Лисицын Антон: другие произведения.

Странная сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Странная сказка о третьем царском сыне странного лоскутного мира Королевств. Главы 1-9


Пролог

  
   "Если путь пpоpубая отцовским мечом,
   Ты соленые слезы на ус намотал,
   Если в жарком бою испытал, что почем,-
   Значит, нужные книги ты в детстве читал!"
   В.С. Высоцкий "Баллада о борьбе"
  
   Ночь незаметно брала свое: тишина окутывала мир, тени становились гуще, обретали объем и, кажется, начинали жить своей жизнью. Уснули птицы, лишь сверчки неугомонно трещат. Покряхтывал старый сосновый бор, да лениво плескалась река, отражая чужой свет: серебряных гвоздиков-звездочек, подмигивающих тонкому серпу луны, таинственно мерцающих светлячков, да разведенного на невысоком пригорке костра...
   Пока мир засыпал, убаюканный тенями и тишиной, возле костра расположилась небольшая компания: седой, как лунь, старичок с кустистой бородой, пара мальчишек и девочка, беспрестанно теребящая свою тонкую косу с вплетенной красной лентой.
   -- Деда! -- шепотом позвал вихрастый мальчишка. -- Расскажи историю!
   -- Да, деда, -- поддержала девочка. -- Красивую сказку, про любовь!
   Другой мальчишка молча улыбался, глядя на танцующее пламя костра.
   -- Спать уже надо, пострелята.
   -- Ну-у деда, расскажи! -- в унисон начали канючить дети. -- Ты же столько их знаешь! Пожалуйста!
   -- Ладно, пострелята, -- вздохнул старичок и пригладил бороду, -- садитесь поближе, расскажу вам сказку...
   -- Ура! Спасибо, деда!
   -- В некотором царстве, в некотором государстве под номером сорок два, жил да был мудрый и добрый царь Прокл, да, родители у него были с богатой фантазией и хорошим образованием, но это к сказке не относится, это так, зачин. Так вот, было у этого царя три сына, и эта история началась совсем недавно, в позапрошлый четверг, как раз после утреннего дождичка...
  

Глава 1

  
   Полуденное солнце заливало библиотеку через высокие стрельчатые окна, в его лучах танцевали пылинки, то опускающиеся почти до самого пола, то поднимающиеся вверх к каменному потолку со свечным нагаром и узорами паутины.
   -- Ванька! Иди быстрее -- тебя царь-батюшка зовет! -- раздался окрик, разрывающий уютную тишину библиотеки.
   Тот, кого назвали Ванькой, со вздохом отодвинул от себя толстый том в кожаном переплете, и поднялся из-за стола. Эх, в книгах все так просто -- лежал тридцать лет и три года на печи, а потом бац! И ты уже славный богатырь... А тут и у кудесника занимался-изучал незримое искусство, да только что и смог, так это освоить кое-какие, почти что ярмарочные, фокусы! И старый егерь в воинских науках натаскивал, парень, пожалуй, что лишь правильно меч держать научился, да в забор из лука попадать, где-то один раз из трех. Вспомнив это, и то, как прострелил шляпку боярыни, парень покраснел и мотнул головой. Русые волосы длиной чуть ниже плеч взметнулись и занавесью закрыли лицо. Тьфу, еще и эта традиция -- дворянин, значит, волосы должны быть длинными, де не какой-то там крестьянин немытый, а белая кость и голубая кровь царства под порядковым номером сорок два! Тоже мне моллюска или паукообразного нашли! Эх, сейчас батюшка будет распекать! Пятнадцать лет, а все за книжками сидит. Ну не его эти ратные подвиги, неинтересны они ему. Да и зачем, для этого старшие братья есть: Сергей -- первенец, настоящий богатырь, косая сажень в плечах, а Гаврила -- второй сын, очень умный, хотя зачем лукавить, просто хитрый, если что-то делает, то только ради своей выгоды. А он Иван, традиция -- третьих сынов всегда Иванами в их семье называют, ничем не выделяется, как смеются братья, книжный червь и смотритель зверинца. Нет, а что делать, если ему жалко зверей? Вон как та пустельга -- молодая птица, повредила крыло и так жалобно кричала, как можно было пройти мимо? Или тот серый котенок... Или щенок... Или... Много этого "или" было и будет, это он знал точно. Да, а батюшка сейчас будет нравоучениями заниматься. Не повезло ему с третьим сыном, ой как не повезло! С такими невеселыми размышлениями, парнишка шел в кабинет царя-батюшки.
   Луч солнца, пробившийся сквозь кроны кряжистых дубов и прошедший сквозь мутное стекло, высветил танцующие в воздухе пылинки, откуда ее здесь столько, непонятно, и остановился на большой картине в резной раме из потемневшего дерева. Парень замер, разглядывая ее, хотя делал это уже не в первый раз. Темный хвойный лес, чьи-то глаза поблескивают зеленым из зарослей кустов. Иван-Царевич, тот самый, с которого и пошла традиция этим именем нарекать третьих сыновей. В алом кафтане, русые кудри растрепаны и в них забился древесный сор: пара сосновых иголок, тонкая обломанная веточка, в одной руке книга в серой обложке, в другой меч с горящими по лезвию рунами. А сам добр молодец верхом на Сером Волке: шерсть на загривке вздыблена, пасть с белоснежными клыками оскалена, показывая миру красную пасть, янтарные глаза горят недобрым огнём.
   -- Да, жаль я не такой Иван, как ты! -- вздохнул парень, посмотрел в усталые и понимающие глаза портрета. -- И отца не спасу, и царство не защищу, а уж про прекрасную и умную царевну в жены даже не заикаюсь!
   Постояв пару мгновений перед изображением великого предка, он быстро пошел в направлении кабинета отца, мысленно готовясь к очередной головомойке и продумывая ответы.
   Постучав в массивную дверь ногой -- жалко руки отбивать о такую махину! Иван дождался разрешения войти, и, вздохнув, словно в прорубь собирался нырнуть, решительно вошел.
   -- Ваня, что за вид?! -- с порога начал батюшка, плечистый представительный мужчина с изморозью седины на висках. -- Это что, такая мода у нынешней молодежи?
   Парень посмотрел на себя в ростовое зеркало на стене и едва удержался, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Оно отразило немного выше среднего роста бледного юношу с выступающими скулами, тонкими чертами лица и большими светло-карими, почти янтарными, глазами -- с этим все было в порядке, спасибо родителям и предкам, а вот штаны и рубаха были в пыли. Причем весьма забавно вышло, разнокалиберными пятнами, точь в точь, как одежда егерей, только у них пятна всех оттенков зеленого и коричневого, а тут банального серого.
   -- Извини батюшка, но это не мода, а просто пыль из нашей семейной библиотеки, -- Иван отвесил поклон и, спохватившись, продолжил, как полагается: -- Долгих лет тебе жизни, царь-батюшка! Зачем ты хотел меня видеть?
   -- Присядь, сынок -- разговор будет не из легких.
   Парень подобрался, но остался стоять. Кресло было, как раз напротив отца, вот только долго в нем сидеть это настоящая пытка! Сидение, обтянутое тонко выделанной кожей и казавшееся таким удобным, на самом деле было неимоверно жестким и словно состояло из одних острых углов, неприятно врезавшихся в тело! Видно отец специально такое поставил -- чтобы вместо пространных разговоров, визитеры сразу переходили к делу.
   Пока отец барабанил кончиками пальцев по столешнице, видно собираясь с мыслями, парень с интересом оглядывался по сторонам -- в рабочем кабинете отца он бывал нечасто. Высокие металлические шкафы с выбитыми по всей поверхности рунами, массивный письменный стол из мореного дуба и такие же кресла, обтянутые темно-коричневой бархатистой тканью. Окон нет, голые стены из грубо обработанного дикого камня и пара светильников, дающих тёплый желтоватый свет.
   -- Сын, не знаю даже как тебе сказать...
   -- Батюшка, -- склонил голову парень: -- Говорите как есть -- я не ваш сын?
   -- Да... То есть нет, тьфу на тебя! -- кулак мужчины с грохотом обрушился на крышку ни в чем не повинного стола. -- Откуда у тебя такие мысли?!
   -- Ничего я не могу: ни воином хорошим стать, ни справным купцом, ни боевым кудесником!
   -- Ваня, -- мужчина встал, обошел стол и, подойдя, сжал ладонями плечи парня, -- возможно, это просто не твоё, так зачем ты себя травишь такими мыслями? Зато ты с разным зверьем ладишь.
   -- Толку от этого! Наверное, я какой-то неправильный! Все и так смеются, а... -- тихое скрежетание, словно кто-то или что-то усиленно царапало дверь снаружи, заставило парня замолчать и прислушаться.
   -- Твоя живность на помощь пришла? -- по-доброму усмехнулся мужчина. -- Открой дверь, а то не дай боги повредит раритет -- ей как-никак больше пяти веков!
   Только парень отворил, как кабинет наполнило тревожное "ти-ти-ти-ти".
   -- Хельга, все хорошо, успокойся. Иди сюда, моя хорошая.
   -- Кто там у тебя? -- осведомился царь-батюшка, возвращаясь в свое кресло.
   -- Вот, -- парень развернулся, держа на согнутой руке птицу.
   Размером поменьше голубя, с изящными крыльями со светлыми каемками маховых перьев, закругленным хвостом из-за того, что внешние рулевые перья короче средних. Спинка была рыжевато-коричневой, а сероватое брюшко обильно покрыто темными крапинками. Ноги густо-жёлтые с черными когтями.
   -- О, пустельга, -- удивился царь. -- Птичка симпатичная, но как охотничий сокол бесполезная.
   Ответом ему послужило то же самое "ти-ти-ти", но уже более громкое и раздраженное.
   -- Батюшка, не обижай Хельгу, она хорошая охотница! Славомир подтвердит: она ему столько разных насекомых приносила!
   На это царь рассмеялся и покачал головой.
   -- Ладно, -- отсмеявшись, начал он, -- присаживайся, и серьезно поговорим -- у меня для тебя дело государственной важности!
   Иван пересадил птицу на плечо и замер, теребя фенечки на левом запястье.
   -- Так вот, ты должен отвезти шкатулку в Десятое Королевство и это должно остаться в тайне! Отправишься один, -- и, подняв палец, важно добавил: -- Инкогнито!
   -- Но почему именно я? Возможно кто-то другой справится лучше! У Сергея точно шансов больше, он в случае чего всех мечом... ух! Или Гаврила, он хитрый, он незаметно точно сможет. А я, что я...
   -- Ой, сынок, Иван-Царевич тоже не сразу стал легендой, так что все в твоих руках. А сейчас слушай мой царский наказ: завтра на рассвете ты отправишься в путь и передашь шкатулку кудеснику Мухоморычу в столице Десятого Королевства, уразумел?!
   -- Понял, царь-батюшка, но вряд ли...
   -- Тогда зайди в оружейную и пусть тебе подберут вещи в дорогу! -- перебил его отец. -- Я проводить тебя не смогу, по делам важным сегодня уезжаю.
   -- Ясно, -- вздохнул парень. -- Счастливого пути, царь-батюшка!
   -- Сынок, я в тебя верю, -- улыбнулся мужчина и ласково взлохматив волосы Ивану, практически вытолкал того из кабинета, предварительно не забыв вручить шкатулку.
   Парень лишь добравшись до комнаты, смог рассмотреть посылку. Обычная шкатулка размером с книгу, никакой резьбы или каких других украшений. Самое странное, что и замочной скважины не было! Покрутив и осторожно потрясся ее, парень хмыкнул и спрятал посылку под подушку, сам же направился в оружейную. Хочешь -- не хочешь, умеешь -- не умеешь, а если батюшка сказал, то нужно делать. Да и на вооруженного путника могут поостеречься нападать. Про повышение уверенности в себе и говорить не стоит. Как говорил один матерый разбойник: "Мечом и добрым словом можно добиться большего, чем одним только словом! А если еще есть заряженный самострел...".
   Оружейная расположилась в подвале, за тремя массивными дверями, каждую из которых охраняла пара дружинников. К слову, сокровищница находилась в тех же местах, но точно об этом знал только казначей и сам царь.
   -- Дядька Олаф, ты где?! -- остановившись на пороге, крикнул Иван.
   -- Кого там зимние ветры недобрые принесли?! -- прорычал... медведь?
   Нет, просто оружейник спал на верстаке, укрывшись шкурой этого зверя. Хотя, чего душой кривить -- он и сам был на него похож. Под сажень ростом, поуже в плечах, и где-то пудов десять весом, причем не дурного мяса, а литых мышц. Скуластое лицо, заросшее темной бородой, светло-синие глаза, множество шрамов, виднеющихся на руках и торсе -- из одежды на нем были только полотняные штаны, да сапоги из кожи тонкой выделки.
   -- А, Ивашка, снова лук в щепу поломал или меч бубликом-рогаликом согнул?
   -- Не было такого! -- возмутился парень, а пустельга поддержала его своим криком.
   Покраснел Иван от такого предположения, напрягся, готовясь возражать на такие ничем не обоснованные нападки! На правой щеке проступила нитка шрама -- на одном из уроков по стрельбе, лопнула тетива лука и оставила эту отметину, пересекающую скулу и щеку. Кудесник мог бы её залечить без следа за мгновение, но парень воспротивился. Глубоко в душу ему запали слова наставника по воинскому ремеслу, сказанные тогда: "Шрамы улучшают память, посмотришь так на него и вспомнишь, или свое достижение, или свою ошибку и не повторишь ее вновь. Впредь умнее будешь!".
   -- Не было, так не было, -- согласился Олаф и почесал заросшую жесткими темными волосами грудь. -- Так что понадобилось?
   -- Уезжаю я завтра, дядька. Мне бы доспех, да оружие какое-нибудь.
   -- Это мы сейчас, это мы мигом, -- произнес повеселевший мужчина и скрылся между стеллажами.
   Раздался лязг, перемежающийся, судя по интонациям, ругательствами на незнакомом гортанном языке.
   -- Ивашка, иди сюда! -- минут через пять раздался зычный голос оружейника.
   Подойдя, парень замер с отвисшей нижней челюстью и глазами навыкат. Честно, было от чего: кольчуга до колен -- двойного плетения из кованых колец, нагрудник, наручи с поножами, куполообразный шлем с наносником и бармицей, да стальной каплевидный щит. Оружие так же было богатырским: меч в два локтя длиной и шириной в пару ладоней, а лук больше напоминал тот, что в самострелах, стоящих на стенах окружающие Внутренний город!
   -- Я-я... -- то краснея, то бледнея, пытался высказаться парень. -- Э-э-э... Не-не-не...
   -- Вижу, ты от радости дар речи потерял, отрок, -- ласково произнес Олаф, смахивая невидимую пылинку со щита. -- Бывает, но это все тебе -- владей и побеждай!
   -- Я же упаду и больше не встану от веса всего этого! -- на одном дыхании выпалил Иван, пятясь, пока не уперся спиной в стену.
   -- Зато и до тебя никто не доберется, -- резонно возразил оружейник, но губы так и подрагивали от едва сдерживаемого смеха.
   От крика пустельги парень вздрогнул, а Олаф лишь неторопливо повернул голову в сторону звука. Птица пыталась что-то скинуть с верха стеллажа.
   -- Так нет ли чего полегче? Я же не богатырь!
   -- А кто тебе виноват, совсем задохликом со своими вумными книгами стал!
   -- Зато знания есть, -- произнес Иван и начал носком ковырять плиту пола, -- а мышцы нарастут, сами.
   -- Мышцы... Сами... -- тут оружейник не выдержал и громогласно расхохотался, смахивая моментально выступившие от искреннего смеха слезы.
   Парень же покраснел от смущения и все так же пытался проковырять носком подземный ход в какое-нибудь Королевство, подальше отсюда.
   -- Ладно, есть другое, как раз твой воробей нашел. Не думал, что кому-то такая ерунда пригодится. Смех один, а не защита!
   -- Это пустельга, ястреб!
   -- Ивашка, ты настоящих соколов не видел, -- укоризненно произнес Олаф. -- Ладно, давай смотреть, подойдет ли тебе этот доспех с оружием.
   Покряхтев для вида, снял сверток из дерюги и разложил его содержимое на столе. Черная кожаная куртка с заклепками, образующими какой-то рисунок, пара наручей, меч длиной с локоть, пара кинжалов, несколько метательных ножей и широкий пояс с кармашками, крючочками и опять же заклепками.
   Парень взял куртку, и удивленно вскинул брови -- тяжеловата для просто кожаной.
   -- Тут не только заклепки, -- правильно истолковав выражение лица Ивана, начал разъяснять Олаф, -- изнутри, напротив уязвимых мест, вшиты стальные пластины и немного кольчужного полотна, да кожа не в один слой. Давай, примерь-ка.
   Быстро надев, застегнул крючочки с пуговицами, повел плечами, поводил руками. Одежка села как влитая, точно по парню шили.
   -- Теперь пояс и наручи, -- продолжил раздавать указания оружейник. -- Один кинжал в сапог, второй на пояс. Не так, оболтус ты этакий, а чтобы левой рукой выхватить мог!
   После того как все была надето и поправлено-зашнуровано, мужчина отошел на пару шагов и скептически осмотрел "воителя".
   -- Может тебя и не сразу убьют, -- хмыкнул Олаф. -- Все, доспех получил, оружие тоже, можешь идти!
   -- Благодарствую, дядька Олаф, -- поклонился Иван. -- А откуда такой странный и я бы сказал -- нелепый, доспех?
   -- Из Седьмого Королевства, там кое-кто, так сказать из местных, ходит.
   -- Странные люди, или они тоже, за книгами много сидят, а мышца потом когда-нибудь нарастут? -- поглаживая пристроившуюся на плече Хельгу, поинтересовался парень.
   -- Иди уже отседова, шут гороховый!
   Выйдя во двор царского терема, Иван поднял голову и, смотря на облака, задумался -- куда идти. Наверное, следует сходить к кудеснику Славомиру -- учителю по незримым и тонким премудростям, -- так размышлял парень, -- он путешествовал много, поможет советами и припасами.
   Только подошел к скособочившейся и выглядящей так, словно развалится от легкого ветерка, избушке, как глаза черепа, прибитого над дверью, зажглись зелеными огнями. Иван замедлил шаг и настороженно посмотрел на жилище кудесника. Это его и спасло -- он успел увидеть, как изо рта черепушки вылетел огненный шар. Пришлось падать плашмя на землю, пропуская колдовской заряд над собой, затем быстро откатываться в сторону -- следующий сгусток пламени спек землю до состояния камня.
   -- Учитель! Это я, Иван! -- во всю силу легких завопил парень, отпрыгивая от еще одного "гостинца".
   -- Ванюша? -- вопрос прозвучал, когда у парня уже сбилось дыхание, а едкий пот заливал глаза.
   -- Да, учитель, я это! Останови уже этот огнеплюйный череп!
   Череп поперхнулся новым сгустком огня и с лязгом захлопнул рот. Дверь избушки распахнулась, и на пороге показался кудесник. Высокого роста, худощавый мужчина, с резкими чертами лица, глубокими морщинами на высоком лбу и ясными глазами цвета молодой листвы. Черные с проседью волосы ниже лопаток сдерживал плетеный из тонких разноцветных шнурков хайратник. Рубаху, штаны и низенькие сапоги покрывали замысловатые вышитые узоры, на запястьях было множество разнообразных фенечек и браслетов. Руки сжимали узловатый посох с желтоватым полупрозрачным камнем с пульсирующим внутри ярко-красным огоньком в навершии.
   -- Иван? -- спросил кудесник повторно, не сводя тяжелого взгляда с парня.
   -- Да, учитель, это я.
   -- Ладно, заходи, поговорим, -- сказав это, Славомир развернулся на пятках и скрылся в своем жилище.
   Парень переглянулся с вернувшейся на плечо пустельгой и осторожно двинулся вперед.
   -- Присаживайся, -- кудесник махнул посохом на крепкий табурет, сам же отошел к полке, и начал что-то искать. -- Знаю, что отец тебя отправляет в Десятое Королевство.
   -- Да, учитель, но почему череп так на меня отреагировал.
   -- Буйная моя молодость, -- дернул плечами мужчина, -- недоброжелателей я себе много нажил, да еще и в разных местах нашего мира!
   -- А...
   -- Ошибся черепок! -- перебил парня Славомир. -- Не за того тебя принял, больше тебе знать не к чему.
   -- Понятно, -- согласился Иван, хоть на языке вертелось десяток вопросов и пара версий случившегося, но он знал -- не стоит сердить кудесника: характер, как и рука, у того тяжелый!
   -- Вот и молодец, -- похвалил его мужчина. -- Путь тебе предстоит не легкий, чем смогу -- помогу.
   -- Благодарю, учитель.
   -- Поблагодаришь, когда все сделаешь и вернешься, -- отрезал кудесник и, подойдя к столу, поставил на него большой ларец.
   Откинув крышку, начал копаться, изредка вынимая какую-нибудь вещичку, поднося к глазам, затем или откладывал в сторонку, или возвращал обратно.
   Минут через десять поиски закончились, ларец был закрыт и возвращен на место -- под лавку в дальнем углу избушки. На столе осталась фенечка с пятью бусинами, покрытыми рунами, еще одна сплетенная из корешков и клочков синеватой шерсти какого-то чудного зверя, колечко и амулет из куска янтаря с застывшей внутри большой мухой.
   -- Смотри отрок, -- начал рассказывать Славомир, указывая на стол, -- вот этот оберег спасет тебя от заклятий средних, но только пять раз. Вот этот излечит легкие раны или придаст сил, для этого вырви клочок шерсти. Кольцо предупредит о всяких снадобьях, неважно полезных или ядовитых, покалыванием -- когда поднесешь десницу к содержащим их яствам или питью. А этот амулет даст возможность поговорить со мной, один раз каждый месяц. Все запомнил?
   -- Да, учитель, -- кивнул парень.
   -- Это хорошо, тогда надевай и пошли, соберем тебе снадобья лекарственные и материалы для творения разных чар.
   Кудесника парень покинул где-то часа через два: помимо волшебных вещей и рассказов, чего опасаться и как себя вести в пути, он получил походную сумку со снадобьями и разными ингредиентами для сотворения чар. Напоследок, Славомир посоветовал с умом использовать пояс, а не только "чтобы портки не потерять".
   Бросив короткий взгляд на избушку кудесника, парень решил направиться в любимую и привычную библиотеку, она всегда его успокаивала. Нужно составить маршрут своего путешествия, да заодно поискать заметки или дневники путешественников, что-то подобное он вроде бы встречал на самой дальней полке, там еще толстенная книга с та-а-акими картинками стоит! Вспомнив пару рисунков, парень густо залился краской и, почему-то непрестанно оглядываясь, ускорил шаг.
   Атлас, нужен атлас. С такой мыслью, парень вел кончиком указательного пальца по корешкам книг, пытаясь вспомнить, где он последний раз видел монументальный, в плане содержания, а не размеров, труд Федота Ногоходца. Никаких цветастостей, никаких многостраничных описаний того, что он видел -- все коротко и по делу. Даже странно, вон Бульб Мохнатый описал достаточно короткое путешествие в пять увесистых томов, а Федот же...
   -- Да где же она?! -- парень уже в третий раз осматривал полки.
   Тут его внимание привлекла криком Хельга, резко развернувшись на звук, он увидел пустельгу, сидящую у ножки стола и под ней искомую книгу.
   -- Это кто такой умный, ничего другого не придумал, чтобы стол не шатался?! -- чуть ли не шипел оскорбленный в лучших чувствах парень -- любил он книги чистой и незамутненной любовью, что тут еще сказать?
   Вытащив книжонку, он бережно положил её на стол и, вытерев ладони о штаны, открыл.
   На форзаце схематически, окружностями, изображена карта мира -- номерные Королевства, часть подписаны, часть нет, но самое большее число, которое парень увидел это девяносто девять. Так же, тонкими красными линиями, было показано из какого куда можно попасть с помощью арок-переходов. Только так можно было посетить другие королевства-царства-княжества, причем только соседние! Иначе странный, как написано в одной мудреной книге -- парадокс возникает: можно ехать, вроде и время проходит, и кони устают, а на самом деле ты стоишь на месте, хотя тебе кажется обратное. Многие под этот парадокс попадали, если пытались добраться до другого Королевства без помощи арки-перехода. Вдобавок еще и нумерация странная: к примеру, Сорок второе, родное для Ивана, граничило с Пятым, Двадцатым, Тридцать седьмым и Тридцатым Королевствами. На карте были отмечены хорошо известные земли, а сколько их на самом деле никто, наверное, и не знает! Такой странный мир, сколько предположений и баек ходит о причине такой причудливости. Кто-то считает, что какие-то там боги или Предтечи когда, по неизвестной причине, покидали этот мир, напоследок решили вот так отомстить людям, другие говорят, что могучий кудесник разгневался и разделил мир на Королевства, но другие, не преуспев в возвращении целостности, создали арки-порталы. Некоторые предпологают, что кто-то или что-то собрал, как лоскутное одеяло, этот мир из кусков других, возможно гибнущих. Это самые известные варианты, но где правда, а где вымысел Иван не знал.
   Только сейчас, разглядывая карты, он начал понимать, что ему предстоит в одиночку пересечь почти весь известный мир. А ведь раньше он никогда дальше одного конного перехода от терема батюшки не уезжал, тем более сам по себе! Парень покачал головой и тяжко вздохнул -- долгий путь его ожидал, долгий!
   -- Хельга, как ты думаешь, я смогу? -- дрогнувшим голосом спросил парень у пустельги.
   Птица утвердительно крикнула и потерлась головой о щеку Ивана.
   -- Да, ты права. Я обязан справиться, отец мне доверил это дело -- значит, я должен справиться!
   До позднего вечера парень перерисовывал карты и делал заметки о землях, что ему предстояло пересечь. Такие разные, такие странные и чуждые, если судить по дневникам и запискам.
   -- Ладно, сиди -- не сиди, а надо собираться! -- решительно поднялся парень и, расставив книги по местам, собрал свои записи и направился к себе в комнату.
   Сборы были недолгими -- пара рубашек со штанами, смена белья, да портянки, вот и весь нехитрый скарб. Занятый своими мыслями, он не обратил внимания на покалывание пальца с надетым кольцом Славомира.
   -- Ой, что-то я спа... -- он не успел договорить, как обмякнув, плавно распластался на полу...
  

