Сезин Сергей Юрьевич: другие произведения.

Дверь На Атрис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Новый проект "Атрис и Итаннес".

  ПРЕДИСЛОВИЕ.
  "В каком часу- рассчитывай,
   В каких местах- отгадывай,
   Свершилось прохождение
   Возле земли комет
   И мир проснулся утречком
   И понял вместо завтрака,
   Что прежнего, привычного
   Навеки мира нет ..."
   Такими стишками ознаменовал сей катаклизм один не очень известный поэт, да и их частично заимствовал у другого литератора, который жил еще раньше. Но следует сказать, что эти стишки еще являются чем- то осмысленным, потому как с утречка в вторник очутиться в другом мире - тогда впору и взвыть нечленораздельно, чтобы у всех уши не выдержали. А тут еще и даже ритм присутствует, что говорит о крепких нервах стихотворца. Кстати, имя его осталось неизвестным, но стихи запомнились. Хоть и не Гомер, но все же.
   А в тот вторник произошло действительно нечто необычное и нежданное. Пролетали ли кометы по небу или нет, были ли знамения, говорили ли статуи человеческими голосами и была ли кровавая вечерняя заря перед этим- людям не запомнилось. Но в общем, что-то произошло в ночь с понедельника на вторник, и часть жителей России проснулась в совершенно другом мире. Нельзя сказать, что они не читали беллетристической литературы про нечто подобное, но ...одно дело читать увлекательную книжку про приключения на необитаемом острове, а другое на этом острове сидеть и лопать его обитателей сырыми и без соли. Пережив шок и осознав, что они живы и надо жить дальше, жители, попавшие в новый мир, стали осматриваться. Шок от увиденного повторялся, и даже не один раз.
   Мир был обитаемым, и там жили не только люди, но и не совсем люди, а также разные животные. Встречались боги и демоны. Новый мир был не совсем похож на им привычный, что был доселе, но, надо отдать должное небожителям, провалились новые обитатели не в ледяную пустыню и не в пески вроде Каракумов, а в похожий по климату мир.
   Были, конечно, различия в содержании кислорода в атмосфере и некоторых физических константах, но обычному человеку это принципиально не мешало. Мешало многое другое, оттого жители нового мира принялись устранять это мешавшее.
  Кто был виноват в этом безобразии- естественно, темные боги. У них были свои планы по захвату власти в возможно большем числе миров, а светлые боги про это немножко поздновато прознали и приняли меры. В очень упрощенном изложении дальнейшее можно изложить так: когда уходишь от лобового столкновения с КАМАЗом, можно рискнуть протаранить забор из штакетника - он чуть мягче встречного грузовика. Но огород за забором пострадает. Как-то так боги изложили логику произошедшего тем смертным, с которыми они общались. Пояснять тем, кто не владеет нужным объемом знаний, следует краткими эмоционально насыщенными образами, доступными их пониманию.
  А если не сможешь пояснить закон Ома аналогиями из общения с противоположным полом, так поясни, что это настолько великая тайна, что для постижения ее у собеседника недостаточно высокий уровень посвящения. После чего интересующийся должен сам дойти до понимания, отчего завод "Пелла" достаточно аккуратно перенесся в новый мир, и почти половина его сотрудников тоже, а из его родного Пскова- только он и даже без жены. Вот он посмотрел на станки и краны, мирно стоящие в чистом поле близ какой-то заброшенной деревни, услышал, что все перенесшиеся мирно спали, оттого очутились в этих... долбанных местах и даже с семействами, а дежурная смена потерялась где-то там, и из души его вырвется слово понимания: "Магия!" Прилагательные к нему рассказчик не приводит.
   Проваливалось "за забор" хаотично, где много, где мало, где в целом виде, где в измельченном, но Робинзону Крузо пришлось куда хуже. А дальше началась новая жизнь, в которой новые робинзоны не пали жертвою катаклизма, а выжили и даже приумножились числом. С тех пор прошло больше трехсот лет. Об этом много гадали, в том числе и о том, что сталось со старым миром, развалился он или нет, или существует, но проверить, как там на самом деле, никто не мог. Так вот и жили, гадая о таких сложных вопросах бытия. А когда надоедало гадать, решали более простые вопросы: нарубить дров или уже не надо, съесть ли еще квашеной капусты или хватит....
   Мир, куда они попали. имел огромный материк Итаннес, чьи точные размеры до сих пор не были определены. К югу, куда текли семь рек, омывавших область основного попадания, располагались два моря, берега которых были исследованы, но вот их южный и юго-западный берег - не дальше, чем на три-четыре дня пути от береговой черты. Дальше были либо малопроходимые горы, либо враждебно настроенные местные племена. Оттого их исследование несколько затягивалось. На востоке и юго-востоке лежала степь. О государствах и городах, которые лежали на другом конце этой степи, никто точно не знал, а повторял разные чужие фантазии. Среди степей были и участки пустыни, как песчаные, так и каменистые. В их существование многие местные жители тоже не верили, ибо им было тяжело принять, что боги обиделись на какую- то часть Земли и не дают ей воду. В их представление о богах и землях это не укладывалось. Хотя кочевники им про пустыни рассказывали, но... К северу начиналась стена густых хвойных лесов, переходящая не то в ледяные пустыни, не то в необычный для севера оазис. Существование оазиса выводилось из многократно переписанного древнего пророчества, которое до сих пор не осуществилось.
  За Западным хребтом люди бывали, но дюжинный обыватель знал лишь то, что там дождливо, хорошо ловится рыба, а виноград не растет. Поскольку поход через Западный хребет не стоил того, чтобы самому познать это, то желающих находилось мало. Впрочем, я расскажу и о таком человеке. Попозже.
  За морем, омывающим берега, где не рос виноград, лежал материк Атрис, о котором на Итаннесе знали только десяток посвященных. С Атрисом- та же история. Бессмертным отчего-то требовалось, чтобы на обоих кусках суши не знали друг о друге и все тут. Причины небожители не раскрывали: тебе дарована информация, которую ты можешь забыть, можешь и помнить, но не должен раскрывать никому из тех, у кого на левом запястье нет участка бледной кожи, как если бы он носил браслет и снял его, а место под ним осталось незагорелым. Такому- можно сказать, правда, он и так знает об этом.
   Климат в новом мире был похож на оставленный в прежнем, разве что зима была помягче, но зато более снежной, а лето малость теплее, но суше. Естественно, чем севернее, тем было холоднее, а чем южнее- теплее, а чем выше в гору, тем тоже холодней, но это как-то само собой разумеется.
   Ландшафт отличался от среднерусского сильнее, поскольку прибавилась пара хребтов, меридионального (извините за такое слово) направления, и один широтного. Горы оказались не очень высокими, вроде Уральских в оставленном мире. На юг текло семь крупных рек, на север -две, строго на восток и запад текли только их притоки. Основная территория расселения новых робинзонов оказалась лесостепью и южной границей лесных массивов, только в устьях текущих на юг рек было что-то вроде средиземноморского климата.
   Но все это мелочи, а самое главное отличие нового мира от утраченного- магия. Магия везде и всюду. Те, кто рождались в этом мире, могли унаследовать свойство управлять ее естественными потоками (те, кто провалились из прежнего -нет). А раз есть магия, значит, есть и боги, которые и управляют, и поддерживают ее токи из космоса в этот мир и дальше. Куда- не знаю, я ведь рассказчик, а не маг. Боги, естественно, существовали Светлые и Темные, очень разного требующие от
   поклоняющихся им. Кроме них, имелись всякие полубоги, демоны, полудемоны и прочие сверхъестественные и чрезъестественные существа, как природные, так и созданные другими магами. Каждый из них имел свои особенности, и жить рядом с ним иногда было довольно тяжко, а иногда и совсем невозможно. Скушать могли.
  Еще жили там прочие человекоподобные расы. Вот хоббитов не было- не знаю, к лучшему это или к худшему, но не было и все. Лесные альвы к людям относились плохо, впрочем, и к остальным расам не лучше. Черные же альвы не любили даже своих лесных сородичей, да и вообще до сих пор неясно, знакома ли им любовь как чувство. Прочие расы могли сотрудничать, если не было прямого конфликта интересов, скажем, из-за добычи в Винтайских копях или по поводу Гнездиловского поля. Да, никто туда не лазил, ибо это священное место для орков, но сколько было всего, в том числе и крови, оттого, что их шаманы, идя по берегу, испытывали какое-то эстетическое неудовольствие, оттого что теперь они идут мимо городка Гнездилов, а привыкли ходить по пустынному берегу. И, пока не сменилось прежнее поколение шаманов- никак не удавалось избежать ежегодных скандалов и драк. Потом почему-то шаманы перестали обращать на это внимание, а на обратном пути даже заходили в город порадовать свое брюхо. Перед обрядами они должны были поститься, а после можно и себя побаловать. Может, запахи еды из домов городка портили старым шаманам праздничный настрой, заставляя думать не о священном, а о том, как хочется пожрать?
  И здешние люди, которые жили жизнью, очень похожей на те самые давно миновавшие средние века, точнее, в период феодальной раздробленности, если выразиться совсем по-научному. Отчего имелось аж двадцать семь их государств, впрочем, цифра могла и отличаться, потому что сегодня баронство Эмер числится абсолютно самостоятельным, а завтра- уже нет, потом эмерцы восстали и вновь числят себя древнейшим государством от реки Клам до реки Аа, которым прочие и в подметки не годятся на протяжении последних трех тысяч лет.
  
   Взаимодействуя с людьми, что жили здесь, пришельцы много обжигались, поскольку как-то не привыкли иметь дело с целыми народами, которым нельзя было доверять ни в чем. А так и было. Уроженцы Себрайского комитата привыкли быть честными только со своими земляками, а прочих обманывали, как могли. Здешние к этому привыкли и даже сложили поговорку, что "когда себраец говорит, что у него два уха- обязательно пересчитай, и только потом соглашайся". Вот визернцам доверять можно. Когда они вслух в присутствии свидетелей что-то сказали- все так и будет, и обещавшие падут замертво, но сделают. Кочевники из рода Богра раньше просто заходили в города и брали все, что нравится. Это они считали подарком бога Тенгри им, истинным людям, от не совсем истинных, которые живут в городе и похуже. Оттого их вообще старались в города не пускать или проводить ритуал "Глаз Тенгри", но поначалу этого не знали...Но постепенно учились. Постепенно и до местных уроженцев дошло, до каких пределов можно безопасно раздражать "сошедших с небес", а также то, что честность окупается быстрее.
  Ах да, языки. Гости из будущего разговаривали, естественно, по большей части на русском языке с той или иной примесью местных слов. Эти смешанные языки никто не классифицировал, поэтому каждый мешал известные ему языки, как мог, пока его понимали. Сколько же было местных языков- ну, не менее двух десятков. Чаще всего использовался тарбский, зная который, можно было путешествовать почти везде в областях расселения оседлых народов и тебя поймут (тоже почти везде). Среди кочевников таким универсальным ключом являлся иссуденский.
  Свалившиеся в иной мир, который привык воевать в режиме "все против всех", могли бы и погибнуть. Но бессмертные их не оставили своим вниманием, поэтому в район горы Онисс свалились не только жители поселка Максаково из прежнего мира, но и содержимое артиллерийского склада, что находился близ станции Ленинское.
  Поэтому пришедшей армии двух соседних баронств была показана кузькина мать, остальные впечатлялись пересказами уцелевших, как кто там погиб, да еще и не сблизившись с врагом. Поскольку разбитые армии бежали, новые же не спешили навстречу своей погибели, к прибывшим явилась делегация священнослужителей основных местных культов с вопросами, кто такие эти внезапные гости, как они сюда попали и чего они хотят. Наскоро избранный совет гостей из будущего пояснил, что они готовы жить мирно и торговать, порабощать и истреблять здешних не планируют, но в случае необходимости планы могут быть изменены в худшую для местных сторону. И делегации показали, что может сделать даже старая гаубица с пехотой, конницей и крепостными стенами, благо неподалеку имелся заброшенный замок. Почему я рассказываю об этом так кратко? А по-другому и не было. Никто не знал чужих языков, ни местные, ни пришельцы.
  Письменностью собеседников тоже не владел никто. Но магия позволяет понимать суть сказанного даже на незнакомом языке и создать картинку для демонстрации своей позиции. Поэтому на первый раз этого хватило, а дальше началась политика, политика, политика... Постепенно гости из будущего собрались в четыре союзных друг другу государства. Управляли ими Государственные Советы. Поскольку местные жители плохо понимали, как это можно-быть без монарха во главе страны, то выбирали и почетного президента каждой. Он, для декорума именуемый герцогом и Хранителем страны, то бишь главнокомандующим войсками ее, служил ширмой действительному управлению ей. Разумеется, на этот пост выбирался человек внешне солидный, умеющий дипломатично себя вести и пр., но фактически никакой властью он не обладал. Он создавал картинку, что герцог Смоленской земли принял делегацию из графства Чисвик и, рассмотрев их аргументы о праве на владение Чармским перекатом и взятие пошлины, не согласился с представленными доводами и заявил, что эта практика будет мешать торговле по Синей реке.
  После чего пригласил делегацию на пир, где охотно пил за здоровье графа Ренье и его супруги (за детей пить было еще рано). Нормальная политика, не вызывающая отторжения как несвойственная цивилизованным людям. А кто решает, что сказать: "Да или нет"-номинальный владыка или какая-то группа, вертящая им- ну, это местная особенность. Все знают, что вместо графа Вествернского Майна дела ведет его мамаша, вдовствующая графиня Алисия- и это тоже местная особенность, только не Смоленская, а Вествернская.
  Да, гости из будущего называли свои новые города и деревни привычными их уху старыми названиями, хотя в первом населении Смоленска было всего двое, имевших отношение к городу в прежнем мире.
  Но один из них оказался художником, с кем в новый мир попал альбом нарисованных им видов его родного города. Когда он показал их на народном собрании, решавшем, как назвать будущую столицу, то увидевшие согласились, что места удивительно похожи и увидели в том добрый знак.
  История с наименованием Белгорода и массовой дракой при обсуждении- быть Белгороду или Новгороду, еще долго вызывала ехидные шуточки и предложения, как удовлетворить всех сразу, назвав новый город Пропойском.
   Развитие вследствие катастрофы сильно просело, и усилия многих поколений позволили сохранить его уровень приблизительно до начала двадцатого века. Что-то было даже лучше, что-то хуже. Увы, катаклизм превратил компьютеры в бесполезный хлам, но дал магию.
  Радиосвязью пользоваться было можно, но из-за проблем с материалами для полупроводников радиотехника была на ламповой основе. Качество связи разными способами удалось поднять до приличного уровня, но вот с мобильностью радиостанций дело обстояло так, как и в те же десятые года...
   Оказалось, что некоторые новые металлы, которых в прежнем мире не было, сообщают сплавам невиданные прежде качества. Но эти качества появлялись с использованием промышленной магии. Части элементов, привычных для старого мира, здесь не было.
  С развитыми в старом мире железными дорогам здесь ситуация изменилась. Железные дороги образовали как бы кусты вокруг столичных городов, связывая их с важнейшими местами стран. Реалии нового мира вызвали второе рождение паровозов и закат электровозов.
  Речной транспорт однозначно процветал, чему способствовали три перенесшихся почти полностью судостроительных завода и еще два -частично.
   Авиация оказалась сильно отставшей. Мешал недостаточный уровень нефтепереработки, отчего автомобильные бензины производить удавалось, а вот высокооктановый-нет. А с автомобильным мотором самолет летает, но как крокодил в старом анекдоте-"очень-очень низко".
   И так потихоньку дело шло, и останавливаться не намеревалось. Была ли тут остановка научно технического прогресса, как любили рассуждать интеллектуалы- пустоболты за бокалом вина- не ведаю. Думаю, что нет, потому что, когда ты сегодня на шаг ближе к ранее достигнутом уровню, а завтра еще на пару шагов- значит, прогресс продолжается. А кто с этим не согласен, то пусть не треплется, а берет и двигает этот прогресс дальше с той скоростью, какую считает нужной.
  Впрочем, чтобы подробно описать, чем отличался новый мир от старого, то надо создать целую многотомную эпопею. И указывать: это осталось таким же, а вот это благодаря промышленной магии стало лучше и пр. Оттого я не буду вдаваться в подробности. Про это будет сказано вскользь. Книги пишутся о людях, а не о технических деталях.
  Они должны быть правдивыми и логичными-и этого достаточно.
