Lackscreativity: другие произведения.

Туманный путь [перевод с англ.]

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.80*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод фанфика LacksCreativity "A Cloudy Path" из вселенной Worm (Червь).
    Начало перевода (арки 1-2) выложено с разрешения переводчика (Павел Абсолют), оригинал текста арок 1-2: http://samlib.ru/p/pawel_1/_cloud.shtml
    Оригинальный текст (на англ.): https://forums.sufficientvelocity.com/threads/a-cloudy-path-worm-supreme-commander.3604

    Заморожено, скорее всего, навсегда


Туманный путь

(A Cloudy Path)

Автор LacksCreativity, перевод: Арки 1-2 - Павел Абсолют, 3+ - GreySci.

 

Терминология:

АПП (ABB) - Азиатские Плохие Парни

Империя 88 (E88) - образовано от порядковых алфавитных номеров первых букв выражения 'Hail Hitler'.

Барыги (Merchants)

Паралюди Онлайн (PHO) - форум в интернете о паралюдях.

Бульвар (Boardswalk)

Протекторат (Protectorate)

СКП (PRT) - Служба Контроля Параугроз.

Штаб (PHQ) - штаб-квартира Протектората.

 

1. Бунтарь.

1.1.

До конца урока оставалось пять минут, и все, о чем я могла думать: час - это слишком много для обеда.

На мгновение я взглянула на мистера Глэдли, который ходил взад-вперед по передней части классной комнаты, активно жестикулируя у доски и рассказывая с энтузиазмом. Весь семестр я с нетерпением ждала эту часть Мировых Проблем, где мы начали обсуждать масок, но теперь я не могла сосредоточиться на предмете вообще. Опустив голову и позволив волосам скрыть мое лицо, я притворилась, что смотрю в папку, рассеянно рисуя на странице. В то же время быстро двигала зрачками взад-вперед, перемещая значки на внутренней стороне моих очков.

Это был первый раз, когда я принесла что-либо сконструированное мной с собой в школу, что не могло не нервировать. Часы на моем интерфейсе показывали одиннадцать сорок, пять минут до обеда. Сердце в груди билось как ненормальное, когда я продолжала проверять функции, добавленные в очки больше месяца назад, добравшись до схематичной карты школы с верхнего ракурса. На ней появились сотни треугольных серых значков, расположенные аккуратными рядами или двигающиеся по коридорам. Среди беспорядка серых значков выделялись три красные отметки, обозначенные как Эмма Барнс, София Хесс и Мэдисон Клементс. Всего в четырех футах от последней находился мой собственный значок зеленого цвета.

Я сгорбилась, отказываясь поворачиваться и смотреть, когда метка Мэдисон вместе с несколькими другими рядом с ней сдвинулись. В тексте сообщалось, что они 'взяли меня на прицел'. Я всегда нервничала, когда на меня смотрела толпа народу, и терминология интерфейса нисколько не помогала моему психическому состоянию. Время на моих очках снова сменилось. Одиннадцать сорок три.

Я обратила внимание на учителя, когда мистер Глэдли повысил голос. 'Позвольте мне закончить на этом', - сказал он, 'Извините, ребята, но на выходные для вас есть домашняя работа. Подумайте о масках и о том, как они повлияли на мир вокруг вас. Составьте список, если хотите, но это не обязательно. В понедельник мы разделимся на группы из четырех человек и посмотрим, какая группа имеет лучший список. Победители получат от меня угощения из торгового автомата.'

Я проигнорировала шум и аплодисменты, начавшиеся после заявления учителя. Студенты начали вставать и упаковывать свои сумки, когда урок подошел к концу. Я переключила внимание со своего интерфейса на изрисованную страницу, полную ровных кругов и изящных кривых линий, пересекающихся друг с другом в определенных точках. С невероятно крошечными деталями, которые заполняли области между более крупными фигурами. Вздохнув, я закрыла папку и положила ее в рюкзак, убедившись, что никто не заметил мои художества. Мне даже придется избавиться от этой страницы - слишком опасно, чтобы кто-нибудь ее увидел. Нельзя заниматься этим в классе, но это стало глупой привычкой, от которой очень трудно избавиться.

Когда раздался звонок, я увидела, что Мэдисон и ее друзья не смотрят в мою сторону, надеюсь, просто болтают друг с другом, а не планируют очередную гадость. Я воспользовалась возможностью, чтобы быстро встать и выскочить из комнаты, пока они были отвлечены, попутно проверяя, куда направляются Эмма и София. Я сделала все возможное, чтобы уйти от них обеих, поднявшись вверх по лестнице в противоположную сторону от столовой. Я обычно обедаю в туалете, чтобы держаться подальше от них. Спрятаться от них вполне возможно, хоть сама необходимость делать это безумно бесит. Но сегодня у меня были иные планы.

Покопавшись в кармане, я нащупала две маленькие серебристые сферы в простой оправе, что я планировала носить как серьги. В конечном итоге, я побоялась, что их заметят и попытаются что-нибудь сделать, поэтому держала в кармане. Я не могла позволить, чтобы кто-либо завладел ими. Это был мой козырь против тварей, которые делали мою жизнь невыносимой. Два крошечных шарика временных устройств на квантовых микросхемах, почти незаметно вращающихся вокруг моих пальцев. Один посылает энергию другому, чтобы он проецировал легкое энергетическое поле. Оно распространялось вокруг меня на десятки футов в каждом направлении и возвращало информацию обо всем в зоне действия, передавая данные на мои очки. Это позволило мне пометить и отслеживать моих главных мучителей. Надеюсь, их метки останутся в памяти, после того как они покинут радиус устройства. Во всяком случае, при разработке я постаралась учесть данный момент.

С этим я надеялась, что смогу держаться от них подальше. Передвигаться во время обеда где угодно, где их нет рядом. Это означало, что я должна есть свой обед практически на бегу, когда никого нет поблизости, и при удобном случае пить из водных фонтанчиков. Также я беспокоилась о том, чтобы долго не задерживаться в коридорах, и о том, куда мне, возможно, придется пойти, чтобы меня не заметили. В Уинслоу имелись проходы и лестничные клетки, которые не считались безопасными местами, обычно помеченные граффити одной из двух крупных банд, что вербовали здесь людей. Мне кажется, что напороться на скинхедов или кого-то в том же духе ненамного веселее, чем на сучье трио. По крайней мере, я заранее получала предупреждение, если место, куда я направлялась, было занято.

Мои руки дрожали. Боже, я надеюсь, что все сработает как надо, ведь столько вещей могут пойти не так. Кто-то может заметить энергетическое поле, если оно не столь тонкое, как я рассчитывала. Может быть, интерфейс на моих очках не настолько невидим, как я думаю, или кто-то заметит его сзади. При таком размере источник энергии может быть недостаточно стабильным, чтобы функционировать долгий срок. Или устройство просто проделает дырку в моих штанах, что маловероятно, впрочем. Я надеюсь.

Глубоко вдохни и успокойся, Тейлор.

Я продолжала идти, держась у стен и фокусируя взгляд то на людях в помещениях, то на дисплее в моих очках. Большинство студентов игнорировали меня, но было очень трудно найти место достаточно пустынное, чтобы спокойно пообедать. Может быть, завтра найдется пустой класс, но я ненавидела саму возможность быть загнанной в тупик, если вовремя не замечу недругов. По крайней мере, я смогла избежать Эммы и компании. Судя по всему, сейчас они находились вместе в кафетерии. Я немного испугалась, когда мимо прошла одна из друзей Эммы, Кэтрин, кажется, беседующая с другими девушками, которых я совсем не знала. Но она только подарила мне неприятную ухмылку, когда я поспешила дальше. Наверное, мне не стоило насчет нее беспокоиться, раз Эммы не было рядом. Тем не менее, она потенциально может стать угрозой, если расскажет другим о моем местонахождении. Я пометила ее значок светло-красным, не утруждаясь добавлением еще и имени.

Я начала ставить метки на людей, мимо которых проходила. Было бы неплохо иметь представление о тех, кто может доставить мне проблемы, хотя будет достаточно сложно одновременно избегать всех. Я пометила потенциальных членов банд светло- синим, друзей сучьего трио светло-красным. Учителей и персонал желтым. Я планировала добавить кого-нибудь дружественного светло-зеленым, но подумав об этом, стало понятно, что никто кроме Грега не станет заморачиваться на эту тему. Удручает, но на самом деле не удивительно.

В конце концов, ничего плохого не произошло, за исключением того, что я не смогла пообедать. В двенадцать сорок три я вошла в класс Компьютерных Наук, все еще немного шатаясь, и села. Я сделала это. Мой сенсор работал, и мне удалось держаться от них подальше весь обед, и ничего плохого не случилось. Я облегченно откинулась на сиденье, едва обратив внимание на миссис Ноттс, дающей задание на этот урок, и стала разминать свои плечи, чтобы избавиться от усталости, накопившейся из-за ношения тяжелого рюкзака в течение последнего часа. Я начала заниматься учебным заданием, работая на автомате, в больше степени размышляя о том, какие уловки еще можно применить. Какими маршрутами я могу добраться до класса Искусств, и каким выходом воспользоваться в конце учебного дня.

Я успела закончить свое задание вовремя и сдать его, освободив себе немного времени для занятия, которое я ждала с нетерпением. Исследования масок. У меня не было дома интернета, потому компьютерный класс - это единственное место, где имелся доступ к Паралюди Онлайн, если исключить поездку на автобусе до публичной библиотеки. Получить как можно больше информации о местных героях и злодеях очень важно. Плюс ни один из моих мучителей не был в этом классе со мной, поэтому в течение многих дней меня никто здесь не доставал. Думая об этом, я огляделась, пометив еще нескольких человек светло-красным и светло-синим.

Я старалась расширить свои знания о масках на протяжении нескольких месяцев, и, скорее всего, собрала всю доступную информацию, которую можно получить из открытых источников. Как бы то ни было, из Вики и различных форумов. Мне было прекрасно известно, насколько я мало информирована, несмотря на все усилия. В любом случае, все, что мне оставалось на данный момент, это следить за текущими событиями, листая форумы в поисках недавних появлений на людях и случайных сражениях масок. В основном это были публичные выступления местных команд Протектората и Стражей или тех, что были замечены в патрулях.

К тому времени как раздался звонок, я так и не нашла ничего нового со вчерашнего. Сглотнув, я обратила внимание на мою карту школы, быстро ища красные значки, которые могли бы перехватить меня на пути в класс Искусств. Никто из них, казалось, не двигался с иной целью, кроме простого перемещения между классами, но я все еще колебалась. Если они не пытались устроить ловушку для меня в коридоре, лучше прибыть в класс до звонка, поскольку я ходила на Искусство с Софией и некоторыми ее друзьями из бегового кружка. Я действительно не хотела проводить время в одной комнате с ними, когда учителя не было рядом, если бы это было возможно. Предоставление им возможности налить клея, краски или сока на мое сиденье было небольшой ценой, дабы избежать подножек или тычков в стену. В любом случае, я принесла бумажные салфетки.

Оставаясь в классе до последнего момента, я спешила по коридорам школы. Я выбрала дальний путь, чтобы миновать Эмму и Мэдисон, которые шли вместе, поэтому прошла через дверь сразу после звонка. Мистер Фендер посмотрел на меня и слегка нахмурился. 'Садитесь, мисс Эберт,' сказал он коротко. Я слышала, как София тихонько фыркнула. Слегка покраснев, я оглядела кабинет, но единственным свободным осталось мое обычное место. Я подошла, смотря вниз и держа перед собой рюкзак обеими руками. Как и ожидалось, они навалили кучу соды на мое сиденье, и даже оставили банку.

Положив свой рюкзак и вытащив из него салфетки, я вытирала сиденье под звук того, как мистер Фендер нетерпеливо постукивает по своей ноге. Мой румянец стал еще гуще. Я уверена, что все в классе уставились на меня и.... да, мой интерфейс согласился с этим. Я почувствовала, как у меня сжался желудок, однако место уже стало достаточно чистым, так что я села, поморщившись от сырости. Я спрятала свой рюкзак между ног и сжала его коленями. Наш среднесрочный проект должен был состояться сегодня, и я не собиралась позволять кому-либо испоганить его, если это вообще возможно.

Мистер Фендер сел и показал жестом, чтобы каждый занимался своим собственным делом. Хотелось бы, чтобы он сделал это до моего прихода, хотя я бы наверняка получила нагоняй за опоздание. Обычно я не очень-то возражала против мистера Фендера, но сейчас почти ненавидела его, ожидая, пока люди перестанут смотреть на меня, и мой румянец сойдет. Он был учителем старой закалки, помешанный на дисциплине и порядке. Как правило, это работало в мою пользу, за исключением его привычки появляться в классе перед самым звонком, что, разумеется, давало Софии время подстроить желаемую пакость, хотя она обычно сидела тихо в классе Искусств. Но, по крайней мере, он вызвал бы Софию, если бы она устроила переполох в классе.

Сам урок был скучным и посвящен разрушению собственных нервных клеток. София все время просто пялилась на меня, ее значок на моих очках ни разу не мигнул. Большинство людей тратили время на то, чтобы завершить работу над проектом или просили помощь от мистера Фендера. Я закончила свой несколько дней назад, так как была уверена, что София не позволит мне доделать его в классе. Также во мне крепла уверенность, что, если бы я оставила его без присмотра хоть на мгновение, ей удалось бы что-нибудь сделать. В прошлые разы этого было достаточно. Мои часы показывали три тридцать семь к тому времени, когда мистер Фендер закончил с последним учеником и прочистил горло. 'Как вы все знаете, ваши среднесрочные задания должны быть закончены сегодня до конца урока. Я буду принимать их в любое время, начиная с этого момента, и каждый, кто сдаст раньше, может отправляться домой'.

Я вспотела, чуть ли не паникуя от непрерывного взгляда Софии, но именно этого разрешения я и дожидалась. Подхватив сумку со своим проектом наверху, я резко поднялась и бросилась к доске. Несколько человек посмотрели мне вслед, и мистер Фендер выглядел немного удивленным, когда я остановилась перед его столом как бы не через две секунды после того, как он закрыл рот. Я вытащила картонную коробку и открыла ее как можно быстрее, высвободив модель моего дома и двора, и положила ее на стол со всей скоростью и осторожностью. Мое сердце билось как сумасшедшее - это был первый действительно большой проект за последние месяцы, с которым мне удалось справиться без каких-либо накладок.

Я попыталась заговорить, но у меня стоял ком в горле. Прочистив горло, предприняла еще одну попытку. 'М-могу я пойти сейчас, мистер Фендер?' Мне удалось выпалить, после чего я застегнула рюкзак и пристроила его на плечо. Не особо красноречиво вышло, но это лучшее, что я могла сейчас сказать. Значок Софии моргнул и двинулся в моем направлении. Мистер Фендер, должно быть, увидел что-то на моем лице или услышал в моем голосе, потому что он просто взглянул на меня и кивнул головой. Не тратя время, я сразу выскочила в коридор, двигаясь со всей возможной скоростью к ближайшему выходу. Я видела, как София на мгновение подошла к столу мистера Фендера, как и я, прежде чем она направилась в коридор.

Я просто побежала, опустив голову и даже не глядя по сторонам, отслеживая себя и Софию на карте через очки, бросившись к ближайшему повороту. Она, очевидно, знала, что я попытаюсь сбежать, и что-то запланировала. Но на этот раз у меня было преимущество. Я тоже знала, что она делает, и я всегда знала, где она находится. Пробежав по ближайшей лестнице вверх на второй этаж, я исключила из своего маршрута очевидные пути к выходу из школы. Я продолжила свой бег дальше по коридору и завернула за угол, но София пошла по тому же пути, что и я, определенно или услышав меня, или угадав, что я делаю. Она остановилась на вершине лестницы на мгновение, прежде чем отправиться в более медленном темпе в том же направлении, в котором я ушла. Я сглотнула и направилась назад, побежав изо всех сил в другой коридор, молясь, чтобы то, что я придумала, сработало.

Так и случилось. Мне удалось обойти ее сзади и спуститься по лестнице, по которой я только что поднялась, когда она заходила за поворот, уходя из поля зрения. Она явно не думала, что я могла бы обойти ее, так как она осталась на втором этаже, обыскивая коридоры с, если честно, несколько пугающей эффективностью и настойчивостью. Это было отлично видно с верхнего ракурса, представленного моим интерфейсом. Я не думаю, что смогла бы уйти, если не моя система отслеживания, без всяких шансов. Я бежала по коридорам, переходя на шаг, когда учителя собирались показываться в поле зрения - и вышла наружу из одной из дверей, держась подальше от окон, откуда меня могла бы заметить София. Я уже тяжело дышала, и мой бок болел, но я продолжала бежать, пока школа не оказалась за пределами радиуса сенсора.

Я не переставала двигаться, пока школа окончательно не исчезла из поля зрения, мимо ожидающих автобусов или любых близлежащих городских автобусных остановок. Было слишком рискованно их использовать. Я оказалась на автобусной остановке в двух кварталах от школы, сидя на скамейке с гудящей головой и дрожащими коленями. Наконец я немного расслабилась. Хоть пока еще не добралась до дома. Сердцебиение возвращалось к нормальному ритму, и руки больше не тряслись. Мои устройства, возможно, не были пока особо крутыми или впечатляющими, но они прошли свои первые испытания в реальной обстановке без каких-либо нареканий. Быть может, жизнь меняется к лучшему. Быть может, я смогу стать супергероем.

 

1.2.

Мои мысли были о Софии по пути домой. Сегодня я хорошо рассмотрела, какая она на самом деле, когда других людей нет поблизости. Представление, показанное мне моим сенсором, было пугающим. Раньше, когда я полагалась только на собственные глаза, она всегда казалась дерзкой, но своего рода скучающей. Я видела ее улыбку и злобную ухмылку, только когда она ставила мне подножки или толкала в стену и тому подобное, что происходило довольно регулярно.

Но сегодня, как в художественном классе, так и во время погони после, она показала странный уровень сосредоточенности. Когда она искала меня на втором этаже, ее движения были быстрыми, точными, и, думаю, идеально выверенными. Если бы я не имела возможности отслеживать ее местоположение, она, вероятно, поймала бы меня. Я вздрогнула от этой мысли. В прошлом это случалось слишком часто.

И этот взгляд. Никто в течение сорока минут не пялится на другого человека, даже не задумываясь, чтобы оглядеться или что-то в этом роде. Жуть. Признаться, на самом деле я не видела ее своими глазами хотя бы единожды в течение дня. Я не сводила глаз с пола, зайдя в комнату Искусств, за исключением моего быстрого осмотра, чтобы найти место, а затем она оставалась позади меня. Так что, может быть, я просто выдумываю. Проецирую голые, безэмоциональные отметки интерфейса моих очков на человека, на которого я вживую даже не смотрела, или что-то в этом роде. Может быть, поэтому она так сосредоточилась на мне. Мне всегда казалось, что ей нравится наблюдать за мной, когда я напугана, или после того, как она причинила мне боль. Сегодня я не смогла удовлетворить ее инстинкты.

Но я действительно не думаю, что ошибаюсь. Она всегда казалась мне немного садисткой, по крайней мере, в отношении меня, и ее новое поведение только усилило мои догадки. Ну, я получила дополнительный взгляд на ее поведение из других источников. Может быть, она всегда такая. Я снова вздрогнула.

Мне больше не хотелось зацикливаться на этом. Если повезет, я смогу избежать худшего из того, что она могла бы сотворить со мной в будущем, хотя небольшая часть меня боялась, что, если она не получит свою ежедневную дозу издевательств, станет только хуже. Снова.

Нет, не хочу думать об этом.

Я снова вернулась мыслями к классу Искусств. Это был первый крупный проект, с которым мне удалось справиться с февраля, и София не смогла мне помешать. Я тоже приложила немало усилий, чем очень гордилась. Я использовала глину, которую разрезала и запекала в маленькие кирпичики в духовке, настоящее дерево и настоящие кусочки металла, чтобы сделать действительно хорошую модель моего дома. Конечно, с художественной точки зрения она не был так уж хороша. Признаюсь, я выбрала такой дизайн, чтобы никто не мог сказать, что это копия чужой работы. Но я была уверена, что это отличная работа. Наверняка София планировала испоганить ее, тем или иным образом, она изо всех сил пыталась испортить множество других вещей, которыми я занималась в этом году. Интуиция подсказывает мне, что однажды она еще раз попытается разрушить что-либо важное для меня.

Я вздохнула. Мне действительно сложно отвлечься от подобных мыслей, особенно когда оставалось еще много всего, что необходимо было разложить по полочкам.

Автобус остановился примерно через квартал от моего дома, и остальной путь я проделала пешком. Я все время держала активной свою картографическую функцию в очках, рассматривая сменяющиеся схематичные изображения окружающего. Вокруг были рассеяны маленькие серые треугольники, которые представляли людей и животных в диапазоне прибора. Транспортные средства тоже, но только если они двигались. Большие треугольники для здоровых, меньшие треугольники для более мелких. Вот приблизительно и все, что я могу сказать: размер и положение. Я думала, что, вероятно, можно будет получить более подробную информацию, например, в каком направлении они развернуты или что несут в руках. Наличие ран или повреждений, или что-то в подобном роде. Но... это просто нереально запрограммировать. Единственные другие функции, которые у меня были, это способность отмечать цели и определять 'взятие на прицел', когда кто-то сосредотачивался на мне.

Когда мой дом показался в пределах действия сенсора, мои очки показали его план вместе с другим значком, зеленым квадратом того же оттенка, что и мой собственный, в моей комнате. Странно было видеть мой дом таким способом, отмечая контуры каждого этажа, стен и пространства между ними. Увеличив масштаб, я разглядела подвал со всеми трубами. Масштабируя дальше, я могла даже увидеть проводку в стенах и центральный кабель, тянущийся к линиям электропередач между рядами домов. Я осознала, что мне действительно нужно было сначала протестировать устройства дома, прежде чем брать их с собой в школу. Непонятно, почему такая простая мысль не пришла мне в голову раньше.

Зайдя в свой дом, я громко вздохнула и прислонилась к внутренней части двери, понемногу успокаиваясь. Мои ноги слегка подрагивали. Сегодня в школе было намного сложнее, чем обычно, и я знала, что заплачу за это достаточно скоро. Но я пронесла свою первую практическую разработку в школу, и она не только отлично работала, но и ее никто не заметил. Надеюсь. Возвращаясь мыслями к Софии, не думаю, что она могла что-то увидеть. Нереально. Я отбросила кеды в сторону и направилась внутрь.

Желудок настойчиво напоминал о себе, но сначала мне нужен душ. Тело ощущалось грязным и липким от высохшего пота. Я направилась прямо в душ, сбросив рюкзак в своей комнате. После чего скинула свою школьную одежду в корзину для белья и включила воду. Я стояла под потоком прямо в очках, не парясь о том, что они промокнут. Вода моментально стекала по ним, не оставляя следов. Некоторое время мне потребовалось, чтобы подключиться к устройству, оставленному в моей комнате. Я построила его одновременно с сенсором и источником питания для него, а также несколькими другими вещами, которые находились в моей секретной лаборатории. Я немного улыбнулась при мысли, что у меня есть секретная лаборатория, даже если она пока не очень впечатляет. В любом случае я являюсь Технарем, и у меня есть секретная лаборатория.

Итак, настало время для еще нескольких тестов. Я выкинула Софию из головы и переключила глазами интерфейс, зеленая иконка в моей комнате расширилась в окно камеры, которую я прикрепила к стене моей лаборатории в нескольких десятках кварталов отсюда. Я с облегчением вздохнула, увидев, что все стоит на своих местах, как и было оставлено, а потом снова вздохнула из-за того, как уродливо выглядят машины моей лаборатории. Уродливо, но пока иначе никак. Обещая себе, что позже сделаю лучше, я посмотрела на ряд из трех громоздких, угловатых и почти ветхих на вид устройств.

Я очень медленно приблизила камеру. Не то, чтобы я действительно ожидала лучшего от обычной веб-камеры, но она все еще раздражала меня после плавных, отзывчивых движений, на которые способна карта моего сенсора. Я сосредоточилась на том, что в настоящее время является самым важным устройством, из всех сделанных мной. Моя нано-кузница, как я ее называю. Это основа для всего, что я создавала, превращающая любой материал в тягучую, похожую на ртуть жидкость, на которой основывались мои технологии. Сиропообразная серебристая масса наномашин в виде суспензии, состоящей из различных полезных молекулярных строительных блоков. Я назвала ее нано-пастой.

Жаль, что она генерировалась крошечными капельками, как в засорившейся кофеварке. Тем не менее, я гордилась фактом того, что смогла ее собрать, пусть и не самой машиной. Это был приземистый, уродливый агрегат размером примерно два на три фута. Верхняя половина сделана из ржавых металлических балок разного размера, которые я стащила отовсюду, соединенные кучей пружин с нижней половиной для повышения устойчивости, и большая воронка из изогнутого алюминия наверху, куда я складывала все, что хочу трансформировать в нано-пасту. Воронка попадала в единственную действительно красивую часть устройства, чистый белый цилиндр, покрытый светящимися зелеными узорами и соединенный с несколькими серебристыми сферами - аналогичные тем, что входят в комплект моего сенсора, но больше размером. Цилиндр создавал внутри два объединенных энергетических поля, куда медленно загружалось сырье, будучи сначала разобранным, а затем снова собранным на, я уверена, молекулярном уровне. Результат медленно капал в контейнер для хранения из полированной стали. Я проследила, чтобы внутри резервуара не было даже намека на загрязнение, так как весь удивительный потенциал нано-пасты очень легко разрушить. Слишком долгое нахождение в контейнере также плохо сказывается на результате. Я прикрепила ряд больших магнитов вокруг резервуара, которые удерживались металлическими кронштейнами, привинченными болтами к нижней раме. Они были рассчитаны наилучшим образом, чтобы попытаться держать нано-пасту как можно дальше от стенок резервуара. Мне бы очень хотелось создать вакуум внутри бака, но это было просто непрактично. Для этого надо устанавливать гибкий воротник между разборщиком/сборщиком и резервуаром, чтобы предотвратить от попадания пыли или ржавчины.

Рядом с нано-кузницей стоял мой резервуар постоянного хранения. Я еще не придумала ему отпадное имя. Может быть, нано-сдерживающий-блок или что-то в таком духе. Это гораздо более простая машина, хотя для создания функциональных компонентов потребовалось почти в пятнадцать раз больше нано-пасты. Он выглядел как простой трехфутовый цилиндр из алюминия, который держался в ржавых скобах с бело-зеленой крышкой и серебристой цапфой, выходящей наружу. Внутренности были пронизаны сплошными квантовыми микросхемами и усеяны сферическими квантовыми и временными механизмами. Большинство моих технологий, похоже, полагаются на эти две концепции, хотя с другой стороны моя специальность, вероятно, выглядела со стороны как нано-технология. В поддержку последнего говорили придуманные мной имена для устройств.

Я выключила воду и вышла из душа, вытираясь и продолжая осматривать лабораторию через камеру. На другой стороне от резервуара-хранилища находилась единственная причина, по которой я вообще смогла запустить лабораторию. Первый и самый большой генератор энергии, который я построила. Он также выглядел достаточно просто, если игнорировать светящуюся серебристую сферу, которая хаотично вращалась в воздухе над блоком, в футе от основания. При таком размере, около четырех дюймов в поперечнике, была хорошо заметна огранка сферы с необычными угловыми каналами на ее поверхности. Вес агрегата достигал двадцати фунтов и, безусловно, потребовал наибольшее количество нано-пасты из всего, что я построила, почти в два раза больше, чем мне понадобилось для резервуара. Это если не учитывать вогнутый диск ниже сферы и другие детали, разбросанные по всей раме. Тем не менее, это было абсолютное чудо, служащее источником питания всем другим машинам в моей лаборатории на полностью беспроводной основе. Насколько я знаю, он передавал энергию с помощью квантового туннелирования, только через пространственную структуру, а не твердый материал. Фактически, любая из моих машин в зоне действия генератора была полностью работоспособна, находясь в постоянном контакте и получая питание точно так же, как если бы они были установлены прямо рядом с ним. Генератор обеспечивал также и весь свет в моей лаборатории.

Я обернула полотенце вокруг себя, направляясь в свою спальню, чтобы переодеться в домашнюю одежду. На сегодня я выбрала удобные штаны и бесформенную футболку вместе с тапочками. Не думаю, что до завтра куда-то отправлюсь. Я потратила немного времени, копаясь в своем шкафу, чтобы открыть небольшой прибор, который я спрятала за стопкой книг по электронике, сварке и технике. Довольно простое устройство по сравнению с тем, что я еще сделала. Всего лишь полудюймовая сфера, установленная в тонкой сетке проводов, встроенных в металлический блок, и спрятанная в обувной коробке. Почти близнец другого устройства, который я подключила к веб-камере в моей лаборатории, только не имеющая USB-порта. На самом деле они были крошечными квантовыми шлюзами, которые соединялись на большом расстоянии с другими устройствами в моей лаборатории, давая мне, как я надеялась, неотслеживаемую связь, чтобы я могла подключаться к своей лаборатории из любого места в городе.

Одевшись, я спустилась на кухню, порылась в холодильнике, продолжая проверку. В десятке футов от трех больших машин стоял мой верстак. Он был покрыт небольшими приспособлениями всех форм и размеров, конечными продуктами моей инженерной линии. Я назвала их нано-станками, понаблюдав за тем, как они наносили тонкие слои нано-пасты, один за другим, что напоминало снятие стружки, только наоборот. Устройства второго поколения, и в отличие от моих первых они были модульными. Сначала мне нужно было делать новый нано-станок каждый раз, когда я хотела что-либо собрать, и их было очень сложно переориентировать. Эти же могут соединяться друг с другом в разных вариациях и собирать всевозможные вещи, хотя мне все же обычно приходится делать один или два новых станка для каждого нового дизайна. Я также смогла отделить программное ядро, которое нельзя назвать компьютером, строго говоря, от самих станков и просто подключала его по мере необходимости. Это был большой шаг вперед, поскольку на каждое ядро уходило немало нано-пасты, и любая экономия была более чем полезной, учитывая, как медленно создается паста. Однако программирование их с новыми шаблонами все еще оставалось непростой задачей. Занимало дни или недели каждый раз, и мне пока так и не удалось сделать интерфейс к обычному компьютеру, что бы значительно ускорило процесс. Лучшее, что я пока смогла собрать в данном направлении, это моя веб-камера, и для этого пришлось добавлять дополнительные компоненты.

Прямо в середине беспорядка неиспользуемых нано-станков находились две сборки, над которыми я в настоящее время трудилась. Одна из них была тонкой, длиной около четырех футов. Другая по форме походила на куб шириной около двух футов. Между отверстиями в корпусе я могла наблюдать, как нано-станки работают. Бледные энергетические поля тянутся и движутся по поверхности двух плавающих объектов, покрывают их слоями блестящей серебристой нано-пасты, которая медленно меняет цвет и текстуру, становясь двумя моими последними творениями.

Закончив делать бутерброд, я села за стол и уменьшила масштаб камеры, чтобы посмотреть на всю лабораторию целиком, одновременно принимаясь за еду. Хотя на самом деле выглядело не столь впечатляюще: всего три приземистые машины и захламленный верстак. Вот и все, что мне удалось собрать за три месяца работы. Три месяца исследований в области электроники и инженерного дела, сбор любых полезных материалов, которые я могла бы использовать, со свалок или иных мест, из испытаний и неудач. Из постоянных разочарований, когда я осознала, насколько трудно воплотить мои идеи в реальность. Но теперь я была почти готова. Оба моих текущих проекта должны быть закончены к выходным, и тогда я могла бы, наконец, в первый раз выйти в костюме. Оставалось еще миллион и одна вещь, которые я могла и, вероятно, должна сделать, но окончательное решение принято. Я выйду на следующей неделе. Нет, больше никаких задержек. В эти выходные я буду готова.

 

1.3.

В последние месяцы я много времени проводила вне дома в отчаянных попытках выстроить свою производственную линию. Я скрывала это, рассказывая моему папе, что наведываюсь в библиотеку или торговый центр, или просто гуляю. В основном я отговаривалась тем, что посещаю Бульвар, одну из главных туристических достопримечательностей Броктон-Бей. Участок побережья, который пролегал с севера на юг почти на километр, заполненный небольшими магазинами, кафе, ресторанами, деревянными дорожками и пляжами. В какой-то степени это даже было правдой, поскольку я обычно проходила через Бульвар по дороге в лабораторию. Моя лаборатория находилась в нескольких кварталах к северу от Рынка на Лорд-Стрит, мимо северной оконечности Бульвара, в не самом благопристойном районе города. Я старалась добираться днем, когда большинство членов банд отсыпалось или не показывалось не улицах, поэтому все не так плохо. Хотя сегодня вечером я шла по улицам после наступления темноты, и это было довольно устрашающе.

По крайней мере, я взяла с собой сенсор, поэтому сильно не переживала. В любом случае, мало кто будет обращать внимание на человека в рваных джинсах, поношенной толстовке и с грязным рюкзаком. Прогулка по темным улицам была несложной, если учесть получаемую информацию о людях вокруг. В любом случае по сравнению с некоторыми районами Доков, где банды разгуливали как у себя дома, было достаточно легко придерживаться безлюдных мест. Несмотря на вышесказанное пятнадцать минут пути прошли в нервном напряжении, прежде чем я добралась до ржавой открытой двери в переулке между многоквартирным домом и старым заброшенным складом, который я присмотрела для своей лаборатории. Я выбрала его по целому ряду причин, в основном из-за близости к Бульвару, что делало путь относительно безопасным, из-за безусловной заброшенности здания после обрушения крыши много лет назад и из-за наличия подвального этажа, выглядящего, будто никто не бывал там годами.

Я все равно должна был прийти пораньше, подумалось мне, слишком уж рискованно. Это были бесполезные размышления, на самом деле приходить раньше не имело смысла, так как мои нано-станки закончили свою работу только за час до того, как мой папа заснул, и не было никаких шансов, что он позволит мне выйти поздно вечером в одиночку.

Я нырнула в открытую дверь, не утруждая себя осмотром. В этот момент никого рядом не было, и я абсолютно уверена, что никто не следил за мной. Пробираться через обломки упавшей крыши приходилось осторожно и неспешно, но вскоре я добралась до лестницы, ведущей к другой ржавой металлической двери, соединяющейся с одним из зеленых значков, который обозначал мою технику в подвале. Было как-то... приятно видеть так много значков моего собственного цвета, собранных в одном месте. На душе становилось легче, в каком-то смысле. Когда я добралась до нижней части лестницы, дверь распахнулась практически беззвучно. Совсем не тот пронзительный скрип, который она издавала пару месяцев назад. Хотелось бы мне утверждать, что здесь применено мое Технарство, но это всего лишь WD40 за двадцать баксов и куча наждачной бумаги. Тем не менее, два маленьких диска из белого материала, прикрепленные болтами к другой стороне двери, были моими изобретениями. Прототип ховер-системы, которую я хотела собрать, и простой, но мощный механизм блокировки.

Я снова щелкнула значок, проходя через проем, и ховер-устройство засветилось, медленно задвигая дверь позади меня, в то время как я следовала по неосвященным коридорам к помещению, которое можно назвать моей лабораторией. Не знаю, для чего этот подвал использовался раньше. Может быть, для офисов или чего-то похожего, так как наверху не было подобного, хотя не уверена. Перестав думать о ерунде, я подошла к еще одной двери, к сожалению, без каких-либо автоматических систем открывания. Навалившись плечом, я отворила створку. Вознаграждением мне послужил поток бледно-белого света, излучаемого генератором энергии, и живописный вид остальной части моей лаборатории.

Я почувствовала то же самое странное сочетание гордости и стыдливости, которое посещало меня каждый раз при виде моих изобретений. Трудно объяснить. Я знала, сколько усилий приложено, и как далеко успела зайти за такое короткое время. Я знала, что проделала огромную работу. Но просто глядя на громоздкие, неуклюжие и уродливые машины, во мне появлялось ощущение неправильности. Они не должны быть такими. Я стояла, уставившись на свою лабораторию в течение нескольких минут, чувствуя... неполноценность, и почти пустоту. Так происходило каждый раз, когда я просто останавливалась на мгновение и размышляла над собственными творениями. Встряхнувшись, я выкинула лишние мысли прочь и двинулась к верстаку. У меня еще запланированы испытания, которые я надеялась закончить вчера, если быть честной. Уже воскресенье, и единственная надежда выполнить данное себе самой обещание выйти в костюме в эти выходные - на то, что оба моих новых устройства заработают, как положено.

Я поставила свой рюкзак на пол и осторожно начала процесс отсоединения своих нано-станков от их программных ядер и друг от друга, отцепляя множество защелок и кронштейнов, которые скрепляли их в правильной формации. Конечно, как только я приступила, сразу же готовые изделия упали с глухим стуком на нано-станки снизу, больше не удерживаясь во взаимосвязанных энергетических полях, которые использовались для их создания. Я вздрогнула, как и каждый раз, когда это происходило. Подобным образом был сломан не один нано-станок, хотя эти два предмета были не слишком крупными, чтобы раздавить что-либо.

Освободив немного места и побросав лишний хлам на скамью, я потратила немного времени, чтобы осмотреть получившиеся изделия. Длинный, тонкий предмет, который очевидно являлся оружием, вряд ли кто-либо мог подумать иначе, и две сферы, каждая шириной в два дюйма, в основном зеленого и белого цветов, с несколькими торчащими треугольными петлями, предназначенными для крепления к ремню.

Сначала я взяла пушку, внимательно осматривая ее. Это была своего рода винтовка, длиной в три с половиной фута и примерно наполовину окрашенная в белый цвет, начиная с задней части. У нее не было ничего похожего на ствол. Дальше она переходила в набор белых и зеленых панелей, около дюйма или двух, широких и очень тонких, расположенных вокруг маленькой серебристой сферы немного конической формы, сужающейся к передней части и соединенной с основой оружия гибкими рукавами, способными сдвигаться и менять положение. Что они и делали, пока я возилась с настройками на левой стороне основы, рядом с прикладом. Задняя половина орудия более или менее основывалась на военных моделях, которые я видела в интернете. Таким образом, у него имелась пистолетная рукоятка, приклад, спусковой крючок и место для поддержки второй рукой. Последнее было более чем полезным, поскольку все вместе весило чуть менее пяти фунтов, и я заранее проверяла, что не смогу долго нести и использовать столь тяжелые вещи.

Я держала пушку, глядя на свой так называемый полигон для тестирования. На самом деле просто куча мусора, которую я нашла и притащила сюда, чтобы понять, насколько мощным может быть мое оружие. У меня не было никакого реального измерительного оборудования, поэтому результаты проверки будут очень приблизительные. Тем не менее, вспоминая испытания моего первого оружия, это, безусловно, лучше, чем ничего. Винтовка на самом деле моя вторая попытка собрать что-то нелетального действия - концепция, которой мое Технарство не располагало, по-видимому. У меня имелось более дюжины вариантов для всех видов оружия. Разрушители материи, гравитонные или тахионные излучатели, квантовые фазовые пушки, лазеры на радио- и гамма-излучении, ускорители сверх частиц и целый ряд бомб и ракет, которые работали на тех же принципах. Четкие, точные чертежи в моей голове заставляют поверить, что все они варьируются от смертельного действия до полной аннигиляции. Единственное оружие, которое возможно безопасно использовать на людях, было сборкой звуковых импульсных излучателей. Она также являлась одним из самых маленьких моих проектов, поэтому мне даже не пришлось уменьшать масштаб для постройки. Я возлагала на нее большие надежды.

К сожалению, эти надежды были полностью разбиты при первом испытании. Мой прототип был даже меньше, чем моя текущая пушка, всего около двух с половиной фунтов и длиной примерно в два фута. Вполне достаточно, чтобы использовать его как большой пистолет. Но в первый раз, когда я выстрелила из него, он проломил бетон на своем максимальном расстоянии, около тридцати футов, сотворив кратер почти в десять футов в поперечнике. Пистолет также оставлял трещины в стальных пластинах. Хуже всего то, что он мгновенно уничтожил арбуз. Это было настолько далеко от несмертельного уровня, насколько возможно. Слишком опасно, чтобы даже носить с собой как средство самозащиты. Еще он создавал поистине ужасный шум. Совсем не то, что я могла бы использовать.

Поэтому я импровизировала. Моя нынешняя пушка на самом деле не являлась оружием. Это был модифицированный экранирующий излучатель, предназначенный для запуска щитов быстрыми короткими импульсами разнообразной формы и с разным уровнем мощности. Если мои расчеты верны. При его разработке я отошла очень далеко от чертежей, содержащихся в моей голове, поэтому полной уверенности в правильной работе не было.

Есть только один способ выяснить. Я выставила минимальную мощность и минимальный радиус и навела на манекен из универмага, который мне удалось отыскать. Просто туловище на подставке. Я глубоко вздохнула и нажала на курок.

Пушка дернулась в моих руках, выпустив бледный зеленый луч, который ударил манекен в грудь, образовав небольшие трещины, и заставил его упасть назад.

Я расслабилась и наконец выдохнула, не заметив, что задержала дыхание. Сработало! Оружие получилось определенно несмертельного действия. Отдача вышла терпимой. Не хотелось бы получить по лицу из-за сильного выстрела, но ладно. Как-нибудь справлюсь.

В течение следующих десяти минут я попробовала все режимы. При максимальной мощности он может ударить довольно сильно. Скорее всего, достаточно, чтобы переломать кости или нанести какой-то реальный урон, хотя я сомневаюсь, что можно убить кого-либо за один выстрел. На максимальном радиусе он мог поразить все в конусе почти сорока пяти градусов, хотя максимальный диапазон был принудительно сокращен. До чуть более двадцати футов с пятидесяти. Тем не менее, конус длиной в двадцать футов и более десяти шириной весьма неплох. Конечно, его мощность снижалась, когда радиус также увеличивался, примерно в тех же пропорциях. Таким образом, при минимальной мощности и максимальном радиусе он все равно мог сбивать банки и разный хлам, но сомневаюсь, что это сильно навредит человеку.

Удовлетворившись, я отложила винтовку. Не знаю, как мне назвать ее? Все мои разработки имеют заготовленные названия сразу или, по крайней мере, метки. Но 'уменьшенный модифицированный генератор экранов' звучит не особо приятно. Может быть, что-то вроде 'кинетического импульсного излучателя'. Уже лучше, пускай и не совсем точно отражает суть. Никогда не умела подбирать имена. Я даже себе еще не придумала.

Пока что я выбросила эти мысли из головы, схватив еще одно новое устройство, и перешла к сбитому манекену, поставила его обратно в вертикальной позиции и прикрепила устройство на пояс в районе его талии. Этот девайс было проще разработать. Как и большинство вещей, которые я успела построить, это была просто уменьшенная версия того, в чем я прекрасно разбиралась, или, если быть точной, две версии. Как и мой сенсор, оно содержало генератор энергии для запуска второй половины. Другая часть являлась реальным генератором экранной защиты. Я нашла соответствующий значок на моем интерфейсе и включила его, заранее готовясь к неудаче. В случае сбоя, я точно не пойду сегодня вечером в костюме. Не собираюсь скитаться по улицам, даже с сенсором и винтовкой без достаточной защиты.

К моей удаче, устройство заработало исправно, поле зеленой энергии, того же оттенка и интенсивности, что и создавалось моей пушкой, обернулось вокруг манекена, выдавая странный зрительный эффект искажения. Выглядело довольно круто, и я подумала, что это будет отлично сочетаться с моим костюмом. Но сначала надо убедиться, что он работает как надо. Я подняла обрезок доски и ударила манекен, не слишком сильно. Он отклонился и качнулся на подставке, на поверхности щита сформировалась рябь. Хм, похоже, не полностью останавливает кинетическое воздействие, подумалось мне, не совсем то, на что я рассчитывала. Я ударила со всей силы, и манекен довольно жестко отбросило на пол, с более заметной рябью, появившейся в щите. Он отскочил и покатился немного в сторону, прежде чем остановился у стены. Я подошла, выключила щит и стала искать следы каких-либо повреждений. К счастью, в мягком пластике манекена не было никаких трещин или царапин после столь грубого обращения. Определенно, лучше, чем ничего.

Я поставила манекен обратно и провела еще минут десять, поколачивая его всем, что находилось под рукой, бросая куски бетона и металла, однако никаких видимых повреждений не было, хоть он очень легко опрокидывался. Последний тест, который я могла придумать, состоял в том, чтобы посмотреть, сможет ли он противостоять моей пушке. При максимальной мощности она била сильнее, чем я сама. Прицелившись, я уверенно нажала на курок. Мое сердце заколотилось, когда туловище манекена отлетело в сторону, словно щита не было вовсе.

Я просто глазела некоторое время, раскрыв рот, прежде чем ответ пришел ко мне от моих особых способностей, и я смачно хлопнула себя по лбу. Щиты были сконструированы взаимодействовать друг с другом, соединяясь в многослойный барьер так, чтобы не пересекаться на близкой дистанции. 'Черт' сказала я с чувством. Ощущаю себя идиоткой. По крайней мере, это означало, что винтовка будет работать даже при активированной защите. С помощью очков я отключила щит и достала его из обломков. Никаких повреждений совершенно, на удивление. Я вернулась к своему верстаку, отложила щит с пушкой и схватила рюкзак с пола. Расстегнув его, выхватила содержимое и разложила на скамейке.

Вот и все, у меня есть костюм и три из четырех вещей, которые необходимы для моего геройского образа. У меня есть сенсор, щит и винтовка. Мне бы хотелось закончить ховер-пак, но на это требуется как минимум неделя, ожидание и так затянулось. Я сняла свою уличную одежду и стала переодеваться.

Я провела пятницу, собирая свой костюм, основой которого стал большой зеленый плащ, купленный в марте. По-моему, выглядело немного хреново, зато хорошо скрывало мое худощавое телосложение. Также мне нравился цвет. К нему в комплект я купила пару несколько мешковатых белых джинсов, чтобы скрыть и свои тощие ноги. К сожалению, к тому моменту мои деньги закончились, поэтому в дополнение пришлось взять свои собственные кроссовки и старую белую футболку. Наконец, у меня была старая пластиковая маска с Хэллоуина. Она была довольно безликой, за исключением отверстий для глаз, и раньше изображала Александрию, пока я не покрасила ее серебристой краской. Ей было около трех лет, плюс немного маловата, но в целом сойдет. Я расширила глазные отверстия и также заменила старую эластичную веревку двумя гораздо более прочными подвязками из старых резинок для волос, поэтому маска держалась крепко. Я закончила переодеваться, прикрепила генератор щита к своему поясу, взяла винтовку и повернулась к веб-камере в углу, чтобы посмотреть на себя со стороны.

Я вздохнула. Выглядело просто смехотворно. Тощий долговязый подросток, без единой выпуклости, в глупой маске, пытающийся играть в супергероя. Джинсы слишком мешковатые, смявшиеся складками из-за тугого пояса, который был черным и совершенно не сочетался с остальным комплектом. Футболка болталась. Плащ оказался слишком большим. Он провисал на плечах и закрывал большую часть рук. Маска была крошечной и не могла спрятать весь мой лоб или подбородок. Она также прижала очки к лицу, доставляя некоторый дискомфорт. Даже мои волосы, которые являлись моей единственной по-настоящему женской чертой, моей гордостью, выбивались черными кудрями по краям моей маски и диссонировали со светлыми цветами остальной части костюма. По крайней мере, винтовка выглядела великолепно. Гладкая, футуристическая форма, плавные изгибы и серебристый свет. Словно она и не принадлежит мне вовсе.

Жаль, так и не нашлось времени, чтобы сделать доспехи, маску или шлем из одного из высокопрочных защитных материалов, которые мне были доступны. Я знала, что смогу их собрать, на первый взгляд довольно банальная задача по сравнению с другими творениями. Но на это требовалось непозволительно большое количество нано-пасты, как минимум несколько недель производства. Кроме того, я ничего не знала о создании брони, у меня не было никаких идей, как правильно подогнать размер.

Ну, придется довольствоваться тем, что есть. Я включила щит, и вокруг меня появилось бледно-зеленое свечение, вплотную обволакивая мое тело. Я была немного удивлена, хотя, полагаю, на самом деле у меня не было ни малейших представлений, как это будет ощущаться в реальности. Оно цеплялось за каждую выступающую часть, включая одежду, но не давило - плащ держался так же свободно, как и раньше. Проблем с дыханием также не было, к моему облегчению, хотя я заранее разрабатывала экран с тем расчетом, чтобы пропускался воздух. Как по мне, лучшая особенность щита заключалась в том, как он влиял на мой внешний вид. Мягкий зеленый свет и эффект искажения размывали контуры и скрывали нелепые детали моего костюма. Нельзя было сказать, что маска не покрывает лицо полностью, или что штаны слишком мешковатые. Плащ почти сверкал, и так превосходный цвет стал еще круче. Темный цвет волос тоже смягчился. Пускай они выглядели не особо здорово, по крайней мере, лучше сочетались с остальным костюмом. Пояса стало практически не видно.

Я была довольна. Никто не сможет принять меня за щуплого забитого подростка. Я стала похожа на супергероя, вне всяких сомнений.

Я вышла из своей лаборатории, перекинув винтовку через плечо, чувствуя себя более чем уверенно. Проверив карту, я приблизилась к лестнице и отправила команду на открытие двери, проходя дальше, не останавливаясь. Свидетелей вокруг не было, поэтому я вышла прямо через дверь в переулок, замедляясь немного, чтобы пробраться по щебню на улицу. Я направилась дальше в Доки, постоянно сканируя окружение в поисках того, что можно было назвать преступной деятельностью.

Через час настала полночь, а я так и не нашла ничего подобного. Я знала, вообще-то, что преступления на самом деле не так часто совершаются даже в худших районах города. В большинство дней ничего особенного не случалось, кроме наркоторговли, и большая часть сделок происходила до наступления темноты. Вероятно, мне хотелось натолкнуться на что-то особенное в свою первую ночь супергеройства. Но уже становилось поздно, и мне следовало бы подумать о возвращении домой.

На моем интерфейсе появилось новое скопление значков, и я остановилась. Один из них был окрашен в синий цвет. С одной стороны, получалось, что мой сенсор прекрасно хранит информацию о метках в долговременной памяти. С другой стороны, это означало, что сборище из двадцати или около того значков на улице было почти наверняка бандитской группировкой. Судя по недавно виденным отметинам, они принадлежали, скорее всего, АПП, если Империя 88 не собралась устроить рейд или что-то вроде того. Но то, как они стояли и беспорядочно толпились, не производило подобного впечатления. У меня не было особых зацепок, но я думаю, они чего-то ждали. Не тот случай, который я собиралась упускать, но также глупо будет просто бросаться и начинать мутузить бандитов, если на них просто напал полуночный жор или что-то в этом роде. Мне нужно подойти ближе.

Я вгляделась в свою карту, разворачивая ее вокруг, чтобы попытаться найти ближайший переулок или иной закуток в пределах слышимости. Не было действительно хороших вариантов, но я могла бы пересечь несколько улиц и спрятаться за углом здания, перед которым они стояли. Там могут быть мусорные контейнеры или ящики, за которыми можно спрятаться. Тогда я буду достаточно близко, хоть мне и придется отключить свой щит, иначе его свечение выдаст меня с головой. Мне не особо нравилась данная затея, но других мест, чтобы подобраться вплотную, попросту не наблюдалось.

Я выключила свой щит и побежала как можно тише по улицам, чему способствовали мои мягкие кроссовки. Пройдя через несколько переулков, мне потребовалось всего три минуты, чтобы добраться до угла их здания. Я замедлила ход и направилась к выбранному мной укрытию, которое оказалось стопкой деревянных поддонов. Я максимально увеличила масштаб карты, чтобы спокойно прокрасться в темноте через строительный мусор поближе к звуку голосов. Справившись с задачей без всяких проблем, я вернула назад масштаб своей карты и прислушалась. К сожалению, все они говорили на незнакомых мне языках, что определенно говорило в пользу членов банды АПП.

Двигаясь медленно вокруг поддонов, я высунула голову, чтобы посмотреть на них. Было довольно темно без фонарей, только слабый лунный свет и огни из нескольких близлежащих окон разгоняли ночную полутьму. Мне пришлось выключить интерфейс, чтобы разглядеть хоть что-то. Они определенно относились к АПП - разодетые в зеленые и красные цвета. Пока я наблюдала, еще несколько человек вышли из здания.

Я заметила их босса, когда они все освободили для него проход. И сразу узнала его из моих исследований и из новостей. Чуть более шести футов в высоту с выдающейся мускулатурой, которая была хорошо заметна, поскольку он не носил верхней одежды. Не такой огромный, как некоторые паралюди, но все еще намного больше и выше меня. Должно быть, весил вдвое больше. Все, что он носил, это штаны и богато разукрашенную металлическую маску, без намека на обувь. Его грудь была покрыта татуировками разных драконов в восточном стиле, напоминая змеиный орнамент вокруг тела.

Его знали под именем 'Лунг', он мог помериться силами с целыми командами масок и похвастаться тем, что его так ни разу не смогли арестовать. Все, что мне известно о его способностях, я накопала в интернете, и не было никаких гарантий в достоверности данных. Большинство сайтов выдавали довольно расплывчатую информацию в отношении сил некоторых паралюдей, зачастую на основании того, что снималось на случайные камеры, упоминалось на пресс-конференциях, и просто домыслы. Много домыслов. Лунг, по-видимому, медленно трансформировался в ходе схватки, хотя никто точно не знал, как это работает. Известно, что он становился сильнее, крепче, больше размером, исцелялся очень быстро и даже отращивал броню и когти. Ходили слухи, что у него даже появлялись крылья, если бой длился продолжительное время. Как будто этого было мало, он также являлся пирокинетиком, способным создавать и контролировать огонь. Данное умение также усиливалось по мере роста. Скорее всего, он возвращался к своему исходному виду, как только бой окончен.

Лунг не единственный парачеловек в АПП, у него имелся жуткий прислужник по имени Демон Ли, который умел либо телепортироваться, либо создавать двойников. С довольно-таки уникальным внешним видом, и, судя по всему, в толпе его не было. Когда разговоры стихли, я запустила обратно интерфейс в очках и снова скрылась из поля зрения. В зоне сенсора показывалось много других людей, но я не могла с уверенностью сказать, был ли кто-либо из них парачеловеком. Не было никого, кто бы наблюдал с крыш или прятался в переулках, кроме меня, но это не имело большого значения, так как я понятия не имела, как Демон Ли предпочитает действовать.

Я обратила внимание на группу спереди, пометив значок Лунга на моей карте ярким синим цветом и добавив имя. Остальная часть АПП получила светло-голубые иконки. Он что-то говорил, пока я разыскивала Демона Ли, из-за чего пропустила часть слов. У Лунга был сильный акцент, и я сначала не могла понять его речь. Его подельники хранили молчание, и это значительно помогло разобраться.

Лунг прорычал '... дети, просто стреляйте. Не имеет значения, кто ваша цель, просто стреляйте. Вы видите, что кто-то лежит на земле? Выстрелите в поганую суку еще раз, чтобы быть уверенным. Мы не оставим им ни единого шанса, усекли?'

Прозвучало одобрительное бормотание.

Я спряталась за своим укрытием, услышав, как они щелкают зажигалками и закуривают сигареты. Они переговаривались и шаркали по земле, явно собираясь уходить.

Я едва могла поверить своим ушам. Они намереваются убивать детей?

 

1.4.

Я почувствовала озноб. Мне очень хотелось, чтобы у меня был с собой сотовый телефон. Это была одна из жизненно необходимых вещей, но мое Технарство не могло воспроизвести его с легкостью. И у меня просто не хватало денег для всего. У меня имелась ручка и блокнот, бинты, дезинфицирующая мазь и прочие вещи из аптечки, старый бинокль, мел, столовый нож, швейцарский армейский нож и многое другое. Часть я купила, часть взяла из дома. Все это было распихано по карманам моих джинсов и плаща. Но ничего из этого не могло помочь мне сейчас, у меня не было чертового телефона. Иначе я бы могла позвать на помощь настоящих героев, сообщить им, что Лунг со своими шестерками собираются убить детей.

По крайней мере, это то, что я расслышала. Я все находилась в шоке, пытаясь понять, могут ли его слова иметь другой смысл. Но ничего иного не приходило в голову. Тем не менее было совсем не удивительно, что Лунг может сотворить нечто подобное. Хоть непросто представить, что кто-то вообще способен так поступить.

Я снова услышала, как Лунг заговорил, но он мгновенно перешел на какой-то другой, неизвестный мне язык. Они все еще обретались неподалеку, готовые выступить в любой момент, но никто не делал первого хода, а Лунг просто стоял на месте.

Представления не имею, что мне теперь делать. Сомневаюсь, что найду у кого можно одолжить телефон в Доках, разве что вломившись в чужой дом. Полагаю, это вполне возможно. Я бы даже могла достаточно легко отыскать пустующее помещение, хотя не было никаких гарантий, что работающий телефон найдется вовремя. Если бы я побежала назад к Бульвару, скорее всего, обнаружила все заведения закрытыми, и у меня не было с собой мелочи для таксофона. Я оставила свой кошелек в других штанах, чтобы исключить шансы пропажи или кражи, что вполне могло привести к моему разоблачению. И чтобы не потерять мою библиотечную карточку.

Черт, я так долго планировала выход и собирала инструменты, но умудрилась упустить такую простую вещь, как сотовый телефон. Я могла бы сделать еще один набор коммуникационных устройств, как для своей веб-камеры, и просто подключить их к старому домашнему телефону или что-то в этом роде.

Мои мысли все вращались по кругу, когда показался автомобиль. К счастью, не на улице рядом со мной, ведь я стояла у всех на виду, как полная идиотка, только скрытая от Лунга и его людей за углом здания и стопкой поддонов. Еще три парня вышли, присоединившись к группе вокруг Лунга. Я все еще пыталась что-нибудь придумать, когда вся шайка - двадцать или двадцать пять человек - направилась вниз по улице прочь от меня.

Вот и все, времени на размышления не осталось. Я бы могла уйти и позволить им сделать, что бы они ни планировали, может быть, найти телефон, чтобы сообщить об этом. Или я могла бы включить свой щит и сделать все возможное, чтобы остановить их, хотя не ощущала никакой готовности сражаться с кем-то вроде Лунга. Подсознательно, я уже знала, что есть только один вариант, который я могла бы принять и не мучиться потом совестью. Даже если от одной мысли об этом варианте у меня душа уходит в пятки.

Я свернула окно общей карты и активировала свои боевые протоколы. Знакомый схематичный вид выскочил над картой, наслоившись на ландшафт вокруг, давая мне хорошее представление об окружающем и даже позволяя видеть сквозь стены. Синие значки Лунга и членов АПП парили прямо над их головами, вероятно. Они двигались в противоположном от меня направлении в спокойном темпе. Еще одно схематичное изображение, на этот раз красного цвета, распространилось от передней части моей пушки, проходя сквозь любое препятствие хорошо заметными красными линиями. Надеюсь, этого достаточно, чтобы более-менее нормально целиться, ведь я ни разу не стреляла в своей жизни.

Я активировала значок щита, наблюдая, как вокруг меня появилось зеленое свечение, и закрыла глаза, делая глубокий вдох. Ну, по идее это должно мне помочь успокоиться, но мое сердце продолжало бешено стучать в груди, и я почувствовала, как пот струится под моей маской и на голове. Что ж, пришло время выйти в свет и встретиться со своим первым злодеем.

Я попробовала встать и не смогла. Попытавшись снова, приложив руку к стене, кое-как справилась. Я сделала два нетвердых шага вокруг стопки поддонов и еще три, уже чуть более уверенно, выходя за угол. Теперь я видела Лунга и его людей собственными глазами. Я продолжала идти к ним, переключив винтовку на половину мощности и самый широкий радиус поражения. Я оставалась все еще в тридцати футах позади них, и мне нужно сократить дистанцию, чтобы накрыть всех разом. Возникло чувство, что, остановившись, уже не смогу начать заново. Я ускорилась.

По-видимому, Лунг услышал мои шаги, потому что он остановился и развернулся ко мне. Через мгновение бандиты последовали его примеру. Их значки в интерфейсе замигали, сообщая о 'взятии меня на прицел'. Расстояние не было достаточным для стрельбы, но я замерла. Просто уставилась на маску Лунга, не видя ничего вокруг. Я едва замечала, что делают его люди. Попыталась заговорить, сказать что-нибудь героическое или просто поведать, зачем я здесь или что собираюсь предпринять, но не смогла вымолвить ни слова. В горле стоял ком. Мои руки и ноги дрожали. Мой рот беззвучно двигался за моей дрянной маской. Я даже не заметила, когда бойцы АПП расступились, освобождая место для Лунга.

Лунг просто уставился на меня на несколько секунд. Можно было подумать, что он смотрит мне прямо в глаза, если не знать, что искажение щита делало это невозможным. Мы оба просто стояли. Он, спокойный и расслабленный, и я, со своей трясущейся пушкой, целясь в его людей, находящихся далеко вне зоны поражения оружия. Затем он просто сказал 'пристрелите его' и жестом указал на меня рукой. Некоторое время до меня не доходило, что он имеет в виду, но затем громкая пальба наглядно прояснила ситуацию. Я закричала, подняв руки, чтобы защитить лицо. Я совсем не подумала, что у них будет оружие. Это даже не приходило мне в голову. Я вообще ни разу не видела пистолета до сего дня, не говоря уже о стрельбе.

