Шалена Олена: другие произведения.

Небожитель. Глава 16. Опасные связи

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Немного "поигралась" с историей Китая :)))

  Глава 16. Опасные связи
  
   Я сладко потянулась и решила, что нельзя весь день провести в постели, хихикая сама с собой. Так и привыкнуть недолго! Да и потом, интересно куда "виновник торжества" запропастился.
   Я встала и подошла к чемодану с моими вещами и глянула, которые он захватил из моей квартиры. Должна сказать, у Кириги странное представление о моем обычном стиле. Я любила удобные трикотажные вещи, причем, что дома, что вне его. Например, на работу вместо уставных белых рубашек постоянно носила тонкие кофточки консервативных цветов...
   Хотя, нет, вру. Может быть где-то на Западе и придерживаются строгого дресс-кода, но только не в Украине. Так уж повелось, что мы любим фетиш, а где лучшее место для дефилирования? Конечно на работе!
   Лично я не относилась к той группе девушек, которые перед работой чистят перышки минимум два часа, но симпатичные шмотки, цветов далеких от сдержанных, у меня водились. Кажется, Кириги захватил их все! Но мало чего практичного. Хорошо хоть джинсы взял - и на том спасибо! Единственное, в чем оказались учтены мои предпочтения - лыжный костюм. Неудивительно, ведь Кириги видел его на мне, по меньшей мере, два раза, а это значит - чаще, чем всю другую одежду вместе взятую. А вот наличие ванных принадлежностей чуть ли не вознесло меня до небес.
   Чистив зубы, я думала о том, как изменилась моя жизнь за такое короткое время. Раньше все было чинно, чуть ли не по графику. Встаешь в семь, зарядка, марафет, работа, кафе или боулинг после, дом - и так каждый день. За исключением четверга, который значился, как "семейный ужин".
   Черт!!! Как я могла забыть! Родители!
   Я тут же выплюнула пену и побежала одеваться. Родители - это первые, к кому наведается триада! Я натянула джинсы, какую-то кофту, а спортивную куртку просто схватила в охапку и побежала к дверям:
  - Ты куда? - послышался спокойный голос.
   Я была слишком озабочена собственными мыслями и тревогами, чтобы должно реагировать на реплики любовника. Через секунду я поняла, что дверь все еще заперта.
   - Выпусти меня, - крикнула я, отчаянно дергая ручку.
  - И не подумаю, - пожал плечами блондин. - Это опасно.
  - Послушай, мне очень нужно предупредить родителей! Их убьют, понимаешь?!? Сначала замучают, а потом убьют!!! - я опять попыталась открыть дверь, хоть, как показывал опыт, это было бессмысленно.
  - Никто их не тронет, можешь мне поверить, - продолжал спокойный голос.
  - Как ты можешь это говорить, если ты здесь, а они там! - мне отчаянно хотелось ему верить, но не получалось. Ставки слишком высоки.
   Кириги подошел и мягко отстранил меня от двери:
  - За ними приглядывают даже лучше, чем за тобой. Я вчера сделал пару звонков.
  - Если ты думаешь, что твои "орлы" смогут их защитить, - я еле владела собой. Воспоминания о той стычке и ведения, навеянные больным воображением, пронеслись перед глазами.
  - Никого из триады я не привлекал, если тебя это интересует. У меня есть друзья и помимо мафии. Они следят за твоим домом. Поверь, надежнее этих людей не найти.
  - Слабо вериться. Кто они "эти люди"?
  - Форесты, - просто сказал он, будто после этого все становилось на свои места.
  - Это, что, должно мне о чем-то говорить?
  - Нет, - усмехнулся он. - Извини, я иногда забываю, что ты не часть моего мира... Ты не голодна?
  - НЕТ!!! - взревела я. - Ты что не понимаешь! Дело касается жизни моих родных!!!
  - С ними все будет хорошо! - сказал он, выделяя каждое слово, после чего добавил: - Понятно?
  - Не очень, - созналась я, борясь с паникой. - Что это за "форесты" такие?
  - Форест - это фамилия. Одно знакомое семейство. Помнишь, я тебе про порыв рассказывал. В общем - они мастера порыва.
