Шагиев Равиль Наилович: другие произведения.

Две части - единое целое

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Феранисса - Странная Любовь.
  
   Предисловие.
   Итак, я торжественно заявляю - это все-таки случилось! Впервые в своей жизни я написал книгу, - не считая тех обрывочных материалов, которые находятся у меня в работе, и книги в стиле фэнтези которую я не дописал, - этого не случилось бы, если бы не одно обстоятельство, но об этом немного ниже.
   У написанного мной романа, нет определенного завершения, ведь жизнь моих героев, описанная в книге продолжается в моих мечтах, несмотря на то, что в конце все приходит к логическому завершению. Как бы то ни было, но рано или поздно мне пришлось подвести некую невидимую черту, конечно я был бы не против сейчас дописать что-то в книге и добавить, но теперь делать это поздно. Ведь роман написан не так ли?
   Я просто обязан сказать читателю, что некоторые описанные сюжетные линии в книге, не имеют под собой оснований своего присутствия, но если почитать внимательней связь обязательно найдется, эти линия я не стал распутывать. Я хотел чтобы вы дороги читатели, как и я, сопереживали героям, поэтому я постарался как можно ярче описать, их образы, их поступки и решения. Дело в том, что каждая маленькая история, является для меня богатым писательским материалом и опытом.
   Оглядываясь сейчас назад, на прожитые годы, я вспомнил с чего все начиналось. Как то просто сидя за компьютером я решил воплотить придуманный мир в моих мыслях, с помощью писательства. Как оказалось тогда я писал нелепо и смешно, да и тот роман я все еще не закончил и хочу дописать по сей день, но что-то не получается. Оглядываясь, я смотрю, что в моей жизни были и горечь и радость, и наслаждение и боль. Я никогда не задумывался, что буду писать книги.
   Интересно было наблюдать за людьми, которые начинали читать мою первую рукопись. Ой, да признайтесь честно, вы ее даже и не читали!
   Я благодарен только одному человеку, который помогал мне в написании книги, в создании мира вампиров. Именно эта девушка указывала мне на ошибки в тексте, описала многие свои поступки в том или ином случае, - да и поступки других героев книги тоже, - а кое-где и немножко ругалась, что я не так написал. Ну, естественно все написанное я поправлял. Многие сцены в этой книге я также написал с ее слов и желаний, но в меру. Именно она определила сюжетную линию Татьяны и Петра. Что я могу тебе сказать, если ты обидишься? Таков был твой выбор, когда я задавал тебе вопросы по поводу книги.
   Спасибо тебе огромное Татьяна Шарыгина!
   Для меня слишком сложно писать роман следуя строго по придуманному сюжету. Поэтому я писал так, как он рождался в моей голове, и если вам кажется, что это не так, - судя по повествованию, - уверяю вас это действительно так. Многие сцены я дописал в конце, и вставил в разные части моего романа.
   Было забавно писать этот роман, столько мыслей, соблазнов и желаний, превращались в единое неразрывное целое. Еще когда я только планировал писательский набросок, я не думал, что это будет книга о вампирах. И то, что можно втиснуть в роман, несколько историй о любви, заканчивающихся по-разному.
   Признаюсь книга получилось не совсем гладкой, поскольку между окончанием и началом следующей книги слишком короткий перерыв, а главное сроки которые я себе поставил. Также признаюсь, я не написал бы эту книгу вообще до конца, но было хорошее средство сосредотачивать свой разум - Сроки. Даже сейчас я пишу эти строки, а книга еще не дописана до конца, - вернее дописана, я лишь добавляю некоторые сценки и разговорчики в роман. Кстати, как только я закончил писать основную часть книги и прочитал, то увидел, что некоторые части слишком уж мрачны и жестоки, поэтому их я слегка сгладил. Местами книга даже шокировала меня и ужаснула, - а ведь я сам ее написал! - я был поражен с каким изяществом мой разум выдумал подобный конец.
   И я пишу сейчас эти строки и уже задумываюсь над второй книгой. Могу сказать одно, это будет мое второе пришествие в мир фэнтези, - первое как вы уже знаете я не дописал, - и новый опыт также.
   Этот поистине огромный проект, занял все мое личное время, иногда я выбирался на улицу, но только для того чтобы пообщаться с людьми. Мне иногда просто бывает так скучно.
   Ну что ж, о романе я уже рассказал много, отписался благодарностями, по рассуждал на тему сюжета, и о том, как я писал.
   Наслаждайтесь!
  
   Книга 1: Несвязные части механизма.
  
   Пролог.
  
   На небе светят звездочки,
   Во тьме происходит зверство,
   Человек в синим костюме готовит план.
  
   Он знает:
   Они идут, Они идут,
   Через бушующие океаны,
   Через небеса покрытые тьмой.
  
   Они были долгое время одни,
   Так что теперь они,
   Должны путь на землю найти.
  
   Он знает:
   Они идут, Они идут,
   И разрывают грань реальности миров,
   И разрушают стены преграждающие путь,
   Путь к свободе и жизни.
  
   Добро пожаловать,
   Они прошли через страх.
   Привет, Привет,
   Они выйдут из тьмы.
   Пока, Пока,
   Человеческая не стареющая земля.
  
   ***
   Алене снился сон...
   Пространства засыпанные синим песком, который был холоден как лед, и пока она шла ничего не происходило. Казалось она бродила часами напролет по неизведанным пространствам, и не было им конца. Тучи над головой были такими тяжелыми, обещая что рассвет солнца никогда не произойдет. Во сне она звала своих родителей, но они не откликались, тогда она позвала сестру, но она тоже не появлялась, после позвала своих друзей, но их тоже не было, словно в этом месте не было жизни. Затем наступила ночь, тучи исчезли с неба и луна засияла, и только теперь она пришла в какой-то город. Но здесь тоже пусто, и в отчаянии она улыбнулась. Это длилось всего мгновение...
   Алена отодвинула ноутбук подальше от себя. Сегодня она достаточно насиделась дома. Мысли были какие-то в ее голове нехорошие, злые. Из-за этого настроение тоже совсем испорчено, или же из-за вампира которого она вчера повстречала. Возможно и так, кто знает. Почему-то сегодня она утомилась до того, что просто уснула мертвым сном перед ноутбуком, а сейчас ей очень хотелось съесть что-нибудь вкусненькое, но ничего такого в однокомнатной квартире не было, сон отнял все оставшееся дневное время. Лицо ее в мгновение сделалось грустным, наполняясь оттенком несчастья. И с чего бы это? Ведь всегда она была полна счастья и позитива, энергична и целеустремленна, наконец готовая помочь жаждущемуся в помощи человеку. Но сейчас ее лицо полно несчастья, и это никакая там маска - это несчастье.
   - Эй! - послышался со стороны женский голос, никакого ответа. - Эй!
   - Да, тебе что-то нужно? - наконец Алена отошла от своего состояния.
   - Тебя как звать-то, а то весь вечер сидишь и молчишь.
   - Алена, - она улыбнулась и лицо наполнилось неповторимым счастьем.
   - Александра, будем знакомы! - девушка протянула руку для пожатия, что не очень типично для девушки, и все равно Алена смело пожала ее руку.
   - Очень рада знакомству!
   Алена была одета очень и очень готически: Язык ее проколот; Волосы не столь короткие, но и не длинные, покрашены в кроваво-красный цвет; На левой и правой руке на пальцах расположились несколько колец, особенно запоминалось кольцо в виде черепа, похоже это было основной изюминкой привлекающей внимание; Ее одежда была тусклой, унылой и мрачной. Готический вид совсем не подходил такой красивой девушке как она, но это смотря с какой стороны посмотреть, и тем не менее выглядела она очень красиво. Готически красиво!
   "Ничего себе соседку подселили!" - подумала Александра и спросила:
   - Ты есть хочешь?
   - Конечно, - ответила Алена.
   - Может тогда куда-нибудь сходим, пока совсем не стемнело?
   - С удовольствием!
   И вот хорошо одевшись и выйдя на улицу, обе зашагали вдоль дороги. Правда Алена была одета для осени не очень тепло, всего лишь легенькая зеленая футболка, такая же типичная куртка и стильные джинсы из джинсы.
   И с чего бы так одеваться? Ведь только вчера на город опустился первый снег, который постепенно из-за тепла растаял как мороженое на палочке. Погода стояла не слишком хорошая, дождей не наблюдалось недели две, но все равно было холодно и лишь отголосок лета напоминал о себе иногда в некоторые дни, тогда было и тепло и жарко. Ветер рвал воздух и пробирался под одежду одаривая холодом открытые и закрытые участки тела.
   - Эй, ты что такая грустная?! - Александра увидела на лице Алены грусть.
   - Да нет, я не грустная, просто слишком много всего навалилось за последние две недели, да еще учеба тут нарисовалась, и новое место мне не очень нравится - в голосе чувствовались гнев и злость.
   - Надо быть позитивнее, из всего есть выгода, даже из учебы! На земле полно мест и похуже, поверь мне. - Алена улыбнулась во всю, и растаяла в своей улыбке, а вместе и Александра.
   - Да, ты права, - со вздохом.
   - Знаешь что тебе по любому поможет?!
   - Что?
   - Кусочек торта!
   - Смутно представляю, что кусочек торта мне может чем-то помочь, - удивилась Алена.
   - Да ты просто еще не знаешь его магическую силу.
   - Например?
   - Меня не спрашивай, все равно не отвечу. Когда попробуешь сама поймешь, - лицо Алены сделалось вновь несчастным. - Эй, с тобой все в порядке?!
   - Со мной все в порядке.
   - Странная... ты это знаешь?
   - Может и странная, но ты не лучше.
   - Словно ходячая смерть.
   - Ага, скажи еще, что я дьяволица во плоти! - ехидничала Алена.
   - Может быть, - и обе засмеялись.
   Алена была девушкой скромной, слегка застенчивой, но ее милое личико вселяло радость и счастье всем с кем она общалась. Иногда она сама себе удивлялась, как ловко проворачивать некоторые делишки.
   Поход длился от силы минут десять, но за это время девушки разговорились. Они смеялись, шутили, в общем разговаривали и незаметно дошли до кафе, которое располагалось на берегу реки. И вот когда обе мирно сидели, пришло время новой беседы.
   - Ты ведь не из этих мест, верно? - спросила Александра.
   - Ну, да.
   - И холод тебе не нравится, - это прозвучало как утверждение, а не вопрос.
   - И сырость, тоже не люблю, - добавила Алена. - Я так привыкла к вечному, такому теплому, греющему мою нежную кожу - свету, - ей так захотелось взлететь, но она не могла, не сейчас.
   - Наверное, Москва не самое лучшее место для тебя, - задумчиво проговорила Александра.
   - Очень может быть, но все равно я рада, что оказалась здесь. Я люблю путешествовать! - кивнула Алена.
   - Ну вот, а ты говоришь, что холод не нравится и сырость, а сама путешествовать любишь, - мягко и сочувственно проговорила Александра и улыбнулась.
   И наконец принесли заказ: две чашечки кофе и два кусочка бисквитного торта.
   - А теперь ты несчастна, - сделала вывод Александра, - из-за того, что твоя семья слишком далеко от тебя.
   - И что с того?
   - Это несправедливо, - пожала плечами Александра.
   - Жизнь вообще несправедлива, разве ты не знаешь?
   - Может быть, - Александра отпила чуток кофе.
   - Свобода есть свобода, а за нее надо чем-то платить.
   - Да.
   - Слушай, а ты хочешь завтра со мной с утра на пробежку сходить?! Знаешь я очень люблю спортом заниматься. Ты не смотри что у меня вид такой! - Алена немного смутилась и одновременно захихикала на короткий миг.
   - Пожалуй можно.
   - Ну вот и отлично. Завтра в шесть часов утра и начнем. У тебя есть что надеть?
   - Да, есть, то есть я найду, - Александра улыбнулась.
   А потом лёгкое движение, которое Александра заметила боковым зрением, смотря через мужчину в синим костюме и что-то писавшем в свое блокноте, заставило ее подпрыгнуть.
   - Ай!
   - Ты что?
   В переулке между двумя пятиэтажками сидели трое парней, и очень так тихо, и лишь неясные светлые пятна в глазах всех их выдали. Двое мирно сидели и беседовали, и только один из них повернулся в сторону Александры и заглянул ей в глаза, и словно бы он вселил в ее разум страх или что-то типа того. Он молчал, и только его руки вертели загадочный предмет. Он смотрел на этот предмет когда начал говорить.
  
   ***
   - Тьянатия... идешь ты в постель, или нет?! - гневался вампир.
   Звали его Навиар в честь высшего некогда вампира, которого теперь нет на свете, как и многих других вампиров.
   - Я просто заканчиваю причесываться.
   - Ты же не торопишься, верно?
   Наконец она соизволила явиться в комнату - девушка с пухленьким лицом, довольно упитанная, но не очень, с ревностным взглядом. Она увидела его раздраженный взгляд.
   - Думаешь это смешно, а? - спросила она.
   - Что смешно? - дивился он.
   - То, что случилось! То, что ты меня застрелил из пистолета, а сам вылетел с пятнадцатого этажа отеля, зачем-то разбив окно. Это почему-то принесло тебе удовлетворение.
   Некоторое мгновение он обдумывал то, что она сказала.
   - Да, я думаю, что по-своему это доставило мне удовольствие, собственно как и тебе, - он бросил на нее хищный взгляд. - Сильно болит? - он посмотрел на дырку у нее в боку.
   - Ты что смеешься? А что по-твоему она должна делать? Доставлять мне удовольствие?! - заорала она.
   - Говори потише.
   - А то что?! Может я хочу чтоб все слышали.
   - Да. Ты всегда так делаешь.
   - Мы пришли сюда, чтобы поспать вместе, - спокойно заявила она.
   - Вот теперь ты ведешь себя разумно, - сказал он, и в дверь квартиры позвонили.
   - Ну кого еще там принесло! - заорала Тьянатия.
   И как только она подошла к двери, Навиар открыв дверь балкона упорхнул в облике летучей мыши в небо и только тень его сверкнула.
   Дверь открылась. На пороге возникли два брата Ливар и Аскелат.
   - Привет! Навиар дома?!
   - Сейчас позову, - злостно сообщила Тьянатия, а во взгляде мелькнула ревность.
   Как только она вошла в комнату след вампира уже успел остыть.
   - Ах ты жалкая сволочь! - выкрикнула она и братья поняли, что ловить тут уже нечего и двинулись прочь.
   Улица их встретила холодом, а затем им встретился и сам Навиар.
   - Что, опять поссорились?! - ехидничал Ливар.
   - Надеюсь больше никогда не сойдемся.
   - О, да это прям сказка будет!
   - Лучше бы так оно и было.
   - У моего брата сегодня посвящение в вампиры так сказать, - гордо заявил Аскелат, хлопая по плечу брата, тот слегка напряг губы и улыбнулся.
   Вскоре жертва была найдена и загнана в угол, а затем последовал роковой укус. Клыки Ливара впились мужчине в шею и горячая кровь заструилась по горлу, продолжая литься внутрь и он почувствовал боль.
   Наслаждение кровью. Боль оставалась по прежнему мучительной. Не было желания далее испивать этот сладкий напиток. Жертва трепыхалась и старалась вырваться, но это только еще больше раззадоривало чувства болевых разнообразных ощущений. Затем кожа на теле сделалась дряхлой, и ослабши, жертва умерла.
   Ливар откинул в сторону дохлое тело и жадно утер рукавом рот, белая стильная рубашка запачкалась горячей кровью, клыки его сверкнули в темноте. Он не двигался с места, а просто застыл на мгновенье, а боль пульсировала по телу.
   Даже яростная, неистовая жажда крови и запах смерти не смогли заставить его двигаться. Он знал, что Аскелат - брат его, - рядом, но не заговорил с ним. Ему казалось, стоит произнести хоть слово, и он заплачет от боли.
   "Почему именно я? Почему я родился эмпатом? Где чертова справедливость, когда она так нужна!" - подумал он.
   Он радовался наступлению ночи и наслаждению. И был вынужден держать теперь рот рукою, чтобы не закричать от боли. Он опустил веки и прислушался. Шумные улицы города дали о себе знать. Вновь открыл глаза, и увидел блеск глаз Аскелата стоящего перед ним.
   Затем он сосредоточился и почувствовал, как пульсирующая энергия внутри его тела тонким длинным языком коснулась губ брата, а затем губ третьего находящегося рядом с ним. Исходящая синими сгустками из его ноздрей энергия в мгновение проникла внутрь тела остальных, словно растапливая органы в их телах, массируя сердца, и с каждым биением, наслаждение насыщение кровью росло. Жар угасающего пламени жизни жертвы, заставил поморщиться его от резкой боли в лице.
   Когда наконец все было закончено двое присели в переулке опершись о пятиэтажный дом, а Ливар поправил одежду на теле: Новые брюки темных тонов с ремнем, белая рубашка и довольно бесформенные белые туфли. Он не спешил и, поправляя на себе одежду, испытывал лишь пульсирующее раздражение. Причесываться было больно, волосы, заразы, растрепаны и напоминают прическу аборигена. В конце концов он просто вытряс из волос пыль и песок, - следствие недавней борьбы с жертвой, - и благополучно присел.
   "Очень приятно было бы причесаться, но для этого нужно зеркало!" - подумал он.
   - Ну и слава дьяволу, ты решился на посвящение.
   Ливар косо посмотрел в сторону Аскелата напрягая темное зрение.
   Посвящение - это слово для любого вампира значило огромное значение. Именно после посвящения молодой и неопытный вампир входил во взрослую жизнь. С этих пор он мог делать что угодно и родители его, не могли запретить что либо ныне. Если конечно у него есть родители! Посвящение происходило по достижении трехсот лет.
   Ливар был младшим братом Аскелата, тот давно уже вошел, - лучше сказать влился, - во взрослую жизнь.
   - Одежду можно отстирать, ну или выкинуть напоследок, - прошептал от остатков наслаждения Аскелат.
   Ливар улыбнулся в тени.
   - Как твоя боль? - довольно смело поинтересовался третий, который до сего момента молчал.
   - Уже не больно, - не слишком уверенно произнес он, - остались кое-какие ощущения на кончиках пальцев, но это уже просто покалывания.
   Аскелат побледнел, но не настолько, чтобы Ливар увидел это.
   - А мне обязательно убивать, да? - вполне серьезно спросил Ливар.
   Ну что за странный вопрос для того кто живет в ночи.
   - Мне нравится убивать, - с коротким смешком заявил Навиар. - Мы охотники, а люди наша добыча. Наша еда. Мне кажется это весело, - кончики его рта на мгновение дернулись изображая подобие улыбки. О, да, ему это действительно нравилось!
   - Тебе похоже нравится убивать не только людей, но и себя с Тьянатией! - смеясь заявил Аскелат, - Как будто ты какой-то садист. Был бы ты человеком, так не делал бы, хотя кто знает.
   Ливар замолчал, затем достав черную флейту принялся вертеть в руках. Он еще долго смотрел на обоих с выражением какого-то тревожного удивления, а потом медленно отвел глаза в сторону и увидел молодую людскую женскую особь и их взгляды встретились. И увидел в ее улыбке и лице сияющее солнце. Он испугался, и страх его передался девушке, в ответ она подпрыгнула сидя на стуле с громким "Ай!".
   - Почему ты не боишься смерти? - уловил он левым ухом.
   - Ну ты же ведь ее не боишься. Или я не прав? Эй Ливар, а ты боишься смерти?!
   Он не ответил. Он мысленно увидел солнце - огромный пламенный шар, одаривающий землю своими сыновьями и сестрами лучиками, - и вздрогнул. А потом его вновь вырвал голос.
   - Что случилось? - спросил Аскелат.
   - Я боюсь смерти, - ответил машинально Ливар, подчеркивая сказанное кивком.
   А затем он вновь замолчал, до того момента как девушки двинулись прочь из кафе, хорошо перекусив и вдоволь наговорившись. Он почувствовал их первобытный страх. Страх который можно почувствовать только находясь на волосок от смерти, и только тогда, понять как вся жизнь проносится у тебя перед глазами.
   Ливар определенно чего-то ждал, ждал такого, что непременно должно произойти, он не зря выбрал именно этот переулок и это место.
  
   ***
   Ночь была тихой, но не теплой: ночь для любви и страсти, нет скорее - ночь любви и ненависти. В парке, что расположился рядом от кафе где сидели несколько людей, было очень тихо, и лишь чей-то звериный вой прерывал тишину, а рядом на дороге по склону ехал грузовик.
   "Я умираю, - подумал водитель, - я умираю от бесконечного счастья. - эта мысль понравилась ему. Это была отличная фраза возникшая у него в мозгу, в совсем не подходящий момент".
   Прямо перед его глазами на бешеной скорости пролетело нечто странное и довольно-таки быстрое, появившееся из-под земли, и он ослепши от света испускаемого предметом, не справившись с управлением дернул руль в сторону и грузовик завилял по дороге прицепом. А предмет пролетев еще несколько метров, повернул направление и впился как пуля в здание где находилось кафе. Тем временем две девушки переходили дорогу, и как ни странно ничего не подозревали.
   Послышался визгливый скрип тормозов, и с каждой секундой что приближался грузовик, звук становился все громче. Как звук грохочущего бешеную чечетку, сердца.
   События разворачивались быстро, совсем не как в кино. Водитель испытал прилив адреналина, и восприняв все до последней детали, попытался увернуться от роковой встречи, но было поздно.
   И когда до столкновения оставались считанные секунды, девушки попытались убежать, - их лица выражали ужас, - но поздно, прицеп грузовика практически достиг их хрупких тел, и они рухнули на асфальт, почувствовав как кто-то сильный прижимает их к земле, а затем увидели как огромная металлическая масса пролетавшая перед их глазами смялась под воздействием какой-то невиданной силы и скрылась из виду. Больше они ничего не заметили.
   Секундой позже их, словно тряпичных кукол, перекинули через плечи и поволокли прочь. Раздался удар, затем звон битого стекла - это прицеп достиг кафе. Кто-то аккуратно положил девушек на землю.
   Целую минуту стояла гробовая тишина, а затем донеслись истерические крики и плач, но все было в порядке, никто из людей не пострадал, лишь от кафе ничего не осталось.
   - Девушки, с вами все в порядке? - перед глазами у Александры все плыло, а Алена посмотрела на Ливара и потеряла сознание.
   - Да, - ответила не понимая что сейчас произошло, Александра.
   - Не шевелитесь! - велел Ливар.
   - Ты что творишь?! - послышалось откуда-то со стороны.
   Александра наконец смогла рассмотреть своего спасителя, он улыбался. И их взгляды встретились - это был тот самый парень из переулка. И уловив радость Александры он улыбнулся, а она разрыдалась и обхватила крепко-крепко его.
   - Как все произошло?
   - Поговорим об этом потом.
   - Ливар, уходим отсюда, народ начинает собираться, скоро скорая помощь приедет, а там недалеко и до сотрудников корпорации.
   - Да, я иду...
   - Обещаешь потом мне все объяснить? - спросила Александра.
   - Конечно, - кивнув ответил Ливар, а затем он мягко положил на землю Александру и подошел к Алене.
   Он послушал ее сердце - оно совсем не билось. Жизнь стремительно оставляла девушку. Тогда он надкусил вены на руке и в ее рот полилась его горячая кровь. В ее разуме что-то щелкнуло, а в теле стали происходить какие-то трансформации, что-то невообразимое, неведомое ее разуму.
   Да, кровь вампиров еще и лечила не только их, но и тех кто ее пил. Сделав это Ливар скрылся.
   Скорая помощь и милиция приехали очень быстро или Алене так показалось. Ей было неловко когда ее несли на носилках, загружали и выгружали из машины.
   "И зачем это вообще надо было?! - думала она, - ведь я практически не пострадала. - хотя ее окровавленная сломанная рука говорила об обратном". С Александрой же все оказалось в порядке.
   Следующие несколько дней Александра и Алена провели лежа на больничной койке. Алена довольно быстро пришла в норму, что не удивительно, она только и делала, что задавалась вопросами: Я ведь не сумасшедшая, галлюцинациями не страдаю. Как все произошло? Кто меня спас? И как он смог сделать такое с прицепом? Похоже ответа не найти. Впервые она не знала, что и сказать. Точно она знала лишь одно: это был вампир. Вопрос только в том, какой вампир? Позже она получила странную записку из-за которой расплакалась, а слезы ее были такими ангельскими и невинными.
  
   ***
   На улице завывали сирены. Скорая помощь собиралась кого-то увозить, а милицейские авто оцепили периметр аварии и наглухо закрыли вход всяким любопытным гражданам.
   Татьяна вышла из машины, поправила воротник своей куртки и побрела к оцеплению.
   - Будьте добры отойди подальше, - грубо потребовал человек в милицейской форме.
   В ее голове словно передернулась какая-то мысль. Губы сами пролепетали два слова:
   - Сотрудник корпорации! - деловито и гордо заявила Татьяна показывая удостоверение.
   Грубо выглядящий и несколько небрежно одетый милиционер пропустил девушку за ограждение. Ей захотелось ехидно ввернуть, что одеваться надо лучше, но она сдержалась.
   - Делают что хотят, - услышала она из его уст, когда отошла на некоторое расстояние.
   "Знал бы ты, чем я занимаюсь! Не говорил бы так сейчас", - подумала она и сделала кривую улыбку на мгновение.
   Татьяна мило побеседовала с главным, тем кто расследовал аварию и узнала все что ей было нужно, а затем двинулась к самому месту аварии.
   Переступая через разбитые части кафе она внимательно оглядела прицеп грузовика и метко отметила вмятину не соответствующую тому как все происходило со слов очевидцев. Уж больно вмятина в боку посередине прицепа глубокая, да к тому же совсем с противоположной стороны от стены здания, и след в центре вмятины очень сильно напоминает человеческую руку. "Несомненно вампир, - подумала она и продолжила осмотр". Осматривая дальше место аварии глаза Татьяны привлекла маленькая дырка в стене здания. Подойдя она заглянула в него, отверстие было довольно глубокое, и там что-то было. Только темная пустота внутри не давала ничего разглядеть. Включив фонарик она извлекла из отверстия странный плоский предмет, осматривая его, она порезалась пальцем о его краешек. Затем немедленно достала мобильный и набрав номер сказала:
   - Вызывайте наших мед-экспертов. Похоже на убийство, но что-то мне подсказывает, тот кто спас двух девушек от смерти, возможно имел симпатию к одной из них.
   Татьяна продолжила исследования места аварии и обратила внимание на перевернутый грузовик рядом.
   - Мне нужно побеседовать с водителем грузовика и девушками! - заявила она одному из милиционеров.
   - Их уже увезли.
   - Куда?
   Как только она получила ответ, а еще дождалась отряд мед-экспертов корпорации, то немедленно собралась и уехала прочь в больницу, беседовать со спасенными и уцелевшим.
   И вот она приехала в больницу.
   Татьяна вошла в палату к пострадавшему водителю и начала разговор, вернее начал он.
   - Ну вот нашли время! - чуть ли не зарычал он.
   - Меня зовут Татьяна Шарыгина я сотрудник корпорации "Массивные Технологии". Я могу задать вам несколько вопросов?
   - Ну конечно! Как только что-то случается сверхъестественное вы тут как тут, - жаловался он. - Да, можете задать.
   - Простите как вас зовут?
   - Петр, можно просто Петя если вам так угодно.
   - Что ж Петр, мне сказали, что вы тот человек, который видел что-то странное.
   - В самом деле? - его лицо просияло, - кто...
   - Не могу вам ответить. Мне нужно знать что вы видели в момент аварии.
   Он удивленно покачал головой.
   - А разве вам не сказали?
   - Нет.
   - В самом деле? Значит посчитали меня сумасшедшим.
   - Ладно, - прервала его Татьяна, - я рада, что они по крайней мере послали меня к вам. Тем более, я не считаю вас сумасшедшим.
   - Но почему? - удивился он.
   - Я видела много ужасного. Больше я ничего не могу вам сказать, извините.
   Татьяна улыбнулась и откинулась на спинку стула поправляя волосы. Петр неожиданно изрек какую-то заумную фразу.
   - Вы - человек, который сам решает свою судьбу, и начальство вам не указ. Это видно по вашему внешнему виду.
   Синеватые потертые джинсы, стильная белая рубашка с некими узорами, наконец кроссовки. Вот что было одето на ней.
   - Свою судьбу? - поразилась сказанному она, ни коим образом не ожидавшая такого заявления. - Я рада, что вы так думаете! - она опустила голову вниз от смущения, а затем радостно взглянула на водителя. - Так, что вы видели? - ее тон сменился на более требовательный.
   В его глазах замерцали изображения, и он начал свой рассказ:
   - Помню как я ехал в своем грузовике, и думал какое же счастье, что наконец-то нашел работу за которую хорошо платят. И тут... - он сощурился и сказал с каким-то намеком, - перед моими глазами пролетело нечто таинственное и ослепило меня. Я нервно дернул руль в сторону. Всего лишь какую-то секунду я ничего не видел, но этого хватило чтобы мой грузовик занесло в занос на склоне. Дальше я не особо помню что произошло, но когда я очнулся в перевернутой кабине, то увидел его.
   - Кого вы увидели? - вмешалась Татьяна в разговор.
   - Человека в синим костюме, он был одет очень педантично и прилежно, словно это была одежда на все случаи жизни. Он достал что-то плоское, кажется металлическое из здания, судя по отблескам, и бережно положил в свой черный дипломат. Хотя может и нет, кажется он что-то с ним до этого проделал. Я не особо помню.
   - Вы видели его лицо?! - безумно поинтересовалась Татьяна.
   - Нет. Он был боком ко мне, но я знаю как выглядят его волосы. Черные коротко стриженые прилизанные назад и чем-то кажется намазаны.
   - Больше ничего?
   - Нет. Это все, что я помню.
   Татьяна задумалась. Что же могло быть в отверстии такое важное, что за ним пришел человек в строгой одежде, а может и вампир? Что это за предмет такой? Что ж пока что - это для нее тайна, а может и тайна навечно. Как говорится время покажет.
   - Спасибо.
   - Нет, это вам спасибо, - он улыбнулся.
   - Если еще что-то вспомните, вот моя визитка.
   С удовлетворенным лицом она привстала и отдала бумажку ср своим рабочим номерком телефона, и только чуть пересекла порог больничной палаты, как услышала вновь мужской голос:
   - Ах, да совсем забыл вам сказать сотрудник, - он сделал крохотную паузу, - Татьяна, - и кокетливо взглянул на нее приподнявшись с кровати, - этот человек куда-то позвонил по мобильному и произнес: он прибыл.
   - Спасибо, - и достав записную книжечку, она записала туда все что сочла нужным.
   Татьяна выдавила из себя легкую улыбочку, такую, которую обычно делают когда говорят, что все хорошо, но это не так, и вышла с мыслями о предмете и о таинственном незнакомце.
   Но вскоре они вновь встретились, правда при совсем других обстоятельствах. Им суждено было встретиться вновь, как ни крути, все переросло в любовь.
  
   ***
   Ночь оказалась звездной, но по мере того, как она настилала город своей властью, людей становилось все меньше. Большинство магазинов уже закрылось, некоторые люди все еще ходили по тротуарам разглядывая витрины. Впрочем для Мариэсии ночь не сулила сегодня ничего хорошего, ей ночь была просто скучна до безобразия. Небольшое кафе в котором она кого-то ждала, оказалось каким-то темным, и это как раз отвечало ее настроению. Строгий женский костюм, да еще и плащ, лишь подчеркивали ее настроение и желания. Музыка и смех раздающийся здесь, вырывал ее из темноты своих мыслей. Пролетало время и люди сидевшие в кафе рассеивались как пища разъедаемая желудком.
   - Я пришел за тобой, - сказал он, некто в синим костюме, со шляпой на голове.
   - С той стороны?
   Некто утвердительно кивнул. К нему подошла молоденькая официантка, когда он только сел напротив рыжеволосой Мариэсии, и что-то спросила насчет заказа. На что некто ответил: "Пожалуйста, будьте добры, чашечку кофе без сахара, и один гамбургер".
   И только сейчас Мариэсия поняла. В относительной тишине, без гама людей, без громкой музыки. Ее жизнь подходит к концу. Смерть? Нет, начало чего-то большего. Лучше встретить смерть лицом к лицу и дать отведать себя ей, испить чашу сполна.
   - Что он тебе сказал? - спросил некто. - Лесмерат. Что он тебе сказал?
   - Ничего такого, о чем я бы сама не догадалась.
   - Ты знала? - судя по тому как они разговаривали и смотрели друг на друга, эти двое были давно знакомы.
   - Может и так. Где-то в глубине души возможно.
   - Помнишь наш первый разговор?
   Вампирша промолчала опустив голову вниз. Ей было стыдно. Видно что-то в ее прошлом произошло такое, чего она стыдилась.
   - Все, что ты говорил о той стороне. И так самовлюбленно.
   Внезапно вампирша повысила голос и засопела, а взгляд ее стал убийственным.
   - Да. Так что же ты думаешь обо мне?
   - Я уже тогда знала, что это принесет одни беды. Я не знала только, откуда такое рвение в тебе к познанию, к исследованиям, не знала, что принесет будущее. Что ты хочешь сотворить! И что же принесло будущее? - спросила Мариэсия вкрадчиво. Некто ничего не ответил, лишь пожал плечами. - Все это время меня ждала смерть. Верно?
   - О, конечно, - он был доволен взаимопониманием.
   Официантка принесла заказ некто и удалилась, он взглянул на гамбургер и убрав верхнюю булочку высыпал всю перечницу, стоящую на столе, затем бережно положил булочку на место.
   - Ты будешь это есть?
   - Мне ведь нужно питаться. Если у меня нет вкусовых рецепторов, это еще не означает, что я никогда не ем. Просто сейчас я голоден, вот и все.
   - Ты так хладнокровен, так спокойно переносишь все это.
   - А чего бояться? - сказал некто доедая гамбургер.
   - Я не хочу умирать. - Конечно в каждом слове вампирши чувствовалось это с самого начала, но некто было плевать на ее смерть.
   Наконец когда гамбургер оказался прикончен, - да и кофе тоже выпит, - некто вынул свой блокнот из кармана синего пиджака и что-то написал, затем оторвав листок передал вампирше.
   - Они близко, - грозно сказал некто, - но они никогда не найдут тебя.
   - Близко?
   - Вампиры все еще ищут тебя...
   - Но я быстра, - забормотала она, - и невидима.
   - И всегда аккуратна, - добавил некто. - Я знаю милая, - сказал некто как-то сочувственно, полюбовно. - На кого-то нужно было взвалить всю ответственность за случившееся и этим вампиром оказалась ты. Прошло около десятилетия, но они все еще ищут тебя. Им кого-то нужно было обвинить в происшествии. То зло, которое я открыл там, рвется наружу. Ты знаешь слишком много моя милая Мариэсия. Вот поэтому я должен тебя спрятать.
   Внезапный страх одолевший на долю секунды испарился, вместо этого в лицо забрезжило улыбкой, и выглядело это довольно глупо. Она даже улыбнулась двум девушкам прошедшим мимо нее. Вампирша взглянула на листок, а там написано: "Органическое Будущее".
   - Что это означает?
   - Иногда даже ты не в силах остановить надвигающуюся угрозу, - ответил некто. - Но ты и так знаешь это.
   Мариэсия вдруг вся задрожала.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ничего, - ответил некто, наблюдая реакцию вампирши. - Эта кампания необходима для прикрытия моих истинных намерений, ты же прекрасно понимаешь это. Это всего лишь исследовательский филиал для вложений. Все ради того, чтобы сдерживать их натиск.
   - Я совершила ошибку тогда... когда заразилась этим вирусом. Теперь я умираю.
   - Все мы совершаем ошибки, - заключил некто в синим костюме, - и за них мы должны платить. Скоро ты умрешь... - сказал некто как-то вкрадчиво. - Но я не дам тебе умереть.
   - Пожалуйста не делай этого! - взмолилась вампирша.
   - Я обещаю тебе, когда все кончится, я для тебя найду выход.
   - Лучше б нашел сейчас.
   Не дав ничего ответить, некто крепко схватил вампиршу и потащил к выходу из кафе. Она даже не успела сообразить что происходит. Большими пальцами некто надавил на дыхательное горло, случайно. Он ее тащил все дальше от кафе. Вампирша понимала, как смерть стучится в ее тело все чаще и чаще, она слышала барабанную дробь в ушах.
   - Тогда прости, это единственный вариант.
   Мариэсии хотелось спросить некто в синим костюме "Зачем, зачем все это?!", но все потемнело вокруг. Все пространство вокруг них словно замерло, когда металлический прицеп разрушил кафе. Затем в ее разуме осталась сплошная тьма.
   Следующее, что произошло далее вампирша не особо сильно помнила. Скорее это были отрывки, какие-то образы. Но она отчетливо помнила как кто-то убеждал водителя грузовика довериться ему. Помнила как какая-то жидкость из плоского металлического предмета влилась в ее тело, и тело ее растворилось, превращаясь в жидкость со своим разумом, мыслями, желаниями, болью, любовью.
   Вампирша вошла в жизнь маленьким убийцей, а вышла чем-то новым. В последние мгновения жизни она рассмеялась, видя, каким неожиданном образом повернулись события. На мгновение она вдохнула, вкушая запах города по новой, смакуя чарующие ароматы природы.
   - Некоторые называют меня богом, но это не так. Другие, наблюдателем. Третьи порождением зла. Но ты можешь называть меня так как раньше, - улыбаясь ответил некто.
   Вампирша оглянулась вокруг, отмечая изменения в мире. И тут ее мозг поразила неистовая боль. Некто в синим костюме просто стоял и наблюдал за происходящим, а затем боль прекратилась. Мариэсия превратилась в нечто большее.
  
   Глава 1: Расследование.
  
   Не чувствовала ли ты когда-нибудь,
   Что ты не такая как все?
   Ты когда-нибудь хотела,
   Узнать правду о себе?
  
   Удивительно, но если ты,
   Пойдешь сейчас куда-нибудь,
   То ты не будешь такой как обычно,
   Ты станешь навечно другой.
  
   Смерть,
   Ложною дорогою ведет тебя.
   Жизнь,
   Пришла пора расплатиться сполна.
  
   Не хочешь ли ты узнать свою правдивую историю?
   Да, очень соблазнительно, хочу.
   Что ж, тогда ты изменишься навсегда.
  
   Придется тебе вспомнить,
   Что было в прошлом твоем,
   Что было в жизни другой,
   Что произошло с тобой.
  
   ***
   "Прошло почти три долгих и томительных года, пролетевших словно короткое мгновение", - подумал Петр задумчиво вертя бокал с шампанским в руках. Он даже и не рассчитывал, что отношения с Татьяной зайдут так далеко, и что они будут иметь какую-то перспективу. Когда он впервые позвонил ей бездумно держа визитку с номерком телефона, он действительно хотел просто секса, но одно обстоятельство изменило его мысли раз и навсегда. Просто иногда, когда одиночество одерживает верх, тебе нужна женщина. Женщина от которой ты не станешь многого требовать, да и не нужно это в подобных случаях. Но Татьяна оказалась совсем другой женщиной.
   "Человек, которому я доверила свое самое сокровенное - мое сердце" - подумала Татьяна беря наполненный бокал в руку со стола. Любопытно, что она после их встречи в больничной палате, испытывала к нему чувства. Словно мир окрасился для нее в разноцветные радужные веселые цвета. После их разговора, каждый поход на работу стал блаженством при воспоминании о Петре, человеке который выжил в автокатастрофе. Она догадывалась, конечно же о том, что это не просто веселые воспоминания - это что-то большее.
   Любовь?! Возможно тогда это еще не было любовью, лишь чувственная привязанность. Любовь пришла позднее - когда они впервые встретились и Петр повел Татьяну в театр. Татьяна отчетливо помнила что у него в прихожей она уронила свою сумочку, содержимое которой разлетелось по полу. Множество всего разлетевшегося ей помог собрать Петр с пола, одну вещь они только не заметили. Маленькую записную книжку, ту самую в которую Татьяна записала показания Петра насчет авто-аварии. И вот когда они оба наклонились за маленьким не столь существенным предметом их лбы резко столкнулись и оба рухнули на пол и встретились горячими взглядами и рассмеялись. Именно тогда оба и влюбились друг в друга и жизнь обоих изменилась, завертелась, закружилась, воспарила на небеса, растворилась в пучинах наслаждений. Татьяна в тот вечер встретила того, о ком в тайне грезила всю жизнь. "Он нашёл меня, а я нашла его", - подумала она когда их взгляды встретились тогда. А записная книжка залетела под шкаф в прихожей, ее нашли лишь на следующий день.
   Вообще Татьяна считала себя довольно влюбчивой особой. А как иначе назвать, если, встретив человека, сходив с ним в театр, а потом к нему домой, теряешь голову, горишь страстью, буквально разрываешься на тысячи остро-горячих кусочков, и ни о чем другом не думаешь, только о нем любимом?
   Петр же не ожидал от себя такого сам, он словно сам себе противоречил. Раньше он мог спокойно без задних мыслей переспать с женщиной без обязательств, а теперь вся жизнь его поменялась в одно мгновение. Правда сначала он не понимал своих чувств, но когда разобрался, наконец все понял. Как назвать это?
   Гнев? Боль? Любопытство? Веселье? Раздражительность? Наслаждение!? Нет - это любовь!
   - Красивый вечер, - метко подметил Петр, - уж не ты ли - виновница торжества?!
   - Да, милый, - чокаясь бокалом улыбнулась Татьяна, - для этого мы с тобой и утроили этот незабываемый вечер. Правда?
   - Да, все ради тебя Танюшка! За тобой я готов пойти хоть на край света! - и с этими словами оба осушили бокалы до дна.
   В воздухе витала шумная ночь: сверчки издавали сладостные звуки; трава и деревья шелестели под дуновение ветра; и как раз подходящая для медленного танца музыка, играла на открытой веранде дачного домика Петра.
   Дачный домик, построенный собственными руками действительно был красив и хорош. Именно сюда и приехали в отпуск Татьяна и Петр. Вдали от шумного города и его таких же шумных людей, от работы отбирающей ценные силы. Они остались наедине сами с собою и никто им сейчас не нужен.
   - Не хотите ли станцевать со мной один танец очаровательная красавица?! - встав из-за стола, подойдя к Татьяне, Петр протянул ей ладонь.
   - С удовольствием! - лицо Татьяна посетил безудержный хохот, затем он сменился улыбкою и наконец она протянула ему руку, и встав, оба закружились в медленном вальсирующем танце.
   Двое кружились на веранде под красивую музыку, медленно переступая с ноги на ногу, танцую некий свой своеобразный танец. Элегантное, цвета снега, платье с декольте, сверкало, освещаемое фонарями веранды. А искусно сшитый пепельный костюм, словно сливался с платьем и две фигуры превращались в единое целое кружась в танце. И фигуры эти обменивались улыбками, сладостными прикосновениями пальцев рук к телу, горячими взглядами, в конце концов дарили свои чувства друг к другу.
   - А знаешь, я люблю тебя! - переступая с ноги на ногу сказала Татьяна.
   - Правда?! - кокетничал улыбаясь Петр.
   - Да.
   - Бывает... - а затем не дожидаясь ответа от нее, - Что ж, поздравляю. Я тоже люблю тебя милая моя!
   Он уловил ее страстный взгляд и подался немного вперед постепенно закрывая глаза, остальную часть, - можно сказать любовной сделки, - завершили ее пухленькие губы. И вот теперь оба застыли в одном положении. Продолжая наслаждаться каждым мгновеньем сочного поцелуя, в их телах разыгрывались новые страстные чувства. Всё верно. Так и должно быть в подобных случаях.
   А затем Татьяна положила свою голову на плечо Петра и прошептала сквозь музыкальные звуки ему на ушко:
   - Я люблю тебя!
   - Я знаю. - и молча они протанцевали еще пару минут.
   В этот самый сокровенный молчаливый момент на веранду обрушился ливень, уничтожающий их ужин расположенный на столе, но они так и продолжили танцевать некоторое время, а после двинулись в дом. И как обычно бывает, - да нет же и должно быть! - закончилось подобное мягкой теплой постелью, ласками, ролевыми играми, тем что обычно происходит в таких случаях.
   Их разбудил звонок посреди ночи, когда оба мирно спали.
   - Не отвечай, пожалуйста?
   - Вдруг что-то важное... - прошептала Татьяна и взяв с тумбочки телефон нажала кнопку вызова на мобильном.
   - Здравствуйте! Я наверно вас разбудил Татьяна? - заголосил мужской грубый голос.
   - Привет. Есть немного.
   - Что ж хочу вас немного огорчить, но придется вам догулять ваш отпуск вместе с Петром, как-нибудь попозже.
   - Что-то случилось? - беспокойно спросила она.
   - Да. Я бы хотел немедленно видеть вас обоих сегодня к часам шести у себя в кабинете. Сможете приехать так быстро?
   - Да.
   - Тогда я жду вас, - прозвучали короткие гудки.
   - Отдохнули, - рассерженно произнес Петр.
   - Ну хотя бы ты успел жениться на мне и отгулять половину отпуска! - ехидничала Татьяна, пощекотав немного его обнаженную грудь.
   - Да, успел жениться! - и после этих слов, он быстро поцеловал ее в щечку, а Татьяна расплылась в улыбке.
   - Надо собираться.
   - Ага...
   И вот тесла-машина через некоторое время оказалась в пункте назначения.
   Тесла-машина, было поистине самым интересным изобретением человечества на данный момент. Хоть многие еще и ездили на бензиновых двигателях, но все большую популярность у водителей приобретала тесла-машина. От простой она отличалась лишь тем, что работала на электричестве. Для таких машин даже были построены специальные заправки. В месте где у обычных машин находилось отверстие куда вставлялся заправочный пистолет, находилось некое подобие розетки, именно туда вставлялся большой проводной штекер и авто заряжалось.
   Татьяна вышла из своей машины вместе с Петром, затем глотнула свежего чистого воздуха. Элегантный темно-розовый плащик развевался на ветру в такт волосам, а светло-синие джинсы и футболка, а также кроссовки согревали тело. И поправив одежду она взглянула вперед себя, окидывая взглядом свое место работы. Огромная вывеска "Массивные Технологии", не внушала доверия, как собственно и само здание. А с чего бы здание сегодня должно ей внушать доверие? Вызвали не с того ни с сего из отпуска, не каждому человек понравится подобное.
   Здание было довольно длинное, то есть высокое, казалось, зданию нет конца. Народ в деловых костюмах просачивался в здание, как килька, набиваясь все больше и больше, то были мужчины и женщины, молодые и старые. И думая, что вот теперь у нее начинается новая жизнь шагнула к входным дверям. А новая жизнь у нее началась потому что недавно она женилась на своем возлюбленном - Петре.
   В здании расположилось сорок этажей, и каждый этаж был уникален, и если начать рассказывать о каждом отдельно, то это займет очень много времени, к тому же у здания еще есть и потайные этажи уходящие под землю, поэтому рассказ продолжится, а я буду лишь описывать этажи на которые забредут наши герои.
   Само здание было построено для борьбы с кланами вампиров. Корпорация "Массивные Технологии", занималась разными вещами. Сами же корни корпорации были повсюду, будь то простые магазины, оружие, машины. В кирпичи, стекло, бетон, двери, во все были вложены вампирские заклятья, против их самих же. Ну, а еще заклятья скрывали истинный облик здания начиная с тридцать пятого этажа, вернее его суть. И тут я думаю надо пояснить, что за заклятья.
   Любой человек сразу же подумает - это магия. Нет это не так. Заклятья - это набор определенных генов изъятых у любого из вампиров и вложенный в технологический предмет, будь то простой калькулятор или телефон. Но главное то, каким даром владел вампир, а дары у вампиров разнообразные: кто-то умеет пускать огонь из рук - так сказать пиро-подчинитель; кто-то чувствовать эмоции других - таких называли эмпатами; Другие же и вовсе умели залечивать людские раны, но не возвращать к жизни - лекари; Также существовало и много других способностей, многие из них, корпорации уже было известно, но о некоторых еще нет.
   На последний этаж здания допускали лишь избранных людей, те которые должны знать о вампирах, ну или уже знают или готовятся к этому. А в большинстве своем здание посещали самые обычные люди, и каждый из них испытывал какое-то странное ощущение, поднимаясь в лифте, сидя на рабочем месте, посещая туалет. Будто здесь обитают порождения тьмы, а так оно в сущности и есть, потому что под землей располагалась лаборатория и в клетках ее были заточены самые настоящие вампиры. Там же под землей, были собраны сотни, а то и тысячи опытных образцов разнообразного оружия для борьбы с вампирами.
   Так вот, Татьяна и Петр вошли в здание, и их взору предстал огромнейший белый зал с круглой приемной в центре, в центре же которой расположилась большая статуя некоего робота, похоже символизирующая то, что пятнадцать лет назад корпорация стала производить кибернетические протезы для людей, стоили они довольно дорого, но судите сами, какой богатый человек откажется от такого щедрого подарка. За стойкой приемной сидело тридцать секретарш, кто-то разговаривал по телефону, кто-то беседовал с пришедшими людьми, а кто-то и вовсе был занят своими делами, например прихорашивался. Множество людей в костюмах беспорядочно бороздили просторы первого этажа, идя к пункту назначения - лифтам, коих было штук двадцать, если не больше.
   Татьяна и Петр проследовали в один из таких лифтов. Он оказался довольно вместительный, кнопки с номерами этажей расположились слева от стальных дверей, их было сорок штук. Нервничая она нажала номер "40". Лифт шел долго, как ему собственно и положено до такой высоты. Лифт остановился, свет погас, на секунду Татьяна испугалась, а затем двери разъехались в разные стороны.
   Этаж встретил ее совсем тихо. Ну конечно! Кто же в шесть утра в таком месте может бродить и шуметь. Нисколько не задумываясь о том что произойдет дальше, оба двинулись прочь из тесного лифта.
   И чем больше расстояния оба проходили, тем сильнее просыпался народ в сороковом офисном этаже. Здесь в основном стояло много столов и за ними сидели мелкие рабочие так сказать, сейчас их было мало, но скоро все столики заполонят рабочие. Рабочие такие как Татьяна и Петр имели более высокие приоритеты, у каждого из них был личный кабинет. Кабинет начальника отдела располагался примерно на этаж выше, и был застеклен, чтобы все работающие могли лицезреть его красивый кабинет.
   Итак наконец Татьяна и Петр достигли кабинета. Стук и дверь открывается. Их встречает сидя с чашечкой кофе их начальник, - мужчина в возрасте, почти лысый, хотя волосы у него все же еще остались, но старость постепенно забирала свое. Он был компетентно вылизан и одет в строгую одежду. Всегда сохранял спокойствие в общении с сотрудниками. Вот и сейчас, он спокойно сидел в своем кресле.
   - Здравствуйте Татьяна и Петр, признаюсь, я уже заждался вас. - Начал он деловито, собственно так и должно начинаться.
   - Здравствуйте, - отозвались оба.
   - Для начала: поздравляю вас со свадьбой, но давайте ближе к делу. - Начальник указал ладонью чтобы они присели, что оба и сделали.
   В кабинете имелось два стола, один из них начальника, другой для пришедших людей. Также здесь была и стена с разнообразными шкафчиками и полками.
   - Пока что нам известно, что есть группировки вампиров. Они имеются примерно в двадцати странах по всему миру, и мы не знаем сколько их всего точно. Все они финансируются частным образом, неизвестным лицом. Группировки работают не в привычном понимании, они промышляют не убийствами людей, а научным прогрессом.
   - Что это значит? Я четыре года работаю на ваш отдел, охочусь на вампиров, и не знаю этого, - поразилась Татьяна, ни капельки не веря сказанному.
   - Значит то, что случилось с белым домом в США, парижской Эйфелевой башней, или то, что произошло три года назад с Петром: все это служит лишь доказательством, что вампиры к чему-то усиленно готовятся.
   - И значит, то что я обнаружила в здании три года назад в отверстии некий странный предмет, назначение которого нам до сих пор неизвестно, тоже может служить доказательством?!
   - Вполне возможно, но никаких доказательств указывающих на это - нет. До сегодняшнего дня они не приносили нам особых хлопот, но теперь похоже это изменилось, - начальник испуганно сглотнул. - Сейчас в Твери кто-то убивает довольно большое количество людей, причем число жертв с каждым разом все больше, - начальник указал взглядом на папки лежащие на столе, Татьяна и Петр незамедлительно поспешили открыть их - и в каждом случае кровь жертв выпита... - он сделал паузу, - до конца или человек вообще бесследно пропадает. На это указал последний случай когда, приехавшие на место, где прозвучал пистолетный выстрел, сотрудники милиции обнаружили мертвых людей, которые вскоре ожили.
   - И что это значит? - задалась вновь вопросом Татьяна.
   - Вампиры делают из людей ходячих бездумных мертвецов, - достоверно заключил Петр.
   - Да, - начальник отклонился сидя на своем кресле, довольный пониманием.
   - Вот только для чего они делают их мертвецами?
   - Хороший вопрос. Это и придется вам выяснить. Вы вместе отправляетесь в Тверь. Неделю назад туда выехал еще один наш сотрудник, но мы потеряли с ним связь, скорее всего он уже мертв, хотя... - начальник прищурил глаза, а в его голосе, в последнем слове, что-то мелькнуло не доброе, злое, - кто его знает, не так уж и прост он. Постоять уж за себя точно сможет. В лабораторию вчера прибыл труп одного из тех мертвецов, так что зайдите к Алине перед тем как поедете, она вам все расскажет. Свободны.
   Татьяна и Петр встали и проследовали к выходу, и только они достигли двери, как тут же услышали голос начальника.
   - Да и еще, с вами поедет наш новый сотрудник, только что прошедший стажировку.
   - И кто же он? - Петр развернулся.
   - Не он, а она. Ее зовут Алена. Адрес, а если нужно и телефон, спросите у разведывательного отдела.
   - Непременно.
   - И еще... помогайте ей втянуться в работу.
   Лаборатория на одном из подземном этажей, встретила их холодно, а яркий сине-белый свет заставлял одеться потеплее - это вампирский морг. Именно здесь тела умерших вампиров морозили, вскрывали, испытывали на новом экспериментальном оружии, даже пытались оживлять. Но что действительно здесь привлекало внимание, то, что это была и большая лаборатория и морг одновременно. В нее то и предстоял их путь.
   Они вышли из лифта и прошли по отделам морга ища нужный, Петр времени не терял и успел взглянуть на несколько трупов: Над первым нависла передвижная полка с трубками, на концах их торчали длинные иглы, некоторые воткнутые в вены, в бессильной голове с отрезанной верхушкой черепа, красовался мозг; У второго трупа была вскрыта грудная клетка и вынуты все органы; Третьего вообще похоже собрали из разных отрезанных частей тел.
   Петр отвернул взгляд от них и вспомнив как он впервые сюда вошел, отвращено поморщился. Удивление и мерзость к окружению на его лице тогда праздновали, а еще его вырвало. Но это лишь начало, после когда он познакомился с Алиной, остался в глубоком шоке.
   В лаборатории они нашли девушку, эксперта в области биотехнологий.
   - Доброе утро Алина! - поздоровалась Татьяна, а следом и Петр.
   Девушка в белом медицинском халате, запачканном кровью, и резиновых перчатках как раз заканчивала возиться с телом, проводя очередной некий эксперимент, и что странно с живым телом. Оно двигалось, пытаясь вырваться, но ремни операционного стола не позволяли сделать подобное. Это был живой труп, тот самый которой только что доставили, без сомнений это обычный человек превращенный в мертвеца. Плоское лицо, широкие скулы, но почти без переносицы - подбородок слишком мал для такого лба, вот и все что можно сказать о живом трупе. Девушка поздоровалась и села.
   - Опять пожаловали за новыми образцами патронов, которые я изготовила в лаборатории? - Грубо заявила она, видно вчера у нее был плохой день. Настроение не очень, слишком грустное.
   - Ага, и за этим тоже.
   Алина была весьма опытным ученым несмотря на ее молодой возраст. Многие считали ее слишком мужеподобной, любящей сильных мужчин, ну как то вот так. Не всем нравилось, что в экспериментах она любила учить, а учить она любила и в жизни своих любовников. И уж если ее обидеть, стоит ждать беды.
   - Чем ты опять занимаешься? - полюбопытствовал Петр оглядываясь вокруг.
   В ее лаборатории всегда все было расставлено по своим местам, ничего нигде не накидано, разве что на операционном столе лежит труп, да инструменты валяются, хотя лежат в металлическом подносе со спиртом, так что это не считается, и не считается еще и потому, что она что-то проделывала интересное с телом.
   Петр оглядел все медленно и дотошно, подмечая малейшие изменения. Медленно поворачивая голову, он увидел кусок стены с расположенным на ней навесным шкафчиком в котором приютились набор бутылей, трубок, реторт, а под ним стол с разнообразного рода инструментами, но его внимание привлекли просвечивающиеся патроны с розовой жидкостью внутри. Далее он осматривать не стал, хватило и того что увидел.
   - Чем занимаешься?
   - А тебе интересно знать, как я погляжу! - она прям расцвела, когда он спросил о ее эксперименте, да и настроение кажется приподнялось. - Что ж я расскажу тебе.
   Она поднялась со стула и подошла к живому бледному трупу удивительной походочкой.
   - Смотри! - Алина взяла тесак и замахнувшись с удовольствием отрезала руку от тела, а затем держа в руках показала обоим отрубленную часть тела.
   И что странно, рука продолжала двигаться, издавать какие-то движения, пытаться что-то сделать, но никак не хотела умереть. Татьяна и Петр наблюдали за этим и дивились увиденному.
   - Это тот самый мертвец, которого привезли вчера вечером. Чудесно, не правда ли! - рука снова легла рядом с телом, где и покоилась.
   - Но этого не может! - заявила Татьяна. - Насколько я знаю, мертвецы не могут такого делать, ведь за все их примитивные движения отвечает маленький отдел мозга ответственный за животные инстинкты, но это просто поразительно.
   - Вот в том то и дело. Насколько я могу судить, - после она положила руку обратно на операционный стол радом с мертвецом, и сделала радостную улыбку, - все вены тела пропитаны неизвестным химическим веществом.
   - Пока что неизвестным, - ехидничала Татьяна.
   - Да, - Алина взглянула на Татьяну с взглядом хищника, словно у нее отобрали добычу. - Я собираюсь провести еще серию тестов, посмотреть, что еще можно сотворить с этим телом интересненького.
   - А ты извращенка Алина! - С похотливой усмешкой произнес Петр.
   - Ага, спасибо за комплимент! - рассмеялась она, - но если на частоту, то пока что мне ничего еще не известно. Я вас обязательно оповещу как что-либо всплывет интересное.
   - А теперь перейдем к патронам, - заключил Петр указывая глазами на коробочку с розовыми патронами на столе.
   - Пожалуй ты прав, но я тебя расстрою. - Алина подошла к столу и взяла один из них и покрутив в пальцах продолжила, - эти патроны я разработала в надежде что они помогут убить мертвеца вот такого типа, - взяв и вставив в обойму патрон, а затем в пистолет, она выстрелила в живой труп, но ничего не произошло, - и как ты видишь безуспешно.
   - Понятно. Значит опять обычный набор.
   - Да. Так что пройдем-те в оружейную господа сотрудники, и за чашечкой кофе! - шутила Алина снимая резиновые перчатки.
  
   Глава 2: Лаборатория Лесмерата.
  
   Где-то ангел на земле появился,
   Расцвели там цветы,
   Где-то он ступил ногою,
   Там природа ощутила силу.
  
   Твоя душа скользит в тебе,
   Твоя доброта дарит радость земле,
   Болезни этого мира больше ничто,
   В сравнении с тем, что уготовано судьбой тебе.
  
   Так прими же эти муки,
   Пройди через испытания,
   Найди ответы на свои вопросы,
   И тогда получишь ты - Любовь.
  
