Шалена Олена: другие произведения.

Земная. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    выяснение отношений продолжаются. хи-хи-хи

  Глава 8
  
   Я тут же крепко обняла лишь на вид нежную девушку. Кому знать как не мне, что за ангельской внешностью скрывается одна невероятная сила. И все-таки я в который раз убедилась, что способность убивать не делала человека плохим. Вернее, так происходило с обычными, слабыми людьми. Такими как я или Влад... А Маришка, ее братья и сестры переступили грань однозначности.
   Или может быть, они достигли той ступени мастерства, когда можно иметь возможность, но не предпринимать ничего, позволяя жизни идти своим потом.
  - Тут и правда монастырь, - выдохнула я в плечо подруги.
  - Почему? - рассмеялась та.
  - Вот я, например, не видела тебя уже черт знает сколько, а все думаю о смысле бытия, небожителях и... - я чуть отклонилась от нее, вертя кистью в воздухе.
  - Может, это потому, что ты раньше об этом не думала, а сейчас находишься в сердце событий? - хитро улыбнулась блондинка.
  - Как же я рада тебя видеть! - визгнула я, чем привлекла внимание двух, проходящих мимо монахов.
  - Я тебя тоже, - улыбнулась она. - Мне тебя очень недоставало.
  - Не верю, - покачала я головой, усмехаясь.
  - Иногда мне не хватает общения с обычными людьми. Мы словно законсервированы в своем мирке, понимаешь? Даже если я заведу подругу, но не смогу с ней поделиться даже малым, а если и поделюсь - она не поймет...
  - Я ваши небожительские штучки тоже не всегда понимаю, - напомнила я и легонько толкнула ее плечом.
  - Может быть, но ты хотя бы о них знаешь.
   Я вспомнила реакцию Влада на рассказ и поморщилась. Интересно, а как он отреагировал на временную трубу? Что-то мне подсказывало, что без Кириги дело не обошлось.
  - Ладно, рассказывай, как дела!
  - Дела? - уточнила я.
  - Ну, да. Я вижу, все уже не так запущено, как полгода назад, и она кивнула вперед. Там все еще кружком стояли монахи, а посредине находился Кириги. Но тут появились еще две фигуры. Они стояли дальше, так что я не могла понять, кто же это. Я прищурилась, но узнать... как тут мое зрение резко улучшилось. К тренирующимся шли Диши и Шастик.
  - Что?.. - заморгала я.
  - Не стоит садить зрение за компьютером, - хмыкнула Маришка. - Неужели Кириги не подправил?
  - Он не копается у меня в голове, - пробурчала я.
  - Извини, - пожала плечами красавица, - у Диши нахваталась.
   Я повернула голову обратно:
  - Они что, собираются вызвать Кириги на поединок?
  - Волнуешься? - поддела подруга.
  - Нет, - тут же отдернула я себя. - Кириги их сделает.
  - Но не обоих, - невозмутимо сказала Маришка.- А особенно, если Диши залезет ему в голову...
  - Но это не честно! - возмутилась я.
  -...возмутились мелкие предприниматели, наблюдая, как рынок захватывают транснациональные корпорации, - хмыкнула Маришка.
  - Не смешно! - огрызнулась я, хотя готова была грызть ногти от страха.
  - А кто смеется? - спокойно ответила Маришка, поправляя юбку. - В одиночку сейчас нельзя и, похоже, это почувствовал даже настоятель.
   Мышцы машинально сжались от плохих предчувствий.
  - Мне это не нравиться, - поделилась я впечатлениями.
  - Никому не нравиться, что его половинку могут легко победить.
  - Не легко.
  - Допустим, - пожала та плечами и начала подниматься. - Думаешь, мне стоит помочь братьям?
  Я потянула ее обратно.
  - Сами справятся, - ответила я, а потом доверительно сказала: - Я не про них говорила.
  Тут послышались странный звук. Обе девушки обернулись к сражающимся и успели заметить лишь обрывки голубой сферы, которая почти рассеялась. В центре стоял Кириги, а остальных, включая Форестов, отбросило на несколько метров.
