Шалена Олена: другие произведения.

Земная. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    та знаю я, знаю... что немного крутое начало "второй" части, но он мне кажется возможным и правдоподобным :) Простите, кому не угодила :) Угодить всем не то что тяжело - это невозможно :)

  Глава 7
  
   Я лежала, прислушиваясь к звукам за окном. Сверчки. И все. Это даже немного раздражало, ведь отсутствие шума большого города почему-то совсем не умиротворяло. Наверное, все дело в том, что место новое и кровать чужая. Хотя... я уже и не помню, какая на ощупь моя собственная. И вообще, после всех злоключений мне в пору отрубаться раньше, чем висок коснется подушки. Но нет, не тут-то было!
   Подняв голову, я раздраженно взбила подушку, после чего резко упала назад. Не помогло. Не почувствовала себя ни уютнее, ни комфортнее... вообще никак! Повернувшись, я понюхала наволочку. Приятный запах стирального порошка. Странно. Потом замерла и прислушалась к себе: не холодно, ничего не болит... но сна ни в одном глазу! Может барашков посчитать? Я представила как неуклюжие мультяшные твари перелетают через забор... Уже на двадцатом десятке сомнительное занятие порядком надоело. Может по парам считать, чтоб быстрее?
   "Отдыхай" - вспомнилось мне. Что га... то есть настоятель имел ввиду? Меня еще раз послали? Тут на ум пришло, что отдыхать не синоним "сну". И вообще, где-то я это все проходила. Пространственные ответы настоятеля, высокомерие Лианга, сочувствие Баи и чуть сдерживаемую агрессию Юнску. Только ярче, больше, сильнее. Хоть Кириги и не любит Ву Дан, но он похож на этих людей больше, чем ему кажется. Даже то умиротворение, в котором проходит большая часть их жизни, мне хорошо знакома.
   Я вспомнила, как однажды Кириги рассказал мне свою историю. О маленьком Чжу Чунбе, которого продали практически в рабство сумасшедшему монаху. Рассказ принес ему мало удовольствия - он прав, гордиться особо нечем. Но он же поднялся над ситуацией, стал лучшим небожителем в храме Ву Дан, но это не помогло. А его слова: "Я не желал такой жизни. Никогда не хотел быть монахом-небожителем". Чего же он хотел тогда? Ведь здешний храм не такое уж плохое место. Хотя... может, я всего не знаю?
   Нахмурившись, я стала перебирать в голове то, что знаю о Кириги. Он не любил небожителей и их образ жизни и в тоже время не хотел власти, ведь был момент в его семисотлетней биографии, когда вся Империя была у его ног. Он большую часть своей жизни провел в триаде, которая сначала была партизанским сообществом Белый Лотос, сопротивляющейся против имперской власти. Они даже победили ее, сделав своего предводителя Чжу Юаньчжана императором, основателем династии Мин. Но и эта ипостась не привлекла Кириги, потому что он поменялся со своим братом по оружию Го Цзысином местами. После этого он был "вольным художником" при триаде.
   Только теперь я подумала, что это довольно странная история. Чего же Кириги хочет от жизни? Для чего он живет семисот лет? Мне вспомнилось, что на вопрос, о чем он мечтал, он ответил, что не помнит. А потом пошли шуточки, мол, он мечтал обо мне.
   С губ сорвалось мерзкое фырканье. Как же! Он мечтал о ходячем несчастье, кой я была, когда мы познакомились? Или может он мечтал о стерве, которая не успев его бросить, пригнула в постель к другому мужчине? Ну, уж нет! Не могу себе представить человека, который хотел бы заиметь такое "счастье". Мне опять стало противно, насколько я мерзка особа.
   Странно, но именно это чувство помогло уснуть.
