Сезин Сергей Юрьевич: другие произведения.

Баллада о светлом убийце

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга закончена,здесь ознакомительный фрагмент.

  На заброшенных гробницах
  Высекаю письмена,
  Запишу на память птицам
  Даты, сроки, имена.
  
  
  
  
  Что можно сказать об уже умершем человеке? Лично его помнившие могут сказать, что тогда-то он поступил так-то, что было хорошо или плохо.
  Те, кто лично его не знали, будут опираться на свидетельства знавших, либо на документы, говорящие о нем. Автору этих строк так и придется сделать, так как Михаил Николаевич Назаров умер за четверть века о его рождения.
  "А память о нем - боевая секира.
  Пора наступила могилу открыть,
  где покоится светлый убийца,
  в гробницу забвенья пробраться,
   где прах его спрятан от мира."
  "Светлый убийца" - это тоже о Назарове. И тоже правда.
  Как первый ком земли, открывающий могилу, будет короткий рассказ со слов его жены. Итак, сентябрь сорок первого года, немцы совсем недалеко от Полтавы, но еще не взяли ее, то есть еще не восемнадцатое сентября, но явно позже, чем девятое число.
  Полтава эвакуируется. Как всегда, нужно спешно сделать кучу дел, не забыть то, не забыть это. добыть транспорт, которого не хватает... и весь спектр "удовольствий" спешной эвакуации. В квартире жена Михаила Назарова, которая еще не знает, что она вдова и надеется его дождаться и увидеть, его дочь, обе полны тревожных предчувствий. Возможно, они уже собирают вещи, возможно, еще нет. Но мысли об этом их явно посещали. И вот его сослуживец (бывший) Иван Ефимович Щербинкин присылает "эмку", в которую посажен лейтенант НКВД с задачей: взять жену и дочку бывшего сослуживца, отвезти на вокзал и посадить в поезд, идущий на восток. Лейтенант справляется с порученным и возвращается с докладом о выполнении задачи: две женщины посажены в поезд и отправлены в Воронежскую область.
  Как все понимают, это царский подарок для любого, кто тогда хотел эвакуироваться подальше от захватчиков и не имел такого права априори.
  И то, что еще не все знают: Иван Ефимович действующий сотрудник Полтавского областного управления НКВД, начальник отделения этого управления. А вывозят на вокзал родственников расстрелянного в октябре 1938 года как врага народа человека. Изменника Родины, немецкого шпиона и участника правотроцкистского заговора в НКВД.
  Так что Иван Ефимович сильно рисковал, помогая семейству Назаровых. Почему же? Скорее всего та самая- "память о нем-боевая секира".
  То есть ради помощи его родным можно было рискнуть карьерой и местом, может, даже свободой, ради той самой памяти.
  Прежде чем приступить к рассказу о нем, автор хотел бы сказать, что не собирается никого судить, он собирается рассказывать о произошедшем и о людях, что встают перед ним со страниц дел.
  Для сведения читателей-даже описание жизненного пути Назарова встречается с серьезными трудностями. Воообще нынешние архивные документы, а тогда текущие и итоговые, люди писали для своих нужд. а не для того, чтобы потомки легко и просто находили все, что им нужно.
  И дело даже не в том, что автобиография и показания Назарова могут сильно различаться в любом пункте. Скажем, на следствии его вынудили написать про то же, но по-другому. Об этом еще пойдет речь при рассказе об участии его в гражданской войне и обстоятельствах ранения в 1919году.
  Есть и загадки и посложнее- при аресте у Назарова изъят орден Трудового Красного Знамени УССР ?85. Знак ордена был изготовлен в двух вариантах, причем у Назарова явно первый образец ордена, поскольку известен факт продажи знака ордена первого варианта за номером 89. Как бы получается, что Назаров награжден орденом достаточно рано, поскольку образец заменен вторым около 1925 года, а всего награждено около 400 человек и коллективов.
  Правда, есть сведения, что в УССР с наградным делом все было немножко неорганизованно, и в 1927-28 годах двум награжденным вручили ордена за номером 800 и выше, что навело исследователей на мысль, что орденские знаки брали из хранилища не по порядку, благо их изготовлено несколько тысяч при том, что вручено около четырехсот.
  Хуже другое-в личном деле Назарова отражено награждение носками и мануфактурой, именным оружием, но не орденом.
  Мог ли Назаров быть награжден этим орденом? Среди известных награжденных им числятся 22 человека из работников ОГПУ-НКВД, от товарищей Балицкого и Реденса до тех, о ком мало что известно. Книга учета награждений орденом вообще существовала, но потом куда-то делась и до сих пор не разыскана. С учетом того, что о награждениях сотрудников ОГПУ-НКВД Указ не всегда публиковался в открытой печати, все становится еще сложнее.
  И это не последняя загадка дела.
  
  
   ___________________________
  История этого человека началась 21 ноября 1897 года в городе Богодухове (какой это стиль- неясно). Сын ремесленника-мещанина(портного). Собственности семья не имела. 'Родные, как и я, жили на средства от труда своих рук'-так напишет он позднее. Отец, Николай Константинович, умер в 1918 году. Мать, Пелагея Владимировна, жила с семьей Михаила Николаевича, тогда ей было 62 года.
  Мать и отец всю жизнь работали портными в разных мастерских по найму, в том числе и в Харькове. В 1918 году отец лишился работы в городе при наступлении немцев, переехал в деревню и стал работать там, пока не умер от тифа.
   Еще в семье были на момент заполнения этой анкеты брат Николай 22 лет и три сестры 27-37 лет. Что интересно, брат и одна из сестер, Анастасия, служили в ГПУ в городе Глухове. Еще имелись двое братьев, которых уже в живых не было. Брат Константин до революции служил кассиром в банке. Во время мировой войны закончил школу прапорщиков, служил в Житомире в саперной дружине, достигнув чина поручика. После революции остался жить в Овруче, к нему Михаил приехал после фронта. Когда гетман Скоропадский объявил мобилизацию, то Константин служить там не пожелал и подался в Польшу, где в конце -концов жил в городе Барановичи, работал в Поземельном банке, умер в 1928 году.
  Был еще брат Павел, во время мировой войны служивший на Кавказском фронте рядовым. После демобилизации он вернулся на Сумщину, где вскоре умер в городе Белополье от тифа.
   Наш герой на тот момент был женат на Антонине Герасимовне, урожденной Радько. Она происходила из семьи крестьян-середняков, отец ее умер в 1902 году, мать была жива и жила с братом жены на его иждивении. Никто из обоих семей репрессиям при советской власти не подвергался и лишенцем не был.
  Дети в анкете пока не указаны.
  Из сотрудников ОГПУ, кто хорошо знает самого Назарова, в анкете отмечены товарищи Лев, Блюман, Наклонов и еще один, чью фамилию не очень понятно записали. Был такой пункт в анкете.
  Если товарищ Лев это Александр Петрович, 1896 года рождения, то это довольно крупная фигура, в 1937 году начальннк УНКВД Камчатской области.
  Если товарищ Блюман-это Виктор Михайлович, что родился в 1899 году; то это тоже крупная фигура, начальник 5 отдела УГБ НКВД УССР и Особого отдела Киевского ВО.
  Если Наклонова звали Иван Иванович, то это работник НКВД в Черниговской области. Данных по нему немного, только то, что он был старшим лейтенантом госбезопасности и уволен из органов в 1938 году.
  Блюман и Лев роковой период 1937-1938годов не пережили, как и сам Назаров, С Наклоновым неясно, поскольку увольнение в мае 1938 году могла стать прелюдией к 'легиону бед', но могло и не стать.
  Но выяснилось, что сестра Анастасия по мужу Наклонова и замужем за тем самым товарищем Наклоновым, который хорошо знает Михаила Николаевича и тогда являлся начальником райотделения НКВД. А мать впоследствии переехала в дочке Анастасии и жила с ее семьей.
  Еще Михаил Николаевич упоминает свою двоюродную сестру, но автор не будет рассказывать про нее.
   После смерти Константина никто из родственников за границей не числился.
  Брат Николай служил действительную в погранохране на Дальнем Востоке, после демобилизации приехал в УССР и устроился работать в ГПУ. В НКВД он работал и тогда, когда заполнялась анкета, вроде бы тогда он был заведующим секретной частью.
  Сам герой закончил высшее начальное училище, где учился четыре года. Денег на его учебу у семьи не хватало, оттого его отец бесплатно обшивал чиновников училища, а они уже освобождали Михаила от оплаты за обучение.
  ВНУ тогда обеспечивали образование, промежуточное между начальным и полным средним. После него можно было поступать на учебу в учительскую семинарию, техническое училище, в юнкерское училище. Можно было поднатужиться и сдать экзамен на аттестат зрелости, сиречь о полном среднем образовании. ВНУ закончил и брат Константин, после чего работал кассиром в банке, то есть это была серьезная ступенька для тех, кто не имел денег на серьезное образование, но хотел учиться и занять место получше.
  15 мая 1916 года он был призван по досрочному призыву в армию и как вольноопределяющийся второго разряда был направлен в город Кременчуг, в 28 запасной батальон. В ноябре 1916 года откомандирован в Первую Киевскую школу подготовки прапорщиков армейской пехоты.
  Тут либо что-то напутано, либо во время войны на многое смотрели сквозь пальцы. Вольноопределяющимся должен был быть юноша, в данный момент призыву не подлежащий, но изъявивший желание служить на льготных условиях (отчего раньше они назывались 'охотниками'). Так что 'по призыву' и 'вольноопределяющийся'- не сочетались. Деление на два разряда 'вольноперов' отменено в 1912 году, до того ко второму разряду относили молодых людей с неполным средним образованием, обычно 6 классов гимназии или реального училища, либо сдавших экзамен за эти классы (им милостиво дозволялось не сдавать экзамены 'из иностранных языков'). У Михаила Николаевича 6 классов образования не было, и только четыре, и сведений о сдаче экзаменов за большее тоже нет.
  Автор думает, что в 1916 году фронт требовал столько будущих прапорщиков, что на некоторые нюансы с образованием перестали смотреть внимательно.
  И этому есть подтверждение, а именно данные генерала В. В. Чернавина по 6 армии Румынского фронта-в ней среди офицеров имели низшее образование или даже не имевшие такового и проходившие домашнее обучение -53 процента
  Он также думает, что здесь Михаил Николаевич сознательно сместил акценты по причине того, что ему хотелось оправдать то, что он бывший офицер царской армии. Не все на это смотрели как на норму. Поэтому появились слова 'По призыву', поскольку призывались миллионы людей в военное время, и куда от этого денешься.
  А когда ты вольноопределяющийся, то есть доброволец, то это лишний повод для подозрений.
  Для сравнения приведу отрывки из биографии Ивана Федько.
  Тот закончил начальное народное училище, а потом ремесленное училище. 'Осенью 1915 года, в Бендерах,18-ти летний Иван Федько поступил охотником (добровольцем) на военную службу. Выдержав, по направлению уездного воинского начальника, испытания по наукам при Бендерском реальном училище (для приобретения льгот по образованию), с 31 декабря 1915 года был зачислен в местный пехотный полк в Бендерах вольноопределяющимся 2-го разряда. По истечении одного года службы в нижних чинах, в феврале 1917 года Иван Федько был направлен на учёбу в 4-ю Киевскую школу подготовки прапорщиков пехоты.' Тут подобная же история, хотя Федько имеет худшее образование (ремесленное училище давало только специальность и начальное образование), чем Назаров, но подтягивает его сдачей экзаменов дополнительно.
  Итак, наш герой решил искать себе возможности для социального лифта, получив офицерский чин. Даже если бы после войны он не удержался в армии, то мог после этого рассчитывать на место чиновника. Кроме того, получением офицерского чина Михаил Николаевич обеспечивал себе личное дворянство, а своим законным детям статус потомственного почетного гражданина. Это сильно лучше, чем принадлежность к мещанству или крестьянству. Первоначально выпускников школ прапорщиков не планировалось производить в следующие чины, но их в армии становилось все больше и больше, и в итоге разрешили повышать в чине до штабс-капитана. Возможно, дальше и этот барьер пал бы.
  Срок обучения в школах прапорщиков составлял три-четыре месяца, и 19 мая 1917 года прапорщик Михаил Назаров ее закончил. Предстоял фронт.
  Другой прапорщик, хотя и с лучшим образованием, Михаил Зощенко потом написал: 'В ту войну прапорщики жили в среднем не больше двенадцати дней'.
  Но может быть, Зощенко малость преувеличил? Обратимся к опыту генерала Свечина: ' 31 декабря 1915 г., после двух первых дней зимней атаки австрийских позиций, я получил выговор от командующего 11-й армией Щербачева за то, что мой полк потерял на 600 солдат 13 офицеров, в том числе 3 убитых. в результате неуспешной атаки I батальона 6-го полка на высоту 370, оборонявшуюся хорошим австрийским полком, в соседнюю со мной комнату принесли 10 раненых офицеров - весь офицерский состав трех атаковавших рот I батальона.'
  Потери в мировой войне в офицерах были огромны, и Чернавин называл по опыту 6 армии Румынского фронта, что 300 процентов потерь среди офицерского состава- нижний предел среди 32х известных ему полков армии. Обыкновенно же цифры достигали 500 процентов и больше. Следствием этого было то, что в большинстве полков кадровых офицеров имелось о двух до пяти человек, все остальные-прапорщики военного времени.
  Но до конца войны нужно было дожить. Тот же Чернавин сообщает, что по его опыту:
  'Из кадрового офицерского состава Л.-Гвардии Семеновского полка (около 80 офицеров), убито около 20, в плен попало 5-6. Оставшиеся почти все переранены. Многие по нескольку раз. Человек 15 совершенно искалечены. Надо отметить, что Семеновский полк был не из наиболее потерпевших гвардейских полков. В других полках (напр. в Л.-Гвардии Гренадерском) потери были много выше.
  Другой пример: Из 19 офицеров, составлявших в августе 1914 года командный состав двух баталионов одного из пехотных полков Киевского военного Округа, к началу 1918 г. осталось (в полку и в тылу) - 6 человек, все раненые (один без ноги). Из остальных - 7 убито, 3 - в плену (из них один ранен); участь трех не выяснена.
  Летом 1918 года я встретился с одним из своих учеников по Виленскому военному училищу, который только что вернулся из Полтавы, куда было переведено это училище. Он мне сообщил данные о юнкерах того отделения, в составе которого
  он кончил (в 1912 или 1913 году) курс. Всего в этом отделении было 33 юнкера. Из них убито - 17, без вести пропали (убитые или в плену) - 5. Из остальных одиннадцати только 5 не калек и только один не ранен (в самом начале войны устроился в авиацию).'
  После окончания школы откомандирован в 350 запасный пехотный полк в городе Ковров Владимирской губернии, а из него 1 июня 1917 года на Румынский фронт, в 312 Васильковский пехотный полк 78 пехотной дивизии. Эту дивизию историк Руской армии Керсновский считал исключительной по своему качеству.
  
   _
  Июнь 1917 года-это время неудачного наступления Керенского. Армия тогда разделилась на две категории-тех, кто активно продолжали воевать и тех, кто активно не желали этого. Иногда раздел проходил даже в одном полку между его солдатами и офицерами, да и между солдатами тоже. Наступление шло практически на всех фронтах, но обычно протекало в следующем виде: мощная артподготовка, удачное начало операции, после чего части для развития успеха начинали отказываться идти вперед, отчего наступление начинало буксовать, иногда буквально сразу.
  '36 дивизия, взявшая две линии неприятельских окопов и шедшая на третью, повернула обратно под влиянием панических окриков сзади. 182 дивизия загонялась в плацдармы оружием; когда же по частям дивизии был открыт артиллерийский огонь, то они начали беспорядочную стрельбу по своим. Из 120 дивизии в атаку пошел только один батальон. Нейшлотский полк (22 дивизии) не только не хотел сам наступать, но препятствовал и другим, арестовывая походные кухни частей боевой линии'.
  А потом контрудары немцев и австрийцев, а вот даже обороняться та, вторая часть 'не желающих' тоже не хотела. Отчего войска откатывались назад, зачастую даже дальше исходных позиций.
  '1 гв. корпус, передвинутый из Вишневца на Тарнопольские позиции, самовольно бросил, под влиянием отхода V корпуса, Тарнополь и отошел в восточном направлении. Только гв. Петровская бригада упорно удерживала врага, потеряв за этот день 80% офицерского состава.' Это иллюстрация к рассказу о расколе в армии.
  На Румынском фронте ситуация было немного иной- с 11 июля по 1 августа было сражение при Мэрешти(тогда это название читали чуть по-иному) - удар русской и румынской армий и некоторое продвижение, было отвоевано около 500 квадратных километров румынской территории. Успех достаточно скромный, но румынская армия после страшного разгрома прошлого года ощутила себя способной бить врага, а не бежать во все лопатки. Отчего сражение при Мэрешти стало символом румынской победы и доблести. В следующем месяце произошло сражение при Мэрешешти, когда немецкая и австрийско- венгерская армии пытались перейти в наступление и делали это с 6 до 21 августа. когда оно было прекращено по приказу из Берлина из-за больших потерь. А план по захвату всей оставшейся территории Румынии, чем и выбить ее из войны, а затем угрожать вторжением в южные губернии России- провалился.
  Впрочем, А.М. Зайончковский, составляя 'Стратегический очерк войны 1914-1918 гг.
  Часть 7. Кампания 1917 года'-совершенно ничего не написал о событиях на Румынском фронте, упоминая о нем только в приложении о наличии сил армии на нем. Почему-кто ведает?
  Сражения на фронте затихли, и осень в войсках прошла в разговорах о политике и как быть, за кого голосовать в Учредительном Собрании, кто в нем даст крестьянам землю, поскольку земельный вопрос волновал большинство солдат. Еще важным был вопрос о мире. Об армии в целом в то время рассказывали, как об организации, которая успешно саморазлагалась, будучи способна только пассивно находиться в окопах и не более того. Существовала, хотя ив меньшей степени, и обратная тенденция Многие части объявляли себя 'частями смерти', тем самым принося клятву воевать дальше и беспрекословно исполнять все приказания начальства. 124 Воронежский полк на этом фронте осенью почти всем составом объявил себя частью смерти. Но три роты несколько дней колебались, потом и они подписали себя частью этой части смерти. Весь полк получил право назваться 'частью смерти' и носить череп как отличительный знак. Поскольку никто полк в бой не бросал, воронежцы активно использовались для поимки дезертиров.
  В качестве иллюстрации приведу отрывок из дневника солдата Маркелова. 'И вот, однажды, я шел по дороге со штаба полка и поднял с земли листок из журнала "Огонек", читаю, заголовок гласит: - "Пророчество крестьянина тульской губернии Ильи Миронова". "Вот что было написано в нашу редакцию, в 1916-м году поступило письмо Ильи Миронова крестьянина тульской губернии. Говорят, что в наше время пророков нет, а оказывается еще и у нас есть. Конечно, мы не смогли печатать в 1916-м году, потому что в то время цензура все равно не пропустила бы, но как в настоящее время царя свергли, то можем печатать в нашем журнале. Он пишет, что в 1917-м году будет свергнут царь Николай второй и кончит свою жизнь в скитании, в 1918-м году будет свергнут Вильгельм II-й царь Германский и потеряет на руке палец. И после царя Николая вступит в правительство один человек, которому доверится весь народ, но недолго будет править - также будет свергнут, и после этого вступят в правление государством три человека: один будет из духовных, один штатский и один военный, и водворят они на земле мир и спокойствие". Когда я прочитал листок, то заинтересовала меня статейка и я принес ее своим товарищам, и мы все стали обсуждать - неужели Керенского тоже свергнут, ведь так народ ему доверяет.'
  Этот листок не был забыт, и чуть позже его достали и снова стали гадать, кто эти трое? 'Мы опять вынули этот листок и перечитывали несколько раз. А кто же теперь из духовных? Ленин, узнали, что он сын школьного инспектора, значит он духовный, а Троцкий - стало быть военный, поскольку был назначен военным комиссаром, а Сталин - стало быть он штатский. Вот так определили наших руководителей мы, чтецы этого листочка журнала.'
  К сожалению, пока об участиях Назарова в боевых действиях 1917 года ничего узнать не удалось.
  Сам он, заполняя анкету, написал так, что 'когда вспыхнула Октябрьская революция, в частях войск, расположенных на фронте, началось распространяться большевистское влияние, я лично организовал братание с австрийцами' и, когда части 78 дивизии были сняты с фронта как неблагонадежные, он был избран командиром роты. Помянутый выше Маркелов тоже писал о братаниях с австрийцами в ноябре, но добавляет то, что на третий день австрийские офицеры это запретили своим солдатам.
  О чем еще следует сказать, так это о том, что 78 дивизия была избрана для украинизации ее. Это было знамение времени, а именно 1917 года. Набирала силу Украинская Центральная Рада, постепенно эволюционировавшая в свих взглядах до отделения от России. Параллельно строились новые структуры, которые должны были осуществлять государственное управление, в том числе и армией. Власть в Петрограде шла на уступки, в том числе и по прагматическим причинам, рассчитывая на то, что украинизированные части приобретут высокий моральный дух.
  Неизвестно истинное отношение Назарова к этим росткам нового, зато известно другое.
  ' в 1918 году вместе с частями 26 Украинского стрелкового корпуса я выехал из Румынии и до 31 марта 1918 года находился в Подольской губернии на охране складов. Указанного числа, когда Подолье было занято австро-германцами, офицеры были призваны на службу в Украинскую армию, я от службы таковой отказался и был демобилизован.' Дальше в автобиографии Михаил Николаевич пишет, что немецкие войска заняли и Харьковскую губернию, тогда он выехал туда, в город Белополье, где тогда жила его семья, и проживал дома, ничем не занимаясь до 10 марта 1919 года.
  Это автобиография 1935 года.
  В следственном деле это записано немного по-другому.
  'Октябрьскую революцию я встретил с враждебных позиций. Я хорошо осознавал, что приход к власти большевиков означал для меня утрату привилегированного положения, которым я стал пользоваться как офицер, поэтому я с самого начала занял враждебную позицию к Советской власти.
  ',..русская армия была снята с румынского фронта и размещена в тылу для охраны продуктов и артиллерийских вооружений, завезенных царским правительством в Румынию. Вскоре после октябрьской революции началось формирование украинских национальных частей. Из состава русской армии был выделен 26 Украинский стрелковый корпус для борьбы с большевиками. После изгнания большевиков предполагалось организация самостоятельного украинского государства. В этот корпус для борьбы с большевиками вступил и я.
  Одновременно с формированием украинских национальных частей в городе Яссы генерал царской армии Щербачев при поддержке румынского правительства приступил к формированию белогвардейских отрядов для борьбы с большевиками. С целью пополнения числа офицерского состава белогвардейских отрядов генерала Щербачева им в места расквартирования 26 стрелкового корпуса были посланы офицеры-вербовщики, а частности я был завербован офицером штаба Щербачева полковником Величко. Величко я выдал тогда подписку в верности царской монархии.
  18 февраля 1918 года все завербованное офицерство было собрано Щербачевым в штаб, где выступал с патриотическими речами полковник Величко и капитан Полявкин, в которой предсказывали о богатой будущности русского офицерства, после чего было приступлено к отобранию наиболее реакционной части офицерства для переброски в тыл к большевикам с задачей формирования повстанческих белогвардейских отрядов и организации опорных белогвардейских пунктов. Я тогда один из первых дал согласие пробраться в тыл красных для организации повстанческих отрядов.
  Авантюра Щербачева была плодом немецкой разведки, нам же было дано задание при наступлении немцев бить большевиков с тыла
  В апреле месяце 1918 года Украину начали занимать немецкие войска. Генерал Щербачев дал мне задание организовать повстанческие отряды в районе города Белополье и с приближением немецких войск поднять восстание в тылу Красной Армии.
  Под видом демобилизации из старой армии я приехал в город Белополье, который к тому времени был занят немецкой армией.
  Моя задача по организации повстанческих отрядов отпала.'
  Это его показания от 6 марта 1938 года, автором сделаны лишь изменения- удалены вопросы следователя
  Далее Назаровым сказано, что пока были немцы, он бездействовал (в смысле антисоветской работы).
  На этом немного остановимся для пояснений.
  В ряде следственных дел прослеживается тенденция придать подследственному характер системного антисоветчика- и в 1918 году он поддерживал такое-то правительство, и в 1919 году он был не лучше, и в партию вступил с корыстными целями, и далее поучаствовал во всех оппозиционных платформах, какие тогда были.
  Здесь прослеживается та же тенденция.
  Хотя надо честно сказать, такие люди существовали, и ради борьбы с большевизмом они не только из Подольской губернии в Харьковскую пробирались. но и с Балтики на Черное море, и с Тихого океана в Крым.
  Помянутый генерал Щербачев-реальное лицо и описан в показаниях достаточно реально. Генерал действительно оказывал покровительство тем, кто собирался пробраться на Дон и воевать с большевиками, в формированни отряда Дроздовского ему принадлежит очень большая роль. В дальнейшем 'в 12.1917-02.1918 командовал Украинским фронтом, подчинявшимся Центральной Раде. ...Заключил перемирие с Германией в Фокшанах, причем добился от герм. командования согласия на сохранение недемобилизованной румынской армии. Дал согласие на ввод румынских войск в Бессарабию. 18.04.1918 отказался от должности командующего и уехал в имение, которое ему была предоставлено королем Румынии. В 11.1918 после капитуляции Германии прибыл в Бухарест, где вступил в переговоры с представителем союзного командования ген. А. Бертло. На этой встрече Щ. был вручен Большой крест Почетного легиона. Добился согласия ген. Бертло на помощь белым войскам. 30.12.1918 прибыл в Екатеринодар, где назначен военным представителем рус. армий при союзных правительствах и союзном Верховном командовании. В начале 01.1919 через Сербию и Италию прибыл в Париж. Создал представительство (с участием генералов Палицина и Гермониуса), ведавшее снабжением белых армий, пытался формировать добровольческие части из рус. военнопленных. В 02.1919 А.В. Колчак подтвердил должность Щербачева'.
  Жирным цветом выделен момент, очень опасный для Назарова.
  Но, собственно, он и так наговорил на себя очень много, целый букет частей статьи 54 УК УССР. Поскольку он не был неграмотным обывателем, то понимал, в чем признается. Это говорит о способах получения о него признаний в этом.
  Что касается змея-искусителя полковника Величко, то такой автором не обнаружен.
  Есть полковник Величковский Яков Васильевич, приблизительно в это время появившийся на территории УНР и
  служивший сначала ей, а потом и ВСЮР, но тождество Величко и Величковского не подтверждено.
  Еще следует заметить, что есть и другие ошибки.
  Например, 26 корпус не носил название 'стрелкового' в Русской армии. А формирующиеся украинские полки назывались пехотными, а не стрелковыми. Последовательность создания армейских частей УНР и исторических событий тоже названа неверно и т.д.
  Согласно его автобиографии, 10 марта 1919 года, когда город Белополье уже был занят войсками Красной Армии, Назаров был мобилизован в ее ряды и назначен помощником командира роты в 1 Украинском стрелковом полку в городе Сумы. Полк несколько позже назывался 35 и 37 стрелковым полком.
   В протоколе же допроса от 6 марта снова изложена иная версия событий. Михаил Николаевич-де занялся тем, что от него еще в прошлом году хотели генерал Щербачев и полковник Величко, а именно начал организовывать повстанческие отряды. Едва Белополье оставили немцы, город был занят партизанским отрядом. Назаров же скрывался от мобилизации в Красную Армию и стал сколачивать партизанский отряд, для чего привлек поименно названых им шесть человек, которые названы им крупными торговцами и владельцами магазинов. 'Участники созданной мною группы вели активную клеветническую агитацию против большевиков, подкупали деклассированную и социально чуждую часть населения, создавали боевые дружины для восстания против большевиков'.
  Дальше Назаров, согласно протоколу допроса, 10 марта был мобилизован в Красную армию, как бывший офицер, и назначен командиром роты 107 стрелкового полка.
  Тут необходимы пояснения по истории 1918-19 годов. Весной 1918 после разрыва мирных переговоров в Бресте, Германия и Австро-Венгрия начали наступление на Украине. Совместно с германским войсками наступали и войска УНР как союзника Центральных держав. В апреле 1918 года была занята вся территория УНР и еще ряд областей, формально в состав УНР не входящих. Но вскоре немцы арестовали правительство УНР, а затем организовали избрание гетмана Скоропадского главой нового государства. Скоропадский руководил страной (в пределах того, что ему разрешали немцы), пока в ноябре 1918 года Германия не начала выход из войны. Одним из условий выхода был разрыв Брест-Литовского мирного договора. Вывод германских войск с территории Украины затянулся, но в основном они уже держали нейтралитет и старались не вмешиваться в здешние смены власти, если новые власти не мешали им покидать страну. Ушедшие в подполье деятели УНР снова начали борьбу за власть и 14 декабря 1918 года заняли Киев, свергнув гетмана Скоропадского. Власти на местах тоже начали переходит на их сторону, заявляя о поддержке УНР. Это произошло и в Харькове, где был организован бескровный переворот с арестом гражданского и военного управления, и получившие власть силы заявили о поддержке Директории.
  Наконец, имелась и еще одна сила, то есть красные, уже давно готовившиеся к возвращению на Украину. Близ границ формировались части будущей армии Украинской Советской республики, и вот их час практически наступил.
  В конце декабря 1918 года части Красной армии подошли к Харькову, 1 января 1919 года в городе началось восстание, а 3 января в город вошли войска Красной Армии.
   В городе Белополье на конец декабря еще стояли немецкие войска, около 500 человек и четырехорудийная батарея. Немцы были и в Сумах (Белополье входило в Сумской уезд). Там на тот же момент они стояли в числе 200-300 человек и батареи(и много выехали совсем недавно) В Сумы прибыл 26 декабря отряд УНР из Харькова(около 300 человек ,состоящий их гимназистов и реалистов), под городом оставался еще и гайдамацкий отряд из гетманских войск, ныне лояльный УНР(338 человек и несколько пулеметов). К концу декабря в Белополье скопилось около 2000 германцев.
  Кстати, в последних числах декабря УНР проводила мобилизацию, призывались новобранцы призывных возрастов 1920 и 1921 года(так тогда именовались те, чей призывной возраст должен был быть в 1920 и 1921 году), а также офицеры и вольноопределяющиеся,
  но если прибывшие призывники в основном опускались по домам, то офицеры и вольноопределяющиеся в числе около 200 офицеров и 300 солдат отправлены в Конотоп.
   7 января 1919 года красными заняты Сумы. Когда очередь дошла до Белополья- найти не удалось, но он был ближе к тогдашней границе. Есть лишь уточнение, что до 13 января Белополье было взято красными (отряд А.М. Беленковича)
  Что интересно, в книге Антонова=Овсеенко сказано, что местных офицеров не следует допускать к службе без поручительства за них-такое пожелание было высказано командованием. но выполнялось ли оно-неясно.
  Итого рассказ на новый лад о деятельности Назарова страдает недостоверностью и явно имеет целью создать плохое впечатление о нем-дескать, на каждом шагу он-де пытался вредить нашему делу и готов был идти за любой силой, лишь бы против большевиков. Как уже говорилось, это тенденция составления подобных дел.
  В мае 1919 года Назаров был отправлен на фронт и на фронте находился по 31 августа того же года. Участвовал в боях против Деникина под Лисичанском, Сватова Лучка, станция Рубежная, районе Купянска, 'после разгрома наших частей в период переформирования таковых был командиром роты в 107 стрелковом Украинском полку'.
  После переформирования участвовал в боях со шкуровцами под городом Волчанском и др. местах, пока 31 августа под деревеней Муром не был ранен.
  Следует заметить, что город Купянск здесь записан явно ошибочно.
  После ранения Назаров лечился в госпитале в городе Воронеже приблизительно месяц. Дальше был направлен на долечивание в город Сумы. Назаров, как он выразился, 'продвигаясь в сторону города Землянска и станции Касторной', оказался на пути прорыва белых (он их считал дроздовцами, но не был точно уверен в этом). Его задержали и допросили. Когда выяснилось, что он бывший офицер царской армии, но при этом служит в Красной армии, то он был избит и назначен на фронт. Но тут Назаров, как он выразился, воспользовался скоплением больных и раненых и пристроился к транспорту раненых и с ними отправился на долечивание в Оскол (Старый или Новый-это он не запомнил.) Там находился довольно долго, когда же белые продвинулись в сторону Москвы, он вернулся в уже занятый белыми город Белополье, где оказался в начале ноября 1919 года.
  В Белополье он укрывался два месяца, и в начале января 1920 года, когда Белополье был взят неким партизанским отрядом, он явился в Белопольский ревком и был назначен помощником начальника милиции и начальником уголовного розыска. В этой должности он находился до 17 марта 1920 года. В это же время Назаров вступил в партию большевиков.
  Так проходили события по его автобиографии. Ранен он, по его словам, в ногу.
  Разумеется, на допросе все было описано немного по-иному.
  Назаров-де, пребывая в Красной Армии, вел активную изменническую деятельность, под той же деревней Муром он отдал изменнический приказ об отходе. Видя это, курсант Московской школы курсантов выстрелило в него, но Назаров не погиб, а отделался тяжелым ранением. После выздоровления он из Красной армии дезертировал. В сентябре 19 года он в Воронеже явился в штаб Дроздовской дивизии, получил назначение на должность командира батальона и следующий чин-подпоручика.
  Якобы это факт он скрывал, как и собственное отношение к Советской власти, сторонником которой он никогда не был, но в зависимости от обстоятельств принимал различные формы приспособления к ней.
  Но автобиография содержит информацию о том, что он имеет профессию письмоводителя, что подразумевает не только грамотность, но и знакомство с делопроизводством. Но когда же с этим ознакомился Назаров? Не исключено, что в период между весной 1918 года и рубежом 1918-19 годов, он какое-то время занимался подобной работой, а также в период между вторым приездом в Белополье и службой в милиции. Но по понятным причинам это не афишировал.
  То, что Назарова могли поставить в строй белой армии-вполне правдоподобно. Отношение к служивших у красных людям было крайне непоследовательным, и многое решало личное отношение начальствующего лица. Официально было даже модернизировано царское законодательство и лица, служившие большевикам, могли получить очень серьезные кары, даже не будучи сотрудниками ЧК или комиссарами. Генерал Май-Маевский на основании этого легко подписывал смертные приговоры, не вдаваясь в подробности дела: коль служил красным- становись к стенке. Известный белый разведчик Носович, служивший у красных, но работавший на Добровольческую армию, после возвращения испил чашу презрения окружающих офицеров и даже едва избежал бессудного расстрела. Признание его заслуг тоже случилось не быстро.
  Но, с другой стороны, такое отношение препятствовало ведению успешных боевых операций. Фронт белых армий все растягивался и растягивался, а войск не хватало. И деникинское командование, скрепя сердце разрешило брать на службу пленных красных. Было ли это оформлено официально, автору неизвестно, но по факту этим пользовались в широчайших масштабах. Например, войска Черноморской губернии состояли в основном из них, то есть больше дивизии пехоты. В мемуарах белогвардейцев неоднократно описано зачисление взятых в плен красных в состав их частей. Это касалось не только красных, но и пленных из армии УНР. Поэтому рядовые красные могли легко быть взяты в белый строй. С бывшими офицерами-чуть сложнее, но ведь бывшими красными солдатами командовать надо? Надо. Найдется и им место, особенно против других врагов-те самые войска Черноморской губернии были нацелены против возможных попыток грузинской армии вновь захватить земли в окрестностях Туапсе и Сочи. И, если можно было бы ожидать, что бывшие красные снова вернутся под красные знамена, если столкнутся с красными войсками, то в случае боя с грузинскими войсками такие ожидания излишни. Возможно, и подпоручика Назарова могли отправить на борьбу с Махно или Петлюрой.
  Еще один темный момент, который Назаров не пояснил, и следствие тоже не разобралось.
   Назаров не стал служить в белой армии, а прикинулся еще недолеченым раненым, его приняли за раненого белого и довольно долго лечили, после чего он по железной дороге поехал на Сумщину. Предположим, рана его еще не зажила, и позволяла дать ему некий срок на долечивание либо отпуск по ранению. Но он должен был обратиться в медучреждение, с ним куда-то поехать и в нем лечиться. Но для этого нужно было иметь документы ВСЮР, что такой-то служит в таком-то полку, и погоны на обмундировании. То бишь он должен был быть поставлен на учет в какой-то воинской части, хотя бы временно. А это уже фактически служба белым и не день до побега, а несколько месяцев, пусть даже пассивно и номинально. В то же время он в анкетах писал, что в белой армии не служил.
  Еще несколько слов про ранение. Сам Назаров указывал, что ранен в ногу, но в акте осмотра его врачебной комиссией указано, что на левой ягодице у нег имеется большой рубец от огнестрельного ранения, безболезненный.
  В 50 е года жена Назарова писала, что он заметно прихрамывал. Но Михаил Николаевич медикам на хромоту и боли в ноге не жаловался.
  
