Северов Максим Дмитриевич: другие произведения.

Второй эмиссар (3. Великан)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.13*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочешь быть уникальным, сражайся за свою уникальность. Нерушимое правило жизни. "Белую ворону" норовит обидеть каждый, и ворона должна быть сильна, чтобы не дать обидчикам спуску. Сцепи зубы, сцепи покрепче, борись до конца. Или беги. Беги со всех ног, спасаясь от этой жестокой реальности. Быть может, тебе повезет, и ты прибежишь к кому-то очень могущественному. Быть может, он даст тебе все, о чем ты мечтал... Но не задаром же! Сможешь ли ты, вечный беглец, удержать мечту в руке? Не окажется ли новая реальность страшнее старой?

  3. Великан.
  
  Окружают опасные тени,
  Слуги увядшего прошлого,
  По ночам я боюсь привидений,
  И чего от них ждать хорошего?
  
  Избегаю назойливых взглядов,
  Прячу под веками скверну,
  Из самых отравленных ядов
  Совесть самый больной наверное...
  
  Пр.
  Это ты делал своими руками,
  Это ты думал своей головой,
  Это ты прятался за кустами,
  И бесстыдно покинул бой.
  
  Прохожу через прошлое молча,
  Раздвигаю ветки руками,
  Эх, была бы ты память короче,
  Не травила бы душу венками.
  
  Не летели бы острые стрелы
  Беспощадными тучами в сердце,
  Ох, чего ты душа захотела,
  Улизнуть в потайную дверцу.
  
  Убежать, следа не оставить,
  Понадеясь на добрую вечность,
  Дело сделано - не поправить,
  Слово молвлено - не излечишь...
   Обе-Рек "Призраки"
  
   Он стоит посреди довольно большого помещения. Серые стены испещряют таинственные знаки, на полу валяются кучи обломков. По краям зала чернеют многочисленные проходы, ведущие куда-то. Ему не важно, куда. Он точно знает, зачем здесь находится. Без колебаний выбирает верный, единственно верный путь. Привычные, но уже почти забытые чувства наполняют его. Это щемящая жажда проникнуть во все: тайны и секреты, причины и следствия, случайности и закономерности. Это злое веселье в томящем предвкушении неизведанного... до поры неизведанного. Он медленно скользит по темным коридорам. Все ниже, ниже... Из щелей в полу и стенах неслышно вырываются зыбкие отзвуки чьих-то страхов и слабостей. Но поняв, что это Он, призраки мечутся в ужасе, пытаясь укрыться, теряют очертания и пропадают. Вот Он подходит через огромный арочный проход, охраняемый плотным туманом. Туман вихрится, почтительно расступается перед ним. За аркой открывается колоссальный подвальный зал. Прямо по центру стоит трон, грубо высеченный из цельного куска какого-то камня. Он идет туда. Взойдя на пьедестал, садится. И видит перед собой... себя!
   Нет, нет... я же все время сидел здесь, на троне! Передо мной - другой. Кто-то, проделавший весь этот путь. Но Он выглядит совсем как я! Как же это? Так не бывает... почему я видел весть путь чужими глазами? Почему чувствовал все, что Он чувствовал?
   Васю захлестнуло ледяной жутью. Ужас мгновенно вырвал его из странного, бредового состояния полусна. Рывками возвращались чувства. Парень ощутил холод и саднящую боль в руках, намертво стиснувших каменные подлокотники. Затем - почувствовал на себе одежду, четко увидел стены зала, в котором находился. Потом - услышал что-то вроде тихой музыки, похожей на какой-то ритмичный бравурный марш. И, наконец, осознал себя. Понял, что находится здесь и сейчас, что смотрит вокруг своими глазами. И тут же взгляд Васи, трясущегося от страха, устремился к тому, кто стоял прямо перед ним. Да, это определенно был он... или, вернее, его двойник. Парень, как завороженный, не мог отвести взгляда от этого странного, противоестественного зрелища. Именно таким Пупкин видел себя в зеркале. Хотя нет, не совсем таким... этот некто, так на него похожий, выглядел выше и крепче, не было и намека на обычную Васину сутулость. Никаких теней под глазами, нет привычного испуга во взгляде. А самое главное - лицо. Его искажала кривая, злая улыбка, серо-зеленые глаза недобро мерцали. Страшный двойник сделал шаг вперед - он не шел, а будто бы скользил по земле. Музыка стихла. Вася в панике вжался в каменную спинку, безуспешно пытаясь отступить.
   - Как долго я ждал, и вот ты здесь, пришел на мой зов. Так мотылек летит на пламя, чтобы погибнуть в огне. И он прекрасен в своей обреченной отваге, - голос был ниже Васиного, более глубокий и звучный. Речь звучала странновато - слегка нараспев, и в предложениях делалось сразу несколько ударений. Вася против воли заслушался.
