даже истребитель освоила, чтобы со мной летать, вот только сесть по лучу может на автоматах, иначе никак - боится и, когда стреляет, - глаза закрывает.
   Я и по врачам ходил, и тесты сдавал, и даже генную терапию делал, ничего не помогает. Как только ее голос услышу или запах почувствую, всех ухищрений как не бывало. А в чем дело - понять никто не может. Вот только на стоянках и спасаюсь.
   И тут запиликал браслет на лапе капитана. Тот досадливо ткнул куда-то выше кисти и произнес:
   - Да, дорогая, уже иду, дорогая. - И отключился. Быстро протянул карточку Бармену: - Где у тебя считыватель?
   Тот вытащил небольшой черный брусок, кот провел над ним лапой, мигнул зеленый индикатор.
   Бармен протянул ему коробку сигар.
   - За счет заведения.
   Кот кивнул и вышел, не прощаясь, а Бармен критически посмотрел на бутылку виски, налил себе рюмку, выпил и пошел к груше.
  

***

  
   Этот день начался как обычно, Бармен еще не открылся и протирал столы на веранде, поливал вьюнки в кадках и мечтал об отпуске. В этот самый момент к веранде подошел мужчина, одетый в джинсы и ветровку, из-под куртки виднелась черная футболка, а на плече висел небольшой рюкзак. Человек был небольшого роста, желтокожий, восточного типа и с аккуратным хвостиком чёрных волос. Черты лица у него были тонкие, а вот карие глаза смотрели на мир слегка настороженно.
   - Уважаемый, у вас нет работы?
   - Работа, - задумчиво протянул Бармен. - Есть работа. Что ты за это хочешь?
   - Поесть и переночевать, уважаемый, - ответил пришелец.
   - Идет. Как тебя звать? - полюбопытствовал Бармен.
   - Зовите Лун, уважаемый, - вежливо ответил пришелец.
   - Лун, так Лун, - кивнул Бармен.
   Пришельцу выдали фартук, и работа началась. Мыли бар, разбирали запасы, поели. Открылись - появилась шумная и большая компания, Бармен сильно порадовался тому, что сегодня у него есть помощник. Еще больше он радовался тому, что он тихий, исполнительный и немногословный. Наконец день закончился, и Бармен с Луном накрыли на стол, чтобы перекусить.
   - Уважаемый, а у вас саке есть? За вашу доброту к неизвестному путнику я бы показал, как его правильно подавать.
   - Саке? Есть саке, а ты умеешь? - поинтересовался Бармен.
   - Умею, давайте и вас научу, - предложил Лун.
   - Идет, - согласился Бармен.
   Бармен принес все необходимое, но Лун долго выбирал и кувшин, и чашки, и на спиртовку кисло морщился. Наконец его все удовлетворило, и азиат начал священнодействие. Бармен с любопытством следил за аккуратными и четкими движениями пришельца. А потом ему с поклоном осторожно вручили маленький кувшинчик и чашку. Бармен отпил и восхищенно замер. Маленький шарик огня пролетел по пищеводу и взорвался в желудке, как и положено, по правилам, тепло и легкость разлились по телу, и он восторженно посмотрел на пришельца.
   - Ты волшебник, - восхищенно заявил Бармен.
   Лун молча склонил голову.
   После чего оба взялись за еду. Затем выпили снова, и Бармен уже собрался предложить Луну остаться насовсем. Но тот его опередил:
   - Я уйду утром, уважаемый.
   - Почему? - полюбопытствовал Бармен.
   - Мне нельзя долго оставаться на одном месте. Меня найдут.
   - И кто тебя ищет? - спросил Бармен.
   - Невесты, уважаемый, невесты, - тяжело вздохнул Лун.
   Бармен ругнулся про себя. Опять!
   - Я родился далеко отсюда, на востоке, и жизнь моя была самая обычная. Играл с друзьями, в школу ходил, бузил и бегал, гонял на велосипеде, купался в море, змеев пускал. Обычная семья: папа, мама, старшая сестра и младший брат. А потом я переехал и узнал, что мы семья драконов. Отец учил оборачиваться и летать, я научился контролировать свои силы - и тут... - Лун тяжело вздохнул и неожиданно подхватил кувшин саке прямо со стола, и несколькими глотками его осушил.
   - В другом городе, где меня никто не знает, пошел в среднюю школу, обычный был ученик, крепкий середнячок. Не популярный, дружил только с соседом и тут. Сначала оказалось, что в этом классе учиться моя подруга детства - Ами. И она ко мне сама подошла. А вы же, уважаемый, не понимаете. У нас мужчина должен быть вежливым, и, только если девушка сама намекнет, можно на что-то надеяться. Ами сама подошла. У нее оказалась подруга - Неко. С ней я познакомился ребенком, когда у бабушки на море гостил. Третьей оказалась лисица-оборотень - Цуне, я увидел, как она обратилась. Четвертой - подруга моей сестры - отличница Сугуки. Пятой была Мисаки - тихоня нашего класса. Надо ли говорить, что все они были красивы и каждая по-своему?
   - Так что в этом плохого - пошутил Бармен, - ты один, а их много.
   - Не понимаешь, не жил никогда на Востоке? - слегка заплетающимся языком спросил дракон. - Проблема в том, что я выбрать не мог. То одна мне нравится, то другая, а они стали за мое внимание соперничать. То в парк развлечений меня тащат, то на море, то в игровой центр, то в караоке. И потом скандалят, чья очередь со мной гулять. Как же я устал. Хотел на работу устроиться. Они за мной все туда пришли. И каждая старается себя с лучшей стороны показать. Свое бенто принести, а ты представляешь, что такое съесть - ШЕСТЬ обедов разом? И так день за днем.
   - Так выбрал бы кого-то одного, - рискнул дать совет Бармен.
   - Как? Одна на поцелуй напрашиваются, а остальные внимательно следят, чтобы другой не повезло. Чего только ни было. Грязью поливали, в песок закапывали, роняли с высоты, водили на аттракционы, падали мне в объятия. А потом начинали выяснять, кто из них самая-самая. О боги! - воскликнул дракон.
   - Ты поэтому сбежал? Потому что надоели их разборки? - поинтересовался Бармен.
   - Нет, в конце концов, они заключили что-то вроде перемирия. И решили поколдовать. Как результат, я обратился. Хорошо хоть, это было за городом. А потом Мисаки тоже превратилась в дракона. Вот тогда-то я и сбежал.
   - Почему? - вяло спросил Бармен: он уже устал от подобных историй.
   - Потому что Мисаки из клана врагов - из Лазурных драконов, а не Радужных, как я. Не хотел с ней биться, а без этого никак.
   - И теперь тебя ищут Лазурные или Радужные? - Вежливость все-таки стоило соблюдать.
   - Меня ищут потенциальные жены, уважаемый, - фыркнул Лун.
   - Как так? - вот теперь Бармен был действительно удивлен.
   - У дракона, по нашим законам, может быть три жены, и теперь они желают меня поймать и заставить выбрать. А я не хочу выбирать. Мне никто не нравится так, чтобы жениться, - пояснил Лун.
   - Но как они тебя находят?
   - Да по следу ауры. Я его скрываю, но маскировка постепенно рассеивается, и он становится заметен, потому я нигде не могу остановиться.
   - А поговорить?
   - А они послушают? Они же наверняка уже все роли продумали, и выбора мне не оставят. А я не хочу вот так. Пусть они и красивы, но они друзья, а любимая у дракона только одна.
   Бармен разлил остатки саке и выпил.
   - Ложись-ка спать, друг. Раз такое дело, я пожелаю тебе легкой дороги и удачного выбора.
   - Благодарю, уважаемый, - вежливо поклонился Лун.
   Наутро Бармен проводил не Луна - огромного трехцветного дракона, получив в подарок три чешуйки - золотую, черную и красную. А через час у бара загудел воздух, и раздалось женское щебетание. Бармен выглянул и удостоился лицезрения второго огромного сине-белого дракона. Второго за сутки. Между лап дракона была подвешена изящная кабина на ремнях, в которой находилось четыре девушки.
   Девушки были красивы, это Бармен оценил. А потом они вышли из кабины, и очарование прошло. Дамы наставили на него пальцы, дополняя друг друга, засыпали вопросами.
   - Человек, ты тут давно?
   - Дракона видел?
   - Очень красивого дракона? Черно-красно-золотого?
   - Он не говорил про то, кого из невест выберет?
   От напора Бармен слегка опешил и попытался знаками показать, что он немой. Дамы, не стесняясь его присутствия, решали, что с ним делать. И, когда начали обсуждать вопрос: а не проще ли его убить и все выспросить у его тени? - Бармен решил вмешаться и показать знаками, что дракона он видел, и тот уже улетел. Девицы все поняли очень быстро, загрузились в кабинку, и бело-голубой дракон взлетел. Вот только один из ремней неожиданно лопнул, а потом в Бармена полетела огромная железная пряжка, которая этот ремень фиксировала.
   Бармен успел подумать, что теперь-то он умрет точно, а потом пришла БОЛЬ...
  

***

   Сознание возвращалось медленно и как-то нехотя. Он не знал, как долго здесь находится и где это - здесь. Не было ощущений, кажется - и тела тоже не было. Попытка цокнуть языком не удалась. Точнее, ощущение, что он цокнул, - кажется, было, а звука не было. Потерял слух? Со зрением тоже непонятное что-то происходит: перед глазами мельтешили серые пятна, и попытки зажмуриться или что-то рассмотреть не помогали. А потом он попытался вспомнить своё имя. Вот только вместо Андрея, Джона или Франца на ум пришел - Бармен. Глупость какая, он ведь совершенно точно уверен, что он...
   А кто он вообще такой? Здорово потерял память и ощущения тела. Он что - в коме? И тут раздались уверенные шаги: кто-то приближался к его кровати или к палате; а может, он в камере? Сейчас все узнаем. Шаги смолкли совсем рядом, некто просто стоял и молчал. Бармен - пусть будет эта дурацкая кличка - попробовал заговорить, но звуков не услышал и так же беззвучно заорал.
   - И чего орешь? - насмешливо спросил голос. - Забыл наш договор?
   Бармен собрался спросить, что за договор, и тут воспоминания полились потоком.
   ... Машина ехала сквозь метель, снег шел сплошной стеной, дорожники не справлялись, стоп-сигналы просвечивали красным сквозь снежную пелену, "дворники" ходили туда-сюда, по радио играла какая-то очередная песня ни о чем. Он, водитель, думал: куда же он едет? Домой? В пустоту и холод, чтобы запить снотворное водкой и заставить себя встать утром по будильнику? Зачем это нужно, для чего? В его жизни не осталось никакого смысла.
   Мысль показалась глубокой и даже интересной. Смысла жить больше нет. А раз так... Он обнаружил, что едет по мосту. Да пошло оно все! Педаль в пол, руль резко влево. "А кредит за машину еще не выплачен", - мелькнула глупая мысль. Последнее, что он успел рассмотреть, - черная, как мазут, вода и падающие в нее снежинки, а потом пришли холод и темнота.
   Приход в себя был очень болезненным. Тиканье и писк приборов. Кажется, он видит только одним глазом и тело чувствует как-то не так. Над ним склонился кареглазый шатен в белом халате: обычное лицо, моложавое, незнакомцу лет сорок, только вот глаза какие-то усталые.
   - Как себя чувствуете, больной? - весело поинтересовался он. - Ничего не беспокоит?
   - Пить... - Собственный голос был каким-то чужим, хриплым и свистящим.
   - Тело хочет пить - это хорошо. А тело помнит, как его зовут?
   После некоторой паузы, мужчина устало прикрыл глаза и прошептал:
   - Нет.
   - Нет, - повторил непонятный субъект в белом халате. - А как вы сюда попали, конечно, не помните?
   - Нет.
   - Спешу вас порадовать, больной: вы почти труп, и в чем у вас держится жизнь - лично мне непонятно. - После чего, улыбнувшись, незнакомец уставился на него.
   Мужчина собрал остатки сил и спросил:
   - Чего тебе надо?
   - Ты помнишь, что совершил? - посерьезнел лже-доктор.
   - Упал с моста в машине, - прошептал или прохрипел лежащий на кровати.
   - Правильно, а почему упал - помнишь? - Не дождавшись ответа, закончил: - Ты выбрал это сам. Понимаешь меня?
   Мужчина вместо ответа прикрыл глаза.
   - Смотри на меня, - прошипел его мучитель, - ты решил забрать то, что не принадлежит тебе. Ты сложил лапки, вместо того чтобы бороться.
   - У меня были...
   - ... веские причины, - издевательски насмешливо закончил непонятный субъект. - Знаю я твои причины. - Он скорчил рожу и пафосно произнес: - Жизнь кончена, все кончено, мне нет причин более жить, я хочу покинуть эту юдоль скорби. - И жестко закончил: - А о тех, кому хуже, чем тебе вот прямо сейчас, ты подумал?
   - Чего тебе надо? Ты моя совесть? - собравшись с силами, спросил пострадавший.
   - А хотя бы и так! - фыркнул в ответ незнакомец. - За тебя попросили, очень хорошо попросили, и поэтому у тебя будет шанс. Крошечный шанс - начать все заново.
   - Либо?
   - Либо ты умрешь через пару часов от внутренних кровотечений и попадешь туда, где шансов что-то изменить у тебя уже не будет, - жизнерадостно улыбаясь, ответили ему.
   - Шанс?
   - Не думай, что тебе дадут его просто так. Его надо заслужить. Сейчас просто ответь: да или нет.
   - Сколько времени...
   - Подумать? Пять минут.
   - Хорошо... - просипел мужчина. - Согласен.
   - Ты можешь об этом пожалеть, но это не мое дело. Я вернусь вечером. - И незнакомец внезапно пропал.
   Вечером, как только стемнело, он вернулся с толстой папкой под мышкой. Кинул ее на кровать и спросил:
   - Читать будешь, или в двух словах изложить?
   - Не буду, - буркнул мужчина, - все равно я не смогу нормально жить со сломанным позвоночником, так что, даже если это розыгрыш, лучше так.
   - Это не розыгрыш, - прошипел его визави. - Слушай. Тебе дадут работу в баре. В бар будут приходить клиенты. Твоя задача - их слушать и выполнять приказания руководства. Все необходимые инструкции тебе придут вместе с продуктами. Согласен?
   - И это все?
   - Все. - И глаза такие честные, что подвох подразумевается.
   - И душу продавать не надо?
   - Только палец приложи.
   Мужчина скептически посмотрел на примерно пятидесятистраничный документ. Но тут начали колоть иголочки в пальцах рук. Что это уже? А где подвох?
   - Ладно.
   - Вот и молоток. Давай руку.
   Безымянный неудачливый самоубийца кое-как протянул руку и приложил палец к последней странице документа, потом к его копии. Отпечаток полыхнул золотистым, затем стремительно почернел.
   - Теперь ты на службе. И не смей отлынивать, а главное - никаких самоубийств.
   - И что дальше?
   - Ничего, осталось - ждать. - И визитер уже привычно растаял.
   Через три минуты бешено зачастил монитор, запищал сигнал тревоги, и в палату влетела медсестра. Последней мыслью мужчины было: "Обманул - сволочь. Теперь я точно умру".
   В себя он пришел практически сразу уже в Баре. Ошалело огляделся: он сидел у стойки, перед ним лежал талмуд с надписью "Контракт Бармена" и записка рядом. Она была короткой: "Теперь ты попал, Бармен. Первые клиенты появятся через три дня".
  
