А. Север: другие произведения.

Эхо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зарисовка о том, что может быть, если делать что-то, чего до конца не понимаешь.


А. Север

Эхо

(Сказка про ученых)

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

"" все единицы и некоторые термины переведены ""

   Император просматривал списки полковников, представленных к генеральскому званию. Несколько листков с крупным текстом, как он всегда требовал. Читал каждую фамилию, изредка поджимая губы, пытаясь вспомнить человека, если находил знакомую. Начальник штаба вместе с замом по кадрам стояли почтительно в десяти метрах - император был не в духе и не позволил им сесть.
   - Трем Дранскот. Слишком недавно в должности. К черту.
   - Ваше Величество, он два года был временно исполняющим обязанности, находясь на должности заместителя командира базы.
   - И что? Почему так долго? Это ваша недоработка!
   - Так точно, Ваше Величество, исправляем!
   Император усмехнулся и отложил занесенный было карандаш.
   Дверь приоткрылась, в кабинет протиснулся секретарь.
   - Ваше Величество! Начальник разведки. Говорит - безотлагательное дело.
   Император нахмурился, бросив взгляд на генералов штаба. Оба замерли.
   - Заводи уж. Но скажи, если ерунда, то пусть лучше не заходит.
   Секретарь скрылся, и через пару мгновений распахнул дверь на полную. Быстрыми шагами вошел высокий, худой и остроносый человек в штатском. С папкой.
   - Ваше Величество! На долгие года! - воскликнул он с поклоном и энтузиазмом.
   - Здравствуй, Адмур. Не затягивай, сразу к делу.
   Адмур едва заметно кивнул генералам штаба и положил на стол перед Императором папку.
   - Ситуация требует немедленного реагирования. Сегодня утром чуть позже рассвета несколько сейсмических станций зафиксировали толчок, характерный для атомного взрыва мощностью около ста семнадцати килотонн. Источник был определен в районе острова Самирам в Южном Океане. Спутник видовой разведки был переведен на целевую орбиту немедленно и буквально полчаса назад мы получили вот эти снимки.
   Император недоверчиво посмотрел на Адмура и осторожно, одним пальцем зацепив за уголок, открыл папку.
   - Вы уверены?
   - Так точно, Ваше Величество. Характер окружающих воронку повреждений свидетельствует о наземном атомном взрыве. Радиоактивное облако также зафиксировано, движется в согласии с господствующими ветрами. Остаточный тепловой фон так же имеет соответствующие характерные признаки.
   - Есть снимки этого острова до взрыва?
   - Последние были сделаны чуть больше трех лет назад. С низким разрешением. Они там же в папке на листах 12 и 13.
   - Чеееерт... - протянул Император. - Трамсай!
   - Да, Ваше Величество! - отозвался начальник штаба.
   - А что, военная разведка никаких сигналов не получала? По договору о взаимном спокойствии, они были обязаны предупредить!
   - Мне не докладывали, Ваше Величество!
   - Сколько времени прошло со взрыва?
   - Часов восемь, - сказал Адмур.
   - Министра обороны сюда. И по ядерным арсеналам этого, Драстага! Срочно!
   Секретарь как бы волшебно появившийся, так же волшебно и исчез. За дверью началась едва слышная возня, кто-то забегал по паркету в тяжелых сапогах.
   - Садитесь, господа, - махнул рукой Император. - Что-то мне этот день с утра не нравился.
   Снова возник секретарь, на секунду впустив в кабинет шум наружной суеты.
   - Спецсвязь, Ваше Величество. Королева Ста Островов.
   - Тамана, - усмехнулся император. - Первым делом, как же.
   Генералы вскочили со стульев, но были остановлены движением руки.
   - Сидите, надо полагать, она по этому же делу.
   Подняв белую резную трубку, император прикрыл глаза:
   - Привет, сестра... И вам того же... Да уж, представь себе, доложили... Нет, не звонил. Только собирался, пока еще рассматриваю картинки... Ты видела? И как тебе? А чего твои советники тебе говорят?... Ха-ха. Мне мои еще не успели лапши навешать... Согласен, нехорошо. Ну, я думаю, прояснит... Не, я подожду. Если ближайший час сам не позвонит, я так и быть, сделаю шаг навстречу... Ну, конечно созвонимся. Обменяемся впечатлениями, так сказать... Отлично, согласен. Ну, на долгие года, Тамана. Увидимся!... Ага. До встречи.
   Положив трубку, император обвел взглядом генералов.
   - Ну вот, Королевство Ста Островов тоже в недоумении. Ни о каких испытаниях атомного оружия Император Траптош не предупреждал. О разрыве договора взаимного спокойствия тоже не заикался. Если с момента взрыва прошло уже восемь часов, мог бы и заявить какую-нибудь чушь с трибуны в оправдание. Ничего этого он не сделал, и потому можно сделать вывод, что что-то здесь нечисто. Братец мой царственный в скудоумии замечен не был, а потому следует верить, что скоро многое прояснится. Надеюсь на это.
   Снова в дверь проник секретарь.
   - Ваше Величество! Начальник протокольной службы!
   - Некогда, скажи ему.
   - Говорит, в Министерстве Иностранных Дел получили извещение от Императора Траптоша.
   - Ага, вот оно что. И причем тут начальник протокола? Заводи!
   Вбежал безупречный во внешнем виде господин, несмотря на огорошенный слегка вид остановился на положенном расстоянии и отвесил классический рабочий поклон.
   - Ваше Величество! Император Мостпонной Империи Траптош прислал срочный запрос на личное посещение нашего государства с рабочим визитом в ограниченном составе. В случае получения Вашего согласия вылетает немедленно.
   - Ого как... - Император даже встал. - Подробности есть какие-нибудь?
   - Никаких, Ваше Величество. Изволите прочесть сообщение лично?
   Начальник протокола протянул аккуратно вскрытый конверт.
  -- Ну и? - нахмурившись, Император изъял из конверта листок бумаги с печатями. - Ты смотри, сам писал...
   В тишине он прочел сообщение и бросил его на стол.
   - Ничего определенного. Передайте там по вашим каналам, что мы готовы принять их делегацию. Что там положено по рабочему визиту в ограниченном составе?
   Начальник протокола склонил голову:
   - Как будет угодно Вашему Величеству. Предусмотрено три варианта. Встреча по вопросам, негосударственной важности, с минимальными церемониями. Встреча по вопросам государственной важности с личными встречами и обсуждениями, со стандартными упрощенными церемониями. Встреча по вопросам государственной важности, требующим ускоренного решения, с укороченной церемонией.
   - Третий вариант готовьте. Я думаю, некогда ему тут будет с нашими министрами раскланиваться. Организуйте прямо в Шерганском аэропорту, там был неплохой зал для переговоров. Дальше решим, что необходимо. Смотря чего он там скажет.
   - Разрешите исполнять?
   - Бегом, - махнул рукой Император. - Как только его самолет будет в воздухе, известите меня.
   - Будет сделано, Ваше величество.
   Секретарь вывел начальника протокола и закрыл дверь.
   - Разведка, ройте там все по теме. Что, где, откуда, что у них там на полигоне происходило последнее время. Постарайтесь добыть мне хоть каких-нибудь сведений до встречи.
   Адмур склонился:
   - Уже работаем, Ваше Величество.
   - Отлично, идите, и подгоняйте там всех. Лично! Трамсай!
   - Я! - отозвался Начальник Штаба.
   - Давай, встреть там начальника своего, Тиапонсу, и в Управление Ядерных Арсеналов. Справку по поводу всех перемещений ядерного оружия за последний год, что, где, куда двигалось, зачем, и когда кем проверялось хранение. И внешняя разведка пусть ваша мне доложит, чего они там знают по этому взрыву.
   - Есть, Ваше Величество!
   - Свободен. Генерал Сампур, останьтесь. Добьем по быстрому ваш список.
   Зам по кадрам начштаба молча исполнил короткий поклон.
  