  
  _ _____________________ _______________
  ГЛАВА ВТОРАЯ. 'Быть может, обманутый ветром, он просто ошибся тропою?'
  
  А 17 марта 1920 года у него началась новая служба и с нею новая жизнь, поскольку председателем Особого Отдела ЮЗФ, прибывшим в Белополье, он был отобран для службы в Особом отделе и назначен начальником военно-контрольного пункта ?5 на станции Ворожба. Фамилия этого работника ОО ЮЗФ в деле не сохранилась. Сейчас между городами Ворожба и Белополье всего девять километров, тогда, возможно, было несколько больше, но в Белополье сел на поезд Михаил Назаров, ранее помощник портного, пехотный офицер, письмоводитель и ныне начинающий страж порядка, а на станции Ворожба оказался контрразведчик Михаил Назаров.
  В Ворожбе он, по собственноручным записям, прослужил около месяца
  В мае 1920 года во время польского наступления назначен военным контролером Военно-контрольного пункта ?3 Особого Отдела 12 армии, затем помощником начальника ВКП в городе Овруч и в этой должности оставался до декабря 1920года.
  Так он изложил это в своей автобиографии.
  Почему Назаров отказался вдали от прежнего места службы? 25 апреля 1920 года польские войска (и примкнувшие к ним войска УНР) перешли в наступление на Украине, и 7-8 мая взяли Киев. Наступление поляков шло и севернее Полесья. Советское командование спешно подбрасывало новые силы и к 5 июня под Самгородком Конная Армия Буденного прорвала польский фронт, создав угрозу окружения польских войск в Киеве. Киев был оставлен поляками, далее наступление Юго-Западного фронта продолжилось. В число подкреплений с востока вошли не только Конная армия, Башкирская кавалерийская бригада, 25 стрелковая дивизия имени Чапаева, но и молодой контрразведчик Михаил Назаров.
  Особые отделы в то время занимались контрразведывательной работой в армии и во флоте. И на то момент входили в структуру ВЧК. В дальнейшем их подчиненность и структура менялась, но тогда была именно такой.
  Чем конкретно занимался Михаил Назаров на этом посту узнать не удалось, но работы ему должно было хватать.
  Теперь скажем об эффективности работы контрразведки ЮЗФ. Нижней точкой эффективности работы контрразведки будет организованный переход на сторону противника целыми частями и последующее участие их в боях против вчерашних товарищей
  31 мая 1920 года в районе Белой Церкви на сторону поляков переходит 3 донская бригада 14 КД (800 человек). В августе она участвует на польской же стороне в боях под Грубешовом, а позднее наступает на Владимир-Волынский. 14 дивизия входила в состав Конной Армии
  9 сентября 1920 года 1 Уральский кавалерийский полк, ранее сформированный из бывших солдат армии Колчака (700 человек) перешел на сторону поляков. Полк входил в состав 25 дивизии имени Чапаева.
  В обоих случаях речь идет о частях, укомплектованных почти сплошь ранее взятыми в плен противниками Советской власти.
  Были и другие такие части в указанный период, но в иных местах советско-польского фронта:
  '20 червня над Березиною на польський бік перейшов 59-й оренбурзький полк (з 10-ї к.д. - прим.пер.), який нараховував 430 козаків
  ; 20 липня - 1-й кубанський полк із 9-ї кавалерійської дивізії
  18 серпня - 8-й полк (ім. Л. Троцького) з 8-ї радянської кавдивізії в районі Межиріччя Підляського (нараховував близько 800 чоловік, пізніше був направлений до ген. Балаховича й перебував під керівництвом полк. Григорія Духопельникова)' Цитировано по: Карпус З. Східні союзники Польщі у війні 1920 року. Українські, російські, козацькі й білоруські
  військові відділи в Польщі в 1919-1920 рр. Торунь 1999.С.136-137.
  Часть из них вошли в состав двух конных бригад Сальникова и Яковлева, которые ограниченно участвовали в боях на польской стороне.
  Условно говоря, Юго-Западный фронт выглядит чуть лучше, чем Западный, поскольку 3 донская кавбригада перешла на сторону противника сразу же после переброски ее с Кавказа.
  Упомянем о двух людях, с которыми мог пересекаться Назаров в то время и позднее.
  Меженинов Сергей Александрович
  С сентября 1919 по июль 1920 года командовал 12-й армией.
  Гарин Владимир Николаевич
  Род.1896г. в Харькове в семье священника. В 1919-1921 гг. заведующий Особым отделением ? 3 ВЧК 13-й армии, начальник военно-контрольного пункта ? 5, отделения Особого отдела ВЧК 12-й армии, инспектор-организатор, врио начальника активной части, помощник начальника Особого отдела тыла 14-й армии, начальник Секретно-оперативной части Подольской губернской ЧК. В 1921-1922 гг. начальник Секретно-оперативной части, помощник, заместитель начальника Особого отдела ВЧК-ГПУ Киевского военного округа, член Военного Совещания Киевского укрепрайона. В 1922-1923 гг. начальник Секретно-оперативной части Подольского губотдела ГПУ, врио начальника Подольского губотдела ГПУ, начальник Подольского погранотряда ГПУ В 1925-1929 гг. начальник Харьковского окротдела ГПУ, начальник I отделения, помощник начальника Особого отдела ОГПУ Украинского военного округа, начальник Контрразведывательного отдела ГПУ при СНК Украинской ССР, заместитель начальника Особого отдела Украинского военного округа.
  1 января 1921 года он был направлен в Особый одел 24 стрелковой дивизии в город Винницу и назначен уполномоченным по бандитизму. Затем откомандирован в город Гайсин. Проработав там некоторое время, направлен в Проскуровское отделение, где назначен уполномоченным по контрабанде Волочиского погранпункта. В 1922 году направлен в город Винницу и назначен уполномоченным по контрабанде Див. Погран, Особого Отдела.
  Еще он исполнял должности сводчика, дислокатора, уполномоченного по разработке, временно замещал начальника агентуры.
  На Подолии Назарова ждали несколько ударов судьбы. При чистке он был исключен из парии. Формулировки: 'Примазавшийся', 'как бывший офицер'. Есть и другая бумага, где отражены еще более сложные обстоятельства. В заключении комиссии сказано: 'Уволить как политически не подходящего для работы в чрезвычайных органах, служил при Гетмане, в армии Деникина, на границу послан по просьбе, что наводит на размышления, подлежит направлению как бывший офицер в Проскуровский уездный военкомат'. Назаров, несомненно, жаловался на решение комиссии, называл также решение об исключении предвзятым, и эта формулировка вошла в его личное дело. Но решение об увольнении принято не было, отчего в июле 1922 года он получил двухнедельный отпуск, поехал домой в Белополье, но обратно на границу уже не вернулся, а устроился в Сумское уездное отделение ГПУ.
  Следует сказать, что советско-польская граница тогда была отнюдь не тихим местом, где иногда нужно побегать за контрабандистом и успеть отобрать у него контрабандное спиртное, пока он не выпил его сам. Перемирие с Польшей 12 октября 1920 года исключило лишь прямое участие польских войск в боевых действиях, но полякам было выгодно состояние хаоса в приграничье и образование там квазисамостоятельных государств или армий (при этом официально польская сторона была как бы не при чем).Самый значительный эпизод был с образованием Люцианом Желиговским государства Срединной Литвы, которое потом было включено в состав Польши, образование Слуцкой республики. Слуцкий уезд подлежал очищению поляками, но 15 ноября там собрался съезд населения, на котором присутствовали два представителя польской армии. Он избрал Раду Случчины и объявил мобилизацию. Ряд участников съезда высказывали и идею о том, чтобы все уездом войти в состав Польши. Поскольку наспех собранная Слуцкая бригада оказалась небоеспособной, она и Рада отступили на польскую территорию, где войска сдали оружие.
   История с Булак-Балаховичем была не столь бескровной, но и его похождения закончились сдачей Мозыря и уходом за границу.
  Южнее Полесья через год, поздней осенью 1921 года армия УНР тремя группами перешла границу. Главной была Волынская Группа генерала Тютюнника, наступавшая на Коростень, а затем на Киев. Естественно, Второй отдел польского Генштаба был в курсе событий и даже ходатайствовал о присылке для армии вторжения оружия, боеприпасов и снаряжения. Из лагерей интернированных лиц были освобождены нужные люди, которые и собрались близ советско-польской границы. Там они 'захватили' польский поезд, где было оружие, обмундирование и боеприпасы. Но поляки пожадничали и выделили оружие только на половину участников вторжения, а с одеждой было еще хуже.
   Волынская группа перешла границу и двинулась на Коростень, но удержать его не смогла, утратила боевую силу и начала отступать. Под Базаром она по большей части была истреблена Красной Армией.
  Но были еще две группы, Подольская и Бессарабская.
  Тютюнник также издал приказ Повстанческим группам на территории Украины (это были крупные отряды, признающие себя частью войск УНР и поддерживающие хотя бы условную связь с ее представителями) о подъеме восстания, подрыве мостов на Днепре и прочем. Приказы заканчивались фразой 'Всех членов ЧК и коммунистов расстреливать'.
  Подольская группа численность. 600-700 бойцов (но всего лишь с 200 винтовками, ибо поляки опять пожадничали и с 5 пулеметами, к которым было 4 ленты с патронами) перешла границу близ села Бондаривка и около месяца оперировала на советской территории. Была частично уничтожена, но часть ее, узнав, что Волынская Группа потерпела поражение, ушла на польскую территорию.
  В преследовании ее мог участвовать и Михаил Назаров, но точных данных об этом нет.
   Границу и позднее переходили с польской стороны повстанческие отряды, но уже не столь мощные.
  В ноябре 1922 года отряд атамана Орла перешел границу с польской стороны, но в нем было уже 16 человек. Отряд Голюка-Байды переходил границу в разное время с численности от 7 до 10 человек
  На новом месте службы его ожидала борьба с бандитизмом, где он создал себе имя значительного борца с бандами и реформа органов ГПУ в условиях мирного времени.
  Сначала будет рассказ о том, каким были территориальные органы ГПУ в то время. Поскольку автор не располагает точными данными по составу и деятельности органов ГПУ в Харьковской губернии, он решил воспользоваться информацией о их Полтавских коллегах, которая у него есть. Вряд ли имелись серьезные различия между ГПУ на Сумщине и на Полтавщине. Тем более, что довольно скоро Назаров был перевелен на работу в Лубенский отдел ГПУ, то есть на Полтавщину.
   Переход от ЧК к ГПУ сопровождался очень сильным сокращением штатов. Во времена ЧК численность сотрудников составила 582 человека, а вот потом 210.
  Сокращения штатов начались еще в декабре 1921 года, когда было уволено 30 процентов работников ЧК.В первую очередь старались увольнять малопригодных и лиц с какими-то темными сторонами биографии. На март 1922 года число работников ГПУ Украины снизилось с 34 тысяч до 18 тысяч. Для решения об увольнении требовалось решение Аттестационной комиссии. Автором такое приводилось выше, то самое, где сказано, что его рапорт о переводе на границу 'наводит на размышления' и рекомендовано его уволить и отправить в распоряжение военкомата.
  . Из этих 210 штатных работников до революции 100 человек были горожанами, 36 селянами,30 рабочими, 42 учениками и студентами, одни офицером и один чиновником.
  Итак, какие люди работали в Полтавском ГПУ?
  Из 210 человек 88 были коммунистами, 9 кандидатами партии, 7 комсомольцами. Так что ныне беспартийный Назаров своей беспартийностью глаза не царапал.
  Женщин служило 42 человека, то есть пятая часть. Здесь, конечно, следовало бы уточнить какие должности они занимали, но в источнике об этом ничего нет.
  Высшее образование имели 3 человека, среднее специальное-1, среднее общее 85, начальное специальное-1, начальное общее 87, домашнее 27. 6 человек были вообще неграмотными (но не следует забывать, что в ГПУ могли служить конюхи и истопники, для которых грамотность не принципиальна). Что обозначает каждый вариант образования-сказать сложно, скорее всего, он отличается от современных критериев, и что у имярека 'образование начальное специальное'- так записано в личном деле, а что под этим имели в виду кадровики-может остаться за кадром. Эти сомнения автора взялись не на пустом месте. Кстати, Назаров с образованием 4 класса ВНУ и школой прапорщиков числился как имеющий начальное образование.
  По национальному составу- украинцев- 80, русских- 63, евреев- 45, англичанин-1, поляков- 4, белорусов- 2, латышей 18, другой национальности- 2 человека (счет слегка не сходится). К этим данным тоже нужно подходить с осторожностью, так как народное творчество ив этой сфере не знало преград. Так, в Кременчугской губернской милиции было несколько человек, назвавшие свою национальность: 'Православный' или 'Украинец-православный'. В этом же городе наказание за спекуляцию отбывал Фроим Амчеславский, назвавший себя украинцем, но вот родной язык у него был еврейский, что позволяет усомнится в его национальности по бумагам. Назаров числился украинцем по большинству анкет.
  Теперь скажем о владении ими языками. Английским языком владел 1 человек, норвежским-1, эстонским-1,польским 9 (что превышало число поляков вдвое), латышским 14 (что чуть меньше 18 латышей), румынским-2, немецким 12, французским 7 (это позволяет сказать, что именно столько людей закончили гимназии и реальные училища, где преподавались оба эти языка, а откуда взялись 85 человек со средним образованием -пусть ответит кто-то другой)
  Еврейским владели 39 человек из 45 наличных евреев. Свободно владели украинским языком 54 человека из 80 украинцев, и кто знает скольких других, могущих его знать. Назаров в анкетах указывал на владение русским и украинским, а иностранными-нет. Увы, преподавание в ВНУ и 1 Киевской ШП не включало иностранные языки. Знание украинского языка вскоре потребуется от советских и партийных работников в рамках политики 'Коренизации', но следует сказать, что в ОГПУ и НКВД коренизация шла туго. Бланков, напечатанных на украинском, в делах хватает, а вот рукописных бумаг совсем мало. Обычно это документы от милиции или колхозов, или характеристика на арестованного с предприятия или колхоза с сельсоветом. Собственноручные заявления в делах редкость, протоколы допроса писались следователями, а вот заполненный протокол на украинском языке автор не припоминает в делах. Назаров их тоже писал на русском.
  Данные о сотрудниках по возрасту: 18 лет-1 человек, 18-25лет-110, 26-35 лет-10, 36-45лет-28 человек, старше 45-один.
  В период с 1 октября 1921 по 1 октября1922 года Полтавское губотделение ГПУ сообщало, что в боях с бандами погибло 4 работника ЧК-ГПУ, 7 красноармейцев и 2 красных командира. 4 продработника. 15 советских служащих. 12 милиционеров, других жителей 24. Ранено 20 человек, в том числе 2 чекиста,6 красноармейцев и 8 советских работников.
  При этом убито 9 атаманов и их помощников и 82 рядовых бойца, арестовано 11 атаманов и их помощников 11 человек, рядовых 540, сдалось добровольно 2 атамана и 34 бойцов. Изъято винтовок и обрезов-371 шт. револьверов 166, сабель 73 штук, 3 пулемета, ручных гранат-24 штук, а также много холодного оружия вроде штык-ножей и кинжалов.
  Сокращения штатов продолжались и на 1 октября 1923 года состояло уже 150 человек (в губернском отделе 68, а в округах 82). Коммунистов их них 58, беспартийных 92.
   Реформы продолжались. согласно им в Кременчугском окружном отделе оставалось 30 человек, а в остальных по 18.
  В феврале 1924 случилось новое сокращение штатов, и осталось уже 120 человек, в том числе 51 в Полтаве, 16 в Кременчуге, в остальных округах, в том числе и Лубенском - по 13 человек. Скорее всего, в Сумском отделе действовали близкие штаты, то есть 13-16 человек, в зависимости от категории его.
  
  
  Теперь о бандах.
  Термин это используется всегда, когда воспроизводятся или пересказываются тогдашние документы.
  'В фондах 'Постоянного совещания по борьбе с бандитизмом' хранится документ - 'Список банд в Украине' (по состоянию на май 1921 года). На основании этого документа и составлен публикуемый ниже перечень:
  Список:
  Район дислокации отрядов повстанцев - Атаман - Численность повстанцев - Политическая направленность повстанцев (в скобках указано примерное количество пулеметов)
  
  10-й повстанческий район 2-й группы. Киевская губ., северные уезды. Около 1,6 тыс. (56):
  
  Ю. Мордалевич 700 (20) - самостийная
  И. Струк 250 (15)
  Лисица 200 (5)
  Сирко 180
  Верновский 60-100
  Кувшинский 60
  Бердихин 80(4)
  Пинчук 60 (2)
  Ярошевич
  
  8-й повстанческий район 2-й группы. Киевская губ., южные уезды (Чигирин - Холодный Яр - Звенигородка - Корсунь). Около 4,5 тыс. (?):
  
  Отряды Холодного Яра 700 - самостийная
  Я. Водяной
  Голик (Зализняк) 300
  Гонта
  Мамай 100
  Фесенко 100
  Туз 200
  Орлик 100
  Нагорный 500
  Цветковский 200
  Тройко-Трейко 100
  Богатыренко 200 (5)
  Завгородний 200
  Пшеничный 100
  Грызло 300
  Терещенко 300
  Бондаренко 100
  Прыщ 100
  Сорока 50
  Братовец 50
  Непытайко 50
  Завзятный 50
  Жук 100
  Лещенко 80
  Ващенко 200 (10)
  Чехович, Зеленчук, Матвиенко, Кравченко, Пугач, Музыка, Темный общ. - 400
  
  7-й повстанческий район. 2-я группа. Киевская губ. Уманский уезд. Около 1 тыс. (?):
  
  А. Волынец 300 - самостийная
  Миргородский 150
  Чайковский 100
  Деревьяга 100
  Пстюк 50
  П. Дсрещук 200
  М. Христенко 100
  
  9-й повстанческий район. Волынская губ. Около 0,7 тыс.:
  
  П. Филонснко 300 - самостийная
  Заклинюк 50
  Воловский 50
  Курух 50
  Верховский 60
  
  5-6-й повстанческие районы. Подольская губ. Около 3,5 тыс.:
  
  Ф. Хмара 500 (6) - самостийная
  Я. Шепель 400
  Орел- 600
  Гальчевский 300 (10) (Гальчевский и Орел-это один человек)
  Заболотный 100
  Сирко 70 (4)
  Коваль 200
  Подкова 200
  Лихо 100
  Гадзнховский 200
  Чупрына 50
  Иво 50
  Крылов 150
  Петрушенко 100
  Шевчук 50
  Пушкарь 50
  Ходик 150
  Е. Якубченко 50
  Дорошенко 200
  Подоляк 100
  Бабич 300
  Голуб 100
  Василенко 50
  
  4-й повстанческий район. Херсонская губ., северные уезды. Около 1,6 тыс.:
  
  М. Мелашко 150 - самостийная
  Я. Кошевой 120 (10)
  Чумак 80
  Клим 60(3)
  Полудненко 100
  Деревяга 200
  Колос 100
  Гулько 80
  Куш 150
  Василенко 100
  Карась 50
  Черный Ворон 250
  Павлов 150 - анархистская
  Сокол 150
  Попов 50
  Стародуб 50
  
  1-2-й повстанческие районы. Херсонская губ.. южные уезды. Около 1 тыс. чел.:
  
  отряды немецких Колонистов 300 белогвардейская
  Скляр 50 самостийная
  Солтис 50
  Деркач 50
  Здобудь-Воля 100
  Гуляй-Вида 80
  Стротиевский 50
  Ивашенко 50
  Пшонник 200
  Р. Бабий 70
  Д. Кушнир 50
  
  3-й повстанческий район. Екатеринославская губ., правобережные уезды. около 1 тыс.:
  
  Клепач 100 - самостийная
  Гладченко 100
  Ильченко 50
  Иванов 300 - анархистская
  Круглое 50
  Черный 100
  Чалый 100
  
  15, 16, 18, 19-й повстанческие районы. Екатеринославская губ., левобережные уезды. Около 5 тыс. (90):
  
  МАХНО Н. ок. 5 тыс. - анархистская
  Пушкарев 50 (3)
  Забудько 100 (1)
  Бурлака 50
  Бабицкий 150 (7)
  Пархоменко 200 (3)
  Маруся 350 (8)
  Миронов 150(1)
  Каленик
  Липко
  Наконечный
  
  17-й повстанческий район. Северная Таврия. Около 0,5 тыс. (10):
  
  100 Куриленко 200 (2) - анархистская
  Глазунов
  Зверев 100 (3)
  Павловский 40 (4)
  
  12,14-й повстанческие районы. Полтавская губ. Около 5 тыс. (30):
  
  Хозушко 50 - самостийная
  Коваленко 50
  Черный 200 (2)
  Таций 50
  Галайда 50
  Тягло 80
  Иванюк 300 - анархистская
  Кониболотский 60
  Семиславов 50 (8) - анархистская
  Левченко 1500
  Брова 200
  Ромашка 1000 - самостийная
  Келеберда 100
  Ивченко 100
  Кокоть 100
  Крупский 100
  Король 100
  Кабан 100
  Маруся Черная 100
  
  11-й повстанческий район. Черниговская губ. Около 2 тыс. (15):
  
  Шуба 300 - анархистская
  Артамонов 100
  Маслов 200 (3)
  Тилелей 70 - самостийная
  Лошин 300
  Галако 400 (3)
  Ходько 50
  'Грош бойцы' 50
  Довгаленко 150
  Добрый вечер 80
  
  20, 21, 22-й повстанческие районы. Харьковская губ. Около 3,5 тыс. (40):
  
  Двигун 100 - анархистская
  Волох 200 (2)
  Савонов 200 (15)
  Каменюк 300 (3)
  Зайцев 300
  Терехов 800
  Быстрое 60
  'Фома' Кожин 450 (18)
  Колесник 500
  Шаповал 450
  Серобаба 100
  Сыроватский 50
  Матвеенко, Бурлак, Скворцов, Скляров, Белецкий 150'.
  
