Лисицын Антон: другие произведения.

Закат эпохи. Темный охотник (Ex Темный охотник)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:

    Да, это роман о попаданце, но если вы ждете суперкрутого ГГ спасающего мир, говорящих мечей и ехидных коней, добрых и мудрых эльфов, принцесс вешающихся герою на шею и воительниц в бронелифчиках и таких же стрингах, то вынужден вас огорчить...
    Здесь такого нет и не будет!

    I книга цикла. Для ознакомления оставляю главы с 1 по 6

    Купить:
    Лабиринт
    RUFANBOOK
    Литрес
    Книжная аннотация:
    Чужой мир и такое же тело? Не страшно. Клятва о мести за уничтоженный орден охотников за нежитью? У тебя всегда были странные представления о морали, гордости и чести. Попадаешь из одной неприятности в другую и жизнь делится на короткие промежутки отдыха между боями? Так сталь клинка только так и можно закалить. Ты и есть этот клинок, который принесет возмездие врагам, правда, если сможешь все это выдержать. Но ты сможешь во имя Предвечной Тьмы!




  

 []  []   >


  
   Благодарю свою наглую и вредную Музу
   А также искренне благодарю свою маму, Матвееву Аллу, Рыжую Рысю, Дариэна Ночь, а также остальных, кто помогал советами и ловлей очепяток
  

Глава 1

  
   Воскресенье, семь часов... Утро начинается с сигнала, что пришла эсэмэска. Нащупываю телефон. И кому в такую рань не спится? Ну Воевода, ну гад ползучий -- додуматься назначить тренировку на утро выходного дня и сообщить за час до нее! Чтоб ему кольчугу в трусы всю жизнь заправлять приходилось!
   Отбрасываю одеяло в сторону, сажусь на кровати и ногами пытаюсь нашарить тапочки на полу. От прикосновения к ледяной поверхности почти просыпаюсь. Наконец, нахожу и надеваю тапочки. Шатаясь, подхожу к окну и смотрю, что там делается на улице. М-да, при такой погоде только дома сидеть, а не тащиться через весь город: снег идет, ветер раскачивает голые ветви деревьев, и никого на улице. Надеюсь, что автобусы все же ходят. До арендованного спортзала в школе пешком слишком долго идти, а пропускать тренировку нежелательно -- потом Воевода заставит пробежать пару-тройку километров в полном доспехе. А на морозе и по глубокому снегу это удовольствие не из самых приятных.
   Выуживаю из-под кровати теплые носки, джинсы снимаю с кресла, а водолазку со свитером обнаруживаю в шкафу. Одеваюсь и иду в ванную. По дороге чуть не падаю, запнувшись о гантели. И когда я научусь убирать их куда-нибудь в угол?
   Все-таки достиг пункта назначения. Включаю свет и вхожу. Напротив входа ванна, закрытая занавеской из полиэтилена с изображением дельфинов. По ее бортикам стоит уйма шампуней и прочих средств -- вот что значит жить с девушкой в одной квартире, но хоть стринги на люстрах не висят. Рядом умывальник, над ним полочка и зеркало с бра. Напротив размесилась сушилка, а также вешалка с полотенцами и халатами. Правда появилось неприятное ощущение, что кто-то пристально следит за каждым моим движением, но чего только спросонья не причудится.
   Подхожу к умывальнику и открываю горячую воду. Ее как обычно нет... Брр, и так в квартире не жарко, так еще и умываться холодной водой! Осматриваю себя в зеркале, побриться тоже не помешает. Намыливаю лицо и беру опасную бритву. Память о деде, а для него она была трофеем. На ногте проверяю остроту. Отлично, можно приступать.
   Провожу лезвием по щеке, наклоняюсь, чтобы смыть с лица пену, и краем глаза замечаю какое-то странное, едва заметное движение в зеркале. Резко перевожу на него взгляд -- там лишь мое отражение. М-да, точно не выспался. Продолжаю бриться, промываю бритву -- пена резво уходит в слив раковины, кружась по часовой стрелке. Обратно поднимаю взгляд на зеркало и касаюсь лезвием щеки. Но на этот раз там не мое отражение! Какие-то смутные образы, какие-то подземелья и города, битвы со странными созданиями -- все промелькнуло за какой-то миг. Рука дергается и лезвие оставляет порез на коже. Пытаюсь отвести взгляд и отойти, но мне не удается -- зеркало притягивает меня, как магнит. Краем глаза вижу, как кровь смешивается с водой и пеной, исчезая в воронке. Звук воды становится нестерпимо громким. Странно, вода поменяла вращение и теперь закручивается против часовой стрелки. К горлу подступает комок. Свет начинает часто мигать, а голова -- кружиться. С яркой вспышкой и оглушительным грохотом взрываются лампочки. Перед глазами плавают разноцветные пятна.
   Проморгавшись, вижу, что нахожусь в каком-то смешанном лесу с высокими деревьями вместо ванной комнаты в родной квартире. Опаньки, а почему я вижу в темноте, да еще и в различных оттенках серого? Да и лун несколько, причем они какие-то мелкие и странного цвета. Удивительные галлюцинации -- видно, слишком часто мне прилетало по голове, да и столько кофе пить вредно. Или это из-за потери крови?
   Стоп машина, я вижу ночью, как днем?!
   Только успеваю подумать об этом, как на противоположной стороне поляны трещат кусты, и появляется нечто... Мертвенно-бледная кожа, кровоточащие раны, безоружное... В голове откуда-то всплывает знание об этом существе: драугр -- нежить, сохраняет прежнее тело, а иногда и душу. Внешний вид зависит от вида смерти: с утопленника постоянно стекает вода, а на теле павшего бойца зияют кровоточащие раны. Цвет кожи варьируется от мертвенно-бледного до трупно-синего. Тело же сей нежити становится значительно тяжелее, также эти твари обладают сверхчеловеческой силой. Методы уничтожения: серебро, огонь. Следующей приходит мысль, что этот драугр "молодой" -- недавно поднялся и уровень свой путем поедания разумных не повысил -- на него хватит и одной огненной стрелы. Машинально вытаскиваю меч из ножен: сказываются тренировки по истфеху, да и с оружием в руке чувствую себя уверенней. Пальцы правой руки складываю в какой-то знак, воздух вокруг меня стремительно охлаждается, а по драугру начинают пробегать искры. Десяток секунд -- и он загорается, падает на землю и начинает кататься по ней, пытаясь сбить пламя. Ничего не выходит, и нежить быстро обращается в горстку красноватого пепла. Трава вокруг меня покрывается инеем.
   М-да, законы физики в действии -- ничто не берется ниоткуда и не исчезает в никуда.
   А я думал, магия выше закона сохранения энергии и массы. В голове рождаются две мысли: первая -- почему огненная стрела сработала как-то странно, и вторая -- надо собрать пепел, продать алхимику или какому-нибудь адепту низшей магии.
   Прислоняюсь к дереву и делаю несколько глубоких вдохов. Вроде, руки перестали дрожать.
   Может, я просто сплю, и мне снится такая ересь?
   Убираю меч в ножны и стягиваю перчатку с левой руки. Забавные когти вместо ногтей. Сжимаю пальцы так, что когти впиваются в ладонь. Ешкин кот, больно! Оглядываюсь по сторонам -- ничего не изменилось. Значит, я не сплю...
   Похоже, сбылась мечта идиота -- попасть в другой мир. Получается -- я попаданец! Тот, кем мечтают стать "вьюноши со взором горящим" и малолетние девушки. Другой мир, всякие способности, спасение мира и прочее. И хэппи энд бывает только в бульварных книжонках, а вот в жизни... Ну да ладно, поживем -- увидим. Пока все нормально. Судя по снаряжению, я нахожусь в теле какого-то авантюриста. А значит, шансы на выживание мизерные -- разнообразные приключения еще никому здоровья не прибавляли!
   Хотя есть еще один вариант -- мои увлечения не довели до добра, и сейчас я лежу в желтом доме, обколотый всякой гадостью. Но почему тогда фэнтезийный мир?
   С тихим стоном оседаю к подножию дерева. После всего произошедшего, таких перемен и переживаний, ощущаю себя уставшим, скорее даже разбитым. Думаю, что утро все-таки привнесет ясность, если не в мое положение, то хотя бы в мысли. Надо бы отойти от этой поляны подальше, но нет ни сил, ни желания делать это. Поэтому, закутываясь в плащ, машинально ставлю магического стража и погружаюсь в сон.
   Остаток ночи проходит спокойно, просыпаюсь на рассвете и решаю провести ревизию имущества. Надеюсь, что пока буду это делать, не случится нашествия нежити или другого локального катаклизма, отчего мне придется спешно ретироваться, и я останусь без вещей. Так-с, посмотрим, что в поясной сумке: набор для ремонта снаряжения, книга заклинаний, пяток печенек (угу, переходите на сторону зла -- у нас есть печеньки), какие-то травы и пузырьки с жидкостями, в кошельке немного мелочи -- в общем, негусто. Тот, кто меня сюда заслал, мог и побольше денег подкинуть, заодно и атлас не помешал бы, но хоть самое важное есть -- трубка и табак! Теперь одежда: кусок плотной, теплой ткани черного цвета, сапоги со стальными пластинами и шнуровкой, доспех -- легкая бригантина.
   Теперь разобраться с самым нужным и важным -- оружием!
   Меч -- клинок прямой, обоюдоострый из какого-то металла иссиня-черного цвета, с четко выраженным долом, длиной около семидесяти сантиметров. Прямая крестовина, обтянутая шершавой кожей, удобная рукоять с навершием в виде головы демона. Вес меча -- около килограмма. Видно, что им часто пользовались -- на перекрестье тщательно заполированные засечки. Опускаю меч на два пальца и ищу точку баланса. Хм, на полторы ладони выше гарды. Привыкать недолго буду -- дома был почти такой же. Что там еще осталось?
   Кинжал из сварной стали, отполирован до зеркального блеска, но, как подсказывает чужая память, -- против нежити бесполезен. Тогда зачем он нужен?
   Лук разборный, со съемными плечами. Слабо представляю, как можно его использовать по профилю охотника на всякое "не"...
   В целом, на мой непрофессиональный взгляд, снаряжение хорошее, добротное, не пропаду.
   Так-с, а что с моим новым телом? Рост вроде как мой, телосложение тоже. Пальцы такие же музыкальные, но обзавелись короткими коготками, лицо... А вот лицо... На ощупь весьма забавное -- со слегка заостренными ушками и чудесными клычками а-ля вампир. Прическа прежняя -- хвост до лопаток.
   Похоже, я не я и действительно оказался в другом мире, веселенькое дельце.
   Съев одну печеньку и запив ее водой из фляжки, набиваю трубку и решаю покурить. Делаю затяжку и начинаю кашлять. Ешкин кот, вот же крепкий табак! Кое-как докурив, отправляюсь в путь. Прислушиваюсь к внутреннему голосу (привет шиза)... и иду на север. Как раз есть время все обдумать.
   Что у нас имеется? Тело похоже на мое родимое, обрывки какой-то памяти и знаний, непривычное снаряжение. Это в плюсах, как ни крути. Теперь минусы: чужой мир и, пожалуй, все. Но все же как я тут очутился? Вариант с каким-нибудь порталом глупо рассматривать -- я был в своей квартире, а не шлялся по местам с дурной репутацией. Перенос меня каким-нибудь магом тоже отпадает. Что остается? Божественное вмешательство? Полный бред -- кому я нужен? Да и что-то слабо верится в существование высших мира сего. К тому же чужая память подсказывает, что тело раньше принадлежало какому-то темному охотнику -- профессиональному убийце нежити и нечисти. В общем, слишком мало информации для объяснения случившегося.
   Такие размышления до добра не доведут, вот и вечерние сумерки спускаются, а лес так и остается обычным лесом -- никаких признаков человеческого существования. Ладно, пора останавливаться на ночлег, костер решаю не разводить -- ночи вроде бы теплые, да и не хочется привлекать внимание.
   Ночь не приносит никакого облегчения, мозг рождает кошмарные видения. Утром даже не хочется ни есть, ни двигаться, ни думать. Но я иду дальше в прежнем направлении. Примерно через два часа мне улыбается фортуна -- выхожу на дорогу.
   Да, у меня обнаружилась еще одна проблемка -- способность к местной магии. Использовать могу, но как она работает в этом мире -- понятия не имею. Значит, придется учиться, хорошо, хотя бы не с нуля.
   Иду третий час по этой дороге -- ни указателей, ни прохожих, ни проезжих, просто ни души, и только облачка дорожной пыли, поднимаемые моими ногами? Но вот впереди показалась развилка и даже с указателем! Малые Гнилушки. М-да, позитивное название... Направо, Омер налево -- гласит табличка. Ну что ж, направлю свои стопы в эти самые Гнилушки -- разузнаю, куда же я попал. Через час неторопливым шагом, подхожу к деревне, окруженной высоким деревянным частоколом, по углам стоят сторожевые вышки с лучниками.
   -- Стой, кто идет? -- окликают с ближайшей к воротам вышки.
   М-да, еще и язык, говор слегка гортанный. Дома такого никогда не слышал, но все равно понимаю его! Последние сомнения развеиваются -- это точно чужой мир.
   -- Лис, темный охотник, -- невозмутимо отвечаю ему.
   -- Чем докажешь?
   Тупее вопроса в жизни не задавали. Чем, чем -- усами, лапами и хвостом!
   А если серьезно, как доказать? В голове всплывает воспоминание: я, в смысле прежний хозяин этого тела стоит перед воротами какого-то города, ему задают такой же вопрос и он, направляет ману в перстень. Вот же незадача -- воспоминание оборвалось. Ладно, попробую повторить то же -- камень вспыхивает красноватым светом, и над ним появляется стилизованная голова лиса. Забавно...
   -- Доказал? -- уточняю я.
   Вместо ответа со скрипом открывается калитка в воротах, за ней стоит охранник в кольчуге и с арбалетом.
   -- Как пройти в трактир, уважаемый? -- спрашиваю у него.
   -- Пряменько по улице, там и увидите.
   Я пошел в указанном направлении, смотря по сторонам. Деревня как деревня -- одноэтажные деревянные дома, крытые дранкой, ржание лошадей, стойкий запах навоза... в самом деле, не духами же должно пахнуть. Только странно, людей совсем не видно. Пройдя по главной улице, нахожу то, что искал -- трактир! Наконец-то узнаю, куда меня занесла нелегкая, что здесь творится, и, возможно, поем, а если повезет, то и помоюсь по-человечески!
   Сижу в этом чертовом трактире, демон знает, в какой дыре, хотя чего ожидать от места с таким-то названием? Конечно, рассчитывать на пятизвездочный отель глупо, но к тому, что здесь будет такой свинарник, я оказался морально не готов... Стены из не ошкуренных бревен закопчены факелами, полы и столы липкие от пролитого пива, жира и воска, одним словом -- как в хлеву. Заказав у трактирщика обед и договорившись насчет комнаты, сажусь за стол в углу и жду. Люди за соседними столами странно косятся на меня и о чем-то шепчутся. Через пару минут трактирщик приносит мой заказ: кашу с мясом и кувшин кваса.
   Да за что мне это все?! Еще и этот боров, по ошибке природы ставший человеком, являющийся хозяином этого заведения, кажется, бодяжит даже квас. Да и стряпня хуже, чем в нашей универской столовой! А ладно, демон с ним со всем, пойду отдохну. Захожу в нумер -- могло быть и хуже, кровать с тюфяком есть... ага, и, наверно, с местными насекомыми... столик и сундук, плюс в качестве бонуса столетний слой грязи и пыли, но я не гордый, перетерплю. Где же зеркало, надо рассмотреть себя получше, а то народ как-то странно косится. Вот и кинжальчик отполированный пригодится. Так, узкое лицо с резковатыми скулами, прямой нос, тонкие губы, застывшие в саркастической усмешке. Бледная кожа, на которой заметны несколько тонких шрамов, глаза красноватого цвета без радужки с вертикальными черными зрачками -- вылитый вампир! Чуть бы потемнее кожа и серо-зеленые глаза -- был бы вылитый я. Цвет волос остался мой -- темно-русый, правда, отдельные пряди отдают серебром. Спасибо страже, что сначала спросила, кто идет, а не начала стрелять на поражение. Остается открытым вопрос: а что там с телом? По-быстрому стягиваю броню и одежду. Жилистое, с прокаченными предплечьями тело, но в то же время мои длинные руки. Количество разнообразных шрамов превышает норму. Ничего, в нормальное тело я попал.
   Интересно, куда делся первый его владелец?
   Одевшись, застилаю плащом кровать и только собираюсь прилечь, как кто-то начинает настойчиво скрестись в дверь. Встаю и резко ее распахиваю. К великому своему неудовольствию, вижу трактирщика.
   -- Что еще? -- спрашиваю у него.
   --Господин ведьмак, вы бы не могли глянуть, что там с моей любимой кобылой? -- заикаясь, отвечает он.
   М-да, вот что за люди -- как нормально накормить, так нет, а как нужна помощь -- сразу прибегают.
   -- Во-первых -- я не ведьмак, во-вторых -- животными не занимаюсь.
   -- Но господин, -- продолжает канючить трактирщик, -- ее кто-то сглазил, клянусь Альтой!
   -- Уфф... Вот же привязался, ладно, пошли глянем, что там с твоей скотиной, но не приведи боги, если ты меня одурачишь и не заплатишь. -- В конце фразы мой голос опускается до змеиного шипения.
   Трактирщика начинает трясти, как осиновый лист. Тоже мне Сивка-Бурка. Потом он ведет меня к конюшне.
   А не ловушка ли это? Подумав об этом, я сжимаю рукоять меча и слегка выдвигаю его из ножен.
   -- Ну и где твоя кобыла? -- спрашиваю, как только мы заходим в полутемное помещение.
   В то, что этот боров может представлять опасность, почему-то верится с трудом.
   Разжимаю пальцы и убираю руку с меча.
   -- Здесь, здесь -- показывает он рукой в угол и добавляет, -- господин хороший.
   Осматриваю животное магическим зрением и не нахожу следов сглаза или проклятия.
   Магическое зрение... Или я все же сошел с ума, или действительно в мире меча и магии оказался!
   Правда, лошадь излишне худая, на мой взгляд, кормить надо лучше. Обманул, поганец! Только приготовился высказать трактирщику все, что думаю о таких шутках, как замечаю какое-то мельтешение в углу конюшни.
   И что это у нас -- никак, вазила? В голове всплывает очередное воспоминание-пояснение: дух-покровитель лошадей, разумен, выглядит, как человек, но с конскими ушами и копытами. Всякий домохозяин имеет собственного вазилу, который живет в конюшне, заботится о лошадях и оберегает их от болезней. Точно он.
   -- Вазила, выходи, -- зову его, -- разговор есть.
   -- Ага, выходи, -- пищит он, -- а ты меня поджаришь, вы всегда так с нами поступаете.
   -- Выходи, я не трону тебя. Даю слово, или ты не веришь моему слову?
   -- Верю, -- соглашается вазила и появляется в метре от меня.
   -- Почему лошадь в таком состоянии?
   Чего мне стоит это напускное спокойствие... Читать о таком легче, чем оказаться на месте главного героя.
   -- Так этот скряга кормит ее какой-то бурдой, да и мне ни разу не принес угощенья, -- с грустью в голосе, объясняет он.
   Так, все ясно. Сейчас поговорю с этой ошибкой природы, и как он еще не разорился?
   -- Уважаемый, -- подчеркнуто вежливо спрашиваю трактирщика, -- вы слышали вазилу?
   -- Да, слышал.
   -- Так делайте хоть что-нибудь. Или, по-вашему, это должен сделать я?!
   --Я сейчас все устрою, -- часто кивает испуганный трактирщик.
   Оставляю его в конюшне, возвращаюсь в трактир и сажусь за самый дальний стол. Минут через десять появляется сам хозяин, подходит к барной стойке, берет бутылку и направляется ко мне.
   -- Спасибо господин, прошу вас отведать лучшего вина в моем трактире, -- начинает заискивающе мямлить он, -- и вот немного денег -- дела плохо идут.
   О, и заикание прошло! Неудивительно, что дела плохо идут -- с такой-то кухней и чистотой.
   -- Надеюсь, это не та бормотуха, что ты подсовываешь всем посетителям? -- недоверчиво интересуюсь у него.
   -- Нет, мамой клянусь! -- с видом оскорбленной невинности, восклицает он.
   Ну-ну, знаем мы таких -- у нас на рынках торгуют.
   Забираю бутылку и иду в свою комнату -- надо еще раз осмыслить все произошедшее. Что мы имеем -- другой мир, чужое тело, панику моей семьи и девушки из-за моего исчезновения. В общем, ничего хорошего. Что делать, и кто виноват? Кто виноват -- не знаю, и что делать -- тоже. Достаю книгу заклинаний и начинаю листать. Может, что-то полезное найду. Не то, опять не то... Вот это, наверно, сможет слегка помочь! "Ритуал восстанавливает тело и разум при повреждениях средней тяжести...". Попробуем. Закрываю ставни и кроватью подпираю дверь. Думаю, если будут ломиться, то это их слегка задержит. Кинжалом черчу на полу пентакль (забавно будет выглядеть трактирщик, когда его увидит) и вписываю в него руны. Становлюсь в центр, направляю ману в рисунок. Перед глазами все начинает плыть.
   Вспышка. Я в незнакомой комнате, вокруг меня какие-то люди, лиц почему-то не различить, мы внимательно слушаем седовласого человека: "...в самом начале Войны Стихий буквально из ниоткуда появился орден магов, весьма могущественных. Считают, что они пришли из другого мира. Их вера, магия были чужды нашему миру, но орденцев это не волновало. Мечом и магией они обращали в свою веру -- от костров, на которых сжигали несогласных, ночью становилось светло, как днем. Там, где они строили свои храмы, их сила возрастала. Но однажды они просто исчезли, куда и почему до сих пор неизвестно. Все, что от них осталось -- десяток книг да пара храмов. Я покажу вам одно щитовое заклинание, основанное на кро..."
   Опять вспышка. Темный зал, мне вручают перстень -- символ принадлежности к нашему братству и завершения обучения.
   И еще вспышка... И еще...
   Вынырнув из видений, замечаю, что комнату освещает неяркий свет, пробивающийся сквозь щели в ставнях, похоже, наступило утро. Странно -- ритуал начался спустя пару часов после полудня, а уже следующий день наступил.
   Так, чужая память, вроде бы, восстановлена, но покрыта туманом -- образы беспорядочно кружатся. Но есть несколько ярких эпизодов. Похоже, магические навыки нужно будет отработать на практике. Но это потом, сейчас очень хочется пить, а фляжка пуста. О, у меня же вино имеется -- беру бутылку, кинжалом отбиваю горлышко и несколькими глотками осушаю ее.
   Разбаррикадирую дверь и спускаюсь в зал трактира, там тихо и пусто.
   -- Трактирщик, -- кричу я, -- еды! И живей!
   Через минуту он появляется с подносом, на котором стоят: тарелка с мясом, каша в глубокой миске и небольшой кувшин, по-видимому, с квасом. Сноровисто сгрузив все на стол, он быстро выбегает из зала. Странно, почему он подает сам, где разносчицы?
   Только приступаю к еде, как назад возвращается трактирщик и с ним мужчина лет пятидесяти, с золотой цепью на шее (эх, прям как в лихие девяностые), и направляются оба к моему столу.
   -- Господин охотник, я староста Малых Гнилушек Гнил, у нас здесь появилась проблема по вашей части, -- говорит он и выжидательно смотрит на меня.
   Представляться не буду, думаю, что ему уже все доложили.
   -- И какая же проблема? -- прожевав, интересуюсь я.
   -- У нас пропало несколько приезжих охотников и травников, -- отвечает он и, заметив мой недоумевающий взгляд, добавляет, -- возле развалин башни древнего мага.
   Любопытно, почему же ты вчера не пришел?
   -- Я схожу туда и проверю, -- соглашаюсь я. -- Какая за это награда?
   -- Вы не будете разочарованы господин охотник.
   Звучит как-то двусмысленно, но других вариантов заработать я пока не вижу.
   Узнав все подробности, я принимаюсь за остывший обед. Доев и расплатившись за него и комнату (двадцать медяков, совсем обнаглел толстяк), выхожу из трактира и направляюсь к точно таким же воротам, как и с той стороны, откуда пришел. Пройдя через них, стараюсь бесшумно двигаться в сторону леса. Минут через тридцать вступаю под его зеленые кроны.
   Лес как лес -- зеленая листва, птички квакают (м-да, и это я считаю нормальным), по кустам шебуршит какая-та мелкая живность. Тишь да гладь...
   Двигаясь неспешно и осторожно, только на закате подхожу к развалинам башни. Сложена она из крупных каменных блоков, местами покрытых пятнами лишайников и обильно заросших плющом. М-да, да и название "развалины" преувеличено -- целыми остались два надземных этажа, правда весьма обветшалых, и неизвестно, сколько подземных, если они есть. Лезть в катакомбы на ночь глядя желания не возникает, поэтому отхожу метров на пятьсот от башни, ставлю магического стража, заворачиваюсь в плащ и ложусь отдыхать.
   Поспать не удается. Магический страж срабатывает через пару часов. Подскакиваю, чудом не запутавшись в плаще, и озираюсь.
   В паре метров от меня стоят два человека, но как-то безжизненно они выглядят. Похоже, это и есть те самые пропавшие охотники!
   В голове всплывает очередное воспоминание-пояснение: кадавр или кукла, созданная магом из человеческого тела, опасность средняя. Существо получается живым, с повышенной силой, и не чувствительным к боли. Ошалело трясу головой, как же мне это надоело!
   Значит, где-то неподалеку должен быть маг. Вытаскиваю меч из ножен и жду... Первому подошедшему отрубаю голову и ногой бью в грудь. Второй удивляет -- он резко прыгает на меня, рефлекторно выставляю меч острием вперед (непростительная ошибка) и накалываю кадавра, как бабочку на булавку. И тут кто-то или что-то ударяет меня в затылок (эх, где же мой шлем), и мое сознание меркнет. Похоже, это становится традицией.
   Очнувшись, осознаю, что прикован к стене в каком-то подземелье. Осматриваюсь. Стены из грубо отесанных каменных глыб, чадящие факелы на стенах, запах сырости. Выбиваются из этого ряда две вещи -- большой стол из потемневшего дерева, заставленный различными ретортами, перегонными кубами и прочими алхимическими аппаратами, и странный субъект, стоящий напротив меня. Высокий, но лица не видно -- широкий плащ с глубоким капюшоном мешает разглядеть его. Тоже мне Дракула.
   -- Вот и наш охотничек из павшего братства очнулся, -- хрипловатым голосом, говорит это нечто.
   Судя по голосу -- мужчина сильный, да и маг знатный, раз сделал из людей кукол, которые напали и притащили меня сюда. Но почему он прячется в разрушенной башне в лесу, вдали от больших городов. Вывод -- или он отступник, или какой-то вивисектор... ага, академик Павлов фэнтезийного розлива... а может, просто разыгрались мое воображение и подозрительность.
   -- Я не ваш, я свой собственный, -- отвечаю ему, но потом до меня доходит смысл его фразы. -- Как павшего?!
   -- Свой собственный ты был там, -- говорит он и махает рукой куда-то вверх, -- а теперь ты здесь и прикован к стене в моей башне, а значит, ты мой! А насчет братства -- три года назад вашу Цитадель сровняли с землей...
   Не верю! Как они смогли уничтожить братство?! Судя по воспоминаниям охотника, Цитадель -- неприступная твердыня, бойцов и магов в ней хватало. Тогда как?!
   Теперь становятся понятны странные взгляды людей из деревни, а я-то думал это из-за моей внешности... Выберусь отсюда и буду разбираться...
   Один плюс в моем нынешнем положении я все же усмотрел -- прикован я к стене, а не к разделочному столу (а на кладбище так вообще одни плюсы), значит, еще не все потеряно!
   -- И что же ты собираешься со мной делать? -- как можно равнодушнее спрашиваю его. -- В такую же куклу, как тех парней, превратишь?
   -- Что ты, что ты... Нельзя упустить возможность исследовать человека с демонической кровью, -- говорит этот, этот... пусть будет Дракуленок, все равно я его имени не знаю.
   -- А может, выпьем, за жизнь поговорим, да я пойду? -- делаю встречное предложение.
   М-да, совсем крыша у меня поехала -- шутить в такой "веселой" ситуации! Где вы, добрые дяди в белых халатах?! Хочу в свою комнатку с мягкими стенами и теплым светом! Ладно, пошутили и хватит, надо думать, как выбраться.
   -- Не бойся, вивисекция это совсем не больно, -- добродушно сообщает он, -- я вскрыл пару сотен разумных, и мне было совсем не больно.
   Ага, а аутодафе это просто солярий. Ладно, пусть болтает, а я пока попытаюсь освободиться. Странно, маны полно, а скастовать ничего не получается.
   -- Не пытайся колдовать, -- говорит Дракуленок, словно прочитав мои мысли, -- я тебя напоил экспериментальным зельем, сам разработал -- ничего ты не сможешь. Правда, у него весьма забавный побочный эффект -- беспричинная веселость.
  Твою ж, Менделеев недоделанный, лучше бы водку изобрел.
   М-да, повезло, как утопленнику -- нарвался на мага-экспериментатора, похоже, пора готовиться к вивисекции, а потом к превращению в кадавра.
   -- Ладно, я пойду куклу штопать, а ты никуда не уходи, -- говорит маг и выходит из камеры.
   Он еще и издевается! Спокойно, пока его нет, надо подумать, что делать дальше и как выбираться отсюда. Так, прикован за руки, но кисти свободны -- запишем в плюсы, колдовать не могу -- это минус. Возникает извечный русский вопрос: что делать? Будем рассуждать логически -- ману в себе ощущаю, но создать заклинание не могу, вывод -- зелье блокирует энергетические каналы тела, значит, надо сотворить чары, минуя их. Так, пороемся в памяти и поищем выход. Не то... Опять не то! Ничего подходящего в магии этого мира не знаю -- я ведь в теле охотника, а не архимага!
   Хм, а если использовать эзотерические знания своего родного мира, вдруг сработает? Нужен проводник, связанный со мной, но находящийся не во мне. Вот завернул. Что я такого дома читал, мысль крутится, но никак не могу ее ухватить... Со злости бьюсь головой о стену. Да, голова не только чтобы в нее кушать, но и ударный инструмент. Вспомнил! Кровь, моя кровь, эврика! Проводник нашел, только как его использовать? Думай голова, думай -- шлем тебе куплю! Так, отпирающих заклинаний в памяти нет, ну что ж, тогда попробую закон трех сил -- желание порождает мысль, мысль порождает действие.
   Расцарапываю руки до крови и мажу крепление цепей. Начинаю представлять, как металл ржавеет и отслаивается бурыми чешуйками...
   Пятнадцать минут -- треть энергетического резерва канула в небытие, но все же крепления цепей обильно покрываются ржавчиной. Резко дергаю руки вниз, и со скрипом цепи лопаются. Вот я и относительно свободен. Еще в придачу обзавожусь гламурными украшениями в виде кандалов-браслетов с длинными обрывками цепей. А они массивные, килограмма по два каждый. Интересно, почем здесь чермет? Что-то меня не туда начинает заносить, надо сосредоточиться на основной задаче -- выжить и сбежать отсюда.
   Хм, а кто у нас в противниках? Первый номер -- Дракуленок, под вторым идут куклы -- две штуки, больше мне ничего неизвестно. Если выберусь, стоп, не если, а когда выберусь, сначала набью морду старосте за такое "веселое" задание, а потом отправлюсь подучиться магии.
   Теперь главное -- обезопасить себя от заклинаний Дракуленка и найти необходимое решение как можно быстрее, пока он не вернулся. Что-то в голове крутится из памяти предыдущего владельца этого тела, опять-таки связанное с кровью. Точно, "щит крови" -- заклинание этих монахов-пришельцев! Правда, информация о том, сколько оно действует и как правильно создается, в памяти отсутствует. Значит, придется действовать методом научного тыка.
   Беру колбу со стола и сцеживаю в нее кровь. Так, граммов сто уже есть, маны ноль, да и общее состояние организма можно охарактеризовать как состояние нестояния. Убью этого экспериментатора -- меня достал этот побочный эффект в виде беспричинной веселости. Ладно, не буду отвлекаться, начинаю произносить заклинание: "Beatus qui retribuet tibi retributionem tuam, quam retribuisti nobis" и лью на себя кровь...
   Эксперимент удается -- ни капли не стекает на пол, она вся покрывает меня тонкой пленкой. Правда, окружающая обстановка теперь видится в красных тонах, но это мелочи жизни.
   Но почему заклинание на латыни? И это не просто ассоциация, когда-то начинал учить этот язык и помню много крылатых фраз. Это вроде бы цитата: "Блажен, кто воздаст тебе воздаяние, которое ты возложила на нас".
   М-да, похоже, не только еретики развлекались магией, но и святые отцы. Правда, длинновато оно, в бою такое не успеешь произнести. Да и маны слишком много на него нужно, и общее состояние после его применения не очень. Выберусь, и надо будет подумать над его усовершенствованием.
   А вот это уже бардак -- дверь в мою темницу не заперта, никакого представления о содержании пленных. Внимательно прислушиваюсь -- вдруг рядом кукла? Как говорил еврей из анекдота: "Таки я прав", стоит. Подхожу к двери и резким пинком открываю ее.
   Дверь бесшумно распахивается -- смазали петли, молодцы -- и впечатывает куклу в стену. Выхожу, чтоб добить, но этого и не требуется: в соревновании дверь плюс стена против кадавра последний проигрывает всухую. Хорошо, что дверь массивная, да и пнул я ее от души. Правда, всю стену кровью заляпал.
   Само вражеское тело ремонту не подлежит -- ибо стало весьма плоским, жаль, что еще и не зеленным, а то было бы похоже на крокодила Гену.
   Можно сейчас попытаться выбраться из башни, но вещи оставлять не хочется, а значит, вперед на поиски. Надо попытаться настроиться на перстень, он как-никак именной. Сосредоточиваюсь и "зову" его.
   Минут через пять приходит отклик, он где-то рядом, пойду по коридору, а там будь что будет.
   Метров через двадцать останавливаюсь перед дверью -- перстень там, резко открываю дверь и вбегаю в комнату -- похоже, это склад, а в центре стоит кадавр и надевает мою броню! Захватываю цепью его шею, упираюсь коленом в спину и резко дергаю на себя -- слышится хруст. Отпускаю, и он падает -- со сломанным позвоночником особо не побегаешь. Снимаю с него броню, нахожу свои вещи. Быстро осматриваю помещение и становлюсь обладателем двух кошелей с золотыми монетами. Неплохо: свое имущество вернул, двух кукол вывел из строя и стал богаче на десяток золотых. Значит, остался только Дракуленок, по крайней мере, я на это надеюсь. Тихо прокравшись по коридору, выхожу к тяжелым двустворчатым дверям. Чувствую спинным мозгом, что именно за ними и начнется самое веселье!
   Вытаскиваю меч из ножен, распахиваю дверь и вбегаю в зал. Дракуленок стоит перед столом, на котором лежит обезглавленная мной кукла, над которой он производит какие-то манипуляции. Услышав шаги, он быстро разворачивается. С его рук слетает яркая молния. И... ничего, "щит крови" действует, правда, тускнеет. Следующую молнию рефлекторно принимаю на меч и отражаю куда-то в потолок. Интересное оружие.
   Подбегаю к Дракуленку, ногой бью его в живот, он сгибается пополам. Ударом эфеса по голове отключаю его. Поднимаю меч, чтобы добить, но тут все тело пронзает острая боль. Это что за... Я что не могу его убить?!
   Ладно, буду проще. Я не хочу его травмировать, мне просто нужно вон туда поставить ногу. Резко опускаю ногу ему на спину, судя по хрусту -- позвоночник не выдержал такого обращения. Будь он хоть трижды магом, такую травму быстро не вылечить!
   Быстро окидываю взглядом помещение, замечаю небольшую шкатулку, от которой так и веет магией (вот и трофей), быстро заворачиваю ее в плащ и двигаюсь к выходу. Час плутаний по коридорам, и вот я с удовольствием дышу свежим лесным воздухом. А теперь в деревню -- "обсудить" со старостой данное задание, скажем так, поговорить по душам.
   Шагая в сторону деревни, задумываюсь -- ведь я убил несколько вполне живых существ, одного разумного покалечил, а меня совесть совсем не мучает. Как же я до такого докатился? Вроде бы, в детстве был нормальным ребенком, животных не мучил, под маньяка в юности не косил. Так почему же? Может быть, это компьютерные игрушки, в которые периодически играл? А может, вообще вся культура моего родного двадцать первого века вскормила и выпестовала то создание, каким я стал? Ведь существует такая вещь как Голливуд, который на потребу биомассе буквально заваливает ее мясом и заливает кровью. Сейчас самая популярная аксиома, которая чуть ли не с молоком матери впитывается: "Кто сильнее, тот и прав", а вторая: "Все покупается, все продается". Так чему же я теперь удивляюсь? Ведь даже книги учат, вместо доброго и вечного, лишь этому. Но только здесь -- в мире меча и магии, месте постоянной борьбы за жизнь, я смог раскрыть свое "я"? Если это так, то когда вернусь домой...
   Перед разговором со старостой Гнилом (действительно, имя ему подходит) надо освободиться от воздействия этого зелья, да и разобраться с добычей не помешает. А раз так, то ноги в руки и подальше в лес -- обустрою там временное убежище.
   После суток ходьбы волчьим шагом с заметанием следов, поддерживая силы одними лишь эликсирами, забираюсь в такой бурелом, что без тяжелой техники меня оттуда и не достать. Удобное место нашлось под корнями вывороченной сосны, а может, и не сосны, короче говоря, какого-то дерева. Посыпав вокруг стоянки табаком с перцем, выпиваю последний эликсир регенерации, заворачиваюсь в плащ и погружаюсь в сон.
   Просыпаюсь на рассвете, опять не отдохнув -- это теперь случается со мной постоянно и просто действует на нервы. Ладно, надо подумать о пропитании, тренировках и прочем. С первым все более-менее просто -- лук со стрелами есть, надеюсь, что-нибудь съедобное добуду. Тренировки со сталью и магией пока отложу -- сейчас не до этого. Где там этот лук? Быстренько собираю его и беру пару стрел. Не понял, а почему это стрелы без наконечников? Древки качественные, склеенные из четырех заготовок, без заусенцев, оперение в два пера, вот только как крепить наконечники без клея? Их тоже немного -- всего полтора десятка, втульчатые, два бронебойных, три двурогих, а остальные -- срезни разного вида. Древесной смолы полно -- значит, ею и прикреплю, авось одну охоту выдержат. Часа два тренируюсь на сухом дереве -- с точностью все более-менее в порядке, а вот скорострельность оставляет желать лучшего. Думаю, что практика решит и эту проблему.
   Пора и на охоту. Ага, за скальпами бледнолицых.
   Час поисков, и выхожу к некрупной речушке. Теперь осталось найти водопой. Все-таки не зря согласился тогда, еще дома, пойти на охоту -- выслушивал теорию и байки в течение четырех часов, пока добирались до места...
   Вот и кусты, подходящие для засады. М-да, практически неподвижно сидеть в засаде несколько часов, еще то удовольствие.
   Ура, вот и еда! Целый кабанчик или что-то похожее на него выходит к речке и начинает пить. Стреляю, и срезень попадает ему в район шеи. Вот тут-то и сказывается практически полное отсутствие опыта в охоте -- этот кабан разворачивается с диким визгом, обливаясь кровью, бежит на меня. Единственное, что успеваю, так это отбросить лук и вытащить кинжал. Зверюга сбивает меня с ног, тут к его визгу добавляется и мой матерный крик -- пара ребер не выдерживают такого обращения и дают трещины. Вот таким клубком мы и летим вглубь кустов. На место моего сознания, приходит что-то более древнее -- то ли инстинкт выживания, то ли голос крови демона...
   Солнце не сильно изменило свое положение на небе, а значит, без сознания я недолго. Ребра, как ни странно, не болят, дыхание ровное. Рядом лежит мертвый кабанчик. Единственное, что доставляет неудобство, так это сильное чувство голода. Кабанчик есть, и даже уже разделанный местами. Так что посолить-поперчить и вперед.
   Сказано -- сделано, и вот уже ем парное мясо и получаю от этого удовольствие.
   М-да, еще один факт игровой легенды стал суровой прозой жизни.
   Насытившись, принимаюсь за разделку, точнее за отпиливание наиболее мясистых кусков. Закончив сие тяжкое и грязное дело, промываю мясо в реке, заодно и сам отмываюсь от крови. Нанизываю мясо на тонкую ветку. Затем подбираю лук. Плечи не сломались, тетива цела и все это очень хорошо. Разбираю его и отправляюсь в сторону своего лежбища.
   Обратный путь проходит без приключений.
   Тридцать минут, два отбитых пальца, и мне удается развести небольшой костерок. Для маскировки располагаю его в заранее выкопанной яме. Хотя копать кинжалом еще то удовольствие... Вопрос с пропитанием решен, остается другой -- что делать с зельем Дракуленка? Тут два входа -- или искать мага-алхимика, или самому сварить противоядие.
   Первый вариант практически не реален -- до мага еще надо как-то добраться, да и денег на оплату его услуг нет, так что остается второй вариант, правда лично я в алхимии разбираюсь на уровне знахаря-недоучки. Значит, надо как-то добраться до знаний прошлого хозяина тела, ритуал их вроде восстановил, но они мертвым грузом лежат в подсознании. Следовательно садимся и отключаем мозг.
   Проще сказать, чем сделать -- два часа бездумного сидения в позе лотоса, и вроде как получилось, но не готовый рецепт, а так, импровизация на эту тем. Но на безрыбье и сам раком станешь...
   Достаю ингредиенты из сумки и начинаю творить: щепотка того, листочек этого, и тут появляется непредвиденное осложнение -- отсутствие котелка! В теории можно использовать наруч -- локтевая часть достаточно глубокая, лишь бы металл не отпустить. Снимаю правый наруч, наливаю воду из фляжки и кидаю травы. Ставлю его на угли, через пару минут сие варево закипает, отодвигаю наруч с углей и жду, пока остынет.
   Вроде остыло. Перефразируя Шекспира -- пить или не пить, вот в чем вопрос. А выбора-то особого и нет -- без магии даже с моими скромными возможностями долго не протяну. Залпом выпиваю. Какой же мерзкий вкус у этого зелья.
   Проходит несколько минут. Вроде самочувствие нормальное. Ну вот, опять сглазил! Успеваю отбежать от лежанки на пару метров, где меня и начинает выворачивать наизнанку -- кровью с примесью какой-то кислотно-зеленой гадости. Я так мерзко себя не чувствовал даже после того, как с одногруппниками отмечал "пол-инженера"... Кое-как доползаю до лежанки и проваливаюсь в липкое забытье.
  

