Шалена Олена: другие произведения.

Другой Киев. Глава 10. Верхний город

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    эм... постараюсь во временем добавить иллюстрации к этой главе :( может вечерком...

  Глава 10. Верхний город
  
   Всматриваясь в его лицо, Полина не смогла ничего прочитать.
   "С другой стороны, что тут сложного? Свидание. Я. Мир. Киев", - думала Полина. Но, несмотря на кажущуюся простоту, четыре слова не складывались в единую логическую цепочку. По крайней мере, в том смысле, в котором видел их он.
   Хотя, разве они уже это не проходили?
   Нет. Теперь все по-другому. Не почувствовать разницу просто невозможно! Теперь все чуть ли не официально. Он выложил карты на стол - для него она невеста. А он для нее?
   С той самой поры, как он проехал мимо девушки на мотоцикле, Мир оставался парнем-загадкой. И даже сейчас, когда он честно признался в своих намерениях.
   - Я тебя не понимаю, - пожаловалась Поля. - Как ты так можешь?!?
   - Что? Приглашать понравившуюся девушку на свидание?
   - Слепо вверять себя в руки судьбе! Слушаешь какого-то Гамаюна и подчиняешься его сказкам!
   Мир усмехнулся, покачал головой, словно вспомнил одному ему знакомую шутку, опять взглянув на девушку:
   - Разница в воспитании, - ответил он. - У князей все не так, как у простых людей, и лучше я поверю райской птице, предвещающей мне счастье, чем женюсь по указке родителей. И в который раз повторяю: ты мне нравишься, Полина Дашко. Иногда я ловлю себя на мысли, что стал бы ухаживать за тобой в любом случае. От судьбы не убежишь. Да и не хочется, - дополнил он и повторил вопрос: - Ну? Что скажешь? Это всего лишь свидание. Не больше, обещаю. Что ты теряешь? - уговаривал он.
   - Я... я не знаю... - сомневалась Поля.
   - А если бы не Гамаюн, ты бы пошла?
   - Нет, - тут же ответила травница.
   - Врешь, - улыбнулся Мир.
   Поля поняла, что он прав. Она врала. С какой стати отказываться от приглашения самого симпатичного парня, который ей когда-либо встречался? А о том, что он уже успел два раза спасти ей жизнь и честь, лучше вообще умолчать. Конечно же, она бы пошла! Как минимум, ради интереса!
   - Судя по твоему лицу, решение уже у тебя в кармане, - улыбнулся он. - Но я все еще жду, пока ты его озвучишь.
   - Я пойду с тобой на... - не могла же Поля сказать "свидание". Словно капитуляция. Но и "встречей" это назвать нельзя - слишком уж похоже на слово, которым пользуются любовники.
   - На прогулку, - подсказал Мир. - Пока я ничего большего не предлагаю, - сказал он с легкой улыбкой, но блеснул глазами: - Но это не значит, что не хочу.
   Смысл последней фразы ввел девушку в ступор, а наглец не преминул воспользоваться положением и, отходя, бросил: - В субботу в час. Оденься потеплее!
  
   Поля зашла в дом, но никак не могла сладить со собой: у нее постоянно что-то выпадало из рук. За вечер она вспомнила все проклятья, которые знала. Домовой и кикимора даже отвлеклись от комедийного сериала "Леся и Рома", настолько забавнее казалось поведение хозяйки.
   - Дашко, - окликнул девушку Саныч. - А родители проводили с тобой беседу о вреде наркотиков?
   - Что? - удивилась Поля, отвлекаясь от собирания осколков любимой чашки.
   - Ты выглядишь и ведешь себя, словно тебя угостили косячком.
   - Не говори ерунды! - воскликнула Поля. - Просто я... Неважно!
   - Как это неважно, - удивился Саныч. - Еще чуть-чуть, и ты рассеянностью дом нам разнесешь!!!
   - Не преувеличивай. Это всего лишь чашка.
   - Не чашка, а добро! А добро беречь надо! Это даже в разделе Старого Порядка, посвященного домовым, записано. Ты сейчас еще немного побушуешь, и мне придется ловам звонить, чтобы они тебя утихомирили и компенсацию мне, как пострадавшей стороне, выписали.
   - Ты еще скажи, что двойную!
   - Двойную? - теперь пришел черед домового удивляться.
   - За Кики.
   - Кики не является оберегом домашнего очага, так что не бойся. Ее даже за мелкую шкоду наказывать не положено. Она же кикимора. А они от природы вредные. Правда, наша неправильная немного. Вот что с людьми, и не только, спутниковое телевидение делает! - и тут домовой вспомнил о теме разговора: - Так что случилось?
   - Меня на свидание пригласили, - растерянно ответила травница.
   - Так это же замечательно! - воскликнула Кики и, заметив лица друзей, одно потерянное, другое сосредоточенное, уточнила: - Или нет?
   - Надеюсь, не с чертом? - сердито спросил Саныч.
   - Нет.
   - Ты уверенна?
   - Он распятье носит.
   - Значит, не черт. Тогда иди.
   - Вот так просто? - удивилась Поля. - А вдруг он маньяк?
   - Но ты же девушка разумная! Иди в людное место, а смотреть ДВД и гравюры - не соглашайся.
   - Какой ты, Саныч, осведомленный! - удивилась Кики.
