Шалена Олена: другие произведения.

Земная (Небожитель 2). Полный текст

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Понравился Небожитель? Что ж... Эта часть Вам не понравится! :) Но вспомните свою жизнь: сколько раз Вы отказывались от воплощения мечты или идеи просто потому, что это страшно, будущее туманно, да и вообще за пределами Вашей зоны комфорта...

  Земная (Небожитель 2)
  
  
  Понравился Небожитель? Что ж... Эта часть Вам не понравится! :) Но вспомните свою жизнь: сколько раз Вы отказывались от воплощения мечты или идеи просто потому, что это страшно, будущее туманно, да и вообще за пределами Вашей зоны комфорта...
  
  Настоящий мужчина как бумеранг:
  Если его правильно бросить,
  он всегда возвращается
  (с) Женская мудрость
  
  Глава 1.
  
   Сначала привыкнуть легко, но со временем надоедает страшно. По истечению нескольких месяцев могу с уверенностью заявить: ненавижу мыть посуду! Правда, ненавижу! Раздражающий запах моющих средств, с которым, то свыкаешься, то не выносишь снова. Пены на губке обычно либо слишком много, либо чертовски мало, а подольешь еще чуточку - опять через край! Вот и стой, смывай под проточной водой. А резиновые перчатки чего стоят! Самое мерзкое, когда внутрь попадает вода. И рада бы их стащить, но тогда прощай остатки маникюра!
  - Спасибо, милая! - пророкотал довольный Влад, уходя из кухни.
  - На здоровье, - улыбнулась я.
   Не сказать, чтобы я поносила вторую половину последними словами, но удовольствие от его удовлетворения длиться секунды, а кастрюли мыть - полжизни уходит!
   Я напомнила себе, что именно этого и хотела: спокойной, обычной жизни, без стрессов и чертовщины. Такой, как у всех. Миллиарды женщин живут точно также. Днем работа, вечером - плита. За какие-то несколько месяцев научилась сносно готовить, а что мужчине нужно, кроме вкусного ужина и теплого тела под боком? Я усмехнулась и поставила очередную тарелку в сушку, уныло глянув на посудомоечную машину. Можно было ее зарядить, но ведь возни меньше не станет. Лучше помыть по-быстрому. Ее магические способности приберегу для праздника.
   Уже прошло полгода "семейной" жизни, а я все чувствую себя новичком. Каждый раз напоминаю себе, что правильно, что нужно, что заведено. Так жили родители, дедушка с бабушкой... и так далее, и тому подобное. Но не само кухонное рабство угнетало. Печалило, что это мой выбор. Вернее, даже не так. Это способ существования человеческой цивилизации, где женщина должна, да и мужчинам не лучше! Главное в жизни теперь - нормальность. И я не забывала это ценить, хоть и с легким налетом грусти.
   До меня донесся звук ликующих трибун. Футбол - бич романтики. Хотя все чаще ловила себя на мысли, что люблю футбол. Нет, не ругать арбитров или следить за мячом и уж тем более, не болеть за какую-то команду. Просто когда Влад отвлекался на футбол, то не обращал внимание на меня, это давало передышку.
   В нашей паре была любовь. С его стороны. Я же позволяла себя любить.
   Влад - прекрасный парень. Лучшего, наверняка просто не существует! В нем всего в меру: и трудолюбия, и мужества, и романтичности. Читая глянцевые журналы, осознавала, что девушки мечтают именно о таком - суррогате всех добродетелей. Тот, кто любит футбол, не страшиться починить что-то в доме, неплохо зарабатывает, но в тоже время не морщиться от подаренного геля для бритья и периодически приносит второй половине цветы.
   Мило. Приятно. Красиво.
   А я сволочь.
   Ладно! Говорят же, что нельзя любить больше, чем любят тебя. Подпишусь под каждым словом! Уж я-то знаю, что это такое. Да и с Владом мне гарантирован прописанный столетием сценарий. Дальше пойдут дети, и судя по всему, я уйду с работы.
   Я поежилась. Беременность пугала. Не знаю, почему. Каждый вечер я чистила зубы и глотала заветную таблетку. Один раз таки решилась воздержаться, но уже через полчаса прибежала обратно. Я уверяла себя, что еще не готова, а подсознание говорило, что еще не скоро буду. Глупо. Но мне пока страшно встать на дорогу, откуда обратного пути нет.
   Если не обращать внимание на детские сомнения, то вполне могу назвать себя счастливым человеком. Именно такой жизни себе желают практически все представительницы прекрасной половины человечества. Возможно, я имела даже больше, чем они, ведь мой парень меня действительно любил. Говорят, что любовь живет всего лет пять, не больше. И когда его страсть иссякнет, останется моя дружба и я уверенна, что научу этому искусству и его. Мы будем жить счастливо, состаримся вместе, и возможно даже умрем в один день.
   Я фыркнула и потянулась за полотенцем. Теперь все тоже самое, только без воды и мыла.
  
   Собираясь на работу утром, я думала о том, что моя жизнь вновь превратилась в рутину. Желанную рутину. Ведь я этого и хотела, разве не так? Просыпаться утром и знать, что принесет следующий день. Изо дня в день. Из года в год. Хотя нет, года еще не прошло, ведь с Владом мы встречаемся уже почти шесть месяцев. Кто-то скажет, что для современной пары это срок, а я замечу, что почти жизнь.
   Маленькая жизнь одних отношений.
   Наверное, я слишком много думаю об этом в последнее время.
   Я нажала кнопку брелка, и красный Ситроен мигнул мне фарами. К необходимости водить машину приходишь только со временем. Машина - скопление противоположностей, сулящие и свободу и зависимость одновременно. Подумать только, что всего пару лет назад я боялась даже подумать о том, чтобы самой сесть за руль, а сейчас заправски играю в пятнашки в гуще автомобильного потока. Упорство и жизненная необходимость способны и не на такое! Плюс несколько курсов экстремального вождения.
   Влад никогда не понимал, зачем я так упрямо осваиваю автомобиль, причем на уровне, который даже ему, водителю со стажем, не по силам. Он часто смеялся, что я Шумахер на самой комфортной машине своего класса. Для него это несовместимые вещи! Участвуй я в ралли или стритрейсинге, то он бы отнесся к моим мучениям с пониманием, ведь знал, как я не люблю водить машину.
   И был чертовски прав.
   Но в жизни есть вещи, которые необходимы. На всякий случай. Влад с таким не сталкивался, я не переубеждала. Кое-какого опыта лучше избегать.
   Я нажала педаль газа и легко проскользнула между машинами в тянучке и снова отпустила, подкатываясь к впередистоящему. Не глядя, перещелкнула кондиционер и опять откинулась на спинку.
   Кого по-настоящему устраивала моя теперешняя жизнь, так это родителей. Отец снова со мной разговаривал, а мать не устраивала телефонные истерики и моральную мозгомойку. Каждый четверг, как и всю "самостоятельную" жизнь до этого, я наведывалась на "семейный вечер", но теперь в компании Влада. Еще бы! Дочь наконец-то одумалась! А Влад "такой прекрасный парень"! Добрый, воспитанный, веселый, даже несмотря на то, что фотограф!
   Вообще-то в нашей семье всегда была демократия... то есть, как мама сказала, так и будет. В большинстве случаев она говорила логичные, разумные вещи, так что двух мнений не могло быть априори. Только по-настоящему умный человек может выдать крайний консерватизм за демократию, и при этом ему все поверят. Вот Влад всегда слушал "тещу", открыв рот. Наивный, он еще не знает, чем это чревато. Мы с братом тоже так делали, пока не убедились, что чем больше мы соглашаемся, тем меньше свободы нам остается. Я много чего не сделала в жизни, послушав маму, а теперь чувствую себя роботом, с раннее заложенной программой. А мысль о том, что так живут все с каждым разом кажется все менее убедительной.
   Это словно в автомобильной пробке. Даже если и захочешь свернуть с пути, тебе никто не позволит. Слишком поздно.
   Свой поворот я упустила.
   Черт! Себя не узнаю! С каких пор я мыслю автомобильными категориями?!?
  
   С Владом мы познакомились на моей предыдущей работе в информационном периодическом журнале. До того, как устроится туда, я сменила далеко не одну должность и далеко не одну компанию. В то время я во всю занималась "поиском себя" и как ни странно, "нашлась" в журналистике. Придя на должность ассистента редактора, я никак не ожидала, что мене доверят вести собственную колонку об экономических преступлениях. За дело я взялась серьезно и как никогда ответственно. Повезло, что в то время у меня были очень хорошие источники информации. Серия моих статей вывела нас в лидеры продаж, а моя колонка неизменно иллюстрировалась на обложке.
   Украинское национальное животное, в особе жабы, никогда не позволит пройти мимо информации о воровстве у несчастных и обиженных, а я это почувствовала на своей шкуре. Посыпались приглашения и предложения и как-то незаметно сама для себя, я стала одной из самых востребованных журналисток. На высокие рейтинги падки все. А моя основная тема не интересовала разве что тибетских монахов. Кто и как отнимает у вас деньги, а следовательно, кого "благодарить", за то, что ты все еще не богат. Чертовски удобно, скажу я вам.
   Множество предложений повысило доходы до небес, что особенно приятно. Но потом в моей жизни случилась перемена из-за которой пришлось пересмотреть тематику статей. Не найдя более интересного варианта, я начала вести несколько безобидных финансовых колонок в ежемесячных журналах, а иногда вообще писала статьи для глянца. Спокойствие однозначно дороже гонораров, это поняли все: и работодатели, и друзья, и враги.
   Только два человека были расстроены таким решением. Главный редактор и Влад. Главред знал, что с моим уходом упадут и продажи, а Влад вмиг потерял "фактор приключений". Я в какой-то мере его понимала, ведь фотографировать дома престарелых, политиков или милиционеров далеко не так интересно, как брать участие в настоящем расследовании. Удачные фотографии-иллюстрации к статьям подняли на вершину профессиональных рейтингов и его.
   Может, именно этим Влад отличается от среднестатистического мужчины, которого угнетает успех жены, пусть и гражданской. Влад же напротив - упивался им. Он не ставил акценты, не вешал ярлыки. В этом он весь: афганы с десятком карманов, футболка и фотоаппарат за пазухой. Вечный подросток с умными и добрыми глазами. Его бы в пору любить до потери пульса... Эх, милый, неужели ты не понимаешь, что есть грань, которую лучше не переступать? Не распутывать клубок, когда нет защиты, ибо некоторые знания чреваты. Приключения - это еще не все. Я надеялась, что на мою тему никто из журналистов не покуситься. Жалко за славу умирать.
   Я свернула на стоянку.
  
   Встреча с главным редактором глянца всегда производила на меня сильнейшее впечатление. Изящная женщина, знающая толк в моде и стиле. Но больше всего мне нравилась ее деловая хватка. Что-что, а свой сегмент рынка она знала прекрасно. Беря меня на работу, она рассчитывала привлечь к журналу более широкую аудиторию, ведь не для кого не секрет, что глянец интересует до поры до времени. Таким смелым ходом, она решила раздавить обычную публику представительницами делового мира. Или хотя бы теми девушками, которые мечтали ими стать.
   Не сложилось.
   Действительно, в первые месяцы продажи взлетели, и редакцию завалили письмами, но потом тенденция пошла на убыль. Ради одной статьи деловой человек может купить информационный журнал, но не женский. Чтобы заинтересовать читателей надолго нужно в корне менять всю концепцию, тем самым лишившись части главной аудитории.
   Я наперед знала, о чем будет разговор. Ради меня весь журнал меняться не будет. Значит, придется пересмотреть свою работу.
  - Женя, пойми, ты замечательно пишешь, но это не совсем то, что нужно в данный момент. Я знаю, твой авторитет идет впереди тебя, но давай говорить откровенно: твои нынешние статьи совершенно не те, что раньше.
  - Женский журнал имеет свои нюансы, - заметила я.
  - Да, - согласилась начальница, - но ты не можешь балансировать между прошлым и настоящим. Наш изначальный план не оправдал надежд, но и это было прогнозируемо, хотя и стоило попыток. Мы привлекли большое количество новых читательниц, которые раньше нашим изданием не интересовались, но исполнить задуманное в полном объеме не удастся. И ты, и я понимаем, что знаменитые статьи-разоблачения не вписываются в общий контекст.
  - Но я их и не пишу, - заметила я прищурившись.
  - Вот именно! - подтвердила главред, а я услышала воображаемое щелканье. Попалась! Она ведет меня, словно овцу в загон. Неприятно, но что сделаешь? - Твои статьи хороши, но я считаю, что им пора приобрести направленность в общем ключе журнала. Слиться с ним воедино, понимаешь?
   Я вспомнила последнее предложение от журнала - сочетать нижнее белье и лак для ногтей.
  - Вы хотите, чтобы я перестала писать на экономические темы? - переспросила я.
  - Я хочу, чтобы ты стала ближе к читателю.
   Если вопросы кредитования, сглаженные почти до повести уже не устраивают издание... Тут было над чем подумать.
   Выходя из кабинета, я почувствовала себя Иваном-Дураком, которого послали "туда не знаю куда, принести то, не знаю что". Я снова на распутье. Если перефразировать главреда, то я должна писать на языке, доступном даже тринадцатилетним девочкам и писать на интересные для них темы. Это какие же? Решение проблем с поступлением в вузы? Мне бы хотелось ударить себя кулаком в грудь и заявить, что это абсурд, но я не могла. Триумфальное возращение в мир серьезной прессы даже не обсуждалось, хотя окружающие искренне не понимали моего нежелания продолжать писать статьи об отмывании денег.
   А все просто. Мое положение пошатнулось, а значит, если я не хочу валяться в одном лесу, а моя голова - в другом, стоит сменить место работы. Женский журнал, что может быть безобиднее? И пусть Влад не смотрит на меня с легкой тоской. Жить чертовски хочется, но почему-то окружающие этого никак не поймут!
   Сидеть в офисе не было ни малейшего желания и я поехала домой, размышляя о том, как "стать ближе к читателю". Да, ставки стали немного серьезнее, но ничего по сути не изменилось с тех пор как я была ассистентом.
   Вздох.
   Странно, а я думала, что с повышением и некоторой долей славы моя жизнь измениться.
   Так и произошло, ведь раньше я спешила домой, чтобы выбрать наряд для очередной гулянки, а теперь - чтобы приготовить гражданскому мужу ужин. Еда означает грязную посуду. Я поморщилась.
   Придя домой, я открыла холодильник, пристально изучая содержимое, как тут на меня накатило стойкое чувство дежа вю. Я услышала, что в дверном замке кто-то копается. И тут все мое существо насторожилось. Дело в том, что так долго никто открывать дверь не мог... А Влад так вообще предпочитает звонить, а не открывать ключом. Что за?..
   Времени для раздумий больше не оставалось, я схватила газовый баллончик, который с недавних пор всегда держала на кухне и маленький ключик, лежащий рядом с ним. Все-таки опыт прошлых лет меня кое-чему научил. Я сунула ключ в карман джинс и потянулась за утюгом, посчитав его самым подходящим предметом для моих целей, приготовилась к вторжению, угрюмо глянув на оружие в руке. Просто не верю, что я опять...
   "Черт, не хочу!" Только вот делать нечего, подумала я и спряталась в ванной. Дверь действительно открылась, несмотря на дорогущий замок. Вот и верь после этого торговцам! Я зажмурилась, призывая себя к спокойствию. Если впаду в истерику, это мне не поможет.
  - Похоже, никого, - произнес мужской голос.
  - Ничего, - ответил второй. - Явиться. А мы подождем.
  "Пора!" - подумала я и тут же выскочила перед двумя верзилами. Не раздумывая, брызнула одному в глаза:
  - Ааа! - заорал он и согнулся в защищающем жесте, я тут же ударила его по голове утюгом и прежде чем он упал, толкнула на второго, стоящего сзади.
  - Ах ты черт! - заорал он и тоже получил аэрозолем в лицо. Как и первый - закрыл глаза ладонями. В отличии от первого бандита, у того была возможность оценить ситуацию, поэтому он тут же протянул ко мне лапищи, чтобы как минимум сломать шею. Этого я и боялась.
   Махнув утюгом в воздухе, я попала по вытянутым рукам мужчины, но мой выпад не причинил ему никакого вреда. Только разозлил.
   "Нет, нет, нет!" - взвыло сознание. - "Не смей! Я его боюсь! Ты не сможешь! Ты не умеешь!" Но опять же, выбор оставался небольшой. Огромный детина закрывал мне путь к свободе. - "У тебя силы не хватит!" - протестовало сознание. - "Сколько времени прошло? Полгода? Год?" - выло оно, но я себя тут же отдернула. - "Была не была!" Я схватила одну руку злоумышленника и вывернула, как Он учил. Затем пяткой со всей силы ударила по колену противника, от чего раздался хруст, а затем новый вопль. Быстро развернулась и зарядила подкошенному противнику ногой по голове. Мускулистое тело упало на линолеум прихожей. Зато пошевелился второй.
   Я не собиралась наблюдать его волшебное пробуждение и выскочила из квартиры и тут же отправилась этажом выше и позвонила в дверь.
  - Кто там? - раздался голос жизнерадостной старушки.
  - Это я, теть Фая, - ответила я медовым голосом, хотя сама готова была взорваться от волнения.
  - Женечка! - воскликнула пожилая дама и тут же открыла дверь. - Входи! Ты как-то не предупредила, что придешь на чай...
  - Я за чемоданом, что у вас оставила, - сдержанно улыбнулась я, войдя в квартиру и закрыв за собой дверь.
  - Ах, чемодан! Ну да! - ответила старушка. - Неужели понадобился?
  - Да, - ответила я и решила опередить ее мысли. - Вы же знаете, что от у мудрой жены должны быть от мужа секреты.
  - О... - подмигнула старушка и выкатила сумку.
  - Можно вашей ванной воспользоваться?
  - Конечно-конечно, дорогая, - улыбнулась соседка.
   Я зашла в ванную и открыла небольшой чемодан. В нем была одежда, несвойственная мне по стилю, а также парик, косметика, и самое главное - деньги, мобильник и ключи от дачи. Суровый опыт прошлого научил меня тому, что нужно иметь такой загашник. А лучше - несколько.
   Я не верю, что со мной это происходит на самом деле... Снова.
   Одевшись, я вышла на улицу и тут же купила стартовый пакет. Написав Владу сообщение: "Немедленно приезжай в рыбный рай!"
   Он должен понять, что я зову его на дачу. Именно здесь он любил посидеть с удочкой в тишине раннего утра, наслаждаясь природой и одиночеством. Влад сам называл дачу моих родителей не иначе, нежели "рыбный рай".
   А еще нужно позвонить Коле.
  
   Думаю, мало кто из окружения позволял себе называть Николая Андреевича Порохова, импозантного мужчину и очень дорогого адвоката, просто "Колей". Но дурам законы не писаны. Неформальному общению способствовало необычное знакомство. Когда Порохов спускался на лифте собственного дома, я заскочила в кабинку в одном белье и невозмутимо начала одеваться. Чего не сделаешь ради бесшумного исчезновения! А такие мелочи как свидетели меня мало волновали. "Свидетель" мало того, что меня не выдал, так еще и помог скрыться. С тех пор нас связывала негласная, но крепкая дружба.
   Юрист в полной мере оценил пользу от знакомства со скандальным журналистом, а я в свою очередь нашла в его лице неоценимого консультанта. Можно даже сказать, что две неприкаянные души большого города вдруг нашли друг друга. А если учитывать выгоду, получаемую от сотрудничества, то эти отношения вполне можно назвать золотыми.
   Что греха таить, иногда я думала, что выбрала не того мужчину. Если Влад парень из соседнего двора, то Колю вполне можно было назвать воплощением "мистера Дарси". В нем всегда чувствовалось что-то неуловимо английское. Может дело в не навящевом интеллектуальном юморе, или манере держать себя, а может просто его шикарный Бентли...
   Влад ничего не знал о Порохове.
   Коля знал о Владе все.
   Нет-нет, я не делилась с ним всеми гранями наших отношений, Коля и так прекрасно все читал на моем лице. Если остальные удивлялись, почему он настолько хороший адвокат, то я точно знала причину. Он знал людей. Пролистывал словно книги. Хотя нет. Скорее окидывал взглядом как брошурки. От него сложно что-то скрыть. Да я и не пыталась.
   Разве что только одно...
   В любом случае, это не его дело. Да и не мое уже тоже.
  - Коль, привет, - нервно поздоровалась я. - Слушай, ко мне в квартиру только что ввалились какие-то два громилы. Ты ничего об этом не знаешь?
  - Что? - удивился он. - Погоди, я сейчас на улицу выйду.
   В трубке слышался гам голосов, следовательно, он в здании суда, наверное, в коридоре. Начала заседания дожидается, а тут я. Хотя.. меня же чуть не убили! Да и я не лучше. Вполне возможно один из умельцев мертв.
  - А теперь поподробнее.
  - Я... - начала я но, голос сорвался. Ненавижу жаловаться, меня сразу бросает в слезы: - Я никого не трогала, честно. Я... я в глянцевом журнале работаю... - узнать в этом жалобном писке себя оказалось сложно, но стоило мне услышать голос сильного мужчины, я тут же превратилась в тряпку.
  - Тихо! - рыкнул он на меня.- Ты где сейчас?
  - Возле Индустриального, - пытаясь сдержать рыдания, ответила я.
  - Зайди в бар над остановкой. Я буду через полчаса!
  - Хорошо, - сказала я и отключила телефон. Ждать так ждать. Я поднялась по лестнице к бару и зашла внутрь. Темное прохладное место успокаивало тишиной буднего дня. Деревянные столики не обещали комфорт, но давали надежду на защищенность. Я заказала себе успокаивающего чая и старалась не врать на мелкие кусочки салфетки. Получалось плохо. Передо мной уже образовалась аккуратная горка из белых комочков, когда принесли живительный чай. Официант с сомнением посмотрел на рукотворный бардак и отошел. Вернулся уже с метелкой и совком.
   Я не обращала на него внимания и думала о том, как быстро Влад доберется на дачу. А что если он, не дождавшись меня, поедет домой? Не хотелось представлять, что его там ждало... Я вскочила с места, и в эту самую секунду в бар зашел Коля. Он указал мне взглядом на стул, приказывая садиться, и я опустилась на стул, смотря на него, словно голодная ворона на кусок сала. Коля должен знать, что происходит. Обязан. Если не он, то...
   Не поздоровавшись, он сел напротив и обхватил теплыми ладонями мои дрожащие пальцы.
  - Ты быстро приехал, - пролепетала я.
  - Что произошло? - В этом весь Коля - сразу к делу.
  - Они открыли отмычкой дверь, когда я была внутри, но... я убежала.
  - Вот так просто? - удивился он.
  - Мне не впервой... и потом, у меня утюг в руках был.
  - Убила кого-нибудь? - спросил он по-деловому.
  - Ударила, - сказала я больше себе, но тут меня затрясло: - А может...
  - Ничего. Они ворвались в твой дом. Действовали группой. Это не могут посчитать превышением меры необходимой самообороны. Все в порядке.
  - Я убила человека...
  - Это еще не известно, - спокойно сказал Порохов и бросил крупную купюру рядом с чашкой. - Поехали.
  - Угу, - ответила я и позволила вытащить себя из-за стола.
  - Влад знает?
  - Я его на дачу отправила. О нападении ничего не говорила. Коль, неужели они меня за прошлые статьи?..
  - Я ничего не слышал, - напряженно сказал мужчина. - Странно все это.
  - Но не могут же они убить меня из-за старых публикаций!
  - Это нужно выяснить, а пока - спрятаться. И тебе, и Владу.
  - А если он не захочет?
  - Ты же женщина. Заставь его, - с нажимом сказал Коля, а я покраснела. Манипулятор из меня никакой. Осталось всего полчаса, чтобы подготовиться к тяжелому разговору.
  
   Когда Николай уехал, я спокойно открыла калитку, а затем - летнюю кухню. Как же здесь хорошо! Вокруг пели птицы, цвели наполовину одичавшие цветы, а где-то в зарослях пряталась редкая клубника.
   Влад наверняка подумает, что я пригласила его ради романтического свидания. Так что я придумала уже два диалога. В одном я отбиваюсь от его приставаний, а во втором убеждаю, что нам нужно на время скрыться. По крайней мере, до тех пор, пока Коле не удастся выяснить, что происходит.
   Вместо романтично настроенного юноши передо мной престал чем-то сильно озабоченный мужчина. Он несмело на меня посмотрел. Провинился в чем-то, значит. Только сегодня у меня нет возможности слушать извинения. Нужно спасать наши жизни.
  - Женя, я должен тебе сказать...
  - Нет времени, - перебила я.
  - Послушай, Женя, - настаивал он.
  - Это ты меня послушай! - взорвалась я. - К нам в квартиру ворвались двое головорезов. Я еле убежала!
  - Мне жаль, - начал было Влад, но я снова его перебила.
  - Не жалеть нужно, а сматываться! Говорила же я, что эти статьи про отмывания денег ни к чему хорошему не приведут. А ты еще болел за то, чтобы я осталась работать! Видишь, что теперь происходит? А мне еще казалось, что я вовремя ушла...
  - Что значит "вовремя"? - еще больше занервничал Влад. Мне бы его успокоить, вот только сначала нужно прийти в себя самой.
  - Влад... - я взяла его за руки и посадила на стул, а сама села на соседний. - То, чем я занималась, было безопасно до определенной границы. Я ее не перешагивала, клянусь, но визит головорезов говорит об обратном. Что-то не так.
  - Какая еще граница? - непонимающе спросил он. Его заторможенное состояние больше всего походило на шоковое.
  - Я всегда консультировалась, что можно печатать, а что нет.
  - У кого?
  - Разве так важно? Главное, что я жива. Корреспондент без тормозов на этой "кухне" не выживет, понимаешь? Я потому и ушла.
  - Ты... ты раскопала что-то...
   Меня начинал раздражать этот разговор. Хотя Влад ни в чем не виноват, но закипающую злость в этом не так-то просто убедить. У меня было ощущение, что я разговариваю с маленьким ребенком.
  - Да пойми же ты, что я ничего особенного не накапывала! Все, о чем я писала - верхушка айсберга, малозначимая и давно отколовшаяся! Я писала развлекаловку, а люди за неимением лучшего воспринимали статьи за эксклюзив. У меня были специальные консультанты, контролирующие степень освещенности вопроса.
  - То есть, все твои статьи - фикция?
  - Да нет же! Уже отработанные схемы, не затрагивающие основных финансовых потоков. От меня требовали интересные статьи - я их писала, - объяснила я и нагнулась, чтобы отыскать ремень, с помощью которого открывался погреб. - Помоги лучше.
   Влад был недоволен, услышав правду. Скорее всего до сих пор в его сознании я была кем-то вроде супер-женщины, но теперь он выглядел так, словно узнал, что Деда Мороза не существует.
  - И не смотри на меня так! - буркнула я, собираясь слазить вниз.
  - Зачем тебе в погреб? - вернулся к действительности мужчина.
  - За новой жизнью, - ответила я и начала спускаться.
  
   Когда я первый раз столкнулась с бандитами, то была совершенно не подготовлена к встрече. До того пользовалась исключительно пластиковыми картами при расчете, социальные сети были словно дом родной, а единственная защита в моем арсенале - маленький слабый электрошокер, и тот для отпугивании бездомных собак.
   Теперь все изменилось. Сначала смена фамилию, чтобы больше не бояться за родных. Не держала деньги в банке, научилась пользоваться пистолетом и даже ножом. Курсы по экстремальному вождению - следующий этап. У соседки сверху, милой тети Фаи, спрятан парик и запасная одежда, а в дачном погребе - документы на другое имя и остальные "женские хитрости", включая пистолет.
   Когда мы съехались с Владом, сделала паспорт и ему тоже. Я усмехнулась. Забавно будет выглядеть, если я ему скажу: "Ну что, теперь ты Сурков Андрей Иванович".
   Причем плохие новости на этом не заканчивались. Придется на время уехать из страны. Владу план точно не понравиться, но выбора нет - нужно бежать. Я знала их методы. Рано или поздно нас найдут, и мне не хотелось давать бандитам такого шанса.
   Как хорошо, что я додумалась писать под псевдонимом! Ладно, гарантия не большая, но все же.
  
   Когда я поднялась наверх и начала раскладывать на столе документы и пачки банкнот, Влад не выдержал:
  - Откуда это?
  - Из погреба, - спокойно ответила я.
  - Женя! Откуда это в погребе? Сколько тут? - он недоверием взглянул на пачку.
  - Пять тысяч, - ответила я.
  - Откуда они? Откуда пистолет?!?
   Я не выдержала этого мальчишеского скуления:
  - Это моя дача и мой погреб! Догадайся, блин. Я их туда положила!
  - Я ничего не понимаю! - он схватился за голову. Я впервые заметила, что он ведет себя слишком странно. Испугано, что ли... Из-за чего? Потому что на меня напали? Или тут что-то большее?
  - Так расскажи мне, - словно со стороны я услышала свой голос.
  - Что я тебе должен рассказать? - вскинул голову парень.
  - Тебе лучше знать, - ответила я тихо, но с нажимом. А потом отступила на шаг. Черт! Я впервые показала ему себя настоящую - фурию, которая пряталась за фасадом миленькой девушки. Я была опытнее, мудрее, в чем-то сильнее... но он не виноват. Да и я не такая сильная. Просто проходила уже все это. Некогда паниковать, нужно действовать. Я сделала пару глубоких вдохов, окончательно успокоившись.
  - Все, что ты рассказываешь, не укладывается в голове. Про отмывание денег, про расследования, про головорезов. Я не думал, что это когда-нибудь с нами случиться! - он покачал головой, но вид у него был не разозленный, и даже не растерянный. Он словно просил за что-то прощение, но все равно не осознал до конца происходящее. - Но ты... ты думала! И ты готова!
   Я встала перед ним на колени, руками обхватила его лицо и прошептала:
  - Я женщина. Пока мужчина летает в облаках вдохновения, я должна думать о насущном. В нашей профессии такое случается. Может, я виновата перед тобой, что не подготовила?
   - Все в порядке, - покачал он головой.
  - Точно?
  - Да.
  - Готов слушать план?
  - Готов.
  
   Прямо с дачи мы поехали на вокзал и купили билеты до Москвы, а по Интернету заказали билеты до Улан-Удэ. Два года назад, когда я лицом к лицу столкнулась с необходимостью бежать, я мечтала спрятаться в джунглях Амазонки. Я не учитывала, насколько сильно буду отличаться от местного населения, а про язык можно даже не вспоминать.
   Теперь я стала умнее. Зачем лететь через полмира в неизвестные страны, если можно сделать тоже самое, но в обратном направлении? Украина по соседству с самой большой страной мира. Чтобы переехать в Россию, не нужны ни визы, ни загранпоспарта, ни знание языка. Все родное, но такое же нецивилизованное.
   Влад больше не возмущался и не спорил. Даже не задавал вопросов. Такая покорность меня немного удивляла. Я всегда думала, что в критической ситуации этот деятельный мужчина возьмет бразды правления в свои руки. Вышло иначе. Я решала, что делать, как делать и когда. Он больше не спрашивал, почему у меня в чужом городе есть гараж и Нива. Его мало интересовало, почему я покупаю запас продуктов минимум на месяц, спички и даже дрова. Только когда он увидел в кузове два ружья, он поинтересовался, куда мы едем.
  - В тайгу, - ответила я невозмутимо.
   После этого, он вопросов долго не задавал. Боялся ответов. Но я решила расставить все по местам:
  - Нам нужно спрятаться. Так, чтобы нас не просто не нашли, они даже не будут знать, где искать. Мы не можем поехать в какой-нибудь город или даже деревню - ведь об этом узнают соседи. Лучше перестраховаться. А в тайге хоть и тяжело жить, но зато далеко от чужих глаз.
  - Но у нас нет палаток, - проявил небывалую наивность Влад.
  - В палатке медведь задерет.
   Влад, как любой коренной киевлянин - дитя асфальта. Я знала по собственному опыту, что это такое, но опыт давал результат. Я уже не та беспомощная барышня, которой была два года назад. Не боялась по одной простой причине - все это уже десятки раз обдумывала и не раз здесь бывала. Все будет хорошо. Должно быть.
   Мы проехали километров сто пятьдесят до реки Турки, что впадает в озеро Байкал, а потом еще столько же к ее долине по дороге для лесовозов. Чем дальше мы удалялись в тайгу, тем все более заросшей становилась грунтовка. Иногда дорога была настолько крутой, что казалось, Нива не справиться с поставленной задачей. Влад вышел из состояния прострации и становился все более беспокойным. Еще бы! Наверняка его не только растрясло. Даже у меня все болело.
   Тут я поняла, что мы приехали.
   Машина остановилась, но Влад, вместо того, чтобы обрадоваться выглядел еще более напуганным. Я не винила его. Парень впервые вырван из зоны комфорта, а я еще слишком хорошо помнила это ощущение.
   Даже забавно, как поменялись роли.
   Вместо того, чтобы обнять и поцеловать, я по-дружески похлопала его по плечу и вышла из машины. На месте он успеет прийти в себя. Парень последовал за мной, но к багажнику так и не дошел. Он несколько секунд просто смотрел на густой заваленный лес, а потом начал отмахиваться от комаров.
   У меня же не было времени для праздного любопытства. Быстро рассовав еду и другую поклажу по сумкам, я указала ему на один из рюкзаков, а сама одела меньший. Потом проверила и зарядила его ружье, тоже самое сделала со своим. Влад не задавал вопросов, но на оружие смотрел с опаской. Я улыбнулась. Ничего. До сторожки еще километров пять идти. Свыкнется по дороге.
   Так и случилось. Если в машине, а до того - в самолете, Влад никак не мог смириться с тем, что происходит, то тяжелый путь через девственную тайгу освежил ему голову. Он догнал меня и спросил:
  - Ты знаешь куда идти?
  - Примерно.
  - Примерно?!?
  - Не отвлекай меня, - отмахнулась я.
  - Мы заблудимся! Сама говорила, что тут медведи!
  - Влад, я знаю, что для тебя все это непривычно, но я знаю, куда иду. В дом Алексея Николаевича. Чаща тебе не грозит, не переживай. Я уже здесь была.
  - Мне хочется тебе верить, но получается с трудом... Ты пойми, я не знаю что думать! Два дня назад я даже представить себе не мог, что когда-нибудь попаду на Байкал! А сейчас мы с продуктами идем черт знает куда, вокруг волки, медведи и каждое дерево похоже на другое!
  - Не каждое, - закатила я глаза.
  - Женя...
  - Мы пришли, - оборвала его я.
   Перед нами посреди огромных кедров стоял бревенчатый домик с небольшими окошками и массивной дубовой дверью. Благодаря высокой прямоугольной крыше, домик вполне бы сошел за двухэтажный. Приятная делать - перед входом уютная веранда под навесом, что создает строению небывалую привлекательность и некоторый уют. Рядом с домиком стояло еще одно небольшое строение - сарай для дров.
  - А этот твой Алексей Николаевич не будет против того, что мы к нему в гости приехали?
   Я развернулась и с минуту непонимающе смотрела на Влада.
  - Это зимовье.
  - Что? - не понял парень.
  - Он не живет здесь. Просто он его построил и иногда приезжает.
  - Но это же его собственность!
  - Зимовье - это не собственность. Ими могут пользоваться все. Таков закон тайги. Ладно, глянем, что внутри.
   Обстановка оказалась простой, но намного более опрятной, чем можно было ожидать. Было даже ощущение, что тут никто и не ночевал с дня моего отъезда. Приятно. Я сняла рюкзак и поставила его рядом со столом. Завтра нужно будет вернуться к машине и забрать остальные продукты.
  - Классная халабуда! - впервые за несколько дней улыбнулся Влад.
  - Дурного не посоветую, - я ответила нежной улыбкой. Теперь, когда мы на месте, можно позволить себе расслабиться. Влад подошел ко мне, и, обняв, закружил.
  - Ты повеселел, - заметила я.
  - Когда шел все думал... и решил относиться к ситуации как к экстремальному медовому месяцу!
   "Вот черт!" Я заставила себя улыбнуться, вспомнив, что противозачаточные остались в ванной. Вот и настигла меня судьба. Чего уж теперь печалиться? Будь что будет!
  - Хороший подход, - ответила я и парень потянулся ко мне, чтобы поцеловать, как тут мы услышали посторонний звук. Влад тут же выпустил меня из объятий и мы уставились в сторону входной двери.
   Возле дома явно кто-то был. Я бросила беглый взгляд на ружье, оставшееся сзади. Ну уж нет. Тайга есть тайга. Я подошла к оружию и осторожно одела ремень на плечо. Если что случиться, безоружной не останусь.
   Половицы скрипели под тяжелой, явно мужской, поступью. Я затаила дыхание. Влад тоже старался не двигаться. Уж слишком много страха мы натерпелись за последние несколько дней. Если это опять бандиты... Даже думать об этом не хотелось.
   Дверь звучно открылась, и на пороге появился высокий азиат с длинными белыми волосами. Его красивое, безукоризненное лицо напоминало героя аниме или даже сказочного эльфа. Таких мужчин просто не бывает! Фигура воина, а лицо - ангела. Мне на секунду захотелось оказаться на два шага впереди, чтобы взглянуть на реакцию Влада.
   Пришелец рассматривал нас таким же интересом, но молчание нарушил первым:
  - Кто-кто в теремочке живет?
   Удержать рвущийся наружу нервный хохот оказалось непростым делом, но усилия увенчались успехом.
  - Здравствуйте, - ответил Влад и протянул руку. - Могу поинтересоваться, что вы здесь делаете?
   Блондин несколько мгновений рассматривал протянутую ладонь, но так и не пожал ее в ответ. Мужчина прожег Влада зелеными глазами, ответив:
  - Живу.
   Влад опять растерялся. Не сомневаюсь, что экзотичный метросексуал меньше всего ассоциировался у него с хижиной посреди тайги.
  - Нам сказали, что дом пустует, - возразил Влад, наверняка, прищурившись.
  - Видимо, нет, - пожал плечами азиат. - А что вы здесь делаете?
  - Собирались пожить здесь несколько недель, - пояснил Влад. - Алексей Николаевич был даже рад нас поселить сюда.
  - Неувязочка вышла, - ответил блондин, прохаживаясь дальше по комнате. - Мне жаль, но остаться вы не можете. Разве что...
  - Что? - чуть враждебно поинтересовался Влад. Манера поведения блондина раздражала. Немудрено, ведь он сейчас хозяин положения. - Мы можем снять у вас домик. Скажем на месяц. Сколько это будет стоить?
  - Мне не нужны деньги, - пожал плечами "хозяин".
  - То есть, мы не договоримся? - уточнил Влад.
  - Можем и договориться, - ответил блондин, задумчиво взглянув на меня, - если предложишь что-нибудь интересное.
   По лицу Влада прокатилось возмущение. Он понял, к чему тот клонит, но разразиться негодованием не успел. Блондин опередил его, опровергнув догадку фразой:
  - Она что, немая?
   Я смерила мужчину презрительным взглядом и ответила:
  - Простите за то, что помешали. Мы уже уходим.
  - Куда? - спросил он насмешливо.
  - Какая разница?
  - Большая, - ответил он, проникновенно заглянув в глаза, а потом повернулся к Владу, забыв обо мне: - Оставайтесь. Не самое тесное зимовье. Места всем хватит.
   И не дождавшись ответа, вышел, предоставив самим принимать решение. Я посмотрела на Влада, а он ответил таким же растерянным взглядом. Он прав, нам нужно как меньше на людях бывать. Мало ли, что по телевизору покажут. А тут - глухомань. Ни одной души вокруг.
  - Он странный, - поделился впечатлениями Влад.
  - Люди всякие бывают, - уклончиво ответила я.
  - Что думаешь? - спросил он.
   Я понимала, к чему этот вопрос. Влад не мог принять решение, ведь оба варианта ему не нравились.
  - Ты сам знаешь, что здесь безопаснее.
  - Только если бы не этот тип.
  - Это его дом, - напомнила я, а у самой на душе кошки скребли.
  - Да понимаю я! - ответил Влад. - Но мне светиться не хочется. Даже перед деревенскими.
   Я понимала его опасения и была полностью с ним солидарна. Тем более, что именно я их в него вселила.
  - Предлагаю остаться, - сказала я.
  - Даже несмотря на странного хозяина? - переспросил Влад.
   Я взвесила все за и против, и ответила:
  - Он не странный, он просто козел.
   Впервые за все время знакомства с Кириги у меня преимущество перед ним, ведь он оскорбление слышал, а я его ответ - нет.
  
  Глава 2.
  
   Я понимала, что спор беспричинный, а опасения - беспочвенны. Никто не имел права выгнать путников из зимовья. Так не принято. И это такой же его дом, как и наш, просто мне не хотелось оставаться с Кириги в одном помещении. Да что там! Даже на одном континенте! Мало ли к чему это может привести. От него только и жди сюрпризов!
   Благо, что Влад уже вышел из шокового состояния и опять принял на себя роль лидера. Это меня устраивало. Уж лучше мытье посуды, чем принятие жизненно важных решений. Я пошла к сумкам и начала их разбирать.
  - Пойду, осмотрюсь, - сказал уже у самой двери, но я ему быстро крикнула:
  - Ружье возьми.
  - Зачем? - удивился он.
  - Тайга, - устало напомнила я и потянулась за тушенкой.
   Как только за парнем закрылась дверь, мне уже не нужно было изображать из себя супер-женщину. Я устало облокотилась на кухонный стол, а затем медленно опустилась на рядом стоящую табуретку.
   За что мне это? Все, чего я хотела - спокойной жизни. Неужели это слишком много? Я спрятала лицо в ладонях, стараясь не расплакаться, но получалось плохо - жалость к себе дала о себе знать, а глаза тут же увлажнились.
   И тут я почувствовала его присутствие:
  - Что ты здесь делаешь? - спросила я жалобно.
  - Хм. Вообще-то я хотел это спросить у тебя, - ответил Кириги, приблизившись.
   Мне хотелось завыть, словно дикому зверю или удушить мужчину собственными руками. Вместо этого я ехидно ответила:
  - Проснулась я как-то утром и подумала: "А не поехать ли нам с Владом в тайгу!"
  - Все так плохо? - спросил он. Я обернулась. Так и есть, на губах играет ненавистная ухмылочка.
  - Знаешь, у меня есть точный определитель. Если появляешься ты, то хуже уже некуда! - прорычав это, я вскочила со стула и побежала к двери.
  - Джен, ружье, - уже у самого выхода напомнил мне Кириги.
  - Пошел к черту! - огрызнулась и выскочила наружу. Хотелось бежать быстрее ветра через лес, не останавливаться, не давать слабину, чтобы снова дышать. Чтобы снова жить! И я бежала. Что есть мочи, что есть духу, перепрыгивая через коряги, задевая листву, чувствуя, что вот-вот сломаю ногу. Невыносимо. Почувствовав, что силы на исходе, я упала на колени в траву и заплакала.
   За что мне это?
   Тут я услышала недалеко движение. Где-то в метрах десяти. Сейчас я ему все скажу! мерзкий...
   Но это был не Кириги. На другом краю маленькой полянки стояла огромная лохматая глыба на четырех, с виду коротких ножках. Существо венчало два больших лохматых уха, а в мою сторону направлено крупное рыло в грязи. Когда от пяточка отвалилось пара комочков земли, я потеряла связь с реальностью.
  
   Я прижалась щекой к чему-то твердому и колючему, а в ушах до сих пор стоял звук выстрела. Руки и ноги гудели от напряжения, но глаза я открывать боялась.
   Это был вепрь. А я - его предполагаемый обед. Но кто стрелял? Я зажмурилась еще сильнее. Ответ на мои вопросы не замедлил появиться:
  - Джен, слазь с дерева, - сказал спокойный голос откуда-то снизу.
  - Там дикий кабан.
  - Может, откроешь глаза? - спросил Кириги.
  - Не хочу!
  - Не будь капризной, - сказал он теплым голосом.
  - Я не капризная!
   Кириги ничего не ответил и это таки заставило меня осмотреться. Он стоял под деревом и ждал, пока я спущусь. Одетый в обычную черную футболку и джинсы, с конским хвостом из великолепных светлых волос он все еще оставался самым красивым мужчиной на Земле. Он не спеша перезаряжал ружье, изредка поглядывая вверх на меня.
  - А знаешь, я скучал по этому...
  - По оружию? - уточнила я.
  - Да нет же. По всему тому шуму, который ты вечно вокруг себя создаешь.
   Вот, гад!!!
   Я быстро спустилась с дерева, хотя это и стоило мне пары царапин, и зло на него накинулась:
  - Так вот что ты обо мне думаешь! - моему возмущению не было предела.
  - Ты не изменилась, - не поддался на провокацию мужчина. - Все еще придумываешь больше, чем есть на самом деле.
  - Ах так! - возмутилась я и зашагала обратно к домику.
  - Зови своего... - он так и не подобрал слово. - Тушу разделать нужно.
   Я хотела ответить что-то резкое, но передумала. Он прав. Я обернулась и глянула на убийцу и его жертву. Я видела раньше, как он убивает людей. Всегда хладнокровен, но сейчас во всей позе чувствовалось, что он жалеет о содеянном.
   Мне стало стыдно, за то, что я спровоцировала эту смерть.
   Кириги словно почувствовал мой интерес, его взгляд метнулся ко мне, а голос подтвердил догадку:
  - Жаль, мы хорошо с ним уживались.
  "... пока не появилась я" - закончила я за него. Недовольство собой накрыло с головой, а разум попытался защититься, нападая:
  - Ну, конечно! Я же всегда все тебе порчу!!!
   Взгляд Кириги посуровел и он широкими шагами двинулся ко мне. Я не попыталась убежать - ноги словно вросли в землю. Мужчина подошел ко мне вплотную, его руки легли пониже плеч, а через секунду мои ноги оторвались от земли. Меня встряхнули, а затем пристально взглянули в глаза:
  - Когда же ты поймешь, дуреха, что ты себе все портишь! В первую очередь!
   Глаза наполнились слезами, а он аккуратно поставил меня на ноги.
   Я ненавидела этого человека. Правда, ненавидела. Он превратил мою жизнь в сущий ад, заставил поверить, что есть другая жизнь, которая никак не сочеталась с моей... он прав, сволочь! Всегда прав!
  - Ненавижу тебя! - прорыдала я.
  - Ты себя ненавидишь, - покачал он головой. - Себя.
  - Не правда, - замотала я головой.
  - Неужели?
  - Да!
  - И ты счастлива? - спросил он осторожно.
  - Более чем!
   Его руки тут же меня выпустили, а лицо снова стало непроницаемым:
  - Прекрасно, тогда зови Влада. Пора делать дело, пока на запах крови не сбежались все лесные хищники.
   Я снова пошла к хижине, но меня остановил очередной окрик:
  - Джен!
  - Что?
  - Ружье не забудь.
   Я подхватила брошенное им оружие и пошла в сторону сторожки. Кириги всегда мог сказать то, о чем другие молчали. Может быть боялись, может не верили, но скорее всего - не знали.
   Я унеслась в прошлое, где были его сильные объятья и ласковые поцелуи, где нет ничего невозможного. Достаточно просто поверить... Но я не была готова изменить представления о мире. Мне нужна была обыденность больше, чем волшебство. Как объяснить ему, что я не готова? Или то, что родители после памятного ужина пили валерьянку, а брат молча крутил у виска. Такие отношения не вписывались в мою жизнь, а значит, нужно было что-то решать.
   Изменить жизнь я не рискнула.
   Червячок сомнения зародился в голове именно тогда, в родительском доме, через несколько дней после того, как у нас в гостях побывал Кириги. Мама долго расписывала все негативные стороны наших отношений. Мне нужно было отдернуть ее, но я сидела и слушала. Я знала, что если скажу хоть слово против, то так не долго доведу родительницу до инфаркта. С пеной изо рта будет доказывать свою правоту, а виновата буду я. Она говорила правильные разумные вещи. На них сложно было возразить, кроме того, что "у нас любовь". Я молчала. Конечно, молчала. Была уверенна, что любовь победит все, раз победила смерть.
   Я ошибалась.
   Нашу любовь победила жизнь.
   Но дело не только в том, что самые авторитетные для меня люди не приняли Кириги. Меня саму угнетало, что он киллер. Ну и что, что бывший. Когда он спасал мне жизнь, это казалось плюсом, но в тихой глади отношений, это маячило темным крестом на фоне заката. Я сама боялась себе признаться, что не могу простить своего любовника за образ жизни. А еще хуже - мысли.
   Была еще одна проблема - Кириги не просто человек, а небожитель. "Воин без страха и упрека". Человек, способный управлять материей. Я знала, что потрясающая внешность - дело его собственных рук, а так же знала, что он легко может оживить убитого кабана. С собой же такое проделывал! Знать, что кто-то столь сильный рядом - огромное облегчение, когда на тебя охотятся бандиты. Но когда страх смерти ушел, осталась только действительность, пугающая неопределенностью. Не дотягивала до его уровня. Я искала защиты в родителях, прошлом, в моральных устоях и... не находила. Все что я знала, во что верила, чему следовала, было против Кириги. Против наших отношений. По крупицам оно собиралось в нерушимое убеждение. Оно росло с каждым днем, крепло, пока, наконец, я не поняла, что между нами пропасть, через которую уже не перепрыгнуть. Я и не пыталась. Более того, была рада ее появлению. Мне хотелось развернуться и уйти.
   Тогда я еще не знала, что это дорога в ад. Маленький, тихий, бытовой, но все же ад.
   Хотя нет, сначала были мучения от принятого решения. Кириги отпустил меня, как только я вместо очередного скандала сказала, что больше не могу и не хочу. Он не уговаривал меня, но и чемодан складывать не помогал. В его глазах была какая-то непоколебимая уверенность. Я уж было подумала, что он сам надеялся на мой уход, но когда я уже почти вышла из квартиры, он затащил меня обратно. Он сказал, что хочет дать мне еще один повод подумать.
   Такого дикого секса у нас еще не было. До этого, у меня было чувство, что блондин меня боготворит, но в этот раз мы впервые были на равных. Никаких запретов и границ. Только страсть.
   Он оказался прав. Ночами я скучала еще больше, чем днем. Я уже была готова признать ошибку, как тут в моей жизни снова появился Влад. Такой милый, знакомый, хороший и... влюбленный. И я сама не заметила, как дала ему шанс. Сначала мы стали встречаться, а потом и жить вместе.
   Я часто думала, чтобы случилось, если бы Кириги появился за день до первого свидания с Владом. Но ответ ясен: ушла бы с ним туда, куда позвал бы. Но выбор сделан.
   Я заметила своего молодого человека, растерянно стоявшего на крыльце.
  - Что случилось?
  - Наш сосед по дому застрелил вепря. Бери нож поострее. Научишься разделывать.
  - Что?
  - Дело полезное, - оборвала его я и протянула ему нож.
  - Потрясающе, - недовольно ответил мне парень и пошел в указанном направлении.
   Меньше всего на свете, я ожидала, что они когда-нибудь встретятся. Такие разные и такие... мои. Хотя нет. У меня не может быть двух мужчин. И не важно, что я чувствую. Я с Владом и точка. Нужно было делать выбор раньше, решать раньше, думать раньше. Теперь обратного пути нет. И пусть Кириги даже не смотрит на меня самыми зелеными глазами на свете! Как бы не чесались руки, он для меня теперь табу.
   Если между нами что-то и было - оно уже в прошлом. Он должен это понять.
   Я зашла в дом и опять принялась распределять по полкам продукты, но руки тряслись, а ноги слабели. Я приказывала себе успокоиться, но душа и слушаться не хотела:
   "Он здесь!"
  
