Шалена Олена: другие произведения.

Другой Киев. Глава 21. Вещая птица счастья

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    без правки

  Глава 21. Вещая птица счастья
  
  - Что-то неправильно в этом мире, - щелкнул языком Саныч.
  - Ты о чем? - лениво спросила Поля, сделав телевизор потише.
  - Начнем с того, что семечки жаренные теперь в упаковке! Где видано такое кощунство! - он потряс обрывком кулька над головой. - Ты метлу освоила, - он насмешливо окинул девушку взглядом, словно до сих пор не верил, что такое возможно. - Светлые травницы этим видом передвижения не увлекаются.
  - Исконное ведьминское занятие, - пожала она плечами.
  - Ага и Баба Яга за стенкой? - пробурчал он.
  - Поля! А где полотенца? - словно в подтверждение слов домового раздался голос из соседней комнаты.
  - Большие или маленькие? - громко спросила Поля.
  - Птичье молоко давить!
   Девушка закатила глаза и достала льняное кухонное полотенце, а домовому ответила:
  - Саныч, не будь негостеприимным. Это всего на полгода, пока заведующий смениться.
  - Ага! Ей понадобиться намного меньше времени, чтобы сварить меня и Кики в котле! Лучше бы ты чертовкой стала!
   Девушка вернулась через минуту и ответила:
  - Так и скажи, что за Лексом скучаешь, - улыбнулась она.
  - Еще одна странность! Никогда не думал, что черт у меня в фаворитах ходить будет. С ним хоть поговорить можно! И сериалов он не стыдиться! Только вот идея у него навязчивая появилась.
  - Какая? - удивилась Поля, отправляя в рот следующую семечку.
  - Всем привет! - в дом зашел Лекс. - Как ваше "потихоньку"? - поинтересовался он и начал оглядываться, словно что-то разыскивая.
  - Таи нет! - ответили Поля, Саныч и Баба Яша из-за стенки.
   Лекс усмехнулся и кивнул в сторону апартаментов Бабя Яги:
  - Везде нос засунула! Недаром такой длинный и кручковатый...
  - Я все слышу! - ворчливо послышалось из-за стены.
  - Баб Яша! Я же знаю, что вы меня любите!
  - Принес? - спросили грубо из соседней комнаты.
  - А как же! - подтвердил Лекс и положил на стол диски сомнительного содержания.
  - Я даже не буду спрашивать, что на них, - сморщила носик Поля.
   Лекс пожал плечами и продолжил:
  - А я и не из-за Таи пришел, - похвастался он.
  - Ага, - кивнули Саныч и Поля, а сами переглянулись.
  - Очень мне надо! Она в прошлый раз сказала, что скальп снимет и полы им помоет!
  - Ужас какой! - воскликнула Поля.
  - Хозяйка, - похвалил Саныч.
   Лекс и Поля наградили его таким взглядом, что он, бормоча что-то вроде: "всем бы быть такими", ушел за печку.
  - Я привык, - пожал плечами Лекс и плюхнулся за стол. - У меня ж теперь и с начальством проблемы. После того, как они узнали о нашем знакомстве, искоса смотрят. Теперь тысячу лет на Лысую Гору лучше не соваться.
  - Некрасиво получилось, - согласилась Поля.
  - Ага. Как и джип Суздальского за окном.
  - Опять? - затравленно спросила Поля.
  - Опять, - подтвердил черт.
   Девушка встала из-за стола и подошла к окну, незаметно отодвинув занавеску.
  - Что же мне делать? - обреченно спросила она.
  - Теперь уж он не поверит, что ты чертовка. Меньше ему про свою любовь на Калиновом мосту кричать было надо.
  - Откуда ты знаешь? - удивилась она.
  - Горыныч марам рассказал, они верлиокам проговорились, те гоблинам поведали, гоблины - русалкам, ну а речные девы с ведьмами часто сплетничают...
  - Они и рассказали чертам, - закончила она.
  - Друзей у меня много, вне зависимости на чьей я стороне.
  - И на чьей же?
  - Как всегда - на своей. Вы же меня заставили, помните?
  - Ты не особо отбивался, - сощурилась она.
  - У меня пока голова работает, - ответил тот, раскинувшись на стуле. - Главное - не приписывай мне подвигов, которых я не совершал. Я все еще черт.
  - Понятно, - вздохнула Поля и опять повернулась к окну.
  - Может, выйдешь к нему? - спросил он тихо. - Он давно ждет.
  - С каких это пор ты сводничеством занялся? - спросила она с издевкой.
  - С каких это пор национальная героиня боится чувств? - парировал черт.
   Полина смерила его взглядом и решительно направилась к двери. Когда она подошла ближе к джипу, скорость шага заметно уменьшилась. Она была совсем не уверена, что поступает правильно. Мир выскочил из машины, стоило ей выйти из дома.