   ***
   Горящий вампир скатился по ступеням лестничного пролета дома, вырвался из подъезда и помчался по дороге. На улице бушевал ливень, капли дождя бились о его лицо. Как только он достиг какой-то некоей цели, он скрылся в тени, охваченный ужасом настолько, что не мог бежать дальше, и зная, что преследователи все равно его заметят и найдут. Но они, двое людей - девушка и мужчина - в черных кожаных плащах, пронеслись мимо, даже не взглянув на его мучения, не заметили, и разделились. Я сгораю или это всего лишь святая вода ошпарила меня как кипяток? - спрашивал он у себя. Огонь не сжигал плоть, а всего-то обжигал.
   Он оглядел себя. На его коже светились очаги пламени, но один за другим они гасли, оставляя красные обугленные пятна. Охватившие его чувства - такие сильные, такие властные, такие больные, напоминающие наслаждение - окончательно растворили его нервные окончания, теперь он не чувствовал боли, за что и был благодарен. Его тело, когда порывы пламя наконец стихли, было в чудовищном состоянии. Царапины сделанные металлическими когтями превратились в запутанный лабиринт, одежда сделалась лохмотьями, а руки были в крови и кровь эта не принадлежала ему. Кровь - такая сладкая, полная сахара и соли, такая вкусная, на кончике его языка, теперь такая противная. Из его глаз потекли ручьи слез. У него действительно забрали то, что, как ему казалось, он лишь вообразил. Невозможно избежать наказания за свои поступки.
   Еле передвигая ноги, он вышел из своего укрытия и побрел обратно к дому, не спеша поднялся по лестничному пролету на третий этаж дома, со злостью распахнул дверь квартиры. И то, что предстало перед его глазами, поразило болью в самое сердце, словно острый нож впился в тело и проворачивался там все быстрее и быстрее: вся комната была в крови, - не его крови, а чужой - повсюду кровавые отпечатки ладоней, из-за борьбы здесь; посередине на полу валялся труп девушки-вампира, одетой в красивое оранжевое платье.
   - Прости! - вымолвил он сквозь поток слез.
   Ноги его сами собою подошли к окровавленному трупу, а он сам склонился и встал на колени и взяв тело в руки, расположил лицом к себе, заглянул в глаза девушки-вампира. Она была мертва, а в глазах не было жизни, а в руках и нога не было жизни, а сердце не билось более. Труп все еще был горяч, но скоро он превратится в холодную ненужную вещь, хотя и сейчас уже без жизни это тело не нужно никому.
   - Прости! - вновь вымолвил он.
   А затем он встал и с мертвым телом двинулся прочь из помещения, а вместе с ним, жар, затаившийся в его внутренностях, угрожал с каждым шагом разгореться снова.
   - Скажи мне... - прошептал он, когда вышел на улицу и побрел по асфальтовой дороге, зная, что труп не ответит. - Ответь что-нибудь, прошу?
   Но девушка-вампир молчала, как и положено мертвецу, не отвечала. А затем последовала боль в сердце, он почувствовал как что-то острое пронзило тело, а внутри разлилась по венам святая вода и мир потемнел.
   - Прости... - тихо произнесла с долей грусти и скорби, а затем. - Ну теперь он точно мертв! - с долей энтузиазма заключила Алена.
   Дуло трехствольного пистолета испустило пар, который немедленно был прижат дождем, так что пара даже не было видно. Алена вытянув руку стояла сзади вампира и удивленно смотрела вперед.
   - Нет сомнений, он мертв. Поздравляю Алена, теперь ты сотрудник корпорации.
   - А что будем делать с телом? - Поинтересовалась она.
   - Не волнуйся! Скоро приедет отряд корпорации и уберет все тут. А ты езжай домой, выспись, завтра у тебя важный день.
   Склонившись, пальцами она провела по асфальту рукою, собирая липкую кровь, а затем попробовала этот нектар языком, поморщилась от отвращения и какого-то животного наслаждения.
   Утро для Алены началось с пробежки, довольно-таки энергично она надела спортивный костюм и кроссовки и выбежала из квартиры. При свете солнца у нее поднялось настроение. Оббежав несколько раз свой пятиэтажный дом, вернулась домой. Затем последовало постижение тайн душевой кабинки. Разум победил усталое тело, она вымылась, и даже под музыку, а потом соорудила себе завтрак из трех яиц и колбасы, сделав тем самым бутерброды, и все это под чашечку горячего кофе. Она уселась на подоконник и слушая телевизор позавтракала с видом на Москву-реку. Почему-то вспомнилось, что вампиры не могут переносить солнце. Солнечный свет сжигает их кожу, и очень неприятен.
   "Но зачем думать о том, что и так знаешь, времени на это теперь нет. Надо было выезжать к месту работы. Долгое и муторное дело, выслеживать", - подумала она.
   - Сегодня был достроен Новый Белый Дом, президент США непременно решил заявить об этом всему миру. Он сказал следующее, цитирую: Я и моя семья скорбим по умершим в тот роковой день когда под Белым Домом взорвались газовые трубы, и поэтому чтобы доказать, что Новый Белый Дом, безопасен я и моя семья въедем в него первыми.
   "Политики, интересно и долго власти США собираются врать о случившемся?! - не верила Алена во взрыв газовых труб, ну не может же ведь государственное здание так просто взорваться, - думаю, что никогда" - и как только она это подумала, то выключила телевизор и стала собираться.
   На ноги она надела белые стильные вельветовые брюки с ремешком. На туловище сиреневую рубашку, рукава которой расширялись в конце. На шею повязала черный прозрачный платочек, из-за того, что на улице во время пробежки она почувствовала легкий холод. На ногах расположились красивые туфельки без каблуков.
   Взяв в руки новый мобильник, - с виду непривычный, слишком тонкий и довольно-таки большого размера, - тщательно рассмотрела его корпус и положила в свою сумочку. Брызнулась духами, которые очень любила.
   Она совсем не была похожа на ту мрачную девушку с пирсингом, красными волосами и металлическими украшениями на пальцах три года назад, а волосы теперь на кончиках покрашены в оранжевый цвет, а остальная часть естественная. Это словно ее добрая сторона одержала верх над темной сущностью. Она осмотрела себя в зеркало, поправила слегка одежду и отметила как же она красива оглядывая комнату.
   Часы мирно тикали себе на стене с обоями в цветочках, под потолком висела красивая стеклянная люстра, на столике в углу стоял маленький телевизор, в углу напротив расположилась четко заправленная кровать. Разве что большой книжный шкаф со старинными книгами выглядел солидно и таинственно.
   И только потом вышла из квартиры. Ее мобильник зачирикал пронзительно и громко как только она пересекла порог подъезда, и едва она успела его достать:
   - С добрым утречком! - крикнула молодая девушка с длинными черными волосами, рядом с ней расположился какой-то мужчина.
   Алена безмолвствовала.
   - Ты ведь Алена? - спросил мужчина.
   - Да.
   - Верно! - обрадовалась девушка. - Тогда тебе с нами по пути в Тверь, короткая двухчасовая поездочка, - радостно заявила девушка продолжая улыбаться
   В некотором остолбенении она села в машину на заднее сиденье, бросила рядом сумку.
   - Едем, - похоже, ее тон подействовал.
   Через минуту они уже ехали по дороге, неспешно наматывая километры. "Тише едешь, дальше будешь..." - она расслабилась, откинулась поудобнее. Отдыхала и одновременно вела беседу с новыми знакомыми, Татьяной и Петром.
   Потом она уснула. Ей даже начался сниться сон - сладкий, томительный, полный наслаждения, в котором она была с кем-то таинственным в постели, и временами лицо его было знакомо, а затем она впилась ему в шею и выпила всю кровь его тела без остатка. Она мгновенно проснулась, услышав голос.
   - Приехали подруга, - сказал Петр.
   Алена потерла глаза и глянув в окно, увидела быстро проплывающую надпись "Тверь".
   - Мы уже на месте?
   - Только что въехали в город.
   - Утро слишком тусклое и холодное, - пожаловалась она.
   - Действительно не внушающее доверие утро, - со вздохом сказала Татьяна, смотря вперед на дорогу.
   - Какое-никакое, но все же утро, - сказал Петр сидя за рулем.
   Перед ее глазами мелькнул образ вампира, теперь мертвого вампира. Как тот медленно топал под дождем неся свою возлюбленную. И ей в миг сделалось как-то отвратительно к самой себе, но иначе и не может быть. Первое убийство для всех шок, будь то человек или вампир, а может мертвец ходячий, разницы никакой - убийство есть отнятие у кого-то его бесценной жизни. Но кажется по ее виду, она уже подобное делало. Или просто так казалось.
   "А если и впрямь можно обратить всех в вампиров? - думала Алена, - Если существует способ любому человеку превратиться в вампира? Обрести очень долгую жизнь, и сверхчеловеческие способности? Многие захотят без сомнения. Вот только тогда существует угроза исчезновения людей как вида на планете, - ее вдруг осенило. - Беда не в том что исчезнут люди, это будет концом существования и для вампиров. Поскольку им нужна кровь чтобы питаться. Еще есть и кровь животных, но как рассказывали на лекциях: для вампиров, это ничто, животная кровь не останавливает жажду испивать кровь".
   И пока она продолжала рассуждать, машина пересекла городскую черту, ознаменовав тем самым начало жилых районов города.
   - Так, припаркуемся где-нибудь и попробуем найти след вампирской энергии, - заявил Петр.
   - Вам нужна помощь?- спросила Алена.
   Они задумались. Это был вопрос на который они могли ответить - и нет и да. Если ответят "да", то придется сделать так чтобы она помогла им в чем-нибудь, но ведь она эксперт по собиранию улик, так пускай и остается им, пока что.
   - Не знаю. Сможем ли мы еще определить вампирские энергетические линии. Если нет, то придется воспользоваться старым методом.
   - И каким же?
   - Слушать милицейскую волну.
   Татьяна погрузилась в раздумья. Потом выпалила:
   - Пусть Алена проверит вампирские энергетические линии, - и улыбнулась.
   - Тогда... - Петр заколебался, - тогда пускай надевает энерговизор. К тому же мы с Татьяной делали это много раз, да и тебя обучали этому делу. Согласна?
   Петр посмотрел на нее с неким недоверием, а она в ответ кивнула и ответила:
   - С удовольствием! В теории нам много объясняли, и я даже надевала его, но ни разу не пробовала такой прибор в полевых условиях так сказать. Эх у меня аж кровь вскипает! - выкинула крылатую фразу Алена, а сама находилась в предвкушении попробовать неизведанное ранее.
   Тесла-авто бережно и тихо встало у обочины. Петр и Татьяна вышли хлопнув дверьми, обогнули края машины и открыли багажник. Там было очень много бережно уложенных вещей: несколько пластмассовых коробок, в которых были прозрачные со святою водой внутри, пули, а также и другие не менее интересные пули; еще здесь имелось четыре странных пистолета, у которых вместо одного дула было три, и расположены отверстия в форме треугольника; Некие металлические перчатки, если можно так сказать, но похожи они все-таки были на человеческую руку с синим кругом в районе ладони, и такие же штуки на ноги; Прибор похожий на котелок с проводами, с трехглазой металлической маской в форме треугольника и перчатками с проводами как раз подсоединенными к котелку, а еще там рядом был аккумулятор - похоже это и был энерговизор; на всякий случай три бронежилета; два рюкзака с готовыми обоймами для пистолета; и куча разнообразной взрывчатки с поясами.
   Багажник машины плотно хлопнул, а в руках у Петра оказался тот самый котелок с подсоединенными проводами. Через мгновение котелок оказался на голове у Алены, перчатки с проводами на рука. Тело ее откинулось назад для максимального комфорта.
   - Ну, пожалуй начнем.
   - Включай! - скомандовала Татьяна и кнопка переключатель на маленьком аккумуляторе щелкнула.
   Сначала казалось темнота поглотила все вокруг, превращая мир в темную дыру, но затем все в мгновение секунды осветилось миллиардами красных частиц, - похожих на крохотные пылинки, - бьющих фонтаном, летящих прямо в глаза Алене. Затем эти самые частицы постепенно стали падать вниз как осколки разбивающихся стекол, превращаясь в подобие человеческих тел, двигающихся в разных направлениях, слоняющихся туда-сюда в разных направлениях.
   С энерговизором на теле Алена выглядела конечно нелепо, но что не сделаешь ради того чтобы найти искомый объект, нужную информацию, чтобы раскрыть такое дело.
   Тесла-авто неспешно тронулось с места.
   - Ну что видишь? - спросила Татьяна.
   - Пока что, никакого присутствия вампирской энергии, - плывя руками в воздухе ответила Алена, а чувства восприятия мира ее обострились.
   Теперь частицы превратившиеся в людей, испускали линии ответвления к другим людям. Цвета их были разнообразные, словно неестественная радуга перед глазами Алены. Линии, то тянулись, появляясь, к другим людям, то исчезали, падая куда-то в пустоту. Влечение, злость, неряшливость, удивление, смех, все эмоции были в этих линиях и Алена могла мысленно ухватиться за них.
   Один из трех глазков стеклянной маски щелкнул и глазок поменялся крутясь.
   Потихоньку она отделила людей от эмоций и теперь остались лишь линии в темноте, а затем и линии исчезли. Она мысленно обернулась вокруг и увидела человекоподобную фигуру синего цвета и идущую синюю энергию - это несомненно вампир. Энергия была полна огромной силы, которую поглощал этот вампир выпивая из тела жертвы кровь, наслаждаясь каждым кусочком. Все это Алена чувствовала.
   - Поверни налево, - скомандовала она, - через минуту, - направо, - и так до места назначения. - Прибыли! - наконец весело отрапортовала она.
   Авто резко затормозило около четырехэтажного заброшенного здания. Стекла его были закрашены черной краской и забиты досками. Вид у здания был не лучший, оно практически разваливалось, но это только снаружи, главное то, что внутри все функционировало как нужно. Заброшенный вид здания специально делался для того, чтобы никто ничего не заподозрил, для того чтобы все думали, что здесь ничего нет.
   - Какой этаж? - спросила Татьяна.
   К красному телу и синему сгустку энергии, из синих частиц образовалось еще и здание, и несколько красных фигур и тысячи зеленых осколков линий.
   Напряжении магии вокруг чудовищно возросло. Здесь сходились нити реальности, рвущиеся и создающиеся вновь. Точка, в которой сейчас решится нечто важное, таких мест возникает очень не много, но если они возникают стоит ждать беды. И живые и мертвые теперь здесь статисты, все дело в том, что есть кто-то невидимый наблюдающий со стороны, готовый вмешаться и перетянуть кусочки осколков линий на себя, лишь ему одному ведено сказать "будущее определено мной", другим изобразить падение, третьим с гордой головой что-то выиграть. Вот только с какой стороны наши сотрудники? Пока что это актуальный вопрос. А что если не пойти туда? Что ж тогда бессмысленно было ехать сюда, но раз они приехали ради какой-то цели, то обязательно пойдут в дом.
   Оценив полученный результат Алена с точностью произнесла:
   - Четвертый, на остальных этажах пусто. Там какие-то складские помещения кажется. Постойте... - неожиданно прервалась Алена, видя как синих точек становится все больше, из которых впоследствии собирается человекоподобный образ, - нет, вампиры на всем этаже.
   - Значит, это место где они живут.
   Петр щелкнул переключатель на аккумуляторе и все вновь потемнело. Алена сняла котелок и все вышли из машины. Ее глаза ослепил яркий свет солнца, светящий прямо в лицо. Видно пока они ехали погода разыгралась и теперь на небе не было ни одной дождливой тучки.
   - Берем оружие, надеваем бронежилеты, и в путь.
   Багажник машины снова открылся, оттуда извлеклись несколько коробок с патронами, три пистолета, столько же бронежилетов, два рюкзака с пистолетными обоймами, один комплект металлических перчаток на руки и ноги, которые одела Алена, и пояс с гранатами.
   Петр дернул за ручку входной двери, но она оказалась заперта, тогда он просто прострелил ее и все вошли внутрь, перед этим включив фонарики. На первом этаже не было ни единой тени вампира, только откуда-то доносился звук работающего телевизора. Судя по всему все же здесь кто-то был. Они проследовали вглубь и обнаружили сидящего в кресле вампира, который смотрел какой-то западный фильм.
   - Не двигаться! - приказал Петр.
   Вампир мгновенно дернулся и только он успел встать, как тут же получил добрую порцию пулей с чесноком и замертво свалился на пол, а телевизор продолжал работать.
   - Вот тебе и добро пожаловать! - с энтузиазмом произнесла Алена, Татьяна изобразила приветливую улыбку.
   - Думаю после такого мы потревожили всех здесь. Слишком уж громкий был выстрел.
   Обследовав этаж дальше, ничего обнаружено не было. Петр нажал на кнопку лифта в надежде, что тот все еще работает и к его удивлению он действительно работал.
   Лифт медленно поднимался.
   - Сейчас первая и самая важная задача - выжить ради того, чтобы перебить как можно больше этих чудовищ. А для этого нужно действовать слаженно.
   И вот они достигли четвертого этажа.
   Двери лифта медленно разъехались, на горизонте показались несколько готически одетых вампиров, - двенадцать хорошо укомплектованных оружием единиц - они сразу же заметили троих людей. Учуяв сладостный запах человеческой крови, в одно короткое мгновение вампиры повернулись к троим в лифте. В руках у вампиров были автоматы и пистолеты, у кого-то ничего, видно использовали свои способности. Они застыли неподвижно оглядывая, оценивая взглядом пожаловавших на дьявольский пир жертв.
   Сам же коридор похож был на большого размера квадрат с восемью квадратными колоннами в разных частях его, за которыми естественно можно укрыться. По краям расположены двери комнат.
   - Немедленно сложите оружие! - Громогласно потребовала Алена.
   Коридор оживился резкими прыжками вампиров, затем их тела в воздухе перевернулись и теперь все до единого оказались примкнуты к потолку. Затрещали выстрелы.
   Выбежав Петр и Татьяна, - так как только у них имелись рюкзаки с патронами, - примкнули к колоннам, а Алена укрылась за стеною лифта. Петр и Татьяна переглянулись, дав обоим команду действовать, и сию же секунду вышли из обстреливаемых укрытий, отстреливаясь. Алена сделала передышку и выйдя из укрытия взмыла в воздух и прицепившись к потолку, затем вынув пистолет из-за спины, сделала три коротких выстрела, - горячие пули рассекли воздух - убив двух вампиров готовых пустить в ход свой магический огонь и одного пуляющегося ледяными сосульками.
   Не прекращая стрелять, постепенно они сокращали численность вампиров. Темный коридор сверкал играми ярких цветовых оттенков. Сердца троих сотрудников колотились практически в унисон. Выстрелы буквально буравили мозг, разрывая череп, гильзовый гул стоял в ушах. Свежая горячая вампирская кровь запекалась на полу. Тела умерших падали сверху вниз, а трое сотрудников все еще оставались в живых. Алена металась по стенам на четвереньках с грациозностью кошки и избивала вампиров до смерти, Петр и Татьяна убивали меткими выстрелами. У вампиров просто не было шансов на выживание. Коридор трещал по швам, от колонн отваливались кусочки бетона, от стен белая плитка, пыль летела во все стороны. Ну просто настоящая дьявольщина какая-то!
   Стрелять в эти жалкие существа, чудовищные подобия людей было очень просто - они так и лезли под пули. Алена метясь по коридору просто ломала им руки и ноги, сворачивала шеи. Одного она так и вовсе всего перекрутила сломав все что возможно, а затем выпустив святую пулю прямо в сердце избавила вампира от мучений. Шаркая подошвами по потолку, вампиры приближались к ним, неумело вертя автоматы в руках и беспрестанно паля из них, так, что казалось железо вот-вот расплавится в вампирских нелепых руках. Вампиры перезаряжали оружие с таким бездушным автоматизмом, что выглядело это нелепо и несуразно. Казалось им было все равно умрут они или выживут. Они укрывались за укрытиями, но и там роковые пули доставали их. Ах, какое же это дьявольское веселье!
   Наконец численность вампиров подошла к одной единице. В оцепенении страха он нажав кнопку рации заикающемся голосом пробормотал:
   - Нам необходима подмога! - пуля из пистолета Татьяны угодила ему в шею, а затем вторая добила в лоб.
   Из-за закрытых металлических дверей повалили толпы мертвецов с разнообразным оружием в руках. У кого-то имелся с собою пожарный топор, кто-то воспользовался лопатой, другие перебирали шерстя ногами в руках с ножами, третьи и во все шли с голыми руками с грозным протяжным воем.
   - В круговую оборону! - метко скомандовал Петр.
   Разместившись в центре в виде треугольника сверху, спиной к спине, словно как в тире они расстреливали выбегающих из пистолетов. Кто-то из мертвецов подбирался на расстоянии удара, но метким выстрелом ему отсекали руку или просто отталкивали назад. Другие оказались умнее, они толкали вперед некоторых бедолаг, а сами пользуясь неразберихой шли вперед напролом. Но все они хотели живой человеческой плоти.
   И вдруг Татьяна с ужасом поняла, что означало их нашествие: вампиры уничтожают улики и пытаются убежать, значит, скоро в этом месте не останется никакой важной информации!
   Петр, видно тоже осознавал это и старался как можно быстрее избавиться от мертвецов, отстреливая им конечности.
   - Их слишком много!
   - Они не подыхают! - проорала Алена увидев как труп с дыркой в голове вновь встал и пошел.
   - Я вижу!
   "Замораживающая взрывчатка - пол - быстро - взорвать!" - у Алены созрел план. Мгновенно вынув из пояса гранату, она выдернула чеку и кинула гранату себе под ноги. Затем взяла за шкирку тела Татьяны и Петра подкинула кверху, и сама прыгнула. Оказавшись на потолке, она прижала тела обоих к гладкой поверхности. Раздался звук, похожий на воспламенение, а вслед за этим все стихло. Коридор, - а теперь это напоминало замороженную помойку в которой друг на друге валялись окровавленные трупы, - поразила мертвая тишина. Алена аккуратно спустила их на пол, а затем и сама прыгнула туда же.
   Их колотило так, как будто землю рвало землетрясение. Сердца троих бешено бились в тишине. Одежда слегка запачкалась пролитой кровью, а лица покрылись черной пылью.
   - Отличная команда у нас получилась, - заявила Татьяна ступая на замороженное тело мертвеца.
   - Не смей больше так делать, - гневно произнес Петр обращаясь к Алене.
   - Да поняла я уже! - ласково огрызнулась она.
   - Будьте наготове, возможно здесь остались еще вампиры, - прозвучал голос Татьяны, звучащий как утверждение. - И надо бы раздробить эти трупы мертвецов, а то когда все тут оттает, тела вновь поднимутся из мертвых.
   "Если мы встретили здесь, столько тварей, вполне возможно, можем наткнуться и на других - их родственников. Короче мы можем наткнуться на все что угодно! Интересно по каким законам они живут? - Алена принялась воображать, что таится глубоко у вампиров в душах, если у них конечно есть души. Может там существует такая же жуткая тварь как и снаружи.
   Сделав усилие, она заставила себя выкинуть из головы этот бред и раздробила ногою череп трупа. Иначе враги ее убьют в мгновение секунды.
   - Мы не настоящие вампиры и поэтому вынуждены для борьбы с ними создавать средства защиты и убийства, - монотонно выпалила Алена осматривая трупы.
   - Ага, - согласилась Татьяна. - Мы все равно, что жертва для охотника.
   - Они - паразиты. Мы - паразиты, - вклинился Петр.
   - Почему? - заявили в оба голоса девушки.
   - Мы тоже убиваем нашу планету и все живое на ней. Разница в том, что люди никогда не смирятся с этим. Даже самые хорошие, самые добрые всегда используют что-то в своих коварных целях. Если вампиры рассеются, их выловят поодиночке. Собьются в кучку и создадут свое маленькое государство, забросают атомными бомбами как паршивых никчемных тварей. Один генетический вид побеждает другой.
   - Разделять и защищать... - тихо проговорила Алена.
   Татьяна улыбнулась и произнесла:
   - Я нашла еще одну формулировку. Люди - пастухи, а все остальное их стадо. Но только в отличие от стада, люди обманывают себя и обманывают других. Их устраивает мир, в котором все подчиняется им. Поэтому, стоит только кому-то из вампиров выйти навстречу людям, ему тут же придет конец.
   - Надо вызвать наших мед-экспертов, пускай все проверят здесь.
   - И немедленно! - Петр грозно посмотрел на Татьяну.
   - Но я ведь тоже эксперт, - вклинилась Алена, потому что про нее похоже забыли.
   - Да. Мы все, соберем улики до их приезда.
   - Понятно, - и она улыбнулась.
   В конце концов они закончили осматривать умерших. Убедившись, что все мертво, Татьяна и Петр проследовали в одну из дверей слева от лифта, а Алена в другую, тоже с этой же стороны.
   Когда Петр и Татьяна пересекли дверной проем их встретила кромешная тьма. Петр включил свет. В прихожей квартиры валялось сваленная в кучу обувь и одежда, воняло чем-то гнилым, но ничего такого интересного здесь не было. Далее они проследовали в одну из комнат оборудованных под лабораторию, на одном из столов они обнаружили некоторое количество отчетов с записями, во многих из них повторялись одни и те же слова: гипофиз, эндокринная система, выращивание.
   Один из отчетов гласил:
   Выращивание - та самая составляющая часть для образца, которой так не хватало. Именно замедление выращивания образца позволяет останавливать протекающие процессы в теле.
   Пока ясно одно: если бы поражение гипофиза не было столь быстрым, то, я мог бы с уверенностью сказать, что образец полностью работоспособен для массового производства. Но пока что, это не так.
   Вряд ли столь быстрое разрушение гипофиза, имеет связь с вампирской жаждой крови.
   Если не получится хоть как то продлить эффект образца, то я буду вынужден пойти на крайние меры. Но в любом случае мне не помешают новые подопытные люди.
   - Ничего подобного я раньше не видел, - поражаясь увиденными фотографиям произнес Петр.
   Перед ним на столе лежали несколько сотен снимком сделанных в ходе какого-то эксперимента. Сложно было определить кто изображен на снимках, люди или вампиры, зато можно было с точностью сказать, что все они подверглись какой-то мутации организма. Вид у них был страшный, словно это какие-то инопланетные твари.
   - Чем же они тут занимались? - подойдя спросила Татьяна. - Страшноватые какие-то...
   - О, если ты так говоришь, значит и вправду страшные! Но по крайней мере я так не считаю. Скорее изуродованные. Прямо так и хочется извергнуть содержимое моего желудка наружу.
   - Пожалуй, мне тоже. Пошли отсюда.
   - Ты ведь у нас сотрудник корпорации...
   - Но я все же еще и обычный человек.
   Петр достал блокнот и начал описывать и записывать увиденное. Когда улик становится слишком много, то немудрено и забыть, вот и приходится фиксировать увиденное.
   - Предчувствие у меня не хорошее, - ее лицо посетило разочарование. - Все, чем они тут занимались. От всего этого то есть, злом каким-то пахнет, и не простым, а холодным и мертвым. Непонятно почему. Помнишь дело о записочнике, оставляющем на месте убийства записку-головоломку? Та женщина, которую мы...
   - Помню, - он все еще записывал.
   - Уж больше двух лет прошло. У меня тогда в груди странное чувство было. Как будто с ней что-то не так, а когда я с ней беседовала, в голове у меня словно дыру сверлили дрелью, такое странное ощущение. Знаешь, лучший способ был арестовать ее тогда, когда у нас был шанс. Я тогда уже знала, что я аппетитный лакомый кусочек для нее. Ее глаза так и блестели когда она смотрела на меня.
   Татьяна прервалась вспоминая с некоей любовью и жестокостью сцену прошлого, доставая из глубины памяти и быстро прокручивая в мозгу. Петр взглянув на Татьяну, даже подумал, что впервые видит у нее подобное выражение лица - какое-то пустое.
   - А потом началась охота на меня. В каждой новой записке-головоломке эта женщина все ближе подбиралась ко мне. Я помню одну из записок:
   "Я - это ты. Пытаясь меня уничтожить, ты лишь слабеешь, а я становлюсь сильнее. Я уже вижу как ты склонившись над моим произведением искусства читаешь это. Не правда ли она красивая в этом платье? Итак очередная подсказка детектив: Я уже вижу, что ждет меня - существование в вашей корпорации!", - вспоминала Татьяна.
   Петр медленно дышал, слушая все сказанное, просто стоял и записывал что-то в блокнот.
   - Слушай, а разве здесь не должны быть ученые? У меня такое ощущение, что все это какая-то ловушка.
   - Теперь и ты тоже чувствуешь. Я говорила тебе, здесь что-то не чисто.
   Значит, поэтому они столь быстро разделались с мертвецами. Петр мысленно выстроил цепочку событий приведших их сюда, но ничего не отметил для себя. Как минимум теперь известно одно: их совершенно точно ждали в этом месте.
   - Кстати, а что там с Аленой?
   - Пойду пожалуй проверю, как у нее делишки продвигаются. А ты продолжай здесь. Уже совсем скоро, и расследование глядишь закончим.
   Петр взглянул на нее и утвердительно закивал. Даже записывая в блокноте всякое, по делу, он не переставал слушать Татьяну.
   - Ясно.
   - А предчувствие у меня все-таки странное. Уж я-то знаю, - предостерегающе произнесла она.
   - Хорошо. Понял, - в глазах Петра была легкая усмешка.
   Едва Татьяна вышла из помещения, первым делом Петр осмотрел снова все вокруг и тут его привлекли механические заводные часы, старинные, но тем не менее в отличном состоянии. Медленно покачивался, цокая маятник круглой формы. Как ни крути, а время-то идет, а расследование лишь в самом начале. Кто знает, удастся ли узнать им, что такое образец? На душе у него стало как-то скверно: Словно он чувствует себя зверем попавшим в капкан ногою и пытается вырваться на свободу, но вероятность успеха нулевая. Тут его глаза наткнулись на странное описание чего-то живого:
   Проект-П или пожиратель, состоит из множества ДНК животных организмов. Своим видом похож больше на человека, чем на животное, но мозги у него явно не человеческие. Единственное на что он способен - массовые убийства.
   В ближнем бою довольно опасен из-за своих клешней, произрастающих из-за спины. Нижней челюсти как таковой у него нет, вместо нее у него сформировалась засасывающая присоска, для того чтобы проглатывать пищу целиком, а затем переваривать несколько дней. Из-за этого его тело даже слишком эластично.
   К сожалению использование в массовом производстве данного типа войск не выгодно, так как вирус Мариэсия введенный подопытному в организм, довольно быстро мутирует превращая подопытного в пожирателя, и также быстро в течении нескольких часов убивает его.
   Прочитав подобное Петр задумался: "Такого и в страшном сне не приснится. Становится понятно, почему эти мертвецы не умирают, хотя они и не бессмертны. А что делать, если мертвецы и в самом деле будут не убиваемы? Нет никакой уверенности, что корпорация сможет столь быстро изобрести оружие против подобных существ".
   Внезапно свет погас и чей-то силуэт мелькнул в темноте, а затем Петра тихо повалили на пол, и что-то вкололи в шею. Все произошло настолько быстро, что он даже не успел толком сообразить что происходит.
  
   ***
   Тем временем Алена тоже натолкнулась на что-то необычное исследуя другое помещение, она нашла серию примерно таких же отчетов. В них часто упоминался - гипофиз.
   "Гипофиз осуществляет преимущественное влияние на рост, развитие обменные процессы организма." - подумала Алена слегка прищурив глаза от интереса. - А поражения гипофиза ведет к различным заболеваниям. Что они тут выращивали?!"
   Затем она проследовала в другое помещение расположенное напротив. Здесь не было так светло и воздух пах зловонием, вызванным разложением, настолько сильным, что у нее чуть ли не закружилась голова. В дальнем углу лежали сваленные в кучу трупы совсем не похожие на человека, какие-то неизвестные человекоподобные существа. Подобной гниющей плоти было предостаточно в помещении. Хоть и не было в этом никакой таинственности, она все же застыла в изумлении. Здесь было на что посмотреть. Увидев все это ее чуть не стошнило. Она увидела достаточно трупов, более чем достаточно. Не выдержав подобных зверств, она пулей вылетела в зал и проследовала в другую комнату. Глубоко вздохнула, набирая свежий воздух в легкие.
   И тут она наткнулась на странноватое письмо с очень интересным содержанием:
   Уважаемый Лесмерат Ли!
   Я не хочу более помогать вам в ваших исследования, за те годы что я была с вами, я поняла, что не могу иметь детей, как бы я не старалась. Поэтому я ухожу.
   Я понимаю, что это не самый лучший способ общения, но, пожалуйста, простите мне эту прихоть. Мне просто так нравятся книги, вот я и не удержалась и решила написать. Я почти не сомневаюсь, что вы наконец-таки сможете вырастить нужный образец.
   Я смутно представляю, но все же представляю, что такое генная информация. Наверное, поэтому я и доверилась вам для исследования моего тела. Теперь, когда я думаю об этом, я все больше убеждаюсь, что, если я умру, то умру с мыслями, что сделала все, что хотела в своей жизни. Нашла свою безумную любовь, а он нашел меня. Я сохранила в целости наш брак.
   Я отправляюсь в фамильный склеп Влокс неподалеку от Твери. Вы знаете где находится это место не так ли! Если не помните, то вот вам карта. Вы всегда можете найти меня там.
   Пожалуйста поймите меня правильно - я хочу иметь детей, но понимаю, мне не дано познать родительских тайн.
   С уважением Атирмилия Ли.
   Алена глянула на рядом лежащую карту, а затем эта карта юркнула в карман брюк. Рядом с картой был микроскоп и естественно из любопытства она глянула в него. Ничего особенного - какие-то клетки размножались.
   - Ну как, узнала что-нибудь? - нетерпеливо поинтересовалась вошедшая в помещение Татьяна.
   - Да нет, пока... лишь какие-то несвязные кусочки. А вы с Петром? - сказала Алена оторвавшись от микроскопа.
   - Странные фотографии, да вечное упоминание слова "гипофиз" и знаешь...
   - Я тоже часто встречаю это слово в каких-то отчетах повсюду. Я знаю что это, но мне все же не понятно его назначение, - неожиданно выпалили Алена.
   - Ну расскажи, чего хоть интересного в отчетах, и что это за слово такое!
   - Гипофиз, это железа внутренней секреции человека. Он расположен у основания головного мозга. Все гормоны человеческого тела отвечающие за рост, который является старением, находятся в мозгу, а гипофиз там за главного. Возможно можно сказать не выращивание, а старение.
   Удивленная Татьяна застыла на мгновение, ее мозговые клетки никак не могли воспринять услышанное, то есть додуматься до того, к чему клонит Алена.
   - И что ты хочешь этим сказать?
   - Скорее всего вампиры, тут выращивали какой-то живой организм, но он слишком быстро старел и умирал и поэтому они старались всеми силами замедлить процесс. И я считаю у них это вполне, - она сделала сомнительную паузы, - получилось.
   - Да ну?
   Эх, как все завертелось! Значит, если же это так, то стоит действительно начинаться бояться чего-то неведомого и пока необъяснимого. Вполне вероятно, что скоро вампиры начнут массовое производство. И это еще страшнее.
   - Значит, они пытались уничтожить все это пока мы дрались с мертвецами, но похоже не успели. Видимо самое ценное они уже отсюда вынесли.
   - Как бы там ни было, нужно узнать, что такое образец! - кратко подытожила Алена.
   - Это совсем не обязательно верный вариант. Всего лишь гипотеза.
   - Но если гоняться за стопроцентными гарантиями, наше расследование вообще не продвинется.
   - Верно.
   Татьяна взяла один из листков лежащих на столе. На нем было написано следующее:
   Вирус прогрессирует в теле довольно успешно. Усвоение подопытным мертвым человеком - сто процентное. Так что - это идеальный бессмертный солдат. Правда изъяны у данного вида мертвых войск все же есть. А это неприемлемо. Отправить на генную доработку.
   Татьяна еще раз перечитала, но на этот раз вслух, подняла голову, посмотрела на Алену.
   - О чем это он? - сама себе сказала она.
   - Вот это нам и нужно разузнать! - деловито заключила Алена.
   Обыскав все помещение и изучив многие бумаги, Татьяна встала перед закрашенным черной краской окном. Работалось ей с трудом, мысли постоянно переплетались между собой. Самые разные размышления, никак не связанные между собой все время уводили в сторону, не давая сосредоточиться на главном. Должно быть из-за того что ее вырвали средь ночи из отпуска. Хотелось скорее вернуться в их с Петей дачный домик. Это первое, о чем она думала. Хотелось наконец-таки забеременеть и родить ребеночка. Вторая мысль. Но из-за расследования! О чем ни подумай, а все идет наперекосяк.
   - Ну раз мы здесь закончили, я пожалуй вернусь к Пете.
   Татьянино сердце забилось от волнения. Что нет так? Что изменилось? Ах да, Петр в другой комнате валяется без сознания!
   - Постой я пойду...
   - Продолжай исследование. Глядишь что-нибудь еще найдешь! - ехидничала Татьяна.
   - Что ж хорошо, - Алена натянула натужную улыбочку перед Татьяной, а затем наблюдая как та уходит, тяжело вздохнула.
   И неожиданно раздались пистолетные выстрелы другой комнаты. Зрачки Алены расширились от мгновенного испуга. Не медля Алена ринулась к месту стрельбы зажав пистолет в руках. Когда она прибежала все было кончено. Петр валялся без сознания уткнутый лицом в пол.
   - Что случилось?! - крикнула она, но Петр молчал. - Татьяна! - никто не отвечал.
   Она решила так просто не сдаваться и сию же секунду оббежала весь этаж в поисках чего-либо. И ей посчастливилось наблюдать очень интересную сцену. Дверь балкона в одной из комнат открылась, а через нее прошел неся на плече Татьяну, держа руками чтоб она не ускользнула никуда, некто в синим костюме.
   - Стоять! - крикнула она, но было поздно некто упорхнул падая с телом вниз.
   Когда же Алена выглянула с балкона на улицу, то и след похитителя уже простыл. Она внимательно осмотрела еще раз улицу. Ничего. И только потом вернулась к Петру, валяющемуся без сознания. Интересно, и что такого ему вкололи? Скорее всего снотворное. Ну, а что еще может быть это еще такое, что заставило его организм мгновенно уснуть! И как в принципе ни странно, его тела тоже, уже не было на своем прежнем месте. Петр исчез.
  
   Глава 3: Туманное будущее.
  
   Смотря в хрустальный шар,
   Предсказывая будущее,
   Могла ли ты представить,
   Что будущее не определено.
  
   Оно скользит в тумане,
   Оно парит в небесах,
   Оно в твоем кармане,
   Оно в твоих ногах.
  
   И ты способна изменить его,
   Лишь только нужны,
   Действия с твоей стороны,
   И тогда земля отблагодарит тебя,
   За твои старания.
  
   ***
   Подземный этаж на котором располагались покои Ливара, был на удивление красив. Здесь присутствовало все что вампирская душа пожелает. Резная старая двуспальная кровать, с шелковой простынкою. Несколько шкафов с разнообразной литературой. Какие-то столы с разбросанными на них бумагами. В общем разнообразной мебели здесь было полно. Старинные большие картины и гобелены гордо красовались на стенах выложенных керамической плиткой. Более того, по всем признакам это была чрезвычайно редкая плитка. Эти стены искусно выложенные керамической плиткой, к тому же с некими замысловатыми узорами, тусклый красно-синий свет, просто поражали воображение. Безусловно - это место прекрасное жилище для вампира.
   - Я в самом деле не могу ни за что зацепиться. С одной стороны, все эти смерти и ожившие мертвецы выглядят уж очень правдоподобно, словно показуха, за которой скрывается нечто большее, - выходя из покоев вампира сказал деловито пожилой мужчина.
   На мгновение идущий вампир застыл в недоумении. Инстинктивно он попытался ответить, но что-то ему помешало.
   - Зачем бить человека, кровь которого ты собираешься выпить? Зачем делать из него тупого мертвеца, а потом оставлять гнить там же, предоставленному самому себе? Если мы не узнаем мотива, то убийцу нам не отыскать.
   - Что ж думаю придется мне это выяснить, - нехотя ответил вампир, пожилому мужчине в строгом костюме, начальнику отдела по вампирам, расположенному на сороковом этаже.
   Начальник передал папочку с фотографиями, вампир бережно взял ее в свои руки и стал просматривать вздыхая. Очередное задание не внушало ему доверия. К тому же за этот год второй раз, - что он работает на корпорацию "Массивные Технологии", - приходится возвращаться в Тверь, в место где живут все его друзья. Что ж, будет повод их навестить, но ему не хочется. На самом деле его не слишком привлекла перспектива ехать обратно, словно он что-то знал, но не говорил.
   - А другие не могут заняться этим расследованием? - поинтересовался вампир.
   - Сейчас двое моих лучших сотрудников в отпуске, а оставшаяся часть занята другими делами в разных частях России. Так что ты единственный кто свободен, - вампир изобразил недовольство и понимающе кивнул. - И вот что еще самое странное. За последние четыре месяца в этом городе сильно повысилась активность вампиров, словно все они к чему-то готовятся. Как раз после того как ты распутал там дело о серийном убийце.
   - Считаете, что это возможно было, что-то большее чем простые убийства тогда?
   - Да.
   Четыре месяца назад всю Тверь охватила небывалая новость, тогда начались зверские убийства людей. Людей жестоко убивали, затем разрезали на части и упаковывали в мешки из под мусора. Вампир очень хорошо помнил тогдашние заявления журналистов по телевизору: "Расчлененные тела были упакованы в мешки из под мусора, местной милиции пока что удалось обнаружить тридцать таких мешков. но поиски на городской свалке продолжаются". Население тогда просто сошло с ума, многие приписали убийства к оккультизму, кто-то к потустороннем силам, какие только бредовые теории не выдвигались. Но вампир смог распутать тогда дело и представить на суд убийцу, правда этот убийца был убит им же самим. Иными словами, получилось, что он покарал того за его злодеяния, однако все это было только с его слов. Которым охотно поверила отдел по борьбе с вампира. И вот теперь назрел естественный вопрос: кого же собственно убил вампир, если не убийцу? Понятное дело такой поворот событий наводил на кое-какие мысли.
   - Пришлите ваших сотрудников как только я начну расследование. Если в течении недели я вовсе не выйду с вами на связь, то посылайте подкрепление не раздумывая. Хотелось бы наконец увидеть как вы повысите Татьяну и... - вампир сделал небольшую паузу, - теперь ее мужа, Петра до статуса расследования катастроф мирового масштаба.
   - Непременно, - двери лифта распахнулись. - Сейчас как раз ночь, можешь выдвигаться.
   - Обещаете мне, что именно они займутся этим делом? - грозно спросил вампир.
   - Обещаю. Только...
   - Все необходимое уже со мной, - вампир поправил свою шляпу и плащ, и сделал шаг вперед в квадратное металлическое пространство называемое лифтом. - Вы идете?
   Двери лифта медленно закрылись и он стал подниматься до самой крыши.
   - Вот что, Ливар... - начальник сделал паузу, - я думаю тогда, ты убил не убийцу.
   - Вы только не подумайте, что я обманул вас, я прекрасно понимаю, что вас тревожит, но...
   - Да нет... я тебя не подозреваю. Тут все ясно. Просто ты ошибся и все. На этот раз постарайся раскопать правду.
   Вампир хорошенько помнил, как несколько раз встречался с убийцей. Она крайне трепетно относилась к своим волосам, и каждый начинала с мытья головы. Довольно уважаемая и умная женщина работающая в страховой кампании. Трудно было поверить, чтобы она вдруг, ни с того ни с сего начала убивать и расчленять тела, но улики говорили об обратном, да и ее поведение тоже выдавало ее. Значит кто-то, не ясно кто, заставлял ее совершать. Она сама была жертвой, а настоящий убийца разглядел в ней потенциал и лишь подтолкнул с зверству.
   - В любом случае, конкретные выводы рано делать, так? Вот когда прибуду в Тверь, тогда и посмотрим что происходит.
   Тут, можно согласиться. Что ни говори, а вампир прав.
   - Хорошо, я понял.
   Двери лифта открылись и вампир вышел на крышу.
   - Удачи тебе Ливар! - крикнул вслед начальник, когда вампир трансформировался в летучую мышь.
  
   ***
   Алена, молча осматривала помещение. Перед глазами у нее снова маячили знакомые предметы, а сердце било тревогу. Вот уж не повезло так не повезло. Первый день на новом рабочем месте и уже начались проблемы. А что будет дальше Алена? Знал лишь вампир приютившийся на потолке.
   - Ну и долго вы так проживете с пистолетом в руках?! - прошлось по всей комнате.
   Ее сердце бешено забило адскую чечетку.
   - Я спрашиваю еще раз... - вновь тот самый мужской голос, - Долго вы собираетесь прожить прежде чем закончатся патроны?!
   - Покажись! - Крикнула Алена, направляя ствол пистолета перед собою, крутясь из стороны в сторону.
   Послышался глухой стук за ее спиной, отразившийся эхом. Алена сглотнула, у нее перехватило дыхание. Тот кто стоял позади нее, чувствовал ее биение сердца и то как боится она в данный момент. Резким движением ног, она развернулась и первое что увидела - это миленькое личико вампира с яркими голубыми глазами и приветливой улыбочкой. Она просто поразилась увиденному, ее мысли словно вернулись в прошлое и откопали тот страшный момент произошедший три года назад. Это лицо - нет это не лицо, это ее спаситель. Но зачем он тогда спас ее? Она как и все заслуживает жизни. Затем ее глаза оглядели вампира сверху донизу: Первое, что отметила она, оказался стильный черный плащ, элегантно сидящий на вампире, и похоже под ним что-то было; Черного цвета красивая рубашка; Темных тонов брюки, очень эффективно сочетающиеся с плащом и рубашкой; А на ногах приютились ботинки обильно смазанные толстым слоем гуталина; Но главное достоинство, - привлекающее не мало взглядов, может быть и в нужное время все внимание, - всего красивого одеяния, оказался средних размеров и довольно тяжеленький серебренный крест. Странно, что подобное украшение носил вампир.
   - Не двигайся!
   Вампир медленно поднял черную шляпу, упавшую в момент падения с потолка, отряхнул и напялил на голову, тем самым закрыв лицо.
   - Как я погляжу вас прислала корпорация, но двоих уже нет, - двумя пальчиками он поправил шляпу и лицо вновь стало видно, а улыбка все еще на нем. - Рад с вами познакомиться...
   - Говорите, кто вы такой, мать твою?! - злобно спросила Алена, но боялась.
   - Рад познакомиться с вами прелестная девушка. Я Ливар Кива, один из сотрудников вашей корпорации.
   Однако его имя и фамилия ее сейчас мало волновали, все ее внимание было приковано к тому, что он здесь делает и почему именно сейчас появился: Зачем он пришел? Зачем вот так подставился по дуло пистолета? А если девушка выстрелит? Всего лишь одни вопросы в таких случаях, это естественно, а вот гораздо важнее ответы на них.
   - Не двигайся! Иначе мне придется тебя убить. Я не верю, что ты можешь быть одним из сотрудников. Наш отдел борется с такими как ты, но ни разу я не видела, чтоб он брал на работу таких как вы.
   Улыбочка вампира чуть было не сменилась смехом. Как мелки и незначительны ее слова казались ему! Но следует отдать Алене должное - она сумела прекрасно понять, великолепно разобраться в сущности вампира и определить, додуматься, что тот отнюдь никакой не сотрудник, но все же она ошибалась. Вампир говорил истинную правду, он действительно работал на корпорацию, вот только отдел не признавал этого. Все документы хоть как-то связанные с ним уничтожались, а он сам практически всегда находился у себя дома, хотя домом это было трудно назвать, скорее клетка, но такая большая и уютная, с постоянно кормежкой, что как ни крути, а уходить не хочется ни под каким предлогом. Таким образом девушка сделала все правильно.
   Указательный палец Алены застыл на курке, а нервы расшалились в голове, и нечаянно дернуться может малец, и тогда в голове вампира будет дыра.
   - Что ж, думайте что хотите, но это так, - он сделал шаг вперед, приблизившись где-то на метр к ней. - Очень узкий круг людей знает то, что я работаю на вас, и вы не одна из них. - ехидничал он и подступал все ближе. С этими словами он с необыкновенной легкостью, подошел вплотную, так что дуло пистолета уставилось ему в грудь. Мысли Алены неустанно, перепутались в бездумный связанный клубок.
   - Стреляйте! - попросил он. - Умоляю вас, стреляйте, - улыбаясь и наслаждаясь.
   Резким движением рук он выхватил пистолет у Алены и разрядил. Она хотела нажать на курок, но то ли не смогла, то ли не хотела, или просто узнала вампира. Тем не менее теперь она безоружна.
   - Если уж направила пистолет, будь готова выстрелить.
   - Я помню вас. Это вы спасли меня три года назад.
   - А я думал когда же вы вспомните! Три года назад я увидел вас, как и вы меня, но этот момент был так короток, что мы не успели насладиться его блаженством.
   - Да я, и что с того? Почему вы сделали это?
   - А разве вы не заслуживаете жизни, как все люди и вампиры на земле. Разве вы хотели умереть в тот короткий момент?!
   - Нет.
   - То-то и оно.
   - Вы о чем?
   - Вы чувствовали себя живой, а это главное. - Голос вампира плавно перешел в шепот. - Умереть всегда можно попозже.
   Вампир поставил Алену в тупик, она не знала что ответить на его остроумное высказывание, ведь действительно она не хотела умирать в тот момент.
   - Вы действительно работаете на корпорацию?
   - Да. Хочешь узнать, правда это или нет!
   - Ага.
   - Позвони своему начальнику. У вас же есть теперь его телефон или ты - он счел, что перейти на "ты" сейчас будет подходящее время, - все еще стажер?
   Алена была встревожена и шокирована, - более чем хотела себе в этом признаться, - тем, какие ужасные события развернулись перед ее глазами в один лишь день. Многовато? Возможно, но все интересное только впереди. Эта тревога пульсирующая по венам с жестокой скоростью и заставила ее немедленно начать сбор улик. Удивительно, какие чувства человек испытывает к тому с кем познакомился давно, но недавно лишь встретился вновь. О, его лицо поразило ее в самое сердце снова, как и тогда три года назад.
   После первых сумбурных дней в Москве после катастрофы, она была вынуждена признаться самой себе, что приобретенные страхи так и не отстанут от нее до самой смерти, ну или по крайней мере до того момента, когда она опять встретить своего спасителя. За три года конечно ее ночные кошмары о происшествии, о странном вампире спасшем ее, - тогда она еще не знала, что вампиры вообще существуют, - о его словах, "Девушки, с вами все в порядке?", не давали покоя долгие годы. Страшные кошмары стали впоследствии историей, а ее учеба на сотрудника корпорации была удивительной и полной приключений и открытий.
   Алена обеспокоилась и немного удивленно взбесилась, но сохраняла спокойствие. "Всему должно быть логическое объяснение" - подумал она и уверенно произнесла:
   - Я вызову отряд наших сотрудников. Пускай займутся сбором улик в этом здании, может я что-то пропустила, возможные улики о местонахождении Татьяны.
   И как только девушка вызвала отряд сотрудников корпорации и узнала, что вампир и в самом деле является одним из них, ее разум просто поразился. Вампир, и чтобы сотрудник! Не может быть такого, но это все же является правдой. Разум все же отказывался принимать такие шокирующие сведения.
   Вампир посмотрел в ее добрые и милые глаза, а она в ответ закивала.
   - Так значит, ты действительно работаешь на нас. Как такое вообще можно было допустить?!
   - Долгая история...
   - Долгая или короткая, но я хочу послушать! - настояла девушка.
   - Позже. Сейчас нужно довести расследование до конца.
   - Ты даже не знаешь какое расследование.
   - Поверь мне, я прекрасно знаю. Вас ведь послали из-за того, что в городе все больше пропадает бесследно людей, так? - действительно этот вампир знал все.
   - Да, но...
   - Не важно, у нас с тобой одно и тоже задание, - он опять улыбнулся.
   Улыбнулась и Алена, но на этот раз улыбка была натужной, уставшей, какая-то странная боль поразила ее в самое сердце, а глаза чуть ли не прослезились.
   Вампир зарядил пистолет и протянул ей, девушка взяла его за рукоять и их руки коснулись друг друга, лишь на мгновение, которого хватило, чтобы понять, о чем они оба подумали.
   - Татьяну и Петра похитили, - спокойно-тихо произнесла она. Продолжая шевелить губами, она хотела что-то добавить еще, но ничего. Затем почему-то занервничала и осмотрелась снова.
   - В этом месте очень много улик Алена, только нужно хорошенько посмотреть, - дал напутствие вампир.
   На первый взгляд ничего особенного, но стоит только взглянуть на все находящееся здесь совершенно по новому, отмечая каждую маленькую деталь, помещение засияет новыми красками. У одной из стен расположились контейнеры, из которых и вышли ходячие мертвецы, их открыли для того чтобы убить сотрудников, но ничего не вышло. На столах по другую сторону стояли колбы с образцами крови, она тут же обратила пристальное внимание на них. Взяв в руки она стала тщательно рассматривать содержимое колб. "Человеческая кровь!", - мгновенно определила она. Ну да, а что же еще это может быть? На полу валялась куча разнообразных бумаг, не было в них ничего конкретного лишь какие-то буквы. "Хотя, - догадываясь о чем то существенном подумала она, - если представить, что это не буквы, а цепочка ДНК, то становится ясным чем здесь занимались вампиры. Но что такое образец? - этот вопрос не давал ей покоя".
   Вампир же аккуратно взял в руки листок с приглашением на концерт. Листок этот был заляпан кровью, а заголовок его гласил: "Концерт по поводу открытия в вашем городе магазинов нашей фирмы". Еще там было написано название фирмы и дата проведения, что вполне естественно. Но главное было не в этом, на этом листке был указан 2034 год, а сейчас 2035, значит оповещение устарело на год, что означает, что лаборатория функционирует довольно долгое время.
   И вот когда Алена вышла из комнаты в коридор с замороженными мертвецами, ее туфелька ступила на что-то металлическое, сильно хрустнувшее из-за недавней заморозки.
   У нее перехватило дыхание. Наверно, она даже тихо вскрикнула бы, если бы быстро не посмотрела под ноги. В руках ее завертелся бы металлический квадратный маленький предмет, но он находился весь в человеческом свежем мясе. Она присев посмотрела на него, он не был гладким, напротив на одной из его сторон были выпуклости-иглы, а потом на голову рядом с ним, не было сомнений, именно оттуда и выпал столь странный предмет.
   Алена знала, что похищение не к добру, и это лишь еще больше заставляло ее беспокоиться и бояться своих страхов.
   - Что-нибудь еще нашла?! - вырвал ее сладкий голос вампира из раздумий.
   - Да. Посмотри-ка на это! - она слегка прищурила глаза, а вампир присел на корточки и увидел маленький металлический предмет измазанный в мясе.
   - И что я должен здесь увидеть? - спросил он.
   - Это выпало из головы этого вампира. - она указала пальцем на лежащую рядом голову трупа.
   - Ты хочешь сказать, что эти ходячие мертвецы оставались в живом состоянии именно...
   - Нет, это не мертвец, - перебила она мысли вампира, - это именно вампир. Приглядись получше.
   И действительно немного приглядевшись он обнаружил сходство, отчасти из-за одежды, отчасти из-за запаха плоти, которая была свежа.
   - Теперь я вижу, - он деловито кивнул. - Подобный предметы я уже видел здесь в лаборатории, но я не понимаю зачем вампирам это нужно. - он помахал с сомнение головою, словно что-то здесь не так, что именно он не мог сказать, но определенно что-то не так с этим убитым вампиром в котором была эта штука.
   - Думаю нам обоим стоит наведаться в одно место...
   - Склеп вампиров! - радостно заявила девушка, гордясь этим утверждением.
   - Откуда ты знаешь...
   - Из этого письма. - Алена ткнула письмо под нос вампиру, когда тот встал.
   - Это письмо где ты его отыскала?
   - Здесь, в этом здании.
   - Несколько дней назад я сюда уже наведывался в поисках улик по делу, но я в отличие от вас решил все мирным путем, а вы всех тут с жестокостью перебили.
   - Да, - ответила Алена. - И что с того? Вы причиняете людям множество хлопот.
   - Не все Алена. Не все. Некоторые мирно сосуществуют, контролируя протекающие процессы в своем теле, а питаются за счет энергии другого вампира выпившего кровь у человека. Энергии хватает на вампиров двадцать, так что особо много людей они не убивают, вообще не убивают. Жаль, действительно очень жаль, что это не воспринимается корпорацией всерьез! - грустно проговорил вампир - и жаль, что мы не нашли того, что искали.
   Вампир ловким жестом взял из рук девушки письмо и медленно прочитал. Убедившись, что это письмо как-то связано со склепом, он начал размышлять.
   Хотя имя "Лесмерат" он слышал впервые, - ему казалось где-то он уже слышал это имя, кое-какие предположения были, но они стирались мгновенно разумом, - он был совершенно уверен в том, что этот вампир работал в этой самой лаборатории, которая теперь разрушена. Он просто чувствовал всеми инстинктами это. Но что действительно знал Ливар, так это вампиршу Атирмилию Ли, сейчас встречающуюся с его братом.
   - Атирмилия Ли... - вскоре с задумчивостью произнес вампир.
   - И что? - перебила его девушка.
   - Она сейчас живет в склепе.
   - Так давай быстрее двигаться туда, - обрадовала Алена.
   - При одном лишь уговоре, - вампир грозно посмотрел на нее.
   - Каком же?
   - Ты ничего не будешь предпринимать, никаких активных действий, иначе тебя могут убить, - вампир страстно взглянул в глаза Алене и почувствовал страстное влечение к своей персоне.
   - Я согласна, - ее глаза слегка сощурились, но она поняла сказанное в полной мере. Всего лишь неосторожное активное движение и она труп. Любой усвоит это очень быстро. - Все будет в порядке. Поехали в склеп, нужно встретиться с Атирмилией.
   - С радостью, - с похотливою улыбкою сказал он.
   Они вышли из здания прочь, перед этим вампир уловив некий таинственный взгляд девушки в свою сторону, а затем скрылся под плащом чтобы лучи солнце не спалило его кожу.
   - Не думаешь, что нужно дождаться пока приедут наши сотрудники?
   - Это письмо единственная зацепка для нас. И я думаю не стоит терять времени, которого может и не быть у Татьяны и Петра.
   - Откуда ты знаешь это? - сомневаясь стоит ли вообще доверять вампиру спросила Алена.
   - А как ты думаешь, что вампиры сделают с ними! Просто оставят в живых и все...
   - Ты прав, - девушка понимающе закивала, - у нас нет времени на это.
   - Они приедут сюда как только смогут.
   - Залезай в машину.
   Алена осмотрелась в поисках ключей, но не нашла их, видно остались у Петра. Тогда она завела ее соединив два провода где-то внизу. Вампир уловив ее взгляд на себе улыбнулся.
   - Меня учили этому, - ответила она, словно оправдывалась.
   Затем она достала карту, которую взяла в здании вместе с письмом и стала разворачивать, ее тут же осек вампир, выхватив ее рукою, которая под лучами солнца опалилась, а карта сразу же загорелась. Он выбросил горящую карту за стекло.
   - Я знаю где находится это место, нам не нужна какая-то карта.
   Машина покинула место недавней стрельбы и двинулась к новой цели, а затем остановилась когда последняя грунтовая дорога ведущая к склепу вампиров закончилась. Всего же на поиски склепа у них ушло около получаса, не более. Слишком уж запутанными оказались дороги, и слишком далеко расположилось жилище вампиров от города.
   - Дальше придется идти пешком, - отрапортовал вампир, Алена лишь положительно кивнула.
   Лес был глубок и густ, но тем не менее в нем они легко ориентировались и вот наконец достигли места назначения. К тому времени как они добрались до склепа над небом опять сгустились тучи.
   Мир рядом с вампирским жилищем оказался сер и тускл, холодный мир вампиров, делающий их таковыми, какие они есть, отбирающие силу - но и обретающие ее. Ни звуков, ни шелеста листвы. На входе их встретила охрана в виде двух красивых девушек, как только вампир объяснил в чем дело, что и как, их пропустили внутрь.
   Тысячи мурашек кололи кожу Алены, тянули из нее смелость, оставляя место под обильно струящийся страх, но тем не менее она спускалась по длинной лестнице вглубь склепа с фонариком в руках. Ступеньки были крутыми, и с каждым шагом воздух все сильнее отдавал сыростью. Не обращая внимания на то, что она сейчас находится впереди вампира, легко и привычно шагала вперед.
   - Уверяю тебя это совершенно прекрасное место! Я бы сказал великолепное! - но что-то Алене так не казалось. - Помни ничего активного против вампиров не совершай. - Если только они не начнут первыми!
   - Разумеется.
   Они продолжали спускаться вниз. Каменное эхо ступенек вскоре затихло, а после показалась каменная дверь, которую вампир с чудовищной силой отодвинул в сторону. Внутри оказалось светло и даже гостеприимно.
   Вампир улыбнулся своим мыслям. "Ливар, ты поистине дьявольское безумное существо, чувствующее привязанность к этой девушке!", - краем глаза он покосился на нее разглядывая тело, а затем медленно не торопясь постарался нарисовать обнаженный образ девушки. Он вспомнил свою кошачью грацию и гибкость тела, мускулатуру, искусство страстно говорить. Такая мощь и сила и тем не менее боль при поглощении крови людей!
   Как же ему быть? Попробовать за ней поухаживать? Хорошая идея... именно это он сделает в ближайшее время. Суть лишь в том, что пока они вместе будут вести расследование, можно наладить так сказать мостик между ними для встречи. "Надо поскорее отыскать Атирмилию", - подумал он.
   Склеп встречал их с почестями. Это был не заброшенный много лет назад склеп, это было искусное произведение искусства. Довольно большой зал, тянулся казалось бесконечно, но нет, в конце его находилось как минимум восемь, а может и больше каменных тронов, расположенных кругом. Пол выложен из камня, а потолок держат колонны на высоте тридцать метров. По краям горят магические огни вампиров - это были всего лишь лампочки установленные в светильники, но в отличие от простых лампочек в эти была вложена магия вампиров, также там же расположены и разнообразные каменные резные двери. А на стенах нарисованы разнообразные портреты в готическом стиле. Алене подумалось, что возможно в таком месте как это, можно найти что-нибудь ценное и вероятность весьма велика. Вот только она не учла, что склеп просто-таки кишит вампирами. Хотя Ливар и не часто бывал в склепе, он всегда поражался не меньше, словно впервые был здесь, но скрывал свои эмоции перед девушкой. Также в этом зале проводились и танцы, а что тут такого вампиры ведь тоже живые существа, для кого-то правда мертвые. Это символизировали множество барабанов вверху, расположенных на втором и третьем этажах, - да-да здесь еще и этажи были! - такие большие вот устройства предназначенные для музыки.
   - Встречай! - гордо начал Ливар. - Великий и ужасный склеп Персефоль, названный в честь архитектора сконструировавшего это творение.
   Некоторое количество вампиров находящихся в зале оторвались от своих дел и пристально посмотрели на Алену и Ливара.
   - Ничего себе! - поразилась увиденному Алена.
   - Мы прибыли сюда не для того, чтобы любоваться Алена, - он посмотрел деловито на нее, - а для того, чтобы вести расследование, - вампир слегка ухмыльнулся, когда она с грозным взглядом повернулась к нему. - Конечно я шучу, можешь любоваться сколько пожелаешь, но помни о расследовании и не отходи от меня ни на шаг.
   - Ага, - ответила девушка продолжая осматриваться вокруг.
   Пока Ливар искал вампиршу, Алена следовала за ним стараясь не отставать, но поражаясь увиденным красотам все же хотела задержать на них свой взор, посмотреть повнимательнее, но слишком уж мало времени на это давалось. А ведь во всех коридорах, закоулках, тупиках, комнатах было что-то странное и красивое, соблазнительное и жестокое. Все это - готическое искусство вампиров. Через некоторое время ходя по многочисленным коридорам - плавно перетекающим тоннели и обратно, словно все это какой-то лабиринт, - они отыскали Атирмилию, довольно медленно и долго получилось, зато все лучше, чем ничего.
  