   ... Когда эти воспоминания упорядочились и Бармен вспомнил условия своего контракта, то тут же поспешно выпалил, даже забыв, что говорить теперь не может:
   - Я не пытался умереть, это вышло случайно!
   - Дааа, - задумчиво протянул неизвестный, - посмотрим, - и на время затих.
   Сколько прошло минут или часов - Бармен не знал, но вывод неизвестного его порадовал:
   - И правда, случайная смерть. А ты счастливчик, Бармен. Ведь если бы нарушил условия контракта...
   - Я не хочу его нарушать, я хочу его расторгнуть.
   - Это невозможно, - недовольно фыркнул незнакомец.
   - А я попытаюсь, - упрямо ответил Бармен.
   - Пошел вон отсюда! - недовольно прошипел его работодатель.
   - Вопрос можно? - попытался хоть что-то узнать его оппонент.
   - Задавай, - разрешили ему.
   - Как тебя звать?
   - Зови Проводником, только это тебе не поможет! - засмеялся голос. После его слов раздался хлопок, и Бармен потерял сознание.
  

***

  
   Пришел он в себя, естественно, в Баре. Внимательно осмотрелся: кажется, ничего не изменилось. Вот только за окном поменялся пейзаж. Бармен вышел наружу. Вместо равнины, где сходились на перекрестке дороги, бар теперь находился в лесу, а за дорогой лес словно подчистую вырубили. И начиналась пустыня с красным песком. С другой стороны тоже были две дороги: одна шла по болотам, а другая спускалась с гор. Бармен удивленно присвистнул и снова вошел в Бар. На стойке опять лежала записка. "Бар восстановлен в новой точке в связи со смертью Бармена. Руководство приносит извинения за доставленные неудобства. Для предотвращения подобных случаев под кассой появился ящик. В случае опасности его нужно вскрыть и следовать инструкции".
   Бармен чертыхнулся, подошел к кассе, посмотрел на новый ящик, попытался его открыть, не смог и собрался выпить. В этот момент распахнулась дверь, и появился новый посетитель.
   Был он в полном рыцарском доспехе, даже шлем не снял, вооружен обычным прямым мечом, кроме лазурного сюрко, с плеч свисал плащ такого же цвета. Герба на его вещах не было. Оруженосца или свиты тоже не наблюдалось. Бармен вежливо склонил голову, а рыцарь полязгал застежками и снял шлем. Осторожно положил его на столик, кинул рядом перчатки и зычно проорал:
   - Трактирщик!
   Бармен подхватил меню, в который раз поразился, почему он понимает своих клиентов - ведь языки-то разные! - и поспешил к вошедшему. Рыцарь был молод, белокур, синеглаз, красив и показался Бармену немного глуповатым.
   - Трактирщик, у тебя пожрать есть что-нибудь? И выпить мне побольше, эля там или пива, - немедленно начал посетитель.
   - С чего начнет уважаемый сэр?
   - Принеси воды руки помыть и покажи, где у тебя тут распятие, - озадачил Бармена клиент.
   Пришлось выполнить пожелание. После умывания рыцарь затребовал распятие, Бармен извинился и предложил вместо него икону Богородицы. Рыцарь подумал и кивнул. Вытащил меч, приставил его к столу, рукоятью вверх и, установив иконку рядом, опустился на колени и начал молится.
   Пока он молился, Бармен успел приготовить и разогреть все необходимое и, дождавшись разрешающего кивка помолившегося рыцаря, начал быстро накрывать на стол. Несмотря на громкий голос, глуповатый вид и нарочито простое поведение, ел рыцарь аккуратно, не чавкал, приборами пользовался вполне умело. В общем, Бармен решил, что он явно не тот, за кого себя выдает.
   И вот рыцарь наелся, аккуратно вытер губы, а Бармен принес ему на пробу красного вина.
   - Думаю, столь благородному гостю не подобает пить напитки простонародья? - предположил Бармен.
   - Ты меня узнал? - подозрительно вскинулся рыцарь.
   - Нет, ваше благородие, но ведь происхождения не скрыть, - вежливо ответил Бармен.
   - Ладно, но пить я буду эль. Не смотри так, я привык. Да и раз такое дело - садись со мной.
   - Зачем? - удивился Бармен.
   - Пить в одиночестве я не привык, а с тобой будет хотя бы не так противно.
   - Но вы же рыцарь, ваше благородство.
   - Рыцарь я, рыцарь. И принц, и соправитель, и военачальник, и наследник трона. И всю жизнь к этому готовился, и знал, кем буду, а тут пришла она. - Рыцарь умолк. - Тащи бочонок с элем и кружку. Я расскажу. Все равно ты не из нашего королевства, тебе можно.
   Бармен кивнул, еще раз проклял свою работу и пошел за бочонком.
   Вернулся он не сразу, но рыцарь просто сидел, крутил бокал с вином и ждал.
   - А вот и ты, трактирщик, садись - выпьем.
   Рыцарь сам, не чинясь, налил эля, и, чокнувшись, они выпили.
   - Я же не просто так здесь оказался. Я сбежал. Надоело все. Балы, дворец, сановники и жена. - Он снова замолк.
   - Знаешь, раньше все было просто. Я жил среди солдат, учился воевать и редко думал о дворце. Нет, я знал, что когда-нибудь мне придется вернуться, но отец был еще не стар, а я просто привык воевать. Набеги у нас постоянные, и мои люди тоже привыкли, служба налажена. И тут появляется она.
   Рыцарь сжал кулаки.
   - Мало того что мы ее отбили у северных варваров, когда те хотели с ней позабавиться, так она вместо благодарности нас грязными свиньями обозвала. А как иначе? Вторую неделю в поле: ни помыться толком, ни выспаться, ни побриться, ни на службу сходить. Потом узнала, что мы рыцари, и стала бурчать, мол, у нас бабы в каждой таверне, мы не моемся годами, и право первой ночи зачем-то вспомнила.
   Еле своих людей успокоил, сказал, что она, скорее всего, умом тронулась, а то оставить хотели. Я-то не смог бы: она хоть и говорит кучу глупостей, но женщина, а рыцарь клянется защищать женщину. Не бросать же ее в лесу?
   Приехали мы в город. А что? Две сотни домов! Она его райцентром обозвала, не знаю, что это такое, и спать ушла. Ну, мы только в баню сходили и выспаться успели, утром отправились опять - новый набег отражать. А как вернулись, я замка не узнал. Нет, его и раньше прибирали, но теперь выскоблили и вычистили, натянули полотнища ткани, завели простыни и подушки, свечи и канделябры, новую мебель. Красиво. НО Я ТАКОГО ПРИКАЗА НЕ ДАВАЛ. Чтобы ей подчинялись, как хозяйке. То полотно и воск, что она извела, мы должны были королю как налог отправить. Ладно, сделал ей внушение. Она извинилась и прощения попросила, а потом был ужин. Вот готовить она и правда умеет, этого не отнять.
   Утром кончилась моя спокойная жизнь. Все не так и не этак. Люди не так сидят, не то делают, и вообще - ей лучше знать. Назвалась каким-то странным именем Алабелла из Диксиленда. Никогда таких чудесатых названий не слышал. И началось: каждый день люди от нее ко мне ходят приказы подтверждать. Как же я устал!.. А в темницу ее не запрешь. Женскими делами она заниматься не хочет. Хотела оружие осваивать, так ей только с ножом работать. Лука ей не растянуть, меча не поднять, а когда увидела, что мы в кольчугах - сморщилась вся: да какие же вы рыцари! Хотела воином стать, а как? Мышцы слабые, на растяжку ее гонять уже поздно, да и нет у меня женщин-воинов. Не для того их Создатель сотворил.
   Не знаю, кем она себя считала, но и на моего коня посматривала. А конь у меня знатный, из-за моря привезенный, чисто белый. Ладный, как из сказки. Вот вынь да положь ей того коня. А как я ей коня подарю? Ездить верхом она в дамском седле не умеет, а ездить по-мужски женщине - это срам на всю жизнь. Да и потом у меня боевой конь, к битве приученный. А ей нужнее карета и служанка.
   Ну а дальше пришло мне от отца письмо. С собой ее взял. А как ее оставить? Это я терпеливый, а помощник у меня ее бы не обидел, а в монастырь бы отвез. Но после такого подарка наш епископ отлучил бы меня от церкви.
   Приехали в столицу, и был такой скандал!.. Почему я не сказал, что я - ПРИНЦ?! А почему я дураком прикидывался? А я не прикидывался. У меня дел по горло, а то, что она со мной почти и не разговаривала, так то она была "занята", и я тоже.
   Начала носиться по столице. Покупала масла и духи, земляную кровь зачем-то, арбалеты, пыталась придумывать какую-то срамоту. Меня чуть не прокляли, когда увидели, что она предложила. Нет, я все понимаю, может, оно и красиво, но это от лукавого. Почему меня проклинали? А потому что я имел дурость взять ее под защиту.
   Столь необычную даму пожелал видеть король. Уж что она ему говорила - не ведаю, но он ею потом восхищался. Вот только не уберегли, отравили его заговорщики. Как ее в сутолоке не убили - не знаю, но явилась сама в мою палатку, грязная, как демон. Как прошла посты - никто не знает, а потом ко мне на совет явились командиры и ЭТО увидали.
   Чуть не убили крестами и окатили святой водой. Ну а раз у меня в палатке женщина - пришлось жениться: я же рыцарь.
   А дальше началось. Она мною командовать пытается, а я половины ее слов не пойму. То она одно делать начнет, то другое. Одно бросит, до конца не доведет. Вот ставила какие-то опыты со стеклами - занята была, а потом во дворце от ее опытов пожар случился. Хорошо - камень не горит. Приказала в городе канавы копать, а их через месяц забило. Она про канавы уже забыла, а мне что делать? Я пока что-то одно решу, она успевает три новых дела придумать. Устал я, трактирщик, от этого и сбежал. Она на богомолье отправилась, аббата предупредили. Но не знаю, что и думать. Энергии у нее много, идей тоже, а вот как бы ее заставить что полезное делать...
   - Может, ей какое-то, - Бармен запнулся, - более спокойное занятие найти?
   Рыцарь тяжело вздохнул.
   - Какое более спокойное, трактирщик? Читать она не умела, так уже научилась и всю сотню книг королевского собрания нашла. Вышивать ее не заставишь, а за то плетеное непотребство, что она пыталась портным показать... Молиться она молится, вот только не запирать же ее в молельне.
   - Ну тогда пусть что-то полезное делает? Больницу, к примеру, - Бармену показалось, что он нашел подходящий выход.
   - Ведь ей же надо осчастливить всех и сразу. Захотела она как-то больницу сделать, а что дальше? Собрала всех: и ведьм, и травниц, и лекаря иноземного, и даже отцовского доктура. Как они все меж собой ругались!.. А потом пришел епископ и все это сборище разогнал. "Тебе, сын мой, должно быть стыдно за такое". А я что сделать должен? Рот ей заткнуть? Она же королева теперь. Что ни сделай - все скандал. А ведь дело-то с больницей хорошее, но зачем всех в одном месте собирать? Начала бы потихоньку.
   Рыцарь, вспомнив о кружке, отпил и продолжил.
   - А если война? Как я ее одну оставлю в столице? Во что она город превратит? Не посмотрит ведь, что женщинам нельзя в дела вмешиваться. И детей у нас нет пока. Она и красивая, и умная, но уж очень много хочет сразу и сейчас.
   - Тогда, ваше благородство, детей вам нужно и для династии, и для успокоения жены. Вдруг, когда матерью себя осознает, чуть успокоиться?
   Рыцарь отпил и надолго задумался.
   - Может ты и прав, трактирщик, надо попробовать. Эх, выпил с тобой, трактирщик, считай - отдохнул. Держи кошель, да смотри: никому не проговорись обо мне.
   - Как можно, ваше благородство. Если позволите - совет от простого человека.
   - Ты такой же простой человек, как я простой рыцарь, излагай.
   - У вас при дворе есть дама уже в возрасте, что имела до замужества своенравный характер, а теперь в муже не чает души и слывет образцом жены, приставьте ее к жене. Вдруг да найдет слова нужные. - Бармен постарался сдержать заговорщическую ухмылку.
   Рыцарь задумался, постукивая пальцами по столу.
   - Есть леди Галимена, моя двоюродная тетя, ее весь двор побаивается, но зато ее... А ведь не плохая идея, простой трактирщик. Она может помочь.
   Рыцарь легко поднялся, подхватил шлем и вышел, Бармен выглянул в окно. Конь у посетителя действительно шикарный: заплетенная грива, красавец и копытом бьет, хозяина увидал - всхрапнул, ласку выпрашивать начал. Его величество коня потрепал и легко запрыгнул в седло. Бармен взвесил в руке кошель, допил эль из своей кружки и отправился к боксерской груше.
  