  - Ты меня избегаешь, Дашко? - в лоб спросил он.
  - И тебе привет, - сказала она несмело.
  - Привет, - улыбнулся он, тут же остыв. Парень подошел почти вплотную, обхватил косу пальцами и трепетно погладил, прошептав: - Как дела?
  - Ничего, - пожала она плечами. - Что ты тут делаешь?
  - Жить без тебя не могу, - полушутливо сказал он, но глаза оставались серьезными.
   Она опустила веки, чтобы не видеть его. Такого любимого и такого далекого.
  - И ты тоже, - сказал он утвердительно.
  - И что с того? - спросила она с закрытыми глазами.
   Ее тут же прижали к сильному юному телу и страстно поцеловали. Она не обивалась от настойчивых объятий, но и ответить не могла. Она просто таяла с закрытыми глазами. В какой-то момент. Ей показалось, что Мира нужно остановить и она спросила, сама ненавидя себя за слова:
  - На когда вы назначили помолвку?
   Поцелуи прекратились, а ее отпустили.
  - Зачем ты так? - спросил Мир тихо.
  - А как? - сказала она, пытаясь унять дрожь. - Обычный вопрос в нашей ситуации.
  - Ты же знаешь, будь моя воля...
  - Но у тебя нет воли, правда? Ты же князь... - ответила она с болью в голосе и развернулась к дому.
  - Ты говорила, что будешь рядом, - напомнил он. - Что не позволишь беде разлучить нас!
   На глазах у Поли выступили слезы и она тихо ответила:
  - Но ты позволишь.
  - Это не честно, - покачал он головой.
   Девушка прикусила губу, но ничего не сказала.
  - Я понял, - процедил он сквозь зубы. Сел за руль, громко хлопнув дверью, уехал. Новая волна рыданий не заставила себя ждать. В дом девушка вернулась ослепшей от слез.
  - Ну что опять? - покачала головой Баба Яга. - Неужели князь у нас такой нерадивый!
  - Реальность - хуже некуда! - ответила Поля.
  - Может чайку из крыльев летучих мышей?
  - Не хочу, - содрогнулась Поля.
  - А из глаз тритона? Выколупаны и засушены по МВС, между прочим!
  - Что? Как это?
  - По Международным Ведьминским Стандартам!
  - Я хочу, чтобы все было хорошо!
  - Все было хорошо и будет хорошо, - загадочно сказала Баба Яга и ушла к себе в комнату.
  - Да, - покачал головой Лекс. - Крепко тебя прихватило!
  - Я не хочу об этом говорить, - пожаловалась девушка.
   Тут в дверь постучали. Полина вытерла слезы платком и обернулась к двери. В домик зашла Тая, держа в руках клетку с петухом.
  - Привет, - улыбнулась она, но стоило ей увидеть Лекса, довольное выражение вмиг слетело с лица. - А он что тут делает?!?
  - Чай пью, - пожал плечами черт.
  - С ним шутки плохи, - напомнила Тая и поставила клетку с петухом на стол.
  - Ей, ты с ним поакуратнее! - кивнул черт на пернатого.
  - Испугался, бесовская морда? - с наслаждением спросила Тая. - Вот тебе, Поля, на всякий случай он нечистой силы. Помни, что третьих петухов все темные бояться.
  - Если учитывать, как я вам помог...
  - Помог?!? С серпом у горла!!! Это теперь добровольно называется?!?
  - Ты благодетель, когда тебе угодно, - напомнила Поля.
  - Я же черт. Мы народ расчетливый...
  - А-ну, брысь! - топнула Тая ногой.
  - Поля, я тебе говорил, что мне нравятся воинственные девушки?
   Хозяйка дома перевела взгляд с рыжей ведьмы на черта и прошептала:
  - Мне кажется, тебе сейчас лучше уйти. Здоровее будешь.
  - Я, пожалуй, на пять минуток задержусь, - ответил Лекс, заворожено глядя на Таю.
  - Ах так?!? - возмутилась последняя. - Петруша, голос!
   Петух встрепенулся, нахохлился и прокукарекал.
  - Ладно-ладно. Слушаюсь и повинуюсь! - недовольно отсалютовал Лекс и исчез.
  - Ого! - удивилась Поля.
  - Это чтобы ты не забывала, с кем имеешь дело, - сурово напомнила Таисия Борщаговская.
  - Лекс не такой вредный, как ты о нем думаешь.
  - Все они ангелы, - скривилась Тая. - Про петуха не забывай. Пади напасть случиться, за помощью к ловам не побегаешь.
   Полина открыла клетку и петух на радостях выскочил во двор.
  - А вот это ты зря, - покачала Тая головой. - Ну да ладно. Может, не сбежит.
  - Ага. Щас! - послышалось из-за стенки.
