Шорт Лана: другие произведения.

Звезды, которые мы выбираем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.53*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    продолжение

    Аннотация: Звезды на погонах, звезды в космосе - каждый выбирает свое. Эллина выбрала космос. Не простив обмана любимого, она расстается с ним и собирается стать пилотом дальней разведки. Но происшествие во время практики забрасывает девушку на заселенную людьми, но еще не открытую империей планету. Как вернуться домой?

    =======================
    homepage counter счетчик сайта

   Звезды, которые мы выбираем
  
  Пролог
   - Вито, насчет завтра - мы прямо в храме встречаемся, или ты за мной заедешь? На твоем флаере будет быстрее!
   Молодой мужчина неловко помялся, потом прочистил горло, повертел в руках визор, внимательно рассматривая изображение недавно открытой планеты, и произнес:
   - Знаешь, я все собирался тебе сказать...
   Он замолчал, провел пятерней по коротко стриженным темно-каштановым волосам.
   Девушка, примерявшая у зеркала красивое платье цвета светлых фиалок, приготовленное для завтрашней церемонии, обернулась и, ласково поторопила:
   - Что? Ну говори же!
   - Ты знаешь, я не могу завтра в храм.
   - Не поняла... Мы же завтра венчаемся?!
   - Элли, я уже женат.
   Девушка неуверенно улыбнулась, затем нахмурилась:
   - Не слишком удачная шутка. Или - не шутка? Что значит - женат? Ты же говорил, что давно разведен?!
   - Послушай, мы с женой вместе не живем, клянусь! Сама же знаешь! Но официально я развестись я с ней не могу - из-за работы.
   - Мы вместе уже два года, и ты решил мне только сейчас об этом сказать?! Накануне венчания! А неделю назад, когда мы договаривались со священником, ты об этом что - забыл?
   Она обессиленно опустилась на оттоманку:
   - Я ничего не понимаю!
   Зеленые глаза Вито приобрели ищущее выражение:
   - Эллина, ну послушай, нам так здорово вместе! Ну зачем это глупое венчание! Мы же отлично и без него живем с тобой уже столько времени. А с женой мне никак не развестись из-за работы. Ты же сама знаешь - в службе внутренней безопасности империи разводов не любят. Иначе мне следующий чин задержат! А помнишь, мы оба хотели, чтобы я получил генерала к тридцати пяти. Любимая, слышишь, брак - это простая формальность. Живу-то я с тобой! А ни на твою учебу, ни на будущую работу, замужем ты или нет - никак не влияет!
   Элли потерянно посмотрела в зеркало. Там отражалась растерянная голубоглазая шатенка, одетая в изящное подвенечное платье. Которому не суждено было стать венчальным.
  
  Глава 1
   ***
   - Внимание - критическое повреждение обшивки.
   - Балансирующее поле - тридцать процентов и падает.
   - Полный отказ двигателей - через пять минут.
   - Потеря внешнего защитного поля - через семь минут.
   - Отказ систем жизнеобеспечения - через десять минут.
   - Пилоту - срочно подготовиться к эвакуации. Повторяю, пилоту - срочно подготовиться к эвакуации.
   Голос корабельного ИскИна, который все предпочитали называть Эй-Ай, бил по нервам и барабанным перепонкам.
   Эллина альт Арив смачно выругалась и ткнула в голограммную развертку управления, запуская эвакуационную последовательность. Позор! Просмотреть эту подкравшуюся сверху калошу, которая расстреляла ее как тупую утку!
   Апокалиптическая картина гибели малого корабля-разведчика класса Т вокруг нее растаяла.
   Курсант Арив выбралась из кресла-симулятора и, тяжело вздохнув, направилась к эшелон-сержанту. Тренировочный полет опять провален. А до экзаменов осталось меньше месяца. Не сдаст - отчислят. Этого она допустить никак не могла.
   Элли перевелась с гражданского пилотирования на универсальный факультет. С пятого, выпускного курса, на четвертый. Все только пальцем у виска крутили. Но она приняла решение стать пилотом-разведчиком, ворп-скаутом, и твердо ему следовала. Однако, если с теоретическими предметами у нее все было отлично, то с практикой дело обстояло далеко не радужно. Чтобы не вылететь с курса ей даже пришлось нанимать репетитора и проводить дополнительные часы на летных тренажерах. С техникой у нее всё было великолепно, а вот с безупречным выполнением полетов как-то не сложилось, то ли не хватало куража, то ли беззаветной веры в удачу и в свои силы.
   'Стоп, не в этом ли дело?' - Эллина еще раз прокрутила последнюю мысль в голове. А откуда у нее может быть беззаветная вера в удачу и свои силы? Недавний опыт отношений с сиятельным полковником не хуже кислоты разъел ее веру в себя.
   Девушка отодвинула эту мысль подальше, в пустое безмолвие Ши, как учил ее тренер, и еще раз рассмотрела случившееся со всех сторон, одновременно стараясь убрать все связанные с этим негативные эмоции. Только спокойная, холодная объективность. Замечательный прием, которому ее обучили в Академии. Тренер говорил, что только так пилот может достичь настоящего мгновенного понимания и правильной оценки сложной ситуации, особенно в бою.
   'Испугалась - проиграла', - пристально глядя ей в глаза, вдалбливал он. Но, пожалуй, только сейчас стал понятен истинный смысл его постоянной присказки. Проклятье! Вито не просто размазал ботинком по земле ее любовь и семейные планы, он еще и подорвал ее уверенность в себе.
   Элли развеяла Ши и вернулась к своей проблеме и к тренировке на симуляторе. Экзаменационный полет...
  
   ***
  
   Экзамены, как всегда, наступили не то чтобы неожиданно, но и сказать, что она хорошо подготовилась, Элли не могла. Последний день девушка посвятила не теории, которую и так уже всю вызубрила. Все оставшееся до экзамена время она провела у тренера в зале, попросив его о помощи с психологическим барьером, который, как ей теперь стало ясно, появился у нее после личной драмы. Но неуверенность так и не желала уходить. Отодвинулась, спряталась в глубине памяти, но наступит момент мгновенно принять единственно верное решение - и не высунет ли она свою уродливую голову с ехидной усмешкой: 'Смотри, опять ошибаешься'?
   Эллина закончила медитацию, поклонилась тренеру и вышла на улицу, решив пробежаться вокруг парка.
   - Эй, Эл! - позвал ее кто-то сзади.
   Элли обернулась и увидела энергично догоняющего ее однокурсника, Кирилла альт Вольфара. Парень радостно ей улыбнулся и, поравнявшись, побежал с ней рядом.
   - Дышишь воздухом перед сном? - весело спросил он.
   - Угу.
   - Подготовилась?
   - Угу.
   - Совой подрабатываешь?
   - Уг... Да ну тебя, Кир! Сам же знаешь, у меня с леталкой проблемы. Еле допуск получила. Волнуюсь я!
   - Да зря ты, все будет путем, увидишь. Вот возьми - на удачу, - Кир протянул девушке болтающийся на цепочке кругляшок.
   - Что это?
   - Семейная реликвия, так что после экзаменационного полета вернешь. Это - крылья Таира.
   Элли даже остановилась от неожиданности.
   - Но почему ты даешь талисман мне? А сам?
   - Полет я сдам, не сомневайся.
   Элли и не сомневалась, парень был лучшим на курсе по пилотированию. Он своим телом, наверное, управлял хуже, чем кораблями класса ворп-скаут.
   - А вот у тебя бывают проблемы, - продолжил Кир, - Крылья Таира помогут тебе взлететь и удержаться в воздухе - метафорически говоря. Уверен, что ты все сдашь на отлично!
   Элли благодарно кивнула. 'Иметь при себе крылья Таира и провалить полет? Да не смешите меня!' - подумала девушка.
   Вечер тотчас заиграл яркими красками.
   Элли совершенно четко поняла - завтрашний экзамен пройдет на ура! А сама она сделает еще одни шаг, приближавший ее к манящим звездам.
  
   ***
  
   - Сегодня вы успешно закончили четвертый курс! С искренней гордостью я хочу сообщить, что вся ваша группа успешно перешла на последний год обучения! - торжественно закончил речь старший командир-воспитатель.
   - Ура-ура-ура-а-а-а! - ответили дружным хором курсанты, старательно вытягиваясь по стойке смирно и радостно поедая начальство глазами.
   - Особенно хочу отметить великолепный результат квалификационного полета у курсанта альт Вольфара. Курсант, выйти из строя.
   Стоящая в конце строя Элли увидела, как Кирилл, чеканя шаг, вышел из начала шеренги и остановился перед командир-воспитателем, а спустя пару минут, получив значки 'Отличник учебы' и 'Ворп 2-й ступени', опять встал в строй.
   Элли осторожно потрогала кругляшек, болтавшийся на застегнутом на запястье браслете, - 'Крылья Таира' были знаменитым артефактом. В империи сохранилось всего несколько таких браслетов с прицепленной к ним медалькой, на которой изображался силуэт птицеподобного летательного аппарата, c таким атавизмом, как длинные, широкие крылья. Древняя история. Красивая легенда. Вернее, не совсем легенда - хозяин браслета не мог разбиться, даже если его машину подбивали, он всегда садился на землю и оставался жив. Артефакты Крылья Таира, числом всего семь штук, относились к периоду Це-Йен, и никто, до сих пор, не мог разгадать их тайну. Цивилизация Це-Йен оставила после себя пару таинственных пирамид, в которые до сих пор никто не смог проникнуть, а также около десяти разных видов артефактов, ныне хранящихся в самых родовитых семьях и никогда их не покидающих, оберегаемые как самое драгоценное наследие. Элли видела пару реликвий этого периода на иллюстрациях и, один раз, на императорской выставке, когда сам Император позволил продемонстрировать жаждущим подданным Крылья Таира, принадлежавшие его семье. То, что у альт Вольфара они тоже были, казалось совершенно невероятным. Или же Кирилл казался не тем, кем являлся на самом деле.
   Прозвучала команда разойтись и Элли направилась к парню, чтобы отдать ему браслет:
   - Спасибо тебе! Если бы не он, то не знаю, справилась бы я или нет, - горячо поблагодарила девушка.
   - Ты замечательный пилот, просто верь в себя, - улыбнулся Кирилл.
   - A ты прямо как мой тренер, - рассмеялась Элли. - Он тоже меня все время подбадривает именно этими словами.
   - Я говорю правду! - запротестовал курсант. - А в доказательство - хочешь быть моим напарником во время летних учебных полетов?
   - Ты смеешься? Напарником лучшего летуна группы? Конечно! Спасибо! - с усилием подавив желание расплакаться от благодарности, ответила Эллина. У нее до сих пор не было ни с кем договоренности о партнерстве на время летних полетов, знаменовавших начало интернатуры, из которой состоял пятый год обучения. Похоже, все в группе ожидали, что она не сумеет сдать последний лётный экзамен. А теперь вот оказалось, что нет - как оказалось, не вся группа.
   - Ну и отлично! - беззаботно ответил Кирилл, убирая в карман возвращенный ему талисман. И Элли еще раз поразилась, что он решился расстаться с ним даже на короткое время.
   Парень, меж тем, улыбнулся и приветливо добавил:
   - Увидимся через десять дней!
  
   ***
   Десять дней каникул до летней практики прошли под сочувственными взглядами родственников и мгновенным переводом темы разговоров, едва кто-то неосторожно касался событий полугодовой давности.
   Элли это угнетало и раздражало - она же не хрустальная ваза, не разобьется, даже если кто-нибудь и произнесет имя, находившееся теперь в семье под запретом. Она удалила этого мужчину из своего коммуникатора и из сердца. Ну и что, что душа болела, не переставая, и не хотелось никого видеть и ни с кем разговаривать? Ее перевод на другое отделение помог ей отвлечься от любовного фиаско, а проблемы с летными испытаниями окончательно переключили внимание на учебу.
   Эллина даже уже начала забывать свои чувства к Вито, иногда только тревожимая, как тупой зубной болью, горькими, словно полынь, воспоминаниями о своей влюбленности, окрылявшей ее в течение почти трех лет.
   Приезд же домой всколыхнул все это снова, вернув память об ушедшем счастье.
   Эллина считала дни, когда придет время возвращаться в общежитие. Жилище, которое они снимали вдвоем с Вито, она покинула тем же вечером, в канун своей несостоявшейся свадьбы, и переехала в гостиницу, а спустя несколько дней, как только перевелась на универсальный факультет, ей дали комнату в общежитии.
   Наконец, каникулы подошли к концу. В долгожданный день отъезда Элли, ругая себя за испытываемое чувство облегчения, поцеловала родителей и младшую сестренку и загрузила вещи в вызванное такси, которое, приняв ее на борт, тут же взмыло в воздух. Таксист торопился занять верхний эшелон, который разрешалось использовать только до пяти часов вечера, после чего он отдавался под единоличное пользование аэрошатлов, перевозивших имеющих на борту не менее десяти пассажиров.
   Общежитие встретило ее пустыми гулкими коридорами и закрытыми комнатами; когда Элли проходила мимо, таблички на запертых дверях мерцали синим: заблокировано до приезда постояльца.
   Эллина открыла свою комнату и голосовой модуль радостно поприветствовал вернувшуюся хозяйку. Девушка огляделась, затем ввела личный код активации почтовой доставки, увидев, что та нетерпеливо мигает желтым. Включилась нуль-транспортировка и на панели приемника появилась звездная астра, обвитая серебряной лентой с короткой надписью. Астра была, конечно, не настоящая - нуль-пространство убивало любую живую материю, но для почтовых пересылок оно было незаменимо.
   Элли поднесла к лицу имитацию цветка и поразилась качеству работы - на совершенно живых лепестках драгоценными капельками блестела прозрачная роса. На ленте было написано: 'Звезды зовут. Вылет в семь утра. Кирилл'.
  
   ***
   Неперехваченное сообщение:
   'Путнику: Ваше последнее донесение вызвало большой интерес. Исследуйте причины появляющихся мутаций и направление их развития. Продолжайте работы над вычислением алгоритма формирования политического курса планеты. Срок учебной миссии заканчивается через год. Будьте осторожны. Начинайте отработку легенду о смене места жительства. Подготовка Вашей экстракции поручена Следопыту. Звездочет'.
  
  Глава 2
  
   Если тебе повезло, и ты занимаешься делом, которое действительно любишь, то, в гонке за счастьем и смыслом жизни, ты уже обогнал больше половины населения планеты. Для Элли это было аксиомой. Она как раз попадала в лидирующую часть, хотя пилотирование, особенно ворп-кораблей, и считалось совсем не женским делом. В её группе она вообще была единственной девушкой.
   А сейчас Элли наслаждалась тем, что любовно поглаживала бок Стрижа. Ей казалось, что двигатель корабля тихо мурлыкает каждый раз, когда она прикасалась к гладкой поверхности покрытия хамелеон. Ерунда, конечно, но кто, из действительно любящих свой корабль пилотов, не одушевлял их? Эллине представлялось, что, приписывая скауту эмоции и осмысленное поведение, она каким-то образом действительно делает его живым, ну если и не сам корабль, то, по крайней мере, его интеллектуальный модуль управления - уж он-то точно не был простым набором запрограммированных алгоритмов.
   Элли так соскучилась по звездным кораблям, что пришла намного раньше семи утра - часа, назначенного для ее первого испытательного вылета. Уже получив все разрешения, предписания, и план полёта, она просто стояла около скаута, устанавливая с ним невидимую эмоциональную связь и дожидаясь Кирилла.
   Тот появился без пяти минут семь, отдохнувший, весело улыбающийся, безмятежно помахивающий своим летным разрешением.
   - Хей, привет напарнику,- помахал он ей рукой, - готова?
   Элли хотела сказать, что она была готова уже десять дней назад, но вместо этого молча кивнула и улыбнулась. Улыбка получилась счастливой, предвкушающей, что не замедлил заметить Кирилл.
   Понимающе кивнув, парень широко, добродушно ухмыльнулся:
   - Что, не терпится?
   И, лукаво прищурившись, спросил:
   - Надеюсь, ты не тут ночевала, не в ангаре?
   Элли пристально посмотрела в его, выделявшиеся на загорелом лице, ярко синие глаза, в которых плясали насмешливые искорки:
   - Кирилл, я... я ещё раз хотела поблагодарить за предложение быть твоим напарником. Ты и сам знаешь, больше в группе никто мне бы этого не предложил.
   - Ерунда, это мне просто повезло, что они такие осторожные. Там, где не надо. Ты будешь великолепным пилотом. Просто пока не слишком уверена в себе. Вот над этим нам придётся поработать.
   На душе у девушки от этого 'нам' сделалось совсем тепло.
   - Предполетная готовность, отсчет пошёл, - раздался усиленный динамиками голос диспетчерской. Сто пятьдесят, сто сорок девять, сто...
   Оба курсанта, козырнув друг другу, быстро направились каждый к своему кораблю.
   - ... Три, два, один, - старт разрешаю!
   Эллина закусила губу и дала кораблю команду на взлет. Первый полёт без инструктора. Первый раз в космосе только вдвоем - она и ее Стриж.
   Через несколько минут, выйдя на предписанную орбиту, девушка поняла, что, пожалуй, она не просто любит свое дело - оно было той страстью, без которой жизнь казалась плоской и серой. Мелькнула мысль о пламенной влюблённости в Вито, но она отмахнулась от нее, как от назойливой мухи. Сегодня начиналась новая эра в её жизни.
   Пройдёт год, и она уйдёт в дальний поиск. Ворп-скауты искали планеты для колонизации, исследовали галактику, открывали обитаемые миры. Инопланетных цивилизаций, правда, на сей день удалось найти лишь две, да и они, к сожалению, оказались не слишком дружественны. Но диалог был открыт, и дипломаты империи работали над установлением более близких контактов.
   Может, и она - Эллина, будет одной из тех, кто обнаружит новую планету с неизвестной цивилизацией?
   Заполняющие обзорный экран звезды одобрительно мигнули.
  
   ***
  
   Дни летней практики летели как пущенные стрелы - стремительно исчезая в прошлом. Но часы, проведенные в кресле пилота, оставались островками неизменной незыблемости в быстротечном мелькании времени.
   Элли садилась в кокпит Стрижа и растворялась - в приборах, в двигателе, в обшивке - она становилась Стрижем. Восторг и предвкушение переполняли девушку каждый раз, когда они отрывались от тверди планеты и устремлялись в космос. Эти эмоции не помешали ей стать одной из лучших за время практики - но лишь в роли ведомого.
   Когда они в Кириллом менялись, и ей выпадала роль ведущего, ответственность оказывалась слишком тяжела для нее и приступы неуверенности возникали в самые неудачные моменты. Эллина начинала перепроверять свои действия по нескольку раз и не могла принять мгновенное решение, поскольку ответственность удваивалась, и она отвечала за оба корабля; девушка ругала себя, расстраивалась, ошибалась. Но, даже со всеми лишними и ошибочными маневрами, она все равно умудрялась достигать поставленной перед каждым вылетом цели.
   Кирилл оказался нормальным парнем, спокойно относился к ее фобии совершить ошибку, разбирал допущенные промахи и все время твердил 'верь в себя', 'слушай себя', 'ощущай окружающее'.
  
   ***
  
   Элли тонула в жарких объятьях, полностью отдаваясь поглотившей ее страсти. Сердце колотилось, голова пылала, сознание затопило желание, в глубине горла возник стон. Вито коснулся губами ее плеча и начал прокладывать дорожку из поцелуев вверх, по ключице, шее, коснулся уголка рта и неожиданно, совершенно серьезным голосом, произнес:
   - Курсант Эллина альт Арив вызывается к эшелон-сержанту. Прибыть через пятнадцать минут. Тренировочный вылет через тридцать минут. Отсчет времени пошел.
   Элли открыла глаза, секунду-другую пытаясь сориентироваться в окружающем и стряхнуть вязкие оковы сна. Времени на душ не оставалось, а так хотелось смыть липкое ночное сновидение, неприятно поразившее ее своим реализмом. Черт, черт! Их же предупреждали - в конце практики возможны вылеты по учебной тревоге, а она пропустила это мимо ушей. А тут еще и кошмар приснился...
   Девушка, не теряя времени на рефлексию, вскочила, натянула летный комбинезон, ботики, схватила с полки универсальный обруч, защелкнула его на шее. Личный браслет, размеренным голосом напоминавший ей об оставшихся до вылета минутах, вдруг добавил:
   - Дополнительная вводная. Взять с собой добавочный пятисуточный рацион.
   Элли, захлопывающая в этот момент дверь комнаты, присвистнула: вылет намечался с сюрпризом.
   Крепко обхватив ногами шест экстренного спуска и соскальзывая вниз, Элли краем глаза заметила двух ребят из ее группы, с топотом несущихся к соседним направляющим. Она их опережала секунд на тридцать, что было замечательно - эшелон-сержант воспринимал явившегося последним как личное оскорбление, что заканчивалось для неторопыги всегда одинаково - дополнительными отработками подъема по тревоге.
   - Семнадцать минут до вылета, - объявил браслет, когда Эллина спрыгнула с направляющей и помчалась к месту сбора в предполетной. Влетев в помещение, огляделась, облегченно вздохнула - не последняя! - и, вытянувшись перед эшелон-сержантом по струнке, отрапортовала:
   - Курсант альт Арив к вылету готова!
   Мужчина одобрительно кивнул и приказал, обращаясь ко всей группе:
   - Всем взять недельные рационы. Да водный запас не забудьте проверить перед вылетом, салаги!
   Затем, взглянув на двух парней, ввалившихся в комнату последними, сержант предсказуемо объявил:
   - Курсанты альт Волар и Томил - после возвращения - ко мне на отработку.
   - Так точно, - обреченно отозвались они.
   - Ну что, птенчики, - мужчина перевел требовательный взгляд на остальных, - готовы к вылету? Вводные получите через личные коммуникаторы, на кораблях.
   Взор бывалого пилота цепко пробежался по стоящим перед ним парням, задержался на Эллине; эшелон-сержант одобрительно хмыкнул, не заметив ни одной погрешности в снаряжении, и, довольный увиденным, cкомандовал:
   - Всем по машинам. Удачи, курсанты!
   - Служим империи! - прозвучал дружный отклик и строй учащихся распался.
   Мчась со своей группой в ангар, придерживая вещь-пакет с рационами и емкость с жидким концентратом, Элли думала пыталась сообразить: пять дней полета - куда же их направляют?
   - Семь минут до вылета, - пробубнил браслет.
   Элли взбежала на взлетную платформу, затормозила у Стрижа.
   - Шесть минут.
   Эллина юркнула в кабину и начала предполетную подготовку.
   - Эл, ты как, готова? - раздался в коммуникаторе голос Кирилла.
   - Готова, - откликнулась девушка.
   - Сейчас вводные дадут; как получим, давай, на всякий случай, обменяемся планами полетов, - предложил Кирилл.
   - Сама хотела предложить! - обрадовалась Элли.
   - Приготовиться к приему информации, - прервал их голос в коммуникаторе. - После получения вводных приказываю перейти на полное молчание. До прибытия в точку назначения, связь только с диспетчером командного пункта. Подтвердите прием.
   - Подтверждаю, - с огорчением отозвалась девушка. Ну почему такому хорошему плану не суждено осуществиться?!
  
  
   ***
  
   Полётный план был проще простого - прибыть в пункт назначения, замаскироваться и наблюдать. При появлении какого-либо корабля, зафиксировать его маршрут, максимально точно установить его принадлежность и, самое главное, не попасться никому на глаза, храня при этом полное радиомолчание. Если тебя обнаруживали, то терялась половина баллов, и пилоту вменялось передислоцироваться на другую, запасную позицию. Быть обнаруженным второй раз означало нули за полетную практику.
   Конечно, каждому из них дали не просто произвольную точку - в бесконечности космоса можно было сидеть до потери пульса и все равно никого не встретить. Места наблюдения назначались вблизи или небольших пересадочных пунктов, или больших астероидов, на которых добывали минералы; в таких пунктах всегда был сновали небольшие корабли, идеально подходившие для тренировки будущих скаутов в искусстве вести скрытое наблюдение.
   Элли действовала наверняка - ловко вписавшись в небольшой кратер на медленно вращающемся в зоне слежения небольшом астероиде, она прицепилась к поверхности и замерла, оставив только минимальное жизнеобеспечение на корабле. Теперь заметить ее было почти невозможно. Садиться на астероиды вообще-то не разрешалось, слишком опасно, но Эллина играла ва-банк - ей были нужны все баллы, которые можно было заработать.
   Первые сутки прошли спокойно, ни один корабль не появился; она так и забила в полётный лог - 'без происшествий'; та же самая картина - во второй день. Девушка начала волноваться - такое отсутствие движения для практики подходило мало. Но на третьи сутки сенсоры корабля засекли формирующийся прокол выхода из гипера, и Элли оживившись, приготовилась фиксировать все данные входящего корабля, заодно радуясь, что теперь зачет ей обеспечен. Вероятность обнаружения стремилась к нулю.
   А еще минуту спустя, считав данные с монитора, осознала невероятное: ввалившийся в нормальное пространство корабль совершенно не походил ни на один из имперских.
  
  Глава 3
  
   Элли наблюдала за неизвестным ей кораблем уже часа три. Вторгшийся в отведенное ей для наблюдения космическое пространство чужак вел себя на редкость миролюбиво. Застыл среди астероидов, с выключенными двигателями, пассивно вращаясь, как и каменные глыбы вокруг, полностью маскируясь под мертвый космический булыжник. Элли тут же заподозрила провокацию со стороны преподавательского состава - не иначе, эшелон-сержант специально подобрал какую-то неизвестному еще никому экспериментальную разработку и договорился с экипажем испытателей подразнить курсантов, пытаясь заставить их психануть и нарушить главные условия задания - не быть обнаруженным и сохранить полное радиомолчание. Такое уже случалось, в результате - не сданная полетная практика и курсанты оставались на второй год обучения.
   'Но со мной этот номер не пройдет', - девушка не колебалась ни секунды, твердо решив четко следовать инструкциям.
   Чужак все так же висел в пространстве, притворяясь безжизненном астероидом, а Элли, успокоенная монотонностью наблюдения, уже подумывала о том, чтобы вздремнуть, оставив слежку на автоматику, как вдруг на обзорном экране появился верткий близнец ее Стрижа, который, маневрируя на ошеломительной скорости, судя по всему, удирал от преследовавшего его имперского военного разведчика, изящно уходя от предупреждающих выстрелов.
   Элли впилась взглядом в происходящее, пытаясь разобраться, не показалось ли ей, что ворп-скаут, ловко ускользавший от преследователя, принадлежит ее родной Академии.
   - Что за чушь! - Элли раздраженно потрясла головой. Похоже, ее радиомолчанию наступил конец - это уже точно за пределами любимых провокаций наставника.
   В этот момент ворп-скаут, не снижая скорости, рванулся в сторону притворявшегося астероидом неопознанного чужака, ловко шмыгнул в неожиданно открывшийся приемный шлюз для шаттлов, а затем неожиданно оживший корабль начал формировать прокол в гиперпространство.
   Имперский разведчик открыл отчаянную стрельбу, стараясь зацепить ускользавший корабль, разнося при этом вдребезги окружающие астероиды.
   Осознав возникшую опасность, Элли экстренно запустила двигатель, начиная череду безумных маневров, отчаянно пытаясь избежать столкновения с осколками, угрожавшими ей со всех сторон. Защитное поле скаута, не рассчитанное на защиту от столь интенсивного обстрела массивными космическими обломками, засбоило от напряжения, утрачивая целостность; очередной кусок астероида угрожающе надвинулся на кокпит и, уворачиваясь от него, Элли непозволительно близко подлетела к неопознанному кораблю. Вокруг чужака уже формировалось поле перехода в гипер, и легкий ворп-скаут оказался листиком, упавшим в водоворот на стыке нормального и гиперпространства. Форсируя двигатель, Элли попыталась вырваться из затягивавшего ее прокола, но ей элементарно не хватило мощности, а через мгновение стало понятно, что контроль над скаутом совершенно утрачен. Отчаянно вцепившись в край приборной доски, Элли обреченно наблюдала, как ее засасывает в прокол, неодолимо неся прямо на стремительно увеличивавшийся борт чужого корабля. Рывок. Удар. Темнота.
  
   ***
   Неперехваченное сообщение:
   'Пилигриму: явка А-4 провалена, произведена экстренная экстракция Путника. Законсервируйте все операции, имевшие к нему отношение. Замену высылаем. Связь по схеме 'сурок'. Следопыт'.
   ***
   Элли пришла в себя внезапно, как будто рывком вынырнула из тягучей воды, неохотно отпустившей её из своих объятий. Потерла лоб, поморщилась, нащупав здоровенную шишку, набухшую прямо над правым глазом. Приборы мирно попискивали, значения дисплеев у них светились в утешающе нормальных параметрах, а самое главное - уровень воздуха оказался в порядке. Похоже, ее милый Стриж совершенно не пострадал. А вот провалила ли она задание или удалось сохранить маскировку и не попасться зоркому глазу и уху эшелон-сержанта, усиленным приборами его корабля-наблюдателя - это предстояло выяснить.
   Ощущая каждую потянутую мышцу и каждый синяк мягких тканей своего несчастного тела, девушка потихоньку проводила проверку состояния ворп-скаута, чувствуя иррациональную признательность к не подведшему ее в трудную минуту Стрижу.
   - Спасибо тебе, быстрокрылая птичка моя, - истово бормотала курсантка, - выручила меня, золотая моя!
   Но только спустя пару часов Элли уразумела в полной мере, насколько она должна быть благодарна своему нежно любимому скауту.
   Это осознание нахлынуло на нее во время прокрутки записей панорамных камер, автоматически включавшихся во время любых передвижениях корабля и сохранявших все тактические маневры курсантов для последующей их оценки и анализа после выполнения задания.
   Элли увидела, как ее стремительно несет к неопознанному кораблю, грозя размазать по обшивке чужака. Но тот рывком увеличивает скорость и срывается в только что проколотый гипер-туннель, мощным пылесосом засасывая туда и маленький ворп-скаут, оказавшийся у него в кильватере из-за столь роковых для курсанта альт Арив обстоятельств.
   Ни одна камера еще никогда не смогла зафиксировать ни бита информации во время самого перехода. Это раз исключения не составил. Темнота, длившаяся несколько биений сердца, и - выход в нормальное пространство. Стрижа выкинула из туннеля вслед за покинувшим его чужаком. Похоже, невольный похититель малыша-скаута так и остался в полной неосведомленности о зайце, проехавшим с ним через прокол. Большой корабль не терял ни мгновения - едва оказавшись в нормальном космосе, он тут же ускорился и, создав новый прокол, нырнул в него - явно заметая и путая следы на случай погони. А может, наоборот, - мрачно размышляла Элли, - увидел меня на хвосте и тут же ушел в отрыв. Хотя...- тут девушка вздрогнула от осознания опасности, которой только что избегнула, - если бы меня заметили, то тотчас бы распылили.
   Но ее Стриж все еще находился в состоянии выхода из туннеля, тогда как чужак его уже покинул. Значит, все-таки не заметили: пока она выбиралась из свёртывающегося прокола, неизвестный на всех парах рванулся дальше.
   Короче - то, что ее затянула в гипер - это точно не повезло. Зато то, что ее не заметили -здорово повезло! Но вот то, куда ее выбросило... Процессор ее учебного кораблика не мог определить их местонахождение. Ни одна из карт, хранившихся в его памяти, не совпадала с тем, что наблюдалось вокруг. Не слишком продвинутый искусственный интеллект Стрижа беспомощно заявил:
   - - Местоположение не идентифицируется.
   И на этом возмущенно замолчал, предоставив пилоту самой разбираться с неправильным положением неизвестных звезд.
   Курсантов, конечно, учили как себя вести в экстремальных ситуациях. Но до такого ужаса даже их зловредный эшелон-сержант не додумался бы. Ресурсов осталось на неделю, топливо пока есть, но и оно не бесконечно. Куда двигаться - неизвестно. Элли приказала
   Эй-Ай скаута провести сканирование сектора космоса, в котором они оказалась, и буквально через час узнала, что ничего даже отдаленно напоминавшего планет в зоне Голдилокс вокруг не обнаружено.
   О другом варианте думать не хотелось, но выбора не оставалось. Тянуть тоже не имело смысла - остаточные следы гипер-коридора, по которому ушел чужой корабль, становились с каждой прошедшей минутой все слабее. Еще пару часов - и этот вариант тоже станет недоступен. Надо было решаться. Приборы Стрижа принялись анализировать маршрут, по которому ушел невольный похититель курсантки. Слишком быстро, с Эллиной точки зрения, направление оказалось установлено и курс проложен. Девушка поколебалась еще несколько минут, но с каждым новым делением часов вероятность точного определения места выхода чужого корабля из пространственного прокола становилась все меньше. И Элли решилась. Стриж разогнался, следуя точному протоколу входа в гипер и, сверкнув крылом в отразившемся свете ближайшей звезды, покинул нормальное пространство.
   Задержись Элли всего на десять минут, и увидела бы как, совсем рядом с местоположением ее Стрижа, образуется выход из гипер-туннеля и появляется тот самый имперский корабль-разведчик, что так бесстрашно гнался за чужаком. Наверняка, военные смогли бы помочь потерявшейся курсантке. Но - увы! - пилот Стрижа так и не узнала, насколько близко было ее спасение и возврат к обычной жизни.
  
  Глава 4
  
   В начале все прошло совершенно замечательно; точка выхода с легкостью определилась, скорее всего рядом находилась какая-то цивилизованная планета, принадлежащая Альянсу или империи, и Элли уже в красках расписала себе, как ей окажут помощь, и она сможет, наконец, вернуться домой. Вдруг Стриж начало отчаянно болтать. Эй-Ай ворп-скаута встревожилась, ибо подобного в гипер-туннелях вообще никогда не происходило! Но все её самоотверженные попытки выровнять курс ни к чему не привели. Спустя несколько мгновений корабль, безо всякого предварительно проложенного выхода, насильственно выбросило в нормальный космос, да еще и в непосредственной близости от какой-то планеты. Ускорение Стрижа на выходе оказалось настолько велико, а планета - столь близко, что крушение стало неизбежным. Отчаянно гасящий скорость, но не успевающий снизить ее до безопасной величины, Стриж мгновенно просчитал параметры предстоящего столкновения. Вероятность выживания пилота стремилась к нулевой величине, факт особо обидный, ибо мгновенные пробы атмосферы и оценка самой планеты приближались к идеально благоприятным величинам. Эй-Ай Стрижа не колебалась ни секунду, даже решение Эллины, будь оно иным, уже не принялось бы во внимание, - корабль спасал своего хрупкого командира. Кокпит скаута разлетелся на части, и ложемент пилота с надежно упакованной в нем Эллиной катапультировалось в небо незнакомой планеты. Еще через мгновение Эллино падение вниз резко прекратилось - над креслом раскрылись парашюты. Атавизм прошлого, предназначенный для спасения пилота, - как последний шанс на выживание при приземлении на поверхность планет с атмосферой - когда все остальное отказало. Курсанты всегда посмеивались, над этим пережитком далекого прошлого, который до сих пор комплектуют в снаряжение космических кораблей. Подумать только - парашют в ворп-скауте! Но именно сегодня сей атавизм спас Эллину жизнь.
   Девушка зависла в вышине, со слезами наблюдая расцветший внизу взрыв. Стриж погиб. А она медленно опускалась на твердь неизведанного мира.
   Однако, похоже, боги космоса невзлюбили Элли с самого начала этого полета. Взрыв ворп-скаута оказался настолько силен, а обломки разлетелись так далеко и высоко, что один из них, уже на излете, чуть не зацепил режущей кромкой саму курсантку. Но, пощадив человека, осколок погибшего корабля зацепил стропы одного из парашютов, отсекая их от спускаемого груза. Кресло пилота закрутилось, камнем устремляясь к поверхности и стремительно приближаясь к кронам раскинувшегося внизу леса. Оставшийся рабочий парашют едва сдерживал падение. Элли отчаянно пыталась придумать хоть что-то, отказываясь принять возможность гибели после всего вынесенного и пережитого. Внезапно, среди деревьев мелькнул небольшой водоем. Курсант мгновенно отстегнулась от бесполезного теперь ложемента, уперлась ногами в сидение и, выбрав момент, мощно оттолкнулась вверх от слишком быстро падающего кресла пилота, хоть незначительно, но гася свою скорость и устремляясь в сторону столь близкого озера. Сумеет ли?! Через мгновение раздался громкий треск - кресло с грохотом врезалось в стволы деревьев, но Элли уже не обратила на это внимание - она, вытянувшись струной, входила в воду, отчаянно надеясь на достаточно большую глубину водоема.
   Удар, дезориентация, молниеносное погружение на глубину, постепенное торможение, остановка и отчаянная борьба с толщей воды - скорее, вверх, к воздуху, не взирая на звон в ушах и горящие от недостатка кислорода легкие.
   Оглушённая, дезориентированная и нахлебавшаяся воды, девушка все-таки сумела выплыть. Добралась до берега, на четвереньках, на трясущихся руках и ногах выползла из водоема, рухнула на траву, пытаясь прийти в себя. Потребовалось не меньше получаса, пока у нее внутри перестало дрожать. Элли заставила себя сесть и начала осматриваться вокруг. Успокоившаяся вода в озере поражала глубокой синевой, с переливами пурпурных отблесков. Нереально правильная окружность удивляла совершенно ровными краями.
   'Наверное, образовалось после падения метеорита', - подумала Элли, благодарно рассматривая спасшее ее озеро. Это, кстати, объяснило бы и его потрясающую глубину. Девушка даже не увидела его дна, а уж в воду ее вбило настолько глубоко, что почти потеряла надежду выплыть.
   Элли устало потерла лицо, на секунду зажмурившись. Перед внутренним взором вновь предстал взрыв Стрижа, несущаяся на нее поверхность планеты, и девушка испуганно распахнула глаза. Не думать. Сейчас некогда вдаваться в воспоминания. 'И чтоб никаких эмоций, не время', - прикрикнула на себя Элли. Надо позаботиться о безопасности.
   Она поднялась и, еле передвигая ноги, поплелась в сторону упавшего ложемента пилота. Надо проверить, может удастся сделать какое-нибудь оружие из обломков.
   Покореженные деревья с легкостью указали ей путь. Наконец, добравшись до единственной связующей ее ниточкой с прошлым и увидев поломанный и сплющенный ложемент, Элли горько вздохнула. Но тут же взяла себя в руки - не время для эмоций. Она принялась тщательно обследовать кресло, в котором провела столько часов своей курсантской жизни. Попытка отломать что-либо уперлась в необычайную устойчивость пластика, и Элли в отчаянье пнула кресло ногой. Наверное, невзлюбивший ее бог Космоса отвернулся в тот миг в сторону, ибо укрепленный нос ее ботинка с легкостью проломил уже слегка покореженную боковую панель основания кресла и она, потеряв равновесие, грохнулась на попу, с удивлением увидев перед собой водонепроницаемый противоударный ящик, о котором она должна была помнить. Но - забыла!
   Элли опасливо вжала голову в плечи - на секунду ей померещился рык эшелон-сержанта:
   - Три наряда вне очереди, курсант альт Арив, - за безмозглости и плохие знания матчасти!
   - Это я просто растерялась, это посттравматический шок! - чуть не начала оправдываться Элли, но вовремя себя остановила - еще рано глюками разживаться.
   Да и забывчивость ее почти оправдана - это ж пережиток из разряда парашютов! И девушка внезапно с теплотой подумала о родном военном ведомстве, которое с бульдожьей настойчивостью продолжало комплектовать космические корабли традиционными с дней рождения космонавтики наборами выживания пилотов.
   Самой большой радостью был встречен самый настоящий древний пистолет с откидным блоком из трёх стволов. Элли с некоторым трудом припомнила умения, вбиваемые в них сержантами на протяжение двух недель курса выживания. Никто из группы особого прилежания тогда не проявил, но кое-что она запомнила. Выстрелить из этого антиквариата она точно сможет!
   Ящик оказался кладезем - приставной приклад-мачете, анализатор состава веществ, ракетница, компас, коробок с непромокаемыми спичками, сухое горючее, фляжка...
   Тут вытаскивающая один за другим предметы Элли издала победный клич, найдя набор для рыбалки, складной нож и медицинская аптечку. На самом дне лежал свернутый рюкзак, который, спустя несколько минут уже оказался плотно упакован найденными вещами. Обнаруженный в наборе выживания коммуникатор Элли оставила напоследок. Глубоко вздохнув, включила прибор и отправила первый из серии сигналов бедствия.
   Теперь оставалось найти убежище и - ждать спасателей. В то, что ее призыв о помощи никто не услышит, девушка отказывалась верить.
   Она уже собралась было покинуть место крушения ложемента, как вспомнила, что парашютную ткань тоже рекомендовали забирать с собой. Быстро скатав ролики из отрезанных полотнищ, она натаскала хвороста, обложила свой ложемент, бросила кубик сухого топлива под его основание и подожгла его. Древесина весело занялась, огонь перескочил на сваленные при падении кресла деревья, и Элли с болью в душе увидела, как кресло пилота оплывает, теряет очертания, заодно распространяя вокруг удушливый запах. Девушка повернулась и, не оглядываясь, направилась к озеру. Надо набрать воды перед дорогой. Инструкции по уничтожению оставляемого оборудования она выполнила. Может, и не до конца, но лучше у нее все равно не получится.
   Теперь Элли собиралась найти упавшего Стрижа. Вдруг...
   Нет, конечно, надежды, что там что-то сохранилось - почти никакой. Но хотелось увидеть могилу верного товарища. К тому же, инструкция ликвидации оборудования...
   Эллина выбрала дерево повыше остальных, с трудом, но забралась наверх, прикинула примерное направление к выжженной полосе лес - следу гибели корабля. Засекла его по компасу и еще раз истово поблагодарила военных бюрократов.
   Местное светило стояло высоко в зените и Элли поторопилась отправиться в путь. Хотелось дойти до Стрижа до темна. Дикого зверья она пока не опасалась - слишком уж много шума произвело крушение скаута. Наверняка, все лесные обитатели попрятались и пережидают возможную угрозу. Лес напоминал растущий на ее родной планете. Попадались и диковинные растения, но отвлекаться Эллина себе не позволяла. Сначала - Стриж. Ей не попалось ни одного зверя, она не заметила ни малейшего намека на людей. Безмолвие, изредка прерываемое птичьим чириканьем.
   Идти оказалось не трудно - в тени густых крон подлесок, видно, не разрастался, так что путь до точки остатков ее ворп-кораблика, по ее расчетам, займет часа четыре - не больше.
   К концу третьего часа, Элли решила сделать остановку и снова сориентироваться на местности. На этот раз лезть она решила вместе с рюкзаком, собираясь закрепить его на нижних ветках - чтоб какой случайный зверь не подрал. А то последний час вокруг нее доносились подозрительные шорохи.
   Дерево оказалось на редкость удачное - необъятный ствол, мощные сучья, расположившиеся чуть ли ни лесенкой, по которым она просто взлетела белкой к кроне. Да на таком дереве жить можно! Но едва добравшись до верхней кроны, Эллина застыла - да, отсюда уже виднелись остатки крушения корабля. Выжженные деревья, широкий оплывший кратер, образовавшийся в месте падения скаута, и... многочисленный верховой отряд людей, вооруженных холодным оружием, без малейшего намека на более высокие технологии.
   Надежда на дружественную цивилизацию, на помощь в вызове спасателей, которую Элли, несмотря ни на что, бережно хранила в сердце, осыпалась холодным пеплом. Похоже, застряла она тут основательно ...
   Элли затаилась среди веток, пытаясь разобраться в ситуации. Выйти к ним и попытаться установить контакт? Но исторические романы, нежно любимые девушкой, все как на подбор толковали об одном - во времена средневековья, а все признаки указывали именно на этот неприятный исторический период, непонятных и отличающихся от обычных людей либо пытали, либо сжигали. Выйти к этим воинам в комбинезоне космического пилота и не понимая ни слова их языка? Нет, она не настолько еще отчаялась! И Элли продолжала таиться на дереве, с озабоченностью наблюдая, как мужчины выковыривают из земли разлетевшиеся покорёженные детали ее корабля.
   Постепенно, присмотревшись, Элли поняла, что командует отрядом высоченный и широкоплечий светловолосый богатырь, с лёгкостью занимаясь логистикой действий, подчиненных и периодически звучно командуя раскопками. Элли даже усвоила, что 'рахтах' значит что-то типа 'быстрей' или 'поторопитесь', ну а 'айде', похоже, означало 'есть' или 'будет сделано'.
   Внезапно девушка увидела, что люди внизу приостановили все работы и, словно по команде, повернулись в одну и ту же сторону. Только охранники, стоявшие по периметру, продолжали осматривать окрестности, так что Эллина особенно вертеться побоялась. А через еще минуту стало понятно, что привлекло внимание мужчин.
   На образовавшуюся проплешину выехал еще один, небольшой отряд. Во главе его, как яркая иллюстрация к тому самому историческому роману, гарцевала черноволосая красотка. Амазонка, сшитая из материла глубокого бордового цвета, - Элли казалось, что именно так называлась помесь платья и штанов ловко обтягивающих незнакомку, - пламенела на фоне зелени и обугленных стволов. Сразу за брюнеткой следовала еще одна девушка - русоволосая, далеко не такая красивая, да и одетая поскромнее.
   Командир направил коня к вновь прибывшим, что-то резко и сердито выговаривая приехавшей брюнетке.
   Элли стало досадно, что она совершенно ничего не понимает. Но самое главное она выяснила - тут жили люди, они, на первый взгляд, ничем не отличались от нее, у них имелись лошади, похоже, это - какие-то затерявшиеся колонисты времен первичной экспансии людей в космос? Самое главное - выжить она тут сможет. А вот прижиться в местном обществе... Элли осторожно проверила коммуникатор - тот исправно передавал сигнал бедствия. Может, ей и не придется ломать голову, как? Может, в этот самый момент спасатели уже выходят на орбиту этой затерянной планетки? Эллина даже поглядела в безоблачные небеса, не появился ли там шаттл, посланный за ней. Но синее небо ничто не омрачало, и девушка огорченно вздохнула - надо было решать, как поступить. Оставаться долгое время в такой близости от отряда становилось опасно - вдруг засекут, да еще за шпионку примут?
   Меж тем внизу развивалась явная конфронтация между блондинистым командиром и прибывшей брюнеткой. Результатом явно неприятного обмена репликами стало громкое высокомерное фырканье последней и ее раздраженный приказ, после которого ее эскорт быстро окружил свою госпожу, и они отбыли в направлении садящегося местного светила.
   Элли проводила их взглядом, засекла направление движения по компасу и стала решительно слезать с дерева, решив последовать за отбывшими. Там явно находилось какое-то жилье, - не иначе, как замок, - решила курсантка, - а может деревенька, где удастся разжиться одеждой и понять, что делать дальше. В лесу ей долго не высидеть - еда на кустах не растет, а рыбу ловить или охотится - это она умела только в рамках двухнедельного курса выживания. То есть почти никак. А самое главное - ей предстояло проникнуть на склад, куда сгрузят найденные останки Стрижа, и уничтожить их. Устав на эту тему высказывался совершенно однозначно. Высокие технологии империи не должны остаться в загребущих руках аборигенов.
   Старательно огибая воинов, продолжавших собирать обломки ворп-скаута, Эллина осторожно направилась в ту же сторону, что и уже исчезнувшая из вида кавалькада.
  