   - А посему не надо страха, - продолжал двойник, - ведь ты здесь не потому, что погиб, а потому, что стремился к гибели, - подбодрив парня таким образом, удивительный собеседник сделал паузу - похоже, ждал ответной реплики. Но его слова отчего-то не успокоили Васю. Голос пугал, парню слышалась в нем злая насмешка. Он еще сильнее вжался в холодный камень, таращась на двойника. Но тот смотрел ожидающе, и Вася, собрав всю волю в кулак, попытался сурово спросить: "Где я? Что со мной случилось, что тут вообще происходит?" Получилось малость неубедительно:
   - А-а-а... эм-м...
   Такой слабый ответ, видимо, все же укладывался в представления его жуткого близнеца о диалоге. Он не стал дальше мучить Васю, а продолжил сам:
   - Я вижу, тебя заботит твое нынешнее состояние. Ты жаждешь понять, где находишься. Мы сейчас вне пространства и времени, в темнице между реками Мира. Что это за место? - Васин близнец поднял голову, обводя взглядом зал. - Это ловушка, замыкающая бытие на самом себе, тюрьма для существования, где само понятие вечности рассыпается прахом! - Последнее слово звучно отдалось под сводами троекратным эхом, и словно в ответ из темных ниш послышались надрывные крики. В следующее мгновение отовсюду начали появляться темные силуэты - вставали с пола, выплывали из стен, спускались с потолка. Они кружили над троном, постепенно сжимая кольцо. Парень в страхе вертелся на троне, глядя в лица, которых не было; десятки призраков, стеная, тянули к нему руки. Вася начал подвывать от ужаса.
   - Хватит! - с лютой злобой рявкнул двойник, и вмести с криком из него будто вырвалась взрывная волна - толпу призраков разметало в разные стороны, вой сменился всхлипами, и черные фигуры одна за другой растворились в темноте. - Хватит... - уже спокойнее повторил он. - Я не зря сказал тебе укротить страх - смотри, твоя бесконтрольная энергия уже воплощается, пытаясь вытеснить мою власть. Отныне ты связан с этим пространством не меньше, чем я, твои эмоции - одна из его основ, запомни.
   "Да что это за место? Кто ты такой?" - Попытался спросить Вася. Вышло опять не ахти:
   - А-а-ав... э-э-э...
   - Прежде чем я начну рассказ, ты должен отринуть страх, - настаивал двойник. - Страх - твой враг. Убей врага, пока он не ударил в спину. Это расслоение и так нестабильно, мы же не хотим его разрушить, правда? Очисти разум и подумай - если бы я хотел тебе навредить, ты бы уже давно был мертвецом. Вспомни, что с тобой произошло - ты пробил себе голову, ты должен был умереть. Но взгляни-ка, ты жив. Так ликуй, а не бойся! Я не просто спасаю твою жизнь, я дарю тебе силу изменить ее! - Последние слова вновь отдались эхом, мистический близнец картинно всплеснул руками.
   Стены дрогнули, воздух завихрился, под сводом будто пронеслось что-то огромное. Но Вася теперь по-иному смотрел на эти эффекты. Он кое-как собрал в пучок разбегающиеся мысли. Несмотря на то, что парень не понял половины из сказанного, последние слова этого странного существа успокаивали своей логичностью. Пупкин вспомнил, что с ним произошло... он пытался сбежать, следуя вещему сну, но упал с большой высоты. И кровь... ее было очень много. Должно быть, и в правду чудо, что он спасся. Спасся? Вася нервно огляделся.
   - Чт... что это за место? - Наконец выдохнул парень. - Я что, умер и в ином мире?
   Ответом был веселый раскатистый хохот. Отсмеявшись, двойник промолвил, поблескивая глазами:
   - О радость, наконец-то ты взял себя в руки... и даже начал связно говорить. Правда, я слышу странные вещи. Что ты имеешь в виду, говоря "иной мир"? Под Миром понимают все, что есть. Все времена, пространства и измерения. Иного мира не существует, потому что все, что существует - это и есть Мир, единственный, - двойник замолчал, насмешливо наблюдая, как Вася тужится переварить услышанное. - Но это сейчас не важно... упростим, чтобы твой ум не вскипел, коснувшись жгучей истины. Ты в ином... пространственно-временном промежутке, здесь только твой дух и сознание.
   "Значит, я все-таки умер..." - наконец решился признаться себе Вася. И сам ужаснулся тому, что подумал об этом чуть ли не спокойно. Парень попытался прояснить ситуацию:
   - Раз я умер, то это рай или ад? - опасливо спросил он. Ответом был новый взрыв веселья со стороны его копии.
   - И вновь ты упорствуешь, пытаясь пустить новую действительность по старым сюжетам! - заметил двойник, закончив сотрясать зал смехом. - Ну что ж, допустим, покинув тело, ты должен попасть либо в рай, либо в ад. Первый - место для праведников, героев и пророков, бросивших горящие сердца на жертвенный алтарь вселюдского блага. Второй - для великих грешников, убийц и предателей, черными делами оставивших шрамы на самой истории. И куда же направить Василия Пупкина? Может, в рай? О да, его деяния достойны быть воспетыми в легендах! Он столько раз давал списывать на уроках. Он кормил дворовых кошек. Он когда-то, подумать только, пожертвовал попрошайке три рубля пятьдесят копеек! - Вася густо покраснел и опустил глаза. Перечисление его достижений вызвали укол совести - неужели он и в правду за шестнадцать с лишним лет жизни не сделал ничего более выдающегося? А близнец продолжал потешаться:
   - Да-а, достойно. Но все же для билета в рай маловато. Не брать же нашего героя туда за то, что он два года терпел издевательства в школе? Это, конечно, могло бы сойти за мученичество, если бы он терпел ради великой цели... а не потому, что боялся ответить. Боялся, находя своей жалкой трусости сотню оправданий, - жестокая правда, в которой парень никогда себе не признавался, резала, как ножом. Васе захотелось заткнуть уши.