  Глава 3
  
   С небес на землю я опустилась довольно быстро. Ну и что, что он здесь! Великое дело! Он всю жизнь был то здесь, то там, то у черта на куличках. О чем я вообще думаю?! Он убийца! А это почти маньяк! Смешно даже подумать, что я мечтаю о таком человеке. Представляю себе, что бы сказали родители! Да они только увидели Кириги, чуть на больничные койки не попали!
   Молчание.
   Да. Именно так. Ни пара из уст. Обычно дружелюбные люди стали вдруг молчаливыми. Добропорядочные члены общества никогда не думали, что единственная дочь выберет в спутники жизни нечто столь мало напоминающее "хорошего парня". Благо хоть про род деятельности Кириги умолчала.
   Сказала, что он программист.
   А что?
   Умный, с длинными волосами. Корми его, да кока-колу приноси почаще...
   Но мама не обманулась. Папа тоже. После "смотрин" приходить к родителям стало невыносимо.
   В моем мире две большие любви не ужились, и одной пришлось уйти. Обычно девушки уходят от родителей. А ушла от Кириги. До сих пор не могу себе дать внятного объяснения, почему я так поступила. Осталось только смутное сомнение.
   Они ведь правы. Если объективно.
   Может, они ошибались именно тогда, ведь я чувствовала нутром, но все равно слепо шла на бойню. Так было всегда. С младенчества. Теперь я могу с уверенностью подтвердить - у нас нет будущего. Мы сами сделали его невозможным.
   Вернее, я.
   Закрыв глаза, стерла тыльной стороной ладони одинокую слезинку.
   Хватит вспоминать. Голова лопнет.
   Тем более, теперь у меня есть Влад. И ничего не попишешь.
  
   В дом мужчины вернулись довольные и с "добычей". На Влада чисто мужское занятие подействовало благотворно. Он выглядел не просто довольным, а даже и немного перевозбужденным. Молодой человек рассказывал о разделке кабана с искорками в глазах, похотливо следя за моими движениями. Какая мне разница, что за чем они отрезали?!? А тем более, о чем они говорили! Я на секунду взглянула на Кириги. Казалось, блондин вообще не обращает на нас внимание, но его выдавал чуть приподнятый уголок рта.
   Что бы это значило? Он разделяет чувства Влада или... насмехается над ним? А может, над нами... Задумавшись, я совсем не заметила, что мой молодой человек приблизился почти вплотную. Все его намеренья ясно читались на лице. Я испугалась и снова глянула на Кириги. Тот с удовольствием наблюдал за разворачивающейся сценой.
   Я не могу целоваться на его глазах. Просто не могу! Тело покрылось пупырышками отторжения.
  - Мы не одни, - пискнула я, пытаясь высвободиться от стремительных объятий.
  - Думаю, Крейг нас простит, - улыбнулся Влад. - Правда, дружище?
   Кириги ответить не успел. Я отобрала у него привилегию:
  - А ты у меня спросил?
  - О чем? - удивился парень.
  - Может, я не хочу целоваться на его глазах!
  - Солнышко, но нам же придется жить какое-то время вместе.
  - Вот и подумай об этом хорошенько! - сказала я и схватила таз с картофельными очистками, и выбежала на улицу.
   Именно так я представляла себе ад: я мучаюсь, а Кириги смотрит.
   Опустившись на маленькую лавочку рядом с входом, я тяжело вздохнула. Зачем себя обманывать? Я уже не дома в уютной цивилизованной квартирке, да и родители считай на другом конце земного шара. Зачем делать вид, что все в порядке?
   Тут мне вспомнилось, что мы так и не забрали остатки продуктов из машины. Черт! Придется идти за ними завтра. Я вздохнула.
   Нужно идти и просить прощения у Влада.
   Так правильно.
   Так положено.
   Так у всех.
   Я выбросила очистки и зашла внутрь.
   Весь последующий вечер Влад боялся ко мне подойти. Он догадался, что у меня сдают нервы, но благо, он не знал причину. Хотя мало ли их? Мы в тайге! Одного этого достаточно, чтобы сойти с ума.
   Я взглянула в дальний угол. Кириги удобно расположился на кровати и методично точил нож. Будто это нужно небожителю! Будто ему вообще нужен нож! Мастер, который может разложить человека на атомы, а потом сложить обратно... Смешно! Я заглянула на места, где должны были быть царапины, оставленные деревом при спуске. Ничего. Чистая, гладкая кожа. Надо бы поблагодарить "лекаря", но знала, что у меня все равно язык не повернется.
   Даже сев за стол, никто не проронил ни звука. Кириги не счел нужным поддерживать беседу, Влад побоялся снова схлопотать, а я просто не хотела. Зачем? Я и так знала все, что могла услышать от мужчин, а болтать только потому, что скучно... Кому-кому, а мне точно нет! Человеку, который впопыхах убежал из дома, есть о чем поразмыслить, и уж точно не о мужчинах.
  - Съедобно, - подал голос Кириги и положил себе добавку.
  - А ты думал, что она тебя отравит? - улыбнулся Влад.
   Возмущаться не хотелось. Я промолчала.
  - Городские девушки редко хорошо готовят, - ответил тот.
   Кусок картофелины чуть не застрял в горле, но Влад услужливо похлопал меня по спине.
  - С практикой все приходит, - улыбнулся до ушей Влад. - У нас тоже не все гладко было, да, милая? - парень открыто мне улыбнулся.
   Я пожалела, что в руках нет сковородки, чтобы огреть две улыбающиеся морды, но вместо этого, коротко переспросила:
  - У нас?
  - Ну да, ты же сначала тоже готовила не очень.
  - Да, - согласилась я. - Но причем тут "мы"?
  - Ну, как же, - Влад никак не мог понять, к чему я веду. - Сколько раз у тебя все подгорало и...
  - Ты никогда не готовил, Влад, - напомнила я ровным голосом. - И кастрюли не помогал чистить, так что можешь с чистой совестью сваливать всю вину на меня.
  - То есть, ты не готовишь? - уточнил Кириги, сверкнув глазами.
  - Я и не умею.
  - По ресторанам ходите? - уточнил Кириги.
  - Зачем? - удивился Влад. - Нет. Дома, обычно.
  - То есть Женя готовит каждый день? - заключил азиат.
  - Да, - подтвердил Влад. - Очень вкусно.
  - Согласен, - сказал блондин и сверкнул глазами.
  - Рада, что вам понравилось, - мило, хоть и немного натянуто, протараторила я и встала из-за стола, прихватив тарелку. Аппетит совсем пропал.
  - Это же насколько тебя любит девушка, если готовит каждый день, потом еще и посуду моет, - задумчиво потянул Кириги.
  - А твоя девушка разве так не делает? - удивился Влад.
   Теперь сковородка была в зоне моей досягаемости, и один Бог знает, насколько сильно мне хотелось ее оприходовать.
  - У меня нет девушки, - спокойно ответил Кириги.
  - Но была, - прищурился Влад. Парень заинтересовался жизнью новоиспеченного подельника. Еще бы! Огромную свинью распотрошили вместе! Герои!
  - Была.
  - И она что, о тебе не заботилась? - Влад, верно, забыл, как сам был холостяком.
  - Во-первых, девушка у меня была давно, а во-вторых - нет, не заботилась, - его голос не звучал недовольным, что озадачило Влада, но Кириги пояснил: - Мы всегда находили занятия поинтереснее.
  - Понятно! Но на пустой желудок...
  - От вымотанной женщины в постели проку никакого. И всегда есть рестораны...
   Мне надоело слушать их "светскую" болтовню и я, резко отвернувшись от мойки волком взглянула на парочку самцов:
  - А вас не смущает, что я здесь и все слышу?!!
   Влад испугано встрепенулся, а Кириги глянул на меня так, что сомнений не оставалось - именно для моих ушей предназначена беседа.
  - Женя... - попытался объяснить Влад. - Мы ничего плохого...
   Я не выдержала и оборвала:
  - А как же!
  - Ты же знаешь, как сильно я тебя люблю.
   Мне хотелось выкрикнуть: "Не знаю!" Где же эта любовь, а? Что мне с ней делать? Как она влияет на мою жизнь? Сейчас, стоя посреди зимовья в тайге, священное чувство казалась мне насмешкой. Где ее проявления? В том, что он позволяет себя кормить, одевать, заботиться? Ах да, еще трахает по ночам. От такой любви почему-то в миг становиться тошно.
   Я несправедлива к парню и знала это. Таков порядок вещей испокон веков. Горячий ужин, тело жены под боком, а чистые рубашки - в шкафу. А второй половинке - "простое женское счастье", какую бы ежедневную каторгу терпеть не приходилось.
  - Знаю, - ответила я и вместо того, чтобы чмокнуть его в губы, отвернулась к рукомойнику, сославшись на горы посуды.
  
   Я спиной чувствовала лукавый взгляд. Мне до боли хотелось обернуться и прочитать его. Насмехается ли он? Злорадствует? Грустит? Хотя, чего ему грустить-то? Тут я почувствовала мужские ладони на своей талии. Я уже хотела еще раз огорошить Влада своим дурным настроением, как меня отодвинули в сторону, забрали из рук тарелку и мочалку и вручили полотенце.
  - Давай помогу, - сказал Кириги, тут же принявшись за работу. Мне только и оставалось, как покорно вытирать результаты.
  - А я чем-то могу помочь? - спросил смущенный Влад.
   Я уже хотела по привычке сказать, что сама справлюсь, как Кириги оборвал меня:
  - Воды принеси. Колодец знаешь где?
  - Видел. Хорошо.
   Я испытующе посмотрела на блондина, но вместо оправдания он всунул мне тарелку в руки:
  - Не годиться, чтобы посуда была в плохом состоянии, - объяснил он.
  - Так вот как ты обо мне думаешь, - сощурилась я.
  - Нет. Думаю это занятие у тебя не в почете, - улыбнулся он и подмигнул.
  - Ты сейчас как истинный славянин сказал, - удивилась я.
  - Я здесь давно, - пожал он плечами.
  - Почему? - спросила я тихо.
  - Ты думала, что я вернусь в Азию?
   Я закрыла глаза, пытаясь дышать. Мне тяжело было говорить от том, о чем я думала.
  - Пробегала такая мысль.
  - Прости, что разочаровал.
  - Ты не разочаровал, - сказала я и посмотрела на него. Одного я не рассчитывала, что он тоже неотрывно на меня смотрит. Мои глаза тут же утонули в его и забыла обо всем на свете.
  - Я скучал, - сказал он коротко и мое сердце сделало мертвую петлю, глаза заморгали, а пульс ударил в вески.
  - Где же Влад? - пискнула я, хотя мы оба понимали, что он интересует меня меньше всего.
  - Боишься, что твой парень утонул в колодце? - предположение небожителя тут же нарисовало мне картинку. Я резко развернулась и было метнулась к входной двери, чтобы проверить догадку Кириги, как тут меня словили за локоть и дернули назад. Через секунду я оказалась в стальных объятьях. Его твердые губы накрыли мои, требуя ответа. За какую-то секунду весь мой мир потерял ориентиры. Мне хотелось лишь одного - забыться в его объятьях. И тут я начала вырываться. Но стоило моему пылу возрасти, я поняла, что сражению не суждено произойти. Враг не только выпустил меня из объятий, отошел на добрые два метра, но еще и отвернулся.
   После боя саблями не машут, поэтому я лишь успокоила дыхание и направилась к входной двери, как ее плечом отворил Влад, с довольной миной внося в дом два ведра чистейшей воды.
   Я впервые подумала о том, что это зимовье уникальное, ведь вырыть колодец - дело не простое... загадка да и только.
  - Разобрался? - вежливо уточнил Кириги.
  - Вроде, - ответил тот. - Глубокий! Кто же его вырыл?
  - Владелец, - коротко ответил блондин.
  - Не ты?
  - Нет.
  - Друг?
  - Можно и так сказать.
   Влад решил не уточнять. Мало ли, какие отношения связывали Алексея Николаевича и блондина. Кириги ему нравился. Видно по глазам парня. А что-что, но читать я его научилась. Фотограф был для меня чем-то вроде большой классной доски. Все настолько понятное, предсказуемое. Достаточно просто перевернуть страницу учебника, чтобы понять, что будет дальше.
   С Кириги все иначе. Я его не понимала и часто в нем ошибалась. Мне казалось, что у него внутри лишь тьма, но натыкалась только на свет.
   Проблема в том, что остальные тоже видели в нем лишь тьму. Я даже удивилась, когда поняла, что Влад ему симпатизирует. А потом обратила внимание, каким блондин становиться, когда на него смотрит Влад. Рубаха-парень. С таким бы только пиво пить и на футбол ходить, да про девок сплетничать... Неужели Влад не видит, как его дурачат?!? Похоже - нет.
   Я отвернулась. Все это я когда-то проходила.
   Влад поставил ведра возле рукомойника и прошептал:
  - Вот, любимая, - а затем наклонился и поцеловал в шею.
   Черт дернул меня в этот момент глянуть на Кириги и меня аж подбросило от того огня, что засветился в глазах Небожителя. Я уже такое видела.
   Это жажда убийства.
   Но стоило ему заметить, что я наблюдаю, как адское пламя погасло, а на его месте появилась насмешка.
   Мне стало страшно за Влада. Может быть я сама уже ничего не значу для Кириги, его поцелуй - напоминание о том, что я была его женщиной, а инстинкт собственника никто не отменял. Возможно, он убьет Влада из мести. Покажет, "кто в доме хозяин".
   Я вся съежилась от страха.
  - Дорогая, хватит смущаться.
  - Что у тебя за проблема? - резко спросила я.
  - Мне кажется, проблема у тебя, - возразил фотограф.
  - Если кажется - крестится нужно, - рявкнула я.
   Я понимала, что Влад ни на йоту не изменился. Скорее мое поведение странное, чем его. Всю нашу совместную жизнь он был со мной очень ласков. Нежности, признания... Это было настолько в его стиле! Но не сейчас. Не перед прицелом острых зеленых глаз.
  - Я понимаю, что ты нервничаешь из-за поездки...
   Я ухватилась за утверждение, как за спасительную соломинку:
  - Ты ничего не понял, да? Мы бросили всю нашу жизнь и сбежали в другую страну. В глухой лес!!! И неизвестно, когда вернемся домой! Да и произойдет ли это...
  - Женя...
  - Прости, Влад, но я не выдерживаю. У меня нет сил любить тебя, понимаешь?
   Я вдруг поняла, что сказала страшную вещь. Показала истинное лицо. Он никогда не догадывался о том, несколько тяжело давались мне чувства к нему. А признание в нелюбви... это словно проигрыш самой себе. Я должна была любить его и любила... насколько хватало сил. Я не понаслышке знала, что любовь - это самая тяжелая работа из всех существующих. Она забирает тебя всю, без рабочего времени, обедов и выходных. Выматывает, словно каторга. Иногда тебе кажется, что ты убедила саму себя, в искренности и только наедине понимаешь, что это все дерьмо собачье.
   Но помощь пришла откуда ее не ждали:
  - Мы все устали, - лениво сказал Кириги. - Предлагаю отдохнуть, - и рухнул на кровать.
   Я горько усмехнулась. Кавалер галантен, однако. Но с другой стороны - уступив мне кровать, он автоматически уступил бы ее и Владу, а отбиваться от его приставаний всю ночь под бдительным присмотром Кириги я была не готова. В данным момент два отдельных спальника на полу вполне удовлетворяли мои запросы. Перспектива Влада не вдохновила, зато меня заставила улыбаться, укрывшись капюшоном "гусеницы".
   Я проснулась от божественного аромата жареного сала. Я тяжело села в спальнике, высунув руки.
   Мне тут же всунули тарелку с яичницей.
  - Доброе утро, - ласково приветствовал добровольный шеф-повар. - Как спалось?
  - Как в спальнике, - скривилась я, тут же вспомнила, что мы с ним давно не друзья.
  - Прекрасно. Ешь.
  - А где Влад? - спросила я, оглянувшись.
  - Поешь, - напомнил он, подняв бровь.
   Я демонстративно съела половину, но тревожная мысль заглянула в сознание. Через секунду сомнения подтвердились:
  - Твой фотограф пошел красоты тайги смотреть.
  - Что?!? - воскликнула я.
  - Шучу, - скривил улыбку Кириги. - Мыться пошел.
  - Вода холодная, - автоматически ответила я.
  - У него и постель холодная, - напомнил блондин. - Пора привыкнуть.
  - А тебе бы понравилось? - презрительно выдавила я.
  - Ты слишком о нем печешься, - проигнорировал он выпад.
  - Тебя забыла спросить, - фыркнула я, а тело сжалось, но к моему удивлению Кириги мысль не развил, а снова перепрыгнул на другую тему:
  - Вы взяли слишком мало припасов.
  - Остальные в машине.
  - Значит, схожу.
  - Я с... - начала я и замолчала. Нет, нет и нет!
   Но вместо новой издевки, Кириги сказал:
  - Тогда собирайся.
   Не думала, что так все обернется. Ожидала, что он скажет, что я много не унесу или что-то в этом роде, но он очень легко согласился. Даже не так! Он настоял на моем участии!
  - Я, пожалуй, не...
  - Тогда нужно Влада окликнуть, - снова оборвал он.
   Я долго смотрела на него, а потом тихо сказала:
  - Сейчас соберусь.
   Его глаза сузились до маленькой щелочки, а мне стало не по себе.
  - Умойся, - внезапно подал голос блондин. - У тебя десять минут.
   И прихватив ружье, вышел на улицу.
   Чертыхаясь, я привела внешность в порядок, но о чувствах этого сказать было нельзя. Меньше всего на свете я хотела оказаться с ним посреди тайги. Хотя нет... Владу грозит большая опасность.
   Меня он не убьет.
   Надеюсь.
  
   Я шла на расстоянии двух метров позади азиата. Мне бы впору прислушиваться к лесу, но все заглушал пульс в голове. Я некстати подумала, что Влад с легкостью меня отпустил с совершенно незнакомым человеком. Неужели труп дикого кабана настолько сроднил их, что парень потерял чувство опасности? Мне не хотелось об этом думать.
   Слишком страшно.
   Чертовски долго мы с Кириги не виделись. Теперь я не знала этого человека.
   Тут блондин резко развернулся и через долю секунды оказался прямо передо мной, а в следующую секунду он сорвал с моего плеча ружье.
  - Что... - попыталась узнать я, беспомощно следя, как ружья отлетели в сторону.
   И тут Кириги повалил меня на траву и начал яростно целовать. Это не походило на ласки любимого человека, скорее на насилие лесного разбойника:
  - Пр-кр-тммм! - я пыталась кричать, пыталась вырваться, пока его неумолимые руки шарили по телу. Словно самый ужасный кошмар стал явью. Меня охватила паника. И тут... все закончилось. Я тяжело дышала и лежала на траве, а Кириги безмятежно сидел рядом. Я попыталась спросить его, но не смогла вымолвить и слова.
  - Ты удовлетворена? - спросил он спокойно.
  - Чем? - слабо спросила я и сглотнула. Мужчина тут же меня обнял и начал успокаивающе поглаживать.
  - Ты же именно этого от меня ждала, - сказал он буднично. - Я чувствую твой страх, и он действует мне на нервы.
  - Если бы ты не бросался на людей... - начала я.
  - Если бы ты не боялась этого, - поправил он меня, а я часто заморгала, на что он кивнул: - Теперь ты пережила "самое страшное" и бояться не будешь.
  - Это твой способ успокаивать?!? - возмутилась я.
  - Как подсказывает память, ты других не воспринимаешь.
  - Гад!
  - Ну, наконец-то! - он шутливо возвел глаза и руки к небу. - А теперь выбрасывай все глупости из головы! Насильно ты мне не нужна.
   Я сглотнула, пытаясь собрать разбежавшиеся мысли, но он уже встал и поднял ружья. Я накинула ремень через плечо и опять побрела за ним, поправляя одежду.
   Насильно не нужна, а как тогда?
   И о Владе он ничего не сказал...
   Именно сейчас на меня должна была нахлынуть волна паники, но она так и не явилась. Каким бы абсурдным не был метод Кириги, он явно подействовал.
  
  Глава 4.
  
   Я шла за блондином и пыталась понять, что же изменилось. Нет, не после "нападения", а вообще. Мужчина вел себя не так, как раньше. Он выглядел как Кириги, двигался как он, даже запах остался прежним, но... Найти ответ не удавалось.
   Что с ним случилось?
   Я поправила ремень на плече и нагнала его:
  - Ей!
   Он только на сантиметр повернул голову в мою сторону, но шаг не убавил. Собственно, его реакцию я заметила случайно. Как-то не особо присматриваешься к собеседнику, если нужно пробираться через завалы гнилых стволов вперемешку с двухметровым Иван-Чаем.
  - Кириги, - я еще раз попыталась привлечь его внимание На этот раз он все же смиловался, остановившись и вздернув брови.
  - Что, Джен?
  - У тебя... у тебя все в порядке? - выдохнула я и закусила губу. Глупый вопрос. Идиотский.
  - Обо мне заботишься? - его улыбка больше похожа на оскал.
  - Я серьезно.
  - Я тоже, - он все еще продолжал ухмыляться.
   Мне стало противно. Я к нему со всей душой, а он подтрунивает!
  - Значит, ты не скажешь, как тебя сюда занесло, - сделала я последнюю попытку, но крайне недовольным голосом.
  - Помниться мне, когда мы в последний раз об этом говорили, ты забралась на дерево, а мне пришлось застрелить вепря, - все с той же усмешкой ответил он и двинулся дальше.
   От чувства всепоглощающего бешенства мне хотелось крушить все вокруг. Ну как можно вмиг испоганить самые добрые намеренья! Я уже готова была сказать все, что о нем думаю, когда он хмыкнул.
  - Давай так, Джен, ты рассказываешь мне о своей проблеме, а я расскажу о своей.
  - Ты хочешь помочь? - спросила я с сомнением.
  - Да нет. Любопытно.
  - Благородный рыцарь, - фыркнула я.
   Он резко остановился и обернулся на меня через плечо. Я думала, что он скажет какую-нибудь гадость, но вместо этого он мерзко улыбнулся и отвернувшись сказал:
  - Пошли. Нужно забрать корм для твоего "домашнего зверька".
   Я наклонилась и подхватила увесистую кедровую шишку, но когда распрямилась, Кириги оказался прямо передо мной. Он забрал "снаряд" и тот тут же улетел в кусты.
  - Если ты будешь кормить его кедровыми орешками, он завоет через час.
   "Мне бы сейчас тело блондина... в качестве боксерской груши!" - мечтала я вплоть до того момента, пока не увидела автомобиль. Оставив сладкие фантазии об увечьях, достала ключ и открыла багажник.
  - Хорошая девочка.
   Как же я его ненавижу! Аж всю трусит!
   Тем временем мужчина деловито рылся в багажнике.
  - А ты молодец, - похвалил он, высунув голову. - И не скажешь, что неподготовленная.
  - С чего ты взял? - выдавила я.
  - По твоему поведению. Все вепрь из головы не выходит.
  - Если я один раз испугалась опасного дикого зверя, то напоминать об этом нужно при каждом удобном случае?
  - Было бы неплохо, - ответил Кириги, сосредоточено пакуя рюкзак. - Но меня другое интересует. Я бы даже сказал - беспокоит.
  - И что же? - мне совсем не нравился этот разговор.
  - Я все сравниваю, как ты ведешь меня со мной, а как - с ним.
   Руки всплеснулись сами собой, а я ахнула и закатила глаза:
  - Черт! А я-то все думала, когда же эта тема назреет! - в каждом слове таилось презрение. Ложное.
  - Ты о чем? - поинтересовался он. Его крайне серьезный вид немного сбил меня с толку, но я решила не отступать.
  - Может ты не заметил, но о нас с тобой говорить уже поздно. Нас с тобой нет и почти никогда не было! Я теперь с Владом и я... - я запнулась, потеряв нить высказывания, а Кириги только вскинул брови, - счастлива, черт тебя побрал! И я не хочу никаких разговоров на эту тему. Никаких "абы-да-кабы"!
   Он долго молча рассматривал меня, а потом вкрадчиво произнес:
  - А если бы я не остановился?
   Я непонимающе заморгала.
  - Там, в лесу, пару минут назад, - пояснил он, внимательно вглядываясь в мое лицо. - Как ты думаешь, чтобы было?
   Я смутилась, представив, как он... щеки жарило, и я уставилась себе под ноги. Тут он снова заговорил:
  - Ты бы отбивалась, кричала, а может быть даже укусила, даже пару раз, но потом бы все равно сдалась, не так ли?
  - Черта с два, - процедила я.
  - Конечно, два. Ты да я. Третьего... сама знаешь, что он лишний, - задумчиво сказал он. - Так что не нужно лукавить и выставлять мальчишку в качестве щита.
   Мне стало совсем худо. Конечно, он знал меня. Кириги мог сделать так, чтобы я не смогла устоять перед ним.
  - Именно поэтому ты не хочешь никаких "абы-да-кабы", не правда ли?
   Мне действительно захотелось его задушить. Он словно профессиональный фотоаппарат - фиксировал все неровности, о которых хотелось забыть. Он не заставит меня пожалеть о своем выборе. Он не имеет права голоса...
  - Что ты от меня хочешь? - спросила я устало. - Чего добиваешься?
  - Ты завела этот разговор, - напомнил Кириги. Я каждой клеточкой тела почувствовала, что угроза ушла. Мышцы начали расслабляться. Только сейчас я поняла, насколько напряженной была.
  - Неправда, - тихо ответила я. - Это ты начал "о нас".
  - Но имел ввиду совершенно не то, что ты подумала. Я понимаю, что ты ждешь, что я упаду на колени и буду тебе признаваться в вечной любви?
   Все напряжение вернулось с утроенной силой. Я даже подскочила от неожиданности.
  - Не..ет, - я судорожно повертела головой.
  - Врешь, - мягко улыбнулся он. - Ты только этого и ждешь, - потом он задумчиво осмотрелся. - Либо подвоха с моей стороны. Ты вбила в свою маленькую головку, что я враг, против которого тебе стоит бороться. Дракон, посягающий на честь принцессы, - он насмешливо усмехнулся. - В твою карту мира не укладывается, что все это может и не последовать.
  - Ты хочешь сказать, что...
  - Что не враг тебе, - твердо сказал Кириги. - И никогда им не был.
   Настолько простая и очевидная мысль, но она и правда не укладывалась в голове. Иначе как враг, Кириги просто не воспринимался.
  - Я тебя не бью и даже не угрожаю. Иного вреда тоже не наношу. Какие у тебя причины считать меня врагом?
   Он чертовски прав, хотя воспаленное сознание отказывалось верить. Я смерила взглядом мужскую фигуру. Ну почему, при таком количестве разумных доводов мне так тяжело принять эту мысль?
  - Насколько я тебя знаю, ты борешься сейчас с пониманием очевидной истины. Она не вписывается в твое понимание мира, и ты скорее отвергнешь ее как нелепость, чем изменишь хоть один кирпичик в сознании.
  Я подняла глаза и посмотрела на него по-новому:
  - Чего ты добиваешься? - спросила подозрительно.
  - Тайга - не место для инфантильности, Джен. Я вижу, какой капризной, если не сказать - асоциальной ты становишься в моем присутствии, хотя то, как ты подготовилась к поездке говорит об обратном. Ты не настолько беспомощна, но все еще поддаешься детским порывам. Ты словно новогодняя петарда - шума много, а толку - мало. Но мы оба знаем, что это не так.
  - Петарда, значит? - переспросила я, чувствуя, как подымается новая волна возмущения. - Чего ж ты раньше молчал, знаток женских душ!
  - Не "женских", а твоей, - поправил он.
  - Вот именно! Раньше не жаловался.
  - Раньше меня это веселило.
  - Ах вот как?!? - как же это было обидно.
  - И тогда я думал, что от этого не зависит твоя безопасность. Я ошибался, а сейчас знаю точно, что необдуманные поступки ни к чему хорошему не приводят. Не хочется тебе напоминать, но последнее такое твое решение привело к моей смерти.
  - Ты не можешь обвинять меня в этом! - я была в ужасе от такого поворота разговора.
  - Не обвиняю, а напоминаю. Если бы ты тогда не сделала поспешных выводов из-за того, что я обнял давнюю подругу, то не сбежала бы из квартиры прямо в лапы бандитам, - напомнил он. - А ведь могло быть еще хуже. Я мог опоздать.
  - Я не верю, что мы говорим об этом. Ты... ты веселился? - переспросила я.
  - Это было забавно, - заметил он и усмехнулся, что-то вспоминая. А потом сосредоточился на мне: - Прости. Наверное, ты хотела, чтобы я тебе солгал.
  Я смотрела на человека, который был моей единственной большой любовью и не верила, что он только что это произнес. "Веселился". Слово отдалось ноющей болью в сердце. Я - "забавная".
  - Ошибаешься, - сказала я горько. - Я бы хотела, чтобы ты сказал мне правду тогда.
  - Прости, - ответил он и его глаза вдруг стали неимоверно глубоки. - Я подумал, что прошлое уже не имеет значение. Разве не это ты собиралась мне сказать?
  Мне хотелось побить его, убежать, исчезнуть, утопиться! Мне хотелось деятельности! Сумасшедшей, бездумной, вдохновляющей... Та, что определяла характер и давала силы жить дальше. Та, которую почти задавил быт с Владом. Я крепко зажмурилась, стараясь сдержать тысячу порывов, что рвались из глубины сердца. И тут я поняла, почему так сильно любила Кириги: с ним я могла быть собой. Не делать из себя кого-то умнее или "адекватнее". Но это оказалось... ошибкой. Как так может быть?..
  - Ты должна научиться контролировать свои порывы, иначе слишком просто попасть в беду, - сказал он, забросив рюкзак на плечи, двинулся обратно к зимовью.
  Закрыв машину, двинулась следом, постоянно спотыкаясь, потому что ослепла от слез. Вдруг жить стало чертовски тяжело. Эта мысль переключила меня на другое наблюдение - обратно я шла налегке. Кириги ничего мне не доверил.
   Я смотрела на спину впереди идущего и как всегда копалась в себе. По сути - он прав. Я действительно раскисала когда рядом был сильный мужчина вроде его или Порохова и в тоже время вела себя как полковник, когда рядом был кто-то вроде Влада, например, сослуживцы.
   Видимо это проявлялось в зависимости от силы "оппонента". Каким бы хорошим парнем не был Влад, я бы вряд ли доверила ему наше спасение. Уж лучше организовать все самой. А вот Кириги и Коля - парни не робкого десятка. Они подчиняю себе любую ситуацию так, что мне и не снилось. В свете их личностей во мне тут же просыпалась неуверенность и беззащитность.
   Вспоминая прошлое, в частности знакомство с Кириги я вспомнила, что часто вела себя не лучше сопли, а все потому, что знала - Кириги мне не обыграть. И должна признаться, что мне очень повезло, что невиданная мне сила таки заставила его принять мою сторону.
   Я решила не временить и расспросить его. Возможно это последняя возможность расставить все по полочкам.
  - Забавляло, говоришь.
  - Джен, неужели тебя так задело мое мнение?
  - Не поверишь, но задело! - честно призналась я.
  - Ты же умная девочка. Журналист и насколько я знаю, довольно популярный. Неужели ты не можешь трезво оценить свои поступки в прошлом?
  - Могу, - подтвердила я. - Просто мне странно слышать это от тебя. Я думала, ты меня... ладно, проехали.
   Кириги опять остановился, но на этот раз подошел к ней поближе:
  - Договаривай, раз начала.
  - Я думала, что ты любишь меня. Причем любишь такой, какая я есть. Глупая, взбалмошная, "неадекватная"... А ты, выходит, ждал какого-то "пробуждения" с моей стороны, да? Чтобы я тала серьезной, ответственной, правильной... Если так, то даже хорошо, что мы расстались.
   Кириги внимательно всматривался в мое лицо:
  - Представляю, как ты разочаровался, когда твоя жаба так и не превратилась в прекрасную принцессу, - у меня из глаз потекли слезы. Как же это обидно - не оправдать ожиданий и расставаться с иллюзиями. Все это время, живя с Владом, я думала о том, что должна притворяться "идеалом", ведь никто кроме Кириги не сможет любить мои несовершенства, но оказалось, что даже он на это не способен. Жить вдруг стало очень горько. Значит то была не утраченная возможность, то была еще одна иллюзия.
  - Ничего я не ждал, - ответил он, заключив мое лицо в ладони. - Ты мне нравилась. Маленький беспокойный смерч. Да, ты была смешная, непохожая ни на кого. Хоть я живу уже ни одну сотню лет и знаю людей вдоль и поперек, с тобой мне было интересно. Если бы не твоя "взбалмошность", ты бы никогда не явилась на ту вечеринку, где мы с тобой познакомились. А если бы не твоя необычность и молнии в глазах, я бы никогда не взглянул на тебя. Не нужно мне принцесса и никогда не была нужна.
  - А зачем ты мне сейчас это все наговорил? Разве не для того, чтобы сказать, что никогда не любил меня?
   Он рассмеялся, но как-то совсем не весело.
  - Какая же ты глупенькая, - покачал он головой.
   Я ударила его кулаком по груди, но вместо того, чтобы помешать мне, он всматривался мне в глаза.
  - Ты сейчас так на меня смотришь, словно мы вместе. Словно я до сих пор имею право прикасаться к тебе, повалить на траву и любить до исступления.
   Я испугалась и в тоже время страстно желала этого. Как же было бы здорово снова почувствовать хоть часть того, что было. Мои губы приоткрылись, а тело охватил жар.
  - Ты бы сказала мне "да", верно? - я слышала его голос, но не понимала слов. Его лицо было так близко к моему... Он с легкостью озвучивал все мои потаенные желания и мечты. У главным их объектом всегда был он сам. - И я бы принял тебя. Любил бы так, что ты забыла свое имя и на каком ты свете. - Его руки опять начали ласкать меня. Где-то на задворках сознания я терялась в догадках, к чему он ведет. Еще секунда и я сама наброшусь на него и тогда уж он забудет собственное "я". - Только вот теперь ты уже не моя.
   Эти слова остудили меня, словно ушат холодной воды. Кириги все еще ласкал меня, но глаза его горели не только страстью, но чем-то еще. Словно он жаждал задеть меня за живое. Мое тело все еще хотело его ласк, а вот разум воспротивился. Я знала, что он ведет какую-то свою игру.
  - Объясни мне, почему, - спросил он, прижимая меня к себе. - Что в нем такого, Джен?
  - Прекрати! Не трогай меня, - сказала я, но с ужасом заметила, что мои руки вцепились в его одежду, не желая расставаться.
  - Так кому мне верить? Словам или рукам?
   Наверное я знала, что это случиться, когда согласилась с ним идти за продуктами. Просто я ожидала, что он меня возьмет меня силой, как изобразил это в первый раз. В конечном итоге - я сама готова была его изнасиловать. Да, разум пытался противиться, но даже он хотел "продолжения". В итоге мы просто катались по траве, неистово целуясь и стягивая друг с друга одежду. Как же я за этим скучала! Совсем не похоже на то, что я испытывала с Владом. Я даже сказала, что это совершенно два разных занятия.
   Как долг и страсть.
   Мне хотелось впитать его в себя. Полностью, без остатка:
  - Тише, - шепнул он мне на ухо, когда мои пальцы от нетерпения случано соскользнули с застежки его джинс и невольно ударили его по крепкому прессу. - Мы никуда не опоздаем.
  - О! - скривилась я и продолжила свое занятие с еще большим упорством. - Заткнись!
  - Слушаюсь и повинуюсь, - хихикнул он и позволил себя раздеть.
   Наверное так себя чувствуют сумасшедшие коллекционеры, когда к ним в руки попадает вещь, о которой они мечтали всю жизнь. Я наслаждалась обладанием мужчиной. Я не могла сдерживать постанывания, вырывающиеся из груди, встречающие каждый его толчок. Прикусив зубами кожу его плеча, я подумала, что счастлива.
  
   Странно, что мне не холодно. Хотя мы лежим посреди тайги, комаров тоже не видно и не слышно. Между ногами саднит, а Кириги водит пальцем по моей груди. Мне не хотелось разговаривать, хотя я видела, что он бы не прочь. И тут подсознание подсказало, что он просто соскучился. Эта мысль подняла теплую волну и я повернулась к нему с улыбкой. Я думала, что он скажет сейчас что-то приятное или дерзкое, но вместо этого он снова занялся со мной любовью. Только в этот раз после моего оргазма он не спешил скатываться, а внимательно следил за лицом, все еще находясь внутри.
  - Ну и как это было? - спросил он с легкой улыбкой. Что-то в ней было не так, но я решила не обращать внимание.
  - Ты знаешь, - ответила я, словно довольная кошка и поцеловала ключицу.
  - Откуда мне знать, что чувствуешь, когда изменяешь кому-то, - ответил он с усмешкой.
   Через мгновение до меня дошел смысл его слов. Я забилась под ним, словной пойманный зверь:
  - Пусти меня! Так вот в чем дело! Ты доказать мне что-то решил?!?
  - Ты какая-то гиперактивная, - насмешливо ответил он, но так и не отпустил, с легкостью обездвижив и лаская.
  - Негодяй! - выдавила я. - Это ты меня затащил в постель!
  - В траву, дорогая. В траву, - улыбнулся он, продолжая исследовать меня бесстыжими руками. - И помниться мне, ты чуть ногти себе все не посрывала, избавляя нас от одежды.
  - Я думала...
  - О, чтобы ты не думала, удача оказалась на моей стороне, а не Влада, - улыбнулся он жестоко. С тех пор как вы здесь, вы не разу не занимались сексом, а мы - уже дважды.
  - Подонок!
  - Такой уж я подонок? В свете того, что ты - главный инициатор нашей связи...
  - Ты первый начал!
  - Любой свободный мужчина на моем месте попытался бы склонить понравившуюся девушку к близости, тем более в густом лесу.
  - Ладно, я сдаюсь! Что ты мне решил доказать? Что я порочная тварь? - взорвалась я. - Прекрасно! Празднуй победу! Да, я хочу тебя, несмотря на то, какой ты подлец! Доволен?
   Кириги замолчал, а издевательская улыбочка исчезла с лица, уступив место серьезному выражению:
  - Я просто хочу понять, почему он?
   Моя голова упала на траву. Он спросил меня это до того, как заняться любовью, а теперь спрашивает после. Перед глазами пронеслись и другие моменты, когда он давал понять, что лучше... лучше Влада.
   Кириги встал и начал одеваться. А я закрыла глаза. Он неправильно задает вопрос. Нужно не "Почему он?", а "Почему не я?" Он затеял это непонятное соревнование сначала намеками, а потом сексом и все для того, чтобы убедить меня, что он достойнее... Да я и так это знала! Как же могло было быть иначе?!? Кириги всегда был и останется для меня лучшим мужчиной. Только вот на вопрос: "Почему не он?" так сразу и не ответить.
   - Я наблюдал за твоим Владом, - я вздрогнула от этих слов, после чего взглянула на полностью одетого Кириги. - Ему без няньки не обойтись. Не только здесь, но и в городе. А тайга бывает опасной, именно поэтому я советовал тебе быть более собранной. А не потому что это "забавно до определенной черты". Одевайся. Он, наверное, заждался, - сказал Кириги с отвращением и отвернулся.
   Мне хотелось броситься к нему и хорошенько встряхнуть, но вместо этого я молча натянула свитер.
  
   Конечно, я понимала, что с ним твориться. Но от себя отказаться было еще тяжелее. Вот только решить нашу проблему - это сломать схему, тщательно выстроенную в моей голове. Она предполагала понятие не только о правильной жизни и отношениях с родителями, но отчасти о добре и зле. Я смотрела на спину впередиидущего и кусала губы. Ну и что, что мы все еще любим и хотим друг друга. Это ничего не меняет, что в Киеве, что в тайге. Он все еще он, а я все еще я.
   Не буду его разуверять. Если он считает, что причина нашего разрыва - Влад, пусть думает так и дальше. Пусть голову себе сломает, мешать не буду. Это проще, чем объяснить, что причина в нас самих.
   Или во мне.
   Ладно, пусть во мне.
   Я пыталась представить, как бы было, если бы до сих пор были вместе. Первое, о чем я подумала - никаких "семейных обедов". И даже если бы я пришла в гости к родителям, то они бы устроили мне мозгомойку по поводу выбора спутника жизни. Я не хотела уподобляться тем своим подругам, которые не хотели ехать домой только потому, что у них с родителями неразрешимые разногласия.
   Но даже если бы я пошла на это... Какой была бы наша жизнь? Я представила тот ночной клуб, в котором мы с ним встретились. Толстосумы и их "девочки". Стало гадко. Не стоило забывать, что Кириги хоть и не программист, но киллер. Убийца.
   Я вспомнила, как мы жили после его триумфального спасения. Сначала немного пожили в его квартире, а потом отправились сюда. Наши дни проходили либо в тренировках моего тела, либо в постели. И комаров тогда не было, - подумала я отгоняя пищащую мошкару.
  - Ах ты черт! - сказала я, уже почти сходя с ума от их писка, как ту все прекратилось.
   Странно.
   Я взглянула вперед и оказалось, что Кириги за мной наблюдает. Иногда так хорошо иметь рядом небожителя. Комары бесследно исчезли. Сразу вспомнился бедняга Влад. Ему, небось, не так повезло.
   В любом случае, я Кириги не знала. А то, что о нем знала полностью расходилось с представлением об идеальном спутнике жизни. Мой мир настолько отличался от его, что нам бы пришлось выбрать какой-то один, а мне приходилось постоянно балансировать между. Он не мог жить в моем мире, а я не выносила его. Сначала я пыталась это не замечать, но давление нарастало с каждым днем. Он не видел этого, но в один прекрасный момент я просто сломалась. Я не знала, что отвечать маме, что говорить на работе и даже не заикнулась о своей проблеме ему.
   Кириги всегда делал так, как считал нужным или давал мне выбор, но какой-то такой комфортный, что не было сил что-то возразить. Я наперед знала, какие варианты выхода из ситуации он мне предложит, но меня не устраивал ни один. И тогда я решила вырваться из дилеммы, которая ежечасно разъедала мозг.
   Большая любовь хороша только до слов: "И жили они долго и счастливо", но фраза справедлива вплоть до того момента, пока влюбленные не замечают, что кроме их чувства вокруг огромный мир, с которым приходиться считаться. И тогда все клятвы блекнут. Над любовью берет гору чувство самосохранения. Хочется бежать без оглядки...
   Именно поэтому сказки заканчиваются на воссоединении героев, ибо дальше быль.
   Так случилось и с нами. Побоявшись его выбора, который он считал единственно правильным, сама сделала совершенно противоположный.
   И жалела об этом каждую последующую минуту жизни.
  