Глава 2

  
   Солнце ощутимо припекало лицо и руки, Иван перевернулся на бок и попытался укрыться одеялом с головой, скрыться от обжигающих прикосновений светила. Вот только его не было, а в щеку впивались жесткие иголки лапника. От неожиданности парень подскочил и сев, начал растеряно озираться.
   Опушка леса с мачтовыми соснами и толстой подушкой опавшей хвои на земле, редкие кусты, сильно пахнет смолой. Хельга спит на снятом седле, рядом аккуратно лежат чересседельные сумки и саадак, а стреноженный Уголек недовольно косит лиловым глазом на хозяина. История этого молодого рысака схожа с историями прочей живности Ивана: увидел квелого и тощего жеребенка в табуне, пожалел-выкупил-выходил-выкормил, вот и появился еще один верный товарищ, жаль, разговаривать он по-человечески не умеет. Точнее парень так и не выучил их языка, а ведь хороший кудесник с любым зверем али птицей может поговорить, как с человеком. Рассказывают, что действительно могучие и опытные, могут даже с рыбами и всякими жучками-таракашками общаться!
   Иван ущипнул себя за руку и вскрикнул -- больно, а значит, все это ему не снится! Осторожно погладив встрепенувшуюся пустельгу, парень зарылся в сумки. Сменная одежда, еда и прочая мелочевка так и остались в них, а вот личная записная книжка с разнообразными заметками, шкатулка для Мухоморыча, кошелек с монетами и парочкой рубинов размером с лесной орех сразу же перекочевали во внутренние карманы доспеха-куртки. Обнаруженное свернутое трубкой письмо, перевязанное красной лентой и скрепленное сургучной печатью, парень долго вертел в руках. Вздохнув, Иван с нажимом провел ногтем по печати, ломая ее. Развернув послание, он начал читать.
   "Дорогой сын, я понимаю, что ты был удивлен проснувшись. Только ты бы долго раздумывал об отъезде, но время сейчас дорого. Так было нужно, объясню потом. Ты сейчас в Пятом Королевстве. Будь осторожен и не забывай, чему тебя учили! С любовью, твой отец -- Прокл Справедливый, царь и самодержец Сорок Второго Королевства". Вот и всё, что было в письме, написанном знакомым витиеватым почерком.
   -- Знаешь, Хельга, а он прав, хоть мне и не нравится такой способ перемещения -- сон-трава это еще та гадость! В голове туман, да и потом долго квелость остается! Зато сразу все стало вроде как просто и понятно: надо двигаться вперед -- у меня же есть важное поручение. Хотя, знаешь, не нравится мне все это: и задание, и как меня усыпили и отправили, причем не к арке-порталу, а сразу в другое Королевство! Дюже странно все это, -- говорил Иван, укладывая в небольшую поясную сумку трехдневный запас вяленого мяса и сухарей, снадобья и кое-какую мелочевку -- на всякий случай, да и егерь так учил -- а то вдруг конь пропадет, и что делать?
   Оседлав Уголька и забравшись в седло, парень выехал на мощенную мелким булыжником дорогу и направился в сторону виднеющихся на горизонте башен. Город это хорошо, город это новости и возможно какой-нибудь караван в нужном направлении. С такими мыслями, Иван легонько стукнул жеребца пятками в бока, от чего тот недовольно фыркнул и ускорил шаг.
   Золотистые поля с тяжелыми от зерна колосьями пшеницы или чего-то похожего, луга с пасущимися стадами коров, лошадей и овец, озерца и речушки, все это разделяется рощами берез и осин, деревушки в отдалении угадываются лишь по поднимающимся в безоблачное небо струйкам дыма от печей. Щебетали птицы, изредка мычали коровы или ржали кони. Было бы жарко, но дул легкий ветерок, принося запах каких-то трав. Идиллия, настоящий пастораль!
   -- А-а-а! Спасите! Помогите! -- раздались истошные девичьи крики, когда парень проезжал мимо очередной рощи.
   Меч в руку, пригнуться к конской шее и вперед! Через кусты, напролом -- спасти прекрасную младую деву! По-другому и быть не может: только красавицы попадают в опасные ситуации. Все прочитанные книги говорят об этом.
   Кусты неожиданно закончились и Уголек с всадником вылетели на залитую солнечными лучами полянку, заросшую разноцветными цветами.
   -- О... -- начал незнакомый голос за спиной, но что именно он хотел сказать Иван так и не узнал -- молодой жеребец раздраженно заржал и лягнул задними копытами, да так, что всадник камнем вылетел из седла, а треск ветвей уведомил, что конь в кого-то попал.
   -- И что это было? -- поинтересовался парень, отплёвываясь от попавших в рот травинок и парочки мелких цветков. -- Хорошо хоть меч из рук не выпустил и сам им от такого полета не зарезался!
   Уголек виновато всхрапнул, повел ушами и ткнулся головой в хозяина, едва снова не отправив того в полет.
   -- Осторожней, лось ты здоровый! -- погладил Иван того по шее и все же задал вслух волнующие его вопросы: -- И все же, что это было и где прекрасная дева, звавшая на помощь?
   Тщательный осмотр поляны не выявил следов ни прекрасной девушки, ни того, кто мог бы ей угрожать.
   -- Неужели это мне приснилось? -- чтобы опровергнуть или подтвердить эту версию, парень в очередной раз крепко ущипнул себя за руку и в очередной раз поморщился от боли.
   Хмыкая от своих размышлений по поводу этого события, Иван взял коня под уздцы и повел его в сторону дороги. Хотелось бы до заката добраться до города, а то ночевать в чистом поле или еще какой рощице...
   Не подгоняя Уголька, парень где-то за час до заката почти достиг ворот города. Дорога, не считая этого крика девушки и короткого полета, ничем не удивила -- лишь раз он нагнал телегу, груженую мешками. Возница, мужчина в летах, коротко глянув на парня, надвинул шляпу на глаза и продолжил свой неспешный путь и вскоре остался за спиной юного путешественника.
   Остановившись на расстоянии полета стрелы, парень смотрел на город, точнее на крепостную стену, опоясывавшую его. Земляная насыпь примерно в сажень высотой, а на ней бревенчатые стены из не ошкуренных бревен толщиной в пару-тройку ладоней с выступающим наружу навесом сверху. Вроде даже ров имеется, хотя скорее канава -- ширина в пару аршинов это слишком мало!
   С этой стороны рва дежурил один единственный стражник. Он грустно вздыхал, шмыгал красным носом завзятого любителя хлебного вина и опирался на копье с длинным листовидным наконечником.
   -- Здравствуй, уважаемый страж сего великолепного града! -- витиевато поприветствовал Иван стражника, спрыгнув с Уголька.
   -- Запрещенные товары? Попытка насильственного захвата власти? Незаконная деятельность: похищения, грабежи, убийства, игра в кости или карты, работорговля, дача взяток, вымогательство, уклонение от уплаты податей? Распространение опасных учений и идей? Цель визита? -- на одном дыхании выпалила эта жертва зеленого змия с копьем и чеканной бляхой на впалой груди над выпирающим знатным брюхом, которое не могла скрыть даже кольчуга с поддоспешником.
   Парень несколько опешил от таких вопросов, да еще заданных с такой скоростью! Прийти в себя помогла пустельга -- она прищемила клювом мочку уха парня. Иван вздрогнул, но смог твердо ответить, что нет, он законопослушный путник и ничего такого не имеет и не замышляет. Также, вспомнив все прочитанные книги, узнал у доблестного, шмыгающего от тяжелой службы носом, стражника, где лучше всего остановиться на ночлег. Тот, мечтательно закатив глазенки, посоветовал "Полную чашу"...
   Трактир, честно говоря, разочаровал парня: покосившийся, с большими щелями между потемневшими от времени и непогоды бревнами, вывеска, изображающая пивную кружку, была облезлая и источенная насекомыми. Строение выглядело так, словно оно было покинутого людьми десятилетия назад. Вот только свет из приоткрытой двери, а так же гомон и жуткая музыка говорили об обратном. Жеребца он уже пристроил на конюшне -- пару медяков конюху заплатил, чтобы покормил и почистил Уголька, стемнело, так что искать другой ночлег уже поздно.
   -- Хельга, подожди на улице! -- попросил парень, поглаживая птицу по голове.
   Та понимающе крикнула и взлетела с плеча парня, растворившись в темном ночном небе. Вздохнув и забросив сумки через плечо, Иван направился в "Полную чашу".
   Только войдя внутрь, Иван чуть не потерял сознание от запаха. Вонь от сивухи, пригорелого жира, немытых тел и сто лет не стираной одежды, дополнялась пьяным гоготом, взвизгами девок и попытками музыкантов извлечь что-то приличное из лютни и флейты. И если парень не ошибся, то едкая горечь появившаяся во рту это из-за дурман-травы. Сбивалось дыхание, и слезились глаза от атмосферы этого "приличного местечка", как порекомендовал его стражник у ворот. Как кому-то может нравиться подобное времяпровождение?! Парень, стараясь глубоко не дышать, направился к трактирной стойке. За ней расположился пузатый мужчина. В его невыразительном лице запоминалось всего две детали: висящие ниже подбородка реденькие усы непонятного цвета -- то ли темно-русые, то ли каштановые, а также лысина, потно блестящая в дрожащем свете масляных фонарей, висящих на стенах. Он лениво протирал медные кубки тряпкой. Судя по ее внешнему виду, ей не так давно мыли полы. Правда, явно не здесь!
   -- Мне нужна комната, -- твердо заявил парень, опираясь на стойку и пристально смотря в глаза трактирщику.
   -- Комнат нет!
   -- Я заплачу.
   -- Малыш, иди домой, -- презрительно фыркнул мужчина, -- а то мамочка уже беспокоится.
   -- Парень, -- к плечу Ивана прижалась одна из девушек, окутывая его приторно-сладким ароматом духов, -- у меня есть комната и даже с кроватью. Тебе понравится, и я многое могу тебе показать, да и научить тоже.
   Иван резко повернул голову в сторону предложившей это. Вроде молодая светловолосая девушка. Только с косметикой был явный перебор: румяна, ярко-красная помада, начерненные сурьмой глаза и брови. Парень решил применить один прием из прочитанных книг, чтобы не покраснеть от смущения -- просто мысленно сказал самому себе: "сейчас я покраснею". И это подействовало, никакого предательского румянца! А ведь причина для этого была: платье девушки имело очень глубокий вырез, его шнуровка разошлась, и при каждом вдохе этой особы ее выдающиеся округлости были доступны практически всем для изучения и оценки, особенно парню.
   -- Соглашайся, -- девушка картинно облизала губы. -- Тебе обязательно понравится, милашка.
   -- Мне нужна комната на ночь!
   -- Малыш, -- стукнул кулаком по стойке хозяин, -- здесь нет комнат! Иди домой, кашка уже замерзла!
   -- Так...
   -- Нет, мне нужна просто комната! -- парень вырвался из захвата девушки.
   -- Ты как разговариваешь с девушкой?! -- гнусаво осведомился подошедший здоровяк, звонко шлепая девушку где-то сзади, взвизгнувшую от такой ласки.
   -- Я...
   -- Быстро извинился! -- "защитник" подошел к парню вплотную, обдавая того непередаваемым ароматом из смеси лука, немытого тела и гнилых зубов. -- И пять золотых за...
   -- Что?! -- парень отшатнулся. -- Не собираюсь я...
   Видимо для гнусавого нужна была только причина чтобы начать драку. Первый его удар Иван принял на локоть, едва не улетел -- вес-то у парня птичий, затем, утвердившись на ногах, с размаху опустил на голову противника большую глиняную кружку, схваченную со стойки. В книгах от такого противники без чувств валились на пол... Здесь же кружка разлеталась на черепки, оставив в руке парня ручку и заставив гнусавого отшатнуться, пару раз чихнув от глиняной пыли.
   -- Хряк, дави его! Давай быстрее, а то все без тебя выпьем! Растопчи мелкого! -- раздавались крики из зала вперемешку с женскими радостными взвизгами.
   Гнусавый с шумом вдохнул, действительно, словно хрюкнул, и бросился на парня. А Иван осознал, что это не учебный бой, а не пойми что и, что называется, разом вспомнил все, чему его учил наставник по воинскому мастерству. "Ваня, запомни, -- говорил седой ветеран егерей, -- с твоим телом никаких боев грудь на грудь! Только "мягкие", сбивающие удар противника в сторону, блоки и опережающие удары по мышцам и суставам, у тебя длинные руки -- держи расстояние. Основная твоя защита это уклонение и уходы. Выматывай противника движением, выжидай, когда он раскроется, потеряет бдительность и бей. Никогда не бойся и не теряй головы!". Да, не всегда Иван побеждал своих противников на тренировках, но кое-какой опыт у него все же имелся.
   Отвел удар в сторону, уклонился от другого. Резкий удар в запястье и гнусавый, хрюкая, трясет пострадавшей рукой. На этом успехи парня закончились: отведя очередной размашистый удар, он прозевал следующий и его полет закончился встречей со стеной, по которой он и сполз на пол. Кровь из рассеченной брови заливала левый глаз, голова кружилась, на мгновение накатила темнота, и он слепо шарил руками по поясу. Вот он, крохотный кисет с тремя узелками на шнурке. Сорвав его с ремня, парень бросил его в лицо Хряка. Тихий "шмяк", облачко перетертых трав оседает на лице гнусавого, слово-ключ для чар, и вот уже противник, раскатисто похрапывая, мягко оседает на пол.
   -- А-а-а! Убили! Держи его! Хватай! Навались на него! -- неслось со всех сторон.
   Иван прикрыл глаза ладонью и, нашарив очередной кисет, поджег его появившимся на указательном пальце огоньком. Яркая вспышка ослепила всех, даже сквозь руку больно ударило по глазам парня. Крики стали громе и бессвязней, девушки оглушительно визжали.
   Подхватив сумки и стараясь не обращать внимания на плавающие перед глазами разноцветные круги, парень поковылял к выходу. Только он вышел, как кто-то дернул его за руку и затащил за угол.
   -- Тихо! -- прошипел незнакомец, пытающемуся вырваться парню. -- Стража!
   И действительно, прислушавшись, парень услышал тяжелый топот и звон кольчуг. А так же он вспомнил, где слышал этот голос.
   -- Пошли!
   Иван последовал за своим спасителем. Пара шагов, неприметная дверка и они на конюшне "Полной чаши".
   -- Зачем ты мне помог? -- шепотом спросил парень у конюха.
   -- Жалко тебя стало, по собственной глупости в острог загремел бы, а там... Стражники здесь частые гости.
   -- Но это же по... -- парень замолчал на полуслове -- он вроде бы все понял.
   Никакой это не постоялый двор, а самый обычный дом увеселений: вино, девушки, дурман-трава -- любой каприз, только плати полновесными монетами и не задавай никаких вопросов.
   -- Вижу, сообразил, куда тебя послали, -- кивнул конюх, правильно истолковав выражение лица спасенного, видное в неровном свете луны.
   -- В неприятности, возможно, что смертельные. Я твой должник.
   -- А, забудь, -- отмахнулся мужчина.
   -- Нет, -- качнул головой Иван и зашипел от боли -- в голове, словно огненный шар взорвался! -- Чем тебя отблагодарить?
   -- Хочу быть главным конюхом у какого-нибудь царя, -- насмешливо произнес собеседник парня.
   -- Хорошо, я напишу письмо -- отнеси его царю в соседнее, Сорок Второе Королевство.
   -- Ты... Что... Да... Нет, я не могу! -- косноязычно воспротивился конюх.
   -- Почему? -- поинтересовался парень, занявшийся обработкой рассеченной брови.
   -- Не важно, не могу и всё!
   Иван понимал, что все имеют право на тайны, но чувствовал, что неправильно оставлять своего спасителя здесь.
   -- Парень, тебе нужно покинуть город, незаметно и до утра!
   -- И как я это сделаю с конем? -- негромко поинтересовался Иван.
   -- Я провожу тебя к восточным воротам, там знакомый дежурит -- за пару монет откроет тебе калиточку и выпустит.
   -- Даже не знаю, как тебя благодарить, незнакомец.
   -- Семен я.
   -- А я Иван, рад знакомству! -- слабо улыбнулся парень, голова болела невыносимо!
   -- Повод не слишком веселый.
   -- Но какой есть, Судьба не выбирает момент, она выбирает людей, -- глубокомысленно изрек Иван.
   Конюх на это заявление только хмыкнул, а вот Иван вспомнил об одной редкой травке, лежащей в сумке. Дым от нее мало того, что заставляет говорить правду, так еще и человек забывает про это. На ощупь, отыскав в сумке очередной маленький кисет, парень решил узнать правду. Хоть, наверное, и глупо так расходовать редчайшее средство, что дороже золота. Вот только он чувствовал, что так надо. Славомир всегда говорил, что к своим ощущениям всегда стоит прислушиваться.
   -- Так почему не хочешь работать на царской конюшне?
   -- Понимаешь, выпиваю я, не часто, но много и долго. Какой из меня работник да еще на царской конюшне? Я уже бывал на хороших местах -- нравится мне за животными ухаживать и они меня любят, да вот только это пристрастие к хлебному вину и мое слабоволие все портили, выгоняли меня! -- разоткровенничался мужчина под действием дыма волшебного растения.
   Парень задумался, кудесники могли излечить от этого пристрастия, главное чтобы человек этого действительно сам хотел. Осталось убедить Семена принять его, Ивана, благодарность!
   Долго ли коротко, но ближе к рассвету парень все же смог убедить конюха отправиться в Сорок Второе Королевство.
   Распрощавшись у ворот, парень отправился дальше, а Семен, как хотелось надеяться парню, вместе с письмом вскоре отправится к Славомиру.
   Город, название которого Иван так и не узнал, остался позади. Дорога, мощенная ровными каменными плитами, стелилась под копыта Уголька, а впереди ждала столица Пятого Королевства. Пригревало солнышко, дул легкий ветерок, мерно стучали подкованные копыта коня. Можно было бы сказать, что все идеально, вот только голова у парня от каждого резкого звука или движения едва не разлеталась на части. Да и общая слабость и желание поспать не добавляли оптимизма. Вроде бы снадобье выпил еще ночью, но лучше почему-то не становится! Радует, что хотя бы тошнота пропала. Быстрей бы добраться до столицы! Можно, конечно, использовать браслет Славомира, да вот он только ограниченное число раз может помочь. Браслет, не кудесник. Да и не знал Иван, то, что с ним происходит -- это легкая рана или нет. Сжав зубы, вцепился в переднюю луку седла и двигался вперед. Он должен, отец надеется на него, нельзя подвести! Добраться, в городе должен быть если не кудесник, то хотя бы ведун или травник!
   На последнем издыхании, что всадник, что конь, но добрались. На всякий случай не только у стражников, но и у прохожих поинтересовался, где лучше всего остановиться на ночлег. Теперь надо решить, то ли "Дубовый листок", то ли "Пчелку" выбрать. Все относительно рядом, и там и там часто останавливаются купцы.
   Первым на глаза попалась окрашенная в зеленый цвет вывеска, весьма достоверно изображающая лист дуба. Значит, здесь.
   Оставив коня на попечение конюха, и пошатываясь, с переброшенными через плечо сумками, Иван с трудом поднялся на три ступеньки и зашел внутрь постоялого двора. Здесь пахло свежим хлебом, столы были отскоблены до блеска, да и посетители внушали доверия -- через одного это были дородные мужчины, с окладистыми бородами и множеством перстней на пальцах.
   -- Чего изволите? -- поинтересовалась миловидная светловолосая девушка в скромном платье и кипенно-белом накрахмаленном фартуке.
   -- Комнату на несколько дней и лекаря.
   -- Вам плохо? Подождите, я позову хозяина! -- служанка исчезла, как по волшебству, лишь юбка с передником взметнулись, да звук ее шагов молотом по наковальне отдавались в голове парня.
   Иван вздохнул и, опустив сумки на пол, прислонился к бревенчатой стене и прикрыл глаза. Он не понял, сколько прошло времени, но деликатное покашливание над ухом вывело его из состояния дремы. Он посмотрел на этого вежливого человека. Каштановые с легкой проседью волосы, массивное телосложение, чистая одежда из дорогой ткани и начищенные до зеркального блеска сапоги.
   -- Добрый день, -- криво улыбнулся Иван, ему становилось все хуже и хуже. -- Мне нужна комната и лекарь, я заплачу!
   -- Конечно, -- кивнул хозяин постоялого двора, -- но ответьте на один вопрос -- что с вами случилось?
   -- Драка, голова моя дурная пострадала.
   -- Ясно, пойдемте -- я вам покажу комнату. Прасковья, сходи за Феоклистом, быстро!
   Парень с трудом поднял свои сумки и пошел следом за хозяином. Подъем на второй этаж по узкой лестнице стал для него настоящим подвигом! Комната не была богатой или большой: четыре шага от двери до стены, и примерно столько же в другом направлении, небольшие окошки под потолком с бычьим пузырем вместо стекол, кровать с соломенным тюфяком, да окованный сундук возле нее.
   -- Один серебряный за комнату вместе с завтраком и ужином, -- оповестил хозяин постоялого двора. -- За Феоклистом я уже послал, скоро должен быть.
   -- Спасибо, -- Иван буквально упал на кровать, Хельга с недовольным криком перелетела на сундук. -- Подождите, я рассчитаюсь за пять дней.
   Парень запустил руку в кошель и нащупал там золотую монету, которая через мгновение перекочевала в другие руки. Дороговато конечно -- серебрушка в день, но искать другой постоялый двор было выше его сил.
   Хозяин постоялого двора попробовал ее на зуб и, оставшись доволен, еще раз смерил парня взглядом и уже собирался покинуть комнатушку, как парень попросил зажечь масляный светильник на стене. Выполнив эту просьбу, мужчина покинул комнату не забыв прикрыть за собой дверь.
   Иван только задремал, как в комнатушку зашел новый гость. Судя по всему это и есть тот самый Феоклист. Невысокий дедушка, с забавным венчиком седых волос на голове, носом картошкой, доброй улыбкой и не по старчески ясным взглядом ярко-синих глаз. Прислушавшись к своим ощущениям, парень решил, что это ведун. От кудесников можно сказать проходила дрожь по позвоночнику. Иван пытался выяснить про это у Славомира, но тот отмахнулся и сказал, что это личная реакция парня на носителей незримой силы. Книги также ничего вразумительного не сообщили, когда он пытался прояснить для себя этот вопрос.
   Собственно и разница между кудесниками и ведунами размыта, если она вообще есть! Это с травниками все просто и понятно, незримых сил у них кот наплакал, лечат, используя целебные силы природы, готовят и используют всякие там отвары со снадобьями. А вот насчет первых двух, Иван считал, что это просто разные названия. Ведь еще есть маги, чародеи и тому подобное! Хотя возможно, что различия все же есть, но ему о них никто не рассказывал, а в книгах не писалось!
   -- Ну-с, это ты у нас больной? -- осведомился он, поправляя объемную сумку через плечо.
   -- Скорее пострадавший по своей глупости, -- парень сел и скривился -- от резкого движения перед глазами вспыхнули яркие пятна.
   Феоклист подошел и начал ощупывать голову парня, попутно задавая разные вопросы.
   -- Так-с, все нормально, все хорошо, -- закончив осмотр, заверил ведун. -- Шишка на затылке, легкое сотрясение мозга и неправильное лечение в самом начале. Ты использовал эликсир пяти трав, а следовало съесть корень болотника и запить его отваром на основе орхи горной. Хотя бровь обработана приемлемо, правда шрам останется. Значит так, больной, постельный режим хотя бы на пять дней, много сна и обильного питания с питьем. Снадобья я оставлю, по одной ложке три раза в день одного и по семь капель другого на кружку воды, так же три раза. Все ясно?
   -- Да, уважаемый. Спасибо. Сколько я вам должен?
   -- Пять серебряных, -- ответил Феоклист, доставая из сумки туесок и небольшую фляжку.
   -- А нет какого-нибудь средства от головной боли?
   -- Могу заговорить на скорейшее излечение: три дня и будешь здоров как бык! Только при этом и есть будешь так же. Учти, подобное лечение дорогое удовольствие!
   -- Деньги есть, уважаемый ведун, лечите!
   -- Эх, молодость-молодость, всё куда-то спешите, -- проворчал дедушка, доставая нужное для заговора из своей сумки.
   Этот заговор парень знал, вот только применить его на самом себе не смог бы. Не слишком он талантливый и сил кот наплакал, всего по верхам нахватал и доволен. Нет в нем рвения, лишь зверушками да книгами интересовался!
   -- Вот и всё, молодой человек. Больше ешьте меда и орехов, спите. Если через три дня не выздоровеете, то приходите ко мне, будем на живую резать и разбираться.
   -- Спасибо вам, -- улыбнулся парень прислушавшись к себе -- его наконец перестало тошнить, да и головокружение практически пропало. -- Сколько я вам должен?
   -- Полтора золотых...
   Иван отдал два: честно говоря, он бы и последнюю рубаху снял бы за такое счастье, как практически нормальное самочувствие!
   -- Спасибо вам, уважаемый Феоклист!
   -- Выздоравливаете, молодой человек и больше головой не бейтесь о стены! Или купите шлем с хорошим подшлемником... -- на этой веселой ноте ведун покинул комнату.
   Едва парень решил поспать, как к нему заглянула та девушка, что встретила его у входа постоялого двора, и поинтересовалась, не нужно ли ему чего-нибудь. Иван только хотел сказать, что нет, но живот предательски зарычал, требуя еды, и как можно больше!
   Три дня пролетели незаметно за едой и сном, только счет за проживание и питание рос как тесто на дрожжах! Что поделать, всем кудесникам известно, что ничего из ниоткуда не берётся. Тело лечилось, а ему для этого нужен материал, вот парень и ел за троих.
   -- Уважаемый Прохор, -- начал Иван, подойдя к хозяину постоялого двора, -- не подскажете, не останавливались у вас купцы, что скоро едут в Одиннадцатое Королевство?
   -- Так на рассвете уехал, -- через мгновение ответил мужчина, -- если поспешишь, то должен догнать.
   -- Ясно, я вам за постой сколько должен?
   -- Золотой и полтора серебренных сверх того, что ты уже оплатил.
   Рассчитавшись и попрощавшись с Прохором и Прасковьей, парень быстро забрал свои вещи из комнаты и отправился на конюшню. Пара минут и вот он уже отправился вдогонку купцу, надеясь, что тот согласится принять его.
   Примерно через три часа пополудни он нагнал вереницу тяжело груженных мешками телег. Шесть всадников сопровождения, негусто на десяток телег!
   Долгая и, чего скрывать, тяжелая беседа с купцом, дотошно выяснявшим кто таков, откуда и зачем парень хочет присоединиться к его обозу. В конце, когда Иван уже потерял всякую надежду, то мужчина улыбнулся и отправил его к начальнику охраны -- раз напросился, то вместо золота службой оплати!
   Начальником оказался немолодой мужчина с тяжелым, практически немигающим взглядом серых глаз. Он задал несколько вопросов и отправил парня в хвост обоза, теперь его место службы на время путешествия именно там.
   Обоз, как узнал парень, вез муку и соль в Одиннадцатое Королевство. Жаль, что груженые телеги шли так медленно, все это грозило неделей пути до арки-портала. Радовало только то, что основной тракт был мощен камнем и, даже в случае ливня, можно будет спокойно двигаться, лишь накрыв груз специально припасенной промасленной парусиной.
   С другой стороны, парень мог спокойно читать свои записи, сделанные на уроках кудесника и в библиотеке. Много их набралось, вот бы еще почерк был бы лучше! А то таким только секретные послания писать -- в случае если их перехватят враги, то читать они их будут долго!
   Иван про себя радовался, что одно время он грезил быть боевым кудесником, много всяких чар выписал, в основном на атаку, защитных мало встречалось. Только в грезах это и осталось: настоящий боевик должен уметь обращаться с мечом как мастер с большой буквы, иметь крепкое тело и несгибаемый дух, быстро просчитывать варианты и выбирать лучший, а парень... Чего уж тут скрывать, он часто витал в облаках, фантазируя и мечтая.
   Вот пришло время останавливаться на ночлег. Телеги, накрытые парусиной, были выставлены по кругу, кони стреножены, обтерты и накормлены, а парень и двое молодых воинов из охраны были отправлены собирать хворост для костра.
   В таком ключе прошли дни до арки-портала. Точнее сначала это была только она, но впоследствии перед ней было построено здание для проверки вещей прибывающих путников и постоялый двор -- не все хорошо переносят такие путешествия и им требуется хороший отдых в тепле и на мягкой кровати. Из потемневших бревен, двадцать метров в длину, где-то десять в ширину и в два человеческих роста высотой. Стражники досматривали весь груз и личные вещи, в этом им помогали молодые кудесники. Иван порадовался, что учился у Славомира и имел соответствующий знак -- перстень, невзрачный широкий ободок из непонятного металла. А то могли бы возникнуть вопросы из-за некоторых компонентов для чар. Нет, не дурман-трава имелась у Ивана, но человек это такое создание, что найдет применение всему, лишь бы испортить или себе, или соседу как минимум здоровье, а то и вообще жизнь! Так еще и получая от этого удовольствие!
   Примерно через час все было закончено и парень, наконец-то, смог увидеть арку-портал вживую. Рисунки он видел, читал, но вот так, на расстоянии вытянутой руки... Он едва смог сдержать разочарованный стон. Овальная арка высотой в полтора человеческих роста и шириной в десять шагов, сделана из обычного серого камня. Никаких магических символов, никакой разноцветной дымки или чего-то подобного, да даже если смотреть сквозь нее не видно другого Королевства! Лишь внутри арки воздух слегка дрожал, как бывает в жаркий солнечный день.
   Подождав, пока пройдут телеги, парень осторожно спрятал Хельгу за пазуху и направился следом за обозом. Переход из одного Королевства в другое запомнился лишь одним: Ивана бросало то в жар, то в холод. Сколько это продолжалось он и сам не смог бы ответить -- вроде только был там, а уже смотрит на другой склад с другими стражниками, но по личным ощущениям переход длился долго, очень долго!
   Купец решил сегодня никуда не ехать, а остановиться на постоялом дворе неподалеку от арки-портала Одиннадцатого Королевства.
   Охрана обоза кроме пары кувшинов пива себе ничего не позволила, на молодых попытавшихся возмутиться этим, Вольх, их начальник, цыкнул, отвесил по подзатыльнику, после чего рассказал поучительную историю из своего, как оказалось весьма богатого жизненного опыта. Если коротко и опуская цветистые и кровавые описания, то все свелось к простой мысли: "Дрожащие руки, тяжелая голова и тошнота сокращают жизнь". Иван мысленно согласился, старый егерь ему говорил так же.
   После сытного ужина, парень сидел в уголке с большой кружкой ягодного морса и прислушивался к разговорам. Людей на постоялом дворе прибавилось: и отстоявшие свою смену стражники арки-портала подошли, и несколько путников, и купцы с сопровождающими их людьми.
   Вроде ничего необычного, кроме разговора двух молодых кудесников и одного воина, сидящих за столиком по соседству. Парень так и не понял, то ли это они страшные байки рассказывали, то ли взаправду это все случилось: кто-то или что-то напало на обоз, все мертвы, тела порваны, у многих нет сердца или печени. Покопавшись в памяти, Иван для себя решил, что все же это байка -- если нежить ест, то мало что остается от человека, даже кровавого пятна -- она и землю сожрет, а здесь так выборочно...
   Допив, парень отправился спать, Хельга уже давно устроилась под крышей конюшни, как он успел заметить, выходя во двор. Путь предстоит неблизкий, да еще и с ночевками в лесу. Странно это, основная дорога и так мало вдоль нее постоялых дворов! Хорошо, что это просто байки травили кудесники с воином, просто байки. А теперь спать на мягком и одуряюще пахнущим свежим сеном тюфяке...
   Утро началось под крик петухов и стук в дверь, сопровождающийся словами: "Подъем! Скоро отправляемся!".
   Иван нехотя поднялся, быстренько оделся -- много ли времени нужно парню для этого? Поправив пояс с оружием, он спустился вниз. Все уже сидели и плотно завтракали кашей с мясом. Кивнув в знак приветствия, парень выбежал на улицу: не дело с немытым лицом и зубами садиться за стол!
   Обжигаясь, парень ел кашу, в пол-уха слушая разговор купца с Вольхом. Ничего важного или интересного Иван пока не услышал, поэтому сосредоточился на еде.
   -- Все, пора! -- решительно поднялся из-за стола купец, поглаживая себя по округлому животу. -- Время это золото, а его много никогда не бывает!
   Пора так пора, вон и Хельга залетела через открытую дверь. Забрать сумки из комнаты, оседлать Уголька и все, он готов, -- так размышлял Иван, дожевывая горбушку хлеба.
   За день им встретилась всего лишь пара телег да один всадник с заводным конем в поводу. Перед закатом расположились на удобной полянке, даже родничок был неподалеку! Вот только не спокойно на душе было у Ивана, а почему он и сам не знал.
   Собрав хвороста, поужинав и отстояв свою вахту -- как самому молодому ему досталась самая легкая -- до полуночи, парень лег спать.
   -- Тревога! Нападение! -- разбудил парня громкий крик начальника стражи.
   Быстро вскочив на ноги, он огляделся. Тревожные сумерки, вроде уже и не ночь, но до рассвета есть еще время, "волчий час" -- самое подходящее время, чтобы застигнуть кого-то врасплох. Именно поэтому последнюю стражу брал на себя начальник, как самый опытный воин. Дела у обоза обстояли не слишком радужно: возницы забились под телеги, один из охранников неподвижно лежал на земле с неестественно подогнутой ногой, а остальные сражались с разбойниками. Кем же еще они могли быть?! Шестеро, вместе с Иваном, против десяти. Не внушали они опасения -- в латаной грязной одежде, с плотницкими топорами, лица имели цвет жабьего брюшка, но шустрые, этого не отнять. А вот один из нападавших это да, в тонкой кольчуге, с полуторным мечом в руках, молодой черноволосый парень, он с легкостью отражал все атаки Вольха, тесня его при этом к борту одной из телег. Иван выхватил меч и бросился на помощь. Вовремя -- начальник охраны пропустил удар и сползал на землю, зажимая кровоточащий бок. Добивающий удар нападавшего, Иван сумел отвести в сторону, и смертельный бой втянул его в свой танец.
   Уклониться от удара, отвести следующий -- меч со скрежетом высек сноп искры из кольчуги нападавшего. Парень старался изо всех сил, пот уже заливал глаза, дыхание было хриплым, но никак не мог достать противника. И что хуже всего, Иван уставал, конечности налились свинцовой тяжестью, в то время как разбойник оставался свеж и бодр, как в начале боя!
   С трудом уклонившись от очередного удара, парень понял, что нужно использовать подарок кудесника: быстрое движение, клочок синеватого меха вырван из фенечки и в уставшее тело вливаются новые силы.
   Закричал один из парней-охранников -- на него набросилась пара нападавших, не столько кромсая топорами, сколько рвя на куски зубами и внезапно отросшими до размеров хороших когтей ногтями.
   Кровь застучала в висках парня от этого зрелища, практически оглушая его. Он слышал только ее барабанный бой и лязг стали вокруг. Горячая волна прошла по всему телу, сжигая неуверенность и нервозность. Гнев, ярость и желание уничтожить этих зверей буквально окрылили его. Все, что он видел, было окутано красным туманом. Рыча, парень начал теснить противника, отвел его меч и в резком выпаде погрузил выхваченный кинжал тому в грудь на всю длину лезвия, пробив кольчугу и поддоспешник.
   -- Оу, малыш, ты меня убил! -- радостно произнес тот, смотря на рукоять кинжала, выросшую из его груди.
   Иван, перебарывая накатившую слабость, начал неловко отступать назад, не отводя от противника взгляда, и в этом была его ошибка -- запнувшись, он упал на землю. А противник посмотрел светящимся красным глазами и показал в улыбке белоснежные большие клыки. Вампир, понял парень.
   Кровосос неспешно приближался, Иван же отползал думая, что делать?
   -- Куда же ты, малыш? -- засюсюкал вампир. -- Давай еще поиграем!
   Пронзительный крик Хельги где-то вверху привел парня в себя.
   -- Поиграем! -- кивнул тот и, опершись на локоть, вытащил из кисета скатанный из компонентов для чар шарик, после чего отправил в противника ослепительный огненный шар.
   Вампир пронзительно завизжал, вспыхнув как сухая трава. Мгновение и на землю упала тлеющая одежда, да кольчуга с мечом. Парень поражено и с неприкрытым ужасом смотрел на припорошенные черным, жирно блестящим в неверном свете догорающих костров, пеплом вещи.
   -- Парень! Иван! -- кто-то тряс его за плечо. -- Ты не ранен?
   -- Я... Нет... Вампир... Он же... Я... Убил...
   Хлесткая пощечина обожгла щеку парня, затем еще одна, но уже по другой. Когда взгляд стал более осмысленным, к губам прижали фляжку и заставили сделать глоток. Жидкость огнем обожгла рот, горло и раскаленным дождем пролилась в желудок. Парень закашлялся, из глаз брызнули слезы.
   -- Нормально? -- спросил держащийся за бок Вольх.
   -- Я же его убил, -- прохрипел Иван. -- Сжег! Живьем!
   -- Ванюша, это вампир с упырями, -- мягко проговорил мужчина. -- Их нельзя убить, они и так мертвы.
   -- Но они же ходили, разговаривали...
   -- Послушай, если бы не ты, то они убили всех нас. Двое наших уже никогда не увидят рассвет.
   И вот тут парня накрыло, он зарыдал, громко воя и впиваясь пальцами в землю.
   Иван не знал, сколько продолжалась его истерика, но ему никто не мешал и не пытался успокоить. Когда он вытер лицо вытащенным из рукава платком, то увидел два сложенных погребальных костра с телами убитых. Поднявшись, он подобрал и протер платком меч с кинжалом и вернул их в ножны. Он понял, что другого варианта не было, и понял, как все же тяжело приходится воинам и боевым кудесникам. Хоть и понимаешь, что поступил правильно, но почему-то от этого не легче!
   Солнце окрашивало все в золотисто-багряные тона, погребальные костры с тихим потрескиванием разгорались...
  

Глава 3

  
   Все заметили, что Иван после боя с вампиром изменился -- стал задумчивым, почти не разговаривал и отвечал, когда к нему обращались, далеко не сразу. Сложно сказать, почему так произошло, то ли уничтожение вампира, то ли смерть, пусть не друзей, но знакомых, с которыми ты делил еду и кров, дежурил по ночам, разговаривал и смеялся. Солнце все так же светило, птицы пели, как и прежде, сны или кошмары о произошедшем не снились, вот только что-то изменилось в самом парне. Что-то такое незаметное, практически неуловимое, он и сам еще это до конца не осознал этого, а скорее просто не понял и не принял.
   День сменялся днем, ночевки под звездным небом -- отдыхом на постоялых дворах. Столица Одиннадцатого Королевства неумолимо приближалась.
   Завтра, уже завтра Иван будет в столице! Поглаживая сидящую у него на колене пустельгу, он размышлял. Никак не мог решить, искать следующий обоз, или все же путешествовать одному. У каждого из вариантов были свои как плюсы, так и минусы.
   -- Войдите! -- сказал парень, выведенный из своих мыслей стуком в дверь и недовольным криком птицы.
   Тихий скрип, вот здесь парень так и не смог понять: петли не смазывают из-за лени хозяев, или все же ради безопасности постояльцев -- никто не сможет зайти не замеченным. Правда второй вариант имеет смысл, только если у тебя чуткий слух, или с тобой путешествует такой друг, как Хельга! Тряхнув головой, Иван сосредоточился на посетителе. Купец, лицо вроде спокойное, но вот в руках держит небольшой кошель, теребя его завязки.
   Разговор вышел странным: купец принес награду за помощь в охране обоза, парень отказывался от нее. Каждый пытался переспорить друг друга.
   -- Уважаемый, -- вскинув руку в останавливающем жесте, начал Иван, -- поделите и отдайте это золото семьям погибших! Это мое последнее слово!
   Наверное, это было глупо, неизвестно, что ждет парня впереди и сколько для этого путешествия понадобится денег, но Иван чувствовал, что именно так поступить будет правильней всего. Купец согласился и, попрощавшись, вышел из комнатушки, где остановился парень.
   -- Хельга, -- Иван легонько провел ладонью по спинке птицы, -- я чувствую, что так правильно, понимаешь? Наставники говорили, нужно всегда прислушиваться к своему, как же, а, подсознанью!
   Пустельга посмотрела в глаза парня и вроде как кивнула, соглашаясь. Только он собирался что-то сказать, как вновь постучали в дверь.
   -- Что за день визитов? -- пробормотал Иван, затем, повысив голос, продолжил: -- Да, войдите!
   В комнату зашел Вольх со свертком в руках. Он, в отличие от купца, сразу перешел к делу: принес трофеи с вампира. Иван начал отнекиваться, что де они ему не нужны, на что мужчина рыкнул, проложил сверток у стены, после чего подойдя, тряхнул парня за плечи, и что называется -- на пальцах, объяснил свое видение ситуации, после чего вышел, оставив того осмысливать услышанное.
   Парень, тяжело вздохнув, подошел и с трудом убрал увесистый сверток в чересседельную сумку, даже не посмотрев его содержимое. Оно ему не нужно, как они не поймут?! Понятно, что они хотят как лучше и по справедливости, как они ее видят, но ему, Ивану, от этого не легче! Он должен был серьёзно отнестись к тому разговору кудесников на постоялом дворе, именно он же семь лет учился у кудесника Славомира, именно его гонял старый егерь-разведчик Никодим! А он забыл все, что в его пустую голову старательно вкладывали на протяжении годов мудрые и опытные наставники, вел себя, как бесштанный мальчонка! Словно читая его невеселые мысли, пустельга негромко крикнула и, перелетев на плечо, потерлась головой о щеку.
   -- Я стану лучше и сильнее, Хельга! Обещаю! И начну прямо сейчас!
   Птица словно поняла и перелетела на крышку сундука. Парень же скинул ремень с оружием, куртку-доспех и рубаху на кровать и начал делать разминку. Разогревшись, он начал растягиваться, выкручивать руки. Дыхание сбилось, тело блестело от пота. Только подвижность и выносливость, только это у него было. Вот он и старался, стиснув зубы, раз за разом. Хотя стоит отдать ему должное -- все упражнения он делал осторожно, чтобы не повредить сухожилия или суставы!
   -- С телом на сегодня все, теперь оружие, -- решительно сказал Иван, беря ремень с оружием и покидая комнату.
   Улица встретила его прохладой и запахом, предвещающим скорый дождь. Взятый у трактирщика масляный фонарь давал не столько свет, сколько плодил гротескные тени. Все это вместе с ватной тишиной придавало заднему двору постоялого двора потусторонний вид.
   Глубоко вздохнув, парень извлек меч из ножен. Можно начинать...
   Переход из стойки в стойку, клинок со свистом разрезает воздух, плетя кружево боя. Поднырнуть под горизонтальный удар воображаемого противника, ударить под колено, рассекая жилы. Упасть на спину, перекатиться в сторону и рывком подняться на ноги. Отвести клинок, режущий по подмышечной впадине. Иван вспоминал. "Полный доспех не твое! Скорость и удары, вызывающие кровотечение или потерю подвижности -- по сухожилиям, суставам, крупным мышцам или сосудам. Не морщись, Иван! Свинья во многом похожа на нас, так что запоминай!" -- учил его Никодим, разделывая лежащего на утоптанной земле крупного кабана и, показывая испачканными кровью руками и кинжалом, куда и как именно стоит бить.
   Удар с поворота и, тяжело дыша, парень устало присел на землю. Тыльной стороной руки смахнул пот и прилипшие растрепанные волосы со лба. Приземлившаяся рядом Хельга держала что-то мерцающее в клюве. Подскакивая, она приблизилась и положила это рядом с ногой парня. Иван поднял добычу птицы и начал рассматривать. Это было обезглавленное насекомое, чем-то похожее на светляка, но крупнее и брюшко светилось, словно внутри был огонь. Огненный жук! С одной стороны вредитель -- грызет сухую древесину, превращая ее в опилки. Все бы ничего, но они почему-то предпочитают искать сухостои не в лесах, а у человека дома. Сколько случаев было, когда или пол проваливался или крыша -- жуки съедали часть балки, и она, не выдержав веса, ломалась. А с другой как раз содержимое их брюшек и входит в рецепт смеси для сотворения огненных шаров, но этим пользуются только кудесники.
   Распространенное создание, но тяжко ловить: в случае опасности они выдыхают эту жидкость, пытаясь защититься от нападающего, и все, насекомое становится бесполезным на какое-то время, пока не накопит новую порцию.
   -- Хельга, может, еще наловишь десяток-другой? -- поинтересовался парень, выдавливая содержимое брюшка в пустую склянку.
   Пустельга с недовольным криком взлетела и исчезла в темноте...
   Вскоре Ивану на голову упал один обезглавленный жук, затем другой и так продолжалось, пока он не извинился и не предложил птице кусочек вяленого мяса. Но и здесь Хельга проявила характер: угощение забрала, но так впилась коготками в обнаженное плечо парня, что тот вскрикнул.
   -- Злая ты, -- бурчал парень, разделывая добычу птицы, -- не любишь меня и не ценишь!
   Хельга вернулась на плечо и начала тереться головой о щеку Ивана.
   -- Да ладно, я не обижаюсь, -- проговорил он, закрыв плотной пробкой склянку со светящимся содержимым и убирая ее в поясную сумку. -- Сам был не прав, извини.
   Птица довольно крикнула и перелетела на колено.
   -- А у тебя опять глаза стали зелеными. Никогда про такое не читал, да и учитель ничего про такое не смог рассказать, хотя выглядел задумчивым, когда я спросил об этом, -- вслух размышлял парень. -- Странно это, да?
   Хельга ничего не ответила, лишь на мгновенье расправила крылья.
   -- Жаль, что я так и не научился разговаривать по-птичьи, -- взяв пустельгу на руки, парень поднялся с земли. -- Ладно, сейчас еще с ножами потренируюсь и можно будет отправляться спать.
   На словах звучало лучше, чем оказалось на деле: ножи летели вкривь и вкось, и никак не хотели втыкаться, как им положено! Иван не сдавался, бегом подбирал и пробовал снова и снова. Наверное, стенка этого сарая заговорена от порчи всякими железками или же Иванами, интересный вопрос!
   -- Тренировки это хорошо, -- раздался голос за спиной, -- вот только с умом к ним подходить нужно, Ваня.
   Парень резко обернулся, держа нож в руке. Старый знакомец -- Вольх, начальник охраны обоза.
   -- Здравствуйте. Как могу, -- смутился Иван, -- чувствую, что это мне пригодится.
   -- Это хорошо, что ты занялся тренировками, -- кивнул мужчина, и подошел -- в неверном свете масляного светильника блеснул холодной сталью перстень на указательном пальце правой руки.
   -- Да, -- согласился Иван, -- вот только я что-то делаю не так!
   -- Тогда слушай и смотри, -- мужчина взял нож из его рук, крутанул между пальцами и вроде бы без замаха метнул в стену -- клинок достаточно глубоко вошел в сухое дерево. -- Сначала найди точку равновесия ножа, возьмись за нее, но не стискивай, держи словно птицу! Затем оцени расстояние, это очень важно, -- если от четырех до пяти шагов, то нож как раз сделает пол оборота и вопьется острием. Если больше восьми шагов, то держи за рукоять, если маленькое -- то за острие. Это так, основы, ничего сложного или тайного, но нужны каждодневные тренировки! Способов много, не думай об этом -- ищи свой!
   Парень кивнул и, подобрав ножи, начал пробовать. Криво, не совсем туда, куда он хотел и не глубоко, но все же, ножи начали впиваться в доски стенки сарая.
   Вольх еще раз показал, потом шевельнул пальцами, и клинок сам выдернулся из доски и перелетел в его руку.
   -- Вы -- кудесник? -- Иван смотрел округлившимися глазами на мужчину.
   -- Да так, просто кое-что умею, кое-что знаю, -- уклончиво ответил мужчина. -- Хочешь, научу?
   -- Да!
   Вольх усмехнулся этому юношескому задору и начал рассказывать. Все на словах было просто: нужно представить, что твоя рука удлиняется, ты хватаешь вещь и тянешь к себе. Так же сразу предупредил, что чем дальше, тем тяжелее это сделать. И конечно не нужно пытаться перетащить телегу или человека. А затем метнул нож в стену сарая и потребовал, чтобы парень попытался притянуть его к себе.
   Иван пытался, даже покрылся испариной, но все что он смог -- это просто вытянуть клинок из доски. Тот блеснул и с едва слышным звоном упал на утоптанную землю.
   -- Неплохо, -- кивнул мужчина, -- но запомни -- тренировки, тренировки и еще раз тренировки! Сто, двести, тысячу раз и только тогда будет выходить, как тебе надо.
   -- Ясно, благодарю за помощь.
   -- Не за что, знания не должны пропасть вместе с моей буйной головушкой, -- усмехнулся Вольх. -- Еще один небольшой урок, вот как ты думаешь, в чем сила?
   -- В мышцах, чем они больше -- тем больше сила! -- уверено ответил парень.
   -- Хорошо, -- кивнул собеседник и протянул парню не толстый железный пруток длиною в пядь. -- Согни его руками!
   Иван пыхтел, кряхтел, покраснел от усилий, вот только железка никак не желала поддаваться и сгибаться!
   -- Ты скажешь, что у тебя эти, мышцы маленькие, не богатырские, -- со смешком прокомментировал мужчина его усилия и, забрав пруток, легко согнул его пополам.
   -- Как?! -- во второй раз округлившимися от удивления глазами, парень смотрел то на пруток, то на мужчину, явно не богатырской комплекции.
   -- Сила в жилах, а не мышцах, -- улыбнулся уголками губ Вольх. -- Именно они держат все. Каждый день пытайся согнуть пруток, только не из закаленного железа! На вдохе прилагай усилия, одно упражнение до неспешного счета пять. Да, и одна тренировка не больше трех-пяти минут. Слушай свое тело, оно подскажет. И про еду не забывай, она так же играет не последнюю роль! Злаки, фрукты, холодец, говядина и куриные яйца ешь обязательно. И будет тебе богатырская сила, Иван! Не сразу, не завтра, но будет...
   Иван, молча, отвесил земной поклон мужчине. Тот, потрепав парня по плечу, без слов удалился.
   Парень собрал оружие, обмылся холодной водой из бочки и отправился в снятую комнату. Сегодняшний день выдался насыщенным. От такого даже голова разболелась, странная пульсирующая боль в висках и затылке мучила Ивана. Он надеялся, что крепкий сон поможет и утро начнется нормально.
   Иван уснул едва лег на тюфяк, вот только сразу же начал снится странный сон. Густой туман, в котором мечутся разнообразные бесформенные тени. Неразборчивый шепот, какие-то крики и что-то похожее на команды. Звон кольчуг и лязг скрещивающихся мечей. Яркие вспышки, на мгновение разгоняющие туман и превращающие тени в ослепительно сияющие силуэты.
   Утро началось с недовольного крика Хельги. Парень с трудом сел, спустив ноги на раскачивающийся пол, и с силой растер свое лицо ладонями, пытаясь проснуться и отогнать странные ощущения, навеянные сегодняшним бредовым сном, не выпускавшим его из своих цепких лап всю ночь, до рассвета. С шумом выдохнув, Иван встал -- тренировки никто не отменял, а время еще есть, нужно поспешить. За крошечным окошком виднелась предрассветная хмарь и клочья седого тумана.
   Разминка, растяжка, бой с тенью, метание ножей и попытки притянуть их обратно к себе. Дыхание сбилось, волосы липнут к мокрому от пота лицу и плечам, мышцы мелко подрагивают. И разит, как от коня после хорошей скачки! Вещи долой, окатил себя парой ведер ледяной воды и растёрся жестким, словно дерюга, полотенцем. Хорошо! Теперь одеться и позавтракать, желательно чем-нибудь вкусненьким и плотным -- аппетит разыгрался просто волчий!
   Прожаренный кусок говядины со специями, пара вареных яиц и кружку горячего травяного взвара. Довольный и осоловевший от еды, Иван направился в кузню. Несмотря на ранний час, она была открыта -- кузнец ковал подкову. Заказ парня его явно несколько удивил: нечасто просят отковать железный штырь длиной чуть больше пяди и толщиной с половину мизинца человека. Несмотря на это, вскоре Иван держал еще теплый кусок металла со следами ударов кузнечного молота. Начало положено, теперь все в его руках. Стать сильнее и лучше или так и продолжать сожалеть о том, что он не боевой кудесник или Иван-Царевич! Хотя это было понятно и раньше, но... Всегда это пораженческое "но"! Мотнув головой, словно отгоняя такие мысли, парень отправился седлать коня.
   Так, вроде ничего не забыл, обоз готов -- можно отправляться. Не опираясь ногой на стремя, Иван стрелой взлетел в седло. На поднятую и согнутую в локте руку с криком плавно опустилась Хельга. В путь!
   Через пару часов после полудня парень увидел стену, опоясывающую столицу Одиннадцатого Королевства. Ров с текучей водой, земляной вал и бревенчатая стена по нему, квадратные башни через каждые десять сажень.
   Встав в стременах, Иван разглядывал и сравнивал эту столицу, с той, что осталась в Сорок втором Королевстве и была его домом. Очень города похожи, даже каменная стена, если зрение не обманывает, отделяющая Внутренний город от Внешнего имеется.
   Снова стража с кудесниками на воротах, снова досмотр и опрос, так еще и каким-то вонючим густым дымом окурили напоследок!
   -- Давай прощаться, Иван, -- подъехал к нему купец в сопровождении начальника охраны. -- Советую остановиться в "Цветочной поляне" -- цены нормальные, кормят вкусно, да и чего скрывать -- безопасное местечко. Если что, то найти меня сможешь через лавку "Два брата". Удачи тебе!
   Парень поблагодарил и так же пожелал успехов купцу, а еще безопасных дорог.
   -- Дерзай, парень! -- произнес Вольх, после того, как купец отъехал и не мог их услышать. -- Может еще и свидимся. Помни -- мир не вертится вокруг тебя и жизнь в нем никогда не замирает. Да, береги свою птичку, интересная она у тебя!
   Иван хотел спросить насчет последних двух фраз, но мужчина пришпорил своего коня и исчез в темном переулке. Почесав затылок, но так ничего и не решив, парень узнал дорогу и направился на рекомендованный купцом постоялый двор.
   Копыта Уголька цокали по утрамбованной до состояния камня земле, пустельга парила над головой, а парень смотрел по сторонам. Да, Внешний город ничем удивить не мог: такие же бревенчатые и кирпичные, жилье в один или два этажа, в точности, как и дома. Улочки странные: то широкие -- пара телег легко разъедутся, то узкие -- два всадника с трудом разойдутся, так еще и петляют, извиваются, словно гадюка, которой прищемили хвост!
   Вот и постоялый двор, высокий забор, ворота гостеприимно распахнуты, давая возможность оценить внутренний двор. Просторный, чистый, да и вывеска над входом в основное строение симпатичная, яркая. Хотя назвать этот набор клякс цветами может только слабовидящий крот! Видимо для не обладающих такой особенностью зрения или же просто буйной фантазией взамен этого недуга, поверху шла надпись большими золотыми буквами -- "Цветочная поляна".
   Забрав сумки и оставив жеребца на попечение конюха, чье рвение было подстегнуто мелкой монетой, Иван направился внутрь постоялого двора. Чисто во всех смыслах: полы, столы, одежда разносчиц и постояльцев, витали вкусные запахи сдобы и жареного мяса с какими-то приправами. На первый, да и второй взгляд тоже, очень хорошее место.
   Разговор с разносчицей, пара монет и комната на пару дней имеется.
   Узнав, где можно помыться с горячей водой, Иван, прихватив смену белья, отправился в купальни. Не родные бани, но лучше, чем ничего или мыться в ледяной воде!
   Длинный бревенчатый барак с парой дымящихся труб, мужчины с красными лицами и некоторые с нетвердой, вихляющей походкой. Судя по всему, решил для себя парень, здесь не только помыться можно, но и хорошенько выпить чего-нибудь крепкого.
   Отдав за помывку десяток медяков, Иван проследовал за банщицей или кто она там, во влажном платье или скорее длинной рубахе из небеленого полотна, облепившее все ее тело, в небольшой закуток. Где его уже ожидали два больших ведра горячей воды. На вопрос нужно ли ему за сдельную плату потереть спину и не только, парень отказался -- он что, увечный, сам помыться не может?
   Чистый, до скрипа, в хорошем расположении духа, парень неспешно возвращался на постоялый двор. Смотрел по сторонам, заглядывался на стройные ножки проходивших мимо девушек -- да, платья немного выше середины голени, но дома и такого не было! Не считая конечно отдельных моментов, но явно не в городе!
   Плотный ужин, и осоловевший Иван кое-как добрался до комнаты, запер дверь и, сбросив одежду на пол, устроился на тюфяке, накрытом чистой простыней. Меч под бок и спать, а дальнейшие планы он обдумает завтра, на свежую голову.
   Утро, как уже стало привычно, началось с негромкого крика Хельги.
   -- Утро, красавица! -- зевнул Иван и до хруста в суставах потянулся. -- Пора мне делать упражнения, а после посмотрим.
   Оказалось, что есть и задний двор с небольшими цветниками и грядками с зеленью для еды: петрушкой и прочим укропом. Присмотрев площадку рядом с дровяником, Иван начал свои занятия.
   Спустя час непрерывных занятий он присел на чурбак для колки дров, переводя дыхание. И тут ему в голову пришла светлая мысль, как ему самому показалось -- сходить на базар. Может что-нибудь редкое купить -- в таких местах всегда имеются редкости, про это часто было написано в прочитанных книгах, да новости со слухами послушать тоже не повредит.
   Приведя себя в порядок и узнав дорогу, Иван отправился на центральную площадь Нижнего города.
   Людей становилось больше и больше, по мере приближения к цели. Ярко и нарядно одетые, суетливые, куда-то спешащие. Вот и базар: телеги, с которых торговали, дощатые прилавки под матерчатыми навесами, грубые подстилки на земле. Люди ходят по рядам, от одного к другому. Щупают, крутят в руках, пробуют. Шум стоит дикий, оглушающий и сбивающий с толку: спорят до хрипоты и красных лиц, кричат что-то зазывалы, плачут дети на руках матерей, верещат на разные голоса цветастые птицы в клетках. Да и глазам больно -- яркие ткани, фрукты, всех цветов и форм леденцы на палочке: и петушки, и медведи и вообще нечто непонятное, выделялись посылающие солнечных зайчиков во все стороны изделия из металла: где полированная бронза с медью, где золото с каменьями или серебро с чернью, а где и благородная сталь.
   Иван шел неспешно, прижимая меч к ноге одной рукой, локтем второй же, зажимал кошель под курткой-доспехом.
   Глаза разбегались, дома на базар парень не ходил -- не было причин. Да и одного его бы не отпустили, а с соглядатаем-нянькой это не так интересно!
   Вон орешки, да и продавец интересный: смуглый мужчина в длинном полосатом халате, с забавной шапочкой на гладко выбритой голове. И улыбка у него заразительная!
   Жуя купленные орешки, Иван шел по базару, разглядывая товары и слушая снующих туда-сюда людей. То там остановится, то сям, постоит -- послушает разговоры, да дальше пойдет.
   Пока ничего интересного и не увидел, и не услышал. Все какое-то обычное. Даже бродяги с картами таинственных сокровищ или наследием легендарных героев или кудесников и те отсутствуют! А ведь в книгах...
   О, представление скоморохов! Хотя может здесь их называют иначе, но это точно они! Рубахи и штаны с разноцветными заплатами и пятнами, пояса сплетены из веревочек, а у одного странный тканый валик над ним, блестящие черные сапоги в складку. Лица раскрашены, у одного в руках бубен, у второго деревянная трубочка с раструбом из рога. Скачут-пляшут с шутками-прибаутками под немудреную музыку своего исполнения, вовлекая толпу в свои "игрища". Мелькают яркие мячики и краснобокие яблоки в ловких руках одного, затем одной рукой подхватил мячики, а другой, с зажатым ножом -- нанизал яблоки. Второй скоморох падал от удивления, вскакивал и снова падал во время этого представления. Толпа смеется, одобрительно кричит и хлопает в ладоши, со звоном падают монетки на невысокий деревянный помост.
   Один из скоморохов дернул, поднимая кверху, разворачивая валик у себя на поясе, закрывая голову, и из-за этой занавески показалась перчаточная кукла. С большими четырехпалыми руками и головой, кожа темного цвета и два алых пятна -- по одному на каждую щеку. Красный колпак скрывает отсутствие волос, кафтан под цвет шапки. Большие миндалевидные глаза кажутся черными, огромный нос с горбинкой и широко раскрытый рот. Явно не улыбка, а какой-то оскал!
   Представление было скабрезным, злым и жестоким: сначала кукла убивала продавца коней, затем попыталась оседлать украденного по факту жеребца, но тот его сбросил, далее был забит палкой кудесник, пришедший на помощь, затем стражник. Порадовала появившаяся в конце собака, загрызшая этого "добряка". И все это под веселую мелодию второго скомороха и сальный юмор с простецкой речью кукловода.
   Если то, что было вначале, Ивану понравилось -- он даже бросил серебрушку на помост, то вот это точно нет! А люди, окружившие помост со скоморохами, радовались, хохотали и улюлюкали, а также требовала продолжения. Пусть смотрят, раз им нравится, а ему такое развлечение не по нраву! Работая локтями, парень пробирался сквозь толпу, подальше от этого ужаса.
   Выбравшись, Иван пытался отдышаться. Он понял, что большое количество людей на ограниченной площади ему категорически не нравится!
   Пока парень оглядывался и размышлял, куда пойти, из этой же толпы вылетела девушка. Среднего роста, короткие светлые волосы с несколькими косичками на висках были растрепаны. Светло-зеленое платье длиной всего лишь до колен, темно-бордовый поясок с кошельком, черная кожаная куртка и сандалии, ремешками оплетающие голени, были изрядно припорошены пылью.
   И вылетела неудачно -- прямо на Ивана. Он не успел среагировать и начал от толчка падать. Девушка так же не устояла на ногах и растянулась на парне. Начала шарить руками в поисках опоры, чтобы подняться. Когда это удалось, девушка поспешно вскочила, да так, что платье взметнулось вверх надутым парусом, показывая отсутствие нижнего белья у хозяйки. Вроде девушка, перед тем как убежать, торопливо извинилась, но, залившийся краской и смутившийся от увиденного, парень в этом был неуверен.
   Иван встав, заметил, что куртка-доспех не до конца застегнута. Затем вспомнил, как прижавшись, девушка шарила по нему руками и с самым плохим предчувствием начал проверять карманы. Точно! Шкатулки и кошелька не было. Красивая, ловкая, но воровка!
   Иван, стрелой понеся в ту сторону, куда вроде бы побежала девушка. Гонка за очень ценной наградой началась!
   Спрашивал прохожих -- больно приметная одежда, как и прическа, была у этой воровки. Лавировал и проскальзывал между людьми, уворачивался от цепких ручонок торговцев-коробейников. Вскоре дыхание начало сбиваться, а воровка так и не было видно!
   Следуя словам последнего опрошенного, парень свернул направо. Темный пустынный переулок встретил его неприятным запахом. Парень быстро пошел, уже понимая, что упустил воровку и значит, провалил поручение отца. Как же теперь домой вернуться и смотреть ему в глаза?! Неожиданно, где-то впереди раздался требовательный и зовущий крик Хельги. Неужели еще не все потеряно? У Ивана буквально открылось второе дыхание, и он побежал на крик пустельги.
   Замусоренные переулки, узкие улочки, липкая и скользкая грязь сменялась камнем и утрамбованной землей, потемневшее дерево и кирпич с лишайником, прохожие, телеги и всадники -- все слилось в одно размазанное разноцветное пятно. "Быстрее, нужно вернуть украденное!" -- билась единственная мысль в голове парня. Сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди, в ушах стояли крики Хельги и гул собственной пульсирующей крови.
   Оглушительный крик пустельги и тишина. Верная сталь в руку и крадучись вперед. Слышны голоса: мужской и приснопамятной воровки. Крадучись приблизиться и выглянуть из-за угла. Девушка прижалась к стене, а ее полукругом окружают пятеро мужчин, отрезая любую возможность сбежать. Невыразительные лица, немаркая и не привлекающая внимания одежда темных цветов. Вот только позы и положение рук под плащами сразу наводит на мысль, что они уже успели обнажить оружие и готовятся его применить!
   -- ...ты уверена в своем решении, милочка? -- смог расслышать слова одного бандита Иван.
   -- Да, я не собираюсь никому платить! -- заявила воровка, гордо задрав подбородок. -- Моя добыча это только моя добыча и делиться ей я ни с кем не собираюсь! Так и передай этому напыщенному сальному бурдюку!
   -- О, как ты любишь досточтимого Фурса, милочка. Он трижды предлагал тебе вступить в гильдию и отдавать положенную долю с добычи, а ты уже в третий раз отказываешься. Нехорошо...
   -- И что вы мне сделаете? -- фыркнула девушка.
   -- Испортим шкурку и обеспечим тебя костром, -- мужчина сделал шаг в сторону воровки.
   Девушка побледнела и напряглась, а вот Иван был на распутье: с одной стороны все книги говорили о том, что девушкам, попавшим в беду, нужно помогать, а с другой -- она воровка и обокрала его! Хотя нужно признать -- ножки у нее красивые, изящные и стройные...
   Сомнения Ивана разрешил случай и этот случай зовут Хельга -- птица с громогласным криком камнем упала на голову бандита. Парень, спасая пустельгу, вмешался в заварушку и, пользуясь неожиданностью своего появления, вывел из боя одного бандита. Проще говоря, чарами усыпил ближайшего к себе работника ножа и отмычки. А дальше его везение закончилось -- их начали теснить и, в конце концов, зажали в угол. Среди нападавших оказался кудесник, не слишком сильный, но достаточно опытный, чтобы защитить своих подельников от немудреных атакующих чар Ивана... Воровка хоть и отличалась недюжинной силой, ловкостью и выносливостью, но драться совсем не умела. Причем именно от слова "совсем". Несколько радовало, что самострелов у бандитов нет, лишь то ли короткие мечи, то ли длинные кинжалы -- куртка-доспех пока еще успешно спасала своего владельца от серьезных ран. Хотя уже успела обзавестись десятком длинных разрезов!
   В голове парня забрезжила догадка, и он понял, что, похоже, это последний шанс что-то изменить в этом бою. А если уж не выйдет, то у царя Сорок второго Королевства останется только два сына!
   Иван плотно прижал девушку к себе, наклонив ей голову так, что она уперлась лицом в его грудь, сам зарылся носом в ее волосы и поджег мешочек, изъятый из кармашка пояса. Ярчайшая вспышка ослепила нападавших, вызвав яростные крики.
   -- Бежим! -- парень отпустил воровку из объятий и дернул за руку. -- Быстрее!
   -- Не сюда, там тупик! -- девушка потянула его в другую сторону.
   Снова безумный бег по городу: с улицы на улицу, через переулки и заборы. Иван уже подумывал вновь использовать подарок кудесника -- сил никаких не осталось, дыхание и то уже с трудом давалось!
   -- Пошли, -- девушка дернула парня за рукав.
   Узкий темный тупичок и практически невидимая на стене узкая вертикальная деревянная лестница.
   Еще немного мучений и парень оказался на чердаке какого-то дома. Не слишком высокий -- ему приходилось пригибать голову, чтобы не испортить ее о стропила, изрядно пыльный и даже на первый взгляд он казался нежилым. Хотя в углу что-то было накрыто достаточно чистой тряпкой.
   -- Верни шкатулку и кошелек, -- переведя дыхание, потребовал Иван.
   -- Ладно, ты же мне все-таки немного помог, -- ровным голосом ответила ничуть не запыхавшаяся девушка.
   Парень мог бы сказать, что если бы не он с Хельгой, то воровка была бы мертва, но... А вот пустельга такой неблагодарности не стерпела -- попыталась расцарапать девушке лицо. Та убегала, уклонялась и прикрывалась руками.
   -- Хельга, оставь эту воровку!
   Удивительно, но птица послушалась и вернулась к парню, устроившись на своем излюбленном месте -- его плече. А Иван наконец-то смог внимательно разглядеть девушку, а то почему-то только ее ножки и несколько выше запомнилось. Выше его где-то на голову, стройная. Черты лица можно было бы назвать резкими, но, тем не менее, привлекающими взгляд. Особенно прекрасны были совершенно нечеловеческие огненно-желтые глаза.
   -- Я благодарна, -- усмехнулась девушка, поцеловала в щеку и протянула ему шкатулку с кошельком, извлеченные из внутреннего кармана куртки. -- Не думала, что этот напыщенный бурдюк решится на такое! Особенно сегодня, когда я не ожидала ничего подобного!
   Парень мог бы ей сказать, что всегда нужно быть готовым к неприятностям, так говорил и учил его Никодим. И он был прав, раз пережил столько схваток и остался живым с руками и ногами! Иван на собственной шкуре уже это испытал и понял всю правоту уроков старого егеря. Только зачем тратить силы и время на того, кто этого не оценит? С другой стороны, парень и сам раньше был не лучше!
   Иван уже собрался идти на постоялый двор, как воровка, видимо, в знак благодарности, посоветовала ему переждать пару дней здесь. Гильдия сейчас будет рьяно искать их, а на этом чердаке их не найдут. А потом, так и быть, она ему поможет покинуть город.
   Предложив "спасителю" располагаться, где ему понравится, девушка сбросила куртку и поясок на пол и стоя спиной к Ивану, низко наклонившись, начала развязывать сандалии. Парень поспешно отвел взгляд в сторону, но... Когда глаза вернулись к манящему зрелищу, воровка стояла в пол оборота к нему, солнечный свет, проникающий на чердак через окошко, облил ее фигурку жидким медом, а платье уже было поднято до середины спины. Изящные ноги, округлые ягодицы, тонкая талия, полное отсутствие нижнего белья и обсидианового цвета чешуя вдоль позвоночника. Хельга прищемила клювом мочку уха парня, и он пусть с трудом, но смог отвести взгляд. "Хм, какая интересная паутина на стропилах. Интересно, сколько ей веков?" -- пытался он отвлечься размышлениями.
   Раздался металлический перезвон, а следом чмокающие звуки вперемешку с тихими стонами.
   -- Это единственное, что мне нравится в этом облике, -- смог расслышать Иван между чмоканьем и стонами.
   Парень заинтересовался и решил посмотреть, о чем говорит эта воровка. Опустил голову и его взгляд уперся в аккуратную девичью грудь с торчащими нежно-розовыми сосками. Спохватился и перевел взгляд на лицо воровки. Она со вкусом ела большой леденец в виде петушка. Иван смутился, хотя куда уж больше, и вновь начал изучать паутину на стропилах, пытаясь понять то, что он увидел -- слишком уж бредовым все это было!
   -- Ты без одежды лежишь на груде золотых монетах и ешь леденец, я ни в чем не ошибся? -- решил спросить парень, уже не доверяющий своим глазам, слишком невероятное зрелище они ему показывали!
   -- Неа, -- с чмокающим звуком она достала сладость изо рта.
   -- Да кто ты такая?! Сначала обокрала меня, потом тебя хотели убить другие воры из какой-то там гильдии, а теперь вот это!
   -- Дракон, точнее была им, -- девушка села на своем драгоценном ложе и скрестила ноги, Иван этого уже не выдержал и начал разглядывать свои руки. -- Да не смущайся ты так, словно в первый раз видишь раздетую девчонку! Еще скажи, что за купающимися в каком-нибудь озере или там, в бане девушками не подглядывал! Или ты...
   -- Я... Не... Ни... Никогда! -- заикаясь, перебил ее парень и решил сменить тему на менее щекотливую: -- И с чего ты драконом была?
   -- С того, что папа с мамой были драконами, -- девушка облизала леденец. -- А значит и я дракон.
   -- Что-то не очень похожа, -- хмыкнул парень, немного придя в себя.
   -- А за это надо поблагодарить папочку, да отвалятся у него крылья, слезет вся чешуя и потухнет Пламя! Решил пополнить свою сокровищницу золотом и украл девушку. Я так и не знаю, то ли она была дочерью кудесника, то ли ее родители обратились к кудеснику. В общем, это месть. Я не дракон, я не человек и как снять это проклятие -- неизвестно.
   -- А зачем вообще вам это золото?
   -- Оно нам, драконам, дает силы. Чем больше его -- тем лучше, но вот с таким телом, -- воровка демонстративно сжала свою грудь, -- спать на нем неудобно -- жестко!
   -- Мне кажется, тебе нужно показаться кудеснику...
   -- Бывала у разных, ничего они не могут!
   -- Да, скорбных умом очень сложно лечить, -- парень едва успел завалиться на бок, чуть не сломав Хельге крыло, пропуская мимо своей головы выдохнутую девушкой тонкую струю пламени, но все равно в воздухе запахло палеными волосами и тлеющей древесиной.
   Девушка вскочила на ноги, леденец она держала словно меч, а вторая рука совершала движения, словно кого-то душила.
   -- Неплохо, -- произнес Иван, затушив рукавом тлеющие доски и ощупывая голову, пытаясь оценить нанесенный огнем ущерб своей прическе. -- Компоненты для чар Огненного дыхания были в конфете? Хитро!
   Воровка зарычала и начала наступать на парня.
   -- Слушай, оденься, а? -- попросил ее уже измучившийся Иван, он все же молодой парень, а она красивая обнаженная девушка. -- Верю я тебе, верю.
   -- Так-то лучше, -- воровка развернулась, парень нервно сглотнул, когда она наклонилась чтобы подобрать платье.
   -- И что, действительно нет никакой возможности тебе снова стать драконом?
   -- Я ищу, но пока ничего нет, -- тяжкий вздох и снова чмоканье. -- Пара намеков, кое-какие легенды, но все это слишком сказочно и неправдоподобно.
   -- Грустно, конечно, но почему тебе не нравится быть человеком? -- решил узнать Иван, интересно же! -- Красивое же у тебя тело, что не так?
   -- Где мои крылья, полеты, блестящая твердая чешуя, когти, рассекающие доспехи, как бумагу, и дыхание, плавящее камни, где?! Только вот это тельце, что постоянно хочет есть и спать, которому то жарко, то холодно, нужна одежда, которое раз в месяц истекает кровью! А эти жировые мешки спереди, ударишься ими -- очень больно, а если нежно погладить и вот тут подергать, то становится очень приятно, тепло в самом низу живота появляется, а между ног становится влажно, мерзость! -- на последнем слове в парня полетело платье, а девушка свернулась клубком на золоте и замолчала.
   -- Нелегко тебе, -- парень подошел и погладил воровку по плечу. -- Давай хотя бы познакомимся, я -- Иван, а как тебя зовут?
   -- Мое настоящее имя ты и не выговоришь, а так называй Василисой, -- всхлипнула девушка.
   -- Приятно познакомиться, несмотря на не слишком хорошие обстоятельства предшествующие этому.
   -- Что у тебя в шкатулке?
   -- Не знаю, отец поручил отвести ее в Десятое Королевство, а что?
   -- Я и обокрала из-за странного ощущения, исходившего от тебя, -- задумчиво прошептала переставшая всхлипывать девушка, скорее для самой себя, чем для парня. -- Это как зов, родной, манящий и согревающий. Не знаю, как объяснить, мне не хватает ваших слов!
   Озадаченный Иван думал, машинально продолжая поглаживать девушку по обнаженному плечу. Подождав, пока Василиса не заснет, парень отошел к окошку и начал читать записи в своей записной книжке. Что-то было на счет проклятий, Славомир рассказывал, но что именно, парень почему-то никак не мог вспомнить -- тогда это ему было не интересно. Да и герои всех книг были против таких проявлений незримого дара! Хотя они и боролись с проклятиями, значит должны были много знать о них! Почему-то до сегодняшнего дня Иван об этом не задумывался, ведь как можно бороться и побеждать то, о чем не имеешь никакого представления?
   Вот, нашел! Так, понятно, разумно, а... Кошмар, записи обрываются на полуслове! Видно ему надоело, и он бросил записывать за кудесником! Вот что значит "должно им" и небольшой штришок от буквы "м", словно это часть слова? Кому должно проклятие, оно что, у кого-то что-то занимало?! Бред какой-то. Может сходить и поговорить с каким-нибудь кудесником в этом городе? Вот только неизвестно, имеет ли он столько же знаний и опыта, как Славомир.
   Устроившись возле стропила и положив обнаженный меч на колени, Иван задремал.
   Звон монет разбудил парня, вырвав из липкого забытья. Сжав рукоять клинка, он осторожно огляделся. Хельга немигающее смотрела на потягивающуюся воровку, а больше никого на чердаке не было.
   -- Эх, есть хочется, -- проговорила девушка, задумчиво смотря на пустельгу.
   -- Даже не думай, -- Иван предостерегающе взмахнул мечом. -- Вяленое мясо и сухари будешь?
   -- Давай, хоть что-то.
   После скудного ужина, парень рассказал о записи из своей записной книжки. Василиса покивала и сказала, что ей нужно подумать, после чего ушла к своему золотому ложу. На все просьбы Ивана одеться, она отмахивалась, заявляя, что ей так удобней, приятней и в конце концов просто спокойней. Парень понял, что его ожидают не самые простые дни -- ведь тело весьма недвусмысленно реагировало на прелести девушки...
   Три дня показались Ивану вечностью, он уже был готов сам отправиться в эту непонятную гильдию и разогнать ее пинками, как нашкодивших котят! Хорошо хоть разум твердил о невыполнимости сего действия, и парень налегал на тренировки. До одури, до полного изнеможения, когда тело хотело лишь одного -- поспать. Но покинуть чердак было просто необходимо: вода во фляжке закончилась, как и скудные припасы, а питаться жуками, как Хельга, он не мог. Хотя без еды можно продержаться достаточно долго, а вот без воды... Это мясо вызывало такую жажду, что просто ужас! Так что нужно было покидать это пристанище, опасно это или нет. Была и приятная новость: прорехи на куртке-доспехе заросли сами, так что она теперь как новенькая! Только теперь Ивана мучило любопытство -- как неизвестный бронник добился этого. Он ни о чем подобном не читал, да и Славомир не рассказывал.
   -- Василис, нужно уходить отсюда.
   -- С чердака? -- не вставая с монет, изображая раздавленную телегой лягушку, поинтересовалась воровка.
   -- И с него, и из города, -- ответил парень, безрезультатно пытаясь очистить одежду от пыли и паутины, превратившие его в какое-то подобие призрака.
   -- Надо, но как?
   -- Быстро, ты со мной? -- Иван понимал, что возможно потом пожалеет об этом, но вот так бросить девушку, пусть и воровку, в беде, он не мог.
   -- Пожалуй, да, не нравится мне здесь -- слишком холодно.
   -- Тогда одевайся и пошли на постоялый двор "Цветочная поляна". Скоро рассвет, может, повезет, и мы обойдемся без нежелательных встреч.
   Нижний город окутывал густой молочно-белый туман, скрадывающий очертания, вызывающий мурашки, все звуки звучали четче и было сложно понять, где их источник! Неприятно как-то, тревожно. Иван постоянно одергивал себя, чтобы не стискивать рукоять меча. Во всех прочитанных книгах именно в такую погоду почти всегда что-то страшное и происходило!
   Вот и постоялый двор, наконец-то! Теперь быстро забрать вещи, купить чего-нибудь съестного и бежать! То есть спокойно покинуть город, он ведь не какой-нибудь преступник!
   Уголек встретил его радостным ржанием, пришлось погладить между ушами, сказать пару теплых слов, похвалить. Только после этого он успокоился, перестал гарцевать и замер, позволив водрузить попону и седло на свою спину.
   Иван птицей взлетел на седло, и тут появилась проблема -- Василиса. Девушка-то в платье и если сесть нормально, то его придётся задрать! Пришлось спускаться и думать над выходом из этого нелепого положения. Попытка надеть запасные штаны парня провалилась -- воровка оказалась несколько шире в бедрах, чем данный предмет одежды. Недовольно хмыкнув, Иван усадил девушку боком в седло и повел коня в поводу.
   Стража на воротах долго не хотела выпускать их, "де до рассвета нельзя, ворота закрыты, не положено -- у нас приказ", но пара монет изменила их решение и путникам открыли калитку.
   Нижний город остался за спиной. Прощай, столица Одиннадцатого Королевства!
  