  - ТЫ!!! - взревела я. - Ты натравил монстров на мою семью! Я тебя ненавижу! Пусти! Если ты думаешь, что схватил меня за руки, это убережет тебя от возмездия, - кричала я, пытаясь пнуть его ногой, - то ты дико ошибаешься!!!
  - Никого ни на кого я не натравливал. Они просто проследят, чтобы с твоими родными ничего не случилось. Твои родственники даже не узнают, что за ними следят, обещаю.
   На мои глаза навернулись слезы, потому что я опять ему не верила.
  - Джен, есть женщины, которым слезы к лицу, но ты не из их числа, - сказал он мягко. - Я тебе даю слово, что с твоих родных не упадет ни один волосок! Ты мне веришь?
  - Да, - сказала я неуверенно, потому что очень хотела ему поверить, но и боялась этого тоже.- Но я должна быть с ними.
  - Нет, - сказали мне твердо.
  - Нет? Если они в безопасности, то почему я не могу быть с ними? Почему вообще не могу выйти отсюда? - начала загораться я. - Я что в тюрьме?!?
  - По одной просто причине - мне так спокойнее, - сказал он мягко.
  - А мне спокойнее, когда я рядом с родными!!! - возразила я.
  - А я сильнее, - сказал он невзначай, - Поэтому будет по-моему.
  - Что?!? - возмутилась я. - Это значит, что мне запрещено иметь свое мнение, так получается?
  - Ты можешь иметь свое мнение, но будет так, как сказал сильнейший, - пожал плечами Кириги.
  - С тобой невыгодно иметь дело, - тихо бухтела я. - Я никогда не буду сильнее тебя! И тебе это прекрасно известно! - сказала я, с силой хлопнув его по мускулистому плечу.
  - Но с другой стороны, - задумчиво потянул он, - ты можешь меня уговорить.
  - И каким это способом? - скептически сказала я.
  - Ну.. ты уже знаешь парочку, - улыбнулся он, а я, догадавшись о чем он, покраснела.
  - Нечего меня сбивать с толку!!! - сказала я.
  - Я сбиваю тебя с толку? - опять усмехнулся он. - Как именно? Вот так? - он придвинулся по мне, прижал к двери и начал ласкать. - Так, что ли?
  - Прекрати! - приказала я, но неуверенно.
  - Как же я могу прекратить, если не получил утреннего поцелуя от своей женщины?
  - Значит, иди к ней и целуйся!
  - Уже, - шептал он в мои губы, после чего к ним прижался.
  - Ты мне зубы-то не заговаривай! - я решила не поддаваться его чарам.
  - Даже не думал, - сказал он с оттенком разочарования.
  - Я хочу удостовериться, что с моими родными ничего не случилось!
   Кириги поднял одну бровь:
  - Мы это уже проходили.
  - Да, но ты не открыл дверь!
  - И не открою, - пожал он плечами.
   Мне только и оставалось, что следить за его удаляющейся фигурой. Нет, только подумать! Несмотря на все, что произошло, со мной до сих пор не считаются! Совсем!
   Я, конечно, понимала его точку зрения, но речь шла о людях, которых я люблю больше жизни и это не высокопарные слова. Если можно умереть за кого-то, так это за них. И естественно, они заслуживали того, чтобы я боролась до последнего вздоха.
  - Если хочешь знать, то дом твоих родителей сейчас под наблюдением очень опытной команды. Не переживай. Они сильнее меня, - сказал Кириги и двинулся в глубь квартиры.
  - Ей! Ты куда? - громко спросила я и пошла за ним.
  - Я каждое утро тренируюсь, а сегодня решил нарушить традицию из-за некоторых обстоятельств. Правда, не учел, что это самые "обстоятельства" будут пилить меня с самого утра, поэтому я лучше вернусь к тренировке.
  - Как ты можешь думать о тренировке, когда мои родители в опасности?!?
