Шалена Олена: другие произведения.

Земная. Глава 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Писалась как вторая часть небожителя, но судя по всему - будет скорее бонусом.
    Если кто-то думает, что героиня романа не может быть более непоследовательной и несовершенной личностью, чем Джен в первой части... спешу их разочаровать - может и будет!

  Глава 1.
  
   Сначала привыкнуть легко, но со временем надоедает страшно. По истечению нескольких месяцев могу с уверенностью заявить: ненавижу мыть посуду! Правда, ненавижу! Раздражающий запах моющих средств, с которым, то свыкаешься, то не выносишь снова. Пены на губке обычно либо слишком много, либо чертовски мало, а подольешь еще чуточку - опять через край! Вот и стой, смывай под проточной водой. А резиновые перчатки чего стоят! Самое мерзкое, когда внутрь попадает вода. И рада бы их стащить, но тогда прощай остатки маникюра!
  - Спасибо, милая! - пророкотал довольный Влад, уходя из кухни.
  - На здоровье, - улыбнулась я.
   Не сказать, чтобы я поносила вторую половину последними словами, но удовольствие от его удовлетворения длиться секунды, а кастрюли мыть - полжизни уходит!
   Я напомнила себе, что именно этого и хотела: спокойной, обычной жизни, без стрессов и чертовщины. Такой, как у всех. Миллиарды женщин живут точно также. Днем работа, вечером - плита. За какие-то несколько месяцев научилась сносно готовить, а что мужчине нужно, кроме вкусного ужина и теплого тела под боком? Я усмехнулась и поставила очередную тарелку в сушку, уныло глянув на посудомоечную машину. Можно было ее зарядить, но ведь возни меньше не станет. Лучше помыть по-быстрому. Ее магические способности приберегу для праздника.
   Уже прошло полгода "семейной" жизни, а я все чувствую себя новичком. Каждый раз напоминаю себе, что правильно, что нужно, что заведено. Так жили родители, дедушка с бабушкой... и так далее, и тому подобное. Но не само кухонное рабство угнетало. Печалило, что это мой выбор. Вернее, даже не так. Это способ существования человеческой цивилизации, где женщина должна, да и мужчинам не лучше! Главное в жизни теперь - нормальность. И я не забывала это ценить, хоть и с легким налетом грусти.
   До меня донесся звук ликующих трибун. Футбол - бич романтики. Хотя все чаще ловила себя на мысли, что люблю футбол. Нет, не ругать арбитров или следить за мячом и уж тем более, не болеть за какую-то команду. Просто когда Влад отвлекался на футбол, то не обращал внимание на меня, это давало передышку.
   В нашей паре была любовь. С его стороны. Я же позволяла себя любить.
   Влад - прекрасный парень. Лучшего, наверняка просто не существует! В нем всего в меру: и трудолюбия, и мужества, и романтичности. Читая глянцевые журналы, осознавала, что девушки мечтают именно о таком - суррогате всех добродетелей. Тот, кто любит футбол, не страшиться починить что-то в доме, неплохо зарабатывает, но в тоже время не морщиться от подаренного геля для бритья и периодически приносит второй половине цветы.
   Мило. Приятно. Красиво.
   А я сволочь.
   Ладно! Говорят же, что нельзя любить больше, чем любят тебя. Подпишусь под каждым словом! Уж я-то знаю, что это такое. Да и с Владом мне гарантирован прописанный столетием сценарий. Дальше пойдут дети, и судя по всему, я уйду с работы.
   Я поежилась. Беременность пугала. Не знаю, почему. Каждый вечер я чистила зубы и глотала заветную таблетку. Один раз таки решилась воздержаться, но уже через полчаса прибежала обратно. Я уверяла себя, что еще не готова, а подсознание говорило, что еще не скоро буду. Глупо. Но мне пока страшно встать на дорогу, откуда обратного пути нет.
   Если не обращать внимание на детские сомнения, то вполне могу назвать себя счастливым человеком. Именно такой жизни себе желают практически все представительницы прекрасной половины человечества. Возможно, я имела даже больше, чем они, ведь мой парень меня действительно любил. Говорят, что любовь живет всего лет пять, не больше. И когда его страсть иссякнет, останется моя дружба и я уверенна, что научу этому искусству и его. Мы будем жить счастливо, состаримся вместе, и возможно даже умрем в один день.
   Я фыркнула и потянулась за полотенцем. Теперь все тоже самое, только без воды и мыла.
  
   Собираясь на работу утром, я думала о том, что моя жизнь вновь превратилась в рутину. Желанную рутину. Ведь я этого и хотела, разве не так? Просыпаться утром и знать, что принесет следующий день. Изо дня в день. Из года в год. Хотя нет, года еще не прошло, ведь с Владом мы встречаемся уже почти шесть месяцев. Кто-то скажет, что для современной пары это срок, а я замечу, что почти жизнь.
   Маленькая жизнь одних отношений.
   Наверное, я слишком много думаю об этом в последнее время.
