Шалдин Валерий: другие произведения.

Провокация седьмого уровня. Главы 1-4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга для обычных людей, особенным даже листать не рекомендуется. В книге много персонажей, но главный герой это предопределение. Именно оно сущность Духа Вселенной.

  Современная фантастика. Литература альтернативной реальности.
  
  Валерий Шалдин.
  
  Провокация седьмого уровня.
  
  
  .....несется жизнь, словно царский всадник в прошлое в пыль, порою трудно нам разобраться, что небыль, что быль.....(Народное творчество)
  
  
  
  Глава первая.
  
   Да, уже почти четыреста периодов минуло, с тех пор как Имперский Советник Сём, занимается дикими гуманоидными мирами, чтоб их бездна поглотила со всеми их обитателями. Если представляться полным званием, то к Имперскому Советнику надо добавлять ранг. Сём имел уже целый второй ранг, что для разумного существа, подданного Его Императорского Величества, возрастом не полных 500 стандартных лет, вполне достойный жизненный результат. Кабы не одно "но". А именно, род его занятий, от которых, бывало, Сёма с души воротило. В настоящее время Сём служил куратором специальных операций на гуманоидных мирах и официально считался одним из самых знающих специалистов в Империи по диким гуманоидным цивилизациям. Вот такая успешная карьера. Это если смотреть со стороны. Сам же Сём часто вздыхал над своей, как он считал, погубленной жизнью из-за этих диких гуманоидов.
   Выверт судьбы, почему Сём оказался специалистом по диким гуманоидам, был с одной стороны трагическим, с другой курьёзным. Когда Сём был ещё молодым и бледно-зелёным представителем цивилизации жизгов, надо отметить, одной из древнейших цивилизаций Империи, то, по решению старейшин клана, к которому принадлежал Сём, он был направлен на учёбу в самый престижный университет Империи. Старцы посчитали, что молодой и бледно-зелёный Сём имеет большой ум для обучения в таком почтенном ВУЗе. Тысячелетних старцев Сём не мог игнорировать, поэтому отправился сдавать экзамены в это суперпрестижное заведение, чтобы прославить когда-нибудь свой славный клан. Ага, прославил. Сём, можно сказать, провалился на экзаменах, не набрав требуемого балла на интересующую его и клан специальность. Это была личная трагедия Сёма: вот как теперь показаться под все глаза его сородичей. Со стыда можно сгореть. Однако, руководство университета предложило одарённому представителю цивилизации жизгов выход: поступить с имеющимися баллами на только что открывшийся новый факультет, изучающий гуманоидные цивилизации. Факультет был новым и на него был катастрофический недобор слушателей, поэтому, почему бы и не направить на него весьма одарённых разумных, проваливших экзамены на другие факультеты. Но, руководители универа лукавили: они скромно умалчивали, что гуманоидных цивилизаций всего 0,5 процента от всех других, кроме того, они скрыли, что на этом факультете будут изучаться не сами гуманоидные цивилизации, а только, так называемые, "дикие" цивилизации. Эти "дикие", естественно в состав Империи не входили и располагались у бездны на куличках. Только, став полноценным слушателем и проучившись пару лет, Сём понял, что попал. Его специальность всей остальной Империи и даром была не нужна, поэтому возникал вопрос, что Сёму, всё-таки придётся гореть от стыда, когда он преподнесёт уважаемым старцам своего клана диплом, в котором будет написано, что он специалист по каким-то диким цивилизациям. Вот старцы обрадуются. Но, судьба совершила ещё один финт, и Сёму не пришлось показывать свой диплом старцам и гореть от стыда, меняя свой цвет с красивого зелёного на позорный фиолетовый. На третьем курсе обучения в универе ему предложили проявить патриотизм, то есть завербоваться в одну из секретных служб Империи. И было бы куда завербовываться, например, в ИСБ (Имперская служба безопасности), или в военную разведку. Но его сманивала к себе СДР (Сверхдальняя разведка). Горит сарай, гори и хата. Сём сообразил, что в его положении хуже уже не будет и проявил патриотизм, дав согласие на вербовку. Это он думал, что хуже не будет. Стало не просто хуже, а совсем худо. Это он понял, как только ему дали подписать несколько сотен листов с требованиями к сотрудникам СДР. Ограничений было море, как монгрышек на лохматой сорчёнке. Сём потерял всё, друзей, родных, свой клан, даже имя и своё тело он потерял. Да, да, Сём это было его второе имя, присвоенное конторой, а тогда он звался приятным слуху именем Жуж-Жу-Жук и был красивым молодым зелёным жизгом. Ему не только имя поменяли, а даже тело поменяли, прости Создатель, превратив его в гуманоида. Теперь внешне Сём походил на цивилизованного гуманоида, хотя так и не привык за несколько сот лет к своему новому телу. Недаром Империя достигла шестого уровня развития: её учёные уже научились переносить сознание из одной особи в другую. Даже больше того: технология переноса сознания была основным способом проведения разведки в иных мирах, ведь Первый Незыблемый Закон Вселенной гласил, что близкий контакт цивилизаций недопустим. Каждая цивилизация сидела на своих планетах и обменивалась с другой цивилизацией только информацией и технологиями. Близкого контакта сроду не было. Почему так? Из-за микроорганизмов, способных оказать самое негативное воздействие на экологию и из-за непредвиденных аномалий, ведь Вселенная полна загадок. Поэтому, если выяснялось, что какая-либо цивилизация посылала разведывательные зонды в зону влияния местного светила, или посылала корабли на планеты, то такая цивилизация объявлялась врагом для всех и показательно уничтожалась. А не будьте дураками. Приближаться к исследуемому миру разрешалось только, не заходя на околосистемную орбиту. О приближении зонда к орбите планеты и речи не было, ибо чревато страшными последствиями.
   Естественно, и Жуж-Жу-Жук учился не на главной Имперской планете, а на своей, только лекции ему читали профессора с различных галактик. Встречи для учёбы происходили, естественно, в нейтральной виртуальной реальности. Своё положение в пространстве Жуж-Жу-Жук поменял после того, как к нему явились представители местных секретных служб, увезли его в специальную лабораторию, где его сознание было оцифровано и передано в другую лабораторию за много парсеков, где уже заправляли гуманоиды. Жуж-Жу-Жука теперь стали называть Сём и он получил свой первый чин Имперский Советник первого ранга. Всего рангов было двенадцать. Дальше шли Тайные Советники.
   Сектор, в котором работал Сём, считался самым заштатным: он изучал не просто гуманоидов, а человеков. И эти гнусные человеки уже сидели у Сёма в обеих его печёнках.
   Начальник Сёма рекомендовал ему как можно больше погрузиться в жизнь гуманоидов: даже обстановка в его офисе была похожа на человеческую, как он её понимал. Ещё ему было приказано чаще говорить на одном из человеческих языков. Только вот с кем говорить, с самим собой что ли? Да и на каком языке: ведь у этих человеков куча языков. Чудит начальство. Во всей Империи не найдётся и десяти разумных, кто мог бы говорить на человеческих языках, не говоря уже о других гуманоидах, коих в нашем пространстве чрезвычайно мало (что радует). Но начальство постоянно твердило, что постарайся не забыть язык, может пригодиться. Кроме этого мудрое начальство решило, раз Сём знаком с человеками, то и с другими гуманоидами сладит. Век бы их не видеть, да и не слышать. Не начальников, а гуманоидов этих, а человеков особенно. Б-р-р какие они противные создания эти человеки. Вот и теперь, когда наши разведывательные зонды, находящиеся за пределами воздействия их звёзд, представляют донесения с их планет, только диву даёшься об их жизни. Сём уже и удивляться перестал. Но в отдел, где служил Сём, поступала куча запросов от различных уважаемых организаций с требованием прояснить некоторые моменты. Начальник молодец, взял и перевёл стрелки на Сёма, дескать, вот он, голубчик, кто в теме. Специалист-универсал. Теперь у Сёма несколько тысяч запросов по жизни в гуманоидных мирах, и на все запросы надо умудриться ответить. Сём, естественно, пошёл к начальству за разъяснениями: начальство, скривившись, сквозь зубы согласилось, что на все запросы мы не осилим давать ответы. Начальство мудро решило (хитрый чиновник), что сотрудничать будем по теме "Дикие гуманоидные цивилизации" с самыми влиятельными Имперскими организациями, остальных посылаем "лесом", ведь, как известно, лес это субстанция тёмная, где водятся различные существа. То есть, у Сёма был выбор, кому отказать, а перед кем надо было стелиться. Так что теперь к Советнику выстроилась большая очередь желающих получить разъяснения по некоторым моментам жизни в диких мирах: клиентов было много, а Советник по дикарям только один, да и тот искренне не понимал большинство их аспектов жизни, но этот факт не афишировался.
   Вот и сегодня Советнику пришлось сотрудничать с Имперской Академий наук, с одним из её отделов, интересующимся дикими мирами. Бездна знает, зачем это им надо. Вот таким уважаемым разумным разве откажешь? Включив визуал-конференцию и погрузившись в виртуал, Сём соединился с самим профессором Чи, который настойчиво напрашивался на консультацию.
   Профессор Чи был представителем замечательной и всеми уважаемой расы ерука. Как он выглядел? Да, как и все еруки. Большая трёхметровая толстая гусеница. Передвигались еруки на 24 ногах, ещё у них было столько же рук с чрезвычайно развитыми пальцами, или как там эти отростки у них назывались. У ерук было три больших глаза и шесть маленьких, но самое главное это их огромный мозг. Сочетание мощного мозга с замечательными манипуляторами позволили этой расе относительно быстро развиться до пятого уровня. Своими пальцами они могли выполнять особо тонкую работу, но и силы им было не занимать. Еруки были очень миролюбивыми созданиями, поэтому их заслужено в Империи ценили за ум, весёлый нрав и целеустремлённость. Очень уж эти создания были полезны в развитии науки.
   Вот сейчас на визуал-конференции Сём и встретился с представителем этой славной расы:
   - Процветания тебе профессор Чи, - вежливо поприветствовал Советник знаменитого ерука на имперском.
   - Процветания и тебе Советник Сём, - так же вежливо ответил профессор.
   - Дорогой Советник Сём, - начал ерука. - Мы тебя знаем как главного эксперта по жизни дикарей, конкретно, человеческой цивилизации. Не мог бы ты нам прояснить некоторые совершенно непонятные моменты их жизни? Твои слова упадут драгоценными камнями на наши исследования!
   Вот умеют же цветисто выражаться эти вежливые еруки. Даже главным экспертом обозвали.
   - Излагайте профессор, - важно кивнул Сём, - но имейте в виду, что цивилизация человеков крайне парадоксальная. Там у них всё построено на парадоксах, совершенно непонятных нам. Они даже свои планеты называют грязью, которая бывает под ногами в необустроенных местах. Так что, профессор, не ждите логики в их поступках. Ещё профессор я должен заметить, что их вид крайне антропоцентричный: они, ты не поверишь, ведут беспощадную войну с другими видами, а некоторых порабощают и заставляют работать на себя. Им загеноцидить какой-нибудь отличающийся от них вид, что нам раз чихнуть.
   - Как интересно ты говоришь, - вскричал профессор. - Я рад, что сотрудничаю с тобой. Вот Советник посмотри на вещи, которые наши разведывательные зонды углядели на этой планете, про которую ты говоришь, что там всё парадоксально. Мы уже все мозги сломали, пытаясь понять, для чего эти вещи необходимы. Надеюсь, ты, с высоты своей мудрости, просветишь нас любопытных.
   - Взгляни, дорогой советник, на этот артефакт, - продолжал профессор, достав из специального кейса изображение некого предмета. - Эту штуку человеки постоянно носят на себе. Может это какой сакральный ритуал, который поможет нам прояснить особенность психики человеков? Но, не буду повторять все предположения наших сотрудников, если есть мудрый эксперт.
   С этими словами профессор выложил перед собой на демонстрационную поверхность изображение медицинской маски.
   У-пс! Сём, конечно, невозмутимо уставился на этот предмет. Не говорить же профессору, что функция этого предмета и для него является большой загадкой. Поэтому он начал издалека и постарался напустить как можно больше псевдонаучного тумана.
   - Понимаешь, какое дело, профессор. Вот это и есть пример парадоксального мышления аборигенов. Эту штуку аборигены носят на своих органах дыхания. Но, достопочтимый профессор, ты ни за что не догадаешься, зачем они это делают, - Сём говорил уверенно, а профессор внимательно его слушал.
   Эксперт продолжал интриговать собеседника, вроде пока складно получается:
   - Аборигены, почему-то считают, что эта вещь предохранит их органы дыхания от вируса....
   - То есть как от вируса, - переспросил удивлённый профессор. - Как может тонкая тряпочка предохранить от попадания вируса в органы дыхания?
  Они, что не знают, что вирус очень маленький организм? И для него эта тряпочка не является преградой? Или у них вирусы другие? Ээээ...несколько упитанные?
   - Представь себе, знают, - заявил Советник, что ещё больше озадачило профессора. - Но, это и есть пример парадоксального мышления аборигенов. Они прекрасно знают, что маски не помогают, но их надо обязательно носить.
   - Эээ...а для чего? - начал сомневаться профессор. - Не проще ли было провести научные исследования и опытно-конструкторские разработки по этой теме: разработать, например, препараты против вируса или сделать какие-нибудь системы для стерилизации.
   - Ну, пока наука аборигенов не достигла уровня разработки препаратов против вируса. Против бактерий у них есть антибиотики, а против вируса ничего нет. Приходится носить маски, ведь их цивилизация ещё очень молодая: они только из океана грязи вышли на небольшие клочки суши.
   - И, что? Помогает? - усомнился профессор.
   - Конечно, нет. Просто, там у них, наверное, вирус такой, несколько специфический. Он вроде и есть, но его и не очень много. Власть сказала людям, что надо бояться именно этот вид вируса, все делают вид, что боятся его. Этот вирус смертельный, но в принципе не страшный. Там такие парадоксы на каждом шагу. Не только твоё ведомство не понимает, что там твориться. Искусственный интеллект наших станций слежения отказывается анализировать, что там такое происходит, просто, молча, передаёт нам данные. По мнению ИИ на этих планетах все человеки сумасшедшие. ИИ так и сказал: будете заставлять меня анализировать их поступки - сойду с ума. Так и с этим вирусом. Например, все знают, что перчатки не помогут, но они нужны. Все люди остаются в своих гнёздах, но все норовят гулять на свежем воздухе, но на свежем воздухе гулять, особенно в местах для гуляния, категорически запрещается. А территории для гуляния, профессор ты не поверишь, специально были сделаны для прогулок. Но по ним гуманоидным особям гулять нельзя. Зато можно сидеть в своих норах и человейниках. Вирус на молодое поколение не действует, но оно в зоне опасности. Симптомов болезни много, но можно болеть и без симптомов. Оборудования, защитной одежды и антисептиков не хватает, но правительство говорит, что всего достаточно. Наш ИИ перехватывает их телесигналы и расшифровывает, но, увы, выводы не делает, ибо логики нет.
   У профессора Чи поднялся дыбом гребешок, и округлились три больших глаза: это был верный признак, что ерука крайне заинтригован. Получается, что консультация такого знающего Советника не прошла даром.
   - Но как так можно? - потрясённо сказал он. - Это же совершенно ненаучный подход.
   - Так у них всё построено не на научном подходе, который предполагает формулировку определённых законов, а жизнь по понятиям. То есть, так как выгодно определённому кругу аборигенов. И этот круг, весьма численно небольшой, диктует свои понятия всему обществу, которому приходится как-то существовать. Например, с той же медициной. Аборигены прекрасно знают, что живут в океане инфекции, но свои инфекционные больницы содержат исключительно в убогом состоянии. Постоянно норовят их сократить, заодно сократить медицинский персонал. Это у них называется оптимизация.
   - Советник, если бы я не знал, в какой серьёзной организации ты служишь, то подумал бы, что ты шутишь. Но ведь такое общество не может существовать.
   - В самую точку, профессор. Совершенно не может. Оно и не существует долгое время: у них там постоянные перевороты, оптимизации и революции. Скорее всего, и этот вид вируса был придуман, чтобы под видом эпидемии совершить переформатирование некоторых властных структур и, соответственно, перенаправить финансовые потоки в другое русло. А твои медицинские маски - это только антураж, а не какие-то сакральные действия. У них там властные структуры всегда постепенно деградируют. Власть постепенно сама себя дискредитирует дуростью и враньём, что приводит к необратимым социальным последствиям. Народ их доходит до точки кипения, происходит смена власти, и всё по-прежнему, на те же грабли. Грабли, профессор, это специальный механизм, на который надо наступать нижней конечностью. Наступившего на него, он больно бьёт, но аборигенам это нравится. Профессор даже не спрашивайте, зачем им это надо. Честно говоря, профессор, я вообще не понимаю, как они ещё существуют, а не перебили себя в постоянных войнах и в прыжках на граблях. Но, скорее всего их цивилизация подходит к точке самоуничтожения. Человеков становится всё больше, экология всё хуже и ресурсов всё меньше, зато оружия массового уничтожения всё больше, а дури в мозгах аборигенов всё больше. Твои маски, профессор, рассчитаны на слабый вирус, а представь, если бы появился сильный вирус-химера, или чрезвычайно заразная бактерия. Что тогда? Сейчас их цивилизация балансирует на лезвии клинка: чуть шаг в сторону, и падение в бездну.
   Профессор Чи очень внимательно глядел на Советника всеми тремя большими глазами:
   - Советник, прости за бестактность, но я вижу, что ты внешне очень похож на представителей человеческой цивилизации. Если не секрет, как ты попал на территорию Империи?
   Вот же дотошный какой этот урука. Сёму сотрудники из секретной части придумали замечательную легенду, объясняющую любопытным, если таковые будут, как он оказался в Империи. Правда легенду сочиняли на бегу, и она получилось какая-то кривая, но что поделаешь, чем богаты.
   - Меня выкрали с родной планеты в раннем детстве злые Зонги (теперь на цивилизацию Зонгов можно валить всё, что угодно, всё равно они уже не могли отбояриться от любой напраслины, ибо их примерно наказали). Я тогда был очень юный, только слез с дерева, как меня похитили....., - Сём подпустил трагические нотки в свою речь.
   - С дерева? - удивился профессор. - Дерево, это что такое?
   - О, профессор! Дерево - это колыбель человеческой цивилизации. У них даже есть выражение "Слезть с дерева". Это значит, что организм уже стал взрослеть. Дерево, получается, это симбионт с человеком, ага. Ты не поверишь, профессор, но, это примитивное существо, находится в двух средах: под землёй и над поверхностью земли. Оно тянет живительные соки своими корнями из грязи (хаос знает, как оно умудряется это делать), а большая часть его находится над грязью. Как ты знаешь на этой планете буйство различных видов существ. Так вот, многие из них норовят сделать себе гнездо на этом самом дереве. "Выпасть из гнезда" - это самое страшное, что может произойти с аборигеном.
   - И тебя посмели снять с твоего родового гнезда, - вскричал потрясённый профессор.
   - Да, - скромно признался Сём. - Оторвали от родного стада...то есть стаи. Причинили мне сильную душевную боль. Я очень страдал, потерял аппетит. Зонги - они такие жестокие существа. Больше я своего родного дерева не видел...так я и стал выродком - это тот, кто оторвался от стаи.
   - Уму непостижимо, - бормотал профессор. - Извлечь разумное существо с естественной для него среды обитания. Советник, я узнаю столько нового...и что было дальше, уважаемый выродок?
   - Злые Зонги везли меня к себе, наверное, для проведения надо мной ужасных изуверских экспериментов, а может, хотели сдать меня на опыты в аптеку, или просто хотели мной питаться. Но, на их беду, а на моё счастье, в космосе они наткнулись на Имперский корвет, и наши бравые десантники, освободили меня и привезли в Империю на планету, схожую с миром человеков. Империя мне дала всё: кров, пищу и образование. Естественно, после пяти лет пребывания в карантине.
   - Да, советник, суровая у тебя судьба, - с жалостью произнёс профессор. - Представить себе не могу: в раннем детстве потерять родное дерево, выпасть из родного гнезда, отбиться от своей стаи...ещё и в аптеку к Зонгам.
   Сём скромно молчал, потупив глаза. Скромность - наше всё. А профессор был явно ошарашен.
   - Но ты говорил, что человеки вылезли на сушу из океана. А как они оказались на деревьях? - профессор был слишком дотошным и любопытным
   Как, как! Да бездна знает, как они на дерево влезли.
   - Корм! - не моргнув глазом, сказал Советник. - На дереве вырастает сбалансированный для их организмов корм. Из перехватов их информации, мы даже знаем их пристрастия в пище: гамбургеры, картошка, кока-кола, кетчуп. Всё это им даёт дерево.
   - Благодарю тебя Советник за столь ценную информацию по дикой цивилизации. Честно говоря, я потрясён, но и в восторге. Ведь с этими дикими цивилизациями не соскучишься. Всего-навсего, обычная тряпочка (профессор показал на маску), а сколько вокруг неё страстей. Моё ведомство будет продолжать изучение психологии этих фантастически странных существ. Думаю, будет много ошеломительных научных открытий.
   - Обращайся, - заверил Сём, - чем могу, помогу. С этими человеками точно не соскучишься. Ошеломишся ещё не раз.
   - Непременно Советник, непременно.
   Так что сегодня Сём легко отделался от ксенопсихологов Академии наук. Но с его легендой что-то надо делать: а вдруг бы профессор начал уточнять, как выглядит дерево, или как к нему надо лепить гнездо. Вот что бы собеседник тогда говорил? Бездна знает, как оно выглядит. Наверное, что-то огромное. А, то что, изучая человеков, будет много ошеломительных открытий, то это точно. С этими человеками скучать, точно не будешь. Сём понял, что консультировать надо уверенно, а если чего не знаешь, то надо включать логику и фантазию, особенно фантазию. Советник я, или так, погулять вышел. Но, что ни говори, трудная это работа, быть научным консультантом и объяснять необъяснимое. Надо поступать так, как это делают врачи, среди которых бытует термин "спонтанная ремиссия" для объяснения необъяснимого.
   Мир полон сюрпризов. В этом Сём убедился совсем скоро, когда его пригласили на совещание к курирующему их отдел Тайному советнику. Совещание, естественно, происходило в виртуальном кабинете чрезвычайно засекреченного Тайного советника. Даже имя его было неизвестно, но к своим младшим коллегам он отнёсся вполне себе вежливо, без чопорности. Может, этому было объяснение, что сам Тайный советник был в виде гуманоида. На совещании присутствовало всего трое разумных: Сём, его начальник и Тайный советник. Причём Сём чувствовал, что его начальника, что-то очень тревожит. Во всяком случае, начальник прямо-таки излучал настороженность. И Сём видел, что озабоченность его шефа только росла по ходу беседы. А беседа началась с совершенно отвлечённых вопросов.
   Тайный советник почему-то начал издалека:
   - Как вы знаете, коллеги, что случаются ситуации, когда в отличной и убедительной теории доказываются два взаимоисключающих суждения, причём каждое из них выведено убедительными с точки зрения данной теории средствами. То есть мы имеем в суждениях парадокс - высказывание, которое в данной теории равным образом может быть доказано и как истина, и как ложь. Такие вот дела. Особенно это касается теорий, изучающих время. Время иллюзорно, но оно преподносит нам подарки. Что в одно время волшебство, в другое время наука.
   Сём сидел и с удивлением слушал, а его шеф от таких заявлений только сильнее напрягался. Шеф, в отличие от Сёма, знал, что когда этот Тайный советник начинал свою речь издалека, то жди чего-то нехорошего. И чем дальше его слова были от их работы, тем жди чего-то совершенно сногсшибательного.
   - Ладно, коллеги. Я вижу, вы прониклись серьёзностью момента, поэтому не буду тянуть перша за хвост, а перейду к сути. Как вы знаете, наша Империя относится к цивилизации шестого уровня. И уже много тысячелетий мы стремимся получить седьмой уровень развития. Чем, прежде всего, характеризуется седьмой уровень? Это, прежде всего, умение цивилизации преодолевать межпространственный барьер, то есть это не обычные порталы для мгновенного перемещения внутри нашей Вселенной, а переход в иную Вселенную. Поэтому, цивилизация, научившаяся делать это, перемещается на следующую ступеньку своего развития. Но вы прекрасно понимаете, что мы не знаем, что нас там ждёт и как к этому отнесутся высшие цивилизации. Вот над этой темой мы и должны работать. Да, я забыл информировать вас, что эксперименты с межпространственными переходами, наконец, увенчались успехами. Но....но поймите меня правильно, что афишировать это наше достижение мы пока пару сотен лет не будем. Обычная наша публика должна оставаться в неведении такого прорывного открытия. Вижу, что вы очень удивлены и потрясены. А что же мы будем делать? Да, как всегда: вести разведку. Только теперь на высшем уровне. Сейчас мы легко определяем цивилизации с нулевого уровня по шестой уровень. Многие цивилизации, начиная с четвёртого уровня, вливаются в нашу Империю и их разумные особи становятся верными подданными Императора. Изредка мы принимаем в состав Империи и цивилизации третьего уровня, но с ними, практически всегда происходят недоразумения из-за их природной отсталости. Поэтому мы опасаемся, что высшие цивилизации будут относиться к нам так же, как мы относимся к цивилизациям третьего уровня. Чтобы исключить потенциальные трения с Высшими, мы, для начала, должны понять их. Однако, они не спешат нам показываться на глаза. А теперь коллеги, слушайте сверхсекретную информацию. Один из наших разведывательных зондов, посланный в иную Вселенную, обнаружил сигнал, который ИИ расшифровал, как воздействие девятого уровня. То есть, наконец, Высшие цивилизации проявили себя, хотя и не в нашей Вселенной. Вы спросите, а причём тут ваш отдел? Выдам ещё одну государственную тайну: сигнал обнаружен на одном из миров, а конкретно, на одной из планет, где обитают существа очень похожие на ваших "диких" гуманоидов. Вот поэтому, роль вашего отдела резко возрастает. А кто у нас самые главные эксперты по "диким" гуманоидам?
   Сём и его шеф поняли, что конкретно попали. То они жили и не тужили много лет, фантазировали о жизни "диких", свои фантазии высказывали другим учёным. Те, с благодарностью принимали консультации. Ведь, поди проверь информацию, которую даже ИИ не всегда соглашался анализировать. Теперь для Сёма и его шефа всё будет по иному. Теперь, под пристальным взглядом высших чинов Империи не пофантазируешь, теперь объяснения должны быть качественные и логичные. Иначе могут последовать нехорошие выводы в компетенции Советников.
   Сёму стало дурно. Его начальнику тоже стало нехорошо. Окончательно добил Сёма Тайный советник тем, что сообщил, что на самом верху одобрена его, Сёма кандидатура, как самого лучшего специалиста по "диким". Ждёт специалиста дальняя дрога, а именно, командировка в "дикий" мир. Естественно, путём переноса сознания Сёма в тело аборигена.
   Остатком сознания Сём пытался понять радостные слова Тайного советника, о том, как ему повезло, что отправляется в такую интересную командировку, и что не надо благодарить начальство за столь интересное начинание.
   Сём, как мог, делал радостное выражение своего гуманоидного лица, а сознание потерял, как только совещание закончилось.
   - Что же это вы, батенька, право слово так сомлели, - суетился вокруг своего горе-подчинённого шеф, пытавшийся привести Сёма в норму. - От радости чуть сознание, голубчик, не потеряли.
   Шеф Сёма был чрезвычайно рад, что не ему выпал жребий отправляться в столь сомнительную командировку, а его молодому сотруднику.
   - Что вы так распереживались, голубчик? - уговаривал очнуться своего лучшего работника шеф, - вы ещё молодой, четыреста лет вам ещё нет. Не мне же восемьсотлетнему старичку отправляться в командировку? А вам молодым и карты в руки. Побудете в шкуре молодого аборигена лет сто, да и домой через портал. Курорт, а не командировка.
   Но Сём совсем не хотел приходить в себя. Стоило ему только подумать о "диких" гуманоидах и их жизни на "дикой" планете, как он опять опускался в пучину беспамятства. Его шеф с помощью призванного им доктора всё-таки привели Сёма в надлежащий вид, ведь если он будет выкобениваться, то, как бы самого шефа не отправили к "диким".
   Сём вскоре понял, что отвертеться от командировки у него не получится, поэтому решил сегодня устроить отходную виртуальную вечеринку: и, как обычно, любая помощь от окружающих в этом начинании приветствовалась. Ну, что за виртуальная пьянка без небольшой трагедии, правда?
  
  
  
  
   Дней через сто усиленных тренировок будущий резидент перестал комплексовать и смирился со своей печальной участью погибнуть или свалиться в рассознание. Программа подготовки к внедрению была столь обширна, что проявлять эмоции было решительно некогда. Теперь бывший Советник, и будущий резидент добирался до своей койки вконец обессилевший после ряда лекций, обследований его тушки и многочасовых практических занятий. Его учили на все случаи жизни, способные произойти на планете внедрения. Например: как спастись от воздействия цунами или взрыва супервулкана; что надо делать, если местное светило резко повысит уровень своего излучения. Инструкторы считали, это очень важным. Менее важным считалось знание местных языков и обычаев: всё равно их обычаи нормальным разумным были непонятны, а языки были заложены в СИИ (специальный искусственный интеллект), синхронизацию с которым в настоящее время проходил мозг будущего резидента. Инструкторы мудро решили, что как ни учи Советника, без помощи СИИ он будет практически беспомощен в новом для себя мире. Поэтому они старались вбить в СИИ как можно больше информации. Кроме того, инструкторы прекрасно знали, что этот Советник сам считается самым лучшим специалистом по диким мирам. Такого учить - только портить. Некоторые умники даже считают, что иногда переученный хуже недоученного. Поэтому Сёма пичкали самой дикой информацией, например, о Белых Дырах, считая её очень важной для него. Ведь правда интересно: раз есть факт наличия в космосе Чёрных Дыр, то это подразумевает наличие и Белых Дыр. Если в Чёрных Дырах всё пропадает, то из Белых Дыр, видимо, всё вываливается. Сёму совершенно не давали время на анализ ситуации: его пичкали самой разной информацией и ждали, когда произойдёт слияние его мышления с работой СИИ. В этом и была суть всех тренировок: не дать бедному Советнику ни минуты покоя, чтобы он не вздумал опять переживать и анализировать что-либо. Анализировать, говорили инструкторы, это тоже, что нарушать работу кварков в микромире. Анализ портит красоту жизни, ага. Анализировать не надо, надо действовать, не раздумывая, по готовому шаблону. Некогда там будет раздумывать, учитывая, что не надо забывать о варварской натуре дикого гуманоида. Сначала сделай - потом подумай. Инструкторы методично вбивали в сознание Сёмы мысль, что его жизнь не хаотична, она просто очень сложный шаблон и, чем больше Сём усвоит быстрых шаблонных действий, тем лучше и меньше побочных эффектов. Алгоритмы управляют нашей жизнью, это они подсказывают оптимальные решения.
   - Вся моя жизнь - побочный эффект, - вяло ворочал мозгами уставший Сём.
   Инструкторы правильно решили, что как не тренируй первопроходца по мирам, всё равно он будет делать ошибки и глупости. Ну, и ладно! Если бы разумные существа никогда не делали глупостей, то не делалось бы в этом бренном мире ничего и умного и любопытного. Они поступали мудро: то, что вообще может быть сказано и понято, должно быть сказано понятно; но то, о чём сказать невозможно, о том следует молчать.
   Хорошо хоть инструкторы не знали, по соображениям секретности, из какой расы был превращён в гуманоида Советник. А то бы они резко увеличили нагрузку, ибо природная раса Сёма отличалась исключительной сообразительностью и фантастической памятью. Правда, некоторых научников, готовящих резидента к командировке насторожил тот факт, что как-то чересчур быстро идёт синхронизация СИИ с мозгом Советника. Хотя, что тут удивительного? Ведь это не обычный разумный гуманоид, а целый Советник. А звание Советника просто так в Империи не даётся, понимать надо. Этот Советник на своих двоих само время обгонит, факт. И если высшее начальство решило, что именно этот гуманоид будет отправлен в исключительно важную командировку, значит, оно знало, что этот Сём гениальная личность.
   А "гениальная личность" с тоской ждала отправления, ведь он прекрасно знал, что в реалиях диких миров никакой СИИ не помощник, а надо надеяться только на свою изворотливость, ну, или на удачу, если хотите. Хотя Сём всегда говорил, что надеяться на удачу, это последнее дело: надо надеяться только на себя. Вот только чтобы умно поступать, одного ума мало.
   Когда будущее скрыто во тьме, остается лишь делать то, что должен совершать, и Сём, часами беседовал со своим СИИ, рассматривая самые страшные и неожиданные ситуации. Технические службы тоже время не теряли: недалеко от Солнечной системы появилась дополнительная группировка зондов и ретрансляторов, логические контуры которых уже начали свою вычислительную работу. Сейчас основной задачей ИИ этой группировки было вычислить аборигена в мозг которого будет направлен сигнал переноса сознания Советника вместе с его СИИ. Увы, но при такой передаче сигнала разум аборигена будет уничтожен, поэтому зонды искали аборигена, которому оставалось жить одну минуту. Естественно, таких аборигенов было много, но требовался, во-первых, абориген молодой и здоровый, во-вторых, живущий на самом большом их континенте, в-третьих, он должен быть мужского пола, ибо Советник был мужского пола. Почему надо было попасть именно на самый большой континент, который местные называли "Евразия"? Да потому, что сигнал от Высшей цивилизации, был, предположительно, направлен на этот континент или на континент, называемый "Южная Америка". Но Советник выбрал Евразию, значит, будем отслеживать ситуацию в этой части планеты. Вскоре, Советник усложнил задачу: он распорядился искать реципиента в самой большой стране этого континента, по причине того, что этот местный язык он, с помощью своего СИИ более-менее, выучил. Это было вполне логично, поэтому научный отдел согласился с такой постановкой вопроса.
   Техника, после нескольких прогонок в холостом режиме, показала, что работает, как точнейший хронометр. Чего тогда ждать? Резидент готов и рвётся в бой, техника тоже готова. Сём понял, что вот и настал момент истины: теперь его оцифрованный разум покинет не только его тело, но и свою родную Вселенную и перейдёт барьер, разделяющий Вселенные. Он будет первое существо из многих миллиардов особей Империи, которое проникнет через межмировой барьер. Он сделает только маленький шаг, а вся Империя при этом сделает огромный рывок в своём развитии. На какой стадии отчаяния находился сейчас будущий резидент? Наверное, на последней? Он понял, что ещё немного и у него не хватит мужества совершить подвиг, поэтому с криком "Слава Императору!" махнул своей конечностью, что должно было означать, что он готов. И все кругом забегали, подготавливая эксперимент с живой разумной особью.
   Теперь Сёму предстояло находиться некоторое время в специальной камере и выбирать реципиента, которому на этой планете оставалось жить одну минуту. Как только он выберет в кого переносить своё сознание, так с того момента и начнётся эксперимент. Перед Сёмом стали мелькать картинки последних минут жизни аборигенов. ИИ просчитывал траектории последних секунд их жизни, а Сём лихорадочно выбирал в кого ему превратиться. Всё пока было не то: или абориген был староват, или он должен был погибнуть в любом случае. Тогда какой смысл Сёму внедряться в него? Аборигены гибли в транспортных происшествиях, горели, падали с высоты. Стоп! Наконец, Сём увидел одну интересную траекторию, рассчитанную ИИ: одного молодого аборигена через несколько минут, по расчёту ИИ, должны утопить в море возле побережья. И Сём рискнул, дав команду, что он готов к подвигу. Теперь всё: обратной дороги не было. Забудь теперь, разумный, те законы, к которым привык. Теперь ищи новые правила и надейся на свой здравый смысл.
   Через долю секунды мозг Сёма умер, а его тело научники извлекли из камеры и отправили на переработку: из клеток этого апробированного тела вскоре вырастят клона, в голову которого, когда-нибудь поместят разум резидента. Но до этого момента надо ещё резиденту дожить. Да, трудную задачу командование поставило резиденту: надо умудриться вычислить значение сигнала Высшей цивилизации, выжить в условиях другого мира, адаптироваться там.
   Для Сёма мир замер на краю равновесия, и полетел кувырком. До основы основ вздрогнула вечность. Впереди или небытие и покой смерти, или новый мир. Он отринул все чувства, заглянул внутрь себя и растворился в потоках мироздания.
  
