Семендяев Николай Николаевич: другие произведения.

Посланник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Люди Земли предпринимают попытки установить контакт с подземной цивилизацией. Но люди слишком далеко отстоят от них. Уровни разума настолько отличаются друг от друга, что они не слышат друг друга. Нужен Контактер.


     Николай Семендяев
     
     
     Посланник
     
     Содержание
     
     Пролог
     Брон
     Разговор в гостинице
     Дэвид
     Ужин
     Постановка задачи
     Размышления Дэвида и Брона
     Работа Дэвида
     Выписка из рабочего журнала Дэвида
     Контакт
     Четырёхглавая Звезда
     
     Пролог
     
     Брон, сотрудник отдела внешнего анализа, а проще, технической разведки фирмы Кондайк, сидел в автомобиле и с напряжением всматривался в фигуры прохожих. Автомобиль стоял в очень неудобном месте, на участке дороги, за поворотом, закрытым густой растительностью придорожных кустов. Время от времени раздавался визг шин и громкие звуковые сигналы. Сигналы звучали часто и неожиданно. Присутствовала опасность, что очередной водитель окажется менее внимательным и не успеет сманеврировать. Ожидание удара сзади угнетало, но в то же время вселяло чувство защищенности.
     Сознание бежало впереди картинок, которые разворачивались перед глазами, и прокручивало возможные ситуации, которые были следствием увиденного. Вот мужская фигура. Движения порывистые и порой не скоординированные. Кто он? Молодой человек, возвращающийся из ночного клуба? Но почему пешком? Где его автомобиль? Прихрамывает на правую ногу. Почему? Слишком много вопросов в одной ситуации. Может это всё - имитация с целью ослабить внимание наблюдателя, - то есть его, Брона. Вполне возможно, что мужская фигура - сотрудник отдела контрразведки конкурирующей фирмы, подбирающийся к нему, Брону. Если это так, то через десяток шагов он должен будет свернуть влево и направится к полотну дороги, на противоположной стороне которого стоит автомобиль Брона. Один шаг, два, три. Мужска фигура, пошатываясь и прихрамывая, движется по направлению к точке принятия решения, определённой Броном. Левая рука Брона опустилась на рукоятку пистолета, запрятанного в кармашке левой дверцы автомобиля. Стекло дверцы было предусмотрительно опущено еще тогда, когда Брон остановил свой автомобиль в этой точке дороги.
     Брон ездил на автомобиле, спортивном и недорогом. Это была 'Стерна' выпуска трёхлетней давности. Автомобиль обладал хорошими скоростными качества и мог потягаться с любым автомобилем последних выпусков. Двигатель развивал двойную мощность за счет оптимизатора, встроенного в топливную систему. Модификация была проведена в мастерской фирмы. Устойчивость на больших скоростях обеспечивалась дополнительными спойлерами, размещенными под днищем автомобиля.
     Покачивающаяся фигура делала последние шаги к точке, определённой Броном. Последний шаг. Рука Брона, держащая рукоятку пистолета, покрылась потом. Фигура, пошатываясь и прихрамывая, продолжала движение в направлении, известном только её владельцу. Брон облегченно вздохнул и смахнул капельку пота со лба.
     
     Это началось пять лет назад.
     Брон начал работу на фирме Кондайк с первых дней её основания. Он пришел на фирму сразу после окончания Университета. Даже сейчас, спустя столько времени, в деталях помнит первый разговор с Директором. Разговор был долгий и дерганый. Тема разговора всё время менялась и помниться, Брон начал подумывать о том, что всё происходящее смотрится очень несерьезно. Математика, философия, снова математика, с переходом на физику, потом проход по дебрям структурного анализа. Брон, сведущий, в силу своих студенческих пристрастий, к долгим спорам по всем затронутым вопросам, стал, в конце концов, уставать и многие вещи из тех, которые всплывали в течение долгого разговора, проходили мимо его сознания. В итоге, Директор благосклонно позволил ему удалиться, сказав, что он подумает и что пусть Брон ждёт телефонного звонка. Брон ждал звонка в течение недели. Потом перестал ждать. Неожиданно пришло письмо, в котором Брон приглашался на заседание кадровой комиссии.
     
     Появление новенького, сверкающего спортивного автомобиля прекратило воспоминания Брона. Насторожило то, что появление этого изделия человеческих рук не сопровождалось визгом шин и ревом клаксона. Автомобиль тихо выкатился из - за поворота, бесшумно проехал мимо и также бесшумно остановился пред автомобилем Брона, на обочине. Сердце Брона екнуло, опустилось и поднялось. Левая рука, помимо желания Брона, сжала потную рукоятку оружия. Сознание перешло в то состояние, которое Брон обнаружил в себе - время растянулось, происходящее вокруг стало как - бы черно белым и изнутри сознания чередой пошли варианты возможного развития событий. Самому Брону оставалось только выбрать, что соответствует реальности.
     Автомобиль, для богемных молодых людей, у которых много денег и много свободного времени. Автомобиль укомплектован массой нужных и ненужных вещей, призванных подчеркнуть высокий социальный статус владельца. Цвет красный. Но почему красный? Ответ может быть только один - внутри - женщина. Мозг услужливо выдал картинку смазливого личика в обрамлении волнистых прядей волос. Тонкая талия и изящные коленки дополнили схематичный образ ожидаемой владелицы роскошного автомобиля.
     Тонированные стекла не позволяли рассмотреть содержимое автомобиля. Серый налет пыли на хромированных деталях кузова говорил о том, что автомобилю пришлось проделать длинный путь по просёлочным дорогам.
     Прошли долгие пять минут. Наконец, дверца автомобиля приоткрылась и на землю ступила маленькая ножка, обутая в туфельку на низком каблуке. Мозг опять выдал вариант дамы, утонченной, спортивной и решительной. Низкий каблук говорил о серьезном отношении этой дамы к такому процессу, как вождение автомобиля.
     За первой туфелькой возникла вторая. Рука невидимого пока водителя автомобиля попыталась натянуть на коленки кусочек материи, именуемый юбкой, и поняв безуспешность этих попыток, исчезла.
     Брон ждал. Неторопливость движений, возникающих в окрестности красного автомобиля, расслабляла и завораживала. Брон встряхнул головой и призвал свою мыслительную начинку напрячься и продолжить отслеживать развитие событий. Конечно, можно принять, в качестве возможного варианта, внезапное возникновение руки с зажатым предметом, похожим на один из многочисленных видов оружия, но сознание отбрасывало это и упрямо прокручивало картинку милой дамы в короткой юбке и толстом свитере.
     Наконец, выход свершился и Брон с удивлением отметил, что последний вариант его предположений полностью себя оправдал, и по направлению к Брону шло милое создание с ангельским лицом, обрамленным белыми локонами. Мягкий свитер с аккуратным вырезом подчеркивал деловой настрой будущей собеседницы и её внутреннюю строгость.
     По мере приближения женщины Брон чувствовал себя всё более и более неуютно. Нормы приличия требовали того, чтобы он встал и поприветствовал её. Но чувство самосохранения требовало осмотрительных действий. Брон сидел и отслеживал глазами приближающую фигуру. Вот она поравнялась с капотом. Это контрольная точка. Если она контр другой фирмы, сейчас последует быстрый выпад руки и выстрел. Затем стремительное исчезновение за капотом его машины, еще один выстрел с другой стороны машины и опять исчезновение.
     Но руки создания продолжали оставаться в спокойном состоянии, и последние четыре шага были проделаны в темпе человека, дружески настроенного к Брону.
     Подойдя вплотную к автомобилю Брона, так что её торс закрыл всё окошко, она спросила мелодичным голосом - 'Вы - Брон?'
     Брон судорожно дернул рукой и попытался рассмотреть её лицо. Женщина действовала вопреки всем канонам конспиративной работы. Должна была прозвучать парольная фраза - 'Вы остановились в неудобном месте'. Брон решил напомнить уважаемой коллеге правила хорошего тона, принятые в их среде и выставил встречный вопрос
      - 'Вы находите что - то неудобным?'
     Девушка сделала шаг назад и посмотрев своими васильковыми глазами на Брона, произнесла - 'Я помню эту фразу о том, что вы остановились в неудобном месте. Просто ваш вид настолько красноречиво говорит о том, что вы ждёте меня, что я сочла излишним её произносить'.
     Сознание моментально выдало вариант, из которого следовало, что информатор, завербованный им за большие деньги, на конкурирующей фирме, вопреки всем инструкциям испугался и послал вместо себя это создание. Дополнительно, как маленький довесок к этой ситуации, выскочил вариант засады, в которой милой даме отведена роль подсадной утки. По второму варианту следовало сейчас включить двигатель и быстренько исчезнуть отсюда. Брон подавил в себе большое желание поступить именно так и продолжал рассматривать милое личико. Обнадеживающим моментом было то, что она произнесла парольную фразу. Теперь его очередь
     - 'Отсюда открывается красивый вид на город'.
     Предыдущая парольная фраза с её стороны могла быть чистой случайностью, тем более что место действительно неудобное. В ответ прозвучало
     - 'Вы очень рискуете. Чуть дальше в трёхстах сорока семи метрах отсюда - очень удобное место и вид оттуда не менее красивый'.
     Цифра 347 была второй частью пароля, и Брон почувствовал, как волна напряжения уступила место расслабленности и даже небольшой радости.
     - 'Я ожидал, что Крол сам прибудет на встречу'.
     - 'Крол поручил мне переговорить с вами. У Крола проблемы в семье. Они с женой ожидают ребенка, и как раз сегодня малыш заявил о своём желании появиться на свет. Что касается меня, то меня зовут Доли и я - сестра Крола. Он дал мне два пакета и попросил отвезти их вам. Пакеты у меня в машине. Они тяжелые, может быть вы их сами заберете?'.
     Внутренний голос настороженного сознания Брона сразу выдал вариант сценария - он и Доли подходят к красному автомобилю, из кустов выскакивают пригнутые фигуры в закрытых шлемах и камуфляжных куртках и набрасываются на него. Да, вариант не из лучших. Левой рукой Брон вытащил из кармашка левой двери пистолет и попытался незаметно засунуть в карман пиджака. Движение не прошло незамеченным, на лице Доли появилась улыбка
     - 'Брат говорил мне, что вы очень осторожный человек. Уверяю вас, я приехала одна и поблизости пусто'.
     Придется поверить. Брон открыл дверцу автомобиля. Запасной пистолет, прикрепленный к щиколотке правой ноги, с жестяным грохотом ударил о металл приоткрытой дверцы автомобиля.
     Доли повернулась и не ожидая завершения выгрузки Брона из своего автомобиля, направилась к точке стояния её роскошного транспортного средства. Подойдя, она распахнула дверцу и ожидала приближения Брона. Пакеты лежали на правом сиденье и чтобы достать их, нужно будет нагнуться и влезть в низкий спортивный авто. Полная беспомощность и потеря контроля над ситуацией. Брон, подойдя к Доли, посмотрел ей в глаза - 'Будь добра, открой правую дверцу'.
     Доли понимающе улыбнулась, поместилась на переднее сиденье, при этом коленки её продемонстрировали присущее им изящество, заставив сердце Брона учащенно забиться. Правая дверца красного авто откинулась, причем не вбок, а вверх и повисла, как крыло птицы. Брон обошел автомобиль сзади, напряженно всматриваясь в темноту тонированных стекол. Пакеты, объёмные и тяжелые, находились в передней части автомобиля. Один пакет на полу, второй - на сиденье.
     Брон решил начать с пакета, который лежал на полу машины. Бережно развернул шуршащую обёртку. Матовый корпус устройства закрыт защитной транспортировочной пленкой. Сразу видно, устройство ни разу не использовалось. Контактные панели, едва просматриваемые через пластик, дополнительно были закрыты заводскими чехлами. То, что Брон бережно держал в руках, было половиной всего комплекса, именуемого 'Гегель-2'.
     Условное наименование подчеркивало высокий интеллектуальный уровень комплекса. Фирма Кондайк выпускала аналогичный комплекс, но здоровое чувство конкуренции не позволяло расслабиться, и отделу технической разведки фирмы была поставлена задача - достать устройство 'Гегель-2' для изучения и препарирования.
     Брон приподнял с пола тяжелый, стремящийся выскользнуть из рук, блок и бережно ступая, двинулся вперед. Он был беззащитен и остро переживал это свое состояние. Тяжелая ноша не позволяла контролировать внешнюю ситуацию, и единственным чувством было стремление поскорее дойти до дверцы своей машины.
     Брон положил первый блок на пол перед правым передним сиденьем и сразу накрыл черным, заранее припасённым куском полотна. Распрямился, внимательно осмотрелся, еще раз похвалил себя за удачный выбор места встречи. Очередной визг шин и рев клаксона был подтверждением его высокой оценки самого себя. Подумал, закрыть машину или оставить открытой? Решил, что лучше закрыть. Это даст уверенность в том, что за то время, пока он будет заниматься вторым блоком, в машину никто не проникнет.
     Закрыл дверцу и вновь направился к красной машине. Внимательный взгляд на машину. Доли сидит в кабине, и с её стороны нет никаких действий. Подошел к открытой правой дверце, еще раз осмотрел Доли, бросил взгляд внутрь машины, внимательно осмотрелся вокруг. В пределах прямой видимости ничего настораживающего. Редкие прохожие на другой стороне, за полотном дороги, спешили по своим делам. Брон поймал на себе взгляд Доли и переключив свое внимание, улыбнулся в ответ на её взгляд.
     - 'Крол говорил, что вы чувствуете будущее?'
     Вопрос со стороны Доли прозвучал неожиданно.
     Брон еще раз бросил взгляд на Доли. Васильковые глаза, устремленные на него, излучали манящее тепло, и Брон пожалел о том, что он встретил эту даму в такой боевой обстановке. Неопределённо кивнув головой, что могло быть и знаком утвердительного ответа на вопрос и отрицанием услышанного, Брон, вздохнув, поднял второй блок. Мозг не дал расслабиться и отметил упущение Брона, который предварительно не осмотрел переносимый предмет. Дойдя до своей машины, Брон открыл ключом дверцу и бережно опустил ношу на переднее сиденье. Открыл обёртку. Убедился в том, что там вторая часть 'Гегеля-2', скатил её на пол за передним сиденьем и бережно накрыл куском темной материи. Все, к красному автомобилю он больше не подойдет.
     Доли, видимо, это поняла, закрыла правую дверцу своего автомобиля, еще раз продемонстрировала Брону красоту своих ног и подойдя к приоткрытой дверце автомобиля Брона, остановилась и весь вид её говорил о том, что она ждёт от Брона внимания и слов. Брон, громыхая железом о железо, достал из - под правого сиденья плоский чемоданчик, повернулся к Доли и, придерживая чемоданчик левой рукой, приоткрыл его. Ровная поверхность плотно упакованных банкнотных пачек заставила Доли улыбнуться и согласно кивнуть в ответ.
     Брон захлопнул чемоданчик и переместил его в руки Доли - 'Передайте Кролу мои самые теплые слова. Я буду рад еще раз встретиться с ним и буду еще более рад, если вы будете присутствовать на нашей следующей встрече'.
     Брон сразу включил двигатель машины, давая понять Доли, что встреча завершилась и пришло время покинуть это место.
     Доли дошла до своего авто, небрежно бросила чемоданчик внутрь автомобиля. Брон чуть задержался, отслеживая глазами сложную процедуру посадки Доли в автомобиль. Красный автомобиль сорвался с места и через мгновение был уже на значительном расстоянии от места встречи.
     
     Брон, не торопясь, двинул 'Стерну' вниз по дороге. Через три сотни метров от места встречи он свернул на едва приметный съезд с полотна дороги, выехал на тропинку и ориентируясь по ему одному известным меткам и ориентирам, выкатился на асфальтированную, узкую дорогу между частными строениями. Двигатель успокаивающе урчал, подвеска с глухим шорохом отрабатывала все неровности разбитой дороги.
     Петляя, в течение часа ездил по узким тропам между кварталами одно и двухэтажных домов. Затем Брон выкатился на дорогу, ведущую на север. Пустынное полотно дороги просматривалось вперед на десятки километров. Всё время, забираясь вверх, оно уходило в предгорья, к хребтам, разделяющим континент на две почти равные части. Большое число тоннелей, длиной в десятки километров, обеспечивали проезд всех видов транспорта. Оборудование тоннелей позволяло осуществлять все виды контроля и досмотра проезжающих автомобилей. Брон ехал по направлению к одному из тоннелей. Прошел час пути. Впереди, справа, показалась бензоколонка - ряд зданий, в которых размещались бар, гостиница и небольшой зал, заставленный игральными автоматами и прочими развлекательными предметами. Не останавливаясь, проехал мимо фасада первого здания и завернув за угол, остановился у ворот гаража.
     Его уже ждали. Ворота распахнулись, и из глубины неосвещенного гаража выкатился Шмель, транспортное средство, нечто среднее между автомобилем и вертолётом. Фигура в комбинезоне соскочила сверху и приблизилась к автомобилю Брона. Перегрузка двух блоков заняла ровно три минуты, после чего Шмель с лёгким жужжанием исчез за ближайшим холмом. Брон знал, что путь его лежит на восток. Через пять минут к нему присоединяться еще два Шмеля и маленькая эскадрилья улетит к одному из многих ущелий, чтобы перевалить через горный хребет и какое это ущелье, известно только тем, кто сидит сейчас в кабинах трёх Шмелей.
     Теперь можно чуть - чуть расслабится. Брон закатил 'Стерну' в гараж, закрыл ворота и неторопливым шагом направился к гостинице, намереваясь перекусить в одном из номеров этого заведения, заодно и подремать часик - другой.
     Внимание привлек автомобиль. Два механика основательно занимались этим последним достижением человеческой мысли в деле создания средств передвижения. Более того, Брон сразу определил, что под сверкающей и слегка запыленной поверхностью капота имеется начинка, достойная самого пристального рассмотрения. Двигатель, работающий на водороде, всегда можно узнать с первого взгляда. Наличие специфичной колонки разложения воды делала его моментально узнаваемым. Двигателей таких наперечет и известны все автомобили, на которых они стоят. Конечно, через десяток лет все колесные транспортные средства будут ездить на воде, но сейчас это - диковинка. Наличие новенького, с иголочки кузова и современного четырёхсоткиловаттного двигателя может говорить только об одном - Брон смотрит на автомобиль некоего господина, выполняющего специфичную задачу, в интересах фирмы, богатой и денег не жалеющей. Можно только представить, что это была за задача.
     Брон прошел мимо. Два механика пытались разобраться в деталях неведомого двигателя, и на их лицах было видно выражение тоскливого непонимания.
     Жгучий интерес, поднявшийся из глубин сознания Брона, заставил его сделать те несколько шагов, которые отделяли его от входа в бар. Внутри было пустынно. Четыре фигуры занимали столики, расположенные в глубине. Одна сразу привлекла внимание Брона. Сутулый человек, в потертом пиджаке, в ботинках, начищенных и сверкающих, сидел за дальним столиком. Перед столиком стоял широкий куст декоративного цветка. Брон, будь он посетителем, выбрал бы именно этот столик.
     Человек поднял голову и Брон узнал своего давнего приятеля по университету - Дэвида Бонатоса. Дэвид был большим любителем сквоша и они в молодости провели вдвоем много часов в тесных игровых кабинах, доказывая друг другу свое спортивное превосходство.
     Дэвид тоже узнал Брона и лёгкая тень озабоченности пробежала по его лицу. Брон сделал не менее удивленные глаза. Широким жестом он дал знать Дэвиду, что расположен присесть за его столик и предаться воспоминаниям. Так он и сделал. Дэвид выглядел усталым, черные круги под его глазами говорили о том, что в последние сутки Дэвид мало спал и много передвигался. Поломка в автомобиле, это единственное, что объясняло присутствие Дэвида в этом пустынном уголке континента.
     - 'Давно не виделись' - начал Брон.
     Дэвид согласно кивнул головой.
     - 'Погода располагает к отдыху и размышлениям'.
     Брон давно заметил, что эта простая фраза таит в себе некоторый магический заряд, который помогает распахивать души многих собеседников.
     - 'Погода - уходит и приходит, а плохие дороги остаются' - голос Дэвида звучал глухо. Брон поразился тому безразличию, с которым Дэвид воспринял его появление.
     - 'Автомобиль твой?'
     Дэвид вместо ответа на вопрос с тоской поглядел в окно, на автомобильную стоянку. Два техника, с уныло опущенными плечами неторопливо копались во внутренностях автомобильного чуда.
     Брон решил развить автомобильную тему - 'Двигатель очень оригинальный'.
     Дэвид еще более неопределённым движением плеча дал Брону понять, что тот, сам того не желая, коснулся неприятной для него темы.
     Внезапно Дэвид разразился очень эмоциональной фразой
     - 'Я не понимаю, кто посоветовал поставить этот двигатель в эту телегу. Когда я первый раз сел за руль этого монстра и коснулся ногой акселератора, я подумал, что я лишился рассудка. Машина с такой стремительностью набирала скорость, что уже при трогании с места нужно было напрячься так, что пот прошибал. Поездка на этом автомобиле - это сплошное издевательство над водителем. Необходимо всё время быть предельно внимательным. Спецы, в головах которых созрела эта горе - идея, всё время убеждали меня в том, что путешествие на этом автомобиле позволит мне чувствовать себя в полной безопасности. Всё совсем не так. Каждый раз, садясь за руль, я обращаюсь с просьбой ко всем богам, чтобы поездка окончилась поломкой автомобиля. Сейчас я отдыхаю. Похоже, здешние техники починят его не скоро. Если вообще починят. Тебе, Брон, этого не понять!'
     Пока Дэвид говорил, Брон демонстрировал максимальное внимание, кивая головой в знак полного согласия с Дэвидом. Одновременно, стараясь не привлекать внимания собеседника, он напряженно проигрывал варианты. 'Кто Дэвид?'
     Раздумывать пришлось недолго. Раздался характерный звук издаваемый аппаратом, именуемым Шмель. Длинный, зализанный корпус Шмеля опустился на автомобильную стоянку, дверцы разъехались вверх и вбок и оттуда выскочили пять широкоплечих фигур, экипированных для скоротечных силовых сшибок. Всё было при них. Короткие импульсные ружья, защитные жилеты и бронешлемы. Специальный отряд какой - то фирмы высадился для решения своих известных ему задач. Брон почувствовал себя неуютно. Взглянул на Дэвида. Тот слегка привстал и напряженно всматривался в разворачивающуюся картину событий.
     - 'Понятно мое собственное беспокойство, но почему обеспокоен Дэвид?' - подумал Брон.
     Пять фигур целенаправленно прошли к автомобилю Дэвида и техники взмахами руки показали направление на бар, определив местонахождение владельца автомобиля. Фигуры дружно развернулись и рассредоточиваясь при движении, двинулись к бару. Сделать они успели всего три шага. Раздался треск выстрелов, на асфальте стоянки возникли фонтанчики от взрывов снарядов, выпущенных из мелкокалиберной авиационной пушки. На поверхность, почти рядом с уже горящим Шмелем, опустился вертолет, и оттуда начали выпрыгивать очередные пять фигур с оружием, в бронежилетах и броне шлемах. Стекла бара рассыпались, крики посетителей стали пронзительными.
     Брон дернул Дэвида за собой, к служебному выходу из бара. Дэвид, понимающе кивнув головой, чуть пригибаясь, побежал, не отставая, за Дэвидом. Выскочили во двор бара и лавируя между ящиками и контейнерами с продуктами, добежали до двери гаража. Дверь открывалась вверх. Брон одним движением приподнял ее. 'Стерна' стояла на месте, с полным баком бензина и со свежим маслом в двигателе. Движением руки показал Дэвиду на правое переднее сиденье, а сам сел за руль. Двигатель завелся сразу и через мгновенье они уже мчались прочь от бензоколонки. Внезапные посетители и внезапные гости были очень заняты друг другом. Треск автоматов и уханье импульсных ружей свидетельствовало о том, что серая, потертая 'Стерна' могла спокойно покинуть арену битвы.
     Брон направился вверх по дороге. Это было разумно. В десяти километрах, ближе к тоннелю, находилась еще одна заправочная станция. Можно было закончить там ранее начатый разговор с Дэвидом.
     Дэвид сидел, сцепив руки и время от времени, мотал головой. Было видно, что события очень взволновали его. Потом поднял голову и притронувшись к руке Брона, произнес - 'Ты видел, ведь они искали меня!'.
     Брон, не выпуская дорогу из поля зрения, согласно кивнул головой.
     - 'Дэвид, мы сейчас остановимся и попробуем разобраться в случившемся. Я готов тебе помочь. Я вижу, что дело серьезное и ты не готов к такому развитию событий'.
     Верхняя заправочная, такая же, как и та, которую оставили Брон и Дэвид, была пустынной и безлюдной. Брон объехал её и остановился так, чтобы можно было видеть и дорогу и нижнюю заправочную, с которой они прибыли.
     По дороге вниз стремительно проехали четыре тяжелые полицейские машины, бронированные, с пушечными башенкам на верху высоких корпусов.
     Брон достал из - под своего сиденья бинокль и направил его на нижнюю заправочную станцию. Вертолёт оставался на месте, но черный дым горящего горючего почти вертикально поднимался от него вверх. Заправочная станция выглядела пустынной. Брон дал бинокль Дэвиду, чтобы он понаблюдал за происходящим.
     Ровная, серая от пыли, местность уходила вниз. Вид был великолепен. Дорога, пересекающая предгорье, выглядела как лишняя деталь, выпадающая из всего величия созданного природой красочного полотна.
     Столб дыма над дальней заправочной стал гуще, что свидетельствовало о том, что в дело вступила полиция. Брон забрал у Дэвида бинокль. Тот отдал его с большой неохотой. Было видно, что ему интересно наблюдать за всем происходящим отсюда, с безопасного расстояния.
     Оптика приблизила дальнюю заправочную станцию. Маленькие фигурки полицейских, укрывшиеся за своими бронированными машинами, медленно продвигались по направлению к зданию. На глазах Брона, точно посередине между участниками события, вспыхнул беззвучный столб яркого пламени, и огонь моментально охватил здание заправочной станции.
     Вниз, по дороге, с включенными сиренами, проехали еще две полицейские машины, машина скорой медицинской помощи и три пожарные машины.
     Брон передал бинокль Дэвиду и пока тот, с увлеченным видом, рассматривал события, происходящие в десяти километрах от места их расположения, интенсивно работал со своим мыслительным аппаратом. Сознание выдало такое обилие вариантов, что нужно было очень сильно напрячься.
     Первое. Дэвид - значимая фигура в какой - то системе и эта система крайне заинтересована в его сохранении.
     Дополнительным свидетельством значимости фигуры Дэвида стали два вертолёта, со свистящим воем пронесшиеся над головой, по направлению к дальней заправочной станции. Так кто он, этот Дэвид, его приятель из его далекой юности?
     Брон еще раз внимательно осмотрел Дэвида. Серый, потертый костюм, рубашка, чистая и недавно выглаженная, ботинки дорогие и самым тщательным образом начищенные. Теперь автомобиль. Это изделие с начинкой завтрашнего дня, в сочетании с внешним обликом, говорили только о том, что Дэвиду многое дано и многое позволено. Кто он? Ценный сотрудник, выпущенный на свободу, но тщательно оберегаемый. А может быть - это подсадная утка, приманка для того, кто должен сразу, увидев Дэвида, обозначить себя. Волна сковывающего страха прошла вдоль спины. Тогда тот, на кого шла охота, был он, Брон!
     Действительно, замысел был очень тонкий. Брон выругал себя за полную потерю контроля над ситуацией там, на дальней заправочной станции. Так расслабиться он себе никогда не позволял. Увидеть Дэвида и сразу подсесть к нему! Нужно было сто раз подумать, прежде чем сделать хотя бы один шаг в его направлении!
     Брон еще раз взглянул на Дэвида. Выражение его лица свидетельствовало то, что Дэвид полностью поглощен тем, что было вдалеке, Расслабленность позы говорила о том, что для Дэвида всё происходящее - кино и он увлеченно впитывал картинки событий. Он был зрителем.
     Брон еще раз перебрал в сознании развитие событий.
     В баре Дэвид был явно один. Если бы он был утка, события развивались бы совершенно по другому сценарию. Охотники не стали бы ждать, когда Брон закончит разговор. Они должны были появиться сразу, как только Брон определился, как знакомый, который должен быть узнать Дэвида. Но может, он был не тем знакомым, которого ждали? Вопросов много, ответов пока нет. Одно ясно, отсюда необходимо исчезнуть и как можно быстрее.
     Брон толкнул Дэвида. Тот оторвался от бинокля и посмотрел на Брона. Брон отметил еще раз усталость глаз Дэвида и обилие морщинок на висках и на коже лица.
     - 'Дэвид! Я думаю, нам следует уехать отсюда. Я не знаю, кто ты, но я начинаю беспокоиться за тебя и за себя'.
     Дэвид кивнул головой в знак согласия и отдал Брону бинокль.
     - 'Брон. Я первый раз в этих местах и не знаю, в какую сторону мы можем поехать. Карта осталась в машине. Сюда я доехал используя навигационную систему автомобиля. Я знаю только, что по карте, мне нужно проехать еще двести километров на север, по этой дороге, до отеля 'Шем''.
     Отель 'Шем'. Брон тоже намеревался побывать там. В отеле должна была состояться встреча с Корнером, его коллегой по службе, для получения очередного производственного задания. То, что Дэвид едет в отель 'Шем', отметилось в сознание как очередной вопрос, на который у Брона нет ответа.
     - 'Там тебя ждут твои родители?' - Этот вопрос Брон выдал просто для приличия, понимая, что на него будет получен положительный ответ.
     Дэвид утвердительно кивнул головой в знак согласия.
     По дороге, вверх, к тоннелю, продолжал катиться редкий поток машин. Это означило, что дорога внизу, около дальней заправочной станции, не перекрыта и 'Стерна' Брона не привлечет пристального внимания. Хотя, особо бояться ему нечего. Единственное недозволенное, что есть у него - это два пистолета. Но он знал, что служба безопасности тоннеля будет исткать в автомобилях только одно - взрывчатые вещества. Все автомобили проходили через трубу - сложный измерительный прибор, призванный определить наличие химических веществ и соединений, которые можно отнести к разряду взрывчатых веществ. Брон достал пистолет из кармана дверцы автомобиля, вытащил патроны и ссыпал в банку с водой. Туда - же он высыпал патроны из двух коробок и патроны из пистолета, который ранее был размещен на щиколотке правой ноги. Дэвид с интересом наблюдал за его приготовлениями. Брон пояснил - 'Патроны набиты химией, и детекторы в трубе могут их почувствовать. Вода поглотит тестирующее излучение'.
     Проговорив это, он засунул пистолеты под верхнюю обивку салона
     - 'Мы готовы двигаться. По дороге поговорим. Дело в том, что я сам еду в 'Шем' и могу подвезти тебя'.
     Легкая тень сомнения пробежала по лицу Дэвида. Брон решил не упускать инициативу и продолжил - 'В отношении пистолетов не беспокойся. Я всегда вожу их с собой и пока всё проходило гладко. Ты спросишь, зачем я это делаю? Я коммерсант, приходится много разъезжать. Кстати, было несколько ситуаций, когда без них было бы плохо. Представь, однажды мне пришлось заночевать из - за поломки, в поле. Голая степь, пятьсот километров в одну сторону и столько же в другую. Наступила ночь. Я прилег в машине. Проснулся под утро от того, что кто - то дергает машину, причем с такой силой, что она раскачивается. Включил фары. Стая волков окружила машину и готова была взять её штурмом. Пришлось пострелять. Подстрелил трёх волков. Потом они исчезли. К счастью, утром, на дороге показался автобус. Я прицепил тросом к нему свой авто и автобус отбуксировал меня до ближайшей автомастерской'.
     Дэвид внимательно слушал Брона.
     - 'Получается, что сейчас мы двинемся к тоннелю?'
     - 'Все верно. Проедем тоннель и после того как окажемся на другой стороне хребта, свернем в сторону от проезжей дороги и отдохнем'.
     Последние слова, видимо, были теми, которые Дэвид желал услышать. Усталость давала о себе знать.
     