Глава 4

  
   День обещал быть солнечным и жарким -- на небе не было ни облачка, лишь чистая синь и начищенный медный диск светила. Вот только у Ивана настроение было под стать другой погоде: дождливой, с низкими свинцовыми тучами и резкими порывами ледяного ветра. А причина такого душевного состояния сидела в седле перед ним, весело болтая ножками, и беззаботно улыбалась, глядя на солнце. Радовало, что хотя бы молча все это делала! Вот что ему стоило промолчать о Славомире?! Воровка радостно сообщила, что поможет ему добраться до Десятого Королевства, а потом они отправятся к нему домой и он познакомит ее с кудесником. Это нормально, в хорошей компании и дорога короче, вот только она -- красивая девушка, плотно прижавшаяся к нему обнаженным бедром -- платье-то задрано до пояса! И собственно из этого проистекает еще одна проблема -- Василиса так и норовит раздеться, видите ли, ей неудобно в этой глупой человеческой одежде! Так что приходится парню одергивать девушку и заниматься дыхательными упражнениями, пытаясь взять под контроль собственное разбушевавшееся тело.
   -- Василис, -- Иван попытался отвлечь себя беседой, -- а золото с чердака не украдут?
   -- Хих, -- девушка подпрыгнула и едва не упала из седла, -- ты думаешь это так просто -- украсть у дракона его сокровища?
   -- Так-то у дракона, он большой и его победить сложно, да и до пещеры добраться еще нужно. А это чердак и ты, -- не поддержал Иван ее шутливого тона.
   -- Так этот чердак и есть моя пещера, и чтобы ты знал, пещеру охраняет не только сам дракон, но и могущественные чары!
   -- Расскажи подробней, я о таком даже не читал!
   -- Хочешь грабить драконов? -- с прищуром посмотрела на парня Василиса.
   -- Смешно, зачем мне столько золота? Конь верный у меня есть, справный меч тоже, что еще для счастья нужно витязю?
   -- Ну да, витязь. У нас, драконов, незримые для вас силы составляют часть нашей сущности. Даже самый слабый, только вылупившийся дракончик, равен среднему человеческому кудеснику!
   -- Как же вы тогда все Королевства еще не захватили?
   -- А ты в этом так уверен? -- оскалилась девушка и отвернулась, не обращая больше внимания на парня с вопросами.
   Иван думал, он любил это дело не меньше, чем читать книги. И чем больше он размышлял, тем понятнее становилось, что воровка пошутила. Нет, ну как эти гады огнедышащие могут править всеми Королевствами? Ответ один -- никак! Сколько славных витязей побеждало их в бою! Вон даже предок, Иван-Царевич, сражался с самим Змеем Горынычем и победил! Вообще, определенно Василиса специально так сказала, чтобы позлить его, Ивана, и доказать, что самые лучшие это драконы! А это неправда!
   В целом дорога до очередного постоялого двора прошла спокойно: Василиса практически молчала, после их беседы о драконах и их пещерах с золотом, не считая чмоканья и легких стонов при поедании леденцов, где и когда она только успела их достать?
   "Фух, теперь можно помыться и нормально поесть! А заодно купить штаны и, если повезет, лошадку для Василисы. Хотя нет, сначала тренировка, а уже потом все остальное!" -- так думал Иван, ведя Уголька с сидящей на его спине воровкой в сторону конюшни.
   Закинув сумки на плечо, парень передал поводья конюху. Воровка спрыгнула на пол конюшни и застонала, держась одной рукой за поясницу и поглаживая себя второй несколько ниже.
   -- Что за тело! Больно-то как! -- стенала Василиса.
   -- Сейчас сниму комнаты, и тогда разберемся, -- отстраненно проговорил Иван, беря ее под локоть и направляя в сторону постоялого двора.
   Комнаты были, хотя на парня как-то странно посмотрели, когда он сообщил, что ему нужно две, именно две комнаты. Хотя на державшуюся за пострадавшие места со страдальческой гримасой Василису взирали не лучше. Странно это, непонятно.
   Оставив сумки в своей комнате, Иван пошел посмотреть как там воровка. Постучавшись и дождавшись приглашения, он зашел в комнату. Девушка лежала на кровати на животе, тихо поскуливая, одежда неопрятной кучей валялась в углу. Ягодицы девушки были под цвет парадных кафтанов отцовской стражи, такие же ярко-красные. Видно натерла о седло, да и скомканное платье добавило свою копейку, и молчала же!
   Парень достал из внутреннего кармана куртки-доспеха записную книжку и начал быстро листать, вроде Славомир рассказывал о лечении таких, кхм, ранений. Ага, есть. И вроде все компоненты для мази имеются, кроме меда, но на кухне наверняка можно его раздобыть.
   -- Василис, никуда не уходи -- я скоро вернусь!
   В своей комнате отобрал нужные травки-муравки, затем на кухне взял еды, меда и хлебного вина.
   -- Потерпи, сейчас подлечу тебя, -- успокаивал Иван девушку.
   -- Да что это за тело такое?! -- стенала на разные лады Василиса. -- Вот драконье...
   -- Его у тебя нет, -- отрезал парень, смешивая снадобья. -- Так что обходись тем, что имеешь.
   Так, по внешнему виду и запаху вроде нормально вышло, особенно при таких условиях и без чуткого надзора Славомира!
   -- Вот, готово. Мажь пострадавшие места.
   -- Не могу, -- плаксиво заявила девушка. -- Лучше ты, ты же точно знаешь, что и как!
   Иван посмотрел на пострадавшие места Василисы, потом на свои руки, и снова на девушку. Он почувствовал, как горят щеки -- никакие приемы самоконтроля не помогали!
   -- Я... Не... Ты... -- заикаясь, начал парень.
   -- Ой, как болит! -- всхлипнула девушка.
   Аккуратно зачерпнув из плошки ярко-зеленую мазь, Иван начал осторожно наносить ее на покрасневшие ягодицы девушки. Очень горячие, упругие и такие бархатистые на ощупь!
   Закончив с этим, Иван вытер дрожащие руки куском ткани, смахнул пот со лба и начал растирать спину Василисы другим снадобьем. Заодно появилась возможность рассмотреть чешую, идущую вдоль позвоночника поближе. Скругленные пятиугольники по форме, размером с ноготь большого пальца взрослого мужчины. Обсидианового цвета, но с металлическим отблеском. Твердые и немного шершавые на ощупь. Попытка оторвать одну чешуйку привела к крикам и попыткам Василисы ударить парня. "Чего злиться, он же ничего такого не хотел!" -- искренне удивился Иван. Его можно понять, он просто предположил, какие опыты можно будет провести, какие новые знания получить. Ведь не каждый день попадается чешуя дракона, пусть он и в человеческом теле.
   Парень старательно разминал задубевшие мышцы. Вскоре Василиса начала протяжно постанывать и временами громко вскрикивать. Иван залился краской еще сильнее, хотя это и казалось невозможным, пот градом катился по лбу и спине, да и штаны стали жать неимоверно!
   Парень провел ладонями по спине, втирая остатки снадобья, Василиса оглушительно вскрикнула.
   -- Поешь, выпей все из кружки и ложись отдыхать, -- скороговоркой выпалил парень, стрелой вылетая из комнаты.
   "Тренировка, тренировка и еще раз тренировка!" -- именно такая мысль билась в голове Ивана, подгоняя его и заставляя спешить.
   Выйдя во двор постоялого двора, первое, что бросилось парню в глаза это потемневшая от времени деревянная бочка. Подойдя и убедившись, что в ней простая и достаточно холодная вода, он опустил в нее голову. Когда воздуха стало не хватать, он вынырнул. Глубокий вдох и снова в воду. После пятого "купания" ему стало значительно легче. Мотнув по-собачьи головой, стряхивая воду, парень зашел за конюшню. Свободное место есть, лишних глаз нет, да и света из окошек постоялого двора вполне достаточно -- можно заниматься.
   Когда Иван занимался отработкой метания ножей, скрипнула дверь, ведущая на кухню. Зачем он и сам не понял, но парень затаился в густой тени стены конюшни и начал слушать. Вроде бы две женщины разговаривают, причем беседу начали еще внутри постоялого двора.
   -- ... он настоящий зверь! У девушки вся попка красная как маков цвет! Лежит на животе, стонет и даже разговаривать не может! Да еще жуткая чешуя на спине! Вот зачем он с ней так?
   -- Так бла-а-городный же, да и, похоже, еще вдобавок ученик чародея, -- протянула вторая сплетница, -- таким все можно! Я такое об их развлечениях слышала, ужас просто, даже вспомнить страшно! Так что бедняжке еще повезло!
   Парень просто окаменел, неужели это о нем и Василисе? Да не может такого быть! Хотя очень похоже. Нет, ну вот что за люди -- ничего не зная, по каким-то обрывкам и чужим пересказам делают выводы и после неистово верят в их правдивость! Дальше женщины обсуждали развлечения благородных и чародеев. В конце обе сошлись во мнении, что они настоящие чудовища, и как их только земля носит. Вот воровка, удружила -- не могла закрыть дверь на засов?! Устроила проходной двор из своей комнаты и показывает кому ни попадя последствия своей собственной глупости!
   Дождавшись, пока сплетницы уйдут, парень обмылся в уже знакомой бочке и, сменив грязную одежду, направился поужинать, а то живот оглушительным бурчанием намекал, что пора бы подкрепиться.
   Поев, парень отправился проведать Василису.
   Открыв дверь, Иван увидел в тусклом свете масляной лампы, спящую на животе девушку. Ягодицы все так же и оставались красными. Похоже, что им предстоит длительная остановка здесь, не хотелось бы -- город рядом! Неизвестно насколько большой у этой гильдии зуб на девушку, и на что они могут пойти. Подойдя, Иван потряс Василису за плечо, будя.
   Поговорив, снова обработал "героическую рану" девушки. Оставив Василису досыпать, парень взял грязные вещи из своей комнаты и спустился вниз -- пусть работницы постоялого двора постирают, все равно он заплатит за это! Оставив женщин разбираться, Иван отправился в свою комнату. Вроде все нормально, не считая досужих домыслов этих местных сплетниц, но вот куда пропала Хельга? И тут беспокойство не из-за слов Вольха, сказанных при прощании, а просто она сама по себе хорошая и он уже столько лет её знает!
   Дрему нарушил скребущий звук, донесшийся с улицы. Сжав рукоять меча, он теперь всегда спал с обнаженным оружием, парень подкрался и, подняв кончиком клинка, крючок запирающий окно, толкнул его. Скрипнули петли из толстой кожи и, с недовольным криком, в комнату впорхнула пустельга.
   -- Я переживал, -- мягко сказал парень, поглаживая птицу.
   Пустельга потерлась головой о его ладонь, нежно прищемила клювом палец и перелетела на сундук.
   -- Спокойного сна, Хельга, -- пробормотал Иван, обнимая подушку.
   Утро снова началось с крика пустельги.
   "И чего ей не спится? Окно так и осталось открытым, зачем будить в такую рань? Раньше за ней таких привычек вроде не водилось" -- подумал парень, смотря на предрассветные сумерки на улице и широко зевая. Досыпать уже бессмысленно -- милая птичка не даст, значит, по холодку можно тренировку провести и заодно обдумать, как быть дальше.
   Парень запер за собой дверь и задумался, вот это тоже интересно: ключ один и тот же, что от замка на двери, что от сундука. Не слишком безопасно, так еще на всех постоялых дворах, где останавливался Иван, были именно такие замки. Он даже для интереса и проверки почерпнутых знаний из книг попробовал отпереть сундук, используя подобранный на улице гвоздь. Это удалось, даже не слишком напрягаясь -- лишь понадобилось согнуть железку! Видно, что в каком-то Королевстве изготавливают такие замки просто в гигантских количествах. По этой причине, наверное, и цена у них до ужаса низкая, вот и стоят эти замки в каждой двери или сундуке на постоялых дворах! Все это промелькнуло в голове у парня, пока он спускался по скрипучей лестнице вниз и шел на площадку за конюшней, которую вчера вечером успел облюбовать.
   Отзанимался, особых успехов не было: ножи, куда надо не втыкаются, притянуть их обратно не выходит, в растяжке еще далеко до виденных скоморохов, железный пруток пополам не сгибается. Вот только Иван каким-то шестым чувством понимал, что каждое занятие делает его лучше, отдаляет от него вчерашнего, а значит, все это имеет смысл!
   Привел себя в порядок, а то пах, как Уголек после целого дня под седлом. Теперь завтрак и посмотреть как там Василиса явно не Премудрая.
   Девушка так и спала на животе обнаженная. Ивану что-то подсказывало, что теперь будет новое обсуждение у сплетниц: какой он зверь, что даже одежду у несчастной девушки отнял!
   Место пониже спины так и оставалось ярко-красным, лишь слегка побледнело. Да, похоже, придется покупать телегу и уже на ней ехать к арке-порталу в следующее Королевство. Просто очень не хочется терять седмицу, а то и две! Конечно, можно было бы ее здесь оставить, но настоящие витязи и герои так не поступают! Иван уже успел соскучиться по дому и, особенно, по тишине и отсутствию людей в такой родной библиотеке.
   Разбудил Василису, и пока она ела, парень рассказал ей свои планы. Та начала капризничать и жаловаться на то, как ей больно, плохо и вообще, как она несчастная страдает. Сделав скорбное лицо, Иван, используя все свои знания, почерпнутые только из книг, нагнал на девушку такого ужаса, напирая на то, что гильдия не отстанет и будет на неё охотиться, а уж когда найдет, то... Василиса все же согласилась с парнем, что им действительно нужно как можно скорее покинуть это Королевство.
   Снова лечение, сопровождаемое стонами и вскриками Василисы, а так же красным от смущения лицом парня и жмущими ему же штанами. Ивана же радовало, что руки, так как вчера не тряслись, да и пот уже градом не катился. Хотя, от успокоения посредством опускания головы в холодную воду бочки, это его точно не спасет -- тело имело свое мнение на все происходящее!
   Телега с соломой была, только по такой цене, словно это карета какого-нибудь короля! Дать бы этому владельцу постоялого двора кулаком в ухо, как поступили бы многие герои прочитанных книг! Скрипя зубами, Иван заплатил за эту древнюю развалину, а на лошадь, которая ее потащит, так вообще без слез взглянуть было нельзя. Худая, все ребра торчат, грязная рыжая шкура, грива с хвостом спутанные и местами вылезли. Да и вообще, казалось, что кобылка через два шага замертво упадет! А хозяин животины, смотря честными заплывшими глазенками, убеждал, что это лучшая кобыла какие когда-либо ходили по дорогам Одиннадцатого и сопредельных Королевств и она даже не вспотеет от пробежки от одной арки-портала до другой. "Правильно, она просто околеет" -- хотел сказать парень, но сориться смысла не было -- ему действительно нужны были кобыла с телегой. Возможно, что Иван сможет подлечить несчастную животину: не зря же он у Славомира учился и разные умные книги читал!
   Забрав постиранную одежду, Иван тщательно её осмотрел -- с этих сплетниц станется сделать какую-нибудь гадость, не смотря на возможные проблемы! Парень чем больше жил, тем сильнее убеждался, что и девушки, и женщины живут не столько разумом, сколько сиюминутными душевными порывами. Вон та же Хельга, вроде птица, а так же себя ведет! Да и библиотека подтверждала это, вот так! Вещи были чистыми и целыми -- никаких дыр в неприличных местах или швов, способных разойтись в самый неподходящий момент, или иголок-закладок, или... Проще говоря, все вещи были в целости и сохранности, только без грязи и резкого запаха пота. Успокоившись, Иван пошел собираться в дорогу.
   Уложив на телегу с сеном -- чтобы Василисе мягче было, мешок овса, парень направился на кухню постоялого двора. Часть трав для лечения кобылки можно было купить там -- их используют, как приправу к еде.
   Вроде все. Перекусить и... Хотя нет, нужен брадобрей! Выяснилось, то огненное дыхание Василисы все же нанесло ущерб: теперь волосы были разной длины, да и честно говоря, никогда ему не нравилась эта прическа! Расчесывай, мой, в глаза постоянно лезет, а в путешествиях, например, как сейчас, так вообще ужас! Раз никто за ним не следит и не занимается нравоучениями, можно и подстричься. Коротко, "ежиком", как стригутся все егеря. Так что к брадобрею, он просто обязан быть на постоялом дворе!
   Привел прическу в порядок, состриженные волосы заговорил -- они моментально вспыхнули и сгорели без следа. Так Славомир учил: легко навести порчу или проклятие, используя волос или ноготь человека! Брадобрей на все это лишь одобрительно хмыкнул и кивнул.
   Выйдя во двор, парень подошел к знакомой бочке с водой. В отражении был коротко стриженый парень, с загорелым лицом, на котором теперь четко выделялся шрам на щеке и еще один пересекающий бровь. Да, теперь в нем будет несколько сложно признать Ивана, младшего сына царя Сорок второго Королевства!
   Обмывшись, поел и отправился за Василисой -- пора уже отправляться в путь-дорогу.
   Снова мазал снадобьем, вновь стоны-крики, но парень всего лишь слегка покраснел. То ли привык, то ли еще что, да и тело уже не так остро реагировало на девушку. Действительно, правы книги -- человек это такое создание, что привыкает ко всему: как к хорошему, так и к плохому!
   Все же заставив Василису надеть платье, парень уложил ее на телегу, и их маленький обоз тронулся в путь.
   Солнечный день, ровная, мощеная камнем дорога, на небе ни облачка... Красота! Вот только Иван был смурым, словно во всей этой безмятежности им чувствовался какой-то подвох. Если бы его спросили, что не так, парень просто пожал бы плечами и честно ответил, что не знает, но ему как-то не по себе.
   Василиса вновь сбросила платье и лежала на животе, подложив руки под подбородок и, как заметил парень, со странным выражением лица смотрела на горизонт. Что-то было в ней такое, что парень, достав записную книжку, начал быстрыми движениями зарисовывать. Хорошо, что Славомир давным-давно подарил Ивану этот карандаш, сколько времени уже прошло, а он так и не исписался! А то пером и чернилами в седле кроме покрашенных рук и кучи клякс ничего не сделаешь. Зато Хельга, до этого спокойно сидевшая на плече, словно поняла, кого и в каком виде рисует парень, взлетела и приземлилась уже на Василису, чуть пониже спины. Крик девушки, наверное, был слышен и в родном, Сорок втором Королевстве, а про язык пламени, взметнувшийся вверх на пару саженей, и говорить не стоит! Приревновала что ли пустельга?
   Насилу Иван успокоил их, это было сложно -- настоящими зверьми друг на друга смотрели! Так Василиса помимо раздражения и потертостей на ягодицах, еще и глубокими царапинами на них же обзавелась. "Да за что мне все это?" -- стенал про себя парень, вслух было бессмысленно -- никто бы его не пожалел и тем более не поддержал бы. Хорошо, что пока безымянная кобылка стоически отнеслась к происходящему.
   Ехали с небольшими остановками почти до заката, все же тощая кобылка, телега и скорость не совместимы, если конечно не столкнуть их с какой-нибудь горной вершины.
   Остановились на ночлег в небольшой рощице, видно давно облюбованной путниками: было костровище, расположенный неподалеку родничок кем-то заботливо обложенный камнями. А что еще нужно после целого дня в седле?
   Костерок, каша с сушеным мясом на ужин. За лошадьми поухаживал и стал готовить целебные снадобья для лошадки. Хорошая она, всё понимает -- вон, как по-доброму смотрит темными глазами и добродушно фыркает.
   Напоив отваром и подвесив к морде торбу с овсом, Иван приласкал пустельгу, а то видно на что-то обиделась, погладил недовольного Уголька и напоследок занялся травмами Василисы. Вот же зверинец на выезде! Девушка много чего ему высказала после случая с Хельгой, но именно сейчас она оглашала лесок стонами и криками, пока он разминал ее спину. Она что, специально?! Как бы кто-нибудь или что-нибудь нежданно-непрошенное на эти звуки не явилось!
   Вот так тянулись дни до арки-портала. Где на свежем воздухе ночевали, а где в постоялых дворах. Лошадку Иван решил назвать Загадкой, что-то в ней такое было! Помыл коней в мелководной речушке, встреченной по дороге, расчесал гривы с хвостами. Вот видно, что снадобья и хорошее питание пошло кобылке на пользу -- хотя бы ребра уже не так выпирали, да и резвее она стала. А норов, как у жеребенка, веселый и игривый! Хорошая лошадка, славная и чего этот бурдюк так ее запустил? Василиса тоже практически выздоровела. Все вроде хорошо, вот только на душе Ивана почему-то кошки скребли, что-то давило, тревожило. Попытался, используя амулет, поговорить со Славомиром, но почему-то не получилось. Странно это. Нужно все же спешить в Десятое Королевство, Мухоморыч наверняка поможет!
   Снова проверка, вновь странные ощущения от перемещения через арку-портал. Ивану было интересно, это Королевство будет отличаться от уже виденных им? Может даже гномов или эльфов удастся встретить! Неправильного же дракона уже нашел.
   М-да, странное это Семнадцатое Королевство, можно сказать -- серое! Люди какие-то забитые, молчаливые и неулыбчивые, в одежде темных цветов и постоянно смотрят вниз, себе под ноги! Города серые, как камень, использовавшийся для их постройки. Даже погода под стать -- то облака, то тучи скрывают солнце. Возможно, поэтому и люди здесь такие? Иван гнал коней, стараясь поскорей покинуть эти земли, неуютно ему здесь было, окружение давило, лишало воздуха все это, прижимало и выпивало всю радость!
   Вот очередная проверка возле арки-портала, другая ожидает по ту сторону, но это мелочи, главное быстрее оставить это Семнадцатое Королевство и забыть о нем, как о страшном сне!
   Жди, Двадцать девятое, Иван идет к тебе!
   Выйдя из барака и ведя за собой на поводу лошадей, парень начал оглядываться. Странное место -- куда ни посмотри везде деревья, даже дорогу, на этот раз не мощеную, а простую грунтовую и даже не слишком утоптанную, с обеих сторон ее сжимают толстые, обросшие разноцветным лишайником и седым мхом, стволы многовековых сосен и густой, колючий кустарник. Неба практически не видно, воздух неподвижный, тяжелый с сильным запахом хвои и гниющих листьев. Вот здесь наверняка живут эльфы! Все книги пишут о них, как о любителях природы и лесов. Здесь этого, даже не с достатком, а с большим избытком имеется!
   Темнеет рано, этот лес... Еще и звуки, нервируют, честное слово! Чей-то вой, уханье и крики, скрип и скрежет. Эти светляки в кустах, точь в точь чьи-то глаза! Быстрей бы уже постоялый двор попался! Мир словно услышал мольбы Ивана, и впереди показались огни, в воздухе, помимо ставшего привычным запаха гнилой листвы, запахло жареным мясом.
   Подъехав, Иван поражено замер с широко распахнутыми глазами. На гигантском дубе, в его кроне притаился целый терем! Там точно эльфы, кто еще может жить на дереве?! Внизу к стволу, словно стрижиные гнезда, прилепилась конюшня и еще какие-то постройки. Оставив лошадей и телегу, парень с Василисой по пологой лестнице, опоясывающей дуб, поднялся в здание постоялого двора. Пропустив девушку вперед и зайдя следом, Иван вновь поражено замер. Эльфы! Высокие изящные фигуры, тонкие черты лица с большими глазами, одежда всех оттенков зеленого и коричневого. Уши, наверное, заостренные, жаль, что от входа так плохо видно -- света мало! Подошедшая девушка мелодично и певуче осведомилась, чего желают путники. Иван бы так и стоял, заворожено смотря на ушки девушки, чуть заостренные сверху, если бы Хельга не сжала клювом мочку его уха. Краткая острая боль привела парня в чувство, и он сообщил, что им нужны комнаты на ночь и ужин. Девушка насчет комнат отправила к хозяину постоялого двора, а насчет еды, то кабанчик еще не запекся, есть только вчерашняя похлебка и салат из кислой капусты.
   Комнаты есть, даже рядом и как, заговорщицки подмигнув и понизив голос, сообщил хозяин, между ними есть дверка. Так же в каждой комнате в дальнем от входа углу были спрятаны за занавесками маленькие купальни. К большому сожалению парня лишь только, как оказалось, с холодной водой. Иван согласно кивнул, оставил монеты и, забрав ключи, подхватил Василису под локоток и пошел на второй этаж. Что будет делать девушка, он не знал, его же ожидала тренировка.
   Разминка, растяжка, бой с тенью, очередная попытка согнуть железный прут, метание ножей в закрытую дверь -- а больше некуда, затем попытка притянуть их к себе, пока безрезультатно. Вспотевший, уставший, парень зашел за ширму, где должна быть, по идее, купальня. Хотя это громко сказано -- бадья высотой по колено и рядом бочка с водой с висящим на стене ковшиком, вот и все. С другой стороны, идти никуда не нужно, хоть что-то хорошее.
   Приведя себя в порядок и надев все чистое, парень пошел к Василисе -- надо уже идти ужинать. Девушка опять была без ничего и вновь страстно ела леденец. Да откуда же она их достает?! Иван, не выдержав, спросил, на что получил ответ, что это особая драконья магия. Хмыкнув и все же стараясь пристально не рассматривать обнаженные прелести Василисы, а то пустельга как-то странно себя ведет, парень поторопил свою спутницу на тему одевания.
   Поев, Иван во все глаза разглядывал присутствующих в зале постоялого двора эльфов. Странно, они ведут себя, как обычные люди! Так же смеются, пьют вино, отпускают шуточки, от которых смущаются и мило улыбаются разносчицы. Но так не должно быть, ведь это же эльфы! Ломая голову над этой загадкой, парень методично экономными штрихами зарисовывал лица присутствующих. Хотелось задать вопросы, много вопросов, почему они ведут себя так неправильно, но Иван стеснялся и считал подобное поведение неприличным. Вот из-за этого сидел, мучился и пытался разрешить эту загадку путем наблюдений. Правда, если верить прочитанным книгам, что торговцы, что трактирщики за пару золотых монет расскажут абсолютно все, что ты захочешь узнать. Только вот монет не так уж много осталось, да и...
   Посидев и порисовав, Иван поднялся в свою комнату, Хельги не было -- где-то охотится видно, но нужно окно открыть: все равно в предрассветных сумерках разбудит! Только собравшись лечь спать, парень вспомнил, что и о Василисе нужно позаботиться. Радует, что уже не так остро на все это реагирует. Хотя, как ему казалось, она просто испытывает удовольствие, вгоняя его в краску! Иначе чем объяснить эти стоны-крики каждый раз?
   И в этот раз все было, как и раньше: громко и странно. Ничего, вроде все "раны" у Василисы практически зажили, а значит, больше Ивану не придется заниматься лечением!
   Умывшись холодной водой, парень пригасил лампу, похоже, из тех же мастерских, что и замки: на всех постоялых дворах на которых он останавливался, были именно такие масляные лампы, и завалился на кровать. Ура, можно поспать, а утром не вытряхивать колкие соломинки из-за шиворота, а потом весь день чесаться! Уже и плащ стелил, и капюшон надевал -- результат один и тот же. Можно позавидовать Василисе, она видно уже так наловчилась спать на золоте, что подобные ночевки ей не доставляют никаких неудобств.
   Утро, как уже стало традицией, началось рано и под крик пустельги. Бурча себе под нос все, что думает об этом, Иван сполз на пол. "Бр-р, не жарко! Хорошо, а может и наоборот, что наставники были добрее" -- проговорил парень и начал ставшую привычной тренировку.
   Закончив с этим и умывшись, Иван пошел будить свою спутницу. Только зайдя, он едва успел перехватить Хельгу, по всей видимости, вновь нацелившуюся на обнаженные ягодицы Василисы, с которых только недавно практически сошла краснота и царапины. От крика недовольной птицы, девушка упала с кровати на пол и попыталась под нее заползти.
   -- И тебе доброе утро, -- со смешком произнес Иван, поглаживая пустельгу. -- Одевайся и пошли завтракать -- пора отправляться дальше.
   В зале постоялого двора на них смотрели и улыбались все ранние посетители, у разносчиц появился румянец на бледных щеках, а хозяин заведения подмигнул и показал какой-то замысловатый жест двумя руками. Иван ничего не понял, а Василиса широко усмехалась. Парень решил, что расспросит ее позже, а сейчас хорошо бы поесть.
   Вчерашняя кабанятина с салатом из капусты, на закуску горячий травяной отвар. Недорого, достаточно вкусно, а главное очень сытно.
   Оставив постоялый двор позади, Иван попытался узнать, почему на них так странно смотрели. Ответа так и не последовало, даже под угрозой натравить Хельгу. Ну и леший с этой Василисой, не хочет говорить -- пусть не говорит! Хотя подозрения у него были, в книгах похожее было, читал. Чтобы отвлечься, парень достал свою записную книжку и погрузился в чтение.
   Странное Королевство -- одни густые леса, да редкие реки с озерами! Хотя последние и большие: он так и не увидел противоположного берега, когда дорога шла вдоль кромки воды. Таких больших водоемов парень еще не видел! Но где же поля, луга с пасущимися животными, где все это? Хотя это же эльфы, пусть и неправильные. Наверное, это все им и не нужно, есть же лес, даже не так -- Лес с большой буквы.
   А вот и первый город, странный для Ивана, но видимо обыденный для эльфов. Вместо стены заросли какого-то густого колючего кустарника высотой примерно в сажень, дома на деревьях, словно из коры сделаны, между собой их соединяют веревочные мостики заместо нормальных мостовых. Жутковато, высота-то о-го-го, а если упадешь? Это же никакой кудесник уже не поможет! Не по-людски все это, одним словом, эльфы строили и живут!
   Стражник на въезде, привычно. Вот только меч у него странный, какой-то кривой -- таким не уколешь, только рубить. Оплатив въезд, Иван поинтересовался насчет постоялого двора, желательно стоящего на твердой земле. Мужчина посоветовал "Привал охотника". Что ж, по пути парень решил еще расспросить других эльфов. Просто не хочется так же вляпаться, как в первый день путешествия, а то ведь может уже и не повезти...
   Хорошее место этот "Привал охотника": крепкий бревенчатый дом в два этажа, добротная конюшня. "Эх, еще бы баньку, да с веничками: березовым да дубовым!" -- мечтательно произнес Иван, разглядывая место предстоящего ночлега. А работник конюшни услышал и сказал, где здесь можно найти искомое: какой-то приезжий построил, только местным такое счастье и даром не нужно.
   Забросив вещи в комнату, парень быстрым шагом направился в сторону великого блага -- бани. Василиса отказалась, Хельга снова куда-то улетела. Так что мыться и отдыхать душой Иван отправился в гордом одиночестве.
   Баня оказалась точной такой же, как и дома: низкий сруб с дымящей трубой, рядом выкопан глубокий пруд и все окружено высоким тесовым забором -- видимо, чтобы не смущать горожан голыми телесами парящихся. Парень ускорил шаг, желая быстрее очутиться в горячем, пахнущим травами или хлебом пару, ощутить жгучие прикосновения свежего или правильно запаренного дубового или березового веника.
   Заплатив, Иван быстренько разделся и сложил вещи в крайний, стоящий в углу сундук. Они были выстроены в ряд вдоль стены, заменяя скамью. Затем он ополоснулся теплой водой, замотал голову мокрым полотенцем и рыбкой нырнул в парилку.
   Парень посидел на нижней полке, дыша носом, прогревая все тело, а затем немного остыл в предбаннике, попивая терпкий травяной чай. И снова в жар, теперь пора березового веничка, дожидающегося своего часа в бадье. А и банщик есть, еще лучше! На такое никаких монет не жалко!
   Так Иван потратил на баню несколько часов, зато выйдя, чувствовал себя отдохнувшим, словно снова на свет родился! Насвистывая веселый мотивчик, он возвращался на постоялый двор, не забывая смотреть по сторонам. Если эльфы-мужчины его не сильно заинтересовали -- обычные лица, только глаза побольше и несколько бледноватые, да и одеты в привычные глазу парня рубахи, штаны да жилеты с множеством кармашков. А вот девушки, все, как одна, стройные, длинноногие и симпатичные, хоть в этом книги оказались правы, -- щеголяли в коротких, по колено, а то и выше, платьях и туниках, и у каждой на поясе висел кинжал в ножнах. И все предметы одежды у всех украшены: если из ткани -- то вышивкой, а если из кожи -- тиснением, но обязательно все это с растительными мотивами.
   Поужинав на постоялом дворе, Иван отправился видеть сны, в объятиях постели и прочие вычурные выражения, а проще говоря, спать.
   Утро началось, как обычно, да и последующее за пробуждением тоже стало привычным. Хотя временами парень просто силой заставлял себя упражняться, закалял характер, так сказать. Побудка Василисы, ловля желающей ее поцарапать Хельги. Все уже обыденно, все уже ставшее привычным.
   После плотного завтрака, Иван уточнил дорогу до арки-портала на Тридцать Первое Королевство. Судя по рассказу трактирщика, они завтра к полудню, если свернут на развилке направо, а на следующей поедут прямо, должны добраться до Лесобора -- очередного города этих неправильных эльфов. А уже оттуда день пути и к закату доберутся до арки-портала ведущей в нужное им Королевство. Поблагодарив мужчину, парень отправился седлать Уголька и запрягать Загадку. Вот тут еще раз проявился несладкий характер Василисы -- она ну просто ни в какую не желала ехать верхом, как нормальный человек! Тяжко вздохнув от этой несправедливости и девичьей глупости, парень пошел за самой девушкой. Пора выдвигаться.
   Действительно, к полудню следующего дня добрались, Лесобор был как две капли воды похож на прошлый город, разве что колючая изгородь была усыпана нежно-синими цветочками, придававшими ей праздничный и отчасти несерьезный вид.
   А вот дальше начались странности -- стражник, увидев их, аж засветился от радости и, свистнув какого-то мальчишку, приказным тоном велел тому отвести путников к главе Лесобора -- Триусу. Ничего не понимая и удивляясь очередному совсем не эльфийскому имени -- они же должны быть очень длинными и певучими, так во всех книгах говорилось, Иван спрыгнул с Уголька и повел свой маленький обоз следом за вихрастым мальчишкой.
  