  Всего до 35 тысяч человек (как бы).
  Следует сказать, что в списке есть и накладки, так, отряды Холодного Яра на тот момент относились с Кременчугской губернии, а не Киевской.
  Есть ошибки в именах (или прозвищах) атаманов, например, атаман Орел назван и по прозвищу, и по настоящей фамилии, как два разных человека.
  Разумеется, эти сотни и тысячи-это прикидки, разведданные (зачастую с преувеличением), слухи и сплетни. Личный состав отрядов регулярно обновлялся: не поладили с атаманом-ушел в другой отряд, да и крестьяне в период полевых работ уходили домой и потом возвращались. Да и 'хлопцы атамана Н. явно делились на несколько категорий -те, которые пойдут грабить и крушить близлежащую станцию, но не дальше, те, которые отправятся и в соседний уезд, те, которые пойдут и дальше. Разница была не только в их политических установках, но и в возможностях-дальний рейд требовал хорошего коня, которым тоже надо меть управлять, а также хорошего оружия и запаса боеприпасов. Оттого атаман Серокишка при рейде на ближайшую станцию мог рассчитывать на несколько десятков желающих прибарахлиться, частью пеших. частью на возах, и вооруженных кольями и сельхозорудиями, а также на свою 'гвардию' из десятка отчаянных ребят с приличным оружием и на хороших конях. С такими можно и податься подальше. Если компания под станцией нарывалась на военный отряд, то те, кто 'бажав тильки подывиться, як червони пили громадяньску кровь' разбегались первыми. Курбаши в Средней Азии специально в отряде имели подобных им, вооруженных только ножами и палками, отчего их называли 'палочниками'. Когда нужно было грабить или добивать,то годились и они. Когда же приходила красная пехота или кавалерия, то их задачей было занять своей смертью противников. Пока их рубили и кололи, курбаши и группа приближенных джигитов успевала смыться в барханы и тугаи.
  Резко выделялись своей силой отряды Махно, совершавшие дальние рейды, очень многочисленны были отряды в Холодном яру, и существовала теоретическая возможность их соединения в крупную группировку, на многое способную.
   Некогда славился атаман Струк, еще в 1919 году 'денонсировавший' Переяславскую Раду 1654 года. На тот момент его пик славы остался позади. И были еще пара отрядов, прославленных жестокостью. Хотя другим атаманам тоже лучше было в руки не попадать.
  Это Орел и Галака.
  Орел потом говорил так:
  Это было время, - писал он, - когда всех почти большевиков я со своими казаками пускал в "расход" лично, чтобы их как можно больше встретилось "там" с моим братом! Когда мне приходилось стрелять которого коммуниста, то обязательно он получал пулю в нос, где брови сходились: в это место, после страшных мучений, жид Хаим Бурґ из нагана застрелил моего младшего и единственного брата! Чувство мести является страшным и делает человека, пока он не насытит себя местью, также страшны. Всякие экзекуции мне были противны, но жажда мести и ненависть делали меня жестоким человеком, а главное: я имел силу сносить все, чтобы похуже насолить коммунистам'. И он же:' В постоянной борьбе мы стали людьми не из этого света. '
  Галака (или Галак)
  '16 апреля 1921года Галак устраивает погром в Василевичах, во время которого убивали и 85-летних стариков, и четырехлетних детей. Во время нападения на пароход в Радуле 'галаковцы' уничтожили 80 человек, преимущественно мирных граждан. Во время налета на Ручаевку Речицкого уезда было вырезано 40 еврейских семей, а поскольку в то время семьи были многодетными, то это составило более 200 человек. Здесь же Галак применил нечеловеческую казнь, что практиковалась поляками против запорожских казаков - 'посадить на кол'.
  Но иногда он мог сделать и по-другому: поставить караул возле дома еврея, некогда сделавшего ему добро, чтобы его хлопцы того еврея не убили во время погрома.
  Поскольку Назаров до 1926 года работал в Сумах, то ему и пришлось столкнуться с 21,22 и 23 повстанческими районами, плюс возможны были миграции атаманов из Черниговской и Полтавской губернии.
  Но в 1922 году ситуация с точки зрения борьбы с бандами стала несколько легче. После введения НЭПа и отмены подразверстки значительная часть сельских жителей отошла от участия в отрядах и даже говорила тем, кто еще воевал: дескать, идите по домам, хватит воевать.
   ___________________
  Описанию гражданской войны на Украине посвящены сотни книг, как исторических, так и художественных9но играющих роль публицистики на данную тему). Число статей в научной периодике и СМИ вообще не поддается учету. Автор не собирается писать нечто вроде труда Гиббона, только на тему Гражданской, но некоторые моменты хотел бы отразить и познакомить читателей с менее известными им свидетельствами.
  1. Начиная с Февральской революции происходило размывание роди государства в организации жизни населения. Многие хотели этого же, многие просто не имели возможности сопротивляться этому размыванию. Процесс все усугублялся, и, кстати породил ощущение, что нам (здесь нужно подставить нужную группу населения, иногда состоящую из одного человека) все по плечу, оттого что захотим, то и сделаем. Особенно в смысле давления на власть и смены ее, стоит лишь собраться нужным числом и с вооружением-дело в шляпе. Соберется пара десятков- власть в селе или местечке наша, соберем несколько тысяч- можно и на Киев пойти. Автор нисколько не преувеличивает, у него есть пример с атаманом Струком, который эволюционировал от 'владыки околоЧернобыльского' до того, кто желает Киев взять. Многочисленные смены власти (в том же Киеве их было свыше десяти) и переходы войск из-под одних знамен по другие поддерживали это состояние.
  Но государство- это не просто некий абстрактный символ, который совсем не абстрактно лишает человека части свобод и части средств в виде налогов и сборов. Оно также дает человеку ощущение защищенности и стабильности. Это ощущение зачастую понимается, как нечто, само собой разумеющееся, кто знает откуда свалившееся и не ощущающееся как-то, что нужно обязательно. История Гражданской войны стала тяжким и кровавым уроком для индивидуалистов и отрицателей роли государства. Потому что тяжело жить, когда тебя никто не защищает от бандитствующих элементов. При Керенском было амнистировано много уголовных типов, которые 'не желали жить по-другому'. К ним присоединялись деклассированные элементы из городов, где они уже не могли прокормиться честным трудом. Заводы и фабрики останавливались, их работники шли по миру. Даже специализованные околокриминальные сообщества лишились многих прежних доходов: кому нужны были поддельные документы о благородном происхождении и поддельные археологические редкости? Контрабанда продолжала существовать, но ее потоки претерпевали изменения, менялись лица и группы, осуществляющие ее, а, значит, кто-то тоже шел по миру. Солдаты разбитых армий и разогнанные охранные структуры тоже оказывались не у дел, но с оружием в руках.
   М. Караката вспоминал:
   'С момента захвата Украины немцами банды грабителей почувствовали безнаказанность из-за отсутствия в селах твердой власти. Вооруженные винтовками, обрезами, револьверами, саблями и всякой холодным оружием, преимущественно немногочисленные группы (5-10 человек) действовали ночью, нападая на богатые семьи, грабили материальные ценности, не только золотые или серебряные вещи и деньги, но и обувь, одежду, материю, полотно и т.п., а ограбленных хозяев безжалостно убивали. Так, в Андрусовке были убиты лесопромышленник Ярцев, в Калантаеве помещика Дейнеку, в хуторе Чернечому вырезана семья Елисея Юшки'
  Другое воспоминание того же человека:
  . "Нельзя не упомянуть и резни наших односельчан в лесу Сишному (Довжко-Вищепановская лесная дача). Это было весной 1920 года. В этом году был неурожай, много народа пухло от голода. Чтобы добыть себе хоть какого-то пропитания, большая группа людей, взяв из дома последние ценные вещи, как-то юбки, рубашки, кофты, пиджаки, полотно и т.д., рано в воскресенье отправилась в с. Глинск. На рассвете возле леса Сишного их встретила большая банда грабителей, завела в лес, забрала у них все, а людей всех поголовно порезала. Всего погибло около 20 человек. Спасся только один парень лет тринадцати Мацагиря Елизар, от которого и узнали люди нашего села об этом страшном событии. То обстоятельство, что грабители убивали подряд всех людей, свидетельствует о том, что это они делали ... чтобы их никто не мог выдать, потому что они были свои односельчане и их все знали. Как оказалось лет через 30, что это делала банда Сороки Даниила и в состав этой банды входили бандиты с Чернечого, Польской Андрусовки, Калантаева и нашего села ... "
  Воспоминания Павла Николаевича Сорокина, землемера: '... весной 1919 г. группа землемеров были командированы в Александрийский уезд для распределения помещичьих земель между безземельными и малоземельными крестьянскими хозяйствами... Первые наши переживания - на станции Знаменка. Не успел остановиться поезд, как в него врывается банда, которая среди пассажиров хватает евреев и уводит их за вокзал, после чего были слышны выстрелы. Поезд движется дальше'.
  В ночь на 7 апреля в с. Суходи Улановской волости анархисты расклеивали
   "Приказ ? 3", в котором говорилось: землю делить, леса не рубить, изъятое имущество
  вернуть.
   16 апреля в урочище Бабильщина возле с. Кучеровка на Глуховщине около 7 человек из ручного пулемета и винтовок обстреляли общину села, которая
   распределяла землю. Погибших не было.
   В ночь на 28 мая отряд "анархо-безвластников" во главе с Масловым
   совершил нападение на с. Уланово с целью захвата ответственных советских работников.
   После захвата... 30-40-ю лицами было выставлены посты вокруг села.'
   Кто же противостоял им?
   А чем дальше от городов и местечек, тем меньше тех, кто мог противостоять. Власть менялась часто,
   далеко не все хотели идти во власть. Те, кто и хотел бы, зачастую боялись.
   Дело доходило до такого состояния:
   "Чтобы никто ни за что не отвечал, голову ревкома ... избирали только на неделю, а позже, чтобы не созывать общего собрания для избрания нового председателя, то старый председатель передавал печать ревкома i свои полномочия своему соседу, а тот в свою очередь передавал через неделю своему соседу и так далее ... " (уже упоминавшийся М. Караката).
   Воспоминания белого генерала Лукомского: '... Надо признать, что среди назначенных начальниками губерний, а особенно начальниками уездов, оказалось много совершенно не подходящих и не соответствующих лиц. Плохой подбор служащих и ничтожное жалование, дававшееся им и обрекавшее их на полунищенское существование, привело скоро к тому, что среди младших служащих стали процветать взятки и поборы с населения... Деятельность органов контрразведки вызывала не только серьёзные жалобы, но и всеобщее возмущение. На службу в контрразведку ... шёл худший элемент... грабёж и взяточничество среди чинов контрразведки процветали...'
  . Одно из донесений советского начальника Азарова о пребывании в селе Тилиголове во время борьбы с бандитизмом:
  "Военком был в бессознательном состоянии вместе со своим ординарцем
   и даже не мог разговаривать ... В исполкоме я застал пьяного полностью голову,
   принявший нас за бандитов и стал отрекаться своего "коммунизма". ... Все
   9 милиционеров лежали тут же на полу в ряд тоже в беспробудно пьяном виде'.
  Современный исследователь Иванущенко:
  'Партийных и советских работников, проводивших бы организацию новых форм общественного строительства, оно (население) не могло видеть просто потому, что их быстро уничтожали.'
   Цитата из воспоминаний И. А. Забияки:
   "Начиная с середины лета 1920 года на территории нашего Александрийского уезда и нашей волости оперировали разные контрреволюционные банды...При этом они проходили через наше село чуть ли не каждый месяц. Во всяком случае в то время работа в местных органах власти была сопряжена с большими трудностями и опасностями. И каждый раз, когда проходила через наше село банда, она приносила нам несчастье. она громила здания волисполкома, сельского исполкома, уничтожала всю документацию, какая была в волисполкоме, а работники исполкома спасались бегством в лес, в огороды и яры. Как правило, банды долго в нашем селе не задерживались, так как они каждый раз почти по пятам преследовались частями Красной Армии. Это не давало им возможности долго оставаться в селе с тем, чтобы разыскать и репрессировать местных коммунистов и активистов..."
  Но жить-то надо, и люди пытались им противостоять. Организовывались какие-то группы и отряды самообороны, в том числе не только в селе, но и в городах, в частности для охраны простаивающих заводов от расхищения.
  Но такой отряд мог при благоприятных обстоятельствах отогнать шайку грабителей из 5-7 человек, упомянутых выше. А отряд анархобезвластников Маслова? Уже сомнительно. А отряд австрийского ротмистра Говинера, явившегося отбирать у населения оружие и собирать контрибуцию сорочками в Новогеоргиевске, а для того имевшего 105мм гаубицу? Борьбу с армией и властью может вести только другая армия и другая власть. Атаманы против армий слабоваты. Даже выдающийся по своим силам батько Махно просто уйдет из-под удара войск, но оставит села и городки на милость победителя, которой может и не быть.
  А дальше пойдет расправа с теми, кто обеспечивал Махно всем необходимым, от еды до свежих лошадей. Ну и теми, кто почему- то не понравился.
  Итого жизнь заставляла искать сторону или силу, к которой нужно примкнуть, и не только, пока эта сила гнет и ломает врагов, но ив другое время.
  Но, раз следует примкнуть к государству и его армии, то это требует усилий не только от государства и армии, но и от примкнувших. Остановимся только на двух моментах этих усилий.
  Призыв в его армию. С этим было очень нехорошо. И, грубо говоря, требовался насильственный призыв, а потом и ловля дезертиров. Автор не будет заострять внимания на этом, скажет лишь про то, что пришлось красным организовывать от уезда и выше службу по борьбе с дезертирством, иметь при ней вооруженные отряды, поскольку дезертиры не только сидели по лесам, уклоняясь от службы, но и пополняли собой ряды повстанцев. Да и просто сопротивляющихся аресту и отправке снова на фронт, в том числе и оружием.
  Теперь второй момент-хлеб для прокормления городов и армии, поскольку в период Гражданской войны товарно-денежные отношения принимали настолько извращенную форму, особенно с учетом товарного дефицита, ибо городу и государству зачатую нечего было дать в обмен на хлеб .Деньги-да, можно, но цена их была крайне невелика, посему народ предпочитал натуральный обмен. А хлеба требовалось много.
  Пример еще времен 1917 года, когда товарные запасы, хоть и просели, но не истощились, а деньги еще что-то стоили. Обращение Родзянко к крестьянам.
   'Граждане России, жители деревни!
   Нет больше старой власти, расточавшей народное достояние.. ...Вам, землепашцам, надлежит немедленно помочь снабжению армии и нуждающегося населения зерном, крупою и прочими продуктами. Без хлеба нельзя воевать, как нельзя воевать без пушек и снарядов.
  .... Везите немедленно хлеб на станции и склады! Ваши братья и сыны там, в окопах, будут голодать, если вы не дадите им хлеба....! Везите и продавайте хлеб, не ожидая особых распоряжений Везите хлеб ваш сейчас-же. Накормите армию и дайте новые силы для борьбы с врагами. С Божьей помощью за дело!
  
   Председатель Государственной Думы РОДЗЯНКО 7-го Марта 1917 года'
  Наступает 1918 год и требуется поставки продовольвтвия в Германию и Австрию. Зерно и другие сельхозпродукты добываются вооруженной силой, примеров тут приводить не надо из-за общеизвестности факта. Скоропадского сменяет УНР, и снова нужен хлеб.
  'В связи с предстоящим военным противостоянием с ... большевистской Россией и в соответствии с распоряжением министра продовольственных дел УНР Тимофеева от 25.12.1918 г., земским волостным управам ставилась цель в течение 2-х недель осуществить изъятие продовольственных излишков в бывших помещичьих экономиях. Их владельцам оставался ограниченный запас зерна в размере 15 пудов ржи и 5 пудов круп на друга едока. Реквизированы припасы должны были поступить в военные части УНР.'
  Приходит весна, приходит Красная Армия, а с нею продразверстка
  'Другим камнем преткновения в отношениях украинского крестьянина с большевистской властью стала печально известная 'продовольственная раскладка', введена с 1 апреля 1919 года на территории Украины. (101)
   Исходя из данных о размере посевных площадей и прошлогоднюю урожайность, на каждую губернию возлагалась задача предоставить определенное количество зерна. Собранное зерно должно было идти на содержание управленческого аппарата, армии и карательных органов. На губернском уровне происходило распределение контрольных цифр в уездах, волостях и селах. (102) При этом большевики сознательно раздували социальную рознь, исходя из 'классового подхода'. В частности, сельская беднота получала преимущество в виде освобождения от любых поборов. Зато крестьяне, имевшие в пользовании от 5 до 10 десятин земли, должны были отдать государству по фиксированной цене 10 пудов зерна с каждой десятины. Основная тяжесть раскладки полагался на плечи самых крестьян ('кулаков').'
  Летом 1919 года Красную Армию сменяют белые войска ВСЮР.
  'Присвоенная крестьянами помещичья земля временно оставалась в их пользовании при условии выплаты компенсации в размере 200 рублей за десятину, то есть на правах долгосрочной аренды. Кроме этого, бывшие землевладельцы имели право на часть собранного урожая в размере 1/5 зерновых и 1/10 корнеплодов.'
  Ну и снова слово генералу Лукомскому:
  ': '...К сожалению, при продвижении Добровольческой Армии на север... были случаи, когда помещики, под прикрытием войск и при помощи сочувствовавших им офицеров и местной администрации, не только сами отбирали у крестьян скот и инвентарь, ограбленный в их экономиях, но и расправлялись с крестьянами, мстя за своё разорение Вследствие неналаженности снабжения и несвоевременного получения всего необходимого, командный состав армии и войсковые части прибегали к реквизициям у населения... Войска называли это 'самоснабжением', а фактически, эти реквизиции превратились просто в грабёж, возбуждавший население против армии...'
  В 1920 году возвращаются красные и продразверстка вместе с ними.
  По губерниям движутся части атаманов Гулого-Гуленко, Грызло, Завгороднего, Хмары и прочих, им тоже нужно чем-то питаться, воюя, и лошадки их тоже хотят кушать, особенно после маршей и кавалерийских атак.
   И про них есть народные слова: 'лаконично выразил современник тех событий, житель с. Золотаревка В. Головко: "Один пришел- давай, другой пришел - подай!"
  Ах да, в 1920м году часть Северной Таврии и восточнее захватил Врангель. И при нем '30 августа, когда все суда были заняты ремонтом, окончание которого предполагалось числа 5-8 сентября, Азовскому отряду было приказано немедленно выйти в море в охрану торговых кораблей, идущих перевозить зерно, необходимое для армии, из Геническа и деревни Цареводаровки в Крым.' Откуда взялось зерно в Геническе и Цареводаровке? Изъято у населения Северной Таврии. Возможно, даже за него заплатили-врангелевскими деньгами- за два месяца до того, как Петр Николевич был загнан в Крым! Но могли и не успеть.
  В 1921 году продразверстка была отменена и заменена продналогом, но произошло это не сразу, а к лету 1921 года. Таким образом, все наличные власти в гражданскую войну вынуждены были заниматься изъятием у населения хлеба практически без компенсаций. Про как бы деньги уже говорилось.
  и вишенка на торте-про отношение крестьян к торговле хлебом с государством.
  Доклад работника Министерства иностранных дел Германии К.Росса.
  'По словам жителей, в селах имеются большие запасы скрытого зерна ... Но доступ к нему будет связан с большими сложностями. Крестьянин, располагает значительными запасами зерна и денег, не желает ничего продавать.
   Количество кредитных билетов, благодаря неограниченной печати, настолько велика и их ценность настолько упала, что владение ими не имеет для крестьянина никаких соблазнов. К тому же, он не знает, что и когда он сможет получить за свои продукты и поэтому считает целесообразным держать их в тайнике.
   Большую роль играет антагонизм между городом и деревней. В условиях ужасной нехватки подвижного состава крестьянин не может приобрести в городе то, в чем нуждается. И даже при очень высокой цене на хлеб важным будет склонить крестьянина к продаже значительного количества съестных припасов. Вторым основанием для нежелание продавать хлеб является запрет продажи алкоголя и отмена правительственной винной монополии. Водка, как и вообще алкоголь, есть на Украине очень ходовым товаром и в городах ее можно приобрести всего за невероятные деньги. Вместе с тем, все крестьяне изготавливают самогон. А поскольку цена на зерно не превышает 18 рублей за пуд, а с пуда зерна можно получить 3 бутылки водки ценностью в 90 рублей, то самогоноварение является для крестьян новым основанием не продавать зерно'. _________________----
  Теперь про необходимую политическую эволюцию крестьянства. Да, типичный (не вдаваясь в подробности) крестьянин был не очень грамотен вообще, а политически совсем нет, отягощен традиционализмом и консерватизмом, весьма причудливо сочетающимся с желанием некоторых перемен. Об этом достаточно художественно сказал Булгаков в 'Белой Гвардии', автор же добавит про сочетание в нем желания получить помещичью землю, то бишь революционного новаторства с традиционализмом, который заставлял сохранять николаевские деньги и керенки еще в 1921 году. Так, в городе Новороссийске тогда царская пятисотка стоила совзнаками 17000руб
  царские сторублевки за 10 штук- 100000.
  Тысячерублевка Керенского- 8000
  1000 керенок по 20 рублей- 12000. Как это все сочетается в одной и той же голове-суди сам, читатель.
  Теперь про помещичье землевладение.
  Еще с 1850 х годов, когда готовилась крестьянская реформа, многие деятели зафиксировали высказанные им желания крестьян о земельной реформе и владении помещиков их душами и землей. Общим знаменателем была ликвидация помещичьего землевладения и передача земли крестьянам. Крепостная зависимость тоже должна была быть ликвидирована. Конечно, всегда можно было найти тех, кто против всех, но именно так хотели крестьяне в массе. Что должен был взамен получить помещик, землю которого отдали бы крестьянам-тут мнения народные расходились, от того, что оставить ему барский дом и это все, до возмещения казной денег за землю.
  Как все знают, реформа 1861 года пошла по иному сценарию, отчего желание помещичьей земли осталось. Население росло, а земли в родной деревне или селе не прибавлялось, отчего ученые говорили об 'аграрном перенаселении' европейской части империи, называя даже цифру в 7 миллионов человек 'лишнего населения'. И это избыточное население, работая на все сокращающемся душевом наделе, ощущало, что нужен какой-то выход.
  Часть из них уезжала в город, и отходила от традиционной роли земледельца. Часть их них уезжала на окраины империи, где могла получить землю. Например, в будущую Черноморскую губернию, в Среднюю Азию, на Алтай, на Дальний Восток. Правительство даже принимало меры по поддержке переселенчества. Но не все могли бросить все, взять и уехать в неизвестность. Расскажем хотя бы о трудностях жизни на новом месте в той самой Черноморской губернии, образованной на приморских землях вдоль Черного моря, в том числе и известных всем 'Сочах и Гаграх'. Приезжал крестьянин на новое место и обнаруживал, что да, здесь тепло, но вот с выращиванием пшеницы есть сложности. Отчего он стал выращивать кукурузу, табак и разводить сады. А уже потом табак обменивать на пшеницу у казаков Кубанского войска. Можно было еще виноград выращивать, но если бы он умел...Пришлось освоить земледелие на террасах, учитывать тонкость слоя почвы, бороться с тем, что благодатный на его родине дождь может смыть изрядную часть почвы с участка, а несмытую засыпать камнями со склона сверху.
  И 'погибельный Кавказ' не зря так называли Малярию в нем победили уже в советское время, да и то не сразу.
  В Средней Азии полученный переселенцем земельный участок мог нанести кровную обиду местному населению. которое сочтет переселенца не только нехорошим немусульманином, но и прямым конкурентом -земледельцем. Потом произойдет Среднеазиатское восстание 1916 года, хоть и по другой причине, но местные жители могут выместить на переселенце и его семье все свои обиды от царской власти. Потом крестьяне из Туркестанских корпусов вернутся домой и отомстят за обиды их семьям. Желающие могут почитать подробности про Крестьянскую армию Монстрова, нам же пора вернуться к помещичьему землевладению на украинских землях.
  
  В. Полтавской губернии дело обстояло так: 'К 1896 году у дворян было: менее 1 десятины - у 622 лиц, от 1 до 50 десятин - у 6402, от 50 до 100 десятин- у 1220, от 100 до 500 десятин - у 1539, от 500 до 1000 десятин - у 328, более 1000 десятин - у 247; всего у 10 358 дворян 1 367 184 десятин.', Помещичье землевладение неуклонно сокращалось, особенно в 1906-1909 годах, но было еще очень значительным.
  Собственной же земли у крестьян в губернии было мало, в среднем надел на 1910-12 годы едва превышал одну десятину. Если же разделить помещичью землю между приблизительно 380 тысячами хозяйств на то же год, то вместо одной десятины каждый хозяин будет обладать четырьмя, а, может, и большим наделом, потому что есть еще земля церковная, казенная и пр. Даже если учесть утраты помещиками земли в последующие годы, все равно получается много, больше того, что есть у крестьянина. Так что раздел помещичьих земель всеми крестьянами приветствовался и произошел в период зимы 1917-18 годов.
  Но тут возник проклятый вопрос: 'Как сделать так, чтобы у меня все было, а мне за это ничего не было?'
  Дальше разные правительства предлагали разные варианты решения земельного вопроса, но эти варианты сельских жителей не устраивали. К тому же практика и теория сильно различались друг с другом.
  В итоге сложился консенсус, что помещичья земля останется у крестьянина только при большевиках. При них помещики не будут служить в войске и военной силой землю у крестьянина не отберут, и при помещичьих экономиях не будут создаваться офицерские отряды для силовых решений хозяйственных вопросов.
   Полтавские помещики, что остался на родине, в период 1922-24 годов были выселены с территории губернии, а когда они тайно возвращались, то их выселяли снова.
  Да, за это крестьянство заплатило-двумя-тремя годами продразверстки. Желающие могут подсчитать, сколько стоила земля и в 1913 году, и в 1917 году, и сколько стоило зерно в те самые годы и подбить баланс, стоило или не стоило. Но это будет позднейшая рационализация, поскольку в итоге крестьянство шло за той силой, что обещала ему эту землю сохранить, боролось за общественный порядок и постепенно его добивалось, и поборола те силы, которые могли принести возврат к старым порядкам. Конечно, красивее всего тут выглядел атаман Иван из этого же села, как бы лучше всех понимающий нужды соседей, но Иван, даже если он был не Галакой, не мог обеспечить невозврат помещиков вместе с чьей-то военной силой вроде белых, поляков или кого-то еще. Современные 'историки' и историки могут сказать, что среди белых монархисты как бы были не в большинстве, но кто мог гарантировать, что после их победы несомненный монархист вроде Дроздовского не получит почти царскую власть? Или даже возьмем меньший масштаб, когда генерал-монархист получит в управление губернию, помещиком которой он являлся и зимой 1917 его из усадьбы 'босиком выгнали на мороз'?
  Никто. А что было в случае захвата поляками, так это давно известно. Вторая Речь Посполита расселяла ла там 'осадников', то бишь лояльных поляков, на которых хотела опираться, для чего выделала им землю и помощь при обустройстве. Откуда взялась земля у нездешнего поляка, но ныне поселившегося на Волыни осадником? Ответ всем ясен, как и то, что это ущемляет интересы местных. Ну и польский граф Хмызский мог въехать в свою дореволюционную усадьбу или купить-получить другую за заслуги перед Пилсудским? Что он сделает-на это тоже есть ответы. Как и то, что сделали с ним, когда его перестали защищать польская полиция и Войско Польске.
  Можно ли было по-другому? Был еще один вариант, прибалтийский.
  В Эстонии немцы-помещики владели приблизительно 20 процентами земель и почти всеми лесными угодьями, правда, эти 20 процентов всех земель включали в себя 58 процентов сельхозугодий. Сначала просто отобрали, потом с 1926 года закон пообещал компенсацию в размере ТРЕХ процентов рыночной стоимости земли. За лес-НИЧЕГО.
  В Латвии ситуация была аналогичной, только землю отобрали вообще без компенсации.
  В обоих случаях помещикам оставили 50гектаров земли (размер двух средних хуторских наделов), только с продажей этой земли были ограничения.
  Не любил крестьянин помещиков и старался их извести, если не физически, то экономически.
  И в завершение немного о психологии того и позднейшего времени.
  Юрий Лотман.
  'Быстрая - на памяти двух-трёх поколений, то есть в исторически ничтожный срок - перемена всей жизни, социальных, моральных, религиозных её устоев и ценностных представлений рождала в массе населения чувство неуверенности, потери ориентировки, вызывала эмоции страха и ощущение приближающейся опасности. Только этим можно объяснить интересный для исследователя массовой психологии и всё ещё до конца не объяснённый феномен истерического страха, который охватил Западную Европу с конца XV до середины XVII в. ...В атмосфере Ренессанса надежда и страх, бесшабашная удаль одних и чувство потери почвы под ногами у других тесно переплетались. Это и была атмосфера научно-технического переворота.
  Страх был вызван потерей жизненной ориентации. Но те, кто его испытывали, не понимали этого. Они искали конкретных виновников, хотели найти того, кто испортил жизнь. Страх жаждал воплотиться.'
  На крестьянина Российской империи 'перемена всей жизни, социальных, моральных, религиозных её устоев и ценностных представлений' свалилась не за два-три поколения, а за несколько лет. Тем сильнее был удар по его мироощущению.
  И еще один момент, который не все учитывают. Крестьянский сын, дожив до 20лет и даже не побывав на фронте, условиями жизни своей был приучен к регулярном убою и разделке домашних животных, с тех пор как ему уже можно было это доверить. а до этого наблюдал за тем же. Даже будучи совсем бедным и не имея животных и птицы у себя на подворье, он мог тем же заняться, работая на хозяина, у которого это есть. Так что навыки убоя и разделки у него были. Некоторое время их реализации мешало то ощущение, что курица, овца-телушка-это одно, а человек- другое, и его убивать нельзя, априори, как Авеля, что возвещал священник на проповеди и в ЦПШ, и потому, что есть полиция и т.п., оттого убьешь и отправишься за убийство на эшафот, а, может, в Сибирь. Но приходил час, когда крестьянский сын уже не боялся полиции и Сибири за неимением таковых, а описанный Лотманом экзистенциальный страх воплощался у него в виде односельчанина-комбедовца, еврея на пароходе, захваченного Галакой, продотрядовца.
  Тогда уже:
  ' За церковною оградой
  Лязгнуло железо:
  'Не разыщешь продотряда:
  В доску перерезан!'
  Вместо 'продотряда' можно вставить другой термин, например, 'селекционер'. Вот заголовки некоторых дел Полтавского губернского ревтрибунала.
  ?118 По обвинению граждан Ж. и К. в ограблении и убийстве 10 человек на Хоришковской селекционной станции.
  ?191 Об обвинении граждан (далее следуют 8 фамилий, она из них Живодер) в убийстве 32 человек.
  
  Немного о борьбе с бандитизмом и роли в ней Назарова.
  
  'Список банд в Украине' (по состоянию на май 1921 года)' говорит о их численности и атаманах в 20, 21, 22-й повстанческих районах Харьковской губернии. Их исчислено около 3,5 тыс. (при 40 пулеметах-далее в скобках указано количество пулеметов):
  
  Двигун 100 - анархистская
  Волох 200 (2)
  Савонов 200 (15)
  Каменюк 300 (3)
  Зайцев 300
  Терехов 800
  Быстрое 60
  'Фома' Кожин 450 (18)
  Колесник 500
  Шаповал 450
  Серобаба 100
  Сыроватский 50
  Матвеенко, Бурлак, Скворцов, Скляров, Белецкий 150
  Согласно книге 'Повстанський рух 20-х - 30-х рр. ХХ ст. на Сумщині: Т.1./ Автор-упорядник: Іванущенко Г.М', ее автор, ссылаясь на П. Исакова, говорит, что в 1919-1923
  гг. 'на территории современной Сумской и прилегающих районах Черниговской областей действовало 106 (...) антибольшевистских повстанческих отрядов, общее количество партизан в которых по разным оценкам доходила до 40 000. Из них только в Глуховском уезде известно 56 таких отрядов.
  Во главе повстанческих вооруженных формирований, действовавших в 1921 году... , можно отметить таких атаманов: Ткаченко (Черниговский уезд, Яновская волость, Сумской уезд), Артамонов, Маслов (Глуховщина, Шостка), Фролов, Денисенко, Крупский(Лебединский уезд), Ноябрь, Ласточкин, Митель, Смеян, Булавинец-Золотаревский (Ахтырский уезд ) Донченко, Пахновский, Полодий, Гринь (Ахтырский уезд), Загорулько, Сытник (Ахтырский п-т), Савченко, Головобородько, Иванов (Лебединский у.), Скрипаль, Коваль, Гетьман, братья Будко, Заяц, Кучер, Хавро (Лебединский у), Цимбаленко (Лебединский, Ахтырский, Зеньковский уезды), "Алешка Грозный" (Ахтырский, Лохвицкий уезды), Фома Козин (Роменский у), Чумак, Ворошилов, Пилипенко, Ткаченко, Курчаев, Лозовок (Сумской у), Кривущенко Маруся(Глуховский, Ахтырский, Роменский уезды), Левадный (Хмелевская волость Роменского уезда), Бей (Глинская волость Роменского у.), Кундий (Зиньковский, Лебединский уезды), Сенин (Глуховский у.),
  
  Высоцкий (Конотопский у.), Буховецкий (Недригайловский у.), Мандык, Буйный (Буринская волость), Сафронов (Сафонов), Чусь (Щусь) (Роменский, Конотопский,
  Путивльский, Ахтырский уезды) и другие. Отряды их насчитывали от нескольких
  человек бойцов до нескольких тысяч.'
  Впрочем, реальная картина выглядит несколько менее мощной. В том же издании приводится автобиография некоего Федора Бондаренко-Миняйло: "На 16-м году жизни в 1919 году я вступил в повстанческие отряды Шевченко, где находился до 1922 года, пока всех наших предводителей
  и атаманов, таких, как Шевченко, Христового, Коваля, Буховецкого, Спичака,
  Козлика и других не убили. С 1922 году я скрывался со своими
  товарищами по лесам вокруг городов: Зинькова, Лебедина, Ахтырки, Лохвицы,
  Гадяч и др., помогая крестьянам в их постоянной борьбе против ...Мы находились на лесах до 1925 года
  В 1925 году меня схватили...'
   То есть самые известные отряды уничтожены до 1922 года, оттого Бондаренко с этого времени скрывается в лесах, перемещаясь от Лебедина до Лохвицы(ныне это больше 110км) или меж Ахтыркой до Лохвицей (столько же).Убить судью или работника ГПУ, о чем он пишет, как о совершенных им и сотоварищами делах, он еще способен, но власти уже не может серьезно угрожать. Правда, Бондаренко явно принадлежал к повстанцам УНРовкой ориентации, как и большинство перечисленных им атаманов, поэтому, скажем, анархистов мог и не воспринимать как союзников.Кстати, дальше он пишет, что даже находясь в местах заключения, вместе с другими заключенными готовил мощное националистическое восстание ,которое должно было даже постираться на юг аж до города Грозный.
  