     Административные пристройки тоннеля были все приземистые и массивные. Фундаментальность сооружений говорила о том, что они построены с расчетом противостоять всесокрушающим силам природы, в качестве каковых выступали снежные лавины зимой и неожиданные камнепады и оползни летом. По мере приближения к тоннелю плакаты и вывески предупреждали водителей о возможных опасностях и призывали к бдительности. Многочисленные остовы смятых и сгоревших машин были подтверждением правильности написанного.
     Брон подогнал 'Стерну' к эстакаде для наружного осмотра. Шустрый молодой человек быстро пробежал вдоль машины, засовывая длинный щуп с чувствительными датчиками в самые укромные места автомобиля, осмотрел её снизу и наконец, позволил загнать 'Стерну' в трубу. Брон поставил машину на полотно транспортной дорожки, которая переместила машину во чрево длинного цилиндрического сооружения. Одновременно, Дэвида и Брона попросили пройти через подкову металлоискателя. Брон миновал это сооружение без проблем. На Дэвиде металлоискатель истошно завопил. Два дюжих молодца, с автоматами наперевес, с двух сторон кинулись к Дэвиду.
     Брон со всё возрастающим интересом смотрел на развитие событий. Дело в том, что подкова металлоискателя была начинена оборудованием и датчиками для обнаружения всё той же химии. Та часть оборудования, которая определяла присутствие собственно металлических изделий на теле человека, срабатывала при массе металла, более чем в килограмм. Брон моментально проиграл ситуацию, при которой Дэвиду приходится таскать на себе килограмм металла. Бронежилет? Металлическое устройство, каковым может быть и оружие? Нет, ни то и ни другое. Скорее всего, какое - то устройство, которое активно реагирует на внешнее облучающее воздействие со стороны тестирующего оборудования и отвечает частотным спектром, который соответствует такой массе металла.
     Так оно и было. Дэвид был обследован и ощупан, результатом чего стала маленькая коробочка извлеченная из нагрудного кармана его рубашки. Брон взглянул на коробочку и ему стало плохо. Молодой человек из охраны тоннеля извлек из кармана Дэвида, ни много, ни мало, автоматический маяк системы глобального позиционирования. Маяк был выполнен в соответствии с последними санитарными нормами, с ограниченной излучаемой мощностью и мог работать только вместе с усиливающим радиооборудованием, установленном в автомобиле.
     Автомобиль Дэвида был оборудован аппаратурой, позволяющей отслеживать свое местоположение. Об этом Дэвид говорил, когда упоминал навигационную систему автомобиля. Это значит, что те, кто заботился о Дэвиде, знали о его местонахождении.
     Сознание Брона выдало технические данные системы позиционирования.
     Навигационные спутники, на высоте десяти тысяч километров, принимают запросы от наземных устройств и в ответ выдают свои координаты. Наземное устройство, получив, от двух или трёх спутников ответ со своим кодом, сами вычисляют свое местонахождение. Маяк, который имел Дэвид, работал в автоматическом режиме, в комплекте с навигационной системой автомобиля. Через заданные интервалы времени он посылал запрос и после вычисления своего положения, посылал обратный сигнал с вычисленными координатами. Тот, для кого предназначался обратный сигнал, всегда знал, где находился Дэвид. Оборудование автомобиля работало как ретранслятор. Если Дэвид отходил от автомобиля, оборудование, установленное в автомобиле, вычисляло расстояние между автомобилем и Дэвидом. В этом случае выданный на спутник сигнал нес еще информацию о точке его местонахождения относительно автомобиля. Мощность передатчика маяка - половина ватта. В пределах десяти километров оборудование автомобиля могло его слышать. Дальше наступала неизвестность.
     Сотрудник тоннеля не выразил особого удивления, получив в свои руки коробочку с электронной начинкой. Он осмотрел её со всех сторон и далее последовал вопрос к Дэвиду
     - 'Это что, калькулятор?'
     Дэвид утвердительно кивнул головой и получил обратно свой прибор. Инцидент был исчерпан. Единственно, что оставалось неясным для Брона, был ли Дэвид посвящен в тонкости конструкции коробочки?
     Автомобиль, влекомый транспортной дорожкой, медленно выполз из трубы. Отсутствие разного рода тревожных световых и звуковых сигналов было знаком того, что чувствительная аппаратура трубы не нашла ничего опасного в начинке автомобиля. Путь свободен. Брон загрузился в автомобиль, отогнал его от транспортировочной ленты и остановился так, что Дэвиду оставалось сделать один шаг для размещения на переднем правом сиденье 'Стерны'. После того, как Дэвид оказался внутри автомобиля, Брон надавил на акселератор и путешествие продолжилось.
     Езда по тоннелю была долгой и однообразной. Ограничение скорости не позволяло сократить время проезда и Дэвид и Брон молчаливо переносили непрерывное мелькание опор и различных предупреждающих знаков.
     Дэвид тихо сидел рядом с Броном. Потом оказалось, что он заснул. Брон бросил взгляд на лицо Дэвида. Оно было по-детски безмятежно и можно было предположить, что Дэвид видит сон и сон этот приятный.
     Одной рукой Брон развернул карту. Неудобно, но что делать! Сразу за хребтом, дорога поворачивала влево, по направлению к одной из трёх основных магистралей. Магистрали, как большие реки вбирали в себя густую сеть подъездных дорог, берущих свое начало около туннелей, по одному из которых они сейчас ехали. Далее, к северу, три магистрали вели к трем основным мегаполисам северной части континента - Восточному, Центральному и Западному.
     Нужно было отдохнуть. Отдых был необходим как Дэвиду, так и ему, Брону. Слишком много событий произошло в течение короткого времени. С того момента, как Брон передал две части 'Гегеля-2' пилоту Шмеля прошли три часа. За эти три часа произошло много событий и возникло много вопросов. Общее их количество перевалило за то количество, в котором сознание Брона могло осмысленно установить причинно - следственные связи.
     'Стерна' выскочила из тоннеля. Исчез давящий гул замкнутого пространства. Неровности и ущелья северного склона горного хребта освещались скупым ноябрьским солнцем. Длинные тени от низко бегущих облаков изгибаясь, скользили по неровностям горной гряды. Брон взглянул на Дэвида. Опущенная на грудь голова свидетельствовала о том, что Дэвид продолжает пребывать в блаженных объятиях своих сновидений.
     Вниз и влево. Брон наметил на карте ту точку, где необходимо свернуть с основной дороги. Через тридцать километров пути будет стоять дорожный знак, привлекающий внимание водителей к резкому повороту. Нужно будет притормозить около этого знака, свернуть вправо и осторожно проехать по едва заметной тропе. Автомобиль проедет там с большим трудом. Нужно быть очень внимательным. Тропа выведет на расчищенную грунтовую дорогу. Это будет началом густой сети дорог внутри лесных массивов предгорья, по которым перемещаются автомобили и уборочная техника службы лесного хозяйства заповедника.
     Дэвид проснулся и с интересом начал оглядываться кругом. Брон, почувствовав движения Дэвида, спросил - 'Слушай, эту коробочку тебе дали на фирме?'.
     Дэвид утвердительно кивнул головой. Было ясно, что он еще не совсем пришел в себя после крепкого сна и пребывает в том расслабленном состоянии, когда видения сна переплетаются в чудный узор с картинками действительности.
     - 'Лучше бы они дали тебе приличный спутниковый телефон'.
     Брон терпеливо подводил Дэвида к той точке разговора, когда тот будет вынужден назвать наименование своей фирмы.
     - 'Телефон остался в машине. Он работал через автомобильный ретранслятор. Георгий из охраны, очень боялся, что излучение может плохо повлиять на мою голову. Он говорил, что если с моей головой что - либо случится, он потеряет свою голову. Излучение автомобильного телефона - пятнадцать ватт. Телефон, который они вручили мне, излучал мощность в одну десятую ватта. Можно было им пользоваться в пределах пятисот метров от автомобиля'.
     Брон хмыкнул, показывая свое восхищение высокой ценной головы Дэвида.
     Автомобиль неторопливо катился по грунту. Брон с большим трудом различал едва заметную колею лесной дороги. Густые кроны деревьев шатром нависали сверху. Солнечные лучи задерживались в густых листьях. Стекла автомобиля были опущены и звуки леса звучали той завораживающей музыкой, которая всегда привлекает и расслабляет.
     Дэвид тронул Брона за руку - ' Остановись, пожалуйста'.
     Брон выключил двигатель. 'Стерна', прокатившись бесшумно десяток метров, замерла. Густой запах лесного озона заполнил весь салон. Щебет птиц и треск насекомых звучали естественно и непринужденно. В чаще леса, в стороне от узкой дороги, стелился лёгкий туман. Временами дуновения ветра заставляли его шевелиться и эти движения, объёмные и неопределённое, вызывали у Брона волну совершенно непередаваемых ощущений, заставляя мышцы спины и ног мелко вибрировать, и эта вибрация поднималась вверх и лёгким холодом находила отзвук в затылке. Брон снял руки с рулевого колеса и положил их на свои колени. Ладони были сухие и шершавые.
     Дэви сидел, закрыв глаза, и впитывал все запахи и звуки леса. Брон решил прервать его размышления.
     - 'Слушай, Дэвид. Я хочу добраться до деревушки, в сотне километров отсюда. За деревушкой выедем на основную дорогу и быстренько доедем до гостиницы. Чистое белье, свежий, лесной воздух и добротная, натуральная пища, мне кажется, нам с тобой не помешают. Единственная просьба давай нейтрализуем определитель местоположения, чтобы твои друзья, вместе с Георгием не помешали нам хорошо отдохнуть'.
     Дэвид пошарил рукой в нагрудном кармане своей рубашки и вытащил пластиковый квадратик маяка. Брон бережно взял предмет в свои руки, перегнувшись, достал с пола, за передним сиденьем, плоский металлический ящичек, положил туда прибор и защелкнул застежки.
     - 'Через металл его никто не услышит. Будем расставаться, ты напомни, я верну его тебе' - сказал он Дэвиду. Брон внутренне похвалил себя. Всё правильно. Он, Брон продемонстрировал Дэвиду заботу и бережное отношение к предмету, который представляет для Дэвида определённую ценность.
     Дэвид повернулся к Брону - 'Я сейчас вспомнил пикник, который мы устроили после завершения выпускных экзаменов. Лесная лужайка пред нашим автомобилем напомнила мне это событие'.
     Внезапное движение на дальнем краю поляны заставило его замолчать. Брон тоже увидел темные фигуры в глубине леса и колышущиеся кусты деревьев. В голове мелькнула мысль, что их нашли и сейчас начнется то, что на специфическом языке их профессии называется Захват объекта. При этом Брон почувствовал свою полную беспомощность. Кругом деревья. Автомобиль стоит на узкой грунтовой дороге. Можно двигаться только вперед или назад. Пистолеты разряжены, а все патроны закрыты в банке с водой.
     Кусты раздвинулись и на поляну выкатились три черные пригнутые фигурки. Фигурки стремительно двинулись по направлению к машине Брона, и тот судорожно дернулся, пытаясь открыть дверцу машины.
     - 'Бог ты мой, да ведь это медвежата!' - голос Дэвида прозвучал восторженно. Брон еще раз всмотрелся в разворачивающуюся картину событий и действительно увидел трёх симпатичных медвежат. Медвежата, добежав до автомобиля, начали его обнюхивать. Чуть позже из кустов появилась медведица. Вид автомобиля не вызвал у неё никакого удивления. Похоже, присутствие техники в лесу было делом обыденным и повседневным. Медведица коротко рявкнула, медвежата сразу потеряли интерес к автомобилю, дружно развернулись и стремительно переместились к медведице. Та деловито обнюхала почву около старого дерева. Медвежата терпеливо ждали. Медведица, на удивление быстро, захватила мощными передними лапами пласт дерна и рявкнув, начала умело скатывать его в рулон, как будто это был кусок толстого ковра.
     Дэвид толкнул Брона в бок - 'Посмотрим, что будет дальше'.
     Брон согласно кивнул и начал поудобнее устраиваться на своём сиденье. Похоже, им здесь придется провести не один десяток минут.
     Медвежата терпеливо дождались окончания подготовительных работ, и как только медведица закончила скатывать дерн, кинулись к ней и начали интенсивно копаться в обнаженной почве. Медведица, встав во весь рост, осмотрела всё вокруг и еще раз рявкнув, повернулась и исчезла в густом кустарнике. Медвежата продолжали копаться в развороченной земле. Центром их внимания был небольшой земляной бугор. - 'Что они там делают?' - в голосе Дэвида прозвучала та нотка заинтересованности, которая возникает у детей при виде яркого и необычного. - 'Похоже, что они разворошили муравейник' - до Брона, наконец, дошел смысл тех движений, которые совершали медвежата. Усевшись кружком, они опустили по одной лапе в муравейник и терпеливо ждали, когда растревоженные муравьи облепят ее. После этого медвежонок облизывал лапу, собирая муравьев языком. Время от времени, когда муравьи добирались до незащищенных шерстью носа и глаз, то один, то другой медвежонок вскакивали и смахивали муравьев лапами.
     Долгих двадцать минут Брон и Дэвид наблюдали за происходящим. Можно было удивляться тому терпенью, которое имели медвежата.
     Внезапно три медвежонка дружно встали на задние лапы, образовав живописную группу. Потом произошло совсем странное событие - медвежата кинулись к тонким, молодым деревцам, росшим в десятке метров от поляны и стремительно взобрались по ним вверх. Два медвежонка оказались на одном деревце, и тонкий ствол согнулся под двойной тяжестью и порывы лёгкого ветра начали раскачивать это деревце из стороны в сторону. Дэвид восторженно толкнул Брона в бок - 'Ты видел? Какие чудесные зверюшки!'.
     Брон согласно кивнул. Внимание его привлекли муравьи, расползающиеся по переднему стеклу автомобиля. Муравьев было много, и двигались они быстро.
     - 'Придется закрыть стекло' - произнес Брон и надавил кнопки стеклоподъемников. Стекла поднялись, отрезав Брона и Дэвида от звуков и запахов леса.
     Медвежата продолжали размещаться на деревцах. Прошло немного времени, и показалась фигура медведицы. Медвежата скатились вниз только после того, как медведица подошла совсем близко.
     - 'Просто удивительно, как ловко они взбираются вверх' - произнес Дэвид. Брон отметил про себя, что за те несколько десятков минут, которые они провели, наблюдая за медвежьей семьей изменили эмоциональное наполнение Дэвида. Сейчас в его голосе звучали нотки неприкрытого жизнелюбия и молодого задора. Брон взглянул на лицо Дэвида. Улыбка разгладила усталые морщины на лице, глаза блестели.
     Внезапное ощущение жгучего муравьиного укуса в ногу заставило Брона подпрыгнуть. Отчаянно хлопая ладонью по ноге, он сбил муравья. В салоне автомобиля было сумрачно и трудно определить количество муравьев, проникших внутрь.
     - 'Едем отсюда. В машине муравьи и нужно их вычистить' - Брон, уже включая двигатель, боковым зрением видел, как Дэвид подпрыгнул и, нагнувшись, начал хлопать по ботинкам и брюкам. Брон передавил акселератор, машина судорожно, с заносом вбок, дернулась. Колеса прокручивались на мягком, податливом грунте лесной дороги. Он сбросил газ, и автомобиль медленно двинулся вперед. В зеркале заднего вида были видны фигуры медведей, провожающих глазами их автомобиль.
     Брон проехал с километр и остановил машину. Муравьи постоянно давали о себе знать. После остановки он и Дэвид выскочили и долго обхлопывали себя ладонями сверху донизу, стараясь сбить заползших под одежду насекомых. Потом Брон достал углекислотный огнетушитель и очень тщательно продул газовой струей внутреннюю обшивку салона и покрытие сидений. Нагнувшись, долго обдувал днище автомобиля, где также могли находиться муравьи.
     Путешествие по лесной дороге изобиловало различного рода приключениями. Несколько раз пришлось остановиться и определить свое местоположение. Брон использовал для этих целей свой прибор позиционирования, компактный и позволяющий определить, вместе с координатами точки местонахождения еще и положение точки местонахождения относительно уровня моря. Двигаться пришлось долго. Два часа потребовалось 'Стерне' на то, чтобы выбраться на проезжую дорогу.
     Дэвид за время путешествия по узким лесным дорогам не произнес ни слова. Последний раз Брон сверился по карте, когда до предполагаемого места назначения оставалось меньше десятка километров.
     Еще раз свернули на лесистую дорогу, укатанную, покрытую мелкой щебенкой. Машину начало трясти. Дэвид пожаловался, что его начинает укачивать и что долго он такую поездку не выдержит.
     
     Гостиница открылась сразу, после очередного поворота дороги. Дом стоял на возвышенности, причем было видно, что, обратная сторона дома нависает над скальным обрывом, вертикально обрывающимся вниз, на многие сотни метров Гостиница представилась очень странным сооружением. Скорее это был замок. Остроконечные башенки, стоящие по углам сооружения, дополняли картину. Листы меди, покрывавшие крыши башенок, позеленели от невзгод и времени.
     Брон знал, что первые впечатления от гостиницы противоречивы. С одной стороны, присутствует мрачность и угрюмость прошлых времен, с другой стороны, крепкие стены и сложный рельеф обещали защиту и спокойный отдых.
     'Стерна' подкатилась к мосту, перекинутому через стремительную горную речушку, с шумом скатывающуюся со стороны далекого ледника. Вода была прозрачной. Красные отложения растворенного в воде железа покрывали все камни и густую донную растительность. Стремительное течение колыхало длинные нити водорослей и они постоянно свивались и распрямлялись.
     Брон повернулся к Дэвиду - 'Замечательная гостиница. Повар здесь замечательный. Мы проехали перепелиную ферму. Каждое утро здесь можно получить прекрасные блюда из перепелов и перепелиные яйца. Говорят, они целебные'.
     Упоминание о блюдах из перепелов вызвало у Дэвида гримасу неопределённого отрицательного отношения к повару, который занимается приготовлением блюд из перепелов.
     Сразу за мостом начиналась аллея старых горных сосен, каждая в два обхвата. Аллея вывела к фасаду гостиницы. Вблизи она смотрелась еще более внушительно. Первый и второй этажи были явно нежилыми. Узкие окошки защищены массивными решетками. Ворота представляли собой художественное металлическое изделие и весили не менее двух тонн. Легкий шорох отлаженных механизмов сопровождал их открытие. Ворота открылись ровно на столько, чтобы могла проехать 'Стерна'. Брон медленно вкатил машину в нишу с полукруглым сводом. Въездные ворота с тихим шорохом закрылись. Впереди были еще одни ворота, точно такой конструкции.
     Брон остановил машину. Ждать пришлось недолго. Из боковой двери медленно вышла пожилая дама, одетая в светлый плащ. Длинная юбка закрывала её ноги до самой земли. Приветливое лицо и мягкая походка располагали к общению и вселяли доверие.
     - 'Я хозяйка гостиницы. Вы хотите остановиться у нас?'.
     Получив утвердительный ответ, она продолжила.
     - 'Некоторые меры предосторожности связаны с тем, что многие заезжают сюда только для того, чтобы перекусить. В этом случае мы просим оставлять машины перед фасадом. Наши постоянные гости имеют право на спокойный отдых в стенах нашего дома'. Взмахом руки она скомандовала поднять вторые ворота и Брон, осторожно продвинув машину, миновал въездную часть сооружения.
     Двор гостиницы представлял собой замкнутую со всех сторон площадку, выложенную ровными, отполированными гранитными плитами. Третий, четвертый и пятый этажи имели обширные лоджии, на которых буйно росли декоративные цветы.
     Брон показал рукой вверх. Только сейчас Дэвид заметил сетку, сплетенную из тонкого стального троса. Сетка была натянута над площадкой двора, как препятствие для посадки вертолётов.
     - 'Настоящий замок' - Брон уловил в голосе Дэвида нотку уважения и восхищения. Действительно, гостиница внушала доверие и уверенность, что здесь можно хорошо отдохнуть, не заботясь о завтрашнем дне.
     