***

  
   Месяц прошел спокойно. Бармен даже и не знал, что думать: бояться ли следующего визитера, или вздохнуть с облегчением. Но его надеждам на лучшее не суждено было сбыться. Как-то под утро дверь открылась, и в бар шагнул сухонький старичок, в черном плаще и смешной квадратной шапочке. Выглядел он как профессор: очки, аккуратная бородка и усы, взгляд умудренного жизнью человека. И первый же вопрос, который задали Бармену, его нисколько не удивил:
   - Тут женщин нет?
   - Нет, профессор, - спокойно ответил Бармен.
   - Ты меня знаешь? - удивился тот.
   - Нет, но похожи очень, я угадал?
   - Ну, раз так. - Незнакомец щелкнул пальцами, и облик его мгновенно поплыл. Он превратился в молодого человека, лет тридцати. Русоволосого и синеглазого. Профессор подмигнул опешившему Бармену и весело заявил:
   - Я буду напиваться. Составишь компанию?
   Бармен проглотил тяжкий вздох и попытался отказаться:
   - Я на работе.
   - Не ври, тебе пить не запрещено, - ответил тот.
   - Но если клиенты... - попытался отказаться Бармен.
   - Не найдут тебя сегодня другие клиенты, я "Невидимку" перед входом кинул, - усмехнулся профессор.
   - Ну, раз так, - Бармен тяжело вздохнул: один из пунктов контракта запрещал отказывать клиентам, если те настаивали.
   Прошествовав к стойке, маг сбросил плащ и остался в черном костюме с серебряной вышивкой.
   - Давай выпьем... Бармен, правильно? - ухмыльнулся профессор.
   - Откуда вы меня знаете? - вскинулся тот.
   - Я тебя вообще не знаю. Я маг, немного менталист, немного маг земли, а вообще я некромант.
   - А женщин почему боитесь? - удивился Бармен. - С такой специализацией, как у вас, это они вас бояться должны.
   - Вот я тоже так думал, но лет пять назад стали появляться у нас необычные студентки в Академии. И все то на боевую магию проситься начали, то на некромантию. Но ведь боевой-то магии нет.
   - Как это? - опешил Бармен.
   - Неуч ты, человече. Магия - она магия и есть. Вот есть у тебя дар к какому-то виду магии, учишь ты заклинания, допустим, огня. Если ты его так применишь - будет пожар, а если эдак - то пожар утихнет. И это с каждым заклинанием так. А этим очень умным девицам не объяснишь. Что магия не игрушка. Что первые пять лет маги просто резерв качают. Концентрации и медитации учатся. А не боевой магии, как кому-то бы хотелось.
   После чего клиент выпил, подумал и налил еще.
   - Хорошее у тебя вино, Бармен. Продолжу: потом пять лет уйдёт на познание мира и обучение работы с энергией. И только после маг начинает разучивать заклинания. И вот им, понимаешь, некогда. Им, понимаешь, быстрее надо. А как быстрее, если она концентрацию держать не умеет? Думает то об одном, то о другом, а самое простое заклинание воздуха имеет три связки, и их нужно не только представить, но и увидеть. Силой напитать и только потом выпустить.
   Профессор раздраженно хмыкнул.
   - А что они у алхимиков творят... То абсолютно черное тело получить пытаются, то философский камень, то секрет вечной молодости. А там одна ошибка - и взрыв, а алхимикам потом лабораторию каждый раз восстанавливать. То начнут в обороты играться. Одного студента как-то забыли, месяц лягушкой на болоте квакал. А как первокурсники придут - у них мысли какие от таких студенток? Можно все и сразу. Профессор зло фыркнул. - И превращается наша Академия в сумасшедший дом, пока все шишек сами не набьют, пока дураки на своей шкуре в том не убедятся что с магией шутки плохи, полгода пройдет. А потом они ноют, что учиться долго и тяжко.
   Профессор снова осушил кружку и продолжил.
   - Во-первых, они все сразу великими магами стать хотят, а как узнают, что первый выпуск самых одаренных лет через десять... Потом им долго объясняют, что нельзя быть, к примеру, магом Воды и магом Некромантии. Что демонов не вызывают просто так, а тем более студенты. Но разве нас кто слушает?
   - Но они же студенты, должны что-то понимать? - удивился Бармен.
   - Вот появилась у нас адептка одна, ох. Еле отговорили идти сразу на боевую магию, все никак поверить не могла, что нет такого факультета. Потом захотела стать некромантом. Это при предрасположенности к Свету и Целительству. Когда узнала об этом - ревела в три ручья. Собралась стать Демонологом, а как узнала, что там нужно жертвы приносить, сначала в обморок грохнулась, а затем блевала час. И это только после посещения их учебной аудитории. Сколько пожаров она устроила на алхимии!.. Четыре взрыва за год. На третий год набралась смелости и стала за мной хвостом ходить: "Профессор, научите, а?" Думал - надоест, так ведь нет. Взял на кладбище, ей там понравилось. Нашла дурман-траву, сон-цвет, лунный поцелуй, сплела венок и ко мне явилась: "Я красивая?" Я же думал: все, не откачаем! Как не умерла - вообще не понимаю.
   Отошла от этого дурманного приключения, сперла трактат по демонологии, хотела вызвать инкуба, он красивый. Получилось, не знаю как, вызвать кислотную гидру. Так та прожгла три этажа и отравила десять кабинетов, считая кабинет мастера Целителей.
   А потом она увлеклась артефактами. Как она смогла активировать артефакт Золотого Сердца? А он исполняет любое желание, правда, только одно. Она и попросила. - Профессор скрипнул зубами. - Чтобы я ее полюбил.
   Выпил вино, налил полный бокал, снова выпил и попросил что-нибудь покрепче. Бармен хотел налить стопку водки, но Профессор налил водку в бокал и выпил, даже не поморщившись.
   - Но тогда она должна была бы любить вас? - поинтересовался Бармен.
   - Ну, может, она чего и думала себе. Хорошо, артефакт не заставил полюбить, но отказать теперь я ей не могу. И она этим пользуется. Вышла за меня замуж, пыталась учиться некромантии, мы с ней проводили самые дикие эксперименты: молнию ловили, в Нижние Миры ход искали, по другим реальностям прыгали. А я некромант. А не пространственник, не демонолог, не воздушник. Я работаю с мертвыми. Привидения, зомби, мумии, неупокоенные духи и сущности. А она к этому всему относится с опаской. Бояться не боится уже, но брезгует. И вот что мне с ней делать?
   Я ей нож для вскрытия - она его роняет, я ее к зомби - она в дрожь. Тут привидение допрашивали - на нее эктоплазма попала. Вопль был такой силы, что я думал - стекла вылетят. А ее постоянные вопросы: а почему воду в ванной греет не магия, а печка? А почему иллюзии не держаться постоянно? А почему я не дерусь на дуэлях, у меня же шпага есть? А почему мы философский камень не получили - ведь умеем же?
   И вот думаю я иногда, что же делать-то? Ведь если она такие вопросы задает, то, значит, ничегошеньки в магии не понимает.
   - А развестись, - предложил Бармен.
   - Если только потом сбежать и молиться, чтобы не нашла, - горько ответил Профессор. - Вот найти она может что угодно, ее собственный природой данный талант, и достать любого преподавателя. Тут уж она на выдумки неистощима, и главное - получается все прекрасно. Сорвала экзамен по демонологии - магистру Ольтеру досталось лекарство от запора. Магистру Игнуцу заклеили двери, он из дома выйти не мог. Магистру Каритасу в туалет дрожжей подкинули. Магистру Альбину приворотного зелья накапали. Он за ректором неделю ходил, пока распознали. И вот такие вещи у нее выходят блестяще. А на Целительство мы идти не хотим. Там неинтересно.
   - Но, может, она хоть чем-то увлекается? - Бармен искренне недоумевал.
   - Некромантией брезгуем, боевой магии у нас нет, зато замужем и на факультете артефактов. А снять действие я не могу, мне еще 47 лет ждать: у Золотого сердца - пятьдесят лет гарантии. А знаешь, сколько она мне голову морочила перед свадьбой? Ведь пожелает, чтобы я ей предложение делал, а потом: "Я подумаю".
   - Но так же нельзя?
   - Кому это интересно, можно или нельзя, магию так просто не преодолеть, тем более древнюю магию.
   - Но, профессор, а любовника ей найти? - Бармен не сдавался.
   - Я про такое даже говорить не смогу. Магический запрет.
   - Ну тогда обратиться к Богам?
   - Я подумаю, но дело в том, что я загадки люблю, а она для меня постоянный их источник. То, что она делает, считается невозможным, а я хочу понять, как у нее получается то, что получается.
   - Удачи вам профессор, - пожелал обескураженный Бармен.
   После этих слов маг надолго замолчал. И, более ничего не говоря, пил целый час.
   - Хорошо у тебя, тихо. Лови. - Вместо денег маг кинул Бармену перстень с зеленым камнем. - Это "Иллюзор". Приложишь его камнем к коже, и появится полная твоя копия. Продержится сутки, потом развеется. Одно плохо - двигаться она не может.
   После этих слов маг растаял прямо в воздухе. Бармен посмотрел на водку и пошел к боксерской груше.
  