   - Увы, слабоват Василий для рая. Значит, определить его в ад? Ведь наш юный грешник так порочен! Он играл в компьютер, пренебрегая запретами. Он столько раз проходил в школу без сменной обуви. Он когда-то, подумать только, разбил вазу из дорогого фарфора, - драматично уличил близнец. - Но вот беда, и здесь промах - не берут в ад за невыполненную домашку. И куда же девать Василия, если он ни туда, ни туда не подходит? Сам бы куда себя определил? - Неожиданно спросил двойник. Вопрос застал Васю врасплох. Раньше он всегда думал, что за свои мучения уж точно будет вознагражден после смерти. А сейчас оказывалось, что награды не будет, да и не очень-то он ее заслужил.
   - Ну-у... - опять не смог выдать ничего внятного парень. Но собеседника, похоже, не особо интересовали Васины ответы:
   - А это и не важно - даже я не смогу сказать, куда лежит путь после смерти, и есть ли вообще такой путь. Ведь я никогда не умирал. Да и ты живее любого покойника. Обычно для человека умерщвление тела означает смерть, но я призвал твой дух, не дал развоплотиться.
   - Спасибо... - растерянно ляпнул Вася. После таких потрясений было сложно собраться с мыслями. - Но кто ты... вы такой? Почему вы меня спасли? И почему выглядите как я? - Странно было обращаться на "вы" к своему отражению, но "тыкать" Вася не решился.
   Двойник помедлил с ответом, внимательно оглядывая зал, будто искал что-то:
   - Чтобы ты смог это понять, придется сначала поведать много нового об устройстве Универсума, Вселенной, - наконец вымолвил он еще более низким голосом. - Что ж, слушай, и пусть взрыв бодрящей истины пробудит твой спящий разум, - пока двойник говорил, в зале стало темнее, и на стенах, медленно проступая из тени, начали проявляться звезды. Стало казаться, будто площадка с троном и двое, так похожие друг на друга, находятся посреди открытого космоса.
   - То, что зовете Вселенной вы, на самом деле - лишь малая ее часть. Вы укладываете Универсум в рамки своего пространства и времени. Это неверно в корне, ведь существует множество пространственно-временных потоков. Какие-то параллельны, какие-то нет. Ваша реальность - лишь один из них. И больше того, есть потоки, в которых существуют не только привычные пространство и время, а куда больше измерений, - говорил двойник, а вокруг мерцали картины невероятных бурлений космических энергий. Очевидно, близнец думал, что этим наглядно объясняет Пупкину свои слова. Он заблуждался.
   - Параллельно с потоком вашей реальности, очень близко, проходит другой, весьма сходный по структуре. Я - изгнанник, бывший житель этого потока.
   "Так он - гость из параллельного мира" - наконец смог за что-то ухватиться Вася. Кто бы мог подумать, что параллельные вселенные - не выдумки псевдоученых. Но все равно ничего еще было не понятно.
   - А как же вы попали в наш мир... в нашу часть Мира? - Спросил парень.
   - Я никоим образом не попадал в вашу часть Мира, - спокойно ответил двойник. - Не заставляй меня повторяться, это место - промежуток между реальностями, нестабильное расслоение, которое я поддерживаю одной своей волей. А попал я сюда не специально, - глаза Васиной копии потемнели, в голосе явственно проступила злость. - Наше измерение, хоть и походит на ваше, все же имеет немало отличий. В нашем потоке, к примеру, гораздо проще манипулировать энергиями, вместо технического прогресса у нас развивалось то, что вы называете магией. Поэтому и вехи истории у нас иные. Но люди... - лицо близнеца перекосило. - Люди везде одинаковые.
   На протяжении тысячелетий магия, разумеется, была запретным искусством, которое передавалось из рук в руки в закрытых кланах, почти не просачиваясь наружу. Владеющие сладкой силой волшебства имели огромную власть, и дорожили ею, о-о, как они ею дорожили... Если вне этих кланов рождались дети, чей талант прорывался наружу - их тут же объявляли одержимыми демонами и умерщвляли! Убивали под знаменами разных богов, по-разному оправдывали свое вероломство. Суть оставалась неизменной - правили искушенные в секретах колдовства, и они ревниво хранили свои тайны.
   История наша разделяется на пять эпох, и такое разделение не случайно. Каждая эпоха берет за точку отсчета очередную великую Всемирную войну. Причиной каждого из этих пяти бедственных столкновений была магия. И начало последней, пятой эпохе, положил я! - закончил двойник громовым голосом.