  Я глянула на собеседницу в поисках ответов:
  - Защитная волна. Очень сильная. Ты права, это будет не легко... Так о чем ты говорила?
  Я сглотнула и продолжила:
  - Зачем мы здесь?
  Маришка снова сосредоточила внимание на мне.
  - Когда мы ехали сюда, Лианг сказал, что все из-за Кириги. Из-за того, что тот ушел из триады, чем нарушил равновесие между двумя школами боевых искусств, но теперь, когда здесь появились вы... Я рада только одному - здесь нет Кэтрин.
  - Почему рада? - удивилась собеседница. - Вы поссорились?
  - Нет, конечно! Просто ее приезд означал бы, что дело серьезное.
  - Обижаешь! - улыбнулась девушка. - А мы?
  - Вы... вы всегда бываете там, где вам нравиться.
  - Она тоже. Просто проводить время с Вульфом ей нравиться больше всего.
  - А кто это?
  - Я, наверное, неправильно сказала. Вульф - это Вульфрик, отец Морган. Ты же знаешь, что ни я, ни Диши, ни Шастик, ни Тигр не родные дети, а приемные. У Кэтрин одна кровь только с Морган.
  - Я знаю, - кивнула я. - Но не понимаю... Как же так получилось? Почему вы все небожители?
  - Мама хороший учитель. За ней легко идти, как за Моисеем. Перед ней расступаются моря и горы... Понимаешь?
  - Как перед Кириги?
  - Ты уж прости, но Кириги - лоботряс! - засмеялась она
  - Не-е-т! Не говори так! - я даже обиделась, хотя в глубине души была на долю процента с ней согласна.
  - И она приедет завтра.
  - Что?
  - Кэтрин приедет. Все приедут.
  - Нет! - эта новость меня по-настоящему расстроила.
  - Да чего ты боишься?
  - Это не к добру!
  - Слушай, тут тебе точно ничего не грозит. Ты пойми, что за исключением Морган и Кэтрин, как бы там Диши, Шастик и я не харахорились, Кириги - самый сильный небожитель. Так что ни тебе, ни твоему Владу опасность не грозит.
  - Откуда ты знаешь про Влада?
  - Я хоть и небожитель, но все равно девушка. Я люблю сплетни.
  Я поморщилась.
  - Какие могут быть сплетни в монастыре?
  - Самые грязные, поверь мне! Да и потом, я с ним уже успела познакомиться. Милый у тебя парень.
  - С недавних пор он мне не парень, - недовольно призналась я.
  - Чего ж так? - хихикнула она.
  - А ты как думаешь? - ответила я, скрестив руки на груди.
  - Как я могу судить, причина сейчас заставляет Шастика дышать дворовой пылью...
  - И пребывает в счастливом неведении, - добавила я. - Пусть так и остается.
  - Жестокая, - сощурилась Маришка с улыбкой.
  - Осторожная, - поправила я.
  - И ты мне не расскажешь, что произошло? - ласково спросила девушка, потрепав меня по плечу.
  - А что-то произошло? - спросил мягкий мужской голос.
   Мы резко повернулись вперед. Перед нами стоял Кириги.
  - Ничего не произошло, - в тон ему беспечно ответила я. - Просто мы сидим-гадаем, почему мы все здесь. Ты сам не задаешь себе этот вопрос?
  - Спорю, что никаких вопросов он себе не задает! - засмеялся Шастик, подходя ближе.
   Если честно, я разозлилась на него. Ну чего он? Кириги ему ничего не сделал, а в драку он сам полез!
  - Ой! - удивился парень. - Она меня сейчас убьет взглядом!
  - Не говори обо мне и о Кириги в третьем лице! Мы здесь, мы тебя слышим и можем ответить!
   Кириги насмешливо окинул меня взглядом, но все же повернулся к Шастику. Стоило брату Маришки глянуть на его лицо, он тут же отшатнулся и отпрыгнул подальше.
  - Ей! Чем вас тут кормили, что вы словно две гадюки...