   В аэропорту разогнали народ, отложили несколько рейсов, пару самолетов отправили на запасные точки. Целый терминал наводнили военные и сотрудники охраны в штатском. На втором этаже, в комнате переговоров, Император пытался разом проглотить информацию с двух экранов и пачки листов с докладными.
   - Выходит, что либо наша разведка определенно все прошляпила, что маловероятно, либо кто-то в Мостпонной Империи решил рвануть ядерный заряд без высочайшего разрешения. Что еще маловероятнее. Я так понял, что за этим полигоном не следили уже давно? Снимков свежее двухлетней давности нет?
   - Этот полигон самый первый в Мостпонне, Ваше Величество. Они испытывали на нем первые заряды чуть более ста лет назад.
   Начальник внешней разведки Генштаба выглядел усталым и невыспавшимся.
   - После того, как здесь были отработаны первичные технологии, после проведения сорока семи взрывов, этот полигон больше не использовался по первому назначению. Испытания ядерных зарядов были перенесены на остров Каргандол, ближе к южному полюсу, в холодные моря. А на этом полигоне сначала были биолаборатории по изучению радиации, потом их ликвидировали, тридцать с небольшим лет назад, и сейчас этот район используется для испытаний всяких вездеходов, танков, боевых машин. Местность сильно повреждена взрывами, кое-где имеется остаточные очаги радиационного заражения. Трассы хорошо видно на спутниковых снимках. Проводились нами негласные мероприятия по определению реальных тактико-технических характеристик их перспективного танка, эти работы проводились два года назад. Имеются видео и фотоматериалы, сводка по функционированию этого испытательного центра, его характеристика. Сейчас мы ведем их повторное углубленное изучение на предмет признаков подготовки к возобновлению ядерных испытаний... Пока ничего похожего не выявлено.
   - То есть, два года назад там ничего подозрительного в этом плане не было?
   - С вероятностью 90 процентов. Никаких ученых, никаких спецматериалов, никаких особых грузов, никаких известных нам инженеров по профилю там не появлялось. В то время, я имею в виду.
   - Два года - это немало, - Император посмотрел на взлетное поле. - Можно за два года подготовить одиночное испытание ядерного устройства, если задаться обеспечением полной секретности? Скажем, изобрели мы новый принцип, новую компоновку, сделали заряд в десять раз компактнее на основе каких-то там новых открытий в науке. Нам надо убедиться, что это все работает. У нас есть основной полигон, но подготовка к испытанию скорее всего будет вскрыта разведкой других государств, потому как все они там вокруг основного полигона пасутся. Плюс спутник постоянно пролетают. Договор о взаимном спокойствии, опять же. Они были просто обязаны предупредить нас об испытаниях.
   Он сделал глоток из бокала, чуть поморщился:
   - Ладно, придется смириться с тем, что сильной позиции у нас нет. Есть позиция недоумения. Ее и будем разыгрывать.
   Самолет сел точно и красиво. Филигранно вырулил к приемной зоне, где уже стоял караул, трап и несколько высших дипломатов. По-быстрому раскатали ковровую дорожку.
   - Журналистов разгонишь сразу, после официальной части, - сказал Император начальнику протокола. - Пресс-секретарь пусть их там подержит немного, я ему сказал, чего соврать.
   - Слушаюсь, Ваше Величество.
   Люк самолета открылся, кто-то выглянул и сразу же скрылся.
   - Как там правильно? Я иду ему навстречу, или жду здесь?
   - Нет, здесь, в конце дорожки, Ваше Величество, - начальник протокола обернулся к остальным встречающим. - При рукопожатии все исполняем поклон в одну треть. Не пялиться. Ни в коем случае в глаза гостю не смотреть. Желательно, совершать как можно меньше движений.
   Двигатель самолета стих и стал слышен шелест ветра. Все замолчали. В люк опять кто-то выглянул, скрылся, и на трап вышел Траптош Банамур, император Мостпонной империи, троюродный брат Ангомина Второго. Коротко оглянувшись, он двинулся вниз по ступенькам. За ним следовали трое из охраны. Чуть поотстав, начала спускаться небольшая группа в форме и в штатском.
   - Хм, Ардаси, министр обороны, - негромко заметил Император. - И, если я не ошибаюсь, шеф имперской безопасности. Как там его... Карамаж.
   Траптош широкими шагами преодолел дорожку, и резко остановился. Лицо его было твердо и хмуро, и чуть заметно выдавало немалую усталость.
   - Император Ангомин Второй, - едва уловимо склонил голову гость.
   - Император Траптош, - ответил тем же Ангомин. - Добро пожаловать в Восточно-Континентальную Империю.
   И протянул руку, добавив почти неслышно:
   - Здравствуй, брат.
   - Здоров, - так же неслышно отозвался Траптош и пожал руку, приблизившись гораздо ближе, чем дозволено протоколом. - Брат, сократим процедуры?
   - С удовольствием.
   Коротко поздоровавшись с сопровождающими друг друга, императоры направились к терминалу.
   - Чего журналистам говорить будем? - спросил Ангомин.
   - К черту журналистов. Никаких заявлений.
   - Будут вопросы, чего это ты так внезапно.
   Траптош взглянул на брата:
   - Про взрыв у вас пока ничего не всплыло в СМИ?
   Ангомин вздрогнул - не ожидал, что так быстро разговор дойдет до сути.
   - Мне пока не докладывали, - сказал он. - Утаить в секрете вздумал? В наше то время?
   Траптош перевел взгляд под ноги:
   - Нам придется заявить о начале совместного изучения ядерных реакций. Что-нибудь вроде сотрудничества в этой сфере. Мои помощники сейчас прорабатывают.
   - Изучение посредством взрывов?
   - Боюсь, что так.
   - Надеюсь, я услышу объяснения.
   - Обязательно.
   Они вошли в здание и поднялись на второй этаж. У дверей зала для переговоров уже толпилась кучка журналистов, особо приближенных и доверенных, охрана с каменными лицами оттесняла особо активных.
   Усевшись в большие кожаные кресла у маленького стеклянного столика, императоры переглянулись. Ангомин махнул рукой и охрана закрыла глухие внутренние двери, опустила на больших окнах тяжелые металлические жалюзи, включила свет.
   - Тут можно разговаривать на любые темы? - уточнил Траптош, наблюдая все это.
   - Полная защита, - подтвердил Ангомин.