   - Я, в отличие от некоторых, не вчера родился.
   - Но и в свиданиях ничего не понимаешь! - обиделась кикимора. Маленькой девочке-ниточке казалось, что в романтике она понимает лучше соседей.
   - Это я-то не понимаю?! - возмутился домовой. - Я все понимаю! Даже доказать могу! Вон хозяйка на свиданку пойдет, а мы дома свое устроим!
   - Саныч, ты меня на свидание приглашаешь? - удивилась Кикимора.
   - Выходит, так, - растерялся домовой. Он и сам не заметил, как в пылу спора сделал очень романтический, по мнению кикиморы, жест.
   - Саныч... - пролепетала Кики мечтательным голосом, а домовой двинулся к тумбе с печеньем - "заесть печаль".
  
   Утром в субботу Полина носилась по дому как угорелая. Даже вчерашняя рассеянность и рядом не стояла с сегодняшним возбуждением, если не паникой. Еще бы! Свидание с князем! Вернее, с наследником... но даже не это важно!
   Свидание с Миром!
   Девушка могла бы водить его за нос, но врать себе намного сложнее. Мир волновал ее. Во всех смыслах. И в первую очередь - как мужчина. Можно отпираться сколько угодно, но никогда раньше она не была так близко к тому, чтобы влюбиться.
   Полине всегда казалось, что любовь должна осветить ее как солнце, а та тихо обволокла, словно туман. Нет. Все это точно не похоже на страсти, описанные в любимых книжках. Или, возможно, она находится за шаг до них...
   А любовь ли это?
   Просто случилось так, что Мира вокруг нее стало слишком много. Большинство мыслей крутилось вокруг загадочного брюнета, да и сам он постоянно присутствовал где-то рядом. Оберегал. Может, это и есть его план? Чтобы она привыкла?
   Мир уверен в их счастливом совместном будущем, но не это вносило смуту в ее чувства. Она не верила в подобное. Просто смешно вверять свою жизнь предсказаниям какой-то птицы! Несмотря на то, что их разговор постоянно возвращался к этой теме, осознания реальности не приходило. Не то, чтобы Поля думала, что парень так глупо шутит, просто она ожидала, что рано или поздно он скажет: "Ты права. Это несусветная чушь!" Может, именно поэтому она не сходила с ума от подобных заявлений.
   Но, несмотря на эти "странности", Поля продолжала общаться с Миром и далеко не потому, что он наследник. Он ей нравился.
   Даже забавно, как она переняла это понятие у Мира. Она реагировала на его внимание, как влюбленная дурочка, хотя и старалась себя убедить, что это не так. Просто когда он смотрел на нее... в общем, такого в жизни девушки еще не было. А в душе теплилась надежда, что Суздальским может руководить не глупое предсказание, а настоящее чувство. Мечты о любви окрыляли романтическую натуру. Повинуясь древнему инстинкту, ей хотелось по-настоящему нравиться. Вот и сейчас она перерывала свой далекий от элегантности гардероб, в надежде отыскать что-то, что помогло бы покорить сердце будущего князя.
   - Парень вряд ли оценит девушку с красным носом, из которого текут сопли, - прокомментировал домовой выбранный наряд. - На улице зима, если кто-то не в курсе. Валенки одевай!
   - На свидание?!
   - Конечно, - деловито сказал домовой. - Он же пригласил тебя гулять в стужу! Мог бы и головой подумать! Знаешь, можешь даже не идти. Видимо, кандидат в женихи хоть и не черт, да не шибко башковитый.
   Поля не хотела признаваться Санычу, что на свидание ее пригласил не кто иной, как княжий сын. Она этим не сильно гордилась, скорее наоборот - боялась реакции, подобной Таиной. Мнительная коллега в одно мгновение превратилась в покорную служанку, готовую часами стоять на коленях перед "государыней". А девушка хотела повторения. Не хватало еще терпеть такую дикость от собственного домового и кикиморы!
   Полина решила вообще не комментировать мнение домового, поскольку слишком волновалась перед самой встречей, постоянно прислушиваясь, не приближается ли к воротам автомобиль Мира. А когда услышала долгожданный звук, тут же пришла в неимоверное возбуждение. Девушка начала носиться по дому, собирая сумку и пытаясь вспомнить, не забыла ли чего. Когда раздался громкий сигнал клаксона, травница аж подпрыгнула и забегала еще быстрее.
   - Паника - страшная сила. Похоже, на землю напали пришельцы... Кики, пакуй харчи! - прокомментировал домовой поведение хозяйки, приступив к поеданию вышеупомянутых продуктов.
   Поля не обратила внимания на попытки саботажа свидания со стороны "мелких" и, схватив рюкзак, выскочила из дома.
   Мир стоял рядом с калиткой и смотрел не нее удивленно:
   - Что случилось? Пожар? - спросил он осторожно.
   Травница тут же замедлила ход, осознав нелепость происходящего:
   - Нет, - коротко сказала она, быстро оглянувшись на дом, чтобы убедиться в отсутствии черного дыма над крышей.
   - Просто ты так бежала... Я подумал, что случилась беда.
   - Ничего подобного, просто... - нелегко ответить на эту реплику, не потеряв достоинства: - Я подумала, что опаздываю.
   - Я бы подождал, - пожал плечами парень.
   - Но... ты же наследник!