Глава 5

  
   -- Вам туда, -- мальчонка ткнул пальцем в сторону большого дуба и убежал.
   -- Василиса, подожди здесь, -- попросил Иван. -- Узнаю, что им от нас нужно и поедем дальше.
   -- Хорошо.
   Парень глубоко вдохнул и с напускной уверенностью направился к дереву. Считая вдохи и выдохи, он успокоился и был готов почти ко всему. Хотя никаких догадок насчет такого гостеприимства у него не было. Единственное, в чем Иван был уверен, так это в том, что у него наверняка что-то попросят, скорей всего оказать некую услугу с опасностью для жизни. По крайней мере, подобное часто встречалось в прочитанных им книгах.
   А вот и дверь, издали и не разглядишь, как говорил Никодим: "Удиви недруга маскировкой, раз -- он тебя не видит, два -- и его уж на белом свете нету". Иван решительно толкнул дверь и ничего. Навалился плечом -- и такой же результат. Мысленно хлопнув себя по лбу, он решительно потянул ее на себя. И чудо, она открылась! Шаг и парень оказался в гигантском дупле. Блики от масляных светильников гуляли по отполированной до зеркального блеска древесине, резная мебель и эльф в богатом наряде неизменных зеленых цветов и массивной цепью с деревянной бляхой на груди.
   -- Как хорошо, что вы появились, Страж! -- быстро, почти тараторя, начал он, подойдя к парню вплотную. -- У нас беда -- ведьма украла детей! Три дня назад они ушли в лес и не вернулись. Мы все знаем, что она там живет, и поэтому туда никто и никогда не ходит. Но это же дети! Ведьма живет там давно, очень давно. Там был город, давно. Хоть и молодой, но все же Страж! Она сказала не заходить. Они же дети, спасите их!
   Иван судорожно соображал и вспоминал. Он никогда не слышал и не читал ни о каких Стражах! Что же делать?! Согласиться? Отказаться? Так это же могут не простить настоящие Стражи, он ведь испортит их славу! Что же делать?! Успокоиться, как бы сейчас Хельга пригодилась бы... А, ладно! Парень со всей силы ущипнул себя за руку и едва сдержал крик. Больно!
   -- А как вы узнали, что я -- Страж? -- относительно спокойно осведомился Иван.
   -- Так ты... вы в их доспехе, кто, если не Страж так станет одеваться?
   Вот так удружили-помогли! Вернувшись домой, он им все выскажет: и дядьке Олафу за такое снаряжение -- даже думать не хочется, как он его раздобыл, и кудеснику Славомиру за то, что промолчал, хотя явно встречался с этими Стражами, и знакомство это было не из приятных, раз до сих пор опасается! Парень надеялся, что они сейчас ой как икают. Что же сейчас делать, что?! Ладно, в книгах герои от таких славных деяний никогда не отказывались. А что может быть более почетным и добродетельным, чем это?! Только спасение прекрасной принцессы из лап кровожадного дракона или Королевства от черного кудесника! Но все же нужно придерживаться образа этих Стражей, или хотя бы попытаться соответствовать ему. Еще бы знать хоть что-нибудь про них...
   -- Сто золотых! -- громко сказал глава Лесобора, и по-своему истолковав выражение лица Ивана, добавил: -- Хорошо, сто пятьдесят, только спасите их, вы же понимаете -- они же дети!
   -- Хорошо, -- осторожно кивнул парень, не сводя взгляда с мужчины. -- Заключим договор или моего слова достаточно?
   -- Я тебе верю, Страж. Спаси детей и получишь награду!
   -- Тогда мне нужно подготовиться и через час пусть кто-нибудь покажет мне дорогу к этому лесу.
   Триус согласился, Иван же еще раз зачем-то кивнул и вышел на улицу, в голове роились мысли на счет, что ему делать и что может для этого понадобится. Понятно, что выручать детей, а что для этого нужно он и сам пока не знал -- опыта в подобных делах не было! Хотя оружие есть, снадобья и еда тоже. А ведь скоро стемнеет, с факелом по лесу, конечно, можно ходить -- зверье отпугнет, но там еще ведьма и возможно какая-то нечисть с нежитью! Нужно или зелье Кошачьего глаза или такой же амулет. Неизвестно, есть ли подобное у эльфов, по книгам они и так в темноте хорошо видят, значит, придется быстро делать свой собственный. Славомир учил, как делать подобные вещички, вот только самостоятельно, без помощи наставника Ивану ни разу не доводилась что-то похожее создавать. Что ж, вот сейчас и испытает себя. Нужно только проверить, все ли для этого имеется!
   После того, как снял комнаты на постоялом дворе, Иван, распотрошив сумки, отложил все нужное для амулета. Делать из дерева или металла некогда, видно, придется сплести фенечку. Долго она работать не будет, но пары дней ему точно должно хватить! Теперь на кухню, в комнате никаких условий для такого дела не было.
   Отвар трав, прокипятить в нем кожаный шнурок, толстую шерстяную нить натереть корнем вековняка, другую под заговор посыпать смесью порошков из коры бурнотальника, черного папоротника с красношляпником, и последнюю пропитать собственной кровью. Теперь под очередной заговор плести фенечку.
   Иван устал, словно в одиночку копал ров вокруг города, а не делал вещичку с простыми чарами! Браслет излучал едва ощутимое тепло и легонько покалывал подушечки пальцев, сжимающих его. Именно так парень ощущал зачарованные вещи. Славомир рассказывал, что для кого-то подобные вещички источают запах, какой -- зависит от чар, для кого-то светится разными цветами, а для кого-то... Для всех по-разному, ведь каждый кудесник, пусть он даже еще и ученик, неповторим! Отлично, все сделал как надо. А то, что получился неказистый, так он же не девушка, чтобы печалиться из-за отсутствия красоты!
   Теперь компоненты для заклинаний и снадобья, в первую очередь лечебные. Меч с кинжалами в заточке не нуждаются. Может что-то еще? Из размышлений Ивана вырвало деликатное покашливание над ухом. Схватившись за рукоять клинка, он обернулся. Мужчина, немаркая темно-зеленая пятнистая одежда, в руке лук, из-за плеча виднеется оперение стрел, на бедре в простой петле кривой меч, сталь вороненая -- не блестит. Видимо местный егерь и на данный момент провожатый парня.
   -- Пора? -- коротко спросил Иван.
   Мужчина кивнул и жестом позвал следовать за собой. Василису парень предупредил, денег оставил, можно и идти.
   Все попытки разговорить егеря заканчивались безрезультатно -- он отвечал коротко и четко по заданному вопросу. Да и то каждое слово чуть ли клещами приходилось вытягивать! С другой стороны, если правильно спросить, то так даже лучше -- нет необходимости вылавливать из словесной шелухи нужные знания. Иван это оценил: вспомнилась часть прочитанных книг, где на действительно полезное, приходилось десяток-другой страниц пространных размышлений автора на сторонние темы, аж плохо становится!
   Не то чтобы многое, но хоть что-то вызнать у провожатого удалось. Лес, в котором обитает эта ведьма, вырос на развалинах древнего города. Такого древнего, что никто уже сейчас и не помнит ни его названия, ни того, почему он теперь разрушен и заброшен. Есть, конечно, легенды на сей счет, но так и не представившийся егерь их рассказывать не пожелал. Про нынешних обитателей руин мужчина ничего не знает -- он, как и все местные, старательно избегает этого леса. Иван спросил, как же они его избегают, или хотя бы выделают, когда тут везде лес! На что получил невнятный ответ, мол, сам увидишь.
   По ощущениям парня, скоро уже закат, и где же этот лес?
   -- Мы пришли, -- резко остановился егерь. -- Тебе прямо и четыре пальца влево -- руины там.
   Иван так засмотрелся на лес впереди, что и не заметил, как провожатый исчез. Настоящий егерь: ни одна ветка под его сапогом не хрустнула, заросли кустов не шелохнулись.
   Хм, и что же такого Иван должен увидеть? Практически такой же лес, как и за спиной: темные ели, редкие могучие дубы, кусты с острыми и жесткими листьями, легкий ветерок заставляет растительность шевелиться и доносит запахи хвои вперемешку с сыростью и гнилью. Странно, чем им это место так не нравится? Не из-за одной же ведьмы! Каким бы могучим не был кудесник или ведьма, а от холодной стали он умирает так же, как и простой человек. Кроме Кощея, да и то доподлинно неизвестно существует ли он! Одни страшные сказки да замшелые легенды на ночь детям малым про него рассказывают. Пугают, чтобы не шалили, иначе придет страшный Кощей, костьми гремя, да заберет в свое Королевство от матушки с батюшкой, а там уже посадит в темницу темную и сырую, на хлеб черствый да воду гнилую.
   -- Что думаешь об этом, Хельга? -- скорее чтобы услышать свой голос, чем из нужды, произнес парень.
   Птица, до этого кружившая над головой, молча опустилась на плечо, затем перелетела на другое, и замерла статуей самой себе.
   -- Вот и я не вижу ничего такого страшного, -- продолжил размышлять вслух Иван. -- Ладно, пойдем спасать детей и зарабатывать себе на хлеб будущий. Надеюсь, настоящий Страж не объявится!
   Только вошел под густые кроны этого леса, как глаза резануло легкой болью, вызывая слезы -- заработала фенечка с Кошачьим глазом. Цвета стали тусклыми, невыразительными, зато все приобрело большую глубину и резкость. Непривычно, до этого лишь один раз Иван применял амулет с такими свойствами. Славомир считал, что одними лишь рассказами хорошо обучить нельзя, нужно еще и на собственном опыте проверить, так сказать, на собственной шкуре все это испытать. Вот поэтому парень знает на практике о многом, что есть в арсенале кудесников. И выжигающую изнутри "Силу земли" дающую возможность крошить голыми руками камни в пыль, и мнимую легкость тела от "Упоения битвы" увеличивающая скорость движений и восприятия. Непередаваемые ощущения судорог во всем теле и невозможности вздохнуть от удара молнии или запах паленого мяса и дикая боль в месте, куда попал маленький сгусток огня! Все эти и многие другие подобные воспоминания промелькнули в голове парня, даруя некую уверенность и настраивая на нужный лад. Обнажив меч, Иван неспешно двинулся вперед -- ведь дети ждут спасения из лап злокозненной черной ведьмы!
   Вот так, шагая по этому лесу, Иван начал понимать слова егеря. Только тут не смотреть, здесь просто чувствовать нутром нужно: весь лес пропитался дикой смесью безысходности, ожидания, ужаса и надежды. Как это он определил, парень скорей всего сказал бы словами Славомира: "Кудесник ощущает окружающее всем естеством". Вот и Иван именно так ощущал этот лес. Действительно страшное место!
   Да где же эти руины?! А вот следующий шаг чуть не стал для парня последним. Земля с толстой подушкой из опавшей хвои провалилась под ним, и он отправился в полет. Хотя правильнее сказать в падение. Едва успел сгруппироваться, как удар о землю вышиб из него весь воздух. Застонав, Иван поднялся на ноги и принялся ощупывать себя. Уроки Никодима не прошли даром -- меч так и остался в руке, и в падение он себе ничего выступающего им не отрезал. Порадовало, что ничего не сломал, а синяки пройдут. Подняв голову, парень прикидывал, как бы подняться на поверхность -- два сажени это не мало! Хельга с криками кружится над провалом, волнуется, красавица. Мотнув головой, Иван начал оглядываться. Тоннель, он попал в какой-то тоннель. Камни, из которых он был сложен, были идеально подогнаны -- иголку не просунешь! Если опираться на прочитанные книги, то тоннель должен вести из замка в какое-то безопасное место, что позволит укрыться от врагов, если защитники не смогут их остановить. По-хорошему подземный ход должен вывести как можно ближе к арке-порталу.
   По идее, идти нужно вон туда, только осторожно -- вдруг здесь имеются еще работающие ловушки или даже что похуже? Крикнув Хельге оставаться на поверхности, Иван осторожно, смотря по сторонам, двинулся вперед.
   Вот и первое опасное место -- как-то подозрительно выглядит эта плита, немного ниже остального пола. И перепрыгнуть никак не получится, потолок низкий! Если только плашмя приземлиться, но может на это и был расчет неизвестных строителей? Была бы палка, попробовал бы нажать, а... А ведь можно ножнами, конечно не от полуторного меча, но локоть с мелочью есть. Надо только надеяться, что возможная ловушка не обрушит свод тоннеля!
   Нажал, раздался громкий скрежет и все. Никаких шипов из пола или копий из стен, или... Вариантов много, но выпал один -- ничего не произошло, "протухла" от времени ловушка. И все же расслабляться пока не стоит, решил для себя Иван, что-то могло быть сделано кудесниками или просто на совесть, с многократным запасом прочности!
   До поворота тоннеля парень обнаружил еще две неработающие ловушки. Пока все складывалось удачно, вот только плохо, что теперь придется отклониться от первоначального направления, но что поделать? Не копать же новый ход с помощью кинжала? У него нет пятнадцати лет, как у того узника из книги! Оставалась надежда, что впереди будет или поворот, или развилка. Крупная ледяная капля с громким "плям" разбилась о его нос. Иван от неожиданности отскочил и врезался спиной в стену. Что-то хрустнуло и он начал падать. Если бы махал руками чуть быстрее, то точно бы взлетел, а так рухнул на груду камней. Снизу вверх Иван смотрел на скованный проржавевшими массивными цепями скелет. Зрелище еще то, особенно весело скалящаяся пожелтевшая черепушка! Парень поднялся на ноги и начал осматривать потайную комнату. Судя по всему, несчастного замуровали еще тогда, когда он дышал. Читал парень про такую дикость: чтобы здание стояло дольше и у него были незримые охранники, при строительстве в основание или стены замуровывали живых людей. Тогда...
   Спиной, даже сквозь одежду, Иван почувствовал леденящий холод, который вымораживал силы и всякое желание хоть что-то делать. Хотелось просто сесть на пол и все, больше ничего. Запястье обожгло -- в яркой вспышке сгорела одна из фенечек. Парень пришел в себя и резким ударом яблоком меча раздробил череп. Сзади раздался душераздирающий вопль. Призрак, был. Сложный противник: обычное оружие проходит насквозь, не причиняя нежити никакого неудобства, заклинания тоже действуют слабо. Огонь может помочь, но лишь отогнать, если конечно это не самые жуткие чары пламени, те да, могут на какое-то время развоплотить призрака. Самый действенный способ борьбы -- раздробить череп или уничтожить какую-то другую привязку мертвого в этом мире. Вот только их же еще найти надо, а это сложно: призрак вытягивает силы, навевает мысль, что ты устал, пора отдохнуть и кроме этого тебе больше уже ничего и ненужно. Конец будет печальный -- бледное иссохшее тело с застывшим навеки скорбным выражением лица.
   Прислонившись к стене, Иван пытался отдышаться, до сих пор не веря в свою удачу. Он от нечего делать тогда сделал вещицы для защиты от наведенных мыслей и чувств, и ты гляди, пригодилось! А все началось до невозможности просто -- за ним начала бегать младшая дочь отцовского советника с желанием женить на себе, пусть младшего, но все-таки царевича. Все бы ничего, но девка была страшна, как умертвие, с громким писклявым голосом и жутким характером, а уж как она подбирала себе наряды... Так что помимо быстрого бега, сидения в закоулках, о которых мало кто знал во дворце, Иван еще обезопасил себя от приворотов. И гляди, пригодилось, правда, не так, как он думал. Ладно, хорошо, что хорошо заканчивается.
   Да и честно говоря, личных незримых сил у Ивана не так уж и много, а быть боевым кудесником ой как хотелось! Вот он и изучал изготовление всяких чудных вещичек. Вот только это и было не совсем правильно: дом без крепкого основания никакие подпорки не удержат, а это именно они и были. Хотя Славомир поддерживал парня, говоря, что не всегда побеждает самый сильный и приводил примеры из своего богатого жизненного опыта. Иван, как мог, старался, но потом, то ли повзрослел, но скорее просто лень и не уверенность в самом себе оказались на диво сильны, и он забыл про свою детскую мечту. А вот сейчас все это вспомнил и залился краской: герои из книг никогда не сдавались, в какие бы переделки не попадали, значит и он не будет! Парень вновь делает шаги в направлении своей мечты: пусть сложно, но он сможет и обязательно станет боевым кудесником! Да и другого выбора, похоже, нет: путь до Десятого Королевства похоже будет весьма тяжелым и тернистым, а поручение отца нужно, кровь из носу, выполнить!
   Еще два призрака по дороге встретилось, но тут Иван был сам умнее и осторожней: едва замечал дрожащий воздух, предшествующий появлению нежити, как бросал сгусток огня. Пока противник был ошеломлен, примечал место, возле которого он был, разбивал тонкую стену, за которой находились останки и без особых искусов разбивал череп ударом "яблока" меча.
   После поворота на первой встреченной развилке, дорога вскоре пошла вверх, воздух стал суше и теплее, да и на голову больше ничего не капало. Неужели скоро выход? Тяжело это с непривычки: и ловушки пытаться определить, и с этой неудобной нежитью сражаться!
   Еще один призрак, очередная ловушка -- копья из стены, и вот перед Иваном лестница. Да, если и на ней есть ловушки, то это будет крайне неприятно: назад отпрыгнешь -- шею свернуть можешь, к стене в случае чего не прижмешься -- слишком узкий коридор, ширина меньше локтя не позволит этого сделать!
   Вот и крышка, закрывающая вход. Как же она открывается? Осторожно Иван ощупал все стены и вроде бы нашел. Вот только, честно говоря, нажимать на камень было несколько боязно -- а вдруг он заставит какую ловушку сработать? Да, страшно, не по себе, но не возвращаться же обратно к развилке и идти по другому тоннелю, вдруг и там такой выход? Можно конечно сходить проверить, но неизвестно, что там эта черная ведьма делает с детьми!
   Крепче сжав меч, Иван решительно нажал на камень. Раздался скрежет, и произошло сразу две вещи: медленно начала отползать в сторону плита крышки и сложилась лестница, превращаясь в крутую горку. И катиться бы парню до самого низа, в темноту раскрывшегося провала, возможно с острыми кольями на дне, если бы не узость коридора и если бы он не успел повернуть меч плашмя. Клинок острием высек из камней сноп белых искр, прогнулся, но выдержал, не переломился. Хотя ладонь, которой парень схватился за лезвие, рассек знатно, чуть ли не до кости. Лишь бы удержаться, подумал Иван, а мясо зарастет! Осталось только выбраться наружу...
   Загоняя кинжалы в щели между плит, парень все же добрался до приоткрытого люка -- плиту заклинило, хотя что-то постоянно лязгало и скрежетало где-то рядом. Протиснувшись в узкую щель, Иван упал на спину, жадно вдыхая пахнущий гнилью воздух. Свобода, каменная кишка осталась внизу и больше он в нее не вернется!
   Хочется еще отдохнуть, но нужно заняться порезом на руке, затем найти Хельгу, а уж потом можно заняться поиском несчастных детишек.
   Сжав зубами рукоять кинжала, Иван щедро плеснул на ладонь содержимое одной из склянок. Ощущения словно руку в огонь опустил, сдержать стон не вышло, светло-бирюзовая жидкость от попадания на рану начала пениться и чернеть. Дождавшись, пока не перестанут лопаться пузырьки, парень полил рану другим, на этот раз прозрачным снадобьем. Осталось только перемотать ладонь чистой тряпицей. Шрам останется, но зато и рана быстрее закроется.
   Только начал затягивать зубами узел повязки, как на плечо что-то село. Нервы и так были на пределе, так что парень отреагировал предсказуемо -- перекатился через плечо и выставил кинжал в сторону вероятного противника. А затем он все же разглядел пустельгу, укоризненно взирающую на него.
   -- Хельга! Нельзя же так, у меня сердце в пятки ушло! -- прошипел Иван, подобрав птицу и смотря ей в глаза.
   Птица легонько прикусила большой палец парня и перепорхнула ему на плечо.
   Иван наконец-то решил оглядеться. Хоть ни луны, ни звезд не было видно, их скрыли тучи, но фенечка Кошачьего глаза помогла рассмотреть обстановку. Небольшая поляна, остатки какого-то здания из камня, где он сейчас находился и, парень не поверил своим глазам, затем ущипнул за руку, чтобы убедиться, что это ему не грезиться -- дорога, настоящая! Изрядно покореженная корнями деревьев, размытая дождями и занесенная землей с опавшей хвоей, но точно она! А дороги обычно куда-то ведут, из одного места в другое, чтобы можно было быстрее добраться, это же всем известно.
   Неторопливо Иван двинулся вперед, внимательно смотря по сторонам -- что-то ему подсказывало, что настоящие опасности его еще поджидают впереди.
   Вскоре парень остановился пораженный и даже протер глаза, когда это не помогло -- сильно ущипнул за мочку уха: мимо прошествовал раскидистый куст с колючками, усыпанный нежно-розовыми цветочками! Это ладно, это бывает -- кто-то из учеников какого-нибудь кудесника постарался. Вот только висящая на растении табличка, написанная корявым почерком это что-то новое! Неужели пропавшие дети писали? Надо... Пока Иван соображал, ходячий куст успел скрыться среди разросшихся на обочине дороги своих неподвижных собратьев. Тяжко вздохнув со своего тугодумства и впечатлительности, парень направился дальше, скорей всего это цель где-то там.
   Впереди деревья стали реже и, поднявшись на небольшой холм, Иван увидел смутные очертания развалин каких-то зданий. Неужели тот самый город, о котором обмолвился егерь?
   Выйдя на опушку, парень смог рассмотреть руины. Хотя даже это громко сказано -- природа брала свое, и вскоре уже ничего не будет напоминать о том, что здесь когда-то жили люди, ну или эльфы.
   "Интересно, а каким он был, этот город?" -- подумал Иван, прислоняясь к сучковатому стволу старой ели с шелушащейся корой.
   Тучи начали отползать в сторону, открывая изрытый оспинами диск ночного светила. Только первый лунный луч коснулся руин, как все начало меняться. В небо взметнулись изящные башни дворца соединенные ажурными мостками, поднялись стены с зубцами поверху, дома. Все изящные, они казались невесомыми. Прозрачный, как горный хрусталь, но с каждым ударом сердца становился все реальней, обретая плоть, и вот жемчужно-белый город уже здесь.
   Давящую тишину разорвал тревожный колокольный звон и в городе закипел жаркий бой. Жемчужно-белые, просвечивающиеся фигуры сражались между собой с такой яростью, словно для них не было ничего более важного в этой жизни, чем уничтожить противника.
   Лучники, ровный строй щитоносцев, боевые кудесники с посохами в одной руке и мечами в другой, какие-то ожившие деревья. Рушились здания, погребая под своими обломками десятки людей, сминались и разлетались на сотни убийственных булыжников мостовые, призрачное пламя жадно обгладывало все, до чего могло дотянуться. Защитников города становилось все меньше и меньше, так решил Иван, ведь другие прозрачные тени продвигались все ближе и ближе к дворцу, несмотря на яростное сопротивление обороняющихся.
   Проигрыш защитников был очевиден, как произошло что-то непонятное. Яркая молочно-белая вспышка поглотила дворец, звон колоколов пропал, как пропал и сам город-видение. Иван застонал, прикрыв руками глаза -- столько света, да еще и при Кошачьем глазе... Это очень больно!
   Быстро поморгав и стерев выступившие слезы, парень поражено и с некой опаской смотрел на руины города, пытаясь понять, что он только что видел. Ни о чем подобном он не читал, да и Славомир не рассказывал. Странно все это и вызывает страх. Все неизвестное и непонятное всегда вызывает его. Хотя страх это человеческая придумка, на самом деле его нет, может быть только опасность. У Ивана был договор с Триусом, его нужно выполнять и значит нужно идти в эти руины. Скорей всего, под домами остались подвалы, самое то для злокозненной черной ведьмы!
   Спустившись с косогора, Иван осторожно начал двигаться вперед, в сторону остатков дворца. По размышлению, именно там должны находиться самые роскошные подземелья с погребами, темницами и, возможно, даже с настоящей сокровищницей!
   Обходя, а местами просто перебираясь через груды камней, что остались от домов, парень двигался в сторону площади перед дворцом. То, что он ощущал, едва зайдя в лес, в руинах города выросло стократно. Вдобавок, какой-то шепот, хор голосов что-то требовал, молил, убеждал. Вот только стоило прислушаться, пытаясь различить слова, как все пропадало. О чем-то похожем Иван читал, но никак не мог вспомнить. Крутилось в голове, но не желало сформироваться в четкую и понятную мысль.
   Забравшись и распластавшись на большом каменном блоке, парень разглядывал практически не пострадавшую и отлично сохранившуюся площадь перед дворцом. В центре большой фонтан в виде переплетенных цветов и прочих растений, правда, сейчас без воды, все вокруг него вымощено темным с ярко-красными прожилками камнем. Красиво, хотя вот это дерево непонятного вида портит всю картину! Пусть оно и похоже на обнаженную Василису, такие же округлости, руки с ногами, вроде голова, только... Иван протер глаза, вновь ущипнул себя за руку -- больно, значит, ему это все же не снится. Синяк завтра будет знатный -- слишком часто он прибегал к этому методу проверки за последнее время.
   Это же не дерево, это девушка! По крайней мере, была когда-то: помимо очертаний женского тела, остались украшения -- ожерелье с самоцветами, разные браслеты, пояс, а вон и серьги с обручем на голову.
   Подойдя ближе, парень убедился, что это дерево, действительно раньше было человеком. Даже лицо было! Тонкие черты искривлены в невыразимой муке, распахнутый в немом крике рот. Провел рукой по гладкой коре. Теплая. Страшна такая участь...
   Попытка отойти от девушки-дерева оказалось безрезультатной: неизвестно откуда взявшийся ползучий куст опутал ноги парня и неспешно поднимался вверх, заключая того в свои крепкие объятья.
   Рубанул одну ветку мечом, так отсеченный кусок опутал клинок и начал переползать на руку. Дернул ногой, и куст крепко сжал ее, словно настоящий капкан. Иван от боли прикусил губу, чтобы не закричать. Похоже, остался единственный выход.
   Воздух наполнился запахом тлеющей ткани и горелого дерева. Парень начал хлопать по штанам, туша тлеющую материю. Да, чары "Огненного шара" практически под ноги были не самой лучшей его идеей, но это хотя бы помогло ему освободиться!
   Тонкий крик Хельги привлек внимание парня. Снова бродячие кусты с веселой расцветкой цветочков и острыми шипами, только в этот раз они целенаправленно движутся в сторону парня! Надо уходить, пока не поздно. "Где-то затаиться и обдумать дальнейшие действия" -- решил Иван.
   Сидя на разбитой колонне, парень наблюдал. А эти ожившие кусты не просто бродят -- они, словно что-то охраняют. Значит не все так просто, кто-то за этим стоит. Неужели эта черная ведьма хочет использовать несчастных детишек для какого-то ритуала? Может и эти кусты когда-то были людьми, ну или эльфами! Нужно спешить, может еще не поздно!
   Короткими перебежками, замирая неподвижно в густых тенях и пропуская мимо бредущие по своим делам ожившие кусты, Иван добрался до лаза, как он надеялся в подземелья дворца. Хельга мягко приземлилась на плечо, на что парень шепнул, что он идет один, там будет опасно и дернул плечом, сгоняя обидевшуюся птицу.
   Извилистые узкие коридоры, какие-то ниши разного размера и на разной высоте, а так же живые кусты. Где-то Ивану удавалось незаметно проскользнуть или, притаившись, пропустить бредущее растение, где-то приходилось выжигать творения черной ведьмы дотла.
   Тоннель начал вести вниз, местами на стенах виднелись синие замысловатые знаки, источающие холодный белый свет, придающий окружающему нереальный, загробный вид. Пристроившись в тени одной из ниш, парень зарисовал знак -- как знать, может в будущем пригодится. Да и все герои прочитанных книг, если это были кудесники, собирали знания, особенно тайные и давно забытые. Ведь знания это сила! А как давно известно -- ее много не бывает...
   Прижавшись к стене, Иван заглянул в арку. Большой зал, потолок поддерживают колонны, местами видны ширмы из переплетенных живых лоз, в центре горел бездымный костер.
   Присев, парень прокрался внутрь и двинулся вдоль стены. Хорошее пламя у костра -- слепит и абсолютно ничего не освещает. Так что скрыться в темноте оказалось проще простого.
   Крадучись, Иван смещался в сторону от входа, силясь увидеть, что скрывают ширмы. В этом и была его ошибка: он так этим увлекся, что не заметил стоящий неподвижно у стены куст. Тот этим и воспользовался -- спеленал ветвями парня по рукам и ногам, не давая даже пошевелиться. Иван начал дергаться, пытаясь придумать, как ему вырваться. Придумал, только неизвестно что из этого выйдет, да и...
   Вот неудобство этого Притяжения -- нужно видеть то, что собираешь притянуть к себе в руку. Хотя возможно для Вольха это не проблема, или есть какие-то секреты, парень не знал. Да и честно говоря, это сейчас наименьшая из проблем: до сих пор эти чары у Ивана как надо не получались! Что ж, может сейчас все выйдет, иначе... До хруста изогнув шею и скосив глаза, как же мешает этот капюшон доспеха-куртки, и зачем он только его надел?! А все уроки Никодима: "Лицо хорошо видно, оно выделяется в темноте", вот Иван еще на поверхности и набросил его на голову, а теперь мучается! Кое-как извернувшись, насколько позволили цепкие объятия куста, Иван посмотрел на кисет, висящий на поясе. Еще чуть-чуть... Да! Под его взглядом из мешочка вылетел крошечный шарик и упал под ноги в поле зрения. Оставалось надеяться, что он выживет и останется с руками-ногами после этого. Слово-ключ и огненная вспышка осветила зал. Куст объяло пламя, точно так же, как и штаны Ивана, но он хотя бы теперь свободен! Затушив огонь, парень начал ощупывать себя. От ткани мало что осталось, легкие ожоги на ногах, но самое ценное для любого представителя мужского рода не пострадало! Да и компоненты для заклинаний не вспыхнули, иначе... Подумав об этом, Иван с трудом сглотнул внезапно вставшую в горле комком вязкую слюну.
   Отойдя в сторону, парень смог разглядеть, что скрывается за ширмой. Если мебель не привлекла внимания -- дома он и получше видел, то вот клетка и запертая в ней девочка -- наоборот. Если зрение не подводит, и Триус не обманул, то это именно та, кто ему нужна. Вот только где же ее спутник? Клеток вроде больше не видно, да и черной ведьмы тоже...
   -- Ты кто такой?! -- раздался ломкий мальчишеский голос. -- Что ты делаешь в моем дворце?! Стража, схватить его!
   Иван резко повернулся, держа меч в защитном положении. Открывшаяся потайная дверь, два куста, больше уже виденных, и мальчишка. Худой, темноглазый, лицо неприятное, словно заготовка творения скульптура -- одни резкие линии, соломенные засаленные волосы сдерживает венец с большим изумрудом. Одет этот "правитель" в потертый и поеденный молью некогда роскошный зеленый камзол. Вот только в руках держит странный посох: древко покрыто замысловатым светящимся узором, навершие вырезано из полупрозрачного радужного камня в виде ветки какого-то растения с изящными листочками и одним большим цветком. Очень хорошая работа, кто бы это не сделал, он был настоящим мастером своего дела! Вроде по описанию мальчишка как раз один из двоих пропавших детей, тогда где же черная ведьма?
   -- Шевелитесь! -- крикнул мальчишка и указал посохом на Ивана: -- Схватите этого!
   Кусты шустро рванули вперед. Два сгустка огня и они опадают на пол грудой горящих веток, не дойдя до Ивана каких-то пары шагов.
   -- Хм, нужно что-то другое, -- задумчиво произнес мальчишка, разглядывая дымящиеся остатки своих "стражников".
   Иван быстрым шагом направился к нему, не расслабляясь -- где-то здесь еще и черная ведьма находится! Это и спасло его от сорвавшейся с навершия посоха разноцветной кляксы. Следующие две так же бесславно попали в стену. Хорошо, что летят они достаточно медленно!
   А дальше расстояние между парнями стало небольшим, так что "подарочек" смог зацепить Ивана. Раздался костяной хруст и один из шариков на браслете разломился пополам. "Ударить бы мечом, да только надо паренька вернуть живым, так же договаривался с Триусом. Хотя если ударить по запястью, то он будет жив. Однорукий, но живой" -- такие мысли крутились в голове Ивана, вертящегося, словно уж на раскаленной сковороде, уклоняясь от "клякс" и сокращая расстояние между собой и мальчонкой. Есть небольшой промежуток между заклинаниями, срывающимися с посоха паренька. Небольшой, всего пара ударов сердца, но можно попытаться. "Зря не выпил "Упоение битвы", но чего сейчас вздыхать об этом?" -- подумал парень.
   Рывок, ударом меча плашмя Иван отвел посох в сторону и со всей силы "приласкал" парнишку кулаком в висок. Тот рухнул, как подкошенный, но так и не выпустил посох из рук. Похоже, когда он очнется, голова болеть у него будет сильно!
   Кое-как разжав руки паренька, Иван забрал посох -- пригодится от ведьмы защищаться. А этого пока лучше связать.
   -- Привет! -- улыбнулся парень девчушке сидящей в клетке.
   -- П-п-привет, -- заикаясь, ответила она, а дальше затараторила: -- Надо уходить, пока он не может нам помешать! Нужно бежать, он, сошел с ума, спаси меня! Я к папе с мамой хочу! Помоги!
   -- Тс-с-с, все будет хорошо, -- пытался успокоить ее Иван, разрубая клетку. -- Где черная ведьма?
   -- Там на площади, он ее... Он сошел с ума, говорил, что это его Королевство, он вернет его себе, и тогда я стану его женой. А я его не люблю, он страшный и очень злой! Порвал на мне одежду! Запер меня в клетке!
   Парень сдернул с кровати покрывало, закутал в него рыдающую девчушку и прижал к себе, поглаживая по волосам. Голова шла кругом, он совершенно ничего не понимал. Мало сведений, много вопросов. Надо как-то успокоить девчушку и расспросить. Иван понимал, что ему необходимы ответы, и не когда-нибудь потом, а именно здесь и сейчас!
   Продолжая поглаживать девчушку по волосам, парень начал шептать заговор. Вскоре всхлипы прекратились, крупная дрожь ушла. Вот теперь можно попытаться распросить.
   М-да, странная история выходит: мальчонка где-то раздобыл этот посох, увлек за собой девчушку, обещая показать что-то интересное, а потом она не помнит -- все смешалось, все так быстро завертелось, было очень страшно. Ведьма, такая красивая по ее словам, подземелья, живые кусты, эта клетка и постоянные разговоры мальчонки с самим собой о его будущем величии, троне королевства и свадьбе. Видно нужно ждать пока не очнется второй участник этого... Иван даже не мог подобрать подходящего слова для этого!
   Этот разговор так же не принес ясности -- были только вопли о его, мальчонки, наследии с величием, о том, что он будет править Королевством, а его, Ивана, прикажет казнить. Покачав головой и с трудом сдерживаясь чтобы не подправить лицо "правителя" кулаками, Иван отошел, пытаясь сложить из кусочков целую картину произошедшего. Хотя пока одно он знал точно -- нужно бы выпороть его "ребенка", да так, чтобы долго спал только на животе! Самого парня пороли всего лишь за дохлую крысу, брошенную за шиворот одной противной дамы при дворе отца, или же за разгромленную комнату, а он всего лишь пытался сделать шапку-невидимку! Не то, чтобы было слишком больно, скорее очень обидно. А лишение сладкого это вообще привычная мера воздействия. Радовало, что никто так и не понял его, Ивана, равнодушия ко всем этим пирожным, леденцам и тому подобного!
   Что-то получалась, но чего-то не хватало. Чувства подсказывали парню, что все завязано на этом городе. Именно здесь должна быть разгадка!
   -- Дяденька, а вы тетеньку оживите? Она красивая, -- пролепетала девчушка, дергая Ивана за руку.
   -- Какую тетеньку?
   -- Там, на площади, рядом с каменными цветами!
   -- Пошли, посмотрим.
   Площадь, ожившие кусты. Вот только они замерли, словно ожидая какого-то приказа. Иван хмыкнул и велел им выстроиться перед ним. Получилось! Значит, этот посох помогает ими управлять, очень интересно. Вот и Хельга вернулась, и сразу посыпались вопросы от девчушки: "Ой, а откуда у вас такая красивая птичка? А она разговаривает? А можно ее погладить?" и еще десяток-другой.
   А вот и "красивая тетенька" -- то самое дерево. Интересно, как ее вернуть в человеческий вид? Иван никогда о таком не слышал и не читал. В камень да, кудесники это могли и делали -- превращали самых страшных преступников в статуи. А черные обращали всех, кого хотели. Но ведь там камень, а здесь живое дерево! Надо подумать, попробовать прочесть, что на древке посоха написано.
   Ерунда какая-то выходит -- что-то стихотворное о лесе, силе земли и тому подобное. А скоро уже рассвет. Поспать бы, уже все тело от этих приключений болит, рану на руке дергает и есть хочется!
   Иван направил посох на дерево и пожелал, чтобы оно ожило. С навершия сорвалась "клякса" и на ветках помимо имеющихся листьев, начали распускаться цветочки. Не то, что нужно, но радует, что не сгорело или там, сгнило на корню. Тут парень вспомнил, что читал о том, что разрушение волшебной вещи отменяет все, что ею было сделано. Нет, зарубленные мечом-кладенцом не оживали, а вот те, кого усыпили или там, в камень обратили наоборот, возвращались к жизни. Эх, жалко такую красоту ломать! А если... Иван присел на бортик фонтана и, достав кинжал, начал отделять навершие посоха.
   Едва он это сделал, как кусты замерли, а дерево превратилось в девушку, вся одежда которой составляли те самые украшения, совершенно ничего не скрывающие. Мгновение, постояв, пошатываясь, девушка с протяжным стоном упала на колени и прогнулась в спине. Иван думал, что общение с Василисой его закалило, но нет, тело снова думало по-своему. А с учетом обгоревших штанов это становилось еще более смущающим! Хельга громко крикнула в ухо парню и улетела.
   Выпрямившись и повернувшись к парню, девушка провела по одному из камней ожерелья и вот она уже одета. Зеленое платье с вышивкой выше колен и с глубоким вырезом, сапожки. Вот только странная одежда -- если сосредоточить взгляд и не моргать, то она становилась практически прозрачной, давая возможность и дальше изучать взглядом тело девушки.
   -- Это просто морок, -- улыбнулась та, заметив прикрывающегося навершием посоха парня, чей взгляд так и замер на ее груди. -- Благодарю за спасение, Страж! Хотя не ожидала такого от одного из вас. Да, я -- Альта, а как тебя звать-величать? И как ты здесь очутился?
   -- Иван. Тут длинная история, где мы можем спокойно поговорить?
   -- Хм, что ж, иди за мной.
   Девушка развернулась, и взгляд парня сполз, останавливаясь на месте пониже спины ведьмы.
   Небольшой домик на окраине, видно оставшийся с тех времен, когда город был еще цел и жив. Большой книжный шкаф, рядом второй, но его полки заставленные склянками и мешочками, стол с табуретом, да тюфяк в углу. Зато камин был хорош -- большой, камни, из которых он был сложен, покрывал вырезанный растительный орнамент.
   -- Так о чем ты хотел поговорить, Страж? Хотя подожди, я же еще не выразила свою благодарность тебе, -- сказав это, девушка подошла и, положив руки на плечи Ивана, прижалась к нему всем телом, приникая к его губам поцелуем.
   Ведьма была нежной, но при этом очень напористой. Одна ее рука поглаживала Ивана по спине, вторая же, стянув капюшон с головы, легонько царапала шею. Язычком она обвела губы парня, а когда он приоткрыл рот начала ласкать своим его язык. Все прекратилось, когда парню стало не хватать воздуха. Это было волнительным и смущающим одновременно, особенно с учетом того, что такой поцелуй был первым в жизни парня! Иван смутился, покраснел и смотрел куда угодно, только не на светловолосую красавицу, и при этом, мечтая в глубине души то ли оказаться как можно дальше отсюда, то ли получить еще парочку таких поцелуев. Девушка же, похоже, как и Василиса, просто наслаждалась его смущением!
   -- Так что ты хотел узнать, Страж Иван? -- с придыханием произнесла девушка.
   -- Ты -- ведьма? Что случилось с городом? Откуда эти ожившие кусты? Как ты стала деревом? Морок создает ожерелье? Что ты знаешь о Стражах? -- выпалил парень, изучая трещины на потолке.
   -- О, сразу к делу. Одобряю! Но ты точно хочешь, чтобы этот невинный ребенок все слышал и тем более видел?
   -- Э-э...
   Ведьма видно приняла глубокомысленное изречение парня как разрешение и, положив руку на браслет, щелкнула пальцами той, на которой он был надет. Девчушка обмякла и, мягко опустившись на пол, стала тихонько посапывать.
   -- Теперь можно и поговорить, -- улыбнувшись, ведьма медленно облизала свои губки. -- Только уложи ребенка на тюфяк, а то еще простынет -- пол холодный.
   Иван кивнул и легко выполнил просьбу ведьмы.
   -- Тогда слушай, Страж, -- произнесла Альта, устроившись на столе.
   Рассказ девушки был странным, чем-то похожим на некоторые книги, что читал Иван. Этот город был столицей Королевства, но старший сын правителя хотел править сам и поэтому устроил мятеж. Все шло хорошо, даже столица практически пала, вот только кудесники или скорее сам правитель применил какое-то заклинание, а возможно артефакт, и уничтожил город, вместе со всеми людьми. Именно тогда лес начал быстро расти, бескровно захватывая Королевство. С Лесом, девушка именно так и сказала, выделив слово голосом, боролись, как могли: вырубали деревья, жгли, засыпали землю солью, но остановить распространение не удавалось. В конце концов, поняв всю безрезультатность этого, люди начали просто жить здесь, пользуясь всем, что могли взять у Леса.
   -- А этот шепот, ощущения? -- спросил Иван, стараясь смотреть только в зеленые глаза ведьмы.
   -- Никто не знает, что точно здесь произошло и куда пропали все люди. Возможно они до сих пор здесь, и при этом где-то далеко, не знаю.
   Иван прикрыл глаза и наконец-то вспомнил. Действительно, ему встречались описания мест, где разом погибло множество людей. Очень похоже на то, что он испытывает в этих руинах и лесу вокруг них.
   -- Ясно, а что скажешь об этом? -- парень показал посох.
   Девушка улыбнулась, легко спрыгнула со стола и отошла к книжному шкафу. Пока искала книгу, то на носочки становилась, вытягиваясь стрункой, то низко наклонялась. Нет, ей видимо действительно доставляет удовольствие смущать его!
   -- Вот, смотри, -- она положила раскрытую книгу на стол.
   Старый пергамент, местами обгорел и заплесневел, чернила были местами размыты, но узнать посох на рисунке было легко.
   -- Символ власти Зеленого Королевства, -- вслух прочитал Иван подпись, -- дар земли и леса, владей и защищай, подчиняй и спасай.
   -- Да, это точно он, -- кивнула Альта, плотоядно смотря на навершие, которым все так же прикрывался парень, а может и не только на него. -- В книгах написано, что с помощью посоха можно вырастить лес за одно мгновение или обратить человека в дерево.
   -- Интересно, но что ведьма делает в такой глуши, да еще про тебя ходят такие страшные истории...
   Правда или нет, парень не понял -- это Славомир чувствовал, когда ему лгали, но девушка действительно ведьма и ищет здесь знания ушедшей эпохи, чтобы остановить распространение Леса. А страшные истории Альта в виде слухов сама рассказывала местным жителям -- чтобы не лезли в руины и не мешались под ногами, пока она работает!
   Затем последовал рассказ о Стражах. Ведьма напирала на то, что сама она еще с ними не встречалась, но слышала о них разное. Что это сильнейшие воины, не любящие кудесников, ведьм и прочих умеющих управлять незримыми силами мира. И то, что на самом деле они ничего не умеют, а пользуются созданной в давние времена основателями репутацией, когда Стражи действительно защищали людей от зла. Много слухов о Стражах ходит, но где правда, а где ложь, похоже, знают лишь они сами.
   Затем Альта рассказала о мороках и даже подарила книгу о них. У Ивана еще в тот момент, когда она создала себе платье, появилось две мысли: сделать такую вещичку для нелюбящей одежды Василисы и вторая, глядя на ожерелье ведьмы и временами несколько ниже на красивые округлости груди, сделать браслет с разными полезными чарами для себя. Сейчас же стоит сделать что-нибудь с мороком штанов, а то Триус и остальные не поймут внешнего вида парня!
   -- Альта, -- начал Иван после того, как с помощью ведьмы закончил делать новую фенечку, -- тут две проблемы. Первая это мальчишка, что обратил тебя в дерево и считает себя правителем этого Королевства, вторая же -- посох. Уничтожать его жалко, мне он не нужен -- его сила связана с этим Королевством, выбрасывать нельзя -- неизвестно кто его найдет.
   -- Да, ты действительно не Страж, -- снова соблазнительно облизнула губы девушка, а затем прогнулась в спине, парень с трудом сглотнул слюну от этого зрелища. -- Да и у кудесника учился плохо, видно, прогуливал занятия.
   -- Я-я... Ты... Да... -- не находил слов чтобы выразить свое возмущение парень.
   -- Для первого есть отвар и заговор -- они забудут правду и будут помнить только то, что им скажешь, но нечетко, словно сон. Насчет второго... Оставь посох мне!
   -- Хорошо, оставлю, -- кивнул парень и чтобы подтвердить то, что он хорошо учился у кудесника, добавил: -- Только после клятвы на крови!
   От этого улыбка ведьмы померкла, она задумалась, но вскоре медленно кивнула головой.
   -- Тогда давай решим эти вопросы, и мы пойдем обратно, надо же вернуть детей домой.
   -- А может, останешься и отдохнешь? -- грудным голосом от которого у парня по телу пошли мурашки, предложила Альта.
   Иван отрицательно мотнул головой, не доверяя своему голосу.
   -- Ну что же, принеси тогда сюда мальчишку, а я пока приготовлю снадобье.
   Еще несколько часов ушло на осуществление решения первой проблемы. Зато теперь эти дети были уверены, что убегая от какого-то страховища, они забежали в запретный лес, где их и схватила черная ведьма. Затем пришел Страж и освободил их, сразившись с ней. Простенько, но Триус с остальными должны поверить. Заодно избавили мальчонку от памяти о посохе, женитьбе и попытке захвата Королевства.
   Затем Альта принесла клятву на крови и получила части посоха. Слова клятвы ей подсказывал Иван -- он когда-то нашел его в книге, и там была приписка, что нарушить его практически невозможно. Славомир так же подтвердил, но обмолвился, что при должном уме и большом желании, любую клятву можно обойти.
   -- Альта, слушай, а почему здесь такие неправильные эльфы? В книгах они другие! -- набравшись храбрости, спросил Иван.
   Девушка расхохоталась, да так, что даже морок одежды с нее пропал!
   -- Насмешил, -- смахивая выступившие от смеха слезы, проговорила ведьма. -- Неправильные эльфы! Иван, не бывает эльфов! Просто эти люди живут в лесу, очень долго, много поколений прошло, вот они и изменились. А потом кто-то их увидел, и пошла легенда об эльфах.
   Иван погрустнел: нет эльфов, значит, и подгорных мастеров-гномов нет, и зеленых злобных карликов-гоблинов тоже не существует. Попрощавшись, получив напоследок еще один поцелуй от ведьмы, который хоть и был очень и очень приятным и все так же смущающим, но так и не смог вывести парня из мрачного расположения духа, он, вместе с детьми, отправился обратно в Лесобор.
   Хельга вернулась, молча и всем своим видом выражая недовольство, устроилась на плече Ивана.
   Размышляя о том, что произошло в забытом городе, парень начал понимать. Правильно его учил Никодим, где словом или примером, а где и крепким подзатыльником -- быть незаметным, не вступать в ненужные бои, быть тенью, сливаясь с ней, становиться частью окружения. Как любил говорить старый егерь: "Сложить голову может любой остолоп, а вот выполнить задачу, несмотря на все трудности, и вернуться домой сможет далеко не каждый". До этого Иван спорил с наставником, обижался -- ведь во всех прочитанных книгах герои всегда шли в бой, не скрываясь, и, тем более, не нанося удары в спину! Теперь же парень, в который раз с начала путешествия, стал пересматривать свои взгляды на жизнь...
  