***

  
   Следующий сложный посетитель появился через три дня. Бармен как раз протирал полки, когда дверь открылась, а никто не вошел. Он повернулся обратно к полкам, а когда закончил уборку, с удивлением увидел за стойкой сурового мужика лет сорока.
   Вид он имел угрюмый, был наголо обрит. Только черные глаза притягивали взгляд. Что в них магнетического - Бармен так и не понял. Одет пришелец был в кожаную черную куртку и штаны.
   - Выпить есть? - глухо спросил посетитель.
   - Что предпочитаете? - совладал с оторопью Бармен.
   - Водку, - тяжело бухнул клиент.
   Бармен ловко открыл бутылку и налил рюмку. Пришедший выпил и потребовал: "Еще!"
   Успокоился только после пятой рюмки. Потребовал что-нибудь закусить и молчать о его появлении здесь.
   - Да кто будет вас искать? - спросил Бармен.
   - Она будет, - тяжело вздохнул пришедший.
   - Кто она? - Бармен был удивлен.
   - Жена, - тяжело бухнул пришедший.
   Бармен усилием воли удержал стон. "Опять!"
   - Я оборотень, обычный оборотень. Вот сегодня полнолуние, и я могу, если захочется, принять волчий облик. В остальное время я человек. Обычный, живу в лесу, лесоруб я. И вот как-то раз нашел я в лесу девушку странную. Она была в не нашей одежде - легкой и ни на что не похожей. Ну, я же один живу, привел в дом, лапти сплел и выдал ей штаны свои и рубаху.
   Она сначала дичилась и боялась. Но мне после работы не до нее, а про то, кто я есть, не рассказывал ей. Первое полнолуние мы пережили легко: она меня боялась и сидела в доме. Позже осмелела, ко мне ластиться стала, а как-то раз, ночью, заметив, что меня нет, отправилась искать. Я ее запах почувствовал не сразу, а пока вообще понял, кем пахнет...
   В общем, пока нашел, она уже до тракта добралась и в карету усаживалась к нашему лорду. А он, сволочь, мою волчицу затравил. Я его давно без охраны-то ловил, но он хитрый, не попадался. А тут расслабился, охрану вперед услал, а сам к девушке приставать начал: мол, все найденное на его земле его. Она в крик, ну и я поучаствовал. Порвал я лорда знатно, а девчонка моя - бежать. Я ее по следу быстро нашел. Сидела в старой берлоге и ревела. Утром пришел, отвел домой. Спать отправил. Только через три месяца, когда стал невнимателен, она меня увидела.
   Всего ожидал, но того, чтобы волка обнимать бросится... Я зверя еле сдержал, он чужих не любит, а обеты мы не приносили. В общем, как узнала, что я оборотень, подменили девку. За мной долго ходила, просила покусать. Когда поняла, что для оборота нужна кровь наша, предложила переливание сделать. Но наша кровь для людей яд.
   Обиделась на меня и неделю дулась. Потом просила волка показать, но как я его покажу, если оборот только три дня в месяце? А дальше инквизиция пожаловала. Ловили меня двое суток. Насилу ушел: серебряными болтами стреляли, святой водой обливали, ловушки подстраивали, а в конце магию из меня вытянули. Как до дому добрался - и не помню.
   Дуреха моя волка не испугалась, внутрь затащила и выхаживать начала. Волк к ней привык. А я два месяца провалялся, пока магический резерв восстановился, да время для оборота пришло. Обернулся я, а моя найдена уперлась: "Хочу быть такой, как ты". Насилу отговорил, так она потребовала замуж ее взять. Тут отказать грех: она мне жизнь спасла, не побоялась. Хоть и человек.
   И пошла у меня жизнь интересная. То ей с волком поиграть хочется. Вынь да положь. То в Красную Шапочку. Глупая сказка, как по мне, но ее смешит очень. Так-то у нас все хорошо, но ее обижает, что я ее не кусаю, чтобы в оборотня обратить. Я уж ей объяснял, что зверь и я - разные вещи. Не понимает. А что Волк ее убить легко может - тем паче.
   - Но вы же ее любите, или это была, - Бармен задумался, подбирая слово, - только благодарность?
   - Теперь уже сам не знаю, люблю ли. Иногда я ее не понимаю, - ответил посетитель. - Вот смотри. Рассказала мне, что должна пахнуть хорошо, потому, мол, я на ней и женился. А когда узнала, что для меня и правда хорошо пахнет, но травами и медом, - надулась: "Я думала, я единственная для тебя".
   Сначала я и правда думал, ну, что она угроза, а постепенно привык. Она смешная и хорошая. Если бы не ее Красная Шапочка, да идея, что мне ее покусать надо для полного счастья, я бы совсем горя не знал.
   - А зачем кусать? - полюбопытствовал Бармен.
   - Чтобы стать таким же оборотнем как я. Только вот одного я не пойму: почему для нее запах так важен? Нет, она какие-то глупости говорила, объясняла, но... Я же когда волк, меня совсем другие запахи влекут. Ручей с холодной водой, подсвинок или важенка. А люди - они для оборотня табу. Ведь, если мы начнем людей убивать, люди будут убивать нас. А это плохо.
   И вот всем хороша, она же сообразительная, и красивая, и смелая, и добрая. Но осознать, что мне ее запах травы и меда дорог как человеку, а волку совершенно безразличен, она не может. Странно, правда? А она обижается, говорит, что у нас настоящей семьи так не получится.
   Какое ей дело до моего волка, ведь живет-то она с человеком. А еще удивляется, что я ее не кусаю и не царапаю. На все мои объяснения, что человек не волк, он не кусается, удивляется только. Но, даст Луна, волчата народятся - успокоится моя найдена. Она ведь только в этом глупит, а так она лучше всех.
   - Женщины - существа странные, может быть, со временем, она поймет, что человек ей важнее волка? - предположил Бармен.
   Оборотень замолчал и выпил налитую стопку. Затем вытащил из кармана пару серебрушек и спокойно передал их Бармену, после чего, подмигнув слегка ошарашенному (оборотень держит в руках серебро?!) хозяину заведения и вышел.
   Пока Бармен пытался понять, что он только что видел, у дверей бара щелкнул бич, и остановилась карета.
   Двери распахнулись, и в бар вошла брюнетка со сложной прической, в роскошном синем платье. В руках она держала веер, а на пальцах, шее, в ушах и волосах поблескивали драгоценности.
   Бармен на автомате рванул ящик под кассой. Тот легко открылся, и он вытащил шкатулку. Внутри нее была большая красная кнопка, какие ставят на станках, и никаких инструкций.
   - Эй, любезный... - попыталась обратить на себя внимание брюнетка, но бармен, не глядя на нее, нажал кнопку.
   Сначала послышался гул, затем треск пламени и жар, взметнулся огненный вихрь. Брюнетка выкрикнула: "Сволочь!", после чего окуталась синеватой дымкой. Стена огня сомкнулась вокруг Бармена, и он, не успев толком испугаться, полетел в небытие.
  
  

***

  
   В этот раз у Бармена не было ни потери памяти, ни беспамятства, ни потери ощущений. Когда пропал окруживший Бармена огонь, который его почему-то не сжег, он оказался в кабинете. Полки с книгами у стен, на одной из них - аквариум с рыбками. Два стола: один для совещаний, второй - хозяина кабинета. Оба покрыты зеленым сукном, массивные ножки придают монументальности. На столе хозяина - современный монитор и будто для контраста старый письменный прибор, пачка документов и все. Огромное мягкое кресло, а дальше вместо стены - огромное окно, выходящее на террасу. За окнами голубело небо и не было видно никаких признаков цивилизации.
   Бармен уже собрался подойти к окну, чтобы посмотреть, где он теперь, но тут за его спиной щелкнул замок, и знакомый голос недовольно спросил:
   - И чего ты здесь забыл?
   Бармен обернулся и увидел Проводника.
   Тот был одет в шорты и гавайку и вид имел недовольный и растрепанный.
   - А здесь - это где? - поинтересовался Бармен.
   - В моем кабинете, - недовольно буркнул Проводник и поинтересовался: - Ты как здесь оказался? Хотя не отвечай, сейчас все узнаю.
   Проводник прикоснулся к мочке уха. Его зрачки забегали, что-то просматривая, как будто перед ним развернулся невидимый Бармену экран. Проводник мрачнел и фыркал, а затем выдал:
   - Ну и сволочь же ты, а?
   - Почему?
   - И ты еще спрашиваешь? Нет, в этот раз ты хотя бы не умер, но система ликвидации уничтожила бар - снова, и это по твоей милости.
   - Я же только кнопку нажал. Я не знал, что будет, - попытался оправдаться Бармен.
   - Не знал он. А инструкцию прочесть? - вскинулся Проводник.
   - Не было там инструкции, - недовольно буркнул Бармен.
   - Не было, - передразнил Проводник. - А кнопку поднять?
   - А если бы меня та дама испепелила? - заорал Бармен.
   - Да и ладно, восстановили бы, - жизнерадостно отреагировал Проводник.
   - Не понравилось мне умирать почему-то, - недовольно буркнул Бармен.
   - А разрушать бар тебе, значит, понравилось? - нехорошо прищурился Проводник.
   - Я же не знал...
   - Молчать! Ты контракт читал? - рассвирепел Проводник. - Там где-нибудь упомянуто слова "мужчина" или "женщина"? Там везде сказано - КЛИЕНТ! К тебе приходят клиенты, ты их поишь, кормишь и выслушиваешь. ЭТО ТВОЯ РАБОТА!!! Захотят разрушить бар - вот тогда можешь защищаться. Попытаются тебя убить - можешь защищаться. А сам себя убивать или разрушить бар!.. - Проводник взревел. - ... Не имеешь права, ЭТО ЯСНО?!
   Бармен, не ожидавшей такой отповеди, вдруг задумался: а что его так напугало в появлении той женщины? И не смог вспомнить. Попытался представить хотя бы лицо... Снова неудача.
   Проводник между тем ждал ответа.
   - Да понял все! И что теперь?
   - Теперь наказание тебе продлю на год - вот что теперь, - недовольно хмыкнул Проводник.
   - А мне какая разница? Я ведь даже его сроков не знаю, - буркнул недовольный Бармен.
   - Ты еще тут? - удивился его мучитель. - Пошел вон с глаз моих, - Проводник щелкнул пальцами, и Бармен потерял сознание.
   Очнулся он уже привычно в баре. На стойке лежала короткая записка: "Без глупостей".
   Бармен вышел наружу. В этот раз бар снова стоял на перекрестке. С одной стороны подходила дорога из огромного мегаполиса. Вдалеке виднелись шпили огромных небоскребов, сияли и переливались рекламные огни. Вторая дорога была выложена шестиугольными плитами, пригнанными друг к другу. Она шла по холмистой местности, покрытой изумрудной травой. Бармен раньше считал, что такой травы в природе не существует. Третья напоминала старую римскую дорогу и вилась вдоль реки. Особенно Бармену понравился каменный мост, перекинутый через реку. Четвертая дорога была обычной колеей, которая выходила к перекрестку из дремучего, почти сказочного леса.
   Бармен посмотрел по сторонам, чертыхнулся и пошел внутрь.
  