Я могла бы и не беспокоиться, так как выстрелы чувствовались как легкий дождь, барабанящий по груди и рукавам моего плаща. Громкий рев сообщил мне, что у одного из них было что-то покрупнее, чем обычный пистолет, что также не нанесло никакого вреда. Я не могла отделить эти попадания от остального потока пуль, попадающих в меня. Мое сердце походило на отбойный молоток, но я снова навела пистолет в их сторону, и мои руки перестали трястись. И ноги тоже, как оказалось, когда я пошла вперед к палящей толпе. Я хотела перейти на бег, но пока не была готова к этому. Начав с медленной ходьбы, я постепенно наращивала скорость, двигаясь целенаправленно в сторону бандитов, и они прекратили стрельбу.

Из проецируемых красных линий, которые выходили из моей пушки, я могла сказать, что радиус действия оружия практически достигнут, когда некоторые из мужчин начали отступать назад, все еще целясь из пистолетов и, возможно, дробовиков или винтовок. Лунг открыл рот, чтобы что-то сказать, как только я пересекла порог, и он и его люди вошли в область поражения. 'Что' было все, что он успел сказать, прежде чем я нажала на курок. Отдача винтовки была настолько сильной, что я чуть не выронила ее из рук. Пыль взметнулась в полукруге спереди, а Лунг и полдюжины его солдат были сбиты с ног дугой зеленого света, почти как будто кто-то выбил кегли огромным мячом для боулинга. Удары от падений на землю какое-то время оставались единственными звуками. Я рассеянно отметила, что моя пушка намного тише, чем их.

Лунг встал на ноги быстрее остальных, а я продолжала идти вперед, чтобы еще больше людей появилось в зоне поражения. Я снова нажала на курок, лучше подготовившись к отдаче на этот раз, и более десяти головорезов повалились на землю. Часть из тех, кто не успел подняться, опрокинуло дальше по дороге. Я вздрогнула, когда один из них неудачно навернулся на собственную руку с приглушенным хрустом и коротким вскриком, что показалось оглушительно громким в возникшей тишине. Лунг снова завалился, посылая в мою сторону струи пламени с обеих рук, но ни одна из них не достигла цели.

Лунг вскочил на ноги и гневно заревел, я же неуклонно продолжала идти вперед. На этот раз он стал, как минимум, на фут выше, и я заметила, что он продолжает увеличиваться. Лунг подобрался, слегка наклонился вперед и сжал кулаки, его босые ноги были широко расставлены, а пальцы ног сжались, как будто он пытался зацепиться когтями за землю. Некоторые враги начали отступать подальше от меня, другие оставались на месте и принимали защитные стойки, как умели, часть из них поднимали оружие и снова открывали огонь, но я не обращала на это никакого внимания. Я трижды нажала на спусковой крючок, и большинство из них грохнулись вниз или покатились по земле с различными звуками и проклятиями. Я услышала, как кто-то вне зоны поражения закричал: 'Да кто этот мудак!?', первые связные слова, не считая Лунга. На этот раз сам Лунг остался в вертикальном положении, противопоставляя силе моего выстрела голую мощь и выдающийся размер.

Продолжая идти вперед, я быстро сделала два выстрела. Лунг, теперь более семи футов в высоту и с пламенем, вьющимся вокруг рук, едва отклонился назад, но остальные цели были снова отброшены, некоторые даже попали под повторный удар от второго выстрела, не успев остановиться после первого. По-видимому, это было все, на что они способны. Те немногие, кто все еще сопротивлялся, побежали прочь, и остальные быстро последовали их примеру, как только поднялись на ноги. Я отпустила их, раз они перестали целиться в меня, дав немного времени, чтобы убраться из зоны поражения, вместе с тем накручивая мощность до трех четвертей и сужая поле действия до самого плотного луча. Через десять секунд после моего первого выстрела Лунг остался единственной целью в бою, хотя несколько других людей остановились дальше по дороге, найдя укрытие и наблюдая за боем.

Лунг, видя, что я не собираюсь сразу стрелять, сделал шаг вперед и заговорил. 'Я чую твой страх, парень. Удивительно, как ты еще не наложил в штаны.' Честно говоря, я тоже немного беспокоилась об этом. Он продолжил. 'Если бы ты отступил раньше, я, возможно, немного подрихтовал твою физиономию и отпустил тебя с миром, чтобы показать, как принято встречать гостей на нашей территории. Но теперь мне придется преподать тебе жесткий урок.'

Он замолчал, очевидно ожидая какого-то ответа. Мне ничего не приходило в голову. Я просто стояла некоторое время, наблюдая, как его конечности растягиваются и набирают массу, огонь ползет верх по рукам к его локтям, и серебристые чешуйки начинают выскакивать из его плоти на плечах, еще больше на груди, руках и шее, укладываясь параллельно кожному покрову. Я слегка поправила прицел и выстрелила ему в центр туловища.

Он был сбит с ног и приземлился на спину с необычным металлическим грохотом. Он снова взревел, посылая в меня огненные волны. Они обогнули мой щит без видимого эффекта, а Лунг продолжал поливать меня огнем, очевидно, намереваясь использовать его в качестве завесы, чтобы скрыться на близкой дистанции. Конечно, это не сработало. Я могла видеть его значок все время и выстрелила ему высоко в туловище, как только он подошел ближе десяти футов. Я продолжала наступать, непрерывно стреляя из винтовки, пока он пытался подняться. Удары приходились на торс, бедра, ноги, он падал снова и снова. Грохот от падения его тела на землю и свист раскаленного воздуха оставались единственными звуками в округе. Я заметила, что окна соседних зданий уже не светились. Судя по всему, свечение моего костюма и пламя - единственные источники света поблизости.

Он становился все больше и больше, его чешуйки росли и соединялись вместе, распространившись по талии и закончив покрывать руки, став на конце острыми когтями. Сейчас он был почти девяти футов в высоту и все еще продолжал расти. Его пламя с прежнего тускло-оранжевого стало желтым, что говорило о повышении температуры. Он остановился и вонзил руки в дорогу, пытаясь устоять под моим методичным обстрелом. Мои выстрелы продолжали раскачивать его, но он крепко стоял на ногах и легко сносил удары. Лунг поднял голову в мою сторону, глаза сияли ярким потусторонним светом за маской. Я выстрелила ему в лицо.

Его голова дернулась назад, издав утробный звук, и маска слетела. Он повернул голову снова ко мне. Его облик потерял человеческие черты, слегка вытянувшись вперед. Моя цель улыбнулась, шире, чем это казалось возможным, и произнесла. 'Теперь слишком поздно, ф-хо ленький у-у-людок!' Голос был частично искажен из-за его трансформации.

У меня появилось сосущее чувство в животе, и я повернула регулятор на полную мощность, снова подняв винтовку, в то время как цель стояла прямо, возвышаясь надо мной. Он передернул плечами и ухмыльнулся, опять издав искаженный звук, а затем протяжное металлическое громыхание. Я снова подняла пушку и выстрелила, но полная мощность была ненамного лучше, чем три четверти, и цель не упала, просто рыкнула и наклонилась вперед, когда выстрел ударил ее в район живота. Я находилась не дальше шести футах от него, вероятно, он мог протянуть руку и просто схватить меня.

Зачем я так близко подошла? Неужели я действительно ожидала, что смогу его одолеть?

У меня не было шанса подумать об этом, так как Лунг резко двинулся вперед. Он поднял руку на уровень талии, а затем нанес размашистый удар мне в плечо, слишком быстро для уклонения. Последовал огненный взрыв, и свет мгновенно ослепил меня. Я быстро потеряла ориентацию в пространстве, полетев вниз по улице от Лунга, беспорядочно вращаясь вместе со своим схематичным видом на происходящее через очки. Я услышала громкий глухой звук, но не поняла, пока не почувствовала прижатое к своей груди оружие, что грохнулась о дорогу и покатилась кубарем.

Я подняла голову и лихорадочно огляделась вокруг, заметив Лунга на расстоянии около двадцати футов, настойчиво преследующего меня. Я быстро встала и немного разобралась в обстановке, мое сердце забилось как бешеное. Я подняла винтовку и произвела три быстрых залпа, после чего сразу отступила. Даже с помощью интерфейса я не смогла нормально прицелиться и попала по противнику только единожды. К счастью, попадание пришлось в ногу, и он споткнулся, припав на одно колено и придержавшись руками. Я повернулась к нему спиной и побежала прочь. Держа винтовку подмышкой и целясь назад, я стреляла, не останавливаясь ни на секунду. Быстро переключив свой интерфейс обратно в режим карты, я увидела, что Лунг находится сзади. Надеюсь, это немного поможет мне целиться. Что стало еще сложнее, как только Лунг бросился за мной в погоню. Я переключила режим стрельбы в более широкий луч.

Я дернулась, когда сзади вырвалась волна пламени, толкая меня вперед достаточно сильно, чтобы потерять равновесие. Я слышала ускоряющуюся тяжелую поступь Лунга позади меня, заметив, как его значок начинает ужасающе быстро приближаться. Мне нужен был план, я просто не смогу от него оторваться. За последние три месяца я набрала приличную форму, перетаскивая лом и разыскивая запчасти по всему городу, но Лунг был Бугаем, и последнее слово оставалось за суперсилой, особенно при такой разнице в размерах. Я нырнула в первый увиденный переулок, пробравшись мимо разнообразного хлама. Он на мгновение потерял меня 'из прицела', прежде чем я услышала грохот, после чего иконка Лунга снова ускорилась дальше по переулку, беря меня обратно 'на прицел'. По крайней мере, я оказалась более маневренной, чем он.

Внезапно я полетела вперед, шею мотнуло в сторону, когда что-то тяжелое толкнуло меня в нижнюю часть спины. Я упала на землю вместе с помятым, полузаполненным мусорным баком, оставляющим следы из горящего вываливающегося мусора. Лунг бросил в меня мусорный бак достаточно сильно, чтобы отправить в полет на пятнадцать футов. Я начала вставать, бешено отстреливаясь, мусор разлетался от меня во все стороны, но Лунг догнал меня за мгновение, его кулак вбил меня в землю и разорвался огромным огненным шаром, освещая весь проулок словно маленькое солнце.

Лунг нависал надо мной сверху, явно ожидая, что я буду ранена. Но мой щит держался, и я быстро пробралась у него между ног, используя быстрый, хоть и не слишком пристойный выход из положения. После чего вскочила на ноги и стала быстро удаляться тем же маршрутом, что и пришла. Лунг начал поворачиваться, но не слишком шустро. Полагаю, его размер мешал ему в узком переулке. Он все равно успел развернуться, прежде чем я забежала за укрытие, отправив сверкающую желтую стену пламени. Меня моментально подняло в воздух, доставив взрывной волной прямо из переулка на улицу.

Я резко взяла влево и побежала перпендикулярно к переулку по дороге, чтобы на время выбраться из поля зрения Лунга. Мне нужна идея. Теперь моя винтовка полностью бесполезна, как и все остальное при мне, вне всяких сомнений. Мел или столовый нож вряд ли помогут сейчас. Жаль, что я не взяла с собой свой звуковой пистолет. Пусть и не прибьет, учитывая размеры противника, но хотя бы ранит. Однако у меня его не было, независимо от того, насколько отчаянно я этого желала. Также весьма досадно, что я не собрала перевязь для моей винтовки, поскольку нести ее в руках было неудобно, что наверняка замедляло мое продвижение. Раньше я никогда не бегала с оружием наперевес.

Мои мысли вернулись обратно к переулку. Я думала, что у меня будет преимущество с картой моего сенсора, отображающего доступные маршруты, если смогу попасть в достаточно плотную застройку. Единственное, что приходило в голову, это окружающие здания, но я могла видеть на карте, что в большинстве из них внутри находятся люди. Последнее, что я собиралась делать, это переносить сражение в жилой дом. Я быстро увеличила масштаб до максимального радиуса действия, чуть более семидесяти футов. Первое, что я заметила - это Лунга, выбежавшего из переулка позади меня. Второе - группу из семи серых значков на соседней крыше с видом на дорогу. Третье - обнадеживающее количество пустых зданий поблизости. Первый раз, когда я благодарна, что ситуация в Доках настолько плачевна.

Не знаю, смогу ли добраться до любого из них вовремя, но попытаться стоит. Я ринулась к ближайшему зданию, пересекла улицу и направилась к двери, которую мое оружие с легкостью снесло с петель. Я не успела. Лунг ударил меня сзади, будто грузовой поезд, посылая меня сквозь кирпичную кладку в качестве своеобразного тарана. Я отскочила от следующей стены и рухнула на пол в каком-то коридоре, а Лунг послал мне вдогонку поток огня. Он поджег деревянное ограждение, напротив которого я лежала, но, к счастью, огонь распространялся медленно. Тем не менее, в обломках стены вокруг меня кружились мелкие очаги пожаров. К своему ужасу я обнаружила, что мой щит замерцал, меняясь со своего обычного бледно-зеленого цвета к желтым оттенкам.

Я понятия не имела, как долго еще мой щит продержится. Лунг ударил меня только три раза, и еще несколько раз огнем, поэтому я сомневаюсь, что у меня в запасе есть больше одного или двух ударов, прежде чем он окончательно погаснет. Меня охватила паника, а Лунг уже пробирался сквозь стену, которую он проломил мной. Моя грудь тяжело вздымалась. Хотя я была уверена, что практически не пострадала, разве что устала, даже если адреналин не давал мне этого почувствовать.

Я помчалась по коридору так быстро, как только могла, отстреливая с петель еще одну дверь. Опять же, мне не дали пройти. Лунг бросил очередную волну пламени, которая подхватила меня и швырнула в дальнюю стену с грохотом. Я упала на пол в конце зала, а краска вокруг меня трещала и плавилась от жара. Не теряя времени, я откатилась за угол и поднялась на ноги. Если бы я только смогла пройти через несколько близлежащих комнат и выбраться через заднюю дверь, то, возможно, оторвалась от Лунга в соседних зданиях.

Я снова побежала, дальше по коридору, за угол, и сквозь выбитую мной дверь, через другую дверь и новый коридор. Я могла видеть, как иконка Лунга замедлилась в коридорах. Он был ростом более десяти футов, когда я в последний раз его видела, что не позволяло ему легко перемещаться во внутренних помещениях. Я была почти у задней двери, когда услышала ужасающий повторяющийся грохот. Лунг проламывался сквозь стены в моем направлении, практически не останавливаясь. Я в панике разнесла дверь и выбежала в проход еще до того, как обломки закончили падать, но это было бесполезно. Лунг пробил стену позади меня, низко пригибаясь, и вдарил мне в спину огромным кулаком одновременно с волной огня, отправив в продолжительный полет.

Я пролетела через небольшую зону между зданиями, пробила забор и приземлилась в переулке за ним. Охнув от боли, я закашлялась за своей маской.

Мой щит погас.

 

1.5.

Какое-то время я лежала на земле, находясь в полубессознательном состоянии. Тело не слишком сильно болело. Скверный признак - возможно, я сломала шею или что-нибудь в таком духе, когда ударилась о забор. Может быть, я уже умираю. Через несколько мгновений боль, усиливающаяся в моих руках и коленях, сказала об обратном. Я испытала некоторое облегчение, когда мне удалось перевернуться на спину и приподняться на локтях. Мой щит, скорее всего, еще держался после атаки Лунга и вырубился только после удара о забор.

К реальности меня вернули гулкие приближающиеся шаги. Ах да, Лунг. Может быть, шмякнуться о забор без моего щита было бы предпочтительнее. Это вполне могло убить меня или переломать кости, но тогда я бы точно вырубилась. Вместо этого мне приходится наблюдать, как Лунг величаво шествует в моем направлении. Я думала, что достигла максимальной планки страха, когда пыталась заставить себя идти к головорезам АПП, но по сравнению с приближающимся десятифутовым Лунгом, покрытым почти с головы до ног серебристой чешуей и ярким огнем, обволакивающим его руки до самых плеч, это были просто цветочки. Издав скулящий звук, я заработала ногами, пытаясь убраться как можно дальше.

Мне надо срочно что-нибудь придумать. Я была уверена, что мой щит со временем перезарядится и восстановится. Или 'перестроится' - такой термин первым приходил на ум, если быть точной. Но я не знала, как скоро. Подобные испытания так и не довелось провести. Еще одна заметка на будущее, если мне удастся выжить. Обязательно тщательно проверять каждую свою разработку, прежде чем полагаться на нее в опасных для жизни ситуациях. Оригинальный прототип должен перестраиваться за пятнадцать-тридцать секунд, но я понятия не имею, сколько времени потребуется для моей уменьшенной версии. Возможно, десятки секунд, а возможно минуты. В любом случае нельзя полагаться на догадки. Мне удалось не выронить свою винтовку, однако она стала бесполезной еще когда Лунг был на фут ниже и не покрыт полностью чешуей. Можно было попробовать ударить его по ногам в середине шага или попасть по глазам, но надежды на удачный исход оставалось ничтожно мало. Мысленный перебор вещей в карманах, если они еще не потерялись, также не принес мне каких-либо дельных идей. Если уж мел, ножи, ручка или бинокль были бесполезны против обычных головорезов, то теперь точно ничем не могли помочь.

Все, что мне оставалось делать, это продолжать отползать, надеясь на чудо. Попытаться оттянуть развязку событий. Я прекрасно знала это чувство. И ненавидела его. Я ненавидела чувство беспомощности против кого-то, кого не могла остановить, оно преследовало меня всю жизнь. Я не могла избежать этого даже в качестве супергероя. Я захныкала, стараясь держаться как можно тише, но, скорее всего, Лунг услышал меня. Он остановился в нескольких шагах от меня, глядя сверху вниз, когда я отчаянно пыталась отползти. Возможно, он немного уменьшился в размерах. Полагаю, это говорило о его уверенности в том, что схватка закончена.

Некоторое время он стоял неподвижно рядом со мной, прежде чем заговорил, медленно и осторожно, его голос искажался и громыхал. 'Я 'умаю, это тво-хш пер-рвая с-схватка. Я б-фы услыш' рань-хшу о 'ехнаре вроде те-е'. Я раскрыла рот, чтобы ответить, но он не дал мне такой возможности. Лунг выпустил жгучую струю огня на пол в нескольких футах от меня. Я охнула и отскочила в сторону, будучи забросанной камнями и мусором из-за взрывной волны. Жар ужасал. Прошло уже более минуты, но мой щит все еще не перестроился. Мне надо попытаться поддержать разговор. К сожалению, я понятия не имела, как это сделать.

На счастье, мне не нужно было ничего делать, он продолжал говорить сам, медленно ступая в моем направлении. Я снова поползла назад к выходу на улицу. 'По ка'ой бы прич-хине ы не ввязалс' в др-раку, ты 'елал плох-х выбор'. Он остановился на мгновение, разминая свои челюсти. Немного уменьшился в размерах. 'Сегодня я не буду тебя убивать. Но ты не уйдешь невредимым. Я научу тебя бояться меня.' Он продвинулся дальше, направляя свое пламя в мою сторону.

О боже, он собирается поджарить меня! Я находилась на земле, всего в пяти футах от Лунга, не способная как-либо ему навредить и без единой возможности сбежать. Даже если мне удастся подняться на ноги, он моментально схватит меня. Вот и все. Больше ничего нельзя сделать. Я подумала о своем отце - разумеется, мне не удастся скрыть от него ожоги. Вероятно, придется снова идти в больницу, и я не представляла, как объяснить свои раны. К тому же у нас туго с деньгами. Я понятия не имела, что можно сказать полиции. Меня бы вычислили всего за одну ночь. Я попыталась стать супергероем, чтобы помогать людям, однако в качестве финала этой истории мне виделись отец в долгах и наблюдающие за мной полиция или СКП.

Без всякого предупреждения Лунга опрокинуло в сторону, а затем бросило лицом на дорогу рядом со мной. Понятия не имею, что случилось, но упускать малейший шанс отложить свое сожжение я не собираюсь. В каком-то смысле участь ужаснее смерти. Я вскочила на ноги и понеслась вперед. Не представляю, что теперь предпринять, ведь все мои попытки побега провалились. Разные планы крутились у меня в голове и отбрасывались один за другим. Поблизости не было каких-либо навесов, которые я могла бы обрушить на Лунга, к тому же время поджимало. У меня бы не вышло обрушить целое здание - винтовке не хватало мощности для этого. Лаборатория с моим звуковым пистолетом находилась слишком далеко. Я не могла найти людей на улицах в это время дня, да и сомнительно, чтобы Лунг перестал преследовать меня только из-за толпы. Также у меня не было сведений о местоположении территории Империи 88, и остановит ли это Лунга в принципе. В зоне моего сенсора не наблюдалось никакого транспорта, за который я могла бы зацепиться. У меня не было знаний, как завести один из автомобилей, стоящих вдоль улицы, к тому же я не умела водить. Сдаваться на милость Лунгу или пытаться подкупить его с помощью своих Технарских изобретений, не выглядело разумной затеей, даже если мне удастся вставить хоть слово, прежде чем он поджарит меня.

Можно попытаться спрятаться, пришло мне в голову. Если бы у меня получилось разорвать дистанцию, я могла бы использовать свое оружие для отвлечения внимания и запрыгнуть в мусорный контейнер или что-то в этом роде. Если я буду сидеть тихо, он может пройти мимо. У меня может получиться, если я выберу наиболее извилистый путь, заставляющий Лунга тратить время на обход препятствий. Ранее похожий план привел к неудаче, но больше ничего не придумывалось. Я поискала на карте удобные места, выбрав одно среди нескольких возможных. Вероятно, это был мусорный контейнер. Я могла только надеяться, что он не заперт или имеет крышку сверху, что было непросто определить по одному схематичному изображению на карте.

'Блядь! Ублюдок!' раздался рев Лунга у входа в переулок. Я услышала царапающий звук металла о кирпич или бетон, а затем тяжелую поступь сзади, его значок постепенно нагонял меня. У меня была фора примерно в двадцать футов. Не думаю, что этого будет достаточно. К моему удивлению, он снова споткнулся, я услышала, как он упал на землю. Я не могла поверить своей удаче. Бросившись в первый попавшийся переулок, я принялась сканировать местность вокруг в поисках вариантов. Было не так много хороших мест, но мое преимущество увеличилось до более тридцати футов, прежде чем Лунг снова поднялся на ноги и продолжил погоню. Я старалась перемещаться на короткие дистанции, сворачивая за каждым углом. Но усталость начала брать свое, замедляя меня. До выбранного мной укрытия осталось немного. Я услышала расстроенный рев Лунга сзади, врезающегося в стены и помогающего себе когтями. У меня, вероятно, оставалось десять или пятнадцать секунд, прежде чем я появлюсь в поле его зрения, и тогда любые надежды на укрытие будут потеряны.

К счастью, я уже подбегала к месту назначения. Я быстро преодолела пространство между двумя зданиями, слишком узким, чтобы это можно было назвать переулком, и снова вышла на улицу. Стреляя в каждую виденную дверь на другой стороне дороги, я повредила несколько и парочку снесла с петель. После этого я подняла прицел вверх и выстрелила в окна, находясь уже на полпути к выбранному укрытию. Контейнер был закрыт, и я отчаянно дернула крышку, молясь, чтобы она оказалась не заперта. Так и вышло. Я проскочила и нырнула внутрь, приземлившись среди мешков для мусора и прочего хлама. Крышка упала обратно на место, оставляя меня в темноте. Надеюсь, выломанные двери, а также звуки ломающегося дерева и битого стекла, замаскируют мои действия и поведут Лунга по ложному следу.

Я была измотана. Сердце лихо колотилось. Мои ноги так сильно болели, что я не уверена, смогу ли снова подняться.  Отчаянно хотелось как следует отдышаться, но я заставила себя лежать как можно тише. Я проследила за Лунгом по его иконке, и услышала, как его чешуя царапнула по кирпичу, когда он вышел на дорогу. Вот и все, снова. Больше я ничего не могу сделать. В который раз. Нельзя рассчитывать, что он удачно оступится в третий раз, давая мне еще одну возможность убежать. Мой щит все еще не работал, правда, я полностью потеряла счет времени. Может быть, он находился выключенным пару минут, а может десять. Не имею представления.

Лунг, не колеблясь, направился прямо к моему контейнеру. Я замерла, и слезы снова навернулись на глаза. Страх сковал мое тело. Все, что мне оставалось, это смотреть, как синяя иконка Лунга неуклонно движется в мою сторону. Он медленно поднял крышку мусорного контейнера, заглядывая внутрь. Я не смела взглянуть ему в глаза. 'Это конец. Больше никаких фокусов. Больше никаких уловок.' Произнес он. Я могла представить, как он недовольно хмурился. Свернувшись клубком вокруг своей винтовки, я спрятала лицо. Крик почти вырвался из моего горла, когда его рука грубо схватила меня за верхнюю часть плаща, но огня не было. Он играючи поднял меня вверх и швырнул на дорогу. Перекувырнувшись вокруг своей оси, я остановилась и только сильнее сжалась. Ни единой мысли в голове не осталось. Я зарыдала, слыша, как он подходит ближе.

Какого бы наказания Лунг для меня не планировал, этому не суждено было сбыться. Он остановился, и, вроде бы, отвернулся в сторону. Некоторое время он молчал. Откуда-то быстро приближался звук двигателя. Взревел огонь, и я закричала, но ничего так и не ударило меня. Через мгновение раздался оглушительный грохот, лязг столкновения металла об металл, и рев двигателя пронесся мимо, очень быстро удаляясь дальше по улице.

У меня не было достоверных объяснений случившемуся. Я выпрямилась и села. Конечно, надежды на спасение немного, но мне нужно узнать, что происходит. Я посмотрела дальше по дороге, где скрылось промчавшееся нечто. Не особо помогло.

Мне показалось, или Лунга действительно сбила машина?

По-моему, вдалеке виднелось нечто похожее на огонь Лунга, но я не была уверена. Моя карта тоже не очень помогала, поскольку действие происходило вне радиуса в семьдесят футов. Ну, у меня есть бинокль. Я засунула руку в карман плаща и вытащила предмет. После чего подняла на уровень глаз и покрутила регулятор, чтобы получить более четкое изображение, держа винтовку на коленях. Все еще ничего не видно. Я убрала бинокль.

Не знаю, что произошло, но у меня определенно не будет лучшего шанса, чтобы сбежать. Не важно, сбила ли Лунга машина или что-то еще, мне надо валить. Я попыталась встать. Было нелегко, но я заставила себя подняться, несмотря на мои трясущиеся ноги. Мои колени болели от удара о землю после встречи с забором, и я чувствовала, как внутри все горело. Вероятно, потянуты мышцы. Похоже, больше бежать я не смогу, по крайней мере, пока не дам ногам отдохнуть.

Я только начала спускаться вниз дороге, когда услышала позади звук знакомого движка. Через мгновение в мой радиус обнаружения попал значок транспорта. Еще через миг он остановился рядом со мной. Я удивленно моргнула. Думала, что это может быть автомобиль или грузовик, если судить по реву, но это оказалось не так. Мотоцикл. Огромный мотоцикл, который я сразу узнала. Не могу поверить, мне кажется, я грежу наяву. Мысль о том, что Оружейник, глава отделения Протектората в Броктон-Бей и, безусловно, лучший Технарь города, придет и спасет меня от Лунга, совершенно не приходила мне в голову.

Он сидел на мотоцикле в броне темно-синих и серебристых оттенков, с остроконечным V-образным забралом, закрывающим глаза и нос. Его футуристического вида алебарда держалась в вертикальном положении, но немного наклоненной вперед, словно у готовому к сражению рыцаря. С навершия и секирообразного лезвия капала густая темная жидкость.

Осмотрев меня с головы до ног, он протянул мне незанятую руку и произнес. 'Забирайся, у нас не так много времени до возвращения Лунга. При его нынешних размерах у меня мало шансов на победу, поэтому я бы посоветовал нам быстро отступить, пока ситуация не обострилась'. Я сделала несколько шагов вперед, не решаясь заговорить. Моя неуверенная поступь, должно быть, намекнула ему о моем отвратительном состоянии, потому что он на мгновение нахмурился, затем резко наклонился вперед, обнимая меня за талию, приподнял за пояс и усадил перед собой, на манер езды в дамском седле. Я пискнула от удивления и покраснела от смущения.

Приобняв меня, он поддал газу своему, очевидно, Технарскому изобретению. Кроме прочего, он умудрялся управлять им без помощи рук. Оружейник гнал с безумной скоростью по улицам Доков, быстро покидая опасные районы и направляясь в центр города. Хотя мое сознание мало что воспринимало в тот момент. Голова кружилась, и я все еще находилась в шоке от ужасающей погони и стремительного, совершенно неожиданного спасения. Главное, что я в безопасности. Я смогла выжить.

 

1.6.

Оружейник вел мотоцикл в тишине около пяти минут, прежде чем свернул к обочине. Мы находились в центре города, рядом с небольшим парком. Только остановившись, пришло осознание, что в движении я как бы вжалась в его грудь, держа свое оружие двумя руками. Возможно, немного проплакала, хотя я бы наверняка открещивалась, если бы кто-то заявил подобную нелепицу. Вероятно, меня бы это смутило, если не всепоглощающая усталость. Остановившись, Оружейник соскочил с мотоцикла и помог мне слезть. Поддерживая под локоть, он отвел меня на скамейку в парке.

Он внимательно посмотрел на меня. 'Перво-наперво, вы ранены? Как вы думаете, вам нужна медицинская помощь?' Я покачала головой, будучи слишком уставшей, чтобы говорить вслух. 'Хорошо, рад это слышать. Я знаю, насколько напряженным может быть первый бой маски, и вам явно выдался не лучший.' сказал он. Он казался обеспокоенным и заботливым. Словно мой отец временами. 'Теперь все закончилось. Просто посидите здесь минутку, я скоро вернусь.'

Я осталась сидеть, крепко прижимая винтовку к груди, как будто боялась ее потерять. На секунду подумалось о том, чтобы встать и улизнуть отсюда. Оружейник спас меня, и я не думаю, что у него были какие-то нехорошие намерения в отношении меня или что я уже под арестом. Любые новостные передачи, интервью в журналах и на пресс-конференциях, которые я видела, изображали его настоящим героем. Тем, кто неустанно трудится на благо жителей города. Но я понятия не имела, что должно сейчас произойти. Слишком много плохих вариантов развития приходило на ум. Но даже если бы я сама удачно ускользнула от него, или Оружейник позволил бы мне это сделать, я слишком устала, чтобы пробовать.

Не хочу думать об этом. Я снова обратила внимание на свою карту, чтобы отвлечься, и увидела время. Двенадцать двадцать два. Я моргнула. Не совсем уверена, но не думаю, что прошло более десяти минут с тех пор, как начался бой. Принимая во внимание время в поездке, я сражалась с Лунгом и АПП не более пяти минут. Казалось, сражение длилось намного дольше. Я была измотана больше, чем после долгого изнурительного дня сбора хлама и занятий Технарством. Невероятно. Я читала, что настоящие битвы изнурительны, но совсем не ожидала, что будет так плохо. Я сосредоточилась на значке Оружейника. Он пересек дорогу и ушел в какое-то здание. Там находилась другая иконка, с которой он, судя по виду, разговаривал.

Он был там несколько минут, прежде чем направиться обратно ко мне. Не знаю, чем он мог заниматься. Может быть, тот человек был оператором СКП, и Оружейник докладывал о произошедших событиях. Я определенно не ожидала, что он сядет на скамейку в нескольких футах от меня и протянет бумажный стаканчик.

'Горячий шоколад. Вы не выглядите большой любительницей кофе.' Он заявил, улыбаясь. Его улыбка стала шире, когда я на миг уставилась на него, прежде чем медленно взять чашку.

'Э-эм... нет. Ч-чай, обычно.' Сказала я слабым голосом. Ситуация развивается в направлении, которое я точно не могла предсказать. Он принял меня за кого-то другого? Нет, невозможно, ведь он уже догадался, что это был мой первый бой.

'Иногда я практически выживаю только за счет кофе'. В своей руке он держал другую чашку. Его алебарда была прикреплена к спине, сложенная каким-то непонятным образом. 'Вообще-то, частично поэтому я не выхожу в костюме с полной лицевой маской. Это действительно очень удобно иметь возможность перекусить или выпить в середине долгого патрулирования. Не беспокойтесь о своей маске, я не буду подглядывать.' Он все еще улыбался мне.

Меня поразило забавное воспоминания о том, что когда-то я имела пару трусов с изображением Оружейника. Я быстро посмотрела на свою чашку и замерла, услышав, что Оружейник начал пить свой кофе. Я была сбита с толку. Но, думаю, горячий шоколад действительно то, что мне сейчас нужно. Я положила винтовку на скамейку рядом с собой и принялась раздумывать, что же делать с моей маской. Если отодвинуть ее вверх или в сторону, то станет ничего не видно. Я решила поддерживать ее одной рукой, держа стаканчик другой. При снятии маски раздался слабый, но смущающий чавкающий звук. Раньше я этого не замечала, но сочетание пота, слез, слюны и... соплей почти приклеило маску к моему лицу. Салфетки, в следующий раз мне надо обязательно взять с собой салфетки. Я брала их с собой в школу, но не думала, что они мне понадобятся после сражения с преступниками. Это просто нелепо. 'Тьфу...' выдала я на автомате. Сделав глоток напитка, я посмотрела краем глаза на Оружейника. Верный своему слову, он отвернул лицо от меня.

Горячий шоколад оказался на вкус бесподобным.

Я держала свою маску у подбородка, не имея никакого желания надевать ее обратно. Теперь я заметила, что данный вариант ношения неудобен. Я решила немного наклонить голову и слегка повернуться, а затем вернуться к прежней позиции, поняв, что такой способ лучше скроет мое лицо. Оружейник приметил мое бедственное положение и потянулся к элементу своих доспехов, вытащив на свет салфетку. Отставив стаканчик, я приняла ее и тщательно вытерла лицо вместе с внутренней частью моей маски, после чего скомкала салфетку и положила рядом с винтовкой, забирая чашку обратно.

Мы закончили с напитками в тишине. Я почти чувствовала, как жизнь постепенно возвращается в мое тело. Апрельская ночь не была так уж холодна, но горячий напиток помог мне вернуться к своему нормальному состоянию. Когда я, наконец, отложила чашку и снова надела маску, Оружейник повернулся ко мне и спросил: 'Итак, как мне вас называть?'

Я почти выпалила свое настоящее имя, но вовремя осеклась. 'Э-э, не уверена. Я еще не придумала себе прозвище. Наверное, что-нибудь связанное с зеленью, чтобы соответствовать моему плащу и другим вещам. Но это не так просто, как мне казалось раньше, понимаете?'

Он покачал головой. 'Для меня это не было проблемой. Моя геройская карьера началась до того, как все хорошие имена были заняты'. Мы сидели молча в течение некоторого времени, прежде чем он спросил: 'Не против поговорим о бое?' Возможно, я немного вздрогнула, поскольку он приподнял руку, продолжая говорить. 'Не волнуйтесь, у нас нет к вам претензий. Мы не арестовываем новых героев за сражения со злодеями. Я просто хочу понять, что произошло, и, может быть, предложить пару советов.'

Я совсем не горела желанием говорить об этом. Слишком много вещей, на которых мне бы не хотелось заострять внимание. Но, в конце концов, Оружейник спас, если не мою жизнь, то здоровье уж точно, и он до сих пор хорошо относился ко мне. 'Хорошо. Что вы хотите узнать? Я... У меня нет подобного опыта. Я не знаю, как это обычно происходит.'

'Все в порядке, не нужно никаких церемоний. Я не прошу вас идти со мной в здание СКП и давать полный отчет, если вы беспокоитесь об этом. Я просто прошу вас рассказать мне своими словами, что случилось, и, возможно, прояснить мне некоторые моменты. Хорошо?' Теперь он говорил более сосредоточенно и в более профессиональной манере. Полагаю, пришло время ответить на несколько вопросов.

'Да, конечно. Думаю, я начну с самого начала?' Он кивнул. Я глубоко вздохнула и принялась рассказывать. 'Хорошо. Это был мой первый ночной выход, и я хотела сделать что-нибудь выдающееся. Не знаю, может быть, остановить ограбление или... или прервать наркосделку или что-то в этом роде. Хотя я слышала, что в большинстве случаев в Доках ничего такого не происходит или, по крайней мере, не на улице? Это то, что я вычитала, в любом случае. Поэтому я просто гуляла и наблюдала за моим интерфейсом и...'

'Интерфейс?' вмешался Оружейник. 'Не возражаете объяснить подробнее? Если не хотите, то необязательно, но это может помочь.'

'О-у? Хм, хорошо, я не против. Это просто... вещь, которую я встроила в свои очки.' Сказала я, показывая на свое лицо, прежде чем до меня дошло, что на мне все еще надета маска. Это неловкое чувство. 'Первая реальная вещь, которую я сконструировала, нечто вроде компьютера. Я управляю им своими глазами, и это позволяет мне взаимодействовать с другим оборудованием. Она отображает информацию, получаемую от моего сенсора. Ах да, у меня есть сенсор, нечто вроде маленького радара. Пускай радиус действия небольшой, но он довольно хорош. Значит, я наблюдала за своим интерфейсом. И ничего не могла найти в течение длительного времени. Но, в конце концов, я наткнулась на членов банды неподалеку от одного здания'.

'Как вы узнали, что они были членами банды?' Он снова перебил меня. Черт, об этом я не подумала. Нельзя упоминать, что я пометила их еще в школе.

Пришлось выкручиваться. 'Я вроде как заметила их стоящих вместе на улице. Наверняка нельзя было сказать, пока я не подобралась ближе. Это были АПП, хм, очевидно. Л...' - я сглотнула - 'Л-Лунг вышел почти сразу, и он заявил, что они собираются стрелять в детей. Мне кажется. То есть, я уверена в точности формулировки, но не знаю, что он конкретно имел в виду.' Я посмотрела на Оружейника, надеясь, что у него будет какое-то разумное объяснение. Не хотелось бы верить, что это обычное явление. Я бы точно слышала, если бы банды нападали на детей. Если бы ситуация в Броктон-Бей упала ниже плинтуса, то про это обязательно рассказали новостях.

Он покачал головой. 'Я не уверен, что Лунг подразумевал под этим. Сильно сомневаюсь, что он собирался стрелять в мирных жителей, если ты это имеешь в виду. Это вовсе не в его стиле, и мы бы точно не оставили его безнаказанным, даже если нам пришлось просить подмогу из других отделений.' Я сглотнула, вспомнив о том, что Лунг ранее уже побеждал Оружейника и большую часть членов Протектората города. 'Нет, более вероятно, что он имел в виду другую группировку. Большинство членов банд довольно молоды, и он, скорее всего, указывал своим людям на данную характеристику, чтобы выставить их меньшей угрозой. К тому же английский не является его родным языком, поэтому он мог бы ошибиться, переводя свои мысли в слова.'

Я повесила голову. Получается, я, вероятно, рисковала своей жизнью, чтобы спасти каких-то головорезов Империи 88. В том случае, если Лунг снова не собрал своих людей и повторно отправился в рейд. Возможно, именно этим он сейчас и занимается. 'Выходит, я рисковала ради спасения преступников. Великолепно.'

Оружейник положил руку мне на плечо. 'Не думайте об этом таким образом. Вы атаковали злодея и подвергли себя риску, чтобы спасти людей. Не важно, чьи жизни, это все равно был благородный поступок. Не каждый новый герой может отважиться на подобное, особенно против Лунга. Вы сделали правильный выбор.' Похвала приподняла мне настроение.

Я продолжила, чтобы не возникла неловкая пауза. 'Так вот! После этого я типа вышла и начала в них стрелять.' Оружейник взглянул на мою пушку, но промолчал. 'Мое оружие просто проецирует кинетическое поле, и я могу регулировать мощность и менять ширину луча. Я сбила с ног кучу народа, по мне также немного постреляли.'

Голова Оружейника повернулась ко мне, когда я упомянула о стрельбе. 'Они стреляли в тебя? Ты не ранена? Не похоже, что ты носишь броню.' А, точно. Я не упоминала про свой щит. Но комментарий о броне напомнил мне, о чем я изо всех сил старалась не думать. Без моего щита я выглядела смехотворно. Вероятно, даже хуже, чем раньше, так как моя белая рубашка и штаны были в грязи, колени джинсов разорваны, и я совсем не хотела думать о том, что с моими волосами. Наверняка и запах был соответствующий. Я постаралась выкинуть данные мысли из головы.

'Хм, да, стреляли. Я не ранена. У меня есть генератор щита. Забыла упомянуть об этом, извините. Я думаю, что он сломан в любом случае. Его замкнуло, когда Лунг ударил меня, но он должен был уже восстановиться. Возможно, простая неисправность. Надеюсь, что так. Я только сегодня его доделала.' Сказала я с некоторой горечью в голосе.

'Генератор щита? Впечатляющая работа для нового Технаря. Даже с многолетним стажем немногие могут построить подобное. Это твоя Технарская специализация, как думаешь?' Он спросил невзначай, однако ответ на данный вопрос являлся последней вещью, которую я собиралась ему открывать. Я не могла никого посвящать, в чем состоит моя специализация.

Поэтому я солгала снова. 'Думаю, да. Вероятно. Мое оружие основано на тех же принципах. В сущности, просто стреляет силовыми полями. У меня также есть небольшое ховер-приспособление, которое работает аналогичным образом, и я надеюсь в скором времени сделать нечто вроде ховер-пака.' Эта часть была наполовину правдой. Моя ховер-система работала не как генератор щита, но я действительно хотела построить что-нибудь для полетов или парения. Надеюсь, это также поможет в создании моего образа. Пусть люди думают, что я всего лишь Технарь силовых полей. 'В конечном итоге они все разбежались, оставив меня наедине с Лунгом. Недолго мне удавалось его сдерживать, но он рос слишком быстро, и... затем я побежала. Так глупо, ведь у меня есть еще один пистолет, который достаточно мощный, может быть, даже способный ранить его, но я не взяла его с собой, потому что опасалась убить кого-нибудь.'

'Не самое плохое решение, правда, как бы ситуация не повернулась. Слишком много новых Технарей выходят за рамки, не думая об ответственности в отношении собственных изобретений. Особенно молодые. Это одна из самых распространенных проблем среди Технарей в Стражах, наряду с недостаточным тестированием техники. Думаю, сегодня ты получила наглядный урок, если твой щит действительно сломался.' Он беззлобно усмехнулся в мою поддержку, но я все равно чувствовала себя дурой.

Я резко кивнула. 'Без вопросов. Больше я не собираюсь применять свои изобретениям без тщательного, долгого тестирования.' Я опустила голову на руки. 'Я действительно могла умереть. То есть, если бы мой щит отключился сразу, когда в меня стреляли. Это был бы конец. Я даже не подумала об этом.' осознание внезапно обрушилось на меня. Я была слишком разгорячена боем, чтобы по-настоящему думать головой, но, честно говоря, вполне могла погибнуть. Это было удивительно ненавязчивое чувство, по сравнению с тем, насколько меня ужасала возможность сожжения.

Оружейник кивнул и сказал. 'Постарайся не зацикливаться на этом сейчас. Ты можешь быть шокирована, но помни, что ты смогла выжить. Выспись и подумай об этом позже на свежую голову. Что касается тестирования, станет легче справиться с этим, если у тебя будет больше оборудования. Не такая уж и большая жертва оставить свою технику в стороне, если есть хорошая замена. Со временем разберешься. Так, на чем мы остановились?

'Хм, да' сказала я 'больше ничего особенного. Я недолго бегала от Лунга, и он атаковал меня несколько раз, пока не отправил в полет через забор, после чего мой щит накрылся. Тогда он стал мне угрожать, сказал, что я должна его бояться, а затем он споткнулся, и я снова побежала.' Оружейник немного склонил голову, но промолчал, поэтому я продолжила. 'После этого я поняла, что не смогу никак навредить ему или оторваться, поэтому попыталась спрятаться. Я ушла из его поля зрения и спряталась в мусорном контейнере. Заранее выбивала двери и окна по пути, чтобы запутать его, но Лунг не повелся на это. Он нашел меня сразу и вытащил наружу, а затем уже появились вы и спасли меня.'

'Неплохой план в целом. Похоже, ты быстро соображаешь в критической ситуации. Но на будущее, у Лунга обостренные чувства наряду с другими силами.' сказал он. 'Ну, разумеется,' - пробормотала я. Оружейник усмехнулся.

'Хорошо, кажется, мы разобрались,' - сказал Оружейник - 'С этим достаточно легко можно восстановить картину боя. Теперь, прежде чем мы закончим, у меня есть несколько советов. Но сначала, тебя подвезти? Вряд ли ты хочешь возвращаться домой в костюме.'

Об этом я не подумала. 'О, раз уж вы предлагаете, можете подвезти меня до Рынка на Лорд-Стрит? Хм, конечно, если вы не заняты.'

Он улыбнулся. 'Без проблем. Мы можем закончить разговор по пути, это не должно занять много времени.'

Оружейник встал, и я быстро присоединилась к нему, подобрав винтовку, пустую чашку и использованную салфетку. Он бросил свой стаканчик в мусорный ящик, и я последовала его примеру. Мы подошли к мотоциклу. Вероятно, было бы уместнее называть этого монстра иначе, но слово 'байк' казалось слишком маленьким, а 'чоппер' или 'хог' также не совсем подходили. Подойдя, Оружейник коснулся кнопки возле панели управления, и за его сиденьем открылась секция, формирующая второе посадочное место в комплекте с ремнем безопасности, спинкой и всем остальным.

Он сел и указал на сиденье позади. 'Садись. Думаю, так ехать удобнее, чем у меня на руках.' Я осторожно села на место и защелкнула ремень безопасности. Сначала было непонятно, куда ставить ноги, но вскоре я нашла соответствующие уступы. 'Если надо, можешь придерживаться руками за поручень прямо перед сиденьем. Готова?' Я схватилась за ручки, и, поняв, что он не смотрит в мою сторону, добавила 'Да. Готова.' Если бы я ожидала еще одну безумную поездку по городу, то была разочарована. Оружейник двинулся в спокойном темпе, придерживаясь скоростных ограничений, останавливаясь на светофорах и соблюдая остальные правила. Даже не думала, что супергероям будет дело до подобных вещей.

Как только мы тронулись, Оружейник снова заговорил: 'Во-первых, раз уж ты Технарь с достаточным количеством завершенных проектов, чтобы выходить в одиночку, и учитывая твое желание быть героем, можно предположить, что ты не собираешься присоединяться к Стражам. Я не буду давить, скорее всего, у тебя имеются свои причины, но я бы настоятельно рекомендовал пересмотреть свое решение. Из всех типов паралюдей именно Технари, вроде нас, больше всего выигрывают от поддержки правительства, предоставляемой своим героям. Технарю очень сложно держаться самому по себе, и любая злодейская организация охотно приберет тебя к рукам, если у них появится такая возможность. Не отвечай сейчас, подумай, как следует об этом на досуге. Если передумаешь, ты всегда можешь вступить к Стражам.'

Я опустила голову. 'Да, я подумаю об этом. Но все не так просто.' все, что я могла сказать. Мне действительно нельзя раскрывать свои настоящие причины, как бы я того не хотела.

Оружейник качнул головой. 'Все нормально. Как я уже сказал, не отвечай сейчас. У тебя есть время. Но это приводит нас ко второму пункту. Сегодня ты сражалась с Лунгом и ушла от него. Это его совсем не обрадует, а он ведь не единственный парачеловек в АПП. Есть также Демон Ли и Бакуда.'

'Я знаю о Демоне Ли, по крайней мере, то, что накопала в сети. Но я никогда не слышала о Бакуде.'

'Не удивительно. Она новенькая, недавно присоединилась. Она тоже Технарь, но ее специализация - это бомбы.' У меня сбилось дыхание. 'Проняло, да? Конечно, наверняка никто не знает, но вполне вероятно, что любой из них может напасть на тебя за то, что ты осмелилась атаковать Лунга и сбежать. Сильно не зацикливайся на этом, вряд ли они нападут на тебя в гражданском обличье, даже если бы могли, это редкое явление в сообществе масок. Поскольку это был только твой первый выход, не стоит пока беспокоиться о засаде, им неизвестны твои обычные маршруты. Но если ты продолжишь выходить в костюме, вероятно, они начнут действовать. Тебе следует избегать одних и тех же маршрутов, которые помогут выследить тебя, и, в идеале, пока не появляться на территории АПП. Конечно, при случае мы придем на помощь, но на большее несоюзным героям рассчитывать не стоит. Не думай, что я давлю на тебя, чтобы заставить присоединиться к Стражам, просто таково положение дел. Но я считаю, гораздо легче управляться со всем, имея верных товарищей, и безопасное место, куда можно спокойно вернуться.'

Он и впрямь дал несколько полезных советов. Несмотря на неясные последствия, мне действительно хотелось присоединиться к Стражам. Я хотела быть частью чего-то большего, чего-то действительно значимого. Временами просто жаждала. Но мне нельзя этого делать. Невозможно скрыть свои способности от организаций вроде Стражей или Протектората, и они бы наверняка не приняли мои способности.

Некоторое время мы молчали, пока Оружейник управлял мотоциклом, огибая Доки по дуге, чтобы добраться до Рынка на Лорд-Стрит с юга, вдоль Бульвара. Он остановился в переулке всего в нескольких улицах от Рынка, чтобы высадить меня. Как только я слезла, он протянул руку, и карточка выскользнула из отсека в запястье его доспехов.

'Возьми, это моя визитка. Там мой номер телефона и адрес электронной почты. Звони мне, если попадешь в беду. Нелегко выходить в одиночку. Не жди, пока не станет слишком поздно для помощи. Помни, в городе есть люди, желающие помочь.'

Я молча взяла карточку, и он кивнул. Затем развернул мотоцикл и начал удаляться от меня.

Потратив немного времени, я записала его имя через интерфейс и выставила значку зеленый цвет.

Затем повернулась и направилась к дому. Изначально я планировала вернуться в свою лабораторию, переодеться в старую одежду и забрать рюкзак, но я была слишком измотана. Мне также не хватало духу приближаться к территории АПП. Не сейчас.

Мне потребовалось полчаса, чтобы добраться до дома. Находясь почти у цели, я нырнула в переулок и сняла плащ, обернув им свою винтовку, маску и щит. У меня не должно возникнуть проблем с возвращением домой. Мой отец пошел спать еще раньше, и у него очень крепкий сон, поэтому мне не о чем беспокоиться.

Все могло было пойти намного хуже - подумалось мне, когда я нащупала визитку Оружейника в кармане. Приводил в ужас и постоянно напоминал о себе тот факт, что я была отвратительно подготовлена. Но моя первая ночь в костюме могла пойти и по более худшему сценарию. Я пыталась подобрать слова для самоуспокоения, пробираясь к дому и стараясь не думать о завтрашних школьных занятиях.

Меня поразила внезапная мысль. Я остановилась, положила плащ на пол и схватила свой генератор щита. О, пожалуйста, пожалуйста, пускай я ошибаюсь. Щелкнув по интерфейсу, я активировала значок своего щита. Привычное светло-зеленое свечение возникло вокруг меня.

'Дерьмо!' воскликнула я и пнула по стене.

 

Интерлюдия 1-1: Оружейник.

Оружейник уверенно шествовал по залам штаб-квартиры СКП в Броктон-Бей в направлении офиса Директора Пиггот, придерживая папку с бумагами подмышкой, в то время как солнце только показалось за горизонтом. Даже после всенощного патрулирования было важно поддерживать свою репутацию перед персоналом штаб-квартиры. Во время ходьбы он составлял планы на грядущий день. Оставалось несколько крупных проектов, требующих внимания, также, как и многочисленные обновления для его оборудования, которые необходимо было протестировать, а затем отправить на утверждение. Он был несколько разочарован тем, что не удалось испытать дротики с транквилизатором, приготовленные для Лунга. Результаты проведенных исследований указывали, что дозы должно хватить, если ввести не слишком поздно, но без полевых испытаний нельзя было утверждать с уверенностью. Дротики были готовы более месяца назад, но только этой ночью он имел возможность протестировать их на Лунге. Однако обстоятельства не позволили. Конечно, шансы на то, что новое оружие одолеет Лунга, присутствовали, но ситуация все еще оставалась слишком рискованной. Лучше придержать их на крайний случай. Также в приоритете значилось спасение нового Технаря, а не испытания оружия против Лунга.

Он подошел к двери Директора и вежливо постучал. Услышав нетерпеливое 'Войдите!', он открыл дверь и зашел внутрь.

Подойдя ближе, Оружейник положил папку на стол и произнес: 'Информация о новом Технаре, с которым я столкнулся во время моего патрулирования этой ночью. На тот момент она спасалась бегством от Лунга.'

Директор, тучная женщина средних лет, приподняла бровь. 'Что ж, это заслуживает отдельного обсуждения, я думаю. Садись.'  сказала она, указывая на кресло.

Оружейник присел, несколько разочарованный. Он надеялся, что отчета будет достаточно, хотя надежды оставалось немного после упоминания имени Лунга. Но затраченное на написание отчета время могло быть использовано для решения других важных задач. Однако Директор была из того типа руководителей, которые предпочитали, как можно чаще получать информацию непосредственно из источника.

'Хорошо. Я быстро освещу события, если вы не возражаете. Более подробная информация уже есть в отчете, и у меня имеется целый ряд проектов, требующих внимания, помимо обычной тренировки.' он всегда был прямолинейным, что помогало избегать ненужной путаницы и двусмысленностей.

Директор Пиггот приподняла уголки губ. 'Полагаю, сон отсутствует в твоем списке первоочередных задач? Если я не ошибаюсь, это твой второй ночной патруль кряду.'

Он покачал головой. 'По плану у меня короткий сон около полудня после составления расписания патрулей на следующую неделю и отчета по моим текущим проектам'. Еще одно тонкое напоминание о его многочисленных обязанностях может немного ускорить ход событий.

'Хорошо' ответила она, жестом подбадривая его. 'Тогда закончим побыстрее. Пропустим любые детали о Лунге, уверена, что твой отчет содержит достаточно данных, и нам вряд ли нужно больше информации о нем. Меня больше волнует новый Технарь и причины, по которым она вступила в сражение с Лунгом.'

Оружейник выдержал паузу, собираясь с мыслями. 'Во-первых, она, судя по ее поведению и внешнему виду, новенькая маска. Видна импровизация с костюмом, что обычно касается одежд Бугаев или Стрелков, кого-то уверенного в своих боевых способностях, но без особых ресурсов. Согласно моим догадкам она вышла в костюме при первой появившейся возможности. Это часто является показателем использования жизни маски как побега от чего-либо. Зачастую домашние проблемы. Думаю, существует высокий шанс, что она подвергается насилию, хотя, конечно, этому нет никаких реальных доказательств.'

Директор придвинулась вперед. 'Нам надо об этом беспокоиться? У нас уже есть как минимум два, а может быть, и больше, Технарей-злодеев в городе. Мне бы не хотелось, чтобы она переходила в данную категорию, и, в особенности, кооперировалась с другими Технарями. К слову, есть ли у тебя мысли насчет ее специализации? Было бы скверно заиметь еще одну Бакуду по соседству.'

'Не думаю, что нам стоит беспокоиться, она имеет значительную склонность к героизму. По ее словам, причина для атаки на Лунга состояла в том, что он заявил о своем намерении убить детей. Скорее всего, он имел в виду членов противоборствующей группировки, но это показывает ее желание поступать правильно.' сказал Оружейник. 'Что касается специализации, то здесь не все ясно. Она утверждает, что специализируется на силовых полях, и в ее распоряжении имелся персональный генератор защитного экрана и винтовка, работающая на сходных принципах. Результаты беглого осмотра есть в отчете. Она также сообщила, что сделала ховер-пак на той же технологии, что само по себе удивительно. Однако мой детектор лжи зарегистрировал высокую вероятность того, что она лжет о своей специализации.'

'Хм, звучит несколько тревожно. По каким причинам она захотела скрыть информацию? Она солгала о чем-нибудь еще?' Директор вздохнула. 'Хотелось бы верить, что нам не нужно беспокоиться об этой девушке, но, если она обманывает нас в этом, мы можем полагать, что она пытается скрыть что-то, что мы не одобрим.'

Оружейник пожал плечами. 'Возможно. Она сказала только еще одну несомненную ложь. О том, каким образом она определила, что бандиты, с которыми она сражалась, на самом деле принадлежали АПП. Это все есть в отчете. Но я не думаю, что нам надо всерьез беспокоиться. У нас был долгий разговор, более чем достаточный для калибровки моего детектора лжи. Вряд ли ей удалось утаить что-либо от меня, тем более, что она находилась в довольно плохом состоянии после того, как я спас ее от Лунга.' Он поднял руку, предвещая возможный вопрос Директора. 'Не в физическом плане. Она практически не пострадала. Это говорит о качестве ее щита, я думаю, и может означать, что она не лжет о своей специализации, хоть и скрывает некоторые подробности. В любом случае, она была сильно вымотана своей первый стычкой, и я воспользовался этой возможностью, чтобы наладить взаимоотношения. Я агитировал ее присоединиться к Стражам, но не давил, поскольку она находилась в хрупком состоянии. Было бы слишком легко оттолкнуть ее, если бы я сказал что-то лишнее.'

Пиггот кивнула. 'Ты прав, не стоило злоупотреблять ситуацией. Если она избегает Стражей, это может быть намеком на жестокое обращение родителей. Что нелегко определить, не ставя ее в известность о наших намерениях, но, если это так, мы могли бы предложить ей выход из-под родительской опеки в обмен на присоединение к Стражам.' Она откинулась назад и сцепила пальцы в замок. 'Ладно, пока звучит обнадеживающе. Как бы ты порекомендовал нам действовать в отношении нее при следующих встречах?'

'Насколько это возможно, я хотел бы способствовать доброжелательному отношению сотрудников Протектората и СКП. Хотелось бы завербовать ее, если появится такая возможность. Я сразу проинформирую Стражей, чтобы они старались вести себя с ней дружелюбно. Если мы сможем уговорить ее на совместное патрулирование или даже посещение Штаба, это также должно сказаться положительно. В любом случае мы наверняка узнаем о ней больше после нескольких встреч в менее стрессовых условиях, и я бы хотел сохранить позитивную тенденцию.' Он немного приподнялся, прежде чем продолжить. 'Мне также хотелось бы, если возможно, дать ей немного свободы действий при встрече с любыми полицейскими службами или командами СКП. Распространить информацию и проследить, чтобы она не получила третью степень угрозы при столкновениях с преступниками, не требовать от нее полной отчетности и не давить насчет присоединения к Стражам. Я знаю, что вы в целом не поклонница народных дружинников, но она вела себя настороженно, и нам не следует давать ей никаких оснований рассматривать нас в негативном ключе.'

Директор Пиггот начала перелистывать отчет во время разговора - привычка, показывающая недовольство ходом беседы и желание закончить ее. Наконец она вздохнула. 'Хорошо. Мне это не нравится, но в твоих словах есть смысл. Я не собираюсь позволять ей делать все, что заблагорассудиться, особенно если мы обнаружим, что она ведет себя безответственно или причиняет вред мирным жителям, но пока мы дадим ей шанс показать себя.' Она постучала по странице перед собой. 'Здесь не упоминается имя, она не сообщила его?'

Оружейник кивнул и сказал. 'Верно. Она пока не определилась. Еще одно доказательство того, что она вышла при первой возможности. Также не думаю, что нам стоит беспокоиться насчет безответственности. Похоже, что она принимала верные решения в битве и не подвергала опасности мирных жителей. Опять же, мы узнаем больше при следующих встречах.'

'Справедливо. Итак, как мы будем ее называть?'

'Я предлагаю сделать акцент на особенностях ее защиты, это легче разъяснить пиар-отделу и прессе. Оборонительные Технари, как правило, довольно популярны, сразу после целителей. Я думаю или 'Изумрудный Защитник', или, возможно, 'Зелень', в качестве более простого варианта. Конечно, это станет неважным, если она публично объявит о другом имени, но всегда хорошо иметь что-то в запасе для СМИ. К тому же, новая маска с большей вероятностью примет лестное имя, мелькающее в СМИ, вместо придумывания собственного. Последнее наиболее вероятно, поскольку она показалась мне довольно застенчивой особой.'

'Хорошо, звучит неплохо. Я передам информацию дальше по инстанциям.' Оружейник поднялся, но Директор продолжила, когда он уже стал поворачиваться. 'Пригляди за ней, если сможешь. Не слишком миндальничай. И у АПП, и у Барыг теперь есть Технари. Что делает Империю 88 единственной крупной фракцией в городе без них. Они не будут сидеть сложа руки, если узнают о ней. Я не хочу видеть эту девушку по другую сторону закона. Делай, что нужно, чтобы привлечь ее.'

Оружейник кивнул. 'Я позабочусь об этом. Не должно быть проблем.' Ответил он и вышел из кабинета.

Проходя через коридоры в подземный гараж, где он припарковал свой мотоцикл, Оружейник размышлял. Новый Технарь может быть сейчас очень ценным пополнением, особенно если она останется в Броктон-Бей. Они были редкостью среди команд Протектората и по многим причинам очень востребованы. Если бы он смог завербовать новенькую, то она стала всего лишь третьей у них. Если несколько Технарей с разными специализациями объединялись, то почти всегда показывали впечатляющие результаты, и это стало бы прекрасной возможностью для него значительно продвинуться в исследованиях и продемонстрировать новые достижения вышестоящим руководителям в СКП и Протекторате. Один или два успешных проекта помогут утереть нос Бесстрашному, прежде чем тот накопит достаточно могущества и станет одной из центральных фигур в Броктон-Бей, оставляя его позади.