  - Мы не змеи, - сказала я, но при этом схватила Кириги за рукав, чтобы он не набросился на парня. - По крайней мере. Не ядовитые. У нас просто нервная неделя.
  - Я думаю, - потянул Шастик, - учитывая обстоятельства, - и кивнул в сторону. Проследив за его жестом, я увидела стоящего в метрах пятидесяти Влада. Выражения лица рассмотреть не удалось - он отвернулся и ушел.
  - Послушай, - взорвалась я, - у тебя что, проблемы какие-то?
  - Да нет! - усмехнулся брат Маришки.
  - Так чего ты своими намеками добиваешься?!!
  - Все жду, пока вы расскажете какую-нибудь правдоподобную историю ваших отношений.
  - Прекрати, Шастик, - тихо, но твердо оборвала Маришка.
  - Я же помочь хотел!
  - И чем же? - усмехнулась она.
  - Да я уже как-никак почти двести лет на этом свете живу!
  - И сколько длительных отношений за это время у тебя было? - резко спросила сестра.
   Тут Шастик изменился в лице, потом внимательно посмотрел на каждого из нас. Все затаились, выжидая...
  - Да ну вас! - махнул парень рукой и исчез быстрее, чем появился.
   Маришка все смотрела брату вслед, а я заметила внимательный взгляд Кириги. Стало не по себе.
  - Что? - тихо спросила я.
  - Ты меня за руку держишь, - напомнил он.
  - Прости, - сказала я и тут же разжала пальцы.
   После этого он кивнул Маришке и отошел.
   Я чувствовала на себе ее взгляд.
  - Что? - спросила я недовольно.
  - Ты с ним другая.
  - В смысле?
  - И он с тобой тоже, - она словно не заметила моего вопроса. - Что произошло?
  - Это... сложно.
  - Да? А я-то думала, что у вас любовь! - улыбнулась она.
  - Так и есть, - призналась я.
  - И?
  - А я - дура.
  - Джен, ты уж меня прости, но так было всегда.
   Я решила не отпираться. Что можно доказать человеку, который запросто может порыться у тебя в голове?
  - А он мне слишком потакает, - ответила я, а с губ сорвался "ох".
  Откровение, которое я всегда знала?
  - Ребята! С вами не соскучишься! - засмеялась Маришка. - Может, хватит друг друга обманывать? Ходить вокруг да около, а просто позволить себе быть вместе?
  - Мы слишком разные люди и я - не небожитель.
  - Знаешь, для Морган тебе бы лучше придумать что-нибудь по существеннее.
  - Мы с Морган закадычными подругами никогда не были, поэтому не думаю, что понадобятся какие-либо ухищрения. Я просто не буду с ней об этом разговаривать.
  - Но Морган и Кириги - друзья.
  - Я как никто это знаю, - нахмурилась я.
  - Нет, я не верю! - удивилась Маришка. - Ты все еще ревнуешь.
  - Я не могу забыть, что Кириги мечтал видеть ее своей женой!
  - Но это ребячество! Они друзья!
  - Я знаю, - согласилась я недовольно, хотя знала, что жгучая брюнетка навсегда для меня останется чем-то из разряда незримых стен, на которые постоянно натыкаешься. Мало того, что я бешено к ней ревновала, так еще и... завидовала, как бы не стыдно признавать. На такую девушку не грех ровняться. Красивая, умная, сильная... Именно такая должна быть спутница у Кириги, а не слабая, безвольная дура, которая даже со своей жизнью разобраться не может. Ну и пусть я знаю, как сбежать из страны, но дать бой своим проблемам... Стыдно из-за происходящего, а втянув во все ни в чем не повинного Влада.
  - Маришка, ты права!
  - В чем? - улыбнулась она.
  - Я - дура.
  - Мы же, вроде, сошлись в этом.
  - Нет! Ты не понимаешь! Я все, ну просто все делаю не так! Не так живу, не так чувствую, не те решения принимаю... Раньше мне казалось, что я знаю ответы на многие вопросы, а теперь понимаю, что не знаю абсолютно ничего! Ноль, понимаешь, ноль без палочки!