   ***
   Любовь - что это такое?
   Некоторые считают любовь безумным чувством, порой достигающей своего апогея в прикосновениях, ласках, долгом страстном поцелуе, в конце концов наслаждениями в сексе. Кто-то наоборот не верит во всякую чушь, но и он порой тоже влюбляется. И когда это происходит, все понимают, что чувства их в мгновение ока меняются разом.
   Женщина со светлыми волосами, одетая в плащ из красного бархата, ходила по старинной комнате слоняясь туда-сюда, в поисках неизвестно чего, читала книгу, а затем она присела, свободно откинувшись на черную обивку мягкого дивана и принялась читать дальше, время от времени хихикая. Это была Атирмилия веселая и интересная, довольно-таки активная вампирша, а в отношениях всегда ведущая, конечно из-за этого многим мужчинам она и не нравилась, поэтому ее бросали очень часто, а может не нравился ее напирающий характер, желание быть ближе к своим избранникам. Это ведь только плюсы. Но стоило только раскрыть ей кому-то из ее ухажеров свое сердце, полюбить такой какая она есть, то непременно, они получили бы в ответ море радости и безудержной страстной любви. Такой любви, которая и в самых лучших снах и мечтах не предвидится. А когда ее бросали, тогда ее красивое личико посещала неутолимая тоска, а сердце словно разбивалось на тысячи хрустальных осколков, ей хотелось высказать кому-то свои наболевшие проблемы, услышать слова утешения, ощутить прелести мужской ласки, и таким вампиром всегда оказывался Лесмерат, ее дядя, но она с ним не встречалась уже как полгода, а все из-за того, что у нее теперь появился по-настоящему любящий ее вампир. Именно поэтому она с дядей и не встречалась уже столь долгое время.
   Откинув книгу в сторону она посмотрела на стену напротив нее. Мастерски написанные на ней фрески произвели на нее приятное неизгладимое впечатление. Фрески напоминали паутину окутывающую разбитый замок, а мрачное темное небо и тем более казалось более мрачным чем было нарисовано. Рядом расположилось кладбище, освещаемое кровавой полной луной. В помещении стоял приятный сладковатый аромат ее феромонов. Да, этот склеп, пожалуй, одно из красивейших обиталищ вампиров.
   Скоро должен явиться ее возлюбленный, ее избранник, а она его избранница и возлюбленная. Ей всего лишь сто тридцать четыре года, она еще так молода для вампира, но из-за каких-то жалких изменений в ее организме из-за болезни матки, она не может рожать. Она так отчаянно хотела забеременеть, что обратилась к своему дяде, но и он ничего не смог сделать. И она знала это с самого начал, она знала будущее дяди, но лишь немного вперед и поэтому не стала дожидаться окончаний его исследований на ее счет, а уведомила его в оставленном письме.
   Предсказательница будущего, или прорицательница как назвала корпорация вид таких вампиров которые могли цепляться за линии будущего и прошлого, но они не могли их менять. Они лишь подталкивать к нужным действиям необходимых им субъектов. Таким вампиром и была Атирмилия. О, она любила играть жизнями других!
   Однако сейчас ее мысли были заняты не этой ерундой, а ее возлюбленным.
   - Аскелат... - неторопливо прошептала она уставившись в стену, представляя мысленно, рисуя его силуэт у себя в голове.
   И в ту же секунду она увидела его, - сначала был легкий шорох из-за которого она повернулась назад, - входящего в комнату. Он только что вошел в помещение. С изяществом и грацией он пересек запыленную немножко комнату - да, давненько не убиралась Атирмилия, - и остановился у нарисованного изображения. Идеальное место для свиданий.
   - Что ты хочешь там увидеть?! - ласково спросил он.
   Пожав плечами Атирмилия ответила:
   - Не знаю...
   Ему понравилось как всколыхнулась ее упругая грудь, когда она пожимала плечами, как слегка качнулись ее бедра. Она напоминала ему распустившийся цветок. Он не удержался и прикоснулся к ее бедрам. Он повернул ее лицом к себе, и рука его скользнула вверх по волосам, а затянутые в перчатки пальцы обхватили ее голову сзади.
   - Всего лишь один поцелуй, прелесть моя.
   Глаза ее закрылись, а клыки обоих от наслаждения впились в шеи друг друга. Мгновенная яркая вспышка наслаждения поразила обоих, обжигая сердце новой кровью. Он чувствовал как пульсирует кровь в ее венах, а она в его. Она ощущала его эмоции, а он ее. Это был поцелуй вампира.
   Молодые вампиры должны убивать людей, чтобы питаться. Они еще только растут, набираются сил и познают страхи и боль, разочарование и победы. Да, они испытывают слишком сильный голод, чтобы поступать по другому, но этот голод проявляется лишь где-то через полгода после насыщения кровью. Но у Аскелата голод был совершенно иной. Безудержный наполненный десятками чувств и эмоций голов превращался в страсть зачать ребенка. Поэтому в последнее время Атирмилия опасалась за него, ей снились тревожные сны и видения, в них его переполняли незнакомые прежде ему желания и стремления. И она знала какие! И никак не могла допустить такого поворота событий.
   Наконец ее глаза наполнились удовлетворением, они расцепились ртами. Она обняла его, и внезапно ей опять захотелось крови. Она отчаянно желала ее и ничего не могла с собой поделать. И ей вспомнились ее старые фантазии, давние видения, в которых он ее будил и водил в оперу, в музеи и на симфонические оркестры.
   - Но что мне делать с такими ничтожными пустяками, любовь моя? - прошептал он.
   Он смотрел на нее, как будто вампирша разбивала ему сердце, и видела в нем только печаль. Да, она не может иметь детей, и что с того?!
   - Ты мне нужен! - шептала она. И впервые в ее глазах стояли слезы радости, а не боли.
   - Хорошо, любовь моя, - сказала он.
   - Только прекрати заниматься своими экспериментами, убивая людей и скрещивая свою кровь с их, чтобы потом оплодотворить меня в очередной раз. Видишь ли, я могу быть только такой, какая я есть, той, кого ты пробудил своими песнями. Вот я такая!
   Долгое объятие закончилось. Он хотел ответить грубостью на ее слова, сказать "я продолжу делать это", но лишь стоял не двигаясь с места. Он понимал ни к чему хорошему это не привело его до сих пор, и не приведет продолжи он делать подобное.
   Их наслаждение, упокоение, акт страсти, прервали Алена и Ливар.
   - Здравствуй брат! - пронеслось эхом по комнате. - Давно не виделись Атирмилия.
   Аскелат обернулся к сказавшему это Ливару, на его лице застыло удивление. Он никак не ожидал увидеть в склепе Ливара, своего брата.
   - Привет брат! Рад, что ты заглянул ко мне Ливар Кива. Давненько не виделись! Что тебя привело... - и тут он учуял человеческий запах. - Вижу у тебя с пищей все хорошо.
   Стоявшая сзади Алена не двигаясь, как и сказал Ливар, молчала и ничего не предпринимала, никаких действий.
   - Человечишка! - завопила Атирмилия от радости, предвкушая насладиться свежей горячей кровью. - Ты посмел привести сюда человека! Это подарок нам?! - Вампирша удовлетворенно закивала.
   - Помолчите оба! - Резко заявила о своем присутствии Алена. - Не важно кто с ним пришел, важно то, что корпорация расследует дело об убийствах в Твери. И мне необходимы сведения от вас Атирмилия Ли, насчет Лесмерата Ли.
   - А она смелая! - Аскелат улыбнулся.
   - Атирмилия. Алена хотела бы расспросить тебя, если ты не возражаешь.
   - Я... мне наоборот будет интересно послушать. Главное, чтобы это было не угрозой мне.
   - Всем вам вскоре в склепе может грозить опасность. Если мы не выясним кто стоит за убийствами в Твери людей и превращением их в мертвецов. А потом, но уже гораздо слабее, будет звучать просьба о помощи.
   - Прекрасно, это просто замечательно, - снова вклинилась Алена, - мне тоже будет интересно поспрашивать тебя!
   - Ну не хорошенькая ли! - метко подметил Аскелат.
   - Не особо. - Опять же выпалила она. Ливар стукнул ее легонько локтем и она замолчала.
   - Отлично. Давай оставим дам наедине, брат! Нам нужно о многом поговорить, - Ливар ощутил на себе косой взгляд.
   - Ливар... - забеспокоилась Алена.
   - Не беспокойся, она тебе ничего не сделает. Я ведь буду рядом. - Ливар с Аскелатом удалились.
   - Хочешь спрашивать. Спрашивай у меня!
   Алена проследила как они ушли из помещения и дождавшись когда вампирша присядет на диван, начала задавать вопросы, но вначале она протянул листок бумаги, письмо Атирмилии.
   - Кстати мы так и не познакомились. Меня зовут Атирмилия Ли.
   - Алена Слепова.
   - Не скажу, что рада знакомству. Скорее я хочу испить тебя досуха. Интересно, зачем работает в корпорации такая красивая девушка как ты? - это был даже не вопрос, а скорее комплимент или искреннее любопытство, а из-за того, что вампирша разглядела в глазах девушки некое влечение к чему-то красному. Крови? Может быть.
   Алена натужно улыбнулась.
   - Мне нравится моя работа и то, что я очищаю мир от таких как вы.
   - От таких как мы... - вампирша засмеялась.
   Атирмилия достала сигареты, затем зажигалку и закурила. Разрешения перед каким-то жалким человечишкой она спрашивать конечно не стала.
   - Да.
   - А в чем состоят твои обязанности? Убивать нас или пытаться научить уму разуму, что дескать не стоит пить людскую кровь, это неприемлемо, нельзя так делать. Но мы вампиры ничего с этим поделать не можем, - философствовала вампирша.
   - Мои обязанности оберегать людские жизни.
   - А мы вам мешаем? Вот скажи, что главное для тебя в жизни?
   Атирмилия задала очень интересный, а главное умный вопрос, ответ на который имеет для Алены очень большое значение, впрочем как и для любого. Важнее всего то, что ответ будет символизировать добро или зло сама Алена.
   - Жизнь. И чтобы такие как вы не мешали жить.
   - Значит ты тоже в каком-то роде зло, но только ты... - она сделала паузу, - зло для вампиров. У зла много масок, и маска добра одна из них. А как же мораль?
   - Какая еще мораль? - не понимая вопроса переспросила девушка.
   - Какая? Человеческая мораль.
   Не было ничего лучше для Атирмилии, как ставить людей и вампиров в тупик требуя сформулировать свой ответ, который довольно сложен, а иногда и вообще его нет.
   - Ладно, думаю нужно ответить на твой вопрос касающийся этого письма, - сказала Атирмилия вертя письмо в руке и туша сигарету.
   Алена прям засияла от радости.
   Атирмилия помнила как писала это письмо. Потому и стала выкладывала все без утайки. А началось все с ее же затеи. Где-то год назад, когда она пыталась родить ребенка для Аскелата, она никак не могла забеременеть и поэтому обратилась к своему дяде Лесмерату Ли. Ее стало чертовски занимать, почему она не может забеременеть. В итоге оказалось, что она не может рожать вообще. Для нее наверно это было скорее страшное проклятие, чем что-то простое и понятное. Но она не сдавалась и попросила дядю помочь ей в этом деле, но сколько он не исследовал ее, результат был один - зачать ребенка Атирмилия не в силах. Как глупо, как чудовищно все получилось. Вся жизнь под откос. Все потеряно в один короткий миг.
   Алена прекрасно понимала, чего хочет вампирша и искренне сочувствовала ей. И все-таки со слов всего не поймешь. В голове у вампирши всплыл вопрос, которым она нередко задавалась: почему ее угораздило родиться именно такой?
   Сколько раз за прошедшие года у нее в разуме возрождались в душе надежды наконец-то встретить того единственного, в которого она влюбится без памяти, а так оно и случилось. Но для этого пришлось пройтись много раз в отчаянии и с разбитым сердцем! И получить скромный подарок судьбы - невозможность рожать. Помнится она как-то смотрела несколько западных фильмов, запечатлевших восход солнца, голубое ясное небо, белые пушистые облака. Каким чудесным все это было! Она не раз представляла как гуляет по горячему песочку под палящими лучами солнца. При виде всей этой красоты она не могла удержать слез. Как-то на мгновение ей даже показалось, что солнце не может причинить ее коже вред, хотя разум подсказывал иное. Какое чудо было бы если она наконец смогла стоять овеваемая лучами солнца, ведь она никогда не видела его в живую.
   Как только вампирша рассказала об этом, она сказала где находится лаборатория Лесмерата сейчас.
   - Все равно вы его не найдете, - спокойно сказала вампирша. - Он хорошо умеет скрываться. Хочешь глоточек крови, Алена? - Атирмилия заглянула глубоко в глаза девушке, казалось будто она разглядела потаенные ее мысли, уловила жалкое свечение глаз при виде того как вампирша подняла бокал с кровь со столика.
   - Я... - запнулась девушка, терпя порывы мимолетного влечения.
   - Смелее, это же не ты собирала эту кровь.
   - Нет.
   - Как хочешь, мне больше достанется, - вампирша ехидно ухмыльнулась. - Аскелат и Ливар стоят за дверью скорее всего, думаю далеко они не ушли.
   - Спасибо Атирмилия за честность.
   - Беседа с тобой меня повеселила, и на этом спасибо.
   Атирмилия медленно втянула в себя тончайшие слои воздуха, чтобы выровнять дыхание. Закрыла глаза. Постепенно отделила посторонние звуки и мелодии мира. Ни звука. Неожиданно она почувствовала сильную боль в груди. Телу стало жарко. Внезапно она ощутила предчувствие, какое возникает у предсказательниц как она. И начала рисовать в своем воображении замысловатые картины. Вначале была лишь кромешная тьма, затем многочисленными цветными узорами тьма превратилась в разрушенные горящие высотные дома, проливной дождь. "Нет! Этого не может быть! Вглядись повнимательнее, Атирмилия!", - размышляла она. И вот она увидела израненную и изрезанную с отверстиями от пуль в теле, Алену, ее на руках тащил Ливар и о боже, по его лицу стекали кровавые слезы. Без сомнений Алена была мертва. Чтобы это означало? Неужели девушка умрет в будущем? Не уж то простое расследование выльется в подобное? Что ж, увидим, что будущее приготовило ей! Немного напрягаясь она, разглядела, еще двух вампиров, без сомнений, это были Навиар и Миртьялония Ли. Но что они там делали? Еще она расслышала одно единственное слово "Влокс", а затем ее мозг одарили новые подробности. "Я приняла решение Ливар!", голос был ей незнаком. "Но ты их всех убьешь!", чей-то истерический крик, она не уловила чей. "Я должен что-то сделать, я должен", сказал мужской голос, разрываемый горем, а затем со злостью тот же голос, "Кто-то должен умереть... кто-то должен ответить за это". Затем она резко схватилась руками за голову и крепко сжала ее, пытаясь избавиться от наваждений. Но и того, что она видела хватило чтобы обдумать, что произойдет вскоре.
   - Что-то случилось Атирмилия? - беспокойно спросила Алена.
   Вампирша взглянула на Алену с сочувствием, еще чуть-чуть и она заплакала бы, но этого не произошло.
   - Ничего такого, о чем тебе стоит беспокоиться.
  
   Глава 4: История о Лейдии и Вериаре.
  
   В преисподнии мир переворачивается,
   Грядет огненная ночь на земле,
   Грядет кромешная тьма.
  
   Я так высоко взлетела,
   Свет солнца такой яркий,
   Что кажется я вот-вот обожгусь
   Забери меня вниз мой возлюбленный.
   Я так высоко, я так высоко взлетела,
   Забери меня, забери меня мой возлюбленный.
  
   И тогда станем одним целым мы,
   Один разум, чтобы жить,
   Один мозг, чтобы думать,
   Одно сердце, чтобы любить.
   Чувствуется мне, как Бог, вносит изменения.
  
   Яд в моем сознании,
   Живая жизнь - мертвое существование.
   Теперь я знаю, кто я такая,
   Теперь я знаю, чего я хочу.
   Я хочу твоей пламенной любви...
  
   ***
   - Как ты относишься к вампирам? - спросил Ливар. - Что ты думаешь о них?
   - Но тебе, конечно же известен ответ? - настояла на ответе Ливара, Алена.
   - Каждое из живых существ уникально. Какой-то человек разъезжая на машине сбивает случайного прохожего, а кто-то подбирает его и везет в больницу. Все совсем не так просто как кажется на первый взгляд. Не правда ли - удивительно?!
   Коридоры тянулись различными путями и не было им конца, Алене даже показалось что они бродят кругами в этом полутемном месте, ну по крайней мере ц нее на всякий случай есть фонарик. Вот только сколько хватит его заряда? По пути им попалось несколько любовных парочек вампиров, с опаской глянувших на них.
   - Позволь мне вместо ответа дать тебе один совет, - спокойно сказал вампир, обращаясь к девушке. - Никто не в силах уничтожить вампиров, это никому не под силу. Но почему все обстоит именно так, я тебе объяснить не могу. Поверь, я говорю совершенно искренне. Единственное, что вы люди можете сделать: наблюдать нашу смерть.
   Молодую девушку подобный ответ застал врасплох, она даже почувствовала себя обиженной. Она согласно кивнула следуя за ним. Она осторожно поправила свои волосы, которые внезапно съехали вперед и закрыли часть лица.
   - Разреши мне в свою очередь задать тебе несколько вопросов, - начала Алена и не дожидаясь ответа. - Почему вы пьете только людскую кровь? Что вы сами думаете о своем существовании? Неужели у вас, нет жалости к убиваемым? Неужели вам никогда не хотелось глазами жертвы взглянуть на вампира?
   Вампир был смущен, но постепенно его лицо приняло улыбчивость. Ему никак не удавалось придумать достойный ответ. Однако в душе его, так и скребли острые когти кошек, напоминая о многочисленных убийствах и литрах выпитой крови.
   - Что ж, я пью людскую кровь потому что она моя еда, как ваша еда мясо, картошка, и тому подобные продукты. - С улыбкой проговорил он чувствуя победу. - Осталось очень мало настоящих вампиров которые ходят сейчас по земле, и вполне возможно они находятся среди нас. Я ведь полукровка, союз вампира и человека, и не отношусь в принципе к чистокровным.
   Наконец они добрались до какой-то комнаты столь уютной и комфортной, что девушке непременно захотелось задержаться здесь. Уютная кровать, разнообразные старинные шкафы и серванты, несколько тумбочек и столиков, в общем разнообразная мебель расположилась здесь.
   - Добро пожаловать в мое скромное жилище, - сказал вампир когда открыл ключом дверь.
   Алена осторожно прошла внутрь осматриваясь вокруг, вид комнаты изумил ее, но больше всего ее поразили картины и рисунки на стенах.
   - Вот смотри! Ты видишь эти фигуры?
   - Как красиво, - ее взгляд застыл на одном из рельефных изображений.
   Поначалу ей трудно было понять, что именно нарисовано на стене, что изображают эти едва заметные, нацарапанные не слишком умелой рукой линии, а затем Ливар зажег несколько свечей и все стало ясно видно.
   Два обнаженных вампира танцуют под тончайшими струйками дождя, их ноги испачканы в мокрой земле, а руки нежно ласкают сладкую кожу обоих. Затем изображение плавными линиями перетекает в другое. Теперь эти же самые вампиры стоят на коленях и ладони их сложены вместе, словно те молятся богу, сейчас совершая грех. Впереди них расположился алтарь для жертвоприношений, а на нем лежит еще живой и дышащий человек, из которого сейчас должны высосать кровь, на его лице застыл страх. И вновь искусными линиями картинка меняется. Эти же вампиры захвачены в плен и привязаны цепью к столбу снизу которого лежит куча веток, их руки переплетены между собою. Чуть ниже нарисована толпа озлобленных людей с факелами в руках, их лица выражают наслаждение, боль и облегчение. Затем шли изображения где вампиры спасаются бегством, а потом идет последнее рельефное изображение, где изображена женщина вампир, упав на колени, вся в грязи, она плачет кровавыми слезами, а снизу лежит труп. Картинка снова плавно меняется и вот уже та самая вампирша отрывает голову человеку и вонзается зубами в его сочную плоть. Вся эта история была нарисована на каменной стене комнаты и раскрашена в разнообразные цвета.
   - Ничего подобного я раньше не видела! Поразительно, интересно кто нарисовал подобное! - дивилась Алена продолжая рассматривать рельефные изображения.
   - Мое скромное жилище, - радостно заключил вампир. - Бываю я здесь не часто. Располагайся как удобнее тебе.
   "Во всем склепе довольно тепло! - метко подметила Алена. - Возможно у них здесь какой-то источник питания что ли поддерживающий нужную температуру или это все магия? Не забивай себе голову ерундой Алена! Главное, что здесь уютно".
   Она присела на кровать, а Ливар тем временем снял свой плащ из внутри которого мелькнуло что-то металлическое, а затем последовала рубашка. В итоге на нем остались лишь брюки да ботинки. Вампир явно не боялся обнажить свое тело. Алене подобное действие с его стороны понравилось.
   Вампир подошел к одному из навесных шкафчиков и распахнув дверца извлек с полки бутылочку красного вина и два бокала и поставил все это добро на стол и пододвинул его к кровати. Затем он зажег побольше свечей и расставил их в разнообразные части комнаты, сделав тем самым романтическую обстановку.
   - Я думаю нам не помешает чуток сладкого напитка, - деловито с ноткой страсти сказал он.
   - Пожалуй чуток... можно.
   - Хорошо.
   С этими словами он осторожно, с необыкновенной легкостью и радостью откупорил бутылку и разлил по бокалам вино. Но наибольшую радость ему доставлял тот факт, что он еще ни к одной девушке до этого момента не испытывал ничего подобного. Взрыв всех чувств разом! Ни одна вампирская девушка никогда не обращала на него ни малейшего внимания, всегда приходилось склонять их к сексу своим вампирским даром эмпата, а сейчас все совсем наоборот, девушка сама жаждала наслаждений. Он чувствовал ее симпатию, ее эмоции, ее желания. О, как это его заводило!
   - Мне всегда нравились люди, то есть девушки с готическими наклонностями! - сказал Ливар потягивая старинное вино где-то девятнадцатого века, достаточно вкусное и прекрасное из хрустального бокальчика, а также читая ее мысли словно открытую книгу. - Когда-то я хотел стать готом, как и практически все вампиры, но видно не судьба. Сколько раз я представлял себя в этом образе. В такие минуты я ощущал прилив адреналина в крови. И сам до сих пор когда вспоминаю, я кажусь всесильным, способным изменить свою жизнь. Ты сама видишь, я до сих пор несвободен от влияния моей магии, от влияния других вампиров.
   - Каким же образом несвободен?! - кокетливо поинтересовалась Алена.
   - Ну тем, что ради них мне приходится предавать некоторых своих человеческих друзей. И пускай я буду гореть адским пламенем, но я буду следовать этому правилу пока храню мир между вампирами и людьми. По-крайней мере пытаюсь. Знаешь... ты мне очень сильно нравишься, - вампир провел руками по ее волосам и они запутались в его руках.
   - Глупенький, ты ведь вампир! - пыталась образумить кажется влюбляющегося Ливара в нее, Алена, - мы не совместимы физически. Я живая, ты мертвый. Я человек, ты вампир. Мы с тобой как ручей вливающийся в могучую реку. Что общего может быть у нас с тобой?
   - Физически мы как раз совместимы, - он глотнул еще вина. - Я помню в этом склепе чудесные свадьбы, пышные банкеты по случаю юбилеев, танцы до упаду и кровавые бани. Помню первый мой приезд сюда.
   И его пронзило воспоминание: "Дурилка ты картонная! Я всего лишь пригласила тебя погулять вместе, а ты на придумывал невесте чего", - утонченный голос Миртьялонии Ли прозвучал у него в голове.
   - Где-то здесь есть старинная большая гостевая книга с пером, служившим вместо ручки. В те далекие времена еще не изобрели ручек, как и многих современных вещей. Довольно давно было это. В ней можно отыскать множество интересных отзывов тех, кто приезжал сюда, уезжал, снова возвращался... Они до сих пор возвращаются. Этот старинный склеп пока что не найден вашей корпорацией и вряд ли вы его найдете, вампиры хорошо защитили его магией и если бы не я тебя вел сюда, ты бы никогда не отыскала это место.
   У Алены вдруг возникло ощущение, довольно странное и таинственное, словно обстановка в склепе поменялась. Вроде бы все нормально: Бутылка вина, множество свечей, все так же покоятся на столе. Вот только все равно ее что-то беспокоило. Перед собой она увидела белую статую какой-то древнегреческой богини. Она смотрела на нее, а затем увидела как от статуи во всех направлениях расходятся сверкающие серебренные нити, словно сотканные из танцующего света. Эти нити сплетаются друг с другом образуя гигантскую сеть.
   - Этой статуи не одна сотня лет, и она магическая. Она вбирает в себя свет и преобразует в эти серебренные нити. Не правда ли красиво?
   - Изумительно.
   - В последнее время этот склеп мне особенно дорог, как и многие мои друзья. Больше всех Алена. Но есть и другие. О них никто не должен узнать. - Алена обратила на него свой пристальный взгляд, как будто размышляла над услышанным. - Твое сознание настроено каким-то магическим образом, будто тонко настроенные на слух струны скрипки, - задумчиво произнес он. - Тебе действительно нравлюсь - Я!
   - Это весело, - улыбаясь призналась она, - я не отрицаю того факта, что ты меня неким образом привлекаешь как мужчина.
   Она готова была разрыдаться! Она хотела его поцеловать! Готова была завизжать! Но все же еще боялась. Она никак не могла поверить своему счастью.
   - Время от времени в этом склепе бывает и одиноко, тоскливо и мрачно, хотя иногда тут словно рай вампирский наступает в определенном смысле. - Он вздохнул со скорбью. - Наверное после многих смертей, это место стало для меня бесценным, - его улыбка блеснула в полумраке, а вампирские клыки выросли на короткое мгновение.
   Алена закивала в знак понимания. "До чего же он все-таки привлекателен! Черные как смоль волосы, очень густые, но не достаточно длинные, изящно завивающиеся у гладкой шеи. А голубые, светящиеся в полумраке глаза, прекрасны. Легкая разница между нами не играет ровным счетом ничего. Что он увидел во мне? Но я не перестаю восхищаться им!".
   - Знаешь, ты можешь остаться здесь, но я не думаю, что такая жизнь не по тебе, да и к тому же, убьет тебя ненароком кто-нибудь, - сетовал он. Он все еще не пришел в сознание после того, что Алена проявила к нему интерес, поэтому говорил взволнованно и сбивчиво. - Можешь посмотреть и нижние этажи и верхние, на них тоже живут вампиры. Иногда они даже выползают на природу, но чаще всего питаются чужой вампирской энергией.
   - Это меня не отпугивает! - любопытно быстро выпалила она. - Наоборот, только воспаляет остроту ощущений. Мне это нравится.
   Ливар беззвучно расхохотался, стараясь сдавливать смех.
   - То, что я тебя не убила в тот момент не случайность.
   - Я знаю это, - кивая заявил вампир, - я чувствовал твою симпатию ко мне, все-таки... - он замялся, на мгновение, столько короткое, но все же достаточно длинное чтобы смутить девушку. Он опасался, что его слова могут неправильно понять. Однако страстное желание полностью довериться Алене заставило его продолжить, - я эмпат, и чувствую твое влечение ко мне, а сейчас страстное сексуальное влечение. - Он умолк.
   И тут Алена тихо произнесла:
   Мое сердце в груди без тебя лишь болит,
   Мое сердце в груди о тебе говорит!
   Мое сердце забыло, что значит любовь,
   Мое сердце уже терпит страшную боль!
   И хочу я поверить, что счастье придет,
   И знаю я точно, оно нас найдет!
   И будет душа петь опять серенады.
   Ведь будем мы знать, что отныне так надо!
   - Как красиво! Так искренне, прямо от сердца оторвала кусок.
   - Спасибо, я люблю писать стихи.
   Она сидела перед ним, мерно вздыхала, и пребывала в отличном настроении. Некоторое количество зажженных свечей создавали в помещении поросшее немножко паутиной, да и изрядной пылью, приятное впечатление. Девушка казалась ужасно хрупкой в своей одежде, с застегнутым вокруг тонюсенькой талии прекрасным кожаным ремешком. Ее мягкие волосы естественными волнами обрамляли лицо, а красивые глазки, сияли от пиршества, разглядывая части туловища вампира подсвечиваемые свечами.
   - Это место произведение искусства, - заговорила она, - причем особого рода. Построено вампирами для вампиров.
   - Я понимаю что ты хочешь сказать: работа по-настоящему изумительна. Именно здесь я родился. И когда-то здесь поверх склепа был огромный людской замок, но шли веки, мир становился все больше заполнен людьми, строились новые города, и вскоре от замка не осталось ни легенд, ни мифов, ни даже упоминаний. Вампиры позаботились об этом.
   - Двигайся ближе, - сказала она, - присаживайся поуютнее.
   Он повиновался. Его всего трясло и он закашлял. Кашель начался со спазма, застав его врасплох.
   - Извини, - сказал он, а она кокетливо улыбнулась.
   - Мне нравится твой красивый голос, - прошептала она, гладя его волосы, и слегка царапнула ногтями щеку, а он тем временем на мгновение сомкнул веки.
   Вампир почувствовал ветер. Колючий холод. В своем бурном воображении увидел людской возвышающийся замок, он выглядел так словно это был не замок, а искусное произведение искусства. Его руки будто прикоснулись к камням из которых построен был замок. Такие мягкие и гладкие на ощупь, но твердые внутри. Прикоснулись к зеленой траве, к осенним листьям, к пушистому снегу, к грязной земле. Он ощутил прилив тревоги. Что такое? Он прислушался и услышал вой волков. Воображение унесло его прочь от замка в густой зимний лес. Он увидел стаю быстроногих волков, мчащихся по недавно выпавшему снегу. Он увидел молодого себя, каким был двести лет назад.
   Он открыл глаза. Алена слегка оттолкнула вампира от себя. Ливару это сильно понравилось. Он наклонился и в ответ поцеловал ее в шею. Да, это тоже приятно. Он вспомнил как его острые клыки впиваются в жертву и в горло течет свежая кровь и мгновенно нюхнул носом ее плоть, а клыки выросли. Пахло потом. Ему это не понравилось, как и мысль о клыках врезающихся в шею жертвы. Ему так хотелось ее укусить, но нельзя. Держи себя в руках. Собери жаждущие мысли в единое целое м направь поток этих эмоций на нужное дело.
   - В чем дело? - спросила она.
   - Ни в чем, - ответил он и еще раз поцеловал ее в шею, а затем ненавязчиво снял с нее одежду. Затем последовала и его очередь. И вот теперь оба были полностью обнажены. На ее спине сверкнула стильная татуировка - черные ангельские крылья. Ему это понравилось.
   - Это безумие! - воскликнула она.
   - Безумие придет позже... - прошептал вампир.
   - Ты вампир, а я человек.
   - А не все ли равно, кто есть кто? - прошептал он на ушко ей. - Главное, это чувства... страсть... искорка...
   Ее соски сладко терлись о его грудь, - горячие острые, а плоть вокруг них оказалась податливой и мягкой. Он обхватил ее худенькое тело. Одна из его рук скользнула по шраму оставшемуся от аварии три года назад. Девушка ощутила в том месте холодок и дернулась.
   - Ты горячий, нет... ты просто горишь, - сказала она ему на ушко, а затем поцеловала в шею.
   Он посмотрел в ее глаза, затем медленно взглядом пошел вниз, рассматривая грудь, а после женское начало между ног, возбуждение в нем росло. "Ах, как хорошо! Одно блаженство", - похотливо подумал он и такие же мысли проскочили в его голове.
   - Аххх! - сладостно прошипела она.
   Он поцеловал ее мокрые маленькие губы, ощущая сквозь тонкую кожу твердость ее зубов, ощущая как в ее теле пульсирует горячая молодая кровь. Это было приятно, но все начнется между ног и будет больше похоже на дрожь, неутолимую яростную дрожь.
   - Подожди минутку, - сказала она.
   - Чего ждать? - Их губы сцепились в игривом поцелуе.
   Его рука потянулась ниже, туда где все и начнется прямо сейчас.
   Алена взобралась на него, словно на горячего скакуна, который несся по неосязаемым далям, равнинам и лесам. Ее мышцы начали движения бедрами и они слились воедино в диком танце. Холод ушел прочь, его бедра, его пах, его достоинство стали горячими, его тело знало, что делать, без всяких подсказок. Она чувствовала что вампир стал двигаться в такт ее быстрым движениям, с каждым разом он все глубже и глубже проникал в нее, пока наконец из ее сладостных уст не вырвался невольный стон, за которым еще один блаженный, и еще, и еще...
   Вместе словно соединяясь мыслями в воображении они рисовали свой чудный мир, со своими законами и природой, наслаждениями и эмоциями, и не было в этом мире горя несчастий и бед: По полям сотнями скакали лошади, они брыкались, встряхивались, ржали, но бежали вперед, а зеленый природный пейзаж окружал их. Затем природа испарилась не оставляя и следа, а лошади воспарили в воздух. Они махали своими белоснежными крыльями переливающимися на солнце, улетая все дальше и дальше в пучины вселенной.
   Хрупкое тело Алены было таким тонким и воздушным, что казалось и она улетит вдаль за скачущими лошадями. Припав лицом к плоскому изящному животу, вампир принялся ласкать языком пупок, потом он начал подниматься все выше, к напряженным, затвердевшим соскам. Он догадывался, что с этой девушкой он может осуществить любую, даже самую неосязаемую фантазию. Он чувствовал, что она может исполнить все его заветные желания сердца, абсолютно все. На несколько мгновений вампир замер, прислушиваясь к стукам своего сердца, пытаясь понять, что оно говорит.
   Дуновение ветра, теплого и влажного. Луна отодвигается, открывая солнце, - это затмение. И с каждой минутой его лучи становятся все горячее и ярче. Легкие облака исчезают с неба, словно чья-то неведомая рука стирает их. Теперь очередь за небом, и вот их взору разума открываются звезды. Все остальное также таяло на глазах, открывая космические дали, по которым словно в честь какого-то праздника, проносились падающие звезды. Земля испаряется, и только дикие летающие лошади парят в космосе. Они летят куда-то вдаль, летят к своей фантазии - стране чудес.
   Алена заключила Ливара в объятия, крепко прижала к себе и заглянула в глаза - никогда прежде она не смотрела на него столь долгим, пристально-соблазнительным взглядом.
   Они целовались, и тело ее трепетало под ним. Ее ничуть не беспокоило, что этот странный мужчина, со своими эмоциями и желаниями - вампир. Бедра ее чуть приподнялись, а затем опустились, и вампир вновь оказался в объятиях ее вожделенной плоти. Потом руки ее обвились вокруг шеи, а с губ сорвался громкий, пронзительный, полный наслаждения стон. Вампир смотрел на ее лицо, ощущая, как его охватывает волна беспомощного, беззащитного обожания. Те невидимые мастера, что сотворили столь диковинную девушку, превзошли самих себя. Линии ее щек, дивные световые переливы в ее глазах, изящные изгибы тела, - все было восхитительно. Красота ее казалась для вампира почти непереносимой, она обжигала глаза.
   - Я люблю тебя, - прошептал вампир.
   Слова вырвались из него с такой легкостью, что он сам себе удивился. Конечно подобное он произносил прежде, и не раз, но никогда раньше не происходило что-то подобного. Впервые эти три слова звучали в его устах так естественно. Естественно и искренне.
   Их совместно созданный мир, превратился в разноцветные краски.
   Девушка и вампир вдруг почувствовали такую любовь к друг другу, какой им не доводилось испытывать никогда, но потом странная любовь окружила их со всех сторон. Свет, цвет, краски, любовь - все это неразделимо.
  
   ***
   Позади было лучшее, что могло произойти между мужчиной и женщиной. Ливар и Алена мирно лежали на бархатной мягкой кровати и мило беседовали. Почему-то Ливару показалось, что подобное с этой девушкой он когда-то делал. Он не мог сказать почему, но именно делал. Это уже как будто было в его прошлой жизни.
   Алена пока он думал, вырвал клочок бумаги из своего блокнота, что-то написала на нем, исходящее от своего сердца, и покраснев положила в карман своей одежды.
   - Прошу расскажи мне о своем прошлом?
   - Может позже.
   - А меня интересует это сильно-сильно! Ну так как? - вновь спросила она.
   Он вздрогнул и ощутил боль во всем теле. Перед его внутренним взором промелькнули гнев, боль и отвращение, а еще смех. "Эх, Алена, знала бы ты...", - подумал он.
   - В моем прошлом нет ничего такого интересного, о чем я мог бы рассказать. - Ловко увильнул от ответа вампир. - Прошлое может преподать урок, но не спасти тебя когда это нужно.
   Он лежал рядом с ней и обнимал - это чистое счастье. Он так хотел испить ее сладкий нектар из шеи, хотя и не желал этого: "Вот сейчас я наклонюсь к твое шеи и сделаю два небольшие дырочки. Ты растворишься, как сахар в воде".
   - Прислушайся к звукам, - прошептала она, - слышишь как за стеною течет вода?
   - Да.
   - Знаешь я не думала, что сегодня в мой первый день на новой работе, произойдет подобный случай.
   - Никто не застрахован от случайностей. - Он поцеловал ее в губы.
   - Знаешь ли ты сколько сегодня убито людей, вампирами? А сколько еще падет от их рук? Знаешь ли ты, что сегодня произойдет? Знаешь ли ты, сколько будет продолжатся битва вампиров с людьми?
   Ливару вспомнился один случай во время второй мировой войны, когда люди умирали от голода, убивались из оружия, воевали за земные территории. Он прекрасно помнил как много раз пил кровь трупов которых сваливали в кучи, а затем сжигали или вовсе так и оставляли гнить под палящим солнцем, под проливным дождем, под снегом. Теперь же люди спокойно ходили по многочисленным улицам городов. Безмятежно совершали перелеты в воздушном пространстве. Жили себе и не знали бед той кровавой войны. Но такова их судьба, таков их мир, они - послевоенные люди.
   - Пока вампиры будут живы, война будет продолжаться вечно. Но я не люблю слово война, скорее это мелкие стычки из-за еды, потребностей вампиров.
   - Предположим что вы ошибка природы, - сказала Алена. - Если бы вы никогда не существовали.
   - А предположим, что если не будет нас, мир станет только хуже, и в конце концов все обратится в кромешный ад, непонятный, неисправимый, - что тогда? - Девушка молчала не зная что ответить на подобное. - Все люди будут лежать в своих могилах? Вся земля станет кладбищем из-за войн? И демоны ступят на землю, смеясь и предвкушая победу.
   - Какие демоны? - неожиданно спросила она.
   - Никакие, - отмахнулся он.
   Алена поцеловала его в щеку.
   - Хочешь испить моей крови?! - нежно спросила она.
   - Да, я хочу и мое желание, мои инстинкты сильнее меня самого.
   - Пей, - прошептала она и подставила шею.
   Вампир надавил выросшими клыками на ее горло, и о чудо, - прочная кожа не выдержала, и в рот полилась сочная горячая кровь. Как маленький ребенок сосет из груди молоко, так же и он сосал кровь из Алены. У него бешено стучало сердце. Его захлестнула горячая волна. Вливающаяся сладкая кровь переполняла его сердце. Ни времени, ни пространства, лишь вечное наслаждение...
   Когда вампир наконец закончил, он крепко обнял ее. Ее глаза потемнели, а тело посетило утомление. Он обнял девушку, и внезапно ему опять захотелось ее крови. Он жаждал крови. Он отчаянно желал ее, ничего не мог поделать с этим влечением.
   - Но что мне делать с таким ничтожным пустяком, Алена? - прошептал он.
   - Ты мне нужен! - шептала она и в ее глазах стояли слезы, он приложил пальцы к ее губам, призывая к молчанию.
   Она была не в силах выносить все эти чувственные порывы эмоций. Все не так просто. Никто не произносил ни слова, долгое молчание превратившееся в застывшее время. По ее щекам катились слезы. Ее губы расслабились, а выражение сделалось несчастным, как и три года назад, когда она переехала в общежитие.
   - Расскажи мне, - ласково попросила Алена, - расскажи, что означают эти настенные рисунки.
   - Историю о Лейдии и Вериаре! - и со вздохом. - Захватывающая история, - и он начал свой рассказ. - Стояла почти ясная ночь, высоко в небе светила луна. На гору поднималась крошечная человеческая фигура. Это был мужчина. Он страдал от холода. В лицо и веки, его били снежные хлопья. Умереть он не мог, потому что был тепло одет. Его страдания носили скорее психологический характер и были вызваны желанием умереть. Он убежал ото всех живых, в надежде найти покой в смерти. В определенные моменты, когда ему казалось, что силы покидают его тело, он был уверен, что наконец-то умрет. В течении многих и многих часов он взбирался на гору, но не умирал. Смерть казалась, всего лишь игрой его воображения. И вот когда наконец силы покинули его после долгих скитаний, он упал и помолился богу, в надежде наконец найти упокоение, затем потерял сознание. Занесенное снежной коркой тело провалялось некоторое время неподвижно, а тем временем ему снился чудный сон. Будто бы он попал на небеса и стал счастлив. Но сладкий блаженный сон неожиданно резко прервался, а в разуме потемнело. В его рот хлынули потоки горячей густой крови, а в шею впились острые клыки. Это показалось ему поистине чудом. Открыв глаза, он увидел перед собою женщину неземной красоты. Она улыбнулась, показывая свои клыки. Из ее рта, по щекам, текла кровь. В ее взгляде было что-то таинственное, скрытое, темное. Так Вериар стал вампиром и познакомился с Лейдией.
   - Здорово! - восхитилась Алена.
   - Они вместе танцевали и пели песни при луне, долгие ночи напролет. Наслаждались мгновениями мертвой жизни в страстных танцах. Пели при свете луны чудные серенады. Приносили жертвы кровавому богу людей. Сосали людскую сочную кровь. Занимались любовью в крови. Теперь он знал, что значит любить вампира, что значит быть мертвым. Люди не могли мириться с таким положением дел и тот час поймали и пленили их, а затем принесли в жертву через сожжение. Но двое влюбленных освободились, бежали прочь, им кто-то помог, и все равно смерть настигла их неожиданным образом. Вериару прямо в сердце попала осиновая стрела. Он резко вздрогнул и ощутил боль во всем теле. Перед его внутренним взором промелькнула вся жизнь, все боль и слезы, все радости и горести, вся смерть. И вот когда Вериар умер, Лейдия склонилась над его трупом и стала медленно рыдать, роняя кровавые слезы в воду. Она плакала и плач ее срывался на крик, зверский жестокий неуемный крик. Она пообещала отомстить тому человеку, убившего ее возлюбленного. И она действительно отомстила. Как то раз она выследила и поймала того в свои цепкие вампирские лапы. Лейдия буквально накинулась на него, когда он медленно топал по дороге домой к своей семье. Она обвивала его своими изящными конечностями. Руками она сломала ему грудную клетку, его хрупкие кости. Она наполовину оторвала ему голову, а затем одним глотком выпила жизнь. Ее рот, вновь ощутил горячую липкую сочную кровь, как тогда, когда она впервые повстречала Вериара. После этого случая о ней никто ничего не слышал. Говорили, что она убила себя, кто-то рассказывал, что она все еще живет и бродит по миру. Такова история.
   - А продолжение... - мило попросила девушка.
   - Продолжение, - на секунду остановился Ливар, - его нет. Никто не знает, что случилось дальше.
   "Как восхитителен прохладный холодок! - подумала Алена и слегка закинула голову назад вдыхая холодок, - Как прекрасно это место! - она задержала дыхание, прислушиваясь к биению своего сердца, ощущая как ее кровь пульсирует внутри тела и при мысли о том, что она все еще может освежить ее, она испытала безумное чувство изумления и отчаяния. - Словно неосязаемая пустота, темное небо плывущее в даль, эта кровь придает сил!".
   - Послушай меня, - терпеливо сказала Алена. - Мы должны спасти их или...
   - Петра и Татьяну, - уточнил Ливар.
   Вампир почувствовал вновь тот сочный вкус крови, посетивший его губы мгновение назад и на миг у него возникло ощущение будто он знаком с Аленой многие века. Но этого не может быть.
   - Я не хочу чтобы они умерли, не хочу чтобы все вот так закончилось. - Вампир слегка изменился в лице, во взгляде его мелькнуло удивление. - Я не хочу чтобы ты и я умерли тоже.
   - Но мы сейчас в безопасности! Я ничего не буду тебе обещать. Как я могу обещать, если с ними ничего не случится, поверь мне, они найдет выход из ситуации. Эти двое очень отличные сотрудники.
   - Мне все равно. Я отправлюсь на их поиски. И именно туда откуда все и начиналось, в лабораторию. Атирмилия сказала в том здании есть потайной лифт ведущий вниз в мертвый город, и я найду его.
   - У меня нет выбора, придется следовать за тобой. Защитить тебя! - Беспокоясь произнес вампир.
   - Выбор есть у каждого. - совсем медленно пронеслось по помещению. - Мы сами принимаем те или иные решения, от которых зависит дальнейшее развитие событий Ливар. - Философствовала Алена.
   Ливар сию же секунду встал и стал одеваться.
   - Что случилось? - Беспокойно спросила она в смятении смотря на вампира.
   - Ты же ведь сказала, что нужно спасти их. Вот это я и делаю в данный момент, - ответил вампир одевая свою одежду.
   Прозвучала серия пистолетных выстрелов.
   - Господи! - вымолвила Алена. - Что там происходит?
   - Нужно поскорее выяснить, - выпалил вампир.
   Взгляд девушки скользнул по телу вампира, и она с сарказмом выпалила:
   - Одет, ну прям по последней моде вампиров, - хотя она не знала о нынешней моде вампиров.
   Вампир вспомнил, что стоит перед обнаженной девушкой совершенно голый, и смотрит как она одевается. И в мгновение отвернулся смущаясь и краснея.
   - А со спины ты заводишь меня еще больше, - улыбаясь сказала она.
   Он уже влезал в правый ботинок ногой, а она полностью оделась.
   Он закончил одеваться, много времени это не заняло. Затем он повернулся чтоб посмотреть на нее и увидел красавицу в немного грязной одежде. Он оглядел ее с ног до головы, но постарался сделать это, ненавязчиво и скрытно. Все равно она заметила подобное действие с его стороны.
   - Ну уж прости меня, Ливар. Придется тебе потерпеть мой грязный наряд. Не стоило мне так тебя смущать наверно.
   "Господи, до чего же все-таки она красива!", - подумал он. Грязь и кровь в которой была перепачкана одежда, создавали впечатление, что девушка побывала в настоящем сражении.
   - Ты готова? - спросил вампир, в ответ девушка с пистолетом в руках и фонариком утвердительно кивнула.
   Он достал из под плаща два пистолета. Один из них был белого цвета, другой черного, да и по виду они имели размер слегка превышающий размер нормального пистолета сотрудника, да и вес наверно имели потяжелее. И они вышли из помещения.
   - Собачка, - неожиданно сказала Алена. - Ливар гляди, собачка! Откуда она тут?
   Ливар склонился и почесал собачку, большую, белую, клыкастую. Собачка посмотрела на него, будто улыбнулась.
   - Некоторые вампиры заводят себе домашних зверушек.
   Белая собачка постояла некоторое время и неспешно двинулась дальше по коридору.
   - Красивая.
   - Да, но нам до этого дела нет. Нужно поскорее выбираться отсюда. Верно?
   И тут на них из мерклой темноты набрел человек, он был невинен и испуган, истекая кровью, он лишь произнес жалобным голоском, хотя может и простонал: "Помогите, умоляю!"
   Клыки Ливара впились в шею человеку и он насладился кровью. Алена же оказалась просто в шоке и молчала, пока вампир наслаждался горячей кровью. Когда же он закончил, тоненькие струйки все еще стекали по щекам, не просто стекали, а впитывались в кожу.
   Через мгновение следуя к выходу Ливар почувствовал, как что-то меняется. Словно в воздухе повисла неуловимая глазом, но ощутимая некая пелена, бестелесный невидимый туман. Практически на выходе их встретило некоторое количество вампиров. Их пистолеты были направлены в разные стороны. Девушку и вампира окружила толпа вампиров.
   - Нам нужна девушка Ливар. - сказал один из них.
   - Она моя, вы ее не получите.
   - Нет, так не пойдет.
   - Ты даже не знаешь, кто она такая.
   - Поверь мне, отлично знаю.
   - У тебя есть выбор, отдашь нам девушку и останешься жив, или умрешь. Что выбираем?
   - С чего ты взял, что у меня есть выбор? - Ливар помахал дулом одного из пистолетов под носом у вампира.
   - Ну в таком случае, вы умрете.
   - Не дождешься!
   Зазвучали пистолетные выстрелы. Воздух нагрелся разнообразными пулями, а затем все стихло. И только двое остались в живых. Пистолетных патронов у обоих становилось все меньше.
   Чем дальше они продвигались вперед, к выходу, тем сложнее становилось пробираться через вампиров. Странно только, почему эти вампиры не использовали свои способности, а примитивно, словно что-то не так с ними, использовали человеческое оружие. Коридоры становились влажными после пролитой крови, также как становились влажными и их ботинки ступающие по ней, после очередной победы.
   Они продвигались все дальше вперед, и именно в этот самый нужный момент как назло батарейка в фонарике села окончательно и бесповоротно, а в большом круглом коридоре освещаемым тусклым светом магических лампочек практически ничего не видать. Правда только для Алены, так как она человек. Вампиры ведь ночные существа и прекрасно видят в темноте.
   - Господи, мне совсем не хочется в этой кромешной тьме подыхать!
   Ливар был с ней согласен. Сама мысль о том, что их могут поймать и разорвать на куски, а они даже толком не смогут дать сдачи, совсем не радовала. О том, каким путем возвращаться обратно на поверхность, у Алены были смутные представления.
   Столб пламени появившийся издалека осветил все вокруг и в темноте мелькнули тела вампиров. Кто из них просто шел, кто-то полз по потолку и их было много. Алена и Ливар застыли в оцепенении и ожидании ужаса.
   - Забирайся на меня! - скомандовал Ливар.
   - Но я... - перечила девушка.
   - Немедленно! - зловещий топот приближался с ужасающей скоростью.
   Он даже помолился взявшись за крест и поцеловав его. Он прекрасно знал, что в темноте у него гораздо больше шансов выжить, чем Алене.
   Все ближе и ближе подбирался ужас, и вот когда казалось еще чуть-чуть и их разорвут на тысячи кусочков плоти, вампир что было сил рванулся бежать по коридорам к выходу. Он прекрасно знал, что и на выходе их поджидают исчадья тьмы, и ему совсем не хотелось встречаться с ними, но придется. Он бежал, но преследователи не отставали, а попутно он отстреливался от опасностей со стороны и спереди.
   - Господи! - воскликнула Алена, вспомнив тоже о боге, когда прямо над ними пролетел сгусток огненного шара, а затем несколько ледяных сосулек спереди. Ливар изящно уклонился.
   Ливар подумал: "Надо же, как она крепко схватилась за меня".
   В конце концов они достигли чертового входного зала, и здесь их ждала опасность.
   - Что здесь произошло?! - беспокойно поинтересовалась Алена увидев главный зал залитый кровью.
   - На нас напали, - прошептал откуда-то взявшийся вампир. - Я не знаю, кто это был. Знаю лишь одно, эти чертовы мертвецы не умирают, - и он рухнул на пол прямо в кровь испуская последний вздох.
   Алена закрыла глаза и убрав из разума страх открыла. Ливар был все так же спокоен, впрочем как и всегда был спокоен. Но что здесь произошло? Вот уж загадка из загадок!
   Не теряя времени Алена взяла себя в руки и выстрелила мертвой женщине в спину, та рухнула ничком. На месте головы осталось лишь рваное месиво. Все мертвецы находящиеся в огромном зале разом повернулись к ним. Теперь им точно не выжить против такой толпы мертвецов и странных вампиров подбирающихся сзади. И в ту же секунды раздались еще выстрелы, двое мертвецов схлопотали по пуле в головы от Алены. Она предпочла одиночные выстрелы - нет смысла зря тратить патроны на жалкие порождения смерти. Главное пробиться тем самым к выходу из склепа, выбраться отсюда поскорее.
   Бестиарий зала был очень интересен. Здесь присутствовали сотни разных мертвых людей. Где-то стоял мужчина похожий на рабочего бензоколонки. Вон там вот жаждала убийств с тесаком в руках женщина домохозяйка. Какие-то рабочие в касках просто тупо смотрели непонятно куда. Попадались и вовсе интересные ходячие мертвецы, например такие как солдаты второй мировой войны, неплохо сохранившиеся кстати. Живые мертвецы словно по команде разом двинулись в их сторону.
   - Главное выбраться отсюда живыми, - Ливар посмотрел на бесстрашное лицо девушки. - Не волнуйся все будет в порядке.
   Алена вдруг настолько обессилела, что не смогла даже выстрелить, но слава богу длилось это недолго. Она украдкой глянула на Ливара - он имел мрачный и решительный вид, у него улетучились последние сомнения в том, что они действительно смогут пробиться через толпу.
   - Постарайся держаться подальше от мертвецов, а расчищу для проход.
   - Хорошо, - решительно выпалила Алена.
   И после этого вампир цепляясь за колонны как будто двигаясь по воздуху ринулся вверх. Алена продолжила отстреливаться внизу от мертвецов. Патронов оставалось все меньше и меньше, а сзади - откуда они выбежали, - до них добирались оставшиеся позади вампиры. Каждая патронная очередь убивала по несколько десятков мертвецов, но этого было мало, мертвецов было слишком много, и они явно не собирались останавливаться. Тем временем забравшись немного вверх, Ливар прыгнул в самую гущу толпы и стал колотить мертвецов.
   Алена пала на колено и, отстреляв последние патроны, начала бить подступающих своим пистолетом, стараясь добраться до Ливара. Она шипела и визжала, словно ходячая смерть. Со слезами на глазах подбиралась все ближе к телу упавшего вампира. И когда наконец она растолкала скопившихся вокруг тела вампира, мертвецов, то увидела, что вампир был без сознания.
   Девушка раскинула руки в разные стороны, что-то непонятное произнесла и воздух мгновенно рассекла во всех направлениях прозрачная туманная волна исходящая от нее, и сотни мертвецов замертво рухнули на пол, а вампиры предпочли отойти в сторону. И пока обстановка благоволила их побегу она взглянула на него и прошептала тихо на ушко:
   - Доверься мне...
   В то же мгновение, столь короткое, что никто не ожидал подобных действий, Алена вскинула ослабевшего вампира себе на плечи и рванула наверх к поверхности. И чем ближе она подбиралась к выходу, тем гуще становилась тьма в зале, в укромных его уголках поднимались выжившие мертвецы, иногда ей казалось еле-еле заметное шевеление с их стороны, но они лишь стояли в оцепенении и смотрели, не решаясь подойти ближе.
   Он брела по лесу прочь от зловещего места. Тело Ливара попадало на лучи солнца и поэтому слегка обгорало. Но из-за того что его тело было покрыто черным плащом, не все лучи добирались до кожи. Когда же она достигла какой-либо дороги, вдалеке она разглядела машину Татьяны и Петра. Сил у девушки было хоть отбавлял, но все же она поставила на ноги вампира. К тому же она все-таки девушка. Это мужчины должны носить на руках девушек, а не наоборот.
   - С тобой все в порядке? - поинтересовалась она.
   - Лучше не бывает, - улыбаясь произнес вампир. - Что произошло?
   - Они больше не будут нас преследовать. Пока на небе светит солнце, определенно... - девушка зашипел от легкой боли, а часть лица вампира попала на лучи солнца, - нет.
   - Тебе больно?! - беспокоясь спросила она.
   - Ничего особенного, главное на солнце не попадать.
   - Как мы выбрались? - девушка молчала. - Я думал мы там умрем. Интересно и что такого этим вампирам нужно было от тебя?
   - Пойдем побыстрее, нам нужно так много сделать! - Девушка расплылась в улыбке.
   Одни лишь вопросы. Но действительно, чего им было нужно? Что такого они знали о девушке? И почему у нее есть вампирские способности? Всего лишь вопросы, а ответа пока что нет.
  
   Глава 5: Начало испытаний.
  
   Тут мертвых нет. Здесь любовь живет
   В объятиях друг друга.
   Знай моя любимая,
   Я моря и океаны переплыву,
   И тебя отыщу.
  
   Боль в сердце, при мысли о тебе,
   О том, что ты страдаешь где-то.
   Тело бьется в конвульсиях,
   из-за потерянной любви.
  
   Мне сон приснился -
   Космическая бесконечность,
   Неосязаемые пустые звезды,
   И страны небывалого размаха.
  
   Человеческая жизнь, как миг,
   Короткая, угрюмая,
   Но стоит только присмотреться,
   Увидеть можно в ней мечты.
  
   Я обещаю тебе, моя любимая.
   Я обязательно найду тебя.
  
   ***
   Некто в солидном сине-темном костюме, с галстуком, и дорогими черными как смоль ботинками тащил на плечах по длинному хорошо освещенному коридору тело молодой девушки. Коридор, сухой и чистый, чувствовалось, что здесь кто-то тщательно убрался. Но зачем?
   Татьяна, немного израненная, - потому как порванная одежда и ее небольшие царапины на коже создавали именно это впечатление, - находилась в бессознательном состоянии. Ее длинные черные волосы сверкнули под светильной лампой, расположенной на потолке, а некто ехидно улыбнулся и улыбка его растворилась в темноте комнаты в которую он принес ее.
   Тьма жаждала его больше, чем он сам. Он пришел в нужное место.
   Наконец он остановился, и повернулся всем телом в бок. Он положил тело на пол и поспешил выйти. Металлическая дверь с глухим звуком закрылась из стороны. Некто поправил свою шляпу, затем галстук и медленно побрел прочь.
   Хоть здесь и было темно, - ничего практически не видать, хоть глаз выколи, - но что-то можно было разглядеть. Все помещение было загажено мусором разного рода, не отходами, а какими-то бумагами, разломанными столами, испорченными компьютерами. Стены довольно-таки чистенькие. Тело девушки и легло в эту мусорную кучу, нагромождение всего этого.
   Когда девушка пришла в сознание - пробуждение показалось столь резким и неприятным, что сначала она не поняла что произошло, - увидела лишь тьму. Ей стало очень страшно. Страх пробирал до костей, а затем возвращался в мозг и пропитывал ужасом мысли.
   - Эй! - крикнула она, а тьма не ответила. - Здесь есть кто-нибудь?! - снова закричала она, но и теперь никто не ответил.
   Страх - о, как это многих заводит! Многие из людей боятся, но в то же время находят в этом какое-то похотливое извращенное удовольствие, но как только они становятся объектами страха, то восприятие мира меняется. Так и случилось с девушкой, ее всегда привлекала загадочность, а теперь она сама стала целью этой загадочности.
   Она поднялась на ноги, и руки ее коснулись холодной стены. Она смаковала своими красивыми пальчиками каждое попадающееся отверстие в надежде что-либо найти, но ничего. Глаза заметались в поисках чего-то невидимого в темноте, и увидели свет идущий от отверстия внизу двери. Непременно девушка ринулась к свету, попыталась открыть дверь, но ничего не выходило. Ее толчки в сторону и вперед ни к чему не приводили, лишь силы потратила. И тогда со всей силы, крича, ее руки сжавшись в кулаки ударили о металл, затем еще и еще, и так до тех пор пока силы не иссякли. И душераздирающий крик превратился в пискливый визг, и тело съехало вниз, сев попой на пол.
   Татьяна рыдала прикрывая лицо руками, чтоб никто не видел, но здесь никого и не было. И все этот жест с детства так и остался присущ ее разуму. Тепло тела медленно растворялось в холоде помещения, и вскоре девушка таким образом основательно замерзала.
   "Что я здесь делаю? - размышляла она и вопрос пришел из тьмы разума. - А зачем ты этим занимаешься?" - но она не ответила, решив промолчать в мыслях.
   Она дрожала от холода, потирая руки двинулась в поисках чего-то. Теперь у нее была цель - найти что-то чтобы согреться. Порывшись в куче мусора она взяла бумагу, а потом еще, и стала засовывать их себе под одежду. Да, что только не спасает жизнь человеку. Да, разум человека находящегося на грани жизни и смерти думает совсем иначе. Лишь бы спасти свою жизнь, а остальное потом, но бывает и иначе.
   "Он обязательно меня спасет!" - думала она и согревалась все сильнее и быстрее. Она в подробностях старалась восстановить что же произошло за последние сутки. Как же так получилось Татьяна?! Прошло довольно-таки много времени, и она все еще оставалась в живых.
   Наконец дверь открылась. Ее ослепил яркий свет, а затем она увидела кого-то в синим костюме, но тут же вновь все потемнело. И опять ее куда-то потащили.
   В прозекторской некто аккуратно снял с девушки одежду, раздев полностью догола, и положил тело на операционный стол.
   - Надо же, какие прелестные формы! - сказал некто смотря на голую грудь девушки с черными длинными волосами.
   Обнаженная девушка лежала в на операционном столе неподвижно, под пристальным вниманием света ламп. Она еще жива. Изящное тело, тонкие руки, стройные ноги. Несколько маленьких бумажных клочков запутались у нее в волосах. Некто знал, как устроено ее прекрасное тело. Впрочем как и тело любого другого человека. За свою жизнь ему не мало приходилось проводить вскрытие. Его захлестнуло желание прикоснуться к ее коже.
   - А теперь мы тебя перевернем! Ты же не против?! - спросил он у девушки, ее губы молчали. - Ну и отлично!
   Довольный молчанием он улыбнулся и перевернул тело и рукою убрал волосы от шеи. Он отрицательно покачал головой. В глазах его появился голодный блеск. Такое выражение появляется во взгляде вампира, учуявшего свежую горячую кровь текущую рекою по венам. Это звериное выражение свойственно всем вампирам, без исключения. Но он не хотел пить ее кровь, подобное он считал отвратительным.
   Он воткнул скальпель в шею и сделал легкий вертикальный разрез рассекая шейные мышцы. "Красота!", - подумал он и сделал такой же разрез по горизонтали. Затем он взял в руки маленький квадратный металлический предмет с выпуклостями и сунул под кожу связывая его с нервными окончаниями. Разрез зашился медицинской нитью и тело девушки перевернулось.
   - Операция прошла успешно, - монотонно произнес он. - Почему бы не позволить дьяволу завладеть тобой? Вперед! Теперь ты не человек. Так иди же!
   Татьяна мертвенно продолжала лежать на операционном столе, а некто удалился прочь.
  