  
   Я шла по главной улице родного города, но вместо привычной модной толпы вокруг были только знакомые - родственники, друзья, бывшие сослуживцы... Я думала подойти к кому-нибудь, заговорить, но глаза разбегались от возможностей, потому не могла решить к кому именно. И тут до меня начало доходить, что что-то не так - никто не смотрел на меня, совершенно не замечал. Будто они меня не знали. По телу прошла холодная волна непонятно откуда взявшегося страха. Я начала громко кричать их имена, стараясь поймать ответный осмысленный взгляд, но никто на меня не реагировал. Я опустилась до мольбы и упала на колени. Почему меня никто не узнает?!? В сердце окутал леденящий ужас. Тут ко мне подошел единственный незнакомец и сильно тряхнул, сказав что-то по-китайски.
   Я открыла глаза и увидела над собой лицо Баи.
  - Что?.. Я...
  - Посмотри на меня, - послышался спокойный голос Кириги со стороны двери.
   Я повернула голову и наткнулась на холодный взгляд. Стало еще хуже, по телу прошел озноб, а губы затряслись.
   Он вздохнул и покачал головой, зайдя в комнату. Баи поспешно ретировался, а Кириги опустился рядом. В его глазах не было теплоты, но я чувствовала, что ему не все равно. Он... я не могла поверить! Он ОБИДЕЛСЯ! Да такого ни разу не было на моей памяти!!!
  - Я - сволочь, - подумала я вслух.
  - Нет, - покачал мужчина головой и убрал мокрую прядь с моего лица. Видимо, настолько испугалась, что проснулась в холодном поту.
  - Да. Мне не стоило так говорить.
   На его лице не отразилось узнавания предмета конфликта, значит, он обиделся не на мои слова. Тогда на что?
  - Что тебе приснилось? - спросил он, и я поняла, что он не хочет говорить о причине своей обиды, оставив мне только смутные догадки.
  - Самый жуткий кошмар, - призналась я.
  - Вижу, - ответил он, и в его глазах появилось сочувствие. Странно, видеть его таким... холодным. И в тоже время он всегда там, где нужен. Сердце облилось кровью - какой же он хороший! Влад и близко бы ко мне не подошел после такой размолвки. Да и где он сейчас? Может быть у небожителей слух лучше, но его-то комната ближе. Ну почему я такая дура?!? Ведь я сразу поняла, какой мне клад достался! Какой мужчина рискуя "карьерой" спасет жизнь незнакомки, когда по-хорошему должен был бы пустить ей пулю в лоб? Кто будет защищать ее, находясь постоянно рядом? Кто будет терпеть сумасшедшие выходки, не отличающиеся особой логикой? Он не просто хороший, он - золотой!
   Я зарыдала. От ненависти к себе, от нежности и признательности к нему, от собственного идиотизма и еще не прошедшего страха. Нервы накалились до температуры плавящейся стали. Нельзя так жить! Нельзя так думать! Нельзя так поступать с хорошими людьми. И черт с ней, с триадой! Я-то знаю, какой он! Я видела это не по его репутации, не по внешности и даже не по словам - а только по единственному критерию, по которому стоит оценивать мужчину - по его поступкам.
  - Не плачь, - сказал он спокойно.
   Вместо ответа я бросилась ему на шею, вцепившись скрюченными пальцами в черное сукно. Рыдания усилились, когда я почувствовала легкие поглаживания по спине.
  - Я бы сказал, что я всегда рядом, - послышалось тихое, - и что могу оградить от всех бед и невзгод. Но этого недостаточно, чтобы защитить тебя от того, чего ты боишься больше всего на свете.
   Он подождал, пока истерика утихнет, а затем бесстрастно вытер мои щеки, высвободился из цепких пальцев и беззвучно покинул комнату.
  
   Умывшись ледяной водой, натянула джинсы и футболку. И что теперь? На самом деле ничего не хотелось. Перед глазами стояло как никогда холодное лицо. Я хотела знать, что случилось, ведь думать о чем-то другом... Я невесело рассмеялась. Даже интерес к новому месту обитания пропал. Мне что Киев, что тайга, что Китай... Теперь. Я вздохнула и повинуясь урчанию пустого желудка вышла из дома. Первый же встреченный мной монах без слов кивнул в сторону импровизированной столовой.