   Маришка слушала меня очень внимательно, словно я произносила исключительно мудрые речи.
  - До встречи с Кириги, я думала, что невезучая и вся моя жизнь была одной сплошной попыткой стать кем-то! Неудачной попыткой. Я металась туда-сюда, но из этого ровным счетом ничего не выходило! А потом встретила Кириги - такого уверенного в себе. Мне казалось - вот он, человек, который знает ответы на все вопросы мироздания. Он красавец, он сильный, он любящий, но... он еще и уверенный. И это решило все. Мне хотелось этой уверенности. Понимаешь? Хотелось так сильно, страстно...Жаждала быть с ним, с его силой и знанием... Это как будто быть частью чего-то большего, чем я могла постичь, понимаешь? - я неуверенно взглянула на нее, а она кивнула. - Вот почему я его полюбила тогда. Говорят, что любят вопреки, а я любила за что-то... И не выстояла, - мой голос оборвался.
  - Почему? - тихо спросила она.
  - Я... я не дотягиваю до него.
  - Любовь - это не соревнование, - шепнула Маришка.
  - Но я терялась в нем. Я была с мужчиной моей мечты и все еще была... никем, - Маришка вздохнула и ее рука погладила меня по плечу. Но я дальше не могла говорить.
  - А сейчас?
  - А сейчас я никто, но уже без него. Даже для Влада я - никто.
   Маришка помолчала и мягко спросила:
  - Ты и сейчас воспринимаешь Кириги как лестницу к чему-то большему?
   Когда она произнесла это вслух, меня словно рубанули топором.
  - Нет. Сейчас я знаю, что... недолюбила его. Он заслуживает лучшего, чем я. Смотрю на него, а сердце кровью обливается. Хочется обнять, прижать к сердцу и никогда не отпускать...
   Из глаз сами потекли теплые ручейки, а Маришка меня тут же обняла.
  - Мы обе не правы, - сказала она. - Если человек признает, что совсем не знает жизнь, значит, он становится по-настоящему мудрым. Даже я не знаю жизнь и Шастик, как бы не утверждал обратное. Это он только с нами - клоун, а на самом деле он занимается криминальными расследованиями. У него на кухне вся стена завешана фотографиями жертв - ни одна барышня такого не выдержит. А он каждое утро за чашкой кофе смотрит на них и пытается влезть в голову психически больному человеку. Даже он, поверь мне, не знает жизнь, хотя каждый день видит смерть.
  - Совсем не успокаивает, - покачала я головой.
  - А я и не ставлю за цель тебя успокоить. Знаешь, в чем твоя проблема?
  - В чем?
  - Ты слишком много думаешь.
   Я удивленно уставилась на нее.
  - Анализируешь, выколупываешь факты, прислушиваешься к мнению других... более того, едешь дальше, делая выводы из рассуждений других!
  - Это плохо? - не поняла я.
  - Конечно! Ты накручиваешь себя, словно тугую пружину, сдавливаешь и потом... она резко распрямляется... и ты уже на новом месте! И ты снова делаешь тоже самое... стоишь-стоишь, а потом - бац и все совсем новое!
   Слышать такое было неприятно, но на задворках сознания я признавала ее полную правоту.
  - Я тебе даже больше скажу! Индийские йоги считают все навязчивые мысли - зло. Они засоряют сознание человека, закрывая от него истинный смысл вещей. Согласись, ведь все твои страхи и стремления - только в твоей голове.
  - Возможно, но...
  - Ты слишком много думаешь, - покачала она головой, - и при этом забываешь жить. Прекрати анализировать происходящее! Попробуй и тебе сразу же станет легче.
   Тяжело достойно ответить на такие заявления.
  - Как... как ты сама...
  - Знаешь, я стараюсь не задумываться. Когда ты знаешь, что можешь жить вечно, страх перед ошибкой пропадает. Даже в отношениях с Диши, если я ошибусь, то знаю, что смогу вымолить прощение.
  - Мне сложнее.
  - Чем же? Кириги точно может жить вечно!
  - Но я не могу. Мне нужно решать...