   ***
   Казалось минула вечность. Казалось он никогда больше не проснется. Казалось он действительно мертв. Но Петр все еще дышал, а его сердце билось, органы внутри него работали, и делали свое дело великолепно. Вид у него был слегка потрепанный, но все в порядке. Чего не скажешь о Татьяне сейчас находящейся где-то в этой подземной лаборатории.
   - Ну, здравствуй Петр! - пронесся эхом по помещению женский голосок, и очень сильно напоминающий чей-то из услышанных ранее, словно он знал кто говорит. - Просыпайся!
   Его глаза медленно приоткрылись, а в лицо забил свет, и как только он смог разглядеть говорившего, на его гладко выбритом, круглом лице застыло задумчивое шокирующее выражение, а разум превратился в нечто убивающее. Похоже он никак не ожидал увидеть перед собой, того с кем знаком много лет, а именно Алину сидящую перед ним. И что она делает здесь? Разве она не должна быть в Москве? Да, но похоже она знала обо всем происходящем намного больше, чем мог представить Петр.
   - Что ты делаешь здесь?! - с фантастическим удивлением слетело с сухих губ Петра. - Где я нахожусь? Как я попал сюда?
   - Я отвечу на все твои вопросы, только удели мне немного времени. Большего я не прошу. Если ты это потерпишь, то скоро увидишь Татьяну целой и невредимой, в любом случае увидишь... в общем встреча не зависит от тебя, главное последствия нашего разговора. А вот, что зависит, так это то, какой путь ты выберешь: простой или полный опасностей, но это решать тебе, - деловито заявила Алина. Она похоже что-то знает! - Ее жизнь в твоих руках!
   - Что? - не веря ее словам, словно ему послышалось спросил он, но она промолчала. - Что ты такое говоришь? Алина! - выпалил он, не ожидая таких слов от того кого так долго знал.
   - Ты прекрасно слышал, что я сказала, - спокойно заявила она.
   - Ну что, поговорим?
   Петр дернул руки вверх, но они оказались завязаны между собой, впрочем ноги тоже. Он оглядел помещение. Небольшая комнатка где-то три на три, стол, два пустых бокала и бутылка вина стоящие на нем, два стула, из всей картины выбивался лишь пистолет на этом же столе. Зачем пистолет вообще здесь - непонятно.
   - Давай поговорим, - монотонно со злостью слетело с губ Петра.
   "Будь спокоен Петр, она что-то знает, и если она знает информацию я добуду любой ценой. Вот только сначала нужно освободиться, и тогда я все выясню.", - подумал он наполняясь гневом.
   - Я вижу твое будущее Петр... - презрительно начала она.
   - И что с ним?
   - Неееет, - сладостно протянула Алина, - так не пойдет. Для начала дам тебе совет, не как человеку, а как вампиру: брось заниматься этим делом, твое столь быстрое стремление найти Татьяну, лишь приведет к ее гибели. Просто подожди и все, - ехидничала Атирмилия.
   Петра переполнила злоба и одновременно страх за Татьяну, но он все еще сохранял рассудок, мыслил здраво так сказать. Но он и понятия не имел, во что выльется этот приватный разговор. Как и не имел понимания, каковы дальнейшие масштабы этой девушки Алины, которая оказывается знала все с самого начала.
   - Я не могу ждать. Ты знаешь как я люблю ее! - Алина посмотрела на него и увидела как сильно Петр переживает за свою жену. - Ты даже понятия не имеешь о моей личной жизни.
   - Я прекрасно осведомлена на твой счет, - и тут она начала как-то таинственно все говорить. - Как только я закрываю глаза, вы словно непрошенные гости являетесь в тревожных видениях. Я вижу, как вы занимаетесь любовью, ссоритесь, ходите вместе по магазинам. И я знаю твой маленький секрет Петр Волков.
   "Ты ничего не знаешь! Тварь паршивая, я убил бы тебя прямо сейчас, за то, что предала корпорацию", - презрительно подумал он, а затем представил как засовывает ей дуло пистолета в пасть и холодный металл ощущается на ее губах. Он ехидно улыбнулся, но все еще хотелось убить кого-нибудь.
   - Все это очень и очень интересно Алина, но мы отходим от...
   - Я говорю с тобой, а ты не слушаешь! - улыбнулась Алина предвкушая превосходство.
   - Я слушаю тебя... - оправдывался он, - но я не услышал от тебя еще то, что мне действительно поможет найти Татьяну.
   - Петр, - деловито обратилась к нему она - почему ты так желаешь убить меня? - словно читала его мысли Алина. Она глядела на него своими хищными глазами, слегка прищуриваясь и нагнувшись чуть вперед.
   Петр никак не находил покоя в своем разуме, но тело еще было спокойно. Кто знает, что сделали с Татьяной. Он с опаской заглянул в глаза Алине и увидел там подчиняющую власть. Алина словно переродилась из одного образа в другой, и как он не заметил то, что она крот заведшийся в их корпорации, отделе? Каждый способен на ошибки.
   - Довольно своеобразный подход у тебя Петр. Разве ты не должен убеждать меня сотрудничать с тобой?! Стараться внушить мне, что ты с этой новой девушкой, как ее зовут?
   - Алена.
   - Ах, да Алена. Ну так что, ты будешь внушать мне, что ты мой друг, чтобы я доверилась тебе?
   - Мы были друзьями Алина, до этого времени. Да трудно это делать, ведь моя жена сейчас невесть где, и я даже не представляю что с ней происходит! - Его голос сорвался на крик. - Говори, что ты сделала с ней?! Что здесь такое происходит!
   - Аааа, происходит?! - спросила она с нотками ехидности, упиваясь этим. - А если ты сейчас не узнаешь где она, что ты сделаешь со мной, чтобы выпытать эту информацию из моего мозга. Ты просто спросишь или начнешь бить меня?! Что ты хочешь сделать со мной сейчас Петр? - Опять словно она читала каждую мысль Петра произнесла похотливо Алина. - Я ведь никоим образом не причастна к похищению твоей жены. Понимаешь о чем я?
   - Да, ты очень интересная женщина Алина, мы оба знаем об этом. Но давай перейдем к делу?
   - А мы итак говорим о твоем деле Петр, - она слегка отклонила голову на бок, упиваясь тем, насколько изысканно она выбирает слова. - Ты все еще не слушаешь меня. Какие у тебя чувства сейчас?!
   Алина с необычайной грацией потянулась к бутылке с вином, откупорила ее и налила в бокал немножко красного, а затем неосторожно отпила чуток и поставила бокал обратно. Капельки вина потекли вниз от губ, потом коснулись подбородка, и только затем капельки свалились на пол, а Алина лишь прикусила нежно нижнюю губу и вытерла кровавый след черным платком.
   - У меня разные чувства, - чуть ли не заплакав сказал Петр.
   - Что ты сказал этому человеку когда он умирал, а?!
   - Какому человеку? - увиливая от вопроса задал он встречный.
   - Ты знаешь о ком я говорю. Мы оба знаем, не так ли... - она сделала паузу - Петр?!
   Голос ее был спокойный и изящный, ни нотки сомнений, ни гнева, ничего. Алина знала свое дело, и похоже не раз проводила такие вот разговоры. Кажется ее речь некоторым образом подсознательно выводила из себя Петра, тот нервничал и покручивал запястья рук стараясь освободиться.
   - Вот, что... - она подняла бокал с кровью и протянула его Петру, - налей-ка мне немного красного вина. - она могла дотянуться до нее сама, но почему-то предпочла доверить это Петру. С чего бы это? - Я буду тебе признательна.
   Петр опять взглянул на нее, на этот раз со гневом и злобой. О, да как он хотел ей сломать кости в теле! Этой предательнице! Боль это главное что он доставит ей сейчас.
   И не доверяя ее просьбе он с опаской взял бокал и налил немного вина в него, а затем вручил ей. Ее пальцы ласково скользнули по его запястью.
   - Ты знаешь теорию эволюции вампиров Петр? Я думаю в корпорации, ты хорошо ее изучал.
   - Да.
   - Их вид произошел не от людей как считают многие. Те кто не знает о их существовании, простые люди. Гораздо больше знаем мы, сотрудники корпорации. Простые работяги, выполняющие грязную работу высших чинов. Теория эволюции Петр, вот что главное! В свое время существовали два разумных вида на земле у которых были свои преимущества и изъяны. Вампиры упивались кровью, а люди ели мясо животных. Это я к тому...
   - Да, что тебе нужно от меня! - Кричаще вырвался гнев из уст Петра, а пистолет, который Петр все-таки взял со стола, направился дулом на Алину, та в свою очередь лишь усмехнулась.
   - Трудно оставаться спокойным, когда твоя жена вот-вот умрет! - Алина ехидно-извращенно улыбнулась оскаливая свои клыки.
   - Умрет, не смей говорить этого. Я спасу ее, обязательно.
   - Спасешь?! А, что ты делаешь прямо сейчас, разве не спасаешь ее?!
   - Мне надоело.
   Воздух рассек пистолетный выстрел, запахло жареным мясом. Алина схватилась за плечо, - а именно туда и попала пуля с чесночным соком, - а изо рта полилась густая темно-красная кровь.
   - Это так ты ее спасаешь Петр, а?! - выблевывая кровь, прошептала Алина. - Почему ты так отчаянно стремишься найти ее?
   - Я люблю ее! Эта девушка все для меня.
   - Все?! Тогда почему ты сейчас вытворяешь со мной всякие извращения?! Я ведь тебе сказала: удели мне немного времени. Простой или опасный путь, помнишь?!
   - Я не знаю. Ты хотела поговорить...
   - Я говорю с тобой.
   - Но это ничего не значит Алина. Ничего!
   - Что ты ей сказал в момент вашего знакомства?
   В его мозгу мгновенно вспыхнули воспоминания трехлетней давности: "Ну вот нашли время!". Но это произошло настолько смутно, как будто это не его воспоминание. Уж слишком много времени прошло с того момента, не удивительно что он стал забывать, хотя такие моменты не забываются.
   Выстрел! На этот раз пуля угодила Алине в правую ногу, та лишь стиснула зубы еще крепче. Она терпела ту боль, что причинял ей Петр и это было просто поразительно. Но зачем? К чему ее подобное поведение? Почему она так отчаянно стремится продолжить разговор?! Почему наконец предала корпорацию?
   - Я люблю ее, а ты скажешь где моя Танюшка или умрешь от следующей пули.
   - Как можно восстать из мертвых?
   - Что? - не понимая, покачал он головой.
   - Я говорю: восстать из мертвых?
   - Никак. Если ты умер, то навсегда.
   Прозвучал еще один выстрел. Наверняка эти звуки привлекли ненужное внимание, да нет же точно. И теперь оставался лишь вопрос времени, пока кто-нибудь не доберется до этого места. Если конечно кто-нибудь есть в этом месте, но никого здесь нет, только некто и Татьяна на операционном столе.
   Алина улыбнулась прижимая шею из которой обильно сочилась кровь. Разве сейчас она не должна страдать от боли? Разве не должна кричать о помощи? Разве не чувствует свежий запах своей крови? А она лишь во всю улыбается...
   - Сейчас тебя заставляет действовать вот такими поступками, неизбежность смерти твоей жены.
   - Хватит! Говори мертвая сучка, где находится моя жена?! - Прокричал он входя в ярость.
   Мысленно он продолжил говорить, но не вслух: "Или я вставлю дуло тебе в рот и нажму на курок". В его груди что-то хрипело и щелкало при каждом глубоком вдохе. Дурманящий воздух, власть в обеих руках и Татьяна кружили ему голову, на все остальное было плевать, и никто - слышите - никто не посмеет его остановить.
   - Мертвая... - протянула она и ухмыльнулась, насколько могла. - Раз уж ты так жаждешь найти ее, я скажу тебе где ее держат. Разговор окончен. Помни - это твое решение.
   - Что?
   И дальше подошла и извлекла откуда-то нож, а после разрезала веревки сдерживающие руки. И как только Алина сделала это он непременно со всей своей злостью отвесил увесистую пощечину ей.
   - Теперь поиграем по моим правилам, сучка!
   Он подошел к двери находящейся сзади него пока он сидел, но она закрыта.
   - Как ты могла только предать корпорацию Алина, я доверял тебе, нет... мы доверяли тебе.
   - Бывает...
   - Как открыть дверь?! Говори?!
   - Ключ... - прошипела она.
   - Что?
   - Ключ... держи, - откуда-то она достала ключ.
   - Теперь ты осознаешь свою цель? - шипя спросила Алина упиваясь какой-то своей извращенной победой, словно она знала что произойдет дальше. Знала во что выльется подобные действия Петра.
   Петр отвратительно взглянул на истекающую кровью Алину, и испустив последний вздох она умерла.
   - Собаке, собачья смерть.
   А затем с презрением отвернулся и вышел из помещения. Как сумасшедший он помчался по светлому довольно тесному коридору. В мыслях его осталось лишь одно слово: "Танюшка".
   Наконец он наткнулся на ходячего мертвеца. Мгновенно он навел ствол на верхнюю часть груди и нервно выстрелил в упор. Мертвец дернулся, с удивлением уставившись на него, видно не ожидавший такого поворота событий, а главное встретить тут кого либо из живых. Как ни странно, он был еще жив, хотя его жизнь еле-еле теплилась в теле, но он не умирал. Он скорчил болезненную гримасу, когда ствол пистолета уставился на его череп, и изобразил нечто похожее на крик открывая рот, но язык его давно сгнил и отвалился. На короткий момент Петр почувствовал как в теле рождаются страхи. Выстрел! В теле с двумя дырками, - в груди и голове, - больше не было жизни.
   Петр перевел дыхание и почувствовал как внутри нарастает неуемная ярость, пульсируя на грани болезненных ощущений. У него возникло страстное желание убить еще пару другую мертвецов. Не давать им никакой пощады, убивать, убивать, убивать! На душе к него стало намного тяжелее о мысли о его возлюбленной, и это лишь больше воспаляло ярость.
   Параллельно в его мозгу лихорадочно проскакивали мысли о возможной смерти Татьяны. "Если она уже мертва, то я не остановлюсь на паре другой, я уничтожу всех вампиров на земле!", - подумал он, и лучше бы так оно и было, лучше бы его жена была жива, а она еще жива, пока что, но как и сказала Алина: "Ее жизнь в твоих руках!".
  
   Глава 6: Мой мир.
  
   Наступает темнота, я закрываю глаза,
   Иду далеко, не зная, где искать тебя.
   Собираюсь взять всё, что я могу,
   Собираюсь заставить свои мечты вырасти и окрепнуть.
   Я понимаю, как утолить свой голод,
   Желание насытиться гонит дальше.
  
   Ты чувствуешь меня?
   Ты видишь меня?
   Ты слышишь меня?
   Алена!!!
  
   У меня есть мечта,
   Я мечтаю пойти с тобою куда-нибудь.
   У меня есть мечта,
   Мечта, которую разделишь со мною ты.
   У меня есть мечта,
   Я мечтаю остаться с тобою навсегда.
  
   Любовь - монстр в темноте,
   Теряя любовь теряешь веру.
   Помощь придет в движущихся волнах,
   И мир разделится на две половинки
   Ад и Рай...
  
   Любовь
   Чувствуют мои вены, это - любовь,
   Близкая к огню - любовь,
   Генетически преобразованная - любовь,
   Такая сладкая на вкус - любовь.
  
   ***
   Два одиноких человека? Нет, не человека. Два одиноких вампира? Нет, и это тоже не так. Вампир и молодая девушка медленно брели по пыльной песчаной дороге. Словно брошенная, Алена глубоко вздохнула, ей казалось будто проходит вечность пока они идут. Ливар скрылся под плащом насколько возможно, ощущая при этом лучи солнца ласкающие, греющие немного его тело. Они просто шли и разговаривали.
   - Ты ведь меня не любишь. Не возможно полюбить человека, только взглянув в его глаза лишь раз, а затем тупо переспать. - утверждала Алена.
   - Я большой романтик в душе. Стоит открыть девушке мне свою красивую душу, и она непременно получит мою любовь, а ты Алена именно это и сделала, ты подобрала ключик к моей доброй душе. - Ты ведь правда человек? - спросила он.
   - Да я человек, - улыбнулась девушка.
   - Просто когда я был без сознания мне показалось что... в общем не важно. Просто я очень боюсь убить тебя, - признался он.
   - Что-что? - девушка не поверила своим ушам.
   - Я очень боюсь убить тебя, - пришлось повторить ему. - Мне постоянно снится один и тот же сон уже многие годы подряд, как я убиваю каких-то незнакомых мне людей. - Ливар на секунду закрыл глаза вспоминая об убийствах, что делал он для своего выживания и почувствовал отвращение и наслаждение одновременно. - Лучше бы я вообще не рождался на свет. Эта было бы только на пользу всему миру.
   - Тогда, то, что ты старался меня спасти, там в вампирском склепе, ничего не значит?! Думаешь я переспала бы с тобой не будь уверена, что ты хороший? - Алену захлестнули некие соблазнительные чувства. - Тем более, что я сама сделала шаг в этом направлении.
   Пальцы Ливара мягко сжали руку девушки, останавливая ее шаг.
   - Почему ты так добра ко мне? - спросил он, глядя ей в глаза, стараясь найти ответ в ее голове, но почему-то впервые он не мог прочитать ни одной мысли.
   Последовало неловкое молчание. Двое стояли и смотрели на друг друга с каким-то странным чувством удовлетворения самими собою. Алена никак не решалась дать ответ на сказанное, а ведь ответ она знала, а Ливар ждал ответа. Наконец молчание нарушила девушка.
   - А ты привык, что люди к тебе злы? - жалостливо выпалила неожиданно она. - Ты и вампирам подобные вопросы задаешь?
   - Острые зубы, жажда крови и невосприимчивость к солнечному свету способны многое сказать. - подумав ответил он. - Думаю не всегда люди будут добры ко мне, в большинстве случаев их отпугнет моя вампирская сущность. - его голос дрожал и он ненавидел себя за это. - Я хочу почувствовать себя наконец свободным Алена. Понимаешь? - жалостливо спросил он, девушка лишь утвердительно кивнула, а на душе у нее заскребли кошки. - Я желаю умереть, и вернуться вновь в этот чудесный земной мир в новом обличье. Я вернусь и взгляну новыми глазами на круглое желтое солнце, почувствую тепло его лучей. Ты знаешь, прямо сейчас я в восторге от этого. Я жду не дождусь, когда это случится. Я хочу жить человеком Алена! - его голос приобрел нотки счастья.
   - Тебе придется столкнуться с неизведанными вампирам соблазнами, - произнесла она нежно прикусив нижнюю губу.
   - О чем ты? - Он был потрясен ее словами и даже испытывал легкое покалывание на кончиках своих пальцев. - Если ты о том, что я и при человеческой жизни стану снова питаться кровью. Ты ошибаешься. Меня прямо сейчас охватывает страх при мысли о том, что ты, девушка знающая меня несколько часов, можешь умереть от моих зубов.
   "Окровавленная шея... я валяюсь на влажном мокром песке совсем одна..." - проносились мысли у нее в голове, подкрепляемые разнообразными картинками, ей это понравилось.
   - Глупенький, я тебе не позволю подобного! - Неожиданно резко заявила Алена. - Если ты вдруг станешь человеком, хоть на один прекрасный денек. Ты никогда больше не совершишь что-либо подобное.
   Из под плаща у вампира упала толстая тетрадка и приземлилась на холодный песок. Алена подметила это и спросила:
   - Что это? - похоже, ее схватило любопытство.
   Немного смутившись Ливар, медленно потянулся за тетрадью и отряхивая ее от прилипшего песка поднял.
   - История моей жизни... - неуверенно ответил он, открывая ей один из своих секретов.
   - И много ты написал?
   - Я еще только в самом начале, - произнес он.
   - А я там буду? - вновь любопытный вопрос.
   - Я не знаю, - он спрятал тетрадь в один из потайных карманов плаща, - история еще только началась.
   - Значит от тебя зависит, чем ты закончишь свою историю, - возразила она, смотря прямо в вампирские пылающие глаза.
   - В этой истории ничего не зависит от меня, я не выдумываю ее, просто пишу свою маленькую историю, про себя и про тех с кем я сталкиваюсь в жизни, - быстро выпалил он.
   - А для чего ты ее пишешь?
   Уже после нескольких часов пребывания с ней ему стало ясно, что ее юность и неопытность создавали обманчивое впечатление. На самом деле же она совсем немного другая личность, чем кажется на первый обманчивый взгляд. И она похоже умеет искусны скрывать правду. И если он хочет ее записать в свою тетрадь, то точно может рассчитывать на ее искренность, - а как иначе она станет героиней его истории?!
   - Хочу, чтобы меня помнили. И меня, и тех, кто был мне дорог. Знали, каким был мир, который я так сильно люблю. И каким представлял я себе его будущее. Чтобы после меня что-то осталось.
   - Со временем страницы покроются пылью и испепелятся.
   - Знаю. Но сколько пройдет времени до этого момента?
   Девушка пожала плечами не зная что ответить, а затем:
   - У тебя будет еще очень много времени. Жизнь порою непредсказуемая вещь. Кто-то умирает, кто-то продолжает жить, а кто-то возвращается к жизни. Ты записываешь всех с кем встречаешься в свою тетрадь и они продолжают жить в ней как герои твоей истории. - неожиданно для себя выпалила Алена.
   - Я... - пытался что-то сказать Ливар пораженный сказанным этой красивой для него девушкой, но слова застряли у него где-то посередине в горле.
   Алена почувствовав, что вампир ничего не может больше сказать, губами потянулась к его лицо и изнеженно поцеловала в щечку. Влажный поцелуй вывел его из задумчивости и прервал цепочку болезненных воспоминаний, тех когда он охотился и убивал своих жертв. И в этот же момент его охватило магическое ощущение единения между вампиром и девушкой, будто два превратилось в единое целое.
   - Мне приятно чувствовать, что я не безразлична тебе. Я хочу помочь тебе. Давай же, вампирчик - назвала ласково Алена, Ливара, и расплылась в улыбке, - веди меня в свой мир!
   - Мой мир, - прошептал тихо себе под нос он.
   - Да, вампирчик. Отправимся туда вместе! - А по щекам заструились капельки воды, обильные слезы. - Поведай мне историю своего клана, расскажи о том, как жил сам. Расскажи об ужасном и больном сердцу твоему. Расскажи, откуда черпаешь свои силы. Я хочу услышать обо всем. - Алена продолжала говорить и казалось теперь ее рот не остановить, он будет открываться вновь и снова, чтобы говорить. Она сошла с ума? Нет, Алена влюбилась. - Твое божественное тело согревает меня когда я касаюсь его своими пальцами. Выкладывай Ливар, а я уж сама решу, что в твоих рассказах важно и что можно не воспринимать.
   - Я люблю тебя, - резко выдохнул он без малейших запинаний. - Не знаю почему и как у меня к тебе такая привязанность, но мне кажется я был с тобой знаком многие века.
   - Конечно любишь, - выпалила она, а землю одарили капли дождя. - Я прекрасно тебя понимаю. А теперь идем...
   На Ливара снизошло чувство покоя, смешанно с радостью. Быть может он и вправду полюбил Алену с первого взгляда. И как только он подумал: "К новой жизни!" - молча последовал вслед за ней, делая решительные шаги навстречу своему миру.
   - Иногда мне снится будто я взбираюсь на ту самую гору, словно я и есть Вериар. Я взбираюсь убегая ото всех, хочу остаться один на веки и умереть. Затем после долгих скитаний я падаю на холодный снег, а после просыпаюсь весь в поту.
   - И какого тебе это снится? Что ты видишь в своем странном сне?
   - Себя, а еще мою смерть... нет не смерть, а перерождение.
   Алена слегка ускорила шаг, потом посмотрела на отстающего Ливара, собираясь что-то сказать, помолчала, передумала, и набравшись смелости все таки, спросила:
   - Так ты думаешь, что когда-то давно был человеком?
   - Да.
   Девушка задумалась и смолкла, вампир ушел глубоко в свои раздумья. Она запустили руку в карман и достала оттуда маленький квадратик найденный ею в лаборатории вампиров. Покрутила перед собою словно это великое сокровище, словно знала что это такое или хотела знать. И квадратик вновь юркнул в карман.
   - Спасибо тебе. Не каждый день встречаются такие люди как ты. - сказал Ливар укрывая от проливного дождя Алену.
   - Ну думаю, что есть еще такие люди, способные растопить твое холодное сердце. - он пожал плечами, не зная что ответить. - Мне кажется, пока я рядом с тобой, со мной все будет в порядке.
   Ливар глубоко вздохнул и наморщился. Не раз он уже был с человеком, и иногда человек умирал, не от кого-то или чего-то, а от его острых клыков. Но эта девушка совсем не боялась его, возможно скорее радовалась, что нашла себе собеседника, близкого по духу.
   - Иногда стоит, хоть немножечко и бояться Алена.
   - Может быть... может быть. - повторила она дважды. - А ты вообще дышишь?
   - Я дышу смертью, и пока я ей дышу никто не сможет прикоснуться к моим губам. - уж как-то совсем загробно заключил вампир. - Когда видишь смерть о многом задумываешься.
   - У тебя была плохая жизнь. - заключила девушка.
   - Знаешь, когда один день похож на другой, они пролетают перед твоим разумом настолько быстро, что даже не успеваешь вкусить их смертельную прелесть. Думаешь - завтра все будет по другому. Но завтра так и не наступает, всегда только бесконечные сегодня.
   С проселочной побитой дороги, - с огромными ямами, выбоинами и лужами, такими, что машина вряд ли проехала здесь, - они вышли на дорожную трассу. Множество машин с бешеной скоростью двигались туда-сюда. Плевали водители на ограничение скорости, и гнали свои машины вперед, не задумываясь о смерти, не думая о завтрашнем дне, только настоящее сегодня.
   Нога Алены ступила на асфальт, и глядя как в ямке скопилось некоторое количество воды, мерно текущей за пределы дороги, она взглянула вверх, в надежде, что дождь вскоре закончится, но он не кончался, наоборот лишь прибавил оборотов.
   В ней не было кокетства, она вообще не заигрывала с вампиром. Она пренебрегла не только всеми осторожностями, но и обычным женским арсеналом трогательных гримас и ужимок, взмахов ресниц, способных поднять ураган, и полуулыбок, ради которых можно пожертвовать собой или совершить что-либо.
   - Нам определенно нужно поспешить, - Алена кивнула открывая дверь авто, - чтобы добраться до нужного места.
  
   ***
   Чистейше белое освещаемое белым светом большое квадратное помещение с несколькими коридорами ведущими в разные стороны, да и вперед тоже, было залито в людской крови, - это было что-то вроде приемной гостиной, где встречали людей. Здесь жутко воняло гниющими трупами.
   Освещаемая залитое свежей кровью комната в которой оказался Петр, в одно короткое мгновение превратилась в темную ловушку без выхода. Металлические двери опустившиеся жестоко быстро, преградили путь к любому из отступлений. Что же такое произошло в этом месте? Может ответ Петр получит именно сейчас? Вот только судя по валяющимся на полу трупам, свой ответ эти люди уже получили. Как бы его ответ не оказался таким же плохим.
   Неужели его ждет Смерть?! Нет, начало чего-то большего!
   Тьма словно и не покидала подобное место, это просто иногда свет проникал сюда, а тьма позволяла некоторое время находиться ему тут. Как бы то ни было, но сейчас здесь совсем кромешная тьма, но теперь нет. Свет фонарика Петра рассек темноту, и та немного испугавшись отошла в разные стороны, ожидая когда вновь свет уйдет из этого помещения.
   - Да что здесь произошло такое?! - одновременно поражаясь, отвращаясь и прикрывая рот рукою от невыносимой вони еле-еле выговорил Петр и подойдя к одному из трупов, присев, он разглядел на плече нашитую эмблему спецназа его корпорации.
   Мертвые тела людей валялись на полу без малейшего намека на жизнь, они были мертвы, скорее чем живы. Кто-то оказался подвешен на потолке головою в одном из светильников, у некоторых мертвецов отсутствовали разнообразные конечности, а кого-то и вовсе разорвали на части.
   Его загнанный взгляд, смотрящие в никуда глаза, сковывали руки и интриговали Петра. Сердце бешено колотилось, а Петр наконец понял, что был пойман в ловушку. Чувства его, балансировали на малейшей грани срыва, вот-вот и его мозг разорвется в порыве адского ожидания. Да в кромешной тьме чувства человека обостряются. Запахи становятся ярче, звуки громче и объемнее. Но кажется он даже боли не чувствовал. Он представлял как все хорошо закончится и что они с Татьяной наконец встретятся.
   После стольких лет ожидания, проведенных в бесплодных попытках встретить свою будущую героиню, придумать ей губы и руки и ноги, элегантный красивый наряд и сладостный аромат, плавные движения и страстные мысли, он вдруг встретил живого человека, который понимал его чувства, который в точности, словно читал его мысли, соответствовал его желаниям. Нет, раньше он представлял себе любовь совсем не так. Она оказалось куда более веселой и интересной, в ней было много радости и желания жизни, и, заглядывая ей в глаза, он видел там неудержимую вырвавшуюся на волю - любовь. Она была другой, отличалась от всех с кем встречался Петр, он знал: это он заблуждался, это он не смог правильно угадать, какой она будет. Впрочем все люди думают так, а оказывается совсем иначе. И сейчас он обязательно спасет свою любовь, даже ценою собственной жизни.
   "Нет, нельзя останавливаться на достигнутом. Не время отступать. Всегда есть хоть какой-то, но маленький выход из любой ситуации", - подумал он и неожиданно для него монитор висевший перед ним включился. Притихшее было сердце скакнуло вновь.
   - Здравствуйте сотрудник Петр Волков. Добро пожаловать в мой мир. - Деловито, одновременно ехидно и шутливо начал голос принадлежащий Эвгении Влокс, той самой, которая и управляла кампанией "Органическое будущее". - Мир который вы так долго изучали. Если вы это слушаете и видите меня, - Теперь на экране появилось ее лицо и светлые волосы, полные серьезности, - значит вы вскоре найдете, то что ищите. Но будете ли вы довольны найденным? Или неутолимая жажда раскрыть всю правду до конца и избавить от страданий жену, толкнет вас в бездны ада?! Если это так, то предостерегаю вас: остановитесь! Уходите отсюда как можно дальше. Иначе вы вскоре убьете невиновных. Иначе скоро узнаете правду. Ибо спасание жены может стать для вас как счастьем, так и горечью поражения! - заключил голос и тут же на экране замаячили сменяя потихоньку друг друга изображения, на которых были люди, находящиеся в разных помещениях, и на лицах их виден истинный животный страх. Застывшие в ожидании, они ждали спасителя. Нет, все они никого не ждали, все они были мертвы.
   - Нет! - лицо Петра изобразило глубокую жалость к этим людям оказавшемся там.
   И экран потух, и снова помещение окрасилось в кромешную темноту, и лишь свет фонарика маячил перед Петром.
   Петр еще не успел выразить радость словами, но уже знал наверняка: он нашел Татьяну. Но горько было осознавать, что из-за его дальнейших действий могут погибнуть невинные люди. И поэтому сейчас его задачей стало не только спасение своей жены, но и остальных людей попавших в чьи-то зловещие ловушки.
   Он подошел к одной из металлических закрытых дверей и коснулся какой-то крохотной панельки, которая засветилась синим светом. Ничего. Затем он попытался выбить ее ногой, но ведь все двери в помещении закрывались сверху вниз, так что бесполезно открывать дверь так. И тут открылась другая дверь и свет проникший в помещение одарил радостью темноту. Почему лишь одна дверь, а не все?
   Двери лифта, до сего момента остающиеся в неподвижном состоянии раскрылись, и глаза ослепил яркий свет.
  
   ***
   Татьяне снилась темная пустота, долгие часы как казалось ей, она летела по этой пустоте, пока где-то впереди не показались проблески слабого белого свечения.
   Глаза резко раскрылись и их поразила яркая вспышка света бьющая прямо в глаза. Татьяна закрыла рукою свет исходящий от лампочек вверху. Постепенно ее разум приходил в себя. Шея сильно болела, голова раскалывалась от какой-то неестественной боли. Она попыталась встать и тут же ощутила прилив неизвестных ей сил и это было очень приятно. Разум плыл по течению собственных мыслей вспоминая произошедшие недавно события, лишь какие-то картинки вертелись в мозгу. Наконец усевшись на операционном столе - приложив немалые усилия для этого, - Татьяна потянулась правой рукою к боли в районе шеи и нащупав медицинскую нить и два разреза, испугалась. Но мало-помалу испуг прошел и она попробовала улыбнуться. Вышло жутко, будто ей двинули по челюсти кулаком. Но Татьяна была действительно рада, что осталась в живых. До сих пор в живых.
   - Ничего. Ничего. - успокаивала она себя тихим голосом, останавливаясь и отдыхая между словами. - Не бойся. Знаешь... где-то есть место... есть люди... которым куда страшнее.
   Что ж по крайней мере она пришла в себя и сохранила рассудок, а это самое главное. Татьяна закрыла веки и глубоко вздохнула и в организм ворвался пульсирующий поток энергии, такой сильной, такой неизведанной, такой таинственной. Энергия разливалась по всему телу и казалось вот оно блаженство, хотя это не так, блаженство будет попозже.
   А затем ее глаза увидели белый медицинский халат, висевший на дверце шкафчика с разнообразными медикаментами внутри. И только она слезла со стола, как ноги не послушавшись ее подкосились и она всем практически голым телом - все ее женские гениталии были обвернуты белой тканью, - рухнула на холодный плиточный пол. "Сложнее чем казалось", - встревожено подумала она тяжело дыша, и поползла к шкафчику изо всех сил. И вот наконец она оказалась около белого халата, но он висел слишком высоко, а поэтому необходимо встать чтобы дотянуться и схватить его. К тому же если она не встанет на ноги придется туго, ведь как ни крути, а ноги нужны человеку чтобы передвигаться.
   Она вспомнила как прилежно училась, а учеба всегда занимала первое место. Времени на личную жизнь у нее конечно из-за этого не было, ну наверно можно сказать, не хватало. Чуточку больше и всего-то времени, но и тогда бы она лишь посвятила больше времени учебе и все. Она стремилась сделать карьеру и ей это удалось. Ну чем не доказательство то, что она работает в скрытой организации, управляющейся корпорацией "Массивные Технологии"?! Да жизнь удалась! И она бы так сильно не старалась сейчас встать, идти куда-то, а просто наверно не смогла сделать этого. В настоящее время ее жизнь приобрела смысл. К тому же возвращаться в объятья к любимому человеку куда приятней, чем брести куда-то в пустынное и туманное будущее, надеясь выжить в ужасе земного мира.
   - Не волнуйся, все в порядке. Ты обязательно встанешь, ты будешь ходить снова, - шептала она своим мыслям, - И ты найдешь Петю, который будет безмерно рад твоему появлению. И мы пойдем вместе, сядем в ближайшую машину, и уедим далеко отсюда. Туда где нас не знают, где мы будем чужими, - спокойно продолжала шептать она и одна из ее ног дернулась. - Если такое место где-нибудь есть... - долгое молчание. - Такое место где мы будем счастливы.
   И она попыталась что есть сил встать опираясь о стену, и ей удалось это. Теперь стоя она взяла халат стащив с дверцы шкафчика и надела на себя. Она попыталась сделать шаг, ей удалось, затем еще и еще, и из глазных яблок потекли слезы. Слезинки радости и счастья, а еще ее лицо посетила улыбка, и плевать что она причиняла боль в районе шеи.
   Успокоившись и вытерев слезы она распрямилась, подошла к зеркалу в комнате и посмотрела на себя со стороны. Вид у нее был не из лучших. Лицо слегка бледное, руки и ноги ослаблены. Но ее это мало волновало, сейчас ее мысли поглотили догадки о том, что же такое у нее сзади шеи, а может и нет там ничего, просто сделали хирургический надрез. С облегчение вздохнув, она поправила волосы и вышла из комнаты, на двери обнаружив странную записку, написанную изящным женским подчерком.
   Татьяна - я знаю, что ты была три года назад, ночью, на месте странной аварии. Все произошло именно тогда. Я выбрал тебя, не за твои профессиональные навыки, не за то, что ты работаешь в корпорации. Я выбрал тебя, потому что в тебе есть что-то такое способное спасти мир. Я прошу прощения, что пришлось похитить тебя, но уверяю тебя, все это только для твоего блага. Сегодня решится твоя судьба! Твоя задача проста - не дай ему увести тебя отсюда.
   Дальше почерк почему-то отличатся от написанного, он был небрежен и не аккуратен.
   Когда придет время, вам вместе нужно пройти через проход.
   В большом коридоре залитом белым светом было тихо и чисто, так что ступать голыми ногами можно спокойно, не боясь наступить на что-нибудь острое, что-то такое чем можно порезать пятки. Впереди на стене тянулись куда-то вдаль толстые кабели и трубы, скрывающиеся за углом. И только она сделала шаг, как сразу же кромешная тишина нарушилась. Крики и брань донеслись до ее ушей, а затем коридор рассекли десятки автоматных очередей - неожиданно близко. И только она собралась сделать еще шаг именно туда, откуда донеслись выстрелы, как неожиданно все стихло и Татьяна вновь остановилась, вслушиваясь в тишину. По ушам ударила, - на этот раз не автоматная очередь, она была на несколько секунд позже, - очередь из дробовика, затем еще и еще, и коридор захлебнулся в звуках, кто-то страшно истерически закричал. Вопли и крики и выстрелы повторялись - кажется уходя куда-то вдаль... и вдруг, может к счастью для тех кто стрелял, а может и нет, все стихло как-то странно быстро.
   Хорошенько поразмыслив, взвесив все факты, осмотревшись вокруг, вообразив, что же это может быть за место такое, Татьяна побрела в противоположную сторону, туда, откуда сейчас навстречу ей движется Петр. Ей не хватило ни веры, ни фантазии, чтобы сдвинуться с места и пойти посмотреть что произошло в другой стороне коридора, и пойти в противоположную сторону было самое верное решение на данный момент. В конце концов чтобы она сделала найдя ответы на произошедшее только что? Естественно скорее всего ничего не смогла бы сделать против армии мертвецов, движимых жаждой убийства, если там действительно они. Просто так стрелять не будут же? Верно.
   Осматриваясь по сторонам Татьяна все ближе двигалась к Петру. Она проверяла закрытые стальные двери, но все они были закрыты, да и коридорные проходы во многие места почему-то были завалены всяким мусором, то есть их кажется подорвали и потолок обрушился завалив проход. Так что двигаться приходилось строго туда, куда вел длинный коридор, ну или так, как кто-то задумал.
   И вот свернув за еще один из множества углов, она увидела стоящую спиною к ней посередине коридора маленькую девочку в платьице, с растрепанными темными волосами. Девочка напевала какую-то колыбельную тихим тоненьким голоском, стоя мирно и тихо.
   - Эй, с тобой все в порядке? - никакого ответа.
   Тогда Татьяна медленно подошла к девочке, опасаясь что возможно что-то может случиться. И она была права. Как только Татьяна легонько тронула плечо девочки, та резко повернулась и раскрыла свою пасть, - ртом подобное нельзя было назвать, ее нижняя челюсть была разорвана слева и поэтому создавалось именно такое ощущение, - от испуга Татьяна издала слабый стон. Мгновенно взяв в свою инициативу ситуацию мертвая девочка попалила Татьяну на холодный пол.
   Челюсть непрестанно двигалась цокая зубами, стараясь откусить кусочек своей добычи. Бешеные глаза смотрели на лицо Татьяны и видели ужас и страх застывший на лице, а спустя мгновение, последовала и злость. Она держала маленького мертвеца за плечи, не давая дотронуться до себя зубами. Руками она откинула девочку назад и быстро встав нанесла несколько ударов ногами, но этого оказалось мало. Девочка тут же дернулась, пошатнулась, вытянула руки перед собою и как ни в чем не было с ревом ринулась в атаку.
   Сердце Татьяны бешено колотилось, по венам лилась горячая бешеная кровь. Тяжело дышала, думая над тем как прикончить этого мертвеца, глаза ее быстро заметались в поисках какого-нибудь оружия и первое, что попалось, оказался гаечный ключ оставленный видимо кем-то кто работал с трубами, тянущимися вдоль коридоров. Быстро метнувшись - было заметно с каким трудом и болью давался каждый предпринятый ею шаг, - она ухватилась за рукоять этого металлического предмета и прежде чем девочка смогла дотронуться до нее, она отвесила мертвецу увесистый удар ключом по голове. Но девочка оказалась поразительно живучей. Валяясь снова на полу, - на этот раз на спине, - ходячий мертвец, встал и с протяжным стонущим ревом обернулся, готовый снова сожрать обидчика, причинившего боль. Видно что-то в мозгу этой девочки все же еще работало. Татьяна хлестнула мертвеца новым ударом, лишь покачнувшись, мертвец тут же обрел равновесие и метнулся вперед. Чудом извернувшись, Татьяна снова приняла тушу мертвеца на свои ладони и повалилась вниз.
   Убивая последнюю надежду на выживание, вылетел из-за угла еще один маленький мертвец. На этот раз это был мальчик в порванной одежде, и от которого жутко воняло гнилью. Девочка посмотрела в сторону и на время замерла, потеряв на мгновение интерес к жертве. И Татьяна не упустила свой шанс. Гаечный ключ влетел в череп и раздробил его насквозь. Девочка без сомнений была мертва, ее мясная туша упала на тело Татьяны испачкав белый халат кровью. Оставался лишь мальчик.
   И тут раздался выстрел, разорвавший голову маленького мертвеца на куски. Вторая битва завершилась, не успев начаться. Татьяна с облегчением вздохнула.
   - Прости... - вымолвила она, убив только что маленького ребенка, но это уже был не ребенок, а просто мертвый человек, которого не вернуть к нормальной жизни как ни старайся.
   Она не плакала, ни смеялась, ни злилась, а спокойно лежала под трупом уставившись в потолок, на свет испускаемый лампами, вспоминая как проснулась в этом месте мгновение назад, похоже у нее просто не осталось сил для эмоций. Сейчас ее жизни ничто не угрожало, и это безмерно радовало.
   - Татьяна! - она услышала знакомый до боли ей голос и безмерно обрадовалась, а ее зрачки почему-то приняли яркие оттенки как у вампиров, и это настораживало.
  
   Глава 7: Ошибка природы.
  
   Спи моя малышка,
   Скоро-скоро, тебе крышка.
   Не мечтай о будущем,
   О прошлом не вспоминай.
   Смерь готовит тебе подвох,
   Вот он, последний твой вздох,
   Но ты все еще живешь.
  
   Вставай малышка,
   Поверь мне, есть две силы,
   Душой твоей правят они,
   Одна есть бог,
   другая же - прилив.
   И вот ты уже из могилы встаешь.
  
   Моя малышка,
   Чудовищными стали твои мысли,
   Как у вампира выросли клыки,
   Сверкнул твой ножик в темноте,
   И открываешь ты рот, и что же?
   Пугаются тебя мертвые,
   Пугаются друзья,
   Все силы мира не в силах тебе помешать,
   Насладиться сладким нектаром - кровью.
   Ты юная - нет не вампирша,
   Ты юное - странное создание.
   Тобой гордится тьма.
  
   ***
   - Почему ты убил его?! - тихо проронила Алена. - Почему не отпил моей крови?!
   Часть лица у Ливара была все еще запекшейся крови того самого человека которого он убил в склепе.
   - Я убил бы его в любом случае, а тебя я не хочу. Я не могу. Поехали! - приказал он.
   - Я никуда не поеду! - заявила она и голос ее подтверждал это. - Зачем тогда я спасла тебя от тех вампиров в склепе?! Лучше бы ты умер, чтобы не видеть как ты упиваешься славой убийства.
   - Ты недовольна, что осталась в живых? - непонимающе, неуверенно спросил Ливар. - Так иди обратно, спустись вниз, и наблюдал как тебя казнят.
   - Я... ты хочешь... я... чтобы я...
   - Я ничего не хочу от тебя. Тебе не приятен наш способ питания?
   - Да.
   - Значит тебе должен быть неприятен и я сам? Все мы вампиры?!
   Алена поникла головой, не зная что и ответить.
   - Алена... - он ласково взял ее за щеки, - чтобы продолжать жить, мне нужна кровь. Человеческая и никакая другая.
   - Это вообще не жизнь.
   - Все это для того чтобы двигаться, думать, говорить, мечтать, в конце концов любить...
   - Ты не прав...
   - Да брось, иначе я умру. Ты этого хочешь?
   Она смотрела в его глаза и видела там боль. Она знала, что остановить жажду крови невозможно, но если у нее будет хоть мельчайший шанс остановить это, то она непременно сделает это. Почему то в ее глазах что-то блеснуло такое, способное превратить вампира в человека, способное заставить измениться, но то ли она не хотела этого, то ли не могла, или не доверяла вампиру.
   - Я помогу тебе остановиться! - решительно пронеслось по салону машины.
   - Ты не можешь остановить мою потребность в крови, - воспротивился вампир состроив стыдливую гримасу.
   - Я ничего не чувствую к тебе и никогда не ощущал. - Его слова отдавали холодным ветром, полные лжи и защищенности.
   Алена, уловив лживые умозаключения вампира, громко фыркнула, ощущая победу, и ей показалось это весьма забавным. Чем бы ее приключение не завершилось, до конца дней она будет вспоминать Ливара, и пускай у них ничего в итоге не получится. А пока что она гадала и предполагала как все сложится. По крайней-мере, им обоим будет над чем подумать завтрашнем утром, разглядывая в зеркале своих новых измененных я.
   - Так ты...
   - Да, - поняв с полуслов, что имел в виду вампир ответила девушка.
   Авто завелось и поехало к городу.
   - Теперь ты намерен действовать в одиночку?! - тихонько спросила она, наконец-таки забоявшись вампира.
   - Я не говорил такого.
   - Но точно подумал, - для нее он был словно открытая книга, девушка читала на лице его мысли.
   Вампир пожал плечами и состроил расстроенную гримасу.
   - Как тебе угодно.
   Ливар взглянул на девушку. И с удивлением обнаружил, что Алена для него становится необычайнейшим созданием, окруженная мощной аурой притягательности. Он обнаружил, что сейчас девушка довольно-таки раздражена и выглядит подобающе. Очевидно из-за его лживых слов. Она сидела в большом кресле, такая миниатюрная, поджав немного ноги, а ее рассеянный взгляд отнюдь не лучился счастьем, а улыбка которую состроила она ему когда он повернулся, была безнадежно натянутой, слишком фальшивой и неестественной, и только дурак не заметил бы этого. Девушка скорее недоумевала, чем сердилась. Оно и понятно мгновение назад вампир рассказывал о том, как хочет новой жизни, жаждет стать похожим на человека, но создает совсем обратный эффект. Что ж, Ливар сам виноват, не нужно было делать подобное заявление. А что она хотела от вампира?! "Действительно, вампиры такие, как и рассказывали на лекциях", подумала она и ее разум достал из черного ящика воспоминание, которое она всеми силами старалась забыть.
  
   ***
   - Я пришла... всего лишь пришла взглянуть и пройтись по кладбищу, - сказала Алена.
   Девушка слегка замерзла и поэтому потаптывала с ноги на ногу. Ее средненькие кроваво-красные волосы, но и не длинные, были скрыты под теплой шапкой. Металлические кольца на руках обжигали холодом и поэтому она засунула руки в карманы. Вся ее одежда мрачная и тусклая, а ночь придавала ей жуткий вид. Того гляди убьет ненароком кого-нибудь. Такая из себя - девушка стерва.
   - Страна чудес... - сказал мужчина лет сорока, с темной шевелюрой на голове, выдыхая жаркие пары изо рта.
   - Что? - она посмотрела на мужчину, тот чего-то боялся.
   - Я имел ввиду, вы пришли пройтись по стране чудес.
   - Понятно, - закивала она понимая сказанное.
   - Я так рад, - Хотите чашечку чая? Здесь как раз неподалеку есть милое кафе.
   - С удовольствием! - ответила она.
   По дороге она спросила, что ему известно о происходящем на кладбище ночью. Говорили будто здесь обитают призраки.
   - Нет, ничего подобного здесь не бывает. Просто какие-то хулиганы вскрыли один из склепов.
   - Они вскрыли? - удивилась девушка.
   - Да, я был на месте преступления, так сказать.
   - Интересно, чтобы там могло им понадобиться?
   - Сокровища, какие-то ценности, а может по пьяни залезли. Кто знает?!
   - Вы что-то говорили о стране чудес.
   - Я так сказал? - он был пойман врасплох.
   - Вы просто немного меня заинтриговали. Мне интересно, что вы имели в виду?!
   - Мне нравится бывать там, где мертвые, - ответил он выдохнув, - Всегда нравилось. Кладбища порою могут быть очень красивы, вы никогда об этом не задумывались? Могилы, надгробья, склепы, потрясающее мастерство с которым они сделаны. Даже мертвые могут оценить и вознаградить, если бы только могли.
   Мужчина взглянул на нее, убеждаясь, что девушку это совсем не отпугнуло, наоборот, в ней появилось некое стремление, искорка магии.
   - Покойникам уже ничего не нужно, - тихо ответила она.
   Через минут пять они сидела в теплом кофейном заведении и мило беседовали.
   Она рассмеялась после его очередного замечания на загробную тему. Она ошибалась, что он никогда не улыбается. Это было не так, его губы напряглись и он улыбнулся вместе с ней. Но едва смех затих, черты его лица обрели мертвое спокойствие. Еще через полчаса замысловатых фраз он заторопился по делам. Она поблагодарила его за компанию и сказала:
   - Я очень вам благодарна. Жаль наша встреча так скоро кончилась, - с грустью в голосе.
   - Улыбнитесь. - ответил он и коснулся ее щеки, - Никто не отменял второй встречи, - затем он достал свой блокнот и написав свой номер телефона протянул ей. - Это чтобы вы меня нашли в следующий раз, если захотите увидеть, - и как только она взяла листок бумаги. - У вас прекрасные зубы.
   Он уходил все дальше, скрываемый из виду обильными хлопьями снега, - которые неожиданно под осеннюю ночь посыпались с неба как из рога изобилия, - и наконец он исчез совсем, растворился. Она подумала о его замечании насчет зубов, а также о десятках других, что он сказал за приятной ее сердцу беседой. Он совершенно отвлек внимание от ее нынешних дел, сделав их незначительными. Домой она ушла в приподнятом настроении.
   После его ухода она все думала о нем и о том как странно он вел себя. Ей казалось, такое ощущение что он мало общается с людьми. Вне сомнения он был самым странным человеком, которых когда либо она встречала. По дороге домой она все думала о его замечания насчет кладбища "Страна чудес", и никак не могла выкинуть это из головы. Наконец на полпути к дому она все же решилась проверить что же такого было в том склепе, из-за чего так переживал тот человек. Идея, только зародившаяся, поздним вечером раскрыла о том человеке жестокую правду.
   Светлая луна освещала кладбище. Был уже почти час ночи, но это ее не остановило. Бредя средь могил, медленно, стараясь рассмотреть каждую надгробную надпись, Алена заметила того самого человека, он с кем-то разговаривал. Спрятавшись она наблюдала за ним. Ее начал пробирать холодок несущийся по телу. И вот наконец когда тот человек остался один, он вошел внутрь склепа и исчез, так и не выйдя. Тогда девушка решила пойти более решительно. Быстро зашагав вперед, ступая по твердой почве покрытой снегом, она спокойно добралась до двери склепа и надавив на дверь вошла внутрь.
   Она ожидала, что внутри будет темно, и поэтому зажгла свою зажигалку, которой обычно прикуривала сигареты, и которую получила от своего отца когда уезжала. Свет от зажигалки был неровный, колеблющийся, а затем потух. В краях склепа были зажжены несколько свечей, собственно это был еще и не склеп вовсе, а так сказать своего рода какое-то подобие вестибюля, начало склепа было после лестницы ведущий вниз.
   Итак она спустилась вниз, - теперь держа зажженную зажигалку, - а воздух стал каким-то отвратительным на вкус. Пламя зажигалки колыхнулось, словно кто-то заметил ее присутствие, пламя не короткое время сделалось синим. "Страна чудес - вот уж где, а здесь я увидеть никак не ожидала подобного!", - подумала она и лишь ускорила шаг, а затем осмотрелась вокруг. Повсюду были остатки запекшейся крови, как давней, так и не очень. Сердце ее забилось быстро-быстро и она направилась к двери, но ее остановил тот самый человек. Точнее это был вампир живущий здесь и он преградил ей путь к выходу.
   - Страна чудес! - прошептала она боясь.
   - Я сказал страна чудес, так оно и есть. - Вампир провел руками по ее длинным волосам, между его пальцев заскользили волосинки. - Ты что делаешь! - рявкнул тихо он. - Знаешь, что это за место? - по ее лицу он увидел, что да. - Ты красивая девушка Алена, иди домой, и забудь что видела здесь.
   И куда глаза глядели она понеслась прочь домой без оглядки и все думала о последствиях последующих за сегодняшней ночью, и мысленно молясь богу, что осталась в живых, но что-то внутри нее говорило об обратном, что-то темное, такое неописуемое ощущение. Хотелось испить крови этого вампира.
   На утро она не вышла на учебу, предпочтя остаться в общежитии у себя в комнате, наедине со своими мыслями и собою. Сегодня еще должна была приехать новая студентка в ее комнату, так что она еще решила прибраться.
   Сегодня она чувствовала себя нехорошо, и поэтому настроение у нее было плохое. Несколько раз она думала о самоубийстве, но это не выход из сложившейся ситуации. "И с чего бы?" - думала она. Встретившись в коридоре со своими соседями, она натужно улыбнулась. Сначала это вызвало некое недоумение с их стороны, а она догадалась, что не поздоровалась, что и сделала далее. После обеда она принялась убираться, а перед глазами и в мыслях почему-то маячил все тот же склеп. Вечером вселилась в комнату ее новая соседка, Александра звали ее. И вот она оказалась за своим ноутбуком, разбирая и смотря свои конспекты готовящиеся для сессии, и утомившись она заснула.
   В снах показались засыпанные синим песком пространства.
   Позже после странной аварии, которую она не очень помнила. В больничной палате, она обнаружила красную розу на тумбочке, и небрежно написанную записку на клочке бумаги.
   Дорогая Алена.
   Вчерашняя встреча с вами как глоток свежего воздуха, как горячая кровь льющаяся по моим венам. Я не отрицаю того факта, что вы мне нравитесь, но и не могу смириться с тем, что вы человек. Ах, если бы вы были вампиром! Увы - это не так. Я некогда не забуду нашу встречу. Прогулку под луною, пусть и небольшую. Сладкую беседу за горячей чашечкой чая в кафе. Я не забуду вас, красавицу.
   Прощайте...
   Соленые слезы девушки упали на клочок бумаги...
  
   ***
   - Очевидно что-то произошло в городе! - обеспокоенно произнес Ливар, вырвав ее разум из воспоминаний.
   На дороге образовалась пробка из машин, люди сидящие в них, явно нервничали и хотели побыстрее добраться домой, но их не пускали за ограждение из проволоки. Дорогу в город перегородили люди в военной форме из их же корпорации, с оружием в руках. "И с чего бы это?!", - подумала Алена всматриваясь вперед, сквозь ливневой поток дождя. Приглядевшись получше, она рассмотрела еще и некоторое количество приземленных вертолетов, а также бронетранспортеры, тоже перегораживающие проезд в город.
   - Выходим! - Грозно выпалила девушка. - Если мы хотим что-то узнать и добраться до фабрики, то уж точно не стоя в километровой очереди.
   Двери авто жестоко хлопнулись и оба потопали до места закрытия дороги. Все люди были погружены в хаос, их машины ревели как заведенные гневающиеся люди, а сами они переругивались друг с другом. Алена отчаянно оглядывалась по сторонам: Может ли такое твориться вообще? Неужели Петр натворил что-то такое, способное вызвать целый хорошо вооруженный отряд корпорации?
   И тут она вспомнила, что сама же вызывала отряд С.О.Б.Р. в лабораторию вампиров на третьем этаже одного из зданий в городе. Может быть из-за этого военные перекрыли дорогу? Нет, подобное она откинула сразу.
   - Разговор... будет не из приятных.
   - Да... - кивнула Алена. Грозный взгляд одного из солдат, который внезапно она ощутила на себе, подтвердил правоту слов Ливара.
   - Алена Слепова, сотрудник корпорации "Массивные Технологии". - Деловито начала она свою речь. - Кто у вас здесь главный?
   - А это кто? - пораженный тыкаемым в лицо удостоверением спросил солдат.
   - Ливар Кива... - вампир достал из кармана свое удостоверение, и только он сказал свое имя и фамилию, как тут же его оборвали на полуслове, а пораженная девушка, оказалась в недоумении. До этого момента она думала что у вампира вообще нет удостоверения сотрудника корпорации, так как он вампир и должен быть тогда тайным сотрудником, но все не так как ей показалось.
   - Пройдем-те со мной, - солдат понимающе кивнул, явно не ожидавший непрошенных гостей, и ловко развернувшись провел их передвижной штаб состоящий из брезентовых палаток.
   Спиною к ним стоял чисто выбритый слегка седой мужчина, он рассматривал мониторы стоящие на столе и качал головою туда-сюда. Действительно переживающий, о том что происходит вокруг.
   - Командир... - начал солдат.
   - Я слушаю, - не дожидаясь ответа сказал седой человек.
   - К вам два сотрудника корпорации.
   Мужчина мгновенно развернулся, как будто ожидал здесь увидеть их, ну или по крайней мере надеялся. Он оглядел их сверху донизу, а затем внимательно опять посмотрел на Ливара, чувствуя что-то странное в нем, но убедившись и успокоившись начал разговор, а солдат удалился.
   - Что ж, рад знакомству! - седой мужчина заулыбался.
   - Мы тоже, - Алена натянула улыбочку, а вампир ничего не изобразил.
   - Собственно кто вы такие? - не доверяя спросил мужчина.
   Они представили удостоверения и назвали свои имена и фамилии, а затем последовал вопрос:
   - Как вы здесь оказались?
   Алена улыбнулась и рассказала все как есть, умолчав лишь то, что Ливар - вампир.
   - Мы живем во времена могучих корпораций, - наконец произнес седой мужчина. - Но я не верю, что за ними будущее.
   - И все-таки мы здесь не для того чтобы осуждать их.
   - Да. - заключил мужчина и перевел взгляд на монитор, на котором красовалось сборище красных пятен.
   Не было никаких сомнений, что эти солдаты использовали энерговизоры для местонахождения вампиров, но в отличие от простых энерговизоров надеваемых непосредственно на голову, это были огромные мобильные махины чем-то напоминающие машины, разработка которых требовала огромных трат денежных средств.
   - Что это там на крыше небоскреба? - спросил Ливар, подойдя сзади и заглядывая за плечо седого мужчины.
   - Небоскреба? - удивился он. - Вы что-то знаете об этом?
   - Мы о многом знаем. - деловито заключил Ливар, словно это дело совсем не касается мужчины.
   - Это скопление вампиров, как раз находящееся в здание на территории фабрики, года три назад там производили выгоны, но после перекупки большого пакета акций теперь там фармацевтическая фабрика.
   Алена вгляделась в монитор и поняла, что Петр поехал в самое логово вампиров. Вопрос только в том, сколько он протянет прежде чем умрет? Быстро сообразив и почуяв опасность девушка выпалила:
   - Нужно немедленно выдвигаться на помощь к Петру и Татьяне!
   - Кто такие Петр и Татьяна? - снова удивился седой мужчина.
   - Неважно, - отмахнулась она. - Нам срочно нужно выдвигаться туда.
   - Что ж, - мужчина погладил подбородок, - ничем не могу вам помочь. Я всего лишь выполняю приказы командования. Все что я могу вам дать, так это пару автоматов, да средство передвижения, - седой мужчина оглядел их сверху до низу и добавил, - ну и наконец форму отряда корпорации.
   - Спасибо за предложение но я откажусь, - мгновенно отреагировал Ливар.
   - А я пожалуй переоденусь.
   Итак Алена взяла двуствольный дробовик и некоторое количество рожков с патронами для него и пистолета, а еще оптический прицел, как раз подошедший к пистолету. Ливар чуть ли не зубами вцепился в свои два громадных пистолета и никак не желал брать хоть какое либо оружие. Еще она нацепила на себя всевозможные предметы - в основном гранаты да парочку ножей для метания, которые можно использовать в экстренных случаях, и пульсирующую жидкость для поднятия неведомой человеку силы в теле, мало ли пригодится. А еще она успела перекусить одним бутербродом, любезно предоставленным командиром.
   По асфальту были крупные капли дождя, а ветер хлестал туда-сюда деревья. Переодевшаяся Алена, собрав в косичку волосы в сине-черной кепке, в таких же штанах, рубашке и бронежилете села в бронированное авто.
   - Ну что, уходите уже? Удачи вам. - Заулыбался седой мужчина, намокая под дождем.
   Ливар понимал, что, возможно в высоченном здании они найдут разгадку странных и столь стремительно развернувшихся событий, и ему так не хотелось брать с собой Алену, из-за того, что та может погибнуть. Также как и ему совершенно не нужно ехать в то место, его путь окончен, не стоит ввязываться в новую игру, закончив старую. Вероятно, теперь она для него стала единственной девушкой, которая любила его, и поэтому он боялся за ее жизнь. Он вдруг почувствовал резь в глазах и обнаружил, что из них выкатилась пара слезинок. Он утер их рукой и шмыгнул носом, завел машину и успокаивающе проговорил: Ну что Алена, готова?
   - Ну, с богом! - Алена улыбнулась.
   - С дьяволом, спутником моей жизни! - ехидничал вампир.
   - Поехали! - произнесла она.
   Машина тронулась с места и поехала вдаль, глубоко в город, где люди застыли в ожидании, где царит тьма, где в конце концов находится фармацевтическая фабрика. Медленно, но верно они двигались к зданию, объезжая разбившиеся машины и замерших людей.
   Небо затянутое сплошь тучами не сулило ничего хорошего, но проливной дождь все-таки прекратился. Мокрые колеса авто колесили такому же промокшему асфальту, а замершие люди повергали в уныние. Такой вот этакий город призраков получался.
   - По крайней мере, на дорогах сейчас пустынно, врезаться не в кого, - окидывая взглядом дорогу усеянную стоящими по обочинам машинами заметила Алена.
   - Юная леди, - начал Ливар, - будь здесь хоть некоторое количество машин, мы бы все равно с вами добрались туда, куда нам и нужно. Не хотелось бы, чтобы нам кто-то помешал.
   - Ты думаешь, мы найдем ответы на то, что случилось здесь, наверху того небоскреба?
   - Именно, а иначе и быть не может. С чего бы вампирам там собираться!
   - Не убивай при мне больше людей, - выдохнув попросила она.
   - Ты веришь мне? - спросил он.
   - Верю, - с готовностью кивнула она.
   - Вот уж никогда бы не подумал, что такая девушка как ты, так сразу поверит мне! - восторженно воскликнул Ливар.
   - Почему это?!
   - А разве дружба с вампиром, не очень странна ли, понимаешь?! - поинтересовался он.
   - Ага, - улыбаясь выпалила Алена, - это все бурная молодость, научила меня дружбе с вами! - сказала девушка и услышала в ответ, интересное замечание.
   - Хорошо бы все люди были малость похожи на тебя, а то только и слышишь в ответ "Урод!". Хотя с другой стороны, это к лучшему. Не надо вас спрашивать, "Можно я тебя убью!". Представляешь как это выглядело бы?
   Мысленно Алена попыталась подобное представить в реальной жизни и тут же расхохоталась.
   - Вот так. Что одному радость, другому горе. На мой взгляд, вы больше похожи на людей, чем сами люди на себя.
   - Непременно, - шутливо произносил Ливар, - одновременно и люди и вампиры, превратившиеся в нечто необъяснимое.
   - Одно хорошо в этой армейской машине, - метко отметила она - места хоть отбавляй сзади! Здесь бы прекрасно разместился пулемет. Не находишь в этом что-то интригующее?!
   Именно в этот самый момент авто дернуло, и оно пошатнулось в сторону. Все, что находилось сзади слегка подпрыгнуло, затем полетело назад. Ливар глянул в зеркало заднего вида и обнаружил прицепившуюся сзади толстую цепь с огромным крюком на конце, а дальше вдалеке, некоторое количество людей на мотоциклах, - точнее то, что от них осталось, - с цепями и автоматами наперевес, в какой-то униформе. Все эти люди без сомнений были мертвы, ну судя по тому как обильно у них изо рта шла слюна, и как те визгливо рычали и кричали, воспевая какие-то свои гимны, не скажешь, что те умерли, наоборот в них было полно жизни - мертвой жизни.
   - Ага, очень кстати! - иронично смешливо выпалил Ливар. - Сейчас бы он нам, совершено точно, пригодился!
   Наконец Ливар дернул ручку передачи, и нажал на газ, и авто понеслось с ужасающей скоростью. Как ни крути, а придется отрываться от погони. От тряски Алену замутило. Толстая цепи оторвалась и запуталась в колесах мотоцикла, и он повалился на асфальт, а мертвец сделав несколько сальто вперед окопался на дороге. На какое-то короткое мгновение показалось, что мертвецы окончательно отстали, но не тут то было.
   - Отстреливайся! - выпалил Ливар. - Эти твари просто так от нас не отстанут!
   Для пущего удовольствия Ливар принялся вилять из стороны в сторону. Он думал, что этим самым методом помогает, но на деле лишь мешал прицелиться Алене. Очередная цепь прицепилась к авто и мертвец пользуясь случаем перебрался на крышу авто, но и другие не отставали, а вплотную приближались с обоих сторон. Не успела Алена выстрелить как он схватил ее за руку, она по-прежнему сжимала свой пистолет. Ливар освободил одну из рук и выстрелил в руку мертвецу, горячая кровь хлынула на лицо девушке, а его рука отвалилась и полетела куда-то в сторону. Послышался стонущий вой.
   - Спасибо! - страстно сказала она, но расслабляться еще рано.
   Не на секунду на задумываясь девушка достала дробовик и зарядила пару патронов. Прозвучали смертельные выстрелы и несколько мертвецов попадали с мотоциклов. Наконец дал о себе снова знать мертвец на крыше, он пробил железо и оцарапывая Ливара попытался схватить, но тут же получил добрую порцию свинца в голову и беззвучно свалился назад.
   Мертвецы так бойко преследовали их, что казалось оторваться нет никакого, хоть малейшего шанса. Еще сильнее ситуацию усугубило их новое оружие, помимо цепей и автоматов. Алена и Ливар так увлеклись их отстрелом что не заметили как у некоторых из них за спинами покоились и ждали своего часа ракетные установки. На таких мотоциклах находилось по два мертвеца, один рулил, другой стрелял. Первый снаряд просвистел над машиной и угодил в какой-то магазинчик на обочине в городе, а также задел несколько людей. В смертельных судорогах Алена перезарядила ствол и выпустила из каждого дула по патрону, убив обоих выстреливших ракетой мертвецов. Мотоцикл угодил прямо в какое-то разбившееся авто.
   - Нам не оторваться! - ужасающе выкрикнула Алена.
   - Шанс есть всегда... - уверил ее вампир и метким выстрелом свалил еще одного мертвеца.
   И тут убивая последний шанс на выживание, откуда-то со стороны улиц этого чертового замершего города, их встретили грузовики с мертвецами в кузовах, те просто таки жаждали кого-нибудь поскорее убить, ну или съесть, как посмотреть.
   - О, господи! - промолвила Алена.
   Моментально машину стали расстреливать и снаряды ракет и автоматные очереди, теперь к ним еще и прибавились тяжелые грузовики толкающие в бок авто с Ливаром и Аленой, не давая шансов оторваться.
   - Пригнись! - приказал Ливар, понимая всю ужасающую ситуацию и прибавил еще скорости, но авто и так ревело больше некуда.
   Авто виляло из стороны в сторону, а Ливар отстреливал, что было сил падающих на машину мертвецов, но и он оказался не всесилен, вскоре пара пуль продырявила его тело, но защищая девушку он не сдавался до победного конца, - смерти.
   Смазанное движение, женский крик, в конце концов машина с треском врезалась во что-то твердое и Алена потеряла сознание.
   - Припарковался! - шутил вампир. - Я с самого начала знал, как будет опасно это задание, - проворчал Ливар вспоминая как же все хорошо начиналось.
   Через миг Ливар вылез из машины. Он уже был готов поверить, что погоня наконец-таки окончена, но это ему почудилось. Мертвецы все так же находились рядом с ними, и явно желали смерти обоим. И тут Ливар сделал безумное. Всем своим телом он вышел под огонь, прямо перед стремительно летящими пулями. Металл встретился с плотью и проткнул последнюю, врезаясь все дальше и дальше в мясо, прорывая путь внутрь как землекоп. Упав на колени он встал истекая кровью, вправил себе несколько торчащих наружу костей, а пули тем временем извлеклись из его тела сами собою. Быстро подойдя к машине, он открыл дверь и не дожидаясь предостережений, воплей, криков и того подобного от Алены, надкусил свою и дал выпить ей своей крови.
   В организм Алены ворвалось пульсирующее удовлетворение, свежая разгоряченная аварией вампирская кровь. Она утоляла свою жажду, которая давно просилась наружу. Она не человек. Она не вампир. Так кто же она? Раны ее мгновенно зажили и она оправилась от столкновения, но потеряла сознание.
   Спохватившись Ливар, взял в машине свои два пистолета и дробовик с парой патронов в стволе и положил несколько пуль для него в карман продырявленного плаща, а заодно проверил пульс Алены. "Все еще жива!", - подумал облегченно он. Вслед за этим ревущие моторы мотоциклов и грузовиков затихли, и на короткое мгновение наступила гробовая тишина и мир будто исчез, перестав существовать. Затем кто-то из мертвецов провопил что-то нечленораздельное и быстренько все они выбираясь из своих средств передвижений, спрятались за баррикады из покореженных машин.
   - Что произошло? - рьяно рявкнула очнувшаяся ото сна Алена.
   Засвистели автоматные очереди, а Ливар поспешил тем временем укрыться. Теперь он почувствовал себя загнанным в угол, приговоренным к смерти, который в итоге скоро совершенно точно умрет. Он убеждал себя, что не растворится в сражении, как кровавый туман. Он притронулся к своему лицу, лишний раз убеждаясь, что он все еще жив, - это принесло ему удовлетворение. Он начал палить в ответ, сокращая постепенно численность мертвецов.
   Алена потянулась, пытаясь освободить левую ногу, но она слишком была зажата металлом. Она была зажата, как муха в паутине, как мышь в мышеловке с сыром. Тут ее уши услышали перестрелку. "Кажись нам конец, все действительно очень и очень плохо.", - подумала она и попыталась вновь вынуть ногу, но безуспешно, оказалось только больнее ей. Тогда она попыталась разжать руками сплющенный металл. Вдруг нога дрогнула. Девушка слабо вскрикнула, скорее простонала, и вытащила сдавленную ногу. Дышать стало как-то труднее, но что самое интересное, в ней не было страха, он как то неведомо испарился.
   Пока что ей еще было больно двигать нижней частью ноги, но она все же сумела выползти из машины под градом летящих в ее сторону пуль. Она могла погибнуть! Алена даже не позволяла себе думать об этом, что будет, если она умрет. С каждым вздохом ее сердце замирало. Ей казалось, что она вот-вот заплачет, но слез не было. Свобода. Здорово! Что дальше? Дальше вы оба умрете.
   Ослабшее тело Ливара не сразу заметило человеческую фигуру рядом с ним. Он попятился назад отстреливаясь и приподняв Алену закинул к себе на плечо. И она подумала: "Он готов пожертвовать собой, ради меня! Хорошо бы оказаться где-нибудь в другом месте. Поцеловаться с этим странным вампирчиком! Испить еще его страстной горячей сочной кровушки!".
   Сердце вампира отбивало бешеную чечетку. Он боялся, не за себя, а за девушку. Его утомленное тело понимало. Его ослабшие конечности, уставшие от всех этих взмахов рук и нажатий на курок, понимали боль отчаяния. Смерть теперь казалась сладостью, которую предлагали мертвецы. Сладость - жизнь, без жизни. О, это благословенное состояние! Понимаете?
   Мертвые твари стреляли ото всюду, перебегали от укрытия к укрытию, им не было видно конца. Хорошенько рассчитав шансы на выживание, Ливар потихоньку под градом свистящих пуль, стреляя в ответ, молниеносно двинулся прочь от разгоревшейся перестрелки.
   - Гранаты... - прошипела девушка, - гранаты на моем поясе... используй их.
   Сообразив, что имеет ввиду Алена, вампир снял с ее пояса несколько гранаты и вырвав из каждой чеку кинул по разные стороны. Раздались роковые взрывы для некоторых мертвецов. Этого вполне хватило, чтобы перестрелка на время прекратилась, давая шанс на побег. И создавшейся неразберихой моментально воспользовался Ливар. Он побежал и поднялся по ступеням в какую-то библиотеку - их проводила взглядами толпа мертвецов, - и прострелив замок двери вошел внутрь, таща опирающуюся на плечо Алену.
   Где-то в глубине ее сознания брезжила мысль, почему, собственно, она не столь героичная сейчас? Где вся ее отвага и смелость? Где внятные объяснения случившемуся? В разуме мелькали обрывки фраз, а она пока оглядывала помещение.
   Здесь стояли сотни стеллажных шкафов с множеством расставленных на их полках книг. "Как раз, самое лучшее место, чтобы укрыться от толпы мертвецов! Стоит им поджечь здесь лишь малую часть всего этого, и нам придется выбираться отсюда.", - недовольно подумала она все еще опираясь на идущего вампира.
   На секунду оба остановились, осмысляя произошедшее, но внутренний голос Ливара шептал: "Ты же понимаешь, что стоять сейчас и думать, это не самый верный шаг..."
   - Бежим! - рявкнул Ливар с приливом новых сил, хватая крепче Алену.
   Неожиданно во входную дверь ворвались чертовы мертвецы на мотоциклах и зацепив за ногу Ливара, потащили по полу, по всему залу помещения. Алена рухнула вниз и отползла назад, перевернула читальный стол, - тем самым сделав небольшое укрытие, - достав пистолет высунула голову из-за верха стола. Во внутрь пробирались мертвецы. Ни секунды не сомневаясь девушка, сняла с пояса гранату и вынув чеку зарядила во входную дверь. Тем временем Ливар ловко дернул из всех сил цепь и мертвец свалился со своего средства передвижения, а после получил пулю в лоб. Прозвучал громкий взрыв, а затем ударная звуковая волна дошла до ее ушей и слегка оглушила. На мертвецов обрушилась тонна бетона, а проход завалило, но все еще оставалась масса возможностей проникнуть сюда. И все же это давало им временное преимущество перед врагом.
   Но одному все же мертвецу удалось прорваться, правда лишь его туловищу, ноги-то похоже ему оторвало, ревя и шипя, обильно пуская слюну он двинулся к девушке. Все еще отходя организмом от взрыва Алена слегка попятилась вперед и протерла глаза, и заметила ползущего гада, но было слишком поздно. Мертвец вцепился своей костлявой рукой ей в ногу и подтянул ближе к себе. В организме девушке поднялся адреналин, сердце адски забилось, а тело словно стало гибким, наподобие змеи. Несколько раз она ударила мертвеца ногою в голову, но тот все еще был полон уверенности оторвать от ее ноги кусочек плоти. И тогда она перевернулась на живот и дотянувшись до своего оружия разрядила всю обойму тому в лоб. Мертвец наконец-таки подох, а ее мысли подумали о смерти. Рядом с ней пронесся разгоряченный мотоцикл с Ливаром на нем и остановился.
   - Помочь?! - Радостно спросил Ливар, и указал глазами на сиденье сзади себя.
   - Справлюсь сама, и не собиралась я умирать. Лучше помог бы мне выпутаться! - рявкнула девушка. - Взобравшись на ревущую махину, она обняла Ливара покрепче.
   - Ты не хотела умирать, - поправил ее вампир.
   Да уж, когда человек молод, и к убийствам, и к смерти он относится куда легкомысленнее, да и вся жизнь кажется лишь игрой, которая, если что может начаться заново. Но это совсем не так. Когда человек, любого возраста, сталкивается с опасностью, подвергает свою жизнь риску смерти, в его теле срабатывают животные инстинкты, и такое простое на взгляд слово "смерть", уже не кажется простым и легким развлечением на вечерок.
   Мотоцикл вылетел разбивая стекло библиотеки и на всей скорости ринулся к фармацевтической фабрике, где и должно произойти самое главное в жизни Алены и Ливара Кивы, то что изменит представление об Алене.
   Зачем Алена скрывает то, кто она все-таки такая?
  
