Грин Рима: другие произведения.

Реальное волшебство

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Реальное волшебство" - рассказ о том, как мы вечно ждем, что кто-то сотворит все волшебство нашей жизни и наших фантазий за нас. Главная героиня рассказа раскрывает свои внутренние способности к волшебству и сама начинает прясть гобелен своей жизни.

  Глава 1
  
  То, что случилось в тот июньский вечер с Соней, трудно выразить и описать какими-то известными всем словами, трудно охарактеризовать или сравнить с чем-то, что было бы всем ясно и понятно. Соня и до сих пор не совсем понимает, что именно тогда произошло, но одно ей вполне ясно: был это необыкновенный день, и сама Соня чувствовала себя настолько необыкновенно, что ей казалось, будто впервые она в мире, и впервые она видит его таким зеленым и живым. Все вокруг дышало и шелестело - зеленые сочные листья деревьев, сухие веточки, падающие на асфальт, красивые пушистые облака в небе, как сладкая вата, летящие в волшебные края, где когда-нибудь будет и Соня. Даже отбившиеся камни от асфальта жили своей жизнью: они вдруг стали свободными от дорожек и радостно и вольно улыбались ей, освещенные косыми лучами нисходящего солнца. И люди вокруг, зараженные ее радостной лучистой энергией, вдруг сменяли осупившиеся маски лиц и начинали невольно улыбаться и с интересом смотреть на нее, даже провожать глазами, сами того не замечая. Какова же сила наших эмоций, думала Соня, посылаешь ее наобум вдаль, а она, как бумеранг, возвращается к тебе, да уже не одна, а с еще большими по силе чувствами. Все вокруг живо, все вокруг дышит и радуется каждому дню, разве можно когда-либо в таком счастливом окружении хмурить брови, разве можно не ценить это все вокруг, разве можно самому вдруг стать не живым и не чувствовать необыкновенной радости самых простых вещей? - так думалось Соне, и она не переставала удивляться тому, как это раньше она всего этого не замечала, и как же она могла жить и не радоваться каждой клеточкой своего тела.
  Как солнечные лучи пробивались сквозь облака и листву деревьев, пронизывая каждый окружающий предмет, так и Сонина радость словно пронизывала, навсегда меняя все вокруг. Соня еще никогда не испытывала такого духовного подъема - ни в школе, ни в институте, а училась она сейчас на первом курсе. А главное, у нее совершенно не было официальных причин для такой радости: на ее курсе летняя сессия еще не закончилась, и Соня смогла выкроить лишь один вечер за долгое время, чтобы встретиться со своей лучшей подругой, с которой она дружила еще со школы. Именно к ней она и шла в гости в тот день; звали Сонину подругу Ника, она училась в техническом вузе, а жила, как и Соня, в студенческом общежитии.
  Когда Соня подошла к общежитию, она увидела, как студенты, в основном молодые люди, рассыпались на площадке возле входа в здание, с бутылками крепких спиртных напитков в руках; все они были давно пьяные, кричали, бурно смеялись, рассказывали друг другу грязные анекдоты и отпускали недвусмысленные шутки в адрес проходящих девушек. Все это бы Соню в другой раз не так сильно и тронуло, все это было бы ничего, не будь она на таком подъеме: от этой картины водопад эмоций бурным потоком захлебнул ее; и в то же мгновение взгляд ее встретился с молодым человеком, стоявшим около входа с другом. Он был сильно пьян, и взгляд его давно был неровным, как и речь, но в тот момент, как он увидел Соню, глаза его просветлели и уставились на нее, будто за одно мгновение пытаясь считать ее мысли. Она же проскользнула мимо, не успев угадать, чем же так задел ее этот пьяный молодой человек прямо там, на шумной площадке.
  - Что же это у вас за собрание алкоголиков внизу? - воскликнула Соня, когда зашла в комнату Ники.
  - Это ты не обращай внимание, сегодня же у шестикуров была защита дипломов. Сейчас пьянка только начинается: такое событие.
  - Ужас, - Соня съежилась, - мне казалось, в таком возрасте у мужчин поведение намного менее напоминает поведение подростков!
  - О, это ты зря надеялась, - рассмеялась Ника. Что в ней так нравилось Соне, так это, что ее было сложно сломить: подобные невзгоды, как шум в общежитии, разбитые пустые бутылки под окнами, крики, драки и запах спиртного в коридорах и на площадке перед входом не очень трогали эту высокую, очень красивую девушку с голубыми искрящимися глазами. Она спокойно вбирала в себя эту жизнь, не встревая и не тратя свои нервы понапрасну, словно не желая мараться о брызги происходящего.
  - Нет, Ника, - уже улыбаясь, продолжила Соня, - неужели в двадцать три года можно так много пить? Неужели у людей нет других интересов? Ведь они только что закончили университет, и у многих есть постоянная работа, они совсем взрослые люди.
  - Ну не знаю, я не отношусь так отрицательно в выпивке. Когда это уместно, как сейчас, в этом нет ничего плохого. Я бы и сама хорошо бы выпила, если бы выпустилась из универа: это же такое счастье.
  - Ничего.. Ничего плохого.. - задумчиво произнесла Соня, стоя у окна и глядя куда-то, - Ничего хорошего тоже нет. Если бы ты знала, как я ненавижу алкоголь и то, что он делает с людьми - как медленно он овладевает ими, их сознанием, волей. Как медленно люди спиваются и превращаются в неисправимых пьяниц, какими у нас львиная доля мужчин является, так, между прочим. Как я ненавижу даже пиво и все, что с ним связано: молодые мамочки с колясками и неизменно с бутылкой пива в руке и сигаретой в зубах, шумные компании по вечерам, непременно пьющие пиво. Я не смогла бы быть с человеком, который пьет пиво, водку и другие крепкие напитки. Просто он бы был мне омерзителен.
  - Так уже не смогла бы? Ведь таких людей не бывает, среди мужчин - точно. Не знаю непьющих. И вообще, мне кажется, это не совсем здоровый человек, если он не пьет.
  - Если это действительно очень умный человек, интеллигентный, с хорошим воспитанием, собственной волей и целями в жизни, то ему уж наверное не захочется пить водку или пиво. Ведь это же атрибуты людей совершенно другого уровня.
  - Просто принц из сказки получается. Нет, милая Соня, таких мужчин не бывает, и уж точно не в нашей стране, и не в нашей жизни. Нам, русским женщинам, всегда приходится соглашаться на меньшее, чем мы заслуживаем.
  - Возможно. Но ведь, Ника, нас ведь никто не заставляет это делать: зачем же насиловать себя и быть с человеком, который тебя не достоин?
  - Затем, что это лучше, чем быть одинокой старой девой без детей.
  - Но ты-то сама не рвешься встречаться с первым встречным, я бы сказала, не рвешься встречаться совсем.
  Ника засмеялась, ничего не отвечая: она, скорее всего, не знала, что ответить. Для себя она еще не решила, какой жизненной позиции ей придерживаться, потому как времени было еще предостаточно, а правильного решения она не знала. К тому же, у нее, как и у многих девушек, теплилась надежда, что у нее все будет "не как у всех", потому равняться на окружающих не стоило. Да и поводов для раздумий было не много, ведь на свидания ее приглашали крайне редко, а когда приглашали, у нее всегда находилась причина отказаться. Соня часто пыталась понять причины такой пассивности в личной жизни Ники, и все больше приходила к выводу о том, что Ника рассчитывала, что у нее очень большие шансы на то, чтобы встретить свой идеал: красивого, спортивного, состоятельного и непременно интересного мужчину, - связывала Ника свои высокие шансы с тем, что она была очень красивой, высокой девушкой с белой кожей и приятными русыми волосами. Следовательно, было бы глупо для нее сейчас заводить романы со студентами, которые были и не интересны ей, и не состоятельны, да и жили большей частью в общежитии. Соня не понимала такого расчета, потому как для нее главным было встретить родного человека, с которым она была бы единых взглядов, целей, который разделял бы ее убеждения, - а их у нее было так много, слишком много! - и который каждый день вызывал бы ее восхищение. А еще больше, чем этого, ей хотелось узнать, что же такое настоящее чувство "любовь", потому как влюбленности она испытывала, и не раз, а пронзительную и все поглощающую любовь познать ей в столь юном возрасте, конечно, не довелось.
  - Я к тому говорю, Соня, что нужно более земные идеалы представлять себе. Не может человек в себе все сочетать, все положительные качества. Представь себе основные положительные стороны мужчины, например: хорошо зарабатывает, сильный человек, красивый. Мне это кажется намного реальнее, чем некто, непьющий, безумно умный, интеллигентный, да еще и разделяющий твои убеждения и цели. Да при этом, чтобы был активным, как ты, и к чему-то стремился.
  - И не забудь про характер и внутренние качества добавить.
  - Разве это не одно и то же?
  - Конечно нет! Характер - это природная доброта, способность прощать, помогать, искренность, чувство юмора. А внутренние качества - это принципы, высокая нравственность, благородство, преданность.
  - Можешь не продолжать, - засмеялась Ника, - уже полчаса назад стало ясно, что ты описываешь исключительно книжного героя. - Они обе засмеялись. Соня отошла от окна и медленно упала на одну из кроватей.
  - Представляешь, если я все-таки встречу такого человека? - мечтательно произнесла она, потягиваясь, как кошка, - вот незадача будет!
  