  
  
   С неба невесело щурились звезды. Спутник планеты испускал серебряный свет, который отражался на поверхностях, превращая их в тускло искрящийся хрусталь. Наверное, монетка судьбы упала на нужную сторону, поэтому Сём осознал себя на качающейся твёрдой горизонтальной поверхности.
   Ночь, море, нахожусь на маломерном судне, и сейчас меня будут топить эти аборигены, вспомнил Сём. Конечности у него были связаны, так что не очень-то и пошевелишься. Было страшно до безумия. К тому же Сём ещё не мог пользоваться этим телом. Это тело он мог взять под контроль в течение минуты, что он лихорадочно и делал.
   - Солома, водяру давай, - распорядился грубый голос. - Да нос ему, падле, зажми, чтобы пасть открыл. Что ты смотришь на меня, как сова из дупла? Не чеши лохматого, лей, давай.
   - Кент, - как сквозь вату слышал Сём. - Клиент, кажись того, сознание потерял. Совсем сомлел. Или подох.
   - Ну, нам же лучше, ежели он подох. Мороки меньше, - услышал слова Кента Сём. Слова он некоторые совершенно не понимал, но общий смысл улавливал. Чего не понятно? Эти два организма хотят его технично уничтожить путём утопления. И гадость какую-то лили ему в рот.
   - Так водяру он не жрёт, не лезет она в него, выливается. Что делать?
   - Ну, сколько-то водяры в него влезло. Значит, эксперты определят, что клиент был бухой. А что без сознания, так ещё и лучше. Быстрей утопнет. Снимай с него путы и за борт.
   К великой радости Сёма его конечности распутали: значит, убийцы хотят, чтобы его тело нашли утопшим и без следов пут, вот почему верёвки в тело не впиваются. Потом Сём чувствовал, как его тащат за конечности к борту и переваливают через него. Тело с плеском упало в волны моря. Вода была холодная, но ситуация горячая. Сём чувствовал, что убийцы, включив мощный источник света, наблюдают, как его тело опускается на дно. Понятно: теперь убийцы немного подождут, чтобы убедиться, что гуманоид вдруг не очнётся в воде, не всплывёт, и не начнёт орать, чтобы его спасли. Нет, этого они не дождутся. Откуда им было знать, что за эту минуту их жертва была уже мертва, а в теле парня сидело уже совершенно иное существо, для которого вода, это естественная среда обитания. Вот почему Советник выбрал именно эту ситуацию: ведь тогда у него появлялся довольно большой шанс уцелеть. Это у гуманоидов существовал страх перед водой, а у Сёма была совсем другая психология. Для него вода это родной дом, ведь его первый настоящий вид половину своей жизни обитал в воде. Вот и сейчас он, взяв, наконец, тело реципиента под контроль, стал спокойно опускаться на дно. Осознание без действия ничего не значит. Поэтому надо действовать. Он ещё не определил, сколько времени местные гуманоиды способны провести, не дыша под водой, но надеялся, что хоть с минуту они это делать могут. Секунд за сорок он аккуратно поднырнул под днищем катера и оказался на другой стороне от внимательно осматривающих ночное море убийц. Те светили в воду, переговаривались и чего-то ждали. Понятно чего. Но, Сём, вдохнув порцию воздушной смеси, не даст им удовольствия увидеть своё тело. Для них он утонул. Естественно, убийцы ждут от жертвы паники, вопли о помощи и судорожного барахтанья. Однако, жертва уже проплыла под водой добрую сотню метров, наслаждаясь родной стихией. Каждую минуту Сёму приходилось всплывать и хватать ртом порцию воздуха. Конечно, это слишком часто, но восторг от нахождения в родной стихии всё пересиливал. Наконец, к анализу ситуации подключился и СИИ Сёма, который выдал ему картинку с позиционированием его на местности, кратчайший путь к берегу и сообщил, что запечатлел образы убийц в инфракрасном свете. Кроме того СИИ записал сигнатуры голосов убийц и параметры излучения их коммутационных аппаратов. По одному из аппаратов объект "Кент" уже связался с другим абонентом и сообщил, что бабушка приехала. Куда она приехала Кент не сообщал. Наверное, это был шифрованный сигнал, но его визави, остался довольный приездом бабушки. Хорошее это дело местные средства коммуникации. СИИ скромно сообщил, что взял под контроль все несколько миллиардов таких передатчиков на этой планете. Пусть теперь ИИ околосистемной группировки анализирует переговоры аборигенов, у него ресурсов много. Кроме того СИИ обрадовано сообщил, что на этой планете существует информационная сеть и он уже нашёл 120 миллионов сообщений о необычных для аборигенов явлениях: всяких НЛО и прочих чудесах. Желает ли резидент ознакомиться сейчас с этими крайне интересными сообщениями? Вполне возможно, что там окажется сообщение по нашей теме: найти и понять сигнал Высших. Ага, как же, на базе уже пытались что-либо понять в местном инфополе. Ничего не поняли. В их инфополе ничего невозможно понять и никого. Тут себя-то понять невозможно, а мы других хотим понять, да ещё существ из другого мира. Поэтому Сём, конечно, поблагодарил помощника за ценную информацию, но ограничил рвение помощника радиусом сорока километров. Пока ему информации и из этой области хватит, а потом расширим радиус. Всякому существу, оказавшемуся в странной ситуации, требуется понять эту ситуацию. Объяснение может быть самое неправдоподобное, пусть откровенно дурацкое, но оно обязано быть. С этого обязательно надо начинать.
   Резидент, находясь под водой, слышал как судно убийц, через четыре минуты 52 секунды начало движение в сторону суши. Наверное, убийцам надоело таращиться в тёмные волны моря, пытаясь обнаружить покойника, и они посчитали, что успешно утопили существо своего вида: ведь никто не может пять минут находится под водой. Оказалось, кое-кто очень даже может, правда, периодически всплывая за глотком воздуха.
   Первый пункт его нахождения на этой планете был выполнен: резидент выжил и находится в психологически комфортной и физически привычной для него среде. Теперь второй пункт: доплыть до берега. Судя по местному времени, подсказанному СИИ, до восхода местного светила оставалось два с половиной часа. Что ж, поплаваем в море, а потом придётся выходить на сушу и основывать новую цивилизацию, как миллионы лет тому назад. Нет, сморщился резидент, с этими телами только новую цивилизацию основывать. Ну, их в бездну. Слабые, некрасивые, на голове шерсть. Язык примитивный. Вот особи цивилизации жизгов, к которым в молодости относил себя Сём, красавцы. Шесть глаз и замечательный хвост. А цвет: спинка тёмно-зелёного цвета, а брюшко светленькое. А эти местные человеки, которые были чрезвычайно похожи на наших изучаемых человеков, отвратительные создания. Хуже наших. Наши лучше и понятнее, и красивее. Поэтому пусть сами совершенствуют свою планету и свою цивилизацию, Сём им в этом не помощник. Он будет выполнять только свою задачу во славу своей Империи.
   Если хочешь избавиться от большинства проблем, просто плавай в морской воде. Море успокоит. Где-то в километре по курсу были видны огни города, располагавшегося на берегу приличных размеров залива. Как сообщил ИИ, город называется Геленджик. Как-то так. Вот название придумали: язык сломаешь. За городом стоят стеной невысокие горы. Что ж, берём курс на город, находим удобное место для выхода из моря и начинаем инфильтрацию в местное общество, чтоб оно облезло.
   Резидент решил, что он должен с первыми лучами светила выйти на берег, ибо утро невероятно ресурсное время дня. Так поступить лучше всего, потому что именно ранним утром проявляется характер цивилизации. Характер характером, но резидента стал напрягать его собственный, синхронизированный с его разумом искусственный интеллект: с интеллектуальным помощником творилось явно что-то не то. Н-да, или запись встала криво в мозги аборигена, или помощник поперхнулся избытком информации, но он явно стал заговариваться и выдавать дикие идеи. Конечно, думал, Сём, чтобы было всё ровно, так никогда не получается. Теперь придётся как-то приспосабливаться: плохо, конечно, если ИИ окончательно сбрендит начитавшись местной литературы и получив информацию из их инфосети. Уже ИИ ни с того ни с сего заявил, что как только они выйдут на берег им срочно надо будет обратиться в какую-нибудь веру, здесь все так делают. Без веры здесь никуда. Не поймут-с нас, ага.
   - В какую веру? Зачем нам это? - стал сомневаться Сём, медленно перебирая конечностями в ночном море.
   - Желательно в самую прогрессивную, - уверенно советовал ИИ. - Надо поклоняться в текущую эпоху мемов, фейков, видеоблоггинга, имиджборда, пранка и прочего интернет-перегноя чему-то суперинфернальному, забористому до абсурда и одновременно немножко нелепому. Здесь полагается верить в самый невероятный и шизофренический бред, и у меня нет ни малейшего понятия, почему здесь такое происходит. Местные люди отличаются необузданной шизофазией своих убеждений. Некоторые из них считают, что мироздание держится на деятельности тройки уникальных божеств. Вот список: командор космофлота Аштар Шеран, его коллега Птааг, и их закадычный друг Иисус Христос. При этом надо бояться ящериков, это такие рептилии, которые втайне готовят цветные революции и стремятся захватить всю планету.
   - Это же бред! Зачем нам в это дело вникать? - отмахнулся резидент. - Ящерики какие-то.
   - Здесь так надо: местные человеки умудрились намешать в блендере, который заменяет им мозг, вообще всё, что только можно. Давай шеф примкнём к дискордиантам. Очень прогрессивная религия на мой взгляд. Их Патриархи указывают на то, что порядок как таковой, это не прогресс и благо, а деградация, скорбь и уныние. Стоит за низвержением миропорядка некий Груад Серолиций, некое подобие повелителя демонов, который не олицетворяет хаос, а, наоборот, вносит в мир скуку, каталогизацию, рационализацию и творческую кастрацию. Этот самый Груад способен насылать проклятия на добропорядочных дискордианцев, делая их тупо усердными, успешными, разумными, а оттого, конечно же, несчастными и жалкими.
   Сём понял, что если не отключит ИИ, то на берег он выйдет с гарантированным нервным срывом.
   - Минуточку шеф, - взмолился ИИ, - я ещё не всё сказал. Просто нам надо думать на пару шагов вперед. Это называется стратегия, а стратегия штука полезная. Ты пытаешься осмыслить этот мир, видя лишь кусочек целой картины, а я вижу целую картину.
   - Минуточка для меня, это роскошь, я не могу пойти на такую жертву, - отрезал Сём и отключил на некоторое время своего хитромудрого помощника вместе с его целостной картиной видения мира. - Идите, мой умный друг, идите. И не просто идите, а куда надо идите!
   Ночь южного города замерла в предчувствии нового рассвета, наступила мистическая тишина, что бывает только перед появлением огненного светила. Скоро, упивающееся своей мощью Солнце, торжественно воссияет, но пока был ранний, полный надежды рассвет.
   С первыми лучами Солнца резидент, крайне осторожно, выбрался на пляж, покрытый мелкой галькой, песком и частичками ракушек. Стороннему наблюдателю, если бы он в это время случился в этом месте пляжа, показалось бы, что из моря вылез высокий статный, спортивного телосложения молодой человек, не боящийся купаться в прохладном утреннем море. Единственно, что бросалось в глаза, так это то, что молодой человек не утруждал себя выбором одежды, а предстал в первых лучах светила в семейных труселях. Как-то это неправильно, что молодец купался не в плавках или шортах, типа "Бермуды", а в обычных семейных труселях, раскрашенных в весёленькие цветочки. Не солидно как-то с его стороны. Но, кто их спортсменов знает: у них у всех тараканы в голове. Почему спортсменов? А кто ещё будет рано утром окунаться в прохладную воду? Вы вот будете лезть утром в холодную воду? Вот и этот вышел из моря, даже не вытерся полотенцем, потому как и полотенца у него нет, а трусцой побежал в сторону городских кварталов. Точно это спортсмен-оригинал. Кто же ещё.
   Так мог бы сказать сторонний наблюдатель, но Сёму пока никто не встретился. Резидент включил ИИ и велел тому сканировать прилегающее пространство на предмет опасности.
   - Да, шеф, задание принято, - сухо информировал его ИИ. Вот же что получается: вроде ИИ всего-навсего квазиживое существо, а обижается, что Сём выключал его на некоторое время.
   - Не переживай, старина, - извиняющимся тоном произнёс Сём. - Тебе ещё много придётся потрудиться, скучно, думаю, не будет.
   ИИ долго обижаться не мог и, вскоре, он сообщил, что надо двигаться в сторону вон того одноэтажного здания, которое, скорее всего здесь является пунктом общественного питания. Таких зданий здесь, возле пляжа, было очень много, но ИИ выбрал самое крайнее строение, сообщив, что в нём он сканирует активность двух человек. Эти люди уже возятся с приготовлением пищи для будущих посетителей. Сёму надо было аккуратно зайти с тыла здания, открыть дверь и в коридоре забрать, висящую на стене спецодежду. Но надо было это сделать быстро, так чтобы никто из работников заведения не всполошился. Операция по умыканию одежды прошла быстро и успешно. Так, как и советовал ИИ. Сём тихо подошёл к двери, аккуратно приоткрыл её, в коридоре увидел висящий на стене халат и стоящие на полу растоптанные мужские босоножки. Взять пару обуви и халат было секундным делом. Обувшись и накинув на себя халат, Сём, снаружи здания схватил пустую картонную коробку, которая стояла среди подобных ей и никого не трогала. Теперь любой встречный человек, увидев парня, мог сказать, что это идёт молодой, короткостриженный работяга в замызганном халате. Работяга тащит коробку. Ну, у работяг такая судьба таскать что-нибудь с места на место. Этот вот тащит не очень чистую коробку: ну, и пусть себе тащит.
   Всё было спокойно, тихо и мирно, поэтому Сём, оглядевшись, решил двигаться в город по тротуару улицы, идущей с подъёмом вверх. Возле высотного дома его заинтересовали стоящие баки с непонятным содержимым.
   - Это пункт складирования вторичного сырья, - услужливо разъяснил ИИ. - В эти баки аборигены складывают, требующие повторной переработки вещи. Это место аборигены очень уважают, они даже считают его сакральным и периодически посещают его, наверное, с целью поклонения. Вокруг этого места крутится вся их культура. У них даже есть выражение: мир, это помойка. Трудно понять, но это так. Если люди в своих книгах описывают ранние века своей цивилизации, то это время они называют навозными веками. Если говорится о современности, то это чернуха. Если говорится о будущем, то оно состоит их хаоса и ржавины от сломанных стальных конструкций. Вся их литература, это или антиутопия, пост-ап, мениппея или киберпанк. Если люди описывают вымышленные миры, то это тёмное фэнтези, где власть имущие всегда тираны, аборигены всегда негодяи, а инопланетяне хотят поработить человечество. Все миры, в представлении людей, это большая помойка. Такая вот философия. Собственно и здесь в этих баках они хранят самое ценное, что у них было, но что они буквально оторвали от себя и принесли сюда для последующей переработки.
   Сём с уважением посмотрел на помойку: действительно, не сунули ненужную вещь в дезинтегратор, а приволокли в определённое место. Это, наверное, трудно: оторвать что-то от себя и принести сюда. Надо думать, это имеет некий сакральный смысл: круговорот вещей в природе.
   На вершине мусора, лежащего в баке, красовалась грязная выцветшая панамка. То, что люди что-то выбросили, совсем не значит, что это нельзя использовать для своих целей. Сём решил спасти её от переработки и дать ей вторую жизнь на своей голове. Теперь панамка украшала голову парня, спасая буйну голову от лучей солнца при этом, делая Сёма более похожим на местных. Во всяком случае, здесь же Сём обнаружил заросшее волосами человеческое существо, явно ночевавшее рядом с помойкой. Это, наверное, жрец помоечного культа: с уважением уставился Сём на лохматого человека, который со своей стороны подозрительно косился на резидента, но не сказал ничего, даже когда увидел, что Сём взял в руки панамку. Наверное, это самая уважаемая здесь особь, раз этот человек ночует рядом с сакральным местом в условиях, далёких от комфорта. Страдает, но живёт рядом с местом поклонения человеческой популяции, и не только человеческой: парень увидел, что на помойке копошилось несколько лохматых небольших существ с весьма длинным хвостом, покрытым мехом. Надо выяснить роль этих существ в местном обществе, скорее всего, эти существа тоже поклонники помойки. Существа издавали звуки, когда находили что-то им понравившееся, но их язык Сём не понимал.
   Лохматое человеческое существо, которое Сём принял за жреца местного культа, с любопытством воззрилось на парня, когда тот надел на свою голову панамку. Существо хмыкнуло, смачно высморкалось и произнесло, тыча в резидента своим грязным пальцем:
   - Всё станет пылью, и воюющий с нею превратится в пыль. Так говорится в Святой книге. Уважаемый, займи мне десять рублей. Трубы горят.
   Не дождавшись от Сёма ни ответа, ни привета, лохматый продолжил свою речь:
   - То, что обычный смертный человек может выбросить, как мусор, на самом деле оказывается прекрасным и живым, если знать, как смотреть, - назидательно продолжил обитатель помойки. - У нас нет ничего, но в мусоре мы ищем наше счастливое будущее! Будущее уже в прошлом, мусор настоящее, отходы наш закон! Все собирают то, что для них ценно, сам увидишь. Я же собираю слезы. У меня клинический диагноз "социопатия". Ты знаешь, что это такое? - нахмурившись, спросил лохматый человек. - Когда я был маленьким, я разговаривал с Луной. Когда тебе о чем-то говорит Луна, в это стоит верить, понял, да.
   Резидент пожал плечами. Он уже сообразил, что надо заканчивать контактировать с жрецом местного странного культа ненужных вещей и удаляться.
   - Меня зовут Тройник, если чё - заходи, - крикнул жрец вслед удаляющемуся парню. - И бабосы заноси....и покурить....и пиво.... И помни парень - в законах правды нет, все врут. Хочешь узнать секрет моей живучести? Я никому не верю. Тебе я верю, ты добрый человек и несёшь добро. С каждым добрым поступком Вселенная меняется к лучшему.
   Ага, это точно. Сём этому миру скоро много добра нанесёт. Замучаются хлебать.
   Кстати о добре и хороших делах. Надо уже кое-что предпринимать, и Сём нарезал ИИ несколько задач:
   - Во-первых, вычисли, какой был статус нашего носителя до внедрения. Во-вторых, нам надо срочно менять имидж. И, это, надо изучить язык мелких лохматых существ, что обитают в сакральном месте.
   - Принято, - сообщил ИИ. - Приступаю к работе.
   Пока помощник шуршал своими суперумными мозгами, связывался с ИИ космической группировки и о чём-то там с тем ИИ шептался, резидент нашёл приличную лавочку под раскидистым деревом, дающую отличную тень. Сидя на лавочке Сём внимательно осматривался по сторонам. Его интересовало всё, особенно вид деревьев, но он не отвлекал помощника по таким мелочам, а только крутил по сторонам головой и пытался разобраться сам. Но разобраться в местных реалиях было трудно. Вот, например, что это за заведение, которое располагалось через дорогу: огороженная площадка, на которой стояли столики и стулья. Вот какой в этом смысл? Сём поглядывал и на местные деревья. Странно, но они не производили впечатления чего-то могущественного и огромного: человеческих гнёзд он на них не увидел. Люди, скорее всего, обитали в строениях, а не гнездились на деревьях, как он раньше думал. Может быть, в процессе эволюции они слезли с деревьев? От мыслей об истории человечества, его отвлекло пушистое существо, расположившееся рядом с лавочкой и начавшее энергично и с увлечением лизать свою шубу. Точно таких существ он наблюдал на сакральной помойке и теперь соображал, что надо делать: вежливо поздороваться с этим существом или игнорировать его. А может, наоборот, это существо для местных является съедобной добычей. Типа деликатеса. Нет, надо у ИИ уточнить, как себя вести в присутствии таких существ, ещё надо обязательно разобраться: являются ли эти существа союзниками людей или врагами, съедобны они или их нельзя употреблять в пищу.
   Но, уточнять у ИИ о лохматых существах не получилось, так как помощник сам начал делать ситуационный доклад.
   - Просто так с нашим статусом определится не получиться, - начал свой доклад ИИ. - Надо будет его определить через выход на наших потенциальных убийц. Их перемещения находятся под моим контролем, и случайно мы с ними не пересечёмся. План будет такой: подходим к объектам "Солома" и "Кент" и жёстко спрашиваем, для каких целей они собирались и фактически осуществили физическое устранение нашего реципиента. После разговора с Соломой и Кентом их надо уничтожить, как свидетелей нашего прибытия на планету. Кроме того сообщаю, что техническими средствами пока не выявлена заинтересованность Высших рас фактом нашего появления здесь. Продолжаем их провоцировать и мониторить обстановку. Интереса к нам со стороны Низших рас тоже пока не обнаружено. Когда мы получим точные данные о нашем реципиенте, то, я думаю, мы получим и документы, легализующие нас здесь.
   - Документы? - удивился Сём. - Что они представляют?
   - Это такой носитель информации о личности, - информировал ИИ. - Здесь эти вещи имеют большое значение. Кроме этого здесь имеют большое значение бабосы. Бабосы здесь можно менять на некоторые вещи и услуги.
   - Бабосы? - вспомнил Сём. - Это о них что-то говорил жрец по имени Тройник с сакрального места. И где мы их добудем? Выяснил, как они выглядят?
   - С бабосами как раз всё просто. Кстати, местные бабосы рублями называются. Выглядят они, как красивые картинки, напечатанные на бумаге.
   - Картинки? На бумаге? - удивился Сём. - Что на них нарисовано?
   - Нарисованы некоторые стилизированные виды, - уклончиво сообщил ИИ. - Например, на бабосе, который называется "Сто рублей" строго посередине картинки нарисовано мужское достоинство, выставленное напоказ полуголым человеком, а рядом с ним четыре живых существа, называемых конями.
   - И где водятся эти бабосы? - стал настаивать Сём. - Как нам их добыть?
   - Они везде водятся, - объяснил ИИ. - В одежде любого человека можно найти много этих самых картинок.
   - А, значит, мы будем просить у прохожих бабосы, как тот жрец? - догадался Сём.
   - Нет, - охладил его пыл ИИ. - Как я понял, здесь это считается несколько предосудительным. Мы поступим проще. Как все здесь поступают, когда дело касается бабосов.
   - Это как? - заинтересовался Сём.
   - Здесь люди поступают проще, - стал подробно разъяснять ИИ. - Когда им нужны бабосы они идут к объекту, называемому "банкомат" и выбирают для себя из него какое-то количество картинок. Мы так же поступим. Коробка, куда будем складывать их, у нас уже есть. Потом мы эти картинки обменяем на другую одежду для нас, тем самым поменяем имидж. Ещё нам надо найти гнездо, где мы обоснуемся. А затем, как немного здесь освоимся, навестим наших несостоявшихся убийц. Думаю, этот мир создан специально как для тебя: варварство, хаос, произвол, дикость. Тут ты развернёшься. Теперь насчёт мелких лохматых существ. Они здесь называются кошки. Употреблять их в пищу считается предосудительным, за исключением пирожков с котятами.
   - Понятно с кошками. А этот "банкомат", как он выглядит? - спросил Сём. - И что означает это слово?
   - Это такая коробка для хранения бабосов, - охотно стал пояснять ИИ. - Всё очень просто. А слово это имеет двойной смысл: с одной стороны это банка, то есть ёмкость для хранения чего-либо, с другой стороны это слово "мат", то есть местная ненормативная лексика. Здесь у них всё неоднозначно. Ещё вопросы будут? Если нет, то я с твоего позволения, исключу регистрацию нашей персоны на местных видеозаписывыющих устройствах, очень уж мы непрезентабельно выглядим сейчас. Существу седьмого уровня развития не престало красоваться в сомнительных видах, поэтому на всех видеозаписывающих устройствах мы будем выглядеть, как белое и пушистое облако. Скромно и со вкусом. Одобряешь?
   Сёму было всё равно, как он выглядит в глазах местных существ, но надо было внедряться в их социум, значит, придётся учитывать все местные условности. Куда тут деться. Вздохнув, резидент, направляемый ИИ, отправился искать эти самые банкоматы. Его только немного смущало то, что эти коробки с бабосами, или, как здесь говорят, с деньгами, могут его обматерить. И как тогда надо реагировать? Получается, что надо ещё изучить местную обсценную лексику и понять её смысл.
   Два часа парень, ведомый своим ИИ, перемещался по городу от одного банкомата к другому. Сём не заморачивался отсутствием у него банковской карточки: подумаешь, какие мелочи. Единственно, что он делал, это дожидался, пока возле денежного ящика не будут толпиться аборигены. Как только он видел, что те, получив деньги, отходили от аппарата, то устремлялся к коробке с деньгами, а ИИ с помощью излучения от спутников ломал простенькие электронные мозги этого устройства, заставляя устройство расставаться с некоторой суммой. Сём зря опасался, что денежная коробка будет его материть и всячески унижать: устройство только кряхтело, шелестело, урчало и исправно отсчитывало некоторое количество цветных бумажек, которые парень складывал в свою картонную коробку, честно украденную им ранним утром. Бумажечки были разноцветные, но на бывшего Имперского советника они совершенно не произвели впечатления. Но, раз ИИ утверждает, что эти бумажки им потребуются, то пусть так и будет. Здесь и без этого много странностей.
   Ах, если бы банкомат мог говорить и понимать, что он делает, то он, точно бы, обматерил Сёма, не посмотрев, что тот существо цивилизации седьмого уровня. А так всё было тихо и мирно: банкомат урчал, но деньги давал, а другие аборигены особо не интересовались личностью молодого работяги в дурацкой панамке. Набив коробку где-то на треть её объёма деньгами, или, как тут говорят некоторые аборигены, бабосами, Сём мирно пристроился на очередной лавочке, стоящей в тени деревьев. В этом месте города было довольно безлюдно: только изредка шли прохожие, наверное, они все стремились на пляж плавать в морской водичке. Сём и сам с удовольствием бы сейчас окунулся в холодную воду, но надо было сидеть и ждать, ибо ИИ придумал, как ему красиво одеть своего шефа. Лучше всего, решил ИИ, если одевать шефа будут местные специалисты: ведь они, наверняка, лучше знают, как приодеть по современной моде молодого человека. Поэтому ИИ кое-что предпринял, использовав в своих корыстных целях то обстоятельство, что вся телефонная сеть была у него под контролем. ИИ с лёгкостью вычислил, что, раз люди носят одежду, то они её где-то добывают. А дальше слово было за техникой.
   Техника, высочайшего уровня не подвела. Где-то в неведомой дали сигналы сложились в логическую цепочку и трансформировались в телефонный звонок с одного номера на другой номер, причём, вызываемый абонент был совершенно уверен, вернее, уверена, что с ним желает поговорить его начальник, вернее начальница.
   Смартфон, принадлежавший старшему продавцу магазина "Шарм" Виолетте Михайловне, запиликал бодрую музыку из древнего фильма "Джентльмены удачи". Звонила своему старшему продавцу хозяйка магазина Зоя Филипповна. Раз начальство звонить изволят-с, то почему бы и не поговорить, всё равно, посетителей нет по причине того, что сей магазин, арендующий площадь в здании бывшего городского универмага относился к элитному классу. Не по своему виду относился, а по ценникам на товарах относился.
   - Виолетточка, драгоценная моя, - бойко и звонко заголосил смартфон узнаваемым голосом хозяйки заведения. - Слушай сюда. У нас появился большой и жирный заказ, который надо выполнить срочно. Как срочно? В темпе дизентерийной кошки.
   Виолетта Михайловна с удивлением слушала свою хозяйку, которая радостно давала ей ЦУ. Женщина чувствовала, что от этого разговора с директором у неё вот-вот все крышки вышибет! Дело было вот в чём. Оказывается, надо было красиво приодеть одного молодого человека, но без его появления в магазине. По имеющимся его анатомическим параметрам. При этом вещи должны быть самыми дорогими, плюс надо было приписать к ним наценку процентов этак двадцать. А что? У богатых свои причуды. Почему бы не помочь очень состоятельному молодому человеку, у которого денег столько, что их даже куры не клюют. Ну, не хочет он приходить на примерку, так что. Не беда: параметры мы его знаем, поэтому быстренько подбираем ему шмотьё, естественно, самое дорогое. И относим его к месту, где этот заказчик сидит и ждёт. За доставку ещё десять процентов, как с куста. Закон торговли: клиент всегда прав. А кого послать к нему? Да хоть сама иди, хоть Светку пошли. Пусть свои булки разомнёт.
   Странно, конечно, но такие закидоны в стиле хозяйки. Взбалмошная она у них дама местами и мнит себя местной богемой. Сама по себе она никто и звать её никак, это муж у неё крутой предприниматель. Вот мужик и организовал магазинчик своей благоверной, чтобы она вроде как при деле была. Та и рулит, вращаясь в "высшем" местном обществе, то есть на магазин у неё времени практически нет. Всей работой магазина заведует старший продавец, это которая Виолетта, плюс у неё на подхвате Светочка. Светочку, то так, взяли на полставки, по блату. Студентка она. Пока лето подрабатывает в родном городе. А потом занятия в Краснодаре. Виолетта Михайловна давно бы нашла себе работу, где надо работать, а не ждать полдня пару покупателей, но, к её удивлению, ей выплачивалась вполне приличная заработная плата. Она знала, что этот магазин явно убыточная точка, но каким-то образом он держался на плаву. Скорее всего, убытки жёнушки покрывал её благоверный, справедливо решивший, что пусть её, вроде как при деле и, может быть, жену не будут посещать сомнительные идеи, когда у неё есть, чем заняться. Наивный чукотский юноша.
   Вскоре, старший продавец, с помощью Светочки, укладывала шмотки в пластиковые пакеты, стараясь ничего не забыть. Штаны есть, летние туфли есть, футболка есть, рубашка есть, шорты есть, чего-то нет. А, носки забыли? Какой у него там размер? Сорок второй? И ещё фирменную кепочку. Да здесь, судя по биркам, все "фирменные" вещи. Ага, Европа. Италия и Франция. Только вот поставщиков у них всего два: из Шанхая и из Стамбула. Но, надо отдать должное, вещи хорошие. Самые, что ни на есть "фирменные". Молодцы китайские товарищи: качественную "фирму" шьют. На бирках даже нигде нет указания на страну-производителя, и их иероглифов нет. Чистая Европа. Да и Стамбул, говорят, в Европе находится. Самая настоящая Европа.
   Виолетта Михаёловна была женщина во всех отношениях выдающаяся, как своим телом, так и опытом работы в торговле и, вроде как без женской придури. Она могла даже чёрта уговорить в их магазине что-нибудь приобрести, если бы чертяка зачем-то забрёл в "Шарм", а после этого она могла, и чёрта ангелу впарить. Но, черти в "Шарм" не заглядывали, поэтому впаривать эксклюзивные вещи приходилось случайным доверчивым клиентам, не упавшим сразу в обморок от цен в этом магазинчике. Заставлять людей с удовольствием расставаться со своими деньгами, что может быть прекраснее?! Виолетта Михайловна могла это делать и делала это с удовольствием, вот только клиент сам здорово не интересовался современными шмотками, а норовил купаться в море. Она точно знала, что продать можно абсолютно всё. Главное, это найти подход к покупателю. Виолетта Михайловна давно распрощалась с иллюзиями относительно своей профессии. Ведь что такое коммерция? Не будем обольщаться, коммерция, это обман того, кто сам хочет обманываться. Надо смотреть на вещи трезво и постараться извлечь из обмана всю мыслимую выгоду. Увы, но, это так. Любая торговля состоит из цепи обманов: уговоры, улыбки продавца, сам товар, который он предлагает, всё это ложь. Но если с помощью психологии навести порядок, если ложь в повседневной жизни открыто превратить в ту пружину, действующую автоматически, она перестанет быть ложью: признанная ложь тогда превращается в истину, а с истиной возрождается взаимное доверие людей друг к другу. Грамотная Виолетта осознала быстро, что в этой жизни все обманывают всех, отсюда и возникает всеобщее профессиональное недоверие, даже к самим себе. У Виолетты дело дошло до того, что она даже стала подозрительно разглядывать собственное отражение в зеркале... Уууу какие у этой сорокапятилетней тётки хитрые глазюки.
   Профессиональная осторожность сейчас прямо кричала, что здесь дело не чисто, поэтому Виолетта решила отправить Светочку к странному клиенту. В случае чего, можно будет всё свалить на неопытность Светочки. Выбив чек, и подивившись получившемуся числу, опытная во всех отношениях женщина преступила к инструктажу помощницы:
   - Светуля, вот товар, вот чек, вот копия. Вот здесь пусть клиент распишется, что получил. Вот ручка, не забудь. Деньги считай внимательно. В чеке видишь, что написано? Сорок девять тысяч написано. Это в чеке. Ты ещё у него должна взять тридцать процентов дополнительно. Округлим для приличия. Получим шестьдесят пять тысяч. Только прошу тебя: если увидишь, что дело гнилое, то беги обратно со всех ног, ага. Запомни - все мужики сволочи, да и остальные приличные люди в большинстве своём сволочи, а остальные негодяи.
   То, что наша жизнь - жесть, а кругом сволочи, Светочка знала и даже прочувствовала на собственном женском опыте, впрочем, это долгая и грустная до слёз и соплей история. Светочка была молодой женщиной, которая точно знала, как всё должно быть в этой жизни устроено. Она старалась быть перфекционисткой, то есть пыталась доказать всем окружающим, что она чего-то стоит, и не просто чего-то, а очень многого. Мозги и приятная внешность у неё были, даже училась она на физмате, а не на каком-то химическом факультете, что о многом говорило. Однако, она умудрилась попасть в ловушку своего перфекционализма, и от этого её психика заполучила проблемы, выразившиеся в застенчивости, замкнутости до робости и обвинения во всём себя. Всё чаще в её жизни были дни, когда ничего не вдохновляет. Всё казалось неинтересным, скучным до раздражения: хотелось отменить все планы и просто тупо сидеть дома и хандрить в своё удовольствие. Она вознамерилась чаще грустить и впадать в депрессию, переживать за своё будущее и бояться новых, неизвестных ситуаций и, главное, новых знакомых, особенно мужчин. Светочка стала воплощением застенчивости, замкнутости, робости и обвинением во всем себя. Требуя от себя всё большего и большего, она перестала получать удовлетворение от жизни и столкнулась с проблемой - беспокойством и тревогой до страха, а страх, как известно, мешает рациональному мышлению.
   - Будет молодой человек тебе оказывать знаки внимания, не ломайся, как печенька, - наставляла на путь истинный Светочку опытная Виолетта. - Лучше сокрушаться о содеянном, чем сожалеть об упущенных возможностях, лучше зайти слишком далеко, чем не дойти вовсе. Уловила мысль? Божья милость - на небесах, но на земле каждый кузнец своего счастья, так-то. Есть такая штука под названием жизнь и нужно мириться с ней. И много не думай: если много думать, ничего не получится, кроме морщин. Главное товар береги: за него головой отвечаешь. Я бы и сама с богатеньким клиентом с удовольствием замутила, да на кого лавку оставить. Ну, чеши вальсом, и не будь дурочкой с переулочка. Сделай умный вид. Нацепи на мордашку философскую отрешённость и лёгкую улыбку. На жизнь нужно смотреть с юмором и оптимизмом, чтобы замечать в ней хоть что-то хорошее...
   Светочка, как могла, вытаращила глаза, нацепила улыбку, сграбастала в охапку пакеты и пошла. Виолетта смотрела ей в спину:
   - Н-да, с сомнением сказала она самой себе, смотря на удаляющуюся Светочку. - Насекомых в голове так просто не вывести, даже с помощью хлорофоса! А вдруг у неё там они опять лапками начнут перебирать и крылышками зашуршат?
   Светочка шла по раскалённому городу, на улицах которого можно было свариться вкрутую, перебираясь из тенёчка в тенёчек, и корила себя за все ошибки, совершённые в жизни: думаете, я поверю, что найдётся дурак, который меня уважает? Один, Николаша, уже нашёлся, и чем всё закончилось? Дура я, дура, дура набитая. Поверила первому попавшемуся мужчинке, отдала ему всё самое ценное драгоценное, и что взамен. Фига с маслом. А почему? Потому, что дура. Хотя, в целом я выгляжу идеально, если б не маленькие проблемки с пропорциями, как говорит моя тётя Аня. Эх, Коля-Коля, Николаша, ни двораша. Даже тебе я, оказалось, не нужна. Тебе, оказалось, пухлая Зинка с парфюмерного нужна, а не я. Резиновая Зина с магазина, ага. Поэтому, иди ты в попу носом вместе с Зинкой-резинкой! А сам-то ты кто такой? Ни кожи, ни рожи, ни ума, ни совести: еле-еле свой колледж закончил, вместо мозгов физраствор с амёбами. Работу бы нашёл, ошибка природы и торопливости родителей, трудился бы, деньги бы зарабатывал. Но, нет: лучше на шее родителей сидеть и девок щупать, потому, как руки у тебя из жопы растут, только инстинкт размножения хорошо функционирует. Ну, и тьфу на тебя, любовник на полставки. Вот и целуй теперь свою пухлую Зойку с её жирного тыла, сын торопливых родителей.
   - А я уйду, обид не вспоминая, конфетку шоколадную жуя. Скажу Коляше: пусть тебя целует лошадь Зойка злая, а не такая лапочка, как я! Не на ту ты, Коляшка нарвался, тупая ты шаверма! Всё - ты утратил свою идею! Я, может, себе ещё лучше парня найду. Когда-нибудь, наверное. Или уйду в монастырь... в мужской. Вот отдамся, назло всем, первому попавшемуся, да хоть бомжу с помойки. У меня есть тело, и я хочу его использовать по назначению, ага. Или закончу свой физмат и стану валютной путаной, ага. Эх, это всё вздор: никому я не нужна и никакой путаной я не стану. Так и погрязну в ежедневной рутине, словно толстая муха в варенье. Закончу физмат и стану продавщицей, как Виолетта. Научусь впаривать залежалый товар туристам, отращу большую корму - вот и вся моя жизнь.
   Кстати, о работе, вдруг вспомнила Светочка. Скоро, через квартал, будет встреча с богатеньким оригиналом. Как там его зовут?
   Светочка наморщила носик: "Сем, Сеня, Сём, как-то так. А, скорее всего, это сокращение от Семён. И где же этот богатенький Буратино, который Семён? Предполагалось, что тот будет смирно сидеть на лавочке".
  