   ***
   Алена посмотрела на себя в зеркало. Раньше, раздеваясь, она избегала смотреться в зеркало, но сегодня все сомнения, страхи и предрассудки, и даже боль, были отброшены. Она извивалась перед зеркалом как змея, любуясь на свое отражение. Она была приятно удивлена и даже не расстроена. Грудь была полной и смуглой. Лицо красиво, а как же еще иначе. Кожа вокруг шрама, появившегося после недавней операции, с левой стороны живота, все еще был болезненным, но его мертвенная бледность что-то изменила в ней, нет недавняя авария что-то изменила в ее разуме.
   Это было невероятно, но именно сейчас, когда хирург извлек острый металлический предмет после аварии, она чувствовала себя как никогда крепкой и сильной. И ей хотелось испить глоточек крови! Но совсем не людской. С чего бы это? Надев халат она села на свою кровать и занятая подобной мыслью, подошла к окну. Там шел обильный снег. Сквозь домов она заметила какое-то движение, между соседними домами. Ощутила присутствие кого-то темного. Там кто-то был, и смотрел на нее, но она не могла понять, кто.
   Вскоре ей захотелось есть, но в комнате у нее ничего не было, нужно было сначала сходить в магазин. Она ощутила неистовое уже знакомое ей чувство неистового голода - крови.
   Как только она оделась и вышла закрывая за собою дверь ее поймала за руку Алена.
   - Алена? - Ее лицо было слегка сонными, и выглядела она помята, явно сегодня ходила куда-то гулять. - С тобой все в порядке?
   - Беспокойся не за меня... - рявкнула она.
   - Речь не обо мне. Как ты? - Алена была взволнована.
   - У меня все отлично, как всегда радостна и весела! - и она улыбнулась скрывая что-то темное в ней, рвущееся наружу.
   - Не понимаю как мы спаслись? - задалась Алена вопросом и бросила испуганный взгляд на нее.
   - А как происходят катастрофы, аварии, природные явления Алена? Все это лишь случайности, человеческий фактор, сердитость матушки природы.
   - Может, пойдем домой, я чашечку кофе тебе сделаю и мы побеседуем по душам?
   - Неа, - отказалась она, - я в магазин схожу, куплю еды.
   - Тогда я с тобой!
   - Нет, спасибо. Мне нужно побыть одной. Просто я... неважно.
   Алена улыбнулась, а Алена прошла мимо нее.
   - Мне нужно идти... - сказала она когда оказалась сзади Алены. - Я сейчас приду.
   - Хорошо.
   Снег властвовал на улице, и было холодно, но Алене было плевать на подобные капризы природы. Сейчас она была занята мыслями о вампире из склепа и о том кто спас ее от гибели. Думая обо все этом, она ощутила новый прилив сил, ощущение свободы. И вместо того чтобы идти до магазина и обратно, она пошла в сторону кладбища, туда ей хотелось пойти больше всего, но она понимала, что навлечет на себя беду. И все же ей захотелось взглянуть в лицо смерти. Чтобы понять смысл жизни вампира. Его страхи и переживания. Теми ощущениями которые испытывает он наслаждаясь вкусом сочной людской крови.
   Стоя на территории кладбища, она оглянулась вокруг, не наблюдает ли кто за ней. Только сейчас, стоя в относительно тишине этого мертвого места, она поняла, как здесь хорошо. И убедившись, что никого поблизости нет, побрела к заброшенному склепу.
   - Я шел за тобой! - послышалось у нее за спиной, когда она попыталась открыть дверь склепа. - И что же тебя принесло сюда снова? - спросил вампир вкрадчиво.
   Она пожала плечами не поворачиваясь. Тогда он подошел к ней близко-близко и шепнул на ушко тихо-тихо:
   - Все это время ты ждала смерть. Верно?
   - О, конечно! - оны была довольна взаимопониманием, а в теле ее просыпались новые неосязаемые и неописуемые чувства, и главное из них голод.
   Не дав ничего ответить вампиру, девушка развернулась и схватила его за шею. Он не успел даже сообразить что происходит как она запустила в его живот нож, а затем провернула несколько раз, наматывая на лезвие кишки. Она услышала как стучит его сердце, как испугался он, давно живущий не боящийся людей, вампир.
   - Это быстро и чисто, - прошептала она, ее лицо окрасилось в цвета наслаждений, - быстро и чисто...
   Проведя ножом вверх, она разрезала живот еще больше и наконец тело вампира сдалось, он был мертв. Мертвое холодное тело упало вниз на землю.
   "Здесь какая-то ошибка, я не могу такого сделать, - думала она, - ужасное недоразумение, - но факты говорят о другом, - я ведь сама это сделала". Она пыталась найти хоть какое-то оправдание своим действиям.
   Алена склонилась над стремительно холодеющем трупом и перекусила зубами шейную артерию и в рот ей хлынули сладкие потоки холодной вампирской крови. Вдоволь напившись она, вся в крови, поцеловала вампира в губы, прикусила нижнюю губу, и смотря в застывшие от удивления мертвые глаза прошептала: "Спасибо!"
   Задрав голову кверху она увидела звездное небо. Она наблюдала за каждой мигающей звездочкой. Голод! Теперь она утолила этот странный человеческий голод. Вампирская кровь впиталась в нее - кожа зарумянилась, и в животе появилось ощущение сытости. Она рассмеялась, видя, каким неожиданным образом может повернуться жизнь. "Еще немного, - умоляла она, - пожалуйста, я хочу насладиться этим блаженством еще чуть-чуть!".
   Она вдруг будто взлетела и увидела с высоты собственное тело. И только она вкусила прелести подобного события, вдруг - раз! Она вновь оказалась в собственном теле и почувствовала, что оно наполнено чем-то гораздо более теплым и приятным, чем сочная кровь.
   Алена знала, теперь она не будет такой, как всегда. Впрочем, она итак была не такой как все.
  
   Глава 8: Наследие.
  
   Дитя с той стороны,
   Я пленился твоей неземной красотой,
   Неволей или волей, а подчиню тебя я себе,
   Но ты зараза укусил меня.
  
   И вот мне душно и тяжко дышать,
   Я отравляю воздух вокруг себя,
   Хочу убить рядом стоящего со мной,
   Неужели я теперь как ты - чудовище?
  
   Мне не нужны теперь мои исследования,
   Мне не милы мои мозги,
   Мне нужна плоть, мясо и кровь,
   Мне милы душераздирающие стоны.
  
   ***
   Миртьялония Ли или как ее все зовут Мирти, тихо и мирно стояла на мосту и смотрела на рассвет, наблюдая как новые лучики солнца рождаются, весело и беззаботно. Умная женщина, желающая внимать умным женщинам, - вот кто составляет ее аудиторию. Но в последнее время умных вампиров становится все меньше и меньше, а ее жизнь все еще течет по руслу кровавой реки и кажется никогда не остановится.
   Ей хотелось получить какое-нибудь здание в полное распоряжение, чтобы разместить там своих друзей, сторонников ее дела. Она намеревалась сделать из здания, пристанище для потерянных адских душ - вампиров. Причем это здание никто не должен отыскать, по ее мнению, лучше где-нибудь чтоб оно находилось в лесу, как склеп в котором она сейчас живет со своей сестрой Атирмилией Ли. И тогда наконец-то наступит в ее сердце покой, а со смертями будет покончено навсегда. Сколько же ее друзей погибло от пуль сотрудников корпорации и сколько еще погибнет. С нерадостными мыслями она двинулась прочь превратившись в летучую мышь и долетела до леса. А тем времен тучи распластались на небе и пошел небольшой дождик.
   Первые полтора часа она бдительно оглядывала окрестности, на каждое подозрительное место смотрела внимательно. Потом ей наскучило. Вокруг был лес - пускай маленький, пусть не слишком здоровый, но все-таки он скрывал старинный подземный склеп.
   В итоге она оказалась на верхушке одной из самых высоких сосен и посмотрела на солнце. Ее плоть медленно начала тлеть когда из-за тучек показалось солнце, а дождь прекратил свой пир, а затем когда боль поразила тело, она скрылась под верхушками деревьев и отправилась в склеп.
   И вот когда Миртьялония собиралась идти ложиться спать, входя в склеп она обнаружила несколько свежих трупов мертвецов и насторожилась, а вдалеке расхаживало некоторое количество вампиров и в центре где стояли каменные троны, на них восседали старейшины. И понимая, что произошло что-то опасное, беспокоясь за свою сестру немедленно проследовала к ее комнате.
   Миртьялония застала Атирмилию в не лучшем виде: Все ее тело было испещрено мелкими шрамами и порезами, а на лице красовались крупные синяки.
   - С тобой что-то случилось?! - испугалась Мирти.
   - Все нормально, - прошептала Атирмилия силясь, и раны постепенно стали заживать... - Они даже не догадываются, к чему приведут их действия.
   - Ты о чем?
   - Я не хочу тебя в это впутывать милая сестренка! Сделай ради меня одно, только одно, прошу...
   - Что?
   - Беги отсюда, как можно быстрее!
  
   ***
   - Ты себя хорошо чувствуешь? - осторожно спросил Навиар.
   - Превосходно, - ответила Тьянатия, не отводя глаз от себя красивой в зеркале.
   - Может ты хочешь чего-нибудь поесть? - спросил он. - Например, фруктов?
   - Не беспокойся, милый, дитя которое я ношу в себе ничего не хочет, как и я, - любезно ответила Тьянатия с ехидством. Похоже ей это понравилось.
   - Ты совсем не изменилась с нашей последней встречи, - хладнокровно сказал Навиар. - Хотя я прекрасно понимаю, с тех пор прошло немного времени. Не сомневаюсь все это время ты не скучала и отлично трахалась на стороне...
   - Заткнись Навиар! - Наконец она соизволила войти в комнату.
   - Думаю, тот, кто тебя трахал, отлично оценил твои достоинства. И сиськи, и задницу, и живот, и... ребенка которого теперь ты носишь в себе.
   - Прекрати!
   - Это дитя действительно мое? - надавил он.
   - Мне противно это слушать, - простонала она.
   - Значит, я прав, да? - ухмыльнулся Навиар.
   - Если ты не прекратишь...
   - То что? Ты попытаешься себя убить, да, дорогая? - улыбка тронула его губы, а радость победы доставила ему удовольствие.
   - Навиар! - со слезами на глазах в их покои вбежала Миртьялони Ли и прервала беседу на пиковой ноте.
   - Что случилось? - он увидел ее личико.
   - Атирмилия с ней... с ней...
   - Успокойся. Пошли к ней.
   И он с Мирти вышли и пошли к Атирмилии, а Тьянатия осталась наедине с собою.
   Пройдя некоторое расстояние они очутились у истекающей кровью Атирмилии. Мирти мигом взяла ее за руки и заплакала, потом села на диван продолжая держать за руку крепко-крепко. Мирти знала, что ее сестра не умрет, но боль которую испытывала ее сестра, приносила горечь и слезы, а главное жажду мести.
   Прежде чем показать свое присутствие Навиар оглядел комнату. Все в ней было перерыто вверх дном, шкаф и то опрокинут. Затем он слегка кашлянул, а после убедившись что его заметили проследовал к дивану. Он разглядел как горячие порезы и шрамы все еще теплились на теле Атирмилии Ли, но постепенно заживлялись.
   - С тобой все в порядке? - о чем он вообще спрашивает разве он не видит?
   - Да. По-крайней мере жить буду! - заулыбалась она при его появлении, отчетливо было видно что ей подобное с трудом удавалось. - Но время не дремлет, этот город скоро погрузится во тьму.
   - Откуда ты это знаешь? - вопросил слегка сощурив глаза Навиар.
   Он подошел к ней и извлек из тела стальные ножи, крепко протыкающие ее плоть.
   - Ты знаешь ответ, не так ли? Я не могу предсказывать само будущее, но мои глаза дарованные мне иными силами могут видеть линии будущего определенного субъекта. Если пожелаю я. Я видела будущее той девушки.
   - Какой девушки?
   - Алена, так она себя назвала. - голос Атирмилии стал более грозным и деловитым. - Я видела как застынут все люди в городе, видела Ливара несущего ее тело на руках в городе покрытом огнем, а после я увидела вас двоих! - она почувствовала как к горлу подступает кровь и поспешила сплюнуть.
   - Сестра тебе нужно отдохнуть! - забеспокоилась Миртьялония.
   - Отдых подождет. - и она продолжила, - Я видела в ваших глазах зло или добро. Я не знаю! - по ее щекам стекали слезы.
   - Куда они отправились? - неожиданно задал вопрос Навиар. - Зачем Атирмилия? - и еще один вдогонку.
   Атирмилия наблюдала с каким энтузиазмом и удивлением наблюдал за ней Навиар. Она до сегодняшнего дня оставалась довольно простенькой, никогда не вмешивалась в линии времени, никогда не искавшей выгоду для себя из-за своего дара видеть будущее. "Погляди на себя. Ты всего лишь пыталась помочь человеку спастись и спасти других. И что из этого вышло? Ничего хорошего, лишь все ухудшила. Но теперь надо все исправить." - подумала она и впервые за сто тридцать три года своей жизни пожалела о содеянном. Частично потому, что она не может сыграть никакой роли в стремительно развивающихся событиях вокруг.
   - Лаборатория Лесмерата, здесь в городе. Линия времени ведет к уничтожению города и всего живого в нем. Еще я слышала, как один из вас назвал слово "Влокс", - резко заявила она.
   - Этого не может быть. Клан Влокс давным-давно истреблен, он вымер столетия назад.
   Мирти, никак не ожидавшая подобного заявления, лишилась на некоторое время дара речи. Теперь она убедила себя в том, что клан Влокс и на самом деле существует и может быть опасен. Она слышала все эти странные истории об этом клане, но никогда не верила, что он существует. Ведь после того весь клан уничтожили, он превратился лишь в бесформенный миф, передающийся от одного к другому. Однако сколь загадочным ни было его появление, все это - творение рук человеческих, истребляющих вампиров все сильнее и быстрее. Это заставляло воспринимать все произошедшее в совершенно ином виде.
   - Я не знаю, что это значит, но уверена все начнется именно в лаборатории Лесмерата, месте где он ставил эксперименты на людях и исследовал мертвый вампирский город. А теперь и забрал у меня то, без чего он не сможет воплотить свой план.
   - Какой план?
   - Он собирается открыть проход между нашим миром и той стороной. Ты ведь помнишь ваши исследования, помнишь как все вы совершили это открытие.
   - Я не хочу об этом вспоминать, потому что, там погиб Этрепиан Вилетт, мой самый лучший друг. - с грустью сказал он потупив голову вниз, о чем то задумываясь, затем глубоко вздохнул.
   - Кто-то должен умереть... кто-то должен ответить за это... - произнесла в бреду Атирмилия, так сказать предсказания, и потеряла сознание.
   - Сестра! - голос Мирти сорвался на крик.
   - Ее тело восстанавливается, дай ей отдохнуть, - плачущая Мирти повернулась и взглянула в глаза Навиара, и разглядела там злость. Жестокую неуемную рвущуюся на волю изо всех сил злость. И эта злость копилась годами из-за Тьянатии.
   - Надо спешить... - молниеносно пронеслись по комнате слова Мирти, но она знала, что ей советовала сестра как можно быстрее и дальше убираться от города и все же ослушалась старшую сестру.
   - Нужно сначала подготовиться.
   Мирти поняла что имел ввиду Навиар и попыталась быстро удалиться, лишь сказав:
   - Тогда милый, - с изяществом и грацией, - встречаемся у входа в склеп. Если у нас так мало времени, пускай нас испепеляет солнце, но я должна отомстить за свою сестру.
   Навиар ухватил ее крепко за запястье не давая ступить еще шаг.
   - Это не месть Миртьялония Ли. - он грозно помотал головой, а взгляд его прибрел решительность. - Не месть. Помни это когда мы выйдем на охоту.
   - Конечно! - ехидно улыбнулась она. А ведь она соврала! Как она мечтала убить того вампира, который причинил боль ее сестре.
   Выходя она закрыла прослезившиеся глаза, и лицо изобразило чувство глубокой злости и презрения. Теперь она готова убить Лесмерата, за то что он причинил ей боль. Собственно, возможно на это и рассчитывала Атирмилия, поменяв ход времени. Но получится ли подобное?
   "Что же забрал у Атирмилии, Лесмерат? Что такое важное для него было у нее?" - задумался он.
  
   ***
   Атирмилия встала и с необычайной грацией проследовала к столу и извлекла из тумбочки стоящей рядом какой-то конверт, - уже открытый, - и странные предметы.
   - Это я получила от моего дяди как только уехала из лаборатории и оставила письмо о моем уходе. Я не знаю, что это означает. Может ты сможешь разгадать эту тайну, - вампирша протянула странный предмет Алене.
   Она сунула два крошечных странных предмета в руку Алене. Наконец взяв в два пальца Алена стала рассматривать их. Это были какие-то завинчивающиеся капсулы, с какой-то жидкостью внутри. Как только девушка попыталась открыть одну из них, вампирша тут же пресекла ее попытки словами.
   - Не советую делать этого, сначала письмо почитай.
   И сунув в руку девушке письмо, Атирмилия отошла и присела на диван, ожидая ответов от Алены.
   Прошлой ночью мои ученые разработали средство борьбы с вирусом в городе. Как сейчас помню, когда эта зараза вырвалась на свободу, погибли многие вампиры. С тех пор я стал заниматься противоядием против вируса. Но сегодня я вспомнил, каким прекрасным, был этот благородный город до распространения вируса по вентиляции. И я вновь отправился в этот город приняв вакцину против вируса, и при виде уже мертвого города, меня охватило отчаяние, мне начало казаться, будто все хорошее в этой жизни для меня безвозвратно ушло.
   Я едва узнал его. Побледневший от постоянной тьмы, ставший пристанищем мертвых, окруженный разрушенными строениями, этот некогда великий город напоминал подобие ада. Всех кого я знал прежде, больше существует.
   И тогда я направился прямо в наш исследовательский центр, посмотреть, что произошло с ним, какие метаморфозы приключились. Стоило мне войти внутрь и я изумился увиденному! Конечно здание слегка поблекло и разрушилось, но он оставался на своем месте все эти годы. Этрепиан думал, что закрыл проход на ту сторону, но это не так. Среди руин исследовательского центра бродили мертвецы с опустошенными лицами, до кровавых мозолей они ходили около прохода. Словно мертвецы искали что-то в нем, что-то такое, чего не поняли при жизни. Исследуя все больше центр я ужасался увиденному.
   Повсюду валялись хирургические инструменты - ножи, молоточки, ножницы. Еще здесь было полно оружия - пистолетов, автоматов, электропушек, плазмометов и еще каких-то прототипов.
   Отряд с которым я проник в город убеждал меня покинуть его как можно скорее, но я остался, а их отправил обратно. Этрепиан подарил мне самое ценное о чем я только мог мечтать - его наследие.
   На этом первый листок с написанным заканчивался.
   Всего несколько минут назад, вполне удовлетворенная ответом Алена была в приподнятом настроении, от которого теперь не осталось и следа.
   - А ты видать не торопилась показывать мне это послание, - смело сказала Алена.
   - Весьма великодушно заметить с твоей стороны это, но я не доверяла тебе, - вампирша улыбнулась.
   - Ну, да. Я бы тоже не доверилась мне самой, - заулыбалась девушка. - Но что тебя заставило изменить свое решение?
   - Ты присаживайся письмо не столь короткое, - перевела она разговор в другое русло, чтобы отмахнуться от вопроса.
   - Я спросила тебя! - надавила девушка.
   - Я просто... теперь с тобой откровенна. Доверяю тебе. - Атирмилия совсем не хотела говорить правду, этого точно не нужно делать. Зачем говорить то, во что Алена никогда не поверит. Видение будущего, все это будет для нее чушью. - Можешь верить, а можешь нет. Это твое дело. Но я почему-то подозреваю, что ты мне поверила и согласилась со мной. - Тогда Алена осторожно присела. - Безумцем мой дядя никогда не был, - тихо проронила Атирмилия.
   - К чему ты клонишь?
   Атирмилия грозным взглядом указала на письмо и перевернув первый листок, Алена стала читать второй.
   Итак я нахожусь в мертвом городе уже некоторое количество дней, и я обнаружил, что не один здесь. За прошедшие три года мне довелось повидать столько страдания и горя, что казалось меня уже ничем нельзя было поразить. Существа которых мы пытались долгие годы вырастить в новой лаборатории, "Пожиратели", кажется так их назвал Этрепиан, когда впервые эти существа пересекли грань их мира и нашего, обитали здесь в некотором количестве. Поэтому я вызвал отряд для зачистки. Как позже выяснилось все они проникали через проход, и выживали, в отличии от других существ, не менее отвратительных, чем они сами. Дорога к проходу была просто усеяна трупами и костями.
   Эвгения прибывшая самолично за мной, пыталась отговорить меня остаться в городе еще пару недель для изучения прохода. Она утверждала, что из-за этого я теряю свой рассудок, что больше не могу справляться со своими обязанностями как главный ученый. Но я продолжал стоять на своем и естественно выиграл спор. Я чувствовал, что самое интересное обнаружится здесь, но также и знал, каким ужасным будет оно, я обязан увидеть все собственными глазами, как увидел это Этрепиан. Я даже сожалею, что не был с ним в момент падения города.
   И листок перевернулся.
   Сегодня я решил посмотреть на то, что осталось от сада. Не могу припомнить другого столь блаженного и умиротворяющего уголка природы, источавшего столь очаровательный букет ароматов, каковыми меня поражал этот дивный сад. И смотря на окружающую обстановку, у меня чуть не закружилась голова, а сердце чуть не остановилось. Все пришло в уныние, повсюду царила разруха, хоть природа и пыталась все облагородить, но из-за тусклого света, здесь практически ничего не росло. Но все эти зрелища никоим образом не могли стоить того, что я нашел посреди сада. Большое паукообразное существо. Тело этого существа было истощено, видно оно умерло вследствие голодания.
   Господи боже! Как только я настроил все оборудование в городе, из прохода стали сочиться эти адские создания (не знаю как еще назвать подобное), и мне пришлось закрыть проход вновь, оставляя как прежде небольшой разлом, который с каждым годом похоже лишь усиливался. Мои действия не остались незамеченными, из-за огромного высвобождения энергии, земля вокруг прохода потрескалась и стала слегка отдавать красным.
   И листок вновь перевернулся.
   Я нахожусь в городе уже более месяца. Одному из моих отрядов удалось поймать существо с той стороны. Каково же было мое удивление когда оно заговорило со мной. Я никогда не представлял себе что, что-то подобное произойдет со мной. Многие дни я провел с ним в беседах, я потерял чувство сна, но многое узнал о той стороне, что там есть такое. Я ощущал какое-то некое влечение к существу, и вот когда я полностью доверился ему, я осмелился отпустить его для того чтобы оно покинуло земной мир. Когда я оказался рядом с ним, не за решеткой, оно призналось, что давно хочет заключить в свои объятья и вкусить мои прелести. Оно сказало, что хочет отблагодарить меня и вкусить моей плоти. Тогда я не понял, что оно имело ввиду. И вот когда мы привели его к проходу вместо того чтобы обнять меня, оно откусило мне часть пальцев на руке, хоть я и вел его под пристальным присмотром отряда. До сих пор не знаю, почему я решился на этот шаг.
   После моего доклада, Эвгения приказала немедленно убираться к чертовой матери из города, и я с ней согласился. Но сейчас меня больше беспокоит моя рука, мне кажется со мной что-то происходит. Другими словами, я наверно меняюсь во что-то ужасное. Не окажись рядом одного из членов моего отряда, я наложил бы уже на себя руки. К счастью этого не произошло.
   И листок опять перевернулся.
   Итак сегодня я уезжаю из города. Только соберу некоторое оборудование и двинусь в путь. Я хотел подняться на поверхность через шлюзовой лифт в городе, но Эвгения категорически запретила мне, так как проход на поверхности якобы с ее слов, завален. Я отправляю тебе это письмо дорогая, с несколькими капсулами вакцины против вируса для тебя и твоей сестры. Письмо доставит один из членов моего отряда.
   С уважением Лесмерат Ли.
   Далее шло что-то непонятно написанное корявым подчерком, но кое-как читаемое.
   Я хочу убить их всех, ты даже не представляешь как я хочу убить тебя моя милая Атирмилия. Мясо-мясо... я хочу мяса... кровавой плоти... можно убить мой отряд... ням-ням...
   Алена отпрянула от написанного и протерла несколько раз залипшие от чтения глаза.
   - Что же с ним случилось? - сама себе под нос тихо буркнула Алена.
   - Я сама толком не знаю, но после этого меня оповестили о его смерти. Я старалась проникнуть в лабораторию, узнать что же все-таки произошло, но ничего не получилось. Теперь мне это не очень важно.
   - А эта вакцина?
   - Я знаю лишь, что она от какого-то вируса и все. Я сюда перебралась недавно, до этого жила в Китае, именно оттуда родом наш клан. Многие там и поныне живут. Это меня потянуло на приключения, вот и приехала сюда, точнее катаюсь по миру в поисках развлечений! - пролепетала Атирмилия Ли с долей энтузиазма и веселья.
   - Алена, - обратился только что вошедший Ливар к девушке. - Ты узнала то, что необходимо?
   - Да. Здесь нам больше делать нечего. - и продолжая смотреть на вампиршу она положила свою ладонь на ее руку. - Не беспокойся, я обязательно узнаю что случилось с твоим дядей.
  
   ***
   Вспоминая недавний разговор с Тьянатией, у него все больше крепла уверенность, что он непременно расстанется с ней, теперь - ну не единственный, - последний раз. Обдумывая то немногое, - когда он шел к ней, - что знал о ней, постепенно он впадал в уныние. Может, вообразив, что той минувшей ночью когда между ними возникло неодолимое влечение, впоследствии из-за которого получилось дитя, не было единственным и было ли именно это влечение между ними создавшее зародыш ребенка? В конце концов теперь она для него всего лишь, представительница слабого пола, проклятая всеми с кем она встречалась до него, желающая урвать свой кусочек счастья. Откуда ему знать, что она спала с кем-то в его отсутствие? Что он знает про нее, когда она была долгое время одна, без его теплой ласки? Стоило ему опять вспомнить, как она себя вела только что, его щеки наполнились румянцем, а мысли извращением. Может ему нравилось такое обращение с ней?
   Он сразу же заметил злой взгляд Тьянатии, когда сообщил, что собирается уйти раз и навсегда, но она явно не желала его куда-либо отпускать. Тем более на такое опасное дело. Естественно пока они ругались он одевался, но не проронил ни слова и тогда Тьянатия бессильно села на кровать глядя на мускулистую фигуру Навиара, маячившую в дверном проеме. Он подбирал себе одежду из шкафа.
   Прямо сейчас она позволяла своему любимому отправиться в путь за Ливаром который поубивал в склепе несколько вампиров, за неким Петром который способен уничтожить город, а также за еще более мелкими людьми, по крайней мере так считал Навиар. Но несмотря на это, все же она пыталась его хоть как-то остановить. Она помнила как он касался ее холодного тела, скользил губами об ее губы, но она так и не могла почему-то отпустить его. Да, они ругались и очень сильно. Иногда это даже проявлялось в порезах, простреленной и сожженной плоти, оторванных кусков мяса от тела. Она знала, три слова которые он шептал ей на ухо, теперь прошлое, а не явь. Теперь она встала прямо в дверном проеме, охраняя, готовясь, как она предполагала, к еще одной попытке остановить Навиара. Она видела его лицо достаточно ясно и читала в нем гнев и злость, а когда-то на его лице отображалась чистая любовь. Может, подумала она, он так смотрит потому, что собирается убить меня?
   Тем временем Навира оделся в строгий черный костюм, а поверх нацепил такой же плащ, чтобы скрывал от солнца его кожу, иначе сгореть не долго. Подойдя к стене, - туда где висел клинок его отца, умершего многие столетия назад в битве с людским родом, - он осторожно снял стальной холодный клинок и прицепил к себе на пояс. И вот наконец его тело встало перед Тьянатией и они начали пререкаться.
   - Пусти меня, ты же знаешь, что я никогда не бросаю друга в беде. - Она не ответила. - Для меня ты не преграда.
   - Куда это ты идешь? - задала она вопрос, хотя и знала ответ.
   - Наружу, - ответил он, - помочь Ливару.
   - О! - ехидно слетело с ее губ. - Я с тобой еще не закончила!
   - Ты... ты не можешь меня остановить.
   Он усмехнулся ей. Усмешка была и злобной и обаятельной.
   - Такая гордая особа... - начал он, но он и сам был очень горд и никогда не смирился бы с ее чувствами и желаниями, также как и она, - ты ничто Тьянатия. Шесть лет назад ты пыталась застрелить меня в этой комнате. Я помню как ты склонившись плакала над моим телом. Припоминаю как я поджег тебя и наблюдал за твоими истерическими танцами в агонии пламени. Вообще-то как раз это меня и веселило все эти долгие годы. - Признался он ей и улыбнулся, она улыбнулась в ответ, ей тоже подобное нравилось.
   Инстинктивно Тьянатия глянула себе под ноги, а затем заплакав, на Навиара. Сколь быстро смогла она расплакаться, Навиар всегда поражался этому и наверно поэтому, - вернее потому что ему становилось жалко ее, - оставался с ней.
   - Ты вернешься ко мне? - спросила она.
   - Почему я должен вернуться к тебе, ты сама позвала меня к себе в постель, а я просто переспал с тобой. - Усмехнулся он. - Секс без каких-либо обязательств.
   - Ты лживая тварь! - выкрикнула она и ударила его грудь кулаком.
   - Я не такой, я всегда любил тебя, знаешь ли. Вообще-то, это единственное, к чему я был способен с тобой.
   - Ты лгал мне, - сказала она, - ты использовал меня.
   - Да, сегодня я использовал тебя, а теперь отойди и дай мне выйти.
   Он взял ее за плечо и крепко сжимая отодвинул в сторону. Ох, как она сопротивлялась подобному действию с его стороны! Как только он ступил шаг, она изо всех сил ударила его. Навиар отодвинулся избегая удара, и проскочил мимо нее в тоннель. Длинные волосы залепили Тьянатии глаза, но все же она ухватилась за тело Навиара, но хватка была слишком слабой и соскользнула.
   - Я буду ждать, - крикнула вслед, в то время когда Навиар неспешно пошел по тоннелю. - Ты меня слышишь тварь?! Я буду ждать! Я убью себя! Слышишь?
   Он вовсе не мучился от того, что она сделает с собой. Она ведь не сможет, верно? А он, наконец освободится от ее цепких объятий навсегда. Нет, тут и думать нечего, возвращаться больше нельзя. Она еще вернется к нему, прилипнет к его телу вся в слезах умоляя простить, возможно, он и переспит с ней еще раз, но не поддастся ее мольбам. Уж тогда он заживет счастливо. О да, когда Тьянатия уйдет из его жизни навсегда!
   - Шлюха, - зло проронил он себе под нос.
   Он назвал ее этим неблагодарным словом, и это было несправедливо. Конечно, в ее жизни были веселые времена, и чтобы он ни говорил, она не была шлюхой. Но в чем тогда ее вина? В том что она использовала свой характер, чтобы удержать возле себя Навиара? В том, что она стремилась использовать любую возможность, чтобы не дать ему уйти куда-нибудь с друзьями? В этом нет ничего постыдного. И как ни странно в начале их отношений Навиар, даже держался ее репутации. Ему почему-то нравилось, что за объектом его страсти тянулись сплетни и слухи. Спору нет, несколько раз она поддалась соблазну плоти, но тогда они расставались с Навиаром на очень продолжительное время. Да и он не отставал, тоже на стороне нашел себе девушку.
   Вампиры выглядывали из своих уютных помещений, смотря вслед уходящему Навиару. Кто-то грозно смотрел ему в лицо, кто-то высокомерно поднимал голову слегка кверху, а некоторые с отвращением смотрели прямо в глаза. Да, многие из них знали как ругаются он и Тьянатия, а теперь смотря ему вслед они думали, что наконец-то их страдания окончатся, потому что в этой части склепа наконец-то станет на некоторое время тихо.
  
   ***
   - Но это же абсурд! - воскликнул один из вампиров сидящих на одном из каменных тронов.
   Главный зал склепа Персефоль был полон на четверть, не так много, но и не мало. Все внимательно слушали обсуждения старейшего совета вампиров.
   Совет состоял из десяти самых старых, - проживших немало веков, и повидавших за это многие чудеса, а также видевшие и боль и страдания и войны людей, - набравшихся не мало опыта вампиров.
   - У меня нет никакого желания отправлять вампиров за Ливаром Кива. Именно мы выбрали его для сохранения мира между нами и людьми.
   - Ты не понимаешь! - голос сорвался на крик, - если мы будем и дальше спускать грязным людишкам все с рук, то нас вскоре всех перебьют.
   - Не забывайте именно мы выбрали его хранителем этого склепа. И если он убил несколько наших значит так нужно было.
   - Нужно?
   - А, ваши сердца не знают жалости! - ехидно усмехнулся кто-то. - Правда пока что они бьются в отличие от тех, кто погиб.
   - Мы даже не знаем кем были эти вампиры, но они сумели пробудить в склепе всех мертвецов каких смогли, а это очень сильная магия.
   Навиар наблюдал за тем как совет старейшин обсуждает дальнейшие действия. В чем-то они были правы, а в некоторых местах нет.
   Вампиры с настороженным любопытством прислушивались к их словам. Многие из старейшин использовали свой могучий, почти гипнотический дар убеждения. С первыми же их словами, почти над каждым казалось нависло чувство опасности к людям и захлестнуло вампиров.
   - Они заразили наш воздух, подыши мы им хоть еще немного и все подохнем.
   Вампиры зашумели. Большинство из них не могли понять, что толком происходит и доверялись могучим словам старейшин, некоторые из которых использовали это в своих корыстных целях. Вслед за этими словами, вампиры как зверьки стали переживать чувства: страх, панику, безысходность, боль, слабая надежда, и все это разрасталось в их телах. Главное - не дать находящимся в зале опомниться, что их используют.
   Один из старейшин гордо встал и кричаще заявил:
   - Надо немедленно собирать армию. Вампиры больше не будут терпеть унижения!
   - Ты - один из старейшин обратился к самому старому дряхлому вампиру, на человеческий взгляд которому было не меньше девяносто лет, - старейший из бессмертных, ни разу даже не попытался взять то, что уготовила тебе судьба. И видишь к чему это привело?
   - Моя судьба, сохранить мир и порядок на земле. Мы с тобой странные ошибки природы. Нет, все вы странные ошибки природы! - старейший окинул взглядом всех находившихся в зале и многие выразили беспокойство. - И ничего больше. Мир этот создан для людей, а мы всего лишь раковая опухоль.
   Старейшины продолжали спорить и рассуждать, и когда их пререкания надоели Навиару, он удалился из зала, так и не дождавшись Мирти, правда хоть и договаривался встретиться с ней на выходе, но не удержался и послушал старейшин. Возможно он и упустил из виду, что она могла незаметно проскочить мимо него.
   Как и сказала Миртьялония, они встретились у входа в склеп. Видно все-таки он ее упустил из виду.
   - Я готова, - оповестила она.
   Мирти была красива, впрочем как всегда. Она всегда знала толк в любой одежде, умела верно подбирать и совмещать стили одежды. А в компаниях друзей, - а в друзьях у нее были многие мужчины, ну впрочем для нее не совсем друзья, а можно сказать знакомые, но их было много, ведь всегда лучше когда тебя окружают много вампиров, чем ни одного, - всегда была центром веселья. Именно многие и ценили в ней эти качества, а также и другие менее заметные с первого взгляда.
   - Солнце зашло за тучки, - сказал он смотря на затуманенное облаками голубое небо, - Можно превратиться в летучих мышей, - а затем подметил старый револьвер. - Это он, - все еще смотря на револьвер.
   - Да, револьвер моего отца, - с грустью на лице произнесла она. - Я не хочу вспоминать об этом. Мне становится больно лишь об одном воспоминании о нем.
   - Он был хорошим вампиром.
   - И погиб во второй мировой войне, от рук этих чертовых людишек! - ее голос наполнился сожалением и злостью, но постепенно эти чувства превратились в несколько слезинок скатившихся по щекам.
   - Что это?! Слезы...
   - Проснись, старый дремучий лес! - шутливо крикнула Мирти и игриво высунула на мгновение свой язычок с пирсингом.
   - Смешно, очень смешно, - заулыбался он, - но нам пора в путь.
   - Скоро мы найдем причину всего случившегося.
   И наконец по земле начали бить огромные капли дождя, предвещая тем самым перерождение Мирти и Навиара в летучих мышей. Они взмыли в воздух и полетели быстрее рвущих порывов ветра, а лес затрясся от наслаждения водою.
   Они летели под каплями проливного дождя и смотрели на застывших в ожидании чего-то людей. Покореженные машины, несколько догорающих домов, не двигающиеся люди, кордоны спецназа корпорации "Массивные Технологии" на подходе к городу - вот что увидели они.
   Вскоре оба оказались у входа в четырехэтажное здание - лабораторию Лесмерата, - и неспешно пошли вперед.
   - Я никогда не думал, что клан Влокс все еще существует.
   - Ты про что?
   - Убийство вампиров, - сказал он оглядывая трупы в одном из помещений лаборатории, - ради чего? - вопросил Навиар.
   - Наверно... - Мирти замолчала, задумалась, затем выпалила. - Порой мы сами не знаем своих мыслей, тем более своего тела и желаний.
   Навиар увидел разрушенную лабораторию и на него нахлынули старые забытые чувства, он чуть не расплакался. Он помнил как многие года назад это место было перевалочным пунктом ведущим в город, а теперь здесь лаборатория.
   Он помнил, как сидел в исследовательском центре в городе. Тогда он начал понимать, что в мире есть некая тайная жизнь, которой он никогда раньше не замечал, но определенно входил в нее. О вампирах и людях он знал давно - две великие расы, два близнеца, противостоящие друг другу в битве, в течении многих веков. Но, оказывается, существовала и другая жизнь. На нее намекало то или иное событие происходящее на земле. Впервые когда Навиар, Этрепиан, Мариэсия и Лесмерат открыли проход на ту сторону, понятие их понятие об устройстве мира изменилось. Он ушел в изучение пыльных книг, мерно покоившихся в библиотеки вампирского города. Его всегда занимало то, как устроены некоторые вещи. Нигде в книгах не говорилось напрямую, о том или ином случае появления чудовищ из других миром, в основном это были мифы о драконах, чудовищах и всякой утвари с земли, но ничего такого, что они обнаружили по ту сторону прохода.
   Все сводилось к одному - мир не такой, каким кажется. Даже отдаленно не такой. Не похожий больше на человеческий и вампирский - это что-то другое постепенно разрасталось как раковая опухоль, повсюду.
   Со временем он начал видеть скрытый смысл, скрытый под поверхностью бреда написанного. Он разгадал тайну, по крайней мере, нашел ключ, после чего погрузился в работу по-настоящему. Но все пошло прахом когда одна из его исследовательских групп, занимающаяся разработкой смертоносного вируса против людей заразила весь город этой заразой и все умерли жестоко беспощадно и мучительно. Действие вируса, - как выяснил он потом, - должно было ввести в состоянии комы всех на земле людей, после чего вампирам можно было захватить власть и править всем миром. Но этого не случилось, что-то пошло не так и случилось непоправимое, а он так мечтал об обратном.
   Долгие дни, сложившиеся в месяцы и поглотившие его жизнь, он все больше убеждался, что проход по-прежнему открыт: из газет он узнавал, здесь одна тайна, там вот, другая, а здесь, еще одна. Но ничего не мог поделать с этим, странные существа, чудовища продолжали появляться на земной свет. Наследие которое оставил после себя Этрепиан, давало о себе знать, оно плодилось и размножалось.
   И это был не бред. Во всяком случае по началу, все сказанное им считалось бредом. Речь шла о случаях никак не связанных между собой, но если капнуть поглубже, то начинаешь видеть смысл происходящего, ты словно разгадываешь некий странный таинственный код. И во всех этих случаях он видел некоего субъекта, прилежно педантично одетого в синий строгий костюм, с чемоданом в руках и выражением лица, словно тот все знает наперед. Он кого-то ему отдаленно напоминал. Но кого, он не мог определить на глаз.
   Помнится, читая, он как то вспомнил сказанные кем-то слова: Конец света, является одновременно и его началом, а посередине существует, текущая своим бурным временем - живая жизнь.
   Лифт медленно пополз вниз и наконец когда двери открылись, перед их лицами замаячил свет фонарика.
   - Кто вы такие? - хладнокровно произнес из темноты мужской голос.
   Вампиры застыли неподвижно, а в их тела проснулись некоторые чувства. И вот неуклюже несясь за несущими вскачь мыслями, лениво появилась легкая дрожь страха. Но вот теперь из темноты показалось дуло пистолета, страх окреп, расцветая пышными цветами, неясные тревоги разрослись, обретя плоть, расплывались в сознании, словно капелька воды в океане. И вот из темноты кто-то приближается к ним поближе, теперь они уже видят человеческое лицо. Эмоции начинают постепенно приходить в норму, а сейчас - нужно ответить.
   - Мы не хотим вам зла... - отрезал Навиар.
   - Я кажется спросил не это! - надавил человек.
   Они еще немного поиграли в гляделки. Потом человек оценивающе осмотрел их. Они не могли этого сделать и поэтому смотрели лишь на свет фонарика, да еще и лицо в тьме.
   - Мы здесь для того...
   - Навиар! - испугавшись сказала Мирти.
   - Заткнись. Так ясно, значит тебя зовут Навиар. Какое интересное имя. А ты кто?
   - Тебя это не касается.
   - Уж поверь мне, касается милочка.
   - Миртьялония Ли, - гордо заявила вампирша, видно сильно гордившаяся своим вампирским кланом.
   - Так кто вы такие?
   - Мы идем в мертвый город, - начал Навиар, - нам нужно попасть туда, чтобы...
   - Звучат так, словно это полнейший бред. Как вы здесь оказались?
   - Мы вдвоем без всякой посторонней помощи хотели закрыть проход на ту сторону.
   Мужчина казалось на мгновение поверил, но нет.
   - Это вы так утверждаете. Какой мертвый город, какой еще проход, - Мирти попыталась что-то сказать, но ее попытка пресеклась мужчиной. - Вы пойдете вперед, давайте, двигайтесь! - приказал он.
   Наконец когда он полностью вышел из темноты все его тело стало видно. Белая футболка Петра была заляпана свежей кровью, стильные синие джинсы испачканы в грязи, а на лице шок.
   Под пристальным вниманием Петра оба вампира проследовали в открытую с боку дверь. С каждым шагом им становилось легче. Напряжение исчезало, как утекающий сквозь щель, воздух из здания. Как никак Петр не знал кто они такие и теперь сильно рисковал, если вампиры что-нибудь удумают. Он и не знал то, что они знали намного больше его. Не надо было беседовать с ними в таком тоне, но кто же знал. Любой бы человек естественно не поверил бы их словам.
   Коридоры тянулись и тянулись вперед, многие проходы которых были завалены, даже похоже подорваны взрывчаткой.
   - Все мы - отбросы человеческого общества, - сказал Навиар. - Сейчас нам трудно, но стоит только перебить большее количество вас. Людей! - отвратительно уточнил он. - Тогда вампиры станут править миром.
   - Я убью вас не раздумывая, если не будете молчать, также как и ту предательницу. Алину, - произнесли его уста с определенной жестокостью. - Мне ничто не мешает убивать вас прямо сейчас. Это понятно? - оба вампира утвердительно кивнули.
   - Мы можем помочь тебе.
   - Мне не нужна помощь. - Разве вы не должны быть на стороне вампиров! - удивился Петр.
   - Да, это так, но порою сохранение мира намного важнее вампирских обязательств. - вклинилась Мирти.
   Это был недолгий период молчания. "А почему бы и нет, лишняя помощь мне не помешает. Я всегда смогу всадить им пулю в лоб, если пожелаю.", - подумал он и опустил ствол пистолета. В конце концов лишняя помощь всегда нужна.
   Где-то со издалека, сначала тихо, а по мере их приближения все громче, послышались звуки рукопашной борьбы.
  
   Глава 9: За этой дверью - прошлое и будущее.
  
   Давай посмотрим в глаза смерти,
   Давай откроем дверь.
  
   Обожги меня глазками,
   Славная смерть,
   Одари меня ласками,
   Веселая смерть.
  
   Вспомни милая,
   Чтобы жизнь твою уберечь,
   Моя судьба,
   Заступиться за тебя,
   Мой удел - страдания и боль.
  
   Но я оказался не прав,
   И заступившись за тебя,
   Я вверг тело твое в муки,
   Прости любимая моя,
   И где-то со стороны слышу я,
   "Я прощаю тебя!".
  
