Сезин Сергей Юрьевич: другие произведения.

Река снов. Том 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Я плавал в зеленом море. Вообще-то я никогда не бывал на берегу моря, хотя и был наслышан про него. Но не довелось. А это зеленое море заполняло все существующее вокруг. Но это была не вода, а как бы зеленый воздух. И я не плыл по поверхности зеленой воды, видя над собой воздух какого-либо цвета, а словно погрузился в глубины вод Великой реки, отчего-то сделавшихся зелеными. Но вокруг меня не было ни рыб, ни подводных растений.
  Мне не было нужды взмахивать руками и ногами .Для того, чтобы передвигаться, нужно было просто захотеть- и я перемещался в то место, куда хотел. Пожелал - всплыл вверх, пожелал- направился вправо.
  Что происходило со мной и отчего - мне было непонятно, поэтому я с трудом подбирал аналогию ,доступную мне и хоть как-то похожую на то, что я испытывал.
  Но мне больше хотелось не ввысь или вниз, а вот туда, где зеленый свет был каким-то отличающимся от других мест.
   Но свое тело я не ощущал в этом свете. Возможно, его совсем не было. Но я был. Или не был? Или я - это только моя мысль, отчего-то еще живущая здесь? И которую тянет вот сюда, на этот свет.
  --Здравствуй, любимый!
  Это голос Алины, он звучит оттуда, куда я смотрю и ничего не вижу.
  --Здравствуй, жизнь моя! Но отчего я тебя не вижу?
  --Это оттого, что нас нет. При этом мы есть.
  --А где это мы, коли нас и нет, и мы есть?
  --Там, за чертой.
  --Я как-то иначе представлял себе все это.
  --Ведь ты присягнул Свету, и умер, сражаясь против его врагов. А я умерла, когда почувствовала, что это произошло, потому что без тебя мне не хотелось жить, хотя я бы еще могла. Ведь в Убежище время над нами не властно.
  --Я же умер раньше тебя, отчего же ты знаешь обо всем лучше, чем я?
  --Милость Мирои. Это ее владения, Зеленый Свет. Все эти годы я молила Богиню, чтобы она защитила тебя и Валерия. Но ты вышел на Свет Мардога, а там она не властна. Но я вымолила у нее Зеленый Свет для нас с тобой. Свет Мардога - он другой. Там ты бы постоянно сражался за дело Света во всех возможных мирах и во всех временах. Я думаю, что ты был бы достоин этого Света, но ты бы был при этом далеко от меня.
  --Жаль, что я не могу обнять тебя.
  --Ничего, ведь мы рядом друг с другом и даже можем проникать в друг друга гораздо теснее, чем когда либо прежде.
  --Расскажи еще, что ты знаешь об этом месте и нашем сейчас.
  --Жрицы говорили мне, что посмертия разные. Те, кто нарушал законы богов и человеческие, уходят в преисподние, на поживу демонам. Там они ответят за все, что свершили. Те, кто жил лишь только для себя - не получают посмертия. Они просто растворяются, как будто их и не было. Лишь от некоторых остаются скитающиеся тени, что летают и горько плачут над перекрестками дорог, гонимые ветром. Те, то удостоились милости богов, пребывают Света их.
  Ведь люди не могут жить вечно. Это не дано людской природе. Лишь те, которые удостоены особой их милости, могут стать долговечной частью мира. Горой, рекою, звездой. Они долговечны, но не вечны. Но я не знаю, что нужно сделать для того, чтобы удостоиться такой чести. Жрицы этого не говорили. Они вообще вслух говорили мало, они общались тем, что в твоих книгах названо 'Мыслеречью'. А сейчас немного подождем. Скоро сюда придет дочка. Ты ее всегда называл Анюта. А я, как принято у нас, Ана. Все же мы имена произносим по-разному. Пришлые и аборигены часто не любят друг друга. Но у нас получилось по-другому, чем у других. Ана с Масиком придут сюда, после того, как поиграют. Они ведь тоже давно тебя не видели.
  --Я тоже скучал по ним.
  --Знаешь, у нас в жизни получалось отчего-то так, что я любила говорить много, а ты совсем коротко. Но сейчас мне почему-то кажется, что мы разговаривали одинаково.
  --Жаль, что Валерий остался один. Он отчего-то не хочет жениться и иметь детей, думая, что это непосильный труд - сидеть рядом с любимой женой ,держа на коленях ребенка и слушая рассказ их про то, что происходило, когда он был на работе.
  Я уже даже стал думать, что нужно завоевать для него армирский трон, чтобы девушки сами кидались на него, не позволяя ему успеть уклониться.
  --Это ты интересно придумал. Но ведь ему только двадцать четыре, а ты женился на мне в двадцать шесть. Может, он еще не встретил ту, которая нужна ему.
  --Быть может. Но если избегать девушек, как он сможет увидеть именно ту, которая нужна ему и понять это?
  --Я думаю, что нет. Когда ты приехал в замок к барону Итену, то, впервые увидев тебя, я поняла, что ты - именно тот, кто рожден для меня. Только ты не сразу обратил внимание.
  --Да, не сразу. Ибо в замке барона была совершенно иная жизнь, чем та, к которой я привык, поэтому мне приходилось очень многое узнавать и ко многому привыкать. Поэтому мне было сложно сразу понять, что очень важно, а что не так.
  --Баронесса Имри перед нашим отъездом говорила, когда оторвалась от бесконечных дрязг о наследстве, что ее муж совершил только два поступка, не посоветовавшись с ней. Это была охота на того дракона и решение взять на службу мага из пришлых.
  --Иногда Барон вел себя не как подкаблучник, поэтому Имри этого не понимала. Что же касается меня, то я думаю, что ему понравилось, как я протрезвлял его с братцем на Нижегородской ярмарке.
  -- Наверное. Я помню, как ты регулярно ругался, что на каждый праздник к Итену стало заваливаться вдвое больше гостей, чем раньше, и ты уже умучился их протрезвлять.
  --Да, я ходил в гости у твоему отцу и жаловался ему на это, между разговорами о старых временах и старых людях. А ты пряталась за шкафы или что-то другое и смотрела на нас. А когда отец твой звал тебя, чтобы ты поднесла вина, ты делала вид, что тебя нет. Тогда он, ругаясь, вставал и сам приносил вино.
  --Мне ведь было только шестнадцать. Я только-только перестала мечтать о принце, который внезапно приедет в замок и увидит меня. И он должен был быть обязательно на белом коне!
  --Бедная моя! Тебе достался муж, который предпочитал черное белому. И не любил ездить на лошадях, а когда все же садился на лошадь, то ему всегда доставалась вороная.
  --Ах, это такие пустяки! Меня больше беспокоило то, что ты не выберешь меня, потому, что я рыжая!
  --И не рыжая, а золотоволосая!
  --Ты всегда умел убедить меня всего лишь парой слов.
  Мы так разговаривали, то по - вилларски, то переходили на русский и наслаждались встречей. Нам ведь так много хотелось друг другу сказать за годы, когда Алина была в Убежище.
  Но нас прервало какое-то покашливание, прозвучавшее совершенно неожиданно с левой стороны. Я обернулся и увидел некое странное существо, словно сошедшее с баронского герба. На гербах ведь встречаются не только реальные звери вроде дракона или волка, но и помесь разных животных. Например, львиный леопард. Но бывает и хуже, вроде этого существа. Голова вроде как лисья, а вот чья грудь у него - не разберу. Передние лапы птичьи, задние лапы и хвост - волчьи. Но лев там тоже как-то замешан, среди его предков. Смотришь на него, и все одновременно знакомое в нем и незнакомое. Но как он здесь появился, в этом зеленом океане средь теней и лучей света? Он-то как раз не от мира этого, ибо не бесплотен. Или это какая-то галлюцинация?
  Существо заговорило по - вилларски, но с каким-то странным акцентом. Но, может, это не акцент, а просто так лисья глотка и язык воспроизводят человеческую речь.
  --Вас ожидают там, Владеющий.
  -- Где и кто, о неясно чей посланец?
  Что-то мы начали разговор почти дословной цитатой из известной трагедии 'Герцог Осмунд'. И в посмертии никак не скроешься от аборигенской литературы и аборигенской аристократии.
  -- Следуйте за мною, Владеющий.
  И не успел я оглянуться, как зеленое море вокруг меня исчезло, а я оказался в затопленном Светом пространстве, словно опять ступил в купол Света храма Мардога. Зеленый мир Мирои остался где-то позади и тень Алины там же. И я сам тоже продолжал оставаться бесплотным. Лишь память и мысль. Ну и зрение со слухом, ибо посланца богов я вижу и слышу. Никогда не читал и не слышал про именно такого посланца. Ох, а Анюта и Масик так и не успели прийти, заигравшись где-то в зеленых пространствах! А я уже здесь!
  --Не беспокойтесь, Владеющий, о моем имени, вы его многократно слышали, и оно очень близко вам. И даже чрезвычайно близко, хотя в последнее время вы стали его вспоминать реже. И мы еще встретимся, и даже на краткий миг будем составлять одно целое. Но я вынужден умолкнуть, ибо время сказать об этом еще не пришло. Не горюйте об оставленном только что, это еще успеет вернуться к вам. Ступайте дальше по дороге Света, откуда вас случайно унесла вспышка Силы разрушенного алтаря. Вы не погасли.
  Свет пронесся сквозь меня, и Свет Мардога сменился дневным светом. Я открыл глаза. Уже не глаза души, а именно свои. Свет немного ярковат для глаз, но ничего особенного, потерпеть можно. Я сижу, привалившись к чему-то за спиной. Впереди меня прибрежная полоска песка, а шагах в десяти берег озера. Того самого, куда я шел и к которому вернулся. Сапоги запачканы бурой грязью. Между пятнами грязи другие бурые пятна, от той жидкости. Которые на одежде надо замывать. А одна жена никак с себя их смыть не могла. В обоих руках кольты и у обоих - затвор в заднем положении, на задержке. Куртка и жилет на груди порваны в двух местах. Пошевелил руками - острой боли нет, хотя усталость чувствуется. Ноги - тоже самое, хотя еще неизвестно, пойдут ли они. Из-за пояса торчит 'чекан'. А откуда он у меня, я ж его не брал в поход, ни свой старый, ни самарский.
  А, вспомнил, я его с вампира снял, убитого возле озера! Дотянулся до кармана жилета, вытащил два запасных магазина, перезарядил пистолеты. Руки слушаются, но двух магазинов нет на местах. У меня было четыре запасных магазина, осталось только два. Может, я их в ранец засунул, после израсходования патронов? Или я где-то спешно перезаряжал и магазины обронил, а поднимать некогда было? И глушителя нет на пистолете. Свой револьвер в кобуре, заряжен, патроны к нему не тронуты. Нож и кол на месте.
  Надо попробовать встать. Один кольт засунул в кобуру, оперся освободившейся рукой в землю и кое-как поднялся. А мне как-то странно легко, голова чуть-чуть кружится, в груди в двух местах болит. И между лопаток тоже. Но сердце не болит. А где ж мой карабин? А нету. Ни на мне, ни рядом на земле. И ранца тоже, оттого мне и легко стало. Фляга не месте, а ранца и того, что к нему приторочено было, тоже нет. Ни баллона с газом, ни топорика, ни плащ-палатки.
   А, баллон с газом я сам оставил, там, внизу, в подземелье замка. Вроде кусками начинаю вспоминать. А где ж я карабин обронил? Еще в замке или уже за порталом? Идти за ним или не рисковать? Жалко, карабин хороший и привык я к нему. Засунул пальцы в разрывы куртки и жилета, ощупал. Кольчуга в глубине целая, крови на пальцах нет. Завел руку за спину и попробовал нащупать то больное место на спине. Пальцы наткнулись на обломок древка стрелы, дернул. Вытащил легко. Болеть не стало, на раскрошенном каменном наконечнике следов крови нет. Все поползновения аборигенов явно удержала кольчуга. Пошевелил лопатками, напрягая разные группы мышц - больнее не становится. Сплюнул - крови в плевке нет. Ладно, проехали. Куртке явный конец пришел. Теперь в ней весной и осенью только за дровами к сараю можно ходить и желательно в полумраке, чтоб народу глаза не терзать. Два похода и куртке конец.
  Так, а что с Силой? Все нормально, 'Серп Восточного Ветра' выдать могу. Значит, можно вернуться к порталу и поискать карабин. За портал идти - рисковать не буду. Нет, все же не пойду. Через портал может много чего интересного вылезти, и тех, кто здесь гуляет, отгоняя случайно забредших от него, может набежать тоже много. И надо вернуться к лагерю. Идти до него не так, чтоб очень далеко, но по странному лесу. Надо бы побыстрей уйти из него. И кто его знает, как поведет себя Сила в озере и вокруг него, после вмешательства в ее циркуляцию. Так что, как не жалко карабина, придется вновь взяться за энфилд.
  --Славно!
  А что это за голос зазвучал у меня в ушах? Откуда он? Я крутнулся высматривая его источник, но никого вокруг не было. А, опять фокусы Не-мертвого, голоса из ниоткуда и писатели в кусте... dd>  Лес оставался угрюмо молчащим и пустым, словно он затаился перед прыжком. Было уже явно за полдень, но мне отчего-то не хотелось доставать часы и глядеть на циферблат. Болела голова, но несильно так, как будто я долго сидел в закрытом помещении и копался в старых документах, усиленно отыскивая что-то важное. Но тут ситуация обратная, ибо воздуха вполне хватало. Я на всякий случай ощупал голову - нигде следов травм не было. А лекарства остались в ранце, в жилете только бинты и немного обезболивающего. Но я его пока приберегу, ибо потом оно может быть нужнее, чем сейчас. На ходу достал трофей, снятый с вампира, отбросил барабан- все патроны тут. Значит, я из него не стрелял. А вот слом защитного заклинания револьвер украсил - теперь в гладкой щечке рукоятки появился такой вот паукообразный рисунок красным цветом.
  Давно я такого не видел, с Сендерского похода. А вот в костяных рукоятках сломанное опасное заклинание дает рисунок зеленоватого цвета. Это новым владельцам часто не нравилось, и они просили снять щечки - дескать, все равно менять придется.
  Ладно, воспоминания воспоминаниями, а надо быстрее двигать отсюда. Особенно от озера. Подорванный алтарь до взрыва откачивал естественную магическую энергию. А теперь что будет с управляющими заклинаниями, когда порвалась связь и, возможно, рухнул портал в тот замок? Не знаю, уж очень разнообразные итоги могут получиться. Один из них может быть и таким - выброс Силы в другие магические системы. Вот шла Сила в поддержание того заклинания умиротворения, которое предлагало сесть, отдохнуть и в воду ноги опустить на радость озерному чуду. А теперь с лишней порцией Силы заклинание валить с ног будет. Или убивать. А потому быстрее из леса! Я лучше лишний километр по полю пробегу, чем узнаю, как может трансформироваться голос из можжевелового куста в нехорошую сторону. Вот, накликал! Ноги прямо к нему вынесли. 'Зачем я написал эту книгу?!' ' Кто летает выше крыши...'
  Пойду от него на восток, к краю леса, как хотел. Что-то у меня к можжевеловым кустам предубеждение имеется, ибо их даже в Старом мире почитали как символ смерти.
   А некоторые авторы, как и я теперь, подозревали в них еще худшее:
  Можжевеловый куст, можжевеловый куст,
  Остывающий лепет изменчивых уст,
  Легкий лепет, едва отдающий смолой,
  Проколовший меня смертоносной иглой!
  Потому подальше от несчастного 'летучего мыша' и просьб сломать ему ветку. Спрятал резервный кольт, а вместо него достал револьвер под 45 калибр. Оставшейся гранаты нет. Зато всплыло из памяти надругательство над порталом на островке про помощи этой гранаты. Теперь от островка остались жалкие остатки, свободно плавающие по воде и не закрепленные у берега. Пусть опоздавшие из леса поплавают, а гости оттуда поныряют, даже если сам портал работает без помех.
  А в следующую секунду после этой мысли меня сбил с ног мощный удар в живот. Дыхание сбилось, и я лежал навзничь, судорожно хватая воздух ртом и никак не захватывая. Слава богам, хоть сознание не потерял, хотя и офигел изрядно. Но кто это меня пнул? Никого вроде не было передо мной. Пытался привстать, и тут же пуля свистнула над головой. И выстрел уже слышен. Хорошо, что в животе так заболело, что не удержался и опять свалился, оттого пуля меня и не задела. Плохо, что от боли встать не могу. Кто ж в меня стрелял из-за того куста? И почему он не стреляет снова? Наверное, этот пенек меня от него прикрывает, потому он и стрелял, пока я шел или пытался встать. Замираю и лежу, только аккуратно ощупываю живот- что там у меня? Болит здорово, и просто так и при прикосновении, но горячая струйка на теле не ощущается. И слабость не накатывает. Что же там у меня? Гномы, у которых я покупал кольчугу, уверяли, что она держит 'чекановскую' пулю и кольтовскую тоже. Но, помолчав, сказали, что даже под непробитой кольчугой возможна отбивная из внутренностей. Лучше защищаться пластинами большой площади, тогда удар пули распространяется по жесткой пластине. Все это хорошо и правильно , только как не гному таскать такой пластинчатый доспех гномской работы? Не орк же я. Был бы орком или даже полуорком, тогда бы сил хватило. А противник молчит. Тоже ждет моего хода. А как бы его ущучить? Гранаты уже нет, что очень жаль. Так бы забросил ее туда, к нему в кусты, и сам кинулся после взрыва.
  Или создать щит и кинуться? Секунд двадцать я его удержу. Он один или два раза выстрелит, а дальше три или два его выстрела против моих тринадцати. А можно и против шестнадцати. Но смогу ли я хоть встать, не говоря уже о рывке? И кровь может хлынуть, когда я распрямлюсь и вставать буду. Но если лежать тут навзничь и дальше, то она и так может пойти. И враг что-то придумает. Или подмога ему подойдет. Надо давить боль заклинанием. Тогда хоть встану, а дальше увидим. А противник пусть думает, что я ранен и умираю, раз снова не встаю. Если он, конечно, магию не чувствует издалека. А стонать не буду, хотя хочется, но секунд через десять начнет заклинание работать. Легче будет. А пока погрызу лацкан куртки. Кто ж этот гад, что меня подстрелил?
   Секунд через пятнадцать боль ощутимо уменьшилась и перестала быть такой разлитой по всему животу. Сосредоточилась на одном месте, видно, там, где пуля в меня попала. Мать всех демонов, а это как раз под трофейным чеканом! Аккуратно сдвинул правую руку и начал водить вдоль торчащего за поясом револьвера. И пальцы наткнулись на горячий комок свинца, впилившийся в рамку револьвера чуть позади барабана! Будем жить! Так бы и заорал на радостях! Ибо вместо явно смертельной раны в живот - контузия! И рамка револьвера сработала вместо пластины в панцире, разбросав удар по площади!
  Бей белых, пока не почернеют! Поставил щит и распрямился, став на колени. Живот заболел, но от боли я не свалился, и обморочная слабость в голову не кинулась! А вот и эта сволочь! И правда- сволочь, живой труп в черно-сером плаще и с чеканом в руке! Его пуля ударяет в 'Щит' и рикошетит. А я стрелять не буду - для него есть мое любимое заклинание, которому 'Щит' не помеха! Будет Ивашка не только под простоквашкой, но еще и порционно! 'Серп' рассекает вампира пополам на уровне пояса и он развалившись, падает. Следом падаю я - не удержался. От удара об землю заболело левое плечо. А теперь надо глянуть, что у меня там- совсем хорошо или я на радостях переоценил свою удачу.
  Живот хотя и здорово болит в ушибленном месте ( и будет там жуткий синяк), но доску не напоминает. Удар разошелся по рамке и кольчуге и кишки от него не лопнули. Есть, конечно, риск внутреннего малого кровотечения, которое потом может стать большой проблемой. Пульс девяносто, что многовато, но это еще посмотрим. Язык не сухой. Вроде пока признаков разрыва внутренних органов нет, хотя с селезенкой не все так просто. Может быть подкапсульное кровоизлияние, которое сейчас не ощущается, а потом- увы...Так что надо ходить и поднимать тяжести аккуратно.
  Я привел в порядок одежду и снаряжение, и в несколько приемов встал. Глянем -ка на эту гадость. А гадость еще живая! Никогда не видел, чтоб перерубленный вампир жил! Хотя да, с человеком такое может быть, хоть и ненадолго. А в этой гадости еще и демоны сидят и сгнить не дают. Сейчас исправим недоделки. А напоследок его револьвер загоню ему в глаз и навалюсь, чтоб ствол прошел поглубже. Э, а не надо было это делать - внутрибрюшное давление выросло. Ничего не случилось, правда, но лучше так не экспериментировать. Но не совать же ему 'чекан' в задницу - там уже плоть сгнила, и остались одни кости. Наверное, этот тип из бывших военных. Вполне грамотно меня подкараулил и выцелил.