   - Я бы еще предложил нашим советникам на время... если не выйти, то, как минимум, отойти. Скажем, вот в тот угол.
   Ангомин подозвал начальника протокола и объяснил ему ситуацию.
   - Раз уж все равно все нарушено, - вздохнул тот. - Слушаюсь, Ваше Величество.
   Советники, дипломаты и министры удалились за двери, осталось только несколько человек охраны.
   - Ну, теперь то можно хоть что-то прояснить? - поинтересовался Ангомин.
   Траптош тяжело вздохнул, помолчал, разглядывая носок ботинка. Ангомин ждал, внутренне закипая.
   - Мы ничего не взрывали, - сказал, наконец, Траптош.
   - Я практически догадался об этом, - отозвался Ангомин. - Надеюсь, ты скажешь - кто. Террористы захватили у вас пару бомб? Или кто-то по ошибке прислал вам ракету? Хотя нет, старт мы бы засекли... Ну, какие там еще способы?..
   - Черт, я не знаю! - резко сказал Траптош и выпрямился. - И никто не знает. Я думаю - совсем никто. Ни один человек.
   - Само по себе взорвалось? - невесело ухмыльнулся Ангомин. - Вот просто так, да? Самопроизвольная ядерная реакция на старом полигоне? Давай, рассказывай, кто вам такую свинью подложил.
   Траптош покачал головой:
   - Веришь, возможно, ты и прав.
   - То есть?
   - Все по порядку, если позволишь. Взрыв произошел в известное тебе время на нашем старом полигоне. Его никто не ожидал, никто его не готовил, не было никакого предупреждения или каких-то там... признаков. Просто рвануло средь бела дня, рвануло и все. Как полагается, со вспышкой, грибом, взрывной волной, излучением, воронкой и радиоактивной пылью. На месте погибло двенадцать или тринадцать человек, больше сорока сейчас в госпиталях. Кто с ожогами, кто с дозой, кто со всем вместе. Место пустынное, все кто попал под удар - работники танкового полигона. Еще повезло, что никаких испытаний в это время не проводилось. Да и вечером поздно было...
   - Никаких заявлений от каких-нибудь экстремистских группировок не было? - прервал наметившуюся было паузу Ангомин.
   -Нет, не было. Я тебе сейчас самое основное скажу... Это... Делай выводы сам, конечно, но... В общем, все очень странно. Взрыв произошел в той же самой точке, где и первый наш взрыв, при самых первых испытаниях сто три года назад. Точнее - сто три года и двадцать семь дней назад. С часами и минутами там, не помню сколько. Насколько мы поняли - в той же самой воронке. Только она теперь стала больше. И что больше всего мне не нравится - по расчетам взрыв был ровно в шестнадцать раз сильнее того, самого первого. Не в две и три десятых, не в семь и шесть сотых, а ровно в шестнадцать раз. Это... Это непонятно.
   Ангомин взял со столика высокий стакан, отпил из него минералки, и молча поставил обратно.
   - Как будто... - попытался продолжить Траптош, но снова замолк.
   - Есть предположения?
   - Да миллион! Черт, мне столько всяких версий уже выложили, что голова пухнет. Я даже не хочу их пересказывать, потому, что половина из них откровенный бред, а вторая половина - слишком заумная.
   - Я... - начал было Ангомин.
   - Брат, послушай. Я прилетел не растерянностью тут с тобой делиться. У меня к тебе просьба. Просьба решить совместно одну проблему, чтобы понять, что делать дальше, о чем думать вообще.
   - Просьбу о совместном решении? - хмыкнул Ангомин. - Ну, выкладывай.
   - Ты же знаешь, как все это было. Я уверен, даже если не знал, тебе историю этой гонки уже напомнили. И про то, как наши прадеды друг у друга ученых таскали, и про тот скандал в Университете Западного Побережья. И про угнанный самолет и прочее...
   - Да уж, кой-чего обновил в памяти сегодня.
   Траптош посмотрел исподлобья:
   - Короче, может случиться так, что через пару недель на твоем полигоне тоже рванет. Просто, как версия. Я бы тебе советовал убрать оттуда все, что можно, людей эвакуировать. Мало ли, сойдется кривая.
   - Вон ты о чем! - Ангомин откинулся в кресле. - Думаешь, не случайность, а...
   - Не хотелось бы произносить слова "закономерность" в моей ситуации, но как монарх, вынужден думать и об этом.
   - И какой просьбой ты хотел бы меня озадачить в этом плане?
   Траптош кивнул на дверь, за которой толпились люди:
   - Привез я там старичка одного, не в меру бодрого. С ним пара помощников. Пусти эту троицу на свой полигон, пусть они там замеры свои сделают, фокусы посчитают, посмотрят. Если этот старичок прав, у тебя будет фейерверк с большим грибом через... шестнадцать дней. Если не прав, я его у тебя заберу, да уволю со всех постов к чертям, без пенсии и выходных. Принесу всякие извинения, какие только захочешь, да придумаю сказку, как взрыв свой сделал. Ну а если... придется нам с тобой крепко думать, как выкручиваться.
   - Озадачил... - Ангомин кивнул. - Хотелось бы твоего старичка увидеть на пенсии, да без постов. Ну да ладно. Есть версия, и ее легко проверить. Надо лишь подождать. Пущу я твоих мозголомов куда надо. Пусть повертятся. Только, прими уж и мою просьбу.
   - Встречная? - усмехнулся Траптош. - Излагай.
   - Я бы на твой полигон тоже делегацию небольшую заслал. Чтоб померили, да понюхали. Чтоб, значит, все как есть мне доложили.
   - Это запросто. Только я тебе сразу скажу. Ничего там непонятно, откуда и что взялось, что был за заряд и как он в эту точку попал. Прочесали там уже все вдоль и поперек, несмотря на радиацию.
   - И все же.
   - Я же сказал - без проблем. Пусть на уровне министерств обороны согласуют твою делегацию, я отдам распоряжения, чтоб встретили, отвезли и помогли, чем могут.
   - Отлично, - кивнул Ангомин. - Еще бы решить, что мы остальному миру скажем. И о взрыве, и о визите твоем, таком быстром и недолгом. Ведь я так понял, задерживаться ты не собираешься?
   - Что-нибудь сейчас придумаем. Сразу на двух-трех уровнях. Для прессы, для служб всяких надо бы пока легенду выдвинуть, и особо секретную для коллег наших. Сестре твоей как бы не пришлось с той же проблемой в относительно отдаленном будущем столкнуться. И парней-банкиров с севера тоже бы чем-нибудь озадачить
   - Я предлагаю пригласить сюда некоторых из наших приближенных. Чтобы, так сказать, ввести их в общем, в курс дела и выдать первоочередные задачи.
   - Согласен. С ними и легенду набросаем.
  