   ***
   - Татьяна! - выкрикнул Петр, когда застрелил мертвого мальчишку.
   - Петя! - не веря своим ушам, слетело с ее губ.
   Придавивший ее хрупкое, - ну или не очень, судя по тому как она только что расправилась с мертвой девочкой с помощью гаечного ключа, внушало уважение - тело труп, откинулся в сторону. Было слышно даже как у трупа хрустнули кости, но это мало кого волновало, главное то, что Татьяна осталась в живых и наконец встретилась с Петром.
   Они встретились взглядами когда она поднялась и тут Петр в порыве своих чувств крепко обнял ее. Они так и стояли некоторое время, словно время для них застыло навечно, и казалось расцепи их и время вновь поскачет вперед.
   - Я так испугалась, - заплакала она. - Я...
   - Знаю милая, я никогда тебя не брошу, случись что-либо подобное, я обязательно тебя найду и спасу! - он взглянул в ее глаза, а она в его, и оба растворились в друг друге. - Прям как рыцарь на белом коне. Улыбнись...
   Татьяна заулыбалась и вытерла остатки слез.
   - А это кто? - метко заметила она двух вампиров стоящих позади Петра.
   - Пока что я не знаю. Я им не доверяю. - он соизволил повернуться к ним.
   - А где Алена? - метко заметила Татьяна и забеспокоилась.
   - С ней все в порядке. Я так думаю... видишь ли я лишь недавно проснулся в этом месте.
   - Ты тоже?! - поразилась ее глаза и уши услышанному. - Как же ты так попался! А что же с Аленой тогда случилось? Мы за нее ведь отвечаем. Это ее первое задание! - разгневалась она.
   - С ней все в порядке, - вклинилась Миртьялония не удержавшись.
   - Да, все нормально. Я надеюсь... - нелепо подтвердил Навиар. - И почему-то убившая несколько вампиров когда выбиралась...
   - Это... моя вина, я не смог вовремя увернуться, не смог... - ругал Петр себя. - Это моя ошибка! - раскаялся он.
   - Ошибка или нет, но вы должны выбраться отсюда поскорее. Я и не предполагал, твоя жена - быстро смекнул он, кто Татьяна такая для Петра, - может оказаться вампиром. Ваша корпорация очень и очень странная если принимает на работу вампиров. Я еще понимаю Ливара, который хранит мир между людьми и нами, и охраняет нас, но она... - рассуждал он, поражаясь увиденному свечению в глазах Татьяны, их яркому оттенку.
   - Я не... - попыталась ответить Татьяна, но ее перебила Мирти.
   - Тогда почему у тебя светятся так ярко глаза?
   Сейчас действительно ее глаза приняли яркий карий оттенок, и это означало лишь одно: ее разуму, телу, организму требуется свежая человеческая кровь. Именно это и выдавало многих вампиров когда на них охотились сотрудники корпорации. Как факт, полностью все из них умирали от шальной пули с чесноком.
   Петр повернулся и только сейчас заметил подобное изящество. Не сказать, что его это отпугнуло, наоборот его нервные окончания немного напряглись в поисках ответов, в каком-то странном наслаждении.
   - У меня, что-то сзади в шее, - занервничала она, - там два разреза.
   - Покажи мне, - она бросила недоверчивый взгляд, - пожалуйста! Я ничего не сделаю тебе плохого.
   - Тронешь ее хоть раз своим похотливым ртом! - зазвучала легкая угроза из уст Петра, - Я убью тебя не колеблясь.
   Миртьялония Ли утвердительно кивнула в ответ и осторожно подойдя убрала волосы сзади в районе шеи, и поразилась увиденному. Ее глазам открылись два только что сделанных и зашитых пореза и еще то, что зашитые порезы, были очень искусно сделаны и из-под кожи явно выступало что-то квадратное не похожее ни на какой-либо позвоночник человека, который там должен находиться.
   - Что там такое?
   - Я не знаю, но мне кажется именно это и предает ее глазам яркий окрас.
   - И только?
   - Возможно это всего лишь начало.
   - Чего начало? - обеспокоенно выпалил Петр.
   - Изменения в вампира.
   При мысли, что Татьяна будет выглядеть другой, не похожей на человека, Петр пришел в ярость и гнев, но продолжая рассуждать логически произнес:
   - Нечто подобное...
   И тут из Татьяны вырвался зверский крик, не похожий на человеческий, скорее животный. Колени ее склонились к поли и словно прилипли к холодному металлическому полу, а появившийся жестокий звон в ушах она закрыла руками, но не помогало все тело зудело, чесалось и болело. Глаза сомкнулись в болезненных муках. Петр грозно рявкнул на Миртьялонию Ли и та отошла немного подальше, а затем склонился над своей женой со словами "Что с тобой?!". Теперь понятно для чего предназначались эти металлические квадратные предметы, а если вернее сказать - чипы. Также понятно и то, почему вампиры в лаборатории не использовали свои магические способности, у них их попросту не было. Это обычные люди, превращенные с помощью чипов в жалкое подобие вампира или же это полумертвые люди чей мозг еще функционирует. Но все еще непонятно, что же такое в конце концов образец и зачем его выращивать?
   - Я обязательно тебе помогу милая! - взмолился он, и наконец ее боли прошли.
   Татьяна открыла глаза и словно что-то изменилось, она не могла сказать что именно, но чувствовала это чувствами. Тяжело дыша она поднялась, - уже не было больно, но что-то определенно не так. Хищный взгляд скользнул на лицо Петра и тут она почувствовала как в его сильном мужском теле бьется, - такое хрупкое, легкодоступное для нее, - сердце. И каждый его стук предавал ее разуму некое сладостное влечение. Ощутила как стремительно бежит по его венам, - такая горячая, нежная, сочная, сладкая, льющаяся потоками по конечностям тела, - кровь. Ей так хотелось испить этот сладостный напиток, так хотелось вырвать сердце и жадно чмокая съесть. Не было сомнений, она действительно превращалась в вампира.
   Она потянулась зубами к его нежной шеи и пока она делала эти зубы превратились в клыки зверя, жадные и беспощадные. Как только они коснулись его кожи, порезав плоть, сделав небольшие ранки, из которых посачилась кровь, он откинул ее от себя.
   - Прости! - извинилась она, - Я не хотела. Я сама не знаю, что на меня нашло.
   - Теперь она полностью стала вампиром. Одной из нас. - монотонно заключил Навиар.
   - Она ни одна из вас, мертвых! - закричал Петр повернувшись к Навиару и тыча пистолетом тому прямо в лицо. - Вампирами не становятся так просто, только мертвыми людьми, мертвецами.
   - Тогда я не знаю как объяснить подобное с ее стороны.
   Петр вспомнил слова сказанные на экране монитора Эвгенией: Но будете ли вы довольны найденным?
   - Я должен что-то сделать, я должен... - он упал на колени словно без надежды на ее спасение, а затем собрав свою волю в силу встал и заявил. - Я найду как вынуть из ее эту штуковину. Обязательно найду.
   - Вы никуда не пой...
   Навиар наконец осознал значимость слов Атирмилии, понял и попытался остановить Петра, но за это тут же схватил чесночную пулю в лоб. Из появившейся раны вылилось некоторое количество черной красной крови и его тело упало на пол. Не было сомнений он был мертв, даже вампир не сможет выжить после попадания пули в голову, это факт. И похоже настало время Мирти, но она почуяв беду, тут же стремительно схватилась за пистолет Петра и попыталась выхватить. Несколько выпущенных пуль угодили прямо в потолок, а затем пистолет выпал из рук Петра. Мирти никак не ожидавшая каких-либо действий от пережившей подобную боль Татьяны, не успев увернуться от гаечного ключа, приняла на шейный позвоночник удар, и тот хрустнул. Ее тело ударилось о стену и она задыхаясь, но не умирая, хватая воздух ртом, медленно скатилась вниз, кровавый след от крови из шейной артерии остался на стене.
   - Я им не доверял и мои опасения оказались не столь уж и надуманными.
   Татьяна кинулась на него и зарыдала. Петр делал все, что мог, но успокоить ее было трудно. Она плакала так горько и обидно, что казалось та боль, которая разрывает ее изнутри, передалась и частью ему. Он нежно поцеловал ее в губы, и плач на мгновение стих. Не думая ни секунды он прижал ее тело к себе и одна из его рук обхватила ее грудь, скользнула выше за шею, туда же последовала и другая. Это сработало безупречно. Плач прекратился, она спокойно взглянула на него оценивая мужские прелести тела.
   - Я люблю тебя!
   - Я знаю... - и он крепко обнял ее.
   Затем проклятый свет вырубился и в коридоре воцарился полнейший мрак.
   - Только не надо ничего бояться.
   - Я не боюсь... - ответила Татьяна.
   Что за мысли у него? Как будто она и так не боится!
   - Я должен исправить то, что сотворили с тобой вампиры.
   - Я знаю. - прошепталось в полней темноте. - Я понимаю тебя. Но ведь тебе известны последствия всего этого, жизнь... такая удивительная вещь! Знаешь иногда мне даже интересно, как долго еще я смогу работать на этой работе.
   - Ты и вправду хочешь покинуть свою работу? - поинтересовался он, пораженной ее рассказом.
   Он не на шутку обрадовался, губы его на долю секунды изобразили смех. До сих пор у него были сомнения, предлагать ли ей уйти с работы и заняться своей личной жизнью. Не стоит больше подставлять жизнь опасности. Он коснулся ее плеча.
   - Тебе больно?
   - Едва ли, скорее слишком мутно.
   - Я был бы счастлив если ты ушла бы с работы.
   - Да будет так, Петя. - она облизнула свои губы, они казались ей такими сухими, что вот-вот рассыплются земляную пыль.
   Из места откуда пришел Петр послышались вопли, крики, рыдания, сопения, рычания, и они слышались все ближе и отчетливее. Казалось еще чуть и издающие подобное будут здесь, готовые разорвать их на мелкие кусочки.
   Татьяна повернулась и прилипла спиною к его спине. Он автоматически достал второй пистолет, оружие Татьяны, которое она обронила когда какой-то то вампир вырубил ее и уволок сюда. Хотя он еще не осознал, хотел ли делать это. Впрочем, его желания сейчас не играли ровным счетом никакой роли. Он вернулся за Татьяной и это главное, а теперь нужно уходить отсюда, но нет сначала нужно избавиться от того, что теперь внутри его жены. Эх, и почему все так сложно? Почему он просто не может смириться с этим и уйти прямо сейчас?
   - Не беспокойся за меня, - сказала она, - со мной будет все в порядке.
   Им ничего не оставалось, кроме как бежать что есть мочи, подобно загнанному в ловушку зверю.
   В голове Петра мгновенно созрел план: бежать! Это был очень отличный план, гораздо лучше чем сражаться без их приспособлений, и только с пистолетами в руках. Сколько они продержатся? Две, три минуты, или долгих шесть? Некто не даст им сосчитать.
   - Бежим! - бегло скомандовал он, ровно в тот момент когда коридор залил тусклый синий свет и появились первые мертвецы с оружием в руках.
   По стенам коридора тянулись трубы и провода. Татьяна и Петр без оглядки бежали, и когда наконец они добежали до развилки, с одной из сторон, сверху вниз, герметично затворилась металлическая большая дверь. Их куда-то вели. Вместе с этим закрытием раздались еще несколько таких же, и сколько они не пытались открыть какую-либо из дверей в коридорах, ничего не выходило, чертов замок не поддавался, стекла в маленькие помещения с компьютерами и того хуже были бронированными. Несколько раз они даже стреляли, но бесполезно, мертвяки снова просыпались и как ни в чем не было перли на них. И вот оба уже бежали по коридорам в поисках любой хотя бы маленькой двери. О, и им повезло! Вот только повезло ли?!
   - Скажи, бога ради что это такое? Ты знаешь?
   Они остановились у огромной двери на которой была табличка: Скотобойня.
   И тут монитор рядом с дверью до сего момента мирно висящий стал показывать изображение, на нем показалось лицо Эвгении, а свет в этом коридоре вновь погас.
   - Итак Петр, ты выбрал тернистый путь, полный опасностей и тайн. По другую сторону находится то, что изменит вашу жизнь навсегда. За этой дверью ваше прошлое и будущее. Когда вы войдете туда, рассчитывайте на совместные усилия для того чтобы выжить. О, ты будешь в полном замешательстве! - ехидно подметил голос. - Поэтому ты должен довериться своей жене, а она в свою очередь тебе. Я буду все время рядом, даже если ты и не видишь меня. Место по ту сторону, напомнит вам то, что вы видели прежде. - последовало долгое молчание. - Это поможет вам, вспомнить ваше прошлое и определить будущее. Два должно превратится в неразрывное единое целое, ради спасения мира. - совсем уж цинично и деловито заявил голос и экран потух.
   - Я не пойду туда! - заявил Петр.
   - Придется, иначе мы умрем.
   - Ты готов? - решительно спросила Татьяна.
   - К чему?
   - Другого выбора у нас нет! - что-то зловещее приближалось все ближе.
   "Что это такое? Это не игра. Да что себе возомнила эта особа с экрана!", - гневался думая он. Мысли его были разные, от простых, до сложных.
   Он откинул свою тяжелую голову назад, потом медленно выдыхая опустил вперед. Долгий низкий, тихий стон слетел с его губ. Она же тяжело дыша, переживала сильнейшее потрясение.
   - Никто не может быть готов. - сердце отстукивало адскую чечетку.
   С этими словами он надавил на дверь и та поддавшись его силе открылась.
   - О господи! - ужаснулся его разум увиденному как только они вошли, а дверь в миг закрылась под действием какого-то механизма.
   Свет в помещении слишком мерклый, отдавал желтизною, а запах воротит так, как будто кого-то здесь убили. И не удивительно, ведь это скотобойня! Правда не животная, а человеческая. Но разве для вампиров, люде не животные? Да это так, и сколько ни рассуждай о бытие мира, о физическом схожем строении, о том что они пьют людскую кровь ради выживания, не признать это - значит быть глупцом. И все же в природе бывают исключения, и исключением стали полувампиры, можно сказать полукровки. Когда-то давно один из вампиров переспал с человеческой женщиной и родилось новое поколение вампиров - человеко-вампиры. Они не были похожи на людей, но и не были похожи на своих собратьев, например они напрочь были невосприимчивы к солнечному свету, в отличие от истинных вампиров, которые запросто могли ходить под солнцем средь людей не опасаясь, что их заметит кто-либо, да и их способности в магии слегка ограничивались тоже. И все равно им нужна кровь. Ах, если бы все было не так. Кто знает, чтобы получилось в итоге?!
   Их встретили горячие струи пара с разных сторон, исходящие из отверстий на концах труб. Пар был горяч, и это заставило биться еще сильнее их сердца, как только Петра обдало издалека очередной струей пара, а если посмотреть повнимательней, то кое-где высели человеческие поджаренные туши.
   Татьяна тщательно осмотрелась и на глаз определила, что помещение - очень сильно напоминающее стальную клетку, - представляет собой решетчатый лабиринт, да к тому двух этажный. И сейчас, не слыша больше странных шипений, криков и прочей чепухи, тщетно пытаясь разобрать "Что же это такое?", Татьяна понимала, что во тьме мерклого света, где смешался огонь и вода превратившись в пар, за нечеткой границей, они пересекли грань, и грань эта - смерть или жизнь. В данное мгновение ей казалось это невероятным. Казалось ступи они дальше и жизнь закончится в трех шагах отсюда. Впереди виднелся клетчатый лифт с лежащими на полу ручными кандалами и, чуть подальше красная кнопка около закрытой пока что двери. Без сомнений - это ловушка. Опытно и мастерски сделанное помещение в виде лабиринта, и все же ловушка. Но что она означает и есть ли из нее выход? Но если стоять и смотреть так долго, если смотреть на вещи не так, будто пытаешься что-то высмотреть внутри лабиринта что-то конкретное, а иначе, пытаясь раствориться во тьме, слиться с помещением, стать частью этого механизма, то тогда, можно увидеть пути, закрывающие доступ к выходу из помещения, увидеть как горячий пар струями загораживает разнообразные пути к выходу, - то тогда может быть они поймут смысл парового лабиринта, - совсем не то что кажется на первый пристальный взгляд, здесь нечто иное, невидимое, глубокое.
   - Это лабиринт, - заключила Татьяна.
   - Я вижу, - ответил Петр, - давай-ка лучше пойдем обратно. Что-то не хочется мне оставаться здесь. Согласна? - не став дожидаться ответа, который ему был не нужен совсем, он толкнул дверь, но она не поддалась.
   - Мы заперты. Путь только один: пройти лабиринт. - как-то уж страшно заключила она, а паровые звуки помещения придали еще больший устрашающий эффект ее словам.
   Он обернулся глядя на сказавшую это Татьяну. Хоть она и была слегка боязливым человеком в некоторых ситуациях, но всегда превосходно соображала, что и как нужно делать, именно это и помогало ей на протяжении нескольких лет сделать приличную карьеру и дослужиться до почетной должности, но она не собиралась останавливаться на достигнутом. Вот так именно поэтому многие и ценили ее талант, соображать в экстренных ситуация, мыслить здраво и правильно в любом случае.
   Оба слишком быстро вспотели: рубашка Петра намокла, по штанам стекали струи пота, по лицу лилась чуть ли не река; Татьяна же напротив так как была практически обнаженной, не очень сильно вспотела, лишь в тех местах где были перевязки скрывающие гениталии; Руки Петра напряглись держа пистолет, показывая вены, по которым струилась горячая кровь; И было отчетливо видно как, соски Татьяны напряглись.
   - Что ж, раз эта дверь заперта. Придется идти только вперед. Давай осмотрим все тут?!
   - Я это и делаю.
   - Я пойду первый... - он сделал сочувственную паузу, - ты за мной. - она утвердительно кивнула.
   И только Петр сделал несколько шагов как отовсюду раздался зловещий женский голос Эвгении Влокс, не предвещающий ничего хорошо, как только недавно убедился он.
   - Добро пожаловать! Я рада, что ты Петр, выбрал этот путь, но и огорчена одновременно. Итак начнем?! - шутливо спросил голос, но ответа он явно не ждал, - Ты от рождения обладал преимуществами, которых не было у других, но будучи человеком, который так страстно любит девушку, ты забыл "Что такое произошло в твое прошлом, то, что изменило тебя?". Татьяна, - наконец, голос как-то совсем неожиданно обратился к ней, а она поразилась, не менее удивился и Петр, - ты всегда боялась огня. Не так ли?! Прямо сейчас, тебе предстоит пройти лабиринт сплошь и рядом состоящий из паровых ловушек, а тебе Петр, помочь ей в этом. Или же ты подставишь свою щеку, чтобы защитить жену? Тогда сам всунь руки в кандалы, а затем всунь их в отверстия внутри лифта, чтобы опустить его вниз. После тебе придется отыскать четыре ключа, открывающие дверь впереди. Но за это придется заплатить. И поторопись, как только кто-то из вас спустится вниз, у него будет всего лишь пять минут чтобы выбраться и не умереть от струй пара. Обещаю, на выходе тебя ждет одно из твоих воспоминаний. Двое должны стать единым целым!
   Татьяна внимательно присмотрелась, и действительно, теперь она нашла логическое объяснение кандалам валяющимся на полу лифта и, разглядела два отверстия напротив ее в конце лифта. Без сомнения - отверстия предназначались именно для кандалов. Сам же лифт был слишком мал, чтобы в него уместились двое людей.
   - Что тебе нужно от нас?! - крикнул Петр пустоте, и ответа не пришло, звук лишь отразился от стен и растворился во мгле.
   Петр немедленно подошел к кнопке и нажал на нее, но ничего не происходило. Татьяна тем временем смотрела на кандалы и оценивала свои шансы на то, чтобы пройти испытание огнем, потому что из всех страхов которых она боялась, этот был на втором месте. Она даже духовку, - после того как стала встречаться с Петей, - просила включать его. Огонь - вот страх многих из людей, вот то что неизменно ведет к гибели, сначала сжигая плоть, а затем внутренности тела, постепенно убивая человека в муках.
   - Нет-нет, я поеду вниз.
   - Что?
   - Я всуну руки в кандалы, поеду вниз, найду ключи и мы выберемся отсюда, - казалось она поборола страх, но он был внутри, только ожидал своего часа.
   - Нет, ты никуда не пойдешь. Ты, не будешь подвергать себя опасности! - пытаясь уберечь ее ответил Петр.
   - Но голос сказал...
   - Плевать на голос, - оборвал он ее, - я за тебя беспокоюсь, понимаешь?! - он взял ее руки и крепко сжал.
   - Да. Интересно что это за кнопка?!
   - Ничего не было сказано о кнопке.
   - Вот и я о том же. - указывая пальцем на надпись под нею "нажми".
   - А если мы не пойдем, никуда?! Может и ничего не будет и дверь откроется.
   - Какая ты наивная. - удивился он. - Тот кто загнал нас сюда, вряд ли выпустит так просто. Я уверен в этом. К тому же я уже готов.
   - Нельзя быть готовым к неизвестному! - деловито выпалила она. Понятное дело ведь она беспокоилась за своего мужа. - Просто будь осторожней, хорошо?! - и страх вырвался наружу в малых количествах, а сердце которое казалось замерло в ожидании, забилось чаще снова, с приливом новых сил.
   И после этих слов, она нежно схватила его за руку когда он открыл дверь решетчатую дверь лифта, и ее руку скользнула по его коже, а затем он склонился над кандалами осматривая их. И как же он был удивлен, что те были не простые, а механические, они автоматически захлопнулись как только он просунул в них руки, - перед этим убрал пистолет за пазуху, - и в кожу под ними что-то впилось словно иголки и ввелась какая-то жидкость.
   - Будь осторожен! - беспокойно сказала она ему в спину.
   Он вставил их в отверстия и лифт пополз вниз, а Татьяна проводила его взглядом. Руки освободились как только он достиг низа, а вверху лампочка сверху кнопки загорелась красным, очевидно хотевшая чтобы ее нажали. И действительно как только Татьяна слегка надавила на нее, дверь тут же отворилась и теперь смотря новые перспективы для ходьбы она глядела на множество мостиков перед собою по которым можно передвигаться, а в конце как и говорил голос дверь, а внизу еще одна, но в отличие от верхней в нижней было четыре отверстия для ключей. Также там были и какие-то странные механические разнообразные рычаги.
   Петру показалось вдруг, что он стоит на пороге понимания чего-то особо очень важного для него. Но вместе с тем ему стало очень страшно, когда он посмотрел на струи пара, явно могущие причинить сильные ожоги судя по тому как жарко в помещении. В конце, за всеми этими струями пара, он разглядел дверь, а по краям подвешенные ключи, до которых еще предстояло добраться, до металлической двери кстати тоже. Нужно всего лишь взять ключи. И если открыть дверь, то наконец-то все будет кончено. О, как он ошибается! Не все так просто на первый взгляд.
   Множество мыслей захлестнуло его разум внезапно, явственно давая понять, что придется очень туго, но ради жены он готов на все. Именно поэтому не думая о последствиях пара он был совершенно не готов к боли и заорал от первой струи встретившейся его телу. Он испугал, отступил, раздумывая. Мысли в его голове слегка по притихли.
   - Что с тобой! - обеспокоенно крикнула ему Татьяна.
   - Гребаная струя, - выругался он отходя назад. - Мне не пройти тут, никак. Если я попытаюсь, то скорее заживо сварюсь, чем достану все эти чертовы ключи. - потирая покрасневшее слегка запястье левой руки, сказал чуть ли не крича он.
   - Подожди я помогу тебе...
   - Как ты можешь помочь?! - удивился он.
   - Здесь есть какие-то рычаги. Может если я их потяну ты сможешь пройти.
   - Пробуй.
   В мыслях надеясь облегчить путь Пети, она перешагнула порог входа и проследовала до первого рычага, оказавшегося прямо над струей пара, где сейчас находился он, но прежде чем нажать она внимательно разглядела приспособление прикрученное к самому рычагу. Потрясенная подобным помещение Татьяна, стояла и пыталась понять назначение квадратного приспособления с металлическим прутком заостренным на конце и как раз находящееся прямо на ручке рычага, от него в свою очередь шла такая же веревка и ей показалось - если повернуть рычаг, то пруток проткнет ее руку. И тут она вспомнила слова сказанные голосом "Но за это придется заплатить." И удивляясь изяществу сказанного наконец-то поняла что имел голос. Цена - это ее жизнь. Ну или части ее тела, потому что некоторые - а общее их количество равнялось четырем, - рычаги вообще была расположены внизу, ожидая что на них наступят. Хорошо что прутки во всех них были не очень толстые, но и не сказать чтобы тонкие. "Та готова? Да. Нет! А знаешь - это больно! Я знаю. Так ты готова? Нет. О да, я готова!" - мысли неустанно пульсировали в мозгу. И засунув левую руку внутрь квадратного отверстия, которой естественно как и все правши мало пользовалась, - испытывая эмоции на грани, когда человек становится животным, когда убиваешь и упиваешься убийством, лелеешь мечты о мести, - опустила ручку вниз. Резким движением металл вошел в ее сухожилия, пробираясь через нагромождения мяса вышел с другой стороны ладони, а Татьяна крича и падая на колени заплакала стиснув от жестокой боли. Первый проход, за первым ключом, оказался свободен.
   - Что с тобой?! - тяжело дыша выплеснул наружу Петр не видавший что происходит сверху, но прекрасно слышащий.
   - Беги! - стискивая зубы, а затем добавляя, - Скорее! - держа ручку рычага, который всеми силами механизма тянуло вверх.
   Петр остервенело бросился бежать по лабиринту, состоящему сплошь из струй пара, казалось отпусти Татьяна рычаг и он заживо сварится. Но она ведь не отпустит ради любимого?! Это было страшно. Идти по лабиринту ожидая что вот-вот в любой момент пар может хлынуть потоками опять и спасания уже не найти, если только вовремя добраться проходов без пара. Но нужно дойти и туда и обратно. Напряжение в его мышцах росло с каждым шагом, с каждой секундой, с каждой капелькой крови его жены. И наконец добежав до подвешенного за решетку клетки ключа, он сорвал его вместе с цепочкой, сунул в карман штанов, и бросившись бежать обратно он выбрался снова ко входу, но на этот раз встал - пройдя и свернув чуть за угол, - за струей пара мешавшей пройти к первому проходу, и теперь стоял перед другой струей.
   - Готово! - крикнул он и Татьяна посмотрев где он находится перешла к другому рычагу и наступала на ручку. Механизм утопился вниз, а острый пруток проткнул ее ногу. Осталось около четырех минут.
   - Вперед!
   Слова ее звучали как-то тускло, можно сказать болезненно, и Петр с трудом выловил смысл из услышанного, стараясь отделить буквы от тяжелых вздохов. "Еще три ключа осталось. Поторопись!", - мысленно настраивал он себя на очередной бег.
   Прошло еще некоторое время, прежде чем он достал очередной ключ, - а осталось около двух с половиной минут, - и ринулся дальше, а у Татьяны уже не было никакого желания торопить его в очередной раз наступая и утапливая вниз рычаг одной и той же ногой. Ее тело болело, хотелось побыстрее окончить эти муки. В голове отдавалось эхо от ее воплей и криков и вздохов и шипения, и она была слишком занята, чтобы теперь чувствовать эмоции. В такой агонии казалось она ничего не чувствует, но это не так. Она уже не осознавала сколько времени простояла вот так, крепко вцепившись руками в металлические перила, закрыв глаза. Петр тем временем не жалея сил бежал обратно с третьим ключом в руках, не зная что происходит сверху. И тут ну никак не ожидая подобного, на него обрушился поток пара, - пар облизывал, ласкал руки, лицо, ноги, обжигал конечности, - и ему пришлось отойти назад в проем где пара не было. Он оказался зажат в решетчатой похожей на лабиринт клетке, так сказать меж двух огней. Это Татьяна уже не могла больше давить в пол, и автоматически ее мышцы на левой ноге ослабли, но все же она нашла в себе силы и снова нажала рычаг и он побежал еще быстрее прежнего. Поток слез так и хлестал стекая вниз по красивому плачущему личику.
   Влияние потоков пара сосущегося из труб, оказалось разным для обоих. И если Петр воспринимал его просто как очередное простое препятствие, которое стремительно пробегал, не сосредотачиваясь, не думая разумом, то Татьяна просто не выдерживала такой мощной боли и атаки металлических прутков на конечности. Она боялась того, что это может ее убить, а он продвигался все глубже, словно зачарованный целью собирания ключей, и думал о какой-то ерунде. Нельзя ни в коем случае останавливаться, нельзя замолкать, а продолжать разговаривать с Татьяной, что же с ними происходит, в голову ему чего-то не приходило, что-то мешало.
  
   ***
   Она вспомнила как вошла в больницу, для того чтобы расспросить Петю насчет аварии.
   - Посмотрите на кончик моего носа. - спокойно сказала докторша, молодая и неопытная, как только Татьяна вошла в палату. - Пожалуйста. Смотрите сюда, прошу вас. - Петр следовал ее правилам. - Хорошо. Теперь на ручку. - она повадила ею из стороны в сторону. - Вы чувствуете боль в голове?! - пальцы ее рук нажали слегка на лоб, а он сощурился от легчайшей боли, больше всего болели суставы, и сломанные два ребра. - Не беспокойтесь, вы поправитесь! - Докторша что-то записала, а он улыбнулся, и вышла из кабинета встретив по пути Татьяну, и недоверчиво бросила хищный взгляд на нее.
   А затем воспоминание перенеслось в более позднее время когда Петра наконец-таки взяли в сотрудники после короткой подготовки и ее рекомендаций. Эх, как она сейчас жалела об этом, но сильнее она жалела, что она не ушла с работы раньше, а стремилась вверх по служебной лестнице.
   Ее воспоминание вновь скакнуло вперед, словно кто-то невидимый переключил извилины ее мозга в правильном направлении. Шокированная она вспомнила кому принадлежит голос только что объяснивший все Петру и ей. "Несомненно - Эвгения Влокс!", - подумала она идя к очередной боли, а воспоминание казалось все отчетливее.
   - Я хотела бы задавать вам пару вопросов. - сидя в кресле напротив Эвгении, спросила Татьяна.
   - Эвгения Влокс управляющая фармацевтической кампанией "Органическое Будущее", я могу уделить вам всего пару минут.
   - Я прекрасно знаю кто вы. Нам прекрасно известно что ваша кампания три месяца назад выполняла крупный заказ для министерства обороны на поставку медикаментов в Австралию, где сейчас идет гражданская война. Недавно нам стало известно, что из некоторых ваших таблеток, можно изготовить вполне смертоносный токсин убивающий человека. Так вы готовы предоставить нам состав этих антибиотиков?
   Эвгения пристально осмотрела ее и сощурив глаза, вдыхая воздух, произнесла:
   - Александра - обратилась она к стоящей девушке сзади обоих, - приготовь все связанное с нашими антибиотиками поставляемыми в Австралию, все что потребуется сотруднице Татьяне Шарыгиной.
   - Спасибо, что сразу же здраво рассудили. - поблагодарила она.
   Девушка удалилась.
   - Кампания выполнила свой долг, а если захотите обвинить меня в чем-то, то с вами свяжутся мои адвокаты.
   В глубине души она хотела отыскать что-то связанное, то что помогло бы обвинить кампанию в преступной деятельности, ведь она точно знала, что кампания, занимается отнюдь не только лекарственными препаратами, а еще и запрещенными исследованиями. В итоги же она нашла тех, кто изготавливал смертельный токсин, и остановила его распространение, но на кампанию никаких улик так и не нашла.
  
   ***
   Теперь это не столь важно, сейчас главное - выживание. И последний пруток проткнул ее левую руку, а Петр добежал и достал последний ключ и теперь предстояло открыть дверь, но времени около тридцати секунд. Успеет ли он? Так, словно она потеряла малейшее представление о том, что реально, а что - нет. Мир проскальзывал у нее между пальцев, точно вода, нет - это металл в ее теле был воткнут.
   В помещении все было также мрачно и тускло. Ощутив огромное облегчение Татьяна также, хромая на одну ногу, добралась до двери вверху. Она никак не успокаивалась по поводу боли в конечностях. Все сильнее она чувствовала что они оба всего лишь пешки в чужой игре. Это касалось и ее личной жизни. Внезапно металлическая дверь откуда они вошли в помещение открылась и мертвые вбежали внутрь на перевес со своим оружием.
   - Поторопись! - простонала она, ожидая опасность, а кровь в венах стремительно понеслась, а сердце готово было вырваться из груди.
   Перебирая каждый из четырех ключей Петр в итоге находил нужный и вставлял в замочную скважину, затем поворачивая его, и так с остальными. Но дверь не поддалась. Его трясущиеся руки изо всех сил дергали ручку, но ничего не происходило. В бешенстве он стукнул ее ногою. Ничего. И тут наверху осматривая дверь Татьяна заметила кнопку и два отверстия, над ними загорелась красная лампочка. Там еще была надпись: "Всунь руки в отверстие". Из-за невыносимой боли она не заметил их. Всунув руки в отверстия она почувствовала как что-то обволокло ее запястья, а затем какие-то иглы впились в кожу, вынув их она обнаружила, что на ее запястьях находятся такие же оковы. Она слегка надавила на кнопку и обе двери открылись, и они вышли из помещения.
   Петр поднялся по лестнице сорвав с цепи некоторое количество фотографий, они висели к нему белой стороной на которой красовалась надпись "Ключ к вашей свободе", и только затем встретился с женой.
   На них были изображены разнообразные части какого-то города, но не человеческого, а вампирского. Они не знали, что это за город, но догадывались скоро им придется там побывать. "Что бы это означало? Что такое хотела этим сказать Эвгения? "Что ей нужно от нас?", - задалась Татьяна вопросом, но тут же отбросила подобные мысли, направляя их поток в другое русло.
  
   Глава 10: Ты поймешь, что нужно сделать.
  
   Ночь - действия и ярость.
   День - слова и обещания.
   Ночь - синий и черный цвета.
   День - плывущие по небу облака.
   Ночь - тишина, поэзия и любовь.
   День - смятение, смех и сон.
  
   Душа вампира как темная волна,
   Как жесткий камень,
   И безмятежна и стара.
  
   Жизнь мчится,
   Разрушаются города,
   Жизнь мчится,
   Умирают люди.
   Но вечна остается душа,
   Вампирская не стареющая душа.
  
   ***
   "Завтра... тяжелый день", - подумала она смотрясь в зеркало и расчесывая волосы. Лицо ее хранило умиротворение, с той разницей, что на губах теперь играла легкая улыбка.
   У нее был широкий репертуар улыбок. Насмешливая, озорная, мрачная, плаксивая, сдержанная, злая, радостная, - но на сей раз ее улыбка отличалась от тех, что она каждый день демонстрировала перед публикой. Поэтому сейчас в ее улыбке было что-то реальное, не наигранное.
   На диване перед огромным телевизором, мерно вздыхая, читая газету, - на которой двигались картинки словно маленькие фильмы, из-за того что в последнее время человечество стало усиленно использовать в печатной области электронные технологии, - сидела обнаженная девушка. Это была Александра, интересная девушка, которая когда-то училась на сотрудника корпорации "Массивные Технологии", но из-за аварии произошедшей три года назад, у нее развилась тяжелая болезнь, - рак груди, в ее то возрасте, - ей отказали в учебе. Она никогда не была человеком о которую все вытирали ноги, наоборот она всегда стремилась к чему-то большему, к чему-то неизвестному, хотела изменить этот странный - на ее фантазерский взгляд, - мир. Именно поэтому когда впервые Александра встретилась с Эвгенией их сердца словно забились в унисон, как будто обе чувствовали свое стремление изменить этот странный людской мир на свое усмотрение. Встретились они как и положено на работе, Александра устроилась в ее компанию секретаршей, но постепенно обстоятельства изменились и теперь Александре подчинялся целый исследовательский комплекс.
   Это Александра впервые назвала Эвгению - горячей сучкой. Это она научила Эвгению, ценить людские жизни, не стесняться показывать слабость если и не всему миру, то по крайней мере ей самой, как важно сохранять спокойствие. Это потребовало времени. Но Александра настаивала, и постепенно Эвгения сдалась. Трудно было поверить в то, что вампир живущий уже не одно тысячелетие склонился перед человеком. И вот однажды сдавшись Эвгения, перестала с болью вспоминать о своем умершем сыне и винить в его смерти себя, это стало выглядеть для нее уродливым и эгоистичным. Александра показала ей, что человек это не только - жестокость, лживость, заносчивость, тщеславие, а еще и радость, искренность, доброта и любовь. Только сейчас, когда прошло три года с момента исчезновения странного создания, который назвал себя наблюдателем, она поняла всю значимость его последних слов. "Земной мир - это блаженство среди пустынной вселенной".
   Но на самом деле у них никогда не было все так просто.
   Александра вступила на опасную, полных тайн дорогу. С момента знакомства с Эвгенией ее жизнь считалась достоянием общественности, хотела она или нет. Весь мир желал узнать все о женщине, укравшей сердце Эвгении Влокс, и то, что совсем недавно эта личность была ничем, лишь подогревало интерес. Люди не желали упускать ни одной подробности о ее прошлом и настоящем. На обложках журналов, в интернете и на телевидении мелькало ее красивое личико. Но хотела она этого? Определенно - нет. Не каждый человек захочет, чтобы его жизнь читали как открытую книгу.
   "Кто она такая, эта счастливица? - задавались вопросом многие журналисты. - Вряд ли она в реальной жизни так мила, ведь у каждого человека есть свои темные секреты. Таких людей не бывает". Как только было объявлено об их свадьбе репортеры принялись носами рыть землю, чтобы отыскать все эти самые темные секреты. Они считали своей обязанностью сообщить всему миру, какую-нибудь скандальную подробность из ее прошлого. Все мечтали смешать с грязью Александру. Посыпались тысячи историй о ее любовных романах на стороне, о некоей дочери оставшейся от ее сексуальных похождений в молодости, доже то, что она была конченой вампирской наркоманкой, которая употребляла их кровь ради наслаждения. Все знали, что такое вампирская кровь и какие чудеса она может творить с человеком, как и многие принимало ее как дар, блаженство, наслаждаясь каждой капелькой этого сладостного напитка.
   Александра принимала все это близко к сердцу, а Эвгения пыталась убедить ее в обратном. Но Александра знала, что в этих всех рассказах есть часть правды. Она действительно пила вампирскую кровь, но не ради наслаждений, а из-за своей прогрессирующей болезни. Как Эвгения ни старалась обратить эту девушку в вампира, ничего не выходило. Болезнь зашла слишком далеко, чтобы кровь вампира смогла излечить раны. Поэтому кровь Эвгении лишь замедляла процесс распространения опухоли. Но надолго ли? Как показали различные тесты и приемы у врачей - на очень долгое время. Может и до самой ее смерти.
   И хотя хрупкая, изящная, сдержанная Александра была полной противоположностью крупной, сильной и громогласной Эвгении, обе женщины ощущали себя сестрами по несчастью.
   Александра старалась держать себя в руках, читая газету, но ей это почему-то плохо удавалось, хотя она сама-то раньше с удовольствием читала подобные статьи. Теперь когда она стала их героиней, ей это не нравилось.
   - Зачем ты вообще читаешь эти выдумки?
   - Они не щадят нас, - с трудом сдерживая слезы проронила Александра. - Не только меня, но всю мою семью и родственников.
   - Не волнуйся, забудь о них. Мы знаем кто мы - мы те кто есть, и не более, а все остальное ложь. Все это не стоит твоих слез Александра. - Эвгения наклонилась и выхватила из рук женщины газету. - Ты должна стать сильной. Ты моя принцесса! - ласково прошептала вампирша.
   - Но я совсем не чувствую себя...
   - Моя главная задача - сделать тебя принцессой, - поправила себя Эвгения. - Так что мне сделать для этого?
   - Просто люби меня.
   - Я люблю тебя, ты же знаешь.
   - Да. Знаю. Но мне больно, что вся эта шумиха вокруг нас тебя огорчает.
   - Глупенькая, вся эта шумиха совсем не приносит мне боли или огорчения. Мне скорее весело, насколько человеческий разум искусен на выдумки. За прожитые столетия я давно привыкла к этому.
   - Но я не...
   - Знаю. Они могут писать и говорить что угодно, но не трогать тебя. - Эвгения сжала руку женщины. - Никто не смеет трогать тебя кроме меня. Это моя привилегия.
   Александра ощутила, как сладкая дрожь пробежала по ее телу, словно рука вампирши оказалась у нее между ног. Вампирша знала, как подействовало на нее прикосновение.
   - Хочешь открою тебе тайну? - прошептала она, наклоняясь все ближе к женщине.
   - Да.
   - Они нас боятся. - Александра утвердительно кивнула, а взгляд Евгении почему-то сделался каким-то пустынным.
   - Все в порядке? - спросила Александра, вампиршу.
   - Да, - сказала Эвгения и сняв халат обнажила свое упругое красивое тело.
   - О чем ты думаешь? - спросила Александра мягко.
   Эвгения взяла ее за руку еще крепче и села на краешек дивана.
   - Скоро наступит время... и довольно скоро... когда я попрошу тебя уединиться со мной, - сказала она.
   - Уехать? - удивилась девушка, а в глазах застыло любопытство.
   - Да, собраться и уехать подальше от всех.
   - Куда?
   - Я еще не думала об этом. Давай мы просто уедем. Мир к нам слишком жесток. - Эвгения замолкла смотря на переплетенные между собой пальцы их рук.
   - Конечно милая... - Александра приблизилась к лицу вампирши и сладко коснулась своим носиком.
   - Не задавая вопросов, хорошо?
   - В чем все-таки дело, Эвгения? Да конечно, я уеду с тобой вместе, - девушка кивнула вдыхая блаженные ароматы кожи вампирши.
   Эвгения улыбнулась, но почему-то ее улыбка пришла в разочарование. "Завтра... тяжелый день", - снова пронеслось в голове и застряло.
   - Ты говоришь так, словно должен наступить конец света. - Эвгения Влокс молчала. - Все в порядке, не надо ничего говорить, если не хочется.
   - Две тысячи лет существования... - долгая пауза, - достаточно, чтобы понять... - голос вампирши был жалобен, - наше существование, это безумие. Мне в этом мире не место!
   - Но ты здесь милая, - утешала ее Александра.
   - Это неправильно. Мы неправильные. У меня были века, веры и любви, боли и лжи, правды и веселья. Я хочу стать человеком Александра, и прожить жизнь как все нормальные люди, но понимаю, это невозможно. Разве это жизнь?
   - Сделай меня такой же как ты и я разделю твои страдания. Я помогу тебе увидеть последний миг человечества перед неизбежной смертью. - В голове Александры послышались голоса, тихое шепчущее бормотание, переходящее в оглушительные крики. Она знала не бывать этому никогда. - Иди ко мне, моя богиня, - прошептала она, и наступила тишина, девушка протянула руки и взяла в ладони лицо вампирши, ее глаза заполнились черным цветом, лицо смягчилось. - Если тебе угодно, я составлю компанию тебе в твоем путешествии, и тогда наши имена войдут в легенды.
   Но Эвгении не нужны были легенды, их было итак предостаточно в разные временные эпохи. Она помнила многих за кого выдавала себя. Ее ледяная кожа наполнилась жарким пламенем исходящем от колотящегося и никак не унимающегося сердца. Она чуть-чуть повернула голову, а когда закрыла глаза, на губах ощутила сладкое прикосновение плоти - она словно лишилась мертвого ощущения, всех видимых признаков вампира, превратившись в живое и совершенно новое создание. Богиня!
   Пальцы Александры теперь касались ее плеча. Между ними возникла искорка возбуждения, тела обоих откликнулись на прикосновения, и напряглись в блаженстве.
   "Завтра... тяжелый день", - снова пришло на ум ей, и после этого началось блаженство плоти и крови.
   Забравшись на кровать, вампирша ощутила приступ радости. Подушки были мягкими, а от простыней исходил приятный дивный запах. Едва обе коснулись простыней, они в миг унеслись в мир, где не было места ни чему земному.
  
   ***
   Будильник зазвенел в четыре ночи, требовательно и мерзко разбудил Эвгению. Александра же так вчера устала, что не проснулась. Вампирша взглянула на мирно спящую Александру, и поцеловав ее в щечку, надела халат.
   Сонное лицо, которого лишила сна, растрепанные волосы - вот что увидела она смотрясь в зеркало. Она встала под горячую струю душа, при этом задумываясь о чем-то своем. Словно желая удовлетворения, она прикоснулась к своему телу, а затем поправила мокрые волосы и вышла нацепив на себя новый бархатный халат. Теперь предстояло одеться. Из всего, в своем огромном гардеробе она выбрала строгий костюм, - впрочем как обычно в подобных случаях, ведь сегодня она вылетает навестить одну из своих фармацевтических фабрик. Сегодня ответственный день. День после которого вся ее нынешняя жизнь канет в небытие. И тут на ум ей пришло одно из ее прошлых имен, и на нее нахлынули трагические воспоминания.
   Этой ночью она плохо спала. Все время в постели она провела в состоянии между сном и явью. Стоило ей задремать, она видела себя прикованную к постели цепями. По комнате ходили люди, мертвые люди, которых она самолично убила, но лица ей были совершенно незнакомы. Хотя эти лица и оставляли странное ощущение, что когда то их она знала очень хорошо, но имена и их образы стерлись из ее памяти. Еще она стонала всю ночь. Эта изящно сложенная женщина с длинными, вьющимися хрустально-белыми волосами. Она буквально утонула в сне и яви. Когда же ей все-таки удалось малость поспать, совсем чуточку, сон ее был раздражающим. События в нем разворачивались настолько стремительно, но не были для нее новыми. Двое вампиров побледневшие, избитые и ослабшие были прикованы цепями к деревянному столбу, их руки сплелись воедино, в то время как со всех сторон в них тыкали факелы, а их глаза выкололи и по щеками стекала густая темно-красная кровь.
   Она спустилась вниз, чтобы приготовить себе чашечку кофе. Нахлынувшее на нее минувшей ночью чувство наслаждения и удовлетворения не исчезли, она по-прежнему ощущала присутствие на своем теле, юной и дерзкой Александры. В гостиной с горячей чашечкой кофе в руках, она подошла к старинному граммофону и взяв одну из старых грампластинок, завела приятную ушам музыку.
   В самолете ее не покидало ощущение, что всего этого могло и не быть, если бы все произошло немного иначе. Не все так просто. Никто не ищет простых путей и поэтому приходится идти напролом, ну или в иных случаях искать обходные пути. И пока она думала, самолет приземлился в аэропорту, и вместе с эскортом некоторого количества людей она доехала до фабрики. Нужно было кое с кем встретиться.
   Ее ноги ступали по длинному коридору, одного из зданий ее фармацевтической фабрики, - в здании имелось около тридцати этажей, как раз на самый последний ей и нужно было.
   "Это безумие", - повторяла она себе, однако продолжала идти. Навстречу своей судьбе, которая похоже нашла ее сама. Она рисовала в своем мозгу, лавры героини, спасителя вампиров и людей, разыгрывая воображение до предела, и она никак не могла оступиться. Слишком много поставлено на карту. Слишком много жизней унесет с собою в загробный мир, смерть. Да, конечно это риск. Но, может быть, для нее настало время действовать, вместо того чтобы отсиживаться под крышей собственной компании и терпеливо ждать когда человечество придет к своему логическому концу - к неизбежной смерти. Возможно и, так. Но зачем же тогда убивать невинных? Всегда приходится чем-то жертвовать, на пути к всеобщей славе и победе. Хотя слава ей была не нужна, всего лишь победа.
   Три года назад, очутившись в самой гуще событий, Эвгения не могла лишить себя того, за что боролась многие десятилетия исследований. Если теперь она струсит, если прямо сейчас уйдет прочь из города, ее всю оставшуюся жизнь будут терзать вопросы: как бы сложились бы обстоятельства, если бы ее единственный истинный сын не заразился бы себя культурой опасного вируса, и превращаясь во что-то ужасное не убил себя? Как вскоре она узнала, он не умер, его спрятал некто в синим костюме. Тело которое принадлежало ее сыну, теперь не было таковым. Осталось ли что-нибудь вообще от ее сына или его воспоминания сгинули навечно вместе с его новым воплощением? Нет она преодолеет свой страх, она проявит все свое женское мужество чтобы проконтролировать и проследить все происходящее вокруг.
   Муж всегда называл ее фантазеркой. Возможно, он был в чем-то прав. Возможно она слишком много прожила в мире людей, и частично стала человеком. Возможно эта влюбленная в нее девушка Александра, изменила что-то в ее голове, что-то такое, способное положить начало новой жизни. Именно поэтому она кое-как смогла с помощью этой девушки смириться с потерей сына, но у нее еще осталась ее дочь Анеллия. Дочка появившаяся в результате любовного романа мужа на стороне и как факт окончившегося смертью его любовницы.
   На миг выглянувшее солнце осветило ее прекрасную гладкую кожу и светлые волосы, а глаза взглянули на этот желтый пылающий круг, а она сама остановилась наслаждаясь открывшимся видом. Также она увидела и людей мерно и быстро шагающих внизу, по асфальтовой дороге. Люди куда-то спешили торопились, у них не было времени для расслабления, нужно спешить. "Как муравьи в муравейнике. - заключила она. - В один прекрасный день, я умру без сожаления о содеянном", - подумала и на секунду улыбнулась, а затем пошагала дальше. Следующие за ней были в капюшонах, чтобы солнце не коснулось их кожи.
   Ее нога ступила в зал для заседаний. Ее никто не встретил, никто из людей. И не удивительно, потому что несколько секунд назад Эвгения воспользовавшись своей способностью управлять временем, остановила всех людей в городе. Она прекрасно знала, что последует за этим, и поэтому действовала быстро.
   Да сегодня тот самый день, когда наконец-то ее сын взглянет на нее, и улыбнувшись крепко обнимет, и пригласит войти в свой новый мир, чтобы остаться там навсегда. Она знала, что это глупая надежда. Ведь он даже не помнит кто он. И тем не менее попытаться стоит. При этих мыслях сердце ее забилось чаще, а вкусовые рецепторы обострились.
   - Установите телепортер здесь, - грозно приказа она двум вампирам из четырех находящихся в зале, одетым в бронированную униформу, - и откройте портальную воронку, используя эти координаты. - она что-то написала в своем блокноте ручкой и передала листок одному из вампиров. - Штаб тоже развернем здесь.
   Тяжелая металлическая коробка похожая на какую-то электрическую катушку с грохотом упала на пол и стала дожидаться своего рокового часа.
   - Правда это или нет, теперь не очень важно. Не имеет значения, жив ли он или нет. А вот что действительно имеет под собой основания, так это реальная угроза с той стороны. - Некто в синим костюме деловито поправил галстук и причесал стильные прилизанные назад волосы и его охватила паника. - Послушай меня, - терпеливо начал он, - Лесмерат реален, и угроза тоже реальна.
   - Точно не знает никто, - заверила его Эвгения, ее волосы зачесанные на бок сверкнули освещаемые лучами солнца. - Вполне вероятно, что мой сын все еще жив, а значит, мне нужно непременно найти его, там в том человеке. Только он знает как остановить порождение Лесмерата.
   Некто поднял бокал шампанского перед собой, напротив Эвгении, сидя в мягком кресле, затем осторожно отпил глоточек и продолжил.
   - Известно одно: вампиров ищут и уничтожают. У нас мало времени. Я знаю об этом. Знаешь и ты. Все происходит примерно так, как и предсказывал твой сын. Эта зараза распространится, как чума двадцать первого века. - Он задумчиво повертел бокал, а затем сделал еще глоток, - Прямо как этот бокал перестанет существовать. - Его пальцы слегка ослабили хватку и бокал полетел вниз, вскоре он упал на шелковый ковер, но не разбился. Эвгения проследила его падение. - Но возможно и спасение!
   - Да, наверно, так.
   - Ты вампир. Истинный вампир, - уточнил он, - не какая-то там жалкая полукровка, как все. Ты живешь вот уже две тысячи лет. Ты когда-нибудь хотела умереть?
   - Я много раз думала об этом, но не решалась... а сейчас моя жизнь подходит к логическому завершению. Я понимаю в чем мое предназначение.
   На своих губах вампирша почувствовала вкус крови тысяч сотен убитых ее людей, и перед ней возникла сверкающая смесь информации, знаний, неясных видений.
   - Начало проекта "Врата" начал Лесмерат, когда...
   - Когда-то много лет назад, - прервала его слова Эвгения, - но в итоге он умер, а я закрыла ту сторону.
   - Где-то остался небольшой разлом, трещина в проходе. И они все еще пересекают грань. Они движутся сюда. Мы должны все исправить.
   И наступила тишина, и в ней было что-то жуткое, непонятное и неведомое. Даже несмотря на то, что самолет плавно скользил в воздушных потоках, и некто такой сдержанный и спокойный молчал. Его лицо слегка изменилось, показывая мельчайший красноватый оттенок. Во взгляде мелькнуло что-то странное, а веки хлопнули пару раз вертикально, а на руках выросли небольшие коготки.
   - Лесмерат по-прежнему продолжает существовать. Он воплощает свои мечты в реальность. Разыгрывает колоду карт, раздавая карты всем в руки. И все кто его окружает, остаются верны его стремлениям. - Эвгения криво улыбнулась.
   - Мои возможности ограничены. Я уж не такая бессмертная как все думают. Мое тело неукоснительно стареет и я думаю мне осталось жить еще сотни две лет и...
   - Мы разберемся с этим раньше! - заверил ее, некто в синим костюме.
   - Что произошло с образцом? Не ты ли говорил мне, чтобы остановить Лесмерата нужно следовать твоим правилам?
   - У тебя есть то, чего не было у Лесмерата. Твой новый мир Эвгения. Мне надо чтобы ты, закончила то, что начала три года назад.
   - Я это и делаю! - жестко напомнила Эвгения, ему.
   - Возможно тебе не сразу будет все понятно, но уверяю тебя твой план, часть чего-то большего. Все взаимосвязано Эвгения, и когда придет время, случайное время, - деловито уточнил некто, - ты поймешь, что нужно сделать.
   - Испытания образца, почему все они такие жестокие? Что ты хочешь доказать этим? Зачем вообще ты этим занимаешься? Что такое образец и зачем его создал мой сын?
   - Слишком много вопросов Эвгения. Когда придет время...
   - Я пойму, что нужно сделать.
   - И долго ты будешь находиться здесь? - опустились жалюзи погрузив в полнейший мрак зал.
   - Гораздо меньше, чем ты, - ответила она, некто в синим костюме.
   - Неужели? А разве ты не хочешь увидеть феерию цветов красок?! - поинтересовался.
   - Представь себе, нет.
   Разумеется, это была полнейшая чушь. Даже оставаясь в некотором неведении, она могла оставить передатчик, который передавал бы сигнал отсюда и она смогла бы наблюдать за тем что происходит в лаборатории, но она предпочла остаться.
   - Думаешь, они сумеют закрыть дыру? - спросила она, а на ее лице показался страх.
   - Да. Я уверен.
   - А что будет с теми, кто не сумеет выбраться оттуда?
   - Они, наверное, умрут в том мире. В любом случае мы будем не в силах им помочь. Именно для этого, ты и жертвуешь столькими жизнями людей. Собираешь мертвую армию на борьбу с посетителями.
   - Легко говорить.
   - Ты изменилась Эвгения, - она кивнула в ответ. - Ты помнишь с чего все начиналось?! - она промолчала. - Сегодня решается твоя судьба! Ты или умрешь или выживешь. Выбор за тобой, - некто улыбнулся, он что-то знал, он словно знал ее давно и знал о ее страхах, о боли, об убийстве. - Встретимся на другой стороне... - и с этими словами некто в синим костюме удалился прочь.
   А тем временем вампиры расставляли мониторы, да подключали к ним разнообразное органическое оборудование. Вскоре зал превратился в какое-то жалкое подобие пчелиного улья. Наконец когда все было готово, оборудование включили и на всех мониторах появились разнообразные картинки.
   На многих из них ожидали своего освобождения многие люди, они были заперты в разных причудливых помещениях, выхода из которых похоже не было. Также были и совсем другие картинки, более похожие на кишащий вампирами, живущей полной жизнью - город. Нет - этот город был усеян тысячами трупов вампиров. Что же произошло в этом городе такого, что убило всех живущих в нем?
   Эвгения следила за всем происходящим и теперь контролировала все, вопрос оставался только один: К чему все это приведет?
  
   ***
   Комната была в полумраке. Эвгения сидя в кресле, мирно и тихо наблюдала как живые фигурки, движутся от экрана к экрану и картинка на мониторах меняется следуя за ними. Столько жертв пришлось принести, чтобы наконец доставить образец в нужное место. Скольких усилий требовалось, чтобы привести план в действие. И сколько еще предстоит сделать.
   Тут она почему-то вспомнила песни о любви, совершенно забытые разумом. Когда-то давным-давно, она не могла вспомнить уже когда именно, в какой период своей жизни, ей ничто не доставляло большего удовольствия, чем песни о любви. Она обожала их слушать, а также и иногда и напевать. Она все еще помнила обнаженные танцы под лунным светом, со своим умершем возлюбленным. Но так случилось, что он умер. И вспоминая о песнях, ее лицо посетили слезинки, сладкая грусть.
   И все же несмотря на воспоминания о песнях, момент, когда придется решить, неумолимо приближается. Теперь деваться некуда. Настало время исполнить свое предназначение, потому что оно неизбежно. Предназначение, о котором говорил ей тот странный некто в синим костюме. И она не знала кто он. Как догадалась она: Он не был вампир, не был человеком. Тогда кто же он, этот странный субъект? Пришелец, прилетевший из космоса? Возможно. Или же кто-то иной? Может и так.
   "Стоит ли это всех моих усилий? К чему приведет мое решение? Я безумна! Мне ничто не доставляет радости в мире, как радость находиться с ней! - задавалась вопросами и думала об Александре, Эвгения, и мысли переплелись между собой. - Так приятно наблюдать, как мы любим друг друга! - от наслаждений рот Эвгении слегка приоткрылся и она смочила язычком свои пухленькие губки. - Но зачем тогда я все это делаю? Ради тебя милая".
   Неожиданно зачирикал ее мобильный телефон, медленно поднося его к уху она нажала кнопку вызова.
   - Да милая, - зазвучал приятный женский голосок с нотками соблазнения, - у меня для тебя немного плохие новости, - с грустью пронеслось в голосе Александры.
   - Не томи меня, говори.
   - Образец...
   - Что с ним? - Испугалась Эвгения, и все тело словно онемело.
   Сначала женщина хранила молчание, долгое и томительное, а на той стороне слышалось ее учащенное дыхание похоже от шока.
   - Это не он, а она! - неожиданно выпалила она.
   - А мне казалось, что мы определенно знали, что это именно Петр! - раздраженно, ошеломленно, упрекая девушку в чем-то, пронеслось от Эвгении. - Милая, ты точно уверена, что провела правильно все расчеты и исследования из крови, которую передал нам Ливар Кива. - Ее голос сделался мягким и гладким, с нотками утешения.
   - Я уверена.
   - Если это так, то не того человека мы с тобой подвернем ужасу, через который предстоит еще пройти. И если это так. - Эвгения многострадально задумалась. - То кто же закроет проход в тот мир? Я добилась чего хотела, но все пошло не так как задумывалось, - она сделала паузу, - есть риск, что ничего не выйдет.
   - Моя богиня... - сказал один из вампиров, только что пришедший и запыхавшийся, видно бежал. - Двое движутся к нам. Это два вампира.
   "Это может быть, только Ливар. Зачем этот вампир движется сюда? Он ведь..."
   Эвгения вошла в состоянии неистовой ярости и смела рукою со стола несколько мониторов, - на которых была изображена часть лаборатории, - и некоторое количество прочих канцелярских предметов. Она тяжело дышала.
   - Я перезвоню тебе Александра, - и сев в кресло Эвгения успокоила и ответила вампиру. - Что ж придется вам остановить их, теперь против нас выступают целеустремленные силы с той стороны, потому что ничего не закроется. Проход лишь станет еще больше. Задержите обоих любой ценой.
   И в голову ее ворвались чудные мысли: "Все взаимосвязано Эвгения, и когда придет время, случайное время, ты поймешь, что нужно сделать".
   Отнюдь не случайные события, как правило, следуют одно за другим, такова природа вещей. В течении длительных отрезков времени, тянется полоса, ничем не разрушаемого блаженного затишья. А потом наступает череда судьбоносных моментов. Но существуют и периоды обманчивого спокойствия, который вводят в заблуждение. Хотя порой мы бессильны, что либо сделать, чтобы исправить ситуацию в свою сторону, однако сейчас все совсем не так.
   "Он все знал! - пораженно заключила она, о некто в синим костюме. - Поэтому именно те слова и произношу с экранов монитора. Но что будет произнесено, последнее им? - рассудила она. - Теперь я понимаю свое предназначение и мне решать, что делать. - Для Эвгении пришло время действовать. Теперь она точно знала это. - Продолжить...".
   И хотя многие, что произошло за сегодняшний день, на первый взгляд никак не связано между собой, сейчас по прошествии времени, связь становится очевидной. Вот только непонятно только одно: Зачем Ливар движется к Эвгении? Может быть это и его предназначение? Возможно как-то его встреча связана с дальнейшим развитием событий. Механизм который привела Эвгения сегодня утром в действие, достигнет сегодня пика и ничто не помешает этому.
   Все люди и вампиры теперь - колесо фортуны, но необычное, а строго контролируемое некто в синим костюме. Да кто же он такой черт его дери?!
   "Все мы - прелестные бабочки, живущие одним днем!", - заключила Эвгения.
  
   Глава 11: Загнанные в угол.
  
   Ошибка или нет, но вы пришли сюда,
   И беды повлекли собою.
   Ожили мертвецы, но не простые,
   А таинственно чудные.
  
   Начинается путь длиною в жизнь.
   Свет погас, все вокруг объяла тьма,
   Мертвецы шлют всем привет,
   И зажигая огни битвы,
   Рвутся напролом вперед.
  
   И летят свинцовые пули, рассекая мрак,
   И фонарики светятся в темноте.
   Вы ведь богу помолились,
   Когда спать с улыбкою ложились,
   Потому что теперь,
   Покойтесь с миром - люди.
  
   Но для одного из вас уготована иная судьба,
   Он пройдет испытания, выпавшие на душу бренную его,
   Встретит вампира, но он умрет,
   А затем свою возлюбленную,
   И тогда уйдут, они из этого темного места навсегда.
  