  
  Глава вторая.
  
   Будущее туманно и неопределённо, и в нём, изредка, случаются такие штуки, как поворотные моменты. Кажется, в жизни немного непутёвой Светочки настал такой момент. И в этот момент она оценила весь масштаб своей глупости. Ведь ёжику было понятно, что заказ для "олигарха" это розыгрыш, особенно когда этот богатенький Буратинка сидит на означенной в заказе лавочке в замызганном донельзя халате, олигарх мля. Впечатление такое, будто мужика долго мяли, когда он очнулся от зимней спячки или вышел из коматоза.
   - Баста, карапузики, кончились танцы, - буркнула Светочка себе под нос и стала озираться, чтобы как-то технично смыться с этого места. Ей совсем не улыбалось, чтобы у неё отняли дорогие шмотки, а ей насовали больно по физиономии. Щас выскочат друзья этого оборванца, скорее всего обыкновенного нарика и нищеброда, и отнимут у неё товар. Почему он наркоман? Так видно же по глазам: у него они пустые и ничего не выражающие, хотя сам по себе парень крепкий и высокий. Обидно, что такой паренёк сторчался. Вот и спрашивается, где честной девушке найти себе хорошего парня. А в ответ тишина. Половина местных парней торчки, дураки, алканавты, а вторая половина геи противные, или, как Николаша, толстых девок уважают, что даже хуже открытого гейства. Будем считать, что Николаша неудачный научный эксперимент и дерьмовый результат второсортных биотехнологий. Гандон, короче. И не буду я никуда улучшаться, я уже и так хорошая.
   Что-то никто из кустов и подворотен пока не выскакивал и Светочку по почкам не колотил, руки ей не выкручивал. Зато парень обратил на неё внимание. Сём посмотрел на довольно милое лицо девчонки, на каштановые волосы, отметил её большие, излучающие тревогу, зеленые глаза. Потом перевёл взгляд на ладную фигурку и небольшую упругую грудь. Он, продолжая сидеть и повернув в её сторону голову, заметил, что у неё в руках куча пакетов, уставился, не мигая, на неё своими рыбьими глазами и произнёс:
   - Добрый день драгоценная и в высшей степени великолепная представительница уважаемой торговой организации "Шарм", с нежной улыбкой сияющая, всех восхищающая, красоту и покой воплощающая....
   Римский-Корсаков вместе с Захер Мазохом: это что за чучело говорящее, скорее всего сбежавшее из узкопрофильного медицинского заведения? Такое обращение несколько сбило Светочку с толку, даже больше, чем, если бы выскочили из кустов лихие люди.
   - Ну....ээээ, - протянула она, оглядываясь. Но всё было тихо: это к ней так обращались. Никого больше рядом не наблюдалось. Может зубы заговаривает?
   - ..... смысл желаниям придающая! - продолжил парень.
   Сём спокойно проговаривал текст приветствия, подготовленный ему помощником, который почему-то решил, что так будет наиболее правильно общаться с местным представителем торговой организации. Если бы это был мужчина, то текст был бы несколько иным, но таким же цветистым и максимально вычурным. У них тут так принято.
   Светочке, конечно, было приятно получать неожиданные комплименты, особенно, про смысл желаний и нежную улыбку, но дело, прежде всего, а оно, в смысле дело, пока ещё было крайне мутным. Теперь поздно делать испуганный вид и исчезать, надо что-то говорить.
   - Ты, Сеня, то есть Семён? - несколько волнуясь, уточнила девушка. - Ты заказывал вещи в "Шарме"? - добавила она и включила строгую работницу прилавка:
   - Надеюсь, у тебя есть деньги, чтобы так себя вести? - Светочка строго посмотрела на парня: ужасный халат, дурацкая панамка, на ногах страшные шлёпки, рядом с ним простая картонная коробка. Вид ещё тот. Кроме того изъясняется как-то странно.
   - Ну, молодой человек, таки вы будете покупать заказанные вещи, или мне забыть вас навсегда, и будем считать ваш заказ дурной выходкой? - Светочке было жалко себя и того, что она протаскалась по раскалённым улицам, вместо того, чтобы сидеть себе в прохладной тени.
   Парень указал ей на коробку:
   - Вот, возьми, сколько там причитается, милая девушка, за свою работу, - указал парень на коробку. Потом, видя, что милая девушка не очень понимает, вздохнув, сам открыл коробку и подтолкнул её ближе к девушке.
   Уп-с. Светочка увидела на треть заполненную купюрами внутреннюю часть коробки. Каких только там купюр не было: и пятитысячные, и тысячные, и пятисотки, вперемешку с сотками.
   Присев на лавочку рядом с коробкой Светочка деловито отсчитала 65 тысяч рублей и определила их в свою сумочку. Деньги, они счёт любят и помогают переступить через все законы. Она была рада, что, вроде, всё разрешается хорошо и без скандала, поэтому уже по-новому взглянула на парня. Надо бы ему помочь, что ли - подумала она. Но как ему поможешь? Улица, лавочка, примерочной кабинки нет, правда, здесь и людей практически не наблюдается: дурных нет ходить под жарким южным солнцем.
   Но, парню помощь не потребовалась. Он повертел в руках пакеты, вытащил из них вещи, глянул на Светочку, и ничуть не смущаясь, сбросил с себя дурацкий халат и страшную панамку, оставшись на городской улице в одних семейных труселях.
   А он ничего так, мелькнула у девушки мысль, когда она рассматривала цветочки на его единственной одежде. Симпатичный, только немного странный, вполне себе высокий и крепкий, без наколок по телу и без шрамов. Его русский язык филигранен, грамотность виртуозна, а речь изобилует красочными оборотами. С таким бы можно и ... Ох, вечно я смотрю не туда и это проблема всей моей нелёгкой жизни. Стыдно-то как. Какие нехорошие мысли в голову приходят.
   Сём быстро разобрался с предназначением предметов своего одеяния и уверенно приступил к облачению, ограничившись штанами, лёгкой футболкой, носками и туфлями. На голову он пристроил новенькую кепку, а свою панамку отложил в сторону. Совсем другое дело, совсем другой вид. Одежда меняет человека и его самооценку, самооценка аккумулирует энергию, а энергия влияет на всю цивилизацию. В комплекте оставалась рубашка и шорты, но эти вещи он оденет в другой раз.
   Светочка даже с тревогой подумала, что парень отдаст эти вещи ей обратно и потребует вернуть за них деньги, но парень рубашку и шорты даже не доставал из цветастых пакетов. В один из освободившихся фирменных пакетов этот Семён равнодушно ссыпал деньги из коробки, зато свой грязный халат аккуратно сложил в коробку. Туда же отправились стоптанные шлёпки и панамка.
   Вот как, отметила девушка: деньги он перекладывал равнодушно, а грязные вещи складывал аккуратно. Точно деньги для него ничего не значат. Интересно получается и любопытно.
   - Как так получилось, что ты не соизволил подойти к нам в магазин, а заказ сделал по телефону? - с любопытством стала спрашивать девушка: она как-то незаметно перешла с парнем на "ты". - В магазине прохладно и можно было сделать примерку.
   - Меня утром оставили без одежды плохие люди, - сообщил чистую правду Сём, которого девушка перекрестила в Семёна. - Всё, что я мог - только возмущаться. Только прибыл сюда - здравствуй, трагедия!
   - А деньги где взял? - уточнила ошарашенная таким сообщением Светочка.
   - В банкоматах, - кивнул Семён и сделал какой-то непонятный жест рукой. - Там их много. Все там их берут, кому сколько надо.
   - Аааа, - протянула девушка, стараясь переварить данную информацию и понять логику. Но с логикой как-то было не всё ясно: если у него сперли всё, оставив Семёна в одних трусах, то где-то же он взял банковскую карточку. Или он её умудрился спрятать где-то в своих труселях. Ловкий парень, однако. И каким образом он познакомился с их начальницей, что та решила его приодеть?
   - А где ты живёшь? - поинтересовалась Светочка. Конечно, не её это дело. Просто спросила автоматически, чисто из любопытства. Вроде бы уже надо разворачиваться и идти обратно в "Шарм", но и поговорить немного хотелось, надо же проявить участие пострадавшему человеку, который к тому же считает её смыслом каким-то и желаниям предающей, ага. Красиво говорит зараза.
   - Пока нигде, - честно ответил парень, разведя руки. - Утром только сюда прибыл: пока ещё не вырыл себе нору и не свил гнезда. Ох, беда-огорчение, негде голову преклонить!
   Светочка сделала стойку на слова о норе и гнезде, вернее на отсутствие оных. Дело в том, что в южных городах практически всё местное население ведёт нешуточную борьбу друг с другом за туристов, стараясь всеми правдами и неправдами затащить их в свои частные гостиницы или даже просто в свою квартиру. От щедрот туристов жило большинство местного населения, но туристический сезон не резиновый. Вот и родители Светочки соорудили пристройку к своему дому, в котором организовали номера для приезжих. Семь номеров было в их распоряжении, но сейчас два номера пустовали, поэтому у Светочки, естественно, мелькнула мысль помочь родителям с денежным постояльцем: вдруг он клюнет и снимет у них номер. Деньги у этого Семёна есть, да разговаривая с ним, Светочка всё больше убеждалась, что никакой это не наркоман, а вполне нормальный человек, немного странный только. Но скорее всего это от шока: всё-таки ограбили бедолагу.
   - Тогда я знаю, где ты можешь остановиться, - безапелляционно произнесла она и быстро добавила, - здесь недалеко, номер: все условия, место тихое. Две тысячи за сутки, тебя устроит? Почти даром.
   - Если желаешь, - Светочка бойко и с напором стала рекламировать гостиницу своих родителей, - то и завтраки тебе будем готовить. Сама приготовлю. Кухня там есть, ага. Сколько дней ты планируешь пробыть в нашем городе?
   Светочка знала, что в таких делах, касающихся постояльцев, клювом не надо щёлкать, а то соседи быстро уведут туриста к себе. Поэтому надо как можно больше выпячивать все достоинства гостиницы, и не акцентировать внимание на недостатках, например, что гостиница находится далековато от моря, а туристу подавай, чуть ли не на берегу моря.
   Опешивший от такого напора Семён не заметил, как оказался крепко схвачен под руку настырной девицей, которая начала энергично тащить его по направлению будущего жилья.
   - Погоди, - опомнился он. - Один важный момент. Надо старые вещи отнести в сакральное место.
   С этими словами Семён прихватил коробку со сложенной в ней бомжовской одеждой и полностью отдался в цепкие пальчики напористой девицы. Дальше всё было просто: по тротуару, стараясь попадать в тень, Светочка тащила за руку парня, а тот тащил пакеты и грязную коробку. Светочка, своим щебетанием старалась отвлечь парня от ненужных мыслей. По её мнению, у того сейчас должна быть только одна мысль: поселиться в прекрасных апартаментах, оплатить их и ....а дальше его дело. Что он там говорил про сакральные места? Он, что, хочет отнести коробку в церковь? Или он в туалет хочет?
   - У нас в апартаментах есть туалет и душ, - заверила она парня. - Вот увидишь. Тебе обязательно понравится. И телевизор есть, и холодильник.
   Раз Семён кивает, значит, пока его всё устраивает, решила Светочка. Вот только, когда они проходили мимо помойки, то Семён с каким-то блаженным видом торжественно отправил туда свою коробку.
   - От себя отрываю, - объявил он и вздохнул. - Но обстоятельства зависят он Высших сил.
   - Ага, - прокомментировала Светочка. Вот шутник: возле помойки о Высших силах вспомнил. Точно, с этим типом скучать не будешь. С таким и замутить можно было бы, вот только плохо, что он приезжий.
   - А чем ты занимаешься в жизни? - стала она допытываться. Не, ну, интересно же, чем занимается богатенький мажорчик, а вдруг замутить с ним получится. - Работаешь, или как?
   - Я изучаю, - не стал скрывать Семён. - Изучаю отношения между абстрактными объектами, как некими структурами, о которых ничего неизвестно, или известны некоторые их свойства.
   - А, так ты студент, - обрадовалась Светочка, услышав знакомые определения. - Физмат, да? Я тоже в Краснодаре учусь на физмате, на третий курс перешла, - похвалилась она. Но разговаривать с молодым человеком о математике ей совершенно не хотелось. Ей хотелось другого, совсем другого. Сейчас об её тело можно было спичку зажечь или обжечься, сейчас на неё давили сильные чувства. Очень уж Светочка была зависимой, эмоциональной и сексуальной, хотя она прекрасно знала, что сопливые истории про великую любовь сочинялись скучными авторами, чтобы дети быстрее засыпали. В жизни всё по-другому, всё иначе и наперекосяк. Светочка сама состояла из контрастов и жила на земле контрастов, где сама природа бросается из одной крайности в другую: то в жару, то в сильные дожди, то в пронизывающий злой ветер. Она уже забыла, что ещё недавно косилась на Семёна, как на говорящее чучело. То так, но говорят, что не важно, как всё было раньше. Важно, как всё выглядит сейчас. Нет вещей правильных и неправильных. Есть только правда, которая сейчас. Теперь она с восторгом заглядывала в лицо парня снизу вверх, щебетала о пустяках, но её пальчики очень крепко вцепились в руку Семёна. У Светочки был один маленький недостаток: она верила чувствам, а не тому, что в реальности. Такая у неё была философия жизни и женская логика: без предела и морали. Был у неё ещё и ум, но ум, это ещё не всё. Что дал ей ум?
   Семён же, со своей стороны, решил пока не сопротивляться решительному напору девицы, ведь она представитель местного народа, а народ, это та твердыня, которую не обойти и на которую обязательно наткнёшься. Выходит, что есть только одна возможность, а именно: интегрироваться в их общество, липнуть к ним, как кварки липнут друг к другу в протоне, переманивать представителей этого народа на свою сторону, обзаводиться союзниками, устранять врагов. Только действуя и держа всё под контролем, можно изменить свой предначертанный путь. Плохо только, что местные люди дикари по своей природе, что не скроешь и не приукрасишь. Дикарям хорошо, у них всё просто: не нравится им человеческая особь, они её убивают, нравится - съедают. Что ж, решил Семён: если у этой молодой человеческой самки только гастрономический интерес к его персоне, то он будет предельно осторожен. Попадать в её желудок Семёну не хотелось.
   - Надо держать с ней ухо востро, - поддакнул ИИ. - Здесь так говорят: держать ухо востро, держать язык за зубами, держать нос по ветру и смотреть в оба. Тогда ты будешь стреляный воробей и тёртый калач семи пядей во лбу.
   Семён так и объявил весело щебетавшей девице, что он с ней полностью согласен, но будет тёртым воробьём и стреляным калачом, а как же ещё, раз здесь так принято.
   Девушка шутку оценила и залилась весёлым смехом: интересно говорит этот Семён.
   ИИ продолжал бурчать и наводить напраслину на Светочку. По его мнению, эта человеческая самка была, как здесь говорят, мелкой сошкой и засланным казачком. Точно тебе говорю: она продувная бестия, тёмная лошадка и ведёт двойную игру. Вот заморочит она нам голову, нарвёмся мы с ней на неприятности, тогда пиши пропало.
   - Пишу, - согласился Семён со своим помощником, который капитально его загрузил местными фразеологизмами, смысл которых плохо доходил да Семёна. - Выясни, как надо острить уши.
   ИИ обещал выяснить детали по этой проблеме и заверил шефа, что скоро он будет знать и понимать местных, как облупленных. Свежевать он их будет, что ли? - подумал Семён. Ему как-то не очень хотелось участвовать в мероприятиях по препарированию аборигенов, однако, если для дела надо, то парочку аборигенов можно и освежевать, куда денешься, если так надо. Вот только вникать в местный религиозный бред резидента совсем не вдохновляло.
   - Скажи ей, что она похудела, - рекомендовал ИИ. - Местным самкам нравятся комплименты такого рода.
   - Ты здорово похудела, подруга, - сказал Семён, последовав совету мудрого ИИ.
   У-пс! Новодворскую мне в родственники... Светочка чуть не споткнулась от такого комплимента. На что он намекает? Что она слишком худая? Что, и этому подавай толстых баб!? Да не худая она, а стройная и спортивная.
   В семье у Светочки всей экономической политикой заправляла мама - Екатерина Андреевна Клочко, а папа был большой специалист по пиву. Так как поиск постояльцев был на плечах мамы, то Светочка притащила особо и не упиравшегося Семёна под её светлые очи. Мама с одобрением кивнула головой и благословила Семёна на заселение в один из пустующих номеров. Растёт дочка, с удовольствием констатировала мама, предприимчивая - вся в меня, а не в папашу своего. Ну, что ж, посмотрим, как она обиходит гостя и сколько денежек с него снимет. Светочке был выдан карт-бланш по этому поводу.
   Частная мини гостиница представляла собой пристройку к основному двухэтажному дому, где обитали папа и мама. Светочка, как уже взрослая девица, старалась от них обитать в сторонке, то есть в одном из номеров для постояльцев. А если был аншлаг на номера, то она была вынуждена перебираться в хозяйский дом, но там крутились родители, чей пригляд уже смущал молодую, и как она считала, полностью самостоятельную девушку.
   Впихнув Семёна в его будущее жилище, Светочка сделала рукой взмах, показывая достоинства номера. Действительно, Семён увидел помещение с большой кроватью и тумбочками. В этом помещении находились и бытовые приборы, как оказалось, в белом сооружении хранилась охлаждённая пища, а по другому прибору можно было узнавать местные новости и наслаждаться фильмами. Светочка потянула постояльца в санузел и продемонстрировала душ и унитаз. Всё компактно и рационально. И за всё это надо было заплатить всего 14 тысяч рублей, это если Семён останется на одну неделю. Правда, здорово: Светочкины глаза лучились от счастья. Это она радовалась, что уломала этого Семёна остаться у них на одну неделю. Она видела, что вроде парень был совсем не против, а значит, пусть платит денежки. Она протянула левую ладонь к нему и намекнула, что готова получить 14 тысяч.
   Семён протянул ей пакет с деньгами:
   - Возьми, сколько надо, - равнодушно сказал он. Его больше интересовала обстановка гнезда, в котором гнездились люди. Гнездились они не на деревьях, а на поверхности земли. Нор, тоже не рыли, а сооружали для себя каменные здания. Ну, так, значит, так. Семёну не очень хотелось гнездиться на ветках деревьев, ему комфортнее жилось бы в воде.
   - Возьму ещё пару тысяч, - сообщила девушка, уже привычно роясь в куче денег Семёна. - Это для твоих завтраков. Сама буду тебе готовить, ага. Пальчики оближешь.
   Семён с сомнением покосился на свои пальцы: странный какой-то ритуал - лизать свои пальцы. Впрочем, существа на помойке лизали свою шерсть. Может и люди здесь должны что-то лизать? Лучше уж свои пальцы лизать, чем шерсть. Может надо лизнуть девушку?
   - Положа руку на сердце, скажи, - радостно повела рукой девушка, - правда же, что у нас уютно и тихо. Тебе понравится.
   Ещё один ритуал: класть руку на сердце - подумал резидент. Где же у неё сердце? ИИ, хорошо изучивший анатомию аборигенов, быстро подсказал, где оно должно находиться у девушки: где-то под её левой грудью. Удобнее всего было класть левую ладонь на её сердце, а не выворачивать правую, что Семён и сделал, заодно прихватив в свою ладонь и левую девичью сиську. А когда пальцы надо начинать лизать?
   Светочка вдруг с удивлением ощутила, что её левая сиська оказалась в ладони парня. Её глаза расширились от такой пикантной ситуации, а рот издал какой-то придушённый писк.
   - Ээкхсс, - только и смогла произнести девушка. Она хотела смахнуть его шаловливую ручку со своей девичьей красы, но что-то её от этого действия удержало. Но в жар её кинуло знатно. С другой стороны Светочке вдруг стало необыкновенно приятно и спокойно. Вот только скорость проявления интимных отношений её несколько настораживала, но продолжения хотелось, поэтому она тихо, с придыханием, произнесла:
   - И что? Всё нормально? Всё на месте?
   - Наблюдаю нормальный синусовый ритм работы твоего, полого фиброзно-мышечного органа, функционирующего как насос и обеспечивающего движение крови в системе кровообращения, - уверенно кивнул парень.
   ИИ быстро снял кардиограмму и представил шефу информацию, как это делают местные лекари, строго в понятных им обозначениях:
   - Основные показатели: QRS = 0,1с; P = 0,1с; Q = 0,03с; T = 0,2с; PQ =0,2с; частота сердечных сокращений = 80 ударов в минуту, - кивнул Семён. - Это говорит о нормальном функционировании данного органа.
   - Значит, буду жить. Ты, что учишься на доктора? - Светочка, кажется, стала догадываться, что это была чисто профессиональная реакция парня, будущего врача, на её слова "положить руку на сердце". Вот он и положил. Кстати, он, как вцепился в сиську, так и продолжал держать её в своей ладони. Не, ну, каков охальник.
   Как же Светочке не хотелось, что бы он отстранил свою руку, но надо было уже бежать. Во-первых, отдать маме деньги, во-вторых, отнести выручку в магазин. Сами дела не сделаются. А Семён, этот...этот...весьма шустрый парнишка, никуда не убежит. Вечерком он со Светочкой обязательно встретится. Вечерком его ждёт хорошая новость и эта хорошая новость - я. Куда он, охальник, денется с подводной лодки. Конечно, молодец не очень скромный человек - это ему минус. Ведь скромность должна украшать мужчину, хотя... настоящий мужчина украшения не носит.
   Двумя пальчиками девушка аккуратно сняла чужую руку со своей прелести и немного шатающейся походкой вышла из помещения, направляясь к маме с отчётом. Семёну она успела томно сказать, чтобы тот располагался, как у себя дома, и ни в чём себе не отказывал, а вечером она его обязательно увидит. Пусть знает и готовится к встрече, ага. Светочка, обольстительно вильнув попкой, усвистала по своим делам, оставив Семёна одного в новом для него помещении. Она бы здорово удивилась, если бы смогла наблюдать за его дальнейшими действиями. Нового постояльца в помещении ничего не заинтересовало, кроме зеркала в санузле, в которое он некоторое время смотрел, запоминая свою новую внешность. Новая внешность иномирному существу явно не нравилась, но, что есть, то и имеем: совсем убогая внешность - всего два глаза. Затем Семён почему-то закрыл глаза и застыл столбом. Так показалось бы наблюдателю, случись он рядом, но никого рядом не было, а резидент, таким образом, общался со своим ИИ. Помощник же в это время сканировал окружающее пространство. Очень внимательно сканировал, не пропуская ни одну мелочь. Находясь на постоянной связи с околосистемной группировкой спутников, ИИ использовал всю мощь этих аппаратов и для него на этой планете тайн не существовало. Другое дело, что 98 процентов того, что делалось на этой планете, он не понимал, но для этого шеф есть, вот пусть и принимает решения. Обязанность ИИ было вовремя информировать шефа обо всех, сколь-нибудь значимых событиях. Вот и сейчас ИИ исследовал все предметы, в которых присутствовала энергия. В основном в этом мире присутствовала электрическая энергия. Этого следовало ожидать - ведь мир был очень отсталым. ИИ доложил застывшему в ожидании шефу, что все электрические приборы, находящиеся в этом помещении опасности не представляют: нет прослушки и видеоконтроля. Постепенно расширяя зону сканирования, ИИ обнаружил систему видеонаблюдения в помещении, где проживала молодая самка, называемая "Светочка". В её помещении были установлены два видеорегистратора. Что это значит, Семёна не интересовало, его интересовал сам факт наличия специального оборудования, но те видеорегистраторы, что обнаружил ИИ в жилье Светочки были, по мнению Семёна, допотопными и были установлены аборигенами для каких-то своих целей. Впрочем, он сделал зарубку в памяти, прояснить наличие спецоборудования в жилище Светочки.
   Пока ИИ так и не обнаружил следы работы оборудования цивилизаций большего уровня, чем местная. Вот это была приоритетная задача - найти следы чужих, поэтому на её решение тратился основной ресурс спутников поддержки. На остальные задачи ресурсов тратилось намного порядков скромнее, но и этого хватало для работы резидента. Например, ИИ мимоходом сообщил ему, что мобильные коммуникаторы объектов "Солома" и "Кент" находятся в разных местах города, но из помещений эти устройства пока не перемещались. Вывод: объекты "Солома" и "Кент" пока сидят у себя дома и отдыхают от ночных неправедных трудов. Тепловые сигнатуры их организмов также находились под контролем умных машин. Так что объектам "Солома" и "Кент" скрыться незамеченными было практически невозможно. Что ж, вот и пришло время их навестить и задать пару вопросов. Сначала надо посетить более возрастного Кента, к тому же, по сообщениям ИИ, тот обитал один. Это следовало из того, что не было замечено активности иных мобильных устройств вблизи объекта "Кент", да и визуальное наблюдение показывало, что объект находится у себя в гнезде один, чего не скажешь про Солому, у которого в его жилом логове крутилось множество особей, что говорило, что его стая многочисленная. Семён равнодушно выслушал все эти сообщения и решил не откладывать дело в долгий ящик, как здесь говорят. Дело будет отложено в короткий ящик. В очень короткий. Поэтому он открыл глаза и пошёл на встречу с Кентом, ведомый ИИ. Семён не забыл закрыть дверь своего номера на ключ, а ключ, хмыкнув, отправить в карман штанов. Зачем запирать двери на ключ он понять не мог, но раз тут так принято, то будем соответствовать.
  
  
  