  - Ты как раз можешь, - улыбнулась Маришка.
  - Но я не небожитель!
  - Во-первых, это исправимо, а во-вторых, даже если это откажется сделать Кириги или Кэтрин - это всегда могу сделать я.
   Тут я почувствовала возбуждение.
  - Как?
  - Как? Точно так же как улучшила тебе зрение. Или ты думаешь, что сохранить твое тело в хорошем состоянии сложнее? У меня многолетняя практика. Я не просто выгляжу на двадцать, мое тело - молодое по-настоящему! Хотя, если захочу, то постарею, а потом опять верну себе молодость.
  - Невероятно! Как вы это делаете?
  - Материя, атомы... прочая ерунда, но главное - это умение управлять энергиями.
  - То есть, тебе нравиться жить вечно? - спросила я, наблюдая за сияющими глазами девушки.
  - А кому бы это не понравилось?
  - Кириги, - ответила я. - Он как-то говорил, что жить вечно - ужасно.
   Маришка окинула меня взглядом и улыбнулась:
  - Врал.
   Я непонимающе моргнула.
  - Кириги не мог мне врать, - такой вариант просто не укладывался в голове.
  - А ты сама подумай, почему он это "ужасно" терпел целых семьсот лет?
   Этот вопрос ввел в ступор.
  - Но он так... так яро доказывал... Нет! Он не мог!
  - Почему нет? - удивилась Маришка.
  - Кириги всегда был со мной честен! Всегда!
  - Ты говоришь, как фанатик.
  - Пусть! - обиделась я. И тут же побежала в ту сторону, куда направился Кириги. Сердце стучало в груди как сумасшедшее. Маришке понадобилось лишь одно короткое слово, чтобы перевернуть мой мир. И тут я увидела Кириги. Он стоял возле колонки и умывал лицо. Я подбежала к нему и попыталась успокоить дыхание.
  - Тебе нравиться жить вечно? - спросила я, почувствовав движение воздуха. Откуда-то я знала, что это Маришка.
   Кириги посмотрел сначала мне за спину, а потом в лицо.
  - Не жалуюсь.
   Волна возмущения подступила к шее.
  - Тогда почему ты уверял, что мучаешься?
  - Потому что это действительно так. Это постоянная работа над собой.
  - То есть, будь у тебя выбор, ты бы состарился и умер?
  - У меня есть выбор, - напомнил он, а у меня упало сердце.
  - Значит, Маришка права! Ты лгал мне!
   В зеленых глазах промелькнуло непонимание.
  - По поводу?
  - Ты говорил, что ненавидишь вечную жизнь! - взорвалась я.
  - К чему эти вопросы, Джен? - спросил он, выпрямившись и сложив руки на груди.
  - Она впервые поняла, что ты не святой, - мило пропела Маришка.
  - Ты сама знаешь, что это глупости!
  - Для меня - не глупости! - обиделась я.
  - Джен, я не могу понять, по какой причине ты меня допрашиваешь?
  - Потому что ты... Ты солгал! - я уже сама сомневалась в уместности этого вопроса, но что-то незримое, что-то внутри меня требовало ответа.
  - Не солгал, а не выложил все как на духу, а это разные вещи, - поправил он.
  - Я тебе поверила!
  - Я для того и сказал, чтобы ты поверила, - его глаза чуть сузились.
   Мне стало не по себе. Я вдруг поняла, что оказалась очень близко к чему-то. Смешков со стороны Маришки тоже не слышно, а значит, дело - дрянь!
  - Но... зачем?
   Он всмотрелся в мое лицо, тем временем его руки расплелись, мужчина шагнул ближе и взял меня за плечи:
  - Это ты мне скажи, зачем копаешься в прошлом?
  - Я хочу тебя понять.
  - Зачем? - повторил он.
  - Хочу понять, что было между нами, - пискнула я.
  - Но ведь это в прошлом, - напомнил он тихо. - Ты об этом говоришь каждый раз, когда целуешь меня... или когда целуешь другого. Разве нет? Зачем тревожить старые раны?
  - Я хочу знать.