     Брон
     
     Брон поставил на пол два тяжелых чемодана, которые извлек из багажника 'Стерны' и не торопясь, осмотрел большую комнату. Глаза перебегали с предмета на предмет, сознание регистрировало и оценивало убранство комнаты.
     Многое в комнате было необычным. Тяжелые двери, обитые снаружи и изнутри толстыми полосами кованого железа, внушали то чувство защищенности, которое так необходимо для крепкого и длительного сна. Маленькое окно было забрано толстыми металлическими прутьями и тоже смотрелось внушительно. Стол, кровать и два кресла из серого, потрескавшегося дерева, дополняли общую картину комнаты старинного замка.
     Дверь в ванную комнату поддалась только после третьего толчка плечом. К своему удивлению, Брон увидел блистающее голубоватым кафелем, чистое помещение, с большой ванной и всем другим оборудованием, необходимым цивилизованному человеку в его повседневной жизни.
     Пока Брон осматривал выделенное ему помещение, опрятно одетый служащий вкатил столик, заставленный тарелочками, кастрюльками и горшочками. Обращаясь к Брону, служащий голосом, мелодичным и внушающим то уважение к слугам, которые всем своим поведением демонстрируют важность выполняемого им поручения, произнес
     - 'Хозяйка передает, что ужин в семь. Просила не опаздывать. А пока направила вам некоторое количество блюд, что позволит подкрепиться с дороги и дотянуть до ужина. Для ужина необходимо быть одетым по высоким меркам официального приема. За столом будут очень значимые лица. Одежда в шкафу'.
     С этими словами служащий подошел к покрытой трещинами боковой стене и потянул за шнур, свисавший с потолка. Стена отъехала, открыв проем в соседнюю комнату. Ровный ряд висящих костюмов говорил о том, что к посетителям в этом заведении относятся серьезно и забота о них является делом чести здешнего персонала
     - 'Все костюмы из магазина. Ели решите использовать какой - либо для повседневной работы, дайте знать. Его стоимость впишем в общий счет за проживание. Телефон в столе'.
     Далее последовало ловкое движение по поверхности стола, вслед за которым возник телефонный аппарат вычурно - старинной конструкции.
     
     Справка:
      'Брон пришел на фирму сразу после окончания университета. Работа по тематике фирмы была понятна ему и приносила удовольствие. Он был молод и мыслительный аппарат, полученный в наследство от отца с матерью, развивал завидную интеллектуальную мощность, выдавая результаты постоянно и безотказно. Ему нравилось, в тиши рабочей комнаты, прикрыв глаза рукой, прогонять варианты решений и это походило на полёты наяву. Его 'Я' представлялось ему большим решающим устройством, для которого нужно просто сформулировать представление проблемы. Затем как - бы отойти в сторону от самого себя, погрузившись в полудремотное состояние, когда тело начинало быть невесомым, расширяться и заполнять всю комнату. По телу пробегала приятно - тянущая волна вибрации. Брон иногда чувствовал, как суставы ног издавали неповторимый, тонкий звон колеблющейся живой плоти. Потом распахивалось видение. Оно распахивалось всегда внезапно и Брон, а он точно знал, что это он - Брон, оказывался перед кем - то или чем - то, что всегда было готово к беседе с ним. Брон чувствовал себя слабым и незащищенным. Смесь страха и упорства заставляли смотреть вперед, на это Нечто, колеблющееся и неопределённое, умное и жестокое. Были случаи, когда он пугался так, что Нечто само брало на себя инициатив, и поток мыслей вливался в сознание Брона. Поток содержал ответы на его вопросы и ответы эти были четкими и однозначными. Он не мог опровергнуть или не принять этот поток. Поток приходил извне, как команды, единственно определённые и не подлежащие каким либо негативным сомнениям. Самое удивительное, что эти команды были верны и действия, совершаемые Броном, всегда давали положительный результат. За это Брона ценили, ненавидели и уважали. Он был ИЗБРАННЫМ.
     Это слово прозвучало для него много лет назад и никогда им не произносилось вслух. Это слово было его тайной. Тайна имела началом случай, отпечатавшийся в сознании навсегда. Ему было шесть лет. Вместе с родителями он отдыхал в сельской местности. Свежий воздух, живописная природа, чистая, нетронутая производственными отходами река - всё располагало к отдыху. Обычные детские шалости полностью владели тогда его мыслями, и он целые дни проводил в теплой, прозрачной воде протекающей там реки. Вода притягивала и порождала образы и мысли своим непрерывным движением, игрой света и теней. Проплывающие рыбы казались ему неведомыми существами, живущими в другом мире, закрытом и недоступном для него. Он мог часами неподвижно стоять в воде, рассматривая изгибы струй и движения подводных водорослей. Сейчас он не помнит, что привело его на то место. Он нагнулся и долго шарил рукой по песчаному дну. Пальцы нащупали какой - то предмет и он вытащил его. Тяжелый камень был необычен по форме. Взгляд различал детали, и маленькому Брону пришлось напрячь внимание, чтобы сформировать из света и теней единый образ. Вода капала с камня, он мокро блестел на солнце и блики лучей слепили глаза. Потом прорисовалось лицо, морщинистое и приветливое. Лицо, обрамленное бородой. Каменное изваяние детально передала выражение глаз. Они выражали просьбу, и в них чувствовалась невысказанная боль былых потерь. Удивление маленького Брона сменилось страхом. На него смотрело изображение лица, умного и значимого в своей первозданной простоте рубленых форм, губы, чуть приоткрытые, готовы были произнести слово. Именно тогда Брон почувствовал, в первый раза, ту дрожь его тела, которая стала постоянным предвестником его странствий по пространству смысла. Тогда это было настолько всепоглощающим ощущением, что камень с изображением, казалось, ожил и тихий, размеренный голос произнес - 'Ты избранный'.
     Страх пронзил его. Страх от осознания того, что он держит в руке каменное изображение бородатого лица, над лбом которого торчали два рогоподобных отростка. В страхе он отбросил каменное изваяние от себя и закричал. Крик был наполнен непониманием произошедшего, прозвучал пронзительно, и потом многократно повторялся в его голове каждый раз, когда волна воспоминаний накатывалась на него.
     Потом начались сложности. Многое было очень неоднозначным. Воспоминания детства, непонятным образом переплетались с его настоящей жизнью и это переплетение было пугающим в своём стремительном развитии. Несколько раз Брон ловил себя на том, что он теряет нить времени и раздвоенное сознание с трудом отслеживало текущее время, стремясь уйти в прошлое. В нем крепло убеждение в необходимости общения с ТЕМ, который, с тех далеких лет, появлялся в нем иногда внезапно. Брон чувствовал наступление этих моментов и всё тело напрягалось в ожидании тягучей волны внезапной дрожи, которая охватывала его с ног до головы. Дрожь проходила волнами по всем закоулкам его тела, начиналась в районе спины и расходилась по коже, достигая затылка и кончиков пальцев ног. В такие минуты Брон плохо контролировал себя. Сознание входило в состояние, в котором внутренние образы перемешивались с картинами внешнего мира и окружающей действительности. Образы извне продолжали свое движение внутри его сознания, причудливо преломляясь в логике взаимных связей. Причинно - следственные связи сопровождали эти образы вплоть до их трансформации в то, что можно назвать посланиями всевидящего и всезнающего начала. Много раз, в детстве, он ощущал себя внутри кого - то, кто знал всё и самое главное, умел воплотить эти знания в цепочку действий, целеустремленных и последовательных. В эти минуты Брон ощущал свое тело как большое и тяжелое. Тяжесть была главной силой, против которой восставало сознание ТОГО. Тяжесть и давление. Инфракрасное зрение давало объёмную картину окружающего. Рецепторные поля, чувствительные к появлению всего, что могло войти в зону видимости, расширяли контролируемое пространство вверх, вниз, вправо, влево на сотни километров вокруг. ТОТ знал все. Когда и как возникла жизнь. Когда человек получил разум. Разум, как плата за то, что он потерял возможность жить в теплых глубинах, сжатых до сотен атмосфер, где вода, нагретая до сотен градусов, продолжала оставаться водой, питая и давая жизнь ТОМУ и миллиардам окружающих его живых существ.
      Часто Брон задумывался над своими увиденными картинками. Трудность заключалась в том, что он не знал, как интерпретировать эти картинки. Судьба вручила ему дар, позволявший жить ему с пониманием своей значимости и в определённой степени, с чувством превосходства над другими людьми. Чувство превосходства было, но не было пренебрежения к людям, окружающим его. Люди были необходимы ему для его существования. Незримые нити связывали его с теми, кто жил рядом, трудился, радовался и печалился, любил и страдал, повседневным трудом добывая себе средства к существованию. Если Брон долго оставался один, то начинал чувствовать себя одиноко, потом чувство одиночества переходило в страх. Страх, который заставлял его искать собеседников, совершать действия, направленные на привлечение внимания и всё это только с одной целью - чтобы можно было иметь возможность общаться с людьми. Страх, очень близкий к ощущению голода, как следствие того, что тело начинало терять энергию. Необходимо было восполнить её запасы в теле. Недостаток энергии побуждал к общению и к поиску собеседников. Бывали случаи, когда общения не хватало, и он был вынужден, нарушая этикет и течение беседы, прикасаться к собеседнику. Возникали конфликты и непонимания. Но он был благодарен всем, с кем мог общаться. Он их всех любил, и эта любовь была всеобъемлющей и всепоглощающей. Это была любовь отца к несмышленым и обожаемым детям.
     Голод общения преследовал Брона всегда. В основе этого голода лежало стремление понять, что значит быть избранным? Брон проводил над собой эксперименты, колол свои руки булавками или прикасался раскаленными предметами. Ссадины и шрамы служили напоминанием ему о том, что он чувствует и страдает, подобно каждому, кто ходит по Земле. Еще было желание получить ответ на вопрос - в чем заключается его предназначение, как избранного? Желание, которое стало следствием двух слов, услышанных им в далеком детстве. Стремление понять и желание получить ответ - эти два чувства двигали развитие его сознание вперед, и Брон четко зафиксировал основные ступени этого развития.
     Первой ступенью стало восприятие изменчивости мира. Время жизни проходило через него чередой событий и явлений, которые окутывались в его мозгу причудливой мозаикой причинно - следственных связей. Эти связи давали новое понимание окружающего мира. Понимание предназначения каждого человека, встреченного на улице или дома.
     В юности, в период студенчества, он мог сутками наблюдать уличную суету, общение людей, движение техники. Порой он забывал о еде и с ним случались голодные обмороки. Голод приводил его к людям, они кормили его, заботились о нем. Он рассказывал. Для слушателей, то, о чем говорил Брон, звучало странно. Некоторым его рассказы нравились. Они называли его рассказы сказками. Он же рассказывал то, что разворачивалось перед его затуманенным взором, те картинки и действия, наличие которых он просто озвучивал. Это был сон наяву. Люди и животные смешивались в его сказках в единое и слабо различимое. Слушатели узнавали в этих сказках реальные события и задавали вопросы. Вопросы отражали желание слушателей увидеть будущее. Он отвечал исходя из своих внутренних течений мысли. Сказанное им часто сбывалось. Людская молва закрепила за ним славу провидца. Друзья записывали его сказки, и они расходились в виде записей на дисках или бумаге. Сказки обогатили творческий мир кинематографии идеями и задумками и стали основой нескольких кинокартин. У него появились ощутимые средства, которые позволили ему не отвлекаться на решение проблемы добывания хлеба насущного.
     Переплетение его видений с реальным миром Брон осознал однажды, когда в содержании очередной сказки присутствовали его хорошие знакомые, друзья и они оказались, по ходу повествования, вовлеченными в дела и события, которые могли иметь место только в будущем. Образы этих людей претерпевали различные изменения, связанные с работой или личным благосостоянием. Это захватило внимание слушателей и увело их вслед за Броном. Когда, закончив свой рассказ, Брон вернулся в мир действительности, он увидел незрячие глаза его слушателей. Они продолжали жить в призрачном сказочном мире, героями которого были они сами. Такое состояние его друзей продолжалось в течение десяти минут. Потом они очнулись, и в их глазах был страх. Благодаря Брону, они увидели свое будущее, но в будущем жизнь их была также сложна и запутана, как и в настоящем. Каждый увидел путь, по которому должен пройти, но не получил ответа, что нужно изменить, чтобы этот путь был другим. С помощью Брона они продолжили день сегодняшний в день завтрашний. Но там был только результат.
     Предсказатель - новое качественное определение, которое общественное мнение закрепило за Броном.
     Учеба в университете далась ему легко. Тогда появилась Зарена. Они нашли друг друга. Они были нужны друг другу, и их связывала та нить взаимопонимания и непротиворечивости, которая возможна только на уровнях общения, более высоких, чем слова и фразы. Ей он рассказал о своих детских приключениях. Зарена проявила полное понимание, и это понимание было большой поддержкой для Брона.
     Появление Зарены стало для Брона второй ступенью в его желании получить ответ на вопрос - в чем заключается его предназначение, как избранного? Появление Зарены перевело его на ступень, которою Брон про себя обозначил как прозрение.
     По мере собственного взросления он начал воспринимать знаки. Сознание стало выделять из потока событий отдельные детали, которые стали приобретать значимость узловых моментов в цепочках жизненных ситуаций.
     С появлением Зарены к нему стал приходить собеседник. Это был обобщенный образ, не имеющий лица и плоти. Сознание Брона формировало его и делало осязаемым в утренние часы, когда он, в полусонном состоянии, пребывал в призрачном мире грез и сновидений, ощущая всем телом поток свежести и будущности, которые исходили от тела Зарены. Этот поток тепла и энергии и был основой для формирования образа собеседника.
     Собеседник говорил грамматически правильно. Брон мог задавать вопросы и получать на них ответы. Но он так и не увидел лица говорившего. Разговор походил на проповеди и наставления мудрого и терпеливого человека, много знающего и доброго. Добро и зло, страх и радость, стремление к величию и величие само понимания - темы бесед были разные и неожиданные. Так продолжалось много месяцев подряд. Содержание бесед преломлялось в деталях и событиях повседневной жизни, давая новую пищу для размышлений, заставляя внимательно вглядываться в события и искать в них внутренний смысл. Темы утренних бесед помогли Брону интерпретировать течение жизни, он стал улавливать в цепочках причин и результатов ту смысловую наполненность, которая присутствовала в его утренних беседах. Появилась новизна в восприятии окружающей действительности. Многое начало смотреться по-другому. Обстановка его жилища, предметы и звуки теряли индивидуальность и разобщенность. Теперь всё это звучало как одна фраза. Время стало непостоянным и зависело от того, сколько его требовалось на формирование фразы. Фраза могла формироваться несколько дней, а могла возникнуть сразу. В последнем случае фраза приобретала значимость Знака.
     Прозрение сопровождало его всю студенческую жизнь. Каждый день приносил новое понимание происходящего вокруг. События порождали фразы, которые, в свою очередь, повествовали об изменчивости текущей жизни. Знаки определяли невидимые, резкие перемены в этом течении. Знаки были многообразны, и требовалось определённое умение выделять их. Для себя Брон определил грамматику, которая лежала в основе формирования фраз и расшифровки знаков. Время и сущности, количества и качества отсутствовали в этой грамматике. Отсутствовали мужские и женские начала, столь привычные для человеческого сознания. Основу грамматики составляли причинно - следственные цепочки событий. Именно в этих цепочках было запаковано свое, внутреннее время. События, как вспышки света, высвечивали начало или завершение этих цепочек, давая начало изменениям, происходящим во внешнем мире. Чувствительной плотью, воспринимающие изменения через события, были человеческие тела их судьбы их жизнь. Люди, как губки впитывали в себя события и явления окружающего мира, порождая, через взаимоотношения, объёмные пространственные конструкции из своих жизней и судеб.
     Понимание значимости людей в этой жизни стало для Брона лучом, который высветил направление движения его сознания. Зарена была единственным человеком, который мог ему помочь.
     Грамматика внутреннего языка Брона требовала постоянного уточнения входящих в него составляющих. События и знаки, как значимые единицы этого языка, представлялись ему звеньями цепочек, начало которых терялось в сумраке прошлого времени, а завершение - в зыбкой неопределённости будущего. Каждое звено обладало способностью давать боковые отростки побочных эффектов. Эти отростки размывали четкую картину причинно - следственных связей. Умение отделять основные звенья в цепи событий от порожденных артефактов приходило медленно и требовало постоянного напряжения мыслей и внимания.
     Умение пришло вместе с формированием понятия предельного перехода. Предельным переходом в сознании Брона стала та максимальная величина терпимости организационного уровня людей к происходящим событиям и явлениям. Пороговое значение этой терпимости и определяло черту, за которой очередное, на первый взгляд, незначительное событие становилось знаком. Знаком, который имел вес зародыша для следующего уровня развития событий.
     После появления зародыша сознание Брона выделило три стадии развития через явления и отношения между людьми и эти явления и отношения создавали структуру.
     На первой стадии Знак предыдущего уровня разворачивался в цепочку возможных проявлений деятельности людей в том направлении, которое определил знак. Потом, наиболее приемлемые варианты овеществлялись в виде конкретных результатов человеческой деятельности.
     На второй стадии появлялась масса - материализованная, овеществленная, плоская конструкция из людей, результатов их труда, межчеловеческих отношений и судеб. Конструкция вмещала в себя формы однотипных единиц из людей и технических изделий, несущих в себе весовой коэффициенты одного и того же качества, как листья на дереве.
     На третьей стадии должна была возникнуть структура - как объединяющая субстанция, внутри которой люди, в единении и гармонии высоких нравственных начал могли бы создать общество с непротиворечивыми отношениями. В понятие непротиворечивости Брон вкладывал отношение к себе подобным и отношение к собственной планете, на которой жили люди. Результатом должно было стать дерево, так понимал Брон. Много раз он, в рамках своей грамматики, отслеживал развитие событий от Знака до конечного результата, каковым, в иносказательном плане, должно было стать дерево, и столько же раз ему не удавалось увидеть конечного результата. На стадии листьев люди погружались в пучину межличностных отношений, где брали верх агрессивность, жадность и отсутствие понимания необходимости конечного результата. Листья осыпались, конструкции разваливались, погребая под своими обломками людей и их жизни. Не было конечного дерева, появление которого могло продвинуть сознание всех людей на новый уровень, создав объединяющие отношения и сформировав новые цели жизни и пребывания на планете по имени Земля.
     Брон начинал понимать, что люди, его окружавшие, в целом находятся в опасности и опасность исходит из той повседневности отношений, день за днём сопутствующей обычным житейским и производственным делам. 'Тупиковость бытия' - так для себя определил эту опасность Брон. Каждый из живущих с ним рядом и он сам были участниками многократно повторяющегося спектакля с резко ограниченными верхними уровнями развития. Как только возникала перспектива создания общественно - значимого сооружения, которое позволило бы понять смысл существования людей и получить видение того, что лежит за горизонтом, срабатывал опробованный механизм развала общественных конструкций, для чего использовались в полной мере честолюбие, агрессивность и склонность людей действовать по упрощенным схемам отношений, самой распространенной из которых были отношения типа 'хозяин - раб'.
     Первое время Брон пытался воздействовать на ситуации, в тех случаях, когда события отслеживались им с самого начала. Сразу возникли сложности. Советы, прогнозы, его умение видеть будущее, всегда затрагивали интересы сильных мира сего и он вынужден был отходить в тень, с горечью наблюдая очередную неудачную попытку людей достичь запредельных возможностей их коллективных конструкций.
     Это было завершение развития его прозрения. Достигнутый уровень понимания мира людей наложил глубокий отпечаток на его психику. Зарена была единственным человеком, понимающим его. Брон был вынужден, на работе, перейти в отдел внешнего анализа, где его ценили за качества, которые позволяли ему находить нужных людей, обладающих нужными сведениями. Брон научился эксплуатировать честолюбие, агрессивность, жажду денег и власти.
     Время шло, его избранность стала казаться ему игрой детского воображения. Выработанная внутренняя грамматика понимания мира с элементами предвидения позволяли ему выполнять работу успешно. Для него самого вопрос о его предназначении так и остался без ответа. Натренированный мозг продолжал просеивать изменчивые картинки мира людей и выделять постоянные составляющие повторяющихся человеческих конструкций. Более того, помимо его желаний, начала прорисовываться та запредельная конструкция, которая могла бы дать возможность решить многие проблемы и позволила бы преодолеть тупиковость. Текущее состояние своего интеллекта он считал устойчивым, а жизнь прекрасной'.
     
     Выпроводив внимательного служащего за дверь, Брон присел на ближайшее кресло, ответившее на тяжесть его тела тихим потрескиванием. Откинувшись на высокую, резную спинку, еще раз прошелся взглядом по доспехам, мечам и прочему колюще - режущему снаряжению, позволявшему прежним, давно покинувшим этот мир, владельцам замка утверждать себя среди себе подобных. Закопчённые, покрытые черным налетом сажи, кирпичи камина, в изменчивых отблесках горящих дров, создавали пляшущие образы неведомых созданий. Сухие дрова потрескивали от охватившего их пламени, и издаваемый ими запах свежей хвои постепенно наполнял комнату.
     Каминная полка привлекла внимание Брона. Тяжелые, угловатые статуэтки заполняли всю её целиком. В центре стояла фигурка, заставившая Брона напрячься. Встав на ноги и слегка качнувшись от долгого сидения, проделал несколько шагов, отделявших его от каминной полки.
     Фигурка женщины несла запакованные в ней изящество и ту неопределённость, которая всегда присутствует в произведениях талантливых мастеров. Десятисантиметровая статуэтка окатила Брона волной энергии, исходившей от нее. Камень хранил заряд художника, заложившего в него символ знака. Брон почувствовал волны страха и ужаса, подобные тем, которые он испытал в далеком детстве на далекой, прозрачной реке. Руки протянулись и прикоснулись к маленькому предмету. Внимательный взгляд глаз был устремлен на него и снова тихий голос внятно произнес внутри него - 'Ты избранный, ты должен сделать это!'
     Брон криком попытался заглушить этот голос, точно так, как это было в далеком детстве. Руки дрожали, он плохо чувствовал ступни своих ног. Отпрянув, он отступил на один шаг. Но только на один шаг. Вслед за страхом пришла другая волна. Волна радостного ощущения обладания вещью, которую он очень долго искал. Брон внимательно всмотрелся в предмет. Маленькая фигурка была выполнена из нефрита и изображала женщину, одетую в странную, ниспадающую одежду. В руках женщина держала сосуд, на шее - ожерелье, прическу скрывал округлый головной убор, напоминающий шлем. К шлему, сзади, прикреплен квадратный предмет. То, что предмет прикреплен, было видно из - за наличия прорисованного скульптором плоского ремня, посредством которого предмет крепился к головному убору.
     Брон протянул руку и ладонью ощутил тепло исходившее от фигурки. Тепло упругое, отталкивающее.
     Сознание Брона выдало единственную мысль, которая показалась ему естественной и своевременной - он, Брон, участвует в событиях, которые должны раскрыть его предназначение. Успокоенность и смиренность пришли вслед за этой мыслью. Брон отошел от каминной полки и, не теряя маленькую фигурку из вида, вновь опустился в кресло.
     