  - Сколько еще раз мне повторить одно и тоже? А, малыш? - сказал он, заходя в комнату, где я до сих пор не была. Это оказался действительно небольшой зал, но без тренажеров, как я ожидала. На полу лежал большой мат, а в углу находился столб, обмотанный материей: - Неужели ты думаешь, что если приедешь туда, то что-то измениться? Или, что вы сможете сбежать? Двадцать первый век на дворе. Вас выследят в любом случае, - он так спокойно рассказывал о том, что я в тупике, что мне на секунду стало жутко. И тут я заметила его внимательный взгляд: - Что тебя в этом всем смущает? Никак не могу понять.
  - А того, что происходит, - я неопределенно махнула рукой. - Тебе этого мало?
  - Это моя жизнь. Она всегда такой была. Обычная ситуация. Еще что?
   Обычная?!? В это трудно поверить. Весь мой мир перевернулся в считанные дни, а он говорит, что все это в порядке вещей.
  - Меня... меня смущает, что ты... - я искала слова. - Меня смущает, что есть кто-то сильнее тебя.
  - Ты мне льстишь, Джен, - усмехнулся Кириги и сел по-турецки на мат. - Или слишком хорошо обо мне думаешь.
  - А мне не стоит? - спросила я тихо.
  - Я далеко не всесилен, - сказал он и закрыл глаза.
   Сейчас, когда он больше походил на монаха, чем на воина, с ним было тяжело согласиться. Что-то от высших сил именно в это мгновение в нем присутствовало. Казалось, что я могу погладить его ауру, ощутить ее, почувствовать тепло. Происходило некое скрытое таинство внутри этого великолепного тела, от чего еще сильнее хотелось приоткрыть завесу тайны его силы.
  - Я тебе не мешаю? - уточнила я, тут же прикрыла рот рукой, это было бы не я, если бы не испортила все волшебство момента.
  - Нисколько, - ответил он. - Присаживайся.
   Я села и стала его рассматривать. Интересно, что он делает. Может, медитирует?
  - А почему ты не в позе лотоса сидишь? - сдержаться оказалось делом непосильным.
  - Если это для тебя принципиально, - улыбнулся мужчина, и поменял положение ног, не открывая глаз и даже не двигая верхней частью тела.
  - Вау! - воскликнула я через минуту, когда речь ко мне вернулась.
  - Джен, а ты не хочешь сама немного медитировать? - спросил он.
  - Я не умею, - сказала я и продолжила его рассматривать.
  - Учись. Просто медитировать и отвечать на вопросы одновременно - сложно.
  - Ты же сказал, что я тебе не мешаю! - поддела я его, но на этот раз его глаза открылись.
  - Я погорячился с выводами, - ответил он серьезно, а потом усмехнулся.
  - Ах, вот как! - возмутилась я и тут же вскочила на ноги, чтобы его проучить.
   Мешаю, значит! За мной такое водиться - когда я счастлива, то веду себя глупо. Вернее, неразумнее обычного. Мне хотелось поколотить этого здоровяка, чтобы знал! Что именно ему предстояло усвоить, волновало меньше всего. Просто хотелось рукоприкладства!
  - Ей! - окликнул он меня. - Что случилось? Война на дворе?
  - Сейчас будет! - зло пообещала я и уже собиралась нанести первый удар, как Кириги молниеносно отскочил в сторону. Мне оставалось только пораженно застыть. Ничего себе! Впервые вижу, чтобы люди настолько быстро двигались!
  - У вас в триаде все такие шустрые?
  - В триаде - почти никто. Ну.. если не считать... в общем, ладно.
  - Что? Сказал "А", говори и "Б"!
  - Джен, - примирительно сказал он. - Может, лучше подеремся?
  - Неплохой уход от ответа, - сказала я и стала в боевую позу.
  - Ух! - улыбнулся он. - Не знал, что ты драться умеешь.
  - Не умею, - ответила я. - Но позу правильную знаю. Это единственное, что я запомнила с институтских времен. У нас самооборона была вместо физкультуры.
  - Все хорошо, только большой палец из кулака высуни - сломаешь.
  - Кое-кто умничает! - рыкнула я. - Ну, чего ждешь! Нападай!
   Кириги хмыкнул, а потом сделал быстрый удар ногой. Потом еще один, а закончил прыжком с очень мощным приемом. Все произошло во мгновения ока, и я тут же сообразила, что его нога ударила ту воображаемую точку, где должна была бы быть моя голова. Мне бы не поздоровилось, если бы он и вправду решил на меня напасть.