  ******
  
  Следующий день начался водопадами проливного дождя о хлипкие деревянные окна общежития. Вода, растекаясь по асфальту дорог и траве лужаек, пыталась смыть следы вчерашнего пьяного студенческого угара по случаю защиты дипломных работ. Если бы также легко можно было смыть происходившее накануне с себя, сколь легче бы далось сегодняшнее утро Стасу. Он едва пошевелил головой, чтобы посмотреть, что так шумит за окном, как зашумело у него во всей голове. Он скривился от боли. Попытался выпрямить спину, и чуть не закричал: спина болела так, что ему казалось, что его парализовало. Вчерашние события начали медленно всплывать в памяти. Сколько было выпито водки, сколько было разлито шампанского, но это лишь малая часть всего - кто-то притащил дрель или какой-то сварочный аппарат, и они стали сверлить в откуда-то вдруг взявшихся простых железных советских тазах дырки, потом привязывали тросом их к машинам, кто-то сажался в таз и катался за машиной по району. И он, Стас, не помня себя спьяну, вскочил в таз и покатился по улице, под рев шин и искры, летящие из-под его нового передвижного средства. Азарт вздыбил красные вены у него на шее: он кричал, - а все вокруг свистели и улюлюкали, но и шестидесяти секунд не прошло, как он на повороте вылетел из таза и покатился по асфальту на скорости, раздирая ладони, колени и локти.
  Но и на том прыти у него не поубавилось - вместе с другом они заливали раны водкой, в перерывах запивая. Сколько было выпито в ту ночь, сколько было травмированных, и как страдали кусты от склонившихся над ними то и дело студентами, в агониях выдававших из себя все то, что никак не могли выдержать их желудки. И Стас там побывал, да и где он только не побывал в ту ночь, и что он только не делал; большей частью, однако, он совсем не помнил, что было. Справедливости ради стоит сказать, что в подобных вечеринках он принимал регулярное участие, и был он очень компанейским молодым человеком. Ему приносило огромное удовольствие запивать тяжелый бессонный "бот" сессий и промежуточных зачетов в компании единомышленников. Только сегодня поутру что-то поменялось, и Стас не мог не этого не заметить. Медленно поднявшись на кровати и усевшись, он осмотрел себя - его футболка была безвозвратно разорвана и испачкана в блевотине, крови и грязи. Его руки и колени были ободраны и просто горели. Голова была тяжелее вчерашнего таза, а спина! А в спину будто засунули сверло и сверлили, перекручивали его изнутри. Страх, несмотря на тяжелое бездумное состояние, страх человека, который никогда не ходил ко врачу, кроме как за справкой-освобождением от занятий, пронзил его: он боялся, что вот взаправду повредил позвоночник. Он боялся, что теперь уйдут месяцы на лечение, а все дни будут проходить в этой ноющей, временами воющей боли, что на всю жизнь останется больным человеком. Неужели вот так в двадцать три года можно подорвать свое здоровье всего-навсего одной безумной вечеринкой?
  Его сосед Егор лежал на кровати в грязной от земли и травы майке и рваных джинсах, уткнувшись носом в подушку, и будто не дышал. Стасу резкой вспышкой вспомнилась девушка, которую он увидел на входе в общежитии вчера вечером - непонятно, что в ней было такого, но она будто бы вся светилась изнутри. Их взгляды столкнулись тогда, и она, кажется, посмотрела на него с укоризной. Стас, с большим трудом свесив ноги с кровати, уронил лицо в ладони и застыл; ему казалось, что он застыл на часы, и он никак не решался пошевелиться или же подумать, что же будет дальше, и что ему делать. Наконец мысли начали одна за другой возвращаться к нему. Нужно было идти ко врачу: но к кому? Он был еще прикреплен к местной поликлинике от университета, но ведь сейчас он закончил университет, а это означало, что ему могли отказать в приеме, а если и не откажут в приеме сейчас, все равно скоро откажут, как поймут, что он больше не учится. Может быть, прикрепиться к другой поликлинике? Но как это сделать? У него заканчивалась московская регистрация, съемную квартиру он еще не нашел. А даже если бы всех этих проблем не существовало, и он бы без труда мог пойти в свою поликлинику или в любую другую, если бы у него были деньги на частную клинику, куда бы он пошел? В их местной поликлинике работали только старенькие врачи в толстых очках, которые давно потеряли какое-либо отношение к диагностике и лечению пациентов, и занимались только выпиской справок, заведением больничных, ну и, конечно же, могли выдать рецепт на Арбидол в случае простудного заболевания. Стас прекрасно понимал, что помочь ему они не смогут, точно так же, как и врачи любой другой поликлиники, даже в частной поликлинике будет сложно найти хорошего врача, который действительно будет разбирать в своей предметной области. Несмотря на убивающий нервы шум в голове, Стас все же пытался мыслить далее. Предположим, он найдет хорошего врача в частной клинике. Его начнут диагностировать, ему придется сдавать анализы, а потом окажется, что в этой области у него все в порядке, и проблема в чем-то другом, и он будет опять искать хорошего врача, потом будет сдавать анализы, и может быть, на этот раз ему повезет, и ему поставят правильный диагноз, и начнется лечение, на которое уйдут огромные суммы денег.
  Ближе к вечеру Егор, который наконец очнулся от пьяной комы, вызвал скорую, потому что на Стаса невозможно было смотреть без угрызений совести за то, что происходило вчера: лицо его, серое от боли, кривилось, глаза были закрыты, он почти не говорил, а только мычал что-то в ответ, и застыл в одной позе - согнувшись пополам, сидя на кровати. Стаса госпитализировали с подозрением воспаления почек, среди предпосылок перечисляли тот факт, что он выпил столько спиртного, сколько человек не в состоянии переработать, а также то, что он застудил спину во время ночных гуляний, и растряс почки во время прыганий в тазике. Как же внезапно все в жизни человека может необратимо поменяться: когда его выписали из больницы, состояние Стаса стабилизировалось: почки больше не болели, голова просветлела, раны на руках и ногах зажили; он тогда же точно для себя решил, что больше никогда не будет пить.
  Глава 2
  