  А теперь поковыляем дальше. Боль в животе не нарастает. Упасть в обморок не тянет, что вполне мною приветствуется. Значит, пока поживу. Сейчас бы костыль вроде той рябинки, что у меня на Самарской Луке была, но нечем ее вырубить. А будет ли такая палка валяться на земле - ну, погляжу, а завижу- не побрезгую..
  Еще надо проверить, не пострадал ли мочевой пузырь. Тоже очень важная вещь при ранении в живот и ударах в него. Насколько я помню, если нет задержки мочи - это хорошо, если есть - уже неприятный признак. Укрылся за елью и проверил. Беспокоиться теперь не надо, никаких тебе задержек. Так что теперь подкашивающимися ногами вперед к опушке леса. Ничего, вот выйду к опушке и не увижу за собой погоню, так и потрачу еще Силы на живот и обезболивание. Лекарство тоже есть, но у всех обезболивающих лекарств есть хоть небольшой, но все же снотворный эффект. А вот его совсем не надо на марше, когда и так не здорово себя чувствуешь, а идти надо, хоть и хочется упасть и полежать. День клонится к закату.
  Интересный был день, насыщенный. Сначала был чудесный лес с ловушками и странностями, потом разговор самозванца с безъязыким, дальше сердечный приступ, еще подрыв, дальше мало что помню, но что-то очень веселое и насыщенное, и под занавес пуля в живот. Но день еще не погас, что-то может случиться еще. А я точно могу быть уверен, что сейчас догорает именно тот день, когда я вышел из лагеря к лесу и озеру, а не следующий? Или уже наступило и догорает послезавтра? Насчет трех месяцев можно быть уверенным, что они не минули еще, а как насчет недели? Особенно с учетом зеленого мира Мирои?
  На эти вопросы у меня нет ответа, кроме как: приду в Уржум и установлю в точности.
  Никто меня не атаковал больше - ни в лесу, ни за лесом. Правда, я чуть не грохнулся в плохо заметную в сумерках рытвину, отчего пришлось подвесить шарик света и с ним тащится далее.
  На стоянке какие-то твари побывали, и даже нагадить успели. Скорее всего, какие-то некрупные звери. Поскольку было уже темно, я ограничился минимумом приготовлений. Развел небольшой костерок и чай поставил греться. Рыться в земле в поисках запасных пайков я не стал.
  Это завтра. Дров было не так много, на всю ночь не хватит, ну и демон с этим. Пусть горит, сколько выйдет. На свернутую большую лодку кто-то поставил свой 'знак', но вроде не драная. Мыть в темноте не хочется. Но есть кусок этого материала, что в Казани из нефти делают. Он слегка пострадал от недержания гостей, но он легко моется, да в этом и нет нужды, ибо непромокаем. Перевернул его результатом книзу и на сегодня сойдет. А завтра помою все. Мешок с вещами чистый, но сбоку малость продран. Что пострадало - разберемся утром. Пока использую как подушку. Мотор во тьме трогать пока не надо. Поставил сторожки, чай выпил, на ночь принял обезболивающее лекарство и залег спать. Завтра будет трудный день, ибо все отодвинуто на завтра. Надо лодку выкопать, надуть, вниз поплыть, и все это после пули в живот. Дошел я благополучно, так что пока все внутри меня тихо. Но вот спускаться на шесте по речке - это живот может и не выдержать, как и таскание лодки бечевою. Вообще у меня еще должно остаться четыре рациона, а плыть двое суток с лишним, по моим предварительным расчетам. Значит, надо плыть медленнее. Но тут не угадаешь: медленнее поплывешь - тогда живот выдержит, но можно встретить зверя или тварь и отбиваться от нее без карабина. Быстрее пойдешь - твари не встретишь, но не выдержит живот.
  Ладно, помучался от узости рамок бытия, теперь надо спать. Укрылся многострадальной курткой и залег.
  А вот спать долго не дали. Некая тварь, в ночи ходящая 'в рассуждении чего бы покушать', оборвала сразу две линии сторожков. Пришлось срочно вставать и создавать подсветку. Да что здесь за затраханные лисы живут, что мне спать не дают, и себе ищут на нужное место приключений! И обеспечил я ей приключения. Правда, я не эльф, чтоб из пистолета не глядя попасть именно в место, ищущее приключений, но куда-то все-таки попал. Пострадавший лис долго подвывал, потом взвыл как-то траурно и замолк. Уж не знаю, что с ним там во тьме случилось- свалился в яму или его кто-то сожрал, но больше он меня не беспокоил.
  Я как-то после этого подумал о 'песиках', пару которых я подстрелил накануне визита в замок, но что уж поделать. Патроны с магической начинкой лежат в кармане жилета, но толку от них пока нет. Ладно, будем жить и бороться с чем есть и с кем есть. На сем я продолжил прерванный процесс. Но до утра постоянно вскидывался, стоило задремать ненадолго. Оттого утром встал невыспавшийся и злой. Но некого было подстрелить и сорвать негодование за испорченную ночь.
  Утро началось с отмывания обгаженной гостями лопатки и рытья земли в поисках запасов. Ибо если не дали поспать, то это надо компенсировать хоть полным желудком. Кстати, если это лисы наделали, то подстреленный ночью паршивец будет надлежащим воздаянием за все хорошее . А вообще это вполне возможно. Медведь бы накуролесил побольше.
  С учетом того, что я берег живот от нагрузок и все делал медленно и осторожно, то сборы заняли почти полдня. Палатку гости загадили так, что я ее тут и оставил - нет сил отмывать. Лодка, оставленная снаружи, сама не пострадала, но чехол кто-то погрыз. Мешок с запасными вещами остался нетронутым, тут вечернее впечатление оказалось верным. Мотор гостей не заинтересовал, зарытые запасы также. В общем, потери есть, но не сильно портящие жизнь.
  Живот немного болел, на нем красовался роскошный синяк, но угрозы от полученной пули я не ощущал. Но для страховки, потому что как ни береги себя, а работать все равно приходится, сделал себе бандаж на живот из запасной рубашки. Защитившим меня револьвером я решил пока не пользоваться - пусть Снорри с ним сначала поработает: нет ли каких-то повреждений в механизме. Поэтому я его разрядил и засунул поглубже. Даже если окажется, что он исправен - повешу на стенку в кабинете как иллюстрацию к рассказам хозяина дома, то есть меня.
  После обеда я затушил костер и попытался двигаться на лодке вниз по Забуйке. Сначала я рассчитывал попробовать спуститься самосплавом. Все же груз немного уменьшился, вдруг эти пропавшие сантиметры осадки и дадут плыть хоть и медленно, но с комфортом.
  Как бы не так! Не то уменьшение осадки было совсем мизерным, не то речка малость обмелела, но плыть, не прилагая никаких усилий, не получалось. Потому я вылез из лодки, поправил бандаж на животе и взялся за гуж. До вечера удалось пройти километров десять-двенадцать, и только последние километр я плыл в лодке, слегка помогая себе шестом. Движение с такой скоростью меня не радовало, ибо хотелось поскорее уйти из опасного окружения, но, с другой стороны, а чего лететь? Да, скорость не впечатляла, но я все же продвигался. А сильно рваться - есть опасность заработать кровотечение. Надеюсь, завтра буду двигаться уже в самой лодке, а не волоча ее за собой. Жаль, что речка совсем мелкая и на моторе по ней можно ходить только в районе устья. Поскольку я подозреваю, что уровень воды в ней начал падать, то включать его я не буду в ней вообще. Мотор будет для Буя.
  Так что я устроился на берегу и стал варить себе суп из консервов на ужин. Поев, я устроился на ночлег, и стал размышлять о движении по рекам. Вроде как я не выбиваюсь из 'графика', что обусловлен запасами еды.
  Осталось километров десять-пятнадцать этой самой Забуйки, а дальше сорок Буя, два десятка Нократа и совсем немного Уржумки. И почти все по течению. И, надеюсь, что только две ночевки в диких местах, включая и сегодняшнюю. Вечер был тихим, в речке иногда плескалась рыба, потрескивали дрова в костре. Я прихлебывал чай и наслаждался покоем. Кто знает, как тихо будет сегодняшней ночью. Или здешние лисы опять устроят дебош и оргию разврата. Хотя нет, брачный период у них в марте, а в мае у них рождаются лисята. И вот тогда и позже мама с папой всю округу объедают, ловя деткам пищу. Я даже слышал, что если папа не вовремя откинется, то холостые лисовины его охотно замещают и даже дерутся за право быть кормильцем семьи. Может, это они вчера дрались, а я поставил точку в их споре? Да, на старости лет чего-только не вспомнишь из своей практики. Даже участие в образовании семейных пар у лисиц Казанского ханства. Я еще полежал, с улыбкой вспоминая разные смешные случаи из своей практики, потом пошел ставить сторожки.
  Прилег на полуспущенную лодку и стал вспоминать, кто мне еще может доставить неудобство ночью проведением брачного сезона. Вроде как большинство животных уже должно даже детенышей принести. Могут очередной раз кошки. Но это домашние, а дикие тоже так могут или им одного раза в год хватает? Увы, точно не помню. Зато вспомнил, что сейчас должен наступить брачный период у змей. Вот такого удовольствия точно не надо видеть, хотя змеи в период змеиных свадеб гораздо тише ведут себя, чем прочие животные. С лосем вообще не сравнишь. Жаль, что нет такой противозмеиной веревки, что мне давал Демьян Филин на Самарской Луке. А, кстати, куда она делась? Где-то затерялась при сборах и переездах, не то когда Филин все собирал и вез в гостиницу, не то, когда я сам вез добро в Тверь. Но вроде как она мне в Твери не попадалась. И чтоб не стать жертвою внезапной встречи с томимой любовным недугом змеей, я решил спать не снимая сапог и поставив еще одно кольцо сторожков вокруг моей кровати, не исключая и со стороны воды. Ведь змеи плавают. А практика показала, что мои сапоги змеям не по зубам. Эльфийские сапоги легче и красивее, а иногда и магически защищены от износа, но там, где есть змеи - я предпочту тяжелые, но недоступные змеиному зубу яловые. Возможно, эльфов змеи не кусают или они к змеиному яду невосприимчивы ( а это не мешало бы уточнить),а я видел, как умирали люди, имевшие неосторожность наступить босой ногой на гадюку. Хотя что такое гадюка по сравнению с некоторыми чудесами астраханской фауны...Я даже помню одну старую аборигенскую балладу про рыцаря, ужаленного эгрентином. Бедняга растаял, как воск над огнем, и от него остались одни доспехи. Такая кара постигла его за детоубийство. Эгрентином и сейчас называют крупную змею в астраханской округе. Человек от ее укуса не тает, но, если вовремя не оказать помощь, гангрена ноги обеспечена. Кстати, один из способов помочь - прижечь место укуса раскаленной золотой монетой. Что там в этом способе мешает лишиться ноги - не знаю, но способ работает. Есть и травы, и магические способы помощи, но может сойти и такой.
  Поразмышляв о змеях, я лег спать, но спать мне не давали почти всю ночь. Какая-то гадость с интервалом в полчаса час издавала звук, напоминающий смесь мяуканья и смеха. И каждый раз я просыпался. Что это было за чудо, и чего оно этим добивалось - не знаю. Но звук был отвратительным и мигом перебивающим сон. А мне про такое никто не рассказывал. Или местные знают, что это некая безобидная птичка так страдает от расстройства пищеварения, а оттого и не беспокоятся? Ладно, вернусь в Уржум и поспрашиваю еще. Только бы точно воспроизвести этот звук для экспертов.
  Из-за этого ночного концерта я встал не менее злой, чем был вчера. И утреннее великолепие меня не радовало, а хотелось сделать какое-то злобное деяние. Хоть кому-нибудь. Поскольку никаких вредных тварей в то утро не встретилось, пришлось перерабатывать злобу самостоятельно, ибо излить ее было не на кого.
  И завтракать я не стал. Почему-то мне подумалось, что надо двигаться быстрее, не задерживаясь где-то лишний раз. Я не ощущал какой-то угрозы или беспокойства, но ...лучше быть поближе к обжитым местам.
  Рывку вперед способствовали и расчеты. Если nbsp;На стоянке какие-то твари побывали, и даже нагадить успели. Скорее всего, какие-то некрупные звери. Поскольку было уже темно, я ограничился минимумом приготовлений. Развел небольшой костерок и чай поставил греться. Рnbsp;--Это оттого, что нас нет. При этом мы еnbsp;
&сть.
ыться в земле в поисках запасных пайков я не стал.
очень быстро двинуться вперед, то есть шанс еще до середины дня дойти до Буя. После я пойду на моторе и по течению. Если все будет складываться удачно, то я окажусь перед выбором: ночевать у места впадения Буя в Нократ или рискнуть пройти по Нократу дальше.
 &nnbsp;bsp; Смысл этой дилеммы следующий. Есть возможность пройти буйский участок часов за пять. А дальше Нократ с еще более сильным течением. То есть скорость моя будет еще выше. Оттого есть шанс проскочить за световой день и нократский участок пути. А далее всего пять-шесть километров до города.
  Или я ночую опять в диком месте. Причем довольно далеко от города. Скорее всего в устье Буя, потому что нократский участок для ночевки неудобен.
  А хочется побыстрее закончить этот речной переход. Потому и кажется, что если тратить минимум времени на себя, то можно ускорить движение.Уж больно это соблазнительно.
  Но тут самое главное: не обольщаться иллюзией ВОЗМОЖНОГО быстрого движения. Но тогда поступлю так: Буду двигаться побыстрее, без потерь времени на еду. Но "поспешать медленно". Как только я увижу, что рывок не даст возможность до ночи дойти до Уржума, так я приторможу и буду сидеть на берегу. Тогда уже можно будет поесть не торопясь и горячего. Даже если не посплю хорошо следующую ночь, то можно отоспаться в Уржуме. Там уже можно отдыхать столько, сколько нужно.
  Кстати, можно будет и на тамошнего вампира поохотиться. Деньги лишними не бывают.
  Оттого я шел, волоча за собой лодку, а завтракал на ходу галетами и джемом. Запивал, естественно, водой. Час-полтора тащил лодку на буксире за собой, потом вперемешку пользовался шестом и веслом.
   Тот самый мыс на слиянии Забуйки и Буя я увидел еще до полудня. Сейчас причалю и займусь моторными делами. Хватит веслом махать, пора плыть на двух лошадях. Поскольку именно столько их у меня в моторе.
  Мотор чихал и кашлял, но все никак не выходил на устойчивый режим работы. Наконец, я плюнул на это и поплыл по течению, решив попробовать попозже еще раз попытаться завести его. Исходя из своих отношений со сложными механизмами вроде 'козлика' или этого мотора, а также водогрейной колонкой и иными вещами, которые сложнее по устройству, чем пистолет или винтовка, я пришел к философскому выводу, что с моим уровнем знаний и умений нельзя всегда понять, отчего механизмы не хотят работать. Оттого им нужно дать возможность отдохнуть от моих попыток и после перерыва попробовать снова. Тогда в большинстве случаев они поддаются. Я также подозреваю, что внутри металлических изделий тоже есть своя душа или какой-то демон, управляющий ими, он периодически артачится, и оттого изделие не работает. Когда плохое настроение души или демона проходит, то все становится на свои места. Конечно, в моей философии взаимодействия с железом есть много слабых мест, но мне не приходилось под огнем врагов заводить мотор и срочно удаляться из зоны огня. Если бы довелось, то моя философия была б малость другой. Впрочем, философия сильно зависит от рода занятий и того, делаешь ли ты что-то руками или нет. Оттого знаменитые философы чаще обитают в уютных стенах академий и при дворах и себя физическим трудом не мучают. Хотя, кажется, был в старом мире один философ, бывший по специальности башмачником. Но я с его трудами не знаком и не знаю, содержались ли в них какие-то откровения. А то еще окажется, что он такой же философ, как его брат по ремеслу из Самары, переваливавший бремя расчетов с недовольными клиентами на подмастерья.
  Я медленно с полчаса сплавлялся по течению, лишь слегка помогая себе веслом, а потом попытал счастья снова. Демон мотора уже успокоился и не стал мешать мне. Мотор заработал ровно и хорошо. Какой-нибудь специалист в моторах сказал бы, что это произошло из-за того, что смесь в баке, наконец, взболталась, или какой-то поплавок встал в нужную позицию, а философ вроде меня объясняет это успокоением моторного демона. Каждому - свое.
  Так я и плыл по водам Буя, пока торжественно не наткнулся на сучок притопленного бревна. После чего меня ждало много всяческих приключений - вытаскивание лодки на берег, вылавливание утопших мешков, разведение костра, согревание себя и просушка вещей, ремонт пробитой секции... Хорошо, что лодка имела три секции, а сучок пробил только одну. И то, что я дома додумался до цветных поплавков, прикрепляемых к вещам в лодке. Потому выловить утопшие мешки было проще. Но с этими приключениями я потерял много времени, и о рывке в сторону Уржума уже совершенно не стоило думать. Потому я начал готовиться к ночи, варить ужин с обедом одновременно и перестал думать о достижении городка уже сегодня. А потом глянул в закатные воды и увидел это.
  Вниз по реке медленно плыл труп незнакомого мне животного. Оно как бы являлось помесью тигра и птицы. Только от птицы живность перьев не унаследовала, а передние лапы - да. Видел я только одну переднюю лапу, но вряд ли вторая передняя будет напоминать заднюю. По крайней мере, я еще не видел чуд, у которых три ноги одни, а четвертая - особая. Шерсть от тигриной несколько отличалась большей густотой, и имелась, пожалуй, небольшая грива. Пасть была разинута, и из внушительных зубов торчал тонкий и длинный язык. Был ли хвост- этого я не видел. Зато имелась длинная рваная рана вдоль всего бока. Размером живность была с хорошую овцу.
  Труп плыл по реке дальше, а я стоял, раздираемый мыслями. Мне хотелось тут же вскочить и, вскочив в лодку, рвануть вниз, не взирая на еще не просохший как следует клей. Еще мне хотелось схватить котелок с готовящейся похлебкой и вылить его, чтоб кровь и прочее из этой твари не могли попасть в меня.
  Впрочем, эти страсти бушевали только внутри меня и недолго. Паника - она еще никому не помогла и никого не спасла. Наоборот, в панике убегающий солдат - лучшая добыча для врага. И выливать похлебку - тоже не стоит. Набрал воду я часа полтора назад. Вряд ли кровь животного так сильно обогнала своего хозяина в воде. Да и если эту тварь убили даже в километре от меня, ее кровь растворилась в том объеме воды, что течет в русле на этом километре. А это уже очень хорошее разведение. А реальнее-еще выше.
  Но хорошо, что во фляжке вода набрана еще в Забуйке. Хватит переживать и пора заняться едой. Жаль, что я не попал сегодня в Уржум. Значит, попаду завтра.
  Вообще, что-то участились у нас разные странные животные на основе тигра выводиться. То самое чудо, что наши спецназовцы расстреляли весной в засаде на поляне. К тому же выяснилось, что подобные твари в прошлом году еще в нескольких местах появились и были убиты тамошними специалистами по изведению чудовищ. Теперь вот эта еще. Они разные, но тигр везде замешан. Ох, что-то похоже, что делает их один колдун( слово 'маг' неуместно), и связан он ,понятно, с Не-мертвым.
  Я ел горячую похлебку, но не переставал думать о другом. Ладно, ходит по земле один такой горе-демиург и как-то делает эти тигровые помеси. И вот сейчас одно такое существо выскочило из портала и нашло печальный конец. Но кто его так убил? Рана явно от мощной и когтистой лапы, а не от пули. А кто ж этакое существо лапой так убить может?
  А даже не знаю такого из местного зверья. Медведь разве что, и то как-то сомнения берут. Дикий кот? Разве что в здешних местах есть коты - переростки котов - манулов, которых разводит один ярославский оригинал - помещик. И по всему выходит, что убила какая-то тварь из Дурных болот. Или тоже созданная горе - демиургом. Оттого мне и так хочется поскорее оказаться в Уржуме. Ибо не исключен ее визит ко мне в гости на стоянку.