   Я нажала кнопку брелка, и красный Ситроен мигнул мне фарами. К необходимости водить машину приходишь только со временем. Машина - скопление противоположностей, сулящие и свободу и зависимость одновременно. Подумать только, что всего пару лет назад я боялась даже подумать о том, чтобы самой сесть за руль, а сейчас заправски играю в пятнашки в гуще автомобильного потока. Упорство и жизненная необходимость способны и не на такое! Плюс несколько курсов экстремального вождения.
   Влад никогда не понимал, зачем я так упрямо осваиваю автомобиль, причем на уровне, который даже ему, водителю со стажем, не по силам. Он часто смеялся, что я Шумахер на самой комфортной машине своего класса. Для него это несовместимые вещи! Участвуй я в ралли или стритрейсинге, то он бы отнесся к моим мучениям с пониманием, ведь знал, как я не люблю водить машину.
   И был чертовски прав.
   Но в жизни есть вещи, которые необходимы. На всякий случай. Влад с таким не сталкивался, я не переубеждала. Кое-какого опыта лучше избегать.
   Я нажала педаль газа и легко проскользнула между машинами в тянучке и снова отпустила, подкатываясь к впередистоящему. Не глядя, перещелкнула кондиционер и опять откинулась на спинку.
   Кого по-настоящему устраивала моя теперешняя жизнь, так это родителей. Отец снова со мной разговаривал, а мать не устраивала телефонные истерики и моральную мозгомойку. Каждый четверг, как и всю "самостоятельную" жизнь до этого, я наведывалась на "семейный вечер", но теперь в компании Влада. Еще бы! Дочь наконец-то одумалась! А Влад "такой прекрасный парень"! Добрый, воспитанный, веселый, даже несмотря на то, что фотограф!
   Вообще-то в нашей семье всегда была демократия... то есть, как мама сказала, так и будет. В большинстве случаев она говорила логичные, разумные вещи, так что двух мнений не могло быть априори. Только по-настоящему умный человек может выдать крайний консерватизм за демократию, и при этом ему все поверят. Вот Влад всегда слушал "тещу", открыв рот. Наивный, он еще не знает, чем это чревато. Мы с братом тоже так делали, пока не убедились, что чем больше мы соглашаемся, тем меньше свободы нам остается. Я много чего не сделала в жизни, послушав маму, а теперь чувствую себя роботом, с раннее заложенной программой. А мысль о том, что так живут все с каждым разом кажется все менее убедительной.
   Это словно в автомобильной пробке. Даже если и захочешь свернуть с пути, тебе никто не позволит. Слишком поздно.
   Свой поворот я упустила.
   Черт! Себя не узнаю! С каких пор я мыслю автомобильными категориями?!?
  
   С Владом мы познакомились на моей предыдущей работе в информационном периодическом журнале. До того, как устроится туда, я сменила далеко не одну должность и далеко не одну компанию. В то время я во всю занималась "поиском себя" и как ни странно, "нашлась" в журналистике. Придя на должность ассистента редактора, я никак не ожидала, что мене доверят вести собственную колонку об экономических преступлениях. За дело я взялась серьезно и как никогда ответственно. Повезло, что в то время у меня были очень хорошие источники информации. Серия моих статей вывела нас в лидеры продаж, а моя колонка неизменно иллюстрировалась на обложке.
   Украинское национальное животное, в особе жабы, никогда не позволит пройти мимо информации о воровстве у несчастных и обиженных, а я это почувствовала на своей шкуре. Посыпались приглашения и предложения и как-то незаметно сама для себя, я стала одной из самых востребованных журналисток. На высокие рейтинги падки все. А моя основная тема не интересовала разве что тибетских монахов. Кто и как отнимает у вас деньги, а следовательно, кого "благодарить", за то, что ты все еще не богат. Чертовски удобно, скажу я вам.
   Множество предложений повысило доходы до небес, что особенно приятно. Но потом в моей жизни случилась перемена из-за которой пришлось пересмотреть тематику статей. Не найдя более интересного варианта, я начала вести несколько безобидных финансовых колонок в ежемесячных журналах, а иногда вообще писала статьи для глянца. Спокойствие однозначно дороже гонораров, это поняли все: и работодатели, и друзья, и враги.
   Только два человека были расстроены таким решением. Главный редактор и Влад. Главред знал, что с моим уходом упадут и продажи, а Влад вмиг потерял "фактор приключений". Я в какой-то мере его понимала, ведь фотографировать дома престарелых, политиков или милиционеров далеко не так интересно, как брать участие в настоящем расследовании. Удачные фотографии-иллюстрации к статьям подняли на вершину профессиональных рейтингов и его.
   Может, именно этим Влад отличается от среднестатистического мужчины, которого угнетает успех жены, пусть и гражданской. Влад же напротив - упивался им. Он не ставил акценты, не вешал ярлыки. В этом он весь: афганы с десятком карманов, футболка и фотоаппарат за пазухой. Вечный подросток с умными и добрыми глазами. Его бы в пору любить до потери пульса... Эх, милый, неужели ты не понимаешь, что есть грань, которую лучше не переступать? Не распутывать клубок, когда нет защиты, ибо некоторые знания чреваты. Приключения - это еще не все. Я надеялась, что на мою тему никто из журналистов не покуситься. Жалко за славу умирать.
   Я свернула на стоянку.