   ***
   В одном из помещений подземной лаборатории корпорации "Массивные Технологии", вела свое маленькое расследование Алина. Ее глубокий и дотошный анализ заглушал любые другие мысли, и так она сосредотачивалась на ее новым объектом изучения - ходячим мертвецом. Который в отличие от других никак не хотел отправляться в мир мертвых, он брыкался, пускал слюну, ворочался и пытался вырваться из кожаных ремней лежа на операционном столе, но никак не хотел покоиться с миром.
   Алина подготовила все собранные техническим отделом материалы, в той или иной степени приближенные к данному случаю и сейчас дотошно изучала их за чашечкой горячего кофе. В комнате отдыха, в так хорошо знакомой ей, пахнувшей не лабораторией, а каким-то домашним уютом сидело еще несколько медицинских экспертов, но они никак не обращали внимания на Алина, да и не нужно было.
   Правда, пока что, ни за один из случай из найденных материалов нельзя было зацепиться. Она просматривала отчеты, фотографии, вырезки, письма, фотографии, небрежно лежавшие на журнальном столике впереди нее. А материалы были тщательно и искусно подобраны, это она отметила в первую очередь. В них действительно было все, что хоть как-то можно связать с неумирающими тканями человека.
   За последние несколько часов Алина прочитала документы дважды, а некоторые и трижды. Она вспомнила отрезанную руку показанную Татьяне и Петру и все ее тело пробрала холодная омерзительная дрожь. Казалось бы тот кто не боится резать и кромсать, спокойно относится к человеческой смерти и вскрытию, выниманию из тела органов и их изучению, все-таки боится. Ага, данное чувство свойственно всем, исключений не бывает. Она еще раз вгляделась в мелкий подчерк кого-то, но ничего не нашла. Постепенно, медленно ее разум погрузился в пучину сновидений, словно кто-то невидимый потянул ее за собой.
   Сознание пробудилось столь резко, что Алине показалось будто она и не дремала.
   - Алина!
   - Да, тебе что-то нужно?
   Ее глаза наконец открылись и перед ней замаячил Алеша сотрудник спецназа корпорации, его лицо улыбалось, потому что Алина ему нравилась. На его голове расположился металлический шлем. Также он был облачен в бронированное обмундирование спецназа корпорации, на котором были навешаны разные боеприпасы, начиная от ножей в ножнах, и заканчивая рожками с патронами для оружия. На правой стороне плеча обмундирования был нашит символ "С.О.Б.Р." (Специальный Отряд Боевого Реагирования).
   - Пришел приказ от начальства. Немедленно выезжаем в Тверь.
   - Что случилось?! - забеспокоилась она.
   - Звонила новая сотрудница, Алена, сказала, что Петр и Татьяна пропали. Ничего конкретного об их пропаже она не сообщила.
   На мгновение Алина застыла от шока и недоумения. С чего бы вызывать медицинского эксперта в такую даль? Значит действительно произошло что-то неординарное. Инстинктивно она попыталась спросить что-то насчет Алены, но сдержалась.
   - Хорошо, дай мне только собраться.
   - Ага, - утвердительно кивнул он.
   Двери лифта открылись с тихим звоном. Затем тихонько Алина одетая в строгий черный костюм, - практически, рубашка надета белая, - и серый плащ с чемоданчиком в руках вышла из лифта в огромный вестибюль первого этажа здания, и проследовала вместе с Алешей к массивному бронированному грузовику. Она оглянулась по сторонам и с натужной улыбкой села в авто. Ей явно не понравилось средство передвижения! Садясь в авто последней она надежно затворила дверь и наконец села, сначала внимательно оглядев салон - здесь был лишь водитель да сам Алеша.
   - Рад, что ты в полном здравии, Алина. - улыбнулся Алеша.
   Алина не могла выдавить из себя ни слова.
   - Прошу прощения, что пришлось вот так резко вырвать тебя с твоего места, - сказал опять он.
   - Да ладно, я привыкла к этому уже давно. Просто впервые еду куда-то с отрядом спецназа в бронированном грузовике.
   Авто наматывало километры по дороге, причем довольно быстро, а за ним еще несколько таких же.
   - Я в самом деле не могу ни за что зацепиться. С одной стороны, все выглядит как обычно, и мертво. Однако это тело никак не хочет умирать. Если кто-то разработал такую сыворотку способную поддерживать ткани и мозг человека в работоспособности непродолжительное время после смерти, то он сделал это просто мастерски. - погружаясь в свои мысли рассуждала Алина.
   - Ты о чем?!
   - Зачем вампирам поддерживать жизнь ходячих мертвецов бесконечно?! В этом нет никакого смысла, если они и так могут делать это, правда только лишь те кто обладает этой магией. Если только они хотят обойтись без магии вампиров! И самое главное - зачем понадобились такие сложности?
   - Вот ты о чем! - воскликнул Алеша понимая ее слова. - Я вот совершенно не знаю.
   - А я тебя и не спрашиваю, - грубо высказалась она, - я разговариваю сама с собою.
   - Ах, вот оно что. Ну ладно, продолжай, - Алеша сделал кривую ухмылку и отвернулся.
   - Мне кажется за этим стоит глубокий и тонкий мотив, о смысле которого пока что я еще не догадалась.
   - Слушай, а ты знаешь что-нибудь об истории вампиров? - наконец набравшись смелости спросил Алеша.
   - А что ты хочешь знать?
   - Ну, что-нибудь. Удиви меня!
   Алина рассмеялась, но потом немного подавила смех и теперь это была улыбка, а затем и она превратилась в ничто уступая место скорее строгому взгляду, чем более простому.
   - Для того, кто не слишком знаком с историей вампиров - начала рассказ она, - сообщаю: вампиры ночные существа, солнце для них словно горящее пламя и поэтому их лица слегка бледные. Практически всегда они живут в изоляции от мира, хотя и подбирают место обитания поближе к городам. Все-таки их пища должна быть недалеко. У вампиров свой язык, религия и обычаи. Но сейчас мало осталось истинных вампиров, в основном сейчас в мире живут вампиры скрещенные с людьми, то есть полукровки. Например клан "Влокс" - один из немногих кланов, который своих традиций никогда не терял. Хотя этот клан и выродился много столетий назад, их обычаи и традиции до сих пор чтят их отпрыски и потомки.
   Алеша промолчал загруженный рассказом. Он внимательно слушал и, хотя он знал, что этот разговор всего лишь прикрытие для того чтобы просто поговорить с Алиной. Тем временем Алина продолжила свой рассказ об истории клана.
   - Правда выродился с большой натяжкой, то есть в какое-то время от клана отделились некоторые вампиры и так появился клан "Кива". Этот клан верил, что их ритуалы поддерживают равновесие и гармонию не только в клане, но и на всем земном шаре. Они верили, что все эти ужасные войны и природные катастрофы последнего столетия вызваны тем, что у них не достаточно сил чтобы остановить других вампиров жаждущих власти. А ведь так и началась вторая мировая война. Нет это не из-за него! - увидев как лицо Алеши удивленно застыло в мыслях об Адольфе Гитлере, - это была женщина. Да, да, женщина, и к тому же вампир! Они считали что будь у них больше силы, в мире снова утвердились бы красота и гармония. Ну, пожалуй хватит.
   Алина грозно нахмурилась с игривыми нотками соблазна и довольная тем, что ей удалось сделать речь не слишком длинной посмотрела на него, а он был очень сильно удивлен.
   - Спасибо за столь интересный рассказ. - поблагодарил он ее.
   Алина откинулась в кресле и стала смотреть вперед на дорогу, затем прикусила губу. Она помнила еще со студенческих лет: всегда потрепанный вид, вкус одежды категорически не подходящий ему. В чем он действительно выглядел красиво так это в форме спецназа корпорации. Его приятный слегка грубый голос.
   Довольна она хихикнула и подумала: "И когда же он меня пригласит на свидание?!", - ответ у нее был на уме лишь один - "Никогда", - хотя, кто его знает.
   Моментом она выкинула из головы подобные мысли и продолжила смотреть на дорогу в ожидании наконец-таки места их прибытия. Ведь таинственное место куда они едут, возможно на многие вопросы ответит связанные со звонком Петра. Вот что ее действительно заводило - тайна. А еще разгадка всего этого!
   - Прием С.О.Б.Р., - заверещала рация Алеши, находящаяся на обмундировании.
   - Я слушаю, - нажав кнопку на рации для разговора ответил он.
   - Ситуация только что обострилась. Мы направляем в город, еще несколько групп отрядов.
   - Что случилось? - забеспокоилась Алина.
   - Зачем?
   - Ваша основная задача только что немного изменилась. Как только будете въезжать в город перекройте за собой дорогу и оставьте часть людей для охраны проезда. Ни одна живая душа не должна проникнуть в город. Как поняли?
   - Понял вас. Сделаем все что в наших силах.
   Алеша беспокойно откинулся в кресле, а затем над их машинами пролетело десяток вертолетов корпорации.
   - Что же там такое творится?!
   Колонна бронированных машин въехала в город, оставляя позади некоторое количество людей С.О.Б.Р... Как только Алина увидела, что произошло, мысли ее, смотрящей в окно заполнились печалью. Алеша поразился увиденному.
   Ей шел всего лишь двадцать пятый год, а она уже столько много изучила и узнала о мире вампиров, который был жесток и мил одновременно, как некогда ее мать встречавшаяся с вампиром, такие прелестные и обворожительные их встречи, закончились смертью матери от его рук, вернее от острых клыков. Группа крови Алины - первая. Серьезными заболеваниями некогда не болела, но временами чувствовала себя одиноко. Первый сексуальный контакт в семнадцать лет, со сверстником, из любопытства. Не правда ли, обычная людская жизнь? Нет, все гораздо труднее когда работаешь на корпорацию "Массивные Технологии". Не важно кто ты, главное должен выполнять свои каждодневные обязанности, большего не требуют. Это она и делала изо дня в день и постепенно ее мир превратился в некую выгребную яму, из которой как ни крути не было выхода. Но когда появились Петр и Татьяна она прям расцвела как вкусно пахнущий цветок.
   На улицах многолюдно, тысячи машин расположились на дороге, но здесь как-то совсем тихо, словно в заколоченном, опущенном и закопанном в землю гробу. Люди идущие по тротуарам мирно застыли на месте, машины остановились как вкопанные, а какие-то из них и вовсе врезались в ограждения. Все словно умерло в одно короткое мгновение. Время словно застыло в ожидании грандиозной развязки. В воздухе неуловимо кружились признаки чего-то сверхъестественного. Город наслаждался свободой. И только колонна из машин С.О.Б.Р.. бешено ревя мотором двигалась в нужном направлении. Однако это никого совсем не тревожило. Движимые некой целью, приказом начальства, они направлялись в пункт назначения. Но что же все-таки произошло во всем городе?
   Конечно, в этом тихом месте, теперь было куда больше опасностей, чем когда-либо, но где и когда их не было для любого человека, к тому же их профессий? Годы подготовки тщательно отшлифовали их способности. Иногда даже получалось все схватывать и запоминать на лету. Алеша удивлялся тому что произошло, но это также и сильно пугало его.
   Сознание Алеши приходило постепенно в себя от удивление, и наконец он стал обращать внимание на столь странную обстановку, да и водитель слегка снизил скорость, а потом и вовсе практически до предела. Он старался рассмотреть произошедшее и его причину. Но ничего на ум не приходило, его разум как и он сам поразились и погрузились в раздумья при виде столь необычных условий вокруг. Детально рассмотрев и насмотревшись, он наконец приказал водителю прибавить газа побольше, и колонна машин поехала быстрее, но все же в сознании осталась неведомая нить страха перед чем-то неизвестным. Затем последовала жуть, их колонна проехала дом который горел адским красным пламенем, а пожарные лишь стояли на месте и ничего не делали, а из пожарного шланга текли струи воды, но не туда куда нужно, а дом тем временем горел. "Значит не все застыло в городе, а лишь только люди", - сделал вывод Алеша.
   Город казалось был мертв, но это не так. Голос Алеши вырвал из задумчивости Алину все еще пораженную увиденным.
   - Алина, ты представляешь...
   - Что такое?
   - Что здесь могло произойти такого, что все люди застыли в одном положении и не двигаются?! - поражаясь увиденному сказал Алеша.
   - Да, скорее всего это магия вампиров. Да нет же точно, что-то я не о том думаю. Настоящее искусство сделать подобный временной магический барьер и удерживать в нем людей.
   - Но почему тогда мы не замерли?
   - Магия теперь всего лишь поддерживается, но не более.
   Алеша кинул понимающий взгляд на Алину, та уловила его и в ответ послала кривую улыбочку.
   - Вообрази себе только, сколько же сил потрачено для сотворения такой сильной магии. Интересно и кто же из вампиров способен на такое?
   - Чистокровный вампир, но в наше время все они практически вымерли.
   И вот смотря на мертвый город Алина подумала: "Тебе всегда хотелось чего-то добиться в жизни? Наверно да, чем нет. Я была совсем маленькой, когда вампир убил мою мать, - перед глазами словно туманная завеса, появилась окровавленная комната и истекающая кровью ползущая по полу мать с мольбами о помощи, но никто не мог помочь. - Быть может поэтому я и стала учиться на медицинского эксперта в области вампирологии. Я посвятила учебе все мое свободное время, и куда это меня в конце концов привело? К моей мечте, теперь все зависит только от меня". - Ее одержимость, объяснялась любовью к матери и ненависти к вампирам, и стремлению отыскать начало зарождения вампиров.
   Колонна бронированных вновь наматывала километры по дороге. Они ехали открыто, не боясь, не ожидая беды. И полагали что преследуют беззащитную жертву в виде вампиров и мертвецов, с которыми расправляться легче легкого, ведь отряд С.О.Б.Р. для этого и готовили, но они не предполагали, что их ждет настоящее испытание воли и силы. Они не знали, что произошло с городом, только лишь предположение о чистокровном вампире, сильном в магии. Они не знали, что ожидает их в месте куда они сейчас едут.
   До пункта назначения они добрались быстрее чем рассчитывали и надеялись - на улице к этому времени вовсю властвовал ливень. Наконец авто остановились у четырехэтажного здания, с потрепанным третьим этажом, - судя по выбитым стеклам.
   Алина неуверенно взглянула вверх. По небу плыли серые облака, и солнца на минуту скрылось в них. С одной стороны это могло означать, что скоро солнце вновь выплывет из под облаков. С другой стороны - не намечается ли дождь? Алина всегда поражалась тому, что небольшая тучка может способна закрыть солнце и затенить Землю от горизонта до горизонта, оставив при этом голубеть большую часть неба. Затем она достала свой мобильный и спросила телефонный номер Алены у Алеши, - потому что только он получил сведения насчет нее, Татьяны и Петра, но их телефоны она знала, а вот новой сотрудницы, нет, -потом набрала, но ее мобильный находился вне зоны доступа, также как и Петра с Татьяной.
   - Выдвигаемся! - скомандовал Алеша когда все сотрудники спецназа вышли из бронированных авто. - Разделиться на группы по пять человек, - добавил он позже, понимая что все они в лифт не протиснутся.
   И вот наконец двери лифта сомкнулись. Алина поглядела на Алешу, в ее взгляде мелькнул испуг. Он взял ее за руку.
   - Не бойся, - и с этими словами поднял оружие перед собой в ожидании чего-то большего чем просто радужный прием.
   Двери лифта медленно разъехались и непременно в образовавшийся проем ринулась толпа мертвых мертвецов, - тех что недавно убили Петр, Татьяна и Алена. И также как толпа ринулась на встречу смерти, ровно также и была откинута выстрелами назад. Но падая назад от выстрелов мертвецы лишь вставали вновь и перли на находящихся в лифте.
   - Отрывайте им головы, стреляйте разрывными! - выпалила Алина, понимая что это остановит мертвецов.
   Не зря прошли несколько часов изучения для Алины, мертвецов подобного рода, в венах которых текло некое неизвестное вещество способное на поддержание жизни в мертвых телах. Ведь если отрезать голову, ну или просто размозжить мозги тогда тело просто забьется в конвульсиях и ничего более.
   Алеша нанес удар ногою вперед и прущая на них толпа разлетелась упав в разные стороны и пока те валялись пользуясь случаем сотрудники спецназа отстрелили им головы.
   - Осталось чуть-чуть, - проговорила Алина, - на другом конце.
   Еще несколько метких выстрелов и мертвецы стали неподвижными трупами. Битва была закончена и как итог - теперь С.О.Б.Р.. знал как убить подобных созданий.
   Оказавшись совершенно одни, - не считая мертвых конечно, которые уже стали трупами, - сотрудники спецназа наконец вышли из лифта и проследовали в разные стороны.
   Немного испугавшись и запыхавшись, Алина пробормотала:
   - Так я и знала, ничем хорошим это не кончится.
   Она помолчала, вытерла вспотевшее лицо рукою и спокойно вздыхая посмотрела на оторванные человеческие конечности на полу и медленно и аккуратно ступая вышла из лифта навстречу ждущим ее тайнам.
   - Здесь чисто! - констатировал Алеша. - Проверить все комнаты на этаже. А ты Алина займись, чем обычно занимаешься.
   Алина довольно закивала головою, а затем обвела взглядом помещение. "Ничего интересного пока что нет", - подумала она и тут же ее взгляд уловил странные металлические квадратные предметы разбросанные повсюду по полу. Присев на корточки, расположив и открыв перед собою чемодан, она начала исследование странного предмета. В итоге проведя все нужные ей исследования ее разум пришел к выводу, что это некий механический чип с программой внутри, вживляемый в область шеи в районе чуть ниже черепа. Нашла сотни исследовательских отчетов об неком образце, - вернее как она поняла из отчетов это не совсем образец теперь, а мыслящее и ходящее по земле существо уже в течении нескольких лет, - именно его и пытались вывести вырастить опять в этой лаборатории, и испытуемыми были простые люди. Но ничего у вампиров не получалось, кроме как всего лишь живого ходячего трупа. Теперь ей стало понятно почему мертвец на операционном столе, да и мертвецы в этой лаборатории не умирали. Также здесь были описания о каких-то подопытных и о том в кого они превращались, к описаниям прилагались жуткие фотографии. Да, лаборатория была просто кладезь информации, но необходимо было двигаться как можно быстрее в продвижении выработки вакцины против этого вещества, поддерживающего жизнь в мертвом, на что сейчас не было совсем времени. Также она разглядела с помощью увеличивающих очков и штамп кампании производившей подобное приспособление - "Органическое будущее", а еще информацию о месте изготовления. Также здесь были и разнообразные чертежные карты какой-то подземной лаборатории, в том числе и ее точное местонахождение. Именно туда и направился отряд.
   - Нужно ехать на первый этаж, там есть еще один лифт, но он замаскирован, - произнесла Алина.
   - Я думал мы едем на фармацевтическую фабрику. Значит едем туда! - не понимая Алину, огрызнулся Алеша.
   Вскоре они нашли второй лифт, который оказался как и сказала Алина скрыт, он ехал только вниз.
   И вот когда двери лифта сомкнулись, Алеша вытащил трехствольный автоматический пистолет и протянул Алине.
   - Бери, мало ли что нас еще ждет в пути.
   - Мне... - замялась она, - не нужно...
   - Бери пригодится, - перебил он ее, смотря прямо в глаза и инстинктивно ее руки потянулись и взяли пистолет, который юркнул в карман плаща.
   И только она это сделала как ее пальцы одной из рук взялись за браслет с вправленными овальными синими кристаллами. Пальцы Алины крепко сжали браслет и один из синих кристаллов царапнул ее запястье, и показалась капелька крови, ее она растерла по поверхности кожи, на мгновение кровь перестала идти, но затем вновь рана закровоточила, а после наконец покрылась слабой защитной коркой.
   Лифт медленно полз вниз. Алина и Алеша испытывали неудобство, впрочем как и все люди. Приготовившись к неведомому спуску, Алина думала о том, что узнала. Ей было невдомек, что все эти улики приведут их сюда в тайную лабораторию вампиров. Наконец ползущий лифт остановился и замолк. Она заволновалась, чувствуя сердцем, что не так все просто как кажется, потому что в последний раз когда двери лифта открылись их встретила толпа мертвецов. Сине-красный пучок света прошелся сверху вниз, и наконец двери разъехались. Алина же немного дернулась из-за этого.
   Отряд С.О.Б.Р. ворвался в помещение и рассредоточился по сторонам. Чистейшее белое помещение с несколькими коридорами, встретило их гробовым молчанием. Обстановка была нехорошая и это чувствовал каждый. Все это наводило на мысль, что их тут ждали. Вот тебе и все просто!
   - Пусто, - метко подметила Алина.
   - Не то слово. Как будто все здесь застыли вместе с городом, но я не вижу тут никого из вампиров, и тем более людей. - он взглянул на одного из сотрудников спецназа и приказал, - отправляйся наверх и доложи, что здесь все чисто. Пускай спускаются вниз. - тот немедленно проследовал в лифт и уехал наверх. - Что ж проверим, кто тут есть! - радостно заявил Алеша и передернул затвор своего оружия.
   - На нас кто-то смотрит, - сказала Алина указывая взглядом на камеру подвешенную на потолке.
   - Я думаю не к добру это.
   - Точно.
   - Я и не предполагал что под разваливающимся зданием, может быть расположена исследовательская лаборатория. Это просто фантастика какая-то!
   - Я думаю здесь определенно кто-то есть. Не могли же все живые испариться в этом месте, кто-то же все-таки должен остаться. Они что нас поджидали?! - задалась вопросом Алина.
   В ответ прозвучало шутливое замечание Алеши:
   - Чувствовали наши горячие души!
   - Нет. - Алина замотала головой. - Но я чувствую, так оно и есть.
   - Это просто страх.
   - Ты врешь, - выпалила Алина мотая головой из стороны в сторону, из-за того что к ней не прислушались. - Замолчи!
   - Это же правда, - огрызнулся Алеша, - ведь, так?
   - Дурак. - обиженно сказала она.
   И в каком-то смысле отчасти это была правда. Иногда Алеша был очень не сообразителен, но когда действительно требовалось включить размышления, рассуждения, мозги, в конце концов свой разум, то пожалуйста, он становился совсем другим человеком. А сейчас всего лишь его глупые шутки.
   - Кампания "Органическое Будущее" приветствует вас! - монотонно и деловито начал рассказ женский приятный голосок, раздавшийся из звуковых динамиков по всем краям помещения, также заработал и большой монитор висевший на стене прямо по другую сторону лифта, то есть напротив. - Этот исследовательский город занимается разработкой и усовершенствованием самого современного оборудования. - На экране монитора показывали разнообразные прототипы оружия и оборудования, а также мертвых людей лежащих на операционных столах. - Современный людской мир не дает жить вампиру так как хочется ему. Вместо этого вампиров всячески притесняют, а главное убивают, и количество умерших растет с каждым днем. Это наглядно показывает статистика. - монитор показал статистику смертности вампиров живущих и скрывающихся в мире людей, затем изображение сменилось, тысячи людей в разных частях света, шли на работу, учебу, или просто гуляли. А потом на экране замаячила молодая девушка блондинка с длинными светлыми волосами, с грозным выражением лица. - Поэтому мной, основательницей кампании "Эвгенией Влокс", было принято решение начать исследования в области человеческого тела, как при жизни так и после смерти. - На мониторе вновь показали мертвых людей, но теперь они были в клетках, а главное живы, у смотрящих не было сомнений, что подобное создание, это ходячий мертвец. - Наша кампания верит в развитие органической промышленности, также как и верит в ее будущее. Желаем вам приятного времяпровождения во втором подземном городе клана Вилетт "Анеллия". - На экране появилась эмблема кампании, перевернутый треугольник в котором нарисован хрустальный бокал с налитой в него кровью, а сам бокал обволакивают две змеи.
   - Голос сказал "Город"! - поразилась Алина. - Неужели это все и впрямь огромный подземный город, а не только лаборатория?!
   - Видно эта лаборатория наверху была всего лишь его малая часть. - Ответил Алеша.
   - Я и не предполагала, что вампиры имеют свою собственную кампанию.
   - Никто этого не знает, в том числе и наша корпорация, если бы это было так, нам уже сказали бы. Но это не так.
   Помещение постепенно заполнилось людьми, как только первая группа состоящая из восьми человек Алины и Алеши двинулась прочь в один из коридоров. Они шли медленно, осматривая каждый метр коридоров, проверяя двери, многие из которых были закрыты.
   - Интересно чем они здесь занимались? Что думаешь Алина?
   - Исследования, - заключила она и вздохнула, и тут ее взгляд застыл смотря через стекло на большую комнату с кучей таких же больших мониторов, она живо одернула Алешу.
   - А вот и ответ на твой вопрос скорее всего.
   Большая металлическая дверь отъехала в сторону, и их взорам открылась комната. Несколько десятков мониторов из какой-то мясной плоти управлялись как выяснилось с помощью двух органических шаров утопленных на половину в пульт управления перед металлическим креслом, - можно так сказать. Даже при мимолетном взгляде на комнату начинаешь понимать - биоорганические технические штучки кампании "Органическое будущее" действительно созданы из плоти. Очевидно эта комната была создана для наблюдения за сотрудниками лаборатории.
   - Господи боже! - выпучив глаза выпалил Алеша.
   - Всего лишь достижения органической науки и не более. Итак, настал момент истины, - грозно произнесла Алина, - я попробую управлять этой штуковиной.
   - Я... - неуверенно произнес Алеша.
   Он с ужасом вспомнил как она стояла в лифте и ничего не могла сделать. Но тут же вспомнил ее меткое замечание насчет отрывания голов.
   - Хорошо, займись этим, - глядя в мониторы ответил он.
   Без всякого страха она села в кресло и дотронулась до биоорганического чуда. Все перед нею засветилось синим свечением и вот уже перед мониторами на которых отображались разные помещения лаборатории образовалась картинка.
   - Готово! Вот сейчас и научимся управлять этим оборудованием! - торжественно заявила она подняв от удивления брови и тут до них донеслись страшные вопли пополам с криками.
   - Отряд доложите, что произошло?! - требовательно заголосил Алеша по рации, ответа не последовало, а через несколько секунд из рации раздались крики, а еще душераздирающий голос.
   - Они нас разрезают на куски! - затем все стихло.
   Пальцы Алины забегали по шару, да и он сам завертелся все быстрее и быстрее, а потом яростные кручения вконец откинули руки Алины от шара. На большой прозрачной картинке с мгновенной скоростью замелькали разнообразные изображения.
   - Алексей! - растерялась Алина.
   - Не волнуйся все будет в порядке. - гордо заявил он кривя душой, - ответьте отряд! - молчание.
   Вот сейчас Алина думала, что это все помещение ловушка, в которую они угодили не по случайности, а кто-то намеренно хотел чтобы они оказались тут.
   - Господи, - медленно, испуганно заявила она, когда сквозь прозрачные изображение разглядела на одном из мониторов как людей разрезают множественные синие пучки лазеров.
   Но не желая умирать эти самые люди резвились как могли, прыгая, катаясь, стараясь забраться наверх. И смерть все равно резала их души на мясные куски горячей плоти. Ей подобное немного понравилось. О, как это было приятно! Во всех из нас живет темная половина, вот только половина Алины иногда любила одерживать верх. Правда никаких конкретных действий Алина никогда не делала для этого. Ей просто нравилось наблюдать, впрочем как и всем людям. Возможно как раз поэтому она и выучилась на медицинского эксперта корпорации. Наверно вскрытие трупов помогало ей справиться со своими темными желаниями страсти, будто в ней сочетались два совершенно не похожих друг на друга человека, со своими стремлениями и желаниями. Одна из них жаждала убийств, пока не доберется до вампира убившего ее мать. Вторая хотела спокойной мирной жизни. Словно Алина превратилась в уникальное прекрасное создание. Она любила говорить: "Боль сладка лишь до того момента, когда ее причиняют другим". И именно эти слова были ее девизом многие годы, и являются и по сей день.
   Она с трудом приходила в себя от шока, не в силах поверить, что в очередной раз она избежала смерти. Вдруг в голове помутилось. Словно ее разум вернулся в детство и она пережила ночь убийства матери. Она вспомнила как вампир, весь в крови, подошел твердо ступая с ноги на ногу к ней маленькой рыдающей девочке, затем склонился, посмотрел в ее глаза и произнес: "Захочешь отомстить, я буду ждать твоего появления.", а затем улыбаясь он воспарил превратившись в летучую мышь, а девочка с плюшевым мишкой в руках встала и подойдя к открытому окну проводила взглядом летучее ночное создание. Из левой руки у девочки шла кровь, ее запястье оказалось оторвано. Мгновенно ее сознание вернулось в реальность.
   А потом все затихло, вопли и крики, больше этого не было. Алина заплакала, но голос маленькой девочки раздавшийся сзади эхом заставил ее повернуться. Девочка произнесла: "Крепись, это еще не конец!", но повернувшись Алина не увидела ровным счетом ничего, если не считать, что с офисного стола упала стопка бумаг. Злая шутка ее разума, сыграла с реальностью. Она тяжело вздохнула опустив голову вниз, а затем улыбнулась.
   Когда Алеша вернулся в помещение, след Алины уже простыл.
  
   ***
   Оставшиеся члены С.О.Б.Р. бежали по коридорам в направлении помещения с лифтом, приемной. Они ощущали свою неспособность справиться с ситуацией и ее последствия. Как только они вбежали в гостиную все сотрудники, что находились здесь оказались мертвыми.
   Разрезанные тела были повсюду: На потолке висели чьи-то руки; На стенах отпечатались литры крови; На полу валялись ноги и руки и головы, даже части туловища, и тем более менее приятное зрелище искусно отрезанные квадратные кусочки плоти. Видно кто-то не желал очень сильно умирать скользя между пучками смертельных лазеров.
   И как только он увидел это, непременно его мысли заполнились Алиной. А что если с ней произойдет подобное или происходит прямо сейчас? И он побежал, не смотря на растущий страх, снова и снова сворачивая на поворотах. Он лишь услышал как какой-то металлический звук раздался сзади, прямо как некоторое мгновенье назад отодвинулась дверь в помещение с мониторами. Это был Петр, он вышел из лифта и осмотрев произошедшее и ужаснувшись, вспомнил про Татьяну и тут же все двери в гостиной разом закрылись.
   Судьба его членов отряда Алешу уже мало волновала. Если он теперь и задумается о том, что произойдет еще ужасного в этом месте, то будет вспоминать Алину. Ее милая его сердцу улыбка, многие разговоры на вампирскую тематику, страстные увлечения своей работой, невообразимые фантазии, все это и многое другое сливалось в его теле в единое целое. Все остальное для него сейчас просто не существует. Мысль о том, что с Алиной может что-то произойти он окончательно изгнал из сознания.
   - Алина! - закричал он со страхом на лице.
   В помещении никого не было, остался лишь дипломат с медицинскими инструментами, он подошел к этому металлическому предмету и провел рукой по поверхности, - кончики пальцев ощутили холод, - а затем глубоко вздохнул и вскинув оружие перед собой он услышал какой-то громкий стук отдающий по стенам в полной мере и быстро спохватившись побежал искать Алину. Он и не догадывался, что еще может произойти с ним, он был поглощен поисками Алины.
   И как только он повернул за очередной угол огромного коридора, его сердце бешено заколотилось, а указательный палец приготовился нажать на курок.
   В коридоре забаррикадировавшись ждали очередную жертву бессмертные мертвецы. Там были как взрослые, так и маленькие дети лет двенадцати. У них никогда больше не будет своих мыслей, потому что они мертвы и похоже, кто-то покопался в их мозгах, чтобы так искусно подчинить их своей воле. Видно поэтому у них на головах расположились странные вшитые в кожу металлические маски, и каждая из них была разной. Ну разной в некоторой степени, всего-навсего у многих просто отсутствовали некоторые элементы маски, то есть сама маски были не масками, а лишь их частями. И все как один в бронированной униформе неизвестного типа. Они никогда больше не смогут любить, их рты не произнесут ни слова, лишь отвратительная зловонная слюна изо рта. Вонь от них была настолько сильной, что хотелось вывернуть желудок наружу. Эти люди теперь - бессмертные мертвеца, а их тела накачены неизвестным веществом поддерживающим в их гниющих телах жизнь.
   Однако когда он осторожно заглянул за угол, мертвецов стало еще больше, и увидел: две девочки в красивых платьях, - видно не было униформы такого размера для детей, - в бледных пальцах несли какую-то металлическую коробку, - видно еще и силы у этих мертвецов из-за вещества были как у нескольких людей, - одна из них уронила коробку, и у нее отлетело несколько пальцев. Одетый в униформу один из мертвецов с автоматом в руках, упал на колени и сгреб пальцы в рот, где они и исчезли.
   Это был первый раз когда он видел в таких количествах мертвецов, и так близко. Оставалось только оторвать им на хрен головы, чтобы не мучились дальше.
   И вдруг погас свет. Судя по всему, вырубился один из генераторов лаборатории. Что ж это только на руку людям из С.О.Б.Р.
   - Что же теперь делать? - задался вопросом один из членов отряда.
   - Ловить момент, - тихо сказал Алеша ему и несколько человек перебежали к другой стене коридора, - эти создания слишком тупые чтобы ориентироваться в темноте, - и не успел он это договорить как в забаррикадированном коридоре зажглись фонарики на униформе мертвецов.
   - Если они умеют и это делать, значит должны справиться и с нами.
   - У нас есть преимущество перед ними. Мы - живые. Они - мертвые, - и Алеша был прав.
   Затем эти мертвые сволочи издали звук - что-то вроде громкого воя, после которого все ходячие мертвецы медленно сбившись в группы по два три двинулись в их сторону. Похоже вой был каким-то приказом к какому-то немедленному действию. Блуждающие глаза, вихляющие конечности и безмозглые головы, и даже дети двигались по направлению к отряду. Теперь по-настоящему стоило бояться их. А темнота коридора, словно смерть, окружала их гниющие тела.
   - Расправимся с ними командир!
   - К бою! - сказал Алеша и передернул затвор своего автомата, а тем временем коридор осветился слабым синим свечением, видно заработал запасной генератор, вырабатывая лишь малую часть электричества, чтобы хотя бы поддерживать свет в коридорах.
   В знак восхищения таким способностям мертвецов Алеша мгновенно разрядил одну обойму в их головы, испытав истинное наслаждение. Большинство бессмертных мертвецов мгновенно спрятались за металлическими ящиками которые и передвигали сами, те же кто не успел спрятаться были мгновенно убиты. Очевидно связь между умом и желанием выжить все-таки существует. Озлобленные мертвецы ответили им огнем. Воздух стал горяч от свинцовых пуль.
   Затем, все мертвецы разом прекратили стрелять, то же самое сделал и отряд. "Что же им еще пришло на ум?!", - восхищался Алеша. Мертвецы отступили назад, перезаряжая оружие. Но прежде чем они начали очередной раунд раздались, раздалось несколько звуков похожих на слабое перешептывание. Свет вновь погас в этой части коридора, и теперь похоже навсегда. Со стороны мертвецов послышалось как какая-то жидкость расплескивается по полу. И неожиданно для всех членов отряда, эти мертвецы подожгли несколько детей, те словно с неким гимном, заорали, а затем побежали в сторону отряда, а на их лицах застыл ужас.
   Алеша хорошо поразмыслив, убрал свой автомат за спину и достал оттуда же дробовик и зарядил патронами, достав их из специального кармана для патронов на своей бронированной форме. Прозвучал выстрел и бегущий горящий ребенок мертвец отлетел назад развалившись пополам, потом последовали и двое других. В коридоре снова засвистели пули.
   Алеше не нравилось, как мертвецы двигаясь плотной стеной сокращали расстояние. Стоило ему убить одного, на его месте появлялся другой, чтобы заменить его как испорченный механизм. И откуда только мертвецы появлялись?!
   - Отступаем! - крикнул Алеша, когда толпа мертвецов подошла совсем близко.
   И тут справа из другого коридора, послышался зловещий вой, это означало лишь одно - бессмертные мертвецы и оттуда идут. Поэтому было решено двигаться налево, отстреливаясь и защищаясь одновременно. И так продолжалось некоторое время.
   И тут Алешу осенило: "Да нас просто ведут куда-то, как стадо безмозглых животных!". Но когда он это понял, выбираться было поздно. Мертвецы сбились в плотную массу, направляющуюся к ним. Сердце его прибавило оборотов, и глаза завертелись в поисках хоть какого-то укрытия. Он решил воспользоваться первой же возможность, чтобы куда-нибудь спрятаться. Ходячие мертвецы перезаряжали оружие, поджигали самих себя и со своим неким кричащим гимном двигались навстречу смерти. А при освещении коридоров, мертвые люди, казались еще более устрашающими. Отряд С.О.Б.Р. становился все меньше.
   - Я не хочу умирать! Я не хочу... - завопил один из отряда, когда его достигла толпа мертвецов и жадно разорвала на мясные куски.
   - Господи!
   Наконец оставшаяся часть отряда состоящая теперь из трех человек, поджимаемая мертвецами, отступающая назад, пришла в какое-то помещение. Вернее их сюда загнала толпа мертвецов. Алеша облегченно вздохнул когда большая квадратная дверь затворилась за ними. "Рад, что я остался жив!", - подумал он, и вспомнил Алину, но не произнес ни слова. Он покачал головой оглядывая помещение.
   - Это все какая-то ловушка. - слетело с его губ, а лицо исказилось от страха.
   "Это сущий ад, - завертелось у него в голове. - Мы попали прямо в пекло".
   - Я знаю этот чертов день убьет меня! Мы все умрем тут, - выкрикнул один из оставшихся, - нужно бежать отсюда.
   - Сейчас первая и самая важная задача, выжить ради того, чтобы перебить как можно больше этих трупов. А для этого нужно как можно больше получить ценных сведений об этом месте. Кроме того, есть одна проблема: нас осталось трое. - деловито сказал Алеша. - Наши проблемы только начинаются. - поражаясь масштабами увиденного удивленно заключил он.
   Их взору открылось невиданное ранее зрелище, никогда невиданное подобное никем из людей. Сотни если не тысячи людских туш мирно висели на крюках, проткнутые десятками иголок которые высасывали из тел кровь, мертвые люди не шевелились как им и положено. А их кровь стекала по пластмассовым трубкам в стеклянные бутылки, затем эти бутылки запечатывались и наклеивалась на них интересно расписанная надпись "Кровь". Как только одно из тел осушалось до чиста, то оно следовало дальше по конвейерной линии куда-то за белую - ну почти белую, если не считать обильных стекающих капель крови, - стену. В помещение все делалось автоматически, а запах был слегка с гнильцом.
   - Мать твою, чем они здесь занимаются?! - задал себе вопрос Алеша и тут же нашел ответ. - Производством крови для вампиров. За мной. Будьте осторожны. - приказал он двум членам своего оставшегося отряда.
   Неподалеку зазвучало нечто, похожее на радиоприемник! "Анеллия - город мечты каждого из вампиров. - начал диктор с приятным мужским голосом. - Только представьте какие широкие возможности открываются здесь. Тут можно не бояться солнечного света, здесь нет людей чью кровь так жаждет каждый из вампиров. Вместо этого мы предлагаем вам бутылочку этого восхитительного напитка "Крови". Анеллия - город вашей мечты. - и голос стих.
   Алеша получил окончательное подтверждение тому, что все это действительно большой город в котором обитают полчища вампиров. Все остальное - сама лаборатория и коридоры, - всего лишь иллюзия, все это расположено в одной из частей города. Если до этого ни о чем подобном он не задумывался, то теперь единственно что нужно сделать для того чтобы выжить, - это постараться выбраться как можно быстрее выбраться на поверхность, по крайней мере, хотя бы чуточку безопаснее.
   Очевидно, кроме вампиров в городе есть и новообращенные практически не убиваемые ходячие мертвецы, но наверно лучше назвать их мертвяками или мертвецами. Если бы все сложилось по-другому. Нет, все именно так, как и задумала Эвгения Влокс.
   Его рука сама собою потянулась залепленному на липучке карману и достала фотографию на которой были изображены его сослуживцы и конечно же он. Рука затряслась, а мысли словно вернули его в прошлое. Ему вспомнилась третья неядерная война с Японией, то как умирали его товарищи за лживых политиков, которые всего лишь играли в свою денежную экономическую игру. Кем бы они ни были эти политики, они прекрасно понимали, что вслед за первой волной людей придется посылать вторую, а с другой стороны на место павших встанут новые люди, и они явно не хотели заканчивать войну так скоро. В итоге третья неядерная война продлилась долгих, томительных два года. Все его товарищи же погибли в этой кровавой бане, остался только один он. Он досконально помнил как полз по полю битвы, под свистом свинцовых пуль, под ярые крики и гулкие завывания солдат, он полз со сломанными ногами чтобы выжить. Он закрыл глаза и успокоившись, убрал фотографию обратно где ей и самое место.
   Пройдя немного вперед по помещению и повернув за угол, он увидел наглядные примеры как разделывать мясные туши людей и ему сделалось отвратительно. У висевших снималась кожа, а сухое мясо разрезалось на кусочки и падало по ехавшему куда-то очередному конвейеру дальше. В отличие от того места где он начал путь в этом месте был мерклый желтый свет. В глубине коридора неясно мерцало белое свечение. Он решил направиться к загадочному тусклому сиянию, хотя интуиция подсказывала, что лучше этого не делать. И тут его настиг другой аромат, гораздо омерзительнее предыдущего - приторно-сладкая вонь разлагающей плоти, трупный запах огромной силы, что носовые рецепторы еле-еле выдерживали подобное. Один из членов отряда не выдержал и вывернул содержимое желудка сразу наружу. Потом осторожно продвинувшись еще немного, он приготовился. Всеми чувствами он ощущал надвигающуюся опасность - под кожу будто впились тысячи малюсеньких иголочек, а волосы наэлектризовались. И наконец он обнаружил источник белого свечения.
   Несколько раз мертвец издал шипение, и он отчетливо понял, что стоит прибить его поскорее пока тот повернут к нему спиною, собственно он это и сделал. Выстрел из дробовика, и голова разорвалась всмятку обдав голые стены горячей кровью и мясом, а тело упало ничком вниз. Кто-то, видимо, не желал чтобы он выбрался отсюда живым. Ну, что ж еще одним мертвецом меньше.
   Неожиданно у него возникло странное желание рассмеяться. Это был какой-то кошмар, бред, нелепый и чудовищный в который попал он. Все в нем протестовало против смерти, смириться с которой, значит, потерять все животное в себе, свою человеческую душу наконец.
   Едва он подумал о том, как было бы хорошо вот так расправиться еще с парой других мертвецов, как коридор внезапно закрылся, а из всех возможных проходов показались мертвяки, но эти отличались от тех что он видел прежде в лаборатории, в отличии от них, эти держали в руках ножи да какие-то трубы, ну и еще можно сказать держали перед собою кулаки. Мертвецы были полны злости, если у них она есть, а глаза в мерклом свете или скорее темноте, злобно сверкали. Однако еще более устрашающими были их отвисшие челюсти, за которыми безобразно виднелось человеческое мясо. Что ж ничего не поделаешь, мертвые они и есть мертвые!
   Он примкнул к стене и стал отстреливать меткими попаданиями в голову из автомата мертвецов. Ему снова захотелось вздохнуть свежий воздух полной грудью. Даже если этот воздух здесь точно искусственный. - под землей, и действительно не может быть воздуха, любому понятно, - Он так долго дышал мерзким ароматом, он ощущал гнилье присущее этому месту. И все равно он хотел вдохнуть свежего воздуха, пускай и не земного. Он чувствовал себя человеком, и становиться тупым мертвецом не хотелось, уж больно подобное будет. Огромный тесак брошенный мертвецом угодил прямо одному из членов отряда С.О.Б.Р. в голову и рассек ее пополам, картина была не из приятных, поток крови хлынул наружу. Теперь их двое. Можно опять убежать, а отступать уже не хотелось. Куда это его опять приведет?! Нет, он будет драться до последнего! И пускай умрет от рук этих тварей, пускай они разорвут его на части плоти. Нет, он первый пустит себе пулю в лоб, чтобы не чувствовать боли, чтобы умереть не мучаясь! Не это ли - рай?! Возможно.
   С горечью он вспомнил, что одного своего друга который любил в такие моменты петь воодушевляющие песни. Это всегда веселило весь его погибший отряд в третьей неядерной мировой войне.
   Маленькая девочка лет шести с куклой в руках плакала, а в горячем воздухе витала гарь, рвались сотни и тысячи снарядов, взрывались мины, пули выстреливались из оружия, в небе кружили истребители, по земле ездили гусеничные танки, умирали люди. И вот во все этой суматохе напевая себе какой-то воодушевляющий гимн его друг увидел эту самую девочку. Она плакала, не понимая что ее дом вместе ее родителями только что разорвало вдребезги, она просто стояла и рыдала, а слезы текли рекою. "Прикрой меня!", - сказал он Алеше и побежал к девочке. В конце концов он взял девочку на руки и понес в обратно в окоп, и вот когда казалось, что все кончено, девочка спасена, шальная пуля коснулась его сердца, пуля прошла на вылет и он рухнул замертво в окоп. Крик "Нет!".
   - Прости, я не думал, что так получится! Я не смог прикрыть тебя! - пробормотал он себе под нос и еще с пущей самоотдачей пристрелил последних наступающих.
   Когда перестрелка закончилась, - последняя пуля угодила мертвецу в голову, сделав большую дырку и тот рухнул вниз, - он повнимательней разглядел помещение, в котором находился, и ему показало, что он попал на какой-то склад. Повсюду клубилась пыль. Кое-где были разбросаны коробки с надписями, что они принадлежат "Органическому Будущему". Наконец дверь за которой он убил мертвеца открылась и в его лицо уставился старинный револьвер Миртьялонии Ли. Она была не в лучшем состоянии, шея сломана, голова повернута на бок.
   Никто не шевелился, лишь только запыхавшись дышал Алеша, уставившись на револьвер Миртьялонии. В его голове проскакивали десятки мыслей, как отнять у этой вампирши оружие не пострадав самому, но к его счастью, она еле-еле держалась на ногах и больше не выдержав, рухнула на пол. Револьвер издал металлический звук соприкоснувшись с полом.
   - Помогите мне! - кашляя кровью. - Прошу вас...
   Алеша осторожно продвинулся к телу, и тут же заметил бесчисленные пулевые ранения, в том числе и проеденные дыры какой-то кислотой. Склонившись над ней, он разорвал плотную блузу и достав из кармана своего костюма транквилизатор, вколол ей в плечо. Тело Мирти забилось в конвульсиях, Алеша держал ее очень крепко, а затем принялся перебинтовывать тело.
   - Худо дело. Я слишком сильно ранена. Я умру.
   Алеша еще раз осмотрел тело. Нигде вроде ничего не сломано, лишь простое шоковое онемение, но какая боль.
   - Эти люди... - Мирти закашляла, - они убили Навиара... я никогда не забуду его доброту... - казалось она бредила.
   Она обняла Алешу. Тот застыл от неожиданности, но тут же обмяк, поднял ее и она положила голову на его плечо.
   - Кто ты? - спросил он.
   - Миртьялония Ли... зови меня просто Мирти.
   - Хорошо Мирти. Что ты здесь делаешь?
   - Мы пришли сюда, чтобы изменить ход времени.
   В его голове словно завелся механизм и он быстро поинтересовался.
   - Какой ход времени?
   - Пророчество Атирмилии, - зло заключила она.
   - Почему ты так уверена?
   - Не слишком ли много вопросов! - возмутилась Мирти.
   - Хорошо. Тогда последний вопрос. Ты не видела здесь девушку?
   - Девушку! - ее глаза слегка сощурились. - Нет.
   Дальше Мирти поведала ему историю о предсказании и пока она говорила ее тело постепенно восстановилось.
   Неожиданно Миртьялония Ли выпучила глаза и приоткрыла рот от ужаса произошедшего сзади. Еще одного из отряда С.О.Б.Р. убили, и теперь Алеша остался лишь один. Он развернулся чтобы посмотреть и увидел как мертвец впил тому человеку в голову нож. Он незамедлительно выстрелил из дробовика, используя последний патрон, и размозжил мертвецу голову, а затем так как больше это оружие не могло служить, выбросил в сторону и достал пистолет, потому что в автомате висящим за спиной патронов тоже не было, но его он почему-то не выбросил.
   В длинном коридоре снова повылезли отовсюду мертвецы, но на этот раз они стали какими то странными. У некоторых из них отсутствовали конечности - руки, ноги и еще кое-какие части. Каждый из них двигался как мог. Кто-то не имея ног полз перебираясь с руки на руку, ощупывая каждый сантиметр в поисках какого-либо холодного оружия. Некоторый просто шли как и предыдущие мертвецы, у нескольких из них отсутствовала нижняя челюсть, у кого-то свисала, кто-то вообще не мог видеть и шел на запах плоти, у многих слиплись волосы. Но самое интересное творилось когда мертвецы сбивались в группы и помогая друг другу подбирались к своей жертве. Их было действительно много. И намерения у них явно не дружелюбные. Не было в них ни умственных способностей, как у тех в униформе, но даже сам их вид внушал страх. Мертвецы не испытывали ни страха, ни удивлений, ни демонстрацию ума, хотя и догадались сбиться в группы для дальнейшего движения, но это всего лишь инстинкт выживания, наверно единственное, что движет ими сейчас. Ничего чудесного, мистического в их образе не было, - одна смерть.
   - Скорее! Бежим отсюда, иначе они убьют нас! - Мирти обвела взглядом коридор. - Быстрее!
   - Нет еще!
   - Все кончено, твой напарник мертв! - завопила вампирша.
   - Я сказал нет! - крикнул он, но мертвецам было все равно.
   Он сделал несколько выстрелов, но это не остановило мертвецов, они по прежнему хотели съесть их сочное мясо.
   - Бежим скорее! - продолжала вопить вампирша, а все из-за того, что она не могла передвигаться быстро и ей сейчас как никогда нужна опора, чтобы перемещаться, пока ее тело не восстановится.
   Тогда Мирти подняла свой заряженный револьвер и выстрелила в голову одному из мертвецов. Алеша, поняв что его оружие бессильно, вынул из голову своего убитого напарника тесак и пошел навстречу мертвым. Они облепили его своими грязными гниющими разлагающимися руками, но он отрубал их конечности, словно щелкал семечки, а затем дело доходило и до голов. Мышцы на его руках сжались так сильно, что из-под врезавшихся в ладони ногтей мелкими, яркими капельками сочилась кровь, а лицо упивалось безумием. В коридоре раздавались вопли и стоны, крики и сопения мертвых.
   В итоге их, мертвецы загнали в какую-то комнату без света.
   - Мертвые! Они мертвые! - кричала Миртьялония.
   - Я знаю, что они мертвые, - и тот час в Мирти кто-то выстрелил и она в очередной раз рухнула на пол. - Алина! - пораженно выпалил Алеша, не веря своим глазам.
   Она перебила остатки мертвецов и подойдя к Алеше, нежно провела ладонью по его щеке.
   - Вы все еще живы. Вы живы, - монотонно прошипела Алина.
   - Алина! - снова слетело с его уст. - Я не могу допустить твоей смерти.
   Закрыв глаза, он чуть ли не прижался к ее лицу. Он поцеловал ее. Солеными окровавленными губами, но она не ответила на его ласки.
   - Нет. Ты принадлежишь ей, а не мне.
   И с этими словами он получил удар по затылку.
   Мирти же в свои последние секунды жизни вспомнила, одно самое ценное для нее воспоминание, согревающее ее тело и разум, все эти годы. От подобных мыслей, падая на пол она улыбнулась растворяясь в своей улыбке, даря свою радость Алеше. Могла ли она представить, что этот день станет для нее последним? Нет, лишь избранные знают, когда они умрут, но и им неподвластна воля случая. Щелчок пальцами, и из темноты появляется крошечная детская жизнь. Еще щелчок, и эта жизнь обрывается, словно нить разрезанная ножницами. Ее последнее воспоминание было таким горячим, что ее тело в миг, как будто превратилось в огненную чашу, наполненную водой живительной силы.
  
   ***
   Вот уже шестой день продолжалась мертвая тишина в поле, и только разговоры солдат сидящих в окопах временно прерывали тишину воздуха. Ночью же, когда луна опускалась на землю, поглощая темноту, солдаты засыпали, и лишь некоторые оставленные на карауле сдерживали свой сон, а спать хотелось уж очень сильно. И именно ночью просыпались ночные порождения тьмы - вампиры.
   - Это еще что такое? Почему ты не спишь? - неласково поинтересовался лейтенант.
   - Я уже выспался, мне больше не хочется. Мне хочется уснуть и не просыпаться, но я не могу. Не здесь и не сейчас.
   - Она ничего нового не сказала?
   - Кто? - переспросил солдат.
   - Пленная вампирша!
   Солдат уставший и опустошенный, натужно улыбнулся. В сущности, он точно обрисовал ситуацию, на ближайшие дни. Следовало добиться хоть каких-то результатов, от пыток пленной вампиршы, но эта чертова сучка ни хрена не говорила. Мало того она не раскалывалась когда ее спину обливали раскаленным железом, втыкали деревянные занозы под ногти, и даже вбивали гвозди в ладони и тело, все равно она только лишь молчала и безудержно хихикала и сжимала рвавшуюся наружу потоками боль.
   - Ничего... - солдат на секунду задремал, - она ничего не говорит.
   - У вас остается все меньше времени коллега, - посетовал майор.
   - Я попытаюсь, - отмахнулся он.
   - Если вы не сможете добиться от нее информации, - лейтенант сделал паузу, а затем угрожая заявил - в вашей голове окажется немного свинца. Вы понимаете это?
   - Не сомневайтесь, она скажет все что потребуется.
   Лейтенант был очень интересным человеком, все же не таким интересным чтобы его так детально описывать, но он имел ряд своих причин чтобы допрашивать вампиршу. И все ради одной крохотной цели. Он очень много знал о ночных существах, так как до второй мировой долго и скрупулезно читал книги и собирал информацию о вампирах, как устроено их тело, к чему питают отвращение, чем занимаются ночью, о чем мечтают. Он же мечтал лишь об одном: бессмертии. Не очень то ему хотелось словить как-нибудь шальную пулу. Лейтенант был тираном на поле боя, возможно именно поэтому его солдаты так рьяно дрались в боях и выигрывали их, ну или удерживали позиции. Просто все боялись его, но против высшего командования не попрешь.
   И все это нужно сотворить за несколько дней. И только когда все будет исполнено - если вообще когда-нибудь будет исполнено, - то солдату можно будет вздохнуть свободно. Но слово "скажет" может означать и гипотетическую возможность. А в том что пленный расскажет ему все свои тайны, он был конечно не уверен, да и банально полагаться на это.
   Пленную вампиршу - закованную в кандалы по рукам и ногам, в каком-то рванье, - в очередной раз вели в пыточную. Практически черные стены коридора с размазанными пятнами крови и ее и кого-то еще. О, она помнила как ее били здесь много раз!
   Ржавая лампа над потолком тускло освещала помещение. Посередине стоял стол со стулом. На столе перед вампиршой на тряпичной красной матери, расположились разнообразные медицинские инструменты, а рядом молоток, ножовка, гвозди, и еще несколько вещей. Ее глаза заметались по комнате, рассматривая что-то новое в углу, маячившие отросшие длинные волосы на голове не давали разглядеть что это такое, а там стояло ведро с какой-то жидкостью. Она постаралась сесть как можно равнее. Вид у нее был совсем испуганный, - конечно, кто же после таких издевательств над телом будет нормальным, - но главное что она все еще жива. Хотя лучше бы было умереть, а не страдать в одиночестве, испытывая адскую боль. Но она не могла умереть. Каждый раз ее убивали сотнями разнообразных способов, но она опять, вновь, и снова оживала дыша воздухом, новой жизнью. Она просто не могла умереть! Такова была ее способность, которую она сейчас считала для себя проклятьем. Уж лучше умереть. Но раз за разом - новая жизнь. Она могла залечивать свои раны и даже чужие если пожелает, но ее руки протыкали десятки разнообразных гвоздей и осколков стекла, да все тело было проткнуто ими, а на спине покоился остывший металл, и поэтому заживление ран - невозможно в данном случае. И да, она не могла оживлять мертвых.
   Одно она знала точно: если она и покинет эту пыточную комнату, то только через труп того кто будет пытать ее, а после через трупы всех остальных кто попадется на пути. Ради мести за причиненную боль. Всего лишь честный человек работающий на благо страны, ранее ни кого не убивавший, но призванный на войну. Война меняет всех, кем бы ты ни был до нее, ей плевать, главной задачей становится выживание и ничего больше. Вот и сейчас чтобы выжить, пленной нужно убить человека стоящего перед ним. Когда же металлическая дверь помещения с грохотом стукнула, вампирша дернулась от испуга. Она знала - сейчас ей будет очень и очень не сладко. За дело взялся солдат.
   - Люди, которые вот так обошлись с тобой, кто они? - пленная приоткрыла чуть пошире глаза смотря перед собою и лишь кивнула, тому кто сказал это. - Простые люди, как и вы, но между ними и вами есть разница. Она заключается в том, что они люди, а вы ночное создание. Вампир. - Солдат говорил деловито и нарочито. - И дело даже не в том, что я человек, а вампир!
   - Ничего я вам не скажу, - бесформенно пробормотала пленница плюнув в лицо своему собеседнику, но промахнулась, задев лишь его одежду.
   - Мы всего лишь рабы механизма созданного самими людьми. Германия, Соединенные Штаты Америки, Франция, Финляндия, что это вообще такое? Я отвечу тебе: все это создано людской расой, а она в свою очередь воюет сама с собою и каждый за свои убеждения. А за что воюете вы, вампиры?! - неожиданно поинтересовался солдат.
   - Ради выживания! - зарыдав с трудом выговорила вампирша. - Мы хотим как и все, жить и наслаждаться жизнью.
   - Ценою человеческих жизней?
   - Такова наша темная сущность. Видит дьявол, вы не хотите мне причинять боль. Как вас зовут? - ответа не было, долгое молчание, - вы ни разу не поинтересовались как меня зовут. Я Миртьялония Ли. - вампирша натужно улыбнулась, но боль взяла свое. Зачем вы каждый раз это делаете? - смолилась она.
   - Так ты готова сказать мне то, что я хочу услышать?! - Солдат приблизился к ее лицу, вид у него стал грозный, деловитый и серьезный.
   - А разве у меня есть выбор?
   - Выбор есть всегда, - ответил он. - Что ж, мне снова придется тебя пытать, на этот раз наверно... - он жадно посмотрел на стол, - это думаю... будет дрель. Твои дырчатые ладони полные крови. И почему меня это заводит?! Ты понимаешь о чем я, а?!
   - О, да я понимаю! - развратно начала пленная, а затем стала грубить, - Ты уродский человечишка! Гореть тебе в аду вместе со мной!
   Взяв со стола дрель солдат медленно подошел к ней и вытянул положив на стол, ее руку вперед. Это оказалось не трудно, у вампирши практически не было сил.
   - Ты чувствуешь запах смерти?! - поинтересовался сквозь стиснутые зубы солдат.
   - Нет! - яростно выкрикнула вампирша.
   Ловким движением рук она обвернула вокруг его шеи кандалы и тихо задушила его. Клыки вампиршы впились в шейную артерию солдата. Разум почувствовал такое облегчение, несравнимое ни с чем. Наконец-то свобода! Правда нужно сначала выбраться. Балансирую на грани потери сознания от боли вампирша поочередно вынула осколки стекла и вбитые в тело гвозди, и с облегчением вздохнула.
   - Ключ... - в поисках ключа от стальных оков она начала рыться в трупе солдата, но не нашла его. И тут ее пальцы нащепали старый револьвер ее отца. - Папа! - тихо завопила она, а по лицу потекли нечеловеческие кровавые слезы.
   Недавно прямо на ее глазах убили ее милого папочку. Она прекрасно помнила как выйдя на очередную охоту, попить кровушки людской их поймали с отцом в ловушку, лишь только ее сестра Атирмилия смогла спастись. Она прекрасно помнила, что сказала ей: "Беги и не оглядывайся!", - испуганная и потрясенная увиденным сестра побежала куда глаза глядели, а затем и вовсе скрылась из виду, только след ее и простыл.
   "Надо убираться отсюда!", - быстренько сообразила вампирша и постучала в дверь, но никто не открыл, а у нее все еще не было сил.
   За стеною послышались дикие вопли людей, крики в предсмертной агонии, затем слабое похлопывание и тихие стоны, и дверь секундами позже открылась. Во всей красе перед ней стоял сильный вампир, - это был Навиар, - полный решимости спасти ее. Она взглянула в его глаза и увидела силу, животную страсть.
   - Хочешь жить?! Идем со мной! - грозно произнес он.
   Вампирша от удивления раскрывшая рот потянулась руками к спасителю и он разорвал кандалы на ногах и руках, а далее взял ее на руки и понес прочь из зловещего места. К счастью для обоих, остальных людей они незаметно миновали и выбрались из лагеря.
   - Все будет в порядке, - говорил он ей, - скоро ты встретишься со своей сестрой.
   Вскоре он остановился на ее мольбы оглянуться назад. Вдали слабо заметно мерцало слабое свечение. Это зловещее место из которого выбралась только что она, и не одна, а с новым другом.
   Миртьялония спросила себя: "Неужели действительно может так случиться, что однажды вампиры исчезнут с лица Земли, а человечество будет их истребителями?".
  
   ***
   Сознание пробудилось столь резко, что Алеше стало просто отвратительно.
   - Ну, здравствуй Алексей, - послышался ехидный насмешливый голос Алины.
   Он открыл глаза и увидел ее во всей своей женской красоте. Одежда на ней слишком готическая для нее самой.
   - Зачем ты это делаешь?
   - Зачем? Вы просто не нужные куски мяса, оказавшиеся тут по случайности.
   - Зачем Алина? - снова он задал вопрос.
   - Как же туго ты соображаешь. - с нотками смеха. - Я не Алина дурачок. Меня зовут Анеллия. Я ее сестра близнец. - Разум Алеши поразился услышанному, а глаза выпучились. - О, я вижу ты не ожидал такого!
   - Что ты с ней сделала? - выкрикнул он выплевывая комки слюны.
   - О, тебе это не нужно знать!
   - Уродливая тварь! Я убью тебя! - крикнул он и попытался лежа податься вперед, но тут же обнаружил что прикован цепью к канализационной трубе.
   - Прощай...
   - Стой, сучка паршивая! - он кричал изо всех сил, но никто не отвечал на его крик, лишь вампирша удалялась все дальше. - Алина!
   Что остается после умерших? Могильные камни, да гроб утопленный в землю или лишь кучка пепла, которую люди называют прахом умершего. Да, это так. А что остается после вампиров? Да тоже самое! Ничего особенного в их смерти нет.
   Всего лишь из-за сверхчеловеческих способностей, да жажды крови, они должны умирать по особому?
   Определенно нет, они такие же живые существа как и все люди на планете, хотя люди считают их мертвыми. А все из-за того что их жизненный цикл куда больше человеческого. И поэтому человек всегда стремился продлить с их помощью жизнь, даже в давние времена. Некоторые люди питались вампирскими органами в надежде, что получат силу и бессмертие. Другие давали сладко надкусывать свои хрупкие шеи. И что же в итоге? Никто из них не обрел бессмертие и нечеловеческие силы. Но они верили в это!
   Как и верил этот человек в свое спасение!
   - Я тебя убью, тварь паршивая! - отчаянно кричал Алеша, прикованный ногою к канализационной трубе. - Слышишь! Я убью тебя! Ты никто! - он безумно кричал и крик срывался чуть ли не на плач, а во мраке тьмы Алина, удалилась прочь закрывая за собой металлическую дверь.
   Он прекрасно знал, что его никто не услышит, он кричал именно тому кто его заковал в цепь.
   Он, словно слепой, пошарил в темноте перед собой, его дрожащие пальцы натыкались на щепки дерева, тряпки и еще какой-то мусор, но ничего, что хотелось ему он не находил. И вот! Пальцы правой руки зацепились за холодный металлический предмет, и страстно притянули к себе - это был трехствольный пистолет. Человек вынул обойму, там оказалось пусто, тогда он дернул затвор, и там тоже пусто. И он со злостью откинул пистолет в сторону.
   Руками он нащупал трубу к который был прикован, и стал болезненно сильно долбить по ней ногою. Все бесполезно, труба слишком прочная, да и диаметр великоват чтоб сломать, да и чугун разрушить ногою нереально.
   Он потянулся насколько смог перед собою, вдруг что-то найдет. Пальцы, все в занозах, нащупали каменную плиту, и цепко схватились и притащили к нему.
   Неистовый жар проник в его сердце и выжег лучик кровавой надежды. Изнуренный он задрал штанину до колена, затем снял с себя бронежилет, разорвал футболку и туго перетянул вены на ноге. В теле трепыхался жар, разрастаясь до неизвестно чего. Улыбка каменеющего страха посетила его лицо, и продолжая улыбаться он поднял руки перед собою, а в пальцах зажал каменную плиту. Лишь секунды отделяли от неизбежного, лишь мгновение и он решится, лишь один поступок изменит его жизнь навсегда.
   В голове звучали какие-то предостережения: Вся твоя злоба, все страхи, все счастье, любовь наконец - все это захлестывает твою чашу жизни. Ты готов? Не думаю. Этот роковой день открыл слишком многое. Тебе так не кажется? Возможно.
   Он закрыл глаза и руки стремительно опустились вниз, и каменная плита всем весом обрушилась на ступню левой ноги ломая кость. Зубы крепко стиснулись от боли, а из глазных яблок пролились слезы. Вдох-выдох, бешеное сердцебиение. Вдох-выдох, напряжение нервных окончаний. Вдох-выдох, удар, удар, удар! Пальцы стиснутые в кулак неистово отплясывали адскую чечетку. Дальше левая рука старательно жестко схватилась за ступню и сломала кость внутри. Стальной оков был снят с ноги, а человек неистово заорал от раздирающей боли, и крик его прорывающийся через воздух, поразил обилием страха - темноту.
   Тяжело дыша и фыркая, царапая пол ногтями, с ужасающей болью он пополз к лежащей в стороне от него в бессознательном состоянии девушки, и кажется она была мертва. Судя по тому как у нее прострелен бок, хотя рано говорить что-либо. Алеша заплакал.
   И почему люди готовы на безумные поступки когда им грозит смерть?! Мысль о неизбежной смерти близкого человека заставляет совершать безумные, а порой и стремительные поступки. Мысль о смерти! Смерть - вот что заставляет людей совершать такое.
  
   Глава 12: Танец Смерти.
  
   Страшен и прекрасен,
   Был танец в котором мы кружили,
   Перед глазами одни лишь стены.
  
   Я слышу твои мысли,
   Я чувствую твои желания.
   Мы страстно танцевали,
   Тревогу ощущая в сердце.
  
   И вдруг преграды рухнули. И в страхе,
   Ты, глупенький, убил меня.
   Но ты не виноват,
   Тобою кто-то управлял,
   Он поднял твою руку с пистолетом,
   И на курок нажал,
   Не спросив согласья твоего.
   И тогда, я умерла.
  
   Я воспарила в воздух - словно ангел,
   В бутон я превратилась - он расцвел.
   Я стала облаком - оно дождем пролилось.
   Во тьме мои глаза сверкнули - и светом одарили тьму.
   Я умерла и снова возродилась,
   В объятиях твоих чудных.
  