  
  Глава 5
  
   Местное светило уже подошло к горизонту, когда Элли добралась до опушки леса. Деревья резко обрывались на высоком холме, едва видная тропинка, по которой кадетка следовала последние несколько часов, петляла, спускаясь с вершины возвышенности в уютную долину, раскинувшуюся перед глазами Эллины.
   Небольшой город раскинулся чуть дальше, уютно расположившись на берегу довольно широкой реки. Вдоль ее берега тянулась вымощенная чем-то дорога, тускло поблескивая в лучах заходящего светила. По реке сновали рыбачьи лодки и бойко шел парусный корабль.
   - Чертово средневековье! - поморщившись, пробормотала Элли и, в сотый раз за прошедшее время, взглянула на коммуникатор. Тот исправно продемонстрировал, что продолжает беспрерывно передавать сигнал. Элли утерла пот со лба, вздохнула - могло быть и хуже. По крайней мере, она жива, значит, у нее есть шанс выбраться отсюда. 'Имперская армия своих не бросает', - повторяла она себе клятву военных сил империи.
   Девушка огляделась - отправляться в город в комбинезоне пилота было глупо. Она подошла к одному из деревьев на опушке и, аккуратно полезла наверх, стараясь не поломать веток, чтобы не выдать свое местонахождение. Элли собиралась подождать ночь. Необходимо раздобыть местную одежду, иначе первый же стражник ее арестует. 'Или что похуже', - мрачно подумала она. Особенно, когда выяснится, что чужестранка совсем не знает языка. Элли задумчиво погрызла сорванную веточку - сначала придется украсть одежду. И выяснить, какие деньги тут в ходу.
   Постепенно смеркалось. Девушка заткнула пистолет за пояс на спине, спрыгнула с сука, на котором уже замучилась сидеть, поправила рюкзак, попрыгав и проверив, что у нее ничего и нигде не брякает. И, осторожно ступая, направилась к стенам городка. В небе виднелось сразу два спутника, один - побольше, давал достаточно отраженного света, чтобы достаточно хорошо различать окрестности. Другой, поменьше, виднелся не полностью, большая его часть попадала в тень планеты.
   Городские ворота оказались закрыты, калиток рядом тоже не было, и Элли уже начала осматривать стены, намереваясь перебраться в город через них, но тут сзади послышался быстро нараставший шум. К городу приближался конный отряд.
   Девушка быстро отступила в тень росшего неподалеку от стены кустарника и съежилась, стараясь раствориться в сумерках.
   Всадник во главе отряда громко загромыхал по воротам кулаком:
   - Абир! Рахтах!
   Типа, открывайте, быстро, - перевела для себя курсантка, обогатив свой словарный запас еще на одно слово.
   Ворота заскрипели и довольно резво распахнулись, и в них, гуськом, начали заезжать конники отряда. В самом конце Элли углядела запряжённых в волокуши лошадей, тянущих явно тяжелый груз.
   Стриж! - внезапно поняла девушка, заодно, опознав, наконец, предводителя отряда - того самого блондинистого богатыря.
   Основная масса всадников уже скрылась за воротами, а волокуши нескончаемой чередой все продолжали тянутся по подъездной дороге.
   Эллина подобралась и, улучив момент, когда мимо нее поползла последняя волокуша, метнулась к ней, рухнув позади наваленных на плотную дерюгу обломков. Мужчина, ведущий лошадь под уздцы, громко выругался, когда животное недовольно всхрапнуло, почувствовав дополнительный вес, но ничего не заметил; только сильнее потянул кобылу за недоуздок, торопясь зайти в город.
  
   Сосредоточенно отслеживая дорогу, девушка пыталась подгадать, когда ей лучше соскочить с 'попутки'. Хорошо, что темно серый комбинезон практически сливался с печальным грузом волокуши. В упавших на город сумерках, изредка освещаемых газовыми фонарями на перекрестках, отличить неподвижную фигурку девушки от лежавшего рядом с ней оплавившегося обломка, вымазанного в земле, было почти невозможно. Элли взмолилась всем покровителям пилотов, чтобы так продолжалось и дальше. Только бы добраться до склада, а там ей нужно всего минут пять, чтобы собрать примитивную термическую мину - все составные части в разрозненном виде были у Элли под рукой. Рискованно, конечно. На секунду Элли заколебалась - может, оставить все как есть и заняться личным спасением? После взрыва, последовавшего при ударе о землю, что там осталось неповрежденного? И что из этих останков могли бы использовать аборигены, пользующиеся - страшно подумать! - газом для освещения?
   Но тут, как нарочно, перед мысленным взором у девушки возник момент принесения присяги. Курсанты, с истово горящими взорами, клянущиеся не подвести, следовать предписаниям Устава космического флота империи и выполнить их даже под угрозой собственной жизни. И вот - первая трудность, и все, в чем она клялась и во что верила все эти годы - все это уступит приоритет желанию не подвергать себя опасности? Ну уж нет! Момент слабости прошел, и ворп-пилот альт Арив сосредоточилась на выполнении предстоящей задачи.
   Движение волокуши чуть замедлилось, и девушка осторожно приподняла голову, осматриваясь. Позади терялась в сумерках широкая дорога, уходящая вниз, под горку. Впереди - еще одни ворота, ведущие, похоже, за стену местного замка, стратегически располагавшегося на вершине возвышенности.
   Элли зарылась с головой в обломки. 'Стриж, миленький, спрячь меня!' - совершенно нерационально подумала она, истово надеясь, что в темноте разглядеть зайца у стражников не получится.
   Волокуша остановилась, и Элли на мгновение забыла, как дышать. Но тут же почувствовала рывок, движение вперед и, аккуратно выглянув из-за края волокуши, увидела, что волновалась совершенно напрасно - стражники на воротах досмотром груза заниматься и не собирались, они увлеченно и весело балагурили между собой. Девушка глубоко вздохнула, расслабляя окаменевшие от напряжения мышцы.
   Спустя еще несколько минут, стало понятно, что перевозимый груз достиг место назначения. Элли увидела здоровенный амбар, в который воины принялись заносить груз с волокуш. Руководил процессом все тот же блондинистый командир, зычно отдавая директивы, состоящие из двух слов:
   - Гартай! Гартай!... Рахтах!
   Типа, 'давай-давай, быстро!' - перевела для себя Элли, отмечая, как виртуозно он оперирует этими словами, добиваясь четкой работы подчиненных. Сейчас, в свете факелов, он выглядел как древний викинг, столь любимый иллюстраторами исторических романов.
   Осознав, что внимание людей сосредоточилось на выгрузке, девушка, выбрав момент, ловко выбралась из волокуши и шнырнула в глубокую тень, отбрасываемую стеной, к которой притулился склад-амбар. Замерла, но поняв, что ее маневра никто не заметил, отползла назад, к замеченному ранее небольшому навесу с инвентарем, достала нужные ей для сборки мины компоненты, спрятала рюкзак. Все эмоции как будто замерзли, оставляя лишь четкие логически выверенные действия и мысли. Элли отстранённо подумала, что впервые спонтанно вошла в состояние Ши. И продолжила подготовку.
  
   Оставив двоих для охраны склада, остальные воины разошлись, отпущенные красноречивым взмахом руки блондина. Сам мужчина задумчиво постоял перед амбаром, покачиваясь на полупальцах, будто боролся с нетерпением куда-то бежать, потом устало утер ладонью лоб и cкорым шагом направился в замок.
   'Наверное, на доклад к начальству', - подумала Элли, аккуратно сползая с широкого навершия стены на крышу амбара, выстланную соломой. Вскоре она убедилась, что крыша оказалась целиком соломенной. И еще через миг Элли уже стояла на полу склада, подключая последний элемент термического устройства и устанавливая мину на взрыв через пять минут, - по ее прикидкам, этого времени должно хватить, чтобы убраться подальше. Выбравшись через проделанный в крыше лаз, Элли поспешно проделала по стене обратный путь к навесу, подцепила рюкзак и, оглядевшись, заскользила вдоль стенки прочь от амбара, собираясь воспользоваться грядущей суматохой и поискать, где можно разжиться местными одёжками.
   Правда, оставалось еще одно дело...
   Элли завернула за угол, образуемый стеной, недовольно поморщилась - это укромное местечко явно использовалось заодно как отхожее,- и, зажимая нос, притаилась там, отсчитывая мгновения до активации мины.
   - Гартай! Гартай!... Рахтах! - заорала она дурным голосом, когда счет добрался до почти нуля.
   Охранники, стоявшие на страже амбара, оглянулись и припустили бегом на крики.
   'Отвратная выучка!' - прокомментировала Эллина про себя, при этом довольно усмехаясь - ее предположения сбылись на сто процентов. Но! Оставить пост... Да эшалон-сержант их бы за такое без приправы на завтрак бы съел!
   Стражники только успели отбежать на несколько десятков метров, как амбар полыхнул, коллапсировал вовнутрь, в стороны полетели обуглившиеся щепки, окончательно оплавившиеся осколки имперской техники, да еще, напоследок, внутри что-то рвануло. Огненные искры и пылающие обломки прощальным фейерверком взлетели вверх, отдавая дань теперь уже окончательно исчезнувшему из мироздания кораблю.
   Упавшие от взрывной волны мужчины ошеломленно поднялись с земли, в ужасе разглядывая пылающее остатки охраняемого строения. Двор начал заполняться привлеченными взрывом людьми, а Элли резво направилась в противоположную сторону, все так же прижимаясь к стене, практически невидимая в ее густой тени. Впрочем, иди она по центру двора, навряд ли кто-либо обратил на нее особое внимание - все были слишком увлечены пожаром. Загремели ведра, образовалось несколько цепочек, по которым передавали воду,- люди отчаянно старались потушить пожал и не дать ему перекинуться на другие строения.
   Элли не стала отвлекаться от первоочередной задачи, любуясь успехом задуманного. Она добралась до ранее замеченного отдельно стоящего навеса с огромными жбанами и с вывешенной сушиться одеждой. Оглянувшись, сорвала с веревки тунику, штаны, какую-то накидку и, быстро натянув их поверх комбинезона, почувствовала себя спокойней. Правда, тут же это спокойствие рассеялось - во дворе появился тот самый блондин-викинг и первым делом начал орать на стражников на воротах. А потом во двор высыпала толпа вооруженных людей и, они, подгоняемые криками командира, принялись обыскивать все и всех подряд.
   Элли прикинула расстояние до выхода со двора и поняла, что вторая часть спланированной операции оказалась не совсем продуманной. Почему-то ей представлялось, что все примутся тушить пожар и она с легкостью покинет замок, но стража на воротах даже на шаг от них не отошла, изредка лишь бросая любопытные взгляды на все еще горящий амбар. Лезть же через стену при таком количестве народа... Элли закусила губу - нет, не получится.
   Стражники, меж тем, подгоняемые гневным рычанием взбешённого блондина, обследовали каждую пять двора, допрашивая всех подряд. Элли захотелось оказаться где подальше - желательно на борту спасательного корабля, ныряющего в гипертуннель в направлении к родной планете. Обозвав себя трусихой и решительно изгнав из сердца приступ недостойной слабости, девушка ухватила горсть золы из-под бельевых чанов, растерла ее по лицу и тунике. Потом, спохватившись, засунула рюкзак в одну их бочек с бельем, видно подготовленным к стирке. И присела за дальним чаном, осторожно приглядываясь к происходящему во дворе и надеясь, что на нее не обратят особого внимания.
   - Бра-хра-бра? Бра-бра-бра! - раздалось над ее головой и здоровенный рыжебородый стражник, неизвестно как подобравшийся к ней сзади, потянул ее вверх за шкирку. Где-то Элли читала, что во времена средневековья население было значительно меньше ростом, по сравнению с современными людьми. Но вот на деле все виденные ею мужчины это правило пока неоспоримо опровергали. Так что ее метр шестьдесят пять едва ли мог поразить чье-либо воображение. Зато худощавость, короткая стрижка и плотный комбинезон под туникой могли сыграть на руку - Элли рассчитывала, что в темноте, да в явно мужской одёжке, ее примут за парня. Еще бы понять, что этот громила от нее хочет, что за бра-бра? Ни одного из знакомых трёх слов ей пока уловить не удалось.
   Стражник требовательно смотрел на нее, явно начиная терять терпение.
   -Ы-ы-ы, - неуверенно протянула она. - Ы-ы... э-э, - добавила, так и не придумав, что сказать. Притвориться, что из чужих земель - путешествует? А вдруг тут только одно государство и все говорят на едином языке? Элли с холодком в душе вдруг подумала, что ее план оказался не очень-то продуманным. Надо было все-таки перебираться через стену. И плевать, что там ров с грязной водой - выбралась бы.
   -Ы-ы-ы, - передразнил стражник, добавил что-то типа очередного 'Бра-бра-бра', выдал Эллине совершенно незаслуженный подзатыльник и пошел дальше, потеряв интерес к чумазому то ли глухому, то ли - немому недотепе. Но сообразила это Элли только спустя пару минут. А в первые мгновения после того, как интерес воина переключился с нее на более перспективную цель - румяную толстушку, ловко поспешавшую к пожару с полными ведрами на коромысле, Эллина только и могла, что с трудом утихомирить понесшееся галопом сердце. Все-таки в наземные разведчики ее не готовили, диверсионную работу они и на лекциях-то толком не изучали - не говоря о практическом применении. Хорошо, что на тех двухнедельных курсах по выживанию им показали, как собирать простейшие взрывные устройства - требование Устава о том, что ничто технологичное не должно попасть в руки чужаков им забили аж на подкорку.
   Но стражник ушел, значит, можно выбираться - чем дальше от замка, тем лучше. Элли вытащила рюкзак, завернула его в висевший тут же прямоугольный отрез холстины, завязав ту на манер котомки, и, стараясь идти уверенно, не озираться и аккуратно обходя встречавшихся людей, направилась к воротам.
   Откуда появился человек, схвативший ее за плечо, девушка вообще не поняла. Но схватил крепко и больно, впиваясь жесткими пальцами в тело. Эллина застыла, от испуга даже не оглянувшись и не подумав рвануться к видневшимся совсем уже рядом воротам.
   Мужчина что-то пролаял за ее спиной, а сбоку ему ответил уже знакомый голос. Блондинистый командир из леса. Сердце Элли рухнуло вниз. А столь несвоевременно появившийся начальственный туземец проскрежетал три слова, схвативший Эллину стражник ответил ему очередное 'бра-бра', потом дернул испуганно замершую девушку за плечо, разворачивая ее лицом к себе и командиру.
   Синие глаза зло впились в Эллину, недовольно сжатые губы разлепились и исторгли очередной набор звуков.
   'Наверняка, спрашивает кто я и что тут делаю', - подумала девушка, продолжая испуганно молчать. Державший ее стражник требовательно брабракнул и, не получив ответа, отвесил ей полновесный тычок в спину, бросивший ее на колени. К счастью, двор был не мощёный, а утрамбованная земля - это вам не булыжное покрытие. Элли всегда пыталась быть оптимисткой. Она застыла на коленях, всячески демонстрируя полную безобидность. Блондин больно ухватил ее за волосы и задрал ее лицо вверх. Спросил что-то. Ответа, естественно, не получил. Раздраженным голосом отдал короткое распоряжение подчиненному и, наконец, удалился. Элли облегченно вздохнула, но, как выяснилось через секунду, - напрасно. Стражник вздернул ее на ноги и потащил за собой в сторону одноэтажной постройки неподалеку. Через минуту Эллину втолкнули в темное помещение, дверь за ней закрылась, а затем снаружи, с громким скрежетом, задвинули металлическую щеколду.
   Девушка ощупью добралась до стены, постояла, прикидывая, стоит ли обследовать помещение сейчас или подождать утра. Надо попытаться выбраться, но темень вокруг не давала возможности что-либо рассмотреть. Она уже почти решилась достать из котомки фонарик, как услышала человеческий стон, донесшийся из противоположной стороны. Затем слабый мужской голос спросил у нее что-то, и, не получив ответа, повторил вопрос.
   Элли молчала. Жесты в такой темноте исключались по причине их невидимости, а других способов объясниться у нее не было. Мужчина расстроенно ругнулся, - Элли так решила - уж очень интонации оказались выразительными, недовольно буркнул вариативное 'бра-гра-бра' и замолк. А Эллина, присев на рюкзак и облокотившись спиной на стенку, принялась обдумывать, что делать. Но через несколько минут, обессиленная до изнеможения событиями дня, она провалилась в беспокойный сон.
   Проснулась кадетка от нахально светящего ей в глаза лучика, пробивавшегося в помещение через одно из крошечных оконец, располагавшихся под потолком на противоположной от дверей стене. У этой же стенки она увидела бесформенную кучу тряпья, которая внезапно пошевелилась и что-то простонала. Её ночной собеседник переживал во сне явно нечто неприятное. Девушка поднялась, разминая закостеневшие от неудобного положения мышцы, и принялась осматриваться. С побегом приходилось поторопиться - это вчера в суматохе из-за пожара никто ее толком не досматривали и не допрашивал, а сегодня к этому отнесутся по-другому.
   Она оценивающе оглядела оконца и решила, что нашла путь на свободу. Они, конечно, оказались зарешеченными, но решетку она и не собиралась ломать или пилить. Ее она планировала аккуратно вынуть. Элли обеспокоенно оглянулась на сокамерника. Не помешает ли? Но тот продолжал крепко спать, уткнувшись носом в стенку, и не подавал никаких признаков интереса к тому, что она делала.
   Она аккуратно достала стропы от парашюта, после нескольких попыток удачно зацепила одну из них за решетку и принялась подтягиваться, рассчитывая расшатать пазухи решетки. Решив, что при помощи мачете расколупает основания и вынет решётку из окна. Но едва она подтянулась вверх по импровизированной веревке, как наверху заскрипело и, осыпав ее засохшей известкой, решетку рухнула на нее сверху, не выдержав веса девушки.
   'Неделя нарядов вне очереди за разгильдяйское отношение к охраняемым объектам!' - настроение у девушки поднялось. Она быстро отвязала стропы от решетки и стала оглядываться - придумывая, как залезть в окно. Дотянуться до него у нее получалось только в прыжке.
   - Хрр-бю-ю-брр таокора, - донеслось до нее неразборчивое ворчание и через мгновение куча тряпья, распрямившись, превратилась в высоченного парня, который, пошатываясь, побрел к ней. Незнакомец, с каждым мгновением все более уверенно стоящий на ногах, принялся ожесточенно ей втолковывать очередное 'бра-бра', но Элли, прижав палец к его губам, отрицательно покачала головой, затем выразительно указала на свои уши. А потом - на окно и вопросительно подняла брови. Парень недоуменно застыл, сказал 'тракор', потом молча указал на себя, Эллину, окно, опять на себя. Элли утвердительно кивнула и тут же оказалась подсаженной к потолку. Она вцепилась в оконный проём, оглядела пустой двор, ловко перекинула ноги на улицу, затем требовательно взглянула на сокамерника, указав на лежащую на полу котомку. Тот молча подал ей требуемое и обеспокоенно взглянул на нее. Элли протянула ему руку, собираясь, выпрыгивая наружу, подтянуть его вверх - как противовесом, но тот отрицательно качнул головой, жестом показав, что залезет сам. Кадетка пожала плечами и соскользнула вниз, перекатом погасив инерцию прыжка. Она тут же вскочила на ноги и успела увидеть, как компаньон по побегу сноровисто преодолел преграду к свободе, неслышно приземлился рядом с ней и настороженно заозирался. Потом он дернул ее за руку, жестом показывая следовать за ним и беззвучно заскользил по двору, целенаправленно пробираясь к дальней стене. Эллина бежала за ним, умоляя всех богов космоса, чтобы не попасться страже. Но замок как будто вымер, только на донжонах изредка слышались голоса воинов, перекликающихся друг с другом. Но дозор они несли на предмет потенциального вторжения в замок, на внутренний двор ни один из них так и не взглянул.
   Кадетская выучка привела девушку в удивленное раздражение от такой непрофессиональности охраны. Но - рыба гниет с головы. Значит, блондинчик только кричать умеет, по-настоящему ничего не соображая в военном деле. Тут Эллина вспомнила подходящее слово из прочитанного исторического любовного романа, - придворный шаркун! И еле удержалась, чтобы не фыркнуть. Выбраться с такой легкостью из камеры! Она с надеждой подумала о циклически посылаемом сигнале о помощи. Если... нет - когда ее отсюда спасут, эта история пойдет на бис среди курсантов ее потока! Девушка улыбнулась, но тут же одернула себя - дура, размечталась, а ведь они пока еще не выбрались из замка.
   Ее спутник, меж тем, добрался до скрытой в стене калитки, что-то подергал, покрутил, и калитка тихо отворилась. Парень обернулся, встревоженно оглядел безмятежно дремлющий двор, энергично замахал Элли и исчез в проеме. Девушка последовала за ним, не забыв аккуратно закрыть за собой калитку.
   Перед ними лежал сонный городок, окутанный предрассветным туманом. Бывший сокамерник обернулся, открыл рот, собираясь что-то спросить, потом поджал губы и махнул рукой, призывая следовать за собой. Спустя час беспрерывного бега по пока еще пустынным улочкам они, наконец, добрались до опушки леса, и парень, поозиравшись, повел их на восход. Спустя еще минут пятнадцать, они наткнулись на неглубокий ручей и пошли по нему, удаляясь в лес. Достигнув каменистую насыпь, Эллин спутник выбрался из воды, знаками скомандовав ей следовать за собой, и повел ее вглубь чащобы. Элли, следуя за ним след в след, осторожно вытащила из котомки пистолет. Чего ожидать от попутчика она совершенно не представляла.
   Перепрятав оружие в карман на комбинезоне и удостоверившись, что, невзирая на тунику и штаны, сможет с легкостью его вытащить, Элли немного успокоилась. Соратник по побегу продолжал упорно идти вперед, только изредка оборачиваясь, проверяя как ее дела.
   Через пару часов парень, наконец, остановился. Пытливо огляделся и, радостно воскликнув, нырнул в ничем неприметный кустарник, пошуршал там, затем вынырнул, махнул Эллине рукой и опять исчез.
   Элли осторожно полезла за ним, гадая, что там такое. Оказалось - небольшая полянка, невидимая за разросшимися зарослями, в центре которой.... Эллина ахнула - прозрачный родник и чуть подальше - едва возвышающаяся над поверхностью землянка.
   Девушка с интересом посмотрела на невольного товарища, пытаясь понять, как он нашёл это место. Тот криво усмехнулся, увидев понятное любопытство, и пустился в пространные объяснения, оставшиеся для девушки совершенно невразумительными.
   Эллина решительно выдохнула, прервала его речь поднятой рукой, ткнула в себя пальцем:
   - Элли.
   Затем требовательно ткнула пальцем в парня, вопросительно глядя на него.
   Тот удивленно замолчал, потом произнес:
   - Трой Вард. И ка бра Трой.
   'Со знакомством, значит',- устало подумала девушка.
   ***
   Неперехваченное сообщение:
   'Следопыту: отчет Путника по мутациям вызвал серьезный резонанс. Необходимы дополнительные данные. Задействуйте всю агентурную сеть на месте. Пилигриму подготовиться к приему замены Путника. Позывные - Стажер. Схема внедрения - 'Бродяга'. Звездочет'
   ***
   Весь оставшийся день беглецы отдыхали. Напились, а затеи и отмылись в роднике, Трой исчез в лесу на пару часов и принес нескольких подбитых птиц, явно рассчитывая, что Элли их распотрошит и приготовит. Увы - в двухнедельную программу выживания входил сухой паек, но не готовка дичи в походных условиях. Элли даже не представляла, с какого боку подступиться к выдергиванию перьев из еще теплых трупиков. А когда попыталась выпотрошить дичь, то ее чуть не вытошнило.
   Трой не преминул резко высказаться, наблюдая за потугами неумехи и отобрал будущий ужин, прежде чем она его загубила. Элли поспешила поделиться с ним галетами из сухпайка и мир был восстановлен. А когда птичек зажарили и съели, Трой и вообще пришёл в отличное настроение.
   Конечно, при дневном свете он уже понял, что его спутник оказался девушкой, но никаких сексуальных поползновений, которых опасалась Эллина, от него не последовало. А девушка, пользуясь добродушным настроем парня, принялась учиться языку. Тыкала пальцем в предметы, требовала, чтобы Трой их назвал, изображала то бег, то письмо, то драку, а Трой послушно выдавал ей слова, которые она тут же записывала. Парень с любопытством смотрел на непонятную коробочку, по которой спутница барабанила пальцами после каждого нового слова, но задать интересующие его вопросы пока не мог - спутница его просто не понимала. То, что со странной девицей, одетой в мужские портки, связана какая-то тайна, Трой понял уже в камере, увидев странные веревки, которыми она выдернула решетку. Да и вообще - чтобы девка до такого додумалась! Он с нетерпением ждал, когда схватывающая на лету слова Элли сможет, наконец, заговорить по-человечески. Любопытство полностью овладело парнем, при этом он даже не воспринимал ее как девицу - больно уж чужеродной казалась спутница.
   - Страшно! Человеки с мечами искать ты и я? Ты и я бежать лес? - к вечеру Элли поразила Троя почти понятным высказыванием. Сообразив, что она спрашивает про воинов замка, кивнул:
   - Искать нас будут, это точно. Уже ищут, - парень кивнул и хмыкнул, - из тюрьмы его светлости еще никто не сбегал. Так что это ему - щелчок по самолюбию.
   Элли взволнованно залопотала на непонятном Трою языке. Потом сказала:
   - Спать. Встать. Бежать.
   Трой подумал, отрицательно мотнул головой:
   - Нет, завтра бежать не надо, давай пару дней пока тут переждем, - Трой показал Элли три пальца и потом указал на землянку и родник. - Если что - то успеем уйти. Тут пещеры недалеко есть, спрячемся.
   Элли опасалась оставаться на месте, но уходить слишком уж далеко от места падения корабля ей тоже не хотелось - спасателям её будет легче отыскать. Она с надеждой посмотрела на коммуникатор, в который весь вечер вносила слова нового языка. Тот регулярно посылал сигнал бедствия. Кто-нибудь его да поймает. В приборе, кстати, были заложены несколько наиболее распространённых в комическом сообществе групп языков, но туземный брабрар не походил ни на один из них.
   'Может, сойдет за курсовую? - Элли с восторгом представила обложку: 'Словарь и разговорник брабрарского языка. Составлен курсантом Эллиной альт Арив'. - Может, заодно и экзамен по межпланетной культурологии автоматом поставят?' - и девушка унеслась мечтами в уютный и знакомый кадетский мирок.
   Ночь пошла спокойно, уставшие беглецы крепко спали, не тревожимые ни погоней, ни диким зверьем. Костер решили не поддерживать - слишком уж далеко разносится запах горящих веток. Ни к чему давать подсказки следопытам замка, согласилась Эллина с Троем, решительно помогая ему затаптывать угольки.
   Рассвет следующего дня девушка проспала, а вот Трой успел поохотиться и к тому времени, как Элли выползла их землянки, уже готовил нехитрый завтрак из небольшого зверька. На удивленный взгляд Эллины - птиц Трой камнями подбил, а этого зверька - как? - парень показал ей петлю, сделанную из поясной веревки.
   'Силки', - сообразила Элли и ткнула в них пальцем, собираясь обогатиться новым словом.
   - Киброк, - послушно отозвался Трой, продолжая медленно поворачивать тушку зверька над огнём.
   Весь оставшийся день Элли терзала молодого человека, расширяя свои туземные лингвистические познания. Пару раз Трой не выдерживал и исчезал в лесу, озабоченно объясняя, что пошёл проверять силки. Дичи он не принес ни разу, так что ужинали плитками сухпайка, калорийными, но довольно безвкусными. Трой с интересом вертел в руках необычайную еду, пытаясь расспрашивать Эллину, но та только руками разводила - даже если бы уже и понимала вопросы парня, все равно бы притворилась, что - нет. Эйфория от совместного побега прошла, как спутник поведет себя дальше, может, надо ли от него избавиться? - сомневалась девушка. Она отнюдь не собиралась убивать его, если только он сам не нападет на нее, но туземец пока что вел себя спокойно и доброжелательно. Элли постоянно приходилось напоминать себе, что более низкий технологический уровень развития цивилизации не означает, что люди тут глупы и умственно отсталы. О такой ошибке им постоянно твердили в академии - правда, рассуждая о гипотетических ситуациях. Скачковые пилоты, ворп-скауты, с населением малоразвитых планет никогда не общались, и все знания Эллины о подобных теоретических ситуациях были почерпнуты из академических лекций и короткого курса выживания. Она с неожиданным теплом подумала о нелюбимых ее сокурсниками суровых инструкторах, гонявших их в хвост и гриву на двухнедельной подготовке.
   А на следующее утро Элли проснулась от того, что встревоженный Трой тряс ее за плечо. Издалека доносился лай собак и голоса перекликавшихся людей. 'Погоня', - мгновенно поняла Эллина. Она схватила вещмешок, закатала его в котомку, в которую спрятала и комбинезон, чтобы случайный взор постороннего не зацепил необычного одеяния, и через пять минут предстала перед Троем в полной готовности. Парень как раз прикрывал дерном остывшее костровище. На удивленный взгляд девушки - если землянку найдут, то кого костер удивит? - Трой указал на нос, пантомимой объясняя, что собаки или следопыты могут унюхать запах золы и так раскрыть местоположение столь хорошо спрятанной от посторонних полянки. Элли с уважением посмотрела на спутника. Самой бы ей такое и в голову не пришло!
   Следующие часа два слились в один миг тяжелого, на пределе сил, бега по лесу. Привычная к хитроумной полосе препятствий в родной академии, кадет Арив легко держала темп, чем изрядно поразила спутника, начавшего поглядывать на нее со все большим уважением. Лая собак не стало слышно довольно скоро, а значит, полянку с землянкой преследователи не нашли. Эллина с любопытством поглядывала на Троя, пытаясь понять, откуда у него это потайное местечко, почему он так хорошо знает отступные пути и даже пещерные ходы. Шпион? Тогда ее жизнь может оказаться в опасности! Вдруг, решит отделаться от ненужного свидетеля?
   Бежать стало тяжелее - Элли почувствовала явный уклон почвы. Они поднимались все выше и выше и остановились только когда ряды деревьев совершенно неожиданно оборвались, как будто кто-то отрубил их великанской секирой, и перед ними возникло невысокое предгорье, припорошенное карликовым кустарником.
   Трой повелительно толкнул девушку вниз, одновременно растягиваясь на нагретых утренними лучами камнях.
   - Опасно! - пояснил он. - Нас легко заметить издалека, - Трой постарался проиллюстировать сказанное жестом, помня, насколько плохо еще говорит на его языке Элли.
   Девушка понятливо кивнула, с уважением взглянув на осторожного попутчика. Сама бы она ни о чем подобном и не подумала.
   Они долго пробирались полуползком по каменистой почве, но, наконец, парень, обогнув очередной валун, позвал Элли за собой, показывая небольшую дыру в земле, скрытую невысокой зеленой порослью.
   -Сюда, за мной, - скомандовал он, первым заползая в неширокое отверстие.
   Следуя за Троем по узкому темному проходу, Элли опять задумалась, откуда у парня столь специфические знания и умения. Или это нормальный набор для туземного взрослого мужчины, - охотника или воина? Она все еще не могла понять, надо ли ей опасаться парня. Если он задумал что-то плохое, то разве стал бы так с ней возиться?
   Проход через пару метров расширился, давая возможность идти в полный рост. Эллина скользила ладошкой по стене, подражая идущему впереди парню. Очень быстро мрак в туннеле стал непроницаемым, и Элли попыталась нашарить фонарик, но тут Трой скомандовал, - Стой! - и девушка услышала невнятные звуки, как будто ее попутчик что-то пытался нашарить в темноте.
   - Бара! - радостно воскликнул Трой, и Элли поспешно зажмурила глаза - впереди нее, в руках парня запылал факел. Огонь осветил туннель, и девушка увидела, что впереди он расширялся, превращаясь, видимо, в пещеру.
   - Идем, - позвал довольный Трой. - Теперь нас уже точно никто не найдет, - добавил он уверенно, и Элли с удивлением поняла, что почти полностью разобрала смысл его фразы.
   - Никто? - переспросила она.
   Трой обернулся и, радостно улыбаясь, кивнул:
   - Герцог остался с носом.
   Поняв по недоуменному выражению лица Элли, что девушка не поняла последнего высказывания, парень добавил:
   - Никто не найдет!
   И повел их вперед. Эллина пощупала подвешенный на поясе в самодельной веревочной кобуре пистолет. Осторожность не помешает. Трой все еще оставался неизвестной величиной. К тому же, кто его знает, что за зверье живет в этих пещерах?
  
  Глава 6
  
   Ход привел их в довольно большую пещеру, в верхней части которой, через небольшой разлом, пробивался дневной свет. Внутри оказалось совершенно пусть - за исключением известковых сталагмитов, причудливым застывшим водопадом спадавших по стенам пещеры. Эллина почему-то подсознательно собиралась их увидеть - и ее ожидания оказались оправданными. Под одной из стен тёк узенький и совсем мелкий ручеек, но в одном месте он образовывал небольшой водоем, в котором можно было даже помыться.
   - Отличное место для тайного штаба разбойников - или беглецов! - не удержалась Элли, потом сообразила, что ее все равно не поймут, и показала ему большой палец. Молодец же!
   Трой, однако, недоуменно взглянул на палец, потом на Элли, опять на палец и залился волной пунцового румянца. Потом скользнул к девушке, настойчиво потянул ее палец вниз, закрывая руку в кулак, и веско обронил:
   - Плохо! Нельзя! Так... бра-бра... не делай!
   Элли не поняла пару слов, но отчетливо осознала, что привычный ей жест лучше в приличном обществе не показывать. Хотелось попросить пояснений, но спутник уже развернулся и направился к нише, скрывавшейся за колоннами сталагмитов. Через секунду вернулся, неся дрова и сухой мох.
   'Не слабо! Местечко точно не простое!' - оценила Эллина. - 'Кто же такой этот Трой?' - серьезно задумалась она уже в которой раз.
  