  Кстати, о тиграх. Не водятся они ни в Казани, ни в Твери. То есть их могут использовать, как матрицу для 'эксперимента' только захватив в южных странах и перебросив сюда с помощью портала. Или взяв за основу доступного представителя кошачьих - полосатого домашнего кота. Цвет шкуры, естественно, не такой, но коль уж хватило Силы на столь значительную трансформацию, то хватит и на перекрашивание полосок. С учетом большого процента отбраковки котов надо ловить буквально дюжинами. А это уже говорит о промысле. Одного - двух полосатых Васек можно скрытно поймать и возле дома, а вот больше - надо уже засветиться. Так что надо будет по возвращении доложить о моей идее. Нельзя сказать, что она обязательно сработает, но может. И тайный тверской резидент, расспрашивающий даже в аборигенском баронстве, не проходил ли тут некий тип, покупавший полосатых кошек, ничем особо не рискует. Так, обыкновенная кабацкая болтовня о способах разбогатеть. Ладно, потом. Все потом. А сейчас - похлебка и чай. А мысли вились вокруг пути. Сколько мне еще осталось? А километров пятнадцать Буя и дальше. А в канистре уже половина. Вроде должно было быть больше. И с полбака еще. Значит, надо заправиться близ устья Буя и второй раз на Нократе. На следующий раз уже не хватит. Ну что ж, будем сплавляться. А пока помою посуду и буду готовиться ко сну. Надеюсь, здесь уже не будет каких-то озабоченных животных, которым ночью меня понадобиться будить.
  И они здесь нашлись. Вот и верь рассказам специалистов про сроки сезонов размножения у животных! У меня было такое впечатление, что всем местным животным приспичило прибыть поближе к моей стоянке и заняться делом - кто пытался размножаться, а кто воспользовался этим и славно покушал. Там явно были зайцы, лисы, нечто вроде оленей. И еще ряд животных оставшихся нераспознанными. Ах да, какие-то кошки там тоже были. К сожалению, стрельба не помогла. Два патрона были истрачены бестолково, не прекратив разных звуков из леса.
  Устав от такого времяпровождения, я даже подумал, что это не реальное событие, а результат козней Ашмаи, который так мстит мне за удачную диверсию. Сначала я горестно подумал так, потом захихикал от такого способа мести, а затем осознал, что сермяжная правда в этой мысли все же присутствует. Могущественный колдун так мстить не будет, но это могло произойти из-за вмешательства в магические потоки близ озера. Ашмаи воспользовался существующими там источниками и течением Силы, встроив свой алтарь и всякое другое в их структуру. Я же как-то нарушил сложившийся круговорот Силы. А вот теперь он пытается восстановиться . И иногда дает какие-то аномалии. Неконтролируемый выброс Силы - и зверье слегка сходит с ума. Гм. А не появился ли вот этот тигроптиц в результате магического выброса?
   Час от часу не легче! Не получится ли вместо озера еще одно Дурное Болото, из которого будут ползти всякие гады и лететь Иадоклювы? Тут я от осознания этого несколько минут поминал двенадцать апостолов и сорок мучеников в компании с архистратигом Михаилом и всякими непристойностями. После чего очередной раз устыдился использования символов бабушкиной веры в качестве ругательств. Увы. Но хоть до девы Марии я не дошел и удержался от ее поминания а таком контексте. Не дело мужчине гадости о женщинах рассказывать. Звери в кустах малость притихли, и я попробовал задремать. И неожиданно получилось, пока звери собирались с силами. Но спал я недолго, ибо через полтора часа проснулся и больше не смог. Вот незадача-то: третьи сутки выспаться не могу, а заснул - и ненадолго.
  И я лежал и пытался вспомнить, что мне снилось в этом недолгом сне, и так ничего и не вспомнил, хотя сновидения какие-то были. Потерпев поражение в борьбе с потерей памяти, я продолжал лежать и ждал рассвета. Потом поднялось солнце в той стороне, куда я сейчас должен был плыть, а меня начало клонить в сон. Собственно, это со мной не раз бывало раньше, и я всегда с большим удовольствием досыпал. Но сейчас лучше двигаться вперед. Завтракать я не стал, чтоб не терять времени ,а максимально быстро собрал пожитки и отплыл. Вчерашняя заплата держалась надежно, и я запустил мотор.
   Первая заправка была в устье Буя. Я втайне рассчитывал, что там кто-нибудь рыбачит, но- не судьба. Потому залил смесь в бак и - снова в путь. На Нократе течение было сильнее, чем на Буе, потому я, не имея свежего опыта судоходства на такой реке, очень беспокоился, смогу ли управляться. От напряжения у меня даже зевота прошла, которая терзала меня все утро. С управлением я кое-как справлялся, но как теперь приткнуться к высокому берегу и под ним заправиться? Пока я не очень боюсь продрать днище и борта, а вот там- как быть? Что будет со мной ,если я на такой быстрой реке опять нарвусь лодкой на острый предмет? Так я терзался думами до заправки. А потом терзался дальше. Заправиться у меня получилось, и даже не опрокинулся, а как теперь быть дальше, когда топливо кончится? После этого бака у меня в канистре еще останется немного его, с литр. Но кончится и оно. А далее сплавиться до устья Уржумки - а вот смогу ли? А дальше с одним веслом, против течения по Уржумке вверх? Нет, в гробу я видал эти лодки и тем более резиновые! Больше я ими специально не воспользуюсь, разве что под угрозой немедленной и мучительной смерти! И все лодочное в Уржуме и продам, не торгуясь!
  И мотор тоже!
  В итоге топлива мне хватило почти до самого устья Уржумки. Пока я балансировал, заливая остатки топлива из канистры в бак ( и как я только не сыграл за борт), меня снесло ниже устья. Поэтому остатки топлива пошли на попытку войти в устье Уржумки. Мотор заглох, и я смог только приткнуться к отмели на низком берегу реки. Тут-то я и застрял и стал ждать, кто бы мог помочь мне добраться до города. Плыть на веслах (точнее, на одном весле) против течения я не стал. Обидно и досадно, что не хватило еще какого-то литра топлива, чтоб доползти до самого города, но что ж поделаешь. Но, собственно, что страшного случилось? А ничего. Время еще детское, часов десять утра. Сказал бы точнее, но при аварии на Буе 'луковица' воды хлебнула. Сижу себе на берегу и жду чего-то водоплавающего, с которым по пути. Опасность уже маловероятна. Так что полез я в запасы, достал банку паштета и принялся есть содержимое прямо из нее, а водичкой из фляги запивать. Лучше бы, конечно, чаю, а еще лучше кофе, но сойдет и водичка из Забуйки. Кстати, а почто речка эта в безымянном звании пребывает на картах? Непорядок.
  Раз уж никто не сподобился доселе ее никак назвать, то, как землепроходец, прошедший большую часть реки туда и обратно, имею я право назвать неописанные и не названные никем другим географические объекты? Имею. Но следует учесть, что название Забуйка сойдет только для временного пользования. Для карты надо что-то пороскошнее. Итого есть речка, есть озеро и есть лес, девственно чистые в смысле отсутствия их названий на картах. Вот этим я и займусь на обратном пути - сначала спрошу у уржумского начальства, потом у казанского, потом у тверского. А потом оставлю свой след на карте. Вот я и предавался размышлениям, пока было время. А его хватало - так, навскидку, часа два.
  А потом появилась рыбачья лодка вроде той, что была у Саши Малышева. Я поднялся и замахал приготовленной заранее нижней рубашкой. Два рыбака - дед и внук меня увидели и повернули к берегу. А далее неполный час буксировки - и я уже стою на твердой земле, вернее, на твердом причале. Все! Хватит, наплавался на всяких душегубках! Да здравствуют обжитые места! Да здравствуют трактиры и рестораны, а не пайки в банках и без них! Да здравствуют нормальные постели, пусть даже и с клопами, а не импровизированные! Да здравствуют улицы и площади, а не леса и болота! От восторга я бы пострелял в небо, но... чревато. Не хочется попадать в узилище. Да и людям стрельбой мешать - тоже.
  Деду с внуком я подарил мотор и все, что к нему относилось (и что я не растерял по дороге). Внуку лет двенадцать - скоро уже сможет на своем моторе носиться. Машинка нормальная, работала как часы. Может, будет ему в радость. А мне надо раздобыть тележку или тачку, чтоб лодки и прочее туда сгрузить и до гостиницы дотащить. Вон, там ангар открыт, пойду спрошу, не найдется ли у хозяина транспортное средство. Средство нашлось, и сын хозяина в качестве сопровождающего - чтоб любимую тележку обратно довезти. Паренек меня всю дорогу расспрашивал, что интересного я видел. Ну, я и рассказал про некоторые вещи, что встретились там. Звучало это фантастически. А и правда : всякие чудовища еще туда - сюда, то есть в них легко поверить, что есть и такие, даже если их сам не видел. А вот как поверить в куст, который кается в написании книги и предлагает сломать ему ветку в наказание? Потому я больше рассказывал про 'песиков' и вампиров. Это вполне реальные для паренька персонажи. Кстати, вот и еще один повод посетить городское начальство и рассказать о том, какие гадости гуляют по не очень дальним от города полям и лесам. А то кто-то может встретить такую тварь, совершенно не ожидая встречи страшнее, чем с обычным зверем.
  Мы прибыли к Гостиному двору. Паренек с тележкой остался пока на улице, а я пошел заказывать номер. Конвой уже убыл, потому двор был совершенно свободен. Видимо, людей тоже сильно поменьшало, потому что портье на меня кинулся с энтузиазмом. Тот номер, что я занимал до поездки, был свободен, чему я обрадовался, ибо в чулане при нем лежали мои вещи, которые я не взял в поход. Наличных денег оставалось немного, хватило буквально впритык на номер и рубль пареньку на орехи ( или что там теперь современные пареньки любят из лакомств). Да, были бы у меня внуки, так знал бы в точности...
  Ничего, сейчас пойду в банк и сниму со счета, а то надо и поесть, и в баню сходить. А в кармане наличными - две трофейные монеты и медная полтина. Но это ничего. Деньги-то на счету есть, и могут даже еще поступить, если моя книжка про путешествие юноши в поисках возлюбленной хорошо продаваться будет. Кстати, провала во времени не было - сегодня именно тот день, на который я рассчитывал. То есть не бродил я в подземельях замка или других местах несколько суток, и этому можно только радоваться.
   Теперь свалю свое добро в номере и вперед, в банк. Вроде как неделю назад он был дальше по улице на восток. Хорошо идти по улице, когда не тащишь на себе кучу добра и оружия и не надо ожидать атаки из-за ближайшего угла. Когда под ногой не окажется магической ловушки и даже собаки на тебя не лают. И пусть только попробуют залаять!
  Второй раз я иду в банк прямо из похода, правда, в первый раз я выглядел куда страшнее. А сейчас - ну только одежда с сапогами грязновата. Подошва сапога не оторвалась ,а рваная копьями куртка осталась в номере. Рубашку, пострадавшую при этом же приключении, я тоже заменил. Ну, и щетина поменьше. Поскольку с умыванием проблем не было, то я пылью не покрылся. Думаю, что выдержат меня.
  И выдержали. А теперь в 'Мироныч', поесть надо. Кто ж там сегодня на вахте - девица легендарных размеров или тот тип, что пытался склонить к заказу водки? Обоих опять разочарую - девицу кольцом на пальце, а мужика нежеланием пить. Вообще можно будет в лавке поискать вина и выпить уже в номере. Ни водки, ни пива я не хочу. Как сегодня, так и почти всегда.
  Вот сейчас поем, а потом решу - куда дальше: в номер спать или в баню. В баню, конечно надо бы, но после хорошей еды может сильно начать клонить в сон. Вот как после еды себя почувствую, так и сделаю. Разморит - пойду спать, не разморит, пойду мыться. Во всем буду потакать своим желаниям. Заслужил.
  И спасибо богам за невнимание ко мне в эту ночь. До радостного утра ничто не омрачало отдыха - ни сны, ни клопы. Так что, проснувшись от того, что я выспался, а не от того, что какому-то зверю спокойно не жилось на белом свете, я преисполнился несказанной благодати и миролюбия. И даже вылезшую из-за сундука мышку трогать не стал. Подумал только, что мышь либо обнаглела, либо проголодалась до смерти, что белым днем гуляет и той самой смерти ищет. Оно, конечно, мышь домашняя - существо вредное и подлежит истреблению, в отличие от лесной, но... не хочу. Пусть этим занимается какой-то здешний кот.
  Кстати, о Левчике. Почему-то я подумал, что он отвыкнет от меня. Ведь я уже давно отсутствую дома, так надолго я еще не уезжал. Узнает ли он меня? А чего б ему не узнать - отец в свое время уезжал на два месяца, но наша кошка Галка его узнала, когда вернулся.
  Наверное, он сильно вырастет за это время. И красоты наберется, хотя уж куда дальше ее набирать. Чтоб все кошки округи его призывно зазывали к себе в гости на вечернюю беседу? Я не против, чтобы в стольном граде Твери таких красавцев прибавилось, но его невесты орать будут бессовестно. Попробуем уговорить Левчика, чтоб он амуры крутил подальше от дома.
  Я перевернулся на другой бок и продолжил утренний сеанс размышлений о мире и своем месте в этом самом мире. Что я должен здесь еще сделать? А найти на чем уехать и убыть. Никаких великих дел я планировать не буду. А менее великие дела будут делаться в стиле: 'а как выйдет'. То есть зайду в здешнее сосредоточие власти и спрошу насчет названия реки. Если ничего не помешает. А если будет мешать, то и не зайду. Вообще сообщить про возможные магические отклонения и ужасы, от этого происходящие, надо обязательно. Ведь кто-то может стать их жертвой. А вот насчет продажи лодок и всякого подобного - вот тут активничать точно не надо. Смогу - продам, не смогу - подарю или оставлю.
  Вот карабин однозначно жалко, и прицел на нем тоже, а мотор и эти душегубки - однозначно нет. Куртку и ранец - тоже жаль. Недолго они послужили. Но, как сказал еще один Толстой в куплетах 'Мудрость жизни':
  '...Или там, что без потерей
  Мы на свете не живем
  И что надо быть тетерей,
  Чтоб печалиться о том'.
  Интересные советы покойник давал офицерам, про то, что мыло на ноги тратить не надо, и не давать девицам доить быка, пользуясь их провалами в образовании...
  А то, что вырвался из очень опасного места, отделавшись одним крупным синяком и парой мелких - это удача. В прошлый раз было тяжелее. Но вот, уже две шпильки Не-Мертвому, а он... Э, нет, про это не надо. Слово произнесенное может воплотиться. Даже у не-Владеющего. Много магических потоков пронизывает наш мир, и кто знает, как они сложатся в тот момент, когда что-то произносишь.
  И вообще, пока хватит о результатах. Я еще не дома, на любимой лежанке, с каким-то вкусным напитком в руке и Левчиком, мурлыкающим на груди. Приключения еще не окончены. А впереди еще будет Великая Охота. Ох, без нее не обойдется. И только потом будет зеленый мир. Если меня не ждут миры Мардога, о которых говорила Алина в зеленом сне о зеленом мире. Жаль, что я не смог увидеть и услышать дочку. Осталось надеяться, что я заслужу встречу с ней хотя бы в том мире. Она, наверное, не вырастет, и вечно будет маленькой. А как я узнаю, что рядом Масик - он-то не разговаривает никак? Кролики не мяукают и не лают. Он свои эмоции выражал взглядом и телесным контактом. Наверное, почувствую его. Как-нибудь, потому что тела там не было. Или он сможет заговорить и пожалуется, что я недостаточно часто гладил его или на что - то еще?
  Но, вспоминая о зеленом мире, я ощущал себя как-то двояко. С одной стороны, 'свидание' с Алиною после стольких лет разлуки. А с другой стороны - какой-то страх и беспокойство, словно я заглянул не туда, куда положено и узнал некую тайну. И тайна эта из разряда опасных. А вот с чего бы ей быть опасной? Не знаю, но ощущение именно такое. Как возле магического зеркала, за холодным стеклом которого таится некий темный ужас. Невидимый, за какой-то завесою, но он там. И взгляд его тоже нацелен на тебя. Выражение 'не только ты вглядываешься в бездну, бездна тоже глядит в тебя' очень древнее и затертое частым употреблением, особенно в магических школах, но правильным оно быть не перестает даже от частого повторения. Уж я-то это знаю... Нет, стоп, что-то не нравятся такие мысли после того, как утро началось так хорошо.
  Тогда встаю, хватит лежать и снова и снова искать скрытую угрозу. После выхода отправлюсь к уржумскому начальству, а потом в гости к Саше Малышеву. Если завод его не начал работу. Хотя...он вроде говорил, что его жена работает где-то в городской власти. Тогда коль увижу ее - переговорю, не захочет ли он купить мои лодки сам или подскажет, кто может купить. Хотя я не знаю, нужна ли такая надувная лодка здешним жителям. Ну, раз не нужна, так и отдам ему. Если захочет. Или кому-то другому из мальчишек.
   Поскольку пистолеты после стрельбы по озабоченным животным я не почистил, то взял с собой только револьвер. Подумал и добавил осиновый кол. Вдруг опять пересекусь с тем вампиром. Кстати, а где здесь городская власть находится? Не помню, хотя вроде бы мне говорили, но я как-то не заострил на этом внимание. Тогда спрошу портье.
  А портье внизу не оказалось. Я постоял у стойки, сначала спокойно, потом нервно постукивая по ней- то пальцем, то всей рукой, то уже ключом. А он не появлялся. Где ж это он запропастился? Особо тяжелый случай поноса или пошел проведать жену и сильно задержался: сначала щи, потом жена, потом опять щи?
  Да что бы там не было - надоело стоять! Я аккуратно, струйкой Силы перенес ключи и повесил их на соответствующий гвоздик доски. И все. Иду и никого не жду. А про начальство- найду кого спросить.
  Можно даже себя. Вышел на свежий воздух, и отоспанные мозги вспомнили, что в городе начальство военное, комендант, и я даже к нему ходил, правда, лично его не видел, но с помощником его пообщался. И про кади вспомнили, и про другое.
  Вот на что животворящий свежий воздух способен! Потому я и не стал никого спрашивать, а пошел на Красную улицу в знакомый двухэтажный дом. Первый этаж-комендант и помощник, а также канцелярия, второй этаж - прочие конторы по управлению отдельными сторонами уржумской жизни. Я туда не поднимался, это мне дежурный разъяснял. В пристроенном со двора двухэтажном же крыле - кади и его канцелярия, судебные исполнители и зал заседаний суда. Камеры с заключенными в полуподвале. Что интересно, комендант и помощник устроились на первом этаже, а кади на втором. Причина этого мне неизвестна. Возможно, кади считает себя более высокой властью и так это ненавязчиво демонстрирует, возможно, просто традиция. Я думаю, что дело в том, что комендант помещается в старой части задания, где очень толстые стены. В таком кабинете и летом не жарко, и зимой теплее. А зачем кади второй этаж - не знаю. Возможно, казанская вера этого требует.
  Дежурный унтер ( в Казани он называется ага-сержант) проверил документы у меня и сообщил, что комендант и помощник заняты и сегодня принимать не будут. По поводу возможных угроз от магических или немагических причин мне лучше обратиться к представителю родственной мне службы. Это кабинет номер восемь второго этажа. По поводу названий - тут бравый унтер впал в раздумье и неуверенно сказал, что, наверное, землемеры в третьем кабинете могут точнее знать про это. Только если я туда пойду, тогда револьвер нужно оставить ему.
  И пошел я на второй этаж, вооруженный только осиновым колом. В кабинете землемеров
  сидели три дамы лет тридцати - брюнетка, рыженькая и блондинка. Две первые как бы занимались своими бумагами, но то и дело глазели на посетителя, а рыженькая даже подмигивала. Отвечала же блондинка, но она отчего-то смущалась и запиналась. По сути вопроса о названиях они тут ничего не решают, все в руках специального комитета при диване, куда нужно ходатайствовать самому или через университетских географов.
  Я распрощался и перестал смущать девиц своим присутствием. И чего это их так? Вроде бы не настолько я выгляжу победительно, да и уже не молод. Или тут с женихами так мрачно, или магический след за мной тянется с озера? Ладно, пойду к коллегам по черному цвету, расскажу им про страсти в окрестных лесах.
  В восьмом кабинете присутствовал подпоручик в черном мундире( по местному юз-баши) и дама средних лет с магически окрашенными в иссиня-черный цвет волосами. Она здесь была за технического секретаря. Пока я рассказывал юз - баши Гумеру Якушеву про страшные тайны лесов и полей за Буем, дама стенографировала. Как только я завершил рассказ, перешла к пишущей машинке и быстро-быстро напечатала текст моего рассказа в виде доклада здешней службе безопасности. Вот быстро печатающим на машинке я всегда завидовал, а когда пальцы летают так, что их аж не видно - зависть моя становилась черной, прямо как ее волосы. Меня поблагодарили и вручили один экземпляр этого вот доклада. Теперь надо будет сдать его в свою канцелярию, ибо это уже политика - взаимодействие между службами безопасности Новых княжеств. Ну да ладно, незачем увеличивать количество растущих на меня зубов в инспекции кадров. Если им не сообщишь, они посчитают это личным оскорблением. Конечно, есть возможность, что беседа с Якушевым до Твери не дойдет, но зачем? Потрачу час времени на ненужные бюрократические реверансы.