  Прошло несколько лет с того памятного дня, когда шестикуры политеха катались на тазиках и обмывали свои дипломы, много воды утекло с тех пор, и так многое произошло: и хорошее, и не очень, - и, если верить Сониному взгляду сейчас, то момент был один из самых скверных для нее. Она сидела на подоконнике и смотрела на капли дождя, стекающие по стеклу; начиналась проливная осень, Соня уже закончила институт и работала ассистентом в одной крупной фирме, как это всегда водится в таких заведениях, с большими перспективами роста. Как она мечтала когда-то о любви, любовь свою она нашла, и эта любовь уже несколько дней не ночевала дома в их съемной квартире, потому как разругались они в самый хлам, и надежды на примирение в этот раз точно у нее не затаилось.
  Дело было в том, что Соне надоели постоянные ссоры с ее другом, его постоянные упреки, критика, насмешки. Дня не проходило, чтобы он не начинал кричать на нее по любому поводу: Соня боялась задержаться на работе, потому как иначе ей приходилось долго выслушивать обвинения в том, что она "шляется непонятно где и с кем", и что она бы предупредила его, если бы у нее был аврал на работе. Если же она предупреждала его о том, что у нее был аврал на работе, то он кричал ей в трубку, что именно сегодня она нужна ему, и он запрещает ей задерживаться. Она начинала плакать в трубку и умолять его, чтобы он позволил ей работать, потому как она не сможет объяснить своей команде, почему все будут работать до ночи, а она одна уедет домой в шесть часов. В результате она оставалась на работе, но при этом он каждые пять минут звонил и кричал на нее, угрожая, ругая ее на чем свет стоит. Она переставала снимать телефон, и он разряжался от его ежеминутных звонков. Они ругались ночами, потом мирились, говорили друг другу, что то, что у них есть - это навсегда, и сами они не в силах ничего с этим поделать, эта любовь-страсть, какой никогда еще не было в их жизни. Он часто менял работу, иногда месяцами был без работы, сидел дома, много спал, просматривал в Интернете множество сайтов с различными сомнительными теориями о конце света, общества, жизни, мира и прочего информационного трэша мировой паутины, который, как и телевидение, наводнял нашу жизнь с одной лишь целью: отнять как можно больше нашего времени, чтобы не оставить ни секунды на то, чтобы подумать. Соня ничего ему даже сказать не смела в такие месяцы, потому как стала бы предателем и врагом, и он бы обиделся так, что всю неделю бы демонстрировал ей, что она перестала существовать для нее; она бы умоляла его простить много-много раз, но он бы не прощал, и продолжал молчать и обижаться.
  В последние месяцы она ловила себя на мысли о том, что она перестала видеться с подругами и друзьями, что она не общается ни с кем на работе, что если она говорит о чем-то, то говорит, как и он, о сомнительных новостях из Интернета, еде и сне. Ее не интересовало больше чтение художественной литературы, она давно забросила изучение иностранных языков, курсы танцев и все свои интересы, потому как все время не было денег ни на что, да и он ничего не приветствовал и ревновал ее ко всему. Она ловила себя на мысли, что когда она открывала рот, чтобы сказать что-то умное, ничего умного не приходило, и она лишь выдавливала из себя очередную пошлую и обыденную фразу. Когда Соня успела превратиться в Чеховскую Душечку? Всего два года - и превращение произошло, причем сама она это прекрасно понимала; просто теперь, что самое страшное и неприятное из всего этого, ей казалось, что она всегда была неумной девушкой с ограниченными интересами, сводившимися к удовлетворению только лишь физических потребностей, а он лишь помог ей вывести саму себя из заблуждения. Ведь именно это он все время ей повторял: что она была так же умна, как любая блондинка в розовой кофточке, что все ее интересы и фантазии были детскими и наивными, что любая ее мысль об устройстве мира была глупой выдумкой, и все ее глубокие знания из школы и института подлежали сомнению, потому как он их проверить не мог, ведь он не обладал никакими знаниями.
  Несколько дней назад они разругались окончательно из-за очередной ерунды - он наговорил ей страшных слов о том, что она ему никогда не была нужна и никогда не была дорога, и что он живет лишь для себя, потому будет делать то, что захочет, а ее мнения и интересы учитывать не будет. Она сказала ему, что тогда они расстаются, а он сказал, что совершенно не против расстаться. Соня попросила его уехать на несколько дней, потому что она его видеть больше не могла, и он уехал. Эти несколько дней, что она жила одна, она не жила, а существовала или, другими словами, прозябала: с одной стороны, она безумно хотела, чтобы раскрылась дверь, и он пришел, несмотря на то, что обещал, что не вернется, чтобы она сказал, как он ее любит, или ничего не говорил, лишь бы обнял ее. С другой стороны, Соня совершенно не могла понять, как она докатилась до такой жизни, когда она стала эмоционально зависима от такого никчемного человека, как зависит больной сахарным диабетом от инсулина, как зависит сидящий на героине человек от героина. Да, их отношения давно стали для нее наркотиком: она столько раз силилась разорвать их, но не могла, ведь тогда бы ей пришлось бы встретиться лицом к лицу со всем миром. Чтобы подумала об этом ее семья, чтобы подумали об этом ее друзья, ее бывшие ухажеры; сколько бы осуждения, порицания, тайных сплетен и насмешек ей бы привелось пережить. А самое главное, ей бы пришлось заново учиться жить одной; и этого она боялась больше всего.