   *****
   В замке в это время мужчина, в котором Эллина с легкостью бы опознала горластого блондинистого начальника отряда, недобро сверлил взглядом собеседника.
   - Ну и где он? - раздраженно потребовал он. - Мои люди вели его из леса, позволили бродить по территории замка, отслеживали каждый шаг. И что? Стоило посадить это типа под стражу, по совершенно безобидной причине, под предлогом выяснения личности - и он исчез! Прихватив с собой и второго парня.
   Блондин, не сдержавшись, от сердца треснул кулаком по стене, рядом с которой стоял. Отвлекся на минуту, рассматривая ссаженные костяшки, потом снова обрушился на второго мужчину.
   - Ты хоть понимаешь, что твои остолопы наделали? У-пус-ти-ли его! - рыкнул он. - А ведь это - прямая ниточка к разгадке, над которой мы уже столько бьемся. Не в первый же раз с этим встречаемся.
   - Да все я понимаю, Лерей, - слегка сварливо отозвался второй мужчина. - Но сам посуди - в этой камере уж сколько всякого сброда пересидело - и ничего! Кто ж знал, что этот умник придумает решетку из пазов вынуть, - тяжело вздохнул он. - Да на его месте даже я бы навряд ли сообразил, - темноволосый мужчина опечаленно потер затылок.
   - Вот, Тис, именно - сам бы не сообразил, - блондин прошелся по комнате, пытаясь успокоиться. - Найди мне его. И второго - тоже. Не было еще такого, чтобы из-под замковой стражи кто-то сбегал. Сам отправляйся с поисковой группой. Знаешь, о чем я говорю, - он пристально смерил темноволосого взглядом, на что тот утвердительно кивнул головой и встал.
   - Разре...- начал он, но Лерей резко его прервал:
   - Да иди уж, Тис, ради Всевышнего, хватит притворяться, что ты этикету и протоколу следуешь, - и, поворачиваясь, пробурчал себе под нос, - где тот протокол гулял, когда твои заключенные сбежали...
   Темноволосый скривился, как от неожиданно попавшей ему в рот кислятины, молча поклонился и исчез за дверью кабинета.
   - Давай, дружище, - пробормотал Лерей, - не подведи. Найди мне этих наглых бегунов. Особенно одного из них. Чую - он со всем этим связан!
   Блондин подошел к письменному столу, уселся за него, положил перед собой чистый лист бумаги, даже успел взяться за перо и макнул его в чернила, но написать ничего не успел. В комнату, словно вихрь, ворвалась черноволосая девушка, яростно сверкая синими глазами. Элли опознала бы в ней ту самую красотку-брюнетку, с которой блондин так яростно спорил на месте крушения Стрижа.
   - Лерей, - возмущенно начала она с порога, - сколько можно ждать? Я же сказала, что хочу поехать с тобой на прогулку! Мне скучно постоянно сидеть в замке, тут нет никаких развлечений, подобающих благородной даме, - капризно надула она пухлые губы, становясь похожей на маленькую девочку, обиженную несправедливой жизнью.
   Блондин, однако, совершенно не казался очарованным прелестной девой. Он досадливо поджал губы, с тоской глянул на не начатое письмо, откинулся на спинку кресла.
   - Дорогая Данира, - устало начал он, - на днях в замке случился пожар, мы до сих пор боремся с его последствиями. Люди устали, им не до развлечений.
   - Моя свита ни с чем таким не борется, - требовательно повысила голос Данира, - и, мой лорд, нам скучно у вас в замке! Совсем не так я представляла этот визит - ваш батюшка обещал мне прекрасное время в Лииде, но действительность оказалась чудовищной! Вы совсем не уделяете мне внимания, мой лорд! - Данира настолько распалилась от гнева, что не удержалась и топнула ногой.
   Лерей вопросительно поднял брови:
   - Если это то, что мне предстоит видеть каждый день в нашей семейной жизни, то, пожалуй, я буду просить батюшку отменить предполагаемую помолвку. Как вы знаете, это сватовство всего лишь предварительное. Отец дал мне свое разрешение разорвать его, если мы не найдем общего языка. Мои способности должны расти, а не растрачиваться на войну в собственном доме.
   Блондин скучающе разглядывал прекрасную собеседницу. Уже на третий день пребывания очаровательной Даниры у него во владениях, внешне восхитительная чаровница начала показывать отвратительный характер, полное нежелание считаться с кем-либо не было, и демонстрировать совершенное отсутствие интереса к делам замка, которыми ей, в роли его хозяйки, пришлось бы заниматься ежедневно. У Лерея, ранее серьезно увлечённого девушкой и всячески ей это демонстрировавшего, внезапно открылись глаза на истинный характер возлюбленной, и он пришел в ужас. Теперь, познакомившись с ней поближе, он признал правоту отца, который не стал отговаривать его от женитьбы, но потребовал, чтобы предполагаемая невеста провела три месяца у него в гостях. Лерей с досадой признал, что батюшка, не желавший этого союза, полностью обыграл его. Жениться только назло отцу он не собирался. Пылкая влюбленность прошла к концу первого месяца, сейчас шёл второй, и Лерей с тоской подсчитывал дни, оставшиеся до отъезда девушки.
   Но сама Данира не желала признавать, что пылкий влюбленный куда-то пропал. Даже последнее высказывание Лерея она восприняла как неумелую попытку набить себе цену. Девушка настолько уверилась в непобедимой силе своей внешности, ежедневно подтверждаемой бесконечной вереницей влюбленных в нее мужчин, прославлявших её очарование, что не представляла, как кто-то может не испытывать желания угождать ей и выполнять любую прихоть. Она взмахнула черными густыми ресницами, столь красиво оттенявшими бездонную синеву ее глаз, затем лукаво посмотрела на блондина:
   - Но Лерей, как же без небольшой войны для поддержания тонуса и интереса?
   И, с плутовской улыбкой, девушка вопросительно развела руками, робко улыбаясь. Данира при этом выглядела настолько невинно-очаровательной, что сердце Лерея тут же отозвалось, забилось быстрее, как в пору его страстной влюбленности в брюнетку.
   Он хмыкнул про себя, подошел к Данире, склонился над протянутой ему рукой и нежно поцеловал тонкие пальчики.
   - Обещаю, что сегодня вечером я сопровожу вас на театральное представление, - он еще раз поцеловал руку девушки, - сейчас же, надеюсь, что общества вашей свиты окажется достаточным для поездки в город. Мои воины сопроводят вас.
   Брюнетка, торжествующе улыбнулась, получив очередное подтверждение, что Лерей почти что ест из ее рук, затем мило присела в небольшом поклоне и упорхнула из кабинета, задержавшись на мимолетное мгновение в дверях, чтобы бросить страстный взгляд на блондина и мурлыкнуть:
   - Мой лорд, буду с нетерпением ждать вечера!
   Лерей улыбнулся уже закрытым дверям, потом сокрушенно покачал головой, разворачиваясь обратно к письменному столу. Но тут же застыл от неожиданной мысли и, кинув взгляд в сторону ушедшей Даниры, негромко сказал, размышляя вслух:
   - Неужели, это - проявление её способностей? Тогда мне стоит быть начеку - я ведь, черт возьми, оказался совершенно очарован на несколько минут. Иногда этого времени достаточно, чтобы сделать непоправимую глупость!
   Он выглянул в коридор и повелительно бросил стоящему там стражу:
   - Грейдаса ко мне.
  
   ***
  
   Едва наступило утро, как Трой растолкал Эллину и, помогая себе жестами, сообщил ей, что они останутся в пещере на несколько дней, потому что их не только продолжают искать, но и уже привлекли каких-то спецов по розыску. Последние слова Элли долго не могла понять, да и до последнего сомневалась в том, что правильно перевела для себя, что за людей, он называл их 'шакти', усмотрел Трой, когда проводил рекогносцировку. Из нарисованного на плотном кусочке земли, отыскавшемся у самого входа в пещеру, Элли сообразила, что ее спутник пробрался на возвышенность и заметил вдали поисковый отряд, с энтузиазмом и необычайной старательностью обшаривающий окрестности.
   Элли больше всего поразило, что их до сих пор ищут. Вряд ли стали разыскивать беглого неизвестного мальчишку столь тщательно, так что себя Эллина отмела сразу же. Совершенно ясно, причиной являлся Трой. Момент казался подходящим, и, взглянув на парня, аппетитно хрустящего косточками зажаренной вечером птицы, девушка спросила:
   - Кто ты? Почему люди замка искать ты?
   Трой оторвался от птичьего крылышка, по-простецки облизнул пальцы, затем ткнул пальцем в Эллину:
   - А кто ты? Почему у 'ты' столько странных вещей, которых я не видел ни в одном королевстве?
   Парень ткнул пальцем в коммуникатор, который Элли постоянно использовала для занесения новых слов и анализа языка. Умный прибор уже начал составлять лингвистическую базу 'брабрара', здорово облегчая ей жизнь. Девушка включила коммуникатор в полный аудио и видео режим и тот теперь записывал новые слова и обороты непосредственно из речи Троя, параллельно составляя не только словарь, но и определяя грамматические закономерности местного языка. А заодно и фиксируя наиболее распространенные жесты. Так, Элли поняла, что нельзя показывать задранный кверху палец - не важно какой - это считалось жутким оскорблением. Кивок головой означал согласие, а задирание подбородка вверх - категорический отказ. Наклон головы к правому плечу указывал на несогласие, к левому - указывало на призыв обсудить спорный вопрос, а отрицательное покачивание головой значило, что человек в восторге.
   Непроизвольные жесты то и дело подводили Эллину, поскольку вылезали совершенно непроизвольно и никак не сочетались с произносимыми ею словами. Тогда она попыталась отказаться от жестикуляции - хотя бы на первое время, чтобы не путать собеседника бесконечным выражением восторга в его адрес, сопровождаемым категоричными 'нет', 'ни за что', 'никогда', но это оказалось невероятно трудно, поскольку приходилось контролировать почти свои все жесты!
   И вот теперь Трой задал ей тот самый вопрос, которого она опасалась с момента их знакомства.
   Она все еще продолжала колебаться, подбирая ответ, не противоречащий Уставу, но и не ставящий ее в глупое положение, когда Трой хмыкнул и заявил:
   - Технология других планет. Ты - чужачка, не знаешь не просто языка этой страны, ты на нашей планете вообще ничего не знаешь. Зачем ты тут? - серьезно спросил он. - Собираешь информацию? Шпионишь? А что же тебя так плохо подготовили-то?
   Большую часть речи Троя Эллина поняла без всякого труда. Об остальном догадаться оказалось не трудно.
   - Я не 'шпионишь', - Элли распознала значение слова и тут же отрицательно качнула головой, потом спохватилась и, вместо этого, задрала подбородок вверх, заставляя Троя насмешливо фыркнуть. - Я разбилась. Повозка, что летела среди звезд, и где ехала я - она разбилась.
   Девушка развела руками:
   - Теперь только я, мой мешок с вещами и больше совсем ничего.
   Она расстроенно шмыгнула носом и отвернулась, на секунду испугавшись, что расплачется. Нельзя показывать слабость!
   Трой сосредоточенно смотрел на нее, обдумывая услышанное. То, что девица с другой планеты, новостью для него не стало, но, если она говорит правду и оказалась на их планете случайно, в ее корабль разбился... Значит, она без подготовки, без местных контактов, ничего не знает о местной жизни. А главное - ее наверняка будут искать. Это открывало отличные возможности! А какой из нее получится отличный источник информации!
   Глядишь, и получится обернуть провал в выигрышную миссию и вернуться домой победителем. Трой глубоко вздохнул, успокаивая скачущие от восторга мысли, и, взволнованно глядя девушке в глаза, проникновенно поклялся:
   - Сделаю все, чтобы вырвать тебя из лап Лерея!
   Девица признательно шмыгнула носом и благодарно кивнула, а Трой продолжил:
   - Пересидим тут, потом будем пробираться к границе, мой повелитель поможет тебе устроиться в нашем мире. В конце концов, мы все потомки переселенцев с одной планеты.
   - Так тут знают о других планетах и космических кораблях?! - все еще не веря в такую удачу, воскликнула Эллина. - У вас сохранилась техническая база?
   Но Трой тут же разрушил вспыхнувшую было надежду:
   - Только правители и определенные служебные структуры королевств все еще помнят об этом. Наш народ уже давно забыл, что жизнь зародилась не в этом мире, что мы - потомки отважных переселенцев, колонизировавших Харбор.
   Элли все лучше понимала Троя, да и самой теперь, когда стало можно в открытую пользоваться коммуникатором, говорить оказалось намного проще. Она оценивающе разглядывала лицо собеседника, отчаянно пытаясь проникнуть в его мысли. Врёт? Поможет? Предаст? Ни жизненного опыта, ни опыта общения с инопланетными мужчинами явно не хватало. Но выхода-то все равно нет!
   Элли церемонно склонила голову:
   - Трой, спасибо! За помощь! Безопасна ли для меня встреча с этими... структурами?
   Парень усмехнулся:
   - Ты же уже с ними столкнулась, - и насмешливо склонил голову в легкой имитации поклона. - Позволь представиться, - старший агент разведывательного управления королевства.
   Элли понимающе улыбнулась, - о том, что Трой шпион на королевской службе другого государства, она уже и сама догадалась. А парень, меж тем, с любопытством поинтересовался, указывая на коммуникатор:
   - А этот прибор - он только для записи слов?
   Элли на секунду поколебалась, потом, решившись, ответила:
   - Не только. Он еще посылает мой сигнал бедствия - просьбу о помощи.
   Она смотрела прямо на Троя и только поэтому уловила какое-то странное выражение, промелькнувшее у того в глубине глаз. На мгновение ей стало неуютно, и она строго напомнила себе, что верить до конца Трою не стоит. Сделав вид, что ничего не заметила, Эллина продолжила с уверенностью, которой не чувствовала:
   - Когда за мной прилетят, захочет ли правительство твоей страны установить контакт с нашей империей?
   - Глава моей страны, королевства Димерии, - король. Его Величество Эдимор Третий. Только он решает такие вопросы, - Трой помолчал, затем добавил, - Скорее всего, ты будешь ему представлена. Его Величество всегда отличался здоровым любопытством.
   Элли понятливо угукнула, хотя особой радости от всего этого не испытала - кто этих королей знает, вдруг решит, что инопланетянка ему ни к чему? И тут девушка впервые подумала, а нужно ли ей это? Может, стоит попробовать с Троем расстаться? Типа - уппс! - по дороге в лесу потерялась. Ну или в городе, куда, как ей только что сообщил Трой, они направятся на следующий день. Димериийский шпион решил, что поиски беглецов должны уже прекратиться, по крайней мере в этой части леса.
   Поговорив еще немного, оба отправились спать пораньше. Элли стащила с себя комбинезон, аккуратно упаковала его в рюкзак и засунула тот в небольшую расщелину, случайно обнаруженную ею неподалеку от костра. Если не знать, где искать, то не за что сразу не найдешь. Прятала она вещи от Троя, поскольку кто этих королевских разведчиков знает, может они по чужим рюкзакам любят полазить. Особой необходимости в этом, впрочем, не было - все, что было у Элли с собой, Трой уже тайком рассмотрел. Поэтому, заметив, что девушка куда-то припрятала свой мешок на лямках, парень только презрительно хмыкнул. Про себя. Эта девица казалась ему слишком глупенькой, чтобы быть засланным агентом, и ничего вообще не понимала в конспирации, в правильном выуживании информации и в хранении тайн.
   Трой размечтался, как начальник, лорд Тахо, наградит его за доставленную инопланетницу, а когда с Эллиной в качестве наживки, они отловят прилетевших за ней спасателей и получат вожделенный доступ к настоящему космическому кораблю... - тут Трой сладко зажмурился. Страшно и радостно думать о том, какой прыжок в развитии получит его страна благодаря космическим технологиям этого инопланетного корабля, технологиям столь бездарно утраченными их предками! Трой ни на секунду не задумался, на что обрекает Эллину и прилетевших к ней на выручку людей. Жизнь на чужой планете. Но ведь - жизнь! Даже если их придется держать в заключении - ставки всё же слишком велики. Но, в конце концов, что значит судьба одной девчонки и еще пары человек по сравнению с преимуществом, которое получит его родина? Он - страж королевства, его ведет его присяга и долг, - с гордостью размышлял Трой. На этом, со светлой улыбкой на устах, парень сладко заснул.
   Эллина заметила, что во сне лицо парня расслабляется и из-за этого становится другим - у нее складывалось отчетливое впечатление, что ее спутник ловко менял свою внешность простым напряжение мышц лица. Теперь, когда он их не контролировал, парень не выглядел старше ее самой. Она поправила плотно охватывающую ее голову эластичную ленту, подключенную к коммуникатору через волновую связь. Прибор, наконец-то, составил лингвистическую базу барбара, и Эллина собиралась погрузиться в ускоренное изучение языка. Завтра она поразит Троя, совершенно точно не ожидающего от нее почти безупречного владения барбаром. Правда, пока, с ограниченным словарным запасом.
  
  Глава 7
  
   Сладкий предрассветный сон девушки грубо нарушил болезненный тычок.
   - Трой, ты чего, совсем дурной, что ли?! - возмущенно пробормотала она, не открывая глаз, но тут же получила увесистый пинок, выбросивший ее с лапника, на котором Элли спала. Интуиция оглушительно взвыла боевой тревогой, девушка сгруппировалась, откатываясь в сторону и пытаясь понять, куда бежать. Она рванулась вперед, все еще плохо соображая, в чем дело, и зная одно - надо бежать, - но жесткий удар по ногам пресек ее попытку в самом начале. Больно ударившись спиной о землю, Элли в испуге замерла, ошеломленно уставившись на нависших над ней и устрашающе скалящихся парой мужиков. В одинаковой форме. Форма воинов из замка, откуда она удрала вместе с Троем.
   Девушка судорожно за озиралась, не понимая, как получилось, что их все же настигли. Заметила мрачного Троя, удерживаемого одним из солдат, в то время как другой ловко вязал ему руки. Выход из пещеры был свободен, и девушка подобралась, готовая рвануться туда при первой же возможности.
   - А ну, пацан, не балуй, - веско произнес стоявший напротив нее воин, показавшийся ей настоящим великаном. - Руки сам давай сюда, пока я добрый. А то врежу так, что зубы не соберешь.
   Элли испуганно взглянула на громилу в форме и, поколебавшись, поднялась, покорно протягивая руки - не время для глупостей, лишние побои ей ни к чему.
   Связав обоих беглецов, воины принялись осматривать пещеру, но, благодарение богам Космоса, Эллин вещмешок пока что не нашли. Тут ее внимание привлек Трой.
   - Лицо, - почти неслышно прошептал он, - лицо сажей измажь!
   Совет был хорош - это тут в полутемной пещере никто еще не разглядел, что Эллина - симпатичная девушка, а стоит им выйти на дневной свет... К тому же стояли они прямо рядом со вчерашним костром.
   Стараясь не делать резких движений, девушка осторожно присела, захватила в горсть золы и мазнула ею пару раз по лицу. Стороживший их даже глазом не повел - он трепетно наблюдал за обыском пещеры, явно надеясь на долю в добыче.
   'Увы!' - позлорадствовала Элли, - 'станешь, разве, на пару обглоданных косточек побогаче! Ищейка чертова!'
   А через пару минут их уже вытолкали из пещеры, воины окружили беглецов и повели в обратный путь.
   - Трой, что с нами сделают? - прошептала Эллина.
   Парень быстро пробежался глазами по хмурым лицам конвоя и негромко ответил:
   - Не знаю. Допросят. А после... Предложат моему повелителю выкупить меня. А ты... Главное, молчи, кто ты на самом деле или конец тебе. Хозяин Лиида таких, как ты, люто ненавидит.
   - Как я? - не поняла Элли, потом сообразив, обтекаемо добавила:
   - Не отсюда которые, ты об этом?
   Трой кивнул, открыл рот, чтобы что-то сказать, но получил тычок в спину и приказ заткнуться. Выражение усатой морды стражника не оставляло сомнений - дай ему только повод и на парне места живого не останется. Элли опустила глаза, опасаясь, что прямой взгляд воспримут как вызов. Звери же почти - чего с этих туземцев возьмешь!
   ***
  
   Связанные руки здорово мешали идти, а темп солдаты проклятого замка взяли совсем не прогулочный.
   Следующие несколько часов полностью изменили глубину само познания курсантки. Эллина всегда считала себя благожелательной и доброй в отношении других людей. Но уже через пару километров от эмоций, описываемых синонимами к добру и благу, не осталось ничего. Искренне желание, чтобы конвоирующие их сдохли после продолжительной и страшной агонии - это все, чего желала им Эллина.
   - Сволочи, мерзавцы, - забывшись, бубнила под нос девушка, с ненавистью зыркая глазами на безжалостных мучителей.
   - Заткнись, пацан, а то кляп в рот вставлю, - рыкнул на неё один из солдат, и Элли испуганно замолчала.
   К счастью, совсем скоро после этого милого обмена репликами, лес закончился, и они вышли к небольшой деревеньке, в которой их поджидали лошади поискового отряда. Остаток пути до замка Элли проделала на телеге с пустыми мешками из-под лошадиного корма.
   Появление отряда у ворот замка вызвало ажиотаж во дворе, к вновь прибывшим подбежали слуги, забравшие лошадей, едва воины спешились. Эллину и Троя согнали с телеги и, угрожая мечами, заставили встать на колени прямо посреди двора.
   'Ненавижу!' - ожесточенно подумала Эллина. - 'Чтоб вы все подцепили дизентерийную палочку!'
   А потом и вовсе перестала думать, в голове осталась пустая звенящая и очень испуганная пустота. Во двор спустился белобрысый начальник, тот самый, чей отряд увез останки Стрижа с места его гибели.
   Тот, к счастью, почти не обратил никакого внимания на замершую в испуге девушку. Быстрым летящим шагом приблизился к Трою и, презрительно глядя на стоящего на коленях парня, покрытого пылью и грязью, отчеканил:
   - Ну что, шпион, далеко ушел? От меня еще никто не сбегал, щенок!
   Очень бледный Трой молчал и не отрывал взгляда от земли, а блондин продолжал спрашивать, и от его голоса мороз по коже пробирал:
   - Кто твой господин? Лорд Тахо?
   Трой упрямо продолжал молча рассматривать грязь у себя под ногами.
   - Говори сейчас, пока я разрешаю, - холодно бросил ему блондин, - потом будешь выпрашивать разрешение исповедаться, да поздно будет.
   Эллина увидела, как ее товарищ по несчастью вздрогнул и сильно побледнел, а потом услышала:
   - Да, Ваша Светлость, лорд Тахо.
   - Почему ты на моих землях, что пытался разузнать?
   - Ваш проект 'Хэир'... Мой господин тоже им интересуется, - негромко ответил Трой, подняв глаза и пристально глядя на допрашивающего его. Хозяина замка, как теперь уже догадалась Эллина. Кажется, Лерой или Лерей Лиидский.
   Блондин медленно кивнул головой и бросил стоявшим наготове солдатам:
   - В малую допросную его, да осторожно, не калечить!.. Пока, - добавил он после небольшой паузы, отворачиваясь от парня и переводя тяжелый взгляд на Эллину. - Стой, пусть пока тут постоит, что это что за грязнуля с ним такая?
   Лерей внимательно оглядел чумазую Эллю. Молодой паренёк, ни кадык еще не появился, ни усы не выросли. Обычный оборванец, каких сотни бегают по Лииду. Зачем димериийский шпион обременил себя этим мальчишкой?
   - Этого тоже - в допросную, - решил Лерей.
   Проводив взглядом уводимых горе-беглецов, Лерей досадливо поморщился - раз речь идет о 'Хэире', работать с этим таховским засланцем придется самому. А ведь обещал сегодня сопровождать в театр прелестную Даниру. Блондин поморщился, - сколько еще ждать, пока эта черноволосая и синеглазая прелестница наконец-то покинет его дом. То, как легко он попался под ее влияние во время утренней встречи, откровенно не радовало. Придется просить Грейдаса, чтобы придумал, как противостоять этой напасти. То, что его реакция была неестественной, Лерей не сомневался ни на секунду, слишком уж неожиданно вспыхнули в нем давно потухшие чувства.
  
   ***
   Пленников ввели в довольно большое помещение, и Эллина принялась исподтишка оглядываться, с замиранием сердца готовясь увидеть средневековые пыточные приспособления. Но в комнате ничего похожего не было. Она испытывающе взглянула на Троя, надеясь увидеть в его выражении подтверждение появившейся надежде, что пытать их не будут. Но тот сосредоточенно смотрел себе под ноги, как будто пытаясь разглядеть тайную надпись на грубых половицах. Чисто ошкуренные доски полового покрытия оказались на удивление чистыми, как будто их вымыли только что, прямо перед приходом людей. На побеленных стенах не висело ни плеток, ни хлыстов, которые Эллина считала неотъемлемым атрибутом допроса в средневековые времена. Хотя, с чего она взяла, не побывав нигде, кроме замка и леса, что тут именно средневековье? Девушка с любопытством оглядела охранников, но, встретив угрожающий взгляд одного из них, испуганно отвела глаза.
   Дверь в допросную открылась, и стражники отступили в сторону, освобождая дорогу для блондина и сопровождавших его мужчин.
   - Как зовут? - отрывисто бросил блондин Трою.
   Тот не стал запираться:
   - Трой, Ваша Светлость.
   - Не раздражай меня, димериец. Полное имя и звание.
   - Трой Талин, полевой агент.
  
   ***
   Лерей, услышав звание залетной птички, не удивился. Значит, союзник-соперник лорд Тахо решил засунуть свой нос в его дела. Ожидаемо. Ладно, в проекте 'Хэир', конечно, участвуют все союзные королевства, и была договоренность делиться информацией. Но откуда они прознали, что ...
   - Трой Талин, полевой агент, - задумчиво потянул Лерей. - И что же господин полевой агент забыл в моем замке? Мои люди поймали тебя внутренней стены. Заблудился, никак? Или твой господин решил, что выполнение заключенных договоренностей требуют дополнительного надзора? Неофициального, как я понимаю?
   Лерей прошелся по комнате, затем уселся на единственное кресло в помещении, стоявшее рядом с громоздким видавшим виды письменным столом. Лорд закинул ноги на обшарпанную поверхность, расслабленно откинулся на спинку обитого слегка выцветшей зеленой тканью стула, всем своим видом давая понять, что собирается выслушать долгую и увлекательную историю.
   - Ваша Светлость, - с готовностью ответил Трой, - я проводил обычную полевую практику, да только мой стажер, - он небрежно кивнул головой в сторону изумленной Эллины, - потерялся. В Лииде отыскать не удалось, вот и решил, что занесло недотёпу к вам в замок.
   Лерей и вошедшие с ним двое мужчин дружно посмотрели на замершую Эллину.
   - Этот оборванец - твой стажер? - неприкрыто удивился Лерей.
   Видок у будущего полевого агента оказался весьма затрапезный.
   - Это что же, новая стратегия обучения шпионов в славной Димерии? Натаскиваете теперь с малолетства? - спросил Лерей у Троя, напряженно смотревшего на хозяина замка.
   Лерей бросил еще одни оценивающий взгляд на якобы потеряшку. Тощий паренёк, смазливый как девчонка, беспокойно жался посередине комнаты, бросая непонятные взгляды на своего начальника. А тот, казалось, не замечал беспокойства своего подчиненного. Трой безотрывно поедал глазами развалившегося в кресле Лероя, продолжавшего задумчиво молчать. Затем он окинул взглядом стоявшего рядом с дверью Грейдас и неожиданно решился:
   - Прошу считать нас обоих задержанными до выяснения обстоятельств служащими военного корпуса Димерии.
   Грейдас громко хмыкнул, и Лерей, посмотрев на друга, увидел, что того происходящее перед глазами скорее забавляет, а не злит, хотя за прошедшие несколько дней, посвящённых поиску беглецов, он не раз клялся, что спустит шкуру с обоих, дай только их отловить. Теперь же Грейдас, приводя Лерея в полное недоумение, продолжал загадочно молчать, никак более не выражая отношения к происходящему.
  Лерей поднялся с кресла, обошёл Троя, с нарастающим раздражением пытаясь понять, почему пойманные совершенно не отпираются, а совершенно беспрецедентно признаются в принадлежности к разведывательным структурам Димерии. За такой провал и разглашение информации Троя в родной организации по головке не погладят, и светило ему как минимум, служебное взыскание, а то и что посерьезнее. Неужели настолько струсил? Решил признаться, чтобы избежать пыток?
  Лерей раздосадовано нахмурился: он всегда выступал за непреклонное выполнение межгосударственных договоренностей. На этом теперь его и пытался поймать Трой, объявив в присутствии свидетелей, что является военнослужащим дружественной страны, подписавшей конвенцию. Конечно, зря он рассчитывает, что это тотчас же придаст ему неприкосновенный статус военнопленного. Войны меж их королевствами нет, но...
  - Что скажешь? - подойдя к Грейдасу, негромко спросил он. - Допрос третей степени?
  Друг сдержанно пожал плечами и спокойно ответил:
  - Как скажешь. Я готов.
  Лерей еще раз взглянул на Троя и его протеже, выглядевшего сейчас как побитый щенок, но при этом отчаянно сверкавшего синими глазищами на чумазом лице. Грязнуля. Лерей презрительно поджал губы и кивнул:
  - Хорошо. Обоих подвергнуть ментальному допросу. После этого уведомить лорда Тахо об их местонахождении и организовать обмен.
  Лерей вновь уселся в кресло, кивнул другу:
  - Грейдас, приступай!
  Но, прежде, чем тот успел сдвинутся с места, Трой неожиданно преклонил колено:
  - Ваша Светлость, благодарю за данное вами слово!
  Лерей почувствовал все возрастающее презрение к трусливому слизняку, готовому добровольно открыть секреты своего повелителя. Хотя, может, и не знает он ничего - кто доверит такому трусу что-либо ценное? Разве что таких же недоумков стажёров пасти годен. Лерей еще раз взглянул на второго паренька. Что-то подспудно беспокоило его, заставляя снова и снова вглядываться в пойманного. Черты лица тонкие, спину держит прямо. Благородных кровей? Тогда что он делает в стажерах у шпиона? Так ничего и не сообразив, Лерей дал отмашку Грейдасу:
  - Приступай!
  Тот склонил голову и подошел к Трою, величественным жестом возложил руки ему на голову, странно рисуясь, чего герцог за ним никогда не замечал, и приступил к допросу.
  - Трой - твой имя?
  - Трой Талин, полевой агент, - тут же отозвался Трой, всем своим видом показывая, что ему нечего скрывать.
  Грейдас настраивался на допрашиваемого, устанавливал связь, позволявшую чувствовать любую ложь, и имя становилось первой привязкой, дававшей доступ к эмоциям отвечавшего.
  Герцог устроился поудобнее, готовясь услышать, чем занимался этот трус на территории его замка. Но второй вопрос Грейдаса совершенно выбил его их колеи.
   - Кто твоя спутница?
  - Гнилая жаба! - Лерей почувствовал себя полным дураком. Но самое главное - пришло осознание: всё, это конец! Да Грейдас его теперь насмешками задолбает! Не понять, что это чумазое недоразумение - девка!
  - Да не жаба, совсем не жаба, - насмешливо ответил Грейдас, не отрывая пальцев от допрашиваемого. - Так с каких пор лорд Тахо принимает в ряды стажеров девиц?
  Трой поморщился, но врать при ментальном контакте не получалось, потому ответил:
  - Пока не принимает. Я ей обещал покровительство, принял под свою руку.
  - О-о-о! - иронично протянул Лерей, - Так ты у нас птица высокого полета! Имеешь право на вассалитет?
  Трой кивнул головой. На лбу парня выступили мелкие бисеринки пота, и встревоженно наблюдавшая за ним Эллина заметила, промелькнувшее на его лице сожаление. Похоже, допрос шел не совсем так, как он рассчитывал. Девушка встревоженно взглянула на внимательно следившего за происходящим блондина и встретила ответный слегка брезгливый взгляд.
  - Не трать время, Грейдас. Понятно же, что за вассалитет такой. Не иначе, как временный, да? Крестьянской дурочке захотелось приобщиться к высокому стилю жизни.
  Трой побледнел и утвердительно кивнул. При этом он ничуть не врал - как только лорд Тахо узнает, кто такая Эллина, заберет ее к себе. Так что да, его личное покровительство - временное!
  Оба лиидийца паскудненько ухмыльнулись, однозначно определив роль девки при титулованном шпионе, и допрос свернул в сторону от обсуждения Эллины. Трой отвечал подробно и искренне, хотя и выбора у него особого не было. Но никаких тайн ни Лерей, ни Грейдас не узнали - уровень допуска у господина полевого агента оказался совсем базовом. Ну да и что ожидать от пацана, едва ли переступившего порог совершеннолетия, - подосадовал про себя герцог.
  - Ладно, - Лерей решительно прервал очередной ответ Троя. Про проект 'Хэир' тот знал едва ли больше великосветской сплетницы при дворе отца, а о других выложенных им тайнах разведслужба Лиида была осведомлена лучше, чем сам шпион-недотёпа. - Пока не услышим ответа лорда Тахо, погостишь в нашей лучшей одиночке.
  - А моя...- Трой поднял на Лерея измученные глаза. Похоже, допрос измотал его гораздо сильнее, чем могло показаться со стороны.
  - А моя девка? - ласково подсказал ему владелец замка.
  Парень кивнул.
  Блондин брезгливо взглянул на стоявшую перед ним оборванку.
  - А девку отмыть и в казарму, моим людям тоже после всех этих поисков отдохнуть нужно, - злорадно постановил Лерей, не простившей девице того, что обманулся, приняв ее за парня.
  - Ваша Светлость, - Трой встревоженно обернулся к Эллине, жестом приказывая ей молчать. Та, осознав, что хочет с ней сделать белобрысый мерзавец, уже было вскинулась достойно ему ответить, но запнулась, встретив взгляд единственного своего защитника.
  - Ваша Светлость, - повторил Трой, - вы дали слово!
  Лерей резко поднялся из кресла, разгневанно рыкнул:
  - Твоя девка под договоренности не попадает, сам понимаешь!
  - Ваше слово! - не отступил Трой, и Эллина почувствовала горячую благодарность к парню.
   - Вы согласились считать нас обоих служащими военного корпуса Димерии, - отчаянно продолжал димериец.
  Лерей угрожающе сощурил глаза и поджал губы. Зачем щенку эта крестьянка? Он же понимает, насколько нарывается? Хотя...
  - Грейдас, проверь девку тоже, - отрывисто приказал он, успокаиваясь и усаживаясь обратно. Заметив, что димериец напрягся, удовлетворенно хмыкнул про себя - ну-ну, посмотрим, зачем ему сдалась эта шлюха!
  Грейдас слегка брезгливо приложил пальцы к Эллиным вискам. Та инстинктивно напряглась, готовясь к вторжению в сознание, но проходили минуты и ничего не происходило.
  - Имя?
  - Эллина.
  - Дальше?
  - Просто Эллина, - не колеблясь ответила девушка, сообразив, что ее фамилия прозвучит слишком инородно.
   Грейдас еще больше сосредоточился, стараясь пробиться в ментальное поле чужого сознания, но ему никак не удавалось даже прикоснуться к привычному фону мыслей, образов и эмоций. Девушка оказалась полностью закрыта. Мужчина усилил давление, уже давно превзойдя третью степень проникновения, напролом ломясь в чужой мозг. Но поганка только испуганно хлопала голубыми глазищами, в радужке которых переливались золотые звездочки-крапинки, и, казалось, совершенно не замечала усилий лучшего менталиста королевства.
  Грейдас устало опустил руки и отошёл к герцогу, с хмурым недоумением смотрящего на друга.
  - Я не могу ее прочитать. Вообще, - потрясенно сказал Грейдас дрожащим от изнеможения голосом. - Я весь выложился - и ничего.
  Лерей недоверчиво взглянул на стоявшую перед ним девицу с диким для крестьянки именем Эллина, затем махнул замершим в стороне стражникам:
  - Обоих в одиночные камеры.
  А потом, почти сожалея о своей мелочности, но не в силах сдержаться, добавил:
  - Девку - на цепь.
  
  Глава 8
  
  Эллина растерянно подергала ножную цепь, приковавшую ее к стене небольшой и очень темной камеры. Единственный источник света поступал через решетку из коридора. В углу валялся пук соломы и рядом же - какая-то странная круглая деревяшка, похожая на крышку. Подволакивая ногу с тяжеленой цепью, кадетка добралась до крышки, но едва она ее приподняла, как поспешила положить на место - отвратительный запах, ударивший из отверстия, прикрытого деревянным щитом, оказался непереносимым. А потом Эллина поняла - это ее туалет. Прямо напротив решетки. Если кто-то будет стоять в коридоре, то от них даже не получится укрыться, если решишь им воспользоваться. Почему-то именно это оказалось последней каплей. Но Эллина отнюдь не забилась в истерике, не залилась слезами. Нет. Она воспылала самыми искренними и жаркими чувствами - чувством благодарности к Трою, до последнего пытавшегося ее защитить, и всепоглощающей ненавистью к засунувшему ее сюда мерзавцу Лерею. Так ненавидеть Эллине еще никого не приходилось. Но эта белобрысая сволочь вызвала у нее ничем не затемнённое, чистое и яростное чувство.
   - Убью, - вслух пробормотала Эллина. - Сбегу, доберусь до пещеры, возьму пистолет и убью гада.
   Гад же в это время сидел в кабинете и обсуждал с Грейдасом непонятное происшествие с девчонкой. Она продолжала раздражать герцога, привыкшего с лету улавливать движущие мотивы окружающих. И она серьезно озадачивала Грейдаса, не встречавшего еще человека, чей ментальный щит он не смог бы пробить.
   - Зачем ты ее цепью велел приковать? - не выдержал Грейдас, с таким любопытством рассматривая герцога, как будто впервые увидел его только сегодня. - Женщину, даже скорее девчонку?
   - Так будет быстрее, - задумчиво ответил Лерей, с удовольствием отпивая из бокала, наполненного домашним вином. - Испуг, плохие условия, неуверенность в будущем... Никакой ментальный щит не выдержит. Через пару дней вытащу ее оттуда, и ты снова ее допросишь - уверен, что вот тогда-то и сможешь пробиться к ней в голову. А то - чувствую! - темнят они оба.
   Герцог наколол на нож кусок мяса из стоящего перед ним блюда и отправил сочную вырезку в рот. С наслаждением продегустировал запеченную в собственном соку зайчатину и, промакнув белоснежной салфеткой рот, добавил:
   - Как ты думаешь, дружище, почему димериец так отчаянно защищает сию оборванку? Что в ней такого? То, что это не любовь, тебе, думаю, тоже ясно.
   - Не любовь, это точно, - согласно кивнул приятель. - У него в голове ничего и похожего на это чувство нет. А страх потерять эту девицу - есть. Завтра еще раз покопаюсь у него в мозгах. Придется вытаскивать все потихоньку, чтобы не навредить парню, если, конечно, ты собираешься возвращать его лорду Тахо в здравом уме.
   - А девчонку... может, на дыбу? - продолжил Грейдас, с интересом рассматривая ножки выдержанного вина, рисующиеся на тонких стенках бокалов.
   Лерей нахмурился. Женщин пытать он не любил, относясь к ним по большей части снисходительно и галантно. Даже к крестьяночкам, к тому же среди них изредка попадались настоящие жемчужины. Герцог бросил пытливый взгляд на собутыльника и поймал у того мимолётный лукавый изгиб уголков губ. 'Веселится, гад', - решил герцог. А чего и не повеселиться - проклятая девка так его надула.
   - Нет, она не нанесла нам никакого вреда, в компанию юного господина Троя попала пару дней назад, сам видел в башке у этого героя, что к тайнам лорда Тахо она вообще никакого отношения не имеет. А вот ее щит от менталки надо изучить. Для этого нужно сломить ее дух и мозг, а не тело.
   - Так ты что, собираешься потом отдать ее димерийцам? - удивился Грейдас.
   - Нет, - кровожадно улыбнулся Лерей. - Нашим союзникам совершенно ни к чему такой материал. Оставлю при себе. Посмотрим, на что она останется способной после того как ты с ней поработаешь. Хотя на кухне и в прачечной особых мозгов не надо. А потом, может имеет смысл получить от нее потомство, вдруг ее способность к ментальной защите передастся по наследству? Воспитаем как надо - положим начало новому слову в разведке!
   - Ишь, как тебя понесло, дружище! - непритворно удивился Грейдас, с недоумением разглядывая своего друга детства. С такой стороной его характера он за все годы их дружбы никогда не встречался.
   - А детишек ты что, сам решил ей заделать, чтоб уж все под контролем родной крови было?
   Лерей поморщился:
   - С этой грязной шлюшкой? Да ты в своем уме?
   - Тогда, отдай ее мне, - неожиданно для самого себя попросил Грейда. - Родственников у нее тут и жилья, похоже, нет, иначе она бы уже справкой о королевском подданстве размахивала. Значит, разыскивать никто не будет. А если ее отмыть, да приодеть...или скорее - раздеть! - менталист мечтательно причмокнул. - Глазищи у нее знаешь какие!
  