   Он опять долго смотрел на меня, а потом все-таки произнес:
  - Потому что ты так не можешь.
   Слова прозвучали просто, но почему-то тут же заболела голова, а на плече появилась маленькая теплая ручка, напоминая о поддержке. На глаза выступили слезы, но я все еще не могла осознать их причину. Я зажмурилась, но когда открыла веки - Кириги уже не было.
  - Прости, что натолкнула тебя на это, - услышала я тихий голос.
  - Не что?
  - На выяснение отношений. Черт, какое же точное словосочетание! "Выяснение отношений"!
  - Ты о чем? Я ничего не понимаю!
  - А ревешь чего?
  - Не знаю, но мне как-то совсем плохо стало.
  - Это потому что ты знаешь ответ на свой вопрос, но отказываешься верить.
  - Тогда скажи ты, - вдруг попросила я.
  - Я не могу, - покачала она головой.
  - Не можешь или не хочешь?
  - Второе.
  - Пожалуйста, - попросила я, зная, что подписываю своему спокойствию смертный приговор.
  - Джен, Кириги прав - ты роешь совсем не там, где следовало бы.
  - Я. Хочу. Знать.
  - Ладно, - она низко опустила голову, рассматривая землю под ногами. - Но я тебя предупреждала...
  - Да, - кивнула я, хотя душа сжалась в маленький комочек от страха.
  - В вечной жизни есть только один минус - не все так могут. Больно терять близких... Я особо ни с кем, кроме собственной семьи стараюсь не сближаться, потому что знаю, что она состарятся и умрут.
  - Не понимаю. Так зачем внушать человеку отвращение к бессмертию?
  - Может, чтобы он его не хотел?
  - Кириги не хотел, чтобы я была бессмертна?
  - Мы этого не знаем, - напомнила Маришка. - Кроме того, потом все кардинально изменилось!
  - Но такой момент бы, - напомнила я.
   Маришка неуверенно, но кивнула.
  - Никакой вечной любви? - уточнила я, озвучив конец любимых сказок, и тут у меня ком застрял в горле. Только проглотив его я смогла выдохнуть: - Он не был уверен, что мы будем вместе всю жизнь?
  - Мы этого не знаем, - напомнила Маришка.
  - Но иначе... зачем ему...
  - Может быть, чтобы ты просто не завидовала?
  - Если он собирался поддерживать во мне вечную жизнь, то он бы мог как раз этим покорить, разве нет?
  - Может, он хотел покорить собой?
  - А сейчас врешь ты, - огрызнулась я.
  - Вот я и говорю - ты из мухи делаешь слона!
  - Ты разве не понимаешь! Он не хотел быть со мной всю жизнь!
  - Не правда, - покачала головой Маришка.
  - Он сам сказал!
  - Он не это сказал, - напомнила она, но я уже не слушала. Мне было не обидно, нет. Мне было страшно. Страшно, как никогда!
   Я впервые поняла, что могу и правда его потерять. Не сама решить как лучше, а просто остаться сама на берегу, краю обрыва, посреди пустыни... Его любовь оказалась величиной... изменяемой?
   Меня переполнили чувства, эмоции и вдруг мир вокруг сузился, словно его закатали в консервную банку. Когда я открыла глаза, то обнаружила себя лежащей на руках у Кириги.
  - Ты испугала Маришку.
  - Правда? - спросила я слабым голосом.
  - Она подумала, что у тебя припадок.
  - Шутка, достойная Шастика, - попыталась фыркнуть я.
  - Видимо, он плохо на меня влияет.
  - А кто на тебя хорошо влияет? - мне и правда интересно.
  - Ты.
  - Даже после смерти? - уточнила я, хотя сердце больно кольнуло.
  - Не говори ерунды, - закатил он глаза.
  - Почему же ерунды? Или не ты мне сказал...
  - Я знаю, что я тебе сказал, - перебил он, смотря прямо.
   Тут мысли опять заметались, словно стайка мальков, в середину которой бросили камень.
  - Ты решил меня задеть? - ахнула я.
  - Послушай...