  - Понятно, - сказала я, тут же встав в свое обычное положение развернулась к двери.
  - Ей, ты куда?
  - Медитируй, - бросила я, не оборачиваясь.
  - А как же драка? - дразнился он.
  - Тут я не выдержала и обернулась, но там, где предположительно должен был находиться собеседник, никого не было. Я недоуменно повернулась опять к двери и тут же уткнулась носом в мужскую грудь.
  - Что за...?!? Как ты это сделал?
  - Ты не обиделась? - спросил Кириги участливо, положив руки на мои плечи.
  - Я... черт! Ты все утро темнишь! Кто ты такой, черт тебя дери?!? И хватит уходить от ответа! Ниндзя?
  - Ниндзя - это японское понятие, - пояснил Кириги свой смешок.
  - Кириги - японское имя, - парировала я.
  - Ладно-ладно, - он сделал примирительный жест. - Если тебе уж так интересно, но могу рассказать. Я - небожитель.
  - Если ты думаешь, что мне это что-то говорит... - тут я запнулась. - Бог что ли?
   Эта мысль показалась мне настолько нелепой. Если бы он был богом, то я что... Тоже мне Марию нашли! И вообще, насколько помнить зачатие-то было непорочным!
  - Нет, конечно, - ответил он, продолжая веселиться. - Просто... близко очень. Для обычных людей, по крайней мере. Форесты, кстати, тоже небожители.
  - Послушай, - сказала я в изнеможении. - Что ты мне такое рассказываешь? Да, согласна, поменять цвет простыней может не каждый, прыгать так как ты - тоже... но хватит со мной шутить. Я... я не выдерживаю этого, понимаешь?
  - Джен, - прошептал он. - Я знаю, поэтому и ухожу от ответа. Мне тяжело тебе все объяснить просто потому, что ты слишком земная. Слишком далека от того мира, где живу я, где живут Форесты, где живет верхушка триады. У нас своя вселенная, понимаешь? У нас другие законы, другие ценности. Все другое! Оказавшись рядом с тобой... в общем, мне очень хорошо, когда ты рядом, но я понимаю, что ты еще не готова столкнуться с моей реальностью.
   Прижимаясь к сильному телу, я пыталась уловить смысл его слов, но он ускользал от меня. Кириги оберегает меня от "своего мира". Возможно даже от своей веры!
  - Расскажи мне. Я честно попытаюсь понять, - пообещала я, но уверенности не было. В памяти всплыл разговор в книжном магазине... Уф! Будет непросто!
   Кириги погладил меня по щеке и начал:
  - Давным-давно жил-был маленький мальчик, - начал "маленький мальчик", усаживаясь на мат и усаживая меня рядом.
  - И пошел в школу конг-фу? - вставила я.
  - Он был хиленьким пареньком, - продолжал Кириги, не обратив внимания на мою реплику. - Самым слабым из их многодетной китайской семьи.
  - А разве сейчас в Китае нет ограничений по количеству детей? - недоумевала я.
  - А ты точно хочешь это знать? Или тебе больше по душе самой рассказывать. Знаешь, я не люблю эту историю, поэтому с удовольствием послушаю тебя, - улыбнулся он и поцеловал в висок. - А еще лучше - заняться чем-то поинтереснее...
  - Все, молчу! - клятвенно пообещала я и придвинулась ближе.
   Кириги явно больше бы устроил иной поворот событий, но все же он продолжил свой рассказ:
  - Родители парня были бедны точно так же, как и все крестьяне, а огромное количество ртов делало их жизнь еще тяжелее. Как это обычно бывает, глава семейства, если изможденного человека можно было назвать таковым, запил, что ввергло семью в еще большую бедность. Единственное, что спасало - тяжелая работа в поле, на которую наш герой был негоден. Вскоре мальчика чуть ли не возненавидели все члены семьи, а отец однажды продал проходившему мимо монаху за полбутылки рисовой водки.