   Бандит с погонялом "Кент", а в миру гражданин Корнилов Александр, сорока семи лет от роду, спал в этот день долго, и вставать с дивана не собирался до вечера. Вчера он с Соломой всю ночь топил в море одного залётного фраера, поэтому ему теперь хотелось как следует выспаться. Нервное это дело - топить в море фраеров. Кроме этого он вчера, точнее уже сегодня ранним утром обмыл красивое утопление фраерка коньячком. Употребил почти целую бутылку, что тоже не бодрило, а, наоборот, бросало в сон. Надо бы прекращать уже по ночам квасить, возраст не тот. Но повод выпить был, и вполне существенный: замочили залётного в солёной воде. Теперь пришла в Большие Бодуны великая жажда.
   Нервная и неправедная работа была у Кента: ненормированная, с повышенной вредностью и без защиты его труда со стороны профсоюза, как у других людей. Вместо профсоюзного босса у него был свой начальник, вернее бригадир, имеющий погоняло Велосипедист. Вот этот Велосипедист и распорядился утопить парня, потому как тот сам напросился. А как иначе понять тот факт, что залётный парнишка из золотой молодёжи, вместо того, чтобы уладить полюбовно свой косяк стал оскорблять самого Велосипедиста. И, спрашивается, за что? Сам же долбанул своей машиной автомобиль наших правильных патсанов, зад им весь помял. Не патсанам зад помял, а их машине. Плёвое дело: отстегнул бы бабок на ремонт и немного для уважухи и дело с концом, так нет же, стал выёживаться и слова нехорошие говорить. Совсем плохие слова он говорил: самыми мягкими словами было, что Велосипедист заядлый скотоложец и петух на насесте. Ага, два в одном. На кого шуршишь, пакетик? Рамсы попутал? Жить хочешь: тогда заройся в мох и плюйся клюквой. Но парень упорно стоял на позиции "моя твоя не понимай" и продолжал говорить плохие слова, которые и вспоминать не хочется. И всё это прямо в лицо самому Велосипедисту, назначив того скотоложцем со стажем. Короче говоря, обложил самого бригадира по алфавиту, потом по матери вдоль и поперёк и добавил сложные заковыристые лингвистические конструкции. Такое прощать в среде, где вращался Кент, было западло. Велосипедист и не стерпел. Вместо того, чтобы культурно разойтись краями, получив с парня отступные деньги и ключи от его машины, которая приглянулась Велосипедисту, стороны устроили матерную конфронтацию, переходящую в мордобой. Парня, по приказу бригадира группировки немного помяли, засунули в багажник и отвезли на хату, а ночью его связанного по рукам и ногам, с мешком на голове, перетащили на катер. Палачами бригадир назначил Кента и Солому, причём Кент должен был быть наставником Соломы в их неблагодарном ремесле. Солома молодой ещё и это дело было для него проверкой, а Кент должен был преподать ему мастер-класс. Если молодой Солома справится, то получит уважуху от братвы и доверие бригадира. Не замазанных кровью в бригаде не держали. У самого Велосипедиста руки были по колено в крови. После дела Кент доложил Велосипедисту, что Солома проверку прошёл, топил залётного матершинника достойно, без соплей и с огоньком. Короче, правильный патсан. Вот только у более опытного Кента в голове крутилась мыслишка, что что-то не так. Эту мыслишку даже коньяк не отогнал, так и ела, подлая, она мозг Кента, так и ела. Когда в голове вьются отвратительные мысли, то обязательно что-нибудь да случится. Срабатывает тот неведомый закон Вселенской подлости, о котором известно всем, но никто не может его обойти стороной или перепрыгнуть. Даже матёрые колдуны и, прости господи, экстрасеКсы и всякие магистры бело-чёрной магии. Дела у Кента всегда, вроде как, шли ровно. До этого времени. А сегодня его жгла крамольная мысль, что что-то случится. Поэтому он, продрав глаза и натянув штаны, засунул в карман штанов, заряженный потёртый пистолет Макарова, верно служивший ему уже долгое время.
   Кент, может быть, и не поднялся бы с уютного дивана, но его мочевой пузырь намекнул, что он тоже живая и весьма настырная часть организма. Мужик пытался оставаться спокойным, но внутри него клокотал целый коктейль из тревожных мыслей и негативных эмоций, которые грозили выплеснуться наружу. Не помогли даже сто грамм оставшегося коньяка. Хотелось ещё догнаться.
   Кент, угрюмо оглядел помещение и бардак, творившийся в нём. "Пейзаж" был откровенно унылый и несколько грустный. На столе и под столом куча бутылок и мятой одежды, везде валялась обёртка от закуски, крошки и объедки украшали стол. Часть бутылок было откупорено, но здесь же и неоткрытые бутылки ждали своего часа, когда их содержимое употребят. Например, бутылка хорошей водки гордо возвышалась посреди захламлённого стола. Но зачем пить вульгарную водяру, если есть коньяк? Мы чё, пролетарии какие?
   Зато всё в доступной близости и это плюс - подумал Кент и протянул руку к открытой бутылке с минеральной водой. Выпив чуть ли не литр живительной, но уже тёплой влаги, он с мутным взором осмотрелся и перевёл дух.
   - Кто бы ещё этот бардак прибрал, чёрт его дери, вдоль и поперёк, - сам себе сказал Кент, но даже пальцем не пошевелил, что бы навести порядок, да и противный мочевой пузырь намекал, что вначале надо заняться им.
   - Может тётку Люду позвать прибраться здесь, - пробурчал Кент, выходя из своей уборной. - Хотя, нет. Ещё срача мало. Вот заведутся крокодилы, тогда и сделаем уборку.
   Уборка странный и парадоксальный процесс: зачем убирать старую грязь, чтобы освободить место для новой грязи. Да что вы знаете за настоящий срач? Настоящий срач, это когда стыдно пригласить к себе домой даже профессионального мусорщика.
   Тётка Люда и её муж дядька Федя были соседями Александра Корнилова, так как их дом был поделен на два хозяйства: в одной части обитал Корнилов, в другой части обитала семья Приходько, сейчас состоящая из двух человек. Их оболтус сынуля в настоящее время тянул срочную службу в рядах российской армии в Майкопской бригаде. Чета Приходько: тётка Люда и дядька Федя были людьми тихими, но крепко пьющими. Они никогда не мешались Корнилову под ногами, своим затрапезным видом не утомляли солидную публику, ментам на Корнилова не стучали, денег на бухло не просили, сами бухали тихо и пристойно. Хоть стрельбу устрой здесь Кент, соседи не почешутся, за что он и ценил их, изредка даря на праздники пару бутылок водки или приглашая тётку Люду помочь прибраться по хозяйству за 500 полновесных рублей. Для них и 500 рублей были деньги, ведь дядька Федя работая в строительстве в должности шабашника особо не преуспевал в зашибании деньги, а тётка Люда дурью маялась, работая дежурным вахтёром в общаге. Такая у них жизнь: ну, кто на что учился.
   Решено, доставая из открытой консервной банки большую чёрную маслину, подумал Кент: тётку Люду пока не зову. Маслина выскочила из пальцев и бодро укатилась по полу под диван.
   - Вот сука, - обозвал удравшую ягоду Кент, и стал двумя пальцами вылавливать новую маслину из банки. Уважал он маслины, особенно крупные. Хорошая была закуска: шла под любой напиток. Сейчас в банке ловко уворачивались от его пальцев три оставшиеся маслины, суки настоящие и притом скользкие.
   Строго говоря, маслина это не ягода и не фрукт, но Кенту такие тонкости были ни к чему. Не ботаник он был ни разу.
   С новыми ста граммами коньяка две из них пошли на ура. Кент поискал глазами: что бы ещё ему съесть. Нашёл кусок хлеба и открытую банку с килькой в томате. Грязной вилкой подцепил пару рыбок и положил их на хлеб. Кент полюбовался на получившийся бутерброд и понюхал его:
   - Мля, говорят, что это килька в томате, - скривившись, покачал недовольно он головой. - Дурят нашего брата: не томат это, а говно. Кошка есть не будет. Она не дура.
   С этими словами он закусил очередные сто грамм коньяка получившимся бутербродом из кильки. Невкусно пахнувший томат попал на пальцы, и Кенту пришлось, подавляя недовольство облизывать их. Не идти же мыть руки в самом-то деле?
   Действительно, смысла мыть свои руки гражданину Корнилову уже не было, так как к жилищу Кента подходил Семён. Парень шёл уверенной походкой и даже не оборачивался. А чего суетиться? ИИ ему и так подробно описывал всю обстановку. А обстановка была спокойной, даже соседей объекта дома не было. Резидент не суетился и не притворялся, просто потому, что не умел в этом мире притворяться. Сначала он должен будет здесь многому научиться и понять местные реалии, только потом он сможет притворяться. Парень чуть приостановился и дал команду своему помощнику действовать по плану. Операция началась.
   Сколько надо лить коньяка в кофе, чтобы утро стало добрым? В случае с Кентом хоть ведро коньяка выпей - будущее добрым не будет. Да и не утро уже, а вечер. После коньяка шарики в голове крутились спокойнее, наступило умиротворение. Тем сильнее и контрастнее с наступившим благодушием подал громкий сигнал смартфон Кента, заставив того даже вздрогнуть от неожиданности.
   - Вот же, мля! И кого это нелёгкая заставляет мне названивать, - раздражённо выругался Кент. - Суки, отдохнуть не дают честному человеку. У кого там в мудях свербит?
   Сукой, которая не давала отдохнуть, судя по номеру, был его бригадир Велосипедист, а это значило, что надо отвечать на звонок, хочешь или не хочешь. Подождав ещё пару треньканий, Кент, нехотя поднёс аппарат левой рукой к левому уху и нажал кнопку соединения.
   - Аллё, - проговорил он, думая, что приветствует своего бригадира. - Что нового-хренового?
   К своему удивлению вызываемый абонент не услышал голос своего начальника, зато вдруг почувствовал рукой и щекой, что его верный аппарат вдруг катастрофически нагрелся до огромной температуры. Новое-хреновое произошло. Кент соображал туго, особенно, накачавшись коньяком, поэтому он быстро не отбросил аппарат от себя, а стал поворачивать в его сторону взгляд. Тут и произошёл взрыв. Руку, щеку и висок обдало сполохом огня, и множество осколков впилось в кожу щеки и шеи. Взрывом Кента слегка оглушило, и он только через несколько секунд почувствовал боль. Как только ему не вышибло взрывом глаза, зато крови было прилично, и стоял звон в ушах. От взрыва остатки корпуса аппарата сами выскочили из руки и упали на пол, испуская из себя зловонный дым и подозрительно потрескивая. Кент встрепенулся и кинулся в ванную, где у него было зеркало, около которого он периодически брился. Ну, красавец! Левая сторона морды была вся в крови, осколки даже шею поразили, но крупные сосуды вроде не пострадали. Левая рука тоже вся была в крови. И тут Кента накрыло болью. Что туплю - встрепенулся он - надо звонить в скорую, пусть лепилы быстрее приезжают, а то кровью истеку. Где тут телефон? Кент начал судорожно метаться по комнате в поисках телефона, но тут его осенило, что телефона-то уже и нет. Взорвался гад. Вот он лежит и потихоньку дымит. Сплюнув на пол, Корнилов решил бежать к соседям. У них телефон точно был, он помнил. Вот это и будет спасением. Он не подумал, что соседей может и не быть сейчас дома. Но, надо было что-то делать, не истекать же кровью. Корнилов бодро ломанулся к входной двери, открыл её и попытался выйти в общий двор, как вдруг перед его носом оказался какой-то человек, взмахнувший рукой. Дальше Корнилов ощутил жуткую боль в горле, от которой он почти потерял сознание. Сильный удар отбросил тело Корнилова обратно в комнату и приземлил его на диване. Вскоре он ощутил себя сидящим на своём любимом диване и силящимся схватить хоть немного воздуха. Этот гад, натуральный маньяк, здорово его ударил. Хрипя, задыхаясь и обливаясь кровью Корнилов, наконец, понял, кто перед ним находится. Перед ним нарисовался утопленник собственной персоной, которого они с Соломой сегодня ночью благополучно утопили в море. Ожил, значит. Или не очень ожил, а это и есть покойник. Судя по совершенно ничего не выражающим глазам так и было. Ну, не бывает у живых людей таких глаз. Это или мертвец, или маньяк, или всё вместе.
   - Мир есть совокупность фактов, а не вещей, поэтому бытие - это ускользающая иллюзия, - с угрожающими нотками в голосе произнёс утопленник. Потом добавил: "Всё существует, даже если его нет. И меня нет. Плохая для тебя новость: я не существую"
   - Че...чего? - не понял Кент. Он, как заворожённый следил, как незваный гость, не разводя церемонии и ничего Кенту не предъявляя, вдруг схватил недопитую бутылку коньяка и шарахнул ею по бутылке водки. Обе бутылки разбились вдребезги. Теперь в руках у маньяка была так называемая "розочка", получившаяся от разбившейся бутылки коньяка. Ничего не говоря, практически без замаха, маньяк этим монструозным инструментом всадил Кенту по уже поражённой стороне морды. Острое, страшной формы стекло, превратило в лохмотья кожу на подбородке и щеке. Досталось опять окровавленной руке. Вот это боль! Дикая! Как можно человеку причинять такую боль?
   - Где? - заорал маньяк прямо в лицо Кенту и для убедительности сунул окровавленную розочку к его носу.
   Кент выл на одной ноте, тряся головой, разбрызгивая кровь, которая даже на маньяка попадала, но тот совершенно на это не обращал внимания. Он хотел переспросить: "Что, где?", но вовремя понял, что лучше не злить обезумевшего садиста. Скорее всего, этот урод имеет в виду его, в смысле свои, документы и личные вещи. Да, точно! Сумку с его вещами Кент достал из машины фраера, который оказался непотопляемым маньяком, а машину, по распоряжению Велосипедиста, Кент пригнал в свой гараж. Там она сейчас и стоит. Эту сумку он затащил в дом, в неё же он сунул и документы этого фраера. Был ещё большой кожаный лопатник, в котором имелось много отделений с находившимися в них карточками, какими-то жетонами, листочками с накарябанными на них номерами телефонов. Были там и деньги: немного, тысяч сорок, но бабки забрал себе Велосипедист. В их бригаде с этим делом было строго. Все неправедно добытые богатства сначала отдавались шефу, который потом их делил строго поровну: половину себе, а половину всем остальным членам банды. Справедливый был бригадир.
   - Там, - Кент махнул здоровой правой рукой в сторону валявшейся на полу сумке. У него была только одна мысль, чтобы этот дикий фраер повернулся к нему спиной. Тогда можно будет вытащить пистолет и всадить пару маслин в это восставшее из моря тело. Может, хоть пули его упокоят?
   Кент видел, как парень перебросил розочку в левую руку и стал поворачиваться к валяющейся на полу сумке. Вот он уже полностью повернулся спиной и сделал шаг к сумке. Пора, решил Кент, и медленно и осторожно сунул руку в карман, нащупав холодную рукоять пистолета. Он думал, что этот фокус у него получится. Только сейчас он сражался не с человеком, и даже не с Семёном, а с существом, которое было полностью под управлением совершенного ИИ. Кент не успел достать пистолет, как не успел он понять, каким образом этот фраер, повернувшись спиной, осознал опасность. А дальше опять пришла жуткая боль. Как-то получилось так, что маньяк слишком резво оказался перед Кентом и уже левой рукой с, зажатой в ней розочкой, нанёс мощный удар по правой руке, сжимавшей рукоятку пистолета, превратив кожу на пальцах в окровавленные лохмотья. Потом последовал удар по ноге, а потом по правой стороне морды Кента. Эта жуткая розочка, когда кромсала тело Кента, издавала противный треск и приносила боль, много боли и много крови, и с каждой вытекающей каплей крови он освобождался от заблуждения, что находится на вершине местного общества, на вершине пищевой цепочки. Оказалось, что здесь водятся и более сильные хищники, которые таких Кентов употребляют по две штуки на завтрак.
   Естественно, Кент, будучи полностью деморализованным, даже не делал повторной попытки вытащить пистолет. К его удивлению, садист не стал лишать его огнестрельного оружия. Издевается, гад! Маньяк вроде как предлагал Кенту сделать ещё попытку достать оружие, за которою он больно накажет Кента. Нравится ему уродовать человека. Однако, окровавленный и трясущийся от боли бандит понял, что лучше не злить этого выродка. Он видел, как это исчадье ада поставило сумку на диван рядом с трясущимся Кентом. Потом садюга открыл сумку и вытащил документы и лопатник.
   Кент видел, что зверь в образе человека, равнодушно посмотрел на свой паспорт, мельком глянул на права на машину. Шмотки, находящиеся в сумке, его совершенно не заинтересовали. Совсем немного его привлёк лопатник. Маньяк сунул в него свой нос и с дебильным видом спросил:
   - А где?
   Это что он имеет в виду? Кент сообразил, что гад, которого в детстве родители неоднократно роняли головой о пол, интересуется: "Где мои денежки? Вот тут они были? А теперь их нет". Вот же крохобор какой. За несчастные 40 тысяч готов человека убить. Точно маньяк.
   - Деньги? - промычал Кент. - Их Велосипедист забрал, - сдал он своего шефа с потрохами. - Я отдам, точно тебе говорю, отдам. Всё отдам.
   Кент пытался фокусировать свой взгляд на незваном собеседнике, но от боли видел только часть картинки: по периферии его взора растекалась жёлтая муть. Сейчас, чтобы остаться в живых, надо этому чёрту что-то пообещать, денег ему дать. Может тогда он отцепится. А потом мы его поймаем. Но то будет потом, а сейчас надо стелиться перед ним.
   - В сейфе бабки лежат, возьми всё, что есть, - начал диалог Кент. - Чё ты, в натуре, братское сердце. Давай краями разойдёмся и всё забудем? Понятно, что ошибка вышла. Наш косяк, признаю.
   - В натуре, кум в прокуратуре, - выдал маньяк. ИИ Семёна уже благополучно освоил блатной жаргон и пользовался им. Маньяк сейчас устроился на стуле и без спросу вылавливал своими окровавленными пальцами последнюю маслину из банки. Всё-таки он этот чёрный плод успешно выловил и отправил в свой рот. Прожевав чужую маслину, он произнёс:
   - Скользкая, сволочь, - отметил очевидное маньячило.
   Кент, морщась от боли, кивнул в сторону шкафа, в котором у него был вмонтирован маленький сейф. В этом сейфе Кент держал часть своих капиталов, не много, миллиона два всего в отечественной валюте. Остальные деньги он спрятал в более капитальные тайники. Прежде всего, он прятал накопления от своих же друзей. Сейчас никому нельзя верить. Все гады. А что делать? Такая вот бандитская судьба: в банк деньги тоже не понесёшь.
   - Ключ в шкафу, в хрустальной вазочке, - объяснил Кент дикому чёрту. Он надеялся, что таким образом откупится и останется живым, хоть и не очень здоровым.
   Когда маньяк вытаскивал из сейфа пачки денег и бросал их в пластиковый пакет, найденный им здесь же в бардаке, то он опять демонстративно стоял к Кенту спиной, как бы намекая: "Ну, ты давай, рискни повторить свой подвиг с пистолетом". Но, Кент не провокацию не поддавался, да и силы у него уже иссякали с каждой выливающейся каплей крови, которой под ним уже набралось на целую лужу.
   - Это что? - нахмурился маньяк и поднёс к носу Кента пакет с деньгами.
   - Деньги. Забери. Типа компенсация, - промямлил Кент.
   - Это называется деньги? - как-то презрительно произнёс гадский гость. - А где настоящие бобосы?
   Вот же облом - проскочила мысль у Кента - этот гад два миллиона за деньги не считает. Да, сколько же ему, гаду надо. Придётся ему выдавать остальные заначки. А что он настоящими бобосами именует - может, валюту хочет.
   Но выдавать Кенту свои заначки этому маньяку не пришлось по одной простой причине: ИИ Семёна пришёл к выводу, что они уже своего добились: свидетель его появления в этом мире сейчас будет уничтожен, личность носителя предварительно установили, а такой параметр, как местные деньги, или бобосы им с Семёном не нужен. Уничтожив разумное существо, Семён тем самым привлечёт к себе внимание не только местных властей, но, надеялся ИИ, и других мировых игроков. Здесь хитромудрый ИИ ошибался: жизнь мелкого земного преступного элемента совершенно не интересовала представителей других цивилизованных систем. Их интересовало совсем другое. Но, то стало ясно только через некоторое время. А сейчас ИИ, руководя телом Семёна, быстро убил местного аборигена, просто вернув ему шею. Не получилось у Кента как-то задобрить нехорошего гостя, зато, он свои валютные заначки сохранил в целости и сохранности. Вот только что они теперь ему, когда он смирно и бездыханно лежит на своём любимом диване в виде неупокоенного кадавра, а жуткий гость спокойно умывается в ванной комнате. С поверхности кожи Семён кровь аборигена смыл, а вот футболку и штаны придётся менять. Запасная одежда, как он уже знал, была в сумке. Вот в эту одежду: спортивные штаны и майку он и переоделся, а окровавленную одежду пристроил в пакет с удобными ручками. Семён теперь действовал сам: ИИ вернул ему управление телом. Возник вопрос с переноской трёх вещей: сумки и двух пакетов. Резидент поступил рационально: так как сумка немного освободилась от вещей, то в неё он запихал пакет с деньгами, только отобрал три пачки каких-то денег и бросил их в пакет с окровавленной одеждой. Этот пакет, по местным нормам надо отнести в сакральное место и там оставить. Здесь, всё, что отрываешь от себя, надо нести в сакральное место. Но около этого места подвизался лохматый, вонючий, грязный и засаленный жрец культа, поэтому три пачки денег были предназначены ему, типа как компенсация за уничтожение местного разумного существа. Хоть существо и было нехорошим, но по местным меркам его надо было поминать, раз оно прекратило своё существование. А поминают местных умерших, как сообщил ИИ, жрецы различных культов, причём за деньги, то есть, за бобосы. Это Семён уже знал, как знал где ему найти местного жреца уважаемого культа.
   Уходя из дома Кента, Семён даже не подумал взять себе огнестрельное оружие в качестве трофея и совсем не озаботился судьбой своего автомобиля. Он так и остался в неведении, что его движимая собственность стояла в гараже убитого аборигена. Огорчало Семёна то, что он среди вещей так и не нашёл принадлежащее его физическому носителю мобильное переговорное устройство. Должно же оно у него быть, раз здесь все пользуются такими устройствами. Но, это не беда, ИИ скоро найдёт, где спрятано это устройство. ИИ, получив данные из паспорта, а это главный документ в этом мире, взломает все базы данных, и скоро мы будем знать, кто является нашим носителем, и с чем, как здесь говорят, его едят.
   Он так и вышел из дома, даже не посмотрев напоследок на убитого, дверь в помещение он также не стал закрывать. Выйдя из стальной калитки, устроенной в воротах он направился в сакральное место, а чего откладывать - любое дело надо доделывать, а не оставлять на потом.
  
  
  
  
   Профессиональный бомж, звавшийся Тройником, имел и другое имя, и даже фамилию, но то было давно, он уже и не помнил, как давно. У него в укромном месте даже паспорт был припрятан на имя Залесского Эдуарда. Но сейчас он привычно откликался на Тройника. Хотя ему было всего 45 лет, но для бомжа это очень приличный возраст. Считай, Тройник был патриархом бомжей.
   Дело шло к ночи, поэтому Тройник присматривал себе место для ночлега, выбирая к какой помойки ему пойти. Выбор был сделан в пользу его любимой помойки, так как около неё всегда с соседнего магазина складывали хорошие картонные коробки, а картонная коробка, это, кто понимает, отличный теплоизолятор. Из коробок можно соорудить великолепный домик, в котором можно замечательно провести ночь, а если под бок завалится какая кошка, то ещё и тепло будет: кошка - она, как печка. А что: тепло и сухо, если дождь не пойдёт. Если будет дождь, то беда. Дождь это один из главных врагов честного бомжа. Вот с чем любому бомжу "везёт", так это с врагами. Их у него не счесть: для него всё в этом мире враждебно и опасно. Но такова судьба: надо как-то изворачиваться и приспосабливаться, но это получается трудно. Хорошо отвлекают от трудностей окружающего мира спиртные напитки и вещества. Вот только у Тройника с ними беда. Он так много в своё время бухал, что всё здоровье на это дело потратил, и теперь бухло у него вызывало не кайф, а дурноту и боль. И зачем тогда пить? Чтобы лишний раз помучиться? Везёт же коллегам по образу жизни, особенно молодым: бухай - не хочу, хоть залейся. Раньше Тройник особенно уважал коктейль, называемый в узких кругах "Александр Третий", это одеколон "Саша", смешанный с тройным одеколоном. Напиток богов. Теперь Тройник смотрел с завистью на других алкашей: ведь как повезло людям, что могут в себя влить спиртное или дурь покурить. А ему приходилось на этот гнусный мир смотреть трезвыми глазами. Когда-то он был, вроде бы, хорошим человеком. У него были мечты и желания, но время разрушает всё. Теперь у него каждый день было только одно желание: найти подходящее место для ночлега. Это главное. Ещё было желание выпросить у прохожих хоть немного денег на приобретение приличного питания, а то, что он находил на помойках, или отбирал у кошек, назвать приличной пищей язык не поворачивался. Кормился он в основном просроченной пищей или объедками, представлявшими для него сокровище. Такая жизнь: что сокровище для одних, не всегда сокровище для других. Люди подавали Тройнику плохо: очень уж он был вонючим и страшным. Людям почему-то не нравился его затрапезный вид, взлохмаченные волосы и густая борода, как у латиноамериканского партизана. Особенно прохожих раздражал его запах и невнятное бормотание. Вместо того, чтобы дать ему пару рубликов, народ от него шарахался и старался не дышать. Граждане не понимают, что он существо безобидное и с тонкой душевной конституцией, ага. Он угрозы не представляет. Если, конечно, его не злить. Когда-то Тройник даже о чём-то мечтал, но потом понял, что мечты доведут до беды. Сейчас мир надо воспринимать таким, каков он есть, и бояться всего, даже своей тени.
   Тройник, бурча что-то себе под нос, почти соорудил из коробок себе домик, когда вдруг увидел, что рядом с ним появился молодой человек. Оборванец вспомнил, что этого молодца он видел сегодня утром, только тогда тот сам выглядел как простой работяга. А сейчас этот фрукт забурел: одет в приличные шмотки, в руке дорогая сумка, в другой руке пакет. Вот что этому фрукту-овощу надо? Чего он уставился на Тройника, как на мишень?
   - Бобосы тебе ещё нужны? - ошарашил парень бомжа.
   На такой дурацкий вопрос Тройник не знал, что и сказать в ответ. Он насторожился. Кругом враги, даже кошки и те враги, когда его пищу тырят. Может и это враг: ведь ходят слухи, что некоторые мажоры любят издеваться над бомжами, бывает, до смерти забивая бездомных или сжигая живьём. Развлекаются так некоторые молодцы. Может и этот из таких? Этот здоровяк запросто может устроить Кенту грустную историю прямо на помойке.
   Бомж неопределённо покрутил рукой и стал исподволь оглядываться по сторонам, определяя в какую сторону ему ловчее будет сдрыснуть, если начнётся что-то нехорошее.
   Дальше начался сюр. Тройник, как в замедленной съёмке видел, как парень, порывшись в пакете достал из него три пачки денег. Когда он пачки выудил из пакета, то стал совать их в руки бомжу. Бродяга даже вначале тупил, не понимая, чего этот чувак хочет. Только, когда пачки денег очутились в руках Тройника, он, наконец, сообразил, что это деньги, что их дали ему, что бобосы надо срочно прятать, пока парень не передумал и не отнял их у него. Пока Тройник суетливо рассовывал деньги по своим карманам, молодой парень скорчил блаженную морду, и со словами: "От себя отрываю" отправил в бак пластиковый пакет, тот, из которого он доставал деньги. Потом он уже холодным и пронизывающим взглядом посмотрел на бомжа и произнёс:
   - Помяни Кента, ушедшего в вечность.
   Глядя в след удаляющемуся парню, ошарашенный Тройник соображал, о чём это его просил парень. Надо, вроде как, кого-то помянуть. Не, это какой-то сумасшедший парень, точно говорю. Но, деньги? Может это фальшивые бобосы? Всё равно как-то непонятно, зачем бомжу давать фальшивки.
   Эта ночь для Тройника была самая муторная и волнительная: он, лёжа в своём картонном домике, устроенном за помоечными баками, трясся и переживал, реагируя на каждый шорох и кошачий мяв. Ему всё казалось, что по его душу пришли парни с битами, что вот-вот они сейчас развалят его домик вместе с Тройником, или обольют его коробки бензином и подожгут. Страшно действительно было: мозг, накаченный непонятными мыслями, усиленными мнительностью, рисовал какие-то паскудные вещи. Затылок бомжа усердно грызла паранойя и блохи, твердя ему, что до утра он не протянет. Казалось, словно кто-то омерзительный и рогатый внимательно смотрел на его логово и жадно облизывался в предвкушении. В общем, жуть, как в фильмах ужасов.
   Ночь проходила крайне нервозно: практически всё время Тройник не спал, а прислушивался и много думал, мысли так и лезли в голову со всех сторон. Поэтому очень рано утром из коробок вылез несколько иной человек, чем был ещё вчера. Этот человек выбросил в практически родную помойку почти все свои богатства, если о них можно так сказать и быстрой походкой отправился к морю. Несмотря на холодную утреннюю воду, Тройник с помощью куска хозяйственного мыла отмывался от грязи и дурного запаха. Свои патлы он мыл, наверное, раз десять, чтобы выгнать из них всех насекомых, на которых он раньше не обращал внимания и не лечил. Впрочем, чего этих мелких квартирантов лечить: они у него не болели. Засаленные и дурно пахнувшие штаны и рубаху он также прополоскал в море, выжал и стал сушить на камнях под солнцем. Море, наверное, почернело от грязи с тела Тройника, но он купался в месте, куда обычные отдыхающие практически не забредали. Пока шмотки сохли на камнях, Тройник украдкой изучал банкноты: к его удивлению они были настоящими, ну, или очень хорошей фальшивкой. Чем больше Тройник изучал деньги, тем больше в его голове образовывалась пустота, а действовал он на автомате по плану, выстраданному ночью. Старыми ножницами бомж кое-как срезал свои патлы и подровнял бороду, теперь, когда он оделся в чистые штаны и рубаху, Тройник стал походить на крестьянина, приехавшего в город по своим крестьянским делам. Зачем крестьянину хорошо одеваться: он купит в магазине какой-нибудь сельхозинвентарь, и опять пойдёт возиться со скотиной или копаться в земле. Сейчас особо Тройник уже не привлекал внимание прохожих своим видом. Да, никто и не интересовался, куда он направляется, у народа были свои заботы, кроме как следить за какими-то крестьянами. Шёл он уверенной походкой на местный рынок, чтобы приобрести новую чистую одежду: какие-нибудь спортивного кроя штаны и футболку.
   Новая одежда подняла Тройника ещё на одну ступеньку в местном социуме. Теперь никто не мог бы сказать, что это бывший бомжара. Вот только этот человек слишком зарос и имел нездоровый загар. Чтобы исправить этот недостаток Тройник нашёл маленькую парикмахерскую со скучающей женщиной парикмахером. Та скривилась при виде бывшего бомжика, но когда тот положил на столешницу банкноту в тысячу рублей и сказал, что сдачи не надо, смилостивилась. Тройник попросил сделать ему очень короткую стрижку: миллиметров пять хватит, ну, и побрить его, а то у них в посёлке мужики забывают следить за собой. Ага, поддакнула парикмахерша, всё заботы и заботы, но следить за собой обязательно надо, включая маникюр и педикюр. И не говорите, сокрушался Тройник: работаю, как папа Карло, семья-то большая, все кушать хотят. А в деревне у них никто педикюром не занимается: все правильной ориентации. Он на ходу придумывал себе новую биографию и заливался соловьём. Парикмахерша осталась довольной гонорару за свою работу и подивилась трансформации, произошедшей с её клиентом. Сейчас перед ней был совсем другой человек. Теперь Тройник походил на обычного работягу, с чуть беспокойным взором и не очень гордой осанкой. Понятно, что человек думает, как ловчее прокормить свою семью. Заботы об этом у него прямо на лбу написаны. Впрочем, таких большинство. Это только отдыхающие ходят беззаботно, но, на то они и отдыхающие. Вот когда они уедут к себе домой, то тоже будут такие же, как этот мужик, озабоченные добыванием пищи насущной.
   Парикмахерша вздохнула, глядя вслед удаляющемуся мужику: можно бы и замутить с таким, но у этого мужичка большая семья, да и росточком он не очень. Но, скорее всего справный и хозяйственный. А "хозяйственный мужик", проходя мимо лотка с солнцезащитными очками, остановился, выбрал себе очки и посмотрел на себя в зеркало. Вид, отражающий зеркалом, поразил даже самого Тройника. Теперь в зеркале отражался кто угодно, но не Тройник. Действительно - подумал преобразившийся бродяга - надо уже забывать погремуху "Тройник". Он теперь стал опять Эдуардом, Эдуардом Залесским, так у него в спрятанном паспорте написано.
   Прохаживаясь по городу Тройник, вернее теперь Эдуард Залесский, забрёл в универмаг, а там ноги его привели в магазин "Шарм", где он попал в цепкие ручки старшей продавщицы по имени Виолетта Михайловна. Ей помогала полусонная девушка, которая передвигалась с черепашьей скоростью.
   - Светочка не спи, - даже прикрикнула на неё старший продавец, ведь клиенты любят, чтобы вокруг них все продавцы быстро бегали, а не засыпали на ходу.
   Виолетта Михайловна впарила не очень искушённому в современной моде Эдуарду дорогие брюки, отличные кожаные туфли, фирменную кепку, и замечательную кожаную сумку, носимую через плечо. Клиент безропотно оплатил покупку. Вот что значит опыт. И самое главное клиент доволен, что приобрёл фирменные вещи. У нас продаётся строго Европа.
   - Светочка, чеши-ка ты домой и отсыпайся, - посоветовала своей помощнице Виолетта Михайловна. - Я же с понятием. Дело молодое, ты хоть скажи, как он из себя, горячий?
   Светочка зарумянилась, но комментировать свои отношения с новым знакомым не стала, уведя разговор в сторону, отметив, что точно такую же кепочку мы продали её парню, как и этому мужчине.
   А покупатель, в новой фирменной кепке и солнцезащитных очках отправился искать себе жильё. Эдик хотел открыть в банке счёт или несколько счетов, чтобы не таскать деньги с собой, но загвоздка была в его паспорте, чудом уцелевшем. Паспорт был просрочен, и когда Эдику исполнилось 40 лет он, естественно, уже давно бомжевал и не удосужился поменять паспорт. В паспорте Эдика даже имелся штамп о прописке, но этот штамп был ни о чём, недвижимости Эдик давно лишился. Но всё равно этот паспорт Эдик, по какому-то наитию свыше, всегда прятал в тайниках и не предъявлял полицейским, боялся, что тогда они его отнимут, дадут другой, в котором уже не будет штампика о прописке. А так он мог бы снять себе жильё, были бы деньги. И вот деньги упали с неба, что явно говорит о том, что где-то есть Высший разум или ангел-хранитель с белыми крылышками, который побеспокоился об Эдике. Эдик рассчитал, что если он будет тратить в день по три тысячи рублей на жильё и еду, то сможет прожить в комфорте три месяца, что радовало. А потом? А потом опять крутое пике вниз, на самое дно, на теплотрассу и помойку ближе к кошкам. Так было всегда: зачастую чтобы понять, кто ты, что для тебя действительно ценно, нужно оказаться по уши в дерьме.
   Сейчас Эдику, в куче негативных вариантов попался один реальный шанс выкарабкаться со дна жизни. Он уже забыл, когда дышал воздухом свободы, как сейчас. Повезло? Везёт только дуракам, считал Эдик, даже когда он был Тройником. Однако судьба ему подкинула шанс, но с ограничением по времени: надо в течение трёх месяцев найти свою нишу в этой жизни. Или опять дно и кошки. А на дне и шоколад не радует. Тройник был фаталистом уже давно и считал, что всё, что ни случится, надо обращать себе в пользу и поучение. У меня есть Я и куча денег, мы как-нибудь справимся - решил бывший бомж. Главное надо порубить на мелкие кусочки свою слабость и свои сомнения.
  
  
  
  Глава третья.
  