     
     
     Разговор в гостинице
     
     Брон осторожно постучал в дверь с номеров 2002. Голос Дэвида произнес
     - 'Входите'.
     Брон толкнул дверь и переступил порог. Разбросанные в беспорядке вещи говорили о том, что Дэвид был чем - то озабочен и эта озабоченность проявилась в поисках предмета, в свое время не оказавшегося на нужном месте. Поймав взгляд Брона, Дэвид произнес - 'Моя записная книжка запропастилась. В ней все телефоны и пароли, которые мне дал Георгий. Без записной книжки я не смогу связаться с Диспетчерской, чтобы сообщить о себе'.
     Произнося слова, Дэвид продолжал обследовать свой пиджак и карманы своих брюк. Записная книжка среди предметов, оказавшихся на полу, тоже не просматривалась. Брон изобразил на лице комбинацию изгибов бровей и морщинок, свидетельствующих о том, что он, Брон, разделяет беспокойство Дэвида относительно местонахождения записной книжки. Внезапно Дэвид прекратил поиски и сел на стул. Широким жестом он пригласил Брона сделать тоже самое. Лицо его прибрело выражение бесшабашности, которое было присущи ему в далекие студенческие годы.
     - 'Ты не можешь поверить. Я искал книжку и всё время думал - как будет хорошо, если я её не найду. Сейчас я для себя решил, что книжка утеряна. События вышли из под контроля в том плане, что события идут сами по себе, а я живу сам по себе. Может быть, это к лучшему. Идем, перекусим, отдохнем, а чтобы было чем заняться, я позвоню Доли и вызову её сюда'.
     Сердце Брона екнуло и учащенно забилось. Видимо, тень тревоги отразилась на его лице, потому что Дэвид внимательно посмотрел на него.
     - 'Тебе это имя о чем-то говорит?'
     Сознание Брона стремительно проигрывало ситуацию. Слишком много совпадений. Если Доли, которую имеет в виду Дэвид, это та Доли, которой он сегодня утром передал чемодан, набитый купюрами, то это уже катастрофа. Нужно выходить из игры. Дэвид не так прост, как это представлял для себя Брон. Весь вопрос заключался в том, когда нужно будет исчезнут. Опять тянущее чувство охотника захлестнуло его и Брон, улыбнувшись, произнес - 'Просто я подумал, что неплохо будет дополнить нашу мужскую компанию, как услышал это предложение от тебя. Я, откровенно говоря, подумал, что ты читаешь мои мысли'.
     Дэвид в ответ коротко хохотнул и произнес - 'Ты помнишь Софи?'
     Брон утвердительно кивнул. Софи была его студенческим увлечением. Девушка была с небольшими странностями и эти странности заключались в том, что в её сознании он и Дэвид были одним и тем же лицом. Дэвид относился к этим причудам терпимо и всегда говорил, что Создатель, сотворив женщину, вложил в её голову ровно столько ума, сколько необходимо для того, чтобы определить, когда и куда удалиться с очередным приятелем и ни на грамм больше. Попытки Брона привязать Софи к себе наталкивались на возражения, заключающиеся в том, что он, Брон, слишком консервативен и слишком серьезно относится к жизни.
     - 'Так вот теперь она жена моего босса'.
     - 'А кто твой босс?'.
     Дэвид с удивлением посмотрел на Брона
     - 'Извини, я не представился. Я теперь работаю на ИБТ, руковожу лабораторией'.
     Брон опять испытал нехорошее чувство, аналогичное тому, как если бы он в темноте споткнулся и ощутил впереди пустоту. ИБТ была той кампанией, против которой действовал отдел внешнего анализа и он, Брон. Всё начинало выстраиваться в логичную цепочку событий, направленных против него, Брона. И опять чувство охотника заставило его проявить сдержанность и продолжить разговор. Брон успокоил себя тем, что пока раскрывается только Дэвид. Многое ясно. Ясно, что цепь событий, приведших его сюда, была тщательно спланирована. Брон отчетливо понимал высокую степень проработки этого плана. Успокаивало то, что за всё время, пока он с Дэвидом, все инициативные предложения поступали только от Брона. Это было маленькой гарантией того, что события находились под его контролем. Но если это спланированная последовательность, то можно было удивляться тому, как много знали о нем те, кто выстроил всю цепочку.
     Дэвид взглянул на Брона - 'В последнее время у меня возникли проблемы со зрением. Наш врач прописал мне небольшое путешествие, чтобы отвлечься от текущих проблем. Он утверждал, что этого будет достаточно, чтобы у меня восстановился здоровый, крепкий сон и перестало вечером рябить в глазах'.
     Брон понимающе кивнул головой.
     Дэвид продолжил - 'Поэтому я свободен в течение двух недель и могу быть, где хочу и с кем хочу. Всё остальное меня не касается. Так что, я страшно рад, что встретил тебя. Я надеюсь, что ты останешься здесь, и мы прекрасно проведем время. Я приглашу Доли, она пригласит одну из своих подруг и время пролетит незаметно! А может быть пригласить Софи?'
     Дэвид внимательно посмотрел на Брона.
     - 'Ты знаешь, она мало изменилась за прошедшие годы. Взгляды на жизнь остались прежние. Но тебе сейчас это безразлично, а характер у неё заводной, да и способностей устраивать вечеринки и развлекать друзей у неё не убавилось. Босс от неё без ума и прощает ей все её шалости'.
     Пока Дэвид говорил, а Брон утвердительно кивал после каждой значительной фразы, полученной от Дэвида, его сознание уже подготовило вариант решения - ему необходимо продолжить линию поведения, вытекающую из уже озвученной легенды о скромном коммерсанте, который вынужден ногами и руками добывать средства для своего существования. Эта линия поведения давала ему большую степень свободы в действиях и вопросах при общении с Дэвидом.
     Воспользовавшись паузой Дэвида, он выдал вопрос, который он должен был выдать, следуя уже намеченной линии поведения
     - 'Так кто же твой босс?'
     Дэвид понимающе кивнул головой.
     - 'Большой денежный мешок. Умеет делать деньги и самое главное, умеет их прибыльно вложить. За его спиной я чувствую себя спокойно и уверенно. Сам он родом с Восточного континента. Очень опытный в делах и очень бодрый. Любит поплавать в бассейне, посидеть с друзьями за столом. Хобби - собирает разные безделушки имеющие отношение к космическим первопроходцам. Софи прекрасно вписалась в его образ жизни и порою складывается впечатление, что они удачно дополняют друг друга. У них то, что можно назвать удачным брачным союзом'.
     Брон понимающе кивнул головой. Сознание отметило, что Дэвид, может быть сам того не желая, второй раз заговорил о Софи. Видимо, здесь не всё так просто. Брон помнил способность Софи обволакивать мужское сознание мягкой пеленой влюбленности. Она была прирожденной актрисой и сценарии, которые она проигрывала по отношению к очередному поклоннику, рождались в её изящной головке буквально на ходу и она воплощала их в жизнь блестяще. Мало кто мог устоять против её натиска и устремлений. Постоянная смена партнеров доставляла ей удовольствие, а чувство свободы она ценила больше всего. Похоже, что Дэвид был одним из её постоянных поклонников. Но лично его, Брона, эта дама в настоящий момент не интересовала. Нужно было, чтобы Дэвид более подробно рассказал о своей работе.
     
     Дэвид.
     
     Справка:
     'Дэвид вырос, как специалист, за время работы на ИБТ. Фирма выпускала высокотехнологичное устройство именуемое 'Гегель-1'. Изделие представляло собой реализацию последних теоретических разработок в области нейроподобных структур. 'Гегель-1' пользовался спросом и применялся в сложных технологических процессах химического производства, где мог управлять в реальном времени быстротекущими процессами, учитывая до пятисот изменяющихся параметров.
     Фирма устойчиво удерживала тридцать процентов мирового рынка аналогичных изделий. Конкурентная борьба была напряженной, и это требовало выпуска всё более совершенных устройств.
     Дэвид был включен в команду, которая проводила техническое обслуживание устройств. Он должен был контролировать устойчивость работы устройства, а также, вместе с другими специалистами, проводить подготовительную работу с устройством при установке и запуске у нового покупателя.
     'Гегель-1' был выполнен как многослойная схема нейроподобных элементов с подстраиваемыми коэффициентами обратных связей, и свойств самих элементов и устойчивость работы определялась тем, как быстро 'Гегель-1' забывал те параметры настройки, которые длительное время не использовались в процессе эксплуатации. Параметры настройки закладывались в устройство при запуске в конкретных условиях. Требовались три - четыре цикла обучения, чтобы 'Гегель-1' мог, с вероятностью 0.99 опознать требуемые уровни и комбинации входных сигналов и выдать адекватные внешним условиям решения. Массовое производство устройств породило проблему быстрой настройки на условия, в которых ему предстояло работать. На фоне этого была выявлена склонность ''Гегеля - 1'' забывать те комбинации настройки, которые длительное время отсутствовали в ситуациях внешней среды. В целом, это стало проблемой, для решения которой фирме пришлось потратить большие средства. Для профилактического обслуживания, последующей подстройки и дообучения 'Гегеля - 1' потребовалось хранить карту его слоев для каждого проданного и введенного в эксплуатацию устройства.
     Руководство фирмы пыталось перевалить вину за дрейф параметров уже обученных устройств на производителей микрочипов. Те доказали, что параметры микрочипов имеют высшие показатели качества.
     Решение проблемы приняло затяжной характер. Реально мыслящее техническое руководство фирмы, на фоне периодических тяжб и разбирательств, приняло решение рассматривать это явление, как природный феномен, подлежащий включению в число производственных проблем, которые следует учитывать на всех этапах жизненного цикла 'Гегеля - 1'.
     Дэвид решил эту проблему.
     Вариант решения возник после трёх лет работы на фирме. Помогла присущая Дэвиду склонность бережно хранить старые записи и наблюдения. После трёх лет накопился обширный материал, который содержал данные по всем устройствам, с которыми пришлось иметь дело Дэвиду. Когда пришло время чистки информационных емкостей, отведенных Дэвиду, он просмотрел всё им хранимое. Материал был содержательным, и Дэвид внутренне похвалил себя за аккуратность, с которой всё ранее сделанное было зафиксировано и сохранено. Было трудно решить, что следует отправить в архив, а что оставить в виде справочного материала. Поэтому решил просмотреть все. В течение недели Дэвид, запершись в своем кабинете, прошелся по каждому дню своей прошлой производственной жизни. Встречи, события, записи результатов были им просмотрены и проанализированы. Внимание привлекли данные, касающиеся забывания параметров. Данные по всему множеству устройств были почти одинаковые. Кроме одного случая. Единственный результат выпадал из общих показателей забывания и говорил о том, что одно устройство 'Гегель-1' имеет тенденцию, в границах статистических ошибок, помнить все, чему было обучено, в течение столь длительного времени, что на фоне других устройств параметры этого устройства можно было рассматривать как постоянные. Дрейф параметров, практически, отсутствовал.
     Потом Дэвид, в течение года, с интервалом в три месяца, провел дополнительные замеры. Показатели были устойчивые. Только после этого Дэвид решился представить результаты руководству. Последнее, ознакомившись со всем тем, что им было получено от Дэвида, приняло решение изъять этот экземпляр, заменив его однотипным, только что изготовленным. Работа по замене была выполнена и устойчивый экземпляр 'Гегеля - 1' был доставлен на фирму. Установили наблюдение. Но экземпляр, ранее показавший устойчивые показатели, поплыл, и дрейф его параметров был полностью сопоставим с процессом забывания у аналогичных устройств.
     Дэвид сразу выдал предположение, что в основе устойчивости параметров лежат условия эксплуатации. К выяснению условий эксплуатации был подключен отдел внешнего анализа. Своими средствами и методами отделу удалось получить полную схему производства, в котором использовался 'Гегель-1'. После того, как схема, вместе с магнитными лентами, дисками и томами документации легла на стол Дэвида, началась изнурительная работа по переработке горы информационной породы с целью извлечения той крупицы знаний, которая прояснит причину устойчивой работы устройства. Для Дэвида однозначно было ясно, что условие является внешним, по отношению к экземпляру устройства. Сначала были просмотрены результаты замеров электромагнитных полей, выполненных ранее в помещении, где был установлен экземпляр 'Гегеля - 1'. Был смоделирован спектр излучений внешней среды. На фирме, в натуральную величину, была воссоздана обстановка помещения, какую она имела на реальном производстве. Всё в этой комнате повторяло оборудование, присутствующее на реальном производстве - климатическая установка, пожаротушение, коммуникационный шкаф, водоосушка и шкафы электропитания. Поставили излучатели и они повторили все детали присутствующего в окрестностях этого помещения спектра электромагнитных излучений. После проведения этапа испытаний, когда стало ясно, что это не влияет на улучшение качеств изделия, начали детально исследовать другие помещения вокруг 'Гегеля - 1'. В ходе этих исследований дошли до комнаты, которая на всех документах значилась как комната для запасных частей. Из документов следовало, что там размещены стеллажи, на которых находились блоки и запасные части оборудования. Необходимо было уточнить состав запасных частей, а также число и расстановку стеллажей. К работе опять был подключен отдел внешнего анализа. Через неделю перед Дэвидом лежал список всего, что там было с детальной картой местоположения каждого элемента и блока. Дэвид пробежал глазами список, и из списка следовало, что в этой комнате был размещен второй экземпляр устройства 'Гегель-1' используемый в качестве горячего резерва. Точно такой, что был установлен в рабочем помещении. Все внешние сигналы от датчиков и измерительных устройств поступали на оба комплекта одновременно. Простой переключатель обеспечивал перекоммутацию командных сигналов на исполнительные устройства или от основного устройства или от резервного. Оба устройства разделяла тонкая перегородка из сухой штукатурки.
     На фирме была поведена работа по воссозданию обстановки второй комнаты. Разместили элементы и блоки. Установили второй экземпляр 'Гегеля - 1', произвели его подключение точно так, как это было на реальной установке. И чудо произошло. 'Гегель-1' стал демонстрировать устойчивость, которая, по сравнению с одиночным экземпляром, была улучшена в сотню раз.
     Все это было доложено руководству.
     Руководство, после раздумий и взвешивания ЗА и ПРОТИВ выдало команду наложить на все документы и информацию гриф 'Совершенно секретно'. Под рабочие помещения для работ по тематике было отведено стоящее в стороне здание, дополнительно обнесенное защитными сооружениями из бетона и стали. К контролю закрытости была подключена служба охраны. Была проведена соответствующая работа, которая позволяла говорить, что всё произнесенное, написанное и полученное в этом здании не уйдет за порог фирмы. Закрытая тематика получила наименование 'Гегель-2'.
     Специалисты по маркетингу провели исследование рынка и выдали цифры из которых следовало, что если фирма выставит промышленный вариант на продажу через Двенадцать месяцев, можно ожидать прибыль. Цифра возможной прибыли была вдохновляющей и руководство фирмы, без промедления выдало команду на полномасштабное развертывание работ над 'Гегель-2'. Отлаженный механизм внутрифирменных отношений отработал команду четко и без задержек.
     Несмотря на все меры по борьбе с утечкой информации, слухи о развертывании работ просочились во внешний мир, что повлекло за собой активизацию конкурентов. Службы внешнего анализа и охраны работали с полной нагрузкой.
     Дэвид вошел в основную команду разработчиков. Заслуги первооткрывателя эффекта парности позволили ему стать идеологом при создания нового устройства.
     'Гегель-2' было решено сделать как устройство, состоящее из двух полукомплектов, заключенных в один корпус. Возникла проблема миниатюризации. Нужно было выдержать установочные размеры. Они должны быть точно такими, какие имел 'Гегель-1'. К работе были подключены системотехники и специалисты по микрочипам. Внимание конкурентов переключилось именно на эту часть работы. Слухи о будущем изделии множились и приобретали мистическую окраску. Дополнительно, по рекомендации службы внешнего анализа, в конструкции микрочипов были заложены отвлекающие, тупиковые схемотехнические решения. Это должно было затруднить изучение и возможное препарирование 'Гегеля-2' конкурентами.
     
     Рабочие испытания первого экземпляра 'Гегель-2' показали, что имеет место явление, которое сначала было продекларировано, как влияние местности. Эксплуатационные параметры в виде коэффициентов стабильности имели значительный разброс. Нижний показатель коэффициента стабильности имел величину 10, верхний - 100, относительно аналогичных показателей 'Гегеля - 1'. Для промышленного варианта этого было достаточно.
     После того, как 'Гегель-2' пошел в серию, Дэвид вплотную занялся этой проблемой. Нужно было понять, что является причиной, лежащей в основе такого разброса параметров.
     Интеллектуальный опыт, приобретённый в ходе работы над 'Гегель-2' подсказал ему, что он столкнулся с явлением, требующим нового взгляда на совместную работу двух устройств, размещенных близко друг к другу. Пришлось ознакомиться с теорией полевых структур. Использование идей и решений набирающей признание теории позволило сформировать окончательную картину явлений, сопутствующих работе Гегеля-2. Дэвид представил эту картину следующим образом - каждый полукомплект, входящий в 'Гегель-2' имеет свой энергетически характеристический объект (ЭХО), который является полевой структурой и отображает структуру устройства. ЭХО каждого полукомплекта порождает излучения в диапазоне, который соответствует полевым структурам.
     ЭХО каждого полукомплекта погружено в энергетически - частотное поле (ЭЧП) Земли, которое является средой существования для ЭХО.
     ЭЧП Земли смотрится как ряд диапазонов, в которых имеет место эффект энергетической сверхпроводимости. Через один из таких диапазонов происходил обмен энергетическими потоками между ЭХО двух полукомплектов 'Гегеля-2', структуры которых соответствуют, по своим ЭЧП этому диапазону. Два полукомплекта энергетически подпитывали друг друга, совместными усилиям сохраняя постоянство своих структур.
     Каждый локальный участок поверхности Земли, в каждом конкретном месте имеет свое смещение диапазонов и это вносило искажения в обмен энергетическими потоками между ЭХО двух полукомплектов. Нужно было встраивать в 'Гегеля-2' дополнительное оборудования для согласования ЭХО 'Гегеля-2' и ЭЧП Земли в конкретном месте установки и запуска устройства в работу.
     
     Понимание этого помогло Дэвиду решить проблему влияния местности на устойчивость 'Гегеля-2'. Дэвид просчитал динамический диапазон возможных изменений коэффициента стабильности при установке 'Гегеля-2' в местах с широтами 70 градусов на север и 70 градусов на юг. Полученная величина стала отправной точкой для определения способа, посредством которого можно обеспечить настройку 'Гегеля-2' на конкретную местность. Нужно было встроить в корпус дополнительный, построечный блок, который бы синтезировал требуемые структуры. Перерасчет необходимого числа состояний построечного блока на число микрочипов показал, что он будет громоздким. Вариант пришлось отбросить. Построечный блок должен быт компактным и эксплуатабельным.
     Дэвид пошел по второму варианту, который возник после некоторых размышлений. В студенчестве Дэвид увлекался кристаллографией. Тогда он уловил идею, которая заключалась в том, что пространственная решетка, запакованная в кристалл, порождает ЭХО с ярко выраженной резонансной частотой. Причем, кристалл обладает способностью сдвигать резонансные параметры объектов, находящихся рядом, по частотной шкале ЭЧП Земли. В зависимости от кристалла, сдвиг был или в сторону увеличения или в сторону уменьшения частотного диапазона. Таким образом, ЭХО рядом расположенного объекта или получает дополнительную энергию или, наоборот, теряет ее. Всё зависит от того, какой кристалл находится рядом, донор или вампир. Изменение внутренней энергии кристалла за счет его нагрева или охлаждения сдвигает резонансную частоту кристалла и как следствие, изменяет параметры ЭХО рядом расположенных объектов в ту или иную сторону.
     В данной ситуации конструкция устройства блока подстройки лежал на поверхности. Требовалось разместить внутри корпуса регулируемые термостаты с кристаллами внутри, один их которых - донор, второй - вампир.
     Так и было сделано. Каждый экземпляр 'Гегеля-2' получил дополнительную внутреннюю начинку в виде двух компонент, которые и позволили довести эксплуатационные параметры 'Гегеля-2' до максимально - заявленных величин - 99.9 относительно тех, которые имел 'Гегель-1'. Дэвид, по инерции, выдал конструкцию блока для автоматической подстройки устройства под изменяющиеся значения параметров внешней среды. Но реализация потребовала бы пересмотра размещения элементов внутри корпуса устройства, так как туда нужно было бы встроить компоненту контроля и автоматической подстройки. Было решено оставить это для будущего 'Гегель-3'.
     Предложение участвовать в закрытом проекте, имеющем глобальную значимость, Дэвид получил от руководства как поощрение за проделанную работу'.
     
     Ужин
     
     За пять минут до назначенного времени в дверь Брона постучали. Брон распахнул дверь. На пороге стоял Дэвид, одетый в костюм, соответствующий его пониманию требований к одежде для ужина в светском обществе. Сделав шаг в сторону, Брон впустил его в комнату. Дэвид, посвежевший после сна, не торопясь, вошел в комнату, давая себя рассмотреть. Спортивное прошлое и гармоничное сложение придали ему неповторимый аристократичный вид, который вырабатывается образом жизни, целеустремленным, требующим постоянной работы над собой, постоянного внимания к своему поведению, к словам и к тому, как произносятся эти слова. Брон всё это отметил про себя. Сознание его выдало волну восхищения своим приятелем студенческих лет.
     - 'Дэвид! Тебя можно поместить на картинку в учебное пособие по одежде для приглашенных к ужину'.
     Брон очень осторожно построил фразу. Его мозг, отдохнувший, опять начал бесконечную гонку с проявлениями внешнего мира, взвешивая события и картинки на весах целесообразности и причин. По его замыслу, сочетание восхищения одеждой Дэвида с некоторыми вкраплениями чисто мужского цинизма и двусмысленности должны были вернуть Дэвида в то студенческое прошлое, когда многие вопросы по самым тонким моментам решались просто в мимолетных беседах.
     Дэвид в ответ многозначительно хмыкнул, давая понять, что вся тонкость сказанного дошла до него - 'Понимаешь, я очень серьезно отношусь к этой вечеринке, тем более что я помню слова Георгия о том, что в этом замке должна произойти важная встреча, которая повернет ход истории. Сначала я не рассматривал всё это всерьез, пока не произошли события, тебе известные. Проснувшись, я проиграл всё произошедшее и многое увиделось в ином свете'.
     
     Брон решил особо не утруждать себя выбором своего одеяния. Серый шерстяной костюм тонкой работы, туфли рубашка и галстук - это всё оказалось в шкафу и Брон быстро надел всё это на себя. Посмотрев на себя в зеркале, нашел, что трёхдневная щетина на щеках придает его лицу некоторую романтичность.
     Вместе вошли в зал. Было ровно семь. Их встретила Хозяйка, одетая в длинное темно - бардовое платье, строгое, закрытое и тем не менее, подчеркивающее все детали фигуры светской дамы, каковой Хозяйка смотрелась. Улыбнувшись, она переместилась так, что оказалась между Дэвидом и Броном и, взяв их под руки, повела вдоль залы к открытой двери в торцевой стене зала.
     - 'Прошу не удивляться. Многие из присутствующих вам знакомы. Сразу скажу, что было потрачено много сил и средств, чтобы вы все оказались у меня в гостях'.
     Они миновали проем двери, Хозяйка убрала свои руки и улыбнувшись, оставила обоих стоять. Стол был накрыт в стиле а - ля - фуршет, расставленные блюда смотрелись экзотически в полумраке помещения. Потом начали проявляться лица, оживленные, обменивающиеся впечатлениями. Брон увидел женщину, похожую на Зарену. Более того, она жестом пригласила его к себе, и жест этот был единственный и не мог быть выполнен кем - то другим, кроме Зарены. Стоящая рядом вторая женщина тоже приветливо помахала ему рукой, и Брон узнал в этой второй женщине ту саму Доли, с которой он сегодня мило беседовал за поворотом дороги. В голове мелькнула мысль, похожая на обиду, что это был самый примитивный розыгрыш, и всё это стало смотреться несерьезно. Тем не менее, он изобразил удивление на своём лице.
     Дэвид, стоящий рядом, тихо ойкнул, когда из полумрака комнаты к ним двинулись две фигуры, в одной из которых Брон узнал главу своей фирмы, вторым был Бонзи - босс Дэвида. За их спинами просматривались хмурые личности шкафоподобной конструкции, одна из которых была Корнером, а вторая - Георгием. После обмена рукопожатиями босс Дэвида широким жестом хозяина пригласил их присоединиться к их обществу. Зарена придвинулась ближе, и скоро Брон почувствовал мягкое прикосновение её руки.
     Доли, повернувшись к Брону, произнесла - 'Это смотрится сейчас несерьезно, но поверьте, всё гораздо серьезней, чем вы думаете. Вспомните события у бензоколонки. Если бы Георгий проявил минутную слабость и нерешительность, мы могли бы вас сегодня и не дождаться. Это его люди подоспели вовремя на вертолёте, когда неизвестная нам команда выскочила из шмеля. Кто они, выяснить так и не удалось. Они исчезли. Бензоколонка полностью разрушена. Три человека из числа посетителей пострадали. Явно, они искали Дэвида. То, что вы там оказались - это чистая случайность'.
     Стол занимал меньшую часть помещения. Основную часть занимала композиция из мягких диванов и диванчиков, маленьких столиков и просто столов, вокруг которых были расставлены стулья.
     Брон пребывал в том состоянии лёгкой растерянности, которая всегда появлялась при наличии большой неопределённости, возникшей сразу и внезапно. Поэтому он просто остался стоять на том месте, где его застали приветствия. Зарена стояла рядом. Стадель - глава Кондайка подошел и заглядывая Брону в глаза, дружественным тоном произнес
     - 'Бонзи вместе с Доли показали мне всю важность того дела, которое они задумали. Я слышал о Бонзи много, и мне было приятно получить от него предложение о деловом сотрудничестве. Мое участие в этом предприятии полностью определяется тем, что на моей фирме работаете Вы. Я был рад познакомится с Вашей супругой'. При этих словах Стадель галантно прикоснулся к руке Зарены.
     - 'Когда завершится то, что задумал Бонзи, приглашаю Вас в гости. Я и моя жена будем очень рада видеть Вас'.
     Корнер, стоящий на шаг позади Стаделя, подошедши, дружески похлопал Брона по плечу - 'Начальник сказал все, что я должен был тебе сказать. Так что добавить мне нечего. Рад, что вы добрались вовремя'.
     После этих слов тяжелая фигура Корнера легко переместилась к столу и внимание его переключилось на чтение многочисленных этикеток на стеклянной таре, присутствующей на столе.
     Подошел Бонзи. Основное внимание было уделено Дэвиду. Вопросы о здоровье и самочувствии сопровождались комментариями, которые говорили о том, что шеф Дэвида информирован о самых тонких моментах личной и производственной деятельности Дэвида.
     Дэвид невозмутимо выслушивал все комплименты вперемешку с маленькими колкостями. Взгляд его был устремлен на Доли и Брон понял, что между ними существует полное понимание. Георгий, о котором в свое время часто упоминал Дэвид, заслуживал особого внимания. Сухощавый и подтянутый, выше среднего роста, он производил впечатление тренера атлетической команды. Выразительные черты лица, подвижного и одухотворенного только подчеркивали его внутреннюю энергию. Сопровождая Бонзи при его перемещении по залу, он всё время бросал взгляд на настенные часы. Перехватив взгляд Брона, пробормотал - Должен прибыть еще один участник нашей встречи. Беспокоит его задержка. Время сейчас неспокойное. Сообщили, что он желает принять участие в нашем предприятии. Пока его нет.
     Зазвонивший в кармане Георгия телефон переключи его внимание на общение с удаленным собеседником. После короткого телефонного разговора Георгий подошел к Бонзи и по тому, как Бонзи отреагировал на сказанное ему, было видно, что ожидаемый гость или не приедет или запаздывает так, что ждать его не имеет смысла.
     Последующая последовательность действий мало отличалась от событий деловой встречи, подобной многим аналогичным встречам, которые подводят черту под соглашением о сотрудничестве в коммерческой области.
     