   Тая махнула рукой и улыбнулась, произнеся только губами: "Ты привыкнешь".
  - К Санычу же привыкла, - согласилась Поля.
  - Я все слышу!
   Обе травницы закатили глаза.
  
   Тая аккуратно погладила Полю по волосам. Она знала, что той не легко переживать происходящее. С виче прошло несколько дней, но для Полины Дашко ничего не изменилось. Не смотря на спасение наследника, максимум, что ей светило - "другая сторона одеяла". Обе понимали, что честная девушка не может отказаться от возможности завести семью, какая бы большая любовь не стояла на пути у "женского счастья".
   Слишком высокую цену придется заплатить за иллюзию нормальной жизни.
  - Я в порядке, - надрывно сказала Поля. - Завтра в институт. Жизнь продолжается.
   Тая кивнула, но сочувствие из глаз не пропало.
  - Ты ж заходи, если что, - как всегда напомнила она.
  - Просто зайду, - кивнула девушка. - Хватит с нас всяких "если что".
   Тая улыбнулась и вышла.
   Полина опять увеличила звук на телевизоре, но смотреть фильм совсем расхотелось. Да и семечки надоели. Она взяла мусорное ведро и смахнула лушпайки со стола. Как тут на другом конце столешницы появилась Кики. Она только меланхолично вздохнула и с грустью уставилась на хозяйку.
   Полина сжала зубы, но ничего не сказала. Теперь, когда все знают ее историю несчастной любви, жизнь превратилась в сущий ад. А завтра в институт идти... Там еще три "плакальщицы" караулят.
   Наспех вытерев стол, девушка поднялась к себе. Только в полном уединении она могла позволить себе побить подушку и поскулить от тоски.
  
   Утром за Полей заехал Ден.
  - Так недолго и привычку заработать, - невесело отозвалась девушка.
  - Работа, - ответил тот и смущенно улыбнулся.
   Полина отвернулась от лова и уставилась в окно. Невыносимо, когда все знают, какая ты дура.
   Стоило травнице войти в аудиторию, как она мигом приковала к себе все взгляды. У большинством двигал живой интерес и только тремя парами - сочувствие. Она низко опустила голову и засеменила на место.
   Буквально сразу за ее спиной показался преподаватель травологии. Стоило красавцу ступить через порог, с предпоследней парты послышался шумный вздох Лики и громкий шепот: "Как он мне нравиться!"
   Поля грешным делом подумала, что подруга хочет разрядить обстановку, но одного короткого взгляда на Чурай хватило, чтобы понять - с увлечением черной магией покончено. Зачем ей черти, проклятья и опасные заклинания, если есть красивые мужчины?!?
  - Всем здравствуйте, - поздоровался обаятельный учитель, и перевел взгляд на Полину. - Дашко, вы наконец-то почтили нас присутствием? Я хоть на замене имею честь вас видеть!
  - Извините, - смутилась Полина. - У меня были дела первостепенной важности.
   Преподаватель кивнул, но все же сказал:
  - Несмотря на то, что некоторых жизнь учит намного больше, чем институт, я уверен, что занятия и для них будут познавательны. Полина Дашко, опишите нам Древо Жизни.
   Полина замялась, но все же ответила:
  - Оно... большое.
   По аудитории прокатился смешок.
  - Ясно, - улыбнулся учитель. - К сожалению или к счастью, у нас не было возможности оценить его размеры воочию, поэтому нам все же придется пройти этот курс. Древо Жизни делиться не только на Правь, Явь и Навь, но и делит вселенную на четыре стороны света. Итого двенадцать. Я совсем отступлю от травоведенья, но мы должны знать, что двенадцать, иначе говоря - дюжина или устарелое бортище. Возведенная в квадрат - это гросс, в третей степени - масса. Человеку древности сложно представить себе тысячу семьсот двадцать восемь. Для него это - "много", - преподаватель улыбнулся. - Но для ведуний главное другое. Количественное выражение двенадцати - это доза. Да-да. То самое слово, которое используют сейчас аптекари и наркоманы. Думаю, вы сами назовете тысячу жизненных аспектов, где используется это число. Оно магическое и основополагающее. Правда, не очень удобное. Поэтому реформы нам подарили десять и многие-многие нули. Итак, кто хочет назвать примеры?
  - Нулей? - отозвался какой-то шутник.
  - Дюжин, - поправил преподаватель.
  - Двенадцать месяцев в году, - сказала девочка с первого ряда.
  - Двенадцать апостолов, - сказала Слава, подняв руку.
  - Двенадцать присяжных!
  - Двенадцать стульев! - хихикнула Лика.
  - В футе двенадцать дюймов!
  - Двенадцати городам присвоено звание "город-герой"! - сказал мальчик-ведьмак, а его сосед пожал плечами и выпалил:
  - В трехмерном эвклидовом пространстве можно поместить максимум двенадцать непересекающихся шаров единичного радиуса, - заметив, как у всех вытянулись лица, он, снизив тон, добавил: - касающихся данного шара.