   Мир сморщился:
   - Забудь. Мне неприятно, что ты думаешь обо мне только в этом качестве.
   - Но ведь это правда! - возмутилась девушка.
   - Правда, просто мне приятно думать, что люди во мне видят немного больше, чем просто статус, - пояснил молодой человек. - И уж тем более, если это касается девушки, которую я хочу взять в жены.
   Полина растерялась, но взглянула Миру в лицо:
   - Но ты же знаешь все... - начала она и тут же замялась. То он кичится своим титулом, то не хочет, чтобы его воспринимали только как важную персону.
   - Знаю, - смягчился Мир, а потом открыл перед девушкой дверь: - Ладно, поехали.
   Когда молодые люди оказались внутри автомобиля, парень решил сменить тему:
   - Я, видимо, слишком многого от тебя требую, да?
   - Просто я запуталась, - пожала плечами Поля. - То ты говоришь, что ты князь и что я должна стать твоей женой, то наоборот, возмущаешься, когда я говорю о тебе, как о наследнике. Признайся, чего ты от меня ждешь?
   Мир усмехнулся и вывернул на главную дорогу. На этот вопрос так просто не ответишь.
   - Когда я только узнал о пророчестве Гамаюна, то очень разозлился. Разнес вдребезги свою квартиру, потом пил больше, чем за всю жизнь. Все происходило далеко отсюда, в Англии. Может, оно и к лучшему, что я был далеко, иначе тебе никто не позавидовал бы. Кто знает, к чему могла привести моя ярость... Я даже приятно удивлен твоим относительным спокойствием.
   - Спокойствием?! - возмутилась девушка.
   - Поверь, твоя реакция не сравнится с моей, - парень усмехнулся и добавил: - Это было что-то! А потом первая ярость отошла на задний план, сменившись любопытством. Да, злость на отсутствие выбора осталась, но ведь Гамаюн предвещал счастье, разве нет? Я решил, что нужно съездить и взглянуть, что же такое счастье по мнению богов. Приехал теперь уже в наш с тобой институт и увидел тебя, - парень опять улыбнулся. - Должен сказать, боги знают толк в счастье. Я узнал тебя с первого взгляда.
   Полина недоверчиво покачала головой:
   - Вот так просто? Ты увидел меня и смирился.
   Мир коротко посмотрел в ее сторону:
   - Не смирился, а поверил. Мне бы пришлось смириться, потому что так заведено, но ты мне очень понравилась.
   Полина отметила про себя, что она это уже слышала.
   - Испытывать симпатию - не любить, - покачала она головой.
   - Но с чего-то начинать нужно. И потом, как ты можешь быть уверена, что это не любовь?
   - Ну... - девушка не знала, что ему ответить. Определенно, она никогда не была спокойна и расслаблена в его обществе. Он ее волновал как никто другой. Сложность в том, что с наследованием дара у нее не было времени задумываться над этим, но следовало признать, что если бы Мир появился в более спокойное время, она, возможно, влюбилась бы в него. Но он правильно сказал, откуда она знает, что эта тревога, волнение... Нет! Абсурд! Девушка повернулась к водителю: - С чего ты взял, что я к тебе что-то чувствую?
   - По тому, как ты на меня смотришь, как реагируешь... А следуя из того, что ты сейчас сидишь рядом, а не отстреливаешься из дробовика - это не страх.
   - У тебя любовь похожа на страх?!? - возмутилась она.
   - В какой-то мере - да. В этих чувствах есть что-то общее.
   - И что же?
   - От них теряют голову, - улыбнулся он.
   - Но я не теряю голову!
   - А дрожишь почему? - поинтересовался он, вскинув бровь. - В машине не холодно.
   - Волнуюсь, - призналась девушка.
   - Если бы ты ничего не чувствовала, то и поводов для волнения не было, - пожал он плечами.
   - Мирослав, а тебе не кажется, что все, что ты говоришь по поводу придуманных чувств к тебе - притянуто за уши?
   - Только время покажет, Дашко. Ладно, твою мысль понял. Давай на пару часов забудем о Гамаюне, о том, кто ты и кто я, и просто погуляем. Договорились?
   - Идет, - Полина обрадовалась возможности уйти от щекотливой темы. - А куда ты меня везешь гулять?
   - В Верхний Город.
   - В центр? На Крещатик?
   - Да нет же, - улыбнулся он. - А еще коренная киевлянка! Не пристало князю по ярам лазить!
   - Ярам? - удивилась Поля.
   - В древности на том месте овраг был. Через него мосты перебрасывали, потому-то он и "крещатик", а вообще такое название носит берег Днепра, где князь Владимир крестил Русь.
   - Там где памятник магдебургкому праву стоит, да?
   - Из тебя еще выйдет толк, - похвалил Мир. - Улица там так и называется: Набережно-Крещатицкая. Теперешняя главная улица Киева появилась только вначале девятнадцатого века, а в его конце туда постепенно перетекала деловая жизнь столицы. Мы же поедем в сердце Киева.
   - Странно, я всегда гостей водила по Крещатику и по паркам возле Мариининского дворца...
   - Любишь Чертов мост?
   - Не без этого, - созналась девушка, вспомнив черные ажурные поручни, увешанные замками влюбленных пар, настил из досок, через щели которых просматривалась бездна, и зеленые парки по обе стороны.