  Спускаясь по лестнице, я вспомнил, что про чудовищ и магические странности за Буем я рассказал подробно, а вот про вампира совсем забыл. Хотел было вернуться, но подумал и махнул рукой. Дело было неделю назад, и ощущал я только след его, а кровососа живьем не видел. То есть это только мои подозрения. Если б кровосос точно был, то он себя уже должен был проявить. А то, что он был на довольно людном месте - ничего для розыска не дает. Я ведь поискал его нору и не нашел. Так, успокоив нечистую совесть, я получил назад оружие и ушел из здания.
  Теперь надо подумать об отъезде. Караван машин приходит сюда по пятницам. Сегодня же понедельник. То есть ждать еще долго. Правда, можно сходить в порт и узнать, не будет ли какое-то судно плыть в Казань раньше. Хотя если судно будет отплывать в среду или четверг, то время на дорогу уйдет то же. Только вместо жизни в гостинице до пятницы я буду день-два путешествовать. Хотя, если мне удастся договориться на путешествие за магические услуги владельцу, то экономия денег будет серьезной. Выбор делать придется между деньгами и комфортом. Поскольку я уже не молод, только что вернулся из тяжелого похода, получил пулю в живот, то лучше выбрать комфорт. Деньги не последние, и в караване безопаснее. Не все зависит от тебя. И нет бессонных ночей, что очень весомый фактор. Но на всякий случай разведаю - вдруг что-то помешает приходу каравана.
  Пойду-ка я в порт, узнаю об этом что-нибудь. В военной части порта стоял только местный патрульный катер и одна самоходная баржа. Я нашел ее шкипера, но Равиль( так его звали) сейчас должен был идти вверх по Чульману, в тот самый верхний анклав. Вот что потом - он даже не знает. Что владелец найдет, тот заказ он и будет исполнять. Может, опять в Уржум, может, что-то по Великой. Но в любом случае Равиль и его 'Лебедь' здесь будут позже пятницы. В конторе военного порта меня тоже не обрадовали. Плановых рейсов для поставок военным на этой неделе нет. А частные суда - должны быть, конечно, но когда - этого никто не скажет. И я тоже не медиум. И Модест остался в Твери.
  Кстати, Дар у него тоже прихотливый. Модест практически безошибочно работает на предсказания любви и брака, а вот деловые предсказания старается не делать. Потому что получается хуже. И был такой неприятный случай, когда он напророчил купцу очень удачную сделку, а получилось совсем наоборот, почти до разорения. Раздосадованный купец подал в суд и даже убытки по сделке хотел возложить на Модеста. Модест ожидал много нехорошего, но обошлось. Судья постановил только вернуть истцу деньги за неудачное предсказание и все. А судебные издержки разделили пополам между купцом и Модестом. Я на суде выступал в качестве эксперта и постарался внедрить в присяжных и судью мысль, что воля богов переменчива и формулируется зачастую туманно, вроде известного предсказания о переходе реки Галис. Примеров я наприводил много, как на аборигенском материале, так и на литературе и истории пришлых. Хотя думаю, что это только подготовило почву для сомнений, а дальше у Модеста нашелся козырь, который истцу крыть было нечем. На ярмарке в Ярославле, куда купец приехал, обнадеженный Модестом, он устроил драку в ресторане и сутки за то сидел в узилище. Потом на него штраф наложили и выпустили. Так что теперь пусть попробует доказать, что обещанная Модестом выгодная сделка не состоялась только из-за того, что в тот момент под арестом сидел!
 &nbnbsp;sp;Он и не смог доказать.
  Заглянул к Саше Малышеву, но его ангар был закрыт. Работает, наверное. Он тогда говорил, что на лесопилке у них нагрузка неравномерная и сильно зависит от сплава древесины по Уржумке. Я специально прошелnbsp;Кстати, можно будет и на тамошнего вампира поохотиться. Деньги лишними не бывают.
ся там, где раньше ощущал след вампира. А вот сейчас - нет ничего. Поскольку сейчас программа обязательных дел выполнена, то решил провести поиск кровососа среди лодочных сараев. Та же история. Наверное, вампир там случайно оказался и больше туда не ходил.
  Куда б теперь податься? В скверик? Вообще-то я даже дикой природой сыт по горло.
   В Народный дом? Пойду туда, пожалуй, как-то культурно отдохну.
  А вообще нет, потом наслажусь культурой. Зайду-ка я к Сеиду Рыжему и расскажу ему про опасности, которые его могут ожидать. Возможно, начальство до них доведет мои сведения, но это может выйти нескоро, а охотник может оказаться рядом с опасностью уже завтра. Ну, а среди своих товарищей Сеид тоже может быстро слух распространить.
  Все тот же дом с голубыми деталями, все тот же Сеид, только не похмельный. Но все так же дует квас из бутыли. Я его застал в момент, когда он решил прервать снаряжение патронов и попить кваску. И мне досталось тоже - по команде Сеида его племянник сбегал в погреб и принес мне холодную бутылку с ним. Вот это квас - прямо огонь и холод в одной бутылке! Холод оттого, что в холодке стоял, а огонь - на вкус. В него явно добавлена горчица. Пока вроде ничего идет, но не будет ли дальше изжоги? А вот с горчицей я промахнулся. Оказалось, это такая здешняя травка горчицу изображает. Если добавить в квас меду, то получается приятный сладковатый напиток, а если нет, то травка делает квас вот с таким специфическим вкусом. Иногда такой напиток называется 'белым пивом'. как выяснилось, в честь той самой травки, что носит название 'Белолистка'. Но оно совсем не хмельное. Оттого есть противники такого названия, потому что привыкли, что пиво всегда хмельное. Не может оно быть без алкоголя, хоть будет из ячменя, хоть из проса, хоть из риса. А если в голову не ударяет- какое это пиво? Я лично пиво не люблю и пью его только за компанию. Когда ничего другого нет либо специально угощают им.
   Попив кваску и поболтав о нем и пиве, мы перешли к делу. Я рассказал Сеиду для передачи охотникам, что будут ходить к северу от города, какие могут там встретиться ужасы и неудобства. Про лес и озеро я сказал тоже, но посоветовал туда ходить пореже. Там произошла магическая катастрофа, и возможно даже образование Дурного болота.
  Подумал и добавил, что не исключаю того, что в городе есть вампир. Это предчувствие, а не точное знание, но оно может оправдаться. Мне показалось, что Сеид мне не поверил, особенно про описанных мною 'собачек' и труп из Буя. Но пусть. Когда его нежно возьмут за волосы и отогнут голову вбок, чтоб не мешала, поверит. А его предупредили заранее. С моей точки зрения, профессиональный охотник на кого-то, кто опаснее лягушек, не должен быть склонен к неоправданному риску. Те, у кого ветер в голове, до профессионализма не доживают. Опыт охот у меня небольшой, но кое-что я повидал.
  Посидев в гостях с полчаса, я поблагодарил за гостеприимство и откланялся. Теперь моя совесть чиста, как свежевыпавший снег. Если кто из охотников не будет предупрежден ни Сеидом, ни контрразведкой - я за это ответственности не несу. Хотя полное успокоение моей совести наступит, только если я доберусь до этого вампира. Вообще жрец из Гуляй-поля прав- вампиров становится все больше. И это явно результат их разведения. То, что в крупном городе заводятся вампиры - не удивительно, но в крохотном Уржуме? И как бы не оказалось, что вампир здесь не только кровью наслаждается, но и имеет еще какую-нибудь цель. Хорошо, если только разведывательную, а если у него в мешочке будет шар вроде самарских?
  Я не знаю всех свойств шара-амулета, и что он сможет сделать с Уржумом. Только догадываюсь, и догадки эти невеселые. Вряд ли сюда пошлют кого-то с заданием испепелить центральную часть города. Но это вполне может произойти из-за какой-то ошибки. Скажем, решил слуга Повелителя Ночи по заданию господина напустить ядовитых змей в город, но попутал порядок использования управляющих заклинаний, и произошло неожиданное взрывоподобное выделение Силы. И всем сразу стало плохо - и городу, и разгильдяю. А кому-то хуже всех. Вот в городе покрупнее диверсия вполне возможна - устроить магически вызванный пожар при нужном направлении ветра. На это можно и пойти - результат будет ощутимый, и молва о том разойдется широко. Или более прицельная работа - вот в прошлом году после пожара на нефтескладах цены на них взлетели по всему Великоречью. Как оказалось, это не эльфийские козни, а авария, хотя и про диверсию сначала шептались. Если от взрыва и пожара на патронных и подобных заводах существует определенная магическая защита и ее при нужде быстро усилят, то нефтесклады так не охраняют, и магические меры защиты там вовсе отсутствуют. Ну, разве что некий Великий маг вздумает гулять вдоль склада и в нужный момент включится в работу. Так что опасность имеется и надеяться можно только на то, что противник до этого не додумается. В книжках, пришедших из Старого мира, про подобные вещи пишется часто. В аборигенской литературе - разве что сбрасывание гниющих трупов в источник водоснабжения, чтобы вызвать эпидемию в городе. Это есть только в балладе ' Мрак над Трезеном'. Но это сделал тот самый Гислер Черная Душа, что обманул сдавшихся, обещав, что небо не увидит их пролившейся крови. Гислер - лицо историческое и в трех балладах фигурирует. Правда, сравнить кого-то из аборигенских баронов с Гислером - тяжкое оскорбление, требующее быть смытым кровью. Оттого есть надежда, что не додумаются или не решатся. Небольшая, правда. Не-Мертвый уже показал способность играть необычно и неясно, это все, на что он способен, или нет.
  Ладно, помыслил широко, по - генеральски, и снова надо возвращаться к своим баранам. То есть идти обедать или нет, продать оставшиеся лодки или просто выкинуть, ходить ли каждый день в порт или просто ждать пятничного конвоя. Ах да, еще- походить поискать вампира или пусть он сам меня ищет .
  Пожалуй, что лучше второе. Впрочем, если наткнусь сам, тоже мимо не пройду. Ноги вынесли меня на рынок, где я опять прошелся по рядам, но ничего не купил. Как-то не покупательское было настроение. Зато я поспрашивал довольно активно: никому тут не нужна резиновая лодка или две? Таких не нашлось. А действительно, откуда им взяться, если у всех лодки местных уже есть деревянные, а иногда металлические? Резиновая лодка хороша малым весом и компактностью: вынул, надул, поплавал, снова свернул и спрятал в автомобиль. То есть она для городского охотника или рыболова, который ее возит с собой. Для людей, которые на реке живут, она не очень хороша. Я с этим уже столкнулся, нарвавшись на сучок. Деревянная бы лодка его и не заметила. У рыбака или охотника еще и добыча утопла б в такой аварии. Но еще раз спрошу у Саши Малышева. Нет, все же я оставлю маленькую лодку - вдруг пригодится на будущее. Большую же - боги с ней. А также с большей частью снаряжения. Кстати, а нужно ли мне купить что-то вроде сумки для временного пользования, взамен пропавшего ранца? А для чего она?
  Ну...чтоб была. Вдруг потребуется где-то побегать и с собой что-то понести. Хотя я такое не планирую, но вдруг? Я вернулся к воротам и свернул в другую сторону - там продавали разную бытовую мелочь. Одна деревянная торговая палатка и пяток человек, торгующих с земли. Походив средь их сокровищ, я обнаружил брезентовую сумку вроде противогазной. Но по размерам она даже чуть побольше, ближе к фельдшерской армейской сумке. Только устроена по - другому - отделение внутри только одно, а снаружи два кармана на боковых стенках и еще один наружный карман на передней стенке. Ткань целая, застежки нормальные, в кармане спереди россыпь мелких гвоздей. Носить удобно, так что уже можно торговаться. Но за нее просили только рубль. Я выудил монету из кошелька и отдал продавцу. Гвоздики из кармана вернул - зачем мне они?
  Все, дела на рынке кончены. Надо идти в трактир 'Мироныч'. А вот после него можно и к культуре прикоснуться. Что-то сегодня этому решению все препятствует. То к Сеиду завернул, то на рынок. Вот оно бескультурье-то: в Твери то в библиотеку зайдешь, то в синематограф, то сам культуру несешь студентам. Но все это оказывается наносным. Как уехал из стольного города, так в культурный очаг не загонишь. Так, саморазоблачившись, я зашел в 'Мироныч'.
  Э, а Сеид уже тут, и при двух пивных бутылках. Квас ему не пошел. Но в этом есть свое преимущество: сегодня здесь подает не девица, а тот мужик, что всех к выпивке склоняет. Вот пусть и в Сеида вливает, а я уклоняюсь. Что-то мне совсем ничего пить не хочется. Вообще я стремительно прогрессирую в смысле идеальности - не пью, не курю, жене не изменяю, за дело Света лазаю по таким местам, что аж самому страшно. Так, глядишь, я, как Герман Красивый из баллады, буду не касаться земли, идя по ней.
  Правда, надо не повторить ошибку Германа, слишком возгордившись от своей не...ну, в общем, несравнимости. Но против Германа работала кровь нордлинга в нем. Нордлинг должен все время доказывать то, что он круче вареных яиц. Если не в бою, то в поединке, если не в поединке, то на тинге (или как там называется у них народное собрание), если не на тинге, то в кабацкой драке. Тут я вспомнил трактир 'Полумесяц', в котором все это началось, и обложил тогдашних нордлингов - драчунов многоярусными ругательствами.
  Да, там и другие охранники дрались, но процентов на девяносто можно быть уверенным, что началось именно с желающего показать свою несравнимость нордлинга. С ними по вспыльчивости только орки могут сравниться.
  Что-то упорно не получается у меня пойти в очаг культуры. И это неспроста. А что тогда делать: гнуть прежнюю линию или плюнуть, раз не идет и хоть ты тресни? Пойду и согну.
  С не первой попытки я все же дошел до Народного дома и таки записался в библиотеку. Как неместного, меня записали только в читальный зал, а на абонемент - нет. Печально, но это общее правило. Я надеялся, что хоть на краю света от него откажутся.
   Посидел я часа два с половиной и прочел две книжки небольшого формата об истории здешних мест и здешних легендах. Легенда про озеро на месте битвы, которую я нашел в казанской библиотеке, в них не попала. Ничто другое меня не заинтересовало. Разве что то, что та самая плотина на Буе, которую я так и не увидел - это остатки старого завода. В те далекие времена не было двигателей внутреннего сгорания, потому для приведения в действие разных механизмов и использовали силу падающей с плотины воды. Тогда плотине лет триста, если не больше. Потом появились паровые двигатели, а их постепенно вытеснили двигатели, работающие на нефтепродуктах. Уже к моменту Переноса паровой двигатель был больше реликтом ушедшего времени. Хотя в Новом мире и ему были очень рады и пользовались им, пока это можно было. А в Нижнем, благо там много заводов перенеслось, еще делались такие передвижные паровые машины с приводами на генератор или станки. Они не здорово экономичные, но до сих пор используются. Вот для медвежьих уголков, как этот самый Уржум. Поставят такой локомобиль на лесопилке, и он приводит в действие станки для распилки леса. Можно было поставить и дизель, но для него нужно сюда возить топливо. А для локомобиля топливом являются опилки от своей деятельности и несортовая древесина. В котел заливается вода из ближней речки или озера. Еще их покупают продвинутые аборигенские аристократы- для освещения электричеством своего замка. Машина простая, можно научить своего крестьянина обслуживанию. И с топливом тоже нет проблем - крепостные берут топоры и идут в соседний лес. Нужно только периодически приглашать мастеров из пришлых или гномов, чтоб посмотрели и, если надо, починили машину. Бароны к электричеству относятся по - разному, есть много тех, кто могли бы себе позволить такое освещение, но не делают по религиозным соображениям. Ибо некоторые жрецы путем натяжек и интерпретаций доказывают, что электрического света изначально, когда боги создавали этот мир, не было, а потому он нелегитимен и вообще является изделием богопротивных пришлых. Оттого и бароны не идут против их мнения. Менее ушибленные пыльным мешком жрецы доказывают обратное, что молния была создана богами еще на заре мира, значит, электрический свет может рассматриваться как молния в стеклянной бутылке. Молния и бутылка не противны богам, оттого ими можно пользоваться. И не пострадавшие от пыльного мешка бароны покупают локомобили и генераторы. А дальше работает любопытный феномен - электрический свет куда ярче, чем свет керосиновых ламп или свечей, не говоря уже о коптилках и лучинах. Поэтому, когда человек привыкнет к нему, его уже свет коптилки или свечи не устраивает. Поэтому баронские сыновья, что учились в Твери, Ярославле, Казани, Нижнем, вернувшись домой, стараются склонить папаш идти в ногу со временем. То же касается и водопровода с канализацией - к хорошему привыкаешь быстро.
  А дальше я наслаждался музыкой. Перед Народным Домом играл самодеятельный оркестр из местных жителей. Темноволосая девушка со скрипкой, паренек в казанской национальной одежде с флейтой-кураем, седенький старичок с домброй, другой старичок с гармонью. Еще был рыжий крепыш с гитарою, но он стоял чуть сбоку и не во всех мелодиях участвовал.
  Начали они с гимна 'Звезда Востока', а потом пошли вперемешку то русские, то казанские мелодии песен. Не знаю, есть у них певцы или просто сегодня петь некому, но мне их игра очень понравилась. Я мало разбираюсь в музыке, но, на мой неискушенный слух, они вполне сыгравшийся коллектив и получается у них здорово. Так что не зря я старался дойти до этого места.
  Я вспомнил про свою жизнь в форте Федоровском, который даже чуть больше, чем Уржум. У нас тоже с культурными мероприятиями было не очень, но выручала недалекая от нас Самара. Мало тебе книг в библиотеке или не нравится духовая музыка пожарной команды - есть возможность найти то, чего не достает. Потом-то я жил в крупных городах, где с культурными развлечениями попроще. Правда, был еще период службы у барона Итена, где с культурой пришлых было тяжеловато. Но тут мне хорошо помог будущий тесть, открывший незнакомый мир, живущий совсем рядом с моим миром Если аборигенская музыка мне так и не полюбилась( хотя я старался),то мир баллад и преданий оказался таким интересным...А еще была древняя и новая история, геральдика...А потом я влюбился в Алину и баронская жизнь с баронским семейством уже не так угнетали. Да, давно это было.
   Музыканты закончили концерт и стали обходить слушателей со шляпою. Правильно, надо поощрить тружеников скрипки и флейты. И я кинул золотой - за согретую музыкой и воспоминаниями душу.
  День потихоньку заканчивался. Вот проходит понедельник. Впереди два дня выбора и два дня ожидания - ведь караван назад раньше субботы не пойдет. А когда ушел тот караван, который привез меня? Я как-то и не запомнил. Все о своем думал, все о своем, опутывал кольца гранат сетью из нитей, договаривался о плавании к устью Буя - вот за заботами и раздумьями и не увидел. Вопиющее невнимание с моей стороны.
  Впрочем, это легко поправимо, только надо будет спросить портье либо хозяина 'Гостиного Двора'. Караваны у них не первый раз останавливаются, так что они должны и просто так помнить. Могут и в книги учета заглянуть.
  А что это я ощущаю? Вампирский след! Вот он, повел в переулочек влево от Красной, в сторону речки. И я туда же, прослежу, куда дальше он поведет. Атаки вампира можно не опасаться, еще достаточно светло, чтоб он не совался на солнышко. Потому он может броситься, только если я в припадке внезапного помрачения зайду в его лежбище. Потому я помрачаться умом спешить не буду, а просто разведаю, куда ведут его следы.
  А тут меня ожидала загадка. Следы кончились посреди проулка. Вот так странно. И с обеих сторон глухие заборы выше моего роста. В принципе вампир может и на них залезть, а потом во двор забраться, где устроиться в дровяном сарае или хлеву. Но пока пройду я до конца переулка, чтоб посмотреть все в нем. А вот дальше следов вампира не было. А если он не полез в один из дворов, то куда он мог деться? Некуда. Разве что тут гуляла брукса, которая способна в летучую мышь оборачиваться. Но я уже подзабыл детали, которые ее отличают от банальных вампиров, больно давно учил все это. А позже она мне не встречалась. Так, если напрячь память, вспоминается лишь то, что ее нужно измельчить и сжигать остатки.
  Но мне все равно надо обращаться в комендатуру, потому что я лицо частное, и меня во двор хозяева не обязаны пускать, а проверять оба эти домика надо. Мне бы хотелось отложить визит в комендатуру на завтра, но идти придется сегодня. А вот ловить вампира - как получится. Светлого времени еще часа полтора-два, так что если в комендатуре почешутся быстро, то можно будет уже сегодня пробежаться. Вечернее время для охоты на вампиров малоподходяще, но попробовать можно, с целью навести страх на кровососа. Авось затаится и сегодня на охоту не выйдет. Вот что дальше - а это уже будет видно.