  
   Встреча с главным редактором глянца всегда производила на меня сильнейшее впечатление. Изящная женщина, знающая толк в моде и стиле. Но больше всего мне нравилась ее деловая хватка. Что-что, а свой сегмент рынка она знала прекрасно. Беря меня на работу, она рассчитывала привлечь к журналу более широкую аудиторию, ведь не для кого не секрет, что глянец интересует до поры до времени. Таким смелым ходом, она решила раздавить обычную публику представительницами делового мира. Или хотя бы теми девушками, которые мечтали ими стать.
   Не сложилось.
   Действительно, в первые месяцы продажи взлетели, и редакцию завалили письмами, но потом тенденция пошла на убыль. Ради одной статьи деловой человек может купить информационный журнал, но не женский. Чтобы заинтересовать читателей надолго нужно в корне менять всю концепцию, тем самым лишившись части главной аудитории.
   Я наперед знала, о чем будет разговор. Ради меня весь журнал меняться не будет. Значит, придется пересмотреть свою работу.
  - Женя, пойми, ты замечательно пишешь, но это не совсем то, что нужно в данный момент. Я знаю, твой авторитет идет впереди тебя, но давай говорить откровенно: твои нынешние статьи совершенно не те, что раньше.
  - Женский журнал имеет свои нюансы, - заметила я.
  - Да, - согласилась начальница, - но ты не можешь балансировать между прошлым и настоящим. Наш изначальный план не оправдал надежд, но и это было прогнозируемо, хотя и стоило попыток. Мы привлекли большое количество новых читательниц, которые раньше нашим изданием не интересовались, но исполнить задуманное в полном объеме не удастся. И ты, и я понимаем, что знаменитые статьи-разоблачения не вписываются в общий контекст.
  - Но я их и не пишу, - заметила я прищурившись.
  - Вот именно! - подтвердила главред, а я услышала воображаемое щелканье. Попалась! Она ведет меня, словно овцу в загон. Неприятно, но что сделаешь? - Твои статьи хороши, но я считаю, что им пора приобрести направленность в общем ключе журнала. Слиться с ним воедино, понимаешь?
   Я вспомнила последнее предложение от журнала - сочетать нижнее белье и лак для ногтей.
  - Вы хотите, чтобы я перестала писать на экономические темы? - переспросила я.
  - Я хочу, чтобы ты стала ближе к читателю.
   Если вопросы кредитования, сглаженные почти до повести уже не устраивают издание... Тут было над чем подумать.
   Выходя из кабинета, я почувствовала себя Иваном-Дураком, которого послали "туда не знаю куда, принести то, не знаю что". Я снова на распутье. Если перефразировать главреда, то я должна писать на языке, доступном даже тринадцатилетним девочкам и писать на интересные для них темы. Это какие же? Решение проблем с поступлением в вузы? Мне бы хотелось ударить себя кулаком в грудь и заявить, что это абсурд, но я не могла. Триумфальное возращение в мир серьезной прессы даже не обсуждалось, хотя окружающие искренне не понимали моего нежелания продолжать писать статьи об отмывании денег.
   А все просто. Мое положение пошатнулось, а значит, если я не хочу валяться в одном лесу, а моя голова - в другом, стоит сменить место работы. Женский журнал, что может быть безобиднее? И пусть Влад не смотрит на меня с легкой тоской. Жить чертовски хочется, но почему-то окружающие этого никак не поймут!
   Сидеть в офисе не было ни малейшего желания и я поехала домой, размышляя о том, как "стать ближе к читателю". Да, ставки стали немного серьезнее, но ничего по сути не изменилось с тех пор как я была ассистентом.
   Вздох.
   Странно, а я думала, что с повышением и некоторой долей славы моя жизнь измениться.
   Так и произошло, ведь раньше я спешила домой, чтобы выбрать наряд для очередной гулянки, а теперь - чтобы приготовить гражданскому мужу ужин. Еда означает грязную посуду. Я поморщилась.
   Придя домой, я открыла холодильник, пристально изучая содержимое, как тут на меня накатило стойкое чувство дежа вю. Я услышала, что в дверном замке кто-то копается. И тут все мое существо насторожилось. Дело в том, что так долго никто открывать дверь не мог... А Влад так вообще предпочитает звонить, а не открывать ключом. Что за?..
   Времени для раздумий больше не оставалось, я схватила газовый баллончик, который с недавних пор всегда держала на кухне и маленький ключик, лежащий рядом с ним. Все-таки опыт прошлых лет меня кое-чему научил. Я сунула ключ в карман джинс и потянулась за утюгом, посчитав его самым подходящим предметом для моих целей, приготовилась к вторжению, угрюмо глянув на оружие в руке. Просто не верю, что я опять...
   "Черт, не хочу!" Только вот делать нечего, подумала я и спряталась в ванной. Дверь действительно открылась, несмотря на дорогущий замок. Вот и верь после этого торговцам! Я зажмурилась, призывая себя к спокойствию. Если впаду в истерику, это мне не поможет.
  - Похоже, никого, - произнес мужской голос.
  - Ничего, - ответил второй. - Явиться. А мы подождем.