  Гости и их владения вызывали зависть к себе. Зависть рациональную у тех, кто хотел пограбить, то есть практически у каждого феодала и воина, так и иррациональную- просто потому, что этого не должно быть. Этим особенно страдали альвы и тролли. Они и так недолюбливали людей, а тут их полку прибыло, да еще с такими возможностями. Поэтому врагов хватало. Правда, потом многие смирились и даже нашли им место в своей картине мира. Дескать, мы туда будем ездить, покупать то, что нам надо, а все остальное останется прежним. В мир альвов и троллей гости из будущего не совсем встраивались, скорее, ему мешали, поэтому они яростно пытались бороться. Было много недругов из числа магов и жрецов. Они считали, что магия и мир новых людей несовместимы, а потому магия должна была быть, а они уйти, откуда пришли. То, что магия и наука могут жить рядом, было доказано уже давно, но их упрямая выя не сгибалась.
  Постепенно и все больше местных жителей стало лучше относиться к посланцам иного мира, и даже стала не прочь жить в их землях.
   Да, это разрешалось. При все том же условии: веди себя пристойно, работай и заработаешь себе на хлеб и жилье. И отнесутся тебе получше, чем в родном Карнене или Майне. Вот только избирательных прав не давали. Все постепенно, по мере трансформации. Обычно это разрешалось только четвертому поколению переселившихся. И обросло каждое государство целым созвездием баронств и графств, которые постепенно трансформировались и поглощались.
  А каждый город слободками, где селились "понаехавшие".
  На материке Атрис, как дошли до меня слухи, дело обстояло чуть по-другому. Туда угодило относительно немного людей, и то больше из Краснодарского края м Ставрополья, да и заводов им практически не перепало. И оказались они в государстве трех народов, в котором стали четвертым. Развитие там просело еще ниже, до уровня начала восемнадцатого века, то есть до Дени Папена, но еще без Уатта, а многие знания остались в формате: "Когда-то было, но сейчас не можем и не знаем, как". Но врастание прошло мирно. Впрочем, к рассказу об этом мире я еще вернусь,
  Пока же я расскажу о человеке, который родился и полжизни провел на Итаннесе, а потом оставшуюся половину на Атрисе.
  Но сначала его застрелили. А потом еще раз застрелили.
  
  Глава пятая. Навстречу 'Красному Вихрю'.
   В пакете было пять листков бумаги, из них два-без шифров. Почти. Два общих знакомых передавали привет и немного рассказали, что и как у них сейчас. Формально шифра там никакого не было, просто некоторые вещи прямо не назывались, а были намеки на них
   Вот теперь надо брать с полки путеводитель по Казани и работать над скрытым текстом. Математику в школе я знал средне, но меня всегда там хвалили за усидчивость. Так что, мобилизовав свои таланты, я часа за три справился. Вообще, конечно, мозги от таких упражнений уже отвыкли, поэтому надо будет периодически стряхивать с них пыль. А то будут у меня дети, а как я им в школьных заданиях смогу помочь? Так что надо поднять свой уровень. Или жениться на учительнице, чтобы четко отсылать детей к матери - она в семье самая знающая, вот ее и спрашивайте, сколько будет семью восемь. А меня -про то, как какая винтовка разбирается и пристреливается. В школе про это не спрашивали? И про пулеметы тоже? Тогда я отдыхаю. Немножко посмеялся и углубился в чтение. Экспедиция планируется короткая, на неделю, максимум на две. Место поиска- баронство Лиммат. Цель-поиски меча 'Красный вихрь', принадлежавшего древнему витязю Черному Торвальду. 'Фамилию' его называть смысла не имеет, потому как минимум три места, а то и четыре считают, что он должен называться Торвальд из Оттуда. Заказчик - некий юноша из богатой и известной семьи купцов города Смоленска, впрочем, прославившейся больше на ниве торговли и промышленности. А ее представитель для чего-то хочет воссиять на другом фронте. Получение такого меча прославит нашедшего, да и последующее владение может тоже быть полезным. 'Вихрю' приписывали многие магические качества. Даже если юноша его продаст, это будет билет в клуб воротил, потому как пару владений за него точно дадут. Первого августа надо быть в Казани, откуда и убывает экспедиция. Заказчик, скорее всего, поучаствует лично. Оплата полуторная, причем вне зависимости от результатов. Это было написано на первой странице.
   На второй Роман сменил шифр и изложил собственное видение ситуации. Он лично считал, что поход пройдет в режиме -приехали, погуляли на дикой природе, подстрелили пару животных, имевших несчастие попасться на прицел, и вернулись. Потому как с этим мечом Торвальда сплошные непонятности. Он якобы был положен в могилу героя. Но могилу ищут уже сто пятьдесят лет и не находят. Так что известие о том, что она в Лиммате -это одна из легенд. Достоверность ее неизвестна. Информация про Лиммат под большим секретом и, возможно, за немалые деньги добыта самим юношей из семьи промышленников. То есть может оказаться памятником его простофильству.
  Роман видел в эпопее два сложных места. Это характер заказчика (он упорно не называл его прямо) и то, что по одному из вариантов легенды, Торвальд был после смерти заклят и превратился в драугра. То бишь при пробуждении способен наделать шороху. Хотя Роман низко ставил шансы найти что-то, за исключением обычных неприятностей в походах, вроде простуд, поноса и укусов насекомых. А также искр из костра, пропаливших одежду. Поэтому мне он и предложил работу, так как она достаточно денежная, но вряд ли окажется каким-то крайне опасным предприятием.
  С ним можно было согласиться, потому как любой выход за город - это испытание тебя на наличие везения и поиметь большие проблемы можно где угодно.
   Тут следовало бы уточнить еще один момент. По тем же легендам, 'Красный Вихрь' сам выбирает себе хозяина, потому тот, кто из нас тронет клинок против его воли, может стать очередной жертвой легендарного меча. А ему приписывают убиение двух драконов, что вообще диво дивное, потому как дракон почитается существом магическим. Отрубание головы летающему ужасу-это вообще несравненный ни с чем подвиг, даже если шея рубится уже мертвому дракону. С моей точки зрения, вышедший против дракона с мечом или копьем-это вообще герой на грани безумия, по- другому и не скажешь. Даже с пулеметом это боязно делать.
   Третий листок содержал информацию, что нужно обязательно иметь с собой и где состоится встреча участников. Там была и приятная новость-у организатора есть портальный амулет, поэтому в Лиммат и обратно мы переместимся порталом.
  Порталы - это тоже испытание, но как-то подкупает возможность сделать шаг и очутиться почти что на месте, а не плыть или неделями идти пешком ... Может, заказчик -это еще и будущий Великий маг? Это было бы совсем неплохо. Завтра снова посещу магическую школу-надо прояснить, нет ли еще подводных камней в истории с Торвальдом. А тогда отправлю весточку Роману.
   Как мне сказали преподаватели магической школы, с Торвальдом и мечом совсем не так просто. Прямо в хрониках он не упоминался, есть только две фразы в разных источниках, которые интерпретируются, как сказанные именно о нем. Хотя выражение 'рыцарь в красном и с красным мечом в руках' с не меньшим основанием можно понять, что рыцарь в красном плаще шел по улице с окровавленным оружием в руках. А под это описание подойдут десятки, если не сотни реально живших тогда людей. То есть при анализе жизни и похорон Торвальда придется опираться на легенды и баллады, которые, кстати, изрядно противоречат друг другу. Например, смерть героя чаще описывают как результат подлого ранения отравленным ножом. А иногда карой богов за убийство невиновного. Вот во втором случае вряд ли какой кто-то подошел бы к трупу убитого синей молнией нарушителя воли небожителей и стал хоронить его. То есть достоверно неизвестно, должна быть могила или нет, потому как это произошло не на городской площади, где могли и убрать труп, а на пустоши. В общем, сборник баллад у меня есть, надо будет полистать и составить список соответствия сюжетов и событий. Наверное, Роман прав: ходить нам по глуши и искать вчерашний день, раскапывая курган, не имеющий отношения к Торвальду. Если в нужном месте вообще есть могильник. Хотя люди жили здесь давно, и нелюди тоже, они же и умирали, потому старых могил должно хватить. Все бы ничего-за усиленную плату побегать по свежему воздуху, но как бы все же чего-то нежданного не вышло, особенно если мы что-нибудь ценное найдем. Жажда наживы способна друга превратить в злейшего врага. Баронство же Лиммат, как выяснилось, сейчас что-то вроде беззаконного края-то есть там нет ни закона, ни порядка. Надеюсь, что организатор догадается прихватить с собой пулемет, хе-хе. Или два. Я уже лучше потаскаю эту бандуру по лесам и полям, чтобы гарантированно разогнать любую толпу местных, жаждущих наших жизней и кошельков.
   Пока время было, и я потихонечку собирал вещи в поход, между делом работая по дому. Вытряс из полиции премии за убиенных тварей ночи, а вещи из карманов убитых вампиров отдал народу - пришел на базар, высыпал их на газету и удалился. Пусть берет, кому надо. Оружие еще мог бы взять, хотя и своего хватает. Как начнешь чистить, так и не рад будешь, что взялся за это дело. Ну да, когда у тебя дробовик и винтовка, то раз-раз и почистил. А когда у тебя одних винтовок пять штук? И продавать жалко-эта от отца, эта от дяди, эту сам добыл в стычке с разбойниками. А вот эту трофейную бывший владелец так покрыл резьбой и инкрустациями, что гном лопнет от зависти, глядя на нее...
   С мыслей о винтовках я перескочил снова на предстоящие поиски, но уже не по - серьезному, а так вот-нужен ли лично мне этот меч Красный Вихрь. В принципе и не очень, если сам по себе. Разве что повесить на стенку и показывать гостям: глядите, дескать, что у меня есть за чудо. Ну и как ценную вещь, чтобы продать при случае крайней необходимости. Войны сейчас другие, обладание даже таким мечом победить не помогает. В повседневной жизни он не нужен. В походы я ношу нож вроде боуи и еще один, совсем небольшой. Остальные образцы 'белого' оружия лежат и ждут своего часа. Хотя, если бы я бы женился на Татьяне, то дома уже были бы кандидаты во владельцы наличных стволов и клинков. Еще небось бы и спорили, кому что достанется из запаса.
   Еще занялся изготовлением глушителя и патронов с уменьшенным зарядом к револьверу. Вообще для этой цели лучше подходит пистолет 'Десятка' [6] и есть как раз такой с нарезкой под глушитель на стволе, но я ныне с пистолетами в поле не хожу. Хватит с меня двух случаев задержек. Два раза я чудом не погиб, поэтому третьего удачного случая может не быть. Отныне только револьверы. Конечно, такие случаи, как с тем пиратом, тоже возможны, но что можно сделать, когда боги против тебя? А с тем, что пистолетные патроны против - бороться можно. Револьверными патронами в барабанах. Глушитель у меня имелся, пришлось его только подогнать к револьверу, чтобы можно было быстро надеть на ствол. Заряд уменьшил вдвое и попробовал. Звук, конечно, значительно тише, но есть еще место для совершенствования. Точность вышла аховая, но с двух-трех метров в стоящего человека попасть можно. Значит, придется нежно обнимать его и стрелять в упор, чтобы гарантированно и заглушить, и не промазать.
   Вопросов по подготовке похода было много, но часть их я отложил на Казань. И действительно, коль мы соберемся рыть курган, то надо ли брать какой-то инструмент? Сам по себе он нужен, но кто его должен брать, мы или тот самый организатор? Я решил, что ограничусь малой армейской лопаткой и боуи. Нормальные лопаты и кирки - чтобы их везти, нужен какой-то транспорт, то есть опять надо решать с организатором. Продукты обычно предоставляет он же, так что я ограничусь приправами, чаем-сахаром и парой пайков на случай форс-мажора. С патронами решает каждый наниматель по- своему, поэтому запасец надо иметь. Кстати, их можно срочно докупить в Казани, вроде как время позволяет. Амулеты надо тоже собрать и дозарядить. Палатку возьму, потому как неясно, сколько еще будет людей и палаток для них. Гранаты или взрывчатка- пусть добывает наниматель.
   Двадцать пятого июля я вступил на борт парохода 'Лещ' и поплыл в Казань. Дел по дому осталось еще много, но надо надеяться на то, что поездка уложится в тот промежуток, что предполагал Роман. Тогда я к середине августа буду свободен и много чего еще успею сделать по подготовке к зиме.
   За оставшиеся до отъезда в Лиммат два дня я встретился с Романом и своими знакомыми. Было о чем вспомнить. Роман мнение о поездке не изменил, считая ее блажью богатого человека. А раз ему хочется, то пусть платит. В том, что мы вернемся без всякого меча, сомнения у Романа не было. Он, правда, допускал, что там может быть какое-то другое захоронение, но это уже изрядное везение. А если там что-то ценное осталось...Я думал приблизительно так же, хотя был даже пессимистичнее-мне казалось, что мы даже могилы не найдем, не то, что Торвальда, но и кого-то другого. Но даже этот исход может сопровождаться другими приключениями, которыми будешь сыт по горло.
   В день перед отъездом ко мне в гостиницу прислали записку с просьбой прийти в шесть вечера в гостиницу 'Лейла', где и разместилась основная группа будущей поездки. Ехать было довольно далеко, потому я и взял извозчика. 'Лейла' это гостиница высокого уровня, не то, что та, где я квартировал. Номер, где находились мои товарищи по поездке, прямо- таки блистал роскошью. Там я и познакомился с участниками. Наниматель Алексей Бушуев, второй по очереди сын и наследник известной купеческой фамилии. Кто-то мне говорил, что этой фамилии принадлежит чуть ли не четверть Смоленска и много чего еще вдоль всей реки. Остальные три человека - это явно его охранники. Выглядел молодой человек достаточно физически развитым, а по случаю похода на природу еще и сделал 'походную прическу'. Есть такая блажь среди молодежи - они считают, что будут сверхкруто выглядеть, если постригутся, как какой-то древний артист театра и кино. Для этого надо сбрить волосы с головы, но не начисто, а так, чтобы они образовывали на макушке круглую площадку, а ниже все -начисто. В итоге получается маленький 'берет' из волос на бритой голове. Для полного умопомрачения нужно еще нацепить темные солнцезащитные очки и держать во рту сигару. Можно и не курить, но кидать ее из угла в угол - тут все девицы сомлеют от счастья. По крайне мере, молодые люди явно так думают. Его сопровождающие выглядели как обыкновенные охранники богатых людей-и одежда, и выражение лиц, и специфические стойки. Сдается мне, что из команды по полям бегал только я и, может быть, еще шестой член команды, который прибудет к отходу. Но это я уточню чуть попозже, пока надо узнать планы на завтра.
   Они таковы: первого августа в одиннадцать меня ждут на четвертом причале порта, возле судна 'Иминна'. Это такая небольшая посудина, которая перебросит нас и пожитки за реку к форпосту Заслон. Там мы выберем открытое место и уйдем в портал. С нами будет две вьючных лошади для перевозки всего имущества экспедиции. Шестой член отряда явится туда же. Как только мы закончим работу в поле, то вернемся порталом в Заслон, а затем и в Казань. Мне очень рады, потому как Роман охарактеризовал меня как надежного и неконфликтного человека. После чего мне и вручили вексель за недельную работу. Если все затянется, то рассчитаемся позже. Официальная часть завершена, теперь можно перейти к неформальному общению.
   В комнату гостиничные халдеи вкатили столик с хорошим запасом коньяка и водки. Ну и закуска тоже оказалась первоклассной. Итого на пять присутствующих шесть бутылок. Мать всех демонов, мировая бездна! Они что, перед выходом в поле собираются ужраться в драбадан?! Таки да, для того и сбор в одиннадцать. Хороши они будут завтра-хоть бы вообще до пристани доволоклись и не заснули при переправе! Хотя над рекою ветер свежий, маленько прочистит захмелевшие мозги, да и воды за бортом полно для тех же целей. Посидел я еще часа два, хорошенько прошелся по закуске, а вот коньяка принял только три рюмки: за всех присутствующих, за успех общего дела и за тех, кто не с нами, но мы их помним. Стандартные тосты, но народ их не знал и с большим удовольствием выпил. Пили, конечно, и за то, что хотелось им, а я заливал в себя морс. Еще выяснил, что Алексей совершенно не беспокоится по случаю завтрашнего похмелья, ибо есть у него роскошный амулет лечебного назначения. Хотя он сам, судя по ауре, Силой не владеет. Его охрана тоже. Алексей старался держаться демократично, для чего настаивал, чтобы его звали на 'ты' и по имени. Охранники так и делали, но с явным усилием над собой. Впрочем, коньяк потихоньку действовал, поэтому усилия были все меньше и меньше. Далее градус веселья подействовал, и команда решила, что им не хватает еще и девиц. Предложили и мне, но я уклонился и покинул собрание завтрашних осквернителей древних могил. Народ заранее обсуждал девиц, кому какую хочется, поэтому мой уход никого не заинтересовал.