  Так что я двинул обратно к комендатуре. Комендант уже ушел, но помощник еще был тут. На мои 'ощущения' он отреагировал посылкой со мной наряда из четырех солдат, но попросил по возвращении написать заявление о следе вампира. Сейчас не до бумаготворчества, но потом бумага нужна. Я и солдаты погрузились в 'козел' и поехали. В принципе я рассчитывал на солдат только как на официальных представителей власти. Чтоб меня с ними пустили в эти дворы. А вот брать вампира - как-то об этом и не думалось. Я на это совсем не рассчитывал, максимум на след, ведущий куда-то. А чтоб сразу же нарваться на вампира в логове - это уже излишний оптимизм.
  Оказалось, что солдатушки не совсем неподготовлены к встрече с вампиром. Винтовки они оставили в машине, а вооружились помповыми дробовиками. И кое-какие меры к защите приняли - туловище прикрыли чем-то вроде стеганого жилета, а шею специальным воротником. По виду защита казалась стеганой, но я не исключаю, что внутри могли быть и стальные пластины. Я же менять в барабане патроны не стал, только проверил. Серебро вампира не берет, а стрелять зажигательной пулей - можно и пожар устроить. Так что лучше обыкновенной пулей в корпус (а еще лучше двумя), а потом отброшенного уже добивать заклинанием.
  Один солдатик остался у машины, впереди пошел ага-сержант, в середине группы - я, а остальные двое-сзади. Подошли к месту исчезновения следа. Тут все так же - оборванный след и ничего больше. Эти заборы - глухие, значит, надо возвращаться к калиткам. Постучали в левую калитку ( правая подальше, поэтому сначала - в левую). На стук никто не выходил. Ага - сержант постучал уже не рукой, а прикладом. Тоже ничего. Мы уже хотели отойти от калитки, как за ней послышались шаги. Полусонный голос спросил что-то по-татарски. Ага - сержант ему ответил, и пару минут они явно препирались. Я татарский язык понимаю плохо, особенно если говорят быстро. Экспрессия в голосе аги-сержанта явно нарастала, и, наконец, калитка распахнулась. За нею стоял полусонный мужчина средних лет в домашнем халате. Руку он держал возле рта, видимо, зевал и прикрывал рот при этом.
  Сержант выдал целую очередь слов( пару слов я разобрал, они намекали на то, что хозяин ползает, как корова по сосне) и сунул под нос открывшему калитку медальон. Сонный домовладелец отодвинулся, и мы быстро вошли в калитку, развернувшись в линию уже во дворе. Никого нет из посторонних. Внутри двора - вампиром не пахнет. Я медленно прошелся по двору и аккуратно заглянул в закоулки. Та же картина. Потом мы последовательно оглядели все постройки. Сначала берем двери на прицел, потом хозяин открывает, я прощупываю, еще не входя, затем заходим. Конечно, осмотр был очень поверхностный, и, если бы я сейчас не чуял вампиров, вполне можно было пропустить затаившегося кровососа. Двор потребовал больше, чем полчаса на поиске, ощутимо стало темнеть. Потому из машины приволокли фонари и пошли в правую калитку. Вот здесь было чуть лучше. Хозяева не спали, хозяйский сын с дробовиком нас даже усилил, и кровососа я засек. Правда, не во плоти. Он ночью или утром перелез через забор, попал на поленницу, перебежал через подворье и там повторил форсирование забора. Хозяева подтвердили, что их псина в ночи лаяла с двойным усердием, а утром несколько поленьев валялись на земле, хотя вечером такого не было. И на гвозде заднего забора висел солидный кусок ткани оранжевого цвета - зацепился и порвал. Хозяйка сказала, что ни у кого в доме такой одежды нет, ни по цвету, ни по материалу. Ткань, на мой непросвещенный взгляд, близка к шелку, потому гвоздь понаделал вреда вампирской красоте и опрятности. За забором был проулок, потому кровосос в рваной рубашке туда ушел, свернул на приречную улицу и был таков. На хорошо посещаемой улице я вампирский след теряю.
  Потом была поездка обратно в комендатуру и написание там заявления об обнаружении опасной нежити в городе. Потом меня подбросили в 'Гостиный двор', где я мирно провел остаток времени до сна.ень прошел не зря. Комендатура малость соберется и будет бдить. А моим коллегам в форме можно будет стряхнуть пыль с умений. При наличии предмета с аурой владельца определить его пребывание можно. Метод Абрикосова или более почтенный метод Гарнье. Даже если у кровососа аура смажется, то хоть приблизительно ясно будет - он в северной части города или вообще вне Уржума.
  Перед сном я обработал Силой травмированный живот( синяк был уже на последнем издыхании). Утром я охотиться не собирался. Оно бы можно, но неясно, где. Если в Самаре хоть квартал был ясен, то здесь - два появления в разных местах и разное время. И непонятно, что нужно было вампиру в каждом случае.
  Но теперь ходить буду вооруженным получше. Так что для лучшего сна я чистил кольты.
  Потом взял 'чекан'- спаситель и попробовал взвести курок. Курок взводился, но с явными помехами, видимо, часть пули торчала внутри и мешала, но недостаточно сильно, чтоб нельзя было взвести. Ладно, поглядел и хватит. Оставим его для Снорри. Хотя, наверное, не буду я его чинить. 'Чеканы' у меня еще есть, коль захочется ими воспользоваться, а этот пусть висит на стене как диковинка и память о приключении.
  Еще я решил завтра заняться надрезанием оболочки пуль на страх вампиру. Буду брать с собой рабочий кольт, а к нему два магазина, один с нетронутыми патронами, а вот во втором будут те, над которыми я поработал. И кинжал тоже возьму. Не мешало бы посмотреть, что он может сделать с кровососом, если будет задействована магия в нем.
  Возможно, что и ничего. Такая магическая 'зарядка' бывает и узкоспециализированной, на какой-то конкретный вид нежити или нечисти. Или требовать такой инициации, как в друэгарском ятагане. Значит, в этом случае убивать эту тварь придется традиционным способом.
  Поработав и поразмышляв, я улегся спать, но вещего сна не был удостоен. Так, снилась какая-то мешанина, которую забываешь, как только продерешь глаза. Я, естественно, и забыл ее, пока вставал и приводил в себя в пристойный вид. Но процесс умывания прервал стук в дверь. Это был молоденький солдатик, с бесконечными извинениями протянувший мне записку. А записка писана была помощником коменданта, тоже с извинениями просящая меня прибыть с подателем сего в комендатуру на прилагаемой к нему машине. И с теми же извинениями просили меня поторопиться. Я спросил солдатика, что в городе случилось за ночь, он ответил, что нашли жертву вампира. Действительно, тянуть не надо. И меня сейчас припутают к поиску. Умываться я уже практически закончил, а вот бритье сверну до минимума. Щеки побрею, а подбородок-нет. И пусть докажут, что я не решил бороду отращивать в стиле нордлинга со Студеного озера. Они бороду отращивают, но не целиком, а только на подбородке. Оттого и вид у них, как будто эту бороду на бритое лицо приклеили. Оделся и вооружился, ка планировал, только без надрезания пуль. Чай - а меня явно в комендатуре угостят. Так что отложу. Дверь закрыл, ключ сдал и пошел. Хорошо, что уже тепло и нет нужды в пострадавшей куртке. Плохо, что иду я в сюртуке, а вдруг придется в нем по грязным углам пробегать и на чистую землю падать?
  ' Козлик' быстро доставил меня в комендатуру, и там мне ждать не пришлось. Принял меня вчерашний помощник коменданта( его зовут Шариф Ренатович),чаем угостил, а потом мы втроем( присоединился еще поручик в черном Михаил Каюмович) стали размышлять о том, что делается в городе. Утром был найден выпитым паренек лет шестнадцати. Он пошел к другу вечером и не вернулся. Но родные не забеспокоились, ибо паренек раньше, если засиживался у друзей, то оставался там ночевать. Как оставались и его друзья, засидевшись у него в гостях. Это здесь принято, хотя городок нельзя назвать опасным. Случаи нападения нечисти или нежити внутри стен происходят три-четыре раза в год. За городом почаще, но и то набирается еще десяток. Это если считать с пропавшими без вести, по которым иногда годами и десятилетиями ничего не ясно. Вампир нападал последний раз аж два года назад. Было два нападения в течение трех дней и все. Розыски не удались, но нападений больше не было. В этом году пропал без вести один человек, но с ним пока ничего не ясно. Пропавший, бывало, запивал, и неделю его видно не было. Потом приползал весь трясущийся и обгаженный. Оказывалось, он тайно собирал запас водки, устраивался в пустующем чужом сарайчике и 'отдыхал'. Когда водка кончалась, возвращался. Как-то раз пропал на два месяца, и родня решила, что боги над ним сжалились и прибрали. Оказалось, герой, никому не сказав, устроился матросом на баржу и все это время плавал. Получив расчет, пропил большую часть денег и вернулся. Так что никто с уверенностью не скажет, жив он или нет.
  Родные так от его загулов устали, что сообщили о пропаже только через неделю. Собственно, его нет шестнадцать дней, что укладывается в хотя и длительный, но свойственный ему запой. Так что он, возможно, жертва не вампира, а пьянства.
  Погибшего паренька нашли за три дома до родного. Видно, он пошел домой, хоть и поздно, и не остался ночевать в гостях. Дальше вампир ухватил за руку, вывернув сустав, и ударил лбом об забор или стену. Оглушенная жертва прекратила сопротивляться. Потом его выпили, а тело перебросили через довольно высокий забор за поленницу. Утром хозяин пошел за дровами и увидел торчащую из-за них ногу. Обмер, взмолился богам ( не знаю, кому точно, потому не буду фантазировать), подошел ближе и увидел.
  А вот теперь надо поглядеть на место преступления. Следы вампира были свежими, потому хорошо 'читались'. Вот здесь он сидел, укрывшись за кустом. На земле его точка опоры тоже отпечаталась. Рядом лежит пустая водочная бутылка, причем запах водки не выветрился. Это что значит - он притворялся пьяным? Вампиры вроде как к водке интереса не проявляют. Ну да, наверное, вылил часть водки на одежду, бутылку рядом поставил и сидит, изображает из себя перегрузившегося горожанина. А подойдет лакомая добыча, и тогда ее заплетающимся голосом попросят помочь подняться. Добыча протянет руку и ... А дальше ее протащат вот сюда. А закончив пиршество вот за эти углом, перекинут через этот забор. Довольный вампир делает десяток шагов дальше, и тут его след прерывается посреди проулка. Словно бы он вознесся и полетел. Или открыл портал и шагнул в него. Поскольку уже второй раз я замечаю это, все-таки портал...
  Но тогда задача его ловли сильно усложняется. Он может после охоты уходить далеко, даже в другое государство, а не рисковать, прячась в здешнем сарае. И даже, рискнув и остановившись на день в сарае, он может убежать буквально из рук через тот же портал. Только нужно еще маячок спрятать в неосвещенном месте. И пожалуйста - вампир уходит в пещеру или подвал где-то в другом месте, а мы посылаем вслед ему проклятия. Вот этими сведениями и соображениями я поделился с помощником коменданта и остальными, разлив свой скепсис пошире. Мы еще совещались, но не придумали ничего лучше, как поездить по городу, вдруг я еще учую вампира. Чудеса возможны, но в этом случае боги на них не расщедрились. Я отправился в гостиницу отдыхать и размышлять, что еще можно сделать. Конечно, вампир может сюда ходить хоть из Черной башни, хоть из Норлага, но такие варианты рассматривать не стоит - за явной бессмысленностью обсуждения. А вот один возможный вариант рассмотреть можно и поискать в этом направлении тоже. Вампир поселяется в каком-нибудь малопосещаемом домике или сарае под городом. Маячки для портала использует так: один (основной) в этом домике, а вспомогательные разбрасывает в городе, в малопосещаемых местах. Вот он в прошлый раз для чего-то перелез через немаленький забор, перебежал через двор, обращая на себя внимание, и опять полез через другой забор. Что это за маневры? Возможно, кровососу захотелось поразмяться, а вот куда более вероятно, что он, лазая через заборы и бегая по поленницам, определил, что в этом подворье сарай с плоской и достаточно крепкой крышей. На эту крышу можно положить маяк для портала и в следующий раз на нее прибыть. Крыша может ему не понравиться, и он решит искать другое место.
  Как бы все строго логично и возможно. Что же можно сделать, если я не ошибся?
  1.Поиск вампира по куску рубашки. Как магически, так и собаками.
  2. Поиск портальных маячков.
  3.Поиск недалекого от города сарая-логова.
  Первый вариант однозначно сваливаю на комендатуру. Собственно, она уже должна этим заниматься. Второй вариант - ну, могу попробовать я сам. Но нужно сообщить комендатуре же. Третий - тут все карты в руки местным. Я совершенно пас, ибо окрестностей не знаю.
  Что можно еще сказать? Насчет поиска собаками - в результат не очень верю. Разве что найдется еще один участок, по которому ходил кровосос. В магический поиск по Абрикосову - тоже. Восходящие звезды магии в Уржуме не служат. Если бы тут гостил кто-то из Сфинксов - возможно.
  Портальные маячки - ну, поездим, посмотрим. Сарай-логово - абсолютно ничего сказать не могу. Но стоит заменить в условиях сарай на пещеру, то задача может не решиться. Мы трясем сараи, а кровосос сидит в сотне шагов в пещере и тихо улыбается. Итого я встаю и иду в комендатуру, терзать начальство своими придумками, а потом попробую сделать ход конем.
&nbsnbsp;Что-то упорно не получается у меня пойти в очаг культуры. И это неспроста. А что тогда делать: гнуть прежнюю линию или плюнуть, раз не идет и хоть ты тресни? Пойду и согну.
p; В комендатуру я пошел, изложил все свои придумки, кроме сомнений в гениальности здешнего мага в черном. Меня опять посадили на 'козлик', и я покатался по городу, пытаясь засечь маячки. Не получилось. Маячок сильно не излучает. Когда перед тобой на столе лежит маячок и десять абсолютно таких же внешне предметов, то выбрать из них нужный несложно. Когда он лежит на местности - все далеко не так просто. К тому же задача может иметь похожее решение - слуга Зла, у которого этот маячок лежит в пустом сарае. А вампир выходит из сарая через полуоторванные доски задней стенки. Слуга только должен держать сарай пустым, чтоб не мешать вампиру пользоваться порталом.
  Теперь я на обед, а вот после обеда займусь организацией неожиданного маневра. Сразу ,правда, не получилось, потому что захотелось подремать после него, но я успел до вечерней жертвы в Храм, где вознес молитву с просьбой помочь в поиnbsp;Но мне все равно надо обращаться в комендатуру, потому что я лицо частное, и меня во двор хозяева не обязаны пускать, а проверять оба эти домика надо. Мне бы хотелось отложить визит в комендатуру на завтра, но идти придется сегодня. А вот ловить вампира - как получится. Светлого времени еще часа полтора-два, так что если в комендатуре почешутся быстро, то мnbsp;Впрочем, это легко поправимо, только надо будет спросить портье либо хозяина 'Гостиного Двора'. Караваны у них не первый раз останавливаются, так что они должны и просто так помнить. Могут и в книги учета заглянуть.
ожно будет уже сегодня пробежаться. Вечернее время для охоты на вампиров малоподходяще, но попробовать можно, с целью навести страх на кровососа. Авось затаится и сегодня на охоту не выйдет. Вот что дальше - а это уже будет видно.
ске врага. Собственно, просьба меня самого особенно не касалась. Я ведь мог поизображать активность до отъезда и с чистой совестью уехать. А вечногниющая тварь бы наслаждалась кровью прихожан Храма.
  Ответ немедленно мне не пришел, поэтому я пошел обратно. Музыкальный вечер сегодня вряд ли будет, да и настроение было совершенно не то. Отчего-то жертвы вампиров вызывают у меня желание отловить кровососа, и как следует позабавиться с ним, прежде чем истребить. Должно быть, дело в их сознательной и добровольной службе Злу. А также в увеличении числа себе подобных. Тварь изnbsp; Дурного болота- это нечто стихийное и неразумное. А вампир - предатель человеческого рода,превратившийся в сознательного его врага. А потому жить не должен.
  Хотя он давно умер. Но тем не менее.
   Аппетита у меня не было, оттого ужин я пропустил. Помаявшись бездельем в номере, решил немного пописать. Но смог написать только письмо Валерию, где подробно описал свои приключения в Казанском ханстве. Предыдущий раз я ему писал...но вот забыл, когда точно. Не то еще в Твери, не то по дороге, на судне. Скорее всего, уже из Казани - куда я собираюсь дальше. А перед этим я писал о результатах поездки в Убежище. Завтра попробую отправить. Можно было б подождать до Казани, но... 'что день грядущий мне готовит?' Я этого не знаю, и случиться может всякое.
  А вот написать что-то художественное - не получилось. Но это ничего. Ведь я контракта с издателем не заключал на написание других романов в оговоренный срок. Издателю я дарую преимущественное право публиковать мои следующие романы на ту же тему. А если я ничего не напишу или напишу трактат по огородничеству, то издатель только облизнется. Хотя все же стоит попробовать написать продолжение романа или про то, как этот герой и до того подвиги совершал. Или его батюшка, в которого он такой геройский уродился. Надо будет попробовать на судне этим заняться. Прошлый раз мне там хорошо писалось - за считанные дни солидная пачка листов. Правда, пришлось потом много переписывать, но это уже мелочи жизни.
  Я прилег на кровать и стал прикидывать, про что лучше написать - еще роман про новые приключения героя или действительно, про что-то более раннее, чем события романа. Предпочтительнее выходило про подвиги батюшки героя, потому что героя я описал молодого, лет так 22х от роду - а когда ж ему подвиги совершать до этого? На каникулах в Академии? Продолжение вообще-то возможно, но психологически не совсем достоверно получится. Герой-то через такие страсти прошел с моей легкой руки, что нормальный человек от всякого приключения после уклоняться будет. А почему я сам не уклоняюсь? Догадайтесь с трех попыток, почему. Действительно, лучше его батюшку заставить, благо кое-какие намеки на это есть.
  Так прошел вечер вторника, за размышлениями о творчестве. О вампире особенно и не думалось, хватило дневных дум о нем. Ложась спать, я рассчитывал на вещий сон о местопребывании злодея, но сон был об обмелевшей Великой реке у самарских пристаней. Уже не первый раз, но хоть не пугает и сердце не рвет.
  С утра я отправился в комендатуру. Комендант и помощник были заняты, потому я пообщался с Якушевым. За ночь ничего плохого не случилось, запойный пьяница домой не вернулся. Я задал вопрос: а не пробовали ли они провести магический поиск по лоскуту ткани. Якушев укоризненно посмотрел на меня, потом, словно решившись, сказал, что Михаил пробовал, но не смог. Ну да, неприятно, когда тебе напоминают про неудачу. Поэтому я несколько загладил свою неловкость, сказав, что это сложная процедура, я бы, наверное, тоже не смог. Насчет сложности я несколько перегнул, насчет того, что не смог бы - вполне возможно. Если я прав насчет пользования порталом - вампир ,что ушел порталом из города, поисковым заклинанием может быть зацеплен только случайно. Только в том случае, если оно имеет значительный размах, расходует море силы и задействует очень сложные магические приборы. Грубо говоря, надо зачерпнуть поиском значительную часть страны и надеяться, что он пребывает именно в этой части и без магической защиты. Занимаясь же поиском в небольшом городе, автоматически сузишь размах поиска до минимума. И сарай в полуверсте от города в твой невод не попадет.
  Я откланялся. От похода в комендатуру был единственный прок - удалось узнать, что тот самый караван обычно отбывает в обед субботы из города. Что же касается поиска вампира, то пока придется ждать и надеяться. Либо на какую-то ошибку кровососа, либо на вмешательство свыше. 'Надежды юношей питают, отраду старцам подают'. Вот как надежды разделяют Михаила Каюмовича и меня. Каждому свое. Когда-то и меня питали они, а теперь- только отрада...
  А что теперь делать сегодня? До обеда уйма времени, после обеда тоже. И завтрашний день такой же. И я решил сходить в порт. Если есть судно, что сейчас стоит там, а завтра отплывет в Казань, то в воскресенье оно в столицу ханства прибудет. То есть я приеду туда вровень с караваном. Я уже об этом размышлял, караван мне кажется более подходящим, но он может не случиться. Застрянет в пути или вообще отправится на неделю позже. Если бы здесь был филиал этой конторы, то можно было бы узнать в точности - будет или нет. И ведь придется выбирать между двумя неизвестностями. Так я думал, следуя в порт, но выбирать совсем не пришлось. В порту оставался только военный катер и все. Баржа Равиля ушла по своим маршрутам. Я постоял на причале, подобрал и кинул камень в пляшущий на воде кусок пробки. Надо возвращаться. А завтра сюда не пойду - буду надеяться на караван. Потому что если завтра прибудет попутное судно - только мне сомнений в правильности выбора и не хватало для полного счастья.