   ***
   Неперехваченное сообщение:
   'Следопыту: Стажер прибудет на днях, схема внедрения - 'Бродяга', начальный контакт на усмотрение Стажера. Пароль - 'кадеты не сдаются'. Внимание - для Стажера это зачетная полевая практика. Страховка и наставничество необходимы. Экстракция при малейшей угрозе разоблачения по схеме 'Смерч'. Звездочет'
   'Приписка: И поаккуратней там - сами знаете, чей это отпрыск!'
  
   ***
   Алистер Рамир, молодой начальник герцогской охраны, доблестью, железной самодисциплиной и верной службой добившийся этого места три года назад, совершал внеочередной обход постов. Решил заглянуть и в подвальные помещения, отведенные под камеры. Обоих шпионов, наконец-то пойманных сегодня после нескольких дней поиска, поместили в одиночки, беготня, связанная с их поимкой, наконец-то, закончилась. Димерийские шпионы, как донесли своему начальнику стражники, присутствовавшие при допросе. Внизу все было спокойно, охрана несла службу, заключенные не буянили. Приближался час ужина, и Алистер уже совсем было собрался подниматься наверх, но решил взглянуть, как поживают димерийцы. Пройдя по широкому коридору с сыроватыми стенами, недовольно покосился на тускло горящие газовые фонари, прикрепленные к правой стене через равномерные промежутки. Надо бы заменить, совсем света не дают! Потом одернул себя - кому тут этот свет нужен. Вздохнул и продолжил обход. Первый димериец крепко спал на сене, натянув на себя валявшееся там же тоненький плед. 'Гуманизм к заключенным в действии', - фыркнул про себя Алистер. Вторая же из пойманных беглецов, подтаскивая за собой ножную цепь, беспрестанно ходила вдоль стены, явно пытаясь согреться.
  Девчушка выглядела совсем юной, висевшая на ней как на вешалке одежда полностью скрывала ее гендерные особенности и Алистер решил, что на это и был расчет. Лицо девицы оказалось настолько чумазым, что не было никакой возможности понять насколько она симпатична.
   Заключенная повернулась лицом к решетке и, вздрогнув, остановилась, едва заметив стоящего перед ее камерой человека. Уставилась на Алистера и, облизнув губы, спросила:
   - А воды мне не дадут? Совсем?
   Алистер удивленно услышал приятный грудной голос, без уже ставшего привычным раболепства, и, вздохнув, решил:
   - Ладно, прикажу, принесут чуть попозже.
   - Спасибо, - тут же отозвалась заключенная, слегка кивнув головой, и Алистер опять удивился, не заметив ни следа угодливости, столь обычного среди местных по отношению к герцогской страже. Хотя, если она димерийка...может, у нее статус повыше, чем у лиидских горожан и крестьян?
   Алистер хмыкнул и развернулся, чтобы идти обратно. Бросил прощальный взгляд на несостоявшуюся шпионку и, решив подбодрить дурочку, пожелал:
   - Наш герцог к женщинам милостив. Так что - держись тут! Не раскисай, проси герцогской милости, надейся на нее и не сдавайся...
   Димерийка гордо вскинула голову, сверкнув глазищами:
   - Кадеты не сдаются!
   Но тут же опустила плечи и поежилась. А Алистер похолодел: 'Кадеты не сдаются'?!
  - Когда ты прилетела на Харбор? Почему сразу не вышла на связь? - потребовал он шёпотом.
   Он еще раз присмотрелся к ошарашено взирающей на него девушке и, наконец, разглядел в ее волосах полоску коммуникационного обруча. Гневно ткнул в него пальцем:
   - Почему коммуникатор на виду? Совсем сдурела? Да тебе за это сразу незачет по полевой практике ставить надо! И это - почти что выпускница Академии Внешней Разведки! - сокрушенно покачал головой мужчина.
  В подземелье клубились тени и Алистер с трудом разглядел выражение лица того самого драгоценного отпрыска, неудачная стажировка которого могла стоить ему головы. Он не очень следил за жизнью сильных мира своего, потому даже и не знал, что в Той Самой Семье помимо трех сыновей была еще и девочка.
  Кадетка Академии Внешней Разведки с трепетной надеждой заглядывала ему в глаза. Эллина понятия не имела, откуда на нее свалилось это счастье в виде адекватного мужика, который прекрасно владел языком соседней звездной империи и сходу опознал коммуникационный обруч. А замолчав, девушка сообразила, что последний обмен репликами произошёл на аредейском. Она автоматически перешла на него, поскольку ее бабка по отцовской линии любила разговаривать с внуками именно на нем, будучи родом из великой Аредеи.
  Алистер помолчал, перебирая в уме все возможные и близкие к невероятным варианты извлечения стажера из тюрьмы. Пожалуй, оставался только один способ.
  - Что ты уже успела сказать на допросе? Подозрений, что не местная, не вызвала? - отрывисто спросил мужчина.
  - Нет. С меня только имя и потребовали, - качнула головой Элли и тут же пояснила, - они в основном Троя допрашивали.
  - Отлично, - чуть расслабился Алистер. - Тогда сделаем так. Я принесу тебе документ, что ты - жительница Лиида. А Трой... Скажешь, что заболтал тебе голову, сама не знаешь, что творила. Подобности я придумаю.
  - Но они же его допросят, - осторожно возразила Эллина, плохо понимая ситуацию, но уже осознав, что если это все и ошибка, то она ей чрезвычайно выгодна. Отказываться от выпавшей удачи и прояснять, что она не та, за кого ее приняли, девушка благоразумно не стала.
  - Не переживай. Трой ничего не скажет, - Алистер говорил, одновременно сосредоточенно просчитывая очередность предстоящих действий. - Я подчищу ему память за последние несколько дней.
  Аредейец задумался, провел рукой по своим волосам, взлохматив короткую шевелюру, и, приняв решение, приказал:
  - Так, старую легенду тебе придется забыть. Жди меня через пару часов. Разберусь с димерийцем и состряпаю тебе новую легенду и документы.
  Мужчина резко развернулся и поспешил в сторону камеры Троя. Очень аккуратно отомкнул замок, неслышно проскользнул в одиночку к парню и, вынув из тайника в каблуке своего сапога две крошечные капсулы, активировал их короткой серией сжатий оболочки. Затем быстро засунул по одной в каждую ноздрю спящего. Тот зашевелился, дернулся, но Алистер прижал его всем телом, не давая пошевелиться, а через несколько секунд Трой застыл без движения - активировавшиеся капсулы истаяли дымом, вдохнув который спящий мгновенно утратил память за последние десять дней и, заодно, погрузился в глубокий сон на несколько часов.
  Алистер вышел из камеры, аккуратно запер ее за собой и поспешил на выход. Приходилось поторапливаться. Чертов Стажер! Чертов Звездочет! Так подставить его, сделав куратором этой пигалицы. И, - сейчас Алистер осознал это с совершенной ясностью, - схема 'Бродяга' оказалась совершенно дебильной. Теперь он уже совершенно точно понял, что девчонка угробила посадочный шаттл, тот самый, обломки которого недавно нашёл герцог. Поэтому и бродила это так называемая стажерка невесть его знает где, прежде чем отыскала место практики. А теперь, наверняка, начнет оголтело врать и придумывать истории, почему не сразу вышла на связь. Уже незачет по незаметному внедрению.
   'Хотя, кто мне даст ей его поставить?' - зло рыкнул про себя он. - 'Наверняка, пусть хоть и с низшим баллом, но из академии выпустят с дипломом. Идиоты'.
  Тот, кого в этом мире звали Алистер скривился, как будто лимон съел. 'Кадеты не сдаются,' - молча передразнил от свою новую головную боль. Придется расконсервировать Амодину, одну из его живших в Лииде женщин-агентов, и обрадовать ее внезапно приобретенной племянницей. Самое сложное заключалось в том, что выцарапать девицу из лап дознания будет неимоверно сложно. К сожалению, Грейдас, как Алистеру доложили присутствовавшие при допросе стражники, уже заинтересовался ментальной защитой девицы. Теперь, пока ее не пробьет, не отвяжется, будь девушка хоть сто раз гражданкой Лиида и пользуйся она всеми привилегиями, дарованными лиидцам их герцогом.
  Придется кадетке предложить им сотрудничество. Алистер усмехнулся - за ментальный щит девица заработала высший балл. А впрочем...
  Куратор АВРа на секунду замер, а потом его лицо озарила победная ухмылка.
  
   ****
  
  Грейдас совершенно не желал сопровождать друга и сюзерена в театр. Представление его не интересовала, а общество прелестной Даниры раздражало. Он прекрасно осознавал, что из себя представляет эта стерва, ибо ее тонкий дар очаровывать совершенно не действовал на сильнейшего менталиста королевства. Заодно, он приложил серьезные усилия, чтобы вывести из-под ее липких чар и Лерея. Позволить Данире стать его госпожой? Хозяйкой замка и провинции? Герцогиней Лиидской? Да ни за что! Нечего этой змее греться на груди у герцога.
  Грейдас с сожалением вздохнул - было бы куда приятнее заняться той оборванкой, бросившей ему профессиональный вызов. Но Лерей даже слышать не хотел, что его приятель не составит ему компанию. Интересные занятия приходилось откладывать в угоду дружбе и служебному долгу, поэтому он сейчас стоял в нижнем холле, поджидая компанию, решившую осчастливить городскую театральную премьеру своим присутствием.
  Данира спустилась вниз в сопровождении личной компаньонки, невзрачной дамы среднего возраста, и обдала Грейдаса холодом, явно демонстрируя недовольство от его общества. Затем она с нетерпением завертела головой, выглядывая Лерея.
   - Его Светлость задерживаются? - надув прелестно очерченные губки, Данира недовольно взглянула на менталиста, как будто точно знала, что именно он виноват в опоздании обычно пунктуального Лерея. Девушка принялась раздраженно обмахиваться веером, и до Грейдаса донесся совершенно волшебный запах смеси послегрозового озона и нежной свежести первых капель ранней росы. Запах очаровывал, уносил воображение вдаль, и хозяйка духов представлялась прекрасной, как утренней рассвет, восхитительной, как нежный яблочный цвет, и очаровательной, как только что распустившийся цветок аралии.
   Грейдас поймал торжествующий взгляд Даниры, и его разум сумел пробиться сквозь пелену наводимого флёра, да и то - потребовалось несколько минут, чтобы менталист смог полностью осознать, что происходит.
   'Зараза', - с невольным уважением подумал он, - 'настырна, как семейство кабанов, пытающихся вырыть самый большой желудь'. Настроение у мужчины тут же улучшилось - театр уже не казался ему скучным местом, о нет! Там пролегала фронтовая линия - тяжелые войска Даниры готовились штурмовать бастионы герцогства, а Грейдас планировал защитные маневры и победные контратаки.
  Менталист глубоко поклонился, отдавая дань прекрасной даме и скрывая просочившуюся на губы усмешку, - крошка Данира все еще не поняла, что своего друга он ей на растерзание не отдаст, на крупного зверя ей все же придется охотится в других брачных угодьях!
   - Лерей! - голос Даниры, ласковой патокой потёк по пространству холла, - наконец-то! Я уже тревожилась, что вы забыли о своем обещании!
   Леди грациозно скользнула к спустившемуся герцогу, обдавая того тянущимся за ней шлейфом волшебных духов, и Грейдас тут же напрягся, формируя ментальную защиту для своего друга.
   Лерей сфокусировал поплывшее было сознание, уже начавшее заходиться в слюнявом обожании прекрасной Даниры. Тряхнул головой, прогоняя остатки дурмана, и бросил благодарный взгляд Грейдасу. Затем склонился в придворном поклоне перед спутницей на вечер и, выпрямляясь, уловил неприкрытое торжество в ее глазах. Это окончательно привело герцога в чувство и, заодно, к бесповоротному решению - красотке пора к себе домой. А то ловушки становятся все более тонкими и попадает он в них все чаще. Так и не заметишь, как брачные не только кольца, но и браслеты оденешь.
   -Дорогая Данира, вы очаровательны, впрочем, как всегда, - тем не менее произнес он самым наигалантнейшим образом. - Позвольте помочь вам?
   Герцог, придерживая локоток сияющей леди, направился на выход, к ожидавшей их во дворе карете. Данира застыла на секунду на крыльце, кокетливо склонив голову к плечу и с придыханием спросив своего кавалера:
   - Дорогой Лерей, вы составите мне компанию?
   Глубокий ультрамариновый цвет струящегося на ветру платья. Переливающаяся в свете фонарей серебряная отделка воротника и рукавов. Сверкающие бездонные синие глаза, опушенные слегка загнутыми смоляными ресницами. Чувственные розовые губы...
   Герцогом вдруг овладело желание никогда не отпускать эту хрупкую изящную руку, не терять из вида эти изумительные, волнующие его очи, не отстраняться от этих шёлковых волос, в которые так и хотелось зарыться лицом - и вдохнуть их тонкий аромат...
   - Леди Данира, а что за ингредиенты вы используете в ваших изумительных духах? Отличный эффект стремительной эйфории! - раздался вдруг слегка скрипучий голос Грейдаса, и разум герцога тут же освободился от навязываемых ему оков.
   - Нет, леди Данира, я поеду верхом, - невпопад ответил он, сухо кивая ей в сторону открытой двери кареты, сам же направляясь к оседланному для него скакуну, спокойно дожидавшегося его в двух шагах.
  Данира бросила злобный взгляд на постоянно расстраивающего ее планы менталиста, но тут же чарующе улыбнулась предмету своей охоты, с грустью прошептав:
  - Мне будет не хватать вашего общества, Лерей!
   Грейдас подсадил компаньонку Даниры в карету, вслед за ее разозленной госпожой, и присоединился к Лерею. Через мгновение небольшая кавалькада уже выезжала в ворота замка.
   - Это становится опасно, - герцог пребывал в тихом бешенстве. - Дар этой сучки все возрастает!
   - Это духи, - отозвался Грейдас, - они усиливают его действие. Интересно, кто их составил? Сама Данира слишком глупа для этого... Разве что, компаньонка?
   - Неважно, - отозвался Лерей таким голосов, что Грейдас с беспокойством взглянул на него и увидел, как у друга дергается щека. - Она завтра же должна убраться из замка. Я за последние несколько дней лишь чудом не попался. Твой оберег больше не помогает.
   Грейдас подъехал поближе:
   - Дай взглянуть!
   Герцог протянул ему снятый с шей шнурок с висевшим на нем деревянным, отполированным до блеска, кругляшом. Менталист порасматривал его несколько минут, потом обескуражено заявил:
   - Не понимаю. Лерей, он действительно больше не работает! Стал совершенно инертной пустышкой. Кто до него дотрагивался?!
   Дорога до театра показалась герцогу и его другу слишком короткой - они так и не смогли догадаться, как разрядился сделанный для герцога амулет. Решили продолжить разговор в театре, ибо там леди Данира была вынуждена остаться в лоджии одна, в скромном обществе своей компаньонки. Лорды разместились в соседней, следуя правилам приличий, и хотели было возобновить горячую дискуссию, но тут неожиданно выяснилось, что в спектакле блистает неизвестное ранее герцогу юное дарование - обворожительная молоденькая актриса, игравшая не менее пленительную героиню. Сердце герцога томительно сжалось в предвкушении. Новая фаворитка была определена в одно мгновение! Слуга сбегал за цветами, и букет с запиской, собственноручно подписанной герцогом, тут же передали прелестной искуснице театральных подмостков. Лерей с трудом дожидался окончания спектакля, собираясь тут же пройти за кулисы.
   - Дружище, - позвал он Грейдаса, - я знаю, леди Данира собиралась пробыть у меня до конца месяца. Но уехать должна завтра. Сделаешь?
   Грейдас задумался, потом кивнул:
   - Если актриса останется до утра в твоих покоях, это здорово облегчит мою задачу.
   Лерей самодовольно хохотнул:
   - Ни одна из моих любовниц не уходит до тех пор, пока я их не отсылаю. Да и тогда - умоляют остаться. Так что, не беспокойся - будет греть мою постель сколько нам нужно!
  ***
  Эллина успела перейти от отчаянной радости, что спасение близко, до опасливой осторожности - а откуда взялся этот спаситель и что за Академия Внешней Разведки? Хотя то, что общались они на аредейском, уже говорило само за себя. Эллина поежилась - выходило, что ее, каким-то образом, приняли за аредейску, более того - за курсантку какой-то их академии. Оставалось понять, как выпутаться из всего этого с наименьшими потерями. Сказать правду?
  Эллина, подволакивая цепь, прошаркала вдоль стены, старая успокоиться. 'Нет!' - правильный ответ пришел внезапно и Элли остановилась от осознания того, что если бы не эта ошибка, то ее, скорее всего, просто бы пристукнули. Стражник-то, явно, шпионит на пользу Аредейской империи, а что делают с посторонними недотепами, случайно раскрывшими тайного агента иностранной разведки? Правильно - даже отвечать не надо.
  Эллина направилась в обратную сторону, пытаясь успокоить нервы и собрать разбегающиеся умные мысли в кучку. Пока что в ее голове царил полный хаос. Придется подыграть. А потом?! Влезть в доверие, узнать, где его корабль и угнать его? А что, если появится настоящий стажер? И если этот стражник - местный агент, то почему он ничего не знает об разбившемся Стриже, тем более останки его привезли в замок?
  И девушка продолжила бесконечные метания вдоль стены, изнывая от тянущегося ожидания.
   Алистер тем временем успел договориться о прикрытии для свалившегося ему на голову безмозглого отпрыска великого семейства. Осталось натаскать безбашенного стажера на новую легенду, - старая оказалась теперь совершенно непригодна.
  
  Глава 9
  
  Утро застало Лерея в самом благодушном настроении. Милашка актриса в постели оказалась страстной и искусной.
  - Прелесть моя, - герцог лениво забрал пушистую прядку волос новой любовницы за её аккуратное розовое ушко. Та восприняла жест высокопоставленного покровителя как ласку и мурлыкнула от удовольствия, хотя причина жеста Лерея крылась совсем в другом - волосы девушки лезли ему в глаза и это вносило диссонанс в его полное довольство жизнью. Он нарочно продолжал валятся в постели, ожидая действий своего приятеля, в которые наконец-то нанесут сокрушительное поражение матримониальным планам леди Даниры и вынудят ее убраться из замка и, - с надеждой взмолился он, - из его жизни. Прав был отец, а сам он оказался безмозглым дураком.
  В коридоре послышался шум и Лерей недоверчиво приподнялся на локте - неужели Грейдас действительно смог спровоцировать Даниру на то, чтобы она ворвалась к нему в покои?!
  Девушка рядом испуганно дернулась, и Лерей ласково похлопал ее по плечу, как если бы успокаивал одну из своих гончих. А дверь действительно распахнулась и в спальню влетел взъерошенный Грейдас.
  - Рей, ты должен это видеть, это же... у нас проблемы! Нас обвели вокруг пальца!
  Лерей вылез из-под одеяла и, не стесняясь наготы, подошел к столику с набором для умывания - кувшином и тазиком. Он плеснул водой из позолоченного стеклянного кувшина себе прямо в лицо, отфыркался и только затем повернулся к столь не вовремя появившемуся менталисту.
  - Успокойся и объяснись, - приказал герцог.
  - Этот димерииец, этот Трой, - запинаясь, начал Грейдас, - он стер себе память за последние несколько дней. Это какая-то новая разработка лорда Тахо. Просто невероятно! Эффективно! Мне нужна эта техника! - возбуждённо тарахтел приятель, заставляя Лерея недовольно морщится.
  - Ничего, у нас есть девчонка. Если не сможешь пробить ее защиту, то в пыточной ей язык развяжут - особо и ломать ее не придется, уверен.
  - Девчонка, - расстроился Грейдас еще больше, - пытать ее не получится. Там тебя целая делегация лиидцев ждет. Эта оборванка - племянница самой госпожи Деи. Переехала к ней из какой-то деревни, получила право на жительство, учиться у тётки начала, да влюбилась, говорят, в какого-то прохиндея и сбежала с ним. Тетка от радости, что племянница нашлась, все семейство сюда приволокла - в ноги тебе кланяться и о хартии прав лиидцев напомнить.
  Грейдас страдальчески потер переносицу и продолжил:
   - Так что, девчонку им придется отдать. У нас против нее только и есть, что сбежала из темницы, да как привязанная следовала за димериийцем. Поводов для заключения ее туда изначально не было. А то, что с димериийцем связалась - у нас же официальный мир и сотрудничество. Попрекать ее тут тоже нечем.
   Герцог возмущенно вскинул было голову, он не терпел, когда что-то выходило не по его, но тут же поджал губы и ничего не произнес - хартия существовала, он сам участвовал в ее создании, гордясь как собственным передовым мышлением, так и самим прогрессивным поступком. Девчонку, коли все подтвердится, действительно придется отдать семье.
   - Как они только узнали-то? - вслух задумался Грейдас, пытаясь припомнить, кто мог видеть пленников. То, что его планы в отношении большеглазой малышки оказались грубо нарушены, его неимоверно бесило.
   - Кто-то из стражников язык за зубами держать не умеет. Разберись! - раздраженно бросил ему герцог. - А девку, раз все равно прочитать не можешь, на очный допрос в присутствии тетки. И без костоправства. Не след мне собственноручно подписанную Хартию не соблюдать.
   Друг молча кивнул, со вздохом отказываясь от идеи уверить прибежавших родственничков пленницы в том, что их дезинформировали и никакой их племянницы тут нет. Лерей болезненно относился даже к крохотному пятнышку на его чести, а уж данное слово держал крепко накрепко. Это приводило Грейдаса иногда в восторг, а иногда - как сейчас - в тихое беспомощное бешенство из-за безголового упрямства герцога, помешенного на родовой чести. Не дело правителю провинции и умному политику соблюдать такие глупости, подходящие разве что рыцарям из баллад. Но, с другой стороны, именно это баранья упёртость в делах личной чести и привлекала к нему людей, именно его безоговорочное умение держать свои обещания выводило Лерея в пятёрку наиболее популярных политиков в союзных королевствах, и именно оно, как предполагал Грейдас, играло не последнюю роль в том, что Лерей, младший из трёх братьев, всегда был любимым сыном отца. А любовь короля стоит многого, пусть сын и рожден вне законного брака. Да, герцог вызывал у Грейдаса целый спектр разнообразных чувств, но постоянным оставалось одно - восхищение другом и полная ему преданность.
  
   ***
  
   Эллина посмотрела вслед уходящему Алистеру, осторожно закрывающему за собой решетку её камеры. Новоявленная племянница госпожи Амодины Деи чувствовала неимоверную благодарность к обаятельному аредейцу, служившему в замке в качестве начальника герцогской охраны.
   - Сам выбился из простых стражников, - недавно с гордостью обронил Алистер, рассказывая Эллине её новую легенду. - Так легче вас, АВнеРовских стажеров, курировать в полевых условиях.
   Девушка только благодарно смотрела на своего спасителя, но никак не комментировала про свою ошибочную принадлежность к курсантам Академии, ибо догадаться, кто такие авнеровские стажеры, ей оказалось нетрудно. Элли беспокоило только одно - время. Её терзал страх, что объявится настоящий стажер, пока она все еще в заключении, и это как-то повлияет на ее освобождение. Поэтому, провожая взглядом уходящего Алистера, Эллина молилась всем богам космоса, чтобы ее воссоединение с любимой и любящей тетушкой Амодиной не задержалось. С каким наслаждением она, освободившись, торжествующе взглянет в наглые зеленые глаза этого мерзкого герцога. Нет, говорить ничего, кроме слов благодарности она не станет. Не идиотка. Но взгляд-то к делу не пришьешь! Эллина задумчиво побренчала ножными оковами и решила, что нет, смотреть на него иначе, как честным признательным взглядом она не будет - иначе не видать ей у Алистера зачета по полевой стажировке.
   'Тьфу!' - пришла в себя через секунду Эллина. - 'Совсем уже сама перед собой завралась! Какой-такой-зачет-то?! Я же в совсем другой не то что академии - империи учусь'.
   Время тянулось так медленно, что хотелось взвыть и дате ему пинка, поэтому, когда в коридоре послышались шаги приближавшихся людей, их звук показался заключенной волшебной музыкой.
   Наконец-то стражники добрались до ее камеры и один из них забряцал ключами, отыскивая нужный. Через минуту, показавшуюся девушке вечностью, удерживавшую ее ножную цепь уже отомкнули от стены, а саму Элли толкнули на выход, в коридор.
   - Двигайся, двигайся - Его Сиятельство желают тебя видать, - грубо подталкивая Элли в спину, приговаривал один из стражников, а другие при этом перебрасывались скабрезными шуточками, зачем она понадобилась герцогу и что тот с ней собирается делать.
   Эллина только крепче сжимала зубы и мысленно представляла, как выхватывает из-за пояса идущего впереди кинжал, всаживает его прямо в наглую рожу, а потом, с боем прорываясь через оставшихся, добирается до герцога и...
   Сладостно-кровожадные грёзы о мести пришлось прекратить, поскольку стражники подвели ее к тяжелой двустворчатой двери, украшенной изящной резьбой по дереву.
   - Ваше Сиятельство, - заглянул в помещение за дверьми один из охранников.
   - Что там? - различила Эллина ненавистный голос, лениво отозвавшийся на слова ее конвоира.
   - Заключенная, зарегистрированная под именем Эллина, доставлена по вашему приказанию, - отрапортовал старший стражник, жёстко хватая девушку за плечо и вталкивая её в просторную залу, в которой находилось несколько человек, полукругом охвативших возвышение, увенчанное массивным креслом. Эллина увидела восседающего на этом эквиваленте трона Лерея, величественного даже в небрежно наброшенной синей мантии, контрастно отороченной серебристым мехом. Он, с непроницаемым выражением, выслушивал изящно одетую и сильно расстроенную светловолосую женщину, в отчаянии прижимавшую к груди руки с зажатым в них белоснежным кружевным платочком. Незнакомка, периодически промокая им уголки глаз, прерывистым голосом рассказывала вельможе некую душераздирающую историю, ибо окружающие их люди грустно покачивали головами, сопровождая ее рассказ тяжелыми вздохами.
   При словах стражника все обернулись и женщина, тут же перейдя от расстроенных чувств ко гневу, разъяренно возопила:
   - И это дочь моей возлюбленной сестры! Да бедная Маяна от стыда в могиле перевернётся! До чего ты докатилась со своими романтическими бреднями! Где этот наглец, посягнувший на девичью честь?! - повернулась она к герцогу, утомленно выслушивающему её вопли. - Где этот никчемный Трой, задуривший бедному ребенку голову? Пусть он ответит за свои поступки! Я требую, чтобы он женился на моей племяннице!
   Эллина с испугом поняла, что незнакомка и есть обещанная ей по легенде тётя Амодина, вот только столь неожиданное требование брака не лезло ни в какие рамки.
   - Он потерял память, - холодно ответил герцог, которого, как почти любого мужчину, тут же покоробило столь агрессивное навязывание брака, - он не может отвечать за поступки, о которых не помнит.
   - А ничего, - тут же возразила ему тетушкой Амодина, - мы все ему живенько все напомним. Имеем право!
   При этом женщина усмехнулась столь по-акульи, что даже Эллина почувствовала себя неуютно, герцог же на мгновение утратил невозмутимость и вздрогнул.
   - Я помню о ваших правах. К сожалению, - тут же пришёл он в себя, - этот человек не может стать мужем вашей племянницы ни при каких обстоятельствах - он принадлежит другому сословию и другому королевству, а значит не попадает под законы лиидской Харитии.
   Эллина готова было поклясться, что глаза Амодины хитро блеснули на мгновение, но она тут же столь искренне огорчилась, что Элли решила - просто показалось.
   - Ваша Светлость, но неужели совсем нельзя ничего сделать? - начала занудствовать тетушка. - Вы же можете - своей властью...
   - Боюсь, что нет, - прервал ее герцог и, явно не желая выслушивать просьбы о женитьбе и пытаясь поскорее избавиться от утомивших его посетителей, приказал:
   - Забирайте свою племянницу, завтра пусть будет в малом приемном зале с утра - для дачи показаний. У нас остались вопросы к вашей племяннице, так что, - герцог впервые за время разговора перевел взгляд на Эллину и поморщился, с неприязнью рассматривая девушку, - не вздумай сбежать. Сгною в темнице на законных основаниях.
   - Будет у вас с самого раннего утра, Ваша Светлость, - заторопилась 'тетушка', кланяясь герцогу и тут же подходя к 'племяннице'.
   - Вот только неплохо бы с моей дорогой кровиночки кандалы снять, - проникновенно добавила она, - в Хартии...
   - Снять! - раздраженно рыкнул герцог. - Освободить! Всё. Аудиенция окончена.
   Все присутствовавшие в зале замерли, потом склонились в поклоне, провожая стремительно удаляющегося вельможу, и разогнулись только при оглушающем звуке захлопывающейся двери, которую испуганный слуга не сумел придержать.
   - Ну что замерли, голубчики? Снимайте с моей девочки эти железяки! - весело скомандовала тётушка. - Мы с деточкой домой торопимся - ее поведение обсудим, - нахмурилась она в сторону Эллины.
   Стражники понимающе переглянулись и заусмехались - похоже, в Лииде у госпожи Деи имелась вполне определенная репутация.
   Через минуту Эллина уже следовала за вновь-приобретённой родственницей, с облегчением покидая негостеприимный замок. Оказавшись во дворе, она бросила печальный взгляд на свежее пепелище.
   'Прощай, Стриж...', - прошептала она еле слышно, а затем поторопилась за тётушкой, спешившей к выходу в сопровождении четырёх мужчин, покинувших зал вместе с ними.
   'Интересно, - это тоже мои новые родственнички?' - задумалась Элли, пытаясь собраться с мыслями и спланировать дальнейшую линию поведения.
  Глава 10
  
  Эллина училась нелегкому искусству резидента. Именно резидента, а не шпиона, потому что великолепная тётя Амодина называла себя именно так. Проникнувшись чувством ответственности и, заодно, симпатии, тётушка Мод, как она разрешила называть себя девушке, принялась вдалбливать в Элли ее новую легенду, а заодно и расширять ее языковую и культурную базу. Происходило это довольно легко - при помощи дымовых нано капсул, передававших информацию за буквально один вдох.
  Эллин коммуникатор, столь выручивший ее в этом мире, вызвал у Амодины недоумение своей антикварностью, и Элли тут же придумала, что это талисман, переданный ей ее бабушкой. Девушка уже вся сжалась от нервозного ожидания, что этой наспех придуманной чуши не поверят, но тут она удачно упомянула, что ее бабка родом из города Аред на Деи, главной планеты Аредейской империи, и оказалось, что Амодина и сама оттуда. Пришлось врать, что Эллю воспитывали на удаленной ферме, ибо, понятное дело, поддержать разговор о 'родном' Ареде с его жителем она оказалась не в состоянии.
  Но эффект землячества уже сыграл свою роль, и тётушка Мод прониклась к Элли не просто служебным рвением, но и простой человеческой симпатией. Сама же курсантка, хоть и понимала, что ложь в ее положении во спасение, но чувствовала себя неважно, обманывая людей, столь стремившихся ей помочь. К тому же нервозное ожидание появления настоящего стажера не давало ей действительно расслабиться. Элли нетерпеливо ждала возможности уединиться и приступить к составлению плана побега. Хотелось поскорее выяснить, как добраться до хоть какого-нибудь шаттла аредейцев, и как наиболее успешно сделать ноги с этой неприветливо встретившей ее планеты.
  Сейчас же, Эллина, отмытая, накормленная, одетая в соответствии с городской модой, и уже вооруженная немалыми знаниями языка и быта Лиида, добытыми аредейской разведкой, внимательно слушала Амодину. 'Местный резидент', - подумать только, недоверчиво и сугубо про себя качала головой Элли. Казалось, все это происходит не с ней. Но самое трудное только начиналось - в твердом убеждении, что она помогает понравившейся ей стажерке, Амодина делилась с Элли наработанными ею за годы обучения в то же самой академии разными трюками и навыками по специальности.
  - АВРовцы всегда придут на помощь друг другу, - довольно пафосно провозгласила Мод, - не то что эти недотёпы из Университета Внешних Связей, те только и умеют друг друга подсиживать.
  Амодина сделала многозначительную паузу и таинственно произнесла:
  - А знаешь, в УВСе сейчас учится наследник империи, говорят, заканчивает ее в этом году.
  Молодая женщина ожидающе посмотрела на Элли, но та только протянула:
  - А-а-а, да..., - совершенно не зная, что Амодина рассчитывала услышать в ответ.
  Та бросила на нее странный взгляд и тут же перевела разговор:
  - Ну а теперь пойдем, познакомлю с моими местными родственниками. И учти - все эти люди именно что - местные, так что контролируй разговор.
  Женщина поднялась, довольно потянулась и заявила:
  - Все, курсант, твоя стажировка началась. Говорю сразу - твой куратор, которого ты знаешь тут как Алистер Рамира, велел мне присылать по тебе еженедельные отчеты. Указания он тоже пока будет передавать в основном через меня.
  - А как же...- Элли заколебалась. - Они же меня не знают, а герцогу сказали, что я у вас уже живу какое-то время...
  Амодина недовольно нахмурилась:
  - Ты, верно, далеко не в отличниках у себя на курсе! Придется тебе курс внедрения повторить. Учти, проверю!
  - Забыть простейшие техники! - сердито добавила молодая женщина. - То же внедрение ложной памяти тебе на что, а? Знаешь, придется тебе милочка продемонстрировать мне свое владение Дымком.
  Но взглянув на растерянное лицо Эллины, смягчилась и добавила:
  - Ладно, сегодня отдыхай, соберись перед допросом у герцога, чтоб ему пусто было. А послезавтра - начнем. Нам в службе внешней разведки неумехи и неучи не нужны. Не пройдешь стажировку - Алистер тебя точно на отчисление порекомендует.
  Амодина помедлила, а потом лукаво добавила:
  - Но расстраиваться нечего - сможешь тогда в УВС перевестись!
  ***
  На следующее утро Эллина, собрав все свое бесстрашие в кулак и тщательно следя, чтобы ее ненависть по отношению к герцогу и его правой руке не выскользнула наружу, последовала за Амодиной в герцогский замок. Сердце неприятно сжалось, когда они прошли сквозь массивные ворота под пристальными взглядами стражей. Единственным светлым моментом оказалась встреча с Алистером Рамиром, как раз проверявшим внутренние посты.
  Молодой начальник герцогской охраны вежливо раскланялся с ними, восхитившись 'прекрасной госпожой Амодиной, очаровательной как прелестный цветок'. Амодина тут же представила его своей племяннице, залегализировав его знакомство с Эллиной, и, 'узнав', что их ожидает герцог, Алистер тут же вызвался провести их в кабинет Его Светлости.
  Сердце Эллины тревожно сжалось, едва она, вслед за слугой, объявившем ее с тётушкой присутствие, переступила порог слегка мрачноватого помещения, в котором, за массивным столом спиной к окну, надменно восседал сам герцог.
  Враждебно прищуренные ярко зеленые глаза не давали повода усомниться в чувствах, испытываемых хозяином кабинета к вошедшей девушке. Высокомерный блондин окинул вошедших ледяным взглядом, кивнул Амодине и жестом призвал к себе отступившего к стене слугу:
  - Проводи госпожу Амодину в приемную, она будет уведомлена об окончании допроса и сможет присоединиться к нам после его окончания, дабы услышать мою волю в отношении ее племянницы.
  Слуга почтительно склонился, торопясь исполнить волю своего господина, но тётушка Мод поспешно произнесла:
  - Ваша Светлость, но моя племянница еще не достигла совершеннолетия! По положениям Лиидской Хартии, ее родители, муж, или опекун, коим на данное время являюсь я, имеют право...
  Герцог раздосадовано поднял руку, прерывая её, и, давая ей молчаливое разрешение остаться, мрачно приказал:
  - Лорд Грейдас, приступайте!
  А затем, бросив предупреждающий взгляд на Амодину, добавил:
  - Чтобы не звука! Иначе вас, уважаемая поборница Хартии, выведут из кабинета в связи с процессуальными нарушениями.
  Амодина склонила голову, вежливо улыбаясь, но что-то, на секунду мелькнувшее в ее взгляде, подсказало Эллине, что еще парочка козырей у нее в рукаве точно припрятана. Да и что этот напыщенный аристократ из общества, отброшенного на сотни лет назад, даже по сравнению с первыми переселенцами, может противопоставить выпускнице АВРа? Но тут мерзкий блондин перевел яростно-раздраженный взгляд на саму Эллину, и девушка неуютно поёжилась, мгновенно теряя всю браваду. Взгляд Лерея Лиидского ясно говорил сам за себя - этот тип может все. Умный, проницательный и очень недоброжелательный. И под его прицелом Эллина вдруг поняла, что все ее высокотехнологическое образование, все ее знания не помогут ей сейчас, если этот спесивый тип вдруг захочет с ней что-то сделать. Она тревожно посмотрела на Амодину, но вместо ободряющей улыбки получила полный безмолвного предупреждения ответный взгляд.
  - Лорд Грейдас! - нетерпеливо напомнил герцог, и его менталист подошел к девушке и осторожно протянул руки к ее вискам.
  Спустя несколько минут его лоб покрылся бисеринками пота, а еще спустя некоторое время он опустил слегка подрагивающие руки и, отступив на шаг, отрицательно покачал головой.
  - Открой сознание, девочка, - угрожающе проговорил герцог.
  - Но я его и не закрываю, - честно ответила Элли, уголком глаза замечая неприметный одобрительный кивок Алистера.
  - Вот как...- протянул герцог, а затем, после минутного колебания, резко приказал слуге, - принеси отвар из лимоля.
  Замершая было Амодина встрепенулась и попыталась было что-то возразить, но застыла под разгневанным взором герцога и, заметно побледнев, исподтишка бросила взгляд на Алистера. Тот продолжал невозмутимо стоять на месте, но что-то в линии его слегка сжавшихся губ подсказало Эллине - такого развития событий никто не предполагал.
  Амодина решительно сжала кулачки и, сделав шаг вперед, воинственно произнесла:
  - Лимоль запрещен по всему королевству, единственное исключение - применение его к закоренелым преступникам. Моя племянница же...
  - Ваша племянница пособничала шпиону другого государства в похищении государственно значимых тайн. Ее сообщник во всем признался, - веско заявил герцог. - И, следовательно, она преступница. Если не докажет обратного.
  Грейдас, услышав такую наглую ложь, удивленно обернулся к другу, но, ничего не сказав, просто опустил глаза, разглядывая свои уже переставшие дрожать руки.
  Амодина возмущенно открыла рот, но Лерей все также спокойно продолжил:
  - Вы можете остаться при допросе, в соответствии с положениями Хартии об опекунстве. Но если произнесете хоть слово, то на мое великодушие не рассчитывайте.
  В комнату вошел слуга, неся небольшой темный флакон на подносе и стакан, на четверть наполненный бесцветной жидкостью.
  Сердце Элли тревожно сжалось, и она услышала приказ ненавистного герцога:
  - Налей ей пять капель. Нет, постой, - герцога окинул ее взглядом, затем уголки его губ коварно приподнялись, и он повелел, - десять капель.
  Эллина услышала недоверчиво- протестующий выдох Амодины, увидела потемневший взгляд Алистера, а потом почувствовала, как ее тело зафиксировали, зажали ей нос, и, насильственно раскрыв изо всех сил сжимаемый рот, влили ей прямо в глотку потемневшую жидкость из стакана.
  В голове у Эллины стало гулко и пусто. Тяжелым грузом, сгибающим ее волю, обрушились на нее слова герцога:
  - Преклони колени и поклянись в том, что все твои ответы мне будут правдивы.
  - Клянусь, - послушно и совершенно независимо от ее желания тут выдала Эллина, послушно рухнув вниз и больно ударившись коленкой.
  Герцог насмешливо оглядел присутствующих, все еще находящихся в разной степени ошеломления.
  - А теперь мы, наконец-то, услышим правду, - победно провозгласил он и, приблизившись к девушке, приказал:
  - Отвечай: ты - шпионишь на димериийцев?
  - Никак нет, - тут же отрапортовала Элли.
  Лерей недоверчиво прищурился и повторил:
  - Ты собираешь сведения о мне и о моем герцогстве для димериийцев?
  - Никак нет, - повторила девушка.
  - Но ты - шпионка, не так ли? - не оставлял надежды герцог, все еще не веря, что он действительно обманулся и вместо искусной притворщицы и лживой дряни перед ним - обычная девушка, которая, почему-то, все это время вызывала у него повышенную агрессию и подозрительность.
  - Никак нет, - вновь отчеканила Элли.
  Лерей неуютно повел плечами и быстро взглянул на Грейдаса, мрачно наблюдавшего за допросом.
  - Ты работаешь на Троя? - герцог попробовал изменить вопрос, не оставляя надежды услышать хоть что-то, подтверждавшее его версию.
  - Никак нет!
  Его Светлость заскрежетал зубами.
  - Какие у тебя с Троем отношения?
  - Приятельские, хорошие, дружеские, товарищеские...
  - Стоп, - оборвал ее Лерей, и Элина послушно замолчала, преданно заглядывая герцогу в глаза. Неприятная тянущая пустота в голове постепенно уходила, тренированное тело пыталось ускорить переработку токсинов и вывести их из организма, и девушка упорно сохраняла тупое послушание во взгляде, благодаря всех богов космоса, что придурочный аристократ задавал совершенно тупые вопросы все то время, пока она совершенно себя не контролировала. Контроль возвращался, и она начинала обретать отобранную у нее свободу воли.
  'Ненавижу!' - медленно ворочалось в голове у курсантки, и испытываемая ею ярость помогала преодолевать эффект зелья.
  Герцог отошел к окну и, после минутной паузы, приказал:
  - Поднимись.
  Элли, как марионетку, подбросило вверх и, сама не зная, как, она мгновенно оказалась на ногах, скорбно оценив, что эффект от подчиняющего зелья никуда пока еще не делся.
  - Ну что ж, госпожа Амодина, ваша племянница оправдана, - величественно провозгласил герцог, и, прежде чем он успел что-либо добавить, в разговор вступил Грейдас:
  - Поскольку эффект от зелья продлится до завтрашнего дня, я вынужден оставить вашу племянницу у себя под наблюдением.
  Увидев, что Амодина пытается что-то возразить, он продолжил:
  - Эллина будет помещена в безопасное помещение рядом с моей лабораторией. Так я смогу убрать все вредные последствия.
  Он выразительно посмотрел на женщину и напомнил:
  - Вы же знаете, неправильный процесс вывода из этого состояния - и девушка навсегда утратит способность к самостоятельности.
  Грейдас решил не напоминать разгневанной и испуганной тетушке, что, в половине случаев, люди, подвергшиеся воздействию отвара лимоля, навсегда оставались послушными марионетками человека, отдававшего им приказы во время действия зелья. Недаром этот отвар был запрещен к использованию во всех королевствах. Исключением были только случаи, угрожавшие безопасности королевским семьям.
  'Не повезло синеглазой малышке', - грустно подумал менталист.
  Эллина неподвижно стояла, не реагируя ни на что, борясь с туманом в голове и пытаясь собрать болтавшиеся в голове огрызки мыслей.
  Грейдас выразительно посмотрел на герцога и тот, раздраженный неудачей и исподтишка навалившимся на него чувством неловкости перед девушкой и ее теткой, повелел:
  - Иди с лордом Грейдасом, от поможет тебе.
  Эллина повернулась, как заведенная кукла, и последовала за направившимся к выходу менталистом. Центры, управляющие ее поведением, продолжали пребывать в состоянии радостного подчинения голосу герцога и это вызывало все возрастающее чувство протеста. Она как будто разделилась на двух Эллин и одна из них с сумасшедшей настойчивостью искала выход из состояния дурмана, другая же с обожанием вслушивалась в любой звук, исходящий от герцога. Первая Элли удачно мазнула рукой по металлическому засову на двери, промокнула потекшую кровь платочком и тут же обронила его на пол, так, чтобы следовавшая за ней Амодина смогла незаметно подхватить его.
  'Молодец, стажер', - подметил ее действия Алистер, - 'уже за одно это ей можно ставить зачет по самоконтролю! Сообразила же, даже в таком состоянии!'
  У руководителя стажера отступил ком от сердца - на основе анализа крови стало возможным в кратчайшие сроки составить антидот. Осталось незаметно ускользнуть от герцогского взора и заняться делом. К счастью, придумывать ничего не пришлось - мрачный Лерей жестом выгнал всех из кабинета, пожелав остаться в одиночестве.
  