  
   Королева Тамана Типамур приходилась родной сестрой Ангомину. Только ей исполнилось восемнадцать, отец выдал принцессу замуж за наследника короны Королевства Ста Островов, огромного архипелага в восточном полушарии. В двадцать ее муж, Сконгарр Парманотор, стал королем. И через десять лет правления неожиданно скончался от рака желудка. Тамана осталась вдовствующей королевой и правила жестко, без послаблений и забрасывания обязанностей. Помимо прочего, она требовала порядка в делах, ясности в докладах и исполнительности при выполнении указаний. И сердилась, когда ее любимый младший брат доставлял ей неприятности.
   По широкому коридору, вдоль огромных высоких окон, смотрящих в голубые сады, подтягивая длинное платье, Тамана спешила в свой рабочий кабинет. Готовила громкие и злые слова для брата, хмурила брови, кусала губы. Несколько чиновников почти бежали за ней, кто-то на ходу уронил папку и кинулся собирать разлетевшиеся листы бумаги. Как будто гроза надвигалась.
   - Касдент, Трокс, Барген. Вы со мной, слушать. Остальных за двери, - на ходу сказала Тамана. - И пусть все там будут наготове. Понадобится - вызовем.
   - Есть, Ваше Величество, - так же на ходу попытался согнуться в поклоне Касдент.
   В кабинете не зажигали света, полумрак слегка разбавлял свет, просачивающийся сквозь шторы, звуки гасили ковры. Тамана плюхнулась в кресло и протянула руку к трубке.
   - Сколько уже ждет? - спросила она.
   - Двадцать три минуты назад запрос был.
   - И ладно. Переживет.
   В телефоне сначала диктовал дежурные фразы офицер связи, про установление, шифрование и прочее. Потом раздался усталый голос Ангомина.
   - Привет, Тамана. На долгие года.
   - Здравствуй, брат, - сдержано отозвалась Тамана, внутренне готовясь атаковать тяжелыми вопросами и твердо требовать ответа.
   - Пятый был только что, - сказал Ангомин. - Меньше часа назад. Все как по писанному. Без отклонений.
   - Пятый... - Тамана запнулась, и в горле пересохло. Заготовленная речь куда-то пропала из памяти. - Все проверили? Уверен?
   - Да, все сошлось. Слушай, надо тебе приехать. Да и вообще, наверное, всех собирать будем. Хватит это дело затягивать. Через двенадцать дней у Траптоша шестой будет. Через сорок пять - у меня седьмой. Думаю, седьмого ждать не стоит. Надо собираться раньше и решать все. Объявлять народу, делать заявления, вводить планы и чрезвычайные положения. Поговорить лично со всеми. Чтобы не было этого... Что скажешь?
   - Да что тут скажешь, - ей окончательно расхотелось вести разговор на повышенных тонах. - Сбор, так сбор. Обозначай дату, согласуем, решим. Вы только... Договоритесь там с... Ты и Траптош, не будьте глупцами. Дайте нам больше информации. Вам не повезло первыми с этим столкнуться, но хоть помогите другим.
   - Все обсудим, сестра. Чего тут утаивать. Приедешь, все решим.
   - Ну, жди тогда. Где планируешь то?
   - На Барском озере. Мы там недавно все обновили, реконструкцию провели.
   Она слабо улыбнулась:
   - Я любила это место. Будет хорошо побывать там еще раз. Пусть и по такому неприятному поводу.
   - Ничего. Переживем... Прости, я бы прервал наш разговор. Всю ночь сегодня не спали, то в машине, то в самолете, то в вертолете трясся.
   - Надеюсь, ты не совался там под облучение?
   - Нет. Мы с дальних площадок наблюдали. Неприятная это вещь, скажу я тебе. Сразу видно, сколько зла в человечестве, когда оно вот так вот выплескивается.
   - Ну-ну... Потянуло тебя на философию. Иди уже, отсыпайся.
   - До свидания, сестра. На долгие года.
   - На долгие года, брат. Будь на связи.
   - Буду. Отбой.
  