  В личном деле Назарова отражено то, что он 'участвовал в ликвидации крупных бандгруппировок по Сумскому округу.' Данные из аттестации по итогам периода 1 января -1 июля 1925 года.
   Другая запись: 'Как заслуга-ликвидация на территории округа двух банд Марфенко и Страшко-Шевича-с 2 11.1924 года.
  'Смелый и стойкий в борьбе с бандами'. 1923 год.
  Еще:
  'Принимал участие в ликвидации агентурных дел: банды Карпенко, Лихо-Хмары, 'Союза Русского народа', лично ликвидировал банду 'Смертников', банду Забары, 'Воинственые', 'Болото' 'Мятежники' и другие'. Запись за февраль 1936 года.
  На Сумщине действительно существовал отряд Марфенко с 1919 года, по современным данным, существовал до 1928 года. Подробности не известны.
  По Страшко-Шевичу удалось найти упоминание его в следственных делах более позднего времени
  
  Это дело ? 0-6422 на Голышевского Тихона Антоновича, жителя
  с. Проруб Белопольского района Харьковской области, осужден по постановлению особой тройки
  УНКВД по Харьковской области к расстрелу.
  ... как члена 'повстанческой банды кулака Страшко-Шевича', что в течение 1922-1923 гг.
  на территории Белопольского района осуществляла разбойные нападения на товарные поезда и убийства представителей местных властей.
  В деле нет сведений о пересмотре компетентными органами на предмет реабилитации репрессированного
  
  И дело ? В-6569 на Коротуна Ивана Никифоровича, жителя с. Климовка Белопольского района, осужден по постановлению особой тройки УНКВД по Харьковской области к расстрелу. Его обвиняют как 'пособника белогвардейщины' в период временного правления деникинской властной администрации, а также как члена 'повстанческой банды кулака Страшко-Шевича',
  что оперировала в течение 1922-1923 гг. на территории
  Белопольского района.
  По заключению заместителя прокурора Сумской области от 6 августа 1960 Коротышки И.Н. признано обоснованно осужденным. В последующие годы дело
  на предмет реабилитации ее фигуранта не пересматривали.
  То есть эти два отряда реально существовали, и борьба с ними велась.
  'Воинственные', 'Болото', 'Мятежники'-это явно названия агентурных дел, когда НКВД разрабатывало возможность существование неких организаций. Дальше дело могло реализоваться как следственное и дойти до суда, могло перейти в категорию формулярного, то есть сейчас его не продолжают разрабатывать, но о нем не забыли и т.д. Кто по ним рассматривался и на предмет чего-увы, неизвестно. Автор позднее расскажет о тех делах, которые вел Назаров в Полтаве
  Например, дело 'Мастера'-'немецкая контрреволюционная группировка, возглавлявшаяся братьями Яш. По нему арестованы Бужинский, Луценко и Гриценко. Дело находится на судтройке'. Это дело роковым образом отозвалось на Назарове, но об этом речь впереди. То есть, дела 'Воинственные', 'Болото', 'Мятежники'- могли быть позднейшими делами и не по бандитизму.
  
  И появились награды за службу.
  В 1920году за борьбу с бандами объявлена благодарность в приказе по ОО 12 армии.
  7 декабря 1922 года в честь юбилея ОГПУ награжден премией 50 миллионов рублей, полтора аршина сукна и 2 пары носок. На новом месте он работает всего полгода, но его нашли нужным отметить, пусть даже эта премия кому-то покажется мелочью.
  За уничтожение банд на Сумщине объявлена благодарность по приказе Харьковского Губотдела ГПУ
  К 10летию органов ГПУ награжден Лубенским окружным исполкомом оружием системы 'Маузер' ?3.
  В 1931 году в годовщину органов ЧК-ОГПУ Кременчугским горсоветом награжден 'Маузером' ?2.
  В 15 годовщину ЧК-ОГПУ Коллегией ОГПУ награжден грамотой и пистолетом Коровина.
  И снова загадка или несколько.
  При аресте у Назарова изъяты только два пистолета. Маузер ?385223 и браунинг ?33515. Маузер - судя по серийному номеру-модель 1912 года, то есть именно его вручили Назарову от имени Кременчугского горсовета. Но откуда браунинг? Или, если был действительно браунинг, то куда делись еще два наградных пистолета? Автору встречались такие обозначения пистолета, как 'Браунинг-Коровина', то бишь, если наградной Коровин назван также, то уже два пистолета из наградных обнаруживаются, но снова нет того самого 'маузера ?3'. Какая именно модель так обозначена, сказать сложно, видимо, карманные модели образца 1910 или 1914
  Пояснение этому факту отсутствия, возможно, такое: у двух сотрудников НКВД при аресте изымались пистолеты и дома, и на службе, поэтому на них оформлялись две бумаги. Поскольку Назаров арестован в Киеве, возможно, он взял один с собой, а остальные два остались дома, потому и попали в опись. 'Киевский' пистолет изымался именно там, и бумага на него отчего-то не переслана (или не должна была пересылаться). То, что Михаил Николаевич взял с собой 'лубенский' пистолет, тоже психологически объяснимо.
  
  
  
  Хотя, возможно, тут есть что-то еще. Некогда автор был ознакомлен с частью дела А. А. Волкова (начальник Полтавского УНКВД), и видел список изъятого у него при аресте. Там учтены орден Красной Звезды, медаль '20 лет РККА', знак 'Почетный работник ОГПУ-НКВД', но нет наградного 'маузера', полученного им в начале 30х годов. Один том из нескольких был в то момент занят другим исследователем и ознакомится с ним не удалось, поэтому делать выводы, что о награде ничего не упомянуто в деле, затруднительно.
  Но второй случай подряд заставляет настораживаться. Особенно потому, что на наградные пистолеты было положено наносить надписи вроде 'За беспощадную борьбу с контрреволюцией'. То есть наградное оружие почему-то обезличивается, чему есть еще подтверждение в деле А, Лазуренко, тоже сотрудника Полтавского УНКВД. Он ранее был награжден наградным пистолетом, в акте изъятия упомянуты 'наган' и 'Коровин', но снова обезличено, номер и все.
  Вернемся к названию главы, к словам про 'ошибся тропою'.
  Выбор стороны во время гражданской войны очень сложная вещь и зачастую обусловлен каким-то случайными моментами, а не личными мотивами. Метания Григория Мелехова стали хрестоматийными, но вот вниманию читателей один не сильно известный момент.
  В 1918 году из Турцию в Новороссийск в порядке эвакуации Кавказского фронта был перевезен 491 Варнавинский полк.
  В то время на Кубани уже шли бои между Добровольческой армией, примыкавшими к ней казачьими отрядами и Красной Армией (которая только начала создаваться и этот термин был даже не всем известен). Прибывшему полку было предложено вступить в бой на красной стороне. Солдаты полка частично согласились, а офицеры нет, только один из них. Он и возглавил полк, ушедший на передовую, а офицеры были пока под арестом. Были ли они за добровольцев или просто -таки не хотели участвовать в братоубийственной войне- автору точно не известно. К тому времени в порт вошел эсминец 'Керчь'.
  Его команда, прослышав, что где-то вот тут сидят типы, не желающие воевать за революцию, а, может, и еще хуже, решила избавиться от этого гнезда возможных контрреволюционеров. Офицеров взяли из-под ареста и расстреляли. Трупы, привязав к ним груз, утопили в море. Их никто из представителей Советской власти на это не уполномочил, это был чистейшей воды самосуд. А еще революционно настроенные братишки схалтурили, и трупы начали всплывать. Это был шок для населения, подкрепленный еще и тем, что в местах всплытия трупов активно ловили рыбу, люди покупали ее и ели. И вот представьте себе жителя города, который:
  1. это увидел, как труп всплыл из глубины (утопленники, полежав в воде, мягко говоря, не радуют глаз, ну и обоняние тоже)
  2. недоумевает: за что их расстреляли? Опять же в газете про то не печатали, что такие-то расстреляны, как заклятые враги трудового народа (приговоры в те времена в прессе печатали). Зато рассказов про то, чего наелись братишки, водки или кокаина, вполне могло хватать.
  3. Вчера ел жареную рыбу, и позавчера тоже. А вместе с ней человечину- вон того прапорщика, к примеру.
  Это что же получается, по книге Левит прямо-таки божья кара: 'то и Я в ярости пойду против вас и накажу вас всемеро за грехи ваши, и будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть'?
  Эдак до реактивного невроза можно дойти, размышляя о том, не оттого ли вчерашняя рыба так хорошо елась, что содержала еще не переваренную ей человечину и не является ли сам размышляющий людоедом, которому антропофагия нравится?
  Вернувшись же к Назарову, мы видим, что, если он и колебался, и задавал себе вопрос: 'А туда ли я иду и с теми ли?', то это осталось в прошлом. Он выбрал сторону и держится ее. Оттого пересказ его биографии уже в черных тонах не вызывает доверия к этой альтернативной версии. Если счесть его скрытым сторонником старого режима, то для этого он ведет себя странно, все время держась красной стороны, причем выбирая весьма ответственную и сложную работу и годами трудясь для торжества власти большевиков, которых он, согласно записям в протоколе допроса, должен был ненавидеть. Теперь вспомним, что он делает в Белополье, когда туда приходят красные войска во второй раз? Трудится начальником уголовного розыска.
  Что же это была за служба?
  По белопольскому УГРО у меня данных нет, но ест чуть более поздние данные по Чигиринскому УГРО.
  Они боролись с преступностью, вооружившись 9 винтовками,3 обрезами винтовок и двумя наганами. Патронов винтовочных было всего 110 (почти по две обоймы), револьверных всего десять штук, то есть даже меньше, чем гнезд в барабанах. Еще была у них французская бомба, то есть ручная граната.
   На тот момент было их 32 оперативных работника и 6 канцелярских работников.
   То есть и ствол у них был один почти на троих.
   Для путешествий по уезду имелись 4 лошади, телега и фаэтон.
   Потом им немного оружия еще подбросили и стало у них 36 винтовок и обрезов и 12 пистолетов и револьверов.
   В марте 1921 года было обращений по поводу краж 5 (все их раскрыли), незаконного винокурения -5 случаев (все раскрыли), убийств 3 (все раскрыли) и прочего. Всего из 26 обращений о преступлениях 20 преступлений раскрыли.
   За август было 72 обращения о преступлениях, 44 было раскрыто. Из 30 простых краж раскрыто 17, из двух краж со взломом -одна.
   В ноябре из 97 преступлений раскрыто 68, в том числе из 66 краж 49.
   Когда помощник по оперативной обстановке Николай Подгородецкий ударил кулаком допрашиваемого, посадили его сразу в уездное ЧК.
   Месяца три сидел, только потом снова появляется в списках сотрудников.
   Железные люди служили и в Черкасском уездном управлении уголовного розыска.
   В апреле 1922 года пишет их начальник, что личный состав не получает жалованья с 1 января и на все запросы его ему отвечают - нет денег.
   Он же указывает, что милиции в городе практически нет. А ему еще штат урезали. Вот он и извиняется, что раскрываемость падает и составляет около 54 процентов.
   Сотрудники из-за невыплаты жалования всячески стараются уволиться, но по закону.
   Патронов для наганов им тоже не хватает.
  Когда приходит Красная Армия, он принимает предложение служить в контрразведке. Будь он антисоветски настроен-зачем ему это? По лесам Сумщины гуляет много отрядов, выбирай батьку нужной политической ориентации-и иди к нему в отряд. Как видно из слов Бондаренко-Миняйло, можно это делать годами, пока везение не закончится. Ощущает Михаил Николаевич духовное родство с кем-то еще? Почти весь 1920 год у него был шанс на уход к войскам Деникина и Врангеля. Нужен уход к войскам УНР- у него есть тот же срок, как и к белым, и к полякам. Потом он довольно долго служил на границе, откуда уйти на польскую или румынскую сторону тоже мог. Информатором на той стороне про работу ВЧК-ОГПУ он был бы ценным. да и про другое мог много чего рассказать, ведь на стол к нему ложились многие документы. например, явно должны были лечь бумаги об измене комбрига Кручковского, как и где охраняется граница и пр.
  Назаров же не переходит на чью-то иную сторону, а остается. Потом отправляется с границы на родину, где продолжает служить Советской власти и борется с врагами УССР,
  Поэтому описание его судьбы, как пути постоянного врага советской власти, нелогичны. Настолько заклятый враг Советской власти, видя ее победу, наступившую вопреки его усилиям, все служит и служит, несмотря на исключение из партии, что должно было сильно мешать карьере. Но он не уходит и ищет место при НЭПе, а служит дальше.
  Но, может быть, он был не борцом, за Советскую власть, а хотел воспользоваться служебным положением себе во благо? В 1925 году жалование Назарова составляло около 55 рублей в месяц. С границы, где существовали перспективы гешефтов, он ушел и отправился в то место, где встретиться с пулей более вероятно, чем с контрабандой. Он мог отправиться куда угодно, будучи шпионом, по воде хозяев, но даже в 1938 году никто не обвинял Назарова в шпионаже во времена до братьев Яш.
  Потому-нет, не ошибся тропою.
  
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  
  Когда схлынул вал политического и уголовного бандитизма, жить людям стало спокойнее, и ОГПУ тоже работать стало полегче. Но совсем легко не стало. Последние известные автору нападения на поезда случились в 23-24году. Почему ими занималось ОГПУ- дело в том, что ЖД транспорт был государственным, и поползновения против него расценивались именно как акт противогосударственный. Поэтому, когда в городе Кременчуге банда Хорольского-Родионова промышляла конокрадством, то она могла рассчитывать, что ею займется Кременчугская милиция общим числом 97 человек, считая делопроизводителей с дактилоскопистом, и милиция заречного посада Крюкова-На Днепре (еще 12 человек). Но, когда банда попыталась остановить поезд на выезде из города, ей занялось и ОГПУ.
  Что-то подобное снова случилось аж в 1929 году на Днепропетровщине, когда машина, везшая арестанта с конвоем в сей город, обнаружила, что некая банда грабит пассажиров автобуса. Работники ОГПУ вступили в перестрелку с бандитами. Банда разбежалась, но меж тем арестованный получил пулю в живот и умер. Автобус с местными, воспользовавшись тем, что все вооруженные заняты перестрелкой, дал газу и уехал от греха подальше.
  Граница по-прежнему оставалась опасным местом, тот же атаман Орел (Гальчевский) с отрядами переходил ее до 1925 года.
  Но Зимний поход больше не повторялся, и Булак-Балахович занялся чем-то более мирным. Но никто не мог гарантировать, что в Варшаве решат сделать завтра и на что у них хватит гонора и денег. Никуда не делась концепция 'Прометеизма', предусматривавшая поддержку сепаратистских и националистических движений, сначала в Российской империи, а потом в СССР.
  '...период (1926-32), от возвращения Пилсудского к власти в перевороте в мае 1926 года до заключения Пакт о ненападении между Польшей и Советским Союзом 1932 года был периодом наиболее решительного, организованного и активного сотрудничества с прометеевскими организациями.
  В 1927 году прометеевская проблема получила официальную организационную форму в польском Министерстве (Военном?) и Генеральном штабе. Украинскими делами (ведали?)
  организация военного штаба Украинской Народной Республики, включая организационно-оперативный отдел (подчиняется польскому генералу Юлиану Стахевичу), отдел разведки (подчиняется польскому Отделу II) и отдел пропаганды (подчиненный Управлению польского Генерального штаба Z);
  набор ... украинских офицеров в качестве контрактников для польской армии;
  создание трех отдельных агентств печати: в Варшаве ('ATE'), Париже("Офинор") и Бухарест("Ukraintag");
  основание польско-украинского бюллетеня;
  создание в Варшаве Украинский институт обучения;
  создание Всеукраинского совета, координирующего петлюровские эмигрантские центры в европейских странах.
  В этот период произошли два фундаментальных политических события в украинских прометеевских делах:
  26 мая 1926 г. убийство в Париже -- согласно Харашкевичу, при советском подстрекательстве -- атамана Симона Петлюры; и
  судебный процесс 1930 года в Киеве по делу Сергея Ефремова, который продемонстрировал существование секретной национальной организации в Украине, которая находилась в контакт с Правительством Украинской Народной Республики.' В этой цитате автор использовал машинный перевод некого польского источника, оттого возможны некоторые неточности, обусловленные двукратным переводом.
  Кроме того, случились еще пять событий, заставляющих задуматься о том, а не повторится ли это в СССР?
  Это: три Силезских восстания, причем если первые два можно условно назвать спонтанными, то третье было вполне организованным и направлялось из-за рубежа. Оттуда же явилась группа 'Вавельберг', синхронно подорвавшая семь железнодорожных мостов и вместе с мостами сильно 'подорвавшая' возможность переброски подкреплений к месту восстания. Вышеприведенная цитата принадлежит перу Э.Харащкевича, который участвовал в операции той самой группы 'Вавельберг' и продолжал служить в Войске Польском.
  Восстание поддерживалось многочисленным пропольским подпольем.
  '...подпольные сети в Верхней Силезии насчитывали в феврале 1921 года около 30 тысяч членов, а в апреле 1921 года около 40 тысяч
   (Edmund Jakubowski, Z papierów Jana Kędziora z Katowic, "Zeszyty Naukowe Wyższej Szkoły Pedagogicznej w Katowicach", nr 32, Prace Historyczne, nr 2, Katowice 1967, s. 255-257.)'
  Четвертое событие-это история с государством 'Срединная Литва'. Чтобы не отдавать Виленский край Литве, войска генерала Желиговского имитировали неподчинение Пилсудскому, было образовано квазигосударство 'Срединная Литва' во главе с генералом Желиговским, которое изображало попытки государственного строительства в течении двух лет. Попытки литовцев военными и дипломатическими усилиями ликвидировать это 'государство' были блокированы. Когда в Варшаве решили закончить этот фарс, то в 22 м году Виленский край вернулся в лоно Польши, 'непослушного' генерала тоже встретили с распростертыми объятиями, а Литва осталась недовольной таким маневром аж до 1939 года, когда СССР вернул ей Виленский край. 'Большие дядя' из Совета Антанты, то бишь Англия и Франция польскую радость и литовское горе признали к вящей радости или к вящему горю соответственно.
  И пятая история.
  Мемельская область, на которую претендовали многие желающие, временно была передана под коллективное управление стран Антанты. Литва же решила перейти к активным действиям, собрала 'народную армию' в полторы тысячи человек, частично из литовских солдат, частично из добровольцев из самой Литвы и ею перешла через границу. По пути к ним присоединились добровольцы из околомемельских литовцев. Противостояла этой народной армии группа из двухсот французских стрелков, а немецкая полиция сопротивления не оказала. В результате пятидневных боев за Мемель, в которых пали целых двенадцать литовцев и аж два француза, что наводит на мысль о том, что большую часть пяти дней борьбы за город шли какие-то переговоры, а не боевые действия, город был захвачен. Далее Совет Антанты решил передать Мемельский край Литве. Германия протестовала, но ее не услышали. Ощутила себя обиженной и Польша, поскольку ей ничего не досталось, но 'Большие дяди' из Совета Антанты решили, что хватит с нее другого полученного.
  Литва наслаждалась приобретением до начала 1939 года, когда окрепшая Германия отобрала Клайпеду (так ныне назывался Мемель) и окрестности. Тогда 'Большие дяди' политики решили, что 'и это хорошо'. Литва же не могла противостоять Германии, стремительно набиравшей военную мощь, поэтому смирилась и начала заменять порт в Мемеле портом в Швентойе.
  'Резиденты и шпионы
   сеют малую войну,
  Резиденты и шпионы
  Рвут отсталую страну'
  
  Таким образом, из этой цепи историй напрашивались следующие выводы:
  1.С таким соседями следует держать ухо востро и ждать реальных пакостей из-за границы
  2. Следует обратить особое внимание на охрану железнодорожных мостов и подобных сооружений и не сворачивать охрану путей сообщений даже после окончания гражданской войны и нормализации хозяйственной жизни в стране.
  3. Следует учитывать возможность трансформации органов власти, науки и культуры в очаг сепаратизма и развязывания гражданской войны как самих по себе, так и при помощи 'Прометеизма' или чего-то подобного, но по другой лини.
  4. Существующие за рубежом бежавшие туда или самоорганизовавшиеся правительства, а также военные организации должны быть нейтрализованы или сведены к безопасной симуляции активности и бесполезному расходу средств для их спонсоров.
  5. СССР должен продемонстрировать такой рост военной и промышленной мощи, при котором она превосходит совокупную мощь коалиции лимитрофов и даже вмешательство Англии и Франции в конфликт СССР с лимитрофами должно не случиться или ограничиться самым минимумом.
  Меры по пятому выводу только частично зависели от деятельности ОГПУ. Хотя и тут было где разгуляться, даже в таком нетривиальном деле, как обеспечении промышленности штампами. На складах лежало много бронеплит, использовать которые не было возможности по прямому назначению. Промышленность нуждалась в штампах, но опыта резки толстых бронеплит на мерные куски для выделки штампов не имела.
  На выручку пришла такая организация, как 'ЭПРОН', образованная и находившаяся под опекой ОГПУ, которая и обеспечила резку бронеплит на заготовки.
  По четвертому пункту. Об этом много писалось. про организации 'Трест' и 'Синдикат', ликвидацию руководителей РОВСа, про покушения на Врангеля, убийство С. Петлюры и прочее. Степень участия ОГПУ в смерти Врангеля или Петлюры неизвестна, но, возможно, когда-то завеса тайны приоткроется. Проводилась и 'активная разведка', то есть та самая малая партизанская война против структур соседних государств, а именно Болгарии, Польши, Румынии. В случае Польши- это был адекватный ответ на аналогичную польскую деятельность. Правда, активную военную разведку проводило Разведывательное управление Красной Армии, то есть не ОГПУ, но как разделить, скажем, участника 'Активной военной разведки' Кирилла Орловского на две ипостаси-одну ВЧК-ОГПУ-НКВД, а другую РУ РККА? У автора это не получается.
  Следы исполнения второго пункта видны до сих. Важные мосты охраняются военизированной охраной, которая располагает для того и долговременными оборонительными сооружениями. Любой путешественник, проезжая по железной дороге, может их увидеть: и вооруженную охрану моста, и железобетонные колпаки, и колючую проволоку, стерегущую подходы к мосту.
  Были для этого основания? Да. Та самая 'группа Вавельберга' под руководством Тадеуша Пущиньского, за одну ночь с второго на третье мая взорвавшая семь мостов, в том числе и через Одер. Напомню, какие железнодорожные мосты были через Днепр на территории УССР. Два моста в Киеве (причем второй еще долго после гражданской войны восстанавливался), мост в Черкассах. Мост в Кременчуге.
  Мост в Днепропетровске (плюс недостроенный до революции второй), мост в Запорожье. Шесть. И это все до строительства плотины ДнепроГЭС и достройки второго моста в Днепропетровске. При этом требовалась разборки Кичкасского моста в Запорожье и замены его новым. Любое повреждение мостов ниже Киева становилось чреватым весьма приличного 'крюком' в транспортировке грузов.
  А теперь оцените то факт, что Тадеуш Пущиньский перешел в пограничную охрану Польши (К.О.П) и служил в Сарнах, пока не помер в 1939 году. И даже после его смерти надо было учитывать возможность существования энергичного поручика-продолжателя, обученного покойным паном Тадеушем и возжелавшего такой же славы, как у его бывший шефа.
  В качестве дополнения автор расскажет об ушедшей в прошлое функции железнодорожной охраны на мосту. Тогдашние мосты, особенно построенные инженером Струве, были не только железнодорожными, но и автогужевыми. То. есть в период между проходами поездов через Днепр, по мосту шли пешком местные жители, они же пересекали реку на возах, ехали немногочисленные еще автомобили. Когда же приходило время прохода поезда, калитки для граждан закрывались, и они должны были побыстрее очистить мост. Отчего рождались многочисленные жалобы, отчего кременчугский начальник не был пропущен, хотя ему надо было срочно проехать, а стрелки охраны его не пускали, с использованием скверноматерных выражений, а вот какой-то там воз пропустили...
  С учетом опыта операции 'Мосты' следовало учитывать, что теперь на мост могла въехать автомашина с грузом взрывчатки и группой A, U, N, либо G. Глава "Прикосновение туники Несса"
  
  Прикосновение туники Несса
  
  
  Следственное дело на Михаила Николаевича начинается с постановления о начатии следствия, поскольку из материалов, имеющихся у следствия, что Назаров осуществляет контрреволюционную шпионскую деятельность в пользу Германии, а также входит в правотроцкистскую организацию, вследствие чего открывается дело по ст. 54-1Б....и 11
  Подписано начальником 3 отдела УГБ лейтенантом госбезопасности Платоновым 22 февраля 1938 года.
  Сложность в том, что в 1938 году в Полтавской области служили два Платоновых.
  Один из них звался Владимиром Владимировичем(других данных о нем в Списке... нет) , и он на 29 марта 1938 года был начальником 3 отдела УГБ в Полтаве, второй-Владимир Михайлович 1902 года рождения с 26 февраля 1938 числится начальником 3 отдела УГБ Полтавской области, а позднее начальником СЧ управления. То есть практически одновременно два Платонова занимают одну и ту же должность и как отличить их друг от друга, и нет ли тут ошибок-автору неизвестно.
   Следующим документом в деле является постановление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей, заполненное 22 февраля 1938 года и подписанное врид Начальника Полтавского Управления НКВД Петерсом (он же Петерс-Здебский, о котором шла речь в главе о репрессиях в области).При этом указано 'Принимая во внимание распоряжение Народного Комиссара Внутренних дел УССР комиссара Государственной Безопасности 3 ранга т. Успенского об аресте Назарова'.
  Еще имеется вот такой документ, датированный 18 февраля 1938г. и составленный в городе Киеве-Постановление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей в спецкорпусе Киевской тюрьмы. Он подписан зам. особоуполномоченного НКВД УССР Федоровым. Основанием послужила преступная деятельность, предусмотренная ст. 54-1Б. 11, то есть участие в заговоре.
  То есть получается, что Назаров пребывал в городе Киеве, помещен там под стражу на основании распоряжения Успенского, а затем это продублировали в городе Полтаве. Насколько все это правильно- автор не готов ответить. Ему это кажется лишним бумаготворчеством, но, возможно, так требовалось тогда.
  22 февраля в квартире Назарова по улице Круглой проводился обыск и его протокол приведен дальше.
  Далее квитанции на изъятый орден Трудового Красного Знамени УССР ?81, оружие, боеприпасы и деньги.
  Изъяты были: тесак, 'Маузер' ?385223, 8 патронов к нему, Браунинг ?33515, 28 патронов охотничьих и кожаный патронташ для них, пояс военного образца. 540 рублей 10 копеек денег, паспорт, кандидатская карточка, ключи. Поскольку документов учета несколько, и они плохого качества, то сложно сказать, где именно были изъяты вещи и документы. Пистолеты, патроны, тесак и часть документов-скорее всего дома. Но вот деньги, ключи, а также часть документов Назаров явно взял с собой в Киев.
  Анкета арестованного заполнена 22 февраля. Нельзя исключить, что и заполнена задним числом. Основания к этому есть. В анкете сказано о членстве в партии с 1932 году, а вот изъята при аресте карточка кандидата партии. Нет номера паспорта, хотя указано, каким отделом он выдан, адрес записан не полностью- не указан номер квартиры. Словно документ заполняли не со слов подследственного, а заочно.
  Первый протокол допроса датирован 6 марта.
  В данных о об обвиняемом указано, что он бывший офицер царской армии.
  Вопрос (далее В.)
  -Какой вы имели чин в царской армии?
  Ответ (далее О.)
  -Прапорщика.
  В.
  -Когда получили это чин и где?
  О.
  -В мае 1917 года я закончил Первую Киевскую школу прапорщиков.
  В,
  -Где вы были в период Октябрьской революции?
  О.
  -На румынском фронте.
  Далее он сообщил о себе то, что автор уже приводил ранее.
  'Октябрьскую революцию я встретил с враждебных позиций. Я хорошо осознавал, что приход к власти большевиков означал для меня утрату привилегированного положения, которым я стал пользоваться как офицер, поэтому я с самого начала занял враждебную позицию к Советской власти.
  ',..русская армия была снята с румынского фронта и размещена в тылу для охраны продуктов и артиллерийских вооружений, завезенных царским правительством в Румынию. Вскоре после Октябрьской революции началось формирование украинских национальных частей. Из состава русской армии был выделен 26 Украинский стрелковый корпус для борьбы с большевиками. После изгнания большевиков предполагалось организация самостоятельного украинского государства. В этот корпус для борьбы с большевиками вступил и я.
  Одновременно с формированием украинских национальных частей в городе Яссы генерал царской армии Щербачев при поддержке румынского правительства приступил к формированию белогвардейских отрядов для борьбы с большевиками. С целью пополнения числа офицерского состава белогвардейских отрядов генерала Щербачева им в места расквартирования 26 стрелкового корпуса были посланы офицеры-вербовщики, а частности я был завербован офицером штаба Щербачева полковником Величко. Величко я выдал тогда подписку в верности царской монархии.
  18 февраля 1918 года все завербованное офицерство было собрано Щербачевым в штаб, где выступал с патриотическими речами полковник Величко и капитан Полявкин, в которой предсказывали о богатой будущности русского офицерства, после чего было приступлено к отобранию наиболее реакционной части офицерства для переброски в тыл к большевикам с задачей формирования повстанческих белогвардейских отрядов и организации опорных белогвардейских пунктов. Я тогда один из первых дал согласие пробраться в тыл красных для организации повстанческих отрядов.
  Авантюра Щербачева была плодом немецкой разведки, нам же было дано задание при наступлении немцев бить большевиков с тыла
  В апреле месяце 1918 года Украину начали занимать немецкие войска. Генерал Щербачев дал мне задание организовать повстанческие отряды в районе города Белополье и с приближением немецких войск поднять восстание в тылу Красной Армии.
  Под видом демобилизации из старой армии я приехал в город Белополье, который к тому времени был занят немецкой армией.
  Моя задача по организации повстанческих отрядов отпала.'
  И так целых 15 страниц.
  Подписи Назарова и допрашивающего младшего лейтенанта госбезопасности Колесова.
  К сожалению, неясно, какой из имеющихся в Списке одиннадцати Колесовых подписывал протокол. Один их них, а именно Степан Григорьевич, хоть и работал в НКВД УССР, но в 1937 году получил звание лейтенанта госбезопасности. Вряд ли бы он через год после его получения отчего-то называл свое старое спецзвание.
  7 марта тот же Колесов снова допрашивал и получил 14 страниц показаний Назарова.
  10 апреля- новый допрос, проводившийся лейтенантом госбезопасности Платоновым (которому из наличных двух-сказать сложно).
  Но в любом случае допрос был знаковым событием- бывший временно исполняющий должность начальника 3 отдела УНКВД, дает показания начальнику третьего отдела того же управления. Тридцать одна страница!
  Дальше приведен список проходящих по его показаниям лиц в количестве 21 человека.
  Такие списки включали в себя тех, на которых получены компроментирующие материалы.
  Конечно, завершающий список Георг Яш, находящийся в Германии, был пока недоступен. Те же, кто были живы и находились в СССР-на них в соответствующие управления НКВД пересылали бумаги о том, что они делали вредного для Советской Власти со слов подследственного такого-то. Ряд лиц обозначался как 'Устанавливается', то есть данных о не его местонахождении и занятиях нет, его еще предстоит найти. Кто-то мог быть уже осужден.
  Поскольку вопрос о 'враждебной работе' Назарова в ранний период времени уже разбирался, автор перейдет к его 'прегрешениям'1930х годов.
  -В 1930м году, когда партия повела наступление на частнособственнические и враждебные элементы, я с целью предотвращения себя от возможных репрессий, усиленно стал показывать себя 'активистом-общественником', Мне снова удалось обмануть общественность и я в 1933 году был принят кандидатом в члены партии.
  ...Троцкистские убеждения у меня возникли в 1929 году, под влиянием прочитанных мной ряд книг и брошюр, в свое время изданных Троцким. Формально я вошел в антисоветскую троцкистскую организацию в 1936 году при следующих обстоятельствах.
  