Глава 6

  
   Вот вроде бы дошли, но кто бы знал, чего это стоило Ивану! Даже увесистый пухлый кошель, полученный от Триуса, не избавил парня от скверного расположения духа. Это был какой-то кошмар! Вот он таким в детстве не был, точно! Весь путь эти дети ни на мгновение не замолкали! То они устали, то они есть хотят, да так, что поспать нужно, то еще что-то. Парень сожалел, что так и не выучил чар точечного паралича, а то бы как хорошо было отнять языки у этих... этих, да даже подходящего слова в очередной раз подобрать не выходит! Ничего, сейчас он поест и ляжет спать, похоже, даже Хельга и та устала от этой "прогулки".
   Василиса не показывалась, ну и ладно, сейчас надо отдать должное тушеному мясу с овощами. Хотя чего-то, по ощущениям Ивана, в нем не хватало, вот только чего именно он и сам не понимал.
   Плотно поев, он решительно двинулся в сторону снятой комнаты -- спать. Все остальное подождет до завтра. Все равно голова, словно дубовый чурбак, такая же тяжелая и мыслей в ней ровно столько же!
   Проходя по коридору мимо двери в комнату Василисы, парень учуял какой-то неприятный запах. Запах крови, но какой-то странный. Надо бы проверить, да вот только он устал, очень устал. Все завтра, если что воровка сама постоит за себя, наверное...
   Зайдя в комнату и закрыв дверь, Иван с трудом сдержал стон. Хотел отдохнуть, и на тебе -- некто в такой же куртке-доспехе как у него самого застыл на корточках возле распахнутого сундука. Видно добрался до сумки с редкими и частично запрещенными вещами: на ней застежки с чарами обездвиживания, сам Славомир делал.
   Иван подошел к незваному гостю и, обойдя, заглянул в лицо. Кроме пары грубых шрамов и черной козлиной бородки абсолютно ничем не примечательное лицо. Расстегнул и отбросил в угол его ремень с оружием, из-за отворота сапога достал еще один кинжал. Вроде все, хотя сказать это с полной уверенностью парень не мог -- он все же не стражник или кто там еще обысками занимается! С другой стороны нужно просто быть внимательным и не спускать глаз с этого Стража, быстро он ничего сейчас не сделает.
   -- Отомри! -- приказал Иван, отойдя к двери и держа руку на рукояти меча.
   Мужчина с шумом выдохнул и на дрожащих ногах поднялся. Вот оно, еще одно последствие чар обездвиживания: тело после их снятия словно чужое, плохо слушается. Хотя вторженец вперился в Ивана светлыми, почти бесцветными глазами с черными точками зрачков и показал замысловато сложенные пальцы. Увидев непонимание на лице парня, он сложил пальцы уже по-другому. И вновь Иван не понял, чего же этот Страж от него хочет.
   -- Кто ты такой?! -- прокаркал мужчина. -- Откуда у тебя этот доспех?! Назови номер!
   -- Ка-какой номер, кто вы такой?! -- слегка заикаясь, но твердо спросил Иван.
   -- За отворотом, на бляхе! -- и спохватившись, Страж добавил: -- Ты мне зубы не заговаривай, отвечай!
   Даже без укусов Хельги, парень пришел в себя. Он с оружием, он спас детей, пусть и от самих же этих детей, он... Да, в конце концов, он сын царя Сорок второго Королевства! И непонятно какой Страж, о которых даже в книгах ничего не написано, повышает на него, Ивана, голос и что-то требует! От этих простых мыслей, спина выпрямилась, плечи расправились, и снизошло какое-то спокойствие вперемешку с лихой бесшабашностью.
   -- У меня тоже есть вопросы, для начала кто ты такой и по какому праву рылся в моих вещах?! -- криво усмехнувшись, поинтересовался Иван. -- Может мне кликнуть стражу Лесобора и тогда ты им все это объяснишь?
   Долго, очень долго общался Иван со Стражем. Хоть и голос не повышал, а горло пересохло и першило. Да еще эта пробитая в лесу фляга, как и где это произошло, парень и сам не помнил, но факт остается фактом -- фляга пустая и совершенно негодная для дальнейшего использования. Даже по пути к городу пришлось пить мутную воду из глубокого следа какого-то зверя: парень забыл, что снадобья, которыми он лечил ладонь, вызывают дикую жажду. Вот и пришлось испить из, так сказать, подножных источников. Хотя это не важно, а вот Страж, который так и не назвал своего имени, наоборот.
   Про Стражей ничего рассказывать не хотел, но за спасение детей похвалил. Непонятная Ивану тень чувств промелькнула по его лицу, когда парень сообщил, что никакой бляхи с номерами на куртке-доспехе нет.
   В целом впустую потраченное время на этот разговор, что называется "ни о чем". Хотя два десятка золотых с Ивана мужчина вытянул за свидетельство полноправного Стража. Да, свиток из качественного пергамента заполненный красивым почерком с переливающимися печатями внизу, красивый. Вот только парень сомневался, что он еще будет заниматься такими делами, но, похоже, это был единственный способ выпроводить незваного гостя! Нет, можно было конечно позвать стражу Лесобора, но тогда могли бы появиться вопросы у Триуса и неизвестно, к чему бы все это привело! А быть казненным или неизвестно сколько батрачить на лесоповале али еще где, точно не входило в планы Ивана! Вот он и выбрал меньшее из возможных зол и отдал монеты за это свидетельство Стража.
   Подобрав пояс с оружием, Страж направился к выходу из комнаты. Ивану пришлось посторониться, пропуская его. Мужчина же замедлил шаг и, приблизив свое лицо к Иванову, прошипел, что если он опозорит Стражей, то... Парень только демонстративно запер за ним дверь. Вот как можно опозорить то, о чем тебе ничего не известно? Иван не знал ответа на этот вопрос, может в полученном свитке что-то есть, но сейчас нет ни сил, ни желания его изучать!
   Да еще и Договор Стража нужно было подписать своей кровью, перед тем как получить это самое свидетельство полноправного Стража! Это уже ни в какие ворота не лезло! Нет, Иван подписал, лишь бы от него на сегодня отстали, только при этом схитрил. Была у него склянка со змеиной кровью, она входит в состав многих противоядий, вот так уронив кинжал под стол и нырнув под него, чтобы достать, он смочил ею лезвие и палец, которым и поставил отпечаток на свитке. Может все это было излишним, но содержание этого договора прошло как-то мимо разума парня, а вдруг там написано, что он обязуется устраивать жертвоприношения, пить кровь невинных дев или еще какую мерзость свершать?! Да и сам Страж не вызывал доверия, так что Иван считал, что поступил правильно. Вот завтра он обязательно внимательно изучит договор, а сейчас же наконец-то ляжет спать!
   Когда Иван открыл глаза, он от удивления даже протер их -- солнце стояло высоко. Похоже, скоро наступит полдень. Странно, что Хельга, как обычно, на рассвете его не разбудила. А, понятно -- птица тоже устала и видно, вернувшись ночью, сама решила выспаться. Пусть отдыхают, а ему предстоят занятия по совершенствования себя вчерашнего, затем завтрак и напоследок -- вдумчивое изучение договора и книги, подаренной Альтой.
   Железный стержень так и не согнулся, ножи продолжают втыкаться вкривь и вкось, но вот Притяжение наконец-то выходит как надо! Видно, что-то в голове в том городе изменилось. Иван надеялся, что следующие чары или еще что, он сможет освоить без таких веселых "прогулок"!
   После обмывания холодной водой и сытного, да еще и вкусного завтрака, Иван решил проведать Василису. А то этот странный запах, что он вчера как-то смог учуять... Может ее уже того -- все же настигла эта гильдия сбежавшую воровку!
   Постучался, в ответ раздался стон и пожелание, почти полностью состоявшее из площадной брани. Иван такое слышал один раз -- когда Уголек лягнул пытавшегося его подковать кузнеца.
   Зайдя, парень поморщился от тяжелого запаха крови и чего-то кислого, в глаза бросились небольшие бурые пятна на светлых досках пола. Девушка, постанывая, лежала, скрутившись на кровати, прижав ладони к низу живота и зажав перепачканную кровью простыню между бедер.
   -- Василиса, что с тобой?
   В ответ послышалась очередная порция брани и в дверной косяк ударилась пущенная девушкой подушка. Затем невнятное бурчание, но Иван смог различить лишь "да что за тело!". Парень вспомнил разговор на чердаке. Видимо, именно про это она и говорила. Что ж, видно придется быстро сделать снадобье, снимающее боль и надеяться, что Василисе оно поможет. А то воровка уже короткие языки пламени начала выдыхать, как бы постоялый двор не спалила! Да, и делать снадобье не на хлебном вине, а то вдруг загорится? Да и пожалуй стоит добавить в него снотворного.
   Приготовил, судя по цвету и запаху то, что нужно. Осталось напоить снадобьем Василису. Она же брыкалась, рычала, дышала огнем, никак не желая принимать его. Да еще и стонала, что он, Иван, хочет ее отравить и забрать все ее сокровища. Ее за время его отсутствия по голове оглоблей никто не приласкал? Иначе с чего такие мысли в этой симпатичной голове возникли?
   Сел сверху, оттянул голову девушки за волосы и едва успел повернуть ее -- струя пламени расплескалась по стене. Слабо, лишь чуть-чуть закоптила дерево. Силой влил содержимое кружки, помассировал горло. Фух, вроде проглотила, хотя и на кровать немало снадобья попало.
   -- Ты... Отр... -- последнее Василиса не договорила -- уснула.
   -- Да, ты еще тот дар, -- устало выдохнул Иван, слезая с девушки. -- Тебя только к врагам засылать: они сами через седмицу сдадутся и все отдадут, лишь бы от тебя избавиться!
   Прикинув, что на пару дней они здесь точно задержатся, парень решил еще подлечить Загадку, хотя это уже не сильно нужно. Кобылка отъелась, была вымыта и вычесана. На то умертвие, каким ее купил Иван, ни в коем разе уже не была похожа! Хотя раз стоянка предстоит длительная, то почему бы и нет? Да и его рассеченная ладонь еще не заросла до конца.
   Закончив с копытной живностью, парень вернулся в комнату -- теперь можно и спокойно почитать.
   Четыре раза внимательно перечитал Свидетельство Стража. Никаких ужасов совершать он не должен, также нашел пару лазеек в кое-каких правилах. Правда слишком очевидных и от этого уж слишком подозрительных. В целом, странные эти Стражи, если судить по свитку, никакие это не непримиримые борцы со злом, а какие-то купцы -- расценки очень четко прописаны! Да и фраза "В случае опасности для жизни, Страж может отказаться от задания" в глазах Ивана не красила их. Неужели то, что рассказала Альта правда? Да не может быть такого! Не может честный человек так поступать, не может и не должен! Закрывая глаза на зло, ты только делаешь его сильнее. Бороться с ним нужно, изо всех сил, как же иначе?
   Свернув и перевязав бечевкой свиток, Иван с каким-то предвкушением открыл книгу по морокам. Будь он котом, точно еще бы прищурил глаза и замурчал!
   Интересно, странно, что раньше Иван не интересовался этой частью незримого искусства! Самое простое и распространенное -- это морок одежды или там скрытие двери. А ведь возможности гораздо шире! Создать образ чудовища и напугать, или наоборот стать прозрачным и незаметно прошмыгнуть мимо охраны. Это первое, что пришло в голову Ивана, после того, как он перевернул последнюю страницу книги. Нет, понятно, что на кудесников, нежить и тому подобное, а так же людей с железной волей морок не окажет какого-либо ощутимого воздействия. Будь ты хоть самый сильный и умелый, но зато поможет выиграть пару мгновений, а это может оказаться ценой чьей-то жизни, вполне возможно, что и своей!
   Нужно будет обдумать, а сейчас сделать какую-нибудь вещичку с мороком одежды для Василисы. Не во всех же Королевствах такие безлюдные дороги! Да и не придется каждый раз долго и нудно убеждать девушку одеться...
   Иван все пальцы изрезал, пока сделал бусину и нанес на нее все необходимые руны. Сжал в ладони -- теплая и покалывает. Значит, должно работать. Пусть это и самый простой вариант -- нужно представить создаваемый морок, но для начала неплохо. Теперь сплести фенечку для бусины, поужинать и можно спать. Завтра видно будет ранняя побудка -- Хельга отоспалась и куда-то уже по своим, птичьим, делам упорхнула.
   Утра началось рано и под крики пустельги. Зевая, Иван спустил ноги на пол.
   -- И тебе доброе утро, -- проговорил он между протяжными зевками.
   Хельга еще раз крикнула и выпорхнула в раскрытое окно.
   Отзанимался, обмылся и отправился на завтрак. После еды, парень решил отдать грязные вещи в стирку -- пока есть такая возможность. И коль есть время, то нужно заменить флягу и поспрашивать, есть ли здесь кудесники или библиотека. Может еще удастся что-нибудь полезное узнать. Да и о Королевстве, куда они путь держат, разузнать лишним не будет. Иван сам удивился, почему он раньше этого не сделал. В случае чего, расспросит стражников у арки-портала -- хватит уже наобум перемещаться!
   Кудесник есть, только он куда-то в лес по своим делам ушел, библиотеки нет, но расщедрившийся Триус разрешил пользоваться своей. Так же он рассказал то немногое, что сам знал про Тридцать первое Королевство. Как сказал глава Лесобора: "Ничего интересного -- поля, реденькие лесочки, горы тоже есть, да и в центре, на большом озере есть остров и там расположен стольный град. Красивый город: деревья, цветы, ажурные дома". Про жителей ответил, что люди, они везде люди -- разные: кто-то добрый, кто-то честный, а кто и неправедным ремеслом занят и ему это нравится. Не густо конечно, но Иван уже успел пожалеть, что увидеть столицу ему не удастся -- его путь будет лежать в другую сторону. Можно, конечно, сделать крюк и утолить любопытство, но парень посчитал это неразумным. Ведь чем скорей он выполнит поручение отца, тем быстрее окажется дома. Сейчас проверит Василису и если она снова начнет... Он ее или оставит здесь -- пусть сама догоняет, как хочет, или свяжет и поедет она в таком виде аж до Десятого Королевства! Хватит этих игр: "хочу -- не хочу, буду -- не буду". Как любит говорить в таких случаях Никодим: "Есть такое слово -- "надо"!".
   Василиса была смущена, отводила взгляд и даже вполне искренне пролепетала извинения, а не как до этого, словно делала одолжение. Если бы раньше кто-то сказал Ивану, успевшему, как ему казалось, неплохо узнать девушку, что такое возможно -- ни за что не поверил бы и точно отправил к кудеснику голову лечить. Вот только это произошло на самом деле, парень даже привычно ущипнул себя, чтобы убедиться, что не спит. Жаль, Хельга этого не слышала!
   Успокоив девушку, парень надел ей фенечку на руку и попросил четко представить ее платье. Два удара сердца и вот воровка одета. Это если пристально не вглядываться.
   Василиса опустила взгляд, и глаза ее округлились. Дальше она с радостным визгом повисла на шее Ивана, при этом не забыв зажать простыню между бедер. А дальше девушка начала благодарить парня, перемежая слова поцелуями. Иван не знал, куда деть руки: обнять -- так воровка же голая, а стоять, держа их на весу -- глупо. После короткой внутренней борьбы, он решительно опустил их на талию Василисы, прижимаю ту к себе, и стал просто получать удовольствие от ее губ. Бархатистых и горячих, да еще и со сладким ягодным вкусом. Конечно, целовала не как Альта, но все равно было очень приятно.
   Все прекратилось неожиданно -- Хельга устроилась на подоконнике и возмущенно закричала. Василиса отскочила и, запутавшись ногами в простыне, упала на пол и попыталась забраться под кровать. Мурашки, пробежавшие вдоль спины от лучащегося отнюдь не добротой взгляда пустельги, глаза снова сменили цвет. Что-то подсказало Ивану, что птицу в комнату сейчас лучше не впускать. Характер у нее тяжелый, когти острые, радовало лишь то, что она отходчивая. Вспышка гнева и она вновь милая и ласковая пустельга. Вот только что-то не было у парня желания испытать это вновь. Хватило впечатлений, когда он пытался отмыть Хельгу от угольной пыли, или... Много чего было за время, что она с ним, а царапины от ее когтей глубокие и болезненные!
   -- Так что, понравилась фенечка с мороком? -- поинтересовался Иван.
   -- Очень, даже не знаю, как тебя отблагодарить!
   -- Открой тайну, -- предложил парень и, увидев поднятые в немом вопросе брови девушки, продолжил: -- Откуда ты эти леденцы берешь?!
   От удивления ротик Василисы идеально округлился, затем она начала хлопать глазами почти создавая ощутимый сквозняк своими ресницами-опахалами, и напоследок расхохоталась, упав навзничь.
   -- В куртке лежат, -- отсмеявшись, произнесла она.
   -- Да у тебя там что, целый склад?!
   -- Нет, склад может и поместится, только я в этом теле его не подниму.
   Теперь настала очередь парня глупо хлопать глазами. В чувство привел скрежет когтей Хельги, на этот раз уже не по слюде в оконной раме, а по двери. Видно придется открывать, а то дальше попытается через крышу пробиться или вообще через пол! Попросив Василису спрятаться, Иван с тяжким вздохом открыл дверь. И начался ужас и страх: сначала Хельга исхлестала парня крыльями, расцарапала ему руки, после чего попыталась добраться до воровки, спрятавшейся под кроватью. Все это сопровождалось криками, просьбами и еще не пойми чем всех участников этого действа.
   Вскоре все устали: Иван упал на скрипнувшую кровать, Василиса так и осталась под ней, а Хельга устроилась на груди парня, временами недовольно вскрикивая.
   -- Так что там с курткой и леденцами? -- поинтересовался парень, кончиками пальцев поглаживаю успокоившуюся пустельгу.
   -- Чары на карманах, в них много чего теперь помещается, -- кряхтя, ответила Василиса.
   -- А чего ты тогда свое золото с собой не забрала?
   -- Помещается много, да, -- ответила девушка, потихоньку выползающая из своего укрытия. -- Только вес остается, а в этом теле я столько не подниму!
   Иван задумался. С одной стороны такие карманы могут быть полезными, с другой вес-то вещей остается! Положишь что-нибудь тяжелое, а штаны возьмут и упадут. Будешь сверкать исподним, нехорошо получится. Хотя идея интересная, много возможностей открывает, но нужно все хорошо обдумать и посчитать. Теперь осталось самое простое -- узнать, как сделать такой карман! А тут парня поджидал неприятный сюрприз: смущаясь и мямля, Василиса призналась, что украла ее. Сказав это, девушка в свою защиту, неужели Иван казался ей похожим на судью, добавила, что несчастный, оставшийся без куртки, был грабителем и просто нехорошим человеком. Иван со смешком посоветовал добавить, что он еще вдобавок у детишек отнимал вкусные леденцы, и таким образом девушка восстановила справедливость. Правда не до конца -- оказалось, что она сама очень любит леденцы и поэтому она их не вернула, да и обиженных детишек много, а сладостей мало осталось. Да и не бегать же по всему городу в поисках этих самых пострадавших? Василиса вновь округлила глаза и шепотом спросила, откуда он это узнал?
   Последнее стало последней каплей для Ивана: сначала поцелуи, теперь это, а до этого ревность или что там Хельги, в общем, он залился хохотом с лающими нотками, размазывая по лицу выступившие от смеха слезы.
   Парень не знал, сколько это продолжалось, но боль в ухе и хлесткая пощечина помогли успокоиться. Вытерев слезы и потирая пострадавшую щеку, он увидел две пары обеспокоенно смотрящих на него глаз: зеленые Хельги и огненные Василисы.
   -- Извиняюсь, красавицы, -- повинился он. -- Последние дни были, кхм, странными, очень. Вот, видно, я так сорвался.
   Еще раз извинившись, он оставил своих спутниц недоуменно переглядываться и отправился в свою комнату. Пожалуй, лучше всего сейчас еще поспать, но перед этим сжевать корешок кошачьего дурмана -- успокоиться быстрее, а то мелкая дрожь во всем теле, мягко говоря, неприятна.
   Утро началось в предрассветных сумерках. Самое страшное, что Иван проснулся сам, без криков Хельги! "Быстро же у меня выработалась привычка" -- мелькнула у парня мысль, пока он разминался перед ставшими привычными занятиями по улучшению "вчерашнего себя".
   Умывшись, Иван спустился вниз -- завтрак необходим. Ведь нужно убедить Василису отправиться в путь, а для этого дела нужно много сил. Зато парень начал понимать, почему драконы редко покидают свои пещеры. Если они хоть немного похожи на Василису, то ответ один -- лень! Так что действительно та ее фраза о том, что драконы правят всеми Королевствами наглая ложь и попытка просто позлить парня!
   Странно, Василиса и без долгих уговоров согласилась, что им нужно продолжить свой путь к Десятому Королевству. Подозрительно и странно это...
   Вот, как и думал Иван -- ее покладистость неспроста! Она освоила подаренный ей вчера зачарованный браслет, и теперь веселится, раз за разом меня на себе морок одежды. Фантазия с воображением у нее оказались буйными! Хотя это еще полбеды, а вот то, что парню приходилось смотреть и давать оценки нарядам, да не просто: "Хорошо, красиво, тебе идет", а подробно, тьфу! Вдобавок помимо откровенности, вроде обтягивающих кожаных штанов с разрезами или рубашки из тончайшей ткани с распущенной шнуровкой, девушка еще изгибалась, принимая самые разные позы. Можно стерпеть, вроде привык, но... Он же парень, и видит ее тело, пусть и не четко, через морок! Иван уже был на пределе, раздумывая, как бы натравить Хельгу на эту Василису ни в коем разе не Премудрую!
   Видно Иван все же научился передавать мысли на расстояние: пустельга с грозным криком бросилась в сторону воровки. Девушка от неожиданности свалилась с телеги и растянулась во весь рост на брусчатке дороги. Полежав и видно поняв, что ее стенания не трогают Ивана, вернулась на телегу, и соизволила продолжить путь к арке-порталу.
   Парень все же выпросил куртку на изучение, и клятвенно пообещал, что есть леденцы не будет. Да, карманы явно с чарами, вон даже крошечный кусок проволоки блестит, но, как ни щурился парень, разглядеть руны так и не смог. Тут бы пригодилось увеличительное стекло, какое он видел у Славомира! Кудесник часто делал зачарованные украшения и делал их мастерски. Иван тогда поразился причудливой рунной вязи, покрывающей всю поверхность перстня, с которым сейчас не расстается отец. Только где же его тут найти, стекло такое? Кудесник говорил, что оно очень ценное и обнаружил он его в своих путешествиях, в глубокой и заброшенной шахте. Хотя подробней никогда не рассказывал, мечтательно улыбался и сразу же начинал другой разговор.
   Иван задумался, странные у него были наставники. Нет, учили хорошо, не за страх, а за совесть, вот только... Почему именно сейчас у парня появилось ощущение, что не все так с ними просто. Он помотал головой, пытаясь избавиться от таких мыслей, а то неизвестно до чего он так может додуматься! И что их специально нашли и за ними целое кладбище невинно убиенных, и что его, Ивана, специально отправили с посылкой, и что... Вот дальше почему-то размышления застопорились, но и предыдущих хватило, чтобы парень растерял последние крохи хорошего настроения.
   Остаток пути до арки-портала на Тридцать первое Королевство прошел в тягостном молчании. Иван так погрузился в себя, что даже не расспросил стражу об этом месте. Более-менее он пришел в себя лишь на очередном постоялом дворе, на этот раз уже не в Зеленом, или, как сейчас его называют -- Двадцать девятом Королевстве, а в новом для себя Королевстве. Хорошо, хоть на разбойников не натолкнулись, а то...
   Дни были какими-то однообразными, только погода радовала -- была сухой и солнечной. Попался караван купцов, хоть не быстро, но зато безопасней и веселей! Тридцать первое, Девятое, Двадцать пятое. Ничего интересного и запоминающегося, до Леса им далеко -- все практически, как дома.
   Вот скоро Иван попадет в девятое Королевство, и он заметил еще несколько странностей своего родного мира. Первая -- денежная система. Триметаллическая, золото-серебро-медь, это он и так знал. А вот то, что монеты в разных Королевствах одного размера и веса, различие лишь в изображении царственных профилей и названиях монет, вот это было странным! Другая же странность, это язык, везде он один и тот же! Меняются лишь незначительные вещи, вроде произношения и тому подобного. Да и сам размер Королевств не слишком большой. У парня почему-то создавалось впечатление, что было одно гигантское Королевство, которое взяли и разделили арками-порталами на куски в стародавние времена!
   От купцов Иван узнал много о других Королевствах. Так же его предупредили, что дальше, в Седьмом Королевстве -- куда он держит путь, телега не проедет, там только пешком и ведя лошадей в поводу. Да и одежда теплая нужна -- горы. Вот тут Иван задумался, купить-то не сложно, но как одеть Василису? Ладно, убедит примерить, купит, а там, как замерзнет -- сама все наденет! Хотя где-то на задворках разума появилось гаденькое и мелочное желание ничего для девушки не делать, пусть сама разбирается со своими проблемами! Иван тряхнул головой, отгоняя его -- он все же человек и мужчина! Это недостойно! Надо еще телегу кому-нибудь продать, оставлять ее некому, а золото, пусть даже пара монет, могут в дальнейшем пригодиться.
  