   По дороге к себе я предался грустным размышлениям. В общем, меня ждал детский сад на лужайке. Возжелавший самостоятельности второй сын, которому захотелось первых ролей, но не было сил сделать нечто грандиозное, но традиционное, чтобы стать первым. И вот он и пошел по линии, обещавшей ему мгновенный успех. То есть и информацию ему подсунули явно тухлую. Ребята вокруг - городские охранники. Остановить того, кто захочет к Алексею прорваться и за грудки его взять, это они смогут. Может, и они хорошо стреляют. Но вот ходить по лесу или болоту они явно не приучены. Моторика не та. Таким только порталом и путешествовать. Кстати, во вьючке и развьючке лошадей никто не петрит. Ну ладно, здесь им кто-то навьючит, а если придется несколько дней идти? Я-то немного умею, но не так чтобы и очень. А как у них с разжиганием костра, гигиеной в поле? Подозреваю, что на уровне пикника. Хоть бы шестой оказался знающим человеком, на меня одного четверо неумех и два вьючных скота больно много. Конечно, все может оказаться веселой прогулкой по лесу, но лучше настроиться на серьезный лад. Когда ждешь неприятностей, а судьба тебя от них убережет - это легче, чем настроиться на пикник, а влезть в непроглядный ужас...
   Встал я рано, в шесть, поэтому смог не спеша собраться, рассчитаться за номер и успеть зайти в банк, чтобы депонировать полученные деньги за поход. Ненужные мне в походе вещи вроде парадной одежды я отослал Роману - потом заберу у него, когда поплыву обратно. Успел и забежать в пару лавок и докупить нужное. Так что сейчас можно было неспешно ехать в порт, навстречу судьбе. К моему удивлению, они были уже тут, за час до отправки. Ай да молодцы, и не серые после вчерашнего. Оно, конечно, следы молодецкого разгула имеются, но явной и страшной абстиненции не видно. Так, а это шестой? Нет, это не он, а взятый до Заслона специалист по вьючному скоту и на том берегу он навьючит лошадей, а сам останется. А мы уже потащимся в портал. Теперь пару слов к Алексею. Он выглядит лучше всех, правда, и явно младше. Еще вопросы к нему не закончены. Запаса лекарств у него нет, зато есть вот вчера помянутый амулет, сегодня он неплохо снял вчерашний перебор алкоголя. Угу, значит, остается надеяться только на свою аптечку - хорошо, что взял универсальную. Еда запакована вот в этом вьюке. Палатки вижу, инструмент вижу. Магический фильтр для воды есть? Есть. Молодец, Алексей, что додумался купить! Готовим на чем? На примусе, взяты и кастрюля, и чайник, и жестянки с керосином. Это неплохо, можно потом и на костер перейти, если засидимся или керосин рано кончится. Ага, и сухого спирта запас взят - еще раз здорово! Амулетов внутренней связи в отряде нет. Жалко, что нет. Да, перед тем, как идти в портал, надо будет малость перекомпоновать груз, чтобы еда была во всех вьюках. Иначе, потеряв один вьюк, мы без еды совсем не останемся. Алкоголь в отряде есть. Два литра. Тоже не сосредотачивать в одном месте, лошади могут понести, свалиться куда-то- и раз, и в отряде нечем согреться после неудачного купания. В грузе есть надувная лодка. Великолепно! Задавать вопрос, кто умеет ею пользоваться после такого прямо-таки бестактно.
   Я временно оставил Алексея в покое, отошел и полюбовался на попутчиков. Одеты в новые формы егерской пехоты, снаряжение тоже новенькое. Вот вооружение вызывает вопросы. Все три охранника приперли с собою пистолеты- 'десятки'. На кой демон--ответа нет, ну ладно, пусть таскают. Ножи боуи вроде моего - и пожалуйста. У двоих армейские полуавтоматы [7], а у третьего-явно пулемет, судя по пламегасителю-вот это да! Неужто сбывается камышинская мечта? ? У самого Алексея какое-то штучное двуствольное ружье с ложей очень красивого дерева и 'десятка' в кобуре на поясе. Явно украшена от рукоятки до мушки. Ножа не видно, ну уж ладно. Стоп, а что это получается- все оружие под армейский патрон, а как же я? У меня другие патроны. Забыли про меня, что нужно не забыть снабдить патронами. Вот спасибо, хорошо, что взял полный комплект и не надо срочно скакать за ними. Теперь снова допрос Алексея-есть ли с собой взрывчатка? О, и даже средства для взрывания. Гранат-конечно, нет. А вот могли бы. Итого на том берегу также надо разбросать запас взрывчатки и патронов, как и продуктов. Ладно, до одиннадцати часов осталось всего недолго, а где же наш шестой? А вот он идет. Альвийские сапоги коричневого цвета. Небольшая шляпа с пером фазана в нем, камуфляжная куртка, сам не очень мощный на вид, скорее даже субтильный. На плече магазинный дробовик, у пояса револьвер и небольшой нож. Возле ног трется невысокая ростом псина-коротконожка, на морде которой прямо- таки написана мировая скорбь:за что меня на свет родили? Стоп, а что это я вижу? Полуальв! Жертва магического блуда! [8] Я снова помянул прародительницу всех демонов всего обитаемого мира. Остро хотелось сказать всем 'до свидания' и уйти отсюда немедленно. Дождались светлого праздничка! За всю жизнь видел только одного нормального полуальва - и то потому, что он был пьяным вусмерть, потому и лежал тихо и никому не мешал!
   Гость, видимо, почуял мои мысли и ворчливо спросил, подойдя поближе:
  --Тебе, что - мои уши чем-то удивительны?!
   Вот так, с места в карьер и даже не поздоровавшись. Особенно это дико, потому что у полуальвов уши нормальные, как у родителей-людей, и этот не исключение. [9]
  --А что в них удивительного? Имел бы их такие, что вместо шляпы от дождя защищали, тогда можно было и удивляться!
   Полуальв недовольно зыркнул на меня и пошел к начальнику. Вот свинство бытия! Теперь он будет то ныть, то обижаться, собака, поддерживая хозяина, нам в ботинки гадить будет... Куда деваться с этого пирса?! А куда денешься-только на ту сторону реки. Суденышко дало гудок-пора грузиться и плыть.
   Пока же мы плывем на тот берег, надо поймать охранников и рассказать им, как надо вести себя с полуальвами, если они до того не знали. А способов там два.
   Первый- выбираешь огнестрельное оружие, заряжаешь, прикладываешься, подводишь мушку куда положено и нажимаешь спуск.
   Способ второй: демонстрируешь, что тебе нет до него особенного дела. Он тебя провоцирует на скандал, а ты глядишь на него со скукой и показываешь, что тебя его переживания не волнуют. Как бы он не злился, не кипятился, не пытался устроить перебранку, а тебе до него, как дракону до тараканов. Поскольку нам жить вместе неделю или две - уж как-то выдержат второй способ и, надеюсь, что не перейдут к первому.
   Выгрузка прошла благополучно, и специалист, напевая песенку про робкую девицу, что никак не впустит кавалера в окно, начал переупаковывать груз.
   А я попросил Алексея приказать охранникам разуться. Он приказал, и те показали свои ноги в тоненьких носочках городского фасона ... Ну, так их ненадолго хватит. Надо извлекать из бокового кармана ранца специально купленный утром кусок хорошей портяночной ткани и показывать ребятам, как это делается для успеха долгой ходьбы. Потому как в тонких носочках они быстро все понатирают. А вот с распорядком дня пока вмешиваться не буду-надо подвести Алексея к мысли, что надо со мной регулярно советоваться. Поскольку никто больше ему не подскажет. И самому вперед лезть не надо, чтобы не думали, что у меня карьеризм проявляется. Пусть ощутит, что это нужно. Специалист закончил, попрощался с нами и бодро двинул обратно к судну. А нам надо выдвигаться. Что скажет Алексей насчет порядка движения? Где будет пулемет, где вьючные скоты, кто впереди всех, темп движения... Начальник бодро направил нас всех вперед, к выгону. И мы пошли-толпой. Спасибо, что не забыли лошадушек с собой прихватить. Телохранители норовили вокруг Алексея разместиться., чему мешала одна из лошадей, пулеметчик тоже несся впереди, а коробка с дисками была пристроена на вторую лошадь, на которую эта троица внимания не обратила. Ее подхватил под уздцы я, причем без приказа - мне про нее никто ничего не говорил ни вчера, ни на пристани. Но я с ней вперед не рвался, отчего боезапас и пулемет разделились. Полуальв и пес тащились вровень со мной. Вот уж не знаю, как Алексей рассчитывал на пса, или он вообще пошел бесплатным приложением к хозяину. В общем, базар, разврат и пикник на лужайке. Не знакомы они все с моими унтерами - те бы кратко, но сочно охарактеризовали происходящее и его участников, а после того навели бы порядок.
   Конечно, сейчас мы на своей территории и даже днем, поэтому явление кого-то опасного маловероятно, но ошибки сначала рождаются в умах, а потом их делают на практике. Вот наш Алексей уже ряд ошибок в уме сделал. Первая из них- этот поход вообще. Вторая -набор участников. Лучше бы ему выступить с двумя своими охранниками, прибавив четырех тренированных ребят, прошедших егерскую школу или службу в подобных частях другой армии. Или даже вообще оставив телохранителей в Казани-авось не упьются от безделья. Насчет полуальва-не знаю, может, на него или его кабысдоха есть специальные виды, но, если их нет... это будет уже поток ошибок. Да и вместо меня можно было найти спеца получше.
   Пулемет у нас есть, что абсолютно здорово. Правда, я не знаю про качество пулеметчика. А как быть со снайперами? У меня только прицел-двукратка, да и снайпер из меня весьма посредственный. У одного из обладателей винтовок тоже стоит аналогичная двукратка, а вот что он умеет-для меня темный лес. Полуальв... Но вот он на себе тащит не винтовку с оптикой, а дробовик, что явно говорит об его умениях. Еще повод для разговора о распределении стрелков по колонне нашего отряда. На обоих армейских винтовках есть насадка для стрельбы винтовочными гранатами, но ни на ком их не видно. Над еще раз спросить, вдруг гранаты тоже есть, но едут во вьюке? Потом попробуй быстро развяжи вьюки, достань их под огнем. Ой, не нравится мне все это.
   Алексей, выведя нас на выгон, скомандовал отодвинуться от него, извлек амулет и открыл портал. Амулет оказался хорошим, но не для магов, а для простых людей. Поэтому он должен всех пропустить в проход, если собрался идти не один, а потом остаться на нужной стороне и закрыть проход. Это хорошо, в случае неприятностей, наступивших сразу же - он еще за порталом, и первая же пуля ему не достанется. Двое охранников (те, что не с пулеметом) пошли первыми, потом засунулись обратно и сказали, что все в порядке. Дальше они опять вернулись за портал, потянув за собой свою конячку. Порядок как бы есть, но весьма беспорядочный. Пулеметчик уже расчехлил свою бандуру, и тут я увидел, что мысленно ругался на него не совсем по делу. У него оказался не обычный 'дегтярев',[10] а редкий его вариант с другими магазинами. В доработанный приемник можно вставлять тридцатипатронные коробчатые магазины. Ну и обычные 'блины' -как и прежде. Давно уже этот вариант не видел. Поэтому я зря обругал пулеметчика, что он оставил боезапас вдали от себя -у него ведь несколько малых магазинов в жилете могут лежать. Теперь и наша ударная сила за порталом. Полу-полу, задрав нос, а его псина, наоборот, уткнув его в землю, прошли в другое место. Пошли и мы, лошадушка! Крутанул головой - начальник стоит и держит портал амулетом, вокруг в пределах видимости никого. Можно идти. За порталом народ не рассредоточился, но хоть смотрит в разные стороны, собака роет что-то лапами, первая лошадка щиплет травку. Мы на каком-то лужке у речки, впереди стена сосен. На том берегу-тоже луг, только мокрый. Лес тоже есть, километрах в двух. Наш берег выше. Людей вокруг нет, животных крупнее кузнечиков не вижу, нет, ошибся - в небе кружит какой-то некрупный соколок. Вот и Алексей, закрывший портал. А вот теперь надо излить ему все накопившееся в стиле: 'мне не нравится наш корабль, мне не нравится наша команда, и вообще мне всё не нравится!'
  --Алексей, у меня есть крайне срочное дело. Давай отойдем на несколько шагов, а народ пусть покурит и обсудит, как оно-пройти сквозь портал.
  Алексей согласился, и мы отошли на десяток шагов. Ну, понятно, что наблюдение во все стороны никто не вел, все были чем-то заняты, и даже собак принялся облизывать свои причиндалы. Бери их всех голыми руками или отстреливай на выбор.
  --Вот, смотри сам- мы идем, как будто решили устроить шашлык на лужайке и все, что нам грозит, это обожраться шашлыком или укус комара. Будь здесь хотя бы три лимматца с головой на плечах или один альв - вышла бы кровавая баня. Два выстрела - у нас двое носилочных раненных с простреленной ногой. Наш отряд из строя выходит совсем -кто ранен, кто этого раненого тащит, а двигаться и воевать некому. На некоторое время. Если мы идем на пикник, то можно идти и так, как мы идем, то есть гурьбой, никто за грузы не отвечает, разведки впереди нет, пулеметчик ходит, где хочет, ты, как командир, окружен твоим телохранителями - чтобы все враги знали, в кого стрелять в первую очередь. Скажи, если ты хочешь, чтобы было все, как на прогулке по городскому саду - я мешать не стану. Может, боги смилостивятся, и никто нам не помешает. Если же надо, чтобы мы дошли до могилы этого Торвальда и вернулись домой, то так делать нельзя. Мы не в гостиной твоего дома. Мы в месте, где все может случиться.
   В итоге я был повышен до заместителя Алексея по военной части. Устроил быструю перетасовку отряда. Вперед был пущен полуальв с собакою в качестве авангарда и разведчика специального назначения. Пусть напрягает свои органы чувств, ища опасность. И (но это не в слух) служит мишенью для всяких нехороших тварей и существ. Затем телохранитель Кирилл, у которого оптика на винтовке. Преимущественный сектор обзора -пока слева, потом могу изменить, если рельеф окажется другим. Смотреть-то он должен везде, но особенно- слева от колонны. Дальше идет Игорь с пулеметом, у него правый сектор. Следом-командир. После него Михаил ведет обоих коняшек. Ему сектор не назначается, но есть серьезная задача: в случае обстрела положить лошадей на землю, а Алексея укрыть за ними, если он сам не догадается. Вот так и охмуряется народ - сейчас он горд, что ему поручена задача специального прикрытия хозяина и не плачет, что поставили таскать в поводу мерзких кобыл. Замыкаю колонну я, осуществляя прикрытие с тыла. Сигналы всем уяснены и ими поняты. Теперь поглядим, дошло ли до них. Идти за полуальвом, он будет за проводника, ибо для того и взят. Малый привал через пятьдесят минут. Расчетное время прибытия через два часа. Пошагали!
   Я схитрил и сделал малый привал через полчаса, но никто не был против. Хитрость нужна была, чтобы начавшееся натирание ног поймать в самом зародыше. Ну да, у Игоря и самого Алексея процесс уже пошел. Потратил на обоих немного Силы, чтобы изничтожить пузыри, тихо высказал Игорю, что думаю о его разгильдяйстве: ведь с ним специально поработал в начале. Алексею вслух ничего не высказывал - он начальник, да и в самом начале я на его ноги не глядел, понадеялся на то, что он человек богатый и ноги обиходит чем-то особо качественным. Фигушки! Но ничего, последний кусок ткани пойдет ему на портянки, и я их намотал ему лично. Полуальва Федора я не трогал- он и так брезгливо взирал на возню с ногами, демонстрируя нечто вроде: у нас это невозможно. Ну, я поверю и смотреть не буду, благо идет ровно, не хромает. Пить мое воинство в походе не приучено, поэтому пило как не в себя. Ну, правда, некоторые вчера и гудели, оттого им сегодня жажда положена. Я только сказал, чтобы пока не пили воду из водоемов, а фляги использовали. Алексей им всем большие фляги приобрел, надеюсь, на оставшиеся полтора часа хватит. У него она еще больше, чем полторашка, да еще с двумя горлышками. Наверное, это какой-то спецзаказ для небедных охотников, чтобы те могли и коньяком себя радовать, и водичкой, не отходя далеко за второй посудой. Конечно, мы в десятиминутный привал не уложились, но можно и полчаса приводить себя в божеский вид. Важно, чтобы после десяти верст марша воинство совсем не вышло из строя.