   - Ты? - Вася в удивлении забыл про боязнь и вежливость. - Но это же значит, что ты развязал Всемирную войну!
   - Не торопись и слушай. В ходе войн магия получала все больше распространения. Чтобы побеждать в сражениях, ее адепты делились знаниями с обычными людьми, набирали в кланы талантливых простолюдинов. Родословная постепенно теряла свое значение, уступая место таланту. Тайные искусства утратили свое сакральное значение и просочились в массы. Простолюдины, которые вкушали магии, быстро хмелели от силы и власти. Опьяненные вседозволенностью, они натворили немало бед. Обычные люди жестоко страдали от этого. Среди простого народа то и дело вспыхивали движения за истребление магов. Росли королевства, в которых правили не маги, а обычные люди.
   Распространение магии не прошло бесследно, каждая новая эпоха - короче предыдущей. Первая длилась около четырех тысяч лет. Вторая - чуть больше двух. Третья - три с лишним столетия, а четвертая - так и вовсе не продержалась двух веков. В итоге, после четвертой Всемирной войны странами-победителями был подписан Конкордат Стального Предела. По этому соглашению страны обязывались вести открытый учет всех магов, превышающих определенный уровень силы, и контролировать их. Была создана специальная межгосударственная организация - Храм Карающих Богов. В это полурелигиозное объединение брали одаренных детей, и воспитывали их жестокими, ненавидящими волшебство убийцами. Их собственные магические силы объясняли божьим даром. Храм служил противовесом многочисленным, но разрозненным объединениям магов. Также эта организация имела право ликвидировать отступников. Отступниками считались обезумевшие, одержимые демонами или просто злые чародеи. Только вот кого назвать таковыми, решали сами каратели. Теперь уже маги оказались в угнетенном положении. Лучшие из них, не в силах стерпеть такое унижение, выступали против Храма и безжалостно вырезались карателями. Сильнейшие маги не могли договориться между собой, их сопротивление было разрозненно. К тому же народ, уставший от войн, стоял за Храм и выдавал отступников. Своим железным кулаком каратели установили мир.
   В таком хрупком равновесии прошло еще полтора века. Ужасы войны были забыты, в верхах Храма идейные фанатики сменились хитрыми интриганами. И вновь история замкнулась. Учиться магии где-нибудь, кроме государственных академий, было запрещено под угрозой смерти. Отбор студентов и их переход на очередную ступень курировал Совет магов. Формально Совет был выборным, но на деле выбирали только угодных Храму. Магия вновь стала доступна немногим, тысячи талантов варились в своем соку, зарывались в могилы... - Иномирец остановился, переводя дух, глаза его потухли, он глубоко задумался, будто забыв о парне. Вася, затаив дыхание, ждал продолжения. История не могла не увлечь, да и Пупкин чувствовал - все это ему рассказывают не просто так, это важно. Наконец, словно опомнившись, двойник продолжил рассказ.
   - В это время я и родился. Мальчик с даром мага из бедной крестьянской семьи... Когда дар проявился, меня отдали Храму. К счастью, мои способности были слишком развиты для того, чтобы сделать из меня карателя, и я попал в академию. Удача и природная тяга к знаниям позволили мне пройти дальше первой ступени обучения.
   Проучившись в академии несколько лет, я не только стал сильным магом, но и нашел единомышленников. Талантливых людей, одержимых идеей изменить мир своим искусством. В тайне ото всех мы проводили исследования, ставили эксперименты, окунались в такие области магии, которые и не снились обычным волшебникам. Но Совет узнал об этом... - Двойник вновь сделал паузу, отрешенно глядя куда-то сквозь Васю.
   - Совет узнал об этом, и тут же выдал нас Храму. Старые пугливые бараны... Мы немедленно были объявлены отступниками. Это был разгром. Немногие выжившие разделились, на нас велась охота. Спастись, прорвавшись в неподвластные карателям земли, удалось мне одному. На долгие годы я ушел в тень, кочуя между орденами магов-отступников, погружаясь в самые опасные, самые запретные секреты колдовского искусства. Я ждал своего часа, теперь было несомненно, что великий смысл моей жизни - сокрушить Храм, дать угнетенным магам свободу...
   После долгих мытарств и испытаний я встал во главе могущественного ордена колдунов, силами которого подчинил несколько диких западных государств. Долго и тайно мы готовились к войне... И, наконец, пробил час воздаяния. В тайне проникнув в столицу Вазерийского королевства, я и мои сильнейшие сподвижники свершили переворот. Была захвачена вся верхушка страны. Я лично пришел в Совет, предстал перед семью старцами и явил свой дух, долгие годы скрытый маскирующими чарами. Явил, чтобы никогда не прятаться больше. Позже враги нарекли меня Великаном, ибо дух мой, пылающий гневом, был огромен и страшен. Так я объявил войну Храму и положил начало освобождению магов.