   - А ты знаешь, что его называют Мостом Влюбленных?
   - Все мои подруги придерживаются этого названия, но я не столь романтична. По мне так название "Чертов мост" ему больше подходит, или даже "Мост Самоубийц", а еще его называют "Мостом Сумасшедших"! Правоохранительные органы, конечно.
   - Если ты так говоришь, то ты точно не романтична, - усмехнулся парень. - Я знаю еще одно название, "Поцелуев мост", но, похоже, с твоими убеждениями мне там ничего не светит, поэтому в этот раз по паркам гулять не будем.
   Полина на это заявление только вскинула брови, а как только до нее дошел смысл его намерений, залилась румянцем, после чего отвернулась к окну. Ей понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя, после чего она поинтересовалась:
   - Если не в парки, то куда мы едем? Где этот твой Верхний Город?
   - На Старокиевской горе. Где же еще жить князю, если не там?
   - Ну да, не на Оболонских Липках или в Кончей Заспе...
   - Мы князья, народ суеверный. Живем там, где положено. Не пристало князю от подданных прятаться.
   - Если бы все государственные деятели были такими, а не только старопорядковцы, - пожаловалась Полина.
   - Ты уже живешь не совсем в том мире, в котором жила раньше, Полина Дашко. Теперь ты одна из нас и приоритеты тоже должны поменяться. Пусть не сейчас, пусть лет через пять, но это случится. Твоя сила, твой дар имеют очень большую мощь и ценность. Теперь тебе людской закон не указ. Единственное, чему ты сейчас должна подчиняться - это Старый Порядок.
   - А Старый Порядок подчиняется тебе... - уточнила девушка
   - Если бы все было так просто! Но увы... - он покачал головой. - Это скорее князь подчиняется Старому Порядку. Ну и следит за его исполнением. Кто-то же должен это делать. Случилось так, что эту обязанность возложили на князя Глеба и с тех пор все наследники исполняют эту повинность, при необходимости добавляя нормы и наказывая нарушителей. А то, что к нам относятся как к особам королевской крови... Но мы ведь и правда из рода монархов, так что все правильно.
   - Удобно устроились, - прокомментировала Поля.
   - Это обоюдное решение. И оно устраивает всех: и Белый Свет, и Темное Царство. До сих пор никаких бунтов, кроме отдельных правонарушителей.
   - А как же вы можете быть уверены, что всех все устраивает? Ведь с тех пор прошло много веков, не так ли? Может быть, вам просто удобно так думать?
   - А вече на что?
   - Но вече - это же всенародное собрание! Неужели их можно сейчас провести? Максимум на что способна власть - это на референдум.
   - Почему же? - возразил Мир. - Это справедливо для страны, а князь правит только Киевом. Для нас это обычное дело. Если ты хочешь знать, вече можно собрать не только по указке правителя. Для решения важных вопросов созывается народ на Софийскую площадь.
   - Как это "созывается"? Глашатаем?
   - Колокольней, - поправил ее Мир. - Бочонок медовухи и монах созовет вече. Вот только повод должен быть существенным, а то я не завидую возмутителю спокойствия. Если его не разорвет разъяренная толпа, тогда он встанет перед ответом на княжьем суде.
   - Вот тебе и демократия...
   - Но это только в том случае, если повод будет несущественным или просто шутка. Народу тоже есть чем заняться, кроме как на зов колокольни идти. Хорошо хоть зазор есть в три дня.
   - В смысле?
   - Просто есть срочное вече, но его могут оспорить, поскольку всегда могут сказать, что не все кто хотел - пришел. А когда все идет обычным ходом, то есть зазор в три дня между самим собранием и первым сигналом колоколов. Уж на такое вече - кто не пришел, тот не хотел. Все по-честному. Ладно, хватит об этом. Мы уже приехали.
   Полина так заинтересовалась разговором, что и не заметила, как они оказались возле Золотых Ворот.
   - Отсюда? - удивилась девушка.
   - Я же обещал - Крещатика не будет, - улыбнулся парень и вылез из машины, чтобы открыть перед Полиной дверь.
   - Понятно, - согласилась девушка. - Просто я редко тут бываю.
   - А зря, - улыбнулся Мир. - Тут стоит побывать хотя бы ради того, чтобы кота Пантелеймона погладить.
   - Пантелеймона?
   - Жил тут в соседнем кафе. Всеобщий любимец. Правда погиб в результате пожара, вот и увековечили его в бронзе... Но сейчас толку мало - снег кругом.
   - Жалко, - улыбнулась девушка. - Я сама эту скульптуру люблю, но не знала, что это памятник реальному коту. Ой, а там что? Никогда не замечала! - Полина махнула рукой влево, где расположился дом из красного кирпича. Он был похож на замок из-за массивной башни с остроконечной крышей. Любая девушка, когда-либо читавшая сказки, замерла бы от предвкушения услышать какую-то легенду о таком интересном, даже таинственном здании. Поля не исключение. Девушка уставилась на Мира, ожидая "сведений из первых рук". Парень проследил за ее взглядом, но энтузиазма на его лице не наблюдалось. Скорее, наоборот - по лицу пробежала странная тень. Но как только он перевел взгляд на девушку, тень исчезла.
   - Давай в следующий раз. Сегодня у нас другой маршрут, ладно?