   Так мы и тащились, по полчаса хода и минут двадцать отдыха. Мои унтера от такого разврата с тоски бы напились, а я что- не такой зубр, как они, как могу, так и работаю. Даже провел одну тренировку-на случай атаки, чтобы Алексей и пулеметчик знали, как использовать скотину как прикрытие. Получилось, конечно, не героически, потому как скотина долго ложилась, но Алексей догадался залечь сам, а не ждать, пока поводырь их уронит. Пулеметчик все то время изображал стоящую мишень. А что с него возьмешь, ибо служил в полиции и на службе нужных знаний не нахватался. В итоге, пока мы добрались до нужного места, я устал - устали не ноги, а устала душа, беспокоящаяся за эту кучу народа, чтобы они дошли до нужного места и все, и здоровые.
   Дорога сама по себе оказалась нетяжелая, был один только неприятный участок по песку через перелесок. И вот теперь весьма приличное место, где нас ожидает конусообразный курган на речном мысу. А чуть ниже приятный участок берега. Но с точки зрения обороны здесь нигде не выходило достаточно удобно, даже если брать вариант защиты от вооруженной толпы с 'берданками'. На низком берегу нас перещелкают издалека, на высоком-можно обойти под береговым обрывом, на самом кургане - отрежут от воды огнем. И будешь мучиться жаждой в двух десятках метров от воды. Пока народ блаженно сидел, курил и осматривался, я еще походил вокруг и решил, что лучше все-таки на высоком берегу. Поэтому я изложил диспозицию Алексею и предложил еще и создать оборону, вырыв пять ячеек для стрельбы лежа и одну полноценную для пулеметчика. А палатки поставить ближе к берегу, там как раз есть небольшой гребень, наполовину закрывающий их. Воду брать именно с этого участка, а другие надобности-вот здесь будет яма для них, как раз ниже по течению. За нарушение гигиены штрафные работы на кухне и копке земли. Лошади в случае нападения, конечно, падут жертвами, но у нас нет каменного или деревянного здания, где стены их прикроют от пуль. Да, для них надо будет сделать деревянную коновязь. Сходим в лес, срубим лесину и устроим, если, конечно, топор с собой взят. Итого план инженерных работ такой - сейчас охранники снимают с лошадей и разбивают четырехместную палатку, одновременно посматривая вокруг. Трое остальных идут на курган и прикидывают объем земляных работ и прочие моменты кладоискания. Потом все соединяются и готовят обед. Съев его и полчаса подремав, начинается вторая часть общественных работ - ячейки, яма для продуктов и инструмента, коновязь, уборная, обихаживание спуска за водой, заливка резинового бака, чтобы был в лагере запас воды. С курганом -лучше начать завтра. Алексей в основном одобрил, хотя постройка уборной у него вызывала сомнения. Ну, это же не пикник, где все погуляли и собрались, нам здесь неделю жить, если не дольше. Итого трое стали ставить палатку для себя и шефа, а трое пошли на курган. Полуальв Федор оказался еще и специалистом по раскопкам и древностям. Скажите, пожалуйста, а он еще в магических ловушках не является специалистом? Является. О, а в проклятиях тоже?! Окончательно умолкаю от преклонения перед гением Алексея, отыскавшего такого ценного специалиста в казанских недрах. Но душа все равно не успокоилась. Все же я и сам в поисках разного ценного участвовал, и многих из этой братии знаю. Но вот о полуальве Федоре Ивановиче, который хоть как-то известен в этой сфере- не слышал. Ладно, спишем все на мою лень-не искал такого, а потому и не знаю. Но как бы не оказался он болтуном-всезнайкой, охмурившим неопытного Алексея. Хотя ладно, не разорится полностью наш руководитель. А прочие гадости не предугадаешь.
   Федор Иванович, видно, чуя мое сомнение, вынул из кармана монокль, вставил в глаз и гордо глянул на меня. Но я не впечатлился и сделал ехидное выражение лица. Ибо 'у кого четыре глаза-тот похож на водолаза!' Курган мы обошли, прикинули размеры, влезли на вершину. Что скажет специалист?
  --Курган явно насыпной, хотя могли использовать естественное всхолмление. Ориентирован на восток и довольно точно. Это не местные. Ожидаю увидеть погребальную камеру из бревен, камня, скорее всего не будет, разве что слой усиления сверху из речной гальки. Вскрывать его лучше с западной стороны, вот тут, чуть пониже верхней площадки, и копать вдвоем.
  Гм, а как он определил, что курган ориентирован в ту сторону? Этот вопрос я и озвучил, не оставив при себе. Полуальв гордо ответил, что на самом деле курган в сечении не круг, а овал, и ось овала указывает туда. Это четкий признак, кем строился курган. Изерлинги в набегах, хороня пепел своих павших, четко ось направляли на север. Они его прямо чувствовали даже без компаса. А такая восточная ориентация-это знак, что человек знаменит, но пал безвременно и даже требует отмщения.
   Мощно загнул, профессор- самозванец. Но я еще не успокоился и потребовал рассказать, как изнутри устроено погребение.
  --Должны быть две камеры, как сени и комната в деревянной избе. Иногда бывает и третья, потайная. Обычно вырывали такую прямоугольную яму, стенки обшивали жердями, сверху клали бревна, чтобы они, как накат в блиндаже, перекрыли камеру. Дальше сверху засыпали землей. Совсем редко делалась вымостка из камней скатов кургана или вершины. Иногда сверху ставился камень с какими-то знаками, указывавшими, кто здесь лежит.
  --А как заходили в ту камеру, укладывая там покойника и что еще там у него лежало?
  -- Правильный вопрос, прямо на 'отлично', за внимательность. Один торец камеры не обшивался жердями. Там был вход-выход. Когда все работы в камере заканчивались, там строили разные магические заграждения для духа умершего и для незваных посетителей. Дух умершего не мог проходить сквозь обшитые жердями стены, потому как там наносились специальные руны. Он должен был устремляться в то самый проход, но там его ждала особо мощная колдовская защита. И все. С расхитителями гробниц все должно было быть также, но изрядная часть старых захоронений ограблена еще в древности. Это при захоронении в храме или во дворце, где непрерывно живут потомки умерших, есть шанс сохранить все доселе. В глухом месте покойника защищают две вещи - то, что в этих глухих местах люди бывают редко, и страх перед грозным именем покойника. Думаю, что рассказ про посмертное заклятии Торвальда в драугра сочинен именно для этой цели. Встретить ожившего знаменитого воина со знаменитым мечом в руке-лучше поискать менее опасный способ разбогатеть.
  Я не успокоился и задал вопрос: как будем разбирать крышу гробницы. Ведь она лежит на опоре из бревен, уже давно сгнивших. Если прорыть дырку под этими бревнами-масса земли осядет к нам на шею.
  --Поясню завтра.
  И скорчил рожу хранителя тайн, зараза. Хорошо, что еще не сказал, что ночью будет молиться и ритуалы проводить, чтобы утром ничего не рухнуло.
  Мы пошли обратно. В лагере установка палатки заканчивалась. Ага, теперь организационный вопрос-кто будет поваром? Поскольку добровольцев-любителей не нашлось, решили, что будут все по очереди, исключая Алексея. Пока с примусом все в порядке и топливо есть, то работает один, а когда перейдем на дрова, то заготовка дров тоже будет по очереди. Пока народ решал, как будет метать жребий, я извлек из вскрытого вьюка складное парусиновое ведро и пошел за водой. Как раз хватит на супчик и чай. Супчик-это будет некая смесь чего там есть, не исключено, что он будет больше смахивать на кашу. Утром-вечером можно давать чай и какую-то консерву с галетами, а в обед - вот так. Желающие могут порадовать себя рыбой, она здесь вполне приличная, но сами и поймают, сами и зажарят, все именно сами. Вот вернусь с ведром, так погляжу, что за пайки нас ожидают. Оказалось, наполовину самые обычные, фабрики Хвощеватова с брикетами каши и супа, и наполовину армейские. Те, где три банки, две поменьше, на завтрак и ужин и большая банка на обед. Я и предложил использовать сразу оба варианта. Утром и вечером брать малые банки и раздавать всем, а в обед вскрывать хвощеватовский пакет и высыпать брикеты в котел. А уж остатки пайков потом доедим. Никто против не был, только физиономия с моноклем что-то кривилась, но промолчала. Ну да, я не против: доставай сушеный папоротник из-за пазухи и жуй, и со скотиной своей поделись, не оскверняя себя пайками. Кстати, как песика зовут и что он ест?
  --Баус [11] ест то же, что и я. Если мало, кого-то ловит и тем сыт,
  Вот ведь глист взаимообоюдный! Он еще и собаку назвал в честь почти что драгоценного камня. Ну, то есть этот камень для тех, у кого с деньгами не очень, но носить украшение хочется. А если этот баус запечь в хлебном мякише, то камень в результате становится похож на изумруд не особо высокого сорта. Ювелиры и гномы этот фокус разоблачают, а вот люди попроще не раз становились жертвами мошенников, что предлагали хороший камень с разными вроде как скидками. Но все равно за него переплачивали раз в пять от настоящей цены. Так что он назвал свою собаку обманкой-молодец, что уж тут.
  --А миска у изумруда неограненного есть?
  Ну и хорошо, что есть. Ладно, сегодня я добрый, потому сам обед сделаю и на ужин чаю нагрею. А пока вода закипать будет, составлю два графика дежурств-караульный на ночь и кухонный. А как сделаем уборную, тогда и третий график пойдет, на яму. Но там все попроще-пару раз в день засыпать землей сверху. А если еще есть запас хлорки или золы чернолиста, то еще и разок ими посыпать. В общем, не был у меня заботы, но вызвался и вертись теперь, как укушенный тарантулом. И самое главное-никто не принуждал.
   Вот ели без большого аппетита, я ожидал, что кастрюлю вылижут, ан нет, еще треть осталась. И это после прогулки на свежем воздухе-может, им еще искупаться последний раз в сезоне, чтобы аппетит разгулялся? А то завтра по старым поверьям день, после которого купаться не советуется. Правда, это из Старого мира поверье, оно уже не совсем к климату подходит. На севере - все так, а вот в Вязьме и Камышине весь август купаться можно, хотя лучше не с раннего утра и в заводях. Херсон-то особая стать. Отдельные извращенцы там круглый год купаются.
  Ладно, остатки сдобрю тушенкой и разогрею на ужин.
   --А пока завязка жирка закончена, двое добровольцев идут со мной за деревом в лес. Федор наблюдает за округой, Алексей подумает, чего еще нам надо сделать, а последний оставшийся начинает копать пулеметную ячейку воот здесь. Пулеметчик и начнет ее копать-для себя и под себя. Как копать ее, ты знаешь? Нет? Ну вот тебе границы, углубляйся пока равномерно. Конечная глубина полтора метра. У тебя рост метр восемьдесят? Этого хватит, остальные сантиметры прикроет бруствер. Приду, покажу еще кое-что.
   Так до вечера, постепенно строительную программу и выполнили, дополнив ее ямой для кухонного и бытового мусора. На ночную вахту первым поставили Алексея-надеюсь, он сразу же не задрыхнет, для того его и ставили. Собачью вахту получил Федор, и это не от злобного отношения к нему. У его альвийского родителя есть такой режим, когда он может практически не спать до недели, если в этом есть нужда. Вот пусть и мобилизуется, и удержится от сна куда меньше, чем родитель. Я стоял уже под утро-хотя я больше люблю спать как 'сова', но при нужде встаю, когда надо.
  Вообще тихое место нам попалось. За весь день никакие магические поиски никакой нечисти не выявили. Разная хищная мелочь присутствует и по ночам друг друга кушает, но это практически норма. Если все так и будет, так это действительно пикник получится. Особенно без драугра.
   С утра наорал на проснувшихся и пошедших в туалет не туда.
   --Нет, ребята, это вам не похмельное утро после пьянки на природе, откуда вы в полдень уползете, здесь ваш дом на неделю, оттого берегите природу, иттить вашу. А то она вам, засранцам, отомстит этим самым засраньем. Вчера же сделали порядочный сортир- усталыми с ночи ногами не надо сидеть на корточках, а сел на две жерди, держишься за перекладину и с удобствами делаешь свое дело. Сами же делали!
   Водные процедуры после того-обязательны, а ты, Михаил, поскольку сегодня при котле - и дважды помоешь!
   Да, небось меня теперь сочтут совершенно неподходящим под определения Романа. А будут знать, как с бывшим егерем иметь дело. Пусть скажут спасибо, что на сверхсрочную не пошел-стал бы настолько ядовит, что их бы точно стошнило...
   На курган мы пошли вчетвером, взяв ко вчерашнему составу еще и Игоря. Наш Федор тащил с собой какие-то приборы, похожие на астрономические. Копать нам пока запретил, а сам стал свои астролябии пристраивать и что-то вычислять. Это было немного похоже на вычисление магических потоков и фокусов, но ряд отличий мешал принять это пояснение. Спрашивать раздувшегося от гордости Федора я не стал, больше поглядывал на округу. И вовремя-по большей речке, на месте слияния которой с меньшей речкой и стоял этот курган, плыла лодка с тремя местными жителями. Надеюсь, я в прицел увидел их раньше, чем они нас, потому мы укрылись и выждали, пока те проплывут мимо. Они были похожи на рыбаков, но одну винтовку в лодке я точно рассмотрел. Вот и пусть плывут себе к демоновой матери и демоновой тетке. Там им всем места хватит. Но надо подумать, как добиться чтобы наш раскоп был недостаточно ярко виден на кургане.
   Полуальв возобновил танец с приборами и объявил, что сегодня лучше внутрь не лазать. Магические обстоятельства вскрытию могил не благопрепятствуют -вот завернул, собаковладелец, как писарь в официальной бумаге!
   Ладно, возвращаемся в лагерь и займемся приведением его в лучший вид. Что можно придумать? Ага, ячейки станут для стрельбы с колена! Я еще кое-что придумал, но нет той школы, что дает унтер-офицерская подготовка. Поэтому юные оболтусы воспользовались тем, что я пошел искупаться и ерундой застрадали. Ползла себе через лагерь гадюка. Она, конечно, дура, но кто от нее ждет умных речей или поступков? Так вот Игорь с Кириллом взялись с ней играть: тычут в нее стволами винтовок и радостно ржут, когда она укусить их пытается. Жеребцы стоялые! Они бы еще лягушку поймали и через соломинку надували, чтобы запустить, как дирижабль! А если какой-то из двух медных лбов промахнется-поскользнется, и гадюка в него вцепится? Тащить его в Казань порталом или ждать, пока сдохнет в муках? Что-амулет? Вы его достали и в действие привели, готовясь к укусу змеи? Ну и так далее. Выражался я минут пять, но в целом пристойными словами.
  Гадюка воспользовалась тем, что от нее отстали и смылась, сопровождаемая тявканьем Бауса. Но у псины есть хозяин, пусть он за ним и следит, а при нужде отгоняет. А если Федорова собака змею заглотает, ибо не наелась миской каши...
  Пусть он Баусу и ставит лично лечебные клизмы.
  Чтобы такого сделать, чтобы успокоиться? Достал свой ранец и начал перебирать и укладывать заново всякую мелочь в нем. Принципиального улучшения я не добился, но отвлекся.
  Вечером я расспросил Алексея, как ему удалось раздобыть пулемет для личных целей. Тут охранные фирмы не могут получить разрешение на охрану с его помощью судов от пиратов, а он как? Я рассчитывал на то, что получу ответ про подмазывание нужных лиц, и прямо, и посредством разных как бы дружеских услуг, но вышло даже неожиданно:
  --Это охотничий пулемет!