Он улыбнулся. Да, он определенно будет следовать указаниям Директора и присмотрит за девушкой. Он далеко не всегда был уверен в своих навыках общения, но первая встреча прошла неплохо. Ему просто нужно продолжать в том же духе и убедиться, что ни Империя 88, ни кто-либо еще не положили на нее глаз. Хорошо, что он решил скрыть некоторые свои предположения насчет девушки. Будет легче найти с ней общий язык в дальнейшем, а общие секреты позволят быстрее войти в круг доверия и построить рабочие отношения.

Заведя свой мотоцикл и двинувшись к Штабу, Оружейник принялся за составление планов.

 

Интерлюдия 1-2: Сплетница.

Соскользнув со спины Анжелики, Сплетница со сбитым дыханием ползла по крыше по направлению к схватке, развернувшейся на дороге снизу. Она не могла похвастаться выносливостью или силой, предпочитая добиваться своих целей с помощью ума. Что стало получаться лучше, как только она собрала Неформалов вместе, но ненамного. Она взглянула на остальных на мгновение. Регент оставался на Иуде, а Сука стояла рядом с Брутом, держа всех своих собак под контролем. Мрак двинулся к ней, высвобождая незначительное количество своих сил, чтобы поддерживать тишину, как для людей, так и для собак. Его темная сила, похожая на хоровод теней, крутилась вокруг их ног.

Заметил, что я устала. Планирует снова поднять вопрос тренировок, когда мы вернемся на базу.

Она отвернулась, скривившись на мгновение. Ей не нравилась идея физической подготовки. Но становилось все труднее сказать нет, когда она продолжала давать ему подобные предлоги.

Она подошла к краю крыши и осмотрелась. На земле находился Лунг, которого обстреливал неизвестный с причудливой Технарской пушкой, создающей тихие вспышки зеленого света, обрушивающиеся на Лунга, заставляющие его напрягаться и вонзать когти в дорожное полотно. Таинственный Технарь неуклонно продвигался к Лунгу, из-за чего она непроизвольно моргнула.

Технарь находится в необычном психическом состоянии. Состояние вызвано страхом. Состояние вызвано силами. Состояние усилено из-за плохой психической стабильности. Технарь подавлен. Технарь склонен к суициду.

Она вздрогнула от этого. Исходя из данной информации, он, вероятно, не старше нее самой.

Голова Лунга откинулась назад, его маска улетела в сторону. Он поднялся, разминая плечи, преображаясь и отращивая новые чешуйки. Сказал что-то, что Сплетница не расслышала, прежде чем рыкнуть и слегка наклониться вперед, будучи снова обстрелянным. Технарь опустил оружие.

Технарь использовал все свои возможности. Нет другого оружия. Не уверен в своем щите. Не может больше сражаться с Лунгом. Знал, к чему все идет. Решил продать свою жизнь подороже. Не жалеет о своем решении. Не верит, что сможет стать героем. Не имеет причин жить.

Лунг шагнул вперед и небрежно оттолкнул Технаря, сопровождая удар огненным взрывом. Сплетница закрыла глаза. Когда она снова открыла их, перед глазами плавали пятна. Попыталась проморгаться, однако к тому времени Технарь ушел из поля зрения.

Мрак дотронулся до ее руки, жестом показывая назад. Она последовала за ним. Он прошептал 'Сплетница, этот бой выглядит так, будто разборки АПП затянутся надолго. Если учесть, что мы сделали с Демоном Ли и его группой, как думаешь, этого достаточно на данный момент? Придут ли они еще раз за нами сегодня?'

Слишком поздно для повторного сбора людей. Очень маловероятно, чтобы Лунг попытался снова напасть в ближайшее время. Не любит вступать в бой слишком часто. Пытается сохранить баланс сил с Протекторатом. Не хочет наносить значительный материальный ущерб. Планирует преподать Технарю урок, а затем залечь на дно.

'Ннннееее' сказала она, растягивая слово. 'Вряд ли они попытаются сегодня еще раз. Но я пока не хочу уходить. Хочу взглянуть на ход боя. Подождем и посмотрим пару минут.'

Мрак на мгновение посмотрел на нее и вздохнул. 'Хорошо, я сообщу остальным. Но будь готова валить, если ситуация повернется к худшему'. Он выпустил порцию своих сил и двинулся к Суке, но оставил большую часть крыши, покрытой в несколько футов своими тенями.

Потакает, потому что убежден, что я все равно смогу его уговорить. Не хотел вступать в спор.

Она ухмыльнулась. Этот эффект на людей ей был по душе.

Планирует отступать при первых признаках неприятностей. Уже говорит, чтобы Сука готовилась. Распространяет свою силу для быстрого и тихого побега. Думает, что я притягиваю неприятности.

Улыбка сменила хмурой гримасой. Не совсем тот эффект, на который она рассчитывала.

Ее голова взвилась вверх, когда во внутренней части соседнего переулка раздался взрыв, через несколько зданий ниже дороге. Спустя несколько мгновений Технарь выскочила из переулка, будучи подброшенной яркой огненной вспышкой, ее щит загорелся ярко-зеленым.

Щит чрезвычайно мощный. Останавливает кинетическую энергию. Останавливает тепловую энергию. Останавливает электричество. Останавливает концентрированный световой поток. Останавливает радиацию. Останавливает высокоэнергетические частицы. Останавливает экзотические частицы. Останавливает экзотические энергетические поля.

Сплетница моргнула. Это... очень мощный щит. И он не был в нем уверен? Ведь щит легко сдерживал атаки Лунга. Технарь побежал к дверному проему на противоположной стороне улицы, снеся створки с петель, когда Лунг прыгнул к нему, отправив в полет сквозь стену, а после добавив огненную струю. Она увидела, что щит начал мерцать.

Щит имеет ограниченную энергию. Щит требует времени для перезарядки. Щит отключится при принятии большого урона за короткое время. Технарь знает об этом. Технарь пытается убежать. Технарь не может обогнать Лунга. Технарь попытается оторваться от него в здании и выбежать с заднего хода.

Сплетница быстро встала, когда Лунг вломился в здание, выбрасывая больше огня по пути. Она побежала к собакам, остановившись рядом с Мраком. 'Пошли, они двигаются через здание. Мы должны быть на крыше, когда они выйдут оттуда.'

Мрак нахмурился. 'О чем ты думаешь? Мы не можем справиться с Лунгом при таком росте. Я сомневаюсь, что мы можем подловить его и при нормальных размерах, а ведь он уже стал довольно большим. Это явно не наша битва.'

Она покачала головой. 'Знаю-знаю. Но этот Технарь пытается убежать, я просто хочу дать ему пару дополнительных шансов, и тогда мы можем отступить. Обещаю.'

Нахмурившись, он кивнул, после чего направился к Бруту, но поменял направление и забрался на Анжелику, когда Сплетница подбежала к Иуде и устроилась за спиной Регента.

Мрак доверяет мне. Он думает, что это что-то серьезное. Он думает, что я вижу то, чего не видит он. Сейчас он не хочет спорить. Он собирается спросить меня об объяснениях позже. Он не примет мое настоящее объяснение. Он не станет рисковать командой, чтобы помочь склонному к суициду человеку.

Сука на пару мгновений нахмурилась, глядя поочередно на нее и Мрака, прежде чем коротко свистнуть и махнуть рукой. Все три собаки побежали по крыше, издавая немного шума, так как Мрак прикрывал движение своей силой. Она помрачнела. Ей придется придумать убедительное объяснение Мраку, когда они вернутся. Прямо сейчас она не могла позволить себе принести разлад в команду. На самом деле ей не стоило зацикливаться на этом, но все-таки она частично несла ответственность за данное решение. Собаки оттолкнулись от края крыши и прыгнули, легко преодолевая расстояние между зданиями. Мрак выстрелил облаком своей силы в место посадки, смягчая звуки удара. Она соскользнула с Иуды, потянув Регента с собой. Сплетница повернулась к Мраку и сказала: 'Подожди, я не собираюсь совершать сумасшедших поступков. Я просто хочу немного помочь ему, и мы тут же свалим.' Он хмыкнул, но кивнул. Она повернулась к Регенту и сказала: 'Окей, план таков. Скорее всего, Лунг и Технарь появятся здесь через минуту. Я хочу, чтобы ты попробовал замедлить Лунга, чтобы дать Технарю немного времени.'

Регент только пожал плечами и подошел к краю крыши, присев на корточки, чтобы частично скрыться из виду. 'Ага' все, что он сказал.

Им не пришлось долго ждать, Технарь вырвался из взорванной двери через несколько мгновений, а сразу после него Лунг проломился через стену и отправил Технаря в полет сквозь забор. Сплетница и Регент сменили позицию, чтобы держать обоих в поле зрения.

Размер Лунга уменьшается. Он считает бой законченным. Он планирует преподать урок и уйти. Урок для нас тоже. Он знает, что мы наблюдаем за ним. Он знает, что мы здесь. Его чувства тем острее, чем он становится больше.

Она почти перестала дышать, прежде чем собраться с мыслями. Плохо. Им нужно убираться отсюда как можно скорее. Она уже собиралась тащить Регента обратно к собакам, но остановилась на мгновение, чтобы посмотреть на Технаря.

Технарь сдался. Щит был последней надеждой. Полагает, что Лунг сожжет его в качестве наказания. Лунг сожжет его в качестве наказания. Технарь боится огня и ожогов больше, чем смерти.

Она разрывалась на части. Она хотела помочь, но они не так много могли сделать. Она напрягла свой мозг и обратилась к своей силе за решением, получив в ответ нарастающую боль.

Регент может отключить Лунга. Технарь получит шанс сбежать. Технарь не может обогнать Лунга. Технарь попытается спрятаться. Лунг легко почует его. Лунг найдет Технаря.

Бесполезно. Она направила свою силу в другую сторону, подальше от Лунга и Технаря, пытаясь придумать что-то еще.

Неформалы могут отвлечь Лунга. Лунг не позволит нам уйти целыми и невредимыми. Один из нас почти наверняка погибнет.

Эта информация также была малополезной, к тому же и так известной, она попробовала иное направление.

Империя 88 недостаточно близко для отвлечения внимания. Герой протектората достаточно близко для отвлечения внимания. Оружейник достаточно близко для отвлечения внимания. Оружейник попытается спасти нового Технаря. Оружейник в первую очередь займется помощью новому Технарю, а не дракой с Лунгом.

Ее голова раскалывалась на части, но это уже походило на реальный план. Теперь ей нужно правильно подобрать время. Она подождала, пока Лунг закончит речь, а Технарь повалится обратно на землю, прежде чем подать Регенту сигнал. Он взмахнул рукой один раз, затем второй, и Лунг упал вниз лицом рядом с Технарем. Который не стал терять время, быстро поднявшись и побежав в явной панике по дороге. Регент двинулся в обратном направлении, но Сплетница схватила того за локоть, указывая на Лунга, и показала губами 'еще раз'. Он пожал плечами, подождал, пока Лунг встанет и помчится по улице, прежде чем снова махнуть рукой и отправить оппонента на землю.

Это все, что она могла сделать. Она поспешила обратно к группе вместе с Регентом и быстро взобралась на собаку. 'Ладно, теперь нам пора уходить' сказала она, указывая в противоположную от сражения сторону. 'Я стравила Лунга с Оружейником, этого должно хватить на сегодня.' Обратилась она к Мраку, ухмыляясь. Пока это послужит достаточным оправданием.

Они покинули место боя.

 

 

На следующее утро Сплетница сидела в своей комнате на базе Неформалов, листая форумы, чтобы узнать, что случилось с Оружейником накануне. Мрак и Сука занимались собственными делами, а Регент находился в главной комнате, сидел на диване и резался в игры.

Было не так много полезной информации. Никаких сообщений об арестах, или сообщений о появлении нового члена Стражей. На самом деле вообще никаких сообщений о новом парачеловеке. Также не было информации ни о каких смертельных случаях.

Оружейник легко разобрался. Оружейник помог сбежать Технарю. Оружейник предложил Технарю место в Стражах. Технарь отказался от предложения. Технарь попытается работать в одиночку.

Она ухмыльнулась. Это была интересная информация. Она должна рассказать Выверту о том, что случилось, конечно. Нет никаких шансов, что ей удастся скрыть нечто подобное. Не с его связями. Но, скорее всего, она сможет заставить его передать дело в ее руки. Безусловно, Выверт не обрадуется, если новый Технарь укрепит позиции Протектората сейчас, и он, возможно, решит дать Сплетнице некоторую свободу действий, чтобы она разобралась с этим.

Да, это должно сработать.

 

 

2. Отступник.

2.1.

Я проснулась, услышав, как мой папа поднимается по лестнице. Часы показывали 7:28. Обычный будний день, как и любой другой. Будильник был установлен на 7:30, но я почти никогда не нуждалась в нем, так как отец будил меня на завтрак в одно и то же время каждый день. Таков наш установившийся распорядок.

Я попыталась сесть в постели и чуть не охнула. Болело все, с головы до ног. Верно, вчера вечером я сражалась с Лунгом. Я сглотнула. Лунгом. Мой живот сжался, и на мгновение показалось, что меня сейчас стошнит. Я закрыла глаза и попыталась прогнать слабость. Оружейник сказал, что пока не о чем беспокоиться. На моем лице расползлась глупая улыбка. Я познакомилась с Оружейником. Он дал мне пару советов, похвалил и все в таком духе. Почувствовав себя немного лучше, я поднялась с постели и привычно крикнула папе 'Я проснулась!' прямо перед тем, как он достиг моей двери.

'Завтрак на столе, малыш. Бекон и французские тосты. Я буду через минуту.' сказал он, проходя мимо моей двери дальше, чтобы переодеться.

Я немного оживилась. Обожаю французские тосты. Как и бекон. У нас не хватало денег, чтобы завтракать так каждый день, но папе нравилось время от времени радовать меня. Обычно, когда он думал, что у меня был плохой день, или предчувствовал что-то неладное. Это было мило и раздражающе одновременно, что он пытался таким образом меня баловать, но я, конечно же, не собиралась отказываться от любимого завтрака только затем, чтобы заставить моего отца относиться ко мне как к взрослой, а не маленькой девочке.

Я медленно встала с постели. Усталость все еще давала о себе знать, вкупе с болезненными ощущениями. Я вернулась вчера домой после двух утра, поэтому смогла полежать в постели чуть более пяти часов, при этом очень плохо спала. Много раз просыпалась от кошмаров, в которых Лунг преследовал меня, сжимал горящими руками, хватал за конечности, ноги или лицо. Надеюсь, я не разбудила отца ночью. Надев тапочки и очки, я открыла дверь из спальни и неспешно спустилась вниз, вдыхая манящий аромат. Я покрутилась на кухне, собирая тарелки с едой и накрывая на стол. Боль в мышцах стала чем-то привычным после обретения суперсил, но это был совершенно другой уровень. Я почувствовала облегчение, когда смогла наконец усесться за стол.

Принявшись за разрезание тостов, я неожиданно почувствовала острую боль в месте нажима рукоятки ножа. На ладони красовался заметный слой покрасневшей кожи с уродливой ссадиной посередине. Я застыла. Должно быть, поранила свою руку, а также колени, ударившись о землю после того, как мой щит вышел из строя. И заметила только сейчас.

Я услышала, как мой папа спускается по лестнице.

Меня стала охватывать паника. На мне были надеты свитер и пижамные штаны, поэтому я могла легко спрятать свою руку и колени, но, если бы у меня было что-то на моем лице, у отца бы точно возникли вопросы. На ощупь все выглядело в порядке. Остается только надеяться, что никаких видимых отметин на лице нет, вряд ли я смогу добраться до ванной незамеченной, чтобы посмотреться в зеркало. Я попыталась сделать лицо попроще, но ничего не могла поделать со своим сердцебиением.

Папа вошел на кухню, подошел и наклонился, чтобы поцеловать в макушку. 'С утром, малыш.'

Похоже, он ничего не заметил. Я спасена. 'Привет, пап' сказала я, расслабляясь. Я глядела на него во время завтрака, ища намеки на то, что он нечто заподозрил. Выглядел таким же, как и всегда. Он выглядел почти тощим в своей обычной рабочей одежде, довольно скромном костюме и галстуке. В сочетании с большими глазами, которые еще и очки визуально увеличивали, и темными, редкими волосами он не казался представительной персоной. Также его образу не помогало постоянно выражение лица с широко-раскрытыми глаза, из-за которого он выглядел слегка сбитым с толку. И немного угнетенным.

Перед тем, как приступить к завтраку, он остановился на секунду, оглядывая меня. 'Ты хорошо себя чувствуешь, Тейлор?'

Один единственный вопрос поставил меня на грань паники. Мне пришлось заставить себя доделать глоток апельсинового сока. Я постаралась успокоиться, прежде чем ответить. 'Хн?' Да, очень информативно.

Он указал на меня. 'Ты выглядишь бледной, малыш, и у тебя мешки под глазами. Как ты себя чувствуешь?'

О, какое облегчение. Вроде как. Обычно я не совсем счастлива, когда мне говорят, что я выгляжу не ахти. С другой стороны, можно просто сообщить о своем плохом самочувствии и пропустить школу. Я знаю, что чем больше прогулов, тем труднее нагнать программу... но на данный момент меня это не слишком волнует. Я готова отложить данную проблему на более поздний срок. Главное, что мне не придется разбираться с этим прямо сейчас.

Я старалась изо всех сил не думать о прошлых событиях. Выбросить из головы. В пятницу я сумела держаться в стороне от сучьего трио, но меня грызли сомнения, что сегодня будет также просто. Они не приставали ко мне каждодневно, однако всегда становилось хуже, если я пыталась бороться или убегать. Уклоняться от Софии, возможно, было ошибкой, если она восприняла это за знак сопротивления. Хуже всего, у них был в запасе целый уик-энд, чтобы придумать подходящее наказание. Конечно, у меня все еще имелся мой сенсор, который значительно превзошел любые мои ожидания. Но я не могла избегать их постоянно, так как двое из четырех моих занятий проходили с одной из трио. Мне было не по себе от одной мысли о возвращении в школу.

Я решилась. 'На самом деле я не очень хорошо себя чувствую. Хм, не мог бы ты позвонить и сказать, что я заболела?' Возникла пауза. Надо убедиться, что он согласится. 'Я... я смогу пойти после полудня, если мне станет лучше.' Я затаила дыхание, глядя в свою тарелку и вяло ковыряясь вилкой.

Он помолчал недолго, прежде чем ответить. 'Не беспокойся об этом. Я позвоню в школу перед уходом. Возьми себе выходной и как следует отдохни.' Его голос был мягким и успокаивающим. Я расслабилась и выдохнула, возвращаясь к еде с гораздо большим энтузиазмом. Пускай я всего лишь откладываю неизбежное, но, по крайней мере, у меня в запасе есть еще один день.

Некоторое время мы обедали в тишине. Папа в конце концов заговорил первым. 'Ты знаешь Джерри?'

Я покачала головой. 'Прости, не помню.'

'Ты встречалась с ним один или два раза, когда навещала меня на работе. Здоровый, крепкий парень, чернокожий ирландец?'

Я напрягла память. Мой отец был начальником отдела кадров и представителем профсоюза Докеров. Я была там с ним несколько раз, прежде чем ситуация ухудшилась. Сейчас он в основном только и делал, что говорил всем об отсутствии новых рабочих мест. Я все еще не могла вспомнить Джерри, поэтому просто пожала плечами.

'Ну, словом, ему удалось найти работу. Угадай, кем?'

'Не 'наю' сказала я с набитым ртом.

'Ходят слухи, что он смог устроиться помощником к Уберу и Элиту'.

Мои брови поползли вверх. Убер и Элит были одними из самых отстойных злодеев в городе. Они в основном обставляли преступления в стиле видеоигр, из чего устраивали веб-трансляции на своем канале. Я читала, что они довольно популярны среди определенной группы людей, которым по душе черный юмор. Они были не слишком компетентны для злодеев, но каким-то образом до сих пор не попались.

'Они собираются наряжать его в глупые костюмы?' спросила я 'Однотонные цвета и дурацкие шляпы?'

Мой отец усмехнулся: 'Вероятно.'

Мы немного помолчали. На самом деле это будет неплохой темой для нашего задания по Мировым проблемам, подумалось мне, к счастью, меня там не будет.

Когда мы уже почти закончили, мой отец откашлялся. 'Я знаю, что ты уходила из дома вчера вечером, Тейлор.' сказал он и посмотрел на меня. Я кивнула, пытаясь успокоиться, несмотря на участившееся сердцебиение. Сегодняшнее утро немного напоминает американские горки. Я попыталась придумать хорошее оправдание.

'Да. Не могла угомониться и заснуть. Я пробовала походить по своей комнате, но это не помогло. Поэтому я отправилась на прогулку по окрестностям.' мне не нравилось лгать своему отцу. Тем более, маловероятно, что это последний раз.

'Боже, Тейлор.' ответил он. 'Это не тот район, где ты можешь просто выйти погулять посреди ночи'.

'Знаю, знаю. Я недолго гуляла.' сказала я неловко. Но это было лучшее, что пришло мне в голову.

'Из-за чего ты так взбудоражена, что даже заснуть не можешь?' спросил он меня.

Я покачала головой, чувствуя, как мой желудок завязался в узел из-за столь искреннего беспокойства в отцовском голосе. И от мыслей, чем на самом деле я занималась. Прошлой ночью я вполне могла умереть, и даже хуже того. 'Пожалуйста, папа... я... я просто...' слова застревали в горле. Я действительно не могла рассказать ему о школе или своей жизни в роли маски. Чувствовалось ужасно, и я была слишком взволнована, чтобы подобрать правильные слова.

Он откинулся на спинку стула и вздохнул. 'Все в порядке, Тейлор. Я понимаю. Но, пожалуйста, больше не выходи из дома посреди ночи. Это небезопасно. Я повяжу колокольчик к двери, если придется.'

Я почувствовала некоторое облегчение. Он не собирался давить на меня. 'Хорошо,' сказала я, добавив 'Прости.' Я чувствовала себя виноватой, так как не собиралась останавливаться. Но в будущем мне надо стать более осторожной.

Он подарил мне улыбку, которая казалась почти невысказанным 'И ты меня прости'.

Закончив с завтраком и отнеся посуду к раковине, я повернулась к отцу. 'Удачи на работе.'

'Спасибо, малыш. Отдохни как следует' ответил он.

Поднявшись обратно по лестнице, я сбросила пижаму в своей комнате, схватила полотенце и направилась в ванную. Я остановилась перед зеркалом, пытаясь рассмотреть себя после боя прошлой ночью - надо было сделать это сразу после прихода. Но я просто слишком устала, эмоционально и физически, поэтому мне только хватило сил засунуть костюм и винтовку в заднюю часть шкафа, переодеться в пижаму и рухнуть в кровать. Я открыла дверь и прошла к себе, как будто это был обычный день, даже не подумав, что отец мог что-то заметить. Хороший урок на будущее.

Осмотрев себя со всех сторон, я ничего нового не обнаружила. Помимо поцарапанных коленей и рук, я, похоже, особо не пострадала. Слегка прищурившись, придвинулась ближе. Черт, у меня появилось несколько прыщей в уголках рта и вокруг носа. Интересно, это от маски, из-за грязи, или просто потому, что я не помылась прошлой ночью? В конце концов, это не имело значения. Еще одна причина, по которой мне не стоило ходить сегодня в школу. Я плохо умела наносить макияж, и не смогла бы их скрыть. Я действительно выглядела бледной, мои глаза покраснели и опухли. Неудивительно, что мой отец забеспокоился.

Наконец, я забралась под душ, вдоволь понежившись под струями горячей воды. К тому времени, когда я вытерлась и оделась, было почти девять, и мой папа давно ушел на работу. Чем бы заняться сегодня? Я могла бы остаться дома и втыкать в телевизор, объедаясь вредной пищей, пока папа не вернется домой. Денег было достаточно, чтобы прикупить чипсов или даже мороженого. Мне кажется, я заслужила это после столь тяжелой битвы. Однако у меня оставалось еще слишком много дел, которыми необходимо заняться. Мне нужно проверить генератор щита и посмотреть, могу ли я заставить его автоматически активироваться после перестройки. Необходимо также проверить, как долго он способен выдерживать удары и какой силы, прежде чем отключиться, и сколько времени на самом деле занимает перестроение. Нужно испытать звуковой пистолет и посмотреть, могу ли я использовать его в качестве сдерживающего оружия. Мне нужно сделать еще столько вещей, что я просто не могу сидеть дома и прохлаждаться. Я должна сделать выводы из своих ошибок и не повторять их в дальнейшем.

Также нужно забрать свою одежду и рюкзак из лаборатории, если на то пошло. Да уж, в первую очередь, не знаю, как бы мне удалось попасть в школу без них. В рюкзаке остались мой проездной и студенческое удостоверение. И даже деньги. Полагаю, сейчас мне не на что купить мороженого.

Я упаковала костюм, винтовку и щит в старый чемодан, обулась и направилась к двери.

 

2.2.

Я витала в облаках, добираясь на автобусе до Рынка, но после заставила себя сосредоточиться, прибыв в неблагополучный район, где располагалась моя лаборатория. Попасть в лабораторию в дневное время всегда непросто. У входа обычно пусто, и я никогда не видела никого на самом складе. Но на ступенях многоквартирного дома по соседству всегда кто-то тусовался, когда я проходила. Обход с другой стороны также был не лучшим выбором. Участок за соседним домом был огорожен, так что никто не мог видеть проходящих через переулок, но обычно там толпилось еще больше народу. Хуже того, в заборе была дверь, которая выходила в сам переулок. Пару раз чуть не столкнулась с выходящими людьми, а однажды какие-то парни попытались последовать за мной, когда я пошла той дорогой. Хоть дальше ничего и не случилось.

С моим сенсором дела обстояли одновременно лучше и хуже. С одной стороны, я знала, что никто не следовал за мной или не видел меня заходящей на склад из переулка. Но, с другой стороны, я могла наблюдать воочию прорву людей в это время дня в округе. Не так много на самой улице, но уйма в соседних зданиях. Вероятно, около сотни в радиусе сенсора в любой момент времени. Хуже того, я чувствовала себя менее защищенной, поскольку у меня не было моей старой, поношенной одежды, которая обычно помогала мне затесаться среди жителей данного района и не вызывать интерес. Вместо этого я надела то, что обычно было моей школьной одеждой, относительно новую пару джинсов и синий свитер поверх черной футболки. Не совсем модный тренд или что-то в этом роде, но это немного выделяло меня из местной толпы. Плюс у меня не было капюшона, чтобы скрыть лицо. Мой сенсор не улучшал настроения, исправно показывая всех, кто пялился на меня достаточно долго, чтобы войти в категорию взявших меня 'на прицел'. В какой-то степени иронично, что у меня даже кошелька нет, если кто-то попытается ограбить. На крайний случай, у меня есть мой генератор щита.

Я почувствовала облегчение, пройдя через запертую дверь в 'свою' часть склада. Не знаю точно, насколько прочны двери, но я уверена, что мой запор выдержит все, кроме прямого тарана.

В темноте я пробралась в лабораторию в гораздо лучшем расположении духа, чем при выходе из дома. Сегодня я не собиралась проводить здесь много времени, но были некоторые вещи, о которых мне нужно позаботиться, помимо оставленных в воскресенье вещей. Думаю, таково бремя каждого Технаря. Я толкнула дверь в свою лабораторию, окунаясь в мягкий свет главного генератора энергии и стараясь отрешиться от чувств, появляющихся каждый раз при виде моих творений. Сегодня у меня нет времени на подобное.

Во-первых, самое главное, мне надо опорожнить резервуар моей нано-кузницы и переместить содержимое в контейнер постоянного хранения. Последняя партия хлама должна уже быть переработана к настоящему времени, и мне нужно запустить новую партию как можно скорее. Получение исходного сырья было самым узким местом во всей производственной цепочке моего Технарства. Хотя сейчас дела обстоят лучше, чем когда мне приходилось корпеть над каждым граммом нано-пасты, и больше половины партий выходили по тем или иным причинам бракованными.

Я проверила приемник, и он действительно оказался пустым. Некоторое время потратила на проверку поля разборки/сборки, чтобы убедиться, что после процесса преобразования ничего не осталось. Кажется, пусто. Без резервуара снизу материал бы просто стекал на пол. Но любая капля нано-пасты для меня на вес золота. Я отсоединила магниты с нижней части кузницы, отвинчивая удерживающие скобы и складывая их в стороне. Затем я отстегнула воротник к верхней раме и спустила его вниз к резервуару, позволив растягивающейся ткани собраться возле ручек. Теперь необходимо действовать быстро, поскольку нано-паста плохо переносит загрязнение. Наверняка, куча моих ранних творений именно из-за этого не работали. Конечно, тому виной могли послужить мои неудачные инженерные решения, особенно учитывая, как сильно мне приходилось уменьшать оригинальные прототипы, но это маловероятно. Тот факт, что успешность моих проектов взлетела после постройки постоянного хранилища, говорит сам за себя, если, конечно, здесь не замешаны какие-либо иные обстоятельства.

Я выдернула небольшой контейнер из-под нано-кузницы, одновременно командуя через очки на открытие крышки блока хранения. Присев на корточки и обхватив контейнер, я с привычным усилием подняла его и перенесла на подставку, построенную специально под него. После чего опрокинула емкость, и нано-паста медленно потекла густым потоком. Я немного пошевелила контейнер, чтобы ускорить движение. Прошло немало времени, прежде чем вся масса переместилась в место своего более постоянного хранения. Перед закрытием крышки, я заглянула внутрь. Внушительный объем в семьдесят галлонов выглядел почти пустым, и только одинокий шарик нано-пасты у основания парил в вакууме, не касаясь стенок под напряжением, в безопасности от любых внешних загрязнений. Также все примеси, которые могли проникнуть внутрь во время транспортировки или при хранении в резервуаре нано-кузницы, должны отсеяться и исключиться. Для этой цели стоял небольшой поддон снизу, хоть до сих пор не особо много удавалось собрать. Простая серебристая пыль, которая, скорее всего, являлась поврежденной нано-пастой. Обычно я сбрасывала его обратно в воронку нано-кузницы.

Я вздохнула, поставив стальной контейнер на пол. Вероятно, я была слишком оптимистично настроена, когда создавала блок постоянного хранения. До сих пор у меня не получалось заполнить и десятой части. Знаю, что лучше строить про запас, чтобы не переделывать постоянно, но мне все еще не нравилось вспоминать, сколько усилий затрачено на создание блока. Подойдя к верстаку и схватив фонарик, я внимательно осмотрела внутреннюю часть меньшего резервуара на предмет дефектов или остатков нано-пасты. Как всегда, чисто. Удовлетворенная, я вернула резервуар на место и приспособила обратно воротник и магниты. Я потратила некоторое время, чтобы отключить поле и проверить расположение магнитов с помощью небольшого железного стержня. Держа его сверху, над воронкой, я позволила стержню свободно упасть вниз в резервуар-хранилище и проверила, как магниты его отталкивают. Это был довольно грубый метод тестирования и раньше не давал осечек. Но, как и с проверкой постоянного резервуара, лучше перебдеть.

Ничего необычного не заметив, я снова включила поле и занялась наполнением приемника. В дальнем углу комнаты, рядом с испытательным полигоном, я хранила хлам, которым шел на прокорм нано-кузницы. Неудачные проекты, металлолом, бетонные куски со склада наверху. В принципе, подходило все, что я могла отыскать. Поле могло справиться с примерно десятью фунтами материала без особых усилий, но я, как правило, держала уровень немногим меньше ради безопасности. Я провела минуту или две, взвешивая в руках хлам, перенося выбранные предметы к кузнице и осторожно опуская по наклонным стенкам воронки, после чего сырье медленно погружалось внутрь энергетического поля и начинало перерабатываться. Разумеется, я держала руки подальше от поля. Я старалась вкладывать частичку себя в каждое свое творение, но не в буквальном смысле. Слабая шутка заставила меня фыркнуть.

Ну, это была действительно важная работа. Жаль, что не удалось свести к минимуму время простоя, но разные материалы требовали разное количество времени для преобразования, и до сих пор мне не удавалось точно вычислять срок полной переработки. Хотелось бы также объединить нано-кузницу с постоянным хранилищем, но разные поля слишком сильно мешали друг другу. Конечно, я знала, как решить проблему. На самом деле мне была известна парочка способов. Но оба требовали постройки более сложных проектов, для чего у меня пока не было достаточно нано-пасты.

У меня было много вариантов, какими следующими проектами заняться. В приоритете находилось создание усовершенствованной нано-кузницы. С другой стороны, у меня до сих пор не было генератор невидимости для лаборатории, и без него мне было некомфортно. Тем более, что АПП вполне могли начать разыскивать меня.

Я выбросила эту мысль из головы. Сейчас мне остается только смириться.

Возвращаясь к новым проектам. Поскольку мой сенсор работал прекрасно, можно переходить к более крупной версии, возможно, сопоставимого размера с генератором щита. В конце концов, мне все равно придется им заняться. Пришлось упрощать дизайн, исключив лишние функции вроде защиты, избыточной мощности и способности к самостоятельному ремонту. Только вопрос времени, когда он придет в негодность, и мне придется создавать новый. Ладно. В первую очередь займусь сенсором. Вряд ли радиус действия сильно возрастет - вдвое, в лучшем случае, что не слишком радовало, учитывая почти десятикратное увеличение массы. Зато он станет больше напоминать оригинальный прототип, что повысит надежность. Новый сенсор можно будет брать с собой на выходы в роли маски, тогда как старый просто использовать в повседневных делах.

Я принялась за работу, выбирая и соединяя нано-станки вместе с программными ядрами в правильной формации с помощью своих очков. Было нетрудно, поскольку я уже выполняла схожий проект. Для подготовки и запуска не потребуется много времени.

На разработку дизайна ушло всего полчаса, что стало для меня своеобразным рекордом. Закончив с проектировкой, я перешла к постоянному резервуару, подключив по очереди каждый из нано-станков к втулкам сбоку и заполнив их просчитанным количеством нано-пасты. Затем поставила собранную конструкцию на верстак и запустила процесс. Согласно моим ожиданиям, основывающимся на предыдущей сходной по затраченным ресурсам работе над щитом, новое устройство будет закончено примерно через неделю.

После этого у меня все еще оставалось немало нано-пасты, которую вполне можно использовать для иных проектов. Прошлая ночь показала мне, как важно иметь высокую мобильность на поле боя, и как мало пользы от моего нынешнего оружия. Не уверена, что можно придумать по вооружению, однако дизайн для ховер-пака уже был готов. Сомневаюсь, что он получится с впечатляющими скоростными характеристиками, однако иметь возможность подняться в воздух - уже достаточно, чтобы уйти от Лунга, к примеру. Но если я начну над ним работать сейчас, то смогу заняться новым оружием не ранее, чем через неделю. К тому же сама постройка может занять немало времени в зависимости от размеров.

Тем не менее, у меня оставался звуковой пистолет, прекрасно работающий. Лучше, чем мое второе оружие, которому все еще надо придумать название, подумала я. Единственная проблема заключается в том, что я перейду от 'несмертельного' уровня к 'очень смертельному' без промежуточных версий. Не слишком-то радует. Может, подойдет кинетическая винтовка? Звучит неплохо. И сочетается со звуковым пистолетом, если бы я взяла оба оружия с собой. Хотя люди могут перепутать, который из них летального действия.

Несколько секунд я простояла в раздумьях, прежде чем прийти к решению. Мне действительно нужно достать кресло для лаборатории, подумала я.

В конце концов я решила начать с ховер-пака. В любом случае, лучше собрать 'полный' комплект экипировки, прежде чем улучшать оружие. Которое еще и требует долгой проработки. К тому же, проектированием можно заняться и без запаса нано-пасты.

Настроить нано-станки для ховер-пака оказалось намного сложнее, чем для сенсора. Сейчас мне их хватало, в последний раз мне приходилось создавать новые для больших тонких секций блока хранения. В тот раз у меня не было подходящих под рукой, и мне потребовалось много времени, чтобы построить их. Меня всегда разочаровывало, когда результаты не соответствовали моим ожиданиям даже касательно небольших проектов.

Дело шло к полудню, когда я, наконец, закончила настройку и запустила постройку ховер-пака. Это означало, что мне нужно поторопиться, чтобы не отстать от графика. Придется отложить тестирование щита до другого случая, что не совсем меня радовало. Я надеялась на свой щит вчера, однако он подвел меня. Неясно, почему он не включился автоматически после перестроения, и мне нужно попробовать исправить данную функцию. Также было бы неплохо узнать его время восстановления, прежде чем безрассудно использовать. Полноразмерная версия щита, на которой базировалась моя наработка, требовала около 20 секунд для перестроения. Поскольку я не могу вычислить точную производительность своего дизайна, мне придется проводить испытания. Теперь мне пришло в голову, что я даже собственный щит вряд ли смогу прошибить. Поразмыслив над оригинальным дизайном, я пришла к выводу, что щит теряет устойчивость из-за поглощенного урона и отключается при превышении своего лимита. Но он также постепенно восстанавливает устойчивость со временем, и я не уверена, что найдется что-либо кроме моего звукового пистолета, чьи удары смогут превысить скорость его стабилизации. К сожалению, звуковой пистолет мог повредить генератор щита после отключения, так что я не собиралась его использовать.

К слову, можно попросить помощи у Оружейника. Сама мысль была довольно будоражащей, хоть я никогда и не побеспокою такого известного героя со столь незначительной просьбой. Он был известен на национальном уровне и наверняка являлся очень занятым человеком. В итоге, все, что мне остается - это кидаться в щит хламом или долбить хоккейной клюшкой. Вообще-то, подумалось мне, не такая плохая идея.

Прошерстив мусорные кучи, я отыскала тонкую деревянную палку и направилась к испытательной площадке. Держа запущенный генератор щита в одной руке, я вскочила и ударила веткой по бетонному блоку. Ветка немного согнулась, но не сломалась. Далее избиению подверглась заранее установленная груда кирпичей. Опять же, ветка согнулась, но выдержала, а кирпичи слегка сдвинулись. Я переместила щит на пояс, взяла свое орудие двумя рукам и широко размахнулась. Кирпичи весьма эффектно разлетелись в разные стороны. Я выключила щит и осмотрела палку. Никаких повреждений. Мои надежды на передачу энергии не совсем оправдались, но я определенно смогу использовать данную особенность для создания оружия на ближней дистанции.

Идеи на будущее. Сейчас же пора возвращаться домой.

Я переоделась в свои потрепанные одежды - ну, убогие, если быть откровенной - и упаковала школьную одежду в рюкзак вместе со щитом. Мой звуковой пистолет еле влез со всем остальным. Костюм и кинетическая винтовка остались в чемодане. Их я не успела испытать, поэтому возникли некоторые сожаления. На этом сегодня все, за исключением одного последнего теста.

Я включила находящийся в рюкзаке щит, и, к счастью, вокруг меня появилось знакомое зеленое свечение. Я немного попрыгала вверх, встряхивая рюкзак, но щит держался. Хорошо. Наконец я сняла рюкзак и сбросила перед собой. Экран вокруг меня исчез, хотя рюкзак все еще светился. Ну, лучше, чем ничего. Результаты обнадеживают.

Довольная проделанной работой, я покинула лабораторию и направилась в сторону Рынка к ближайшей автобусной остановке, собираясь съездить в центр города. Изначально планировала занести свой костюм и оружие домой и спрятать в шкафу, время поджимало. Надо успеть вернуться до прихода отца, который обычно появляется после четырех.

Шел уже второй час, когда я добралась до центра города. Мой путь пролегал к публичной библиотеке. Судя по числу людей, которые глазели на меня, (статистика, которую мне не избежать даже с натянутым на голову капюшоном и с постоянным взглядом под ноги), мне, наверное, стоило надеть свои школьные одежды. Конечно, тогда я бы выделялась в Доках. Компромисс.

В библиотеке, к счастью, уже спал обеденный час-пик - было не так людно. Я направилась на второй этаж, чтобы найти свободный компьютер. Мне пришлось немного подождать, чтобы занять уединенное место, чтобы избежать случайных или специальных взглядов соседей на мой экран. Не знаю, зарегистрирует ли мой сенсор взятие меня на 'прицел', если кто-то будет смотреть на экран моего компьютера, а не прямо меня. Некоторое время я наблюдала за картой сенсора, показывающей поблизости исключительно серые значки незнакомых мне людей. Местный персонал постоянно смотрел на меня довольно регулярно. Скорее всего, из-за одежды или чемодана, в любом случае, я чувствовала себя неуютно. Подобного можно было ожидать, если учесть, что Центральная Библиотека являлась одним из наиболее красивых зданий в самой благоприятной части города, больше похожая на музей, в то время как моя одежда состояла из поношенной толстовки и джинсов с дырками на коленках.

В конце концов, мне удалось получить компьютер напротив стены и приступить к работе. Моя цель состояла в том, чтобы поискать подробности своей стычки с Лунгом и разузнать об АПП в целом. В прошлом я просматривала общедоступную информацию о масках, но если я умудрилась пропустить Бакуду, то явно искала спустя рукава. Мне снова пришла в голову идея позвонить Оружейнику за советом, но я быстро отмела эту мысль. Кликнув на главной странице PHO, я перешла в раздел вики. Сомнительно, чтобы о моей вчерашней битве писали на главных страницах.

Мне не потребовалось много времени, чтобы разузнать о Бакуде, на странице которой даже была ссылка на видео о ее недавнем захвате заложников в Корнеллском университете. Хотелось бы посмотреть, но у меня не было с собой наушников. Я сделала зарубку в памяти, чтобы принести их в следующий раз. Если в будущем мне придется иметь дело с Бакудой, будет разумно получить как можно больше информации о ней. Остальная часть ее недавно созданной вики-страницы была не очень интересной, лишь давая основные детали. Только то, что она являлась Технарем, помешанном на бомбах, о чем мне уже и так сообщил Оружейник. Там также была фотография ее костюма с парой очков и своего рода противогазом, скрывающим рот и нос.

На вики не было больше никакой дельной информации, поэтому я переключилась на форум. Чьи завсегдатаи всегда были в курсе последних событий. Около получаса я просматривала сайт, натыкаясь на посты о недавних появлениях на людях Стражей или Новой Волны, но так и не нашла упоминаний о сражении с Лунгом прошлой ночью. Зато нашла две темы об Оружейнике. Один человек видел из машины, как он покупал кофе прошлой ночью. Чему народ не особо поверил. Другой заметил его утром заезжающим в гараж штаб-квартиры СКП.

Я была немного разочарована. Всякий раз после сражения масок оказывалось, что поблизости были очевидцы с камерами, и я точно знала, прошлой ночью рядом находилось множество людей. В конце концов, Лунг совершенно не стеснялся выдавать огненное светопреставление на весь район. Вероятно, мы слышим только о тех боях, о которых сообщается. Если никто не публикует фото или хотя бы описание события, то оно может просто пройти мимо масс. Полагаю, о бое могут сообщить в вечерних новостях, если Оружейник или СКП решили опубликовать информацию.

На самом деле я не против скрыть свое поражение от публики. Просто мне казалось, что мой первый ночной выход в костюме, закончившийся схваткой с Лунгом, должен что-то значить. Хотелось, чтобы хоть кто-то узнал о моем поступке, пускай он и не был выдающимся. Я еще немного покопалась на форуме, расширив зону поиска. И конечно же, потратила кучу времени, прочитав километры разных постов, которые не имели ко мне никакого отношения. Несколько дней назад Цирк появилась в центре города. Неделей ранее Парижанка устраивала представление в торговом центре Вэймут. Слава, по-видимому, завела новых друзей в школе. Руна и Блицкриг сражались с мисс Ополчение на днях, приближаясь опасно близко к школе.

Мне пришло в голову, что о себе я так ничего и не искала. Конечно, вряд ли информации будет много, учитывая, что я еще имя себе не выбрала, но, если бы кто-нибудь видел прошлой ночью меня в геройском обличье, под щитом и с винтовкой, то должны были написать хоть что-то. Я использовала форумный поиск, чтобы найти любое упоминание о зеленом цвете в недавних постах. Не знаю, что ожидала найти. Может быть, кто-то видел меня во время прогулки по Докам, прежде чем я наткнулась на Лунга. Возможно, некоторые из членов АПП оставили сообщения, с угрозами или чем-то другим. Так ничего и не нашла, только узнала, сколько сообщений выдаёт поиск по слову 'зеленый'.

Я уже собиралась сдаться, но решила напоследок пробежаться по последним опубликованным темам. Я перешла к вкладке 'Общение' и обнаружила одну тему, заставившую меня замереть. Она была краткой, всего несколько строк.

 

Тема: Зеленушка

Видели тебя прошлой ночью, когда здоровяк споткнулся. Ты этого не знаешь, но за нами должок. Хотим поблагодарить тебя.

Ответь на сообщение.

Сп.

 

За сообщением следовало несколько страниц бессмысленных комментариев, как и всегда в подобных случаях. У некоторых людей имелись предположения, но остальные просто любопытствовали. В конце концов народ не посчитал тему чем-то важным.

Но я была уверена, что она имела особый смысл - слишком уж много совпадений. Кто-то видел мою битву с Лунгом, и они хотели поблагодарить меня за это. Я точно не собиралась пропускать тему. Мне просто надо подумать над ответом.

 

2.3.

Я почти сразу начала отвечать на сообщение, уже набирая текст, но заставила себя остановиться и подумать. Мне надо отвечать очень осторожно, иначе ситуация обернется крупными неприятностями.

Во-первых, оно могло быть и не для меня. Мне так хотелось найти что-то о себе, что я неправильно интерпретировала сообщение. Перечитав текст повторно, я отбросила данное предположение. Ладно, и что мне с ним делать в таком случае? Я должна уточнить некоторые детали у того, кем бы не были Сп. Может быть, покажется грубым, но мне надо сразу убедится, что здесь нет никакой ошибки.

Во-вторых, совершенно непонятно, за что они хотят поблагодарить меня. Мой первоначальный энтузиазм поутих, ведь я так и не вспомнила, чтобы кому-либо помогла вчера. Судя по сообщению, они должны были находиться неподалеку, когда Лун споткнулся в переулке, но все равно непонятно. С чего бы кому-либо проникаться ко мне благодарностью, если я только и делала, что убегала и кувыркалась? Я вздрогнула от воспоминаний. В любом случае, об этом мне тоже надо спросить.

В-третьих, мне пришло в голову, что сообщение может быть ловушкой. Довольно удручающе, если действительно так. Но мне надо иметь в виду и подобное развитие событий. Не представляю, как будет плохо папе, если меня убьют или похитят, или что-нибудь в том же духе. И кто бы мог попытаться установить подобную ловушку? На Лунга непохоже, из того, что я про него читала. Кроме того, сообщение было слишком... лаконичным. Слишком короткое и точное. Если бы это была ловушка, то им следовало оставить больше зацепок, чтобы заманить меня. То есть, я бы ответила в любом случае, но кто бы не был отправителем, он не мог этого знать. Если бы это была ловушка, может быть, автор Бакуда? Я мало о ней знаю, кроме того, что она была новенькой. Может быть, она пытается произвести впечатление на Лунга, поймав меня в ловушку или что-то в этом роде. Это... было бы более чем неприятно. Наверное... мне просто нужно быть менее деликатной? Спросить кое-какие детали или вроде того?

В-четвертых, я полагаю, что надо спросить о причинах их благодарности. Возможно, это какая-то группа масок, пытающаяся привлечь внимание новичка. Особенно, если они наткнулись на меня только во время боя. В конце концов, тема находилась в ветке 'Общение'. Подобные вещи случались. Полагаю, они могут даже пытаться шантажировать меня или что-то в этом роде, если бы они видели, как я убегаю после... нет, никаких мыслей о бое. В любом случае, надо расспросить об их намерениях. К сожалению, я не очень хорошо справлялась с такими вещами. Просто не возникало необходимости.

В-пятых, я не совсем уверена, что хочу получить от ответа. Просто хочу поболтать с ними в сети? Хотела бы я встретиться с ними вживую? Не думаю, что я сделала что-то, заслужившее такого внимания, независимо моих желаний. В конце концов, мне хотелось поговорить лицом к лицу. Не знаю почему, возможно, мне просто надо взглянуть вживую на тех, кому я помогла.

Наконец, надо ли вообще отвечать на сообщение? Хотелось бы. Правда. Хорошо бы найти что-то хорошее из пережитого мной ужаса помимо встречи с Оружейником. Не то чтобы встретиться вживую с настоящим супергероем так плохо. Просто я выходила с намерением помочь людям, и мне не хотелось пропустить свой возможный подвиг. Я приняла решение. Отвечу, кто бы Сп ни были.

Хорошо, этого должно быть достаточно. Я подумала обо всем, что можно включить в свой ответ. Во-первых, убедиться, что оно адресовано мне. Во-вторых, спросить, почему они хотят поблагодарить меня. В-третьих, попытаться проверить не является ли это ловушкой. В-четвертых, спросить, каким образом они собираются отблагодарить меня. И в-пятых, узнать, не хотят ли они встретиться лично. Через некоторое время на мониторе появился первый черновик моего ответа.

 

Тема: Re: Зеленушка

Привет, Сп. Думаю, вы имеете в виду меня, здоровяк был в огне? Зачем же благодарить, раз вы видели, что произошло? Если вы были там, то где конкретно? Как вы хотите отблагодарить меня? Я не очень понимаю. Вы хотите встретиться лично?

Пожалуйста, сообщите мне.

Зеленушка.

 

Я перечитала сообщение, а затем быстро удалила его. Ладно, я нормально не разговаривала с кем-то кроме отца уже несколько месяцев. Явно не мой конек. Последний человек в мире, который сможет написать тонкое, образцовое проверочное послание таинственной персоне. Еще не послала сообщение, а уже покраснела. Окей. Попробую еще раз. На этот раз пойду окольным путем.

В течение нескольких минут я сидела с занесенными над клавиатурой пальцами, но ничего не приходило в голову.

К черту, я все равно не разбираюсь в подобных вещах. Просто буду предполагать, что оно адресовано мне, узнаю желаемое и покончу с этим, вместо того, чтобы пытаться казаться умной.

 

Тема: Re: Зеленушка

Сп, если вы видели меня прошлой ночью, то должны знать, что меня не за что благодарить. Тем не менее, если вы говорите правду, я действительно хотела бы встретиться с вами. Хотя у меня есть некоторые сомнения, и я буду рада, если вы их развеете.

Зеленушка.

 

Я перечитала сообщение несколько раз. Можно было попытаться сделать его более презентабельным или вставить шутку, обыграв бой. Но это не в моем стиле. Лучше вряд ли получится. Я собралась с духом и нажала отправить. Меня спросило, хочу ли я войти, зарегистрироваться или отправить свое сообщение в качестве гостя. Это немного сбило мой настрой. Ранее я еще ни разу не отправляла личное сообщение на PHO, но, наверное, рано или поздно подобное должно было произойти. У меня имелась учетная запись, для публикации сообщений на форумах, но я не опасалась сейчас использовать ее. Понятия не имею, можно ли ее отследить или что-то в этом роде. Я решила не рисковать и отправить сообщение в качестве гостя.

Перед уходом я собиралась полазить по вики и купить себе мороженого. И получила ответ моментом. Это было немного странно. Как будто специально ждали сообщения или, по крайней мере, уже просматривали PHO. У меня возникла неприятная мысль. Я спрятала голову под капюшон и сосредоточилась на своей карте, проверяя людей поблизости. За компьютерами рядом сидели другие люди, но никто из них не брал меня 'на прицел'. Я почувствовала себя немного глупо. Шансы на то, что кто-то выследил меня здесь были мизерными, и никто не мог знать, что я приду именно сейчас, даже мое решение было спонтанным. Скорее всего, простое совпадение.

Я также осознала, что просто откладываю чтение сообщения Сп, кто бы они ни были. Я глубоко вздохнула и щелкнула мышкой. Затем открыла глаза и прочитала сообщение. И когда я только закрыла их?

 

Тема: Re: Зеленушка

Сомнения? Прошлой ночью большой здоровяк был недоволен мной и моими друзьями, но тебе удалось уговорить его приятелей не предпринимать никаких действий. Он не обрадовался и гонялся за тобой какое-то время. Мой друг Р немного помог тебе в конце, но ты, скорее всего, этого не заметила.

Мы бы хотели встретиться с тобой сегодня, если ты не против. Торговый центр Вэймут, я буду ждать позади погрузочной платформы. Можешь приходить без маскировки, если хочешь - я так и сделаю. Блондинка в черной футболке. Мы можем пообедать и поболтать немного.

Я постараюсь быть там около 2:30, хватит ли тебе времени добраться из библиотеки? Дай мне знать.

Сп

 

Некоторое время я просто пялилась в экран. Не то чтобы я ожидала чего-то особенного, но это явно превзошло любые прогнозы. Настолько оторвано от реальности, что я и не знала, как вообще реагировать. Однако мое внимание привлекло упоминание библиотеки. Я тут же пригнулась, проверяя карту в панике. Увеличив масштаб, я внимательно просмотрела каждую иконку в радиусе действия. Я даже переключила карту в боевой режим и огляделась, пытаясь понять, кто может меня видеть. Синих значков поблизости не наблюдалось, так что это не был кто-либо из встреченных головорезов АПП, или, что еще хуже, Лунг. Я задрожала. Это вполне могли быть Демон Ли или Бакуда. Понятия не имею, как определить их. Мне захотелось включить щит.

Пару минут мои мысли метались в хаосе. В конце концов я решила, что это, вероятно, не люди АПП. Ведь у них не было причин раскрывать мое местоположение. Они бы просто набросились на меня, выбрав уединенное место, и спустили Лунга. Мне нечего им противопоставить сейчас. Я сморгнула капли пота, застилающие глаза.

Нет, мне надо успокоиться. Я перечитала сообщение еще несколько раз. По нему можно предположить, что Сп являлся своего рода преступником. Оружейник сказал, что 'дети', на которых выдвигался Лунг, скорее всего, обозначали членов соперничающей банды. Я не так много знала о ситуации с бандами в Броктон-Бей, но была вероятность, что они принадлежат Империи 88, что отнюдь не добавляло радости. Кроме того, они заявили, что их друг помог мне в переулке. Вероятно, именно поэтому Лунг несколько раз споткнулся на ровном месте. В сочетании с комментарием о 'маскировке', они, вероятно, являлись паралюдьми. Из того, что я читала, это могли сделать Руна или Блицкриг своими телекинетическими способностями. Или Ночь, которая могла становиться невидимой или вроде того. Возможно, это означало, что она стала невидимой. Не думаю, что в Империи 88 есть паралюди с именем, начинающимся на Сп, но Р, безусловно, может означать Руну. Хотя уверенности в этом не было.

Если Сп относится к Империи 88, то они, вероятно, пытаются завербовать нового Технаря, у которого возникли проблемы с АПП. Комментарий о моем нахождении в библиотеке вполне можно счесть за прямую угрозу. Возможно, они таким образом заявляют, что могут найти меня в любое время и я в полной их власти. Если так, это хреново. Самый отвратительный сценарий. Мне остается только делать, что они скажут, или обратиться в Протекторат. Оба варианта для меня совершенно неприемлемы. Но что мне тогда делать? Если они смогли найти меня здесь, они могу легко отыскать мой дом и угрожать отцу. Их головорезы и так довольно часто шляются возле Ассоциации Докеров, как я слышала. Я не могу допустить такого развития событий.

Несколько слезинок скатилось из моих глаз. Оружейник предупреждал о подобном. Я должна просто позвонить ему прямо сейчас, присоединиться к Стражам и получить защиту для себя и моего отца. Но я не могу, они сразу выяснят это. Раскрыв мою личность, мне никогда не позволят стать героем. Наверняка. Я находилась в полной растерянности.

Единственное, что мне остается, это пойти и встретиться с неизвестными отправителями, надеясь, что я ошибаюсь на их счет. Я пойду в костюме, и, если они из Империи 88, буду сражаться до последнего. Если к этому придет, то надо звонить Оружейнику. Иного выбора нет.

Я размышляла так долго, что на мониторе выскочила заставка. 'ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА БРОКТОН-БЭЙ' прокручивалось по экрану в разных цветах.

Мне нужен план. Нет времени идти домой, чтобы занести чемодан, поэтому придется бросить его, если обстановка накалится. С другой стороны, все мое снаряжение с собой. К сожалению, моя кинетическая винтовка оказалась слабо эффективной против тяжеловесов, и я знала, что Империя 88 располагала несколькими бойцами схожего типа. Не хотелось бы прибегать к звуковому пистолету, он слишком опасен. Скорее всего, я могу использовать его на Крюковолке или призраках Крестоносца и тому подобных, если они придут. Возможно, его можно применять для запугивания. Но это на крайний случай. Если их будет немного, должно хватить моего щита и кинетической винтовки, или даже попытаться ударить чем-то тяжелым, если полагаться на мои последние испытания.

"Извините?"

Я вскочила на месте и увидела женщину средних лет, которая стояла рядом со мной. Она заговорила, увидев мое лицо. Должно быть, я выглядела ужасно, потому что она казалась обеспокоенной. 'О, милочка, ты в порядке? Ты плакала?'

Я провела рукой по лицу, прежде чем ответить. 'Я... я в порядке. Я просто... мой друг... он...' больше мне ничего в голову не приходило.

'Все в порядке, дорогая. Я понимаю. Извини, что побеспокоила. Надеюсь, у тебя все наладится.' сказала она, прежде чем уйти.

Короткий разговор помог мне отвлечься от мыслей, которые уже начинали ходить по кругу. В конце концов, у меня не было выбора. Мне нужно встретиться с отправителем, и надеяться, что все будет в порядке.

Я повозила мышкой, чтобы избавиться от заставки, и напечатала ответ.

 

Тема: Re: Зеленушка

Хорошо, я буду там. До встречи в 2:30.

 

Я послал сообщение. После чего поднялась, надела рюкзак на плечо, схватила чемодан и вышла из библиотеки, направившись в сторону торгового центра. В груди уже поселился липкий комок страха.

 

Я добралась до торгового центра около двух пополудни. Оставалось достаточно времени, чтобы найти дорогу к зоне погрузки. Я решила немного прогуляться вокруг здания и разведать обстановку. В конце концов зона погрузки отыскалась довольно быстро, и там имелось множество хороших укрытий, среди более десятка прицепов, припаркованных повсюду, а также за стопками поддонов, мусорными контейнерами и другими непонятными вещами. В это время дня здесь находилось мало людей, что вполне могло оказаться подстроенным, ведь внутри торгового центра сновало множество рабочих.

Я решила спрятаться за мусорным контейнером рядом со стеной, наиболее удаленной от самого торгового центра. Судя по звукам и моей карте, она граничит с дорогой. Поэтому без какой-либо суперсилы или необычной экипировки никто не услышит, что происходит по эту сторону. Я распаковывала свой чемодан и рюкзак и стала переодеваться.

Сначала я быстро надела нижние одежды. Затем нацепила маску и плащ, закрепила свой щит-генератор на поясе и отложила винтовку в сторону. Последним достала звуковой пистолет и осмотрела его. Не особо впечатляюще. Небольшой образчик машинерии серебристо-зеленого цвета с белыми и серыми насечками наверху и аккуратной пистолетной рукояткой, озаряемый спереди слабым белым свечением. По внешнему виду совсем непохоже, что он способен гнуть стальные пластины или разрушать бетонные блоки. Я засунула его в карман плаща. Надеюсь, он мне не пригодится.

Старые вещи я убрала в рюкзак, хотя на этот раз оставила у себя кошелек. Сумки запихнула в угол вне видимости, взяла кинетическую винтовку и занялась поиском более удобного для отступления места. Необходимо разведать, где ближайший таксофон, чтобы сделать звонок при необходимости. Было бы неплохо также иметь поблизости фургон или что-то вроде того, чтобы использовать на нем свой пистолет и припугнуть преследователей. Уже во второй раз за последние дни я отчаянно жалела об отсутствии сотового. В конце концов я нашла показавшееся хорошим место, хотя до мастера тактики мне было очень далеко. Надеюсь, что мой сенсор подскажет, если кто-то будет прятаться поблизости. Правда, крыша торгового центра и еще куча мест выпадала из радиуса действия устройства.

Только я приготовилась ждать, как серый значок стал приближаться в моем направлении вдоль фургонов. Я быстро встала и активировала щит, схватила винтовку за рукоять и вышла, чтобы увидеть их. Черт, забыла взять какую-нибудь палку для ближнего боя. В последний момент я поняла, что будет не очень хорошо своим внезапным появлением напугать случайного рабочего.

К счастью, это оказалась Сп, девушка примерно моего возраста и немного ниже ростом. У нее были светловатые волосы, заплетенные сзади в косу, веснушки на носу и широкая улыбка на лице. Особенно выделялись ее зеленые глаза. Как она и сказала, на ней была черная футболка с длинными рукавами с дизайном на ней, а также юбка джинсовой юбки. У нее была хозяйственная сумка в одной руке. Она махнула рукой, подойдя ко мне, прежде чем остановиться, ее улыбка исчезла в испуганном взгляде, когда ее глаза скользнули по мне и задержались на мгновение на руке.

Несколько раз она моргнула, прежде чем произнесла. 'О, черт. Ты думала, что я из Империи? Блин, мне действительно очень жаль. Я не из них, клянусь. То есть, я суперзлодейка, конечно, но к тебе не имею никаких претензий. Я правда благодарна тебе.' К концу речи ее улыбка вернулась. Тем не менее, я была немного смущена. Любые слова вылетели из головы.