  "Пора!" - подумала я и тут же выскочила перед двумя верзилами. Не раздумывая, брызнула одному в глаза:
  - Ааа! - заорал он и согнулся в защищающем жесте, я тут же ударила его по голове утюгом и прежде чем он упал, толкнула на второго, стоящего сзади.
  - Ах ты черт! - заорал он и тоже получил аэрозолем в лицо. Как и первый - закрыл глаза ладонями. В отличии от первого бандита, у того была возможность оценить ситуацию, поэтому он тут же протянул ко мне лапищи, чтобы как минимум сломать шею. Этого я и боялась.
   Махнув утюгом в воздухе, я попала по вытянутым рукам мужчины, но мой выпад не причинил ему никакого вреда. Только разозлил.
   "Нет, нет, нет!" - взвыло сознание. - "Не смей! Я его боюсь! Ты не сможешь! Ты не умеешь!" Но опять же, выбор оставался небольшой. Огромный детина закрывал мне путь к свободе. - "У тебя силы не хватит!" - протестовало сознание. - "Сколько времени прошло? Полгода? Год?" - выло оно, но я себя тут же отдернула. - "Была не была!" Я схватила одну руку злоумышленника и вывернула, как Он учил. Затем пяткой со всей силы ударила по колену противника, от чего раздался хруст, а затем новый вопль. Быстро развернулась и зарядила подкошенному противнику ногой по голове. Мускулистое тело упало на линолеум прихожей. Зато пошевелился второй.
   Я не собиралась наблюдать его волшебное пробуждение и выскочила из квартиры и тут же отправилась этажом выше и позвонила в дверь.
  - Кто там? - раздался голос жизнерадостной старушки.
  - Это я, теть Фая, - ответила я медовым голосом, хотя сама готова была взорваться от волнения.
  - Женечка! - воскликнула пожилая дама и тут же открыла дверь. - Входи! Ты как-то не предупредила, что придешь на чай...
  - Я за чемоданом, что у вас оставила, - сдержанно улыбнулась я, войдя в квартиру и закрыв за собой дверь.
  - Ах, чемодан! Ну да! - ответила старушка. - Неужели понадобился?
  - Да, - ответила я и решила опередить ее мысли. - Вы же знаете, что от у мудрой жены должны быть от мужа секреты.
  - О... - подмигнула старушка и выкатила сумку.
  - Можно вашей ванной воспользоваться?
  - Конечно-конечно, дорогая, - улыбнулась соседка.
   Я зашла в ванную и открыла небольшой чемодан. В нем была одежда, несвойственная мне по стилю, а также парик, косметика, и самое главное - деньги, мобильник и ключи от дачи. Суровый опыт прошлого научил меня тому, что нужно иметь такой загашник. А лучше - несколько.
   Я не верю, что со мной это происходит на самом деле... Снова.
   Одевшись, я вышла на улицу и тут же купила стартовый пакет. Написав Владу сообщение: "Немедленно приезжай в рыбный рай!"
   Он должен понять, что я зову его на дачу. Именно здесь он любил посидеть с удочкой в тишине раннего утра, наслаждаясь природой и одиночеством. Влад сам называл дачу моих родителей не иначе, нежели "рыбный рай".
   А еще нужно позвонить Коле.
  
   Думаю, мало кто из окружения позволял себе называть Николая Андреевича Порохова, импозантного мужчину и очень дорогого адвоката, просто "Колей". Но дурам законы не писаны. Неформальному общению способствовало необычное знакомство. Когда Порохов спускался на лифте собственного дома, я заскочила в кабинку в одном белье и невозмутимо начала одеваться. Чего не сделаешь ради бесшумного исчезновения! А такие мелочи как свидетели меня мало волновали. "Свидетель" мало того, что меня не выдал, так еще и помог скрыться. С тех пор нас связывала негласная, но крепкая дружба.
   Юрист в полной мере оценил пользу от знакомства со скандальным журналистом, а я в свою очередь нашла в его лице неоценимого консультанта. Можно даже сказать, что две неприкаянные души большого города вдруг нашли друг друга. А если учитывать выгоду, получаемую от сотрудничества, то эти отношения вполне можно назвать золотыми.
   Что греха таить, иногда я думала, что выбрала не того мужчину. Если Влад парень из соседнего двора, то Колю вполне можно было назвать воплощением "мистера Дарси". В нем всегда чувствовалось что-то неуловимо английское. Может дело в не навящевом интеллектуальном юморе, или манере держать себя, а может просто его шикарный Бентли...
   Влад ничего не знал о Порохове.
   Коля знал о Владе все.
   Нет-нет, я не делилась с ним всеми гранями наших отношений, Коля и так прекрасно все читал на моем лице. Если остальные удивлялись, почему он настолько хороший адвокат, то я точно знала причину. Он знал людей. Пролистывал словно книги. Хотя нет. Скорее окидывал взглядом как брошурки. От него сложно что-то скрыть. Да я и не пыталась.
   Разве что только одно...
   В любом случае, это не его дело. Да и не мое уже тоже.
  - Коль, привет, - нервно поздоровалась я. - Слушай, ко мне в квартиру только что ввалились какие-то два громилы. Ты ничего об этом не знаешь?
  - Что? - удивился он. - Погоди, я сейчас на улицу выйду.