  Но теперь уже все было решено. Она смотрела в окно на пока еще зеленые листья деревьев и пыталась понять, о чем же они думали. Жалели ли они ее? Плакали ли они вместе с ней? Конечно же нет, отвечала она сама себе, горько усмехаясь. Нужно перестать себя жалеть, жалось к себе - это чрезмерная любовь к себе, чрезмерный эгоизм, сказал ей кто-то однажды, и как же чертовски прав был тот человек. Листья деревьев гнулись под тяжестью воды. Думали ли они о том, что недолго им еще быть зелеными, что скоро наступит долгая суровая русская зима, и они опадут, как опали ее отношения, уйдут, как ушла ее любовь. Только печалиться им было не о чем: ведь после долгой зимы они встретят весну, и вновь зазеленеет жизнеутверждающим сочным цветом каждый листочек на каждой веточке каждого дерева во дворе. А что будет с ней следующей весной?
  Вдруг зазвонил телефон в Сониной руке.
  - Да?
  - Соня? Привет! - это была Ника. - Слушай, извини, что сегодня не заехала, столько дел было, я работала всю субботу, а завтра меня на день рождения позвали, поэтому не получится нам пересечься на этих выходных.
  Соня вздохнула. Ника была ее самой близкой подругой и единственным человеком, который мог бы ее поддержать сейчас. Больше ей некого было позвать.
  - Да, конечно, ничего страшного. Может, в следующие выходные.
  Так бывает, когда два года подряд занимаешься своей личной жизнью и мало времени уделяешь своей близкой подруге - у нее заводятся собственные одинокие подруги, с которыми она проводит все свое свободное время. Вот еще одни издержки ее совместной жизни.
  - Соня, слушай, не раскисай там, - Никин голос звучал виновато: она понимала, как плохо Соне сейчас может быть, - у меня для тебя хорошая новость: помнишь Ваню, который был у меня на дне рождения в прошлом году?
  - Ну, - она вспомнила скромного молодого человека, который ей показался таким обычным по сравнению с ее волшебным принцем.
  - Я сказала ему, что он может пригласить тебя на свидание, знаешь, как он обрадовался!
  - Да ты что! - воскликнула Соня, радуясь, сама еще не понимая, чему.
  - В общем, он предложил сегодня за тобой заехать в шесть часов вечера. Ты как?
  - Я за!
  - Только обещай мне, что ты с ним не будешь играться, он очень хороший человек.
  - Да я и не собиралась играться с Ваней, зачем мне это?
  - Я имею в виду то, что если твой бывший явится к тебе с повинной, ты не бросишь тут же Ваньку и не кинешься на шею этому ненормальному.
  - Ну... Я обещаю, если это для тебя так важно.
  - Отлично! Тогда я сейчас позвоню Ване. Ох, как он обрадуется!
  Соня положила телефон. Ей впервые за последние несколько дней было немного весело на душе. Вдруг паутинка сомнения стрельнула куда-то глубоко, в самую душу: что же она делала, давая такие обещания? Неужто она разрывала все последние надежды на примирение, нежели она подписывала приговор этим отношениям? Выходит, так. Повернуть назад, спрятаться обратно в свое отчаяние и бездействие? Но Ника наверняка уже звонит Ване и договаривается с ним о свидании: значит, поздно. На несколько мгновений она затаила дыхания и замерла, время будто остановилось, и мысли ее остановились. Лишь капли медленно катились по стеклу. Ей хотелось, чтобы они катились как можно дольше, чтобы ей не нужно было брать в руки телефон и звонить Нике. А если ей так не хотелось этого делать, то она не повернет назад, поезд пошел, и обратного ходу он не имеет. От этого ей стало тоскливо и страшно: кому же она понравится, если не своему бывшему, ведь она такая посредственная внешне и внутренне, ведь она уже давно как Душечка, и не больше ни на каплю? Соня подошла к зеркалу и взглянула на себя. На нее смотрели два измученных от слез и напуганных глаза, совсем некрасивых, если уж быть с собой честной. Кто же она на самом деле? Неужели на нее из-за зеркала смотрела та самая девочка, которая была примером для всей школы, которая лучше всех училась, лучше всех отвечала на самые сложные вопросы, которая блистала в институте, которую все так хвалят на работе, которую всегда считали очень умной и неординарной все ее друзья? Вот еще одни издержки ее семейной жизни. Она не совсем уверенно встряхнула подбородок: больше она не будет Душечкой, она вновь станет самой собой. Будет ходить на свидания, снова будет ходить на танцы, курсы иностранных языков, читать интересные развивающие книги, общаться с подругами, снова будет шутить и смеяться, покупать красивые вещи, баловать себя. А самое главное, она будет верить в настоящую любовь и в свою настоящую вторую половинку. Ведь он наверняка где-то есть, и, возможно, сейчас тоже страдает, возможно, тоже одинок. Каков же он? Смутный образ вырисовывался в голове Сони из всех противоположностей ее бывшего. Она искала этот образ изо всех сил, а значит, и он должен был искать ее и не соглашаться на меньшее. А эти опухшие веки она закрасит тональным кремом и подрумянит свою бледную болезненную кожу.
  