Во-первых, не уверена, что смогу доверять ей. В конце концов, она блондинка, зеленоглазая белая девушка. Империя наверняка с радостью примет ее в свои ряды. Во-вторых, она моментально догадалась, о чем я думаю. Находится рядом с таким 'чтецом' неприятно. Конечно, в действительности она может быть из Империи 88 и просто пытаться успокоить меня. Я снова проверила карту - никого не было в радиусе, кроме рабочих внутри здания, и нескольких автомобилей, проезжающих за стеной.

Она, казалось, чувствовала мою озадаченность, поскольку не дождалась ответа и сама начала говорить, указав на поддоны 'Давай присядем на минутку и поговорим. Я не буду доставать оружие, не волнуйся.' Она двинулась к месту, где лежало несколько стопок поддонов, и я последовала за ней.

Как только мы сели, я спросила: 'Итак, как я могу быть уверена, что ты не из Империи? Они ведь совсем не против заполучить Технаря.' Отлично, теперь я выставляю себя своего рода ценным призом, за которым охотится Империя E88 - вроде спортивной тачки или чего-то подобного.

Она пожала плечами. 'Я не могу на самом деле убедить тебя в правдивости моих слов. Мой прозвище Сплетница. Но спасшие меня люди могут обращаться ко мне 'Лиза'. Я состою в Неформалах. Конечно, мы злодеи, но не настолько отбитые, как Империя или АПП и иже с ними. Мы в основном развлекаемся и пытаемся срубить денег. Без каких-то глобальных целей или зловещих планов.' Она подняла руки и забавно пошевелила пальцами, произнося 'зловещие планы'.

Ко мне постепенно начало приходить понимание. Я кое-что слышала о Неформалах, хотя ни в чем нельзя быть уверенной наверняка. Они провели несколько удачных ограблений и краж, всегда уходя тихо. По крайней мере, я не слышала, чтобы они нападали на людей, что обнадеживало.

Я подняла наиболее интересующий меня вопрос. 'Говоришь, я помогла вам? Каким образом? Кроме того, подожди, ты открываешь мне свое имя, свое настоящее имя? Я думала, что это важный секрет для маски, разве нет?'

'Ага, 'возможно'. Перед этим мы обчистили казино, принадлежащее АПП, и Лунг сам захотел заплатить по счетам. Мы узнали об этом на день раньше, и были несколько напуганы. Он нам не по зубам. Скорее всего, мы смогли бы уйти от него, но, если бы с ним был Демон Ли, я уверена, что один из нас не выжил. Наверное, я сама. Мы решили, что лучше всего попытаться встретиться с ним лицом к лицу, нарушить его планы, а потом ускользнуть. Единственная альтернатива - снова бежать из города и начинать сначала в другом месте, что для большинства из нас затруднительно. Итак, мы вышли в поисках драки и вскоре наткнулись на Демона Ли с головорезами, но без Лунга. Отличный шанс, подумалось нам. Мы легко разобрались с Демоном Ли, после чего направились на поиски Лунга. Но ты' и она указала на меня 'нашла его первым и изменила его планы. Что бы ни случилось, я считаю, что мы тебе обязаны.' Последнее она произнесла с более широкой усмешкой, чем обычно, откидываясь назад в ожидании ответа.

Я просто разинула рот от удивления за своей маской. Кое-что мне было известно о делах масок из PHO и новостей, поэтому сказанное не сильно меня потрясло. Но я никогда не думала, что девушка примерно моего возраста так обыденно будет говорить об этом. Она описала все это так легко, будто жизнь на лезвии клинка для нее обычное дело. Как и для ее команды. Я почувствовала тоску и почти боль, осознав себя частью подобной жизни.

Прочистив горло, я продолжила. 'Так что насчет твоего имени? Разве это действительно не такая уж большая проблема?'

Она покачала головой. 'Не-е, в большинстве случаев это табу. Обычно ты открываешь свое имя только команде или самым доверенным лицам. Но ты позаботилась о Лунге вместо нас. Даже если ты не знала, что помогаешь нам, это не мелкая услуга. Поэтому я в своем роде оказываю тебе доверие. Я ошибаюсь? Ты будешь болтать обо мне на каждом углу?'

Я покачала головой. Я никогда не предам того, кто оказал мне такое доверие. У меня возникла еще одна внезапная, неприятная догадка. 'Э-э, ты в курсе, что я герой, ведь так? Я не собираюсь к вам присоединяться.'

Она кивнула. 'Знаю. Я поняла это по твоей прошлой схватке. Мне просто хочется поблагодарить тебя и дать совет, если хочешь.' Я моргнула, и из-за ее точного чтения моих мыслей, так и из-за похожести ее слов на разговор Оружейника. И снова она усмехнулась и сказала: 'Не волнуйся, тебя не так легко читать, как ты думаешь. Такова моя сила, вот и все. Ты' она указала на меня 'Технарь, а я' она указала на себя 'Умник. Я просто знаю разные вещи, вроде супер-интуиции. Мгновенно делаю выводы на основе разных зацепок.' Она с гордостью подняла руки.

Должна признаться, что это была довольно впечатляющая сила. Может быть, не слишком полезная в драке, но также и моя, сама по себе. Это также означало, что мне надо быть очень осторожной в отношении нее. Я не знаю ее, поэтому не могу раскрывать особенности своего Технарства. Я выбрала более нейтральную тему. 'Итак, какой совет ты имела в виду?'

'Ну, ты выглядишь новичком во всем этом. Думаю, тебе будет полезен взгляд со стороны злодея на происходящее в городе. Герои не любят вникать в ситуацию, поскольку это выставляет их самих не в лучшем свете. Помимо этого, немного о правилах, которым мы все следуем. Довольно легко загнать себя в ловушку, не зная прописных истин.' Она посмотрела на меня на мгновение, решая что-то про себя. 'Для начала, это тебе.'

Она перебросил мне пакет, с которым пришла. Я поймала его, не задумываясь, слегка пошатнувшись из-за щита и руки на моей винтовке. Я отложила винтовку, открыла пакет и заглянула внутрь. В нем находился небольшой ланч-бокс с изображением Александрии. Еще одна зацепка, которую она смогла выяснить обо мне? Я посмотрела на нее с изумлением, и она показала руками 'дерзай'. Я осторожно взяла ланч-бокс в свои руки и раскрыла его, отодвигая крышку пальцами. Увидев содержимое, мои глаза расширились. Он был заполнен деньгами. Восемь пачек банкнот, каждая из которых обозначена цифрой '250' на резиновых ленточках вокруг. Я резко повернулась к Сплетнице.

'Ага, две штуки. Небольшая часть нашей последней выручки. Поскольку, ты не часть команды, это большее, на что ты можешь рассчитывать. Я знаю, как Технари нуждаются в средствах.' Она почти самодовольно ухмылялась.

Меня разрывало на части. На много-много частей. Я была бы счастлива принять деньги за спасение чьей-то жизни - может быть - но меня больше волновало, что это краденые деньги. Мне не хотелось так начинать свою героическую карьеру. Я закрыла коробку и протянула обратно.

Сплетница увернулась и покачала головой. 'Оставь себе, мы все равно отобрали их у АПП. Конечно, это не совсем честные деньги. Если не хочешь брать, пожертвуй на благотворительность или что-нибудь в этом роде. Но прежде подумай, как следует. Ты заслужила их.' Я помолчала, положив ланч-бокс на колени. Она продолжила. 'Итак, с этим разобрались. Ты не хочешь перекусить? Мы можем поболтать за обедом. Не беспокойся, я не буду спрашивать твое настоящее имя или что-то еще. Если не хочешь, мы можем поговорить здесь. Но я уже проголодалась.'

Было очевидно, что я совершенно не контролировала разговор. Меня буквально обстреляли огромными кусками информации, мне не хватало времени, чтобы со всем разобраться. Но не думаю, что Сплетница в чем-то соврала. Зачем это ей? Она, наверняка, могла с легкостью вскрыть мою настоящую личность, если бы захотела, но вместо этого открыла свое. Ее уверения в принадлежности к Неформалам были слишком... небрежными и детализированными, чтобы быть ложью. Просто незачем врать о такой мелкой группе. Она знала, что я не собираюсь вступать в ее команду, но дала мне в качестве благодарности две тысячи долларов. Думаю, я могу так много сделать с этими деньгами. Мне оставалось только поверить в ее искренность. Да уж, суперзлодейка по-дружески общается со мной, отдает деньги, которые я вполне могу потратить на борьбу с преступностью, а затем просто предлагает перекусить вместе в торговом центре. Что не так с этим миром? Мне надо немного прояснить ситуацию.

Я посмотрела ей в глаза и сказала: 'Знаешь, я все равно буду сражаться с тобой, если ситуация так повернется, понимаешь? Возможно, я не против пообщаться с тобой или пообедать вместе... но я не буду помогать тебе совершать какие-либо преступления. Доходчиво?'

Она кивнула, став впервые серьезной. 'Да, я поняла. Ты не предашь свои принципы, и я не попрошу об этом. Нет, серьезно. Я просто хочу немного помочь тебе взамен.'

Я вздохнула, закрывая глаза. 'Хорошо, оставайся здесь, я вернусь через минуту.' Она кивнула, снова улыбаясь. После чего я встала и направилась к оставленным вещам. Поколебавшись некоторое время, я все-таки переоделась, постоянно отслеживая местоположение иконки Лизы. Она так и не сдвинулась с места.

Накинув капюшон и забрав все свои вещи, я вернулась к Лизе, которая откинулась на сиденье и закинула ногу за ногу. Увидев меня, на ее лице появилась широкая улыбка. Она вскочила и направилась ко мне. Я остановилась, не зная, как отреагировать.

Наконец, я воздела руку и произнесла: 'Эм, привет. Ты можешь называть меня... Джейн, пока что.'

На лицо Лизы снова вернулась улыбка, и она ответила 'Привет, Джейн, приятно познакомиться. Итак, чего бы ты хотела перекусить?'

'Чего-нибудь хорошего? Не знаю.' Черт, испортила такой момент.

'Отлично, я знаю много хороших мест. Пойдем, я угощаю!' Она схватила мою свободную руку и начала тащить меня. Все страньше и страньше. В течение последних лет меня никто не угощал. Несмотря на то, что я продолжала искать скрытый смысл в ее отношении, ожидая какой-то небольшой разумной просьбы, должна признать, мне безумно не хватало таких вещей.

Она не повела нас к кафе самообслуживания, как я сначала решила. Вместо этого она привела меня в один из тех небольших ресторанчиков, мимо которых я обычно просто проходила в торговом центре. Греческая кухня, в которой совсем не разбиралась.

Мы быстро устроились за столиком вокруг свободных мест - два сорок пополудни не самое оживленное время для этого ресторана, видимо. Я позволила Лизе сделать заказ за меня, чувствуя некоторое смущение. Я обедаю с суперзлодейкой. Очень дружелюбно выглядящей, но все же. Она болтала без умолку, пока мы ждали еду. Я все время проверяла интерфейс, выискивая любые намеки на засаду, но окружение выглядело вполне обычным, по крайней мере, мне так казалось.

Она посмотрела на меня на мгновение. 'Знаешь, твои глаза постоянно дергаются. С тобой все в порядке? Если тебе неудобно, мы может поискать другое место.'

Я моргнула. Не думала, что это так заметно. 'А, нет, я в порядке. Просто я контролирую интерфейс моих очков глазами. Технарское изобретение. Очки, а не глаза.' Вероятно, не следовало рассказывать Лизе о своих устройствах, это могло привести к плачевным результатам, но мне просто хотелось поделиться с кем-то. Раньше у меня выпал шанс похвастаться только Оружейнику, и тогда я не была в состоянии наслаждаться этим.

Она изобразила губами понимающее 'о'. 'Просто офигенно. Что еще ты можешь...?' Она остановилась на мгновение, прежде чем подняла руки. 'Окей, это крутая штука, и я пойму, если ты не захочешь посвящать меня в детали.'

Беседа сразу заглохла на этом. Пускай ранее я в основном только слушала. К счастью, вскоре прибыл наш заказ, и нам стало не до разговоров. Мне принесли какую-то крупную пицце-образную штуку, наполненную кучей мяса и остальным, и политую соусом. Действительно вкусно. Себе она заказала полный набор, суп, макароны и прочее. Не знаю, что конкретно, но пахло заманчиво.

После того, как мы более или менее закончили, Лиза откинулась назад и спросила: 'Итак, что ты знаешь неписаных правилах?'

'Эм, ничего?'

Она улыбнулась и сказала: 'Не удивительно. Большинство героев и СКП не распространяются на эту тему. Так что большинство обычных людей не в курсе. Все довольно просто. Я расскажу об основах. Во-первых, никто не пытается вызнать тайну личности другого или нападать на него без костюма, если могут избежать этого. Я имею в виду, что это происходит иногда, но редко. Это относится и к героям, и к злодеям, и, если кто-то нарушит правила, обе стороны начнут на него охоту.'

Хм, с моей точки зрения, это правило кажется неплохим, но почему герои смирились с таким положением вещей? Я так и спросила у Лизы.

'Нуууу' протянула она 'это и им на руку, понимаешь? Это означает, что, как только их смена кончается, они могут спокойно отправиться домой тем же маршрутом, что и остальные сотрудники, и не беспокоиться о сражениях со злодеями по дороге. Дома они могут расслабиться, не ожидая сиюминутно нападений. Все в выигрыше.'  она развела руки в стороны.

Это казалось довольно... банальным для меня. Слишком простое объяснение. "И что? Как только народ снимает свои костюмы, все делают вид, что все в порядке? Никто, не знаю, не устанавливает камеры и не пытается определить гражданские личности по маршрутам героев, возвращающихся из патрулей или иных мест? Из твоих уст это звучит как игра!'

Лиза наклонилась вперед и щелкнула пальцами. 'В точку! Точно, это как игра! Большая игра полицейских и разбойников, где никто не лезет из кожи вон, чтобы навредить другому. Это не слишком распространенная позиция, в Броктон-Бей многие считают иначе. Кайзер, Лунг, Оружейник и еще несколько.' она хитро улыбнулась. 'Но ответь мне на такой вопрос. Если бы это была не игра, герои тратили бы столько времени на интервью? Патрулировали ли Стражи днем вокруг центра города? Наконец, знаешь ли ты, что у масок есть свои личные расписания и прочее?'

До меня... начало доходить. 'Выходит, что, даже если я выйду и поймаю злодея, никому не будет дела? Они посчитают это лишними хлопотами, закатят глаза и просто прогонят меня?' Я нахмурилась. Мне не нравилась мысль о том, что люди, из-за которых наш город превратился в ужасное место, просто играли, и никто всерьез не пытался их остановить.

Она покачала головой. 'Не-е, люди хотят, чтобы злодеи исчезли с улиц. И СКП прикладывает все силы для этого. Никто не будет жаловаться, если ты кого-то поймаешь. Но не смотри на вещи однобоко, правила и тебе выгодны, понимаешь?'

'О, например?' - сказал я немного сердито, признаюсь.

'Что ж, для начала никто не будет убивать тебя или разоблачать после победы в драке. Или хуже. Чаще в таком случае ты просто очухиваешься в переулке или больнице. Не то, чтобы на это следует надеяться в случае Крюковолка и тому подобных личностей, но в целом дела обстоят так. Кроме того, если в городе происходит лютая хрень, вроде появления Бойни Девять или чего-то еще, правила означают, что герои и злодеи могут объединиться друг с другом для того, чтобы дать отпор, не передравшись при этом.' Она откинулась назад, давая мне возможность ответить.

На минуту я задумалась. В целом идея мне не слишком нравилась, но в пользу нее говорили некоторые вещи. В конце концов, героев было примерно в два раза меньше в большинстве городов с масками. Я всегда полагала, что злодеи не могут победить, потому что герои сильнее них, но при зрелом размышлении это не имеет смысла. Неписанные правила, рассказанные Лизой, делали картину более правдоподобной. Позже мне надо будет как следует исследовать данный вопрос.

Я посмотрела на нее. 'Так зачем ты мне это рассказываешь? Я понимаю, ты пытаешься помочь, но почему именно ты говоришь мне об этом? Люди ведь должны знать о подобном.' не очень умело сформулировала я.

Она пожала плечами. 'Ну, герои не раздувают проблему из этого. Объясняют присоединившимся соратникам, но не каждому встречному 'о, не волнуйся, тебе не нужна наша помощь, просто занимайся своими делами, и все будете в порядке' Никто не захотел бы присоединиться. Плюс, когда кто-то умирает или исчезает, это выглядит для них плохо. И подобные вещи случаются, люди вынуждены присоединяться к какой-либо банде, их шантажируют или что-нибудь в том же духе. Ошибки тоже случаются. У масок не самая безопасная жизнь, знаешь ли. Но неписаные правила облегчают ее всем.' Она улыбнулась.

Я покачала головой. Мне все еще не нравилось положение вещей, но думаю с этой темой достаточно. 'Что-нибудь еще? Я не говорю, что не ценю твои советы, просто мне надо их как следует обдумать... '

'Особенно от злодея, да? Все в порядке, еще пара вещей, и я выпущу тебя из своих цепких лап.' Она двинула руками, изображая когти. Я хихикнула, не в силах ничего с собой поделать.

Я кашлянула, пытаясь скрыть смех. 'Например?'

'Ничего особенного, всего пара советов. Во-первых, тебе, вероятно, следует избегать Доки в течение некоторого времени. Лунг точно не рад, что ты улизнула от него, и Бакуде не понравится еще один Технарь на ее территории. Знаешь, она не из тех, кто приветствует здоровую конкуренцию. Она новичок, как и ты, и еще не показала себя. Ты можешь стать для нее хорошей мишенью. Помимо того, вряд ли тебе захочется расхаживать под носом у Империи 88. Большую часть времени они следуют правилам, но если ты нападешь в их логове? Они ответят жестко.'

Я нахмурилась. 'Не так уж много вариантов остается. Избегать АПП, избегать Империи 88. Мне надо совсем не высовываться, ты это имеешь в виду?'

Она пожала плечами. 'Не, есть много других вариантов. Куча более мелких банд, которыми можно заняться, злодеев-одиночек, приблизительно в южной части. Они, вероятно, как раз в твоей весовой категории, раз ты работаешь без команды. Конечно, ты также можешь выяснять отношения с масками Империи вне их территории. Это даже в порядке вещей.' Я немного помолчала, поэтому она продолжила. 'И еще одна вещь. Ты должны знать, что у тебя есть выбор. Уверена, Протекторат предложит тебе присоединиться, если еще не предложил. Они расскажут тебе много чего, в большинстве своем правду. Но они попытаются очернить или скрыть иные варианты. Они, вероятно, не скажут, что ты можешь остаться одиночкой, или союзной маской СКП, или даже создать свою собственную команду. Как Технарь ты даже могла бы даже экипировать других людей - нормальных людей, а не масок - и брать их с собой. Я не буду говорить тебе, что делать, просто расписываю, что ты можешь делать. Ясно?'

Я кивнула. 'Да, спасибо. На самом деле... мне надо о многом подумать. Но спасибо.' в действительности я ощущала большой благодарности, если честно. Должна, скорее всего, но рассказанные Лизой вещи мне не нравились. Мне надо было раньше выяснить подобные нюансы. Я проводила ранее исследования мира масок, но раз упустила столь базовую информацию, то явно плохо старалась. Нужно во всем разобраться как можно скорее.

Однако время уже подходило к четырем, и мне нужно возвращаться домой. Еще больше захотелось мороженого. В любом случае, сомневаюсь, что мне еще выдастся шанс поговорить с Лизой.

Я встала с сиденья.

Лиза подняла руку, останавливая меня. 'Последняя вещь. Здесь.' она потянулась к карману и достала мобильный телефон, одну из старых моделей раскладушек. 'Возьми его. Там записан мой номер, звони, если появятся вопросы или просто захочешь поговорить.'

Я нерешительно взяла телефон. 'Зачем?' все, что я могла сказать.

На ее лице появилось странное выражение с еле заметной улыбкой. 'Ты действительно выглядишь так, будто нуждаешься в чьей-то помощи. Кого-то на твоей стороне. Вот и все.'

Простояв несколько секунд, глядя на телефон, я просто положила его в карман и направилась домой.

Только в автобусе я вспомнила, что так и не спросила Лизу, кто или что такое 'Р'.

 

2.4.

По пути домой я усердно размышляла. Сидя в автобусе, опустив голову, полностью спрятанную под капюшоном, и полагаясь на свой сенсор, сообщающих об окружающих. Я думала обо всем, сказанном Лизой, и пыталась решить, чему верить. Плюс, конечно, о миллионе вещей, которые я должна была спросить, но не спросила. Я также ругала себя за то, что не пометила ее значок, хотя в цвете уверенности не было. Хотелось бы, чтобы он был зеленым. Несмотря на все, проводить время с ней было... приятно. Приятно было поговорить с другой девушкой моего возраста. После того, как несколько лет назад Эмма отвернулась от меня, подобное случалось редко. Никто не хотел иметь дело с изгоем вроде меня, это могло бы отразиться на них самих не самым лучшим образом. Такое действительно случалось.

У меня не было уверенности, что ей можно доверять. Я достала переданный телефон и осмотрела. Отключен. Я еще не включала его. Я мало разбираюсь в подобной технике. Ага, отличный Технарь, скажите вы. Может ли кто-нибудь отследить меня с его помощью? Не имею представления. Моя карта не способна к достаточному увеличению, чтобы рассмотреть, работает ли внутри него электричество. Не думаю, что она стала бы так сильно заморачиваться. Это бы свело на нет все затраченные ей усилия по налаживанию отношений со мной. Или это может быть сложная ловушка, чтобы манипулировать мной на... что-то. Не знаю. Снова мои мысли ходят по кругу.

Автобус подъехал к нужной остановке, и я вышла, направившись домой. Я попробовала переключиться на что-нибудь другое.

Я не был уверена, что приму правильное решение, не проверив ее слова. Хоть и не знаю, каким образом это сделать. Пока я не узнаю больше, нельзя принимать ее слова на веру. Врала ли она мне? Я... я не знаю. Может быть, я могу ее подловить? Но для этого мне пришлось бы обмануть ее каким-либо образом, чего мне совсем не хотелось делать. Я решила не думать об этом пока и дождаться подходящего случая. А что если она была честна со мной? Просто хотела помочь мне, пускай и являясь злодейкой при этом? Тогда у меня еще меньше представления о том, что можно предпринять. Возможно, было бы легче, если бы она оказалась расчетливой тварью, хоть думать об этом не хочется.

Не в первый раз мне пришла мысль позвонить Оружейнику и просто рассказать ему все и попросить совета. Знаю, он хотя бы попытается помочь, посоветует что-то разумное. Но я так и не решилась. Я не хотела беспокоить его по пустякам, и не представляла, как он отреагирует на мой обед с суперзлодейкой. Мне очень, очень не хотелось упасть в его глазах.

Я вздохнула и положила телефон в карман. Это было слишком сложно для меня. Я только единожды вышла в костюме, меньше дня назад, и мне уже казалось, что я героиня какого-то странного ситкома. Встретила героя и злодея, которые оба хотели помочь мне, и возможно уже заимела кровного врага или пару, желающих меня выследить. Да, это в точности похоже на ситком с масками. Интересно, у всех так?

Я просто хотела вернуться домой и выбросить все лишнее из головы. У меня было мороженое, таящее в сумке, которое мне купила Лиза, и прямо сейчас я желала заняться 'мороженной' терапией. Я ускорилась и поспешила домой.

Отцовского автомобиля еще не было на своем месте, и дома было пусто. Хотя это не означало, что он не возвращался домой на обед или еще по какой причине. У меня была заготовлена отговорка на этот счет. Я бы просто сказала, что все время была в библиотеке - я достаточно часто уходила, чтобы посидеть в интернете. Надеюсь, до этого не дойдет. Мне никогда не нравилось лгать своему отцу, и даже если мне придется привыкнуть к этому из-за своей силы, мое мнение не изменится. Наверное, можно сказать ему, что я завела подругу, но тогда он точно захочет узнать о ней побольше. Он всегда старался интересоваться моей жизнью, особенно в последнее время. Я решила отложить данный вариант до тех пор, пока не буду уверена, что Лиза меня не предаст.

Я зашла внутрь, сбросила обувь, положила мороженое в морозилку и поспешила наверх с рюкзаком и чемоданом. Убрав школьную одежду, остальное я рассортировала на кровати. Штаны, пояс и рубашка. Плащ и маска. Щит и пушки, я даже вытащила сенсор из кармана и положила рядом с щитом. Далее примостились телефон Лизы... нет, теперь мой, и ланч-бокс со своим зловещим содержимым. С которым надо разобраться в первую очередь. То есть, мне хотелось сохранить эти деньги. Я могла бы сделать массу всего для своих текущих проектов. Нанять кого-то для постройки рамы для новой нано-кузницы, не из ржавого металлолома - общий дизайн моих творений действительно не радовал глаз. Купить нормальную маску или, может быть, кевларовую броню или что-то в этом роде, телескопическую дубинку для ближнего боя. Приобрести еще один телефон и избавиться от этого. Все проблемы, которые я приметила с прошлой ночи, решались практически моментом.

Но имею ли я право? Это, без сомнения, грязные деньги. Грязные даже дважды, судя по словам Лизы. Это были незаконные деньги, заработанные в злодейском казино и затем украденные другими злодеями. Конечно, я намеревалась тратить их только на полезные для города вещи. Уверена, герой может принести больше помощи с двумя тысячами долларов, чем с обычной благодарностью. Я не могла выбрать сторону. Что бы подумала моя мама? Не имею представления. Я всегда равнялась на нее, особенно после ее смерти. Мне бы хотелось, чтобы она мной гордилась. Это одна из причин, по которой я хотела стать героем, даже с такой силой, как у меня. Также поэтому я еще не построила ракетную боеголовку и не прибила Эмму или Софию. Но что она подумает об этом? Я не могу вообразить, и это меня действительно беспокоит. Так легко оправдать себя, оставив деньги. Но что, если это первый шаг на пути, которого я отчаянно боялась? Без своего морального советчика, как мне решить, что правильно? Как вообще понять, что ты сворачиваешь на путь к злодейству?

Я просидела в раздумьях немало времени. Я только вырвалась из своих мыслей, когда папа вернулся домой. Я быстро скатала костюм и снаряжение и зашвырнула в дальнюю часть шкафа, после чего сменила свои поношенные одежды на домашнее. Когда я закончила, он уже был у входа.

'Тейлор!' позвал он меня из прихожей. 'Ты не спишь? Я взял еду на вынос! Жареная рыба.'

Эти слова сразу привлекли мое внимание. Я поспешила вниз по лестнице и схватила поданный пакет. Он знал несколько действительно хороших мест, где подавали обалденную рыбу.

Он посмотрел на меня на мгновение. 'Ты выглядишь лучше, малыш. Думаешь, одного дня тебе хватит?'

Я пожала плечами. 'Не знаю. Чувствую себя нормально. Я прогулялась немного и купила мороженное, но пока не ела.'

Он улыбнулся. 'Хорошо. Не успела испортить себе аппетит.' Он взъерошил мои волосы, проходя мимо в сторону кухни. Я взмахнула незанятой рукой и крикнула 'Пап!' но он только рассмеялся.

'Раз уж ты купила мороженное, мы можем пуститься во все тяжкие. Давай включим какой-нибудь фильм и поедим в гостиной.' Через минуту он вернулся с кухни с тарелками и вилками.

Я улыбнулась. 'Конечно, отличная идея. Что мы будем смотреть?' меня беспокоило слишком много вещей, потому не хотелось самой выбирать фильм. Я ожидала, что папа остановится на чем-нибудь из разряда своих любимых старомодных боевиков. Но он выбрал Последнюю песню, драму с Земли Алеф, которую я купила некоторое время назад, но была слишком занята Технарством, чтобы посмотреть. Скорее всего, таким образом он пытается сделать мне приятное, увидев, как мне утром было плохо. Присаживаясь на диван, я почувствовала разливающееся тепло в груди. Я правда любила папу, даже если и не часто говорила об этом вслух. Выбросив все остальное из головы, я сосредоточилась на просмотре.

В конце концов, фильм оказался весьма посредственным. Не знаю, понравилось бы мне, при обычных обстоятельствах. Но в последнее время меня сильно помотало. Я совсем не фанатка драмы или романтики. Нет, они мне нравились, но в конечном итоге подобные фильмы заканчивались слезами. Закончив с едой, отец принес мне мое мороженое. Мы смотрели фильм в основном молча. В любом случае, никто из нас не слишком умел поддерживать разговор. Он выдал пару шуток про фильм и посмеялся над тем, как я глядела на любовный интерес главной героини. Было приятно, что я могла на пару часов отставить геройские проблемы в сторону, и просто посмотреть фильм со своим отцом.

По окончании фильма папа переключился на новостной канал. 'Итак' сказал он 'сегодня у меня был хороший день на работе. Извини, что задержался, думал успеть домой пораньше.'

'Все в порядке. Я все равно просто болталась в округе или сидела дома.' Я почувствовала укол вины за свою ложь, но мне не хотелось его беспокоить, или отвечать на неудобные вопросы прямо сейчас. 'Что интересного на работе?'

'О, ничего особенного. В кои то веки у нас появились рабочие места. Одна компания планирует наладить небольшое производство рядом с Бульваром. Поскольку там дешевая земля, скорее всего. В любом случае, есть работа для нескольких десятков парней: снести старое оборудование и установить новое. Плата невелика, в основном низкоквалифицированные работы. Но это лучше, чем ничего.'

Я издала соответствующее 'хм-м'. Мы вернулись к просмотру новостей. Я собиралась так или иначе посмотреть их сегодня, так как имелся шанс, что мой бой упомянут там. Однако ничего не было. Не знаю, что думать об этом. Мне казалось, что появления на сцене нового героя обычно заслуживает внимания СМИ. Разве Оружейник никому не сообщил обо мне? Черт возьми! Хотелось бы показать в свой первый выход более впечатляющий результат, но также мне не нравилось полное игнорирование.

Я вспомнила о сегодняшней встрече, и мое счастливое настроение испарилось. Мне действительно нужно разработать стратегию действий. Но я не могла придумать ничего нового. Возможно, следует спросить о его мнении по поводу денег, конечно, не напрямую. Гипотетически, или типа того. Но я опасалась неправильно выразиться и дать ему какие-то намеки на свою секретную жизнь.

Остается решать самой. На данный момент я решила отложить денежный вопрос. Вряд ли он от меня куда-то денется. Также так ничего и не решила в отношении Лизы. Сначала мне нужно провести небольшое расследование. Очевидно, мой первый шаг - посмотреть, что я смогу накопать на PHO в классе Компьютерных Наук. Это заставило меня вспомнить про школу и все с ней связанное. Конечно, рано или поздно мне придется вернуться туда. Я и так отложила ее на день.

Я решила пока отложить мысли о Лизе и о деньгах до поры до времени. Также пока выкинуть из головы школу. И последовать советам Оружейника и Лизы. Я снова выйду в костюме, но на этот раз в центре города. Если смогу найти головорезов Империи 88 или кого-то похожего и разобраться с ними, это должно улучшить мое настроение.

Я знала, что мне следует сосредоточиться на том, чтобы хорошо выспаться и подумать обо всем на свежую голову. Однако размышления о разных вещах точно не дадут мне заснуть. Попытаюсь немного поспать сейчас, чтобы быть бодрее на вылазке, и сосредоточиться на планировании, а не проблемах. Так я точно лучше буду спать.

Я посмотрела на своего отца. 'Я думаю, что лягу пораньше. Тяжесть в животе клонит в сон.'

'Хорошо, малыш, до утра.' сказал он. Я была рада, что он не стал расспрашивать.

Я направилась в свою комнату. Мой план состоял в том, чтобы проспать до одиннадцати, после чего отправиться на выход, однако мне не хотелось использовать будильник. У меня не было такой функции в моих очках, так что они отпадали. Еще одно напоминание о моей слабой подготовке в целом. Я вспомнила о сотовом телефоне на мгновение. У него может быть функция будильника, возможно, беззвучный вариант или что-то еще. Но мне все еще не хотелось включать его дома. Я порешила на том, что положу часы под подушку. Что должно снизить шум и дать мне возможность выключить будильник быстро, если я буду расторопна.

Я упаковала костюм и снаряжение в рюкзак, но так и не придумала, что делать с кинетической винтовкой. В конце концов я завернула ее в полотенце и привязала под рюкзаком. Это выглядело сверхподозрительно, но я не планировала сегодня ехать куда-либо на автобусе и тому подобное. Удовлетворившись тем, что у меня все приготовлено, я легла в постель в своих неприметных одеждах и натянула одеяло.

Лежать с часами под подушкой было неудобно, но мне удалось заснуть, планируя в голове свой будущий путь через Центр.

Я проснулась в небольшой панике, когда будильник сработал прямо возле лица, хоть и приглушенный подушкой. Вскоре я справилась с ним и выключила звонок. Я осторожно поднялась с постели, двигаясь как можно тише. Затем просидела несколько минут, прислушиваясь, не проснулся ли отец. После чего встала, надела рюкзак и с великой осторожностью спустилась по лестнице. Выход из окна был предпочтительнее в том смысле, тогда не надо было красться по скрипучим лестницам или половицам, но здесь имелось две проблемы. Во-первых, у меня не было веревки или чего-то подобного, да и с лазаньем по ней у меня могли возникнуть трудности. Можно было просто спрыгнуть и доверится щиту. Учитывая, что в переулке меня уже бросали на двадцатифутовые расстояния, десять футов вниз не выглядели чем-то сложным. Однако после этого у меня не будет возможности снова подняться. Разумеется, когда я доделаю свой ховерпак, это будет другой вопрос. Во-вторых, я оставила обувь внизу. Мне надо забрать их в любом случае. Минут через десять, прокравшись к парадному входу, я выбралась на улицу. Отцовская спальня выходила окнами на заднюю дверь, поэтому меня оттуда не было видно. Затем, забросив рюкзак за спину, я направилась в центр города. Геройский дебют Тейлор Эберт, дубль два.

 

2.5.

Быстрым шагом я дошла до выбранной для патрулирования области, держась безопасных путей. Меня никто не беспокоил, хотя это могло быть из-за моей отстойной одежды и обернутым полотенцем свертком под переполненным рюкзаком. Наверное, со стороны я выглядела, как бездомная. Пару раз видела и успешно обходила машины, похожие на полицейские. Не хотелось бы давать показания в таком странном прикиде и еще более подозрительным багажом. Не то чтобы я действительно разбиралась в поведении полиции. Будут ли они возиться с каким-то бездомным? Признают ли они во мне подростка? И что бы они тогда предприняли? Не хотелось бы узнать об этом на практике. По правде говоря, я почти ничего не знала о Доках, несмотря на то, что технически жила здесь. Но мой дом был в не настолько поехавшей части города, где разгуливали банды. За свою недолгую жизнь я и не видела ни разу бандита. Черт, да когда я была ребенком, мне даже разрешали ходить в парки самостоятельно или с Эммой, если я не задерживалась до темноты.

Поэтому сейчас я не имела представления, где конкретно искать отпетых нарушителей правопорядка. Я знаю, что территория АПП расположена в северной части Доков, ближе к Депо. Империя 88 держала юг и западные части Доков, и проворачивала много дел в центре города. Некоторые даже думали, что они имеют базу прямо в центре города, как и большинство банд в Доках, куда полицейские просто не войдут без внушительной поддержки. Или разрешения. Не знаю, насколько можно этому верить, ведь крайне сомнительно, чтобы банда, даже такая сильная как Империя, может полностью контролировать улицы в тех же местах, где расположены школы и... разные предприятия и прочее.

В целом, именно нехватка знаний была причиной того, что я направлялась на юг от дома вместо севера. Я поступала логично, следуя советам опытных масок по обеим сторонам закона. А не потому, что пока не могла и помыслить о сражении с АПП.

Мне потребовалось почти полчаса ходьбы, чтобы добраться до выбранного района. Я нашла укромный переулок, чтобы переодеться в костюм. Хотелось бы видеть рубашку и джинсы как часть моего костюма под прочими одеждами, поскольку это освободило бы место в моем рюкзаке. Также мне не пришлось бы раздеваться до нижнего белья в грязном переулке. Возможно, мне следует найти майку и шорты или что-то еще, если я собираюсь продолжать в том же духе. К счастью, никто не заметил, пока я переодевалась, хотя для этого им пришлось бы бежать прямо на меня, чтобы пройти через радиус сенсора достаточно быстро. Полагаю, в моей голове возникали странные мысли из-за того, что я тусовалась в одном нижнем белье в городском переулке около полуночи.

Ну что ж, ничего не случилось. В любом случае, я не знаю, как легко будет бегать в двух парах джинсов одновременно.

Мой набор снаряжения остался практически неизменным с прошлой ночи, хотя у меня еще не было возможности постирать одежду. К счастью, посещение мусорного контейнере не оставило на вещах особенно отвратительного запаха. Единственное различие заключалось в том, что на поясе, над генератором щита я закрепила с помощью второго ремня свой звуковой пистолет. Вытаскивался не совсем быстро, но я не планировала его использовать. Мой плащ, вероятно, выглядел сзади немного странно, но тут я была бессильна. Ремень для винтовки и кобура для пистолета все еще оставались в списке дел, поэтому пока придется обойтись без них.

У меня также имелся мобильный телефон, который Лиза дала мне, просто на всякий случай. Кроме того, на этот раз я захватила свой кошелек. У меня было достаточно мелочи для таксофона, если понадобится.

Я аккуратно сложила свою уличную одежду в рюкзак и спрятала его под мусорный контейнер, выбрав относительно чистый участок. Уверена, что запомню место, а немного неприятного запаха никак не повредит моим маскировочным одеждам.

После этого я быстро глянула на карту, чтобы убедиться, что никого нет поблизости, активировала щит и выдвинулась в патруль.

Выбранный маршрут должен был провести меня по широкому кругу, с возможностью просмотреть большую часть переулков, дворов и боковых дорог в этом районе. Мой план состоял в том, чтобы просто пройтись по округе и проверять любых встречных подозрительных личностей. Не обязательно с последующим арестом или чем-то подобным. Конечно, шансы обнаружить нелегальную сделку или иное преступление невысоки. Мне больше хотелось просто... не знаю, попугать каких-нибудь скинхедов из 'младшей лиги'. Я просто проверила бы их и спокойно отпустила, если бы они захотели уйти. Если бы они напали на меня, то сбила их с ног и позвонила полицейским. Я старалась запоминать местонахождение таксофонов, мимо которых проходила. В целом круг по району займет у меня около полутора часов ходьбы, а затем я смогу вернуться домой около часа тридцати или двух часов ночи. Это даст мне достаточно времени на отдых вкупе к уже полученному сну.

Чувствовался подъем сил, когда я шла по тротуару с моей кинетической винтовкой на плече и бледный светящимся щита. Даже если ничего и не произойдет сегодня ночью, я все еще герой. Один неудачный выход меня не остановит. Долгое время я только и делал, что сдерживалась и терпела. А теперь? Если кто-то решит наехать на меня, я буду полностью в своем праве немного пострелять в них. Я могу дать сдачи таким образом, чтобы моя мама все еще гордилась мной. Да, это был правильный выбор. Я справлюсь.

Первые несколько улиц оказались пустынны. Я прошла мимо нескольких человек, и, хотя их взгляды заставили меня захотеть провалиться под землю, как и каждый раз до этого, я обязательно махала им в ответ, как благонадежный герой. По-моему, у них не было камер, но я бы не возражала, если бы они засняли меня. Я также прошла мимо припаркованной полицейской машины, сознательно, и помахала им тоже, немного нервничая. Не знаю, что буду делать, если они захотят поговорить или спросить что-нибудь, но они просто помахали в ответ.

Пройдя около трети пути, на соседней улице я заметила бледно-синюю иконку на карте, перемещающуюся вместе с тремя другими в группе. Я почувствовала небольшое волнение. Мало того, что это, скорее всего, члены Империи 88, но также мои предыдущие усилия по мечению людей в школе снова окупились. Я побежала, держа их в поле зрения. Если мне удастся опередить их, я могу выскочить из переулка и удивить их.

Мне пришлось пропустить один переулок, поскольку я бы не успела перехватить их через него. Я затаилась в следующем, наблюдая с нетерпением, как приближаются их значки. Когда они были примерно в двадцати футах от меня, я медленно вышла из переулка. Они были примерно в десяти футах от меня, когда я остановилась и посмотрел на них, придерживая оружие обеими руками, но не указывая на них.

Трое из них были подростками, одетыми в красные и черные цвета. Четвертый был старше, может быть, около двадцати, с бритой головой. Итак, определенно Империя 88. Прекрасно. Они остановились в, я надеюсь, потрясении, а я просто продолжала глядеть на них. Пару мгновений мне потребовалось, чтобы пометить их всех синим цветом. Прошло всего несколько секунд, прежде чем лидер опомнился и начал отступать, призывая остальных за собой. Я позволила им отойти, и как только у него появилось пространство для маневра, он повернулся и побежал, его подручные последовали за ним. Они нырнули в ближайший переулок, и я следила за ними по карте, пока они не вышли из диапазона устройства.

Я почувствовал глубокое удовлетворение, просто стоя там, когда имперские головорезы исчезли. Что бы ни случилось, я сегодня совершила... что-то. Больше, чем я предполагала, на самом деле. Несомненно, оставался шанс, что они расскажут о столкновении с маской одному из своих главарей, и Империя могут послать за мной другую маску. Но это маловероятно, я думаю, особенно вдали от их основной базы. Империя была не похожа на АПП, у которых имелось только пятьдесят или около того обычных бандитов. В городе действовали сотни скинхедов и неонацистов, которые работали на Кайзера, и, хотя у него было больше масок, чем у АПП, я сомневаюсь, что столкновения между ними происходят часто.

Тем не менее, лучше не стоять на месте и не ждать неприятностей. Я продолжила патрулирование.

Почти час спустя я почти добралась до конца моего запланированного маршрута, обратно к спрятанному рюкзаку, так и не увидев больше членов банд или чего-то вроде преступления, когда услышала звук, который заставил меня сразу насторожиться.

Над мной, на расстоянии от ближайших зданий, я услышала нечто напоминающее звук полета. Мерный гул и свист рассекаемого воздуха. Это не мог быть вертолет или самолет, звук был не тем и слишком близким. Определенно маска. В Броктон-Бей немного летающих масок, и большая часть из них были героями. Большинство из Новой Волны. Но я не собиралась рисковать и бросилась к соседнему зданию, спрятавшись в дверном проеме. По худшему сценарию это могла быть Империя 88, хотя единственные известные мне летающие маски, это Руна, способная планировать вокруг управляемых ею объектов, Чистота, с которой я абсолютно не хотела встречаться сегодня, и Крестоносец, который мог перемещаться вместе со своими летающими призраками. Также, может ли Туман летать? Наверное, слишком медленно, чтобы беспокоиться об этом. С другой стороны, в городе было еще прорва летающих масок.

Через мгновение после того, как я спряталась, на моей карте появились две иконки, прямо над крышей здания надо мной. У меня оставались лишь доли секунды, чтобы решить, следует ли держать щит на случай атаки, или отключить его, чтобы улучшить свою незаметность. Было слишком поздно, чтобы пробовать выбить дверь, возле которой я пряталась. Я оставила щит включенным и подняла кинетическую винтовку, готовясь к битве.

Однако, когда в воздухе появились летные фигуры, я расслабилась. Деталей снизу мне было не видно, но один из них оставлял хорошо заметный красный след от своей жужжащей езды на ховер-борде. Никто иной, как Кид Вин, а другой, методом исключения, скорее всего, Эгида. Они были единственными летающими масками Стражей, или, если на то пошло, Протектората в городе. Я с облегчением опустила винтовку. Еще один хороший знак сегодняшней вылазки - пересечься путями с патрулем Стражей. Я осталась на месте, наблюдая за их полетом.

Однако я застыла, когда ховер-борд Кид Вина дернулся и развернулся в мою сторону, начав спуск. О, черт, они летят сюда. Прямо на меня. Понятия не имею, что мне с ними делать. Я едва смогла связать пару слов при встрече с Оружейником, а теперь мне придется иметь дело с двумя из Стражей? Может, мне убежать? Нет, это ужасная идея. Если я хочу стать героем, мне необходимо учиться общаться с другими героями.

Но Стражи вроде местных знаменитостей. Они участвовали в ток-шоу, давали интервью в газетах и все такое. Я никогда не встречала знаменитостей. Я понятия не имела, как вести себя с ними.

Моя нерешительность дорого стоила мне. Они оба спустились на тротуар передо мной, прежде чем я смогла что-то сделать. Мой взгляд метался от одного к другому. Кид Вина было трудно прочитать, его доспехи и светящиеся красные очки мешали определить выражение лица. С другой стороны, Эгиду было легче читать, учитывая, что его шлем не полностью скрывал его глаза и рот. Проблема с ним, однако, заключалась в том, что он улыбался мне, и вживую выглядел также потрясно, как и в телевизионных интервью. Моя голова была пустой, я не могла придумать, что сказать. Их костюмы были на порядок лучше моего. Представляете, Кид Вин даже имел настоящую силовую броню. Я почувствовала себя ребенком, который напялил взрослые одежды.

С другой стороны, у меня имелся генератор щита, хоть что-то. Они не должны видеть, насколько на самом деле отвратен мой костюм. Я мысленно чертыхнулась из-за того, что не сделала себе хотя бы маску получше.

Эгида подошел ко мне, держа руку в знаке приветствия. 'Привет, занятно встретить тебя здесь. Ты новый Технарь в городе, не так ли? Мы узнали о тебе только сегодня утром и не ожидали увидеть в ближайшее время.' Он все еще улыбался, черт его побери.

Подождите, это отсылка к моей битве с Лунгом? Они думали, что я буду слишком напугана после этого? Я почувствовала себя немного преданной, но быстро отбросила эту мысль. Не знаю, что он имел в виду на самом деле.

Я заставила себя ответить. 'Хм, да, это я. Это, гм, только моя вторая ночь в качестве героя. Хотя я получила свои силы уже несколько месяцев назад. Глупо, ведь я до сих пор не придумала имя. Тупо, да?' супер красноречиво.

'Не волнуйся об этом' сказал он. 'Всегда нелегко выбрать. На самом деле все хорошие имена занята. У нас есть пиар-отдел, который помогает с нашими, по крайней мере. Если хочешь, мы можем пока использовать обозначение СКП.'

Я моргнула 'А?' он собирается обращаться ко мне 'щитовой Технарь' или 'объект 500' или чем-то подобным?

'Да, СКП всегда дает имя новым безымянным маскам. Это показывает, будто они держат руку на пульсе, понимаешь? Прямо сейчас тебя называют 'Изумрудный Защитник' или 'Зелень'. Тебе не обязательно откликаться на любой из них. По крайней мере, это позволяет мне называть тебя как-то иначе, чем 'девушка с силовыми полями', понимаешь?'

На самом деле, оба варианта неплохи. 'Хм, а что означает 'Зелень' ('Viridescent')?' спросила я. Мне понравилось оно, но я слышала о героях, которых прогорали, выбирая красиво звучащие имена, которые в итоге становились объектом шуток.

Кид Вин шагнул вперед. 'По-видимому, это означает 'зеленоватый или зеленеющий'. Я думаю, что это просто отсылка к щиту. Итак, ты не против, если я спрошу кое-что?'

'Эм, нет. Валяй' сказала я. О чем он хочет спросить меня?

'Неужели ты действительно создала такой щит всего за несколько месяцев? Это весьма впечатляюще для Технаря. На самом деле большинство из нас никогда не справляются с этим. Он может работать непрерывно? О, щиты - твоя специализация, как думаешь?'

Я моргнула. Кид Вин выстреливал слова со скоростью пулемета. 'Да, три месяца на самом деле. Но больше месяца я потратила на создание необходимых инструментов, понимаешь? Я закончила щит только предыдущей ночью. И да, он может работать непрерывно, и я думаю, что это моя специализация. В основном.' мне пришлось добавить эту последнюю фразу, я ненавидела лгать. 'Моя пушка работает на тех же принципах, она просто стреляет силовыми полями'.

'Ого, потрясающе!' Кид Вин выпалил, прежде чем Эгида положил руку ему на плечо, останавливая поток слов.

'Итак, пока вы двое еще не потерялись в своей Техноляндии до конца ночи, как нам к тебе обращаться?' он сказал с появившейся на лице немного смущенной улыбкой. По-видимому, ему часто приходится иметь дело с такими вещами, раз он работает с двумя Технарями.

'Э-э, мне нравится Зелень. Звучит красиво. Не уверена, оставлю я его навсегда, знаешь, но сейчас вполне сойдет.' Я все еще не могла заставить себя смотреть им в глаза, но в остальном дела обстояли лучше, чем я опасались. Я могу даже получить свое имя, хотя надо еще поразмыслить на досуге, подумала я. У меня крутилось в голове с дюжину вариантов. Но, конечно, самые хорошие были заняты, а остальные не звучали. Сначала я хотела взять 'Изумруд' ('Emerald'), но за последние двадцать лет его использовали с полдюжины героев по всему миру. Кроме того, оно может получить сокращение до 'Эми' или 'Эмма', что мне совсем не нравится.

'Отлично!' он кивнул. 'Нет желания провести с нами остаток патруля? Мы уже собираемся возвращаться, правда, но было бы здорово пройтись вместе по округе.'

'Серьезно!?' я подалась вперед. 'Хм, то есть, да. Мне бы хотелось. Если вы уверены, что не против моей компании?' я нервничала, ведь он буквально озвучил мои собственные желания. Я хотела бы стать частью чего-то большего. Я смирилась с ролью сольного героя, но, если бы у меня появилась возможность выйти в патруль со Стражами, я бы точно не отказалась.

"Замечательно. Мы уже практически на пути к Штабу, поэтому смещаемся на восток. Мы можем пройтись пешком вместе, пока не доберемся до залива. Как тебе такой вариант?' Эгида действительно хорош в общении. У меня никогда не получалось так легко находить общий язык с незнакомыми людьми.

'Отлично. Я за.' ответила я. Хотя на самом деле это не совсем так. Если я не ошибаюсь насчет нашего маршрута, то мой график сместится на час. Но это была небольшая цена, за то, чтобы почувствовать себя частью команды. Пускай и ненадолго.

'Замечательно' сказал он снова. 'Тогда пойдем? Я с радостью отвечу на любые твои вопросы, о жизни масок и прочем. Но поскольку рядом со мной два Технаря, я думаю, мы все понимаем, к чему все придет.'

Он сказал это с такой явной насмешкой, что Кид Вин рассмеялся, и я не удержалась от хихиканья, даже если это было отчасти из-за нервов.

'Ты не возражаешь, ведь так?' спросила я немного нерешительно. 'Просто, я никогда не встречала другого Технаря, чтобы поговорить о наших изобретениях, понимаешь? Я имею в виду, что я разговаривала с Оружейником немного прошлой ночью, но это не было обсуждением техники...' я замолчала, не желая никого обидеть. Я бы хотела, чтобы разговор прошел без эксцессов.

'На самом деле, не знаю. Но все в порядке. Правда. В любом случае, я не смогу остановить Кид Вина.'

Почти, как если бы он этого только и ждал, Кид Вин взорвался 'Так! Если твой щит работает постоянно, то на чем? Это не обычные батареи, ты никогда не найдешь питание достаточной емкости'.

'О, у меня есть генератор временной рефракции, который работает с ним в паре. Если бы он был большего размера, я могла бы держать их раздельно и иметь квантовую систему связи и передачи энергии, но у меня пока нет материалов.' ответила я, почти не раздумывая. Я жаждала рассказать людям о том, что могу создать. Словно часть меня просто хочет растрезвонить всем вокруг, не заботясь о последствиях. Но я должна быть осторожной, чтобы скрыть некоторые вещи.

'Вау, это сложная техника. Как ты... О! Ты использовала силовые поля для формирования компонентов? Или впрыскивала их? Являются ли твои поля нереактивными? Это было бы так полезно, я даже не могу представить, сколько вещей можно сделать с их помощью!

'О, да, знаю. Как ты догадался?' это была даже не ложь. В конце концов, я использовала энергетические поля в качестве носителей для моей нано-пасты.

В дальнейшем разговор проходил в схожем ключе между мной и Кид Вином, мы трезвонили обо всем, словно дети, добравшиеся до сладкого. Эгида шел впереди нас - кое-что, что мне удалось оценить, несмотря на полное погружение в разговор - и, очевидно, оставался единственным, кто действительно занимался патрулированием. Знаю, что я не действую профессионально или что-то в этом роде, но мне было все равно.

Мы шли в таком темпе около получаса, и я уже планировала повернуть обратно, как Эгида получил вызов. Он поговорил немного - я не обратила на него внимания сначала - как вдруг стал очень серьезным. Он остановился и обернулся, подняв руку, чтобы прекратить наш разговор. 'У нас есть вызов. BBPD выяснили о проведении наркосделки, которая оказалось делом рук Империи 88. У них есть как минимум одна маска, но может и больше. Похоже на Руну или Блицкрига. СКП уже выдвигаются, и они созывают всех с дежурств, однако остальные прибудут не ранее чем через пять минут, а мы находимся всего в двух минутах пути. Они запрашивают нашу помощь. Я принимаю вызов.'

Мое сердцебиение участилось. Через несколько минут будет бой с масками. Против Империи 88. Я должна попытаться помочь.

Я шагнула вперед. 'Я тоже иду!'

 

2.6.

Эгида несколько секунд помолчал, раздумывая над моим заявлением, после чего поднял руку к шлему и произнес: 'Говорит Эгида, готовы отправиться к столкновению на Четвертой и Мэйфилд. Неприсоединившийся Технарь, текущее обозначение Зелень, предлагает поддержку. Жду указаний.'

Я задержала дыхание на мгновение. Надеюсь, из-за меня у Эгиды не возникнет проблем. Я ничего не знала о протоколах и тому подобном, но ничего не могла с собой поделать. Впрочем, мне оставалось лишь молча ждать решения. Я воспользовалась возможностью, чтобы с некоторым опозданием отметить их значки и добавить имена. В зеленый цвет.

Мне не пришлось долго ждать. Эгида повернулся ко мне через несколько секунд и произнес: 'Хорошо, тебе разрешили присоединиться к нам, пока ты готова следовать приказам. Моим, на данный момент, и других ответственных лиц, когда подкрепление прибудет. Справишься?' он говорил быстро, явно в профессиональной манере.

Я кивнула головой. 'Да, конечно.'

'Хорошо, ты полетишь вместе с Кид Вином, его доска выдерживает двух пассажиров на коротких расстояниях. Я пойду впереди. Приготовься поддержать персонал BBPD по прибытию и следуй нашему примеру.' выдав короткие указания, он взлетел.

Установив доску на землю, Кид Вин жестом пригласил меня. Я слегка занервничала. Доска была ненамного больше обычного скейтборда, там не было много места для двоих. Он ступил на нее и сдвинулся чуть вперед, оставляя мне пространство сзади. 'Залезай, у нас мало времени, я объясню остальное в воздухе.' отлично, это меня совсем не успокоило. Я все равно поднялась на доску. 'Держись за мои плечи и постарайся наклоняться так же, как я.'

Я схватилась за плечи, и он сразу же взлетел. Доска выстрелила прямо вверх, после чего полетела вдоль улицы. Я постаралась не закричать, но не смогла удержаться от чего-то вроде короткого писка. Надеюсь, он не услышал. Набрав скорость, Кид Вин направил доску по замысловатому пути над крышами зданий, после чего изменил полет на прямой маршрут к месту боестолкновения с Империей, полагаю.

'Не беспокойся, с нее сложно упасть' сказал он 'наши ноги удерживаются гравитационным полем. Просто постарайся оставаться в вертикальном положении, и все будет хорошо. Мы скоро прибудем. Сколько урона может выдержать твой щит? Если там будет Руна или Блицкриг, они оба довольно сильно бьют. Руна особенно.'

'Хм, я не совсем уверена. У меня не было подходящих инструментов, чтобы пробить его.' конечно, в такой трактовке я выставляю себя не в лучшем свете, но прямо сейчас меня это не волновало. Я также не хотела упоминать Лунга, если Оружейник никому не сказал об это. 'Он теряет устойчивость при получении урона и отключается, если получает слишком много. Но он довольно сильный, должен хотя бы некоторое время защищать против большинства атак.' добавила я, не желая выглядеть так, будто не разбираюсь в собственных изобретениях.

'Полагаю, мне придется высадить тебя в укрытии по прибытию, я не могу сражаться с двумя людьми на этой штуке. У нас нет лишней гарнитуры, что затруднит координацию, но сейчас мы ничего не может с этим поделать.' его стиль речи стал напоминать Эгиду, совершенно отличаясь от прежней легкомысленности и энтузиазма. Это напомнило мне, что Стражи являлись обученными героям в отличие от меня. Мне просто нужно сделать все возможное, чтобы не путаться под ногами.

Больше не было времени на разговоры, несмотря на мои многочисленные вопросы. Мне ужасно не нравилось заявляться без плана или подробной информации, но выбора не было. Люди в опасности. Когда мы приблизились, до меня донесся резкий треск стрельбы и случайный грохот столкновения камня или металла, говорящий о высоких скоростях. Кид Вин резко ускорился, а затем остановился, добравшись до края крыши. У меня появилась короткая возможность осмотреться: полицейские машины, припаркованные здесь и там, использовались в качестве прикрытий перед каким-то магазином. Затем мы быстро спикировали на улицу, приземлившись за одной из машин. Я спрыгнула, и он снова поднялся в воздух, не дав мне вставить ни слова.

Я присела на мгновение, сосредоточившись на своей карте. Жаль, что я не успела сообщить Эгиде или Кид Вину о ней, но уже слишком поздно. За несколькими автомобилями неподалеку просматривались иконки полицейских, двенадцати человек, и нескольких, вероятно, бойцов Империи 88 внутри здания. Там находилось более двадцати человек, но не уверена, все ли они из Империи или нет. Я только могу предполагать, что магазин в это время должен был закрыт. Передние окна были разбиты и пусты, и полиция и силы Империи 88 обменивались случайными выстрелами через них. Я услышала стрельбу с другой стороны магазина, поэтому можно предположить, что там тоже полицейские, которые вне зоны действия сенсора. Возможно, еще несколько бойцов Империи 88 на той стороне.

Эгида и Кид Вин находились в воздухе, пока не бросаясь в гущу событий. Не уверена, как лучше поступить. Если бы я была одна, я бы просто побежала к магазину под прикрытием своего щита и открыла огонь широким лучом по средоточию войск Империи 88 из своей кинетической винтовки. Но с ними, по-видимому, находился парачеловек, или даже несколько, и я также была не одна. Лучше бы Кид Вин сбросил меня рядом с полицией, тогда я могла спросить у них совета.

Кид Вин начал стрелять в витрины из каких-то энергетических пистолетов. Они оставляли красные следы в воздухе и подбрасывали пыль с мусором, но ничего не поджигали. Очевидно, он не старался попасть по кому-либо. Наверняка, это и называется огонь на подавление. Не зная, что еще делать, я сменила карту в режим боевой помощи, переключила винтовку на тугой луч в треть мощности и присоединилась к общей пальбе. Я поставила винтовку на капот автомобиля, за которым находилась, и начала выцеливать вероятные значки Империи 88. Если честно, я могла только догадываться, какие из них имели при себе оружие. Пыталась сопоставить звуки от выстрелов с иконками на карте, но это было лучше, чем ничего. Мне не хотелось стрелять в каждого замеченного, не зная наверняка о их принадлежности к банде.

Моя точность была неплохой, учитывая, что передо мной отображался красный маркер траектории выстрела, хотя большинство моих целей находились за укрытиями, и я не могла их хорошо видеть собственными глазами. Хоть этого не было достаточно для идеальной стрельбы. Мне удалось сбить нескольких с ног, но без особого вреда. Тем не менее, часть головорезов Империи перевели огонь с полицейских на меня, интерфейс сообщал о взятии 'на прицел'. Что я просто игнорировала. После предыдущей ночи меня мало волновали редкие попадающие по щиту пули.

Наши усилия почти не изменили положение дел. Только усилили взаимную перестрелку. Я уже собиралась встать и подойти к полиции, чтобы внести предложение, когда из здания вылетел большой комок из стеллажей. Посредине снаряда виднелась странная жирная желтая точка. Я только успела осознать, что таким способом мой интерфейс пометил атаку в мою сторону, прежде чем сгусток врезался в меня, отбрасывая в сторону от машины.

Разумеется, я не пострадала, и быстро спряталась обратно за укрытием. Собравшись продолжить стрельбу, я заметила два значка Империи 88, выходящих из магазина. После чего высунулась из-за машины, чтобы посмотреть.

Одна из иконок принадлежала лысому человеку с чистой белой кожей в красно-черном комбинезоне, который имел подобие брони и крепления для двух длинных ножей. Другой не находился в прямой видимости, окруженный кучей обломков. Стеллажи, напольная и потолочная плитка, куски бетона и стекла, банки с едой, всевозможные вещи. Между мной и фигурой плавала металлическая дверь, еще две скрывали ее от Кид Вина и полиции. Предположительно, Руна или Блицкриг. Я также заметила кучу разбитых осколков зеркал, плавающих среди мусора. В одном из них на мгновение мне показалась фигура, одетая в красное и черное, но детали было не разглядеть.

Я нерешительно топталась на месте, когда Эгида быстро набросился сверху, атакуя оболочку из хлама вокруг неизвестного. Белокожий человек - скорее всего, Алебастр - прыгнул ему наперерез, двигаясь невероятно быстро, и даже смог извернуться в воздухе, чтобы перехватить отпрянувшего в сторону Эгиду. Он столкнулся с Эгидой в воздухе, жестко, они вместе рухнули на улицу и сразу вскочили. Оба резко бросились друг на друга, Алебастр наносил множественные удары в торс и руки Эгиды, а тот беспощадно лупил в ответ. Я была немного шокирована жестокостью схватки, но оба они являлись Бугаями, поэтому на самом деле в этом нет ничего удивительного, к тому же Эгида не выказывал признаков боли. К слову, прыжок Алебастра впечатлял, был ли он ко всему прочему еще и Движком? Эгида был, если подумать.