Глава 2

  
   И вот я захожу в какой-то кабинет. Стоп, не я, видимо, прошлая личность из этого тела, раз вижу все со стороны. Странное зелье у меня получилось. Что ж, могло быть и хуже. Если это не шалости моего подсознания, то информация о возможностях и прошлом охотника точно не будет лишней. Небольшое помещение, на каменных стенах висят какие-то гобелены, из мебели -- пара кресел и массивный стол из темного дерева, всю эту "утонченную" обстановку освещают два ярких шара, плавающих где-то под потолком. За столом сидит полный человек, лысина блестит от пота, хотя в комнате совсем не жарко...
   -- Наместник, мне передали, что вы хотели меня видеть? -- безразличным тоном спрашивает охотник.
   -- Да, проклятый, есть работа для тебя, -- небрежно заявляет он.
   !"Хм, только и умеют развешивать ярлыки. Проклятый... С точки зрения крестьян да, ибо внешность старых охотников сложно назвать обычной. Хотя это и неудивительно -- слишком много зелий, боев с нежитью и нечистью, магических экспериментов... Внешность меняется кардинально и не в лучшую сторону. Я всегда знал, что благодарность не свойственна людям, но что до такой степени и не предполагал".
   -- Не забывайтесь, наместник, -- с угрозой в голосе предупреждает охотник, -- во-первых, это я вам нужен, а не вы мне, во-вторых, вы успели забыть указ Князя в отношении охотников?
   Побледнел наместник, побледнел. Что же это за Князь и указ? Память предательски молчит.
   -- Так что за работа? -- продолжает охотник.
   -- Тысяча золотых за ее исполнение, -- коротко отвечает наместник.
   -- У вас что нашествие нежити, -- интересуется охотник, -- и я в одиночку должен его остановить?
   "Замялся наместник, еще больше засуетился и занервничал", -- скользнула в сознании чужая мысль. Я внимательно присматриваюсь к толстяку, и действительно -- глазки бегают, пальцы нервно комкают перо.
   -- Нет, всего лишь демон, -- небрежно отвечает толстяк.
   -- Всего лишь демон?!
   "Демон?! Да он в своем ли уме?! Может, мне еще луну с неба достать?! Хм, а Князь знает?"
   О, и непроницаемая маска охотника дала трещину. А то эмоций, как у глыбы льда... Видимо, демоны более чем сложные противники.
   -- Почему вы не сообщили Князю? -- охотник задает еще один вопрос.
   -- Он просто не успеет ничего сделать, до того как демон вырвется из развалин и доберется до города, -- нервно объясняет наместник, -- эта тварь и так успела уничтожить целую деревню!
   -- Я выполню эту работу, -- перебивает его охотник, -- но также я передам Князю о вашей халатности -- сомневаюсь, что демон появился недавно.
   -- Пять тысяч и ты никому не говоришь! -- голос наместника срывается на крик.
   "Ох, чую, что-то тут нечисто, вон сколько суеты. Видно, у самого рыльце в пушку. Что же тут такое происходит, о чем не следует знать Князю?"
   Ешкин кот, я что буду чувствовать все мысли и эмоции охотника?
   "Хорошая сумма, можно купить замок с парой десятков деревень в придачу".
   -- Это не обсуждается, ты поставил под угрозу город, -- спокойным голосом продолжает охотник.
   -- Тебе что не нужны деньги?! -- обескуражен толстяк.
   -- Деньги это средство, но никак не цель, тем более оплаченные чужой кровью, -- безразлично замечает проклятый. -- И где же находятся эти развалины?
   -- На востоке от города, -- успокоившись, говорит толстяк. -- Ты дурак, отказываться от таких денег! Я же могу приказать тебя убить, ты разве не боишься смерти?!
   -- Смерти? -- холодно переспрашивает охотник. -- Все мы смертны. Я и так слишком часто сталкивался с ней, есть вещи и пострашнее.
   "Но надо составить письмо, которое попадет к Князю в случае моей смерти".
   Да, он прав, есть вещи и гораздо хуже.
   Картинка меняется -- охотник стоит перед развалинами здания. Когда-то давно оно было великолепно -- судя по обломкам, нечто в стиле, похожем на земную готику. Он достает какой-то пузырек, под солнечным светом жидкость, находящаяся в нем, переливается всеми оттенками черного, как это ни странно звучит.
   "Хороший день, даже жалко умирать".
   С чего это он умирать собрался и что такое в этом пузырьке?
   "Слеза Тьмы" -- сложный в изготовлении эликсир, увеличивает скорость движений и улучшает реакцию, так же повышает физическую силу и регенерацию. Каждому темному охотнику по окончании обучения выдается такой флакон. Побочные эффекты -- просто физическая смерть от истощения внутренних ресурсов организма через двадцать минут".
   Вот и ответ на мой вопрос. Это настоящее мужество: идти на верную смерть ради спасения абсолютно чужих тебе людей, я бы так не смог. Хотя нет, ради своих смог бы, а вот для чужих...
   Развалины небольшие, так что осмотр охотник заканчивает быстро. Прямого хода вниз нет, или он его не смог найти, и, похоже, единственный способ попасть в подземелье -- это отыскать пролом в полу. Охотник стоит, приглядываясь и словно к чему-то прислушиваясь, а затем прыгает вниз. Глубина метра два, приземлившись и достав меч, он начинает вкрадчиво двигаться. Он оказался в слабо освещенном зале, свет исходит от сложного геометрического орнамента на стенах.
   В подвале вроде бы никого нет, лишь обрывки цепей и кандалов, разбросанных в художественном беспорядке. Да ворох старого тряпья в углу, но Лиса все же что-то настораживает. Внезапно вся эта куча начинает шевелиться, и, позвякивая цепями, на свет показывается нечто странное. По-другому назвать это несуразное создание я не могу. От человека его отличает пепельно-серая кожа, наличие довольно массивных рогов и худые, как палки, конечности, оканчивающиеся длинными серповидными когтями. Рост этого существа примерно около полутора метров. Неестественно дернувшись, оно начинает подниматься на ноги, цепляясь когтями за стену, оставляя на ней глубокие борозды. Кое-как приняв горизонтальное положение, оно поворачивает голову в сторону охотника и оскаливается. Ого, да увидь такую "улыбочку" акула, у нее разовьется комплекс неполноценности! Постояв пару секунд, это нечто прыгает вперед, но массивная цепь ему мешает и одним концом, словно удавкой, обхватывает и сдавливает его шею, другой конец намертво вмурован в стену. Охотник настороженно замирает, сразу же в моей голове всплывает чужая мысль: "И это вырезало целую деревню? Да и почему оно сидит на цепи? Что-то тут нечисто".
   Задохлик замирает на натянутой цепи и принюхивается, водя носом, как собака. Внезапно ошейник начинает светиться красноватым цветом, и появляется запах паленого мяса. Этот рогоносец начинает выть. По мере увеличения яркости цепи, вой усиливается, пока не становится невыносимым. Превозмогая боль, тварь рвется вперед, и цепь лопается, расцарапывая ей шею до крови. Густая черная кровь на глазах сворачивается. А демон начинает меняться, перевоплощаясь из несуразной твари в действительно опасного противника. Рост под два метра, тело гибкое и жилистое, когти на лапах увеличились и приобрели насыщено черный цвет. Пасть тоже стала больше (настоящий живоглот), а в глазах замелькали красноватые блики. Так почему он не нападает? На ум приходит только одно: "Да он же слеп, как крот, и реагирует только на движение и звук. Это гончая, а не охотник. Хоть в чем-то повезло". Мой же охотник задерживает дыхание, осторожно достает из сумки флакон со "Слезой Тьмы" и опустошает его.
   Демон, теперь его можно назвать только так, опять крутит головой и с шумом втягивает в себя промозглый воздух. "Скоро он обнаружит меня, а пока он этого не сделал, нужно нанести удар первым, и желательно смертельный" -- мелькнуло в голове охотника. Проклятый переносит вес тела на левую ногу, готовясь атаковать. Прыжок, удар и... Он оставляет лишь небольшую царапину на шее демона. Тварь резко взмахивает лапой, и только чудо спасает охотника -- невероятно изогнувшись, он избегает удара. Отскочив от демона, он замирает. Складывает пальцы в какой-то знак, после этого перехватывает меч двумя руками и снова бросается в атаку. Изображение расплывается -- настолько ускоряются его движения, проклятый наносит удар за ударом. И вот опять неудача -- демон обзаводится лишь несколькими порезами, которые затягиваются прямо на глазах. Охотник и демон начинают кружить в танце смерти.
   "С таким темпом боя двадцать минут отпущенные "Слезой" закончатся быстро, и он позавтракает мной. Надо что-то придумать..."
   Охотник начинает новую атаку, режущие удары концентрируются в районе сердца демона. Тот тоже не спит, и проклятый обзаводится множеством порезов и ссадин. Через пять минут регенерация демона ослабевает.
   Проклятый резко бросается вперед и сбивает демона на землю ударом плеча. Но и ему самому не везет -- когти твари пробивают ему правое легкое. Перехватив меч обратным хватом, охотник бьет, вкладывая все силы, в сердце демона. Чудовище тоскливо завывает и, конвульсивно дернувшись, разрывает проклятому грудь.
   "Вот и все", -- мелькает в моем сознании чужая мысль. Шатаясь, охотник падает в лужу крови, вытекшей из трупа демона.
   Похоже, он потерял сознание от болевого шока -- изображение пропадает, но появляются ощущения. Причем не самые приятные -- кажется, что все тело медленно прокручивают в мясорубке. И что это длится вечность...
   Следующее, что я вижу -- охотник, как в замедленном кино, поднимается с пола. "Я жив! Или просто стал умертвием. Но я же ощущаю тело?! Я пятый человек из ордена, который смог убить демона! Ладно, сначала осмотрю подвал, а потом уже все остальное".
   Достав из сумки и выпив какое-то зелье, охотник начинает исследовать подвал. Первым делом -- труп твари. Собирает немного крови, отрубает рога и зачем-то подбирает остатки цепи. Затем подходит к стене, метрах в пяти от того места, где был прикован демон, и нажимает на нее рукой. Ладонь проваливается вглубь кладки. "Иллюзия, качественная иллюзия. Внешне эта иллюзия не отличается от настоящей стены, что говорит о мастерстве установившего ее. Хм, и что же она скрывает?". Любопытство кошку сгубило, хотя... Если смерти от зелья и лап демона избежал, то шансы выжить у него достаточно высоки.
   Проклятый делает шаг вперед. За иллюзией располагается небольшая комнатка с парой клеток. Возле одной из них лежит детская игрушка.
   "Дети?! Кто бы ни призвал демона, умирать он будет мучительно".
   Полностью с ним согласен -- такое прощать нельзя!
   Из комнаты есть еще один выход, перегороженный массивной деревянной дверью. Охотник бьет по ней ногой, раздается скрежет металла. Еще пара ударов и она распахивается. За ней находится подземный ход, которым хоть и изредка, но пользуются -- об этом свидетельствуют следы в пыли и остатки факелов. "Вперед, надо узнать, куда он ведет". Часа два по узкому туннелю, и охотник оказывается еще перед одной дверью -- копией первой. Подойдя к двери, он замирает и прислушивается. Вытащив меч из ножен, осторожно идет дальше. Тихо... Коридор выводит его в обеденный зал -- изящная мебель, гобелены, освещение магическими светильниками. Хозяин не бедствует. Опять коридоры, переходы, комнаты и ни одной живой души. Но вот охотник останавливается перед дверью, богато украшенной резьбой. Прислушивается, и становятся различимы голоса.
   -- Ты идиотка! -- гневно кричит наместник. -- Как ты только додумалась вызвать демона?! А если охотник узнает?! Ты знаешь, что сделает с нами Князь?!
   -- Отец, я не думаю, что он сможет уби... -- протестуя, перебивает собеседница толстяка.
   -- Вот именно, что не думаешь! -- шипит от злости наместник. -- Их орден более двух веков сражается с нечистью и нежитью! Так, собирай вещи, ты отправляешься к своей тетушке. Надеюсь, что проклятый не вы...
   Не дослушав перепалку собеседников, охотник распахивает дверь и едва успевает уклониться от молнии.
   В комнате два человека: старый знакомый -- наместник и миловидная девушка лет семнадцати.
   -- Добрый вечер, наместник, -- взглянув в окно, произносит охотник, -- сколько меня не было?
   -- День, я надеялся, что ты сдох... -- злобно бормочет толстяк.
   -- Зачем же так грубо, -- говорит охотник, откидывая капюшон мантии, -- зато теперь я действительно проклятый.
   Заговорщики вздыхают.
   -- Я так понимаю, это она призвала и укротила демона. Какой талант... -- восхищенно цедит проклятый, -- только вы совершили две ошибки. Первая -- наняли меня и вторая -- не следовало вам использовать детей в ритуале.
   Договорив это, охотник будто расплывается в воздухе. Несколько ударов сердца и наместник с дочерью падают без сознания.
   "Теперь связать их и дождаться Князя или его голоса".
   И все-таки что это за Князь?!
   Изображение снова меняется. Теперь это площадь какого-то города, множество народа, помост. На нем стоят три человека: наместник, палач и некто в черном плаще, лицо скрыто капюшоном.
   -- Князь, Князь, -- слышится перешептывание людей.
   -- Мои поданные, -- тихим голосом начинает правитель, -- сегодня будет казнен преступник, подвергший опасности ваши жизни, за это одно наказание -- смерть!
   Как только он договаривает, к делу приступает палач.
   Жестокая казнь. На Земле такая тоже была, в Китае за государственную измену. Линчи, смерть от тысячи порезов -- особо мучительный способ смертной казни путем отрезания от тела жертвы небольших фрагментов в течение длительного периода времени. Интересно, при таком способе казни изменников, их стало меньше?
   Казнь окончена, к охотнику подходит человек в полном доспехе, лицо скрыто забралом шлема.
   -- Князь желает видеть вас, следуйте за мной, -- холодно произносит он.
   Другое видение -- кабинет, за столом сидит Князь. Лицо все так же скрыто капюшоном, а фигура плащом.
   -- Я приветствую вас, Князь, -- проклятый отвешивает короткий поклон.
   -- Темный охотник...
   Пауза, видимо, правитель ждет, что он представится.
   -- Лис, -- представляется охотник.
   -- Лис? -- с легким удивлением в голосе, переспрашивает правитель.
   -- Традиция, -- поясняет охотник, -- иногда прозвище скажет больше, чем имя.
   Что-то мне кажется, тут дело не только в пресловутой традиции. Чувствую, что это только вершина айсберга, но знаний для подтверждения пока не хватает.
   -- Хм, действительно. Но я пригласил тебя не для того, чтобы поговорить об именах, -- негромко произносит он. -- Вот твои деньги, и у тебя есть одно желание, в пределах разумного, конечно.
   -- Желание? Тогда я хотел бы, чтобы ваши "Тени" обучили меня технике мерцания.
   -- Ваши маги так и не смогли ее воссоздать? -- с весельем в голосе осведомляется Князь.
   -- Пока нет.
   -- Хорошо, но ты поклянешься, что никто за пределами вашего ордена об этом не узнает, -- и с легкой угрозой, добавляет, -- иначе...
   -- Клянусь, что никто кроме представителей ордена не узнает об этом.
   Едва охотник закончил говорить, как камень в перстне вспыхнул ярким светом.
   -- Лис, тогда я хотел бы, чтобы тебя осмотрел мой маг, ты не возражаешь?
   -- Нет, Князь, -- соглашается охотник.
   -- Вот и хорошо, тогда больше не задерживаю.
   -- Князь, у меня один вопрос, -- негромко произносит проклятый.
   -- Да?
   -- Почему не казнили дочь наместника? Ведь виновата она...
   -- Лис, -- холодно перебивает Князь, -- сильных демонологов очень мало, моей империи пригодится еще один.
   Охотник, похоже, поняв, что разговор окончен, накидывает капюшон и выходит из кабинета.
   -- Темный охотник? -- Не успевает он сделать и пары шагов, как его окликают.
   Вопрос задает девушка. Весьма симпатичная, надо сказать, одетая в охотничий костюм, который подчеркивает выдающиеся особенности ее фигуры.
   -- Да, вы что-то хотели? -- интересуется проклятый.
   -- Князь приказал, чтобы я вас осмотрела, -- отвечает она.
   -- Вы маг? -- удивляется охотник, скользя взглядом по ее фигуре.
   -- Я магистр-целитель, -- слегка покраснев, произносит девушка.
   -- Ясно, тогда пойдемте проводить осмотр.
   Секундная тьма, и новое место действия. На этот раз пустая светлая комната, на полу которой начерчена двенадцати лучевая звезда в круге.
   "Хм, интересно. Нам говорили, чем больше лучей, тем мощнее звезда. Обычно такие используют при создании крепостных щитов. В Цитадели звезда для поддержки щитов насчитывает тридцать шесть лучей" -- снова в голове всплывает чужая мысль.
   -- Сними все магические вещи и встань в центр звезды, -- закрыв дверь, говорит девушка.
   -- Все не получится, -- говорит охотник.
   -- Почему? -- переспрашивает она.
   -- Перстень охотника можно снять только с мертвого владельца, -- равнодушно отвечает проклятый.
   "Так, что-то не пойму, а как тогда Дракуленок его с меня снял? Еще один вопрос, на который у меня нет ответа".
   Охотник встает в центр звезды, и она начинает светиться кроваво-красным светом.
   -- Не шевелись, -- проговорив это, целительница начинает что-то бормотать себе под свой очаровательный носик, периодически совершая руками какие-то пассы. Так проходит примерно минут десять.
   -- Все, я закончила, -- устало произносит девушка, -- выходи.
   -- Что ты узнала? -- спрашивает охотник. -- Рассказывай.
   -- Ты не демон, -- начинает она, -- скорее что-то вроде полукровки, но это очень приблизительное определение. Значит, боевую форму ты принять не сможешь, но сила, скорость и реакция улучшились. Также увеличился твой магический потенциал, теперь он примерно равен старшему ученику. Смерть от старости тебе тоже не грозит. Регенерация на высоком уровне. Изменение глаз позволяет тебе видеть в темноте. Это были плюсы.
   -- А отрицательные эффекты есть? -- с интересом в голосе спрашивает проклятый.
   -- Есть, -- соглашается девушка, -- ты не сможешь использовать магию исцеления и света.
   -- Все?
   -- Внешность тоже стала запоминающейся, -- проговаривает она, прикасаясь рукой к его лицу, -- так, вроде, все, может, потом что-то откроется.
   -- Ясно, -- соглашается охотник. -- Тогда я пошел?
   -- А может, задержишься? -- говорит она и проводит ладонями по своему телу.
   -- Можно и задержаться.
   Я его понимаю, сам бы с таким целителем задержался.
   И опять видение -- большой зал, вдоль стен стойки с оружием и доспехами. Друг напротив друга стоят охотник и какой-то человек. Разглядеть его не удается -- взгляд все время соскальзывает с него. Теперь понятно, почему тень.
   -- Князь приказал обучить тебя техники мерцания, -- начинает говорить он, -- так что слушай внимательно и запоминай. "Мерцание" это умение искажать ткань реальности для переноса своего тела из одной точки пространства в другую, но есть и ограничения: во-первых -- нужно видеть то место, куда собираешься переместиться, а во-вторых -- прыгнуть дальше трех метров сложно, так как количество энергии растет по экспоненте. Но все равно, оно обеспечивает тактическое преимущество в бою. Выполняется "мерцание" следующим обра...
   Снова секундная тьма, и другое видение -- какая-та лаборатория, множество шкафов с колбами, склянками, травами, два больших стола с ретортами и прочим оборудованием. В углу расположился кузнечный горн.
   -- Мастер, и все же... -- произносит охотник.
   -- Не торопи меня, -- недовольным тоном отвечает мастер, -- я уже тебе говорил, что этот металл встречается редко и обладает уникальными свойствами. А если учесть то, что он был на демоне в момент его смерти...
   -- Я это понимаю, -- соглашается проклятый, -- и поэтому решил перековать меч...
   -- Интересно... -- задумчиво тянет мастер. -- Возможно, учти, что именно возможно, у меча появятся новые свойства...
   -- Так это же хорошо, хуже точно не будет, -- соглашается охотник.
   -- А золота хватит, оплатить мою работу? -- любопытствует мастер.
   -- Тысяча золотых и один рог демона, -- спокойно отвечает охотник.
   -- Мало, -- протестует мастер, -- в работе придется использовать редкие ингредиенты...
   -- Плюс одно звено цепи, -- перебивает он мастера, -- по рукам?
   -- Договорились, охотник...
   "Месяц работы, несколько кувшинов моей крови. Меч идеален: легкий, спокойно прорубает доспехи и не тупится. И самое главное -- я чувствую его как продолжение своей руки".
   Новое видение, но какое-то странное, размытое, словно припорошенное пеплом.
   Охотник сидит в таверне, заняв угловой стол. Таверна битком забита, но к нему никто не подсаживается.
   "Все-таки странные создания, люди. Когда им нужна помощь, то ты для них и брат, и сват. А если нет, то ты чудовище, проклятый, тебя бы поднять на вилы, отправить на костер. И, несмотря на все это, мы все равно их защищаем".
   Допив свое пиво, он собирается уходить, но хватается за голову и прокусывает губу, чтобы не застонать от боли. Такое чувство, что череп зажали в тиски и медленно сдавливают. Что это такое?
   "Кто-то из ордена пытается связаться, но откуда такая боль?".
   Через несколько минут связь устанавливается.
   "Общая тре... на цита... напал... все... охо... общи... сб..."
   Несмотря на нечеткость сообщения и общую слабость, охотник подскакивает к трактирщику:
   -- Лучшего коня! Быстро! Плачу золотом!
   Запрыгивает в седло, и конь срывается в галоп. Дни сливаются в одно сплошное пятно, лошади одна за другой падают загнанные, а охотник несется вперед.
   -- Не успел, не успел, -- его первые слова, когда он подъезжает к разрушенным стенам Цитадели. Везде лежат горы тел, но на центральной башне все так же гордо реет стяг ордена. Большая часть братства погибла здесь, но каждый из них забрал с собой по паре десятков врагов. Нежить, големы, люди. Зайдя в центральную башню, он видит, судя по всему, магистра ордена, обращенного в камень, но не выпустившего меч из рук.
   Охотник падает на колени и хрипит:
   -- Я отомщу, чего бы мне это не стоило, я отомщу.
   На этом моменте воспоминания обрываются, и я прихожу в себя.
   Возможно, и не я, трудно сказать. Я пережил все, что пережил охотник, я это он, он это я. Перстень охотника нагревается и обжигает палец.
   Вспоминаются строки из какой-то книги:
   "Я ненавижу подземелий тишину
   И слякоть вечную под лунными лучами,
   Безликий ветер шелестит ночами
   О том, как я судьбу свою кляну.
  