   В трубке слышался гам голосов, следовательно, он в здании суда, наверное, в коридоре. Начала заседания дожидается, а тут я. Хотя.. меня же чуть не убили! Да и я не лучше. Вполне возможно один из умельцев мертв.
  - А теперь поподробнее.
  - Я... - начала я но, голос сорвался. Ненавижу жаловаться, меня сразу бросает в слезы: - Я никого не трогала, честно. Я... я в глянцевом журнале работаю... - узнать в этом жалобном писке себя оказалось сложно, но стоило мне услышать голос сильного мужчины, я тут же превратилась в тряпку.
  - Тихо! - рыкнул он на меня.- Ты где сейчас?
  - Возле Индустриального, - пытаясь сдержать рыдания, ответила я.
  - Зайди в бар над остановкой. Я буду через полчаса!
  - Хорошо, - сказала я и отключила телефон. Ждать так ждать. Я поднялась по лестнице к бару и зашла внутрь. Темное прохладное место успокаивало тишиной буднего дня. Деревянные столики не обещали комфорт, но давали надежду на защищенность. Я заказала себе успокаивающего чая и старалась не врать на мелкие кусочки салфетки. Получалось плохо. Передо мной уже образовалась аккуратная горка из белых комочков, когда принесли живительный чай. Официант с сомнением посмотрел на рукотворный бардак и отошел. Вернулся уже с метелкой и совком.
   Я не обращала на него внимания и думала о том, как быстро Влад доберется на дачу. А что если он, не дождавшись меня, поедет домой? Не хотелось представлять, что его там ждало... Я вскочила с места, и в эту самую секунду в бар зашел Коля. Он указал мне взглядом на стул, приказывая садиться, и я опустилась на стул, смотря на него, словно голодная ворона на кусок сала. Коля должен знать, что происходит. Обязан. Если не он, то...
   Не поздоровавшись, он сел напротив и обхватил теплыми ладонями мои дрожащие пальцы.
  - Ты быстро приехал, - пролепетала я.
  - Что произошло? - В этом весь Коля - сразу к делу.
  - Они открыли отмычкой дверь, когда я была внутри, но... я убежала.
  - Вот так просто? - удивился он.
  - Мне не впервой... и потом, у меня утюг в руках был.
  - Убила кого-нибудь? - спросил он по-деловому.
  - Ударила, - сказала я больше себе, но тут меня затрясло: - А может...
  - Ничего. Они ворвались в твой дом. Действовали группой. Это не могут посчитать превышением меры необходимой самообороны. Все в порядке.
  - Я убила человека...
  - Это еще не известно, - спокойно сказал Порохов и бросил крупную купюру рядом с чашкой. - Поехали.
  - Угу, - ответила я и позволила вытащить себя из-за стола.
  - Влад знает?
  - Я его на дачу отправила. О нападении ничего не говорила. Коль, неужели они меня за прошлые статьи?..
  - Я ничего не слышал, - напряженно сказал мужчина. - Странно все это.
  - Но не могут же они убить меня из-за старых публикаций!
  - Это нужно выяснить, а пока - спрятаться. И тебе, и Владу.
  - А если он не захочет?
  - Ты же женщина. Заставь его, - с нажимом сказал Коля, а я покраснела. Манипулятор из меня никакой. Осталось всего полчаса, чтобы подготовиться к тяжелому разговору.
  
   Когда Николай уехал, я спокойно открыла калитку, а затем - летнюю кухню. Как же здесь хорошо! Вокруг пели птицы, цвели наполовину одичавшие цветы, а где-то в зарослях пряталась редкая клубника.
   Влад наверняка подумает, что я пригласила его ради романтического свидания. Так что я придумала уже два диалога. В одном я отбиваюсь от его приставаний, а во втором убеждаю, что нам нужно на время скрыться. По крайней мере, до тех пор, пока Коле не удастся выяснить, что происходит.
   Вместо романтично настроенного юноши передо мной престал чем-то сильно озабоченный мужчина. Он несмело на меня посмотрел. Провинился в чем-то, значит. Только сегодня у меня нет возможности слушать извинения. Нужно спасать наши жизни.
  - Женя, я должен тебе сказать...
  - Нет времени, - перебила я.
  - Послушай, Женя, - настаивал он.
  - Это ты меня послушай! - взорвалась я. - К нам в квартиру ворвались двое головорезов. Я еле убежала!
  - Мне жаль, - начал было Влад, но я снова его перебила.
  - Не жалеть нужно, а сматываться! Говорила же я, что эти статьи про отмывания денег ни к чему хорошему не приведут. А ты еще болел за то, чтобы я осталась работать! Видишь, что теперь происходит? А мне еще казалось, что я вовремя ушла...
  - Что значит "вовремя"? - еще больше занервничал Влад. Мне бы его успокоить, вот только сначала нужно прийти в себя самой.
  - Влад... - я взяла его за руки и посадила на стул, а сама села на соседний. - То, чем я занималась, было безопасно до определенной границы. Я ее не перешагивала, клянусь, но визит головорезов говорит об обратном. Что-то не так.
  - Какая еще граница? - непонимающе спросил он. Его заторможенное состояние больше всего походило на шоковое.