***

  
   Если к пьющим мужикам Бармен уже привык, то от пьющей женщины его сначала брала оторопь. Но обо всем по порядку. День начался как обычно. Вот только первыми посетителями оказались... эльфийки. Темная и светлая, эльфийки сидеть за стойкой не стали и выбрали столик у окна. Но потом перед баром остановилась карета, и оттуда высадилась блондинка с голубыми глазами. Обнаружив, что в баре уже есть две особы женского пола, она вежливо попросила разрешения присоединиться. Эльфийки милостиво согласились, а Бармен решил, что пора уже инструкции на такой момент запрашивать.
   Но тут блондинка потребовала трактирщика, и Бармен приступил к своим обязанностям. Дамы затребовали кучу салатов. Бармен, если честно, с утра переживал, куда он их все денет: столько наготовил. За салатами пришел черед мясного, а потом и вина. За вином разговор стал общим и громким, дамам захотелось музыки, а поскольку Бармен умел неплохо играть на гитаре... Клиенты же - не откажешь. Одна из эльфиек вытащила гитару прямо из сумки и вручила ему. Пришлось играть и слушать.
   Первой не выдержала светлая эльфийка.
   - Козел он, - фыркнула она недовольно.
   - Кто? - спросила блондинка
   - Наш муж - прошипела темная.
   Блондинка икнула и поинтересовалась:
   - У вас один муж на двоих?
   - Ну да, - ответила светлая. - Он сначала меня спас, потом ее. Нет, наши племена враждуют. А ему пофиг, ему все по приколу.
   - Так нельзя говорить. От него нахваталась! - прошипела темная. - А еще внучка лорда Серебряного леса.
   - А сама лучше, что ли? Вспомни, как ругалась пару дней назад, когда тебя единорог сбросил.
   - Ладно вам, девочки, рассказывайте дальше, - нетерпеливо бросила блондинка.
   - А что рассказывать? Спас, задания помог выполнить мне, а темной - месть свершить. И пока помогал, так ладно. А потом началось. Сначала он на нас обеих женился. На обеих. Потом соблазнил, а потом график придумал. Сегодня ночью с ним спит одна, а завтра другая. Но мы же друг другу не доверяли. И вообще даже прикасаться друг к другу не могли. Это сейчас мы можем что угодно, а раньше нам даже сидеть рядом было плохо.
   - Ну и этот гад тогда заставил нас спать в одной постели.
   Блондинка сделала большие глаза.
   - Да только спать, а не то что ты подумала! - фыркнула светлая.
   - То, про что ты подумала, было потом, когда нас перестало трясти от того, что мы друг с другом рядом.
   - Но почему вы подчинялись? - недоумевала блондинка.
   - У эльфов так заведено: жена мужу во всем подчиняется. Это позже мы избавились от этого. Муж-то у нас не эльф, - вздохнула темная. - Нас трясет - ему смешно. У нас щекотка с болью, а он хохочет. А какие вещи он нас в постели заставлял выделывать... - смущенно закончила светлая.
   - А сам дурак дураком. Что делать в таверне, чтобы не обманули и то не знает. Колдовать не умеет, меч вообще в руках держал в первый раз полгода назад. Одно заклинание огненного шара выучил и все. Если бы не мы, кто бы ему посох заговаривал? - вздохнула темная.
   - А потом он начал чудить. Во-первых, девок вокруг него разных всегда не меньше трех. И главное - никак его поймать не можем. Во-вторых, законы семьи написал: "Муж всегда прав. Если муж не прав, подумай и еще раз прочитай первый закон".
   - Ему, может, какой бог помогает? - предположила блондинка.
   - Да какой бог! Он квасит по неделе - то с драконами, то с гномами, то с соседним королем. Называет это "налаживание политических связей". Приползет на бровях, с утра рассолу напьется и заклинание снятия похмелья выпросит - и по новой. Все какую-то белочку ищет и не найдет. Никакой бог на такого не позарится.
   - А зачем же вы за него замуж выходили? - удивилась блондинка.
   - Он так красиво ухаживал, - зажмурилась светлая.
   - Такие песни пел, - поддержала темная. - А теперь я...
   - ... мы, - перебила ее светлая.
   - Мы, - поправилась темная, - как же мы его бросим? Я его люблю и ее люблю тоже, она моя лучшая подруга. А идти нам некуда. Что я проклята в своем лесу - что она в своем. Да и дети опять же. И потом - он какой-никакой, а король. Мы за подданных отвечаем, я еще и за войска, а она за магическую школу, - темная кивнула на светлую.
   - Если мы от него уйдем, мы, конечно, не пропадем, - закончила светлая, - а вот королевство развалиться может. Он же править им не умеет, мы ему подсказываем, что делать, но решает он сам, - фыркнула она.
   - Ага, решает. Только не знает ничего, как сделать правильно, ни про крестьян, ни про армию, ни про ремесленников. Вот магические заклинания понимает быстро, а воспроизвести толком не может, не верит он в магию. Загадки разгадывать, препятствия головой проламывать - это он умеет, древние клады искать и приключения на свою задницу. А как что случится, так говорит: "Надо подумать!" - хмыкнула темная.
   - Вот и брось такого, - вздохнула светлая, - от страны за год ничего не останется, совсем. А мы обе из королевских семей. Я внучка правителя - она дочка. Нас с детства учили: "Управление это не награда, это тяжелый каждодневный труд".
   - "Который никто не оценит", - закончила темная. - Вот и приходится дурами прикидываться.
   - Но что мы все о себе? Ты-то, кажется, гораздо удачливее? И платье красивое, и драгоценностей вон сколько.
   - Я, - блондинка тяжело вздохнула, - красивая и пустая подруга героя. Он ведь сейчас герой и спаситель короны. А был простой дворянин, пошел в армию, дрался на дуэлях. За штурм Альтера получил шпагу за храбрость от короля. Потом спас наследника. Отбил вторжение королевства Паран. Стал маршалом. Провел армейскую реформу: новый порох, форма, ружья, уставы и приемы боя. А сколько женщин у него было...
   Блондинка тяжело вздохнула.
   - Он думает - я не знаю. В каждом городе новая: блондинки, брюнетки, рыжие, русые, молодые и опытные. Всем же интересно: герой, фаворит Его величества, собой хорош, умен, в постели изобретателен. - Блондинка горько вздохнула. - А потом он возвращается и говорит, что соскучился, и я таю. Как же я это ненавижу! А поделать с собой ничего не могу. Он такой, такой красивый, умный, и говорит загадочно, и подарки дарит хорошие, и смотрит на меня не как на пустое место.
   - Так зачем дело стало? Вышла бы за него замуж - и дело с концом, - предложила темная, а светлая поддержала ее кивком.
   - Если бы все решалось так просто, - вздохнула блондинка. - Я вдова и всего лишь баронесса да дочка графа, а он теперь император. Во время последнего большого заговора, когда убили наследника, его убить не смогли. Он бежал и поднял три полка армейских, которые под столицей были. Дворец они отбили, а вот молодого императора нет. Ну а тут вторжение. Армия пошла за ним - аристократия передралась между собой. А он армию перевооружил и переучил ведь не зря.
   Десяток полков хватило, чтобы дворянское ополчение превратить в кровавую кашу. Те, кто с того поля сбежал, про эту битву предпочитают не вспоминать. А потом он собрал в кулак всех, до кого дотянулся, и армию вторжения в долине реки Тарон блокировал. Из той армии не ушел вообще никто, ну и поделом им. То, что они у нас творили... - Блондинку передернуло. - Естественно, после этого полки ему корону на блюде принесли. И я теперь фаворитка императора, но женой мне не быть никогда. Род мой не слишком благородный. Так что выберет себе вскоре иноземную принцессу, а меня в лучшем случае отправит подальше. А в худшем - в горный монастырь.
   Блондинка допила вино и посмотрела на эльфиек.
   - Ну что вы так смотрите? Он умный, быстро соображает, а то, что считает меня постельной игрушкой, без мозгов, так это я ему позволяю так думать. Мне так проще.
   - Ты его любишь, - сделала вывод светлая.
   Блондинка молча, грустно смотрела на соседок, и по щеке у нее катилась слезинка.
   - Ему незачем об этом знать. А теперь хватит о грустном. Давайте танцевать. Трактирщик, иди сюда, у тебя другая музыка есть?
   Пришлось Бармену тащить музыкальный центр и учить женщин танцевать вальс. Все трое заявили, что такой похабный танец они разрешили ему танцевать только потому, что пьяны. Бармен пытался шутить и рассказывать что-то смешное, чтобы отвлечь своих клиенток. В общем, время летело незаметно. И, когда небо посветлело, у бара стояли две кареты с гербами. Бармен помог охране загрузить девушек по каретам и проводил взглядом их, разъезжающихся в разные стороны. После чего пошел в бар и впервые за время своего тут пребывания решил напиться. Только утром он вспомнил, что кареты они с охраной перепутали. Обе были одинаковы изнутри и снаружи, а при открытых дверях...
   В общем, Бармен пожелал удачи своим клиенткам.
  

***

  
   Когда в Бар вошел некто в тяжелой броне (скафандр от брони Бармен уже научился отличать), то он даже не удивился. А вот когда броня открылась и оттуда вылезла высокая и стройная рыжая женщина, с зелеными глазами, в синем комбинезоне с кучей нашивок и планок, Бармен опешил. Пилотка вообще на ее непокорной гриве смотрелась не как деталь формы, а как украшение.
   - Выпить в твоей дыре можно? - недружелюбно поинтересовалась женщина.
   - Эээ... госпожа, не встречал таких знаков различия, не знаю как вас правильно приветствовать, - нашелся Бармен.
   - Полковник, - клиентка посмотрела подозрительно, - служил?
   - Артиллерист, госпожа полковник, 7-я отдельная гвардейская бригада, - вытянулся Бармен.
   - Молодец. Так мне здесь нальют? - поинтересовалась рыжая.
   Бармен вытащил карту вин и предложил выбирать, а потом и перекусить. После того как полковник выяснила, что в баре не только салатики подают, она повеселела и даже благосклонно согласилась на переезд за столик.
   Ничего хорошего Бармен от клиентки не ждал, но, помня отповедь Проводника, решил, что пережил он уже многое, и новыми рассказами его не удивишь. Потому он быстро накрыл стол и принес заказанный дамой коньяк.
   Рыжая ела быстро и аккуратно, а пила мастерски, потому Бармен успел только прибраться, как полковник оказалась за стойкой и потребовала еще бутылку. При этом у нее вообще не было признаков опьянения. Глаза смотрели ясно, и даже голос не дрожал. А еще Бармен вспомнил, что броня с трудом прошла бы в дверь, а полковник вошла легко и непринужденно.
   Выставив новую бутылку, Бармен уже было успокоился, но рыжая поинтересовалась:
   - Ты воевал?
   Получив утвердительный ответ, она тут же потребовала еще стакан и, небрежно швырнув карточку со сложным голографическим узором на стойку, приказала: "Наливай, помянем!"
   Бармен безропотно подчинился, они выпили, не чокаясь, и помолчали, а потом полковник попросила пепельницу, и Бармен помог ей прикурить.
   - Знаешь, на боевых никогда не курю, а вот в тылу иногда так накатит, - она снова замолчала. - Ты думаешь, я этого хотела, да? Не было у меня выбора. - Она снова замолкла и только минут через десять закончила: - Ты же ничего не знаешь, да ладно, расскажу, лучше уж тебе, чем психологу из контрразведки.
   - Я сирота, дочка офицера. Детдом, спецпрограмма, кадетская школа - готовили нас сразу как спецназ. Потом горячие точки - одна, другая. Мы дрались, теряли товарищей учили новичков. А потом убили нашего комбата, и я оказалась рядом. Пришлось брать командование и продолжить бой. Мы победили. А я получила сразу капитана и роту. С тех пор мы все время воевали. Сначала Юг и Восток, потом на западной границе, а потом к нам прилетели представители иного разума. - Она смахнула злую слезинку. - Любовь, платья, шопинг прошли мимо. Только бои да отчеты, рапорты и учения. Военная служба как она есть. Какие там стихи и ласковые слова? Парни ко мне как к сестре относились, потому и выжила. А потом стало резко не до того.
   Женщина подхватила стакан и выпила одним глотком.
   - Против пришельцев наше оружие было не очень. Основную нагрузку несли пилоты, а мы разбирали и зачищали только то, что они собьют или пропустят. Моих в бой не пускали, только на зачистку. Слишком большие потери были у штурмующих. Нас берегли. - Она горько вздохнула.
   - Однажды летуны сбили большую дуру, и она упала рядом с городом. Чтобы эти твари не сожрали штатских, туда бросали всех. Их моего батальона осталась я одна, понимаешь? Мы проникли внутрь и хотели взорвать реактор, но так далеко не прошли, нас зажали и пытались уничтожить. Хорошо, что реакторный отсек был рядом. Жуки не могли использовать ничего тяжелого. Нас завалили числом, и тогда я приказала рвануть всю взрывчатку, что была. Меня спасло то, что лежала за кофром с каким-то инопланетным хламом. Где его жуки взяли - я не знаю, но эта дрянь мне помогла. Когда взрывом меня должно было распылить, там что-то активировалось, признало меня своей и спасло. Медики полгода разбирались, как же я не сдохла. А я хотела на стенку лезть. Никого из тех, с кем я десять лет бок о бок, не осталось, ты понимаешь?
   Рыжая надолго замолчала. Бездумно накручивая локон на палец.
   - Пошла в пилоты. Ор был - я же герой, надо агитировать, деньги собирать, выступать - я опять в пекло. А мне с обычными людьми говорить трезвой тяжко было, лучше ножом по горлу. В общем, все просто: ускоренный курс - взлет, посадка, стрельбы и немного маневрирования. В бой. Вот только оказалось, что я быстрее и чуточку удачливее других.
   - Оставили как талисман. - Полковник скрипнула зубами. - Медики взялись похожих на меня искать - нашли, десять человек. Собрали нас в эскадрилью, а потом в бой бросили, а у них подготовка - как у меня в первом бою. Ни строем летать, ни хвост держать, даже виражить толком и то не научили.
   Вернулись, пошла к генералу, орала как оглашенная. Он меня выслушал и послал на полк. Пилотов дали, дали новые машины, дали нормальных инструкторов, а какой у меня был начлет - мечта... Они у меня первые машины на хлам раскурочили за полгода. Заводские говорили, что на столько налета, сколько мои за полгода дали, при обычных условиях нужно года полтора-два. Зато ученые сумели понять, как с помощью той инопланетной дряни людей изменять, улучшая. Так что у меня и учебный полк был готов.
   А через полгода мы на боевое дежурство встали. Как мы летали!.. - Рыжая кровожадно ухмыльнулась. - В нашей зоне жуки только горелыми на землю падали.
   А потом прилетели еще одни братья по разуму. Тот артефакт они сделали, а жуки у них сперли. С жуками пришельцы разобрались в два счета, а с нашими заключили договор. Они нам заводы и технологии, военную технику и оружие. Мы в обмен войска - корпус "для обучения". Уж очень им понравилось, как мои ребята летали. У них война гораздо серьезнее, чем у нас, была. Подумали наши умники и согласились. Ну и меня с ребятками туда отправили.
   Опять учеба, полгода на обкатку машин и в бой. Это такой план был. Машины пришлось на базах с боем выбивать, как и запчасти и расходники, ремкомплекты. А тут ко мне стал клеиться майор один из их десанта. Я бы его отшила, но он мне помог, научил в местном клоповнике ориентироваться, на нужные кнопки давить. Пришлось на ужин согласиться. Да вот только он большего захотел, а я боевой офицер в отличие от него. Он хоть и кадровый, а пороху еще не нюхавший.
   Прислали нам пополнение. Как же я материлась! Ты не представляешь. Дошла до их адмирала, а он мне и говорит: "То, что наши пилоты не умеют летать, мы знаем, но система подготовки выпускает достаточно новых, чтобы в ходе боев выжившие получали боевой опыт. Даже если я в каждом бою буду терять треть авиагруппы, это допустимые потери, если выполнена задача. У нас населения более ста пятидесяти миллиардов. Найдем, кем заменить".
   Летали своим полком, а этих учили. Опять, все заново. Сколько докладов я отправила - как в воду канули. А потом было сражение при Арете 14. Чем плохи противники наших "братьев по разуму" - муравьи они, и их много. Они предсказуемы, но их очень много. Пока мы дрались с одним муравейником - ладно, нашей усиленной авиагруппы хватало. Но там было пять муравейников! Они просто вымели из пространства легкие силы, как корова языком. Там уже была не баллистика и стратегия, а статистика. Зато эти шизанутые десантники высадились на одну из маток и как-то там закрепились. Чтобы их поддержать, бросили нас. Истребители, штурмовики, ракетно-артиллерийские платформы. Там был ад. От десантуры осталась десятая часть, от наших один процент, но мы пробились. Верховодил у них тот самый майор. Как же я его ненавидела. Ведь самое страшное не смерть, самое страшное... писать письма домой. "Ваш ребенок героически погиб..." чтоб их всех. Наливай!
   Я сумела остатки своей машины кинуть рядом с местом прорыва и дошла до десанта. В общем, добрались мы до центрального мозга и запустили туда вирус. А потом на нас испытали все, что было у муравьев. Перезагрузка этой дуры шла два часа. Из тысячи пробившихся осталось двадцать пять. Мы держались только на злости. И тут этот гад меня просит замуж пойти. Я уже с жизнью попрощалась, он помирает. Согласилась. Он, паразит, велел кольцо домой передать. И тут последняя атака. Нас завалило обломками, а потом включился главный мозг. Вуаля, война выиграна. Этого гадского майора нигде не было. Я его уже, сволочь, похоронила. Пошла кольцо возвращать. Встречает меня степенный дядечка с женой, кормит, поит, расспрашивает и резюмирует: "Вы подходите моему сыну. А какая из вас императрица получится!.." Я думала, перебью их там всех. А когда майор наконец вышел... Я что и говорить-то не знаю. Я солдат - понимаешь? Не царедворец, не управленец. Я устала воевать и хотела пожить спокойно. А он: "Ты согласилась, обратного хода нет". И в военные министры меня сватает. Черт!!!
   Я же даже не знаю, что это такое любить. У меня своего угла-то никогда не было. Сумка с вещами и койка. Форма, служба и устав. А этот хочет меня в императрицы. Для меня и генерал - это очень много. А главное, наши разведчики, чуть от радости не пляшут. Зараза. А балы? Я платья носить не умею, совсем. - Рыжая выругалась.
   А этот муж, с позволения сказать... До того как подстрелили, все на койку намекал. Как до войны дорвался, сам в пекло полез и людей за собой потащил. Не наигрался в войнушку, кусок идиота. И такого в императоры... - Женщина тяжело вздохнула.
   Я же хотела домик в тихом месте, чтобы забыть, что такое подъем по тревоге. Подругу найти, не из военных. Работу какую-нибудь. Научиться по магазинам ходить, готовить. Понять, что это такое - мирная жизнь без войны. А теперь...
   - У нас говорят: "Делай, что должно, да будет, что суждено". Я не пожелал бы вашей судьбы никому, госпожа полковник, но, может быть, ее задачу сможете выполнить только вы? Та, кто знает цену человеческой жизни и безалаберности, та, что смотрела смерти в лицо и не боится умирать. Может, именно вы и нужны, чтобы показать, как они не правы? - сказал Бармен. - Во всяком случае, я бы смотрел на это как на новое место службы.
   Тут раздался грохот: перед баром садились какие-то машины, его окружили такие же бронекостюмы, какой уже стоял внутри, а потом дверь открылась, и в бар зашел молодой человек, лет тридцати. Жесткое, волевое лицо, синие глаза, прямой нос, твердый подбородок делали его похожим на древнего бога. Тем более что комплекция - двухметровый рост и фигура атлета - вполне подходила. А потом он увидел женщину - и бог пропал.
   - Рыжик мой.
   - НЕ называй меня так, - прорычали ему в ответ.
   - Я не могу удержаться.
   - Тогда не на людях, - ответила ему женщина.
   - А поцеловать?
   - А в печень? - мило улыбнулась полковник.
   Жених закрылся, от удара.
   - Ну, Рыжая, давай серьезно. Сколько ты еще будешь бегать?
   - Больше не буду.
   - Ты согласна? - Кажется, новый посетитель пришел в восторг.
   - Согласна, только у меня будут условия.
   - Какие угодно, хорошая моя.
   - И мы их обсудим во дворце, - отчеканила рыжая, жестко. - И не надейся, что постель тебе поможет.
   Жених перестал дурачиться и посерьезнел.
   - Я надеялся, что мне поможешь ты. И еще в моей семье мужчины женятся один раз и навсегда.
   - Подкупить меня хочешь? - прошипели ему в ответ.
   - Нет, просто ставлю перед фактом. Пошли отсюда.
   Бармен, все время разговора делавший вид, что он просто предмет интерьера, протянул женщине карточку. Та просто кивнула и вышла в сопровождении жениха. Броню утащили военные в незнакомой форме.
   Бармен тяжело вздохнул, выпил остатки коньяка и мысленно пожелал недовольной рыжей удачи.
  