   Светочка была чрезвычайно благодарна Виолетте Михайловны, что та её намного раньше отпустила с работы. Сейчас она придёт домой и завалится спать минут эдак по сто на каждый глаз. Да, вчерашний вечер и часть ночи она провела весьма активно с Семёном, поэтому сейчас с трудом переставляла ноги, но на душе было хорошо.
   Впереди мелькнул идущий куда-то мужичок, которому Виолета умудрилась втридорога продать кепку, точно такую, как и её Семёну. Девушка уже и сама не заметила, что начала говорить о Семёне, как о своей собственности. Правда, тот пока не знал, что он уже чьята собственность, но то дело такое. Когда узнает, наверное, обрадуется. Всё будет правильно, на этом построен мир - уверяла себя Светочка - главное захотеть, а если сильно захотеть, можно и в космос полететь. Можно и залететь, конечно. Но, когда с Семёном у неё дойдёт до интима, что случится скоро, то надо как-то предохраняться, и все дела. Светочка уже всё решила о том, что будет дальше, всё распланировала, и Семёну в её планах отводилось достойное место альфа-самца, но под контролем альфа-самки. Он точно будет счастлив, к бабке не ходи. Есть вещи, которых никому не избежать, вот и Семёну придётся смириться со своей прекрасной участью.
   Мужик-покупатель, которого хорошо осчастливили покупками, последний раз мелькнул впереди и куда-то скрылся. Интересно, а кто он такой - вдруг подумала Светочка. Ей стало любопытно: а сможет она, как заправский сыщик определить, кто этот человек? Наморщив лобик, Светочка стала думать, но, по всему выходило, что этот мужик мог быть кем угодно. А если пойти методом исключения? Вот, например, может он быть полицейским, или преподавателем в их универе? Она хмыкнула: на преподавателя и полицейского этот мужик явно не тянул, блёклый какой-то. А может, это гангстер? Нет, на крутого бандита мужик походил мало: те уверенные, наглые, ведут себя вызывающе, а этот серая мышь. Наверное, это простой работяга или торговец с рынка, хотя нет, какой из него торговец. Торговец - торгуется, а этот приобрёл все вещи без оглядки на цены.
   Мысли Светочки стали привычно прыгать с одного предмета на другой, скорее с одной персоны на другую. То она думала о Семёне, то о мутном мужике-покупателе, теперь мысли девушки перекинулись на её друзей мужского пола. Таковых было катастрофически мало. Например, был Николаша: фи на Николашу, он уже прочитанная книга, да и не книга он был, формата романа, а так себе, популярная брошюрка на сексуальные темы. Николаша это "фи"....о нём уже надо забыть, так...субботний любовник. Был у Светочки ещё один друг, некто Рудик Широков по кличке Артемон из-за того, что он был лохматый, словно пудель. Рудик, так получилось, что учился со Светочкой в одном универе, только на другом факультете и на курс старше. Они познакомились случайно в автобусе, когда ехали из Краснодара в Геленджик на каникулы. Это было два года тому назад, и с тех пор у них вроде бы была дружба, а не простое знакомство. Во всяком случае, их отношения балансировали на краю между дружбой и знакомством, так как Светочка не рассматривала Артемона как объект, а тот её не рассматривал, как единственную женщину. Причиной было то, что этот Артемон, который Рудик, имел какое-то болезненное влечение к женщинам, а Светочку такое положение не устраивало. Хоть и поговаривали, что Рудик был гениальным человеком, но очень уж он был любвеобильным, до такой степени, что заглядывался на любую юбку. Так думала Светочка, но здесь она была немного не права. Рудик заглядывался не на всех женщин: у него были свои вкусы и предпочтения. Он заглядывался на стройняшек, но не очень длинных, и чтобы мордашка была симпатичной. Такой тип девушек ему нравился и Рудик не выделял кого-то одну: он любил всех, но только тех, которые укладывались в его критерий. Рудик искренне считал, что любить одну женщину всю жизнь, это всё равно, как сказал мудрец, что одна свечка будет гореть много лет. Это как надо потерять интерес ко всем остальным красоткам, чтобы взять и жениться на одной? Естественно, девушкам такое положение не очень нравилось. Светочкины внешние параметры подпадали под критерий Рудика, но она не хотела становиться одной из многих. Ей надо было быть первой, а с Рудиком такое не прокатывало. Ещё у Рудика, на почве любвеобильности, был один пунктик, который Светочке совершенно не нравился, но девушка мирилась с этим пунктиком, так как Рудик был действительно гениальной личностью: хорошо соображал, руки у него росли не из задницы, короче говоря, он умел изобретать и превращать свои идеи в вещи. Вот только сомнительный пунктик у него имел место быть. Пунктик заключался в том, что Рудик любил порнуху. Да что там любил, он был знаток и исследователь этого вида "искусства". Светочке совершенно не понравилось, когда однажды, Рудик на полном серьёзе предложил ей сняться в домашнем эротическом ролике. А что? Идея что надо. Чем Светочка не кинозвезда. Самая настоящая кинозвезда, особенно в голом виде. Он серьёзно считал, что видео с голой Светочкой является хорошей идеей, поэтому озвучил эту идею стройной девушке. Светочке совершенно не улыбалась роль главной героини в фильме из категории "восемнадцать плюс", но и Рудика она не послала, ведь кто тогда будет бесплатно помогать ей в учёбе и помогать по хозяйству, например, он безропотно чинил девушке любые домашние приборы, ремонтировал электропроводку, помогал с компьютером. Да он мог починить любой прибор, при этом даже усовершенствовав его. Причём всё это он выполнял безропотно, по первой просьбе. Всем хорош парень, только пунктик у него есть. У гениев всегда так. Ну, кто не без греха. Об этом ещё древние говорили. Светочка была знакома и с лучшим другом Рудика, парнем по имени Ковальский Павел. Правда Павлик был старше Рудика на пять лет и, как считала Светочка, он был сумасшедший на всю голову. Такому типу только в психушке чалиться, но он, почему-то находится на воле. Павлика Светочка занесла в разряд знакомых, но таких, от которых надо держаться на расстоянии, а то ещё покусает. Но, почему-то Рудик терпел Ковальского, хотя того все называли городским сумасшедшим. Может и Рудик тоже, того?
   Пока Светочка неторопливо ступала по серой тротуарной плитке, её мысли сделали круг и с удовольствием вернулись к Семёну. Девушка с благодушной улыбкой стала вспоминать вчерашний день, когда они зажигали с Семёном. Вчера она вечерком пришла в его номер, чтобы пригласить парня прошвырнуться по городу, предназначенному для отдыха приезжему люду. Спрашивается, чего ему сиднем сидеть в номере: ведь для него будет лучше, если он прогуляется с симпатичной девушкой. Прогуливаться желательно с посещением ряда прибрежных заведений, в которых подают вкусное мороженное и замысловатые коктейли. Немного удивило девушку то, что её кавалер был одет в иную одежду. Значит, он днём всё же ходил в город и там приобрёл себе новые шмотки.
   Девушка долго парня не уговаривала: она просто взяла его под руку и потащила на прогулку. Она ещё не знала, что прогулка у них продлиться чуть ли не всю ночь, что только к утру они притащатся домой и у Светочки будет совсем мало времени, чтобы выспаться до начала работы в магазине. Но, зато, как ей было с ним весело общаться и посещать самые разные заведения, где за всё платил кавалер. Ночь - это время потрясающих идей. Ночь для того и придумана, чтобы гулять. Приятно иногда выбраться из тупика серых будней и окунуться в веселье, где много мороженного, танцев и разговоров ни о чём. Вместе с Семёном время летело. Обычно, особенно на занятиях и в магазине оно тянется, когда происходит что-то хорошее - оно идёт, а когда совсем хорошо и прекрасно - оно летит. Опомнилась Светочка далеко за полночь, когда уже стало прохладно, и пришла мысль, что надо бы идти домой и поспать перед работой. С Семёном, конечно, было интересно и необычно. У Светочки было такое чувство, что этот парень даже умнее гения Рудика, который всё знает. Этот тоже в карман не лез за словом, много рассказывал смешных анекдотов и историй, иногда он был красноречивее Шекспира. Да у него и обычные суждения выглядели, как анекдоты. И речь у него была немного странная, например, он часто называл себя не "Я", а "Мы". Ага, много его. Вот только целоваться парень не умел, или ловко претворялся, что не умеет. Когда ночью Светочка усадила его на лавочку, спрятавшуюся в укромном месте, и накинулась с поцелуями, то вначале, несколько минут парень явно тупил, изображая из себя полного неумеху этого дела. Зато потом он раскочегарился так, что Светочка не могла от него отлипнуть. Увы, но пришлось охлаждать его пыл. Хорошего понемножку, а не помножку. Честная девушка много не целуется, да-с. У девушки должна быть загадка и изюминка, которую кавалер должен, хоть тресни, разгадать.
   Светочка с удовольствием вспоминала, как они целовались на лавочке. Вдруг она поняла, что ничего о Семёне не знает. Даже фамилия его ей неизвестна, как неизвестно, где он живёт и учится, если учится. Как-то так получилось, что она такие важные вещи не узнала. А вдруг он женат!
   Стоп! Не надо паники, мы не на Титанике! - сказала сама себе девушка - не надо заранее суетиться под клиентом. Она решила, что как только сегодня вечером придёт к Семёну для продолжения отношений, то обязательно заглянет в его паспорт на предмет уточнения его гражданского состояния. Если он окажется подлым женатиком, то она лично восемь раз утопит его в море, такого коварного обольстителя.
   Семён в то время, когда Светочка в мыслях перемывала ему косточки добела, лежал в номере на кровати, уставившись в потолок. Сторонний наблюдатель увидел бы, что этот человек настоящий ленивец, который обожает ничего не делать, и был бы неправ. Семён работал: он вёл интенсивный диалог с ИИ и поглощал кучу информации, нарытой ИИ. Когда они вызволили из плена свой паспорт, и установили как их имя, то ИИ начал входить во все базы данных для определения их текущего статуса. Выяснилось, что зовут их Илья Михайлович Суханин, скоро им будет 22 года, и учатся они на лечебном факультете КГМУ. Вот как, оказывается мы будущие лекари. Живут они отдельно от родителей в однокомнатной квартире в одной из новостроек города Краснодара. Родители, весьма обеспеченные люди, проживают в пригороде Краснодара в прекрасном особняке. Теперь ИИ вычислял всех знакомых Ильи Суханина по базам данным. Помощник быстро вычислил, что у него был собственный прибор для коммуникации, но прибор похитили плохие люди из, так называемой, бригады Велосипедиста. Последнее место работы этого прибора было зарегистрировано в жилище нехорошего человека по имени Кулаков Вадим, тридцати лет, известного как объект "Солома".
   Кроме этого ИИ отслеживал реакцию отдельных людей и организаций на уничтожение объекта "Кент". Он перехватывал все переговоры, где упоминалось это имя или имя Александра Корнилова.
   Мёртвого Кента около полудня нашёл Солома, которого почему-то насторожило, чего это Кент не отзывается на звонки. Солома припёрся в дом Кента, узнать, почему так. Двери в квартиру Кента были не заперты, и Солома вошёл внутрь, где обнаружил, что его старший товарищ, можно сказать главный наставник по бандитскому ремеслу находился уже в лучшем мире, то есть был мертвее мёртвого. От того, что сделали с Кентом при жизни, Соломе стало дурно и его тут же вырвало. Запах в квартире был неописуемый, хуже, чем на бойне, а вид окровавленного и обгаженного тела бывшего бандита привёл Солому к нервному срыву. Одно дело если это они кого-то избивали, то, по их мнению, было правильно. Но чтобы кто-то покусился на банду, такого не было. А здесь явно поработал профессиональный садист, которому море по колено. Здесь же на столе спокойно лежало и орудие преступления - окровавленная "розочка" и уже появились вездесущие мухи, которые деловито ползали по трупу. Эти мухи окончательно добили Солому.
   Солома, как ошпаренный выскочил из квартиры и заметался, соображая, куда ему бежать. Ему пришло в голову, что надо бежать к бригадиру, не в полицию же обращаться. Вот только Солома забыл закрыть за собой дверь, и теперь дверной проём стоял нараспашку: заходи, кто хочет. Эта картина вскоре заинтересовала соседа Кента дядю Федю, которого удивило это обстоятельство, ведь сосед всегда держал дверь закрытой и не любил, когда кто-то суёт нос в его квартиру. Крикнув соседа и не дождавшись отклика, дядя Федя вошёл внутрь квартиры. Вонь и открывшийся натюрморт, бывший где-то посредине между скотобойней и свинороем, привёл дядю Федю к точно такой же реакции, как и Солому, то есть его тоже вырвало, что не добавило озона в помещении. Перепуганный дядя Федя тоже заметался, не зная, что ему предпринять, поэтому кинулся к своей дражайшей супруге, та была умнее и спокойнее. Тётка Люда, вздохнув, позвонила в полицию, а своего супруга стала лечить водкой, бутылку которой она достала из заначки. Ну, и сама причастилась: ведь нервы не стальные канаты. Одной бутылки не хватило для снятия стресса, и дядя Федя выдал супружнице уже свою заначку, где заныкал на чёрный день литр водки. Такой день наступил: ведь не каждый день зверски убивают соседей.
   Полицейские, приехавшие на вызов, обнаружили в одной из квартир изуродованный труп, а в другой квартире этого дома еле вяжущих лыко соседей. Тётка Люда несла какую-то чушь про свою жизнь, но пыталась кокетничать, а дядька Федя, судя по его устремлённому взгляду в космос, явно ушёл в астрал, где и прибывал, не реагируя на вопросы. Как свидетели преступления они были никакие, но на роль потенциальных обвиняемых тянули. У, садюги! А почему нет? Сидели вместе, бухали бухашку, курили куришку, в мозгах что-то переклинило и понеслось. С кем не бывает. Вполне нормальная и приемлемая версия. Но полицейское начальство рекомендовало, судя по известному образу жизни убитого, копать глубже, хоть ниже канализации. Мудрое полицейское начальство не очень верило в то, что безобидные тётка Люда и дядька Федя, вдруг сподобились слететь с катушек так, что подались на старости лет в маньяки.
   ИИ обнаружил интерес к убийству у некоторых государственных организаций, среди криминала и некоторых жителей города. Полицейские считали, что одним гадом стало меньше; представители криминала обещали жутко отомстить; обыватели судачили, что в городе появился маньяк, да не один, а целая кодла, в основном специализирующаяся на бандитах. Но, тут мнения разделялись: некоторые считали, что это разборки местной братвы с залётной бригадой. Другие граждане договорились до утверждений, что в городе намечается съезд маньяков, и участники уже стали собираться. Но все мусолившие данную тему сходились во мнении, что это только начало: на это указывало подорожание сахара и гречки в магазинах. ИИ предложил Семёну приобрести в запас сахар и гречку, пока не началось. Желательно по две-три тонны каждого наименования продукта.
   О своих взаимоотношениях со Светочкой Семён не думал, хотя считал, что такое знакомство ему пошло на пользу. Ведь его научили правильно употреблять в пищу холодный продукт, называемый мороженным, научили выполнять сложные движения, называемые танцами, и научили целоваться. Пока смысла в целовании Семён не улавливал, поэтому, когда девушка сегодня ночью начала совершать с ним этот процесс на городской лавочке, то Семён сразу уточнил у ИИ о смысле происходящего.
   ИИ дисциплинированно предоставил информацию, из которой следовало, что это дело серьёзное и является, как здесь считают, языком души. В местном социуме поцелуй означает слишком многое. Это действо может быть сигналом любви или жестом вежливости и уважения. Все зависит от того, как целоваться и главное к какому месту на теле партнёра надо прикладывать свои губы. Надо начинать целоваться, советовал ИИ, со страстных объятий и поцелуя в губы. Страстные объятья, это, наверное, когда надо крепко прижимать к себе партнёра. Потом, постепенно надо двигаться всё ниже и ниже, исследуя каждый сантиметр тела партнёра. Чего ты сидишь просто так, торопил его ИИ: начинай исследовать каждый сантиметр объекта "Светочка". Этот жест будет означать замечательную прелюдию перед сексом. Про технологию секса на лавочке ИИ обещал уточнить. А пока, он советовал сообщить девушке, что у него от восторга подгибаются колени, сердце начинает усиленно качать кровь, а внутри разжигается страсть и огонь. Где внутри? Точно не известно и требует дополнительных исследований.
   Семён даже хотел спросить у девушки, в каком месте у неё разжигается огонь страсти, но она не давала ему говорить, закрывая его рот своим. Зато, когда он смог говорить, то предложил ей заняться всеми известными видами поцелуев. Какими это всякими - удивилась девушка - их что, много. Наученный помощником Семён стал подробно объяснять ей виды поцелуев. Начал он с объяснения поцелуя в лоб, потом сообщил о поцелуи в ручку. Светочка сидела и поражённо внимала. Есть ещё эскимосский поцелуй носами, ага. Здорово, правда! Потом французский страстный поцелуй и поцелуи в эрогенные зоны. Светочку это явно заинтересовало. Дальше Семён просто перечислял виды поцелуев, контролируя ситуацию. Его интересовало, какой из видов поцелуев выберет Светочка. Может ей понравится затянувшийся поцелуй, а может чмок-поцелуй, или поцелуй со следом. А может её заинтересует поцелуй с секретом или змеиный поцелуй. Есть ещё воздушный поцелуй, поцелуй ангела, соблазнительный поцелуй, вампирский поцелуй, собачий поцелуй и разогревающий.
   После того как Семён объяснил Светочке значение и смысл разогревающего поцелуя она засобиралась домой. Говорит, что устала уже, поздно, однако, что она девушка честная и на лавочке ей не очень интересно...разогреваться. Семён тоже считал, что телу носителя надо дать отдых, поэтому не возражал отправиться с лавочки домой на мягкую кровать. Теперь он лежал на кровати и анализировал все произошедшие с ним события на этой планете, чтоб она в бездну провалилась. ИИ тоже анализировал, причём он часть ресурсов выделил на анализ местного секса, который чуть не случился с Семёном на лавочке. Помощника заинтриговали местные видеоролики по этой проблеме, о чём он и сообщил своему тёмному в этом вопросе начальнику. Он настаивал, чтобы шеф просмотрел несколько сот тысяч роликов по этому вопросу, ведь на этой планете, секс оказался самым востребованным явлением, иначе как объяснить, что местная инфосеть забита вопросами на эту тему.
   ИИ советовал Семёну заняться изучением этой проблемы со Светочкой, как половозрелой человеческой самкой: провести с ней совместные теоретические и практические изыскания. Потом надо будет потренироваться на соседках и маме Светочки, это для закрепления навыка.
   Что-то Семёну такая перспектива не очень нравилась, это отвлекало от основной задачи, но если надо, то он будет сексуально страдать с местными самками. Да уж, жизнь резидента оказалась гораздо трудней, чем он мог представить.
   Сотрудники полиции рыли землю, а ИИ контролировал их работу: это делать было легко, так как у каждого сотрудника в кармане был индивидуальный коммуникатор, поэтому ИИ слышал все разговоры, ведущиеся сотрудниками по этим коммуникаторам, так и обычные разговоры рядом с этим прибором. Через некоторое время ИИ узнал, что полицейские пребывают в некотором недоумении. Да что там, в недоумении, в этом деле всё было мутным, начиная с, непонятно каким образом, сгоревшего мобильника Кента. Вот как объяснить факт, что преступники выпотрошили сейф, принадлежащий убитому, но не взяли оружие. Почему они везде оставили свои отпечатки пальцев? В гараже у убитого гражданина нашли чужую машину, зарегистрированную на .... никого не зарегистрированную. Вот так фокус: номера на машине есть, а владельца ни в одной базе нет. Это ИИ подсуетился и стёр имя владельца со всех баз данных.
   Отпечатки пальцев преступника или преступников пошли на экспертизу, но получилось что-то препохабное. На месте убийства только один преступник оставил отпечатки пальцев, и электронная база отпечатков пальцев утверждала, что отпечатки пальцев принадлежат гражданину Явелкуту Василию Алотовичу, коряку по национальности, постоянно проживающему на полуострове Камчатка. Потенциальному маньяку сейчас стукнуло 82 года и дедушка коряк, получается, как-то сподобился смотаться с Камчатки в Южный Федеральный округ, замочить гражданина Корнилова и вернуться на свою Камчатку. Пальчики дедушки коряка были в базе данных из-за того, что в юности он отсидел пару месяцев за браконьерство. На всякий случай следователь связался с Камчаткой, где ему с крайним удивлением разъяснили, что дедушка старенький и уже того....плохо ходит. Совсем плохо ходит? Совсем, однако, под себя хорошо ходит. Это был казус. Впрочем, в этом деле таких казусов и нестыковок было много. Непонятный автомобиль отвезли на спецплощадку, предварительно сняв с него отпечатки пальцев. Следователь прокуратуры, которому поручили вести это дело, многомудрый товарищ Надеждин Максим Сергеевич, уже догадывался, чьи там окажутся пальчики. Скорее всего, дедушки коряка, который плохо ходит, но зато технично мочит бандитов, проживающих на другом конце планеты. Следователь у экспертов затребовал копии бланков с отпечатками: он хотел по старинке вручную сравнивать отпечатки. Зря он это сделал. Да и с неустановленной злосчастной машиной произошло непонятное. Автомобиль простоял на площадке несколько часов, а потом у него благополучно загорелась электропроводка. Хорошо загорелась. Пока прибыли пожарные от автомобиля остались только обгоревшие рожки да ножки. Почему-то следователь не удивился, но продолжал суетиться и систематизировать данные: он знал, что следы, хоть какие-нибудь, да выведут к владельцу машины, да и по отпечаткам пальцев можно определить преступника иными методами. Тут ему позвонили на его личный коммуникатор: номер на экране не отобразился, а голос собеседника был искажён, но вполне понятен. Следователю настойчиво рекомендовали уничтожить бланк с отпечатками пальцев, потерять улики и не проявлять рвение, иначе.... Следователь взбрыкнул: это ему, государственному человеку, будут угрожать непонятно кто. Он популярно сообщил своему тайному собеседнику, что будет выполнять свой долг, а грозиться будете своей бабушке. Санкции последовали незамедлительно. На телефон следователя стали приходить одна за другой СМСки, говорившие, что он совершает покупки с помощью своей карточки: каждую секунду по одной покупке на сумму 1000 рублей. Через сорок секунд на зарплатной карточке следователя красовался ноль рублей. А, так вот они как - разозлился следователь. Но, тут позвонила жена, которая со слезами сообщила ему, что с её карточки только что были списаны все накопления, все сто двенадцать тысяч. Что теперь делать и как жить? Следователь задумался, глядя на телефон. Телефон соизволил позвонить: тот же машинный голос спрашивал, нужны ли ему его накопления, лежащие на счетах в банке или не нужны, все два с половиной миллиона. А личный автомобиль нужен? Скрепя зубами следователь признался, что нужен. Тогда, продолжал голос, надо уничтожить улики и все следы по этому делу и сидеть на попе ровно с философским выражением на лице.
   - Так это моя работа, расследовать преступления! - громко возмутился следователь. - Мне за это государство деньги платит, а вы запрещаете работать и деньги отнимаете.
   - Так и расследуйте, - успокоил его голос. - На ваш век преступлений останется. Только на некоторые не надо делать охотничью стойку. Мы скажем на какие.
   Потом голос чуть подумал и сообщил:
   - Мы вам компенсируем потери, если вы выполните наши условия. Деньги вернём и оставим вам контакт с нами. Вам будет достаточно на своём коммуникаторе набрать номер 332 и задать интересующий вас вопрос касательно любого преступления.
   Следователь узнал число 332 - это был номер его автомобиля. Тонкий намёк.
   - И что будет, если я наберу этот номер и спрошу вас по интересующему меня делу?
   - Вам будут предоставлены документы, с помощью которых вы сможете успешно завершить следствие. Любое следствие.
   Следователя осенило: нет, сейчас с ним разговаривают не представители криминалитета, а, скорее всего, на него вышла какая-нибудь хитровыдуманная специальная служба, что, может быть, гораздо хуже доморощенных ОПГ. Но, поживём - увидим: где есть свет, там есть и тень, и наоборот. Так что волноваться лишний раз не надо - волнения лишь увеличивают страдания, а решать проблему методом создания другой проблемы - это точно не наш путь. Зачем мне такое трудное счастье? Зачем жить иллюзиями: порой обстоятельства сильнее нас и прут, как поезд без тормозов.
   Будет день - будет пища. Это только молодые сотрудники сомневаются, паникуют, разводят суету и мельтешение. Опытный сотрудник ничего суетного делать не будет: что произошло, то произошло, и поезд благополучно ушел. Опытный сотрудник будет вяло наблюдать за развитием ситуации, ведь против лома нет приёма, окромя другого лома. Поэтому, даже если он в чем-то ошибся, это не повод суетиться.
   Точно так же думал и бывший бомж Тройник. Вот беда: только начинаешь привыкать к хорошему, как жизнь становится ещё лучше, и уже надо привыкать к лучшему. Ещё он думал, что у событий есть скрытый смысл. Он нашёл себе жильё, внешне преобразился и стал планировать своё будущее: время идёт, шальные деньги кончатся. Перспектива вырисовывалась мрачная. Прошлое, как камень, со всех сил тянуло его на дно. Не отпустишь - не поплывешь. Эдик Залесский давно не умел ничего делать, кроме как выживать в человеческих джунглях. На помойках ничему не учат, кроме как выживать и проявлять недюжинную смекалку в добывании средств на дешёвое пойло. Теперь перед ним стояла перспектива найти работу. Вот только кто возьмёт к себе человека, который ничего не умеет делать, да и по состоянию подорванного здоровья он мало что сможет делать. Тоже мне работничек. Тройника осенило: надо найти того молодого человека, кто одарил его неприлично большой суммой денег и попроситься к нему на работу. Раз он приручил Тройника, то теперь должен позаботиться о нём, а как иначе. Потрясающая логика! Вот только, где его найти. Эдик вздохнул: нечего сидеть и ждать с моря погоды, надо поднимать задницу и искать благодетеля. А как найдёт, надо падать ему в ноги со своей слёзной просьбой. Сказано - сделано. Эдик тщательно побрился, нацепил кепку и очки и вышел на улицы города: у него появилась цель. Нельзя просто сидеть здесь, сложа руки. Я и так всю жизнь этим занимаюсь.
   В таком прикиде Тройника не могли узнать бывшие "друзья", а он бывших "друзей" узнавать не собирался, потому как презирал он бомжей: уже второй день презирал.
   Так что жизнь в этом городе шла своим чередом, хотя она уже была несколько взбаламучена появлением инопланетного резидента. Муть поднималась со дна. Резидент знал, что даже одно его появление в этом мире изменит вектор развития всего сущего на планете. Причина? Причиной была глобальная связь между любой частичкой материи и принцип предопределённости. Если бы ИИ мог удивляться, то он бы с удивлением узнал, что на этой планете об этом свойстве природы знали и осознавали, но, конечно, не все индивидуумы. Некоторые исследования аборигенов подтвердили наличие в квантовой физике внутренней неопределенности. Следовательно, нелокальный характер квантовых систем является общим свойством природы. До этого существовало ошибочное представление, что две мельчайшие частицы, например фотоны света, можно рассматривать как изолированные и независимые физические объекты только потому, что они движутся на большом расстоянии друг от друга. На самом деле, даже эти мельчайшие частицы остаются частью единого целого. Непонятны были только размеры этого единого целого. Трудно представить себе, что между событиями, происходящими в разное время и в разных местах, существует какая-то связь. Пока, даже лучшие умы цивилизации седьмого уровня, не знали ответа на этот щекотливый вопрос.
   Светочка на такие философские темы не думала, она думала на возвышенные темы, касающиеся её чувств. Сейчас её обуревали благие желания, которые иногда ведут к безумию.
   - Что за странное чувство, от которого хочется напиться? - думала девушка. - Наверное, это любовь! - решила она. - Где мой Сенечка, где моя сладкая сказочка?
   Ага, любовное чувство, это не юркая мышка: оно не лезет в ловушку логических аргументов, любовь иррациональна. Любовь - серьёзная напасть, а из всех напастей нет более жестокой, чем безумие. В чём-то любовь сродни безумию.
   Семёна девушка застала за бесцельным лежанием на двуспальной кровати. Она вошла в его номер, не стуча в дверь и не предупреждая, чисто по-хозяйски и по-дружески. Раз они уже близкие, как ей казалось, друзья, то и стучать в дверь не обязательно: он уже её за сиську хватал, целоваться учил. Надо другу преподнести сюрприз в виде себя хорошей. Пусть радуется. Семён, лёжа на кровати, не выказал никакого удивления от появления девушки: его помощник давно отслеживал её перемещения, поэтому Семён знал, что девушка сейчас войдёт. Так что у Светочки не получилось застукать парня за чем-нибудь предосудительным, например, в объятиях какой-нибудь, несомненно, толстой красотки, которая спит и видит, как отхватить себе Сенечку.
   О как! Светочка увидела лежащий на тумбочке паспорт и деловито стала его листать, не обращая внимания на реакцию парня. Впрочем, реакции совершенно не последовало. У девушки отлегло от сердца, когда она увидела, что её дражайший Сенечка, не женат, а прописка у него указана Краснодарская. Это радовало: выходит, они могут встречаться и в Краснодаре, когда наступит пора учёбы.
   - О чём ты сейчас думаешь? - спросила девушка, ведь надо было начать разговор. Может он думает и мечтает о ней.
   - Об иррациональности числа Пи, - последовал серьёзный ответ. Ведь Семён не мог говорить ей о своих делах. Зачем они симпатичной девушке. Лишняя информация будет только забивать её светлую голову. С девушками, как советовал ИИ, надо говорить на удобные им темы: раз Светочка учится на математика, то, почему бы не поговорить с ней на удобный ей предмет.
   - Эээээ, похвально, - кивнула головой девушка и огорошила Семёна сообщением. - Я не боюсь серьезных отношений. Поэтому, собирайся, мы с тобой пойдём на пляж, а потом завеемся на набережной. И чего лежим, а не вскакиваем с криками радости.
   - Айда! Ура! Ужо! Э-эх! Тьфу! - старательно начал перечислять Семён крики радости. - Фи! Фу! Уф! Ой-ой! О! Увы! Тпру! Ах! Бах! Бац-бац!
   Судя по удивлённым глазам подруги, некоторые радостные крики были не в тему. Зато их было достаточно для выражения исключительной радости. Собственно, Семён всегда рад был находиться в воде: в воде ему было комфортно. Поэтому предложение девушки окунуться в море ему понравилось.
   - У меня есть жёлтенький купальничек, - соблазнительно и многообещающе сообщила девушка. - Сейчас такой цвет в тренде. Я тебе покажу комплектик. Заценишь. Настоящее произведение искусства.
   - Точно, - кивнул головой Семён. - Хорошее произведение искусства всё равно, что купальник на девушке. То, что искусство демонстрирует, весьма привлекательно, но куда интересней то, что оно скрывает...
   Девушка сделала вид, что немного смутилась: ах, какой шалунишка этот Семён, намекает, чтобы ему показали, то, что прячет купальник. А где тогда интрига?
   - Если будешь хорошо учиться, то тебе покажут и то, что прячется за купальником, - кокетливо промурлыкала девушка. - Кстати, а где ты учишься?
   - Закрыл восьмой семестр на лечебном факультете КГМУ, - скромно сообщил парень о чужих достижениях.
   - Так ты будущий врач! - поразилась Светочка.
   С одной стороны ей было интересно такое открытие, с другой - ей будет трудно поразить своим голым телом будущего врача, он уже на всякие тела насмотрелся достаточно. Это открытие много объясняло. Как известно, все врачи немного того, типа с тараканами. Все доктора считают, что они познали истину. Вот математики, то другое дело: у них в голове насекомые не водятся, у них ещё хуже обстоят дела. Математика суровая наука и очень хитрая: она может доказать любой бред.
   Светочка сгоняла в свою комнату, где шустро переоделась в расхваленный ею купальник, и вернулась к Семёну, чтобы подогнать его. Мужики они такие - без пинка не сдвинуться с места, а если сдвинутся, то что-нибудь забудут. Вернувшись в комнату своего друга, девушка лихо стянула с себя платьице и предстала перед Семёном в жёлтеньком купальнике.
   - Вот зацени, как ты к такому комплектику относишься? - девушка несколько раз повернулась перед Семёном, демонстрируя своё идеальное тело и идеально сидящий на нём купальник.
   - С пониманием, - солидно сказал будущий доктор, кивнул головой и добавил. - Жёлтый цвет - самый заметный цвет из всего спектра. Цвет подсолнухов, лимонов и Солнца. Имеет 136 оттенков. Солнечные маки сулят богатство и успех. С жёлтым цветом хорошо сочетается комплимент девушке: "Твоя улыбка для меня - свет Солнца", к тому же твоё имя созвучно жёлтому цвету.
   - Угу, - только и сказала девушка: она хотела своим телом немного вывести Семёна из равновесия, но тот целую философию развёл на ровном месте. - Ладно, потопали к морю. Я покажу тебе своё любимое место для купания. А после моря мы устроим романтический ужин на двоих. Как идея? Я знала, что тебе понравится.
   Прихватив незатейливые купальные причиндалы и самого Семёна, девушка потащила его к морю на своё любимое место. Это место было в прямой видимости от маяка и, действительно, многим людям нравилось. Семён не стал сообщать Светочке, что практически в этом месте он впервые ступил на сушу планеты, причём, это было совсем недавно. Вечернее купание в морской воде должно было дать кучу позитивных эмоций, но насладиться морем Семёну не дали по определённым причинам. Не только Светочка любила приходить на это место морского бережка, но и конкурентки не дремали. Сегодня, по мнению Светочки, их, то есть неумытых и вульгарно накрашенных конкуренток, было что-то слишком много, аншлаг какой-то, и все так и норовят попасться на глаза её парню, так и норовят. Особенно, вон та стерва в алом купальнике: так она чуть ли не из своих дешёвых плавок выпрыгивает, шурша целлюлитом, так хочет понравиться Семёну, хотя её надо срочно на строгую диету сажать. Вот как её назвать: клизма и стерва, это будет мягко сказано. Надо назвать её коза драная, но Светочка вежливая девочка, и таких нехороших слов этой корове безрогой не скажет. Не скажет, какая та падла и совершенно падшая женщина, и не скажет, что клизма должна знать своё место. Накрасилась, как индеец на тропе войны, и куда ни надо нос свой длинный суёт. Ага, носяру она отрастила значительную, как у Буратино. Если эти дамочки такие озабоченные, то могу дать им номерок Николаши: он эту, которая в алых плавках и с длинным носом, с удовольствием удовлетворит и поодиночке и всех вместе, всю эту озабоченную компашку: ему лишь бы только что шевелилось, он и корягу удовлетворит.
   "Носатая" кокетливо накинула себе на плечи полотенце. Прелестно - прокомментировала Светочка - как попона на коне, вот же её прёт.
   А Семён, оказывается, великолепно плавает и ныряет, прямо как дельфин. Ещё и фыркает, что только заводит непутёвых девок. Да что вам тут сегодня мёдом намазано? Цигель цигель ай-люлю отсюда. Нет, надо Семёна вытаскивать из моря, а то, ишь как расплавался в тёплом вечернем море, что за уши не вытащишь. И своим фырканьем только девок привлекает, которых и так привлекать не надо, они уже готовы к употреблению, заразы злостные. Нет, надо срочно брать этого знойного фрукта в охапку и тащить его подальше от этого развратного места, а то из под носа уведут парня. Клювом щёлкать не надо, так можно Семёна и прощёлкать. Лучше этим девицам не попадаться под Светочкину горячую руку. Да и под холодную лучше не надо попадаться. Господь во всём, конечно, прав, и Он велик, вот только непонятно, зачем Он создал таких настырных девиц, как та носатая, с таким убогим содержимым в голове?
   Когда Семён вышел к Светочке из очередного заплыва, свеженький, как новая купюра, он был огорошен распоряжением быстро переодеваться в сухое, так как хорош тут красоваться в голом виде перед сомнительной во всех отношениях публикой. Здесь тебе не подиум: надо ещё совершить променад по набережной и посетить приличное заведение на предмет перекусить. Семён ещё не наплавался, но противоречить спутнице не стал, за что был одарён обольстительной улыбкой. Прожигаемая завистливыми и злыми взглядами оставшихся с носом девиц, Светочка под ручку удалилась с парнем с этого почему-то ставшим внезапно развратным местом. Хорошего и удачливого вам одиночества, девочки! Вам не идет, когда вы заводитесь! Пойдите, что ли в море - охладитесь. Теперь Светочка точно была уверена в том, что ей с Сенечкой просто необходимо прогуляться по набережной.
   - Ты ещё не видел самое лучшее на нашей набережной, - интригующе заверила парня Светочка.
   - А что самое лучшее на набережной? - проявил парень интерес. Честно говоря, его здесь всё удивляло.
   - Я, - скромно потупив глазки, сообщила девушка.
   Она снова вела свой живой трофей по набережной, на которой они уже вчера гуляли, было такое дело. Но эта набережная весьма большая, что радовало. Здесь не скучно и красиво. На Лермонтовском бульваре кипела жизнь: прогуливались гости города, лилась музыка, светились зазывными огнями ресторанчики, гоняли по жёлтой дорожке отчаянные велосипедисты. Было светло от горящих фонарей и по-летнему тепло. Сверкали вспышки: народ фотографировался у каждого маломальского интересного места, несмотря на сгустившуюся темноту. Набережная этого города замечательное место, даже ночью. Весьма, надо сказать.
   - Ну, как тебе здесь? - прижимаясь к Семёну спросила девушка, показав свободной рукой вокруг. Рядом с Семёном было спокойно, а от ушлых конкуренток они оторвались. Пора бы уже кавалеру начинать отвешивать комплименты даме.
   Говоря самому себе честно, резиденту местная эстетика была совершенно чуждой, да и гуманоиды ему надоели. Но, раз он находился в личине местного гуманоида, то надо было соответствовать. Из всего окружающего резиденту больше всего понравились растения - красивые и молчаливые живые создания. Вот о растениях он бы с удовольствием поговорил. Что означает жест девушки, когда она показала конечностью вокруг? Может она тоже предпочитает изучать растения? Или надо завести разговор о математических проблемах?
   Семён спокойно стал показывать Светочке на некоторые растения и сообщать ей, что это такое здесь растёт:
   - Это лавровишня, - указывал он на растение. - А это конский каштан. Вот это мыльное дерево, а это магнолия.
   Он продемонстрировал девушке энциклопедические познания из жизни растений, показав и рассказав про айву японскую, тис ягодный, хурму кавказскую, павловию войлочную и другие декоративные породы деревьев и кустарников, кои произрастали в этой земле. Девушке, вместо комплиментов, пришлось выслушать лекцию по ботанике и скрывать позывы к зевоте, хорошо хоть не математику затронул кавалер. Он мог бы развивать эту тему часами: так много информации предоставил ему ИИ о флоре планеты. Местная флора Семёну нравилась, местная фауна совершенно не нравилась, и прежде всего тем, что к фауне надо было причислять человеков, которые хуже растения, называемого горькая редька. Хотя редька, как выяснил Семён, вполне себе хорошее и правильное существо. В ней есть эфирные масла; кислоты - никотиновая, аскорбиновая; фитонциды; аминокислоты; клетчатка; витамины группы В, Е, С, РР; минеральные соединения - натрий, железо, фосфор, йод, магний, калий. Она имеет бактерицидные и противовоспалительные свойства. Всё это хотел поведать девушке Семён, но та захотела мороженного.... молочного с фруктовой начинкой и без редьки. Мороженное явно понравилось вкусовым рецепторам резидента, поэтому он решил, что надо попробовать различные сорта этого продукта, чтобы было с чем сравнить.
   Они сидели в уютной забегаловке, выходящей своими открытыми окнами на море, и с аппетитом поедали мороженное. Светочка видела довольную физиономию Семёна и радовалась, относя его радость на свой счёт. Она была бы дико удивлена, если бы вдруг каким-то образом узнала, что именно сейчас Семён, с помощью ИИ, проворачивал очередную злостную операцию.
   Резидент знал, что страна, в которой он обосновался, окружена враждебно настроенными к ней государствами, мечтающими устроить ей какую-нибудь подлянку. Кроме того в самой этой стране существует пятая колонна врагов, состоящая из националистических сообществ, продажных СМИ, а также из завербованных иностранными разведками доморощенных либералов и демократов. К пятой колонне также можно отнести представителей ЛГБТ сообщества, гнилую интеллигенцию, состоящую из полуграмотных артистов и экзальтированных личностей. Представителей местного криминала, в большинстве своём, также нужно относить к врагам государства. А что же само государство? А оно худо-бедно как-то отбивается от нападок других держав, но расправиться с внутренними врагами властям не хватает политической воли, так как сами власти капитально сроднились с криминалитетом, иностранными разведками и местными олигархами.
   Как только резидент ступил на землю этого государства, так образовалась шестая колонна, но об этом, кроме него, никто не знал. Пока шестая колонна состояла из одной боевой единицы, но то пока. Семён знал, что надо вести активную вербовочную работу для увеличения поголовья своих союзников. Сначала он думал, что следует переманить на свою сторону представителей криминала, но изучив их характерологические особенности, понял, что из этой затеи ничего не выйдет: эти граждане крайне ненадёжны и дисциплинированны только при жестоком с ними обращении.
   Полчаса тому назад Семёну доложился ИИ, что им зафиксирована слежка за резидентом: слежку проводил тот самый жрец с помойки, только теперь он переоделся в другую форму и поменял имидж. Эта местная особь ничего враждебного не предпринимает, только ходит невдалеке и вздыхает. С другими особями следящий не контактировал. Цели слежки не понятны. Всё разрешилось, когда Светочка удалилась в туалет попудрить носик. Только резидент остался за столиком один, как к нему подошёл Эдик, он же Тройник. Попавшись на глаза Семёну, Эдик стал невнятно бубнить, что ему необходима постоянная работа, и что он надеется в этом вопросе на парня. У Семёна, когда Эдик бормотал свои предложения, на лице не дрогнул не один мускул, а взгляд был такой же отстранённый и равнодушный, как у рыбы. Эдик, уже начал понимать, что его сейчас пошлют, но к его удивлению, он был тут же принят на работу без всякой бюрократии, заявлений, анкет и справок о состоянии здоровья. Больше того, Эдику выплатили подъёмные в сумме двадцати бумажек по 5000 рублей с указанием купить на них личный коммуникатор, компьютер, распечатывающее устройство, бумагу и несколько флэшек. И ждать дальнейших указаний. Эдику оставалось только кивнуть и молча удалиться, удивляясь, как легко он устроился на работу. Судя по поступившим распоряжениям, Эдика не заставят горбатиться на тяжёлой и грязной работе.
   Попудрившая носик Светочка заметила только спину удалявшегося от их столика, смутно знакомого ей мужчину, да и то, она его вспомнила только по кепке: по точно такой же кепке, какая украшала голову Семёна. Надо же, какие бывают совпадения - подумала Светочка, но тут же выкинула пустые мысли из головы: ей надо было флиртовать с Семёном, чтобы тот, не дай Бог, не стал вертеть своей головой в кепке по сторонам с целью определения достоинств всяких страшненьких, с избыточным весом, девиц. Пусть Семён лучше смотрит на симпатичную Светочку, а не на этих носатых и жопастеньких проходимок.
   Вечер продолжался и не нёс никаких страшных событий. Всё было чинно, благородно и благодушно. Но, кое для кого обратный отсчёт времени уже пошёл, кое-кому, совсем скоро придется не слабо так огорчиться.
   Так получилось, что в это же время, только на расстоянии двухсот метров от столика, где весело общались парень и девушка, как, впрочем, и сотни других людей, в ресторане сидел и отдыхал бригадир местной ОПГ, так называемый Велосипедист. За столом с бригадиром сидели и поедали пищу Сундук и Туз. Сейчас бы с ними сидел и Кент, но его душа, скорее всего, уже бегает в аду от чертей, которые норовят её поймать и посадить на сковородку, в которой уже весело кипит подсолнечное масло. А тело Кента лежало в морге, там ему было хорошо, там прохлада. Вот у бандитов, набивающих свой желудок, разговор как раз и вёлся о грустной судьбе Кента. Вторым вопросом было: как надо на его убийство реагировать. То есть бандиты обсуждали текущие производственные дела своего подразделения организации, при этом запивая водочкой горячие и жирные мясные блюда. Мнения были разные, но все присутствующие сходились в одном, что так это дело оставлять нельзя: надо вычислить злодея и дать ему ответку. У Велосипедиста в бригаде было девять человек основного состава, это если считать вместе с ним. Сейчас осталось восемь, но Солома не боец: у него нервный срыв и мандраж. Почему-то он считает, что обязательно теперь придут к нему вместе с "розочкой".
   - Ссыт Солома, как шелудивый бобик, - презрительно бросил Сундук, вытирая жирные губы салфеткой.
   Осторожный Туз исподлобья посмотрел на говорившего: хорошо говорить, когда не видел, что сотворили с Кентом, а Солома видел. Лично у него к молодому и перспективному Соломе претензий пока не было. Это пока, до тех пор, пока не выяснится, кто завалил Кента. А может это Солома и завалил его, а теперь изображает мандраж? Парень-то проворный, крови не боится. Как раз недавно Солома с Кентом утопили одного залётного фраерка, который борзел сильно. Может это их совместное дело и привело к такому результату?
   Троица подробно рассматривала все версии: здесь нельзя было ошибиться, ведь дело чести бригады правильно, то бишь по-понятиям ответить на выпад. Поэтому надо было знать всё досконально, а для этого Велосипедист подключил все свои связи, даже в полиции. Пока результат полицейского следствия его не радовал: менты явно жевали сопли и толкли воду в ступе, отговариваясь, что в этом деле сплошные непонятки. Бандитское следствие также пока не принесло ощутимых результатов. Пронёсся среди братвы дурацкий слушок, что Кента сделал чистодел с Камчатки, но Велосипедист от такой новости только кривился: Камчатской братве никто из них ног не оттоптал, да и где они, а где Камчатка. Там своё море, а у нас своё. След мог вести от утопленного фраерка, о котором никто ничего не знал: документы фраерка были у Кента, как и его машина. Документы пропали, а машину зачем-то менты спалили на спецплощадке.
   В самый разгар обсуждения ситуации пропиликал мобильник Велосипедиста. Он недовольно посмотрел на него, но на высветившийся номер надо было реагировать: звонил бригадир конкурирующей группировки, некто Гурген. С этой бригадой тёрок особо не было, жили мирно, но конкуренты - есть конкуренты, с ними надо ухо держать востро.
   - Это Гурген звонит, - сказал Велосипедист своим собеседникам и нажал на кнопку соединения.
   Сундук и Туз внимательно уставились на шефа, уже подносящего телефон к своему уху. Через несколько секунд они стали замечать, что морда шефа стала наливаться кровью, глаза грозно таращиться, капли пота выступили на лысине, а губы стали кривиться в злом оскале. И было от чего. Хорошо хоть Велосипедист не включил аппарат на громкую связь, а то бы подчинённые услышали страшно обидный мат и обещания от собеседника зарезать Велосипедиста и его банду совсем скоро, прямо сейчас. Причём, сами знаете почему. Велосипедист пытался вставить хоть слово, но его перебивали, обкладывая вдоль и поперёк отборным матом, что было совершенно не по-понятиям. Особенно неприятно было слышать о сексуальных разнообразных предпочтениях самого Велосипедиста и его близких родственников, постоянно грешивших с разнообразными зверями, даже с бобрами и между собой. Наконец, трубка перестала изрыгать оскорбления и угрозы и отключилась.
   - Да он ошизел, - прошипел красный как рак Велосипедист. - Слышите, эта чОрножЁпая тварь грозится нас всех на пики поставить!
   - Черножопая, - автоматически поправил шефа Туз.
   - Тем более, - взревел бригадир, расстегивая верхнюю пуговицу рубашки. Его душило возмущение и зло.
   Тут опять зазвонил телефон шефа. Звонил опять Гурген. Велосипедист поставил телефон на громкую связь и ответил:
   - Да, забыл тебе сказать, педаль ты от велосипеда, - прозвучал голос Гургена. - Ты, тут мне подсказывают, бараний хвост и потому я тебя сам....
   Что было потому, бригадир не стал слушать, выключив телефон. Наступила мёртвая тишина. Три бандита сидели в оцепенении и обтекали.
   Точно в такой же ситуации сейчас находился Гурген, только он был у себя дома, где обсуждал за поеданием шашлыка из молодого барашка насущные вопросы со своими подельниками: Малышом, Вазгеном и Зозо. Аппетит компании испортил звонок на мобильник Гургена от Велосипедиста. Что нашло на бригадира соседней бригады вроде бы правильных потсанов такого, что он повёл себя не по-потсански, а наоборот, совсем не правильно. Гурген не стал скрывать от приближённых слова конкурента, чтобы потом не пересказывать, а сразу включил телефон на громкую связь. Поэтому он и трое его сотоварищей наслышались вместо приветствия отборные матюки, что в их среде являлось немыслимым оскорблением, и должно было смываться только кровью. Естественно кровью противника. Нет, как это понять, скажите на милость, что Велосипедист начал сравнивать Гургена и его потсанов с содомитами, причём до предела развращёнными содомитами. Гурген по мнению Велосипедиста обожал совокупляться с козами, причём с самыми грязными и блохастыми. И компанию он себе подобрал из таких же грязных и блохастых потсанов, это, наверное, чтобы с ними ему интересно было совокупляться. Совсем не те слова хотел услышать Гурген от своего собеседника. Оказалось, мир полон сюрпризов.
   - Зарэжу, убью - хочешь, да?! - прорычал Гурген, выключая поливающий его нехорошими словами аппарат. У шефа дёргался левый глаз, судорожно сжимались кулаки: таким разозлённым своего начальника братва давно не видела. - Вах! Какой паразит нехороший! Ишак тебя нюхал! Я твой дом труба шатал! Этот Велосипедист, он, что, обкурился и спятил?
   Братва на этот риторический вопрос пожала плечами: то неведомо, но прощать такую выходку нельзя.
   Резидент, стравливая между собой две группировки, опирался не на логику, а на интуицию, считая, что подлинной ценностью мышления является, в сущности, только интуиция. Он бил по эмоциональной сфере руководителей банд, не давая им опомниться и хорошо обдумать ситуацию. Он знал, что мышление людей протекает, в основном, минуя символы в виде понятных слов, к тому же оно бессознательно. Эмоции разрушают логику. Не дать противнику времени на размышления. Время - это главное.
   Точно также думали и противоборствующие стороны, волею резидента вступившие в конфронтацию: не дать оппоненту времени. То же самое касается и своих сторонников: надо действовать пока они злые, тогда они веселее будут лупить врагов веслом по роже. Обе банды лихорадочно совещались: Российская малина собралась на совет, Российская малина врагу сказала "нет!".
   Гурген назначил противной, в буквальном смысле этого слова, стороне стрелку в час ночи, возле маяка. А чего тянуть? И так всё понятно и кристально ясно. Велосипедист на стрелку согласился, он тоже не мог терпеть даже до утра. Да и зачем терпеть до утра: всё равно уже в эту ночь не заснёшь, даже если хорошо пообщаешься с дамой с пониженной социальной ответственностью. Поэтому обе стороны стали вызванивать своих сторонников и ставить их по тревоге под ружьё. У Гургена было численное преимущество: девять бойцов, считая его. Это Малыш, Вазген, Кумар, Сугроб, Капля, Малик, Сосед и Зозо. У Велосипедиста, к его неудовольствию, оставалось всего семеро, это если и его посчитать. Зато у него бойцы были злее и отвязнее. Это Сундук, Туз, Якут, Кочан, Кикимора и Шахтёр. Солому на стрелку не вызывали: он считался на больничном. Обе стороны понимали, что разойтись сторонами мирно не реально, поэтому вооружались, как могли. На стрелку по-понятиям надо приходить без оружия и тереть проблему словами, но если заранее знаешь, что противник вероломный и до безобразия подлый, то вооружишься до зубов.
   Трагедия и фарс всегда идут вместе. Кипя праведным гневом обе стороны, считая себя обиженной стороной, стали подтягиваться к месту разборки. Первыми прискакали к маяку хлопцы Гургена и стали по-хозяйски осматривать свои боевые позиции. К маяку из города вела только одна дорожка, вот по этой дорожке и должны подтянуться враги, если, конечно, они ещё не обгадились от страха. Маяк стоял на верху скалы и, если смотреть на него из города, то слева от него была изгородь, отделяющая территорию маяка от территории гостиничного комплекса, а справа от маяка был высокий обрыв, где внизу плескалось море. С правой стороны от дорожки был участок, поросший соснами. Света от фонарей было не много, так что разборка должна проходить не в очень освещённом месте, что участников предстоящего действа не пугало. Войско Гургена расположилось в строгом соответствии с тактическим искусством ведения войны. Впереди войска на дорожке остался стоять и ждать противника Гурген, по правую руку от него мрачно взирал на происходящее Вазген, а по левую - стоял Зозо. По правилам сначала должны перемолвиться словом старшие, вот Гурген и ждал с нетерпением Велосипедиста, чтобы высказать ему в лицо своё "фи". В кустах по правую руку от Вазгена спрятался Малик, а по левую руку от Зозо, среди сосен укрылись две боевые двойки, состоящие из Капли с Малышом и Сосед с Кумаром. Причём последние были практически на краю обрыва. Там же, но чуть впереди расположился Сугроб.
   Похожую тактику выбрал и Велосипедист. Он шёл впереди войска, а по бокам у него находились верные Сундук и Туз. Эх, жаль нет с нами Кента. Применил Велосипедист и военную хитрость, направив Кочана красться слева около ограды, а боевой тройке, состоящей из Кикиморы, Якута и Шахтёра предстояло спрятаться среди сосен и наносить удар справа. Вот такая была диспозиция. Всё по науке. Но, главное, это боевой дух, которого пока ещё у противоборствующих группировок было предостаточно.
   Гурген посмотрел на экран мобильника: без шести минут час ночи. Гады придут или нет - гадал он. Теперь оставалось только ждать. Хуже нет, чем ждать и догонять. Потому что ничего от ждущего уже не зависит. Всё, что нужно было сделать, Гурген уже сделал, осталось только воздух пинать и исходить на злобу. А это изматывающее занятие ждать врагов или подлости с их стороны.
   - Идут, - буркнул Вазген и презрительно сплюнул. Это должно было означать его пренебрежение противником.
   Точно, теперь и Гурген и Зозо увидели, как по дорожке, навстречу им, движется тройка противников. Остальных бандитов видно не было, но это совсем не значило, что их нет, просто, извращенцы где-то прячутся.
   Велосипедист и двое его подручных медленно подходили и, наконец, остановились метрах в шести от тройки Гургена. Теперь надо было обменяться мнениями, кинуть предъяву: тут уже побеждает тот, кто более подкован в словесных схватках и языковом каратэ и более аргументировано может доказать, что противник не прав, а следовательно, он должен замять дело большими отступными. Главное в таких переговорах сделать противника виноватым во всём, даже если он не виноват. А с виноватого можно и спросить.
   Только сейчас в противостоянии участвовали не две силы, а три, впрочем, третья сила, в лице инопланетного резидента, была скрыта от глаз противников, но это никак не умаляло деструктивного воздействия третьей силы на события. Семёну никак не улыбалось, чтобы бандиты договорились друг с другом и пришли к миру, поэтому он разрешил ИИ действовать.
   Из того, что всем кажется, что подготовленный план сработает на сто процентов, совсем не следует, что это так и есть, что он сработает на сколько-то процентов. План может совсем не сработать, в чём присутствующие вскоре убедились на своей шкуре.
   Гурген и Велосипедист как старшие своих кодл, только хотели начать произносить формулу приветствия и начать тёрки, как события опередили их намерения. Вдруг, в напряжённой тишине, у стоящего по левую руку от Гургена боевика с погонялом Зозо что-то не сильно громко бухнуло на уровне карманов его спортивных штанов, но для Зозо этого оказалось достаточным, так как внезапно нагревшийся и взорвавшийся его мобильник, лежащий в кармане его штанов, капитально обжог бедро бандита. Зозо дико заорал, упал и стал кататься в пыли, но болевое воздействие от взрыва на его конечность только усиливалось от таких опрометчивых действий.
   - Велосипедисты, суки, Зозо застрелили, - завопил прячущийся в соснах Капля, принявший звук взрыва за выстрел, и прицелившись из ПМ в босса противостоящей группировки, открыл огонь.
   Одна из пуль попала Велосипедисту в живот, и теперь в пыли уже каталось и орало дуэтом два человека. Месилово началось без предварительных тёрок и выдвижения обвинений в смертных грехах.
   У Сундука за спиной был спрятан туристический топорик, который теперь пригодился в разборке. Видя, что шеф катается от боли в пыли, он озверел ещё больше, чем был. Поэтому он не подумал доставать свой ПМ, а вытащил спрятанный топорик, и как заправский индеец метнул топорик в противостоящего ему Вазгена. Обычный туристический топорик почувствовал себя боевым томагавком, пока летел в голову Вазгена. И таки прилетел, только не остро заточенной частью, а обухом. Но и этого Вазгену оказалось достаточным, чтобы поплыть по реке боли и дезориентации.
   Не только банда Велосипедиста лишилась своего главаря, но и шобла Гургена также потеряла своего предводителя, когда тот, повернувшись к орущему благим матом Зозо, получил пулю в спину от Туза. Туз не стал поступать опрометчиво, как его коллега Сундук, он сразу достал пистолет и, как в тире, спокойно расстрелял главаря противной стороны в спину. Вот только он не видел прячущегося за сосной Каплю, а тот его силуэт хорошо видел. Капля вскоре на свой счёт записал и второго противника: Туз, обливаясь кровью упал рядом со своим шефом: одна пуля всё-таки прилетела куда надо и пробила ему горло.
   Кикимора, прячущийся на правом фланге, был вооружён автоматом. Он считался главной ударной силой в случае чего. Вот такой случай и получился. Кикимора, пребывая в темноте, особо не знал куда стрелять, но вспышки выстрелов из пистолета Капли дали ориентир. Поэтому Кикимора дал большую очередь на полрожка в направлении вспышек и чуть довернул ствол влево. Всё-таки он Каплю достал, ранив того в плечо. Другая автоматная пуля задела валяющегося в пыли Зозо, которому теперь прилетело во второе бедро. Теперь Зозо совсем обезножил, получив за несколько секунд два ранения в ноги. Не повезло чуваку.
   Сундук, обезумев от ярости, бросился вслед за своим топором, но даже не подумал хвататься за огнестрел: ему хотелось рвать своих врагов руками и резать их, резать, а потом опять резать. Уже с финкой в руке он подскочил к дезориентированному Вазгену и стал наносить ему удар за ударом финкой. Он так увлёкся этим увлекательным занятием, что не обратил внимание на шевелящегося в кустах Малика. Малик, скрывающийся на самом краю поля боя, практически около ограды был вооружён экзотическим оружием, а именно арбалетом. Арбалетный болт вошёл Сундуку в лёгкое по касательной, что охладило пыл бойца по уничтожению противников. С болтом в лёгком много не навоюешь. Сейчас Сундук только тихо выл и хотел, чтобы его кто-нибудь пожалел.
   Кочан, противостоящий Малику, стал быстро продвигаться в его сторону, но пока он Малика не видел. Но судьба их свела всё-таки вместе, нос к носу, когда Малик судорожно пытался перезарядить своё оружие. В этом деле он не преуспел по причине того, что Кочан своей финкой сумел перерезать ему горло. Теперь он как вурдалак был покрыт кровью Малика и соображал, что ему делать дальше.
   Теперь у велосипедистов в строю было четыре бойца, и у противника тоже четыре. Остальные были ранены или убиты. Теперь события переместились на правый фланг велосипедистов, где отчаянный Сугроб схлестнулся в ножевом бое с Якутом. Вот такая у них была судьба сойтись в смертельной схватке именно в это время и в этом месте, хотя когда-то они вместе тянули срок в одном из сибирских исправительных заведений. Там их почему-то не исправили, а наоборот, они прошли университеты по выживанию в этом суровом мире. Сугроб успел в темноте ножом полоснуть Якута по плечу, а тот заехать противнику своей любимой заточкой в левую почку. Сугроб был уже не боец, но и Якут долго не носил лавровый венок победителя: он получил сильнейший удар по голове дубинкой, бывшей в руке Кумара. Якут отвоевался. Но и Кумар не долго радовался: ровно пару секунд, пока не получил пулю в спину от Шахтёра. Самому Шахтёру пришлось срочно падать на землю и прикидываться ветошью, чтобы не попасть под дружеский огонь Кикиморы, который совсем слетел с катушек и палил уже на любое шевеление. Палил, пока в его автомате не кончились патроны.
   Самыми умными в этой бойне оказались Малыш и Сосед: они быстро сообразили, что лезть воевать против противника, вооружённого автоматическим оружием не резон. Да и вообще, пошло оно всё к чёрту. Поэтому Малыш и Сосед, не сговариваясь, ринулись к ограде, перелезли её и стали убегать по территории соседнего гостиничного комплекса. По пути им не попался воинственный Кочан, поэтому для этих двух дезертиров война уже закончилась. Кочан не преследовал чужих бойцов, потому что их было двое и, во-вторых, надо было срочно заняться раненым Сундуком. Скоротечный бой затих сам собой, теперь надо было живым уносить ноги, пока их не приняли полицаи. Кикимора и Шахтёр своего Якута не стали эвакуировать, посчитав того убитым, а Кочан упорно тащил теряющего силы Сундука. Бедный Капля, раненный в плечо остался сидеть на земле, прислонившись спиной к стволу сосны. Идти, от потери крови, он не мог, поэтому ждал приезда бригады врачей. Он надеялся, что медики его спасут, а суд не даст большой срок. Со своего пистолета он стёр отпечатки пальцев и зашвырнул его подальше от себя. Теперь он готовился предстать перед полицией жертвой произвола каких-то бандитов. Зозо валялся на своём месте и слабо стонал. Кумар и Якут не стонали, так как находились без сознания, и стонать не могли.
   Так что с места происшествия смоги сбежать шесть человек, причём один из них был серьёзно ранен арбалетным болтом в грудь. Дальше всё было довольно сопливо и скучно.
   Через полчаса, дождавшись прекращения стрельбы, к маяку проследовали полицейские машины. Вскоре туда же подъехали машины скорой помощи. Но больше всего досталось работы труповозке. Но это было уже утром, когда полицейские эксперты разрешили увозить трупы.
   Всего, прибывшими на место происшествия полицейскими, было обнаружено шесть "двухсотых" и трое раненых. Такое количество пострадавших, это вам не кот начхал. По словам медиков раненых два тяжёлых и один с ранением средней тяжести. Это имелся в виду Капля со своим пулевым ранением в плечо. Что касаемо раненых, то, кто из них выживет, тот выживет, а нет, ну, колесо сансары всё стерпит.
   Опытные полицейские чесали лысину: какая муха укусила этих бандюков, что они переколотили друг друга? Ответа пока не было. Впрочем, полицейские знали, что эту публику не переделать, в том смысле, что горбатого только могила исправит. Ну что ж, земля им стекловатой. Умерли и умерли, хотя это не та смерть, к которой должны стремиться здоровые организмы! Люди должны умирать героической смертью, грудью на пулемёты или, на худой конец, со связкой гранат под огромным танком, или, если кому повезёт, от любовного истощения организма. Смерть должна быть красивой, а достойная смерть - сама по себе награда.
   Малыш и Сосед героически умирать не захотели. Потсаны, сообразив, что на их тушки теперь будет объявлена охота, решили испариться из города, несмотря на то, что они не запятнали себя кровью, а может быть, именно по этой причине. Испариться может спирт из бутылки, но никак не два взрослых организма, но Малыш с Соседом надеялись на удачу. Им удалось на первом автобусе уехать в сторону Новороссийска, и как им казалось, они ускользнули и от конкурентов и от правоохранителей. Вот только от некой силы они не могли скрыться.
   Три члена банды Велосипедиста, способные передвигаться на своих ногах, решили залечь "на дно", а Сундука им пришлось сдавать в больницу: слишком серьёзное ранение он получил, и ему требовалась операция, иначе карачун. "Дно" также было известно ИИ.
   Все оставшиеся в живых участники побоища надеялись на лучшее. Даже Капля, уверявший полицейских, что гулял в час ночи около маяка и угодил в переплёт: кто же знал, что там будет такое. Но не срослось: парафиновая проба чётко указала, что он стрелял из огнестрельного оружия. Капле после такого казуса пришлось уйти в полный отказ: не признаваться же, что это он замочил Велосипедиста и Туза. Как-то это некузяво будет.
   Днём, по поводу стрельбы у маяка, власть доложила населению, что дело взято на контроль прокурором, лично главой администрации и местной организацией правящей партии, без которой ни вздохнуть, ни это самое! Народ, как водится, такое заявление воспринял с пониманием, но в магазинах наступил ажиотажный спрос на гречку. Если после убийства Кента вяло ползали только некоторые слухи, то сейчас слухи о маньяках начали перемещаться весьма бодро, и событие стало обрастать интересными подробностями. Но пока всё было, как всегда, под контролем и жизнь продолжалась, несмотря на некоторые недостатки. Но, с недостатками власть обещала бороться. Солнце тоже не потухло, хоть на нём и появились пятна.
   Утром деловитый и собранный Тройник пошёл покупать смартфон, компьютер и причиндалы к нему. Всё как сказал шеф. Ему хотелось произвести впечатление на работодателя своим рвением так, что он даже не уложился в смету, а потратил часть своих денег, так как покупал довольно дорогие образцы электроники. Но он рассудил, что лучше, это не хуже, и что шеф только одобрит такое рвение. Тройник слабо владел компьютерной грамотностью, поэтому нанял себе тренера по работе на этой технике. В магазине ему дали адрес парня, который, как ему сказали, умеет всё. Этим парнем был Рудик Широков, по кличке Артемон. Рудик, в принципе, не прочь был заработать несколько тысяч рублей, которые обещал ему Тройник, но потребовал аванс, который с лёгкостью получил. Тройник не очень умел ценить деньги. Он считал, что деньги как придут, так и уйдут, что они временное явление. Скорее всего, философ с помойки в чём-то был прав. Был он прав и в том, что говорил: "Если, вдруг, кажется, что нужно что-то менять в этой жизни, то это не кажется - надо менять".
   Рудик, в снимаемой Тройником комнате установил новенький ноутбук на столе и присоединил к нему периферийное оборудование. Затем он стал обучать Тройника премудростям пользования всеми этими приблудами. Учитель был отменный, объяснял доступно и понятно, а у великовозрастного ученика был большой стимул учиться "на отлично". Для Тройника это был шанс выбраться из болота: второй и, наверное, последний шанс. Поэтому Тройник заявил судьбе, что он лучший эксперт по второму шансу. Судьба только фыркнула: ей сейчас совершенно не было дела до какого-то Тройника. В мире творились и более интересные вещи.
   Рудик заставлял Тройника по несколько раз повторять одни и те же действия, чтобы ученик на практике закрепил теорию, при этом он хвалил прилежного ученика за усердие:
   - Вы, Эдуард Петрович, замечательно всё схватываете, скоро хакером будете, ага, - несколько преувеличивал он свои похвалы.
   Договорились, что ещё проведут пару уроков и разбегутся. Конечно, такой денежный ученик Рудику нравился: хорошо получить в день 3500 рублей за необременительную работу. Тройник тоже был доволен уроком, он уже схватил основной смысл работы на компьютере и как пользоваться смартфоном. Рудик рекомендовал Эдику записывать на бумажке вопросы, которые у него возникнут в процессе эксплуатации оборудования, а Рудик тогда за небольшую плату, ибо постоянному клиенту полагается скидка, всё разъяснит и поможет.
   - А теперь, мой друг Эдуард Петрович, я покажу вам, как входить в тырнет, это сеть такая, всемирная, понимаешь, паутина. В ней таааакое водится, что ого-го какое, - радостно вещал Рудик, тряся своими патлами. - Вам понравится, зуб даю. Вот только нужен доступ к вай-фаю. Вам надо договориться с хозяйкой о доступе к её вай-фаю, кхм, и пользоваться. Или свой проводить, ага.
   Рудик решил проверить, а вдруг хозяева разрешают пользоваться вай-фаем своим постояльцам. Обычно такое соединение медленное, типа бюджетный вариант. К его удивлению оборудование прекрасно вышло в мировую паутину. Больше того, Рудика поразила скорость, с которой работало оборудование его клиента. Скорость была почему-то феноменально большая. И это было решительно непонятно. Откуда было знать бедному талантливому Рудику, что ИИ отслеживал перемещение Тройника, и как только тот приобрёл электронное оборудование, то принял меры к модернизации этого оборудования. Неизвестно, что стало бы с Рудиком, узнай он, что компьютер и смартфон Тройника, могли бы работать и без подключения к сети, кроме того им даже подключение к сети питания не требовалось.
   - Вот, друг мой, что такое тырнет, - тыкал пальцем в монитор Рудик. - Здесь можно найти любую книгу, любую картину, прослушать музон, путешествовать по миру, читать политические новости и новости из нашего города, можно рубиться в игры, например, танки. Но главное, что есть в сети, - Рудик торжественно поднял палец вверх. - Здесь есть порнуха, брат Эдуард. Для того тырнет и был создан.
   Рудик нашёл первый попавшийся порносайт и включил какой-то ролик.
   - Вот смотри, братан, что творят, - покровительственно сообщил он Эдику.
   Тройник ошалело смотрел на действо, происходящее на экране: действительно творят, даже вытворяют.
   - Ух, ты, - удивился он. - А что и так можно? - он ткнул пальцем в экран, где самозабвенно вытворяли.
   - Учись брат, - хохотнул Рудик. - Иначе, так дураком и помрёшь. Большое искусство, брат. Но недооценённое нашим замшелым обществом. А искусство есть свет, всё озаряющий.
   Ошарашенный бывший бомж молчал: вот оно как, оказывается, вот куда прогресс зашёл. Пока он бомжевал, искусство, понимаешь, на месте не толклось, а стремительно развивалось. Хорошо, хоть он сумел подсуетиться и впрыгнуть на подножку уходящего поезда, а то так бы тёмным дураком и бомжевал без причастности к современному искусству. Чтобы осуществить прогресс, нужно разрушать старое и создавать новое.
   Последние события, спровоцированные появлением и происками инопланетной сущности, провернули в механизме мироздания какую-то локальную шестерёнку и время в городе пребывания резидента несколько ускорилось. Во всяком случае, в день после ночной бойни у маяка много городского люда работало в ускоренном темпе. Вдумчиво резали трупы убитых патологоанатомы, врачи лечили выживших, ускорились полицейские, ещё больше ускорились прокурорские работники, бывший бомж Тройник усиленно изучал компьютер, Светочка подпрыгивала от нетерпения на работе: ей хотелось потискать Семёна, потому как ночью они не очень долго гуляли по городу по весьма вульгарной причине: Светочке захотелось спать. Она так и объявила Семёну: "Что-то мне сегодня с вами скучно, мне с вами спать хочется". Увы, к сожалению, все хорошие вечеринки когда-нибудь заканчиваются. Пришлось Семёну отвести её домой и самому отправиться спать.
   Ночь в городе прошла спокойно, без новых убийств у маяка.
   Гражданина Соломина, в просторечии называемом Соломой, продолжало потряхивать от пережитого. Психика его съехала в сторону так, что он даже носа не высовывал из дома. Так-то он был смелым, и его смелости хватало на всё, кроме высоты и глубины, огня и воды, горячего и холодного, острого и тупого, темноты и тишины, толпы и одиночек, стариков и молодых, мужиков и девушек. Сейчас он всех опасался. А что? Подойдёт какая-нибудь девушка к нему на расстояние вытянутой руки и отоварит "розочкой", с них, с девок, станется. Девки сейчас страсть какие грамотные и опасные, да и морды у них зверские. Впрочем, животных Солома тоже начал сторониться, даже кошек. Просто животные вызывали у него животный страх. Родственники, жившие с ним под одной крышей, внезапно стали вызывать серьёзное опасение, прежде всего, сеструха Наташка: она у Соломы вообще вызывала трепет, особенно, когда громко покрикивала на него. Вот скажите, что на неё нашло, что она озверела? А ведь ещё несколько дней тому назад была вроде нормальной девушкой, а теперь хуже стоматолога. С чего это вдруг она ощутила настоятельную потребность к "перпендикулярному" поведению по отношению к родному брату? Можно гадать весь день, но скорее всего, есть логичное объяснение: в сеструху Наташку вселился монстр, и он мечтает схарчить Солому! И вообще, вокруг дома стали кучковаться монстры - зачем они это делают? Ишь, расплодились! Сеструха проявляет чудовищное бессердечие. Чему только Натаху учат в школе: как старших, немного приболевших головой, братьев третировать? Просто кол с минусом ей за такое поведение! Надо дать ей рыбьего жира и клистир прописать! А то, как взглянет на брата - описаться можно.
   Психиатр бы сказал, что гражданин Соломин подхватил скопофобию, то есть стал бояться быть объектом рассмотрения со стороны других людей. Все признаки налицо: чужие взгляды стали вызывать в нём паранойю, он всё время оставался дома, а в доме уединился, насколько это возможно, напрочь отказавшись выходить наружу. Но и в своей комнате были вещи, которые вызывали ужас: например, зеркала. Глядя в зеркало, у него не получалось рассмотреть себя, в стекле он видел не себя родного, а своё психологическое восприятие, и это восприятие было омерзительным и страшным. Для Соломы зеркала отражали ужас. Пришлось зеркала завесить чёрной тряпкой, как в доме у покойника, но стало ещё хуже и тревожнее. Хоть зеркала Солома и завесил тряпками, но через них всё-таки к нему в дом ловко пробрался чёрт, почему-то державший в своих лапах шприц Жане. Небольшой такой, но чёрт, а шприц большой. Нечисть, воняющая серой, сразу заявила, что она является низшим в их чёртовой иерархии существом - мол, не того ты, брат, полёта птица, чтоб за тобой приличные демоны мотылялись. Хоть чертяка был и мелким, но матерился он не по-детски и грозился шприцом. Корча рожи и кроя парня матерками, чертяка стал грязно домогаться до Соломы, заявив тому, что от него теперь Соломе не скрыться, даже в тихой юдоли скорбных головою, поэтому давай конкретно оттопыримся. Ага, Карл Клару склонял к аморалу. Устраивать аморалку с чёртом Соломе не хотелось, ибо скотиняка-чёрт был страшён, шустёр и вонюч, но при этом настойчив.
   - Я в церковь пойду, покаюсь и свечку поставлю, - пытался напугать чертяку Солома. - Отмолю и искуплю...
   - Напугал, едрёный гонобобель....ага, отолью и поклюю, - зашёлся в омерзительном хохоте нечистый и стал издевательски советовать парню, как правильно тому обкуриться в церкви ладаном и куда вставить себе свечку. - Ну, чего расселся, чмо болотное? Геморрой свой решил побаловать, чеши давай в церковь. Всем чертям люди, как люди попадаются, а мне совсем глупенький попался, село неасфальтированное, до туалета дойти без навигатора не может, а туда же - церковью честных чертей пугает. Пуганые уже!
   - Где бы мне от него спрятаться? - лихорадочно соображал Солома. Оказалось, ушлый чертяка ещё и мысли умел читать, быстро подобрав нецензурную рифму к слову "где".
   Остается только пожалеть Солому, капитально тронувшегося разумом и за несколько дней лишившегося своего коллектива, который так любовно растил из него жулика и проходимца.
   Сеструха Натаха, прибежавшая на громкие вопли, издаваемые братцем во время его битвы с чертякой, увидела живую иллюстрацию к занзибарскому народному выражению "убиться веником": ошалевший братец перьевой подушкой отбивался от воздуха. Из бедной подушки летел куриный пух и перья, что создавало в помещении эффект снегопада. Только природная Наташкина интеллигентность не дала её обескураженности от вида братца оформиться надлежащим синтаксическим образом. От вида битвы с помощью подушки Натаха впала в транс, а Солома перепугался ещё больше: он понял, что монстр, вселившийся в бывшую родственницу, имеет намерение его схарчить, и это верно, как надвигающийся с неотвратимостью крах капитализма.
   Вот так заканчиваются тучные года и начинаются невзгоды. Ошибаются те индивиды, которые во время благополучных времён думают, что навсегда избавились от невзгод. Удача - девушка разборчивая, она просто так не улыбнётся, она сто раз подумает с кем флиртовать. Удача влияет на судьбу, а судьба - она, как качели в городском парке: то ты наверху, то внизу, то вообще с них кубарем навернёшься, да так, что косточек не соберёшь.
  