  ******
  
  В это время в соседнем доме Стас пытался изо всех сил не ссориться со своею невестой, которая готовила очень вкусный и очень нездоровый ужин. Запеченное мясо с картофелем по-французски выглядело и пахло очень аппетитно, и девушка предвкушала, как она сейчас будет объедаться.
  - Представляешь, милый, я сегодня весь день ничего не ела! Я имею в виду, после обеда.
  - Смотри, а то бока отрастут, - Стас игриво потрогал ее за торчавшие из-под обтягивающей футболки бока.
  - Ты хочешь, сказать, что я толстая? - обиделась она и швырнула ложку в раковину. - Я готовлю для тебя, стараюсь, а ты еще толстухой называешь? - на секунду Стасу показалось, что это не его будущая жена стоит перед ним: так яростно сверкали ее глаза.
  - Что значит толстухой? - я не называл тебя толстухой. Я имел в виду, если продолжишь есть такими темпами, то когда-нибудь станешь толстой.
  - Что?! - ее глаза расширились до неузнаваемости, казалось, искры летели во все стороны, и она онемела от возмущения.
  - Ты только посмотри, что ты приготовила: картофель, свинина жирная, да еще и под слоем майонеза и сыра! Разве хоть один ингредиент из этого полезен? Все набито холестерином и токсинами. И вообще, мясо очень тяжелая пища, его можно есть только с легкими овощами. А свинину я давно не ем, и ты знаешь это, она слишком жирная. Так что не надо говорить, что ты готовишь для меня. Если бы ты готовила для меня, то сделала бы вегетарианский суп или кашку с салатом.
  - Я похожа на сумасшедшего вегетарианца, чтобы готовить траву? Ни один нормальный человек не ест траву, только психи и лунатики!
  - Ты называешь меня психом? Столько оскорблений за один вечер услышал, спасибо, милая. Ты ешь всякую гадость, которая сейчас не отражается на твоей фигуре, но обязательно отразится с возрастом, я пытаюсь предупредить тебя, а ты меня же еще и обзываешь ненормальным.
  - Конечно обзываю, и имею на это полное право после того, как ты назвал меня толстухой. Ты даже алкоголь не пьешь в день нашей годовщины, хотя у меня есть бутылка прекрасного французского вина, и еще и удивляешься, что я тебя считаю ненормальным? Да какой нормальный мужчина откажется от всего-навсего одной бутылки вина, тем более, в годовщину?
  - Какой нормальный человек будет вливать в себя эту гадость токсичную добровольно? Чтобы потом еще голова помутнела, и сознание отключилось. И я считаю, что ты должна бросить пить и начать следить за своим питанием: мне не нужна больная жена!
  - А мне не нужен муж, который внезапно сошел с ума, и хочет, чтобы я тоже свихнулась! Меня от твоего прессинга тошнит, тошнит! Делай то, делай это! Я тебе не раба, и мы не в армии, чтобы ты мною командовал с утра до вечера.
  Она выскочила из кухни, на ходу срывая фартук и бросая его на пол. Стас, пролетев мимо нее в коридоре, бросился в гостиную. Она быстро набросила на себя светлую норковую жилетку и ушла, нервно махая ключами от машины.
  Так закончился их праздник годовщины, не успев начаться. А ведь уже прошло два года с тех самых пор, как они познакомились. Что происходило в голове Стаса, когда он начинал "строить" ее по струнке, он не знал. Зачем он это делал? Ему просто-напросто казалось, что он просил ее об очень малом: всего лишь поменять стиль жизни. Есть здоровые продукты, заниматься спортом, не пить спиртное, читать больше, меньше говорить о еде и шмотках. Как же много она говорила и о еде, и об одежде. Да, она умела хорошо готовить, у нее всегда все получалось очень вкусно, и она очень хорошо одевалась, и только в дорогих мазагинах, но она только и говорила о том, как что приготовить, чтобы было вкусно, и где что купить, где что она купила, и как одна вещь будет сочетаться с другой, а другая вещь не будет сочетаться, говорила о том, как кто плохо одевается, и какие проблемы со вкусом у ее подруг и всех его друзей. Они ссорились почти каждый раз, когда встречались в последнее время, на прошлой неделе, к примеру, они поругались из-за того, что Стас заставлял ее прочитать книгу про здоровое питание, а она почему-то отказывалась. Но сегодня их ссора была совсем безобразной, и ему даже уже как будто было все равно, что так все повернулось сегодня: так надоели эти бесконечные конфликты и стена непонимания между ними.
  