  - Я всегда консультировалась, что можно печатать, а что нет.
  - У кого?
  - Разве так важно? Главное, что я жива. Корреспондент без тормозов на этой "кухне" не выживет, понимаешь? Я потому и ушла.
  - Ты... ты раскопала что-то...
   Меня начинал раздражать этот разговор. Хотя Влад ни в чем не виноват, но закипающую злость в этом не так-то просто убедить. У меня было ощущение, что я разговариваю с маленьким ребенком.
  - Да пойми же ты, что я ничего особенного не накапывала! Все, о чем я писала - верхушка айсберга, малозначимая и давно отколовшаяся! Я писала развлекаловку, а люди за неимением лучшего воспринимали статьи за эксклюзив. У меня были специальные консультанты, контролирующие степень освещенности вопроса.
  - То есть, все твои статьи - фикция?
  - Да нет же! Уже отработанные схемы, не затрагивающие основных финансовых потоков. От меня требовали интересные статьи - я их писала, - объяснила я и нагнулась, чтобы отыскать ремень, с помощью которого открывался погреб. - Помоги лучше.
   Влад был недоволен, услышав правду. Скорее всего до сих пор в его сознании я была кем-то вроде супер-женщины, но теперь он выглядел так, словно узнал, что Деда Мороза не существует.
  - И не смотри на меня так! - буркнула я, собираясь слазить вниз.
  - Зачем тебе в погреб? - вернулся к действительности мужчина.
  - За новой жизнью, - ответила я и начала спускаться.
  
   Когда я первый раз столкнулась с бандитами, то была совершенно не подготовлена к встрече. До того пользовалась исключительно пластиковыми картами при расчете, социальные сети были словно дом родной, а единственная защита в моем арсенале - маленький слабый электрошокер, и тот для отпугивании бездомных собак.
   Теперь все изменилось. Сначала смена фамилию, чтобы больше не бояться за родных. Не держала деньги в банке, научилась пользоваться пистолетом и даже ножом. Курсы по экстремальному вождению - следующий этап. У соседки сверху, милой тети Фаи, спрятан парик и запасная одежда, а в дачном погребе - документы на другое имя и остальные "женские хитрости", включая пистолет.
   Когда мы съехались с Владом, сделала паспорт и ему тоже. Я усмехнулась. Забавно будет выглядеть, если я ему скажу: "Ну что, теперь ты Сурков Андрей Иванович".
   Причем плохие новости на этом не заканчивались. Придется на время уехать из страны. Владу план точно не понравиться, но выбора нет - нужно бежать. Я знала их методы. Рано или поздно нас найдут, и мне не хотелось давать бандитам такого шанса.
   Как хорошо, что я додумалась писать под псевдонимом! Ладно, гарантия не большая, но все же.
  
   Когда я поднялась наверх и начала раскладывать на столе документы и пачки банкнот, Влад не выдержал:
  - Откуда это?
  - Из погреба, - спокойно ответила я.
  - Женя! Откуда это в погребе? Сколько тут? - он недоверием взглянул на пачку.
  - Пять тысяч, - ответила я.
  - Откуда они? Откуда пистолет?!?
   Я не выдержала этого мальчишеского скуления:
  - Это моя дача и мой погреб! Догадайся, блин. Я их туда положила!
  - Я ничего не понимаю! - он схватился за голову. Я впервые заметила, что он ведет себя слишком странно. Испугано, что ли... Из-за чего? Потому что на меня напали? Или тут что-то большее?
  - Так расскажи мне, - словно со стороны я услышала свой голос.
  - Что я тебе должен рассказать? - вскинул голову парень.
  - Тебе лучше знать, - ответила я тихо, но с нажимом. А потом отступила на шаг. Черт! Я впервые показала ему себя настоящую - фурию, которая пряталась за фасадом миленькой девушки. Я была опытнее, мудрее, в чем-то сильнее... но он не виноват. Да и я не такая сильная. Просто проходила уже все это. Некогда паниковать, нужно действовать. Я сделала пару глубоких вдохов, окончательно успокоившись.
  - Все, что ты рассказываешь, не укладывается в голове. Про отмывание денег, про расследования, про головорезов. Я не думал, что это когда-нибудь с нами случиться! - он покачал головой, но вид у него был не разозленный, и даже не растерянный. Он словно просил за что-то прощение, но все равно не осознал до конца происходящее. - Но ты... ты думала! И ты готова!
   Я встала перед ним на колени, руками обхватила его лицо и прошептала:
  - Я женщина. Пока мужчина летает в облаках вдохновения, я должна думать о насущном. В нашей профессии такое случается. Может, я виновата перед тобой, что не подготовила?
   - Все в порядке, - покачал он головой.
  - Точно?
  - Да.
  - Готов слушать план?
  - Готов.
  
   Прямо с дачи мы поехали на вокзал и купили билеты до Москвы, а по Интернету заказали билеты до Улан-Удэ. Два года назад, когда я лицом к лицу столкнулась с необходимостью бежать, я мечтала спрятаться в джунглях Амазонки. Я не учитывала, насколько сильно буду отличаться от местного населения, а про язык можно даже не вспоминать.