Я не стала вмешиваться в сшибку, опасаясь задеть своего, поэтому сменила цель на другую маску и выстрелила, взяв невысокую мощность. У Кид Вина, похоже, были схожие мысли, поскольку яркие красные полосы вскоре присоединились к моим бледно-зеленым сгусткам. Полицейские также перевели свой огонь, насколько смогли, так как их все еще атаковали из магазина. Однако двери хорошо выполняли роль защиты, успешно сдерживая все выстрелы.

Спрятавшись за машину на секунду, я выставила винтовку на более широкую дугу и увеличила мощность до половины. Через мгновение облако хлама вокруг маски выстрелило полудюжиной обломков на высокой скорости. Кид Вину удалось уклониться от брошенного снаряда, а остальные врезались в машины, укрывающие нас с полицейскими. Через короткий промежуток маска снова произвела залп. Я удивилась его точностью, но потом вспомнила о зеркалах. Ну, похоже, у меня появилась цель.

Я выкатилась из-за своего прикрытия за машиной, легла на землю и уперлась ногами, чтобы меня не отбросило следующим попаданием. Я нацелила винтовку на фигуру, но мне пришлось наклонить голову из-за очередного снаряда, и стеллаж врезался мне в спину. Мне удалось удержать свою позицию, поэтому я снова подняла винтовку и, прицелившись, открыла огонь по облаку мусора. Широкие лучи моих выстрелов выносили часть обломков из общей кучи, однако через мгновение они снова втягивались обратно.

Мусор разлетался во все стороны, хрупкие вещи ломались на более мелкие объекты. Краем глаза я заметила, как консервная банка раскрылась и ее содержимое выплеснулось на землю. Мое внимание было сосредоточено на виденных мной зеркалах. Выстрелы разбивали их с легкостью, но их было несколько десятков, и им быстро находилась замена.

У Кид Вина дела обстояли не лучше, его выстрелы были в основном потрачены впустую на дверь, которая упорно зависла между ним и его целью, как бы беспорядочно он ни летал. Ему иногда удавалось попасть мимо двери, но выстрелы просто бесполезно врезались в другие куски хлама, скрывающие фигуру. С другой стороны, он по нем до сих пор не попали, что уже впечатляло.

Я продолжала стрелять по зеркалам какое-то время, но, видимо, это было бесполезно. Дверь, закрывающая от меня фигуру, неожиданно бросилась в мою сторону и воткнулась в землю всего в нескольких дюймах от передней части моей винтовки. Я почувствовала вспышку негодования. Они буквально хлопнули дверью перед моим лицом. Я встала на ноги, чтобы попытаться обойти преграду, но она просто поползла за мной по земле, продолжая мешать вести огонь. Бесит. Я выстрелила в нее, дверь немного откинулась назад, но после двинулась вперед прямо на меня. Мне пришлось упереться в нее, чтобы меня не оттолкнуло назад. Я собралась с силами и толкнула дверь, она поддавалась медленно.

Я осмотрелась и, конечно же, обнаружила вокруг себя несколько зеркальных фрагментов, дающих типу в маске четкую картину моих действий. Я выстрелила в один на ходу, но новый выплыл из воздуха, чтобы занять его место.

Это было нелепо. Я едва могла передвигаться, и не могла понять, что происходит вокруг, помимо наблюдений за значками на карте. Я переключила винтовку до максимальной мощности и наименьшей дуги, прижала ствол к дурацкой двери и нацелилась на фигуру внутри облака мусора. Я выстрелила, и дверь отлетела назад, воздействуя на оболочку из мусора. Я поставила дугу на более широкий радиус и снова выстрелила, не дав двери вернуться обратно вплотную ко мне и послав ее назад к облаку. Безостановочно паля и удерживая дверь подальше, я меняла прицел вокруг кучи мусора, пытаясь выкинуть из зоны действия как можно больше кусков.

Среди мельтешащих обломков, ударяющих о землю, витрины и двери, я услышала крики людей. У меня не было времени обдумать их, прежде чем большая часть облака выстрелила в меня, прижавшись со всех сторон, и я почувствовала, что не могу двигаться. На секунду мне удалось увидеть фигуру посреди барахла, прежде чем дверь вернулась на место после моего последнего выстрела. Высокий, худой человек в длинном черном пальто, с военной маской и в шлеме. Раз Руна девушка, выходит это Блицкриг. Не то, чтобы сильно важная сейчас информация.

Не имея ни малейшего представления о происходящем, я почувствовала, как меня закрутило внутри моего кокона. Мне стоило больших усилий не вытолкнуть содержимое желудка наружу, но это явно нелучшая идея в маске. Через мгновение я почувствовала толчок, и оболочка вокруг меня развалилась. Меня выкинуло на улице, возможно, в сотне футов от места боевых действий, с барахлом, которым Блицкриг окружил меня, разбросанным во всех направлениях. Мой щит еще не мерцал, поэтому я могла продолжать бой.

Поднявшись на ноги, я подождала, пока пройдет головокружение. Мне надо вернуться в пределы досягаемости как моего сенсора, так и моей винтовки. Я сделала несколько шагов, проверяя равновесие, а затем снова побежала к Блицкригу.

Вместо того, чтобы сразу безрассудно бросаться обратно в бой, я внимательно осмотрелась. У Блицкрига больше не было защиты, большая часть хлама в настоящее время валялась позади меня на дороге, а сам он стоял на коленях на земле, поджимая одну руку. Кид Вин в воздухе ловко уклонялся от посылаемых Блицкригом мусорных снарядов и все еще умудрялся целиться из пистолетов. Большинство выстрелов проходили мимо, но несколько ударилось о дверь, которой частично прикрывался Блицкриг. Он поддерживал дверь свободной рукой, поэтому я предположила, что либо все его внимание было сосредоточено на противодействии Кид Вину, либо ранения мешали ему.

Эгида и Алебастр все еще находились на земле, Эгида сверху. Он сильно бил Алебастра в лицо, снова и снова. Алебастр безвольно откинулся, очевидно, потеряв сознание, и Эгида взлетел, повернувшись к Блицкригу. Однако, прежде чем он смог далеко уйти, Алебастр очнулся и схватил Эгиду за талию, стаскивая его обратно на землю.

Бойцы Империи 88 тоже двигались, направляясь к красному фургону, припаркованному перед магазином. Они ожесточенно перестреливались с полицией, которые прятались за своими машинами с глаз долой. Я даже не заметила, когда успел подтянуться фургон.

Имперские силы пытаются отступить? Не уверена, хорошо это или плохо, если честно. Должна ли я попытаться остановить их? Было бы хорошо их арестовать, конечно, но мне не хотелось узнать, на что они способны будучи зажатыми в угол. Не думаю, что кто-либо кроме Эгиды ранен, и неплохо бы сохранить данную статистику. В любом случае я не собиралась так просто сдаваться, поэтому побежала вперед.

Попав в диапазон сенсора, я мгновенно пометила всех в фургоне, а также Блицкрига и Алебастра синими цветами. У меня не было времени добавлять имена, но я убедилась, что маскам назначены более темные оттенки. Вскоре я вошла на минимальную дистанцию для ведения огня, и открыла стрельбу по фургону. Это не имело большого эффекта, машина только слегка покачивалась на колесах.

Блицкриг поднялся на ноги с помощью одного из головорезов Империи 88 и двинулся к открытой задней части фургона, в настоящее время заполненной людьми, сдерживающими полицейских. Однако интенсивность огня замедлялась. По-видимому, у них заканчиваются боеприпасы. Полиция воспользовалась шансом, чтобы усилить стрельбу, сумев в итоге подбить нескольких бойцов Империи 88. Яркая кровь брызнула в стороны, и в первый раз крики раздались громче, чем стрельба. Я в шоке остановилась.

Блицкриг повел рукой, и большая часть обломков, летающих вокруг Кид Вина, ударила по полицейским сверху. Они закричали, пытаясь увернуться, и несколько человек запрыгнули под машины. Большинство снарядов пролетело мимо в любом случае. Скорее всего, у Блицкрига больше не осталось зеркал, чтобы нормально целиться. Тем не менее, они снова спрятались за укрытием.

Блицкриг посмотрел на Эгиду и Алебастра, а затем на меня. Он сказал что-то своим головорезам, которые все еще стреляли по полицейским, и послал свою последнюю дверь в меня. Я не успела увернуться, и прилетевшая сверху дверь снова повалила меня на землю. После этого раздались стрельба, рев двигателя и визг шин.

Я скинула дверь с себя. Это было непросто, дверь оказалось тяжелой. Но и я немного улучшила свою физическую подготовку после получения сил. Встав и оглядевшись, я пришла к выводу, что бой закончился. Больше не слышалось стрельбы, и полицейские медленно выходили из-за своих автомобилей, большинство из них направлялось в магазин. Я бросилась к Эгиде, который поднимался с земли и тихо переговаривался через шлем. Рядом приземлился Кид Вин, спрыгнул со своей доски и подошел к нам.

Я недоуменно глянула на них, не в силах вымолвить ни слова. Неожиданно мне пришла в голову мысль. Я решила озвучить ее, хотя бы для того, чтобы нарушить установившееся молчание. 'Эй, разве через несколько минут после нас не должно было прибыть подкрепление?'

Эгида посмотрел на меня на мгновение и рассмеялся. 'Они будут здесь, Зелень. С начала боя прошла всего минута или две, знаешь?

Я моргнула. 'Правда?' все, что я могла сказать.

Он кивнул головой. 'Ага. Бои всегда кажутся длиннее, чем они есть на самом деле, поверь мне. Когда я смотрел на свой первый бой при разборе полетов, я не мог поверить, как быстро все случилось.'

Я вспомнила свою схватку с Лунгом. Тогда было точно также. Но в тот раз прошло около пяти минут. Одна или две казались нереально короткими для такого боя. Или я была неправ? Может, в прошлый раз также прошло не более пары минут? Я решила в дальнейшем найти что-нибудь для записи своих схваток.

Эгида, должно быть, неправильно истолковал мое молчание, поскольку сказал: 'Не беспокойся об этом. Ты хорошо справилась. Нам удалось заставить их отступить, прежде чем они смогли забрать весь куш. Полиция должна найти достаточно доказательств для продвижения дела. Тем не менее, эта часть не является нашей заботой.'

Я покачала головой. 'Извините, я просто задумалась, вот и все'. Я осмотрелась. С первого взгляда, ни у них, ни у полиции не было серьезных травм. 'Итак, что теперь?'

Эгида ответил. 'Ну, мы ждем прибытия подкрепления и завершения работы полиции на месте преступления. Затем мы дадим свои показания и, раз никто не пострадал, отправимся по домам.' Он помолчал внимательно оглядел меня. 'Кстати, ты сама в порядке? Я видел, как тебя приложило несколько раз, а потом выкинуло с места схватки.'

Я опустила голову и почувствовала, как мое лицо горит. 'А, нет. Я в порядке. Мой щит крепкий, он защитил меня.'

'Да уж, крепкий, раз смог легко отразить все атаки!' влез Кид Вин. 'Я почти уверен, что как минимум один раз в тебя попали.'

'О, да. У моего щита нет никаких проблем с пулями.' Они взглянули друг на друга, я не могла понять, что означают выражения их лиц. Я сказала лишнего? Кид Вин на самом деле не казался слишком шокированным из всего сказанного мной о моей технике, конечно, пули не должны быть чем-то особенным.

Эгида шагнул вперед. 'Ты уверена, что с тобой точно все в порядке? Большинство людей не были бы так... спокойны, будучи обстрелянными в свою вторую ночь, понимаешь?

Ах, так вот что. 'Ну, в меня и в прошлый раз прилично постреляли. Так что я была уверена в защите'.

Они снова посмотрели друг на друга. Что на этот раз?

К счастью, я была спасена от высказывания чего-то еще более глупого из-за сирен вдали. Я узнала в них мигалки на автомобилях СКП, что означало прибытие подкреплений. Я с интересом наблюдала за прибывающими. Появилось трио громоздких грузовиков, сопровождавшееся размытым белым светом.

Грузовики медленно подтянулись, и агенты СКП выгрузились. Большинство занимали позиции поблизости, направляя громоздкие пушки, связанные со своими рюкзаками во всех направлениях, но некоторые ворвались в магазин, где до сих пор находились полицейские. Двое из них присоединились к нескольким полицейским, оставленным снаружи. Они вытащили планшеты, похожие на полицейские или СКП, и начали опрашивать очевидцев, записывая показания.

Внезапно произошло сразу несколько событий, и я замерла, вертя головой из стороны в сторону.

Размытое белое пятно на дороге остановилось рядом, оказавшись на поверку женщиной в костюме, покрытым белым схематичным светящимся узором. Батарея, очевидно. Через мгновение невысокий, мускулистый мужчина приземлился подле нее. На нем был красный костюм с визором, закрывающим лицо, наподобие экипировки Оружейника. Штурм. Спустя несколько секунд другой человек в красном костюме, на этот раз с полосками по бокам и символом 'V' на груди, казалось, появился из ниоткуда. Скорость.

Я теперь стояла в группе из трех членов Протектората и двумя из Стражей. Я проглотила неожиданный комок в горле, пытаясь успокоиться.

Скорость заговорил первым. 'Некоторое время я следил за их фургоном, но они просто вернулись на территорию Империи. Я не стал ждать появления новых масок.'

Батарея кивнула. 'Наверное, к лучшему. Этот инцидент обошелся без травм с нашей стороны, в основном,' она кивнула в сторону Эгиды на 'в основном' и продолжила 'так что, вероятно, сейчас не стоит эскалировать конфликт.'

Штурм ухмыльнулся и собирался что-то сказать, но Батарея рассеянно ударила его по затылку, когда он открыл рот. 'Эй!'  произнес он 'я еще ничего не сказал!'

'Я знаю' ответила она 'но ты собирался. Я не права?' Она посмотрела на него, и он закатил глаза. Батарея оглянулась на меня, Эгиду и Кид Вина и хлопнула в ладоши. 'Так! Пойдем по порядку. BBPD и силы СКП займутся поиском вещественных доказательств здесь. Поэтому давайте перейдем к самой схватке. Эгида, почему бы тебе не начать первым?'

Эгида качнул головой и подождал, пока она вытащит из кармана своего костюма маленькое цилиндрическое устройство и протянет ему. Затем он прочистил горло, с на удивление хриплым звуком, приложил устройство ко рту и начал говорить в него. 'Докладывает Эгида. Ко мне и Кид Вину поступил вызов около часа тридцати сегодня. BBPD устроили облаву на наркопритон, однако подверглись нападению масок, предположительно Империи Восемьдесят Восемь. Будучи самой близкой группой, мы решили прийти на помощь офицерам BBPD, с несоюзной маской, в настоящее время обозначающей себя 'Зелень'. Прибыв на место, мы столкнулись с многочисленными членами банды Империи 88, а также с двумя масками, идентифицированными как Алебастр и Блицкриг. Мы недолго сражались, прежде чем Блицкриг был ранен Кид Вином при содействии Зелени и приказал отступать. Под прикрытием стрельбы войска Империи 88 отступили в нескольких пригнанных фургонах. Эгида закончил.'

Хах, я видела только один фургон. Если подумать, в магазине было около двадцати человек. Они не могли все поместиться в один фургон. Я также поняла, что не проверила магазин после их ухода. Я могла бы помочь полиции с этим, если бы действовала расторопнее.

Эгида передал записывающее устройство Кид Вину, который кашлянул и начал отчет 'Кид Вин также докладывает. Я подтверждаю доклад Эгиды. Добавить нечего. Кид Вин закончил.' Затем он передал устройство мне. Из-за действия щита мне приходилось держать его обеими руками.

Я взглянула на Кид Вина на мгновение, и он улыбнулся. 'Тебе не нужно ничего говорить. Можешь просто повторить за мной, если нечего добавить к сказанному.'

Я покачала головой и посмотрела на устройство в своих руках, упорядочивая мысли. Мне не хотелось, чтобы на официальных записях были какие-то 'Э-э' или 'Эм-м'. Я прочистил горло, немного застенчиво, и сказала. 'Докладывает Зелень' мой голос чуть не дал петуха, так что мне снова пришлось откашляться, прежде чем продолжить. Это был мой первый раз, когда я давала официальный отчет о чем угодно, а тем более о сражении масок. Мандраж. 'Больше нечего добавить. Я также подтверждаю отчет Эгиды. Зелень закончила.'

Я протянула устройство Эгиде с вопросительным взглядом, которого он не мог видеть. Он взял прибор с улыбкой и кивнул, прежде чем вернуть Батарее, которая положила его в карман.

'Хорошо, с этим закончили.' сказала Батарея 'вы, Стражи, и ты, Зелень, можете отправляться домой. Мы позаботимся об охранении, пока полицейские не закончат. Или у вас остались вопросы?' последнее было адресовано мне.

Я уже собиралась покачать головой, когда в голове появилась мысль. 'На самом деле, есть ли что-нибудь вроде... книги о процедурах для подобных случаев или вроде того? Я просто поняла, когда начался бой, что не знаю, как кооперироваться с другими и не мешать им своими действиями.'

Батарея покачала головой. 'Извини, я боюсь, что нет. У нас есть процедуры, которыми мы следуем, особенно при работе с командами СКП, но они нигде не распространяются, и мы не выдаем их за пределы СКП и Протектората. Хотя, я могу дать несколько полезных номеров, если у тебя есть мобильный.'

Оу, не лучшая тема для меня. 'Есть, но он...' Я не смогла закончить мысль. Я не собиралась рассказывать группе героев Протектората и Стражей, что получила свой телефон от суперзлодея. Дерьмо, теперь я уже не могу отрицать его наличие, и мне нужны эти номера. Что сказать? 'Эм, я только получила его, для 'масочных' дел. Я не умею им пользоваться пока.'

Она улыбнулась. 'Все в порядке, давай его мне, я запишу контакты. Это не проблема.' Двойное дерьмо.

Но я не могла придумать какой-либо разумной и правдоподобной причины отказывать ей, не выставив себя дурой. Достав телефон из кармана, я передала его Батарее, игнорируя участившееся сердцебиение. Был неловкий момент, когда она попыталась взять его, но не могла. 'О, эм, просто протяните руку, я сброшу его. Через секунду экран погаснет. Осторожно, пока щит не исчезнет, трения не будет.' Она согласилась, сложив руки вместе, и я уронила телефон.

Ей не потребовалось много времени, чтобы запустить телефон и начать вводить номера. Кид Вин подошел ко мне, пока она записывала, и сказал: 'Тебя не нужно никуда подбросить? Я могу подвезти тебя на доске, только не слишком далеко.'

Мне потребовалось немного времени, чтобы переварить сказанное им, учитывая, насколько я была сосредоточена на Батарее. Я отстранилась и повернулась к Кид Вину. 'Вообще-то, да, если ты не против. Я оказалась далековато от места, где оставила свою... другую одежду. Было бы здорово добраться назад с комфортом.' Упоминать об этом было довольно неловко, маски никогда не говорили о своих гражданских жизнях. Интересно, между сокомандниками та же ситуация?

'Конечно, никаких проблем. Куда тебе нужно?'

'Чуть ближе к Третьей улице.' сказала я. После этого Батарея закончила с моим телефон, передав его назад со словами 'Держи, готово.' Я осторожно взяла телефон, но щит окружил его без всяких проблем. Ха, это удобно, подумала я, но отложила данные мысли на потом.

Кид Вин уже переместился на доске, оставляя для меня место. 'Конечно, легко. Я доставлю тебя за пару минут. Может, что-то еще?'

Я покачала головой и шагнула к доске.

'Хорошо, идем. До скорой встречи, Эгида!' сказал он. Эгида махнул рукой и поднялся в воздух, направляясь на восток.

Как и ранее, я встала за Кид Вином, положила руки ему на плечи, или скорее на наплечники его доспехов. Он помахал Батарее, Штурму и Скорости перед взлетом и поднялся в гораздо более спокойном темпе, чем раньше. Двигаясь вдоль земли и постепенно набирая высоту, прежде чем повернуть на север.

Полагаю, я должна была попрощаться с Батареей по крайней мере, но произошедшее перегрузило меня. Кид Вин, возможно, заметил, потому что он был тих во время полета до переулка, где находился мой рюкзак. Я дала ему несколько указаний, когда мы приблизились, но его слова оказались точны, и полет длился всего несколько минут. Я с еще большим нетерпением ждала своего ховер-пака. Летать невероятно удобно.

Он приземлился прямо за переулком, и я спрыгнула. 'Мне бы хотелось потусить и пообщаться подольше, но я уже не успеваю домой к трем, и мои родители будут волноваться.' сказал он.

Я даже не задумывалась, что родители Стражей будут волноваться о них. Полагаю, это очевидная вещь. Уверена, мой папа чувствовал бы то же самое, зная о моих выходах в костюме. 'О, нет проблем. Я понимаю.' сказала я, и это было все, что пришло мне в голову.

'Круто. Тогда до скорого, и большое спасибо за помощь. Я никогда бы не достал Блицкрига, если бы ты не лишил его боеприпасов. Я твой должник.'

На это мне также не придумывался ответ, поэтому я просто помахала, и он взлетел.

Вау... я помогла Кид Вину. Я была достаточно полезна против Блицкрига, чтобы дать возможность Кид Вину попасть в него. Без меня инициатива в сражении масок могла перейти к плохим парням. Я действительно изменила ситуацию.

Я чувствовала себя великолепно, шагая по переулку за своим рюкзаком. Даже улыбалась во время переодевания. Не помню, когда в последний раз улыбалась. Это. Это было то, за что моя мама гордилась бы мной. Мне захотелось побежать домой и рассказать об этом папе.

Улыбка мгновенно исчезла с лица. Я приостановила упаковывание вещей в рюкзак. Нет, я не могу рассказать об этом папе.

Независимо от того, насколько хорошо я чувствовала себя частью команды и прогоняла злодеев, я не могла позволить эмоциям взять вверх. Мне необходимо помнить, почему я отказалась присоединяться к Стражам. Почему не сказала отцу о своей силе.

Я погрузилась глубоко в свои мысли. В течение нескольких месяцев мне не давала покоя единственная мысль, царапаясь на краю сознания. Всего около ста шаблонов. Идеальные чертежи, кристально отпечатавшиеся в моей памяти. Целый военный промышленный комплекс просто ждет, когда я построю первое звено, после чего он сам начнет разрастаться. Самовоспроизводящаяся армия.

Я был так взволнована, когда наконец вышла из больницы, уверенная в том, что смогу изменить ситуацию и стать героем. Следовать по пути настоящих Героев, вроде Оружейника и Дракона. Но меня обуял ужас, когда я осознала свои возможности. Мои мечты были раздавлены в одно мгновение. Я знала, что Протекторат никогда не позволит мне присоединиться, зная об этом. Я долгое время лелеяла надежду, провела кучу исследований, чтобы попытаться найти хотя бы одну маску, подобную мне, которая была бы героем. Ни одного. Каждый из них был мертв или же был отпетым злодей с разрешением на их убийство. Паразит, Рой, Множество, Опустошение, и еще.

Нилбог.

Нет, я никогда не позволю никому обо мне узнать. Мне придется остаться одиночкой или, по крайней мере, работать на своих условиях.

Мои мысли были довольно мрачными, пока я тащилась домой.

 

Интерлюдия 2-1: Стражи.

 

Когда Виста вошла в общую комнату Стражей, Карлос уже находился там, сидел за одним из компьютеров в штатском и скучающе серфил в сети. Никто еще не прибыл, поэтому она подошла и села рядом с ним.

'Рано проснулся?' спросила она.

Он покачал головой. 'Нет, я здесь с ночного патруля. У меня было кровотечение, не хотелось портить свою кровать.' Его голос звучал устало и немного хрипло. Он прочистил горло и сплюнул кровью в ведро рядом со своим стулом. 'Извини за это. Проколотое легкое и разрез в горле. Так будет еще некоторое время, пока я не исцелюсь.'

Теперь, когда она села ближе, Виста увидела кровь, окрашивающую рубашку Карлоса. Не сосредоточенную одном месте, больше походило на десятки мелких травм на его туловище и руках. 'Боже, что случилось с тобой?'

'Ночью столкнулся с Алебастром и Блицкригом. Алебастр нанес основной урон' он сделал паузу, чтобы выплюнуть еще сгусток крови. 'Он старался вывести меня из боя, в основном сосредоточился на руках по возможности. Сражаться с ним раздражает. Всегда поднимается всего через несколько секунд.'

Виста захихикала. 'Немного тебя напоминает'.

Карлос фыркнул, слегка приглушенно из-за травм. 'Могу только надеяться, что он не в лучшем состоянии. Должен сказать, я не в восторге от его ножей. Без них удерживать его гораздо легче. Наверное, поэтому он их и захватил, конечно' он выглядел задумчивым 'интересно, позволит ли Пиггот мне носить оружие? То есть, знаю, что нет, это противоречит моему имиджу. Но просто дубинку или типа того принесло бы пользу в бою. Может, бронированные перчатки.'

Виста пожала плечами. Оружие на самом деле ее не особо интересовало. 'Итак, есть идеи, зачем нас сегодня перед школой вызвали на брифинг?'

'Ах да, забыл упомянуть. Я и Кид Вин встретились с этим новым Технарем прошлой ночью, о которой нас вчера инструктировали. Оружейник хотел получить как можно больше информации о ней, и в то же время советовал нам не торопиться.'

Виста оживилась. 'О! Думаешь, она присоединится к Стражам?'

Он пожал плечами. 'Не знаю, нам сказали не давить на нее. Надеюсь, что так, похоже, у нее неплохое чутье в бою. Во всяком случае, она не переходила грань и не делала ничего глупого.'

Дальнейшая беседа была прервана, когда в помещение вошла группа из Рыцаря, Стояка и Призрачного Сталкера, двинувшись к диванам в центре комнаты. Рыцарь в своей силовой броне держал доску для письма подмышкой. Виста и Карлос встали и подошли к группе. Рыцарь улыбнулся и махнул им рукой, сказав: 'Остальные будут скоро. Кид Вин и Страшила должны еще закончить с отчетом Оружейнику, пока он здесь.'

Карлос кивнул. 'Круто.'

Все заняли свои места и начали болтать, пока Рыцарь устанавливал доску. Карлос приложил все усилия, чтобы убедиться, что он не запятнал диван, садясь на него. Виста была несколько разочарована, когда Рыцарь решил сесть с краю дивана, поближе к доске, а не к ней. Несколько минут спустя к ним присоединились остальные Стражи, а впереди них шагал Оружейник.

Беседа остановилась, когда они вошли в комнату. Кид Вин и Страшила подошли к диванам и уселись. Виста сместилась, чтобы освободить место для Кид Вина, а Страшила присел рядом с Призрачным Сталкером. Оружейник подошел к доске и взял маркер, прежде чем повернуться к собранным Стражам. Карлос был единственным без костюма.

'У нас не так много времени перед вашей школой, поэтому буду краток. Я привел вас сюда для быстрого послебоевого отчета о перестрелке с Империей Восемьдесят Восемь этой ночью, и чтобы довести до каждого информацию о новом Технаре в городе. Понятно?' он пробежался взглядом по Стражам, прежде чем продолжить. 'Эгида, почему бы тебе не начать? Давайте быстро разберемся с битвой.'

Виста повернулась к Карлосу, который кивнул и начал вещать профессиональным тоном. 'Как следует из моего доклада на месте происшествия, Кид Вин и я ответили на вызов от подразделения BBPD, которые пытались прервать наркосделку в центре города. Мы ввязались в схватку с Блицкригом и Алебастром, недолго сражались с ними и заставили их отступить. Нечего добавить, кроме того, что Алебастр все еще использует те ножи, которые были при нем замечены несколько недель назад, а также новые доспехи, и я уверен, что Блицкриг использовал свою силу, чтобы помочь Алебастру во время боя. Это позволило ему сбить меня с ног, когда я собирался ударить Блицкрига. Раз Блицкриг не может преодолеть эффект Мантона, он, должно быть, схватил Алебастра за доспехи.' он внезапно щелкнул пальцами. 'О, и я уверен, что они ушли так быстро, а не вызвали поддержку, потому что они были на территории Выверта. Они стали действовать осторожнее, с тех пор как он получил эти лазерные пушки для своих людей.'

Оружейник кивнул ему и взглянул на Кид Вина, который покачал головой. 'Хорошо, вы ознакомились с сухой выжимкой событий. Теперь,' сказал он, постукивая по доске маркером 'о новом Технаре. На данный момент она зовет себя Зелень. Мы еще не слишком много знаем о ней, это только наш второй контакт с новой маской. Мы можем считать себя везунчиками, что BBPD заметила ее патрулирующей и сообщила нам. Итак, каковы ваши впечатления?'

Кид Вин заговорил первым. 'После беседы с ней я могу сказать, что ее техника впечатляет. Как я понял, она считает, что ее специальность - силовые поля, но мне кажется, речь идет об общих энергетических полях. Она упомянула о поле временной рефракции, которое питает ее генератор щита, и также сказала, что она использует деформированные энергетические поля для формования материалов для своего снаряжения. О, и ее щит довольно сильный. Пули ему нипочем, Блицкриг ударил ее кучу раз, и после этого она была в порядке.'

Оружейник кивнул и сделал несколько аккуратных записей на доске. 'Это соответствует ее заявлениям прошлой ночью. Документы по моему докладу еще не прошли, но я встретил ее прошлой ночью, убегающей от Лунга. Очевидно, ее щит сумел выстоять хотя бы несколько ударов от него. Я не получил от нее полного отчета, так как в то время она была выбита из колеи. Но когда я столкнулся с Лунгом, он был ростом около десяти футов, поэтому она, должно быть, продержалась хотя бы на несколько минут. Также она считала, что ее щит можно восстановить за один день, из чего можно сделать вывод, что это была небольшая проблема, или она умеет быстро чинить свое оборудование.' Он повернулся к Стражам, приглашая их задавать вопросы.

Некоторое время царило молчание, но затем Призрачный Сталкер наклонилась вперед. 'Подожди, она сражалась с Лунгом или просто убегала от него?'

Оружейник повернулся к ней. 'Сражалась, а затем побежала, когда ее оружие оказалось неэффективным против увеличившегося противника. Однако она, по ее собственным словам, сумела разбить группу войск АПП, когда Лунг собирался устроить набег на кого-то.'

Страшила присвистнул. 'Мда, мой дебют по сравнению с этим жалок. Я просто побил каких-то наркодилеров.'

Призрачный Сталкер кивнула. 'Ага, без шуток. Нужно быть на голову отб... немного того, чтобы лезть к Лунгу в первую ночь.' На этот раз Виста не могла не согласиться с ней, Лунг был тем, с кем никому не хотелось драться. Призрачный Сталкер продолжила. 'Она присоединится к нам?'

Оружейник покачал головой. 'На данный момент боюсь, что нет. Выглядит, будто у нее есть веская причина, хотя она и не решилась поделиться ею. Текущая теория - это возможные семейные проблемы. Она может использовать деятельность маски в качестве побега от проблем. Однако это не так важно на данный момент. Кажется, она выносит в целом правильные суждения и ограничивает использование силы до разумных пределов, поэтому мы официально рассматриваем ее как героя с положительным статусом.' Призрачный Сталкер откинулась назад и скрестила руки, но Оружейник не заметил данного жеста или, по крайней мере, не придал значения. Виста сдержала смешок. Однако она могла попытаться установить с ней связь, если у нового Технаря имелись семейные проблемы. Может быть, у нее будет шанс пообщаться с ней некоторое время, попросить ее о присоединении. Отстойно, что она и Призрачный Сталкер - единственные девушки в команде.

Карлос снова заговорил, выглядя задумчивым. 'Если у нее есть семейные проблемы, это может объяснить некоторые вещи. После боя она поступила так, будто стрельба была самым обычным, повседневным делом в мире, несмотря на то, что это была только ее вторая ночь. Она отмахнулась от наших вопросов, но может быть, она просто привыкла к насилию, возможно оно было достаточно жестким, чтобы спровоцировать ее триггер. Она также казалась очень обрадованной возможностью присоединиться к нашему патрулю, и также я заметил толику геройского почитания, когда прибыли Штурм, Батарея и Скорость. Я думаю, что новый герой, действующим подобным образом, обычно захочет присоединится к Стражам. Да, похоже на насилие, возможно, весьма скверный случай.'

Виста нахмурилась. 'И она все равно хочет быть героем? Я имею в виду, это хорошо, конечно. Но что, если она ведет себя безрассудно? Я не хочу ее отпугнуть, но мы должны помочь ей, пока она не пострадала, не так ли?' некоторые кивнули, а Рыцарь посмотрел на нее с благодарностью.

Оружейник покачал головой. 'Нет, я ценю ваши мысли, и даже разделяю их. Но было бы слишком легко толкнуть ее в объятия другой группы в городе, если мы будем слишком настырны. Есть множество группировок, которые хотят заполучить нового Технаря с ее технологией и, вероятно, десяток независимых или безмасочных фракций, если на то пошло. На данный момент мы будем действовать мягко в ее отношении, сдержанно, стараясь оставить после себя позитивное впечатление. Если вы встретитесь с ней, попробуйте пообщаться с ней или узнать, не хочет ли она присоединиться к патрулю. На данный момент такова наша линия поведения. Кид Вин, если ты встретишь ее, попытайся почувствовать, готова ли она сотрудничать в совместных проектах. Я сделаю то же самое. Если кто-нибудь из других членов Протектората заметит ее, они попытаются направить одного из вас к ней. Если это невозможно, то вступят в контакт сами.' Он пробежался взглядом по диванам. 'Еще есть вопросы?'

Оружейник огляделся, но никто не заговорил.

'И последнее. Она утверждает, что имеет сенсорное устройство, а также другую технику. Мы хотели бы установить плотный контакт, но не пытайтесь следить за ней, она может вас заметить. Свободны'. После этих слов Оружейник направился к двери. Виста встала вместе с большей частью других Стражей. Они все разбрелись по своим отдельным комнатам, чтобы переодеться в гражданскую одежду. Карлос был единственным, кто не присоединился к ним, вернувшись к компьютеру и серфингу. Скорее всего, как обычно его объявят больным. В любом случае он не может пойти в школу с десятками дыр в теле.

Мисси закончила переодеваться, оставив старый костюм на кровати. Вечером ей в патруль, поэтому она скоро вернется сюда. Возвращаясь в общую комнату, она огляделась, но все уже уходили, кроме Карлоса и Криса, которые разговаривали возле компьютеров. Она подошла, присоединяясь к ним.

'Эй, ребята, говорим об этой новой девушке?' сказала она, приблизившись.

Карлос кивнул. 'Да, просто высказываем свои впечатления с ночи. Пытаемся связать несколько вещей.'

Мисси нахмурилась. 'Вы не упоминали о них на брифинге?'

Он покачал головой. 'Ничего важного или конкретного. Просто смутное чувство, которое у нас обоих возникло. Во всяком случае, Крис сейчас поделился своими мыслями.'

Мисси посмотрела на Криса. Он пожал плечами. 'Я только упомянул ее необычайное спокойствие во время боя, вот и все. Я имею в виду, что раньше, когда мы были на патрулировании, она была нервной, но очень воодушевленной, понимаешь?' она кивнула, и он продолжил 'Но во время боя она была абсолютно спокойной, не колебалась и целилась действительно неплохо. Не идеально, конечно. Хотелось бы мне знать, есть ли у нее специализированный сенсор для этого. Мы могли бы использовать подобную технику. Но она не вела себя как новичок. Я сбросил ее во время боя за укрытием, чтобы она могла осмотреться и привыкнуть к обстановке, но она сразу перешла к стрельбе.' Крис замолчал.

Карлос продолжил за него. 'Да, и она, похоже, не переживала, что ее собьют с ног тем хламом, что Блицкриг бросал в нее. По-видимому, в какой-то момент он сумел запереть ее обломками со всех сторону, и бросил дальше улице, но она просто встала и побежала назад. Самое смешное, единственное, что вывело ее из равновесия, это когда полиция подстрелила некоторых из головорезов Империи. Тогда она просто застыла на месте. Это намного больше похоже на поведение новой маски, но не совсем соответствует остальной части боя.'

Мисси нахмурилась. 'Что может привести к такому? То, что с ней плохо обращаются?'

Карлос беспомощно пожал плечами. "Понятия не имею. Я даже не уверен в основе наших подозрений, понимаешь? Мы могли и сами все выдумать. Однако я напишу об этом в отчете. В любом случае, вы двое должны собираться, если не хотите опоздать в школу.' Он самодовольно ухмыльнулся.

Мисси шлепнула ему по плечу.

'Балбес' сказала она, и он засмеялся.

Отвернувшись, она с достоинством прошествовала по комнате, высоко держа подбородок, невзирая на его веселье, и направилась в школу.

 

Интерлюдия 2-2: Выверт.

В одной реальности Выверт только что прибыл на свою временную базу, сопровождаемый своим водителем Крипом, готовясь начать финальные процедуры к его самой важной операции на сегодняшний день.

В другой Выверт бесстрастно смотрел на тело молодой девушки, привязанной к столу с капельницей, ведущей к ее руке, прежде чем последние судороги закончились. Он взглянул на маленького, скромного человека рядом с телом, который держал руку на запястье. Мужчина покачал головой.

'Что вызвало это, мистер Питтер?' спросил Выверт равнодушно.

'Я не уверен' ответил человек 'возможно, аневризм, вызванный стрессом. Возможно, остановка сердца.' он начал убирать капельницу с руки и развязывать тело.

Выверт вздохнул. 'Досадно.'

Мистер Питтер закончил снимать ремни и встал в конце стола в ожидании очередного приказа Выверта.

Он осмотрел тело. Худощавое телосложение, оборванные одежды. Бледное, тонкое лицо. Широкие, тонкие губы. Большие, темные глаза, наполненные кровью. Узкий нос, с каплями крови. Темные, вьющиеся волосы. Он не был врачом, но кровь говорила в пользу аневризма.

Он запомнил все особенности, прежде чем отбросить эту реальность, моментально создавая новую ветвь реальности, приближаясь к своим командирам отрядов.

В одной он подошел к ним и сказал: 'Капитаны, со мной. Я выслушаю ваши доклады, пока мы идем по базе. Мы приближаемся к финальной стадии перед миссией. Мне нужно быть уверенным, что все в порядке, и никаких изменений не потребуется.' Он двинулся вперед, слушая доклады идущих сзади подчиненных, и инспектируя приготовления на базе.

В другой он подошел к ним и сказал: 'Капитаны, я жду ваши отчеты у себя на столе в течение часа. Сейчас у меня есть кое-какие заботы. Как только я прочитаю ваши отчеты, мы обсудим окончательные приготовления. Свободны.' Они ушли, и он направился через базу к своему кабинету, вошел и запер его за собой.

Это были моменты, которые ему меньше всего нравились. Когда оба его 'я' находились на слишком близком расстоянии друг от друга, и вероятная атака теоретически могла задеть их обоих. Конечно, он заранее подготовился. У него имелось несколько различных способов эвакуации с базы, и скрытый транспорт, чтобы добраться в безопасное место. Он старался дистанцировать свои 'я' как можно чаще. Но все равно каждый раз чувствовал себя некомфортно.

Он сел за свой стол, размышляя о предыдущей ночи из своей отброшенной реальности. Решение о захвате Технаря стало отправной точкой. Сведения о ее присутствии в схватке масок стали неожиданностью, и он проинструктировал своих людей проследить за ней, скорее в качестве испытания ее способностей, чем реально надеясь найти ее. Тем не менее, они увидели ее летящей с Кид Вином, и смогли последовать за ней в своем гражданском обличье.

Выверт немного подумал, прежде чем решил отдать приказ на ее захват. Это было не совсем безопасно, так как его другое 'я' спало в то же время. Тем не менее, наблюдение за действиями его людей было слишком полезным, чтобы пропускать такую возможность, а также давали ему уверенность в их лояльности и способности подчиняться его приказам.

Приятно, что все прошло без сучка и задоринки, даже без поддержки его силы. Его люди выполнили захват безупречно, используя дротики с транквилизатором, цель даже не заметила их. Затем им удалось вернуться на базу без каких-либо подозрений, снять с Технаря ее устройства и предотвратить любые неприятные инциденты. Он приказал привести ее в комнату, которая скоро послужит для его самого важного приобретения, и соорудить стол для допроса. Еще один полезный тест их лояльности.

Мистер Питтер позаботился о лекарствах, которые, как он надеялся, сделают ее восприимчивой к допросу. Конечно, это тоже было испытанием. Он был уверен в верности мистера Питтера, но, учитывая важность задания, было неплохо иметь подтверждение. По его мнению, отсутствия реакции на смерть Технаря было достаточно. Хотя факт, что он позволил ей умереть, был несколько тревожным. Ему нужно быть осторожным, когда дело дойдет до настоящего задания.

Выверт вздохнул, прокручивая в голове сам допрос. Он почти ничего не получил от Технаря. Она показала замечательное сопротивление наркотикам или, возможно, просто большую силу воли. Она также показала поразительное количество страха и паники, даже для кого-то в ее ситуации. Он надеялся, что сможет подтвердить отчет Сплетницы о ней, еще один небольшой тест на верность, но ему не повезло. Он выбросил данные мысли из головы.

Ее оборудование оказалось более интересным, хотя у его людей хватило времени только для предварительного тестирования. Они были несколько удивлены внезапной активацией ее щитового генератора, когда она проснулась. Стол, на котором она находилась, окружило бледно-зеленым коконом энергии. Сканирование не дало убедительных результатов, хотя оно показало мощную способность противостоять повреждениям. После этого не потребовалось много времени, чтобы определить, что Технарь контролирует свои устройства через очки и освободить ее от них. К сожалению, за то время никто не смог понять, каким образом они управлялись. Интерфейс был либо закодирован, либо на другом языке.

Ее оружие было в общем более интересным, хотя бы потому, что им удалось научиться управлять им и сделать несколько тестовых выстрелов. Оружие в виде винтовки не было особо впечатляющим, будучи относительно слабым, дизайн которого явно являлся любительской попыткой скопировать военные образцы. Конструкция, однако, была на удивление прочной, демонстрируя некоторые признаки наличия инструментов и материалов или богатого опыта, что обычно отсутствовало в работах Технаря-новичка. Меньшее оружие оказалось настоящим сюрпризом из-за своих небольших размеров, нанеся внушительный ущерб на тестовом полигоне. Пускай его собственные технарские пушки, безусловно, превосходили данные оружия, неисчерпаемое энергоснабжение звукового пистолета выглядело многообещающе. Аналогичный уровень мастерства, что и у винтовки.

Все три устройства показали исключительную устойчивость к повреждениям.

Он также завладел кошельком Технаря, что было серьезной оплошностью с ее стороны. Несмотря на сложность, он подавил желание заглянуть внутрь для поиска удостоверения личности. Легче было придерживаться принятых правил тайны личности, а не пытаться виться ужом, если он случайно выдаст себя. Кроме того, учитывая ее юный возраст и скромный опыт в мире масок, он не думал, что ее гражданская идентичность имеет большое значение. В любом случае, он запомнил ее лицо, и будет несложно узнать ее имя, если возникнет такая необходимость.

В итоге, ее внешность, костюм и общие действия показали ее как очень нового и очень наивного парачеловека, даже не принимая во внимание сведения от Сплетницы. Это хорошо. Он не верил, что в ближайшем будущем она может оказаться помехой его планам, что было основной причиной ее захвата. Он не любил неизвестные переменные в уравнении. Но качество ее работы могло быть для него весьма полезным, если бы он смог установить с ней рабочие отношения. Он уже приказал Сплетнице по возможности проработать данный вариант, и она была достаточно искусна в этом отношении.

А, его маленькая Сплетница. До сих пор она была весьма полезной. Очень ценное приобретение, хоть и опасное. Он должен быть осторожным с ней, особенно если она станет связующим звеном еще и с Технарем, наряду с Неформалами. Это было особенно важно на данный момент, учитывая ту часть, которую он отводил Неформалам в своем плане. Это также означало, что ему придется отложить любые дальнейшие планы по Технарю как минимум на неделю. Сейчас слишком много задач, которые необходимо проконтролировать.

Выверт улыбнулся. Дела шли в гору. Через полтора дня у него будет новый питомец.

 

3. Еретик.

3.1

Лунг навис над мной, оставляя меня под ним в темноте. Только его горящие глаза обеспечивали свет. Его голос громыхнул сверху: 'Я не убью тебя сегодня. Но ты не уйдешь невредимой. Ты научишься бояться меня.' Я не могла двинуться с места, я была в ловушке. Он потянулся ко мне, охваченные огнем руки - все, что я могла видеть.

Я молотила кулаками, пытаясь хоть как-то бороться с ним, и внезапно обнаружила себя сражающейся со своим одеялом, которое я схватила, просыпаясь. Мгновение я не знала, где я и что происходит, но потом я услышала, как мой отец идет по коридору к моей комнате, и расслабилась.

'Я встаю!' - подала я голос, когда мой отец добрался до моей двери.

'Завтрак на столе, малыш. Яичница. Я спущусь через минуту.' - сказал он, идя вниз по коридору в свою комнату.

Я рассеянно выключила будильник, прежде чем он смог сработать, выпутывая себя из-под одеяла. Моя вторая ночь подряд, когда мне снились кошмары о Лунге. Однако, я думаю, все было не так плохо. Как я могла вспомнить, я не мечтала о школе с субботы. Я не уверена, что бы я предпочла.

Наконец, я выбралась из-под одеяла и села. Я зевнула и надела свои очки, думая о прошлой ночи. Теперь, когда я проснулась, она начала возвращаться ко мне. 'Да, это было намного лучше дебюта', - подумала я про себя. Я напугала каких-то отморозков, встретилась с местными героями, пообщалась с дружественным технарем - надеюсь, без каких-либо проблем от него - и боролась с несколькими преступниками. Я не выступала так хорошо, как я бы хотела, но в конце все было просто отлично. Все участники сказали, что я хорошо потрудилась. Я решила, что мои пессимистические мысли по пути домой могли рассеяться. Я была героем. Я хотела быть героем слишком сильно, несмотря на то, что моя сила могла из себя представлять.

Я опустила свои ноги на пол, надела тапочки и встала, поморщившись. Хорошо, я хотела быть героем попозже, когда я оправлюсь от двух ночных боев подряд. Я поплелась в коридор и вниз по лестнице, зевая всю дорогу, а затем направилась на кухню. По крайней мере, мои ноги болели не так сильно, как вчера, но я чувствовала себя еще более больной и уставшей. Сначала я решила попросить у папы еще один день отдыха, но затем передумала. Мне придется вернуться в школу рано или поздно, лучше будет сделать это после победы, такой как прошлой ночью.

Я наложила завтрак себе сама и села за стол, не упав или заснув и взялась за яичницу. Через несколько минут я услышала, как отец спускается по лестнице, и замерла на секунду. Право, я еще не знаю, заметил ли он, что я уходила или возвращалась вчера ночью. Я вернулась в три часа ночи, но папа еще был в постели, и я тихонько зашла и легла на кровать. Я даже осмотрела себя в зеркале после того, как спрятала свой костюм и снаряжение, чтобы избежать вчерашних забот обо всех видимых травмах.

И все равно я нервничала, пока ждала его, добирающегося до кухни.

Папа зашел на кухню, подошел и наклонился, чтобы поцеловать меня в макушку. 'Доброе утро, малыш'.

'Привет, пап', - сказала я и расслабилась. Я вернулась к еде. Оглядываясь назад, снова выйти ночью в тот самый день, когда я дала ему обещание, не было очень уж большим риском. Я не жалею, конечно, хотя я плохо себя чувствовала, солгав. Но мне определенно нужен перерыв, прежде чем делать это снова. Может быть, даже подождать достаточно долго, чтобы были завершены мой ховерпак и мой новый сенсор. Ну, я могла подумать об этом позже.

Завтрак прошел, по большей части, в уютной тишине. Я всегда любила поесть с папой, но никто из нас не был хорошим собеседником. Обычно мы говорили только за завтраком, если требовалось сказать что-то важное, или если один из нас пытался набраться смелости, чтобы поднять деликатную тему.

Я закончила есть первой и встала, поставив свою посуду в раковину, чтобы затем помыть. 'Я думаю, сегодня мне лучше. Я собираюсь пойти в школу', - сказала я, косясь на отца.

Он улыбнулся. 'Хорошо' - сказал он - 'Рад слышать это. Ты можешь позвонить мне на работу, если нужно будет уйти пораньше. Ты все еще выглядишь усталой'.

Я пожала плечами. 'Я все-еще чувствую себя очень уставшей. Но это небольшая проблема', - сказала я. Он просто кивнул и сделал мне выпроваживающий жест. Я закатила свои глаза и начала подниматься по лестнице.

Было немного странно проходить сквозь обычный утренний распорядок, в то время как пятью часами ранее я была сражающимся кейпом, но это успокаивало меня. Я приняла душ, переоделась, и собралась в школу, как и всегда, не обращая внимания на костюм и снаряжение, спрятанные в шкафу. Я положила свой сенсор обратно в карман джинсов и обдумала мысль, не спрятать ли генератор щита под рубашкой или в рюкзаке. Я сразу отмела эту идею, в этом было слишком много риска со слишком многих направлений. Я хотела бы иметь защиту, если бы что-то пошло не так, но я не желала выдавать себя в школе, как парачеловека, только чтобы избежать нападок Софии. Я решила не брать свой звуковой пистолет по-практически тем же причинам.

Наконец, я вышла за дверь только после восьми, также, как и каждый школьный день. Нести рюкзак было больно, учитывая травмы с прошлой ночи. Но мне удалось справиться с ней, прежде чем я добралась до автобусной остановки. Я успела на автобус вовремя, и проводила поездку, рассматривая способы победить любые планы грозного трио, которые они придумали сегодня. У меня был с собой только мой сенсор, но это давало мне огромное тактическое преимущество в течение большей части дня. Единственное, о чем мне действительно стоило побеспокоиться, было только время до обеда и в конце дня, потому что у меня были общие Мировые проблемы с Мэдисон и Искусство с Софией. В любое другое время это они должны были прийти ко мне, и я уверена, они не смогли бы найти меня. Я вышла из автобуса в нескольких минутах ходьбы от школы и продолжала строить планы все то время, пока шла. Я добралась до ворот с большим запасом времени до первого звонка.

Я остановилась, правда, только за воротами, и посмотрела на школу. Я просто поняла, что не была слишком напугана, чтобы войти сегодня. Это было странное чувство. Я знала, что мои травильщики не пошли бы влёгкую на меня просто потому, что я была героиней. Или, скорее, они могли бы не пойти. Но только если бы они знали об этом, и не было никакого шанса, что я позволю им узнать. Я знала, что сегодня у меня был день конфликта и одиночество, как всегда, будет идти передо мной. Но это не очень пугало меня. Я почти ожидала этого. Чтобы доказать, что я выше их, что мой путь был правильным. Чтобы победить их. Даже если моя победа прошлой ночью была небольшой, как это и было вообще-то, давало ли это какую-то разницу?

Хотя, школа сегодня не выглядит настолько большой и внушительной. Я не была полностью уверена, поскольку у меня была только моя собственная уменьшенная модель для сравнения, но я думала, что многие из моих моделей будут больше, чем Уинслоу.

Я расправила плечи и направилась внутрь. Я не знала, как долго будет длиться мой новый позитивный настрой, я никогда не была очень уж хороша на всю эту психологическую накачку. Навроде, как отбросьте негативные мысли вокруг себя и поищите положительные. Или просто позвольте вещам идти как должно, или все в таком духе.

Я повернулась на своей карте, когда шла через холл к классу математики. Я пропустила свой шкафчик, как и каждый день, начиная с января. Я с тех пор таскаю с собой все, что мне нужно. Я никогда не позволяла в школе какой-либо моей вещи остаться вне моего взгляда. Большинство значков вокруг меня были все еще серые, но с момента входа я увидела разбросанные синие, красные и желтые и добавила еще несколько. Я также обратила внимание на красный значок, спешащий прочь от меня, к Эмме. Они рассредоточились, быстро собрали другие красные значки, в том числе Софию и Мэдисон, и двинулись в сторону моего класса. Я думала о том, как с этим бороться. Я могла бы просто переждать их и войти после звонка. Я бы, наверное, получила замечание об опоздании за это, но мне не пришлось бы даже увидеть их. Я решила остаться. Они не могли бы сделать мне слишком многого, не тогда, когда вокруг были люди. В худшем случае мне придется иметь дело с какими-то оскорблениями или, может быть, толчком, или кто-то попытается сбить меня с ног, и это может помочь мне выяснить, что они, возможно, планировали позже.

В любом случае, это был почти хороший знак, что они были там. Когда они оставляли меня в покое на некоторое время, я знала, что они планируют что-то большое. Если они просто будут делать обычные вещи, может быть, мне придется дополнительно беспокоится о Софии в пятницу. Я могу справиться с этим.

Я направилась прямиком в класс, и, конечно же, они все уже ждали меня в коридоре. Конечно, они пытались сделать вид, будто они просто там тусуются и общаются, но я прекрасно все понимала. Я видела, как они собираются вместе и направляются сюда с определенной целью. Они могли бы скрыть ее от других людей в коридорах, но не от меня. Больше нет. Как только я приблизилась на расстояние, достаточное, чтобы услышать их, разговор изменился.

'Никто не любит ее. Никто не хочет, чтобы она была здесь', - сказала Джулия.

'Самая уродливая девочка в нашей школе', - продолжила Кэтрин.

Они делали это раньше. Оскорбляя меня, они даже не обращали на меня никакого внимания. Они заблокировали дверь, поэтому я не могла просто войти в класс. Мне пришлось стоять в коридоре, слушая их, пока мне не захотелось столкнуть Кэтрин в сторону с моего пути. Я не могла даже пожаловаться на нее, так как она была в классе, и никто не мешал обойти ее. Даже если бы кто-то появился, то Кэтрин могла их пропустить, пока кто-то еще, скорее всего София, блокировала бы меня достаточно долго.

'Я уверена, ни один мальчик никогда не касался ее.'

'Она никогда ни с кем не разговаривает. Может, она знает, что говорит, как дебил, так что держит свой рот на замке'.

София улыбнулась и добавила: 'Я слышала, что у нее хламидии, вот почему ее не было вчера'.

Большая часть говорившегося не имела большого смысла, и некоторые вещи, что они говорили, даже противоречили другим. Но это не имело значения, это было повторением. Попытка просто наслаивать все это, пока я не сломаюсь. Так было со мной в прошлом. Но не сегодня. Сейчас ничего подобного не было. В прошлом я пыталась придумать отповедь, чтобы обратить некоторые вещи против них. Я была прекрасно уверена, что у Кэти на самом деле был когда-то хламидиоз, я могла бы использовать это. Но мне действительно было все равно. Я была раздражена больше нахождением вне класса, чем оскорблениями. Продолжая придерживаться своей цели. Но если это все, что они запланировали в течение дня, я не буду выражать недовольство. Я бы переждала, а потом они бы сделали.

'Что она использует для умывания? Шерстяную мочалку?'

'Ей следовало бы! Она бы выглядела лучше!'

Они не могли дольше продолжать делать это, всего несколько минут оставалось до звонка. Эмма, казалось, не заметила этого, и вышла вперед. Группа расступилась, чтобы дать ей пройти. Я действительно не заметила, чтобы она собиралась остаться и принять участие. Я пыталась игнорировать ее, не думать о ней. Легче было придумать стратегии по борьбе с Софией или Мэдисон.

Эмма улыбнулась мне. 'Что случилось, Тейлор?' - сказала она, - 'Ты выглядишь расстроенной.'

Я действительно не думала, что делала. В основном у меня было чувство разочарования и скуки. Эмма, наверное, пытается что-то сделать, добавить что-то еще, чем я поделилась с ней по секрету. Когда мы были лучшими подругами. Я сузила глаза и начала что-то говорить. Скорее всего это было бы непристойное 'пошла на хер'.

Но Эмма говорила за меня. 'Так расстроена, что будешь снова плакать неделю?' - спросила она.

Мои слова умерли в глотке.

Почти год назад, перед тем как мы начали учиться в средней школе, умерла моя мама. Эмма была там, когда я получила это известие, когда я сломалась. Эмма плакала тоже. А спустя месяц, когда мы разговаривали, она сказала, что я была сильной, так как мы были вместе. Я сказала ей тогда, что это было не так. Я могла бы собраться в течение дня, но я плакала каждую ночь в течение недели.

Она должна была знать о том, упоминание чего будет заставлять меня думать о маме. Я уверена, вот почему она сделала это. Это сработало. Я почувствовала слезы, катящиеся по моим щекам. Она взяла что-то настолько интимное, настолько болезненное для меня и использовала его, чтобы причинить мне боль. Я даже не знала, почему.

'Да! Она плачет!', - смеялась Мэдисон.

Я закрыла глаза. Я всегда задавалась вопросом, что случилось с Эммой. Почему она отвернулась от меня, начала меня мучить. Попыталась разрушить мою жизнь. Но сейчас, я просто не волновалась. Кем бы она ни была, она больше не была ею. Эмма, которая была моей подругой, мертва. Теперь, все, что она была...

'Ты такая маленькая, Эмма', - прошептала я. Я не хотела говорить это вслух. Я не знаю, почему я это сделала. Я открыла глаза и посмотрела на нее.

Эмма отреагировала так, как будто я ее ударила. 'Что ты сказала?!' Она сказала это так, словно она не могла поверить в это. Я тоже не могла.

Я покачала головой. 'Ты ничто для меня, Эмма. До свидания.' Я обошла вокруг нее и начала давить на Кэтрин, чтобы та убралась с моего пути.

Эмма ударила меня по лицу, сильно. Я разинула рот на секунду, прижав руку к лицу. В действительности это не было больно, Эмма не очень сильна. Но это было удивительно. Физические атаки были более Софиевской вещью. На самом деле, Эмма никогда не поднимала на меня руку.

Она наклонилась поближе ко мне и прошипела: 'Ты не можешь говорить это мне.'

Она могла бы сказать больше, но мистер Квинлан пришел именно в этот момент. Как раз перед звонком, как всегда. Он откашлялся, стоя за Эммой и сказал: 'Девочки, сейчас начнется урок. Поговорите позже, пожалуйста.'

Затем Эмма отвернулась от меня и ушла с Софией и Мэдисон. Их маленькая группа распалась, и они тоже разбрелись. Я зашла в класс и заняла свое место. Моя щека была горячей, когда Эмма дала мне пощечину, я поняла, что она была красной некоторое время. Я предполагала, что это была просто еще одна вещь для глазеющих людей.

Я не уделяла много внимания занятиям. Мое хорошее настроение, полученное перед этим, ушло, исчезло, когда Эмма дала мне пощечину. Я чувствовала, что потеряла свое внимание. Как будто бы я отвлеклась. Но то, что я сказала Эмме, было правдой. Насколько я был обеспокоена, что она была теперь чужой. Мне хотелось плакать, почему-то, что моя подруга окончательно умерла. Но это не подавляло меня, и я держала это чувство внутри себя. Я не ненавижу ее сейчас меньше, кем бы она ни была раньше. Но эмоциональная связь между нами пропала. Я сомневалась, что она сможет заставить меня снова плакать.

Когда прозвенел звонок, я едва ли написала хоть какие-то заметки или сделала какую-то работу. Я предполагала, что мне придется заняться этим попозже. Но я могла бы сделать это дома. Я вздохнула, отложив свои мысли. Я посмотрела на свою карту, проверяя, где находились люди в коридорах, и встала. Проложить путь к классу Мировых проблем было довольно легко. На удивление, никто не обращал внимания на меня в коридорах. Я всегда чувствовала, как за мной наблюдают, и несколько человек поглядывали на меня, но не много. Было приятно осознавать это, но немного раздражающе. Я подумала, если я просто всегда представляла это, если трио сделало меня параноиком, который думал, что на него все время пялятся.

Я заняла свое обычное место, недалеко от Спарки с Грегом. Мистер Глэдли даже не заметил меня во время занятий. Я не обращала на это особого внимания, я уже прочитала по кейпам столько, сколько смогла, для своих собственных исследований. Это не было чем-то, что я еще не знаю. Хотя, сейчас у меня был определенный опыт из первых рук, которого не было у учителя. Мои губы сложились в мимолетную улыбку. Может быть, это я должна учить класс, а не наоборот.

Единственной проблемой было то, что Мэдисон пристально смотрела на меня, время от времени. Не как София в пятницу, но все же. Я подумала, а если они планировали что-то сделать сейчас, после того, что я сказала Эмме. Я действительно не хотела ничего говорить, мой план был выслушать все, что они собирались сказать, а потом пойти в класс. Но слово выскользнуло.

Занятие закончилось, в то время как я ничего не сделала. Когда мистер Глэдли задавал вопросы, он всегда проходил мимо меня, предпочитая задавать их популярным ученикам, таким как Мэдисон. Это была одна из причин, по которой он не нравится мне, как учитель, хотя я и не возражала. Просто казалось, что он пытается подлизаться, чтобы быть крутым и популярным самому. Я обрадовалась, когда прозвенел звонок.