  ***
  
  Грейдас вел Эллину в свою лабораторию, сосредоточенно продумывая лучший способ успешной реабилитации девицы. Непривычное чувство жалости заставило его вмешаться и предложить помощь, и он удивленно посмеивался над собой - не иначе как голубые глазки понравились ему куда больше, чем казалось. Девушка послушно следовала за ним, покорно исполняя последний приказ герцога, а Грейдас старательно размышлял как понадежнее изолировать ее от возможного контакта с Лереем на время, необходимое для вывода лимоля из организма.
  - Вот, располагайся, - открыв дверь в просторное затемненное помещение, служившее ему для многочисленных лабораторных испытаний и перегонки разрабатываемых им эликсиров, Грейдас ввел Элли внутрь и тут же указал ей на небольшую смежную комнатку с диванчиком, отгороженные от лаборатории непрозрачной ширмой.
  - Садись, - подтолкнул он ее к дивану, - захочешь спать - не стесняйся, тут тебя никто не потревожит.
  Эллина послушно расположилась на указанном ей месте, с облегчением чувствуя, как в голове с каждой минутой все больше проясняется. Некоторое время она наблюдала, как менталист колдует над многочисленными колбочками, что-то взвешивая, насыпая и перемешивая. Затем он бросил сделанную смесь в булькающую воду, а спустя некоторое время перелил часть полученного отвара в чашку и поднес этот напиток Элли.
  - Выпей, - приказал Грейдас, - это поможет убрать все нехорошие последствия. Завтра опять станешь сама собой. Пей же, - повелительно поторопил девушку лорд, - не досуг мне тут перед тобой стоять и уговаривать.
  Эллина приняла чашку из рук менталиста и, не колеблясь, осушила ее в несколько глотков. Спустя минут десять, девушка, оставшаяся в одиночестве, за заботливо задвинутой ширмой, погрузилась в целительный сон.
  Ей снилось, что она ходит по магазинам с подружками с первого курса академии. Одна из них, рыжеволосая Анея, настойчиво приценялась к крему для лица, требуя какую-то новую марку 'Зелье Красоты'. Глупый продавец, вместо того, чтобы ублажить клиентку, рассерженно отвечал, что ничего похожего у него нет, но потом включил мозги и догадался пойти в складское помещение, чтобы найти эквивалентный продукт. Анея рассерженно бормотала что-то себе под нос, но потом радостно вскрикнула и чарующим голоском вопросила:
  - Любовь моя, вы соскучились и отыскали меня даже здесь?
  В отделе, очевидно, появился еще один покупатель, - оценила обстановку Элли, явственно расслышав мягкие шаги вошедшего мужчины. Сновидение, похоже, незаметно перерастало в любовный сериал, и Эллина с предвкушением приготовилась к дальнейшему развитию событий.
  Меж тем, мужчина что-то негромко проговорил в ответ, но его голос заглушил звонкий переливчатый смех женщины. Эллина досадливо поморщилась и внезапно поняла, что она уже не спит, и женщина - это вовсе не Анея, да и разговор происходит тоже на самом деле, а не во сне. А увлекшаяся парочка, судя по звукам, обнималась прямо за отделявшей их от Эллины ширмой.
  Мурлычущий женский голос, со внезапно появившейся в нем хрипотцой, кокетливо воззвал:
  - Мой лорд, мой лев, что же вы хотели? Скажите же - что прикажет мой господин?
  На этот раз слова мужчины прозвучали ясно и громко, и полусонная Эллина, на свою беду, расслышала их без малейшего усилия.
  - Люби меня!
  Ширма отлетела в сторону, возжаждавший любви мужчина стремительно увлекал очаровательную собеседницу к диванчику.
  - Люби меня пылко и страстно! Сейчас же! Не хочу больше терять ни мгновения!
  В этот момент он увидел уже лежавшую на диване девушку и замер.
  'Люби меня! Люби меня пылко и страстно!' - снова и снова набатом звучало в ушах у Элины, в то время как она в испуге смотрела на застывшего в шаге от нее удивлённого мужчину. Его Светлость, герцог Лерей. Он предстал перед ней, окончательно превратив столь милое начавшееся сновидение в отвратительный кошмар.
  Во все еще раздвоенном сознании девушки, Эллина-два в упоении воскликнула:
  - О да! Я люблю вас, мой герцог!
  Но Элли-один, с мрачной решимостью, успела плотно сжать губы, так что стоявшие перед ней молодая женщина и Лерей услышали лишь неразборчивое мычание.
  - Что здесь происходит?! - громкий рассерженный голос вернувшегося в лабораторию Грейдаса разорвал воцарившееся напряженное молчание. В руках у вошедшего еле помещался огромный короб с позвякивающими баночками. Одним взглядом оценив, что его подопечная находится в опасной близости от того, кто мог нарушить течение детоксикации, менталист мгновенно водрузил позвякивающую ношу на ближайший к нему незанятый столик и, на ходу доставая одну из баночек из короба, поспешил приблизиться ко все еще неподвижному герцогу и его спутнице.
  - Госпожа Алма, тут то, что вы просили. Это то самое 'Зелье Красоты'.
  Молодая женщина благодарно кивнула и, кокетливо взглянув на молчавшего герцога, мелодично произнесла:
  - Лорд Грейдас, примите мою искреннюю благодарность! И помните, я буду рада вас видеть вас с Его Светлостью на сегодняшней премьере в театре. Мой новый спектакль. Придете? - спросила она не столько менталиста, сколько самого герцога.
  - Если хочешь, малышка! - отмер герцог.
  В Эллином мозгу, продолжавшем скандировать 'Люби меня! Люби меня пылко и страстно', новая фраза, произнесенная герцогом, соединилась с его предыдущими словами и внезапно окрасила их другим смыслом.
  - Люби меня пылко и страстно, если хочешь, малышка... Ну уж нет, - решительно определилась Эллина, найдя зацепку для усмирения уже начинавшего расцветать в ней чувства безграничного обожания и страстного желания оказаться в объятиях человека, который одним словом все еще мог заставить ее сделать что угодно.
  - Я совсем этого не хочу, - пробормотала она себе под нос и, найдя новый алгоритм борьбы с навязанным лимолем рабским послушанием, начала повторять, - если хочешь? А я не хочу! Никакой любви!
  - С удовольствием присоединюсь к Его Светлости, - галантно произнес Грейдас, а затем, развернувшись к другу и повелителю, добавил: - тебя ищет
  леди Данира.
  Эллина не услышала ответа хозяина замка. Ее вдруг осенило, как избежать любых нежелательных воздействий, тем более, к ней вернулся контроль над ее собственным телом. Она плотно зажала себе уши и, вместо командного герцогского голоса, слышала теперь только шум крови в голове.
  
  Глава 11
  
  Герцог, услышав про леди Даниру, задорно и заговорщически улыбнулся другу и произнес фразу, оставшуюся тайной для висевшей на его руке даме:
  - Тут выйдет не хуже, чем в спальне!
  Грейдас насмешливо кивнул, но тут его взор переместился на сидевшую на диванчике Эллину. Девушка, зажмурившись и стиснув зубы, с мрачной решимостью зажимала уши, явно надеясь избежать воздействия голоса герцога. Тот же, проследив за взглядом менталиста, и пробормотав 'чем их больше, тем веселее!', направился к Эллине, потянув за собой актрису. Та на мгновение замерла, не вполне понимая, куда и зачем ее увлекает высокородный любовник, но тот, нимало не смущаясь присутствующих, плюхнулся на диван рядом с Элли и принялся стаскивать с ночной подружки очаровательно легкомысленную блузку. Элли в испуге открыла глаза, и герцог, в тот же момент заметивший входившую в лабораторию Даниру, одной рукой прижал к себе актрису, а другой внезапно ухватил Эллину за подбородок и нагло прильнул к ней губами, целуя возмущенную девушку и не давая ей оттолкнуть его, тем более, что Элли продолжала закрывать себе уши.
   - Лорд Грейдас, - входя в лабораторию и холодно улыбаясь, леди Данира поначалу не заметила мизансцены, происходящей за слегка раздвинутой ширмой, - тот эликсир, о котором мы говорили - готов ли он?
  Грейдас заторможено кивнул и направился к одной из полок, и тут леди Данира, проследив за ним взглядом, заметила происходившее непотребство. Аристократия спокойно относилась к разного рода любовным интрижкам, но чтобы служанки... да на глазах у высокородной леди, почти что - невесты?! Данира вспыхнула, как факел, обильно политый маслом.
  - Милорд! Что здесь происходит?! - визгливый голос ударил по ушам, заставив встрепенуться всех присутствующих. Вернее - всех, за исключением главных участников происходящего. Герцог продолжал самозабвенно целовать Элли, которая отчаянно боролась - но не с мужчиной, а сама с собой. Выработавшийся стойкий рефлекс подчиняться герцогу оказался действенен и без голосовой команды.
  'Это не я, это проклятое зелье', - в ужасе поняла Элли, но при этом она уже начала постанывать от чувственного удовольствия, доставляемого прикосновением ставших неожиданно нежными губ герцога.
  
  
  
  
  Хлесткая пощечина, лицо разъяренной Даниры перед затуманенным взором - и Лерей вынырнул из чувственного омута, совершенно не соображая, что с ним только что произошло. Все еще не полностью сориентировавшись, он со все нарастающей яростью осознал, что его только что ударили по лицу - его, лорда королевской крови!
  Холодное бешенство охватило герцога, однако, привычка контролировать себя и окружающих не подвела - с неимоверным усилием Лерей задавил в себе все пошедшие в раздрай эмоции.
  - Леди Данира, - сухой и отстраненный голос герцога окатил холодом пылавшую праведным гневом аристократку, - как вы посмели поднять на меня руку?
  - Нет, как вы, мой названный жених, посмели сделать это - на моих глазах?! - не пожелала отступить Данира. - На моих глазах, - повторила она и глаза красавицы наполнились непрошенными слезами, а потом ее взгляд устремился за спину Лерея и, скривившись от отвращения, леди повелела, - пошла вон отсюда, шлюха!
  Лерей тут же обернулся, собираясь вмешаться, и тут же почувствовал, отпустившее его чувственное безумие возвращается, - на диванчике, тщетно стараясь прикрыть обнаженную грудь остатками кофты, сидела все еще не полностью пришедшая в себя племянница госпожи Амодины. На ее гуди, шеи и плечах багровели засосы, губы распухли, волосы оказались растрепаны, а глаза все еще хранили отголосок безумной страсти. Все естество герцога откликнулось на молчаливый призыв затуманенных синих глаз, но визгливые требования леди Даниры тут же привели его в чувство:
  - Лерей, она же явно тебя чем-то опоила! Ты не в себе! Я требую - плетей ей за непотребство, и выгони из замка - сейчас же!
  - Вы требуете, Данира? А сами вы не просите прощение? - тихим угрожающим голосом начал герцог, но Данира не вняла предупреждению, продолжив:
  - Только так. И это вы должны добиваться моего прощения! Да, то только так, мой дорогой жених.
  Герцог почувствовал мимолетное касание, как будто по нему пронесся неосязаемый ветер. Понял, что леди Данира вновь прибегла к своей особой способности, и тут же осознал, что ее умение вызывать необоримое влечение на него в этот раз вообще не подействовало.
  В помещении на мгновение воцарилась полная тишина, нарушенная чьим-то страстным с придыханием 'Ой!', доказывая, что кто-то все же попал под удар магии влечения.
  Герцог повернулся к источнику звука, увидел замершую неподалёку от дивана актрису, еще несколько минут назад казавшейся ему столь привлекательной, походя удивился, что он в ней нашел, и перевел взгляд на Даниру, являвшую собой воплощение несправедливо оскорбленной невинности и гордости.
  - Что ж, - отчужденно взглянул на нее герцог, - оскорбление моего достоинства словом и делом, отказ от принесения повинной, попытка воздействия на меня с применением особых способностей... С учетом наших прежних отношений, я не буду просить отца о наказании для вас, леди Данира. Я просто разрываю с вами все прежние договоренности и запрещаю вам приближаться ко мне и контактировать со мной каким-либо способом. Вы должны покинуть мой замок сегодня же. Прощайте, леди.
  Лерей повернулся к молча следящему за разговором другу:
  - Лорд Грейдас, проследите за исполнением. Сейчас же.
  Подождав, пока Грейдас ухватит оцепеневшую от такого исхода дела леди Даниру и выведет ее из лаборатории, герцог повернулся к актрисе, бросил ей тяжело звякнувший мешочек и приказал:
  - Отправляетесь домой, милочка. Сейчас же, - поторопил он ее, после чего девушка, склонившись в поклоне, бросилась к дверям.
  Лерей последовал за ней, запер двери и вернулся к Эллине, продолжавшей оцепенело сидеть на диване.
  - Продолжим, звездочка! - предвкушающее мурлыкнул Лерей.
  
  ***
  
  Женщина, известная на Харборе как госпожа Амодина Дея, с восторгом проводила начальство взглядом. Агент под кодовым именем Алистер Рамир вызывал ее искреннее восхищение, желание подражать и, заодно, некоторые дополнительные эмоции, не вполне попадавшие под требования Устава.
  Мод вздохнула, тщательно отгоняя ненужные мысли. Ничто не должно скомпрометировать почти что идеальную жительницу Лиида. Еще пару лет - и будет новое задание, почти наверняка дадут и следующее звание, особенно если удастся, наконец, понять, что за чертовы мутации происходят с людьми на этой забытой богами Космоса планете. Ладно, сейчас командир выведет стажерку из неприятной ситуации с отравлением лимолем, и они возьмутся за анализ этого вещества - по лимолю раньше не удавалось получить никаких данных, а оставлять без внимания такой мощный препарат было просто глупо. Какое невероятное воздействие! Родное отделение разведки придет в экзальтированный восторг. Образование био-химика позволяло ей совершенно наглядно представить уникальность местного препарата подчинения.
  Амодина повернулась к столу, за которым они с Алистером производили экспресс анализ выделенного из крови стажера вещества, Антидот получился хоть куда! Она снова погрузилась в работу - командир поручил ей начать разработку блокиратора воздействия лимоля. Теперь, когда они оба увидели полностью гасящее волю воздействие этого отвара, медлить стало преступным небрежением.
  
  Алистер спешил в лабораторию Грейдаса, стремясь как можно скорее вытащить высокопоставленного отпрыска, по злой издевке судьбы, проходящего стажировку под его началом. Хорошо, что у девчонки оказалось достаточно сообразительности и силы воли, чтобы даже в одурманенном состоянии продолжать бороться. Пожалуй, в отчете все можно будет представить, как полевое испытание, которое кадет прошла с высшим баллом. Да, вот именно, контролируемое полевое испытание - с целью добыть информацию о лимоле. Алистер одобрительно хмыкнул и открыл дверь в лабораторию. Он застыл на пороге, затем перетек в комнату, беззвучно прикрыв за собой дверь и заперев ее на засов.
  - Он жив? - негромко спросил он Эллину, испуганно вздрогнувшую при звуке его голоса.
  Герцог лежал навзничь на диване, Эллина куталась в его тунику, растерянно сидя рядом, с вспыхнувшей надеждой смотря на Алистера.
  Тот, не теряя времени, подошел к кадетке, молча прицепил ей на шею небольшой квадратик с нано носителями антидота, подождал, пока тот полностью всосется и исчезнет с кожи девушки, и только тогда приказал:
  - Доклад, стажер.
  Эллина, чувствуя, как отступает сковывающая ее волю пелена, начала слегка прерывающимся голосом:
  - Он попытался вступить в...
  - Половой контакт, - подсказал Алистер.
  - И я нажала точки, вызывающие потерю сознания, но никак не могла побороть последние отданные им приказы, поэтому... - голос девушки прервался, она судорожно сглотнула, а затем с облегчением вздохнула, - короче, все обошлось.
  - Если не готова к подобным ситуациям, нечего идти в разведку, тем более на такие планеты с почти что средневековым строем общества, - мрачно и веско произнес аредеец, излучая холодное недовольство. - Ладно, как долго Его Светлость в отключке?
  - Минут пять, - зябко передернула Эллина плечами.
  - Отлично, - лицо Алистера осветилось проказливой улыбкой.
  Он вытащил небольшую капсулу из потайного кармана, всунул ее герцогу в нос, подождал, пока она развеялась легкой дымкой, и, склонившись к герцогскому уху, стал что-то настойчиво шептать.
  Закончив, перехватил любопытствующий взгляд Эллины и пояснил:
  - Звуковой ввод активирующей команды и установка. Теперь наш любвеобильный хозяин будет уверен, что познал тебя как женщину, перепачкал тут все девственной кровью и, удовлетворив свой интерес, отослал тебя. Насовсем. Ну и утомился слегка, - насмешливо добавил Алистер, протягивая Эллине кинжал. Та понимающе кивнула и, поморщившись, полоснула себя по ладони.
  - Довольно, - приказал командир, внимательно наблюдавший за процессом орошения диванного покрытия. - Извини, но нужна именно твоя - менталист герцога умеет определять, кому принадлежит кровь.
  - Но как? - поразилась Элли, с благодарностью принимая от Алистера кровеостанавливающий пластырь.
  - Вот это мы и пытаемся тут разведать, все эти чудеса и проявления уникальных способностей. В Управлении кое-кто начал поговаривать чуть ли не о магии, - он запнулся, - Подожди, разве у тебя во вводной не была описана задача стажировки?
  Элли понурилась, отказываясь смотреть в глаза человека, которого она столь бессовестно обманывала. Но признаться? Да этот милый мужчина тут же сам ее прикопает - с разведчиками великой Аредеи шутить станет только идиот. И на всепрощение тоже только дурак пусть рассчитывает. Нет - уберусь с планеты, а там видно будет, - утвердилась в своем решении Элли, наблюдая, как впитывается в кожу пластырь, отставляя на месте шрама только тонкую розовую полоску.
  - Просто уточнить хотела, - промямлила она.
  - Да ладно, чего это я на тебя наехал, - примирительно пробормотал Алистер, - понятно же - стресс.
  Он гибко поднялся и, аккуратно придерживая девушку, потянул ее за собой на выход:
  - Пора, скоро эта аристократическая морда начнет приходить в себя
  
  
  ***
  
  Лерей почувствовал, как затекла от неудобного положения шея и, тут же осознав, что, непонятно почему, лежит - и совсем не у себя в кровати - рывком вынырнул из забытья, сел, оглядываясь. Лаборатория Грейдаса. Что он тут забыл? Да еще завалился спать на диванчике? Герцог потер лоб, а потом с досадой понял, что его ладони испачканы в свернувшейся крови. Оглядев себя, сообразил, откуда взялась кровь, и, досадливо поморщившись, обтерся. Кого же он тут завалил? Взгляд упал на обрывок женской блузки, которым он обтирался и память услужливо подкинула пронзительно синие ошалелые глаза, густые шелковистые локоны и едва уловимый запах яблоневого цвета, окутавший на него, едва он коснулся губ девушки. Пухлых, мягких, податливых губ. И ощущение, словно его молнией ударило. Почему он больше ничего не помнит? С девушкой у него явно все состоялось. Герцог недовольно скривил рот - заниматься любовью он предпочитал у себя на чистых простынях, к тому же лишать девицу девственности на грязном диване - ранее с ним такого не случалось. Сеновал - и то романтичнее! Недаром, видно, и полного удовлетворения не получилось. Или, наоборот? Тело недвусмысленно намекало, что ему нужно опять и того же самого.
  
  
  
  Лерей неловко встал, потряс головой, стараясь полностью прийти в себя, и, покачиваясь, вышел из комнаты.
  - Найди мне лорда Грейдаса, - повелел он первому же попавшемуся навстречу слуге, - передай, чтобы пришел в мой кабинет.
  Герцог все увереннее передвигался по анфиладе комнат, обставленных в разных стилях. Он собрался засесть за свое рабочее бюро и разобрать поднакопившиеся бумаги, приготовленные для него секретарем. А Грейдас придет, и они выяснят, что за провалы в памяти у него образовались.
  ***
  Свободна! Свободна! - заходилась в соловьиных трелях Эллина душа. Девушка поспешала за Алистером, который мнился ей чуть ли не самым лучшим разведчиком всех веков и империй - ловкий, находчивый, умный и преданный долгу и своим людям. Тут она зябко передернула плечами - в число 'своих' она-то на самом деле не входила и это вывело её из состояния временной эйфории. Надо начинать поиски шаттла. Должен же у них тут быть какой-нибудь связной или аварийный?! Чем дольше она контактирует с аредейцами, тем выше вероятность, что они сообразят, что с ней не все чисто. Да и родные уже наверняка начали беспокоится - им уже явно сообщила, что она потерялась во время практики. Самое же главное - а вдруг действительно появится тот самый стажер, с которым ее перепутали? Что сделает с ней милый и заботливый Алистер? Депортирует? Арестует и переправит на Аредею - чтобы сохранить в тайне местную операцию? Или... Нет человека, нет проблемы. Эллина искоса глянула на молодого и симпатичного начальника герцогской охраны. Тот, перехватил ей взгляд и ободряюще улыбнулся. Элли робко приподняла уголки губ в ответной гримаске и прибавила шагу - ей страшно хотелось поскорее покинуть замок.
  Они беспрепятственно вышли за ворота, а там Алистер передал Эллину с рук на руки Амодине.
  - Вечером встретимся, - негромко произнес Алистер, - придется переиначить всю твою стажировку. В замке, похоже, появляться тебе не стоит.
  Он быстро огляделся и добавил:
  - Амодина, подумай, можно ли ее пристроить к тебе в лавку. Подождем, пока внимание герцога полностью не переключится с нее на что-нибудь поинтереснее. А тогда и к плановым заданиям тебя подключим, - внимательно посмотрел он на Элли. Та послушно кивнула, идея побыть с симпатичной ей Амодиной воодушевляла. Самое главное, что та была гораздо менее скрытной, а значит шансы заболтать ее и узнать, как удрать с этой планеты, возрастали.
  - Вот туда мы сейчас и пойдем, - весело проговорила Мод, - будешь осваивать вживание в местный социум.
  ***
  Прошло несколько дней с допроса девчонки, а мысли Лерея все продолжали к ней возвращаться, вызывая у него досадливое недоумение. Грейдас помог восстановить утраченные воспоминания, и герцог теперь прекрасно помнил, как, утомленный любовными утехами с неопытной и бестолковой девственницей, велел ей убираться. Ничего не умеет, что толку с дурной девки? Очаровательная актриса, госпожа Алма, вновь оказалась приглашена в его спальню, где, в очередной раз показав высокий уровень владения искусством доставлять удовольствие, задержалась на неопределённый срок.
  Герцогский конь негромко цокал копытами по ровно мощенной мостовой города. Сопровождение Лерея чуть-чуть отставало, стараясь не нарушать раздумья своего хозяина. Наконец, гнедой под герцогом остановился и, пользуясь невнимательностью всадника, принялся общипывать росший на обочине небольшой куст, усыпанный бледно-сиреневыми цветочными созвездиями. Очнувшийся от приятных воспоминаний о том, как ловко Грейдас отконвоировал леди Даниру из замка, Лерей с удивлением огляделся, а потом замер - каким-то непонятным образом он оказался прямо напротив лавки госпожи Амодины Дэй. Яркая вывеска с бросающейся в глаза надписью: 'Чудеса со всего мира' слегка покачивалась на ветру, приветливо позвякивая прикрепленным к ней колокольчиком.
  - Ждите меня здесь, - спешившись, приказал герцог, бросая поводья подскочившему гвардейцу сопровождения. А затем решительным шагом направился ко входу в лавку, в конце концов, его страстная кошечка Алма вполне заслужила какой-нибудь подарок. Успокоившись по поводу своего неожиданного порыва, ведь, скорей всего, он и впрямь, сам того не осознавая, просто решил побаловать новую любовницу, - Лерей решительно толкнул входную дверь, вошел, окинул взглядом выставленные диковинки, и с раздражением понял, что хозяйки лавки не видно. Недовольно вздохнув, он властно позвал:
  -Госпожа Амодина!
  - Иду, иду, одну секундочку, - отозвался мелодичный голосок, и сердце герцога на секунду замерло, а потом забилось чуть быстрее, чем мгновение назад.
  - Чем могу вам помочь? - приветливо спросила девушка, торопливо выскочившая из задней комнаты. Но едва она разглядела, кого принесла в лавку нелёгкая сила, тут же замерла и попятилась.
  - Госпожа Эллина, если не ошибаюсь, - герцог холодно рассматривал девицу, а в голову непрошенными предателями лезли воспоминания о страстных объятиях, мягких податливых губах, точеном теле с шелковистой кожей.
  - Тётушка придет позднее. В чем... чем я могу вам помочь, Ваша Светлость? - Эллина взяла себя в руки и перешла на суховато-деловой тон.
  - Подбери мне парочку безделушек для молодой девушки, - приказал Лерей, стаскивая с рук перчатки и бросая их на прилавок. - Что-нибудь яркое и из золота.
  И затем, сам себе удивляясь, продолжил:
  - Моя очаровательная Алма обожает все необычное, колоритное и... красочное.
  Эллина незаметно поморщилась и вытянула из ящичка брошь в виде золотой ракушки с россыпью ярких разноцветных камушков.
  - Вот, как вам? Подойдет? По-моему - достаточно кричащ... то есть, красочное украшение, - прохладно предложила она.
  Эллина положила брошь на прилавок и отдернула руку, явно стараясь держаться от герцога подальше. И это внезапно и совершенно иррационально вдруг разозлило Лерея. Он резко потянулся вперед и схватил Эллину за плечо:
  - Что ты от меня отшатываешься? Или мои объятия тебе не понравились? А я вот точно помню, как ты страстно подо мной стонала. Для девственницы совсем и не такая уж и стеснительная оказалась!
  Элли с испугом дернулась, пытаясь сообразить, что за воспоминания Алистер подсунул герцогу. Вроде как план заключался в том, что этот самодур потеряет к ней интерес!
  Лерей крепко держал Эллину, вглядываясь в испуганную синеву её глаз, а потом с силой притянул ее к себе и впился поцелуем в ее протестующе раскрывшиеся губы. Другая рука по-хозяйски расположилась на груди и в душе герцога на краткое мгновение воцарился благодушный покой, правда тут же нарушенный резкой болью. Эллина больно вывернула его палец, заставляя отпустить ее, и метнулась к двери за прилавком.
  - Куда ты так несешься? - раздался удивленный голос госпожи Деи, чуть не сбитой с ног столкновением с племянницей.
  - Я... я... это - спешу принести герцогу украшения, которые он хочет купить в подарок.
  Эллина мстительно решила, что самым меньшим наказанием для озабоченного феодала будет растрясти его на месячный план по продажам.
  - Ах, как приятно видеть Вашу Светлость в моей скромной лавке, - восторженно прощебетала Амодина, а Эллина задумалась - может, попробовать поступить на обучение в эту самую Академию Разведки? Там, похоже, не только отличных спецов готовят, но еще и артистический талант развивают. Или же агент под именем Амодина просто сама по себе гениальная актриса!
  Спустя минуту два самых залежавшихся украшения уже лежали перед Лереем, а Эллина, наслаждаясь мелочной местью, с улыбкой говорила:
  - Вот то, что вы хотели купить, Ваша Светлость, - для прекрасной госпожи Алма, кажется?
  - Для Алмы? - удивленно воскликнула Амодина. - Она столь очаровательна и... опытна. Как актриса, разумеется. Прекрасный выбор для прекрасной госпожи, уверена, что эти украшения приведут ее в восторг!
  Расплатившись - по абсолютно грабительским расценкам - герцог покинул лавку, обескураженно пытаясь сообразить, что с ним происходит? Ведет себя как полный идиот, бросается на девушку, с которой уже снял сливки, покупает безвкусицу для любовницы, да еще и платит за эти аляповатые украшения как за шедевры ювелирного искусства.
  Он молча взлетел на коня, повелительно махнул рукой эскорту и направился в городскую ратушу, целиком погрузившись в размышления - в голове герцога зрел план мести распоясавшейся племяннице Амодины. И пусть приказать прийти к нему в постель он ей теперь не может, - чтоб этой Харитии пусто было, - но вот сделать так, что она сама туда попросится...
  Герцог довольно усмехнулся, и, посветлев лицом, пришпорил коня.
  
  ***
  Амодина, удобно устроившись на уголке стойки, понимающе рассматривала сердитую Эллину. Девушка намочила платочек и теперь упорно терла губы, стараясь уничтожить неприятные прикосновения.
  - Надеюсь, он хоть зубы чистит, а то только мне пародонтоз не хватало от него подцепить, - мрачно проговорила чистоплотная кадетка, выбрасывая платочек в мусорное ведро, а затем набирая в стакан воды и принимаясь тщательно полоскать рот.
  Амодина на секунду застыла, а потом захлебнулась заливистым смехом:
  - Да любая женщина на твоем месте в восторге скакала бы - такого красавчика подцепила, а ты - пародонтоз!
  Эллина скривила лицо в мрачной ухмылке и задумчиво спросила:
  - Мод, что же мне делать? Алистер сказал, что этот феодал и думать про меня забудет, а вон что выходит...
  - Я уже вызвала Алистера, - в глазах Амодины все еще скакали веселые чертенята. -- Придет, решим. И не такие проблемы...
  Ее слова прервал звук открывающейся двери, и Амодина, довольно подмигнув Элли сказала, соскакивая со стойки:
  - А вот, похоже, и он.
  Но донесшийся от дверей приглушенный мужской голос не имел ничего общего со властным баритоном начальника стражи.
  - Любезная госпожа, не подскажите - училище военное у вас в городе где находится? Поступить вот хочу - говорят, кадеты не сдаются ни в каких обстоятельствах, так вот хочу стать одним из них!
  По тому, как внезапно расширились глаза Амодины, а лицо приняло сосредоточенное и чуточку хищное выражение, Эллина поняла, что это отнюдь не случайный прохожий.
  Высокий мужчина полностью зашел в лавку, сбросил с головы глубокий капюшон и, перевел взгляд с Амодины на выступившую из-за ее спины девушку.
  - Эл? - неверяще спросил он.
  - Кирилл? - потрясенно откликнулась Элли.
  Амодина пристально разглядывала обоих, не говоря ни слова.
  - Госпожа Амодина, получил весточку, что мой заказ готов, - донесся от входа еще один мужской голос, и в лавку вошел начальник герцогской стражи.
  