   ***
   Мотоцикл на бешеной скорости колесил по дороге, все быстрее и быстрее двигаясь к пункту назначения. Алена крепко держалась за Ливара, а их одежда развевалась на ветру. И тут в сознание ворвалось, уничтожая все последние соображения и мысли по поводу происходящего, меняя представление о случившемся, ускользая куда-то в дикую даль - новое событие.
   До них доносятся звуки землетрясения, затем где-то в центре города появляется некое подобие смерча и мир постепенно начинает меняться превращаясь во что-то ужасное. Пасмурное, дождливое небо меняет окраску в кроваво-красные тона, а дождь превращается в малое количество падающих с неба, горящих жарких камней, но их немного. Некоторые здания под воздействием землетрясения, жадно поглощаются землею, другие и вовсе осыпаются и разрушаются, оставляя на своем прежнем месте развалины. Подобие смерча набирает обороты и крутится все быстрее и сильнее, да так, что некоторые части города взлетают и следуют прямо в смерч, странно оставляя за собой синее свечение. Многие части земли мгновенно высыхают и трескаются. Что это? Чья то странная, чудная, пышная, разноцветная фантазия? Нет, это что-то более ужасное, более странное и необъяснимое.
   - Ливар! - удивляясь медленно произнесла Алена. - Что это такое?
   - Если бы я только знал... - удивленная пауза, - но я не знаю.
   Сердца обоих замирают в предвкушении чего-то нового, а потом постепенно, под воздействием слишком эмоциональных чувств, начинаю бешено колотиться. Мышцы напрягаются чересчур сильно. Стремление обоих узнать правду, пересиливает страх и они продолжаю ехать вперед, к правдивой мечте, и оба улыбнулись кровавой мечте.
   Ливар Кива прибавил скорость, и мотоцикл помчался еще быстрее. Руки Алены держащие талию вампира стыли от ледяного холода, а ее светлые волосы, поднимаемые порывами ветра, развевались за ее спиною, словно ползущие по горячему песку змеи. Наклонившись вперед, скорчив недовольную гримасу, она стиснула посильнее зубы. Она выглядела недовольной и одновременно привлекательной. Взгляд ее глаз ничего не выражал. Кроме вибрации несущегося вперед мотоцикла она перестала слышать что-либо.
   У нее был один интересный сон с момента перерождения ее, не в человека и не вампира, а в нечто необъяснимое, нечто новое, неподвластное никому, даже ее разуму и мыслям. Он снился ей практически каждую ночь, и каждый раз именно тогда, когда она была готова проснуться. Ей снились прекрасные, красивые мужчины и женщины, не люди, а именно вампиры, а после начинали происходить ужасные вещи, даже во снах. Нет, господи боже, ей это поначалу нравилось и приносило дикое удовольствие вперемешку с животным наслаждением, но она чувствовала себя такой одинокой, что буквально сходила с ума.
   Около огромного высоченного здания их никто не встретил, и слава богу что это так. Иначе бы опять пришлось рисковать своими жизнями, ради спасения себя любимых.
   Алена посмотрела вверх, окидывая взглядом здание, а затем и осматривая кровавые облака плывущие по небу. Сердцем она почувствовала, что случится что-то ужасное. Действительно что-то было не так. Да все было не так! Что-то ужасное ждет их внутри здания. В этом она не сомневалась.
   Даже когда она была еще человеком, Алена могла чувствовать что-то подобное, а теперь когда она стала чем-то новым, эта способность усилилась многократно. Кто знал, что дай отведать Ливар ей своей горячей вампирской крови, она превратится в новое иное существо, со своими инстинктами и жаждой. В противном случае, если бы он этого не сделал, она бы умерла там, на дороге.
   Сначала она истекла бы кровью в жутких мучениях и умерла бы. И все из-за того, что кому-то что-то было нужно в тот момент. Этот металлический плоский предмет, что это такое? Мед-эксперты и ученые из корпорации "Массивные Технологии", так и не разгадали. Ей суждено было умереть там, но он избавил ее от смерти. Забавная штука - жизнь! Крутится-вертится, идет своим чередом, а затем ты понимаешь, рано или поздно смерть за тобою придет. Кто знает, что еще вампир передал ей. Возможно часть своих эмпатических способностей. Тогда как объяснить ее и его страстное влечение к телам, мыслям и желаниям обоих? Да, скорее всего так. Да, нет же точно, случайностей и быть не может! И все эти чувства из-за эмоциональной привязанности, превращались, разрастались в теле жарким пламенем. Это любовь? И где-то слышится сладостный ответ - возможно! Это любовь? И жаркое пламя оборачивается разрушительной необъяснимой небесной силой. Это Любовь? Определенно да, чем нет.
   Она чувствовала, что должно случиться много еще чего интересного.
   Ливар был хладнокровен, когда вошел в здание. Их взору открылся огромнейший красивый зал, залитый белым светом, с фонтаном источающем воду, красивыми стеклами перед ними, и их уже ждали. Эвгения Влокс с некоторым количеством вампиров стояла посередине, ей что-то было нужно.
   - Ну разве не миленькая малышка? - громогласно произнесла она.
   - Не очень, - прошептала себе под нос Алена.
   Строгий деловой костюм, светлые волосы, выразительные залитые черным, глаза, хищный женский взгляд - вот что увидели они. Алена поняла, что это вампир.
   Вампиршу разобрал смех, не с того ни с сего. Она просто поразилась Ливару, вампиру который все-таки добрался сюда. Да она чуть не умерла от хохота. Ливар велел Алены быть поосторожней с ней и посоветовал держаться подальше.
   - И сколько ты будешь мне мешать? - спросила Эвгения.
   - Если потребуется.
   - Я обратилась не к тебе Ливар, а к ней, - вампирша грозным взглядом указала на Алену.
   Алена же чувствовала себя просто великолепно. Она без труда восприняла заявление в свою сторону. И что она ответит? Жизнь показалась ей фантастическим блаженством.
   - Ну, сначала я разберусь с тобой, легко, а потом посмотрим, что дальше! - заявила язвительно Алена.
   - Легко, конечно, особенно чужими руками! - возмутилась вампирша, подойдя немного ближе.
   - Я думала наш план состоял в том, чтобы заманить в ловушку только Татьяну и Петра, когда придет время, а Ливар?! - и тут сознание Алены перевернулось. Вампир с которым она была долгое время ее жестоко обманул.
   Вампир боялся за жизнь Алены, хоть она была не робкого десятка и сможет постоять за себя.
   - Ты... ты обманул меня... - поражаясь своей глупости, выпалила девушка с укором смотря на него.
   - Есть силы более могущественные и менее могущественные, - начала что-то рассказывать Эвгения. - Можно считать этих тварей пришельцами, посетителями или демонами, но они не наши друзья. Я полагаю ты хорошо знаешь об этом Ливар, ты ведь видел в воочию этих тварей с той стороны. И вряд ли ты встал на сторону этой девушки так просто. Это что... любовь! - вампирша разошлась смехом. - Каким странным образом порою могут измениться события.
   И что теперь Алена станет делать, ведь Ливар заманил ее в самое пекло. Бежать прочь? Поздно для подобного. Да к тому же она будет ругать себя за случившееся, во всяком случае, она так считала.
   Теперь она мечтала лишь об одном, чтобы вновь все стало как прежде! Да, вампирская кровь конечно хороша, просто сладкий нектар, даже несмотря на то, что сейчас она попала в ловушку, выход из которой приходится искать молниеносно. У нее было ощущение словно она попала на какой-то концерт, вот только она главное действующее лицо, от решения которого зависит дальнейшие события. Ее мысли и желания заполнились вкусом сочной крови. Ее разум вспомнил, какой кайф она испытывала, почувствовав, как напрягалось горло вампира под ее пальцами, и ощущала на губах и внутри рта вкус теплой крови! Ни одно из ее любимых блюд, не могло сравниться с этим божественным нектаром. Это лучше, чем самый лучший секс в мире! Когда теплая липкая вампирская кровь льется тебе в рот, ты чувствуешь как воедино сливаются все радости мира! Достаточно просто было закрыть глаза и загадать желание. Она прекрасно понимала, что есть лишь один единственный выход из ситуации. Единственное решение, которое может как убить ее, так и спасти.
   Эвгения продолжала говорить:
   - Итак, - после мимолетно молчания вновь подала голос вампирша, - каков твой следующий шаг?
   - Мы живы, оружие при нас.
   - Ты не рад моему обществу?! - ехидно подметила она.
   - Да нет, я как раз рад твоему обществу, но она не рада.
   - Отлично, - согласилась вампирша. - Вы действительно в друг друга втюрились.
   - Кто ты? - спросила Алена, отходя на некоторое расстояние.
   - Алена...
   - Не подходи ко мне! - девушка достала свой пистолет и направила на вампира.
   - У меня много имен.
   - Назови хоть одно.
   - Лейдия, - произнесла Эвгения с необычайной грациозностью.
   - Зачем все это, Лейдия? Чего ты хочешь этим добиться?
   - Не я хочу добиться чего-то, а кто-то другой.
   - Кто? - надавила девушка.
   - Он неведом тебе, а вот твой дружок вампир, знает о ком я говорю!
   - Так покажи мне его.
   - У тебя появились иные желания.
   - Да, наверно.
   Алена догадалась, что сейчас вампирша говорит не о Ливаре, и не о Лесмерате, а о ком-то другом, неизвестном пока что ей.
   - Ты поступаешь правильно, - сказала Эвгения. - Если бы ты знала всю правду, то начала бы ненавидеть меня.
   Конечно Алене хотелось узнать о происходящем как можно больше, но вампира все время уходила от ответов, все больше и больше задавая новые вопросы. Страхи терзавшие ее давно, растворились.
   - Иногда разговоры лишь портят настроение. И тогда я думаю: зачем я все это делаю? Что с того, что я хочу поменять этот мир к лучшему? Я свободная, в отличии от вас обоих! Красота находится повсюду, надо только оглянуться. Ты девушка, которая обречена пить вампирскую кровь. Ты вампир, который пьет людскую кровь. Не правда ли удивительно?! - ехидничала вампирша. - Иногда даже я не в силах поверить, что подобная красота гармонично сосуществует.
   В головах обоих, - Алены и Ливара, - пронеслось, что скользкое и темное. Происходящее в мгновение показалось им прекрасным, слишком чудным, сладким сном. При всем своем желании Алена старалась не сводить ствол пистолета с Ливара, но секундой позже сдалась. Ливар сопротивляясь неизвестному все же сделал шаг навстречу девушке, собственно как и она тоже, они не могли сопротивляться. "Море и океаны, облака и небо, ее губы, сладкая улыбка!", - их глаза неотрывно смотрели на друг друга. "Его поцелуй, сравнимый с холодом, его руки ласкающие мои волосы, мою шею, мою спину! Его клыки впивающиеся в бедренную артерию!" - Они приблизились совсем близко.
   "Это только сон. Простой незатейливый сон." - пронеслось в головах у обоих.
   - Простите меня... - прошептала Эвгения подойдя совсем близко к ним. - За то, что приходится поступать вот так. Если бы не ты Ливар, я бы никогда с тобой не встретилась еще минимум столетие.
   Никто из них не мог пошевелиться. Алена и Ливар просто неподвижно застыли в ожидании какого-то чуда.
   - Теперь я свободна дорогуша, - сказала Эвгения, полностью читая мысли девушки. - Разве ты не понимаешь? - и она расхохоталась. - Понимаешь, Алена Слепова, - уточнила она, - всех нас вы считаете отбросами общества и хотите, чтобы все мы были у вас под контролем. А вы, по нашему мнению, не имеете права жить. Да ну их эти ваши книги! - заявила вампирша снова прочитав мысли девушки. - Я скажу тебе, чего я боюсь, - серьезно заговорила она. - Того, что после смерти наступает хаос, что начинается сон, от которого нельзя пробудиться, он будет длиться вечность. Представь себе ты впала в бессознательное состояние, и пытаешься вспомнить, кто ты сейчас и кем была прежде. Представь, что ты обречена на это вечно.
   Слова Эвгении Влокс испугали Алену. Все это звучало так правдоподобно. Это привело девушку в ужас, и она не могла скрыть свои слезы.
   - Думаю настало время танцевать, приступайте к действию! - и она захлопала в ладоши от радости.
   Алена и Ливар беззвучно закружились в соблазнительном танце, а лица их оставались каменными, а из глаз текли слезы. Они все танцевали скользя ногами по полу, держась за руки, обхватывая талию, соединяясь в единое целое, а вампирша безудержно хихикала, и казалось ее смех слышен даже снаружи. Эмоции переполняли их. Наблюдать за этим, было поистине изумительно!
   - Эх Ливар, дорогой мой Ливар! Мог ли ты представить что все случится таким образом? - Вампир молчал, потому что Эвгения не позволяла. - Да, я была грязной сучкой! - выпалила она в ответ на мысли Ливара. - Была и прекрасной дамой! Но я никогда не была одинокой в отличие от тебя.
   В огромном помещении раздались хлопки, снопы искр взмыли в воздух. Фейерверк!
   Ливар выпустил девушку из рук. Слишком много, и все равно недостаточно. На секунду он замер, - в его голове пронеслись мысли о плоти и крови, что эта кровь принадлежит ему. Тоже самое произошло и в голове у Алены. Приблизившись на расстоянии дыхания, они жадно вцепились в шеи обоих, и надкусывая их зубами они испытали настоящий голод, а потом последовало потрясение. Когда они полностью насытились, то разошлись в разные стороны, на довольно большое расстояние. Вампирша тем временем зверски хихикала в стороне.
   - Вы хотите убить друг друга?
   Охваченный непреодолимым ужасом, Ливар просто смотрел на объект своей любви, такую прекрасную, изящную и утонченную, какой она была всегда. Он вспомнил, как когда-то спас ее, и был свидетелем аварии. Жар ударил в его грудь. Он слышал, выдел и думал. Сердце бешено колотилось в такт сердцу девушки. И вдруг он услышал собственный голос, враждебный и злой.
   - Ты!
   Перед ним распахнулось само время - века и тысячелетия словно помчались в обратном направлении, к самому началу времен, созданию вселенной. Он дрожал и плакал.
   Алена взлетела, поднимаясь вертикально вверх, и плавно расправила руки, и ее тело стало похоже на крест. Он ощущал, как постепенно их тела сливаются в единое целое. Чувства и эмоции обоих становилась неразделимы. Он пытался сопротивляться мыслям в своей голове, "Убить, ты хочешь убить!", и все же вытащил свой черный пистолет и направил на Алену.
   - Так просто, убить...
   - Заткнись! - рявкнул он.
   - Похвально! - восхитилась Эвгения. - Очень хорошо, что ты способен мне сопротивляться. Но не достаточно! - и мысли в его голове многократно усилились, превращаясь в оглушающие крики.
   Алене оставалось только безучастно наблюдать за происходящим, поскольку тело ее больше не слушалось.
   Каким-то образом Эвгения рылась в его голове и перемешивала воспоминания. Это была та самая женщина, что согревала его все детские годы в городе вампиром, что вскормила его плоть и сформировала душу, женщина, для которой он, всего лишь отрезанный ломоть, и это утверждение с ее стороны, навсегда определило всю его дальнейшую судьбу и не принесло ему ничего, кроме бед и несчастий, - эта вампирша нашла его около своего дома, в корзине посреди цветов, ему негде было спрятаться, разве что умереть. Но могла ли она предположить, что из этого младенца вырастить сильный мужественный мужчина? Она никогда не знала страха смерти, что бы она ни говорила о своей готовности к этому.
   - Я здесь не для того, чтобы убить тебя, - произнес он.
   - Тогда почему?
   - Я встретил эту девушку. Алену... - сказал он уж совсем соблазнительно.
   Вампирша подняла голову. Алена, точнее, неподвластное ей тело, источало боль, и когда она на нее посмотрела, взор ее устремлен был не на вампира, а на стоящую Эвгению.
   - Где вы с ней встретились? Ведь ты никогда...
   - Нет, нет, она... я люблю ее мама! - неожиданно резко выпалил Ливар.
   - Помнишь своего отца? Помнишь что ты натворил?
   - Ничего особенного, - со злостью.
   - Но он мертв!
   - Он заслужил это...
   Эвгения усмехнулась, вернее попыталась это сделать, но в горле что-то пересохло.
   - Что смешного?
   - То, что ты способен сделать нечто ради кого-то, кроме себя самого, - ехидно ответила Эвгения. - Тебе должно быть стыдно. За то, что ты повернулся спиной к женщине, которая выходила и накормила тебя, дала кров и одежду, питающая к тебе такие чувства Ливар.
   - С каких это пор, тебя стало интересовать, какие чувства испытывают люди?
   - Быть может, за многие века я стала несколько сентиментальной. Тебе встретилась необыкновенная девушка. Ты хоть знаешь кто она? О, я чувствую как в ее венах течет твоя горячая кровь, нет не которую она только что пила, а древняя, такая сладкая и липкая. Ей нравится кровь вампиров.
   - Я знаю, кто она такая... - сказал он. - Я понял это совсем недавно, но я ее не виню. Это я виноват! - взмолился вампир, от его голоса вдруг все задрожало. - Бедная мама. Ты хотела видеть меня совершенным, а погляди что из этого вышло.
   - На колени передо мной! - мерзко потребовала вампирша, а в ее голосе звучала злость.
   Сопротивляясь ее воле Ливар все же сдался и послушно встал на коле все еще направляя пистолет на Алену.
   - Ты всегда была безупречна, всегда неуязвима!
   - Будя я на самом деле безупречна, ничего бы этого не случилось, и меня бы сейчас здесь не было, - ответила она. - Я совершала ошибки, много непростительных ошибок. И я любила тебя как моего сына.
   - Слишком любила меня? Ты ненавидела меня.
   - На моих руках, гораздо больше невинной крови чем на твоих...
   - И что с того? Это ты убила отца, мама! - обвинил он ее в когда-то совершенном злодеянии. - Что, задел за живое?
   - Чтобы ни случилось между нами, все кануло в небытие. Бог свидетель я очень его любила. Бог свидетель, он заставил меня сделать это. Бог свидетель я не хотела...
   - За его убийство - резко прервал ее вампир, - тебе пришлось заплатить долгими годами одиночества.
   - Ты еще даже не знаешь что такое одиночество, ты лишь ноешь по этому поводу.
   Ливар не нашел, что ответить, ибо ее утверждение угодило в самое слабое место и возымела на него действие, сравнимое только с землетрясением. Заметив замешательство своего приемного сына Эвгения не замедлила этим воспользоваться и решила покончить со всем раз и навсегда.
   - Я оставляю тебя наедине с твоими муками, - сказала она поворачиваясь к нему спиной, и ее образ, который казался доселе таким досягаемым, вдруг затрепетал и стал удаляться.
   - Вот что я тебе скажу: если ты это сделаешь, Эвгения, клянусь, я отыщу тебя, притащу в то самое место на берегу моря, где ты ругалась с отцом из-за его романа на стороне. Я утоплю тебя собственными руками. Ты поняла меня? - голос его звучал полный отчаяния и горя, точно она довела его до потери здравого рассудка.
   - Поняла, - громогласно ответила вампирша.
   Разум вампира вдруг опустел, одним таинственным движением он начисто стер из него все мысли. Словно яркая вспышка, разом уничтожила все детали. Он почувствовал спокойствие и безмятежность. Он больше не ощущал связь с вампиршей.
   - Если твоя любовь так сильна, попробуй остановиться, - двери лифта в который вошла Эвгения закрылись.
   Разумеется, Алене хотелось вмешаться в разговор, однако он был окончен окончательно и бесповоротно. Ливар не произнес более ни слова. Лицо его сделалось печальным, а радость исчезла где-то во тьме. Разум, опустошенный от мыслей, растворился где-то в свете. Вампир, поднявшись с колен, смотрел на Алену, плача он молил о пощаде. И тут его поразила новая вспышка, точно под властью невидимой руки, пришли в движение, неизведанные затуманивающие разум силы, похожие на свет небесных звезд. "Убить, ты хочешь убить! Убей ее, нечестивую тварь! Она не достойна жизть!", - шипя шептали мысли в голове, переходящие в крик. Кровь в его жилах потекла быстрее, а его жизненные силы взяла под контроль Эвгения. Волосы у него встали дыбом, а в животе все переворачивалось. Это чувство было ему хорошо знакомо, хотя прошло много-много лет с тех пор, как он испытывал его в последний раз. Им овладевало убийство ближнего, как тогда когда он наблюдал как его мать стоя на берегу моря, с изящной грацией, топила истекающего мужа. Муж брыкался и старался вырваться, но ее цепкие руки, нет лапы, не давали ни малейшего шанса на жизнь. Именно тогда он понял: Нужно поскорее бежать из этого проклятого замка, в котором они жили.
   Однако ирония случившегося сейчас с ним, была за пределом его восприятия и понимания. Всего каких-то несколько часов назад он был готов уехать из города и оставить все на произвол судьбы. День назад он был готов умереть и не только смирился с этим, но был счастлив приближению смерти, однако с появлением Алены все изменилось. Она дала ему надежду, а главное это новое необъяснимое страстно-соблазнительно-безумное чувство - любовь! И смерть превратилась, из упоительного блаженства, в пугающую сонную бездну.
   Прозвучал роковой выстрел, в женскую плоть, разрывая мясо, вонзился горячий металл. Тело Алены с жутким стуком упало на пол и залило его кровью. Ливар беззвучно упал на колени и зарыдал, а затем проклиная Эвгению, закричал. От перенапряжения мозга из-за Эвгении, Ливар потерял сознание. В мыслях он услышал голос вампирши: "Прикончите его!".
   Свет в помещении померк, люстра подвешенная на потолке стремительно упала вниз, а изящные светильники на стена полопались. Стены содрогнулись трещинами. Некоторые колонны уходящие в потолок разрушились.
  
   ***
   - Что же ты творишь такое?! - гневался Аскелат.
   - А что я должен был стоять и просто наблюдать, как двух девушек собьет грузовик? - спокойным голосом заявил Ливар.
   - Они всего лишь люди!
   - Они живые создания, как и мы с тобой. Разве не так?
   - Замолчи, я не хочу слышать твою бессмысленную болтовню. Вообще ты меня так бесишь иногда! - Голос Аскелата был полон злости и гнева, казалось еще один словесный толчок со стороны Ливара и тот ринется в драку. - Хранитель мира между вампира и людьми. Ты недостоин этого права. Старейшины, безрассудные глупцы, что доверили такое ответственное дело тебе.
   Аскелат был через чур энергичным вампиром - заносчивым и гордым. В основном он любил драки, их он обожал как-то по особому, ему так и хотелось набить кому-нибудь лицо просто так, ни за что, за что иногда и сам хорошо получал. Спасибо целительному дару вампиров в мгновение восстанавливать раны на теле, поэтому о его драках лучше не знал никто кроме самого себя, хотя многие иногда видели его кулаки в деле, а в драках он был бесподобен. Магию вампиров он не особо знал, да и не хотел учиться этому. Всегда полагался на грубую силу, а магию считал лишь довеском.
   - Каждый имеет право на существование.
   - Скажи-ка мне тогда Ливар, брат мой: Почему ты высосал жизнь из того мужчины миг назад?
   Аскелат поставил Ливара в полнейший тупик, завел так сказать его мысли в полнейший тупик. Он промолчал, не зная что ответить.
   - Да, все будет отлично, он всего лишь жалкий человечек с мелкой душонкой. А это гораздо лучше, чем буйствующий бог.
   - Да, - согласился Ливар, а думал на самом деле другое. - Возвращайтесь без меня... - упиваясь горечью поражения сказал он.
   - Да пошел ты!
   Ливар развернулся и последовал к месту аварии и удивился увиденному. Кто-то в синим костюме что-то извлек из стены, какой-то плоский предмет. Затем какая-то жидкость из него влилась в горло находящейся рядом с ним вампирше и та растаяла превращаясь в такую же жидкость и послушно влилась обратно в предмет. Затем легким движением рук, некто вновь положил предмет обратно.
   - Все будет в порядке, доверься мне. - сказал он водителю, а затем достал свой мобильный телефон и набрав номер кому-то позвонил. - Он прибыл! - строго произнес он, водитель потерял сознание, а секундою позже. - Да Эвгения, все идет так, как и задумывалось.
   Затем понаехало милицейских машин, следом скорая. Двух девушек которых он спас увезли. Потом он заметил как молодая девушка извлекла тот самый предмет и порезалась о его краешек, также он увидел как с крыши одного из домов тот самый некто проследил за этим и что-то записал в свой блокнот.
   На следующую ночь все было гораздо лучше, проще... и одновременно сложнее. Когда он вышел, уже было совсем темно, и он улыбнулся. Улица желала его появления больше, чем он сам желал прогуляться по ней. Он уставился на камешек под ногами, а затем пнул, и камешек улетел вдаль. Ночь была лучше, потому что было тепло, хотя небо затянули густые облака. Ливар предпочел остаться один, и гулять по ночной Москве. Он гулял, смотрел на звезды расположившиеся высоко вверху, наблюдал за людьми спешащими домой в позднее время, а когда народ окончательно исчез с улиц, он добрел до какого-то моста и опершись о заграждение стал смотреть на реку, в которой отражались сверкающие звезды.
   Он никак не мог выкинуть из головы сцену произошедшую вчера. Кто был этот мужчина? Зачем ему понадобилось делать такое с вампиршей?
   Он вспомнил лицо незнакомки, - которую видел всего мгновенье и дал отведать его крови для заживления ее ран, и все же отпечаток этот отложился у него в сердце и разуме, - и улыбнулся ночной пустоте. Для него черты ее лица были идеальны: глаза сверкавшие в момент страха, глаза плывущие в непонимании; смазливый носик, тяжело дышащий после падения; красивые пухленькие губки; прекрасные полные счастья и одновременно какого-то несчастья щеки. И чем больше он думал об образе незнакомки, тем больше утопал в соблазне увидеть ее снова.
   Он вернулся на то место где произошла авария, где он видел незнакомку и стал выжидать. Может быть есть, хоть маленький шанс на то что она появится здесь снова. Но увидел лишь собаку бредущую в поисках чего-то. Она склонила голову на бок и не сводя с него глаз, - что он нашел очень обаятельным, - задумчиво побрела дальше, а затем и потеряла из виду и его.
   И так, он прождал практически до утра.
   Солнце постепенно-медленно пронизывало лучами проемы между домами, и это усиливало тревогу в его теле. Пора лететь в отель - подумал он и превратившись в летучую мышь, расправивши крылья полетел прочь.
   Он летел по улицам скрываясь от лучей солнца, как охотник ищет свою жертву. Летел и в теле его полыхал жар, крылья то и дело обжигались о лучики солнца, а он сам испытывал утомление. Он видел как люди бродят по улицам, он зачарованно наблюдал за их действиями: кто-то расставлял на прилавках фрукты, овощи; кто-то открывал свои магазинчики; некоторое просто следовали на работу. И наконец он достиг высоченного стеклянного отеля.
   Начался новый день.
   И тем не менее Ливар почти каждую ночь возвращался на то самое место. Он всем своим телом, разумом и сердцем желал увидеть незнакомку, но она так и не появлялась. А время-то шло, а он все ждал и надеялся увидеть незнакомку вновь. Вскоре его поймали сотрудники корпорации Татьяна и Петр, но он сам желал этого.
  
   ***
   Лежать долго без сознания не пришлось. Сознание Ливара постепенно собиралось из кусочков в цельное единое полотно, воспроизводя недавно произошедшее событие. Шея ужасно болела, а шейные позвонки внутри потрескивали когда он ворочал головой. Наконец его глаза открылись, и первое что он увидел - это толпу мертвецов в какой-то бронированной униформе, с масками вместо лиц. Его рука все еще держа пистолет, инстинктивно, мгновенно потянулась вперед. Убежденный, что оружие заряжено, в мгновение ока его тело взмыло в воздух и оказалось парящим в воздухе.
   Мертвецы медленно, словно нехотя, зашевелились. Потом кто-то из них бросил вперед дымовую шашку, и, воспользовавшись неразберихой Ливар быстрыми рывками оказался позади них, и начал медленно, словно в тире расстреливать мертвецов, попутно перезаряжая оружие. Его лицо вовсю улыбалось, а разум его испытывал наслаждение от расстрела мертвых человечков. Двое мертвецов прикрылись щитом и бросились стрелять в потолок, а Ливар тем временем сиганул как кот, за их спины и меткими выстрелами убил обоих. Его тело прямо на глазах покраснело от горячей крови, глаза заблестели еще сильнее, а на губах выступила слюна. Мертвецы были все мертвы.
   Собрав всю свою эмпатическую силу, - которая увеличивалась многократно из-за эмоций испытываемых вампиром, из-за того что умерла Алена, - он подчинил своей воли лифт движущийся вверх и стремительно опустил вниз, так что вся металлическая кабинка сжалась.
   - Что? - закричала Эвгения, выбив двери лифта. - Ливар!
   Ливар вскинул руки, и в вампиршу полетела еле-еле прозрачная вспышка, но она уклонилась от подобного, крутанулась в сторону исчезая в черном облаке плавных линий, через мгновение появилась за спиной вампира, и создав огненный шар запустила прямо в него. Встретившись с его телом, пламя обожгло его кожу, и он упал.
   - Как глупо с твоей стороны, Ливар, противостоять мне, - спокойно проговорила вампирша. - Сейчас ты умрешь...
   - Нет, это ты умрешь! - презрительно перебил вампир и послал в Эвгению еще несколько неосязаемых вспышек, но она изящно откинула их в сторону руками. Вспышки ударили в огромные стекла с изображением какой-то средневековой женщины несущей на плече кувшин и стекла рассыпались миллионами разноцветных осколков.
   Эвгения с легкостью вдохнула, а затем выдохнула и воздух из ее легких превратился в едкий зеленый туман, заполнивший все помещение. Вампир заметался в разные стороны, а вампирша смеялась и сбивала его с ног, но он опять вставал.
   - Не хочешь меня убивать, Эвгения? - крикнул он, вглядываясь в едкий зеленый туман.
   - Мы оба знаем, Ливар, что существует гораздо более болезненные способы уничтожить человека, - спокойно ответила эхом вампирша. - Признаюсь, просто отнять у тебя жизнь, мне будет не достаточно. Я хочу, чтобы ты страдал.
   Тем временем в его разуме тоже шла борьба. Мысли путались между собою, желая что-то другое, не то что хотел он, но он продолжал сопротивляться подобной магии. Соединив руки в крест перед собою, он развел их, словно отталкивая кого впереди стоящего, и туман рассеялся.
   Эвгения поднималась паря над его телом, готовясь напасть. Раздался выстрел - это Ливар быстро выхватил свой второй пистолет и попал вампирше прямо в ногу. Она лишь ехидно подметила:
   - Не способна убить? Это кто еще не способен убить!
   В тот же миг Эвгения долгим красивым движением отлетела на безопасное расстояние вверх, превратившись в темное дымное облако, затем обратно в саму себя. Вода из фонтана взметнулась высоко в воздух, затем шумно накрыла Ливара. Промокший Ливар последовал за вампиршей ввысь создав какой-то летающий невидимый щит под ногами.
   - Хочешь пострелять милый! - заметила она в руках Ливара пистолет. - Будет тебе стрельба! - С пола поднялся пистолет одного из мертвецов, и положился в ее правую руку.
   Полетев друг к другу, стреляя, они сцепились в поединке плоти и крови. Это был танец смерти! Гул от пуль разрывал помещение, а когда патроны закончились оба подняли еще и продолжили. Это продолжалось около полуминуты и все же сил у Ливара было недостаточно и он не смог поднять очередное оружие, зато Эвгения как раз наоборот была полна сил, и подняла в воздух все имеющиеся средства стрельбы.
   - Останови их, если сможешь!
   Мгновенно из всего оружия раздались выстрелы, свинцовые пули полетели в вампира. Стиснув зубы, сжав левую руку в кулак, он собирал в ней некие силы. Вслед за этим он поднял кулак перед собою, превращая его в ладонь и летящие пули полетели обратно. Вампирша не успев приготовиться к атаке, кое-как отразила часть из них, но многие все равно достигли ее и впились в плоть слово жала пчел. Ее тело с громким стуком отлетело и впилось в стену.
   В голове Ливара раздавались голоса, много голосов, странных, но теперь он был готов к ее атакам в разуме. Теперь Эвгения валялась на спине, неподвижная, такая беззащитная. Он упал вниз, схватил один из острых осколков разбившихся стекол, подбежал к ней и пронзил ее голову.
   В ее голове промелькнула шальная мысль: "Ты помнишь с чего все начиналось?! Сегодня решается твоя судьба! Ты или умрешь или выживешь. Выбор за тобой. Он все знал!". А затем вампирша умерла.
  
   Эпилог.
  
   Мы все потерялись где-то в пустоте,
   Но скоро случится нечто иное.
  
   Они ждут их решения,
   По ту сторону тьмы.
   Они ждут действий,
   с их стороны.
   Внезапная слабость - и время на части распалось.
  
   Теряя всякий самоконтроль,
   Не зная куда деваться,
   Возьмите кусок души,
   Возьмите под контроль свое сознание,
   И наконец решите, кто из вас умрет.
  
   ***
   Этрепиан торопливо шел по длинному офисному коридору, на ходу поправляя галстук. Он едва вошел в зал, где сидели несколько вампиров и пристроился в мягком кожаном кресле, как увидел в свою сторону злые взгляды.
   - А, Этрепиан, - пронеслось по залу от Навиара. - Рад видеть тебя снова.
   Вампир мог ответить то же, но решил только улыбнувшись, кивнуть. К тому же выглядел он неважно: легкая сонливость в носу, лицо какое-то сонное, мягкое озабоченное.
   - Спасибо, что поддержали мои исследования. Я знаю как это важно для нас. Итак, давайте начнем. Даже не знаю с чего начать, - пробормотал вампир. - Ну и неделя выдалась...
   - Тоже не задалась? - поинтересовался Лесмерат.
   - Конечно, - ответил Этрепиан протирая глаза.
   - Я хочу сказать, кто из вас будет мне помогать в исследованиях этого странного прохода?
   Никто ничего не ответил и только Навиар слегка приподнял руку и произнес:
   - Я.
   - Отлично! - воскликнул он. - Я только что оттуда, - поправляя галстук сказал он. Ничего подобного я раньше не видел. Я не случайно построил город именно в этом месте, когда впервые я обнаружил тут огромное количество энергии, я знал это великий день.
   - Великий день, это твоя смерть! - зло выпалил Лесмерат.
   - Прости... я кажется ослышался.
   - Нет, ты правильно все услышал. Ты ведь знаешь, что ты умираешь, верно? Когда ты открыл проход на ту сторону, оттуда появились чудовища, которые убили часть вампиров в городе, - утверждал он, и это было правдой. - И одно из них укусило тебя! - взгляд Лесмерата скользнул на его руку, которая была изуродована. - Ты должен сложить полномочия, главного директора, - спокойно заключил он.
   - Похоже ты не очень рад мне Лесмерат, ты стараешься избавиться от меня, но когда у тебя в жизни что-то случается ты непременно бежишь ко мне. Я анализирую ситуацию и помогаю тебе.
   - И как ты считаешь, помог мне?
   - Есть принципы, на которые я не могу идти. Это немного сложно, но если изложить кратко, то да я тебе помог.
   - Так значит ты решаешь мою жизнь?
   - Нет, нет я всего лишь помогаю тебе.
   - Но ты никак не учитываешь, важнейшую часть вампиров. Их жизнь, - надавил он на это слово как то по особенному. - Я говорю тебе этот проход и то, что по ту сторону погубит город! Пока ты не научишься ценить эти жизни, ты ничему не научишься. Я считаю, что город нужно в срочном порядке эвакуировать.
   - Кто это сказал? - все в зале молчали, никто даже не пошевелился, все даже пискнуть боялись. Этрепиан улыбнулся упиваясь победой. - Вот видишь, я всегда прав.
   Со злостью на лице Лесмерат встал и вышел из зала хлопнув дверью за собой.
   - Тебе нравится унижать его Этрепиан? - послышался женский голосок Мариэсии поправляющей оправу очков, одетой в строгий костюм, впрочем как и все присутствующие.
   Эта женщина была очень экстравагантна и мила, ее внимательный взгляд улавливал и взвешивал каждого, кого она принимала на работу, выбирая самых пригодных, которым суждено было подняться по карьерной лестнице.
   - Он не знает, что говорит. Эти исследования все... для меня.
   - Давай на чистоту, ты хочешь найти противоядие для себя, а для этого тебе нужно воссоздать тех существ которые проникли в наш мир, или добыть хоть одного. Но не получив нашего одобрения, Эвгения Вилетт не даст тебе разрешение на подобное.
   Этрепиан закашлял, прикрывая рот рукою.
   - Ты права. К сожалению она отклонила мою просьбу об этом, а ведь я выслал ей столько бумаг по этому. И я подумал, что если вы дадите добро на исследования, то у нее не останется выбора, как позволить мне заняться этим.
   - Что ж мы постараемся помочь тебе, чем сможем. Валяй! Все в этом зале согласны с тобой.
   - Вот и славно. Заседание окончено.
   Все сидящие поднялись со своих кресел и вышли, и только Мариэсия осталась на прежнем месте.
   - Как я начал?
   - Прекрасно, - сказала она.
   - А... - судя по голосу он улыбнулся наслаждаясь, - Лесмерат, так глуп.
   - То, что нас с тобой свело, не имело ничего общего с любовью. Любовь возникла потом, но не сначала. Мы сошлись ради одного дела. Ведь мы оба с тобой укушены, - вампирша засмеялась.
   Она утомительно вздохнула. Потом воцарилась тишина.
   - Клянусь, я сделаю все, что в моих силах.
   - Я знаю, - ласково сказала Мариэсия. - От тебя потребуется больше смелости и мозгов, чем в тебе есть. В тебе слишком много человеческого. Мне всегда будет трудно с этим смириться.
   - Ну, тут я ничего не могу изменить, я такой, какой есть.
   - Да, - мысли вампирши улетели куда-то в даль.
   И тут Мариэсия схватилась за живот от тонкой струящейся по всему телу боли. У нее закружилась голова, затем последовала легкая покалывающая вибрация.
   - Тебе больно?
   - Ага, - стискивая зубы проронила она.
   - Дай посмотреть. - Этрепиан закрыл входную дверь.
   Вампирша аккуратно сняла свой пиджак и расстегнула серую рубашку, и показала живот. На нем расположилась какое-то подобие липкой черной жидкости. Вампиры не знали о том, что она заражена. Ей повезло что ее то существо с той стороны укусило лишь живот, где сейчас и распространялась эта зараза.
   Во всяком случае Мариэсия не жаловалась на судьбу. Сознавать что вскоре ты умрешь, было великой честью для нее. Она все чаще подумывала о том, что стоит принять судьбу и не вмешиваться.
   Благодаря древней крови истинных вампиров текущей в ее жилах, она превратилась в своеобразного бога. Сила находящаяся в ее теле, смущала и даже пугала, а иногда ее невероятные движения рук совершали поистине волшебные превращения. Например она могла, один лишь усилием мысли поднять в воздух предмет, уничтожить его. Еще могла расщепить человека на атомы, а затем также обратно собрать. Еще ее мысленный голос, позволял управлять как людьми, так и вампирами.
   Смотря на свой живот, она достала гигиенические салфетки и вытерла вытекающую жидкость из гнойных черных нарывов.
   В поезде который переправлял их в город вампиров "Анеллия", Мариэсия тихо сидела в стороне от всех, сосредоточенная, читая какую-то книжку, и казалась такой задумчивой и довольной. Впервые она читала книгу, сидя в окружении множества вампиров, глазеющих на нее.
   Поезд подъехал к станции и двери открылись. Убрав книгу в свой портфель, левой рукой она поправила рыжие волосы и вышла из поезда, проследовав по лестнице вверх, затем на эскалаторе вниз к другой железнодорожной платформе.
   Вокруг царило столпотворение, которое трудно было назвать нормальны. Вампиры толкались, протискивались кто как мог к выходу. "Час-пик!" - воскликнула Мариэсия. Вампиры шли к поездам, сходили с поездов и волокли багаж, нервно покуривали у табло с цифрами, в ожидании, когда прибудет следующий поезд, вампиры пили прохладительные напитки, еле горячие пирожки облитые человеческой кровью.
   Город встретил ее шумными возгласами горожан. Остановившись у светофора, показывающего красный круг, она осмотрелась вокруг. Он действительно был красив. Стиль который она выбрала для строительства, имел успехи. Разнообразные здании, словно поклонялись ей, одаривая благодарностью. Здесь не было ни одного повторяющегося здания, каждое из них было уникально. Наконец светофор дал зеленый цвет и звуковой сигнал и сотни вампиров ринулись переходить перекресток. Толпа не знала пощади, все толкались и каждый побыстрее желал добраться до противоположной стороны.
   Перед тем как пойти домой, она решила посетить огромный вампирский картинный музей. Около получаса, она ходила, внимательно рассматривая картины, которые всегда любила, но одну сильнее всего.
   Она напряженно, заворожено смотрела на картину, на которой были изображены несколько старинных вампиров, собравшихся у стола, чтобы, без сомнения, разорвать человеческое тело лежащее на том же столе. Однако они спокойно смотрели на свою жертву, ни наслаждения тебе, ни радости, ничего. Их лицы были изысканно прекрасны, исполнены мудрости, мягкости, словно это не вампиры, а ангелы. И откровенно говоря на ангелов, они были больше похожи, чем на вампиров. Казалось они владели какой-то некой тайной.
   Затем она прогулялась по многочисленным узким переулкам, ощущая некую ауру присущею городу. Анеллия - восхитительно место, куда стекаются со всех концов света вампиры, и не было ни одного, который плохо отзывался бы о городе.
   И все-таки она решила еще немного прогуляться, заглянув в кафе.
   Кафе было чистым и уютным. Молодая вампирша улыбаясь принесла меню. Стиль заведения совсем не вампирский, это она отметила. Скорее он был похож на человеческий. Да, несомненно, это так! Странное место.
   Она взяла себе бокал энерго-крови. На удивление дешевой и еще к большему удивлению - вкусной.
   - Какие вампиры здесь только не встречаются, - сказал кто-то за ее спиной.
   - А...
   - По-прежнему такая же элегантная и строгая, как и на заседании.
   - Навиар, - радостно произнесла она, - присаживай составь мне компанию, а то что-то я все одна да одна, - ехидничала она.
   Мариэсия отпила немного из бокала, а Навиар сел напротив ее и щелкнув пальцами позвал официантку, заказал бокальчик дорогого красного вампиро-вина.
   - Я вижу ты богат сегодня что-то на щедрости!
   - Не стоит отказывать себе в удовольствии, так и умереть со скуки можно.
   Она кивнула, то ли соглашаясь с ним, то ли соглашаясь со вкусом опустошенного бокала энерго-крови.
   - Почему это кафе? - неожиданно спросил он.
   - Это напоминает мне о прежней жизни. Там, высоко вверху, где люди ходят по земле. А ты?
   - Да, то же самое. Эх как мне не хватает этой прежней жизни. - И тут Навиар резко перевел тему разговора. - Думаешь ему удастся вылечить себя?
   У Мариэсии словно комок в горле застал, она хотела поправить его "И меня тоже вылечить", но сдержалась. Она лишь пожала плечами.
   - Вдруг все получится? - предположил Навиар.
   - Если получится, ты первым узнаешь об этом, не так ли?
   - Да, ты права, - со вздохом ответил он.
   - Как твои исследования в области вам-билогии?
   - Довольно успешно, - деловито-гордо произнес он. - Я думаю настанет скоро день, когда все люди на земле окажутся под нашим контролем.
   - Тебе недостаточно этой жизни?
   - Это не жизнь, это просто существование. А... так хочется вонзиться зубами в человеческую плоть, но здесь этого не получится сделать.
   Мариэсия кивнула. Посмотрела на стрелки тридцати шести часовых часов, покачала головой. На поправляя свои очки, успокоено улыбнулась.
   - Ой, смотри-ка сколько времени, мне пора бы уже дома быть.
   Попрощавшись с Навиаром, она все же не пошла домой. Направишься на железнодорожную станцию, она села в поезд и вышла на остановке где расположился огромный сад. Именно он напоминал ей о том, что она все еще была на земле. Сад был большой. Здесь росли пушистые зеленые деревья, безмолвная листва на них шелестела от создаваемого искусственного ветра. На клумбах росли цветы и трава. Садовые статуи наблюдали за посетителями. Вдоволь находившись и надышавшись природой она наконец пришла домой. Прежде чем заснуть, она еще долго наблюдала разноцветные огни города из своей квартиры, с тридцать пятого этажа.
   Время шло. Навиар стал работать с Этрепианом, а Мариэсии доверили исследования связанные с вирусом для людей. И после этого произошла утечка вируса в вентиляцию. Не известно по чей это случилось вине, но к тому моменту когда это произошло Мариэсия была дома, и мирно спала. Во всем случившемся обвинили ее, и ей пришлось бежать прочь, и скрываться от вампиров. Болезнь в ее теле все больше прогрессировала и давала о себе знать, со временем она потеряла свои вампирские силы из-за этого, и как будто превратилась в простого человека.
  
   ***
   - Ты, сволочь, убил мою мать и сестренку. Не проси пощады. Тебе известно кто я такая? Я твоя смерть! - голос был полон отчаяния и злости.
   Алина стояла перед зеркалом и направляла пистолет вперед. Ей было больно видеть и слышать страдающую мать, для нее она была словно живее всех живых и только убийство того кто причинил ей эту боль, могло расставить все по своим места. Она повернулась и взгляд ее упал на фотографию, там были изображены два ребенка и мать, собственно дети - это она и ее сестра Лена, и их мать. Она заплакала.
   - Мама! Я обязательно отомщу за тебя. - издевательски наслаждаясь, - Я переломаю тебе все кости!
   И тут ее сознание пробудилось, резко и мерзко.
   Глаза открылись и их ослепил на мгновенье тусклый свет помещения где оказалась она. Рука ее дернулась стараясь высвободиться, но была закована в толстые кандалы, естественно другая тоже. Голова забегала в поисках и ответах. Ее рот был завязан красной тряпкой, но все же она смогла кое-как произнести два слова: "Что происходит?!". В большом помещении, - больше похожем на какую то мастерскую, - было полным полно разнообразных предметов. Рыболовные крюки, части туловищ манекенов, шкафы с разнообразными фармацевтическими таблетками, какое-то оружие, вообще тут было масса всего чем можно убить и это радовало Алину. Вот только проблема в одном - ее тело связано. Она слышала как кто-то сзади подступает к ней тихими шагами, все ближе и ближе. А затем подступающий замаячил перед ней и развязал красную повязку на рту.
   - Кто вы? - молчание, тогда она повторила еще раз, но теперь с криком. - Кто вы?!
   Наконец этот присел и она увидела свое лицо. Это была ее сестра Анеллия. Именно ее некогда вампир забрал с собой убив мать.
   - Успокойся, я не собираюсь тебя бить или того хуже убивать. Ты должна выбраться отсюда. - монотонный голос рассек крик Алины пополам и погрузил ее мозг в раздумья. - Погляди на себя, - сказала она. - Твоя жизнь из года в год превращается в ад. Верно? Все эти мысли об отмщении, желания смерти, успокоения души. Не это ли настоящая живая смерть?!
   - Анеллия - воскликнула удивленно Алина.
   - Оглянись назад... - Теперь она отошла от нее на два шага и растянула перед ней руки, желая заключить ее тело в сладкие объятья. - Что ты видишь?!
   - Что тебе от меня нужно?! - плача ответила Алина.
   - Послушай меня. Сегодня я дам тебе шанс начать жизнь сначала.
   Все эти слова звучали драматично, словно некто сам сопереживал вместе с ее чувствами. Она ведь так хотела смерти того, кто причинил ей, ее матери и забрал ее сестренку. Верно? Она боялась этой роковой встречи, боялась этой темноты - и поэтому носила черные цвета. Она считала, это делает ее меньше похожей на вампира, но сам факт того, что ее сестра и она родились от семени вампира заставлял ее злиться. Она так отчаянно хотела избавиться от этого злого семени, что как то позабыла о том, что настоящие друзья всегда лучше, чем оставаться одной. Иногда в ее тревожных снах, и перед тем как заснуть ее посещали тайные неуемные желания, которые она старалась убирать глубоко в свое подсознание. Больше вампира. Больше, плоти, крови, пота. Больше отрезанных рук, ног, голов. Больше силы, страстных желаний, аппетита. Ее жизнь - ад. А что ад может сделать с ней?! Сожрать ее душу? У нее уже и души то не осталось. Испепелить огнем? Итак она слишком горяча, слишком быстра, слишком мертва.
   - Я обещаю тебе, скоро ты встретишься с Алешей, - успокаивая ее, сказала вампирша.
   Боль прорывала ее сердце, чувствовалась с каждым новым вздохом и участившимся дыханием. Расширенные от будущих наслаждений зрачки маниакально заблестели, а конечности тела задрожали в ожидании.
   - Ты обещаешь мне больше никогда не вспоминать о месте? Потому что тот кто причинил тебе боль, ныне мертв.
   - Ты лжешь!
   - Это чистая правда. Веришь ты мне, или нет.
   - Да, я обещаю, - закивала она головою, предвкушая освобождение.
   Вампирша оказалась за ее спиной, и взявшись за ручки инвалидного кресла покатила ее куда-то в неизвестность. Минуя несколько поворотов, длинного коридора, она везла ее к тому кто ее ждал.
   - Куда ты меня везешь?! - снова закричала Алина. - Отвечай?! - никакого ответа.
   Затем коляска остановилась и некто склонившись за ее спиной, прошептала ей на ухо:
   - Через некоторое время путы на твоих руках и ногах, сковывающие твои движения, спадут. Вот тебе ключ, чтобы освободить его. Теперь когда вы больше не мешаете, вы можете выбирать отсюда. Тебе вообще не стоило сюда приходить. Это все нелепая ошибка. В конце этого коридора комната в которой я оставила Алешу. - И вампирша испарилась.
   Перед ее глазами в самом конце коридора истекая кровью, опираясь на большую ржавую трубу, хромая вышел Алеша.
   - Алексей! - путы на ее руках раскрылись, освобождая ее.
   - Сволочь... тварь паршивая... - слетало с ее губ, а лицо исказилось в агонии напряжения. Казалось ее черты лица расплываются, на мгновение растворяя человеческую и вампирскую грань. Тело ее было сильно, мозг радовался. Она будет продолжать ждать своей мести. Ад - сзади? Ад - впереди? Нет - ад только начинается!
   Подбежав к нему она увидела, что его ступня практически отделана от ноги и незамедлительно взвалив его тело на себя медленно двинула к выходу.
   Вместе они поднялись на лифте наверх.
  
   ***
   В новом месте, плохо освещенном - несколько лампочек вырывали из темноты лишь отдельные промежутки в помещении. Повсюду царил кошмар. По полу разбросаны разнообразные колюще режущие предметы, кровь течет рекою. Человеческая, без сомнений кровь. Какие-то дряблые ящики с мясом внутри стоят во всем коридоре.
   Их обоих охватила лихорадка самосохранения. Сердца их колотило так, что они были готовы взорваться.
   - Татьяна! - крикнул он ужаснувшись что произошло с ее красивым и изящным телом.
   Опираясь о стену что было сил и терпя боль:
   - Все нормально.
   - Как такое произошло?! С тобой все будет в порядке, - стал успокаивать он ее, и обнял пригладив волосы, но не помогало, она рыдала захлебываясь слезами.
   - Эта твоя цена, за то что ты, пошел вместо меня.
   - Если бы я знал. Только бы, если я знал. - продолжал говорить он себе под нос.
   - Ты не мог угадать...
   А затем боль утихла, также внезапно как и началась. Он взглянул на ее руки, раны на них затянулись словно и не было подобного. Она чувствовала как раны залечиваются, ощущала каждое сухожилие, каждую вену, нарастающее мясо. И теперь не чувствуя боли она готова двигаться дальше. Ожоги Петра, - на правой части лица и руках, - наоборот ныли и изнуряюще болели.
   - Идем, нужно двигаться.
   Из глубины послышалось нечто ужасное, что-то приходило в действие. Сердца у обоих сжались так, словно превратились в маленький, сухой комок грязи. Что это такое?! Времени на раздумья оставалось все меньше.
   Сердца забились в такт чему-то ужасному, тому что сейчас должно произойти с Петром и Татьяной. - Нужно скорее спрятать... - зашептала Татьяна.
   - Мы будем сражаться, - перебил Петр ее, - теперь уже не важно, бояться нечего, я с тобой.
   - Но я боюсь за тебя! - забеспокоилась она.
   - Не стоит бояться за меня, лучше береги себя.
   - Что?
   - Береги себя милая.
   И неожиданно все стихло. Что это было? Как бы то ни было им пришлось проследовать вперед.
   Они вышли к тоннелю ведущему вниз, эскалаторам двигающимся туда да обратно. И вот они ехали по эскалатору, ничего не ожидая, не гадая, а просто ехали не задумываясь. Внизу на платформе оказалось, пусто, ни единой души. Сплошная тишина наполняла это место, ни с одной из сторон не видно не слышно ни одного едущего поезда по рельсам. Светильники знай себе освещаю это место. Лишь горячий поезд стоял с левой стороны. И тут словно по волшебству мониторы во всех местах платформы стали показывать изображение.
   - Добро пожаловать. Наверняка вы уже испытали на себе всю боль любви. - Голос Эвгении Влокс был все так же деловит и прямолинеен. - Итак следующее испытание должно соединить вас обоих неразрывно. Этот поезд доставит вас в город вампиров "Анеллия". Обратного пути для вас нет. Или ты раздумал спасти Татьяну?
   - Я не намерен, больше следовать ее правилам.
   - Петр!
   Тут неожиданно послышались выстрелы с другой стороны платформы, но никто не показывался. И тогда они решили сесть на поезд, который автоматически тронулся в путь.
   - Ты ожидал, что все закончится вот так, когда мы начинали расследование? - спросила Татьяна смотря в окно, а за ним лишь тьма.
   - Нет, - пауза, - я не думал, что так будет?
   - Какого черта мы вообще поехали?
   - Чтобы спасти тебя. Это прекрасно. Ты должна радоваться этому.
   - Я рада, - ответила она.
   - А я рад, что ты рада. Вот и все.
   - Какого черта понадобилось ей нас похищать?
   - Над этим как раз я сейчас и думаю.
   Улыбка чуть тронула ее губы. Девушка которая прошла через убийство ребенка, пускай и мертвого. Инстинкт самосохранения ничего не поделаешь.
   Ей пришлось признать тот факт, несмотря на то, что сейчас они в полной безопасности, ее представления о дальнейших событиях, повергали мысли в пучину глубоких смятений. Она не могла закрывать глаза на очевидные обстоятельства, надеясь найти хоть какое-то просто и достоверное объяснение тому что происходит вокруг, то, что скоро кто-то из них может умереть. Это лишь продлевало ее мучения и оттягивало момент истины. Так или иначе у нее не было выбора, кроме как принять существующие факты и попытаться, что-то отыскать в них. Слишком долго она пыталась все отрицать. Теперь пришло время взглянуть в глаза правде.
   - Знаешь от пережитого стресса у меня разыгрался аппетит. И знаешь, сейчас я хочу съесть большой ломтик лука, - сказала она. - Конечно если еще немного порассуждать, то мне много чего сейчас хочется.
   - Мне всегда казалось, ты не любишь лук, - сказал он подойдя и обняв ее тело.
   - Просто не всегда хочу его есть, у него такой противный вкус, а сейчас что-то ни с того ни с сего, захотелось.
   - С удовольствием угостил бы тебя, если лук только был у меня.
   - Не переживай! - криво улыбнулась она. - Это только мои мечты. Слушай, а ты помнишь как мы встретились?
   - Ну конечно! - радостно заявил он. - Никогда не забуду этого. В мою палату, вошла такая деловая и строгая девушка и начала с пристрастием расспрашивать меня. Помню как ты покраснела, смутившись.
   - Да не смутилась я, просто в помещении жарко было! - сетовала она, и вспомнила Алешу. - Что Алеша вспомнился.
   - Да?
   - А знаешь я тут подумала. Он ведь владел силой разговора с любой девушкой. Стоило ему начать махать языком, как любая девушка оказывалась плененной его чарами, - она улыбнулась воспоминаниям. - Но с Алиной, - к этому имени Петр почувствовал отвращение, - ничего у него не выходило. Почему-то его шальной язык не слушался его, все вертелся в не нужном направлении. Он так и не сказал, что она нравится ему. Потом он в нее влюбился, на лице это было написано у него. Но не решился признаться.
   - Это правда. И никогда теперь не признается. - Зло выпалил Петр.
   - Ты о чем?
   - Да так, не о чем.
   - Давай! Давай просто выберемся отсюда. У нас столько с тобой незаконченных дел.
   - Непременно милая.
   Наконец темный длинный тоннель кончился и их взору открылся мертвый город. Он был практически полностью разрушен. Здания, улицы, земля, воздух, все это было несомненно мертво. Но город был так красив в свечении разнообразных огней, казалось он был живой, словно в нем все текла, своя некая бурная жизнь, но образ был обманчив. Посередине этого поистине фантастического зрелища сиял огромнейших размеров что-то красное, словно портал в другой мир, а затем все это скрылось и вновь темный тоннель, который привел их на станцию города.
   Она верила в любовь. Похоже теперь это было единственное во что она еще верила. Ее мечты. Ее желания. Ее жизнь. Все это превратилось в прах, и высыпалось на пол. И она молчаливо взяла его за руку, понимая что теперь начинается последний этап их путешествия. Она молчаливо аплодировала тому кто устроил весь этот аттракцион для них.
   Она ожидала, что в новом месте всегда будет темнота, но тут ее предположение развеялось, из нескольких мест сразу зажглись синие светильники, а прохлада окутывающая тело сделалась жутким холодом. И она принялась изучать обстановку, выхватываемую синим колеблющимся светом.
   Собственно помещение было такой же платформой, что и предыдущая, ничего нового. Только в стенах по краям были врезаны небольшие ямки, которые светились зеленым. И как только они вышли, тихое спокойствие нарушили включившиеся мониторы, но теперь на них был изображен тот самый некто в синим костюме. Сняв шляпу он начал говорить.
   - Привет Татьяна! Извини, что подверг тебя и твоего мужа этим испытаниям. Но уверяю тебя, причина очень веская. Я пожертвовал очень многим, чтобы спасти человечество в день смерти этого города, но когда проход в тот жуткий мир, который, снова кто-то открыл, я не мог наблюдать за этим. Сегодня ты получила шанс, спасти жизни миллиардов. Ты готова даровать жизнь, отняв ее у себя, или ты убьешь миллиарды ради собственного выживая?! Сегодня ты мне это покажешь! Привет Петр! - обратился некто к нему. - Вероятно ты не думал, что мы снова встретимся. Но этот день настал! - метко подметил он. - Три долгих года, я не трогал тебя, ты жил в счастье с твоей любимой, но сегодня ты попал не в простую ситуацию. Ты надеялся выбраться отсюда как можно скорее и спасти свою жену, но ты не учел, что теперь вы вместе, стали единым целым. Я говорю это неспроста, потому что именно вам, сегодня предстоит закрыть проход между нашим миром и тем, что находится по ту сторону. Но для этого тебе придется пожертвовать своей женой, или ты предпочтешь обменять свою жизнь, на ее. Тогда она останется в живых, но ты умрешь. Как видишь не так то просто становится выбирать, когда на кону твоя собственная жизнь. - некто сделал долгую паузу. - Символом вашего решения станет кровь на ваших руках. Ах, да! Если вы не решите кто умрет, то выбор будет сделан за вас через шестьдесят минут и думаю не нужно объяснять, что с человечеством тогда случится, вы прекрасно это понимаете. Кто-то из вас должен пересечь красное свечение. Ни в коем случае не пересекайте проход вместе! - грозно предостерег голос.
   Выйдя на безлюдные улицы усеянные сплошь трупами, Петр оглянулся, нет ли кого по близости, и медленно пошел, за ни Татьяна.
   - Он сказал мы умрем! - заключила она.
   - Я не дам тебе умереть милая, я пожертвую ради тебя собою! - казалось это было правдой, но в душе он продолжал сомневаться.
   Грохочущие звуки, похожие на небесный гром, доносились из таинственно прохода к которому двигались они.
   - Только вспомни милый, как прекрасно мы с тобой проводили целыми днями время. Как изящно кружили в танце под музыку. Теперь этого все не будет! - заплакала она, слезы стекали по ее невинным щекам.
   Петр смотрел на нее словно зачарованный. Никогда еще он не видел свою супругу в таком жалком состоянии. Никогда ему не доводилось делать, что-то подобное для нее.
   - Хочу, чтобы мы стали единым целым.
   - Не говори чушь Татьяна, все будет в порядке.
   - Ничего не будет в порядке. Ты ведь не можешь как то спасти себя! Ты умрешь за меня! - забилась она в истерике.
   Петр подошел к ней и стал успокаивать.
   - Ну же, ну же милая, мы найдем какой-нибудь выход. Ведь он всегда есть. Увидишь. Я тебе обещаю, что-нибудь найдем. Ведь так?
   - Ага, - утирая слезы. - Я хочу почувствовать тебя всей кожей.
   - Тогда возьми меня за руку.
   Их ладони сцепились и они вновь зашагали к проходу.
   - Здесь душно.
   - Знаю.
   Ритмичный зов, как проблеск света, появился столь внезапно в сердцах обоих, он повторялся снова и снова. Следуя за ним, Петр и Татьяна оказались у красного свечения, прохода. Их сердца забились в унисон.
   Прошедшие годы для них стали поистине чудом. Они принесли с собою столько чудных эмоций и чувств, столько радости и веселья. Сделали из них, что-то поистине стоящее. Но теперь все это было не важно.
   - Мы пройдем вместе Татьяна! Ты готова?
   - Да.
   - А если нет, то миллиарды погибнут.
   Они знали к чему шли, что взглянуть в глаза древней смерти. Никто из них даже не взглянул на неровную под ногами землю. Они слишком были увлечены проходом, который манил их к себе. Чем ближе они подходили, тем отчетливее становилось их решение умереть вместе. Разница была теперь лишь в том, что их не заставляли делать выбор, против их желания. Они делали это совершенно добровольно. Если такова их судьба. Их не пугали ни разрозненные дыры в земле, ни трупа на безлюдных улицах, ни разрушенные здания. Мир итак полон всяких ужасов, но по сравнению с этим, они всего лишь мелочь.
   - Я люблю тебя! - облегченно дыша.
   - Я тебя тоже люблю милая! - выдохнув облегченно.
   И они пересекли грань, отделяющую земной мир и мир по ту сторону.
   Это был настоящий конец - конец всей их жизни, конец мыслям, конец движениям, конец эмоциям.
   Внезапно Петру захотелось отделиться от своего тела и превратиться в поток энергии, в музыку. Неужели перед лицом неизбежной опасности пришло упокоение в его душе. В последние мгновения жизни, он испытал удовольствие несравнимое ни с чем.
   И внезапно Татьяну наводнили странные воспоминания не принадлежавшие ей, сердце ее заколотилось так, что вот-вот готово было взорваться. Воспоминания все еще мелькали у нее перед глазами. Она покачала головой, чтобы избавиться от мутных образов в разуме. Ей показалось, что ее голова слегка отяжелела, словно превратилась в воздушный шарик. Ей нужно немного свежего воздуха, но его нет. За всю свою жизнь она не чувствовала себя страннее. Так словно она потеряла малейшее представление о том, что реально, а что нет, словно обычный, реальный мир рассыпался на миллионы осколков, а затем проскальзывая между пальцами, как будто точно вода, склеивался воедино. "Мариэсия, меня зовут Мариэсия!" - зашептал голос в ее голове. От ее тела отделился сгусток энергии и постепенно трансформировался в женщину вампира. Этот вампир улыбнулся, обнимая некто в синим костюме. Ее жизнь подходила к концу. "Здравствуй, Этрепиан!", - слетело с губ вампирши.
   - Почему именно мы? - спросила она у них.
   - Вы были избраны мной... - прошептал эхом некто, - это ваша судьба. - Я хотел чтобы вы сделали свой выбор. Лишь один из вас должен был пройти через проход. Вы совершили ошибку... - продолжал шептать голос.
   В ее голове пронеслось осязаемое воспоминание: Татьяна подбежала к окну и распахнула ставни, впуская внутрь квартиры свежий воздух и ночной свет, пропитанный луной. Раннее утро было ее временем. Она предчувствовала восход и опережая солнце, просыпалась заранее, чтобы успеть насладиться этим сладким зрелищем. Затем ее взгляд скользнул на кровать, в которой умиротворяюще покоился Петр.
   Как только они полностью пересекли проход, от их тел отделились белые сгустки-линии, и размножаясь, стали заполнять весь красный проход.
   Их мертвые тела рухнули на землю, в них больше не было жизни.
  
   ***
   Взгляд Ливара скользнул на тело Алены. Она лежала там, на холодном полу, точно красное пятно крови на светлом фоне, он смотрела на нее с сожалением, и казалось он что-то хотел сделать. Может, потому что когда-то давно он спас ее из цепких рук смерти? Или он что-то остался должен в этом мире? А возможно и просто решил попрощаться? Нет, нет, и еще раз нет! Он любит ее! Впервые в своей жизни он полюбил и судьба обошлась с ним так низко.
   - Алена! - в агонии крикнул он, словно набрав в рот воды, которая лилась из глаз. - Алена! - она была мертва. Его руки и одежда обильно испачкались в луже крови вытекшей из дырки во лбу, а затем провели рукою по черным как смоль длинным волосам. - Твои волосы... твои прекрасные волосы! - Он посмотрел в ее чудные глаза, они были мертвы. Очень сильно ему, хотелось чтобы она была жива, но она без сомнения, мертва. - Мне нужно вытащить нас отсюда! Я вытащу нас отсюда. - От злости его руки сжали ее хрупкие ладони, от крови пальцы скользили по коже.
   Затем краем глаза он заметил как клочок бумаги выпал из ее кармана, тот самый который она написала когда они лежали в кровати и мерно вздыхая беседовали. Он вспомнил как рассказывал историю о Лейдии и Вериаре, вспомнил акт вожделения, первую встречу, столь короткую и таинственную.
   Он начал читать написанное на нем:
   Судьбу ты не кори, не проклинай,
   Она не заслужила твоей лжи,
   Ты счастья долгого мгновенья вспоминай,
   И добрые слова скажи,
   Ты заслужил любовь и милость,
   Ты заслужил мои мечты,
   И если что-то не сложилось,
   Ты просто - это все прими.
   Его слезы стекали вниз и пропитывали клочок бумажки из блокнота Алены. Он все больше и больше, с каждым новым вздохом убеждал себя, что она все еще жива, и сейчас как ни в чем не бывало, поднимется и протянет ему руку, как в старые времена протянул он Миртьялонии Ли.
   - Ты будешь жить вечно... вечно...
   Слезы наполненные горечью упали на ее прекрасное лицо, мертвое лицо и он поцеловал ее в губы последний раз, прощаясь.
   Он поднялся очень медленно. Сделал несколько шагов в сторону, и присел у стены, не сводя глаз с тела, в котором не было больше жизни. Его вытянутая рука пыталась коснуться тела, но было слишком далеко. Мысли переполнялись желанием подарить жизнь. Рукою он загородил тело. Когда он убрала руку, он увидела труп - в голове которого зияла дырка. Его пальцы замерзли. "Может она просто восстанавливается, также как и вампиры? Она ведь необычное создание!" - подумала он шепча вампирские молитвы. В нем поднимался жизненный ужас. И прежде чем он снова успел подойти и ухватиться за ее руку, он увидел как пуля с горячими парами вышла из ее лба, а рана зажила, и ее рот изверг поток скопившейся крови наружу, она задышала. Его глаза наблюдали как Алена поднимается в цветовом бело-синим свечении, - в прямом смысле слова, - восстает из мертвых. Одежда на девушке испепеляется, словно под действием какой-то магии. Неужели он подарила ей частичку своей вампирской жизни - любви?! Да, это действительно так. Впервые за свою бурную жизнь, страдания, боль и желания, он подарил кому-то частичку своего тепла. Но это никак не повлияло на то, что Алена сейчас оживала.
   Темнота, теперь присущая этому месту, внезапно просияла сверкающими линиями, словно с потолка стал падать метеоритный дождь. Алена открыла глаза, смотря в никуда, но источник зрелища оказался внутри нее, и лицо ее испещрялось яркими полосками. Десятки полосок заигрывая с телом, пронизывали ее. Яркие бело-синие полоски проникали внутрь и окрашивали тело, еще несколько - впились в нервы, вены и кровеносные сосуды, до мельчайших деталей. Потом, - словно все это какая-то отлично поставленная опера, поэтическая иллюзия, - послышалась манящая куда-то вдаль музыка, а Алена раскрыла рот и соблазнительно-блаженно запела, и как только ее миленький голосок, дошел до его ушей и проник в сердце, всему телу стало так тепло и приятно.
   С замиранием сердца пораженный подобным действием со стороны Алены, встал и заворожено посмотрел на нее, но она его не замечала, продолжая игнорировать.
   И тут произошло невиданное! За спиной девушки, разрывая женскую красивую плоть, выросли черные крылья, похожие на бархат. Крылья сверкали, протыкаемые сине-красными линиями. Появившиеся новые формы были такими простыми и такими абсолютными, что рядом с этими крыльями, Ливар чувствовал себя ничтожным и жалким. Черные бархатные крылья расправились в разные стороны и сотни перьев одарили воздушное пространство в зале. Продолжая падать перья не достигали пола, вместо этого, они успевали сгорать в желтом ни с чем не сравнимом свечении. Это было так прекрасно! О, как Алена была прекрасна, как невыразимо прекрасна! Ему казалось, он очутился возле богини.
   За всю свою вампирскую жизнь Ливар видел что-то подобное всего один раз, и сохранил об этом неизгладимые воспоминания. Воспоминания о своей юности, тогда ему было лет пятьдесят. Воспоминания о лестном внимании одной женщине вампирше, - довольно древней, живущей где-то веков семь на тот момент, сейчас он не знал жива ли она, но ее он не забудет никогда, - которая пригласила его к себе. В ее поместье, он увидел множество разнообразных вещей поражающих воображение, созданий вымерших много веков назад. Какие-то странные зелья с вампирской магией внутри, и то, что она могла творить с реальным миром, разрывая грань реальности. Впервые увидев подобное, он стал ее часто навещать и слушать ее истории о жизни, о прошлой жизни, такой какой она была раньше. Поначалу юный Ливар даже боялся дотронуться до нее пальцем, но она нежно и снисходительно помогла ему избавиться от всех страхов.
   Грудь Алены встрепенулась, когда она закинула руки на голову, затем скользя закрыли ей веки.
   Да, она была обнаженной. Да, у нее выросли бархатные крылья. Да, мгновение назад она умерла. Да, в ярком магическом свечении возродилась она. Да, кто же она такая?!
   Наконец Алена опустилась на пол и протянув вампиру свою горячую ладонь произнесла:
   - Идем со мной! - ее лицо прямо засияло от радости.
   Руки цепко сплелись и вот уже оба друг друга крепко обнимали.
   - Скажи... - попросил он, - скажи, что ты больше никогда не покинешь меня?! - плача.
   - Никогда, - прошептала ему на ухо она и пригладила его волосы. - Все будущее в наших руках.
   Теперь ему ничего не стоило сложить воедино разрозненные временем частицы головоломки. Еще проще было представить, что сейчас происходит в мертвом городе, а оно действительно происходит.
   Итак, если в прошлый раз он прибыл сюда из-за того, что кто-то убивал людей и почерк этот был вампирский, теперь у него не было сомнений, что все это было ловушкой, и та женщина-маньяк всего лишь заколдованная невинная, вампиром. Но тогда он прибыл сюда один, а теперь вместе с тремя людьми, двое из которых, где-то потерялись. Значит они имеют какое-то огромное значение для некто? Точно! Однако это все не объясняло, для чего все это? Хотя мы то с вами знаем, для чего.
   - Кто ты такая?
   - Я падший ангел, а ты мертвый вампир...
   - Это прекрасно! - выпалил он. - Все кончено.
   - Мое настоящее имя Феранисса, - сладко вылетело из ее губ.
   Затем ее крылья исчезли в бело-синим сиянии. Взяв на руки девушку, прикрыв ее обнаженное тело своим черным плащом, Ливар вышел наружу.
   Мир встречал их новыми красками больше не было того самого смерча, он куда-то подевался. Теперь все окрасилось в синий цвет и так же было разрушено, но постепенно все восстановилось в обычное состояние мира.
   "О господи! - подумала Феранисса. - Выходит в конце концов нашествие не состоялось, - это ее безмерно радовало".
   - Помнишь что я обещала?
   - Имеешь в виду кровь?
   - Значит помнишь.
   Глаза у него просветлели, и он широко улыбнулся солнцу. Он был безмерно рад!
   - Оно такое теплое, такое блаженное, - сказал он смотря на палящее солнце, но кожа его стала обжигать, принося боль, но ему было плевать, в тени он скрылся.
   - Я люблю тебя, Феранисса. И хочу, чтобы моя любовь навсегда была с тобой. Чтобы она хранила тебя в пути. - он сидя сильнее стиснул ее в объятьях. - Слышишь меня?
   - Да, я этого хочу... - призналась она.
   - Я пришла из мира неведомого тебе.
   - И что это за мир, - настаивал нетерпеливо Ливар.
   - Одновременно реальный и диковинный. Мир, который не может породить ни одна даже самая причудливая фантазия. Он вмещает в себя и мертвых и живых, и Местеорию. Но также он вмещает в себя Дендвок - легкий ад. И сегодня этот ад, чуть не вырвался наружу.
   - Но мы его остановили.
   - Знаешь, когда ты мне дал отведать своей крови. В моем теле произошли некие трансформации, поначалу я их не поняла, но потом следуя инстинктам я совершила первое убийство.
   - Вампира?
   - Да, вампира. Из-за того, что я не была человеком, кровь подействовала вот таким причудливым образом. - вампир улыбнулся.
   - Здесь я не могу умереть, это иной мир для меня.
   - Значит я не могу умереть в твоем мире, - полагал вампир.
   - Глупенький! Это еще не означает, что ты не умрешь там. Кто знает, может и нет, или да.
   И тогда вампир изрек стихотворение пришедшее на ум:
   При свете радужного солнца,
   Тень накрывает город.
   При свете красочной луны,
   Тень на прежнем месте остается.
   И не могут они,
   Существовать один.
   Вот так и мы самой судьбой,
   Любовью связаны с тобой.
   И смотрел он на нее долгим взглядом, в котором было столько любви, сколько он никогда не испытывал.
  
   Конец! Спасибо всем кто прочитал...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Э.Холгер "Чудовище в академии или Суженый из пророчества 2 часть"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"