   Я в этом теле, словно в каменном плену,
   И вслед за Данте шествую кругами...
   Верните мне одно -- мою Луну!
   И чуть шершавого асфальта под ногами..." # # 1
  
  
   # # 1 Стихотворение автора.
  
   Мы стали одним человеком... Аз есмь, твари, аз есмь!
   Рассвет вступает в свои права. Лес окрашивается золотистым сиянием. В низинах клубится серый туман. Начинают гомонить птицы.
   Рассвет моей новой жизни. Смысл правильный, но как пафосно звучит. Интересно, сколько я был в отключке -- ночь или сутки? Ох, голова раскалывается, состояние как с похмелья, причем жуткого. Но в принципе это не так уж и важно, и не такое со мной бывало.
   Жаль охотника, и мне ничто человеческое не чуждо, несмотря на весь мой цинизм, хорошим он был... человеком, наверно.
   Хотя что является определением человека? Две руки, две ноги и голова? Сомнительно. Перефразируя героя старого мультика: но я жив и это плюс. И все же назвать такого разумного другом это честь, а то, что я фактически стал его наследником -- честь вдвойне. Не имеет значения, кем он был, я должен отомстить. Хотя бы потому что это важно и для меня, за орден, за братьев... Клянусь Тьмой, я отомщу! А уж потом буду решать, как вернуться домой.
   А сейчас позавтракаю остатками кабанчика и начну тренироваться, ибо чтобы отомстить -- сначала нужно выжить.
   День тренировок дает весьма неплохие результаты. "Мерцание" получается, но несколько медленно, стандартные заклинания тоже работают, как положено. А вот мечевая техника несколько непривычна: связки состоят в основном из рубящих ударов, ритм движений рваный. Также присутствуют элементы рукопашного боя. Причем, насколько хватает моих знаний, стиль ориентирован на противостояние одного против многих. Все-таки оказывается, что мышечная память существует. Иначе как объяснить, быстрое освоение незнакомого стиля? А то, что удары рубящие, неудивительно -- нежить колоть бессмысленно, кровью она не истечет.
   Хотя думаю, что тут дело не только в пресловутой мышечной памяти. И дома увлекался историческим фехтованием, причем не по новым, гуманным, правилам.
   Всякое бывало на тренировках: вывихи, трещины в костях, выбитые зубы... Так что эти знания и навыки закреплялись потом и кровью. Вот поэтому и желающих заниматься по старым правилам немного -- мало того что хорошее снаряжение стоит не рубль двадцать, так и медицина в нашей стране бесплатна лишь на бумаге.
   Малые Гнилушки, а точнее их староста меня очень заинтересовал, так что ему придется ответить на пару-тройку моих вопросов. И свидетелей этого разговора не должно быть, а значит, попасть в деревню надо ночью. В путь...
   Еще одна ночевка в лесу и я буду на месте.
   За пару часов до рассвета выхожу к деревне. Волчий час. Хм, с одной стороны хорошо, а с другой не очень. Скоро все начнут просыпаться, а я даже не знаю, где этот Гнил живет. А если... Рискованно, но может получиться.
   "Мерцание" -- и я балансирую на ограде, еще одно -- и стою возле нее, но уже с внутренней стороны. А теперь в таверну. Плечом надавливаю на дверь, постепенно усиливаю нажим и вуаля, с тихим скрипом она открывается. Так, на втором этаже комнаты для приезжих, значит, скорее всего, трактирщик обитает где-то на первом. Пара минут поисков и комната найдена. Вся "роскошь" небольшой комнатушки освещается одной свечой, стоящей на столе. Спит боров. Ну ничего, после моего визита спокойно спать он не сможет -- кошмары мучить будут долго. Зажимаю ему рот рукой, и это недоразумение просыпается.
   -- Мм.
   Действительно, с зажатым ртом особо не поговоришь, для страховки прижимаю кинжал к горлу.
   -- Не шумишь и отвечаешь на мои вопросы, честно отвечаешь, и с тобой ничего не случится, -- отрывисто говорю ему, -- а иначе... Моргни, если понял меня.
   Моргает, какой понятливый. А зрачки-то расширены, боится.
   -- Пом...
   Крикнуть он не успевает, удар под дых утяжеленной перчаткой -- весьма достойный аргумент.
   -- Без шуток, -- слегка надавливаю кинжалом ему на горло, -- еще одна такая попытка, и ты труп.
   Судя по внешнему виду, он все понял правильно.
   -- Первый вопрос -- где живет староста?-- приблизив свое лицо к его, негромко говорю я, -- и второй -- ты знал, зачем меня отправили к старой башне?
   -- Через два дома от моего трактира, а в башню... -- Хм, а глазки-то забегали.
   -- Правду, быстро. -- И плотоядно улыбаюсь ему.
   -- Мы с Гнилом договорились с тем магом из башни, -- дрожащим голосом отвечает трактирщик, -- мы ему людей, а он нам золото.
   Ха, подействовало. Может, почаще улыбаться? Все ясно, фактически работорговля.
   -- Где это золото? -- резко говорю я. -- Говори!
   -- Под той половицей. -- И глазами косит в сторону стены.
   -- Что это за государство?
   -- Вольное баронство Олмер.
   Забавно, есть у них еще город, названный в честь баронства, или наоборот?
   -- Конкретней говори, -- продолжаю допрашивать трактирщика, -- я сам издалека, так что ничего о нем не знаю.
   -- Входит в союз вольных баронств, основная прибыль идет с торговли, -- начинает рассказывать трактирщик, -- часто происходят пограничные стычки баронов, на дорогах хватает бандитов, стража не справляется или просто не желает.
   М-да, еще и локальные конфликты. Повезло так повезло. Значит, скорее всего, никто с этими торговцами разбираться не будет, чувствую, бароны не лучше своих поданных.
   -- Интересно, а тебе мертвые, те, кого вы продали этому магу, не снятся?
   Но короткий взмах кинжала, перерезавший глотку, не дает ему возможности ответить.
   Как говорится: "С волками жить -- по-волчьи выть"!
   Теперь тайник. Негусто, примерно сотня золотых. Наверно, у него еще где-то есть заначка, а то и не одна, но искать некогда. В шкафу, кроме одежды, ничего нет.
   Ладно, теперь к старосте.
   У старосты все проходит по предыдущему сценарию, только обхожусь без задушевных разговоров. Странно, что ни в доме старосты, ни в трактире нет посторонних. Это просто мне повезло или...
   Переношу тело старосты в трактир и поджигаю. Огонь скроет все.
   Надеюсь, в трактире никого больше нет, а то очень не хочется обагрять руки кровью, не замешанных в этих делах.
   Теперь прочь, из этой гнилой деревеньки. Два "мерцания" -- и я уже за оградой. Телепортируюсь еще несколько раз, чтобы собаки не смогли взять мой след, и перехожу на волчий шаг.
   Рассвет настигает меня на значительном расстоянии от деревни. Вперед, в город...
  