  ******
  
  Соня с трудом нашла платье для свидания - за последние три года она покупала мало одежды, так как старалась не тратить весь свой небольшой доход, ведь от теперь бывшего любимого помощи было мало. Пришлось надеть старое платье, которое она надевала пару раз когда-то давно, ведь ничего нового нарядного у себя в шкафу она так и не нашла. К счастью, Ваня не видел ее в этом платье раньше, поэтому не стоило переживать из-за этого, подумала Соня, вот только обязательно нужно будет сходить в магазин и купить новую красивую одежду.
  Они встретились с Ваней на красной площади, излюбленном месте встреч парочек. Ваня был очень милым, главное, он был полной противоположностью ее бывшего: книголюб, интеллектуал, спокойный, уравновешенный, трудолюбивый, и, в довершение ко всему, очень добрый. Может быть, он и не был спортсменом, даже наоборот, был слишком худым и костлявым, слишком скромным, но разве внешние данные были тем основополагающим критерием, которое могло составить ее счастье сейчас? Напротив, этот критерий был очень далек от ее критерия счастья сейчас. В действительности, конечно же, даже и ее размытый и не совсем однозначный критерий счастья ей был сейчас не очень доступен: они с Ваней шли по Тверской, говоря о чем-то отвлеченным, а Соня обращала внимание на каждый дом, каждый магазин, каждое кафе, в котором она бывала раньше с ее бывшим. Вот тут, в "Collins", они когда-то покупали вещи для него. Тут в Камергерском переулке они праздновали его день рождения в итальянском ресторане. Тут в Шоколаднице они как-то укрывались одним дождливым днем. Воображение так красочно рисовало все эти сцены из прошлого, что к тому моменту, как они пришли к кафе, в котором хотели попить кофе, Соне стало совсем плохо: ничто не радовало ее, и она с трудом улыбалась Ване.
  - Я сейчас подумываю о смене работы, все-таки уже два года на одном месте, - говорил он, неуютно ерзая на стуле. Он будто чувствовал, как Соне не хорошо, и ее настроение немного начинало передаваться и ему.
  - Что так? Тебе не нравится компания или сама работа?
  - Да нет, скорее то, что в этой компании у меня нет никаких перспектив. Ее собственник - бывший военный, и все руководящие должности занимают военные, даже если они совсем не из этой темы.
  - А-а.
  - А тебя нравится твоя работа. Как давно ты там?
  - Несколько месяцев. Честно говоря, работа интересная, и расти есть куда, по крайней мере вертикаль из двух должностей есть, а дальше сложнее. Но мне хотя бы просто закрепиться. Я имею в виду, испытательный срок я прошла, но все равно пока еще не могу сказать, что до конца освоилась.
  - Вспоминаю себя после окончания института - наверное, очень интересно было выбирать сферу, в которой хочешь работать? Столько возможностей сразу открыто.
  - Да нет, выбора особого не было. Это сфера выбрала меня, а не я ее.
  Последовало неловкое молчание. Не смотря на очередную попытку Вани разговорить Соню, она все больше уходила в себя, и все больше на его реплики отвечала немногосложно, а иногда просто улыбаясь. "Бесполезно!" - пронеслось у нее в голове, и она грустно улыбнулась. "Как я сейчас могу думать о ком-то, кроме него? Ни на секунду не могу освободиться. Скоро, скоро, все слишком скоро. И не это мне нужно сейчас, совсем не это. Да, я знаю, что даже близко понятия е имею, что же именно мне нужно, но знаю одно: не это".
  Так прошел месяц неуклюжих скучных свиданий, во время которых Соня либо молчала, либо говорила что-то настолько депрессивное, что даже застенчивый Ваня не мог этого вынести. Спустя месяц они просто тихо перестали друг другу звонить и встречаться. Но конец был положен гораздо более важному процессу исключительно благодаря Ване: Соня окончательно рассталась со своим бывшим, он переехал в другую квартиру, а к ней подселилась одна знакомая подруги. Соня вступила на путь одиночества, или же, выражаясь более модными словами, вновь вступила на рынок невест.
  