Я немного опасалась, что Эмма и София запланировали своего рода месть - у них было довольно много времени на это - но ничего не произошло. Мэдисон даже не посмотрела на меня, когда я вышла из класса и направилась на третий этаж. Я собиралась пропустить сегодня обед, так как не думаю, что у меня будет шанс поесть. Так что у меня были батончик мюслей и питьевые фонтанчики, чтобы дожить до возвращения домой. Я знала, что регулярное питание важно для правильного роста, но, как я полагала, я уже была достаточно высокой.

Обед тоже прошел без проблем. Если не считать взгляды, то я прошлась по одним и тем же коридорам четыре или пять раз. Я была немного обижена, так как я приложила усилия, чтобы избежать их, а они просто сидели в кафе все это время. Но это лучше, чем альтернатива.

К тому времени, когда я пришла на информатику, я решила, что они удовлетворились тем, что было сделано в течение дня. В конце концов я предполагаю, что я, возможно, была более сосредоточена на них, чем они на мне, что заставляло меня быть немного злой. Меньшее, что они могли сделать для того, чтобы просто разрушить мою жизнь, было приложить немного усилий. Может быть, я должна попробовать сделать их... Я заставила эти мысли уйти. Откуда это взялось? Я знала, что у меня темперамент моего отца, но из провоцирования ничего хорошего не выйдет.

К счастью, миссис Ноттс не заставляла меня делать дополнительное задание за время, пропущенное по болезни, и я делала свою работу с обычной скоростью. Это была по-настоящему важная часть дня. Я должна была удостовериться - или опровергнуть - что-то из того, что Лиза сказала мне. Если она солгала, то я бы стала относиться к ней как к врагу. Если нет... Я бы справилась с этим, когда это случится.

К сожалению, это не так просто, как выглядит на сайте ПХО. Я предполагаю, что там напрасно не были названы 'неписаные правила'. Хотя я нашла одно доказательство, конкретно о нем я не думала раньше. Перемирие Губителей. Из того, что я смогла найти, тысячи злодеев присоединялись, чтобы бороться, когда появлялся Губитель, иногда в некоторых местах было больше злодеев, чем героев. Я думаю, это было похоже на то, что она сказала. Плюс, большинство злодеев сбегало из тюрем или вызволялось их командами, или бандами, или кем угодно. Если они это делали слишком много раз, их отправляли в Клетку, но все же. Это о чем-то немного говорило. Из всех этих фактов складывалась убедительная картина, или, может быть, я просто хотела, чтобы это было так. Но я думаю, что Лиза переоценила эти факты, или она была немного слишком оптимистичной. Потому что герои и злодеи все-таки умирали и не редко. Не часто, если учесть, сколько их было и насколько активны они были, но это случалось. Несколько за год, по крайней мере, только в Броктон-Бей.

Взгляд на это, однако, принес мне еще одну часть доказательства. Смерть Флер, члена Новой волны. Она была убита в своей гражданской личности, как кейп, пытавшийся попасть в Империю 88. Однако, этот кейп был выслежен и убит самими представителями Империи 88.

Таким образом, это были довольно убедительные доказательства того, что по крайней мере некоторые кейпы серьезно относятся к неписанным правилам. Я полагаю, это означает, что, по крайней мере на данный момент, мне придется поверить словам Лизы. По крайней мере большей части. Я не была уверена, что мне по этому поводу чувствовать. Я все равно не собиралась просто позвонить ей и поболтать о чем-нибудь, но я не могла теперь относиться к ней, как к злодею, даже если бы она была одна. Она, видимо, пыталась помочь мне, поэтому я должна дать ей немного доверия в ответ. Это напугало меня, но только немного.

К сожалению, прозвенел звонок, прежде чем я закончила. Мои исследования продолжались дольше, чем я предполагала, и у меня не было времени, чтобы делать какие-либо запросы о себе. Мне придется отложить это на потом, возможно, увижу, если получу новости или еще что-то.

Я встала и направилась по направлению к классу Искусства. Ни Эмма, ни Мэдисон, казалось, не направляются в мою сторону, хотя София, очевидно, направлялась. Я решила посмотреть, смогу ли я добраться туда раньше нее, и поспешила по коридору. На этот раз я сделала это во время перемены и заняла свободное место прямо напротив стола мистера Фендера. София любила сидеть на задней парте, надеюсь, это будет для меня достаточно далеко, чтобы она ничего не попробовала сделать.

Я немного напряглась, когда София вплыл в класс с подругами, но они просто заняли свои обычные места, не обращая на меня ни малейшего внимания. Мне так не повезло, однако, когда пришел постоянный обитатель этой парты. Я не знаю точно его имени, но он не был счастлив сидеть со мной.

'Эй, увечная. Уберись с моего места, хорошо?' - сказал он, пиная ножку стула.

А, так он был одним из тех типов. Я просто молчала и он, казалось, не знал, что делать с этим. Он завис примерно на минуту, прежде чем закончить пинать мой стул и потопал на место, где обычно сидела я.

Я была больше погружена в суть урока, чем на моих других предметах, к сожалению, так как я пропустила наше первое занятие по черчению и перспективе, но я постаралась следить за собой. Я чувствовала себя все более нервозной пока проходил день, ожидая подвоха, и ничего со мной не случалось. Когда занятия закончились, у них оставался единственный шанс, и это не было погоней через пустые коридоры сегодня. Так что, если у них на самом деле есть коварный план - опять - было не много вещей, которые могли случиться. Я не знала, чего ожидать, и мне это не нравилось.

Занятие шло медленно, мистер Фендер бубнил, и София бросала случайные взгляды в мою сторону, ничем не напоминая о своей сосредоточенности в пятницу. Я собиралась принять решение о плане действий до окончания занятий, но мои ясные и разработанные с утра планы становились труднее после того, как я потеряла сосредоточенность, когда Эмма дала мне пощечину. Моя единственная реальная мысль была либо удрать, когда занятия закончатся, либо остаться в классе до тех пор, пока София не будет достаточно далеко, чтобы я могла избежать ее в толпе. Оба варианта имели свои сложности, конечно, и я продолжала обкатывать их в своей голове.

К тому времени, когда прозвенел звонок, я так и не решила, какой путь выбрать. Не имея плана действий, я держала голову опущенной и наблюдала за тем, что делала София.

Но она правда ничего не сделала, просто вышла из класса в последний раз взглянув в мою сторону, и направилась ко входным дверям. Две другие тоже ничего не делали, просто ушли. Ха.

Я медленно выпрямилась, схватила свой рюкзак, и проложила путь к боковой двери. Я быстро оказалась на расстоянии от них, и проложил себе путь до ближайшей автобусной остановки.

Пока я ждала автобус, я вспомнила весь день. Я полагаю, что моя паранойя была впустую. Я считала, что, как правило, знала об их действиях. Они ничего не делали со мной несколько дней. На самом деле они переходили все границы всего лишь несколько раз в год. Было ли это всегда просто использованием шанса? Нет, это не так, они собрались специально этим утром. Я не знаю, что думать.

Я просто выбросила это из головы. У меня было слишком много дел, чтобы еще беспокоиться о школе после того, как она закончилась. Но сперва, я направилась домой.


3.2

Я не стала оставаться дома надолго, только лишь, чтобы успокоиться и написать записку для папы, что буду поздно, и что, вероятно, обойдусь без ужина. Затем я замаскировалась для выхода в Доки, схватила свой щит, звуковой пистолет, несколько книг, кое-какую старую одежду, засунула вещи в рюкзак, оставшийся с тех времен, когда я была ребенком, и направилась в свою лабораторию.

Прогулка была как обычно скучной, и мне удалось дойти до своей лаборатории без проблем. В пути я не могла по-настоящему отвлечься мыслями о новых проектах, так как на строительном фронте у меня выдался период затишья. Я чувствовала себя немного странно, как будто я должна работать больше. Вероятно, месяцы бесконечных усилий потребовались, чтобы получить в результате мою нано-кузницу, а также запущенный и работающий генератор. Мне пришлось создать все свои первоначальные инструменты вручную, и с нуля обучиться основам строительства и инженерного дела. Хотя, конечно, я не стала экспертом, но знала я сейчас много. Я даже обучилась сварке. Я также попробовала лучше понять теорию, стоящую за моей техникой, но у меня не было быстрых сдвигов на этом фронте. У меня наличествовал довольно большой разрыв между теорией, изучаемой в старшей школе, и темпоральной механикой, не говоря уж о квантовой механике. В прошлом семестре я только-только занялась химией, и до получения своих способностей, даже не начинала учить физику.

Хорошо, сегодня нет времени на что-то подобное. У меня было много работы. Я вошла в свою лабораторию и расчистила пространство на верстаке, а затем положила свой рюкзак на расчищенное место. Я сделала паузу, чтобы понаблюдать, насколько хорошо продвигались два моих текущих проекта. Из промежутков между нано-станками я увидела, что, по крайней мере, не было ничего, что бы пошло не так, но ни один из проектов не продвинулся в действительности достаточно далеко, чтобы можно было говорить о том, как все пройдет.

Ладно, первым делом нужно построить стул. Я утащила несколько шлакоблоков с моего полигона и установила их друг на друге перед своим столом. Потом выгрузила содержимое своего рюкзака на рабочий стол, прежде чем положить его на блоки сверху, как своего рода подушку. Я села, чтобы испытать его. Было не так уж плохо, хотя, в конце концов, я все равно хотела сделать настоящий стул. Я покрутилась немного, чтобы проверить, были ли шлакоблоки достаточно устойчивыми. Они казались таковыми, так что я приступила к работе.

Я не могла пока серьезно улучшить свой костюм или снаряжение, но у меня было несколько идей. Во-первых, я хотела изготовить ремень для своей винтовки. Мне была известна его длина, так что получить один экземпляр правильного размера должно было быть достаточно легко. Я нашла свои ножницы в нагромождении инструментов и неиспользованных нано-станков и принялась срезать лямки с моего старого рюкзака. Я измерила их, убедилась, что маленькие пластмассовые пряжки, регулирующие длину, всё еще работают, и начала сшивать лямки вместе. Я никогда не была очень уж хороша в шитье, но научилась этому от моей мамы в том детском возрасте, когда я следовала за ней везде и делала все то же самое, что делала она. В конце концов это было не так уж сложно, и я приступила к шву между двумя лямками, которые я перекрутила несколько раз для дополнительной прочности. Когда я закончила, я встала и дернула ремень несколько раз, чтобы проверить, достаточно ли прочным был шов, и, казалось, он был именно таким.

После этого, подойдя к своей куче лома, я начала в ней копаться. Я была полностью уверена, что у меня были кольца с брелоков и другие маленькие скрепкоподобные вещи, думаю, они назывались карабины, а также все остальное. На миссиях по сбору хлама я предпочитала собирать все, что, как я думала, смогу использовать, после того, как первые несколько раз мне приходилось искать нужные детали для сборки, уже после ее начала. Я довольно тщательно перебирала все местные блошиные рынки, благотворительные магазины и автосвалки. Также я ездила на крупный рынок почти каждый выходной.

Я быстро нашла то, что искала, а также некоторые кнопки и ботинки, на которые у меня были более поздние планы, и перенесла все это на верстак. Благодаря удаче, на моей винтовке была пара мест, где, как я была уверена, я могла бы прикрепить ремень. Я попыталась представить, как бы это выглядело на настоящем оружии, но я не совсем представляла, что делаю, и эти места оказались просто небольшими кругами, что не были сильно необходимы для прицеливания, тем более что, в любом случае, я могла бы делать это через мой интерфейс. Но они должны были быть достаточно хороши для подсоединения моего пристяжного подстраиваемого ремня. Что было хорошо, так это то, что я не могла изменить все мною изготовленное, по крайней мере, физически, после того, как оно уже было сделано. Не как обычно, в любом случае. У меня не было никаких инструментов, которые могли бы работать с материалами, преобразованными с помощью моего таланта Технаря. Вероятно, я могла бы найти способ сделать это с помощью нано-станков, но это была такая морока, что я действительно не хотела этим заниматься.

Я вернулась к шитью и быстро закончила винтовочный ремень, выглядевший, почти как профессиональный. Я потянула за прикрепленные мною карабины, и они оказались довольно надежно закреплены. Я отложила его в сторону и перешла к своему следующему проекту.

Он был более сложным. Я хотела, на всякий случай, сделать кобуру для своего звукового пистолета. Было бы хорошо иметь ее прицепленной сзади на поясе, но не было никакого способа, с помощью которого я могла бы быстро нарисовать ее, и если я и нуждалась в таком способе, то, вероятно, прямо сейчас. Вот где пригодились книги, которые я принесла с собой. Обе книги были посвящены шитью и содержали кучу моделей, что я могла бы использовать. Там не было кобуры, конечно, но я подумала, что могу поимпровизировать с чем-нибудь еще. Правильных инструментов у меня было немного, а подходящих для выкройки моделей - так просто никаких, но у меня была куча старой одежды, которую я не носила, и которую я могла бы использовать на материалы, а также ботинки из моей мусорной кучи, если бы они мне понадобились. Я закатала рукава и приступила к работе.

Это была достаточно простая работа, хотя она и заняла более полутора часов. Я нашла шаблон для поясного подсумка в одной из книг, с застегивающимся сверху зажимом. Мне просто нужно было сделать его глубже и немного изменить форму, а также оставить отверстие для выпирающего зажима. Кобура, конечно, получилась не очень красивой, ведь она была изготовлена из обрезков ткани и кожаных ботинок, но я полагала, что она была достаточно хороша.

Я встала и надела пояс, сперва продев через него кобуру. Она оказалась довольно громоздкой, учитывая, что мой пистолет был довольно огромным по пистолетным стандартам, но размер подошел. Я засунула пистолет в кобуру и застегнула ее, немного походив и потряся, чтобы увидеть, нормально ли она сидит. Кобура не была совершенной, она имела тенденцию слегка скользить, и я немного не угадала с размером. Но вещь получилась приемлемой. Я подпрыгнула пару раз и пробежалась взад-вперед по комнате, и в процессе движений она сидела достаточно хорошо.

Я улыбнулась. Мне удалось за сегодняшний день закончить два проекта. Я закинула остатки ткани и разрезанные ботики обратно в кучу к остальным вещам, которые я не использовала. Кобура пока осталась одетой, чтобы я могла привыкнуть к ней.

Следующим был еще один большой проект - мой генератор щита. Мне нужно было знать, сколько времени понадобится на восстановление щита после его отключения, а также, смогу ли я исправить проблемы, связанные с неработающим автоматическим восстановлением щита. К сожалению, ни один из этих вопросов не был легким. Единственным способом узнать время восстановления щита, было каким-либо образом разрядить его, и для этого у меня было не много способов.

Вместо долгих размышлений я применила быстрый и грязный метод. Я положила генератор на кучу кирпичей, включила его, и начала лупить его хоккейной клюшкой.

Я размахивалась так сильно, как могла, снова и снова, без передышки. Я предполагала, что это, пожалуй, единственный способ нанести достаточный урон достаточно быстро, чтобы выполнить задуманное. Потребовалось более десяти минут, прежде чем, я смогла, наконец, заставить щит разрядиться. Я села на пол, хватая ртом воздух. Это было утомительно, даже с учетом моего физического состояния.

'Не время расслабляться, это важная часть', - подумала я, сразу же начав нажимать на иконку включения генератора щита. Я могла бы, наверное, разработать более элегантный способ тестирования. Но вырубить щит ударами, а затем просто нажимать на кнопку, пока он не восстановится, было самым простым вариантом.

Прошло чуть больше минуты, прежде чем снова появилось зеленое свечение щита, и сразу же отключилось, так как я не успела отреагировать и не прекратила нажимать на иконку. Я включила его заново, просто чтобы убедиться, что щит работает, и он работал. Глубоко вздохнув я решила присесть на мой самодельный стул. Я уже начала беспокоиться, что в этот раз действительно сломала его. Минута было намного худшим временем, чем я надеялась. Оригинальный прототип, на основе которого я строила свой щит был огромным, наверное, большим, как комната, в которой я находилась, но ему требовалось всего двадцать секунд для восстановления. Я надеялась, что меньший размер щита означал также меньшее время восстановления. Но, что было, то было. Бесполезно жаловаться, теперь мне было над чем поработать в следующий раз.

Я проверила сколько сейчас времени. Уже было семь с небольшим, и мне пришлось довольно быстро выходить, если, конечно, я не хотела попасть в доки после наступления темноты. Кроме того, я все еще хотела поесть. Ранее я пообещала себе, что если я успею сделать сегодня все задуманное, то на обратном пути я зайду в Бургер Кинг. Я все еще работала над программной частью своего щита, но я могла бы делать это и дома. В любом случае, я уже запланировала взять с собой центр программирования, чтобы поработать над следующим проектом, когда я, наконец, выберу над каким именно. Вместо этого я просто могла взять два проекта.

Да, это звучало хорошо. Поход в Бургер Кинг не замедлил бы меня, и я бы вернулась домой достаточно рано, чтобы папа не беспокоился. Я начала собираться. К счастью, мне удалось втиснуть в рюкзак все, что я хотела взять с собой. Мои щит и пистолет, два центра программирования, нести которые было больно, поскольку несмотря на то, что центры весили всего по несколько фунтов каждый, они представляли из себя сферы почти шести дюймов в поперечнике, а также мои книги. Я быстро проверила свою карту и ушла.

Я пропустила автобус и пошла в небольшой торговый центр недалеко от Бульвара. Технически, он все еще находился в Доках, но его окружение напоминало тот район, в котором жила я, и ничего слишком плохого там не было, если не считать торговли наркотиками. Я хожу в тамошний Бургер Кинг в течение многих лет, с тех пор как была ребенком. Когда я была моложе, мои мама и папа водили меня туда, а став постарше, а начала ходить туда одна, когда у меня были свободные деньги. В заведении было полно народу, что вообще-то не удивительно, учитывая время суток.

Пока стояла в очереди, я думала на тему денег. Мне пришлось решать, что делать с двумя тысячами долларов, которые Лиза дала мне. Я более или менее решила довериться ей - самую чуточку - и только на данный момент, что означало, что я не могу просто избавиться от денег, как полученных от коварной злодейки. Мне придется отдать их на благотворительность, если только я смогу найти организацию, принимающую анонимные пожертвования, или просто сдать их в СКП. Я думала примерно минуту, прежде чем поняла, что просто пытаюсь избежать того, что я действительно хотела сделать. Я хотела сохранить их и использовать. Эта сумма была не только больше, чем я когда-либо имела прежде, но она могла бы помочь мне с большим количеством проблем.

Я могла купить оборудование или заказать настоящий костюм. В своих мыслях я уже видела, как я плачу кому-то, чтобы изготовить корпус для своей следующей нано-кузницы. Всего одним заказом я бы невероятно ускорила этот процесс, а я отчаянно нуждалась в более высокой скорости производства, если собиралась завершить свой настоящий костюм менее чем за год. Или же я могла бы сделать то же самое для генератора невидимости, если бы я решила сперва заняться им. Было почти смешно думать о том, как сильно ускорились бы события, если бы я решила потратить немного денег. Когда я только начинала, я думала, что буду в состоянии просто построить все, что мне нужно самостоятельно. Ведь самовоспроизводство было тем, в чем моя техника была лучше всего. Я даже не думала о том, как с помощью моих способностей заработать денег, поскольку я не хотела разглашения никакой информации обо мне. Но чем больше я продвигалась, тем больше я понимала, насколько трудно было сделать хоть что-то при моем скудном бюджете.

Если бы я могла бы купить все, что мне нужно, с самого начала, к данному моменту я сэкономила бы как минимум месяц работы. Я уже рассматривала продажу нескольких образцов тинкер-теха, чтобы профинансировать мои усилия. И я все еще обдумываю это.

Я решила, что оставлю деньги и использую их для продвижения своих планов. Если это окажется неправильным решением, я вернусь к моим торговым планам позже. Конечно, сейчас я решала, что купить в первую очередь.

Я продумала все, в чем нуждалась и что не могла сделать самостоятельно, или по крайней мере не могла сделать хорошо. Корпус для новой нано-кузницы или для генератора невидимости, в зависимости от того, что я решу построить первым. Броню, дубинку или нож. Попутно я оставила себе заметку: посмотрим, смогу ли я вырезать вещи, когда мое силовое поле активно. Скрытая камера или что-то еще, что я могу вставить в свою маску, профессионально изготовленная маска, настоящий винтовочный ремень и кобуру, может быть, вспомогательный мешочек для хранения вещей, несколько одноразовых телефонов, диктофон, список пошел дальше. Я знала, что не могу получить все, что хотела за те деньги, что у меня были, но это было бы хорошим началом.

Я не знала, как расставить приоритеты в моем списке, но я решила сперва изготовить новую нано-кузницу. Мне придется подольше жить без поля невидимости. Итак, мне нужно связаться с кузнецом или кем-то в этом роде и ознакомиться с ценами. Конечно, сначала мне нужно найти того, кто готов работать на кейпа. Даже если бы я могла найти кого-то и получить выполненный заказ, мне нужно выяснить, как доставить его в мою лабораторию. Я ошиблась при производстве предыдущей модели, так что моя новая нано-кузница должна быть довольно большой. Вероятно, в два раза больше моей нынешней, и мне придется придумать, как ее разместить, а также прикрутить ее к полу. Я не знаю, смогу ли я сделать все это самостоятельно.

Мой разум вернулся к тому, что рассказала мне Лиза. Я могу нанять нескольких людей, сделать своего рода команду. Если бы у меня были люди, чтобы делать для меня элементарные физические работы, уже одно это могло бы спасти для меня много времени. Плюс, если бы я могла бы поручить им присматривать на нано-кузницей и заправлять ее, когда в ней заканчиваются ресурсы. Я могла бы поработать над эффективностью своей работы. Но я понятия не имела, как все это организовать, и мне был нужен постоянный приток денег для оплаты работникам.

На самом деле... я вспомнила, что мой папа сказал вчера за завтраком. Один из докеров, Джерри, устроился к Уберу и Элиту. Я знала, что для Ассоциации докеров сейчас было мало работы, так что может быть часть из них будут готовы работать с кейпами. Тем более, что я не злодейка. Эта мысль мне действительно понравилась. Идея иметь команду больших, здоровенных парней, готовых помочь с моей работой и выходящих со мной в поле действительно привлекала. Хотя я... не совсем уверена, как это организовать, или как это будет выглядеть для Оружейника. Я даже не знаю, законно ли это. Мне придется иметь это ввиду.

В конце концов я пробилась к стойке закусочной и сделала свой заказ. Есть внутри мне было не слишком комфортно, так что я заказала на вынос. Смена в закусочной была полной, так что получить еду не заняло у меня много времени. Я вышла на улицу, чтобы найти место, где могла бы посидеть по пути домой. С моим сенсором это было довольно легко, достаточно быстро я нашла свободный пятачок за торговым центром и села возле забора, где никто не мог увидеть меня, прежде чем я его замечу.

Отдохнув, я достала из кармана телефон и включила его. Это был самый первый раз, когда я использовала его, так как прошлой ночью я выключила его так быстро, как только смогла. Я не была уверена, мог ли кто-то отслеживать его во включенном состоянии, но я не хотела рисковать. Поэтому я и решила, что я никогда не буду держать его включенным дома, в школе, или в моей лаборатории.

Я возилась с ним, пока ела, выясняя, как работает меню и прочее, и как набирать текст. В целом все было довольно просто. У меня не было никаких затруднений в получении представления о его возможностях. Я был немного разочарована, что там не было никаких сообщений для меня, хотя, думаю, только Лиза могла бы этим озаботиться. Затем я проверила телефонную книгу, чтобы увидеть, какие номера Лиза и Батарея занесли в память. Лизина запись была простой, всего лишь один номер. От Батареи досталось больше: там были номера штаб-квартиры Протектората, СКП, полицейского департамента, нескольких больниц и номер с надписью "отправка", назначения которого я не знала. У меня было несколько догадок, но я решила их проверить у кого-то еще, прежде чем звонить. Я сомневалась, добавлять ли номер Оружейника. Его визитка осталась дома в целости и сохранности, но я запомнила номер. Хотя, все же, мне неудобно делать это на этом телефоне. Мне придется подождать, пока я не куплю свой собственный.

Я возилась с телефоном, пока не закончила есть. Я раздумывала, не позвонить ли или не написать ли Лизе. Я могла бы спросить ее о многих вещах, и поговорить с ней было бы весело. Неловко, но весело. Я решила не делать этого сейчас. Я хотела разобраться с этим позже, но сейчас я рассматривала телефон исключительно в качестве чрезвычайной меры.

Я встала, отряхнулась и выбросила мусор. Я обдумывала как завершить день: пробежаться по магазинам или поехать на автобусе в торговый центр. Если я собираюсь использовать деньги, которые дала мне Лиза, на приобретение снаряжения, то могла себе позволить потратить немного и на себя.

В конце концов я отбросила эту идею и пошла домой. У меня были кое-какие дела, прежде чем я пойду спать, а я уже изрядно устала. Да еще эта боль. Я хотела заснуть пораньше, если получится, может быть это снимет мои боли в мышцах. Они были даже хуже, чем раньше, поскольку я изрядно махала сегодня клюшкой.

В голову лезли мысли, что же я еще должна сделать. Я просмотрела несколько курсов самообороны и упражнений еще в то время, когда только готовилась выйти в костюме, но у меня никогда не было достаточно времени для них, не говоря уже о деньгах. Большую часть свободного времени с января я тратила на изготовление оборудования или сбор материалов. Или искала место для моей лаборатории. Еще какое-то время я потратила на ПХО в процессе сбора информации о кейпах. Я все еще была в гораздо лучшей форме, чем когда-либо, переноска лома - отличный способ набраться сил. Черт, у меня сейчас даже вроде бы есть мускулы. Но если последние две ночи меня чему-то и научили, так это тому, что мне не помешало бы быть более выносливой, чем сейчас, и настоящие тренировки мне не помешают. И теперь, когда большая часть моего времени тратится на пустое ожидание производства нано-пасты или окончания работы нано-станков, я могу посвятить какое-то время тренировкам.

Или я могла бы потратить это время, чтобы читать больше книг, чем предполагала. У меня хорошая подготовка в нескольких областях, но знания, которые могли бы помочь мне перевести огромные чертежи в моей голове во что-то, что я могла бы действительно использовать, были бы действительно полезны.

 'Или, может быть, еще что-то', - думала я, идя по своей улице. На данный момент у меня было несколько вариантов. Больше, чем я знала, что с этим делать, но все же. Я не была ограничена, у меня был выбор, что делать для продвижения моей карьеры в качестве героя.

Я улыбалась, когда вошла в дом и выключила интерфейс.

'Я дома!' - крикнула я, когда скинула ботинки и направилась в свою комнату.

Мой отец ответил из гостиной: 'Эй, малыш, почему ты так поздно?'

'Да так. У меня был хороший день, я решила пойти потусоваться на Бульваре и поглазеть на витрины', - ответила я - 'Я вернусь через минуту, пойду переоденусь, и, возможно, займусь уроками.'

'Ты уже ела?'

 'Да, я заскочила в Бургер Кинг по пути назад. Все в порядке.'

'О, звучит будто у тебя действительно был хороший день. Хочешь рассказать мне о нем?'

Я улыбнулась. 'Конечно, сейчас спущусь. Уроками займусь позже.'

Я могла бы немного позаниматься программированием и дизайном. Но сейчас мне просто хотелось поговорить с отцом. Вообще, конечно, я не была готова рассказать ему о том, что я кейп, но я была ближе к этому, чем вчера. Но, даже если школа прошла не очень, в целом, это был хороший день.


3.3

В среду я опять проснулась от шагов отца в коридоре. Этой ночью мне снова снился кошмар про Лунга. 'Я встаю!' - подала я голос, когда папа подошел к моей двери. 'Завтрак на столе, малыш. Боюсь, сегодня у нас хлопья. Я спущусь через минуту.' - сказал он, идя по коридору в свою комнату.

Все шло, как всегда. Я встала, позавтракала, сказала пару слов папе, приняла душ, оделась и вышла за дверь также, как и в любой другой день. Прошлой ночью я не успела закончить настройку щита, хотя, думаю, в этом вопросе я добилась хорошего прогресса. К счастью, все, что я успела проверить, соответствовало моим схемам. Как я выяснила, проблема заключалась не в ошибке конструкции или некачественной нано-пасте, а в программной ошибке. Честно говоря, это не было для меня большим сюрпризом. Когда я разрабатывала снаряжение, я копировала его программный код с имевшихся у меня схем полноразмерного оборудования, и далеко не все транслировалось правильно.

Мне было больно, но к боли я уже более-менее притерпелась. Было просто вопросом времени, когда я найду ошибку в программе. Но мне нужно было протестировать все изменения, что я вносила в программу, а это, в свою очередь означало, что, когда я закончу, меня ждет еще одна сессия с хоккейной клюшкой, но с этим я ничего не могла поделать.

Я еще даже не начинала разрабатывать новую нано-кузницу, и это было больше, чем просто еще одна проблема. Этот проект должен был быть закончен до того, как я начну разрабатывать схемы металлоконструкций. Кроме того, я еще должна была найти кого-то, кто согласился бы изготовить их для меня, а также продумать вопрос транспортировки и установки. Учитывая, сколько это займет времени, возможно мне понадобится ховер-пак, если, конечно, получится сделать его достаточно мощным. Мне необходимо было начать его разработку как можно скорее. В проекте ховер-пака было несколько последовательных стадий, и на каждой требовалось решить свои проблемы. Но учитывая, как далеко я зашла, я справлюсь и с этим проектом. Мне просто будет больно.

Я займусь этим проектом как можно скорее, но поскольку конкретно сейчас я не могу ничего с ним сделать, то мне стоит сосредоточиться на планировании предстоящего школьного дня. В идеале я хотела попытаться избегать своих обидчиков, так, чтобы они не могли меня выследить. Я пыталась рассчитать наименее опасные временные периоды и вычислить места на территории школы, в основном в коридорах, в которых меня мог кто-либо увидеть. Это конечно, не было надежным решением, ранее они уже атаковали меня в открытую. Но между самыми кошмарными нападениями обычно шел период затишья, а повседневные стычки обычно были куда плачевнее, когда нас никто не видел.

Проходя через школьные двери, я была спокойна, уже отслеживая своих главных мучителей. Однако, казалось, что они ничего не планируют, перемещаясь по своим обычным маршрутам. Я дошла до класса Мировых Проблем, не увидев ни одного из членов трио. А Мэдисон, находившаяся там, не казалась хоть сколько бы то ни было заинтересованной во мне, ограничившись парой взглядов в мою сторону.

Обед прошел без происшествий. Хотя я и получила несколько грязных взглядов от подпевал Эммы в коридорах, но я без проблем добралась до класса информатики. Или они планировали что-то в конце дня, или были заняты чем-то еще. Конечно, я не буду возражать, если они прекратят приставать ко мне. Также было возможно, что они уже получили свое шоу вчера, когда Эмма дала мне пощечину. Хорошо, если так. Но я немного беспокоилась, что они планировали что-то большее.

Хорошо, подумаю об этом позже, на сегодня у меня были другие планы. В частности, я планировала поискать себя на ПХО и посмотреть, что люди думают о моем дебюте. Я не знала, много ли будет информации на эту тему, но я не собиралась упускать шанс увидеть людей, говорящих обо мне. Конечно, это не лучшее использование имеющегося времени, но я так решила.

Уже через пару минут мне пришлось убрать ухмылку с лица. Не похоже, что я произвела сенсацию на форумах, но пара тем наличествовала. Одна была главным образом о столкновении с Империей 88 и не содержала обо мне много информации, только то, что я была там и несколько фотографий, очевидно, с телефонов. Нужно сказать, мне понравился свой вид со светящимся в темноте щитом. На фото было изображено размытое ярко-зеленое одеяние с белыми и серебряными вставками, окруженное бледно-зеленым светом.

Другая тема содержала слухи и домыслы, и там обо мне было больше информации. Те же фотографии, что и в предыдущей теме, а также некоторые размышления о моем оборудовании и специальности, а также о моем поле. В любом случае, здесь было всего пара точных фактов, и конечно, никакого видео. Высказывались несколько представителей СКП, но, в основном, они просто сказали, что СКП было известно обо мне, что я еще официально не выбрала себе имя, но пока мне присвоили прозвище 'Зелень'. Не уверена, что мне это понравилось, так как я уже решила не пользоваться этим именем на постоянной основе, но я была слишком взволнована, чтобы действительно расстроиться. Я обдумала, не залогиниться ли мне на форум и не оставить ли пару комментариев, но решила в конце концов, что это плохая идея и предпочла оставить форум в покое.

Я пребывала в прекрасном настроении до конца урока, но не забыла принять меры предосторожности, когда направлялась в класс Искусства. Проверив, нет ли скоплений красных значков, я не нашла таковых. Иконка Софии направилась в класс вместе с, предположительно, своими постоянными подружками. Я решила не пытаться делать ничего особенного, может быть, даже немного подставиться, чтобы посмотреть, как она отреагирует. Немного замедлившись, я пошла к Софие. Я свернула в коридор перед классом Искусств всего за несколько секунд до ее появления и наблюдала за ней на своей карте.

Конечно, она немного ускорилась, только чтобы толкнуть меня в дверной косяк, проходя мимо меня в класс. Я тихонько охнула, чтобы показать ей, что не ожидала этого. В ответ я пихнула некоторых ее подруг, когда они заходили в дверь после меня.

Заняв свое место, я опустила голову, но не из-за того, что была расстроена. Я чувствовала себя победительницей. Я умудрилась манипулировать Софией, даже если это заключалось в обычном толчке при входе в класс. Если бы у меня получилось сохранить этот баланс, может быть я смогла бы сделать школу терпимой. Может быть, если бы я смогла организовать достаточно инцидентов, когда рядом были учителя, я смогла бы прорвать их апатию. Если бы я могла создать ситуацию, в которой я могла бы принести свои заметки и записи за последний год... Урок искусства также закончился без происшествий.

В тот день после школы я поехала на автобусе в библиотеку. Я хотела прочесть еще несколько книг по электронике, проверить, способна ли я настроить взаимодействие моей техники с обычным компьютером. Это было словно Святой Грааль для меня, так как я уже пыталась это осуществить и потерпела грандиозный провал. Но моя техника даже отдаленно не походила на современное электронное оборудование, и было большой проблемой просто подключить их друг к другу, не говоря уже о том, чтобы заставить их обмениваться данными. Черт, все, что я построила, даже не использовало электричество. Я пыталась скрестить даже не яблоки и апельсины, а яблоки и кирпичи. Но все-таки, я ощутила какую-то надежду. В конце концов, мне удалось заставить веб-камеру работать.

Также я хотела поискать информацию по физическим упражнениям. У меня было широкое представление о кардио- или анаэробных упражнениях. Но мне нужны были именно такие, которые не потребуют от меня посещения тренажерного зала, ведь это требует денег, а мне не хотелось бы объяснять папе, где я их достала.

Я провела в библиотеке несколько часов, прежде чем отправиться домой с рюкзаком даже более полным, чем обычно. Вернулась домой я уже после шести, когда папа уже начал готовить ужин. Войдя, я обняла его, едва только уронила рюкзак, сняла обувь и отключила интерфейс.

Он обнял меня в ответ: 'Эй, малыш, что случилось?'

Я пожала плечами и отпустила его. 'Да так, я просто хорошо провела день и подумала, было бы хорошо обнять тебя.'

Он усмехнулся: 'С этим не поспоришь. Ужин скоро будет готов. Ничего особенного, всего лишь картофельное пюре.'

'Отлично' - ответила я - 'Я переоденусь, а затем спущусь.'

'Ладно', - сказал он и я пошла наверх.

Взятые в библиотеке книги я сложила вместе с остальными, получилась довольно большая куча. У меня возникло желание немного поработать, но подумав, я решила сначала поужинать и заняться уроками.

Ужин прошел нормально, хотя по большей части мы разговаривали о том, как мало осталось в городе рабочих мест, за исключением начавшегося проекта реконструкции фабрики. Мне пришла в голову неожиданная мысль, а не находится ли моя лаборатория как раз в том месте, о котором говорил папа. До этого я не волновалась, будучи уверенной, что лаборатория находится на заброшенном складе, а не на фабрике, но сомнения закрались в мою голову и я решила уточнить: 'Пап, а где это происходит?'

 'Хм? О, это недалеко от Лорд-стрит. Примерно в десяти кварталах к западу от рынка, в сторону железнодорожного вокзала' - ответил он.

'А' - вздохнула я с облегчением. Но благодаря этой информации я добавила в свой список задач еще одно дело. Когда-нибудь мне могло потребоваться помещение, полученное на законных основаниях. Впрочем, это могло подождать до тех пор, пока я не решу пару десятков других задач.

После ужина я занялась уроками, параллельно смотря новости по телевизору, а потом пошла в свою комнату, чтобы немного почитать и попробовать исправить программную ошибку в щите. По завершении дня у меня оформилась пара идей по упражнениям, в основном вариации на тему бега. Также я решила вопрос щита, по крайней мере мне хотелось на это надеяться. Завтра я собиралась проверить это, но мне не улыбалось еще раз десять минут молотить кирпичи хоккейной клюшкой. Может быть, стоит взять что-нибудь потяжелее, вроде куска арматуры или еще чего-то такого.

В итоге я заснула около десяти вечера, думая о своих планах на четверг.

- - - - - - - - - -

Четверг начался так же, как и среда. Я проснулась от кошмара, позавтракала, собралась в школу и ушла.

Школа прошла хорошо, мои планы ограничить встречи с мучителями успешно выполнялись. Я предоставила Мэдисон и Софии несколько возможностей оскорбить или толкнуть меня, а вот Эмма, казалось, меня избегала. Видимо, она планирует нечто большее, хотя другие могут в этом и не участвовать.

После школы я занялась новыми упражнениями. Я была вполне довольна своей силой. Кроме того, на данный момент развить ее дополнительно было довольно сложно, а вот выносливость и укрепление общего здоровья, должны были стать более легкими задачами. Мне просто нужно было регулярно выполнять определенные упражнения, и начать лучше всего было с бега. Мой план состоял в том, чтобы пробежаться, насколько возможно, по пути к дому, а затем остаток пути проехать на автобусе, отдыхая.

К сожалению, не все прошло гладко. Сама по себе я бежала довольно легко, но мой рюкзак со всем его содержимым давал приличный вес, затрудняющий движение. Было бы куда легче, если бы я могла оставлять ненужные мне вещи в шкафчике, но этого я уж точно не собиралась делать. Я сдалась, пробежав всего пару кварталов, и остаток пути проехала на автобусе.

Бегать домой из школы было, пожалуй, единственным доступным вариантом, вряд ли бы у меня получилось бегать по пути в лабораторию или еще где-то. Также, полагаю, можно было вставать пораньше и бегать перед школой. Я скривила свое лицо в отвращении. Я не хотела вставать рано, это почти наверняка означало бы вставать где-то около шести тридцати, если я конечно хотела получить от этого хоть какую-нибудь пользу. Но я решила попробовать. Это просто еще одна необходимая жертва, чтобы стать героем.

Я заскочила домой переодеться и захватить свой щит. Я не собиралась сегодня тратить много времени в лаборатории, просто проверить модификации щита и общий ход проектов. Я собиралась вернуться до ужина, и поэтому не оставила записки для папы, но на всякий случай взяла свой телефон.

Поездка на автобусе была рутинной, а прогулка через Доки как обычно немного напряженной. До лаборатории я добралась вовремя и, как обычно, уронила рюкзак на скамейку, прежде чем все проверить. Нано-кузница еще не переработала весь лом, который я заложила в нее. Первоначально планировалось пополнить бункер завтра, но похоже придется подождать до выходных, прежде чем текущая партия будет переработана. Два моих текущих проекта были все еще далеки от завершения. Хотя, конечно, был шанс, что они завершатся в воскресенье, но понедельник или вторник выглядели более реалистичным сроком. Похоже, наступал период затишья. Помимо предстоящей проверки щита, мне не нужно будет возвращаться сюда несколько дней. Не то, чтобы я желала прогуляться по окрестностям, но я провела в лаборатории столько времени за последние два месяца, что здесь мне стало почти так же комфортно, как и дома. Если бы сюда поставить мини-холодильник и удобное кресло, я была бы полностью довольна.

Я достала из рюкзака свой генератор щита, положила его на кирпичную кучу и приступила к работе. Я решила отказаться от использования арматуры или металлической трубы, или чего-то еще, так как я не была достаточно сильна, чтобы размахивать ими долго, а вариант с хоккейной клюшкой однажды уже прошел. Кроме того, несколько дней отдыха избавили меня от боли, и я чувствовала себя довольно хорошо.

Десять минут спустя, когда щит, наконец, отключился, я решила, что не хочу делать это снова. Даже без учета растяжений и мелких травм это был изнурительный труд. 'Может быть, мне стоит изготовить еще одну пушку, достаточно сфокусированную, чтобы ее можно было использовать для разрядки щита без повреждения генератора' - подумала я. Когда у меня будет вторая нано-кузница, такие вещи станут гораздо менее проблематичными, и я не возражала бы против более ювелирной альтернативы моему звуковому пистолету с его неизбирательным разрушением. Возможно, лазер, я могла бы построить несколько их разновидностей, и вероятность, что они будут иметь какие-либо долгосрочные последствия, будет значительно меньше, чем у квантовой фазовой пушки или разрушителя частиц.

Я поняла, что просто пытаюсь отвлечься. Отсчет времени на моем интерфейсе все уменьшался, и я все больше и больше беспокоилась, что мои изменения не будут работать. Или, что еще хуже, сломают мой генератор щита. Я не могла позволить себе потерять его прямо сейчас, прошло бы не меньше недели, прежде чем я смогла бы построить другой, и я не решилась бы выйти в костюме без него. Мое дыхание ускорилось, когда счетчик приблизился к одноминутной отметке и прошел его. Я задержала дыхание. 'Нет, нет, нет, не ломайся, ты мне нужен рабочим!' - лихорадочно думала я. Минута и одна секунда, минута и две. Все мое тело было напряжено. Минута и три, минута и четыре.

На одной минуте и пять секунд щит восстановился, и я повалилась на пол. Я лежала на спине с раскинутыми руками и ногами. Сработало. Пол был удивительно удобным, настолько, что в итоге я пролежала там в течение нескольких минут, расслабляясь в свечении моих силового и щитового генераторов.

Я проверила сколько времени. Уже пять часов, я ушла из школы чуть больше часа назад. Я хотела быть дома к шести, поужинать и посмотреть новости, так что у меня оставалось много времени. Поэтому я решила пробежаться до дома по Бульвару. Если устану, то остаток пути пройду не спеша.

Поднявшись на ноги, я собрала вещи. К счастью, на этот раз в моем рюкзаке был только генератор щита и кое-какая одежда в качестве прокладки, так что бег с ним не должно был стать проблемой. У меня было прекрасное настроение. Если мое новое оборудование будет протестировано как функциональное, я смогу выйти в патруль уже в понедельник вечером, или, может быть, во вторник. По дороге домой я размышляла не позвонить ли Лизе, это должно было быть достаточно безопасно, и очень уж о многом мне хотелось ее спросить. Но я решила этого не делать. Я до сих пор не была полностью уверена, как к ней относиться.

Добравшись до Бульвара без происшествий, я побежала домой. При этом я опустила капюшон и заплела небольшую косичку, чтобы волосы не лезли в сторону. Мне совсем не хотелось, чтобы местные стражи думали, что я воровка или что-то в этом роде. Конечно, они бы просто очень вежливо попросили меня уйти, но я не хотела сопротивляться или устраивать сцены. Я просто не хотела внимания. Моей выносливости хватило всего на треть пути, мне определенно нужно с этим что-то делать. Всю оставшуюся дорогу я чередовала бег и ходьбу.

Я немного недооценила расстояние до дома, так что к моменту возвращения я уже довольно сильно устала. У меня не было сил поприветствовать папу или сделать что-то еще, кроме как подняться в комнату и переодеться. И, конечно, спрятать щит с прочим оборудованием в шкафу. Еще мне нужно было как-то исхитриться и втайне от папы вымыть костюм и маскировку. Я не думала об этом раньше, но это может быть не так-то просто. Может, я сделаю это завтра после школы, пока его не будет дома.

Я пробралась вниз, приземлилась на диван и включила телевизор. Я сильно устала и у меня не было сил даже на уроки.

Папа высунул голову из кухни, когда услышал меня, спускающейся по лестнице. 'Эй, малыш, как дела?' Он никогда не спрашивал о школе в эти дни, за что я всегда была ему благодарна.

'Неплохо. Я решила, что хочу заняться своей формой, поэтому пошла на пробежку на Бульвар. Я устала', - ответила я.

'Вот как? Могу поклясться, что в последнее время ты уже в хорошей форме. Что это на тебя нашло?'

Это была не та тема, на которую мне хотелось разговаривать, так что я уклонилась от ответа. 'Не знаю, правда. Мне просто понравилось.'

Он улыбнулся: 'Тогда не могу тебе этого запрещать. В любом случае, скоро будет ужин, отдохни пока.'

Я улыбнулась: 'Конечно, пап.'

С этими словами он вернулся на кухню, а я вернулась к телевизору. За последние несколько месяцев я привыкла смотреть местные новости, когда была дома. Это было частью моего плана по получению знаний о родном городе, о кейпах и не кейпах. Сейчас я могла только бороться с суперзлодеями, но, если бы я увидела сообщение о совершающемся преступлении по телевизору, то могла бы помочь с этим. Эта идея возникла у меня, еще когда я начала разработку своего датчика и думала обо всем, где я могла его использовать. Я еще ничего такого не видела по телевизору, подобные вещи случались не так часто. Но это был хороший источник информации, и он уже несколько раз помог мне с более приземленными вещами. Например, когда проезд по некоторым улицам был заблокирован строительством или реконструкцией зданий, я узнавала, каких автобусных маршрутов стоит избегать.

Но сегодня все было по-другому. Новости начались довольно нормально, но почти сразу после начала в студии получили сообщение об ограблении банка, случившемся чуть ранее. Ограбили Бей Централ, крупнейший банк в городе. Грабители, конечно, были кейпами, и, по-видимому, поймать их не удалось. Это сообщение было небольшим сюрпризом, учитывая расположение банка и тот факт, что ограбление было совершено в дневное время. Но что действительно меня шокировало, так это личности грабителей. Это были Неформалы, группа Лизы.

Я обомлела. Лиза, одна из тех немногих, кто проявил ко мне доброту за этот год, ограбила банк. Я понятия не имела, как к этому относиться. Видимо, при ограблении никто не пострадал, и все закончилось быстро, но все же. В конце концов, я была рада, что не позвонила ей. Я понятия не имела, как мог пойти этот разговор. 'Привет, Лиза, как дела, у меня к тебе есть пара вопросов.' 'О, прекрасно, я только что ограбила банк на 12 тысяч долларов, а как у тебя?' Нет, я должна была подумать об этом. За последние пару дней я желание поговорить с ней все нарастало, но теперь я не знала, хочу ли я вообще с ней общаться. Это вгоняло меня в тоску.

В новостях было несколько некачественных видео ограбления, на самом деле ничего интересного. Стражи прибыли довольно быстро, но, когда Неформалы вышли из банка, они взорвали кучу световых зарядов, спрятанных через дорогу от входа, а затем просто сбежали. Преследование не задалось, и им удалось ускользнуть с добычей.

Погруженная в раздумья после таких новостей, ужинала я в основном молча. Той ночью я с трудом смогла заснуть.

- - - - - - - - - -

Пятница прошла как в тумане, потерянная в раздумьях. Я даже забыла поставить будильник, чтобы встать пораньше на пробежку, и не рассказала папе о планах на день. Большая часть моего времени была потрачена на размышления о том, как я должна реагировать на то, что сделали Неформалы. С одной стороны, я ничего не могла с этим поделать. Я не знала, что планировала Лиза, и с того раза я больше с ней не общалась. Я не могла остановить ее. С другой стороны, я не могла перестать чувствовать себя плохо от этого. Лиза была кем-то, кто мог бы стать моей подругой, но я не могла решить, как к ней относиться, учитывая, что она была злодеем и преступником.

В конце концов, я выработала три направления, в которых я могла действовать. Первое, и самое легкое, я могла бы просто удалить ее номер и забыть, что она когда-либо существовала. Я не хотела этого делать, но могла. Я могла бы, наверное, даже чувствовать себя хорошо, сделав это, если бы я, конечно, решила так поступить. Во-вторых, я могла бы позвонить Оружейнику и рассказать ему, что я разговаривала с ней, и попросить совета. Этого я тоже не хотела делать, так как это может заставить его хуже думать обо мне, потому как я сразу не рассказала ему. В этом случае я буду чувствовать себя так, как будто предала Лизу. Тем не менее, это было то, что мой разум считал правильным, даже если мои эмоции были с этим не согласны. В-третьих, я могла бы позвонить Лизе и попытаться поговорить с ней. Нужно признать, что из всех вариантов это было то, что я хотела сделать больше всего.

После школы я несколько часов размышляла, лежа в постели. Я не могла определиться ни с какими вариантами, поэтому в итоге я не выбрала ни один из них. Я решила отложить решение на потом, а сейчас выйти в патруль в костюме. Собрав свои вещи, я направилась вниз, чтобы поговорить с отцом. По крайней мере, я вспомнила о том, что неплохо было бы помыть их, прежде чем он вернется домой. Я знала, что он не будет счастлив, если я вернусь поздно, но я не хотела просто исчезнуть на некоторое время и оставить его беспокоиться обо мне.

Папа сидел на диване, смотрел телевизор и пил пиво. Я спрятала свой рюкзак у двери, так как не смогла бы избежать вопросов, если бы он увидел полотенце, обернутое вокруг моей винтовки.

Я прочистила горло. 'Пап, я собираюсь выйти прогуляться. Мне нужно кое о чем подумать, а просто лежать в постели не помогает.' Надеюсь, это было достаточно расплывчато, чтобы он отпустил меня, не задавая слишком много вопросов.

Он повернулся и сказал: 'Куда ты собралась, малыш?'

Я пожала плечами. 'На Бульвар, может прогуляюсь вокруг рынка. Мне просто нужно проветриться.'

Он нахмурился. 'Я не рад этому, Тейлор. До темноты всего пара часов. Мы уже говорили о прогулках по ночам, помнишь?'

 'Папа, пожалуйста...' - я покачала головой - 'Мне просто нужно выйти ненадолго, хорошо? Я постараюсь не гулять слишком долго, обещаю. Если что-то изменится, я позвоню тебе, когда увижу телефон.'

Он медленно выдохнул и на мгновение прервался. - 'Хорошо, Тейлор. Я не рад этому, но ... я верю, что ты не будешь делать глупостей. Если ты думаешь, что это то, что тебе нужно, тогда ладно.' Я улыбнулась, но он поднял руку и продолжил: 'Просто ... обещай мне, что ты будешь в безопасности, хорошо?'

На мгновение я опустила взгляд. Я не планировала сегодня ввязываться в драку, но собиралась прогуляться по плохой части города. 'Хорошо, обещаю', - соврала я. Мне было плохо от этого, но мне нужно было уйти.

Он просто кивнул, и я повернулась, чтобы выйти, подхватив свой рюкзак. Я остановилась перед тем, как открыть ворота в наш двор, оглядываясь назад, чтобы проверить, наблюдал ли папа за мной. Затем я включила свой интерфейс, и побежала вниз по улице.


3.4

Я бежала под дождем на запад от своего дома. Я не хотела идти в центр или на Бульвар, не хотела встречаться сегодня с героями. Я была слишком погружена в свои собственные мысли, мне нужно было как-то отвлечься от... всего. Мне требовалось что-то, что исчерпало бы мои силы, чтобы я стала слишком уставшей, чтобы думать. Мне нужна была драка или патруль.

Мне не хотелось патрулировать территорию АПП или Империи 88, хотя это и исключило для меня большую часть города. Через некоторое время, повернув на север, я направилась в сторону железнодорожного депо. Район вокруг, в самой северной части города, был весьма заброшенным. Конечно, здесь имелась своя банда, иначе бы я не беспокоилась. Но, если верить имеющейся у меня информации, никто не назвал это место своей территорией. Здесь жило слишком мало людей, чтобы сделать из этого района что-то иное, кроме как место для проведения наркосделок или создания тайников с наличкой. Ходили также слухи, что несколько независимых паралюдей обустроили свои базы в этом районе. Я тоже думала об этом, когда искала место для своей лаборатории, но этот район находился слишком далеко от моего дома. Кроме того, досюда не ходили автобусы.

Почти час спустя я вышла из доков на северную окраину. Разрыв в окружающей обстановке не был таким уж острым. Это было скорее постепенное уменьшение количества людей в округе, а также увеличение количества пустующих зданий. На данный момент, меня это устраивало. Быстро найдя незанятое здание, чтобы переодеться, я проверила карту, убедилась, что вокруг никого нет и направилась внутрь. Как оказалось, никого означало кроме крыс, которые не появились на моей карте. То, что нескольким крысам удалось от меня скрыться ненадолго шокировало меня. Ладно, это не так важно. Я переоделась, одновременно следя, не появится ли кто-либо в округе. Закончив, я спрятала свой рюкзак подальше от входа и повыше, чтобы до него не добрались крысы. Хотя потеря рюкзака и не стала бы для меня таким уж большим несчастьем.

Закончив, я включила щит и от меня вглубь заброшенных коридоров пролился яркий свет. Напоследок, я еще раз провела сканирование карты и, убедившись, что в округе по-прежнему никого не было, выдвинулась. Моим планом было простое патрулирование местности с дополнительной разведкой, если в округе появится кто-то, выглядящий, как преступник. Конечно, я не ожидала многого от этого дождливого пятничного вечера, но просто быть здесь было для меня достаточно. Я могла забыть свои заботы и сосредоточиться на текущих действиях, так же, как в те моменты, когда я занималась технарством.

Патруль я начала с пробежки, быстро передвигаясь по пустынным улицам под дождем, пытаясь утомить себя. Я сразу заметила, что мой щит защищал меня от весьма сильного дождя. Пришлось задуматься, влияет ли это на стабильность щита. Не то, чтобы я предполагала, что нагрузка на щит сильно возрастала, но все равно это следовало учитывать. Периодически я переходила на шаг, а затем, немного отдохнув, продолжала бежать. Через какое-то время мое тело двигалось уже машинально, проводя сканирование улиц посредством глаз и сенсора, но, казалось, вокруг никого не было. Было приятно чувствовать, что я была наедине сама с собой.

Дождь лил недолго, и я остановилась, чтобы посмотреть на солнце на очищающемся от туч небе, ведь закаты всегда выглядят лучше после плохой погоды. Проводив солнце взглядом, я вздохнула: чтобы добраться до дома, мне потребуется больше часа, а папа, скорее всего, уже начал волноваться. Услышав вдалеке гром, я решила, что дождь еще не прекратился. Вынув телефон, который дала мне Лиза, я замешкалась перед тем, как включить его и набрать домашний номер. К счастью, дома у нас стояла довольно простая модель телефона без дисплея и определителя, так что папа не смог бы понять, откуда я звоню.

Папа взял трубку после первого же гудка.

- Дом Эберов, Дэнни у телефона.

- Пап, это я, я скоро вернусь. Не знаю, когда именно, я хотела еще немного

побродить. Просто хотела, чтобы ты знал и не беспокоился, - сказала я, полностью осознавая, что он уже беспокоится и не прекратит, пока я не буду дома в безопасности.

- Рад слышать тебя, малыш. Я постараюсь не слишком сильно беспокоиться. Просто поторопись домой, хорошо?

- Хорошо. Я в Даунтауне, так что я буду довольно скоро, - мне совсем не улыбалось врать папе, но я решила, что это лучше, чем сказать ему, что я одна на северной окраине. Конечно, здесь я была, вероятно, в большей безопасности, чем в Даунтауне, учитывая, насколько пустым было это место.

- Ты поедешь обратно на автобусе? Я могу отправиться за тобой, - я улыбнулась, слыша обнадеживающий тон его голоса. Я была смущена, но это было всего лишь проявлением заботы с его стороны.

Я опять услышала громовые раскаты, теперь уже немного подальше.

- Нет, спасибо. Я пытаюсь утомить себя, поэтому бегаю. Я хочу устать настолько, чтобы сразу заснуть, когда вернусь домой.

- Ну, если ты так уверена. Позвони мне еще раз, если передумаешь, - он снова забеспокоился.

- Уверена. Люблю тебя, папа, скоро вернусь.

- Люблю тебя, малыш, будь в безопасности.

- Буду, - сказала я и повесила трубку. Я чувствовала себя виноватой, но больше не могла сидеть дома. Мне был нужен патруль, даже такой бесполезный, как этот.

Только я собралась выключить телефон, как он снова зазвонил. Я нахмурилась на мгновение. Папа отследил мой звонок? Я решала ответить или нет, но если это был папа, я обязана была ему ответить. Так что я взяла трубку.

- Привет? - спросила я.

- Привет, Джейн! - о, черт, это была Сплетница - Думаю, ты можешь быть неподалеку, нам нужна небольшая помощь. Бакуда, не спрашивай, нет времени. Слушай, мы на вокзале, в старом хранилище, не думай, что у тебя есть, - линия разорвалась на мгновение. Я услышала грохот вдалеке. Когда линия восстановилась я услышала крики, а затем звуки бегущих людей, прежде чем сигнал снова пропал и пошли гудки. Мгновением позже я услышала еще один грохот.

Бакуда. Это был не гром, а взрывы. Лиза... Неформалы прямо сейчас сражались с этим кейпом, и, судя по звукам, они, были близки по крайней мере к одному взрыву. Лиза уже могла быть мертва. Я еще не знала, как к ней относиться, но я не хотела, чтобы она умерла. Убрав телефон, я побежала к источнику шума.

Мгновением позже я остановилась. "Нет, это неправильно. То, что я собиралась сделать, глупо. Я уже встряла между злодеем и героями. Я вру своему папе. Я лгу всем. Это ни за что не закончится плохо. Я не могу этого сделать." - мысли вихрились у меня в голове. Мне не хотелось, чтобы Лиза умерла. Я хотела идти и драться. Но это же была Бакуда, Технарь Лунга. Я не могла сделать это самостоятельно. Это было выше моих сил.

Мне в голову пришла мысль, и я снова побежала. Вытащив телефон, я набрала номер. Пришлось подождать несколько секунд, пока установится соединение и пойдут гудки.

- Оружейник слушает, это Вы, Зелень?

"О, спасибо господи" - подумала я.

- Да, это я. Мне нужна помощь. Мне кажется, что Бакуда сражается с Неформалами в старом складском помещении в Депо. Точнее, я знаю, что они сражаются и думаю, что это происходит в депо. Вы можете прислать помощь?

При этих известиях его голос заметно усилился, а довольно непринужденный тон исчез.

- Понятно. Я отправляю туда всех дежурных. Не приближайтесь, повторяю, не приближайтесь к месту сражения. Бакуда - известный психопат, она неоднократно проявляла значительное пренебрежение к человеческой жизни. Мы также должны учесть, что Лунг или Они Ли также могут участвовать в схватке.

Я начала немного трястись при упоминании о Лунге. Я даже не думала, что он может быть там, до того, как Оружейник упомянул его имя.

- Мне жаль. Мне очень жаль, но я должна. Моя подруга там, она позвонила мне. Она могла пострадать, я должна вытащить ее. Я знаю, что не должна приближаться, но я ничего не могу поделать, у нее уже может не остаться времени для спасения.

Его голос слегка затвердел.

- Зелень, я не могу вам приказывать, но я настоятельно, настоятельно рекомендую вам не заниматься Бакудой или АПП. Подождите, пока мы туда доберемся. Это вопрос жизни и смерти.

- Я знаю, что это вопрос жизни и смерти, но моя подруга уже может быть мертва. Мне нужно идти. Мне жаль. Я не буду ни с кем сражаться, если в этом не будет необходимости.

Я почти умоляла его, хотя знала, что не остановлюсь, что бы он ни сказал. Но я отчаянно хотела, чтобы он понял.

- Хорошо, слушай. По крайней мере, позволь мне тебя направить. Какой диапазон у твоего сенсора? Что он может обнаружить? - его голос звучал расстроено, и я слегка поморщилась. Я знала, что это моя вина.

- Около семидесяти футов, радиусом. Он может обнаружить жизненные формы размером от кота и выше, а также автомобили с работающими двигателями. Также собирается карта местности.

- Хорошо. Я дам указания, которые должны провести вас к цели с минимальными возможностями для обнаружения кем-либо посторонним. Убедись, что тебя не видно на расстоянии большем, чем диапазон твоего сенсора. Убедись, что тебя не заметили. Найди своего друга так быстро, как можешь, и сваливай. Свет твоего щита будет проблемой, но все равно держи его включенным. Но прошу, займись этим только в крайнем случае. Мы уже скоро приедем. - он говорил быстро, и я услышала звук. Думаю, это был его мотоцикл.

Не дав возможности сказать что-то в ответ, он начал давать мне указания. Я не говорила ему, где нахожусь, но он, кажется, уже знал это. Думаю, он смог отследить мой телефон. Не то, чтобы я была этому рада, но и жаловаться не собиралась.

Бег уже немного вымотал меня. Внимание почти полностью было сосредоточено на карте и указаниях Оружейника. Судя по его словам, он ведет меня переулками в сторону Депо, используя второстепенные дороги и тупики настолько, насколько это было возможно. Несколько раз мне приходилось возвращаться и искать новый путь, когда значок человека выскакивал на моем сенсоре. Иногда значки были бледно-голубыми, что говорило о том, что принадлежат они членам банды. Я предполагала, что Бакуда расположила своих бойцов таким образом, чтобы держать посторонних людей подальше от этого района, хотя охват территории и не был таким уж большим.