Глава 3

  
   Злополучная деревня осталась где-то позади. В районе полудня я уже был на тракте, ведущем в Олмер. Эх, дороги... Пыль да туман...
   Неторопливо шагая, размышляю об утреннем "веселье". Обычно для меня такое поведение не характерно. Спишу на то, что моя личность перетерпела значительные изменения. Я не перестал чувствовать себя прежним парнем по прозвищу Лис, но к моей личности добавились новые черты. Несколько другая оценка окружающей реальности, иной взгляд на людей, а точнее разумных, присущий не молодому, а зрелому человеку с довольно богатым прошлым и циничным отношением к миру, да и чего скрывать -- к себе тоже. Впрочем, и у меня прежнего было много общего с охотником, просто теперь эмоциональности, как в оценках, так и в поведении стало гораздо меньше.
   Мерный перестук копыт и скрип повозки расслышал еще до того, как ее стало видно. Решив не пугать крестьянина, надвигаю на лицо капюшон. Постепенно источник звука приближается, пока не равняется со мной. Темно-пегая кляча, телега с сеном и мужчина средних лет на облучке.
   -- Куда путь держишь, странник? -- окликает он меня.
   -- Куда дорога -- туда и я.
   -- И куда же ведет твоя дорога?
   -- Скорее всего, в ближайший город, -- думаю, что от меня не убудет, и решаю удовлетворить его любопытство.
   -- Мне туда же, давай подвезу.
   -- Сколько возьмешь? -- Вопрос важный, насколько я понял, бесплатно тут и собаки не лают.
   -- Ни одного медяка не возьму, -- отнекивается крестьянин, -- простого спасибо хватит.
   -- Не хочу обидеть, но с чего такая доброта?
   -- Самому ездить по дорогам сейчас неспокойно, а ты человек боевой -- вон меч на поясе висит. Если что, защитишь.
   -- А что ж тогда один поехал? -- с подозрением в голосе осведомляюсь я.
   -- Да племяш, будь он неладен, перебрал, -- возмущенно произносит крестьянин, -- теперь, видите ли, ему плохо. Тьфу на таких помощничков!
   -- А не боишься подвозить человека, скрывающего свое лицо днем? А вдруг я душегуб?
   -- А чего вас бояться, господин темный охотник? -- отвечает он вопросом на вопрос.
   -- Как ты догадался?
   -- Только вы носите такие балахоны, а у магов они до земли достают.
   И как я сам не догадался?
   -- Понятно. Тогда поехали.
   Странный крестьянин, но, по виду, не лжет. Хотя ради того чтобы не топать до города на своих двоих, можно и потерпеть. Располагаю свои бренные кости на сене и принимаюсь "вспоминать" местные реалии, заодно слушая вполуха размышления труженика нивы о видах и ценах на урожай, крохоборе бароне, пьянствующем целителе, которого давно пора выгнать и запросить другого. Монолог все продолжается и продолжается...
   Пьянствующий целитель, которого можно выгнать и запросить другого? А где именно запросить? Хм, значит магов здесь предостаточно. А что я собственно теперь знаю о магии этого мира?
   В ответ на эту мою мысль в голове всплывают чужие воспоминания. Большая часть знаний о магии была утеряна после Войны Стихий и последовавшей за ней смутой. Нынешняя магия всего лишь осколки былого величия этого искусства. Сейчас немногие практикуют его. Неудивительно -- кому захочется провести два года в каждодневных медитациях и тренировках? Магии можно обучиться, только есть несколько "но": первое -- школы, где получают базовые знания, платные, хочешь большего -- подписывай контракт и работай на благо родного образовательного заведения лет десять-пятнадцать там, куда пошлют, а второе -- боевые маги приносят клятву верности и сидят на коротком поводке. Они ни в чем не нуждаются, но свободы у них нет. В принципе это и правильно, нельзя же оставлять без присмотра человека, который в одиночку может разрушить небольшой город? Еще можно пойти в ученики к какому-нибудь магу.
   Значит, не судьба мне попасть в школу и стать крутым Гарри Поттером. В ученики тоже не вариант -- быть мальчиком на побегушках. Нет уж. Прошлому охотнику хватало заклинаний. Но как-никак у него за плечами опыт нескольких десятков лет в уничтожении нежити. Хотя паре-тройке простых заклинаний, думаю, смогу обучиться у состоявшихся магов -- за золото или расплачусь услугами по профилю. А вот дальше... Ладно, по ходу дела разберусь!
   Телега подскакивает, налетев на камень. Бьюсь головой, так можно и последние мозги потерять. Сворачиваю плащ и кладу его под голову.
   Так-с, а что за война здесь была такая? Аналог нашей Великой Отечественной?
   Война Стихий, начавшаяся из-за какого-то божественного артефакта, направлена была на тотальное уничтожение -- в ход шли все средства, от мечей и стихийной магии до призывов демонов. Но страшно то, что взбунтовалась сама природа. Новые болезни косили всех без разбору. Огненные дожди, землетрясения и другие проявления ярости стихий были обыденным явлением. Но даже это не положило конец войне, разумные все также продолжали уничтожать друг друга. А потом началось самое ужасное -- в борьбу вступили боги. Так как они сами не могли спуститься в мир, их аватары или эмблемы опустошали земли сильнее, чем вся магия разумных. Хотя война и завершилась почти триста лет назад, но последствия аукаются до сих пор -- большое количество нежити и нечисти, грязный магический фон, уменьшившийся срок жизни.
   Война всех против всех, бойня, в которой не было победителей. Она основательно перекроила обитаемый мир. Большая часть суши была уничтожена, теперь на карте можно увидеть лишь пару цепей мелких островов, два архипелага и три материка -- два из них полярные. От когда-то многочисленных народов, населявших планету, остались жалкие горстки. Тогда и была поделена суша. На материке разместились государства людей и орков, в горах -- гномов и гоблинов. Эльфы занимают архипелаги, на островах обитают малочисленные расы. Из государств людей самая могущественная Империя Теней управляемая Князем, по слухам он участвовал в той войне.
   Вот и стало понятно, что за Князь, интересно, как он смог столько прожить? Учитывая, что даже эльфы теперь не живут больше пяти веков. И почему империей правит Князь?
   Но поток чужих знаний не прекращается.
   О былом величии многих рас остались лишь воспоминания. Артефакт был утерян. Через столетие войну развязали светлые эльфы, обвинив всех в том, что они начали Войну Стихий. Эльфов поддержали гномы. Основным противником завоевателей стала молодая, быстро набирающая силы Империя Теней и степные волки -- орки. Эта война, продолжается и по сей день, но уже не в открытую. Честную сталь заменили удары исподтишка и закулисные интриги.
   Крестьянин кнутом подгоняет кобылу -- видно, хочет побыстрее достичь города.
   Ешкин кот, здесь есть еще и боги, которые активно вмешиваются в жизнь смертных. Чем дальше, тем веселей.
   У орков и гоблинов это духи предков, насколько они могущественны -- никто судить не берется, но своим потомкам помогают они существенно. Что поделать, шаманизм -- краеугольный камень культуры этих рас. У других существует единый пантеон, очень напоминающий славянский. И как у славян, здесь почитают всех богов, просто некоторые народы одному богу отдают большее предпочтение, чем другим. Тот, кто ищет покровительства Орва -- бога воинов и дружинников, зациклен на идее противоборства, у него сознание борца, воина, готового ответить ударом на удар, силой на силу. Большую часть верующих в него составляют люди. Хотя это и неудивительно -- они постоянно воюют, тут стоит вопрос выживания расы. Богом плодородия, связанным с нижним миром, является Верен. Нисхождение его в мир приносит всеведение, особую мудрость, нередко связанную с поэтическими способностями, поэтому он -- одновременно бог мудрости и поэзии. Это он благословляет путешественника и помогает ему в дороге. Именно Верен открывает тайны ремесел и медицины. Мудрость и волшебные искусства, действительно, всегда идут рука об руку. Он также покровительствует купцам, которые частенько скрепляют свои обязательства его именем. Повелительницу Ночи -- могучую владычицу Лифу почитают все, кроме "светлых и справедливых" эльфов восточных островов. Они поклоняются Голару -- богу солнечного света, тепла. Да, в каждом из нас есть Тьма, и если кто-либо хочет избавиться от нее в себе -- это его право. Но большинство этого делать не собираются, потому что Тьма -- это не вредоносная сила, она опасна лишь в речах и делах несведущих людей. Перед Альтой -- богиней плодородия, размножения и физической любви преклоняются все, странно, если было бы как-то иначе. Ортала -- богиня зимы и мира мертвых. Неудивительно, что основную часть ее паствы составляют некроманты. Крестьяне и женщины возносят молитвы и приносят дары Ларане -- богине земли, урожая, женской судьбы, брака, великой матери всего живого. У гномов в почете Таганрод, бог кузнечного ремесла и горного дела.
   А кому тогда поклоняются охотники? Судя по всему, божественное покровительство, сильно облегчает жизнь.
   Знание пришло, но какое-то скомканное. И, как оказалось, охотники не признают покровительства ни одного из этих богов. И боги это терпят. Проклятые поклоняются Предвечной Тьме, а не какой-либо ее персонификации.
   Над телегой кружит какая-то птица. Судя по клекоту -- хищная, но я не уверен. Никогда не был силен в орнитологии.
   И после случившегося все еще поклоняются богам? Хотя если учесть то, что за полтора столетия войны погибли практически все могущественные маги, и было утеряно немало знаний, ради выживания и с демонами побратаешься.
   -- Господин охотник, -- крестьянин аккуратно трясет меня за плечо, -- проснитесь.
   Юморист, тут уснешь, когда понимаешь, в каком веселом мире оказался!
   -- Что-то случилось? -- открываю глаза и пристально смотрю на него.
   -- Нет, -- крестьянин смущается, -- просто я останавливаюсь на ночлег...
   -- И?
   -- Не могли бы вы осмотреть место стоянки? А то лошадь ни в какую не хочет туда идти.
   -- Хорошо, -- отвечаю и спрыгиваю с телеги, -- посмотрю.
   Ничего странного не вижу, поляна как поляна, хотя... Да, точно. Легкий запах крови, а вон из того дерева, похоже, выковыривали стрелы. Значит, разбойники, никогда не слышал, чтобы нежить использовала луки.
   -- Уважаемый, -- не оборачиваясь, спрашиваю его, -- а далеко ли до города?
   -- Нет. Завтра после обеда будем у ворот.
   Город достаточно близко, какие-то странные разбойники.
   -- Дальше еще есть стоянки?
   -- В часе пути от города, -- с беспокойством в голосе отвечает крестьянин. -- Почему лошадка шарахается в сторону?
   Ехать ночью то еще удовольствие, значит, придется останавливаться здесь. И не спать всю ночь.
   -- Кровью пахнет, -- объясняю я, -- вот она и не хочет идти.
   -- А что же делать?
   -- Привяжи лошадь рядом, а я посторожу.
   -- Ох, спасибо, господин охотник.
   -- Благодарить будешь, как до города доберемся, -- перебиваю его, -- а пока давай устраиваться на ночлег.
   Быстро разжигаем костер и ужинаем припасами крестьянина.
   Отправив его спать, ставлю магического стража с максимальным радиусом. Сажусь спиной к костру и мучительно жду рассвета.
   Они пришли за час до восхода. Хорошая идея, даже самые опытные часовые в это время невнимательны. Их план мог бы осуществиться, если бы не магический страж. От того, что он сработал, по телу пробежала крупная дрожь. Я успеваю вскочить на ноги и вытащить меч. Активирую наруч, и появляется щит. М-да, оригинально. Я думал, что щит будет полностью закрывать тело, ан нет. По размеру и форме он полностью соответствует обычному круглому щиту, только полупрозрачный.
   А вот и стрелы. Щит на правой, меч -- в левой. Хочу третью руку! Заклинания же не могу творить! Еще несколько стрел, и разбойники, побросав луки, выскакивают из-за деревьев. Бегу им навстречу, подныриваю под дубинку первого и режу мечом по сухожилиям. Язык готов. Принимаю удар топора на щит и колю второго в живот. Третьего разбойника ловлю на замахе и бью кромкой щита в горло. Хорошая магия, горло рассекло до позвоночника. Четвертый пытается бежать, но тридцать сантиметров стали под левую лопатку быстро его останавливают. Остались затаившиеся лучники.
   Докаркался, ловлю левым плечом стрелу. Меч выскальзывает из разжавшихся пальцев. Больно, но расслабляться нельзя. Срываюсь к деревьям.
   Вот и первый лучник. Уже натянул тетиву, подставляю щит. И быстро сокращаю дистанцию. Бью ногой в живот и добиваю ребром щита. Чувствую опасность, резко разворачиваюсь, и в щит попадает две стрелы, одна за другой. Где этот Леголас недоделанный? Не вижу. А нет, вижу. Опять бегу. Молодец, отбросил лук и взял в руки топор. А вот так сильно размахиваться не надо. Как говорил герой одного мультфильма: "Я бы успел убить оленя, пока ты замахивался!", что я и проделываю.
   Пять трупов и один полутруп. За вычетом стрелы в моем плече, почти чистая победа.
   Надо вернуться на поляну, допросить подранка и узнать, жив ли крестьянин.
   -- Эй, уважаемый, -- окликаю я, возвращаясь на поляну, -- вы там живой?
   -- Милостью богов со мной все хорошо.
   Милостью богов... Ну-ну, и где была бы эта милость, если бы не я?
   С рыком выдергиваю стрелу. Хорошо, что насквозь прошла, а не в кость воткнулась. Засыпаю рану порошком кровавика и прижимаю чистой тряпицей из сумки. Теперь недобитый.
   -- Как тебя зовут? -- спрашиваю подранка. -- Ты разбойник?
   -- Я ничего тебе не скажу, -- сквозь зубы шипит он.
   О, герой, уважаю таких.
   -- У тебя два варианта, -- объясняю ему, -- первый -- ты добровольно и честно отвечаешь, а второй... Второй тебе точно не понравится. Что ты выбираешь?
   Молчит, ну что ж, значит, по-плохому. Пытки мне претят, но другого способа его разговорить я не вижу.
   Хорошо, что он так быстро раскололся. Поиграть в героев все могут, а стоит пустить им кровь... А крестьянин слабонервный, вон под кустом расстается со своим ужином.
   -- Уважаемый, не знаю как там тебя по имени, -- окликаю крестьянина, -- помоги рану забинтовать!
   -- Дауст, господин охотник.
   -- Что ты везешь? -- спрашиваю я, пока он помогает закрепить повязку.
   -- Обычные травы...
   -- А может, драконий корень и другие ценные растения? -- перебиваю его. -- Эти душегубы тебя поджидали.
   Драконий корень в сыром виде является сильным наркотиком. Но если его правильно обработать, он позволяет телу мага производить больше энергии. Вот поэтому он так и ценится. Правда частое употребление может и лишить мага его способностей. Пристально смотрю на крестьянина: побледнел еще больше и старается не встречаться со мной взглядом. Значит, разбойник не соврал. Но интересно, кто мог знать, что этот травник сегодня будет здесь?
   -- Врать нехорошо, Дауст, -- решительно говорю ему, -- ты мой должник.
   Он на это только кивает.
   -- Кстати, у тебя еще осталось поесть? -- спрашиваю его, после того как обшарил трупы.
   Нищие какие-то разбойники -- две серебрушки на всех. Еще за оружие можно будет парочку выручить. Негусто.
   Дауст, покопавшись в своем мешке, достает ломоть хлеба и небольшой кусок мяса и протягивает все это мне.
   Нужно как можно быстрее восстановиться, а еда ускорит регенерацию. Этот мир не курорт и отдохнуть, судя по всему, мне не дадут.
   Пока я ем, крестьянин запрягает телегу. Затем оттаскиваем трупы от места стоянки.
   Закончив сей скорбный труд, мы отправляемся в путь.
   -- Господин охотник, проснитесь...
   Дежавю. Именно эта фраза ознаменовала ночные приключения.
   -- Что случилось, Дауст? -- машинально прикрываюсь щитом и начинаю вытаскивать меч.
   -- Мы к городу подъезжаем, -- быстро произносит он, -- решил отдать вам долг.
   А я становлюсь параноиком. Да и последняя его фраза как-то двусмысленно звучит.
   -- Вот господин, -- протягивает он мешочек, -- здесь травы и один драконий корень.
   Сейчас посмотрю, но если он не врет, то я разбогател где-то на полсотни золотых.
   Развязываю мешочек, действительно драконий корень и несколько аккуратных берестяных сверточков.
   -- А что в них? -- осведомляюсь я.
   -- Пыльца волчанки, белый мох и лепестки черной орхидеи, -- перечисляет он.
   Вот это да! И где он все это насобирал? Это весьма дорогие ингредиенты. Как он высоко ценит свою жизнь!
   -- Благодарю, Дауст.
   -- Не за что, уважаемый охотник, -- отмахивается он, -- вы мне жизнь спасли. Да и травы тоже.
   -- Если не секрет, где ты их взял и кому везешь?
   -- Деревней насобирали, -- спокойно отвечает крестьянин, -- какие уж тут секреты? Школе магической везу, за то, что прислали этого охламона-целителя!
   -- А если он охламон, -- удивленно спрашиваю его, -- зачем тогда платите?
   -- Не заплатишь -- отзовут его, и все, -- вздыхает он, -- кто тогда людей и скотину лечить будет?
   -- Понятно. А маги не обидятся на то, что ты трав меньше привезешь?
   -- Нет, -- качает крестьянин головой, -- мы насобирали еще специально на продажу.
   -- Я не могу их взять, -- тяжко вздохнув, говорю ему, -- вы же работали всей деревней.
   Взыграло благородство. Возвращать примерно сотню золотых -- все-таки я идиот. Но это моя жизнь и мои принципы! А кому они не нравятся -- могут идти суккубу под хвост!
   -- Нет, -- возмущенно отвечает крестьянин, -- я не возьму их обратно, вы ведь спасли меня.
   Фух, моя жаба успокоилась, услышав его слова. Конечно, деньги это не цель, а средство, но, думаю, лишними они для меня не будут.
   -- Не могу я просто так их взять. Давай так -- ты забираешь себе оружие разбойников и сверху еще тебе пяток золотых.
   Он радостно улыбается в ответ на мое предложение, значит, в деревне с него все-таки спросят. А так что-нибудь придумает и отбрешется.
   М-да, и все же не настолько я благороден, ну я и не стремлюсь быть рыцарем без страха и упрека. Долго они не живут -- то яд в вине, то кинжал под лопатку. Что-то не прельщает меня такая участь. А живу я по своему кодексу чести, и если он кому-то кажется неправильным, то, как я уже говорил, -- пусть идет суккубу под хвост!
   Решив этот вопрос, мы направляемся к воротам города.
   Неплохая стража -- четыре человека с алебардами, хорошее снаряжение: кольчуги, круглые шлемы с наносниками. Крепостная стена тоже внушает доверие -- метров пятнадцать высотой и два-три толщиной. Правда, кладка какая-то неравномерная -- некоторые участки стены выглядят старше, чем другие. Сразу видно, работали разные мастера.
   -- Город построен на развалинах более старого, -- увидев, куда направлен мой взгляд, тихо произносит Дауст.
   -- За вход в город надо заплатить, -- говорит один из стражников, -- за вас обоих и телегу -- две серебряные монеты.
   -- Дауст, -- негромко обращаюсь к нему, -- я заплачу.
   Он промолчал. Вот и монеты разбойников пригодились.
   Заплатив страже, и проехав подъемный мост с воротами, двигаемся по вымощенной булыжником дороге. Город как город, похож на Средневековый. Узкие улочки, двухэтажные дома, сточные канавы от которых распространяется запах нечистот. Значит, канализации здесь нет, грустно.
   -- Господин охотник, мне сейчас направо, в школу, -- говорит крестьянин, после того как мы выехали на небольшую площадь. -- А вам куда?
   -- Еще не знаю. Не подскажешь нормальный постоялый двор?
   -- Постоялый двор? -- переспрашивает он. -- Недалеко от ворот есть такой, кормят хорошо, да и цены приемлемые. Называется "Приют путника".
   -- Ясно, благодарю, -- спрыгиваю с телеги, -- и удачи тебе, Дауст.
   -- До свидания господин охотник. Пусть боги не оставят вас.
   Внешне постоялый двор мне понравился -- двухэтажное каменное здание, крыша из красной черепицы, вывеска с грубо нарисованным посохом и парой сапог. Захожу и занимаю столик у стены. Капюшон не снимаю -- зачем народ пугать?
   Дожидаясь разносчицу, продолжаю осматривать помещение. Сам зал небольшой со стенами сложенными из крупного камня. Практически всю стену напротив входа занимает камин, где на вертеле прожаривается какая-то туша. В самом зале всего шесть столиков на четверых. Окна маленькие, забранные слюдой, освещается все это люстрой со свечами и отблесками пламени камина. Хозяин постоянно перемещается от винного буфета и стойки к камину и обратно -- поворачивает тушу на вертеле. Чистый пол и служанки в аккуратных платьях. В зале пахнет жареным мясом и пивом. Что ж, этот постоялый двор гораздо лучше, чем в Малых Гнилушках.
   -- Что будете заказывать? -- спрашивает подошедшая миловидная разносчица.
   -- Мяса с кровью и бутылку хорошего вина, -- отвечаю я.
   После моего заказа, ее как ветром сдуло. Хм, и что я такого сказал, что она так быстро ретировалась? Девушка подбегает к хозяину и начинает ему что-то шептать на ухо. Выслушав, хозяин направляется к моему столику. Интересно, и чего он хочет?
   -- Уважаемый, -- грубо начинает он, -- мы не обслуживаем нелюдей.
   -- Не думал, -- не обращаясь ни к кому конкретному, произношу я, -- что темных охотников так быстро забудут. Коротка человеческая память.
   -- Охотников не осталось! -- кричит трактирщик, -- все они погибли вместе со своей Цитаделью! А ты нашел где-то балахон и выдаешь себя за одного из них!
   Все же странно, почему охотников давно никто не видел. Сомневаюсь, что во время уничтожения Цитадели все охотники были там. Кто-то не успел, кто-то залечивал раны или был в бою. Так куда же они делись?
   И тут до меня доходит смысл последней фразы трактирщика.
   Не понял, тут появились самозванцы? Не думал, что кто-то захочет такой жизни. Странно, очень странно...
   Чтобы прекратить этот бессмысленный разговор, стягиваю перчатку с правой руки и направляю энергию в перстень. Он вспыхивает красноватым светом, и над ним появляется стилизованная голова лиса.
   -- Убедился? -- коротко спрашиваю у него.
   -- Да, -- зрачки трактирщика расширились, -- господин охотник.
   Странно, и чего он так испугался, или это от удивления?
   -- Раз убедился, то мой заказ скоро принесут? И вы сдаете комнаты?
   -- Сейчас все будет, -- владелец заведения начинает успокаиваться, это хорошо. -- Сдаем -- серебрушка в день, вместе с обедом.
   -- Хорошо. Держи золотой -- остановлюсь у тебя где-то на декаду.
   -- Ясно, господин охотник.
   После этого он отходит от меня, надеюсь, за моим заказом.
   Действительно, не прошло и пары минут, как я получил обед, причем принес его сам хозяин.
   -- Присаживайтесь, уважаемый...
   -- Висдор, господин охотник.
   -- Приятно познакомиться. Расскажи, что нового в городе, да и в мире, если знаешь.
   -- В городе -- ничего интересного, но ходят слухи, что у гильдии какие-то проблемы с нежитью, -- начинает рассказывать трактирщик, -- а в мире -- вроде бы орки затеяли войну с гномами, из-за чего, не знаю.
   -- Гильдия? Какая именно?
   -- Воров, будь они неладны. Предлагают хорошие деньги за помощь, -- наклонившись ко мне, шепчет он.
   -- И что за нежить?
   -- Вот этого не знаю.
   -- Не подумал бы, что ты с ними работаешь.
   -- А что поделать? -- отвечает трактирщик вопросом на вопрос. -- Или постоянно опасаться, что тебя или постояльцев обворуют, или...
   -- Ясно, я подумаю. И если что, то сообщу тебе.
   Висдор понимает, что разговор окончен и уходит. Я же приступаю к остывшему мясу. Неплохо, с кровью, и специй хватает. Вино тоже ничего, могло быть и хуже.
   Доев, подхожу к трактирщику и забираю ключ от своего номера.
   Комната небольшая, но чистая. Окно без стекол, закрывается ставнями. Мебели немного: кровать с постельными принадлежностями, да сундук. Освещается комнатушка одинокой свечой. Только успеваю осмотреться, как за спиной раздается женский голос.
   -- Господину еще что-нибудь нужно? -- Говорившей оказывается симпатичная девушка.
   -- Таз с горячей водой и мыло.
   -- Сейчас все будет. -- Она приседает в легком реверансе и уходит.
   Через пять минут все готово. Наконец-то помоюсь.
   И одежду постирать не помешало бы. Интересно, как охотники в походах ее стирали?
   В голове в очередной раз всплывает подсказка-воспоминание: одежда специальным образом зачарована -- стоит лишь направить на нее энергию, как она очистится и восстановится. К сожалению, на такую одежду нельзя наложить другие заклинания.
   Хм, весьма удобно. Надеюсь, в бою воспоминания меня не настигнут, иначе...
   Очистив одежду, и дождавшись, пока уберут таз, решаю заняться трофеями. С травами все ясно, а вот со шкатулкой Дракуленка -- нет. От нее исходит какая-то магия. Открывать пока не буду. Надо найти мага, чтобы с этим разобрался. В школу идти не хочу -- возникнут лишние вопросы. Может, согласиться помочь гильдии, скорее всего, там есть свои маги, и лишних вопросов задавать они не станут.
   Все, решено, вечером поговорю с Висдором, а пока спать.
   Просыпаюсь на закате под аккомпанемент голодного желудка.
   Спускаюсь в общий зал. Людей мало -- свободных столиков хватает. Только присаживаюсь, как подходит трактирщик.
   -- Висдор, -- негромко произношу я, -- передай гильдии, что я согласен обсудить условия найма. И принеси чего-нибудь поесть.
   -- Я передам, -- обещает он. -- Что будете есть? Есть печеная утка, жареный кабанчик, на гарнир -- каша, грибы.
   -- Тогда принеси кашу и кусок кабанчика, -- и секунду подумав, добавляю, -- и кувшин кваса.
   -- Сейчас все будет, -- отвечает он и уходит от моего столика.
   Через пару минут разносчица приносит заказ.
   Эх, поесть хорошо, а хорошо поесть -- еще лучше. Закончив обед, отправляюсь в свою комнату. Делать нечего, гильдия пока молчит.
   Задремал, и только начинает мне сниться мой дом, семья, девушка, идиоты-новички с тренировок, как все это прерывает настойчивый стук в дверь. Вскакиваю с кровати и, достав меч, подхожу к двери.
   -- Кто? -- холодно спрашиваю я.
   -- Трактирщик сказал, -- снаружи раздается мужской голос, -- тебе нужна работа.
   Открываю дверь, на пороге стоит молодой парень лет. Какой-то невзрачный -- черты лица незапоминающиеся, наряд тоже вполне заурядный, в общем, обычный вор-карманник.
   -- Заходи.
   -- Не могу, -- он отрицательно машет головой, -- мне приказали сразу привести вас к старшему.
   Если допустить возможность, что от меня кто-то хочет избавиться, то этот кто-то слишком сложный план придумал. Проще яда в еду подмешать. Так что, пожалуй, схожу.
   -- Раз приказали, то пошли.
   Двадцать минут блужданий по городу, и, к моему удивлению, провожатый выводит меня к симпатичному особнячку.
   -- Мы сюда шли? -- с долей сомнения в голосе, спрашиваю я.
   -- Да, -- кивает он.
   А я почему-то ожидал увидеть какой-нибудь притон в районе трущоб. Хотя кто может подумать, что в этом особнячке квартирует гильдия воров?
   Кованые ворота открыты и мы спокойно проходим к двустворчатым дверям дома.
   Магии не чувствую, наблюдения тоже не замечаю. Похоже, я поспешил с выводами. Это не штаб, а так... Не отель, не кабак, а так... особняк. Пыль в глаза пускают!
   Провожатый замысловато стучит, одна створка тут же открывается. За ней стоит, я бы сказал, типичный головорез: лицо пересекает грубый шрам, да и в ладони он держит пехотный меч.
   -- Проходите, вас ждут. Второй этаж, налево, первая дверь.
   Коротко и по делу. Провожатый остается на улице, а я следую указаниям привратника.
   Без стука открываю дверь и вхожу в кабинет. Стол, два кресла и все. Одно из них занимает упитанный мужчина средних лет.
   -- Темный охотник, проходи, располагайся, -- радушно предлагает он.
   -- Благодарю.
   -- Можешь называть меня Старьевщиком.
   Вопросительно вскидываю бровь.
   -- Я люблю редкие вещи, особенно довоенные, и собираю их, -- и улыбается, хотя скорее оскаливается, -- поэтому меня и прозвали Старьевщиком.
   Странно, но не чувствую никакого постороннего взгляда. Не понимаю...
   Перехожу на магическое зрение. Ловушек или чего-то похожего нет. Смотрю на главу гильдии и с трудом удерживаю челюсть на месте -- он сияет, как новогодняя елка! Такое количество разнообразных щитов и пассивных заклинаний... Неудивительно, что ему не нужен телохранитель.
   -- Ясно. Темный охотник Лис. Обсудим условия найма?
   -- Сразу к делу? Ну что ж, давай, -- несколько разочарован он. -- Чего ты хочешь?
   -- Гарантий, что после того, как я выполню заказ, вы не попытаетесь меня убрать, и в случае ранения, вылечите. -- Произнеся это, вопросительно смотрю на Старьевщика и, дождавшись согласного кивка, продолжаю: -- А также мне нужна помощь хорошего мага и двести золотых.
   -- С первым -- клятва крови и железа тебя устроит?
   -- Полностью.
   -- По поводу второго -- золото это понятно, -- соглашается Старьевщик, -- а насчет мага -- почему сам не обратишься в школу?
   -- Дело весьма деликатное, -- спокойно отвечаю я, -- поэтому и обращаюсь к вам.
   -- Понятно, -- он задумчиво барабанит кончиками пальцев по подлокотнику кресла, -- но это твое деликатное дело мы попробуем решить, после того как ты выполнишь наш заказ.
   -- Хорошо. Ты даешь клятву и объясняешь суть вашей проблемы.
   Ничего не говоря, Старьевщик достает кинжал, разрезав ладонь, произносит клятву.
   Надо бы заполучить немного его крови -- так, на всякий случай.
   -- Трактирщик сказал тебе про нежить? -- Утвердительно киваю. -- Этот город построен на развалинах более древнего и под ним находятся катакомбы, мы используем их для своих нужд, но в последнее время там появилась нежить.
   -- Какая именно нежить? -- уточняю я.
   -- Не знаю.
   -- М-да, а с чего тогда взяли что там нежить?
   -- Мы находили тела, -- неохотно отвечает он, -- по частям, целиком, сухие или вплавленные в камни.
   -- Интересно.
   Не припомню ни одного типа нежити, которая могла бы такое сделать, кроме сильного лича. Вывод: либо там завелось несколько видов нежити, либо лич. Или еще один экспериментатор-рабовладелец. Неизвестно, что хуже. Но одно знаю точно -- будет весело.
   -- Что тут интересного?! -- Старьевщик выходит из себя. -- Это мои люди, и их кто-то убивает!
   Сомневаюсь, что тебе есть дело до людей.
   -- Успокойся и не смей повышать на меня голос, -- мой же голос опускается до шипения, -- завтра я спущусь в эти катакомбы и постараюсь решить вашу проблему.
   Старьевщик вздрагивает и стремительно багровеет.
   Не нравится, когда так с тобой обращаются? То ли еще будет.
   -- Я все понял, -- сделав над собой усилие, спокойно отвечает он.
   -- Тут есть хороший алхимик?
   -- Да, -- кивает он, -- возле центральной площади.
   -- Отлично. Тогда до завтра, -- закончив фразу, я выхожу из кабинета.
   Спустившись вниз я не обнаруживаю головореза-привратника. Ничего, постараюсь и сам дверь открыть. Выйдя из особняка, вижу, что и проводник куда-то делся.
   Хм, Старьевщик думает, что я не найду дорогу до постоялого двора? Или тут что-то другое?
   Просыпаюсь ближе к полудню. Привожу себя в порядок и завтракаю. После этого отправляюсь по делам. Старьевщик сказал, что лавка алхимика находится на центральной площади.
   Слегка поплутав, выхожу к искомому магазину. А что мне собственно нужно? Пожалуй, подойдет стандартный набор зелий искателя приключений. И что-нибудь против нежити.
   Зайдя в лавку, замираю и осматриваюсь. Уютное помещение заставлено шкафами с различными зельями и эликсирами. Возле окна сидит молодой паренек и что-то пишет в небольшой книжке.
   -- Уважаемый.
   Он вздрагивает и, оторвавшись от записей, смотрит на меня.
   -- Не думал, что смогу увидеть живого темного охотника. Ой, где мои манеры? -- начинает тараторить он. -- Алхимик Гесил к вашим услугам.
   Такой молодой, а уже полноправный алхимик. Интересно...
   -- Лис, темный охотник. Мне нужен стандартный набор приключенца и что-нибудь против нежити.
   -- Стандартный набор: зелья регенерации, реакции, скорости, силы, противоядия и ночного зрения, -- монотонно перечисляет он. -- Все, или еще чего-то добавить?
   -- Ночного зрения можно убрать, а добавить эликсир драконьего корня и сильное обезболивающие.
   -- Драконий корень закончился -- поставок давно не было.
   -- У меня есть сырой, -- глаза Гесила блеснули, -- до вечера сможешь сделать эликсиры?
   -- Если постараться, то смогу. Но это будет стоить дорого.
   -- Сколько вместе с набором?
   -- С учетом срочности, -- задумчиво произносит он, -- не менее двадцати золотых.
   Ну и цены. Немаленькая сумма выходит. И неизвестно когда удастся еще заработать.
   -- За корень сделаю все бесплатно, -- предлагает алхимик, увидев мои сомнения.
   -- Хорошо, часть корня твоя. А что есть против нежити?
   -- Против нежити, говорите, -- Гесил в задумчивости потирает подбородок, -- ничего такого нет.
   -- Жаль. Что-нибудь придумать сможешь?
   -- В принципе могу, -- немного неуверенно отвечает алхимик. -- А что вам нужно?
   -- Что-нибудь горящее: дающее много жара и мало дыма.
   -- Умею делать костровое зелье. Оно используется для разжигания сырых дров.
   -- Пойдет, -- соглашаюсь я, -- еще мне нужно несколько пустых флаконов с крышками.
   -- На охоту собрались? -- любопытствует алхимик.
   -- Пока не знаю. Как скоро изготовишь все необходимое?
   -- Как получу корень, -- уверяет он. -- Пойдемте в лабораторию.
   Чего только у него в лаборатории нет -- алхимическое оборудование занимает два больших стола, у стен шкафы с реагентами, в углу приютилась печь. Вытаскиваю из сумки и кладу корень на стол.
   -- Откуда у вас столько? -- удивленно спрашивает Гесил.
   -- Награда. Сколько корня возьмешь? Жадничать не советую.
   Он берет нож и, подумав, отрезает чуть меньше трети.
   -- Этого хватит, -- произносит Гесил, -- если захотите продать реагенты, обращайтесь ко мне.
   -- Буду иметь в виду. Когда мне зайти за своим заказом?
   -- Через три часа, -- над чем-то размышляет он, потом, встрепенувшись, продолжает: -- Сколько вам нужно кострового зелья?
   Хм, уже готов быстрее сделать, а если бы я весь корень отдал, он бы за час управился?
   -- Флаконов пять, -- говорю ему и выхожу из лаборатории, а потом и из лавки.
   Так, как бы убить три часа? В трактире, что ли, посидеть?
   Вот так и провожу это время: потягивая неплохое вино, разглядывая посетителей, размышляя обо всем и ни о чем конкретном. Что ж, пора идти за заказом.
   -- Гесил, ты где? -- кричу я, вернувшись в лавку алхимика и не обнаружив его.
   -- Проходите в лабораторию, -- раздается приглушенный хрипловатый голос из глубины лавки, -- я почти закончил.
   В лаборатории дикая жара, что-то булькает, что-то скрипит, из колб валит разноцветный дым, и среди этого хаоса носится Гесил в заляпанной реактивами мантии. Теперь понятно, почему он охрип... Лучше бы сюда не соваться.
   -- Я решил усилить действие кострового зелья. В теории, -- объясняет он, -- температура горения будет выше, а вот на практике...
   -- На практике оно хоть гореть будет?
   -- Конечно, -- гордо отвечает он, но эффект смазывается из-за кашля, -- я гарантирую!
   -- Посмотрим. Давай уж зелья, Менделеев юный.
   -- Кто?
   Надо следить за языком. А то неизвестно что может со мной случиться из-за неосторожно брошенного слова. Этому миру неизвестны демократия и ее изобретения. Что и к лучшему.
   -- Был такой великий алхимик...
   -- А, ясно, -- произносит парень и протягивает мне позвякивающую кожаную сумку, -- вот ваши зелья.
   -- Отлично, до встречи, -- говорю и, остановившись на пороге, добавляю: -- А хочешь дельный совет?
   -- Я вас слушаю.
   -- Создай что-нибудь против нежити. Думаю, это сейчас на вес золота, особенно после...
   Хоть и не договариваю, но Гесил понятливо кивает.
   -- Попробую.
   Вернувшись на постоялый двор, поднимаюсь и запираюсь в своей комнате.
   Так, зелья купил, до номера добрался без приключений. Есть, пожалуй, не стоит -- неизвестно что будет в подземельях. Осталось проверить оружие и доспехи.
   Доспех в полном порядке. Выщерблин на оружии нет, ногтем проверяю остроту, точить не нужно. Переложить зелья в поясную сумку и можно отдыхать.
   Из состояния полудремы меня снова вырывает настойчивый стук в дверь.
   -- Кто? -- спрашиваю я.
   -- Господин охотник, -- раздается знакомый голос моего провожатого из-за двери, -- уже вечер.
   -- Сейчас.
   Встаю с кровати и начинаю быстро экипироваться.
   Чего-то не хватает, что я мог забыть? А, точно, хайратник. Чтобы пот и, не дай боги, кровь не заливали глаза.
   Быстренько достаю его из сумки и надеваю. Вроде, все.
   -- Пошли, -- выйдя из комнаты, говорю ему.
   Мой безликий соглядатай, развернувшись, молча двигается в сторону выхода.
   И опять плутание по городу, но на этот раз, сопровождающий целенаправленно ведет в сторону трущоб, расположившихся возле крепостной стены. Вот, похоже, и цель нашего похода -- опять какой-то трактир. Грязное помещение, на полу гнилая солома, запахи сивухи, подгоревшей еды и немытых тел. Мебель, потрепанная временем и посетителями. Да и контингент подобрался достойный: бандитской наружности, со шрамами на лицах и руках, в обветшалой грязной одежде, но все при оружии.
   Провожатый машет рукой трактирщику и уверенно двигается в сторону неприметной дверцы за барной стойкой.
   -- Добрый вечер, охотник, -- приветствует меня Старьевщик, -- готов выполнить заказ?
   -- Добрый. Странный вопрос, -- язвительно говорю я, -- если бы не был готов, то не пришел бы.
   -- Один из входов в катакомбы здесь, -- он показывает рукой на стену, -- но тела находили в разных местах.
   -- Тогда открывай, -- с напускным спокойствием отвечаю ему.
   Кто бы знал, чего мне стоит удерживать этот невозмутимый вид!
   Без слов Старьевщик нажимает на стену, и ее часть отъезжает в сторону. Киваю главе гильдии и захожу, а за моей спиной с тихим скрежетом закрывается потайная дверь.
  