  ******
  
  После того злосчастного вечера их годовщины минула неделя, и Стас уже отчаялся получить от нее хотя бы смс-ку. Если в тот вечер ему казалось, что он не расстроен таким положением вещей, то с каждым днем уверенность в этом таяла. Он очень скучал и переживал, и к концу недели решился первым позвонить ей: но именно в этот момент позвонила она.
  - Привет, - как-то совсем отстраненно сказала она.
  - Привет, милая, - с жаром заговорил Стас, - ты не поверишь, но я как раз именно сейчас собирался тебе позвонить.
  - Да? Интересно. - сказала она совсем без энтузиазма. - Нам нужно поговорить. Давай встретимся сегодня, хорошо?
  - Да, конечно! - он старался не придавать значения ее сухости, объясняя ее обидой своей невесты. Как бы то ни было, он был готов во всем повиниться, а это означало, что она его простит, и все наладится.
  И все же их встреча прошла совсем не по его сценарию: она объявила Стасу, что между ними все кончено, и вернула обручальное кольцо. Все прошло как во сне, будто не с ним. Она очень много говорила о том, как сильно ей надоели его придирки, приставания, бесконечные теории по каждому бытовому и не бытовому вопросу, как невыносимо стало его все возрастающее давление, которое, как она опасалась, после свадьбы только усилится. Он обещал, что ничего этого больше не будет, готов был признать все свои ошибки и всю свою навязчивую неправоту, но она не хотела ничего слушать, совсем не хотела ничего не слушать. Было видно, что она уже приняла решение, и примирилась с ним, и не готова была ничего менять.
  Так была разорвана их помолвка, вместе с желанием Стаса когда-либо доверять кому-то и любить кого-то. Как известно, мужчины намного сильнее переживают расставания, и очень часто зарекаются любить когда-либо кого-либо. Именно так и произошло на этот раз: узнав, что Стас свободен, некоторые девушки с работы стали звонить ему или писать смс-ки, намекая на то, что они не прочь сходить с ним на свидание, ведь успешные холостые мужчины на дороге не валяются, конечно же, последнее они лишь думали, но не озвучивали.
  То ли оттого, что Стас чувствовал, почему эти девушки им так интересуются, то ли оттого, что ему не хотелось серьезных отношений, а несерьезных романов с коллегами заводить ему совсем не хотелось, он не стал отвечать этим девушкам. Как бы то ни было, жизнь его пошла под девизом заядлого холостяка, не задумывающегося о будущем. Было ли это от того, что Стас не находил в себе силы сейчас мыслить как-то по-иному, или же от того, что холостяцкая жизнь была уж очень заманчивой, или же, наконец, от того, что он просто был в растерянности и не знал, как дальше строить что-то, более серьезное, чем отношения из одного-двух свиданий, он и сам до конца не знал.
  Когда он все же задумывался, почему же их отношения с его невестой не сложились, Стас часто приходил к выводу, что он пытался исправить ее, "подстроив" под свой идеал, и впадал в ярость, когда понимал, что она лишь отдаленно напоминает девушку его мечты, и никак не вписывается в его критерии будущей супруги. Приступы навязчивого прессинга и ярости, конечно же, не могли удержать ее надолго, потому в итоге все закончилось тем, что она ушла. Но если в первое время Стас не мог простить ей ее уход, то уже через три-четыре месяца не только простил, но и был рад, что все так получилось: их брак стал бы кошмаром для обоих и быстро бы закончился полным провалом с еще более горькими последствиями.
  
  Глава 3
  
  С тех самых пор, как Соня рассталась со своим бывшим женихом, минуло два года. За это время она дважды получала повышение на работе, нашла себя в своей профессии, несколько раз знакомилась с разными молодыми людьми, пыталась строить отношения, но все ее попытки сводились к нулю ею же самой. Кто-то был слишком недалеким, кто-то слишком закрытым и со слишком большими комплексами, и слишком занудливыми рассказами, кто-то был ненадежным во всех смыслах этого слова, а кто-то просто был тщательно замаскированным женатым мужчиной с большой семьей, пытающимся завести интрижку на стороне - таких ухажеров Соня раскусывала сразу. После первого провала она стала избирательной, порой ей казалось, что не в меру, но в иной раз она понимала, что по-иному быть и не может. Но главное, со временем, тот смутный образ любимого человека стал вырисовываться все более тщательно в ее неумном воображении, и уже был этот образ вовсе не смутным, а очень четким. По какому-то причудливому совпадению образ этот был уж очень похожим на ее девичей идеал благородного, доброго, умного, целеустремленного мужчины, но только, конечно же, был он несколько более приземленным, более похожим на реального человека. Мысленно Соня всегда прибавляла: "я не требую от него ничего того, что не делаю сама. Даже наоборот, мои требования к себе намного выше, чем к нему".
  Как-то в летний день Соня с подругами с работы возвращались с обеда, с ней были такие же, как и Соня, одинокие девушки Лена и Таня, и замужняя Настя.
  - Я за последний год ни на одно свидание не сходила, - вздохнула Таня, - а предыдущий год не считается, так как тогда я сходила как раз на одно свидание, и то с парнем, который живет в моем подъезде.
  - В смысле именно в самом подъезде? - улыбнулась Соня, и все рассмеялись.
  - Да, Соня, я с бомжом ходила на свидание, - сквозь смех ответила Таня, - нет, конечно. Просто это свиданием как-то трудно назвать - мы просто прогулялись по нашему району, и даже никуда не зашли.
  - Да, Танечка, тебе нужно заканчивать с этим, как так - не ходить на свидания - я это не могу себе представить, - поежилась Соня, - у меня, конечно, далеко не все свидания бывают даже хоть чуточку приятными или интересными, но тем не менее, я не оставляю попытки встретить свою вторую половинку.
  - Но ты же не сама всех приглашаешь на свидания? - удивилась Лена.
  - Нет, конечно! - засмеялась Соня, - я знакомлюсь в Интернете. Точнее сказать, со мной знакомятся. Дело в том, что когда сама делаешь первый шаг в сети, тебя уже всерьез не воспринимают, начинают хамить.
  - Да? Как интересно, - задумалась Таня.
  - Ужас, - лицо Лены вытянулось, - ведь это же так гадко! Знакомиться в Интернете!
  - Но почему же гадко? - хором воскликнули девушки.
  - Это так анти-романтично. И потом, если все вдруг получится, что же потом вы будете говорить детям: что вы познакомились на сайте знакомств? Как-то это не по-настоящему.
  - Милая моя, когда твои дети подрастут, они, боюсь, не будут знать другого способа знакомства, кроме как в Интернете. Это во-первых. Во-вторых, придумать историю для детей - очень легко. У меня есть подруга, которая вышла замуж за человека, с которым встретилась на специальном сайте, так всем родным и близким она сказала, что познакомилась с ним в театре. В-третьих, знакомство в сети дает тебе огромное преимущество - ты можешь выбирать из тысяч людей, ты можешь действительно найти того, кто тебе подойдет. В реальности же твой выбор ограничен работой, знакомствами в клубе, где, все это знают, нормальных людей не бывает.
  - И все равно, я останусь при своем мнении.
  - Соня совершенно права, - вступилась Настя, - не важно, где ты знакомишься с человеком - в автобусе, в метро, в театре, через друзей - как правило, ничего романтичного в этих встречах нет. Поэтому какая разница, где именно это произойдет? Тем более, что наши русские мужчины и девушки очень застенчивые, сравнить даже с европейцами или американцами, те могут несколько раз в день с кем-то знакомиться на улице без зазрения совести. Наши же мужчины, если раз в год к кому-то подойдут на улице, это уже прогресс. За свое счастье надо бороться, оно на улице не валяется. Я считаю, Соня, что у тебя все получится - у тебя очень активная жизненная позиция. А вам, девочки, нужно брать с нее пример. Ходите больше на свидания, один не понравится, второй не понравится, а с третьим, может, все и получится. К тому же, это важно для практики флирта и того, как нужно вести себя с мужчиной, чтобы быть ему интересной. С такими, как у тебя темпами, дорогая Таня, ты уже скоро забудешь, как общаться с мужчинами и как флиртовать.
  По дороге домой Соня, проходя мимо тех самых домов, где у них сегодня завязался этот разговор, невольно вспомнила все, что они так горячо обсуждали. "Настя права, с такой жизненной позицией я скоро встречу свою любовь. Иначе и быть не может". Но через несколько минут сомнения начали одолевать ее: "Если это так, то почему это до сих пор не произошло? Когда же это произойдет в итоге? Сколько времени пройдет, прежде чем моя активность принесет какие-то результаты?" Очередная волна депрессии начала накатывать на нее, как вдруг настолько стремительная мысль пронзила ее, что Соня чуть не остановилась, замедлив шаг: "Но как же это произойдет со мной прямо сейчас, если я все время в каком-то ужасном состоянии полудепрессии, полухандры и ощущения, что все бессмысленно, и новый день мне ничего не принесет? Вспомнить только, как в студенческие годы от моего энтузиазма люди вокруг все, как один, улыбались мне, меня распирало от счастья. Мы с подругами все время смеялась и радовалась. Конечно, такую девушку можно заметить издалека: сейчас же меня не просто никто не замечает, сейчас на меня неприятно смотреть на улице, с моим унылым обычным видом. И потом, если я сама не верю, что это вот-вот не произойдет, то так оно и получается. Вспомнить только, как сильно все внутри меня горело, когда я хотела, чтобы меня повысили на работе. Я не просто выкладывалась по полной, я заряжала все и всех вокруг своей энергией. Разве неудивительно, что в основных моментах моей жизни все всегда складывается так, как я этого хочу? Стало быть, нужно просто по-настоящему захотеть, и все получится". От этой предельно простой, почему-то до сих пор не приходившей ей в голову мысли, шаг ее ускорился, она почти бежала, сердцебиение участилось, все внутри загорелось, и жар отдал в горло и в голову. Все вокруг сразу преобразилось: серые дороги уныния и душное метро бессмысленности вдруг превратились в широкие дороги возможностей и необъятное метро предвкушения. Соня впервые за последнее время до самых жилок поверила, что что-то вот-вот случится.
  