  
  Глава четвёртая.
  
   Следователь прокуратуры Надеждин Максим Сергеевич чувствовал себя как сапёр на минном поле. Он не сообщил куда следует, о том, что следовало, и теперь его немного одолевали сомнения, и мучила совесть. Немного, но мучила. Ладно, хоть на мочевой пузырь не давила. А благоразумие, в отличие от совести, подсказывало, как правильно себя вести. Поэтому он, сидя сегодня на совещании у начальства, был тих и скромен, старался не отсвечивать и лишнего не вякать. А начальство совсем озверело: оно сильно перевозбудилось по поводу ночной стрельбы у маяка, впечатлилось количеством трупов и стало требовать непонятного. Вот вынь да положи ему на стол результаты по этому происшествию и объясни, почему так произошло, кто позволил и главное, кто виноват. Надеждин молчал, но смутно понимал, что убийство Кента и ночное мочилово, это звенья одной цепи, но, так как он продал душу дьяволу за сохранность своих счетов и за сохранность своей машинки, то он молчал, как рыба, загнав совесть под плинтус. А начальство изволило топать ножками и даже стучать кулачком по столу, при этом угрожая всяческими карами, почему-то, не сотворившим ночное злодеяние, а своим же сотрудникам, как будто, это они ночью устроили резню. Не раскрутите дело, рычало начальство, я, матерь вашу, всех сгною! Начальство начало проявлять эмоции. Однако профессионал отличается от простого смертного тем, что умеет абстрагироваться он настоящего и отключать эмоции.
   После "продуктивного" совещания, стоя в курилке с мужиками, Надеждин, как и все коллеги, перемывал косточки начальству. Добела. Никто прямо не говорил, но все подразумевали, что начальство - сволочь, а дело мутное.
   Уже находясь в своём личном кабинете, Надеждин, прежде чем начать разгребать кучу бумаг, задумался: он умный человек, или только знающий. Как опытный следовать, он умел задавать вопросы свидетелям, значит он умный человек, ведь умные люди любят и умеют задавать вопросы. Зато, знающие люди знают ответы на вопросы, на то они и знающие. Всегда у умного человека вопросов больше, чем ответов у знающего человека: часто ответы заканчиваются, а вопросы остаются.
   Надеждин вздохнул: надо просто жить, ни о чем не думая, не сомневаясь, не переживая, чтобы раньше времени не перегореть на службе государству. Это государство безгрешно, поэтому у него нет сомнений, а Надеждин, пока ещё живой человек, он подвержен сомнениям, к тому же у него семья есть, которая кушать хочет каждый день. Вывод: в этой ситуации надо искать знающих людей. Максим Сергеевич достал свой мобильник и смело, но с сомнениями о результате, набрал заветный номер "три-три-два". Ответ пришёл сразу же после первого гудка:
   - Излагайте свои вопросы, - спокойно произнёс голос.
   Следователь, стараясь быть спокойным, произнёс немного сбивчиво:
   - Мне нужны материалы для расследования резни у маяка, это возможно?
   Ответ не заставил себя долго ждать:
   - Принято. Через три часа к вам подойдёт человек и вручит пакет с материалами и компенсацией за ранее доставленные неудобства. Условия: за этим человеком слежку не производить, материалы никому не показывать, но данными из них пользоваться можно и даже нужно. Сообщаю также, что эта линия связи защищена, и не может быть зафиксирована специальными службами.
   Надеждину оставалось только ждать.
   Чуть позже издал звук смартфон Тройника. Эдик с удовольствием нажал кнопку: ведь это первый раз ему кто-то звонил. Оказалось, это звонил шеф с распоряжением. Распоряжение было простое, как два пальца об асфальт: перенести на флешки файлы из папки, помеченной номером 001. И точно, прямо на рабочем столе экрана компьютера появилась такая папка. Как переносить файлы на флеш-носители Эдик уже знал, натренированный Рудиком. Говно вопрос. Затем Эдику надо было эти флешки запаковать в конверт и следовать до трансформаторной будки. По левой стороне от будки на земле будет валяться кирпич, а под ним будет пакет с двумя конвертами. Один конверт Эдик должен был взять себе, а другой, вместе с флешками отдать человеку из прокуратуры. Указывалось время контакта с этим человеком. Предупреждалось, чтобы Эдик внимательно наблюдал за возможной слежкой, если что, то "рубил хвосты". Тройник был в восторге от такой работы: настоящая шпионская операция, передача секретных данных, тайники, слежка, уход от слежки, перестрелки и погони. Он уже считал себя закоренелым агентом 007, которому любая миссия выполнима. ИИ правильно просчитал психотип Тройника, что тот, как все люди с преобладанием пугнических и романтических эмоций, будет только рад такой работе. Надо будет наградить его личным оружием с гравировкой "За боевые заслуги".
   ИИ был рад и за себя: он уже создал шпионскую сеть, пока состоящую из двух завербованных человек. Это сотрудник прокуратуры и жрец с помойки. Думаю, что они сработаются. Прокурор и жрец - это сила. Светочку ИИ в тайные агенты пока не записывал из-за её бестолковости. В этом плане он, конечно, был не прав: в каждой девушке можно найти как минусы, так и плюсы, не будучи при этом электриком.
   В условленное время Надеждину позвонили с проходной прокуратуры: здесь было так заведено. Посетитель сначала звонил к определенному сотруднику, тот выходил к посетителю. А просто так шаблаться посетителям по коридорам прокуратуры не дозволялось. Надеждин спустился со второго этажа к проходной и усмотрел там весьма колоритного персонажа: мужик неприметной внешности, коротко стриженный, в чёрных очках, с выпяченным подбородком. От этого мужика так и веяло, что он секретный агент, особенно, когда он пристально разглядывал прокурорского работника.
   Цирк - подумал Надеждин - но пакет, протянутый агентом, взял в руки. Агент развернулся и ушёл: даже со спины видно было, что это не простой человек, а серьёзная личность. Жизнь, она, конечно, как театр, но не стоит превращать её в цирк.
   У себя в кабинете Надеждин достал из вручённого ему пакета два конверта. В одном он обнаружил пачку денег в сумме 500 тысяч рублей, в другом три флешки. Надеждин похолодел: вот сейчас ворвутся в кабинет сотрудники службы собственной безопасности или ФСБ и каюк котёнку, больше гадить не будет. Как же, мать вашу за ногу, я до этого докатился? Но никто не вваливался и наручники на руки не надевал, было тихо и спокойно. Вытерев пот со лба, Надеждин вставил первую флешку в компьютер. Когда он ознакомился с документами, то понял, что никакого налёта спецслужб не будет. За эти документы его уроют без всякого суда и ареста. На флешках было всё: полный расклад по бандам, фотографии, расшифровки переговоров бандитов, сами переговоры на звуковых файлах; карта местности сверху с траекториями движения каждого бандита; видео файлы с городских видеорегистраторов; было указано месторасположение скрывающихся бандитов, даже тех которые смылись из города. Хуже всего, что файлы информировали и о покровителях бандитов. Да какие фамилии! Точно меня уроют, ведь в списках покровителей фигурировал даже сам прокурор. Больше всего Надеждина потрясли протоколы осмотра места происшествия и протоколы, написанные патологоанатомами. Получается, что неведомая организация знает абсолютно всё и про всех. Кому же это он продал душу? Надеждин понял, что, с одной стороны, он влип по полной программе. А с другой стороны, такая организация его в обиду не даст. Скорее всего, здесь свою операцию крутит спецслужба Президента, уровень ведь запредельный. Что же можно использовать из этих материалов? Можно предъявить прокурору пару отрывков звуковых файлов с переговорами бандитов, сказав, что это постаралась его личная агентура. Ещё можно направить группу захвата по адресам, где сейчас скрываются живые участники резни. Выявленные адреса обосновать самоотверженной работай агентуры. Флешки, от греха подальше, надо спрятать дома в тайник. И деньги туда же.
   - Можете работать, если вас подгонять, - кивнуло головой начальство, когда Надежин принёс к нему адреса "лёжек" бандитов и несколько звуковых файлов. Обычно начальство считало, что лучшая похвала подчинённым, это отсутствие замечаний.
   Сразу же завертелась машина получения санкций на арест, и через несколько часов Кикимора, Шахтёр и Кочан уже сидели в местном КПЗ, а Малыш с Соседом в Новороссийском. Сундука в больнице не арестовывали, а только поставили возле его палаты охрану. Впрочем, Сундук знал, что за ним и так придут.
   Семён рапорты ИИ воспринимал равнодушно: он страдал от ностальгии по своему миру, а местные реалии не вдохновляли. Ему хотелось покинуть эту Галактику и поискать себе мир попроще, без этих странных аборигенов, человеческую природу которых не изменишь. Семён совершенно не понимал и своего ИИ: вот зачем тот возится с аборигеном Тройником, как с родным. Зачем ИИ придумывает ему всякие задания, типа, провести слежку за первым попавшимся человеком; учит того, как делать тайники, как накладывать на себя грим и переодеваться. Прямо шпионские страсти. Однако, гражданину Тройнику это нравится и, судя по его биоритмам, он доволен такой жизнью. Странные они тут все. Нет бы тщательно изучать прикладную математику, развивать экспериментальную физику и философию. Так местные занимаются непонятными делами, далёкими от приличной науки. ИИ сейчас постоянно отслеживает действия сотен человек, особенно пристально относится к тем, кто хоть пару раз мелькал в сводках. Вот, например, молодой абориген по имени Рудик Широков. Его имя упоминала Светочка, сообщив, что этот индивид помогал ей по хозяйству: лампочки менял, электропроводку делал, компьютер настраивал, кофемолку чинил. Теперь этот Рудик появился вблизи нашего агента Тройника. Естественно ИИ стал к нему особо присматриваться. Судя по сообщениям ИИ у парня действительно отличное мышление и сообразительность, но его некоторые действия Семёна ставили в тупик. Вот, например, ИИ доложил, что этот Рудик установил в комнате Светочки скрытое видеонаблюдение. Ну, и что здесь такого? Вот зачем ему это было надо? Семён просмотрел те видеофайлы, которые Рудик записал на своей примитивной технике и ничего толкового не увидел. Вот Светочка укладывается спать, вот она моется в душе. И для чего ему это надо? ИИ сообщил, что объект "Рудик" обожает смотреть на голых самок своего вида, у него целая коллекция таких файлов. Совершенно непонятно, зачем ему сдалась эта коллекция, странное хобби. ИИ всё-таки выяснил зачем. Из разговора Рудика с Эдиком выяснилось, что телодвижения голых местных самок, это, ты не поверишь, является искусством. Причём особым, восемнадцать плюс, то есть не все в него посвящены. То есть этот Рудик является творческой личностью, а не обыкновенным раздолбаем. Что ж - решил резидент - творческие личности нам нужны, поэтому разрешил ИИ выделять ресурсы на изучение этого индивида, как особого феномена.
   ИИ постоянно информировал шефа, как идёт очистка местного общества от преступного элемента: ни шатко она идёт, ни валко. Такое впечатление, что местные правоохранительные органы не заботятся об искоренении нарушителей законов. А законов тут напридумывали великое множество, всяких разных и на любой извращённый вкус. Действительно с законами здесь беда. В том смысле, что их очень много и они непонятные и противоречивые. Любимое занятие аборигенов, это поиск в законах лазеек. У них даже есть специальные люди, профессионально занимающиеся поиском лазеек в законодательстве. Они называются адвокаты. Интересно, они и в законе подлости найдут лазейку? Вот зачем этому стаду законы? Ведь их с животными объединяет только то, что у них есть инстинкт выживания. Вот этого инстинкта для их общества вполне достаточно вместо законов. Глупые людишки не понимают, что их людских законов недостаточно - есть универсальные законы, вот только они для местных не писаны, а писаны, то не читаны. Вообще Вселенная совершенно не нуждается в законах, а у человеков они есть на любой вкус.
   Вот у криминальных личностей вместо закона понятия. Кстати о криминале: почему-то до сих пор не нейтрализован объект "Солома". ИИ сообщил, что с Соломой всё плохо, он, вроде, уже и не объект, а не пойми кто. Судя по сообщениям ИИ, Солома потерял разум, даже в зеркалах видит потусторонних монстров, и свою сестру считает монстром. Здесь надо бы точнее выяснить: он их действительно видит и каких. Монстры дело тонкое: может это как раз след, ведущий к иным цивилизациям. Надо озадачить ИИ провести исследование мира монстров и дать развёрнутую классификацию монстров. Начать надо с сестры Соломы.
   Да, тяжела жизнь у резидента: всё заботы и заботы. Надо самому вникать во все тонкости и принимать решения: постоянно нанизывать бусинки всяких разных событий на нити времени. Затем эти нити собирать в единое целое, открывающее суть прошлого и настоящего с моделированием будущего. На будущее, кстати, надо дать ИИ команду определится с дальнейшей участью местного населения. Надо составить списки: кого отправлять в расходный материал за дела неправедные, кому ментальная трансформация, а кому и дальше жить.
  
  
  
  
   Рудик Широков в последнее время был весьма доволен жизнью, особенно когда у него появился денежный клиент, можно сказать щедрый клиент, хорошо оплачивающий уроки Рудика по работе на компьютере. Денег Рудику постоянно не хватало, как и времени. Это сейчас лето и каникулы, а потом опять запрягаться в хомут учёбы и, как та лошадь, пахать. Тогда подработка не светит, тогда приходится жить от щедрот мамки с папкой. Вот лето другое дело: летом есть время на подработку. Деньги Рудик тратил на радиодетали и электронику. Из всякой всячины он собирал различные приборы, зачастую даже не зная, что этот прибор будет делать. Бывало, вещи созданные руками и гением Рудика, только издавали писк при включении, но и толковые вещи получались тоже. У Рудика были в жизни две страсти: всякие электронные штуковины и девушки. И обе страсти требовали времени, которого не было. Если на электронику Рудик время ещё находил, то на девушек его надо было очень много, и Рудик заменил общение с живыми девушками на просмотр порнухи: в ней тоже были девушки, за которыми не надо было ухаживать. Логично же: девчонки с порносайтов все, как на подбор красивые, причём все без претензий, капризов и микрофлоры. Несмотря на явную гениальность, у Рудика почти не было друзей. Несколько подруг было, а друзей, кроме как по учёбе в универе не было. Найти серую личность для дружбы несложно, но забавных и немного чокнутых - проблема. Правда, был Паша Ковальский, которого все, даже родственники, считали чокнутым. Несмотря на различные психотипы и возраст парни как-то ладили между собой. Почему-то, несмотря на совершенно разные интересы в жизни, они общались, и друг к другу у них претензий не было. Психологи давно заметили, что часто две совершенно противоположные личности прекрасно ладят между собой. Периодически они встречались в домике, где обитал Рудик. Он жил отдельно от мамки с папкой в домике, доставшемуся ему от покойной бабушки, где он мог спокойно дымить паяльником, создавая шедевры из всякого хлама. Родственников у Рудика было мало, а у Паши Ковальского в городе родни - кроличья ферма отдыхает. Паша Ковальский, когда был свободен, заваливался к Рудику в гости, где устраивался в кресле рядом с работающим товарищем и вещал. Например, он серьёзно рассказывал, что согласно некоторым научным традициям, наш мир состоит из трех видов энергии - Ветра (Лунг), Желчи (Трипа) и Слизи (Бадкан). Наверное, только Рудика не раздражала болтовня Павлуши Ковальского, а Павлушу не раздражала работа товарища, создающего очередное электронное недоразумение. Тот постоянно работал над очередным шедевром, усиленно дымя паяльником, а Павлик вещал, изредка вслушиваясь в ответные реплики хозяина. Естественно, по его мнению, реплики друга были дурацкие, но чего возьмёшь со студентика. Все студенты, наверняка знал Паша, бедные полоумные люди, поэтому, им простительно нести всякую ахинею и заниматься ерундой. Сам же Паша не учился после школы ни одного дня. А зачем? Зачем человеку, постигшему жуткие тайны мироздания учиться, морщить мозг: он сам кого хочешь научит. Школа пыталась вылепить из Паши среднего человека, чтобы он был как все, но где-то на полдороги отвлеклась и остальное развитие завершила природа, которая на нём отыгралась. Увы, генетика, это лотерея: кому как повезёт. Оказалось, природа умеет шутить. Вот в этом был весь Паша, из-за этого шутливого к нему отношения природы его все и считали чокнутым. Даже в армию его не взяли по причине психического отклонения, подтверждённого справкой. Правда, Паша не считал себя человеком с отклонениями, это кругом все немного того, с тараканами, а он единственный, кто понимает суть мироздания. Впрочем, у нас лишь дураки с ума не сходят, а остальные все ходят с таракашками в мозгах, или, на крайняк, с некими странными пунктиками.
   Свои воззрения Павлик не от кого не скрывал, как не скрывал и свои занятия оккультизмом в дикой юности, поэтому быстро растерял всех друзей и знакомых, какие у него только были, ещё со времён обучения в средней школе. Новые друзья, согласные слушать Пашин бред, не появлялись. Вот только Рудик Широков терпел Пашу, да и то потому, что тот совершенно не лез к нему с вопросами, что он там делает, да почему. Пашу искренне не интересовало, что делает его друг, да и дела других людей. Его интересовала только теория заговоров. Вот о теории заговоров он мог говорить всё время. А Рудика все эти происки мировой закулисы меньше всего волновали, он воспринимал трёп Паши, как звуковой фон, при котором даже лучше работалось. Не слушать же всякую попсу по телевизору? Впрочем, Рудик телевизор совершенно не смотрел по причине полной дурости того, что там в нём показывали. В Пашин трёп он тоже особо не вслушивался, но зато Пашин трёп всё время был разным и фантастически обескураживающим. Сразу было видно, что с Пашей что-то не то в плане психики, поэтому Рудик не усмехался на Пашины сногсшибающие сентенции, а пропускал их мимо ушей. Ещё от появлений Паши была польза в том, что он при каждом своём появлении в гостях, приносил бутылочку, а то и две, неплохого вина. Да что там говорить: вино было весьма приличного качества и фирменного домашнего производства. Фирма марку держала. Это был бизнес семьи Ковальских: изготовление и продажа вина туристам. Паша, как и Рудик, тоже имел две страсти: обличать вселенские заговоры и вино. О вине в большой семье Паши знали всё: от приобретения сырья до реализации готового продукта. Тем и жили.
   Так как Рудик практически не интересовался общественной жизнью, то практически единственным источником информации о происшествиях в этом мире был для него Ковальский. Это когда Рудик наезжал в родной город. Правда новости подавались в интерпретации Павлика сдобренные порцией перчика и с изюминкой. Новости хорошо шли под Пашино вино. Был ли Паша пьяницей? Трудно сказать. Но пару стаканчиков свойского вина в день он дегустировал. Пьяницы, по мнению Павлика, это мудрые люди, которые видят то, что не видят другие. А то, что наш мир имеет несколько слоёв, Паша видел прекрасно. Это обычные люди живут в одном пласте реальности, а Паша видел множество слоёв, и вино помогало усилить резкость восприятия этого феномена. Он старался погрузиться в глубинные слои, ведь там водились интереснейшие сущности. Жаль, что другие люди этого не видят. Большая семья Паши тоже ни черта не видела и не хотела понимать, что мир многослоен и многогранен, сложнее даже кубика Рубика. Вот только Эдик Широков по прозвищу Артемон понимает Пашу, хотя сам не обременён умением видеть слои. Ничего, Паша не оставит друга в дремучем неведении, а расскажет ему, под совместное употребление свойского винца, о тонкой материи, и её странных обитателях. В этом мире осталось ещё много секретов, и люди должны удивляться.
   - Славься, Рудольф Николаевич, Билла Гейтса своим умом умаляющий! - с таким приветствием другу Паша поставил на стол под нос Рудика бутылочку вина "Мускат Рубиновая Роза". - Творишь?
   - Есть такое дело. Больше работать, меньше трахаться, вот мой девиз, - Артемон, как всегда, что-то паял своим вонючим паяльником. - Привет алкоголикам, - поприветствовал он друга, доставая дежурные фарфоровые чашки под мускат. У них была давняя традиция употреблять разные сорта вина из разной посуды: мускат хорошо шёл в организм из фарфоровых чашек. Были даже такие сорта вина, которые употреблялись исключительно из алюминиевых кружек.
   - Ну что, всех девочек перещупали или еще остались недощупанные? - поинтересовался Паша у друга. Самого Пашу секс практически не интересовал, у него были другие интересы. Но, как знал Рудик, Паша спит не один, а с плюшевой обезьянкой по имени Чичи. Паша сам об этом ему сказал.
   Артемон неопределённо пожал плечами, разливая вино по чашкам. Впрочем, ответ Пашу не интересовал: это личное дело друга скольких девочек тому надо щупать. Ему нравилось наблюдать непостижимое, неосязаемое какими-либо приборами и бесконечное. Его интересовали только глубинные слои реальности, в которых в последнее время творилась всякая чертовщина.
   - Однажды я так нажрался муската, что у меня случилась небольшая катастрофа: я подрался со своими котами на втором слое реальности. Прикинь, со всеми тремя котами сразу.
   - У тебя их, что: три штуки? - удивился Артемон. - Не знал, что ты любишь кошек.
   - Любить их необязательно. Корми - и дело с концом. Шустрые, однако, животинушки, до четвёртого слоя реальности добираются, ага. Да, у меня их развелось три штуки: Убийца Грёз, Сокрушитель и Ярость Богов, все мальчики. Только мамка их всех зовёт Барсиками, а папка Хреномявами.
   - А зачем ты с ними подрался? - поинтересовался Рудик. Он уже понял, что сейчас последует очередная жуткая история из потусторонней жизни. Теперь главное не рассмеяться и не улыбаться, чтобы не обидеть друга.
   - Учил их уму-разуму, чтобы не шастали по слоям, где попало, - солидно объяснил Паша. - Ведь на четвёртом слое обитают ящерики: могут котов съесть. Жалко будет. Ведь Убийцу Грёз, эту лохматую гадость я украл у соседки с другой улицы.
   Чтобы не засмеяться Рудик взял в руки паяльник и начал что-то к чему-то припаивать: он знал, что сейчас Паша начнёт развивать свою мысль.
   - Эти ящерики, доложу я тебе, дружище, - Пашу понесло почище, чем Остапа. - Так они совсем обнаглели. Я давно понял, что они захватили нашу Землю. Они контролируют всё. Не чихнёшь без их разрешения, ни вздохнёшь. Они окружают нас, как салоны сотовой связи, ага.
   Паша ещё долго рассказывал о засилье ящериков на четвёртом слое реальности, пока Рудик не спросил у него о местных новостях, что там нового клевещут в основном первом слое реальности.
   - Всякое разное судачат, - скривился Паша, поправляя свою кепку. - Да ничего толкового никто не говорит. Все разное болтают. Гадания какие-то. Один тип втирал на набережной, что это какой-то эксперимент, типа, опять на Апшеронском полигоне утечка. Хотя с этого полигона станется: вот гречка опять подорожала. У меня лично, эти события вызывают, прямо-таки, культурный шок!
   Тема секретного Апшеронского полигона была очень болезненная в данной местности. Все знали, что в этом Апшеронске функционирует зловещий полигон, но никто толком не знал, что там делается, поэтому циркулировали самые жуткие слухи. Пашу полигон пугал.
   Вспомнив о полигоне, Ковальский опять непроизвольно поправил свою кепку. Он всегда ходил в ней, старался никогда не снимать. Паша был человеком прошаренным и мудрым: он понимал, что как-то надо спасаться от воздействия деструктивной деятельности существ с нижних слоёв реальности, так и от воздействия гнусных экспериментов, проводимых секретными правительственными и корпоративными организациями: гадят народу и те и эти. Поэтому он изобрёл себе защиту, которая более-менее действовала, защищая его от всяких воздействий. В кепке у него находилась полусфера, сделанная из алюминиевой фольги. Так-то её носить было немного неудобно: народ пугался такого вида, когда обнаруживал Пашу с фольгой на голове. Поэтому фольга была спрятана под кепкой. Но это было ещё не всё. Некоторые сущности научились и через фольгу воздействовать. Поэтому Паша модернизировал свою защиту, прикрепив к фольге серебряную ложку. Это было его гениальное ноу-хау. Теперь воздействия снизились до минимума. Естественно, с ложкой на голове ходить по городу было стрёмно, поэтому всё это сооружение из фольги, ложки и хитромудрых креплений, Паша прятал под кепкой.
   Да, идеально странной была у них дружба: Рудику отводилась роль быть идеалом, а Павлик отвечал в этой дружбе за странности. Он очень старался. Рудик знал о назначении кепки Паши и предпочитал на неё не смотреть, чтобы лишний раз не рассмеяться: вот и сейчас он усердно припаивал какую-то штучку, чтобы даже не улыбнуться. Получалось плохо, поэтому Рудик корчил рожи, якобы у него что-то не получается с пайкой. Однажды он даже предложил другу модернизировать его защиту, присобачив к ней транзисторы, сопротивления и реле. Идея Павлику понравилась, вот только как быть с примеркой: это же надо будет кепку снимать, а тогда он останется беззащитным перед происками враждебных сил. Это была проблема: ведь Паша даже ночью старался не снимать кепку, повергая родственников в трепет. Да он даже когда мылся, не снимал кепку: зачем провоцировать всякие сущности на глупости. У нас своих глупостей хватает. Вот стричься был ещё тот геморрой. Нет, Паша не ходил в парикмахерскую: он самостоятельно ножницами состригал с себя все волосы, при этом покрываясь потом от ужаса - а вдруг сейчас начнётся воздействие, а он беззащитен.
   - Пей наш фирменный мускат. От него сразу полегчает, а реальность станет лучше! - намекал Павлик другу, когда чашки были осушены и требовали новой порции напитка.
   Действительно, Рудик, когда испил первую чашу напитка, заметил улучшение зрительного восприятия мира. Мир становился мягче и чуточку понятнее: "Так скоро я научусь всматриваться в другие слои реальности" - ухмылялся Рудик. - Не дай Бог.
   - Ну что, по второй? - разлил Рудик напиток в чашки. - Так, что там такого случилось в нашем городе, говоришь? Не тяни кота за подробности, рассказывай, а то я немного не в теме.
   Павлику пришлось переключаться с драматических событий, происходящих в потустороннем мире, на странные события в реале. Он, сбивчиво пересказал, что знал о бойне у маяка. Для Рудика это было откровением, ведь он новостями не интересовался.
   - И сколько, говоришь, народа погибло в замесе, двадцать шесть голов. Ничего себе! - Рудик недоверчиво покачал головой. Весело тут у вас.
   - Ага, обхохочешься, - грустно сказал Павлик, и сделал вывод. - Совсем полигонские распоясались. Уже людей пачками мочат. Перед основным побоищем, говорят, одного мужика тоже насмерть уконтропупили. Прямо в его доме. Вошли без стука. Прикинь, говорят те, кто видел, что кожу с мужика живьём содрали и с собой унесли.
   - Зачем кожу было сдирать? - удивился Рудик.
   - Из-за татух, понятное дело, - объяснил Павлик. - У мужика татухи были в виде тайных знаков. Теперь из этой кожи гримуар сделают или на бубен пустят. Шаманить будут. Это уже третьим слоем реальности пахнет. Вот такие у нас события творятся, дружище. Ты бы поостерёгся просто так тут ходить без защиты. Всякое может быть. Могут поймать и развоплотить.
   Рудик вопросительно посмотрел на друга:
   - Думаешь? - Такие страшные новости, по мнению Рудика, нужно было заесть чем-нибудь сладким, или запить мускатом.
   - К бабке не ходи, однозначно, - оживился друг, принёсший страшные вести. - Всё плохо: Солнце в знаке Тельца, Луна в Раке. Юпитер, понимаешь, в Рыбах. Но самое плохое....
   Тут Паша понизил голос:
   - При этом Марс в Водолее, смекаешь? А Сатурн в Козероге, но дрейфует к Водолею. Это уже страшно.
   Паша, как Рудику было известно, был разносторонне одарён в вопросах тонких материй: он здорово интересовался астрологией, нумерологией, знал все приметы, интересовался шаманизмом и всякой кабалистикой. Очень он уважал Нострадамуса и даже сам писал катрены.
   Поэтому Паше было легко объяснить другу, почему дрейф Сатурна к Водолею, это совсем некузяво. При этом транзите, объяснял Паша, как и при Сатурне в Козероге, возможен политический кризис, и даже смена власти, но в отличие от Козерога, где перемены так или иначе прогнозируемы, при Сатурне в Водолее перемены часто не поддаются какой-либо логике, ибо здесь работает иная логика, а именно, логика высших сфер. А какие могут быть претензии к высшим сферам? Поэтому смена власти, бесчеловечные опыты над людьми в области стоматологии и проктологии, и иные потрясения происходят в силу внешних, незапланированных людьми обстоятельств, по "воле небес", что, понятное дело, Пашу тревожило, портило настроение и снижало аппетит. Он тяжко вздохнул: плохо, что все люди находятся во власти стереотипов и считают, что всё должно быть как по телевизору. Глубинный же смысл заключается в том, что от простого смертного решительно ничего в этом мире не зависит. Вот жил себе мужик, татухи себе на пузо набил, потом к нему пришли и сняли с него кожу. Вот она сущность Сатурна в Водолее в натуре.
   Сегодня страхоёмкость у Павлика была повышена. Он искренне верил в то, что если что-то кажется кому-то идиотизмом, это, скорее всего, говорит о том, что кто-то просто ограниченная личность и не въезжает в глубинные причины происходящего. Мир рушится на глазах, глупый народ этого не замечает, считает, что всё прекрасно.
   От безнадёжно трагических тем друзья перешли к городской рутине, ибо, просто так сидеть дома и сжимать очко от страха, нет смысла.
   - Как там у тебя дела со Светочкой? - поинтересовался Паша, хоть и понимал, что эта тема слишком ничтожна, по сравнению с предыдущей темой.
   - Да, никак, - разъяснил Рудик. - В койку ко мне прыгать не хочет, да и сниматься в порнухе отказалась. Хорошо хоть то, что программа "половые отношения" у меня до сентября удалена. Сам я не парюсь. Вот девка пропадает, это точно, ага.
   - Не скажи, - перебил его Павлик и сдал Светочку с потрохами, как Павлик Морозов своего батьку чекистам. - Лично сам её видел с крутым перцем. Светик цветёт и пахнет. Вцепилась в него, как репей к штанам, как жвачка к ботинку.
   Рудика, успехи Светочки на любовном фронте, оставили равнодушным. Он всё равно добился своего и Светочку рассмотрел в голом виде, установив в её комнате и душевой шпионскую аппаратуру. Девка, как девка, чтоб я треснул: сиськи на месте, попка её тоже зачётная, но не сказать, что она ах-какая, что надо всё бросить и ухлёстывать за ней. Ага, сейчас только разбегусь.
   Видя, что друга продолжает что-то ещё беспокоить, Рудик поинтересовался: "Рассказал бы хоть, что линия судьбы лично тебе преподнесла в последние дни?"
   - В крайние дни, - поправил друга Павлик, сплюнул через левое плечо и постучал по деревянному столу. - У меня такое чувство, что моя жизнь делится на две части: на кошмарную и скверную. Ночью кошмары донимают, а днём скверна заела. Прикинь, дружище, за мной уже следят. - У Павлика при этом было такое лицо, как будто он только что узнал о вторжении на Землю инопланетян.
   - Кто за тобой следит? - удивился шокированный Рудик. Он хотел сказать: "Кому ты такой красивый нужен?", но это было бы грубо по отношению к другу.
   - Враги народа, кто же ещё, - разъяснил Павлик. - Хочется им, гадам, христианской крови испить. Но, ни на того они напали. Я буду самая страшная их ошибка. Клыки они об меня обломают.
   Павлик достал из кармана и продемонстрировал носу Рудика две головки чеснока.
   - Так они что, вампиры, эти твои враги? - вытаращил глаза на друга Рудик.
   - А то, как есть упыри, - солидно кивнул собеседник, доставая из другого кармана пузырёк с водой. - Святая вода! Если что обрызгаю их святой водичкой, пусть дохнут.
   - И как выглядел тот упырь, что за тобой следил? - с любопытством поинтересовался Рудик. Видно было, что он совершенно не верит, что в городе завелись ещё и упыри.
   - Выглядел он, естественно и нормально, как и все упыри, - Паша стал подробно описывать внешность следящего за ним мужика.
   Из его описания выходило, что мужик, который следил над его перемещениями целый день, таскаясь за ним по пятам, как привязанный, был по описанию очень похож на клиента Рудика, щедрого Эдуарда Петровича. Вот только зачем Эдуарду следить за чокнутым Павликом? Вроде бы мужик был правильной ориентации. Или ему голову Солнце напекло, и он тоже подался в свидетели многослойного устройства мира или в упыри. На упыря он явно не тянул, хотя кто их знает упырей этих.
   - Ты что не знал, что у нас в городе есть целый квартал, где живут исключительно одни упыри, - понёс Паша совершеннейшую околесицу. - Обычных-то людишек в этом квартале они давно подъели. Теперь там сами заселились в одной куче. Кубло у них там. Матёрые твари, прикинь, даже Солнца не боятся. Наш мир - исключительно жестокое место для нормальных людей, таких, как мы с тобой.
   Да, уж! Сегодня Пашу здорово несло по кочкам. Таким психически взъерошенным Рудик своего друга давно не видел. Самое интересное: Павлика от его идей невозможно было ничем отвлечь. Даже мускатом.
   Рудик, очумело потряс своими кудрями и разлил по чашкам остатки отменного напитка. Может с вином Ковальские как-то экспериментируют, что у Павлика такие заскоки? Солнечный свет пробивался сквозь толстое стекло винной бутылки, превращая обыкновенную бутылку в драгоценный камень. Обоняние улавливало усилившуюся пряную терпкость напитка в фарфоровых чашках. Никогда будущее не представлялось приятелям в столь приятном свете, как в эти мгновения, когда смотришь на него сквозь бокал великолепного фирменного вина.
   - Ну, давай. Пусть всё в жизни проходит мимо, кроме пятниц, денег и интима, - он сделал подходящий и вполне политкорректный тост. - Давай за то, чтоб завтра был ещё один хороший день.
   Вместо ответа Паша что-то пессимистически пробурчал себе под нос, но чашку муската добросовестно осушил:
   - Увы, я сомневаюсь, что завтра будет стабилизация обстановки. Сатурн, сволочь, в Водолее. Сомнение, дружище, мой вечный спутник. Не бери с меня пример, лучше открой словарь синонимов и найди там слово "сомнение" - увидишь моё имя.
   С этими словами Паша засобирался домой, у него ещё, знаете ли, много дел. Рудик проводил Павлушу до калитки, и некоторое время смотрел в след удаляющемуся, скорбному разумом другу. Тот шёл, пребывая в философской отстранённости от всего мирского, и ни на что не заморачивался, даже на летний зной: у Паши были только свои сумрачные интересы. Периодически он рефлекторно поправлял свою кепку и что-то бурчал себе под нос. Даже спина Паши выражала глубокую степень задумчивости и решительности ринуться в пучину, грызущих его сомнений.
   - Совсем до ручки дошёл, - тихо посочувствовал удаляющемуся другу Рудик. - Как бы руки на себя не наложил из-за своих вампиров. По такой жаре ещё и не то может привидеться. Может купить ему игрушки для развития интеллекта? Типа для отвлечения от упырей.
   Рудику даже пришла на ум частушка про Пашиных упырей:
  В огороде, из укропа,
  Показал упырь нам жопу.
  Сколько вмазать надо, мля,
  Чтоб увидеть упыря?
  