  Глава 5
  
   Когда мы вышли к зимовью нас встретил перевозбужденный Влад.
  - Ей! Никогда не поверите, что я нашел! - он позвал за собой даже не обращая внимания, что Кириги тащит большой груз. Блондин легко сбросил сумки с плеча и последовал за фотографом. - Смотрите!
   Влад передвинул кровать, под которой оказался люк в погреб.
  - Большое дело, - пожала я плечами. - И так понятно, что тут кто-то основательно поселился, раз вырыл колодец.
  - Ты не видела, что внутри! - парень радовался так, будто нашел Атлантиду, не меньше. - Там столько оборудования, что...
  - Оборудования? - удивилась я.
  - Да! Даже компьютер есть! Не новый, но...
  - В зимовье? - удивилась я. - Посреди тайги?
  - А я о чем!
  - Откуда же тогда электричество?
  - В том то и дело, что тут есть насадки для солнечных батарей.
  - А ты откуда знаешь? Лично я их только на калькуляторе видела!
   Влад пожал плечами:
  - Когда был мальчишкой, ходил за компанию на радио кружок. Я и сам не заметил, как увлекся, - усмехнулся он. - Тут все толково, я тебе скажу! Более того, под сараем тоже есть подвал. И те трубы, что там лежат очень похожи на вышку. Кто тут жил, черт возьми?
   Я тоже с интересом посмотрела на Кириги. Не смотря на то, что мы уже сюда раз приезжали, никаких видимых следов цивилизации я не заметила.
  - На все руки мастер, - просто ответил он и не заметив более ничего интересного вышел на улицу за сумками. Я глянула проследила за его направлением, а потом взглянула на дыру в поле, откуда раздавались восхищенные возгласы.
   Я бью все рекорды. За пять минут два открытия. Или даже три. Только странно, что Влад так и не починил расшатавшуюся розетку, а Кириги никогда не говорил, что в зимовье можно жить не хуже города. Убедившись, что Влад по сих пор не вышел из подполья, я ринулась на улицу, за Кириги.
  - А конкретнее, - шепнула я. - Кто? Что? Когда?
   Он хитро глянул на меня, поддев:
  - Жалеешь, что во время нашего медового месяца, - с легкой издевкой ответил он, - не было доступа в сеть?
   Меня меньше всего сейчас интересовал интернет. Просто он не сказал мне таких важный вещей. Это показалось чуть ли не предательством! Да и выводящая из себя шатающаяся розетка не давала покоя. А еще его поведение после... Я сощурилась и покачала головой:
  - Ну и гад же ты!
  - Желание побыть наедине с женщиной - теперь преступление? - он улыбнулся. - Знаешь, я прожил семисот лет, но никогда соперником мне не выступал неодушевленный предмет.
   Я вспомнила, сколько раз Кириги хмуро смотрел на мой ноутбук:
  - Ну знаешь ли! - фыркнула я. - Без компьютера в современном мире - никак! Он помогает жить! От него одна польза!
  - Особенно в постели, - напомнил он и сморщил нос. - Никогда не забуду не замолкающую аську.
  - Я в этом не виновата, - напомнила я.
  - Конечно, - согласился блондин. - Только мне все это оказалось ни к чему.
  - Действительно, зачем небожителю интернет? - выдавила я.
  - В яблочко, - повторил он таким же издевающимся тоном, а потом он всмотрелся в мои глаза и прошептал: - И ты бы тоже смогла так.
   А мне стало вдруг противно. Я машинально украдкой потерла бедро, вспомнив сколько раз я на него падала во время тренировок. Ненависть к занятиям борьбой росла, словно лишайник с первого дня. Даже то, что со мной работал Кириги, а не безразличный тренер не спасало. Это не мое. Просто не мое. И пусть мне пообещали силу, которой могут владеть только боги, я ненавидела каждую секунду, проведенную в спортивном зале.
   Он же не понимал и не приемлил моих посиделок в социальных сетях, утверждая, что они съедают все мое время. Возможно, он был прав, но лучше рассматривать фотографии давних знакомых, чем падать на татами.
   Мы и сами не заметили, как из общих интересов у нас остался только секс.
   Я любила его. Очень сильно. Вот только его мир... я не могла в нем жить, небожитель совершенно не вписался в мой, а общего мы так и не создали. Даже если прямо сейчас брошусь ему на шею, все вернется на круги своя. Сморкнув носом, повернулась к зимовью.
   Но решить, что же делать с жизнью дальше оказалось не суждено. В домике нас поджидал сюрприз - пятеро незнакомцев с длинными волосами, облаченных в белые одежды. Я попробовала отступить, но наткнулась на широкую спину Кириги:
  - Это что-то новенькое, - прозвучал его голос.
  - Шумовая завеса, - ответил один из новоприбывших. - Только исследуем, но даже этого достаточно, чтобы застать Сердце дракона врасплох.
  - Новенького, - поправила я и тут же все взгляды были направлены на меня. Стало неуютно.
  - У нас гости? - спросил Влад, подымаясь из лаза, но увидев собравшуюся компанию, потерял дар речи. Но никто и не собирался обращать на него внимание. Длинноволосые сверлили друг друга взглядами.
  - Я слушаю, - наконец сказал Кириги. - Хотя в пору было бы просто выбросить вас отсюда.
  - Мы пришли с миром, - с гадкой улыбочкой ответил "главарь".
  - Не сомневаюсь! - издевательски ответил Кириги. - Попробовали бы вы прийти с чем-то иным!
  - Это можно организовать! - не выдержал стоящий чуть поодаль, но предводитель остановил его нападение жестом.
  - С миром, - сказал он с нажимом опустив глаза, но я поняла, что он мысленно посмотрел на своих спутников. Даже мне стало не по себе.
  - Это Рука? - спросила я тихо.
  - Им бы я был рад больше, - хмыкнул Кириги. - Джен, это небожители.
  Я на секунду задумалась.
  - Погоди... Ведь только ты и Форесты свободно передвигаетесь по планете, правильно? Значит они из монастыря?!? - сказать, что я была удивлена, значит не сказать ничего. Впервые я смотрела на людей, словно они диковинные животные.
  - Пассия? - поинтересовался главарь с усмешкой.
  - Джен? Небожители? Монастырь?!? - подал ошарашенный голос Влад. - Что это все означает?!?
  - Мог бы выбрать себе кого-нибудь и по лучше, - поддел Кириги главарь, с интересом меня рассматривая.
   Быть моим личным врагом никогда не было сладко:
  - А ты не завидуй! Тебе все равно нельзя! - ответила я с наслаждениям и тут же поймала пораженный взгляд Влада. Мда... шаг влево, шаг вправо - расстрел. Не радужно.
   Оставалось лишь мило улыбнуться всем присутствующим. Когда взгляд остановился на Кириги, почему-то почувствовала, что он наслаждается моим неловким положением. "Ну и пусть!" - досадливо подумала я, как тут блондин отвернулся и взглянул на незваных гостей:
  - Я весь внимание.
   Главарь улыбнулся, но только губами в вежливо сказал:
  - Нас послали, чтобы пригласить вас на гору Ву Дан.
  - Куда? - изумился Влад.
  - В Китай, - объяснила я, все еще пялясь на новоприбывших.
  - Меня больше интересует, зачем, - сказал Кириги, сложив руки на груди. - Что-то я не помню, чтобы последние пятьсот лет я был там званым гостем.
  - Говорят "сто лет" - поправил Влад.
  - Что? - все уставились на Влада.
  - Когда имеют ввиду "очень давно" по-русски говорят "сто лет", иногда говорят "век", как в выражении "век воли не видать", а если отношения неформальные, то можно сказать "тысячу лет" или "миллион лет", но никак не пятьсот. Так не говорят.
   В комнате повисло долгое молчание. Я кусала губу, а длинноволосые уставились на "лингвиста" тяжелыми взглядами. Как же я могла забыть, что Влад единственный, кто не знает, что имелось ввиду именно несколько веков.
  - Спасибо, Влад! - вдруг сказал Кириги, в совершенно несвойственной ему манере. - Но суть вопроса это не меняет. Назовите хоть одну вразумительную причину.
   Парень, который стоял сзади что-то прошипел на китайском, а лицо Кириги вдруг окаменело. Его тело плавно качнулось, но тем самым он закрыл меня.
  - Давайте не горячиться, - предложил главарь. - Тем более, что здесь есть люди, которые могут серьезно пострадать.
   Ой, как бы мне хотелось, словно героине боевика, выступить из-за спины Кириги, и дать отпор наравне, но жизнь сильно отличается от сказки.
  - Если ты так этого боишься, то шел бы отсюда, прихватив своих шавок, - тихо сказал Кириги, но от его голоса кровь стыла в жилах. Даже я заметила, как напряглась пятерка.
  - Меня просил Настоятель, а значит, я не имею права ослушаться, ты знаешь, - настойчиво повторил главарь. - Ты получил официальное приглашение.
  - Видимо, они сильно изменились, пока я отсутствовал, - еще тише ответил Кириги.
   На лицах мужчин появилось мимолетное неприятное выражение, тут они все как по команде опустились на одно колено, их глаза опустились в пол, зазвучала странная фраза по-китайски. Я поморщилась. Какими "крутыми" воины казались вначале... а теперь такое чувство, что они твои слуги.
  - Похоже, нас действительно пригласили на Ву Дан, - сказал Кириги, наполовину повернув ко мне голову и замолчал, выжидая, чтобы не смущать Влада, я тоже тут же отвернулась, но тут же заметила, что все глаза в комнате обращены на меня. "Черт..." - я взглянула на Кириги и убедилась в своей правоте. Он меня спрашивал!
  - Делай что хочешь, - выдавила я чуть слышно.
   Но ситуация не изменилась, он все еще смотрел на меня. "Ах вот в чем дело!" - хотелось его хорошенько пнуть.
  - Нет, - прошипела я и отвернулась.
  - Значит, нет, - пожал плечами Кириги и повернулся к длинноволосым. - Нет.
  - Вы оба приглашены, - ответил главарь.
  - Оба? - удивилась я. - Подождите... а мне что там делать?.. Не-е-ет, ребят, развлекайтесь сами!
  - Что значит, оба? - наконец отошел от шока Влад.
   Теперь на него никто кроме меня не обратил внимания. Стало не по себе.
  - Слушайте, убирайтесь на свой Ву Дан и его, - я тыкнула пальцем в сторону Кириги, - забирайте! А то слишком много народу для такой маленькой жилплощади!
  - Джен, я без тебя не поеду, - заявил Кириги.
  - С чего это вдруг?!? - взорвалась я.
  - Ей, может кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?!? - Влад заорал так, что все зверье в радиусе километра почувствовало себя обедом.
   У меня не было сил, поэтому я просто махнула рукой и демонстративно взяла ружье главарь длинноволосых вскинул бровь, а другие усмехнулись. Пришлось снова повесить его на плечо, но строго взгляда не сменила, скомандовав:
  - На выход!
   Никто не сдвинулся с места.
  - Китайского не знаю, так что живо! - почти в истерике гаркнула я.
  - Можно поступить проще, - сказал Главарь и повернулся к Владу: - Настоятель Ву Дан пригласил в гости бывшего адепта Кириги и его девушку.
  - Бывшую! - визгнула я. - И вообще, я не верю, что я должна объясняться с первым встречным!
  - Вы встречались? Более того, были парой?!? - Влада новость просто сразила. - Но ты ничего об этом не говорила!
   У меня резко начала болеть голова. Я положила указательные пальцы на виски и закрыла глаза, ответив:
  - А ты мне про все ошибки молодости сообщил?
   Даже с закрытыми глазами я почувствовала, как усмехнулись новоприбывшие.
  - У меня не было ошибок молодости, - сказал он осторожно.
  - Похоже, одна только что появилась, - тихо сказал главарь, а я резко открыла глаза.
  - У тебя какие-то проблемы? - спросила я грубо.
  - С чем? У меня их много, - усмехнулся он.
  - Со мной? - рыкнула я.
  - Мой наставник пожелал пригласить тебя и твоего... бывшего в наш монастырь.
  - Туда не ступала нога женщины! - прервала я.
  - На самом деле, это не так. Ступала. Например, Кэтрин и новорожденная Морган. Если ты знаешь его, - он взглянул на безмолвного Кириги, - то скорее всего эти имена для тебя тоже не новы.
   Я злилась. Мало того, что явился белобрысый, так он еще и все свои проблемы притащил с собой!
  - Неужели нельзя просто оставить меня в покое? - спросила я устало.
  - Беспокойство - не то, к чему мы стремимся. И если тебе рассказывали о том, кто мы, ты должна это понять.
  - Я ничего не знаю о небожителях, - покачала я головой. - И внутренний голос мне подсказывает, что знать это мне не обязательно.
   Тут один из пятерки выступил вперед, и направился прямо ко мне. Его лицо казалось спокойным, но мне совершенно не хотелось иметь дело даже с самым умиротворенным из них! Он остановился передо мной и сказал что-то по-китайски.
  - Он говорит, что его зовут Баи. Он говорит, что ты напугана чем-то, но не нами. Чем-то большим. Он предлагает поехать в монастырь, потому что там ты найдешь спокойствие и гармонию. Он клянется, что там не произойдет ничего плохого. Клянется жизнью.
  - Не надо, - покачала я головой.
  - Он уже пообещал, - ответил Кириги тихо. - Он поклялся вечной жизнью, Джен. Это чего-то да и стоит.
  - Ты говорил, что все небожители стремятся умереть, - пискнула я, хотя даже от такой мысли мне стало не по себе.
  - Может быть Чунба и стремился к смерти, - ответил главарь надменно, - но остальные стремятся к просветлению. Стать частью Ци!
  - А разве для этого не нужно умереть?
  - Смерти нет, есть просто другое состояние, - ответил он.
  - А, - мнимо согласилась я. - Понятно... Но я все равно мне невдомек, зачем туда ехать. Он, понятно, - я кивнула на Кириги, который продолжал хранить нейтралитет, - он один их вас, хоть и не самый преданный, но я здесь причем?
  - Об этом мы узнаем только у Настоятеля. В любом случае, в монастыре не может быть хуже, чем здесь.
   На самом деле, он прав. Зимовье - не самое лучшее место для городских жителей, но и насчет монастыря у меня были очень большие сомнения. Я взглянула на Кириги, не знаю почему, но похоже он понял, что приняла приглашение. Мне стало досадно и тут я вспомнила о Владе. У того был настолько ошарашенный вид, что я просто подошла к нему и погладила спину.
  - Они правы, среди людей как-то спокойнее.
   Влад повернулся ко мне и долго смотрел в глаза, после чего серьезно спросил:
  - Кто ты?
  
  Глава 6
  
   Я сидела в машине с тремя незнакомцами, и это меня вполне устраивало. По крайней мере, никто не смотрел волком, как Кириги, или шокировано, как Влад. Мне даже повезло, что небожители с Ву Дан решили, что для гарантии "доставки" Кириги в монастырь, мне лучше быть в их поле зрения. Отсрочка небольшая, но я рада и ей. А вот предстоящий разговор совершенно не добавлял положительных эмоций.
   Стоило нам выехать на асфальтную дорогу, машины повернули не в сторону Улан-Удэ, а в обратную. Неужели мы поедем на машинах? Да тут ехать через... что-то мне нехорошо!
   Тут, подтверждая мои самые плохие опасения, автомобили начали набирать скорость. Смотреть на стрелку спидометра без надобности. Я и так знала, что никогда не ездила настолько быстро. Проверив ремень безопасности, я подняла глаза-блюдца на дорогу, готовясь к смерти. Влажные ладони хотела положить на бардачок, но передумав, прижала их к джинсам.
  - Спаси и сохрани, - непроизвольно прошептали губы.
   Тут я почувствовала на своем плече чьи-то пальцы, а сзади послышалась тихая китайская речь.
  - Баи говорит, что все хорошо, - хмыкнул "главарь". - Не думал, что ты такая трусиха.
  - А с чего бы мне не бояться? - спросила я, обернувшись к нему, но как раз вовремя - машину поглотила темнота. И все. Слышался только шум мотора. И стук моего сердца. Но разве после смерти... И тут я заметила, что вокруг уже не темно. Разноцветные линии сопровождали автомобиль, словно на фотографиях огней ночного города. - Это и есть смерть?
  - Ну, нет! - хмыкнул главарь. - Врачи говорят, хорошую смерть нужно заслужить.
  - Хорошие врачи, - сказала я, заворожено глядя в окно.
  - Лучшие, - поправил он. - Плохие отправят в гроб молча. Кстати, я Лианг.
  - Очень приятно, - сказала я, даже не глядя на собеседника. - Баи, ты уже знаешь, а еще с нами в машине Юнску.
   Я тут же вспомнила, что именно он хотел драки с Кириги, а еще это означает, что он знает русский. Значит, всех русскоговорящих посадили со мной.
  - Лианг, а мы сейчас где?
  - Ты не знаешь? - искренне удивился тот.
  - А должна была? - зала я третий по счету вопрос.
  - Просто странно, ведь ты встречалась с Кириги...
  - Хватит! - оборвала я. - Неужели даже спросить ничего нельзя, чтобы не вернуться к этой теме?!? Мы не встречаемся!
  - Но встречались.
  - А еще я в школу ходила и в институт, но об этом никто не спрашивает. Какая разница? Что было, то прошло.
   Я услышала сзади громкий хмык, а потом тихий голос Баи.
  - Кажется, Юнску не верит, что ты и он...
  - Послушай, - взорвалась я. - Нет никаких я и "он"! Есть я и Влад. Кириги почти ничего мне о себе не рассказывал! И не показывал ничего. Я одно знаю, в вашем монастыре ему было плохо. Он ненавидел его всеми фибрами души, поэтому и ушел. А теперь вы считаете его предателем и так далее и тому подобное!
  - Ты хоть знаешь что такое Ву Данг, белая женщина? - теперь уже негодовал Юнску. - Какая честь была ему доверена! А особенно в те времена! Люди умирали и убивали за то, чтобы хотя бы приблизиться к тайне небожителей!
  - Его избивали в вашем монастыре! - вступилась я. - Маленького мальчика!
  - Без крови не бывает учебы, - фыркнул тот. - Все мы через это прошли! - но несмотря на браваду, я почувствовала, что он сомневается. И я, и он знали, что Кириги не тот человек, чтобы жаловаться и ненавидеть понапрасну. Даже я пару раз схлопотала от родителей, но тут все было гораздо серьезнее. Учитель Кириги был маньяком, а маленький ученик, которого тот купил за бутыль рисовой водки - его единственной жертвой.
   Я повернулась и внимательно посмотрела на Юнску:
  - Ты можешь убеждать себя в чем угодно, хотя тебя там не было, можешь врать мне, глядя прямо в глаза, но мы оба подсознательно знаем, что будь ты на месте Кириги, или Чунбы, ведь я уверенна, именно так ты его про себя называешь, ты не выдержал бы и недели, - лицо парня серело на глазах. - И уж тем более не прожил бы столько. Зависть - страшная вещь, но твоя догматичность продиктована не ею, а страхом.
  - Я не боюсь его! - рявкнул он.
  - А зря, - пожала я плечами и отвернулась.
  - Вот теперь я верю, что ты была его девушкой, - одобрительно сказал Лианг, за что получил мой бешенный взгляд. - Ей, я же сказал "была".
  - Вы слишком на нем зациклены, - покачала я головой.
  - Ты должна понимать наш интерес. Небожитель за стенами монастыря, тем более живущий столь долго... Но даже не это самое интересное. Ты - вот что будоражит умы.
  - Он не был девственником, когда мы с ним встретились, - поморщилась я.
  - Не в этом дело. Из-за тебя он ушел из триады.
  - Они нужны ему были, как пятое колесо! - фыркнула я.
  - Возможно, - согласился Лианг, - но ты упускаешь главное.
  - Что же? - удивилась я.
  - Возможно, Кириги не нужна была триада, но всем остальным он очень нужен в триаде!
   Такого заявления я не ожидала и похоже не я одна. Юнску тоже засуетился.
  - Брат, что ты такое говоришь?!?
  - Сам подумай, - ответил он. - Почему мы сейчас готовы к нападению как никогда? Почему волнуются старейшины? Да потому что когда Кириги был в триаде, мир Ву Данг был в равновесии, а сейчас мы не знаем, чего ждать.
  - Но каким образом Кириги сдерживал нападение? Он же не двойной агент! - удивилась я.
  - Нет, но при всей своей нелюбви к монастырю, он всегда чтил традиции и он сотрудничал с Рукой до тез пор, пока они не вступали в войну с небожителями и не просили преподавать мастерство Ву Данг. Главы Руки успокоились тем, что в их рядах один из самых сильных небожителей и занимались своими делами. Но сейчас они фактически лишились предмета гордости и гаранта мира.
  - И они будут искать способы восстановить баланс, - ответила я.
  - Нет, - невесело улыбнулся Лианг, - заботиться о мире и равновесии - наша прерогатива. А им нужно наглядное подтверждение, что они сильнее.
  - То есть Кириги - трофей.
  - А теперь я верю, что вы "бывшие".
   Я признательно и холодно улыбнулась в ответ.
  - Называй это как хочешь, но Рука очень гордилась этим фактом и сдается мне, что старейшины почувствовали, что все может обернуться не в лучшую сторону для монастыря и мира в Китае.
  - И все только чтобы потешить гордость?
  - А из-за чего начиналось большинство войн?
  - Ты не можешь этого знать, - напомнил Юнску. Ему очень не нравились размышления Лианга.
  - А мне кажется, что именно поэтому Кэтрин Форест в свое время воскресила Кириги. Вот зачем он был нужен.
  - Как победоносный флаг, - сказала я с отвращением. - Мне и самой в это слабо вериться.
  - Возможно, я ошибаюсь, - подтвердил Лианг. - И хочу, чтобы сказанное не вышло за пределы этого автомобиля.
  - Друзьям, понятно, а мне зачем это знать? - спросила я.
   Лианг ничего на это не ответил и мы вылетели из туннеля в совершенно незнакомую гористую местность на что-то вроде посадочной полосы. Я обернулась, сразу за нами из темного туннеля вылетела вторая машина, за которой пространство тут же сомкнулось.
  - Временно-пространственная дыра - лучший способ путешествия.
  - А... - а что еще на такое ответить.
   Стоило выйти из машины, как рядом оказался Кириги. Он ничего не сказал, а просто придирчиво меня осмотрел. Я же в свою очередь глянула на Влада. Тому поездка явно не пошла на пользу. Он сел на корточки, низко опустив голову.
   Я направилась к нему, но Кириги схватил меня за локоть:
  - С ним все будет в порядке, - выдавил он. Я вырвала руку из его пальцев и продолжила путь. Только вот пострадавший был мне совсем не рад. Успев встать, он глянул на меня презрительно и отвернулся, делая вид, что осматривается, хотя одна рука для твердости лежала на машине.
   Не помню, чтобы чувствовала себя такой... двуликой. Я отвернулась, чтобы дать Владу немного личного пространства, но тут же взгляд зацепился за Кириги. Костяшки пальцев зачесались - так хотелось врезать по морде одного длинноволосого блондина.
  - Берите вещи и в путь, - безапелляционно ответил Лианг. - Хочется попасть домой засветло.
  "Прекрасно", - подумалось мне. И чем дальше, тем прекраснее становиться. Когда я проходила мимо Кириги, то услышала:
  - Он простит.
   Я тут же остановилась столбом:
  - Ты правда так думаешь?
  - Куда он денется, Джен? Ты вся его жизнь.
  - И ты бы простил?
  - Твой грех передо мной больше, чем перед ним.
  - Правда? И что же это за грех?
  - Ты решила не в мою пользу.
   Мне опять захотелось нанести ему какое-нибудь увечье.
  - Хочу тебе напомнить, что прежде чем начать встречаться с ним, я рассталась с тобой. Я тебе ничего не должна. Это не измена.
  - А это важно? - уточнил он.
  - Что? - удивилась я.
  - Согрешила ли ты. Важно?
  - Говори прямо, - не выдержала я.
  - Для меня не имеет значения расстались мы или нет, - я нутром почувствовала, что он говорит откровенно. - Эти категории нужны тебе. Если разговаривать, то словами, если любить - то безоблачно, без страхов и сомнений, если встречаться, то жить вместе, а если расставаться, то поставить все точки над і и хлопнуть дверью. Только одного не пойму, почему это у тебя не получается, Джен?
  - Голубки, - ехидно напомнил Лианг. - Мы идем в горы. Джен, рюкзак.
   Я подошла к машине и достала небольшой рюкзачок, с которым не расставалась. Небожителям доверься, но о себе не забывай - вот что я твердо усвоила из прошлой жизни. Нести рюкзак Кириги я не позволила и вообще, мне дико хотелось оказаться от него как можно дальше, хотя это не мешале его простым словам разъедать мозг. Что он имел ввиду, когда говорил, что категории и определенность нужны только мне? - думала я, шагая вслед за Владом. - А ему не нужны? Ах да, как я могла забыть! Он же книг не читает, потому что боится, что чужое мнение дурно повлияет на его мировоззрение! Нет, оно конечно, понятно! Когда ты можешь жить более семисот лет и при этом выглядеть на двадцать пять... Я бы на его месте тоже чхала на всех с высокой колокольни! Только вот если все действительно так, как он говорит, то что он на самом деле об этом всем думает? Я украдкой обернулась и тут же была награждена его яркой улыбкой. Конечно же, он наслаждался тем, что ему удалось меня взбудоражить! Знает же, гад, что я могу всю жизнь промучиться в догадках, но никогда не пойму, что же творится в его голове.
   Не знаю, чего ожидала от храма. Золотых куполов или яркого зарева... Но точно не каменных стен и зеленых черепичных крыш с загнутыми к верху углами. Несмотря на то, что в зданиях не было ничего примечательного с архитектурной точки зрения, дух захватывало. Хотелось наполнить легкие воздухом, раскинуть руки и почувствовать вкус жизни. Я почти ничего не знала о быте монахов на Ву Дан, о здешних порядках, но словила себя на мысли, что оно стоит того, чтобы остаться. Да, именно это ощущение - желание остаться здесь навсегда.
  - Дом милый дом, - противным тоном сказал Кириги, стоя у меня за спиной.
  - Ты просто светишься от любви к этому месту, - хмыкнула я, оглянувшись, чтобы насладиться зрелищем скисшего выражения красивого лица.
  - Ночами не спал, так горевал, - сказал, как выплюнул Кириги, после чего таки забрал у меня рюкзак, а через секунду я поняла почему. Длинные каменные ступени.
  - О нет! - простонала я, чуть не падая из-за подкосившихся от усталости ног.
  - О да, - подтвердил Кириги, не оборачиваясь.
   Я преодолела пару ступенек и остановилась, чтобы найти глазами Влада. Он как раз подходил, вернее подползал. Мокрый, грязный и измученный, он напоминал меня год назад, еще до того, как жернова по имени Кириги сделали из меня что-то вреднее, между непутевой девчонкой и универсальным солдатом. Мне хотелось подойти к нему, чтобы поддержать, но злой взгляд, который он бросил на ступеньки тут же разубедили в таком намерении.
   К концу подъема по ступенькам внешне я мало чем отличалась от Влада. И мне тоже очень хотелось кого-нибудь убить. Сил не осталось даже для приветливой улыбки. Но выпрямиться пришлось, потому что нас встречали. Почти везде, даже на крышах стояли люди в белых кимоно. Они все внимательно смотрели на нас, в тоже время чувствовалось, что они напряжены. Тут по центру я заметила три фигуры в длинных балахонах.
   Мужчина что стоял посредине погладил длинную бороду и что-то сказал по-китайски и я поняла, что он обращается к Кириги. После короткой речи, он сложил ладони вместе и поклонился. Тоже самое сделали и другие небожители. Я взглянула на Кириги, но он не последовал их примеру, а свое отношение к этому высказал, подбросив одну бровь. Это меня взбесило! Люди одели нарядное кимоно, собрались, встречают, а он!.. Я ощутимо толкнула его в бок, что удивило блондина.
  - Что? - недовольно спросил он.
   Я жестами показала ему, что он козел и что нельзя так по-хамски отвечать на гостеприимство. Тут я вспомнила, что мы ни одни и что большинство присутствующих жесты как раз понимают, в отличии от русского языка. Мне стало стыдно, и я тут же коротко поклонилась, потом вспомнила, что ладони так вместе и не сложила. Пришлось сделать еще один заход, потом два ксикена, а неловкость заглушить улыбкой.
  - Это ты за всех? - поддел Кириги.
  - Черт тебя побрал! - ответила я ласково. - Неужели так сложно быть вежливым?
   Место ответа Кириги поклонился по всем правилам, но стоило отметить, что его пассаж в сторону монахов был более чем сдержан. Влад же только подходил к нам, пыхтя как бык. На формальное приветствие его просто не хватило.
  - Я покажу вам ваши комнаты, - сказал Лианг.
  - Но... разве мы не по важному срочному делу? - уточнила я.
  - На горе Ву Дан время может течь по-разному, иногда даже меняя направление, - пространственно ответил он и сделал приглашающий жест.
  - Если ты не поняла, он тебя послал, - шепнул Кириги.
  - Поняла, - рявкнула я и пошла в направлении, которое указывал Лианг. А что делать?
  
   Моя келья единственным окном выходила на монастырский двор и почему-то уверенна, что Кириги достался вид на горы. Опять я о нем думаю! Нет, чтобы решить, что делать с Владом. Вернее, не "делать", а нужно идти мириться. Тяжкий вздох. "Кого я обманываю?.. Нет! Прекратить! Нормальная жизнь, нормальные отношения, разве нет? А за "нормальным" - это к Владу. Прежде чем подсознание меня остановило я выскочила из комнаты, в два шага преодолела коридор и открыла дверь кельи Влада.
   Парень стоял ко мне спиной. Он уже успел сбросить футболку и теперь умывался, склонившись над тазиком. Заметив меня, он потянулся к куску ткани, служившей полотенцем.
  - Что-то случилось? - спросил он холодно и обернулся.
   Я зашла и закрыла за собой дверь, после чего села на кровать.
  - Ты прав, ты меня совсем не знаешь, - сказала я после паузы. - Я и сама себя не знаю. Просто в один прекрасный день оказалась не в том месте и не в то время. А потом все закрутилось, завертелось...
  - Женя, я ничего не понимаю.
  - Он помог мне. Очень сильно помог. Спас от смерти, хотя сам должен был убить. Сначала я боялась его, а потом... - рука сама сделала неопределенный жест. - Однажды я взглянула в зеркало и не узнала себя... У нас не было будущего, хотя он отказывался это принимать. И мы расстались.
  - Ты любишь его?
  - Он меня любит, - неуверенно сказала я. - Хотя ненавидит больше.
  - За что? - удивился Влад.
  - За то, что я хочу быть с тобой.
  - А ты хочешь? - удивился он.
  - Конечно, хочу, - ответила я, стараясь изо всех сил поверить в то, что говорю. - Наши с ним отношения меня немного изменили, но я хочу стать прежней, словно ничего и не было.
  - Но почему ты скрывала, что вы встречались?
  - Потому что не хочу, чтобы что-то стало между нами.
   Он всматривался в мои глаза, а потом сел рядом и взял лицо в ладони:
  - Не встанет, - и наклонился, чтобы поцеловать. Его губы мягкие и теплые никогда не вызывали той бури чувств, что приносило каждое прикосновение Кириги, но и отталкивающими их назвать нельзя. Я как всегда расслабилась, позволив себя любить, но тут дверь резко распахнулась, перепугав меня до смерти. Я открыла глаза и увидела, как Кириги сжимает горло Владу.
  - Ей! - заорала я что есть мочи. - Пусти его! Задушишь!
  - Она - моя, - прошипел он. - Что бы там не говорила. Ясно?
   Влад только и смог, что прокряхтеть, но блондин уже его опустил. Небожитель схватил меня за руку и поволок из комнаты.
  - Ей! Что ты себе позволяешь! Мы расстались! ЕЙ!
   Но он не слушал. Мужчина открыл дверь своей комнаты и буквально забросил меня внутрь.
  - Отношения нельзя просто так разорвать, - сказал он тихо. - Потому что вдруг это показалось неправильным.
  - Можно, - зло прошептала я.
  - Знаешь, когда ты уходила, я думал максимум, что тебе понадобиться на размышления - две недели. Думал, заскучаешь раньше, чем переступишь порог квартиры. Оставил тебя в покое всего на полмесяца... но ты оказалось проворнее меня.
  - Мне жаль, что ты ошибся... - начала я, но Кириги звучно ударил о стену и повернулся ко мне:
  - Я уже один раз слышал, как вы... - у него было злое лицо. Даже на секунду стало страшно, что он меня ударит, но тут до меня дошел смысл его слов:
  - Ты... нет. Не может быть. Нет!
  - Когда я вернулся за тобой, - подтвердил он. - И больше слышать это не собираюсь. В следующий раз пеняй на себя. Даже Кэтрин его костей не соберет!
   Он практически застал нас в постели, когда вернулся за мной? Боже... как же гадко. Казалось, этого мне не вынести! На выручку пришло чувство самосохранения в виде ярости.
   Эх! Были бы у меня силы ответить ему так же! Повалить на землю, попинать ногами... но нет же! Жизнь несправедлива, а я как всегда в меньшинстве, но от этого проучить Кириги хотелось не меньше. В арсенале осталось только злословие:
  - Прекрати истерить, - сказала я, скорчив недовольную мину.
   Реакция не заставила себя долго ждать. Я знала, что от таких слов он точно взорвется.
  Я ожидала чего угодно: от язвительного ответа до рукоприкладства, но блондин смерил меня презрительным взглядом и вышел, звучно закрыв за собой дверь.
   Когда я шла обратно, на дороге стоял Влад. Парень смотрел на меня с таким же выражением, как во время нашего бегства в Россию: пораженно-доверчиво. Только вот мысль о том, чтобы успокоить его, сказать что-нибудь мудрое и вечное вызывала отвращение.
   "Боже! До чего мы дошли!" - я обхватила голову руками. Никогда не понимала сцен из дешевых сериалов, когда с виду нормальные люди забрасывают друг друга грязным бельем. Но меньше всего я ожидала, что стану непосредственной участницей такой сцены. Более того, Влад наш постоянный зритель... нет, это не возможно, это не я! Это не мы! Это какой-то один непрекращающейся кошмар!!!
  - Женя? - тихо позвал Влад. - Женя?
  Я убрала руки с лица, пригладив волосы и наконец, посмотрела на него:
  - Что теперь?
  - А ты не видишь? - спросила я устало. - Я честно пыталась.
  - Пыталась? - кажется и это для него новость.
  - Да. Только видимо недостаточно сильно, потому что ничего не получается. Ничего.
  - Все будет хорошо, - сказал он и протянул мне руку. Я смотрела на нее. Долго смотрела, а потом развернулась и вышла. Мне надоело обманывать и его и себя. Просто надоело.
   Идти к себе не хотелось, ведь сейчас я не лучший для себя собеседник. Солнце уже почти село, но несмотря на подступающую темень некоторые монахи все еще упражнялись. Их плавные движения умиротворяли так же, как и огонь камина в рождественский вечер.
  - Восемь часов, - послышался из-за спины незнакомый голос.
  - Что? - удивилась я.
  - Восемь часов каждый день мы занимаемся восточными единоборствами и укреплением духа.
  - Восемь? - удивилась я. - Но это же так много...
  - Когда ты на войне, для тебя не сделают перерыв и не отпустят домой пораньше, - со мной поравнялся мужчина в длинном белом халате. Мы оба рассматривали идеалистическую картину - трое мужчин синхронно двигались на фоне заходящего солнца.
  Я повернулась к собеседнику и признала в нем настоятеля.
  - Зачем вы меня пригласили?
  - А тебе здесь плохо?
  - Мне... мне нигде не хорошо, - вдруг сказала я откровенно.
  Мужчина помолчал несколько секунд, а потом заговорил:
  - Знаешь, как появилось это место?
  Я отрицательно покачала головой.
  - Его создали великие воины прошлого для того, чтобы найти верный путь. Свой Дао.
  - "Путь"? - уточнила я. - С своего я, похоже давно свернула и не знаю...
  - Незнания это самая естественная вещь на свете, - уверил он. - Но чтобы найти свой путь, ты должна отгородиться от своих страхов и сомнений так же, как непроходимые горы защищают нас от врагов.
  - Выстроить горы? А как насчет того, что все свои страхи и сомнения приехали со мной?
  - Но и мы не избавились от триады, - напомнил настоятель. - Но все же нашли возможность следовать своему пути. Перестань переживать понапрасну и помни, что это самое лучшее место, чтобы найти свой Дао.
  - Я не хочу ничего искать, - откровенно сказала я. - Я просто хочу жить правильно.
  - Жизнь - это процесс. Даже если ты нарисовала себе образ того, кем хочешь стать, превратившись в этого человека, ты не сможешь сказать: "Я достигла всего, чего хотела". Перед тобой откроются новые горизонты и, возможно, они будут совершенно не такими, как ты ожидала. Главное сейчас - найти гармонию с самой собой.
  - То есть, мне не нужно восемь часов махать руками и ногами?
   Мужчина всмотрелся вдаль и улыбнулся.
  - Первые небожители были воинами отшельниками. Им мало было служить господину и работать в поле. Они хотели узнать секрет мироздания, да и что там скрывать - стать всесильными. Богами.
  - Небожителями, - тихо сказала я.
  - Верно. Они думали, что развивая физическую силу, они смогут этого добиться, но как показала жизнь - важно не столько развить тело, сколько дух. Ведь главная мощь небожителя, - он указал пальцем на висок, - здесь.
  - Но не смотря на это, вы занимаетесь телом большую часть дня, - покачала я головой.
  - А без здорового тела не будет здорового духа. Кроме того, мы знаем, что такое нечеловеческое усилие, боль, контроль - без этого стать мастером не получиться.
  - Почему?
  - Даже мы - люди. У нас есть желания, плохие черты, лень, в конце концов.
  - У меня на родине говорят: "Национальное единоборство - борьба с ленью", - улыбнулась я.
  - Да. Человеку не закаленному тяжело постичь законы вселенной.
  - Окропить землю потом и кровью, - поморщилась я.
  - Обильно, - согласился он. - И все для того, чтобы сломать те внутренние барьеры, которые стоят между тобой и силой внутри.
  - Пульт управления, значит, никто не выдаст? - опять хмыкнула я.
  - То, что достается легко - совершенно не цениться обладателем. Суровая школа сделает из учеников настоящих небожителей. Пройдя через все страдания и лишения они уже не смогут отказаться ни от звания, ни от миссии. Слишком уж тяжкий путь они прошли.
  - Но Чумба поступил иначе.
  - Кириги особый человек, - уклончиво согласился настоятель.
  - Предатель, - вырвалось прежде, чем я успела себя одернуть.
  - Да, но не такой, как ты думаешь.
  - Почему? - удивилась я.
  - Все ученики и небожители здесь добровольно. Они ни на что не променяют возможность учиться в монастыре. Даже те, кто тайно стремился к всевластию в процессе обучения либо ломаются, либо кардинально изменяют свое мировоззрение.
  - Но не Кириги.
  - Нет.
  - Бьюсь об заклад, вы знаете почему.
   Он изучающее на меня посмотрел, затем с расстановкой сказал:
  - Половина монастыря слышала ваш спор, треть знает, что было за минуту до него, а остальные узнают об этом, готовясь ко сну.
   Для полного натюрморта не хватает только пива, потому что лицо уже уподобилось варенному раку.
   - Не обижайся на них. У нас слишком мало событий, а людская натура... впрочем, завтра по этому поводу всем будет выговор, но сегодня нужно им дать насладиться сплетней.
  - Вы - изверг! Вместо того, чтобы сразу пресечь, вы...
  - Даже небожители лучше участья на ошибках, - ответил тот. - Но скажи мне вот что. Почему тебя интересует Кириги, если ты знать его не хочешь?
  - Только не нужно лезть в мою личную жизнь!
  - И не собирался, - ответил настоятель. - Мне интересно узнать ответ. Думаю, тебе тоже. Итак, почему?
   Я задумалась. В одном он прав, ведь я хотела быть как можно дальше от всего этого, но только замаячила возможность разобраться в сложных отношениях Кириги с остальным миром, не могла думать ни о чем другом. Я подняла глаза на собеседника:
  - Потому что мне не все равно.
   Мужчина кивнул и стал удаляться.
  - Ей! - позвала я. - Вы куда?
  - Отдыхай, - ответил тот, не обернувшись.
  
  Глава 7
  
   Я лежала, прислушиваясь к звукам за окном. Сверчки. И все. Это даже немного раздражало, ведь отсутствие шума большого города почему-то совсем не умиротворяло. Наверное, все дело в том, что место новое и кровать чужая. Хотя... я уже и не помню, какая на ощупь моя собственная. И вообще, после всех злоключений мне в пору отрубаться раньше, чем висок коснется подушки. Но нет, не тут-то было!
   Подняв голову, я раздраженно взбила подушку, после чего резко упала назад. Не помогло. Не почувствовала себя ни уютнее, ни комфортнее... вообще никак! Повернувшись, я понюхала наволочку. Приятный запах стирального порошка. Странно. Потом замерла и прислушалась к себе: не холодно, ничего не болит... но сна ни в одном глазу! Может барашков посчитать? Я представила как неуклюжие мультяшные твари перелетают через забор... Уже на двадцатом десятке сомнительное занятие порядком надоело. Может по парам считать, чтоб быстрее?
   "Отдыхай" - вспомнилось мне. Что га... то есть настоятель имел ввиду? Меня еще раз послали? Тут на ум пришло, что отдыхать не синоним "сну". И вообще, где-то я это все проходила. Пространственные ответы настоятеля, высокомерие Лианга, сочувствие Баи и чуть сдерживаемую агрессию Юнску. Только ярче, больше, сильнее. Хоть Кириги и не любит Ву Дан, но он похож на этих людей больше, чем ему кажется. Даже то умиротворение, в котором проходит большая часть их жизни, мне хорошо знакома.
   Я вспомнила, как однажды Кириги рассказал мне свою историю. О маленьком Чжу Чунбе, которого продали практически в рабство сумасшедшему монаху. Рассказ принес ему мало удовольствия - он прав, гордиться особо нечем. Но он же поднялся над ситуацией, стал лучшим небожителем в храме Ву Дан, но это не помогло. А его слова: "Я не желал такой жизни. Никогда не хотел быть монахом-небожителем". Чего же он хотел тогда? Ведь здешний храм не такое уж плохое место. Хотя... может, я всего не знаю?
   Нахмурившись, я стала перебирать в голове то, что знаю о Кириги. Он не любил небожителей и их образ жизни и в тоже время не хотел власти, ведь был момент в его семисотлетней биографии, когда вся Империя была у его ног. Он большую часть своей жизни провел в триаде, которая сначала была партизанским сообществом Белый Лотос, сопротивляющейся против имперской власти. Они даже победили ее, сделав своего предводителя Чжу Юаньчжана императором, основателем династии Мин. Но и эта ипостась не привлекла Кириги, потому что он поменялся со своим братом по оружию Го Цзысином местами. После этого он был "вольным художником" при триаде.
   Только теперь я подумала, что это довольно странная история. Чего же Кириги хочет от жизни? Для чего он живет семисот лет? Мне вспомнилось, что на вопрос, о чем он мечтал, он ответил, что не помнит. А потом пошли шуточки, мол, он мечтал обо мне.
   С губ сорвалось мерзкое фырканье. Как же! Он мечтал о ходячем несчастье, кой я была, когда мы познакомились? Или может он мечтал о стерве, которая не успев его бросить, пригнула в постель к другому мужчине? Ну, уж нет! Не могу себе представить человека, который хотел бы заиметь такое "счастье". Мне опять стало противно, насколько я мерзка особа.
   Странно, но именно это чувство помогло уснуть.
  
   Я шла по главной улице родного города, но вместо привычной модной толпы вокруг были только знакомые - родственники, друзья, бывшие сослуживцы... Я думала подойти к кому-нибудь, заговорить, но глаза разбегались от возможностей, потому не могла решить к кому именно. И тут до меня начало доходить, что что-то не так - никто не смотрел на меня, совершенно не замечал. Будто они меня не знали. По телу прошла холодная волна непонятно откуда взявшегося страха. Я начала громко кричать их имена, стараясь поймать ответный осмысленный взгляд, но никто на меня не реагировал. Я опустилась до мольбы и упала на колени. Почему меня никто не узнает?!? В сердце окутал леденящий ужас. Тут ко мне подошел единственный незнакомец и сильно тряхнул, сказав что-то по-китайски.
   Я открыла глаза и увидела над собой лицо Баи.
  - Что?.. Я...
  - Посмотри на меня, - послышался спокойный голос Кириги со стороны двери.
   Я повернула голову и наткнулась на холодный взгляд. Стало еще хуже, по телу прошел озноб, а губы затряслись.
   Он вздохнул и покачал головой, зайдя в комнату. Баи поспешно ретировался, а Кириги опустился рядом. В его глазах не было теплоты, но я чувствовала, что ему не все равно. Он... я не могла поверить! Он ОБИДЕЛСЯ! Да такого ни разу не было на моей памяти!!!
  - Я - сволочь, - подумала я вслух.
  - Нет, - покачал мужчина головой и убрал мокрую прядь с моего лица. Видимо, настолько испугалась, что проснулась в холодном поту.
  - Да. Мне не стоило так говорить.
   На его лице не отразилось узнавания предмета конфликта, значит, он обиделся не на мои слова. Тогда на что?
  - Что тебе приснилось? - спросил он, и я поняла, что он не хочет говорить о причине своей обиды, оставив мне только смутные догадки.
  - Самый жуткий кошмар, - призналась я.
  - Вижу, - ответил он, и в его глазах появилось сочувствие. Странно, видеть его таким... холодным. И в тоже время он всегда там, где нужен. Сердце облилось кровью - какой же он хороший! Влад и близко бы ко мне не подошел после такой размолвки. Да и где он сейчас? Может быть у небожителей слух лучше, но его-то комната ближе. Ну почему я такая дура?!? Ведь я сразу поняла, какой мне клад достался! Какой мужчина рискуя "карьерой" спасет жизнь незнакомки, когда по-хорошему должен был бы пустить ей пулю в лоб? Кто будет защищать ее, находясь постоянно рядом? Кто будет терпеть сумасшедшие выходки, не отличающиеся особой логикой? Он не просто хороший, он - золотой!
   Я зарыдала. От ненависти к себе, от нежности и признательности к нему, от собственного идиотизма и еще не прошедшего страха. Нервы накалились до температуры плавящейся стали. Нельзя так жить! Нельзя так думать! Нельзя так поступать с хорошими людьми. И черт с ней, с триадой! Я-то знаю, какой он! Я видела это не по его репутации, не по внешности и даже не по словам - а только по единственному критерию, по которому стоит оценивать мужчину - по его поступкам.
  - Не плачь, - сказал он спокойно.
   Вместо ответа я бросилась ему на шею, вцепившись скрюченными пальцами в черное сукно. Рыдания усилились, когда я почувствовала легкие поглаживания по спине.
  - Я бы сказал, что я всегда рядом, - послышалось тихое, - и что могу оградить от всех бед и невзгод. Но этого недостаточно, чтобы защитить тебя от того, чего ты боишься больше всего на свете.
   Он подождал, пока истерика утихнет, а затем бесстрастно вытер мои щеки, высвободился из цепких пальцев и беззвучно покинул комнату.
  