Глава 7

  
   Арка-портал привела их в привычный барак, только на этот раз из серого камня, а не бревен. Да и, мягко говоря, действительно было не жарко -- дыхание вырывалось клубами белесого пара, уши и щеки пощипывал морозец. К концу досмотра вещей стражниками, Василиса уже прыгала на месте и хлопала себя по телу, пытаясь согреться. Один из кудесников, невысокий узкоплечий молодой парень с хитрым лицом, очень внимательно смотрел на девушку. Жевал нижнюю губу, взгляд был маслянистый, со смесью желания и еще чего-то, непонятного Ивану. Да и в целом, похоже, что парень едва сдерживался, чтобы не наброситься на нее. "Надо будет морок сделать сильнее, может на кровь привязать?" -- мелькнула мысль у Ивана и пропала -- больно интересные стражники были. Вот если бы не тот разговор с Альтой, он бы сказал, что это гномы! Около двух аршин высотой, чуть поуже в плечах, бороды заплетены в косы и украшены какими-то резными фигурками из кости и поделочных камней. Меховые штаны с сапогами, рубашки из шерстяной ткани, а поверх у всех надеты странные облегающие их бочкообразные тела жилеты. Кармашки -- крупные на груди, поменьше ниже, судя по их виду, содержат в себе металлические пластины. Каких только доспехов люди не придумают! Оружие тоже странное. На левом бедре были ножны с узким мечом длиной в полтора локтя, это привычно и нормально. А вот то, что они держали в руках, и что виднелось из чехла на широком поясе это совсем другое дело. Дикая мешанина из начищенных до блеска медных и стальных трубок на деревянном основании, по бокам виднелись какие-то металлические фляги. Из одной трубки вырывался черный дымок, из другой временами белесый, слышалось тихое шипение и бульканье. На левой руке у всех надета перчатка по локоть из толстой грубой кожи, видно для защиты от жара дыма с паром. Выглядит странно, громоздко, но чувствуется какая-то логика в этом изделии. Чем-то напоминает самострел с механическим взводом, только гораздо сложнее и работающее по совершено другому принципу. Даже на вид тяжелое, чуждое, непонятное и странное. Иван еще такого оружия никогда не видел, и даже не читал о нем! Попробовал вызнать у стражника, все равно, надо же еще узнать, как ему добраться до следующей арки-портала. Вот только здесь его поджидало разочарование. Что один, что другой стражник были на диво угрюмые и неразговорчивые. Сказали, что паровой метатель и ему надо на паровозе отправиться до Углинска, далее в Камнедержец, столицу, с него в Краянск и уже оттуда до торговой заставы. Кроме названий городов парень ничего не понял. Вот как пар может что-то метать, или возить? Пар это в растопленной баньке, или над кипящей водой в котелке, это он знал точно.
   Выйдя из барака, Иван поражено присвистнул -- куда ни посмотри, везде снег, искрящийся под солнцем. Красиво! Особенно заснеженные пики гор. Теперь понятно, почему торговцы сказали, что с телегой в этом Королевстве делать нечего!
   О, что-то случилось -- Василиса призналась, что замерзла и ей срочно нужна теплая одежда! Начала надевать штаны, прыгая на одной ноге, поскользнулась и упала головой точно в сугроб. Интересно смотрится, видел бы ее сейчас тот кудесник, точно слюной бы захлебнулся! Хельга, сидящая на плече парня, крикнула, и в этом крике явственно слышалась насмешка.
   Вытащил из снега, отряхнул, помог одеться. Странно, раньше с каким-то благоговением относился к ней, сейчас же все стало проще. Да, ему до сих пор очень нравиться касаться ее обнаженного тела, трогать, но вот такого щенячьего, как прежде, восторга уже нет. Видно во всем виноват ее, Василисы, тяжелый и вздорный характер!
   Снег скрипел под сапогами и копытами лошадей, морозец щипал за щеки и нос. Дома так бывало редко и являлось настоящим подарком для всей ребятни. Снежки, снежные крепости, горки для катанья на жестяных подносах, а изо льда такие скульптуры делали: и зверей, и людей и даже один раз даже дракона в настоящую величину сотворили!
   Постоялый двор тоже был странным: приземистый, сложен из крупных булыжников. Внутри тоже было непривычно -- жилые комнаты были расположены под землей, а в роли кроватей выступали каменные скамьи с тюфяками набитыми шерстью. Судя по всему, в этом Королевстве была явная нехватка годных для плотников и столяров деревьев. Ивана даже стало интересно, чем же они здесь топят печи. Надо провести тренировку, а затем поесть, заодно можно будет расспросить хозяина постоялого двора.
   После ужина парень уселся за стойку, за которой размещались бочонки, и стоял седобородый мужчина, протирающий тряпкой и так зеркально блестящие медные кружки. Пара серебряных монет для завязывания разговора перекочевали из рук в руки. Иван надеялся, что не зря потратил деньги.
   Мужчина оказался на диво словоохотлив, то ли из-за скуки, то ли просто любит поговорить. Это не важно, главное, что он подробно ответил на все вопросы парня. Да еще так подробно, что Иван понял, что ему просто не хватает знаний, в книгах про это не писалось! Уголь из-под земли, повозки, движущиеся без лошадей или сил кудесников, греются в домах при помощи пара, идущего по трубам, скрытых под полом и в стенах. Много чего услышал парень и с каждым словом, поражался этому суровому снежному Королевству все больше и больше!
   Узнав много нового, Иван уже собрался идти спать, как его остановил знакомый смех. Что это Василиса так развеселилась? Парень слегка повернул голову и краем глаза увидел девушку, которую держал за руку кудесник и что-то нашептывал на ухо. Воровка улыбалась, глаза горели, на щечках проступил румянец, дыхание было глубоким и частым -- грудь так и вздымалась. "Действительно, морок нужно как-то усилить" -- подумал Иван, и уже было решил подойти к парочке, как Василиса жестом попросила его уйти. Раз просит, то почему бы так и не сделать? Она девочка большая -- сама разберётся, а он ей не родич, и тем более не возлюбленный!
   Только Иван начал дремать, как раздался требовательный стук в дверь. Пока парень вставал с жесткой и неудобной кровати, удары стали громче и чаще. Кому там неймется?!
   Откинув засов, Иван едва успел отскочить назад, спасая голову от встречи с дверным полотном. В комнату под недовольные крики Хельги влетела, иначе и не скажешь, раскрасневшаяся Василиса.
   Не сразу, слишком быстро девушка говорила, "проглатывая" слова и перескакивая с одного на другое, но все же Иван смог понять, о чем речь. Мягко говоря, он был удивлен -- непонятный кудесник несильно старше самого парня, помогающий стражникам проверять вещи прибывающих путников на предмет запрещенных предметов, с первого взгляда влюбился в Василису, разглядел как-то проклятье и о чудо, даже может помочь ей его снять! Иван попытался донести всю неправдоподобность этих событий до воровки, но, похоже, проще будет головой каменную стену в четыре локтя пробить, чем достучаться до разума именно этой девушки!
   -- Я так понимаю, -- начал парень, устав от попыток показать всю странность нового знакомого Василисы, -- ты пришла попрощаться?
   -- Да, -- только и смогла сказать опешившая от такого резкого перехода девушка.
   -- Хорошо. Удачи тебе, надеюсь, скоро ты вновь станешь драконом.
   -- Да-да, -- закивала она. -- Как верну себе крылья и остальное, я тебя найду и помогу добраться до Десятого Королевства, а затем и до дома.
   -- Благодарю, а теперь если ты не возражаешь, я лягу спать.
   Василиса лишь крепко обняла парня, поцеловала в щеку и решительно покинула комнату.
   -- Хельга, все это странно, -- задумчиво произнес парень, закрывая дверь на засов. -- Эх, не хочется ее одну оставлять, но и нянчится, как с дитем, я с ней не могу, понимаешь?
   Пустельга негромко крикнула. Иван не смог понять, чего было больше в нем: согласия или осуждения.
   -- Спокойного сна...
   Утром Ивана разбудила Хельга. Да, комнатка небольшая, бой с тенью проводить сложно, но на улице слишком свежо. Так что придется обходиться тем, что есть. Вдобавок он вспомнил тоненькую и потертую книжку из семейной библиотеки. Ее написал человек, большую часть своей жизни проведший в небольшой камере и он занимался, улучшая свое тело! Вдобавок если ему верить, то успешно -- стражники менее чем вчетвером и не сковав цепями, боялись выводить его наружу! Правда это или нет, Иван не знал, но все же для человека существует мало чего невозможного, вот это правда и он твердо в это верил.
   Обмывшись в небольшой купальне в конце коридора, парень отправился завтракать. Паровоз до Углинска скоро прибудет, если верить хозяину постоялого двора. Василиса ушла еще вчера поздно вечером. Вздохнув и покачав головой, Иван пошел собираться -- ему еще до какой-то "станции" нужно добраться.
   Хорошо хоть дорога здесь одна, да и несколько купцов с охраной и конями-тяжеловозами явно движутся туда. Морозец, дыхание вырывается клубами белого пара. Порывы ветра гонят поземку, поднимая и закручивая ее спиралью.
   Каменная платформа высотой до середины бедра, ступени, ведущие на нее, покрыты наледью, скромно припорошенной крупным песком и все равно ноги скользят. А ведь еще нужно умудриться завести лошадей по пандусу рядом со ступенями! Каменная хижина, из трубы которой валил темный дым и небольшой навес, вот это и оказалось "станцией". Подойдя к ее краю, Иван разглядел уходящие вдаль двумя параллельными линиями блестящие металлические балки, прикрепленные к каменным опорам. Расстояние между ними было примерно в два аршина друг от друга. Так же он увидел нечто похожее на скругленный треугольник из таких же балок примыкающий к тем, параллельным. Парень задумчиво разглядывал это деяние рук человеческих, силясь понять, для чего нужно было строить подобное.
   Вскоре раздался частый стук, и Иван увидел этот самый паровоз. Телеге не телега -- восемь колес, по четыре с каждой стороны, сверху большая бочка с будкой сзади, из трубы валит густой дым. Все из металла, шипит и громыхает. Выкрашено черной глянцевой краской, но местами этот паровоз выглядел...Наверное, проще всего и точнее будет сказать -- "грязно": местами изначальный цвет сменился серовато-черным, местами были широкие серые полосы накипи, как на старых котлах, в которых дома кипятили воду, пятна и подтеки ржавчины, виднелись грязные брызги внизу и на колесах.
   За паровозом была еще одна "телега" с большой бочкой, затем шло три с чем-то похожим то ли на дома, то ли на сараи: деревянные стены, полукруглая низкая крыша, два входа, в узких окнах блестели под солнечными лучами стекла. Богатое Королевство, если они так их используют!
   Оплатив проезд себя и коней, парень устроился в одном из, как же сказал тот мужчина, а, купе вагона! Расположившись на полумягком диване возле одной из стен, Иван тоскливо начал смотреть в окошко. Вроде всего ничего он знал Василису, да и неприятностей от неё было много, но привык к ней! К её жалобам насчет человеческого тела и одежде, к стонам и чмоканью при поедании леденцов, к... Много к чему он успел привыкнуть за это недолгое время и вот теперь все. Появился какой-то хлыщ, рассказал ей сказок, она ушки развесила и ушла. Хорошо хоть попрощалась, а не бесследно исчезла в ночи! Ему будет не хватать ее язвительных и временами пошлых реплик, но у него есть дело. Если судьба -- значит, еще встретятся, а если нет, то значит тоже судьба. Мысленно пожелав удачи Василисе, парень откинулся назад и начал наблюдать за сменой видов за оконцем. Хотя это громко сказано: снег, горы, горы и снег. Суровый край, но, надо признать, не лишенный дикого очарования.
   Под мерный стук колес Иван начал клевать носом и, не смотря на не слишком удобный диван, вскорости задремал.
   Скрежет, толчок, недовольный крик Хельги и вот парень проснулся. За окном были густые сумерки, которые с трудом разгоняли яркие масляные фонари на платформе. Видимо это и есть Углинск. Надо еще постоялый двор найти, да и узнать, когда будет паровоз до Камнедержца.
   Постоялый двор нашелся быстро, буквально в паре шагов от этой "станции". Сглотнув слюну, набежавшую от витавших в зале аппетитных запахов, парень направился с сумками в снятую комнату -- ему еще предстояло провести тренировку. Наконец-то начало получаться и Притяжение, и ножи уверенно, глубоко и достаточно точно входили в древесину. Правда, железный прут полностью еще не согнулся, только на пару пальцев изогнулся, но лиха беда начало! Он становится лучше и сильнее, а это главное! Интересно, а в этом городе где-нибудь можно разжиться книгами, в которых подробно и понятно написано про этот самый пар?
   Только Иван закончил свои ежедневные занятия и обтёрся влажным полотенцем, как в дверь требовательно забарабанили. Судя по звуку, еще и ногой добавили. Парень, мягко говоря, был сильно удивлен -- он только приехал, никого в этом городе не знает, но кто-то очень хочет его видеть. Не к добру это, но лучше все же открыть, а то еще и дверь выломают, вон как прогибается и жалобно потрескивает! Для меча комната маловата, так что кинжал в правую руку, отодвинуть засов и быстро шагнуть в сторону.
   Дверь распахнулась и в комнату, мешая друг другу и ругаясь, влетели два парня. Вроде стражники, по крайней мере, однотипность одежды говорит в пользу этого варианта. Потребовали, чтобы парень шел с ними. На все попытки узнать причину такого требования, "гости" отмахивались и как заведенные требовали, чтобы он пошел с ними. Возможно, Иван так бы и поступил, но не стоило его хватать за руки и пытаться тащить неизвестно куда и неизвестно зачем! Такого обращения Иван уже не стерпел, он и так был на пределе, и такая наглость стала последней каплей, переполнившей чашу его терпения. Толчок всем весом заставил отшатнуться одного, второму, с редкой бородой достался удар ребром ладони в кадык, но не со всей силы -- Иван не стремился убивать, лишь обезопасить себя. "Гость" схватился за горло, покраснел и начал хрипеть. Какое-то время боец из него никакой, хорошо. Второй же вторженец вскинул паровой метатель. Рывок вперед, обожженное запястье, но парень смог выбить его, и оружие со слегка погнутыми медными трубками повисло, болтаясь на широком ремне, перекинутом через плечо "гостя". Тот оказался весьма сильным бойцом, и парню никак не удавалось вывести его из боя, сильно не покалечив. Да и неудобный он противник -- примерно до середины груди Ивана, но широкоплечий и массивный. Повезло, что они не ожидали атаки, а то все было бы более грустно. Парня пока спасали длина рук и подвижность, помогающие держать противника на расстоянии и избегать захватов. Да и то Иван получил весьма чувствительный удар в бедро, мышцы свело судорогой, и он едва не упал. Прочие удары смог отвести, а этот прозевал -- сказывался малый опыт. Обмен ударами, выискивание брешей в защите противника. Следующий пропущенный удар едва не выломал Ивану челюсть, зубы клацнули знатно, едва не отхватив кусок языка. Время шло, первый "гость" перестал надсадно хрипеть, значит, скоро тоже начнет бой. Уклонившись от "объятий", парень, вложив всю силу, врезал кулаком в нос противника. Хрустнуло, тот отшатнулся, марая пол кровавой юшкой. Хорошо хоть Хельга поступила умно, отсиживается в углу, подбадривая криками, и не лезет в эту драку!
   -- Всем стоять! Что здесь происходит?! Рядовые, отвечать! -- раздался грозный рык от входа в комнату и может правда, а может и показалось Ивану, но запахло матерым зверем -- медведем как минимум.
   Парень остановил руку с кинжалом, рукоять которого была нацелена в лоб одного из "гостей" и посмотрел на вошедшего. Действительно медведь, очень уж похож на дядьку Олафа! Парень даже сказал бы, что они родственники -- уж так похожи, что аж оторопь берёт! А при взгляде на хоть и широкоплечих, но низкорослых "гостей", он был действительно еще тем зверем, матерым и опасным.
   Иван перебил начавших что-то лепетать сначала покрасневших, потом мертвенно побледневших "гостей", коротко и четко рассказав, как все было. Затем же решил утолить свое любопытство и поинтересовался на счет родства с Олафом.
   Незнакомец оскалился и, хлопнув по плечу, рука у него оказалась тяжелой -- Иван едва устоял на ногах, сообщил, что да, родственник, это его троюродный племянник двоюродной сестры. Затем они поговорили об этом потерянном родственнике, "гости" пытались слиться со стенами и, кажется, даже не дышали. Вскоре Ингвар, именно так звали дядюшку Олафа, рявкнул на "гостей" чтобы они шли в казарму и носа оттуда не высовывали -- де он еще займется их выучкой, они из самых нижних горизонтов шахт вылезать не будут. Дождавшись пока рядовые не покинут комнату, Ингвар со вздохом признался, что им нужна помощь Стража или сильного боевого кудесника -- что-то не правильное происходит в угольных шахтах. Сначала начали пропадать шахтеры, затем исчезло два отряда по пять стражников, отправленных на их поиски. Хоть и старались не говорить об этом, но шила в мешке не утаишь, особенно в шахтерском городе. Теперь люди боятся спускаться под землю, если все так и продолжится, то Углинск вымрет -- ведь именно за счет добычи угля он и живет, здесь богатейшие залежи.
   -- Есть предположения, почему пропали люди? -- поинтересовался Иван, сноровисто снаряжаясь.
   -- Нет, -- Ингвар с силой впечатал кулак в стену, с потолка посыпался мелкий сор. -- Хозяйка гор не должна вредить -- с ней заключен договор. Кто еще может отлично выученный и снаряженный отряд опытных бойцов схарчить без следа? Даже не знаю. Кобольды? Так обвалов не было. Кладовики или шубины? Тоже маловероятно. Не знаю, Иван, чесслово, не знаю. Я здесь два десятилетия живу, много гор и шахт облазил. Да, на поверхности есть создания, что и сотню схарчят и не заметят, но под землей...
   -- А что за Хозяйка гор и что за договор?
   Рассказ Ингвара был странным: с одной стороны эта Хозяйка походила на духа места, с другой на что-то явно большее. Именно ей принадлежит все скрытое в недрах гор. Договор тоже не внес ясности -- она разрешает добывать почти все в своих "кладовых", но за это раз в год ей приносятся дары. Нет, никаких юных красивых дев или парней, всего лишь изделия мастеров. Причем не только украшения, оружие и тому подобное, но и книги! Ивану даже захотелось встретиться с этой Хозяйкой гор -- наверняка у нее гигантская библиотека!
   -- Ясно, что ничего не ясно, -- хмыкнул Иван. -- Пойдем тогда заключим договор, покажете карты шахт, и я отправлюсь -- может чего выясню, ну или буйну голову сложу, пытаясь это сделать.
   -- Тьфу на тебя, дурила! Подохнуть может каждый, а вот...
   -- Знаю, -- перебил мужчину парень, -- а сделать и вернуться нет, знаю. Пойдем уже, может кто-то еще сможет рассказать что-нибудь новое о случившемся.
   Договор заключили быстро, хотя главу Углинска пришлось поднимать с постели. Выглядел он колоритно: как и большая часть увиденных людей, ведь гномов не существует, в этом Королевстве -- невысокий, широкоплечий, нос картошкой, темно-рыжая борода по пояс заплетена в косы. Вот только украшений на нем! И перстни, и ожерелье, и какие-то фигурки в волосах. Хотя бросилась в глаза замысловатая брошь -- ромбической формы, покрытая эмалью и в центре скрещенные золотой молоток на длинной рукояти и такая же линейка. Как-то выбивалась она из ряда остальных драгоценностей.
   Договор был поистине золотоносным: триста монет -- если узнает, почему пропадают люди, столько же сверху, если найдет пропавших и еще целую тысячу получит, если устранит опасность! Осталось самое простое -- выполнить поручение! Хотя видно правду сказал Ингвар -- город без угольных шахт умрет, вот и готовы хозяева города платить за возвращение спокойствия чистым золотом.
   А вот встреча с главным шахтным мастером ничего, кроме головной боли, не принесла! Перерисовывая карту шахт, Иван пытался запомнить все эти горизонты, шахтные, наклонные и слепые стволы, штольни, тоннели со штреками, перемежающиеся просеками, скатами и печами, и еще десяток новых для него слов-понятий! Вдобавок мало того, что действующая шахта была в четырех уровнях-горизонтах, непонятно насколько глубоко прогрызли горы эти "гномы", так еще был и закрытый участок шахт, который обозначен белым пятном! Это ладно, вот только причину такого никто так и не смог назвать. "Закрыто, всегда было закрыто! Ворота закрыты и запечатаны!" -- все, что смог вызнать Иван. Он с трудом удержался, чтобы не сплюнуть от разочарования и раздражения на чистый каменный пол.
   Перечертив карту, отметил места, где пропали шахтеры, так же примерно, как должны были двигаться поисковые отряды стражников, Иван откинулся на неудобную спинку кресла и начал массировать виски. Никакой взаимосвязи он не видел -- все это произошло в разных местах и на разных уровнях шахт! Парень подумав, решил еще расспросить о пропавших, может, именно в них все дело?
   Разузнал, вроде ничего общего. Один отличный шахтер, но любит выпить лишку, другой балагур и любитель глупых шуток -- вроде дохлой крысы в башмаке или лишней ложки соли в каше, третий любитель прекрасных дев, и так далее, просто обычные люди со своими достоинствами и недостатками. Может если дальше выспрашивать, что-то и найдется, но, честно говоря, Иван слабо в это верил. Видно придется, как говорил Никодим: "Нет сведений и собирать их нет возможности? Осторожно начинай бой, прислушивайся к чуйке и имей пути отхода!". Эх, с этим как раз не все так просто, да и чуйка еще скромная, по неопытности и молодости. Видно придется надеяться на капризную деву -- Удачу и на то, что он еще не выполнил цель своей жизни, и поэтому точно не погибнет здесь и сейчас! Хотелось бы уже отправиться: раньше начнет -- раньше закончит, но нужно подготовиться, фенечка с Кошачьим глазом требует замены. С фонарем неудобно, одна рука будет занята практически бесполезной в бою вещью, а это не дело! Значит надо приступать к изготовлению, опыт самостоятельной работы уже есть.
   Оставив расстроенную Хельгу на попечение Ингвара, парень отправился с провожатым в сторону ближайшего входа в лабиринты шахт. Можно, конечно, удивиться, а почему так скромно, всего лишь один единственный провожатый при таком важном деле? Все просто -- люди боятся идти под землю, а почти все свободные стражники заняты охраной работающих шахтеров. Никакого секрета, все просто и достаточно обыденно.
   По дороге, Иван наслушался шахтерских баек и легенд, но к пропавшим людям, они мало как относились. Хотя, когда он, Иван, будет старым и начнет записывать воспоминания о своей долгой и насыщенной жизни, он обязательно их упомянет!
   Да, шахты это что-то. Подземелья под отцовским дворцом, не идут ни в какое сравнение с этим! Низкие своды штолен, укрепленные деревянными распорками, узкие зеркально блестящие рельсы на неровном полу, воздух тяжелый и влажный, слышатся постоянно какие-то звуки: шорохи, скрип, треск, а с учетом плохого освещения это очень сильно нервировало. Иван не раз ловил себя, что на какой-то звук он едва не метает кинжал, хорошо хоть не огненный шар! Парня просветили, что временами в шахтах скапливается гремучая смесь, и она может взорваться не только от огня, но и под действием даже обычного света! Именно по этой причине у всех шахтерских ламп пламя закрыто специальной металлической сеткой.
   -- Я тебя провожу до главного слепого шахтного ствола, -- произнес нервно озирающийся и тискающий паровой метатель провожатый, -- а дальше, Страж, ты сам как-нибудь! Там и клеть есть, и обвязка, и лестницы, все есть, а я не пойду, нет!
   Иван понятливо кивал на слова мужчины, улыбался, а затем вообще убрал свою руку с рукояти кинжала -- де чего тут бояться здесь, практически на поверхности? Вот только он больше для себя это делал, неизвестность беспокоила его не меньше, чем провожатого!
   Черный провал в камне, группа людей и наконец-то вживую Иван увидел одну из "паровых машин". Блестящая начищенной красной медью трубок и бочек, серой сталью каких-то осей и других непонятных деталей, большая -- почти в рост парня, тихо пофыркивающая и выдыхающая пар с дымом. Тут его ожидало еще одно разочарование -- клеть была внизу, поднимется она только с шахтерами по окончанию смены, и спускаться Ивану придется иначе, даже предложили выбор -- его спустят на канате, или же он может воспользоваться самой простой лестницей, закрепленной на стене шахтного ствола. Посмотрев вниз, и ничего не увидев, кроме пары слабо светящих фонарей, Иван решил, что лестница это точно не для него! Старший стражник понимающе и несколько насмешливо улыбнулся, но протянул ему ремни из толстой мягкой кожи. Затем объяснил, как правильно надеть обвязку и спускаться с ее помощью. Широкий пояс, ножные и плечевые обхваты, все соединено кольцами и пряжками, надежно обхватывая тело. Надеть новую фенечку с Кошачьим глазом, и можно начинать спуск до ближайшего уровня-горизонта.
   Ощущения непередаваемые, под тобой провал в несколько десятков сажень и все, что тебя удерживает от полета вниз это всего лишь несколько ремней и веревка! Спертый воздух, неровные стены шахтного ствола и давящая на уши тишина, временами нарушаемая гулом ветра, словно эта шахта дышит. В прочитанных книгах герои часто попадали в пещеры, но там были просто лабиринты или забытые подземелья, а не такое!
   Иван уже успел обойти два уровня-горизонта, по пути поговорив с шахтерами и стражниками. Ничего нового они не рассказали. Посмотрел на странные устройства, которые с помощью пара дробили камень, делая новые тоннели. Дошел до ворот, ведущих в запретную часть шахты. Сделаны из неизвестного парню металла, вся поверхность покрыта вырезанными рунами, на ней закреплено с десяток печатей из серебра инкрустированного самоцветами. Парень хотел подойти ближе и изучить, но не смог. Чем ближе он к ним подходил, тем больше усиливалась дрожь во всем теле, подкашивались ноги, и спирало дыхание. Да что же там такое находится, с такой-то защитой?!
   Покрутившись в преддверии закрытой части, Иван направился обратно -- спускаться дальше, вниз. Его ждал самый нижний ярус, если и там ничего не произойдет, то парень даже не представлял, что тогда делать. Если это какое-то существо, то одинокий путник явно предпочтительней отряда вооруженных и очень злых людей, но...
   Последний уровень рукотворных подземелий, здесь было жарко, душно и почему-то влажно. Не хватало воздуха, пот градом катился по лицу. Покопавшись в поясной сумке, Иван извлек отрез черной ткани и повязал его на голову -- хоть пот теперь не заливает глаза, и то хорошо.
   Здесь людей было больше, как и устройств, помогающих добывать уголь. Поговорить не удалось: все были заняты, угрюмы и нервно озирались по сторонам, вздрагивая от любого подозрительного шороха. Стражники водили по сторонам своими паровыми метателями, и цедили сквозь зубы, что они на службе и им некогда разговаривать.
   Хмыкнув, Иван углубился в хитросплетения проходов этого уровня. Да, не зря он сделал фенечку с Кошачьим глазом -- так все же лучше все видно, да и руки свободны.
   Вроде вот этого ответвления на карте не было. Узкий, наклонный и вроде как петляющий. Интересно, очень интересно. Только Иван сделал шаг вперед с обнаженным кинжалом в руке, как все звуки пропали. Поворот и раздалось пение, слов не разобрать, но голос был точно женским: красивым, зовущим и завораживающим. Хотелось слушать вечно, хотелось прикоснуться к обладательнице этого чудного голоса. Парень насторожился, слишком странно это. Имеющиеся обереги молчали, но та самая пресловутая чуйка нашептывала, что возможно именно в этом причина пропавших людей. "Сирены, русалки и прочие обладательницы таких голосов не живут под землей! Что же это такое?" -- размышлял Иван, крадучись двигаясь вперед.
   За очередным поворотом тоннель начал подниматься вверх, и хотя не было никаких светильников или других источников света, Иван благодаря фенечке Кошачьего глаза четко видел, как по грубым каменным стенам плясали непонятно откуда взявшиеся тени! Пение и не думало затихать, лишь менялась его громкость. Страшновато здесь, и совершенно не ясно, откуда ожидать опасности! Парень подумывал вернуться и попросить десяток солдат -- чтобы наверняка разобраться с неизвестным похитителем, но он понимал, что подмоги не будет, они все боятся. Неизвестность всегда страшит, ты сам начинаешь додумывать, и в итоге уже ничего не делаешь, ведь тебе страшно! Такие мысли крутились в голове Ивана, помогая отвлечься от чарующего пения.
   Шаг за шагом он шел вперед, все больше удаляясь от людей. Тоннель то расширялся и поднимался, то сужался и потолок опускался, что едва можно было ползком продвинуться вперед. Странно это, если сделали люди, то почему так криво и косо? Если какие-то исконные обитатели подземелий, то где они сами или хотя бы следы их пребывания здесь?
   Сколько он уже идет, Иван и сам не мог понять: кажется недолго, но ноги налились свинцовой тяжестью, хотелось прилечь и отдохнуть. Тоннель привел его к развилке, три дороги, не хватает только камня с указаниями, что его ожидает при выборе одной из них! Там, направо пойдёшь -- коня потеряешь, себя спасёшь; налево пойдёшь -- все наоборот, сам сгинешь, конь живой будет; прямо же пойдёшь -- и себя, и коня потеряешь, как-то так. От таких мыслей, парень сначала хмыкнул, а затем просто расхохотался в полный голос. Видно сказалось напряжения всего этого подземного приключения.
   Отсмеявшись, Иван опустился возле стены и решил перекусить. А то все так завертелось, что он даже поужинать на постоялом дворе не успел! Сушеное мясо это, конечно, не изыски с отцовской кухни, но выбирать не из чего. Главное, чтобы воды хватило!
   Вспоминая прочитанные книги, парень выбирал, куда же ему повернуть. А затем, мысленно махнув рукой на это, нацарапал кинжалом на стене крестик и просто пошел налево.
   Тоннель все так же петляет, ведя то вверх, то вниз, резко сворачивал. Своды вели себя точно также -- то опускались, то поднимались. За очередным поворотом, Иван увидел низкую фигуру, закутанную в плащ. От звука шагов Ивана, та обернулась, и оказалось, что это уродливый карлик с длинной белой бородой. Он что-то пророкотал и бросился прочь. Парень кинулся следом, и это спасло ему жизнь: потрескивание, на которое он не обращал внимания, обернулось грохотом -- произошел обвал, перекрывая путь назад. "Цверг, это был цверг, нелюбящий людей карлик и искусный мастер вещей несущих несчастье своим владельцам!" -- мелькнула мысль у бегущего вперед парня. Вновь развилка и Иван, в который уже раз сделав кинжалом очередную отметку на стене, повернул налево.
   Тоннели, развилки, небольшие пустые залы. Парень остановился, когда сил уже практически не осталось. Пение так и не думало смолкать, что же это такое? Да, цверг может убить человека, столкнув в пропасть или устроить обвал, но это не дает ответ насчет пропавших шахтеров! А это пение? Странный неотмеченный тоннель. Все это слишком подозрительно и точно является частями картины произошедшего или скорей всего все еще происходящего в этих шахтах! Вот только Ивану почему-то все никак не удавалось сложить все эти части вместе. Словно чего-то не хватало, незначительной детали, что скрепит все остальные вместе.
   Да, камень это не перина, но и сон был под стать этому ложу. Вновь Ивану снился густой туман, в котором метались бесформенные тени. Невнятный шепот, крики и команды. Временами удавалось различить отдельные слова, ну, или что-то похожее на них. Металлический звон, лязг и скрежет. Яркие вспышки, словно от боевых чар, на мгновение разгоняющие туман и превращающие тени в ослепительно сияющие силуэты. Каждый месяц с начала путешествия это снилось Ивану. Хотя, с каждым разом тени становились все плотней и плотней, обретали форму. Парень, если бы его спросили, честно сказал бы, что опасается того момента, когда туман пропадет и тени перестанут быть просто невнятными силуэтами. Он почему-то был уверен, что в этот момент все для него изменится, окончательно и бесповоротно. Хотя Ивана посещала мысль, что ведун что-то напутал, когда лечил ему сотрясение и вот результат этого. Только он отбрасывал ее, слишком бредовой с точки зрения незримых искусств она была!
   Похоже, он здесь уже четвертый день или возможно пятый, сложно сказать. Мясо с сухарями закончились, хорошо хоть попадались каменные углубления, заполняющиеся стекающей по стенам водой -- погибнуть от жажды парню не грозило. Жарко, душно, ни на мгновение непрекращающееся пение, пляшущие по камням тени. Жутко и ни конца, ни края не видно этому приключению! А самое опасное, помимо возможных цвергов -- хорошо, что только один раз он встретился на его пути, и других еще неведомых опасностей, то, что "выдыхается" фенечка с Кошачьим глазом! Еще несколько дней и он будет, как новорожденный котенок слепо тыкаться в стены тоннелей! Уже прислушивался к ощущениям, пытаясь уловить хоть малейшее дуновение ветерка, слюнявил палец и опускал его к полу, но безрезультатно -- воздух был неподвижен.
   Вроде бы пятый день, хотя это и не точно. Еда закончилась, пришлось охотиться на крыс, которых здесь, к удивлению парня, было очень много. До чего дошел царевич Сорок второго Королевства -- ловит и ест сырых крыс. Вот этого он точно не будет описывать в своих воспоминаниях! Не пристало будущему великому боевому кудеснику так поступать, он должен в случае голода и невозможности подстрелить оленя или там кабанчика, жевать кожу ремня, а когда тот закончится, то перейти на сапоги!
   Выхода отсюда Иван пока не нашел, но зато наткнулся на семь каменных статуй, внешне один в один с местными "гномами". Это нормально, вот только тут до местных идти и идти, это раз, два -- при прикосновении статуи покалывали ладонь, значит, имеют отношение к незримым силам. Хорошо бы они не оживали, а делали что-нибудь другое, например, были оригинальными держателями для плащей. Есть еще одна возможность, но парень даже не хотел думать о ней, слишком отвратительна она была на его взгляд -- это живые люди, которых обратили чарами в камень. Хотел -- не хотел, но только похоже, что так оно и есть! Слишком уж искусные они для простых статуи, слишком сильно проработаны даже мельчаишие детали, наподобие волосинок в бороде или морщинок возле глаз! Снять чары Иван не смог бы, при всем своем желании -- не хватает ни знаний, ни силы. Зато теперь стало понятно, что за всеми этими исчезновениями стоит неизвестный черный кудесник! Парень понял, что надо быть осторожней...
   Пройдя очередную развилку, снова налево свернул, Иван, почуял слабый запах дыма! Если это не мастерская цвергов, то значит люди. Вот только после хождений по этому лабиринту и найденных статуй, парень ничего хорошего от этой встречи уже не ожидал.
   Очень удачно подвернулась угольная жила -- Иван измазал лицо и шею, так что в темноте можно было увидеть только его глаза, да и то, если внимательно смотреть. Никодим наверняка был бы доволен своим учеником, который начал думать, использовать полученные знания и перестал витать в облаках. Видно скоро парень наконец-то узнает как, почему и куда именно пропали шахтеры! Со стражниками вроде все и так уже ясно. Хотя статуи должно было быть десять, а не семь...
   Двустворчатая металлическая дверь, с рунами, как уже знал парень, закрывала проход в запретную часть шахт, была искорежена, словно ее рвал когтями гигантский зверь, одна створка вообще вырвана и лежала на полу. И неожиданно пение, становившиеся с каждым днем все громче и громче оборвалось, и парня окутала ватная тишина. Точнее, ему показалось, что он оглох, но уже через пару ударов сердца Иван различил звонкий лязг, скрежет металла о камень и звуки тяжелого хриплого дыхания.
   Движимый интересом - что же они скрывают, практически ползком Иван приблизился к дверному проему. Укрывшись за остатками одной из створок, каким-то чудом еще державшейся на петлях, он выглянул и стал рассматривать то, что расположилось там. Какой-то зал, но оценить размеры было затруднительно -- стены и потолок терялись в кромешной тьме. Не помогало даже обилие магических светильников, вперемешку с масляными шахтерскими лампами расставленных то тут, то там! Вжавшись в камень и прищурившись -- фенечка Кошачьего глаза была на последнем издыхании, парень начал изучать обстановку. Чуть правее и на расстоянии нескольких сажень от прохода расположилась печь для плавки руды и рядом с ней лежали битые горшки или, скорее, тигли. Рядом стояла наковальня и верстак с нужными для работы инструментами. Дальше, почти теряясь в темноте, был стол, за которым кто-то сидел. Кто именно и что он делал, было сложно понять -- большую часть тела незнакомца закрывала печь. Вот к печи подошел, подволакивая ногу и скособочась, "гном" и что-то бросил в тигель. Выглядел этот мужчина, словно распоследний каторжник: кровоподтеки на лице, царапины, борода свалялась и была в колтунах. Так же Иван успел заметить металлическую полосу со слабо светящимися рунами на его шее. Внезапно появился и так же быстро исчез еще один "гном", на этот раз одетый, как виденные парнем Иваном стражники Углинска, через плечо был переброшен ремень с паровым метателем. Также Иван разглядел высокие груды битого камня, видно, пустая порода, вроде так горняки это называют.
   Прижавшись к полу, Иван начал быстро обдумывать план своих действий. На похищенных шахтерах какие-то ошейники, по всей видимости, не дающие сбежать, три стражника перешли под руку черного кудесника -- Иван видел семь статуй, а в двух отрядах было ровно десять человек. Что может сам черный, кроме этого мерзкого превращения плоти в камень, неизвестно, но даже если судить только по этому, то он силен. Возможно, еще где-то притаился зверь, разломавший дверь, перекрывавшую проход сюда. Многовато для него одного, подумал парень и продолжил размышлять, как ему не только уцелеть, но и выйти победителем из этого еще не начавшегося боя. Ничего больше так и не придумав, кроме того, чтобы нанести несколько ударов из густого мрака, перемещаясь после каждого из них, Иван начал проверять, что у него есть и для каких чар. На десяток огненных шаров есть, три пакетика для усыпляющих чар и два компонента для молнии. Не густо, да и от этих огненных чар легко защититься. Если только горстью метнуть, хотя Славомир предостерегал от такого, как и от смешивания компонентов в большой комок. Объяснял почему, но путано, да с таким количеством непонятных слов! Парень тогда и не пробовал этого понять, лишь запомнил, что так делать нельзя и выучил новое слово, которое часто повторял кудесник -- синергия. Придется рискнуть, другого выхода Иван не видел. Только бы подманить перебежчиков поближе, и чтобы рядом встали, чтобы наверняка накрыло огнем. Иван сам удивился этой мысли, но она была правильной. Да, он не хотел никого убивать, но и сам умереть не хотел, особенно от рук таких мерзавцев на потеху черному кудеснику!
   Распластавшись и ползком, замирая от каждого шороха, парень смог незаметно перебраться и укрыться за большой кучей камней. Вздохнув, он поднял камень и со всей силы бросил его в другую кучу. С негромким шорохом и стуком, она начала осыпаться и расползаться.
   -- Вейр, ты слышал? -- спросил один из перебежчиков.
   -- Да снова крысы, жрать хотят -- вот и шныряют повсюду, -- отозвался другой.
   Камень и другая куча осыпается.
   -- Вейр?!
   -- Проверьте, что это, -- раздался холодный властный голос, по всей видимости, черного кудесника. -- Живо, пока сами камнями не стали!
   Что-то неслышно бурча, перебежчики пошли в сторону второй обвалившейся кучи.
   Иван ждал, сжимая во вспотевшей ладони пять шариков для создания огненных чар. Еще чуть-чуть, ближе, ну?! Да, вот расстояние между перебежчиками чуть меньше сажени. Еще чуть-чуть... Пора!
   Размахнувшись, парень бросил свои "снаряды", слово-ключ и гигантский, в несколько аршинов, плавящий даже камень, над которым пролетал, огненный шар несется в сторону "гномов". Взметнувшееся во все стороны пламя, моментально оборвавшиеся крики. Камни обратились в яркую красно-оранжевую с более темными прожилками лужу, от перебежчиков не осталось и следа. "Бр-р-р, жуткая, но быстрая смерть" -- скользнула мысль в голове парня, достающего из сумки грозовой камень, обмотанный толстой шерстяной нитью.
   Сжав между указательным и большим пальцем грозовой камень, парень начал его покатывать, готовясь использовать молнию на черном кудеснике.
   -- Орнир, здесь чужак! За теми камнями! Не дай ему сломать Отрицатель! -- раздался рокочущий голос и парень увидел цверга, точно указывающего в его сторону пальцем.
   Иван метнулся в сторону и сделал это вовремя -- над его укрытием произошел обвал и гигантские глыбы упали вниз. Мелкие камни со свистом разлетелись в стороны, один очень чувствительно ударил парня. Что-то хрустнуло в правом плече, острая боль пронзила тело, пальцы разжались, и кинжал с практически неслышимым звоном упал на пол.
   Иван упал на одно колено, пропуская над головой буро-красный шар чар Орнира, произнес слово-ключ, между пальцами проскочила молния, мгновенно вытянувшаяся и попавшая в цверга. Тот раздраженно взвизгнул и начал тушить затлевший плащ. Парень же упал на пол, снова пропуская очередные чары черного кудесника над собой, и попытался перекатиться в сторону. Его громкий крик от ослепительной вспышки боли в покалеченном плече, едва не стал возможной причиной нового обвала. С трудом поднявшись на ноги, шатаясь и едва не падая, Иван начал бегать, стараясь не попасть ни под чары, ни под обвалы или в появляющиеся практически под ногами ямы. Голова кружилась все сильней, все прыгало перед глазами.
   Иван попытался достать склянку со снимающим боль зельем, но тут его ожидало разочарование -- все они оказались разбиты. Можно пожевать корня бессмертника, но он остался в сумках, там, на поверхности. Может если сломать этот Отрицатель, все закончится. Вот только где его искать и как он выглядит?! Щеку обожгло -- это последний перебежчик воспользовался паровым метателем. Радовало, что с точностью у него оказалось так себе. Хотя скоро это не будет проблемой, парень чувствовал, что еще чуть-чуть, и он просто упадет и не сможет ничего сделать от боли, рвущей на части тело. Только вот, все это будет потом, сейчас же он еще может сражаться, а значит -- не побежден!
   Огненный шар, попав под ноги перебежчика, взорвался и откинул того на кучу камня, где он и остался неподвижно лежать, неестественно вывернув руку и шею. Осталось два противника, а сил уже нет. Клочок шерсти из браслета, но эффекта не подобного тому, что был в бою с вампиром, не появилось, лишь слегка уменьшилась тяжесть, сковывающая тело парня.
   Иван не успел уклониться от чар Орнира, и бусинка на фенечке рассыпалась невесомой пылью. "Да где же этот Отрицатель?!" -- пойманной птицей билась единственная мысль в голове парня.
   Может Удача решила взглянуть на будущего героя, может и правда еще не вышел его срок, но он увидел то, что так искал. Пустотелый хрустальный шар размером с два кулака взрослого мужчины, заполнен клубящимся разноцветным туманом. Сверху, примерно на половину, он был покрыт багровыми пластинками с пылающими черным пламенем рунами. И ведь на виду стоял все время, на столе за которым сидел и что-то делал черный кудесник! А сейчас он старается закрыть его своим телом!
   Молния прошла вплотную к боку Орнира и попала в Отрицатель. Руны вспыхнули ярче, шар зашатался. Нож, еще один, и еще. Последний, пятый, был брошен в падении -- цверг открыл провал под ногой парня. Клинок попал рукоятью, и шар быстро покатился по столу. Черный кудесник попытался перехватить его, но огненный шар отвлек его. Этого мгновения, меньше удара сердца, хватило, чтобы Отрицатель упал на пол и разлетелся на мириады переливающихся осколков.
   Еще не успел затихнуть хрустальный перезвон, как в зале появилась девушка. Высокая, стройная, идеальной красоты, словно вышла из под резца великого скульптора. Платье шло волнами, то облегая, показывая все изгибы девичьей фигуры в подробностях, то драпируя ее, менялся и его вид, а может и материал, сложно сказать -- то это красная или желтая медь, то черное железо, то что-то серебристое, текучее и играющее сотнями бликов. Взмах руки с тонкими белоснежными пальчиками и Орнира с цвергом стиснули каменные оковы.
   -- Глупцы, -- завораживающе мелодично произнесла девушка, именно она пела, Иван был в этом уверен! -- Вы думали скрыться, не впустить меня в мои же чертоги, получить плоть земли и что дальше?
   -- Забвение и небытие для тебя, -- процедил сквозь стиснутые зубы цверг, с ненавистью смотря на девушку. -- Мы -- Мастера, все это должно принадлежать нам и только нам! Для лучших украшений, лучшего оружия и доспехов! Но нет, ты этим жалким людишкам позволила забраться в нашу сокровищницу, а нам запретила находить и использовать плоть земли, нашу плоть! Ненавижу! Ты ничего не изменишь! Не сегодня так завтра, пусть через год или век, но придет кто-то более сильный или везучий, он обязательно придет, и ты исчезнешь навсегда, Хозяйка гор, ха!
   Еще одно движение руки девушки и последние из живых "заговорщиков" начали погружаться в камень пола, словно в болотную жижу.
   Иван с трудом поднялся на ноги и постарался отвесить поклон, приветствуя легендарную в этих местах Хозяйку гор. Он бы упал, но девушка поддержала его и осторожно усадила на выросшее из камня кресло. По ее взмаху, напротив парня появился изукрашенный резьбой и самоцветами трон.
   -- Я благодарна тебе, незнакомец, -- мелодично проговорила Хозяйка гор. -- Что же ты хочешь в награду?
   Да, этот голос можно слушать вечно, не важно, что она будет говорить -- лишь бы она не замолкала ни на мгновение!
   -- Оживи превращенных в камень людей и помоги выбраться нам на поверхность, в город, -- сквозь стиснутые до скрипа скрежета зубы пробормотал Иван.
   -- Скромный, не о себе думаешь, редко сейчас таких встретишь. Неужели для себя ничего не хочешь? Я все же Хозяйка гор.
   Парень отрицательно мотнул головой, едва не свалившись с кресла из-за закружившейся головы.
   Девушка покачала головой и в мгновение ока оказалась рядом с Иваном. Тонкая кисть опустилась на покалеченное плечо и с неженской силой сдавила его. Парень прикусив до крови губу, застонал от дикой боли, но неожиданно она прошла, как и головокружение.
   -- Хоть как-то могу отблагодарить тебя, -- произнесла Хозяйка гор, а затем задумчиво продолжила: -- Плоть земли большая ценность и редкость, но никто из Нави не может ее коснуться, она сжигает. Только люди могут ее добывать и обрабатывать. Поэтому мы запретили, но цверги... Они всегда считали себя лучшими мастерами Яви и Нави, к чему это приводит ты и сам видел. Ты слышал обо мне, Хозяйке гор и знаешь, какие дары мне преподносят. Поэтому спрошу еще раз, чего же ты хочешь в награду?
   -- Благодарю за исцеление, -- в неясном порыве, парень поклонился и, поймав руку девушки, поцеловал запястье. -- Что мне нужно -- я или сам когда-нибудь сделаю, или добуду, так что прости, Хозяйка гор, я не знаю.
   -- Достойно, -- она нежно провела кончиками пальцев по щеке парня. -- Я знаю, чем поблагодарю тебя, а сейчас же идите -- вам пора уходить.
   Хозяйка гор плавно повела рукой, трон и кресло исчезли, зато пропавшие шахтеры и стражники встали рядом, восхищенно и со страхом взирая на нее. Еще один взмах и на стене появился проход со ступенями ведущими вверх.
   -- До встречи, Иван, -- девушка улыбнулась и подтолкнула парня к лестнице. -- Если тебе понадобится помощь -- позови меня, а теперь же ступай, вас ждут!
  