  Алексей засмеялся и отхлебнул чая с коньяком. Видя мое недоуменное выражение лица, продолжил:
  --Это дед Герасим учудил в свое время, точнее, докондратьевское время. Заказал в арсенале такой пулемет, но только с одиночным огнем. И заявил, что желает с ним охотиться на разную дичь. Сначала вынес мозги заводским, а потом полиции. И победил, хотя и не сразу. Вообще он прав: чем охотничий пулемет отличается от той же армейской самозарядки? Только емкостью магазина, хотя никто против не будет, если охотник закажет увеличенный магазин, пусть не на 47 патронов, но хоть на тридцать. То есть формально ничего не нарушал, а игнорировать его желание не получилось - больно крупная рыба. Вот он и получил свое и несколько лет развлекался. Дед тогда обрабатывал герцога в Даммене насчет добычи хромитов. Вот они с герцогом выезжали на природу и устраивали жуткие бойни для всякой дичи. То цапель, то этих, как их, а, фламинго! Случалось, и по воронам. А потом раздавали перья фламинго и лебедей всем желающим. Выедут на дамменскую площадь и раздают: хочешь одно-бери, хочешь десять-тоже возьми. Только с девушек и женщин по поцелую за каждое. С мужиков - ничего. Так дед Герасим чудил года три, и лося бить пытался, и крокодила. Хотел дракона сбить, но никак не получалось пересечься. Больно редкая тварь стала. Потом у деда случился кондратий, он долго выздоравливал, а после и пить перестал, и гулять, стал набожным. Пулемет же отправился в кабинет, где висел на стенке вместе с прочими редкостями. Когда же я загорелся поиском меча, то мне легко отдали...
  Про то, что ударно-спусковой механизм был заменен на обычный пулеметный, с автоматическим огнем, я, конечно, вслух говорить не стал. Зачем спрашивать про абсолютно очевидное?
   Вечером, перед отходом ко сну я попробовал вспомнить, что я знаю по драугров. В основном, все сведения были из достаточно древней местной литературы. Даже крайне древние маги вроде виденного мною Ваннея, утверждавшего, что ему уже больше двухсот лет, живьем драугров не видели. Им про него рассказали их учителя, которым тоже поведали наставники десятилетиями раньше. Нам в магической школе четко делили нежить и нечисть на тех, что могут встретиться и тех, о ком остались только устные и письменные рассказы. Учить про них требовалось не менее жестко, чем про наличных, но любой выпускник все изученное разделял для себя на обязательное и теоретически возможное.
   Судя по названию, драугр был именно нежитью, живым мертвецом, который хоть и портился от долгого лежания в могиле, но все же еще не был живым скелетом. Описания показывали, что он начал разлагаться, но как бы остановился на одном уровне порчи. При этом либо раздувался больше прежних размеров, либо кожа становилась темного оттенка. Все это можно наблюдать и у трупа, как в могиле, так и на открытом воздухе. Драугр может мирно ждать в могиле, когда к нему заглянут на огонек, а может и периодически выходить из нее ночью в гости к соседним крестьянам. Разумеется, не болтать о прежних временах за пивом у камина. Но вроде бы, по рассказам, он не пытается мстить своим прежним врагам. Хотя, если они появятся в его досягаемости...Но он готов убить и абсолютно незнакомых. Некоторые драугры просто убивают, некоторые способны сожрать гостей целиком. Изерлинги драугров почитают чем-то вроде вампиров, но вот с чего - никто не знает. Редкий дом в их области обходится без защитных рун от этих мертвецов, есть даже обычай стучать в дверь особым образом, чего живой мертвец не делает, чтобы хозяин знал, что в дверь стучит обычный человек. Но вот появлений драугров не происходит. Может, они так надежно защитились, что покойникам в этом виде не хочется пребывать? Будешь бродить по землям, где тебя никто не пустит и просто нет возможности чем-то заняться-кому такое посмертие надо?
   Больше ничего полезного не вспомнил. И магических защитных ритуалов против него не помню. А, может, нам и не рассказывали-дескать, зачем оно, а если от безделия прочесть будет охота, так берите и читайте. Вот убийственное заклинание против него я знаю. Может, сработает еще одно.
  Во сне я снова увидел сине-фиолетового. Демон стоял и улыбался, глядя на меня. Конечно, демонические морды- это вообще не для слабонервных, а читать по ним- еще невообразимее, но мне показалось, что выражение его лика означает, что он глядит на меня, попавшего в сложное положение и ему интересно: как я из него вывернусь?
  Глава шестая. Пикничок, переходящий в кошмар.
   Утром, после завтрака, мы почти всем составом двинулись на холм. В лагере остался только Игорь в качестве караульной команды. А все остальные должны были быть задействованы в осквернении праха. Только псина не имела конкретного задания, кроме как сопровождать хозяина. Вообще, глядя на ее короткие ноги и скорбное выражение морды, легко было подумать, что собака неактивна и то и дело лежит где-то, изображая смертельную усталость от грубого и несовершенного мира и прогулки по нему. Куда там! Она носилась, как укушенная шмелем в область копчика, и короткие лапы не мешали. Рраз и пролетела мимо, трепеща парусящими ушами! Остальные шли не столь бодро и неспешно, но путь был слишком короток, чтобы длиться вечно.
   Вперед выступил кислых щей профессор и стал мостить свою астролябию. Остальные стояли и ожидали начала своей партии. Поскольку Федор копался долго, я решил кое-кого пока пристроить к делу, чтобы без толку не глазел на непонятное никому действо. Оттого я сам стал наблюдать за тем, что делается на большей реке в оптику, а Михаил - за обстановкой со стороны нашего лагеря. Оттуда ничего жуткого я не ждал, но надо было человека чем-то полезным занять. Кирилл приносил пользу как переносчик лопат и кирки, потому стоял и придерживал их в вертикальном положении. Чем бы дитя ни тешилось - лишь бы не вешалось.
   Алексей стоял и впивался взглядом в тыльную часть полуальва. Никаких неожиданностей он явно не ждал, ибо при нем был только пистолет. Зато я вооружился и даже кольчугу надел. Конечно, драугр-это новое в истории моей жизни и не все с ним понятно, так что надо пытаться работать чем получится. Да, знаю я заклинание. А вдруг оно отчего-то не сработает или окажется слабым, не так быстро работающим? Много тут разного неожиданного может выйти. Пока же Федор что-то бормотал, вращая свой прибор, а потом пачкая записями листок. На речной глади пока никто не показывался. Кириллу надоело стоять, и он сел на травку. Алексей еще держался. Собак стал раскапывать чью-то нору. Время тянулось, пока Федор Иванович, наконец, не распрямился и заявил, что все готово.
  -- Рыть будем вот тут, как раз на месте стыка обоих камер могилы. Уберем два бревна и залезем внутрь. Вернее, я полезу.
   А это мысль -он куда меньше места занимает, чем любой из нас, может, и удастся пролезть в щель поуже. Мое всегдашнее предубеждение к полуальвам подкинуло мысль, что и проклятия должны на него свалиться тоже. Может, они на него и не подействуют. Придет в пущу, споет песнь на языке предков, постучит лбом в священные реликвии -и попустит, одним геморроем обойдется доблестный кладоискатель. Федор начертил палкой область раскапывания, и два труженика приступили к рытью. Сам же он не отдыхал на травке, ожидая, когда ему разроют проход, а занялся чем-то непонятным. Сел, скрестив ноги, потом повертел туловищем посолонь. Встал и стал раздеваться, оставшись лишь в нижних портках, даже сапоги снял. И, что-то бурча под нос, начал рисовать краской из тюбика на теле. Даже его псина удивилась и тявкнула. Мы с Алексеем удивлялись тоже, но про себя.
   Федор украсил себя четырьмя рунами на груди, после чего стал пытаться нанести знак на левую лопатку. Странно, ведь мог же попросить нас помочь, но нет, сам крутился, как овца в вертячке. Ну и на здоровье, пусть рисует, как может, хоть ногой на лысине. Я не знаю однозначного запрета на использование помощников в данной процедуре. Полуальв закончил с красотой своей спины и начал рисовать руны на бедрах. Затем стал на вершину кургану, обойдя копающих, видимо, чтобы краска просохла на ветерке.
  Ребята копали активно, и, наконец, обнажили бревенчатый накат сверху. Я подошел поближе и глянул на торцы бревен. А вот это очень интересно. По идее, за это время бревна должны сгнить, если это не лиственница или не красная сосна. Видал и дерево, лежащее под землей приблизительно такое время: оно выглядит, как рассыпающийся от гнили пенек, сплошное крошево. А тут, хотя и почерневший спил, но нормальных размеров. И не просело бревно, что начало подгнивать, под тяжестью грунта. Понятно, почему - в каждом торце вбиты магические медяшки. Глазом они плохо различимы из-за медных окислов, но магическая активность в них еще есть, я их именно так разглядел.
   Как же они будут делать дальше? Пока подозвали Федора. Он подошел, взглянул и дал команду. Оказывается, кто-то уже приволок сюда две рогульки из раздвоенных сухих стволов. Кто же это мог быть? Наверное, наш академик, потому что только за ним я особенно не следил. Вот он их где-то подобрал или вырубил. Их положили поближе к нашему шурфу. А наши землекопы, регулярно сменяя друг друга, стали откапывать боковую стенку. Теперь понятно- бревна наката подопрут рогульками, когда будет место, чтобы их упереть. А дальше дойдут до стенки, обшитой жердями. Жерди либо сами сгнили, либо их просто прорежут. И в щель полезет наш могильный исследователь. Кстати, а как он собирается с миазмами в могиле справиться? Этот вопрос я озвучил, но ответа не получил. Ладно, пусть наслаждается ощущением собственной несравненности. Ребята захекались, но раскоп нужных размеров выкопали, подперли накат рогульками. Время для полуальва. Великий проныра подошел поближе к раскопу, прыгнул внутрь и выставил оттуда обоих тружеников. Наверху их перехватил я и отправил наблюдать (ну и отдыхать одновременно). А сам стал глядеть за трудами нашего Федора. Псина за хозяином не пошла, а занималась ловлей блох на брюхе.
   Алексей тоже подошел к краю раскопа. Я постарался стать так, чтобы и видно было, но насколько возможно, сбоку. Вдруг оттуда нечто неприятное вылетит. Бывает такое. Может злобный дух, может пыль, может еще какая-то дрянь. Получилось не очень здорово, но легкой жизни никто не обещал. А Федор наш двинулся вперед, перемещаясь с какими-то ужимками, словно он танцевал некий танец ползущего червя. Добрался до стенки и засунул руки за пояс. Неужто дальше раздеваться будет? Или украсит прежде себя еще парой рун на неких местах, ныне скрытых от солнышка? Но я не угадал. Федор вытащил из-за пояса проволочную пилу. Хирурги такой дыры в черепе пилят, а отдельные типы таскают на природу как дополнительный шанцевый инструмент. Обычно раз вытащат с собой, потом их попускает, когда поймут, что нет нужды пилить сучок двумя руками, когда того можно добиться и одной при помощи топора или массивного тесака.
   Федор-осквернитель сосредоточенно пилил, стоя на коленях. Пила как-то неприятно скрипела по древесине. Раньше я не замечал такого. Или это результат магической обработки? Не знаю. Три жердины слева он пропилил быстро, а вот справа случилась неприятность- струна пилы лопнула. Федор выругался, но без огонька и экспрессии. Ему подали топор, и он доломал и стал укладывать перепиленные детали аккуратно рядом с собою. Интересно, он сразу полезет или сначала проведет некий обряд? Или просто подождет, пока что-то случится, скажем, свежего воздуха немного зайдет внутрь? Полуальв не уходил, а сидел и ждал. Ждали и мы. Через ужасно медленно тянувшие полчаса он двинулся вперед, предварительно достав из кучи своей одежды электрический фонарик.
   Я изготовился для использования заклинания. Попытка, скорее всего, у меня есть только одна, на вторую Силы может не хватить. Но все было пока спокойно, из гробницы доносилось только потрескивание, шорохи и какое-то бурчание. Собака за хозяином не пошла, а мирно лежала и грелась на солнышке. Землекопы не отрывали глаз от отверстия. Один я разрывался между любопытством и необходимостью хоть иногда осматриваться. Наконец, полуальв стал вылезать из гробницы. За время пребывания в ней он собрал на себя всю наличную пыль и паутину, так что даже нанесенные руны были плохо видны. Федор вылез и сел, левой рукой прикрывая глаза от солнца. А в правой у него был длинный предмет черного цвета.
  --Дайте мне тряпку! Не эту, вон ту, что возле моих сапожек!
  Кинувшиеся за тряпкой землекопы столкнулись друг с другом. Алексей вытянул шею, хотя мог и ближе подойти сам. Полуальв тряпкой обтер извлеченное и сказал:
  --Вот он, подходите и глядите. Можете даже потрогать, только не острие.
   Внешне меч был довольно невзрачен. Рукоять из темного дерева, оголовок из черного камня с белыми прожилками, гарда небольшая, скорее всего из латуни или подобного сплава. Ножны из кожи, видимо, имели магическую защиту, потому как она не истлела, но выглядела крайне непрезентабельно. Ремень не то сгнил, не то отвалился при вытаскивании. Полуэльф потянул за рукоятку. Из сморщенной кожи ножен выполз клинок красно-черного цвета. С ним время ничего не сделало. Про редкий цвет стали было две легенды, одна из которых гласила, что некогда меч имел обычный цвет, но потом, когда герой зарубил дракона, лезвие и стало таким. Другая версия говорила, что меч так окрасила кровь Торвальдова брата, который во всем соперничал с ним. Гном Двалин Железнобокий говорил мне как-то, что окраска стали, что куют гномы, в красный или близкий цвет ими не практикуется. Получалось это всего несколько раз, и такие клинки старались из подгорных мест не выпускать. Правда, во времена оны в неудачной битве возле Раздвоенной Горы такой меч попал в руки альвов. Двалин называл имя клинка и имя владельца, но я их не запомнил. Интересно, сохранился ли клинок с тех пор?
  Руки Алексея взялись за обретенный меч, и он восхищенно выдохнул:
  --Он как живой!
  Ага, живой, только признает ли он тебя? Но вслух я сказал только:
  --Будьте аккуратнее- не дай боги, порежетесь!
  Игорь спросил:
  --А что тогда будет?
  --Может, уши отвалятся, может, в бобра женского пола обратишься - не знаю. Но лучше и дальше не знать, что бывает после ранения магическим оружием.
  Игорь хмыкнул, но все же впечатлился. Дальше все по очереди подержали в руках знаменитое оружие прежних времен. Кроме меня, конечно. Видал я его и дальше на прежнем месте, то есть в гробу и в прежних ножнах.
  --Федор, а что с прежним владельцем? Как он выглядит?
  --Лежит в полусгнившем гробу, от одежды осталось немного, от него самого - скелет. Что интересно, сапоги целые, хотя и выглядят, как эти ножны.
   Ну и хорошо, прямо-таки несказанно хорошо. Значит, не вышел из Торвальда драугр! До Алексея и двух телохранителей начало доходить в полном объеме, что экспедиция увенчалась успехом, и что можно орать во всю глотку: 'Мы сделали это! Мы самые великие! Нас теперь запомнят все!' Так, пока они не обезумели от радости:
  --Федор, что нужно сделать с могилою?
  --Перед закатом я ее снова запечатаю.
   Ладно, сейчас нужно пережить взрыв энтузиазма у дорвавшихся до меча, а потом пьяную ночь. Раз полуальв собрался что-то делать на закате, значит, немедленный уход отсюда не состоится. А зря. Самое время линять, опережая все, что полетит вслед. Душа это ощущает весьма отчетливо,но мои соратники до этого явно не догадывались, пребывая в волнах победной эйфории. Они и так, и эдак вертели трофеем, попробовали им рубить и резать все, что можно. Меч сохранил хорошую заточку и рубил все, что предлагали, от травы до ствола березы толщиной в руку. Кирилл сказал, что вроде как Красный Вихрь мог рубить и камни по легенде, но быстро понял, что сейчас ему такое не покажут. Могут кузькину мать, но его она не устроит.
  Дальше был разгул, ограниченный только физическими возможностями. Дисциплина пала, поскольку Алексей и его телохранители уже сочли себя победителями и были способны только праздновать победу. И соображения, что они еще не дома, что вокруг может быть все, что угодно, от нечисти до отряда местных, что даже с могилой все не решено-в них не входило и не доходило. Как будто мир сузился в их голове до одной мысли: 'Праздник!' Полуальв дрых, а его псина лежала рядом и подозрительно косилась на всех проходящих мимо. Так она и кусанет, когда народ наберется под пробку и неудачно наступит на ее хозяина. Придется держаться подольше, коньяк побоку и следить за олухами царя небесного и окружающим. Хорош я буду, если совпадет атака местных и фаза глубокого отключения у наших. Поэтому я пристроился рядом с пулеметом и рассчитывал больше на его устрашающий эффект. Все военные столкновения показывали, что мощи огня из туземцев не выдерживал никто. Какие-то шансы были в засаде, при снайперском огне, магической атаке, чем-то другом, словом, когда что-то мешало просто снести врага лавиной огня. Вот я рассчитывал, что незваные гости, заслышав пулемет, вспомнят об этом обстоятельстве. По тварям пулемет тоже неплох, за исключением каких-то очень специфических. Народ активно поглощал запасы коньяка, которых было явно литра три. Я ограничился одним колпачком фляги, так обозначив участие в празднике, а потом бдил за окружающим. По реке снова проплыла лодка с местными, но к нам они не завернули. Увидели нас или нет, но на берегу не появились, что совсем хорошо, просто запредельно хорошо.