   В аудитории повисла тишина, а парень решил оправдать себя:
  - А что я сделаю, если родители на первое образование меня в Киевский Политех отправили!
   Поля впервые почувствовала, что она здесь не одна такая не определившаяся.
  - У звезды Давида двенадцать граней, - попробовала разрядить обстановку Сова, но теперь вытянутые лица предназначались ей. Она только пожала плечами, мол: "Как такое можно не знать?".
  - Один шиллинг - двенадцать пенсов, - несмело сказала девочка с первого ряда.
   Аудитория взорвалась хохотом. Бывший студент КПИ явно завоевал приз зрительских симпатий.
   Похоже, жизнь, наконец, впадает в нормальное русло. Полина радовалась, что снова может смеяться вместе со всеми, подмигивать друзьям, чувствовать счастье. Она и забыла, как это здорово просто быть. Без геройства, тайн и вечных проблем. Как маленькие радости, с которыми сталкиваешься каждый день, без которых не представляешь существования. Словно яркие фенечки на руке, солнце за окном, любимая футболка и вездесущая коса.
  - На двенадцатое назначили свадьбу наследника, - объявила девица со второго ряда. - То есть князя.
   Полин смех резко оборвался. Все как по команде глянули в ее сторону. Девушка не выдержала обжигающего внимания и, подхватив рюкзак, резко встала и покинула аудиторию, стараясь не расплакаться.
   Когда же это все закончиться! Когда все забудут?!! Чертово "сарафанное радио"! А она-то думала, что ей теперь можно свободно дышать! Сколько пройдет времени? Год? Два? Десять? Как долго еще ждать "нормальной жизни"?!?
   Слезы таки не удержались и полились ручейками. "За что? Чем и перед кем я провинилась?" Полина покачала головой и замерла на безлюдной улице. Может стоит поехать домой? Конспекты и у подруг переписать можно, а вообще - гори все синим пламенем...
   "Стоп!" - подумала она. - "Неделя и все закончиться. Но я больше не хочу менять свой дар на иллюзию спокойствия! Сожму зубы и буду жить дальше, а князь... черт с ним! Хотя нет. Лекс - знакомство полезное". Девушка зашла в студенческий буфет, прогульщики-завсегдатели, узнав ее, тут же пропустили вперед. Взяв мороженое в стаканчике, она направилась в сквер института, чтобы полакомиться в одиночестве. А затем она вернется на следующую пару. Теперь ее так просто не сломать. Она будет бороться за то немногое "нормальное", что у нее есть. Ванильный холод таял на языке, солнце игриво ласкало веки, а дерево над головой весело шумело листвой...
   Жизнь прекрасна!
  
   Решение стать счастливой и беззаботной окружающие поддержали по умолчанию. На взгляды девушка не обращала внимания, а повод ля веселья их шумная четверка находила без труда.
  - Что мне делать, девочки? - жаловалась Лика. - Он мне так нравиться!
  - Он учитель, - напомнила Слава.
  - Какая же ты скучная! - закатила глаза Лика.
  - Может потому, что выгребаем за твои шалости мы всегда вместе? - из-под брови спросила та.
  - Но ты от этого в восторге, - напомнила довольная собой Лика.
   Слава задумалась на две секунды, а потом ответила:
  - Ладно, - кивнула она. - Но я тебя предупреждала!
  - Разрешаю тебе потом сказать: "я же говорила"!
  - Ого! - удивилась Огнеслава. - В кои то веки!
  - Он мне и правда нравиться...
  - Особенно когда на доске что-то пишет, - кивнула Сова, а девушки залились дружным смехом.
  
   Полина вернулась домой в прекрасном настроении. "Теперь так будет всегда!" - пообещала она себе. Хватит с нее чужих проблем! Она сможет. Справиться. Даже если для этого с раннего субонтего утра ходить в магазин, чтобы отвлечься.
   Двенадцатое.
   "Не важно!" - напомнила себе девушка и улыбнулась через силу.
   Но стоило ей зайти на кухню, она остолбенела. За столом сидели Баба Яша и никто иная, как вдовствующая княгиня! Женщины чинно попивали чай, но стоило Поле войти, все взгляды тут же обратились на нее.
  - Я, пожалуй, пойду, - сказала Баба Яга и тут же удалилась.
   Полина только и могла, что коротко кивнуть. Она не оторвала взгляда от гостьи в черном. Что ей нужно? Зачем она явилась? Травница терялась в догадках.
  - Здравствуй, - сказала вдова и продолжала ее рассматривать. - Ты ведь Полина?
   Девушка прикусила губу, не зная, что ей делать. Разговаривать с княгиней не хотелось. Совсем. Но не выгонять же ее!