   Рудик глубоко ошибался. Паша совершенно не собирался сводить счёты с жизнью. Что ему какие-то упыри, когда на некоторых глубинных слоях реальности и круче местных упырей монстры водятся. Упырь, это так: плюнуть и растереть. А вот взять за жабры некоторых сущностей с нижних слоёв не мешало бы, а то совсем распоясались, понимаешь: проникают из своих адских глубин в нашу реальность и шкодят тут. Непорядок-с.
   Рудик ещё не знал, что ему отводится в Пашиных раскладах по искоренению потусторонних сущностей большая роль, которую Паша сейчас и рассматривал со всех сторон. Раз друг что-то там петрит в электронике, то почему бы ему не сгандобить для лучшего друга прибор, с помощью которого можно будет наладить взаимодействие с обитателями нижних слоёв реальности. Точно! Рудику это раза два плюнуть. Паша совершенно не видел трудности в изготовлении такого прибора: ведь это, по его мнению, просто. Вся штука в том, чтобы постараться. Вот друг пусть и расстарается. Да, и не забыть прилепить к устройству микрофон, с помощью которого Паша будет говорить с потусторонними жителями.
   На сегодня у Павлика были запланированы дела в семейном предприятии и написание технического задания Рудику на изготовление прибора. Поэтому упырям пришлось сегодня задвинуться на третий план, не до них сейчас. Подождут. И Апшеронский полигон подождёт: сейчас главное - это техническое задание Рудику. Плохо только, что у друга Рудика не все дома на почве голых девок. Паша эту Рудикову страсть несколько осуждал: тут такие дела творятся, а он увлечён, понимаешь, порнухой.
   Рудик, который пока не знал, что скоро его осчастливят новым заказом, в кои-то веки включил телевизор узнать последние местные новости. Паша, конечно, информатор знатный, но несколько специфический. Может, власти интересное сообщат про то, что в городе твориться.
   Действительно, вскоре Рудик наблюдал комментарии по последним событиям со стороны представителей местной Администрации. Экран показывал сразу двух представителей: чиновника женщину и чина из МВД. Вот только складывалось впечатление, что чиновница чем-то перевозбуждена, а мужик в полицейской форме, казалось, не успел выйти из-под действия каких-то препаратов. Мужик в форме бубнил, что всё под неусыпным контролем, что даже муха не пролетит, а ночная стрельба это давно намечавшаяся операция по искоренению преступного элемента. Элемента того и так было не очень много, хоть в красную книгу его заноси, так и тех, последних выловили. Наверное, в студию всё-таки пролетела муха, причём злая, и укусила чиновницу, что она понесла какой-то бред о недофинансировании некоторых проектов, и вообще, по её мнению, расходование бюджетных средств должно проходить под её личным контролем, именно так будет правильно. Но на местном телевидение не хотели ворошить проблемы с расходованием бюджетных средств, ибо тема слишком скользкая, поэтому ведущий старался перевести разговор в иное русло. Зато некоторые каналы краевого телевидения были менее толерантные, и считали в лице развязных ведущих, что настала пора ещё раз радостно ткнуть в лицо общественности несвежими труселями представителей власти. Политика дело грязное: любой ассенизатор отдыхает. Но некоторым личностям, профессиональным разоблачителям, доставляло удовольствие находиться по колено в этом самом и копать его, даже не морщась от запаха.
   Рудик плюнул и выключил телевизор. Этот "зомбоящик" можно было и не включать: там всё равно только уродливая попса, истеричные шоу и грязные новости. Но всё же надо пойти в магазин и купить гречки, так, на всякий случай. Вдруг она опять подорожает. Н-да, всё дорожает, только жизнь дешевеет. Ещё надо поискать некоторые радиодетали, да хоть на помойках, ведь, как часто видел Рудик, народ выкидывает старые телевизоры и радиоаппаратуру. А это кладезь всяких разных деталей, из которых можно собрать всякие интересные штуковины.
   Посчитав, что в спортивных штанах и в футболке по курортному городу вполне прилично ходить, Рудик пошёл проветриться, хотя Солнце имело другое мнение, и вместо прохлады оно несло летний зной.
   Жара. Воздух плавится от зноя, и для многих он в тягость. Время после полудня нагоняет скуку, дрёму и негу. Температура зашкаливает. Народ от духоты прячется в тени или перемещается ближе к морской воде. Вода, своей прохладой исцеляет разгорячённые тела и те оживают, сбрасывая сонную одурь. Это вполне объяснимо, ведь тело человека наполовину состоит из воды, а вода стремиться к воде, что называется кругооборотом воды в природе. В жару надо есть холодную окрошку, и пить квас или кефир, или горячий чай, но не надо пить сладкую газировку.
   Бросив взгляд на горы, Рудик разглядел грозовую тучу, неспешно продвигающуюся за горами, но она не собиралась выливать свою прохладную начинку над городом. Людишки, по мнению тучи, пусть ещё немного промаринуются в зное. Зато осенью дадим им много холодной воды с неба.
   Вскоре Рудик уже сожалел, что какие-то дьяволы выманили его из прохлады и отправили на жаркую мостовую города. "И этому городу я отдал 20 лет своей жизни. Люди за убийство в тюрьме меньше сидят" - сожалел Рудик - "Чего в нём хорошего: только одни психи живут, как Павлуша, да туристы. Теперь, по словам Пашки, ещё и упыри завелись, беда прямо. Вроде и люди здесь живут не бедные. То, что на голову не очень богатые, так оно же не всем дано. Технологии, передовая наука, а люди чокнутые. Как так получилось?"
   Рудик усмехнулся и пошёл через квартал упырей, чтобы своими глазами посмотреть, что так впечатлило Пашу. Квартал, как квартал, ничем не отличается от других частей города. Он даже мельком увидел несколько местных упырей: люди, как люди. Тьфу ты: упыри, как люди. Кстати, в следующем квартале живёт Светочка-конфеточка. Интересно, как она там. Паше было приятно вспомнить шпионское видео с голой Светочкой: так приятно она изгибалась, когда принимала душ.
   Из-за зноя прохожих мало, а жильцы "упыри" тоже попрятались от солнца, поэтому Рудик много людей с наклонностями упыря не встретил, за исключением молодой девушки, явно приезжей туристке. У девушки были вызывающе ярко накрашены губы, и при виде Рудика, она соблазнительно язычком облизала верхнюю губу, явно провоцируя парня. Но и эта девушка на злого упыря не тянула, она просто искала приключений, но Рудик, поставив её в игнор, прошёл мимо. В конце квартала из подворотни ему под ноги выкатился клубок яростно орущих котов, которые что-то не поделили, и теперь выясняли отношения с помощью благородной драки, в которую чуть было не затянули и Рудика, но тот ловко переступил через разгорячённые кошачьи тела.
   Единственно светлым пятном прогулки Рудика по этой части города случилась его встреча со Светочкой, которая в сопровождении парня двигалась навстречу. Вернее надо сказать, это Светочка за руку куда-то тащила парня, впрочем, тот особо и не упирался. Рудик сообразил, что это как раз тот самый новый парень Светочки, о ком говорил Пашка. "Да, братан, ты попал.....в хорошие руки" - про себя подумал Рудик, глядя на приближающую парочку.
   Как оказалось, парня звали Семён. Это Светочка познакомила своего нового парня со своим университетским другом, когда они поравнялись, идя навстречу друг другу. Она бойко доложила Рудику, что идёт выгуливать своего Сенечку на море, потому как тот очень любит плавать. Хоть Сенечка и будущий доктор и светило медицины, но за ним нужен постоянный присмотр, ибо его могут на берегу похитить злые русалки, а такой Сенечка нам самим нужен. Будущее светило стояло рядом и кивало, подтверждая, что, действительно всё так и есть. Вот только у этого Семёна, обратил внимание Рудик, были совершенно невыразительные глаза, как у рыбы, зато весь его облик источал силу и хищную грацию. Глаза, это зеркало души, сказал Гегель. И что у этого парня творится в душе с такими глазами? К такому доктору попадёшь, он тебя без анестезии разделает по кусочкам. Говорят что хирурги, даже страшнее стоматологов: у них у всех собственное кладбище практики.
   Светочка хотела и Рудика потащить на пляж, но тот отбрыкался, сославшись на дела. На том и разбежались, но Рудику пришлось пообещать Светочке, как-нибудь зайти к ней и помочь починить кофемашину, а то что-то с ней не то, с кофемашинкой, а не со Светочкой. У Светочки всё чики-пуки, правда Сенечка. Ага, кивал будущий вивисектор.
   Пока Светочка выгуливала своего Сенечку, а Рудик искал бесхозные радиодетали, Паша Ковальский вооружился карандашом и бумагой и начал составлять техническое задание на изготовление особого прибора силами Рудика.
   Он знал, что любые планы могут порушить обстоятельства, поэтому старался написать задание максимально понятное для изготовителя. Надо всё чётко расписать и исключить двусмысленности. Задание должно быть предельно чёткое, чтобы его могли понять даже психи, если этот листок поместить на стене коридора дурдома. Итак, первое. Аппарат должен обеспечить связь с существами, обитающими даже на четвёртом-пятом уровнях реальности. Так и запишем. Надеюсь, Рудику это будет понятно. Ах, да! Желательно, чтобы связь была с адекватными существами, а не с враждебно настроенными, типа ящериков. Значит, Рудик должен будет озаботиться защитой связи от прослушивания врагами, которые засели где-то по щелям, как тараканы, не вытравишь. Врагов много, и все норовят ставить палки в колеса светлому миру будущего. Вот бы выгнать их из этих астральных щелей на божий свет, а потом гнать их ссаными тряпками. Куда гнать? Да обратно в их щели, пусть там и сидят, чтоб не вылезали. Пусть радуются, сукины дети, что живы остались! Пока, вырисовывающаяся диспозиция и полёт мысли Паше нравились. А там война план покажет. Главное ввязаться в драку. В любом плане всегда должно присутствовать немного безуминки, куда же без неё, ведь мы живём в обществе, половина особей которого живёт на таблетках. Отыскать великий ум становится всё сложнее. Ничего, мои идеи, золотые руки Рудика, и всё получится в лучшем виде. Бросим вызов судьбе, но, постараемся не попасть в великомученики. А вредные сущности, типа всяких князей тлена, зооморфных чудовищ и прочих монстров, пусть заранее становятся на путь исправления и стряхивают с себя прах консерватизма и махрового волюнтаризма. Иначе мы с Рудиком покажем им их астральную маму и обострим их внимание к ситуациям избыточной экзистенции. Пусть уже начинают всеми своими фибрами проникаться прогрессивными идеями и начинать просветлевать. Иначе отправим всех этих ошибок биоинженерии на свалку истории.
   Если в основе жизни лежит борьба с соперниками, то Паша, прежде всего, боролся сам с собой. Кто-то борется с болезнью, кто-то - с неверием в себя, а Павлуша сражался со своими идеями. Идеи побеждали. Семья с Пашиным, мягко говоря, душевным недомоганием, смирилась и в душу к нему не лезла. Обитал парень в отдельной комнате большого родительского дома, в котором кроме него, обитала ещё куча родственников. Дом был большой и просторный, с кирпичным забором, высокими воротами, густыми деревьями, высаженными по периметру. Дом - одноэтажное, но вместительное сооружение, с навесом, гаражом на одну машину, в котором стояла старенькая "Нива". На участке были и другие постройки: капитальные кирпичные сараи, в подземной части которых семья хранила бочки со своим фирменным вином. В надземной части сараев велись подготовительные работы, связанные с таинством приготовления спиртных напитков. Было ещё одно интересное помещение, где семья осваивала новое для себя дело, а именно, гнать самогон. Эта ветка развития бизнеса обещала хорошую прибыль. Пока весь мир настойчиво стремится к разрушению, семья Ковальских тихо гонит самогон, исходя из правила, что нет судьбы, кроме той, которую сам натворил.
   На участке существовали аккуратные асфальтовые дорожки, уводящие вглубь приличного по размерам и разнообразию растений сада, благоухающего ароматами плодовых деревьев и дающего приличную тень.
   - Зло торжествует, если добро бездействует, - сам себе сообщил Паша, ставя последнюю точку в техническом задании, которое он завтра с утра уже вручит Рудику. - Мой путь, это не ваш путь, потому я не буду вас учить. Жизнь - это цепочка выборов. От наших решений зависит, сделаем мы наше существование хуже или лучше. Мой путь, истина и жизнь внутри меня, а не в учениях и в законах. Но я, как истинно видящий суть этого мира, приоткрою, вам людишки завесу, скрывающую тонкие грани бытия. Благодарить не надо, я человек скромный.
   Закончил писать техзадание Паша уже ночью, так как заработался. Вроде ошибок нигде нет - ещё разок перепроверил свою писанину Паша. Он не боялся ошибок, мудро считая, что бояться ошибок - это уже ошибка. Он только опасался за свои мозги, поэтому и носил специальную кепку с вшитой в неё фольгой и серебряной ложкой. Опасаться, это не трусить. Вот такой случился интересный выверт психики у разных людей. Например, гражданин Кулаков Вадим по кличке Солома свихнулся от страха и теперь ему везде мерещились монстры, убийцы-садисты, Ксюша Собчак, врачи-стоматологи и прочая нечисть. Вся эта весёлая братия хотела от Соломы только одного - лишить его жизни, причём самым изуверским способом. Другое дело было с психикой Павлика Ковальского. Он совершенно ничего не боялся, в принципе, кроме совсем незначительных нюансиков, о которых и говорить-то не хочется. Чувство страха, как таковое, было совершенно незнакомо его мозгу, он только сильно опасался за работоспособность своего разума из-за постоянного воздействия на него особыми лучами и полями со стороны вредных сущностей с иных слоёв реальности. Надо было решительно беречь голову, пока она ещё подает признаки наличия мозга. Пашу очень удручала перспектива свихнуться от этого воздействия лучей и полей и стать, сначала, как все, а потом и вовсе деградировать до состояния глупомордого овоща: ходи тогда по городу и крути дули воробьям. А всяких монстров, привидений, упырей, даже ящериков, Паша решительно не боялся, как ему казалось. Он был бы даже очень рад, случись ему увидеть воочию этих персонажей. Вот поэтому его и осенила мудрая мысль создать аппарат по связи с потусторонней прогрессивной общественностью с целью взаимовыгодного сотрудничества. Такое случается, когда придаёшь чему-то большое значение, то попадаешь от этого в зависимость. Вот Паша и попал в зависимость он некоторых слоёв иной реальности. Дело житейское. Некоторые люди и не такое отжигают. Слаб человек и радостен в своём неведенье. Кто-то справляется с этим изъяном своей природы, кто-то остаётся слабым. Тот, кто не справляется, подбирает себе вариант самооправдания: не я такой - жизнь такая, потихоньку выкристаллизовывающаяся в шаблоны, которые становятся капканами, якорями и паутиной.
  
  
  
  
   Whena na mina hafanana!
   Hafana ku kanela, shalalala! - у Рудика было с утра хорошее настроение, он пел сам себе под нос весёлую песенку и паял свои электронные штучки. Работа спорилась. Что-то должно было получиться, но если и не получится, то отрицательный результат - тоже результат. Все ошибаются. Вон некоторые горе-учёные доказывают, что наша Вселенная возникла в результате, прости господи, Большого Взрыва. Причём уверяют, что чуть ли не сами были свидетелями этого самого Взрыва: это случилось на самом деле, правда-правда. Вот только, спрашивать у них, а что было до вашего Взрыва, крайне неприлично - это, как в душу им плюнуть. Что ж, когда-то люди в Трёх Китов верили, и в Плоскую Землю. Такие горе-учёные не понимают, что не существует классификации мира, которая была бы всеохватывающей и без проблем. Причина весьма проста: мы не знаем, что такое мир. В физике должны работать люди, обладающие не огромным интеллектом, а обладающие огромной интуицией и любознательностью. Только такие люди могут выдвинуть новые идеи и новые концепции, причём впереди должны идти именно концепции, а не математика, ибо математика способна построить любую модель, даже дикую. Радуйся потом, глядя на такую модель. Теоретик не должен верить в логику. Он должен верить в аналогии, рабочие гипотезы, концептуальный анализ, в полёт мысли. Чистая логика сама по себе не создаёт ничего нового, только интуиция и любознательность способны выдвинуть новые концепции.
   Увы - грустно подумал Рудик - нам дано прожить скучную серую жизнь. И ничего не поделаешь. Такова жизнь. Может завести себе манию, как у Павлика Ковальского? А что, смастерить себе шапочку с серебряной ложкой и ходить так по городу. Увы, кроме как в оригиналы никуда больше не попадёшь. Печально. Может изобрести что-то эпохальное? Не. Ещё хуже: при жизни автора не поймут-с, а после смерти автору изобретения будет уже всё равно.
   Паша Ковальский и его единственный друг Рудик Широков ошибались оба. Над их судьбой уже зловещей тенью навис взор всесильного иномирного ИИ, который отслеживал каждый их шаг, так как оба эти фрукта, по холодному мнению ИИ, должны были вскоре стать его инструментами в мире местных гуманоидов, чтоб их всех скопом забрала бездна. ИИ наблюдал над реками возможностей и вычислял численные значения вероятностей событий, вникая в возможные местные траектории реальности, к которым его подталкивал резидент. Его интересовали чрезвычайно маловероятные реальности, настолько оторванные от естественного хода событий, что их мог только отследить мощный ИИ, да и то с привлечением ресурсов космической группировки. Резидент считал, что действуя таким необычным образом, он создаст новые непредвиденные струи реальности. Такое у него было видение будущего. Конечно, это не значило, что даже ИИ мог всё предсказать.
   Святая Книга гласит: "Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь". Паша знал о таком выражении, как "Memento mori", но его психика была устроена так, что понятие смерти для него как бы ни существовало. У Паши было своё собственное и непоколебимое мнение об этом печальном деле, как смерть, поэтому и страха по этому поводу у него не было совершенно. Ведь чего, спрашивается, боятся? Ведь мы существуем, как единое целое, как один организм, как одно сознание. Ну, часть этого единого организма отмирает, и что, переживать по этому поводу? Сознание единого организма ведь продолжит своё существование во всём своём многообразии: от мельчайших вирусов до огромных китов. Поэтому не надо париться по поводу, что когда-то сдохнешь. Пашу чуть напрягало другое, а именно, ускорение преобразования материального мира. Это значило, что грядёт новый качественный скачёк и найдётся ли место в новом мире, таким существам, как гуманоидам, склонным к самоуничтожению. Может и не найтись, потому, что мир катится в тар-тарары. Из чего Паша исходил, думая, что происходит ускорение в мире? Он исходил из сравнения объёмов вселенной и составом материи в этом объёме. Ведь миллиарды миллиардов лет тому назад в определённом объёме Вселенной была только энергия и рассеяна материя в виде мельчайших частичек, расположенных на большом расстоянии друг от друга. Фактически существовало только пространство. Потом, уже в течение сотен миллиардов лет происходила конденсация частичек в комки. Тенденция налицо. Ускорение времени качественного преобразования пространства, но со значительным уменьшением объёма образовавшихся комков материи. Следующий качественный скачёк, это образование звёзд. На образование планет потребовалось ещё меньше времени, но их объёмная доля даже по сравнению со звёздами была ничтожной. Ещё меньше времени потребовалось природе, чтобы появилась органика, и опять её объём ничтожен по сравнению с объёмом всей планеты. Из органики появилась думающая материя. Время на это потребовалось не очень много по космическим меркам, а вот объём думающей материи был совсем незначителен. И что дальше? Дальше, скорее всего, появится искусственный интеллект, спрессованный в микрочипы. Вот этот ИИ и пробьёт себе каналы в иную реальность. Какую? Ну, например, создаст себе виртуальный мир или будет проходить сквозь межпространственные барьеры. От таких великих перспектив захватывает дух. Однако, людям в таком будущем навряд ли будет место по нескольким причинам. Во-первых, дальнейшее существование человека из-за его глупости уже поставлено под сомнение. Жаль, конечно, человеков: постепенно превращаются они в однородную послушную биомассу с полным отрицанием идентичности. Этакое существо без рода и племени, без национальности, без культуры, без корней, без памяти и даже без пола. Стирание всех различий. Всё идёт к тому, что человечество само себя уничтожит в борьбе между собой за джинсы, жвачку и лёгкую жизнь. Во-вторых, человек, как носитель разума, очень неудобная форма: слабая, короткоживущая и могущая существовать исключительно в определённых "комнатных" условиях. Даже в космосе без скафандра человек не может существовать. Жалкое и ничтожное существо, мнящее себя созданным по образу и подобию Высшего разума. Ага, размечтались. Именно по образу и подобию и исключительно Высшего разума. Прямо обхохочешься. Поэтому Паша и не боялся смерти: его мозг оперировал грандиозными параметрами, а не суетными движениями человеков.
   Утром Паша на крыльях нёсся к Широкову, чтобы осчастливить того своей новой идеей. Он даже не сомневался, что Рудику такое начинание понравится. Ведь козявке понятно, что сделать машину для переговоров с иными слоями реальности, это здорово. Пусть Рудик напряжёт свои извилины и изготовит такой аппарат, ведь он гений, или где. Для вдохновения друга на трудовой подвиг Павлик даже прихватил не одну бутылку вина, а целых две.
   - Превед, медвед! - радостно приветствовал своего друга Павлик, врываясь в рабочую комнату Рудика. - Как поживаешь, Артемон?
   - Йа, креведко! Согласно здоровью и полученному образованию, - осторожно ответил Рудик, косясь на выставленные Пашей две бутылки спиртного напитка. Видно было, судя по суетному поведению друга, что у того что-то случилось. Смущало и наличие на столе двух бутылок: обычно хватало и одной. Может Паша решил податься в алкоголики? Одному ему скучно идти по этой тропинке, ведущей вниз, вот он и припёрся к другу за помощью. То, что ситный друг припёрся рано утром удивления особого не вызывало: Рудик привык трудиться, как и все гениальные люди, с раннего утра. Зачем спать, если есть интересное дело. А вот Паша любил утречком поспать.
   Отложив паяльник в сторону, Рудик внимательно уставился на друга, весь вид которого говорил о том, что тот что-то затеял. Теперь хозяин мастерской гадал, что ещё выкинет Павлик: упыри и ящерики уже недавно были, теперь кто. Может в городе уже зомби завелись или что-то случилось на одном из слоёв реальности, или на секретном Апшеронском полигоне, имени Петрова и Боширова, зашевелились? Главное не смеяться и не сбивать Пашу с мысли, надо просто ждать, что он отмочит.
   - Помнишь древние времена? - издалека начал Паша.
   - Какие времена? - осторожно уточнил Рудик, соображая, на что это он намекает.
   - Ну, например, вчера, когда я тебе рассказывал новости из нижних слоёв мироздания, - стал напускать туману Паша.
   К своему стыду Рудик старался не очень вникать в Пашины бредни, поэтому глубокомысленно пожал плечами и что-то промычал, дескать, о чём разговор, конечно, он всё помнит, особенно про упырей.
   - Что, упыри возбудились? Съели кого ночью? - на всякий случай уточнил он.
   - Причём здесь какие-то упыри, - скривился Паша. - Мир на грани катастрофы, а ты упыри. Сдались тебе те упыри, когда и без упырей тошно жить. Сам ты....Ещё бы ящериков вспомнил. Главное сейчас не это.
   Рудик не считал, что Пашу тошнит от жизни, наоборот, тот каждый раз норовил что-то отчебучить. От вина Пашу тоже никогда не тошнило. А лицо у него всегда было такое, словно мозги Паши не выдержали и уехали в круиз далеко-далеко, при этом возвращаться домой они не планируют.
   - У меня в голове появились мысли, две, - со значением в голосе продолжил излагать Павлик, при этом пристально посмотрев на друга. - И это уже не философия, братец, а большая наука, - он со значением поднял палец вверх, показав им в потолок.
   - И что они там делают, в твоей голове? - стараясь сохранять спокойствие, ответил Рудик. Две умные мысли посетившие голову Паши, это как-то чересчур.
   - Сегодня серьезный день с серьезными последствиями для тебя, но ты не переживай, дядя Паша тебе поможет и наставит на истинный путь. Следи, дружище, за мыслью. Короче говоря, дядя Паша тут кое-что обдумал, и изложил на бумаге. Зацени, я не в какую-то Академию Наук побежал, а к тебе. Дай, думаю, приобщу своего друга к настоящей науке и полёту мысли. К тому же звёзды сложились в нужную комбинацию и остальные приметы говорят о том, что всё будет благополучно. Ты пойми друг Рудик, что любой факт в этом мире, любое сказанное или написанное слово, любое число или символ имеют в этом мире не тот смысл, который виден, а тот, который сопряжен с неведомым. Между строк надо читать даже прогноз погоды.
   - Ну, если звёзды... - потёр пятернёй свой затылок Рудик. Он ещё не понимал, куда клонит Паша. Может уже надо разливать принесённое им вино по соответствующей посуде? Но друг пока не изъявлял желания к распитию вина. Он желал непонятного.
   - Наши глупые сограждане сами способствуют проникновению существ из иных слоёв в повседневную действительность. Ты удивишься, но некоторые иномирные сущности могут проникнуть к нам через, например, зеркала, или через предметы с изображением тайной символики. Короче - дело к ночи, - наконец объявил Паша. - У меня тут для тебя техническое задание, - он солидно достал из пакета уже немного помятый листок из школьной тетрадки, исписанный корявым Пашиным почерком. - Твоя задача простая, как коровье мычание в лунную ночь, - протянул Паша листок удивлённому другу. Ничего себе, Павлик начал на бумаге что-то записывать - вот это его прёт!
   Рудик осторожно взял листок из рук Паши:
   - Ого! - он начал вникать в текст. Чем дальше в лес, тем меньше смысла. Откуда столько ненормальных взялось в одном курортном городе? Может они обнюхались какой-то жёсткой дрянью, напрочь срывающей крышу?
   Текст был написан коряво, но читать его было можно, если не обращать внимания на исправления, зачёркивания и жирные пятна, вот только смысл писанины был из ряда вон:
   - Тээээкс, - протянул Рудик. - Значит, надо обеспечить связь с существами, обитающими на четвёртом-пятом слоях.
   Паша усиленно закивал. Именно это и надо. Молодец Рудик - въехал в тему! Будет совсем хорошо, если прибор добьёт до седьмого слоя.
   - Читаем дальше. Существа должны быть адекватными....ага....это, чтобы среди них психов не было?...понятненько....ага....ссаными тряпками на свалку истории...- Рудик покосился на Пашу.
   - Про тряпки не читай. Видишь же, что там зачёркнуто, - подал голос Паша. Хотя, говорят умные люди - verba volant, scripta manent: что написано пером, то не вырубишь топором.
   - Это вообще, что такое? - Рудик уже еле сдерживался. Чушь какая-то... Ему было очень трудно серьёзно изображать "поток позитива". Ему хотелось громко ржать, упасть на пол и дрыгать ногами от хохота. Чем больше Рудик представлял, как вообще работает эта конструкция, тем ему становилось смешнее. Ой, держите меня семеро, я точно сейчас рассыплюсь на аминокислоты.
   - Это тебе техническое задание на изделие, - невозмутимо пояснил Паша. - Твоё дел склепать аппарат, а переговоры с иными буду вести я. На лавры первооткрывателя не претендую: все заслуги тебе, пусть мир тебя запомнит, а я человек скромный. Мне хочется только несколько вопросов иным задать...Дружище, я верю в тебя. Чё завис-то? Хоть кивни, если въехал в тему.
   Глядя на Пашину писанину, из головы Рудика совершенно выскочили недавно сформулированные им мысли, что в физике должны работать люди, обладающие не огромным интеллектом, а обладающие огромной интуицией и любознательностью. Какая нахрен интуиция? Где формулы и расчёты? Где наукоёмкие объяснения?
   Титаническим волевым усилием Рудик не послал Пашу по известному адресу, глядя на его безмятежную физиономию. Что с дурака возьмёшь? И на Перуанскую гору не пошлёшь. Как можно что-то делать без предварительного расчёта? Я не из тех, кому "ветер в харю, а он шпарит". Впрочем, решил Рудик, какой вопрос - такой и ответ. Курице понятно, что Павлик написал свои хотелки, называемые им техзаданием, сдуру. Так что мешает и Рудику приколоться и сгандобить аппарат: главное, чтобы аппарат мигал светодиодами и красиво урчал. Вон на полках, сколько всякого ненужного хлама валяется. Что ж, мы тоже прикалываться могём, ага. Что ж не помочь другу, немного скорбному разумом. Склепаю из всякого хлама "аппарат", и пусть потом Павлик орёт в микрофон свои вопросы потусторонним жителям. Надо бы эту картину на видео записать. Может получиться шедевр из серии "ржака": главное Пашке это кино потом не показывать. Понятно, что в науке нет места мистике, как бы Паша не тужился со своей нумерологией и астрологией. Решено: всё равно скоро начнётся доставшая до печёнок учёба в универе, а этот эпизод с Пашиным "аппаратом" будет светлым комичным пятном в серых буднях; приятно когда-нибудь потом будет вспомнить, как изготавливал прибор для общения с потусторонними сущностями. Минута смеха, между прочим, добавляет год жизни.
   - И что нам понадобится для изготовления ...хм....прибора? Скорее всего, нам для его изготовления, позарез потребуется зуб трёхлетнего крокодила, кровь белого голубя и волосы девственницы, - Рудик всё же не удержался и съехидничал.
   - Зачем? - совершенно серьёзно сказал Паша. Ирония и всякий юмор были не его конёк. - Потребуются твои мозги, ну и немного всяких конденсаторов, микросхем, транзисторов, резисторов, всяких разъёмов, реле и диодов. Да ты сам лучше меня знаешь, что тебе надо. Так что не кочевряжься, а приступай к работе. Думаю.....дня за три ты управишься, - Паша искренне верил в то, во что хотел верить. Хотя, если ты веришь, нет ничего невозможного. Всё правда, пока веришь.
   Ну, за три дня, значит, за три - Рудик мысленно усмехнулся - ведь все знают, что приборы для общения с иным миром собираются за три дня. Это, как раз плюнуть. Все так делают. Хотя....вот будет хохма, что это именно Паша, так тонко разыгрывает друга. Потом всем расскажет, и будут все ржать с наивного Рудика, которого развели, как хомячка.
   Рудик покосился на Пашу: может тот сегодня забыл выпить таблетки. Но Паша сидел с невозмутимым видом, как Египетский сфинкс. Любую ситуацию можно рассмотреть под разными углами. Если это подлянка, тогда я ему тоже отомщу: всем скажу, что Паша спит не один, а с плюшевой обезьянкой по имени Чичи. У всех есть свои недостатки, ага. Как-то трудно представить продавца вин, спасающего цивилизацию, а вот представить Пашу в роли местного придурка, то запросто.
   Внезапно Паша встрепенулся: теперь, когда главная задача выполнена, техзадание другу вручено, можно заняться и текущими делами, а именно: поразмыслить на досуге о суетном за стаканчиком хорошего вина.
   - И чего это мы на сухую сидим? - осведомился он. - Наливай. Выпьем за успех нашего великого дела. Скоро мы будем творить историю, ага. Перепишем её заново и создадим новый мир. Не переживай ты так. А то морщины появятся, девушки любить не будут.
   Может, так сталось, что выпитое вино привело мозги Рудика к умиротворению, но когда вино в бутылках было благополучно перемещено в желудки друзей, и Павлик засобирался домой, то молодой учёный, проводив друга, сразу же взялся за реализацию полученного технического задания. Как будто безумие заразно. Ему было весело до куража. Он даже пожертвовал для аппарата металлическую этажерку на колёсиках, блестевшую никелем, и свой старенький ноутбук. Эту этажерку Рудик нашёл на помойке около больницы, вот она и пригодилась. К этой этажерке он на болтах пришпандорил несколько стальных ящиков, используемых электриками, и различных корпусов от старых радиол. Всю эту конструкцию даже украшала комнатная антенна, сроду ничего не ловившая. Здесь и она пригодилась. Между ящиками разместились вольтметры, которые придавали некую солидность всей конструкции. Подумав, Рудик прилепил к аппарату кучу совершенно бесполезных и бракованных деталей, ремонтировать которые ему было лень, а для этого агрегата ему их было не жалко. Решение гениальное, эффективное и простое, но как полагается, есть пара нюансиков. На специальной подставке был закреплён ноутбук, конечно, он не был подключён к единой схеме аппарата, но создавалось впечатление, что это необходимая деталь. Этот агрегат днище, конечно, полное для любого, мало-мальски разбирающегося в приборах человека. Но таковых людей, которые понимают и подойдут к аппарату на расстояние метр, поблизости не было.
   - К Пашиным обитателям нижних слоёв реальности все законы физики и здравого смысла, - бурчал Рудик, создавая свой шедевр. - Сейчас мы запилим такое, что все ахнут, и для кого-то жареным запахнет.
   Конструктор не вникал головой в то, что создавал: золотые руки сами всё делали. Настроение у конструктора было преотличное, а хорошее настроение делает терпимыми все вещи, даже дурацкие. Оно создаёт прилив сил, увеличивает жизненную энергию: да что там говорить - горы можно под такое настроение свернуть.
   - Сколько лет живу на свете, не видал коня в кювете..., - с восторгом взирал на своё творение Рудик. - Миленько получилось. Это примерно как знаменитый "Газмяс": полное уныние и безнадега. Думаю, Пашке это чудо инженерной мысли понравится. Н-да, надо бы ещё чуть больше светодиодиков добавить и колонки отрегулировать. А то дребезжат, как тазики в бане. Ах-да, Пашка просил микрофон приделать. Это можно. Пусть в него кричит своим абонентам с того света, а мы кино об этом снимем.
   Рудику самому созданный им чудо-аппарат стал нравиться. Он любовно погладил хромированные детали чуда, вышедшего из недр больного подсознания. Вещь. Любому неадеквату понравится. Мы с Пашей всё можем сгандобить: слово "Невозможно" - это слово из словаря дураков.
   - Клёвый, однако, бальбулятор получился, настоящий пепелац, - заключил Рудик, вытирая руки. - Хоть в космос это чудо запускай. Секретная военная разработка, ага. Апшеронский полигон нервно курит, а рядом скромно стоят Билл Гейтс и Илон Маск. Красота, бросающая вызов гравитации и здравому смыслу. Причём на колёсиках.
  
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"