   Ближе к закату восстал Федор, сходил умыться, и стал ужинать и кормить свою скотину. Я оторвал его от трапезы и вполголоса сказал, что у меня какое-то нехорошее предчувствие и надо разделить ночную вахту, потому как выпивший народ за собой и остальными не последит. Ну и за ними самими приглядывать надо, чтобы не свалились в отхожее место, с берега или в костер. Полуальв помолчал, потом буркнул, что с полуночи он примет вахту. Поел и стал что-то делать для запечатывания могилы. К тому времени набравшиеся победители уже в основном были малоактивны, а когда совсем стемнело-отключились. На могилу я не пошел, караулил в лагере. Отчего-то к полуночи я совсем измотался, хотя время дежурства было не запредельным, а ранее случалось бдить и подольше. Возможно, грызущее меня ощущение близости беды так сработало. Ладно, дотянем до утра, наскоро соберемся, бросив все не сильно нужное и в портал. Если получится, то прямо отсюда. Дождался подхода Федора и побрел к своему месту. Глаза прямо-таки слипались, словно я трое суток не спал и еще задержусь чуток-засну стоя, как лошадь.
   И приснился мне странный сон про нашего полуальва. Как он сидел за столом и пытался стихи сочинять. Поскольку сам он стихи писать не умел, то воспользовался грибоедовскими. Взял наш Федор Иванович известный кусочек из 'Горя от ума:
   --За третье августа-
  Засели мы в траншею
  Ему дан с бантом,
  Мне на шею.
   И вот наш специалист по гробницам попытался как-то переделать сии древние стихи на современные события и долго мучился, портя бумагу. И все у него выходило что-то вроде: 'кому-то в морду, кому-то по шее'. Существование таких снов ставит под сомнение то, что человек- существо разумное. Проснешься и ощутишь себя последним дураком, раз такое ночью смотрел.
   Утро было прохладным, и нас в лагере никто не охранял. То, что со вчерашнего дня осталось много свинства - к этому я был морально готов. То, что вчерашние гуляки сейчас будут выглядеть жалко и спорить, как быть: похмеляться или помочь себе по-другому - к этому тоже. Но не к мертвой тишине. Отчего-то притихли и птицы в лесу и на речке. Или просто я оглох и ничего не слышу? Стихоложец должен был заступить в полночь. А где он? Вот он, полусидит над затушенным костром, уткнувшись лицом в свои кулаки. Собака прижалась к боку хозяина. Видно, ей сильно холодно под утро стало.
  -- Спишь, погубитель народа!?
   Хотел еще продолжить грубые слова про альвов вообще и нашего отрядного их представителя в частности, но вовремя остановился. Он мне не отвечал, вроде как и не слышал. Коснулся плеча рукой-оно теплое, но мышцы напряжены, словно он что-то удерживает вручную. Да, дышит, жилка на шее бьется, но на мое прикосновение не реагирует. Я такое видел у знакомого, что упал с крыши. Вот тогда и было как-то похоже: без сознания, но мышцы с повышенным тонусом. Тогда это называли каким-то параличом. Прожил он с полгода (все таким же), а потом умер от инфекции в почках.
   Неужели то самое и с нашим осквернителем праха? Псина тоже смотрит больным взглядом и вяло взмахивает хвостиком. Так, что же это? И где все остальные? И тут я увидел такое, что сразу же обмер и вскинул оружие наизготовку. Игорь лежал посреди лагеря и вид у него был страшный. Кто-то его рассек на три части так аккуратно, словно гигантской бритвой, по уровню лопаток и чуть выше таза. Но крови практически не было. Вокруг него должна была разлиться целая лужа-а где она? Даже следов этой лужи нет на земле и траве. Словно его заморозили и уже таким рубили... Ээ, что же это -разрубили, крови нет... это Торвальд и его меч! Допрыгались! Докопались! Так -полуальв живой, но в каком-то ступоре, Игорь уже не жив, где остальные трое и где этот демонический меч?!
   И их я нашел. Алексей лежал, скорчившись как эмбрион в утробе матери, и большой палец имел во рту. Живой, но это тоже ступор, только другого типа. Кирилл-там опять же страшное, те же три части и ни капли крови. Третий живой, но без сознания, а правая рука аж вывернута из плечевого сустава. Итого боеспособен только я и эта самая псина. Хотя нет, Баус таки встал и пошел, припадая на заднюю лапку. Словно кто-то его так пнул, что эту лапку сломал или повредил. Бедная собачатина. Меча нигде не видно. Но я догадывался, где он.
   А мне пора. Жизнь сужается до острия копья, как говорил один современник Торвальда. И копье это смотрит на тот холм, что сейчас у меня за спиной. По другому-никак. А потом нужно еще и эту братию, что еще жива, привести в нормальный вид или хоть до того уровня, что можно втащить в портал. Карабин я оставил на стоянке, зато захватил мешок с нужными вещами. Про умывание и еду и не думал. Мне совершенно не было дела до всего этого, как острию копья нет никакого дела до висящей в воздухе пули. Его задача совсем другая. А пыль-о ней потом...
   Кто в этой парочке опаснее всего -Торвальд или его Красный Вихрь? Кто выдернул из небытия мирно спящие останки и заставил убивать? Однозначно-меч. Меч был унесен и вернулся обратно. Значит, это он. Как же голые кости смогли работать мечом и даже упившихся порубили? Еще и выломанная рука охранника-тут сила нужна как у медведя. А почему как? Значит, родился на свет драугр, только не обычный, а какой-то особенный, о каком до этого не было слышно. И управляющий им амулет-это меч. В общем, надо ломать этот амулет, и по-другому нельзя. И как бы не пришлось это делать не мысленно, не магически, а вот так вот, взять и сломать, как деревяшку.
   Гость из мира мертвых разнес все заграждения, что Федор мостил в раскопе. Ну и землю раскидал полностью. Раскоп снова зияет. Эх, придется лезть в мелкую дырку на недомерка...Нет, спасибо, мертвец-таки ее собой расширил, так что даже удалось проползти, не продрав на себе одежду. Револьвер в правой, ствол с серебряной пулей глядит вперед, в левой руке фонарь.
   Да, мертвец, когда вставал и возвращался, покорежил тут изрядно, должно быть, он под влиянием меча вырос в размерах, и стал вроде медведя в сказках: косолапый и неуклюжий, но сильный. Вообще-то это заблуждение насчет неуклюжести медведя...А, ладно уж. Сказка и есть сказка. А вот теперь сюрприз- из полусгнившего гроба виден желтоватый череп. Не тело, а кость. Гм, интересный вариант. 'Сегодня пастух, а завтра-музыкант', то есть ночью драугр, а днем скелет. Что это значит-не знаю, но выбирать не из чего. Я с некоторыми усилиями протиснулся внутрь склепа. На полу что-то лежало, но я искал только меч. Полусгнившие бочонки и сундуки, корзины или что там здесь у него лежало и что от лежавшего осталось-это все не для меня. А меч-вот он, лежит на груди хозяина.
   Я натянул перчатку и взялся за меч, спрятав револьвер обратно. Сквозь толстую воловью кожу ощущалось жужжание и вибрация, совсем, как если прикасаешься к работающему механизму. Интересно, услышу ли я его голос, или он не пожелает говорить со мной? Да. Уцелел я доселе лишь потому, что оружие не трогал. Повезло, что додумался или чутье подсказало. Теперь потрогавшие либо мертвы, либо безумны. А как их меч разделил? А, Федор же на себя руны нанес, у Алексея был этот мощный амулет! Видимо, они и частично защитили их. Ну да, как кольчуга от удара кувалдой. Звенья целы, а что с ребрами после тесного контакта с кувалдой... То же, что и с мозгами этих двух. Чтобы меньше держать меч в руке, я резко швырнул его в отверстие выхода. И вылезал отдельно от него. Да, еще раз я вижу его. Возможно, что даже красный цвет лезвия стал темнее-надеюсь, что на свету все же меч не столь опасен. Взял его за рукоять (вибрация стала неприятнее) и всадил клинок почти до рукояти в землю. Острие легко ушло в траву и глубже.
   А вот теперь осквернение меча. Я наступил ногой на перекрестье и согнул клинок до земли. Отпустил, и он со звоном распрямился. Снова-и с тем же результатом. Хорошая сталь, демоны побери. А что же делать? Помочь ноге, повредив металл. Треснувшая, подпиленная, поржавевшая сталь после этого может сломаться, даже если до этого гнулась и держалась. Я вытащил из кармана жилета три патрона с бронебойными пулями и заменил ими патроны в барабане.
  Увы, две попавших пули сделали небольшую выбоину сбоку лезвия, выломав участок. Наверное, там было небольшое слабое место. Эх, надо возвращаться в лагерь. Я подобрал винтовку, нашел магазин с бронебойными патронами и вернулся. Теперь повторяем произошедшее. Надеюсь, меч не выпрыгнет из земли и не проткнет меня насквозь. Кольчуга-то на мне, но удара мечом она может и не сдержать. Так, как стать, чтобы рикошет не пошел в меня?
   Вот на винтовочную пулю кузнец прошлого не рассчитывал, и надломанный пулями клинок с каким-то надрывным звоном сломался. В голове у меня на секунду зашумело, как будто я хлебнул стопку, и перестало. Да, это были последние слова песни этого меча. На магию бывают и такие вот нестандартные и асимметричные ответы. А вот сейчас будет второй нестандартный ответ - чтобы больше ничего не было. Обломки меча я уложил обратно в гроб. Мне меч не нужен ни целый, ни поломанный. Он не должен быть в нашем мире. Почему-не знаю, но не должен. И вообще ничего от Торвальда мне не нужно, ни того, что лежит у него в гробу, ни вокруг, ни он сам. Но отсюда он больше не выйдет. Прощай, Торвальд, прощай, Красный Вихрь. Вы уходите из мира живых. От взрыва всего наличной взрывчатки могила завалилась. Будет теперь курган с проваленным боком, как бывает такое с людьми после удара по голове, когда оттого им удалили кусок черепа. Голова начинает напоминать полуспущенный мяч.
   А теперь надо возвращаться к своим, в лагерь. Полуальв и Алексей все также пребывали в отключке, а вот Михаил после воздействия Силой очнулся. Рука, конечно, выглядела страшно. Я спросил его, что было с ним - он не помнил. Ну да, алкоголь, магия, жуткая сила в драугре, а что теперь с его рукою будет... Псина кое-как ковыляла. Да, вот так все и закончится. Надо уходить в Казань, чтобы там помогли. Будем считать, что Михаил и собак оклемаются и не станут инвалидами. Я быстро собрал свои вещи и вещи Михаила. Потом кое-как навьючил обоих пострадавших на лошадей. Алексей просто был положен через седло, Федора пришлось чуть ли не силой разгибать из его позы и привязывать. Одну винтовку удалось пристроить на лошади, вторую на невывернутое плечо повесил Михаил. Он же повесил на шею ружье Алексея.
  Мне пришлось взвалить на себя и пулемет, и свой карабин, и вести лошадей. Собака ковыляла сама. Все остальное было просто брошено. Так что, если у Алексея осталось нечто ценное, что мы не взяли, то пусть это собирает спасательная экспедиция. Или тот, кому очень повезло. Мне бы его самого дотащить. Полуальв -то же самое. Запасы-к демоновой матери! Пока светло, то надо уйти отсюда. И все. И пострадавшие, чем быстрее будут в Казани, тем лучше для них.
  Мы поволоклись. Шли медленно, так как груз норовил соскользнуть. Были и другие вещи, не столь приятные. Я просто терпел, волок и вел. Михаил кое-как держался. Собака тоже, особенно когда ей дали пожевать. Даже хромать меньше стала. И что самое хорошее-никто нам не встретился из опасных, совсем никто, ни с неба, ни из земли, ни с дерева, никого! Ни людей, ни нелюдей, ни тварей, ни животных! Потому что обороноспособность наша была совсем аховой. Не уверен, что успел бы бросить все и развернуться к источнику опасности. Михаил- спасибо, что хоть как -то шел. Рассчитывать на Бауса было и вовсе лишним.
   Сколько мы шли-не знаю. Но дотащились до нужного места. Я отдыхать не стал и достал портальный амулет Алексея. Да, подобными меня учили управлять. Нажатие на позолоченную пластинку, и перед нами вспыхнул овальный проход.
  --Михаил, дуй вперед, в портал!
  Он повиновался. Теперь я закинул ему туда пулемет. И по одной завел лошадей.
  --Лови их, и старайся удержать!
  Так, где эта псина? Только что была тут, а теперь эта хромоножка учесала? И слева нет, и справа нет. Да куда же ты, блохоноситель, делся? А, эта наглая морда уже за порталом. Ну, и мне пора.
   С шипением сошлись края портала. Впереди форпост Заслон, за ним гладь реки, вдали пейзаж Казани. А ноги совсем не держат. Сказал Михаилу, чтобы он сел и смотрел в сторону Заслона. Стащил обоих пострадавших с лошадей и устроил на траве. Они все еще не с нами. Теперь ногам можно и подкоситься. Посидим, отдохнем минутку. Но нам нужна помощь. Ну, это можно и организовать. Вот передо мной винтовка кого-то из ребят. И вот начнем стрелять методическим огнем, очень стараясь, чтобы пули туда не попадали, где могут оказаться люди. Вот роскошный пенек от дуба, туда они и пойдут. Интересно, после какого выстрела кто-то побежит в нашу сторону? А отчего не мой карабин? А оттого же- патроны к нему свои, за кровные куплены, а к винтовке - не мои. Пусть о их расходе беспокоится Алексей. Это самое незначительное из тех вещей, которые сейчас его должны тревожить...
  
  ПРИМЕЧАНИЯ.
  [1] Любительские стихи в романе, как правило, принадлежат автору текста.
  
  [6] 'Десятка'- один из двух пистолетов, серийно производящихся в этом мире. Представляет собой несколько увеличенный и тяжеленный пистолет ТТ под патрон 10мм с проточкой и полуфланцем. Идея было в том, чтобы использовать его и в револьверах, и в пистолетах, но реализация подкачала и пистолет стал склонен к отказам из-за проблем с подачей (из-за чего герой отказался от него). Но им пользуются в разных охранно-полицейских структурах и частные лица. Для армии продолжает выпускаться несколько улучшенный пистолет ТТ под близкий к оригиналу патрон.
  [7] В армии принята армейская самозарядная винтовка на базе улучшенной СВТ с 10 патронным магазином. Для нужд охранно-полицейских служб -видоизмененный карабин СКС под патрон образца 1943 года. Основное изменение- отъемный магазина на 10 патронов.
  Кроме того, производится улучшенная трехлинейка под оригинальный патрон, под патрон образца 1943 года (больше для продаж в туземные государства), и однозарядные ее варианты под 6мм учебный и 10мм (в народе именуемый 'берданка'). Частные оружейники тоже делают разные ее варианты под заказ, в том числе под нестандартные патроны.
  [8] Люди могут вступать в интимные отношения с лесными альвами, но дети при этом рождаются только при использовании специальных любовных амулетов. С другими расами альвы детей иметь не могут вообще.
  [9] Лесные (и черные) альвы имеют заостренные кверху уши, а полуальвы наследуют уши человеческих родителей. Поэтому Федор Иванович, пытающийся увидеть нездоровое внимание к своим самым обычным человеческим ушам, демонстрирует свою сложную и не всегда адекватную натуру.
  
  [11] Баусом на Руси называли полудрагоценный камень синих и зеленых оттенков. Цена его была относительно невелика, но разные темные личности выдавали его за сапфир и изумруд, как неизмененный, так и термически обработанный (запекали в караваях хлеба, что улучшало красоту камня).
  
  .
  Глава десятая. 'Ночь цвета крови'.
  
  
   Вернувшись, я с головой погрузился в домашние дела. Когда надолго уезжаешь, то вернувшись, обнаруживаешь, что тебе предстоит куча дел. Оказалось, что протекла крыша, стала плохо работать плита, в саду много чего надо было сотворить. Да и дому малость надо было красоту навести. Но тут я ограничился окраской ворот, калитки и крыльца с оконными рамами. Больше не успел. События опять погнали в дорогу. Мне предложили службу в Вязьме. Там в конце августа -начале сентября каждый год проводится большая ярмарка, куда съезжается множество жителей степей востока. Вот и надо поддержать порядок- неделю до нее и неделю самой ярмарки. Я уже на ней бывал охранником, так что дело, можно сказать, привычное. Платят там очень хорошо, а за активное укрощение скандалистов еще и приплачивают. Так что, если хоть немного знаешь ходовые восточные языки и обычаи и не боишься холодного оружия, то можно и отправляться.