  
   Саммит собрал семь монархов, трех президентов, одного вождя и двух банкиров. Корпоративная республика Северного Предела, управлявшаяся советом директоров, прислала сразу председателя и заместителя.
   Озеро среди крутых скал, узким зеркалом легшее меж двух хребтов, стало на несколько дней свидетелем концентрации власти мира. Дворец эпохи Тысячи Королевств был отреставрирован и пронизан самой современной аппаратурой. За каменными стенами тянулись километры проводов, в светлых залах с высокими окнами стояли полированные столы, мягкие кресла, висели большие экраны. Над стриженными лужайками и темными соснами то и дело пролетали конвертопланы, волны озера рассекали катера охраны. Половина неба голубело ясным светом, другую половину затянули черные тучи. Выглядело символично...
   Заседания продолжались уже несколько дней. Стороны знакомились с материалами, обменивались мнениями, слушали экспертов. Эксперты были не совсем единодушны. Вернее сказать, они чуть-чуть не рвали друг другу почтенные бороды...
   - Профессор Университета Северного Побережья, уважаемый Инигор Кон-Даут. Прошу вас.
   Старичок в сером костюме бодренько вышел к кафедре и натянул на нос очки с круглой оправой.
   - Ваши величества, уважаемые господа... - он закашлялся, скрывая волнение, схватился за стакан воды. - Прошу прощения. Я сразу скажу, что не поддерживаю позиции большинства моих коллег. Я могу честно признаться, что фактически, никакой развитой теорией, никаким пониманием этого так называемого четырехмерноволонового эффекта мы не обладаем. Фактически, мы сейчас пытаемся изобразить тут перед вами умных таких всезнаек, которым только дай событие, а уж описать его природу, слепить теорию, и вычислить последствия мы всегда сумеем. Я понимаю, что многие уже выделили денежные средства на дальнейшие исследования некоторым шарлатанам от науки, которые уже имели незаслуженную честь выступать с этого же места. Хочу вам всего лишь напомнить, что ни один ученый в прошлом, либо в настоящем, изучая теорию атома и изобретая атомную бомбу, даже близко не сочинял теорий, описывающих нынешние события. Поэтому для меня удивительно, что сейчас этих теорий появилось сразу несколько штук, и все они претендуют на достоверность и прогнозную ценность.
   - Уберите этого старого маразматика! - раздался голос из зала.
   - Прошу соблюдать порядок! - тут же отозвался ведущий сегодняшней конференции.
   - Я продолжу, с вашего позволения, - сказал Кон-Даут, рассмотрев кричавшего, и насаживая обратно на нос очки. - Так вот. Нам следует признать, что никаких предпосылок к появлению Эффекта современной наукой выявлено заранее не было. Никакого понимания Эффекта нет сейчас, что бы там кто ни говорил. Никакая теория о том, чего следует ожидать в дальнейшем, на данный момент не может считаться единственно верной.
   - Это чушь! - снова закричали из зала. - Наша группа уже рассчитывает всю временно-волновую составляющую. Мы получим достоверные прогнозы в ближайшие три-четыре недели!
   - Я снова попрошу вас, - встал ведущий. - Профессор Гарбот, будьте любезны. Вы уже имели честь выступать. Помолчите, иначе вас выведут из зала... Продолжайте.
   - Хм... При всем уважении к группе Гарбота, - продолжил Кон -Даут, - я предположу, что вы выйдете всего на пять вариантов. Которые очевидны и сейчас, и не требуют суперкомпьютеров для расчета. Весь вопрос в том, насколько равномерно движется волна от ядерного взрыва по временной оси, имеем ли мы там только тригонометрическую закономерность, либо в деле участвует и экспоненциальная составляющая. В итоге мы будем получать эхо-взрывы либо равномерно по времени и силе в будущем, либо с ростом или затуханием того или другого, либо и того и другого.
   - Ваши варианты ясны, - сказал император Ангомин. - Их уже озвучивали. Либо рост мощности взрывов с уменьшением временного интервала между ними, либо уменьшение мощности с ростом интервалов, ну и так далее. Нас сейчас в первую очередь интересует, какой из этих вариантов реален. В первую очередь, не хотелось бы первого варианта.
   - Кхм... - прокашлялся профессор. - Ваше Величество! Я хочу заявить именно такую позицию, что никакая теория из выдвинутых в эти дни не является полностью достоверной. Все это всего лишь догадки и спекуляции. Пожалуйста, примите во внимание, что до тех пор, пока не начнется следующая серия эхо-взрывов, нельзя полностью доверять ни одному расчету. А следующая серия может начаться как и через пятьдесят лет, так и через двести.
   - То есть, ваше предложение - ничего не планировать в отношении следующей серии?
   - Вот именно. Иначе будут потрачены впустую силы и средства. Безусловно, опасные зоны требуют полного отчуждения, исходя из самого неблагоприятного варианта. Но если вас будут пытаться убедить в преимуществе какой-либо теории перед другими, и в связи с этим покажется, что можно обойтись значительно меньшими затратами на безопасность - будьте благоразумны.
   - Благодарю вас, - усмехнулся Ангомин. - На мерах безопасности экономить мы не планировали. И все-таки. Какой части теории придерживаетесь вы лично?
   - Я лично? - профессор стянул очки и коротко поклонился императору. - Ваше Величество, я лично считаю, что вообще вся эта теория о четырехмерноволновой природе эффекта - полная чушь. К сожалению, ни доказательств этого, ни альтернатив у меня нет.
   - Вам давно пора на пенсию, вы уже не ученый! - негромко, но слышно заявил с места Гарбот. - К этой теории независимо пришли пять научных групп. А потом множество ученых по всему миру признали ее. Они все ошибаются, по-вашему?
   - Вполне возможно, - кивнул Кон-Даут. - Мне категорически не нравится, что теория стала очевидной только при проявлении Эффекта. Предсказать последствия процессов, а не объяснять их после - вот истинная наука.
   - Чушь! - заявил из зала кто-то другой. - Некоторые явления не могут привлечь внимание исследователя, пока не случатся. Сначала мы увидели звезды, а уж потом начали изучать их и пытаться понять их природу, и откуда они взялись. Эти Эхо-взрывы должны были случиться, чтобы мы увидели возможность четырехмерной волны.
   - И тем не менее, - поправил очки Кон-Даут. - Изучая представленные доклады, я обнаружил полное непонимание происходящего. Мы все видим очевидные варианты развития, но они настолько очевидны, что не требуют ученых степеней, чтобы выдвинуть их. Почитайте прессу - даже журналисты далекие от науки пишут об эти вариантах. Но что действительно неприятно - как только мы начинаем углубляться действительно в теорию, в расчеты, мы не можем отдать однозначного предпочтения какой-либо модели. Несмотря на то, что за каждой стоят серьезные ученые, все они в равной степени поверхностны. Тот самый факт, что нет единого понятия процесса, нет одной, удовлетворяющей большинство исследователей, логично и стройно сходящейся теории говорит мне о том, что и знания, собственно, нет. Есть гадание. А самый неприятный для меня вывод состоит в том, что, скорее всего, мы пошли по ложному пути.
   - И что же вы предложите взамен? - спросил с нажимом кто-то третий. - Если теория четырехмерной волны, как вы заявляете, ложна и ведет нас по неверному пути, что вы предложите искать? Радикальных террористов-антивоенщиков? Религиозную секту судного дня, которая, скрываясь от спецслужб и разведок, ваяет в подвалах атомные бомбы и взрывает их в нужное время? Или инопланетян, решивших нас уничтожить с особым цинизмом? Или может, это планета сама мстит нам, возвращая удары? Что способны предложить вы, кроме банального признания в том, что вам ничего непонятно?
   - Профессор Скорса, прошу вас, - привстал ведущий. - Будьте уважительны друг к другу и к присутствующим высоким слушателям.
   - А разве я не прав? - Скорса даже поднялся с кресла. - Разве это дело - выйти к трибуне и заявить, что все оппоненты полные неучи, и вместе с тем, не предложить ничего от себя?
   - Напротив!- возразил Кон-Даут. - Я не считаю никого неучами. Но в этом серьезнейшем вопросе я просто обязан защитить позицию рационального познания, а не сочинения теорий под заказ. Я скорее заявлю, что мы все в вопросе Эффекта полностью некомпетентны, и я в первую очередь.
   - Идиотская позиция, прошу прощения! Вы обозвали всех лжецами, и не предложили правды, вот что это такое! Вон с трибуны!
   - Прекратите! - подал голос хмурый Траптош. - Скорса, не позорьте меня и нашу империю перед собравшимися.
   - Нет уж, это Кон-Даут нас тут позорит, выставляет...
   - Да уймитесь вы! Уважаемый Кон-Даут высказал точку зрения, с большим мужеством, я отмечу, и ее нужно также принять к сведению. Вам легко тут кидаться заявлениями, вы все прекрасно понимаете, что даже в случае самого неприятного варианта вы не доживете до следующей серии Эхо-взрывов. Можно безопасно выдвигать теорию, занять ее исследованием целые отделы, получить денег, получить места в ученых советах и звания экспертов. Все это сейчас, а потом отвечать уже не вам. А с нашей точки зрения, с точки зрения государственного управления, необходимо учесть все возможные последствия, все возможные варианты. И что, если ваши теории окажутся неверны? Что, если минимальный интервал между сериями Эхо-взрывов не пятьдесят лет, а десять? Что я тогда буду вынужден сделать с вами и всей вашей командой исследователей? Все верно говорит уважаемый Кон-Даут. Необходимо разработать теорию, с которой согласятся все, которая будет давать единственно верный результат, а не десять вариантов прогноза, как вы. И если при этом придется признать, что ваша нынешняя теория четырехмерной волны неверна, значит, пусть будет так. И если вы будете упорствовать в признании того, что может оказаться неверным, пеняйте на себя.
   Профессор Скорса молча отвесил поклон и сел на место. Кон-Даут держал в руке стакан с водой и выглядел так, словно вот-вот его выронит.
   - Что еще вы можете сообщить? - спросил его ведущий.
   - Ну... Моя основная цель достигнута. Лица, принимающие решения, обратили внимание на то, что нельзя опираться только на одну версию. Что же непосредственно самих Эхо-взрывов... Мне представляется необходимым изучать не только согласование реального процесса с теорией Волны, и их расхождения, но и в момент ожидания очередного Эхо-взрыва изучать весь непосредственно прилегающий объём пространства во всех диапазонах, во всех возможных направлениях, с целью выявления каких-либо внешних возмущений, предшествующих или последующих, любых сопутствующих эффектов. Возможно, если мы зациклимся только на теории Волны, мы упустим нечто важное, происходящее помимо самих Эхо-взрывов.
   - От этого никто не собирался отказываться! - заявил с места Гарбот.
   - И тем не менее. Заостряю на этом внимание.
   - Хочешь получить преференции на сопутствующие измерения? Не выйдет, все там будем!
   - Профессор Гарбот! - снова поднялся ведущий. - Попросить вас покинуть зал?
   - Все, все, я замолкаю. Просто удивительно, как порой легко получить расположение, просто признавшись в собственном невежестве...
  