  - Да.
   Они опять немого молчали, затем княгиня сказала:
  - Ты очень красивая.
   Полина сощурилась. Сама себя она никогда красавицей не считала. Длинная коса - да, но красавица...
  - Что вам нужно? - спросила она и села за стол. - Разве вы не должны быть.. на церемонии, - слово далось травнице с большим трудом.
  - Я хотела с тобой познакомиться, - просто ответила та. - Но ты не слишком гостеприимна, как я посмотрю.
  - Времена суровые, - напомнила травница. - И все же?
  - То есть ты не веришь, что я просто хотела с тобой познакомиться?
  - Простите, но нет, - твердо ответила Поля.
  - Ты спасла моего сына...
  - Благодарности принимаются, - оборвала ее Поля, понимая, что ведет себя по-хамски. Девушка встала и открыла для княгини дверь: - Спасибо, что зашли.
  - Ты на нас обижена? - княгиня и не подумала сдвинуться с места.
   Поля на секунду зажмурилась, а когда открыла глаза, выдавила:
  - Вы хоть понимаете, что я сейчас рассматриваю возможность быть любовницей вашего сына?!? А вы приходите ко мне в гости "чаи попить". Это выглядит... даже не знаю. Для меня все это тяжело, понимаете? Меня не так воспитывали! Я уже почти не могу смотреть в зеркало, а уж тем более, вам в глаза!
  - Все знают, что ты любишь моего сына, - мягко начала она.
  - И я буду его любовницей, - выпалила Поля, а потом покачала головой: - стоит ему только захотеть. Если вы думаете, что у меня не болит душа, когда он приезжает, то вы глубоко ошибаетесь. Не заставляйте меня ненавидеть себя еще больше. Просто уходите.
  - Если ты хотела шокировать меня, то тебе не удалось, - пожала плечами княгиня. - Я здесь не из-за праздного любопытства. Я борюсь за счастье сына! Сердце матери не на месте, когда вижу его таким.
   Полина медленно закрыла дверь и села обратно. Чая не хотелось. Ничего не хотелось. Эта женщина обнажила ее чувства, одним своим видом. В ней смешались все ее страхи, все демоны, терзающие душу.
  - Мы ничего не можем сделать, - напомнила Поля, с силой сдав ложечку. - Пророчество. Традиции. Вы сами знаете. Я бессильна. Моя любовь бессильна. Даже Мир ничего не может, - на ее глаза навернулись слезы. - Наверное, я действительно неподходящая пара. Что если я принесу ему беду?
  - Этого никто не знает, - сочувственно покачала головой княгиня, видя, что девушка напротив страдает не меньше, а может и больше, чем ее собственный сын. Когда Полина Дашко вошла в дом, то на секунду ей показалось, что пророчество верно - но юная девушка выглядела счастливой, как солнечный зайчик. А теперь видела, что это искусно созданная бравада. Это еще больше укрепило ее с своей правоте. - Я пришла только сегодня, потому что была занята. Чтобы отвлечься от недавних событий - полностью сосредоточилась на свадьбе сына.
  - Уходите, - взмолилась Поля и закрыла уши.
   Княжна обошла стол и убрала ее ладони с ушей и продолжила:
  - Меня кое-что смутило в списке приглашенных со стороны невесты. Особенно - главный стол: Настасья Скороходова.
  - Мне ничего эта фамилия не говорит, - свела брови Поля.
  - Это хорошо. Было бы хуже, если бы говорила. Эта женщина положила всю жизнь на то, чтобы добиться моего мужа.
  - Простите, - смутилась Поля.
  - Главное, что ей это не удалось. У нее на дороге стало пророчество Гамаюна. А потом - любовь. Но до этого муж подумывал о совершенно другой партии.
  - Вам, неприятно, наверное.
  - Не то слово! После тех событий, она решила выйти замуж за высокопоставленного волхва, но я удалила ее подальше от двора. Мне не хотелось, чтобы эта женщина воткнула нож в спину мужу или мне.
  - Что?!? - воскликнула Поля в ужасе.
  - У них в роду уже была одна цареубийца - Софья Перовская. Об этом я узнала намного позже, от СС. И я поняла, что с Дарьей Дашкевич не все так просто. СС провел расследование и оказалось, что это имя у нее совсем недавно. Она получила его за день до того, как предстать перед Миром и помахать бумагами о пророчестве.
  - Какими бумагами? - удивилась травница. - Гамаюн Миру приснился!
  - Приснился, да, - подтвердила она. - Но с советских времен песни Гамаюна записывали и хранили в архиве библиотек Вернадского.
  - Что?
  - Бюрократия и нас не обошла стороной.
  - Значит можно зайти и посмотреть? - встрепенулась девушка.
  - Я уже заходила. И Мир заходил.
  - И что? - у Поли замерло сердце.