     Постановка задачи
     
     Второй день пребывания в замке был определён для оглашения тех идей, которые лежали в основе всего предприятия. Докладчиком была Доли.
     Брон, после завтрака, оделся так, как он одевался обычно в последнее время. Легкий рабочий костюм темно - серого цвета, галстук под цвет костюма и чуть светлая рубашка. Ботинки из прочной кожи, с округлыми, классическими обводами носков дополнили его облик. Пришлось потратить время на выбор галстука. Висящие в шкафу были или слишком кричащие или слишком темные. Пришлось нацепить свой повседневный, который приехал вместе с ним на нем в предыдущий день. Увидев себя целиком в зеркале, Брон нашел, что облик его соответствует деловому настрою текущего дня.
     Доклад Доли проходил в присутствии Георгия, Корнела и руководителей двух фирм. Они сидели в углу комнаты, за отдельным столом и тихо обсуждали свои проблемы. Потом к ним присоединился еще один участник собрания. Это был тот, которого ждали вчера, но он так и не появился. По той внимательности, с которым Георгий и Корнер отследили его перемещение своими взглядами, было ясно, что это очень значимая фигура. Георгий потом намекнул, что их скромное собрание удостоилось внимания второго лица страны. Когда Брон выразил сомнение в том плане, что вторым лицом является премьер - министр, Георгий улыбнулся и с готовностью ответил - Да, Вы совершенно правы.
     Дальнейших уточнений не последовало.
     Брон и Дэвид расположились в центре.
     Доли вошла в комнату спустя пять минут. Стиль деловой женщины был подчеркнут во всех деталях её одежды и поведения. Взглянув на Брона и Дэвида, она произнесла слова приветствия, после чего развернула и прикрепила лист белой бумаги, который должен был выполнять роль демонстрационной доски.
     Доли предоставила слово безымянному участнику собрания. Тот выступил с очень короткой речью. Из его слов стало ясно, что все работы, начало которым положено этим собранием имеют большую значимость в борьбе за независимость Земли. Когда до Брона и Дэвида дошла содержательная часть сказанного, они привстали от удивления. Доли с пониманием отнеслась к их реакции на сказанное и уверенно заняв освободившееся место докладчика, развернулась, так, что Брону и Дэвиду стало ясно, что все, что будет сказано далее, будет предназначено только им. Они те, ради которых присутствуют все остальные в комнате. Подчеркивание столь высокой значимости их персон уже не удивило Брона. Он перестал удивляться.
     Доли пробежала глазами текст доклада и отложив ощутимой толщины стопку листов в сторону, произнесла - 'То что я скажу, будет озвучиванием материалов, которые можно будет просмотреть позднее. Перед тем, как сформулировать цели и задачи, я изложу немного исторического материала'.
     Доли сделала глубокий вдох, как перед прыжком в воду и начала - 'В результате исследований, проведенных на обширном историческом материале, были собраны данные, которые следует рассматривать как исходные.
     Наша Земля, как ныне существующая планета, возникла в результате катастрофы, произошедшей примерно четыре с половиной миллиарда лет назад. Причиной катастрофы стало вторжение в планетную систему Солнца Двенадцатой планеты. Луна в этом перечне имеет статус одиннадцатой планеты.
     Двенадцатая планета несла и сейчас несет на себе цивилизацию. Процесс формирования Земли характеризовался близким прохождением двух планетных тел друг около друга, в результате чего значительная часть водной составляющей океана Двенадцатой планеты оказалась на Земле. Вместе с водой на Землю попали представители флоры и фауны Двенадцатой планеты, в том числе и зародыши разумных существ, представителей основной цивилизации.
     Очень коротко о том, как эти особи смогли выжить в условиях планетной катастрофы. Этому способствовали особенности условий, в которых вынуждены существовать представители основной цивилизации Двенадцатой планеты.
     Там присутствует, примерно, двадцатикратная тяжесть, по сравнению с Земной. Предполагается, что вся поверхность Двенадцатой планеты покрыта водой. Активное ядро планеты поддерживает интенсивные потоки термального тепла, которые согревают океан и создают условия для существования цивилизации на Двенадцатой планете, которая имеет в настоящее время четыре спутника.
     Немного о той цивилизации, от посягательства которой на жизнь людей мы должны защититься. Отсутствие суши, двадцатикратная сила тяжести, избыточные потоки термального тепла создали условия для возникновения и существования очень специфической цивилизации. В цивилизации присутствуют два вида особей. Первый - основной вид включает в себя особи, сознание которых формируется на основе обработки данных планетарного масштаба. Число этих особей ограничено. Рецепторные поля позволяют им получат из контролируемого района планеты все данные о геомагнитных и гравитационных изменениях. Фантастическая продолжительность жизни до нескольких миллионов лет, позволяет им используя многоуровневую высшую нервную систему, накапливать и обобщать данные с целью определения основных функционально значимых понятий, определений и суждений планетарного уровня. Число этих особей невелико и определяется числом узловых точек на планете. Под узловыми точками понимаются точки соприкосновения гексо и пенто конфигураций плит планетной коры. Для Двенадцатой планеты предположительное число таких точек не более 5000. Если считать, что в каждой узловой точке размещено по две особи основного вида представителей цивилизации, общее число их может быть в пределах 10 -15 тысяч.
     Каждая особь является хранителем общих и индивидуальных данных. Скорее всего имеется два вида языка - свой внутренний, посредством которого идет локальная обработка и накопление данных и внешний, для общения представителей цивилизации между собой.
     Жизненный цикл основных особей проходить через следующие ярко выраженные стадии. Первая стадия, это порождение зародыша. Взрослые особи размножаются яйцами. Яйца помещаются в специфические температурные условия, где из них появляются слуги. Слуги занимаются жизнеобеспечением и обслуживанием основных особей. Слуги дозревают до коконов и видимо, в состоянии коконов они могут оставаться неопределённо долго. Когда возникает востребованность в новой особи основного вида, один из коконов дозревает до основной особи. Таким образом, эта часть цивилизации смотрится в виде последовательности
     O - > Я - > C - > К
     О - основная особь
     Я - стадия яйца
     С - стадия слуги
     К - стадия кокона
     Сразу следует сделать уточнение, которое заключается в том, что на Землю, вместе с водой попали только яйца и коконы. Основные особи и слуги требуют очень специфичных условий, которые могут существовать только на Двенадцатой планеты и при перемещении воды с Двенадцатой планеты на Землю, в условиях катастрофы, они не могли выжить. Под специфическими условиями имеются в виду наличие воды, давления в сотни атмосфер и интенсивных потоков термального тепла.
     Цивилизация на Двенадцатой планете, как и всякая цивилизация, осуществляет контролируемые воздействия на саму планету.
     Первый уровень воздействия - воздействие с использованием природных возможностей, которые заложены в отдельные особи, а также коллективные воздействия, с использованием суммарных природных возможностей, по изменению геомагнитных и гравитационных полей планеты.
     Второй уровень воздействия - воздействие на физическое пространство планеты. Эти воздействия основная цивилизация производит через рабочих.
     Рабочие - это биологические роботы, способные принять и понять команды и выполнить работы в соответствии с поставленными командами. Если принять уровень разума основной особи за сто едини, то уровень разума рабочего, видимо, следует оценивать в десять - двадцать единиц. Рабочие приспособлены для работы в тех климатических условиях, которые существуют в местах выполнения работ. Основные особи отделены от рабочих прослойкой Контактёров. Контактёры в своём развитии проходят несколько иной путь, чем рабочие и несут в своём геноме фрагменты ДНК основной особи. Это позволяет им вступать в контакт с основными представителями цивилизации. Контакт заключается в том, что на уровне диапазонов сверхпроводимости, при этих словах Доли сделала небольшой наклон головы в сторону Дэвиду, давая ему понять, что она в курсе его работ по 'Гегелю - 2', происходит прямой обмен информацией между основной особью и Контактёром. Контактёру ставится задача, которую он, после осмысливания, доводит до рабочих, используя термины и понятия языка общения. Таким образом, Контактёр имеет прямой контакт на уровне высшей нервной системы, с основными особями и опосредственный контакт, через языковую грамматику, с рабочими. Прямое общение между основными особями и рабочими отсутствует. Показатель уровня Контактёров выше, чем у рабочих и может иметь цифру 70 единиц за счет присутствия в конструкции их высшей нервной системы фрагментов сознания основных особей. Подводя промежуточный итог этой части доклада, можно сказать, что цивилизация Двенадцатой планеты имеет следующий полный вид
     Р <- КНТ <- О - Я - С - К
     Р - рабочие
     КНТ - Контактёры
     Рабочие выращиваются из того генетического материала, который отбирается от представителей животного мира планеты, на которой предполагается проведение работ. Это обеспечивает устойчивость и выносливость рабочих. Контактёры создаются из рабочих, что также должно повысить их акклиматизацию и адаптацию к условиям планеты, на которой будут размещены рабочие'.
     
     Доли прервала свое повествование, чтобы сделать глоток воды из хрустального стакана, стоящего перед ней. Видно было, что присутствие таких внимательных слушателей, каковыми были Брон и Дэвид, сильно вдохновило ее. Покрасневшие щеки и блеск глаз говорили о большом эмоциональном подъеме. Вздохнув, Доли продолжила
     
     - 'Цивилизация на Двенадцатой планете имеет главную цель - обеспечить свое существование. Эта цель столь очевидна, что трудно придумать какую - то еще более значимую цель. Для достижения главной цели цивилизация на Двенадцатой планете решает две основные задачи:
     Первая - обеспечить комфортное существование основных особей цивилизации на Двенадцатой планете.
     Вторая - устранить угрозу очередной планетарной катастрофы, которая постоянно присутствует из - за периодического прохождения Двенадцатой планеты через планетную систему Солнца.
     Обе эти задачи представляют угрозу для нас, жителей Земли!
     Доли произнесла эти слова с тем внутренним напряжением, которое возникает у человека, видящего опасность и лишённого возможности противодействовать ей.
     Теперь еще немного истории, из которой следует особая значимость Земли. Ранее уже было сказано, что Земля возникла как результат катастрофы. Сама Двенадцатая планета не пострадала. Она потеряла три спутника, которые врезались в исходную планету - прародительницу Земли. Эти спутники были для Двенадцатой планеты источником природных ресурсов, необходимых для решения первой задачи. Земля получила в наследство от исходной планеты один спутник, который в настоящее время именуется Луной. В самом начале было также сказано, что на Землю, вместе с водной составляющей, попали яйца и коконы основных представителей цивилизации Двенадцатой планеты.
     Неизвестно, сколько времени длился на Земле переходный период. Формирование коры на месте разрушенной части планеты могло продолжаться несколько миллионов лет. Всё это время Земля была вне зоны внимания представителей Двенадцатой планеты. Вполне возможно, что тяжелые воспоминания о планетарной катастрофе и угроза очередного столкновения создали отрицательное отношение представителей основной цивилизации Двенадцатой планеты к планете по имени Земля.
     Во время переходного периода на Земле возникли условия, достаточные для воспроизводства основных представителей цивилизации, которые попали на Землю в виде яиц и коконов с Двенадцатой планеты. Парадокс заключается в том, что они получили начало своего существование на Земле. Они стали носителями разума на нашей планете. Высокий уровень внутренней организации позволил им адаптироваться к новым условиям, создать свою инфраструктуру на нижних уровнях собственного существования. Они не теряли времени даром. Расселились по всей Земле, заняли информационно - насыщенные точки планеты. За то время, пока на Земле шли переходные процессы, собрали всю основополагающую информацию о планете. Они стали её частью и планета Земля стала их домом. Но у них отсутствовали рабочие и Контактёры.
     После того как Земля сформировалась, она стала объектом внимания цивилизации Двенадцатой планеты. Последняя, в силу кратковременности своего пребывания около Солнца из - за вытянутости орбиты и 3600-летнего периода обращения, вынуждена была создать постоянно действующий Центр управления работами (ЦУПР) по добыче природных ископаемых на планетах Солнечной системы. Сейчас уже очевидно, что этот центр располагался и располагается на Марсе.
     Истощение полезных ископаемых на других планетах заставило ЦУПР на Марсе обратить внимание на Землю. Наступило время и цивилизация на Двенадцатой планете обратила, через ЦУПР на Марсе, свое внимание на Землю.
     Чтобы уточнить действия представителей цивилизации Двенадцатой планеты на Земле, следует еще раз вернуться к тем основным задачам, которые были сформулированы ранее.
     Первая задача - обеспечить комфортное существование основных особей цивилизации.
     Вторая задача - устранить угрозу очередной планетарной катастрофы, которая постоянно присутствует из - за периодического прохождения Двенадцатой планеты через планетную систему Солнца.
     Решение первой задачи породило направление работ, которые можно характеризовать как колонизация планет Солнечной системы с целью извлечения их природных ресурсов для жизнеобеспечения цивилизации на Двенадцатой планете.
     Решение второй задачи породило выполнение работ, направленных на разработку способов и условий для отрыва Двенадцатой планеты от Солнца. Пока неясно, как это предполагается выполнить. Явно очевидных здесь два способа. Первый способ - накопление ресурсов и средств для разгона Двенадцатой планеты с целью достижения скорости отрыва от Солнца. Второй способ - создание на Солнце процессов взрывного характера и как следствие, появление энергетической волны, которая вытолкнет Двенадцатую планету в свободное плавание.
     Развертыванию сети станций для астрономических наблюдений на планетах Солнечной системы, в том числе и на Земле, было призвано обеспечить информацией оба направления работ.
     Уже говорилось, что, в настоящее время, Двенадцатая планета имеет четыре спутника, которые, наверняка, давно освоены и из них извлечено все, что можно было извлечь. Потеря трёх спутников при возникновении Земли сильно уменьшило ресурсы для отрыва и автономного путешествия Двенадцатой планеты. Поэтому, оба направления работ предполагают накопление ресурсов за счет безжалостного извлечения всего, что может быть извлечено из недр других планет и складирование всего извлеченного на спутниках Двенадцатой планеты.
     Земля в ряду планет Солнечной системы занимала, занимает и будет занимать особое положение.
     Когда поступила команда о начале колонизации Земли, Марсианский ЦУПР провел весь комплекс подготовительных мероприятий, которые включали в себя отбор генетического материала для создания рабочих и Контактёров, а также была проведена предварительная оценка запасов природных ресурсов. Было также выполнено планирование развертывания инфраструктуры, которая должна была поддержать извлечение природных ресурсов и их доставку с Земли на Двенадцатую планету.
     В ЦУПРе на Марсе из земного генетического материала были выращены рабочие. Считается, что за всё время колонизации Земли их было не более тысячи Были также изготовлены и Контактёры для управления рабочими из расчета - один Контактёр на пятьдесят рабочих. Отсюда, число Контактёров было не более двухсот.
     Прибытие Контактёров на Землю имело то основополагающее последствие, которое заключалось в том, что Контактёры, в силу специфики своей высшей нервной системы, помимо своего желания, вступили в информационный контакт с представителями основной цивилизации Земли. Сведения об этом ушли на Двенадцатую планету. Для цивилизации на Двенадцатой планеты это было сенсацией. Весть о том, что они имеют на Земле планетную цивилизацию, точно такую, которая присутствует на Двенадцатой планете, скорее всего, была воспринята с восторгом и вызвала бурю радостных эмоций. На родственной Земле, в соответствии с распоряжением с Двенадцатой планеты, был создан второй ЦУПР. Располагался он на острове Атлантида - вблизи восточного побережья нынешней Центральной Америки, около Юкатана и Калифорнии.
     В районе Ближнего Востока и Африки были созданы космопорты, а также коммуникационный центр, посредством которого происходил обмен информацией между основными цивилизациями Земли и Двенадцатой планеты. Основная цивилизация на Двенадцатой планете получила все данные о планете Земля.
     Земляне получили знания, накопленные ранее Двенадцатой планетой, а также данные о Солнечной системе и о самом Солнце. Все Контактёры, доставленные на Землю, были ориентированы на взаимодействие с основной цивилизацией Земли. От Землян они получали сведения о залежах полезных ископаемых. О тех полезных ископаемых, которые подлежали изъятию и отправке на Двенадцатую планету. В солнечной системе стали действовать два ЦУПРа и между ними возникли противоречия.
     Земной ЦУПР был полностью ориентирован на работу в условиях Земли. Наличие своей цивилизации и особые отношения между Землей и Двенадцатой планеты были предвестником того, что ЦУПР на Марсе рискует превратиться в подчиненный объект. Со стороны Марса оказывалось сопротивление растущему влиянию Земли и это сопротивление, скорее всего, стало источником интриг и политических демаршей на самой Двенадцатой планете.
     Огромные и богатые месторождения полезных ископаемых на Земле стали причиной того, что с Двенадцатой планеты поступали завышенные требования на объёмы добычи ископаемых. Состав рабочих, прибывших ранее на Землю использовался с максимальной интенсивностью и практически, на износ. Видимо, Земляне, в рамках выполнения работ, получили от Двенадцатой планеты знания о генной инженерии и начали развертывание технологии, которая позволила бы получить саморазмножающихся рабочих для выполнение завышенных планов по добыче ископаемых. Разрешение касалось только технологии получения рабочих, но не Контактёров.
     Двенадцатая планета запретила выращивать Контактёров. Контактёры производились в лабораториях, которые полностью были под контролем Двенадцатой планеты. Этот контроль осуществлялся через представителей ЦУПР Марса.
     Саморазмножающиеся рабочие, в виде человека разумного, были созданы и они положили начало первой человеческой цивилизации на Земле. Возникшая человеческая цивилизация, через Контактёров, подпитывалась знаниями об основополагающих явлениях и событиях, происходящих на планете Земля и вокруг нее. Считается, что центром первой человеческой цивилизации была Атлантида.
     Интенсивная и разрушительная для Земли добыча полезных ископаемы и отправка их на Двенадцатую планету породила у представителей основной цивилизации Земли опасения за планету. Эти опасения получили развитие и оформились в политическое течение, которое объединило борцов за независимость. Земляне получили в свое распоряжение саморазмножающихся рабочих, которые могли выполнить все необходимые работы. Единственное, что сдерживало борцов за независимость Земли, это отсутствие технологии производства Контактёров. Все Контактёры, в централизованном порядке, производились в лабораториях, контролируемых Двенадцатой планетой через представителей ЦУПР Марса.
     Сообщество Контактёров, ранее доставленных на Землю и выполняющих посредническую роль между представителями основной цивилизации Земли и рабочими, раскололось на сторонников Землян и сторонников ЦУПР Марса. Сторонники Землян, опираясь на знания, полученные от Двенадцатой планеты, в глубокой тайне, начали проведение работ по созданию технологии выращивания Контактёров. Это им удалось. Началось поединичное выращивание земных Контактёров. Лабораторий по выращиванию Контактёров были три. Первая лаборатория, однозначно, располагалась в Атлантиде, в столице человеческой цивилизации. Вторая - в районе ближнего востока, третья в труднодоступных районах Тибета. Земные Контактёры стали для людей источником информации о формах и методах организации работы больших коллективов, об этике и эстетике, а также через них пришли знания о законах общественного развития человечества. Земные Контактёры положили начало созданию того, что можно было назвать полной цивилизацией Земли, которая смотрелась как гармоничный союз представителей основной цивилизации Земли и ими порожденной человеческой цивилизации.
     Все эти события не могли пройти незамеченными со стороны ЦУПР Марса. Для них возникла угроза потери Земли, как основного источника материалов и ископаемых, необходимых для решения двух основных задач Двенадцатой планеты.
     Активная политическая деятельность лоббистов от ЦУПР Марса среди основных представителей цивилизации Двенадцатой планеты привела к тому, что было принято решение об уничтожении человеческой цивилизации на Земле. Такая попытка была предпринята в 11 тысячелетии до нашей эры и до нас это деяние дошло в виде данных о всемирном потопе. Совместными усилиями ЦУПР Марс и цивилизации Двенадцатой планеты по отношению планеты Земля были предприняты действия, которые привели к уничтожению Атлантиды, как центра человеческой цивилизации, а также, к уничтожению людей на всей планете.
     Люди продолжили существование на Земле только потому, что ЦУПР Земли, через Контактёров, лояльных Землянам, заранее получил сведения о готовящейся акции со стороны ЦУПР Марса и Двенадцатой планеты. Были предприняты действия по сохранению наработанного генетического материала, а также по созданию резервных лабораторий для выращивания Контактёров. Дефицит времени и начавшиеся репрессии не позволили создать запасные лаборатории, в полном объёме реализующие технологию выращивания Контактёров.
     Основные лаборатории подверглись или разрушению или стали недоступными для людей.
     После проведенной акции возмездия ЦУПР Марса полностью захватил управление работами на Земле. Был восстановлен космопорт на Ближнем востоке, была продолжена интенсивная разработка месторождений в Африке и в Латинской Америке, но с использованием централизованно выращенных рабочих. Так продолжалось несколько тысячелетий.
     За это время несколько уцелевших Контактёров Земли, на основе спасённого генетического материала, смогли вырастить экземпляры людей, способных к саморазмножению. Эти вновь полученные люди были расселены по Земле и они дали начало новой цивилизации людей. Приходилось начинать, практически с нуля. Контактёры Земли, взаимодействуя с представителями основной цивилизации Земли, расселили людей по континентам, где они начали самостоятельную жизнь. Сохранилась также небольшая часть допотопных людей, которые продолжали жить и развиваться.
     Возрождение человечества проходило на фоне продолжающихся репрессий и гонений со стороны ЦУПР Марса. Человек был поставлен вне закона и подлежал уничтожению, в соответствии с решением Двенадцатой планеты. Обмен информацией между представителями основных цивилизаций Земли и Двенадцатой планеты прекратился. Коммуникационный центр на ближнем востоке - комплекс пирамид Гиза - был демонтирован и приведен в неработоспособное состояние.
     Репрессии породили волну сопротивления и всё увеличивающееся количество людей, на всех континентах, начало планомерную борьбу против представителей ЦУПР Марса, их рабочих и лояльных Марсу Контактёров.
     В ответных акциях ЦУПР Марса использовал все средства, начиная от биологических (производство видов звереподобных созданий, нацеленных на уничтожение людей) до организационных (клонирование и размножение людей с укороченным сроком жизни, повышенной агрессивностью, ориентированных на самоуничтожение и уничтожение других, а также введение через них множества национальностей и языков, препятствующих общению друг с другом). Известны случаи применения ядерного оружия против непокорных городов. Особому вниманию были удостоены Земные Контактёры, которых насчитывались единицы на всю Землю. Они уничтожались или подвергались хирургическому воздействию с целью извлечения тех отделов головного мозга, посредством которых осуществлялся контакт с представителями основной цивилизации Земли. В конечном итоге они были все уничтожены. Яркий пример этому - библейская история Иисуса Христа, как одного из последних Земных Контактёров. Знания о технологии выращивания Контактёров были утеряны. Последующие годы средневековья и различных диктатур, с учетом повышенной агрессивности людей по отношению друг к другу, привели к абсолютному уничтожению в людях генного наследия Контактёров. Люди, чувствующие представителей основной цивилизации Земли, рассматривались как аномальные. В средние века и во времена диктатур они подлежали уничтожению.
     Информация о репрессиях на Земле породила волну протеста среди представителей основной цивилизации на Двенадцатой планете. Причиной этому была особая значимость Земли, как носителя родственной цивилизации. Постепенно, по мере выработки полезных ископаемых, зрело решение о том, чтобы дать Земле шанс доказать свое право на самостоятельность. Такое решение было принято в начале нашей эры. Представители ЦУПР Марса покинули Землю. Часть Контактёров, ранее доставленных на Землю, продемонстрировала лояльность Землянам и высказала желание остаться на Земле. Они были оставлены, но по отношению к ним были применены хирургические воздействия.
     Колониальное прошлое оставило на Земли множество языков, религиозных верований и конфессий. Повышенная агрессивность и укороченная жизнь также являются наследием деяний, совершенных колонизаторами.
     Теперь о самом главном.
     
     Что должно стать доказательством права Земли на самостоятельность?
     Какое время отпущено Земле на доказательство своего права на самостоятельность?
     Что будет, если доказательство не будет представлено?
     