   Умывшись ледяной водой, натянула джинсы и футболку. И что теперь? На самом деле ничего не хотелось. Перед глазами стояло как никогда холодное лицо. Я хотела знать, что случилось, ведь думать о чем-то другом... Я невесело рассмеялась. Даже интерес к новому месту обитания пропал. Мне что Киев, что тайга, что Китай... Теперь. Я вздохнула и повинуясь урчанию пустого желудка вышла из дома. Первый же встреченный мной монах без слов кивнул в сторону импровизированной столовой.
   Монахи ели на улице и как рассказал Лианг, не только летом.
  - Все, кто живет в монастыре, выполняет какую-то часть общественных обязанностей - готовит еду, стирает, убирает или работает на огороде.
  - Я тоже хочу, - слова сами сорвались, но уже в следующую секунду я признала правильность стремления - труд отвлечет меня от тяжелых мыслей о своей сложной личной жизни.
  - Ты гость настоятеля. Тебе не обязательно подчиняться общему порядку.
  - Но ты сказал "все, кто живет в монастыре".
  - Как хочешь, - пожал плечами Лианг.
   На завтрак подали рис с тушенными овощами. Оказалось, что монахи - вегетарианцы.
  - Лианг, а откуда у вас рис? - спросила я, пытаясь пристроить палочки в руке. - Вы же живете в горах, а он растет на болотах.
  - Раньше, на соседней горе были рисовые поля, - ответил тот, умело обращаясь с палочками и нехитрой едой. - Но уже лет двести там выращивают только овощи, да и то не все. Нас финансируют.
  - Кто? - удивилась я, чуть не выронив "столовый прибор".
  - Я думал, ты догадаешься. Форесты, конечно.
  - Щедро, - только и смогла произнести я.
  - Ты права, но насколько я знаю, семья они очень богатая. Даже тогда, два столетия назад, когда Кэтрин еще не стала Сердцем Дракона, они были очень обеспечены. Тогда она и начала финансировать монастырь.
  - О чем речь? - к столу подошел заспанный Влад.
  - О том, что Кэтрин Форест финансирует монастырь.
  - А кто это? - удивился фотограф.
  - Она тоже небожитель. Сильнейший из ныне живущих.
  - Она - Сердце Дракона, - поддакнула я.
  - А что это?
  - Не что, а кто, - Лианг взял роль энциклопедии на себя. - Это звание присваивается мастеру, который может управлять материей даже не имея собственного тела.
  - Управлять материей? - переспросил Влад.
  - Они не просто группка отшельников, - устало пояснила я. - В том-то и вся загвостка. Все люди вокруг носители мощного знания. Если честно, больше похоже на магию, - призналась я.
  - Хотя это не так. Это способность нашего мозга.
  - Подождите! - остановил нас Влад. - О какой магии вы говорите?
   Мы с Лиангом переглянулись и тяжело вздохнули. Дальше последовала лекция о строении атомов и движениях электронов в природе.
  - ... и благодаря этому можно изменять атомную структуру, а значит и суть вещей. С помощью энергии можно из ничего восстановить человеческое тело. Но есть проблема - если ты мертв, твой мозг не работает, а значит - не может порождать мысли. Те, кто могут управлять энергией, имея в арсенале только дух, становятся Сердцем Дракона.
  - И много таких? - уточнил Влад, настороженно наблюдая за нами, словно мы умалишенные сбежавшие из дурдома, о которых он только что смотрел в новостях. - Очень долго это считалось невозможным, ведь в истории был лишь один такой человек, пока не пришла Кэтрин Форест и не сломала все стереотипы. Потом ее дочка пошла по стопам.
  - А потом и Кириги жизнь заставила, - сказала я. - Хотя он совсем не рвался.
  - Правда? - удивился Лианг.
  - Угу, - кивнула я.
  - А я уже поел, - сказал Влад с набитым ртом и поспешно ретировался.
   Его уход мы оба восприняли с облегчением. Лианг варился в супе небожительства всю жизнь, а я видела силу монахов с горы Ву Дан в действии, но про Влада нельзя сказать ни того, ни другого. Как ему не объясняй - все равно не поверит, пока сам не увидит, а показывать... лучше, чтоб он крутил у виска, чем верил.
  - Так, говоришь, Кэтрин помогает с деньгами?
  - Да, она считает, что должна поддерживать монастырь, ведь она очень многим обязана этим стенам.
  - А как же справлялись до ее появления?
  - Насколько я знаю, нанимались в работники и выращивали сами, а сейчас у нас больше времени уходит на совершенствование мастерства.
  - Но в тоже время больших успехов добились небожители, что прожили всю жизнь за стенами монастыря. Почему так?
  - Потому что человек больше всего растет в зоне неизвестного, - сказал настоятель, проходя мимо.
   Я не могла с ним не согласиться. Пока я не попала в жернова мафиозных разборок, я знала о жизни очень мало, и то, что было скорее почерпнуто из дешевых любовных романов, а не из жизненного опыта. Но несколько недель в обществе с Кириги по информативности можно сравнить с тремя десятками лет жизни! Не меньше!
  - Ну что там у вас? - вдруг спросил Лианг, а я удивленно на него посмотрела. Мужчина коротко кивнул в сторону и я увидела Кириги за столом с настоятелем. У блондина опять каменное лицо, а к еде он так и не притронулся. Я поджала губы от недовольства, но тут он повернулся ко мне, и я тут же отвела взгляд.
  - Буду помогать на кухне, - сказала я и, взяв свою тарелку, пошла в сторону поваров.
   Мне доверили мыть посуду, а я жестами попросила оставить приличную порцию риса и овощей для моих нужд. Парни довольными не казались, но все же уступили, видимо рассудив, что я обжора. Пусть думают, что хотят, только бы согласились. Не сомневаюсь, что если бы я была единственным мойщиком посуды, то провозилась бы весь день, а так за час мы успешно управились. Во время работы я который раз убедилась, что решение было правильным. Если до этого монахи смотрели на меня как на нечто диковинное, то сейчас я стала своей. Ну да, может, я не способна одним ударом переломить позвоночник или жить вечно с помощью медитации, зато не белоручка и зазнайка.
   Закончив работу, я взяла тарелку и пошла на поиски Кириги, которого обнаружила не в его комнате, а на смотровой площадке на крыше.
  - Привет, - сказала я ему в спину.
  - Джен, - утвердительно сказал он, но не обернулся.
  - Я тебя не отвлекаю?
   Послышался вздох, но он все же обернулся:
  - Конечно же, я скажу тебе нет, Джен. - сказал он устало. - Ты что-то хотела?
  - Ты ничего не съел за завтраком.
  - Не было аппетита.
  - Вот, - я протянула ему тарелку. - Покушай, пожалуйста.
   Кириги смотрел на тарелку так, словно это было НЛО, но все же взял.
  - Спасибо, - сказал он непонятным тоном, но так и остался стоять.
  - Сядь и поешь, - напомнила я после затянувшегося молчания.
   Он скрестил ноги и сел там же, где и стоял. Мне стало неловко смотреть на него, и я осмотрелась вокруг. У меня аж дух захватило от раскинувшегося вида.
  - Красиво как!
  - Угум. И вбкуннно.
  - Надо было поесть, пока еще было горячее, - пожулила я его.
  - Я как гляну вокруг - кусок в горло не лезет, - признался он.
  - И потому забрался повыше? - поддела я. - Наверное, чтобы вокруг не смотреть.
  - А я и не смотрю вокруг, - ответил он, а я непонимающе на него глянул. Не солгал, он смотрел прямо на меня. - А ты изменилась. Готовишь, ответственность появилась.
   Он резко замолчал, но я и так поняла, что он хотел сказать "забота". Вдруг мне стало стыдно. Он прав, я изменилась, ведь раньше я совсем не думала о таких вещах!
  - Может быть, я был неправ, когда не принял твой выбор, - вдруг сказал он. - Может быть это именно то, что тебе нужно?
  - Ешь, - напомнила я, а самой стало так дурно, что я чуть не лишилась своего завтрака прямо здесь, на одном из самых красивых мест на земле. Что значит "не принял твой выбор"? А "что тебе нужно"? Я не знала от какой из этих фраз мне делается хуже.
   Он кивнул и продолжил есть. А я отвернулась, чтобы не показывать выступившие слезы. Прошло минуты две, и я снова услышала:
  - Ты так и не рассказала, что случилось в Киеве.
  - Ты не спрашивал.
  - Я все ждал, пока сама расскажешь.
  - Ну, у тебя и терпение! - поддела я, вытерев влагу тыльной стороной ладони.
  - Я был рядом, так что опасность ни тебе и твоему хахалю, - он практически выдавил из себя это слово, - не грозила. А если бы было что-то срочное, ты бы бросилась на меня, ища защиты. Но судя по тому, что ты предпочла прятаться за спиной своего сопляка, стало ясно, что не все так страшно.
   Я совершенно неинтеллигентно шморгнула носом, повернувшись к нему. К блондину вернулась язвительность - хороший знак. По крайней мере, не холод.
  - Если хочешь знать, то на меня напали.
  - Кто? - удивился он.
  - Два здоровяка залезли в квартиру, - поморщилась я.
  - И это все? Все что ты знаешь?
  - Да, - пожала я плечами.
  - Никаких ночных клубов, странных знакомств, убийств, флешек с материалами по отмыванию денег?
  - Нет, - твердо ответила я. - Ничего такого. Я совершенно не знаю, почему она на меня напали. Я вообще в женском глянцевом журнале работала. Они даже в штат меня взяли, чтобы я не сбежала, но в последнее время не заладилось. Это и все, что со мной случилось в последнее время. Никаких знакомств, никаких гулянок. А уж тем более - никакого криминала. Я чиста - как сказал бы наркоман.
  - Но, несмотря на это, кто-то решил открыть на тебя охоту.
  - Да, - кивнула я. - И я не знаю, что думать. Решила, что пора драть когти из страны от греха подальше.
  - А как же твой верный пес?
  - Какой еще пес? - удивилась я.
  - Порохов, - напомнил он. И глумливым тоном добавил. - Николай Андреевич. Коля. Адвокатишка.
  - Откуда ты про него знаешь? - у меня просто отвисла челюсть.
  - В отличии от твоего нынешнего любовника? - поддел он.
  - Я не делаю секретов из своих друзей.
  - Возможно. Но и не афишируешь. Ну да ладно, ближе к делу. Разве твой адвокат не рассказал тебе, кому ты перешла дорожку?
  - Он не в курсе.
  - Может, врет?
  - Нет. Коля не такой.
  - Работает на мафию и "не такой"? - переспросил Кириги.
  - Думай, что хочешь, - обиделась я.
  - Знаешь, Джен, я ведь работал киллером в триаде и знаю, как это делается. Все будут улыбаться тебе в лицо и ты никогда не почувствуешь подвоха, пока не будет слишком поздно.
  - Беллини ты не улыбался.
  - С ним особая история. Он не нежелательная фигура, он человек, который замахнулся на то, что ему не по силам.
  - Я, правда, не знаю. Думаю, все дело в том, что я писала про экономические преступления. Но это было давно... ничего не понимаю.
   Кириги замолчал и я тоже.
  - Время покажет, - сказал он и поднялся. - Мы это выясним, когда разберемся с небожителями, - он хотел уходить, но я забрала у него грязную тарелку, что опять ввело его в странное состояние.
  - Что смотришь? - насупилась я. - Помыть надо.
  - Да так, ничего, - покачал он головой. - Пойду к настоятелю. Хочется уже узнать, зачем нас вытащили из нашего маленького рая на троих.
  - Расскажешь потом?
   В ответ Кириги выразительно на меня посмотрел, но ничего не ответил. Я пожала плечами. Ну что ж, пусть секретничают, а посуда требует чистоты.
  
   Наблюдая за силовыми упражнениями в исполнении сильных молодых людей можно провести не один час. Конечно же, я знала, что мое теперешнее положение - уникально, ведь я и Влад, единственные непосвященные, которые удостоились чести пребывать на территории храма.
  - Красиво? - спросил настоятель из-за спины. Я вздрогнула и обернулась - слишком знакомые ощущения. Да-да, именно так любил появляться блондин.
  - Я думала, вы сейчас беседуете с Кириги, - смутилась я.
  - Он тоже так думал, но у меня на этот счет свои планы, - ответил настоятель. - А о чем ты еще думаешь?
  - Не понимаю, что я здесь делаю, - покачала я головой и уставилась на дерущихся. - Только не нужно опять читать мне лекцию про Дао! Я не верю в то, что вы притащили меня из России только за этим! По-настоящему вам нужен Кириги! И может, мне не стоило это говорить, но думаю, вы хотите, чтобы он вернулся в триаду. Для равновесия и так далее...
  - Интересно, - сказал настоятель, но в голосе слышалось лишь желание поскорее поговорить о чем-то другом.
  - Сдаюсь! - подняла я ладони. - Чего вы хотите?
  - Знаешь ли ты, что означает "Ву Дан"?
  - Нет, но бьюсь об заклад, вы мне расскажите.
  - Ву - это пять, а Дан - уровень мастерства.
  - У вас есть уровни? - шутливо удивилась я. - А я думала, либо ты Сердце Дракона, либо нет.
  - Это сила, - поправил настоятель. - А я говорю про мастерство, а это совсем другое понятие.
  - Я вся внимание, - с этим человеком спорить просто невозможно, как и с Кириги в иные моменты, легче просто сдаться.
  - Не спорю, что на определенном уровне мастерства, сила понадобиться, но... расскажу-ка я лучше тебе притчу!
  - Давайте, - я попыталась изобразить воодушевление, коего совсем не чувствовала.
   Настоятель предложил мне присесть с ним на деревянную лаву и начал свой рассказ:
  - Однажды, великий мастер Лунь подвел пятерых учеников с пяти ямам и заставил запрыгнуть в них с закрытыми глазами. Осмотреться разрешалось лишь после того, как молодые люди окажутся на дне. Ученики уважали своего учителя, потому не ослушались.
  - И что было в ямах? - спросила я. Черт, самой интересно!
  - Ядовитые змеи, - хитро ответил старикан.
  - Мамочка! - я схватилась за сердце. Не люблю опасных тварей... за исключением одного. - Что с ними стало?
  - Со всеми произошли разные вещи. Первый замер от страха - он не мог пошевелиться. Не мог даже ничего подумать! Он забился в угол, подальше от ползучего гада.
  - Как я его понимаю! А другие?
  - Второй, заметив опасность, ловко выпрыгнул из ямы и убежал.
  - Это мне тоже знакомо! - ответила я, вспомнив как скрывалась от преступников.
  - Третий спокойно расправился со змеей и вылез из ямы с нее обездвиженным тельцем, - хоть я и не относилась к натуралистам любителям, но все же поморщилась. - От четвертого змея уползла сама, явно сильно опасаясь за жизнь, хотя ученик не угрожал ей, не гнался, а просто спокойно сидел в яме.
   Странная змея или... человек... Прямо как Кириги. Мне самой при первой же встрече хотелось оказаться от него как можно дальше.
  - А пятый? Был же пятый!
  - Мастер заглянул в пятую яму и увидел, как ученик сидит в центре и улыбается, а змея спокойно занимается своими делами.
  - Зачем вы мне рассказали эту притчу? - нахмурилась я, одолеваемая странными предчувствиями.
  - Мне жаль, что очень мало людей, которые занимаются боевыми искусствами, могут преодолеть третий уровень мастерства, большинство топчутся где-то между вторым и третьим. А вот Кириги это удалось. Но что странно, он веками топтался на четвертом уровне, но стоило тебе появиться в его жизни, как он тут же перешел на пятый, - после этих слов настоятель встал и, не добавив ни слова, удалился.
   Год назад я бы с истошным криком бросилась за ним, выспрашивая, что же он имел виду, на что намекает и вообще, что происходит, но сегодня я опять отвернулась в сторону упражняющихся молодых людей. Их то плавные, то резкие движения, действовали на меня, словно блестящие раскачивающиеся часы, но впадала я не в гипноз, а в глубокое раздумье.
   Я не являюсь небожителем, мне даже далеко до воина в полном смысле этого слова, но несмотря на это, я уже продвинулась в "уровне мастерства", от запуганной девочки, которая деревенела даже при виде пистолета, прошла путь к особе способной убежать подальше от опасности и при этом истошно кричала я отнюдь не всегда. Ну, разве что в случае с диким кабаном, ведь подобную тварь довелось увидеть впервые в жизни. А вот мафиозные головорезы вызвали только желание оглушить и смыться.
   Но это если говорить обо мне, а как же насчет Кириги? Ведь настоятель прав в том, что касается белобрысого. Его боялись веками, причем что триада, на которую он работал, что небожители вроде Юнску. Даже слепой заметит, что его бравада - скрытый страх перед сильным противником.
   Тут на площадке, где тренировались монахи, появился предмет моих рассуждений. Легок на помине, как всегда! Может поэтому я старалась даже не вспоминать его имени, когда жила с Владом... Страшно было подумать, чтобы случилось, если бы он застал нас... а он и застал. Только вот виду не подал. Снова стало противно и жутко стыдно. Мне показалось, что я его предала... хотя к тому времени мы расстались, верно? Только вот тяжесть от смутного ощущения неправильности происходящего... Вина за такой, казалось, "нормальный" поступок разъедала кислотой изнутри.
   Я мотнула головой, пытаясь забыть... переключиться на что-то другое. Хоть на ту же притчу о мастерстве... да на что угодно!
   Глаза искали, за что зацепиться, и как всегда, нашли Кириги. Блондин явно решил размяться, чем внес небывалую смуту в ряды тренирующихся. Один Баи бесстрашно вышел вперед и поклонился. Оказалось, что за лучиной "доброго паренька" скрывался по-настоящему сильный воин. У меня даже открылся рот от удивления. Только Кириги все равно оказался сильнее физически... да и ментальная ударная воздушная волна смела защиту Баи и его самого. Блондин не стал злорадствовать, как делают во время реслинга, а подал Баи руку для примирения, за что и поплатился - оказался рядом на земле. По смеху обоих поверженных, я поняла, что это самый простой прием, из возможных.
   Так что же заставило Кириги из вселяющего ужас монстра превратиться в человека "улыбающегося и позволяющего всем вокруг заниматься своими делами"? Если для того, чтобы перейти с первого уровня на второй мне понадобилось объективное отношение к действительности и способность хоть к какому-то действию, то чтобы перейти на третий уровень понадобиться сила, а для четвертого еще большая мощь, но в тоже время - всепоглощающий контроль. Я сама видела его действие и это производило еще большее впечатление, чем просто красивый бой... Но из триады он ушел из-за меня... Я поморщилась, не веря, что такое действие всего лишь любви... "Всего лишь", потому что Влад тоже меня любил, но не было ни одной уступки с его стороны, тогда как Кириги полностью изменил свою жизнь! Это было в нем, а не между нами, ведь он до сих пор не вернулся в триаду...
   Тут я некстати вспомнила про то, как он объяснял свое нежелание управлять мирами, хотя у него не раз была возможность. Он говорил про гармонию и ответственность, про Инь и Янь и другую тарабарщину, которую я сочла неправдоподобным бредом.
  - О чем задумалась? - спросил веселый женский голос. Я обернулась на неведомо откуда взявшуюся, но теперь спокойно сидящую рядом блондинку.
  - Маришка!
  
  Глава 8
  
   Я тут же крепко обняла лишь на вид нежную девушку. Кому знать как не мне, что за ангельской внешностью скрывается одна невероятная сила. И все-таки я в который раз убедилась, что способность убивать не делала человека плохим. Вернее, так происходило с обычными, слабыми людьми. Такими как я или Влад... А Маришка, ее братья и сестры переступили грань однозначности.
   Или может быть, они достигли той ступени мастерства, когда можно иметь возможность, но не предпринимать ничего, позволяя жизни идти своим потом.
  - Тут и правда монастырь, - выдохнула я в плечо подруги.
  - Почему? - рассмеялась та.
  - Вот я, например, не видела тебя уже черт знает сколько, а все думаю о смысле бытия, небожителях и... - я чуть отклонилась от нее, вертя кистью в воздухе.
  - Может, это потому, что ты раньше об этом не думала, а сейчас находишься в сердце событий? - хитро улыбнулась блондинка.
  - Как же я рада тебя видеть! - визгнула я, чем привлекла внимание двух, проходящих мимо монахов.
  - Я тебя тоже, - улыбнулась она. - Мне тебя очень недоставало.
  - Не верю, - покачала я головой, усмехаясь.
  - Иногда мне не хватает общения с обычными людьми. Мы словно законсервированы в своем мирке, понимаешь? Даже если я заведу подругу, но не смогу с ней поделиться даже малым, а если и поделюсь - она не поймет...
  - Я ваши небожительские штучки тоже не всегда понимаю, - напомнила я и легонько толкнула ее плечом.
  - Может быть, но ты хотя бы о них знаешь.
   Я вспомнила реакцию Влада на рассказ и поморщилась. Интересно, а как он отреагировал на временную трубу? Что-то мне подсказывало, что без Кириги дело не обошлось.
  - Ладно, рассказывай, как дела!
  - Дела? - уточнила я.
  - Ну, да. Я вижу, все уже не так запущено, как полгода назад, и она кивнула вперед. Там все еще кружком стояли монахи, а посредине находился Кириги. Но тут появились еще две фигуры. Они стояли дальше, так что я не могла понять, кто же это. Я прищурилась, но узнать... как тут мое зрение резко улучшилось. К тренирующимся шли Диши и Шастик.
  - Что?.. - заморгала я.
  - Не стоит садить зрение за компьютером, - хмыкнула Маришка. - Неужели Кириги не подправил?
  - Он не копается у меня в голове, - пробурчала я.
  - Извини, - пожала плечами красавица, - у Диши нахваталась.
   Я повернула голову обратно:
  - Они что, собираются вызвать Кириги на поединок?
  - Волнуешься? - поддела подруга.
  - Нет, - тут же отдернула я себя. - Кириги их сделает.
  - Но не обоих, - невозмутимо сказала Маришка.- А особенно, если Диши залезет ему в голову...
  - Но это не честно! - возмутилась я.
  -...возмутились мелкие предприниматели, наблюдая, как рынок захватывают транснациональные корпорации, - хмыкнула Маришка.
  - Не смешно! - огрызнулась я, хотя готова была грызть ногти от страха.
  - А кто смеется? - спокойно ответила Маришка, поправляя юбку. - В одиночку сейчас нельзя и, похоже, это почувствовал даже настоятель.
   Мышцы машинально сжались от плохих предчувствий.
  - Мне это не нравиться, - поделилась я впечатлениями.
  - Никому не нравиться, что его половинку могут легко победить.
  - Не легко.
  - Допустим, - пожала та плечами и начала подниматься. - Думаешь, мне стоит помочь братьям?
  Я потянула ее обратно.
  - Сами справятся, - ответила я, а потом доверительно сказала: - Я не про них говорила.
  Тут послышались странный звук. Обе девушки обернулись к сражающимся и успели заметить лишь обрывки голубой сферы, которая почти рассеялась. В центре стоял Кириги, а остальных, включая Форестов, отбросило на несколько метров.
  Я глянула на собеседницу в поисках ответов:
  - Защитная волна. Очень сильная. Ты права, это будет не легко... Так о чем ты говорила?
  Я сглотнула и продолжила:
  - Зачем мы здесь?
  Маришка снова сосредоточила внимание на мне.
  - Когда мы ехали сюда, Лианг сказал, что все из-за Кириги. Из-за того, что тот ушел из триады, чем нарушил равновесие между двумя школами боевых искусств, но теперь, когда здесь появились вы... Я рада только одному - здесь нет Кэтрин.
  - Почему рада? - удивилась собеседница. - Вы поссорились?
  - Нет, конечно! Просто ее приезд означал бы, что дело серьезное.
  - Обижаешь! - улыбнулась девушка. - А мы?
  - Вы... вы всегда бываете там, где вам нравиться.
  - Она тоже. Просто проводить время с Вульфом ей нравиться больше всего.
  - А кто это?
  - Я, наверное, неправильно сказала. Вульф - это Вульфрик, отец Морган. Ты же знаешь, что ни я, ни Диши, ни Шастик, ни Тигр не родные дети, а приемные. У Кэтрин одна кровь только с Морган.
  - Я знаю, - кивнула я. - Но не понимаю... Как же так получилось? Почему вы все небожители?
  - Мама хороший учитель. За ней легко идти, как за Моисеем. Перед ней расступаются моря и горы... Понимаешь?
  - Как перед Кириги?
  - Ты уж прости, но Кириги - лоботряс! - засмеялась она
  - Не-е-т! Не говори так! - я даже обиделась, хотя в глубине души была на долю процента с ней согласна.
  - И она приедет завтра.
  - Что?
  - Кэтрин приедет. Все приедут.
  - Нет! - эта новость меня по-настоящему расстроила.
  - Да чего ты боишься?
  - Это не к добру!
  - Слушай, тут тебе точно ничего не грозит. Ты пойми, что за исключением Морган и Кэтрин, как бы там Диши, Шастик и я не харахорились, Кириги - самый сильный небожитель. Так что ни тебе, ни твоему Владу опасность не грозит.
  - Откуда ты знаешь про Влада?
  - Я хоть и небожитель, но все равно девушка. Я люблю сплетни.
  Я поморщилась.
  - Какие могут быть сплетни в монастыре?
  - Самые грязные, поверь мне! Да и потом, я с ним уже успела познакомиться. Милый у тебя парень.
  - С недавних пор он мне не парень, - недовольно призналась я.
  - Чего ж так? - хихикнула она.
  - А ты как думаешь? - ответила я, скрестив руки на груди.
  - Как я могу судить, причина сейчас заставляет Шастика дышать дворовой пылью...
  - И пребывает в счастливом неведении, - добавила я. - Пусть так и остается.
  - Жестокая, - сощурилась Маришка с улыбкой.
  - Осторожная, - поправила я.
  - И ты мне не расскажешь, что произошло? - ласково спросила девушка, потрепав меня по плечу.
  - А что-то произошло? - спросил мягкий мужской голос.
   Мы резко повернулись вперед. Перед нами стоял Кириги.
  - Ничего не произошло, - в тон ему беспечно ответила я. - Просто мы сидим-гадаем, почему мы все здесь. Ты сам не задаешь себе этот вопрос?
  - Спорю, что никаких вопросов он себе не задает! - засмеялся Шастик, подходя ближе.
   Если честно, я разозлилась на него. Ну чего он? Кириги ему ничего не сделал, а в драку он сам полез!
  - Ой! - удивился парень. - Она меня сейчас убьет взглядом!
  - Не говори обо мне и о Кириги в третьем лице! Мы здесь, мы тебя слышим и можем ответить!
   Кириги насмешливо окинул меня взглядом, но все же повернулся к Шастику. Стоило брату Маришки глянуть на его лицо, он тут же отшатнулся и отпрыгнул подальше.
  - Ей! Чем вас тут кормили, что вы словно две гадюки...
  - Мы не змеи, - сказала я, но при этом схватила Кириги за рукав, чтобы он не набросился на парня. - По крайней мере. Не ядовитые. У нас просто нервная неделя.
  - Я думаю, - потянул Шастик, - учитывая обстоятельства, - и кивнул в сторону. Проследив за его жестом, я увидела стоящего в метрах пятидесяти Влада. Выражения лица рассмотреть не удалось - он отвернулся и ушел.
  - Послушай, - взорвалась я, - у тебя что, проблемы какие-то?
  - Да нет! - усмехнулся брат Маришки.
  - Так чего ты своими намеками добиваешься?!!
  - Все жду, пока вы расскажете какую-нибудь правдоподобную историю ваших отношений.
  - Прекрати, Шастик, - тихо, но твердо оборвала Маришка.
  - Я же помочь хотел!
  - И чем же? - усмехнулась она.
  - Да я уже как-никак почти двести лет на этом свете живу!
  - И сколько длительных отношений за это время у тебя было? - резко спросила сестра.
   Тут Шастик изменился в лице, потом внимательно посмотрел на каждого из нас. Все затаились, выжидая...
  - Да ну вас! - махнул парень рукой и исчез быстрее, чем появился.
   Маришка все смотрела брату вслед, а я заметила внимательный взгляд Кириги. Стало не по себе.
  - Что? - тихо спросила я.
  - Ты меня за руку держишь, - напомнил он.
  - Прости, - сказала я и тут же разжала пальцы.
   После этого он кивнул Маришке и отошел.
   Я чувствовала на себе ее взгляд.
  - Что? - спросила я недовольно.
  - Ты с ним другая.
  - В смысле?
  - И он с тобой тоже, - она словно не заметила моего вопроса. - Что произошло?
  - Это... сложно.
  - Да? А я-то думала, что у вас любовь! - улыбнулась она.
  - Так и есть, - призналась я.
  - И?
  - А я - дура.
  - Джен, ты уж меня прости, но так было всегда.
   Я решила не отпираться. Что можно доказать человеку, который запросто может порыться у тебя в голове?
  - А он мне слишком потакает, - ответила я, а с губ сорвался "ох".
  Откровение, которое я всегда знала?
  - Ребята! С вами не соскучишься! - засмеялась Маришка. - Может, хватит друг друга обманывать? Ходить вокруг да около, а просто позволить себе быть вместе?
  - Мы слишком разные люди и я - не небожитель.
  - Знаешь, для Морган тебе бы лучше придумать что-нибудь по существеннее.
  - Мы с Морган закадычными подругами никогда не были, поэтому не думаю, что понадобятся какие-либо ухищрения. Я просто не буду с ней об этом разговаривать.
  - Но Морган и Кириги - друзья.
  - Я как никто это знаю, - нахмурилась я.
  - Нет, я не верю! - удивилась Маришка. - Ты все еще ревнуешь.
  - Я не могу забыть, что Кириги мечтал видеть ее своей женой!
  - Но это ребячество! Они друзья!
  - Я знаю, - согласилась я недовольно, хотя знала, что жгучая брюнетка навсегда для меня останется чем-то из разряда незримых стен, на которые постоянно натыкаешься. Мало того, что я бешено к ней ревновала, так еще и... завидовала, как бы не стыдно признавать. На такую девушку не грех ровняться. Красивая, умная, сильная... Именно такая должна быть спутница у Кириги, а не слабая, безвольная дура, которая даже со своей жизнью разобраться не может. Ну и пусть я знаю, как сбежать из страны, но дать бой своим проблемам... Стыдно из-за происходящего, а втянув во все ни в чем не повинного Влада.
  - Маришка, ты права!
  - В чем? - улыбнулась она.
  - Я - дура.
  - Мы же, вроде, сошлись в этом.
  - Нет! Ты не понимаешь! Я все, ну просто все делаю не так! Не так живу, не так чувствую, не те решения принимаю... Раньше мне казалось, что я знаю ответы на многие вопросы, а теперь понимаю, что не знаю абсолютно ничего! Ноль, понимаешь, ноль без палочки!
   Маришка слушала меня очень внимательно, словно я произносила исключительно мудрые речи.
  - До встречи с Кириги, я думала, что невезучая и вся моя жизнь была одной сплошной попыткой стать кем-то! Неудачной попыткой. Я металась туда-сюда, но из этого ровным счетом ничего не выходило! А потом встретила Кириги - такого уверенного в себе. Мне казалось - вот он, человек, который знает ответы на все вопросы мироздания. Он красавец, он сильный, он любящий, но... он еще и уверенный. И это решило все. Мне хотелось этой уверенности. Понимаешь? Хотелось так сильно, страстно...Жаждала быть с ним, с его силой и знанием... Это как будто быть частью чего-то большего, чем я могла постичь, понимаешь? - я неуверенно взглянула на нее, а она кивнула. - Вот почему я его полюбила тогда. Говорят, что любят вопреки, а я любила за что-то... И не выстояла, - мой голос оборвался.
  - Почему? - тихо спросила она.
  - Я... я не дотягиваю до него.
  - Любовь - это не соревнование, - шепнула Маришка.
  - Но я терялась в нем. Я была с мужчиной моей мечты и все еще была... никем, - Маришка вздохнула и ее рука погладила меня по плечу. Но я дальше не могла говорить.
  - А сейчас?
  - А сейчас я никто, но уже без него. Даже для Влада я - никто.
   Маришка помолчала и мягко спросила:
  - Ты и сейчас воспринимаешь Кириги как лестницу к чему-то большему?
   Когда она произнесла это вслух, меня словно рубанули топором.
  - Нет. Сейчас я знаю, что... недолюбила его. Он заслуживает лучшего, чем я. Смотрю на него, а сердце кровью обливается. Хочется обнять, прижать к сердцу и никогда не отпускать...
   Из глаз сами потекли теплые ручейки, а Маришка меня тут же обняла.
  - Мы обе не правы, - сказала она. - Если человек признает, что совсем не знает жизнь, значит, он становится по-настоящему мудрым. Даже я не знаю жизнь и Шастик, как бы не утверждал обратное. Это он только с нами - клоун, а на самом деле он занимается криминальными расследованиями. У него на кухне вся стена завешана фотографиями жертв - ни одна барышня такого не выдержит. А он каждое утро за чашкой кофе смотрит на них и пытается влезть в голову психически больному человеку. Даже он, поверь мне, не знает жизнь, хотя каждый день видит смерть.
  - Совсем не успокаивает, - покачала я головой.
  - А я и не ставлю за цель тебя успокоить. Знаешь, в чем твоя проблема?
  - В чем?
  - Ты слишком много думаешь.
   Я удивленно уставилась на нее.
  - Анализируешь, выколупываешь факты, прислушиваешься к мнению других... более того, едешь дальше, делая выводы из рассуждений других!
  - Это плохо? - не поняла я.
  - Конечно! Ты накручиваешь себя, словно тугую пружину, сдавливаешь и потом... она резко распрямляется... и ты уже на новом месте! И ты снова делаешь тоже самое... стоишь-стоишь, а потом - бац и все совсем новое!
   Слышать такое было неприятно, но на задворках сознания я признавала ее полную правоту.
  - Я тебе даже больше скажу! Индийские йоги считают все навязчивые мысли - зло. Они засоряют сознание человека, закрывая от него истинный смысл вещей. Согласись, ведь все твои страхи и стремления - только в твоей голове.
  - Возможно, но...
  - Ты слишком много думаешь, - покачала она головой, - и при этом забываешь жить. Прекрати анализировать происходящее! Попробуй и тебе сразу же станет легче.
   Тяжело достойно ответить на такие заявления.
  - Как... как ты сама...
  - Знаешь, я стараюсь не задумываться. Когда ты знаешь, что можешь жить вечно, страх перед ошибкой пропадает. Даже в отношениях с Диши, если я ошибусь, то знаю, что смогу вымолить прощение.
  - Мне сложнее.
  - Чем же? Кириги точно может жить вечно!
  - Но я не могу. Мне нужно решать...
  - Ты как раз можешь, - улыбнулась Маришка.
  - Но я не небожитель!
  - Во-первых, это исправимо, а во-вторых, даже если это откажется сделать Кириги или Кэтрин - это всегда могу сделать я.
   Тут я почувствовала возбуждение.
  - Как?
  - Как? Точно так же как улучшила тебе зрение. Или ты думаешь, что сохранить твое тело в хорошем состоянии сложнее? У меня многолетняя практика. Я не просто выгляжу на двадцать, мое тело - молодое по-настоящему! Хотя, если захочу, то постарею, а потом опять верну себе молодость.
  - Невероятно! Как вы это делаете?
  - Материя, атомы... прочая ерунда, но главное - это умение управлять энергиями.
  - То есть, тебе нравиться жить вечно? - спросила я, наблюдая за сияющими глазами девушки.
  - А кому бы это не понравилось?
  - Кириги, - ответила я. - Он как-то говорил, что жить вечно - ужасно.
   Маришка окинула меня взглядом и улыбнулась:
  - Врал.
   Я непонимающе моргнула.
  - Кириги не мог мне врать, - такой вариант просто не укладывался в голове.
  - А ты сама подумай, почему он это "ужасно" терпел целых семьсот лет?
   Этот вопрос ввел в ступор.
  - Но он так... так яро доказывал... Нет! Он не мог!
  - Почему нет? - удивилась Маришка.
  - Кириги всегда был со мной честен! Всегда!
  - Ты говоришь, как фанатик.
  - Пусть! - обиделась я. И тут же побежала в ту сторону, куда направился Кириги. Сердце стучало в груди как сумасшедшее. Маришке понадобилось лишь одно короткое слово, чтобы перевернуть мой мир. И тут я увидела Кириги. Он стоял возле колонки и умывал лицо. Я подбежала к нему и попыталась успокоить дыхание.
  - Тебе нравиться жить вечно? - спросила я, почувствовав движение воздуха. Откуда-то я знала, что это Маришка.
   Кириги посмотрел сначала мне за спину, а потом в лицо.
  - Не жалуюсь.
   Волна возмущения подступила к шее.
  - Тогда почему ты уверял, что мучаешься?
  - Потому что это действительно так. Это постоянная работа над собой.
  - То есть, будь у тебя выбор, ты бы состарился и умер?
  - У меня есть выбор, - напомнил он, а у меня упало сердце.
  - Значит, Маришка права! Ты лгал мне!
   В зеленых глазах промелькнуло непонимание.
  - По поводу?
  - Ты говорил, что ненавидишь вечную жизнь! - взорвалась я.
  - К чему эти вопросы, Джен? - спросил он, выпрямившись и сложив руки на груди.
  - Она впервые поняла, что ты не святой, - мило пропела Маришка.
  - Ты сама знаешь, что это глупости!
  - Для меня - не глупости! - обиделась я.
  - Джен, я не могу понять, по какой причине ты меня допрашиваешь?
  - Потому что ты... Ты солгал! - я уже сама сомневалась в уместности этого вопроса, но что-то незримое, что-то внутри меня требовало ответа.
  - Не солгал, а не выложил все как на духу, а это разные вещи, - поправил он.
  - Я тебе поверила!
  - Я для того и сказал, чтобы ты поверила, - его глаза чуть сузились.
   Мне стало не по себе. Я вдруг поняла, что оказалась очень близко к чему-то. Смешков со стороны Маришки тоже не слышно, а значит, дело - дрянь!
  - Но... зачем?
   Он всмотрелся в мое лицо, тем временем его руки расплелись, мужчина шагнул ближе и взял меня за плечи:
  - Это ты мне скажи, зачем копаешься в прошлом?
  - Я хочу тебя понять.
  - Зачем? - повторил он.
  - Хочу понять, что было между нами, - пискнула я.
  - Но ведь это в прошлом, - напомнил он тихо. - Ты об этом говоришь каждый раз, когда целуешь меня... или когда целуешь другого. Разве нет? Зачем тревожить старые раны?
  - Я хочу знать.
   Он опять долго смотрел на меня, а потом все-таки произнес:
  - Потому что ты так не можешь.
   Слова прозвучали просто, но почему-то тут же заболела голова, а на плече появилась маленькая теплая ручка, напоминая о поддержке. На глаза выступили слезы, но я все еще не могла осознать их причину. Я зажмурилась, но когда открыла веки - Кириги уже не было.
  - Прости, что натолкнула тебя на это, - услышала я тихий голос.
  - Не что?
  - На выяснение отношений. Черт, какое же точное словосочетание! "Выяснение отношений"!
  - Ты о чем? Я ничего не понимаю!
  - А ревешь чего?
  - Не знаю, но мне как-то совсем плохо стало.
  - Это потому что ты знаешь ответ на свой вопрос, но отказываешься верить.
  - Тогда скажи ты, - вдруг попросила я.
  - Я не могу, - покачала она головой.
  - Не можешь или не хочешь?
  - Второе.
  - Пожалуйста, - попросила я, зная, что подписываю своему спокойствию смертный приговор.
  - Джен, Кириги прав - ты роешь совсем не там, где следовало бы.
  - Я. Хочу. Знать.
  - Ладно, - она низко опустила голову, рассматривая землю под ногами. - Но я тебя предупреждала...
  - Да, - кивнула я, хотя душа сжалась в маленький комочек от страха.
  - В вечной жизни есть только один минус - не все так могут. Больно терять близких... Я особо ни с кем, кроме собственной семьи стараюсь не сближаться, потому что знаю, что она состарятся и умрут.
  - Не понимаю. Так зачем внушать человеку отвращение к бессмертию?
  - Может, чтобы он его не хотел?
  - Кириги не хотел, чтобы я была бессмертна?
  - Мы этого не знаем, - напомнила Маришка. - Кроме того, потом все кардинально изменилось!
  - Но такой момент бы, - напомнила я.
   Маришка неуверенно, но кивнула.
  - Никакой вечной любви? - уточнила я, озвучив конец любимых сказок, и тут у меня ком застрял в горле. Только проглотив его я смогла выдохнуть: - Он не был уверен, что мы будем вместе всю жизнь?
  - Мы этого не знаем, - напомнила Маришка.
  - Но иначе... зачем ему...
  - Может быть, чтобы ты просто не завидовала?
  - Если он собирался поддерживать во мне вечную жизнь, то он бы мог как раз этим покорить, разве нет?
  - Может, он хотел покорить собой?
  - А сейчас врешь ты, - огрызнулась я.
  - Вот я и говорю - ты из мухи делаешь слона!
  - Ты разве не понимаешь! Он не хотел быть со мной всю жизнь!
  - Не правда, - покачала головой Маришка.
  - Он сам сказал!
  - Он не это сказал, - напомнила она, но я уже не слушала. Мне было не обидно, нет. Мне было страшно. Страшно, как никогда!
   Я впервые поняла, что могу и правда его потерять. Не сама решить как лучше, а просто остаться сама на берегу, краю обрыва, посреди пустыни... Его любовь оказалась величиной... изменяемой?
   Меня переполнили чувства, эмоции и вдруг мир вокруг сузился, словно его закатали в консервную банку. Когда я открыла глаза, то обнаружила себя лежащей на руках у Кириги.
  - Ты испугала Маришку.
  - Правда? - спросила я слабым голосом.
  - Она подумала, что у тебя припадок.
  - Шутка, достойная Шастика, - попыталась фыркнуть я.
  - Видимо, он плохо на меня влияет.
  - А кто на тебя хорошо влияет? - мне и правда интересно.
  - Ты.
  - Даже после смерти? - уточнила я, хотя сердце больно кольнуло.
  - Не говори ерунды, - закатил он глаза.
  - Почему же ерунды? Или не ты мне сказал...
  - Я знаю, что я тебе сказал, - перебил он, смотря прямо.
   Тут мысли опять заметались, словно стайка мальков, в середину которой бросили камень.
  - Ты решил меня задеть? - ахнула я.
  - Послушай...
  - Нет-нет-нет... Ты и правда это сделал! Захотелось помучить! Поставь меня на землю!
  - А разве тебе не все равно? - уточнил он с кривой усмешкой.
  - Отпусти!
   От таки поставил меня на ноги, а я тут же отпрыгнула.
  - Выходит не все равно...
  - Конечно, не все равно! - взорвалась я.
   Его лицо из самоуверенного превратилось в озадаченное.
  - Этого не может быть, - уголок губ несмело пополз вверх, но прежней уверенности не чувствовалось.
  - Почему это?
  - Хотя нет, может. Если самолюбие задето.
  - К черту самолюбие! К черту, понял? Я люблю тебя, дурень! - заорала я на него. - Как ты этого не понимаешь?!? А ты... ты сидел и рассуждал, быть нам или нет!
  - Ты врешь, - ответил он с металлическими нотками в голосе.
  - Черта с два! - ярость просто разрывала меня на кусочки.
  - Если бы ты меня любила, ты бы не ушла, - покачал он головой.
  - А если бы ты любил меня, тебе бы не пришлось думать, надолго ли мы вместе! - рявкнула я в ответ.
  - Ты не знаешь, о чем говоришь.
  - Нет, это ты не знаешь, о чем говоришь, - не сдалась я. - Все вы тут дико важные! Вечные! Кощеи Бессмертные! А мы, маленькие людишки, подле вас побираемся! Слово не можем наперекос сказать...
  - В чем-чем, а в этом ты преуспела, - напомнил он.
  - Пусть так, но разве ты когда-нибудь, хоть раз меня слушал?
  - Джен...
  - Что, Джен? Я уже, слава Богу, не первый год Джен, а ничего не меняется! Мне говорят прыгнуть - я прыгаю. Без вопросов! Говорят - поедем на Ву Дан... я еду! Еду, словно не имею выбора... а я его таки не имела! С тобой - никогда!
  - Это не правда, - четко выговорил Кириги. - Вся моя жизнь с нашей первой встречи была подчинена тебе.
  - Тогда почему у меня не было права голоса? - спросила я, порываясь стереть выступившие слезы. - Верно! Потому что ты знаешь, как лучше, не правда ли?!!
  - Джен...
  - А теперь я узнаю, что ты еще и раздумывал по поводу моей дальнейшей судьбы, хотя я уже тогда полностью от тебя зависела. И у тебя еще хватает наглости говорить, что я тебя не люблю? А ты меня любил когда-нибудь? Не как забаву, а?
  - Ты никогда для меня не была забавой, - напомнил он серьезно.
  - Неужели? А я чувствовала себя марионеткой! Все мои стремления казались тебе глупыми, а мысли... наверное примитивными. Я уже не говорю о моем стиле жизни...
  - Ты не права.
  - Врешь, - я сузила глаза. - Причем не мне, а себе!
  - Простите, что вклиниваюсь, но я уже и так наслушалась, - послышался голос Маришки. - Пойду Диши разыщу.
   Мне стало некомфортно. И почему я должна выяснять с ним отношения? Должна ли? Но я не могу иначе! Я хочу жить дальше, а то, что было без него - не жизнь. Но и с ним вместе тоже тяжело... Чего я хочу?
   Я задумалась, забыв о том, где я и что Кириги стоит напротив. Снова перед тем же выбором, только на дороге нет камня, который укажет, что будет, когда я выберу путь.
  - Может быть, ты права, - послышался тихий голос, который вырвал из лабиринта собственных мыслей.
  - Всего лишь "может быть"?
  - В чем-то, - добавил он, проигнорировав вопрос. - Но я верил, что действую во благо. Причем ни себе, а тебе. Если ты сейчас укажешь на мои ошибки, то я попрошу за них прощение.
  - Ты сам знаешь, что мне нечего будет назвать, - прошептала я.
   Мы помолчали, думая каждый о своем.
  - Ты бы хотела делать собственные ошибки? - спросил он.
  - Никто не хочет делать ошибки, но и жить по чужой указке тоже не годиться, Кириги.
  - Прости.
   Вместо того, чтобы почувствовать удовольствие, я ощутила глубокое разочарование.
  - Я слишком слаба для тебя, слишком тупа, слишком... земная...
  - Я тоже бываю глупцом, - возразил он.
  - Но мы слишком разные и ты это знал с самого начала...
  - Ты тоже это знала, просто не представляла всю глубину различий. Да и сейчас вряд ли осознаешь все до конца, - с расстановкой сказал он, а потом молниеносно подхватил рукой за талию и прижал к себе, сказав с нежностью: - Но я тоже тебя люблю, дурочка.
  - Не правда, - возразила я, уворачиваясь от губ.
  - С чего это?
  - Потому что ты решал: быть нам или не быть!
  - А ты, значит, такого решения не принимала, да? - улыбнулся он. - А мне помниться, что ты меня даже бросила, хотя говоришь, что любишь! Так где правда?
   Я всмотрелась в его глаза и сама не заметила, как сказала:
  - Какие глупости! Конечно же я тебя люблю!
   Больше его ничто не интересовало, потому что он начал бешено меня целовать. Сначала я охотилась за каждым вдохом, а потом решила его образумить.
  - Кириги, стой! Это ничего между нами не меняет и ничего не решает!
  - Тебе нужно разложить все по полочкам?
  - Да!
  - А это не может подождать пару столетий?
  - Не может!
  - Почему?
   Я попыталась высвободиться из объятий и к моему удивлению, он меня тут же выпустил.
  - Думаешь, я не понимаю, почему ты мне солгал? В вечной жизни есть один минус - это смерть близких людей. Тебе все равно, а мне... у меня они есть... пока... И я не могу оставлять это без внимания.
  - И какое отношение они к нам?
  - Самое прямое! Они - моя жизнь! Ты можешь мне дать другую реальность, и это я понимаю, но ради них я должна принимать решение сейчас! Правильное решение!
  - Поэтому ты меня бросила?
  - Частично поэтому, - согласилась я.
  - Замечательно, - саркастично заметил он.
  - Заметь, я еще не вернулась! - напомнила я.
  - Разве?
  - Да!
  - Точно, ты же не бросила еще своего хахаля!
  - Очень дипломатично! - фыркнула я.
  - Знаешь, раз ты меня любишь, то ты все равно никуда не денешься, - заметил он. - Я-то уже начал сомневаться, когда ты его себе завела.
  - Ну и самоуверенный же ты!
  - Ты меня знаешь, - подтвердил блондин, а я закатила глаза. - А мы ведь не такая плохая пара, а? Многие люди живут бок о бок всю жизнь и не догадываются о мыслях и чувствах друг друга, а у нас постоянный обмен информацией.
  - И тебя не смущает, что для того, чтобы этот "обмен" произошел, мне нужно полгода прожить с другим?
  - А вот это был запрещенный прием, - предупреждающе прорычал Кириги. - Этот мешок с дерьмом защищало только одно - я думал, что ты его любишь. Но теперь, когда я знаю правду, то мне очень хочется...
  - И не думай! - оборвала я его. - Если хоть волосок упадет с его головы...
  - Ты просишь о невозможном.
  - Значит, сделай, - огрызнулась я. - Влад не виноват в моих и твоих ошибках, понятно? Заруби себе на носу!
  - А жизнь с другим мужчиной сделала тебя забывчивой, - нехорошо сказал он. - Я не Влад и мне приказывать не имеет смысла...
  - Кириги... ты не будешь...
  - Почему нет? Другой мужчина спал с моей женщиной...
  - В то время я была его женщиной!
  - Распаляя мою ярость, ты хочешь сделать его смерть более гуманной, то бишь быстрой?
  - Ты не серьезно...
  - Очень даже серьезно.
  - Хорошо, чего ты хочешь?
  - Вот тут уже ближе к теме, - улыбнулся блондин. - А что ты можешь?
   Я смерила его взглядом, а потом ко мне вернулось игривое настроение впервые за... черт его знает сколько времени.
  - Ничего, - пролепетала я, а сама медленно, но верно потянула его голову к себе.
  