  - Слова Ольги Скороходовой подтверждаются.
   Полина обессилено откинулась на спинку стула и закрыла глаза.
  - Тогда я не понимаю смысла нашего разговора, - прошептала она убито. - Все так, как предсказано.
  - Если бы страница не была вклеена, - ответила княгиня.
   Полина резко открыла глаза, а женщина продолжила:
  - Мир не смотрел на оборот, а я посмотрела. Кто-то подделал запись.
  - Но тогда...
  - Это ничего не значит, - оборвала вдова радостное предположение. - У нас нет оригинального пророчества, а значит, мы ничего не сможем доказать.
  - Не может быть. Что же тогда делать? Опять к Древу Жизни?
  - Зачем? - теперь удивилась княгиня.
  - Гамаюн - ирийская птица, значит, живет на Древе Жизни.
  - Он в Киеве. Вместе с Сирином и Алконостом. Знаешь, Гамаюн может и не вспомнить, что он предсказал Миру. А мой сын за всеми событиями совсем забыл вещий сон.
  - Что же делать? - расстроилась Поля.
  - Если нельзя еще раз предсказать моему сыну или восстановить документы... Пусть предскажет тебе.
   Поля смутилась. Ей? Как это ей и тут догадка осенила ее:
  - Поехали!
  - Теперь я вижу в тебе тот огонь, что спас жизнь моему сыну, - похвалила женщина.
  
   Ден охотно повез Полю и княгиню прямо к воротам киевского зоопарка.
  - Они здесь?!? - в замешательстве спросила травница, разглядывая знакомую с детства гигантскую фигуру бизона у входа.
  - А где же еще быть "экзотическим" птицам? - улыбнулась она. - Не волнуйся, тут специальная секция.
   Они шли мимо детворы, с наслаждением уплетающей мороженое и сладкую вату. Столь знакомые картины субботы никак не вязались у Поли с главной вещей птицей Другого Киева.
  - Вы уверены?
  - Речь идет о моем сыне. Кстати, называй меня Анна.
   Полина смутилась. В голосе княгини, обращенной к ней, не чувствовалась теплоты, хотя она говорила именно то, что травнице хотелось слышать. Зато все грани любви пылали в Анне Суздальской, когда она говорила о сыне. Женщину можно было понять. Она только что потеряла мужа, а теперь сын стал центром ее вселенной. Травница решила не за цикливаться на догадках. Главное сейчас - спасти Мира во второй раз. Но если раньше речь шла о жизни, то теперь о судьбе.
  - Они тут еще с основания зоопарка. Тогда, перед первой войной нужно было перенести зоопарк с местности нынешнего Ботанического сада имени Фомина, а тут как раз располагался пустырь. Вот князья и решили переселить сюда часть ирийских птиц, которые на то время жили в Киеве.
  - Но почему они не вернулись на Древо Жизни?
  - Когда познакомишься, узнаешь, - улыбнулась Анна и они быстрым шагом направились в безлюдную часть парка. Невзрачное строение не привлекало абсолютно никого. Белый кирпич, обрисованный хулиганами и временем, не мог иметь ничего общего с неземными птицами, но оказалось, что это обманчивое впечатление. Зайдя через неприметную металлическую дверь, они очутились в рае. Откуда-то доносилась райская музыка, на золотом блюде лежали сочные плоды, а стены увешаны дорогими красочными коврами. Травница словно очутилась в восточном шатре.
   Посреди комнаты расположились три отдельных вычурных жердочки, на которых сидели яркие птицы с женскими головами. Средняя вдруг воскликнула:
  - А как вам это: "Будет город процветать..."
  - Пока все не умрут, - мрачно заявила пепельная пернатая слева.
  - Сирин, ты как всегда мрачна! Гамаюн, как красиво ты сказала!
  - Может я и мрачная, - деловито ответила Сирин, поправив перо, - зато справедливая. А ты, Алконост, только и умеешь, что радоваться. Смех без причины - признак дурачины!
   Алконост свела зрачки и высунула язык, от чего тут же стала похожа на пациентку психиатричиской больницы, а потом весело рассмеялась собственной шутке, в процессе чуть не упав с жерди.
  - Молчать! - противно заорала Гамаюн, а потом милым голосочком тихо добавила: - Я творю...
  - Нет что б людям правду говорить! - хмыкнула Сирин.
  - Ты ничего не понимаешь! Это искусство! - одухотворенно продекларировала Гамаюн и гордо отвернулась, на что Сирин только нахохлилась.
  - Так все пророчества - это ложь?!? - не выдержала Поля.
   Если секунду назад пестрых созданий из Прави можно было назвать ирийскими птицами, то сейчас они больше походили на перепуганных куриц. Те же вытянутые шеи, всклоченные перья и глупые глаза.