   Монахи ели на улице и как рассказал Лианг, не только летом.
  - Все, кто живет в монастыре, выполняет какую-то часть общественных обязанностей - готовит еду, стирает, убирает или работает на огороде.
  - Я тоже хочу, - слова сами сорвались, но уже в следующую секунду я признала правильность стремления - труд отвлечет меня от тяжелых мыслей о своей сложной личной жизни.
  - Ты гость настоятеля. Тебе не обязательно подчиняться общему порядку.
  - Но ты сказал "все, кто живет в монастыре".
  - Как хочешь, - пожал плечами Лианг.
   На завтрак подали рис с тушенными овощами. Оказалось, что монахи - вегетарианцы.
  - Лианг, а откуда у вас рис? - спросила я, пытаясь пристроить палочки в руке. - Вы же живете в горах, а он растет на болотах.
  - Раньше, на соседней горе были рисовые поля, - ответил тот, умело обращаясь с палочками и нехитрой едой. - Но уже лет двести там выращивают только овощи, да и то не все. Нас финансируют.
  - Кто? - удивилась я, чуть не выронив "столовый прибор".
  - Я думал, ты догадаешься. Форесты, конечно.
  - Щедро, - только и смогла произнести я.
  - Ты права, но насколько я знаю, семья они очень богатая. Даже тогда, два столетия назад, когда Кэтрин еще не стала Сердцем Дракона, они были очень обеспечены. Тогда она и начала финансировать монастырь.
  - О чем речь? - к столу подошел заспанный Влад.
  - О том, что Кэтрин Форест финансирует монастырь.
  - А кто это? - удивился фотограф.
  - Она тоже небожитель. Сильнейший из ныне живущих.
  - Она - Сердце Дракона, - поддакнула я.
  - А что это?
  - Не что, а кто, - Лианг взял роль энциклопедии на себя. - Это звание присваивается мастеру, который может управлять материей даже не имея собственного тела.
  - Управлять материей? - переспросил Влад.
  - Они не просто группка отшельников, - устало пояснила я. - В том-то и вся загвостка. Все люди вокруг носители мощного знания. Если честно, больше похоже на магию, - призналась я.
  - Хотя это не так. Это способность нашего мозга.
  - Подождите! - остановил нас Влад. - О какой магии вы говорите?
   Мы с Лиангом переглянулись и тяжело вздохнули. Дальше последовала лекция о строении атомов и движениях электронов в природе.
  - ... и благодаря этому можно изменять атомную структуру, а значит и суть вещей. С помощью энергии можно из ничего восстановить человеческое тело. Но есть проблема - если ты мертв, твой мозг не работает, а значит - не может порождать мысли. Те, кто могут управлять энергией, имея в арсенале только дух, становятся Сердцем Дракона.
  - И много таких? - уточнил Влад, настороженно наблюдая за нами, словно мы умалишенные сбежавшие из дурдома, о которых он только что смотрел в новостях. - Очень долго это считалось невозможным, ведь в истории был лишь один такой человек, пока не пришла Кэтрин Форест и не сломала все стереотипы. Потом ее дочка пошла по стопам.
  - А потом и Кириги жизнь заставила, - сказала я. - Хотя он совсем не рвался.
  - Правда? - удивился Лианг.
  - Угу, - кивнула я.
  - А я уже поел, - сказал Влад с набитым ртом и поспешно ретировался.
   Его уход мы оба восприняли с облегчением. Лианг варился в супе небожительства всю жизнь, а я видела силу монахов с горы Ву Дан в действии, но про Влада нельзя сказать ни того, ни другого. Как ему не объясняй - все равно не поверит, пока сам не увидит, а показывать... лучше, чтоб он крутил у виска, чем верил.