     В настоящее время, на Земле существуют две параллельные цивилизации.
     Первая - основная цивилизация Земли, в количестве не более пятисот особей имеющая сведения и знания о Земле, о Солнце и о Солнечной системе.
     Вторая - цивилизация людей на том уровне развития, который она имеет в настоящее время.
     Между ними отсутствует связь, но множатся противоречия.
     Хозяйственная деятельность людей, бесконтрольная и хаотичная, фактически направлена на уничтожение среды обитания представителей основной цивилизации Земли. С их стороны зреет недовольство. Представители основной цивилизации Земли предпринимают попытки установить контакт с цивилизацией людей. Но люди слишком далеко отстоят от них. Уровни разума настолько отличаются друг от друга, что мы и они не слышим друг друга. Нужен Контактёр.
     Создание полноценного Контактёра и должно стать доказательством самостоятельности Земли. Создание Контактёра позволит внести в хаотичное развитие человеческой цивилизации элементы разума и осмысленности, а также получить знания, необходимые для продолжения жизни на Земле.
     Время, отпущенное для доказательства, подходит к концу. Это время определено сроком очередного прохождения Двенадцатой планеты около Солнца. Называются разные возможные даты, среди них 2158 год. В любом случае, времени очень мало.
     Что будет, если не будут представлены доказательства?
     Начнется очередная колонизация Земли, но теперь под благородным лозунгом защиты тех двухсот представителей основной цивилизации Земли, существование которых поставлено под угрозу из - за наличия неконтролируемой и неуправляемой деятельности людей. Люди, лишённые поддержки представителей основной цивилизации Земли, обречены на полное уничтожение. Будет восстановлен порядок, действующий на Двенадцатой планете, в соответствии с которым рабочие выращивались в нужных количествах и нужного качества для выполнения работ в соответствии с потребностями представителей основной цивилизации. Будут максимально учтены интересы основной цивилизации Земли. Будут созданы максимально - комфортные условия для их пребывания на Земле. Цивилизация на Двенадцатой планеты получит дружественную, родственную цивилизацию на Земле. Мир и благоденствие на обеих планетах будут восстановлены. Жизнь будет продолжаться, но без людей. Будут продолжены работы по реализации первой и второй задач цивилизации Двенадцатой планеты. Не исключено, что при принятии решения об отрыве Двенадцатой планеты от Солнца планета Земля будет рассматриваться как кандидат на спутник под номером пять для Двенадцатой планеты'.
     
     
     Размышления Дэвида и Брона
     
     Зарена предложила провести вечер в кругу друзей. Давящая обстановка здания и помещений замка требовала разрядки, требовала церемонии, направленной на человека, на его мысли, тело и душу. Новые лица располагали к тому, что можно было бы назвать совместным ужином. Решили собраться в комнате Брона.
     Дэвида она знала еще со студенческих лет, а с Доли подружилась сразу. Две женщины быстро нашли общие темы для обсуждения.
     Зарена заказала, а потом быстро расставила доставленные цветы, и это преобразило помещение, придав ему налет романтичности и свежести. Был небольшой спор по сервировке стола. Зарена, как тонкий знаток востока, предложила остановиться на японской кухне. У Дэвида и Доли не нашлось возражений, тем более что и Дэвид и Доли были частыми посетителями японские ресторанов, каковых в том районе, где они жили, было предостаточно. Подготовительные действия сопровождались развитием идеи, что выразилось в том, что Доли и Зарена удалились и некоторое время отсутствовали. Когда две женские фигуры возникли в проеме двери, Брон и Дэвид переглянулись. Японские кимоно, одинаковые прически в дополнение к одинаковому росту сделали двух женщин трудно различимыми. Это сильно озадачило Брона. Дэвид в знак восхищения воздел молитвенно руки вверх и произнес
     - 'О всевышний! Я говорю тебе в очередной раз спасибо за то, что ты создал такое совершенство, как женщина!'.
     В ответ раздался смех Зарены, для которой столь откровенное выражение мужского восхищения было большой неожиданностью.
     - 'Я и Доли решили, что в нашей жизни общение дает ту неповторимую радость, которая скрашивает серость будней'.
     Доли согласно кивнула в подтверждение правильности произнесенного и после демонстрации своего нового наряда вернулась на кухню, откуда выкатила столик.
     - 'Я сформировала букетик, который должен подчеркнуть торжественность момента. Видите, сочетание цветков их стеблей их размеров несет заложенное в их сообщение с пожеланием благополучия и радостей жизни'.
     Брон, еще до того, как Доли произнесла эту фразу, уловил в конструкции ту необычность, которая насторожила его. Букет издали смотрелся как спонтанный, выполненный в порыве самопроизвольного выражения мысли, как непосредственность жизни, облаченная в форму стеблей и листьев. После некоторого всматривания этот предмет распался на множество маленьких, фрагментных рисунков. Была большая похожесть на голографическую картинку, в которой каждый фрагмент, повторял рисунок в целом, но с меньшим количеством деталей. Если долго смотреть на него, букетик, как бы раскрывался, делая объёмную картинку бездонно глубокой, причем цветовая сочетаемость порождала в глубине фигурку женщины, зыбко - неопределённой и колеблющейся при каждом движении глаз.
     Доли улыбнулась в ответ на ту внимательность, с которой Брон всматривался в её творение
     - 'Да, если долго смотреть, то её можно увидеть' - произнесла она.
     - 'Я училась делать этот букет три года. Сидзуки, моя японская подруга, посвятила меня в таинство икебаны и честное слово, это стало поворотным моментов в моей жизни. Икебана раскрыла для меня совершенство красоты, предаваемое через гармонию и внутреннее совершенство человеческого творения. Потом я поняла, что гармония выражает заложенную в неё красоту через возможность выразить одно через многое и многое через одно'.
     Брон уловил в словах ту наполненность, которая всегда исходит от фразы, произнесенной человеком знающими и много умеющим.
     Зарена быстро расстелила белый коврик, отделив пространство будущей церемонии от остальной комнаты, быстро развернула столик на низких ножках.
     Дополнительно, она проделала перестановки светильников, повернув их все так, чтобы столик и расстеленный коврик не освещались прямыми лучами электрических ламп. Блики света, отраженные от древних стен, легли неровными пятнами на обозначенный ковриком кусочек пола, формы этих пятен были причудливо разнообразными и неповторимыми. Белый коврик стал маленькой сценой, ожидающей развертывания событий, размеренных и заранее определённых.
     Потом Зарена выключила вентилятор, медленно вращавшийся у дальней стены, и в полностью наступившей тишине слышалось потрескивание дров и шипение смолы, запах которой, тягучий и щекочущий ноздри, наполнял помещение. Дополнительно, Зарена придвинула к коврику цветы, заготовленные ранее. Расставленные в маленьких вазочка, они символической преградой оделили место чаепития от остальной комнаты. Попросив Доли помочь, она бережно взяла сформированный Доли букетик и поставила его на второй столик, снабженный колесиками. Осторожно передвигая, она сместила его к стене. Также неторопливо, она развернула небольшое полотнище и повесила его на стену. Повесила так, что букетик проецировался на ту картину, которая присутствовала на полотнище. Две сосны, нарисованные в чисто японском изобразительном стиле, как бы повторяли форму букетика, делая его живым участником настенного изображения.
     Брон и Дэвид были зрителями и только сейчас до Брона стал доходить смысл происходящего. Зарена раскрывала, кадр за кадром, цепочку картинок, которые, как сцепленные друг с другом бусинки, преобразовывались в повествование о заботливости и о роли женщины в том потоке действия, который именуется жизнью.
     Зарена повернула один из светильников, так, что отраженный луч высветил более четко одну из сосенок, оставив вторую в тени. На картинке высветились облака и они стали еще одним компонентом, размытым и неопределённым.
     Доли в это время находилась в той части помещения, где располагалась кухня. Сервировка и подбор вещей для вечернего чая, а именно это должно было состояться, было достаточно сложным делом. Достаточно простая, на первый взгляд, посуда - медный чайник, керамические чаши, бамбуковая мешалка и ящичек для хранения чая - это все, что было нужно для столь ответственной церемонии. Всё было в лучших традициях чайной церемонии - все предметы матово блестели в лучах светильников, свидетельствуя о многократном пребывании их в людских руках.
     По мере готовности всего, что было необходимо для распития чая, Дэвид и Брон чувствовали себя всё более и более неуютно. Нужно было действовать в соответствии с теми правилами, которые были им незнакомы. Доли, видя их замешательство, с улыбкой взяла Брона и Дэвида под руки, При этом Брон почувствовал тонкий запах духов, запах захватывающий и изменяющий ход мыслей. Направленность мыслей имела столь откровенную определённость, что Брон внутренне удивился тому, как быстро мир запахов мог раскрыть столь явное желание другого человека к общению с ним и к его вниманию.
     - 'Сейчас я проведу вас по той последовательности действий, которая соответствует самому духу этой тонкой церемонии. Мне не хотелось бы быть назойливой, поэтому я буду мало говорить, а просто повторять мои действия. Предварительно - Зарена всё очень правило оформила. Все здесь так, как должно быть, Единственно чего не хватает, это чайного домика - этакой маленькой беседочки, которая должна бы накрыть вон тот ковер, расстеленный Зареной'.
     Доли улыбнулась Брону и Дэвиду, заглядывая каждому в глаза, потом повернулась и помахивая лёгким веером, двинулась маленьким шажками по направлению к символической цветочной тропинке, ведущей к расстеленному коврику, с расставленным на нем предметами для церемонии. Отрешенность, накатившаяся на Брона вместе с очаровательным запахом духов Доли, продиктовала ему именно те действия, которые, видимо следовали из общей обстановки этого дружеского вечера. Медленными, как бы плывущими движениями, он двинулся вслед за Доли, и с каждым шагом его охватывало чувство уединения, подобного тому, как если бы он в жаркий день двигался по направлению к прохладной тени, отбрасывая деревом, увешанным плодами. Неторопливость движения растягивало время, заставляя сознание многократно проигрывать будущее освежающее дыхание прохлады.
     Зарена повернулась лицом к ним и подождав немного, присела в чисто японском поклоне, лёгком и кротком. Потом опустилась на колени. Доли, дав знать Брону и Дэвиду последовать её примеру, также поклонившись, опустилась на колени. Рядом с ней сделали тоже самое Дэвид и Брон. Справа о Зарены оказался букетик, изготовленный Доли, только теперь его представляла гостям хозяйка в лице Зарены. Доли, певуче растягивая слова, произнесла приветствие и пожелания добра и счастья дому, представила Дэвида и Брона, произнесла слова восхищения букетиком, отметив ту гармонию природы, которая очевидно присутствовала в композиции
     Низкий столик вместил на себе всё необходимое. Металлическая жаровня для кипячения воды, пожалуй, была самым сложным устройством на столе. Четыре чаши, блестящие от прикосновения человеческих рук, были расставлены напротив тех мест на коврике, где должны были расположиться гости и хозяйка.
     Доли, Дэвид, Брон переместились к столику и опустившись на поджатые под себя ноги, чуть склонив головы вперед, замерли в ожидании. Зарена, наклонив кувшин с водой так, что струйка воды с журчанием падала в сосуд для кипячения, наполнила его. Брон, по мере наполнения сосуда, слышал, как меняется звучание воды, и это изменение отзывалось лёгким звоном в его голове. Казалось, что существует эхо от звука падающей воды. Прорисовывающаяся в полумраке крышка стола с фарфоровой чашей, стоящей перед ним, в созвучии с изменением журчания падающей воды, отзывались мелкой дрожью, играя роль усилителя звука. Брон не заметил того момента, когда журчание оборвалось. Размещение сосуда на жаровне вызвало появление нового звука. Шум нагревающейся воды, равномерно усиливающийся, стал новым элементом заранее спланированной цепочки событий и действий. Это шум порождал у Брона новую череду внутренних образов, сотканных из ощущений и свободного, неконтролируемого полёта внутренней фантазии.
     Внезапно раскрылась картинка, и Брон с удивлением увидел, что его глаза видят землю, зеленую, покрытую густой растительностью и его ноги ступают уверенно и твердо по зеленому ковру из трав и цветов. Шум реки, протекающей рядом, успокаивал и вселял уверенность в будущем. Удивление мелькнуло только тогда, когда Брон понял, что ноги, которые видят его глаза, имеют странную форму. Вытянутые четыре пальца, покрытые чешуйчатой кожей, заканчивались когтями. Огромные, тупые когти. Еще поразило то, что земля, на которую ступали ноги, упруго прогибалась под тяжестью тела и на твердой почве оставались глубокие отпечатки. Брон, в новом образе, с высоты своего роста, поднял голову и окинул окрестности. Холмистая местность, покрытая низким кустарником и деревцами, простиралась вокруг, теряясь в туманной дымке дальних лесов. Облака, почти такие же, как на картине, повешенной Зареной, медленно двигались вперед, туда, за горизонт.
     Новый звук заставил картинку исчезнуть, вернув Брона в мир действительности. Зарена, длинной деревянной ложкой, зачерпнув горку чая, осторожно насыпала его в керамическую чашу. Далее последовал достаточно длительное по времени наполнение водой этой чаши. Затем, равномерными движениями, простыми и завораживающими, Зарена бамбуковой метелкой довела содержимое чаши до полной тягучести и однородности. Капельки жидкости, при падении вниз, растягивались в тонкую, упругую ниточку.
     Брон украдкой взглянул на Дэвида. Он слабо представлял, что чувствует сейчас его приятель. Похоже, вся последовательность действий оказала на Дэвида столь ощутимое влияние, что он впал в оцепенение, похожее на лёгкий гипноз. Закрытые глаза и слабая блуждающая улыбка говорили о том, что Дэвид пребывает в состоянии медитации, решая, видимо, одну из своих очередных проблем.
     Зарена, закончив приготовление содержимого чаши, с поклоном протянула её Доли. Доли обеими руками приняла чашу, поставила её на стол. Потом взяла в правую руку шелковый кусочек ткани, предварительно расстеленный Зареной пред каждым гостем. Уложила его на ладонь левой руки и правой поставила на неё чашу. С лёгким поклоном в сторону Брона и Дэвида, как бы спрашивая их разрешения, она прикоснулась к чаше и сделала глоток, второй, третий. На середине четвертого она прервалась, поставила чашу на стол и осторожным движением протерла край чаши своим платком, который до этого держала на ладони левой руки. Взяв чашу обеим руками, она предала её Брону.
     Брон почувствовал тяжесть керамического сосуда, наполненного тягучим издающим щекочущий запах, напитком. Повторяя действия Доли, поставил сосуд на стол, положил на левую руку квадратик шелковой ткани и правой рукой поставил на неё чашу. Осторожно придерживая правой рукой, сделал первый глоток. Ароматная, с горьковатым привкусом жидкость, смочила горло и отозвалась приятной теплотой в шее и плечах. Второй глоток был подобен повторению события на фоне уже приобретённого опыта. Тепло напитка теплой волной прошло до низа живота, отозвавшись в руках. Третий глоток был дополнением в том процессе самоощущений, которые сопутствовали этому действию. Помня о важности четвертого, неполного глотка, он задержал глоток и с задержанным дыханием поставил чашу на стол, по капелькам процеживая жидкость в себя. Шёлковым платком протер край чаши и с поклоном, повторяя движения Доли, протянул чашу Дэвиду.
     Приняв чашу от Дэвида после выполнения всей последовательности действий, Зарена также неторопливо повторила процедуру кипячения и заваривания второй порции чая. Всё проходило в несколько убыстренном темпе. Доли поднялась и принесла из кухни маленькие подушечки, мягкие и удобные. Дэвид и Брон позволили себе вытянуть ноги и облокотившись на них, отдали должное пирожным, горка которых появилась на столе. Зарена, по мере того как чаши с чаем расходились по рукам, улыбаясь, отметила, что этим чашам много сотен лет и что особенностью является глина из которой они сделаны. Это чисто японское изделие и глина для них добывается в единственном месте Японии, в предгорьях горы Фудзияма. Упоминание наименования горы позволило Дэвиду изложить историю посещения этой страны. Воспоминания были изложены в восторженных тонах, что позволило Брону предположить, что Дэвид был в тех местах в один из своих редких свободных периодов жизни. По тому, как Доли придвинулась к Дэвиду, по мере его повествования об ощущениях, полученных при восхождении на эту гору, стало ясно, что это гора многое значит для Доли и Дэвида.
     За окном светила луна. Свет ее, ровный и серебристый, смешивался с потоком отраженного света от светильников, высвечивая из темноты новые детали старого помещения. Движущиеся блики от языков пламени вносили в общую картину элементы жизни и подчеркивали непрерывность движения времени.
     Вечеринка явно затянулась, но эта затянутость не была обременительной. Чай вдохнул свежесть и новые ощущения. Наполненные энергией тела требовали действий.
     
     В завершении вечера Брон, Дэвид и чуть позднее присоединившиеся к ним Доли и Зарена сидели в тишине большого зала. Точнее, это был уже не вечер, а раннее утро. Четыре кресла стояли полукругом около камина, блики колышущего пламени выхватывали из темноты причудливые картинки видов старых стен, увешанных доспехами средневековых рыцарей. Под крышей ухал филин. Самое странное, что этот звук органически вплетался в сложную струю ощущений и мыслей, которая одолевала каждого из присутствующих. Доли, наконец, грациозно изогнувшись, погладила пятого участника молчаливого собрания. Это был кот. Большой и мудрый. Мудрость присутствовала в каждом повороте его головы и в бездонно - глубоких глазах, которые понимающе смотрели на каждого, кто имел желание прикоснуться к нему. Рука Доли, видимо очень кстати напомнила коту, что есть место более удобное, чем жесткий ковер, лежащий на полу. Привстав, кот потянулся всем телом, так, что дрожь пробежала вдоль его плотного, тяжелого тела, заставив затрепетать кончик хвоста, и впрыгнул на колени Доли. Прыжок был выполнен с таким изяществом, что Доли всхлипнула от моментально возникшего чувства восхищения животным. Прыжок кота и его деятельное размещение на коленях у Доли были той стартовой посылкой мира событий и явлений, которое дало начало продолжению обсуждения того, что было озвучено Доли как официальная постановка задачи.
     Инициативу взял на себя Дэвид - 'Если общая ситуация настолько сложна, то почему это всё только сейчас приобрело такую поддержку?'
     Доли провела рукой по мягкой шерстке за ушами кота. Тот в знак благодарности издал громкие звуки кошачьего мурлыкания.
     - 'Причину нужно искать в том, что очень много предсказаний Нострадамуса сбылись и сбываются. Эта устойчивость подтверждений предсказаний заставила рассматривать их как послания тех, кого я в своём докладе назвала Контактёрами. Игнорирование во все времени факта присутствия колонизаторов на Земле было следствием того, что люди потеряли знания, а события прошлых лет затерялись в череде быстроменяющихся поколений. Лично меня во всем этом деле, сейчас, больше интересует то, чем сознание представителя основной цивилизации Земли отличается от сознания человека. Вроде бы разумность, она предполагает определённые критерии оценки этого явления, Я считаю себя разумной, вот это милое существо в виде котика, тоже разумно, каждый из вас обладает этим даром природы, но в чем - то отличие в разумности человека и представителя основной цивилизации, которое мешает нам просто общаться друг с другом?'
     Доли вскинула голову и повернула голову к Дэвиду. Плавность и чисто женская грациозность движений в сочетании с лёгким наклоном головы придали прозвучавшему вопросу так много значимости, что Дэвид, чисто инстинктивно выпрямился в кресле, перейдя из лёгкой расслабленности в положение, демонстрирующее интенсивную работу его мыслительной начинки и готовность прояснить ситуацию. При этом ноги сделали шаркающее движение по ковру, что было воспринято дремавшим котом как знак опасности. Он вскочил, шерсть его стала взъерошенной. Выпущенные когти заставили Доли вскрикнуть и столкнуть кота с колен. Кот, не торопясь, подошел к ботинку Дэвида и внимательно его обнюхал. Всё выглядело естественно и самое главное, логично. Кот продемонстрировал уровень своего сознания, и это стало показом его возможностей адекватно действовать в сложных ситуациях.
     - 'Чем сознание представителя основной цивилизации Земли отличается от сознания человека, обладающего среднестатистическим интеллектом?'
     Доли произнесла повторно слова с той настойчивостью, которую уже можно было рассматривать как приказ. Дэвид поправил ворот рубашки, который мешал ему повернуть голову в сторону Доли, и немного помедлив, задумчиво произнес.
     - 'Понятие Сознание самым тесным образом связано с понятием структура. Структура является носителем сознания. Даже можно сформулировать еще более радикально - уровень интеллекта определяется уровнем сознания, которое поселяется в соответствующей этому уровню структуре. Сознание, как форма существования материи, присутствует везде и присуща каждой детали окружающего нас мира. Различие уровней сознания определяется различием в структуре. Поэтому я переформулирую вопрос, и он будет звучать так - 'Чем структура представителя основной цивилизации Земли отличается от структуры человека, обладающего среднестатистическим интеллектом?' Для начала рассмотрим структуру человека, а потом определим те параметры, которые станут основополагающими при формулировке различий. Это с одной стороны. С другой стороны - сознание неотрывно связано с понятием внешней среды. Сознание проявляется только при взаимодействии носителя сознания с внешней средой. Именно внешняя среда является проявителем сознания. Основой сознания являются знания о внешней среде, и на основе этих знаний формируется модельная картинка, которая и позволяет прогнозировать то, что можно назвать будущим. Величина будущего времени, и точность предсказания будущих событий определяют уровень сознания'.
     