  И далее указано, что в декабре 1936 года Назаров был по делам в Харьковском Управлении НКВД у некоего Гришина, с которым он был ранее знаком. Гришин раскритиковал деятельность его отделения, назвал работу 'Оперативной бездеятельностью' и сообщил, что вскоре будет в Полтаве и проверит работу лично.
  Так и случилось.
  По приезде Гришина, в беседе с ним Назаров высказал свои подозрения по поводу ряда товарищей в принадлежности их к троцкизму, а именно Острова. он же Шумилов-начальника особого отделения ТБ-3,Киркова-начальника оперпункта ЖД станции Полтава, Вишневского-бывшего начальника комитета резервов УНКВД по Полтавской области.
  На это Гришин ответил, что в их поведении нет ничего предосудительного, международная обстановка такова, что нужно ожидать каких-то крупных правительственных перемен и порекомендовал познакомиться поближе с Островым, Вишневским и Кирковым.
  Назаров так и сделал, в процессе знакомства выяснил их троцкистскую сущность, и сам не стеснялся высказывать антисоветские мысли. Вот так в Полтаве образовалась троцкистская группа.
  
  Комментарий автора.
  То, что Назаров ранее признавался, что у него были ранее антисоветские настроения-это понятно, но где вербовка Назарова, сообщение ему, что есть такая организация, чего она желает и приглашение в нее?
  Вот, например так, как пишут из города Куйбышева:
  'Я заявил Киселеву, что мне совершено непонятно отношение АУ РККА к вопросам обороноспособности страны.
  Киселев начал с заулированном (sic!) тоне разъяснять мне, что эти безобразия происходят не по вине АУ РККА, а вызвано тем хаосом и произволом, которые обусловлены производственной немощью страны. низким техническим уровнем наших военспециалистов и той неразберихой, которая твориться в стране и армии.
  Он говорил, что военная промышленность совершено не удовлетворяет современные требования армии, что все это вместе взятое довело страну до такого положения, что мы в будущей войне неизбежно должны иметь поражение
  Киселев при этом подчеркнул, что руководство ВКП(Б) и РККА совершенно забыло армию и нужды обороны страны, что нужна такая ломка, которая вскоре изменила бы существующее положение и сказал, что в стране существует военная организация, которая ведет борьбу против произвола, против ЦК ВКП(б) и руководства РККА.
  В частности, Киселев мне заявил, что вся та работа, которая мною проводилось на складе ?27, полностью соответствует задачам военной организации, возглавляемой Тухачевским и Якиром.
  Киселев здесь же заметал: 'По - моему, вы являетесь участником этой организации' и добавил: 'Вам смущаться нечего. Я тоже в ней состою, Этой организацией руководят такие заслуженные и авторитетные командиры, как Тухачевский, Якир, Уборевич. которые никогда не подведут. И предложил мне встать в ряды борющихся против произвола и включиться в практическую работу. Я дал свое согласие и таким образом встал на путь борьбы против партии и Советской власти.' (с)
  Это из показаний начальника военсклада ?27 Булгакова.
  Что-то халтурновато описано.
  Во время очередной поездки в Харьков Назаров информировал о этом Гришина и тот поставил задачу о том, что надо расширять организацию за счет нужным образом настроенных людей.
  Далее Назаров рассказал, как он вербовал оперуполномоченного Пивня.
   Того охарактеризовали, как лодыря, развалившего работу, отчего и был снят с должности начальника Градижского РО НКВД и переведен в оперуполномоченные. И да, Назаров убедился, что Пивень совершено разложившийся тип, регулярно опаздывающий на работу, являвшийся на нее пьяным и даже засыпавший во время допроса арестованного, за что был арестован на 10 суток.
  -В одной их бесед с Пивень я стал высказываться с враждебных позиций о Советской власти. Пивень, перебивая меня, стал злобно клеветать на внутрипартийную демократию.
  Я подробно ознакомил его с существование антисоветской троцкистской организации в УНКВД, в антисоветской деятельности которой я предложил ему участие.
  Пивень согласился и сообщил, что он участвовал в троцкистской организации В районе, которую возглавлял некий Роголь.
  Вот это чуть лучше, хотя есть вопросы, а для чего троцкистской организации спившийся Пивень?
  Чтобы подвел уже не УНКВД, а троцкистскую организацию в УНКВД?
  В Кременчуге служил другой оперуполномоченный Махновецкий, тоже снятый за уклон в троцкизм из начальников РО НКВД.
  Но при этом держащий себя в руках и очень результативный следователь по делам шпионов. Даже если он добивался признаний от этих шпионов, используя те самые 'незаконные методы', то иметь такого в заговорщиках полезно для создания вида активной борьбы в врагами, в то время как действительные враги будут спокойно работать за этой дымзавесой. _____________________________________________--_______________________________________-
  
  Или здесь банальная нестыковка?
  Дело в том, что Пивенб Иван Романович (1903-1938) до 17 февраля 1938 года числится начальником Градижского РО НКВД, в тот день он 'Уволен вовсе' по пункту 'исключающему возможность работы в ГУГБ, а в апреле 38 года снова уволен, но уже по пункту 'в связи с арестом). Расстрелян в октябре 1938 года.
  То есть рассказ о вербовке Назаровым Пивня малодостоверен и явно выдуман следователем. поскольку он перепутал, когда уволен из начальников РО Пивень.
  Поскольку Пивень уволен 17 февраля, а Назаров арестован 22 числа, то он мог даже и не знать, что Пивень вообще снят с должности в Градижске на тот момент.
  Соответственно, если Назаров рассказывает о том, что Пивень когда-то, но до февраля 1938 года снят с должности за пьянство, чем он и воспользовался для вербовки-это неправда.
  
  
  
  Глава 'Дай мне подняться над смертью позорной'
  
  'Смеркалось. Только диссиденты
  руками разгоняли мрак.'
  Вероника Долина.
  Шел 1954 год.
  Товарищу Строкач
  от инвалида Отечественной Войны
  Назаровой Антонины Герасимовны
  Г.Полтава, ул. Круглая 10
  
  ЖАЛОБА
  
  Я, Назарова Антонина Герасимовна, жена бывшего сотрудника НКВД старшего лейтенанта Назарова Михаила Николаевича 1897 г. рождения, нач. отдела К/Р. просила Вас вызвать меня для личного разговора в г. Киев.
  Просьба моя следующая:
  Мой муж Назаров Михаил Николаевич с 1920 по 1938 год работал в органах НКВД на командных должностях.
  По приезде в Полтаву нач-ка НКВД Волкова 22.2 1938 года мой муж Назаров был арестован (будучи в должности начальника К/Р.В туже ночь была арестована и я.
  На допросах меня все время заставляли подписать, что мой муж посылал деньги в Германию, что он отдал распоряжение людям, которых я знаю, взорвать Полтавскую электростанцию и многое другое.
  Я вышла из тюрьмы 7.1 1939 года. На мой запрос, где находится мой муж Назаров М.Н., мне ответили, что он получил 5лет, потом Поляков(маленький) сказал, чтобы я его не искала, что якобы Назаров получил 15 лет, в Харькове мне сказали, что он получил 10лет и я там на столе видела дело (папку), подписанную красным карандашом рукой мужа 'Жалоба', написанная на страничке и какая-то еще бумажка.
  В 1939 году в июне месяце меня вызвали в отдел и разговаривал со мной работник, прибывший из Москвы по пересмотру дел работников и спрашивал меня, что у меня спрашивали, что заставляли подписывать на мужа, но дела его не могли найти ни в Полтаве, ни в Киеве, ни в Харькове. Потом меня второй раз вызывали в управление тоже по делу мужа, кто его допрашивал, так как дела на него нет.
  В августе месяце 1939 года я была в Киеве у тов. Серова, и он мне ответил, что мой муж Назаров М.Н. находится в Полтаве, не осужден, не выслан, не умер. На мою просьбу передать мужу передачу или деньги, он меня просил прийти на второй день к нему, но меня на второй день к нему не пропустили.
  В 1939 году в июне месяце тов Крапивкин, нач. АХО НКВД, привез мне дочь из Воронежской области и ее вызвали в НКВД и дали мануфактуры на платье и белье на 98 рубл. Денег не взяли, а а мне объяснили, шейте, пусть носит на здоровье.
  В 1940 году 9 августа меня вызвали в финчасть и зачитали мне бумажку, что 'деньги работника Назарова М.Н . в сумме 540 рублей 10 копеек передать его жене Назаровой А.Г, проживающей в Полтаве'. На мой запрос Киев ответил, что мой муж осужден на 10 лет, а про деньги умолчал.
  В 1940м году 6 ноября один из работников НКВД принес дочери коробку, где были туфли и шерсть на платье. И опять на мой запрос куда платить и сколько -отмолчались.
  В 1941 году в апреле месяце 4.5.6 числа был суд в НКВД-судили следователя Мироненко, который допрашивал всех работников, в том числе и моего мужа. На этом суде было 32 человека свидетелей, которых он допрашивал и избивал.
  Меня вызывали и спрашивали, что у меня спрашивали на допросах, как допрашивали и били ли?
   _____________
  На этом суде был инспектор НКВД тов. Зель и секретарь НКВД тов. Ворона, которые подтвердили председатедю суда(выездная московская коллегия Верховного суда, пред. Миронов),что на Назарова М.Н. никакого дела не было, и что он был 'кристаллической души человек'. Было выяснено, что дело создавалось очными ставками (по распоряжению Волкова), чтобы был повод к расстрелу. Это было подтверждено подсудимым, как мне сказал товарищ, который со мной разговаривал.
  3 сентября 1941 года меня вызвал в Управление НКВД тов. Щербинкин и объявил, что есть распоряжение из Киева эвакуировать меня вглубь страны или куда я могу поехать к родственникам. Мне выдали документы. немного денег, продуктов, дали машину и лейтенанта, который сопровождал меня до Харькова и помог есть на воронежский поезд. Я приехала к брату в Воронежскую область, Аннинский район, где военкоматом была направлена на работу в в-часть ?2647-госпиталь, где и проработала 4 года, с 24 сентября 1941 года по 22 сентября 1945 года. Вернулась домой в звании сержанта и открытым процессом ТБЦ. Я заболела в тюрьме, и пройдя такой тяжелый путь от Воронежа до Берлина, он сказался на моем здоровье.
  Возвратясь в Полтаву, несмотря на то, что я была инвалид Отечественной Войны, мне не давали квартиры, даже депутат товарищ Гаевой отказал мне в квартире и, пока не вмешался Обком Партии, я не могла получить квартиры. Моя квартира при бомбежке сгорела. вещи забрал управдомами, когда увидел, что я выехала и после возвращения мне никто ничего не вернул.
  На мой запрос в 1946 году у товарища Приходченко-начальника управления НКВД за Назарова мне ответили, что муж расстрелян в 1938 году и этим закрылись, потом Москва ответила, что муж умер в 1948 году, второй раз ответили дочери, что муж умер в 1942 году в ЛГ.
  Товарищ Строкач, я решилась обратиться к Вам потому, что у нас в городе говорят, что Вы самый справедливый человек и Вы меня должны понять, что мне очень тяжело носить пятно 'жены врага народа', как мне говорили в глаза и за глаза.
  Я осталась с ребенком после тюрьмы- вырастила дочь, попала в армию, работала честно и в армии была вместе с дочерью. После войны дочери объявили, что отец умер и она попала в психиатрическую лечебницу....,у мужа осталась мать-старуха, ей 85 лет. она слепая и нет ей помощи, она мать'сына, которого считают врагом народа'. ей этого нелегко переносить и ослепла она от этого переживания.
  Я больной человек, и мне, может, недолго осталось жить на этой земле и я прошу Вас как начальника учреждения в котором 20 лет проработал мой муж , пересмотреть дело моего мужа и дать мне возможность последние годы моей жизни прожить спокойно и знать, что имя моего мужа в памяти людей осталось чистым и ничем не запятнанным, и про проработав в органах ВЧК-НКВД 20 лет, он не заслужил, чтобы на нем лежало позорное пятно 'врага народа', и на его семью указывали пальцами.
  Вот с чем я обращаюсь к Вам с просьбой пересмотреть дело моего мужа Назарова М.Н. и реабилитировать его имя.
  Так как дела на Назарова нигде не сохранилось, я указываю свидетелей, которые хорошо знали его по работе и могут Вам облегчить розыски и осветить облик Назарова как работника и человека.
  Это товарищи:
  Резанович-Грозный Терентий Федорович-вместе с ним сидел был в 1941 год вызван на суд, в настоящее время живет в г. Киеве и работает там.
  Генерал-лейтенант Сервиянов М.-работал с ним в Полтаве, живет в Киеве, ул. Чекистов 5
  Полковник в отставке Щербинкин - быв.нач Особого Отдела в Полтаве, живет в настоящее время Москва-Люберцы.
  Полковник Гравель Александр Алексеевич-работает в Кременчуге, директор Кремторга.
  Подполковник Сегаль в отставке, живет в Чувашии в Чебоксарах.
  Полковник Макаров Иван Васильевич живет ирабоает где-то на Украине.
  Так же товарищи Зель и Ворона работают в органах на Украине.
  Не думаю, чтобы указанные мною товарищи, которые вместе с ним работали, жили, уважали его как товарища, теперь имея такое большое звание и положение, откажут в своем голосе сказать правду, что он пострадал без всякой вины именно благодаря врагам народа, которые уничтожили и старались как можно больше уничтожить хороших и честных работников и преданных своей Родине людей.
  Прошу Вас не откажите моей просьбе в пересмотре дела моего мужа.
  23.8.1954 г.
  Полтава А. Назарова (подпись)
  Текст письма автором редактирован в минимальной степени, убраны лишь некоторые подробности про дочь.
  В основном исправлена пунктуация и фамилии не печатаются большими буквами.
  
  Упомянутые в письме люди:
  
  Поляков, Семен Илларионович. (1900-?). Старший лейтенант госбезопасности.
  В 1939 приговорен к 10 годам лишения свободы за 'фабрикование и фальсификацию дел, применение незаконных методов следствия'.
  Волков, Александр Александрович (1898-16.10.1941). В период с 26.02.1938 по март 1939 го нач. УНКВД Полтавской обл. Отозван в город Москву, где арестован и заходился под следствием в Москве и Киеве. Расстрелян по приговору ВКВС. В 1999 году в реабилитации его было отказано.
  Серов, Иван Александрович. (1905-1990). В 1939 году- Нарком Внутренних Дел УССР, потом замнаркома Внутренних Дел СССР.
  Крапивкин-данных у автора нет.
  Зель Михаил Ильич (1911-?) в 1936 году-сержант госбезопасности, работал в Харьковской области (Полтавская область выделена из нее в 1937 году). Последние данные о нем в известном справочнике кадрового состава НКВД относятся к 1944 году(контрразведка 'Смерш').
  Ворона Федор Степанович (годы жизни автору неизвестны)- в 1936-37 гг. сержант госбезопасности, пом. оперуполномоченного в Опошнянском РО НКВД и 4 отделе УНКВД Полтавской обл. Далее сведений о нем в известном справочнике кадрового состава НКВД нет.
  Мироненко Федор Климентьевич (1915-?), сержант госбезопасности.
  'Арестован 15.11.1939. Обвинение - ст. 206-17 п. 'а' УК УССР. Военным трибуналом войск НКВД Харьковского округа 06.04.1941 приговорен к 10 годам лишения свободы. Президиумом Верховного Совета СССР 19.08.1942 исполнение приговора отсрочено до окончания военных действий, направлен на фронт'.
  Щербинкин Иван Ефимович (1900-?)
  В 1934-41 годах работал в Харькоовской и Полтавской областях. Последние данные о нем в известном справочнике кадрового состава НКВД относятся к 1944 году (начальник ОКР 'Смерш'дивизии, майор).
  Грозный-Резанович Терентий Федорович (1891-?) .В 1936-38 годах лейтенант госбезопасности, начальник Новосанжарского и Семеновского РО НКВД .В мае 1938 года уволен из НКВД(возможно, из-за ареста). Последующий период его жизни в известном справочнике кадрового состава НКВД не отражен,
  Сервианов Михаил Петрович (1900 - 01.08.65) Служба в вооруженных силах: красноармеец 99-го рабоче-крестьянского полка РККА, Москва, Сызрань 11.18-02.19.
  Служба в органах безопасности:
  делопроизводитель, секретарь административно-организационной части ОО Южного и Юго-Западного фронтов 04.20-08.21;
  секретарь особого отделения 136-й бригады, г. Днепропетровск 08.21-10.22;
  уполномоченный ОО ОГПУ 14-го стрелкового корпуса, г. Киев, 10.22-08.25;
  уполномочен-ный ОО ОГПУ Украинского ВО, г. Харьков 08.25-04.27;
  уполномоченный ОО ПП ОГПУ 7-й стрелковой дивизии Украинского ВО, г. Конотоп 04.27-10.27;
  уполномочен-ный особого отделения ПП ОГПУ 2-й Червонно-казачьей дивизии Украинского ВО, г. Изяславль 10.27-08.29;
  упол-номоченный ОО ПП ОГПУ 75-й стрелковой дивизии, г. Лубны 08.29-09.32;
  помощник нач. особого отделения 25-й стрелковой дивизии, г. Полтава 09.32-05.35;
  зам. нач. особого отделения 15-й мотомеханизированной бригады Киевского особого ВО, г. Шепетовка 05.35-04.38;
  нач. особого отделения 32-й кавалерийской дивизии Киевского особого ВО, г. Константинополь 04.38-09.38;
  нач. 1-го отделения ОО НКВД Проскуровской конно-армейской груп-пы Киевского особого ВО, г. Проскуров 09.38-09.39;
  нач. ОО НКВД 27-го стрелкового корпуса Киевского особого ВО, г. Новоград-Волынск 09.39-01.40;
  в резерве ОК НКВД СССР 01.40-02.40;
  зам. нач. ОО НКВД Северного флота, г. Полярное 02.40-10.40;
  нач. отделения 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР 10.40-02.41;
  и.о. нач. 3-го отдела 3-го Управления НКВМФ СССР 02.41-03.41;
  и.о. нач. 5-го отдела 3-го Управления НКВМФ СССР 03.41-04.41;
  нач. 3-го отдела Ленинградского военно-морского гарнизона НКВМФ СССР, г. Ленинград 04.41-09.41;
  нач. 3-го отдела НКВД отряда учебных кораблей на Волге Волжской военной фло-тилии, г. Сталинград 09.41-09.42;
  нач. ОО НКВД 8-й резервной, 66-й армий, Сталинградский фронт 09.42-02.43;
  зам. нач. ОО НКВД 4-й танковой армии, Западный фронт 02.43-12.43;
  зам. нач. отдела контрразведки 'Смерш' 21-й армии, Западный фронт 12.43-03.44;
  зам. нач. отдела контрразведки 'Смерш' 22-й армии, 2-й Прибалтийский фронт 03.44-03.45;
  на лечении в госпитале, г. Москва 03.45-09.45;
  зам. нач. ОК и нач. Особой инспекции МГБ Украинской ССР, г. Киев 09.45-08.48.
  Уволен в запас МГБ по состоянию здоровья 30.08.48.
  По данным работы В. С. Христофорова 'Сталинград. Органы НКВД накануне и в дни сражения' генералом не был уволен в запас в звании полковника.
   Гравель Александр Иосифович (1902-?) в период 1936-39 годов оперуполномоченный НКВД в Харьковской и Полтавской областях, сержант госбезопасности. Работал совместно с М.Н Назаровым, автору известны минимум два дела, которые вели они оба. В 1938 году арестован, но в итоге дело прекращено. В 1939 году уволен из НКВД.
  В 1942 году призван в Красную Армию. Воевал замполитом стрелкового батальона в 3 гвардейской армии.
  После войны - в Кременчуге, директор мясокомбината. Данных о работе его в торговле и присвоении ему звания полковника у автора нет.
  Сегаль Иосиф Михайлович (1896-?). В 1936 году старший лейтенант госбезопасности, работал в Донецкой и Харьковской областях. В известном справочнике кадрового состава НКВД сказано, что он арестован в 08.1938 года, в 02.1940г дело прекращено, освобожден. Последние данные о нем- в январе 1945 года, когда он награжден орденом за выслугу лет.
  Макаров Иван Васильевич-данных и годах жизни нет. В 1936-38 годах младший лейтенант госбезопасности, нач. Шевченковского РО, нач. отделения 3 отдела УНКВД Харьковской области. В известном справочнике кадрового состава НКВД последние данные о нем относятся к 1943 году. Там же указано о том, что тогда он был капитаном.
  
  В письме указано, что в 1940 году жене выданы 540 рублей 10 копеек, принадлежавших мужу.
  У Назарова действительно при аресте были изъяты 540 рублей 19 копеек, но он осужден с 'конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества'. поэтому эти деньги официально не должны были возвращаться.
  Автор думает, что его товарищи по работе нашли так возможность поддержать жену покойного, собрав деньги и передав ей под видом возврата его имущества.
  Как, собственно, было сделано и в сентябре 1941 с ее эвакуацией, сославшись на мифический приказ о ее эвакуации вглубь страны.
  Это не Киев приказал эвакуировать жену бывшего сотрудника НКВД, осужденного как 'враг народа', это решил товарищ Щербинкин. Возможно, не он один.
  
  
  Птица, влетевшая в окно.
  
  Меж тем наступило 25 сентября, и гражданин Назаров угодил в так называемые 'Сталинские расстрельные списки'. Это современное медийное название, представляющее собой 'словозвонкую бесцель', по выражению поэта Василия Каменского. Примером этому будет судьба сержанта ГБ Бориса Сандлера, дважды за 1938 год попавшего в эти 'расстрельные' списки, 12 и 29 сентября. Он был осужден аж в феврале 1940 го на два с половиной года лишения свободы. К этому моменту он под следствием провел два года, и этот срок входил в срок по приговору.
  Другой сосед по этим спискам от 12 сентября и 29 сентября, лейтенант ГБ Зиновий Щеголевский был оправдан в августе 1939 года.
  И Сандлер, и Щеголевский служили в Харьковском УНКВД, возможно. даже лично были знакомы с Назаровым, поскольку Полтавская область некогда входила в Харьковскую. И только год назад выделилась.
  Но в списках были и те, которые приговорены к ВМН и приговор им приведен в исполнение. Почему так-это надо разбираться индивидуально.
  Хотя дело Назарова было закончено 10 августа, о чем есть документ с подписью Назарова, которому это объявили,но обвинительное заключение утверждено замначальника Полтавского УНКВД Поляковым 9 октября,а помпрокурора СССР бригвоенюрист Калугин утвердил его 11 октября. Почему так-неизвестно.
  Поскольку Назаров был военнослужащим, судить его должна была Военная Коллегия Верховного Суда СССР. Поэтому Назаров ждал ее, ждали и другие заключенные в Полтавской тюрьме. Одновременно ждали бывший следователь Гравель и его подследственные Трахтенберг, Фостий, Амчеславский. Возможно, в одном здании с Назаровым тоже пребывали его бывшие подследственные. Ждать пришлось долго, Военная Коллегия прибыла в Полтаву в октябре 1938 года, а ряд подследственных там пребывали с конца зимы. Потому бывший старший политрук Амчеславский, дело которого вел помянутый Гравель, ждал с февраля до октября. За это время он смог передать записку жене, где просил ее поехать к Мехлису, добиться справедливости и спасти его. Мехлис в данном случае не помог, но теоретический шанс на спасение был.
  Как жили ожидающие суда заключенные в Полтавской тюрьме? Плохо. Переполненные камеры, ибо за полтора года ежовщины по политическим обвинениям в области было арестовано свыше 13 тысяч человек. Пока работала Высшая Двойка, то бишь Ежов и Вышинский, то на начало 1938 года еще не были рассмотрены материалы на 400 с лишним человек только по польской операции. Они сидели и ждали, а решение из Москвы все не приходило - у Ежова и Вышинского были в работе не одни полтавчане.
  Это вызывало не только перегрузку камер, но и сложности с питанием, поскольку лимиты на питание выделялись без учета долгого хождения дел.
  Даже когда приговор приходил в Полтаву, могли выйти и иные сложности, а именно кого расстреливать? То есть из Москвы приходил приговор на одну фамилию, а в камере сидел человек с другой фамилией. ПВ тюремной документации и след. делу фамилия тоже отличались от той, что написана в приговоре. Во всем виновата ежовская спешка и местная гонка. Из Полтавы начальство в район звонит либо письменно дает разгон местным сотрудникам НКВД, что уже пятница, а вы еще в четверг должны были приготовить бумаги на осуждение! А у вас еще ничего нет! (эпитеты автором опускаются). Чтобы срочно сделали! (Снова эпитеты). Вообще им разрешалось сначала сообщить Высшей Двойке, а потом доделать дело. Так писал в своих показаниях Начальник Полтавского Управления НКВД Волков. Но районные деятели срочно составляли документы и по телефону диктовали списки в Полтаву. Тогдашние телефоны не чета современным по качеству воспроизведения звука, да и в делах не всегда был порядок.Например, военинженер с артсклада 327 Аркадий Массалов в разных бумагах одного дела пишется по-разному: Массалов (протокол допроса от10.09), Масалов (протокол обыска), Мосалов (протокол от 7.09).
  Потом приходилось оформлять бумагу, что гражданин Задериногу, содержащийся в Полтавской следственной тюрьме тожественен с гражданином Раздериногу, приговоренному к ВМН согласно решению от такого-то числа.
  Какими именно словами выражался Волков в адрес виновных в очередной путанице-история умалчивает.Он об этом упоминал в своих показаниях, и автор встречал не менее двух раз такие бумаги.
  Как работала Военная Коллегия на выездных заседаниях?
  На заседании присутствовали четыре человека-председательствующий, два члена и секретарь. Секретарь, кстати, пребывал в звании военюриста 1 ранга, то бишь был аналогом полковника юстиции. Заседание происходило в два этапа: предварительный, когда изучалось дело, и основное заседание (обычно на следующий день). Заседание происходило без слушания сторон, то есть защитника не было, но не было и обвинителя. Судьи и подсудимый. Подсудимый сохранял право отвода судей, но автор ни разу не видел дела, где он бы этим правом воспользовался. Современный житель СНГ видел много фильмов, сериалов и шоу, где обыгрываются перипетии суда присяжных. Да, существует и такая модель судопроизводства, но существовала и продолжает существовать другая модель, происходящая из Германии, где вместо судьи и 12 присяжных, задействованы судья и два народных заседателя (советский вариант) или один либо три судьи (в зависимости от сложности дела и др. моментов). Человеку может нравится или не нравиться любая модель, но, каковы бы ни были его личные предпочтения, процесс в данный момент будет проходить по той модели, которая принята в стране. И, если принята именно система без присяжных, то претензии к ней при оценке процесса-разновидность демагогии. На счету суда присяжных тоже много чего, и манипулировать присяжными, как выяснилось, вполне можно. См. историю Сакко и Ванцетти, приговоренных судом присяжных к смертной казни. При этом основания для осуждения Ванцетти были и по тем временам зыбкими, а свидетели путались буквально во всем-какого цвета была машина обвиняемых, сколько их было и пр. Если последующие экспертизы подтвердили виновность Сакко, то Ванцетти привела на электрический стул не виновность, а мнение присяжных об итальянцах и склонности итальянцев к анархизму (читай к убийствам) и к уголовщине.
  Первое заседание длилось около 20 минут.
  На второе уже доставлялся подсудимый.
  Следует также сказать, что Военная Коллегия рассматривала чаще всего дела о преступлениях военнослужащих, в том числе и сотрудников НКВД, поэтому закрытый характер процесса вытекал именно из этого. Вообще дела по статье 58 и аналогичным статьям из УК других республик на этом основании проводились в закрытом режиме, в том числе и во внесудебном порядке. Исключением были несколько открытых процессов и начавшаяся в 1939-40 года практика рассмотрения части дел по 10 части (антисоветская агитация и пропаганда) народными судами.
  Итак, 15 октября 1938 года состоялось предварительное заседание Военной Коллегии, на котором присутствовали Председательствующий - диввоенюрист Орлов, члены: Бригвоенюрист Галенков и военюрист 1 ранга Климин при секретаре военюристе 1 ранга Кудрявцеве, Присутствовал также помощник Главного Военного прокурора СССР бригвоенюрист Калугин.
  Докладчиком по делу был Орлов.
   _______________
  
  
  Постановили:
  
  1.Дело принять к своему производству, обвинительное заключение утвердить.
  
  2. Назарова М.Н. предать суду Военной Коллегии Верховного Суда по обвинению в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 54-1б, 54-8,54-11 УК УССР с применением Закона о 1 декабря 1934 года.
  
  3.Дело заслушать в закрытом судебном заседании, без участия защиты и обвинения, и вызова свидетелей.
  
  4, Меру пресечения для обвиняемого - содержание под стражей оставить без изменений.
  