  - Так, говоришь, Кэтрин помогает с деньгами?
  - Да, она считает, что должна поддерживать монастырь, ведь она очень многим обязана этим стенам.
  - А как же справлялись до ее появления?
  - Насколько я знаю, нанимались в работники и выращивали сами, а сейчас у нас больше времени уходит на совершенствование мастерства.
  - Но в тоже время больших успехов добились небожители, что прожили всю жизнь за стенами монастыря. Почему так?
  - Потому что человек больше всего растет в зоне неизвестного, - сказал настоятель, проходя мимо.
   Я не могла с ним не согласиться. Пока я не попала в жернова мафиозных разборок, я знала о жизни очень мало, и то, что было скорее почерпнуто из дешевых любовных романов, а не из жизненного опыта. Но несколько недель в обществе с Кириги по информативности можно сравнить с тремя десятками лет жизни! Не меньше!
  - Ну что там у вас? - вдруг спросил Лианг, а я удивленно на него посмотрела. Мужчина коротко кивнул в сторону и я увидела Кириги за столом с настоятелем. У блондина опять каменное лицо, а к еде он так и не притронулся. Я поджала губы от недовольства, но тут он повернулся ко мне, и я тут же отвела взгляд.
  - Буду помогать на кухне, - сказала я и, взяв свою тарелку, пошла в сторону поваров.
   Мне доверили мыть посуду, а я жестами попросила оставить приличную порцию риса и овощей для моих нужд. Парни довольными не казались, но все же уступили, видимо рассудив, что я обжора. Пусть думают, что хотят, только бы согласились. Не сомневаюсь, что если бы я была единственным мойщиком посуды, то провозилась бы весь день, а так за час мы успешно управились. Во время работы я который раз убедилась, что решение было правильным. Если до этого монахи смотрели на меня как на нечто диковинное, то сейчас я стала своей. Ну да, может, я не способна одним ударом переломить позвоночник или жить вечно с помощью медитации, зато не белоручка и зазнайка.
   Закончив работу, я взяла тарелку и пошла на поиски Кириги, которого обнаружила не в его комнате, а на смотровой площадке на крыше.
  - Привет, - сказала я ему в спину.
  - Джен, - утвердительно сказал он, но не обернулся.
  - Я тебя не отвлекаю?
   Послышался вздох, но он все же обернулся:
  - Конечно же, я скажу тебе нет, Джен. - сказал он устало. - Ты что-то хотела?
  - Ты ничего не съел за завтраком.
  - Не было аппетита.
  - Вот, - я протянула ему тарелку. - Покушай, пожалуйста.
   Кириги смотрел на тарелку так, словно это было НЛО, но все же взял.
  - Спасибо, - сказал он непонятным тоном, но так и остался стоять.
  - Сядь и поешь, - напомнила я после затянувшегося молчания.
   Он скрестил ноги и сел там же, где и стоял. Мне стало неловко смотреть на него, и я осмотрелась вокруг. У меня аж дух захватило от раскинувшегося вида.
  - Красиво как!
  - Угум. И вбкуннно.
  - Надо было поесть, пока еще было горячее, - пожулила я его.
  - Я как гляну вокруг - кусок в горло не лезет, - признался он.
  - И потому забрался повыше? - поддела я. - Наверное, чтобы вокруг не смотреть.
  - А я и не смотрю вокруг, - ответил он, а я непонимающе на него глянул. Не солгал, он смотрел прямо на меня. - А ты изменилась. Готовишь, ответственность появилась.
   Он резко замолчал, но я и так поняла, что он хотел сказать "забота". Вдруг мне стало стыдно. Он прав, я изменилась, ведь раньше я совсем не думала о таких вещах!
  - Может быть, я был неправ, когда не принял твой выбор, - вдруг сказал он. - Может быть это именно то, что тебе нужно?