   - Нам, безусловно, проще остальных, - заявил Председатель Совета Директоров Корпоративной Республики Северного Предела. - Мы не участвовали в ваших войнах. Мы испытывали наши заряды позже остальных, и на отдаленных северных островах, которые и сейчас практически безлюдны. Единственное, о чем нам бы хотелось всех предупредить, так это возможных технологических и экологических последствиях. Мы напомним, что одно из наших устройств было самым мощным из всех, произведенных на планете. Эквивалент его составляет примерно семьдесят три мегатонны. При его подрыве наблюдались значительные атмосферные возмущения, тектонические сдвиги а так же обширные нарушения радиофона, соответственно, связи, навигации, локации. Сейчас наши ученые просчитывают возможные последствия увеличенного в шестнадцать раз по мощности Эхо-взрыва. Заранее можно сказать, что последствия будут очень серьезными в глобальном масштабе. Возможно, краткосрочными и без длительных последствий, но в коротком интервале времени - очень серьезными.
   - Мы ожидаем от вас уточнения всех ожидаемых параметров, мест и времени всех Эхо-взрывов, которые вы прогнозируете в высоких широтах, - сказал Ангомин. - Если я не ошибаюсь, ближайший произойдет не ранее, чем через семнадцать лет?
   - Не ошибаетесь, Ваше Величество. Скажем так, расписание, и ожидаемые параметры мы обязуемся опубликовать в открытом виде не позднее, чем за десять лет до первого Эхо-взрыва.
   - Благодарим вас, - кивнул Ангомин. - Надеюсь, тут не возникнет никаких препятствий для сотрудничества. Наш следующий вопрос касается организации помощи островному государству Амаграматас, которое в войне Седьмой Звезды подверглось бомбардировке с трех сторон, играя роль плацдарма для всех участвовавших сторон. Вождь Всех племен Амаграматасы присутствует среди нас.
   Огромный круглый стол в зале с высокими окнами собрал всех приглашенных на саммит глав государств. Сегодня был закрытый для прессы день, и народу было немного - только сами правители, секретари и советники. Вождь всех племен откровенно не походил на картинного вождя, он был не сильно стар, безупречно и по моде одет, гладко выбрит и совершенно не носил украшений. Делегация его отличалась скромностью - два человека, столь же безупречных и как-то странно незаметных.
   - Вождь Маграм, прошу вас.
   Один из его советников что-то прошептал вождю на ухо, подсунул несколько листов бумаги.
   - Кхм... От имени Всех племен, - сказал Маграм. - Говорить буду я. Как избранный единым голосом...
   Он замолчал, и кивнул советнику, сказав что-то резкое и короткое. Советник пробежал кругом к информационному посту и неслышно начал что-то объяснять. Через минуты экраны перед каждой делегацией показали карту островного государства.
   - Я покажу вам, - сказал Маграм. - Нам казалось, что худшие времена Всех племен настали, когда мы в очередной раз оказались на пути войны между могучими державами по три стороны Синего Моря. Мы ошиблись. Сейчас мы считаем, что настали наши последние времена. Смотрите на эту карту. Вот разрушения, причиненные войной Седьмой Звезды. Пострадало больше трети территории. Смотрите, вот карта разрушений, увеличенная в шестнадцать раз. Наши острова исчезнут, и пророчества не говорили этого. Боги забыли о нас уже тогда, когда первые огненные столбы вставали над нашими островами... Мы для них уже мертвы. Об этом говорило все, все знамения и все откровения. Но мы до сих пор не могли понять. Мы доживаем последние годы.
   Вождь встал и вытянул перед собой пачку листов.
   - Это официальное прошение об убежище. Мы просим убежища для всех наших племен от больших до малых, от восточных до западных. Наша единственная возможность выжить в грядущем - уйти с островов. Нам нелегко далось это решение, но оно единственное. Полагаю, что наиболее справедливое решение в том, чтобы государства - участники войны Седьмой Звезды выделили нам землю для поселений, сообразно нынешней площади наших островов, которые вскорости будут уничтожены.
   - Возможно, не стоит столь картинно? - подал голос президент Террагола, одной из сторон в той войне. - Вам, вероятно, понадобится помощь наших ученых в оценке будущих разрушений и... иных последствий. После этого мы будем готовы обсуждать меры защиты и компенсации. Заявлять же сейчас о полном разрушении архипелага, как мне кажется, преждевременно...
   - В последние дни войны вы сбросили на остров Киг-Май-Ноту три бомбы средней мощностью в сто килотонн. Остров сейчас не существует, это скальные осколки, на которых даже трава не растет, даже птицы не гнездятся! О каких оценках вы говорите? - Вождь покраснел от возмущения. - Как вы вообще смеете говорить об оценках?! Посетите наш остров Балт-Кагасса, посмотрите, во что превратил его цунами, вызванный вашими бомбардировками. Я могу назвать еще десятки островов, названия которых вам ничего не говорят, потому что вы предпочитаете не помнить того, что совершили.
   - Прошу вас! - повысил голос Ангомин. - Вождь Маграм! У нас у всех есть повод вспомнить то, что было. К счастью, времени пока достаточно для того, чтобы принять самые сложные решения. В том числе, и как помочь выжить вашему народу.
   - Вы как обычно, поставите нужды нашего народа в конец списка, - Маграм сел. - Я это знаю, но я не остановлюсь в стремлении добиться справедливости.
   - Ваше прошение не будет забыто, обещаю, - сказал Ангомин. - Мы будем поднимать этот вопрос до полного его решения.
   Маграм хмыкнул.
   - Конечно, - отозвался он. - Но никак не после того, как решите все свои. Понимаю, вам сейчас тяжеловато. Приходится разбираться с той кашей, что заварил ваш дед.
   - Позвольте этот вопрос мне решить с теми, кто причастен. Ваш вопрос не будет забыт, обещаю, но прошу вас, Вождь, не вмешиваться в решение других частей проблемы.
   Маграм ответил лишь жестом, отвернувшись.
  