  Подписи Орлова(красным карандашом) и Кудрявцева (синим).
  
  Необходимые пояснения - статья 54 УК УССР практически не отличалась от более известной статьи 58 УК РСФСР.
  
  Суть обвинения-измена Родине, совершенная военнослужащим, террор, совершенные группой лиц. О законе от 1 декабря рассказано ниже.
  
   По вопросу террора- тогда было принято, что раз некто обвинялся в участии в военно-фашистском(варианты-военно-троцкистском, правотроцкистском ) заговоре, руководство которого намеревалось использовать террор, то и рядовой его участник должен был разделять установку своего руководства о терроре. При этом участник мог, как техник-интендант Трахтенберг, прямо обвиняться в подготовке теракта на артскладе ?27, где служил, и в оном признаться, а мог, как замполит того же склада Амчеславский, непосредственно этим не заниматься. Но все заговорщики обвинялись в терроре и закон от 1 декабря по отношению к ним использовался.
  
  В Полтавском УНКВД при Волкове существовала практика: чтобы подсудимый на заседании не выкинул чего-то экстраординарного, то с ним нужно поработать. Для этого сотрудник, что вел дело, должен был последнюю ночь находиться рядом с подсудимым, под видом уточнений и проработки дела обеспечить нужный настрой подсудимого. При этом от сотрудника требовалось вести себя максимально корректно, чтобы на следующий день подсудимый на коллегии сказал все, что от него нужно. При этом было добавлено, что следователь, не добившийся нужного, сам предстанет перед Военной Коллегией в качестве подсудимого. Такие показания дал товарищ Федоров, когда в 1939 году в области занялись 'извращениями следственной практики'. Насколько автору известно, в основном на проходивших в Полтаве заседаниях подсудимые признавали свою вину. В то время как те, кто был отправлен для следствия в Харьков, могли себе позволить фронду.
  
  Например, майор Царьков начальник артсклада номер 72, на следствии признавал свою вину, а на Коллегии заявил, что ни в чем не виноват, в заговор его не вовлекали и заговорщиками на складе он не руководил.
  
  Заседание по его поводу было приостановлено, на него приведен ожидавший своей очереди на Коллегию его зам по фамилии Веник. Веник повторил свои показания на следствии, что совместно с Царьковым состоял в группе заговорщиков и во исполнение заданий руководства заговором подрывал мощь Красной Армии, и что участие Царькова в руководстве заговорщиками на складе он подтверждает. Веника вывели, процесс Царькова продолжился и приговор ВМН Царькову был вынесен.
  
  Спустя некоторое время такой же приговор был вынесен Венику.
  
  Бывали и более интересные коллизии. Так, один гражданин заявил, что он совершенно ни в чем не виноват. Но на следствии дал признательные показания, потому что испугался, что его будут бить, ибо про это слышал.
  
  Его спросили, били ли его на следствии. Он ответил, что нет, но он заранее этого боялся. Военную коллегию он не убедил.
  
  В то же время полковник Зеликов бывший начштаба 25 СД имени Чапаева, на ВК отрицал предъявленные ему обвинения и расстрельный приговор ему не был вынесен.
  
  Степень вины каждого, конечно, может быть дискутабельной, но признаваться в измене Родине, да еще с применением закона от 1 декабря 1934 года, означало, что что жить признавшемуся оставалось меньше суток, поскольку исполнение приговора производилось немедленно. До завтрашнего дня доживал только тот, кому приговор вынесли непосредственно перед полуночью. Это имело и другое значение - запас времени на апелляцию. В случае применения закона от 1 декабря этого времени просто не было. Если он не был использован, то возможны были варианты. Например Нечипуренко, служивший на 72 артскладе в подчинении помянутых Царькова и Веника. Ему приговор к высшей мере наказания вынесен по части седьмой статьи 54, то есть за саботаж, но без использования закона от 1 декабря. Нечипуренко апеллировал, ибо имел запас времени, поэтому апелляция его была рассмотрена 22 февраля 1938 года.
  
  Верховный суд нашел, что, хотя он виноват в небрежном хранении имущества, но несколько менее, чем думали на трибунале, вынесшем предыдущий приговор, поэтому наказание ему снижено с ВМН до трех лет лишения свободы. Поскольку завтра Красной Армии исполнялось 20 лет, то он попадал под амнистию и от наказания освобожден. И даже звание техника-интенданта сохраняется за ним.
  
  Настало 16 октября. Время 18.50.
  
  Основное заседание начиналось с того, что у подсудимого спрашивали, получил он копию обвинительного заключения.И он расписываался в ее получении. В деле вклеена бумага об этом. Подпись Назарова слегка отличается от тех,что были ранее.Отчего? Кто знает.Но дрожь в руках перед решением своей сульбы вполне объяснима.
  
   В отличие от иных подсуддимых Назаров должен был понимать,что несет эта комбинация частей статьи 1Б.8.!! и закон от 1 декаборя.
  
  В зале те же и Назаров(конвой,скорее всего был,но не отражен в протоколе заседания)
  
  Председательствующий объявил,что подлежит рассмотрению дело Назарова Михаила Николаевмича.
  
  Секреталь доложил,что подсудимый в судебное заседание доставлен.
  
  Председательствующий удостоверился в самоличности(термин тех лет) подсудимого и спросил, вручена ли ему повестка.Подсудимый ответил,что вручена. Подсудимому разъяснены его права на суде и объявлен состав суда. Подсудимый отводов составу суда не заявил и никаких ходатайств не возбудил.
  
  По предложению председательствующего оглашено обвинительное заключение.Председательствующий разъяснил подсудимому сущность преъявленых ему обвинений и спросил, признает ли он себя виновным.
  
  Подсудимый ответил,что виновным себя признает,свои покбное следствие ничем не дополнил и оно объявлено законченным.
  
  Подсудимому предоставлено последнее слово, в которомон посит сохранить ему жизнь.
  
  Суд удаляется на совещание.По выходе из совещательной комнаты председательствующий оглашает приговор.
  
  Заседание закрыто в 19.05.
  
  Подписи -красным и синим карандашами.
  
  ...приговорил :
  
  Назароваа Михаила Николаевича к высшей мере уголовного наказания расстрелу с конфискцией всего лично ему принадлежащего имущества.
  
  Приговор окончательный,и на основании Постановления ЦИК СССР от 1.12.1934 года приводится в исполнение немедленно.
  
  Три подписи членв суда, причем средняя еле различима.
  
  Справка (с грифом секретно).
  
  Приговор о расстреле Назарова Михаила Николаевича приведен в исполнение в городе Полтаве 16.10 1938 года.Акт о приведении прговора в исполнение хранится в особом хранилище 1 Спецотдела НКВД СССР том 11 страница 173.
  
  Подписано начальником 12 отделения 1 Спецотдела лейтенантом госбезопасности Кривицким
  
  ​
   ________________
  Вот, для примера, те же бумаги на Амчеставского, помянутого выше.
  '...в Полтаве 15 октября было проведено подготовительное заседание Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
  Председатель дивизионный военный юрист А. М. Орлов, члены-бригадный военный юрист Галенков и военный юрист 1 ранга Климин, при секретаре военном юристе 1 ранга Кудрявцеве.
  Вот так - даже секретарь полковник юстиции в нынешнем эквиваленте!
  В заседании участвовал прокурор РККА бригвоенюрист Калугин.
  Было рассмотрено дело бывшего старшего политрука Амчеславского, обвиняемого по вышеприведенным частям статьи с применением закона от 1 декабря 1934 года. Докладчиком был сам Орлов.
  И решили:
  1. Дело принять к своему производству, обвинительное заключение утвердить.
  2. Предать Амчеславского суду по статье 54, части 1 'б', 7, 11 с применением закона от 1 декабря 1934 года.
  3. Дело заслушать в закрытом судебном заседании без участия обвинения и защиты, и вызова свидетелей.
  4. Меру пресечения для обвиняемого-содержание под стражей оставить без изменений.
  16 октября Военная Коллегия в том же составе, то есть Орлов, Галенков, Климин при Кудрявцеве в 20.40 заслушала дело.
  Секретарь доложил, что подсудимый в заседание доставлен. Подсудимый спрошен, вручена ли ему повестка. Он ответил, что повестка ему вручена.
  Далее Амчеславскому были разъяснены его права. Подсудимый заявлений об отводе состава суда не делал и ходатайств не возбудил.
  Секретарем оглашено обвинительное заключение. Председательствующий разъяснил подсудимому сущность предъявленных ему обвинений и спросил, признает ли он себя виновным. Подсудимый ответил, что виновным себя признает, свои показания, данные им на предварительном следствии, подтверждает полностью. В военно-фашистский заговор он был завербован в 1934 году Бубличенко.
  Больше подсудимый ничем судебное следствие не дополнил, и оно объявляется законченным.
  Подсудимому было предоставлено последнее слово, с которым он просит сохранить ему жизнь.
  Суд удаляется на совещание. По выходу из совещательной комнаты председательствующий оглашает приговор. Заседание закрыто в 21.00.
  Подписано Орлов (красным карандашом), Кудрявцев-синим.
  Приговор (вводная часть опущена):
  Предварительным и судебным следствием установлено, что подсудимый являлся активным участником антисоветского военно-фашистского заговора, ставящего себе задачей насильственное свержение Советской власти путем вооруженного переворота, подготовка террористических актов против руководителей ВКП(б) и Советского правительства и организация поражения Красной Армии во время войны с фашистскими государствами. В указанный выше военно-фашистский заговор подсудимый был завербован в 1934 году одним из активных его участников Бубличенко, которым и был посвящен в задачи заговора. На протяжении свей антисоветской практической деятельности подсудимый Амчеславский проводил вредительскую работу, направленную на срыв боевой и политической подготовки рядового и начальствующего состава. Таким образом в действиях подсудимого Амчеславского содержатся признаки преступлений, предусмотренных статьей 54-1 'б', 7, 8, 11. На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 296 и 297 УПК УССР, Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР приговорила Амчеславского Анатолия Абрамовича к высшей мере уголовного наказания с конфискацией лично принадлежавшего ему имущества и лишением его звания 'старшего политрука'. Приговор окончательный и на основании постановления президиума Ц.И.К. СССР от 1 декабря 1934 года подлежит немедленному исполнению.
  Подписи председательствующего и обоих его членов.
   Гриф-секретно
   СПРАВКА
  Приговор о расстреле подсудимого Амчеславского Анатолия Абрамовича приведен в исполнение в городе Полтаве 16 октября 1938 года. Акт о приведении приговора в исполнение хранится в особом архиве 1 Спецотдела НКВД СССР том 11, лист 143.
  Начальник 12 отделения 1 Спецотдела НКВД СССР лейтенант госбезопасности Кривицкий.
  Подпись Кривицкого, карандашные отметки делопроизводства.'
  
  В данном случае сам акт об исполнения приговора в деле отсутствует. Обычно в нем указывалось, что при приведении приговора в исполнении присутствовали двое сотрудников комендантской службы НКВД и представитель прокуратуры. Сотрудники комендантской службы осуществляли приведение приговоров в исполнение.
  Вот очень ранний акт.
  https://radikal.ru/lfp/s018.radikal.ru/i507/1710/3a/23c8da13322f.jpg/htm
  Другой, в изложении
  ''21 ноября 1940 г., согласно предписанию 4056464, проходящему под грифом 'совершено секретно', осужденный под усиленным конвоем был доставлен из тюрьмы ?1 во внутреннюю тюрьму УНКВД. В тот же день в 13.15 час. приговор был приведен в исполнение во внутренней тюрьме Полтавского областного управления НКВД комендантом младшим лейтенантом госбезопасности Балаклеевским и ответственным дежурным по УНКВД Кировым в присутствии заместителя прокурора по спецделам по Полтавской области Малого. Труп был предан земле в присутствии товарища Балаклеевского.'
  Речь идет о Сергее Нестройном. в 1918 голу служившем в карательном отряде и обвиненном в пытках и издевательствах по отношению к крестьянам, расхитившим помещичье добро, красногварлейцам и красным партизанам.
   В 1919 году бежал за границу, осел в Чехословакии, а в конце 1939 года вернулся на родину. К своей могиле.
  Еще один.
  '19 марта 1938 года датирован акт о приведении в исполнении приговора по отношении к Свиридову. Труп предан земле в присутствии врид коменданта Полтавского УНКВД младшего лейтенанта госбезопасности Белого.
  При приведении приговора присутствовали сам Белый, областной прокурор Федоров, начальник 3 отдела УНКВД лейтенант госбезопасности Платонов.'
  Это очень колоритный гражданин, едва не попавший на страницы 'Тихого Дона' как палач. Его одностаничники пеняли Шолохову, зачем он про 'Кольку-кадета' не написал. Добровольно вызвался расстреливать бойцов отряда Подтелкова и Кривошлыкова. После чего успешно скрывал свое темное прошлое, пока не был разоблачен.
  Еще, Харьковский документ.
  https://radikal.ru/lfp/s05.radikal.ru/i178/1611/dd/af66322a2848.jpg/htm
  
  Автору в книге о Куропатах, изданной вскоре после обнаружения этого захоронения, встречалось указание, что для исполнения приговоров хотели задействовать молодых сотрудников, но это не было осуществлено. В одном акте было указано место и время похорон, но это единичный случай. Обычно место не указывалось, и только значительно позднее было найдено место захоронения близ Полтавы, близ села Копылы и хутора Трибы. Ныне место захоронения совсем недалеко от автотрассы Полтава-Харьков, и указатель, куда именно идти к месту захоронения, стоит возле самой дороги. Единственное ли это место захоронения расстрелянных - достоверно неизвестно. Когда приговоров к ВМН было мало, мертвых могли хоронить на городских кладбищах.
  Можно считать, что Михаил Николаевич похоронен именно там.
  Ощутили ли родственники то, что его нет в живых? Нет, Антонина Герасимовна, судя по ее письмам в разные инстанции, этого не знала еще в начале 50х. Видимо, прошли сроки возможного лишения свободы, а коль вестей от мужа не было, то она поняла, что его нет в живых. Хотя один сотрудник НКВД ей даже сказал прямо, что его нет в живых, но ей уже столько наговорили про его судьбу, и каждый раз по-разному, что трудно выбрать из вороха лжи единственное зерно правды.
  Жена и дочка жили в городе Полтаве до начала сентября 1941 года. Периодически сотрудники НКВД, лично знавшие Назарова, передавали его семье деньги. отрезы тканей и за последние деньги не брали. Это поддерживало иллюзии, что Михаил Николаевич жив. Обращения наверх результата не давали, но Антонина Герасимовна надеялась и ждала.
  А в сентябре 1941 года она, благодаря помощи товарища Щербинкина, была вместе с дочкой посажена на поезд и вывезена в Воронежскую область, откуда впоследствии попала в армию. Служила в госпитале для легкораненых ?2641 с момента его формирования (то есть с 09.41 года), сначала по вольному найму. Была делопроизводителем, потом зав. вещевым складом, затем старшим писарем-машинисткой медчасти госпиталя
  Награждена медалью "За боевые заслуги" в июне 1945 года и знаком "Отличник санитарной службы" в 1944 году. В наградном листе сказано о ее усилиях по обеспечению госпиталя бланками меддокументации, добросовестном ведении учета. Кому-то может показаться мелочью. Но вот некогда автора попросили посетить военно-медицинский архив в Петербурге на предмет поиска информации о раненом, лечившемся в годы войны. И работники архива сказали, что сохранилась документация приблизительно 60 процентов госпиталей времен войны. Степень сохранности документов самого госпиталя тоже плавает в широких пределах. Цифры я называть не буду, вдруг запомнил неправильно.
   Какое это имело значение? Меня просили для того, что планировалось вскрытие могилы и перезахоронение одного убитого и похороненного в братской могиле воина. Как отличить его через семьдесят лет от его однополчан? Было упоминание, что за полгода до гибели он получил тяжелое ранение ноги и долго лежал в госпиталях, что было бы кардинальным признаком отличий его скелета. Как запасной вариант- сравнение ДНК, если его удастся извлечь из костей. Как легче было бы, если документация сохранилась, потому что извлечь ДНК не удалось.
  
   _______________________________________________
  Плеск волн Флегетона.
  
  Меж тем в стране разворачивалось то, что впоследствии названо 'Большим террором'. Я лично отрицательно отношусь к газетным мемам, но, пока сам не придумал лучший термин, то придется пользоваться им.
  Итак, с чего началось это все? Вот с этого документа:
  Оперативный приказ НКВД СССР ? 00447
  'Об операции по репрессированию бывших кулаков,
  уголовников и других антисоветских элементов'
  30 июля 1937 года.
  Согласно нему была приведена в действие операция по аресту, осуждению и репрессированию значительных контингентов, аж до четверти миллиона человек в первой редакции, если можно так выразиться.
  Первым шагом в этом направлении стал относительно малоизвестный документ: решение Политбюро ЦК ВКП(б) ? П51/94 от 2 июля 1937 г. 'Об антисоветских элементах'. Адресован он был секретарям обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий о надобности взять на учет всех 'кулаков' для того, чтобы самые активные были немедленно арестованы и расстреляны. Согласно ему, следовало образовать тройки как органы, осуществляющие репрессии, численность контингентов, подлежащих репрессиям. Введены также нижеприведенные две категории репрессируемых (только они не названы 'первой и второй категориями'). В течении июля и были проведены подсчеты, проработаны технические детали... Не обошлось без опозданий в подаче цифр и пр. В итоге родился приказ 00447.
  Ниже приведены извлечения из него:
  'Перед органами государственной безопасности стоит задача - самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить
  трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец,
  раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства...
  В соответствии с этим приказываю - с 5 августа 1937 года во всех республиках, краях и областях начать операцию по репрессированию бывших кулаков,
  активных антисоветских элементов и уголовников...
  При организации и проведении операций руководствоваться следующим:
  I. Контингенты, подлежащие репрессии
  1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие
  вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
  2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки,
  скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
  3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и
  возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
  4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты,
  бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую
  деятельность.
  5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и
  шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований...
  Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в
  данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще
  судебными органами не рассмотрены.
  6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и
  продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу.
  7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой.
  Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но
  дела еще судебными органами не рассмотрены.
  8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в
  них преступную деятельность.
  9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся
  в данный момент в деревне - в колхозах, совхозах, сельскохозяйственных предприятиях и в городе - на промышленных и торговых предприятиях...
  II. О мерах наказания репрессируемым
  и количестве подлежащих репрессии
  1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы
  разбиваются на две категории:
  а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных
  выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их
  дел на тройках, - РАССТРЕЛУ.
  б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же
  враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от
  8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на
  те же сроки в тюрьмы по определению тройки.
  2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских
  НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается
  следующее количество подлежащих репрессии...'
  Далее приводится раскладка по республикам, краям и областям, которая здесь не приводится.
  Но на Харьковскую область, согласно этим расчетам приходится 4000 человек, в том числе 1500 по первой категории.
  'Утвержденные цифры являются ориентировочными. Однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не
  имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самочинные
  увеличения цифр не допускаются.
  В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр,
  наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представить мне соответствующие мотивированные ходатайства.
  Уменьшение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию
  по первой категории, - во вторую категорию и наоборот - разрешается.
  4. Семьи приговоренных по первой и второй категории, как правило, не
  репрессируются...
  Исключение составляют:
  а) Семьи, члены которых способны к активным антисоветским действиям.
  Члены такой семьи, с особого решения тройки, подлежат водворению в лагеря
  или трудпоселки.
  б) Семьи лиц, репрессированных по первой категории, проживающие в пограничной полосе, подлежат переселению за пределы пограничной полосы внутри
  республик, краев и областей.
  в) Семьи репрессированных по первой категории, проживающие в Москве,
  Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове-на-Дону, Таганроге и в районах
  Сочи, Гагры и Сухуми, подлежат выселению из этих пунктов в другие области
  по их выбору, за исключением пограничных районов.
  III. Порядок проведения операции
  1. Операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок.
  В Туркменской, Таджикской, Узбекской и Киргизской ССР операцию начать 10 августа с. г., а в Восточно-Сибирской области, Красноярском и Дальневосточном краях - с 15-го августа с. г.
  2. В первую очередь подвергаются репрессии контингенты, отнесенные к
  первой категории.
  Контингенты, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения не репрессируются.'
  
  В качестве комментария следует сказать, что документом задумана и приведена в действие грандиозная операция по очистке СССР от опасного элемента, как антисоветского, так и уголовного. В течении четырех месяцев должны быть репрессированы все известные враги, за исключением тех, кто успеет сбежать до ареста, или те, о ком нет никаких достоверных сведений, существуют ли такие вообще в досягаемости. О существовании организованных антисоветских групп и движений временно можно забыть, до их возрождения заново.
  Как было определено их число:
  'Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских
  НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается
  следующее количество подлежащих репрессии', что отражено в самом документе. В списках из регионов оказались 263 076 бывших кулаков и преступников: из коих 85 511 предлагалось расстрелять, а 181 562 - по второй категории.
  Приказ Ежова их число несколько уменьшил: до 59,2 тыс. - по первой категории, 174,5 тыс. - по второй.
  Насколько это много?
  По данным О. Мозохина за 1921 год арестовано 200171 человек, расстреляно 9701.Данные эти не полны, так как несколько губотделов подали сведения только за половину года. Далее несколько лет число арестованных колебалось от 99 до 130 тысяч человек, но неуклонно снижалось. Число приговоренных к расстрелу также снижалось- в 1926 году к этому наказанию приговорены 990 человек (в 1922 году-1962).
  В 1929 году произошел всплеск репрессий, арестовано 207212 человек, приговорены к ВМН-2099.
  В 1930 378539 18966 плюс 1235 человек (разными инстанциями)
  В том числе в БССР осуждено 8856, в том числе 997 к ВМН, а 3319 к заключению в ИТЛ.
  Кстати, приказ 00447 предусматривал для БССР лимит в 12000 осуждений, в том числе 2000 к по первой категории.
  Недавно закончившийся (по отношению к июлю 1937 го) 1936 год ознаменовался арестом 131168 человек,
  1432 приговорены к ВМН (но 314 это наказание заменено лишением свободы) и 118345 к ИТЛ.
  Таким образом, на органы НКВД свалилась очень нетривиальная задача-за четыре месяца репрессировать годовую или полугодовую норму прежних лет, а под расстрел подвести даже в 3-5 раз больше, чем в самые 'богатые' на ВМН годы. При этом они и до кровавого потока от безделия не страдали. Одним из следствий произошедшего было то, что неизбежным становилось упрощение процедуры осуждения и исполнения приговора. Это все понимали хотя бы в общих чертах (о степени понимании Ежова будет сказано дальше) и были готовы к этому.
  Почему же был сделан шаг в эту сторону? Тут автор вынужден заняться теоретизированием, и предположения приводят его к тому, что были получены сведения, которые Сталин счел абсолютно достоверными, что грядет большая война, к которой приложатся заговоры и восстания в тылу. Поэтому к ней следовало прийти с тылом, абсолютно безопасным от заговоров и восстаний. Индустриализация продвигалась вперед, к 1935 году был достигнут паритет по сухопутным вооружениям со всеми соседями, а по танкам даже достигнуто подавляющее превосходство. Превзойти японский флот пока возможности не было. При этих условиях большая война не выглядела совсем безнадежным делом для СССР.
  \ _________________________________--
  Возможны ли были другие пояснения этому решению? Возможны, только автор документов не встречал. Мнений-то частных лиц много, но ценность их не больше, чем мнения, приведенного автором.
  Как бы то ни было, выполнять приказ требовалось. А вот тут таился подводный камень для работников НКВД, или даже несколько-насколько их картотеки соответствуют реальному наличию противников советской власти.
  Согласно личному делу сержанта госбезопасности Махновецкого Льва Соломоновича, он до 1937 года работал в Камышнянском районе, а во второй половине 1937 года переведен в Кременчугский городской отдел НКВД оперуполномоченным.
  В деле содержатся данные о его 'нагрузке' в районе.
  За первую половину 1936 года:
  Работает с агентом С. (он считается ценным), который сам бывший политбандит и работает по линии политбандитизма. Завербован в 1933 году.
  Производит подготовку к вербовке трех агентов.
  1. М. (ФИО автором не приводятся)- инспектор районо, подготавливается к работе по линии бывших петлюровцев и церковников.
  2. Н.(также) агроном МТС-для освещения разработки соседнего райотдела НКВД "Певцы", на тех разрабатываемых, которые живут в данном районе.
  3. О.(также)- для освещения разработки учителей, бывших членов "Просвиты".
  Они разрабатываются по томе "Консолидация" - украинская националистическая группировка учителей из села Поповка, бывших членов "Просвиты" под руководством некоего галичанина-скрипниковца, прибывшего в СССР вместе с оккупировавшими СССР немцами в 1918 году.
  Связан с 7 осведомителями, из них 5 по линии украинской контрреволюции, 1 по политбандитизму,1 -сельской интеллигенции.
  В первом полугодии вербовки не производил.
  Имеются две разработки: "Хористы" и "Консолидация".
  Имел пять дел-формуляров, из них одно влито в разработку, остальные переведены в списочный учет.
  На списочном учете состоят 43 человека бывших политбандитов, по белой контрреволюции 12 человек, по связи с закордоном-10, польских перебежчиков- (цифра попала под сшивку дела, поэтому неизвестна).
  За полугодие заведено 2 дела, по которым фигурирует 5 человек.
  Одно - статья 69 УК УССР.
  Второе -было 54-8(террор) с применением закона от 7 августа 1932 года, но переквалифицировано по статьям 170 и 78.
  Дела заведены по осведомлению.
  Результатов из суда еще не получено.
   Вторая половина 1936 года.
  На связи имеет 6 осведомителей и одного агента.
  Агент этот считается ценным и взят под контроль Облуправлением НКВД,
  Имеет три оперативных разработки, из них одно заведена в первой половине года, а две-в отчетной.
  Названия этих дел: "Озверевшие" и "Неугомонные".
  Заведено два дела-формуляра - одно по линии 5 отдела (5 отдел тогда занимался контрразведкой), другое по линии сельской контрреволюции.
  Дело "Неугомонные' ликвидировано, по его материалам 4 человека привлечены по статьям 54-8(террор) и 19.
  Прекращенных дел нет.
  Выявлен один беглый кулак и возвращен к месту жительства.
  Оценка руководством-удовлетворительно.
  .
  В личном деле приведены данные о наличии в районе данных на подозрительных с точки зрения НКВД лиц в количестве несколько больше 65 человек, фактически их может быть еще меньше с учетом возможного выезда, смерти и пр. На 1937 год в области при образовании ее в сентябре имелось 45 районов и два города областного подчинения. Если разделить число репрессированных поровну на все районы и города, то на район в среднем приходится около 280 репрессированных за времена 'ежовщины' (разумеется, это очень грубая прикидка, поскольку число репрессированных в областном центре априори должно быть выше, чем в Камышнянском районе). А в районе имеются компроментирующие материалы на многократно меньше число подозреваемых.
  Теперь подсчитаем по-иному, согласно цифрам в приказе наркома Ежова. На Харьковскую область приходится 4000 человек репрессируемого контингента, а том числе 1500 чел. по первой категории. В 1933 году в области имелось 60 районов и 4 города областного подчинения. Камышнянского района не было в период 1931-1935 годов, потом он был восстановлен. В 1939 году в нем жило 36 тысяч населения. В Харьковской области в 1939 году жило 2.554 тысячи населения, к ним нужно прибавить около миллиона отошедших в Полтавскую область жителей.
  Тогда на Камышнянский район приходится приблизительно 12 жертв 'первой волны'. Теоретически это возможно, отобрать из 65 человек 12.
  Если же вспомнить, что, по утверждению А.А. Волкова, в 1938 году являвшегося Начальником Областного управления НКВД, при образовании Полтавской области заново в ней не было необходимых картотек подозрительных лиц и прочего инструмента оперативного учета. Поэтому в условиях прессинга со стороны руководства НКВД следственно-оперативный работник оказывался перед необходимостью взять и найти откуда угодно подозреваемых и материал для их ареста и осуждения.
  Но это был не конец. Вскоре был получен приказ ? 00485 по 'Польской операции'.
  