  - Ешь, - напомнила я, а самой стало так дурно, что я чуть не лишилась своего завтрака прямо здесь, на одном из самых красивых мест на земле. Что значит "не принял твой выбор"? А "что тебе нужно"? Я не знала от какой из этих фраз мне делается хуже.
   Он кивнул и продолжил есть. А я отвернулась, чтобы не показывать выступившие слезы. Прошло минуты две, и я снова услышала:
  - Ты так и не рассказала, что случилось в Киеве.
  - Ты не спрашивал.
  - Я все ждал, пока сама расскажешь.
  - Ну, у тебя и терпение! - поддела я, вытерев влагу тыльной стороной ладони.
  - Я был рядом, так что опасность ни тебе и твоему хахалю, - он практически выдавил из себя это слово, - не грозила. А если бы было что-то срочное, ты бы бросилась на меня, ища защиты. Но судя по тому, что ты предпочла прятаться за спиной своего сопляка, стало ясно, что не все так страшно.
   Я совершенно неинтеллигентно шморгнула носом, повернувшись к нему. К блондину вернулась язвительность - хороший знак. По крайней мере, не холод.
  - Если хочешь знать, то на меня напали.
  - Кто? - удивился он.
  - Два здоровяка залезли в квартиру, - поморщилась я.
  - И это все? Все что ты знаешь?
  - Да, - пожала я плечами.
  - Никаких ночных клубов, странных знакомств, убийств, флешек с материалами по отмыванию денег?
  - Нет, - твердо ответила я. - Ничего такого. Я совершенно не знаю, почему она на меня напали. Я вообще в женском глянцевом журнале работала. Они даже в штат меня взяли, чтобы я не сбежала, но в последнее время не заладилось. Это и все, что со мной случилось в последнее время. Никаких знакомств, никаких гулянок. А уж тем более - никакого криминала. Я чиста - как сказал бы наркоман.
  - Но, несмотря на это, кто-то решил открыть на тебя охоту.
  - Да, - кивнула я. - И я не знаю, что думать. Решила, что пора драть когти из страны от греха подальше.
  - А как же твой верный пес?
  - Какой еще пес? - удивилась я.
  - Порохов, - напомнил он. И глумливым тоном добавил. - Николай Андреевич. Коля. Адвокатишка.
  - Откуда ты про него знаешь? - у меня просто отвисла челюсть.
  - В отличии от твоего нынешнего любовника? - поддел он.
  - Я не делаю секретов из своих друзей.
  - Возможно. Но и не афишируешь. Ну да ладно, ближе к делу. Разве твой адвокат не рассказал тебе, кому ты перешла дорожку?
  - Он не в курсе.
  - Может, врет?
  - Нет. Коля не такой.
  - Работает на мафию и "не такой"? - переспросил Кириги.
  - Думай, что хочешь, - обиделась я.
  - Знаешь, Джен, я ведь работал киллером в триаде и знаю, как это делается. Все будут улыбаться тебе в лицо и ты никогда не почувствуешь подвоха, пока не будет слишком поздно.
  - Беллини ты не улыбался.
  - С ним особая история. Он не нежелательная фигура, он человек, который замахнулся на то, что ему не по силам.
  - Я, правда, не знаю. Думаю, все дело в том, что я писала про экономические преступления. Но это было давно... ничего не понимаю.
   Кириги замолчал и я тоже.
  - Время покажет, - сказал он и поднялся. - Мы это выясним, когда разберемся с небожителями, - он хотел уходить, но я забрала у него грязную тарелку, что опять ввело его в странное состояние.
  - Что смотришь? - насупилась я. - Помыть надо.
  - Да так, ничего, - покачал он головой. - Пойду к настоятелю. Хочется уже узнать, зачем нас вытащили из нашего маленького рая на троих.
  - Расскажешь потом?
   В ответ Кириги выразительно на меня посмотрел, но ничего не ответил. Я пожала плечами. Ну что ж, пусть секретничают, а посуда требует чистоты.