   Моя революция не ограничилась Вазерийским королевством. В нескольких сопредельных государствах волшебники, вдохновленные нашим примером, подняли восстания. Мы, конечно, немедля пришли им на помощь. Началась крупномасштабная война. Но я готовил ее долгие годы, а вот для Храма она стала сюрпризом... Мы побеждали. Орды западных народов, армии подчиненных королевств, маги, колдовские существа, нежить - все это штормовым валом обрушилось на наспех собранные войска карателей. Прочие королевства объединились против меня, и им оказало поддержку царство эльфов с соседнего материка. Война, что я развязал, охватила половину известных земель. Мощь нашего натиска была велика, мы продолжали упорно идти к победе, а потом... - лицо Великана вновь исказилось. - Потом все закончилось. По крайней мере, для меня.
   Я получил официальный вызов на дуэль. Один из вражеских командиров, рыцарь Жоффруа де Фурье, вызывал меня на поединок чести. Я знал де Фурье, знал, что он входит в элиту Храма и считается лучшим карателем. Знал также, что это ловушка и рыцарь придет не один. Но я обязан был принять вызов - слишком многое держалось на моей славе сильнейшего чародея. Придя с элитным отрядом в назначенное место, я понял, как просчитался. То, что врагам плевать на честь и мораль, было ясно сразу, но мы попали в засаду, а они привели с собой целое войско. Разыгралось сражение, и посреди этого кровавого ада я сошелся в схватке с четырьмя вражескими предводителями. Одним из них был неизвестный мне маг со способностями чуть ли не моим под стать. Я бы сокрушил его, но трое других не давали этого сделать, у них был отличный план на бой... Мне так и не удалось убить никого из них, но после долгого боя на ногах остались лишь я да вражеский маг. Мои силы были истощены, и он сумел умертвить мое тело. После долгих экспериментов с магией духа для меня потеря тела не значила смерть. Мой дух бы вернулся и за несколько месяцев восстановил физическую оболочку. Но противник предвидел это. Он применил какое-то странное, незнакомое мне заклинание. Так я очутился здесь. Он изгнал меня за грань нашего пространства и времени, в плен собственной силы - чтобы не развоплотиться, я пустил всю свою духовную энергию по кругу, сделав основой этого промежутка. Я не могу вырваться отсюда, это место держится на моей воле, направить ее на спасение равнозначно дестабилизации промежутка и смерти, - глухо закончил двойник. Он вновь прервал речь, давая парню уместить в голове услышанное.
   Васе на это потребовалось немало времени. Он был потрясен. Потрясен масштабом личности, стоявшей перед ним. Неожиданно встретив в живую какого-нибудь известного политика или актера, испытываешь смятение и ощущение легкой нереальности происходящего. Но как описать чувство, что возникнет при встречи с, допустим, Александром Македонским, или Наполеоном Бонапартом? Вася смотрел на человека, развязавшего Всемирную войну. На человека, по вине которого погибли тысячи людей, но... не мог его осуждать. Ведь это был человек, прошедший через чудовищные испытания, от которых сломался бы кто угодно. Долгие годы он был один против целого мира, но выстоял, пронес свои идеалы через огонь и воду. И воплотил их. Не мог Пупкин его осуждать.
   Он, Вася, считал неразрешимой проблемой конфликт со школьной шпаной. Для Великана даже проблемы в сотни раз страшнее не были неразрешимы. Парень с невольным восхищением смотрел в лицо с такими знакомыми, и в то же время такими чуждыми чертами. У него вырвалось тоскливое:
   - Почему же тогда у меня так жизнь сложилась? Мы похожи потому, что реальности связаны, да? Так почему у меня судьба такая дурацкая?
   - Судьба, судьба... - Великан впервые начал терять терпение. - В твоих, с позволения сказать, бедах, виновата не судьба, а собственная трусость и пассивность, - сурово промолвил чародей, ткнув в Пупкина обвиняющим пальцем. - Судьба - это щит, которым слабаки прикрывают свое малодушие. На каждого давят рамки условий. У каждого есть свои ограничения. Но на грозный Фатум можно списать лишь те условия, которые не оставляют тебе возможности выбора. Таких немного, и тебя они никак не коснулись.
   Вася почувствовал себя уязвленным. Это был явный перебор. Может он и вел себя чуть осторожнее, чем надо, но что вы хотите от обычного... в физическом плане обычного, парня, на которого нападает целая банда?
   - Ну, вам-то легко говорить, вы всегда были сильным, могли за себя постоять, - обиженно сказал он. - А для меня кидаться в драку - это дурь, я же наверняка проиграю.
   - Я не был сильным, я стал сильным, - раздраженно сказал Великан. - У тебя было все для развития, ты мог совершенствоваться и умственно, и физически. Да, ты проиграл бы в драке, но кто мешал тебе стать сильнее и победить? Кто, в конце концов, заставлял тебя играть по их правилам? По правилам своих угнетателей? На войне нет законов, ты должен был раздавить врагов любыми средствами. Заложить их, оклеветать, подставить - что угодно. Они подняли на тебя,- на тебя! - руку, они должны были быть готовы к последствиям. Или ты, быть может, жалел их? Или считал достойными своего благородства? Можешь лгать себе, но меня не обманешь. Ты боялся. Не тщись отрицать это, я знаю о тебе больше, чем ты сам, твоя память - моя.