  - Здрасте, - первой очнулась Сирин и злорадно глянула на соседок, будто говоря: "Ну-ну. Я тоже с удовольствием послушаю".
  - Я бы не рубила так сгоряча! Почему это все...
  - Она просто решила, что ей как и Нострадамусу нужно записывать вести богов, - вступилась Алконост.
  - Но вас же записывают писари, - напомнила княгиня и кивнула на храпящую в углу старушку.
   Сирин хмыкнула, а Полина упала на колени:
  - Птички, миленькие, помогите!
  - Ты расценки на двери видела? - уточнила Гамаюн, но тут же получила затрещину от Сирина, неравнодушной к человеческому страданию.
  - У девочки беда. Помоги ей!
  - Говорить как все плохо - по твоей части, - напомнила Сирину Алконост.
  - Помоги ей, я сказала! - разозлилась самая печальная из птиц.
  - Ладно-ладно, что стряслось?
  - Что вы нагадали наследнику? На ком он жениться, потому что свадьба через...
  - Двадцать минут, - услужливо подсказала княгиня и поправила пастельный костюм.
  - На ком? - задумалась Гамаюн. - На ком же я нагадала... Фая! - крикнула она храпящей женщине. - Фая!!!
   Сирин услужливо бросила в писаря дольку апельсина.
  - Что! Пожар?!?
  - Да нет же! Посмотри по своим записям, что у нас там с будущей княгиней!
  - У вас есть записи? - удивилась княгиня.
  - Конечно! Прежде чем отослать что-то в архив, - ответила Писарь, - я все систематизирую и сохраняю в компьютере. Так пророчество для наследника... ага! Нашла! Девица светлокоса Даш... тут опечатка!
  - Какая?!? - взволнованно воскликнула княгиня, начиная нервно мять свою сумку.
  - Написано "Дашко". Наверное, имелось ввиду "Даша".
  - Нет, все правильно! - обрадовалась княгиня. - Распечатайте!
  - Я вспомнила! - воскликнула Гамаюн. - От богов пришло такое странное послание. Толи Даша, толи Полина. "Полина Дашко". Я еще подумала, что довольно странное имя...
  - Нужно сказать Мирославу, - строго начала княгиня. - Нужно остановить весь этот фарс, если он жениться на дочери... то есть я хотела сказать, он должен исполнить настоящее пророчество. Гамаюн, Фая, вы едете с нами! Полина, чего стала? Бегом в машину!
  - А мы? - обиделись Сирин и Алконост.
  - И вы, - закатила глаза Анна. - Полина Дашко, очнись! Нужно ехать!
  - Я не поеду, - вдруг ответила Поля.
  - Как это так?!? Ты должна!
  - Я не ваш сын и вы мне не указ, - тихо напомнила Поля.
  - Но ты его судьба!!!
  - Если это так, то мы будем вместе, а если нет... значит нет. Я приехала с вами не потому, что хочу замуж за Мира, а потому что люблю его. Свободомыслящего человека с сильным сердцем! Но если вся эта мишура в виде пророчества связывает его по ругам и ногам - нам не суждено быть вместе. Я заслуживаю большего, а не просто быть более приемлемой партией, чем девушка, чью мать вы ненавидите.
  - Ты выбрала не тот момент, чтобы высказаться! - прорычала Анна.
  - Именно тот, - возразила Поля. - Бегите, выручайте сына. У вас все есть для этого. Я уже раз его спасала. Больше - сил нет.
   И Полина просто вышла из "каменного шатра", ее душили все возможные человеческие чувства, начиная от ярости, заканчивая отчаяньем. Почему она не побежала в церковь, как во всех американских фильмах и не остановила церемонию? Почему?!?
   Уж точно не потому, что она не любила Мира. Наоборот, любила больше всего на свете. Она не задумываясь не только умерла бы за него, но и жила бы дальше. Стерпела бы все испытания на пути, как уже бывало. Только вот такой поступок казался ей неправильным. Она не хотела делать его и себя посмешищем, ведь он теперь киевский князь.
   Травница закрыла глаза.
   Как же она от всего устала! Она смирилась с даром, с домовым, с любовью к Миру и отсутствием ответной любви. В какой-то миг она даже была согласна отказаться от нормальной семьи ради него... только с одним она не смогла смириться - со смертью. И выиграла гонку. Вырвала его из пасти.
   Но на этом все.
   Ее сила иссякла. Она понимала, что если побежит туда, в церковь, размахивая ксерокопией пророчества, то потеряет нечто важное - уважение к Миру и самой себе. А нужен ли ей такой князь? Нужен ли он Киеву? Мальчишка, которого всегда спасают женщины.
   Полина не хотела в этом участвовать, потому что знала, что это не так. Он всеми силами боролся за то, чтобы сделать все правильно. Иначе он бы никогда от нее не отказался. Она вспомнила те десятки раз, когда она видела, как он борется с собой, чтобы не зайти в ее дом и не остаться там навсегда. Видела. Ее сердце чувствовало.