  
  Наверное, нужно начинать новую главу.
  Глава... ем... 9
  
  С Кириги всегда так - после поцелуя становиться ясно, что ничего не понятно, но целуется, гад, хорошо!
   Иногда я мысленно богохульствовала, представляя, а что бы было, если бы на моем месте оказалась какая-нибудь другая девушка? С не столь переменчивым характером и неустойчивой психикой? Нет, я не считала себя сумасшедшей, но и абсолютно нормальной себя назвать тяжело. Разве другие люди то впадают в панику, а то становятся тверже стали? Хотя о каком металле мы говорим! Чушь одна! Я никогда не была крепким орешком, даже когда настраивала себя на жесткую борьбу. Мой главный инстинкт - сбежать и спрятаться, а не встать к опасности лицом и бороться.
   А что бы делала другая? Повисла бы на Кириги, как гирлянда на елке, даже не глянув, что он убивает людей?
   А что?
   Красив, загадочен... богат, в конце концов! Я прикусила губу, рассматривая мужчину моей мечты и главного героя кошмаров одновременно. Да... большинство моих знакомых "невест" и не мечтают о таком! Ну и пусть азиат... но разве не мечтает большинство девушек выйти замуж за иностранца?
   Хотя, брак мне Кириги тоже не предлагал. Стало интересно и в тоже время не по себе.
  - Кириги... - начала я.
  - Судя по тому, как ты сдвинула брови, легко догадаться, что грядет новое обвинение.
   Тут я обиделась.
  - Пошел ты к черту! - в сердцах выпалила я и решительно направилась... Куда? Не сделав и десяти шагов, замерла истуканом. Не могу же я покинуть "поле битвы" без надлежащего повода! Пойду-ка я к настоятелю и потребую ответа на вопрос - почему мы здесь! Сколько можно! Я снова сорвалась с места, но теперь изменив направление.
   Настоятель стоял возле клумбы и поливал цветы.
  - Как хорошо, что я вас встретила! - начала я, скривив губы в улыбке.
  - А я все ждал, пока ты снова придешь, - ответил он спокойно.
  - Знаете, меня тошнит от того, что все делают вид, что знают меня как облупленную! Если это действительно так, то зачем я вам нужна? Скажите, будьте так добры!
  - Я думал, после нашего разговора, ты сама найдешь ответ.
  - Ваш монастырь - не первая передряга, в которую я попадаю из-за Кириги, - сморщилась я. - Так что тут и гадать не нужно. Меня интересует - зачем вам он!
  - Может, подождем до завтра, пока все соберутся?
  - Кэтрин и так в курсе. Вы это знаете, так же хорошо, как и я, а если нет, вы - дурак!
  - Судя по твоим речам, вы общались.
  - Было дело, - недовольно ответила я. Наконец до меня начало доходить: пере до мной настоятель монастыря, великий воин и очень уважаемый человек, а я веду себя как истеричная торговка на рынке... Это все Кириги виноват! Он меня раздраконил! Стыд-то какой!
  - И готов спорить - ты ей понравилась, - улыбнулся мужчина. - Она тоже бывает горячей.
  - Я, правда, хочу знать, - тихо сказала я. - Не про Кэтрин. Про опасность... Ведь именно поэтому мы здесь?
  - Да, - ответил мужчина, лейка снова окропила водой цветы.
  - И...
   Настоятель, не оборачиваясь, ответил:
  - Мы поговорим об этом завтра.
  - Сегодня, - нажала я.
  - Не думаю.
  - Зато я так думаю, - огрызнулась я. - Просто скажите, что происходит.
  - Кто-то убивает членов триады, - вдруг ответил он.
  - Кто-то? - переспросила я. - А причем здесь мы? Вернее, причем здесь Кириги? Он с ними не знается...
  - А ты откуда знаешь, - его губы растянулись в улыбке. - Вы же долго не виделись.
   Я моргнула, на секунду задумавшись, но потом решительно ответила:
  - Это не Кириги!
  
   Любое упоминание о том, что Кириги киллер, заставляло паниковать и резко отрицать даже объективную действительность. Мои моральные устои не позволяли задумываться, что я жила с убийцей. Честно говоря, хотелось соврать, перевести стрелки на кого-то другого, только бы очистить совесть, обмануть саму себя.
  Но реальность совсем не похожа, на сладкие мечты и фантастические истории. Иногда мне снилось убийство Беллини, словно напоминание, что все мое существование - один сплошной обман. Будто кредит у совести, морали, принципов, который не отдаешь, а с каждым днем долг неумолимо растет. Не знаю, может и есть люди, которые с легкостью забывают, что их счастье построено на чужих костях, но я оказалась слишком чувствительна.
   Второй большой секрет.
   Я усмехнулась. Жаль, что и ни с кем не могу поделиться, мне некому поплакаться. Жить с Кириги - это значит жить во лжи. Я не могла признаться в этом ни родителям, ни друзьям, меня не поняли бы даже Форесты, не то что белобрысый.
   Небожители жили в особом мире, где таким вещам не придавалось решительно никакого значения. Почему-то жизнь они не ценили вовсе. Ни свою, ни чужую. Единственным исключением оказалась моя жалкая душонка... Только вот я не жила "в особом мирке". У меня родители, друзья, знакомые... Мне страшно представить, что с кем-нибудь из них однажды случиться несчастье, а уж говорить о том, чтобы самой укоротить кому-то биографию... Иногда я вспоминала замерзшее озеро, где трое человек окропили лед кровью в обмен на мою жизнь. Я не знала о них ровным счетом ничего, кроме того, что они были в триаде. Но верно и то, что в Китае в триаде многие... Я понимала, что в тот день должны были "казнить" меня, но легче не становилось.
  - Ты этого не знаешь, - повторил настоятель, а я вдруг сдалась:
  - Не знаю, - но тут же себя поправила: - Точно так же как и вы.
  - Это верно, - согласился он, а я кивнула.
  - И завтра речь пойдет именно об этом?
  - Да. Я хочу узнать, кто именно ответственен за смерти. Ведь неприятности будут у всех нас. Если раньше присутствие Кириги в рядах триады, отсутствие опасных позывов со стороны небожителей и нейтралитет Форестов не возобновляли древнюю войну, то теперь нашелся прекрасный повод.
  - Они подумают, что виноват кто-то из нас...
  - Да.
  - Но ведь это никому не выгодно!
  - Почему же? Это выгодно фанатикам противостояния.
   "Таким как Юнску", - добавила я про себя.
  - А это не могли быть представители самой триады.
  - Могли, - ответил настоятель и замолчал.
   Я посмотрела пару секунд на его спокойное лицо и развернулась, чтобы уйти. Что гадать? Он ведь все равно не знает, верно?
   Кириги поджидал меня на том же месте, где я его оставила.
  - Удовлетворила любопытство?
  - Это ты их убил? - спросила я.
  - Я убил многих, Джен. Кого конкретно ты имеешь ввиду? - спросил он почти издевательски.
   Скорее всего он не знал о муках моей совести, но явно заметил, что к этой теме я слишком чувствительна. А может быть, это попытка скрыть свою вину за давние грехи?..
  - Ты ведь уже успел поговорить с настоятелем, верно? И он наверняка сказал тебе, зачем нас суда вызвал.
  - Он боится войны, - сказал он, словно это мелочь, например, покупка хлеба.
  - Между небожителями и триадой?
  - Как-никак эта война древнее, чем большинство государств, так что ничего удивительного, если она снова вспыхнет.
  - Ты так спокойно об этом говоришь...
  - Я это видел, Джен.
  - И думаешь, она тебя не коснется?
  - Почему же думаю? Меня она коснется в первую очередь, - пожал он плечами.
  - А, значит, и меня.
   Тут он напрягся:
  - Не должна.
  - Разве? А разве не я самое слабое твое место?
  - Я не позволю, чтобы с тобой случилось что-то плохое. И ты это знаешь.
   Я отвернулась и пожала плечами:
  - Знаю. Так всегда было, и, наверное, будет.
  - Вот именно, - твердо подтвердил он.
  - Но мне все это не нравиться... это нормально?
  - Ты не привыкла относится ко всему так, как я, - улыбнулся он. - Меня давно не волнуют мелкие проблемы, слишком много их повидал и знаю, что они не стоят и малой доли тех переживаний, которые мы на них тратим.
  - Но ты переживал за меня! - подловила я его, шутливо тыкнув пальцем.
  - А что мне оставалось? Я чувствовал уже тогда, что ты в моей судьбе не просто так.
  - Ты, наверное, расслабился на своих лаврах и боги решили тебя наказать, - злорадно улыбнулась я.
  - Все возможно, - кивнул он и притянул меня к себе, добавив: - Мое счастье и проклятье.
  - Как-то не очень это романтично звучит.
  - Правда романтичной не бывает, может, потому ты предпочитаешь ее не замечать.
   Мне действительно не хотелось ссориться, поэтому я просто кивнула, тем самым потершись о него щекой:
  - И ты ненавидишь меня за это?
  - Конечно, нет! - в его голосе слышалась улыбка. - Я знаю, что именно твои мечты - мое наказание. Я бы соответствовал им, если бы вел праведную жизнь, но я грешник, который всегда идет на поводу у своих желаний. Одно из них заставило меня пожалеть о всех грехах совершенных мной за жизнь...
  - Ты так говоришь, будто я сама святая, хотя это далеко не так.
  - Возможно, - согласился он. - Только для меня это ничего не меняет. Я бы очень хотел быть тем, кем ты хочешь меня видеть, но это невозможно. Стал бы я более желанен тебе, будь я праведником?
   Я задумалась и... не смогла ответить.
  - Я не знаю тебя такого.
  - А значит, и не любишь.
  - А значит, и не люблю, - кивнула я.
  - Не страшно любить грешника? - усмехнулся он.
  - До чертиков! - призналась я и тут меня осенило: - Хитрец! Как ты меня вывел, а! Мастер!
  - Немного психоанализа никому не повредит, - ответил улыбкой блондин.
   Я немного отстранилась и внимательно посмотрела на его лицо:
  - А если бы я тебе об этом сказала тогда, полгода назад, это что-то изменило бы?
  - Нет, - покачал он головой.
  - Но почему? Сейчас я так ясно все вижу! Тебя, себя, наши отношения... и в тоже время не ясно, но сейчас я хотя бы тебя понимаю... или себя... я опять запуталась! Черт! Но... я знаю, что со мной происходит, а тогда...
  - Если бы я попробовал поговорить с тобой тогда, ты бы не увидела, - покачал головой Кириги.
  - Здесь на Ву Дан, ученик, чтобы достичь нового уровня или приобрести новое знание, должен пройти испытание. Это делается для того, чтобы послушник никогда не забыл урок. Например, прежде чем стать Сердцем Дракона нужно умереть. Сама смерть и сила настоящего мастера не связанны между собой, иначе я бы не смог оставаться молодым веками, но испытание очень важно для того, чтобы принять себя нового, - он легко коснулся моих губ и продолжил: - Даже если бы мы с тобой поговорили тогда, ты бы ничего не поняла, более того - не поверила бы. Поэтому я должен был тебя отпустить, я хотел, чтобы ты разобралась в своей жизни.
  - Но все вышло не совсем так... - испуганно ответила я, помня об его откровении.
  - Я не знал, как все должно было выйти, - признался он. - Но я должен был дать тебе свободу, хотя мне было больно узнать, как ты ее использовала.
  - И ты будешь ненавидеть меня за это вечно? - спросила я тихо.
  - Когда я ненавидел тебя? - улыбнулся он немного грустно.
  - Нет? - удивилась я. - Не ненавидел?
  - Конечно, нет, - сказал он твердо. - Ненависть? Когда-то я ненавидел Ву Дан и всех здешних обитателей. Ненавидел люто! Мечтал о мести! Но потом... прошли годы и я понял, что от ненависти не осталось ничего. Может, в моей жизни не было полной гармонии, но в ней появился покой, а он помогает пережить ни одну эпоху, даже не заметив ее. А потом этот дурацкий меч...
  - Какой меч?
  - Меч Судьбы, - усмехнулся Кириги. - Разве ты не знаешь эту историю?
  - Какую?
  - О том, как Вульф, папа Кэтрин решил выманить зазнобу с помощью ее кровного оружия, - поймав ее непонимающий взгляд, он пояснил: - Это скорее разговорное выражение воинов. Кровное это то, что словно срастается с рукой, словно продолжение тела, а еще его часто передают по наследству. Так вот Меч Судьбы - это кровное оружие Кэтрин -легендарный клинок, - Кириги мягко улыбнулся. - Видишь ли, Вульф не знал, как ему найти Кэтрин, с которой он потерял связь бесяток лет назад, и тогда он решил ее выманить - выставив на всеобщее обозрение реликвию не только среди воинов, но и среди коллекционеров. Где и как он его достал - для меня все еще загадка. Вульф не учел, что за мечом придут и другие. Я был из тех, кого послала триада. В оружейной гонке за куском бесценного метала я снова почувствовал жизнь, особенно когда встретился с достойными противниками в роли Кэтрин и Вульфа. А всего через несколько лет подросла Морган и моя жизнь изменилась навсегда.
  - Не слишком приятно слышать такие вещи, - призналась я.
  - Я же тебе говорил, правда не бывает романтичной.
  - А если бы Форесты не "случились" в твоей жизни?
  - Наверное, я бы никогда не захотел узнать тебя, как человека.
  - Иными словами, ты бы просто меня убил? - укорительно улыбнулась я.
  - Может и не убил бы, - он улыбнулся поистине кошачьей улыбкой. - Скорее всего я бы не стал себе ни в чем отказывать той ночью да так, чтобы ты даже не подумала о пропавшей подруге. Следовательно, ты бы никогда не встретила Беллини и не попала бы в переплет.
  - Ты настолько уверен в том, что я бы соблазнилась? - подняла одну бровь я.
  - Я бываю очень милым, когда захочу.
  - Охотно верю, - засмеялась я, заметив, что Кириги совсем позабыл первоначальную тему.
  - И что же Морган в тебе изменила? - любопытство губило меня не раз.
  - Не Морган, а Кэтрин. Она поразила мое воображение. Взорвала мозг, как сейчас говорят подростки. Но в моем случае это самое точное выражение.
  - Чем же?
  - Она показала мне, как могут жить небожители и в тоже время оставаться людьми небезразличными. Смешно признать, но для меня это было огромное откровение!
  - Но богатые бездельники были всегда... - не поняла я.
  - Ни я, ни Кэтрин никогда не были бездельниками, - сказал он, потрепав мои волосы. - Мы оба были воинами, притом богатыми, а это по тем временам были несовместимые вещи, понимаешь. Но Кэтрин, она могла жить просто, а в другую минуту - с размахом. Для нее не существовало границ и единственное, что она по-настоящему ценила - это люди, причем признавая не только их достоинства, но и недостатки.
  - То есть, она не ждала романтики? - улыбнулась я.
  - Никогда, - засмеялся он. - На редкость циничная особа.
  - Но в конечном итоге в ее жизни осталось место только романтике.
  - Сейчас она живет жизнью, о которой большинство только мечтают, а все потому, что она знает, что скрыто в темных шкафах и под ковром... чужие секреты, пороки и слабости - для нее не сюрприз. Она на них собаку съела - потому сейчас ее счастье столь безоблачно - она точно знает, от чего его нужно оберегать.
   Я чувствовала себя счастливой... и сволочью... Все таки, счастливая я сволочь, а? Если так разобраться, кручу двумя мужиками, как хочу, ни в чем себе не отказывая... Если бы только не эта дурацкая совесть...
   Шучу.
   На самом деле я не такая! Моей ответственности и моральному облику может позавидовать... Ох! Никто давно мне уже не задует! Я и раньше не была достойным примером для подражания, а сейчас...
   И кто бы мог подумать, что жизнь доведет меня до монастыря... мужского... Мда.. мда-мда-мда... Поцелуйчики при луне, то есть, при всем честном народе в лице монахов - это конечно хорошо, а как насчет того, чтобы скрыть сей прискорбный факт от Влада? Одно радует - китайского он не знает, а значит, местные сплетники могут сосать лапу - им тут бонусный "шкандалъ" не обломиться.
   Я уже и забыла, что при приступах неуверенности мой юмор приобретает темноватые оттенки. Наблюдая за Кириги, пытаясь разгадать его дальнейший план.
  - Так когда ты скажешь своему Ромео, что ты больше не его Джульета? - как ни в чем не бывало спросил блондин.
  - Неудачная параллель, - поморщилась я.
  - Проведи свою, - невозмутимо предложил он.
  - Кириги...
  - Я не хочу, чтобы он и дальше смотрел на тебя, как на собственность.
  - Он никогда так не смотрел.
  - Мне лучше знать. Вспомнить хотя бы хижину.
  - В зимовье все всегда вверх тормашками...
  - Ты понимаешь, о чем я.
  - Я не могу ему этого сказать, - пискнула я.
  - Почему? - поднял бровь Кириги.
  - А и так перед ним виновата... Это из-за меня мы сбежали из Киева, понимаешь, из-за моего прошлого! Он пережил тайгу, переживает монастырь... Если я сейчас его брошу, то он окажется один, в чужой стране... Я не могу.
  - Прекрасно! - фыркнул Кириги. - Если так пойдет и дальше, то скоро ты на крестины ваши внуков меня пригласишь, - он положил мне руки на плечи, а потом легко встряхнул: - Джен, ты пойми, что ты не сможешь всю жизнь быть для него мамочкой и не сможешь оберегать от всех трудностей, пусть даже они случились по твоей вине. Точно так же и я не буду бездействовать. Тебе придется найти в себе силы и сказать ему правду.
  - Я и сама не знаю, где правда, - буркнула я.
  - Это жизнь, Джен, - пожал плечами Кириги. - Иногда нужно принимать сложные решения и здесь я не смогу тебе помочь. Он либо услышит это от тебя, либо от меня, но легче от этого не станет никому из вас.
  - Черт, - выругалась я.
  - Ты должна позволить вам обоим повзрослеть, - твердо сказал Кириги. - А это никогда не бывает легко.
  - Я сейчас смотрю на тебя, и мечтаю крепко врезать, - призналась я.
  - А я мечтаю о некотором другом действии, - усмехнулся он и в глазах на секунду заплясали искорки, - и ты тоже об этом мечтаешь, иначе не мучилась бы. А что касается рукоприкладства, ты злишься не на меня, а на себя.
  - Но ты сам признался, что по-другому быть не могло! - обозлилась я.
  - Не могло, - признался он твердо. - Таков твой характер, но в тоже время - таков мой образ жизни. Тебе кажется, что Влад - невинная жертва, но это не так. Знал ли он тебя настоящую, Джен? А если бы знал, то стал бы строить свое будущее с тобой?
  - Стал бы, - зло ответила я. - Или ты думаешь, его любовь не настоящая?
  - Вот видишь, значит, он тоже виноват, просто у него не было повода этого показать.
   Поговорить намного легче, чем сделать. На откровенный разговор с Владом я так и не решилась, ведь... Ох! Как же я виновата перед ним! Кириги не понимает... С ним ведь произошло тоже самое, что и со мной год назад! Он оказался не в том месте и не в то время, из-за чего и пострадал! Вернее, он связался не с той девушкой. Влад не виноват, что я оказалась с... "заморочками". Например, в виде бывшего любовника - лучшего киллера китайской мафии... Кому рассказать - не поверят! Скажут, на солнце перегрелась или головой неудачно ударилась...
   А все так, все на самом деле! И я сейчас в центральном Китае... и даже не знаю, как отсюда выбраться! Если бы Влад плюнул на все опасности и подал бы мне руку, попросив пойти с ним... я бы отказалась. И даже не потому, что люблю Кириги - нет. Просто я попробовала, честно старалась и у меня не получилось. У нас не получилось. Но признать это теперь, глядя ему в глаза... Ведь все что было между нами не было игрой, притворством... Все было по-настоящему! Возможно настолько, насколько никогда не было с Кириги.
   Пусть блондин и не самый лучший человек на земле, но с ним я чувствую, что меня любят, а я люблю в ответ. Я не страшусь высказать чувства, не стараюсь "иметь вид" - я просто живу, каждый раз пробуя его на прочность и каждый раз, он выдерживает испытание.
   Нет, такая любовь выдержит все! Даже правду.
   А вот любовь Влада - нет.
   Для моего медвежонка я слепила себя "из того, что было", создавая партнеру идеальные условия существования. Журналы для домохозяек блекли перед тем, как упорным желанием жить, словно девушка с картинки. И честно говоря, я боялась его разочарования... ведь я так старалась! Я ступила на сей путь, страдала ради него, многое в себе сломала.
   Хотя нет, потерять Кириги теперь, когда я обрела его вновь - намного страшнее. Нужно придушить в себе все страхи и сделать так, как положено! - убеждала я себя, прогуливаясь по двору. И тут периферийное зрение подало тревожный сигнал и я вскинула голову - недалеко стояла элегантная, как всегда, молодая девушка, внимательно за мной наблюдая:
  - Ну, здравствуй, незнакомка.
  - Кэтрин!!! - обрадовалась я. - Ты уже приехала?
   Она отделилась от стены и сделала пару шагов в мою сторону:
  - Не люблю, когда вечеринки проходят без меня. Ты как?
  - Ничего, а ты? - пролепетала я.
  - Ничего? - переспросила она, смакуя слово. - Хм... Тоже ничего.
   Я засмеялась, в который раз поражаясь ее идеальному произношению.
  - Про твое "ничего" сплетничают все вокруг, ты знала?
  - Конечно, - улыбнулась я, хотя замечание полоснуло по нервам.
  - Ты слишком эмоциональна и всегда такой была, - задумчиво продолжила она. - А эмоции всегда привлекают ненужное внимание. Ты когда-нибудь замечала, что из сотен людей на главных улицах исторических городов самые заметные - группы итальянских туристов? Именно поэтому - они не сдерживаются, поэтому на них невозможно не обращать внимание.
  - Учту на будущее.
  - Не расстраивайся, - посоветовала она. - Монахам скучно, а ты предоставила им маленькую радость - посплетничать. Дело, если разобраться, очень хорошее.
  - Наверное... - сказала я неопределенно. И почему мне все указывают на сплетни? Никак не удается забыть, что вокруг толпа народа и сосредоточиться... все, стоп...
  - Кэтрин... а что будет?
   Она оценивающе на меня глянула. На секунду ее глаза приобрели потрясающую глубину, но все закончилось так же резко, как и началось:
  - Совещание, не более, - безразлично ответила она. - Не обращай внимания - это ничего не значит.
   Легко ей говорить! Не ее же обвиняют во всех смертных грехах!
  - Расслабься, - с небольшим нажимом сказал брюнетка, а потом оглянулась. - Кстати, хочу тебя познакомить, - она отвела руку назад, подзывая мужчину, стоявшего сзади. Я чуть не присела от неожиданности - вперед вышел высокий статный мужчина с глубокими серыми глазами. Что-то в нем было такое, что заставляло сердце биться чаще, толи от страха, толи от восхищения. Он словно рассеивал вокруг себя ауру уверенности и силы. - Это Вульф. Мой муж.
  - Очень приятно, - тихо поздоровалась я.
   Мужчина только кивнул в ответ.
   Я была поражена. Все Форесты настолько доброжелательные и общительные люди, а отец семейства оказался... совершенно другим. Больше всего он напоминал статую, не потому что не двигался, но в нем чувствовалась надежность.
   Кэтрин посмотрела на мужчину с нескрываемой любовью, но опомнившись, тут же спрятала чувства. "Ничего себе!" - подумала я, рассматривая парочку. Я всегда думала, что Кэтрин выберет в спутники жизни эдакого плохиша-красавчика, как Кириги или Шастик, но она и тут отличилась, полюбив мужчину, который вызывал внутренний трепет, если не страх. И уж точно он не выглядел... негодяем.
   "Это же папа Морган", - пронеслось в голове.
   Да, удивительная семья!
   Тем временем Кэтрин мягко обняла мужчину за талию и улыбнулась:
  - До завтра, Джен.
  - Угу, - промычала я и засунув руки в карманы повернулась в сторону временного жилища. - Я - спать.
  - Спокойной ночи, - услышала голос Кэтрин за спиной.
  - И вам не болеть, - прошептала я скорее себе, пнув камушек, так кстати оказавшийся на дороге.
   Тут меня обхватила сильная рука и приподняла над землей. Я хотела было крикнуть, но рот закрыла пятерня.
  - Я соскучился, - прошептал Кириги прямо в ухо.
   В ответ я замычала.
  - Знаю, ты тоже скучала, - улыбнулся он.
  - А пугать зачем?!? - возмутилась я, когда он убрал руку.
  - Чтобы жизнь медом не казалась, - усмехнулся он. - Или как у вас на Украине говорят?
  - Я из-за тебя поседею, - пожаловалась я.
  - Не думаю, - улыбнулся он, ставя меня на землю. - С Кэтрин разговаривала?
  - Да, - кивнула я. - Она меня с мужем познакомила.
  - С Вульфом, значит, - ответил он со странной интонацией.
  - Что? - удивилась я.
   Он передернул плечами.
  - Что с ним не так? Он мне показался очень спокойным, сдержанным, а еще у него глаза такие... словно вечные ледники... такие же серо-голубые.
  - Может он и кажется "домашним", но на самом деле это впечатление обманчиво, поверь мне.
  - Мне стоит его опасаться? - уточнила я.
  - Не думаю, - нахмурился Кириги - Вульф - человек порядочный. Иногда даже слишком, просто он не так прост, как кажется.
  - Но я не понимаю... Зачем ты меня предупреждаешь, если веришь, что он не опасен? Такое ощущение, что он раз показал тебе, - весело начала я, пихнув Кириги в плечо, - где раки зимуют и после этого ты не уверен, справишься ли с ним снова, и тут я заметила, как блондин нахмурился. - Неужели... Так и было?!? - удивилась я.
  - Ожидал ли я, что европеец может быть сильным небожителем - конечно, нет, - ответил он строго.
  "Ох, эти мужчины! Все бы им померяться: кто сильнее, у кого длиннее..." - подумала я, закатив глаза, но от греха подальше тему решила сменить.
  - Кириги, ты зря волнуешься! Я мужьями не интересуюсь!
  - Неужели? - вздернул бровь белобрысый.
  - Точно говорю!
  - Что, никакими?
  - Ни-ка-ки-ми! - пропела я.
  - Или может только чужими?
  - А своих у меня нет, - усмехнулась я, пожав плечами, потом оглянулась для верности и утвердительно кивнула. - Точно нет! Тем более во множественном числе!
  - А как насчет одного?
  - Или двух, - передразнила я.
  - Или одного, - ответил он хитро, опустив лицо до уровня моего. - Ты бы вышла за меня замуж?
   Вопрос ввел в ступор.
  - Е... е... Как?
  - Я слышал что-то про кольца и белое платье, - пожал плечами блондин.
  - Очень смешно, - сказала я растерянно.
  - Обхохочешься. Ну, так как тебе идея?
  - Идея? - переспросила я. - Кириги, ты интересуешься моим мнением о браке или просишь выйти за тебя замуж?
  - Наверное, и то, и другое.
  - Ты этого хочешь? - спросила я неуверенно.
  - Ты этого хочешь.
  - Кто сказал?
  - Маришка.
  - Кириги! - возмутилась я. - Как ты мог говорить с Маришкой о нас?!?
  - Она сама начала этот разговор. И потом, разве ты о нас с Маришкой не говоришь? - тут же возразил он. - Если честно, мне это как-то в голову не приходило, что для тебя важен брак...
  - Кириги, молчи! - взмолилась я.
  - Так, она не права? Ты не хочешь замуж?
  - Иногда ты просто... просто... не от мира сего! Как вообще можно такое спрашивать?!?
  - Как и все остальное. Хочешь ли ты молока? Хочешь ли ты за меня замуж?
  - То есть, для тебя это одно и тоже?
  - Почему нет? Если ты хочешь молока - я достану, если хочешь замуж - мы поженимся.
  - Кириги, ты не понимаешь... я хочу... я хочу, чтобы ты тоже этого хотел.
   Блондин нахмурился. Потом поднял обе брови, уставившись в одну точку. Мои нервы не выдержали:
  - Давай просто забудем этот глупый разговор, хорошо? - сказала я, но тут же отвернулась, чтобы убежать от него куда глаза глядят. Но не тут-то было - он крепко схватил меня за руку.
  - Я просто не понимаю, зачем это нужно.
  - И не нужно, Кириги! - воскликнула я, хотя чувствовала, что голос странно надломился.
  - Нужно, потому что это важно для тебя, - покачал он головой.
  - Я ничего не хочу, - ответила я обижено.
  - Зато я хочу, - сказал он твердо. - Я хочу быть с тобой, жить тобой, что я и делаю с первой встречи. Я хочу тебя, люблю тебя и не могу без тебя. Мне не нужна никакая церемония, чтобы привязать тебя к себе, потому что я уже привязан, а ты... ты свободна Джен. Я слишком люблю тебя, чтобы ограничивать твою свободу. Я и правда не знаю, что будет с нами завтра и не могу дать ни одной гарантии, потому что не властен над судьбой, но сделаю все возможное и невозможное, чтобы быть рядом. Но если ты хочешь носить кольцо, ты будешь его носить, а я буду носить другое, хотя мы уже связаны узами более крепкими, чем обещание и золотой ободок.
  - Ты прав, - вдруг согласилась я. - Это не важно.
  - Для тебя важно, - напомнил он.
   Я пожала плечами, но ничего не добавила, позволив себя поцеловать.
  
  Проснувшись утром от сладкого поцелуя, я потянулась в постели:
  - Что? - спросила сонно.
  - Скоро вернусь, - шепнул Кириги.
  - И поэтому ты решил меня разбудить? - хрипло усмехнулась я. - Чтобы не было так обидно вставать одному?
  - Нет, просто для хорошего настроения.
  - А... ну тогда ладно, - засмеялась я и перевернулась на другой бок, краем уха услышав, как закрылась дверь. Стоило закрыть глаза, как кровать резко прогнулась, а ухо обожгло горячее дыхание.
  - Ты быстро, - пролепетала я и перевернулась, с закрытыми глазами ища его губы. Только что-то было не так... Я распахнула глаза и резко отстранилась.
  - Ей!
  - Как приятно, - довольно пробормотал Шастик. - А еще можно?
  - Это.. это не честно! И вообще, за такие дела Кириги тебя убьет!
  - А меня-то за что? Это ты на меня напала. Можно сказать - принудила силой!
  - Не правда! И вообще, как ты объяснишь причину присутствия в кровати?
  - Может я устал и решил прилечь?
  - А почему в чужую?
  - В свою неинтересно.
  - Я думаю! - возмутилась я. - Шастик, это было бы смешно, если бы... и вообще, чем обязана?
  - Просто ты лежишь в кровати, на собрание идти не собираешься... вот я и подумал, что, наверное, здесь интереснее.
  - Какое собрание?
  - Как это какое? Небожительское, - перекривлял он и противно засмеялся.
  - А почему мне никто не сказал, что оно будет утром?
  - Наверное, подумали, что Кириги передаст, - Шастик внимательно вгляделся в мое лицо. - Но он, видимо, решил тебя не посвящать, верно? И правильно - это же скукота!
  - Но это важно! Назревает война!
  - Да когда она будет, - махнул рукой неугомонный парень. - Еще дожить до нее надо!
  - Шастик, это не шутки, - прорычала я. - Выйди, дай одеться!
  - Та ладно тебе! Чего уж я там не видел...
  - Джейми Форест, выйди за дверь!
  - Ага, вот за что тебя Кириги любит - за командный тон. Небось приятно, когда тобой так браво командуют в посте...
  - УБИРАЙСЯ!
  - У, сексуально, - с придыханием прошептал Шастик, но все же соизволил выйти за дверь.
   Армейские рекорды по подъему блекли по сравнению с тем насколько быстро я собралась и оделась.
  - Вау! Ты просто мечта, - хмыкнул Шастик, взглянув на часы.
  - Хватит паясничать! - перекривляла я парня. - Мы спешим!
  - А могли бы остаться в постели...
   Без лишних объяснений я схватила его за футболку и потащила за собой. Так мы прошли до главного церемониального зала монастыря. Именно в нем происходили ванные поединки, как объяснил Шастик, недовольно следуя за мной. У входа стояла Кэтрин и спокойно курила.
  - О! Привет, мам!
  - Здравствуй, дорогой! - улыбнулась Кэтрин.
  - Девчонки, вы тут подождите, я за воздушной кукурузой сбегаю!
  - Но...
  - Две минуты! - бросил Шастик через плечо, и убежал в неизвестном направлении.
   Я наблюдала за его мелькающими пятками с открытым ртом и в конечном итоге повернулась к Кэтрин:
  - А мы разве не спешим?
  - Куда? - улыбнулась она и с наслаждением затянулась.
  - На собрание...
   Кэтрин наклонила голову и с интересом на меня посмотрела, словно перед ней оказалось нечто необычное. Потом еще раз затянулась и вот передо мной пролетело три идеальных сферы из дыма.
  - Знаешь, почему Золушка опоздала на бал?
  - Потому что у нее было много работы, - пожала я плечами.
  - Ошибаешься! Это был продуманный ход. Девочки, которые на что-то рассчитывают, появляются только тогда, когда собрались все остальные. А как иначе привлечь всеобщее внимание и притом так, чтобы тебя запомнили?
  - Может, быть самой красивой?
  - На вкус и цвет товарищей нет, - улыбнулась она. - А вот эффектны далеко не все.
  - А вот и я, - подошел Шастик, держа в руках два больших пакета с лакомствами киноманов. - Держи! - он всучил мне одну упаковку и открыл дверь. - Прошу, - тут же шепнул. - На галерке интереснее.
   Что мне оставалось, я тихонько пробралась вслед за Шастиком на последний ряд. Что удивительно - видно оттуда замечательно. Зал представлял собой круглое помещение, оформленное мореным дубом и красным шелком. Легко можно было представить, как на арене проходят поединки лучших воинов...
   Послышался жуткий звук раскрываемого пакета. Шастик тут же засунул куку в дыру и достал целый кулак соленого счастья.Тут открылась тяжелая дверь и появилась Кэтрин, уверенной поступью направившись к высокому пустующему креслу. Такие же занимали Кириги, Настоятель и... Вульф?
   Шастик проследил за моим взглядом, и шепотом пояснил:
  - Вульф еще один небожитель не из числа монахов, правда, он относиться к ветви внутренней силы.
  - То есть, он такой же как Кэтрин?
  - Он сильнейший небожитель внутренней силы, кроме того не с Ву Дан.
  - Но не Сердце Дракона.
  - Это нужно не всем, - кивнул Шастик.
   Я кивнула. Кириги тоже так говорил. Я задумчиво глянула на Шастика.
  - Так что там у вас с Кириги?
  - Это не может подождать? - шепотом возмутилась я.
  - Тут скучно! Ты думаешь, они что-то будут обсуждать? Ну, уж нет! Они здесь как игроки в покер - хотят прочитать друг друга. Такая себе очная ставка. Они не знают ответы на свои вопросы, но они должны быть уверены, что среди них нет предателя. Не думаю, что они вообще будут разговаривать. Так что там с Кириги?
  - Сплетник!
  - Тут одно развлечение.. Итак?
  - Он попросил меня выйти замуж.
  - Поздравляю, - равнодушно ответил он.
  - Я не ответила согласием.
  - Чего?
  - Потому что он этого не хочет.
  - Конечно, не хочет! - захихикал Шастик. - Он же мужчина!
  - Очень смешно!
  - Поправочка - очень правдиво!
  - В любом случае - ничего не будет.
  - Знаешь, у тебя все равно нет выбора.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Посмотри вокруг. Диши и Маришка не женаты, Кэтрин и Вульф тоже, как и Тигр с Тори, а живут вместе, больше чем... чем все остальные. Для нас брак не важен, он важен для тебя.
  - Но я не знаю... вдруг он встретит кого-то лучше меня...
  - Конечно, встретит, - уверил Шастик. - Но любить будет только тебя.
  - Ты этого не знаешь!
  - Знаю.
  - Все кругом такие умные, - пожаловалась я. - Особенно, когда копаются в моей жизни, а ты сам! Вот почему у тебя нет девушки или жены?
  - Это долгая история, - хмыкнул он, но как-то не весело.
  - Я все же послушаю, - настояла я.
  - Тогда выйдем, - сказал он и встал, изменившись в лице.
   Я бросила короткий взгляд на собравшихся и пошла за Шастиком.
   Мы отошли в безлюдное место.
  - Мне не хотелось говорить при моих.
  - Но они же не слышали...
  - Кэтрин слышала, - нахмурился он. - Все остальные - не думаю.
  - А почему это не должна знать Кэтрин?
  - Не знаю, как она отреагирует.
  - Ты что, в нее влюблен? - сделала я дикое предположение.
  - Нет, конечно, - усмехнулся он и в миг посерьезнел: - Нет. У меня есть девушка, вернее, девушки, но их много. Не могу остановиться на одной.
  - Почему?
  - Потому что они все - не она.
  - А "она"?
  - Умерла.
  - Как?!? Нет... Умерла?.. Вы же небожители!
  - Она не захотела, - пожал он плечами. - Она даже молодости не захотела.
  - Почему?
  - Я же говорил, это долгая история.
  - У меня есть время.
   Он уставился вдаль, на раскинуты внизу дикие горы. На его лице появилось какое-то странное выражение - толи грусть, толи печать, толи забытое счастье. Тут он заговорил:
  - Ее звали Джо. Они с Кэтрин одногодки. У них были сложные отношения - и любовь и ненависть - все вместе, но для Кэтрин ближе человека не было никогда. И уже не будет.
  - А Вульф?
  - Вульф - это другое. А они были как родственные души, учились вместе, правда Джо так и не стала мастером, а была просто неплохим воином.
  - И что случилось?
  - Я влюбился в нее с первого взгляда, - он тепло улыбнулся. - Мне было плевать, что она старше меня, что я совсем птенец... Я ждал, когда вырасту, когда она сможет посмотреть на меня как на мужчину. Но этого все не происходило. Даже в восемнадцать я для нее был сыном подруги. Но я не терял надежды и однажды... - он запнулся, а потом ласково улыбнулся своим мыслям. - В общем, она считала себя грешницей, а я был самым счастливым человеком на земле.
  - Но почему она не захотела... ну... помолодеть?
  - Я думаю, что она не могла - из-за Кэтрин.
  - Кэтрин не цербер...
  - Я знаю, что не цербер, просто проблема была в Джо. Она всегда была в тени Кэтрин и чувствовала большую вину, потому что совратила ее сына.
  - Хотя на самом деле инициатором был ты?
  - Да, - довольно кивнул он. - Это сейчас я такой, как ты говоришь, умный, и понимаю, что творилось в ее душе, а тогда я просто не знал. А в итоге, я здесь, а она...
  - Мне жаль.
  - Мне тоже, - кивнул Джейми. - Вот ты говоришь - "встретить лучше", а я прожил уже более ста семидесяти лет, но ни одна девушка не смогла даже близко сравниться с ней. Не было и часа, чтобы я не думал о ней, не было и дня, чтобы я не мечтал повернуть время вспять.
  - Шастик...
  - Кириги, я уверен, навидался уже всяких девок на своем веку, но в тебе его что-то зацепило и поверь моему опыту - оно его не отпустит до самой смерти. А брак? Все разводятся, Джен - вот тебе и ответ.
  
   В чем-то Шастик прав. Кириги уже прожил жизнь... а по моим меркам - далеко не одну. Разве за это время нельзя было понять, что ты хочешь получить в итоге? Да и в людях он разбирается - ведь ни разу не было такого, чтобы он на меня понадеялся или требовал больше, чем я могу... А могу я действительно немного. Не могу ни защитить, ни бороться на равных... могу лишь утешить, да любить своим маленьким неуверенным сердечком.
   И Кириги было этого достаточно. Это я хотела быть его достойной, но остаться при этом собой, а не получается... Я его недостойна.
   Но разве он когда-либо требовал от меня быть кем-то особенным?
   Да, ему было интересно тренировать меня, но только сначала - потом он и сам понял, что я слишком далека от желания овладеть воинским искусством. Да, я знала, что ему сия наука далась очень нелегко, но... разве он требовал от меня того же?
   Нет.
   Он только спокойно ухмылялся сидя на мате, но в его глазах я никогда не замечала презрения или снисхождения. Только интерес. О, да! Он часто хотел заниматься после тренировок любовью, вот только я больше не хотела шевелить даже мизинцем ноги, не то, чтобы ублажать. Пусть и любимого.
   Тут за талию обняла рука сильная знакомая рука и мужские губы обожгли ухо:
  - Я-то думал, что ты выспишься, а ты решила везде побывать, да?
  - Успею еще выспаться, - промурлыкала я. - А вот интересное пропустить могу запросто.
  - Если бы на собрании было что-то интересное, я бы тебя предупредил.
  - Я подумала, что ты меня оберегаешь.
  - От кого? От Форестов или от небожителей? - я услышала его улыбку.
  - Ах, да... я забыла! Это же "безопасное место"!
  - Хорошая девочка, - похвалил мужчина.
  - Ты так считаешь?
  - Я? Конечно, - довольно прошептал он. - Единственное, ты не всегда так считаешь, но я уже привык.
  - Привык иметь под боком закомплексованную дуру? - полушутливо спросила я.
  - Опять начинаешь? - хмыкнул блондин.
  - Называть вещи своими именами?
  - На себя наговаривать, - закатил он глаза. - И вообще, в этом есть свои плюсы.
  - В дурах или в комплексах? - засмеялась я.
  - Нет. В том, чтобы иметь кого-то под боком.
  - А... - засмеялась я. - И какие же?
  - Показать?
  - Покажи, - улыбнулась я и позволила увести себя в сторону нашего домика.
  
   С каждым часом меня все больше начали преследовать страхи из-за предстоящего разговора с Владом. Я не знала ни как начать, ни чем все закончиться. С одной стороны я уже дважды изменится, а с другой - я следую своим чувствам - хочу быть верна прежде всего себе.
   Кириги прав - мне было нужно время, чтобы осознать, что я действительно хочу от жизни и как не прискорбно это осознавать, но в списке предпочтений Влад не значился. Я успокаивала себя тем, что будь время и место другим, а еще - не будь в моей жизни Кириги, я бы смогла жить с ним, возможно со временем даже полюбила бы его, а в старости - вязала бы носки... но жизнь развернулась иначе.
   И дело не в риске и опьяняющем чувстве победы... просто иногда выбор делаем не мы, а обстоятельства... Не окажись я давным-давно в том злополучном шкафу - все было бы по-другому. А сейчас... а сейчас я люблю и любима, но мне нужно сказать об этом другому человеку, что принесет ему боль и страдания.
   Это, наверное. Самое гадкое чувство из всех существующих - когда ты должен причинить вред тому, кого приручила. Раскаянье сжигало меня изнутри, а вид спящего Кириги скорее раздражал, чем приносил удовлетворение. Я должна сделать то, что должна, только вот где бы взять силы...
  
   В принципе, жизнь никогда не спрашивает, готов ты или нет к следующему повороту. Просто случилось так, что я столкнулась с Владом прямо в коридоре, когда выходила из комнаты Кириги. Тело словно превратилось в деревянный столб, а глаза расширились и стали похожи на две огромные сливы. Влад посмотрел на меня спокойно, но стоило ему открыть рот, как я поняла, что вид даже у "самого лучшего парня" может быть довольно обманчив.
  - Чего испугалась? - спросил он наигранно-презрительно, а его голос странно дрожал.
  - Ничего, - для пущей убедительности я покачала головой.
  - Знаешь, Джен, из всех моих знакомых ты меньше всего походила на блядь, - ответил он уже отвернувшись и пошел прочь.
   Я стояла и пыталась унять трясущееся тело. Меня впервые назвали таким гадким словом, но я отчетливо понимала, что заслужила его. Больше всего хотелось забежать обратно в комнату и искать утешения в сильных объятиях... но именно в этот момент, это было словно признать правоту Влада.
   Я уже несколько дней ломаю голову над тем, как упорядочить свою жизнь, а в перерывах занимаюсь сексом с Кириги, совсем позабыв, что у меня отношения с другим парнем. А что я, собственно, ожидала? Что Влад выколет себе глаза для нашего удобства? Конечно, он все видел и можно себе лишь представлять, насколько я перед ним виновата. Когда-то именно так я была виновата перед Кириги...
   Сколько можно?!? Я пытаюсь делать все правильно, но с каждым разом все больше и больше погружаюсь в свою бестолковую жизнь, словно в непролазную трясину... Я бросилась вслед за Владом, намереваясь все выяснить от начала и до конца.
  - Влад! - позвала я и побежала за ним по тропинке, уходящей вниз.
   Мужчина не обратил на меня не малейшего внимания, и ухватившись за лямки рюкзака с фототехникой продолжил спуск.
  - Влад, подожди!
  - Возвращайся в храм, Женя, - бросил он, не оборачиваясь.
  - Но.. мы должны.. поговорить, - выговорила я, пытаясь справиться с отдышкой.
  - Зачем? - удивился он. - В последний раз, когда мы с тобой разговаривали, ты наплела мне каких-то небылиц, а сейчас мы где-то в центральном Китае и, похоже, совершенно никуда не собираемся. Причем в это же самое время я не вижу тебя днями... и почему? Да потому что на глазах у всего храма ты зажимаешься по углам с бывшим любовником, о котором я вообще впервые слышу?!
   Удивительно, как это Владу удалось высказать все, что он думает всего за пару секунд.
  - Или это я уже "бывший"?
  - Влад...
  - Это простой вопрос, Женя.
  - А разве на него может быть простой ответ? - упросила я, грустно улыбнувшись. - Да что бы я не думала... захочешь ли ты быть со мной, после всего...
  - Ты удивишься, - ответил он серьезно, - но да, я захочу быть с тобой!
   У меня просто отвисла челюсть, а он продолжал:
  - Я готов все забыть, если мы сейчас же соберемся и уедем отсюда!
  - Но...
  - Мы раньше справлялись и сейчас справимся! - воодушевленно начал он, схватив меня за плечи. - Вот увидишь, когда мы поженимся... да, мне будет непросто все забыть, но мы ведь любим друг друга!
   Я высвободилась из цепких пальцев и смотрела на блестящие глаза парня, не веря в то, что он говорит:
  - Я уверен, ты сможешь мне доказать, что прошлое осталось в прошлом.
  - Влад...
  - Нет, пойми, вчера я всю ночь об этом думал и понял, что не могу вот так просто вычеркнуть тебя из своей жизни.
  - Влад! Ничего этого не будет!
  - Что значит, не будет? - просил он после секундного молчания.
  - Я не буду ничего доказывать тебе, - ответила я, гипнотизируя его взглядом.
  - Но тогда я не смогу все забыть, - ответил он. - Кириги всегда будет стоять между нами и у нас никогда не будет нормальной жизни.
  - Ты прав.
  - Но разве не к этому мы должны стремиться?
  - Я тоже раньше думала так, как ты, пока не поняла, что жизнь нельзя расписать по плану на правильное и не правильное. Я пыталась, и вот что из этого получилось, - я развела руками.
  - Я не совсем понимаю тебя, - покачал головой Влад.
  - Ты привык ко мне, а я в некотором роде привыкла к тебе, но... мы не подходим друг другу.
  - Говори за себя - ты мне очень подходишь!
   Я видела, что Влад сам хватался за последние соломинки наших отношений - он даже готов был простить меня. Он даже придумал план, следуя которому я смогу доказать ему свою любовь, вот только...
  - Влад, возможно, ты и я - это плохая идея с самого начала?
  - Женя, мы же любили друг друга!
   Я покачала головой:
  - Тебя очень просто любить.
  - А я люблю тебя!
   Я закрыла глаза:
  - Ты встретишь девушку, которая полюбит тебя всем сердцем, а взамен ты полюбишь ее. Ты заслуживаешь этого...
  - Женя, ты так просто возьмешь и вычеркнешь все? Нашу жизнь, наши планы...
  - Я не вычеркиваю, а исправляю ошибки.
  - Правда? Здесь, в центральном Китае? С белобрысым парнем-аниме?
  - Ты несправедлив.
  - Почему же? А ты подумала, что случиться, когда ты ему надоешь?
  - Этого не будет.
  - Ты уверена? Ты уверенна в нем на все сто?
   Я задалась этим вопросом и подсознание ответило быстрее, чем я смогла "написать ему речь".
  - Нет.
  - Раз ты не уверенна в нем, то почему выбираешь его? Я предлагаю тебе брак, семью, а он?
  - А он - ничего.
  - Я не понимаю тебя, Женя.
  - Зато я впервые за долгое время понимаю себя. Я верю, что ты будешь счастлив, Влад. Но где-нибудь в другом месте и с другим человеком.
  - Ты даже в своем будущем неуверенна, - покачал он головой. - Господи! Я даже возненавидеть тебя не могу! Женя, прекращай дурить и возвращайся!
  - Влад, не делай все таким сложным... мне бы хотелось...
  - Нет, друзьями мы не останемся! - пообещал он. - Я просто буду ждать, пока ты одумаешься.
   Я невесело засмеялась, но кивнула.
   Тут уголком глаза я заметила какое-то движение рядом. Заглянув Владу за спину, я обнаружила, что к нам приближался улыбающийся Баи. Влад стоял к нему спиной, поэтому не мог видеть, а я улыбнулась ему в ответ, но тут он поднял свой посох и молниеносно ударил Влада по голове, прежде чем тот успел повернуться. От неожиданности у меня отнялась речь. Я просто смотрела, как самый дружелюбный из небожителей приближался, не меняя доброжелательного выражения лица.
   Тут я подумала, что нужно кричать, звать на помощь, но стоило набрать совсем немного воздуха, рот мне зажала чья-то относительно маленькая рука. В эту секунду я поняла, что в пылу расставания, я даже не сообразила, что мы удалились от монастыря и находимся на тропе посреди густейшего леса...
   Следующие за этим события разворачивались совсем не в том направлении, в котором можно было бы ожидать. Человек, зажавший мне рот, одним ударом сияющего на солнце меча, снес голову все еще улыбающемуся Баи...
  