  И я медленно двинулся в город. Специально тянул время, разглядывая старинные дома, игры детей на улице, сражение между котами и прочие детали. Зайдя в лавку, неспешно изучил полки, после чего вышел к досаде приказчика. Пока разглядывал ассортимент, решил зайти на рынок и продолжить убивать время там. Там была вторая серия. Чуть ли не все поглядел, потрогал, попробовал, с продавцами поболтал. Покупал только разные мелкие вкусности, вроде орехов, каймака и прочего, которые между делом можно будет и съесть. Чего-то существенного я не выбрал. Продавцы и покупатели активно муссировали рассказ о погибшем пареньке. На выбор было четыре версии - вампир, самоубийство от несчастной любви, неудачно проведенный девушкой сеанс приворота, и месть на почве той же ревности. Правда, месть произошла через почти двадцать лет после того, как мать парня кого-то там отвергла и вышла замуж за другого. При этом рассказчица не исключала того, что отвергнутый мужчина был реальным отцом этого паренька.
   Что тут можно сказать: народное творчество! На скрипке или курае играть могут немногие, петь - тоже. А вот художественный бред нести способен почти каждый. А часть людей не только способна, но и с удовольствием несет. Естественно, я народное творчество не опровергал, только разок попросил уточнить, а для чего реальному отцу своего сына убивать. Ну, отомстить, сорвав свадьбу изменившей девушке, даже убить счастливого соперника-это я еще готов представить, отчего делается. Не оправдать, а хоть понять мотив, для чего это делалось. В случае детоубийства - и говорить не о чем. Бабенка долго не задумывалась и ответила, что этот отвергнутый с детства отличался тем, что сначала сделает, а потом подумает, что это я сделал. Наверное, она его сестра по крови. Он не подумает, а сделает, она же - не подумает, но скажет. Так вот вскрываются тайны в Уржуме. Я старательно тратил время на ерунду, и оно тратилось, хотя и медленнее, чем хотелось. Но обеденный час близился. И наконец-то настал. А вслед за ним время послеобеденного сна, на который я сильно рассчитывал. А сна все не было и не было! Как будто я кофе все утро в себя лил, словно он вода. Мучительные попытки заснуть длились часа полтора, после чего я понял, что ничего у меня не выйдет. Тогда сел и задумался: что делать дальше, точнее, куда податься? Гулять, зайти в комендатуру, самому искать вампира по закоулкам? Откровенно говоря, ничего этого не хотелось. Хотелось оказаться дома. Или, по крайности, среди цивилизации. Обрыдло. И от тоски и обрыдания сделал я все, что надумал. Сходил порт, увидел пустые причалы, походил меж ангаров в надежде наткнуться на след. Потом посетил комендатуру. Услышал, что все без изменений, но меня позовут, ежели что... И еще посетил несколько проулков. Везде результат был такой же. А именно - никакого. Пора смириться и перестать дергаться. Пора бестрепетно принять результат... И я его принял. Вернулся в гостиницу и там провел время до сна. Удалось написать пяток строк, потом я их зачеркнул, лист скомкал и выкинул. Затем подумал и написал четыре строки, почти повторяющие выброшенное, но чуть другими словами. Подумал, начал писать следующую и зачеркнул. Как-то не получалось. Но ничего. Час нечисти настал, можно и ложиться. Да не постигнет меня смерть во сне в этом городе. И сон пришел. Во тьме и каком-то холоде, в каком-то пещерообразном зале. Или просто зал был огромен, но совсем не освещен, и только стеллажи угадывались во тьме, как некие сталактиты и сталагмиты. Оттого казалось, что во тьме лежит некий причудливый зверь. Не то дракон, не то водяной конь, если он способен вплыть в пещеру. Тихо лежит себе, не дышит, не фыркает, но он тут. Мерные шаги, левой, правой, левой, правой. Он не мертв, он не ест, не дышит, но звуки его сопровождают. Как жалкие остатки прежней жизни средь торжества смерти. Ему не нужен свет, он видит лаже во мраке и безошибочно находит нужное на полках, безошибочно кладет том на пюпитр и читает. Может, он видит текст и без света, может, он знает его наизусть. Мерный, скрипучий голос, никаких змоций, никаких модуляций. Словно работает механизм часов, повернулось колесо, сжалась пружина, молоточек стукнул в нужное место. --Жизни нет. Каждый шаг жизни - это стадия смерти. Смерть продолжается и за порогом того, что трепещущие людишки называют смертью. То, от чего у них скисает молоко в грудях и останавливается дыхание. Он не ведают, что такое быть в НАСТОЯЩЕЙ СМЕРТИ.Которая только истинно реальна. Следует сказать больше- даже Повелители Ночи не знают всех глубин ее, хотя они прошли намного дальше, чем прочие , по ее пути. Пройдя Ритуал Вечной Ночи, они все же сохраняют иллюзию прежней жизни. Темнеет их кожа, усыхает плоть, теряются голод и жажда, но остаются страсти и иллюзии. Они не готовы отринуть жизнь и стать самою смертью. Они цепляются за иллюзию жизни. Потому что смерть видится им как какой-то непознанный ими вариант жизни, в которой они найдут то, чего не хватает им в отброшенной иллюзии жизни. Вместо того, чтобы отбросить ее ,они заменяют иллюзию на иллюзию. И даже в Смерти они сохраняют частицу жизни. Далеко не лучшую часть. Кто, взглянув на гробницы древних королей и недавних баронов вспомнит страсти, бушевавшие в сердцах, что истлели годы назад? Никто из ныне живущих. Сейчас еще находятся книжники, способные прочесть надписи письмом ирриан. Завтра никто не скажет, что за знаки высечены на этой плите, и отчего в королевстве Гмелин короли носили двойную корону. Память об этом превратилась в прах и сдута ветрами. Памяти нет. Есть только память Великой Пустоты. Оттого и будет жить вечно не бог, не эльф, не маг, а я, Ис - Винир, которого нет. Я оставил пустоту на месте Лесного Хребта и никогда не возродятся города этого герцогства - ни Ильден, ни Арвинд, ни Гуэст. Сады Арвинда зарастут сосной. На месте Звенящей Пущи не будет расти ничего. Только пыль. И пустошь. Пустота да пребудет вовеки. Я тоже стал прахом и соединился с землей и водой. Но мне тоже не суждено стать Повелителем Смерти. Оттого, что я не отрешился от страстей и иллюзий жизни, которую некогда отринул. Потому мой голос звучит из этой книги для тебя, который возжелал того же.Но еще раз говорю тебе, прежде чем замолчать: ' Очисти себя от всех страстей, и ты достигнешь искомого - ты познаешь Истинную Смерть'. Негромкий хлопок закрытого переплета. Негромкий стук переплета о пюпитр. Негромкие шаркающие шаги дальше во мрак. Тьма уходит во Тьму. Мрак становится непереносимым, словно он выпадает на меня хлопьями, как выпадает сажа из огромного пожарища или мокрый снег. Я прямо физически ощущаю это давление мрака. И в этом мраке, как надежда на выход к Свету, начинает звучать песня. Негромкий мелодичный женский голос, под гитару: --Из древних вересковых чащ повеет колдовством, Дорога выведет, крутясь, в пещеры под холмом. Совсем ненадолго, но песня прозвучала и не дала умереть надежде.
  Сон погас и до утра я спал вполне мирно, и, проснувшись, не забыл увиденного в нем.
  И было мне над чем подумать, поскольку я ощущал минимум двухслойность сведений во сне. Но вот как отделить один слой от следующего? Вот этим - то я и занимался с утра. Выходило, что на вампира выводили сведения о вереске, изгибе(или изгибах) дороги и пещерах под холмом. Не могу исключить, что часть сведений к кровососу не относится.
  А вот о великой пустоте, о слиянии со смертью, истинной смерти - что-то это напоминает. Видел я в молодости один трактат из тех, что черный переплет получают, и про именно такие вещи. В Твери этого трактата нет. Надо будет в Казани посоветоваться с Кириллом, а может, и со Сфинксами. И, может, даже сам трактат поискать в библиотеке магического факультета. В Казани она пороскошнее, чем в Твери или Ярославле. Если же там не найдется, надо попробовать поискать еще в Нижнем. Кое-что обнаружилось из прежде узнанного, но сочтенного не очень нужным. Ис-Винир и его 'подвиги', и трепет эльфов. Возможно, у эльфов есть пророчество о повторении Ис-Винира в более позднем личе. А их не так много, чтоб счесть уничтожение еще одной Пущи допустимыми потерями. Вот еще один вопрос к Кириллу и его подающему надежды студенту-полуэльфу: что еще интересного можно узнать про давние дела Ис-Винира. И возникают некоторые вопросы к эльфам Закатной Пущи. Если Ис-Винир - это такой древний ужас эльфов, от упоминания о котором у них начинаются кишечные колики, то почему они поддержали Ашмаи? Злоба на пришлых затмила голову? Или они надеются, что долгая жизнь даст им возможность переиграть лича, или Ашмаи истлеет раньше их? Вот это оптимизм у архонтов! Хотя, может быть, все проще и гибель Звенящей Пущи - это тоже грязная игра древних архонтов, за что они справедливо презираются и людьми, и здравомыслящими эльфами? Так же, как их интимные пристрастия?
  Это все придется отложить в уголок памяти и проверять снова. Эх, сколько там всего лежит, в том уголке...
  Пора вставать и идти. Сначала чай, потом комендатура. А если повезет, опять будет 'Ивашка под простоквашкой'...
  Как я пил чай, в памяти практически не отложилось. Одно могу точно сказать, что язык от скоростного питья горячего чая малость пострадал. А дальше я и оба здешних 'недреманных ока' размышляли, какие места подходят под описание из песенки. Как целиком, так и частично. То, что не все совпадет, стало ясно сразу, потому что в окрестностях не было пещер. И вообще в ханстве нет пещер в северной части. Есть они вдоль Великой, возле Камского устья, но не в окрестностях Уржума. Но здешние обитатели не знали и об озере, на котором я побывал. Поэтому я мягко намекнул, что возможно существование пещер, о которых знают только немногие, вроде охотников. И предложил побеседовать с содержащимся здесь в узилище охотником, который ждет суда за ранение ножом. Его, кажется, прозывают Сироткой или наподобие того. Думаю, что он, в ожидании возможной виселицы, будет пооткровеннее и поделится сведениями охотнее. Но- если пещера действительно существует. С мнением согласились, но надо было дождаться кади. А его ждали часа через два. Мы продолжили думать дальше. Заросшая вереском пустошь на месте вырубленного леса была выше по течению. Имелся там и холм, дорога вокруг него и возле него сарайчик, которым уже давно не пользовались. Имелось еще два частично совпадающих по описанию места. В одном случае холмов не было, а в другом случае дороги поблизости тоже. Мы переглянулись и решили, что Сиротка должен ответить еще на пару вопросов. Времени до прихода кади было еще много и я попросил уточнить, а как нам быть в форсмажорном случае. Вот, к примеру, окажется у вампира револьвер, и решит он отстреливаться от нас. Имеем ли в этом случае мы право, скажем, тот же сарай подпалить, чтоб не мучиться со штурмом?
  --Имеем. При штурме строения, что использует враг ханства, мы стеснены только вредом для невиновных людей. То есть не должны страдать соседние дома, где живут добрые подданные ханства. А сам сарай с врагами - имеем право.
  --Подожди, уважаемый Михаил, это все относится к случаю, если владелец дома злоумышляет против ханства. Тогда ему гореть или нет - решаем мы. А тут вампир в чужом сарае, владелец которого зло не творит.
  --Вообще-то да. Правильно. Хотя сараю тому лет тридцать и лет двадцать в него только от дождя укрыться заходят. Кто его владелец - никто уже не помнит. И хозяин его забросил. Может, к нему уже можно применить закон о брошенном недвижимом имуществе и земле?
  --Раз мы уважаемого кади ждем, так можно его спросить будет. И миттахи-фирман получить от него.
  Миттахи-фирман-это, если не путаю, разрешение на вторжение в дом и на участок без согласия владельца. Но обыск этим фирманом не разрешается. То есть если с ним в дом зайти и увидеть, скажем, чеканку фальшивых денег, то арестовать фальшивомонетчиков можно, можно их застрелить, если они попытаются сопротивляться, но обыскивать нельзя. Потому, если так произошло, то всех подозреваемых в преступлении укладывают носом в пол и там они лежат, пока гонец не принесет разрешение на обыск от судьи. Но кади такие фирманы дают охотнее, чем разрешения на обыск. В старые времена мне один казанский полицейский рассказывал такую вот историю - он с фирманом пришел в дом к подозреваемому в убийстве и обнаружил, что тот собирается сбежать из города. Это было нарушение постановления суда о запрете выезда до окончания разбирательства, потому полицейский его арестовал и повел в отдел. А обыскивать он не имел права, поэтому он вел возможного убийцу и все время следил за ним, не достанет ли задержанный из кармана пистолет. Пока он довел до места, то чуть ли не облысел от переживаний. И таки да, пистолет лежал в кармане убийцы( потом это было доказано, что он убил). Слава богам, что убийца струсил и не стал дважды убийцей. Но...в каждой правоохранительной системе свои чудеса творятся. Я бы тоже кое-что мог рассказать, но умолчу из соображений лояльности.
  Дальше обсуждали разные технические вопросы-на чем поехать, сколько людей с собой взять. Потом хозяева кабинета разделились и пошли по разным надобностям. Один - к коменданту за машиной и подкреплением, другой к кади .
  Меня вежливо попросили погулять, пока они решают текущие вопросы. Справились они за полчаса с небольшим, причем коменданта уламывали дольше. Кади все сделал минут за пятнадцать, а Сиротка отверг наличие пещер поблизости от города. С местами поиска он согласился. Он еще назвал пару мест на другом берегу Нократа, но это пока подождет.
  Меня подбросили в гостиницу, где я переоделся под стать приключению в полях, вооружился до зубов и собрал в сумку всякого нужного на тот случай, если задержимся вне города. Охотничья команда собралась представительная. Трое в черном( два подпоручика и солдат сопровождения мага),шестеро гарнизонных солдат, примкнувший к ним доброволец с собакой, гость из Твери, 'копейка', 'козел', пулемет МГ. Кстати, мне в отличие от Самары никаких бумаг не выписывали и к присяге не приводили. Только показали меня солдатам и сказали, что я свой и с ними. Вот так - к демонам на рога бумагомарательство.
  Меня и добровольца с собакой посадили в 'копейку', а трое в черном и солдатик-шофер поехали в 'козлике'. Так что я смог поближе рассмотреть пулемет и погладить собаку.
  Поскольку стоял день, то прорыв вампира из сарая и попытка скрыться по открытой местности кончилась для него бы печально. Так что он мог скрыться только в какой-нибудь норе под сараем. Или удрать порталом. Последний вариант был самым неприятным, оттого был извлечен из кладовой казенный амулет с функцией блокады порталов. Поскольку у казенного амулета имелись ограничения по дальности действия, надо было оказаться у сарая раньше, чем вампир захочет удрать через портал. Иначе нам достанется в качестве трофея только то, что он забудет в своем логове.
  Судя по описанию и карте, холм находился в версте от дороги. Местность от дороги до холма была открытой и заросла вереском. На одном из участков начали высаживать сосны вместо срубленных десяток лет назад, но большая часть все еще была пустошью. А сосны еще тоже были совсем маленькими. Холм тоже был голым. Сарай находился под его крутым склоном, оттого с дороги его было совсем не видно. К холму от проселка отделялась тропка, которая огибала его, подходила к сараю и шла дальше, куда-то на запад. За тропкой опять было открытое пространство, но поменьше, метров двести, после него начинался сосновый лес. Сарай был дощатым, построен неизвестно когда. Когда рубили лес, то лесорубы там держали инструмент и отдыхали. В каком состоянии сейчас сарайчик - неизвестно. Может, он и завалился. Дверь была направлена к тропке, окон раньше не было. Но не исключалось наличие щелей или выбитых досок для обзора.
  Потому решили разбиться на несколько групп, доехав по дороге поближе к холму.
   Далее на дороге у машин остаются двое солдат для охраны. Два солдата (у одного снайперская винтовка) зайдут правее и будут держать под прицелом тропку возле сарая и путь отхода в лес. Это излишняя перестраховка, но вдруг у вампира есть сообщник или он рискнет на прорыв, закутавшись в плащ, и телепортируется из леса, вне зоны действия амулета. А все остальные, при пулемете и собаке, пойдут на холм и свалятся как снег на голову, активировав амулет возле него. У троих есть магазинные дробовики , имеются и зажигательные гранаты. Если кровосос захочет сопротивляться - до виселицы он не доживет.
  Поскольку инструктаж провели заранее, то задержек не было. Снайперская пара пошла чуть раньше, потому что им надо было делать крюк. Мы дали им фору, затем двинулись и сами. Доброволец Иван с собакой Тузиком лидировали. Тузик оказался спокойной, как двери, и молчаливой собакой. Без всякого поводка и управления им шел на пару шагов впереди хозяина, не летел ,как укушенный слепнем, и не гавкал. Иван сказал, что пес приучен лаять только при виде дичи. Пока дичь только в виде запаха - он не залает. Как только он белку завидит- то только тогда подает знать. Гм. Я встречал и другую систему обучения собак - собака лает все время, а, обнаружив белку на дереве, лает уже в другом регистре, отчего хозяин осознает это и готовит ружье к выстрелу. В цепь мы не разворачивались - мы же не на поле кого-то ищем и не зайцев загоняем. Кстати, а вот сейчас на зайца наткнемся - не выдаст ли нас Тузик лаем? Ладно, я тут не командую.
  Этим должны заниматься старшие по чину. А я пока шел, топтал траву и кустики, и думал, стоило ли брать второй кольт или нет? Поскольку его я не взял, то размышления о правильности этого шага и заняли время.
  Взойдя на холмик, мы остановились. Дальше план был такой: пулемет оставался наверху и брал на прицел сарайчик, а остальной отряд с двух сторон спускался к сараю. В одной группе было трое в черном, в другой я и Иван с Тузиком. Если сарай будет цел и молчать, то Михаил Каюмович должен потребовать от вампира выбросить оружие и сдаться во имя казанского правосудия. Если будет молчание, то для пробы обстреляем сарай. Дальше будем входить. Если будет сопротивление - действуем по обстановке.
  Пока все шло так, как планировалось. Пулеметчики выдвинулись к самому обрыву, а мы стали спускаться. Уже стал виден сарайчик. На глаз четыре на четыре метра, стены и крыша целы, дырки только кое-где. Дверь полуоткрыта. Тузик, которого познакомили с оранжевой тряпкой, напружинился, но голоса еще не подавал. Иван передернул цевье 'тарана', я тоже взял револьвер в левую руку, взвел курок пистолета. Мы несколько опережали вторую группу, им пришлось больший крюк вокруг холма делать.
  К сожалению, кровосос оказался ушлым типом и не дремал. Он сделал ошибку, не уйдя в портал сразу, как только увидел нас, но тут точно сказать, почему он не ушел, очень сложно. Может, портал привел бы его прямо на освещенную улицу, может, были какие-то другие ограничения. А сам он мемуаров со своей точкой зрения не оставил. Он только подпустил нас шагов на двадцать и начал стрелять. Иван прошипел собаке: 'Лежать!' и залег слева, а я свалился вправо. Перестрелка длилась недолго, в ней пострадал в основном сарай. С вершины ударил пулемет, в темпе высадивший в сарай ленту. Потом я заметил, что пострадал только угол, ближний к нам, откуда велась стрельба. Тот,со стороны которого подходили остальные - нет. И это было правильно, хотя не знаю, пулеметчикам это сказали заранее, или это они сами догадались. Вампир убрался из разбитого пулеметом правого угла сарайчика. И не заметил подхода второй группы. А она активировала амулет, а потом через обвалившийся угол крыши закинула в сарай две гранаты, после чего ворвалась внутрь. Порванный взрывами и выведенный из строя вампир был проткнут колом. И демоны изошли из него. После чего всех позвали в сарай.
  Итого потери - ободравший щеку Иван и я с ушибленной ногой. Неудачно падали. Впрочем, мой ушиб заслуживает упоминания только как факт - после таких ушибов мужчина выражается, трет место ушиба и продолжает прерванный процесс. Иногда ругательство повторяется - когда ушибся особо злостный матерщинник.