   Теперь я стала умнее. Зачем лететь через полмира в неизвестные страны, если можно сделать тоже самое, но в обратном направлении? Украина по соседству с самой большой страной мира. Чтобы переехать в Россию, не нужны ни визы, ни загранпоспарта, ни знание языка. Все родное, но такое же нецивилизованное.
   Влад больше не возмущался и не спорил. Даже не задавал вопросов. Такая покорность меня немного удивляла. Я всегда думала, что в критической ситуации этот деятельный мужчина возьмет бразды правления в свои руки. Вышло иначе. Я решала, что делать, как делать и когда. Он больше не спрашивал, почему у меня в чужом городе есть гараж и Нива. Его мало интересовало, почему я покупаю запас продуктов минимум на месяц, спички и даже дрова. Только когда он увидел в кузове два ружья, он поинтересовался, куда мы едем.
  - В тайгу, - ответила я невозмутимо.
   После этого, он вопросов долго не задавал. Боялся ответов. Но я решила расставить все по местам:
  - Нам нужно спрятаться. Так, чтобы нас не просто не нашли, они даже не будут знать, где искать. Мы не можем поехать в какой-нибудь город или даже деревню - ведь об этом узнают соседи. Лучше перестраховаться. А в тайге хоть и тяжело жить, но зато далеко от чужих глаз.
  - Но у нас нет палаток, - проявил небывалую наивность Влад.
  - В палатке медведь задерет.
   Влад, как любой коренной киевлянин - дитя асфальта. Я знала по собственному опыту, что это такое, но опыт давал результат. Я уже не та беспомощная барышня, которой была два года назад. Не боялась по одной простой причине - все это уже десятки раз обдумывала и не раз здесь бывала. Все будет хорошо. Должно быть.
   Мы проехали километров сто пятьдесят до реки Турки, что впадает в озеро Байкал, а потом еще столько же к ее долине по дороге для лесовозов. Чем дальше мы удалялись в тайгу, тем все более заросшей становилась грунтовка. Иногда дорога была настолько крутой, что казалось, Нива не справиться с поставленной задачей. Влад вышел из состояния прострации и становился все более беспокойным. Еще бы! Наверняка его не только растрясло. Даже у меня все болело.
   Тут я поняла, что мы приехали.
   Машина остановилась, но Влад, вместо того, чтобы обрадоваться выглядел еще более напуганным. Я не винила его. Парень впервые вырван из зоны комфорта, а я еще слишком хорошо помнила это ощущение.
   Даже забавно, как поменялись роли.
   Вместо того, чтобы обнять и поцеловать, я по-дружески похлопала его по плечу и вышла из машины. На месте он успеет прийти в себя. Парень последовал за мной, но к багажнику так и не дошел. Он несколько секунд просто смотрел на густой заваленный лес, а потом начал отмахиваться от комаров.
   У меня же не было времени для праздного любопытства. Быстро рассовав еду и другую поклажу по сумкам, я указала ему на один из рюкзаков, а сама одела меньший. Потом проверила и зарядила его ружье, тоже самое сделала со своим. Влад не задавал вопросов, но на оружие смотрел с опаской. Я улыбнулась. Ничего. До сторожки еще километров пять идти. Свыкнется по дороге.
   Так и случилось. Если в машине, а до того - в самолете, Влад никак не мог смириться с тем, что происходит, то тяжелый путь через девственную тайгу освежил ему голову. Он догнал меня и спросил:
  - Ты знаешь куда идти?
  - Примерно.
  - Примерно?!?
  - Не отвлекай меня, - отмахнулась я.
  - Мы заблудимся! Сама говорила, что тут медведи!
  - Влад, я знаю, что для тебя все это непривычно, но я знаю, куда иду. В дом Алексея Николаевича. Чаща тебе не грозит, не переживай. Я уже здесь была.
  - Мне хочется тебе верить, но получается с трудом... Ты пойми, я не знаю что думать! Два дня назад я даже представить себе не мог, что когда-нибудь попаду на Байкал! А сейчас мы с продуктами идем черт знает куда, вокруг волки, медведи и каждое дерево похоже на другое!
  - Не каждое, - закатила я глаза.
  - Женя...
  - Мы пришли, - оборвала его я.
   Перед нами посреди огромных кедров стоял бревенчатый домик с небольшими окошками и массивной дубовой дверью. Благодаря высокой прямоугольной крыше, домик вполне бы сошел за двухэтажный. Приятная делать - перед входом уютная веранда под навесом, что создает строению небывалую привлекательность и некоторый уют. Рядом с домиком стояло еще одно небольшое строение - сарай для дров.
  - А этот твой Алексей Николаевич не будет против того, что мы к нему в гости приехали?
   Я развернулась и с минуту непонимающе смотрела на Влада.
  - Это зимовье.
  - Что? - не понял парень.
  - Он не живет здесь. Просто он его построил и иногда приезжает.
  - Но это же его собственность!
  - Зимовье - это не собственность. Ими могут пользоваться все. Таков закон тайги. Ладно, глянем, что внутри.
   Обстановка оказалась простой, но намного более опрятной, чем можно было ожидать. Было даже ощущение, что тут никто и не ночевал с дня моего отъезда. Приятно. Я сняла рюкзак и поставила его рядом со столом. Завтра нужно будет вернуться к машине и забрать остальные продукты.