Глава 4

  
   Опять подземелья, как же мне они надоели! С ними у меня связаны только неприятные воспоминания. Сводчатые потолки, стены облицованы каким-то темным камнем, и все это освещается мерцающим светом кристаллов, вмурованных в стены. Действительно, древность, сейчас такие светильники делать не умеют. Да в таком месте по определению должна быть нежить!
   Десять метров коридора и замираю на развилке. Хм, и куда сворачивать? Ага, налево, так как оттуда доносится слабый запах мертвечины. Перед каждой развилкой ставлю на стене кинжалом метку.
   Иду по неровному полу, постоянно спотыкаясь и наталкиваясь на острые выступы. Запах то усиливается, то пропадает вовсе. Свернув еще раз, замечаю на полу красновато-бурые пятна, а на стенах проступающие капли влаги. Значит, я или спустился глубже, или где-то есть подземное озеро.
   И зачем я свернул сюда? Ноги вязнут в вонючей жиже. Видимо, кто-то знающий про катакомбы устроил здесь слив городских сточных канав. В принципе то, что под ногами, это меньшая из проблем, а вот запах... Еще и крысы. Их назойливый писк и блеск маленьких глазок очень раздражает. Снова появляется сладковатый душок разложения. И через несколько шагов натыкаюсь на труп в кирасе. Он лежит лицом вниз на небольшом возвышении. Крысы просто кишат на нем. Унюхав меня, они разбегаются в разные стороны. Переворачиваю тело. Лицо уже частично объели, но это и неважно. А вот раны, приведшие к смерти, настораживают: справа доспех смят и разорван, а вид слева заставляет вздрогнуть -- многочисленные рваные разрезы, рассекающие прочную кирасу и ребра. Такое чувство, что вскрывали консервную банку. Ошметки внутренностей на месте, значит, убийца не увеличивает свои силы за счет плоти жертвы. У скелета на такое не хватило бы сил, а зомби сожрал бы сердце и печень жертвы. Так кто же это?!
   Быстро обшариваю труп: оружия и денег нет, зелий тоже. Все время возникает резонный вопрос: что он тут делал? Опять одни вопросы...
   Откуда-то из-за угла раздается хлюпанье. Похоже, сейчас я получу ответы на все свои вопросы. Убираю кинжал и достаю меч. Складываю пальцы правой руки в знак огня. Звук приближается, и к нему добавляется испуганный пронзительный писк крыс. Крысиное войско начинает беспорядочное движение, так что кажется, пол оживает на глазах. Что-то или кто-то их сильно напугал.
   На всякий случай достаю и выпиваю зелье скорости.
   Судя по звуку, нечто приближается, и из-за угла показывается...
   Скелет?! Белые кости, связанные светящимися магическими нитями. Его вид не придает мне уверенности: последние фаланги пальцев рук сильно удлинены и бритвенно-острые, а на лбу черепа горит какой-то сложный знак. Похоже, этими когтями он и разделал бедолагу. О, боже, и все-таки что это?! Очередной выкидыш безумного гения?! Повезло так повезло.
   Кисти скелета окутываются изумрудным пламенем, и он бросается в атаку. Его скорость лишь слегка уступает моей. А ведь я успел выпить зелье! Вот это сюрприз. Навстречу ему направляю сгусток пламени. Он легко уворачивается и продолжает сокращать дистанцию. Первый удар парирую мечом, а второй решаю принять на щит. Зря... Когти скелета входят в щит, как в масло, и распарывают кожу моего доспеха! Быстро отскакиваю назад, стараясь увеличить расстояние между нами и прийти в себя. Встречу того, кто создал это, обещаю, умирать он будет долго и мучительно. А если так? Прижимаюсь спиной к стене и принимаю удар опять, изворачиваюсь так, чтобы когти попали в стену, а не в мое тело. Не с первой попытки, но все же они застревают в стене. Скелет пытается достать меня свободной рукой, но я вовремя уклоняюсь и резко падаю на одно колено. Быстро дергаю щит вниз, ломаю ему руку, а затем ударяю мечом снизу вверх и перебиваю ему шейные позвонки. Слава Тьме, мне это удалось... Череп с негромким всплеском падает в жижу. Следом за ним следует и тело. Меня слегка трясет от адреналина, гуляющего в крови.
   Немного успокоившись и отдышавшись, принимаюсь за сбор трофеев. Странно, что скелет не рассыпался. Пришлось сильно постараться, чтобы выдернуть, застрявшую кисть скелета из стены. Пошарив в стоках, достаю череп. М-да, и как это уместить в сумке? Буду проще: разбиваю черепушку об стену, и кусок, на котором изображен рисунок, отправляется в сумку. Теперь можно топать в ту сторону, откуда прихлюпал скелет.
   Продолжаю идти вперед. Стены, крысы, зловонный запах... О, черт! Спотыкаюсь, падаю и оказываюсь на краю глубокой ямы, наполненной застойной водой. Мечом пытаюсь нащупать противоположный край, не получается. И сразу возникают вопросы: как перебрался через нее скелет и как это сделать мне? Перепрыгнуть не получится, плыть не хочется. Возможно... Помнится, сразу после переноса в этот мир я применил знак огня, неточно сложив его, и вокруг меня все покрылось льдом. Надо попробовать снова.
   Сосредоточившись, снова складываю пальцы как нужно и вытягиваю руку в сторону ямы. Минута, другая. Ничего. Хотя нет, воздух стал прохладней. По кистям рук начинают пробегать искры, а вода покрывается корочкой льда. Вскоре толщина льда достигает пары сантиметров, а передо мной висит сгусток огня. Неплохая связочка, так можно сначала заморозить, а потом и поджарить. Поздравляю себя с удачным экспериментом. Правда, я предпочел бы проводить его на полигоне, а не в мрачных катакомбах. Но главное -- получилось! И мой арсенал заклинаний увеличивается. Быстро перебираюсь по льду на другую сторону и двигаюсь дальше.
   Впереди мелькает чья-то тень. Подбегаю к тому месту, где ее видел, но там ничего и никого. Или мне показалось. Уже несколько часов блуждаю и никаких ответов. Да и вообще все здесь странно -- одни извилистые коридоры и уступы. Что-то не так.
   После долгих хождений натыкаюсь еще на труп. Молодой парень в темной одежде. Тело еще не начало разлагаться, да и крысы не добрались. Одежда целая, ран не видно. Так от чего же он умер? Мечом провожу по его запястью. Ни капли крови не выступает -- разрез сухой. Интересно. Следов от укусов нет, значит, это не кровосос его осушил.
   Нет, так дело не пойдет -- надоело мне кружить по этому лабиринту. Может, вернуться и сказать, что убил нежить, или все-таки искать дальше? Профессиональная гордость не позволяет дать задний ход, пока дело не сделано. Но какая-то мысль все-таки не дает мне покоя. Точно! Почему я не осмотрел стену, в которой исчезла загадочная тень? Что меня заставило пройти мимо?
   Быстрым шагом возвращаюсь назад. Магия, точно магия, иначе как объяснить, что взгляд просто-таки соскальзывает со стены? К вискам приливает кровь, и в голове судорожно бьются мысли. Здесь нет ничего интересного. Идти дальше. Нет, там все-таки, что-то есть. Вопрос в том, как туда попасть. Начинаю ощупывать стену сантиметр за сантиметром. Лучше бы красивую девушку, но чего нет, того нет. Ну и как же туда проникнуть? Не мечом же рубить? Это будет оскорблением благородного оружия. Помнится, как на тренировках гоняли молодняк за то, что те втыкали в землю мечи или небрежно бросали их. Как так можно?! Меч это проявление чести воина, неважно, в каком веке он живет, честь неизменна, и ронять ее нельзя. Что-то я отвлекся от темы.
   Простукиваю стену костяшками пальцев. Хм, кажется, дверной проем есть, так как по звуку толщина камня в этом месте меньше. Но как открыть? Эх, сейчас бы динамита шашку -- и нет стены...
   Идея! У меня же есть усиленное костровое зелье и новое заклинание. А что если раскалить стену в самом тонком месте, а затем заморозить. И как следует ударить.
   Кинжалом царапаю канавки на месте предполагаемого проема. Теперь черед зелья. Хорошо, что оно густое -- быстро не растечется.
   Поджигаю и жду, пока камень накалится. Но вот незадача, зелье слишком быстро выгорает. Ладно, жду еще минуту и начинаю замораживать.
   Направляю максимум силы в заклинание. Контур двери покрывается льдом, а в голове начинает шуметь. Похоже, магическое истощение. На губах чувствую что-то теплое и соленое: кровь пошла носом. Вот она расплата за превышение объема магии -- неприятное открытие. Выпиваю эликсир из драконьего корня, стою пару минут, прислонившись к стене, и жду, когда он подействует. Кровь перестает капать, а по венам будто разливается жидкий огонь -- не обжигающий, а приятно согревающий. Начинаю приходить в себя. Теперь черед боевой тройки зелий реакции, скорости и силы. Удар ногой в стену, и кусок с грохотом падает внутрь проема. В нос бьет сильный сладковатый запах смерти. Причем не обычный запах разложения, а именно силы Смерти. Значит, все-таки некромант или лич. Еще одно неприятное открытие.
   Прохожу внутрь. Большой зал со скудным освещением. Совершенно пустой, не считая тени и скелета, с копией которого я тоже имел честь познакомиться. И почему-то скелет стоит в пентаграмме.
   Тень взмахивает рукой, и контур звезды на секунду вспыхивает кислотно-зеленым светом. Тут же от скелета отделяется полупрозрачное, бесформенное облако. Несколько секунд и оно приобретает почти человеческий облик. Не пойму, каким это образом привязан призрак к скелету? Везет мне на экспериментаторов. Теперь точно могу сказать, что Тень это маг, скорее всего, некромант. Сомневаюсь, что кто-то другой занимался бы созданием новых форм нежити. Ее и так в мире предостаточно.
   Сгусток пламени, брошенный в тень, разбивается об вспыхнувший перед магом щит. Этот местный Франкенштейн скрывается за спиной своего творения. А приведение шустро летит в мою сторону. Хорошо, что это не ли... Накаркал! Оно запускает какое-то заклинание. Уклониться не успеваю и принимаю его на щит. В следующее мгновение на меня накатывает дикий ужас. Хочется убежать куда подальше и забыть все увиденное. Рука с мечом дрогнула, но тут вспомнились слова нашего Воеводы: "Жизнь и смерть разделяет лишь тонкая грань лезвия, поэтому никогда не опускайте меч". Значит, это не мое желание, а местная магия. Мало того что это приведение колдует, оно еще и ментально воздействует!
   Внезапно чувствую знакомый до боли запах. Втягиваю носом воздух и на меня нахлынуло. Я стою посреди руин Цитадели... Что за?!
   -- Полноправный охотник Лис, -- раздается строгий голос за спиной.
   Резко оборачиваюсь, готовый сразу же атаковать. Там стоит седовласый старец в латах. В правой руке он держит переломленный меч. Выглядит он как истинный герой, из тех, кого остановить можно, только изрубив на куски. Такие сражаются до последнего вздоха, и даже своей смертью забирают врагов с собой, во Тьму предвечную. Где-то я видел его, но где? И тут вспоминаю...
   -- Магистр, вы живы? -- удивленно спрашиваю его. -- Но как? Я же видел ваше тело, превращенное в камень.
   -- Нет, я, как и все наши братья, мертв. Из-за твоей трусости!
   -- Я не струсил! Я просто не успел...
   -- Это не оправдание! -- продолжает он чеканить слова. -- Ты должен быть с нами, во Тьме!
   -- Нет! Я еще не успел отомстить за вас, за Цитадель...
   -- Но твоя месть не сможет воскресить нас. Оставь эту суету, иди к нам. Иди к нам, брат...
   Слова магистра эхом мечутся в развалинах Цитадели. Но всякий раз возвращаются пронзительными уколами в сердце. Смешиваются с шепотом умерших охотников, голоса которых вторят предводителю: "Иди к нам, иди во Тьму к своим братьям..." Эта какофония -- будто вязкий кокон, сплетенный из отчаяния и вины.
   Мне очень хочется зажать уши руками, но вместо этого лишь крепче стискиваю рукоять меча. Я виноват... Предвечная Тьма, как же я виноват перед ними... Но в следующее мгновение на меня как будто выливают ушат ледяной воды. Я виноват?! В чем? В том, что я был слишком далеко, чтобы успеть? В том, что продолжаю жить и делать свою работу и желаю отомстить? Но я не виноват!
   -- Я не виноват! -- выкрикиваю в лицо магистру. -- Я сделал все что смог! И Предвечная Тьма рассудит нас!
   -- Виновен, виновен... -- неожиданно шипит магистр, его кожа стремительно бледнеет, а лицо искажается в отвратительной гримасе. И эта мерзкая тварь, которая прикидывалась магистром, прыгает на меня.
   Подставляю щит, и меня с огромной силой отбрасывает назад. Спиной ударяюсь о колонну. Перед глазами продолжают плавать картины разрушенной Цитадели и коридоров лабиринта.
   Подземелья?! Призрак, это его чары! Руины замка исчезают, и я четко вижу зал и призрака, замершего в паре метров от меня. Рывком поднимаюсь на ноги и прикрываюсь щитом, стараюсь из последних сил нанести удар. Призрак отшатывается назад. Значит, мечом от него не избавиться. Надо что-то придумать. Черчу вокруг себя узор веерной защиты.
   Привидение связано со скелетом, следовательно, нужно сперва убрать последнего. И пока я размышляю, бестелесный прорывается сквозь защиту и наносит мне удар в правый бок. От боли тело горит огнем -- такое чувство, что плеснули кислотой. Стараюсь не замечать этого и бегу так быстро, как могу, в сторону звезды со стоящим в ней скелетом. В щит что-то ударяется, и я отправляюсь в короткий полет. И опять та же колонна. Хруст, похоже, треснули ребра. Тяжело дышать. Останавливаться нельзя. Меня отделяет от скелета несколько метров. Вскидываю меч для удара, целясь в тень. Но она исчезает во вспышке света.
   Что?! Как?!
   Только подумал, что надо приниматься за скелета, как он первый наносит удар. Я еле успеваю блокировать щитом яростные атаки призрака. Сразу двое на одного -- для нормального охотника сойдет, а для меня - многовато. Ухожу в глухую оборону. Нет, так шансов одолеть их и выжить нет. Уклоняюсь от удара скелета и отсекаю ему руку. Хоть что-то. И снова в атаку, прыжок -- и голова скелета катится по полу, но призрак попадает мне каким-то заклинанием в тот же злосчастный правый бок. Вспышка боли ослепляет меня, и нет сил держать меч.
   Скелет упокоен, но почему же призрак до сих пор здесь?! Неужели надо еще кого-то уничтожить? И как это сделать, если я меч с трудом держу?!
   Отступаю назад под напором призрака...
   Кажется, сквозь тело пропустили разряд тока. Смотрю под ноги -- я стою в центре пентаграммы.
   А это идея...
   Направляю остатки энергии в контур звезды, и вокруг меня вспыхивает щит. Призрак начинает злобно биться в него. С каждым ударом чувствую, что магическая энергия на исходе.
   Кое-как убираю меч в ножны, достаю пузырек кострового зелья и бросаю в сторону скелета. От резкого движения тело пронзает острой болью. Складываю пальцы, и вместо сгустка пламени с них срываются мелкие искорки... Но все же зелье загорается.
   Надо продержаться, надо...
   Горлом идет кровь, значит, пробито легкое. Еще минута и я точно потеряю сознание. Скелет медленно догорает. А призрак ни на секунду не прекращает атаковать щит. Перед глазами плывут темные круги и дальше тьма...
   Скоро встретимся братья, немного подождите...
   Из этого состояния меня выводит душераздирающий вой призрака.
   Нет, еще рано умирать, еще не все долги оплачены. Я обязан выжить! Лихорадочно выпиваю все оставшиеся эликсиры. Шатаясь, бреду в сторону выхода. Иду, падаю, с трудом поднимаюсь и снова иду. И все это повторяется, как в тумане. Стены коридоров, полы и потолки сливаются.
   Я дойду, я обязательно дойду.
   Каким-то чудом, добираюсь до выхода. Вот и он, но как открыть дверь?
   Тьма. Целый океан Тьмы. Так тихо и спокойно. Не нужно никуда идти, никому мстить... Нет! Нужно! Я еще не отомстил! Мне еще рано здесь быть! И такое чувство, что Тьма услышала и улыбнулась мне. Я начинаю чувствовать свое тело. И перед тем как покинуть это место, мне чудится шепот: "Мы еще встретимся. Удачи тебе, дитя другого мира..."
   Боль... Кажется, болит все что возможно. Но раз чувствую боль, значит, жив!
   С трудом открываю глаза. Надо мной нависает грубый каменный потолок.
   -- Вы очнулись, выпейте это, -- раздается старческий голос, и перед моим лицом замирает кружка.
   -- Где мой меч? Кто вы? И где я?
   -- Вот он, -- говорит, улыбаясь, мужчина и кладет ножны с мечом рядом со мной, -- я целитель, а находитесь вы в доме Старьевщика. Вы что-нибудь помните?
   -- Помню коридоры, только коридоры, и то смутно, -- напрягая память, отвечаю ему. -- А что?
   -- Когда я вас увидел, вы не подавали признаков жизни: ребра пропороли легкое, отравление эликсирами, магическое и физическое истощение. Так еще магия Света на вас как-то странно действует.
   М-да, веселая картина получается. И, действительно, дуракам всегда везет.
   -- Сколько я здесь?
   -- Четвертый день и, к моему удивлению, довольно быстро восстанавливаетесь. Вам нужно больше лежать и набираться сил!
   -- Ясно, уважаемый целитель, благодарю за лечение. Больше вопросов к вам не имею, а вот поесть бы не отказался, -- произношу я, садясь на кровати.
   Целитель качает головой и выходит. Через пару минут приносят обед. Куриный бульон, терпеть его не могу. Как-то две недели им питался. Но деваться некуда, и я принимаюсь за еду.
   Не успеваю доесть, как открывается дверь, и на пороге комнаты появляется Старьевщик собственной персоной.
   -- Что там было?
   -- Нежить там была, нежить.
   -- И что же за нежить такая, что почти убила тебя? -- саркастически спрашивает он. -- Ковен личей?
   -- Новая форма нежити, -- равнодушно отвечаю вору.
   -- Новая?!
   -- Новая, подай мою сумку, сам увидишь. -- Демонстрирую кисть руки первого скелета. -- Очень интересный экземпляр... Был... Спокойно пробивал магический щит.
   -- Значит, все?
   -- Нежить упокоена, правда, ее создатель сбежал.
   -- Создатель?!
   -- Да создатель, -- киваю ему. -- Или ты думаешь, что такая нежить от сырости заводится?
   -- Ты же его убил?
   -- Говорю же, сбежал. Похоже, с помощью портала.
   -- Портала?! Амулетов-порталов очень мало, и почти все они находятся в собственности древних аристократических родов, -- объясняет Старьевщик, -- откуда он у этого некроманта?
   -- Будем считать твой вопрос риторическим. Нежить уничтожена, доказательства я тебе предоставил -- контракт с моей стороны выполнен. Но у меня есть дело к вашему магу, с которым надо разобраться побыстрее.
   -- Завтра пополудни он и принесет обещанную награду.
   Старьевщик собирается уходить, но, обернувшись, добавляет:
   -- Не скучай... И как завершишь свои дела, зайди ко мне.
   -- Хорошо.
   Не скучай. Заскучаешь тут, когда такое ощущение, что даже волосы болят. Еще пару дней, и, надеюсь, тело будет в порядке. Нужно найти более удобный способ хранения зелий -- из сумки вынимать долго.
   Мои размышления прерывает стук в дверь. Не дожидаясь ответа, в комнату входит молоденькая девушка с яркими, как солнце, волосами, заплетенными в косу. Серо-зеленые глаза загадочно сверкают. Все при ней: есть за что подержаться, да и личико смазливое. Интересно, что ее сюда привело? Она смотрит на меня, словно читает мои мысли.
   -- Меня прислал господин целитель. Надо натереть вас лечебными зельями.
   Запах зелий знаком, но к ним примешивается какой-то посторонний приятный и терпковатый аромат. Точно, запах дикой магии! Значит, она ведьма... Резко переворачиваюсь и хватаю ее за запястья.
   -- Ты ведьма, -- не спрашиваю, а констатирую. Она вздрагивает всем телом, но не пытается освободиться.
   -- Да, я учусь у господина целителя.
   -- И? Зачем выпустила силу?!
   -- Учитель говорит, что так можно ускорить лечение.
   -- Понятно, -- не чувствуя фальши в голосе, отпускаю ее и ложусь на спину.
   -- Или так, -- призывно улыбаясь, она начинает раздеваться...
   Похоже, Старьевщик договорился с ее учителем. Значит, главе воров что-то от меня нужно. Вынырнув из размышлений, замечаю, что ученица целителя уже полностью обнажена. От такого симпатичного лекарства отказываться я не буду...
   В общем, эти несколько часов скучать не прошлось.
   Сон сковывает меня, и я засыпаю.
   Утро. Как много в этом слове... Чувствую себя сносно, почти ничего не болит. Красота... Встаю с кровати и быстро одеваюсь. К моему горькому сожалению, доспеху пришел конец: кожа выглядит во многих местах, как бахрома, там, куда бил призрак, стальные пластины проржавели и рассыпаются в труху от одного прикосновения. Со всем этим придется расстаться. Одни расходы. Ну где же обещанный завтрак? Только об этом подумал, как раздается негромкий стук в дверь. Принесли поесть, и снова ненавистный бульон. Гады!
   Доев, снова заваливаюсь на кровать.
   В последнее время в моей жизни не случалось существенных приобретений. Короткие перерывы между боями, лечение какими-то знахарями-лекарями и больше ничего. А как же на личном фронте? Такой же бардак да и только.
   Вдруг дверь в комнату распахивается. И я не разбираясь, кто там, на одних рефлексах, вскакиваю на ноги, достаю меч и прикрываюсь щитом.
   -- Ты на самом деле темный охотник, а может, просто хороший наемник? -- усмехается маг.
   С чего я решил, что все-таки маг? А кто кроме них будет ходить в длинной, до пят, мантии, расшитой золотой нитью, и сжимать в руке жезл с рунами? Правда, выглядит молодо, но магия и не на такое способна. Нападать не собирается, значит, можно слегка расслабиться -- убрать щит, но не меч.
   -- Меня еще одолевают и другие сомнения. Ведь сейчас многие хотят прикрыться именем ордена -- с сарказмом произносит маг.
   -- Я уже второй раз слышу о самозванцах, -- перебиваю его, -- ты что-то об этом знаешь?
   -- Лично не встречал, но ходят слухи о людях в темных мантиях, наподобие твоей, и с кольцами охотника. Они заключают контракт, уничтожают нежить и весьма часто погибают, но чаще просто берут золото и сбегают. Но людям нужна хоть какая-та надежда.
   -- Меня мало интересует, что нужно людям. А вот эта клоунада под названием "Прикинься темным охотником" очень рас-сдраш-шает, -- уже шиплю я.
   -- Ваш орден ведь всегда защищал людей! Как ты можешь так говорить?!
   -- Могу и хочу. Хватит прятаться за наши спины! Пора уже самим что-то делать! А не ждать, когда придет охотник и своей кровью оплатит ваши жизни!
   -- Охотник так никогда бы не сказал!
   -- Я один из немногих, кто выжил после уничтожения Цитадели. Где были ваши люди, когда мои братья умирали в неравном бою, где?! Теперь пусть сами разбираются. У меня своя цель, а на все остальное мне плевать.
   -- Никто не знал...
   -- Конечно, никто ничего не знал, армия под стенами Цитадели просто из воздуха появилась. В принципе тебя это не касается, твои юношеские представления об охотниках меня мало интересуют, давай поговорим о делах.
   Глаза мага разочарованно блеснули. Мальчишка.
   -- Хорошо, уважаемый всеми Старьевщик просил вам передать вот это.
   Так-с, по идее, это награда, но для пары сотен золотых мешочек что-то маловат. Дух захватило, драгоценные камни, надеюсь, что настоящие! Иначе...
   Подойдя к столу, я достаю из своей сумки шкатулку и протягиваю магу.
   -- Сможешь открыть?
   -- Сейчас попробую, -- говорит он и начинает делать какие-то пассы над зачарованным предметом.
   Проходит около часа, у мага ничего не получается, он злится.
   -- Долго еще?
   -- Почти открыл, -- недовольно бурчит тот, -- на этой шкатулке столько заклинаний...
   -- Знаю, поэтому сам ее и не стал трогать.
   Выхода нет -- надо набраться терпения и ждать. А чтобы зря не терять время разомну свое бренное тело. Мышцы ноют, но надо -- от этого зависит дальнейшая моя жизнь.
   -- Вот и все! Готово! -- раздается довольный голос мага. -- Я открыл ее!
   Вкладываю меч в ножны и подхожу к столу. Провожу ладонью над шкатулкой, от магии не осталось и следа. Интересно, что так тщательно защищал Дракуленок?
   Внутри лежит истрепанный временем свиток пергамента, несколько крупных алмазов и невзрачный черный камень с каким-то багровым рисунком.
   -- Теперь понятно для чего такая магическая защита. Это рунный камень, сейчас их умеют делать всего несколько мастеров, да и те очень слабые -- дрожащим голосом шепчет маг.
   -- И все же что это за таинственный камень?
   -- Ты разве не знаешь?!
   -- Знал бы -- не спрашивал. Чем он отличается от других магических изделий?
   -- Он усиливает свойства предмета в несколько раз и может добавить новое.
   -- Ты сумеешь определить, что делает этот камень?
   -- Нет, -- пожимает плечами маг, -- я же не артефактор.
   Мало я верст исходил? Алхимики, маги, воры... Теперь еще и артефактор. Надеюсь, все они имеют свои лавки на ратушной площади.
   -- А знакомый есть? -- опускаю камень обратно в шкатулку.
   -- В центре города, возле лавки алхимика Гесила, -- безразлично отвечает маг, -- я больше тебе не нужен?
   -- Нужен, еще как нужен -- оскаливаюсь я.
   Нервный пошел народец. Ну улыбнулся я лишний раз, зачем же так сжимать жезл?
   -- Я хотел бы научиться паре заклинаний. Ты же маг, я чувствую твою энергию.
   -- Ясно, и что тебя интересует? Заклинания, которые можно быстро изучить? А ты помнишь принципы создания заклинаний? -- маг засыпает меня чередой вопросов и ждет.
   О каких принципах идет речь? Не говорить же ему, что в моем мире магов считают выдумкой?
   Мне просто пришлось выдержать паузу.
   -- Понятно, тогда слушай: заклинание начнет действовать при выполнении двух условий. Первое -- ты должен знать, как оно подействует, и быть абсолютно уверен, что оно подействует. Второе -- у тебя должен быть достаточный запас маны. Это два непременных условия. А конкретный результат зависит от разума и воли колдующего. Ясно?
   Мог выражаться проще, а то наворотил тут с три короба. Чувствую, что сильному магу они нужны, как зайцу стоп-сигналы.
   -- Также большая часть заклинаний строится с помощью слов и жестов. Многие маги используют руны одного из мертвых языков, но в принципе это неважно. Насколько я понимаю, вы используете заклинания, создающиеся только жестами?
   -- Да, и как раз в виде рун. Мне нужны заклинания с минимальной затратой энергии, ты знаешь такие?
   -- Самые простые жестовые, их можно быстро выучить, да и количество потребляемой маны зависит от времени и силы заклинаний.
   -- Понятно, тогда показывай.
   До вечера он учит меня этим трем заклинаниям. Как их выполнять я запомнил, но скорость создания пока никакая. Значит, перефразируя дедушку Ленина: "Тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться". Распрощавшись с магом, жду, ведь со мной хотел поговорить Старьевщик. А пока никто не пришел, можно посмотреть свиток из шкатулки. Так-с, и что это за тайна? Какая-та карта, разберусь с ней позднее.
   Через час за мной приходят и проводят в кабинет Старьевщика.
   -- Здравствуй Лис, как самочувствие? -- начинает он тихим голосом, после того как я поудобнее устраиваюсь в кресле.
   Как же он меня раздражает, зачем такой шишке, как он, так шептать? Куда подевалась его уверенность?
   -- Стараниями твоего целителя хорошо, -- с холодком в голосе отвечаю ему. -- Так о чем ты хотел поговорить?
   -- Есть еще одна работенка для тебя.
   -- Уничтожение нежити?
   -- Не совсем...
   -- Говори конкретней, -- начинаю выходить из себя, -- что за контракт, или я ухожу.
   -- Недавно я смог найти часть карты подземелий, -- таинственно произносит Старьевщик, -- и там обозначено хранилище. Думаю, было бы неплохо его проведать.
   -- Я не проводник. Там, наверняка, опять ожидают неприятные сюрпризы, а я не хочу все время рисковать.
   Что-то он не договаривает.
   -- Давай по делу, -- усмехнувшись, говорю ему, -- ты хочешь, чтобы я привел твоих людей к хранилищу и уничтожил нежить, если она там есть, так?
   -- Да. Ты ведь охотник, и я ничего от тебя не скрываю, -- голос его дрогнул, глаза нервно забегали.
   -- Хватит изворачиваться, повторяю свой вопрос: почему я?
   -- Ладно, я буду откровенен с тобой -- хочу поднять свой авторитет в гильдии, -- тихо говорит Старьевщик. -- Он пошатнулся из-за той нежити, воры стали меньше мне доверять. Поэтому дойти до хранилища надо без потерь, забрать самое ценное и вернуться назад.
   Свежо предание, да верится с трудом. Надо быть настороже.
   -- Хорошо, я согласен. Сколько я получу?
   -- Пятнадцатую часть того, что раздобудете.
   -- Это хорошо, но мне еще доспех нужно купить, -- задумчиво произношу я, -- а это деньги...
   -- У меня есть одно предложение.
   -- И какое?
   -- У меня есть доспех из кожи черной виверны.
   -- Виверны?
   -- Да, я бы и сам его носил, -- и тяжко вздохнув, продолжает, -- но он мне маловат, поэтому уступлю его тебе всего за триста монет.
   Дороговато, стальной-то дешевле. Но этот доспех намного лучше моего старого. Особенно в его нынешнем состоянии. Если память меня не подводит, то такой доспех стоит того.
   -- Согласен, -- протягиваю мешочек с камнями, -- здесь двести, сотню вычтешь из моей доли. Когда я получу доспех?
   -- К вечеру. Ты останешься здесь?
   -- Нет, пусть принесут на постоялый двор. Сейчас мне нужно в город. А через три дня в путь, и не днем раньше. Это мое условие. До встречи.
   За дверью меня ожидает очередная служанка. Она кротко кланяется и жестом показывает следовать за ней. С большим удовольствием покидаю этот дом, хотя меня здесь приняли подобающим образом и ни в чем не отказывали. Что ни говори, а воры везде живут хорошо.
   Как добраться до постоялого двора, решаю спросить у проходящих мимо стражников.
   -- Служивые, подскажите, как быстрее добраться до "Приюта путника"?
   Они оборачиваются. Увидев меня, сразу обнажают мечи и двигаются на меня.
   Не понял. Неужели я такой страшный? Или здесь что-то другое?
   -- Умри, вампирское отродье!
   О, я уже стал кровососом?! Дожили.
   -- Господа стражники, я темный охотник, а не вампир.
   Судя по ожесточенным лицам, они мне не поверили. Приходится направлять силу в перстень, и над ним вспыхивает изображение лисьей морды.
   -- Убедились?
   Судорожные кивки послужили мне ответом. Нужно простимулировать их. Достаю пару серебряных монет и подбрасываю их на ладони. О, помогло, глазки заблестели!
   -- Так как мне дойти до "Приюта путника"?
   Перебивая друг друга, они начинают объяснять. Хоть что-то...
   -- А что-нибудь странное в городе происходило? -- задаю следующий вопрос.
   М-да, лучше бы не спрашивал. Если отбросить байки о тещах-ведьмах, злокозненных трактирщиках разбавляющих вино и прочую чепуху, остается только один интересный слух -- о делегации гномов у барона. И вроде бы гномы сейчас воюют с орками. Не нравится мне этот визит. Где гномы, там и светло-эльфийские уши торчат -- как-никак союзники. Хотя с такими союзниками и врагов не надо.
   Такую разговорчивость надо поощрять, так что монеты перекочевывают к патрулю.
   Следуя путаным указаниям стражников, я все-таки добираюсь до постоялого двора.
   После сытного ужина, на этот раз без куриного бульона, отправляюсь спать.
   Каждое утро начинается с настойчивого стука в дверь. Убью! Хотя нет, сначала покалечу, а потом уже убью. Стук не прекращается. Приходится вставать... Меч в руку и плетусь открывать. Распахиваю эту злополучную дверь. Кончик меча упирается в горло "дятла".
   -- Что тебе нужно? -- спрашиваю, не убирая клинок.
   -- Господин охотник, вам просили передать, -- не дрогнувшим голосом отвечает парень.
   Быть таким спокойным с мечом у горла? Уважаю. Присматриваюсь к нему. Где-то я его уже видел. Точно, это же мой проводник к домам гильдии. Значит, Старьевщик прислал броню. Убираю меч и забираю сверток.
   -- Свободен, передавай Старьевщику привет, -- сказав это, закрываю дверь.
   Так, быстро одеться и посмотреть что за доспех.
   Распаковываю сверток и достаю латы. Пластинчатая кираса, части доспеха идут внахлест, значит, нижняя часть спины и ребра хорошо защищены. Нагрудник усилен дополнительными кожаными накладками с крупной чешуей. Застежки по бокам. Цвет -- черный с темно-красными прожилками. В комплекте идет тонкий, но плотный поддоспешник. На вид неплохая броня, но жизнь покажет прав я или нет. Быстро надеваю всю эту роскошь, подтягиваю ремни. Сидит как влитой. Что ж, защита для моего бренного тела есть, теперь позавтракать, потом зайти к алхимику и артефактору.
   Выхожу на площадь. Не понял, сегодня что ярмарка? Цветные палатки, множество лотков, шум и гам. Самые разные запахи: от печеного мяса до каких-то сладковато-цветочных. Замечаю нескольких карманников, в такой толпе им хорошо работается.
   Откидываю капюшон и начинаю пробираться к лавке алхимика. Хотя это, конечно, преувеличение -- люди сами уступают дорогу, а за спиной слышится шепот: "Охотник, живой проклятый". Прав был мой предшественник, ой как прав. Твари...
   Тут меня кто-то хватает за руку. Оборачиваюсь. Пожилая женщина с седыми волосами, одета в цветастое платье. Вопросительно смотрю на нее.
   -- Пошли погадаю тебе, темный.
   Интересно, и что она мне напророчит? Дома никто так и не смог предвидеть мое будущее. Оригинально, она даже не стала дожидаться моего ответа и сразу направилась к одной из палаток.
   Захожу в палатку следом за ней. Полумрак, удушливый запах благовоний, тлеющих в курильнице на низком столике, и пара подушек вокруг него. Очень напоминает салоны магов на Земле. Сажусь на подушку, гадалка -- напротив.
   -- Вижу, удивлен, -- хрипловатым голосом начинает она, -- не веришь ты в судьбу.
   -- Не верю, свою судьбу мы создаем сами: своими словами и делами.
   -- Да, но есть вещи, которые решены за нас...
   -- И ты мне скажешь, что решено за меня? -- произношу усмехаясь. -- Давай, говори.
   -- Зря смеешься, дитя другого мира.
   -- Что?! Что ты сказала?! -- удивляюсь я.
   -- То, что слышал, то и сказала, и отпусти свой ковыряльник. -- Я и не заметил, как схватился за меч.
   -- Хорошо, допустим, я верю, -- говорю, чуть успокоившись. -- Что еще ты видишь?
   -- Пока не знаю, -- она достает сундучок из-под столика, -- все слишком расплывчато.
   Открыв сундучок, она извлекает из него флакон с какой-то темной жидкостью и выпивает ее. Закрывает глаза и начинает раскачиваться из стороны в сторону.
   Хм, похоже, она в трансе. Начинаю верить, что она что-то видит.
   Проходит несколько минут, гадалка все так же продолжает раскачиваться. Неожиданно она замирает и распахивает глаза, затянутые пеленой, похожей на пепел. Я много чего видел, но это одно из самых неприятных зрелищ. И тут она начинает говорить, хотя скорее вещать низким, рокочущим голосом.
   -- Ты умер три зимы назад, но вернулся меньше луны назад. Он наблюдает за каждым твоим шагом. Тьма и кровь даруют шанс, а роза принесет погибель, -- договорив, она глубоко вздыхает и теряет сознание.
   Кажется, это все. Оставляю десяток золотых и ухожу. Вот и докаркался: "Никто и никогда, не мог мне предсказать судьбу". Предсказали, получи и распишись. Но хоть радует, что все можно изменить, понять бы только, о чем она говорила. С первой частью все ясно, "он" это, вероятнее всего, тот, кто меня сюда закинул. А вот причем тут Тьма, кровь и роза? Непонятно, хотя, может, это разделы магии, которые я должен изучить? Но роза, несущая погибель. Никаких идей нет. Ладно, как говорится: кто предупрежден -- тот вооружен.
   Выйдя из палатки и быстро сориентировавшись, направляюсь в сторону лавки алхимика.
   -- Гесил, ты где? -- кричу я, оказавшись внутри.
   -- Подождите, я сейчас подойду, -- раздается его голос из лаборатории.
   Интересно, а он не боится оставлять товар без присмотра? Никаких охранных чар я не чувствую.
   -- Здравствуйте, господин охотник, -- говорит он, на ходу снимая мантию, заляпанную реактивами, -- я хочу вас поблагодарить.
   -- И за что же?
   -- За совет насчет зелья против нежити. Магистрат этим очень заинтересовался.
   -- Ты что-то изобрел?
   -- Скорее переделал, -- застенчиво признается Гесил, -- но должно эффективно работать.
   Опять неопробованные зелья. Хотя на ком бы он их проверял?
   -- Надеюсь, что эффективно, а не эффектно. А то многие путают эти понятия.
   -- Нет, что вы, -- обиженно произносит он.
   -- Не волнуйся, я пошутил.
   После моей фразы Гесил заметно успокоился, неужели ему так нужно мое одобрение? Странный человек.
   -- Гесил, мне опять понадобились зелья. Такие же, что и в прошлый раз, но без драконьего корня, и твои новые против нежити.
   -- Одну минуточку. -- Он убегает в лабораторию.
   Оттуда слышится стеклянный перезвон. Надеюсь, что в спешке он там ничего не перепутал и не разбил.
   -- Вот стандартные зелья, -- говорит Гесил, выставляя на прилавок флаконы, -- а эти против нежити.
   -- Что они из себя представляют?
   -- Первое, -- показывает флакон с переливающейся жидкостью, -- раствор серебра в кислоте. Дорогое удовольствие, но оно должно эффективно уничтожать нежить.
   -- Вот именно должно, а, как будет на самом деле, неизвестно.
   -- Я дам бесплатно два флакона для проверки.
   -- Хорошо, что-то еще?
   -- Измененное костровое зелье. Да, -- заинтересовано спрашивает он, -- предыдущий вариант хорошо сработал?
   -- Великолепно, -- произношу я, а в голове бьется мысль, что лучше бы оно не сработало, целее был бы. -- А в этом варианте что изменилось?
   -- Теперь при ударе оно создает огненный туман.
   -- Неплохая идея, неплохая.
   Алхимик засиял, как новый золотой.
   -- Еще что-то?
   -- Нет, это все. С вас десять золотых.
   -- Кстати, у тебя нет чего-нибудь этакого, чтобы изменить цвет кожи и глаз? -- интересуюсь я.
   -- Хм, -- он потирает подбородок, -- читал о таком, надо попробовать приготовить. Но потребуется время.
   Расплатившись и сложив зелья в поясную сумку, выхожу из лавки.
   Теперь к артефактору. Его магазин должен быть где-то рядом. Осматриваюсь и неподалеку вижу двухэтажный дом с вывеской, изображающей амулет. Наверно, мне туда.
   Захожу вовнутрь и чувствую потоки энергии, я не ошибся. В небольшом помещении свободно расположены витрины с артефактами и конторка светлого дерева. За ней сидит пожилой мужчина в пенсне, у него тонкие и длинные пальцы.
   -- Не думал, что смогу еще когда-нибудь увидеть охотника, -- вместо приветствия задумчиво произносит он.
   -- Увидел, -- отвечаю ему, -- и что дальше?
   -- Ничего, -- усмехается артефактор, -- ты по делу?
   -- Да, -- достаю и опускаю на стол перед ним рунный камень, -- мне нужно знать, как он действует и подойдет ли мне.
   Он с удивлением склоняется над камнем и начинает что-то бормотать. Так проходит несколько минут.
   -- Хороший камень. Усиливает прочность и плотность магического щита. Возможно, щит будет способен отражать заклинания, но только те, у которых энергия меньше, чем у него самого.
   Неплохой камешек, если и другие не хуже, тогда становится понятно, почему они такие дорогие.
   -- Вставить его можешь?
   -- Да, это нетрудно, десять золотых, пять минут и готово.
   Ну и цены, банк, что ли, ограбить или гоп-стопом заняться?
   -- Вот золото, -- кладу деньги перед ним и снимаю наруч. -- А камень вставишь в него.
   Артефактор кивает и берет наруч. Прикладывает к нему камень и опять что-то бормочет. Руна начинает светиться, а сам камень медленно погружается в металл. Несколько секунд и он исчезает. Наруч ярко вспыхивает, ослепляя глаза. Проморгавшись, рассматриваю его. С виду ничего не изменилось, только чувствуется необъяснимая энергетика.
   -- Благодарю, мастер, -- говорю, застегивая наруч. -- А ты не знаешь, здесь есть полигон для магических тренировок?
   -- Нет, в местной школе обучают в основном целителей.
   -- Жаль, -- произнеся это, покидаю магазин.
   Так, зелья купил, камень вставил, с патронташем для зелий разобрался и бонусом получил предсказание. Надо бы где-нибудь отработать заклинания. Раз полигона нет, то отправлюсь на природу.
   -- Висдор, -- обращаюсь к хозяину постоялого двора, -- упакуй еды на пару дней.
   -- Господин охотник уезжает?
   -- Нет, отлучусь ненадолго, но обязательно вернусь, -- обнажаю в улыбке клыки, -- мне здесь понравилось.
   Эх, хорошо за городом, нет этого зловония. Углубляюсь в лес и ищу место для стоянки, желательно неподалеку от проточной воды.
   Примерно через час мне попадается подходящая поляна. Надо насладиться девственной природой, отгородившейся от мира густым частоколом деревьев.
   Привал. Вешаю сумку с провизией на ветку и иду собирать валежник для костра. В качестве тренировки проделываю это телекинезом. Скоро уже темнеть начнет. Создаю заклинание, и передо мной возникает светящийся шарик. Несмотря на название, это обычный магический фонарик. Возвращаюсь на поляну и разжигаю костер. Поужинав и поставив магического стража, ложусь спать.
   Ночь проходит тихо, без каких-либо происшествий. Позавтракав, начинаю разбираться с заклинаниями.
   Знак огня и (мною изобретенный) льда, заклинание ускорения и недавно изученные знаки телекинеза, ветра и света. М-да, негусто. Надо что-то придумать. Маг сказал, что сила многих заклинаний зависит от количества энергии, затраченной на их создание. Значит... да, точно. Надо попробовать.
   Создаю заклинание света с затратой максимума силы. Вот это да! Зачем я это сделал?! Шарик света исчезает в ярчайшей вспышке, ослепляя глаза на время десятка ударов сердца. Но есть и плюсы -- можно дезориентировать противника на какое-то время.
   Так, с этим разобрался, теперь следующее -- заклинание ветра.
   Ничего особенного не выходит -- просто порыв ветра. Думаю, если варьировать количество энергии, можно получить легкий ветерок или штормовые порывы. Проверяю опытным путем. Да и то дерево было вообще ни о чем, оно только портило пейзаж. Интересно, а что получится, если при создании крутануть кистью руки? Обычный взмах направляет воздушную волну. Пробую. Ха, да я гений, вокруг меня образовался маленький смерч. Следовательно, если увеличить поток маны и поддерживать заклинание, я буду защищен от стрел и прочих метательных предметов, правда, нетяжелых.
   Телекинез -- самое многофункциональное заклинание. Можно к себе предмет притянуть или кинуть, или просто сжать. Тренируюсь, ловя и подбрасывая монету. На сложные эксперименты не хватает сил. Да и новых идей пока нет. Что-то я выдохся в магическом плане. Драконий корень тратить не хочется, значит, поем и отдохну, вдобавок уже полдень.
   Оставшееся до заката время снова отрабатываю заклинания. Тяжело в учении...
   Спать ложусь выжатый, как лимон. С трудом удается поставить магического стража.
   Рассветное щебетание птиц развеивает мой сон в одно мгновение. Окидываю взором поляну. М-да, ну и бардак я тут устроил. Мое пребывание напоминает нежданное торнадо: сломанные ветки, подпаленные стволы деревьев, местами выгоревшая и вырванная с корнями трава.
   Наверное, я один доволен этим разгромом, и особенно собой. Теперь с чистой совестью можно возвращаться обратно в город.
  