   Почему холодного- на ярмарке ружья и луки либо сдаются в специальное хранилище, либо остаются где-то в степи. Револьверы и пистолеты среди кочевников часто не встречаются - только у самых богатых и лиц, приближенных к ним. Потому, когда кому-то из посетителей что-то в голову ударит, то в ход идут разные ножи, сабли и кистени. Да и плети, которые формально оружием не считаются, в умелой руке -очень серьезная вещь. Если на тебе нет кольчуги или стеганки, от режущей боли можно и с ног свалиться. Да и простую плеть можно усилить металлическим утяжелителем либо проволокой. Удар ею по голове убивает волка в степи, ну и человеку несладко приходится.
   А горячих парней приезжает много. Водка с пивом на непривычные к ним мозги степняков действует мощно, да и в трезвом виде многие из них желают показать свою удаль. Кроме того, всплывают старые споры и претензии. Нам это немного дико, но родовые обычаи в степи-это не только знание своих предков до какого-то колена (мы это одобряем), но и отношение к некогда случившемуся с дедушками, как к тому, что случилось буквально вчера. Потому погибший сорок лет назад в сражении с родом Деле его родич такого-то ранга требует отмщения. Оттого сабли вылетают из ножен и сражение под Саураном, что кончилось сорок лет назад, сегодня продолжается под Васильевской слободою. Было такое дело и со мною, поскольку я пытался помешать джамийцу и деле порубить друг друга, так тоже стал для джамийца врагом. Я тогда решил, что прострелить тому ногу будет как-то неподобающе, потому выдернул кол из ограждения и попытался сначала парировать его удар, потом обезоружить. И не рассчитал, приложив буяна по голове слишком сильно. Что же, теперь какой-то потомок этого мстителя будет искать моего внука, чтобы отмстить за павшего предка... Придется теперь наделать короткобойных патронов, чтобы можно было таких буянов отстреливать, но при этом не случилось так, что пробившая ногу скандалиста пуля попала в кого-то другого.
   С собой я взял оба своих револьвера, тот, самый взятый у вампира, небольшой револьвер, и дробовик. И для форса альвийский кинжал. В принципе он там и не нужен- снимать часовых не требуется, а для нарезки колбасы сойдет и складной нож. Просто я в свободное время смогу нацепить на себя хорошо украшенные револьвер и кинжал и попускать пыль в глаза. Кольчуга-это обязательно, и безрукавка под нее, чтобы не драть кольцами одежду и тело. Амортизирующие свойства у безрукавки тоже есть. В предыдущий раз еще выдавали щитки-наручи на предплечья. На них можно принять удар, если это не кистень и не сабля. Да и попадаются в степи такие любители ножевого боя, которых научили наносить много порезов на доступных частях противника- предплечья, бедра, вдоль ребер. Формально они не выглядят опасными, в отличие от колотой раны в туловище. Но кровопотеря и боль могут быть приличными и отправить сначала в беспамятство, а потом и дальше. А порез на предплечье-потом что делать с поврежденным сухожилием?
   Помню, был тогда еще такой вот затейник из рода Канлы. Лук он мирно оставил в хранилище, но ходил с небольшим колчаном на бедре, где лежало десяток стрел. Лука как бы нет, нарушением не является. Охота таскать стрелы-так таскай. А потом он сцепился с местным торговцем, что продавал какую-то мелочь. Есть среди некоторых степняков поверье, что, если ты наступишь на чью-то тень, ты нанесешь владельцу тени некий неслыханный ущерб. Что конкретно пострадает у бедняги-уже не помню, давно слышал рассказ про это. Вот торговец случайно отдавил тени степняка что-то там. И разыгралась там перепалка, перешедшая в рукопашный бой. Отброшенный кулаком, степняк с отдавленной тенью выхватил стрелу из колчана и стал бить наконечником по лицу своего противника. Когда мы подоспели-лицо продавца было залито кровью из нескольких ран. Рассечена бровь, нос, губы. Хорошо, что глаз не пострадал. А вот красоту мог попортить навеки, если не потратиться на магическое воздействие по заживлению ран. Тогда шрамики еле заметны, да и заживает очень быстро.
   Кстати, в этом роду есть и иные любопытные обычаи. Свадьба среди кочевников-это обязательное подношение выкупа за невесту. Размер, его, конечно, сильно варьирует, но полное отсутствие его - это оскорбление родителям. Но при богатых родах всегда есть лишившиеся родителей от разных болезней и бед родственницы брачного возраста. А вот тут наступает юридическая сложность. Заплатить выкуп некому, значит, она замуж не может быть выдана. Брать ее без него - оскорбление, а принять некому. А оттого не родятся от нее дети, и меньше будет членов рода, что уже совершенный непорядок. Ибо Вечным Небом завещано, что человек должен плодиться и размножаться, и скотина в его ведении тоже должна это делать. На помощь приходит юридическая хитрость. Если есть вдова (хоть с детьми, хоть без), то жениться на ней, лишившейся опоры в виде мужа, можно вообще без выкупа и с минимумом условностей, ибо это скорее акт помощи, чем свадьба. Но она же вообще замужем не была? Еще одна хитрость. Девица или женщина может заключить временный брак с иноверцем, длительностью одну неделю или дольше. Иноверец не должен заставлять ее поклоняться своим богам. Должен содержать на протяжении этого срока и, завершив брак, вручить ей подарок и оружие, на случай, если родится сын - для него.
  В итоге сирота переходит в категорию вдов, и на ней может жениться любой с минимумом сложностей. Ее охотно может взять третьей-четвертой женой даже богач. Родившийся ребенок тоже остается в роду на общих правах. А намеки на то, что он немного отличается от прочих членов рода-это оскорбление рода и карается всеми его членами. То есть всякий намекнувший из иного рода получит отпор от всех родичей, что есть в наличии. А вот как в самом роду - не вникал. Может, он пользуется дополнительными привилегиями, может, слегка угнетается. Не о всех родовых делах будут разговаривать со мною.
   Один из стражников ярмарки тогда взял себе такую временную жену и прожил с ней две недели или около. Сам он был не женат и жил с матерью. Мы же ему регулярно задавали вопросы о том, как ему живется в таком вот браке. Иногда он посылал спрашивавших, если те охальничали, иногда отвечал.
   Насколько я помню, Арсений говорил, что в быту она была трудолюбивой и безропотно выполняла все, что от нее требовалось. Вот, правда, толку от этого было немного. С водопроводным краном, не говоря уже о стиральной машине и колонке, она обращаться не умела, и, кажется, так и не успела выучиться. На огороде от нее проку не было за полным неумением. Скота семейство не держало, потому ее опыт не был востребован. Поскольку я в городе тогда задержался из-за романа с местной жительницей, то потом Арсения еще пару раз встречал, в том числе и в трактире. И он рассказал, что мама его сначала к подобной идее временного брака отнеслась как невыразимой словами блажи, достойной ребенка, а не взрослого мужика. Пока Альме жила в доме, мама тоже жаловалась на неприспособленность девушки к жизни среди них и неудобства от этого. Но потом, видно привыкла к ней, часто вспоминала временную невестку и размышляла о возможном внуке или внучке, которого она теперь вряд ли увидит. Вот такие бывают случаи...
   Поселился я, сняв комнату у тех хозяев, у которых в прошлый раз жил. И в их доме мало что изменилось, разве что новые стулья и переехавшая к хозяевам племянница Тамара из Красной Глинки. Так что я не зря отказался о места в казарме, где жили охранники. Меня сильно беспокоила погода- если сохранится жара (а в здешнем августе это не исключено), то в форменной накидке, кольчуге, безрукавке и прочем просто сопреешь. И в итоге небеса не подвели, было достаточно прохладно. Конечно, в сутолоке, среди множества человеческих тел тоже приходилось несладко, но куда уже денешься... Наручи выдали, и сейчас еще добавили довольно толстые перчатки с кольчужным усилением. И само собой дубинка, на выбор либо кленовая, либо резиновая. На обход можешь брать любое короткоствольное орудие, а дробовик надлежало держать в дежурке на случай чего-то более опасного.
   Вообще в прошлый раз как-то все легче проходило. С тех пор, как народ повалил на ярмарку, весь день было солоно. Все время ходишь, наводишь порядок словом, делом и даже присутствием. И везде толпы народу и даже пройти тяжело. По-моему, мне уже не нравился сам вид множества народа, ибо я от него чего-то нехорошего ожидал. Были и реально опасные люди, один из них пытался меня ткнуть ножом, проткнул защитную перчатку и слегка повредил кисть. Нападение на охрану-это серьезное дело, поэтому удалец был скручен, укрощен и посажен в узилище. А дальше пусть судья решает, как с ним быть. Встанет с одной ноги и расценит по полной программе, встанет с левой - решит, что это причинение небольшого ущерба. И рана действительно небольшая и сама по себе неопасная. Тогда будет штраф. С отсидкой для гостей ярмарки тоже есть сложности. Их родные сейчас откочуют и сюда вернутся хорошо, если следующим летом. Вот получит герой три месяца отсидки и освободят его ближе к декабрю, а что он в городе делать будет, вдали от своих и плохо зная городскую жизнь? Они не всегда и язык-то знают дальше пяти самых ходовых фраз.
  Но это дело судьи и полиции. А мы свое дело сделали. В том числе и то, чтобы память о встрече осталась, и больше не тянуло на подвиги по отношению к стражам порядка. Да и просто отвечать всем спрашивавшим, как пройти куда-то - аж язык болит к вечеру.
   Смена длилась с семи утра до семи вечера, Правда, часов в пять уже все продавцы должны были закрывать продажу и выпроваживать клиентов, а после убирать место. Но мы сразу не уходили, надо было дождаться официального закрытия. Вот тогда уже и бредешь к машине -ноги гудят, голова пухнет от всего, что было вокруг, и вообще такое впечатление, словно ты заболел или тебя долго жевал какой-то беззубый зверь. За день только чего-то всухомятку перехватишь и все, а вечером в усталый организм ничего не лезет. Разве что чай. Правда, начальство немного посдвигало смены и смогло сделать день отдыха после трех подряд рабочих. И это было здорово-лежишь и ощущаешь невыразимое словами блаженство, что ты лежишь и никуда не идешь. В уши не вонзается гул людского моря. Перед глазами не мелькают десятки лиц и их одежд, в ноздри тоже не бьют многие запахи. Никто не толкает и не наступает на ноги. И самое главное-ты не должен никого ловить! Хочешь -лежишь, хочешь встаешь, можешь и снова лечь и ничего тебе за это не будет! Блаженство! Лепота!
  Но вот потом, после дня отдыха на службу выходить было словно идти на эшафот приговоренному! Ноги прямо специально цеплялись за неровности почвы, оттягивая миг явки. Но ничего-собрался и отработал еще три дня. Меня снова попытались прибить, чтобы не мешал разбираться с соперниками, но я не дался, а сломал типу с кистенем руку и два ребра. Руку - Силой, потому что другим способом не успевал отклонить чугунный шар. А ребра-чтобы целой рукой нож не нащупывал. Вот что значит вливать в себя водку, если до этого ничего, кроме кумыса, не пил. Но он не свалился мешком с перепою, а, наоборот, возбудился и пошел искать приключения. Учителя говорили, что это нехороший знак склонности к алкоголизму.
  Будем надеяться, что в местах обычного обитания он так уже не напьется, ибо столько кумыса, чтобы заменить, скажем, бутылку водки, в него не влезет. Он же не бочка. В общем, всех баранов, кожи, коней, муку, зерно и прочее, что там продавали, благополучно продали. Все, что смогли выпить, выпили, и гости покинули окрестности Вязьмы. Остались только родственники некоторых севших в узилище, которые ждали решения суда по ним.
   Я остался еще на неделю в городе. Надо было отдохнуть от работы, да и поухаживать за Тамарой, поскольку до этого времени на амурные похождения не было. Сначала мне показалось, что и Тамара не против моих ухаживаний, но это было иллюзией. И, когда я это понял, то смысл моего пребывания в Вязьме пропал. Пароход отходил через два дня, я гулял по городу и любовался увиденным-немного в городском саду, немного у реки. Переплыл через Вальми на пароме и посетил село Рогачево. Меня туда совсем не тянуло, но время надо было убить, и я его так потратил. Сошел с парома, погулял до следующего и вернулся обратно. За границы села я не ходил. По рассказам местных, там практически безопасно, но иногда что-то неприятное может случиться. А много ли путнику вроде меня надо? Оттого я и не рисковал, выходя за ограду Рогачева.
   Напоследок мне чуть-чуть повезло. Скоро начинался учебный год, и студентам пора было возвращаться на учебу. Ну, и мамы должны были возвращать своих школьников от бабушек и дедушек. Вот пароходные компании стали предоставлять скидки на билеты. Я этим и воспользовался. Поплыву домой с комфортом и со скидкой. Заработал. Пора запасаться картофелем, дровами, убирать то, что еще дозреет в саду. И искать какое-то занятие на зиму.
  Приехал на извозчике на пристань, подхватил чемоданчик, ранец и чехол с дробовиком и вступил на борт 'Орлана'. Неси меня, река, к дому...
   Сосед по каюте, приказчик Федор из пассажа нашего купца Игумнова, уже расположился и поднимал себе настроение местной настойкой на березовых почках. У него вяземская ярмарка прошла на высоком уровне, так что можно было себе позволить лишнего. Его хозяин тоже ехал этим судном, только в классе повыше, а второй приказчик, Кузьма, ему сейчас бутылки открывал и в рюмки сбрасывал, как Федор выразился. Ибо его патрону осталось свободы только до Камышина. Дальше он попадет в жесткие руки жены, которая мужу пить не дает. Так что недолго ему осталось. Федору хотелось общения, и он пригласил меня к столу. Я не отказался, и мы посидели до темноты, делясь впечатлениями о прошедшем этапе жизни.
   Но Федор больше жаловался на то, что патрон его не ценит, работу наваливает так, что только держись, а все радости достаются Кузьме. И даже игумновская дочка вместе с партнерством светит. Самому моему соседу патронова Агата была без надобности, но от партнерства он бы не отказался. Так что вечер рассказов о купеческих делах я себе обеспечил и чрезвычайно обогатился сведениями о местных торговых домах. Мне тоже было что рассказать, вот и поведал о чрезвычайно мистическом происшествии, случившемся с представителем почтенного купеческого семейства, возжелавшим получить легендарный меч Красный Вихрь. Разумеется, без некоторых натуралистических деталей. Мало ли как волшебный меч может околдовать взявшего его в руки. Федор только ахал.
   Кстати, я после третьей рюмки предложил внушить его патрону мысль об охотах. Поедет туда, несколько дней сможет под благовидным предлогом отдыхать от утеснений супруги. Опять же, отстреляет множество птиц, чьи перышки дамы активно вставляют в шляпы, и будет супружница вся как лебедь белая или розовая. С другой стороны, если она боится за мужа, что тот пропадет на охоте, так можно взять с собой охрану, которая его будет вытаскивать из всех луж, в какие он свалится. Да и никто еще не слышал об охотнике, которого фламинго или цапли хоть раз клюнули. Интересную беседу прервало только позднее время и ощущение того, что надо бы уже ложиться спать, а то сон застанет лицом в остатках закуски. Я собрал силы и вскарабкался на верхнюю койку, поскольку Федор этого уже не смог бы. Пожелали друг другу спокойной ночи и заснули.
   Но меня хватило на два часа сна. Затем отчего-то глаза открылись и не смыкались. И вообще я чувствовал себя больше не желающим спать. Странно. И настойки принял, и перед этим днем не выспался, и кофе не злоупотреблял. И вообще я его уже месяц не пил. Сосед спал тихо, не храпя, только иногда постанывая во сне, то есть совершенно не мешая. А сна не было. Что плохое в таком отсутствии сна, так это разные звуки, которые сложно определить, поэтому лежишь и беспокоишься, что это там заскрипело или застучало? Такое даже дома есть, а на судне полным- полно. Люди ходят по коридорам, разным в соседней каюте занимаются, двигатели работают. А тут ты лежишь и решаешь, что так звучит: корабль разваливаться начал или в соседней каюте разврату предались?