  ******
  
  В вечер того самого дня Стас пытался занять себя чем-то после работы: читал новости и статьи в Интернете. За последние два года он добился больших успехов на работе, но вот в личной жизни ему совсем не так везло. В последний год он пытался познакомиться ради серьезных отношений, но все свидания быстро сходили на нет. Он чувствовал, что ни одна девушка даже отдаленно не соответствовала его критериям идеальной спутницы. Тем не менее, он открыл для себя знакомства в сети: выборка была огромной, и у него таким образом появлялся шанс встретить девушку, максимально похожую на его идеал. Однако, после ряда неудачных встреч, он решил сделать перерыв в знакомствах и как-то забросил этот сайт. Уже два месяца прошло, как он не предпринимал попыток зайти на него.
  Он бы и сегодня не зашел на сайт, если бы не какая-то навязчивая сила внутри его не подтолкнул его сделать это. Стас и сам не осознал, как вбил в строке поиска адрес того самого сайте, после чего стал просматривать профайлы девушек, которые посещали его страницу: их было не много, потому как его профайл был неактивным долгое время.
  Он просматривал однотипные профайлы, пока не наткнулся на страницу девушки с такими яркими словами в анкете:
  "...Как сказал герой одного немецкого фильма: "Не жди, что кто-то сделает тебя счастливой: ни у кого не получится сделать тебя таковой, если ты сама чувствуешь себя несчастной. И я не жду от отношений сказочных благ, жду лишь понимания, уважения, тепла, поддержки и общих целей.
  ...Мы приходим в этот мир одни и уходим одни, но в этом мире мы не одни, и каждый день мы должны учиться ладить друг с другом, чтобы быть в ладу и с самим собой". Звали ее Соня, и ее фотографии были не менее запоминающимися, чем ее ответы в анкете. Он тут же написал ей сообщение с приглашением на свидание (зачем было тянуть время, если он и так понимал, что очень хочется взглянуть на нее в реальности?) Стоит ли говорить, что встреча в реальности принесла Соне и Стасу невероятную радость: они, конечно же, не узнали друг друга, но подивились тому, как часто были совсем рядом друг с другом. Словно судьба неуловимыми движениями умело отводила их в стороны, будто опасаясь, что они были не готовы ко встрече, и лишь могли загубить то, что должно было стать самым необыкновенным приключением в их жизни. Они не были идеальными, и все же они были так похожи на идеалы друг друга, что невозможно было поверить, будто их встреча случилась без их воли и участия.
Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) К.Джи "Дитя сферы"(Научная фантастика) О.Герр "Любовь без границ"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) Ю.Холод "Сердце Феникса"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"