  Вампир оказался относительно молодым и по одежде сильно напоминал наемника из Гуляй - поля. Интересным было его вооружение - аж два 'чекана' и кривая харазская сабля. Вот сабли я у вампира совсем не ожидал. Видимо, сабля осталась у него как память прошлого, потому что она украшений не имела и магических вставок тоже. Интересно -отчего? Уже не скажет. И магических предметов у него было штук шесть - явно портальный амулет, такой амулет Кали, который я видел в лесу и которым пользовался в гостях у Не-Мертвого, и еще разная мелочь, не очень магически активная. Знакомого самарского шара не было, и я вздохнул спокойно. Вещей было тоже довольно много -два мешка. Один с заплечными лямками, второй без. А потом Тузик стал что-то вынюхивать в побитом пулеметом углу и даже лапой землю ковырять.
  Демоновы рога, опять кладбище будет! Солдатики с кислыми лицами достали малые лопатки и стали рыть. Я по доброте душевной вспомнил заглушающее запах заклинание и приготовился его использовать. Но это был не труп, а еще один мешок с вещами. Хорошо устроился! Потом началась рутинная работа. Принесли из машины фотоаппарат, засняли вампира, засняли его вещи, тушку левитировали, из карманов все вытрясли...После окончания фотографирования его вытащили наружу и сожгли. Плохо сгоревшая челюсть с вампирьими зубами пошла как вещественное доказательство. Да , в щечках опять было такое же проклятие, которое я сломал, показав мастер - класс местным дарованиям.
  Далее начали изучать вещи. В заплечном мешке имелся запас вещей наподобие солдатской выкладки: запасное белье, тапочки, фляга, котелок, полотенце, набор для чистки оружия, коробка патронов, немного консервов. Ну да, вампиры тоже кушают, одной кровью не обходятся. Четыре амулета там тоже были. То есть это его тревожный набор. Вскочил, подхватил и побежал. Второй мешок, который незакопанным был - это дополнительный набор вещей для него же: широкий плащ черно-серого цвета, широкополая шляпа в тон плащу, драная рубашка оранжевого цвета- та самая, чей лоскут остался на гвозде в заборе. Еще одна рубашка синего цвета, широкий тканый пояс, грязное белье, перчатки...А вот в свежеоткопанном мешке были вещи на человека явно меньше размерами, возможно, подростка. Или женщину с мальчишечьей фигурой, носящей мужскую одежду. Курточка с меховой отторочкой, не на сегодняшнюю погоду, скорее, на апрель. Вязаный шарф. Малоношенные эльфийские сапожки зеленоватой кожи. Белье. Книжка. А вот это интереснее - нетолстая, переплет черно-коричневый , с причудливым серебряным тиснением на нем. Текст рукописный, на квенья. Есть магический фон, видимо, это вот это причудливое тиснение так работает. Перевернул книжку, из нее выпал небольшой листочек. Язык незнакомый. Протянул Михаилу Каюмовичу - пусть поглядит. Вчитался в текст - квенья вполне доступный, и содержание знакомое: 'Поэма о любви Иримэ'. Ну, этой поэмою никого не удивишь. Это у эльфов произведение вроде наших стихов из школьной программы: ' Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца'. Еще эльфийский набор для письма и разная хозяйственная мелочь. Поневоле возникает мысль об эльфке. Но куда она делась? А есть у меня какое-то ощущение, что эта книга мне нужна. Да, у меня поэма есть в антологии, и есть ее перевод на старовилларский. И в ней самой ничего особо интересного нет. Школьная литература. Тот же Шекспир куда ярче писал в ' Ромео и Джульетте' про то же самое. Мы уже начинаем сворачиваться, так что пора продумать дальнейшую стратегию. Чтоб мои труды и утраты (три израсходованных патрона и ушибленное колено) были не напрасны и достойно вознаграждены. Предамся меркантильному анализу: вампир убит вне стен, и не мной одним. Награда сильно размывается, тем более я выполнял нужную и полезную, но вспомогательную роль. Если самарской полиции крыть было нечем, ибо мой вклад был основным, а они только помогали транспортировать, то здесь ситуация обратная. Но долю требовать надо. Это я 'безвозмездно, то есть даром' жизнью рисковал под землей и за Буем, а вот под городом я превращаюсь в жадного и корыстного типа. В городе я еще хуже, так и готов выдрать последние деньги у городского самоуправления или полиции.
  В данном же случае имеет смысл заявить о вознаграждении в виде части трофеев: ну, скажем, опять 'чекан'. И, пожалуй, вот эту книгу, на которую глаз сам ложиться. А что -это мысль! И в деньгах не накладно городу Уржуму и власти в нем. Вот только книга...Они ж ее захотят исследовать, не таятся ли в ней секреты бытия. Ладно, будем пробовать. И израсходованные патроны не забыть!
  И содрогнулись люди в черном от моей неизмеримой алчности, и, потрясенные до глубины души, сразу же отдали три патрона, а насчет прочего, чуть придя в себя, ответили, что они начальство известят. По 'чекану' вряд ли вопросы будут, а вот с книгой-надо посмотреть. Вдруг чего там есть, кроме как про эльфийскую любовь-морковь. Тут алчный маг от них отстал и стал раздуваться от сознания собственного величия.
  Мы собрали вещички и двинули к машинам. Предстояла недальняя поездка и писание многих бумаг. Это предчувствие сбылось полностью. Писал я и до обеда, потом поел и после две бумаги написал. Зато мне вручили еще одну бумагу, для Бердышова, о моих подвигах в помощь правопорядку в Казанском ханстве. Это согрело душу. Но тут такой еще момент-сегодня четверг, а завтра прибудет караван. Если все будет нормально, то послезавтра я уеду. И вот хотелось бы, чтоб вопрос с книгой и револьвером решился пораньше. Я поочередно отловил Якушева и Михаила (забыл его фамилию) во время их перебежек из кабинета в кабинет и опять ознакомил с темными глубинами своей алчной и нетерпеливой души. Алчность и на востоке нередка, а вот нетерпеливость нетипична, ибо дюжинный житель востока живет и трудится так, как будто он будет жить вечно. Потрясенные темными безднами, они обещали, что с книгой разберутся к завтрашнему обеду. С револьвером может решиться и раньше, но лучше мне подойти тогда же по обоим вопросам.
  Я пошел в гостиницу, по пути размышляя, для чего я сворачивал мозги неплохим людям. выдирая из них самый ходовой револьвер, которых у меня и так три штуки. И которыми я не пользуюсь. Самарский с прошлой осени я только пару раз почистил. Темны глубины душ, ох, темны...И живут в них разные чудовища.
  На сегодня мне приключений хватит, вот сейчас себе куплю чего-то на ужин, заплачу за номер до субботы и вообще больше никуда не пойду. А что буду делать до сумерек? А сделаю из пяти вчерашних строк десять. Или меньше - как получится. nbsp;
  Вышло даже больше, почти три страницы, это без учета двух исчерканных и выброшенных. Результат понравился даже мне, и я очередной раз за день возгордился собой. Погордившись, я обнаружил, что время позднее, пора на боковую. А утром обитателей черных бездн моей души ожидает сюрприз. Какой- они увидят утром и не обрадуются.
  Утром я выпросил у портье небольшую тачку, которой они пользовались для разных хозяйственных нужд, и поволок ее на базар. Сюрприз ждал не только земноводных обитателей бездн, он ждал и жителей этого богоспасаемого града. Трехместная лодка, малость попорченная, но заклеенная - задаром! Лодка малая, на одного человека-за один рубль! Весло, ремкомплекты, резиновые мешки, насос и всякое такое - за стакан чаю! А можно и даром!
  Жаба сразу выпала в осадок и ничего сделать не смогла. Обыватели ходили вокруг меня, офигевали, переспрашивали и снова проходили мимо. Так я стоял почти час и мне это надоело. Пора было чай пить, а тут они жмутся, как невеста перед венчанием! Разорятся, блин! Я громко заявил, что сбрасываю цену, и все пойдет за стакан чаю! Народ офигел еще больше, но не подходил.
   Чтож, сейчас будет самое яркое в спектакле.
  --Ну что, жители Уржума, не в силах поверить, что так дешево бывает? А теперь дальше не верьте! Я отсюда ухожу и все здесь оставляю! Хотите - берите, хотите - дальше пугайтесь и вокруг неделю ходите! А я пошел!
  Пихнул лодки сапогом, подхватил тачку и двинул к выходу. И за спиной была тишина.
  Так я встал вровень с двоюродным дядей, оконфузив базар по самое некуда. А мне легко было, и земноводная тварь тихо молчала в глубине. А что ей сказать-то? Я это обещал и сделал, чему свидетели весь пантеон, хоть светлый, хоть темный. И дополнительно - мне эту кучу тащить в караване и за нее платить. Так что выйдет так на так - плата за место груза в караване, плата за место багажа на пароходе из Казани вверх потянут не меньше, чем я выручу за продажу. А принципиальная нужда в лодках прошла. И, как уже говорил, без неотложной нужды я больше в резиновую лодку не полезу.
  А теперь я гуляю до середины дня, когда дел сразу резко прибавится. Оплатить место , купить чего-то в дорогу, закончить дела с комендатурой... И самое главное- собраться. Я дотащил тачку до гостиницы, с благодарностью вернул ее. Каравана еще не было. Поскольку бумажные формальности могут затянуться, я решил пообедать пораньше. Чтоб сидеть, ожидая, и не давиться голодной слюной при этом.
  Проявив похвальную предусмотрительность, я ожидал длительного сидения под кабинетом. Но этого не случилось. Просидел я всего пяток минут, а потом меня пригласили внутрь. И Гумер с Михаилом от имени комендатуры, суда и себя лично поблагодарили за сотрудничество и помощь в поддержании правопорядка. Далее было вручение трофеев и подарка. Зная, что я собрался уезжать с караваном, они организовали передачу мне курьерских функций по передаче пакета с документами в Казанское управление. А курьера с документами караван везет за казенный счет. Ай да молодцы! Огромное спасибо им! А извозчик по Казани мне куда дешевле обойдется. Необходимость уничтожить пакет в случае опасности для него - это мелочи. А все остальное в плюс. Мы посидели довольно долго за чаем и сладостями, поддерживая интересный разговор и воспоминаниями делясь. В качестве прощального подарка я поделился с Михаилом обезболивающим заклинанием, когда-то показанным мне в отряде моим коллегой Арреном.
   Вдруг придется кого-то спасать.
  Я отправился в 'Гостиный двор' и застал там караван. Сегодня прибыли пять машин, четыре из которых загнали во внутренний двор. Пятая стояла снаружи, и сейчас с нее что-то сгружали в 'копейку'. Караван - баши был занят и освободился часа через два - вот так, недолго сидел в комендатуре, зато здесь подождал. Но я тут не сидел в коридоре, а был у себя в комнате, периодически проверяя, свободен ли он. Затем мы встретились.
  На сей раз это был другой человек. Звали его Рауф, и был он на редкость немногословным. Бумагу прочитал, сказал, что завтра отправляемся в двенадцать, мое место будет в третьей машине. Водителя зовут Никодим, его предупредят. Все, до встречи.
  Он, видимо, где-то повоевал - на лице шрам слева, в виде 'гусиной лапки', и когда встает и садится, левая нога плохо сгибается в колене. Конечно, такие повреждения могут быть и при автомобильной аварии, но я думаю, что нет. Он напоминает мне некоторых командиров, с которыми я сталкивался по службе. Среди них культивировался именно такой стиль поведения.
  А мне теперь надо ревизовать свои запасы, решить, что еще надо купить, и сложить все ,что не требуется утром для приведения себя в порядок. Завтра также придется рано пообедать. Но это не столь неприятное занятие.
   Так что вечером у меня было занятие по сборам и укладыванию вещей. Результате утреннего спектакля на базаре и утраты карабина у меня остались только два места багажа. А, еще был подарок мотора и канистр на причале и оставленная палатка. Так что я собрал эти два места и для ношения с собой приготовил ту самую купленную сумку. Туда пойдут остатки пайков и разное мелкое на дорожные надобности. И сегодняшняя книга. Покручу ее в руках - чем-то она меня привлекает. Может, удастся понять, чем именно. Попытался заштопать носки, но решил это крайне ответственное дело отложить на пароход из Казани. А теперь завершающий аккорд: чистка оружия. Но чистил я только старое оружие. Новообретенный 'чекан' поглядел и отложил - вроде как все работает. Тогда пусть лежит, чтоб был.
  Гм, а что если его предложить Кириллу? Он, конечно, оружие не любит, но вдруг передумает? Будет у него лежать в доме на случай форс-мажора. Может, и в экспедицию его возьмет. Так и запишем. Не захочет - украсит револьвер внутреннее убранство моего шкафа. Там ему будет с кем поболтать. Убрал из жилета патроны к карабину, долил флягу, завел будильник. На сегодня хватит. Всего. Даже снов не надо.
  Но сон-таки был. Тоже привычный- я хожу по болоту, по мокрому лесу и прочему безотрадному пейзажу и взбалтываю ногами болотную жижу. Только я и унылое болото с унылым лесом. Утомительно, но не смертельно опасно. Отходил ночь по дарованному богами сну и проснулся за секунду до звонка будильника.
  'Сон - не жизнь. Снилось - и забыл'. Так сказал древний поэт в Старом мире, и его совету я и последовал. А что там другой древний поэт говорил про необходимость умываться по утрам? Да, был и такой. Видимо, тогдашним пришлым надо было подробно разъяснять, что это надо делать. Жаль, нет у меня настоящего поэтического таланта. Написал бы великую поэму на вилларском языке, призывающую к соблюдению гигиены, и издал бы.
  Может, часть аборигенов последовала бы этим советам. И меня бы помнили не только как избавителя от похмелья. Мечты, мечты...
  Я быстро спустился вниз и оплатил номер за последние сутки. Во дворе водители уже возились возле машин. Нашел Никодима, представился ему и сказал, что буду ехать с ним. Никодим оказался мужчиной моих лет, только носившим бороду. Я тоже думал отпустить бороду, но отказался от этой мысли - борода быстро седеет и старит носителя. Если б я, как гном, носил ее с тех пор, как она отрастать стала, то куда уж деваться? Так бы и носил дальше. Сначала была она б куцая, потом седая, так вот отражая мой жизненный путь.
  Сейчас на очереди чай, потом куплю в большую оплетенную бутыль квасу или компота в дорогу. Потом вещички занесу в машину, и тогда останется часов в одиннадцать профилактически пообедать и стоять возле машины, ожидая команды трогаться.
  Уже стоя возле грузовика, я подумал о том, что все время в Уржуме и окрестностях стояла хорошая погода, отчего проблем с дождиками и не было. Наверное, это было излишним. С каждым километром на юг погода прямо таки начала сереть на глазах. Стало давить на голову, обещая близкий дождь. Мы ехали прямо навстречу дождю. Сегодня будет ли он - только боги знают, а вот завтра дождь будет обязательно.
   Мы с Никодимом немного поговорил о наших семьях, потом как-то устали, и каждый стал размышлять о своем. Я лично сначала подумал об оставленном сзади Уржуме . Покидание этого города отчего-то не вызвало у меня сожаления. Да,там мне встретилось несколько хороших людей, помогших мне в моих трудах и заботах. Ничего плохого мне никто не сделал( естественно, за исключением слуг Не-Мертвого). Но хотелось скорее покинуть Уржум. А если бы я смог это сделать раньше субботы - да с превеликим удовольствием!
  На сегодня здесь мои дела сделаны, и, будем надеяться, дорога Снов не приведет меня сюда снова. Так что я могу уже подумать о предстоящих делах. В качестве награды себе за подвиги я решил сделать небольшой подарок. А именно сделать новые щечки на пистолете и револьвере. Чтоб они выглядели оригинально и тешили мое эстетическое чувство. Как явлюсь в Тверь, закажу по новому комплекту их, только одна щечка будет черной или почти черной, а вторая- белой. То есть будут два моих любимых цвета из четырех, и все получится оригинально. Черные сорта дерева нередки, есть и темные сорта кости. А вот белую щечку, скорее всего, придется делать костяную. Хотя, может, и удастся подобрать белую древесину. Есть серебристые деревья из эльфийских пущ, есть очень белые сорта березы. Прикосновение кости к ладони мне не нравится, оттого я и всегда предпочитал деревянные щечки костяным.
  Потом я стал размышлять о названиях для озера и Забуйки, и вот тут размышлений мне хватило аж до самого Малмыжа.
   Выйдя из машины, я размялся и оценил, что на этот раз поездка на "Лейланде" прошла успешнее. Спина уже так не реагирует. Красота! Значит, завтра, в Казани, не паду как сноп на кровать.
  А дождик уже почти тут. Грозовая туча поудобнее устраивается вокруг города, на голову давит даже сильнее. Но мы уже на постоялом дворе "Шошма" и сегодня дальше не поедем. А на этом постоялом дворе все под крышей. Даже к туалету ведет крытая сверху галерея . Спасибо хозяину за такую заботу.
  Дождь начался через час с лишним, постепенно набирая силу.
  Под крышею дождь не страшен. Конечно, завтра он ехать помешает, но ...это все будет завтра. Завтра и будет эта забота о дожде, о дороге, о видимости...
  А сегодня посижу немного в общем зале, послушаю народные байки, а затем пойду спать. По озеру и реке я так и не пришел к окончательному мнению, значит, придется думать об этом завтра. Потому что к Казани надо уже сформулировать свое решение, ибо подавать прошение куда-то наверх нельзя, если еще сам не решил, чего ты хочешь.
  Водители и охранники рассказывали о сложных поломках, которые приходилось исправлять чуть ли не голыми руками, о налетах банд, чудовищах из Дурных болот, о странных обычаях аборигенов. Я слушал, прихлебывал чай, морщился от табачного дыма. Ветер ломился в окна, барабанил дождь по стенам и стеклам...Знакомая картина. Это я видел в отряде, в пиршественной зале барона Итена, в других местах. Многое повидавшие люди рассказывают о том, что повидали. А новички, раскрыв рот, слушают, периодически выдавая реплики: 'Да неужто? Прямо поперек треснула? Демоны побери!' Вранья тут не бывает. Случается некоторое приукрашивание, в воспитательных целях, если тут присутствует молодняк. Или бывает, что соединяют одну историю с другой, красного словца ради. Реально крутой охранник не будет рассказывать про то, что голыми руками уложил десяток человек из банды. Может сказать, что двоих, вместо реального одного. Люди-то вместе с ним тоже участвовали и поправят, если впал в бессовестную трепотню. А когда идет легкое украшательство, они только хмыкают, но молчат. Ибо им тоже может завтра потребоваться покорить сердца дам своими подвигами.
  Наконец, табачный дым мне надоел, и я ушел. Да и поспать надо. Подъем по плану в семь, в восемь отъезд. Если все будет хорошо. Поставил сторожки на окно и дверь, ибо токмо бес подкаменный ведает, сильно ли в этом городе шалят всякие чуды. Значит, надо беречься. Оружие - рядом, завожу будильник на полседьмого (чтоб не толкаться поутру) и спать.
  Спал я плохо, много раз просыпался, а когда очередной раз заснул- зазвонил будильник.
  И снилась какая-то утомительная дребедень, которую даже сложно вспомнить. Да, она была, но пойди ж вспомни, что там конкретно было. И всю ночь барабанило в окно. Э, как бы сейчас не буксовать на мокрых местах пришлось. И не подкладывать хворост под колеса. Умывался я и пил чай с такой жуткой зевотой, что летай вокруг летучие мыши - точно бы какую - то съел. А, может быть, и воробья. Допив чай, осторожно вылез в дверь: капает, но не очень сильно. Небо темное, поэтому добавка дождя будет. Лужи стоят, но тут, в гостинице, грунт хорошо укатанный, так что о дороге судить очень сложно. Поедем и увидим. А вот и Никодим идет за чаем.
  --Доброе утро!
  --Доброе утро, Юрий! Как спалось?
  --Спасибо, отвратительно. Не сильно лучше, чем если бы вообще не спал. Но меня больше дорога беспокоит - не размыло бы.
  --Не первый раз, продеремся. Раз от Малмыжа до Казани волоклись трое суток, но ничего, добрались. Правда, это в сентябре было.
  --Небось, все кусты и елочки на подстилку тогда перевели?
  --А тож! И радиаторы текли, и камеры рвало, и одна 'копейка' с холма кувыркнулась. Только эльфы в гости не являлись, а так все было.
  --И эльфы здесь бывают?
  --Нет, это я так, к слову. Хотя и с ушастыми дело имел, когда в егерской бригаде князя Алексея служил. А здесь их нет. Еще со времен хана Шагина. Зато хватает кишкомотов из соседних государств. И свои фрукты-яблочки белого налива.