  Глава 12
  
  Амодина не спеша обошла обоих мужчин, аккуратно закрыла дверь и пояснила озадаченно наблюдающему за ней Алистеру:
  - Новый стажер, - ткнула пальцем в Кирилла и добавила, - пароль правильный назвал... ты не говорил, что мы еще одного ждем.
  - Еще один?! -Алистер цепко осмотрел новичка и потребовал, - Назовитесь!
  - Позывные 'Стажер', прибыл на прохождение полевой практики, - с готовностью ответил Кирилл, измерив капитана ответным взглядом, - вы ведь Алистер Рамир? Капитан в замке местного крупного феодала?
  Дождавшись подтверждающего кивка, он перевел взгляд на Эллину. - Эл, а ты-то как ты тут оказалась?!
  - Как-как, - мрачно ответил Алистер, - по тем же позывным. Еще и посадочный шаттл разбила вдребезги. Ну, и что все это значит?
  Рука аредейца многозначительно легла на эфес шпаги, и он недвусмысленно уставился на Эллину. Сердце у девушки зашлось в испуге - вот и пришел конец ее маленькому обману. Он понурилась и упрямо сжала губы, пытаясь сообразить, стоит ли рассказывать свою историю, или просто молча принять последствия раскрывшегося вранья. То, что церемониться с ней никто не будет - это и ежу понятно. За спиной ощущалось присутствие добрейшей тётушки Мод, но вот только эмоции от нее шли самые что ни на есть враждебно-настороженные.
  - Значит, оба стажера по тем же самым позывным... На ту же самую практику...
  И кто же из вас настоящий? Или мне самому выяснить? - продолжил Алистер с ноткой веселья в голосе. Правда, у Эллины этот беззаботный тон аредейца ответной радости не вызывал. Она обернулась, встретилась глазами с Амодиной.
  'Убьют', - поняла девушка. - 'Или, скорее, полностью сотрут память, что еще хуже'.
  - Вот мой информационный пакет с идентификатором, - как через частичную звукоизоляцию, донесся до нее уверенный голос Кирилла.
  Последовала пауза, во время которой Эллина не могла оторвать взора от холодных, напряжённых глаз аредейки.
  - Вот как, значит...- задумчиво произнес капитан. - Осталось выяснить, как первая залётная птичка раздобыла пароль. И вы ее откуда-то знаете, да, стажёр? - и не давая Кириллу времени на ответ, позвал, - Эллина!
  Однозначно интерпретируемые интонации капитана погребальным колоколом оповестили девушку о ближайшем будущем.
  Элли, вздохнув, повернулась и тут же почувствовала, как рука Кирилла легла ей на талию, и парень притянул ее к себе.
  - Эллина принадлежит к моей семье, - уверенно произнес он, - правда, я совсем не ожидал увидеть ее здесь. Видимо, решила выполнить свою угрозу и податься в кадеты моей Академии, а?
  Кирилл неодобрительно посмотрел на нее, и Эллина со щемящей сердце благодарностью поняла, что он пытается ее вытащить из смертельно опасной ситуации.
  - Не слышал, чтобы у вас были сестры, кадет, - ответ Алистера удивил девушку своей нелогичностью, ведь откуда у капитана могут быть такие сведения об учащихся Академии? Их тысячи, разве такие мелочи можно упомнить?!
  - По крови - не родная. Но воспитывалась вместе со мной. Так что - причин для беспокойства нет. Но и последствия ее поступка быть должны. Вы ведь согласны со мной, капитан? - Кирилл говорил напористо и с такой убежденностью, что не давал возможности возразить.
  Откуда у него такая требовательность в голосе, как будто имеет на это право? - мимолетно удивилась Эллина, инстинктивно прижимаясь к парню в поисках защиты. Но самое поразительное, - капитан прислушался к словам Кирилла!
  - И что же вы предлагаете? - недовольно спросил он.
  - Вербовку, конечно же, - Кирилл слегка отстранился и многозначительно посмотрел на Эллину, и та поняла вложенный в его ответ двойной смысл.
  - Вербовка в Академию? В обход конкурса? - недовольно переспросил Алистер.
  - Эту полевую практику можно засчитать за вступительные испытания, ведь правда? - не сдавался Кирилл. - И я буду вам очень благодарен за мою Эл.
  Эллина, все еще не веря в происходящее, смотрела, как капитан медленно кивает, испытывающе разглядывая Кирилла:
  - Клятва на крови. По древнему обряду.
  - Ну к чему нам такие страсти, капитан! - встревоженно воскликнул Кир.
  От вновь зашкалившего чувства тревоги, у Элли снова заложило уши, и, словно через воду, она услышала:
  - Это самое меньшее, что я потребую в данной ситуации. И я иду на это только ради вас, мой фар.
  'Воль-фар, он сказал Вольфар' - девушка поняла, что шум в ушах искажает слова, глубоко вздохнула, стараясь успокоиться, и поклялась сама себе, - 'Кирилл альт Вольфар, я твоя должница. Клянусь, что отплачу тебе за спасение моей жизни'.
  Амодина стремительно принялась закрывать ставни на окнах, время от времени с любопытством поглядывая то на Кирилла, то на Эллину, но не задавая никаких вопросов. Небольшой овальный столик, обычно заставленный пустяковыми безделушками, тут же оказался переставлен в середину помещения, к нему придвинули два кресла, в одном из них тут же расположился капитан. Мужчина, поглядывая на Эллину, принялся негромким голосом надиктовывать что-то в массивный серебряный браслет, плотно охватывавший его предплечье. Элли бы в жизни не приняла его за коммуникатор - настолько удачно тот косил под средневековый колер, ничем не отличаясь от схожих воинских браслетов, красовавшихся на других стражниках герцога. При воспоминании об этом придурке, Элли недовольно скривилась, что не ускользнуло от внимания Алистера.
  - В чем дело, передумала? - тут же отреагировал он. И испытующе добавил, - боишься? Клятва на крови - это, конечно, не контракт подписать.
  Алистер замолчал, давая Эллине возможность высказаться, но девушка молчала. Она вообще ничего не знала ни про какую клятву, но, кажется, длительное пребывание на Харборе не лучшим образом сказалось на аредейце, пробудив нездоровую тягу к древним и варварским ритуалам.
  Алистер, не услышав ни звука от будущей курсантки, добавил, взглядом заставляя замолчать открывшего было рот Кирилла:
  - Но на меньшее я не соглашусь. Слишком уж все... странно, скажем так. Но Ваше слово, мой ....
  - Я же подтвердил личность моей почти что сестры, - недовольно прервал его Кирилл, - и уверяю, что клятва на крови совершенно ни к чему. Зачем...
  - Ваше возражение будет внесено в протокол проведения обряда и объяснительную по поводу внеконкурсного приема новой курсантки, - прервал Кирилла твердолобый Алистер. Пока оба мужчины мерялись взглядами, Эллина задумалась о своей неудачной учебной карьере - она уже потеряла год, переведясь на младший курс в своей академии, а теперь, похоже, ее вообще зачислят к первогодкам! Да такими темпами она до выпуска и к тридцати годам не доберётся!
  Мод же, не теряя времени даром, поставила на стол глубокую чашу, свечи, и - сердце Элли тревожно вздрогнуло - рядом с ними лег кинжал.
  - Готово, капитан, - доложила Амодина, отступая за пределы отбрасываемого свечей света. Закрытые ставни создали в лавке полумрак, а свечи, вместо того, чтобы его рассеивать, только углубляли сумерки.
  Тень, отбрасываемая капитаном, хищно зашевелилась на задней стене помещения, и Эллина вздрогнула и еле удержалась от вскрика. Но еще через секунду сообразила - неровное пламя свечей сыграло с ней дурную шутку.
  - Преклони колено, соискатель звания курсанта Императорской Академии Внешней Разведки Великой Аредеи.
  Эллина вопросительно посмотрела мрачного Кирилла, сверлившего взглядом капитана. По хмурому виду бывшего сокурсника она догадалась, что события развиваются не совсем по его плану.
  Девушка приблизилась к выжидающе смотрящему не нее Алистеру и неловко опустилась на левое колено. Глаза капитана довольно сверкнули, и мужчина торжественно произнес:
  - Повторяй за мной слова клятвы.
  Краем глаза Элли заметила, что Кирилл дернулся, явно собираясь что-то сказать, но потом замер, предоставляя событиям идти своим чередом.
  - С сего момента и до конца моего жизненного пути, я клянусь в своей верности и преданности императору Великой Аредеи. Клятвенно обещаю хранить ему верность перед всеми и почитать его по совести и без обмана. В также клянусь выполнять воинский Устав императорской Академии, блюсти свою воинскую честь и да помогут мне все боги Космоса.
  Эллина, запинаясь и нервно сглатывая, повторяла за капитаном слова клятвы, начиная сомневаться, насколько все это - хорошая идея. Может, лучше было бы во всем сознаться?
  Алистер замолчал и величественно вознес к потолку холодно сиявший сталью кинжал. Но тут неожиданно раздался уверенный голос Кирилла:
  - Клянусь во всем сказанном и да будет так до часа моей смерти или пока император не освободит меня от этой клятвы.
  И Кирилл так многозначительно сверкнул на Элли глазами, что та тут же послушно повторила ограничение вслед за ним.
  Алистер недовольно покосился на своего стажера взглядом, но ничего не сказал. В следующую секунду он резким движением располосовал Эллино предплечье, и девушка застыла от болевого шока. А Алистер позволил хлынувшей крови омыть подставленный полый браслет, набирая ее в небольшое вместилище внутри браслета. Затем он защелкнул его, браслет налился багровым светом и, не успела Элли попытаться пережать рану, как аредейец ловко натянул браслет на раненную руку девушки. Он поднимал его вверх по предплечью и по мере продвижения браслета, рана на руке девушки затягивалась. Несколько мгновений - и только бурые разводы засохшей крови напоминали о распоротой руке девушки. Элли облизнула губы, из глаз хлынули слезы, а потом свет свечи отдалился, пламя ее вытянулось в знак бесконечности, и девушка мягко осела на пол, потеряв сознание.
  ***
  Подушка приятно баюкала Эллин сон, шелковистая поверхность наволочки холодила щеку. Девушка выплывала из беспамятства сна, но его липкие тенёта все еще цеплялись за ускользающую жертву, не давая ей полностью ускользнуть из своих объятий. Приглушенные голоса доносились еле-еле, делая произнесенные слова совсем неразборчивыми и не давая определить разговаривавших. Эллина нехотя приоткрыла невероятно тяжелые веки, с трудом различая в сумерках комнаты очертания предметов обстановки. В голове копошились обрывки мыслей, никак не выстраиваясь в нужные ей воспоминания. Когда, наконец, ей почти удалось сосредоточится и попытаться сообразить, что с ней происходит, дверь в комнату внезапно отворилась, и на пороге появилась женщина.
  'Амодина', - вспомнила Эллина, устало прикрывая глаза.
  - Вот, видите, - раздраженно произнесла Мод, обращаясь к кому-то за своей спиной, - я же говорю вам - моя племянница заболела. Второй день в себя не приходит, бедняжка! Вот, сами взгляните!
  Элли, выглянув из-под прикрытия прилипших ко лбу спутанных волос, увидела, как из-за плеча тетушки выглядывает незнакомый парень, бросает не нее недовольный взгляд и властно бросает Амодине:
  - Лекаря вызовите, отвар болиссы дайте, он ее сразу на ноги поставит. Короче - приведите свою племянницу в порядок к завтрашнему утру. Герцог желает ее видеть.
  - Да... да что вы такое говорите, мой лорд, как ей какой-то отвар-то давать? Без сознания девочка, в себя не приходит!
  - Так лекарь ее осматривал? И что сказал? - не отцеплялся неизвестный лорд.
  Элли хмыкнула про себя - интересно, как названная тетушка выкрутится? То, что местного врачевателя к ней не подпустят, сомнений у девушки не вызывало. Тут же заныла рука, и Эллина как-то внезапно все вспомнила - и обряд, и клятву, и жуткую боль в разрезанном предплечье. Она невольно потянулась потрогать шрам, но пальцы только коснулись гладкой кожи. И небольшого браслета.
  'Интересно, принести присягу императору чужой страны - это измена?' - Эллина и сама понимала, что размышления на эту тему слегка запоздали, но виноватой себя не чувствовала. Она никого не предавала, просто пыталась выжить. Да и клятв верности у себя на родине она никому не давала: курсантом еще только предстояло это сделать - при поступлении в действующий космический флот.
  - Госпожа Дей, а племянницы-то ваша пошевелилась! - прервал размышления девушки настойчивый посланец герцога. - Пришла, значит, в себя.
  - Ах, лорд Найтеш, - всплеснув руками, воскликнула Амодина, - это же просто корчи! От боли, значит, корчит ее, знаете ли!
  Элли, не удержавшись, насмешливо фыркнула, очень уж смешно Амодина скопировала говорок лорда Найтеша. Но тот, отказываясь понимать бедственное положение больной девушки, властным жестом оборвал разговорчивую горожанку и, вложив ей в руки глухо звякнувший мешочек, приказал:
  - Вот вам деньги на лекаря, госпожа Дей. Чтобы завтра же с утра ваша девица была в приемной Его Светлости.
  Гость повернулся и ушел, по дороге довольно явственно ругаясь под нос на жадных горожанок, не желающих тратиться на лечение родни, но Мод на провокацию не поддалась и в спор не вступила. Тяжело вздохнув, она прошла в спаленку, присела на кровать к Эллине и негромко произнесла:
  - Что же ты, дуреха, никому не сказала, что полукровка? Аредейской крови в тебе еле-еле хватило, чтобы не отправиться на тот свет.
  
  ***
  Его Светлость герцог Лиидский проснулся в совершенно замечательном настроении. Довольно потянулся, окинул взглядом все еще сладко посапывающую Алму, потянулся было к ней, но потом передумал и решительно выбрался из постели, вызывая камердинера.
  Через полчаса герцог, довольно мурлыкая веселый мотивчик, уже приступил к завтраку. Слегка припозднившийся Грейдас с удивлением спросил:
  - Что случилось? Хорошие новости? Твой отец назначил тебя преемником королевской власти?
  - Не болтай ерунды, - отмахнулся Лерей. - У меня два брата, к тому же рожденные в законном браке.
  - Это простое недоразумение, - Грейдас с удовольствием вгрызся в птичье крылышко, а потом подчеркнул свои слова, взмахнув обглоданной косточкой как дирижерской палочкой, - твоя мать - королева, любимая жена, и, к тому же, король официально признал тебя сыном и третьим наследником.
  - Вот именно - третьим, - невнятно ответил герцог, увлечённо расправляясь с нежным кусочком ветчины.
  - Армия пойдет за тобой, - Грейдас оторвался от завтрака и серьезно взглянул на друга. - И твой отец об этом прекрасно осведомлен.
  - Как и мои старшие браться.
  - Да, - менталист задумчиво нахмурился. - Думаешь, прошлое покушение на тебя...
  - Нет. Димерийцы.
  - Но информация, которой они воспользовались...
  - Все может быть, дружище, - Лерей помрачнел, но затем решительно тряхнул головой.
  - Хотя... Ты же знаешь - после обета отцу ни один из них не посмеет навредить мне, впрочем, как и я - им.
  - Да уж, - Грейдас с содроганием вспомнил пронизывающий взгляд короля, его филигранную работу с ментальным пространством отпрысков.
  'Величайший мастер', - с легкой завистью подумал лорд, которому посчастливилось присутствовать при принесении принцами клятвы безоговорочной верности королевской семье.
  - Меня больше волнует димерийская разведка, что-то они уж больно активничают. Даже девок стали нанимать.
  Грейдас весело хмыкнул:
  - Да брось ты. Та синеглазка связалась с димерийцем вовсе не из-за политических мотивов. Под лимолем не врут.
  - А я в этом все еще не до конца разобрался, - упрямо насупился герцог. Жестом велев слуге налить ему утреннего взвара, он напористо продолжил, - Я вызвал девицу на утренний прием. Осталась у меня к ней парочка вопросов.
  Грейдас недоверчиво взглянул на друга, пытаясь понять, не шутит ли тот. Убедившись, что герцог совершенно серьезен, он потрясенно воскликнул:
  - Вам нельзя с ней сейчас встречаться! Ты же закрепишь ее зависимость от тебя и твоих приказов. Пусть пройдет пара месяцев, последствия лимоля пройдут. Пожалей малышку, никуда она не убежит.
  - А что в этом плохого, быть зависимой от своего герцога? - недовольно возразил Лерей. - Я вообще решил принять ее на работу в замок. Возьму девчонку горничной. Вот сколько горожанок мечтают о месте в замке? А она это место получит. Представь, какое это везение для сироты!
  Менталист озабоченно разглядывал герцога, не понимая его поведения. Лерей, знакомый ему с детства, изученный вдоль и поперек, внезапно исчез. Кот, выслеживающий птичку, вот кого напоминал его друг сейчас. Да, его предложение для простолюдинки казалось очень даже привлекательным. Но то, что ни девчонка, ни ее тетушка не придут в восторг от предложения герцога, он, почему-то не сомневался.
  Грейдас потряс головой, взглянул на друга и нейтрально заметил:
  - Ты изменился. Раньше ты не за что бы не стал насильно привязывать к себе людей.
  Грейдас тут же пожалел о сказанном, ибо герцог оторвался от еды. Побелевшее от гнева лицо, жесткий взгляд, устремленный на сотрапезника, недовольно сжавшиеся губы - все говорило о приближавшейся вспышке гнева Лерея. Это длилось мгновение, но менталист успел почувствовать, как взмокла на спине рубаха, как в горле появился ком, как сердце забилось быстрее и тревожнее.
  А герцог вдруг закрыл глаза, глубоко вздохнул, а потом, с обезоруживающей улыбкой посмотрел на приятеля:
  - Я превращаюсь в настоящего засранца, да?
  Не дожидаясь слугу, он плеснул в бокал красного вина и задумчиво произнес, разглядывая кровавые отблески в хрустале:
  - Не могу выбросить эту девчонку из головы. Она меня бесит. Но самое странное... Знаешь, любая из горожаночек от счастья, что сам владыка этих земель обратил на нее внимание... А эта пигалица... Да она от меня отшатываешься! А когда я ее поцеловал, эта поганка мне палец вывихнула, - возмущенно закончил Лерей свою на редкость несвязанную речь.
  Грейдас с удивлением слушал своего сюзерена и, как только тот замолчал, осторожно спросил:
  - Ты ею увлекся?!
  Лерей раздосадовано сверкнул на него изумрудными кошачьими глазами и сердито буркнул:
  - Да нет же! Просто есть в ней что-то непонятное, неправильное. И ведет она себя неправильно. Это же какой ей шанс предоставляется, а она не на шею мне вешается, а драться лезет!
  Темные глаза Грейдаса, оттененные неприлично длинными для мужчины ресницами, проницательно разглядывали гневавшегося герцога.
  - Разрешишь мне присутствовать на вашем с ней разговоре? Я хоть и не могу ее прочитать, но язык тела никто еще не отменял. Да и проверить хочу - вдруг она на тебя своим даром воздействует?
  - Дар - у простой горожанки?
  - Ну ты же в простынях ее мамаши не копался, - усмехнулся менталист, - кто знает, чья кровь в ней течет. Второй Даниры мы не переживем.
  
  Глава 13
  
  Держась за руку Амодины, Эллина неохотно вошла в кабинет Его Светлости ровно в назначенное время. Во дворе замка их поджидал недавний посетитель лавочки Мод - настойчивый посланец герцога, лорд Найтеш, который и проводил их до места приема. Сам факт столь повышенного внимания к двум ничем неприметным горожанкам насторожил Амодину, а ее тревога тут же передалась и Эллине, ввергая девушку в состояние, близкое к панике. Элли страстно мечтала только об одном - убраться с этой планеты. Даже если ей придется снова учится на первом курсе этой чертовой Аредейской Академии, даже если придется на время разлучиться с друзьями и родными - да все, что угодно, только бы подальше отсюда, от этого замка, где из нее чуть не сделали бессловесную игрушку. Конечно, немного жаль одичавших потомков великой цивилизации, явно стремящихся вернуться в объятия космоса и восстановить межпланетные связи. Но жить в феодальном обществе, в статусе бесправной простолюдинки, - это не для нее. Даже в качестве полевой практики. Но возможности улететь пока не было. Последствия принесенной клятвы тоже пока не ясны. Хотелось поскорее улучить возможность и поговорить с Киром наедине, но Алистер, чтоб ему пусто было, услал Кира с каким-то заданием, и девушка его не видела с того самого достопамятного вечера. Проклятая планета, проклятый герцог, проклятый куратор... Тут Эллина запнулась - такое отношение к Алистеру все-таки показалось ей слегка несправедливым.
  Мод крепко сжала ее пальцы, и Эллина очнулась от размышлений. Его Светлость уже восседали в кресла богатого пурпурного цвета, рядом стоял его то ли алхимик, то ли экстрасенс, Элли так и не поняла, что за должность занимает лорда Грейдас при дворе. 'И кресло никакое не пурпурное, а...' - Элли на секунду задумалась и мстительно решила,- 'свекольное!' Это тут же привело ее в менее злобное настроение и, слегка улыбаясь, она перевела взгляд на герцога.
  В этот момент Мод поклонилась, потянув Эллину за собой, а когда они обе выпрямились, герцог благодушно махнул рукой в сторону Мод:
  - Госпожа Дей, не ожидал увидеть вас тоже. Хотя, полагаю, что причина, по которой я вызывал вашу племянницу, порадует и вас.
  Зеленые глаза герцога благосклонно пробежались по Эллиному простому темно-синему платью, затем остановились на ее лице, и Лерей добродушно произнес:
  - С сегодняшнего дня начнешь работать в моем замке горничной.
  - Горничной?! - не удержалась Эллина от возмущённого восклицания, но герцог понял ее по-своему.
  - Я понимаю твою несдержанность, каждая вторая лиидская девица мечтает о такой чести, но можешь меня не благодарить... сейчас, - снисходительно улыбнулся он. - Потом продемонстрируешь свою признательность.
  Герцог взглянул на молчавшего Грейдаса, безмолвно спрашивая, не хочет ли тот что-либо добавить, и, когда менталист отрицательно качнул головой, все таким же дружелюбно-покровительственным тоном произнес:
  - Все, ступай. Ты поступаешь под начало моей кастелянши, госпожи Таркей. И госпожу Амодину я тоже не задерживаю.
  Эллина открыла было рот, но пальцы Мод предупреждающе сжали ее ладошку, и девушка удержала рвавшееся наружу возмущение. Очередной поклон, и они покинули герцогский кабинет.
  - Да что он себе думает, чертов неандерталец! - возмущенно прошипела Элли, едва оказавшись за дверью. - Да не в жизнь!
  - Тихо, девочка, - аредейка сосредоточенно обдумывала дальнейшие действия. - Я свяжусь с Алистером, посмотрим, что он скажет. А вообще-то - это шикарная возможность добраться до нужной нам информации. У тебя будет доступ во все уголки замка. Как раз то, что нам нужно!
  'Кому - нам?' - мрачно подумала Элли. Жизнь снова усложнялась. Где это слыхано, чтобы герцог самолично нанимал горничных на работу? И почему этот факт Мод совершенно не настораживает?
  Амодина и Элли спустились на первый этаж и направились было к выходу через обширный вестибюль, по которому сновали слуги, но путь им преградил все тот же лорд Найтеш, испытующе взирающий на Эллину.
  - Госпожа Эллина, Его Светлость распорядился устроить вас в замке. Ваша комната будет на личном этаже герцога. Поздравляю.
  - На личном...С каких пор служанок селят на господском этаже? - посторонний человек в искренности Мод не усомнился бы ни ка секунду.
  - Слу... служанку? - с недоумением повторил лорд, непонимающе переводя озадаченный взор на Элли.
  - Да, - закивала она, - герцог велел мне с сегодняшнего дня начать работать в замке горничной.
   Лицо лорда Найтеша закаменело, губы брезгливо поджались, и он - с хорошо ощущаемым негодованием - процедил:
  - Пойдешь со мной, отведу тебя к госпоже Таркей, - непререкаемым тоном приказал он и, не дожидаясь ответа и бормоча что-то себе под нос, направился прочь от входа, по ответвляющемуся просторному коридору. Элли растерянно взглянула на 'тетушку', совершенно не желая оставаться в замке, особенно - одна. Та решительно тряхнула головой и окликнула столь настойчиво лезущего в их жизнь представителя местной знати:
  - Лорд Найтеш, подождите, мы за вами не поспеваем!
  - Мы? - мужчина удивленно обернулся, с недоумением поднял брови. - Мне нужна только твоя племянница, а сама ты можешь возвращаться к себе в лавку.
  - Мой долг присмотреть за родной кровиночкой, - возмутилась Мод. - И так бедняжечка настрадалась. Да и на договор найма посмотреть надо.
  Лорд Найтеш, раздраженно дернув плечами, остановился и резко развернулся.
  - Какой еще договор? Ишь чего возомнили о себе - с обычной служанкой договор? - возмутился аристократ, недовольно окидывая взглядом стоящих перед ним горожанок. - Фаворитки - и те не всегда такую привилегию получают! Радуйся, что девка при замке будет, такого добра как она - только кликнуть.
   - Ну так, если же - только кликнуть, так нешто ей тогда тут и околачиваться, - уперла кулаки в боки Амодина. - Раз так, то пойдем мы, ваша милость, мне племяшка в лавке самой нужна.
  Лорд Найтеш покраснел от возмущения, но пока он собрался что-то ответить, Амодина ловко дернула Элли на локоток, и они поспешно выскочили на улицу, благо не успели еще далеко отойти от входной двери.
  - Куда! - яростно взревел упустивший их дворянин, но обе женщины шустро нырнули за располагавшуюся рядом постройку и, через несколько минут быстрой ходьбы, оказались рядом с малозаметной калиткой для обслуживающего персонала. Преодолев калитку, при которой, на их счастье, не оказалось охраны, обе беглянки нырнули в пышные кусты, разросшиеся с внешней стороны замковой стены.
  - Тихо, - предостерегающе подняла палец кверху Амодина.
  - А как же ваша идея насчет своего человека в замке? - Элли тревожно озиралась, стараясь не пропустить возможного преследователя.
  - А я от нее и не отказалась, надо только все это с начальством согласовать, - откликнулась Мод, осторожно отгибая покрытую колючками ветку и выглядывая из-за нее на тропинку. - Чисто. Можно идти.
  - А почему этот лорд за нами не погнался? - Элли опасливо пробиралась за аредейкой, стараясь не вздрагивать от раздававшихся вокруг звуков. Где-то рядом громко перекликались мужские голоса, перемежаемые стуком топора и взвизгиванием пилы. Расслабляющие пасторальные сельские звуки. Но нервное напряжение, охватившее Эллину, не желало уходить. Девушка прекрасно понимала - это все еще не конец непонятного интереса герцога к ней.
  - Так, как только он понял, что ему не с герцогской фавориткой поручили заниматься, - откликнулась Мод, - так и все его рвение пропало - не по статусу сему господину со слугами якшаться.
  - Ага, - протянула Эллина и, решив воспользоваться моментом, предложила, - а может, ну ее практику тут? Давайте я отсюда улечу. Пойду в академию на общих основаниях.
  Девушка вознесла краткую молитву богам Космоса и затаила дыхание, ожидая, что ответит ей Амодина.
  - Может быть, так и поступим. Как-то слишком этот герцог к тебе прицепился. А ты, - женщина цепко глянула на Элли, - никаких романтических отношений с блестящим вельможей, значит не хочешь?
  Элли возмущенно вскинулась в ответ.
  - Да ладно, ладно, - успокоила ее Мод, - впрочем, посмотрим, что скажет Пилигрим.
  Элли недоумевающе взглянула на нее, пытаясь разгадать, о ком идет речь, но Мод восприняла ее затруднение по-своему:
  - А как ты думала? Теперь все - в руках непосредственного командира. Вольная жизнь закончилась!
  'Интересно,' - подумала Эллина, - 'если мне все-таки удастся удрать с этой сумасшедшей планеты и от этих закоснелых в своих имперских традициях аредейцев - они станут меня искать? Кирилл-то точно будет знать, где я. Но он до сих пор никому про меня не сказал правды. А вот, кстати, почему я его до сих пор не видела? Куда он делался после той безумной присяги?'
  - А где Кир? - тут же спросила она. - Я хотела бы с ним поговорить, но он куда-то исчез.
  Мод, в это время аккуратно выглядывающая из-за угла дома и пытающаяся удостовериться в безопасности улицы, нетерпеливо отмахнулась:
  - Выполняет задание. У него зачетная стажировка, как никак. Некогда рассиживать.
  И снова непонятность ситуации царапнула Эллину - это же не дети в песочек играют. Явно же - серьезная резидентура, а такой прокол - принять ее за одного из своих, а потом - еще и в кадеты записать. А теперь - вот так рисковать своим положением, помогая ей скрыться от человека, который мог одним своим недовольством положить конец благополучному прикрытию местной жизни Амодины. Не то, чтобы она возражала. Но что-то не сходилось, а вот что именно - понять так и не получалось.
  - Я вас очень подвела? - не удержалась Эллина. Голос дрогнул, но девушка продолжила, - Может, мне как-нибудь исчезнуть отсюда? Герцог через пару дней обо мне забудет и успокоится.
  Мод на ходу мельком взглянула на нее и недоумевающе подняла брови:
  - Вот это как раз в наши цели не входит. Чем больше его интерес к тебе, тем легче у тебя получится добыть информацию. А уж это - твой счастливый билет на выполнение зачетных требований для поступающих.
  Эллина запнулась:
  - Зачем же вы тогда помогаете мне сбежать из замка?
  Мод весело фыркнула и чуть ли не пропела:
  - Погоня, погоня, погоня...
  Но потом посерьезнела и добавила:
  - Как командир решит, так и сделаешь.
  Тут женщина аккуратно огляделась и нырнула в узенький проход между домами.
  - Заходи, - позвала она, бесшумно приоткрывая дверь, которой заканчивался тупичок. - Алистер, как освободится, придет сюда.
  -
  ***
  Резкий удар, и тяжелая резная дверь из мореного дерева содрогнулась, но не открылась. Стоявший рядом широкоплечий молодой парень из отряда внутренней охраны вздрогнул и непроизвольно отступил на шаг, прислушиваясь к доносящимся из комнаты неразборчивым голосам. Затем послышался торопливый топот и, спустя пару секунд, двойные створки распахнулись, выпуская в холл потрепанного и бледного лорда Найтеша. Охранник мельком увидел герцога, потирающего рассадненные костяшки пальцев, и сообразил, что именно врезалось в дверь мгновение назад.
  - Приведи шпиона лорда Тахо в малый зал для приемов, - сквозь зубы прорычал герцог Лиидский, все еще баюкая ушибленную руку.
  Парень понятливо кивнул и бегом направился выполнять поручение - в таком настроении герцога видеть ему приходилось нечасто и хотелось только одного - оказаться где-нибудь подальше.
  - Они мне еще ультиматум выставлять будут! - успел услышать охранник, уже сбегая по лестнице вниз.
  - Но обмен же выгоден в первую очередь тебе, - успокаивающе произнес Грейдас, тоже подходя к выходу. - А от мальчишки и толку-то никакого - все, что знал, уже рассказал.
  Лерей, остывая, вернулся к письменному столу и еще раз взглянул на взбесившее его письмо.
  - Племянник он, как же! - пробурчал герцог. - Незаконно захваченный. Ты же понимаешь, что это значит, Грейд? У нас завелась крыса. Как они узнали, что парень у меня в подземелье?
  - Все люди перепроверены по нескольку раз, - неуверенно возразил Грейдас. - Ты же знаешь, наиболее подозрительных я сам проверял. А уж твой начальник охраны до того въедлив, что у него руха* не пролетит без его ведома. Да и как бы они связались с димериийцами? Никто постов не покидал, посторонних у нас в замке нет.
  (руха* - местное мелкое летучее насекомое, прим автора)
  Герцог раздраженно направился было к выходу, но на полпути внезапно остановился:
  - Посторонних-то нет... А, может, мы не там ищем? Что, если эта девчонка сумела связаться с покровителем ее дружка? А?
  - Но мы же допросили ее под действием лимоля, - начал Грейдас, но Лерей, не слушая приятеля, продолжил, пребывая в яростном возбуждении:
  - Я дурак, она обвела меня вокруг пальца! Она только сказала, что сама не шпионка, но ведь она могла просто помогать шпиону! А мы её выпустили!
  Герцог стремительно преодолел оставшееся расстояние до дверей, вылетел в коридор и, широко шагая, понёсся к малому залу. Грейдас озадаченно поспешил за ним. Он все никак не мог понять логику своего приятеля и сюзерена.
  
  ***
  Малый зал, оббитый плотной светло-зеленой тканью, тут и там увешанный вытканными шелковой нитью гобеленами, предназначался для полуофициальных приемов и поражал посетителей своей изысканной простотой. Обстановка тут не менялась с тех пор, как прежняя хозяйка замка, мать Лерея, вышла замуж и покинула фамильную обитель, оставив ее своему рожденному вне брака сыну. Король, едва умерла его первая жена, признал своего бастарда, даровал ему дополнительные земли и присвоил бывшему графству статус герцогства. Сын, соответственно, стал герцогом Лиидским. Едва его родители сочлись официальным браком, восьмилетнего мальчишку взяли в королевский дворец. Время, проведенное там, нельзя назвать самым счастливым для Лерея, хотя оба родителя его обожали. Король Таритании не выделял ни одного из сыновей, но старшие браться не пренебрегали ни одной возможностью напомнить Лерею о фактах его рождения. К тому же они были принцами, Лерей же - всего лишь герцогом и оба старших брата постоянно упражнялись в жестоких шутках над 'своим вассалом'.
  Так продолжалось до тех пор, пока случайно оказавшийся в крыле своих детей король не стал очевидцем особенно жестокого издевательства над младшим сыном со стороны сводных братьев и осознал свое упущение. На следующий день Лерею высочайшим королевским указом был дарован титул принца, старший потерял статус первого наследника, король объявил, что очередность престолонаследования будет установлена особым приказом и исходить он будет из оценки личных качеств сыновей. Возмущенная родня со стороны матери старших принцев попыталась было воспротивиться такому королевскому произволу, но Его Величество, Лаерд Третий, решительно сослал наиболее голосистых в их поместья, без права возврата в столицу, a остальные тут же притихли, осознав, что родство с принцами оказалось не такой уж надежной защитой. Его Величество же пошёл дальше. Заставил сыновей принести клятву безоговорочной верности королевской семье, подразумевавшую не причинение какого-либо вреда друг другу. Озабоченный беспорядками в собственном доме, король проницательно закрепил сию клятву в сознании огорчивших его отпрысков сильнейшим ментальным воздействием.
  Лерей же, отслужив на границе командиром гарнизона, вернулся в унаследованное им герцогство и почти безвылазно сидел там уже второй год. Никто не мог понять, почему удалили от королевского двора младшего принца. Недоброжелатели объявили, что король наконец-то осознал, что внебрачному ребенку не место среди законнорожденных детей, тем более королева была в тягости, готовясь порадовать супруга новым чадом. Собственно, король и не спешил развеять заблуждение придворных - младший и, к тому же, - самый любимый им сын, занимался секретным и чрезвычайно важным проектом, а сложившееся положение дел полностью устраивало Его Величество, ведь так к Лерею было меньше внимания.
  Лерей вынырнул из захлестнувших его воспоминаний, привычным взглядом окинул помещение и, не найдя стражника с заключенным, обратил свой взор на лорда Найтеша, как раз приведшего в зал начальника охраны, Алистера Рамира. Герцог, благоволивший молодому амбициозному воину, довольно кивнул:
  - Алистер! Ты-то мне и нужен. Приведи ко мне девицу Эллину, она из новеньких, как раз сегодня приступила к обязанностям горничной.
  На обычно невозмутимо-расслабленном лице начальники стражи промелькнуло обеспокоенное удивление, он открыл рот, но произнести ничего не успел. Побледневший лорд Найтеш, дрогнувшим голосом произнес:
  - Мой лорд... Эта девица отказалась остаться в замке. И... и сбежала, вместе со своей теткой. И в лавке госпожи Деи их нет.
  Герцог побагровел и, едва сдерживая ярость, процедил сквозь зубы.
  - Алистер? Найди мне эту димерийскую лазутчицу и брось ее в камеру. Я лично ее допрошу. Сам разберусь с этой утечкой, проучу предателей раз и навсегда! Найди мне эту шпионку!
  - Шпионку, мой лорд? - эхом откликнулся напряжённо слушающий герцога Алистер.
  - Именно. Мы с Грейдасом только что сами поняли это, - кивнул ему герцог, слегка успокаиваясь и направляясь к возвышению с троном.
  - Но ведь - допрос с лимолем, - растерянно окликнул его Алистер.
  - Она просто сумела нас обмануть, - герцог обернулся и придавил начальника стражи тяжелым взглядом. - Найти. Схватить. Доложить мне лично в любое время суток.
  Алистер обескураженно взглянул на Грейдаса, но тот только незаметно развел руками. Спорить со взбешенным герцогом ему не хотелось
  - Я сейчас же отправлю своих людей на поиски, - и, старательно поклонившись герцогу, Алистер покинул залу.
  Лерей мрачно смотрел ему вслед, зло перекатывая желваки, потом решительно объявил Грейдасу:
  - Как только приведут шпиона лорда Тахо, сразу же выдвигаемся, я прикажу Алистеру готовить сопровождение.
  Менталист вопросительно вскинул брови:
  - Выдвигаемся? Но куда?
  - Господин Трой проведет нам экскурсию по пещере, в которой их отловили с этой девчонкой.
  Грейдас пристально посмотрел на герцога, и тот утвердительно кивнул:
  - Уверен, там должен быть тайник, через который передаются послания. Или у них там перевалочный пункт. А наши болваны их схватили, толком ничего там не осмотрев.
  - Твой дар? - негромко спросил Грейдас.
  - Да, что-то мы там пропустили, - так же тихо ответил Лерей. - Я чувствую.
  - Ваша Светлость, - дверь в залу распахнулась, впуская Алистера, - отряды разосланы, я бы хотел и сам...
  - Нет, капитан, - оборвал его Лерей. - Приготовь отряд сопровождения, надо еще раз обследовать пещеру, в которой нашли этих димерийских лазутчиков. Выступаем через час.
  
  Глава 14
  
  А домике, куда Мод привела Элю, Аллистера не оказалось. Эллина огляделась - маленькая кухонька и небольшая горница, отгороженная занавеской от, скорее всего, спаленки. Аредейка безмятежно вытянулась на деревянной лавке у печки, подоткнув под голову одну из разбросанных по лавке подушек. Эллина утомлённо опустилась на тяжелый табурет, стоявший рядом. В голове - усталая пустота. Отчаянно хотелось оказаться за пультом управления на Стриже. Вокруг - величественная безмятежность космоса, холодное сияние звезд, россыпи метеоритных колец и, самое главное - ни одного самодура-феодала с замашками средневековых деспотов. Время тянулось как
  - Хочу домой! - безнадежно выдохнула она.
  - Как романтично, - хмыкнула Мод, - хотя, что скрывать, я тоже нашу Академию родным домом считала.
  Женщина помолчала, потом добавила, - Своего-то все-равно нет. Сирота я.
  И снова замолчала.
  Эллина ничего не ответила. Кто знает, чего про нее Кир напридумывал. Ее все сильнее беспокоило, куда Алистер услал ее бывшего сокурсника и почему не позволил ему дождаться ее пробуждения.
  Вскоре с лавки донеслось легкое посапывание - Мод заснула. А Элли снова принялась безнадежно обдувать одно и то же - как исхитриться попасть на корабль и свалить отсюда. Все рассуждения сводились к одному - необходимо увидеться с Киром.
  На улице раздалось ржание, негромкая ругань и за дверью дома послышались быстрые шаги. Мод тут же проснулась и скользнула ко входу.
  - Алистер, - успокаивающе шепнула она Эллине.
  Капитан стремительно влетел в дом, окинул обеих женщин быстрым взглядом и поднял руку, пресекая попытку Мод что-то ему сказать.
  - Не сейчас, - отрывисто произнес он. - Сидите тут, я вернусь через несколько дней. Черт побери этого Лерея - выдумал пещеру, в которой вас с димерийцем поймали, еще раз обыскать - тайник ему там примерещился, - хмыкнул он, обращаясь к Эллине. Покачал головой и приветливо улыбнулся Мод, как вдруг замер и повернулся обратно к Элли.
  - В чем дело?
  Испуганное выражение лица девушки не оставляло сомнений - в пещере отряд герцога ждут сюрпризы.
  - Я спрятала там рюкзак с вещами с моего разбившегося корабля. И комбинезон, и ...
  Алистер молча смотрел на проблемную девицу с явным желанием ее придушить. И Эллина, в первый раз за все время, искренне возрадовалась, что она принесла клятву, налагавшую на Алистера обязанности по защите будущей курсантки УВСа.
  Аредеец обреченно зажмурился на секунду, глубоко вздохнул и обернулся к Мод:
  - Твоё прикрытие тоже полетит.
  Мод, поджав губы, кивнула.
  - У вас будет два дня на эвакуацию. Отход по схеме 'Стрела'. Ты знаешь, что делать.
  Он повернулся к Эллине.
  - А ты, милая моя, из нарядов на первом курсе не вылезешь, это я тебе обещаю!
  - Да я не возражаю, - откликнулась ничуть не огорченная Эллина, - лишь бы отсюда поскорее убраться!
  Амодина кивнула с отсутствующим видом и никак не отреагировала на громко хлопнувшую входную дверь; Элли так и не поняла, услышала ли она ее. Но беспокоить не стала. Мыслями Элли уже унеслась к цели, которая внезапно оказалась в пределах досягаемости. За дверьми раздался глухой перестук копыт - Алистер торопился в замак.
  - А как же Кир? - внезапно вспомнила она.
  Мод с усилием оторвалась от нелегких размышлений.
  - Кир не скомпрометирован, ничто не мешает ему успешно закончить практику, - с легкой грустью ответила Мод, а Эллина вдруг осознала, что из-за нее ардейке грозят неприятности. Ведь ей придется прервать задание, загубить тщательно разработанную легенду и покинуть планету.
  - Мод, - нерешительно спросила она, - у тебя будут из-за меня проблемы?
  - Возможно, - спокойно откликнулась та, - но я тоже - выпускница УВСа, а ты же помнишь, какой у нас девиз.
  Женщина на секунду прикрыла глаза, потянулась, затем пружинисто поднялась и решительно приказала:
  - Через час стемнеет, и сразу же выходим.
  - А шаттл далеко? - со сладко замирающим сердцем спросила окрыленная скорым отлетом Элли.
  - Схоронен в лесном озере, тут неподалеку. Часа два быстрой ходьбы, - откликнулась Мод и принялась убирать следы их присутствия в доме Алистера. Элли слегка суматошно подхватилась и стала помогать. Скорее бы сумерки! Скорее в путь! Скорее отсюда, с этой варварской планеты, где ни в чем не виновных курсанток поят адскими мозгобойными отварами. Ей еще повезло, что легко отделалась. Вот еще бы удалось избежать УВСа и вернуться домой. Эллина оценивающе посмотрела на Мод, но потом устыдилась возникшей идеи. Потом, о способах можно подумать потом, главное - выбраться отсюда.
  