     Брон, как участник дружеской беседы, старался не вмешиваться в развитие обсуждения такой больной для него темы. Внутренне он завидовал Дэвиду, который тремя фразами, практически, не напрягаясь, выдал формулировку одного из возможных определений сознания. Между тем Дэвид, всё тем же ровным голосом продолжал развивать свою мысль - 'На этом шаге рассмотрения проблемы мы можем четко определить три требования, которым должна удовлетворять структура. Первое - структура должна регистрировать события внешней среды. Второе - она должна создавать внутри себя модель, отражающую причинно-следственные связи во внешней среде. Третье - Структура должна, через изменения своей внутренней конструкции, вычленять периодически повторяющиеся явления и события внешней среды и проецировать их на будущее время. Таким образом, сознание, как качество, возникает при способности структуры запоминать, строить модель, а также вычленять постоянные составляющие, присутствующие во внешней среде. Прогнозирование будущих событий на основе выделенных из прошлого постоянных составляющих и есть проявление того, что можно назвать сознанием. Весь вопрос только в том, какой отрезок из прошлого используется для выделения постоянных составляющих и соответственно, какой отрезок будущего времени может быть предсказан. Человек в своей жизни имеет в качестве основных периодов такие временные параметры, как секунда, минута, час, сутки, неделя, месяц год, жизнь. Если исследуются отрезки времени, более короткие, чем секунда или минута, требуются конверторы, которые позволяют преобразовать короткие времена в те, с которыми человек может работать. Длительные времена, большие, чем жизнь, конвертируются через исторические материалы. Для регистрации повторяющихся событий или явлений в течение оной жизни, необходимо, чтобы последние появились не менее двух раз за одну жизнь человека. Для человека основную часть событий дают межличностные отношения. Доминирующей внешней средой для него является общество себе подобных. Основным инструментом общения является речевое общение с использованием языков. Модель внешней среды также строится в языковых терминах. Прогнозирование основывается на моделях внешней среды, построенных на основе языковых конструкций и определений. Мышление человека, в своей основе, полностью использует языковое представление модели внешнего мира и оно определяет то, что поднимает человека над бессловесными существами типа вот этого котика, потому что языковая модель внешнего мира дает ему качество, более высокое, чем просто обладание сознанием. Оно дает ему самосознание. Это великое качество, дарованное человеку, следует уже назвать другим словом и это слово - Разум'.
     При этих слова Дэвид протянул руку и ласково провел рукой по мягкой шерстке котика, который опять возлежал на коленях Доли.
     - 'Теперь можно детализовать те параметры, сравнивая которые, можно определить, чем отличается сознание представителя основной цивилизации Земли - Землянина - от сознания человека. Первый параметр - внешняя среда. Второй параметр - время, в течение которого происходит оценка и выделение постоянных составляющих и формирование того, что можно назвать Знанием. Третий параметр - определяется таким показателем, как влияние знаний на будущее.
     Сначала о внешней среде. Для Землянина вся планета есть внешняя среда. События и явления геомагнитного и гравитационного характера составляют входной информационный поток. Соответственно, все рецепторные образования, через которые воспринимается этот поток, обладают способностью воспринимать в полном объёме этот поток во всех спектральных диапазонах. Поскольку внешняя среда представлена структурой, запакованной в конструкцию именуемую планетой Земля, основной поток информации поступает именно отсюда. Ранее было сказано, что всякая структура, в том числе и структура планеты Земля, является вместилищем для сознания. Таким образом, в случае Землянина и Земли мы имеем взаимодействие двух субъектов, как если бы это было взаимодействие человека с человеком. Как следствие, языковое наполнение той части сознания, которая строит модель внешней среды, представляют собой определения событий и явлений, выраженные друг через друга. Этакая сплошная математическая круговерть весовых коэффициентов, операторов, формул и показателей. Но там отсутствуют человеческие слова.
     Второй параметр - время. Биологическая конструкция Землянина позволяет ему существовать миллионы лет. По сравнению с человеком, это другой масштаб временной шкалы. Человек просто не успевает услышать обращение к нему. Не исключено, что предсказания Нострадамуса - это именно попытка, через спрогнозированные и предсказанные события привлечь внимание людей к своему существованию.
     Третий параметр - влияние знаний на будущее. Землянин, как всякое мыслящее существо, на основе имеющихся знаний, старается удержать внешнюю среду в стабильном состоянии. Для этого он энергетически взаимодействует с ней, подпитывая те участки энергетического спектра, где наблюдаются энергетические провалы и выбирая избытки энергии из тех участков, где наблюдается избыток. Поскольку субъектом взаимодействия является структура Земли, то конструкция Землянина имеет в своём составе исполнительные органы, которые вырабатывают или поглощают энергию планетарного уровня, а по сравнению с человеческими, это уровни гигантских величин.
     Цивилизация людей представляется как часть Земли и по мере развития возможности влиять и воздействовать на физическую среду планеты Земля, будет выступать как генератор артефактов и отклонений, с точки зрения Землянина.
     Землянин знает о существовании людей, по той простой причине, что люди созданы им. Он обеспокоен отсутствием взаимодействия с людьми. Он пытается наладить с ними контакт. Видимо, по Земле разбросаны знаки, которые являются ключами для настройки рецепторного аппарата Землянина на того человека, который каким - то образом взаимодействовал со знаком. Для Брона это был знак в виде бородатого лица или знак запакованный в фигурке, которую мы видим на нашей каминной полке. Эта настройка сохраняется на время всей жизни человека. Видимо именно такой вариант мы имеем в случае с Броном'.
     Дэвид, Зарена и Доли повернулись к Брону, и дружески улыбаясь, каждый из них провел рукой по волосам Брона, который, не останавливаясь, продолжил. - 'Но отдельный человек, в его нынешнем варианте, обладает ограниченными энергетическими возможностями. Поэтому преобладает односторонняя передача информации от Землянина к человеку. Для обратного ответа Человека Землянину нужно, по крайней мере, передвинуть диапазон ответного канала Человека в сторону более высоких энергий. Тогда Избранный может более значимо заявить о себе, о своём присутствии. Тогда Землянин обратит внимание на него и вступит в диалог'.
     Брон понял, что Дэвид, с разгону начал умозрительное конструирование того, что должно им всем помочь в решении поставленной задачи. Это таило в себе опасность того, что Дэвид завтра будет чувствовать себя разбитым. В студенческие времена было именно так. Поэтому Брон взял на себя инициативу по завершению вечеринки. Нужно было сменить тему разговора. Поскольку Дэвид уже произнес слова о маленькой фигурке, стоящей на каминной полке, он встал, подошел к камину и снял её с полки и нагретую пламенем горящих дров, бережно пронес по комнате, по направлению к Доли.
     - 'Посмотри, какое сложное снаряжение на этой женщине. Хозяйка гостиницы утверждает, что стоимость этой фигурки бесконечна. Это одна из достопримечательностей гостиницы, обнародованная во всех проспектах и справочниках'.
     Доли осторожно приняла из рук Брона фигурку. По тому, как заблестели её глаза и щеки порозовели, было ясно, что Доли имеет что сказать и говорить она готова очень долго. Зарена, пропустившая блестящее выступление Доли при постановке задачи, удивленно вскинула голову и посмотрела на Доли. Доли улыбнулась ей, и улыбка эта была очень неоднозначной. Затаенный смысл таился в складках полураскрытых губ и в напряженном взгляде, которым она обменялась с Зареной.
     - 'Это Инанна. Царица, которая у разных народов вошла в историю под разными именами. Почитаемая и неоднозначная в своём понимании жизни. Ассирийцы и вавилоняне дали ей имя Иштар, римляне называли её Венерой, грекам она известна под именем Афродиты. Она была внучкою Ану - верховного правителя, время от времени навещавшего Землю. По той трактовке, которая была мною сделана, Ану был, видимо одним из руководящих лиц ЦУПР Марса. Жизнь Инанны на Земле изобиловала многими приключениями, судьба преподнесла много неожиданностей. Она потеряла мужа, после чего под её правление была передана новая цивилизация, возникшая в долине реки Инд, на территории нынешнего Пакистана. Центром цивилизации стал город Урук. По времени это соответствует 2800 году до нашей эры. Это была эра Инанны. Она прошлась по тем временам блистательными победами, как воин и как женщина. Хотя следует сразу сказать, что она проводила в жизнь политику ЦУПР Марса и победы, одержанные ею, это победы над нашими соплеменниками, борцами за независимость Земли. До нас дошло много изображений Инанны. Что касается этой статуэтки, считается, что эта статуэтка имеет своим началом 2000 год до нашей эры и изображает царицу в техническом снаряжении, которое она имела на себе перед длительными полётами в Южную Африку. Имеется перечень элементов этого снаряжения в шумерском изложении - На голове у неё <То, что позволяет уходить далеко>, на ушах <Измерительные кулоны 'Брелки' >, вокруг шеи <Ожерелье из синих камней >, на плечах <Камни близнецы >, на руках < Золотые цилиндры>, на груди <Ремни, сжавшие её>, одета она в одеяние . Цилиндрический предмет, который царица крепко обхватила пальцами рук, в исторической литературе имеет наименование <Семь МЕ>.
     Напрашивается трактовка всего этого в привычных для нас терминах. Это чисто техническое одеяние, состоящее из комбинезона, средств телекоммуникации и телеметрии. В руках - элемент интерфейса, посредством которого осуществлялось взаимодействие с летательным аппаратом'.
     Доли перестала говорить и, поднявшись, поставила статуэтку на каминную полку, на то место, где она ранее находилась. Фигура Доли заслонила пламя камина и тонкая материя, пропустив лучи сквозь себя, обрисовало изящные контуры всего скрываемого под кимоно. Брон почувствовал на своей руке руку Зарены и её лёгкое пожатие. Повернувшись к ней Брон, улыбнулся, и улыбка была светлой и понимающей.
     
     Работа Дэвида
     
     Для развертывания работ по созданию аппаратного обеспечения было решено использовать лаборатории фирмы ИБС. Дополнительным аргументом в пользу этой фирмы было то, что, по мнению Георгия, на текущем этапе развития событий было очень важным высокая степень защищенности. Брон по достоинству оценил оснащение и организацию работы на предприятии, против которого действовал последние пять лет.
     Оснащенность лаборатории Дэвида позволила ему провести измерения текущего частотного диапазона, соответствующего состоянию тела Брона. Дэвид исходил из тех соображений, что Землянин, имея ключ для передачи информации к Брону, лишён возможности принимать информацию от него в полном объёме. Связь получается односторонней. Если переместить частотный диапазон Брона в ту часть, где можно ожидать двухсторонний контакт, то Брон будет услышан.
     Основные действия начались на третий день.
     Брон с Зареной поселились в маленьком домике, с бассейном и ровной, подстриженной лужайкой. Второй, точно такой - же занимали Дэвид и Доли.
     Брон проснулся от стука в дверь. Утренний, свежий воздух врывался в раскрытые окна. Многочисленные птичьи голоса дополняли картину отдыха свободного времяпрепровождения. Взглянув на спящую Зарену, Брон накинул халат и открыл дверь. На пороге стоял Дэвид. Вид у него был решительный. Строгий костюм и как всегда начищенные ботинки свидетельствовали о том, что он закончил подготовительные работы и что ему теперь нужен Брон, его тело, его сознание и всё остальное. Брон сонно улыбнулся. Дэвид в ответ кивнул головой - 'С сегодняшнего дня начинаем работать'.
     Брон был малознаком с методами исследований в частотном диапазоне. Внешний вид оборудования говорил о том, что контроль высокоэнергетического частотного спектра требует серьезного отношения к себе.
     Дэвид попросил Брона занять место в кресле, установленном на подвижной тележке. Тележка, в свою очередь, двигалась по рельсам, вдоль цепочки приемников.
     Сев в кресло, Брон откинул голову и почувствовав подголовник, положил руки на подлокотники. Ладони ощутили шероховатость округлой поверхности. Взглянув, Брон увидел под рукой некое подобие пчелиного глаза, основу которого составляли шестиугольные элементы. Вся поверхность переливалась цветами радуги в лучах верхнего освещения.
     - 'Это антенна для приема в частотном диапазоне для контроля двигательных и мыслительных процессов' - пояснил Дэвид.
     - 'Я введу тебя в курс дела, чтобы ты понимал, что я хочу делать'.
     Движения Дэвида были четкими, скоординированными и мели ту наполненность, которую можно наблюдать у врачей по отношению к пациентам. Рабочий комбинезон, с множеством карманов и карманчиков лёгким шорохом отзывался на каждое движение Дэвида.
     - 'Ты сам, твоё сознание, твоё тело, всё вместе должны прояснить то, как мы можем получить возможность дать Землянину знать о твоём присутствии и о нашей готовности действовать. Я несколько раз задавал Доли этот вопрос и то, что я от неё услышал, выглядит следующим образом'.-
     При этих словах Дэвид взял фломастер и пододвинул доску. Уверенным движением он нарисовал эллипс, затем второй и две стрелки между ними.
     - 'Это будет Землянин' - Фломастер нарисовал внутри первого эллипса букву Z.
     - 'Это ты, твоя личность, со всем твоим внутренним содержанием' - Фломастер в руке Дэвида нарисовал букву W внутри второго эллипса и подчеркнул стрелку от Z к W.
     - 'По факту и истории твоей жизни можно однозначно констатировать, что имеется воздействие со стороны Z на W. Более того, воздействие со стороны Z на W является целенаправленным и имеет результатом то, что структура твоего мозга претерпела изменения в заранее предопределённом направлении. Можно предположить, что это направление, в конечном итоге, должно будет привести состояние твоего тела, сознания и мозга к той точке, в которой Землянин мог бы тебя услышать. Сколько времени потребуется для достижения этой точки, я не знаю. Я думаю, что после достижения этой точки развития твоего тела Землянин должен был бы начать с тобой диалог, в ходе которого тебе была бы поставлена задача и произошло бы посвящение тебя в способы решения этой задачи. Землянин заинтересован в появлении рабочего, в его терминологии, который будет способен реализовать его план по созданию Контактёра. Другими словами, должна возникнуть обратная связь от W к Z'.
     Рука Дэвида подчеркнула вторую стрелку
     - 'Но это мои предположения. На самом деле всё может выглядеть гораздо проще. Может быть, нам просто нужно поместить тебя в точку, соответствующе стрелке от W к Z и Землянин сам выберет из тебя всю нужную для него информацию'.
     Дэвид положил фломастер, откатил доску и придвинув стул, сел около Брона.
     - 'Откровенно говоря, в голове у меня постоянно сидит вопрос, на который Доли так и не смогла дать ответа - Каков уровень энергии того частотного диапазона, в котором может произойти взаимодействие и возникнет канал от W к Z?'
     Брон кивнул головой в знак согласия с высказыванием Дэвида. Ему вспомнились все заморочки с голосами, сказками и его блужданиями по лабиринтам будущих событий. Одно ясно. Он постоянно находился под воздействием, и воздействие это было целенаправленным и непрерывным. Более того, все кто находился около него, тоже попадали под влияние этого воздействия. Поразмыслив и сформулировав фразу, он растянуто произнес - 'Я понимаю тебя. Сейчас, в потоке работ по решению задачи, озвученной Доли, определение энергетического уровня этой точки является основополагающим. Но, по - моему, есть в этом еще одна проблема, которая в наших разговорах обсуждалась, но как второстепенная. Это проблема ключа, с помощью которой поток от W к Z должен быть промодулирован, чтобы он стал понятен Землянину. Вспомни. Все потенциальные претенденты на Избранных проходили через события, которые были или привязаны к знаку, вроде меня или к трагическим моментам в своей жизни. Нострадамус вдруг стал врачевателем и пророком после сильнейшего стресса, вызванного потерей своих двух детей и жены. Мне нужно было найти каменное изваяние, чтобы пережить ужас и опять пройти через состояние стресса. Врачеватель Кейси должен был смертельно заболеть и войти в стрессовое состояние, чтобы получить дар, спасший жизнь тысячам больных людей через те рецепты лекарств из трав, которые он получал от Землянина. В моем понимании, эта процедура необходима для того, чтобы поток мыслей от Землянина получил приемлемое для человека оформление. Только в этом случае человек, через свою структуру и сознание способен воспроизвести, через свои слова и действия, благотворное влияние Землянина. На тракте от W к Z также должен присутствовать ключ для кодирования этого потока к виду, приемлемому для Землянина. Если такого ключа не будет, Землянин просто не в состоянии будет принять осмысленный поток от меня к нему'.
     Брон увидел, как в глазах Дэвида появился блеск, отражающий стремительный бег мысли. Взгляд вдаль и мимо. Было ясно, что Дэвид уловил идею и сейчас стремительно осмысливает ее, прогоняя в сознании череду своих модельных конструкций.
     - 'Я уловил, что переход в стрессовое состояние и обратно представляет собой воздействие именуемое в технике дельта - функцией, в результате чего порождается бесконечный спектр излучаемой энергии. Это зацепка. Просчитав энергетический потенциал тела человека, можно определить границу спектральной области, где энергия еще достаточно высока, чтобы быть переданной по одному из сверхпроводящих каналов ЭЧЗ. Что касается ключа, то у меня в голове постоянно сидит тот факт, что человек имеет 42 хромосомы, тогда как все остальные млекопитающие имеют 43. Теперь я начинаю догадываться, что было отнято у человека с этой 43 - ей хромосомой. Из конструкции человека был изъят механизм кодирования информации на тракте от W к Z. Правда из этой посылки следует, что весь животный мир является источником информации для Землянина. Можно только предположить, какое мнение о человеке складывается у Землянина на основе этой информации!'
     Дэвид еще раз подчеркнул стрелку, ведущую от W к Z на рисунке, нарисованном ранее.
     В зале раздался мелодичный звук, извещающий о том, что система входного контроля завершила проверку полномочий посетителя на право вхождения в помещение и ждёт от Дэвида разрешения на открытие двери. Дэвид нажал на рабочем столе кнопку, подтверждая свое согласие, двустворчатая дверь разъехалась, пропуская Доли.
     Спортивный костюм в сочетании с лёгким, цветастым шарфом, колышущимся при каждом движении, создавали настрой стремительности и целеустремленности во всем её облике. Подойдя ближе, она с интересом осмотрела сидящего в кресле Брона. Брон почувствовал себя подопытным кроликом, жизнь которого полностью зависит от намерений экспериментатора. Видимо, это смятение отразилось на лице Брона, что вызвало реакцию Доли совершенно неожиданную - она подошла к нему и ласково почесала у него за ухом. Дэвид, наблюдавший за этими действиями, вдруг впал в состояние истерической веселости и не мог остановить смех в течение пяти минут. Доли, понимающе улыбаясь, переместилась к нему, взяла под руку и усадила на стул, стоящий около рабочего стола.
     - 'Чувствую, я появилась не вовремя. Но раз уж я здесь, расскажете, что вы придумали!'
     Дэвид очень красочно описал содержание разговора и те идеи, которые возникли буквально на лету относительно ключа кодирования потока от W к Z. Видно было, что эта часть была неожиданно новой для него и он использовал присутствие Доли для развития возникших соображений. Доли, выслушав его, задумчиво произнесла
     - 'В том объёме данных, которые мне пришлось проработать при формулировке задачи были два факта, которые выпадали из общей смысловой содержательности архитектуры сооружений и череды событий тех времен. Первый факт это - так называемый хрустальный череп'.
     Дэвид при этих словах сделал круглые глаза и возглас недоумения сорвался с его губ - 'Доли, мы не занимаемся шаманством. Для нас главное, найти конструкцию, которая позволит нам достучатся до Землянина!'
     Доли согласно кивнула головой и продолжила.
     - 'Это изделие нашли в 1927 году в районе Теотиуакана - древнего города индейцев Майя. Череп выполнен из горного хрусталя. Качество изготовления говорит о применении высоких технологий. Скорее всего, он был сформирован из расплава, хотя никаких признаков заливки стекла в форму на нем не обнаружено. Возраст его более 3600 лет. Если учесть, что календарь Майя имеет своим начало 3114 год до нашей эры, можно предположить, что он был изготовлен именно в это время. Остается без ответа вопрос - зачем он был изготовлен?
     - Второй факт - в Антропологическом музее в Мехико имеется изображение - символ в виде черепа, окруженного диском с расходящимися лучами. Череп этот изображен с высунутым языком. Имеется много толкований этого символа. После всего, что я здесь услышала, я могу предположить, что хрустальный череп в себе самом заключает тот ключ, который необходим для общения с Землянином. Изображение этого черепа с высунутым языком и расходящимися лучами поясняет и уточняет назначение хрустального черепа - он предназначен для общения человека с Землянином'.
     Брон почувствовал, что сейчас беседа примет тот абстрактно - теоретический оттенок с элементами мистики и галлюцинаций. Но слабые попытки изменить направление обсуждения темы натолкнулись на возражения Дэвида, который, после высказывания Доли буквально подпрыгнул на месте. Подскочив к Доли, бережно притянул её к себе и чмокнул в щеку, скороговоркой проговорил при этом - 'Ах, какая ты у меня умненькая. То, что ты сказала - это прорыв вперед. Горный хрусталь - это не просто стекло. Это сложная конструкция, содержащая кремниевую, аморфную основу с вкрапленными фрагментами кристаллов металлов. Представьте. Если это готовилось из расплава, то после заливки в форму можно было слой за слоем начинать медленное охлаждение, при этом внешними полями ориентируя вкрапленные кристаллы металла по соответствующим осям. Получается объёмная конструкция, хранящая в себе кодовую комбинацию частотных диапазонов. Скорее всего, в качестве оригинала, с которого велась запись ключа, выступал один из тогдашних Контактёров. Можно только представить, каков был уровень технологии, если им удавалось так вот просто получить и сохранить снимок сознания этого Контактёра. Тогда это действительно - ключ. Человек, владеющий этим предметом, с точки зрения Землянина, смотрится почти как Контактёр. Единственно, что всегда не хватало человеку, это уровня энергии, который позволил бы достичь точки канала сверхпроводимости в частотном диапазоне ЭЧП, поэтому сигнал его был слаб, но иногда слышим. Но знаю, как можно человека переместить в эту точку!'
     Дэвид еще раз прикоснулся к Доли и, пройдя быстрым шагом по помещению, остановился у плоского экрана компьютера. Брон, поднявшись с кресла, разминая ноги, медленно приблизился к нему. Доли издали, с интересом, наблюдала развитие событий. Дэвид высветил на мониторе картинку, содержащую таблицы и графики. Обернувшись и увидев около себя одного Брона, жестами дал знать Доли, чтобы она присоединилась к ним.
     - 'То, что я покажу - это мои наработки по 'Гегель -2''.
     На экране возникла линейная схема частотно - энергетического спектра. Надписи на схеме говорили о том, что Дэвид показывает ЭЧП.
     - 'Видите интересующие нас каналы сверхпроводимости для частотного диапазона располагаются в фиксированных точках этого диапазона. Я просчитал те, которые необходимы были для взаимодействия элементов 'Гегель-2'. Размещение этих точек рассчитываются как решения системы нелинейных уравнений при начальных условиях, каковыми является весовые коэффициенты, определяющие структуру планеты Земля. Сами понимаете, что за всю планету думать очень трудно. Был введен целый ряд предположений и ограничений. Эта же система уравнений была рассчитана и для определения узловых точек ЭХО устройства'.
     На экране возник второй график, который показывал четыре точки имеющие отношение к устройству 'Гегель-2'.
     - 'Видите, если поместить начальную точку частотно - энергетического уровня изделия в точку графика ЭЧП Земли, соответствующую этому уровню, можно видеть, где можно ожидать совмещения появления эффекта сверхпроводимости. Расстояние, по графику, в энергетических показателях, на которые пересчитывается структура объекта и определяет ту постоянную составляющую, по энергии, которую необходимо дополнить, чтобы объект по своим структурно - энергетическим показателям оказался в зоне сверхпроводящего канала. Остается только решить, каким образом можно дополнить энергию объекта. Я показал путь решения. Всё усложняется тем, что в нашем случае имеются три взаимодействующих субъекта - планета Земля, со своим ЭЧП, Землянин со своим ЭХО внутри ЭЧП Земли и Брон со своим ЭХО, которого нужно передвинуть в ту точку, в которой ЭХО Землянина совпадает с одним из диапазонов ЭЧП Земли'.
     По мере разъяснения содержимого рисунков голос Дэвида становился всё более глухим и в нем появились те нотки отрешённости и потери внимания к слушателям, которые говорили только о том, что в голове Дэвида шло интенсивное осмысливание сказанного им и что слушатели его уже мало интересовали. Брон решил завершить эту часть беседы и дать возможность Дэвиду остаться наедине с этим его внутренним потоком сознания.
     - 'Дэвид, мы с Доли покинем тебя. Ожидаем тебя к завтраку. Зарена обещала приготовить что - то вкусненькое. Такое, после чего, как она говорила, мы поймем, что существует одна и очень значимая радость жизни - поглощение вкусной и здоровой пищи'.
     С этими словами Брон, выразительно взглянув на Доли, начал тихо перемещаться в сторону выхода. Доли двинулась вслед за ним, оставив Дэвида, погруженного в раздумья относительно способов решения проблемы.
     
     Выписка из рабочего журнала Дэвида
     
     ...День третий...
     Завершение расчета уровня энергии для Брона. Переговорил с Доли относительно хрустального черепа. Было сказано, что доставят через неделю.
     
     ...День десятый...
     Знаю, чем можно передвинуть Брона в нужный диапазон. Самое странное, что для этого понадобиться кристалл обсидиана. Только он соответствует тем требованиям, которым нужно удовлетворить. Теперь по другому смотрится привязанность первых людей к этому минералу. Видимо, благотворное влияние Землянина на организм первых людей заставляла их постоянно иметь этот минерал при себе. Вторичным было использование кусков минерала для выполнения вспомогательных функций в виде каменных ножей и наконечников копий.
     
     ...День пятнадцатый...
     Доставили хрустальный череп. Смешанные чувства овладели мной, когда Доли вскрыла контейнер, в котором размещался этот предмет. Перед нами было изделие технологий высшего уровня. Это не был слепок с реального черепа. Всё обводы, сопряжения и переходы линий несли на себе следы компьютерной графики. Я прикоснулся к поверхности рукой и честное слово, мне показалось, что я прикоснулся к поверхности двери, открывающей путь в другой мир. Мир, до которого нам нужно еще долго и долго идти.
     
     ...День двадцатый...
     Комплект полностью готов к использованию. Получилось несколько громоздко, но транспортабельно. Много времени потребовалось на поиск геометрии кристалла. Сейчас всё позади. Аккумуляторы в состоянии обеспечивать постоянную температуру в течение пяти часов. Я думаю, этого будет достаточно.
     
     ...День сороковой...
     Проведены испытания снаряжения. Для испытаний использована исследовательская лаборатория фирмы, использовавшаяся ранее для работы с китами и дельфинами. Прекрасное место на берегу океана. Были сделаны три погружения в контактном снаряжении. Третье погружение дало результат. Брон сообщил, что он получил координаты, в которых следует появиться в полную луну следующего лунного месяца. Координаты указывают на точку в Карибском море. Из контекста послания, следовало, что Брону будет передан материал жизни. Доли сделала предположение, что Брона проведут в одну из законсервированных лабораторий и передадут генетический материал. Началась подготовка экспедиции. По содержанию информации, Брона после погружения должен будет встретить Слуга. Что должно быть дальше, остается загадкой. Я начинаю верить в мистику, светлую, черную магию и в прочие нереальности из фильмов ужасов.
     
     ...День шестидесятый...
     Подготовка к контакту была проведена тщательно и всесторонне. Брон прошел полный курс подводного плавания. Имелась неопределённость следующего плана. В районе погружения глубины доходили до тысячи метров. Куда поведет Брона Слуга, неизвестно. Была проблема дыхания на большой глубине. Остановились на варианте замены воздуха жидкой смесью, насыщенной кислородом. Использование смеси позволит погрузиться до максимальных глубин, которые есть в предполагаемом районе.
     Для движения нужно будет использовать буксирный блок с приводом от аккумулятора. Его должно хватить для перемещения в радиусе пятнадцати километров. Полужесткий гидрокостюм, хотя и ограничивает свободу действий, позволит ограниченные перемещения с использованием ласт.
     В целом, снаряжение, которое должен будет нести на себе Брон, является громоздким. Хрустальный череп и кристалл обсидиана, помещены в термостаты, которые, в свою очередь, размещены внутри герметичного металлического цилиндра. Он должен крепиться поверх баллонов с кислородом.
     Тренировки будут закончены через две недели.
     
     ...День последний
     Вечер пред контактом провели в общем зале, детально проверяя снаряжение и проигрывая возможные ситуации. Георгий и Корнер проявляли беспокойство в связи с тем, что была неясна общая картина и последовательность действий. Кто такой Слуга? Как он выглядит? В конце концов, где размещена лаборатория и в каком состоянии генетический материал. То, что это генетически материал, ни у кого не возникало сомнений.
     