   Империя Теней, кабинет Князя
  
   -- Мой Князь, -- говорит мужчина, кланяясь человеку, важно восседающему в кресле. Лицо его скрывает глубокий капюшон.
   -- Здравствуй Фаор, -- отвечает правитель. -- Кто позволил тебе использовать аварийный портал?
   -- В мою лабораторию пришел охотник...
   -- И? -- слегка раздраженно реагирует Князь. -- Это не причина. Или твоя нежить не смогла защитить тебя?
   -- Мой Князь, это был темный охотник.
   -- Темный, говоришь, -- задумчиво тянет он, -- давно их не было видно. После падения Цитадели я смог найти только нескольких.
   -- Когда я уходил, он продолжал сражаться с моим конструктом.
   -- Успешно?
   -- На равных, мой Князь, на равных.
   -- Если ты не врешь... Тогда твои конструкты нам очень пригодятся. Эльфы что-то затевают. И я предпочту потери в казне, чем среди своих поданных. А войны нам не миновать.
   -- У меня есть одна просьба к вам. Если охотник выжил, то...
   -- Нет, -- резко приподнявшись, заявляет Князь, -- даже и не думай! Я запрещаю!
   -- Но...
   -- Я сказал нет, слишком многим мы ему обязаны. В особенности я. А я их... -- Князь прерывает свою речь. -- Все, Фаор, иди.
   Фаор робко кланяется и нехотя идет к выходу из кабинета.
  