   Сказать, что эти слова сделали Васе больно, значит ничего не сказать. Какие бы удары не наносила по нему жизнь, чувство собственной правоты всегда оставалось тем стержнем, что не давал разбиться хрупкому душевному равновесию. И вот сейчас этот стержень гнулся, грозя сломаться. Но и отрицать очевидное тоже было глупо. Бастионам Васиной психики было не под силу выдержать штурм.
   - Да, боялся! - сорвался парень. - Боялся! И что, убивать меня за это? Не такой я крутой, как вы, что мне теперь делать? Повеситься!? - Выкрикивал Вася, чуть не плача.
   - Интересная мысль, - прищурившись, холодно сказал Великан. Под его тяжелым взглядом Пупкин мигом прекратил истерику и смущенно заерзал на троне. - Но твое тело и так умерло, а духу не так-то просто преставиться. Послушай, - вкрадчиво сказал маг. Его серо-зеленые глаза начали наливаться мертвенным светом. В зале стало темно, трон под Васей исчез, он шлепнулся на пол. Оглядевшись, обнаружил, что двойника нет, а его со всех сторон окружает непроглядная тьма. Только доносился непонятно откуда шепот:
   - Страх сам по себе не порок, он естественен. Но страх должен обострять твои чувства, усиливать ток крови по телу. Он не должен сковывать твои лучшие порывы. Ты боишься людей. Для тебя они - звери, которые, вожделея, смотрят из тьмы, - и тут же в темноте, окружающей Васю, недобро замерцали десятки хищных глаз. У парня невольно сжалось сердце.
   - И ты прав, - шелестел голос, - общество похоже на стаю, людьми движут животные позывы. Доколе ты отличен, выделяешься из массы, инстинкты будут сгонять слабаков в стадо. Стадо, враждебное любому, кто стоит над серостью и типичностью.
   Горящие в темноте глаза стали приближаться, кольцо сжималось, Вася слышал дыхание зверей, скрытых во мраке. А в ушах все звучал голос чародея:
   - Ты боишься стаи, считаешь зверей грозными хищникам, - шептал Великан. - Но присмотрись, и ты увидишь их истинное лицо...
   Приближаясь, звери выступили из тьмы, и Вася увидел, что это... овцы! Его окружало стадо овец. С горящими глазами, удивительно суровыми мордами, но это были самые настоящие овцы. И тут же все стадо разом заблеяло, застучало копытами и начало подбираться. Парень вскочил, не зная, что делать.
   - Тебя все еще гложет страх, и немудрено. Ты увидел, кто твои враги, но сам от них отличаешься мало. А теперь слушай, слушай внимательно, сделай частью себя это знание. Чтобы победить толпу, недостаточно быть черной овцой. Ты должен стать волком, - жестко сказал чародей, и Вася почувствовал, как, вытесняя страх, его наполняет дикая, пьянящая ярость. Мышцы вздулись, наполняясь чудовищной мощью, тело будто стало стальным, кровь наполнилась яростным пламенем. Стиснутые, алчущие крови клыки могли разорвать что угодно. И кого угодно. Глядя сквозь красную пелену на беснующееся стадо, он длинно, неистово завыл. Овцы мгновенно затихли. После секундной заминки они, испуганно блея, пустились в беспорядочное бегство и быстро скрылись в темноте.
   Багровая завеса отступила, Вася обнаружил, что, хватая ртом воздух, на карачках стоит перед троном.
   - Ну и как тебе? Бодрящее чувство, не так ли, - ощутить себя бесстрашным? - Великан сидел, как большая птица, на высокой спинке трона.
   - Это... потрясающе... - выдохнул Вася. - Из... извините... - неловко добавил он - было стыдно за недавний нервный срыв.
   - Ты спрашивал, что тебе делать? - невозмутимо продолжил чародей. - Ответ прост - измениться. Стать сильнее, и, в первую очередь, духовно. Я помогу тебе в этом. Хотя, разумеется, все зависит от тебя.
   Помедлив немного, Великан добавил:
   - И знаешь, кое в чем Василию Пупкину все же нельзя отказать. Он не прогнулся, не попытался подстроиться под враждебную среду. У него не хватало мужества на борьбу, но все же он не сдался. Уже то, что ты не потерял себя, свою подлинную уникальность, делает тебя выше этого стада. Вспомни того червя, Миркулова. Жалкое зрелище, правда? На самом деле они все такие. Он даже не худший образец. Все еще сомневается... Остальные давно разменяли гордость и разум на слепые инстинкты. Они всю жизнь останутся лишь частью блеющего стада. Но ты не такой. И только за это я сейчас разговариваю с тобой, как с равным.
   Вася задумался. Происходящее было поразительно. Но он потихоньку адаптировался к новым условиям, вернулась ясность мысли. И ситуация начала выглядеть подозрительной - слишком уж сказочной она казалась. А парень давно усвоил, что жизнь - не сказка. С чего бы этому чародею помогать Васе? Он же, вроде как, в плену вне пространства и времени. Казалось бы, эта проблема будет посерьезнее бед шестнадцатилетнего школьника.