  
  Глава 10
  
  Сознание медленно возвращалось ко мне, что совсем не радовало - сильная боль во всем теле, а особенно в голове, а еще этот жуткий холод. Я открыла глаза и тут же об этом пожалела - в мозг словно воткнули огромный кол... хлопанье веками ни к чему не привело, кромешная тьма не рассеялась, а казалось еще больше сгустилась, все ближе и ближе подбираясь к горлу, чтобы его сбавить ледяными щупальцами паники. Я замерла, прислушиваясь к своим ощущениям - похоже, я лежу на каменном полу. Он настолько холодный, что кажется влажным и... грязным. Я попыталась сесть, выставив ладони перед лбом, чтобы не удариться о что-нибудь. Что ж, перенести тело в относительно вертикальное положение удалось, что не может не радовать, ибо впервые секунды я боялась оказаться похороненной заживо.
   Я глубоко вдохнула - воздух немного затхлый, но не настолько, как можно было ожидать. Что ж... я жива, раз чувствую боль, руки обнимают обе ноги, согнутые в коленях - значит относительно здорова... Осталось выяснить где я, а еще лучше - где Кириги, ведь именно ему придется вытаскивать меня из передряги, разве нет?
   И тут сверху послышался какой-то шум, заставивший затаить дыхание. Звук очень походил на отодвигание стула от стола, а потом раздались почти оглушительные звуки... женских каблуков? Поступь была уверенная и почему-то... страшная, чтоли... Я не знала, что происходит, но все тело напряглось, словно натянутая тетива... Скрипящий звук открывающегося люка заставил заткнуть уши руками, а резкий яркий свет - зажмуриться.
  - Хм, - произнесла женщина из другого конца комнаты.
   Я попыталась открыть глаза, но их словно опалило огнем.
  - Так ты и есть Женя? - спросила она, хотя в ее голосе интереса совершенно не чувствовалось. - Честно говоря, я ожидала чего-то более... респектабельного.
   Я попыталась съязвить в ответ, но из горла вырвалось лишь невнятное хрипение.
  - Не утруждай себя, - махнула рукой преступница. - Любой нормальный человек на твоем месте давно бы схватил воспаление легких и думаю... ты не исключение.
   Мои глаза расширились, а тело еще больше сжалась.
  - Да-да, - равнодушно и холодно улыбнулась юная азиатка, - через пару часов тебе покажется, что еще чуть-чуть и ты выплюнешь собственные легкие. А умрешь максимум через... неделю.
  - Зачем тебе это? - прохрипела я. - Я даже тебя не знаю.
  - И я тебя не знаю, - кивнула она в ответ. - Просто так надо.
  - Не понимаю...
  - А тебе и не нужно, - пожала она плечами. - Да и мне, собственно, тоже. Я просто зашла сказать, что можешь даже не надеться дозваться до кого-нибудь - тут тебя никто не услышит, а тем более никто не найдет.
  - Зачем тогда говорить мне об этом?
  - Если ты впадешь в неистовство, потеряешь много сил, а это день или даже два жизни. Не хочу, чтобы ты умерла раньше времени, - пожала плечами незнакомка. - Цени то, чего у тебя осталось совсем не много.
   В ее глазах я не видела удовольствия или интереса. Она разговаривала со мной, словно давала голосовые команды телефону. Тут девушка развернулась и стремительно зашагала к выходу из погреба.
  - Подожди! - закричала я ей вслед. - Зачем тебе это! Зачем ты убила Баи? Зачем убиваешь меня?..
   Она обернулась и впервые посмотрела на меня как на человека:
  - Ничего личного, Джен.
  - Нет, пожалуйста... - из глаз брызнули слезы, но виновница даже не обернулась, а просто закрыла за собой дверь, а через секунду помещение вновь погрузилось в непроглядную темноту.
  
  
  ***
  От автора: что-то грустно, да? Нарушим-ка мы правило...
  ***
  
   Пальцы скользнули по подозрительно холодной простыне, а глаза тут же резко распахнулись:
  - Джен? - прохрипел я, хотя знал, что мне никто не ответит. Я не чувствовал ее ни в комнате, ни вообще поблизости и это не могло не беспокоить. Ведь это Джен... Когда она слишком предсказуема - жди беды - наверное, единственное правило, которое я усвоил за время общения с ней.
   В принципе, Морган, раззнакомившись, заметила еще несколько: например эмоциональную нестабильность и... Если говорить откровенно, Морган считала Джен дурочкой.
   С другой стороны - кто, знакомый с обеими с ней не согласиться?
   Лично я придерживался нейтралитета. Наверное, в этом и прелесть любви настоящей - ты воспринимаешь человека таким, каков он есть на самом деле, отмечаешь про себя несовершенства и недостатки, но все равно не можешь сдержать нежности по отношению к нему. Когда смотришь в такие родные и наивные глаза - хочется обнять и оберегать до конца времен.
   Джен есть Джен - единственная в своем роде. Сейчас бы впору сделать оговорку, что она одна из шести миллиардов, но... тут чисто субъективное мнение. Остальные меня совершенно не интересовали, причем вне зависимости от расы или вероисповедания. Только один человек. Один-единственный. Мне хватило пары дней, чтобы настроиться вновь на ее энергетику и... Черт! Куда она пошла?!?
   Пришлось стать, натянуть джинсы и футболку, а небрежно волосы затянуть в хвост. Возможно, она сейчас сидит в одной из беседок для медитации и поедает остатки запаса консервированной вишни, причем вся монашеская община усиленно делает вид, что ничего особенного не происходит. Поистине, я никогда раньше не задумывался о взаимосвязи количества съеденного женщиной шоколада и ее раздражительности. Конечно, первое время секс прекрасный заменитель сладостей, но вскоре появляется привычка полуночных набегов на кухню. И самая большая трагедия, когда она после долгого открывания одних и тех же шкафчиков таки не находит заветное лакомство.
   В отрезанном от мира храме запасов шоколада не было никогда, зато всегда было варенье. Хотя - слово "всегда" в данный момент - очень рисковое замечание. Да, глюкоза расслабляет человека, а эмоциональной натуре расслабление необходимо постоянно.
   Вторая мысль оказалась менее приятной - Влад - ведь его тоже не было в комнате. Подсознанию не понравилась мысль, что они возможно вместе, пусть даже и для разговора. Нет, я, конечно же, мог побить его. Я мог бы даже убить, а еще лучше - сначала замучить, а потом убить... Воображение само рисовало сцены кровавой казни, но я прекрасно понимал, что инициатором их связи был отнюдь не он.
   Женя часто попадала в переделки - это правда, но за ней водилось еще одно очень занятное качество - она контролировала присутствие людей в своей жизни. Она делала это скорее несознательно, но для меня такие вещи оказались более чем очевидными. Человек, занимавший в ее жизни центровые позиции, мог бесследно исчезнуть, а потом появиться вновь, когда он нужен.
   Раньше я думал, что со мной такого не произойдет, ведь во время нашего знакомства именно я был инициатором отношений, но не успел я привыкнуть к мысли, что мы пара, она мягко, словно мыло из рук, выскользнула, пропав с горизонта.
   Она хотела обычного парня - она его получила. Она захотела меня опять - и я несколько дней не видел Влада, хотя мы живем в соседних комнатах. Я замер посреди коридора и прислушался. Нет, комната Влада пуста, а значит... они могут быть где угодно в другом месте.
   Про себя я называл это чувство "легкое раздражение", хотя на самом деле оно больше напоминало еле-еле сдерживаемую ярость. Вот и сейчас я ощущал молнии даже в пятках и если я сейчас застану их стоящих хотя бы в метре друг от друга... Мне самому чертовски интересно, выживет ли парень или нет!
   "Спокойно. Она - твоя. Так всегда было и так всегда будет", - повторил я мантру, которая в иные моменты позволяла сохранить рассудок в относительном здравии. Нельзя позволять простому чувству, бесполезной эмоции управлять своим сознанием, а тем более телом. Рассматривать Влада как соперника это тоже самое, что ревновать Джен к Жене! Еще в самом начале наших отношений я пообещал себе, что не буду менять девушку под себя, что позволю ей бить такой, какая она есть, ибо это главное ее достоинство. И чтобы она была верна себе, мне десятки тысяч раз приходилось наступать себе на горло.
   Она - не Морган. Она не может дать мне достойный отпор просто потому, что слабее, а значит - у нее нет выбора. И тогда мне пришлось дать ей этот выбор, создавая вокруг иллюзию свободной воли. Любой на моем месте понял бы, насколько это тяжело. Более того, даже когда ее свобода потребовала расширить грани за пределы разумного, я уже не мог отступить. Если бы хоть раз я сказал бы ей "нет", она бы поняла, что живет в клетке, и тогда бы все ее существо повстало бы против меня.
   Открыв входную дверь я с мазохистским удовольствием встретил удар солнечного света:
  - Доброе утро, спящая красавица, - пропела Морган где-то возле уха.
   Я резко повернулся к ней и изучил прищуренными глазами: расслабленная поза, потертые джинсы и застиранная футболка, волосы собраны в небрежный конский хвост, а лицо мило улыбается - явно что-то задумала.
  - Даже не начинай, - бросил я и внимательно осмотрел двор.
  - Ее нет, - пожала плечами бывшая зазноба.
  - Ты знаешь, где она?
  - Ко-оне-ечно-о, - издевательски ответила она, улыбнувшись еще гаже.
  - И? - для пущего эффекта я вздернул бровь.
  - И лишить себя удовольствия наблюдать, как ты "злобной фурией" мечешься по территории храма? НИ-КО-ГДА!
  - Морган, это не смешно.
  - Ты прав, это уже давным-давно не смешно!
  - Не начинай, а? - глаза по привычке сами закатились.
  - Ты можешь морщиться сколько угодно, но... Черт! Я тебя не понимаю!
  - А Маришка - понимает.
  - Сестричка всегда отличалась сочувствием ко всем, кто в нем нуждается, но это перешло уже всякие границы!
  - Слушай, когда я захочу узнать ТВОЕ мнение, сообщу тебе лично.
  - А мне плевать, хочешь ли ты знать чужое мнение или нет! - разозлилась она. - Я все равно скажу! Да разве ты сам не видишь? Над тобой уже даже монахи смеются!
  - Мне плевать.
  - Да? А по всему видно, что Жене плевать на тебя.
  - Не хочу спорить с тобой о том, о чем ты ни черта не знаешь.
  - Поздно, дорогой! Все было так мило по началу - ваша любовь на грани миров, все эти милые жесты, ужимочки... но сейчас все по-другому. Она ушла от тебя, изменила, а ты бегаешь за ней хвостом, словно... - она подыскивала слово.
  - Поосторожнее, - рявкнул я с нажимом.
  - Кириги, на правах твоего друга, хочу сказать тебе, что... Черт! - она почесала затылок, отвернувшись, а потом резко мотнула головой и ее глаза снова вцепились в мое лицо: - Я уверенна, что Женя неплохая... но так вести себя не годиться. Маришка ее жалеет, а мне небезразличен ты. Не пара вы. Просто потому что не пара.
   Во рту пересохло, а кулаки сами собой сжались. Впервые другой человек мне сказал нечто подобное. В голове словно разразился тайфун, а воображение показало, как я крошу кулаками близстоящую стену.
  - Раз так, небезразличная ты моя, то почему же не вышла за меня замуж, когда мне это еще было интересно?
   Морган сложила руки на груди:
  - Потому что я тебя не люблю.
  - Вот в этом самая главная разница между вами. Несмотря на все глупости, которые она творит - Джен меня любит, а я люблю ее, а третьему в этих отношениях делать нечего.
   Выражение лица девушки стало каким-то злым:
  - Третий не нужен, говоришь? Тогда почему твоя так называемая любовь полчаса назад бежала за Владом, считай гражданским мужем, аж пятки сверкали, а?
  - Куда? - грубо переспросил я.
   Она махнула рукой, окончательно скривив прекрасное лицо. Я не стал терять время на пустые разговоры, хотя и слышал позади: "Иди-иди, видимо мало она тебя унизила".
   "У Морган рвет крышу", - подумал я с неким злорадством. Сама виновата, нужно как поступать как Кэтрин - на тяжелые разбирательства с мужем приезжать, чтобы как говориться, стрессуствойчивость повыше и раздражительности поменьше.
   Смешно, но пять лет назад я даже не задумывался о причинах дурного женского настроения, а сейчас чувствовал себя почти экспертом! А это все Джен! Я засмеялся себе под нос, напрочь забыв про ревность. Все-таки она круто изменила мою жизнь...
   Хорошо знакомый запах резко прервал мысли. Кровь. Я сорвался с места и быстро побежал по тропинке, что дублировала длинную лестницу к храму с другой стороны. Именно сюда указала Морган, а значит... нет! С ней все в порядке! С ней все хорошо!
   Дальше прямо на дороге лежало два неподвижных мужских тела, причем один из них был весь в крови. В одном лежащих я тут же признал Влада. Перевернув его на спину, тут же определил - мужчина жив, а вот монах... Баи, как выяснилось через секунду, без сомнения мертв.
  - Влад! - позвал я, приподняв пострадавшего за шкирки. - Где Джен?
   Тот только невнятно застонал в ответ.
  - Где Женя?!! - усиленный голос я тут же подкрепил увесистой пощечиной.
  - А-а. Где? Что...
  - Где Женя?
  - Я не знаю... Что случилось?
   Я сделала два глубоких вдоха просто для того, чтобы не убить его прямо сейчас.
  - Что произошло? Почему Баи мертв? Где Женя? - я очень старался, чтобы мой голос звучал нормально.
  - Кто мертв? Кого-то убили?
  - Вы с Джен, то есть с Женей, вышли за территорию храма. Что произошло потом?
   Я видел, что он честно старается сосредоточиться, и потому дал ему время. Секунды две, прежде чем встряхнуть:
  - Ну?!?
  - Мы остановились здесь, разговаривали... а потом она увидела кого-то за моей спиной.
  - Кого? - яростно допытывался я.
  - Не знаю, - растеряно ответил парень.
  - Что было потом?
  - Ничего, - ответил Влад, честно роясь в памяти.
  - Это, черт возьми, не шутки! - заорал я, не сдержавшись. - Человека убили, Женя пропала, ты понимаешь?
   Влад в ужасе заметил тело рядом.
  - Я, правда, не знаю!
   "Ну, все!" - подумал я, собираясь убить ненавистного хлюпика, когда услышал окрик Морган сзади:
  - Кириги! Что произошло?
   Я отпустил Влада и встал, сказав:
  - Джен пропала. Баи мертв, а от единственного свидетеля нет никакого толку.
   После этого я сорвался с места, направившись вниз. Кто бы это не сделал - далеко они не ушли. Какие-то полчаса в непроходимых лесах - ничто! Я старался не давать воли страху за нее, но он все же с каждой секундой все больше и больше завладевал мной. Прямо как тогда... Хотя нет, хуже... Стоп! Я найду ее. Обязательно найду.
   И разорву на мелкие кусочки того, кто это сделал.
  - Как это пропала? - не поняла Морган, почти догоняя меня. - Куда... Подожди, как это мертв?
   Тут она на глазах из девчонки превратилась в охотницу. Уже через секунду оценив обстановку, ринулась на поиски.
  - Я по правую руку, ты - по левую, - сказала она и исчезла в лесу. Я метнулся через заросли, но знал, что это бесполезно.
  
   Сначала и лежала и ждала. Просто ждала, пока меня спасут. Ведь кто-то же должен прийти... Кириги, Кэтрин, Морган... Шастик.. Маришка... Диши? Или хотя бы Влад... Но шли часы, и ничего не происходило. В какой-то момент я начала кричать, звать на помощь, шарить по стенам и бить об них кулаками, но ответом была только гробовая тишина либо эхо от меня самой же.
   А потом я начала молиться - просить вселенную помочь мне, отворить двери, выпустить на волю... но в конечном итоге я снова и снова шептала "Отче Наш". Я верила в каждое произнесенное мною слово и потеряла счет времени. Минуты стали часами, а часы - днями. В какой-то момент я вдруг поняла, что моя похитительница оказалась права - никто не придет и никто меня не спасет.
  
   Я сидел на стуле, пристально наблюдая за Владом. Парень покрылся потом, его сердце билось неравномерно и я чувствовал его напряжение. Он в десятый раз рассказывал, как все было и не разу не изменил деталей.
   Морган поймала мой взгляд и покачала годовой.
   Я резко встал, приподняв и с силой опустив стул так, что его ножки треснули. Влад вздрогнул, а Диши только приподнял бровь. Когда я перевел на него взгляд, он еле заметно пожал плечами.
   Все понимали, что бывший хахаль Джен говорит правду, только вот принять эту информацию было очень сложно.
   Почему били Баи, а его оставили в живых? И самое важное - где Джен?!?
   Дверь со скрипом отворилась и на пороге появилась Кэтрин. Все собравшиеся тут же подняли на нее глаза, но лишь Морган спросила:
  - Ну, что?
  - Я ее не нашла, - ответила она спокойно.
  - Нигде? - вкрадчиво переспросила Морган.
  - Нигде, - подтвердила она. - По крайней мере, ее душа не переходила в чистое Ци.
  - Что это значит? - спросил дрожащим голосом Влад.
  - Это значит, что либо она все еще жива, либо...
  - Она жива, - сказал я твердо.
  - Конечно, жива, - ласково подтвердила Маришка. - И мы ее обязательно найдем.
  - Но нигде никаких следов! - фыркнула Морган. - Вернее, есть какие-то непонятные следы.
  - Женские, - ответила Кэтрин.
  - Но модель протектора мужская, - возразил Тигр, на секунду оторвавшись от ноутбука.
  - Слишком маленький размер и слишком легкий владелец, - ответила Кэтрин. - Мы имеем дело с женщиной, которая хочет, чтобы ее приняли за мужчину, - она прищурилась. - Я бы даже сказала, что она хочет, чтобы мы знали, что это маскарад. А еще не забывайте, что мы не можем найти следов дальше места временного разрыва - там ткань действительности до сих пор хранит отпечаток. Думаю, это еще одно предупреждение - эта женщина - небожитель, причем сильный.
  - Это игра? - уточнила Морган.
  Кэтрин задумчиво постукала ноготком по подбородку и ответила:
  - Думаю, да.
  
   Когда я была маленькой, то любила читать сказки, но ни одна не запомнилась мне как андерсонская "Девочка со спичками" - про маленькую продавщицу, которая жгла спички - товар, который ей нужно было продать, чтобы хоть чуточку согреться. Мимо проходили люди, но ни один не сжалился над ней - не забрал к себе, не согрел, не угостил обедом. Она так никем и не замеченная, она замерзла насмерть.
   В тот момент я подумала, что так быть не должно. Люди не могут проходить мимо чужого несчастья и не замечать его. Я проплакала весь тот вечер, а сейчас, находясь в точно таком положении, вспоминала, сколько раз я сама проходила мимо людей, явно нуждавшихся в помощи. Может, я не заслужила спасения?..
  
  
  Глава 11
  
   Прошло еще пару часов, а кашель и вправду становился все сильнее, а сны смешались с бредом. Я уже не различала, где действительность, а где игры разума. В один момент мы с Кириги занимались любовью, а в другой - я брела по ледяной пустыне, потом я снова начинала ощущать холодные камни под боком. И тут я как наяву увидела перед собой маленькую оборванку буквально посиневшую от холода и которая печально протягивала мне коробок со спичками.
  - А как же ты? - спросила я, глядя на ее пустые ладони, как тут яркий свет ослепил меня, скрыв сказочно-печальный образ из далекого прошлого.
  - Проклятье! - выругался смутно-знакомый женский голос, а холодные стены начали резко удаляться.
   Мне хотелось кричать, но и губ сорвался лишь короткий нечленораздельный звук.
  - Знаю, приятного мало, - ответили мне, и я снова провалилась во тьму.
  
  ****
   Я не хотел играть в игры. Только не так, только ни когда на карте стоит жизнь Джен... и уж точно, когда игра ведется против Кэтрин.
  - Молодая, - задумчиво изрекла Кэтрин.
   "Если молодая, значит, способная управлять собственным телом настолько, чтобы сохранить вечную жизнь", - добавил я про себя.
  - Баи, - слетело с ее губ следующее слово.
   Она права. Что, собственно, я знаю о Баи? Просто очередной небожитель, один из многих, лишь за тем исключением, что ему симпатизировала Джен. Но все же, он не простой человек - он как минимум монах-небожитель... А для того, чтобы его убить нужно не только быть таким же, но и знать о существовании монастыря Ву Дан, что не является общедоступной информацией. О нем нельзя прочитать в интернете, или обнаружить на карте. Даже триада не знает о его месторасположении, хотя их неприязнь к небожителям длится тысячелетиями.
  - Джен, - подвела черту глава клана Форестов.
   Это было самое болезненное из всех слов, ведь я это единственное, что связывало Джен с небожителями...
  - Есть над чем поразмыслить, пока они себя не обнаружили.
  - Я не могу ждать, - пришлось ей напомнить.
  - Ты сам знаешь, что ее здесь нет, - спокойно ответила Кэтрин. - И поблизости нет. Зато есть разрыв полотна реальности.
  - Нужно ехать в Пекин, - возразил я. - Все дороги все равно приведут туда.
  - Я не думаю, что это дело рук триады, - она спокойно покачала головой. - Более того, ты сам так не думаешь, просто позволяешь своему страху думать за тебя.
  - В прошлый раз это сработало, - напомнил я.
  - Да, но жизнь не будет вечно идти по кругу. Твоя теория хороша и логична за исключением одного "но" - никто из триады не умеет пользоваться пространственными коридорами, а тем более - тащить за собой еще одного человека. Это исключительно небожительская прерогатива. И не забывай о Баи.
  - Допустим, это небожитель, - согласился я, почти теряя терпение, - но разве не все небожители сейчас в монастыре? Неужели кому-то забыли прислать приглашение? И самое важное - причем тут Джен?
  
  *****
   Когда очнулась вновь - сразу почувствовала такое непривычное тепло. Пересохшие губы пролепетали:
  - Кириги...
  - Еще маму и папу вспомни, - недовольно проворчал чей-то голос. Я тут же распахнула глаза и в ужасе уставилась на мучительницу. Она сидела в другом конце комнаты на обычном деревянном стуле, руки сцеплены в замок, а лицо выражало какое-то презрение и недоверие.
  - Что происходит? - спросила я слабым голосом, а женщина еще больше скривилась, а в следующую секунду вскочила с места и выхватила меч, что висел на спинке стула, и подлетела ко мне, после чего одним движением буквально выбросила меня из кровати, а холодное лезвие тут же оказалось возле горла.
  - Вот что происходит, - выдавила она.
  - Ты убьешь меня? - спросила я, отсчитывая последние секунды жизни.
  - Ты действительно настолько глупа или только притворяешься? - не выдержала она.
  - Если бы хотела - давно бы сделала.
  - Ты чертовски права, я бы это давно сделала, если бы могла!
  - Мне не о чем сожалеть, - выдохнула я.
   Тут же лезвие исчезло.
  - Все, что я о тебе знаю, красноречиво говорит, что ты - ходячее несчастье, но я никогда не думала, что это заразное.
  - У меня была очень спокойная жизнь, пока я не познакомилась с Алиной.
   Женщина непонимающе уставилась, а я пояснила:
  - Я тоже тогда думала, что это не заразно.
   Тут та нервно рассмеялась:
  - А самое забавное, что убить я тебя не могу, все равно, черти, воскресят!
   Мое сердце радостно подпрыгнуло, но после следующей фразы все надежды растаяли как дым:
  - Но и отпустить тебя на все четыре стороны не могу.
  - Почему?
  - А почему нежелательные свидетели такие "нежелательные", никогда не задавалась вопросом?
  - Я могу дать обещание, что никому о тебе не расскажу.
  - Толку мне с твоего обещания! Это не гарантия, особенно под защитой у трех мастеров и пару десятков подмастерьев!
  - Тогда будем жить бок о бок до скончания времен, - вздохнула я и позволила опуститься отяжелевшим векам.
  
  ****
  - Возможно, не все, - вдруг подал голос обычно молчаливый Вульф.
   Даже Кэтрин удивленно повернулась в его сторону, а ее муж преспокойно продолжил, будто ничего не случилось:
  - Помню, учитель часто говорил, что много сил потратил на поиски подходящего ученика и потерпел сильное разочарование, а потому услышал, что его соперник ищет счастья на другом конце мира и сам отправился в путешествие.
  - Но... - осторожно заметила Морган. - Это ни о чем не говорит.
  - Наоборот, о многом. В этом и заключается разница между стилями. Небожители внешней силы категоричны и действенны. У них нет времени, чтобы остановиться и задуматься, в то время как внутренняя сила требует глубокого изучения самых мелких деталей.
  - Он учил кого-то еще, - догадался Диши. - И этот кто-то его настолько разочаровал, что тот решил оказаться как можно дальше?
  - С чего ты взял? - удивилась Маришка, пристально рассматривая любимого.
  - Мне показалось странным, что учитель махнул рукой на ученика и уехал поближе к сопернику, - Диши запнулся и задумался. - Или.. он не стыдился?
  - Я тоже совершенно не понимаю, о чем они говорят, - пожала плечами Морган, переводя взгляд с одного на другого.
  - Для человека, который всю сознательную жизнь посвятил изучению себя и своих возможностей - разочарование - очень сильное чувство, а переезд - чрезвычайно смелое решение, - за всех ответила Кэтрин. - Для такого поступка у него должна была быть действительно веская причина.
  - Которая совершенно не приближает нас к Джен! - вскипел я и выскочил на улицу. Толку от этих пустых разговоров все равно никакого.
   Мне хотелось убить их. Правда. Хотелось разбить лицо Диши в кровь, почувствовать его ломающиеся кости... Они просто стояли там и говорили-говорили-говорили, убеждая, что все остальные занятия не имеют смысла, а я просто хотел найти Джен. Мне нужно было знать, что она жива, здорова, в безопасности. Нужно так же сильно, как вода или воздух - просто потому, что без нее я не могу жить.
   Вслед за мной вышла Морган:
  - Успокойся.
  - Не начинай!
  - А ты заканчивай! - огрызнулась она, но тут же снизила тон: - Нам не все равно. Все в той комнате хотят найти Джен в целости и сохранности - это наша главная задача.
  - И ты, лично ты беспокоишься о Джен?
   Морган взглянула на небо, словно ища ответа свыше, а потом глянула на меня:
  - О ней беспокоишься ты и мама - этого достаточно.
  - А ты, оказывается, черствее, чем я.
  - Иногда, - пожала она плечами, - но это не значит, что я не желаю для Джен самого лучшего.
  - Конечно, - кривая улыбка разрезала лицо.
  - Именно так. А ты не сходи с ума. Кэтрин не играет с тобой - она действительно ее не видит.
  - Это меня и убивает. Я не могу так - не знать.
  - Кого волнуешь ты, если опасность угрожает ей, - холодно ответила она.
  - Чего ты добиваешься, Морган? - спросил я прямо.
   Она долго молча смотрела на меня, пока не отозвалась:
  - Я просто хочу, чтобы ты понял - она делает тебя слабым, хотя не заслуживает такой чести.
  - Ты считаешь, мы лучше нее? - спросил я тихо.
  - Я этого не говорила!
  - Неужели? - спросил я презрительно и направился обратно в зал - не стоило пропускать обсуждение, ведь прошлое может легко привести к настоящему, но стоило мне взяться за ручку двери, как Морган ответила:
  - Да, я думаю, мы лучше!
   Я полуобернулся и спросил:
  - Это же чем?
  - Тем, что отвоевываем каждый свой вздох!
  - Но не обязаны этого делать.
  - Не стоит ставить мне вечное существование в вину! - разозлилась она.
  - Но это и не достоинство, - сказал я и зашел в зал.
  
  Кэтрин встретила меня насмешливым взглядом:
  - Детки-конфетки...
   Я зло смерил ее взглядом, а она сделала вид, что закрыла рот на замок, но тут же "открыла" и продолжила:
  - Итак, что мы имеем? Женщина, небожитель, возможно последователь внутренней силы.
  - Которая, возможно, убила Дон Ти, - сказал Шастик.
  - Кого? - впервые голос подал Влад.
  - Учителя Кэтрин, - ответил он, следя за пораженными лицами родственников. - А вы сами подумайте! Дон Ти почти сразу перебрался на Туманный Альбион. Жил тихо и скрытно, так что не думаю, что кто-либо из старых друзей или врагов нашел бы его. Двести лет назад не было ни мобильных телефонов, ни интернета, ни спутников, но тем не менее его нашли и убили.
   Кэтрин сощурила глаза и наблюдала за Шастиком, после чего заметила:
  - Может быть.
  - Вы уж меня простите, но это все высосанные из пальца домыслы, - скрестила руки на груди Маришка. - Все что мы имеем, это поддельные следы и корявый временной портал!
  - Чего уже вполне достаточно, чтобы сделать вывод, что в деле замешан небожитель.
  - А я не отрицаю, - кивнула Маришка. - Только вот причем здесь Кириги? И тем более Джен! Или Баи? Но самое интересное, почему Баи мертв, а Влад жив?
  
  *****
   Медленно открыла глаза. На этот раз я очнулась не в темном подвале, а в видавшей виды, но все же комнате. На стенах остались лишь фрагменты обоев, а кровать напоминала большинство спальных мест из старых послевоенных фильмов. Вместо тумбочки рядом с ложем стояла дубовая табуретка, а на ней металлическая эмалированная кружка.
   Даже при более детальном и осмысленном осмотре, в комнате никого не обнаружилось. Странно. Я поморщилась и тут же приготовилась к дикому приступу боли, но его не последовало. В последние пару часов... или даже дней, я уже привыкла к мысли, что жизнь это боль, а сейчас даже кашель прекратился. Я попробовала пошевелится, но не тут-то было! Тело словно бревно - можно даже не связывать!
   А еще - жутко хотелось есть. Я попыталась сесть, что получилось с очень большим трудом. Я глубоко вдохнула. Откуда-то из-за обычной деревянной двери доносился слабый запах жареного мяса.
   Я попыталась встать, но по ногам словно бегали маленькие молнии, а мышцы отказывались повиноваться. Крепко ухватившись за изголовье кровати, я все же попыталась выпрямиться, когда почувствовала, что теперь в комнате не одна.
  - Скажи, а что чувствуют негодяи в моем положении? - донесся знакомый женский голос.
  - Никогда не была негодяем в твоем положении, - хрипло ответила я.
  - Неужели? - удивилась похитительница. - А я-то думала, ты считаешь Кириги своим трофеем.
  - Кириги? Трофеем? - теперь пришел мой черед изумляться и вместо того, чтобы еще раз попытаться встать, я мешком свалилась обратно на кровать. - Я думала, вы знакомы!
   Та пожала плечами и захихикала себе под нос.
  - Так знакомы?
  - Нет, конечно, - улыбнулась она.
  - Тогда я совсем ничего не понимаю, - нахмурилась я.
  - Пошли на кухню, я тебе расскажу, - весело ответила она и собралась уходить, когда я ее окликнула.
  - Если ты не заметила, я не могу.
  - Ну... знаешь, чтобы узнать правду иногда нужно потрудиться.
   Девушка оказалась абсолютно права - чтобы добраться до заветной кухни мне действительно пришлось потрудиться. Сейчас даже тяжело сказать, мимо чего я прошла - просто двигалась на запах. Несколько раз упала, пару раз тяжело опиралась о стенку и пару раз чуть не подвернула ногу, но добравшись до места назначения - упала на колени:
  - Черт! Что со мной?
  - Прости, - ответила та, накладывая еду. - Я не слишком хорошо умею обращаться с телами других.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Ну, восстановить - восстановила, а вот управление, нервные окончания - тут могут быть погрешности.
  - У меня все тело знобит, - пожаловалась я.
  - Ничего, - ответила та. - Врут, когда говорят, что нервные клетки не восстанавливаются. Ощутимо и медленно, но все же...
  - Ты - небожитель, - констатировала я.
  - Да, - кивнула она.
  - Убийца, - я чуть понизила голос.
  - Да, - ответила она равнодушно. - Как и вся твоя милая компания.
  - Ты - женщина, причем не монах с Ву Дан, - я почувствовала, как сошлись собственные брови. - Пару дней назад ты хотела меня убить, а сейчас мы сидим за одним столом и... Что происходит?
  - Иными словами, ты хочешь спросить, зачем ты мне нужна?
  - И это тоже, - согласилась я. - Но судя по тому, что я еще жива - это не самое главное.
  - Не самое, - согласилась она.
  - Так в чем дело?
  - Ты есть будешь?
  - Конечно, - ответила я и наколола кусочек чего-то на вилку.
   Девушка напротив задумалась, а потом внимательно посмотрела на меня.
  - Ты верно заметила, я - небожитель. Наверно, с этого и нужно было бы начать рассказ. А мы все монстры.
  - Никогда так не думала, - пожала я плечами.
  - Или не хотела так думать, - усмехнулась она. - По сути, мы обычные люди, вот только силы у нас больше, чем может похвастаться любой другой. Разве не об этом мечтали люди во все времена? Эликсир жизни, философский камень, безграничное могущество...
  - А у вас это все есть.
  - Возможно, но человек так устроен - всегда хотеть большего и никому из нас это не чуждо - ни тебе ни мне, ни Кириги, ни Кэтрин... На нас всегда охотились испокон веков и продолжают охотиться.
  - У меня стойкое ощущение, что ты мне заговариваешь зубы.
  - Скорее не тебе, а себе, - поправила барышня. - Я много думала о том, чего хочу и к чему стремлюсь. Я видела взлеты и падения Кэтрин, Вульфа, Кириги и все думала... будут ли меня когда-нибудь называть сильнейшей - ведь я многое могу. По крайней мере, никто из монахов с горы мне не страшен.
  - То есть - все что происходило - это лишь чтобы испытать себя?
  - А почему нет?
  - Но могли погибнуть люди.
  - Люди гибнут всегда, - махнула она рукой. - И раньше, кстати, многие гибли от руки тех, кому ты сейчас заглядываешь в рот.
  - Я никому не заглядываю в рот!
  - Правда? А как насчет Кэтрин? Да ты хоть знаешь, кто она такая?!?
  - Ее все уважают...
  - Поправочка - ее все бояться до хруста в зубах. Давным-давно она щелкала людей как орехи просто ради бизнеса или потому что ей было что-то нужно, а вся ее "свита" в виде приемных и родных деток, словно рыбы-прилипалы - питаются объедками со стола акулы. Потому у них время от времени крышу и рвет, особенно у Морган.
  - Но ведь...
  - Только не говори, что ты этого не знала. Или взять хотя бы Кириги - вот скажи мне, почему сильный, умный мужик столетиями бегает на побегушках у криминальной организации?
  - Почему? - тихо спросила я.
  - Да потому что он не может самостоятельно принять решение. Даже с тобой он постоянно идет на попятную.
  - Это не правда.
  - Неужели? Разве я сказала что-то, что не подтверждается фактами?
  - Кириги всегда был буфером между двух огней!
  - Это он тебе сказал? А со стороны кажется все немного по-другому...
  - Ты зла на них, потому и говоришь гадости! Только не понимаю, почему...
  - О, да! Я зла! Зла потому что меня втянули в эту канитель точно так же, как и их, только вот я загрузла. И дело было даже не в убийствах и сверхсиле, а в обязанностях. Я прилежно училась убивать и однажды случайно убила, причем великого мастера и все потому, что два старых пня между собой переругались!
  - Не понимаю, - покачала я головой.
  - Ты, конечно, слышала о споре двух стилей - внутреннего и внешнего. Все началось с тех самых двух непримиримых спорщиков, каждый из которых убеждал, что его техника лучше, а правда была где-то посередине.
  - Слышала, - призналась я. - Идиотская история.
  - Возможно, для тебя, ограниченной бездарности, она и кажется идиотской, - зло прошипела женщина, - но ни один мастер так никогда не подумает. Для нас мастерство - смысл жизни, а если кто-то утверждает, что мы двигаемся в не том направлении - это почти смертельно.
  - Я не хотела тебя обидеть, - ответила я, почти чувствуя исходящую от нее агрессию.
  - Ты слишком слаба и глупа, чтобы меня обидеть, - ответила она, сложив руки перед собой. Я и без закрытой позы знала, что разговор закончен.
  - Так что ты со мной сделаешь? - рискнула я опять.
   Она усмехнулась и смерила меня взглядом:
  - Боишься? - уточнила она. - Хорошо, значит, почти уважаешь.
  - Тебе же самой интересно мне все рассказать! - ухмыльнулась я, поддавшись порыву.
   Ее взгляд с хищного сменился задумчивым:
  - Или все-таки бесстрашна. Знаешь, как говорят, те, кто побеждаю других обладают силой, а те, кто себя - бесстрашием.
  - Я где-то это уже слышала.
  - Может быть, может быть, - она снова села и рассматривала меня очень заинтересовано. - Этим ты его и зацепила.
  - Чем? Бесстрашием? Да я всего на свете боюсь!
  - Не-е-ет. Не всего. Ты не боишься себя.
  - Я?
  - Ты, - утвердительно кивнула она. - А на такое мало кто способен.
  - Хочешь сказать, что вы, все из себя такие мастера боитесь себя?!?
  - Боимся. Боимся во многом признаться себе или увидеть себя со стороны. Боимся. Нам нужно доказательство.
  - Чего?
  - Того что все это правильно.
  - Я не понимаю...
  - Зачем человеку вечная жизнь, если он ею не наслаждается.
  - Форесты наслаждаются.
  - Форесты спрашивают себя, имеют ли они на это право.
  - И каков же ответ?
  - Не догадываешься?
  - А что в этом плохого? Жить вечно, помогать тем же монахам...
  - А как же гармония, как же законы природы, которые они так фанатично чтят?
  - А она разве фанатично?
  - Вот именно! Они постоянно нарушают те законы, которые сами же декларируют.
  - Тогда я совсем ничего не понимаю.
  - Ты до рези в глазах честна с собой и ты так же легко перешагиваешь через себя, как Форесты перешагивают через других. Это не может ни поражать воображение.
  - Моя сила в моей слабости - как это здорово, - перекривляла я и закашлялась.
  - И учишься быстрее, чем преподает учитель.
  - Так, может, мне нужно памятник поставить? Я ничего не понимаю...
  - Достаточно того, что ты заставила переполошиться всех небожителей. Жаль только я не смогла должным образом этим воспользоваться. Не продумала всех вариантов и сама угодила в собственный капкан.
  - Я же вижу, что ты хочешь мне все рассказать.
  - Наверное, стоит, - кивнула она. - История началась давно и не с нами и даже не с ними. Это была история спора одной мужской гордыни с другой. Два мастера настолько восхищались сами собой, что не терпели ничьего величия, кроме собственного. Однажды этого не выдержал даже настоятель, прогнав обоих из монастыря, причем обусловив, что оба смогут вернуться, только если подыщут себе стоящую замену. Причем сделать это обязаны были оба мастера одновременно, чтобы их ученики смогли доказать, чье мастерство лучше.
  - Хитро. Это получается, что у них обязательно должны быть очень сильные ученики.
  - Да, но мало того - одновременно!
  - Но случилось не так, как я понимаю.
  - О, да. Дон Ти, мастер внешней силы, тут же смекнул, что к чему. Он понял, что таким образом от них обоих просто хотели избавиться, в тайне надеясь, что враги небожителей оградят настоятеля от дышащих в спину сильнейших мастеров.
  - Он боялся, что его свергнут?
  - Они были сильнее и он это знал. Все это знали. Думаю, с ним давно уже не считались, а мастера между собой решали, кто более достоин стать во главе монастыря на Ву Дан.
  - Но они же небожители! Разве они не выше этого?
  - Мастера были выше, а настоятель, по всему выходит, ниже.
  - Я-то думала, им все мирское чуждо...
  - Да-да-да, настоятелю не нужна власть, Кэтрин - деньги, а Кириги - ты? Так выходит?
  - Я этого не говорила.
  - Возможно, но небожители хоть на Ву Дан и хоть где такие же люди как ты.
  - Я не жажду власти и денег.
  - Ха. Ха. Ха.
  - Но это правда.
  - Это потому что тебе не с чем сравнивать.
  - А чего жаждешь ты? Тоже власти и денег?
  - Я хочу испытать себя.
  - Каким образом?
  - Знала бы ты, сколько сил я потратила на всю эту борьбу... Ни для кого не секрет, что девочки в бедных китайских семьях до сих пор нежелательны. Первые годы были жизни похожи на кромешный ад, пока не появился Мастер. Сначала он был просто клиентом Мадам, а потом однажды забрал меня из чайной...
   Я смутно понимала, о чем она, но мне тяжело было в это поверить.
  - ...не скажу, что он сильно меня бил. Раньше били сильнее, но он часто повторял, что я его единственная надежда и что должна быть лучшей из живущих. Он называл мне имя Дон Ти и он снился мне по ночам в кошмарах. Я знала только одно - он должен умереть и все его ученики - тоже. Тяжело описать, что я чувствовала к Мастеру. Он был для меня почти богом, сияющей звездой и моя жизнь целиком и полностью была в его руках.
   Ее взгляд затуманился - она была глубоко в прошлом.
  - Я не чувствовала бега времени, дни становились неделями а затем и годами. Пейзаж почти не менялся, да и лицо учителя оставалось тем же. Только спустя годы я заметила, что не меняюсь и я сама. В тот день, когда я ему это рассказала, он долго смеялся, а потом сказал, что и сам не заметил, как создал совершенство.
  - Ты, наверное, очень гордилась.
  - Ты не знала Мастера. Понять его всегда было очень сложно. Помню, тогда мы двинулись в путь. Мы шли от города к городу, останавливаясь на неказистых постоялых дворах, и в каждом из них Мастер что-то выспрашивал. Только потом я поняла, что он искал того самого Дона Ти и то, что тот давно покинул Китай, стало для него величайшим ударом. Он крушил все на своем пути и лишь одно ему не далось - я. Умение защищаться и наносить ответные удары стало не вторым, а первым моим существом. Сама не заметила, как уложила на лопатки собственного учителя. Тогда мой мир перевернулся в первый раз.
   Я ничего не ответила. Я полностью погрузилась е ее рассказ. Мне казалось, я сама вижу на полу пьячужку, который с восхищением и ужасом смотрит на собственноручно созданного монстра.
   - А дальше произошло то, чего я никак не ожидала. Мастер просто выставил меня за дверь. Теперь секунда моего величия оказалась толчком для моего провала. Я просила, умоляла его не отсылать меня прочь, но он оказался непреклонен. Я ненавидела и боготворила его одновременно. Даже сейчас, когда прошло уже столько времени, попроси он сжечь себя живьем, я бы сожгла не задумываясь, но он так и не попросил.
   Ее глаза заволокла темная дымка.
  - А что я знала в этой жизни кроме его науки? Ничего. Совсем ничего. Я поехала в свой родной город и узнала о том, сколько прошло времени. Давно умерли и мой отец и мать, даже братья. От старости. Тогда мой мир перевернулся во второй раз. Я осознала, что не просто сильнее учителя, но и намного сильнее других людей. Сейчас это кажется глупым, но для меня это было величайшее откровение. Я днями сидела на берегу реки и мне даже в голову не приходило построить дом или найти мужа. Мне хотелось одного - найти Дона Ти. Найти и убить.
  - Зачем? - искреннее не поняла я.
  - Для того, чтобы узнать, кто я такая.
  - Не вижу связи.
  - Ты - возможно, а для меня он - единственное, что могло оправдать мое существование. Я знала, что создана для того, чтобы уничтожить его ученика, но на тот момент я уже могла победить собственного учителя и меня пожирала шальная мысль, а что если убить самого Дона Ти?
   Я вскинула брови.
  - Я знаю, что ты не понимаешь. Ты не можешь.
  - Ты бы могла начать новую жизнь.
  - Правда? И забыть то, кем являюсь на самом деле? И прозябать под грубыми мужчинами с их вседозволенностью, хотя знала, что сильнее любого из них? Нет, не могла. Я уже была другая и мне не хотелось становиться одной из них.
  - И чтобы это подтвердить, решила убить совершенно незнакомого тебе человека.
  - Да! И я сделала это! Только вот найти его оказалось намного сложнее, чем мне представлялось. Я потратила на поиски очень много времени. Но все же мне это удалось. Но умирая, Дон Ти снова изменил мою реальность.
  - Как?
  - Захлебываясь кровью, он рассказал правду. Правду о моем учителе и о горе Ву Дан. Он поведал о фанатичном стремлении Дум Дзи, именно так звали Мастера, утвердиться в своем величии. И если бы не его слепая тяга к признанию, то, возможно, именно он был бы сейчас настоятелем Ву Дан. Сам Дон Ти сразу понял, что к чему и покинул страну для того, чтобы начать новую жизнь. А еще он сказал, что уже стар и умаялся, жить далеко от родины, так что я пригодилась весьма кстати. Но долгие годы у меня из головы не шли его последние слова: "Бедный Дум Дзи. Так старался, а его ученик все равно проиграл". Тогда я еще не знала, что пройдет совсем немного времени и Кэтрин Форест станет Сердцем Дракона.
  - Но Кэтрин тогда была еще девчонкой, - ответила я, копаясь в памяти, - а ты смогла убить ее учителя.
  - Да, но даже если бы я убила Кэтрин, она бы все равно осталась Сердцем Дракона, а значит, победила саму смерть.
  - Но теперь и Кириги и Морган тоже...
  - Да, ты права. Если и раньше победить в это игре - что-то на пороге фантастики, то сейчас практически невозможно. Но с другой стороны, времена изменились.
  - Как это понимать?
  - Если раньше был важен сам титул, звание, то сейчас более важна сфера влияния.
  - Влияния?
  - А разве ты не понимаешь? Небожители и триада - это как Инь и Янь - они не могут друг без друга, уравновешивая силы.
  - Не правда, Форесты сильнее!
  - Они не пойдут против баланса. Это их основное правило. Если они не будут его соблюдать, их жизнь потеряет всякий смысл с точки зрения вселенской гармонии. Иными словами, Кэтрин не допустит того, чтобы их семейство потеряло лицо. Единственный, кто может этот баланс нарушить - Кириги.
  - Иными словами - уничтожить триаду? Но зачем ему это?
  - Из-за тебя, например. Вернее, он это сделает только ради тебя.
   Челюсть сама собой отвалилась.
  - Ты похитила меня, чтобы разжечь войну?!? Но меня похитила ты, а не триада!
  - Они все даже не знают о моем существовании. Дум Дзи так стеснялся своих низменных стремлений, что полностью стер мое существование из своей памяти, а второй мастер, как ты понимаешь, так и не успел никому ничего рассказать.
   Мне стало дурно.
  - А дальше - дело техники. Нужно было всего лишь подкинуть небожителям идею собрать всех на одной территории. Причина - назревающий конфликт из-за убийства членов триады. Кто это мог быть? Конечно, небожители. Кто - у каждого свои догадки... Должна признать, Баи мне очень во всем помог.
  - Баи?!?
  - Ну, конечно. Как бы я справилась сама? Да никому с Ву Дан без подсказки и в голову не пришло приглашать Кириги в монастырь! А тут Баи со своим доброжелательным личиком и нестандартными советами. Да и в постели он ничего.
   Я не могла поверить, что этот милый парень все время притворялся.
  - Но ты его все равно убила.
  - Нельзя было допустить, чтобы Влад назвал его имя и в тоже время, мне нужен был свидетель, который по сути ничего не видел. Мне очень нужно, чтобы Кириги озверел.
   Разговор перестал казаться мне увлекательным.
  - И перебил половину триады, - добавила я.
  - Именно. А лучше - всю.
  - Но, зачем?!? И зачем это тебе?
  - Как это, зачем? Потому что я это могу. Могу изменить баланс и сама встать на чье-то место.
  - На место?
  - Например, на место триады. Я бы не отказалась от места Кэтрин, но... сместить ее будет куда тяжелее. Я прожила очень долго в тени и теперь хочу на свет.
  - И ты из-за этого... убиваешь людей!
  - Ты живешь среди нас и все еще не поняла с кем имеешь дело, - поцокала она языком. - Но ведь только так решались проблемы испокон веков.
  - А как же правосудие?
  - У кого сила у того и правосудие. Так всегда было и так всегда будет. Даже в вашем мире.
  - Я все равно не понимаю...
  - Зачем тебе понимать, маленькая птичка? Живи себе, порхай...Думай только о себе и собственной заднице.
  - Я по крайней мере никого не лишаю жизни!
  - А толку в твоей жизни? Что толку от твоего существования? Толи жива ты, толи мертва...
  - А в твоем?
  - Я могу на что-то повлиять.
   Злость захватила меня полностью:
  - А толку от твоего влияния? Я скажу тебе - столько же, сколько от моего существования. Толи влияешь, толи нет! Небожители умирали и до тебя и буду умирать и после, я уже не говорю про триаду! Да, ты переставила фигуры местами, где-то даже получила свое извращенное удовольствие, но грош им цена!
  - Ух, какая пламенная речь! А я начинаю понимать Кэтрин и Кириги... Ты очень интересный человек.
  - Мне все говорят столько комплиментов, но я не чувствую, что они правдивы, - выдавила я. - Да и слышать их мне не хочется.
  - Ты не видишь своей уникальности, - покачала она головой. - Общаясь с тобой, я забываю о цели. Когда я говорю с тобой, чувствую насколько интересна жизнь. Наверное, Кэтрин от тебя в восторге.
  - Я не понимаю.
  - Ты слишком смелая для человека, слишком умная для дурочки, которой кажешься и слишком живая, чтобы тебя так просто можно было убить. Я себя ловлю на мысли, что не отказалась бы от тебя в качестве домашнего любимца.
  - Что?!? - волна ужаса, накатившая на меня не могла сравниться даже с ощущением безысходности.
  - Не пугайся. Я просто взболтнула, что думала.
  - Я хочу на свободу, - прошептала я заплетающимся языком. Как я раньше не заметила, что она...
  - Не бойся, получишь ты свою свободу, когда временные отрезки войдут в норму.
  - Что это значит? - я была рада даже маленькой надежде.
  - Это значит, убегая из монастыря, я протащила тебя через время и пространство. Сейчас десять часов утра. Уже два часа прошло с тех пор как ты исчезла.
  - Но я тут уже больше недели! Как такое может быть?!?
  - Время еще более материально, чем что-либо другое, хотя в это трудно поверить. Ты сама видела, как небожитель с легкостью может превратить обычный песок или воду в что угодно другое. Со временем намного тяжелее, ведь его менять нельзя. Если во времени образуется брешь, то легко наступит конец света. Но с другой стороны, во времени можно путешествовать. Единственное - приходиться передвигаться не только во времени, но и в пространстве. Небожитель может с легкостью проделывать такие трюки просто потому что хорошо ориентируешься в энергетической сетке мира.
  - А человек? Он не может?
  - Хм. Земля крутиться не только вокруг своей оси, но и вокруг Солнца, поэтому если путешественник во времени не чувствует энергетического строения мира, то выходя из портала может легко оказаться либо под землей, либо в космосе. Кириги и Кэтрин предпочитают перемещаться и во времени и в пространстве, заранее планируя место "высадки", а я предпочитаю прогулки пешком.
  - Пешком?
  - Да, время идет по спирали и я больше всего люблю перемещаться на короткие расстояния между перегибами. Преодолеваемый временной отрезок больше, так что есть время на передышку. Но есть и неприятный момент - нельзя и близко приближаться к своему ментальному я в прошлом.
  - Почему?
  - Если квантовая физика позволяет двум предметам находиться в разных местах одновременно, то для души это очень губительно. Одна из вас точно сойдет с ума и я даже больше чем уверенна, что в последнее несколько недель своей жизни до исчезновения, ты часто чувствовала себя очень паршиво.
   Это была правда. Хотя, если вспомнить последнюю неделю, то я как сыр в масле каталась.
  - Это чувство неуверенности, - слабо проговорила я, вспоминая неделю до похищение.
  - Два ментальных я в одном времени и пространстве - это как прогиб, понимаешь. Вы тесно связаны, потому что вы единое целое. Твое настроение здесь - влияет на настроение там и наоборот.
  - Но я не чувствовала голода и холода...
  - А его и не могло быть, - пожала она плечами. - Ведь голод был не душевный. Но готова спорить, что у тебя было очень нестабильное настроение. Возможно, ты искала защиты или наоборот - вела себя непривычно воинственно.
  - И это может повредить мне?
  - Никогда не думала об этом. Все компенсируется возможностью быть вне времени, разве нет?
  - Нет! Было бы лучше, если бы порталы открыть было невозможно!
  - К твоему несчастью в этом мире возможно если не все, то многое. Другое дело, что много обычно стоит дорого.
   Мне не хотелось спорить. Мне хотелось домой.
  - Но тебе-то это зачем? Только для того, чтобы на что-то влиять?!?
  - Согласись, это интересно.
  - Но бессмысленно.
   Она вдруг вскочила с места, а дальше я почувствовала как стальные тонкие пальцы сжимают мне горло. Я вцепилась в руку, лишающую жизни, но ничего не могла с ней поделать.
  - А теперь, - донеслось через вату дыхания смерти, - теперь бессмысленно?
  - Пусшш!- на большее не хватало дыхания.
  - Судя по твоему покрасневшему личику, не так уж все и бессмысленно, - сказала она, затем отпустила. Я упала со стула и закашлялась, пытаясь привести организм в норму, но даже руки и ноги отказывались слушаться.
  - Я не понимаю, - простонала я с пола. - Ты такая сильная, а все еще хочешь быть одной из них. Ты убиваешь для этого людей, которых даже не знаешь. Ты хочешь убить меня, ты убила Баи...
  - Баи - маленький лживый сученок! - засмеялась она. - Он хотел прибрать к рукам триаду! Он грезил этим днями и ночами, получая тумаки от собратьев по монастырю. Можешь себе представить, как он завидовал Кириги! Свободны небожитель! Даже Форесты подчиняются и подчиняются Кэтрин! А он хотел иметь и силу, и богатство, и власть и только я могла ему дать все это - убрав Кириги с дороги.
  - Но Кириги - киллер, исполняющий приказы!
  - Ты, правда, думаешь, что он будет делать что-либо против своей воли? - она засмеялась, откинув голову. - Да хватило одной юбки, чтобы он поставил всю триаду на уши! И кто-то смог его остановить? У кого-то получилось помешать? О, нет! Он проиграл только по одной причине - ты была не в его команде. А вот Баи из другого теста. Он бы не отказался от власти из-за какой-то девчонки и не позволил бы никому собой управлять. А я предложила ему способ убить его главного конкурента.
  - Кириги ему не конкурент.
  - Какая разница! Он купился - я воспользовалась. Слабости врагов - моя сила. Вот ты, например. Из-за страха у твоего рыцаря отключаться мозги и он наделает кучу ошибок, прежде чем тебя отыщет. Если повезет, Кэтрин его остановит раньше. Возможно, даже остановит навсегда.
  - Они друзья!
  - Ха! Во вселенской гармонии дружбы не бывает, разве ты не знала?
   Пока она говорила на смену страху пришла ярость. Ведь эта сумасшедшая хочет уничтожить все, что я люблю и что знаю просто потому, что может. Но и я могу кое-что! Я могу сделать точно так же, как и Кириги. Я могу...
  - Ты зря надеешься, чокнутая сука! - прошипела я зло и яростно. - Ты навсегда останешься даже не третьим и не четвертым номером! Потому что все они - бессмертны, а ты - нет!
   Ее лицо перекосилось, превратившись в страшную гримасу и я решила добавить масла в огонь, чтобы все побыстрее закончилось:
  - Ты не получишь того, чего добиваешься! Признай, тебе не дано! Ты будешь прозябать в тени веками. А их имена войдут в историю, да что там, они уже вошли и с каждым годом их сила и слава будет расти, а ты так и останешься... А кто ты? Даже я, твоя пленница, не знаю твоего имени!
   На этот раз она надвигалась медленно, все больше зверея с каждым шагом.
   "Ничего, успокаивала я себя. Скоро все закончиться"
  