   Спать совершенно не хотелось, и я стал размышлять, чем бы это заняться около часу ночи? Вариант с включением ночника и чтением книги был нереален за ее отсутствием. Вариант пойти в буфет и еще что-то употребить - возможен, но не решал проблему, ведь не пить же мне до самого утра? Пожалуй, надо решиться на третий - пойти подышать воздухом. Тем более, его можно совместить и со вторым. Сначала погулять, потом буфет, потом снова погулять. Глядишь, и пройдет полоса нежелания спать. Я слез и начал одеваться. А вот брать ли с собой оружие? Вроде как на пассажирских судах к этому относятся по-разному, на некоторых и запрещают. Надо глянуть в афишку, но свет включишь - еще соседа разбудишь, так что я сначала натянул сапоги, а потом приоткрыл дверь в коридор, куда и высунулся прочесть. Нет, запрета в афишке нет, потому нацеплю этот вот 'вампирский' револьвер, надо его хоть выгулять немного. Да и выглядит он не очень страшно, это же не разные длинноствольные револьверы под нестандартные калибры. Я прицепил кобуру к поясу и вышел, закрыв дверь на ключ.
  А вот на верхней палубе оказалось промозгло и отвратительно. Видимо, пока я поспал, тут был дождь, и мы сейчас идем через его след. Выдержал только пяток минут и спустился вниз. Надо либо идти одеваться, либо посетить буфет.
  Там было получше, хотя и надымлено сигарами. Оказалось, не только я полуночничаю- еще десяток человек попивали разное по вкусу и дымили. Место мне нашлось, я заказал рюмку коньяка, пару каких-то бутербродов и стакан лимонаду. Некоторые заедают коньяк лимоном, а я лимонадом! Мне эта мода не нравится-не чувствую я ничего от сочетания обоих продуктов. В чае лимон-это да, а к коньяку-ну, пусть его жуют те, кто что-то приятное чуют от этого. Так что к сигарам я быстро принюхался, сидел, грелся и слушал болтовню публики вокруг. Ничего особенно интересного для меня не было- купцы и приказчики обсуждали свои дела, общих знакомых, любовниц этих самых знакомых, перспективы малой войны с альвами и так далее. Я в беседе участия не принимал, ибо разговаривают свои, которым чужих мнений не очень нужно. Ну да, ведь если скажешь почтенному купцу с рыжей бородой, что хочет альвов разгромить одним наступлением и раз и навсегда покончить с враждебными их происками, что пусть он лучше рассуждает о перспективах рынка товаров из льна, чем треплется о неизвестных ему вещах-обидится ведь. Так что пусть ему компаньоны поддакивают, явно не испробовавшие прелестей лесной войны. Беседы прервал толчок в левый борт, довольно ощутимый. Кое-кто даже от неожиданности уронил из рук полезные предметы. Рыжебородый купец- рюмку, еще один тип в синем - сигару на соседа, я -остаток бутерброда на пол. Все недоуменно обвели окружающее взглядом: что случилось? Затем взгляды сосредоточились на буфетчике, как ближайшем представителе экипажа.
  --Не знаю я, что это такое, ваши степенства, я ведь не капитан и не рулевой. Когда на мель судно попадает, там удар похлеще выходит. Наверное, бревно в реке плавало или на лодку форштевнем наехали. Тревоги нет, значит, ничего страшного!
   Да, слышал я как-то сигнал пожарной тревоги-там такие звонки, что умершего внезапно пассажира поднимут. Вообще буфетчик прав-тревоги нет, значит ничего не случилось. Может, плавала какая-то бочка... Если бы мы налетели па мель, то была бы тревога, как сказал он же. Столкнулись с другим судном- мы бы остановились. Возможно, тоже была бы тревога по случаю пожара или пробоины. Но мы не снижаем ход, следуем дальше. Видимо, налетели на какой-то предмет вроде унесенной течением лодки или бревна. Потому как нормальные люди ночью на судоходном фарватере на лодках не плавают, ибо это чистой воды самоубийство. Могут быть пираты. Но столкновение на лодке с судном -это тоже самоубийство. Наверное, точно ложная тревога. На всякий случай выглянул в коридор, а там был виден только мужчина, что силился закрыть за собой дверь каюты, но каждый раз терял равновесие и отпускал ее. Ага. Сейчас он ее закроет с двадцатого раза, потом придет, добавив, и будет двадцать раз пытаться ее открыть.
   Я вернулся на свое место и недолго посидел еще. Наконец-то потянуло в сон, поэтому доел, что еще осталось, и расплатился. Пошел обратно, прикрывая рот, оттого что стала одолевать зевота. Эх, сейчас и задрыхну аж до завтрака, а, может, и позже, ибо, если его пропущу, то не успею похудеть и зачахнуть. Идти было довольно далеко, практически через все судно. Но меня не штормило- так, слегка навеселе пребывал. Поэтому, когда судно резко вильнуло вправо и меня впечатало в стенку, то дело было не во мне. А в чем или ком, растуды их в качель?! Рывок повторился-да они что охренели там, на мостике?! Или на вахту стал пьяный рулевой? Я ведь так приду в каюту весь размазанный по стенкам. Перед поворотом коридора меня снова дернуло в сторону, но я удержался от врезания в стенку. А из-за поворота донеслись какие-то хлюпающие звуки. Гм, это кто же так громко целуется? Я выглянул из-за поворота, и рука сама нашла револьвер- это была не самозабвенная парочка, которой каюты было мало, а коротышка в парчовом халате, которого мертвой хваткой держала фигура в мокром плаще, присосавшаяся к шее, а он только ногами подергивал. Вот и дождались светлого праздничка, по судну вампиры бегают, а никто не сном ни духом! Коротышке явно конец, хоть вампир его допьет насухо, хоть нет, поэтому можно смело стрелять. И я нажал на спуск. Поскольку револьвер ощутимо мотало вверх при стрельбе, приходилось целиться в поясницу вампира. Сбитый ударом пули в спину, он опрокинулся вперед, поверх своей жертвы. 'В этом патроне был бездымный порох, а вот в следующем мог оказаться и дымный, тогда тут все будет, как в тумане', - подумал я, бросаясь вперед, и, пока вампир не среагировал, выстрелил второй раз ему в затылок. Это не осиновый кол, и, возможно, даже не убьет его, но удовольствия будет мало. Второй патрон уже был с дымным порохом, потому и сильно задымил все вокруг. Я отскочил обратно к повороту, чтобы он меня не цапнул за ногу. А то еще приложит об переборку или опрокинет. А схватка с ним в партере- я такого точно не желаю.
   Пороховой дым пока висел и, хоть и поредел, но не рассеивался. А что делать дальше? Вампир пока лежит и пребывает в отключке. Или ждет, когда я подойду в пределы досягаемости. Жертва явно отошла, потому ноги не дергаются. Я осторожно выглянул в коридор-там уже были признаки активности. Хлопали двери, кто-то громко матерился.
   Ладно, сейчас явятся матросы и мы его добьем. Не тут-то было. Где-то сзади ударил пистолет -два выстрела в быстром темпе, потом еще два. На палубе трижды выстрелила винтовка. Это уже серьезно. Или пошел абордаж или из трюма выполз еще один кровосос. А у меня всего три патрона осталось, а до каюты еще демон знает, сколько. Стоп, а вон же пожарный инвентарь-лопата, топор, багор и пожарное ведро конусообразной формы. И вот ноги вампира. И теперь он отсюда не уйдет- уползти сможет, а на этих ногах нет. Пока я рубил ему ноги, сам заляпался его кровью и кусочками мяса от него. Полежи теперь, а я в каюту! Хотел взять топор, но решил, что не стоит. Мужчина в крови и с топором- еще примут за безумного убийцу. Мужчина просто в крови-скажем, раненый. И я побежал к каюте, напугав по дороге пару высунувшихся на шум и грохот полусонных пассажиров. Ключ влез в замочную скважину, поворот, и я уже внутри. Пока я ставил дверь на задвижку, проснулся Федор.
  ---Что за шум, а драки нет?
  --Все есть, Федя! Вампир точно, а, может, еще кто-то. Запирайся и доставай оружие. У тебя есть-то?
  --Дома есть, но я не брал. Вязьма- место тихое, это не Залесск.
  --Демонова пещера! Держи вот! Два патрона истрачены, вынь из петелек и вставь новые.
  --А как?
  --Дверцу отодвинь и выбей, можешь даже карандашом! Все, не мешай, не маленький, разберешься!
  Я вооружился и кинулся в коридор, прокричав напоследок, чтобы Федор заперся. Стрельба меж тем нарастала- уже было три постоянных места, где один за другим тратили патроны.
   Вскоре я наткнулся на вооруженных матросов, потом прибежал старший помощник капитана и возглавил нас. Капитан был уже в рубке и непосредственно вел судно. Оказалось, эти вот рывки судна влево-вправо-это была атака вампира на рубку. Вампир как-то проник на борт, добрался до нее и кинулся на находящихся там рулевого и третьего помощника, который нес вахту. Оба уже умерли, но смогли нанести вампиру тяжелые ранения и сообщить капитану, что на них напали. А он уже организовал быстрый подъем отряда в рубку, перехват управления и убиение непрошенного гостя. Я сообщил, что вампир был не один, второму я тоже устроил теплый прием, и что надо провести планомерный поиск вампиров и их сообщников на борту. И объявить об этом по судну. Но с этим не вышло. На судне можно было только объявить тревогу при пожаре и угрозе затопления. Если сейчас это сделать, то подымется дикая паника, а если есть еще хоть один дееспособный вампир, то он способен панику превратить в нечто невообразимое. Люди с перепугу будут головой биться в стену, вылезать в иллюминатор, который много меньше их, кидаться с борта в реку... Значит, надо последовательно чистить судно. Итак, в наличии две пассажирских палубы, самая верхняя (не знаю, как ее зовут, но на нее никого не пускают) и трюмные помещения.
   На той самой верхней палубе сейчас никого нет, и в рулевой рубке тоже вампиров живых не осталось. Значит, мы перекрываем нескольким матросами спуски на палубу ниже и начинаем последовательно входить во все каюты и подсобные помещения.
  Распределили роли, как работать, если вампир в помещении один-кто открывает двери, кто стреляет, кто ждет момента, когда прикрыть стрелявших, пока они перезаряжаются, кто добивает вампира осиновым колом. Это обязательно я, поскольку только у меня он есть. Решили также, что вооруженных и не растяпистых мужиков будем брать с собой на усиление. А небоеспособных временно запирать.
   Веселья хватило до самого утра. Ночь, тишина, народ дрыхнет. И тут открывается дверь, зажигается свет, и на проснувшихся обитателей глядят стволы. Звучит грозный голос: 'Назовитесь!' Так и обделаться можно бедному путешественнику. Дальше у них заглядывают во все закоулки, прощаются и уходят. Одно зрелище неодетых дам примирило меня с отсутствием сна. Правда, были не совсем эстетичные обитатели и обитательницы, вроде того в третьей справа каюте, который вывалился с койки на пол и продолжал храпеть на полу. И одежда отчего-то сползла с кормовой части купца. Зато дама с ним ехала - мое почтение! Но это шуточки, а вампиров нашлось еще двое. Один выпил целую семью и, перегруженный, сидел там, не в силах восстать и уйти. Так что с кровью вышел явный перебор. Второй захватил заложников-семью из двух человек и обещал оторвать им головы, если его не выпустят отсюда. Но к этому времени у нас было усиление-ехавший на судне маг Воды. Мы его уговорили помочь в охоте, вот он и внезапно для вампира вступил в дело. Оказывается, маг знал какое-то заковыристое заклинание, которое вампира дернуло за ноги и подвесило в опрокинутом состоянии под потолком. Заложников он отпустил, а мы их утащили. После чего вампир был истреблен и опустился на пол уже без головы.
  А дальше его проткнули колом. Так, уже на всякий случай. Полазали еще по трюмам, но там уже нашли только одного бродягу, ехавшего зайцем. Итого охота затянулась до половины одиннадцатого утра. Да, троих обращенных тоже пришлось добить. Пути назад у них уже нет. А мирная и законная жизнь вампира невозможна.
   В итоге получалось следующее: вампиры как--то группой из четырех кровососов одновременно попали на судно. Один из них пошел выводить из строя управление судном, остальные предались охоте. Если бы они ехали где-то в трюме и почувствовали желание погулять -понятно. Но в трюме их не было. Грузилось судно оба раза днем, так что вампир просто бы не дошел до борта, а сгорел раньше. Конечно, теоретически возможен случай, когда некто открыл портал на палубу судна и послал четырех вампиров туда. Но практически наиболее вероятным представляется вариант абордажа судна с помощью команды вампиров. То есть плыло какое-то суденышко, в трюме которого сидели эти четыре незваных гостя. Судно сблизилось с нами и притерлось к 'Орлану'- ободранная краска есть по левому борту. И вот четыре кровососа ринулись захватывать нас. Наверное, у них был план, но сработал он только частично, ибо вампиры не устояли перед кучей соблазна, только тот, что ринулся в рубку, еще кое-как выполнил то, что от него ждали. А дальше все пошло насмарку. Хотя весь их план точно неизвестен, но, если бы кровосос захватил рубку, то мог снизить скорость и позволить повторный абордаж, уже, скажем, обыкновенными пиратами. Но, коли так не вышло, то пиратское судно либо не смогло догнать 'Орлана', либо поняло, что все пропало. Впрочем, последнее -это домыслы, хотя и правдоподобные. Но с десантом вампиров-увы, так и есть.
   Эх, и будет сейчас в газетах поток сенсационных статей! 'Пароход будущих вампиров'! 'Ночь цвета крови!' 'Ужасы парохода 'Орлан!' 'Десант Повелителей Ночи!' У меня нет такой фантазии, чтобы выдавать возможные перлы. Бррр, что будет! Наверное, народ до ледостава перестанет плавать по реке, и только к весне пройдет шок от этого.
   Вообще интересная задумка. Вампиры устраивают на судне ад кромешный, а дальше абордажная команда добивает уцелевших. Кровососы напиваются до полного насыщения, добыча как-то там делится. Судно топится на глубоком месте. Если очень быстро поработать, то к утру можно закончить. Я не знаю, как быстро смогут найти судно, и водолазы залезут туда, но шанс быть нераспознанным вампирское нападение имеет. Если рыбы быстро обглодают покойников, то следы кормления вампиров пропадут. Возможно, конечно, поднятие трупов некромантом, но не могу сказать, не испортит ли долгое лежание в воде возможность содержательной беседы с покойным. Но вроде как нам говорили, что обычные некроманты со скелетами работать не могут. Не за что уцепиться в старых костях - все сожрала вечность.
   Но все же-кто этот гусь, что смог организовать действия группы вампиров и вообще всю эпопею? Серьезный субьект, раз четырех вампиров удерживал в рамках. А кто же это такой? Маг, по Силе, я думаю, не слабее Великого. А таких вроде как человек шесть-семь в обозримых местах, ну пусть еще парочка либо себя не показывает, либо дорастает до их уровня. Итого вряд ли больше десятка наберется. Но для чего ему все это? Так я размышлял, застирывая свою форму, чтобы сошли пятна крови от рубленого вампира.
   Застирал, переоделся в запасную одежду, и двинулся к старшему помощнику писать и подписывать разные бумаги. Ведь, кроме вампиров, добивались еще и свежеобращенные люди. И это тоже бумаги. И на поврежденные стрельбой конструкции-тоже бумаги, что там я стрелял для убиения атакующего человека вампира, а не просто так после рюмки коньяка. Ну и свидетельские показания в нескольких экземплярах. Каждое благое дело обрастает шлейфом бюрократии, как камень мхом. Но я усердно писал и подписывал, потому как я плыву и пишу, а ведь будет хуже, если я буду тратить свое время уже дома, давая пояснения. Пароходного времени не жалко, все равно оно уходит без видимой пользы. Я даже думал, что в действие пойдет департамент безопасности, но никто из него нами не заинтересовался. И пароходная компания в лице капитана не настаивала ни на чем. 'Орлан' прибыл в Камышин и под звуки оркестра ошвартовался у пристани. Наш оркестр пожарной части часто встречает большие пароходы, приходящие в порт, музыкой. Не знаю, это они от любви к искусству или совмещают репетицию с показом себя. Осталось добавить, что Федор просидел всю ночь с револьвером наготове, но так и не смог найти в нем дверцу барабана и открыть ее. Но вдруг бы ему повезло и трех оставшихся патронов хватило? Новичкам иногда везет и, как только они выставят ствол вперед, так дичь захочет заглянуть в дуло. Так выражался мой взводный командир.

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"