   Девушка встала и пошла к выходу из зоопарка. Грело теплое майское солнце, но девушка обхватила себя руками, пытаясь унять дрожь. Она боялась, что Мира сломают все эти манипуляции. Она боялась, что молодой парень, которого она так сильно любит, станет марионеткой в руках матери и волхвов. Она чувствовала вину, ведь она так и не смогла спасти его отца. Слишком молод, слишком зависим. Поля зажмурилась. Тут, на живописных улочках киевского зоопарка на ее плечи свалилась вся тяжесть ответственности за город, где она не имела даже права голоса. Она бы могла броситься со всех ног в церковь, но... она не сможет тащить Мира за собой всю жизнь. Ее плечи не выдержат ответственности. Не потому, что ее пугает тяжесть. Нет.
   Она боялась сломать Мира. Как бы не сделать его слабее, чем он есть...
   "Хватит себя накручивать!" - строго сказала себе девушка. - "Нужно идти домой! Ты хоть это, дуреха, можешь?!?"
  
   Поездка на метро оказалась неспокойной. Девушка все думала, не сделала ли она ошибку. Может, стоит вернуться и обнять Суздальского, а там будь что будет? Но где-то в глубине души она понимала, что поступает правильно. Не нужно никуда бежать, ничего делать. Он умный, сильный, правильный. Он сам справиться! Должен.
   Поля опустила глаза. Она все это время мяла книгу в руках, но так ее и не открыла. Нужно успокоиться. Просто успокоиться.
   Подходя к дому, она поняла, что наступила себе на горло опять не из-за Мира, а из-за себя. Она хотела, чтобы князь был... самодостаточным, что ли. Ее мучили сомнения. Снова и снова. Неужели она будет задавать себе один и тот же вопрос всю жизнь?
  - Привет, - ворвался в мысли знакомый голос. - Где была?
   Поля подняла глаза и наткнулась взглядом на Мира.
  - Как? Как ты здесь оказался? - удивилась она, оглядываясь. Машины не видно. - Тебя Ден привез?
   Парень покачал головой:
  - На метро приехал. А ты где была?
  - Мать тебя так быстро нашла? - удивилась она.
  - Не нашла пока. Я без мобильного и без машины. Не хочу, чтобы меня быстро нашли.
  - Что это значит? - удивилась Поля и продолжила идти к дому, тут ее тело резко остановилось. А дрожащие губы прошептали:
  - Ты давно... здесь?
   Он глянул на часы:
  - Уже почти два часа.
   Полина с минуту переваривала информацию:
  - Как так может быть? Ты носишь часы?!?
   Парень засунул руки в карманы и сказал:
   - В эру мобильных телефонов это странно, да?
   Поля завертела головой:
  - Забудь мои слова!
  - Хорошо, - пожал он плечами и улыбнулся, рассматривая ее. Он выглядел... счастливым?
  - В смысле, про часы, - покачала головой она. - Я не хочу знать! - но тут же передумала: - В смысле хочу, но первый вопрос!.. Черт! - она обхватила голову руками и смущенно глянула на Мира.
  - Так-так! Будущая княгиня киевская ругается как сапожник...
   На этот раз у травницы просто отвисла челюсть, а Мир только улыбнулся, голова парня склонилась и губы нежно поцеловали ошарашенный ротик. Его руки нежно обняли девушку. Трепетно и надежно, словно не собирались больше отпускать. Травница почувствовала, что что-то изменилось. В его глазах больше не было страха и тоски. На смену им пришло всепоглощающее счастье.
   Она отвечала на его поцелуи, наслаждаясь новым ощущением. Словно не было Даши, пророчества и разлуки. Словно они вновь стояли на вершине Старокиевской Горы и забыли обо всем на свете. Ей хотелось раствориться в любимом, задержать момент навсегда, но многочисленные вопросы остались без ответа. Поля не выдержала неизвестности и прервала поцелуй.
  - Так ты знал? Про пророчество и...
  - К черту пророчество! К черту Гамаюна! Вестник богов совсем не упомянул о том, что отец умрет, зато роль свата ему нравиться! - со злостью прошипел Мир. - Я не хочу так! Я знаю, кто мне нужен! И сегодня с утра я сказал об этом Дарье и всем гостям. Осталась только мать. Пусть все знают: Я тебя люблю!!! От тебя хочу детей! Если кто и будет сидеть рядом со мной в тронном зале, то только ты! И всем придется с этим смириться! Может наша жизнь и не будет безоблачной, но я рискну! С тобой! - и вдруг его лицо потеряло решительность. - А ты как?
   Полина зажмурилась и бросилась парню на шею.
  - Я с тобой, - прошептала она ему на ухо и нежно поцеловала.
  
  КонеЦ.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"