   - Да, наши деды подкинули нам проблему, - сказал Траптош.
   Они втроем, Ангомин, Траптош и Тамана, прогуливались по дорожкам сада на берегу озера. Несколько тяжелых дней саммита отразились на них не лучшим образом, все выглядели уставшими.
   - Их же не предупреждали, что применение в войне ядерного оружия отразится четырехмерной волной в будущее, - Ангомин пнул камешек.
   - Думаешь, их бы это знание остановило? - спросила Тамана.
   - Как минимум, насторожило бы. Они все же были достаточно разумными людьми.
   - Эти разумные люди сбросили двадцать бомб на семь городов! - Траптош остановился. - Тоже мне, братья. Нет, разум в той войне не участвовал! Что мы теперь скажем людям? Сто лет назад все казалось таким простым... Чтобы доказать свою правоту, нужно убить как можно больше народу. Чтобы заключить мир, достаточно показать свою решимость и полноту арсеналов. Жаль только, что для этого часть арсенала нужно потратить.
   - По крайней мере, теперь мы можем быть уверены, что у нас и наших потомков будет достаточно поводов не устраивать таких войн, - сказал Ангомин.
   - Если нашим потомкам не достанется сходящаяся возрастающая волна!
   - Ты сегодня не в настроении... - заметила Тамана. - Мы получили свое наказание. Пусть через сто лет. Мне кажется, оно останется суровым, но не убийственным.
   - Думаешь? А знаешь, ведь поиски сигналов от других разумных, с других населенных планет во вселенной за столько лет так ни к чему и не привели. Может, чтобы прекратить эту самую разумную жизнь, хватит всего одного взрыва? Который через сколько-то там лет приведет к эхо-взрыву невероятной мощи? И все?
   - Это очень неприятный сценарий, - покачала головой Тамана.
   - Но он вероятен. И не говори мне, что все будет хорошо. Подданным своим с экрана будешь лапшу вешать.
   Ангомин поднял руку:
   - Ну, хватит. Мы и правда сегодня уставшие и не в настроении, но переходить к сваре не стоит. Время все решит...Покажет - стоит ли готовиться к концу света, или продолжать строить планы. Зачем заранее опускать руки?
   - Разумно, но не сейчас, - грустно усмехнулся Траптош. - Мне бы так хотелось кого-нибудь обвинить в этих проблемах и сильно его наказать! Я еще недостаточно отошел от сегодняшних заседаний.
   Где-то там кто-то нажал на кнопку или повернул рубильник, и зажглись фонари, разгоняя собирающийся между деревьями сумрак.
   - Ох, - сказала Тамана. - Красиво...
   На какой-то момент она отвлекла мужчин от размышлений. В конце аллеи пробежали охранники в черном с собакой. На развилке монархи выбрали тропу к берегу.
   Озеро к вечеру стало безупречно гладким, ветер стих, а уток кто-то распугал. На зеркальной поверхности плавали редкие желтые листья с рано облетевших деревьев. Даже в отсутствие ветра чувствовалась тянущаяся от воды прохлада.
   - Мне придется эвакуировать четыре города, - подал голос Траптош. - Тебе три. Целиком, со всем добром, что там есть, с заводами и культурными ценностями. Не знаю, как насчет памятников архитектуры и прочем невывозимом... Огромные затраты и, как обычно, неплохая возможность кому-то заработать. Строительные компании точно останутся в большом плюсе.
   - Их придется облагать повышенным налогом, - пожал плечами Ангомин. - Время есть, чтобы продумать планы и особые законодательные условия. Но согласен, это не будет просто. У меня тоже подлежат эвакуации несколько миллионов человек. И многие серьезные производства. Надеюсь, мы сможем договориться о каком-то особом режиме международной конкуренции на этот период?
   - Хм, да эти банкиры с севера нас съедят. Вряд ли ты с ними договоришься, только если подкинешь что-то жирное...
   - Я постараюсь быть честной, - улыбнулась Тамана. - Особой помощи не обещаю, но правила игры нарушать не буду.
   - В тебе не сомневаюсь, сестра, - улыбнулся Ангомин в ответ. - Нет ничего хуже сходящейся волны. А остальное переживаемо.
   - Ну-ну, - хмыкнул Траптош.
  