По мере приближения взрывы становились все громче. Мне удалось добраться до края складского помещения незамеченной. Прокравшись со стороны низкой стены, которая окружала участок, я искала место, где могла бы подняться незамеченной и пробраться в лабиринт хранилищ, в котором, как я думала, могла бы легко спрятаться.

- Итак, я на месте, отключаюсь. Я попробую пробраться. Перезвоню, когда выберусь. - прошептала я.

- Хорошо. Но не звони мне, звони в СКП. Я скоро прибуду и у меня не будет времени говорить. Они могут передать информацию мне по нашему каналу. - он все еще говорил в сокращенном тоне. Я не была уверена, что это было для вящей эффективности или же он просто зол на меня. - В последний раз я рекомендую вам не заходить. Я понимаю ваше желание помочь, но это очень опасная ситуация, - похоже, он все-таки злился.

- Сожалею, - сказала я и повесила трубку.

Вскинув винтовку на плечо, я подпрыгнула и попыталась зацепиться и влезть на стену. Однако, включенный щит помешал мне это сделать, и я упала на землю. Поколебавшись на мгновение, я выключила свой щит и попыталась снова. На этот раз все получилось без каких-либо проблем, и я побежала к двери ближайшего хранилища. Не успела я включить заново щит и начать тихонько перемещаться, как на мгновение передо мной небо озарила вспышка света.

К счастью для меня вокруг наличествовал бессистемный бардак, хранилища размещались без какого-либо планирования или порядка. Они, как правило, располагались короткими рядами, часто пересекавшимися с другими, что в итоге составило из данной области целый лабиринт перекрещивающихся переулков и тупиков. Учитывая наличие у меня сенсора это не было так уж плохо, но проложить путь через этот хаос было нелегко.

Я бежала пригнувшись. Не то, чтобы мне это было нужно, но я сделала это на всякий случай. Я понятия не имела, где могут быть Неформалы, так что я просто побежала к тому месту, где случился последний взрыв. И мне не потребовалось много времени, чтобы засечь первых бойцов АПП. Их было всего двое, они стояли дальше в лабиринте, практически на краю действия моего сенсора. Я уже собралась подкрасться и застрелить их, когда заметила что-то странное. В моем интерфейсе они были отмечены не как серые либо синие треугольники, а как желтые точки. Точно также отмечались те куски щебня, которые Блицкриг бросал в меня. Я улучила момент подумать, почему два человека отображаются также, как атака, направленная на меня.

Картинка сложилась в моем разуме. Бакуда была Технарем со специализацией на бомбах. Мины, это были мины с голографической маскировкой. Я подкралась поближе, пытаясь углядеть еще кого-нибудь в этой области, но эти две фигуры не сдвинулись ни на дюйм. По мере приближения я увидела, что рядом было еще больше желтых точек. Насколько я могла видеть, они блокировали все пути, которыми я могла бы пройти, чтобы добраться до центра территории. Если бы мой сенсор имел больший диаметр отслеживания, я может и смогла бы найти способ обойти их. Тот факт, что здесь были заложены ловушки, был хорошим свидетельством того, что я была на правильном пути, хотя, на данный момент идти напрямик было лучшей идеей, которую я только могла придумать. Внезапно, я услышала странный гул впереди.

Я попятилась, вскинула винтовку, и прицелилась в землю под одной из голограмм, прямо ему между ног. Если я ошибаюсь, я не хочу сломать ему ногу или что-нибудь еще. Я выстрелила, и фигуры бойца АПП мгновенно испарилась. Из точки, в которую я попала, вырвало сильно помятый цилиндр, и он, подпрыгивая, улетел от меня.

Не успела я прицелиться во вторую мину, как она взорвалась со сверкающей вспышкой и громким хлопком, а также со множеством крошечных искр, рассыпавшихся во всех направлениях. В тех местах, где искры попадали на твердый материал, они издавали еще больший хлопок и оставляли гладкие, круглые кратеры диаметром несколько дюймов. Я дернулась слишком поздно, чтобы что-то успеть сделать, но искры просто угасли, когда встретились с моим щитом, вызвав лишь незначительную рябь.

Земля вокруг была усыпана крошечными кратерами и соседние хранилища все были в аккуратных отверстиях. Мое сердце сильно билось, и я проглотила комок в горле. Но путь передо мной был чист, поэтому я снова двинулась вперед.

Продвинувшись чуть дальше, на моем сканере начали появляться значки настоящих членов АПП, небольшими группами из двух-трех иконок, перемещавшихся между хранилищами. Значки были в основном серыми, но встречались и синие. Я помечала их сразу, даже если не могла видеть их напрямую. Я была благодарна за включенное освещение, так как иначе заметить мой включенный щит было бы довольно просто для любого из них, оказавшегося поблизости, даже если бы они не могли увидеть меня самостоятельно. Я спокойно обходила противников незамеченной, но все равно проверила, что ослабила силу выстрела своей винтовки и увеличила радиус поражения. Если бы возникла необходимость, то мне достаточно было бы выстрелить в стенку рядом с ними, чтобы остановить их.

А еще я начала сталкиваться с последствиями взрывов, которые слышала ранее. Хотя, вдали взрывы все еще продолжались. Перепаханная земля, разбитые кирпичи и деревянные обломки, а также более необычные вещи. Участок земли и хранилища, покрытые стеклокерамикой. Мерцающие огни, висевшие в воздухе и, казалось, тянувшие к себе окружающий свет. Область, где все вещи, казалось, были случайным образом перемешаны друг с другом.

Также я видела тела. Немного, но периодически мне попадались обломки на земле, которые были слишком влажными и смешанными с обрывками ткани, в основном красного и зеленого цветов. Я пыталась отворачиваться, когда встречала такие вещи, и продолжала двигаться.

Слева я увидела взрыв, который распустился над хранилищами и мгновенно замерз, превратившись в ледяную башню. На мгновение я остановилась. Не думала, что такое вообще могло быть возможно. Но это был самый близкий взрыв из увиденных, и я поспешила к нему. Если бы я могла подобраться поближе ... я не была уверена, что смогу что-то сделать, но я должна была это сделать. Я не знала, когда именно сюда прибудет Протекторат, но если бы я могла задержать Бакуду, то это могло бы дать им достаточно времени, прежде чем еще кто-либо умрет. Я просто должна была надеяться, что никто из Неформалов еще не погиб. Конечно, на самом деле я предпочла бы улизнуть отсюда вместе с ними в безопасное место, но уж если мастера побега не смогли это сделать, то мне вряд ли преставится такая возможность.

Приблизившись к месту взрыва, на моей карте появился большой серый значок, стоявший за углом на соседнем перекрестке. Возможно это был какой-то транспорт, или одно из созданий Адской Гончей. Я поспешила туда. Когда я приблизилась, я увидела еще три значка рядом друг с другом, все серые, стоявшие за углом от того, что было большим значком. Они были довольно близко к ледяной башне, так что, вероятно, это были Неформалы, по крайней мере, некоторые из них. Я надеялась, что Сплетница была еще жива. Остановившись за углом от большого значка, всего в паре футов от него, я прислушалась. Я услышала нескольких человек, говоривших шепотом. Один из них говорил нормально, в то время как у другого голос был монотонный с небольшим присвистом.

'Итак, я и, возможно, Неформалы в параллельных проходах, примерно в сорока футах друг от друга. Адская Гончая или транспорт АПП в перпендикулярном проходе. Что я могу с этим сделать?' - подумала я.

Внезапно все близлежащие огни погасли. Мгновением позже я услышала сильный хлопок и резкий удаляющийся свист. Это была ракета, стартовавшая прямо за углом. Ледяная башня взорвалась, схлопнувшись с огромным грохотом. Один из трех значков отошел от других, а затем исчез. Я услышала визг шин, когда большой значок начал передвигаться в сторону того угла, где были сначала три, а теперь два значка. У меня не было времени, у меня не было дельного плана, но я все равно шагнула за угол и вскинула свою винтовку.

У меня была всего пара мгновений, чтобы увидеть, что большой значок был джипом с тремя людьми в нем. Он удалялся от меня и находился уже почти вне моей досягаемости. Я выстрелила, целясь в водителя. Попадание откинуло водителя грудью на рулевое колесо, заставив повернуть вправо. Джип повернул с ускорением, въехав в хранилище и, отскочив, перевернулся. Скорость машины была не сильно большой, поэтому авария не вызвало особых последствий. Тем не менее, моя винтовка была установлена на широкий радиус поражения и выстрел также попал в человека, стоящего сзади, бросив того вперед. Когда джип разбился, мои противники выпали из него, кувыркаясь по земле.

После аварии я постаралась подобраться поближе к месту событий. Джип врезался в угол хранилища, находившийся примерно в пятидесяти футах от серых значков. Между мной и джипом лежала ракетная установка. Предполагаю, что ее держал один из выпавших, когда произошла авария. Я осторожно двигалась к джипу. Добравшись до угла, в который врезался джип, я, пригнувшись, остановилась, чтобы взглянуть на людей, обозначенных серыми значками, возле рухнувшей ледяной башни.

Я увидела две фигуры, стоящие на промерзшей земле в полумраке. Один из них вроде бы был Регентом. Он поддерживал другую, в которой я опознала Сплетницу. Она опиралась на него, голова свисала, одной рукой она цеплялась за плечо, другая рука была явно сломана и кровоточила. Кроме того, она прихрамывала на одну ногу, которая тоже похоже была сломана. Ни Мрака, ни Адской гончей видно не было. Я тяжело сглотнула.

Я снова начала медленно продвигаться к джипу. По пути я заметила, как Регент начал пятиться, поддерживая Сплетницу, пока они не исчезли из виду за углом. Обратив внимание на джип, я увидела, что водитель и пассажир очнулись. Пассажир открыл дверь и вышел, шатаясь и держа в каждой руке по пистолету. Он тряс головой и внезапно увидел меня. В ответ я вскинула и направила на него винтовку. Прежде чем кто-либо из нас успел нажать на курок, он упал на землю. Некая тень вышла из темноты рядом с ним и направилась вокруг джипа к водителю. Мрак, который, как я поняла, и был тенью, вытащил водителя с его места и бросил на землю.

Мрак не появился на моей карте. Значит, исчезнувший значок был им. Я беспокоилась, что кто-то все же умер.

Мрак пнул водителя по ребрам, заставляя его кашлять от боли, а затем схватил того за ногу и метнул через переулок, так что тот ударился о хранилище напротив.

- Где Сука! - закричал он. Я была в замешательстве. Он пропускает слова? Я осторожно подошла к нему. Если у него была тяжелая травма головы, он мог навредить парню или сделать еще что-то глупое.

Водитель сказал несколько невнятных слов на незнакомом мне языке, и Мрак снова ударил его. Я подошла к ним и готов была вмешаться, если придется. Борьба была окончена, Протекторат скоро будет здесь, если они уже не приехали. Мне не хотелось, чтобы кто-то еще пострадал. Едва я попробовала поговорить с Мраком, как с мягким звуком и последовавшим щелчком маленький серебряный цилиндр отскочил от хранилища рядом с Мраком, приземлившись на землю прямо за ним, и взорвался.

Взрыв был небольшим, просто подбросивший Мрака и водителя из АПП в моем направлении. Мой щит вспыхнул ярко-зеленым и Мрак с водителем замедлились в воздухе. Мои глаза расширились, я знала, что это было. Это было поле временного искажения, некоторые из моих собственных конструкций использовали его. Мой щит пока защищал меня от его воздействия, но Мраку и водителю не повезло. В зависимости от того, как именно работало это поле, они могли попасть в ловушку или умереть.

Отпустив свою винтовку и позволив ей болтаться на ремне, я протянула руки к тому месту, где Мрак держал водителя и потащила их со всей силы, отступая назад. Я надеялась, что Мрак достаточно умен, чтобы не отпускать водителя, потому что, если он это сделает, я не смогу поймать того своим щитом, уменьшающим на моих руках трение. Я побежала назад, так быстро, как могла, продолжая удерживать их щитом перед собой. Мне повезло, если бы они не были подброшены в воздух в результате взрыва, у меня не было бы сил вытащить их. Когда я потащила их назад, Мрак медленно передвигал ногами, а по лицу водителя, как патока, распространялся взгляд ужаса, а их ноги распростерлись в воздухе.

Мгновением позже мой щит погас, и я повернулась, швырнув их изо всех сил. Сначала они летели медленно, но почти сразу вернулись к нормальной скорости и через мгновение уже упали на землю. Я догадалась, что временные поля странно влияла на импульс. Взглянув на место, где произошел взрыв, я увидела облако пыли, висящее в воздухе и остановившееся во времени. Мой щит слегка мерцал.

- Ах ты тупая ебаная блядь, - прозвучал низкий голос. К джипу направлялась женщина, следившая за небольшим полем замерзшего времени, держа в одной руке то, что выглядело как гранатомет, и жестикулируя другой. У нее была пара красных очков и высокотехнологичный противогаз, но остальной ее костюм был странным. Голубой купальник, широкий черный пояс, белые обтягивающие рукава и леггинсы, и кроме всего прочего ярко-розовые перчатки и сапоги.

Она... выглядела как Бакуда, но я понятия не имела, какой та носит костюм. Я потянулась к своей винтовке винтовку, но Бакуда вскинула гранатометом и, подобно пальцу, покачала им.

- А, а, а. Шалун, шалун, оружие тебе не нужно. Сделай шаг, и я разнесу тебя в клочья. Подними руки, - сказала она. Это было странно. Она звучала... как бы злой, но ее маска заставила все произнесенное выйти полностью ровным и точным, и подкрепило его низким шипением.

Я подняла руки, так как не знала, что делать.


3.5

Бакуда подошла к задней части джипа, держа меня под прицелом гранатомета и, глядя на меня, начала рыться в одном из ящиков. Все это время она говорила:

- Видишь ли, то, что ты должна знать обо мне, это то, что у тебя нет ни единого шанса взять надо мной верх, более того, ты должна меня чертовски бояться. Эти панки получат свое наказание позже, им уже не спастись. Но ты, тупая сука, тупая гребаная шлюха, могла бы просто убежать. Выкинуть свое нелепое пальто и просто спрятаться, - это прозвучало немного обидно, мне нравилось мое пальто.

Она нашла все, что искала, запихнув несколько баллончиков, очевидно с какой-то взрывчаткой, в петли на поясе. Затем она откуда-то вытащила патронташ и накинула его на плечо. Устраивая его поудобнее, она покачала своим торсом, издавая при этом странные ритмичные щелчки. Я

поняла, что это был смех.

- Так, - сказала она, повернувшись ко мне лицом - Выполнено. Теперь, по поводу тебя, зеленая сучка. Я не знаю, почему ты помогаешь этим неудачникам, но ты должна знать, что Лунг будет вдвойне счастлив, когда я прикончу их и в добавок принесу ему твою голову.

Мое положение, конечно, вызывало тревогу, но чем дольше она будет болтать, тем счастливее я буду. Я все еще была слишком близко к Мраку и водителю из АПП. Я была уверен, что мой щит выдержит все, что она бросит в меня, но им вряд ли так повезет. Мне нужно было, чтобы они убрались подальше, хотя, судя по моей карте, они еще даже не сдвинулись с места. Временное искажение травмировало их? Или это сделала я, вытащив их оттуда? Сейчас это не имело значения. Мне все равно нужно было потянуть время, чем дольше эта говорильня продолжалась, тем больше преимущества мне это давало. Мой щит довольно быстро восстановит стабильность, и скоро прибудет Протекторат.

- Что ты имеешь ввиду, говоря, что он будет счастлив? - сказала я, держа руки над головой. Я хочу знать о ней больше. Чем больше я узнаю, тем проще мне будет повести разговор. Так как лучшим, что можно было сделать, это зацепиться за то, что она сказала.

- Что я имею в виду? Ты долбоебка, ты даже не знаешь? Черт, ты просто тупица. Видишь все это здесь? Это испытание. Я должна избавиться от колючки в заднице Лунга и доказать ему, что я лучшая. Но твое присутствие? Это просто замечательно. Я и тебя победила? Все будут знать меня, знать, что не стоит меня наебывать. Знать, что я лучший технарь в этой дыре. - она сейчас ругалась, подразумевая, что все прекрасно. Но у меня не было идей для поддержания разговора, в то время как она, казалось, ожидала какого-то ответа.

Я судорожно размышляла. У меня просто не было достаточно сведений, чтобы предположить, как то, что я могу сказать, повлияет на нее. Я решила попробовать насмешку и акцентировать ее внимание на том, что она не способна была на часть того, что я могла, как технарь. Строго говоря, это не было для меня источником гордости, но я решила в любом случае использовать это.

- Ты не стоишь даже половинки такого технаря, как я, Бакуда - сказала я. Я приготовилась к тому, что это не сработает, но этого не случилось. Она рычала, рвала, шипела в маске и под конец выстрелила в меня из гранатомета.

Я была готова к этому и откинула гранату обратно в нее. К сожалению, это не дало желаемого эффекта: граната взорвалась, как только я дотронулась до нее. Ее оболочка свернулась вовнутрь и исчезла, превратившись в миниатюрную черную дыру. Я почувствовала, как воздух вокруг меня всасывается внутрь дыры, и увидела, что Бакуда держится за джип рукой и ногой. Итак, это была гравитационная сингулярность. Не проблема. Я бросилась к ней, несколько неловко подобрав по пути свою винтовку. Когда я воздействовала на дыру, мой щит на мгновение вспыхнул, прежде чем нарушить сингулярность, создавая краткий встречный импульс воздуха, поддерживающий меня, когда сингулярность лопнула и рассеялась. Я вскинула винтовку на Бакуду.

- Вот дерьмо! - все, что успела сказать Бакуда, прежде чем мой выстрел откинул ее назад и впечатал в джип. Я продолжила стрелять, пока Бакуда не потеряла сознание и не свалилась на землю.

Я заметила, что с моей карты исчезли значки Мрака и водителя, а также значки двоих оставшихся Неформалов. В тоже время неподалеку присутствовали другие значки. Я наделась, что это Протекторат, но было более вероятным, что это были бандиты АПП. Некоторые из значков были голубыми. Но, в конце концов, я была не слишком расстроена. Я не была до конца уверена, какого рода бомбы сотворила Бакуда, но исходя из имеющихся данных можно было сказать, что мой щит справится со всем. Эффекты взрывной волны, темпоральные и гравитационные эффекты, и другие формы энергетической проекции - это было все, с чем я на данный момент столкнулась. От таких вещей мой щит защищал лучше, чем от физических столкновений.

Внезапно вспышка света и очень громкий шум вынудил меня отступить и прикрыть глаза. Предполагаю, мой щит не способен полностью защитить меня от взрыва светошумовой гранаты. Нужно будет учесть это, когда буду делать новую маску.

Я не стала ждать, пока Бакуда еще что-то предпримет, прицелилась из винтовки и открыла по ней огонь. Я смещала свою пушку волнообразными движениями, чтобы быть уверенной, что будет поражено все в этом переулке. На мгновение я ощутила себя летящей в воздухе спиной вперед, прежде чем перекувыркнуться, приземлившись. Ничего не видя и не слыша, а также учитывая, что мой щит испытывал значительные физические нагрузки, можно было сказать, что я находилась в состоянии сенсорной депривации. Я держала свои глаза закрытыми и свернулась калачиком, положившись на свой щит, пока мое зрение не вернется.

Я по-прежнему ничего не слышала из-за звона в ушах, но тем не менее в следующие мгновения по колебаниям щита ощутила несколько взрывов.

Проморгавшись, я открыла глаза и проверила карту. Бакуда была примерно в пятидесяти футах от меня, остальные значки остановили свое движение и оставались на месте. Увидев дугу из желтых точек, двигавшихся от Бакуды ко мне, я схватилась за винтовку, выстрелив сразу же, как прицел остановился на одной из желтых точек в моем интерфейсе. Она сдетонировала в воздухе на полпути между мной и Бакудой, заставив ту растянуться на земле.

Поднявшись на ноги, я отметила отсутствие повреждений, хотя щит снова начал слегка мигать. Предполагаю, он еще не полностью восстановился после взрыва темпоральной гранаты. Бакуда, с трудом поднявшись, заряжала свой гранатомет баллончиками с пояса и патронташа. Как оказалось, ее отбросило еще дальше от меня, чем я думала, выведя ее из эффективного радиуса поражения моей винтовки. Я побежала вперед, сведя радиус дуги поражения винтовки к минимуму, тем самым увеличив ее дальность. Также, я примерно на три четверти увеличила мощность выстрела. Бакуда определенно не была для меня легкой целью, а, следовательно, требовалось ее быстро вырубить. И уж определенно я не буду плакать, если сломаю ей парочку костей.

Прежде чем я успела приблизиться на необходимую дистанцию, Бакуда снова выстрелила в меня из гранатомета, но мне удалось уклониться и продолжить бежать. Мой план состоял в том, что взорвавшаяся позади меня граната, ускорит мое продвижение вперед, однако этого не произошло. Я почувствовала, как меня на мгновение потянуло в нескольких разных направлениях, а мой щит ярко вспыхнул. Споткнувшись, меня повело в сторону. Я понятия не имела, что случилось, но щит, кажется, выполнил свою задачу.

На мгновение мы уставились друг на друга. Я все еще была вне дистанции стрельбы, но при этом была обеспечена защитой от всего, что в меня могла бросить Бакуда. Что дальше?

Секундой позже Бакуда заговорила:

- Так ты думаешь, что маленькое защитное поле, вроде этого, делает тебя лучшим технарем, чем я, ха? Хорошо, я слышала о тебе от Лунга. Он говорил, что ты страшно испугалась его, описавшись от страха.

- Оставь эту чепуху до тех пор, пока ты не сможешь сделать что-либо со мной. Лунг, в отличие от тебя, по крайней мере смог вырубить мой щит. - я понемногу продвигалась в ее сторону, пока мы говорили, пытаясь сократить расстояние и дать моему щиту шанс стабилизироваться.

- Лунг это Лунг, - решительно сказала она, как если бы этого ответа было бы достаточно. Предполагаю, его и было достаточно.

Мне нечего было сказать, поэтому я продолжила двигаться вперед. Бакуда начала медленно идти в противоположную сторону. Я чувствовала, что что-то было не так. Она была на достаточной дистанции, чтобы запустить в меня еще гранаты. По крайней мере, если она думала, что не сможет победить, то она могла бы использовать что-нибудь, чтобы отвлечь меня, а самой сбежать. Я сфокусировалась на своей карте. Между нами на земле фиксировались три желтые точки, расположенные треугольником. Должно быть она установила их в то время, когда я валялась на земле после взрыва светошумовой гранаты. И мне не хотелось проверять воздействие этих трех непонятных штуковин на своем щите. Если хотя бы одна из них вызывает темпоральный взрыв, она, возможно, вырубит мой щит, оставив меня беззащитной перед двумя оставшимися. Конечно я могла в них выстрелить, но кто знает, к чему бы это привело.

Поскольку я не могла просто идти вперед, мне пришлось обходить это место. Учитывая мою карту, у меня было огромное преимущество перед Бакудой в лабиринте, наподобие этого. Я повернулась на пятках и побежала в промежуток между джипом и зоной замороженного времени, вокруг угла, ближайшего к таящей массе льда, где я недавно видела Регента и Сплетницу. Попутно я наблюдала за Бакудой по карте. Та двигалась напрямик к трем бомбам, каждая из которых последовательно исчезла с карты, а затем направилась за мной.

Бакуда вела себя более агрессивно, чем я ожидала. Быстро остановившись и спрятавшись за угол, я вскинула винтовку и стала ждать. Через мгновение из-за угла выскочила Бакуда, и я нажала на курок. Я целилась ей в грудную клетку, но вместо этого попала в гранатомет. От силы попадания ее швырнуло назад, после чего, врезавшись в землю, она ушла от меня перекатом. Посадка вышла весьма жесткой. Я уже отбрасывала ее несколько раз, а я знаю насколько болезненно врезаться в земля на скорости.

Она встала, и я выстрелила в нее снова. В этот я раз я целилась в гранатомет и успешно попала. Его вырвало у нее из рук, при этом ремень от гранатомета обмотался вокруг нее. Когда она снова поднялась на ноги, стало ясно, что ее оружие очевидно повреждено. Она сбросила ремень с плеч и кинула гранатомет на землю.

- Ты сука! - выкрикнула она. Я выстрелила ей в грудную клетку, опять отправив ее кувыркаться. Ее маска издала жужжаще-шипящий звук.

Я двинулась к ней, держа ее на мушке. Мне хотелось избежать попадания в голову, мне известно насколько паршивыми могут быть ранения головы, зачастую они фатальны. Мне хотелось, чтобы у меня был более приемлемый путь, чтобы кого-нибудь вырубить, например, тазер. Я снова выстрелила, целясь в ребра. В этот раз мне потребовалось сделать всего пару шагов, чтобы Бакуда осталась в пределах радиуса поражения моей винтовки.

В третий раз она уже не встала, растянувшись на земле. Я остановилась на границе дистанции поражения. Если я продолжу стрелять в нее, то, уверена, смогу ранить ее достаточно, чтобы вырубить. С другой стороны, стрелять в кого-то лежащего на земле не было тем, чем я хотела бы заниматься. Я начала осторожно к ней приближаться. У меня не было наручников, стяжек для связывания или еще чего-то в этом роде, но у меня был медицинский пластырь и марля. Я могла связать ей руки и ноги, а также избавиться от оставшихся бомб.

Когда я подошла к ней на расстояние около двадцати футов, она отрывисто дернулась, бросив в меня три маленьких баллончика. Я успела два раза выстрелить и сдала назад. Этого оказалось недостаточно.

Не знаю, что случилось, но внезапно все окрасилось белым и я испытала самые болезненные ощущения за всю свою жизнь. Более болезненные, чем я даже могла представить. Все мое тело содрогнулось в спазме и сложилось в жутких муках, к тому же я ощутила, как что-то разорвалось в моем плече, прежде чем я, дергаясь, грохнулась на землю. Я могла только выть от боли.

Я вырубилась.

Не знаю, как долго я плавала в темноте. Но обратно меня вернула боль. Медленно распространяющееся по всему моему телу чувство боли. Как в очень сильно растянутой мышце, но только во всем теле. Или, как если бы я заполучила солнечный ожог всего тела. Даже еще хуже, моя грудная клетка, казалось, горит, а мышцы груди разорваны. Боль пульсировала, волнами распространяясь от грудной клетки к конечностям и далее вплоть до кончиков пальцев. Я осознала, что боль мне причиняет мое же дыхание.

"Братья и сестры Эон Иллюминат, мы далеко зашли!"

В этот момент я очнулась, но мои мысли были спутаны, как если бы я пыталась думать о слишком многих вещах одновременно. В моей маске было что-то влажное, не знаю что. Оно просачивалось мне в рот. Я закашлялась, и от кашля будто бритвенные лезвия попытались разрезать все мое тело. Я не могла ничего с этим сделать, мне оставалось только тихо стонать. И я понятия не имела, что произошло.

"Больше тысячи лет мы сражались, чтобы принести Путь в эту галактику!"

Надо мной кто-то говорил, но я не понимала его. Я попыталась открыть глаза, но не смогла этого сделать. Внезапно вспышка мучительной боли пронзила мои ребра, и мир вокруг завертелся.

"Покарать войска угнетателей, предателей и прочих мерзавцев!"

Голос заговорил снова:

- Итак. Наконец-то нашлось хоть что-то, что может пройти через твой чертов щит. Я знала, что в конце концов побью тебя. Финальное слово осталось за мной.

Мне потребовалось некоторое время, чтобы опознать голос. Бакуда, это была Бакуда. Я сражалась с ней и потом что-то случилось. Я чувствовала, как внутри меня что-то назревает. Какие-то чувства, которые я не могла опознать.

"Выделить наш дом среди звезд!"

Нет, я знаю, что это. Просто я никогда ранее не испытывала такой ненависти. Мое дыхание ускорилось.

"Сегодня мы стоим ближе, чем когда бы то ни было, на самом пороге нашего нового мира!"

Бакуда, должно быть, пыталась запугать меня, потому что она снова повторила угрожающим тоном:

- Ха, это так, тощая сучка, я выиграла. Я все еще стою, а ты нет. Лунг будет в восторге! Может быть, когда я позвоню ему, он захочет устроить небольшое шоу? Ты знаешь, он совсем не далеко.

"Мы не падем!"

Превозмогая боль в грудной клетке, я наконец открыла глаза. Я практически ничего не видело, только светлые и темные пятна. От меня исходило зеленое свечение, освещающее землю перед моими глазами, так что щит, по всей видимости, еще работал. Или уже восстановился, не знаю. Я покрутила головой, ведь все, что я могла сейчас сделать, это попытаться увидеть Бакуду. Но поскольку я лежала на животе, удалось увидеть только ее розовую обувь. Она подошла ко мне.

"Мы не проиграем!"

Когда она приблизилась, мне удалось увидеть лишь размытое розовое пятно, а затем, после того, как я снова перекатилась, боль на мгновение отбросила прочь все мои мысли. Ее нога... она пнула меня в голову. Учитывая мой включенный щит, я этого даже не почувствовала. Я попыталась расслабиться, лежа лицом вверх, опираясь на что-то жесткое, возможно на ящик. Думаю, сейчас я находилась на складе. Я не могла сконцентрироваться, слишком уж много мыслей роилось в моей голове. Хоть и медленно, но ненависть и гнев вздымались все выше, очищая мои чувства. Я все еще не могла думать.

"Мы уничтожим всех тех, кто встал перед нами!"

На мгновение я потеряла Бакуду из виду, но практически сразу она появилась справа передо мной. Она попыталась схватить меня, поднять меня в вертикальное положение, но ее руки не могли ни за что зацепиться. Она присела на корточки, чтобы ударить меня по ребрам, по голове, а затем прошлась по всему моему телу. Из-за вызванной этими ее действиями мучительной боли, я едва могла вдохнуть.

"Мы никогда не позволим им победить!"

Я что-то промычала. Бакуда наклонилась поближе.

- Что-что? Умоляешь меня прекратить? Для тебя это слишком, сука? Хорошо, давай, дай мне услышать это! - под конец кричала она, ее искаженный голос заставлял слова звучать невнятно, но очень громко, ее лицо оскалилось в дюймах от моего.

"Мы никогда не позволим им победить!"

- Никогда... никогда не позволим им победить... - прошептала я чуть слышно, но эти слова поразили что-то внутри меня, и я почувствовала, что боль отступает, в то время как в моей груди разгорается огонь. Все мое тело напряглось, излучая протест, но я стиснула зубы.

"Мы никогда не позволим им победить!"

- Что это было?! Ты дебилка, я уже победила! - кричала она на меня, откидываясь назад и готовя следующий удар.

"Мы никогда не позволим им победить!"

- Я никогда не позволю тебе победить! - прокричала я со всей силой своих легких. Я прижала колени к груди и пнула Бакуду так сильно, как только смогла, вкладывая все свое тело в этот удар. Боль была ошеломительная. Я кричала и тряслась в конвульсиях, но каким-то чудом все-таки встала на ноги. Бакуда была сбита с ног, валяясь на земле передо мной.

"Снесем предателей!"

Я добралась до своей винтовки, но та оказалась разряжена, поэтому я немедленно ее перезарядила. Мои ноги шатались, но я все же добралась до Бакуды, упав на нее сверху. Я осыпала дикими и бесконтрольными ударами ее лицо и плечи. Она бессвязно кричала и отталкивала меня, пытаясь по возможности встать на ноги и держа руку на ребрах. Я кашляла на землю, всплески боли вспыхивали во мне симметрично всплескам гнева. Я не могла понять. Я никогда раньше не испытывала такого гнева, никогда не ненавидела никого так сильно. Но сейчас я ненавидела Бакуду до самого костного мозга.

"Покарать еретиков!"

Крича, я проигнорировала боль и склонилась к своим ногам. Мои удары сыпались на Бакуду один за другим. Та, защищая свои ребра, легко блокировала меня своей рукой. Поэтому я опустила плечи и схватила ее. Схватив друг друга, мы обе закричали от боли. Я осыпала ее градом ударом так быстро, как могла, но попадала больше в землю, чем в Бакуду. Течь в моей маске усилилась, и влага заливалась мне в рот и текла по подбородку.

"Уничтожить мерзавцев!"

Бой подходил к концу. Я была слишком слаба. Бакуда снова попыталась меня отбросить и отползти прочь. Во время очередного падения на землю позади себя я услышала 'клинк'. Бомба. Меня швырнуло на землю и отбросило прочь, останавливая драку. Мое дыхание было прерывистым и влажным. Мое горло болело, грудная клетка болела, голова болела мучительно. Я встала на четвереньки, высматривая Бакуду. На мгновение я забыла о своей карте. Я обнаружила, что она как раз хромала мимо дымящегося кратера, пытаясь сбежать. Я побежала за ней, споткнулась и упала, так что мне пришлось ползти.

"За Эон Иллюминат! За победу!"

Я увидела, как она остановилась и нагнулась, подбирая с земли что-то бело-зеленое, а затем развернулась ко мне. Моя винтовка. Ремень порвался. Все что, я успела почувствовать, был шокирующий выстрел, попавший мне в лицо, и я опрокинулась назад.

Я видела звезды и чувствовала, как гнев и ненависть уходят прочь. Я повернула голову и попыталась расслабиться, опираясь спиной на какой-то контейнер. Мгновением позже я почувствовала еще один удар в лицо, от которого моя голова стукнулась о контейнер. Следующий удар пришелся в живот, потом в грудь, потом снова в лицо и так все продолжалось, пока Бакуда стреляла по мне из моей же винтовки.

Она шагала ко мне, крича во всю силу своих легких, но ее маска превращала крик в бессвязные статические помехи. Она стреляла в меня снова и снова. В ноги, в руки, в грудь, в таз, в голову. Мой щит не останавливал выстрелы из моей собственной винтовки. Я не могла вдохнуть, я могла лишь пытаться сосредоточиться между выстрелами. Она собиралась убить меня, а я приготовилась умереть.

Не думая, я положила руку на бок и расстегнула кобуру с пистолетом. Схватившись за рукоятку, я вынула оружие и выстрелила. Раздался звеняще-визжащий звук, от которого завибрировала земля, и Бакуду разорвало на лоскуты. Ее тело распалось и стекло на землю, кирпичи за ней разрушились и их раскидало в воздух, обломки дерева и металла разметало по окрестностям от попадания моего оружия. Куски кладки и влажной плоти упали на землю.

На мгновение я застыла в оцепенении, будучи не способна осознать, что же произошло. Потом до меня дошло, и я согнулась, выключая щит и срывая маску с лица. Меня стошнило на землю, меня сотрясало от мучительной боли и тошноты от того, что я сделала. Я посмотрела на землю и увидела, как с моего лица капает кровь малинового цвета. Я подставила руку под свой нос, а затем поместила ее перед собой. Рука тряслась и была полна крови. Мой взор потемнел, а затем я резко упала в лужу собственной крови и рвоты, и вырубилась.


3.6

Мое сознание плыло, не знаю сколько это продолжалось. Может быть все это было просто сном. Время от времени я, кажется, просыпалась. В эти моменты я слышала обрывки разговоров или, по крайней мере, что кто-то что-то говорит, но я не могла разобрать что именно. Мои мысли были в смятении, в точности как в первую неделю после инцидента со шкафчиком. Я провела это время в попытке оценить свое психическое состояние. Я видела разные вещи, я помнила их. Но раньше у меня их не было.

Яркие вспышки озарения. Или воспоминания, которые не были моими. Видение двух огромных, невероятных умирающих существ. Как их тела развевались на ветру. Все это перемешалось вместе, обрушившись на меня одним потоком. Миллион маленьких вспышек заполнили мои мозги до точки, когда я не могла даже думать. Когда я несколько часов просидела в шкафчике, что-то надломилось во мне. Кажется, я немного сошла с ума. Это закончилось лишь через несколько дней, когда появилось что-то еще. Одиночная пылающая искра знания, затмевающая все остальное. Постепенно выталкивающая все увиденное на задворки сознания. Я заперла видения там, сосредоточившись на окружающем мире. Только тогда я осознала, что на самом деле случилось. Каким-то образом я стала парачеловеком. Потому что ничем иным нельзя было объяснить предельно подробные чертежи, которые я знала лучше, чем себя, и за которые я отчаянно цеплялась.

Сейчас со мной было что-то похожее, тихое буйство мыслей и желаний. Я подошла к своим чертежам всего один раз. Видя, как кусочки плавно складываются вместе, причудливым образом перемешивая материю и энергию. Это были шедевры, прекрасные в своей форме и назначении. Они плавно перетекали из одного в другой, соединяясь в цельный объект, ужаснувший меня, когда я попыталась постичь его. Под сотней чертежей машин скрывалась самая эффективная армия, которую я только могла вообразить. Все было учтено. Я пыталась отстраниться от этого видения, просматривая чертежи один за другим. Так мне было легче.

Спустя некоторое время я почувствовала, что просыпаюсь. На самом деле просыпаюсь, не как в прошлые разы. В этот раз память проснулась со мной, в том числе и память о Бакуде. На мгновение я почувствовала, как будто меня сначала подбросило в воздух, а затем я рухнула вниз. Я не хотела задохнуться в своей маске. Мое сознание сфокусировалось на этой мысли. На мне одета маска. Я точно помнила, что сбросила ее перед тем, как вырубиться. Я попыталась дотронуться до своего лица, но не смогла даже пошевелить руками. Думаю, я была пристегнута ремнями к кровати. Я начала паниковать, мое дыхание ускорилось. Инстинктивно я включила свой щит, но свечения вокруг меня не появилось. Я попыталась выпутаться из ремней и поняла, что у меня какие-то странные ощущения: я не могла подвигать тазом и головой.

- Успокойся, - сказал кто-то надо мной. Женщина или, может быть, девушка, я не могла понять.

- Ты в главном госпитале Броктон Бей. Не двигайся, так ты только повредишь самой себе. У тебя множество сломанных костей, но мне нужно твое разрешение, чтобы я могла исцелить тебя.

Я прервала свои метания. Сломанные кости объясняли те странные чувства, которые я испытывала, пытаясь подвигать тазом, но при этом у меня не было почти никаких болевых ощущений. Я попыталась сфокусироваться на говорящей, но меня окружала только темнота. Нет, не так, мои глаза были закрыты. Я попыталась открыть их, но все вокруг было слишком ярким. И все же до того момента, как я снова закрыла глаза, мне удалось различить три фигуры, стоящие надо мной. На мгновение я потерялась в своих мыслях, обдумывая свое положение, но другой голос прервал меня.

- Эй, эй, не засыпай снова, милая. Сначала ты должна ответить. - Другая женщина. Ее голос звучал старше.

В этот момент некая идея зародилась в моей голове. Я смутно вспомнила, как в меня попали из моей же винтовки. Мои проверки, а также чертежи показывали, что щит и не смог бы остановить эти заряды. Но если сложить два щита вместе, то выстрел из винтовки благодаря щитовому эффекту пройдет через что угодно, поражая все на своем пути. Теперь, когда я сформулировала это, это казалось для меня очевидным.

Я почувствовала, как чья-то рука нежно потрясла меня за плечо, а затем раздался третий голос:

- Зелень, это важно. Ты тяжело ранена, тебе нужно исцеление или срочная операция. Если ты не ответишь Панацее, то мы должны будем доставить тебя в операционную. - Я узнала этот голос. Это был Оружейник. Но я решила не называть себя Зеленью. Хотя теперь я знала как мне назваться. Я попыталась сказать ему свою новое имя, но мой голос подвел меня. Я попыталась снова с тем же успехом.

Думаю, это лучшее, что мы можем сделать. Для меня это звучит как положительный ответ - сказал он в сторону. К кому он обращался?

Хорошо, я принимаю это. Оставляю это на Вашей совести. - это снова был первый голос.

Я снова попыталась заговорить, но была остановлена странным ощущением. Мое тело двигалось без моего участия. Двигались отдельные части тела. Было трудно описать это состояние. Это продолжалось некоторое время, пока я снова не услышала первый голос. Полагаю, это была Панацея.

- Готово. У нее были сломаны кости таза и ключица, треснул череп и глазница. Несколько других небольших трещин, в основном в ребрах. Были повреждены некоторые органы, потеря крови и множество гематом. И целый букет других мелких повреждений. Я вылечила все это. Также у нее сотрясение мозга и черепно-мозговая травма, с которыми я ничего не могу поделать. Я оставила лекарства, которые, бывает, помогают в таких случаях.

- Травма мозга тяжелая? - это снова был Оружейник, его голос звучал обеспокоенно. Полагаю, травма мозга - это не есть хорошо, но почему-то я не испытывала тревоги по этому поводу. Панацея упомянула лекарства?

- Нет, ничего страшного. У нее имеется напряжение в сенсорной коре головного мозга, не имею представления по какой-причине, и как она его заполучила. Но она получила как минимум одно действительно опасное попадание в голову, которое явилось причиной трещины в черепе и отека. Но если я правильно понимаю, это должно пройти в течение одной-двух недель. У нее может возникнуть снижение чувствительности конечностей или ухудшение осязательных ощущений, но это практически все возможные долговременные последствия травмы. - Панацея говорила строгим, без выражения эмоций, врачебным тоном. Это, возможно, означало, что все было не так плохо.

- Тогда все хорошо. Спасибо еще раз, что пришли на помощь. Протекторат признателен Вам за это. Думаю, следующий - Скорость, в палате 3-12. - Оружейник снова вернул своему голосу профессиональный тон.

- А Вам не требуется лечение, пока я здесь? Ваша броня выглядит весьма побитой. - сказала Панацея. Я снова попыталась открыть глаза, но вокруг все еще было слишком ярко. Я все равно продолжала держать их открытыми, оглядываясь вокруг, насколько мне позволяла пристегнутая голова. Лучше поскорее вникнуть в обстановку.

Оружейник покачал головой:

- Нет, я в порядке. Всего пара синяков, нет необходимости тратить на меня время.

- Что же, хорошо, - сказала Панацея и вышла из комнаты.

Фигура женщины постарше встала надо мной и стала расстегивать мои путы. Должно быть, это была медсестра. За короткое время я была освобождена и она помогла мне сесть. Я испытывала сильное головокружение, и мне пришлось приложить значительные усилия, чтобы не упасть. Когда я наконец села на краю кровати, медсестра похлопала меня по плечу и что-то пробормотала. Я все еще была одета в свой костюм, хотя он и деформировался в некоторых местах спереди.

Через несколько минут, когда я достаточно привыкла, медсестра помогла мне пересесть в инвалидное кресло. Я откинулась назад и глубоко задышала, пока не прошло головокружение. Но мои глаза все еще не чувствовали себя лучше, так что мне пришлось их закрыть. Я должно быть задремала, потому что когда я снова открыла глаза, медсестры уже не было в палате, а Оружейник сидел в кресле рядом с постелью. Он был чем-то занят, смотря на свой экран, но поднял свой взгляд, когда я к нему повернулась.

- Зелень, ты очнулась. Я сожалею, что должен задать этот вопрос сейчас, но можем ли мы поговорить о том, что случилось?

Мне никак не удавалось собраться с мыслями. Я попыталась заговорить еще раз, и обнаружила, что сейчас это было сделать легче, чем в прошлый раз.

- Сейчас... дайте мне минуту, пожалуйста. Мне нужно собраться с мыслями. - мой голос звучал тише обычного.

Он кивнул и вернулся к прежнему занятию. Я огляделась вокруг. Я находилась в такой же палате, как и в январе, после инцидента со шкафчиком, и находиться здесь сейчас доставляло мне не больше удовольствия, чем тогда. Я знала, что мне нужно многое обдумать, но мои мысли были сонными и я не могла сфокусироваться на них. Вместо этого я осматривала палату. В ней содержалось удивительное количество механизмов, с которыми я не была знакома. Я опознала монитор сердечного ритма и несколько капельниц, знакомых мне в основном по телевизионным передачам, но были и другие вещи, которые я не могла опознать. Также я заметила, что боковой столик также попал в область действия моего щита, и я, смутившись, отключила его.

Это не работало. Я хотела собраться с мыслями и решить, как отвечать на вопросы, которые Оружейник хотел мне задать, но не могла сфокусироваться. Так что я сделала глубокий вдох, откашлялась и сказала:

- Хорошо, я готова поговорить.

Оружейник слегка улыбнулся.

- Это не допрос, Зелень, - снова это имя, мне нужно сменить его как можно скорее - Что бы ты ни думала, ты не попала в неприятности. Да, необходимо прояснить некоторые вопросы, но все, что мы видели, говорит о том, что ты занимаешься защитой себя и других людей. Так что не беспокойся и просто опиши события так, как ты их помнишь. Начни с чего угодно.

Услышать это было облегчением. Но сперва:

- Я решила не использовать имя Зелень. Я собираюсь называться Эон. - сказала я.

- Хм, в значении 'жизнь' или 'бытие', или что-то относящееся ко времени? - спросил он.

- Думаю, первое. Точно не термин времени. - ответила я.

Он помычал несколько секунд, прежде чем продолжить:

- Это имя не используется теми кейпами, о которых мне известно, хотя все равно нужно проверить. В любом случае, пока ты независимый кейп, тебе никто не может запретить его использовать. Что повлияло на твой выбор?

Я слегка пожала плечами и сказала:

- Не знаю, я перебирала разные имена, но это показалось мне правильным.

Он кивнул и сказал:

- Я сделаю об этом запись, и мы добавим ее в твой файл, когда я здесь закончу. Сейчас давай поговорим о Бакуде. Если тебе не трудно, начни с того момента как мы закончили телефонный разговор прошлой ночью.

Прошлая ночь. Это означает, что сейчас уже день. Я знала, что это было плохо, но мой разум отворачивался от этой мысли. Я начала рассказывать. Не очень последовательно, на самом деле. В своем повествовании я перепрыгивала от проникновения в хранилище к сражению с Бакудой и обратно. Пару раз я прерывалась, и уверена, что я что-то забыла, но Оружейник просто позволил мне высказаться, кивая и уточняя некоторые моменты. К счастью, он не спрашивал о моей подруге и не укорял меня за то, что я делала, и за это я была ему признательна. Но еще больше я была признательна за то, что он не спрашивал, что я сделала с Бакудой. Думаю, что если бы я просто подумала об этом, то сломалась бы. Не уверена, сколько времени занял мой отчет. К моменту его завершения я уже забыла, о чем говорила в начале, но в конце концов рассказ закончился.

Несколько минут мы посидели в тишине, прежде чем Оружейник снова заговорил:

- Есть еще пара моментов, которые мне хотелось бы уточнить, но о них мы можем поговорить позже. Сейчас важно другое: есть ли у тебя безопасное место, куда ты могла бы пойти? Куда-либо, где кто-нибудь сможет помочь тебе с приемом лекарств?

Я повесила голову. Этот вопрос был именно тем, о чем я не хотела даже думать.

- Да, но я не могу... нет, - я проглотила комок в горле - Я не знаю как добраться туда, не с этим - и я показала на свою маску.

- Я понимаю, ты можешь оставаться в здании СКП, пока не поправишься. У нас есть персонал, натренированный на оказание помощи паралюдям, за которыми требуется медицинский уход, без раскрытия их личностей - сказал он.

Я резко завертела головой в отрицании, что оказалось ошибкой. Когда тошнота и головокружение прошли, я продолжила:

- Нет, нет, я не могу... сделать это. Мне нужно домой. - мой голос почти сломался. Мой папа уже сошел с ума от беспокойства. Я не могла исчезнуть на неделю или даже больше, не сообщив ему ни словечка. Мой папа. Я не хотела думать о нем, о том насколько сильно это его ранит. Я упорно пыталась не заплакать, но слезы накатывались мне на глаза, даже если я пыталась не кричать вслух.

Он вздохнул:

- Это труднее. Есть ли кто-нибудь, кому ты доверяешь, и кто знает твою личность. - я осторожно покачала головой, ожидая возникновения очередного приступа тошноты - Боюсь, тогда у нас не слишком большой выбор. Обычно, если необходимо, мы можем создать прикрытие, но сейчас мы не можем этого сделать, пока ты не раскроешь кому-либо свою настоящую личность.

Я заплакала еще сильнее, мои плечи тихо тряслись, и я не знала что делать. Я хотела увидеть маму. В моем состоянии я ничего не могла поделать с тем, что уже случилось. Я не могла раскрыть СКП свою личность. Я не могла позвонить Лизе, я даже не знала жива ли она. Я хотела просто позвонить папе. Я хотела пойти домой, где я буду в безопасности. Но я понятия не имела ни как добраться туда, ни как объяснить папе происходящее.

Не знаю, как долго я плакала, но Оружейник не вмешивался, позволяя мне выпустить пар. Не знаю, чтобы я сделала, если бы он попытался успокоить меня, подобно тому, что он делал после моего сражения с Лунгом. Возможно я расплакалась бы еще сильнее, а я определенно этого не хотела. И я все еще не могла упорядочить свои мысли. У меня был выбор из двух очень плохих вариантов, а я не могла нормально взвесить все их плюсы и минусы. Это вынуждало меня принять решение на основе своих чувств. Чего я хотела больше? Я хотела домой, хотела увидеть папу.

Я сделала выбор. Подняв голову, я снова посмотрела на Оружейника. Я не видела выражение его лица за визором. Я хорошенько прокашлялась и спросила:

- Не могли бы Вы оставить меня где-то поблизости. Я знаю, кому я могу позвонить.

Он кивнул и, думаю, выглядел удовлетворенным.

- Да, мы можем сделать это. Мы выпишем тебя и дадим кое-какие лекарства, а также инструкции для того, кто будет заботиться о тебе. Также мы оплатим твои больничные счета. Так будет проще скрыть то, что устроила Ба... события прошлой ночи.

Я приняла к сведению сказанное, но ничего не сказала в ответ. Просто еще одна вещь, за которую я буду ему благодарна.

Покинуть госпиталь оказалось интересным опытом. Я все еще была со включенным щитом и звуковым пистолетом в кобуре, но при этом меня везли в кресле-каталке. Коридоры были очищены на всем пути моего передвижения, но меня вывезли не через центральный вход, а через грузовой пандус погрузили в неприметный фургон службы доставки. Думаю, это была машина СКП.

Оружейник составил мне компанию до того момента, как я не покинула фургон. Перед тем, как выгрузить меня наружу - еще один смущающий опыт - он встал передо мной и сказал:

- Это не срочно, но когда ты восстановишься, было бы неплохо, если бы ты пришла в офис СКП, чтобы поговорить о кое-каких вещах. Ничего безотлагательного, так что ориентируйся на свою занятость.

Это было немного зловеще. Думаю, он прекрасно осознавал это, но о некоторых вещах я не хотела говорить.

- Ум, да, давайте я предварительно позвоню.

Он кивнул.

- Да, так будет лучше всего. И еще одна вещь. Мне жаль говорить тебе, что твое другое оружие было уничтожено в схватке. Есть ли что-нибудь, что мы должны знать, когда будем исследовать место боя?

Из меня едва не вырвался еще один крик. Я не хотела даже думать об этом. Я знала, что моя винтовка была уничтожена вместе с... Бакудой. Пару раз я мигнула и успокоилась. Я не хотела думать о том, что знала. Я не огорчалась по поводу винтовки, это было просто затруднением. Я попросту не хотела думать о последних моментах схватки, даже если я могла этим помочь.

- Нет. Нет, никаких проблем. Я не использовала ничего опасного. Сейчас это просто мусор. - сказала я.

- Хорошо. Удачи с лечением, и я очень сожалею, что тебе пришлось пройти через подобное. Свяжись с нами, когда сможешь. - сказал он.

Я просто помахала на прощание рукой. Он развернулся и ушел, оставив меня с медсестрой и водителем СКП, который должен был подвезти меня.

- - - - - - - - - -

Поездка была довольно неприятной. Я получила массу разного рода советов от медсестры. Сандра Феллоус, так ее звали. Она суетилась вокруг меня, проверяя безопасность установки кресла-каталки в задней части фургона, и давая советы водителю СКП не ехать слишком быстро, и что я должна сообщить, если у меня возникнут неприятные ощущения, и что за мной кто-то должен присматривать, когда я сплю, и так далее и тому подобное. Также она дала мне большую сумку таблеток и прочего с кипой документации и информации о сотрясениях. Думаю, она поступала так, потому что СКП оплачивал все мои больничные счета. Хотя, конечно, я не собиралась жаловаться.

Я смогла продержаться всю дорого без того, чтобы меня стошнило, и воспринимала это как свою победу. Принятые ранее лекарства уже начали прекращать свое действие, и я чувствовала нарастающую тошноту и общее болезненное состояние. К плюсам же можно было отнести то, что моя голова наконец-то прочистилась.

Поездка закончилась, и я выкатилась из фургона позади разрушенного ресторана. Отсюда до моего дома было все пару дюжин кварталов. Когда я была ребенком, мы часто приходили сюда. Это был небольшой китайский ресторанчик, закрывшийся несколько лет назад, и с тех пор никто так и не выкупил это место. Ничего удивительного, конечно. Работники СКП помогли мне выбраться из кресла, хотя не уверена, что я уже могла нормально стоять самостоятельно. Они помогли мне сесть на стопку ящиков, в которых когда-то доставляли хлеб. Это было не очень-то удобно, но позволило мне опереться спиной на стену.

- Ты уверена, что будешь здесь в порядке, малыш? - спросил один из них, пока другие загружали кресло обратно в фургон.

Я кивнула:

- Да, оставьте, пожалуйста, меня одну. Все будет в порядке.

Он кивнул и вернулся в фургон, закрыв за собой двери, а затем они уехали.

Я подождала минуту, чувствуя усиливающуюся боль, а затем медленно выключила свой щит и сняла маску, положив ее на колени. Как я видела, она была сломана и покрытие было содрано. Возле верха даже пропал кусок, думаю, когда в меня попали. Я сглотнула. Я, конечно, предполагала, что мой костюм не в порядке, но даже не думала насколько.

Я достала из кармана телефон и включила его. Я удостоверилась, что он в порядке, прежде чем взять его в руки. Если бы он был сломан, я бы оказалась в весьма паршивой ситуации, а я даже не подумала об этом. Впрочем, у меня травма головы, неудивительно, что я что-то могла забыть.

Я подождала минуту, чтобы успокоить свои нервы, прежде чем позвонить домой. На данный момент у меня уже не было пути назад, я могла сожалеть о случившемся, но должна была позвонить в любом случае.

Папа взял трубку практически сразу.

- Резиденция Эбертов, Дэнни у телефона, - сказал он. Его голос звучал устало.

Я сглотнула пару раз, прежде чем сказать:

- Папа, это я. Не мог бы ты забрать меня.

- Тейлор, боже, ты в порядке? Где ты? Я сейчас приеду! - сказал он, вся усталость мгновенно испарилась из его голоса.

Я слегка улыбнулась, слыша в его голосе вполне понятное беспокойстве, и в моей душе снова начало подниматься чувство вины. Судя по тому, как быстро он взял трубку, он должно быть провел возле телефона всю ночь.

- Я... в порядке, пап. Я возле Пиццерии Сэма, точнее за ней.

- Оставайся там, малыш, я скоро буду, - не дослушав, что я хотела сказать в ответ, он положил трубку.

Я выключила телефон и, положив его в карман, откинулась на спину. Мне не пришлось долго ждать, уже через пять минут папа добрался до этого места. Он выскочил из машины и направился ко мне еще до того, как та остановилась.

Я попыталась что-нибудь сказать, не знаю что. Может быть: 'Привет, пап', или что-то в этом роде. Но прежде чем первое слово покинуло мой рот, я увидела его лицо, и что-то во мне надломилось. Я начала плакать и не могла остановиться. Мой папа немедленно оказался рядом, крепко обняв меня. Я положила свои рук поверх его и склонила голову на его плечо, рыдая, пока он пытался утешить меня.

- Ш-ш-ш, все хорошо, малыш. Все будет в порядке. Ты будешь в порядке. - он повторял это снова и снова, пока я не устала настолько, что больше не могла уже плакать.

Папа помог мне встать и отвел к машине. Мы не разговаривали, так что поездка просто выпала из моей памяти.

- - - - - - - - - -

Я проснулась от того, что папа нежно потряс меня за плечо. Моя голова гудела и я не могла сфокусировать свой взгляд.

- Тейлор, малыш, просыпайся, - сказал он - Тебе нужно принять лекарства.

У него в руках была пара таблеток и стакан с водой. Как только он увидел, что я встаю, он отстранился от меня. Мой разум был недостаточно ясен, чтобы разговаривать, так что я просто открыла свой рот. Он накормил меня таблетками и помог выпить воды из стакана, хоть я и управлялась с ним без особых затруднений. Вкус во рту был просто мерзким. У меня не было возможности прополоскать его с момента, когда меня в последний раз вырвало. Вскоре я снова заснула.

Мы повторяли эту процедуру несколько раз в течение дня. Папа будил меня только для того, чтобы дать еще порцию таблеток, а затем я нова засыпала. В очередной раз я проснулась в темноте, должно быть наступила ночь.

Когда я проснулась в следующий раз, было уже светло. Утро, судя по направлению света. Все вокруг выглядело немного... неправильно, но я определенно чувствовала себя лучше. И, определенно, я была голодна. В прошлый раз я ела в обед пятницы, а сейчас уже должно быть воскресенье, если не позже.

С некоторыми усилиями я села на кровати и сбросила одеяло. У меня сильно кружилась голова и я поняла, что сделать что-либо еще будет плохой идеей. Я медленно опустилась на постель. Папа спала в кресле неподалеку, он выглядел измученным. Я увидела, что все документы из госпиталя лежат на кофейном столике, а бутылки с таблетками выстроились возле будильника. Я не могла достаточно сфокусироваться, чтобы определить сколько сейчас времени. Я натянула одеяло обратно, лениво отметив, что папа должно быть переодел меня, поскольку сейчас на мне не было моей грязной одежды, в которой я пришла. Обычно я была зла, если он так делал, но сейчас я могла отложить это на потом. Я планировала дать папе поспать, но мой желудок был против, громко зарычав.

Папа начал просыпаться от этого звука. Должно быть он действительно сильно волнуется за меня, ведь обычно, когда он спит, он не реагирует на такие звуки. Проснувшись, он увидел, что я смотрю на него.

- Тейлор, как ты себя чувствуешь? - спросил он.

Я отвела взгляд. У него наверняка было множество вопросов, но сейчас на его лице я видела лишь заботу.

- Я в порядке, - сказала я дрожащими губами - просто немного проголодалась. Я не хотела будить тебя.

- Подожди минутку, я подогрею тебе куриную лапшу. Судя по бумагам, тебе предписана легкая диета и умеренное количество питья.

Конечно, он всю ночь читал все, что я привезла из госпиталя.

Я немного вздремнула, пока папа не вернулся. Он помог мне сесть и накормил меня супом. Я пыталась протестовать, но смирилась, когда выяснилось, что не могу устойчиво держать ложку. Это было чертовски неловко.

После того, как я поела, мы некоторое время сидели в тишине. Я знала, что папа не будет давить на меня, уж точно не в моем нынешнем состоянии. Но он явно волновался, что же в точности случилось. К настоящему моменту он уже должен был что-то узнать или, как минимум, подозревать. Мой генератор щита и маска однозначно определяли меня как Технаря. А еще был мой пистолет, который определенно попадал в категорию тинкертеха. Я сделала свой выбор, когда решила вернуться домой без истории прикрытия. Я решила сохранить свою личность в секрете от СКП в отличие от моего папы, так что я уже решила для себя рассказать ему правду. Но все равно это было тяжело.

Я подняла голову, встретившись глазами с папой.

- Папа, я кейп, - это были самые трудные слова в моей жизни.

Он просто кивнул, не отводя взгляд. Меня это слегка задело. Это было огромным шагом для меня, практически откровением, а он просто кивнул?

Но я ничего не могла с этим поделать. Я скрестила руки на груди.

- И это все? - сказала я, не пытаясь скрыть мое негодование.

Со смешком в голосе он сказал:

- Тейлор, ты пришла домой в маске, костюме, с пушкой и вещами, которые я даже не могу описать. Кот вылез из мешка уже давно, малыш.

Хорошо, смех был лучше гневных воплей. Я отвела взгляд.

- Да, хорошо, мне было сложно рассказать тебе об этом.

- Я знаю это, Тейлор. Ты держала это в себе все это время. Я знаю, как сложно для тебя было открыться мне, и ты, возможно, даже не понимаешь, насколько значительно для меня твое откровение. - он откинулся на спинку кресла и продолжил - Но я устал, малыш, у меня сейчас нет сил нормально на это отреагировать. Когда ты не вернулась домой, я не мог заснуть. А когда ты все же вернулась, с окровавленным лицом...

Точно, в госпитале не стали снимать мой костюм, так что у них не было возможности умыть меня. Не могу даже представить, как я должно быть выглядела, когда он приехал за мной.

Он продолжил:

- Я был так взволнован, что не мог заснуть всю ночь, боясь, что что-то случилось. А две ночи без сна, боюсь, это больше, чем человек может выдержать без последствий.

Я повесила голову.

- Я... мне жаль, папа. Я не подумала... - Я не могла продолжить. Было слишком много вещей, которые я даже не подумала сделать, хотя следовало бы.

- Тейлор, все хорошо. Я знаю, что ты не подумала. Но прошлой ночью, я чуть не сошел с ума от беспокойства за тебя. - я немного вздрогнула - но я думал об этом, и я не могу осуждать тебя. Меня не было рядом с тобой, когда Аннет умерла, и я не смог помочь тебе со школой позднее...