Глава 5

  
   Вернуться в город оказывается проблематично. Барон ввел военное положение, как сказали стражники: "В связи с наступающей войной с баронством Берг". Но как ни странно, меня пропускают. Деньги во все времена творят чудеса. Не нравится мне это, сначала необычная нежить, потом делегация гномов, а теперь война. Что-то назревает, и не думаю, что это дружеская пирушка. Везде царит уныние и хаос, наемники маячат, куда ни глянь. Многие лавки и трактирчики закрыты. Тоже, что ли, вступить в стройные ряды войск барона Омера? Но сначала надо разобраться с новым квестом от гильдии воров.
   -- Господин охотник, вы вернулись. -- Такими словами встречает меня Висдор на пороге постоялого двора.
   Не понял, к чему он это. Кажется, ему что-то нужно. Как же мне это надоело...
   -- Что-то случилось? -- устало спрашиваю его.
   -- Вас кто-то хотел ограбить, -- тихо произносит он, -- в комнате все вверх дном, мебель разломана, матрас вспорот...
   Интересно... Хорошо, что все свое ношу с собой.
   -- У тебя есть, предположения на этот счет?
   -- Это точно не гильдия, у меня с ней договор. Возможно, кто-то из ваших недругов?
   -- Договор это такая вещь... -- отвечаю я, -- ладно, не бери в голову, сам разберусь. А ты пока прикажи подать обед.
   Занимаю угловой столик. Заказ приносят достаточно быстро. Медленно поглощая еду, размышляю на извечные русские темы: "Кто виноват?" и "Что делать?" с виновными.
   Что могли искать? Золото? Сомнительно. Ничего ценного для обычных воров у меня нет. А если вор необычный? Тогда, может быть, рунный камень или карта из шкатулки Дракуленка. Но о ней знают всего несколько человек. Сам Дракуленок, маг гильдии и, возможно, Старьевщик. Значит, надо будет поговорить с ним достаточно вежливо.
   Нет, все-таки хорошо, что я не страдаю топографическим кретинизмом. Двадцать минут и передо мной особнячок гильдии. Стучу сапогом в дверь -- не хочется отбивать руку.
   -- Кто? -- раздается приглушенный голос.
   -- Темный охотник.
   В ответ распахивается небольшое окошко, и на меня внимательно смотрят два серых глаза.
   -- Зачем пришел?
   -- Поговорить со Старьевщиком.
   -- Он тебя ждет?
   Значит, он здесь. Что ж, это все упрощает.
   -- Конечно, ждет, пойди и доложи.
   -- Подожди здесь, -- говорит лениво охранник и захлопывает окошко.
   Жду уже минут пять. Ловлю себя на том, что вращаю монету между пальцев. Не понял, когда я ее успел достать? Нервы сдают и вот результат. У меня такой привычки не было отродясь, значит, от старого хозяина перекочевала. Забавно. Мои размышления прерывает скрип двери.
   -- Проходи, тебя примут.
   Зайдя внутрь, вижу знакомую девушку, ту самую, что провожала меня к выходу. Теперь она жестом приглашает следовать за ней. Интересно, это просто девушка-служанка или тоже воровка?
   -- Здравствуй Лис, -- слащаво произносит Старьевщик, удобно расположившийся в кресле, -- проходи, усаживайся.
   -- И тебе не хворать, -- отвечаю, занимая место напротив. -- У меня к тебе разговор.
   -- Какой?
   -- Мою комнату на постоялом дворе обыскали. Не понимаю, кто и зачем?
   -- Что?! Это не мои люди, слово вора!
   -- Я и не говорю, что твои. Узнай, кто это сделал, и...
   -- Наказать? -- перебивает меня Старьевщик.
   -- Нет, сообщишь мне.
   -- Хорошо, -- кивает он. -- Когда займешься моим делом?
   -- Думаю, вечером, как раз твои проснутся.
   -- Понятно. До вечера останешься здесь?
   -- Пожалуй, да, -- задумчиво продолжаю, -- обсудим детали.
   -- А что тут обговаривать? -- удивляется Старьевщик.
   -- Мне нужны гарантии, что ты не попытаешься убрать меня или оставить без награды.
   -- Разве я тебя обманывал раньше? Не доверяешь?
   -- Я даже своей тени не доверяю, -- произношу с холодком в голосе, -- клятва на крови и железе меня вполне устроит.
   -- Ладно, -- вздыхает он, -- с тобой нелегко иметь дело.
   Старьевщик достает кинжал, и струйки крови ползут змейками по его ладони. Слова клятвы, вспышка света и рана затягивается. Значит, не соврал! Эх, почему дома такого нет!
   -- Убедил. До вечера, охота еще вздремнуть перед походом, -- бросаю, выходя из кабинета.
   За дверью меня ожидает та же служанка-воровка. Делает приглашающий жест рукой и ведет вглубь дома. Какие-то они странные, молчаливые.
   Пара минут -- и я в своей новой комнате. Апартаменты просто близнецы. Только в этой лишним изыском висит на стене большое зеркало. Это такой тонкий намек на мою внешность или что? Ладно, пусть будет, а я спать.
   Скрипнула дверь. Двигаться нет желания, не открывая глаз, телекинезом запускаю стул в ее сторону. Забавный рефлексик... Наградой становится короткий вскрик и следом за ним трехэтажная конструкция. Не русский мат, но тоже ничего. Приоткрыв глаз, вижу какого-то парня с перекошенным от боли лицом, который держится за плечо.
   -- Извини, дружок, я не специально.
   Ответом мне служит новая порция отборной брани.
   -- Заткнись! -- рявкаю я, подкрепляя слово воздушной волной.
   Парень ударяется о стену и затихает.
   -- Зачем пришел?
   -- Тебя Старьевщик ждет, -- сквозь стиснутые зубы шипит он.
   А сверкать на меня глазками бессмысленно, я не малолетняя барышня, не испугаюсь.
   Быстро набрасываю на себя броню и подпоясываюсь мечом.
   -- Показывай дорогу.
   Он затравленно смотрит на меня и выходит из комнаты. Следую за ним.
   -- Ну что готов? -- первое, что я слышу от Старьевщика, когда захожу в кабинет.
   -- И тебе привет, -- иронично отвечаю. -- Готов, где остальные?
   -- С Молодым ты познакомиться уже успел.
   -- С кем, с кем?
   -- С тем парнем, которого ты приветил.
   -- Таких подарков мне не нужно!
   -- Почему? Он один из лучших...
   Пожалуй, промолчу, что я этого "героя" сначала чуть стулом не пришиб, а затем по стенке размазал.
   -- Да так, характерами не сошлись.
   -- Так тебе с ним не жить под одной крышей, сходите в поход и разбежитесь, -- начинает настойчиво убеждать меня Старьевщик.
   -- Я не собираюсь еще следить за ним, чтобы от сильной любви он не воткнул мне нож между ребер.
   -- А если он поклянется?
   -- О, ешкин кот! Что других кандидатур нет?
   -- Надежнее и выносливее -- нет, -- гордо отвечает Старьевщик.
   -- Ладно, зови.
   Дверь приоткрывается. Молодой неохотно протискивается в комнату, злобно зыркает в мою сторону и приближается к Старьевщику.
   -- Ты сейчас поклянешься, что во время похода не причинишь охотнику никакого вреда и будешь выполнять все его поручения.
   Какая хорошая формулировка -- "во время похода", а потом, значит, все можно. Не удивлюсь, если это подстава.
   Молодой нехотя приносит клятву и выходит.
   -- Кто еще с нами?
   -- Маг, ты с ними уже знаком, и еще один воин.
   Что-то это дело мне нравится все меньше и меньше. Надо успокоиться и как-то себя обезопасить. Вариант перебить всю гильдию явно не подходит. Тогда как? А если... Хм, если хорошо сыграю, то может и получиться...
   Встаю из кресла и подхожу к окну. Отдергиваю штору. О, сегодня полнолуние, неплохо...
   -- Может, отложим поход? -- ехидно произношу я.
   -- Почему? -- удивленно спрашивает Старьевщик.
   -- Сегодня же полнолуние...
   -- Ты что оборотень?
   -- Нет, -- резко поворачиваюсь от залитого голубым светом оконного проема и невесело усмехаюсь, -- всего лишь демон, частично.
   -- И что из этого?
   -- А, ты же не знаешь...
   -- Чего я не знаю? -- нервничает он.
   -- Демоническая кровь это проклятие, страшное проклятие.
   -- То есть?
   -- Любой, кто прольет кровь демона, будет проклят, и его окружение тоже будет проклято...
   -- В каком смысле проклят?
   -- В прямом...
   -- Не веришь, -- грустно говорю ему и, достав кинжал, даю клятву, что сказанное -- чистая правда. -- А теперь?
   Ага, поверил. Страх притаился в его глазах. Пальцы нервно барабанят по столу, я оказался прав, он обдумывал мою преждевременную кончину. Обойдешься, мне еще рано умирать. Да еще от руки ворюги.
   -- Верю я тебе, верю. Мои люди покушаться на тебя не будут, так что все нормально, можно идти.
   -- Хорошо, я могу увидеть карту?
   -- Конечно, -- соглашается Старьевщик и достает из-за пазухи пергаментный свиток, -- вот, смотри.
   Мазня детсадовца, а не карта: ни масштаба, ни обозначений севера и юга. Десяток помещений, разбросанных по подземелью. Сплошной лабиринт -- просто нора крота и не более. Интригующая нас ждет прогулочка!
   -- Где вход?
   -- Ближайший в подвале этого дома, поэтому мы его и занимаем.
   -- Какая именно комната из обозначенных нам нужна?
   -- Одна их этих трех, -- отвечает он и тычет пальцем в карту.
   Замечательно, одиночные комнаты, да еще и в центре лабиринта. Пойди туда, не знаю куда. Все бессмысленно до предела. Надо торговаться во что бы то ни стало.
   -- Ты же сказал, что точно знаешь.
   -- Ну точно. Одна... из трех.
   -- Тогда четверть моя или можете сами там бродить до бесконечности.
   -- Четверть?!
   -- Еще один твой вопль -- и пойдешь сам.
   -- Хорошо, четвертина так четвертина -- побагровев от злости и откинувшись на спинку кресла, недовольно произносит он.
   -- Вот и хорошо, а теперь пошли к остальной команде.
   Лучше надо себя контролировать, лучше. После этого рейда спиной к тебе точно не повернусь, да и вообще не буду иметь никаких дел. И лук с плащом возьму с собой. Хотя это обуза, но неизвестно как все обернется.
   Выходим из кабинета и спускаемся на первый этаж, а затем в подвал. По дороге вешаю саадак с луком на пояс справа и закутываюсь в плащ. На входе нас уже ожидают знакомые лица. Оба в бригантинах, вооружены шестоперами и небольшими круглыми щитами. А маг... Этот идиот напялил мантию! И как он собирается в ней в случае чего бежать? Ладно, это его проблемы. Кивнув мне в знак приветствия, маг подходит к Старьевщику, и они начинают о чем-то шептаться. О чем именно расслышать не удается, но, судя по выражению лиц, оба чем-то недовольны. Как только они завершают разговор, спускаемся в подземелье. Видно, что лестница приделана позже. Слишком уж она отличается от самого сооружения. Внизу сразу же перестраиваемся: я с одним воином впереди, маг с картой за нами, а последним -- Молодой.
   Уже два часа идем, интересно, как маг в этой карте разбирается? А коридоры-то знакомые, вон и метка на стене. Слишком тихо и спокойно. Надо подкрепить свою легенду, да и компаньонов "развеселить"... Поднимаю руку, остальные замирают.
   -- Почему остановились? -- первым не выдерживает маг.
   -- Впереди нежить, стойте здесь, я сам разберусь.
   Они подчиняются приказу, а я достаю меч и, крадучись, двигаюсь вперед. Что за маг, не может определить, есть нежить или нет? Ну мне же проще. Отойдя за три поворота, ловлю крысу. Пара царапин на лице, немного крысиной крови, и надо пошуметь...
   Когда я возвращаюсь, то чуть не получаю каким-то заклинанием в лоб. Занервничали, это хорошо...
   -- Успокойтесь, всего лишь безобидный молодой драугр. -- Говоря это, показываю клыки в улыбке, компанию явственно передергивает. -- Ну что так и будем тут стоять до конца столетия или все же пойдем?
   Маг, обеспокоенно рассматривающий ссадины и кровь на моем лице, заторможено кивает.
   -- Да, сейчас, -- зашуршав пергаментом, он наконец-то определяет местоположение ближайшего схрона, -- дальше по коридору до ближайшей развилки, а там сворачиваем направо.
   Мои горе-спутники изменяют построение и идут след в след за мной. Нервные и пугливые они. Конечно, надо постараться вернуть их хотя бы физически целыми, но вот за психическое их здоровье я не отвечаю.
   Как ни странно, до места назначения добираемся без происшествий. Не считать же за нарушение спокойствия, то, что Молодой пару раз нырнул в вонючую жижу. А я тут ни при чем, мне телекинез надо тренировать, да и он сам хорош -- под ноги смотреть надо.
   И вот, наконец, мы стоим у входа в коридор, ведущий к первому хранилищу.
   Достаю медяк и напитываю его энергией. Бросаю вперед, и он исчезает во вспышке огня. Следующий медяк превращается в пыль. В магическом зрении коридор абсолютно чист.
   -- Что там хранится? -- резко спрашиваю у побледневшего мага, этот коридор нервирует меня похлеще притаившегося вурдалака.
   -- Уважаемый Старьевщик не го-во-рил...
   -- Врешь. Да пойми ты, маг великий, мне нужно это знать, не для того чтобы взять себе (а может, и для того, но тебе это знать необязательно), а для того чтобы понять, зачем здесь такие мудреные ловушки, -- пытаюсь убедить его.
   -- Здесь должны быть армейские склады и лаборатории магов.
   Ясно. Значит, скорее всего, будут еще и обычные ловушки, да и, возможно, какая-та
   охрана. Веселое мероприятие...
   -- Ты можешь обезвредить хоть часть их них?
   -- Думаю, да.
   -- Раз так, действуй.
   Он принимается бормотать под нос заклинания, дополняя их жестами рук, закатывает глаза и периодически рассыпает в воздухе разнообразные порошки, от которых першит в горле и слезятся глаза. Еще немного и все мы тут задохнемся.
   Весь этот цирк занимает около получаса, а сам маг выглядит обессиленным: бледное лицо, дрожащие руки, расширенные зрачки, пот струится по измученному лицу. Был бы дома, сказал бы, что на наркомана наткнулся, а тут всего лишь магическое истощение. Еще час он медитирует, приходя в себя. Я же все это время ловлю крыс и запускаю их по одной в коридор. Воины попытались мне помочь в этом деле, но не преуспели -- слишком медлительны. Вроде магических ловушек не осталось, но, скорее всего, есть механические. Ну, вперед, пусть Тьма не оставит нас.
   И зачем столько ловушек ставить?! Хорошо, что прошло много времени. Часть не функционирует, а часть не особо эффективна: плита, закрывающая яму, не падает, а шипастый шар застревает в люке. Те, которые срабатывают, удается миновать без потерь. Когда преодолеваем злополучный коридор, у меня появляется дикое желание открутить кому-нибудь голову. Живу, как в сказке -- чем дальше, тем страшней. Вот и долгожданная дверь. Массив, из потемневшего дерева, окован проржавевшими металлическими полосами так, что под ними почти не видно древесины.
   -- Открывайте, -- лениво произношу, прислоняясь к стене, -- мое дело нежить, а не двери.
   Маг проводит ладонью перед дверью и подает знак воинам. Бранясь, они начинают шестоперами ломать ее. Им приходится на славу попотеть, чтобы освободить проход. Так-с, и что мы тут храним с такой системой безопасности? Останавливаюсь на пороге и осматриваюсь. М-да, негусто. Один стеллаж и сундук. В принципе и комната небольшая. Кидаю несколько монет в разных направлениях. Ничего. Надеюсь, что это признак отсутствия ловушек, а не наличие чего-нибудь хитромудрого.
   Жестом показываю, что можно заходить. Маг быстро, чуть ли не рысью, направляется к стеллажу, воины следом. Так, на меня не смотрят, а значит, можно подготовиться к следующей "шутке" -- переливаю часть обычного кострового зелья в пустые флаконы. Закончив с этим полезным занятием, подхожу к магу.
   -- И ш-што с-сдесь? -- шиплю за спиной мага.
   -- Два зачарованных меча и кинжал, -- вздрагивает маг.
   После этого похода, они у меня будут бояться даже собственной тени.
   -- А в сундуке?
   -- Еще не открывал, -- отвечает он.
   -- Давай быстрее, у нас еще два хранилища впереди.
   Маг согласно кивает и начинает бормотать какое-то заклинание. Сундук на секунду вспыхивает зеленым светом. Парень, довольно улыбаясь, подходит к нему вплотную.
   Странно, почему на сундуке нет никаких чар? А если воры...
   Резко отдергиваю мага от приоткрытого сундука. Из-под крышки вылетают несколько небольших дротиков и со свистом проносятся над нашими головами.
   -- Благодарю, -- дрожащим голосом произносит он.
   -- Должен будешь, -- усмехаюсь в ответ.
   Трясущимися руками маг откидывает крышку и жадно смотрит в недра сундука.
   Сперва он достает пару амулетов, следом дорогие перстни и кинжалы, на вид ритуальные, а не боевые. Пошарив руками внутри, извлекает потертый кожаный мешочек. Развязав, высыпает содержимое на вспотевшую ладонь. Камни, драгоценные и рунные. Все не сводят с них глаз. Равнодушно пожимаю плечами, хлопаю его по спине и негромко произношу:
   -- Бери трофеи и пошли.
   От неожиданности он вздрагивает, камни солнечными зайчиками разлетаются с его ладони и с тихим перезвоном падают на пол. Мой план сработал. Телекинезом быстро подхватываю несколько штук и прячу в сумку.
   -- Что ты так нервничаешь? -- ехидно спрашиваю "великого чародея".
   -- Я же не боевой маг! И не искатель приключений! -- раздражено отвечает он, собирая рассыпавшиеся камни. -- Поэтому и нервничаю!
   Впечатлил мага мой юмор, впечатлил. То ли еще будет...
   -- Да успокойся ты, зачем так завелся? -- проникновенно говорю ему, -- ты же маг, с тобой идет темный охотник и два воина, опасаться нечего.
   -- Действительно, с чего это я? -- он улыбается, и потирает подбородок. -- Хоть и не боевой, но я маг!
   Наивный, думает, если выучил пару десятков заклинаний, то сразу маг? Три раза ха...
   Буду следовать великому методу кнута и маленького черствого пряника.
   -- Тогда собираем трофеи, и двигаемся дальше.
   Через пару минут оружие упаковано и повешено за спину одному из воинов, а камни и амулеты маг кладет в поясную сумку. И идут великие герои на поиски могучих магических артефактов древних времен. И тяжела их доля. Но ничто не может их остановить на пути к намеченной цели. А если без шуток, дорога к следующему хранилищу оказывается не из приятных: уровень нечистот поднялся, приходится брести в них чуть ли не по колено. Пахнет не розами, крысы сбиваются в стаи на пятачках сухого пространства. Не нравится мне, что их здесь так много. На мага любо-дорого посмотреть: мантия намокла, он в ней путается, а выражение лица... Начинаю ему завидовать -- так злобно зыркать...
   И вот забрезжила цель. Короткий коридор, заканчивающийся дверью, перегораживает полупрозрачный магический щит. Знакомые какие-то ощущения от приближения к нему, какая-то часть меня чувствует что-то родное. Маг сразу берется за свое привычное дело. Тихое бормотание перерастает в ругань. Силен братишка...
   -- В чем проблема? -- спрашиваю его.
   -- Я не могу снять этот дурацкий щит! Он завязан на какие-то артефакты, у меня не хватит сил!
   -- Не ори, -- шиплю в ответ, -- мы не в кабаке, неизвестно, что здесь может водиться, кроме крыс.
   Маг вздрагивает и начинает озираться. Я же вплотную приближаюсь к щиту и провожу перед ним ладонью. Ощущаю тепло и приятное покалывание. Рискнуть или нет? Резко вытягиваю кончики пальцев, направляю в заклинание и... оно беспрепятственно их пропускает. Эх, была не была, делаю шаг вперед и прохожу сквозь щит. Оборачиваюсь назад и вижу удивленные лица воинов и мага.
   -- Как ты это сделал? -- вскрикивает маг.
   -- Молча, -- ехидничаю я. -- Ты хоть смог определить, что это за щит?
   -- Конечно, -- оскорблено произносит он, -- щит пропускает лишь тех, у кого есть доступ в это помещение и...
   -- Давай, отвечай? -- подгоняю его, видя, что он о чем-то задумался.
   -- Демонов или родственных им существ, но как ты смог пройти?
   Тугодумный ты наш. Вон, воины, судя по выражению их лиц и неразборчивому шепоту, и то все поняли.
   -- А это останется моим маленьким секретом, -- проговорив, разворачиваюсь к нему спиной и шагаю вперед. Дверь отзывается глухим скрипом. Делаю еще шаг и останавливаюсь -- даю глазам привыкнуть к темноте. Начинают вырисовываться очертания обстановки, но это не главное. Самое противное -- в комнате бушует полчище крыс (они смотрят в мою сторону своими красными буравчиками), я бы сказал, с большущим гастрономическим интересом. Похоже, это ловушка.
   Не успеваю опомниться, как это злобное войско летит на меня. О, небеса! Меч точно не поможет. Значит, его в ножны, а крыс отбрасываю несильным воздушным ударом. Испуганные твари приходят в себя и снова серой массой накатывают, как волна прибоя. Кинуть в них костровое зелье? Не вариант. Могу что-нибудь из трофеев повредить. А если... Надеюсь, не пострадаю. В воздухе становится неспокойно -- с нарастающей силой собираю в воронку воздушную волну. Крысы, выпучив глазки, с диким писком начинают вращаться вокруг меня. Постепенно смещаю вихрь в сторону. Крысиный писк перерастает в пронзительный визг. А теперь завершающий штрих. Бросаю в воронку костровое зелье и поджигаю, душераздирающие звуки бьют по ушам. Фейерверк из тлеющих тушек разлетается в разные стороны. Дыхание перехватывает от смрада паленых шкур и недостатка кислорода. Твою ж медь, еще секунд тридцать, и я отключусь.
   Фух, получилось! Я жив, они нет.
   Выжат и опустошен до предела, еле бреду к своим спутникам. Гарь едким шлейфом тянется за мной. Все в полном ожидании чуда.
   -- Что там? -- обеспокоено, спрашивает маг.
   -- Крысы...
   -- Какие крысы, шутишь?!
   -- Я непонятно изъясняюсь? -- безразличным тоном говорю в ответ, -- там жареный крысиный обед и только, тебе захватить порцию?
   -- Какая гадость! -- маг морщится и отшатывается назад. Дамская брезгливость выступает на его лице.
   В очередной раз я понимаю, что привел с собой только обузу. Ожидать их помощи бесполезно, возвращаюсь обратно сам. Создаю шар света, поднимаю его повыше и начинаю внимательно осматривать достаточно большую бесформенную комнату. Стены с оплавленными участками, обгоревшая скудная мебель, а в дальнем углу на полу валяются какие-то металлические обломки и кости. Наверное, больше нечего искать. Хм, похоже, здесь было сражение...
   Подсвечник с огарком свечи на столе, какие-то свитки и тонкая книжица, похожая на блокнот. Успокаивает отсутствие магии. Непонятные старинные иероглифы и простенькие рисунки. И тут я опять начинаю проваливаться в прошлое. Ох и не вовремя эти видения-воспоминания.
   Снова полуосвещенный зал, я нахожусь среди ровесников. Перед нами стоит магистр. Я волнуюсь.
   -- Теперь вы полноправные темные охотники, мы обучили вас, но самосовершенствованию нет предела. Уничтожайте нежить, тренируйтесь и творите. Но кроме основных ваших обязанностей не забывайте собирать знания о магии, технологии. Это позволит нашим магам и кузнецам создавать более эффективное снаряжение для вас, -- заканчивает он свою речь. Видение меркнет.
   М-да, интересный орден, весьма. Чем-то напоминает империю с Князем. Не удивлюсь, если они еще и тесно сотрудничали.
   Решаю книгу и свитки припрятать, отдавать точно не буду. Странно, что ловушек нет, не считать же крыс непреодолимым препятствием? Перекошенный шкаф не принес ожидаемых трофеев, просто досада. Пара мантий, поясной набор и две сумки. Негусто... Набор и сумку прячу у себя, а остальное набрасываю на плечо. Спешно иду к выходу. Лишние подозрения мне не нужны.
   -- Принимай трофеи, -- деловито обращаюсь к магу.
   При виде мантии и второй сумки, маг сильно бледнеет, затем краснеет и со стоном отчаяния приваливается к стене.
   -- Маг, ты что?
   -- Ты... ты... з...м... знае-шь ч-т-о это? -- речь медленно возвращается к ее владельцу.
   -- Старое барахло...
   Я не виноват, что, кроме этого хлама, там не было ничего. Хоть что-то надо было предъявить. Ведь не доверяют на каждом шагу.
   -- Это мантия -- мечта каждого ныне живущего мага! И бездонная сумка! Мантия увеличивает запас энергии и скорость ее восстановления.
   -- Ладно, с "мечтой" мага вроде разобрались, -- говорю ему, -- а сумка действительно такая ценная, а?
   Вот бестолочь, ну почему я не прихватизировал еще и мантию?!
   -- Конечно, безразмерная, но есть одно но... -- Он запнулся.
   -- Ну что но? -- раздражаюсь в очередной раз. -- Мне каждое слово из тебя вытягивать клещами?!
   -- Она увеличивается в размерах, а в весе нет, и это очень ценный артефакт.
   Неплохие трофеи. Я уже в плюсе. А ведь впереди еще одно хранилище.
   На этот раз в нескончаемом лабиринте своды коридоров нависают низко над головой. М-да, неприятные ощущения. Холод пронизывает до костей, зубы постукивают друг о друга. Похоже, мы достаточно глубоко спустились. Нет, точно, после этого похода я возненавижу туннели. На кой ляд, надо было строить такие катакомбы?! Сырость. Плесень на сводах и стенах свисает замысловатыми гирляндами, одно удовольствие -- крысы пропали.
   Если вернусь после всех моих злоключений, буду сутками отмокать в ванне, есть до дурноты и отсыпаться. Настроение на нуле, компаньоны безмолвно тащатся вереницей позади. На лицах досада, злоба и ненависть. Видно, самое время их встряхнуть. Тихо отправляю воину, надо бы хоть ради приличия узнать его имя, под сапог склянку с костровым зельем. Хотелось бы, конечно, испытать усиленный вариант, но обойдусь без трупа. Шаг, тихий хруст стекла, пара искр, яркая вспышка и... все могут полюбоваться на "танец дикаря". Но всем веселье портит маг, с какой стороны ни посмотри. Он окатывает "танцора" водой. Судя по тихому матерному шепоту бедняги, вода оказалась ледяной.
   -- Ты не сильно пострадал? -- интересуюсь у своей жертвы. -- Надо быть повнимательней, иначе скоро превратишься в трупика.
   Нет, гуманизм во мне не проснулся, просто создаю себе имидж "белого и пушистого". В некоторых ситуациях бывает полезно, но потом, к сожалению, многие стремятся сесть тебе на шею и ножки свесить...
   -- Нет, со мной все нормально, -- ворчит воин, -- но чем в этих катакомбах с ловушками лазить, лучше в чистом поле с врагом схлестнуться.
   Хм, если не врет, то я его уважать начинаю. Но что такой человечище в компании воров забыл?
   -- Как тебя зовут, воин? -- спрашиваю у него.
   -- Кион, меня зовут Кион, -- отвечает он.
   Странно, все они прозвищами представляются, а он по имени. Нет, тут точно что-то не так. Надо это проверить.
   Вскидываю руку, пальцами показываю: "Враг. Впереди. Один". Маг и Молодой недоуменно смотрят на меня, а вот Кион... Кион приготовился к бою. Довольно киваю: точно воин, да не из простых.
   -- Идемте вперед, все в порядке, -- говорю своим спутникам.
   Еще пару часов и наши мучения заканчиваются.
   Хранилище, три раза ха, а не хранилище. Скорее подобие казармы. Двухъярусные кровати выстроились вдоль обшарпанных временем стен, по углам стойки для доспехов и оружия. Какой разочарованный вид у мага.
   Пока он и Молодой самозабвенно обыскивают комнату на предмет добычи и тайников, Кион подходит ко мне.
   -- Догадался? -- тихо спрашивает он.
   -- Да, -- хотя, честно говоря, не улавливаю, о чем он, -- но не пойму одного...
   -- Чего именно? -- раздраженно ворчит воин.
   -- Что ты забыл среди этих воров, это же не твой уровень.
   -- Не трави душу, я могу задать тебе тот же вопрос.
   -- Я могу и ответить.
   -- Ну, ответь, -- цедит сквозь зубы он.
   Ха, мое шипение более впечатляющее. Соврать или нет? Ладно, скажу полуправду.
   -- Я один из последних, а скорее последний из темных охотников... И не перебивай меня, -- раздраженно скалюсь в ответ, он даже отшатывается назад, -- у меня есть цель, а чтобы ее достичь понадобится золото, много золота...
   -- Ясно, -- задумчиво произносит Кион, -- а меня изгнали, нахамил дворянчику.
   -- И, скорее всего, подправил его смазливую мордашку?
   -- Из-за этой гниды погибла половина моего десятка! -- выходит из себя Кион.
   -- Я понимаю и не осуждаю.
   После моих слов он как-то осунулся и даже с виду постарел. М-да, серьезно жизнь потрепала. Да и не всякий десятник полезет дворянину морду бить за своих солдат. Уважаю...
   -- Здесь почти ничего нет, -- прерывает наш разговор сухой голос мага.
   -- Почти? -- цепляюсь за это слово.
   -- Десяток золотых в матрасах, да пара перстней.
   -- Ну что возвращаемся обратно?
   Обратная дорога придает сил. Три часа и мы опять на том же месте, откуда начинали свой путь. Кивнув на прощание Киону, иду следом за магом, как я понял, направляемся к Старьевщику.
   Маг стучит в дверь и, дождавшись ответа, заходит внутрь, меня же просит остаться снаружи. Обнаглели... Прислоняюсь к стене и жду. За окнами начинается новый день. Неплохо, быстро управились.
   Вскоре захожу в кабинет Старьевщика, сразу же удобно располагаюсь в кресле. Через пару минут появляются служанки, одна приносит завтрак, а вторая -- наши трофеи. Маг с удовольствием начинает есть. Пожалуй, рисковать не буду, потерплю до постоялого двора, а то неизвестно, что могли подмешать в еду.
   -- А, ты поесть не желаешь? -- удивленно спрашивает маг.
   -- Что-то аппетита нет, -- смотрю в сторону с безразличным выражением лица.
   Эту интереснейшую беседу прерывает появление Старьевщика.
   -- Рад видеть вас живыми и здоровыми! -- радушно восклицает он.
   Судя по выражению его лица, он предпочел бы лицезреть мой хладный труп. Актер из него никудышный.
   -- Давай поговорим о моей доле, -- произношу я.
   -- Сейчас придет артефактор, и произведет оценку, -- отвечает Старьевщик.
   -- Хорошо, я подожду, но не очень долго. -- И нервно провожу когтями по подлокотнику кресла. На нем остаются глубокие царапины. Мага и Старьевщика передергивает.
   Хм, и о чем они думают? Мои размышления прерывает стук в дверь. Через мгновение на пороге замирает старый знакомый -- артефактор, который вставлял рунный камень в наруч.
   -- Утро доброе, -- приветствует он всех с поклоном.
   -- Здравствуйте мастер, -- отвечаю артефактору, остальные ограничиваются кивками, -- не ожидал вас здесь увидеть.
   -- Что поделать, охотник, что поделать, -- произносит он, -- это один из немногих шансов изучить настоящие артефакты, а не нынешние поделки. Да и деньги неплохие, даже смог оплатить обучение внука.
   -- Достойная цель. Преемственность поколений это хорошо, но давайте все оценим, а то я спешу.
   -- Тогда иди и отдыхай, -- влезает в разговор Старьевщик.
   -- Но еще больше мне хочется получить свою долю! -- припечатываю его.
   Артефактор одобрительно хмыкает и подходит к столу.
   -- Показывайте добычу -- говорит он, -- у меня мало времени.
   -- Вот она, -- уточняет Старьевщик, -- лежит на столе.
   -- Так-с, мантия мага -- две, безразмерная сумка -- одна штука, -- начинает артефактор, -- примерно-с четыре тысячи золотых.
   Неплохо я поживился в той комнате, сразу прикинул в уме я.
   -- Потянет тысячи на три, -- промямлил мастер, после осмотра клинков.
   -- Почему так дорого?! -- взбешенно восклицает Старьевщик.
   -- Они хороши для ритуалов. Очень редкие изделия, вот поэтому я их так и оценил.
   Слова болью пронзают Старьевщика, капельки пота выступают на лбу, и он заметно бледнеет.
   Артефактор приступает к оценке амулетов. Цену им определяет в тысячу золотых.
   -- Один амулет теней, а второй -- защиты...
   -- А подробней можно про первый? -- перебиваю мастера.
   -- Один позволяет становиться невидимым, правда ненадолго, стоимость около семисот, -- отвечает он, -- второй -- может защитить от физического урона, правда он не имеет собственного запаса энергии. Всего тысяча за амулеты.
   -- А что с перстнями?
   -- Два, вызывающие свет, еще три позволяют несколько раз использовать заклинание огненного шара. -- Переведя дух и глотнув вина, мастер продолжает: -- А вот последние весьма интересны, они усиливают заклинания стихий, но ненамного.
   -- А каких?
   -- Тебе не подойдут, -- перебивает артефактор и, опережая мой вопрос, добавляет. -- Зайди потом ко мне в магазин, там и поговорим.
   Кивком выражаю свое согласие.
   -- И все же, сколько стоят эти кольца? -- недовольно спрашивает Старьевщик.
   -- Не меньше трех тысяч за стихийное, и тысячу за остальные
   На вора стало жалко смотреть, видимо, скумекал, что просчитался. Авторитет держать это тебе не хухры-мухры, его за деньги не купишь.
   -- Ясно, спасибо вам, мастер, -- обессилено произносит Старьевщик, -- больше вас...
   -- Погоди, дружище, -- перебиваю его, -- ты про камушки забыл: и про простые, и про рунные...
   Он багровеет еще сильнее, хотя, кажется, дальше уже некуда.
   -- Да что вы все время нервничаете? -- И язвительно продолжаю: -- Вы мне всего полторы тысячи должны. Да и только. Договор дороже денег!
   Маг достает мешочек и высыпает камни на стол.
   -- Драгоценные камни, рубины и изумруды необычайной огранки, -- он отодвигает простые камни в сторону, -- примерно по пятьсот золотых за каждый. Были бы крупнее, цена возросла бы, по крайней мере, раза в два...
   Были бы они покрупнее, Старьевщик уже валялся бы под столом с инфарктом.
   -- Рунные камни доспеха по семьсот пятьдесят, -- равнодушно сообщает мастер, -- усиливают прочность брони.
   -- Значит, моя доля две тысячи, сотню я должен Старьевщику.
   -- Один рунный камень доспеха возьму как часть своей добычи, итого остается взыскать тысячу сто пятьдесят золотых. Неплохо для завершения такого дельца.
   -- Старьевщик, я беру камень доспеха, сотню должен был за броню, а остаток возьму мелкими камушками. Надеюсь, ты не против?
   -- Хорошо, -- мычит тот, как загнанный в угол израненный зверь.
   -- Тогда давай камни, и мы с мастером удаляемся, нам надо кое-что обсудить.
   -- Подождите пару минуток, я принесу камни, -- сказав это, он выходит из кабинета.
   Не заставив нас долго ждать, изможденный сделкой Старьевщик возвращается, неся в руках небольшой замшевый мешочек.
   -- Здесь камней на тысячу, сто пятьдесят возьмешь золотишком?
   -- Возьму, куда деваться. Пересчитывать нет времени, -- и оскаливаюсь в улыбке, -- не думаю, что ты меня нагрел.
   Он шарит рукой в ящике стола и протягивает еще один увесистый мешочек.
   Приподнимаюсь и забираю у него свою добычу и со стола рунный камень. Все это отправляется в мою уже бесценную поясную сумку.
   -- Вот и хорошо. Кстати, ты узнал, о чем я просил?
   -- Да, один нищий его видел, -- успокоившись, почти довольно констатирует он, достает свернутый листок пергамента и протягивает мне, -- здесь портрет и вся информация, которую мы смогли о нем узнать.
   -- Благодарю, -- забираю документ. До встречи... -- это я уж точно солгал.
   -- Если будешь нужен, я тебя найду, -- надменно произносит Старьевщик.
   Размечтался, сегодня или завтра уеду из города, и ищите ветра в поле.
   Покинув сию злачную обитель, мы добираемся до дома артефактора.
   Интересное сочетание дома, магазина и мастерской, все очень скромно и со вкусом. В мастерской чрезвычайно чисто и все просто: верстак, пара шкафов, два уютных кресла возле камина. По всему видно, хозяин много времени проводит именно здесь. Честно говоря, не так себе я представлял мастерскую артефактора.
   -- Ты хотел узнать о своем перстне? -- перебил мои размышления мастер, после того как заполыхал теплыми языками огонь в камине и мы удобно расположились в креслах. Значит, слушай, я не знаю, как в ордене подбирали камни для перстней, но одинаковых ни у кого нет, так как не бывает двух одинаковых людей.
   -- Это-то понятно, а что насчет моего камня?
   -- У тебя в перстне морион...
   Судьба... Или просто совпадение? Дома у меня был перстень с морионом, правда более светлым. А этот больше на обсидиан похож.
   -- Вижу, тебе известны его свойства? -- полуутвердительно спрашивает он.
   -- Угу, -- соглашаюсь, глубоко вздохнув, -- камень темных магов, "темница демонов и душ", защита от враждебной магии и помощь в развитии магических способностей, правда, если примет человека как хозяина...
   -- "Если сможешь преодолеть собственное зло", -- цитирует артефактор, -- иначе вечное безумие...
   -- Кто спорит, -- соглашаюсь я, -- забыл я об этой его особенности, что он не "терпит" рядом с собой другие камни.
   -- Теперь о делах насущных -- мне нужно укрепить доспех и вставить камень. Если не возражаете, я тихонько подожду здесь?
   -- Опасаешься воров? -- усмехается артефактор. -- Оставайся.
   -- Благодарю.
   -- Пока не за что, -- отвечает он, раскладывая броню на верстаке, -- отдыхай.
   Мое тело ноет от усталости, голова медленно сползла на подлокотник, и я практически мгновенно растворяюсь во сне -- этот поход потрепал меня основательно.
   -- Охотник, проснись, -- пробивается тихий голос сквозь сон, -- там внизу тебя ждут, говорят, по очень важному делу.
   Напрягаю всю свою волю, заставляю себя встать и подхожу к верстаку: с доспехом прекрасно поработали. Внешне он почти не изменился -- лишь чешуйки стали более матовыми и все. Быстро надеваю и затягиваю ремни. Да, месяц еще не прошел после попадания в это тело, а без меча и доспеха чувствую себя обнаженным. Что же будет дальше? Я вопросительно поднимаю бровь. Эх, сколько я тренировался дома, чтобы научиться, а тут раз и все. И вижу, как за окном маячит скучающий от безделья воин.
   -- Впускай его, зачем заставлять человека ждать? У меня нет секретов! Вот так сюрприз! Здравствуй Кион, какими судьбами?! -- приветствую воина.
   -- Старьевщик что-то замышляет, тебе лучше покинуть город, -- встревожено начинает Кион, -- он отправился навстречу с людьми барона.
   Стоп! А с чего это Кион решил мне помочь? И не ловушка ли это? Гильдии существуют во многих городах, и постоянно от них скрываться мне что-то не хочется. По-моему, нет человека -- нет проблемы. Размышлять можно долго, что и почему?
   В очередной раз вопросительно приподнимаю бровь.
   -- Я просто возвращаю старые долги. Уходи из города... -- вырывается вздох у Киона.
   Слова о долге трогают меня. Я не герой, героизм -- удел убогих, ищущих славы, а безумцы с моей профессией долго не живут. Надо расплатиться с мастером и внять разуму. Погибать рановато. Но незавершенное дельце в этом городе не дает мне покоя.
   Другого выхода, как попросить помощи у Киона, у меня, нет. А этот город мне явно не рад! Действовать надо по плану. Сначала забрать зелья у алхимика и нанести неожиданный визит одному человечку. Кион, внимательно выслушивает мою просьбу и, не размышляя ни минуты, кивает в знак согласия. Теперь у меня есть союзник -- человек проверенный, на которого можно положиться.
   Попрощавшись с мастером, мы выходим и растворяемся в густых зарослях заброшенного сада.
   После полудня, получив зелья, мы отправляемся к трактиру, где остановился попытавшийся обокрасть меня человек.
   -- И все же, какой у тебя за план? -- заинтригован Кион.
   -- Что про меня говорят маг с Молодым? -- отвечаю вопросом на вопрос.
   -- Думают, то ли ты нежить, то ли демон.
   -- Мечтаю сыграть с ними злую шутку, чтобы меньше думалось.
   Воин сначала выглядит обескураженным, а потом начинает хохотать.
   -- Ловко, -- успокоившись, признает он. -- А чем я смогу помочь?
   -- Найди какой-нибудь заброшенный дом или склад с черным выходом, ну и, конечно, сообщи Старьевщику, что ты обнаружил то место, где я укрылся после визита к артефактору.
   -- Ясно, значит, дело почти сделано -- есть у меня на примете такой дом.
   -- Вот и славненько. Нам нужно спешить в трактир, нас там, думаю, заждались.
   Покопавшись в сумке, протягиваю ему пару монет. Кион скрывается в трактире. Я остаюсь ждать на улице. Прислоняюсь к стене и ловлю себя на том, что между пальцами правой руки опять кручу монетку. Забавная привычка...
   Мои мысли витают. Словно тень появляется Кион и тихо шепчет:
   -- Он здесь не один и заперся в своей комнате. Пойдем, пока нас не ждут.
   Бесшумно поднимаемся на второй этаж и останавливаемся возле нужной двери. Кивком даю понять, что время настало. Мы обнажаем мечи, а бывший десятник для уверенности еще и достает кинжал. От резкого удара дверь с треском распахивается. Обнаруживаем вора с какой-то девкой в кровати. Взлохмаченная деваха пытается завизжать, но кинжал Киона прерывает ее. Вор хватает одежду и пробует ускользнуть, но теперь два клинка у горла останавливают и его.
   -- Кто нанял тебя? -- неглубоко рассекаю ему плечо. -- Говори, или я просто порежу тебя на куски.
   Вор бледнеет и шипит от боли, в его глазах блестит страх.
   -- Эл... -- успев сказать только это, он падает замертво.
   -- Что с ним? -- спрашивает Кион.
   -- Сердце не бьется, -- отвечаю, пытаясь нащупать пульс, -- похоже, клятва или магия.
   Глупо. Может, обыск что-то подскажет о его нанимателе. В карманах негусто, как обычно медяки, видно, малый славно погулял. Прощупываю подкладку дублета. Времени нет, рву ткань, что есть сил. Вот это да! Интересное дельце -- мой портрет на листе пергамента. Кидаю все это в сумку, и мы ускользаем из трактира.
   М-да, вопросов только прибавилось.
   Надо убираться отсюда, пока не привлекли внимание. Нам сейчас разборки ни к чему. Кион знает подходящее убежище. Петляя узкими улочками, мы выбираемся на окраину города. В зарослях кустов, просматривается деревянный, покосившийся домик, он врос в землю и доживает свой век. Ну просто дом с приведениями.
   -- Говорят, здесь жила сильная ведьма, поэтому народ обходит это место стороной -- тихо шепчет Кион.
   -- Ведьма? -- задумчиво произношу. -- Ведьма это хорошо...
   Ажур паутины, толстый слой пыли, хлам от старой мебели повсюду не позволяют так просто войти. Но это мелочи, главное, есть черный выход. Дом отлично подходит для моей задумки.
   -- Когда ты сможешь привести Старьевщика?
   -- Через час, не раньше.
   -- Возьми золото, -- говорю я и протягиваю ему кошель вора, -- тебе лучше сразу же покинуть город.
   -- Возможно, -- соглашается он, -- до встречи!
   Молча киваю. Кион уходит быстро, а я бегом отправляюсь на рынок -- нужно купить неприметную одежду. Самое главное -- успеть вернуться в дом до прихода Старьевщика.
   Шум многочисленных шагов. Пора... Пока дверь открывается, успеваю поджечь пентаграмму и разбить флакон с зельем Гесила.
   Для пришедших моя персона в таком антураже -- сюрприз. Их лица перекосились и побледнели. Один воин начинает что-то шептать себе под нос. Молится, что ли? Хм, они случаем штаны с перепугу не испачкали?
   -- Что ты делаешь? -- нервно кричит маг гильдии, ставя перед собой щит, за его спиной прячутся Старьевщик и несколько воинов.
   -- Возвращаюсь домой! -- отвечаю им и хрипло смеюсь. -- В Нижний мир!
   После этого бросаю усиленное костровое зелье. Между нами яркими языками вспыхивает стена пламени. Демонически расхохотавшись, двигаюсь к черному выходу. Снаружи меня никто не ждет. Любители...
   Удовлетворенный, спешно направляюсь к воротам. Солнце медленно опускается за горизонт. Приглашенные, ошалевшие от такого гостеприимства, долго еще будут приходить в себя. На ходу переодеваюсь и прячу приметные вещи в сумку. Выпиваю зелье, кожу начинает жечь, потерплю...
   Вот и все! Я выбрался из города! Воздух свободы дурманит!
  