  
   По коридорам неслось вечное "So close no matter how far...", без слов, но зато в четыре виолончели. Звездолет тихо летел над планетой, а внутри быстрым шагом летела капитан.
   - Черт, - с этим словом она ворвалась в рубку. - Стэн, выруби эту чертову музыку! Я сколько раз тебя просила?!
   - Капитан, но теперь даже без гитар! - Стэн мгновенно стащил свои ноги с соседнего кресла и принял более сидячее положение.
   - Неважно! Плевать! Ни в каком виде трансляции на весь корабль не будет, понятно?! Затыкайся у себя в каюте, носи наушники, только не на вахте, конечно, но никаких трансляций!
   - Есть, капитан.
   Музыка смолкла.
   - Жаль, так и не смог привить вам любовь к классике.
   - И никаких разговоров на эту тему, - отрезала она. - Мне плевать, сколько там веков этой музыке! В каюту или в наушники. И это последнее предупреждение.
   Капитан вышла, оставив последнее слово за собой.
   - Очень жаль, - вздохнул Стэн.
   - Да сразу было понятно... - подал голос притаившийся у крайнего пульта стажер.
   - Хм, - Стэн поднялся и потянулся. - Понятно-то понятно. Но вахту надо чем-то разнообразить, иначе со скуки тут уснем. Как видишь, дальше ругани дело не идет. Значит - понимает.
   - Понимает что?
   - Стажер, не тупи. За всю эту ерунду формально меня можно наказать по всей строгости. Но не наказывает. Капитан у нас умница.
   Стажер пожал плечами:
   - Не вижу смысла в том, чтобы нарываться на разнос от капитана. Сегодня добрая, а завтра выговор напишет в дело.
   - Не напишет. Поймешь со временем.
   Стэн прошел до навигационного поста и уткнулся в экраны.
   - Завтра бомбим, - сказал стажер.
   - Знаю. Надо в точку выйти, самое главное- момент не прохлопать. Иначе вся работа к черту. Так что смотри за режимами в три глаза.
   - Я понял.
   В рубку зашел Гарин. Длинный и остроносый, весь подтянутый и строгий.
   - Вы мне тут смотрите, - предупредил он. - Чтоб все как часы работало. Пропустим момент - ничего хорошего.
   - Не первый раз, - кивнул Стэн.
   - Кто после вас на смене?
   - Бакстер, Крюкова.
   - Понятно, - Гарин сунул руки за спину и вышел.
   Стэн ухмыльнулся.
   - Контролирует.
   Дверь снова сдвинулась и Гарин вернулся.
   - Вы же стажер, если я правильно помню? - спросил он. - Фамилия?
   - Ван.
   - Вы понимаете, что завтра будет происходить?
   - Ну да, в принципе... - нерешительно кивнул Ван.
   - В принципе? Что-то мне не нравится ваш ответ.
   Гарин подошел ближе и уставился на Вана сверху вниз.
   - Мы завтра будем сбрасывать ядерные заряды на мирные города мирной планеты. Они вроде там сообразили провести эвакуацию, но наверняка мы попутно убьем сотни, а то и тысячи жителей. Вы должны себе четко представлять, для чего это делается и почему именно так. Вы слушали лекции по теории узлов непрямого влияния?
   - Да, конечно. Я сдал все экзамены на отлично.
   - Тогда какие у вас сомнения?
   - Да нет сомнений...
   - Слушайте, если у вас есть какие-то вопросы, непонятность в деталях - лучше спросите у меня, чем у кого-то другого. Я тут представителем от Контрольной Группы Докосмических Наций не просто для галки сижу, протоколы заполняю. Мне нужно, что бы никаких сбоев в программе не возникло, и чтоб экипаж от переизбытка сочувствия не страдал. Вас что-то напрягает в проекте?
   - Нет, я полностью согласен с действиями Контрольной Группы.
   Гарин прямо-таки навис над стажером:
   - Что-то я не вижу уверенности. Возможно, вы слышали слова профессора Гемгольца: "Убивать людей - плохо, давать им убивать друг друга - непростительно, позволить им убить планету - преступно". Что в них непонятного?
   - Все понятно. Я поддерживаю эту точку зрения, иначе я бы не просился в экспедицию.
   Гарин выпрямился.
   - Отлично. Не хотелось бы видеть в экипаже хирурга, теряющего сознание от вида крови. Вы меня поняли?
   - Понял, мистер Гарин.
   - "Мистер"! - скривился Гарин. - Можешь обращаться ко мне "камрад". Седов!
   - Да, - отозвался Стэн.
   - Присмотри за стажером. А то он, похоже, близок к неприятию процесса. Если что, зови.
   - Справится, Сергей Палыч. Сам по первому разу всякую чушь думал.
   - Справляйтесь.
   Гарин вышел за дверь и стажер шумно выдохнул.
   - Нормально все, - сказал Стэн. - Небольшая политподготовка. Спокойней относись. Он вообще мужик нормальный. Любит чтоб все по плану было, без зацепок.
   Ван вытянул ноги и оглядел пульты.
   - А... давно ты уже отсталых бомбишь?
   - Не отсталых, а докосмических. Неуважение - обратная сторона. Ты их хоть и воспитываешь, но относиться надо как к тому, из кого вырастут твои коллеги в будущем.
   - Виноват...
   - Обычно мы их зовем младшими. Уже не дети, но еще зеленые, несмышленые. Без присмотра не оставишь, в наглую-открытую воспитывать - не поймут. Или обидятся, или огрызнутся. Там сложная теория, тебе лучше знать, только сдавал, а я уж половину забыл. На моей службе это уже седьмая планета. И тут, я тебе скажу, еще сказочный вариант. Однажды пришлось бомбить город, в котором народу полно было. Потому что местные князьки договориться толком не могли, а ученые им знатную лапшу на уши навешали.
   - Наверное, это самое неприятное... Когда знаешь, что должен сделать взрыв, и понимаешь, что внизу его никто не ждет и ничего не делает.
   - Да как сказать, - задумался Стэн. - Это еще ладно. Бывает хуже. Помню, один случай был, лет двадцать назад...
  
  
   Кто-то смотрел в небо, на звезды, и думал о будущем. Кто-то смотрел вниз, сквозь облака, и думал о прошлом. Кто-то смотрел на исчерканные формулами листы, и пытался связать прошлое и будущее. Стэну в наушниках было все равно. Музыка казалось вечной...
  
  

(с) 2010 А. Север.

Сентябрь 2010. Сказка про ученых.

версия 1.01 (com. fan) 10.2010

  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Лайм "Не (воз)буди короля мертвых" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | Е.Васина "Бунтарка. (не)правильная любовь" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "1000 не одна ночь" (Романтическая проза) | | А.Тарасенко "Анита. Новая жизнь" (Любовная фантастика) | | Т.Михаль "Соколица" (Современная проза) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"