   - Хорошо, - согласилась Полина. Травница решила, что он расстроился из-за того, что ее заинтересовала совершенно другая улица. И был прав. Они ведь собирались гулять в "сердце Киева", а отнюдь не по Ярославому Валу. - Тогда пошли.
   Парочка обогнула Золотые ворота, пройдя мимо статуи Ярослава Мудрого, держащего миниатюрную копию Софийского собора, Мир заметил:
   - Собственно, не сходя с этого места можно всю историю рассказать, но будет не так интересно.
   Полина же в последний раз тоскливо глянула на замок из красного кирпича, после чего заставила себя сосредоточиться на предмете экскурсии. Романтические мечты лучше оставить на другой день. Она внимательней посмотрела на Золотые Ворота. Сейчас трудно представить, что это строение когда-то выполняло функцию въезда. Оно больше походило на церковь, о чем говорили золотые купола и классическая форма. Здание вполне можно было принять за храм, если бы не огромная "дверь" и не деревянные надстройки с прорезями для лучников. Естественно, никакой стены, защищающей город, уже не существовало. Просто здание посреди сквера, окруженное современными домами. Она повернулась к Миру:
   - Имеешь ввиду Ярослава Мудрого?
   - И Софию. Но должен заметить, что отнюдь не Софийский собор будет апогеем нашей прогулки, тем более, что до него рукой подать. Пошли.
   Они двинулись прямо, по далеко не самой живописной улице:
   - А почему не по Владимирской? Там архитектура лучше.
   - И машин больше, - подтвердил Мир. - Не люблю я этот вечный шум. Если выбирать между красотой строений и спокойствием, я выберу последнее. Да и потом, тут будет исторически правильно. Лучше представь, как ты, странница с Запада, проходишь сквозь эти ворота, замирая от их красоты. Возможно, это самое высокое здание, которые ты видела в своей жизни. И ты понимаешь, что одно это зрелище стоило того, чтобы пройти весь путь... Ты идешь по оживленной улице, мимо деревянных и каменных теремов, а впереди перед тобой открываются купола Софии.
   - Если бы я была деревенской девчонкой, а все происходило так, как ты говоришь, я была бы на седьмом небе от счастья. Забавно, что сейчас ворота находятся прямо посреди современного города. Да и строение больше не на ворота, а на церковь похожи, - заметила она, обращая внимание на надстройку с куполами.
   - Ворота и есть церковь, вернее, надстройка над ними. Богородицы Благовещенья. Так задумано изначально, чтобы сразу видели - это христианский православный город. Даже главный западный въезд говорит об этом. А название вообще от аналогичных ворот в Константинополе. Князья Киевской Руси очень хотели выиграть эту "культурную гонку", чтобы укрепиться как главный православный город.
   - Не очень это сочетается с образом жизни старопорядковцев... - заметила Поля.
   - Почему же? Нам соседство с церквями на благо. Было бы здорово, если бы мы раз и навсегда выиграли эту гонку. Хотя... это тоже как посмотреть.
   - Я тебя совсем не понимаю, - покачала головой Полина.
   Мир только улыбнулся, а травница обратила внимание на современное здание справа:
   - Как символично - Пограничная служба!
   Мир расхохотался от ее замечания и, подхватив под руку, перевел на другую сторону улицы.
   - Кто у нас плакал по Владимирской улице? - спросил он, поворачивая направо. - От нее все равно никуда не деться. О, а вот самое высокое здание в Киеве, - Мир указал на серое помпезное строение напротив.
   - Хоть и внушительное, но не самое высокое, - сморщила нос девушка, разглядывая громоздкие колонны.
   - Как сказать... оно настолько высокое, что с него Сибирь видно. Сейчас там Служба безопасности Украины, а до этого и КГБ успело побывать, и Гестапо...
   - Ты так про все здания рассказать можешь? - удивленно спросила девушка.
   - Не без этого, - пожал плечами наследник, - но это не дар, а скорее обязанность. Киев владениями назвать нельзя, но ориентироваться в городе я обязан. Ладно, не буду тебе рассказывать про каждую арку, а то чувствую себя гидом.
   - Так и есть, - поддела его девушка.
   - Но мне все-таки хотелось бы, чтобы все происходило более неформально... - прошептал Мир хрипловатым голосом.
   Поля тут же смутилась. Уж лучше хохотать вместе с ним, как пять минут назад, чем смущаться под пристальным взглядом. Нужно опять сделать из него гида, а не "жениха".
   Они, наконец, вышли на Софийскую площадь, оказавшись перед центральными воротами церковного комплекса. Несмотря на то, что главной достопримечательностью здешних мест являлся собор, Поля считала самой красивой все же бело-голубую четырехъярусную колокольню с золотым куполом.
   - А вот про нее можно подумать, что она самая высокая в мире... В то время, понятно. Так что? Именно тут и проходит вече?
   - Да, - улыбнулся Мир. - А вместо сцены - колокольня.
   - Удобно, - пожала плечами девушка. - И когда было последнее вече?
   - На моей памяти не было, - пожал плечами Мир. - Вече хоть и демократическое явление, но особой надобности в нем не было. Никаких чрезвычайных ситуаций в последнее время не возникало. Разве что несколько демонстраций. Борьба за Независимость Украины или Оранжевая революция, но это не вече. Без созыва, без обязательной явки, без принятия важных решений. Просто глас народа, не больше. Да и вопросы старопорядковцев касались только косвенно.