  
  
  ...
  'Об операции по репрессированию членов
  польской военной организации в СССР'
  11 августа 1937г. Сов. секретно
  г. Москва
  Рассылаемое вместе с настоящим приказом закрытое письмо 'О фашистско-повстанческой шпионско-диверсионной пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР', а также материалы следствия по делу
  'ПОВ' вскрывают картину долголетней и относительно безнаказанной диверсионно-шпионской работы польской разведки на территории Союза...
  ПРИКАЗЫВАЮ:
  1. С 20 августа 1937 года начать широкую операцию, направленную к полной
  ликвидации местных организаций 'ПОВ' и прежде всего диверсионно-шпионских и повстанческих кадров в промышленности, на транспорте, в совхозах и
  колхозах.
  Вся операция должна быть закончена в трехмесячный срок, т. е. 20 ноября
  1937 года.
  2. Аресту подлежат:
  а) Выявленные в процессе следствия и до сего времени не разысканные активнейшие члены 'ПОВ' по прилагаемому списку;
  б) все оставшиеся в СССР военнопленные польской армии;
  в) перебежчики из Польши независимо от времени перехода их в СССР;
  г) политэмигранты и политобвиненные из Польши;
  д) бывшие члены ППО и других польских антисоветских политических партий;
  е) наиболее активная часть местных антисоветских националистических эле ментов польских районов.
  3. Операцию по арестам провести в две очереди:
  а) в первую очередь подлежат аресту перечисленные выше контингенты, работающие в органах НКВД, в Красной Армии, на военных заводах, в оборонных цехах всех других заводов, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, в электросиловом хозяйстве всех промышленных предприятий, на газовых и нефтеперегонных заводах;
  б) во вторую очередь подлежат аресту все остальные, работающие в промышленных предприятиях не оборонного значения, в совхозах, колхозах и учреждениях
  ...
  6. На отнесенных в процессе следствия к первой и второй категориям каждые
  10 дней составляются списки с кратким изложением следственных и агентурных
  материалов, характеризующих степень виновности арестованного, которые направляются на окончательное утверждение в НКВД СССР.
  Отнесение к первой или второй категории на основании рассмотрения агентурных и следственных материалов проводится Народным комиссаром внутренних дел-
   республики, начальником УНКВД области или края совместно с соответствующим прокурором республики, области или края.
  Списки направляются в НКВД СССР за подписью народного комиссара внутренних дел республики, начальника УНКВД и прокурора соответствующих республики, края и области.
  После утверждения списков в НКВД СССР и прокурором СССР приговор
  немедленно приводится в исполнение, т. е. осужденные по первой категории -
  расстреливаются; по второй - отправляются...' Время операции снова не удалось выдержать, фактически операция длилась год для большинства регионов, а для Белоруссии- еще дольше. Но были еще другие 'Национальные операции'...
  За период с августа 1937 по январь следующего года в Полтавской области было арестовано свыше шести тысяч человек. Из них троцкистов и правых сто пятьдесят один, участников военно-фашистского заговора сорок два. Украинских националистов тысяча сорок шесть, по польской линии тысяча триста двенадцать, по немецкой линии сто сорок, по японской двадцать один, по греческой тридцать семь, церковно-сектантской четыреста, по кулацкой операции три тысячи триста семьдесят семь, сионистов двадцать семь. По мере проведения арестов и следственных действий по первому пункту статьи 54 появлялось все больше членов семьи изменников родины - итого их за год оказалось двести пятьдесят шесть человек
  Ежов, готовя операции в таком масштабе, конечно, приблизительно представлял объем предстоящего, оттого ввел упрощенный порядок следствия и вынесения приговора. Закончив следствие, на местах готовили краткую справку с изложением дела и пересылали ее в Москву. На местах же указывалось, по какой категории провести дело - по первой или второй. А в столице так называемая двойка, то есть нарком Ежов и прокурор страны Вышинский рассматривали дело, точнее его изложение, и выносили решение.
  Таков был механизм работы в общих чертах. Разумеется, существовал и далее обычный порядок рассмотрения дел с последующей передачей материала в Особое Совещание и народный суд, Военную коллегию Верховного суда и проч.
  И двойка трудилась. За период с августа 1937 по начало января 1938 года в области через двойку по польской линии прошли 797 человек, из них 678 приговорены к расстрелу. Из одиннадцати так называемых 'харбинцев' к расстрелу приговорены десять. 'Харбинцами' назывались советские граждане, ранее работавшие на КВЖД и жившие на территории Китая. После продажи дороги они вернулись обратно в страну, и вот что их тут ожидало...
  Но героические усилия Ежова каждый месяц рассматривать тысячи дел со всей страны пали, погребенные под лавиной присланного. Попытка закончить в три месяца всю польскую операцию провалилась; сроки ее проведения все продлевались и продлевались. В итоге операция тянулась почти год, до первого августа тридцать восьмого. НКВД Белоруссии после их просьб операцию продлили до первого сентября.
  Огромный массив дел плюс задержки в Москве с их рассмотрением переполнили и без того не пустые тюрьмы, где дожидались своей участи подследственные. Все чаще случались накладки в делах, когда в одном деле фигурировали сразу три варианта написания фамилии и имени подследственного.
  Да и других проблем хватало - скажем, как было возможно кормить массу арестованных, ведь на них никто лимитов не выделял, на те лишние месяцы, когда они ждали запаздывающего решения из Москвы. Все в той же области, о которой шла речь, на 10 января 1938 года еще оставались нерассмотренными в Москве дела на 452 человека по польской линии и 94 по немецкой. В самой же области доследовались еще 67 'польских' дел.
  Поэтому Ежов сдался и сосредоточил свое личное внимание на особо важных для него делах. А основную массу недоделанного было передано на решение местной тройки, которая была наделена полномочиями вынесения приговоров, которые оказались не по плечу Ежову. В состав тройки в каждой области входили начальник областного управления НКВД, секретарь обкома партии и областной прокурор. Теоретически все должно было проходить быстрее, поскольку до областного центра ближе, чем до Москвы, да и существовала возможность, что тройка увидит за меморандумом живого человека, ведь кто-то из нее мог лично знать подследственного, в отличие от Ежова.
  Насколько эти ожидания оправдались? Увы, лишь частично, работа пошла чуть живее, но ее меньше не становилось.
  В области с первого января 1938 по первое августа того же года был арестован 6791 человек, в том числе по польской линии 1152 человека, по немецкой 234, по румынской - четыре, по болгарской - шесть, по японской - 27, по иранской - 24... Из них за этот период осуждено было 4353 человека.
  
   _______________________
  Как уже было сказано выше, на НКВД свалилась гигантская работа. По УССР число арестованных за 1937 год составляет 159,57 тыс.
  
   человек. Дальше автор позволит себе некоторую спекуляцию с цифрами, поскольку точных данных на каждый момент у него нет. Поскольку в 1939 году в УССР жило около 31 миллиона человек, а в Полтавской области из них около миллиона, то на Полтавскую область должно приходиться около 5.5 тысяч арестованных за весь. год. В тоже время их было столько же за вторую половину года, но ведь и в первой половине следственный аппарат не простаивал. Чтобы неглубоко погрязать в спекуляции, автор только кратко отметит некоторое превышение среднереспубликанских показателей в Полтавской области.
  В следующем году арестовано было 106 тысяч.
  Как отреагировали сами работники НКВД на свое новое положение и вал работы?
  В 1937 году было арестовано 236 работников НКВД УССР, так что об арестах среди них явно все неарестованные знали.
  Будущий начальник Полтавского Облуправления Волков, в 1937 году работавший в Днепропетровской области, был арестован по обвинению в правотроцкистском заговоре среди работников НКВД. Эти данные из его показаний при следующем аресте после 1939 года, но вполне возможно, что в деле было написано другое. Одним из оснований для его ареста были показания арестованного некоего Малинина (помимо всего прочего). Малинин позднее дал показания, что Волкова он едва знал, и, в общем-то, облыжно обвинил того в заговоре:
  '-Так вы спровоцировали органы НКВД?
  - Да, я спровоцировал органы НКВД.'
  Но пока этих показаний не было, Волкова избивали, понуждая дать показания на себя и прочих участников заговора. Он держался. и додержался до вмешательства Москвы. Волков говорил. что вмешался Фриновский: сначала освободил его, а потом добился прекращения дела. Еще он указывал, что к этому решению приложил руку Ежов. После освобождения Волков был в таком состоянии, что его пришлось отправлять в санаторий, и, скорее всего, еще некоторое время восстанавливался. Историю общения Волкова и Ежова в Киеве и его показания о заговоре в НКВД я приведу дальше.
  На момент начала 'Операции 'Флегетон' Полтавским отделом НКВД руководил И.А, Вепринский, он же стал первым начальником Полтавского Управления НКВД, когда оно было образовано. 6.11 1937 года откомандирован в распоряжение ОК НКВД, В марте 1938 года арестован и пребывал под следствием до сентября 1938 года.
  Его сменил с 1.10 1937 А. Петерс-Здебский (тоже арестован в мае 1938 года, но сидел аж до 1940 года). 26.02.1938 года его сменил А.А. Волков. В январе 1939 года отозван в Москву и там арестован.
  Как он сам отмечал в собственноручных показаниях: улавливал 'тенденции и сигналы' сверху, и, раз в Киеве работают с каким-то контингентом обвиняемых, то и в Полтаве все это должно быть тоже. Оттого он и продержался практически год на посту. Вепринский и Петерс-Здебский явно себя не показали в этом смысле, отчего и не задержались на должности. Хотя число арестованных при них не меньше эпохи Волкова. Возможно. они не так хорошо умели преподнести свою работу, как Волков?
   Или таки заговор в НКВД существовал, и оттого Волков сидел на своем посту, пока у Берии не дошла до него очередь, а предыдущие начальники потеряли место и едва не пошли 'путем вея земли', хотя старались не меньше? .
  Но это мнение автора.
  Следователь НКВД В.М. Каменецкий в мае 1938 года публично усомнился, что следствие в городе Полтаве ведется в правильном направлении по делам 'врагов народа'. Арестован по распоряжению А. А. Волкова и из него начали выбивать показания. И выбили, причем в нескольких вариантах, в зависимости от желаний следователей: то он был румынским шпионом, то польским, то участником правотроцкистского заговора.
  А.А Ткаченко- помощник начальника Особого Отдела 25 стрелковой дивизии, лейтенант госбезопасности. ОО 25 СД фактически был объединен с Полтавским городским отделением НКВД. Арестован в июле 1937 года, расстрелян в ноябре того же года. Ткаченко- кавалер ордена Красного Знамени, которого удостоен в 1923 году. Тогда это была высшая награда страны за военные заслуги. В 25 СД кавалеров этой награды было не так много: командиры дивизии М. Зюк, сменивший его К. П. Трубников, замкомандира разведдивизиона Н.С. Свиридов(двукратный), а также уже помянутый Ткаченко.
  В списке кавалеров ордена и Почетного Революционного оружия есть товарищ Ткаченко, награжденный орденом в 1923 году, правда, без имени и отчества. Тогда он был орудийным номеров 2 легкого артдивизиона 2 Приамурской стрелковой дивизии. Скорее всего, он был награжден за прошлогодние бои, приведшие к установлению Советской власти в Приморье.
  Показания Н. Здыховского, сотрудника НККВЛД от 7.02 1939 года
  '-Показаний я не давал, подписал протокол, написанный следователем, вследствие болезненного морального и физического состояния.'
  
  Речь идет о его показаниях на допросе и очных ставках в 1938 году.
  
  30 декабря 1938 года допрошен сотрудник НКВД Загорулько Денис Дмитриевич.
  Он дал показания, что: 'показаний о своем участии в правотроцкистской организации не давал, а подписал протокол моего допроса ввиду физического воздействия на меня со стороны следователя. О принадлежности к правотроцкистской организации Богрова, Макаренко, Лещенко, Гравеля, Махновецкого я ничего не знаю, указанных лиц я знал только как работников НКВД.'
  П оказания А.И. Гравеля, сотрудника НКВД. Речь также идет о его показаниях в 1938 году.
  '-Я показаний на Махновецкого не давал, я подписал готовый протокол.
  Я подписал готовый протокол, потому что меня следователь Зайцев бил, а перед очной ставкой меня следователь Устенко бил в присутствии Зайцева.
  В.:
  -Почему же вы указываете, что следователи вас били, когда вы били арестованных при допросе?
  О.:
  -Я бил одного арестованного, и я претензий, что меня били, не имею, а заявил, что меня били для того, чтобы я подписал протокол с показаниями, которых я не давал.
  В.:
  -Вы подтверждаете свои показания о участии в правотроцкистской организации?
  О.:
  -Я никаких показаний о своем участии в правотроцкистской организации не давал, потому что я не являлся членом этой организации.'
  Следственное дело работника артсклада ?27 Галайды.
  'Осенью 1936 года Белов работал в комиссии по определению имевшихся на складе авиабомб, и по окончанию работы комиссии этого сделать, последней было забраковано около десяти штук восьмикилограммовых бомб, как имеющие течь. Эти бомбы, как не подлежащие хранению. должны были быть закопаны в землю. Белов потребовал от меня, чтобы я дал ему содержимое в этой бомбе химвещество, которое ему необходимо для получения анализа этого вещества. Я ответил Белову, что не могу, так как не знаком с процессом разрядки авиабомб, и сказал ему, что бомбы снаряжены по рецепту ?6, по которому Белов сможет узнать состав вещества, которым они снаряжены. Белов ответил, что содержание рецепта является совершенно секретным и достать его он не может, а наличие этого вещества в лаборатории мастерской лит. 'М' получить точный анализ и согласился сам лично провести разрядку этих авиабомб.
  Получив от меня согласие на это, Белов пришел вместе с бывшим химлаборантом мастерской лит. 'М' Климовым, с которым на территории кладбища, имеющимся на территории склада, произвели разрядку четырех бомб, и, забрав с собой содержавшееся в бомбах химвещество, ушли.
  Выбракованные бомбы мною после этого были списаны, согласно акта комиссии, и закопаны в землю.
  Больше никаких шпионских материалов я Белову не давал, и он от меня их не требовал.
  В.:
  -Кому Белов передавал шпионские материалы, полученные от вас?
  О.:
  -После получения от меня материалов о количестве и марках химснарядов Белов в одной из бесед со мной сказал. что он связан с польской военной разведкой, но фамилию лица, передававшего туда сведения, он мне не сказал, по -видимому полностью не доверяя мне. Хотя и знал, что я и при Петлюре, и при деникинской власти служил на артскладе, а также что я за связь с духовенством исключен из партии.
  Признаю себя виновным в том, что я с 1935 года поддерживал связь с польскими разведывательными органами, которым я подавал через Белова совершенно секретные сведения о количестве и марках химснарядов, хранящихся на складе ?27, а также что передал химвещество, которым были снаряжены 8кг авиабомбы.'
  .
  История с веществом Р-6 которое извлекли летом 1936 года из четырех бомб два удалых химика-это вообще феерический бред.
  Р-6 это иприт, и, если даже Белов об этом не догадывался и не определил по внешнему виду и запаху... В общем, автор рассказа заслужил премию Дарвина, чтобы больше такого не сочинял.
  С учетом того, что Белов прожил свыше года и умер только от пули в затылок, он не является автором этой лЫгенды..
  Наконец, почти что последние слова, что Белов знал, что Галайда исключен из партии за связь с церковью.
  Это уже откровенная халтура. Общение Галайды с Беловым протекало в 1936 году, а из партии Галайду выгнали в следующем году.
  Не исключено, что к тому времени и Белов был уже расстрелян.
  У автора создалось впечатление, что на Галайду сначала отправили альбомную справку, а уже потом доделывали дело (это, согласно показаниям начальника Облуправления НКВД Волкова, допускалось), но вот потом исполнитель писал всякую чушь в деле, под страницами которого расписался, не читая, Галайда.
  Дело Шатрового Ф.И, работника склада ?72 в городе Полтаве.
  '4 января 1938 года предстал перед ВКВС, где заявил, что не был участником заговора, в показаниях Царькова-ложь про его участие, он никаких вредительских действий не проводил, хотя в его действиях была иногда халатность. От своих показаний на следствии он отказывается, указав, что подписал их по просьбе следователя.
  Очной ставки с Бойченко не было, он подписал протокол, не видя самого Бойченко.
   Очная ставка с Кролем была, но его показания следователь исказил. Об участии Кроля в заговоре Шатровой и не знал.'
  И так далее, и так далее. Число сообщений, что при пересмотре дела свидетели обвинения говорили, что их показания были тенденциозно искажены, записаны не так, записаны с употреблением слов, каких свидетель и не знал и пр.-велико и изобильно. Из чего следует, что многие сотрудники НКВД на берегах реки Флегетона, подобно дантовским кентаврам взяли луки и начали стрелять по тем, кто высунулся из кровавых вод реки. И части их это понравилось.
  
   ______
  Поскольку Ежов и Вышинский не успевали санкционировать новые и новые меморандумы, приходящие в Москву, то основная доля нагрузки легла на областные и республиканские тройки. В их состав входили секретарь обкома КП(б), начальник управления НКВД региона и прокурор региона. В дни заседаний тройки они получали список дел, подлежащих рассмотрению, выписку из дела на каждого рассматриваемого, иногда другие документы, характеризующие вину. Обычно это были 'постановление об аресте, единый протокол обыска и ареста, один или два протокола допроса арестованного, обвинительное заключение.' В Полтавской области был принят порядок, что из НКВД присылался докладчик, который должен был изложить суть дела имярека или группы и ответить на вопросы членов тройки, если таковые возникнут. Тройка совещалась и выносила приговор. Подсудимый на нее не вызывался, а ему сообщали постфактум, что он приговорен к тому-то. Позднее следователи вспоминали, что у них и так было работы невпроворот, а тут еще готовься к тройке, и ничего не перепутай, потому как путаница в изложении дела вызывала гнев и раздражение начальства. Постепенно выработалась практика, что чаще туда посылали следователей с хорошо подвешенным языком, которые если чего-то и не знали, то могли бойко что-то придумать. Но это означало, что их дела падают на плечи не столь бойких товарищей. Кроме областной тройки, работала Военная Коллегия Верховного Суда, но ее выезды в область происходили не часто. Военнослужащих судил военный трибунал, никуда не делось и Особое Совещание.
  В 1937 году по СССР было осуждено 796 тысяч человек (это с учетом уголовных преступлений). Из них Военная Коллегия осудила 16.27 тыс., военные трибуналы- 13.1, ОСО-18.1 тысяч. Всех данных по Полтавской области, какой конкретно орган выносил решение, у автора нет.
  Теперь приведем результаты работы областной тройки.
  1.11.1937 года-рассмотрено 369 дел на 369 человек.
  4.11. 1937 г. 197 дел 208чел.
   13.11. 1937 г. 421 дел 426 чел.
  Вся таблица занимает целую страниц, поэтому автор не будет приводить ее целиком.
  В ней указаны 44 заседания, с 1.111937 года по 6.10.1938 года. Три из них указаны, как проходившие по два-три дня.
  27 сентября 1938 года показано ЧЕТЫРЕ заседания с одной и той же датой
  Всего с 1.11 1937 года по 6.10 1938 г. рассмотрено 3040дел на 8002человека, вынесено приговоров к ВМН 4843чел.
   К 10 годам лишения свободы приговорено 1352 человека, к 8 годам лишения свободы- 541 чел, к 5 годам -16 (ШЕСТНАДЦАТЬ) чел.
  Направлено в областной суд 435 чел. На Особое Совещание 61 чел., возвращено на доследование 452чел, освобождено из-под стражи 5 человек (ПЯТЬ).
  Примечания. Дел фактически больше, чем 3040, потому что в таблице за 20.09 1938 года число дел на тройке не указано, хотя в тот день вынесены приговоры 112 человекам, в том числе 100 к ВМН.
  Между 9.05.1938 года и 20 сентября 1938 года заседаний тройки не показано. Возможно, их действительно не было, возможно, не сохранилось документов. К этому периоду относится следствие над В.М. Каменецким, которые позднее указывал, что следователи выбивали из него показания с целью передачи его дела на тройку.
  Мало число отправленных на Особое Совещание дел, возможно, поясняется тем, что, судя по практике, на Особое Совещание старались оправлять дела, которые только там могли окончиться обвинительным приговором. Автор видел два таких дела- Солимчука, обвиненного в шпионаже в пользу Польши, которого даже ОСО вернуло (следователи Назаров и Гравель) и Левина, которого последовательно подводили под ряд обвинений, от издевательств над рабочим классом в дореволюционное время до принуждения подчиненных женщин к сожительству. Все обвинения отпали, но ОСО таки приговорила Левина к пяти годам.
  В Областной суд направлялись подсудимые с тройки в основном в период до 27 декабря 1937 года, после этого было всего четыре случая. Так что это делал Петерс-Здебский, направляя пачками туда от 60 до 110 человек за заседание. Волков же так не поступал.
  Три заседания были с рекордным количеством осужденных-4-5 декабря 1937 года, когда были рассмотрены дела 764 человек( 164 смертных приговора, 215 десятилетних сроков, 314 восьмилетних, 97 человек отправлено на рассмотрение областного суда ,4 на ОСО).Второе место у заседаний 29-30.11.1937 года- 547 человек, но смертных приговоров НИ ОДНОГО. Приговорено к десяти годам 224 человека, к восьми годам 314 человек. Дела 97 человек направлены в облсуд, 4 в ОСО. Третье место по числу приговоренных -это заседание 27 декабря 1937 года. Из 514 подсудимых ЧЕТЫРЕСТА приговорены к ВМН, 110 отправлены на рассмотрение областного суда и дело одного на доследование.
  В период после этого заседания до 20 сентября 1938 года тройка не приговаривала к заключению. А выносила лишь расстрельные приговоры. Часть дел оправлялись на ОСО, на доследование, но приговоры к лишению свободы ей не выносились.
  О качестве рассмотрения дел говорить вообще невозможно-как можно рассмотреть дела на 300 и больше человек на одном заседании? Такая возможность теоретически была 27 сентября 1938, когда на тройке рассматривалось одно дело с восемью подсудимыми (протокол ?32, поскольку на этот день приходилось несколько заседаний). Или 5 октября 1938 года, когда рассматривалось два дела на двух человек.
  В случае приговора тройкой к расстрелу приведение приговора могло затянуться, ведь расстрелять триста человек в ту же ночь силами управления было маловероятно. Их расстреливали постепенно, через некоторое время.
  Местом захоронения считается место за Полтавой, ныне отмеченное памятным знаком. Есть некоторые указания, что часть расстреляных хоронили на гражданских кладбищах, но достоверность этого не изучена.
 &nbs
   Но это был еще не конец. Тройка работала до 1.11. 1938 года, проведя еще 31 заседание, где рассмотрела 192 дела на 321 человека. Для большинства из них все кончилось печально, ведь из 321 человека только одно дело отправлено на доследование, к лишению свободы сроком на 10 лет приговорено 56 человек, к восьми годам- два, к пяти годам шесть. Остальные приговорены к расстрелу. Было еще три больших групповых дела, когда 9.10. рассмотрено одно дело на 46 человек и 7.10,когда рассматривались два дела на 68 подсудимых.
   На шести заседаниях рассматривалось по одному делу на одного человека. Все они закончились расстрельными приговорами. ________________
  Начался процесс рассмотрения дела Назарова.
  Одним направлением работы был поиск свидетелей, знавших Назарова по работе. А также видевших его на следствии между февралем и октябрем 1938 года, когда наш герой пребывал в тюрьме.
  Вторым направлением был анализ дел, что вел или визировал Назаров как начальник.
  Смысл действий по первому направлению был в следующем- не так часто следственное дело с первого взгляда выглядит абсурдно и требует пересмотра. Если Назаров обвиняется в том, что завербован неким Яшем, с которым он проводил какую-то оперативную работу, то опровергнуть факт вербовки Назарова Яшем возможно только найдя Яша и получив от того сведения, что он вообще не шпион и в частности что не вербовал Назарова. То, что он обвинен в участии в правотроцкистском заговоре - тоже пока невозможно опровергнуть просто по факту недоверия к подобному обвинению, потому что ни Троцкий, ни Бухарин, ни их сподвижники в то время не реабилитированы и не признаны теми, кто ничего против Советской власти не делали. С признаниями в деле все хорошо, они есть, есть показания других участников заговора, очные ставки. Тут подкопаться не к чему. Но, если показания Назарова о шпионаже в пользу Германии и правотроцкистском заговоре получены путем незаконных методов следствия, то совсем другое дело.
  В качестве вставной новеллы автор расскажет историю о деле шпиона, которое сразу же вызывало подозрения в халтуре и незаконности.
  Гражданин подследственный был жителем Харькова и работником знаменитого завода ?183, арестован в 1938 году.
  На следствии он признается, что, будучи участником Первой Мировой и попавшим в австрийский плен, в лагере для военнопленных был завербован неким немецким офицером с целью шпионажа на Германию после
  возвращения из плена. Вербовка произошла в середине 1917 года. В 1918 году он, как житель УНР, был отпущен из лагеря, вернулся к себе на Харьковщину, где с ним должны были связаться новые хозяева и передать, что от него требуется. Германский резидент с ним так и не связался, и до ареста в 1938 году гражданин так ничего в пользу Германии и не сделал. Такие показания он дал, и они зафиксированы в протоколах допросов. Было ли это в реальности, или выдумано- достоверных сведений нет.
  А вот дело явно шито белыми нитками.
  1.Вербовка гражданина относится к 1917 году, когда власть в стране принадлежала кому? Либо императору Николаю Второму либо Временному Правительству, поскольку признание в вербовке относится к времени до Октября. То есть вред от измены должны нести либо Империя, либо республика Керенского, но ни СССР, ни республики, впоследствии составившие его. Вот пусть сами Империя и Республика заводят на него дело по шпионажу против них.
  Дальше товарищ приезжает на территорию УНР или Гетманата с обязательством шпионить на немцев. А ни УНР, ни Гетманат не являются государствами, в силу международной солидарности трудящихся действия против которых караются законами СССР. УНР и Гетманат даже были врагами республик, позднее составивших Союз СССР. Были факты осуждения на шпионаж против СССР, когда некто давал обязательство шпионить на врагов СССР, оказывался на его территории, но реально ничего не делал против Страны Советов. Но у этих осужденных было хоть обязательство вредить СССР, в силу разных причин неосуществленное.
  А тут и обязательства нет!
  В итоге товарищ был освобожден Но дела бы его были плохи. если бы следователь склонил его к признанию хотя бы о том, что он устроился на оборонный завод с целью узнать полезное для зарубежных хозяев.
  Второе направление тоже становилось актуальным, потому что все чаще звучали слова 'незаконные методы следствия'. И уже начинался поток реабилитаций, хотя был еще невелик.
   И тут большое значение имело вот что- не занимался ли сам Михаил Николаевич теми самыми незаконными методами следствия, прежде чем был арестован?
  Но, чтобы сказать это, нужно было изучить множество дел.
  И в дело подшиты бумаги, с перечнем следственных дел, где могли остаться подписи Назарова.
  Основным является список лиц, привлеченных Полтавским Горотделом НКВД и 3 отделом УНКВД в 1937-1938 годах.
  Содержит 157 позиций. Ряд из них - дело на одного человека, но п. 46- это Плетюх Григорий Матвеевич и другие, всего 34 человека. П. 43- Куроедов Афанасий Федорович и другие, всего 16 человек,
   П.56- Корнилич Иван Афанасьевич и др., всего 6 человек, есть еще три групповых дела- 2,8 и 12 человек соответственно.
  Автор может однозначно сказать, что Грозный-Резанов Т.Ф. (позиция 98,номер дела ?3697) являлся сотрудником НКВД, арестован позже Назарова, давал показания при его реабилитации, поэтом искать след Назарова в его деле не стоит. Но вот кроме него уже больше 200 человек, и дело каждого нужно перепроверять. А есть еще дополнительный список дел, по которым проводилась дополнительная проверка- 27 дел (больше, чем на сотню человек), и еще десять дел, находящихся в стадии проверки на 13 марта 1956 года (еще 41 человек).
  И пошла работа.
  Обзорная справка по делу ?3706 Горопескуль Полины Георгиевны.
  Арестована 4 сентября 1937 года по подозрению в шпионаже, постановление подписал Назаров.
  Дальше бумаг за его подписью в деле нет, виновной себя не признала, доказательств по делу нет. В июне 1938 года из-под стражи освобождена.
  Полина Георгиевна была допрошена, сказала, что такого следователя, как Назаров, она не помнит.
  Еще сообщила, что ее не били, но показывали, как бьют других, лишали отдыха. Один следователь угрожал ей оружием, говорил, что застрелит, а потом запишут, как умершую от разрыва сердца. Еще ее ругали нецензурно.
   После освобождения она довольно долго лечила нервы в больнице.
  Такая же справка по делу Розбар Альберта Мартыновича (дело ?1952),
  осужденного Харьковским областным судом к 7 годам ИТЛ, по статье 54-10 (антисоветская агитация)
  Назаров составил 4 документа-о привлечении к ответственности, о мере пресечения, о прекращении дела по ст. 54-6 (шпионаж), о согласии с обвинительным заключением.
  Розбар себя ни на следствии, ни на суде виновным не признал, но был осужден.
  В 1940м он подавал кассационную жалобу, но она оставлена без удовлетворения.
  