     Контакт
     
     Доли за два месяца потеряла ощутимое количество килограммов своего веса. Из всех, здесь присутствующих, только она понимала значимость происходящего. С черными кругами под глазами, блеск которых выдавал то внутреннее напряжение, которое соответствует интенсивной работе мысли, она непрерывно перемещалась между участниками экспедиции, стараясь быть в курсе всех событий. Её энергия переходила к каждому. Она была центром событий и тем человеком, который олицетворял собой все коллективные действия.
     Наступил день следующего дня. Предполагаемый район был заранее расчищен от судов. Корабли ВМС не подпускали яхты и катера, которые в большом количестве совершали плавание в этом районе. Сказывалась близость США и Мексики.
     Оборудование было отправлено заранее. Корабль гидрологической службы ждал на границе района. Для перемещения к месту погружения использовали лёгкий гидросамолёт.
     Специалисты натянули на Брона гидрокостюм. Неприятная процедура перехода на дыхание кислородосодержащей жидкостью была совершена под присмотром врачей. Полностью экипированный, с дополнительным цилиндрическим контейнером, в котором размещались термостаты с кристаллами, он смотрелся внушительно. Поддерживаемый Дэвидом и Георгием, Брон осторожно поднялся в самолёт. Вместе с ним туда вошла Долли. Брон, через стекло маски видел её напряженный взгляд, обращенный к нему.
     Короткий перелёт занял десяток минут. Гидросамолёт, рассекая воду поплавками, подрулил к бую. Ранее вылетевший вертолёт с Корнером доставил к месту погружения буксир и дополнительные баллоны с жидкостью и кислородом. Второй пловец, полностью снаряженный и готовый к погружению, будет находиться здесь до завершения работ. Брон через жидкость и корректирующие линзы, видел под маской симпатичное лицо, покрытое бородой. Было видно, как от потоков жидкости при дыхании пловца кончики усов двигались и извивались.
     Опустили в воду буксир. Ручки буксира были до блеска отполированы руками пловцов. Видно было, что Георгий использовал только проверенное и зарекомендовавшее себя оборудование.
     Брон сделал несколько шагов, которые отделяли его от воды. Медленно опустился в воду. Сначала ноги, потом по грудь и наконец, так что поверхность воды оказалась на уровне глаз. Бросил последний взгляд на Доли, поймал её взгляд, сосредоточенный и напряженный. Не включая двигатель буксира, толкая его перед собой, с помощью ласт начал медленное движение вглубь водной толщи. По мере погружения чувство отрешённости охватывала его. Всё усиливающийся шум в голове всё сильнее давил на его сознание. Помня наставления Дэвида, включил тумблер автоматической настройки на частотный диапазон. Шум перешел в завывание, которое внезапно исчезло. Брон почувствовал знакомую вибрацию мышц - предвестник его путешествий по полю смысла. Сейчас это значило то, что он попал в диапазон, через который с ним общаться ТОТ. Тишина сменилась пульсирующими приливами и отливами. Постепенно пульсирующая составляющая приобрела речевую определённость, и неожиданно четко поставленный голос прозвучал внутри Брона
     - 'Избранный, стой на месте. Слуга найдет тебя'.
     Потянулись долгие минуты ожидания. Всё это время, находясь под поверхностью воды, Брон лови взглядом блики от солнечных лучей, пронизывающих толщу воды и окрашивающих её в зеленовато - голубоватый цвет. Резкий толчок в плечо заставил его повернуться. Сердце опустилось и поднялось, Знакомый с детства ужас внезапной встречи пронизал его. Взгляд судорожно пытался соединить в единое целое расплывчатый из - за солнечных бликов образ создания, находящегося перед ним. Большое, даже гигантское тело, живое и движущееся было перед ним. Огромная голова доминировала в этом теле. Жаберные щели вздымались и опускались. Точки ноздрей позволяли определить центр этой головы. Брон различи два маленьких глаза, над которыми просматривался третий глаз, выпуклый, прикрытый прозрачной пленкой. Человекоподобное лицо этого создания только подчеркивало то, что Брон видит перед собой существо разумное, мыслящее и дружески настроенное к нему. Голова этого существа плавно переходило в туловище, под которым просматривались два похожих на руки манипулятора, молитвенно прижатые друг к другу. Туловище переходило в длинное, змееподобное тело. Медлительность и плавность движений только подчеркивала размеры посланца глубин.
     Дав рассмотреть себя, создание, медленно извиваясь, развернулось и тихо двинулось вглубь водной толщи, увлекая Брона за собой. Глубиномер показывал триста метров. Брон включил буксир. Винт начал вращаться. Вращение винта привлекло внимание слуги, и он несколько метров плыл рядом, видимо оценивая ситуацию. Брон старался не делать резких движений. Инцидент был исчерпан. Слуга вновь занял позицию показывающего дорогу. Погружение продолжалось. Верхняя часть водной толщи, окрашенная в светлые тона, смотрелась, как далекое вечернее небо. Снизу надвигалась темнота неосвещенной глубины. Вскоре Брон вынужден был включить фонарь, размещенный на буксире. Глубина - шестьсот метров. Дно возникло причудливым нагромождением валунов и угловатых каменных обломков. Движение продолжилось вдоль поверхности дна и это движение заняло двадцать минут. Потом опять участок спуска вниз, на сотню метров. Брон начал беспокоится. Предельная глубина - тысяча метров Свет прожектора, по ходу движения, освещал нагромождения острых обломков, покрытых глубинной водной растительностью. Дыхательная смесь, насыщенная кислородом, полностью обеспечивала потребности организма. Слегка болели грудные мышцы из - за того, что приходилось прокачивать через лёгкие более плотную, чем воздух, жидкость. Брон с удивлением обнаружил, что путь пролегает между колоннами разрушенных зданий. Мерные извивающиеся движения змееподобного тела смотрелись через стекло шлема однообразными и успокаивающими. Усталость начала давать себя знать. Длинное тело, изогнувшись дугой, проскользнуло в разлом здания. Брон осторожно маневрируя буксиром, вплыл вслед за ним. Включил прожектор на шлеме. Двойное освещение высветило внутренности сооружения, величественного и монументального. Многочисленные трещины, проходившие через монолитные стены, говорили о силе воздействия стихии на это сооружение. Слуга терпеливо ждал, пока Брон привыкнет к внутренней обстановке помещения. Потом опять развернулся и медленно поплыл вглубь. Коридор, а это был именно коридор, позволял использовать буксир и Брон направил его вслед за слугой. Слуга ждал его за поворотом. Опустив буксир на пол, Брон подплыл к слуге, ожидая дальнейших действий. Трехглазая голова была обращена к Брону. Глаза светились в темноте и их завораживающая сила приковала внимание Брона. Дрожь пробежала по телу. Сознание сформировало слова, которые зазвучали в этой обстановке громко. Каждое слово много кратно получало отражение в голове и Брону пришлось напрячь всё внимание, что бы послание было понято им и оставило свой след в его памяти.
     - 'Открой дверь. Слуга даст тебе шкатулку. В ней два семени, маленькое и большое. Помести маленькое семя в лоно жизни твоей женщины и жди девять месяцев. Прими сам ТО, что выйдет из чрева. Пусть никто не видит. Он будет мертв. Свою жизнь он отдаст твоей женщине, чтобы она стала Коконом для посланника. Принеси ТО сюда и опусти в воду. Слуга примет ТО. Помести второе семя в лоно своей женщины. Дай ему свой ключ. Жди девять месяцев. Тот, кто появится и будет моим посланником. Береги его. В нем спасение всех людей на Земле. Защити его. Через него я скажу вам свое слово. Твои дети от твоей женщины пусть будут слугами ему. Когда взойдет четырёхглавая звезда, придут три старца. Ты узнаешь их. Окажи им высочайшие почести. От них зависит судьба людей на Земле. Покажи им Посланника. Мир вам всем. Аминь'.
     
     Голос затих. Только тихий шум внутренних устройств жизнеобеспечения скафандра слышался в тиши водной толщи. Луч света от прожектора упирался в дверь, каменную и видимо, очень тяжелую. Маленькая рука змееподобного провожатого указующим движением вытянулась вперед и коснулась одного из фрагмента узоров, украшавших стену. Брон повтори его движение, с усилием надавил рукой. Через прорезиненную ткань скафандра почувствовал её шероховатость и ладонью ощутил податливое движение камня. Образовался круг и по мере давления на него, он углублялся. Брон продавил участок стены так, что плечо начало упираться. Наконец движение камня прекратилось, рука почувствовала щелчок сработавшего механизма. Раздался шорох открывающейся двери. Слуга, прогнувшись, проскользнул в открывшийся проем. Брон дождался, когда поем станет достаточно большим, чтобы без опасения задеть стены своим оборудованием, можно вплыть внутрь. Луч прожектора осветил комнату. Сосуды, колбочки, большие и маленькие емкости заполняли выполненные из камня полки. В середине комнаты находилось возвышение, и около него остановился слуга. Его рука касалась продолговатого предмета, глаза были устремлены на Брона. Брон попытался двумя руками сдвинуть предмет. Никакого движения. Внимательно осмотрев его, он нашел, что над поверхностью возвышается только верхняя часть предмета. Нижняя часть плотно сидела в прямоугольном гнезде. Брон уперся и движением вверх начал вытягивать его из гнезда. Вскоре продолговатый, прямоугольный предмет оказался в его руках. Даже в воде этот предмет имел значительный вес. Слуга, сразу после этого, начал движение к выходу. После того, как Брон миновал проем, лёгкий шорох закрывающегося проема прозвучал напутственной фразой старого здания, ждавшего его столько тысячелетий. Брон бережно опустил прямоугольную ношу в сумку буксира. Измеритель запаса кислорода стоял на середине. Слуга вывел его из здания и в неторопливом движении в течение долгих минут, они оба оказались на том месте, откуда начали свое движение почти полтора часа назад. Считая свою миссию выполненной, длинное тело, изогнувшись, резко ушло на глубину, оставив Брона одного.
     Солнечные блики играли на поверхности воды. Поплавки гидросамолётов смотрелись снизу как плоды неведомых растений. Всплытие Брона вызвало лёгкую суматоху. От гидросамолёта отчалила резиновая лодочка, на которой сидели Дэвид, Доли и Георгий. Последний быстро греб небольшим веслом. Точно такая лодка отчалила от второго гидросамолёта. Подоспевшие первыми Дэвид, Доли и Георгий напряженно вглядывались в стекло его шлема, пытаясь получить ответ на основной вопрос - 'Была ли успешной прогулка Брона?'.
     Брон знаком руки показал на прямоугольный предмет, находящийся в сумке на буксире. Руки встречавших протянулись к нему и вытащили в лодку. Потом помогли Брону перевалиться в лодку. Подошедшая вторая лодка подобрала буксир. Брон знаками попросил у Георгия карандаш и бумагу. Нужно было детально, пока всё свежо в памяти, изложить содержание послания. Бумага и карандаш были найдены. Прыгающие буквы донесли до встречавших смысл послания. Закончив писать, Брон осторожно провел по поверхности каменного прямоугольника. Рука отчистила поверхность от многотысячелетней донной пыли и показался знак, похожий на греческую букву омега.
     Брон, после утомительной и неприятной процедуры перехода на дыхание воздухом прошел длительный реабилитационный курс на борту гидрологического судна. Потом повторно, по просьбе Георгия, еще раз изложил то, что уже ранее было написано им сразу после всплытия. Георгий тщательно сверил два варианта изложения одних и тех же событий. Дополнительно, Брон изложил Корнеру словесно всё им увиденное, собственные ощущения, предположения, мысли и чувства, которые возникали в ходе небольшого путешествия. Потом переговорил с Зареной. Она находилась уже в Национальном Госпитале, где персонал, в полной готовности ожидал их прибытия.
     Обратный путь от места развития событий до Госпиталя проделали на трёх вертолётах. В первом находились Брон, Доли и Георгий. Драгоценный груз разместили в контейнере, внутренняя конструкция которого обеспечивала сохранность груза даже в случае падения машины. Весь описательный материал, полученный на месте, также находился внутри. Корнер с Дэвидом находились в третьем вертолёте вместе с командой прикрытия, на случай непредвиденных ситуаций.
     Брон слабо реагировал на ту суету, которая развернулась вокруг него и им добытого груза Его чувства были заняты Зареной. Мысленно проигрывая последний разговор с ней, он был благодарен ей за то понимание, которое с её стороны было проявлено к предстоящим изменениям в её судьбе. Брон внутренне чувствовал, что всё не так просто и от Зарены потребуется, помимо мужества, еще чисто женское терпение и огромное желание довести начатое дело до конца. Иногда возникала мысль, что всё это сон. Настолько всё было нереально и неопределённо, что не верилось в успешное завершение начатого.
     Вертолёты один за другим опустились на площадку Госпиталя. Брон, ощущая лёгкое покалывание в кончиках пальцев, открыл контейнер и извлек из него продолговатую шкатулку. Бережно прижимая к груди, пронес её по длинным коридорам и переходам здания к тому помещению, где должна быть начата решающая фаза спасения человечества.
     Со стороны медперсонала в команду был включен только один человек - Патер. Молодой и симпатичный, он смотрелся солидно в своём медицинском облачении, внушая то уважение, которое испытывает каждый человек по отношению к лицу, знающему много об устройстве бренного человеческого тела. По его команде Брон, Доли, Корнер и Георгий были обработаны, продезинфицированы и одеты в одноразовое облачение. Потом через четырёхступенчатый тамбур они были впущены внутрь помещения.
     Внешняя поверхность шкатулки также была подвергнута тщательной дезинфекции, с неё были удалены всё многовековые наслоения пыли и микробов. Чистая, матово поблескивающая полированными керамическими боками, с выгравированными руническими знаками и знаком омега на верхней части, она стояла в центре зала на постаменте.
     Право вскрыть шкатулку было доверено Брону. Исследовав боковую поверхность, Брон увидел тонкий шов на месте, где крышка шкатулки соединяется со второй половиной. Скальпель были использован для того, чтобы попытаться расширить этот шов. Первая попытка показала, что Брон на правильном пути. Шов превратился в маленькую щель и дальнейшие усилия в этом направлении позволили отделить крышку шкатулки от основания. Всех поразило то, что в шкатулке, после того количества лет, проведенных в глубинах океана, отсутствовала вода. Внутренняя поверхность была сухой на ощупь и вызывала лёгкое покалывание при прикосновении к ней. Внутри, в специальных гнездах находились два сосуда, по внешности подобные двум горшочкам, закрытые плотно притертыми пробками. По отношению друг к другу - один маленький, второй - побольше. Согласно инструкции, полученной, Броном, начинать нужно было с маленького.
     Патер взял маленький горшочек и сопровождаемый Доли, ушел в соседнюю комнату, где размещалась Зарена. Патер должен был выполнить очередные, важные действия в этой последовательной цепочке событий. Потом Патер подробно описал и свои действия. Из них следовало, что в маленьком горшочке, внутри жидкой субстанции, находилась материнская яйцеклетка, уже с запущенным, но приостановленным механизмом деления. Эта клетка, в присутствии свидетеля в лице Доли, была помещена в Зарену.
     Второй горшочек было решено оставить в шкатулке. Шкатулку поместили в сейф, внутренняя начинка которого обеспечивала стабильную температуру в пятнадцать градусов по Цельсию - ту температуру, которая была на глубине её многотысячелетнего нахождения в толще океана.
     Субстанция, в которой хранилась первая яйцеклетка, была передана в исследовательские отделы Госпиталя
     Потом потянулись нудные и утомительные дни. Девять месяцев, день за днём.
     Брон, Доли Патер имели прямой контакт с Зареной. Оборудование Госпиталя и подготовленные помещения позволили Зарене перенести все тяготы этого отрезка времени. Патер работал с полной нагрузкой. Изменения, происходящие в организме Зарены иногда пугали его. Зародыш, помещенный в организм Зарены, развивался сам и по мере развития, оказывал всё большее и большее влияние на её тело. Самое странное, что это для Зарены сопровождалось ощущением повышенной бодрости и наполнения силой. Дополнительно, в её сознании прорезалась постоянно звучащая мысль о том величии дела, которое она совершает.
     Брон видел, как за эти месяцы изменилась Зарена. Тело стало массивным, черты лица приобрели те рубленые формы, которые можно видеть на картинах старинных мастеров.
     
     Брон сам принял ТО, что не будет иметь жизни. Он не позволил Патеру увидеть ТО. Длинное, лоснящееся тело с миниатюрными ручками и трёхглазой головой. Уменьшенная копия слуги, который вел Брона при его погружении в морские глубины.
     Брон быстро завернул свернутое в кольцо безжизненное тело, поцеловал Зарену и загрузился в вертолёт. Уже в полёте натянул лёгкий гидрокостюм, нацепил баллон с воздухом и контейнер с темостатированными кристаллами. Дэвид, Корнер и Доли сидели рядом и напряженно смотрели в сторону. Каждый был погружен в свои мысли.
     Вертолёт, снабженный поплавками, приводнился в точке, где произошла первая встреча со слугой. Бережно неся сверток в руках, Брон опустился я воду и начал погружение. Опустошенность и отрешённость от мира опять захватила его. Вспоминались события девятимесячной давности, и всё прошедшее вспоминалось как нереальный сон, как игра воображения. Но он сейчас нес обратно результат, результат предсказанный, свидетельствующий о том, что все, что делалось - не игра, а суровая действительность.
     Солнце просматривалось через толщу воды светлым пятном, рябь воды делала воду живым организмом, меняющим свою окраску и находящуюся в непрерывном движении.
     Брон развернул сверток. Длинное тело, выпрямилось и через стекла очков увеличенное до пугающих размеров, начало медленное движение вниз, в темную глубину воды. Блики волн чередой пробегали по его коже и казалось, что ТО живое и движущееся, само уходит от Брона, вниз, молчаливое и таинственное. Брон вдруг осознал, что от него уходит частица его жизни, жизни его Зарены. Уходит прошлое, к которому уже нет возврата.
     Потом Брон видел, как из черной глубины, поднялась извивающаяся, длинная лента слуги, Два плоски, длинных тела слились в одно и всё это исчезло внизу.
     
     Четырёхглавая Звезда
     
     Последующие девять месяцев Брон, Доли, Патер и Дэвид, практически не выходили из госпиталя. Зарена, окруженная вниманием друзей, чувствовала себя превосходно и это радовало всех. Корнер и Георгий работали с полной нагрузкой. Похудевшие, пропитанные потом и дорожной пылью, они по очереди заезжали в госпиталь, чтобы посидеть за чашечкой вечернего чая. Завеса закрытости всех событий требовала от них постоянной и напряженной работы. Основная часть этой работы - подбор людей, вовлеченных в процесс поддержки выполнения работ. Анализ внешней обстановки свидетельствовал, что всё не так просто. Поступавшая из проверенных источников информация говорила о том, что активизируются организации, неизвестно откуда возникшие и неизвестно кем финансируемые и которые имеют своей целью, во время очередного появления четырёхглавой звезды, захватить власть на Земле. Планов, которые бы раскрывали направление действий после захвата власти, пока не обнаружено. Но общая направленность идеологии предполагала опять - таки уничтожение части населения планеты.
     Девять месяцев потребовали от Зарены большого напряжения. Она перенесла все невзгоды, которые сопровождали появление младенца. Перенесла мужественно, с полным пониманием своей значимой роли в деле спасения человеческого рода на Земле.
     Младенец появился точно в срок, крепкий и жизнерадостный. День его рождения стал праздником для всех активных участников - Брона, Дэвида, Доли, Патера, Корнера и Георгия. Сразу после радостного события их навестили еще три человека, известные как участники ужина в замке 'Шем'. Все понимали, что впереди еще более напряженная работа по сохранению жизни младенца в период его взросления и потом когда он войдет в силу.
     Потом начались будни.
     Посланника нужно было вырастить и сберечь.
     Зарену и Брона перевезли в один из загородных домов. По намекам Георга Брон понял, что таких домов несколько. Все они оборудованы средствами охраны, территория вокруг них находится под постоянным контролем. Во всех будут жить семьи, воспитывающие детей одного возраста с Посланником. Эти семьи будут играть роль отвлекающих объектов, что должно затруднить действия противной стороны.
     Природа, красивая местность на берегу чистой реки способствовали тому, что младенец рос и развивался. Первые шесть месяцев прошли незаметно и Брону, в текучке семейной жизни иногда начинало казаться, что всё прошлое - сон и действительная жизнь как раз и заключается в этой повседневной череде забот о подрастающем младенце.
     Но однажды всё изменилось. Возникший Георгий, в одежде, пропыленный, пахнущей бензином и прокаленным мужским потом, попросил всех собраться и приготовиться к переезду. В городе подготовлена квартира. Там будет надежнее. Две отвлекающие семьи, засвеченные через журналистов, подверглись нападению. Средства, задействованные нападающими, многократно превосходили возможности людей по защите. Всё говорило об энергетических ударах с летательного аппарата. Этот аппарат остался незамеченным для всех средств наблюдения и обороны. Похоже, противостоящие силы сильно обеспокоены и готовы пойти на крайние меры
     Зарена села с младенцем в бронированный джип. Маленькая колонна из четырёх автомобилей через два часа пути, минуя все населённые пункты и проезжие дороги, доехала до старой, заброшенной штольни. По крутому съезду автомобили въехали в подземный туннель. Брон с удивлением отметил, что туннель проделан инструментом, который использовал такие высокие температуры, что стены спеклись в стеклообразную, ровную поверхность. В некоторых местах проходили разломы, вызванные смещением пластов, в которых был проделан туннель. Из разломов капала вода и веяло сыростью. Во время одной из остановок, когда Зарене пришлось на руках переносить младенца через завал из камней, Георгий сказал, что эти туннели обнаружены недавно. Была проведена интенсивная исследовательская работа, в результате которой обнаружена разветвленная сеть подземных дорог, которая позволяет под поверхностью проехать весь континент от края до края. Квартира, где будет жить Зарена, соединена переходом с одним из таких туннелей, так что в случае опасности можно будет воспользоваться им. Доли, посвященная в историю с туннелями, высказала предположение, что это остатки подземных сооружений, возведенных первой человеческой цивилизацией в период начала борьбы за независимость.
     Новая квартира оказалась менее удобной, чем загородный домик. Но приходилось терпеть. Брон надеялся, что жизнь в городе - временное явление.
     Младенец интенсивно рос и развивался. Родительские радости Зарены скрашивали монотонную повседневность жизни. Первые звуки осмысленной речи, первые самостоятельные шаги Посланника по поверхности Земли. Было много всего первого и они чередой проходили через Зарену, Брона, Доли и Дэвида.
     Патер навещал их редко. Приход его всегда вызывал лёгкое беспокойство у Зарены, которая ревновала Посланника к доктору. Младенец относился к Патеру с нескрываемой симпатией.
     
     Георгий и Корнер по очереди заходили в гости. Чаще всего они появлялись со стороны подвала, чрез который был вход в поземный туннель. Задерживались на кухне, где Зарена всегда оставляла для них приготовленные блюда. Оставалось только разогреть на плите. Потом беседовали с Броном или Дэвидом, потом, стараясь не шуметь, проходили в детскую и издали долго смотрели на спящего младенца.
     В городе, большом и раскинувшемся на многие десятки километров вдоль побережья океана, по ночам было неспокойно. Иногда впихивала стрельба. Злые, короткие автоматные очереди и грохот взрывов рвали ночную тишину, оставляя в сознании людей страх за завтрашний день.
     Однажды Брон сам видел, как над городом зависла летающая тарелка и сканирующие лучи начали обследовать дом за домом. Последующая атака самолётов Земли вынудила тарелку убраться.
     
     В суматохе будней Брон постоянно помнил о трёх старцах, которые должны решить судьбу Земли.
     Всё началось утром, когда, включив телевизор, Брон увидел очкастого учёного, повествующего о своём феноменальном успехе. Успех заключался в том, что он обнаружил Двенадцатую планету Солнечной системы. Приводились цифры, показывающие, когда и где можно будет наблюдать вновь открытую планету, говорилось о том, что яркость её будет такова, что её можно будет видеть днём.
     
     Однажды в дверь постучались. Георгий, который в это время заглянул на несколько минут, вопросительно посмотрел на Брона. Никто из своих не имел привычки стучать в дверь. Сердце Брона екнуло. Дав знак Георгию открыть дверь, он быстро проиграл в голове слова Голоса о почестях и всем остальном, что необходимо сделать в случае прихода старцев. Георгий осторожно подошел к двери и, прижимая к бедру короткий 'Узи', толкнул дверь. В темноте коридора угадывались три фигуры. Балахоны накинуты на головы. Видны только глаза и седые, кудрявые бороды, ниспадающие на черные одеяния.
     Брон шагнул вперед и приглашающим движением попросил их войти. Опустился на колени и молитвенно коснулся лбом пола, сделав знак Георгию, Дэвиду и Доли сделать то же самое. Зарена осталась стоять, внимательно разглядывая пришельцев.
     Старцы вошли, сбросили с головы балахоны. Брона поразила уродливая вытянутость их черепов. Зарена взяла на руки Посланника и сделала те несколько шагов, которые отделяли её от вошедших. Младенец улыбался и протягивал руки к ним. Брон смотрел снизу вверх на эту сцену, и взгляд его уловил уже заметно различимую благородную продолговатость детской головы Посланника.
     Каждый из вошедших, уступая друг другу место, наклонялся над ребенком и, вдыхая его молочнокислый запах, внимательно его рассматривал. Потом разом они накинули балахоны на свои высокие головы и не торопясь, по одному скрылись в проеме выходной двери.
     Георгий, пошедший вслед за ним, потом рассказал, что за первым поворотом улочки они исчезли из вида, и его попытки обнаружить их в городе не увенчались успехом.
     Жизнь продолжалась. По улицам бегали дети и проходили степенные пожилые люди. Молодежь веселилась и их звонкие голоса доносились до комнаты Посланника.
     
     Однажды наступил день и Брон, выйдя на балкон, смог увидеть в созвездии Водолея яркий свет вновь обнаруженной Двенадцатой планеты в окружении четырёх, заметных даже невооруженным глазом, спутников. Четырёхглавая звезда в очередной раз совершала свой проход через строй планет Солнечной системы.
     +++
     
     
     
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"