Глава 8

  
   На поверхности была уже ночь. Да, долго он бродил по этим шахтам. Сейчас бы нормально поесть, а то крысы надоели, что называется "по самое не хочу". Помыться бы тоже не помешало. По дороге, как смог, оттер лицо, истратив всю воду из фляжки, но этого явно было не достаточно! Вот только все это, видно, откладывалась на какое-то время -- их действительно уже ждали: и градоправитель, и Ингвар, и еще десяток богато одетых бородатых мужчин. Видно, лучшие и самые важные люди этого города, а тут он, такой чумазый оборванец. Хотя, он выполнил задание, поэтому Иван гордо расправил плечи, сделал шаг и едва не упал, запнувшись о незамеченный ранее темный сундучок.
   -- С ним была записка от Хозяйки гор, -- правильно истолковав выражение лица парня, сказал Ингвар, -- это тебе, и мы не решились трогать. Вижу...
   -- Ты спас их, Страж! -- влез в разговор градоправитель, украшений на нем стало еще больше. -- Но где три стражника? Что там было? Рассказывай!
   -- Трое перешли на сторону похитителей, -- медленно начал говорить Иван, быстро соображая, что ему рассказать, а что нет. -- Это был черный кудесник и цверг, они заставили похищенных шахтеров добывать руду, чтобы изготовить какой-то предмет.
   Закончив импровизированную речь, парень мысленно вздохнул -- вроде и правду сказал, и про плоть земли промолчал, как и о назначении того разбитого им хрустального шара. Его беспокоило отсутствие Хельги.
   Градоправитель кивком показал, что он все понял. Затем порадовал Ивана известием, что тот выполнил договор и торжественно протянул ему два мешочка -- один с монетами, второй содержал в себе полтора десятка самоцветов. Действительно, тысячу шестьсот золотых было бы тяжеловато с собой носить, как-никак, почти полпуда золота!
   -- Меня долго не было, но где пустельга? -- поинтересовался парень, закончив расшаркиваться с градоправителем.
   -- Долго? -- удивился Ингвар. -- Полночи и этот день, а твоя птичка начала шкрябаться в дверь, я открыл, и она куда-то улетела.
   -- День? -- поразился Иван.
   -- Да, а что?
   -- Нет, ничего, -- отмахнулся парень, поднимая увесистый сундучок, и не желая рассказывать о странном течении времени там внизу, ведь он уверен, что провел там больше пяти дней! -- Хельга когда улетела?
   -- Да вскоре после того, как ты ушел в шахты.
   Парень кивнул и сообщил, что он идет есть на постоялый двор. Встречающие же вцепились в него с криками, что сегодня великий день и в городе будет праздник, нужно только немного подождать, быки дожариваются, столы с лавками расставляют, бочки вина выкатили из подвалов и уже откупорили -- славное питье, душистое и сладкое! Иван вздохнул, видно от этого народного гуляния ему никак не отвертеться. Хотя его больше беспокоила улетевшая Хельга, так он один и останется!
   Здравицы, поздравления, благодарности не смогли стереть хмурое выражение с лица парня. И чем дальше, тем меньше вина становилось в бочках и тем веселее становились люди. Была еще одна причина, все кому не лень, а как оказалось все были работящие, непременно хотели осушить кубок вместе с героем. Иван уже устал объяснять всем и каждому, что он не пьет. Жаль, Славомир не обучил, а может просто сам не знает, парня чарам превращающим вино в воду!
   Была уже глубокая ночь, а празднование и не думало утихать. Музыканты, взобравшиеся на пустые бочки, наигрывали разухабисто-веселую мелодию, танцевали парочки, в основном молодежь. Иван же кончиком ножа выписывал на тарелке, заляпанной соусом, какие-то закорючки и мыслями был далеко отсюда.
   Устав от веселья, он, было, собрался отправиться спать на постоялый двор, но тут появилась Хельга. Уронив что-то на стол перед Иваном, пустельга устроилась на его плече. Парень сначала широко улыбнулся от осознания, что Хельга не оставила его, но едва разглядел, что принесла птица, как улыбка сползла с его побледневшего лица. Это была фенечка с чарами морока, что он сделал и подарил Василисе. Иван коснулся ее, пальцы кольнуло -- значит, они еще работают. Да и не верится, что даже если бы морок пропал, девушка выбросила ее, слишком радостная была, просто светилась, когда парень подарил ей это незамысловатое украшение. Причем Василиса в тот момент ничего не знала о мороке! Она точно в беде, а ведь Иван предупреждал ее, но нет, девушка с кхм, настоящим драконьим упрямством ринулась куда-то с этим сладкоголосым хлыщом! Сонливость и усталость как рукой сняло. Расспросил Хельгу, хотя как расспросил -- просто задал кое-какие вопросы. Пустельга же, с вновь ставшими зелеными глазами, негромкими криками "отвечала", если ответ подразумевал согласие.
   Да, фенечку пустельга нашла возле постоялого двора. Да, нашла в районе полудня. Видела ли Василису? Молчание. Собственно на этом и закончились вопросы, на которые можно ответить простым "да" или "нет". Иван в очередной раз пожалел, что так и не выучил птичий язык. Хотя и так ясно -- Василису нужно выручать из беды. Все были уже в изрядном подпитии, но вроде сидящий рядом с градоправителем Ингвар еще не окосел и не сомлел от выпитого вина и съеденного мяса. "Нужно поспешить" -- твердо решил парень, поднимаясь с весьма удобного кресла.
   Да, вроде и помог Углинску, пусть и не даром, а толку нет -- паровоз будет только утром, другого нет. Плюнув от досады, Иван быстро направился к постоялому двору. Оседлает Уголька с Загадкой и по этим рельсам отправится на помощь Василисе. Герой он или нет?!
   На выходе с конюшни его остановил подошедший Ингвар. Слегка покачиваясь от выпитого вина, он поинтересовался, куда это Иван собрался на ночь глядя. Тот прямо ответил, что уезжает сейчас спасать девушку. Ждать паровоза ему некогда. Мужчина на секунду задумался, а потом велел оставить коней и следовать за ним.
   Пропетляв по улочкам, Ингвар привел парня к большому амбару рядом с платформой, на которую приходят паровозы. Сняв с пояса связку с ключами, мужчина отпер большой замок на воротах и, крякнув от тяжести, приоткрыл одну створку.
   -- Спасти деву это хорошо, а красивую еще лучше, -- произнес он. -- Только на лошадях долго будешь ехать, да еще и ночью, только живность испортишь, ноги ей переломаешь, свою шею свернешь. Паровоза нет, но есть самоходная телега. Так что сейчас выведем ее на рельсы, заправим-разожжем, затем сообщу Цвегу и можно отправляться.
   -- Благодарю.
   Мужчина только махнул рукой -- мол, пустое.
   Распахнули ворота шире и начали выталкивать стоящую на рельсах ту самую самоходную телегу. Действительно, общее было, например число колес -- целых четыре, на этом все сходство заканчивалось. Что-то похожее на телегу было внизу, сверху, вдоль бортов были закреплены скамьи. Пустое пространство между этими двумя ярусами занимало устройство, уже виденное парнем в шахтах на тех механизмах, что разрушали скалу, две бочки -- одна спереди, другая сзади, по центру возвышалась труба. Все было сделано из разных металлов, Иван в свете фонаря узнал только ставшую привычной в этом Королевстве медь и сталь. Они практически заменили дерево везде, где это только возможно: мебель, двери, балки перекрытий, местами вместо досок пола была мелкоячеистая металлическая сетка, в общем, долго можно перечислять.
   Ведрами перетаскали черную густую жидкость, которую залили в бочки. Затем Ингвар начал что-то разжигать в этой телеге, грязно ругаясь, поминая криворуких мастеров, и куда именно он им их знаки отличия готов засунуть. Вскоре из трубы начал подниматься жидкий дымок. Мужчина удовлетворено кивнул, вытер руки грязной тряпкой и сказал, что сообщит градоправителю, а после можно будет отправляться в путь.
   Да, на паровозе, точнее в вагоне, ездить гораздо лучше, чем на этой самоходной телеге! Тепло, ледяной ветер с колючими снежинками не стегает по лицу, не нужно держаться, чтобы не свалиться с подпрыгивающей и гуляющей из стороны в сторону скамьи. Да и Хельгу пришлось спрятать за пазуху -- она наглядно показала, когтями и клювом, что на этот раз оставить ее в одиночестве не получится. Но все имеет свойство заканчиваться, вот и это путешествие закончилось, показалась станция. Собственно и ночь подходила к своему концу: звезды уже пропали, осталась лишь Денница, но и она скоро истает в ярких лучах рассветного солнца, утро неуклонно вступало в свои права.
   Едва телега остановилась, как Иван спрыгнул на землю, по колено провалившись в снег. Недовольно фыркнув, парень уверенно пошел в сторону городка. Нужно поспрашивать людей, может кто-то видел, куда направилась девушка с кудесником.
   Вымотавшись, под аккомпанемент бурчащего и рычащего с голода живота, Иван оббежал весь городок, даже на заставу возле арки-портала наведался. Никто не видел, куда отправилась эта парочка. Про этого кудесника тоже никто и ничего не знает, кроме имени -- Неорт. Вроде как его из самого Камнедержца прислали, один из лучших выпускников какой-то там высшей школы. А так ни с кем не общался, вино не пил, за девушками не бегал. Замечали, что когда у него были свободные от дежурств дни, то он уходил куда-то к горам, что в рассветной стороне. Негусто, но хоть что-то. Сейчас сходить поесть и посоветоваться с Ингваром, он при первой встрече обмолвился, что много путешествовал по этому Королевству. Может, знает какую-нибудь пещеру или что-то подобное в этих горах. Если нет, то придется каким-то образом позвать Хозяйку гор и поинтересоваться у нее. Такие мысли крутились в голове Ивана по дороге к постоялому двору.
   Аккуратно, воспитание никуда не делось, но быстро Иван поглощал салат из мелкорубленого мяса со сметаной и зеленью, внимательно слушая Ингвара. Пещер в здешних горах действительно много, а также еще больше опасностей: ветра, лавины, пропасти, скованные тонким слоем льда, шаг на который станет последним, ледяные духи, снежные великаны и тролли. И это далеко не полный список того, что можно там найти!
   -- Понятно, -- протянул парень, -- но может, знаешь какую-нибудь пещеру рядом?
   -- Вроде были, -- проговорил мужчина и со вкусом зевнул, -- но лучше посмотреть карту стражников, так будет проще и точнее. А... Нет! Это невозможно! Пошли, поговорим с этими доблестными вояками.
   Хорошо, что Ингвар отправился с ним, а то карту точно бы не увидел! "Не положено! Только для стражников! Без разрешения никак нельзя!" -- вот что говорил начальник стражи, пока Ингвар не показал ему кулон с замысловатым рисунком. Разительно переменился местный руководитель стражи: и начал тихо говорить, вежливо и уважительно, предложил присаживаться и выпить горячего вина со специями. Интересно, что же это за кулон такой? Рун на нем Иван не заметил, и даже слабейшего отзвука чар не почувствовал! Хотя, сейчас это не так уж и важно, главное -- карта и сведения о разведанных егерями опасностях.
   Так, две пещеры. Одна вроде бы совершенно пустая, а вот о второй написано следующее: "Замечен тролль и неизвестное количество ледяных духов". Ингвар, стоящий за плечом парня только хмыкнул, прочитав это, и потребовал открыть ему арсенал. Удивительно, но и в этом начальник стражи беспрекословно повиновался.
   Пока Ингвар был в арсенале, Иван разобрал сумку и начал откладывать в сторону подходящие на его взгляд в этом походе вещи.
   Компоненты для чар, целительные снадобья это нужно брать однозначно. Лук тоже пригодится, как и запасная тетива для него. Что еще? Еду и фляжку с хлебным вином можно купить на постоялом дворе. Вроде все, хотя еще посмотреть в своей записной книжке, может что-то есть о ледяных духах и троллях. Правильно было бы с этого и начать, а уже потом подбирать снаряжение, но что сделано, то сделано.
   Не то, снова не то, вот почему он не делал записи в алфавитном порядке? Нужно будет, как появится свободное время, переделать записную книжку! А, вот это то, что нужно: "Существует несколько подвидов троллей: мостовые, каменные, ледяные. Всех их объединяет большой размер и вес, а также толстая и прочная шкура. Мостовые тролли вполне разумны и даже приносят пользу строительством и содержанием в отличном состоянии моста. Каменные более агрессивны и менее разумны, шкура покрыта камнями, как они на ней держатся неизвестно. Ледяные агрессивны, разума нет или же место жительства выработало у них привычку: "если не тролль, то еда". Дикие и смертельно опасные звери с ледяным "панцирем" поверх шкуры. Заметив противника, начинают бой, швыряя крупные куски льда. В ближнем бою орудуют или дубинами все из того же льда, или же своими огромными кулаками. Медлительны, повалить на землю очень сложно, раны затягиваются быстро" -- вот, что прочитал Иван о троллях.
   Теперь найти что-то о ледяных духах.
   "У каждой стихии есть свои духи. Известны духи огня, воды или льда, земли и воздуха. Могут принимать любой внешний вид. Тело состоит из материальной части стихии. Неразумны, опасны, особенно в областях, где господствует их стихия. Уничтожать или чарами, или проявлениями противоположной стихии. Серебро, по неизвестным до сих пор причинам, так же может быть использовано в качестве оружия". Негусто, мягко говоря. Да и Славомир вроде ничего про них не рассказывал. Ладно, может Ингвар знает больше.
   Мужчина сказал то же самое, только своими словами: духов бить огнем и серебром, троллей -- в ближнем бою, крутясь вокруг них, сильные звери, но медленные.
   У Ингвара, в странном доспехе из стальных пластинок, на ремне через плечо свисал паровой метатель. Хотя он сильно отличался от уже виденных Иваном: одна трубка была длинная, под ней же располагалась более короткая и толстая. Медных трубок было больше, их покрывали мелкие руны, сливающиеся в сплошной рисунок, так же обстояло дело и с бачками по бокам оружия. За спиной мужчины расположился какой-то короб с торчащими по бокам трубками, с выходящими из них струйками жидкого дымка. От него отходил оплетенный проволокой шланг и присоединялся к метателю. На левом наплечнике был закреплен фонарь с конусообразным отражателем, закрытым стеклом. Парню стало интересно, а как же он работает, но он понимал, что сейчас не самое лучшее время для расспросов.
   -- Нужно выдвигаться, если хотим до темноты обойти эти пещеры.
   Иван кивнул и вышел на улицу, там Ингвар сказал надеть на ноги "медвежьи лапы", прислоненные к стене. Они представляли собой большие овальные рамки из какого-то белого металла с сеткой, сплетенной из сыромятной кожи.
   -- Надевай, иначе в снегу завязнешь и все силы истратишь. И вот это тоже, -- сказав, Ингвар передал парню белый плащ.
   Парень кивнул, закрепил плащ, затем поправил саадак на бедре и ножны с колчаном, закрепленные на поясе. Хельга спланировала на плечо. Вот теперь все, можно выдвигаться -- спасать Василису!
   Иван оценил эти "медвежьи лапы", действительно по снегу ходить удобней, ноги не проваливаются, да и не так сильно выматываешься. Похоже, если бы не они, то к первой пещере они бы дошли не к полудню, а в лучшем случае к полуночи! Так, теперь осторожно и внимательно, неизвестно, что там, в пещере будет. Хоть по сведениям от егерей там пусто, но...
   Ингвар придержал парня за плечо и не отпускал, пока фонарь на наплечнике не разгорелся в полную силу. Только после этого они направились в пещеру.
   Пусто, совершенно никаких следов присутствия не то что человека, а даже какого-нибудь зверя. Значит во второй, наверное, поэтому там тролль с ледяными духами -- явно кудесник, с которым ушла Василиса, поставил на защиту! Этой мыслью Иван и поделился с Ингваром. Мужчина кивнул, но какая-то тень сомнения пробежала по его лицу и заставила на мгновение нахмуриться. Парень не придал этому значения -- беспощадное время песком утекало сквозь пальцы, и удержать его не было никакой возможности. А как же временами хочется его остановить! Ивану запомнилась одна книга о кудеснике и могущественном создании из Нави, предлагавшей ему все, что пожелает в обмен на его душу. Там еще были правдивые и должные стать роковыми слова для этого кудесника: "Остановись, мгновение! Ты прекрасно!". Иван мотнул головой, отгоняя ненужные сейчас мысли-воспоминания. На старости, когда будет писать книгу о своей богатой приключениями и подвигами жизни, это будет к месту, сейчас же есть более важные дела! Нужно на них сосредоточиться, а не растекаться мысью по древу!
   Еще один рывок и почти к закату они добрались до второй пещеры. Низкое солнце окрашивало снег в красный цвет, словно заливая его свежей кровью.
   -- Стой! -- свистящим шепотом скомандовал Ингвар. -- Смотри!
   Иван послушно замер, пытаясь понять, что он должен увидеть. Через пару ударов сердца, он наконец-то понял -- тролль и пара духов у черного зева пещеры. Как он их сразу не заметил? Хотя это и немудрено, сумерки, да и эти создания были больше похожи на глыбы льда! Большая, сажень в высоту и чуть поменьше в ширину, и рядом еще несколько, примерно в полтора аршина и практически прозрачные. Чем больше парень в них вглядывался, тем явственней проступали грубые, даже лубочные очертания человеческих фигур. Иван присел, и достав лук, слитным движением натянул тетиву, приводя оружие в боевое положение.
   Только парень хотел узнать у Ингвара, как они будут действовать, но Хельга решила не ждать -- она с громкими криками понеслась к входу в пещеру. Рядом с ней, едва не задев крыло, пролетела ледяная глыба брошенная троллем, затем еще одна. Да что она творит, птица бестолковая?! Иван вскочил, растянул лук и выстрелил. Стрела бессильно ударила в затылок ледяного тролля. Тот издал хрюкающий звук и медленно начал поворачиваться. Передние лапы у него длинные, гораздо ниже колен, почти до земли, если быть точным.
   -- Не стой на месте! -- срываясь на бег, крикнул Ингвар. -- Вплотную к нему и режь, с духами я разберусь сам!
   Иван послушался, но сделал зарубку на памяти -- серьезно поговорить с пустельгой! Стрелять на бегу сложно, особенно когда ты и стоя неподвижно на месте, не самый меткий стрелок! Лишь разозлил тролля, вот как ревет и швыряется глыбами льда, которые откалывает мощными ударами лап. Одна прошла совсем рядом, в нескольких линиях, и порыв ветра от нее сорвал капюшон с головы Ивана. Парень решительно замер, вытащил тяжелую стрелу с бронебойным наконечником и выстрелил. Попал, он попал! Вон темно-серое, почти черное в предзакатных сумерках, оперение стрелы покачивается на месте левого глаза чудовища. Оглушающий рев, мотание шишковатой башкой с бестолковым размахивание лапами показали, что у тролля теперь очень плохое настроение. Еще две стрелы бесславно отскочили от ледяного панциря чудища.
   Раздался грохот, уши заложило, в лицо хлестнуло поднятым снегом. Хельга с криками кружила над головами. Выпустив еще одну стрелу, Иван отбросил бесполезный лук. Пришло время чар и стали клинка.
   Один за другим в чудовище полетели огненные шары. Ледяной панцирь начал таять и отваливаться кусками. Хорошо бы еще парочку создать, но компоненты для этих чар уже закончились. Иван думал сделать еще, но не вышло -- отправился Василису спасать. Он очень надеялся, что девушка еще жива и в порядке, насколько это возможно.
   Вот тролль на расстоянии удара мечом. Вблизи он еще страшнее и опасней, чем казался издали! Хорошо хоть ожидаемой парнем вони не было. Иван бросил взгляд на свой клинок -- здесь по-хорошему нужно что-то подлиней, но особого выбора нет. Склянку с "Упоением битвы" он уже осушил, может, что и получится. Теперь считать вдохи и выдохи, поможет вытеснить не нужные мысли с опасениями и настроит на нужный лад. Почему-то именно сейчас парень вспомнил этот урок старого егеря.
   Иван, как волк, кружил вокруг тролля, временами совершая наскоки, стараясь подсечь чудовищу жилы на ногах. Пока что не выходило: шкура была каменной твердости, еще и со льдом поверху, да и царапины заживали едва ли не быстрей, чем парень их наносил. Меч за этот короткий и еще не закончившийся бой, успел обзавестись десятком-другим зазубрин и выбоин на лезвии.
   А чудовище уже было просто в крайней степени бешенства! Ревело без передышки, слепо махало гигантскими кулаками. Куда приходился удар, снег утрамбовывался до промерзшей земли, а в ней появлялась достаточно глубокая вмятина. Иван даже боялся представить, что после такого останется от него, максимум -- красная лужа с осколками костей!
   Кружить вокруг чудовища на "медвежьих лапах" становилось все сложнее и сложнее: снежное полотно утратило свою целостность, стало неровным. Нужно как-то снять их, и затем, помимо кулаков тролля, еще следить, куда ноги ставишь! Острие клинка чиркнуло, рассекая ремни, и Иван избавился от "лап". Быстрее, нужно быстрее решать проблему чудовища -- скоро "Упоение" закончится и наступит откат. Будет очень мерзко и больно, ничего в этой жизни не даётся даром.
   Удар по колену тролля сзади, в очередной раз, пытаясь рассечь жилы, и меч с оглушительным и печальным, как показалось Ивану, звоном ломается. В руке парня осталась рукоять с частью лезвия длиной в две ладони. Отойти и дождаться помощи Ингвара или пойти на риск? При ударе по земле, одна лапа уходит в землю и он не сразу ее освобождает. Если проскользнуть под второй, свободной, можно всадить кинжал в глаз -- чудовище как раз при этом наклоняется. Если пара ладоней стали в голове его не остановят, и он залечит такую рану, то, как избавиться от ледяного тролля без могущественных и сложных чар, а самое главное -- еще не известных парню, Иван себе даже не представлял! Можно, конечно, изрубить на мелкие куски, вот только парню такое явно не под силу.
   В первый раз осуществить задумку не получилось, надо еще раз попытаться.
   Иван отпрыгнул в бок, пропуская удар. Наклонился, пропускаю следующий. Рывок вперед и кинжал пронзает глаз, входя по самую рукоять в голову тролля. Липкая жижа потекла по руке, чудовище дернулось и начало заваливаться на Ивана, тот едва успел отскочить. Победа! Вот только парень не успел ощутить всей ее сладости -- начался откат от "Упоения битвы". Иван часто и шумно задышал, при этом чувствуя, что задыхается. Судорога, охватившая все тело, заставила упасть на снег. Затем же пришла она -- боль, сковывая и ломая его: казалось, что медленно вытягивают жилы и срезают по лоскуткам кожу, а кровь обратилась огнем, медленно и со вкусом выжигающим изнутри. Временами чудилось, что голова вот-вот лопнет, как от удара перезревшая тыква.
   Сколько это продолжалось, парень не знал, но придя в себя и повернув голову, он увидел Ингвара, вырезающего что-то из тела тролля. Иван с трудом сел и посмотрел на небо. Солнце практически не изменило своего положения с того момента, как он смог победить чудовище. Какая же мерзость, это снадобье!
   -- Пришел в себя? "Упоение"?
   -- Да, -- прокаркал парень, недоверчиво смотря на свои совершенно целые руки, а ведь он мог поклясться чем угодно, что ощущал, как они медленно перемалывались в труху!
   -- Умойся снегом, слегка полегчает, -- посоветовал Ингвар, возвращаясь к свежеванию туши тролля.
   Иван последовал совету и действительно, хотя бы лицо перестало гореть.
   -- Хорошее снадобье, вот только дюже опасное, -- вскоре продолжил мужчина. -- Немного не рассчитал и все, сгорел изнутри или же сам себя того, чтобы не ощущать боли. Хотя бывает, что другого выхода нет, да, кроме как выпить эту гадость. Сломал меч?
   От такого перехода парень опешил и не сразу нашелся, что ответить. А тут еще Хельга приземлилась на плечо. Согласившись с вопросом Ингвара, Иван начал отчитывать птицу, за своеволие и неоправданный риск вперемешку с самоуверенностью. Если вначале пустельга что-то пыталась сказать, то дальше, лишь переступала лапами по плечу и прятала голову под крылом.
   -- Надеюсь, ты все поняла. Я же за тебя волнуюсь, глупышка, -- закончил речь парень и погладил кончиками пальцев Хельгу по спинке.
   Пустельга крикнула с непонятной интонацией и потерлась головой о щеку парня.
   -- Все это очень хорошо, -- Ингвар метнул кинжал, и он воткнулся в снег возле ноги Ивана, -- но рассиживаться нам некогда, или ты уже передумал спасать девушку?
   Парень кивнул и, обтерев лезвие кинжала краем плаща, убрал в ножны.
   -- Да, ты прав, пошли.
   Пещера была большая, состояла из нескольких залов. Ни остатков костра, ни какого-либо присутствия людей! В одном из залов нашлось несколько мелких костей с ошметками жил и мяса. Больше ничего. Где же девушка, где? Ведь сказали, что кудесник в эту сторону ходил, так, где же он?!
   -- Где. Они. Если. Не. Здесь?! -- каждое слово, Иван сопровождал резким ударом, впечатывая кулак в камень стены.
   -- Успокойся, -- Ингвар стиснул плечо парня и дернул того на себя, -- разбитая в кровь рука мало чем поможет. Есть еще одно место, но...
   -- Что?
   -- Там работали мастера и кудесники из Высшей школы, вот только там все заброшено и запечатано навечно.
   -- В каком смысле?
   -- Что-то у них пошло не так и было принято решение запечатать проходы туда. Что именно -- мне неизвестно, можешь даже и не спрашивать. Я был в охранении кудесников и поэтому знаю о наличии этих пещер. Вот только туда теперь невозможно попасть, закрывающие печати нерушимы и непреодолимы!
   -- Покажи, где это место, если ты говоришь, там были кудесники, то вполне вероятно, что Василиса именно там вместе с этим похитителем!
   -- Не могу, мы дали слово...
   -- Ты же сказал, что те пещеры должны оставаться запечатанными, так?
   Мужчина кивнул.
   -- А что вы должны сделать, если кто-то сломал печати и теперь хозяйничает там?
   -- Закон определяет только одно наказание -- смерть!
   -- Вот, надо проверить и покарать виновных, -- закончил свою мысль Иван. -- Нам нужно к тем пещерам!
   -- Утром, ночью идти не самый мудрый поступок, -- отрезал Ингвар. -- Да и в потемках я точно не скажу, где располагался вход.
   Парень кивнул, хотя и выглядел недовольным.
   -- По-хорошему, конечно, нужно сообщить в Камнедержец, но это время и что-то мне подсказывает, что ты на это не пойдешь. Поэтому с рассветом отправимся к тем пещерам. Только мне кажется, впустую ноги сбивать будем. А сейчас поедим и отдыхать, ты дежуришь первым.
   Ингвар достал из поясной сумки черный брусок средних размеров, затем начал чиркать кремнем по лезвию ножа, выбивая снопы искр. Вскоре от бруска потянуло теплом, хотя огня не наблюдалось. Заметив удивленный взгляд Ивана, мужчина, объяснил, что это из угля сделано, специально для таких ночевок.
   Пожевав сушеного мяса с сухарями и запив роскошный ужин простой водой из фляги, парень уселся на сложенный плащ, лицом к выходу из пещеры. Ждать, теперь только ждать -- все выяснится утром, но прошлый опыт посещения шахт подсказывал, что любую печать можно взломать, не хитростью, так грубой силой!
   Отстояв свою вахту, парень разбудил Ингвара и отправился спать. Жесткий камень это не перина, но выбирать не из чего. Покрутившись, парень забылся тяжким сном на сложенном плаще.
   Утром его растолкал спутник и велел быстро завтракать -- надо выдвигаться. Если и там пусто, то желательно успеть до того, как стемнеет вернуться в городок возле арки-портала.
   Ночью поднялся ветер, поднимая горы снега в воздух, хлеща по лицу и заставляя слезиться глаза. Все, что было дальше пары аршин, терялось в белой мути.
   -- Давай быстрее, до бури нужно сюда успеть вернуться, до городка точно не успеем, -- подгонял мужчина Ивана. -- Опусти капюшон и замотай лицо какой-нибудь тряпкой!
   Примерно к полудню они дошли до нужного места. Гора вздымалась ввысь, угольно-черная без малейшего намека на снег или лед на своих склонах.
   Ингвар жестом показал, что нужно следовать за ним.
   Странная все же гора, вся в складках, иссечена глубокими ровными трещинами. И, как заметил Иван, снег, соприкасаясь с ней, просто исчезал. Именно исчезал, а не таял -- камень оставался сухим и холодным. Странно это и непонятно.
   Мужчина протиснулся в практически не заметную расщелину, Иван последовал за ним. Тут было гораздо теплее -- не было этого пронизывающего и норовящего забраться под одежду, как пылкий юноша девушке, ветра.
   -- Вон там запечатанный вход, -- Ингвар махнул рукой.
   Парень кивнул и, обойдя мужчину, направился к двери, как две капли воды похожей на виденные в шахтах Углинска. Те же руны покрывали неизвестный металл, такие же печати из серебра с самоцветами. Вот только были заметны выщерблины, да и ощущений, как в прошлый раз, там, в шахтах, не было!
   -- Ингвар, -- почти шепотом произнес Иван, -- печати сломаны, она там!
   -- Чт... Нужно возвращаться!
   -- Я без Василисы не уйду!
   -- Да чтоб тебе всегда черный ветер в лицо дул! -- оскалился Ингвар. -- Остолоп! Глупец! Мальчишка! Да и я не лучше, ладно, пошли!
   Мужчина осмотрел и, кажется, даже обнюхал дверь. Затем толкнул и она без скрипа отворилась. Расположенный за ней коридор освещался тусклым светом, исходящим от закрепленных на стенах друз горного хрусталя.
   Снова тоннели, местами широкие, местами узкие, залы с остатками мебели, усеянные битым стеклом и покореженными обломками металла. И, конечно же, пыль: забивающая ноздри, несмотря на повязку, вызывая дикое желание почесать в носу и оглушительно чихнуть.
   Неожиданно Ингвар насторожился. Рывок и парень оказался прижат к стене, а рот ему зажимала рука мужчины в толстой кожаной перчатке.
   -- Тихо, -- не хуже змеи прошипел он, -- сюда кто-то идет.
   Иван прислушался. Ничего, только их дыхание. Хотя... Да, вот, тихий ритмичный скрип и звук шагов.
   Сначала появилась тень на полу, а затем и сам ее хозяин. Ингвар резко развернулся и ударил в горло человека. Захрипев, он развернулся и попытался убежать. Здесь уже Иван подсек ему ноги и тот плашмя рухнул на пол. За следующие десять ударов сердца человек был связан и обыскан. Ни оружия, ни амулетов, совершенно ничего! По виду типичный "гном", только вместо левой ноги ее металлическая замена, именно она и была источником скрипов.
   -- Расспросим его и двинемся дальше.
   -- Правдамол, -- произнес Иван, доставая из поясной сумки маленький кисет.
   -- Отлично! Сейчас и узнаем, что здесь происходит.
   Пара вопросов, невнятные ответы. Только задали очередной вопрос и пленник открыл рот, чтобы ответить, как на его шее вспыхнули руны, быстро меняя цвет с пронзительно-синего на черный. "Гном" захрипел, начал дергаться и вскоре затих.
   -- Серьезные здесь дела творятся, раз "Цепь молчания" использовали, -- шокировано произнес Иван, не сводя взгляда с медленно исчезающих рун на коже уже не дышавшего пленника.
   Ингвар ничего не сказал, лишь подхватил мертвеца подмышки и оттащил подальше от входа в тоннель. Парень же про себя раз за разом повторял сказанное пленником, пытаясь собрать мудреную головоломку с множеством недостающих частей.
   Пока ему казалось, что здесь вновь продолжают работы над тем, что делали мастера и кудесники до того, как пещеры были запечатаны. Да и Василису могли похитить, потому что она дракон, пусть и в человеческом облике. Кровь этих существ очень ценна, один глоток и десяток лет жизни в запасе, нечувствительность к любым известным болезням, а так же кудесники от нее становятся сильнее. Так же она может накапливать в себе незримые силы, что позволило бы амулетам работать вечно, даже в руках обычного человека. По крайней мере, так было написано в прочитанных Иваном книгах. Хотя, скорей всего по большей части это вымыслы, будь это правдой, то всех драконов давно бы посадили на цепь и потихоньку сцеживали чудодейственную кровь. Ни шкура, ни огненное дыхание с острыми когтями и умением летать не спасло бы этих созданий от такой печальной участи! Впрочем, пока эта версия самая разумная и правдоподобная на данный момент.
   О, первая дверь после того, как они зашли в пещеры! Металлическая, вся в рунах и с могучим засовом, но почему-то с этой стороны. Что же они здесь делали, если больше опасались того, что дальше, а не вторжения, так сказать, с поверхности?
   -- Держи, -- Ингвар снял с пояса и протянул парню топор, -- а то кинжалы это не то, оставь их про запас.
   Иван взял оружие и стал рассматривать его. Удобное топорище примерно с локоть из темного дерева, видно, из-за частого использования отполированное руками до блеска. Лезвие, перпендикулярное верхней грани, плавно скруглялось и расширялось вниз в передней части, а с другой стороны получалась выемка, дома такие топоры называют бородовидными. Его можно брать под обух и действовать им, если нет возможности сделать замах. А если хорошо заточен, то удар прикрытого лезвием кулака, может стать для противника последним!
   Примеряясь к весу и балансу, несколько раз нанес воображаемому противнику пару диагональных ударов. Действительно, хорошо в руке лежит этот топор, удобный.
   -- Я готов, можем идти, -- кивнул Иван.
   Дверь бесшумно распахнулась. Хм, то ли никогда не были запечатаны эти пещеры, то ли новые обитатели следят за всем.
   Большой ярко освещенный зал, вроде бы стальные балки подпирают потолок, множество верстаков и шкафов. То тут, то там находятся платформы из синеватого с черными прожилками камня. Ничего необычного, не считая стоящих на них на одном колене полных доспехов с множеством острых углов и ребер, с рифлением и гофрированием. Причем с какими-то трубками на руках и ногах, железками с фигурными вырезами и прочими "украшениями". Про руны не стоит и говорить. Если их надеть, то ни одного клочка открытой кожи не будет, везде металл.
   -- Нарушители, уничтожить, -- раздались безличные и без каких-либо эмоций голоса под сводами пещеры, и доспехи с горящим желтым прорезями для глаз на личинах, начали подниматься.
   Иван удивился -- не все были обычными, человеческими доспехами, у некоторых ниже колен были колеса, похожие на те, что стоят на паровозах. Да и перчаток не было, сразу от запястий шло оружие: мечи без перекрестий, топоры или увеличенные чеканы. У нескольких вместо второго оружия был круглый щит.
   Из-за их спин начали подниматься клубы пара и "доспехи" бросились в атаку.
   Уклонившись от меча, Иван скрылся за колонной. Нет, простой сталью он бы мог попробовать сразить одного, вот только их здесь десяток! Значит чары, только ни помогут. Последний громовой камень и ослепительная молния попадает в щитоносца. По нему пробегают искры, он дрожит, омерзительно скрипя, и вскоре взрывается. Оторвавшаяся рука с мечом насквозь пронзает стоящего рядом мечника и тот падает, высекая бешено вращающимися колесами снопы искр из каменного пола. Осталось... Нет, уже шесть, двоих сломал Ингвар, используя свое странное оружие. На кирасах виднеется множество отверстий, и они основательно покорежены, у одного личина просто вмята в шлем, как от удара боевым молотом.
   "Доспехи" разделились: двое наседают на Ивана, а остальные стремятся зажать в кольцо Ингвара.
   Парень отскочил назад, спасаясь от укола меча. Вот только тот удлинился на локоть, и парень обзавелся болезненным и кровоточащим порезом на боку. Чтобы не попасть под удар чекана второго "доспеха", Иван отпрыгнул в сторону, заваливаясь на пол, перекатился через плечо и снова встал на ноги. Не хотелось, но без "Упоения битвы" эти железяки точно изрубят его в мелкую мясную крошку!
   Иван отшатнутся, пропуская клинок мимо себя. "Доспех" вновь удлиняет его и тот с треском бьет в колонну, застревая в ней. Топор парня бьет в локтевой сгиб. Отрубить руку не вышло, но перебил трубки и что-то там еще. Все, у этого противника осталась лишь одна рука, вторая висит плетью.
   В нос бьет неприятный резкий запах, к нему примешивается другой, запах крупного зверя. Так пах медведь, которого он с наставником-егерем как-то добыл на охоте. Сам парень был против охоты как развлечения, но тот зверь повадился нападать на пасущиеся стада коров, задрал пастушка, так что участь зверя была предрешена
   Дернуть на себя калеку, закрываясь от удара "молотобойца". С лязгом шлем живого щита парня ушел в плечи. Вот это силища! Осталось двадцать четыре удара сердца до начала отката после приема "Упоения".
   Неожиданно раздался громогласный рык и звук раздираемого металла. Что? Откуда здесь медведь, да еще такой здоровый! А где... Ингвар! Перевертыш, самый настоящий перевертыш!
   Отвлекшись на медведя, не обращающего внимания на раны и просто раздирающего на части "доспехи", парень едва не оказался нанизан на меч своего противника.
   Тело начало гореть, время! Десять. Семь. Отпрыгнув, Иван с плеча рубанул по ноге противника. Перебил, тот зашатался и завалился. Четыре. Прыжок на грудь и раскроить шлем-голову. Два удара сердца до начала ужаса.
   Один. Началось. Судороги, боль скрутила все тело в тугой узел, не было даже возможности вздохнуть. Воздух, нужен воздух! Иван слепо царапал скрученными пальцами кирасу "доспеха". Глоток воздуха обжег горло. Со всхлипом парня начало буквально выворачивать наизнанку. Какая еда, одна желчь выходила, заливая останки противника бурой дурно пахнущей жижей, во рту стоял очень горький привкус. Затем все прекратилось и накатила блаженная темнота.
   Пришел Иван в себя от холодной воды, капающей на лицо. С трудом разлепив глаза, он увидел склонившегося над ним Ингвара, обмотавшегося плащом на подобии набедренной повязки.
   -- Парень, ты если хочешь умереть, то разденься и ляг в метель на снег, безболезненней будет! Через день пить "Упоение"! Видно часто тебя по голове шестопером гладили или же в младенчестве в люльку без дна клали!
   Парень хотел возмутиться -- ведь он не знал, что Ингвар перевертыш, да и вообще, иначе он не смог бы справиться с этими "доспехами"! Тут еще Хельга присоединилась, и начала на своем птичьем языке выговаривать Ивану, временами очень чувствительно щипая клювом за мочку уха. Поэтому он просто решил промолчать, пробуя сойти за умного, и протянул мужчине руку. Тот правильно все понял, обхватил своей лапищей запястье и рывком поднял парня на ноги.
   -- Мы задержались и знатно пошумели здесь, -- произнес Ингвар. -- Нас наверняка уже ждут.
   Иван кивнул и слегка покачиваясь, пошел в сторону двери, ведущей из этого зала. Там оказалась слабоосвещенная лестница с неровно вырубленными ступенями ведущими куда-то вниз. Еще один такой бой, осознал парень, станет для него последним! Но нельзя бросить Василису в беде, нельзя!
   Виток за витком они спускались все ниже и ниже. Воздух стал сухим и горячим, наполнился незнакомыми парню запахами, а вот Ингвар начал чихать и зажимать нос. Да и Хельге явно не по себе, только так и переступает лапками по плечу парня, изредка расправляя крылья.
   Лестница привела в узкий и прямой, как стрела, коридор с открытыми дверями через каждые пару сажень. Иван насторожился еще больше -- до этого ловушек не было, возможно, что именно здесь их поджидает нечто неприятное!
   Странно, но эти три десятка сажень коридора и совершенно пустых, не считая пыли и непонятных разломанных приспособлений, комнат ничего плохого не преподнесли. Теперь открыть дверь, и... Только парень собирался это сделать, как его плечо сжала лапа Ингвара. Не рука, обернувшись, он увидел странную смесь из человека и медведя: выросшие клыки, когти и бурая жесткая на вид шерсть, вытянувшееся лицо, больше похожее на морду, глаза стали черными, опасно блестящие в свете друз хрусталя. Мужчина отодвинул парня и косолапо протопал вперед.
   Рывок, дверь распахнута и из-за плеча Ингвара, Иван смог разглядеть очередной зал. Больше чем предыдущие, уже виденные платформы, шкафы, верстаки, даже кузнечный горн имелся, точнее, целых пять штук -- выстроенных рядком возле стены. А также стоящий под углом стол в центре зала, к которому прикована Василиса с заткнутым ртом. В руки воткнуты тоненькие трубки, ведущие к странным приспособлениям, напоминающим сундуки из стекла. Внутри какие-то склянки с пускающими пузыри жидкостями разных цветов, имеются горелки, хитросплетения опять же трубок и десяток амулетов из потемневшего серебра.
   -- Нарушители, уничтожить, -- прозвучало, едва они переступили порог зала.
   Этот "доспех" был внушительней: сажень роста, четыре руки -- два меча, чекан и каплевидный щит. "И никаких боевых чар не применить, все что мог давно уже использовал! Метательные ножи бесполезны, что же делать?" -- обдумывал ситуацию Иван. -- "Похоже, это конец -- или снадобье его добьет, или "доспех". Второе даже лучше, боли будет меньше..." Он мысленно отвесил себе знатную оплеуху за такие мысли. Пусть он сегодня умрет, но умрет в бою, как и полагается боевому кудеснику -- с оружием в руках, защищая то, что ему дорого!
   -- Еще осталось "Упоение"? -- пророкотал Ингвар. -- Давай сюда и спасай девчонку.
   Парень вложил в руку перевертыша последнюю склянку снадобья и сорвался с места, огибая по крутой дуге "доспех", направляясь к Василисе.
   За спиной раздался громогласный яростный рык, от которого волосы на голове парня практически встали дыбом! Вот и стол с Василисой, смотрящей с такой надеждой на парня. Как же снять с девушки эти кандалы? Ключа нет, кинжалом долго. Сзади раздавались звуки боя: рык перевертыша, металлический лязг со скрежетом, шипение пара.
   Остается только рубить и надеется, что ничего нужного девушка не лишиться! Со свистом лезвие топора рассекло воздух и опустилось на кандалы. Звон, яркие искры во все стороны и все. Быстро вспомнив, о чем рассказывал Славомир, Иван проколол палец и кровью нанес десяток рун на свое оружие. Удар и правая кисть девушки свободна.
   Собираясь освободить вторую руку, парень заметил, как расширились зрачки, и исказилось лицо девушки. Словно что-то мерзкое увидела. Резко развернувшись, Иван смог отбить удар меча уже знакомого кудесника. Ба, на ловца и зверь бежит! Топор на коротком топорище против длинного меча это, конечно, не лучший выбор, но что поделать? Да и руны уже смазались, а то все было бы гораздо проще.
   Ивану удавалось отводить смертельные удары, но болезненных и кровоточащих порезов заработал много. Кудесник не сильно мудрствовал с ударами, но его движения были очень быстрыми! Василиса молчала, а вот Хельга подбадривала громкими криками. Почему этот бой не случился у входа в пещеру?! А если так... Подставив под укол ладонь, лезвие пробило ее насквозь. Больно, было очень больно. Пока кудесник не успел вытащить, или тем более провернуть оружие, ломая кости, Иван нанес удар, целясь в голову кудесника. Тот или какими-то чарами себя обезопасил, то ли от боли и усталости у парня дрогнула рука, но топор ударил неприятеля плашмя. Хотя и этого хватило, кудесник зашатался, выпустил меч из руки и мешком рухнул на пол.
   Вновь нанеся руны, под непонятное мычание Василисы, он разрубил оставшиеся кандалы.
   -- Сзади! -- взвизгнула девушка, успевшая уже избавиться от кляпа.
   Начав оборачиваться, Иван уже понимал, что не успеет ничего сделать -- черный кудесник уже пришел в себя и теперь достал чудное оружие: ложе небольшого самострела, на нем трубка, в ней хищно поблескивает наконечник арбалетного болта. Брошенный топор прошел в паре пальцев от головы недруга и все, что успел сделать парень, это развернуться грудью к неприятелю и встать перед Василисой, закрывая ее собой.
   Свист и резкая боль. Опустив глаза, Иван увидел выросшее из груди подрагивающее древко болта. Шаг вперед и парень начинает оседать на пол, накатила непроглядная тьма, все звуки пропали. Видно, скоро исчезнет и он.
   Иван не видел и не слышал, как окровавленный, с висящей плетью рукой-лапой и подволакивающий ногу Ингвар вышибает дух из черного кудесника. Как Василиса бросается вперед, выламывая трубки входящие ей в руки из "сундуков", марая каменный пол серебристой, похожей на ртуть, кровью, где та, смешивается с алой кровью парня. Как девушка устроилась на парне сверху, резким движением вырвала болт и разорвала куртку-доспех вместе с рубахой. Как впилась в губы Ивана поцелуем и заливая его рану своей густой кровью, бьющей толчками из трубки на локтевом сгибе ее руки. Как Хельга кружилась под потолком, то снижаясь, то резко взмывая обратно вверх, оглашала пещеру плаксивыми и полными отчаянья криками.
   Иван ничего не видел и не чувствовал, он вновь оказался во тьме, подсвеченной вспышками боевых чар, лязгом оружия и доспехов, в окружении теней и тумана. Кто-то подошел и обнял его, шепча на ухо слова. Затем некто другой крепко стиснул плечо и начал с воющими интонациями говорить в другое ухо. Когда очнется, он не сможет этого вспомнить. Жаль, очень жаль...
  