  Тут тоже надобно пояснять. Кишкомоты - это такая страшилка про ужасных кочевников. Якобы они, упившись перебродившего кумыса, баловались таким издевательством над пленными: живот разрезали, кишку прикрепляли к стволу дерева или кусту и заставляли несчастную жертву бегать вокруг дерева, пока кишка на ствол намотается, а человек не упадет. Как всякий здравомыслящий человек даже без знания истории может догадаться, погонять так человека невозможно. Если не пользовать ужасной силы магию или ужасной силы наркотики, да и то сомнительно. Тем не менее, страшилка жива до сих пор, правда, чаще кишкомотом называется тот, кто кому-то мотает не кишки, а нервы: от зануды - чиновника до капризного ребенка.
  В истории известен только один похожий случай: в ныне не существующем графстве Вайу лет за сто пятьдесят до Воссияния Звезды казнили двух мятежных баронов, во время мятежа убивших беременную жену графа. Граф и приказал их распять на воротах замка и медленно тянуть кишки из живота. Впрочем, он недолго выдержал это зрелище, сблевал и приказал добить баронов. Собственно, он после того прожил недолго. Пытался на медвежьей охоте взять матерого медведя одним кинжалом. Дозволенная его верой форма самоубийства.
  'Яблоки белого налива' - это казанские сторонники Кали, так их с издевкой называют, хотя они, как им и положено, в черном ходят. Последние лет двадцать периодически случаются их явления на южных и юго-восточных границах ханства. Исповедуют эту веру больше казанские подданные из аборигенов. Когда они Черной богине жертву приносят в пределах своего города, то они ее душат и стараются тело скрыть с глаз. Но, собравшись в группу, они выходят на большую дорогу и там устраивают что-то вроде филиала мясной лавки. Об этом я слышал, потому спросил Никодима, видел ли он такое. Он ответил, что да. И лучше бы ему этого никогда не видеть. Немногим лучше того, что эльфы делают с пленными. А вот про это мне тоже можно не рассказывать. Это уже я сам видел. И тоже- лучше бы мои глаза на это никогда не глядели.
  Прозвучал сигнал к отправлению. Что путь грядущий мне готовит?
   Он приготовил длительное движение на малой скорости по грязи. Вместо приезда вечером в Казань мы еле доползли до Арска и стали искать пристанище на ночь. Наконец, судьба начала слегка улыбаться нам и с ночлегом проблем не оказалось. Да и люди сказали, что за Арском дорога получше. Ехать уже не так много, но не в ночь же ... Но ничего, если дорога действительно дальше получше, то утречком мы вполне можем справиться часа за два. Тьфу - тьфу, чтоб не сглазить!
  Утро было типичным утром понедельника, когда с утра приступаешь к работе, как следует не отдохнув за выходные. И тихо мучаешься, заваленный потоком дел, которые валятся на тебя, словно специально собираясь тебе в досаду. Я снова не выспался, но тихо терпел, ожидая конца поездки. Рассказчики в Арске не обманули, дорога была в хорошем состоянии, потому мы, наконец, двигались с нормальной скоростью. Задержка вышла только на Северных воротах, куда кроме нас набилось много желающих на въезд. Простояв с полчаса, я решил сделать финт. Попрощался с Никодимом, взял из кузова свои вещички, навьючил их на себя, чтобы освободить правую руку , и отправился штурмовать шлюз-проезд. Пакет в службу безопасности ханства должен был служить стенобойным орудием. Поэтому я опередил караван и оказался внутри города минут за десять. Оно, конечно, лучше бы было попасть сначала в гостиницу, где сбросить лишние вещи и лишние стволы, слегка почистится, а может, и поспать, а только потом...Но дело прежде всего. Оттого я сразу же за воротами отловил такси и прибыл куда положено. Люди мне помогли, нечего их подводить. Выглядел я, конечно, не по - столичному, но делал бодрый вид и смущал своим походно-полевым облачением местных обитателей. Дескать, не забывайте, что не все по коврам гуляют.
  Сдав пакет и получив расписку о вручении, я смог покинуть это здание на улице хана Аспаруха. А вот теперь я свободен и могу распоряжаться самим собой. Могу даже петь и веселиться, но поеду в гостиницу. Здравствуй, 'Сары-Гюзель'! И прощай. Больно много в тебя набилось купцов на ярмарку. Куда ж деваться? И извозчик повез меня в гостиницу 'Аладжа'. В итоге я не прогадал ни в удобствах, ни в деньгах, только не получил морального удовольствия от пребывания в привычной обстановке. Что ж, 'Аладжа' - так 'Аладжа'. Что бы это ни значило( а я такого слова не знаю),буду жить тут. Баня напротив, сейчас кину вещи и пойду туда. А после... Правильно - посплю.
  А после сна перезвоню Кириллу и еще... Но все - после сна.
  После сна я встал с плохо работающей головой, но увы, это неизбежно. Когда я был молод и ни на что не жаловался, то дневной сон считал лишним. Прошли года и дневной сон или хотя бы сонливость во второй половине дня стали обыденностью. Вот поспать тогда - может и не выйти, но организм обязательно скажет про желание поспать. А вот если дело идет к дождю, то усилия по борьбе со сном прямо - таки становятся непреодолимыми. Потому, если я ничем не занят, то и не борюсь с подобным желанием.
  Ибо на борьбу тратится драгоценное время этого сна.
  А вот первый казанский сюрприз - телефон Кирилла весь вечер не отвечал. Неужели его опять запроторили в какую-то экспедицию? Вообще с его постом и занятостью можно было бы и уклониться, но он всегда любил поездки в поле. А я вот нет. Но почему-то ни меня не минуют. И как бы по возвращению меня не ждала в июле полевая практика со студентами. От нее меня могло спасти съедение обитателями казанских границ или призыв на службу. Поскольку от съедения я успешно уклонился, а призыва пока нет- надо морально готовиться к практике. Завтра с утра перезвоню на факультет и уточню, куда университет загнал Кирилла. А вот сегодня схожу на фильму. Надеюсь, она меня не разочарует.
  Фильма была совсем неинтересной, но я стойко досидел до конца. История купеческого семейства и борьба дочери за право выйти замуж не по расчету меня не взволновали, хотя в темноте зала и были часты всхлипывания сопереживающих дам. Вообще-то я готов посочувствовать героине, но не полтора часа кряду.
  Вечер этого понедельника закончился сеансом размышлений на тему: что мне нужно сделать в городе до того, как уехать.
  Дел набралось довольно много, но далеко не столько, как при движении в логово врага. Выходило так:
  1.Встреча с Кириллом.
  2. Общение с географами и подача прошения в ханскую канцелярию.
  3.Показ трофейной книги Сфинксам.
  4.Ремонт часов, искупанных в Буе.
  5. Покупка подарков семейству Марины за тяжкие труды по содержанию Левчика.
  Фактически пунктов еще меньше, ибо многие дела в университете решаются в один заход.
  Но вот до ханской канцелярии еще все же надо обдумать свои варианты названий. Я решил в Уржуме, что обдумаю их в дороге, но так не получилось. Вот их я и обдумывал, благо из-за дневного сна ночной сон наступить не спешил. Между делом придумался еще один пункт - привести в пристойный вид выходную одежду, чтоб ехать в ней на пароходе.
  Полевая одежда уже несколько нехороша, да и успела утомить. Когда я заснул - не знаю, но было стойкое ощущение, что за десяток минут до звонка будильника. Дальше будильник зазвенел, и я встал и поволок себя на нужные дела. Себя чувствовал, как будто контуженный, впрочем, это случалось не первый раз, оттого не страдал, а делал нужное. Голова же, как всегда в таких случаях, постепенно приходила в рабочее состояние.
  Когда же это наступило( а голова не очень торопилась),я пошел звонить на факультет. Увы, казанская власть таки собралась исследовать подводные чудеса Чебоксар, а Кирилл тоже захотел там присутствовать. Вроде я за ним не замечал страсти к плаванию и нырянию, но может быть, это не страсть к воде, а страсть к познанию? Как у истинного деятеля науки. Увы, я явно не истинный служитель науки, ибо предпочитаю искать где-то в сухом теплом месте, вроде архива или библиотеки, а не в зарослях укропа и водорослей. Правда, судьба это тоже понимает и регулярно не дает засиживаться в теплых и сухих местах.
  Итак, пора в университет, трепетно относящийся к ездовым ослам. Там я застрял надолго, поскольку был во многих местах, не исключая пивную, где Сфинксы после двух кружек каждый вертели книгу и думали, что в ней такого. Зеленому книга что-то напоминала, но ни он сам не вспомнил, что именно, ни пиво ему не помогло. Рыжий сказал, что он улавливает некое замкнутое на переплет заклинание, но оно ему непонятно. А сам текст у него вызывает только неприятные ассоциации с преподавателем, которого он не любил, а тот отвечал ему взаимностью.
  Что ж, не вышло. Я поставил гениям еще по две кружки и попросил, что если они до чего-то додумаются позже, мне написать. Адрес мой есть в редакции журнала. А воздаяние за мной не заржавеет.
  Это была неформальная часть. А до этого был рассказ в редакции про плавающую в реке интересную тушку, неясно кем убитую и про 'собачек'. Покойная тварь особого интереса не вызвала, ибо из Дурных болот выходят иногда такие соединения несоединимого, что очевидцы даже сомневаются, что они это реально видели, а не бредили. 'Песики' же вызвали шквал вопросов и сожаления в отсутствии снимков их. Пока мы договорились, что я набросаю статейку по ним и перешлю в редакцию. А пойдет она по 'Вестям с мест от корреспондентов'. Этот раздел читают практики, для которых важнее сама информация, а не ее оформление.
  Прибитую мною год назад тварь из Чебоксарских глубин, наконец, решились, как назвать.
  После долгих упражнений в конструировании слов пришли к мнению, что зваться ей Ityllia Chebocsaroviana S. Но от официального помещения в реестр решили пока воздержаться до результатов экспедиции. Очень многие считали, что это какая-то подводная нелюдь, а не нежить. Многие же спорили из-за родовых окончаний названия, ибо насчет пола твари остались разные сомнения.
  Герграфы мне подробно разъяснили, как составлять заявление о присвоении имен обследованному объекту. Сейчас я должен написать заявление в специальную географическую комиссию при меджлисе. Она постоянно не существует, а собирается по мере накопления таких заявок и сведений об основании новых поселений. Председатель ее пятый сын нынешнего хана, но он еще молод, потому фактически исполняет только почетное председательство. Как болтают злые языки, Усман туда направлен для закалки характера, ибо отец поставил ему условие, чтобы сын на заседаниях ни разу не отразил свои эмоции по поводу происходящего и также не показал безразличие к теме разговора. Иначе он не сможет руководить людьми, когда придет черед серьезных руководящих должностей. Те же самые языки болтают, что ему в будущем предназначен пост военного министра. Но до того момента юноша должен закалиться.
  Далее географическое отделение должно дать свое заключение, что на планах и картах нет других названий объекта, а Уржум - что этими объектами не владеет кто-то другой, ибо у владельца того леса(если такой существует) есть преимущественное право на присвоение названия. Еще платится гербовый сбор, но в данном случае он будет чисто символический, ибо пока эти места вне казанской юрисдикции. Вот если бы я захотел назвать ныне безымянный ручей под Казанью в свою честь, то сумма была бы весьма приличная, рублей четыреста. Ну да, тщеславие должно облагаться налогами. И гербовый сбор за границами человек оплачивает риском для головы. Был и еще один добрый совет - названия легче присваиваются, если в них отражаются славные для Казани и династии имена. Учту и воспользуюсь.
  Отягченный знаниями, я купил в лавке очень хорошей бумаги и чернил, чтоб составить прошение во всей бюрократической красе. А потом вспомнил, что есть здесь такая чайхана, где собираются писцы, набившие руку на составлении жалоб, ходатайств и прочем. Это бывшие чиновники, ушедшие на покой, но не утратившие страсти к покрыванию бумаги буквами. Если кто-то к ним обратился, то бумагу ему составят и даже надают советов, у кого из начальников какой нрав и кого как лучше склонить на свою сторону. Если же писать нечего, то они проводят время за чаем, нардами, кальяном и бесконечными разговорами о прежних временах, когда они...
  Как рассказывают, такие жалобы и прошения в департаментах являются предметом долгого обсуждения, кто из завсегдатаев чайханы их писал, на авторство заключаются пари, а старые работники после того долго обсуждают, что Сабир - ака еще тверд рукой и разумом, а вот Каюм - ака уже сильно сдал и начал делать ошибки...
  До вечера я еще смог сдать часовщику пострадавшую 'луковицу' и немного пробежаться по лавкам. Кое-какие мысли возникли, но я их еще планировал обдумать.
  Пока же я сидел в номере и набрасывал план ходатайства, а парадную одежду отдал горничной для глажки и наведения внешнего блеска. В университете можно ходить и несколько пренебрегая внешним видом ( среди ученых это принято и не осуждается ),а вот в канцелярии надо явиться при параде.
  В результате размышлений я решил назвать Забуйку и озеро по имени жены и дочери. Лес - в честь какого - то из казанских ханов. А в честь доброго человека с географического факультета, что мне все подробно растолковывал, тот холм, что перед лесом. Но оставался еще вопрос - в честь кого назвать озеро, а в честь кого - речку? Если подумать, то возможно, речка вытекает из озера. Тогда последовательность однозначна. А если нет? Я решил, что лучше озеро - в честь дочки, а речку - в честь жены. Поразмыслил еще и обнаружил душевное согласие с этим решением.
  Теперь надо выбрать нужного человека из казанской династии. Я стал перебирать известных мне казанских ханов и быстро устал. И отложил решение на утро - вдруг оно окажется мудренее. Наконец, можно даже предоставить решение на откуп самой комиссии, указав лишь что я желаю, чтобы объект назвали в честь династии ( тое-мое, зюйд-вест и каменные пули), а решение о подлежащем увековечению ее представителе передаю на волю Усмана-мирзы. Пусть потренируется в бесстрастности и беспристрастности. Эта идея мне понравилась, и я решил, что если утром меня не осенит, то так и сделаю.
  Утром великая мысль меня не осенила, и я отбыл в нужную мне чайхану. Чайхана как раз размещалась неподалеку от Дома Решений. Так называется новое здание, куда в Казани собрали все чиновничьи гнезда, кроме военного министерства, личной канцелярии хана и службы безопасности. Но, говорят, в канцелярии хана работает всего десяток человек - подлинные асы бумажных дел, которые в несколько секунд разбирают, что сделать с бумагой - оставить хану, чтоб решал только он или переслать в нужное чиновничье гнездо. Оттого буквально на третий-четвертый день проситель получает ответ - ваше обращение передано в такой-то департамент для решения вопроса по существу. Или: прошение зарегистрировано у его величества, номер его такой-то, решаться будет такого-то числа. Хан принимает решения по личным прошениям каждый вторник, изучает не более семи обращений за один раз. Вот как канцелярия выкручиваются, если хан болен и пропускает день приема - не знаю.
  Чайхана называлась 'Звезда Востока'- в честь гимна ханства. Описывать ее не нужно - видевший одну чайхану видел их все. Разница только в умении заваривать чай и чистоте.
  Зайдя туда я обратился к толстому одышливому чайханщику, спросив, где в этом почтенном заведении могут быть люди, способные очень красиво и доходчиво написать письмо для одной из ханской канцелярий( тое-мое зюйд-вест и каменные пули).Неохота повторять все эти восточные красивости, которые в Казани самопроизвольно вываливаются даже из неболтливого человека.
  Чайханщик предложил мне присесть, а он пока найдет мне нужного человека. Я устроился на кошму, подсунул под организм подушки и стал высматривать, откуда грядет этот сочинитель писем. А чайханщик пошел к почтенно компании справа, рассказал им что-то. Далее они начали спорить (судя по виду). Я ждал и улыбался. Предстоял еще один спектакль под названием: 'Отставной козы барабанщики пытаются быть нужными и важными'. Минут через пять дискуссии чайханщик подвел ко мне старца лет семидесяти в очках. Шел он весьма нетвердо, а садясь, чуть не опрокинулся. Старость не в радость. Это оказался почтеннейший Сейид-ака, некогда заведующий департаментом закупок военного министерства. Экая рыба приплыла к столику! Интересно, он занимается писанием писем от въевшейся в душу любви к бумаготворчеству или его -таки выперли с этой должности, и Сеид-ака сейчас зарабатывает себе на табачок, а внуку на сладости?
  Но так спрашивать недостойно восточного кодекса благопристойности, поэтому я спросил, чего желает почтеннейший гость? Пусть он закажет, а пока чайханщик готовит, мы с почтеннейшим обсудим дело. Почтеннейший желал зеленого чаю с вялеными финиками, а я заказал себе обыкновенного чаю со сладкими лепешками. И сахару, ибо я не с востока. Чайханщик оказался на высоте и сахар имел.
  Мы выпили по чашке чая, после чего Сеид-ака ,получив от меня данные, собрался писать. Первым делом он позвал какого - то Равшана. На зов прибежал мальчик лет десяти. Этот мальчуган, получив распоряжение, приволок от группки старых писарей маленький столик с писчими принадлежностями. Предложенные мною бумагу и чернила старец отверг. Я с любопытством глядел на действо. Должен сказать, что я уже написал нужное прошение, но мне было интересно поучаствовать в оном спектакле. Сеид-ака придирчиво исследовал все принадлежности, боги ведают по каким признакам выбрал нужное и вознес молитву казанскому богу. Я оставил чашку и придал лицу подобающее выражение.
  А далее мне показали класс так, что я аж раскрыл рот. Минуты за три дед с трясущимися руками написал два экземпляра текста ( один на русском, другой на местном языке) и так красиво, что я в молодости так не писал. Вот это да! Я полез за кошельком, но Сеид-ака сказал, что деньги не нужны. Он, благодаря милости Аллаха и доброте своих прежних начальников получает хорошую пенсию, и совсем не нуждается в деньгах. Он занимается составлением бумаг, потому что привык к ним за почти полвека работы. И, когда он уже не должен писать их, ощущает некую пустоту в сердце. А составив бумагу, он ощущает себя полезным и нужным, и забывает про груз лет. Поэтому с него достаточно угощения.
  Я, малость потрясенный, поблагодарил старого мастера и, собрав нужное, пошел в Дом Решений. И я еще ехидничал в адрес старых канцеляристов!
  До нужного мне места было всего ничего. А дальше целый квартал занимали постройки этого Дома. Причем здания были не только по периметру, но и внутри квартала. Но потеряться не пришлось, ибо щит с обозначениями висел на стене. Нужная мне канцелярия была внутри двора, корпус 'А'. Прошел под аркой внутрь - на стене внутреннего корпуса большая буква 'А'. Подошел к входу - опять же щит с указаниями, какая контора на каком этаже и в какой комнате. Мне на второй этаж, комнаты 22 и 23. Подымаюсь туда - возле 22 кабинета вывеска, что прием заявлений именно здесь. Красота! Ничего не попутаешь и не введешь в досаду почтенных чиновников, подав прошение о смене фамилии в департамент налогов и сборов.
  Но, правда, мне пришлось еще сходить в соседний корпус и заплатить два рубля пошлины. А потом чиновник, поглядев на чудеса каллиграфии, улыбнулся и сказал:
  --Это писал Сеид-ака?
  --Да.
  --Его рука узнаваема. Но вам не нужно было обращаться к нему. Смысл в услугах Сеид-аки есть только для недавних подданных из других народов, которые еще не освоили государственные языки. Вы же вполне способны написать текст сами.
  --Я и написал, вот он.
  --Тогда мы его зарегистрируем. По какому адресу известить о времени рассмотрения?
  --По адресу географического факультета университета. А они уже известят меня.
  --Хорошо. Вот вам бумага о регистрации прошения. А творение Сеид-аки заберите.
  Я попрощался и ушел. Каллиграфию мастера я решил оставить себе на память. Есть что-то трогательное в его попытках служить людям, хотя нужды в его услугах уже нет.
  Если мне придется рассказывать кому-то про казанских чиновниках, то непременно расскажу про то, что лучше всего зайти в чайхану 'Звезда Востока', где отставные чиновники напишут шедевр каллиграфии вместо вас, и чиновники не смогут отказать в удовлетворении этого чудо - прошения...
  Список дел стремительно истощался, и я решил их закончить в том же стиле: буря и натиск. А после похода по лавкам взял извозчика и поехал узнавать насчет рейса до Твери.
  Ближайший пароход отходил завтра в час пополудни, старая знакомая 'Севрюга'. И билеты были. Завтра у меня будет еще один шанс пройтись по лавкам, вдруг еще чего-то найду. Или даже не пойду - это как утром захочется. Пора домой. Хватит пока приключений. Буду сидеть в каюте и писать книгу. И видеть сны о разных интересных вещах, а не зловещих озерах и Замках Ужаса.
  Замок Ужаса тоже будет и даже наяву. Но это будет в свое время. А пока Река унесет меня к дому...
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ ТОМА.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"