- Нет! - выкрикнула я, паникуя - Нет, нет-нет-нет! Папа, это не твоя вина! Просто мне... мне нужно, чтобы ты был рядом со мной. Мне нужно... нужно место, где я была бы в безопасности! Я не хотела скрываться от тебя, но я не знала, что сказать. Я не знала, что ты будешь чувствовать... по отношению ко мне... если я расскажу тебе. - мой голос сломался и я снова заплакала - Я не хотела потерять и тебя тоже, не снова. Но мне это нужно. Я х-хочу быть героем. - мой голос дрожал, а я с трудом продолжала - я не могу потерять к-кого-то еще. Мне нужно это. Но я у-у-убила ее, она умерла. О-о-она была злодейкой, но она умерла, и я н-не знаю, что ты скажешь... когда... к-когда... пожалуйста, папа, пожалуйста...

Я не могла продолжать, но должна была это сделать. Папа взял мои руки в свои. Он поцеловал меня в макушку и покачал меня взад-вперед.

- О, Тейлор, ш-ш-ш, все хорошо. Я всегда буду любить тебя, малыш, всегда. Я обещаю. Неважно, что случится, я обещаю, что всегда буду рядом с тобой. Мы со всем справимся. Не беспокойся, все будет хорошо.

Я тряслась и плакала. В течение нескольких месяцев я очень сильно волновалась, как папа отреагирует, если узнает обо мне. Я не могла представить, как плохо это могло бы быть. Я не отдавала себе отчет, насколько он мне нужен рядом со мной, пока я думала, что могу потерять его. Но он не отверг меня. В первый раз за долгие месяцы я не лгала своему папе. Моя голова все еще кружилась, я все еще чувствовала слабость, но впервые за долгое время я чувствовала, что поступила правильно.

Когда я наконец прекратила плакать, я рассказала ему все.


Интерлюдия 3-1 Мрак

Недалеко прогрохотал взрыв и пару мгновений спустя убегающих Неформалов забросало обломками. Мрак поддерживал расползающееся облако тьмы все время, заполняя ею все углы и коридоры на пути, покрывая стены и пол. Он делал это в случайных направлениях, позволяя Неформалам скрываться в лабиринте контейнеров и оставляя ложные следы для преследующей их Бакуды. Прошло уже около двадцати минут такой гонки, и если в ближайшее время они не выберутся отсюда, то умрут. 'На той скорости, на которой мы движемся, предпочтительнее быть последним, чем первым' - думал он мрачно.

Немногим ранее Сплетницу ранило, и сейчас ее дела обстояли не слишком-то хорошо. Сперва она еще помогала им выбирать правильное направление побега, но сейчас она лишь что-то бормотала и с трудом опиралась на Регента. Мрака пугал шлейф крови, остающийся за ней, а также то, что половина ее костюма была пропитана кровью. Мрак не мог передвигаться еще быстрее. Его лодыжка опухла, он знал, что скоро не сможет больше бежать и никто не сможет понести его, когда он остановится. Единственной причиной, по которой их еще не поймали был Регент. Его сила обычно была не слишком полезной, в ситуации, подобной этой, она становилась поистине бесценной. Бакуда могла попросту прекратить по ним и стрелять и забросать гранатами сверху. Он не был в этом уверен, но она запросто могла попытаться накрыть их в этом месте или хотя бы вызвать еще больше хаоса, чтобы осложнить им жизнь.

Внезапно Сплетница начала брыкаться, заставив Регента остановиться и опустить ее на землю. Она сняла свою здоровую руку с плеча Регента и куда-то показала, говоря при этом слишком тихо, чтобы Мрак мог что-то расслышать. Он проследил за ее указующим пальцев и увидел, что она должно быть имела ввиду. Дюжина или около того канистр, спрятанных напротив контейнеров впереди. Мины, вот только их здесь не хватало. Если бы они продолжили двигаться, то уже бы умерли. Это место было просто заполнено ловушками. Стоило попытаться преодолеть их, вернувшись назад к центру зоны хранилищ, где они впервые встретили Бакуду. Мрак снова почувствовал, как комок в его груди напрягся. За эту ночь они были буквально в шаге от смерти уже полдюжины раз. Он вспомнил сражение с Убером и Элитом, в которое они были случайно вовлечены. Сейчас он ненавидел себя за это.

Он услышал визг еще одной приближающейся ракеты и прыгнул вперед, чтобы прикрыть Регента и Сплетницу. В этот раз взрыв прогремел совсем близко: впереди, возле обнаруженных мин. Мрак почувствовал, как холод смерти коснулся его и на мгновение осознал, что в этот раз она была совсем близко. Он вполне мог умереть, продырявленный шрапнелью. Но когда он открыл глаза, он увидел, что все близлежащее было покрыто инеем, включая его самого. Медленно встав посреди звона лопающегося льда, он огляделся вокруг и тщательно прислушался. Не было слышно ни визга приближавшихся покрышек, ни хлопка гранатомета, ни визга ракеты. Похоже, сейчас они были в безопасности. Хотя, коридор перед ними был блокирован ледяной башней, так что им следовало вернуться назад.

Мрак взглянул на Регента, помогающего Сплетнице подняться на ноги или, скорее, тянущего ее вверх. Как и сам Мрак, они оба были покрыты инеем. Но по крайней мере, кажется, ее кровотечение остановилось. Он поставил ногу на землю. Его лодыжка уже не болела так сильно, как раньше, но может быть боль просто притупилась от холода.

В любом случае не время было прохлаждаться. Сейчас стоило рискнуть, что он обычно ненавидел делать. Но если продолжать действовать по прежней схеме, то они не смогут спастись. А они должны победить.

- Регент, поддерживай Сплетницу в вертикальном положении и продолжайте двигаться, мы разделяемся. Если увидите Бакуду, попытайтесь остановить ее джип. Я собираюсь устроить засаду. - сказал Мрак.

- Ты уверен? Ты же знаешь, дела у нас не очень, к тому же я почти выдохся. Если я продолжу использовать свою силу, то, возможно, будут неприятные последствия. - ответил Регент. Даже сейчас его голос не звучал обеспокоенно.

- Да, уверен. Моя лодыжка ебнулась, я больше не могу бежать. От холода ей стало лучше, но сомневаюсь, что это продлится долго. Я должен сравнять счет, пока еще могу двигаться. - он не хотел этого признавать, но у него больше не было выбора.

Регент пожал плечами:

- Хорошо, тогда мы пошли.

Регент вернулся на тот путь, которым они пришли сюда, а Мрак перед тем, как продолжить, потратил некоторое время, чтобы покрыть тьмой все видимые светильники над головой. Совместно с теми клоками тьмы, что он оставлял в течение последних пяти минут, это давало ему множество мест, где он мог спрятаться и устроить засаду. Это, конечно, был рискованный план. Если Бакуда будет идти пешком, то это не станет проблемой. Он был уверен в своей способности побить любое количество не-Бугаев в пределах его тьмы, независимо от их оружия и умений. Но если она будет на джипе, то лучшим, на что он может надеяться, будет ослепить водителя и надеяться, что машина разобьется, а Регент обнаружит Бакуду первой. Если же этого не произойдет, то будет вопросом, собьется ли прицел у Бакуды, пока Регент заставляет водителя попасть в аварию.

Шансы плоховаты, но это лучшее, что он сейчас мог придумать. Если они атакуют ее первыми, до того, как она вызовет подкрепление, то у них все получится. Но поскольку они были 'мастерами побега', то, естественно, первой мыслью было бежать. Хотя, конечно, без Суки, они не были достаточно мобильными для этого. И сейчас они, возможно, поплатятся за свое решение.

Мрак, перемещаясь от одного клока тьмы к другому и постепенно приближаясь к месту запуска последней ракеты, быстро обогнал Регента. Конечно, он мог залить своей тьмой целый проход, делая невозможными любые попытки увидеть его, но это сделает очевидным для стороннего наблюдателя его путь, не говоря уже о невозможности для Регента увидеть их цель. Кроме того, люди обычно не осматривают маленькие области тьмы, думая, что в них никто не может спрятаться. Комбинируя их с общей темнотой, этого должно хватить для реализации их плана.

В этот момент недалеко запустили еще одну ракету. Она попала в ледяную башню, которая немедленно начала рушиться. Мрак был рад, что они ушли оттуда, сейчас там должно было быть весьма неприятно. Он, пригнувшись, скользнул во тьме в открытый контейнер и внимательно прислушался, но не смог уловить ничего, кроме звука столкновения с полом падающего льда.

Спустя буквально пару секунд в поле его зрения на мгновение попал джип Бакуды, сопровождаемый вспышкой бледно-зеленого света, который Мрак немедленно опознал. Он присел в ошеломлении, наблюдая, как джип накренился и, исчезнув из вида, во что-то врезался.

Нет, этого не могло быть. Никаким образом Сплетница не могла спланировать ничего подобного, он отказывался верить в это. Он еще мог поверить в то, что та использовала этого Технаря, чтобы стравить Лунга и Оружейника и удержать лидера АПП от нахождения их базы в Доках. Но это уже было слишком. Никаким образом она не могла устроить им помощь в этом месте, ведь так? Мрак вздрогнул. Он силился найти слова, чтобы объяснить происходящее.

Следуя за джипом, этот Технарь, которого он видел в ночь Воскресенья, осторожно вошел в поле его зрения, держа свою пушку приспущенной и целясь от бедра. Мрак мельком оглядел коридор, ведущий к Регенту и Сплетнице, затем сформировал еще больше тьмы над собой и продолжил, пригнувшись, движение. Когда он достиг следующего перекрестка, он рывком бросился к клоку тьмы, оставленного им ранее. Сейчас он уже мог видеть разбившийся джип и осторожно двинулся в его направлении, обогнав в своей тьме этого Технаря, так что тот не заметил Мрака.

Он скользнул к джипу, пока двое его пассажиров очухивались от удара, и обнаружил, что Бакуды там не было. Черт, это будет непросто. Мрак огляделся вокруг и быстро обнаружил ее лежавшей обманчиво неподвижно в коридоре напротив джипа. Хорошо, это уже лучше.

Мрак оценил, как действовать в этой ситуации. Ему нужно было найти Суку и убраться отсюда с деньгами, а также дать Сплетнице продержаться достаточно времени, чтобы успеть доставить ее к врачу. Это было бы возможно, если Бакуда останется без сознания. Без ее бомб Неформалы могли бы просто пройти сверху, над контейнерами, и быстро свалить. Обычные члены АПП не доставят больших проблем, даже если они еще здесь. Он уже видел, что как минимум несколько из них уже были убиты гранатами Бакуды. Как и, возможно, Убер и Элит. По крайней мере, они были в месте, куда падали первые бомбы.

На данный момент для получения информации о происходящем лучше всего было допросить водителя. Он, кажется, был ее адъютантом или, по крайней мере, приближенным лицом. Проблемой была Технарь. Он знал, что она была героем, если, конечно, Сплетница была права, но это был уже второй раз, когда она приходила на помощь в трудной ситуации. Возможно, он мог просто поговорить с ней. Но если она решит сражаться и с ней тоже, то он ничего не сможет с ней сделать. Ее щит отражал огонь Лунга, так что Мрак сомневался, что пара попаданий тазера подействуют лучше. А еще он сомневался, что сможет что-то противопоставить ее пушке.

Технарь перемещалась небыстро, она выглядела колеблющейся. Он не был уверен почему. "Так," - думал Мрак - "Лучше всего будет обмануть ее". Он добудет необходимую информацию и исчезнет. Технарь могла взять на себя Бакуду, пока его команда выбирается отсюда. Каждый от этого выиграет. Ему просто нужно хорошее вступление.

Он подождал, пока пассажир не выберется из джипа, посмотрел, как тот стреляет в Технаря, и пихнул его назад выстрелом из своего тазера. Пока тот падал на землю, Мрак метнулся к джипу и вытянул из него тело водителя. Он держал свою тьму вздымающейся вокруг своего тела, чтобы скрыть взгляды, которые он кидал на Технаря. Та просто стояла на месте и выглядела неуверенно.

- Где Сука! - громко закричал он. Это был плохой способ для получения ответов, но хороший, чтобы установить правильное направление для допроса. Комбинируя со своими исключительными размерами (Мрак возвышался над водителем более чем на шесть дюймов) и вздымающейся тьмой вокруг себя, это вызывало довольно приличную порцию страха. И это было необходимо, чтобы допросить любого, кто работает на Бакуду. В любом случае, водитель был ошеломлен и не мог дать никакого вменяемого ответа. Он произнес пару слов на кантонском, который Мрак не понимал. Хорошо, по крайней мере он начал разговаривать. Но все же это был неправильный ответ, так что Мрак снова откинул водителя в стену напротив.

Технарь медленно приближалась, водя своей пушкой из стороны в сторону, каждое ее движение намекало на нерешительность. Он собирался быстро поговорить с ней, возможно, рассказать что-то из случившегося и стараясь не дать ей перебить себя. Но если бы он только мог предполагать, что...

Слабый звук 'тиньк' возле его ног заставил Мрака опустить глаза. Он увидел, как какой-то цилиндр отскакивает от стены, и едва Мрак расширил глаза в ужасе, как тот взорвался. Он напрягся, но взрыв оказался небольшим, просто сбил его с ног. Но потом Мрак увидел, как мир вокруг него ускоряется. Еще одна останавливающая время граната. На этот раз она была слишком близко, почти возле его ног. Все его тело сжалось, и он закричал.

Яркий зеленый свет появился перед ним, двигаясь почти как Скорость, и Мрак выскользнул из области действия гранаты. Полученный толчок был болезненным и он почувствовал, что вывихнул руку, и, кажется, получил растяжение, прежде чем отправиться в полет из области действия темпоральной ловушки.

Он рухнул на землю, все еще держа водителя. Его конечности были не в порядке, так что ему понадобилось время чтобы собраться и подняться на ноги. Дела водителя обстояли еще хуже, его рукам и коленям прилично досталось, прежде чем тот неряшливо упал на землю.

- Ах ты тупая ебаная блядь.

Мрак поднял голову. Конечно же, это была Бакуда. Она не выбыла из игры, а просто выжидала время. Она приблизилась к джипу, остановившись за Технарем, чей щит мерцал. Останавливающая время бомба должно быть нанесла щиту весомый урон или около того. Мрак замер. Сейчас лучше было не привлекать внимание. Он позволил своей тьме медленно течь вокруг себя.

Технарь дернулась и Бакуда сказала:

- А, а, а. Шалун, шалун, оружие тебе не нужно. Сделай шаг, и я разнесу тебя в клочья. Подними руки. - Технарь послушалась, а Бакуда шагнула к джипу и начала обыскивать его в поисках чего-то. В процессе поисков она продолжала говорить:

- Видишь ли, то, что ты должна знать обо мне, это то, что у тебя нет ни единого шанса взять надо мной верх, более того, ты должна меня чертовски бояться. Эти панки получат свое наказание позже, им уже не спастись. Но ты, тупая сука, тупая гребаная шлюха, могла бы просто убежать. Выкинуть свое нелепое пальто и просто спрятаться.

Это было плохо, но не так плохо, как могло бы быть. Пока Бакуда была занята Технарем, Мрак продолжал медленно распространять свою тьму, стремясь покрыть достаточный объем пространства, чтобы можно было пригнуться и утащить туда водителя так, чтобы этого не заметила Бакуда. Если он сможет скрытно перемещаться внутри своей тьмы вокруг Бакуды, то он сможет правильно ее вырубить. Сейчас нельзя допустить никаких ошибок. Он подобрался ближе, регулярно останавливаясь и двигаясь только, когда Бакуда не смотрела в его сторону. Мрак по большей части не слушал ее монолог, он наслушался подобного ранее, когда Бакуда разглагольствовала перед ним и его товарищами.

- Ты не стоишь даже половинки такого Технаря, как я, Бакуда.

Мрак дернул головой, пристально уставившись на Технаря. Она только что сказала худшую вещь из всего возможного. Понятное дело, в следующую секунду Бакуда разгневалась и запустила очередной снаряд в Технаря. На мгновение Мрака потянуло к ним, его тьму высасывало отовсюду, но затем Технарь бросилась прямо к источнику этого эффекта и прервала его.

- Вот дерьмо! - успела выкрикнуть Бакуда, прежде чем вспышка зеленого света сбила ее с ног.

'Отлично, вот этого я и ожидал' - подумал Мрак. Ситуация вышла из под ее контроля, пора было уходить. Он позволил тьме взрывной волной выплеснуться из него, пока он бежал к водителю АПП, который все еще валялся на земле после последнего взрыва.

Он поднял того вверх и вскинул его на плечи подобно тому, как это делают пожарные, прежде чем завернуть за угол и направиться в ту сторону, куда ушел Регент. Лодыжка опять начала беспокоить Мрака. Яркий свет и скрежещущий звук преследовали его. Позади опять рвались бомбы, определенно пора было уходить.

У Мрака не заняло много времени отыскать Регента и Сплетницу, они все еще передвигались тем маршрутом, который он указал им ранее. Он остановился позади них, истекая тьмой, и сбросил водителя на землю, заодно болезненно ударив того по ребрам, когда водитель попытался встать. Он нагнулся и достал из поясного кармана несколько стяжек. Ему определенно следовало поблагодарить Сплетницу за эти стяжки, когда он вытащит ее отсюда, они оказались весьма полезны, что при ограблении банка, что сейчас. Он перевернул водителя и, встав на него коленями, свел ему руки вместе и связал их стяжками за спиной. Мгновением позже то же самое он проделал с лодыжками. Закончив, он перевернул водителя на спину и встал над ним.

Регент глядел на представление в тишине, заговорив лишь когда Мрак закончил.

- Эй, я тебя полностью поддерживаю, но для чего ты это делаешь?

Тяжело дыша и хромая из-за поврежденной лодыжки, Мрак ответил:

- Есть шансы, что этот парень знает, где Сука и деньги. Он расскажет нам об этом, а потом я пойду и вытащу их, пока ты убираешься отсюда со Сплетницей. Ты знаешь, куда ее доставить.

Водитель переводил взгляд с него на Регента, пока Регент усаживал Сплетницу на землю. Было видно, что та уже не истекает кровью, видимо у Регента нашлось время, чтобы перевязать ее. Но она все еще оставалась без сознания. Закончив, Мрак с Регентом приступили к допросу, прислушиваясь к звуку взрывов.

Получить ответы у водителя не заняло много времени, но то было единственной хорошей новостью. Суку держали на противоположном конце хранилища под охраной двух бойцов АПП и нескольких людей Убера и Элита. Но по крайней мере у Неформалов теперь имелась информация, какие области были заминированы, а какие охранялись только живыми людьми.

Мрак вздохнул и сказал:

- Хорошо, план не изменился. Регент, бери Сплетницу и убирайтесь отсюда. Не думаю, что она продержится еще хоть сколько-нибудь долго. Я... сделаю все возможное, чтобы вытащить Суку и деньги. Встретимся в убежище.

Регент кивнул:

- Положись на меня, увидимся позже, босс. - он снова взвалил Сплетницу на свое плечо и отправился в путь.

Мрак повернулся к водителю, что все еще трясся на земле.

- Сейчас я оставлю тебя здесь. Если Сука там, где ты сказал, то я скоро вернусь и освобожу тебя. Если нет, то я опять-таки скоро вернусь для второго раунда допроса. Понял меня? - Мрак знал, что от его голоса бросает в дрожь, но этот эффект не распространялся на него самого. А вот водитель мог это подтвердить, настолько быстро он задергался и закивал головой. Мрак подтащил его к ближайшему фонарю и дополнительными стяжками связал его так, чтобы тот точно не смог освободиться, а затем, хромая, отправился в путь.

Тем временем взрывы прекратились. Он наделся, что это означало, что Технарь победила. Сейчас он шел по пути к тому месту, где оставил их, а у Бакуды, кажется, не было ничего, что могло бы пробиться сквозь щит Технаря. С другой стороны, у него самого подобной защиты не было. Мотоциклетная защита не поможет против нормальных пушек и гранат. И тем более она не поможет, когда используются тинкер-пушки и гранаты. Если бы он остался там, то просто бы умер, а ему нужно было помочь сначала своей команде.

Он уже прошел через часть хранилища, когда услышал ужасающий шум, а точнее интенсивный визг, который сотряс землю и, казалось, раскрошил ему зубы. Он предположил, что это одна из бомб Бакуды, так как другое оружие Технаря не казалось способным вызывать подобный шум. Так или иначе, схватка не закончилась, или же закончилась прямо сейчас и крайне плохо.

"Хорошо," - подумал он - "Просто взгляну одним глазком. Если смогу, то помогу, а затем уйду, ведь я ей немного задолжал."

Поиск источника звука занял у него порядка минуты, в течение которых новых взрывов любого рода так и не прозвучало. Парень начал волноваться.

Когда он все нашел источник звука, то его чуть не стошнило. Это выглядело как одна из жертв Бакуды: части тела были разбросаны в радиусе дюжины футов, а земля была залита кровью. Среди обломков и внутренностей валялись отдельные обрывки розовой, синей и белой материи. Итак, похоже, Бакуда была мертва. Возможна, она подорвалась на одной из своих бомб. Зрелище неприглядное, но он сможет с этим жить.

Технарь же лежала на земле, распластавшись в луже рвоты и растекающейся крови, ее щит был выключен и...

'Дерьмо, она без маски' - подумал он.

Тем не менее, как он мог видеть, она все еще была жива, а он мог оказать ей помощь. У него не было с собой аптечки, но он знал, что нужно делать. Мрак подошел к ней, внимательно осматривая окрестности на предмет оставшихся ловушек, ведь могло так случиться, что, увлекшись дракой, Бакуда забыла об одной из своих мин, и они обе влетели в ловушку.

Когда он подошел достаточно близко, чтобы хорошо видеть технаря, Мрак остановился. 'Иисус, да она же еще ребенок,' - подумал он - 'Она должно быть не сильно старше Аишы.' Ее лицо опухло, особенно на над левым глазом, а все находящееся ниже носа было покрыто кровью, все еще стекающей на землю. Это было плохо, но, по крайней мере, кровь не била струей, что означало отсутствие повреждений серьезных артерий. К несчастью, наличествовало носовое кровотечение, которое он не мог остановить без риска удушения. Лучшим, что он мог сделать - это перевернуть ее на бок, повернуть голову так, чтобы не было никаких закупорок, и одеть обратно маску. Но сперва нужно было проверить жива ли она вообще.

Он сделал это, взяв в руку ее запястье и облегченно нащупал пульс, слабый, но устойчивый. Затем он взял дешевую пластиковую маску, сморщившуюся возле микротрещин в верхней ее части, и одел обратно на голову девушки. Затем он начал переворачивать ее на бок, но остановился, когда ощутил, как в ее тазобедренном суставе и плечах трещат и двигаются кости. Множество сломанных костей, тяжелое кровотечение и, в довершение всего, травма головы. Это было далеко за пределами оказания первой помощи. Он присел, чтобы повернуть ей голову так, чтобы поток крови вне маски был сильнее, чем внутри. Он надеялся, что этим он принесет больше пользы, чем вреда.

Звук шагов привлек его внимание, он поднял взгляд и, буквально, замер. Из-за угла вышел Оружейник в опаленной и поврежденной броне, а кончик его алебарды был наставлен прямо на Мрака. Тонкий красный лучик прочертил путь в пыльном воздухе и остановился на его груди.

- Отойди от героя, - приказал Оружейник тоном, который очевидно говорил о том, что тот без раздумий применит силу, если он немедленно не исполнит приказ.

Мрак медленно встал и осторожно, так, чтобы его руки были на виду, и начал отходить назад.

- Хорошо, - сказал он - Я не причинил ей вреда, просто проверил, жива ли она. За эту ночь она по меньшей мере трижды спасла мою жизнь. - Он не стал говорить, что видел ее лицо без маски, ведь в противном случае это могло закончиться плохо.

Оружейник отслеживал его перемещения, сохраняя дистанцию, а затем сказал:

- Она вмешалась в схватку между твоей командой и Бакудой. Есть ли у тебя доказательства, что ты не нападал на нее?

Разговор всегда лучше драки, хотя он и сомневался, что Оружейник будет атаковать его, когда между ними находится раненый герой. Мрак сказал:

- Хорошо, вокруг на земле разбросаны останки Бакуды. Как бы по-идиотски это не звучало, но думаю, она попала в одну из собственных ловушек, а героиня попала в ловушку вместе с ней. Если тебе нужно больше информации, то недалеко я оставил связанного бойца АПП, он был здесь большую часть схватки.

Оружейник ответил не сразу. Он продолжал продвигаться вперед, пока Мрак отступал, до тех пор, пока не встал над лежащим технарем. Затем он нажал несколько кнопок на поясе, хмыкнул и сказал:

- Хорошо, сегодня у меня нет времени заниматься тобой. Убирайся, пока сюда не подъехало СКП, и не попадайся мне в ближайшее время.

'Трудно получить лучшее предложение' - подумал Мрак. Он развернулся и поковылял прочь так быстро, как только мог, и покрывая себя тьмой, едва завернув за угол. Ему все еще нужно было найти Суку и деньги, а времени было все меньше.


Интерлюдия 3-2: Директор Пиггот

Эмили Пиггот, директор отделения СКП Броктон-Бей положила ручку и потерла виски. На дворе было утро субботы и она вернулась к работе, как только завершила процедуры диализа, которые проходила прошлой ночью. Диализ занял более девяти часов и наконец она смогла взяться за внушительную груду бумаг, связанных с битвой, состоявшейся прошлой ночью. Затем ей еще нужно будет сделать ряд звонков другим директорам, решить некоторые стратегические вопросы и встретиться с бойцами Протектората и СКП, которые участвовали в том событии. И если что-то пойдет не так, то Оружейника определенно ожидает крайне неприятный разговор по поводу всего этого бардака.

Она улыбнулась. Пока что все шло хорошо. Прошлой ночью умерли Они Ли и Бакуда, а Лунга помимо прочего удалось отогнать. И все это без потерь как среди гражданских, так и среди ее собственных людей. В добавок к этому более дюжины членов АПП попали за решетку, а сотни поделок Бакуды были захвачены для последующего анализа. Это было больше чем победа, это было больше похоже на взятие кубка. Ее улыбка превратилась в самодовольную усмешку.

Конечно, Оружейника стоит слегка наказать, но это можно сделать в устной форме, нет необходимости вносить негативные записи в его личное дело, она ведь знает, как он к этому относится. Хотя, единоличное командование совместной операцией без ее одобрения - это не то, на что можно закрыть глаза. Даже если бы она приняла такое же решение. Честно говоря, схватка между двумя группам злодеев в очищенной от гражданских зоне, где сопутствующий ущерб не представляет особой проблемы? Такой шанс выпадает очень редко, почти всегда они узнают о такой возможности уже постфактум, когда уже поздно что-либо предпринимать. Только дурак упустит такую возможность, даже с учетом того небольшого количества информации, что у них было.

Конечно, это не было легко и имело свою цену. Присутствие Они Ли и Лунга стало сюрпризом. Обычно Лунг не высовывался в течение пары недель после очередного погрома. Видимо он присутствовал в депо, чтобы устроить Бакуде что-то вроде теста, вместо того, чтобы принять участие самому. Когда прибыл Скорость, Они Ли сразился с ним, в то время как остальные герои заняли Лунга. Это действо закончилось тем, что движок попал под взрыв гранаты, а Они Ли умер от попадания в череп пули, выпущенной неизвестным стрелком.

Это стало черным пятном на без сомнения прекрасном дне. У них не было никаких идей, кто же в действительности прикончил Они Ли. Пуля была абсолютно нормальной, выпущенной по всем признакам из обычной пушки. Они даже не знали в чьих она была руках. Мисс Милиция была ранена Лунгом, перед тем как дротики Оружейника вынудили того бежать. Но и она, и Скорость благодаря Панацее были уже на ногах. Эмили не любила оставаться должной Новой Волне. Эта команда была слишком независимой для нее, но она не отказывалась использовать ее, как полезный инструмент в случае необходимости. В этот раз даже несколько из ее бойцов СКП были вылечены ею. Благодаря этой девочке, трое ее парней не останутся калеками.

Хотя она не была уверена в этом новом Технаре, Эон. Оружейник хорошо отзывался о ней, и ей удалось впечатлить Кид Вина своими технологиями, но она казалась безрассудной. Эгида выразил некоторое беспокойство по поводу ее ментальной стабильности. Ее кажущаяся готовность пожертвовать собой, чтобы спасти чужие жизни, была положительной чертой. Если, конечно, можно вообще доверять словам лейтенанта Бакуды. Эон как минимум дважды спасла как его, так и злодея Мрака, с риском для самой себя. Это говорило о хорошо развитом чувстве героя, но ее нежелание работать на СКП было проблемой. Некоторые из худших паралюдей в начале своей карьеры собирались быть героями, но отказались работать в рамках закона. Ей на ум пришла Слава.

Эмили села обратно в кресло. По крайней мере, Эон согласилась прийти на собеседование, когда поправится, что уже было чем-то. До тех пор по ней трудно будет принять каке-либо решение. При некоторой удаче ее можно будет вынудить в той или иной мере работать с СКП. Или, возможно, убедить пойти по пути бродяги, хотя это будет и не так привлекательно. Но определенно стоит попытаться, убрать даже одного лишнего парачеловека с улиц уже будет хорошо. А еще стоить привлечь к участию в собеседовании Мисс Милицию, если она будет свободна. Она знает, как выжать из девочки максимум возможного, даже если та делает это для собственной выгоды.

Итак, девочка была небольшой проблемой, невзирая даже на ее потенциал. Реальные последствия недавних событий проявятся в следующие несколько недель. АПП потеряли двоих из трех своих паралюдей и более трети обычных членов банды. Банда была определенно в упадке, и можно было с уверенностью сказать, что остальные фракции города сделают все возможное, чтобы этот упадок продлился как можно дольше. Однако, существовало две больших проблемы для такого развития событий. Во-первых, конечно, Лунг собственной персоной. Он всегда был силовым ядром банды, но тем не менее сейчас он был меньшей проблемой из двух. Он был достаточно силен, чтобы потенциально убить любого другого парачеловека в городе, невзирая на шансы против него. Если Оружейник не найдет способ справиться с ним, неважно что это будет, то бой с ним закончится провалом. В его нынешнем виде Протекторат является единственной организацией, которая потенциально способна захватить или, возможно, убить кажущегося непобедимым злодея. Как Лунг мог бы отреагировать на это можно только гадать.

Большей же проблемой, однако, была Империя 88. Они годами находились в застое, неспособные расширить свою территорию, так как им необходимо было одновременно защищаться от Лунга и Протектората, и терпя постоянные небольшие потери, истощающие их силы. Сейчас же, когда сила Лунга под вопросом, у Эмили не было никаких сомнений, что они начнут захват территории. Если же Лунг не сможет достойно им ответить, то это превратится во всеобщую войну на улицах. А если это случится, то это будет плохо для всех. СКП и Протекторат будут терять свой персонал, который они не могут себе позволить потерять, не говоря уже о негативном пиаре, вызванном тем, что они неспособны навести порядок на улицах города. В итоге империя 88 проиграет эту войну, когда ситуация ухудшится настолько, что подключатся герои из других городов. Другие банды также проиграют, попав под удар Протектората или Империи 88. А еще проиграет город, потому что получит удар по и так хрупкой экономике.

Но несмотря на все это, как она могла видеть, Кайзер начнет войну в любом случае. Он может просто наплевать на возможные последствия, если решит, что овчинка стоит выделки. За все время существования банды под его руководством через нее прошли более тридцати злодеев со всей страны и, если Империя продержится достаточно долго, то они подключатся к войне. Он был уверен, что если останется жив, то сможет восстановить все потерянное за время войны, и его будет крайне сложно переубедить. Из всех других фракций он понесет наименьшие потери в открытой войне, что вполне может означать для него победу.

Так что проблема была очевидна. Но вот найти ее решение было нелегко. Запрос дополнительных крупных подкреплений после громкой победы будет воспринято неправильно. Среди ее союзников она будет выглядеть слабой, а ее победа будет объясняться слепой удачей. Среди банд же сложится мнение, что СКП крепко вломили, и скорее всего начнется та самая война, которой она хотела избежать. А она уже зашла слишком далеко и достигла слишком многого, чтобы сейчас проиграть.

Это означало, что она не могла рисковать Стражами для усиления сил Протектората и СКП, не сейчас. Они еще были в процессе перемещения в здание СКП с базы Протектората в заливе, и любые значительные ранения или потери заставят людей сомневаться в ее решениях.

Она снова улыбнулась. А, это был еще один удачный ход. Первый город в стране, в котором Стражи подчиняются СКП, а не Протекторату. Еще одно подтверждение правильности ее решения поддержать Оружейника в качестве нового лидера Протектората вместо Мисс Милиции, когда умер Претендент. Невзирая на его навыки, и как технаря, и как бойца, он был аутсайдером по сравнения с одной из первых Стражей и всенародно любимой героиней. Это прекрасно сработало. Учитывая отсутствие у него социальных навыков, в погоне за славой он выполнял свою работу так усердно, как никто другой не смог бы. И она держала его в своих руках. Оружейник не знал своих пределов, так что когда она предложила переместить стражей в здание СКП, он не стал поднимать шум, так как это уменьшало его обязанности и позволяло ему выделить больше времени на построение своего имиджа благодаря новым проектам и победам над бандами.

Да, она точно знала, как использовать людей ему подобных. Она была одной из первых женщин, ставших агентами СКП в подразделениях быстрого реагирования, а также в спецслужбах до этого. Игра услуг и обязательств была тем, в чем она чувствовала себя, как рыба в воде, и это позволяло службе СКП в Броктон-Бей под ее руководством вернуть, по крайней мере почти, город из дикости парачеловеческого конфликта в лоно закона.

Нить ее размышлений была прервана стуком в дверь ее офиса.

- Войдите! - ответила она, ее голос слегка охладел. Что бы ни произошло, в данный момент она усердно работает. Она чувствовала, как болят ее колени, а в теле распространяется слабость. Она не чувствовала этих признаков болезни с прошлого вечера. Должно быть это из-за того, что она пропустила прием пищи.

Дверь открылась и в кабинет вошел ее секретарь, держа в руках папку.

- Мадам директор, отчет о предварительной оценке остатков оружия Эон.

- Положи его сюда, - сказала Эмили. Он так и сделал, а затем быстро вышел и закрыл за собой дверь. В нынешние времена хорошо было иметь эффективных помощников.

Она просмотрела отчет, отмечая детали. Подробно она прочитает его позже, на данный момент у нее были более важные вопросы. В любом случае, в отчете было не слишком много информации. Неизвестные материалы. Неизвестная конструкция. Неизвестный источник энергии. Она фыркнула. Итак, значит Кид Вин уважительно отзывался о ее технологии. Она отложила отчет в сторону. За исключением того, что это было что-то потрясающее, она не могла вынести из него больше информации. Оставалось дождаться прямого собеседования с героиней.

Она выпрямилась, разминая свою спину, а затем продолжила работать с бумагами. Оформление больничных для раненых офицеров СКП, даже если они уже были вылечены, планирование для самых тяжелых случаев визитов психолога, визирование дежурных реестров, переназначение запасов и машин взамен выбывших и поврежденных, ознакомление с индивидуальными отчетами. Этот список был бесконечен.

Хоть это и была рутинная работа, но в мыслях она разбиралась с потенциальными проблемами с Империей 88. У них было просто слишком много запасных кейпов, чтобы можно было рассчитывать на продолжительную кампанию и слишком тяжелой ударной силы, чтобы иметь возможность нанести превентивный удар. На данный момент информация была самым ценным активом. Если удастся изолировать нескольких ключевых членов Империи, например Блицкрига или Крюковолка, и предъявить им обвинения, остальные могут начать действовать по собственному разумению. Поставить их перед выбором: освободить заключенных силой или позволить им отправиться в Клетку. Это позволит улучшить общественное мнение по поводу СКП и представить все это, как продолжение удара по АПП. Специальная кампания по восстановлению закона и порядка позволит людям увидеть, что это банды форсируют эскалацию конфликта, который превращается в войну.

Эмили Пиггот снова улыбнулась, хотя у такого решения было много хрупких мест. Риски были велики, но за время ее руководства отделением СКП в Броктон-Бей это первый раз, когда появлялись шансы избавить город от банд. Конечно, этим проблемы не исчерпывались. Если задуманной ей удастся, то другие банды могут попытаться заполнить образовавшийся вакуум. СКП нужно будет стоять на страже, пока экономика города не начнет восстанавливаться, что может быть осложнено попытками других директоров СКП переманить ее лучших бойцов. О, конечно, они представят весомые доводы. Зачем держать почти дюжину героев в городе, очищенном от злодеев. Или они могут попросить опытных бойцов для тренировки подрастающих героев. Но она сможет справиться с этим.

Она оскалилась. Это было не то, что бы она хотела видеть в своей жизни, но с таким полем боя она была тесно знакома. Это была ее игра, и Эмили не думала, что существует так уж много людей, способных играть лучше нее.



4. Послушник.


4.1.

Я пыталась быть хорошей, пыталась отдохнуть и дать моему сотрясению пройти, но потерпела в этом сокрушительное поражение еще до того, как закончился понедельник. Сперва все было не так плохо. После того, как я рассказала папе обо всем, что случилось, включая издевательства, школу, мои сражения с Лунгом, Блицкригом и Бакудой, о Лизе, о том, на что способна моя сила, и почему я не хочу пойти в Протекторат, я попыталась лечь на диван и немного подремать. Я немного посмотрела новости, хотя о прошедшей схватке там говорилось всего ничего, только лишь, что СКП на данный момент заканчивает расследование данного происшествия и раскроет больше информации в течение недели. Я посмотрела несколько фильмов, а затем папа покормил меня и дал лекарства. Периодически я плакала, особенно когда просыпалась от кошмаров с участием Лунга. Хотя надо отметить, что иногда к нему присоединялась и Бакуда. Думаю, папа был таким внимательным из-за того, что ему нужно было заботиться обо мне; не помню его таким с тех пор, как умерла мама.

Проблема, однако, заключалась в том, что за исключением сотрясения, я чувствовала себя великолепно. В моем теле ничего не болело. У меня был прекрасный аппетит, море энергии, а ночью воскресенья я даже не смогла заснуть. У меня было непредставимое количество дел, а я валялась на диване. Мне нужно было возобновить свои обычные пробежки и разучить новые упражнения. Нужно было добраться до своей лаборатории и проверить, как поживают моя нано-кузница и новые конструкции. Нужно было начать работы по созданию нано-кузницы следующего поколения. Нужно было создать новое оружие взамен уничтоженной кинетической винтовки. Нужно было продолжить самообразование в областях инженерного дела, программирования и строительства. Моего внимания ждало более дюжины книг, которые мне нужно было прочитать, чтобы я могла воспользоваться большей частью чертежей, бывших в моем распоряжении. Черт, мне даже нужно было закончить школьные дела. Я не могла сделать ничего из того, пока валялась на диване с приказом 'отдыхай'. А еще я хотела удостовериться, что Лиза выжила, хоть мне и страшно было это узнавать. У меня не было о ней известий, но для меня было бы тяжелым ударом узнать, что она умерла. Все это накапливалось, и еще до того, как прошло утро понедельника, я начала беспокойно ерзать. Менее, чем за день я стала отшельником в собственном доме.

Когда я услышала, как папа спускается по лестнице после душа, я немедленно повернулась на диване и позвала его. 'Папа!' было единственным, что я успела сказать, прежде чем поняла, что мне нечего к этому добавить. Секунду мы смотрели друг на друга, прежде чем его начал душить смех. Мое лицо приняло настолько огорченное выражение, что он начала смеяться еще сильнее. Он достаточно быстро спустился и присел в то же кресло, что и вчера, с ухмылкой на лице. Я повернулась и села, моя голова кружилась уже не так сильно, как раньше.

'Не то чтобы я не ожидал этого, малыш, но я честно думал, что у тебя займет больше чем всего один день, чтобы начать чувствовать себя не в своей тарелке', - сказал он.

'А?' - сказала я.

Он фыркнул. 'Ты никогда не умела нормально болеть, Тейлор. Я помню, как-то раз, когда тебе было девять, у тебя был жар, но ты все равно выскользнула из дома...'

'Эй!' - прервала я его - 'Это произошло, потому что я пообещала встретиться с...' - Эммой - 'Кое-кем. И мое состояние не было таким плохим, как ты описываешь.'

Он потряс головой. 'Малыш, когда ты была маленькой и периодически болела, твоя мама и я по очереди дежурили, просто чтобы удостовериться, что ты будешь оставаться в постели. Мы называли это 'день Тейлор'. Нам даже приходилось брать по полдня на работе. Почему, как ты думаешь, у тебя так много настольных игр? Если тебя оставляли без присмотра всего на пять минут, то ты сразу же выскакивала за дверь.'

Я как бы помнила об этом. Я помнила все эти игры, и как мы играли в них только, когда я болела. Мама или папа всегда были в такие моменты в моей комнате, играя со мной в эти игры на моей постели. Я действительно пыталась сбежать на улицу, когда болела? 'Эм, я действительно так плохо вела себя', - спросила я.

Папа улыбнулся. 'Ты была энергичным ребенком, Тейлор. Таким, каким и должны быть дети. Я действительно счастлив видеть, что ты поправляешься так быстро. Когда я сейчас увидел твое лицо, то понял, что ты не будешь разлеживаться на диване. Вот почему я засмеялся, ты выглядела в точности, как когда была ребенком, возмущена и зла на то, что должна оставаться в постели.' - его улыбка немного поблекла и он взглянул на меня более серьезно. - 'Могу я попросить тебя поберечь себя. Сотрясение - это не то, с чем стоит играться. Если нужно, то я позвоню на работу и проведу день с тобой. Я могу по крайне мере удержать тебя от излишней нагрузки.'

'Я буду осторожна, папа. Я не дура. Я прочитала кое-какие брошюры прошлой ночью, и я не собираюсь предпринимать что-либо, что ухудшит мое состояние.' - я действительно читала прошлой ночью, так много, как могла. На самом деле прочесть смогла я немного, но кое-какое представление получила. Я узнала о сотрясении мозга, что последствия его могут продолжаться годами. Также я получше узнала о имеющихся у меня симптомах. Среди них была быстрая сена настроения, которая могла выражаться в неконтролируемом плаче. Я была немного возмущена этим. Мне не нравилось думать, что некоторые мои решения прошлой ночью были просто тупыми симптомами. Даже если для меня все закончилось хорошо. Я продолжила: 'Все что мне нужно, это добраться до моей лаборатории и сделать несколько вещей: заполнить нано-кузницу и получить новые проекты. Тестирование их я могу провести уже здесь. Вот и все.'

Папа провел ладонью по лицу и что-то прошептал. Я скрестила руки. Это ведь не так много, правда? Он сказал: 'Тейлор... боже, детка. Хорошо, дай мне минутку подумать. Я сделаю завтрак, позвоню на работу, и мы сможем поговорить об этом.'

Я не смогла придумать, что сказать, и просто кивнула, так что он вернулся к обычным утренним делам. Я решила не давить на него, чтобы он позволил мне сходить в лабораторию. Для него должно было быть шоком услышать то, что я говорила прошлой ночью. Я была уже счастлива, что он нормально воспринял сказанное. В действительности я не думала об этом, но, полагаю, было бы классно, если бы я могла свободно ходить в лабораторию тогда, когда мне это было нужно, искать нужные материалы в городских окрестностях и изучать тонкости строительства. Ранее я даже не задумывала предпринять что-либо, чтобы получить такую свободу действий. Уверена, мы могли бы найти компромисс. Просто я еще не задумывалась об этом.

Пока папа занимался делами, я включила телевизор и немного попереключала каналы, остановившись на каком-то утреннем ток-шоу, и откинулась на спинку дивана. Я в прннципе не устала, но моим глазам нужно было отдохнуть, а такая поза позволяла ни на чем не сосредотачиваться. Я слышала, как папа разговаривал по телефону, а затем увидела, как он возвращается назад с едой. Ничего особенного, просто немного супа и йогурт. Легкая пища. Я не ела подобную еду уже около недели. Мне хотелось съесть больше, чем обычно. Я была так голодна, как будто я недавно занималась тяжелым физическим трудом. В любом случае я съела все без каких-либо капризов. Береженого Бог бережет. И, по крайней мере, сегодня я смогла поесть самостоятельно, хоть это было и нелегко.

После того, как мы закончили есть, папа прокашлялся. Я приготовилась. 'Хорошо. Я не хочу, чтобы ты ходила в свою лабораторию одна. Но... если ты хочешь, я пойду с тобой и помогу тебе. Так будет более безопасно. Мы можем даже взять машину, так как ты еще не можешь далеко ходить. Если, конечно, ты не против.'

Я воспрянула духом. 'Да, это было бы отлично. В любом случае, я хочу показать тебе свою работу. Я действительно горжусь ею.' Я не знаю, откуда взялось желание показать другим людям, что я могла делать, но это беспокоила меня в течение последних нескольких недель. Это был хороший шанс позволить себе это сделать. Я немного беспокоилась, как воспримет папа уродливые конструкции, что я построила ранее, но я была уверена, что когда я объясню ему для чего они нужны, он поймет все их значение. Существовала, однако, небольшая проблема. 'Эм, я не знаю точного адреса этого места. Оно... понимаешь, не в благополучной части города? Там нет указателей улиц.'

Папа снова потер лицо. 'Я... уверен все будет в порядке, малыш. Мы справимся. И, может быть, мы можем отложить это до завтра?' - в его голосе звучала надежда.

Я начала отрицательно трясти головой и сказала: 'Нет, нет, лучше сегодня. Чем меньше времени нано-кузница будет пустовать, тем лучше. Я не могу больше это откладывать.'

'Да, я более или менее понял тебя,' - сказал он - 'Хорошо, полагаю, лучше заняться этим пораньше. Возьми свои лекарства и собери необходимые вещи. Мы поедем, когда ты решишь, что готова. Но если ты почувствуешь слабость, или твоей голове станет хуже, то ты скажешь мне, и мы вернемся. Договорились?'

'Да, меня это устраивает. Я не буду настаивать, обещаю.' - сказала я, улыбаясь. Папа не выглядел убежденным.

Собрать вещи заняло больше времени, чем я ожидала, особенно учитывая состояние моего тела. Мне приходилось останавливаться каждые несколько минут, чтобы прилечь, а еще, чтобы подняться по лестнице, мне потребовалась помощь из-за возникшего головокружения. А еще я не стала принимать душ. Даже пойти в ванную комнату было достаточно тяжело. Так и получилось, что мы выехали в районе десяти часов.

Большую часть пути я держала свои глаза закрытыми, но мне пришлось направлять папу, когда мы приблизились к месту. Я была немного дезориентирована и это заняло некоторое время. К счастью, папа знал эти места очень хорошо, еще с тех времен, когда здесь находились закрытые ныне здания Союза Докеров. Мы припарковались на краю склада, расположенного на аллее, по которой я обычно ходила, благо, что здесь было много места для парковки, а ворота отсутствовали. Украдены, сломаны ради забавы, проржавели, кто знает?

Папа помог мне выбраться из машины, и мы вошли в здание. Убедиться, что на нас никто не смотрит было намного сложнее обычного, но я все же удостоверилась в этом. Мы вошли внутрь без каких-либо проблем, и папа помог мне спуститься по лестнице к закрытой двери. Я начала открывать ее, но внезапно заметила на своей карте серую иконку прямо за собой. Я ударилась в панику. Я бы даже достала пушку, если бы она у меня была. У меня совершенно не было идей, как кто-то мог оказаться за моей спиной так быстро. Но затем я увидела, что там стоит папа, и напряжение спало. Мой взор затуманился и слезы потекли по моим щекам. Как могла я пометить родного папу, как всех обычных людей?

'Тейлор, что случилось?' - спросил папа, беспокоясь. Он подошел ко мне и поддержал меня за плечо. - 'Ты в порядке? Скажи мне, малыш.'

'Я в порядке, папа. Все хорошо. Просто... надо кое-что поправить, вот и все', - сказала я. Я моргнула пару раз, пока слезы не перестали течь, а затем первым, что я сделала, это поменяла цвет папиной иконки на зеленый, как у меня. Не знаю, почему такая мелочь так сильно меня задела, или почему я не сделала этого раньше. Я очистила свой разум и открыла дверь.

Конечно, сразу же вылезла очередная проблема: я забыла сказать ему взять фонарик. Кроме того, я недостаточно устойчиво стояла на ногах, чтобы пойти к двери и открыть ее самостоятельно, освещая путь светом от моего генератора. Если же я закрою за нами внешнюю дверь, то мы окажемся в кромешной темноте.

Ладно, это не конец света. 'Хорошо, папа, это будет немного сложнее. Мне нужно, чтобы ты поддерживал меня, пока мы идем. Просто следуй за мной, пока мы не дойдем до двери, и я не скажу тебе открыть ее, хорошо? И... не упоминай о фонарике, ладно. Я его забыла, так что ничего не поделаешь', - сказала я.

Мы пошли вниз по коридору, пока дверь за нами закрывалась. Несмотря на темноту, я почувствовала себя лучше, когда она закрылась. Пока мы шли, папа заговорил со мной. Должно быть ему было страшновато идти куда-то в полной темноте, не имея такой карты как у меня. 'Так ты по этому поводу лила свои слезы, малыш. Я знаю, что сотрясение сделало тебя более эмоциональной...'

'Что? Нет, папа, я не... стала настолько эмоциональной. Я не собираюсь плакать из-за забытого фонарика.' - сказала я, припуская в свой голос столько возмущения, сколько смогла.

Он рассмеялся: 'Достаточно честно.'

Мы добрались до двери в лабораторию всего за минуту. Папа открыл ее достаточно легко, хоть ему и пришлось толкнуть дверь плечом. Коридор осветился бледно-белым светом от моего генератора, и папа вошел внутрь.

Я нервничала, так как не знала, что подумает папа о моей лаборатории. Я знала, она была неуклюжа, уродлива, можно даже сказать, непотребна. Но если я зашла так далеко, то, уверена, он тоже одобрит ее.

Он повернулся ко мне. 'Здесь немного... грязновато, как для лаборатории, не так ли.' - сказал он.

Я скорчила гримасу. Родители. Конечно, это было первое, что он отметил.

'Хорошо', - сказала я - 'Не обращай внимания на кучу мусора и стенд для испытаний. Я не пользуюсь здесь в основном ничем, кроме рабочего стола.'

'Или стула', - ответил он - 'На чем ты сидишь, когда работаешь?'

'Точно! Давай работать!' - сказала я, подталкивая его из дверного проема вперед в комнату - 'Я проверю свои проекты и нано-кузницу, а затем, если она пуста, поможешь мне переместить готовую нано-пасту в контейнер и загрузить следующую кучу мусор а для переработки?' - я говорила очень быстро, чтобы не получить еще больше неловких вопросов, так как я ощутила укол от вопроса о стуле. Надо бы подумать, чтобы раздобыть хотя бы один.

'Хорошо, хорошо. Я не буду комментировать беспорядок. Это твое пространство, малыш. Но перед тем, как мы начнем, позволь мне пройтись здесь и посмотреть, что у тебя есть?' - спросил он, остановившись на середине комнаты и повернувшись ко мне.

'Окружающее не кажется тебе... уродливым, папа?' - немного нерешительно спросила я.

'Малыш, ты смогла построить секретную лабораторию под разрушенным зданием всего за три месяца и используешь ее для разработки и создания оборудования, предназначенного для борьбы с суперзлодеями. Я даже не могу представить, насколько сложно тебе было работать над этим. Это просто невероятно.' - сказал он.

От его слов мое лицо просветлело. 'Конечно, ты можешь осматривать все, что я сделала! Над некоторыми предметами действительно было сложно работать. Смотри, когда я вышла из больницы после того инцидента, у меня были все эти идеи, но я даже не могла создать нано-пасту, так как у меня не было средства разработки. Мне пришлось сначала разобраться в куче всех сортов этого оборудования, прежде чем я просто смогла начать строить что-то, что привело в итоге к тому, что ты видишь. Что еще? А, и именно поэтому наши счета за электричество в марте были так высоки. Прости. Мне нужно было вынести изготовление оборудования первого поколения за пределы нашего дома. Что было совсем нелегко! У меня заняло больше недели, чтобы понять, как запустить оборудование первой очереди без электричества.

Я разглагольствовала в подобном тоне некоторое время, пока папа с легкой улыбкой на лице выслушивал счастливую меня. Это было здорово, даже не помню, как долго я не чувствовала приливов такого энтузиазма. Но постепенно пульсация в моей голове усилилась, и я притормозила. Папа заметил это и уговорил меня прилечь, сделав для меня из собранной в куче мусора ткани что-то вроде подушки.

Я немного отдохнула, пока папа осматривался в лаборатории, оставаясь, впрочем, на некотором удалении от верстака и трех машин возле него. Спустя некоторое время я почувствовала себя лучше и начала направлять его, как правильно переместить содержимое емкости нано-кузницы в контейнер для хранения. Он отнесся к этому с легкой опаской, но сделал все довольно быстро. Надо отметить, что при этом он в течение некоторого времени осматривал пристальным взглядом внутренности емкости для хранения.

'Папа, нужно поскорее закрыть крышку, чтобы избежать воздействия вредных веществ', - сказала я, возможно немного остро.

'Хорошо, босс, я приступаю', - сказал он - 'Но, Тейлор, это действительно самое невероятное оборудование. Я не видел никогда ничего подобного раньше.'

Целую минуту я ничего не говорила, пока на моем лице держалась самодовольная улыбка. Папа, увидев выражение моего лица, фыркнул. 'Хорошо, малыш, да, я впечатлен. Что дальше?' - сказал он.

'О, ух, осталось немного. Просто нужно выдвинуть приемный контейнер кузницы и положить в него следующую порцию мусора. Затем нужно забрать готовые проекты и проверить их. На этом все', - ответила я. Нужно было, конечно, еще проверить нано-станки, но я была слишком увлечена показом папе лаборатории.

'Ты можешь проверить свои проекты позже, я заберу их с собой. Это не должно быть слишком сложно', - сказал он, подойдя ко мне и помогая мне подняться на ноги.

Приятно было иметь кого-то, работающего вместе с тобой. Я рассказала папе о том, что делала, и он присоединился ко мне. Так было правильно. То, что это был мой папа, было дополнительным бонусом.

Я прошла к своему рабочему столу и склонилась над ним, осматривая нано-станки. Как я могла видеть, они были готовы и не имели каких-либо видимых проблем. Я отсоединила их, морщась от неизбежных ударов, когда машины внутри падали, и немного прибралась. У меня пока не было новых проектов, так что мне нужно было сосредоточиться на разработке следующей нано-кузницы, так что я не стала подключать станки снова.

Я увидела, что папа закончил с нано-кузницей, и рассказала ему, как протестировать магниты. Казалось, что он нашел довольно забавным использовать настолько низко-технологичный метод для тестирования такого оборудования, но он выполнил указания без вопросов. Когда он закончил, я развернула их и проверила самостоятельно, пока он собирал мусор.

Когда все было сделано, я вернулась к рабочему столу и взглянула на свой ранец для полетов. Я не слишком огорчилась насчет сенсора, базировавшегося на проверенной технологии, но это было что-то, чего я не производила раньше, за исключением маленькой тестовой версии, что открывала дверь в хранилище. Это было прелестное маленькое устройство, чуть тяжелее моей кинетической винтовки. Восьмидюймовый широкий диск из серебра, с утолщением в середине, похожего на расплющенную версию сферы моего силового генератора, был центральной частью изделия. Он был встроен в кусок белого материала, подготовленного для одевания на лопатки. Также были плоские панели различного размера зеленого и белого цветов, образовывавших дугу над диском. Сейчас они лежали собранные в одну стопку и должны были образовать направленный вниз треугольник, когда я одену рюкзак. Но когда это произойдет, пластины расправятся подобно перьям в крыльях. Еще во время этапа разработки я старалась сделать их настолько выглядящими на настоящие крылья, насколько могла. Этих пластин было несколько слоев, цеплявшихся подобно амуниции для скалолазания, и по плану я должна была одевать их поверх моего плаща.

Но если я была права, он тоже должен был работать сам по себе. Во всяком случае, небольшой тест не смог выявить никаких проблем. Я подняла его, нашла его иконку в своем интерфейсе и включила. Серебряная сфера начала светиться белым, а панели разъединились, слегка раскинувшись и меняясь пока шла балансировка. Я медленно убрала руки, и аппарат остался на месте, паря в воздухе. На моем лице появилась ухмылка.

Тыкнув его иконку в своем интерфейсе, я выбрала новое местоположение. Ранец проскользнул по воздуху к месту назначения, которое я ему назначил. Затем я проверила функцию увеличения скорости и вернула его назад. Все прошло без проблем.

'Ха!' - воскликнула я. Еще один проект удалось воплотить с первого раза. Так же, как и сенсор, щит и кинетическую винтовку. Ладно, надо признать все они имели свои проблемы, но небольшие. Я была в ударе.

'Не смогла подождать, пока мы доберемся до дома, да, малыш?' - спросил папа из-за моей спины.

Я виновато подпрыгнула и выключила ранец. Он брякнулся на стол. 'Прости, пап', - сказала я, поворачиваясь к нему - 'Но по крайней мере теперь у нас есть свет для пути назад.'

Он пожал плечами. 'Хорошо, думаю, я здесь закончил. Если хочешь, можешь сама взглянуть и проверить. Так что мы могли бы отправиться домой.'

'Конечно, подожди еще минутку. Не мог бы ты вытащить наружу мой новый сенсор? А я прихвачу ранец для полетов', - сказала я, направляясь к нано-кузнице, чтобы проверить работу папы. В придачу к головокружению у меня уже появилась небольшая головная боль, и я беспокоилась, как бы мне не стало еще хуже, так что я окинула выполненный папой фронт работ беглым взглядом и дала ему положительную оценку. Он уже успел взять и сенсор и рюкзак, который он протягивал мне. Я закинула его на спину, но не стала отдавать никаких приказов, кроме включения света. Когда выдастся свободная минутка, надо бы подумать, как его назвать, так как текущее его название было слишком длинным. Учитывая наличие источника света, путь назад был намного более легким. Но все равно, в машину я садилась весьма усталой. Я была рада, что наконец-то могу сесть, откинуться на спинку сиденья и отдохнуть. Это был довольно необычный опыт. Я была ментально истощена, но тело при этом чувствовало себя хорошо.

Пока мы ехали, я решила обсудить с папой еще один вопрос, о котором давно уже думала. 'Папа, если я смогу достать немного денег, то как ты отнесешься к тому, что я найму нескольких работников? Так-то мне нужны люди в основном для помощи в лаборатории, но я могла бы и брать их с собой в костюмах, если удастся изготовить для них амуницию.'

Он обдумывал это около минуты. 'Я... не знаю, малыш. Знаешь, это кажется похожим на банду. Конечно, я буду меньше переживать за тебя, если буду знать, что ты полагаешься не только на себя. Но где ты собираешься найти кого-нибудь для подобных дел? Ты покажешь им свое лицо, или будешь одета в маску каждый раз, когда кто-либо из них будет поблизости? Тут нужно о многом подумать.'

Я пожала плечами. 'Я знаю, пока это просто идея. Когда я сражалась вместе с Эгидой, Кид Вином и полицией, я чувствовала себя лучше, чем, когда я была сама по себе', - сказала я. Может быть дело частично было в том, что в обоих случаях, когда я сражалась одна, это плохо закончилось. Но я чувствовала, что дело не только в этом. Просто мне казалось правильным быть частью группы.

'Хорошо, если это то, чего ты хочешь, уверен, мы можем поработать над этим. Хотя, честно говоря, я даже не знаю с чего нам начать. Знаешь, у героев обычно нет приспешников. У них для этого есть СКП', - ответил он.

Я решила подумать об этом позже. Поездка выдалась выматывающей, я чувствовала, что, возможно, мне стоит посвятить остаток дня отдыху и разобраться с делами попозже.


4.2

Как только я разобралась со своей лабораторией, мне стало намного легче справляться с моим вынужденным бездельем. Конечно это было связано с тем, что у меня появилась новая игрушка. Прямо лежа на диване, я занялась сначала разработкой базового программного обеспечения для своего полетного ранца, а затем перешла к фазе тестирования. Говоря о тестировании, я имела ввиду перевернуть его вверх тормашками, положить на него подушку, улечься на ранец свесив руки и ноги и в таком виде летать по дому. Я получила необычный опыт, летая над кухонной стойкой и делая себе сэндвич, но по крайней мере таким образом я избавила себя от проблем с головокружением. В общем, хочу сказать, что это была самая клевая вещь из тех, что я создала. Новый сенсор также работал.

Помимо этого, у меня было мало занятий. Я приступила к разработке новой нано-кузницы, но далеко не продвинулась. Также я начала разработку новой маски со встроенным интерфейсом и дополнительным оборудованием. В целом ничего особо сложного. В любом случае, учитывая отсутствие в доме интернета, я не могла сделать большую часть исследований, необходимых для обеспечения процесса разработки. Я постаралась на этом не зацикливаться.

Еще я потратила много времени, смотря паршивые дневные телепередачи, а также новости. Информации по поводу схватки в Депо было не слишком много, но я продолжала следить за новостями, просто на всякий случай. Думаю, прежде чем выдать больше информации СКП ждало, пока я не приду и не поговорю с ними. Это казалось немного странным, но на самом деле я не знала, какова стандартная процедура для случаев, подобных этому. Так что, возможно, они всегда таким образом взаимодействовали с независимыми кейпами. В новостях было много сообщений о схватках между кейпами, возможно даже больше, чем обычно, но никаких подробностей о схватках не было. Некоторые люди полагали, что это была серия розыгрышей или, возможно, способ получить интервью с кейпом. Иногда такое случалось.


Оценка: 6.80*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"