Глава 9

  
   Иван вынырнул из тьмы, но не спешил открывать глаза. Парень прислушался к себе, он дышал и ничего не болело! Левой стороне тела было холодно, правой же наоборот -- очень жарко и что-то лежало у него на животе. Он ощущал и осознавал сотни запахов и их оттенков: камня, металла, застарелой крови, птицы и крупного зверя. Он был жив, определенно жив! Мертвые не могут ничего чувствовать!
   Он же... Парень вспомнил, как в тело вошел арбалетный болт, он упал, и... Иван распахнул глаза и рывком попытался встать. Ему это не удалось. Повернув голову, он увидел прижавшуюся и обнявшую его Василису, боковым зрением парень заметил встрепенувшуюся Хельгу, устроившуюся на его животе.
   -- Ты очнулся! -- радостно воскликнула Василиса, плотнее прижимаясь к парню. -- Никто такого для меня не делал, братик! Ты такой храбрый, сильный и красивый! Прости меня, я не думала, что он так поступит! Читал мне стихи, говорил, что я самая лучшая во всех Королевствах, обещал, что он снимет проклятие!
   Ошеломленный напором девушки, Иван понял две вещи: она с чего-то назвала его братом это раз, и два -- он лежит раздетый на кровати вместе с красивой девушкой, на которой, если ощущения не врали, тоже была явная нехватка одежды! От смущения парень не знал куда деться, да и тело весьма понятно отреагировало на эту ситуацию. Ладно, успокоится и вообще, что естественно, то не безобразно.
   -- Василиса, а с чего я твоим братом стал?
   -- Ты не помнишь? -- девушка поцеловала его в щеку.
   Иван ответил отрицательно, на что воровка ему рассказала. Их кровь смешалась -- и на полу, и когда она вытаскивала его с грани, не отпуская в Навь, а значит теперь он ей самый настоящий брат.
   -- Понятно, -- протянул Иван. -- Хорошо, сестрёнка, где моя одежда и вообще, где мы?
   -- В пещере, там наверху такая буря, а ты еще слаб, рана хоть и затянулась, но тебе еще надо лежать. Моя кровь целебна и полезна, особенно когда отдана добровольно, но ты же человек, ваши тела так слабы и нелепы.
   Странно, что-то девушка разговорчива не в меру. Причем не как обычно, где колкости, где жалобы на доставшееся ей тело?!
   -- Василис, с тобой все нормально?
   -- А... Что? -- затем девушка рассмеялась. -- Ты теперь родич, тебе можно верить, почти как самому себе. Жаль, что ты не дракон, но все равно ты очень хороший, мой братик.
   Не думал -- не гадал, а обзавелся пополнением в семье, забавно.
   -- Ясно, а где Ингвар? -- поинтересовался Иван, осторожно поглаживая высвобожденной из захвата девушки правой рукой Хельгу.
   -- Спит, ему тоже сильно досталось. Простите меня!
   -- Да что с тебя взять, волос длинен, да ум короток, -- раздался голос мужчины откуда-то слева. -- Иван, ты там живой?
   -- Вроде да, а как ты, Ингвар?
   -- Давненько я в таких заварушках не участвовал! Знатно повеселились, да!
   Иван хотел еще спросить, но тут живот буквально завыл, требуя еды. Хельга встрепенулась, Василиса спрыгнула с постели и начала суетится -- она бульон сварила, сейчас разогреет. Ингвар пробурчал себе под нос, что кухарка из нее так себе, но до отравительницы ей еще расти и расти. Странно, но Иван отчетливо все это услышал. А девушка изменилась: полоса чешуи вдоль позвоночника стала шире, так же она появилась на бедрах, голенях и выше запястий, этакими браслетами. Так вот, что кололо его! Надо будет расспросить Василису обо всем, но сначала еда.
   Поел, хотя Василиса все рвалась его с ложечки покормить! Нет, забота приятна, особенно от такой красавицы, но он и сам может это сделать! Когда с едой было покончено, Иван осторожно начал расспрашивать девушку о случившемся: о её похищении и о крови.
   С похищением все оказалось достаточно просто -- этот кудесник сказал, что для снятия проклятия нужно пойти в одно особое место, дальше чем-то опоил, а очнулась Василиса уже раздетая и прикованная к столу. Она одного из приятелей кудесника сожгла дыханием, а дальше с ней что-то сделали, сунули в рот кляп и выдыхать пламя она уже не могла. Забирали кровь и кого-то ждали, частенько с благоговением упоминая какого-то Учителя. С последствиями от "лечения" ее кровью тоже ничего особенного -- раны теперь будут заживать быстрее, проживет на пару десятков лет дольше, а так же, как кудесник, стал немного сильнее. Нет, драконом он точно не станет, может этого не опасаться. Хотя очень жаль, что такое невозможно -- братик был бы самым-самым лучшим из всех драконов!
   Затем был разговор с Ингваром. Тот сказал, что нужно добраться до Камнедержца и доставить туда пленника. Мужчина успел немного "поговорить" с этим черным кудесником, и по секрету сказал, что все на самом деле не так просто, как кажется. Они уже есть в каждом городе Седьмого Королевства, а значит, что-то будет. Нужно их остановить, если еще не поздно! Все попытки разузнать кто такие эти "они", ничего не дали, мужчина сразу переводил разговор на другую тему. Странно это, или же какая-то клятва здесь замешана?
   Иван тяжело вздохнул, отдохнуть, видно, не получится. Не смотря на возражения Василисы и недовольные крики Хельги, парень встал и смутился. Он же полностью раздет! Хотя чего или кого смущаться? Тело у него хорошее, жилистое -- все мышцы четко видны, шрам на груди тоже ничего -- этакая белесая звездочка, да и остальные шрамы честно заслуженные, в конце концов, он боевой кудесник! Точнее когда-нибудь им станет. Вон воровка и так постоянно обнаженная ходит. С такой мыслью парень прошествовал к верстаку, на котором были свалены его вещи.
   Штаны, не считая множества разрезов, еще послужат, а вот рубаха только на тряпки годна! Куртка-доспех вроде ничего, сама потихоньку восстанавливается. Сапоги менять, как и меч -- одни расходы!
   Обшарив всю пещеру и собрав все ценное, они отправились в поселок. Черный кудесник был связан, опоен снотворным снадобьем и возлежал на волокушах -- ему это путешествие точно в удовольствие! Если, конечно, отбросить то, что его ожидает в Камнедержце. Каменный мешок в глубоком подземелье и ласковый заплечных дел мастер. Вот только почему-то Иван был уверен, что ничего пленник не расскажет. И дело не в его фанатичности или еще там в чем, просто его убьют, причем свои же, изыщут способ!
   Шли целый день, и ночь с небольшими остановками -- Ингвар спешил. В городке возле арки-портала, он вновь продемонстрировал амулет, и паровоз двинулся в столицу без каких-либо остановок. Иван лишь смог убедить, что ему нужно забрать лошадей и вещи в Углинске -- у него при себе не осталось никаких припасов для чар и в случае чего он не сильно сможет помочь.
   В дороге, парень наконец-то смог открыть дар Хозяйки гор. В сундучке оказалась книга "Руны", где было и описаны все из них, что знал составитель: от самих рун, их сочетаемости и прочего до составления цепочек из них. А под ней находился, можно сказать, походный набор для создания зачарованных вещей: горелка, резцы, монокль, дающий разное увеличение и много чего еще. Иван загорелся все же осуществить свои мысли с браслетом, да и остальное можно улучшить рунными цепочками. Только сначала прикинуть на бумаге что да как и куда их можно будет нанести. Понятно, что левая рука останется без вещей улучшенных рунами, иначе творимые чары могут сработать не только неправильно, но и непредсказуемо -- хотел огненный шар, а ничего не вышло, или сотворил огненный туман и превратился в головешку. Как говорил про это Славомир: "Происходит резонанс, перемежающийся с растущим диссонансом восходящих потоков, накладываясь на их искажение во временном отражении нисходящих переменных, когда..." и тому подобное, чтобы это все же не значило. А Василиса вызывала беспокойство, этим своим "братик" и тем, что липла, как банный лист! Особенно почему-то на это злилась Хельга. Нет, Ивану этих созданий, которые девушки, понять не дано! Похоже, проще разобраться в троллях! Хотя чего там думать, они ребята простые -- ударили дубиной и съели, все просто и понятно!
   Вот и Камнедержец. Стольный град впечатлял, он, словно тянулся к небу: дома, чадящие черным дымом трубы больших мастерских. При этом он не был безликим серым, нет, город наполняли цветные мозаики с искусной резьбой на каменных стенах, металлические кружева оград и прочие выдумки строителей с кузнецами.
   -- Куда теперь? -- поинтересовался Иван, к одному плечу которого прижалась Василиса, а на другом гордо восседала Хельга.
   -- К Тайной Страже, это их дело, хотя и прозевали почему-то. А мы остановимся на постоялом дворе, где и будем просто ждать отдыхая.
   Хм, здание, где разместились это работники плаща и кинжала, было странным. Высокое, ажурное и изящное, внутри было просторно и светло, на стенах висели яркие картины с видами природы. Иван, честно говоря, ожидал другого, совершенно другого: низкого, темного, заляпанного кровью. Хотя его обострившийся нюх уловил и слабый запах крови, и горелого мяса. Хоть что-то совпало, а то он уже подумал, что эта Тайная Стража цветочки сажает да за бабочками бегает, а не ловит злокозненных черных кудесников и прочих жутких преступников!
   Внутри их препроводили в кабинет к кому-то: ни имени, ни титула, ни запоминающихся черт лица, даже борода и та была невзрачной! Не высокий и не низкий, не тощий и не толстый, движения такие же - и не резкие, и не тягучие, все у него "не-не", одним словом никакой. Серый, совершенно непримечательный человек неопределенного возраста. Вот только вцепился он в них поистине железной хваткой! Вопросы следовали один за другим, часто одни и те же, но составленные по-другому. Сколько это продолжалось, Иван не мог сказать, но когда они вышли от этих Тайных, он еле переставлял ноги!
   -- На постоялый двор, -- устало выдохнул Ингвар. -- Мы сделали все, что были должны и могли.
   Парень лишь кивнул и обнял прижавшуюся к нему бледную Василису за талию. Что это с ней, про ее кровь и принадлежность к драконам вроде бы умолчали, чешую под одеждой не видно. Захочет -- сама расскажет, а сейчас пойти поесть, а затем отмыться, а то этот въевшийся запах пота и крови, да и тело чешется... Мерзость!
   В купальне было достаточно света, он был один и наконец-то Иван смог рассмотреть себя более подробно. Действительно, тело было перевито канатами мышц, ни капли жира и твердое, как дерево. Тонких белых ниток шрамов стало больше. Хотя это было ожидаемо, но вот, что глаза изменили цвет, став янтарно-желтыми, как у волка, было странным. Наверное, из-за крови Василисы, так же как и обострившиеся чувства: зрение, слух, нюх и вкус. Вроде хорошо, но временами было неприятно -- например, они недавно проходили мимо трущоб, так от запаха Иван едва не расстался с недавно съеденным куском вяленого мяса! Ладно, когда-нибудь привыкнет или это все само пропадет, сейчас можно просто понежиться в горячей воде, а затем спать на мягкой кроватке. Стоит пользоваться, пока есть такая возможность.
   Только устроился на кровати, весьма интересной, матрас лежит на натянутой, на рамку сетке из проволоки, как в дверь робко постучали. Вздохнув, парень достал из-под подушки кинжал и пошел открывать. Кому он там понадобился?
   Василиса, в одном мороке легкого платья красного цвета с множеством вырезов и длиной на пару ладоней выше колена. Робко спросила, можно она будет с ним спать, ей страшно, вдруг ее снова украдут и начнут забирать кровь! Закатив глаза, Иван шире приоткрыл дверь, пропуская девушку в комнату. Та улыбнулась, поцеловала в щеку и рыбкой нырнула под одеяло. По крайней мере, стало частично понятным ее поведение в последнее время. А теперь спать! Едва парень лег на кровать, как Василиса прижалась к нему всем телом, обнимая руками и ногами. Это будет труднее, чем казалось...
   Утром, Иван кое-как выбрался из кровати, стараясь не разбудить девушку -- нужно заниматься, а то и так уже столько времени бездействовал!
   Эх, еще бы ножи побросать, но девушки спят -- и Хельга, и Василиса. Ладно, ополоснуться, одеться и пойти перекусить. А затем по лавкам: сапоги сменить, рубах со штанами прикупить, компоненты для чар. Хотя это так, вторично, самое главное -- решить вопрос с мечом!
   Внизу парень встретился с Ингваром. После сытного завтрака, мужчина поинтересовался дальнейшими планами, на что Иван честно сказал -- пойдет по лавкам. Перевертыш кивнул и сказал, что пойдет с ним, нужно кожевнику отдать шкуру тролля для дубления. На вопрос парня, какой в ней толк, рассказал о ее прочности и легкости. Хорошие доспехи из нее выходят, да и сапогам сносу не будет.
   Все купил, осталось посетить кузнеца-оружейника и лавки кудесников. Времени еще много, даже до полудня далеко! Хотя Ингвар удалился сразу после посещения кожевника. Ничего, сам парень не заблудится, город на удивление хорош -- все улицы прямые и даже с названиями и номерами на табличках, что прикреплены к стенам домов.
   Оставил оружейнику заказ и рисунок нужного ему меча с размерами, и отдав за это всю полученную в Углегорске награду -- кузнец клятвенно заверил, что сплав будет великолепным и сделанный из него клинок будет лучшим во всех Королевствах: прочным, гибким, но при этом жестким, и держащим заточку! Ну и срочность, Иван слишком уж неуверенно чувствовал себя без меча на поясе, точно голым на центральной площади крупного города! Закончив с этим, сам парень решил пройтись по лавкам кудесников -- нужно пополнить запасы. Да и книжные магазины, вполне вероятно, что там найдется что-нибудь интересное и полезное.
   На выходе из второй лавки в него врезалась Василиса с Хельгой на плече. О как, все-таки девушки нашли общий язык. А дальше они высказались на счет того, как нехорошо уходить и оставлять их одних. И вообще, они обиделись! М-да, разбудишь -- плохо, нет -- еще хуже. Нет, вот как их можно понять?! Пересадив пустельгу к себе на плечо и взяв Василису под локоток, парень продолжил свой поход по лавкам.
   Запасы компонентов для чар пополнил, снадобья тоже купил, парочку интересных книг приобрел, а вот способов связаться со Славомиром никто не подсказал. Не считать же советом, нанять и отправить гонца? Хотя в одной лавке посоветовали сходить в Высшую школу, там много чего знают, умеют и еще о большем думают и рассказывают. Что ж, можно попробовать.
   Сама Высшая школа незримых искусств и технического мастерства располагалась практически рядом с королевским дворцом, во Внутреннем городе. Высокое здание из белого камня, строгие линии, высокие колонны, длинная лестница, ведущая к двустворчатым узорчатым дверям. Но стоило подойти ближе, как непонятные узоры преобразились: стали видны книги, молоты и прочие инструменты, паровозы и еще какие-то изделия этих "гномов". Вблизи глаза Ивана различили руны, из которых состояли эти "рисунки".
   В зале за дверью их встретила миловидная девушка и сразу сообщила, что на поступление они уже опоздали и теперь им придется ждать летнего солнцестояния. Иван кивнул и все же объяснил, зачем он пришел сюда, в Высшую школу. Девушка покивала и сказала, что нужно записаться на прием к уважаемому Дефуру, но в этом месяце уже не получится, только в следующем. Парень кивнул и молча ушел. Выйдя на улицу, он расхохотался, дома на встречу с отцом было точно так же, но только он все же царь Сорок второго Королевства, а кто такой этот Дефур? Смешно!
   Вернувшись на постоялый двор и поев, Иван засел за составление рунных цепочек для будущего меча и браслета.
   До самого заката парень корпел над бумагой, записывал и перечеркивал, снова и снова. Вроде бы что-то получается, но не совсем то, что хочется. Возможно, если еще не отвлекала бы Василиса со своими леденцами, точнее сопутствующими их поеданию звуками, было бы проще сосредоточиться на задаче!
   С хрустом потянувшись, Иван решительно захлопнул и убрал записную книжку во внутренний карман куртки-доспеха. Ужин и сон, так и только так. Какая-то усталость накатила после того случая в пещере. Может понимание, что все это не забавная игра и веселое приключение, не интересная книга, может что-то другое, но парень чувствовал сильнейшей нежелание что-либо делать. Понимал, что нужно, но...
   Внизу за столом заставленным кувшинами и тарелками с разного вида мясными блюдами: от жареной курицы до печеного поросенка, чередуясь с ломтями буженины и прочего, сидел хмурый Ингвар. Похоже, он не столько ел, сколько кромсал снедь ножом на мелкие куски. Иван уселся напротив и подвинул тарелку с кусками жареного мяса -- не пропадать же еде, тем более уже нарезанной? Слегка утолив голод, поинтересовался, с чего грусть-тоска перевертыша снедает? После ответа, хотя и ожидаемого, есть расхотелось -- черный кудесник мертв, практически ничего не рассказав. Хотя пара зацепок есть, да и теперь Тайная стража, чуть ли не землю носом роет, пытаясь найти виновных и причастных. Это нормально, а то разленились без дела, пояснил Ингвар, скоро и головы полетят за такое пренебрежение безопасностью Королевства. Иван все же спросил, а с чего мужчина такой расстроенный? Все это конечно неприятно и плохо, но его это каким боком задевает? Ответ был странным: мужчина признался, что засиделся в Углегорске и устал от бездействия, но как же он не любит сражаться с кудесниками, тем более черными -- нет в них ни воинской доблести, ни тем более чести! Нет, против парня он ничего не имеет, все же Стражам с кем только не приходится сражаться, пусть и за золото. Да и Иван успел показать, что он достойный воин -- как сражался с троллем и в пещерах, как закрыл собой беспомощную деву! А ему, Ингвару, похоже, скоро предстоит новое поручение, и оно будет связано как раз с этими черными кудесниками. Он готов даже побиться об заклад, поставив полный кошель золота против дырявого горшка, что так оно и будет! Нет, парню его нелюбовь к кудесникам была понятна -- люди вообще не любят тех, кто отличается от них или, тем более, превосходит в чем-то! Только совершенно непонятно состояние Ингвара! Вроде не зеленый юнец, чтобы так реагировать, да и вообще как-то путано и непонятно рассказывал.
   Дальше мужчина погрузился в воспоминания о своих встречах в бою с кудесниками. Иван не перебивал, внимательно слушая и запоминая -- возможно, в будущем это спасет ему жизнь.
   Несколько часов он слушал Ингвара, пока тот, не осушив очередной кувшин, не упал головой на стол и не захрапел. Вроде байки, но парень уяснил, что много зависит от опыта кудесника, и от расстояния между ним и воином: большое -- кудесник успевает сотворить чары, нет -- исход уже зависит от личного мастерства во владении оружием.
   Парень поднялся со скамьи и тут же появился хозяин постоялого двора в сопровождении пары дюжих парней. Те подхватили Ингвара под руки и с трудом потащили в сторону комнат. Какая забота о постояльцах! Интересно, а сапоги снимут или только на кровать свалят? Усмехнувшись от таких мыслей, Иван взял блюдо с нетронутым поросенком для Василисы и отправился к себе в комнату, решив еще покорпеть над рунными цепочками.
   Неясно кому больше обрадовалась девушка -- парню или поросенку. Первый был удостоен в очередной раз звания "братик" и поцелуя в щеку, а печеное животное перекочевало на стол, и было съедено оголодавшей Василисой. Хотя и Хельга успела урвать пару лакомых кусочков. Действительно, девушки нашли общий язык, иначе, как еще понять их переглядывания?!
   Иван так увлекся попытками составить новые рунные цепочки, что в себя пришел, лишь когда начали раздаваться глухие удары колокола в башне с часами на центральной городской площади. Полночь, можно отдыхать. Все равно, что-то никак не хотят составляться эти рунные цепочки! Похоже, сперва нужно тщательно изучить книгу о рунах. Слишком обрывочные знания у него, но это завтра днем, а сейчас просто поспать.
   Нет, вот как это называется?! Мало того, что спит на кровати Ивана, так еще и раскинулась, что ему даже прилечь негде! Вот же действительно драконья наглость! Вздохнув, парень осторожно, стараясь не разбудить, сдвинул Василису и пристроился рядом. Единственное, что радует -- девушка очень горячая, крепко обнимает и плотно прижимается всем телом, так что замерзнуть под утро ему не грозит.
   Шесть звонких ударов колокола, рассвет нового дня. Пора вставать и заниматься собой.
   Разогрелся, разнообразные отжимания с приседаниями, бой с тенью. Затем попытки согнуть этот металлический стержень и все. Девушки спят и лучше их не будить, а то неизвестно, к чему это может привести!
   Освежившись влажным полотенцем, Иван оделся и пошел в общий зал, пора сытно и вкусно поесть. Там он увидел Ингвара, пьющего что-то из большой кружки, над которой поднимался парок. Странный запах, смесь ароматов приправ и еще чего-то жженного. Мужчина взглядом показал присаживаться напротив. Едва парень устроился на жесткой скамье, Ингвар сообщил, что у них в полдень встреча с человеком из Тайной стражи. Иван пожал плечами и быстро заказал еды у подошедшей разносчицы.
   Закончив с завтраком, парень, взяв еды для Василисы -- нужно что-то делать с ее страхами и затворничеством, вернулся в комнату. Зажег масляный светильник, слишком темно было в комнате, и приступил к чтению про руны. Было очень интересно, он и десятой части этого не знал!
   От изучения нового Ивана оторвал стук в дверь. От неожиданности парень вздрогнул и схватился за кинжал. Василиса вообще сжалась в комочек на кровати. Ничего опасного, всего лишь Ингвар пришел напомнить о том, что их ждут.
   Вполне ожидаемое предложение -- отправиться в Краянск и помочь разобраться с черными кудесниками. Иван бы может и отказался: об этих возможных противниках известно только имя одного, но то, что Краянск по пути к арке-порталу и обещанная хорошая награда заставили его согласиться. Выдали амулет, очень похожий на тот, что у Ингвара -- похоже он служил в Тайной страже или же просто временами помогал, и на этом распрощались с парнем.
   Теперь забрать меч и разобраться со шкурой ледяного тролля: хоть его убил парень, но снимал шкуру-то Ингвар! Так что на взгляд Ивана, разделить ее будет честно.
   Начали с кожевника, кожа выделана и еще через час парень стал обладателем сапог и перчаток: правая обычная, а левая с обрезанным большим и указательным пальцем на три четверти -- чтобы можно было чары наподобие Молнии создавать. Теперь же к оружейнику. О, как парень ждал этого момента!
   Завидев Ивана, кузнец-оружейник заулыбался и, едва все зашли в его мастерскую, запер дверь. Затем мужчина смахнул воображаемую пыль со стола и бережно, словно ребенка, водрузил на него сверток. Неспешно размотал слои ткани, и парень наконец-то увидел его -- свой меч.
   Матовая серо-синяя сталь, общая длина примерно полтора аршина, узкий дол, изящное обоюдоострое лезвие, шириной в пол ладони у более толстой и не заточенной пяты, и примерно в палец у острия. Рукоять, обмотанная кожаными полосками, на полтора хвата, овальное яблоко и прямое перекрестие без каких-либо украшений. Бережно взял и поднял меч, около пяти гривен вес. Рубанул с плеча, лезвие со свистом рассекло воздух. Еще один удар, закрутил вокруг себя веерную защиту. Удобно, чувствуется как продолжение собственной руки, мастерская работа!
   В свете фонарей парень заметил серебристую рунограмму на пяте клинка. Видно кузнец надсек поверхность клинка, затем разогрел и вбил проволоку. Клеймо мастера или?
   -- Я -- грань, я -- путь, -- негромко прочитал Иван руны.
   Оружейник одобрительно кивнул и что-то прошептал парню на ухо.
   Всю обратную дорогу Иван был крайне задумчив и отвечал на вопросы спутников невпопад. На постоялом дворе он быстро поел и пошел собираться в дорогу.
   Паровоз увозит их в Краянск, полтора дня и они будут там. Как все пройдет, сможет ли он победить и никого не потерять? Тишина, нарушаемая лишь дыханием и мерным перестуком колес. И тут Ивана осенило! Зачем он пытается составить свои рунные цепочки, если можно использовать руны, что на картине с его далеким предком изображены? Сейчас, не зря же он столько времени проводил перед ней! Последняя руна и парень удивленно смотрит на лист, странно, он не может перевести их. Так, Иван чувствовал, что отгадка близка, нужно только... Точно, меч в левой руке, а предок, если верить книгам, был правша, значит это отражение, как в зеркале!
   Приставив кинжал к листу записной книжки, и добившись четкого отражения, парень переписал руны по-новому. Так, ага, вроде правильная догадка. Да что за ерунда?! "Только, эти руны он перевести не смог, солнце покажет другую тень". Зачем это на мече, на картине? Написали бы, что только вода сделает мокрым или мороз заставит чувствовать холод. М-да, ясно, что ничего не ясно. Это скорее послание потомкам, но почему такое странное? Или эти руны можно как-то иначе перевести? Эх, и спросить не у кого. Видно все же придется создавать свои рунные цепочки.
   Время в дороге пролетело незаметно и вот он, Краянск. Тем, что трубы тянутся к небу -- похож на столицу, а в остальном на Углинск. Едва они сошли с паровоза, как к ним подошел неприметный мужчина в потертой темной одежде и пальцами показал какие-то знаки Ингвару. Перевертыш кивнул и жестом позвал следовать за собой. Иван, было, остановился -- лошадей-то нужно забрать, как и вещи, но Ингвар успокоил, сказав, что о них позаботятся, а им нужно спешить.
   Небольшой ветхий дом на окраине, судя по пыли и зарослям паутины, заброшен давным-давно.
   -- Черная ведьма здесь жила, да вот какая-то тварь из Нави ее схарчила, -- с усмешкой сообщил Ингвар, присаживаясь на скамью. -- Теперь изредка по ночам слышны ее громкие крики, мольбы и хруст пережевываемых костей.
   Судя по тому, что скамья чистая, как и стол, то скорее это один из домов Тайной стражи, и она же запустила и поддерживают эту страшную байку, чтобы никто сюда не лазил.
   -- Может, даже сам услышишь, а вот, что удалось узнать нашим неприметным, но вездесущим друзьям, изучи, -- мужчина протянул Ивану лист пергамента, исписанный с обеих сторон аккуратным убористым почерком.
   Дорн Сталерукий, глава рода Сталеруких, вдовец, пятеро детей. Так, возраст и описание внешности. Хозяин нескольких мастерских, названия Ивану ни о чем не говорили. Один из лучших оружейников Королевства. Вот это уже интересней. Слуги начали закупать больше провизии, чем год назад. Может просто аппетит появился? Живет один, гостей у него никто не видел. На землях своего дома построил мастерскую, что он там делает -- никто не знает. И все в том же духе, хотя упоминание о пропаже людей, в том числе детей, может говорить о делах черных кудесников. А может просто совпадение. Как и то, что сам Дорн редко стал показываться на людях, как и ходить в увеселительные дома, где был завсегдатаем, несмотря на свой возраст.
   Дочитав пергамент, Иван поинтересовался, что они будут делать. Ингвар попросил Василису подождать в соседней комнате и, понизив голос до почти неслышимого шепота, рассказал. Странное им дело предстоит -- перед рассветом они атакуют дом Дорна и захватят его самого. Отряд наемников будет их ждать в условленном месте. Никто не должен знать, что это дело рук Тайной стражи, никто! Слишком уважаемый человек этот Дорн, если узнают, что в его пропаже виновна Тайная стража, то могут возникнуть ненужные вопросы и волнения среди народа, а так... Может он кого-то сильно обидел, и ему жестокого отомстили, пусть сейчас это редкость, но все же могло произойти.
   Парень до этого стоявший, тяжело рухнул на лавку и слепо вперился в стену, глаза остекленели, лишь пульсировали зрачки. Он был неподвижен, лишь кисти рук жили своей жизнью: поглаживали, лаская рукоять меча, вздрагивали и сжимались в кулаки до побелевших костяшек. Даже Хельга поняла состояние парня и замерла на его плече.
   Все это было неправильно, нельзя так! Ведь есть законы, есть правила! Они же люди, а не зверье, где закон один -- кто сильнее, тот и прав!
   -- Если хочешь, то можешь отказаться. Не всегда, то, что оказывается правильным, будет приятным и простым, -- негромкие слова Ингвара падали камнями, многоголосым эхом отдаваясь в голове Ивана. -- Это сложно и неприятно, но это жизнь. Нельзя всегда оставаться в белом, приходится и пачкаться, когда грязью, когда кровью. Вопрос лишь в цели и настоящих причинах -- для себя, ради удовлетворения каких-то низменных чувств, или же ради спасения и защиты других. Хотя, как я уже сказал, если ты хочешь и считаешь это все неправильным, то можешь отказаться.
   -- Нет, -- хрипло ответил парень, -- я должен, рано или поздно. Как же тяжело...
   -- Может тебе станет легче, но появление черных кудесников, а тем более их Круга это всегда пролитая кровь и смерть. Сначала в жертвах только самые слабые и беззащитные, а затем уже и все остальные, не успевшие сбежать куда подальше. В городах пируют вороны и крысы, а от запаха гниющего мяса нечем дышать. Сорок четвертое Королевство постигла именно такая участь, Семьдесят второе почти поглотили болота, что происходит в Четвертом -- неизвестно -- никто из отправившихся туда так и не вернулся. Это то, что я знаю. Поэтому, если нужно ради спасения большего пролить кровь, не важно -- свою или чужую, то пусть так и будет. Это меньшая жертва и именно мы, воины, должны ее принести. Я не говорю о каком-то сказочном общем благе и прочей книжной чуши со словоблудием, я говорю о том, что знаю и что видел сам. Выбор за тобой.
   -- Делай, что должно, и будь, что будет, -- прохрипел Иван. -- Договор заключен, он будет исполнен.
   Поев без особого желания, парень продолжил прожигать стену взглядом. Причем не буквально -- по паутине временами пробегали искорки и, в конце концов, она вспыхнула. Увидев это, Ингвар развернул на столе свиток с планом дома и начал показывать его Ивану. Мужчина все же сообразил, что парня нужно отвлечь, а то его самоедство и совершенно ненужные размышления до добра не доведут! В первую очередь самого Ивана.
   Дом был внушительным -- два этажа, более двадцати комнат с несколькими залами, три лестницы, большая кухня. Потайные ходы неизвестны. Что находится под землей, помимо подвалов для припасов и вина, вызнать не удалось. Спальня Дорна на втором этаже, окон нет.
   Двенадцать ударов колокола, полночь. Уже скоро, ждать осталось недолго...
   -- Пора, -- сообщил Ингвар, затушив огарок свечи по которой видимо, отсчитывал время.
   Оставив Хельгу с Василисой в доме, они вышли. Ночь, легкая метель, небо затянуто низкими тучами -- ни луны, ни звезд не видно. Попетляв по улицам, они остановились в небольшом переулке, где их уже ожидали наемники числом десять человек. Крепкие мужчины, в темной одежде, лица, ниже глаз, скрыты тряпичными повязками черного цвета. Самострелы, мечи, чеканы, перевязи с метательными ножами. Пошептавшись с одним из наемников, Ингвар так же надел повязку на лицо и вторую протянул Ивану, после чего жестом позвал следовать за собой.
   Ни одного горящего фонаря, в окнах дома Дорна тоже тьма. Хорошо выбрано время для черных дел, да и погода тоже, словно на заказ. Без снадобья Кошачьего глаза было бы тяжко, хорошо, Ингвар об этом подумал, в отличие от Ивана!
   Небольшой мешок полетел через стену. Выждав какое-то время, Ингвар подпрыгнул и, ухватившись за кованые штыри, выпирающие из кладки, взобрался наверх. Постояв пару ударов сердца, он спрыгнул на ту сторону. Иван повторил его действия. На мощенном камнем дворе похрапывал пес. Здоровый, парень таких еще не видел: густая шерсть волчье-серого цвета, мощное тело, высота в холке больше аршина. Знатная зверюга, и как хорошо, что сейчас она спит!
   Дверь, какое-то снадобье и петли быстро проржавев, рассыпались. Придержав, а затем, просто отставив ее в сторону, Ингвар открыл проход. В нос ударил резкий запах приправ, почти скрывший аромат крови. Вот только что Иван, что Ингвар учуяли это и сразу как-то подобрались. Кухня, вроде отсюда есть подъемник на второй этаж, в комнатушку рядом с обеденным залом. Быстро объяснив свой замысел, парень устроился в клети и стал ждать, пока Ингвар не поднимет его наверх, вращая большое колесо с ручками.
   Подъемник беззвучно заскользил вверх, поднимая парня. Отворив дверцу, он оказался в комнатушке с большим столом. Запах крови стал еще сильнее. Крадучись, Иван направился к двери. Приоткрыв ее, он просочился в обеденный зал. Громадных размеров, на стенах развешаны щиты и разнообразное оружие, посередине зала стоит стол в четыре сажени, кресла вокруг него -- вот и вся обстановка. Вроде нужно идти налево, где-то там спальня Дорна.
   Проскользнув через несколько комнат, парень остановился перед двустворчатой дверью. Запах крови стал просто одуряющим! Где же Ингвар? Звуков боя не слышно. Честно говоря, вообще ничего не слышно, какая-то мертвая тишина стоит в этом доме. Да и никого пока не встретилось, не считая той собаки! Подозрительно, больше похоже на хитрую ловушку. Только какой в ней смысл?
   Присев на корточки, Иван заглянул в замочную скважину. Шкаф, стол и стоящее перед ним кресло с высокой спинкой. Левее кровать, но подробностей не видно -- мешают полотна тяжелой ткани закрывающие ее. Взглянув на петли, парень потянул створку двери на себя, она оказалась не запертой, и прокрался внутрь. Пушистый ковер на полу был чем-то заляпан, так же как и те, что были на стенах. От тяжелого запаха застарелой крови и разложения у парня начала кружится голова. Отведя острием меча ткань занавешивающую кровать, Иван вздрогнул от увиденного. Сделав шаг назад, запнулся и просто сел на пол. То, что там лежало... Это... Это когда-то было девушкой! Только по остаткам длинных светлых, а сейчас темных от высохшей крови, волос это можно сказать. Тело, лицо... Каким же чудовищем нужно быть, чтобы сделать такое?! С трудом сдержав подкатившую рвоту, парень подошел к столу. Он был пуст. Ящики были не заперты и содержали в себе всякую мелочевку: чистый пергамент, сургуч, связки перьев для письма и закупоренные склянки с чернилами.
   Пройдясь по второму этажу и заглядывая в замочные скважины, Иван никого не нашел. Да где же Ингвар или наемники?! Предчувствие уже не шептало, оно кричало, что это ловушка и лучше бы уйти подобру-поздорову! Только вот своих бросать это последнее дело. Значит, вниз, им на подмогу. Иван не думал, что если одиннадцать здоровых, сильных и опытных воинов не справились с неизвестной опасностью, то он что-то сможет сделать в одиночку, просто решил действовать. Не очень мудро, но...
   На первом этаже такая же тишина, как и выше. Ни крови, ни следов боя, ничего! Словно Ивану все это приснилось! Прикрыв глаза, он начал слушать. Беззвучны бывают только призраки, остальные хоть чем-то да выдадут себя. Отрешиться, вслушаться в тишину, стать тишиной. Сначала в ушах отдавался стук его сердца, но он становился все тише и тише. Сначала парень услышал цоканье коготков, это крысы. Дальше тихое поскрипывание, что это он не понял, но это где-то внизу, в подвалах. Шаги, тяжелые, кто-то поднимается по лестнице. В нос ударил сильный запах трав, большей частью незнакомых, и уже после -- застарелой крови. Почти как там, в спальне Дорна. Видно это чудовище идет сюда. Не хочется, но придется принять "Упоение битвы" и надеяться, что скорости и имеющегося опыта со знаниями хватит для победы в этом бою! А что он будет, Иван ни мгновение не сомневался.
   Обычный "гном", некогда богатая одежда в пятнах крови, губы растянуты в сумасшедшей улыбке, позволяя оценить выпирающие клыки. Вампир, повезло, так повезло.
   От одного метательного ножа тот уклонился, следующий, не сильно утруждаясь, просто поймал и швырнул обратно. Причем весьма удачно -- точно в огненный шар, созданный и брошенный Иваном. Яркая вспышка, выбившая из глаз парня слезы, и на мраморный пол со звоном падает оплавленный клинок.
   Иван даже не успел заметить, как вампир вытащил меч. Движется быстро, парень едва успевает отводить удары в сторону, где они с грохотом высекают крошку из мрамора пола.
   Скорость это хорошо, вот только кровосос все же опытнее. То ли играется, то ли Ивану просто везет, но пока, кроме пары порезов на куртке-доспехе ничего не случилось.
   Сейчас бы огненный шар создать, вот только вампир не дает отойти, и меч приходится двумя руками держать! Пробовал, держа одной рукой удары отводить, но такая силища у этого кровососа и тяжелый меч, чуть запястье не выломал!
   Вот кончик меча вампира чиркнул по щеке, острая боль дала понять парню -- в защите он проиграет. Нужно менять рисунок боя! Фенечка на руке начала нагреваться, иглами впиваясь в кожу. Да что же это такое?! Он может как призрак воздействовать?!
   Отскочив назад, метнул нож и быстро атаковал, нанося удары крест-накрест. Удар, еще один, со всей силы хлопнул рукой по плечу вампира. Тот зашипел и, оскалившись, голой ладонью толкнул Ивана в грудь. Парня отбросило назад, как от удара тараном. Отлетев на сажень, он врезался в стену и сполз по ней вниз, тщетно силясь вздохнуть.
   Вампир неспешно начал приближаться. Действительно, к чему спешить, если ты уже победил? Пусть противник не выпустил меча из рук, но сейчас он даже дышать нормально не может!
   До Ивана остался один шаг и парень с трудом прохрипел слово-ключ. Вспыхнул огненный шар, окутывая огнем плечо и голову вампира. Тот выронил меч и с криками, начал хлопать по себе ладонями, силясь сбить пламя. Сейчас или никогда! Поднявшись на ноги, Иван с разворота ударил, вложив в это движение все, что мог. Меч со свистом попал в кровососа, отсекая тому часть правой руки и голову.
   Обезглавленный кровосос мгновение постоял, после чего рухнул на пол. Сжечь, нужно его сжечь. Где здесь светильники?
   Собрав все ближайшие светильники, Иван облил вампира маслом и, отойдя на сажень, бросил огненный шар. Огонь моментально объял тело и вскоре о кровососе напоминал только жирный черный пепел на мраморном полу.
   Отойдя от отката "Упоения" и отдышавшись после этого, парень направился к лестнице, ведущей вниз.
   -- Дорн, если... -- договорить незнакомец, закутанный в плащ, не успел -- получил Молнию в грудь и кубарем скатился по ступеням вниз.
   Едва не поскальзываясь на крутых ступенях, Иван бросился следом. Крутанув и перехватив меч двумя руками, он пригвоздил незнакомца к полу. Вытерев кровь с лезвия краем его плаща, пошел дальше.
   Очередной зал и такие же платформы как в тех пещерах, где держали Василису. Только пока что без "доспехов".
   Проход в следующий зал, вот только Иван не спешил в него заходить -- оттуда доносится звуки тяжелого дыхания и тихий перезвон кольчуг с поскрипыванием лат. Вроде пять человек, но он мог и ошибиться. Замерев, прижавшись к стене, парень сотворил морок в виде рослого мужчины в полных доспехах с оскалившимся багровым черепом на круглом щите. Едва морок появился в дверном проеме, как сквозь него пролетело два болта выпущенных из самострелов, а затем какие-то серебристые чары в виде паутины.
   Иван выглянул из-за угла: двое похожие на того, получившего Молнию на лестнице и три воина. Двое из них шустро перезаряжают самострелы. Лица у них странные, застывшие словно маски. Возле дальней стены неподвижно лежат наемники и Ингвар. Ой, а вон и "доспехи", всего два, но каждый с четырьмя руками. Что-то многовато противников. Как же быть? Зал ярко освещен, вход один -- обойти и ударить в спину не выйдет. Нет, есть верстаки, стеллажи и прочая мебель, но укрыться за ней сложно.
   Ударить большим огненным шаром по воинам? Можно, но скорей всего заденет и своих. Если обычным, то черные кудесники могут легко поставить щит. Видно придется все же рискнуть, пусть лучше будут подпаленные, но живые, чем целые и пущенные под жертвенный нож!
   Снова морок воина в тяжелых латах, левее еще один, но уже в виде "доспеха".
   Мгновение для парня выиграли, болты самострелов на себя приняли и хорошо. Огромный огненный шар, почти как тогда, в шахтах, поглощает вражеских воинов. Черные кудесники даже не сделали попытки их защитить! Вон и "доспехи" сошли со своих мест, медлительно и неотвратимо двигаясь в сторону Ивана. "Упоение" может стать последним, чары на этих чудищ практически не действуют. Попробовать убить черных? Их двое и дорогу к ним преграждают "доспехи". Куда ни кинь, а все клин!
   Может так, хотя Вольх предостерегал от подобного, но куда деваться? Поймав взглядом один из "доспехов", стоящий к нему в пол-оборота, Иван сосредоточился на толстой медной трубке, выходящей из бака на его спине, и применил Притяжение. В глазах потемнело, накатила слабость, из носа потекла кровь, но он вырвал ее, не до конца, но этого оказалось достаточно: "доспех" задрожал, окутался белым паром, попытался сделать шаг и с грохотом рухнул. Парень этого уже не видел, в очередной раз, за этот день тихо сползая по стенке. Хотя это ему и спасло жизнь: какие-то чары пробили толстую каменную стену, оставив после себя дыру с изъеденными рваными краями, по размеру не меньше головы взрослого мужчины.
   Иван вновь выдернул клочок меха из изрядно потрепанной фенечки. Почувствовал себя лучше, силы вернулись в уставшее тело. Выглянув из-за угла, он увидел стоящий второй "доспех" и черных кудесников. В голове промелькнула мысль, а стоило ли так рисковать с Притяжением? Ведь "доспехи" не могут пройти в дверь, слишком большие! Но что сделано, то сделано. На одного противника меньше, шансы на победу незначительно, но выросли.
   Выглянул и едва успел убрать голову, спасая ее от вражеских чар. Снова часть стены исчезла. Эх, сейчас бы самострел, ну или хотя бы лук! Нужно что-то придумать, один из "черных" явно творит сложные чары: сыплет на небольшую жаровню какие-то разноцветные порошки, машет руками, выписывая пальцами странные знаки, которые зависают в воздухе, пылая нездоровым багрянцем. Оскалившись, Иван влетел в зал. Пригнулся, пропуская над головой очередные чары "черного", перекатился, уходя от ударов "доспеха". "Может... Да, похоже, что только так" -- подумал парень с застывшим оскалом вместо привычной для тех, кто его знал, мягкой полуулыбки.
   Сложно, очень сложно: следить и за черным кудесником с его чарами и за четырехруким "доспехом". Пока получается и даже неплохо -- по крайней мере, парень еще цел! Чего не скажешь о стенах и полу: то тут, то там зияют дыры с потекшими краями и глубокие выбоины. Нужно спешить, второй "черный" почти закончил свои чары, судя по множеству полыхающих в воздухе рун и густому, сплетенному из множества серых жгутов столбу дыма, так и рвущемуся к лежащим у стены наемникам и Ингвару.
   Встав между "черным" и "доспехом", Иван замер, выжидая. Чары, ждать, еще немного.
   Когда уже лицо начало покалывать от близости чар, Иван рухнул навзничь. Он увидел,
   как серая клякса попала в грудь "доспеха", растворяя ее. Затем пришлось быстро откатываться в сторону, чтобы не получить очередное творение черного кудесника и не быть раздавленным грудой пышущего паром металла.
   Подъем разгибом спины, резкий шаг в сторону, уклоняясь от чар. Руны "черного" вспыхнули, и дым окутал, а затем втянулся в лежащих у стены наемников и Ингвара. Что-то сейчас будет...
   Беззвучно наемники поднялись на ноги, трое закрыли собой кудесника, который сотворил чары. Хотя движения у них были резкие и неестественные, словно за нитки дергает неумелый кукловод. А Ингвар то приподнимается, царапая руками-лапами камень, то падает обратно на пол. Похоже, что "доспехи" были наименьшей из проблем!
   Еще один клочок шерсти вырван из фенечки, усталость не пропала, лишь слегка отступила. Все равно, вперед! Резко пригнуться, пропуская над собой серую кляксу чар, ударить кулаком в горло наемника, оттолкнуть другого. Да, хорошо, что они так скованно двигаются! Вот и "черный", всего два шага до него. Видно понял, что сейчас будет и попытался убежать. Рывок вперед и кончик меча рассекает подколенную жилу, второй удар по локтю руки, в которой он держит нечто похожее на плавательный пузырь рыбы. Кудесник ничком падает на пол и пытается отползти, помогая себе целой рукой. Тут до Ивана доносится странный чавкающий звук. Он резко оборачивается и видит человека-зверя и лежащего у его ног второго черного кудесника, заливающего пол своей кровью. Ингвар, словно почувствовав взгляд парня, с рыком обернулся. Морда, как и руки-лапы по локоть, были в свежей крови, да и во взгляде было больше звериного, чем человеческого. Наемники валялись на полу, свернувшись и прижав ноги к груди, тихонько поскуливая-подвывая. Иван так же почувствовал сверлящий взгляд между лопаток. Повернулся к еще живому черному кудеснику. Молодой парень, с невыразительным лицом и засаленными короткими рыжими волосами. Вот только взгляд светло-голубых глаз. Не такой он был, в них доверху плескалась боль и страх! Сейчас же они буквально источали холод с презрением, а губы были растянуты в мерзкой ухмылке.
   -- Мы еще встретимся, щенок, -- практически неслышимо произнес тот, кто сейчас занял тело этого парня.
   Тело черного кудесника выгнулось дугой, послышался хруст костей, ртом пошла кровь. Явно уже не жилец...
   Стараясь не сильно запачкаться в крови, Иван начал осматривать "черного". Ничего не нашел, кроме странного браслета на руке и уже виденного "рыбьего пузыря". Видно, он содержал в себя компоненты для чар. Жаль, что сейчас пуст. На второго парень старался не смотреть, настоящее месиво из костей и мяса. Пусть Ингвар сам там разбирается с тем, что сотворил.
   Пока перевертыш этим занимался, предварительно не поленившись ударами ногой под ребра привести наемников в чувство, Иван присел у стены, пытаясь унять внезапно накатившее головокружение.
   Вскоре его растолкал недовольный Ингвар. Причина его хмурости была понятна -- никого живым не взяли, никаких зацепок о местоположении Круга или же других черных кудесников, про этого Учителя и говорить не стоит. Провал, если бы не одно "но" -- браслеты. У вампира он был, лежащий возле лестницы так же носил похожий браслет. Как и все убитые здесь. Очень приметное украшение: из мелких металлических чешуек, очень похожих на змеиные. Вдобавок у "черных" одна чешуйка была не стальная, а из какого-то черного, буквально впитывающего свет, металла. Видно это опознавательные знаки для сторонников этого Круга или неизвестного Учителя. Хотя одно про него можно сказать точно -- это сильный и опытный черный кудесник, другому точно не удалось бы вселиться в чужое тело на расстоянии, а затем так демонстративно его убить без сложных и долго подготавливаемых чар. Хотя Иван допускал возможность того, этот черный кудесник придумал что-то новое, тогда это лишь подтверждает, что ума и коварства ему не занимать!
   Вернувшись, отчитались перед тем же неприметным человеком из Тайной стражи. К удивлению Ивана ему даже отдали то золото, на которое они договаривались! Пока он еще здесь, нужно попытаться все же разузнать, что им еще известно об этом Круге и Учителе.
   Все оказалось очень и очень интересным, но достаточно предсказуемым. Кругом называли в этом Королевстве временный союз между сильными черными кудесниками, заключаемый для достижения какой-либо цели. Это было большой редкостью, ведь они все, как один, были недоверчивыми, эгоистичными и властолюбивыми. Учитель... Про него не было известно практически ничего, одни лишь догадки с предположениями. Очень сильный, опытный и не то, чтобы старый, а скорее поистине древний "черный". Хочет, а возможно, что уже главенствует над многими другими своими, так сказать, собратьями. Это прозвище часто связано, по сведениям Тайной страж, с теми происшествиями, после которых Королевства становились проклятыми. Парень чувствовал, что здесь была какая-то ошибка, что-то не сходилось, но вот что именно? Сколько бы он не размышлял, никак не мог понять. Про Проклятые Королевства так же ничего стоящего, сообщили лишь то, что они сильно изменились. Это Иван и так знал, но как именно это происходит, похоже, даже они ничего доподлинно не знали, а догадки и предположения... Их было много, и одна невероятнее другой! Начиная с той, что в каждом Королевстве есть источник незримой силы и вот его черные кудесники проклинают, заканчивая предположением о наличие у этого Учителя могущественного амулета, сделанного в стародавние времена, но для его использования нужно много сил, вот и устраивают резню среди простых людей и собирают Круг.
   Что ж, можно отправляться в путь, осталось совсем немного, пересечь всего лишь одно Королевство и он сможет выполнить поручение отца. А дальше... Наверное, дорога домой. А там его ждет тишина любимой библиотеки и возня со всяким-разным зверьем.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"