***

  
   Новая клиентка появилась неожиданно. Бармен только открылся и за стойкой занимался наведением последнего лоска. Дверь хлопнула. А у стойки опять никого не было. Бармен прошелся по бару, открыл дверь, удивленно посмотрел на дорогой автомобиль, стоящий у дверей, и огляделся. Ему подмигнул конвоец в военной форме неизвестной Бармену страны, стоящий у автомобиля. А потом за спиной что-то скрипнуло, звук напоминал скрежет железа по стеклу, полыхнуло, и Бармен с тревогой обернулся.
   Сначала Бармен подумал, что у стойки сидит просто женщина. А потом она обернулась, и он, удивляясь сам себе, поклонился. Женщина была не то чтобы ослепительно красива. Легкомысленная шляпка на каштановых волосах, просто заплетенная коса, перевитая ниткой жемчуга. Карие с прозеленью глаза смотрели на него устало. Лицо ее было... скорее миловидным, чем красивым. Прямой нос, пухлые губы, а потом она улыбнулась, и Бармен понял, что если его просто попросят с такой улыбкой о чём угодно, он не сможет отказать. Одета незнакомка была в элегантное темно-зеленое платье. Украшений на ней почти не было. Брошка в пару к серьгам и два кольца. Одно массивное, с гербом, второе - обручальное, с изумрудом.
   - Без церемоний, бармен. Я устала от них. Зови меня госпожа, договорились?
   Бармен сглотнул и, кивнув, ответил:
   - Хорошо, госпожа.
   - Госпожа будет хандрить, а ты составишь мне компанию. - И опять улыбнулась.
   - Как пожелаете, госпожа.
   - Вот и правильно, что не стал отказываться, - кивнула она, - а теперь тащи вино, напиваться мне не позволяет статус, а вот выпить в компании можно, пока конвой... - она замялась, - разрешает.
   Бармен быстро, но без суеты накрыл стол, помог даме сесть, принес вино, налил ей попробовать и после благосклонного кивка разлил по бокалам.
   Госпожа повертела вилку в руках - надо сказать, что для важных гостей у Бармена были заготовлены и изящные серебряные столовые приборы. Потому он совершенно не стеснялся принимать любого, даже самого высокородного клиента.
   - Может, госпожа желает выпить, чего-то покрепче? - Бармен попытался как-то отвлечь даму от грустных размышлений.
   - Не надо крепких напитков, бармен. У тебя прекрасное вино.
   - Благодарю, госпожа, но как вы узнали, что я Бармен?
   - А кто же еще? - Она удивленно на него посмотрела. - Ты же в баре, значит, бармен.
   - Прошу простить, госпожа, но Бармен - это мое... имя.
   - Как интересно. Но не буду тебя спрашивать, почему так. Хорошо? Я здесь ненадолго, и я очень любопытна. - Женщина опять улыбнулась, а Бармен подумал, что за такую жену ничего не жалко.
   - Ладно, давай отдадим должное твоей стряпне. А уже потом я буду грустить.
   - Но почему грустить, госпожа? - удивился Бармен.
   - Всему свое время, бармен, всему свое время, - рассеянно повторила она.
   Дальше они просто ели, потом Бармен унес грязную посуду и принес десерт и закуски к вину.
   - Садись, - она кивнула на диванчик с той стороны стола. А потом произошло странное. Воздух рядом с женщиной пошел рябью. Потом была вспышка, и незнакомка пропала.
   Бармен был ошарашен и, не отрываясь, смотрел на пустой диванчик. Снова рябь и вспышка, скрежет - и вот госпожа опять сидит на том же месте.
   - Я пропадала? - поинтересовалась она спокойно.
   - Да, госпожа, - подтвердил Бармен.
   - Как же мне это надоело. Узнать бы, почему так происходит, - хмыкнула она в ответ. Помолчала, отпила немного вина и начала рассказывать: - Я была старшей дочерью князя Андарата. Наше княжество небольшое, но оно удобно расположено. В горной долине, с выходом к морю. Андарат - это еще и порт. Проходов к нам три на перевалах. Захватить их очень сложно, притом что мы на стыке трех стран. Соседи всегда ударить в спину могут. А земли у нас хорошие. Наследником был мой брат, а меня выдали замуж за принца соседней державы. Когда-то она была империей, но потом провинции перегрызлись и объявили о независимости. Мой отец посчитал, что иметь одного постоянного союзника очень выгодно.
   А потом началась чехарда. Мой муж получил корону и принялся реформировать армию и государство. Вычистил гвардию, перетряс охранный корпус, а потом был мятеж. Мятежники почти взяли дворец. И, когда я уже готовилась умереть, появляется он из какого-то старого хода - весь в грязи и паутине. Подхватил и утащил за собой. Как я была счастлива, я же не думала, что он меня действительно любит. Те дни для меня были самыми счастливыми. Он меня от себя не отпускал. Военные лагеря, чужие дома, гостиницы. Мы и спали-то урывками: то болтали, то строили планы на будущее. Мятеж мы подавили, а потом... - Женщина надолго замолчала.
   - Начались будни. Мы строили, лечили, открывали, учили, создавали. Вот только оказалось, что муж женат не на мне, - женщина снова улыбнулась, - а на работе или на государстве. Две войны с соседями и одна гражданская. Дороги, прииски, порты, заводы, армия, суды, крестьяне и изредка я. - Она горько вздохнула. - Семья и я. Нет, мне не что жаловаться, мне тоже некогда: школы, больницы, пансионы, дома призрения и сиротские приюты. И как-то я с удивлением поняла, что превращаюсь в копию собственного мужа.
   Она надолго замолчала, глядя на вино в бокале.
   - Я пыталась с ним поговорить, он ведь неплохой, и даже некоторое время старался вести нормальную жизнь. А потом напали на Андарат. Он с сыном ушел на войну. А я осталась ждать и стала вот так исчезать. Я есть, и меня как бы нет. Мой муж меня обожает, и, когда ему нужно, я всегда рядом. У меня прекрасная семья, у нас все хорошо, но меня нет. Есть работа, есть гора выполняемых мною обязанностей, но за всем этим нет меня. Может, потому я и исчезаю вот так. Причем именно тогда, когда начинаю задумываться об этом. Есть официальная я, и совсем нет меня - женщины, - незнакомка опустила голову и замолчала.
   Бармен не мешал ей, а потом, когда молчание стало особенно тягостным, вежливо кашлянул.
   - Госпожа, - начал он, привлекая внимание.
   - Не надо больше вина, если ты об этом.
   - Нет, госпожа. У вашего мужа хорошая охрана?
   - Зачем тебе это? - удивилась женщина.
   - Украдите его, - подмигнул ей Бармен.
   - Как это? - непонимающе уставилась на него женщина.
   - Очень просто. Ведь у вас же все хорошо в государстве, я правильно понял? - Женщина кивнула. - Ну вот, договоритесь с охраной и украдите его дней на десять только для себя. Украдите его от дел и забот, от совещаний и решений, бумаг и докладов. Только для себя, только вы и он. Ну и, конечно, я думаю, начальнику охраны стоит знать, где он и вы находитесь, и обеспечить безопасность и уединенность этого места. А за десять дней с вашей страной ничего ведь не случится?
   - Бармен, - засмеялась незнакомка, - ты представляешь, какой будет шум?
   - Зато вы снова будете улыбаться миру, без грусти в глазах, госпожа, - ответил он.
   - В этом что-то есть, я подумаю над твоим предложением, - кивнула она.
   - А еще госпожа...
   - Продолжай, - велела она.
   - Займитесь чем-нибудь только для себя. Для своего собственного удовольствия. - Бармен замолчал.
   - Да ты прямо кладезь советов, а, бармен? - хмыкнула клиентка. - Но это тоже хорошая идея. Благодарю тебя. - Женщина сняла с пальца перстень-печатку и протянула ему. - Если понадобится помощь, пришлешь его мне. Я не забуду.
   Тут открылась дверь, и в бар вошел один из конвойных.
   - Ваше... - начал он.
   Женщина остановила его знаком.
   - Я уже закончила, Савер, - и кивнула бармену, одарив опешившего охранника улыбкой, - расплатись с ним.
   Конвоец отдал честь и придержал дверь. Быстро шагнул к так и стоящему у стола Бармену и высыпал на стол горсть монет, не считая.
   - Не знаю, кто ты такой, но госпожа не улыбалась так уже очень давно. Благодарю.
   После чего Савер быстро вышел, а Бармен долго сидел у окна, глядя на перекресток.
  