   - Но эта площадь словно создана для народных собраний! - улыбнулась Поля. - Я еще помню те времена, когда тут не было плитки, а располагалась проезжая часть...
   - Ты тогда совсем малышкой была, - улыбнулся Мир.
   - Не такой уж малышкой! Кстати, мы в Софию пойдем?
   - Хочешь зайти?
   - Нет, - покачала головой девушка. - Уж лучше я больше погуляю по городу. В церквях мне не комфортно, - после сказанного девушка ойкнула и поинтересовалась: - Это потому что я травница?
   - Нет. Просто энергии в храмах много и не всегда позитивной. Так уж сложилось, что люди обращаются к вере, когда припечет. То есть, когда они сталкиваются с настоящим горем. Вот и выливают его в святых местах. А тебе это по статусу чувствовать положено.
   - Да? - удивилась девушка.
   - Конечно. Я навел справки - твоя бабушка была одной из сильнейших травниц своего времени. Но обладать силой - этого мало. Нужно еще и уметь ее использовать.
   - Тогда точно не пойдем, - ответила девушка. - Вот мы с тобой и поменялись местами. Теперь ты обо мне говоришь не как о Полине, а как о ведьме.
   - Дашко, поверь, я ни на секунду не забываю, что ты в первую очередь женщина, а уже потом все остальное, - тихо сказал Мир, и щеки травницы тут же покраснели отнюдь не от мороза. - Ладно, в конечном итоге о Софии достаточно знать, что ее закончил строить Ярослав Мудрый в честь победы в борьбе за власть.
   - Расщедрился.
   - Было из-за чего. На Киевский престол же взошел.
   - Победив брата, - сморщилась Полина.
   - Обычное дело в те времена, - пожал плечами Мир.
   - Не буду с тобой спорить, но все равно считаю, что это не по-людски.
   - Там где замешана власть, "по-людски" не бывает. Это для людей характерно.
   - Сам-то не очень людей любишь, - фыркнула девушка.
   - Просто я принимаю их такими, какие они есть. Иллюзий не строю. Здесь мы должны перейти дорогу, - заметил парень. Парочка уверенно двигалась в сторону Михайловского Златоверхого собора.
   Поля по-новому взглянула на Мира. Никогда не думала, что парень здравомыслящий и что оценивает каждого человека, с которым общается. До сих пор она не замечала в нем качеств, присущих правителю. И вот, одна-единственная обмолвка с его стороны и ее мнение кардинально поменялось. Оказалось, что Мир не так уж прост, как кажется на первый взгляд. Но с другой стороны, чудно иметь простодушного князя.
   - А вот и Златоверхий, - улыбнулся Мир.
   - Люблю его за голубой цвет, - поделилась впечатлениями Поля. - Невероятно смотрится с золотыми куполами! Красиво! И часы на башенке мне нравятся. Изящные такие... Помнишь, как все ходили послушать мелодию? - улыбнулась Полина, вспомнив эпизод из детства.
   - Первый храм, купол которого позолотили, но ценность его не в этом.
   - А в чем же? - удивилась Поля, когда они прошли мимо и стали двигаться к фуникулеру.
   - Это место в древности служило языческим капищем. Возможно, тут был пантеон Владимира, где он собрал богов, которые, по его мнению, были ближе к княжеской власти и благодати: Перун, Хорс, Дажьбог, Стрибог, Симаргл и Мокошь.
   - А почему именно их? И вообще я в язычестве не разбираюсь, - пожаловалась девушка.
   - Зря, - пожал плечами Мир. - Среди старопорядковцев много язычников. Все до одного духи поклоняются старым богам. Некоторые люди ими тоже не брезгуют. А что касается пантеона, то тут лучше спросить у самого Владимира.
   Князь Красное Солнышко всегда оставался неоднозначной личностью, ярым язычником и любителем разврата. Достаточно только вспомнить его многочисленные гаремы с наложницами. И в тоже время, именно он крестил Русь.
   - Ярый язычник?
   - Конечно. Он даже пробовал практиковать человеческие жертвоприношения, хотя об этом не слишком любят распространяться историки. Он чтил богов небесных стихий, таких как солнце, гроза, ветер, и в тоже время в пантеоне присутствуют и боги плодородия - Макошь и Симаргл.
   Язычники проводили свои обряды совершенно не так, как православные. Они устраивали жертвоприношения, игрища... В общем, веселились, а после, - он сделал эффектную паузу. - Все было намного интереснее.
   - Наверное, поэтому Владимир и был таким убежденным язычником, - хихикнула Поля. - Но все равно непонятно, почему он таки крестил Русь.
   - Политика, - объяснил Мир. - Язычество наших предков не имело такой системы, как у греков или у римлян. На одно явление приходилось несколько богов, каждый подчинялся своему божеству. Кроме того, Владимир хотел взять в жены византийскую принцессу Анну, именно поэтому Русь крестили - слишком уж много выгод сулил подобный шаг. Идолов с капища стащили вниз, прямо здесь, по линии фуникулера. Всех их объявили вне закона и бесовской силой. Это место так и называется - Чертово беремище.
   - Беремище?