   - А почему вы хотите мне помочь? - осторожно спросил Пупкин. - Разве для вас вырваться отсюда - не главная цель? Или...
   Помедлив, Вася выдвинул самую логичную версию:
   - Или это как-то связано с тем, что мы похожи? Я как-то могу помочь вам выйти отсюда?
   Великан неожиданно улыбнулся по-новому - не насмешливо, а, пожалуй, почти тепло:
   - Похоже, мыслить ты все же умеешь, даже в экстремальных условиях. Это хорошо - еще один знак, что не безнадежен, что еще можешь распахнуть крылья... Должен сказать сразу - никакой связи между нами нет и быть не может. Я похож на тебя потому, что это место оформило твое подсознание. И я, ядро промежутка, воплощаю сейчас самое сильное твое стремление. Мой облик - твоя заветная мечта. Несчастной вдове я бы предстал покойным мужем, пятилетней малышке - феей с крылышками, а скряге - говорящим мешком с золотом. Такова особенность этого места, но сейчас не время вдаваться в тонкости, - голос мага стал жестким:
   - Буду предельно откровенен. Да, ты прав. Мне глубоко наплевать и на тебя, и на твои трудности. Как и на вашу реальность в целом. Я хочу вернуться в свою, вернуться и завершить начатое. Но, как ты понял, не могу этого сделать. Сам. Мне нужен посредник. Кто-то из моего измерения. Кто-то, кто приоткроет мембрану реальности и пустит мой дух обратно. Но я также не могу связаться ни с кем из своих сторонников. Больше того - здесь, вне времени, я не знаю даже, живы ли они; с момента моего заточения там мог пройти день, а могла тысяча лет. Поэтому посредником будешь ты.
  - Я? - заволновался Вася. - Значит, вы хотите отправить меня к себе? Но я... вы же не можете пользоваться своими силами и пустить меня туда!
   - Не совсем верно. Так вышло, что к вашему пространственно-временному потоку я оказался ближе, чем к своему. И со временем смог, высвободив ничтожную часть духовной энергии, начать мыслью шарить по границе вашей реальности. Я смог найти место, где она истончена, и мыслью же проник к вам. Конечно, я мог очень мало - только улавливать эмоциональный фон вокруг места с истонченной мембраной. Но мне повезло - я уловил то, что нужно. Чьи-то эмоции - слепое, но очень мощное желание вырваться из вашего потока. Это был сильный, но бесконтрольный заряд духовной энергии, я смог воспользоваться им, и, напитав своими чувствами, отправить назад.
   Так мы с человеком из вашего измерения наладили обратную связь. Я получал немного свободной энергии и знания о вашем пространстве, а он - видения, в которых воплощались мои чувства и некоторые навыки. Он оказался на диво талантлив, все схватывал на лету. Можно сказать, он стал моим первым учеником. Мы оба жаждали встречи, казались друг другу лучом надежды. Я смог объяснить, что мне нужно. Он приходил на место связи и проводил необходимые манипуляции. Истончал мембрану до нужного уровня. А потом... - Великан замялся, словно не зная, как подступиться к продолжению рассказа:
   - А потом что-то пошло не так. Из последнего контакта я понял, что наше общение заметили его родные и сочли... ненормальным. Моего ученика долго держали в психиатрической клинике, где каждый день убеждали - меня нет. Говорили - не в меру богатое воображение играет с ним шутки. Выйдя из клиники, он сорвался. Решил ускорить встречу. Придя на нужное место, он свел счеты с жизнью... но поторопился, - горько сказал чародей. - Его дух отчаянно рвался ко мне, и я сделал все, чтобы помочь, но мембрана была еще недостаточно тонка. Он не смог пробиться и развоплотился. Умер в самом прямом смысле слова.
   Мне некогда было скорбеть по первому ученику. Своим рывком он создал нужный проход, и я, собрав энергию, высвободившуюся после его смерти, стал искать следующего кандидата... и нашел. Догадываешься, кого?
   - Меня... - потрясенно прошептал Вася.
   - Именно. Тут приходит конец моего долгого повествования. Надеюсь, оно тебя не утомило, - усмехнулся Великан. - Остались мелочи. Дать тебе дорожное напутствие и отправить в мое измерение. Чтобы протолкнуть туда твой чахлый дух, мне хватит собранных сил, готовься, - неожиданно заторопился чародей.
   - Подождите, подождите! - всполошился Вася. - Но я же почти ничего не знаю о том измерении, не умею ничего полезного! И как я вытащу вас с той стороны? Я же не владею магией!