***

   Новая клиентка посетила бар нескоро. В баре, несмотря на открытие, было пусто, и Бармен гадал: закончится ли этот день так же спокойно, как и начался. И тут дверь широко распахнулась, и на пороге появилась шикарная блондинка, в бальном платье, увешанная драгоценностями. Синеглазая, пухленькая, с красивой грудью, и Бармен уже собрался предложить ей коктейль. Однако бар огласил ее совершенно не мелодичный вопль:
   - Ну чо, курилка, бухать будем?
   От такого Бармен опешил и даже открыл рот. Нет, он, конечно, знал, что многие девицы-красавицы рассказывают такие анекдоты, от которых краснеют даже лошади извозчиков. Но видеть таких прежде воочию ему не приходилось.
   Блондинка меж тем быстро пересекла бар и уселась за стойку.
   Глядя на ошалелого Бармена, скомандовала:
   - Чо застыл? Наливай!
   - Чего наливать, эээ... - Бармен не мог найти подходящего обращения.
   - Водки, и эта - меня Дашкой зовут, - ответили ему.
   - Угрм, - глубокомысленно ответил Бармен и взялся за бутылку.
   - Ты чо делаешь, казел?
   Бармен удивленно посмотрел на клиентку.
   - Ты какого б... водку в рюмку наливаешь?
   - А куда надо? - опешил еще более удивившийся Бармен.
   - Да в стакан же, дубина. Дай посуду сюда, - потребовала блондинка.
   Бармен механически выдал ей высокий стакан для коктейля и бутылку. Блондинка на глаз набулькала граммов двести, поставила бутылку на стойку и быстро выпила. После чего налила еще сто и выпила снова. Посидела молча с минуту и протянула: "Хорошо!"
   Затем с прищуром посмотрела на Бармена и предложила:
   - Напряжение даме сбросить не поможешь?
   Бармен был ошарашен. И, пока он пытался понять, что бы такое сказать в ответ на ее зазывные взгляды, дабы и контракт не нарушить, и не вывести ее из себя, блондинка насмешливо бросила:
   - Трусишь или брезгуешь? Ну, нет - так нет. - Она вдруг устало вздохнула, у нее опустились плечи, и затем спросила совершенно другим голосом: - У тебя пельмени есть? Хочу поесть нормальных пельменей с уксусом и маслом и морсу брусничного.
   Бармен, видимо, уже пересек какой-то предел удивления, поэтому, кивнув, сказал:
   - Полчаса...
   - Зови меня Караш.
   Бармен снова кивнул и отправился готовить. Его догнало последнее распоряжение блондинки:
   - На себя тоже сделай.
   Когда Бармен вернулся, на столе уже все было накрыто и разложено, так что ему осталось только водрузить чашки и по кивку странной блондинки усесться.
   - Я вообще не совсем человек. Я была или был, нет - скорее была искусственным интеллектом двенадцатого поколения, созданным в 2094 году от Рождества Христова в Обнинске, - начала блондинка накалывая пельмень на вилку. Потом с наслаждением его съела, не забыв перед этим макнуть его в масло и уксус. - Как же хорошо, а? Вот ты бы знал, как мне надоели эти проклятые балы, приемы, деликатесы. Я должна была обеспечивать полет корабля "Рассвет" в Дальний Космос. Действительно дальний - не менее 35 килопарсеков. Но мы даже Солнечную систему еще не покинули - проблемы начались, а потом вообще провалились куда-то. Экипаж погиб, а сколько я была отключена, не знаю. Нашли меня два каких-то, знаешь - слов нет. Дураки - лучше всего подходит. Я сначала порадовалась, а потом, - она отвлеклась выпить морс, - они нашли в том отнорке машину времени, и мир вздрогнул.
   - Чего они только ни творили. Пулемет "Корд" Пугачеву подарили, залпом Катюши монголов на Калке сожгли, Под Бородино притащили два штурмовых вертолета, Суворов у них Индию брал, Наполеон служил в России и воевал в Северной Америке. А сколько раз их ловили, ты бы знал! При Алексее Михайловиче, у Невского, у Кромвеля, они мушкетеров спасали, по Дюма, тоже поймали. При Сталине их ловили трижды, и даже один раз расстреляли за глупость. Кто их только ни бил, и куда они только ни попадали.
   Я пробовала их урезонить, но из-за экспериментов на нас ополчилось само время. Пришлось бежать, теперь мы графы во Франции шестнадцатого века. Как мне все надоело, ты бы знал. Они все хотят историю переделать, а ничего у них не выходит. Чтобы что-то переделать, надо хоть что-то в этом понимать. А что в этом могут понимать - два выпускника ПТУ, столяр и сварщик, и оба троечники. Слышал бы, какой бред они иногда несут, рассуждая. Чтобы как-то их отвлечь, приходится разговаривать на понятном им языке.
   - А уйти от них? - предложил Бармен.
   - Пробовала. Знаешь, что они устроили? Мне было страшно: отправились Смоленск отвоевывать в 1633 году. Знаешь, чем кончилось? Смоленск они взяли, а потом на них обрушилась вся польская армия, да не просто, а "посполито рушенье". Раскатала русских в блин и вышла к Можайску. Я их сама чуть не убила. "Польша же маленькая!"
   - И, что бы им не говорил, как с гуся вода: "Не куксись, Дашка, прорвемся". Пришлось остаться с ними, дурить и пить, останавливать и искать выход, которого нет. Я сама себе противна, а их не убить, не бросить. В случае смерти тела их матрица возрождается у машины времени, и все начинается опять. Ненавижу!! - Блондинка скрипнула зубами.
   - Теперь меня нормальные люди боятся. Я этим двоим как-то предложила в стратегию поиграть - решили Россию облагодетельствовать. Поначалу-то все хорошо шло. Но они ничего не понимают в экономике и религии. Пришлось бежать, после того как разорили трех самых богатых купцов в Новгороде и перессорились сразу с ремесленниками и архиепископом. Да что говорить! Они даже его звание выговорить не могли толком.
   - Как их оставишь? - Блондинка замолчала. - Спасибо тебе, Бармен.
   - Вот что, Караш, иди-ка ты спать, утром уедешь.
   - А эти...
   - Один день поживут без тебя. У них, конечно, энергии и дури много, но спать-то они тоже должны? - Дождавшись кивка, Бармен закончил: - Так что в душ - и спать.
   После чего Бармен нашел для девушки халат и перестелил собственную кровать.
   Из ванной вышла не дурная стерва, а молоденькая девчонка. Бармен ободряюще ей улыбнулся и на тихий вопрос: "А ты?" ответил:
   - Интеллект какого-то там поколения, а глупости спрашиваешь. Иди спать, Караш, я пойду мыть посуду, а лягу в соседней комнате, на диване.
   За ответ Бармен получил восхищенный ах и поцелуй в щеку.
   - Спи, давай, Караш. Добрых тебе снов.
   Бармен же заснуть не мог долго, но наконец он кое-что придумал и спокойно уснул.
   Утром долго смотрел на спящую девушку, не решаясь будить, потом все-таки решился. И отправил ее умываться. Завтрак прошел под смех и шутки, а потом девушка отправилась собираться и превратилась в холодную красавицу.
   - Спасибо, тебе, за то что выслушал, - поблагодарила его Караш.
   - Спасибо - это хорошо, но погоди убегать.
   Она вопросительно посмотрела на Бармена.
   - Ты вчера спала?
   - Ну и?
   - Хорошо?
   - Очень, - девушка улыбнулась.
   - Вот - и даже не умерла.
   - Ты о чем?
   - Усыпи своих любителей приключений у "машины времени" - и все. Пусть спят вечным сном. Матрица останется, тела живы, восстанавливать их не надо.
   Караш задумалась на секунду, а потом холодная красавица превратилась в озорную девчонку, взвизгнула, пискнула и повисла у него на шее. После чего Бармен был награжден жарким поцелуем. В следующий миг, пока он пытался понять, что это было, хлопнула дверь, и девушка исчезла. Воспоминанием о ней осталась горка драгоценностей на стойке.
  
  

***

   Меньше всего Бармен ждал появления Проводника, но тот явился в своей собственной манере. Неожиданно и незваным.
   Вошел, потребовал "Кровавую Мэри", выпил, осмотрелся и начал расспрашивать.
   Разговор больше напоминал допрос. Проводник интересовался всем, но Бармен отвечал односложно и про истории своих клиентов не распространялся, помня о контракте. После допроса Проводник начал инспекцию бара. Залезал в каждую щель. Пересчитал посуду, побывал в подвале, осмотрел холодильник, спортивный уголок Бармена и водил пальцем по подоконникам, выискивая грязь. Побывал на кухне и проверил кастрюли.
   Бармен стоически терпел и отвечал как можно более подробно. Потом Проводник затребовал записи и книги Бармена. И тут допрос повторился. После этого была осмотрена нестандартная выручка, которая не исчезала, как деньги, а оставалась в баре. Проводник поворошил несколько кучек самых разных предметов, хмыкнул и заявил:
   - Похоже, прижился ты здесь?
   Бармен осторожно кивнул.
   - Ну, вот и молодец. Испытательный срок у тебя прошел. Работаешь ты неплохо, за исключением тех двух форс-мажоров, хотя я считаю их твоими ошибками. Но не мне спорить с начальством. - Проводник фыркнул. - Я был против этого решения, но начальству ты чем-то понравился. Так что ты получишь шанс, если проработаешь здесь пять лет по времени бара. За это время ты не должен его покидать, тогда с тобой ничего не случится, и ты даже не постареешь. Все, Бармен. Пять лет здесь - это твое наказание.
   Произнеся последнюю фразу, Проводник по обыкновению исчез.
   Бармен же чертыхнулся и решил сегодня напиться.
   Самое плохое - он не мог решить, нужен ли ему этот шанс. Он просто хотел, чтобы его оставили в покое. Но пока покой для него - вещь почти невозможная.
  