  ***
  Небольшой отряд во главе с нашпоривавшим коня герцогом, вылетел из ворот замка.
  Две служанки, оказавшиеся в это время на улице, влюблённо посмотрели вслед промчавшейся мимо них кавалькаде.
  - Ах, до чего же наш герцог ладен, да пригож! - вздохнула пышнотелая девица с курносым носиком.
  - Ага, - отозвалась вторая, трепетно прижимая руки к груди и тяжело вздыхая. - Герцог-то хорош, а мне вот наш капитан больше по сердцу!
  Девушки постояли несколько минут у ворот, не отрывая глаз от стремительно удалявшихся всадников, повздыхали, потом развернулись и направились в замок - пока кастелянша не приметила, что они не при деле.
  - Слышь, Миланька, говорят, у нас новенькая горничная? - спросила курносая у своей приятельницы.
  - Не, ты чё, не слыхала? Говорят, сбёгла она. Лорд Найтеш грозился, что найдет ее да и выпорет.
  - Вот дурища-то! - изумилась пышечка, цокнув языком. - Кто ж от службы у самого герцога-то отказывается?
  Продолжая осуждающе покачивать головой, она поторопилась к черному входу вслед за Миланькой, но потом ахнула от пришедшей в голову мысли:
  - Это что ж, герцог не за беглой-ли в погоню пустился?
  - А ведь и правда! - подхватила вторая служанка. - Слушай, Даня, а может, она украла чё? Иначе, разве ж сам герцог за ней стал бы гоняться?
  - Неужто, семейные украшения поганка спёрла? Из-за чего другого Его Светлость вряд ли бы сами ее искать бросились!
  Девушки едва вошли в замок, как наткнулись на недовольную кастеляншу, госпожу Таркей. Но не успела та открыть рот, как Даня выпалила:
  - Ах, какая беда-то, госпожа Таркей! Его Светлость помчались в погоню за этой мерзавкой! Мы только что, вот как раз своими глазами всё и видели! Неужто все семейные драгоценности стащила, а? С такой воровки станется и сам Лиидский кристалл из главного зала украсть!
  - Ты что за чушь несешь,- раздраженно воскликнула кастелянша. - Что за воровка?
  - Ну эта, которая из новых горничных, та, что сбежала, - удивилась Миланька. - Мы же говорим, герцог сами погоню возглавили!
  - Не болтай глупости, идите лучше уборкой займитесь, - недовольно рявкнула кастелянша, отмахиваясь от бестолковых девиц, разворачиваясь и направляясь в большой приемный зал. Так, на всякий случай.
  Вошла - и остолбенела. Кристалл, всегда сиявший на навершии герцогского трона, отсутствовал. Госпожа Таркей моргнула, не веря своим глазам, на подгибающихся ногах подошла к возвышению. Но и при ближайшем рассмотрении кристалла в осиротевшей выемке не обнаружилось. И тогда госпожа Таркей, совершенно неподобающе своему статусу, тоненько завизжала.
  ***
  Гонец из замка, семнадцатилетний Нарейко, нагнал отряд герцога уже у пещеры. Молодой воин, вступивший в замковый гарнизон всего лишь прошлом году, чрезвычайно гордился доверенным ему поручением. Слетев с усталого коня чуть ли не на ходу, бросил поводья охранявшему лошадей знакомцу по гарнизону и, уточнив, где герцог, поспешил шагнуть в освещенный мерцающими огнями факелов зёв пещеры.
  Капитана Алистера в окружении нескольких замковых воинов, он увидел сразу, а вот герцога найти никак не мог, сколько ни оглядывася вокруг.
  - Господин капитан,- подскочил он к Рамиру, - у меня срочное сообщение для Его Светлости.
  Алистер протянул руку, но гонец только мотнул головой:
  - Послание устное, для герцога - от госпожи Таркей, ка-фи-дэ-ца-льное, - старательно проговорил по слогам парень.
  Алистер с невозмутимым лицом кивнул и, коротко бросив,- Жди, - растворился в пещерных сумерках. Нарейко только тут рассмотрел, что пещера изгибалась, и понял, что командир просто скрылся за поворотом. Он подошёл поближе, заглянул за угол и застыл от испуга - на полу пещеры, хорошо освещенный многочисленными факелами, лежал обезглавленный усохший труп.
  Нарейко увидел, как Его Светлость нагнулись и подняли его в воздух, и тут молодой стражник осознал, что это и не труп вовсе. Выглядит, скорее, как с человека шкуру спустили и в черной краске проварили. А герцог подошедшему капитану как раз и говорит:
  - Алистр, посмотри, я такое только в книгах Великого Переселения видел. Универсальный ком-бине-зон называется.
  Нарейко явственно углядел, как на лице капитана промелькнуло раздосадованное выражение - наверное, тоже не понял, о чем это герцог толкует. А потом капитан указал на самого Нарейко и Его Светлость тут же подошли к гонцу.
  - Ваша Светлость, - начал Нарейко, продолжая испуганно коситься на комби-не-зон, который герцог так и не выпустил из рук, - госпожа Таркей велела передать: похищен Лиидский кристалл.
  - Что?! - неверяще воскликнул герцог, - Кто?
  - Опросили всех стражей, несших охрану около большого приёмного зала, но никто посторонний там и близко не проходил. Госпожа Таркей сказала, что в замке вообще никого чужих сегодня не было, даже просителей.
  Нарейко замолчал, потом нехотя добавил:
  - То есть она сказала, никого, за исключением госпожа Дей, владелицы лавки диковинок, с племянницей.
  Герцог устало вздохнул.
  - Алистер, забирай все, что нашли, в замке рассмотрим. Оставь тут тайный пост наблюдения - может, какую рыбку поймаем. Всем остальным - возвращаемся в замок. Мне бросили вызов. Грейдас, ты мне будешь нужен, - позвал Лерей своего явно озабоченного новостями друга.
  Алистер чертыхнулся про себя - как не вовремя! Еще бы пару часиков провести за исследованием пещеры, затем переночевать тут же - и можно уже ни о чем не беспокоиться. Но... капитан покосился на чересчур торопливого гонца с тщательно скрываемой досадой. Устал. Но сейчас, когда удалось так ловко стать одним из приближенных младшего королевского сына - даже думать о конце миссии не приходится, никто его отсюда не отзовет.
  Он невозмутимо взлетел на коня, поднял руку, жестом отдавая команду построиться в походный порядок и повернулся к герцогу:
  - Ваша Светлость?
  Лерей кивнул, пришпорил своего гнедого, и возглавил движение отряда.
  Едущий перед ним оруженосец освещал дорогу чадящим факелом, лишь слегка разгонявшем сумерки.
  - Ваша милость, - конь Алистера шел вровень с изящной кобылкой, на которой возвышался Грейдас, - а кристалл...
  - Кристалл - наследие Лиидского рода, - менталист задумчиво отмахнулся от зудевшего над его головой руха, - со времен Великого Переселения.
  - Великого Переселения? - вопросительно повторил Алистер. Если это то, о чем он подумал, то некоторые планы придется менять.
  Грейдас скосил глаза на собеседника.
  - Официальная история - не всегда реальная история, - бросил он выжидающе.
  Но опасения менталиста не подтвердились, капитан только согласно фыркнул, и Грейдас решил продолжить.
  - Сохранилось несколько книг. Странные истории о полётах и сверкающих лучах смерти, о других мирах и могущественном враге, уничтожающем целые города. Раз герцог упомянул при тебе Великое Переселение, значит решил, что ты достоин доверия. Решил допустить тебя к делу, которым занимается уже второй год. К тому, из-за чего он поселился тут.
  Алистер заинтересованно смотрел в лицо менталиста.
  Грейдас незаметно огляделся и, кивнув капитану, придержал коня, слегка приотставая от основного отряда. Окончательно заинтригованный Алистер с нетерпением приготовился с удовольствием послушать тайные легенды этой планеты. Кто бы подумал, что харборцы исхитрились что-то сохранить!
  - Два года назад один из местных мальчишек нашел нечто, - Грейдас говорил негромко, и Алистеру приходилось напрягать слух, чтобы ничего не пропустить.
  - Парнишка - сирота, воспитывался при замковом гарнизоне, - продолжал Грейдас, - поэтому четко понимал, в чем его долг. Сообщил капитану, что служил до тебя, тот доложил герцогу, и, после разговора с отцом, Его Светлость переселился сюда.
  Алистер с интересом слушал таинственно понизившего голос менталиста. Сбор информации - любимое дело любого разведчика.
  - И что он нашел? - поторопил он замолчавшего Грейдаса.
  Тот оценивающе посмотрел на собеседника и произнес:
  - Летающий корабль.
  - Что-о?! - не сумел сдержаться Алистер. - Где?
  Грейдас довольно улыбнулся - эффект превзошел все его ожидания. Что-ж, капитан станет достойным соратником.
  - Успокойтесь, Рамир, - пожурил он явно взбудораженного начальника герцогской охраны, - сей корабль - на дне озера, неподалеку от замка. За ним ведется постоянное наблюдение.
  - Наблюдение? - каким-то неживым голосом откликнулся Алистер.
  - Ну да, - отозвался Грейдас, - мы уже второй год поджидаем, кто же, наконец, появится там. И вот - этот ком-би-не-зон. Теперь понимаете? Тот мальчишка, димериийский шпион, явно что-то знает. Иначе откуда у него эта вещь? Такие одежды носили рулевые этих кораблей, - пилоты. Приедем, допросим тщательнее. Неспроста лорд Тахо так стремится поскорее его у нас забрать!
  Алистер согласно кивал в такт словам Грейдаса, но мысли его были далеко: отход по схеме 'Стрела' предполагал использование именно шаттла, схороненного на дне лесного озера.
  
  Глава 15
  
  Мод и Эллина спокойно добрались до заветного озера. Густой подлесок делал продвижение по чащобе непростым делом, но с каждым шагом, приближавшим их к цели, Элли все больше хотелось воспарить воздушным шариком, который она запускала в далеком детстве. Она уже представляла, как поднимется на борт шаттла, как окунется в привычную предстартовую подготовку, как кресло второго пилота ласково и комфортно обнимет ее, погружая в уже забытый комфорт эргономически-правильной конструкции, и как,- наконец-то! - она вырвется из гравитационной ловушки этой забытой богами Космоса варварской планеты. Сначала - это. А потом уже придумает, как освободиться от клятвы и нелепой Академии Внешней Разведки. Кстати, из оброненной Мод реплики, Эллина выяснила беспокоившую ее несостыковку - Академии Внешней Разведки входила в состав ардейского Университета Внешних Связей, просто ее наличие там не афишировалось. Эллина со знающим видом поддакнула, но особого значения этому факту не придала - почему-то не сомневалась, что главное - выбраться, а там Кир не оставит ее без помощи. Парень, вернее - его семья, явно пользовалась авторитетом в ардейской империи, надо потом бабушку расспросить - может, она вспомнит его фамилию. Хотя... Элли насмешливо фыркнула - наверняка, Кир учился у них в академии не под своим именем! Она оценивающе посмотрела на Мод. Нет, у нее узнать тоже не получится - ведь по легенде, они друг друга чуть ли не с пеленок знают.
  - Вот оно! - Амодина, постоянно оглядывавшаяся вокруг, остановилась и осторожно еще раз осмотрелась. Но вокруг безмятежно перекликались птицы, шумел легкий ветерок и ничто не указывала на присутствие посторонних.
  Обе женщины приблизились к округлому озеру, живописно раскинувшемуся в покрытой изумрудной травой низине. Судя по темной воде, водоем оказался далеко не мелкий и надежно скрывший спрятанный в нем билет с этой планеты.
  - Как ты думаешь, герцог не станет меня искать? - спросила Эллина, когда они направились к берегу, поросшему высокой травой с небольшими шишечками на верхушке.
  - Надеюсь, что поищет, да скоро бросит - что ему какая-то горожаночка! - беззаботно откликнулась Мод. - Вот сейчас...
  - Вот сейчас, вы мне и сообщите, что это вы тут забыли? - голос незаметно подкравшегося сзади мужчины застал обеих женщин врасплох. Ардейка резко обернулась и застыла - за ними стояли трое воинов в мундирах герцогской стражи, мечи наголо, чуть позади - еще один, со взведенным луком, недвусмысленно нацеленным на беглянок.
  'Это провал', - мелькнула мысль, но не успела Амодина сделать и шагу, как рядом раздался дрожащий голос ее спутницы:
  - Не стреляйте! Мы тут просто искупаться хотели!
  'Быстро соображает', - отметила Мод и подхватила:
  - Да, уже часа три идем, вот хотели окунуться! А что, на это озеро разве нельзя приходить?
  Стоявший впереди воин, услышав голос Амодины, расслабился, разглядывая ее лицо, затем досадливо убрал оружие.
  - Госпожа Дей! - воскликнул он, - Ну и что это вы так далеко в лесу делаете?
  Его отряд облегченно последовал примеру начальства, - нападать на двух молодых женщин изначально казалось нелепым, тем более, старшой, оказывается, узнал одну из них.
  - Господин Кулли, - всмотрелась в воина Амодина и всплеснула руками, привычно переключаясь в образ лавочницы, - как же вы нас напугали!
  - Извините, конечно, - подобревший воин, тем ни менее, требовательно смотрел на Мод, - но вы так и не ответили - что же, это, вы тут делаете? У меня приказ - сторожить тут, да всех, кто к озеру подойдет, доставлять к Его Светлости!
  Элли в отчаянии взглянула на Мод - отпускать их, похоже, никто не собирался. Никогда еще ни одного человека она не ненавидела с такой пылкой страстью, как этого везде сующего свой нос герцога. И, заламывая руки, она бросилась перед мужчиной на колени:
  - Только не к нему! - взвыла дурным голосом девушка, - Только не к герцогу! Это мы от него спасаемся! Даже в лесу схорониться пришлось!
  И девушка разрыдалась, оглашая окрестности горькими подвываниями.
  Кулли неловко переступил с ноги на ногу, просительно поглядывая на Амодину - дескать, не успокоишь ли девку?
  'Неплохо', - с мрачным удовлетворением подумала Мод, - 'за находчивость девчонке можно и предварительный зачет поставить!'
  А вслух опечалено произнесла:
  - Его Светлость мою племянницу сохальничать попытался. А у моей дурехи жених есть, не хочет она герцогскую койку греть.
  Солдаты неловко переглянулись. Все парни были из города, из простых семей. Почти у всех - сестры да невесты, так что все дружно посочувствовали девчонке, дорожившей собой, да пытавшейся сохранить свою честь для жениха. К тому же, госпожу Дею в Лииде знали и любили за приветливый нрав.
  Начальник поста откашлялся и, окинув подчиненных строгим взглядом, веско сказал:
  - Вы, это, к самому озеру-то и не подходили, так что оснований вас задерживать у нас нет.
  Стоявшие за его спиной воины одобрительно закивали.
  - Так что, это, - продолжил Кулли, - идите себе, куда шли, а сполоснуться где-нибудь в другом месте придется.
  Он помолчал, что-то соображая, потом спросил:
  - А куда направляетесь-то?
  - Так в столицу, - с готовностью ответила Амодина. - Брат у меня там, дядька ее, - кивнула она на Элли. - Хотим у него переждать, пока Его Светлость успокоится, да думать о бедняжке забудет.
  Господин Кулли окинул испытывающим взглядом безбашенных молодух, бродящих по лесу без надлежащей защиты, приметил небольшой кинжал, пристегнутый на поясе старшей женщины, неодобрительно вздернул вверх подбородок и приказал самому молодому из стражников:
  - Митос, ты, это, пойдешь, проводишь их до тракта на столицу, а потом - бегом, обратно. Нас все равно только через пять дней сменят. Как раз успеешь. И смотри мне - чтоб все честь по чести, до самого тракта!
  
  ***
  
  - И как же вы без вещей-то совсем? - уже не первый раз за последние два часа сетовал Митос.
  Эллина скосила глаза на Амодину, предоставляя ей, в который уже раз, ответить молодому стражнику.
  - А чего с собой лишнее-то таскать? - безразлично ответила ардейка. - В столице все что надо и приобретём.
  - А, ну коли деньги есть, - понятливо кивнул светловолосый паренек. Помолчал немного, и поинтересовался, - А как до столицы-то дойти собирались? Это ж вам дней пять только по одному тракту идти.
  Эллина заметила скользнувший по лицу спутницы намёк на раздражение, но голос Амодины прозвучал все так же ровно и спокойно:
  - Да в первом же селении найдем попутчиков, с ними и доберемся. А то, может, и караван какой попадется - там просто место купить можно.
  - Неужто вы, госпожа Дей, уже так путешествовали? - с жадным интересом спросил Митос, и Элли, наконец осознала то, в чем уже давно разобралась Мод: бесконечные вопросы из парня сыпались не потому, что он их в чем-то подозревал и выполнял задание господин Кулли разговорить женщин, оказавшихся у охраняемого объкта. Нет - просто Митос отчаянно завидовал двум странницам и предстоящему им путешествию. Вопросы продолжали сыпаться из молодого воина без остановки, но уже перестали напрягать. Зато, освободившись от одной тревоги, Эллина переключилась на другую проблему - как избавиться от навязанного им сопровождения и как, в конце концов, попасть на шаттл.
  Несомненно, Амодина размышляла о схожем.
  - Все, - внезапно провозгласила 'тётушка', - надо остановиться, передохнуть! Митос, тут есть где-нибудь водоем? Сполоснуться бы, да и пить хочется, сил уже нет!
  Парень огляделся и уверенно махнул рукой:
  - Скоро подойдем, там вон ручей протекает и полянка есть, как раз нам подойдет.
  Действительно, через десять минут ходьбы они вышли на аккуратный округлый лужок с изумрудной травой. Эллина, в который раз, подивилась, как похожа эта планета на изображения древней прародительницы цивилизации современных звездных сообществ.
  Митос тут же наломал разлапистых веток, покрытых пушистыми вытянутыми листиками. Сложил их в импровизированную лежанку и, по-мальчишески задорно улыбаясь, предложил, доставая из-за пояса флягу:
  - Отдохните, а я сейчас воды принесу.
  Парень отправился к тихо журчащей неподалеку воде, а обе женщины воспользовались возможностью присесть на набросанные ветки, а не на холодную землю.
  - Мы действительно пойдем до тракта? - прервала молчание Эллина, с наслаждением вытягивая уставшие ноги.
  Мод откинулась на спину, профессионально расслабляя тело, и задумчиво отозвалась:
  - Нелепая ситуация. По-хорошему, этого парня надо убрать, потом вернуться на пост и... освободить путь к шаттлу.
  Эллина возмущенно встрепенулась, услышав, что Амодина так легко приговорила к смерти четверых мужчин, не сделавших им ничего плохого. То, что ардейка сумеет привести сей мрачный план в исполнение, не вызывал у девушки и тени сомнения. Но девушка тут же взяла взбрыкнувшие было эмоции под жесткий контроль и ни звуком не выразила протест. На войне как на войне, - пришло на память древнее изречение. Сейчас она с Амодиной - по другую сторону фронта от этих дружелюбных парней в форме герцогских вояк. Прикажи им Его Светлость вспороть глотку разгневавшим его беглянкам, - и ни один из стражников слова поперек не скажет. Молча выполнят приказ, даже если он им не по душе. Поэтому Эллина молчала, продолжая вопросительно смотреть на Мод.
  Та приподнялась на локте, внимательно осмотрелась, оценивающе взглянула на видневшегося вдали Митоса. Парень умывался в ручье, азартно брызгая на себя водой, явно стараясь охладить разгоряченное после длительной ходьбы тело.
  - Убрать их всех - проще простого, - небрежно произнесла аредейка. - Но мы не знаем, где спрятан их основной пост. К тому же, Кулли слишком легко отпустил одного из своих парней - значит, мы видели не весь его контингент. При таком раскладе ввязываться в драку не имеет смысла. Но главное не это, - Мод раздраженно сжала кулаки, потом, с видимым усилием, расслабилась. - Главное, - пока нет приказа, - я не могу рисковать даже крошечным шансом раскрытия нашего присутствия на планете.
  Элли перевела дыхание - судьба ее миловала, угрызениями совести ей мучатся не придется. Вот если бы Мод решила разделаться с герцогом...
  - И что мы будем делать?
  - Пока пойдем к тракту, ночью свяжусь с Алистером. Дальше - будем действовать по его приказу.
  Элли понятливо кивнула и ничего не ответила - к ним приближался улыбающийся Митос.
  - Госпожа Дея, - почтительно произнес он, протягивая флягу с водой, - вот, освежитесь.
  Амодина с легкой улыбкой признательно кивнула головой, забирая флягу и с наслаждением делая глоток. Скромная, приветливая горожаночка. От хладнокровного профессионала, разговаривавшего с Элли минуту назад, не осталось и намека.
  
  ***
  Когда, наконец, герцог спешился во дворе своего замка, весь сопровождавший отряд, дружно, как один человек, выдохнул от облегчения. Они проделали весь путь почти без передыха, на грани выносливости лошадей, без конца подгоняемые Его Светлостью. Герцог слетел с коня и, приказав Грейдасу и Алистеру сопровождать себя, поторопился взглянуть на ограбленный трон.
  Двери зала оказались плотно закрыты, и стоявшие на страже солдаты доложили, что вовнутрь с момента обнаружения пропажи кристалла, никого не пускали.
  Грейдас и Алестер вошли в зал тотчас вслед за герцогом, а тот уже в задумчивости разглядывал кристалл, невозмутимо поблескивавший в навершии герцогского трона.
  - Ложная тревога? Кристалл же на месте? - Грейдас с недоумением разглядывал то, из-за чего они чуть не загнали лошадей.
  Но герцог, вместо того, чтобы разделить недоумение друга, нажал на один из завитков резьбы навершия и вытащил переливающийся кристалл из углубления. Задумчиво повертел его в руках, убрал его в висевший на поясе мешочек, повернулся, и, глядя на менталиста, мрачно сказал:
  - Это не мой родовой кристалл, Грейд. Подделка.
  На лице Гредаса отразился шок, а глаза Алистера на мгновение затуманились досадой. Заметивший это герцог понимающе кивнул:
  - Алистер, в этом нет ничьей вины - ни твоей, ни охраны. Я же говорил, тяжело тягаться с теми силами, о которых мы тебя предупредили.
  Герцог яростно сжал кулаки и тихо, но с легко различимым бешенством в голосе, добавил:
  - И все же... никому не позволю играть со мной, как с деревенским дурачком.
  Он спустился со тронного возвышения и направился на выход. Проходя мимо начальника своей стражи, отрывисто повелел:
  - Алистер, готовь тридцать воинов, выезжаем прямо сейчас. Пора доложить отцу о происходящем. И да - демирийца возьмем с собой, в столицу. Посмотрим, что за сказки примется сочинять их посол.
  
  ***
  Эллина и Амодин шли по тракту размеренным шагом. Мод несколько раз безуспешно пыталась связаться с Алистером, но, хотя сигнал проходил, начальство не отвечало. Это могло означать, что капитану не удается уединиться и поэтому он не рискует установить связь. Или то, что он уверен - женщин уже нет на планете, поэтому канал Мод заглушен до контрольного выхода на связь, который должен состояться завтра.
  В отсутствии приказа, Мод решила двигаться к столице, неподалёку от которой был схоронен еще один известный ей шаттл.
  - Улетим на нем, - приободрила Мод Эллину. - Идти еще день - полтора и мы доберемся.
  Элли вновь приободрилась, ее время на этой планете, наконец-то, подходило к концу. Она с удовольствием смотрела по сторонам, приветливо кивала попадавшимся на тракте пешеходам, терпеливо пережидала на обочине проносившихся мимо одиночных всадников, вслед за Мод отступала подальше с дороги, когда им встречались небольшие конные отряды. Вот и сейчас, молодые женщины отступили в сторону от тракта, присели на пригорке, пропуская стремительно нагонявший их большой конный отряд, пока езе плохо различимый в клубах вздымаемой лошадьми пыли.
  - Всадников тридцать, не меньше, - наметанным взглядом окинула приближавшихся Мод, продолжая оставаться профессиональным сборщиком информации. - Похоже, какой-то знатный вельможа торопиться в столицу.
  Эллина вопросительно открыла рот, но Мод опередила вопрос девушки.
  - Видишь - знаменосец сбоку скачет? Личные знамена тут только у титулованных дворян имеются. Жаль, что его штандарт свернут, не хочет себя афишировать.
  Эллина откинулась назад, облокотилась на локоть, давая роздых уставшим ногам. Хотелось вытянуться на прогретом местным солнцем пригорке, закрыть глаза и насладиться спокойствием и покоем.
  Амодина, продолжавшая пристально всматриваться в приближавшуюся кавалькаду, вдруг напряглась и напряжённо приказала:
  - Отползай за пригорок, быстро!
  Элли было подскочила, но Мод дернула ее за руку, не давая приподняться:
  - Ползи, дурёха, ползи!
  Эллина ползла - так быстро, как только могла, подстегиваемая ужасом в голосе Амодины, следовавшей за ней по пятам. Правда, далеко уползти ей не удалось - сбоку раздался быстро приближавшийся топот лошади и резкий окрик:
  - Стоять!
  Элли подняла голову - прямо перед ней возносились вверх две стройные лошадиные ноги с ярко выделяющимися белыми бабками. Девушка обреченно вздохнула и подняла голову. Со спины лошади на неё весело лыбился молодой парень, одетый в подозрительно знакомые цвета лиидских стражников.
  - Не нужна ли помощь, милая путница? - преувеличенно любезно вопросил он, придерживая загарцевавшего на месте коня. - Что-то потеряла в траве?
  Эллина не успела ответить - сзади раздался внезапно охрипший голос Амодины:
  - Да вот монетку обронили - приготовили для уплаты пошлины на входе, а моя племянница ее обронила.
  - Даорий, что там? - окликнул разговорчивого парня всадник, отделившийся от мерно двигавшегося по дороге конного отряда. Он удерживал коня на обочине дороги, вопросительно глядя в сторону не успевших скрыться путешественниц. Голос показался знакомым, и Эллина обернулась посмотреть на окликнувшего их. Алистер! - чуть не вырвалось у нее, но начальник герцогской стражи, быстро окинув их взглядом, принялся старательно избегать малейшего взгляда на кого-либо, кроме своего подчиненного.
  - Все в порядке, капитан, - откликнулся парень, разворачивая коня, - проверял просто, не нужна ли помощь!
  Прежде чем пришпорить коня, Даорий обернулся к Эллине, быстро наклонился и сунул ей в руку монетку:
  - Держи, краса, с пеших за вход в город один рип берут, - парень белозубо улыбнулся, весело прищурился и добавил, - а захочешь, чтоб я город тебе показал, приходи в гостеприимный дом 'У Мартия', мы там дней пять точно пробудем!
  Даорий весело гикнул и поторопился присоединиться к двум товарищам, поджидавшим его невдалеке, а Эллина с облегчением рухнула на попу, - пронесло!
  Она оглянулась на Мод, но слова замерли у нее на губах - аредейка неотрывно смотрела на Алистера, который, в ожидании Даория и сопровождавших его двух всадников, занялся поправкой обмундирования -поправил ворот мундира, стряхнул что-то с плеча, подергал ремень, затем пригладил волосы, почесал нос, протер левый глаз, отряхнул руки, смешно перебирая пальцами. А едва Даорий поравнялся с ним, тут же пришпорил лошадь, приноравливаясь к подъехавшему, и явно начал расспрашивать парня.
  Конный отряд уже почти скрылся из виду, когда Мод пошевелилась и облегченно выдохнула:
  - Отлично! Герцог нас не заметил, Грейдас не учуял. Повезло!
  Она глубоко вдохнула и откинулась на спину, утопая в траве. Эллина только теперь поняла, насколько ее спутница была напряжена.
  - Нам велено идти в город, встретимся с Алистером там, - провозгласила Мод, умиротворенно отслеживая пролетающую мимо стайку птиц.
  Элли вопросительно подняла брови, не понимая, каким образом Мод сумела пообщаться с Алистером.
  - Откуда? - добавила она, поняв, что ардейка даже не собирается на нее смотреть.
  - Знаки, - рассмеялась Амодина, все так же разглядывая небо, - он же не просто так вдруг себя всего обхлопал!
  Женщина оторвала взгляд от проплывавших облаков и Элли, в каком-то озарении, вдруг поняла, что та тоже тоскует по высоте, полету, по космосу. Какая-то еще, довольно сильная эмоция, беспокоила Мод, но Эллино состояние озарения пропало, потревоженное следующей фразой ардейки:
   - Не волнуйся - ты этот способ общения в академии будешь учить.
  Элли кивнула, с недовольством вздохнув про себя - ни в какой ардейской академии ей однозначно учиться не хотелось. Но другого пути с планеты пока не намечалось. Да и, если уж совсем честно, она готова хоть еще в двух академиях отучиться, лишь бы выбраться отсюда и вернуться в привычную цивилизацию. В конце концов, людской век теперь долог, впереди у нее еще лет двести, можно и поучиться, не страшно. А вот быть бесправной не пойми кем на этой планете - это действительно пугало.
  И тут до нее полностью дошло сказанное Мод. Элли испуганно дернулась и севшим голосом спросила:
  - Ты видела там герцога и его менталиста?
  Амодина уверенно кивнула:
  - В самом начале колонны ехали, сразу за штандартом. Да ты не волнуйся, на одиноких путников они внимания не обратят.
  - Даорий же обратил, - возразила Элли.
  - Ну так - у него должность такая, всех на всякий случай проверять, - спокойно ответила Амодина и проказливо добавила, - а ты ему понравилась - вон, даже монетку для входа в город подарил!
  Элли повертела в руках рипу и задумчиво произнесла:
  - Оставлю ее как сувенир - будет напоминать об этой странной планете, - покачала головой и удивленно сказала:
  - Мод, смотри-ка, а ведь на этой монетке профиль герцога Лиидского!
  Она кинула рипу аредейке, но та только взглянула на нее и отмахнулась:
  - Это профиль Лаерда, короля Таритании. Герцог Лиидский - его младший сын. Очень похож на отца.
  Эллине сразу расхотелось идти в столицу - самодур-герцог оказался еще и принцем королевства, расклад хуже некуда.
  Глава 16
  
  Алистер спешился, подобрал оброненную шляпу, одновременно делая закладку тайника под валун. Он старательно отряхивал от пыли свой головной убор, в то же время оценивая обстановку. Но никто, вроде бы, не обратил внимания на неловкость начальника охраны. Свалилась шляпа - великое дело. Алистер легко взлетел на верного Проныру, служившего ему уже второй год подряд, и поторопился догнать ушедший вперед отряд. И тут же нахмурился: его заместитель, Гвентор, придержал своего каурого, дожидаясь начальство. Следит? Алистер не сомневался, что недоверчивый Грейдас мог приказать наблюдать за чужеземным воином, стремительно вознёсшимся к столь значимой должности при герцогском дворе. И хотя ментальные штучки этого экстрасенса, ничего компрометирующего не выявили, но чутье разведчика постоянно призывало его к повышенной осторожности. С полгода назад, чувство, что за ним следят, пропало, а вот после происшествия с кристаллом появилось опять. Но риск того стоил - кристалл был ничем иным, как хранилищем заархивированных данных, оставшейся со времен первых переселенцев, там же могли быть и сведения о причинах регрессии, постигшей эту планету. Алистер долго охотился за этим носителем информации, пока, наконец, поиски не указали на тщательно оберегаемое тронное украшение. Вот действительно, хочешь что-то спрятать - положи на самое видное место!
  И как только герцог сумел отличить подделку от настоящего кристалла? Но, в любом случае, теперь уже поздно что-либо переделывать. Реликвия рода Лиидских герцогов уже на пути в родную Аредею, фар Кир - в безопасности. Тут Алистер поморщился - он поклялся парню, что вывезет девчонку с планеты сразу вслед за ним - иначе молодой фар не желал покидать Харбор, невзирая на прямой приказ начальства. А с этой Эллиной опять проблемы - когда он увидел ее и агента Амодину на придорожном пригорке, то не поверил глазам - они, черная дыра их возьми, должны уже были покинуть поле притяжения этой планеты!
  Он с нетерпение ждал дня, когда сможет увидеть свою агентесу и выяснить, что же произошло с их шаттлом.
  ***
  Пыль, поднятая кавалькадой, все еще клубилась над дорогой, а Амодина уже скользнула к тайнику и присела на камень - просто, чтобы вытряхнуть камушек из ботинка.
  Эллина даже не уловила, когда та выудила оставленное Алистером послание. Маленький неприметный камушек округлой формы с самой обычной зеленоватой прожилкой. Она сама ни за что бы не сообразила, что там может оказаться спрятанный информационный носитель. Мод положила камень на вытянутую ладонь, зажмурилась, и Элли с изумлением увидела, как зелень стекает с поверхности камня, впитываясь в кожу аредейки. Минута, другая, и Амодина открыла глаза, сосредоточенно смотря прямо перед собой.
  - Все дороги нынче ведут к столичной таверне 'У Мартия', - недовольно произнесла она. - Начальство ждет нас там через седмицу.
  - Лучше бы он дал координаты запасного шаттла, - недовольно пробурчала Эллина, со злостью пиная ненужный теперь кругляш. Как ей все это надоело!
  Мод понимающе хмыкнула:
  - Не поверишь, я сама уже настроилась распрощаться с этим дивным местечком.
  Женщина поднялась, отряхнула с плаща налипшие травинки, и, с преувеличенной жизнерадостностью, скомандовала:
  - Смотри веселей, курсант! Где ты еще такую полезную полевую практику найдешь. А если Алистер будет в хорошем настроении, может, он тебе и предварительный зачет по ассимиляции на местности поставит!
  Элли энтузиазмом Мод не прониклась, но поспешила за 'тетушкой', бодро потрусившей по дороге.
  ***
  Через семь выматывающих дней Эллина и Мод, наконец, предстали перед качавшейся на ветру деревянной вывеской с грубо намалеванном куриным окорочком и кривой надписью: 'У Мартия'. В саму таверну они не сунулись, Мод просто поймала одного из околачивающихся на улице босоногих мальчишек и тот, за медную монетку, нашел и привел господина капитана к поджидавшим его за углом дамочкам. Пацан нахально смерил взглядом потрепанных женщин, очень по-взрослому снисходительно усмехнулся, развернулся и замелькал пятками вдаль по улице, оставляя странную троицу позади.
  - Почему ты не выходил на связь? - возмущенно начала Мод, - коммуникатором разучился пользоваться?
  - Не здесь, - резко отозвался Алистер и, аккуратно оглядевшись, коротко приказал, -
  за мной!
  Пару минут они петляли по запутанным узким переулкам, а затем незаметно выскочили в укромный, поросший раскидистым кустам дворик. Рамир, раздвигая густую растительность затянутой в коричневую перчатку рукой, довел женщин до неприметной двери, укрывшейся за особенно густым кустом, вымахавшим в человеческий рост.
  В помещении, в котором они оказались, приятно пахло травами, и Эллина с любопытством огляделась, пытаясь понять, куда они попали.
  - Лавка травника? - не удержалась она, но в ответ Алистер только отрицательно качнул головой.
  - Лишняя информация тебе ни к чему, - обрезал он и добавил, поворачиваясь к Мод, - рассказывай. Почему вы, черт вас побери, все еще на этой долбаной планете?!
  Амодина уложила последние полторы недели их жизни в короткий десятиминутный рассказ. Рассказывала четко, без лишних эмоций, строго по существу. Эллина восхитилась - такому толковому изложению событий можно только поучиться. Вообще, чем дольше она находилась в компании молодой аредейки, тем больше проникалась к ней уважением и симпатией. Сама того не замечая, Эллина перестала воспринимать обоих аредейцев как чужаков, которых хотела просто обмануть и использовать - убраться из этого отсталого мирка оставалось самой что ни на есть приоритетной задачей. Подспудное восхищение Амодиной, ее находчивостью и безусловной преданностью своим постепенно вылилось в чувство привязанности и ощущения принадлежности к маленькой ячейке галактической цивилизации на отсталой планете. Даже думала она о них теперь не как о шпионах, а как о разведчиках - ведь свои же, в тылу врага! И врать им становилось все сложнее. Однако то, что Кир узнал ее, но, тем ни менее, сохранил тайну происхождения бывшей сокурсницы, призывало не торопиться с откровениями. 'Сначала - поговорю с Киром, - решила Элли, - а там будет видно'.
  Выслушав Мод, Алистер помрачнел и, с досадой выругавшись, принялся вышагивать из угла в угол.
  - Какая глупая случайность! - остановившись, проговорил он. - Отход по схеме 'Стрела' провален, остался 'Вулкан'.
  Амодина скривилась, но потом уверенно кивнула и напомнила, - Так что там с коммуникатором?
  - Уничтожен, - Алистер поморщился и разъяснил, - Ты уже поняла - герцог решил направиться в столицу. А едва мы отъехали от замка, на первой же полянке, приказал всем раздеться донага и сложить все оружие и безделушки в одну кучу. Что-то подозревает, сукин сын. Я еле успел отдать команду на самоликвидацию. И то - эта ментальная ищейка все пыталась высмотреть непонятно что в кучке пыли, припорошившей один из камзолов. Хорошо еще, что мне удалось коммуникатор чуть в стороне от своих вещей бросить. Это Грейдас как чувствует что-то.
  Амодина согласно хмыкнула и задумчиво произнесла:
  - Надо все-таки их под кожу вживлять.
  - Не выход, - не согласился Рамир, - нас в этот раз всех осмотрели. У Тикса клещ за ухом нашли, так пока разобрались, что это такое, парень чуть не обделался от страха - больно уж кровожадно этот менталист на него смотрел. Теперь-то становится понятно, почему -шаттл нашли, а тут еще и кристалл пропал.
  Алистер задумался и замолчал. Амодина, нахмурившись, обдумывала услышанное, потом спросила:
  - Тебя точно не подозревают?
  Алистер ничего не ответил, только плечами передернул, явно обозначая свое отношение к вопросу. Действительно - признаков слежки нет, но не так уж и просты аборигены.
  - Сейчас вопрос не в этом. Переключаемся на запасной план - сегодня передохнете тут, а утром, как только городские ворота откроются, отправляйтесь к вулканическому озеру к северо-западу от столицы. Схема отхода 'Вулкан', - пояснил он Амодине, и та понятливо кивнула.
  - Следопыт в курсе? - негромко спросила она.
  Алистер помрачнел:
  - С ним даже связаться не успел. Теперь пока до запасника не доберусь - связи не будет, - он досадливо скривился и понизил голос, так что Эллина не смогла разобрать следующую фразу целиком.
  - Фар...обещал отправить...недоволен...- вот и все, что удалось расслышать.
  Но ей их тайны не особенно и нужны, главное - есть запасной корабль! И девушка снова позволила себе поверить - возвращение не за горами.
  ***
  Рано утром, выскользнув из города едва стражники неторопливо распахнули массивные, громко скрипящие ворота, Элли и Мод целеустремленно направились на северо-запад. Идти было недалеко - каких-то часов пять, но чем ближе они подходили, тем больше осторожничала Амодина. Пробирались практически без тропинок, аредейка шла по встроенному в коммуникатор навигатору, насторожённо пробираясь по незнакомой ей местности. Один раз они остановились на привал, выбрав небольшой лесной пригорок, поросший душистой травой. Эллина нервничала, подмечая угрюмую сосредоточенность спутницы, но аредейка продолжала молчать, и Элли не решалась задавать ей отвлекающие вопросы. Она прекрасно понимала, что, найдя шаттл в одном из озер, местные могли начать обшаривать все водоемы в королевстве - и тогда их план бегства оказывался под угрозой. Спрашивается - почему было не спрятать хоть один из шаттлов в горах, как это сделал Кир со своим?
  Отдых закончился, и беглянки начали подниматься на натруженные ноги, готовясь к последнему марш-броску. Что случилось дальше, долгие годы преследовало девушку в мучительных ночных кошмарах.
  Мелькнула размытая безмолвная тень. Короткий рык. Сдавленный, полный муки, крик Мод. Эллино зрение сузилось до узкого черного туннеля, на другом конце которого появился до отвращения резкий образ громадного кошкообразного зверя, с огромных клыков которого как в замедленном кадре неторопливо стекали красные капли крови. Сердце девушки судорожно сжалось, и на секунду все застыло. Искаженное страданием лицо Мод, одной рукой зажимающей пораненный бок, а другой - отмахивающейся от хищника выдернутым из-за пояса кинжалом. Оскаленная морда зверя, приготовившегося к новой атаке. Замерший вокруг лес, оглушающий неестественной тишиной.
  Сердце громко стукнуло в груди. И Элли, не задумываясь ни на секунду, выхватила из-за пояса нож и с истошным, бьющим по барабанным перепонкам, криком бросилась вперед, на зверя. Лесной хищник, резко обернулся на атакующую его двуногую, одновременно недовольно прижимая к лобастой голове потревоженные резким звуком уши.
  Эллина отчаянно замахнулась кинжалом, норовя попасть в глаз зверю, но тот только хлестко отмахнулся лапой, с легкостью отбрасывая девушку к подножию пригорка. Кошак отвлекся лишь на секунду, презрительно наблюдая как пытается подняться на ноги его новая жертва, но этого мгновения хватило Мод. Женщина буквально рухнула на загривок зверя, с силой отчаяния вонзая в его глазницу стальное лезвие. Эллина, так и не выпустившая при падении свой кинжал, подскочила к сражавшимся и с остервенением принялась наносить удары в грудь животного, истошно вопя, пока, наконец, не осознала, что тот уже мертв. Она ошалело огляделась, все еще почти ничего не соображая. Мод сидела на траве, безуспешно пытаясь зажать рану на боку и, с каждым уходившим мгновением, все сильнее бледнея от потери крови.
  Аптечки не было, и Эли рванула из сумки чистую рубаху, разрывая ее на полосы. Действовала она на автомате - спасибо курсу оказания первой медицинской помощи, на котором их так нещадно гоняли в родной академии. Плеснула на рану водой из фляжки, смывая прилипшую грязь, прижала к ране тампон, наложила импровизированный бинт и с безнадежностью посмотрела на потерявшую сознание Мод. Ни противошокового, ни антибиотиков, даже простой бактерицидной мази у нее не было, не говоря уж о нано-меде, который видела у Алистера.
  И тут за ее спиной послышался негромкий шорох. Неужели еще один хищник, примчавшийся на запах свежей крови? - мелькнуло в голове, и Эллина, оторвавшись от Мод, вскочила на ноги, поворачиваясь и с неустрашимостью смертника замахиваясь кинжалом, готовясь защищаться до последнего.
  Но на нее никто не нападал. Невдалеке, пристально разглядывая Эллину, застыл огромный лохматый пёс. Вывалив розовый язык чуть ли не на плечо, он невозмутимо расселся на траве, не пытаясь ни напасть, ни даже просто подойти поближе. Девушка тревожно оглядела зверюгу, постепенно проникаясь убежденностью, что пес не нанесет вреда. Кажется, это просто одомашненный зверь, неведомо почему шныряющий по лесу. Похожих собак она уже видела в замке герцога; вроде как Мод тогда заметила, что они - лучшая охотничья порода.
  Мод! Эллина резко повернулась к подруге. Та так и не пришла в себя. Ну не может же такого быть, что умничка Амодина, гражданка высокоразвитой цивилизации, ловкая и умная, да что там - разведчица! - и так глупо погибнет тут, на этой отсталой и жестокой планете! Бросив взгляд на пса и еще раз убедившись в отсутствии у того враждебных намерений, Эллина решительно отвернулась и склонилась над бездвижным телом, проверяя рану и посильнее прижимая импровизированный тампон, пытаясь остановить продолжавшую сочиться кровь. Через минуту она снова бросила проверочный взгляд на собаку, но та уже исчезла, неслышно, как призрак; только примятая трава подтверждала, что зверь ей не привиделся.
  Мод не приходила в себя. Эллина, с отчаянием борясь с подступающимися слезами, принялась устраивать костер - откуда-то всплыло убеждение, что раненной нужно тепло.
  Подтащив валежник поближе, девушка на удивление удачно запалила ветки и задумалась - может, огонь надо разжечь с обеих сторон? Заодно и от диких зверей поможет.
  Эллина с ненавистью посмотрела на напавшего на них хищника. Подумала и оттащила тушу зверя подальше от стоянки - не дай Космос, запах крови и наличие свежего мяса еще кого привлечет.
  Ночь наступила, не принеся никаких перемен к лучшему. Мод все так же не приходила в себя. Эллина обложила маленькими костерками место вынужденной ночёвки и полночи просидела, смачивая губы Мод водой, подбрасывая ветки в огонь, и испуганно вздрагивая от неопознанных, а оттого особенно устрашающих звуков, доносившихся из чащи окружавшего их леса.
  Утро не принесло никаких перемен, за исключением того, что у Мод начался жар, а у Эллины - приступ паники. Девушка готовилась к худшему. В какое-то мгновение даже решила тащить Амодину на себе, в поисках людей, но поняла, что совершенно не представляет, куда идти, да и скорее всего это только ухудшит состояние аредейки. Теперь она постоянно протирала ее водой, стараясь снизить температуру, злилась, что не знает лечебных растений на этой планете, но больше всего - она со все возрастающей страстью ненавидела герцога Лиидского. Ведь это из-за него им пришлось бежать. Это его люди охраняли нужный им шаттл. Это он - причина почти всех испытаний, выпавших на ее долю в этом отсталом мирке. Мод в очередной раз застонала, Элли потрогала ее лоб - он горел от все возраставшего жара.
  - Не получится отсюда убраться, - твердо пообещала Эллина Мод, - все сделаю, чтобы хоть как-то отомстить этому уроду!
  - И кто же вызвал ваше столь сильное негодование? - мягко спросил приятный мужской голос.
  Элли резко вскочила, оборачиваясь к стоящему за ее спиной незнакомцу. Мужчина лет сорока пяти внимательно, с легкой иронией осматривал их стоянку, саму Эллину, а затем его цепкий взгляд переключился на лежавшую на ветках Мод, и выражение его лица тут же переменилась, став серьезным и озабоченным. Он шагнул вперед, стараясь получше рассмотреть окровавленную повязку.
  - Разрешите взглянуть на вашу подругу? - обеспокоенно спросил он.
  Эллина поколебалась, но рассудив, что хуже - точно уже не станет, молча отступила назад, приглашающе взмахнув рукой.
  Незнакомец присел рядом с раненой, откинул наложенный бандаж, недовольно покачал головой. Затем достал из висевшей на поясе сумки пакетик с каким-то порошком, сыпанул его прямо на открытую рану, прежде чем Элли успела даже слово сказать.
  - Когда ее поранили? - сосредоточенно смотря как порошок пенится в ране, спросил мужчина.
  - Вчера, - тихо ответила Элли, а затем, с появившейся надеждой, спросила, - вы сможете ей помочь?
  - Может, и смогу, - незнакомец не отрывал взгляда от Мод, разглядывая, как красные и желтовато-бурые пузырьки образуются и тут же лопаются, очищая начинавшую загнаиваться истерзанную зверем плоть.
  - Да, пожалуй, однозначно - помочь смогу, - внезапно решился мужчина и, оборачиваясь и прищуриваясь, как будто высматривая что-то вдали, заливисто свистнул.
  Эллина невольно проследила взглядом за охотником, - а кем еще мог быть этот человек? Широким стелющимся шагом к ним мчался... Элли зажмурилась, вновь недоверчиво взглянула на приближавшегося зверя. Да нет - это точно он, тот самый лохматый пёс, что накануне вечером нанес им столь загадочный визит.
  - Скип! Скиппер! - позвал охотник, и спустя мгновение уже ласково трепал по голове подбежавшую псину, заодно вынимая из зубов четвероного небольшую котомку.
  - Это он вас привел! - осенило Эллину, с восторгом разглядывающую собаку.
  Хозяин пса, сосредоточенно ищущий что-то в котомке, согласно кивнул:
  - Да, еще вчера вечером, едва вернулся домой, так и принялся требовать, чтобы я с ним пошел. Но вчера - не получилось, не мог охотников оставить, а сегодня - вот... Егерь я тут, - пояснил мужчина, снова склоняясь над Мод и принимаясь колдовать над раной, смазывая ее мазью, извлеченной из торбы.
  - Так вы - егерь...- повторила Элли, - за лесом следите, браконьеров гоняете?
  Егерь смешливо фыркнул:
   - Ну и это, тоже. Как же без браконьеров-то.
  - Ага, - повторила девушка, разглядывая, как егерь ловко накладывает повязку, закрывая обработанную рану.
  - Ты вот что, давай-ка собирайся, а я приберусь тут, да и пойдем, - приказал мужчина, принимаясь затаптывать все еще светившиеся угольки прогоревших костров. Элли схватила свою холщовую суму и котомку Амодины, огляделась, но никакого другого имущества у них с собой не было.
  А егерь уже подхватил так и не пришедшую в себя Мод и скомандовал:
  - За мной!
  Элли и пес дружно стронулись с места, припустив за размашисто шагающим мужчиной. Увы - направлялись они совсем не в нужную Элли сторону. Проклятая планета продолжала строить козни и возводить препятствия. Но по крайней мере, Мод, похоже, попала в надежные руки.
  'Ничего', - утешила себя Элли, торопливо следуя за посланным им самими богами Космоса спасателем - 'пара деньков, и как только Амодина сможет идти, тут же рванем вперед. На шаттле наверняка установлен стационарный нано-мед, да и не только он, так что Мод вылечится уже через пару часов'.
  Им бы только туда добраться!
  