   - Спокойно, - осадил его Великан, легко спрыгнув со спинки трона. - Тебе не нужно владеть магией, и никакие особые навыки не понадобятся. Всю нужную информацию: языки, порядки, заклинания, - я тебе дам. Правда, не гарантирую, что с момента моего заточения ничего не изменилось. Когда твой дух проникнет в ту реальность, он устремится на мою старую базу - там необходимое оборудование для ритуала возрождения тела. Все, что от тебя требуется - это воображение. Представь себя сильным, владеющим могучей магией. Представь себя мной. Это необходимо, чтобы материя организовалась в тело, не имеющее физических изъянов и способное пропускать большие потоки энергии. Пофантазируй немного, создай духовный каркас, остальное сделают мои заклинания. Ну, не мне учить тебя воображать, ты в этом деле поопытнее, - хитро усмехнулся двойник. Вася вновь залился краской, а чародей продолжил наставления:
   - По сути, ты получишь мою силу. Всю, кроме магии духа - увы, твой жалкий дух я никак не смогу усилить. Дальше действуй по обстановке. Главное, не лезь на рожон. Сначала узнай, что там сейчас происходит, сколько прошло времени, как изменился свет. А теперь внимание! Твоя основная цель - маг, который запер меня здесь. Ты должен найти его. Если он уже умер - то какие-нибудь его записи. Наверняка этот треклятый искусник перестраховался на случай моего возвращения. Главный смысл твоей миссии - разгадать тайну того, как он низверг меня в эту скучную преисподнюю! Без сего странного приема мое возвращение - это сложнейший ритуал, затраты чудовищного количества энергии, огромный риск.
   Мы будем связаны ментальным каналом, в случае опасности я смогу выдернуть твой дух из плоти и призвать сюда - только не провались на этапе сотворения тела. Но это почти невозможно, даже для тебя...
   Когда я вновь получу свои силы, награжу тебя так, как ты захочешь! Хочешь - верну в твою реальность, хочешь... в общем, что угодно.
   - Мы сможем общаться? - С надеждой спросил Вася.
   - Да, - отозвался Великан. - Через некоторое время мы станем выходить на контакт, я буду давать тебе советы и указания. Так что не волнуйся, риск для тебя минимален.
   Вася несколько раз глубоко вдохнул, собрал волю в кулак и сказал:
   - Хорошо, я согласен. Я... на самом деле хочу измениться. Хочу стать сильным. Я помогу вам спастись.
   Великан вновь улыбнулся почти что тепло:
   - Отлично. Что же, мой эмиссар, настала пора прощаться. Правда, ненадолго. Отправляйся в путь, мою память ты получишь на выходе. Отправляйся в путь, и... выпусти меня отсюда! - С этими словами чародей скользнул в дальний конец зала. Вася двинулся за ним и увидел маленькую, невзрачную дверь. Она была железной, неказистой и более всего напоминала выход из Васиного подъезда. Маг распахнул ее широким жестом. Подойдя, парень выглянул наружу. Свежий, бодрящий ветер ударил в лицо. Там, далеко-далеко, клубились грозовые облака. Великан обернулся к нему, и, заглушая шум ветра, обратился с последним напутствием:
   - А теперь ты должен сделать то, с чего начинается любая история. Ты должен сделать шаг. Это все, что нужно для великой силы изменения. Сделай шаг - и королевства падут... Просто. Сделай. Шаг.
   Но сказать было проще, чем сделать. Легко прыгнуть в пропасть во сне, а вот наяву...
   - А-а... - начал было Вася, оборачиваясь назад. Но Великан не дал ему смалодушничать. Могучий пинок буквально выкинул парня в пустоту, и он, раскинув руки, полетел в огромное небо, будто в пропасть...
  
  
  
  
  
   Комментарий автора:
   Какого это - встретиться со своей персонифицированной совестью? Совестью, которая не намерена тебя щадить, которую не залечишь самооправданиями. Прямо скажем - не ахти как приятно. Реакция Василия - тому прямое подтверждение. Но это - необходимое условие изменения. Чтобы решить проблемы, нужно сперва осознать, что они есть. И в вопросе анализа собственных слабостей нужно быть ПРЕДЕЛЬНО честным, но это ПРЕДЕЛЬНО сложно.
   Великан не назвал своего имени. Обращаясь к нему, Вася "выкает". Отдаю ему должное - отличная тактика не потерять в вежливости обращения, когда не знаешь или забыл имя собеседника (сам ею частенько пользуюсь). Но пусть это Вас не смущает. Имя чародея по прозвищу Великан еще будет названо. Он, как вы поняли, в некотором смысле Васин антипод. Великан не планировался таковым - это персонаж со своей историей, характером и психологией. Но, как оказалось, его характер и психология - прямая противоположность Васиным. Кроме одного маленького качества нашего героя, за которое Великан и разговаривал с ним, как с равным...
   Читайте - "Монстр снаружи, человек внутри". Вас ждут приключения Васи Пупкина и не только, в той части мироздания, куда так сильно жаждет вернуться Великан.
   P.S. Ударения в новых словах:
   Вазерийское королевство
   Жоффруа де Фурье
Оценка: 5.13*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com ripun "Одинокий волк - 2. Райская жизнь"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 2. Джульетта"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Портальщик. Земля-матушка. Аскин-Урманов✨Мое бесполое создание ✨. Ева ФиноваHigh voltage. Виолетта РоманЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаНедостойная. Анна ШнайдерКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"