   - Раньше так назывался груз. Это в честь огромной статуи Перуна, стащить которого в Днепр - задача не из легких. Но, несмотря на все ухищрения, народ помнил старую веру. Именно поэтому тут стоит монастырь, по этой же причине Владимир построил первый каменный храм, Десятинную церковь, практически на месте еще одного сакрального места. Тоже самое можно сказать и о праздниках. Человека можно обмануть, сказав другое название, другое имя бога, но с местом и датой это сделать очень сложно. Именно поэтому на большие языческие праздники приходятся большие православные.
   - Так... - Полина вспомнила, что об этом уже был разговор, но не с Миром. У славян действительно были праздники, на которые попадали большие православные: - Хитро! Но одного я все равно не могу понять... Как же вера? В смысле - кто из них прав? Кому молиться?
   - Ты спрашиваешь меня, есть ли Бог? - засмеялся Мир.
   - А кого мне спросить, как не тебя?
   - Знаешь, каждый сам выбирает, во что верить.
   - Как это? Если я решу верить в... не знаю... Властелина шоколада, то он и будет Богом?
   - Эх, травница-травница... - покачал головой Мир. - Неужели ты действительно думаешь, что я могу ответить этот вопрос? Дело не в идолах, а в самой вере. Чем больше дает она человеку надежды, любви и силы, тем она сильнее. Энергия верующего - вот все, что нужно религии. Святые места не освящаются небесами, они создаются людьми и тогда сами высшие силы приходят на помощь к людям. Можно назвать это по-разному, начиная от имен языческих богов, заканчивая Богом христианским. А может это просто Матушка-Земля или Вселенная. Я не знаю, кто там наверху, но уверен в другом - сильной веру может сделать только сам человек. С него начинается сила провидения.
   - Обобщенно, - скептически заметила Полина. - Будь я язычницей или православной, я бы слушала тебя, открыв рот.
   - Прости, но я принадлежу к княжому роду, который управляет очень смешанной публикой. Старопорядковцы слишком различны в религиозных предпочтениях, поэтому приходиться проявлять гибкость.
   - Значит, ты не приверженец единой веры?
   - У меня нет выбора. Леший с Русалками не пойдут на воскресную службу.
   - О... - удивилась Поля.
   - Вот и я о том же.
   - А вы, будущий князь, во что верите? - поддела она парня вежливым обращением.
   - Я уже рассказал. Я верю в людей.
   - Не язычник и не православный?
   - Скорее и то и другое. Кстати, - решил восстановить тему Мир. - Ты должна знать, что тут была первая Лысая гора в Киеве. Еще при Городище Кия сюда сходились язычники для празднования и жертвоприношения. После крещения Руси язычество было запрещено и объявлено дьявольским. Потому беремище и "чертово". Поскольку вера была уже другая, староверов окрестили чертами и ведьмами. Время шло, на этом месте вырос монастырь, затем собор, чтобы отгородить людей от этого места. Язычников становилось все меньше, а вскоре вместо них сюда стали слетаться представители черной магии.
   - Но почему? Неужели язычество ведет к черной магии? - удивилась девушка.
   - Нет, просто тут издревле гора была лысой, а значит - тут очень хорошие потоки энергии. Некоторые язычники действительно становились частью Темного Царства, но отнюдь не все.
   - А почему же теперь эта гора не считается Лысой?
   - Потому что слишком много великих храмов рядом, что не способствует черной магии. Да и на Лысой горе, что на Выдубичах, больше темных событий происходило. Начиная с людей, замурованных Батыем в пещерах горы, заканчивая местами казней. Там место отдаленное, случайных людей, кроме смелых студентов, не бывает, да и храмов рядом нет. В общем - просто идеал для нечистой силы. Ладно, пошли дальше.
   Парочка двинулась мимо полукруглого здания Министерства внешней политики с громадными помпезными колоннами и свернула на тихую улочку Десятинную.
   - Учиться мне еще и учиться. Это все как китайская грамота!
   - А должно быть стыдно, - засмеялся Мир. - Ты же травница!
   - Мне никто не сказал, что я должна в этом разбираться! - возмутилась Поля.
   - Знаешь, чтобы стать дока в своем деле, ты должна разбираться очень во многом и в вере - прежде всего.
   - Опять учеба.. Я скоро с ума сойду! Мне и так рецепты уже снятся.
   - Ладно, - улыбнулся Мир. - Кое-что рассказать могу, если хочешь.
   - Давай! - обрадовалась Поля. Она уже давно заметила - чем больше Мир рассказывает, тем меньше у нее поводов для смущения.
   - С чего начать? - усмехнулся он.
   - С чего хочешь, но лучше - сначала!
   Мир опять засмеялся, но все же продолжил:
   - Ты, наверное, решила, что я за сегодня должен охрипнуть, - сделал вывод он. На это Полина как можно убедительнее закрутила головой, на что Мир усмехнулся: - Ладно, хитрая бестия, слушай. Сначала в мире существовал лишь Хаос тьмы, без конца и края. Но однажды из Старого мира прилетело вечное всевидящее Око, чтобы создать Новый мир. Оно пустило слезу, из которой появился Сокол-Род. Естественно, Хаос это не устроило, и он бросил все силы на борьбу с Оком и Сокол-Родом. Война длилась не одну сотню лет, но с каждой победой свет пробивался все дальше. И вот однажды священная птица снесла Золотое Яйцо, из него и появился Вырий, посреди которого на камне Алатыре стало расти Древо Жизни. Взлетел Сокол-Род на верхушку этого дерева и сплел гнездо, откуда продолжил создавать мир.