  - Нет-нет-нет... Ты и правда это сделал! Захотелось помучить! Поставь меня на землю!
  - А разве тебе не все равно? - уточнил он с кривой усмешкой.
  - Отпусти!
   От таки поставил меня на ноги, а я тут же отпрыгнула.
  - Выходит не все равно...
  - Конечно, не все равно! - взорвалась я.
   Его лицо из самоуверенного превратилось в озадаченное.
  - Этого не может быть, - уголок губ несмело пополз вверх, но прежней уверенности не чувствовалось.
  - Почему это?
  - Хотя нет, может. Если самолюбие задето.
  - К черту самолюбие! К черту, понял? Я люблю тебя, дурень! - заорала я на него. - Как ты этого не понимаешь?!? А ты... ты сидел и рассуждал, быть нам или нет!
  - Ты врешь, - ответил он с металлическими нотками в голосе.
  - Черта с два! - ярость просто разрывала меня на кусочки.
  - Если бы ты меня любила, ты бы не ушла, - покачал он головой.
  - А если бы ты любил меня, тебе бы не пришлось думать, надолго ли мы вместе! - рявкнула я в ответ.
  - Ты не знаешь, о чем говоришь.
  - Нет, это ты не знаешь, о чем говоришь, - не сдалась я. - Все вы тут дико важные! Вечные! Кощеи Бессмертные! А мы, маленькие людишки, подле вас побираемся! Слово не можем наперекос сказать...
  - В чем-чем, а в этом ты преуспела, - напомнил он.
  - Пусть так, но разве ты когда-нибудь, хоть раз меня слушал?
  - Джен...
  - Что, Джен? Я уже, слава Богу, не первый год Джен, а ничего не меняется! Мне говорят прыгнуть - я прыгаю. Без вопросов! Говорят - поедем на Ву Дан... я еду! Еду, словно не имею выбора... а я его таки не имела! С тобой - никогда!
  - Это не правда, - четко выговорил Кириги. - Вся моя жизнь с нашей первой встречи была подчинена тебе.
  - Тогда почему у меня не было права голоса? - спросила я, порываясь стереть выступившие слезы. - Верно! Потому что ты знаешь, как лучше, не правда ли?!!
  - Джен...
  - А теперь я узнаю, что ты еще и раздумывал по поводу моей дальнейшей судьбы, хотя я уже тогда полностью от тебя зависела. И у тебя еще хватает наглости говорить, что я тебя не люблю? А ты меня любил когда-нибудь? Не как забаву, а?
  - Ты никогда для меня не была забавой, - напомнил он серьезно.
  - Неужели? А я чувствовала себя марионеткой! Все мои стремления казались тебе глупыми, а мысли... наверное примитивными. Я уже не говорю о моем стиле жизни...
  - Ты не права.
  - Врешь, - я сузила глаза. - Причем не мне, а себе!
  - Простите, что вклиниваюсь, но я уже и так наслушалась, - послышался голос Маришки. - Пойду Диши разыщу.
   Мне стало некомфортно. И почему я должна выяснять с ним отношения? Должна ли? Но я не могу иначе! Я хочу жить дальше, а то, что было без него - не жизнь. Но и с ним вместе тоже тяжело... Чего я хочу?
   Я задумалась, забыв о том, где я и что Кириги стоит напротив. Снова перед тем же выбором, только на дороге нет камня, который укажет, что будет, когда я выберу путь.
  - Может быть, ты права, - послышался тихий голос, который вырвал из лабиринта собственных мыслей.
  - Всего лишь "может быть"?
  - В чем-то, - добавил он, проигнорировав вопрос. - Но я верил, что действую во благо. Причем ни себе, а тебе. Если ты сейчас укажешь на мои ошибки, то я попрошу за них прощение.
  - Ты сам знаешь, что мне нечего будет назвать, - прошептала я.
   Мы помолчали, думая каждый о своем.
  - Ты бы хотела делать собственные ошибки? - спросил он.
  - Никто не хочет делать ошибки, но и жить по чужой указке тоже не годиться, Кириги.
  - Прости.