  Глава 17
  
  До дома егеря идти оказалось не так и далеко - весь путь занял пару часов ходьбы быстрым шагом по почти неприметным тропинкам. Эллина поражалась выносливости их спасителя - тот нес Мод, Эллина - только две нетяжелые сумки, но при этом девушка едва поспевала за егерем. И шумела по сравнению с ним как тяжеловесный бульдозер, прущий по подлеску. Элли казалось, что даже пес изредка укоризненно поглядывал на нее. Ну, а с другой стороны - чего таиться-то? Егерь - это же как хозяин леса, правда ведь?
  Дом показался внезапно, незаметно притулился к высоченному холму, врастая одним боком в его крутой склон. Вырубка огибала возвышенность, и пока путники подходили к жилищу, Эллина увидела, что с другой стороны холма возвышается еще одно строение - ладное, сложенное из срубленных цельных стволов, просторное, приветливо глядящее бликующими на солнце окнами. Рядом с этим симпатичным доминой - пристройка, напоминавшая вытянутый сарай. Из нее доносились неразборчиво-приглушенные звуки, толи коровье мычание, толи лошадиное ржание - Элли не смогла толком различить. Егерь еще больше ускорился, широкими шагами преодолевая расстояние до своего жилища, и девушка поторопилась за ним, более не обращая ни на что внимание.
  Когда Элли влетела в дом, попав в широкие просторные сени, егеря и Мод там уже не было. Дверь, ведущая направо оказалась широко раскрыта и, приняв это как приглашение, Элли поспешила туда. Едва войдя в небольшую комнату, увидела, что Амодина уже лежит на кровати, а егерь обрабатывает рану, сопровождая свои движения негромким речитативом. Метеор, а не мужик, - мелькнула у Элли уважительная мысль. Девушка огляделась, приметила широкую лавку под слегка приоткрытым окном с толстым, слегка мутноватым стеклом, и с облегчением сбросила обе котомки на до блеска отполированную деревянную поверхность.
  - Извините, не знаю вашего имени, - позвала он хозяина дома, - чем я сейчас могу помочь?
  Мужчина не обернулся, продолжая тихонька бормотать и забинтовывать рану. Эллина не решилась прерывать творящееся не иначе как шаманство. Пусть хоть с бубном танцует - лишь бы помог. Она присела на скамью, наслаждаясь безопасностью и тем, что можно просто вытянуть ноги.
  Наконец, егерь обернулся:
  - Тахор я. И не выкай, я не из благородных.
  Элли кивнула, тут же представилась в ответ:
  - Меня Эллина зовут, а ее - Амодина.
  И, понукаемая выжидающим взглядом Тахора, добавила:
  - Это - моя тетушка, младшая сестра моей матушки.
  Егерь продолжал испытывающе на нее смотреть, затем, поняв, что продолжения не последует, спросил:
  - Как вы в чаще-то одни оказались?
  - Ну...заблудились мы слегка, - Эллина, безусловно, обдумывала, что сказать спасшему их мужчине, но теперь, когда она смотрела ему в глаза, лгать оказалось не так уж и просто. Поэтому, девушка ограничилась полуправдой.
  - Нам пришлось срочно пробираться в столицу, но запутались, как-то сбились с пути...
  Тахор благосклонно кивнул, сердце девушки перестало бухать в ушах, ровно до того момента, как егерь, все так же доброжелательно добавил:
  - Не хочешь говорить, так и скажи. Я не любопытный. Мне только надо знать - стоит ли ждать неприятностей. За вами кто-нибудь из столицы гонится?
  Элли вытаращила глаза и молча покачала головой. Увидела недоумение на лице Тахора, вспомнила, что отрицательное покачивание обозначает восторг, запуталась в невербальных знаках, и расстроено произнесла:
  - Не должны.
  Взгляд егеря, до этого неотрывно направленный на нее, вдруг метнулся к окну, и мужчина, лишь мгновение поколебавшись, приказал:
  - Закрой-ка ты окошко, да занавеску задерни.
  Элли, до этого целиком сосредоточенная на происходящем в комнате, повернулась и выглянула на улицу.
  Из леса на просеку неспешно выезжал небольшой конный отряд, сопровождаемый собаками и двумя пешими охотниками, несущими на плечах толстые палки, к которым крепилась туша убитого зверя. Эллина так увлеклась разглядыванием приближающейся кавалькады, что даже вздрогнула от резкого окрика, прозвучавшего с нешуточной настойчивостью:
  - Вот девка бестолковая! Закрой и занавесь окно, кому сказал!
  Девушка поспешно подскочила, выполняя распоряжение егеря - точно, он же рассказывал, что у него - партия охотников сейчас. И прав мужик, ни к чему светить присутствие двух женщин, мало ли что этим типам в голову придет.
  Егерь одобряюще кивнул и продолжил:
  - Спать тут же ляжешь, на скамье себе постелешь. Удобства все во дворе, в другой стороны, там никто не ходит, но все равно постарайся выходить только по темноте и никому на глаза не попадаться.
  Элли кивнула, кинула взгляд на аредейку, спросила:
  - А Амодина как?
  - Поправиться. Еще денек полежит, да в себя и придет. Я крепкий заговор наложил, всё путем будет, не волнуйся.
  Эллина только вздохнула - не волновалась она только бы в одном случае, если бы Мод сейчас лежала в нано-меде. Но аредейка выглядела лучше, с лица ушёл болезненный румянец, глаза под закрытыми веками не вращались с бешеной скоростью, как истекшей ночью, а самое главное - Мод явно просто спала и даже не стонала.
  - Спасибо, Тахор. Огромное спасибо. Самой мне было бы не справиться, - поблагодарила Элли, отчаянно жалея, что не может предложить егерю хоть что-то в благодарность за помощь и лечение.
  Егерь молча кивнул, вышел и почти тут же вернулся, принеся валик под голову, выделанную мягкую шкуру с солнечным рыжеватым мехом и ... пустое ведро. Элли сначала озадаченно на него уставилась, хотела уже задать вопрос, но тут ее осенило. Ну да - до сумерек-то еще ждать и ждать, во двор сейчас выходить не желательно. Хорошо, что промолчала - а то Тахор точно бы заподозрил ее в неадеквате, ни один местный бы не засомневался в предназначении этой ёмкости.
  Тахор вышел, аккуратно закрыв дверь, а Эллина улеглась на шкуру и, пропуская длинную шелковистую шерсть между пальцев, принялась строить планы.
  
  ***
  Следующий день принес радость - Мод очнулась, заговорила, выслушала отчет Эллины о происшедших событиях и попыталась встать с кровати. Кривилась от боли, мучительно сжимала зубы, но настойчиво твердила одно - надо уходить. Эллина даже засомневалась, не продолжает ли аредейка бредить - любому разумному существу и в голову бы не пришло, что Мод сможет пройти больше пары метров и не свалиться.
  - Давай подождем несколько дней, окрепнешь, рана заживет как следует, тогда и уйдем, - уговаривала она настырно желающую навредить себе пациентку.
  Мод не столько послушалась увещеваний Эллины, сколько осознала - ей даже из комнаты в нынешнем состоянии выйти не удастся. Она устало посмотрела на Элли:
  - Надо отсюда выбираться. Ританские леса - владения короля Таритании. Сама понимаешь, кому служит этот егерь.
  Эллина все равно не видела особой связи. Ну служит, чем это может грозить им?
  Мод, догадавшись по выражению лица девушки, что та не осознает свалившейся на них беды, продолжила:
  - Никто не смеет охотиться в королевских угодьях.
  - Так мы и не охотились! -все так же недоуменно ответила девушка.
  - Мы - убили зверя в королевских лесах, - Мод жестом остановила попытавшуюся возразить Эллину. - В глазах королевского правосудия - это преступление, хотя мы просто защищали свою жизнь. Поверь, разбираться никто не станет.
  - Так вот почему Тахор не разу не спросил, что за зверь на нас напал...- удивленно протянула Элли.
  Мод оживилась:
  - Ты не говорила ему про хищника, которого мы прикончили?
  - Да он, как я теперь понимаю, эту тему вообще стороной обходит - ни разу даже не спросил, что случилось, - протянула Эллина, чувствуя, как в груди теплеет от чувства благодарности к неразговорчивому Тахору. Значит, не расспрашивал совсем не потому, что ему безразлично. Наоборот, оберегает их. Вот ранение у Мод - так, может, она просто на сук неудачно напоролась.
  А ардейка успокоено откинулась на подушки и расслабленным голосом проговорила:
  - Ну раз так... Останемся тогда на пару дней, а то и правда, идти мне сейчас тяжеловато.
  Эллина только хмыкнула в ответ на такую браваду, но ничего не сказала и вернулась на свою лавку с золотисто-рыжеватой шкурой. Тоскливо посмотрела на стоящее в углу ведро. Затем осторожно отодвинула край занавески, посмотрела на улицу, не заметила никого вокруг и решилась:
  - Мод, я на улицу, до туалета и обратно, мигом обернусь.
  Мод не ответила - разговор отобрал у нее слишком много сил, и аредейка, обессиленно откинувшись на подушки, уплыла в полудрему. Эллина не стала ее беспокоить. Еще раз осмотрев из-за занавески улицу, аккуратно приоткрыла дверь и выскользнула в пустой коридор, а затем - на улицу.
  Прохладный ветерок приласкал девушку по лицу, взъерошил волосы, обдал легким хвойным запахом. До чего же приятно оказаться на свежем воздухе! Элли вздохнула - нечего прохлаждаться. Она быстрым шагом добралась до угла дома, аккуратно заглянула за него - никого. Обогнула дом, оказавшись в небольшом дворике с тремя строениями. Заглянув в одно, увидела отгороженный загон с козой, задумчиво жующей красный корнеплод. А вот соседняя дверь оказалась как раз искомыми удобствами. Внутри - неожиданно чисто, даже запаха нет, сбоку - ведро с мелким песком, рядом - еще несколько корзинок с крышками. Элли задвинула щеколду, наслаждаясь полным уединением. Оглядевшись, заметила, что одна из досок стены, смежной с обиталищем рогатой и парнокопытный, едва приколочена. Девушка с любопытством подергала ее, добившись того, что щелка увеличилась, и она снова увидела козу, все так же погруженную в философскую задумчивость над медленно уменьшающейся кучкой красных клубней.
  Выходила Эллина аккуратно, предварительно внимательно осмотрев дворик. Уже подходя к сеням дома, заметила выбирающегося из леса всадника. Скользнула за дверь, бросила прощальный взгляд на незнакомца. Тот, неспешным аллюром, двигался к жилищу егеря, и девушка поспешила скрыться в своей комнате, не забыв подпереть дверь табуретом.
  Остаток дня прошел спокойно, а на следующее утро Мод заявила, что еще день - и они двинутся дальше. Егерь не забывал о свалившихся на него женщинах, приносил еду, менял повязки на ране, каждый раз присыпая ее разными по цвету порошками. И они помогали! Рана подживала на ее глазах, хотя Эллина им упорно не верила. Она даже попыталась выведать у егеря состав его присыпок, но наткнулась на ледяное 'Семейный рецепт', и поняла, что ничего выпытать не получится.
  По вечерам до них доносились звуки веселых посиделок от соседнего жилища. Наохотившиеся за день мужчины распевали песни, ругались, спорили, пару раз позвенели шпагами, в общем - развлекались вовсю.
  А на следующий день, в предрассветном кисельном сумраке, Мод действительно поднялась с кровати, и они, крадучись, покинули гостеприимный дом егеря, оставив ему - на прощание и в благодарность за помощь - золотую цепочку Амодины.
  ***
  
  Порядком усталые путницы достигли берегов заветного озера почти на закате долгого дня. Элли шла, постоянно с беспокойством посматривая на Мод, но та, сжав зубы, упорно шагала вперед. Судя по разливавшейся по ее лицу свинцово-серой бледности, поход давался аредейке нелегко. Но они дошли.
  Их цель - округлое спокойное озеро с непроницаемо темной водой - невозмутимо глядело во все еще светлое небо, отражая плывущие облака. Берег густо порос камышеобразной высокой травой, волнообразно колыхавшейся на легком ветру.
  - Оно? - словно не веря своим глазам, спросила Элли.
  Мод тяжело опустилась на траву и изнеможенно откинулась на спину.
  - Тебе плохо? - встревожилась Элли, склоняясь над спутницей.
  Но та только отрицательно качнула головой, не произнося ни слова. Затем, с явным усилием поднялась и начала пробираться к воде, аккуратно раздвигая заросли камыша.
  Элли невольно восхитилась - даже в таком состоянии аредейка оставалась профессионалом, стараясь не оставлять следов, указывающих на пробиравшихся к озеру людей. Эллина шла след в след, аккуратно распрямляя за собой траву, сдерживая себя изо всех сил: единственное, чего хотелось - броситься безудержным галопом к озеру, ворваться в спокойные воды, показать безмятежному небу негостеприимной планеты большую фигу и с торжествующим воплем рвануть на дно, к переходному шлюзу шаттла.
  Они уже добрались до воды и, осторожно нащупывая дно, пробирались среди колосящихся камышей, когда до слуха донеслось громкое гиканье и неразборчивые крики, перемежающиеся нарастающим топотом несущихся сломя голову лошадей. Аредейка, стоя по пояс в воде, замерла, настороженно прислушиваясь. Элли сжала кулаки, отчаянно молясь про себя, что неожиданное вторжение конного отряда не помешает им убраться со зловредной планеты, совершенно однозначно стоящей козни и мешающей несчастной курсантке удрать из ее гравитационной тюрьмы.
  - Поплыли? Опередим этих дикарей? - поторопила Эллина подругу, но та, все так же сосредоточенно вслушиваясь в приближающиеся звуки охотничьего гона, только отрицательно качнула головой:
  - Пересадим. Если придется нырять несколько раз, нас могут заметить.
  - Нас заметят, если кто-то из этих охотников заявится на берег! Давай нырять! - отчаянным шепотом зашипела Элли, печенками чувствуя - Харбор изо всех сил сопротивляется их отлету и приготовил им неприятный подарочек.
  - Что тебе нужно, дикарский мирок досветовых скоростей! - сквозь зубы прорычала Элли, и только поймав изумленный взгляд Мод, осознала, насколько шизофренически звучит попытка персонифицировать планету. Она виновато скривилась:
  - Извини, просто волнуюсь.
  Но Мод, не сказав ни слова ободрения, строго пригвоздила ее ледяным взглядом и голосом, от которого захотелось вытянуться по стойке смирно, отрезала:
  - Отставить панику, курсант!
  А затем, все таким же жестким тоном, велела:
  - Ломай стебли, они полые. Делаем дыхательные трубки и прячемся под воду. Вперед не иди - скоро будет обрыв, до дна не достанешь.
  Топот копыт со стороны берега становился все громче, а через миг слегка в стороне от них, заколебался камыш, и они увидели огромного белоснежного зверя, рвущегося через заросли на глубину. Голова, украшенная великолепным рогом, разветвлявшимся на конце, светло-коричневый бархатистый глаз, отчаянно взглянувший на застывших девушек, мощные и, в то же время, изящные передние ноги, взметнувшиеся в воздух, - Элли воспринимала происходящее, как застывшие кадры, завороженная красотой животного. А потом наваждение пропало, единорог рванулся вперед, ухнул в воду и стремительно поплыл на другую сторону озера.
  Эллина все душой пожелала преследовавшим его охотникам переломать ноги и не догнать загоняемого красавца. Уроды! Варвары! Убивать такую красоту!
  - Ваша светлость, уходит! Давайте вокруг, по берегу! - азартно завопил кто-то на берегу.
  - От меня не уйдет, дюжина - за мной, тарховы дети! Алистер, с десятком - по берегу! - знакомый голос герцога Лиидского заставил Элли сжаться от ужаса - этот-то откуда тут взялся? А герцог продолжал реветь, как армейская труба:
  - Клянусь, мой отец, король Лаерд, получит рог этого благородного животного в подарок!
  'Ах, ты, мерзавец!' - обозлилась Элли, по знаку Амодины хватая наспех обломанную камышовую трубку и послушно опускаясь на дно.
  Охотники промчались совсем невдалеке, взбаламутив придонный ил и песок. Обождав несколько минут, Мод дотронулась до Элли, показывая пальцем наверх, и порядком подмерзшая девушка вынырнула вслед за ней. Белоснежный зверь уже почти доплыл до противоположного берега, а вот лошади герцогского отряда подотстали и, несмотря на ярые понукания всадников, покоряли водные просторы довольно медленно. Группа Алистера, нахлестывая коней, неслась по берегу, но из-за почти круглой формы озера, всадники все еще находились далеко от места, где единорог выбрался на берег. А тот, замедлившись лишь на секунду, встряхнулся и исчез в зарослях, растворившись в тени вечернего леса.
  - Не отвлекаться, курсант, - приказным тоном рявкнула Мод. - Ныряем. Держись рядом.
  На третье погружение им удалось найти пульт, замаскированный под заросший водорослями булыжник. Вынырнули на поверхность и Мод углубилась в работу по демаскировки шаттла. Элли попыталась было уточнить, как именно спрятан корабль, но, после выразительного взгляда аредейки, понятливо замолчала. А Мод, поиграв с сенсорами на пульте и выждав несколько минут, скомандовала:
  - Все, входной шлюз на глубине трех метров, держись строго за мной, через пару минут будем на борту.
  Она на секунду зажмурилась, лицевые мышцы устало расслабились, и Элли поняла, насколько тяжело дались Амодине последние дни.
  'Железная женщина', - уважительно покосилась она на разведчицу и без лишних раздумий беззвучно погрузилась вслед за той в мутную воду.
  
  Глава 18
  
  Люди герцога Лиидского, упустившие добычу, получили такой разнос от своего господина, что до сих пор скромно жались позади натянутого тента, не решаясь попасться на глаза разозленному Лерею.
  - Бараны, что есть - бараны, - не переставал жаловаться герцог Грейдасу, принимаясь за очередное перечисление грехов своей охотничьей свиты.
  - Да, упустили. А каков красавец! - с сожалением поддакивал приятель, не забывая, впрочем, о легком ужине, сервированном по-походному - прямо на конской попоне на краю поляны перед лесом. От озера решили не удаляться, переночевав прямо на природе.
  - Ладно, - герцог откинулся назад, опираясь на шершавый ствол дерева, - пожалуй, пора приступать к нашему плану. Насчет своих слов уверен?
  - Да нет, так - подозрения есть, а вот доказательств - никаких. Но это само по себе и странно - слишком уж безупречен.
  - Да, - согласился герцог, задумчиво поглядывая на небольшую компанию, травившую походные байки около костра неподалеку. - Тогда делаем как обычно - хватаем, обвиняем, пугаем. Ветераны знают о традиции, и его никто не предупредит. Постарайся в это время его прочитать. Ну и посмотрим - если чист, мы посвятим в наше дело и тогда у меня появится еще один достойный человек и соратник.
  - Хорошо, - голос Грейдаса звучал задумчиво-неуверенно, но герцог прекрасно знал о привычке друга полностью доверять только собственноручно выуженным из головы собеседника мыслям. А вот если у собеседника обнаруживалась редко встречающаяся природная защита, и Грейдас не мог пробиться в его ментальное пространство, то такой человек вызывал у друга детства постоянные подозрения. Но самому герцогу его новый начальник стражи был симпатичен, несколько лет безупречной службы великолепно его зарекомендовали, а проект 'Хэир' нуждался в новых и преданных людях.
  Алистер в это время сидел около костра и, весело отвечая на шутки других охотников, гадал, все ли получилось с отлетом у Амодины и новой курсантки, за которую поручился фар. Сильно злило, что отсутствовала связь, а герцог постоянно держал всю дружину при себе, и Алистер никак не мог улучить несколько часов, нужных ему чтобы добраться до резервной схоронки. А тут еще эта непонятная охота. Да и компания подобралась странная: из стражников под его командой - никого. Вся свита герцога состояла из людей короля. Только менталист, да он - Алистер - вот и все люди из герцогского замка.
  А потом к нему сзади подошел Грейдас и, приятельски похлопав его по плечу, без всякого предупреждения нажал на какую-то точку на шее, и Алистер - полевой агент и оперативник со стажем, банально потерял сознание.
  Очнулся он довольно скоро - его окатили водой - и понял, что находится в весьма плачевном положении - руки и ноги привязаны к подвешенной горизонтально палке, рядом - выложенный на траве и посверкивающий холодной сталью походный набор палача.
  Он с трудом повернул голову и увидел сосредоточенно разглядывающего его герцога.
  - На кого ты шпионишь? - зло потребовал тот и, не получив ответа от все еще одурманенного пленника, кивнул стоявшему рядом парню, только что балагурившему у костра с Алистером, - приступай.
  На третьем ударе по ребрам, Алистер решил сымитировать беспамятство и с удивлением услышал, как герцог обеспокоенно остановил королевского стражника, чересчур ревностно выполняющего его распоряжение:
  - Ты зачем его калечишь, идиот!
  - Да я же... того, легонько я, выше высочество, - принялся оправдываться парень, действительно не понимавший, отчего его подопечный вдруг потерял сознание.
  - Хорошо, - недовольно проворчал герцог, - пусть повисит, а потом продолжим. Он должен верить, что все по-настоящему. Слишком серьезное предложение я ему собираюсь сделать.
  Герцог подумал еще немного и решительно попросил Грейдаса, стоявшему неподалеку:
  - Давай, добавь пару часиков.
  Потенциальный член группы 'Хэир' остался висеть, как забитый баран, на распорках прямо около кромки озера, пытаясь сообразить, что за игру затеял с ним Лерей и менталист. Но в это мгновение Грейдас, выполняя распоряжение герцога, подошел к беспомощному агенту великой космической империи Аредея и снова ткнул его в ту же самую точку на шее. Поэтому Алистер уже не слышал, как остальная компания, во главе с герцогом, отошла к костру - подкрепиться наконец-то дожарившимся мясом подстреленной дичи.
  Свет от костра очерчивал колеблющийся круг на земле, отделяя теплый мирок вокруг походного очага от мира опустившихся вокруг сумерек. Становилось все темнее, костер уютно потрескивал, очертания подвешенного начальника стражи терялись в сумерках. Еще с полчасика - и можно будет продолжить спектакль, - решил герцог. Он наслаждался размеренно-неспешным разговором с единомышленниками - членами секретной группы 'Хэир'. Именно ими и были все, вплоть до самого простого загонщика, участники охотничьей партии герцога. Увлечённо обсуждая дела, они настолько углубились в планы, что никто из них не заметил, как над стоянкой запорхало несколько поразительно жирных шмелей, деловито облетевших все вокруг, а затем рванувших к оставленному на рогатине начальнику стражи. А спустя каких-то четверть часа из воды появились две огромные амфибии с круглыми страшными мордами, бросились к висевшему около воды человеку и, схватив беспамятную добычу, поволокли её в темные глубины озера.
  - Стой, - раздался разъяренный вопль одного из стоявших неподалеку охранников. Встревоженные люди всполошено вскочили, не понимая, откуда грозит опасность, и увидели, как воин охранения покинул пост и мчится к воде. Герцог неверяще сморгнул - его начальник охраны, так и не пришедший в себя, исчезал в ночных водах совершенно доселе безопасного озера, утаскиваемый какими-то безобразными тварями. Утаскиваемый - как какой-то кусок мяса!
  - Держи их! - загремел командный голос Лерея, и все пришло в движение - люди сплоченно бросились вперед, трое из них даже мужественно нырнули вслед за исчезнувшим под поверхностью воды Алистером. Но все оказалось напрасно - ночью темно, а в воде факелом не посветишь, так что найти его они не сумели.
  Герцог, искренне расстроенный, еще долго стоял на берегу с оголенным мечом, вглядываясь в успокоившуюся гладь озера. Он никак не мог поверить, что невинный розыгрыш окончился столь трагично.
  - Завтра возьмёшь свою пятерку и выяснишь, что там за твари завелись, - мрачно приказал Лерей одному из воинов. Он еще раз глянул на едва видимое в ночи озеро, развернулся и медленно направился к костру. Следовало хорошенько отдохнуть перед завтрашним днем.
  
  ***
  
  Алестер пришел в себя резко - как из омута вынырнул. Прислушался, продолжая лежать с закрытыми глазами. Не почувствовав опасности, открыл глаза и уткнулся взглядом в свою подчиненную, сидевшую с обеспокоенным видом на вполне обычном эргономическом кресле, входившем в комплект спасательного шаттла.
  Аредеец на секунду растерялся от непонимания, потом хрипло прокаркал:
  - Доклад!
  - Алистер, операция по твоей экстракции прошла успешно. Туземцы считают, что тебя сожрали подводные твари.
  Алистер застонал, с усилием сел на лежаке, помотал головой. Но нет - корабельная обстановка вокруг отнюдь не была галлюцинацией.
  - Зачем!? - коротко, едва сдерживая ярость, спросил он. Столько работы по внедрению! И вот, наконец, рукой подать до достижения заветной цели - вступления в тайную организацию, к которой он искал подступы -- и... облом.
  Амодина недоуменно нахмурилась:
  - Летучие дроиды сбросили информацию, обработка которой указала на высокую вероятность твоей гибели. После активации неизвестного физиологического воздействия твои биосигналы стали стремительно затухать, и я приняла решение начать спасательную операцию.
  Алистер обессилено закрыл глаза, не в состоянии смотреть на встревоженно-озадаченную сотрудницу. Потом собрался, поднялся на ноги, подошёл к голографическим экранам, просмотрел всю эпопею со своим похищением из-под носа у герцога. Разведчик задумчиво похрустел суставами, разминая пальцы, вывел на голограф информацию извне. Все еще ночь... И надо принимать решение. Хотя выбора особого не было: не вынырнешь же из озера - дескать, от тварей удрал. А то, что под водой полночи провел - так это так, небольшая ошибка вышла, на самом деле, в камышах сидел. Тут Алистер встрепенулся и зловеще улыбнулся так подведшей его Амодине, а затем осенил сиянием белоснежных зубов прятавшуюся в глубоком ложементе Эллину:
  - Одевайтесь.
  - В смысле? - не поняла Мод.
  - В прямом - надевайте свои водолазные костюмы, чудища вы мои.
  Настроение Алистера стремительно менялось, в глазах появился кураж.
  - Будете сейчас гнездо в камышах вить, и меня - пораненного и погрызенного в этом гнезде прятать. Как пищевой запас на зиму, - хохотнул повеселевший аредеец.
  В глазах Мод загорелся лукавый огонек, за которым последовал уважительный кивок:
  - Сделаем, командир.
  До утра гнездо удалось доделать. Сверху набросали синтезированных перьев, Эллина добавила надранных неподалеку прутьев, а основа жилища ужасающих ночных чудищ полностью состояла из камыша.
  Осталось привлечь внимание герцогской свиты, чтобы все получилось максимально достоверно - пусть придут, обнаружат покусанного и несчастного Алистера, проникнутся сочувствием и виной и раз и навсегда занесут его в список благонадежных соратников.
  На следующее утро, удобно расположившись перед обзорным экраном с чашкой горячего синтезированного кофе, Эллина наблюдала, как Амодина попыталась стянуть со стоянки местных мешок с провиантом, ловко устроив шумовое сопровождение акции хищения и устрашая людей грозным звериным ворчанием с серьезным усилением звука через микрофон, затем увлекла их в погоню за неведомым озерным чудищем, трусливо испугавшимся приближающихся охотников прямо рядом со своим гнездом, а потому поспешно нырнувшим на глубину, едва успев забросить мешок к себе в закрома. Охотники, ринувшиеся спасать съестные припасы, обнаружили не только мешок с провиантом, но и подготовленного к хранению Алистера, которого чудище явно накачало ядом, вызвавшим паралич, который, к счастью, уже начал потихоньку отпускать несчастную жертву.
  Амодина успела на борт шаттла как раз к моменту, когда обрадованные находкой люди герцога, во главе с ним самим, сдирали неизвестную белёсую субстанцию, пеленавшую Алистера, и возбужденно расспрашивали осоловело моргающего начальника стражи о происшедшем ночью.
  Мод довольно усмехнулась, пробормотала, - Мы в расчете, командир! - и повернулась к будущей курсантке.
  - Готова?
  
  Глава 19
  Герцог Лиидский, чрезвычайно довольный тем, что его начальник стражи нашелся и даже оказался вполне живым и здоровым, - не считая отпечатавшихся на ногах устрашающих зубов озерного монстра, - приказал своим людям сворачивать лагерь, отложив охоту на зверя до следующего раза. Пора возвращаться в столицу. Как раз поспеют к встрече, на которую теперь со спокойной душой можно взять и Алистера Рамира,
  Сборы не заняли много времени, и всадники уже подъезжали к опушке леса, когда герцог, ненароком взглянув на Алистера, заметил, что тот обернулся и с какой-то грустью провожает взглядом облака, клубившиеся на редкость низко, прямо над водной гладью. Проследив за затуманенным взором мужчины, Лерей заметил, как туманные облачные шлейфы внезапно затрепетали, как будто над озером пронесся резкий порыв сильного ветра. В некотором недоумении, чем могла столь обыденная картина непредсказуемости стихий привлечь взрослого мужчину, герцог вновь повернулся к начальнику стражи. Что же, Грейдас не спроста постоянно проверял Алистера - иногда тот действительно вел себя странно. Вот и сейчас. Хотя, может, это ночное происшествие на него так повлияло? Вполне ведь может попробовать вернуться, да и рассчитаться с озерным чудищем.
  - Ваша светлость, - неожиданно обратился к нему объект его размышлений, - вы позволите отлучиться на несколько дней в конце месяца?
  Нет, не прав Грейдас, решил Лерей. Ничего странного в этом Рамире нет. Ведь иначе он не смог бы так легко предвосхищать его поступки, не так ли? Вслух же просто ответил:
  - Разрешаю.
  Алистер благодарно наклонил голову. Наконец-то он без опаски сможет забрать все техническое оборудование, набранное на шаттле взамен утраченного и припрятанного в зарослях камыша.
  Мужчина грустно взглянул на оставшееся позади озеро. Экранированный шаттл, включив режим хамелеона и сгенерировав облачную завесу, поднимался в небо. Единственное, что его выдавало - колыхание облаков, указывающих траекторию движения корабля. Подъем шел в режиме ноль-ноль-один: доступность для визуального наблюдения нулевая, доступность для аудиторного обнаружения - нулевая, и минимальная скорость подъёма на время прохождения атмосферы.
  Алистер отслеживал полет шаттла, быстро набиравшего высоту. Сейчас он минует облачность и теперь Мод увеличит скорость, а минут через пять они покинут атмосферу планеты. Разведчик задрал голову, пытаясь рассмотреть, не сверкнет ли шаттл на прощание в лучах местного светила - после выхода в космос, для экономии энергии, маскировку сбрасывали.
  - Любите смотреть в небо? - негромко спросил продолжавший ехать рядом герцог.
  - Да, - коротко отозвался Алистер, - люблю звезды. Но сейчас их совсем не видно.
  Лерей с пониманием кивнул головой и еще раз отметил правильность своего выбора - этот воин сможет стать хорошим соратником в их попытке вернуть себе дорогу к звездам. Ведь хроники ясно говорили - часть флота звездных колонистов осталась законсервирована в тайном хранилище. Вот только координаты оказались затеряны. Только бы димериийцы не добрались до него первыми!
  Алистер Рамир, еще раз обернулся и, махнул рукой в непонятном смазанном жесте. Постепенно замирающий в полной неподвижности над озерной гладью туман означал, что шаттл, маскировавший свой взлет в искусственно созданной облачности, уже поднялся ввысь, выходя из зоны возможного визуального обнаружения, и начал разгон за пределы атмосферы, оставляя позади поверхность планеты и агента великой Аредейской империи, замершего на мгновение в прощальном салюте.
  Лерей, краем глаза заметивший невнятную жестикуляцию своего начальника стражи, только насмешливо хмыкнул про себя - все-таки так несложно читать в душах простого люда. Вот и теперь, Алистер, все еще жаждущий реванша за неприятное ночное происшествие, не удержался и, ну прямо как не умеющий сдерживать свои порыва недоросль, теперь принялся грозить кулаком в небо. И герцог, еще раз успокоенный насчет своего подданного, пришпорил коня, решив нагнать Грейдаса и, не откладывая, велеть ему оставить Рамира в покое, пусть не тратит на него время, а займется более важными делами.
  В это же время, Эллина с глубоким облегчением всматривалась в голографическую проекцию окружающего шаттл пространства, наблюдая за удалявшейся планетой, доставившей ей столько неприятностей. Амодина ловко управляла кораблем, не разрешив Элли пилотировать, и хотя это и слегка настораживало девушку, но она решила пока что отмахнуться от этой странности. Сегодня царил долгожданный праздник - бегство с Харбора. Впереди - полное неясности будущее, в котором надежда только на Кира. Эллина подозревала, что, едва она окажется на Аредее, ей придется встретиться со службой безопасности империи, и всем придумкам Кира на этом придет конец. Но что самое худшее, что ей могут сделать? Она - не шпион, просто заложник обстоятельств. В крайнем случае - ну, вышлют ее из империи. Так ей только это и нужно. Правда, сначала надо обо всем поговорить с Киром, данная ею клятва немало беспокоила девушку. Эллина снова бросил взгляд на стремительно удалявшийся Харбор. Тот изумрудной жемчужиной плыл в величественной пустоте, неторопливо прокладывая путь вокруг своей звезды.
  
  Конец 1 части
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.53*27  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"