   - Яйце-райце!*- догадалась Поля. - А еще пысанки и крашенки!** Так вот откуда они!
   - Ну, да, - согласился Мир. - Это идет еще и тех давних времен.
   - Ничего себе! А еще Сокол! Это же он на тризубе*** изображен. А я-то думала, что это от скифов пошло.
   - Да нет. От нас, славян, - улыбнулся Мир. - Но я надеюсь, ты сегодня меня не заставишь рассказывать абсолютно все легенды и поверия древних?
   - Но это так интересно! А боги! Перуна я знаю - бог грома и княжеской власти. А вот другие из пантеона Владимира?
   - Знаешь, князь Красное Солнышко собрал у себя отнюдь не всех богов. Например, одного из самых почитаемых - Велеса - на его капище нет.
   - Почему?
   - Ты будешь смеяться. Мало того, что Велес бог животных, так еще у него большие разногласия с Перуном - богом княжеской власти.
   - И Владимир счел это личным оскорблением?
   - Возможно, - пожал плечами Мир. - Как видишь, факт странный. Ты не должна ориентироваться на религиозные предпочтения Владимира. Главное, знать собственных покровителей.
   - И какие же у меня покровители?
   - Зельник Золота - бог всех трав и цветов. Но подробности у меня не спрашивай - это к травницам. У вас там свои обряды.
   - Какие? - удивилась девушка и заметила, что Мир на секунду смутился, но потом на его лице снова промелькнула хитрая улыбочка:
   - Хотя ты знаешь, я бы лучше не рассказывал, а поучаствовал.
   - Что ты имеешь ввиду?!
   - Насколько я знаю, когда травницы собирают травы, то делают это обнаженными.
   - Что?!
   Мир только довольно улыбнулся:
   - Жаль только, что это касается только целительных трав, а не трын-травы...
   - Да как ты?.. - у Поли не хватало слов, чтобы выразить возмущение.
   - Нет, не махай на меня руками. Я пока еще наследник! И не виновен в создании этой традиции! Дашко! Спросишь у своих.
   - У ведьмака?
   - У Таисии! - грозно сказал парень. - Не хватало еще, чтобы тебя мужчина по этому вопросу консультировал!
   - Но он же мой ведьмак, разве нет? Начальник!
   - Как только у меня будет возможность, я тут же переведу тебя под собственную юрисдикцию.
   - Что? Как это?
   - Как только мы поженимся, - пояснил Мир и Поля снова смутилась. Ей было неловко, что за нее уже все решили. Вся эта история с предсказанием казалась ей шуткой.
   - Ты опять за свое! - буркнула она, собираясь снова идти в атаку.
   - Все-все! - поднял руки Мир, сдаваясь. - Мы пришли.
   Молодые люди миновали несколько палаток с расписными поделками и завернули за зеленый забор.
   - Жаль, что нельзя прогуляться по начертаниям фасада первого каменного храма Киевской Руси - Десятинной церкви.
   - Лично я считаю, что восстанавливать ее - глупая затея, - скривилась Поля. - Тем более, что у них, скорее всего, нет оригинальных чертежей. Лучше бы просто оставили плиточный рисунок, обозначающий стены. Да и с Андреевской церковью, что находится напротив, они не будут гармоничны. Стиль барокко и византийский несовместимы! Десятинная будет смотреться просто увальнем! Весь вид испоганят!
   - Что поделаешь, - ответил Мир. - Киев не Рим и не Прага. У нас не только каждое нашествие уносит в историю памятники архитектуры, но и климат разрушает здания быстрее, чем в Европе. У нас Колизей столько бы точно не выстоял. Слишком уж влажно.
   - Грустно, - согласилась травница. - А какой был бы город, если бы все сохранилось! Жаль, что у нас даже замка нет.
   - На Замковой горе был, - улыбнулся парень. - Только одна неувязочка - он деревянный. Не выстоял долго. Кстати, знаешь, где мы с тобой сейчас находимся?
   - Возле музея истории Украины?
   - На Бабином Торжке. Это центр древнего города, а назван так из-за бронзовых статуй, стоявших тут когда-то. Здесь пятнадцать веков назад раскинулось Городище Кия, и именно на этом месте позднее находился княжий двор.
   - То есть, ты должен жить именно тут? - улыбнулась девушка, осматривая пустырь, на котором находилось только здание музея. Но месту нужно отдать должное - отсюда открывался замечательный вид на Андреевский спуск и близлежащие горы, включая Замковую. - Даже не могу себе представить там деревянное строение!
   - А ты не представляй, - раздалось совсем рядом. Девушка уловила изменившуюся интонацию и повернулась, но среагировать на подозрительный блеск в глазах парня не успела. Ее обняли, прижали к себе и поцеловали.
  
  
   ______________________
   *Яйце-райце - укр. сказка о том, как из яйца вылупилось целое стадо разных видов животных.
   **пысанки и крашенки - традиция на Пасху красить(крашенки) и расписывать(пысанки) яйца
   ***тризуб - герб Украины. По одной из версий обозначает не единство трех начал, а нападающего сокола.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"