   Вместо того, чтобы почувствовать удовольствие, я ощутила глубокое разочарование.
  - Я слишком слаба для тебя, слишком тупа, слишком... земная...
  - Я тоже бываю глупцом, - возразил он.
  - Но мы слишком разные и ты это знал с самого начала...
  - Ты тоже это знала, просто не представляла всю глубину различий. Да и сейчас вряд ли осознаешь все до конца, - с расстановкой сказал он, а потом молниеносно подхватил рукой за талию и прижал к себе, сказав с нежностью: - Но я тоже тебя люблю, дурочка.
  - Не правда, - возразила я, уворачиваясь от губ.
  - С чего это?
  - Потому что ты решал: быть нам или не быть!
  - А ты, значит, такого решения не принимала, да? - улыбнулся он. - А мне помниться, что ты меня даже бросила, хотя говоришь, что любишь! Так где правда?
   Я всмотрелась в его глаза и сама не заметила, как сказала:
  - Какие глупости! Конечно же я тебя люблю!
   Больше его ничто не интересовало, потому что он начал бешено меня целовать. Сначала я охотилась за каждым вдохом, а потом решила его образумить.
  - Кириги, стой! Это ничего между нами не меняет и ничего не решает!
  - Тебе нужно разложить все по полочкам?
  - Да!
  - А это не может подождать пару столетий?
  - Не может!
  - Почему?
   Я попыталась высвободиться из объятий и к моему удивлению, он меня тут же выпустил.
  - Думаешь, я не понимаю, почему ты мне солгал? В вечной жизни есть один минус - это смерть близких людей. Тебе все равно, а мне... у меня они есть... пока... И я не могу оставлять это без внимания.
  - И какое отношение они к нам?
  - Самое прямое! Они - моя жизнь! Ты можешь мне дать другую реальность, и это я понимаю, но ради них я должна принимать решение сейчас! Правильное решение!
  - Поэтому ты меня бросила?
  - Частично поэтому, - согласилась я.
  - Замечательно, - саркастично заметил он.
  - Заметь, я еще не вернулась! - напомнила я.
  - Разве?
  - Да!
  - Точно, ты же не бросила еще своего хахаля!
  - Очень дипломатично! - фыркнула я.
  - Знаешь, раз ты меня любишь, то ты все равно никуда не денешься, - заметил он. - Я-то уже начал сомневаться, когда ты его себе завела.
  - Ну и самоуверенный же ты!
  - Ты меня знаешь, - подтвердил блондин, а я закатила глаза. - А мы ведь не такая плохая пара, а? Многие люди живут бок о бок всю жизнь и не догадываются о мыслях и чувствах друг друга, а у нас постоянный обмен информацией.
  - И тебя не смущает, что для того, чтобы этот "обмен" произошел, мне нужно полгода прожить с другим?
  - А вот это был запрещенный прием, - предупреждающе прорычал Кириги. - Этот мешок с дерьмом защищало только одно - я думал, что ты его любишь. Но теперь, когда я знаю правду, то мне очень хочется...
  - И не думай! - оборвала я его. - Если хоть волосок упадет с его головы...
  - Ты просишь о невозможном.
  - Значит, сделай, - огрызнулась я. - Влад не виноват в моих и твоих ошибках, понятно? Заруби себе на носу!
  - А жизнь с другим мужчиной сделала тебя забывчивой, - нехорошо сказал он. - Я не Влад и мне приказывать не имеет смысла...
  - Кириги... ты не будешь...
  - Почему нет? Другой мужчина спал с моей женщиной...
  - В то время я была его женщиной!
  - Распаляя мою ярость, ты хочешь сделать его смерть более гуманной, то бишь быстрой?
  - Ты не серьезно...
  - Очень даже серьезно.
  - Хорошо, чего ты хочешь?
  - Вот тут уже ближе к теме, - улыбнулся блондин. - А что ты можешь?
   Я смерила его взглядом, а потом ко мне вернулось игривое настроение впервые за... черт его знает сколько времени.
  - Ничего, - пролепетала я, а сама медленно, но верно потянула его голову к себе.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"