  
   Наблюдая за силовыми упражнениями в исполнении сильных молодых людей можно провести не один час. Конечно же, я знала, что мое теперешнее положение - уникально, ведь я и Влад, единственные непосвященные, которые удостоились чести пребывать на территории храма.
  - Красиво? - спросил настоятель из-за спины. Я вздрогнула и обернулась - слишком знакомые ощущения. Да-да, именно так любил появляться блондин.
  - Я думала, вы сейчас беседуете с Кириги, - смутилась я.
  - Он тоже так думал, но у меня на этот счет свои планы, - ответил настоятель. - А о чем ты еще думаешь?
  - Не понимаю, что я здесь делаю, - покачала я головой и уставилась на дерущихся. - Только не нужно опять читать мне лекцию про Дао! Я не верю в то, что вы притащили меня из России только за этим! По-настоящему вам нужен Кириги! И может, мне не стоило это говорить, но думаю, вы хотите, чтобы он вернулся в триаду. Для равновесия и так далее...
  - Интересно, - сказал настоятель, но в голосе слышалось лишь желание поскорее поговорить о чем-то другом.
  - Сдаюсь! - подняла я ладони. - Чего вы хотите?
  - Знаешь ли ты, что означает "Ву Дан"?
  - Нет, но бьюсь об заклад, вы мне расскажите.
  - Ву - это пять, а Дан - уровень мастерства.
  - У вас есть уровни? - шутливо удивилась я. - А я думала, либо ты Сердце Дракона, либо нет.
  - Это сила, - поправил настоятель. - А я говорю про мастерство, а это совсем другое понятие.
  - Я вся внимание, - с этим человеком спорить просто невозможно, как и с Кириги в иные моменты, легче просто сдаться.
  - Не спорю, что на определенном уровне мастерства, сила понадобиться, но... расскажу-ка я лучше тебе притчу!
  - Давайте, - я попыталась изобразить воодушевление, коего совсем не чувствовала.
   Настоятель предложил мне присесть с ним на деревянную лаву и начал свой рассказ:
  - Однажды, великий мастер Лунь подвел пятерых учеников с пяти ямам и заставил запрыгнуть в них с закрытыми глазами. Осмотреться разрешалось лишь после того, как молодые люди окажутся на дне. Ученики уважали своего учителя, потому не ослушались.
  - И что было в ямах? - спросила я. Черт, самой интересно!
  - Ядовитые змеи, - хитро ответил старикан.
  - Мамочка! - я схватилась за сердце. Не люблю опасных тварей... за исключением одного. - Что с ними стало?
  - Со всеми произошли разные вещи. Первый замер от страха - он не мог пошевелиться. Не мог даже ничего подумать! Он забился в угол, подальше от ползучего гада.
  - Как я его понимаю! А другие?
  - Второй, заметив опасность, ловко выпрыгнул из ямы и убежал.
  - Это мне тоже знакомо! - ответила я, вспомнив как скрывалась от преступников.
  - Третий спокойно расправился со змеей и вылез из ямы с нее обездвиженным тельцем, - хоть я и не относилась к натуралистам любителям, но все же поморщилась. - От четвертого змея уползла сама, явно сильно опасаясь за жизнь, хотя ученик не угрожал ей, не гнался, а просто спокойно сидел в яме.
   Странная змея или... человек... Прямо как Кириги. Мне самой при первой же встрече хотелось оказаться от него как можно дальше.
  - А пятый? Был же пятый!
  - Мастер заглянул в пятую яму и увидел, как ученик сидит в центре и улыбается, а змея спокойно занимается своими делами.
  - Зачем вы мне рассказали эту притчу? - нахмурилась я, одолеваемая странными предчувствиями.
  - Мне жаль, что очень мало людей, которые занимаются боевыми искусствами, могут преодолеть третий уровень мастерства, большинство топчутся где-то между вторым и третьим. А вот Кириги это удалось. Но что странно, он веками топтался на четвертом уровне, но стоило тебе появиться в его жизни, как он тут же перешел на пятый, - после этих слов настоятель встал и, не добавив ни слова, удалился.