  Глава 12
  
   Кириги шел по зеркальной поверхности прямо к охранникам. Мужчины в черных костюмах, словно атланты поддерживающие головами небо, казались нерушимыми. Строгий хозяин требовал беспрекословного подчинения, а они - живые свидетельства его силы - обязаны его обеспечить.
   Только вот все знали, что с ним этот номер не пройдет.
   Никто их охранников даже не пошевелился, а блондин ни сколько не замедлил шаг. Двери сами открылись перед ним, а чуть погодя - закрылись.
   В тишине огромного кабинета прозвучали хлопки, а большое кожаное кресло развернулось к посетителю.
  - Хотелось бы назвать тебя блудной овцой, - сказал сидящий в кресле китаец лет пятидесяти, - но язык не поворачивается, поэтому, Крейг, будь добр, скажи, ты решил вернутся в семью?
  - Где она? - процедил сквозь зубы Кириги.
  - Кто? - брови большого босса дернулись. Но через секунду лицо приняло обычное холодное выражение.
  - Лучше будет, если ты мне скажешь, где она. Прямо сейчас!
  - Если б я еще понимал, о чем ты говоришь...
   Выхваченный из ножен меч словно пропел ноты колыбельной, и в следующее мгновение остановился у шеи Ву Хуана.
  - Я весь внимание.
  - О ком. Ты. Говоришь? - тихо повторил Ву Хуан.
  - О Евгении Новиковой.
  - О ком? - несмотря на острое лезвие у горла, Ву Хуан все же удивился. - Я не знаю никакой... погоди, это твоя киевская девчонка, да? Та, от которой одни неприятности? - уголок его губ дернулся. - И ты ищешь ее здесь?
  - Мне некогда ходить вокруг да около.
  - А мне - тем более! Это ты убиваешь моих людей?
  - Нет.
  - Значит, Форесты.
  - Не они.
  - Ты не можешь этого знать, - напомнил тот, отводя пальцем лезвие.
  - Могу. Я был на Ву Дан. Была очная ставка.
  - Кэтрин легко обмануть тебя.
  - Но не ее детям.
  - Это должны быть они. Больше некому.
  - Выходит, есть, - Кириги опустил меч, а потом и вовсе спрятал в ножны. - И им зачем-то нужна Джен.
  - А вот на этот вопрос я тебе легко отвечу. Твоя зазноба нужна только по одной причине -через нее можно легко влиять на тебя.
  
   Ее скрюченные пальцы остановились в сантиметрах пяти от моей шеи, а потом тело резко выпрямилось, с лица спала ярость, оставив обычное безмятежнее выражение. Я не могла понять, что происходит. И душой и телом приготовившись умирать, я вмиг лишилась уверенности, а ее спокойное лицо не давало никаких ответов.
   Тут она резко ухмыльнулась и растягивая слава с удовольствием ответила:
  - Ну уж нет, девочка, по-твоему не будет.
   Я смотрела на нее потрясенно. Она вела себя так, будто ничего не случилось, словно я ничего не ужасного сказала, а мы словно лучшие подруги - сидим на кухне и пьем чай с травками.
  - Подбери челюсть, - сказала она, оглядев меня еще раз, - а то еще наступлю на нее ненароком...
  - Вы... Я... - только и могла лепетать я. - Как вам это удалось?
  - Совладать с собой? - уточнила она, продолжая улыбаться. - Разве я тебе не говорила, что я небожитель внутренней силы?
  - Говорили, но...
  - Небожитель внутренней силы, - перебила она, - в совершенстве владеет собой. Мы не создаем предметы, не посылаем ударные волны, как твой обожаемый Кириги или Кэтрин, но мы можем им противостоять. Нас очень тяжело уничтожить.
  - Как это?
  - А как ты думаешь, кто развил способности человеческого тела настолько, чтоб поддерживать его жизнь можно было вечно? Уж точно не те, кто тренируясь, разбивал каменные стены на расстоянии! А сила она-то здесь - она ткнула себя пальцем в голову, а потом обвела контуры своего тела до бедер, - И здесь. Так почему же нужно развивать и влиять на что-то другое, если работы с собственным телом достаточно, чтобы победить в любом сражении?
   Приспешники внешней силы размениваются по мелочам, отдавая энергию земли и часть своей собственной в пространство, в пустоту! Более того, они пользуются нашими методиками продления жизни и укрепления тела - а это уже не просто. А теперь как ты думаешь, чье тело сильнее, мое или Кириги?
  - Твое, - ответила я неуверенно.
  - Правильно думаешь! Мое! Да если бы они не могли возрождаться из мертвых, думаешь, были бы у них шансы на спасение?
  - А почему ты не воспользовалась шансом раньше?
  - Потому что Кэтрин всегда, с самого рождения, очень хотела жить и совершенно не собиралась умирать! В молодости ее не интересовало ни мастерство, ни мудрость, ни философия - она хотела силы и умения, и все это для того, чтобы уметь возрождаться из пепла. Она молодец - добилась своей цели раньше, чем я ее отыскала, а значит, я могла десятки раз убить ее, но это все равно, что пытаться уничтожить воду - та даже в качестве пара не прекратит своего существования.
  - А что бы ты делала, если бы убила Кэтрин? - спросила я, не подумав.
   С губ похитительницы сорвался смешок:
  - Взялась бы за Морган и Кириги.
  - Ну а потом?
  - В смысле, потом?
  - Ну... убила бы ты всех, кого собиралась. И даже встала бы во главе монастыря или поубивала бы и всех монахов... и что тогда?
  - Ты спрашиваешь меня о том, что еще не случилось. И это большая цель.
  - Цель я вижу, а смысла - нет.
  - Смысл в том, что бы доказать себе...
  - Что ты лучше, - договорила я.
  - Послушай, хватит копаться в моей голове! Ты ничего обо мне не знаешь!
  - Правда? А я-то думала, что ты мне только что свою биографию рассказала...
  - Не паясничай! - рявкнула она. - Ты думаешь, что видишь меня насквозь, но и я тебя насквозь вижу!
  - И что же ты видишь? - я почти обиделась, хотя по логике вещей, человек, который желает тебе смерти меньше всего может вызвать чувство обиды.
  - Я вижу, что ты до сих пор как сыр в масле каталась! Я вижу, что все носятся с тобой как с расписной вазой, хотя никто не заглядывает в середину. Они думают, что ваза набита золотом, а на самом деле она пуста. Только подгнившее покусанное яблоко приклеилось к днищу ростком плесени, а на другой стороне огрызка живет маленький червяк. Все слышат писк этого червяка, принимая за что-то стоящее, но мы-то с тобой знаем правду...
   Правильное было предчувствие - обиды. Ее лицо расплылось из-за подступивших слез - она триста раз была права! И на счет остальных права! Они так надеялись найти во мне золото, но я-то знаю, что его там нет, и никогда не было! Именно поэтому я хотела жизни попроще, ведь Кириги, но...
  Да, что Кириги?
  Правильно, много чего!
  А я?
  А я - ничего.
  Но она не имела права всего этого мне говорить! Кто она такая? Как она смеет сначала давать мне поверить, что я исключительная, а потом бить затаенной правдой, словно хлыстом.
  - А ты живешь чужой мечтой! Чужой местью! Чужой жизнью! - теперь и она остолбенела, но я не могла и не хотела останавливаться: - Не просто живешь, а дышишь! Веками! Ты готова убить совершенно неповинных людей! Всех! А цели-то у тебя нет! А у твоего учителя цель была веская - он хотел стать настоятелем, а потом просто вернуться домой. Его сжигала злоба в изгнании, но тебе она передалась в другой, извращенной форме. Ты просто хочешь всех убить. Просто убить для того, чтобы доказать себе, что ты чего-то стоишь, что это все было не зря!
   Она спокойно смерила меня взглядом:
  - Я предупреждала, что не нужно меня анализировать.
  - А я и не собиралась, - ответила я устало. - Тебе самой нужно это сделать и тогда ты увидишь, что это чужая война. Не твоя.
  - Ты не понимаешь.
  - Наверное, нет, - покачала я головой. - Наверное, не понимаю! Кириги говорил, что учеба - самое страшное, что было в его жизни. После этого он даже убивал легко. Я не знаю, как было у тебя... возможно так же, а возможно - хуже.
  - Он воин внешней силы, - ответила та тихо. - У нас все немного по-другому. При муштре легко сойти с ума. Уже прошли сотни лет, а я все еще слышу и вижу то, что не должна. Это уже даже не в голове, оно под кожей, понимаешь?
   Из того, что она рассказала, можно заключить, что и учитель у нее неплохо умом тронулся. Возможно, он учил ее быстрее и жестче, чем кого-либо до нее. Даже я, очень далекая от спорта, знаю, что некоторые тренера загоняют спортсменов до травм или даже смерти, пичкают их химической гадостью, навсегда калеча организм и все для одного прыжка, одного боя, одного забега. И часто молодые ребята так и не увидят того победоносного забега. А если так нещадно тренировать и сознание. Она и правду не казалась мне нормальной и в тоже время, ее способность молниеносно справляться с дикой яростью не могла не поражать.
  - Ты должна от этого избавится, - я сама не поняла, зачем это сказала.
  - Я не могу.
  - Ты можешь. Ты можешь разорвать ткань времени, ты можешь вернуть человека со смертного одра, ты можешь жить вечно, значит, ты можешь оставить прошлое в прошлом.
  - Зачем ты мне все это говоришь? Это все равно тебя не спасет, - она холодно улыбнулась, но в глазах не было прежней уверенности.
  - Ты можешь убить меня, - согласилась я. - Скорее всего ты можешь победить любого из монастыря или из триады. Возможно, тебе по силам победить Форестов, но...
  - Но мне не справиться с троицей, верно?
  - И это тоже, но главное - это тебе не поможет победить демона, что живет под твоей кожей. Это желание ложно, а цель бессмысленна.
  - Ты себя возомнила психологом?
  - Просто жалко, что твои величайшие таланты пропадают даром.
  - Кириги тоже не слишком полезен, - усмехнулась она.
  - И у него тоже есть веская причина ненавидеть Ву Дан, но он не мечтает их свергнуть.
  - Ты не можешь этого гарантировать.
  - Не могу, - кивнула я.
  - Я думала, ты уверена в нем, - мой ответ ее позабавил.
  - Мне бы хотелось, но я не могу влезть в его голову точно так же, как не могу влезть в твою...
  - Но ты вот так надеешься, что я хлопну себя по колену и откажусь от своих планов?
  - Было бы неплохо, - созналась я.
  - Мило.
  - Послушай, ты можешь считать меня сумасшедшей идиоткой, наивной дурочкой или домарощеным психологом - мне все равно, но я вижу в тебе Кириги, вернее, ту, искалеченную его часть, понимаешь? Только у тебя она оголена, а у него - глубоко спрятана. И я бы сказала и тебе и ему - в прошлом ничего плохого нет и постыдного тоже нет. Это все прошлое и оно не должно влиять на настоящее или будущее! Ни Кириги, ни Кэтрин, ни Морган, ни небожители тебе НИЧЕГО плохого не сделали. Это не твоя война.
  - Ты и правда сумасшедшая, - покачала та головой.
  - Не я похищаю людей!
  - Допустим, но и читать лекции о том, что хорошо, а что плохо - не лучшее развлечение в твоем положении. Ты еле передвигаешься и при этом учишь меня жизни.
  - Я не хочу, веришь, не хочу. Мне нужно чтобы все хорошо закончилось!
  - И как же? Может, твоей смертью?
  - Пусть так, - покачала я головой. - Мне уже все равно! Когда-то мне казалось, что я живу, а теперь я только существую. Раньше передо мной был весь мир, а теперь только маленькая щель, в которую я могу только заглядывать. Я устала от вас, небожителей. Вы можете все, а толку никакого!
  - Ну почему же? Если я тебя сейчас убью, Кэтрин наверняка сможет тебя воскресить.
   Сердце ударилось о грудь, но волну надежды снова накрыла стена безвыходности.
  - Ты можешь прямо сейчас встать и уйти, исчезнуть, испариться, а я не могу. У меня есть только здесь и сейчас и больше ничего, но ваш мир меня уже не отпускает! Правду говорят: меньше знаешь - крепче спишь.
  - Ты бы хотела никогда не встретить Кириги? - заинтересовано спросила она. - Жить как жила?
  - Нет. Я... я не знаю... нет, наверное.
  - А дело ведь даже не в Кириги, - вдруг сказала она. - Какой бы спокойной не была твоя жизнь, она лишь бедное отражение даже самого худшего дня теперешней, верно?
  - Это точно, - согласилась я.
  - Так зачем обманывать и себя, и меня?
  - Но даже небожителем ты можешь жить по-другому! Да ты запросто можешь занять место Кириги в триаде, не убивая его! Он все равно туда не вернется!
  - Ты не можешь этого гарантировать, - возразила она.
  - А теперь ты обманываешь нас обоих. Ты хочешь убить его для того, чтобы доказать, что ты лучше! - ответила я. - И я не знаю, как попросить тебя отказаться от своей затеи.
  - Может, тогда и просить не стоит?
  - Стоит, потому что никто не заслуживает тех последствий, на которые ты рассчитываешь - никто!
  - Только не говори, что ты печешься о бессмертии моей души.
  - Если бы ты сама не хотела все это остановить, ты бы не помогала мне выздороветь. Ты бы сгноила меня в том чертовом подвале!!!
   Она молча рассматривала меня, а я решила надавить еще:
  - Или скажешь, нет?
  - Ладно, - резко ответила она. - Ты не быстро догадалась, но... Все пошло не по плану. Я думала, что война разгорится раньше, но видимо, кто-то сдержал порывы твоего ненаглядного. Я очень рассчитывала, что он тут же начнет рубить головы, но этого не произошло. Еще совсем недолго и нас вычислят, если не с помощью спутников, то благодаря энергетической сетке мира.
  - А убить ты меня не можешь, верно? Потому что Кэтрин все равно меня оживит, да?
  - Именно.
  - И ты не знаешь, как выкрутиться из собственноручно заваренной каши!
   Она промолчала, а я впервые весело улыбнулась:
  - А я знаю - мы могли бы договориться.
  - О чем? - удивилась она.
  - Я ничего не скажу, а ты меня отпустишь.
  - Не пойдет! За дуру меня держишь? Под защитой Форестов тебе нечего бояться и где гарантии, что ты меня не выдашь?
  - А у тебя есть выбор?
   Она опять замолчала:
  - Довериться человеку?
  - Такому же как ты, - пожала я плечами.
  - Извини, но я не могу.
  - А у тебя есть выбор?
   Она молча сдвинула брови, а я улыбнулась еще жизнерадостнее.
  
   Я действительно успела соскучиться по родному городу, поэтому даже не подумала взять такси, чтобы доехать до дома.
   Дома?
   Совместная жизнь с Владом лишила меня "дома", и хотя мою пустующую квартиру следовало бы сдать, делать это я категорически отказывалась и иногда на выходных, вместо того, чтобы проводить ведь день в обществе подруг или в шумной компании приходила сюда - убирала, играла на компьютере... наверное, я делала вид, что все еще по-старому. Я шла в знакомом направлении, набирая номер телефона Кириги. Он моментально поднял трубку:
  - Да! - ответил нервный голос. - Кто это?
  - Я.
  - Джен?!! Джен, где ты? С тобой все в порядке?!? Где ты???
  - У меня все хорошо. И со мной все хорошо. Я в Киеве.
  - Где?
  - В Киеве, говорю.
  - Как ты там очутилась?
  - Это долгая история, - ответила я, хихикнув. - Вы там как?
  - Черт побери!!!
  - Не ругайся, - сказала я и засмеялась.
  - А ты как думаешь? Что случилось? Нет, погоди, я сейчас к тебе приеду.
  - Жду, - сказала я и выключила телефон.
   Я не могла сказать, в чем дело, но солнечная улица с продающимся мороженным меня волновала больше, чем взволнованный мужчина на другом конце провода. Я резко остановилась и уставилась на телефон.
   Как я могла вот так просто отключить этот звонок?!? Он же ждет меня, он ищет, он любит и я... Мысли закрутились, но ничего похожего на обычный отклик на мысли о Кириги. "Я же люблю его!" - хотелось кричать мне, душу обуревало смятение, но в ней не было и сотой доли того сильного чувства, что сжигало изнутри.
   Что со мной такое, черт побери?!? Я же все помню! Я же знаю почему, за что и насколько сильно я его люблю!
   Телефон опять затрезвонил, я растеряно нажала кнопку и поднесла аппарат к уху.
  - Не бросай трубку, слышишь?!?
  - Я в переход зашла, - промямлила я в ответ и поплелась к ближайшей лавочке.
  - Стой там, где стоишь!
  - И долго? - усмехнулась я.
  - Просто сделай это, хорошо?
  - Ладно, - устало ответила я. - Сижу на лавочке. Это подходит?
  - Дай мне час.
  - Ты все равно не успеешь, - смутилась я.
  - Дай. Мне. Час, - повторил он, но тут же ласково добавил: - Я постараюсь быстрее.
  - Ладно, - кивнула я, хотя знала, что он не видит.
   Этот ответ, похоже, его удовлетворил, потому как связь пропала.
   Мда.. час не так уж и много, чтобы придумать правдоподобную легенду или настроиться на долгий разговор. Самое смешное, я собиралась сдержать обещание, которое дала похитительнице. Не хотелось ворошить прошлое, хоть оно и путало все настоящие карты. Возможно, мне никогда не понять боль человека, которого сделали пешкой чужой мести, точно так же, как не понять нежелание Кириги брать на себя ответственность. Эти материи были слишком сложны, слишком непонятны.
   Я подумала, что не спросила имени похитительницы. Даже я, ее жертва. Единственный, кто мог назвать его - Баи, но он мертв. Выходит, она не только душу, но и тело положила для того, чтобы приблизиться к славе настоящих небожителей. Она была готова стать врагом, стать во главе триады только для того, чтобы обозначить себя в мире, для которого ее так яростно готовили, но куда ей так и не суждено было попасть. Можно себе только представить, что она почувствовала, когда ее, совершенную машину для убийства, выбросили, словно щенка в лес.
   Сделала бы я на ее месте все возможное, чтобы отвоевать себе место под солнцем? Нет, наверное. У меня не хватило бы духу.
   Я оглянулась вокруг. Жара заставляла людей с собой считаться - они старались держаться в тени, а некоторые не расставались с веерами или бутылочками минералки.
   Странно, если бы раньше я оказалась на палящем солнце, то чувствовала себя словно в аду.
   Я зажмурила один глаз и искоса взглянула на светило. И чего оно мне раньше не нравилось? Тепло, хорошо, приятно... сколько там говорил Кириги? Часок? Хм.. а у меня даже книжки нет. Газетный киоск на другой стороне улицы был закрыт, зато рядом с ним расположилась огромная желтая бочка с надписью "Квас". Мне вдруг дико захотелось стаканчик! Рука сама собой залезла в карман джинсов и достала те пару купюр, которые мне вернула похитительница вместе с телефоном. Не густо, но на стаканчик хлебного напитка хватить должно. Я встала со скамейки и, осматриваясь, перешла через дорогу. Нерешительно протянув купюру продавщице, получила свой напиток. Вот черт меня дернул! Лучше бы мороженого своего любимого купила, шоколадного, а теперь из-за кваса денег не хватит, сетуя на глупую голову с идиотскими неконтролируемыми желаниями, я, зажмурившись, сделала глоток. Веселые пузырьки как всегда ударили в нос, а язык обожгло, словно маленькими угольками. Вместо того, чтобы как всегда сжаться от отвращения я широко раскрыла глаза.
   Вкусно-то как!
   Кириги прибыл почти вовремя. Я пропила последние деньги. Толи кваса слишком много, толи денег слишком мало, но как раз на последнем глотке я услышала, как безмятежный легкий воздух разрывают звуки мощного двигателя. Я выбросила стаканчик в урну и сложила руки на груди.
   Из машины Кириги вылетел, не успела та остановиться, и тут же крепко сжал меня в объятиях. Впрочем, наслаждалась я недолго, уже через секунду меня начали пристально осматривать и ощупывать. Только убедившись, что со мной все в порядке, белобрысый спросил:
  - Что случилось? Где ты была?
  - Не знаю, - честно ответила я.
  - Что значит, не знаешь?
   Я пожала плечами, а потом резко поинтересовалась:
  - У тебя деньги есть?
  - Нужно платить выкуп?
  - Нет, купи мне квасу, а потом давай в шашлычную сходим.
  - Ты ненавидишь квас и шашлык.
  - Знаю я, - пожаловалась я, - но страсть как хочется... а я тут уже давно стою! А он так пахнет...
   Кириги внимательно на меня посмотрел, а затем медленно ответил:
  - Давай так: я куплю тебе квасу и мы поедим шашлык, но взамен ты мне все расскажешь.
  - Хитрый какой! И вообще, с чего ты взял, что я это я?
   Кириги усмехнулся:
  - Поверь мне, я знаю кто сейчас передо мной.
   Я закатила глаза и поплелась в сторону деревянных беседок шашлычной.
  
   Я рассматривал как любимая с жадностью расправлялась уже с пятым куском мяса обильно смачивая все дело в кетчупе. То есть и мясо, и вилку, и обе собственных щеки не забывая записать все это квасом. Я видел, что она перебарщивает с количествами, но сказать ничего не мог - толи спугнуть боялся, толи проснуться от сладкого дрема встречи.
  - На самом деле мне и рассказывать нечего, - ответила она, безнадежно пытаясь разделить кусок в собственной тарелке на две части. - Мне хотелось поговорить с Владом - я пошла за ним. Мы ругались, потом пришел Баи... Собственно, он не успел прийти, на зато успел вырубить Влада... - тут она резко замолчала, вскинув на меня глаза перепуганной лани: - Он хоть живой?
  - Живее не бывает. Дальше-то что?
  - А ничего, - ответила она. - Не помню. Проснулась в подвале, где мне растолковали, что собираются убить. Я там провалялась - не знаю сколько, но уже готова была отдать Богу душу, как тут у моих похитителей изменились планы и они выпустили меня на свободу.
  - Так просто?
  - А что с меня толку? Я даже сказать, кто они такие и где меня держали неспособна.
  - Если не учитывать твоего странного аппетита, то я не вижу в тебе следов истощения. Кроме того, ты отсутствовала лишь пару часов.
  - Все просто. Меня восстановили точно так же, как вы поддерживаете в себе вечную жизнь, а план рухнул из-за накладок во времени. Меня протащили не только через пространство, но и через время. Прямо как твой приезд, верно? Даже Конкорд не доставил бы тебя сюда так быстро.
  - Ты многое недоговариваешь.
  - А это важно?
  - Конечно, важно! А вдруг они сделают это еще раз?
  - Ну и что! Ты же сердце дракона, ты можешь оживлять, верно.
   Я наклонился над столом, всматриваясь в ее глаза:
  - Джен, милая, я могу оживить себя, но не тебя.
  - Это почему же? - она искренне удивилась.
  - Потому что любой человек, - раздался над нашими головами голос Кэтрин, - это не просто набор ДНК. Мы это не только наши тела, не только наша душа, но мы еще и наш опыт. Так что с того света вытянуть человека точно таким же, каким он был перед смертью невозможно. Когда душа соприкасается с Ци или растворяется в ней весь наш опыт и все наши чувства теряют свою значимость. Мы, это все еще мы. У нас есть память, у нас есть сущность, но нет чувств, нет опыта, нет предпочтений. Мы - чистая энергия.
   Если человек сам себя воссоздает, то он помнит о своих чувствах и о своем опыте, ведь только благодаря ему, он желает оторваться от Ци и вернуться в мир людей. Для обычных людей этот процесс бессознательный, но небожители, если они достигли того уровня, чтобы осознавать себя и использовать силу даже после смерти... на самом деле воссоединение с Ци - верх блаженства для любого существа и от этого блага очень тяжело отказаться. Если небожитель делает это, то он точно знает, ради чего он это делает. Но если это происходит насильно, то по дороге можно растерять нечто важное.
  - Что, например? - не поняла Джен.
  - Привычки, убеждения, чувства. Смерть не зря называют очищением от мирских забот. Например, когда я Кириги оживила, то его любовь к Морган как корова языком слизала.
  - Я никогда ее по-настоящему не любил, - такая формулировка, особенно в присутствии Джен, показалась мне смешной.
  - Это ты сейчас так думаешь, - спокойно ответила Кэтрин. - Но до своей физической смерти все было по-другому. Ну не мог человек, подобный тебе, почти более ста пятидесяти лет бегать за одной юбкой, если бы не глубокое чувство.
  - Этого не было, - рявкнул я.
  - Это было, но прошло. Даже я не могу прочувствовать душевную организацию человека настолько, что б вернуть его с того света точно таким, каким он был раньше. Что-то все равно теряется. Иногда чужие чувства бывают настолько сильны, что когда след души давно растворился в Ци, его эмоции или привычки живут в виде призраков или приведений, но это исключение из правил. Даже имея бледные остатки личности в таком виде, никто не может гарантировать полного воссоздания оригинала.
  - То есть, чтобы оставаться собой, нужно самому управлять всем процессом? - удивилась Джен.
  - Именно, - кивнула Кэтрин. - А теперь я бы хотела услышать поподробнее, кто наш враг.
  - Нет у нас врагов, - буркнула Джен, но все же рассказала тоже самое, что и мне пару минут назад.
   Кэтрин исподтишка на меня глянула, давая понять, что рассказ ее не убедил. Я и без нее знал, что там что-то случилось, но по всему было видно, что Джен этого не боится, и именно это заставляло до смерти бояться меня.
  - Женя, милая, ты же понимаешь, что это не смешно, - ласково проговорила Кэтрин и погладила ее по руке.
   Джен тут же смутилась. Да и мне вдруг стало не по себе. Кэтрин редко высказывала нежность к кому-то кроме своей семьи, это и пугало. Даже Джен понимала, что это опасно. Я видел, как дернулся ее кадык.
  - Ты можешь никого не бояться, - тут же напомнил я.
  - Я не боюсь, - ответила она, но ее глаза на секунду расширились. - Но я действительно ничего не знаю.
   Я обошел стол и присел радом с ней:
  - Может быть, ты не поверишь, но я не позволю никому вновь тебя забрать.
  - Я тебе верю, - ее голос звучал сипло, а жизнерадостность ушла из глаз. - Верю.
  - Тогда скажи мне, кто это был?
  - А мы не можем об этом забыть?
  - Нет, - ответили мы с Кэтрин в унисон.
  - Пожалуйста, - попросила она, а на глазах выступили слезы.
   У меня дрогнуло сердце. Мне хотелось пообещать ей все на свете, но я не мог позволить, чтобы кто-то ей угрожал.
  - Нападение на монастырь, убийства монаха, твое похищение.
  - Не говоря уже о жертвах среди триады, - добавил я.
   Она закусила губу, а из глаз полились слезы.
  - Ищите без меня, - прорыдала она и спрятала лицо в ладонях.
   Я беспомощно смотрел на содрогающиеся плечи и поднял взгляд на стоящую рядом Кэтрин. Она лишь покачала головой, давая понять, что это не конец разговора. Я сдвинул брови, а она оценив обстановку, пожала плечами, после чего развернулась на каблуках и двинулась в сторону своего автомобиля.
   Я вздохнул и поднял плачущую на руки и понес в сторону машины.
  - Тихо. Все хорошо. Ты со мной, слышишь. Я тебя в обиду не дам. Мы сейчас поедем домой, сварим тебе чайку, хочешь?
   Она кивнула и прошептала мне в плечо:
  - Ты хороший.
  - Неужели? - усмехнулся я.
  - Да. Не то, что я.
  - Не говори глупости, а-то пойдешь самостоятельно.
  - Ты хороший, но шантажист из тебя никудышный.
  - Ты меня убиваешь, - засмеялся я.
  - Это точно, - кивнула она, пристегивая ремень.
   Я обогнул машину и устроился на водительском кресле. Как же хорошо, что она снова рядом. Такая знакомая и в тоже время в ней было нечто настораживающее и вызывало странное чувство дежа вю. Особенно в том, как она поглядывала на меня исподтишка, в том как закусывала губу, в том как изучала лицо. Я не мог понять, в чем дело.
  - Самое правильное, что бы ты сейчас мог сделать - это высадить меня на ближайшем перекрестке и уехать не оглядываясь, - вдруг заявила она.
  От ее слов я внутренне содрогнулся, но спросил ровным голосом:
  - Это почему же?
  - Потому что я уже ничего не понимаю, - ответила она, уставившись на дорогу.
  - А что ты должна понимать? - я старался не выдать своего беспокойства.
  - Мне кажется, что все изменилось.
  - С каких это пор ты стала говорить загадками? - я попытался перевести все в шутку.
   Она внимательно на меня глянула и ответила:
  - Мне страшно.
   Она сказала это так ровно, что я не узнал прежнюю Джен.
  - Я уже говорил - тебе нечего боятся. Теперь я всегда, всегда буду рядом.
  - Мне за тебя страшно, - ответила она тихо. - Очень страшно.
  - Кто-кто, а я могу себя защитить, - усмехнулся я, но не ожидал, что в ответ она горько разрыдается.
  
   Я занес ее в нашу квартиру. Хорошо, что я в свое время нанял домработницу, которая честно убиралась каждую неделю даже в отсутствие хозяев. Можно было бы обойтись и без нее, но Джен настояла - она познакомилась с этой милой женщиной, когда мы жили вместе. Та жила в соседнем, хоть и старинном, но понемногу приходящем в негодность доме. Пенсии совершенно не хватало, а работать полный день ей было не по здоровью. Тогда впервые состоялся "семейный совет", иными словами, Джен уболтала меня стать работодателем. И что характерно - я ни разу не пожалел о том, что поддался на уговоры.
  - В душ или в постель? - улыбнулся я, но ответной улыбки не последовало.
  - Я пойду в душ, - ответила она и черкнула нос тыльной стороной ладони.
  - Помочь? - подшутил я.
   Она вздрогнула, и я тут же пожалел о своих словах.
  - Может, это не лучшая идея, - примирительно ответил я.
   Если она так дрожит от слов, то что с ней будет, когда я прикоснусь. Мне расхотелось проверять.
  - Я сделаю нам чаю, - сказал я как можно ровнее. Она неуверенно кивнула и медленно пошла в ванную. "Вот только меня не обманешь", - по осторожными шагам и напряженной спине я понял, что она очень старается не бежать. Мне это ой как не понравилось! Что же с ней произошло? Ее словно отбросило на два года назад, или даже хуже - сейчас она боялась собственной тени...
   Зазвонил телефон. Кэтрин. Я нажал кнопку приема.
  - Ну что, наша пропажа тебе рассказала что-нибудь?
  - Молчит, - ответил я. - Только испугана очень. Не говорит в чем дело.
  - Я так и не поняла, что там такого страшного. Может быть, ей кто-то пригрозил или шантажирует? Попробуй узнать. И вообще, я разочарована, Кириги. Я-то думала, что наедине она тебе все выложит! И кстати, если надумаешь что-то скрывать... не советую. Это не только ваша проблема, - ответила она строго, а затем добавила: - Кстати, у нее со здоровьем точно все в порядке - от нее странные волны идут. Проверь. Если что, я в городе.
   "Почувствовала запах крови", - подумал я. Мне не нравилось, что Джен стала разменной монетой в чьей-то большой игре, где замешаны такие титаны. Пусть Кэтрин сосет лапу, но от меня она ничего не получит. Это ее шарада, пусть она ее и разгадывает, а Джен рано или поздно сознается, а моя задача остается прежней - защитить.
   Тем временем русалочка уже вышла из ванной. Я видел, что напряжение не покинуло ее ни на грамм. Об этом говорила легкая дрожь, большие глаза и туго затянутый пояс халата. Она внимательно на меня смотрела и молчала. Я видел, что это не игра. Ее что-то сильно гложет.
  - Может, скажешь?
   Она покачала головой и уставилась куда-то мимо меня.
  - Если ты не откроешь свой маленький секрет, то и помочь тебе я не смогу, ты понимаешь?
  - Да, - ответила она сипло.
  - Нет ничего на свете, чего бы ты не могла мне рассказать.
  - Не правда, - покачала она головой.
  - А ты попробуй, проверь? - улыбнулся я.
   Она очень испугалась, даже отступила на шаг. Я видел, что девушка близка к панике, если не к смерти. Я видел стиснутые кулачки, крепко зажмуренные глаза и сердце от этой картины рвалось на части. Мне бы только узнать, что так пугает ее, что она даже сказать боится. Я бы обошел землю нашел это, чем бы оно ни было и уничтожил раз и навсегда!
  И тут я услышал тихий шепот:
  - Мне кажется, я тебя больше не люблю.
  
  
  Глава 13
  
  Я по-настоящему боялась его реакции. Боялась что он рассмеется мне в лицо, что не поверит, что... что ударит. Не меня. Стену. Я боялась, что он броситься доказывать обратное, а еще больше, что поверит мне.
   Его лицо не изменилось. Он так же смотрел и молчал. Мне уже начинало казаться, что я сейчас не выдержу и закричу во все горло, но он произнес:
  - Тебе нужно отдохнуть.
  - Кириги, - пискнула я, понимая, что не скоро решусь на этот разговор, слова сами полились из меня вперемешку со слезами: - Кириги! Я не хотела, я правда не хотела, просто мне было так плохо! Ты не представляешь как это... я лежала в подвале, том было так холодно.. и... и... я не знаю, сколько там пролежала. Мне сказали, что я умру, что должна умереть, но не быстро и что...- его лицо посуровело, но он не сдвинулся с места.
  - Я не знаю, что было потом. Я не помню ничего... а она меня вытащила с того света. У меня ноги почти не работали, руки... Не нужно ей делать ничего плохого! Ты ничего о ней не знаешь, она несчастная, она запуталась, она жестокая, но не нужно ее трогать не нужно!!! Обещай мне, обещай! - я сама не заметила, как стала перед ним на колени. - Пообещай мне.
   Он подошел ко мне и поднял с колен.
  - Пожалуйста. Она не виновата! Не виновата! Я не знаю, что произошло! А потом Кэтрин сказала про то, что когда человек умирает, его энергия воссоединяется с Ци и он может потерять чувства и страсти. Я не умирала! Я правда не умирала! И я хорошо помню, помню все, понимаешь, но я... Прости меня! Прости! Прости!!!
   Я попыталась опять упасть на колени, но Кириги меня удержал.
  - Ведь ты не полюбил Морган вновь?
  - Нет, - ответил он.
  - Я не хотела... ты такой хороший...
  - Все будет хорошо.
  - Я не хотела говорить, - заплакала я.
  - Ты все правильно сделала.
  - Прости меня. Я очень, очень хочу вернуть все!
  - Я знаю.
  - Господи, Кириги... ты должен меня ненавидеть.
  - Не дождешься, - теперь его взгляд пронзил меня насквозь.
   Одним движением он подхватил меня на руки и понес в кровать. Я боялась, что он захочет... но он положил, закутал в одеяло и поцеловал в лоб.
  - Давай договоримся, - сказал он тихо. - Ты прекращаешь винить себя, прекращаешь оправдываться. И не смей больше становиться передо мной на колени.
  - Но я...
  - Никаких "но". Одна женщина уже становилась передо мной на колени, заявляя, что не любит. Это не принесло облегчения ни мне, ни ей. Ты для меня важнее, пойми, дурочка.
  - Мне не хочется тебя обижать!
  - Милая, ты не можешь меня обидеть.
  - Ты.. ты не заслуживаешь такого!
  - Вот, а ты говоришь, что меня не любишь, - тепло улыбнулся он.
   Я растерялась, а он погладил меня по голове.
  - Я обещаю, что мы с этим разберемся. И даже если не найдем чувства в твоем раненном сердечке, то не беда. Главное, что ты жива, что ты в безопасности. Ничего нет важнее этого.
  - А ты?
  - А я буду охранять твой сон, - пообещал он, поглаживая меня по голове, тем самым убаюкивая. Перед тем как закрыть глаза, я прошептала:
  - Я тебя никогда не заслуживала.
  - Ерунда, - услышала я прежде, чем погрузилась в глубокий сон без сновидений.
  