  - Что? - не ужаснуться от таких вестей было тяжело. - Что же это такое? Рабовладельческий строй какой-то!
   Кириги опять поцеловал меня в висок и продолжил.
  - Монах оказался небожителем. Это мастера восточных единоборств, которые отказывались подчиняться императорской власти, за что на них уже столетиями велась непрерывная охота. А тем более, если учитывать, что в те времена у власти были... - он запнулся.
  - Коммунисты, - услужливо подсказала я. - Хотя... они и сейчас на месте.
   Он усмехнулся, но поправил:
  - Монголы, - после чего наступила пауза. Я никак не могла понять, какое отношение монголы могли меть к "бедной многодетной китайской семье".
  - В правлении Китая есть монголы? - шепотом спросила я.
  - Только они и были после нападения Чингисхана, - мягко поправил он.
  - И до сих пор остались?!? - удивилась я. - И как китайцы это терпят?!?
  - Не до сих пор, а тогда, - улыбнулся он.
  - Но это же черт знает когда было!!! Про кого ты мне это все рассказываешь? Я думала, что ты сейчас мне расскажешь о себе... Что это за мальчик?
  - Слушай дальше, - ответил Кириги и продолжил: - Налоги гнетущие, власть жестокая и никакого просвета. То были суровые времена. Единственные, кто хоть как-то могли управлять своей судьбой - странствующие воины-небожители. Их немного, и те скрывались в монастыре, затерявшемся в горах Лушань. Именно туда, в "горы небожителей" и направлялся монах вместе со своим новым рабом Чжу Чумбой. Старик оказался великим мастером, но как все гениальные люди, немного сумасшедшим. Правда, у него была и отличительная черта - невероятная жестокость. Возможно, именно поэтому ученики долго не задерживались. И вот однажды он решил, что раб - идеальный ученик. Он не сможет бежать, не сможет оказаться.
  - Но.. зачем ему было учить маленького Чунбу? - спросила я, до конца уверившись, что Кириги рассказывает о ком-то другом.
  - Потому ему никогда не стать настоящим мастером без учеников. Так он был только хорошим воином. А звание "мастер" предполагает наличие последователей. По большому счету, у него не было выбора, но добровольно монах никогда бы не признался.
  - И он мучил этого мальчика? - спросила я жалостливым нотками в голосе.
  - Это было давно, - ответил Кириги, вытирая слезинку, скатившуюся по моей щеке.
  - Все равно... не правильно это как-то! Бедный мальчик!
  - Но потом он стал очень сильным, - пожал плечами Кириги. - Ему попался очень требовательный учитель, знавший все его слабые места и бил по ним нещадно. В итоге слабых мест просто не осталось. Остальные ученики монастыря не проявляли и долю того усердия, которое приходилось применять Чунбе, ведь им двигала не мечта, как остальными, а страх. Дикий, животный страх.
  - И что же было потом? - спросила я осевшим голосом. Паренька действительно жалко.
  - Мальчик прилежно учился и со временем начал превосходить в силе своего учителя. Монахи монастыря поразились такому прогрессу, на который не каждый их них способен, а Чунба просто не хотел, чтобы над ним издевались. Паренек был готов на все, лишь бы избавиться от злобного тирана.
   Что-то в его голосе заставило меня прижаться к нему. Даже если он говорил о каком-то другом мальчике из далекого прошлого, слушать такой рассказ и знать, что это реально, очень нелегко.
  - Нужно будет почаще тебе рассказывать слезливые истории из моего детства, - сказал он, явно наслаждаясь моим порывом нежности.
  - Не говори так! - пристыдила я его и тут до меня начало доходить: - Что значит, твоего?
  - То и значит, - улыбнулся он и сделал свой любимый жест - убрал прядь волос с моего лица и завернул их за ухо.
  - Но.. это невозможно! В Китае коммунисты пришли к власти уже давно! Вначале двадцатого века! Я.. я правда не помню, сколько Китаем правили монголы, но дай мне две минуты в Интернете...
  - До 1368 года, если быть точным.
  - Почему?
  - Потому что тогда на престол взошел Чжу Юаньчжан, основатель династии Мин.