   Год назад я бы с истошным криком бросилась за ним, выспрашивая, что же он имел виду, на что намекает и вообще, что происходит, но сегодня я опять отвернулась в сторону упражняющихся молодых людей. Их то плавные, то резкие движения, действовали на меня, словно блестящие раскачивающиеся часы, но впадала я не в гипноз, а в глубокое раздумье.
   Я не являюсь небожителем, мне даже далеко до воина в полном смысле этого слова, но несмотря на это, я уже продвинулась в "уровне мастерства", от запуганной девочки, которая деревенела даже при виде пистолета, прошла путь к особе способной убежать подальше от опасности и при этом истошно кричала я отнюдь не всегда. Ну, разве что в случае с диким кабаном, ведь подобную тварь довелось увидеть впервые в жизни. А вот мафиозные головорезы вызвали только желание оглушить и смыться.
   Но это если говорить обо мне, а как же насчет Кириги? Ведь настоятель прав в том, что касается белобрысого. Его боялись веками, причем что триада, на которую он работал, что небожители вроде Юнску. Даже слепой заметит, что его бравада - скрытый страх перед сильным противником.
   Тут на площадке, где тренировались монахи, появился предмет моих рассуждений. Легок на помине, как всегда! Может поэтому я старалась даже не вспоминать его имени, когда жила с Владом... Страшно было подумать, чтобы случилось, если бы он застал нас... а он и застал. Только вот виду не подал. Снова стало противно и жутко стыдно. Мне показалось, что я его предала... хотя к тому времени мы расстались, верно? Только вот тяжесть от смутного ощущения неправильности происходящего... Вина за такой, казалось, "нормальный" поступок разъедала кислотой изнутри.
   Я мотнула головой, пытаясь забыть... переключиться на что-то другое. Хоть на ту же притчу о мастерстве... да на что угодно!
   Глаза искали, за что зацепиться, и как всегда, нашли Кириги. Блондин явно решил размяться, чем внес небывалую смуту в ряды тренирующихся. Один Баи бесстрашно вышел вперед и поклонился. Оказалось, что за лучиной "доброго паренька" скрывался по-настоящему сильный воин. У меня даже открылся рот от удивления. Только Кириги все равно оказался сильнее физически... да и ментальная ударная воздушная волна смела защиту Баи и его самого. Блондин не стал злорадствовать, как делают во время реслинга, а подал Баи руку для примирения, за что и поплатился - оказался рядом на земле. По смеху обоих поверженных, я поняла, что это самый простой прием, из возможных.
   Так что же заставило Кириги из вселяющего ужас монстра превратиться в человека "улыбающегося и позволяющего всем вокруг заниматься своими делами"? Если для того, чтобы перейти с первого уровня на второй мне понадобилось объективное отношение к действительности и способность хоть к какому-то действию, то чтобы перейти на третий уровень понадобиться сила, а для четвертого еще большая мощь, но в тоже время - всепоглощающий контроль. Я сама видела его действие и это производило еще большее впечатление, чем просто красивый бой... Но из триады он ушел из-за меня... Я поморщилась, не веря, что такое действие всего лишь любви... "Всего лишь", потому что Влад тоже меня любил, но не было ни одной уступки с его стороны, тогда как Кириги полностью изменил свою жизнь! Это было в нем, а не между нами, ведь он до сих пор не вернулся в триаду...
   Тут я некстати вспомнила про то, как он объяснял свое нежелание управлять мирами, хотя у него не раз была возможность. Он говорил про гармонию и ответственность, про Инь и Янь и другую тарабарщину, которую я сочла неправдоподобным бредом.
  - О чем задумалась? - спросил веселый женский голос. Я обернулась на неведомо откуда взявшуюся, но теперь спокойно сидящую рядом блондинку.
  - Маришка!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"