  ****
  Кэтрин даже не постучалась. Она просто зашла в квартиру, раскачивая на согнутом пальце пакет из супермаркета.
  - Доставка продовольствия, - объявила она, но я тут де шикнул на нее. - А-а-а.. понятно.
   Я двинулся на кухню, даже не потрудившись забрать у нее пакет. Незваный гость хуже татарина, а по сравнению с Кэтрин в дурном настроении даже орда покажется желанными посетителями.
  - Я даже не буду рассказывать, почему я вдруг решила, что у вас в доме нечем поживиться, а сразу перейду к делу, - сказала она, лениво доставая продукты из пакета. - Ну что, она тебе все рассказала?
  - Для тебя - недостаточно.
  - Но что-то все же сказала? - жизнерадостно спросила она, снимая кожуру с апельсина. - И мне очень любопытно. Ты узнал, кто вмешался в ее молекулярное строение?
  - Ты не успокоишься, - сказал я больше для себя. - Ты говоришь о живом человеке. О Джен.
  - Я помню, - теперь в ее голосе слышался металл.
   Я сузил глаза и ответил:
  - Ничего конкретного она не сказала.
  - Значит, заметил, - утвердительно ответила она. - И что ты по этому поводу думаешь?
  - Она сказала, что ее бросили умирать, а потом передумали, - слова дались с трудом. Меня убивала сама мысль...
  - Хм. Ничего себе у нас враг. Средневековье какое-то! Там ведь не просто восстановление, там что-то серьезнее, верно? От нее вообще странные волны идут.
   Меньше всего мне хотелось говорить с Кэтрин о здоровье Джен. Я подозревал, что это последнее, что ее сейчас волновало.
  - Ты сама говорила, что безымянный ученик должен быть старше тебя, верно?
   Она скрестила руки на груди.
  - Если бы дело не зашло так далеко, я бы даже бровью не повела, но тут... Украсть человека с территории монастыря, убить монаха, я уже не говорю про потери триады... Скажу тебе откровенно - мне все это очень не нравиться и я бы предпочла решить эту проблему.
  - Джен против.
  - Забыла поинтересоваться.
  - А если она против, у нее для этого есть причина.
  - И эта причина - дурь!
   Я принял устойчивую позу.
  - Только не говори мне, что сам так не думаешь! - Кэтрин и не собиралась воспринимать меня в качестве противника. - Мараться не хочу, но проблему нужно решить.
  - Я думаю, ты просто хочешь отомстить за своего учителя, поэтому и...
  - Выбирай выражения! - оборвала она прежде, чем я успел сказать, что думал.
  - Только Джен в это не впутывай, ладно?
  - Кириги, я счастлива, что ваше воссоединение состоялось, но и ты не забывай, что этот человек чуть не убил твою зазнобу! Может, ты и собираешься идти у нее на поводу, но я - нет.
  - Она не станет твоим орудием мести.
  - Но я не собираюсь использовать твою малышку в роли меча. Мне просто нужны имена, места и даты. Разве я так много прошу?
  - Я их не знаю. Джен тоже. Довольна?
  - Нет. Ты что-то не договариваешь.
  - Мы все открыто тебе рассказали, Кэтрин, - сказал я с нажимом. - Не знает она! Ни имен, ни дат, ничего, что могло бы тебе помочь.
  - Я другое имела ввиду.
  - Что же?
  - Если все в порядке, то почему ты сейчас не с ней?
   От плохого предчувствия я на секунду перестал дышать. Нет, нельзя допускать, чтоб еще и Кэтрин в ней рылась!
  - Она устала и у нее истерика. Пусть выспится.
   Незваная гостья внимательно на меня посмотрела.
  - Хорошо, коли так. Завтра проведаю, - сказала она и сделала пару шагов к выходу, а потом резко повернула голову в мою сторону: - Советую к тому времени придумать версию получше.
  
  ***
   Открыв глаза, я тут же резко обернулась на соседнюю подушку - либо ее кто-то хорошенько взбил, либо не пользовался. Трудно сказать, обрадовало меня это обстоятельство или огорчило. Как-никак в чужом доме, чужой постели... Впрочем, я всегда сваливалась словно снег на голову Кириги. Пора бы и привыкнуть.
   Только вот на этот раз все немного иначе.
   Кириги вышел из ванной в одном полотенце, обмотанном вокруг бедер, а другим вытирал волосы.
  - Не понимаю, зачем небожителю полотенца, - сказала хриплым со сна голосом.
  - А расход энергии? - совершенно серьезно, вскинув бровь.
  - Ем... Ну, да, - согласилась я, после чего хихикнула: - А я уж было подумала, что ты меня соблазнить решил.
   Теперь он поднял обе брови и поинтересовался:
  - Получилось?
   Я на минутку заглянула внутрь себя, прислушиваясь к ощущениям, потом снова взглянула на него.
  - Ну?
  - Ты сам знаешь, что красивый!
  - И все?
  - Очень, - уважила я.
  - То есть, если бы ты не была девушкой строгих правил, ты бы плюнула на то, что ты меня не любишь, и позволила мне сделать свое грязное дело?
  - Почему "грязное"? - засмеялась я.
  - Потому что иначе скучно, - пожал он плечами и продолжил терзать волосы полотенцем. - Ну, так как?
  - Ты серьезно?
  - Просто ты такая растрепанная лежишь в моей постели... - по его голосу было непонятно, шутит он или нет. - Определенные мысли сами лезут в голову.
   Я закусила губу, а затем пролепетала:
  - Говорят, для секса любовь не нужна.
   Лицо Кириги посуровело, но он все же ответил:
  - Леди желает проверить?
   Мне стало обидно, но я заставила себя не реагировать:
  - Я чувствую вину перед тобой, - призналась я.
  - Вину? - удивился он, а его лицо мигом расслабилось. - За что?
  - За то, что моя любовь пропала. Это несправедливо по отношению к тебе.
  - Джен, ну что ты заладила? - он шутливо возвел глаза к небу. - То ты меня не заслуживаешь, то вину чувствуешь. Я же сказал - все хорошо. Все хорошо даже если ты меня разлюбила.
  - Но я не хочу! - возмутилась я. - Вернее, я очень хочу быть с тобой, понимаешь?
  - Но ты меня не любишь, - напомнил он.
  - Но ты заслуживаешь...
  - Женя, милая, послушай, ты не должна беспокоиться о том, чего я заслуживаю, а чего нет. Раньше тебя это не волновало и сейчас не должно...
  - А теперь волнует! - перебила я. - Это несправедливо! Мы должны что-то придумать!
   Кириги выглядел очень заинтересованным:
  - Насколько я могу судить, то только что ты предлагала мне заняться сексом "без любви".
  - А что такого?
  - Просто это мало напоминает Джен, которую я знаю.
  - Не смейся надо мной! - разозлилась я, ударив кулаком по подушке. - Я пытаюсь найти выход, а ты!..
  - Прости, - сказал он, но по блестящим глазам я поняла, что ему ни капельки не жаль, но тут его глаза стали серьезными. - Мы найдем выход, обещаю.
  - Какой? - потребовала я ответа. - И когда?
  - Главное нам пережить будущий визит Кэтрин, а все остальное не важно.
  - Почему "пережить"?
  - Ее цель - не защита, интерес глубоко личный.
  - Но я все рассказала, - растерялась я, а лицо Кириги опять посуровело.
  - Боюсь, ей этого будет недостаточно.
  - В смысле, недостаточно?
   По его лицу пробежала тень и он сел рядом, опустив плечи и уставившись в зашторенное окно:
  - Когда я говорил тебе, что Кэтрин, не такая добренька, какой может показаться - я не лукавил. Это плохо, что она перевела свой взор на тебя, ты для нее сейчас трамплин к желаемой запоздалой мести, и боюсь, что она не откажется от своих замыслов. Я не смогу тебя защитить, костями лягу, но не смогу.
   Холодная волна прошлась по телу, мне вдруг стало очень жутко. А еще секунду назад я думала, что все в порядке:
  - Я же ничего не сделала...
  - Знаю, - он повернулся ко мне, обнял и поцеловал макушку. - Но врать ты не умеешь.
  - Кириги...
  - Просто расскажи ей все, что знаешь, иначе она залезет в твой мозг.
  - Залезет в мозг... - лепетала я. - Ты специально меня пугаешь?
  - Готовлю, - ответил он серьезно.
  - Ясно, - ответила я и поежилась.
  - Все будет хорошо. Просто не упрямься, расскажи ей всю-всю правду. Даже если считаешь, что этим защищаешь свою похитительницу. Она, наверняка, знала на что и против кого идет.
  - С чего ты взял, что я на ее стороне?
  - Да из тебя все клещами вытягивать приходиться!
  - Не правда! Я тебе все рассказала!
  - Так уж и все? - он вскинул бровь, а потом снова посерьезнел: - Для меня главное, чтобы ты была в безопасности, а для Кэтрин - вздернуть паразитку на дыбе, чувствуешь разницу?
   Я кивнула, сглотнув.
  - Я рядом, - напомнил он.
  - Спасибо, - отозвалась я.
  В дверь позвонили и меня передернуло.
  - Спокойно, - ответил он и поднялся.
   Когда он скрылся за дверью, волнение усилилось в десятки раз. Я не знала, что мне следует сделать - рассказать, все, что было шаг за шагом или же молчать до последнего.
  Меня не покидало чувство, что и в том и в другом случае последствия могут быть страшными как оказаться между молотом и наковальней. Поддававшись порыву, я вскочила на ноги, отдернула ночную рубашку и побежала навстречу неизвестности. Только вот посетителем была не Кэтрин. Кириги в дверях разговаривал с невысоким китайцем средних лет, но стоило мне появиться - тут же повернулся в мою сторону:
  - Так это она и есть?
  - Женя, иди в комнату, - сказал Кириги.
  - Нет-нет, погоди, давай поговорим, - попытался остановить гость.
  - Нет!
  - Не будь ревнивцем, Кириги. Нам всем интересно, кто наш враг, а твоя милашка видела ее и общалась с ней, верно?
   Мне вдруг дико захотелось ответить, но резкий тон блондина так и не дал вырваться ответу.
  - Она ничего не знает.
  - Но она же смогла сказать, что это женщина-небожитель.
  - Тебе пора.
  - Кириги, сейчас дело не в деньгах, как было раньше. Парней убили просто за то, кем они являлись и нужно ответить на вопросы, я уже не говорю, что у них были семьи.
   Кириги легко вытолкнул его из квартиры и захлопнул дверь.
  - Кириги? - спросила я с недоумением.
  - Лучший переговорщик, которого я знал. Знает более десяти языков, заболтает кого угодно и делает это за очень большие деньги. Нам это не нужно, тем более что большинство его утверждений ложны. За службой в триаде нет времени на семью.
   Я закрыл рот.
  - Женя, ты открыла им врага, о котором они не знали и это будоражит их кровь. Новый игрок - это всегда новые возможности, так что не думай, что дело только в мести.
  - И они не успокоятся, пока я все не расскажу?
  - Да.
  - Кириги, мне страшно.
   Он быстро подошел ко мне:
  - Если ты думаешь, что я не вижу, что с тобой не все в порядке, то ты ошибаешься. Но я не могу понять, в чем дело. Твой внутренний мир настолько расшатан, что даже ты сама не можешь собрать его в кучу.
   Я прижалась щекой к его груди и прошептала:
  - Сама ничего не понимаю. Кода я была там, мне было только больно и страшно, а вернувшись сюда, сама себя не узнаю.
  - Одно хорошо. Если ты стала замечать что-то, значит тебе уже не больно и не страшно.
  - Кириги, почему ты боишься "копаться во мне", ведь все остальные это делают без зазрения совести.
  - Потому что я люблю тебя.
  - Только по этому?
  - Ты для меня - само совершенство. Я боялся что-то в тебе поменять.
  - Но теперь изменилось все! я даже... у меня даже нет прежних чувств к тебе!
  - Но ты все еще совершенство.
  - Тебе нужно пересмотреть свои критерии. Они у тебя плавают.
  - Куда ты, туда и я, разве это плохо?
  - А если я плыву не туда?
  - Значит, мы плывем туда вместе, - хмыкнул он.
  
  
  - Ты говоришь, как... в общем, глупо так говорить!
   Он засмеялся, после чего ответил:
  - А что в нашей жизни не глупо? Была ли моя жизнь полна смысла до тебя? Нет. А твоя до меня? Тоже нет. Имеет ли жизнь смысл вдвоем? Не больше, чем порознь. В жизни вообще мало смысла, но это не мешает нам переживать, задавая себе вопросы: правильно ли мы живем, для чего, какова наша цель? Даже я не могу ответить на эти вопросы, потому что ответа нет. Но я знаю кое-что другое - ты в моей жизни не просто так и, возможно, я в твоей тоже и мне не хочется отказываться от малейшей возможности узнать это. А еще, я люблю тебя.
  - Так что? Ты и я это судьба?
  - Мне нравиться думать, что я столетиями жил на земле только для того, чтобы встретится с тобой.
  - Очень романтично, - сказала я. - Но почему тогда нам посылают такие испытания?
  - Проверить на прочность? - он вздернул бровь
  - Или указывают, что судьба заготовила нечто другое.
  - Я не хочу ничего другого. А что случилось с твоим внутренним миром мы разберемся, вот увидишь.
  - Скорей бы. Меня от любого волнения словно на куски рвет. Я схожу с ума?
  - Если бы ты сходила с ума, ты бы этого не понимала.
  - Слабое утешение, если честно.
  - Тебе нужно немного покоя. Ты все вспомнишь.
  
  
  
  
  - Мне не хочется быть слабой, - заявила я ни с того ни с сего.
  Молчание Кириги всегда казалось мне красноречивее любого его слова.
  Я прикусила губу.
  - У меня не выйдет, да?
  - Сначала нужно понять, что же произошло, - ответил он спокойно.
  - А потом?
  - Принимать меры.
   Мне очень хотелось положить голову ему на плечо, как я делала это всегда и позволить ему решить все свои проблемы, но я понимала, что даже Кириги мне сейчас не помощник. Кэтрин пришла сюда не просто так. Она пришла, потому что у меня были ответы на их вопросы, но у меня не хватало знаний и опыта понять, что к чему. Я не знала всех ходов и выходов, не знала их многолетней, если не вековой истории. И что-то здесь было не так, что-то изначально было не так, но я не могла понять что. Концы с концами просто не сходились! Не могли сходиться! Это все было за гранью моего понимания, но... ответы на вопросы могла дать только я.
  Или она... кем бы она не была.
  Голова снова дико заболела, а тело затрясло. Кириги тут же подскочил ко мне и обнял за плечи, а через секунду подхватил на руки.
  - Я не хочу быть слабой, - повторила я неуверенно.
  - Никто не хочет, - улыбнулся он.
  - Я не буду слабой.
  - Конечно, нет, - его губы растянулись еще сильнее.
  - Я не шучу, - сказала я настолько решительно, насколько позволяли дрожащие губы. - Вот увидишь! Как только я соберу себя по кусочкам, ты меня не узнаешь!
  - Жду с нетерпением, - ответил он, целуя лоб.
  - И всем вам...
   Он поднял бровь.
  - ... отвечу на все ваши вопросы! - сказала я ожесточенно, а потом поежилась и сказала больше себе: - Но сначала отвечу себе.
  - Это совсем не обязательно, - сказал Кириги осторожно. - Главная твоя забота - это здоровье, а Кэтрин я как-нибудь присмирю. Не в первый раз.
  - Но мы должны знать правду!
  - Знаешь, мне все равно. Мне на самом деле все равно. Главное, что ты жива, а эта гадина рано или поздно себя покажет, - сказал он обыденно. - Но я не дам ей второго шанса.
  - А Кэтрин?
  - А что Кэтрин?
  - Но у нее же свой интерес.
  - Наверное, в этом месте наши с ней интересы расходятся.
  - Кириги...
  - Малышка, пойми, мы не их прислуга и нам не обязательно быть в одной команде. То, что я знаю их давно - правда, но это все. Я не обязан подчинятся Форестам и ты не обязана. Если у Кэтрин есть какие-то проблемы - это в первую очередь ее проблемы, а не наши.
  - А мы с тобой - команда?
  - А как же иначе! - усмехнулся он.
  
  - А капитан кто? - спросила я, когда Кириги принес меня почему-то на кухню, а не в комнату.
  - Капитан?
  - У каждой команды должен быть капитан, - ответила я шутливо и Кириги поддержал игру. Нам обоим хотелось хоть немного расслабить и нервы и мозги.
  - Ты предлагаешь померятся силами?
  - Это даже не интересно. Конечно же ты победишь!
  - Тогда как?
  - Ну... кто на свадьбе отломит больший кусок пирога... или кто всегда говорит последнее слово!
  - Насчет последнего не уверен, а пот насчет количества...
  - Я много говорю?
  - Я не имел ввиду, что мне это не нравится. Скорее наоборот - неловкие паузы заполняет.
  - Что?!?
  - Шучу, - усмехнулся Кириги, подняв руки вверх, и тут его тон посерьезнел: - Я все в тебе люблю.
  Смех застрял у меня в горле.
  - Я... я чувствую, что... - я старалась подобрать слова, но ничего не получалось. - ... я не знаю. Ты мне не чужой. Я помню, что люблю тебя. Что любила тебя. Но это только где-то там... далеко.
  Мне хотелось самой себе надавать оплеух, а глаза зажгло так, словно в них попала соль.
  - Мы обязательно выясним, что произошло.
  - Мы не выясним это только разговорами, Кириги, - пискнула я.
  Он словно не слышал меня, но тут же опроверг мои догадки:
  - Нет.
  - Мы можем до конца жизни просидеть в этой квартире! Ты будешь защищать меня от всех напастей, а я буду снова учиться любить тебя, но долго мы так не протянем! - меня забило в мелких конвульсиях. Что-то с телом было не так, но я категорически отказывалась это принимать.
  - Хочешь знать, что я вижу? Я вижу, что твоя энергетика потеряла целесность. Я вижу, что твои клетки уже не в ладах друг с другом, я вижу, что ты все еще существуешь, но на честном слове. Еще пара раздражителей и ты распадешься как карточный домик! - он шагнул ближе, присел, наши взгляды поравнялись и он прошептал: - Не пытайся меня убедить, что есть нечто важнее твоей жизни.
  - А как же любовь? - спросила я.
  - Я люблю тебя.
   Что-то теплое поднялось из глубины моей души и заставило наклонится вперед и обхватить его за плечи.
   "А я знаю, за что полюбила тебя", - подумала я зажмурившись от всепоглащающего счастья.
  
  
   Я сидела перед телевизором со стойким чувством, что девушка, поедающая клубничный десерт по ту сторону экрана - мое собственное изображение. О! И мужчина в фартуке на заднем плане очень напоминает мне одного длинноволосого азиата, который хоть и не заматывается в такие одеяния, зато периодически приносит из кухни нечто вкусненькое.
  Его старания не прошли даром - приступы непонятной слабости и конвульсий ставали все реже и реже. Я уже начала потихоньку забывать кошмары заключения и все больше вспоминала монастырь. Я очень стеснялась спросить Кириги о Владе. С одной стороны я очень переживала, но с другой мне не хотелось теребить больные места, а из-за сложных отношений с Кэтрин Форест, я даже не рискнула позвонить Маришке. Так что оставалось только одно - уставиться в экран телевизора и молить Всевышнего о том, чтоб тот помог Владу простить меня, что втянула его во... во все это.
   Интересно, как он там, в монастыре вреди горного Китая один-одинешенек... Вот жил-был парень на свете, никого не трогал, никуда не встревал, а потом в его жизни случилась я. И все - один-одинешенек в монастыре, в котором он не только принцыпы, но и язык монахов не понимает! Нехорошо получилось.
  Про Кэтрин я вообще не думала, потому что Кириги по сути прав - я, вернее мы, не должны жить ее жизнью, как делают это Морган, Маришка или Шастик. У нас своя дорога, своя история. Я понимала, почему они это делают и почему у меня у самой есть какая-то скрытая потребность следовать за ней - чрезвычайно сильная энергетика уникальной женщины. Никогда еще я не встречала человека с настолько сильными лидерскими качествами. Она словно торнадо - всасывает в себя все, что рядом и заставляет крутиться так, как крутиться сама.
  И единственный человек, которого не "засосало" - Кириги.
  Сказать, что это вызывало у меня прилив уважения и невероятной гордости - не сказать ничего. Да, он тип немного асоциальный, тоже правда, но о Диши или Вульфе можно сказать нечто подобное, но они все равно часть ураганной воронки, а Кириги - нет. Он вне влияния. Вне системы. Тут у меня в голове вспышкой промелькнула догадка, но прежде чем сознание за нее ухватилось, она канула в небытие.
   Заметив, что я дернулась, Кириги мигом оказался рядом, ощупывая мои виски.
  - Я думал, тебе легче.
  - Мне легче, просто мне показалось... словно я что-то поняла и тут же забыла.
  - О чем ты думала?
  - О тебе и о Кэтрин. О том, что ты не следуешь за ней, как другие.
  - За ней много кто не следует.
  - Если бы тебя не было рядом со мной, я бы последовала.
  - Не думаю, - покачал он головой с легкой улыбкой.
  - Я серьезно.
  - Вначале, возможно, оно бы так и было поначалу, но Кэтрин одиночка, она окружает себя людьми, а потом сбегает от них, потом снова окружает, потом снова сбегает. Она бы просто не позволила бы кому-либо идти за ней безвольным стадом. Но ты бы не пошла за ней не поэтому, а потому что намного раньше увидела бы суть.
  - И в чем же суть?
  - Ее дорога ведет в никуда.
  
  
  - Ты правда так думаешь?
  - Да.
  - Я раньше думала, что вы друзья. Или хотя бы кто-то наподобие друзей... Как ты можешь говорить такое?
  - Думаю, она сама все прекрасно понимает.
  - По-моему вы все запутались.
  - Скорее наоборот. Мы это осознали. Кто-то раньше, кто-то позже.
  - Ты хочешь сказать, что и твоя "дорога идет в никуда"?!?
  - Так всегда было и я это всегда знал.
  - А Кэтрин?
  - Она всегда находила себе занятие. То они мир спасают, то баланс поддерживают... Все для того, чтобы оправдать собственное существование. Вечное.
  - Она делает много хорошего. Взять хотя бы монастырь...
  - Возможно, сидеть высоко в горах и искать рецепт вечной жизни в то время, когда кто-то другой оплачивает счета, это благородное занятие.
  - А как же духовность?
  - Прелесть духа в том, что он может существовать без тела, а они ищут способ продлить жизнь тела, а не духа.
  - Ты слишком ценичен, - я сморщила нос.
  - Я объективен. Кое-что во всей небожительской философии шито белыми нитками.
  - И что же это? Вечная жизнь?
  - Бессмертие.
  - Звучит неплохо, - призналась я.
  - Можешь мне поверить, и выглядит в грамотном исполнении неплохо. Но в вечной жизни нет смысла.
  - А есть ли в жизни смысл? - улыбнулась я.
  - Очень хороший вопрос! - засмеялся он. - Одно могу сказать точно - в последнее время жизнь мне очень нравится.
   Я немножко смутилась под его пристальным взглядом.
  - Знаешь, эта женщина... у нее тоже... в ее мотивах нет совершенно никакого смысла. Абсолютно никакого! - меня полностью захватила новая догадка. - Вот что не так! Она говорила, объясняла, почему поступила именно так, как поступила, но... что-то было не так!
  - Может, она солгала?
  На меня словно упал шкаф. А в голове звучали обрывки фраз незнакомки:
  ...Ничего личного, Джен...
  ...ты верно заметила, я - небожитель, а мы все монстры...
  ... потому что меня втянули в эту канитель...
  ... дни становились неделями, а затем и годами...
  ... если кто-то утверждает, что мы двигаемся в не том направлении - это почти смертельно...
  ... ты не боишься себя. Так не многие могут...
  ... единственное, что могло оправдать мое существование...
  ... она щелкала людей как орехи...
  ...Кэтрин? Да ты хоть знаешь, кто она такая?!?
  ...я прожила очень долго в тени и теперь хочу на свет...
  ...чтобы узнать правду иногда нужно потрудиться...
  - Она точно лгала! - воскликнула я больше для себя.
  - Джен, хочу напомнить, что ты была немного не в форме.
  - Когда она рассказывала о мастерах, - перебила я его, - она даже тоном это другим говорила, а вот когда вспоминала кого-то из Форестов, у нее аж глаза горели! Даже не из Форестов... она назвала их рыбами-прилепалами, которые доедают за акулой. У нее зуб на Кэтрин. И только на нее.
  
  Кириги пожал плечами.
  - Мне все равно.
  - Но почему?!?
  - Потому что с самого начала было ясно, что мы здесь не причем.
  - А как же энергетическое равновесие, добро и зло?.. Ты же ушел из триады! Значит, нарушен баланс!
   Кириги потер большим и указательным пальцами переноситься и спросил:
  - Кто тебе это сказал?
  - Ну так как же! Монахи!
  - Милая, если бы ты сидела в глубокой... в горах, ты бы тоже рано или поздно начала молоть ерунду. Все эти энергетические войны придуманы только ради одного - чтобы оправдать жизнь очень немногочисленной кучки людей. И мою в том числе. На самом деле этого нет. Кэтрин уже давно может решить все проблемы, но она не будет делать этого поддерживая иллюзию могущества и якобы использует принцип невмешательства.
  - Вся ваша жизнь - одна большая ложь? - опешила я.
  - Если разобраться.
  - Кириги... - я совсем растерялась. - То есть ты не будешь искать ответы на вопросы?
  - У меня их нет. Мне даже не интересно, что это за зуб такой. Кто бы не была твоя похитительница, она уже поняла, что облажалась, а значит, не скоро высунет нос наружу, что меня вполне устраивает. Пока ты в пределах моей видимости, я смогу тебя защитить. Даже от Кэтрин, если понадобиться.
  - Мне нужно подышать свежим воздухом.
  - Пошли.
  - И подумать.
  - Хорошо.
  - Наедине.
  - Не выйдет, - тут же оскалился он.
  Я сложила руки на груди.
  - Прости, но я пойду одна.
  - Каждый раз, когда ты так делаешь - попадаешь в переплет.
  - Значит, такова судьба, - сказала я, медленно двигаясь в сторону двери. - Не беспокойся, я недалеко.
  - Глупышка, - покачал он головой, но следом не пошел.
  - Спасибо, - прошептала я и скрылась за дверью.
   Как мне это было нужно! Хотелось найти себя или нет... вернуться в себя! С Кириги мне всегда очень хорошо, но иметь хоть маленькую толику пространства и одиночества просто необходимо! А особенно, когда он, Кириги, не разделяет твоих стремлений. Нет, конечно я его понимала, но это ни на йоту не умаливало моего желания во всем разобраться.
   Я поднялась на несколько этажей вверх и очутилась возле двери знакомой квартиры и тут же, не задумываясь, нажала на звонок.
  
  Когда Коля открыл дверь, на его лице не проскользнуло ни тени удивления.
  - Ты можешь отличить, когда человек лжет? - вместо приветствия спросила я.
  - И тебе привет. Это часть моей работы, - ответил он и жестом пригласил меня в квартиру.
  - А как понять? Как определить?
  - Обычно это видно по мимике, по жестам. Другими словами по чувствам, - ответил он, привычным жестом открыл шкафчик со спиртным и достал две рюмки и бутылку дорогого коньяка.
  - Чувствам? - удивилась я, черкну пальцем в сантиметре от донышка.
  - Да. Единственное, что человеку очень трудно скрыть - остатки эмоций в мимике. Когда я вижу, что мимика лица расходиться с тем, что он говорит, я знаю, что он лжет.
  - Хм. Но для этого нужно быть психологом!
  - Было бы неплохо, но совсем не обязательно. Тут скорее наблюдательность, логика и... удача.
  - Удача? Почему удача?
  - Потому что не существует совершенной техники распознавания лжи. Да, можно определить какую эмоцию испытывает человек, но если она глубока и всепоглощающа. А если нет? Или если человек испытывает две или даже три эмоции одновременно? Но самая большая проблема не в этом, а в трактовке.
   Я сделала глоток и к своему позору чуть не задохнулась от богатого аромата напитка.
  - Ты в порядке? - спросил меня Коля, наклонившись и вглядываясь в ошалевшее лицо.
  - Как ты это пьешь?
  - Испытывая огромное удовольствие, - ответил он.
  - Я всегда знала, что ты не такой как все, - фыркнула я. - И это не комплемент!
  - Насколько я понимаю, нет. Хорошо.
  - Ничего хорошего! Я так и не поняла, как распознать ложь.
  - Ищи несоответствия между тем, что человек говорит и мимикой или эмоциями.
  - Если бы я еще в них разбиралась!
  - Скриви такую же рожу и встань в туже позу и ты поймешь, что человек думает и чувствует. Хотя, если он врет, это может не сработать.
  - Почему?
  - Потому что ты не знаешь, что человек думает на самом деле и с чем связана эта эмоция. Неправильная трактовка - и ты проиграла.
  - То есть, никаких гарантий?
  - Конечно. Если бы были хоть какие-то гарантии, если бы было можно читать мысли...
  - И в конечном итоге мы все там же, откуда начали...
  - А никто и не говорил, что будет легко.
  - Я и так догадалась.
  - А что случилось? Проводишь верификацию Влада?
   Я усмехнулась.
  - Нет. Мы расстались.
  - Понятно, - ответил он и сделала глоток.
   Я ждала расспросов, но их не последовало.
  - Тебе даже не интересно почему?
  - Все и так понятно - ты заскучала.
  - Неправда! Я ведь не сорвиголова!
   Николай Порохов пожал плечами:
  - Тебе виднее, что делать со своей жизнью, но то что Влад в ней ненадолго ясно даже мне. Может даже хорошо, что вы расстались прежде приросли к друг другу намертво.
  - Я всегда знала, что ты очень добрый и отзывчивый человек, - с издевкой ответила я и встала.
   Коля отсалютировал бокалом.
  
   Я шла в сторону парка и размышляла о том, что Кириги возможно прав. Как бы там ни было - все это уже не наше дело. Кэтрин больше не объявлялась, нас с загадочной похитительницей больше ничего не связывает. Тишь да гладь, мир, дружба, жвачка... только вот не шла у меня вся эта ситуация из головы. Кириги легче, ведь это не он неделю умирал в холодном подвале.
  Но почему она выбрала меня?
  Почему Кириги должен был расправится с триадой?
  Солгала ли незнакомка?
  Но больше всего меня интересовало: почему Кэтрин потеряла ко мне интерес?
  Это не вписывалось ни в одну "легенду", которая возникала у меня в голове.
  Кто главный лжец?
   Тут рядом со мной резко остановился черный автомобиль. "Кого это еще принесло?" - подумала я, уже привыкшая к чисто "небожительскому" поведению за рулем, но тут я заметила, что машина совсем не той ценовой категории, которую предпочитали мои теперешние знакомые. Дверь резко распахнулась и передо мной появился смутно знакомый качек. И тут я вспомнила, где его видела: именно он с приятелем ворвался в нашу с Владом квартиру.
  - Ну, здравствуй, киска, - сказал он и больно схватил меня за волосы. Уже через секунду меня запихнули на заднее сиденье и вырубили.
  Пришла в себя я от резкой боли в скуле:
  - Просыпайся!
  - А... - только и успела выдохнуть я, как тут же последовал удар.
  - Где запись?
  - Опять? Ребята, я ничего не знаю. У меня ничего нет!!!
  Лицо мужчины перекосилось от злости:
  - Где флешка, сука!
  Тут мне стало дико страшно.
  - Я не понимаю... - промямлила я.
  Мужчина сделал резкое движение, моя голова дернулась, а затем последовала дикая боль. Не могу понять, что у меня случилось с челюстью, ее жжет словно огнем.
  - Зато твой дружок все прекрасно понимает! Вот сейчас закатаем тебя в бетон.
  - В... в бетон? За что?
  - Это ты у своего хахаля спроси!
  - Опять мафия? Триада?
   Мужчины переглянулись.
  - Зови Серого, похоже, тут двойная ставка.
   Пока один выходил, второй схватил меня за подбородок, от чего я чуть не умерла от приступа боли. Когда я открыла судорожно зажмуренные глаза, то увидела перед собой лицо бандита:
  - Помнишь? - спросил он, указывая на шрам, оставленный ударом утюга.
  - Боже мой, - пролепетала я, а через секунду получила мощный удар в грудь, от чего упала вместе со стулом.
   Я вдруг четко поняла, что умру. Сказка закончилась, а это настоящие бандиты. Мои опасения не замедлили подтвердится - в комнату вошел тощий мужчина в спортивном костюме и с бритой головой. Он щелкал семечки, выплевывая лушпайки прямо на пол.
  - Так где ее дружок, фотограф?
  - Пока только ее нашли.
  - За что вам бабки вообще платят, - сказал он, противно скривившись.
  - Босс, она про триаду что-то городит. Может ее фотограф и на них что-то нарыл? Я подумал, что может быть они с шефом связаны?
  - Так, думать - не твоя забота. Сейчас так - девицу по-быстрому кончаете и от тела нужно избавиться и ищите фотографа.
  - А может, ну.. позабавимся?
  - Тебе шалав мало? - с презрением ответил Серый. - Чтобы через десять минут ее уже здесь не было, ни целой, ни частями, - и вышел.
   Бандит сплюнул на пол, потом поднял стоявшую в углу лопату, подошел ко мне и замахнулся словно копьем.
  
  Кто-то гладил меня по волосам и я открыла глаза. Вокруг раскинулась залитая теплым светом лужайка, а рядом сидела Кэтрин.
  - Я умерла? - спросила я.
  - Вообще-то да, - сказала она и чуть улыбнулась. - Не ненадолго.
  - Где я?
  - В Англии, рядом с нашим домом. Прости, что здесь, не слишком удобно было ехать в Киев для твоего воскрешения.
  - Так что произошло? Я помню, что меня удили... лопатой. Или мне показалось.
  - Не показалось. Убили, расчленили и даже закопали.
  - О, Боже... А Кириги?
  - Кириги пребывает в неведении и я предпочитаю, чтобы так и было.
  - А как же так получилось?
  - Я просто вытащила твое энергетическое тело из Ци, ну а еще восстановила физическое - обычное дело.
  - Ничего себе обычное! Я никогда не привыкну! А как же я домой попаду?
  - Отвезет кто-то из наших, не волнуйся.
  - Может лучше позвонить Кириги?
  - Если хочешь вконец рассорить с ним Форестов.
  - Он поймет.
  - Не думаю, - усмехнулась Кэтрин. - Он очень тебя любит, а ты приносишь ему слишком много волнений. Вот-вот и он просто не выдержит.
  - И что тогда?
  - Будет искать виноватых. Морган не сдержится, начнет "открывать ему глаза" и он обозлится на нее.
  - Но Морган тут при чем?
  - Не при чем, Просто Кириги переживает за тебя, а Морган переживает за него. Она видит, что все его трудности из-за того, что ты слишком часто попадаешь в скажем так, в сложные ситуации, и часто выходишь из них с увечьями. Морган это видит, а Кириги - нет.
  - Почему? Я же...
  - Просто он любит тебя и эта любовь делает его абсолютно слепым. В его глазах ты никогда не будешь виновата. Кто угодно, но только не ты.
  - Это не правильно, - ответила я с сомнением. - Я...
  - Тебе нужно серьезно подумать над этим, ведь теперь своими поступками ты влияешь не только на свою жизнь, но и на чью-то еще. Хорошенько задуматься один раз и вспоминать об этом каждый раз прежде чем что-то сделать или решить. Хочешь ты того или нет, вы связаны, а как показала практика, теперь уже не развяжетесь.
  - Но я его не люблю!
  - Это не важно. Ты не сможешь без него, а чувство вернется, как только ты перестанешь констатировать факт его исчезновения. Это всего лишь игры твоего сознания, которые были изрядно истерзаны, когда тебе волоком протащили через временную трубу. Ты перестала быть собой, если хочешь.
  - Откуда вы знаете? - удивилась я.
  - Что-то мне подсказывает, что ты сама уже догадалась.
   Я прикусила губу, а потом выдавила:
  - Вы солгали.
   Кэтрин усмехнулась.
  - Вы всем солгали, даже своему мужу.
   Брюнетка подняла брови.
  - Вы точно знали, с кем я имела дело, верно? - мне правда хотелось узнать ответ, мне нужно было подтверждение своих умозаключений. - И всех ввели в заблуждение специально, точно так же как и я - чтобы оградить, да? И несмотря на то, что она убийца, вам не все равно.
  - И тебе не все равно, - добавила Кэтрин.
  - У меня сердце за нее болит. Не знаю, почему.
  - Потому что у нее внутри много боли, и ты почувствовала это, хотя сама не поняла. Точно так же ты что есть силы кричишь, что не любишь Кириги, но чувствуешь его любовь, поэтому никогда от него не уйдешь по-настоящему.
  - Но почему вы солгали?
  - Не все люди такие как ты, Джен. Не у всех мир серый. Большинство его делят. А в моей семье особенно.
  - Я себя тоже всегда считала очень консервативным человеком.
  - Но несмотря на это ты смогла преодолеть предрассудки и полюбить человека, чей моральный облик по твоим представлениям был абсолютно негодным.
  - Но я ушла от Кириги.
  - Неужели? - улыбнулась она. - А мне кажется, что ты просто себя наказала за одной тебе известные грехи. Поверь, если бы ты была консервативной, ты бы не смогла бы его полюбить. Привыкнуть - да, но не полюбить.
  - У вас тоже мир серый.
  - Да, но у Морган нет, у Диши и Шастика тоже нет, а Вульф просто очень плохо лжет, когда это глубоко касается нас. Дети бы почувствовали, поэтому я никому ничего не сказала, а Вульф сам натолкнул на потрясающую версию. Маловероятную, но в возможную. Такую, в которую могли бы поверить хотя бы Морган и Шастик, а это уже полдела.
  - Это жестоко по отношению к собственным детям - так все просчитывать.
  - Жестоко? - удивилась она. - Возможно, но очень практично. Хотя теперь я очень хорошо поняла твою мысль и целиком и полностью с ней согласна: это было очень жестоко. Ты себе даже не можешь представить насколько. За последние несколько дней я много думала о том, как часто я была жестока к своим детям и мне это очень непонравилось.
  - Что вы имеете ввиду?
  - Я всегда поступала так, как нужно, но это не всегда правильно.
  - Почему? Ведь если правильно, значит...
  - Дело не в том, правильно или нет. Дело в том, что я делала что-то сама решая, что правильно. Ни у кого из моих детей никогда не было возможности выбора. Никогда. А ведь делать выбор - это главный критерий человеческой свободы.
   За последние часы я много раз прокручивала в голове все разговоры с похитительницей, а сейчас слышала их... зеркальное отражение! Она говорила, что у нее никогда не было выбора, а Кэтрин о том, что никогда этого самого выбора никому не давала...
  - Так она... она ваша дочь?!?
  
  Кэтрин задумчиво посмотрела на небо.
  - Когда я впервые умерла, то считала, что поступала правильно. За все что мы делаем, нужно нести ответ, но когда очень сильно любишь, то можно понести ответ и за кого-то еще... Да, не иначе, только так. Вот что ты чувствовала после смерти?
   Я на секунду растерялась, а потом ответила:
  - Как будто мир сужается в одну светлую точку и исчезает. А потом я ничего не помню.
  - Или ничего уже не было? - хитро спросила она.
  - Может и так.
  - А может, и нет, - еще хитрее ответила она. - Шучу! Не смотри на меня так! Увидеть что-то после смерти могут только те, кто к ней не готов или ментально очень сильные люди. Все учение небожителей построено на ментальной силе, так что мы способны увидеть, что там, на другой стороне. И я видела. Я видела, как меня зовет Морган и я вернулась. Вернулась, чтобы жить. Вернулась к дочери, вернулась к Вульфу. И мы жили долго и счастливо. Возможно, даже слишком долго.
  - А ваша дочь? Она...
  - Еще одна девочка. Плод любви - она не знала ни горя, ни упрека, а росла в невероятном богатстве. Нет, я не хочу сказать, что это ее испортило, но и не подготовило к правде о нас. Все мы: Вульф, я, дети - прошли через невероятные испытания, чтобы стать теми, кто мы есть, а ей пришлось иметь дело с результатом. Она жила среди нас, но в тоже время плохо нас понимала. И что там скрывать - не принимала. И тогда мы с Вульфом решили... ее отпустить.
  - Как это?
  - Я заставила себя не вмешиваться в ее жизнь, а в отместку она очень быстро ушла из нашей. Я никогда ее не искала. По крайней мере специально, хотя вначале мне было очень тяжело, но в жизни приходиться принимать тяжелые решения и мне хотелось верить, что ей будет лучше в той жизни, которую она сама для себя выбрала.
  - Но выходит, нет?
  - Когда ты пропала, я сразу поняла, в чем дело, но я ни за что не выдала бы ее, потому что дети бы ее обязательно осудили. Как я уже говорила, они живут в черно-белом мире, где нет места компромиссам, а моя жизнь - один большой компромисс: гармонии, возможностей, добра и зла, а еще - совести. И младшая дочь - главное тому доказательство.
  - Вы ее очень любите.
  - Я ее не знаю, - осторожно ответила Кэтрин. - Теперь не знаю. Но это не значит, что у меня к ней меньше материнских чувств.
  - Что бы она не натворила?
  - Да.
  - И если бы пришлось выбирать?..
  - Джен, прелесть моего положения в том, что у меня нет нужды выбирать. Я бы все сделала как надо, - уверенно ответила она и тут же замолчала. - Но теперь понимаю, что это мой главный недостаток.
  - Почему, недостаток? Вы же вытянули меня с того света!
  - Потому что я никогда не задумывалась, как моя сила отображается на жизни моих детей.
  - И как же? - не поняла я.
  - Видишь ли Джен, родители могут сделать для своих детей все, что угодно, но им не под силу сделать их счастливыми.
  - Это не правда! - запротестовала я.
  - В моем случае - да, - ответила она. - Ладно, пошли. Там уже все в сборе.
  - А что будет?
  - Кое-что особенное, пошли.
  
   Я устремилась за удаляющейся Кэтрин, в надежде узнать, что же произошло с ее младшим ребенком.
  - Не могу понять, почему она злиться на вас. И почему у нее азиатская внешность? Она изменила лицо?
  - Нет.
   Ответ меня ошеломил, а Кэтрин неохотно объяснила:
  - Она моя дочь и она - плод любви, но... Вульф ей не отец.
  - Я совсем запуталась, - призналась я.
  - Это жизнь, - пожала плечами Кэтрин, - она сложнее, чем мы себе думаем и проще одновременно. Я могу прямо сейчас рассказать тебе всю свою историю от первого слова до последней точки, но мне понадобиться очень много времени. Не своего - твоего. Давай будем ценить самое важное. Главное в этой ситуации, что мне пора стать честной с собой и, наверное, неплохо, что ты при этом поприсутствуешь.
  - Я? Почему? Вы поймите меня правильно, я вас уважаю, но...
  - Возможно, мой опыт будет полезен тебе, - усмехнулась она.
   Мы приблизились к огромному особняку. Я еле успевала ухватить взглядом совершенные детали фасада, но спутница очень торопилась, поэтому мне пришлось стиснуть зубы и отложить тщательное изучение архитектурного шедевра. Тем временем мы минули холл и небольшой коридор, после чего передо мной распахнулись двери большой, но в тоже время уютной гостиной. Одна из стен полностью состояла из причудливых французских окон. Но главное - здесь собрались все представители семейства Форестов.
  - Ну, здравствуйте, дорогие, - сказала Кэтрин, а Вульф тут же поднялся, как и остальная мужская половина. Вульфрик подошел к Кэтрин на середину комнаты и взял ее за руку. - Наверное, пришло время, чтобы озвучить то, о чем мы с вашим папой шепчемся уже очень давно.
   Маришка слабо улыбнулась, Морган вся превратилась в слух, Тигр нахмурился, Шастик с Диши удивились, а незнакомка казалась злой и... растерянной.
  - Нам пора вас отпустить.
  - Что ты имеешь ввиду? - вмешалась Морган.
  - Но главное - вам нужно нас отпустить. Я знаю, что этот разговор довольно дикий, но и семья мы необычная. Мы с папой решили, что нам уже пора.
  - Куда? - Шастик мигом утратил налет самодостаточности.
  - Мы вас очень любим, - сказала Вульф, обнимая Кэтрин за плечи, - но наше время давно прошло.
  - Не правда, - тихо сказала Маришка, медленно пошатывая головой.
  - Правда, - ответила Кэтрин. - Я все спрашивала себя, почему мои дети, которые могут выбрать себе любой возраст, какой захотят, остались подростками, пока не поняла, что на несколько лет моложе меня самой вам комфортнее.
  - Если вы это делаете ради нас... - сурово начал Диши.
  - Раньше я думала, что вечно живу ради вас, но сейчас понимаю, что от такого положения вещей вам только хуже.
   Маришка расплакалась.
  - А я устала, - Кэтрин коснулась ладони Вульфа.
  - Мы решили так поступить не ради кого-то, - сказал Вульф, - а в первую очередь ради себя и вы, дети, должны это понять, а главное - принять.
  - Мы вас очень любим, еще раз сказала Кэтрин. - Но наше время прошло. Теперь настало ваше! Простите нас за все наши ошибки и грехи...
   Маришка вскочила с места и побежала обнимать родителей, через секунду так же поступили и все остальные. Только я осталась на месте и похитительница, но по ее лицу катились слезы, и я чувствовала влагу на своих щеках.
  - Я хочу, чтобы у вас все было хорошо! - говорила Кэтрин, беспорядочно целуя прижимающиеся к ней головы. - Все и будет хорошо! И мы всегда будем рядом. В каждом камушке на дороге, в каждой травинке полевой.
  - Все у них будет хорошо, - уверенно сказал Вульф и медленно начал становиться полупрозрачным.
  - Папа!!! - закричала Морган, цепляясь пальцами за уходящий образ. - Папочка!!!
  - Обязательно будет, - улыбнулась Кэтрин и превратилась в миллион сияющих светлячков, которые буйным вихрем обогнули собравшихся. Пронеслись мимо похитительницы, сделав вокруг нее красивый пируэт, и разлетелись в разные стороны. Одна звездочка упала ко мне на ладонь и тоже растаяла.
  - Мам! Мама! Мама-а-а!!!
   "Похитительница" безумно повращала глазами и выбежала из комнаты. Морган упала на пол и плакала, Маришка спряталась у Диши на плече, Тигр понуро опустился рядом с Морган и поглаживал ту по волосам, а Шастик внимательно оглядывал углы пустым взглядом.
   Я же не могла поверить! Они просто взяли и... ушли.
   Вот так просто.
  
  
  
  
  
   Конечно же Кириги рассказал мне о проделках Влада, более подробно, виделось мне в догадках, но по сути это ничего не меняло. Сейчас я как никогда ясно видела, что и работа в корреспондентом, и Влад, да и огромный кусок моей жизни - в далеком прошлом.
   Настолько далеком, что сейчас не верилось, что это действительно я вела ту странную жизнь. Так естественно, охватиться за талию любимого и мчатся по пространственно-временной трубе на мотоцикле куда-то далеко-далеко...
   Ой! Что-то это "далеко" вдруг стало совсем близко и ударило в лицо бризом и песком!
  - Ты привез меня на море?! - воскликнула я, соскакивая с мотоцикла. - Я в раю?
   Кириги только улыбнулся, а я услышала ответ от той, кого не ожидала услышать уже никогда.
  - И на море в том числе? - ответила Кэтрин, убирая прядь волос с лица.
   В первые секунды я не могла понять, что все это значит, а потом закричала:
  - Так вы живы?!?
  - Ну, конечно, - ответила она, протягивая руку куда-то в сторону и ее пальцы переплелись с другими, мужественными. - Я слишком привыкла быть живой, да и Вульф тоже.
  - Но зачем?.. Вы же делаете больно своим детям!!!
   Кэтрин внимательно на меня посмотрела, потом махнула мужчинам в сторону мангала, а меня повела куда-то.
  - Вульф вообще-то не очень разговорчивый, но в последние годы он приобрел привычку недовольно хмурить брови. Однажды я спросила его прямо, в чем дело, а он ответил, что я слишком много беру на себя. Я понаблюдала за собой и поняла, что он прав. Я сама того не желая забрала силу и волю у собственных детей и мне это очень не понравилось. Самое страшное, что я привыкла так поступать, а они не ожидают от меня иного.
  Я знала, что это правда и Кириги это давно знал, но как-то признаться в этом...
  - Это хорошее стремление, - ответила я сдержано. - Но вы ушли в тот момент, когда им без вас не разобраться... Особенно младшей.
  - Будет война, - сказала Кэтрин, вглядываясь в океан.
  - И вы вот так просто к этому относитесь?
  - Я начала и закончила много войн и теперь их черед. Я должна позволить им совершить и исправить свои ошибки.
  - Дорогой ценой.
  - Цена высока в любом случае.
   Она снова перевела взор на меня.
  - А теперь положа руку на сердце, скажи: разве я не права? По большому счету.
   В ответ я тоже взглянула на океан и поджала губы.
  - Ладно, хватит о грустном! Пошли, а то наши мужчины нас уже заждались.
  
  ***********************
  От Автора: Спасибо, что дочитали до конца.
  Прошу прощение, что именно так увидела продолжение этой истории.
  История как назидание: как часто в реальной жизни мы отказываемся от фантастических возможностей просто из-за того, что боимся выйти из зоны комфорта?
  
  
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"