   ______________________________
  Вообще большинство дел содержит подписи Назарова только на основных документах: постановлении об аресте, постановление об окончании дела, согласие с обвинительным заключением.
  Групповое дело на 8 человек, в том числе Гроза Ф.Т.
  Осуждены Особым Совещанием на 10 лет лишения свободы каждый в октябре 1937 года.
  Назаров осуществлял 4 следственных действия, в том числе выбор меры пресечения, сдача изъятых у подследственных охотничьих ружей и боеприпасов к ним, подписал постановление об окончании следствия, и провел один допрос подследственного Гроза Ф.Т. который дал признательные показания об антисоветской деятельности на себя и на других фигурантов дела.
  Однако имеется жалоба подследственного Шишко, поданная им в 1940 м году, что он отрицал предъявленные обвинения, но следователь (не Назаров) держал его на допросе беспрерывно трое суток, после чего заставил под диктовку дать признательные показания.
  Кроме того, следователи Кузнецов и Лещенко заставили его подписать протоколы очных ставок без их проведения. Когда он начал отказываться, то ему угрожали побоями. Присутствовавший там Назаров посоветовал Лещенко разбить подследственному 'рожу в кровь', чтобы тот сделал требуемое. Совет сопровождался разной непечатной руганью.
  При пересмотре дела в 1955 году все подсудимые признаны невиновными.
  Есть показания того самого Гроза Ф.Т., что Назаров на допросе ударил его кулаком в правый бок, а также нецензурно выражался. Кроме того, Назаров заявил, что если Гроза подпишет бумаги, то у него есть возможность получить 10 лет лишения свободы, а если нет, то он будет расстрелян.
  После этого он был отведен в камеру, где уже находились два человека арестованных. Дальше Гроза ссылается на то, что он видел некоего Дилевского, который был так избит, что лежал и не мог пошевелиться.
  Гроза испугался того, что Назаров в случае продолжения им сопротивления сделает с ним то же самое и стал подписывать все, что нужно. Кроме того, ему была проведена очная ставка с подследственным Гашпар П.Г. (Назарова уже не было). Что Гроза сообщил на ней, он сейчас не помнит, но допускает, что ...много чего.
  Показания Юрченко, что Назаров ему угрожал тем, что если тот не даст показаний на Шишко, то он доведет его жену до того, что она станет проституткой, а от этого сам Юрченко будет опозорен на всю Полтаву. Юрченко отказался давать показания на Шишко, после чего Назаров его отпустил в камеру, ,
  нецензурно обругав.
  Еще было другое показание. что Назаров подследственного ругал нецензурно. Нельзя сказать. что это подследственного сильно задевало, но все-таки ему было неприятно.
  Изучив эти и другие документы, родился документ от 2 октября 1956 года, в котором военный прокурор ГВП Зыков, рассмотрев в порядке надзора архивно-следственное дело ?372169 по обвинению Назарова М.Н....
  нашел, что Назаров М.Н. 16 октября 1938 года осужден Военной Коллегией Верховного Суда по статье 54-1Б,54-8, 54-11 к расстрелу с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества.
  Назаров являлся сотрудником немецкой разведки с 1918 года. Приговор основан на показаниях самого подсудимого, так и на показаниях Н. Здыховского (бывший сотрудник НКВД, осужден к лишению свободы) и А. Лазуренко (тоже бывший сотрудник НКВД, приговорен к ВМН в тот же период, что и Назаров)
  Жена подсудимого Назарова А.Т. в письме на имя министра сообщала, что Назаров был честным советским человеком, поэтому она просит пересмотреть его дело и реабилитировать его.
  Проведенным дополнительным расследованием в порядке статей 365-369 УПК УССР, установлено, что согласно предъявленным ему пунктам обвинения он был арестован и осужден обоснованно
  Дальше идет рассказ о деле Грозы и Юрченко, с указанием о том, что осужденные по этому делу 8 граждан 10 лет пребывали в местах лишения свободы без вины.
  6 августа 1937 года по постановлению Назарова арестован гражданин Бобрун А.Е., от которого Назаров получил показания, что тот является членом антисоветской организации, в которую Бобрун вовлек граждан Погорелова, Малярова, Веревкина и Корнилича. Они были арестованы, трое из них 25 октября 1937 года в Харьковской области осуждены к расстрелу, а остальные к 10 годам лишения свободы.
  22 сентября 1937 года.
  Проверкой было установлено, что все они осуждены необоснованно, и в 1956 году дело было прекращено.
  4 августа 1937 года арестован по постановлению Назарова гр. Котлик П.М. В последующем он по постановлению тройки по Харьковской области был расстрелян, как и еще 11 человек.
  Проведенной проверкой установлено, что эти 12 граждан были арестованы, а затем расстреляны необоснованно, вследствии чего дело их в 1956 году было прекращено ввиду отсутствия состава преступления в их действиях.
  Дальше указано, что осужденные Онищенко В.И, и Чижик Т.Ф. подписали протоколы с ложными признаниями вследствие того, что Назаров применял к ним незаконные методы следствия.
  6 августа 1937 года арестован гражданин Ипполитов Г.А. Ипполитов на следствии виновным себя не признал, в дальнейшем Тройкой НКВД приговорен к лишению свободы в ИТЛ.
  Дополнительным расследованием установлено, что Ипполитов арестован и осужден необоснованно, в связи с чем дело в 1956 прекращено.
  Назаровым были незаконно арестованы гр. Бидный Г. Х., Приступенко Г.В. и еще один гражданин, которые были обвинены в тяжких государственных преступлениях и длительное время содержались под стражей, пока их дело не было прекращено.
  ... Поскольку назначенное Назарову М.Н. наказание соответствует содеянному им, постановка о переквалификации совершенных им преступлений на ст. 54-7 УК УСССР не является целесообразной.
  На основании вышеизложенного и руководствуясь Ст. ...УПК РСФСР, постановил: жалобу гражданки Назаровой А.Г. о пересмотре дела Назарова М.Н. оставить без удовлетворения, производство... по делу Назарова М.В прекратить.
  Военный прокурор отдела ГВП майор юстиции Зыков.
  Согласен: пом. военного прокурора полковник юстиции...
   3 октября 1956 года.
  В качестве комментария автор скажет неполиткорректно: ЧПХ, где П-означает 'прокурорская'. Ему не раз приходилось видеть подобные решения, в том числе и более позднего времени. Творцы подобных документов четко следуют тенденции, как им надлежит решать. Довольно долго существовала тенденция отказывать, чему свидетелями будут все прочитавшие вышеизложенное.
  Потом пошла тенденция реабилитировать обвиненных в военно-фашистском заговоре в РККА. Потом вообще реабилитировали всех, кто был осужден решение внесудебных органов, не вдаваясь в подробности.
  Потом сочли, что антисоветская агитация-это вообще не преступление.
  В результате В. Блюменталь-Тамарин 'в 1993 году реабилитирован 'по формальным обстоятельствам' согласно статье 5 закона Российской Федерации 'О реабилитации жертв политических репрессий' от 3 сентября 1993 года ? 5698-1: 'Признаются не содержащими общественной опасности нижеперечисленные деяния и реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения лица, осуждённые за: а) антисоветскую агитацию и пропаганду; б) распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный или общественный строй'.
  А что делал указанный Блюменталь-Тамарин? '2 февраля 1942 года выступил по радио с обращением, в котором призывал соотечественников не защищать сталинский режим и сдаваться, а население на захваченных территориях - сотрудничать с оккупантами. Передачи стали регулярными: они выходили в эфир каждый вторник и четверг в 18:00. Ловко имитируя голос Сталина, Блюменталь-Тамарин озвучивал фальсифицированные указы советского правительства. Записанные на немецком радио Варшавы речи транслировались на оккупированных территориях СССР.'
  Особо ценна тут формулировка: 'реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения'.
  Автор, естественно, не является профессиональным юристом, но, в отличие от работников прокуратуры, сочинявших эту и другие отписку чуть более внимателен. И ему видно следующее:
  1. Гражданин Гроза после удара кулаком в правый бок и ругани, а также созерцания некоего избитого ,сообщает о себе неправдивые сведения, что он совершил преступление против Советского государства, а также про преступления других граждан, про вину которых он реально ничего не знает(так можно его понять). Отчего он признан безвинно пострадавшим, а Назаров незаконно ведущим следствие.
  2. В тоже время перед прокурором лежит дело Назарова, где указано, что во время следствия Назарова не один человек видел сильно избитым, иногда даже не могущим ходить от избиений. Гражданин Здыховский, на показаниях которого также строится обвинение о участии Назарова в правотроцкистской организации в НКВД, дожил до 1950 х годов, и в деле есть его показания о том, что он не был участником правотроцкистской организации среди работников НКВД, и вообще не знает о ее существовании, а свои показания на очень многих сотрудников НКВД (не мене пяти) -последствиями 'болезненного состояния, в котором он пребывал'.
   Ранее он сообщал, что 'Зная Гравеля как нестойкого коммуниста, к тому же имеющего родственников за границей, я по предложению Назарова начал с ним общаться и, убедившись в его антисоветских взглядах, поставил его в известность о существовании правотроцкистской организации, ее задачах и предложил ему вступить в эту организацию, на что Гравель дал согласие.'
  3. Бывший сотрудник НКВД Гравель, тоже арестованный, и тоже признавшийся в том, что знал о том, что Назаров, как он сам, входит в правотроцкистскую организацию, в конце концов дал показания, что он не входил в эту организацию. О том, что другие входили в нее -ничего не знает, а показания про все это дал вследствие избиений следователями. Самого же Назарова характеризует положительно. И это тоже есть в деле.
  То есть можно счесть, что Грозу били и пугали, оттого он дал показания на себя и других, но его можно реабилитировать, а Назарова - уже нельзя.
  Теперь вспомним, по каким статьям осужден Назаров.
  54-1б-то есть измена Родине, совершенная военнослужащим.
  54-8- 'Террористические акты, направленные против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций.'
  54-11- 'Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе контрреволюционных преступлений, приравнивается к совершению таковых и преследуется уголовным кодексом по соответствующим статьям.'
  А где шпионаж, то есть 54-6? Нету. Измена Родине и террористические акты по тогдашнему обыкновению проистекали из членства в заговорах (военно-троцкистском, правотроцкистском), даже если подследственный сам террором не занимался, но разделял установки заговорщиков. Поскольку за членами военно-фашистского заговора было задокументировано свойство совершать террористические акты против активных сторонников Советской власти, то и старший политрук Амчеславский, осужденный в 1938 году как участник заговора, осуждался в числе прочих по ст. 54-8 с применением закона от 1 декабря 1934 года (как и Назаров).
  В данном случае ГВП не стала внимательно изучать дело и сохранила обвинение практически без изменений, хотя у нее были основания прямо в самом деле, то есть показания Здыховского о том, что Назаров не входил в заговор, поэтому участие Назарова в заговоре должно быть подвергнуто сомнению и проверке.
  
  Скажу больше, непосредственный начальник Назарова А.А Волков в 1939 году арестован, а в 1941 году осужден. В его деле указано о том, что по его указаниям как члена заговора в НКВД осуждались невинные в контрреволюционных преступлениях люди, как среди населения, так и среди сотрудников НКВД. Упоминал ли Волков Назарова-увы, автор не помнит.
  Один из следователей по делу Назарова Мироненко осужден в 1941 году за фальсификацию дел и незаконные методы следствия. Если про Волкова военный прокурор мог и не знать, но про осуждение Мироненко материала в деле Назарова достаточно, чтобы обратиться к делу и уточнить, что там сказано про методы следствия Мироненко. Удар в правый боек гражданину Гроза (если он был в действительности) -это прямо-таки гомеопатия в незаконных методах следствия.
  Если показания Грозы и Юрченко приложены к делу Назарова, то извлечения из дела Бобруна, Котлика и остальных 11 подельников, а также Чижика, Онищенко, Ипполитова, Бидных и других двух в деле отсутствуют, поэтому опираться можно лишь на то, что прокуратура сочла их осуждение необоснованным и все тут. Но опыт работы с такими вот бумагами мешает согласиться с ними априори.
  Теперь о неоднократно указанной необоснованности ареста. Тут требуются пояснения. Ныне существующие следственные дела явно подвержены редактуре, в том числе и по вопросам, отчего НКВД вообще обратило внимание на данного товарища (см. также показания Волков про скудость новообразованной Полтавской области картотеками НКВД на подозрительных лиц).
  Этому есть пояснения от лиц, которые ознакомились с следственными делами в 90е, в период некоторого облегчения допуска, и потом. Они отмечали, что дела со временем стали меньше, а упоминания, что информация о антисоветской деятельности получена от таких-то лиц вообще стала редкой.
  Нельзя сказать, что ее вообще нет, но единичная. И то, из дел, виденных автором, она бывала только тогда, когда о преступлениях сообщали простые граждане. Иногда сведения приходили из дел тех, кто уже осужден и дал показания против того, на кого заведено дело.
   Но автор не видел ни одного дела, где есть информация от секретных агентов НКВД, что сообщают о подобном, хотя такие должны быть, особенно по делам об антисоветской агитации. В некоторых случаях редактура четко видна. Назаровым и Гравелем велось дело Солимчука, подозреваемого в шпионаже в пользу Польши. В деле упомянут меморандум РУ РККА (Солимчук был сотрудником Разведупра и подозревался в том, что был двойным агентом), даны его исходящий номер, но самого документа нет. Поскольку нам тяжело судить, какие основания для ареста Солимчука вытекают из незнакомого нам меморандума, то придется исходить из того, что доступно.
   Скажем, дело Лашевича. Его обвнили пять сопалатников по туберкулезному санаторию, что он их за последний месяц просто достал антисоветскими и антисемитскими анекдотами и высказываниями. В числе их были рассказы. что ему скучно, хоть бы кто их советских вождей помер, было бы чуть веселее. Или 'расшифровка' аббревиатуры СССР- 'Сало Сталину, соя-рабочим'
  Еще один товарищ на рынке в городе рассказывал об ужасах советской страны и том, что скоро будет война и ужасы советской действительности исчезнут вместе с советской действительностью.
   Неравнодушная гражданка услышала, взяла и написала, куда следует.
   Совсем анекдотический случай, когда находящийся в лихорадочном бреду больной Рябуха рассказал, что некоей бандой он нанят для убийства сотрудника артсклада, который банда имела намерение взорвать. Ученики фельдшерской школы это услышали, сказали руководству, а оно уже сообщило в НКВД.
   А тут получилось, что помянутый сотрудник по фамилии Галайда сидел в НКВД под следствием. Документ подшили в дело, но на судьбу Галайды он не повлиял.
  Уже вспоминавшийся ранее старший политрук Амчеславский. На него пришли бумаги из иных областей, где сказано, что некий Самутин назвал Амчеславского участннком троцкистской организации в Житомирской области, которую возглавлял, и майор Банов, ныне тоже арестованный, тоже назвал Амчеславского известным ему участников троцкистской организации в армии(это было хронологически позднее самутинского сообщения) Было и третье сообщение, что некогда во Владикавказской пехотной школе некий Амчеславский на собрании публично порвал с троцкизмом. Правда, оказалось, что каялся другой Амчеславский, а этому в его деле
   не повредило.
  Или вот 'Трахтенберг проходит по показания б/начальника Артуправления Киселева как участник военно-фашистского заговора в РККА, завербован б/пачальником склада ?27 Булгаковым.
  Булгаков в своем показании о нем сказал:
  'Лично мною в заговор вовлечены: нач. операционного отдела склада ?27 Ходосько, нач. отдела хранения воентехник Фостий и нач. цеха снаряжательной мастерской воентехник Трахтенберг, которые помогли мне развернуть к. р. вредительскую и диверсионную работу'.
  Вот что вспоминается без усиленного копания в памяти и делах.
  Вот теперь и скажите читатели, попадись такие сигналы Назарову,обязан ли он был на них реагировать ? Да, обязан. И даже не реагирование на пьяный звездеж Лашевича могло оказаться для него опасным. И извинить его могло лишь то, что сведения о преступлениях явно недостоверны.
  Так что сомнения в обоснованности ареста как-то тоже недостаточно обоснованы.
  Что касается того, что осуждение указанных лиц тоже было необоснованным, то об этом судить на основании того же прекращения дела нельзя без знакомства с делом. Например, в Полтавской области в период 1957 -1969 прекращены дела и реабилитированы ряд работников артиллерийских складов ?27 и72. Основанием для реабилитации послужило то, что они были осуждены как члены военно-фашистского заговора .которые в рамках заговорщической деятельности творили разное непотребство во вред Красной Армии и Сталину, но к вящей славе Тухачевского и Якира. Поскольку Тухачевский и Якир ныне реабилитированы, существование заговора их тоже не должно быть, и все они подлежат реабилитации, что и было сделано.
  Проблема в том, что остается необъясненным, для чего тогда работники склада ?27 творили вот это:
  'Инспектору группы контроля Наркома Обороны СССР от 13.3. 1938 года
  На ? 371
  В военном складе ?27 НКО СССР во главе с бывшим начсклада Булгаковым орудовала гнусная шайка троцкистов (Попов, Масалов), шпионов (Белов, Галайда), вредителей (Кузьмин, Дробленов, Климов, Шумиловский) и другие из вольнонаемный рабочих и служащих склада.
  Эти враги окопались в ремонтно-снаряжательной мастерской боеприпасов лит. 'Б' и в химической мастерской 'М', где выпускали вредительские (непригодные к боевому использованию) боеприпасы и также вредительски отремонтированные противогазы.
  Приблизительный подсчет расходов, связанных с переремонтом выпущенных врагами боеприпасов только лишь из числа находящихся в наличии одного склада ?27 за период их вражеской работы с 1934 по 1 июня 1937 г. 800000 руб. и примерно на такую же сумму расходов на переремонт боеприпасов, выпущенных той же мастерской склада за тот же период с 1934 по 1937г. (первая половина), но отправленных складом ?27 в в/ч и военные склады НКО, а всего примерно на сумму 1500 000 рублей. В эту сумму не входят расходы, связанные с переремонтом вредительски изготовленных противогазов, которые невозможно подсчитать, так как вредители сознательно запутали подсчет выпущенных противогазов на 14000 штук, а учет материалов, инструментов и оборудования был запутан на 20 000 рублей.'
  'Гранаты к пушке полковой системы обр. 1927 года сборки мастерской-май 1937 года имеется 26% не входящих в камору'.
  Выстрел такой гранатой из пушки опасен разрывом ствола и убитыми среди расчета.
  '3. Учет боеприпасов в хранилищах был крайне запутан, про что свидетельствуют акты на излишки и недостатки имущества. Только после 1 июля 1937 года составлено 17 актов на 20 вагонов.'
  Это означает, что 330 тонн боеприпасов списаны, как отсутствующие в природе.
  Только одна из Полтавских вольностей-
  'В результате этих вредительских действий подвергнуто порче и приведено в негодность следующее:
  1. 37мм пушек- 35 штук
  2. 45мм противот. пушек 72 шт.
  3. Английских 115мм гаубиц-36 шт.'
  Соответственно- 2 комплекта для вооружения стрелковой дивизии штата 1935 года, 6 дивизионных комплектов, 3 дивизионных комплекта.
  Для чего это тогда делалось? Хорошо, пусть не 54 статья, а 193, то есть воинское преступление без контрреволюционной природы его. Или какая-то другая. Если же совершившие его реабилитированы, значит они невиновны и ничего этого не было.
  Это тоже всем показалось, ибо не существовало. Изнасилование начальником склада ?72 Царьковым подчиненных работниц женского пола тоже не происходило.
  
  
  
   _________________________________________________
  Как отреагировала Антонина Герасимовна на ответ Прокуратуры?
  Снова написала письмо, где меж тем упомянула, что она продолжает пребывать в статусе 'жены врага народа', а вот некий Поляков, которого уволили из органов в 1939 году в апреле и осудили на 5 лет, а теперь он вернулся, его реабилитировали-это за то, что он издевался над людьми на допросах. 'Он вернулся к семье, работает, семья имеет опору, обеспечена, это после того, как он стольких отправил на тот свет, в том числе и своих работников...'
  Речь идет о Полякове Семене Илларионовиче, 1900 года рождения. В Полтавской области он сначала был начальником 5 отдела УНКВД области, а с 07. 1938 - зам. начальника УНКВД области.
  Правда, в справочнике кадрового состава указано, что он осужден в 1939 году к 10 годам лишения свободы за 'нарушение социалистической законности, фабрикование и фальсификация уголовных дел, применение незаконных методов следствия.'
  Дальнейший путь реабилитации из дела не совсем понятен, возможно, из-за того, что документы подшиты в папку не полностью или перефотографирование их автором тоже упустило часть их.
   В 1958 году допрошен как свидетель Гравель (второй раз, первый раз в 1954м).
  30 января 1959 года состоялся очередная проверка дела военным прокурором ГВП Фокиным и снова отказ.
  В этом случае проверка была тщательной и все обвинения 1938 года отпали.
  'Таким образом, следует признать, что обвинение Назарова по ст. 54-1Б, 54-8, 54=11 УК УССР объективного подтверждения не нашло'.
  'В архивам МВД ССР и КГБ при СМ СССР и в архивном личном деле компроментирующих материалов не обнаружено'.
  Но снова всплыли те самые дела, которые вел Назаров -Гроза, Юрченко и остальные пять человек, причем упоминается о том, что Грозе Назаров угрожал оружие. В моих фотокопиях его показаний этого нет.
  Снова отказ.
  Дальше в дело подшиты бумаги о конфискации имущества Назарова, что было в квартире и что помещено в камеру хранения НКВД.
  Есть несколько документов, например, список вещей, составленный Антониной Герасимовной.
  Но в нем сказано, что к списку приложена справка о реабилитации, то есть это бумага 1960 года.
  Есть также список вещей, находящихся в квартире 21 дома 12 по улице Круглой в городе Полтаве, где жил Михаил Николаевич. Только в тексте он ошибочно назван Назаренко.
   При описи присутствовали представитель 5 отдела УГБ НКВД Водяницкий, нач. 2 отдела ОУР мл. лейтенант милиции Гвоздев и управдомами ?1 Раецкая. Список оставлен в 1938 году
  Водяницкого звали Захар (или Захарий) Федорович, он родился в 1904 году, в 1936 году был сержантом госбезопасности и служил в УНКВД Харьковской области. Войну он пережил и закончил службу в 1950 м году в звании майора.
  Что же было в квартире? В принципе, можно было и не воспроизводить список, но вдруг кому-то будет интересно.
  Мебель-мягкий диван, обитый желтой клеенкой.
  Кровать
  Кушетка
  Шифоньер
  Трельяж
  Шкафчик кухонный
  Шкафчик для книг
  8 стульев
  Часы ходики
  Человеческая фигура(бюст)
  Ракушка
  Серебро столовое- 5 сер. ложек
  Серебряная разливная ложка.
  Книги-
  Томов Ленина -26
  Малая Советская Энциклопедия-4 тома
  Разных книг-44
  ----
  Посуда и кух. утварь:
  Медный самовар
  Тарелок глубоких 4
  Тарелок мелких-10
  Мясорубка-1
  Тазов-мисок эмалированных-2
  Мисок железных 1
  Кастрюль-1
  Котелок-кастрюля-1
  Стаканов-8
  Сухарниц-1
  Блюдечек-2
  Вилок-4-2(что это означает-непонятно)
  Пила для хлеба-1
  Кадушка.
  Предметов мужской одежды-3 шт. нательного белья-4 пары, бельевая рубаха и 8 пар носок.
  Мужской обуви-7 пар (2 пары туфель, ботинки казенные, валенки. старые хромовые сапоги, 2 пары старых туфель).
  Предметов женской одежды-3 женских платья. Женские белые кожаные туфли старые, 2 пары женских чулок, горжетка из лисы
  Кроме того, 2 отреза на шинель, бельевая ткань 9метров, рогожка-4 метра, отрез коверкот -три четверти метра, мадеполам- отрез 22 метра.
  А также постельное белье, подушки и пр., всего 66 позиций.
  Все вещи оценены, даже старые (кроме книг). Например, шифоньер оценен в 180 рублей, казенные ботинки в 40 рублей, лисья горжетка в 100 руб., серебряные ложки в 5 рублей штука, разливная серебряная ложка 10ркблей, валенки 15 рублей, мясорубка 15 рублей.
  Как определялась цена каждой вещи-непонятно.
  Если бы мебель была казенной, то все определяется очень легко, но зачем тогда описывать ее как вещи Назарова? Имело бы смысл записать, что такие-то вещи получены от казны и все.
  Есть и список от Антонины Герасимовны, и он несколько объемнее, хотя в него входят только вещи Михаила Николаевича, в основном одежда и обувь, плюс часы и охотничье ружье.
  Это 8 военных костюмов ,7 штатских, 5 штатских брюк, рубашки 12шт, белье мужское 22 пары, 2 отреза на шинель, шинель новая и шинель ношеная, форменное пальто, сапоги хромовые новые-2 пары. 3 пары ношеных, отрез хрома на сапоги. Туфли летние-2 пары, туфли мужские 3 пары, валенки фетровые, обшитые кожей, спортивные костюмы зимние 2 пары, ботинок с коньками -2 пары. Плащ новый и плащ ношенный, демисезонное пальто драповое, 8 отрезов разной ткани.
  Серебряный портсигар, серебряный дорожный нессесер, охотничье ружье двуствольное с принадлежностью. Этот список и лег в основу того, что из имущества Михаила Николаевича будет компенсировано наследникам, хотя часть вещей заимствована из списка, подписанного управдомами, например, носки, потому что Антонина Герасимовна их не указала.
  
  
  
  
  
  
  Известно, что Назаров М.Н реабилитирован 7 апреля 1960 года. Очевидно, вдова его продолжала стучаться во все двери и добилась результата.
  Антонина Герасимовна жила в Сумской области, в селе Стецковка Хотеньского района, когда в 1985 году была удостоена ордена Отечественной войны 2 степени, как ветеран Великой Отечественной. То есть в ноябре 1985 года она была жива. Почему Антонина Герасимовна оказалась в Сумской области-автору не известно. Что сталось с дочкой героя- увы, тоже.
  Потом в здание на улице Пушкинской в Полтаве попал автор. Сначала он искал материалы по репрессированным полякам, потом по артиллерийским складам в следственных делах. О следователе Назарове он не знал,
  но не отказывался поглядеть интересные дела по другой тематике.
  В 2017-2018 году он впервые увидел фамилию Назарова в деле Антона Солимчука (советского разведчика в Польше).
  Почему внимание привлек именно Назаров? Тут есть две составляющих.
  
  1.Удалось ознакомиться с его следственным и личным делами.
  Возможно, эти дела легко доступны в столицах, но для провинциального исследователя наличие многих документов в местном архиве прямо-таки сказочное везение. Особенно личных дел сотрудников НКВД. Они есть, но дела следователей и пр. рассекречиваются неспешно, поэтому можно иметь доступ к следственному делу, а вот к личному нет. Или оно отослано куда-то там, скажем, на родину покойного.
  2. Для исследователя важно отражение всеобщего в частном, то есть как история человека выглядит на фоне истории общества в это период. И как история общества изменяет историю человека.
  
  Есть и личный момент. Некоторые материалы и истории прямо-таки попадаются сами и нанизываются на нитку, словно бусины.
  Вот, скажем, история следователя Гравеля. Отчего-то попадалось все больше дел, которые он вел, пока автор не понял, что уже может написать о нем книгу. Из чего следует, что материалы прямо ищут того, кто напишет о них.
  С Назаровым было то же самое. Сначала его фамилия мелькнула в том самом деле Солимчука. Ну, мелькнула и ладно.
  Потом все чаще и чаще. Потом ощутилось, что надо писать о нем книгу.
  Это было осенью 2019 года, когда на стол легло личное дело Михаила Николаевича.
  А когда войдешь в историю душой, искать становится легче и понимать тоже.
  Так работает та самая магия писательства. __________________________________++
  7. Шпионка Леокардия
  
  Дело по обвинению Моравской Леокадии Адамовны по ст. 54-10
  На обложке дела не менее трех разных номеров его, статья тоже явно переправлялась, поскольку явно видны следы стирания и новой записи части статьи.
  Забегая вперед-там, впереди, будет еще много путаницы и неясностей.
  
  ПОСТАНОВЛЕНИЕ
  
  (о приобщении дела-формуляра)
  
  15 ноября 1937 года врид оперуполномоченного сержант ГБ Каменецкий вынес постановление, поскольку на гр. Моравскую Леокадию Адамовну имеется следственное дело, то хранящееся дело-формуляр на нее по ст. 54-10 следует приобщить к следственному делу.
  
  Подписано Каменецким, с этим решением согласились и утвердили врид начальник 3 отдела ПОУ НКВД Александров и начальник ПОУ НКВД Петерс-Здебский.
  
  Что это означает:
  Делом формуляром называлось " дела оперативного учета, заводившегося на отдельное лицо в связи с поступившими в отношении его сведениями, которые давали основание подозревать его в проведении подрывной деятельности против СССР. Термин отменен в 1954 году."
  То есть на пани Моравскую имелись и копились компроментирующие сведения, складываемые в этой папке, которые могли сильно утяжелить ее участь.
  
  Но могли и нет. Автор изучал дело старшего политрука Амчеславского(он еще будет упомянут), арестованного в 1938 году и обвиненного в участии в заговоре. И в рамках следствия в Кременчуг был прислан протокол, в котором указано, что служивший в Владикавказской пехотной школе Анатолий Амчеславский кается в своем участии в оппозиции и заявляет о разрыве с ней. Датирован приблизительно 1927 годом. В итоге перед следствием выстраивается цепочка- оппозиционные дела 1927 года и ранее, сообщение из Житомира, что по делу некоего Самутина Амчеславский указан как участник троцкистской организации в начале 30х голов, потом сообщение майора Банова, что Амчеславский во время службы в 24 СД является участником троцкистской группы. В Кременчуг он послан по решению руководства ХВО, изрядное число из которого уже фигуранты дел о заговоре в РККА.
  Получается, что имеется кадровый оппозиционер с большим стажем, больше 10 лет и рецидивом впадения в грех оппозиции.
  Или несколько меньше, потому что этот вот Амчеславский, что арестован в Кременчуге, хотя, несомненно, Амчеславский и, несомненно, Анатолий, но в Владикавказской пехотной школе и вообще в РККА на тот момент не служил. Итого бумага украсила дело, но в Обвинительное заключение и протоколы допросов не попала.
  7 сентября 1937 года старший лейтенант Госбезопасности Назаров, рассмотрев материалы об антисоветской деятельности гражданки Сахненко-Бурячек, она же Моравской Леокардии(так!) Адамовны. 1898 года рождения, уроженки г. Варшавы, по национальности польки, гражданки СССР, без определенных занятий, в преступлениях, предусмотренных ст. 54 часть 6, подозреваемой в шпионаже в пользу Польши, вынес постановление об ее аресте.
   Далее были оформлены еще ряд документов, в том числе и вот такой:
  СПРАВКА
  На гражданку Сахненко -Бурячек Леокардию Адамовну
   Сахненко-Бурячек, Леокардия(так!) Адамовна. 1898 года рождения, уроженка г.Варшавы. по национальности полька, гражданка СССР, без определенных занятий.
  служащая, беспартийная
  Адрес: г. Полтава, Пороховая ул. д.19
  Сахненко-Бурячек является беженкой империалистической войны. В Варшаве проживают ее родственники, с которыми она поддерживает письменную связь.
  Систематически посещает польское консульство в Харькове. Ведет подозрительный образ жизни, совершая поездки в разные города Украины.
  Подозревается в шпионаже в пользу Польши.
  Подписано начальником Полтавского ГО НКВД Вепринским и Назаровым.
  Анкета арестованной заполнена 12 сентября 1937 года.
  Там она числится как Моравская.
  Родилась 1 ноября 1899 года.
  На данный момент член артели 'Красный Восток', мотальшица.
   Образование среднее, из семьи рабочего, до революции училась, после революции-домохозяйка, репрессиям при Советской власти не подвергалась.
  Состав семьи: дочери Любовь 16 лет, Нина 12 лет, Валентина 1 год 8 месяцев.
  В Варшаве живет ее мать 80 лет, три брата и три сестры. Кстати, там фамилия матери написана как Муравская.
  Еще имеется характеристика из артели 'Красный восток', подписанное ее руководством 16 ноября 1937 года.
  В ней про нее написано, что она работала с 26 сентября 1936 по 4 сентября 1937 года в артели. Работала плохо, проявила себя как контрреволюционный элемент, во время отдыха читала запрещенные книги в религиозном духе и говорила, что это интересные и полезные книги.
  Фамилия ее написана как Пуравская.
  В обвинительном заключении она уже Леокадия, а не Леокардия,
  Про нее рассказано, что она восхваляет фашистский строй Польши, говорит, что в 'Советской стране провели коллективизацию, но в ней крестьяне от голода умирают. В Польше же этого нет. Крестьяне живут зажиточно и всегда свою страну будут защищать. В случае войны с Польшей крестьяне Советского Союза окажут помощь Польше.
  Неоднократно в обеденные перерывы собирала вокруг себя рабочих и читала религиозные книги и доказывала им, что даже в книгах написано, что Соввласти скоро не будет и для народа настанет новая лучшая жизнь.
  Допрошенная Моравская свою вину отрицала, но изобличается показаниями свидетелей (приведены фамилии их и ссылки на листы дела с показаниями).
  Таким образом, Моравская изобличается в том, что проводила к-р фашистскую агитацию, направленную на подрыв существующего строя.
  На основании этого следдело направлено Наркому Ежову в порядке Приказа ?00485.
  Подписано- оперуполномоченный сержант ГБ Вознесенский
   Согласен-подпись Назарова.
  А далее приведен Акт, согласно которому сотрудники Полтавского УНКВД Александров, Жилин и Крапивскиий(?) решали загадку: сколько женщин сидит в Полтавской тюрьме под фамилиями и именами Моравская Леокадия , Сахненко-Бурячек Леокардия-две или одна ? И тождественны ли эти данные наличной женщине?
  Оказалось, что Моравская-ее девичья фамилия, фамилию Сахненко она носила, когда была замужем за гражданином Сахненко, потом она была в незарегистрированном браке с гражданином Бурячек, но его фамилию не носила, потому что не было регистрации брака.
  Поэтому комиссия установила, что содержащаяся в тюрьме НКВД Сахненко-Бурячек Леокардия и Моравская Леокадия, которой вынесен приговор к ВМН согласно отношению ?366 от 20.11.1937 года являются одним и тем же лицом.
  Подписи комиссии.
  Документ о приведении приговора в исполнение 4 января 1938 года.
  Документ 1989 года о реабилитации.
  На этом дело закончено.
  ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА.
  Иллюстрация к деяниям Ежова, разобранным в соответствующей главе.
  Нарком Ежов, вроде бы с благой целью: в кратчайший срок очистить страну от нехороших личностей, выдает индульгенция подчиненным на очень значительное облегчение в оформлении дел, вынесении приговоров и пр. Допускалось даже оформление дел задним числом, когда материалы уже посланы в Москву, а дело еще не закончено.
  Но следствие и Двойка в лице Ежова и Вышинского не укладывается -одни в оформление дел, другие в своевременное вынесение приговоров. Плюс ошибки из-за спешки-ведь подобный Акт не единственный, что выясняет, кто есть кто в камере тюрьмы: приговоренный Двойкой или совершено другой человек.
  В итоге между арестом и расстрелом проходит четыре месяца и никакого ускорения процедуры нет.
  Увы, наш герой в этой истории себя показал источником путаницы.
  **
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"