  - Классная халабуда! - впервые за несколько дней улыбнулся Влад.
  - Дурного не посоветую, - я ответила нежной улыбкой. Теперь, когда мы на месте, можно позволить себе расслабиться. Влад подошел ко мне, и, обняв, закружил.
  - Ты повеселел, - заметила я.
  - Когда шел все думал... и решил относиться к ситуации как к экстремальному медовому месяцу!
   "Вот черт!" Я заставила себя улыбнуться, вспомнив, что противозачаточные остались в ванной. Вот и настигла меня судьба. Чего уж теперь печалиться? Будь что будет!
  - Хороший подход, - ответила я и парень потянулся ко мне, чтобы поцеловать, как тут мы услышали посторонний звук. Влад тут же выпустил меня из объятий и мы уставились в сторону входной двери.
   Возле дома явно кто-то был. Я бросила беглый взгляд на ружье, оставшееся сзади. Ну уж нет. Тайга есть тайга. Я подошла к оружию и осторожно одела ремень на плечо. Если что случиться, безоружной не останусь.
   Половицы скрипели под тяжелой, явно мужской, поступью. Я затаила дыхание. Влад тоже старался не двигаться. Уж слишком много страха мы натерпелись за последние несколько дней. Если это опять бандиты... Даже думать об этом не хотелось.
   Дверь звучно открылась, и на пороге появился высокий азиат с длинными белыми волосами. Его красивое, безукоризненное лицо напоминало героя аниме или даже сказочного эльфа. Таких мужчин просто не бывает! Фигура воина, а лицо - ангела. Мне на секунду захотелось оказаться на два шага впереди, чтобы взглянуть на реакцию Влада.
   Пришелец рассматривал нас таким же интересом, но молчание нарушил первым:
  - Кто-кто в теремочке живет?
   Удержать рвущийся наружу нервный хохот оказалось непростым делом, но усилия увенчались успехом.
  - Здравствуйте, - ответил Влад и протянул руку. - Могу поинтересоваться, что вы здесь делаете?
   Блондин несколько мгновений рассматривал протянутую ладонь, но так и не пожал ее в ответ. Мужчина прожег Влада зелеными глазами, ответив:
  - Живу.
   Влад опять растерялся. Не сомневаюсь, что экзотичный метросексуал меньше всего ассоциировался у него с хижиной посреди тайги.
  - Нам сказали, что дом пустует, - возразил Влад, наверняка, прищурившись.
  - Видимо, нет, - пожал плечами азиат. - А что вы здесь делаете?
  - Собирались пожить здесь несколько недель, - пояснил Влад. - Алексей Николаевич был даже рад нас поселить сюда.
  - Неувязочка вышла, - ответил блондин, прохаживаясь дальше по комнате. - Мне жаль, но остаться вы не можете. Разве что...
  - Что? - чуть враждебно поинтересовался Влад. Манера поведения блондина раздражала. Немудрено, ведь он сейчас хозяин положения. - Мы можем снять у вас домик. Скажем на месяц. Сколько это будет стоить?
  - Мне не нужны деньги, - пожал плечами "хозяин".
  - То есть, мы не договоримся? - уточнил Влад.
  - Можем и договориться, - ответил блондин, задумчиво взглянув на меня, - если предложишь что-нибудь интересное.
   По лицу Влада прокатилось возмущение. Он понял, к чему тот клонит, но разразиться негодованием не успел. Блондин опередил его, опровергнув догадку фразой:
  - Она что, немая?
   Я смерила мужчину презрительным взглядом и ответила:
  - Простите за то, что помешали. Мы уже уходим.
  - Куда? - спросил он насмешливо.
  - Какая разница?
  - Большая, - ответил он, проникновенно заглянув в глаза, а потом повернулся к Владу, забыв обо мне: - Оставайтесь. Не самое тесное зимовье. Места всем хватит.
   И не дождавшись ответа, вышел, предоставив самим принимать решение. Я посмотрела на Влада, а он ответил таким же растерянным взглядом. Он прав, нам нужно как меньше на людях бывать. Мало ли, что по телевизору покажут. А тут - глухомань. Ни одной души вокруг.
  - Он странный, - поделился впечатлениями Влад.
  - Люди всякие бывают, - уклончиво ответила я.
  - Что думаешь? - спросил он.
   Я понимала, к чему этот вопрос. Влад не мог принять решение, ведь оба варианта ему не нравились.
  - Ты сам знаешь, что здесь безопаснее.
  - Только если бы не этот тип.
  - Это его дом, - напомнила я, а у самой на душе кошки скребли.
  - Да понимаю я! - ответил Влад. - Но мне светиться не хочется. Даже перед деревенскими.
   Я понимала его опасения и была полностью с ним солидарна. Тем более, что именно я их в него вселила.
  - Предлагаю остаться, - сказала я.
  - Даже несмотря на странного хозяина? - переспросил Влад.
   Я взвесила все за и против, и ответила:
  - Он не странный, он просто козел.
   Впервые за все время знакомства с Кириги у меня преимущество перед ним, ведь он оскорбление слышал, а я его ответ - нет.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"