Глава 6

  
   -- Еще вина! -- кричу в пространство.
   -- Уважаемый, думаю, вам нужен свежий воздух и отдых! -- трактирщик неодобрительно смотрит на меня.
   -- Тебя забыл спросить, -- разъяренно кидаю в него кувшином, но промахиваюсь, -- я плачу не за пустые разговоры, а за твое никчемное пойло, понял?
   Похоже, он готовится дать отмашку вышибале.
   -- Держи, -- бросаю на стол золотой.
   Деньги. Золото. Наемникам платят щедро. За чужую кровь, за свою... Какие же твари взбираются на вершину власти. Спокойно льют чужую кровь, но трясутся за свои шкуры. Заплатили, как молодому магу, свинство и только. Всего полсотни золотом. И я, наивный дурак, так и не понял до сих пор, куда попал. Здесь чувствуешь дыхание противника на лице, так как мечи короткие, а огнестрелов нет. Все по-честному. Они платят, а мы воюем и гибнем. Вот и вся сермяжная правда.
   -- Какая мерзость, твою налево! -- шиплю после нового глотка. -- А где закуска?!
   Мгновенно передо мной появляется глубокая тарелка с кусками непрожаренного мяса.
   Смотрю на него и чувствую, тошнота подступает к горлу. От излишне выпитого начинается "вертолет", и меня захлестывают воспоминания.
   Лучники стройными рядами стоят на правом фланге. Маги забыли поставить щит и суетливо пытаются оградить барона со свитой. Одно заклинание и тридцать парней превращаются в кровавое месиво. Обожженные магическим пламенем тела источают удушающий запах. Живых не остается. Всего лишь одно заклинание...
   Почему жизни всяких крыс ценятся гораздо выше что на Земле, что здесь, почему?!
   -- Убери это, -- еле сглатывая слюну, хриплю трактирщику, -- принеси овощей или грибов.
   Он подхватывает тарелку и быстро уходит. Лишние проблемы никому не нужны. Залпом допиваю кружку и наливаю снова. Опираюсь спиной о стену. Взгляд скользит по залу. Обычные крестьяне, самые обычные... Выпьют по кружечке пива, поговорят и разойдутся по домам. Вон тот блондин так похож на одного из рыцарей.
   Рыцарская конница пытается сломать строй копейщиков под градом стрел. Раненные кони сбрасывают седоков. Слышатся стоны и проклятия. Но большая часть рыцарей прорывается, разве могут им противостоять вчерашние крестьяне? Кругом царит паника, строй сломан. Это просто кровавая бойня, всадники и кони полностью забрызганы кровью.
   Начинаю заваливаться набок. Чтобы не упасть, опираюсь на меч в ножнах, все как в тумане...
   Единственная, кто не предаст, так это сталь. Верная сталь меча. Холодное равнодушие к жизни: что к своей, что к чужой. Ее смерть там же, в битве, в лязге скрещенных клинков и вспышке искр. Достойная смерть...
   Десяток, в котором иду и я, отправляют в передовой дозор. Поначалу все спокойно. А вот дальше... Напарываемся на самострелы и магические ловушки, к счастью никто не пострадал. Радоваться рано. Неожиданно попадаем в засаду. Свист стрел перекрывает крики раненых. А потом рукопашная... Их пятнадцать, нас шестеро. Спасет только чудо, отвага здесь ни при чем. Трех я поджариваю зельем, одного удачно отшвыриваю, бедняга ломает шею об дерево. А потом становится не до заклинаний... Отвожу удар за ударом. Одному нашему сносят голову шестопером, кровь хлещет фонтаном. Зрелище не для слабонервных. Слышен лязг мечей и стоны. Еще троих размениваем на одного. Встав спина к спине, отражаем атаки восьмерых. Улучив момент, кидаю еще зелье. Минус два. Шестеро против четверых... нет, уже троих. Шансов мало, но надо играть...
   Очередной кувшин. Третий или четвертый? А какая собственно разница? Одним больше, одним меньше...
   О, вот и развлечение! Из темноты появляется менестрель и начинает настраивать гитару? Или что-то похожее на нее. Послушаю, что у них тут за попса...
   Наниматель выиграл. В честь сего знаменательного события устроили пир. Вино рекой, туши быков на вертелах, источающие аромат, вызывают в желудке бурю. Маркитантки. Отовсюду слышатся пьяные вопли, женские вскрики и хихиканье. Тела убиты еще не остыли, а гульба идет полным ходом...
   М-да, видал я паршивых музыкантов, но таких... Инструмент не настроен как положено, играет мало того что банальным, так еще и корявым перебором! Голос ничего, бывало и хуже. А вот песни... Это что-то с чем-то. Начиная от развлечений пастушки в стогу ржаном, заканчивая балладой о рыцарях, вшестером "героически" сражающихся с зеленым драконом. А может, с "белочкой"?
   Выполнить, что ли, один из пунктов плана настоящего попаданца -- слабать парочку песен Высоцкого? Хотя сомнительно, что кто-нибудь оценит, а значит, нет смысла метать бисер перед свиньями...
   Ладно, хватит хандрить и заливать горло. Жизнь это такая непростая штука, жизнь и смерть всегда рядом. Моя жизнь при мне, и дела ждут... Зелье делает свое дело, туман в голове рассеивается, только ломит тело. Надо искать работу. Печальный конец пьянчуги не для меня.
   -- Трактирщик, -- машу ему рукой, -- принеси кваса! Присядь -- дело есть.
   -- Что вам угодно? -- с интересом спрашивает он.
   Власти над миром и гарем принцесс.
   -- Есть работа для меня?
   -- Да, -- охотно отзывается трактирщик, -- несколько мертвяков, хотите?
   -- Детские забавы, -- перебиваю его. -- Не можете забить дрекольем и сжечь?
   -- Здесь остались малые и старцы, все, кто может держать оружие, ушли в ополчение...
   -- Понятно. Выполню эту работу. Сколько заплатить готовы?
   Трактирщик беспомощно мнется. Его вид жалок.
   -- Припасов на десять дней, -- предлагаю я.
   -- Согласен, -- кивает он.
   -- Ладно, уговорил, завтра с утра расскажешь, где они окопались. Засиделся я что-то с вами.
   -- До встречи, господин охотник.
   Допиваю квас, беру все свое барахлишко и отправляюсь в номер. Проваливаюсь в сон моментально, надо же было так надраться.
   Утро не заставило себя долго ждать. В голове гудят колокола, тело истошно ноет, напоминая о вчерашнем. И за что мне все это, за что боролся...
   Утренняя тренировка прогоняет признаки похмелья. Ледяная вода из колодца приятно обжигает, даря бодрость.
   Одеваюсь полностью, подтягиваю ремни брони, волосы заплетаю в косу (ужас, сколько я этому учился), надеваю хайратник. Вроде бы все. Хотя нет, надо провести ревизию сумки. Вдруг вчера... Память дала сильную трещину.
   Ого, зелья на исходе, неизвестно когда я смогу их пополнить.
   Ладно, нечего тут рассиживаться. Мертвяки заждались. Потом возьму снеди и в путь. Лучше всего в сторону гор гоблинов, от них до Империи рукой подать...
   Не спеша, плетусь по коридору. Внизу что-то очень шумно. Прислушиваюсь. Видно, ждут меня. При мысли о еде ком подкатывает к горлу. Я справлюсь, ведь не впервые...
   В толпе еле различаю трактирщика. Все изумленно смотрят на меня и о чем-то перешептываются. Как же мне надоело ощущать себя картиной на выставке.
   -- Хватит глазеть, -- шиплю на толпу, -- кто пойдет со мной? Нет желания бродить по вашим лесам впустую.
   Трактирщик указывает на рыжеволосого мальчонку и вместе с ним исчезает в толпе, двигающейся к выходу.
   -- Трактирщик, я готов, -- говорю, выйдя вслед за ними, -- это твой пастушок?
   -- Это Дер, -- показывает трактирщик на худощавого мальчугана, -- он смышленый малый.
   -- Ясно. -- И безразлично кивнув Деру, добавляю: -- двигай вперед, время не ждет.
   Нет, все-таки дети это сущее наказание. Всю дорогу он тарахтит без умолку: "А вы, правда, темный охотник? А меч у вас настоящий? А можно я помогу вам с мертвяками? А почему... А где..." На десятой минуте начинаю жалеть, что я не глухонемой.
   Я в изумлении останавливаюсь, оттого что эта сорока наконец-то замолкла. Тишина ласкает уши, как же здорово жить на белом свете...
   -- Что с тобой, язык проглотил, что ли? -- с ехидством спрашиваю у болтуна.
   -- Там, там под деревом... -- испугано и дрожа всем тельцем, мычит мальчишка.
   -- Что там? -- злюсь я. -- Ты уверен, что это были мертвяки?
   -- Д-да, я видел... Неподалеку от дерева, в глубине леса. Я, я не вру...
   Ну, если мальчишка не выдумывает, то поиски будут короткими. От греха подальше Дера пора отсылать назад. Если что, не прощу себе невинно загубленную душу.
   -- В деревню, бегом! -- рыкаю на пастушонка.
   От неожиданности мальчишка рванул, аж пятки засверкали. Вот это да!
   Так-с, пока обойдусь без щита, ставить его недолго, а в густом лесу он только мешать будет. С такой мыслью захожу в лес.
   Я не бывалый охотник, но что-то следов не вижу. Так куда они подевались? Врать мне насчет мертвяков глупо. Новый Дракуленок? Сомнительно. Тогда что же у нас остается? Только разумная человекоподобная нежить или колдующая нечисть, которая может ментально воздействовать на человека. Надо будет что-нибудь придумать против этого. Хотя, может, это просто моя приобретенная паранойя разыгралась? Но как говорится: "Если вы не страдаете паранойей, то это не значит, что за вами не следят".
   А через двадцать минут мне улыбается фортуна. Хотя скорее оскаливается и поворачивается своими нижними "девяносто": я наступаю на мертвяка... Удачно же разлегся, другого места не нашел, придурок! Подумать только: замаскировался на тропинке листвой и землей, спрятался от яркого солнца. Вот же тварь!
   Резко отпрыгиваю назад и ставлю щит. Это не мертвяк, а драугр, причем матерый... Он быстро вскакивает на ноги и снимает с пояса нож. Точно драугр. Бой будет не из легких...
   Пальцы складываю в знак огня, и в нежить летит сгусток пламени. Волосы драгура начинают тлеть, лицо немного обожжено. Слабовато... А ледка не желаешь? Ноги существа оказываются вморожены в небольшую глыбу льда. Вот и все. Капкан захлопнулся. Всего лишь один взмах меча -- и голова катится по земле. Фух, все-таки я ошибался. Матерый-то он, матерый, но из крестьян. Был бы воином, тогда пришлось бы намного тяжелее. Моя лень стала для меня уроком. И все-таки надо выучить заклинание, вызывающее магический огонь. А то запросто можно стать чьим-нибудь обедом. Подбираю голову твари и прикрепляю к поясу. Да, в кого я превратился? Тело драугра сжигаю, затрачивая почти всю ману. Зато оставшийся красноватый пепел занимает целый флакон.
   Брожу с опаской по лесу, но больше никого не нахожу. Единственное, в чем везет, натыкаюсь на семейку древесных грибов, пригодных для зелий. Подарок природы.
   Вот так, с болтающейся головой на поясе, возвращаюсь в деревню. Доказательство превосходное.
   -- Трактирщик! -- зову его, ввалившись в таверну.
   -- Да кого там ...? -- сухо спрашивает он, вылезая из кладовой. -- А это вы... Вы уби...
   -- Держи, трофей из леса -- кидаю ему омерзительную голову, -- на, посмотри, это не мертвяк. Врать-то зачем, а?
   Трактирщик с криком уворачивается от гостинца.
   Забавно, чего только в его кабаке не бывало, а он жмуриков боится. И чего их боятся? Такие милые мордахи, мухи не обидят.
   -- Думаю, ты мне еще доплатишь, -- говорю ему, провожая взглядом покатившуюся по полу голову, -- поработал на славу.
   -- Мы же договаривались, -- быстро приходит в себя трактирщик, -- запас еды на десять дней.
   -- Договаривались, -- небрежно соглашаюсь я, -- но за обман придется платить.
   И никаких "но", десятку серебром и разбегаемся в разные стороны.
   -- Хорошо, -- сдается он, -- еды на десять дней и десятку серебром, так?
   -- Все верно. Заодно и сдачу с золотого отдашь. И кстати, где ваш староста? Это его обязанность -- заботиться о защите деревни и спокойствии людей.
   -- Так я и есть староста, деньжат подкопил и открыл трактир, тут же неподалеку расположена дорога, иногда путники останавливаются.
   М-да, продуманный мужик! Староста-трактирщик, забавно. Интересно, еще такие казусы встречаются? Или это как на моей родине: ростовщики-депутаты, батюшки-предприниматели.
   -- Вот, все готово! -- прерывает мои размышления вернувшийся трактирщик и протягивает мешок и кошель.
   -- Покорно благодарю. -- Глаза его округляются от удивления, когда я убираю все это в поясную сумку. -- Надеюсь, ты меня не обманул?
   -- Нет, что вы, как можно?! -- восклицает трактирщик.
   Ну-ну, рассказывай сказки детишкам на ночь, чтобы торгаш и не обсчитал? Это уже анекдот получается.
   -- Конечно, нельзя, -- с сарказмом отвечаю, но он этого или не понимает или не подает виду, -- ты мне лучше о другом расскажи.
   -- О чем изволите?
   -- По пути к горам гоблинов есть поселения?
   Трактирщик нахмуривает в задумчивости лоб. Похоже, дальше своего носа ничего и никогда не видел.
   -- Если пойдете на север, к морю, то единственный крупный портовый город Инер, со своим телепортом, -- поясняет он, -- к северо-востоку в основном маленькие деревушки у подножия гор.
   Это куда интереснее. Телепортом быстрее, но, полагаю, удовольствие это не для простых смертных. Зато в портовом городе можно много полезного найти. А через горы гоблинов... Там можно подзаработать на упокоении всякой нежити. Обычных людей туда не впускают, а вот для имперцев и охотников делается исключение: одни -- союзники, а другие... другие просто охотники. Решено, иду в горы, но через порт, как говорится: "Для бешеной собаки семь верст не крюк".
   -- Последний вопрос -- почему ты обманул меня? -- замерев на пороге, спрашиваю его.
   -- Я не был уверен, что вы -- настоящий темный охотник...
   Эх, дороги, пыль да туман, холода, тревоги, да степной бурьян... Правда бурьян лесной, но все равно песня хорошая. Любопытно, сколько километров я уже успел намотать в этом забытом мире?
   На закате схожу с дороги и углубляюсь в лес. Хруст валежника спугивает дремавших птиц. То, что днем все было спокойно и не встретилось ни души, не означает, что и ночь будет такой же. Здесь светиться не стоит. Мрачный ельник смыкает за моей спиной свои мохнатые лапы.
   Еловые... а может, сосновые, не силен я в ботанике... от лежанки исходит дурманящий аромат. Хочется есть и спать, тело ноет в ожидании отдыха. Честный трактирщик не поскупился. Две запеченные куриные тушки, несколько караваев, фляга с разбавленным вином заставляют сглатывать слюну. И что тут у нас еще в мешочках? Так-с, в одном какая-то крупа, а во втором слегка маслянистый крупнозернистый порошок. Сомневаюсь, что это отрава, интуиция молчит, а значит, прямой опасности нет. Хм, по вкусу похоже сушеное мясо. В общем, с голоду не помру, но надо будет прикупить котелок. Пожалуй, начну с птичек, а уж потом все остальное...
   Ночь опускается незаметно и проходит спокойно. Только под утро меня пробирают до костей сырость и холод. Хочется тепла и уюта. Как же вся эта дребедень надоела. Остатки курицы утешают мой желудок, и я бреду дальше.
   Три дня волчьим шагом (много у викингов было хороших идей), и вот проступают очертания Инера. Крепостная стена не внушает доверия, местами зияют дыры, город просматривается, как на ладони. Рва нет. Охраны не видно, как будто их смыло. Или я чего-то не понимаю, или здешний барон не в своем уме. Порт это весьма лакомый кусок, и так бедствовать. Ну да ладно, я не их барон, а значит, мне все побоку.
   -- Стой! -- Дорогу мне преграждают скрещенные алебарды стражников, выбежавших из караулки. -- Зачем идешь в славный город Инер? Контрабанда есть? Кто такой?
   Они что идиоты наивные? Кто признается, что везет контрабанду? И вообще...
   -- Темный охотник. -- Привычно вызываю изображение лисьей морды над перстнем и с издевкой продолжаю: -- По делам иду в ваш славный город, а что у вас считается контрабандой?
   -- Это не доказательство, -- заявляет один из стражников, указывая на перстень, -- такую побрякушку можно и у мага купить, а ты сам мне кого-то напоминаешь.
   Перстень охотника назвать побрякушкой?! Да за это убить мало! И еще меня назвать бандитом!!
   -- Щ-щенок, ты ничего не попутал? -- голос срывается и превращается в яростное шипение. -- Ты понимаеш-шь, что ты только что сказал? Зови десятника, бегом!
   Юнцы, ошарашенные моим напором и наглостью, отшатываются и, быстро придя в себя, направляют на меня алебарды.
   -- Стоять! Или мы атакуем! -- блеет один из "смельчаков".
   -- Атакуете? Так вперед! -- Закончив фразу, бросаюсь на них.
   Медленные ребята... Отвожу одну алебарду и подныриваю под другую. Сокращаю дистанцию. Локтем сминаю нос одному, второму ломаю челюсть. Еще несколько ударов -- и они корчатся на земле, всхлипывая от боли. Тоже мне вояки!
   -- Что здесь происходит?! -- останавливает меня чей-то металлический голос.
   Отрываю взгляд от стонущих молокососов и смотрю через плечо. Мужчина средних лет с глубоким шрамом на щеке пристально смотрит на меня. Его грозный вид и меч на поясе подсказывают, что это командир стражников.
   -- Эти щенки оскорбили меня! Пусть научатся себя вести, никакого этикета!
   -- Да ты сам кто такой?!
   -- Полноправный темный охотник Лис, -- гордо заявляю и повторяю манипуляции с перстнем, -- эти щенки посмели оскорбить меня, за что и поплатились.
   -- О боги, только тебя тут нам не хватало, -- тихо произносит он, -- сначала погром у гномов, теперь еще и ты...
   -- Давайте разойдемся миром, эти, -- показываю на стонущих, -- свое получили, а я в город ненадолго, обещаю, больше проблем со мной не будет.
   -- Вставайте, идиоты, и марш в караулку, -- подкрепляет он свои слова увесистыми пинками. -- В следующий раз думайте, прежде чем...
   -- Десятник? -- Дождавшись утвердительного кивка, продолжаю: -- Что тут у вас происходит?
   -- Орки разгромили пару лавок гномов, -- отвечает воин, -- все ветераны теперь патрулируют квартал бородатых, а на ворота поставили этих сосунков.
   -- Ясно, а с чего это орки на гномов ополчились?
   -- Карлики то ли святилище, то ли захоронение вождей орков осквернили, --объясняет он, -- точно не знаю, что те, что эти молчат как рыбы.
   -- Весело тут у вас... Хотелось бы где-нибудь отдохнуть и пополнить свои припасы?
   -- Лучше в "Бочонке", и цены божеские, и тихо там, а продуктов у нас в изобилии на рынке.
   -- Спасибо за помощь, -- протягиваю ему монетку, -- выпей за мое здоровье, да позови лекаря, пусть сопляков подлатает.
   -- Хорошо, так и сделаю. -- И задумчиво продолжает: -- Будь осмотрительней, кто-то из сильных мира сего очень невзлюбил охотников...
   -- Буду иметь в виду, -- благодарно киваю и ухожу вглубь города.
   Да, все веселей и веселей: то бараны, то есть бароны что-то не поделили, теперь орки с гномами. Еще эта фраза про сильных мира сего... Звучит весьма логично, сил на уничтожение ордена пошло немало, какой-нибудь удельный князек это бы не потянул. Тогда кто? Надо поболтаться по кабакам, может, и удастся что-нибудь дельное узнать. Только сменить одежду, а то столько сказок наслушаюсь... Хотя с моей-то внешностью прикинуться кем-то весьма проблематично.
   Город как город: узкие и извилистые улочки, двух-, редко трехэтажные каменные дома. Единственное, что радует взор -- море. Шум волн доносится издалека. Запах моря навевает мысли о доме... Так, два прямо, один налево. А вот и постоялый двор. Вместо вывески небольшой бочонок. Забавно.
   Зал достаточно большой, чистый, освещен магическими шарами -- неплохо идут дела у трактирщика. Десятки столов с лавками из потемневшего дерева (все массивное) располагаются вдоль стен. Бочонки стесняют проход к небольшому прилавку, за которым стоит среднестатистический трактирщик с пивным животиком. Посетителей немного, вот и ладненько.
   -- День добрый, -- приветствую его, -- комнаты сдаете? Мне на пару дней, не больше.
   -- Ползолотого, -- отвечает надменно трактирщик, -- деньги вперед. Знаем ваших...
   -- Держи, -- спокойно бросаю золотой. -- И скажи, как дойти до рынка?
   Трактирщик коротко объясняет дорогу. Небрежно кладет ключ на прилавок и кивком указывает на второй этаж. Сначала рынок, а уж потом все остальное.
   Сразу чувствуется дух портового города: шум, гам, всепроникающий запах рыбы разной свежести. Купцы и торговки с лотками теснятся друг к другу. Покупателей маловато. Зато воришек-то! Боковым зрением замечаю, что один из них пытается залезть в мою сумку. Мгновение -- и я держу его за руку. Поворачиваю голову и внимательно рассматриваю этого неудачника: худой мальчишка в потертой, но аккуратной одежде.
   -- Господин, отпустите меня, -- жалобно начинает он, умильно хлопая глазками, -- я больше так не буду...
   -- Конечно, не будешь, с одной-то рукой.
   -- У меня...
   -- Скажи еще, маленькая сестренка, отец погиб, а любимую собачку задавила телега, -- перебиваю его. -- Еще что-нибудь добавишь?
   -- Про маму забыли, -- удивленно шепчет воришка.
   -- Точно, как я мог забыть, -- на четверть выдвигаю меч из ножен и хохочу, -- так какая рука тебе не нужна?
   -- Не надо дяденька, не надо -- истошно воет малец, -- не рубите руку, умоляю!
   -- Что здесь происходит? -- вмешивается какой-то парень в наш разговор.
   И кто это у нас такой смелый? Ух ты, дворянчик! Ну-ну, чтобы такой вмешался в дела черни и стал ее защищать... Сначала небо должно рухнуть на землю!
   -- Вот полюбуйся, поймал воришку, -- отвечаю этому "герою".
   -- Господин, господин, -- пацан изворачивается и верещит как резаный, -- не виноват я, меня мамка на рынок за продуктами послала, а он хочет мне руку отрубить!
   -- Отпусти мальчишку, смерд! -- гневно сверкая глазами, приказывает он.
   Вокруг нас начинает собираться толпа зевак.
   Хлеб у вас есть, зрелищ захотели, твари?! Будет вам зрелище, да такое что не скоро забудете.
   -- Ты кого назвал смердом, падаль?!
   -- Тебя...
   -- Лис, полноправный темный охотник, -- активирую перстень. -- А кто ты такой? Кем ты будешь, я знаю...
   -- Да какой из тебя охотник? Эльфийских ублюдков в этот детский орден не брали...
   -- А вот орден ты зря задел, такие оскорбления смываются кровью, труп, -- свирепею я. Провожу мечом по ладони, на ней выступает кровь.
   -- Ты не посмеешь меня тронуть, закон...
   -- Люди, -- мой крик заглушает все в округе, -- я, темный охотник по праву крови и духа, вызываю этого человека на суд богов за оскорбление ордена, и пусть нас рассудят, кто прав, а кто нет.
   Короткая кроваво-красная вспышка света и затянувшаяся рана свидетельствуют о том, что боги признали мое право.
   Ага, благородный, побледнел?! Не ожидал такого, гнида?
   -- Защищайся, -- бросаю ему и атакую.
   Он вскидывает меч и коряво отбивает первый удар. Еще удар, в конце изменяю траекторию и режу его запястье. Дворянчик вскрикивает и роняет клинок.
   -- Подними меч и умри как мужчина.
   Злость сверкает в его глазах, он поднимает оружие и вкладывает всю силу в удар. Желание разрубить меня пополам не оставляет его. Маневр один, другой и... мой удар на диво хорош: рассекает ему шею почти до позвоночника.
   Лыцарь падает на колени, кровь толчками выплескивается из прорубленной шеи.
   -- Боги признали его виновным, -- констатирую и резким движением смахиваю с лезвия кровь прямо на стоящих впереди зевак, те отшатываются, -- он лгал, за что и поплатился.
   Набросив капюшон, двигаюсь вперед сквозь парализованную толпу. Люди судорожно расступаются.
   А где воришка? Сбежал, но ничего, лицо его я запомнил. И главное, опять нарвался на гильдию, что за невезение? Да и мой способ разрешения конфликтов... Кровожаден ли я? Интересный вопрос. С одной стороны, этот мир намного честнее и жестче моего, и хотя тут тоже человек человеку волк, каждый выживает в меру своих способностей. Но есть и благородство, честь и другие понятия, о которых у нас стараются не вспоминать. А с другой стороны, за мной уже тянется шлейф из покойников, и это не считая нежити. Возможно, я просто ищу себе оправдание?
   Мрачно хмыкнув, упираюсь взглядом в стену.
   Кровожадность. Странное словосочетание, какое-то надуманное: жадный до крови. Жаден ли я до чужой крови? Нет, точно нет, извращение это, я ж не какой-нибудь кровосос. Но если не понимают по-хорошему, приходится по-плохому. Думаю, будет правильнее сказать, что у меня своеобразное представление о справедливости. Каждому по делам и словам его. В конце концов, после смерти там разберутся, прав я был или нет. Dixi # # 1.
  
  
   # # 1 Я сказал (лат).
  
   -- Господин охотник, -- выводит меня из задумчивости мальчонка лет семи, -- с вами дедушка хочет поговорить.
   -- И кто же твой дедушка? И о чем он хочет поговорить, ты случайно не знаешь?
   -- Он травник! -- с гордостью в голосе отвечает мальчуган и тут же замолкает. -- О моей сестре, -- начинает он хлюпать носом.
   -- Я не целитель. Жениться тоже не собираюсь.
   Но мальчик, не слушая, настойчиво дергает меня за рукав.
   А если это ловушка?
   -- Ладно, я иду, только рукав отпусти.
   -- Хорошо, -- он робко улыбается, -- тогда пойдемте.
   Мы возвращаемся на рынок и минут через пятнадцать подходим к неприметному двухэтажному дому, над дверью красуется какой-то темно-фиолетовый цветок необычной формы.
   -- Вот это наш дом, -- поясняет мальчик.
   -- Есть кто... -- прерываюсь из-за сильного запаха трав и чихаю.
   -- Господин охотник, спасибо вам, -- подбегает ко мне, вероятно, тот самый дедушка, седой как лунь, -- не знаю даже, как вас отблагодарить.
   -- За что? -- удивляюсь я.
   -- Вы убили этого мерзавца, этого насильника!
   -- Вы про кого?
   -- Там, на рынке, на суде богов.
   -- А... ну да... убил, -- наконец-то начинает доходить до меня, -- а вам-то он что сделал?
   -- Он, этот ублюдок, он, -- судорожно всхлипывает знахарь, -- он надругался над моей внучкой. Эта тварь служила в страже, да говорят, и гильдии он помогал...
   -- Вот же... Твою ж, повезло как утопленнику. Ясно, ну что ж, я пошел...
   -- Подождите, что вы собираетесь делать? -- останавливает он меня.
   -- Выбираться из города и, кажется, с боем.
   А может, и обойдется, есть одна идейка, но сработает она или нет, вот в чем вопрос. Да и золота придется много отдать. Но мне моя жизнь дорога как память о былом.
   -- Чем же вас отблагодарить? -- мечется старик по комнате, перебирая какие-то корешки на стеллажах и звеня баночками. -- Вот тут у меня дурман-трава, вот обезболивающее зелье, а вот еще...
   -- Успокойтесь, ничего не надо. Лучше для внуков приберегите.
   -- За любой хороший поступок должна быть награда, -- настаивает он.
   -- Ладно, -- сдаюсь я, -- у вас есть что-то против яда?
   -- Против яда? -- задумывается травник, а затем начинает копаться в шкафу. -- Есть! Для определения есть зелье и для нейтрализации простой отравы тоже.
   -- Вот пусть это и будет моей наградой, -- забираю у него обе коробочки. -- И вы не могли бы показать мне, где в этом городе расположено святилище или храм Орва?
   -- Пойдемте, господин охотник.
   Храм Орва располагается в центре города. Точнее храм всех богов. Его десятигранник возвышается над городом. Крышу венчает многогранный купол. Белый мрамор с темными прожилками на стенах, красивое сооружение.
   -- Это древний храм, -- поясняет травник, замечая мой изучающий взгляд, -- говорят, что иногда боги вселяются в свои статуи и беседуют с жрецами, а бывает, что и с простыми людьми.
   -- Вселяются, говоришь? Интере... -- прерываюсь на полуслове, замечая стражников. -- Благодарю, что проводили.
   Взлетаю по ступеням и скрываюсь в храме.
   Не думаю, что стража будет преследовать меня в святилище. А после того как я выйду... Зависит от того, сработает мой план или нет. Ну, тут или пан или пропал.
   Внутри храм тоже впечатляет: двухметровые статуи богов возле каждой стены-грани. Не понял, богов восемь, еще на одной грани размещается дверь. Остается еще одна грань... Получается, богов девять? Память молчит, да и спросить некого.
   Ладно, вон тот идол, похоже, олицетворяет Орва. Латы, меч, да и лицо воина. Должен признать, все статуи выполнены весьма искусно, смотрят на меня, как живые.
   -- Охотник, что тебя привело в храм? -- раздается тихий голос за моей спиной.
   Хм, а я даже и не вздрагиваю. То ли матерею, то ли глупею. Одно из двух.
   -- Хотел поблагодарить Орва за то, что откликнулся, -- говорю, не поворачиваясь к жрецу, -- и преподнести ему дар.
   -- Это правильно, но насколько я помню, вы не молитесь нашим богам.
   -- Но они остаются богами и помогают смертным.
   -- Это так! Ты хорошо сказал.
   Произнеся это, жрец выходит из-за моей спины, и я могу его рассмотреть. Ну если это жрец, то я даже не знаю с кем себя сравнить. Под два метра ростом, с фигурой атлета, которую не может скрыть даже просторный балахон, лицо испещрено морщинами и шрамами.
   -- Случаем не ты убил этого недостойного на суде богов? -- спрашивает он, внимательно разглядывая меня.
   -- Я, а почему недостойного?
   -- Меч не должен служить двуличному человеку, -- поясняет служитель Орва, -- есть определенный кодекс, и даже наемники следуют ему...
   -- Ясно, как я могу отблагодарить Орва?
   -- Ты и так его порадовал тем, что следовал его заветам. И не только на словах.
   -- Хм, хорошо, -- покопавшись в сумке, достаю один алмаз, -- тогда я хочу пожертвовать этот камень, а вы сами решите, что с ним делать.
   -- Я приму этот дар, -- кивает жрец, -- но вижу, ты еще что-то хочешь?
   -- Да вот думаю, куда я после смерти, которая не за горами, попаду? -- бодро отвечаю ему.
   -- А откуда такая уверенность? -- удивляется он.
   -- Хоть и на суде богов, но я убил стражника, и меня ждут у ступеней храма.
   -- Ты думаешь, тебя убьют? Ты, видимо, первый раз участвуешь в суде богов?
   -- Первый, раньше поводов как-то не было.
   -- Так знай: победитель на сутки неприкосновенен. Это время дано, чтобы боец мог отдохнуть и восстановить силы духа и тела, на случай если кровники захотят отомстить, -- сурово говорит жрец. -- А кто нарушит обет, того ждет кара Орва.
   -- Не знал, но что помешает им арестовать меня и через сутки казнить?
   -- Ты не понял, абсолютно неприкосновенен...
   -- А они об этом знают? -- и рукой показываю в сторону улицы.
   -- Что ж, пойдем напомним им, -- жрец разворачивается и направляется к выходу.
   Неужели получилось? Я надеялся, но...
   -- Этот человек под защитой Орва, -- громогласно заявляет жрец с порога, -- он победил на суде богов и сутки неприкосновенен. Кто нарушит сей запрет, того ждет кара.
   Стражники расходятся, народ перешептывается и тоже потихоньку разбредается. Бедные, зрелища лишились.
   -- Спасибо вам, что просветили и помогли.
   -- Не за что, воины должны помогать друг другу, иначе нас не останется...
   -- Золотые слова.
   -- Золотые, говоришь? -- задумчиво произносит он. -- Может, тогда и ты мне поможешь?
   -- Все, что в моих силах, -- соглашаюсь я.
   -- В той стороне, у гор, есть деревенька -- начинает жрец, -- там творится что-то странное, в чем дело мы не знаем. Самим нам здесь непросто, вся стража сейчас охраняет гномов.
   -- Хорошо, я разберусь.
   -- Прощай. Да не оставит тебя Орв без своей милости, -- говорит жрец и удаляется в храм.
   Раз у меня есть сутки, то сейчас кое-какие мелочи надо прикупить и в путь.
   Рысью возвращаюсь на рынок. Первым делом покупаю небольшой котелок, а то надоело всухомятку питаться. Следующим пунктом по плану идут зелья...
   Ешкин кот, что за алхимики в этом портовом городе? Этого нет, того нет. "Какое зелье? Молодой человек, им же давно никто не пользуется". Тьфу, тоже мне умники. Так что с большей частью зелий я в пролете. Буду надеяться, что они мне пока не понадобятся.
   Так-с, теперь к артефактору. Надо разобраться с моими честно заработанными трофеями.
   Только захожу в лавку, как ко мне быстро подходит молодой парень и начинает тараторить:
   -- Зарядить амулет, кольцо? Зачаровать что-нибудь?
   -- Нет, мне нужно определить назначение артефактов. -- Сказав это, достаю из сумки пояс и рунный камень.
   Набор, правда, странный: пряжка, хвостовик и пластины без узора, вороненые, с десяток колец для подвешивания мелких предметов.
   -- Один золотой.
   Дороговато, но времени искать другого артефактора нет. Так что придется раскошелиться.
   Опускаю на прилавок монету, он принимается за работу. Опять неразборчивый шепот и пассы руками.
   -- Набор как набор самый обычный, -- под нос бубнит артефактор.
   -- Ладно, теперь камень..
   Он кивает и начинает шаманить. С каждым мгновением он меняется в лице. Хамелеон, да и только.
   -- Что-то не так? -- интересуюсь у него.
   -- Просто этот камень для... -- шепчет артефактор, и испарина выступает на лбу.
   Не понял, в чем юмор?
   -- Эм... это... он к целительству относится, -- и опять замолкает.
   -- Мне каждое слово из тебя клещами вытягивать?
   -- Ну, это для мужчин, если "копье" не работает, -- мямлит он и по цвету становится похожим на перезревший томат.
   Не понял... Какое копье? Он что имеет в виду...
   Не выдерживаю и начинаю хохотать. Так смущаться от... Ой, держите меня, не могу... Как какая-та кисейная барышня...
   -- Ясно, спасибо за помощь, -- отсмеявшись, забираю свои трофеи и покидаю лавку, оставляя смущенного парня за спиной.
   Вроде все, что нужно, сделал, значит, можно уходить. У меня в запасе чуть меньше суток, надо как можно дальше убраться отсюда. Да и про поручение жреца не стоит забывать...


Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"