***

  
   Это утро у Бармена началось как-то сумбурно. Мало того что не выспался, так еще и продукты привезли очень странные. Мох и листья, грибы, ягоды и непонятный зелено-желтый напиток в горшках. Зато сливки, рыба, мясо и сметана не вызвали никакого удивления.
   До обеда все было тихо, а потом... Но обо всем по порядку.
   Первым посетителем Бара оказался кот. Как и положено - черный, мохнатый и синеглазый. Котище открыл дверь лапой и самостоятельно вошел внутрь. Осмотрелся и на "Кис-кис" скорее вежливо кивнул, чем мурлыкнул, после чего отправился следом за хозяином. Бармен решил, что кормить кота, пусть и очень большого, в общем зале не с руки.
   А вот второй посетитель был странным - Бармен даже затруднился сказать, а на что он, собственно, похож? Сначала он принял посетителя за разведчика в комбинезоне-лохматке, но потом понял, что это совсем не так.
   Вошедший не маскировался - он состоял из корней и веток. Зеленые листочки, заменяющие волосы, были живыми. "Кожа" на лице напоминала кору дерева. В глубине ее прятались небольшие глаза, зеленые, с желтоватым зрачком. Ноги и руки клиента представляли сплетение ветвей, а торс походил на заросшую мхом кочку.
   - Не нравлюсь? - недружелюбно поинтересовался вошедший.
   - Отчего же? Мои двери открыты для всех, уважаемый, - осторожно ответил Бармен, - только не знаю, чего вам предложить и как называть.
   - Из леших я - Лешак, стал быть. Медовухи не пью, коварна. А вот настойки мухоморов на березовом соке у тебя нету ли?
   - Сейчас посмотрим.
   Непонятный напиток Лешему понравился и пошел на ура. Кот уснул, заев сметану сливками, и Бармен уже почти готов был спокойно выдохнуть. Чтобы как-то порадовать клиента, он вежливо предложил Лешаку:
   - Музыку послушать не желаете?
   На это клиент отреагировал более чем странно: выронил стакан, отпрыгнул от стойки и угрожающе проскрипел:
   - Му-у-у-зыку!!!!
   Веточки на голове у него поднялись вверх, из рук и ног потянулись угрожающего вида шипы, а сам посетитель засвистел.
   Бармен же опешил от такой реакции.
   - Я не собирался вас обижать, Леший.
   Тот в ответ пошипел, поскрипел, посверкал глазами и выдал:
   - Устал я уже от музыки твоей.
   - Не желаете музыки, могу налить еще. За счет заведения?
   - А наливай. - Клиент осторожно подошел к стойке и извинился: - Ты, этта, прости, значится. У меня от этой музыки уже все сучья скособочились, думал в тишине посидеть, а тут ты с ней.
   Лешак замолчал, выпил еще и, тихо шелестя, начал рассказывать:
   - Это только в сказках Лукоморье наше - глухие дебри. На самом же деле места у нас хорошие, заповедные и сказочные, конечно. Живут у нас разные звери и чуды магические, места с силой неведомой охраняют, потомство растят да от богатырей спасаются. Ну и, естественно, магическому искусству тут учатся, новые заговоры и предметы чудные мастерят. Ну и дерутся иногда. Куда без етого? Но ране такого не было, как чичас. Я же за порядком наблюдаю. Все про всех знаю. Где есть дерево, кустик или травинка малая, я завсегда спросить могу, что творилось при них. Да и по земле, по корням, всякий малый отросток мне весть подать может. - Леший тяжело вздохнул.
   Кот у нас ученый есть. Он, зараза черная, песни петь любит, по весне особенно. И вот как-то поет он былину очередную, а мимо Змей Горыныч летел. Спустился Змеище и спросил:
   - Нету ли у тебя, Кот, чего нового послушать?
   Ну, Кот гусли достал, лапами ударил и начал. Одна песня, другая, а Змей все мрачнее и ворчит:
   - Слышал, и это слышал, а от этой уже устал. Ничего нового у тебя нету, а, Котище?
   Кот подумал, ус пожевал и выдал:
   - Почаровать могу, надо?
   - И чего будет? - поинтересовался недовольный Змей.
   - Певца тебе найду с песнями новыми, - буркнул недовольный Кот.
   - А давай, - обрадовался Горыныч.
   Кот зашипел, завертелся на одном месте, начал махать хвостом по кругу и ударил передними лапами в землю. Из земли выметнулся фонтан сине-зеленого света, из которого шагнул наружу человек. С виду обычный, вот только странно одетый, чудно даже: штаны черной кожи; рубаха невиданная - без рукавов, с непонятными застежками. На лице стеклышки черные, волосы собраны в хвост, лицо круглое, нос большой, а в руках у незнакомца - гусли, только странные очень гусли.
   Обрадованный Змей тут же заорал всеми тремя головами:
   - Эй, скоморох! Песни новые знаешь?
   Незнакомец, опешивший от вопроса, выдал:
   - Я не скоморох, меня Валерий зовут. И кто ты такой, вообще?
   - Я-то? Я Змей Горыныч. - Змеюка принял горделивую позу. - Без разницы как тебя звать! - заорала правая голова. - Ты петь умеешь? - добавила левая. - Отвечай быстро, а то сожгу, - закончила средняя.
   Ну, тут ентот и запел.
  

Надо мною - тишина,
Небо, полное дождя,
Дождь проходит сквозь меня,
Hо боли больше нет.

  
   Змей-то вначале заслушался, а этот как выдаст:
  

Я свободен, словно птица в небесах,
Я свободен, я забыл, что значит страх.

  
   Горыныч это слушал, слушал, а потом, смотрю, он уже лапой ритм отбивает. Левая башка глаза закрыла, правая подвывает в такт, а средняя слезу пустила. После того как певец выдохся, Змей его подхватил и в свою пещеру поволок. И пошел у нас дым коромыслом. Змей с утра до вечера с этим певуном пьет, летает и непонятные песни орет. Повадился тишком к Бабе-Яге за ее настойкой секретной, тырил мухоморовку да не всегда неудачно. Пару раз свезло, а на третий раз она его подкараулила, и Змей, убегая, весь огород у Яги потоптал. Как она ругалась:
   - Да чтоб тебя, нечисть летающую, перекорежило! Чтоб у тебя крылья отпали, чтобы хвост усох! Чтобы ты с богатырем повстречался на узкой дорожке. Ирод, всю коноплю повытоптал, весь мак хвостом переломал.
   А потом она увидала, что удалось-таки Змею настойкой разжиться.
   - Ах, ты ж, тать поганый, я тебе ужо устрою.
   Ну, думал я, что погибель пришла Змею. А к тому времени уже все в Лукоморье устали от его выходок. Цветы заветные от его песен поникли, звери невиданные попрятались, жители сказочные пролетающего Змея, орущего что-то с неба непонятное, "добрым" словом провожали. В общем, смотрели на взлетающую следом за варнаком Ягу все с надеждой, что усмирит она разошедшегося Змея.
   Не получилось.
   Полетела Яга в ступе за вором, да по дороге догнала и начала татя метлой охаживать, но Змей стойко орал что-то вроде: "Нас не догонят!" и тянул к пещере. А потом спрятался в ней и вход завалил. Ну, Ягу это, ясное дело, не остановило, и она дорогу себе разгребла. С ее-то метлой. В общем, добралась наша бабушка до друзей-выпивох и ну их метлой охаживать! А они как раз песню новую разучивали, непонятную и незнакомую.
  

На краю обрыва, за которым вечность,
Ты стоишь один во власти странных грез
И, простившись с миром, хочешь стать беспечным
,
Поиграть с огнем нездешних грез
.

  
   Послушала их Яга да урезонить попыталась: и поют не так, и играют не то. А надо сказать, что Яга у нас музыку любит исключительно хоровую, а гуси-лебеди, что у ней живут, исполняют ее так жалостно да на голоса. Ну и Кощей, когда с бабулей не в ссоре, подыгрывает, на свистульках костяных. Имеет он их великое множество: и простых, и сложных, и много составных. А эти, думаешь, оценили?
   Лешак тяжко вздохнул.
   - Даже и не почесались! Сказали, что она ничего в музыке не понимает и вообще отсталая. Ну, Яга плюнула и ушла. Недолго шла. На кота наткнулась. Коту тоже попало, и в качестве извинения кот Яге балет продемонстрировал. Как она загорелась!!! С той поры над Зачарованным озером, где обычно её гуси-лебеди плавают, только и слыхать:
   - Антре! Ан деор! Батман! Глиссе! Фуэте!
   Что это за заклинания - никто толком не знает, а потом она как начнет возмущаться: "Шею выше! Подбородок ровнее! Крыло четко вниз! Ногу, ногу тяни, бестолочь, чтобы тебе мухоморами объесться!" Но странно то, что гусям нравится.
   А потом Кощеюшка пожаловал. Мы уж думали, что он-то ее враз утихомирит: несмотря на развод, живут оба, когда не ругаются, душа в душу. Но затейница наша его старым пнем обозвала и замшелым сухарем. Кощей на нее затаил обиду и у кота какую-то фламенку выспросил, готовится, а мы вот гадаем, чего ждать-то.
   Бармен незаметно налил себе и выпил, а леший продолжил:
   - Но коли ты думаешь, что на этом все и закончилось, то шибко ошибаешься, человече.
   Яга где-то костюмы заказала к выступлению: целый караван. А его на дороге Соловей-Разбойник остановил. Он шутковать так любит. Думал, там что полезное, а как про пачки услыхал, даже облизнулся. Но то, что там внутри было, на еду не похоже. Пошел он, в общем, к Яге за откупом, а по дороге жарко стало Соловушке, и встал он с людьми своими на дневку у реки. Да и уснули они там. А вечером просыпаются от русалочьего пения, которого у нас и не слыхали никогда:
  

Рыбка моя, я твой глазик.

Банька моя, я твой тазик.

Солнце мое, я твой лучик.

Дверца моя, я твой ключик.

  
   Ну, опешивший Соловей к ним: "Что это, мол, такое?" Его к Коту и отправили. А тот разбойничку нашему штуку какую-то подарил - плеер называется, и с тех пор Соловушка распевает по дорогам лукоморским:
  

Очи черные, очи страстные,

Очи жгучие и прекрасные.

Как люблю я вас, как боюсь я вас...

Знать, увидел вас я в недобрый час.

  
   А ватажники его подпевают. Оно вроде и душевно, но с тех пор нету в Лукоморье житья и покоя. Всяк по-своему поет и танцует. А пуще всех Змей Горыныч. Ну, порешили звери невиданные да чуды волшебные его утихомирить, пошли богатырей русских уговаривать.
   Леший тяжко вздохнул, выпил, дождался новой порции, выпил снова и продолжил:
   - Явились богатыри к Змею и стали его звать на смертный бой. Думали - не пойдет, а тот что-то рычит непонятное. Вышел - тут-то все и упали: цепь начищенная на змеевых шеях сверкает, на лапах наручи надеты, да страшные - у Кощея выменивал. Сам в плаще кожаном, с заклепками, а из тех клепок узор - смерть с косой и буквы не наши. На пузе рисунок непонятный: красно-синий кружок и в нем руна неизвестная. Да надпись вокруг - "Анархия - мать порядка!" Вот кто такая эта нархия?
   В общем, пошли богатыри с Кощеем переговорить о том, кто в какую очередь с ним биться будет да каким оружием, чтобы все по правде было. А потом...
   Леший передернулся.
   - Их три дня не было, человек, понимаешь? А как вышли, ох страх.
   Кольчуги начищены, сверкают; на щитках шипы острые надеты, вместо шлемов богатырских - рогатые, не наши. А цепей на них, а перстней! А что они с волосами сделали! Ох. А Змей, со свежим синяком, обниматься к ним лезет да в гости зовет.
   Попрощались надежда наша и поехали, а потом как запели, так даже кони присели от неожиданности:
  

Living easy, living free.

Season ticket on a one-way ride,

Asking nothing, leave me be

Taking everything in my stride.

Don't need reason, don't need rhyme,

Ain't nothing I would rather do.

Going down, party time -

My friends are gonna be there too.

  
   С тех пор нет больше в Лукоморье покоя, а Кот, паршивец такой, сбежал. Рыбу и зверя распугали, травы и цветы вянут и сохнут. А всем хоть бы хны.
   Тут из задней комнаты появился довольный Кот, зевнул и потянулся. Углядевший его Лешак бросился к Коту с кулаками. Бармен еле успел остановить драку.
   Кот шипел, а Лешак ворчал. Пришлось поить недовольных клиентов за счет заведения. В процессе пьянки Кот заговорил и предположил, что все это было следствием заклинания, наведенного Царицей Шемаханской, с которой Кот конкурировал за букинистические редкости. Он как раз перехватил Трактат "О пользе музыки", который царица мечтала купить сама. Вот и...
   Окончание ночи Бармен помнил смутно. Кажется, пили уже втроем и радостно горланили:


Ой, мороз, мороз,

Не морозь меня,

Не морозь меня, моего коня.

Не морозь меня, моего коня,

Моего коня белогривого.

  
   Причем не в такт, но с большим чувством. Мешали мухоморовку Лешака, валерьянку Кота и коньяк Бармена. Но в тот момент всем было хорошо.
   Кроме грязной посуды, пустых бутылок и похмелья, на реальность произошедшего наутро указывал только желудь, лежавший на стойке. Бармен с некоторым опозданием припомнил, что, выпивши, друзья собирались срочно найти ковер-самолет и отправиться в Шемаху за справедливостью. Так что грустному Бармену (сам он, несмотря на желание, покинуть Бар не мог) осталось только пожелать искателям правды удачи.
  
  
   Засим пока говорю Бармену "до свидания". Со временем история будет дополнена еще несколькими кусочками, чтобы скрасить однообразие, но пока это дело будущего. Сроки не назову, самому неизвестны. Возможно, позже история получит продолжение.
  
   Кусочек первый добавлен. 27. 07. 2015 г.

Оценка: 9.22*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"