  - Ты хорошо учил историю, - поникла я. - Мне даже стыдно, - и тут меня ослепила догадка: - ЧЖУ!!! Это же фамилия Чунбы!
  - Ну да, Юаньчжану при рождении было дано имя Чунба. И он происходил из бедной крестьянской семьи.
  - Но.. но как ему удалось стать императором?!?
  - Самым популярным способом - государственным переворотом. Собственно, юный Чунба сбежал из монастыря. Сначала бродяжничал, а потом примкнул к разбойникам, которые впоследствии и стали одной из составляющих партизанского движения. Их называли "Красными повязками". Чунбе, который благодаря изменившемуся социальному статусу в то время уже носил имя Синцзун, удалось возглавить это движения и в конечном итоге захватить власть в Китае. Так он и стал императором.
  - Я запуталась, - пришлось сознаться, поскольку его речи мне стали совершенно непонятны. - Так ты император?
   Он засмеялся.
  - А что я должна подумать?!? Ты мне рассказываешь про какого-то мальчика, который жил добрых шесть веков назад, называешь это "историями из своего детства" и еще смеешься, когда я ничего не понимаю!
  - Я действительно родился под именем Чжу Чунба, и меня действительно продали за полбутылки рисового пойла, я действительно небожитель, в чем ты имела пару возможностей убедиться, и да, я возглавлял партизанское движение, но я не император.
  - Ты хочешь сказать, что тебе... Стоп! Ты хоть понимаешь, что все это за гранью фантастики?
  - В вечной жизни нет ничего хорошего, Джен. Это постоянная работа над собой. Адская. Да, я смог этого добиться потому, что так сложилось. Не продай меня отец - ничего бы не было. Возможно, не было бы и Китая. Но... теперь я этому даже рад.
  - Чему? Что есть Китай? Ну да... на нем мировое производство держится!
  - И не только, - ответил мужчина и нежно погладил меня по плечу. - Мне хватило короткой земной жизни, чтобы понять, что власть над людьми мне не нужна. Перед самой коронацией я поменялся со своим соратником Го Цзысином местами, а сын богача так испугался, что его свергнут с трона, что казнил всех, кто мог засвидетельствовать, что он на самом желе не генерал Чжу, - Кириги усмехнулся словно какой-то шутке. - До меня ему, естественно, так и не удалось добраться. Всех его наемников я оставлял без голов.
  - А почему тебе не нужна была власть?
  - Начнем с того, что я не старел. Джен, когда все это происходило, я прожил почти шестьдесят лет, а выглядел на двадцать. В учебниках по истории можно узнать о том, что из монастыря я ушел в семнадцать, хотя это не правда. Просто я выглядел молодым, но между моим уходом из монастыря и отказом подчиняться Суну прошел добрый десяток лет. Я был очень сильным небожителем. В то время - самым сильным на горе Ву Дан, где расположился монастырь. Уже тогда я мог управлять своим телом настолько, чтобы жить вечно, если, конечно, этого захочу. А таких результатов добиваются немногие, если не сказать - почти никто. Когда я покинул монастырь - это посчитали предательством, а когда примкнул к обществу Белый Лотос для победы над монголами - стал для всех небожителей заклятым врагом.
  - Почему? - удивилась я.
  - Небожители - очень сплоченное общество, несмотря на то, что их предшественники - странствующие мастера. На горе Ву Дан свои строгие законы, да и выйти из этой общины можно только после смерти. Единожды вступив на эту тропу, свернуть уже невозможно. А я не хотел такой жизни. Никогда не хотел быть монахом, не хотел быть небожителем... В мечтах я видел все иначе.
  - И что это было?
  - Не помню, - ответил он после небольшой паузы. - Правда, не помню. Но мне почему-то кажется, мне представлялось что-то вроде этого, - он погладил меня по виску и нежно поцеловал.
   Когда он оторвался от моих губ, я заметила:
  - В монастыре было тяжело без женщин?
  - В монастыре было тяжело без тебя! - засмеялся он.
   Я усмехнулась:
  - Не хочется тебя разочаровывать, но я родилась в конце прошлого столетия, так что... а то бы вам точно там скучать не пришлось!
   Он хищно улыбнулся и начал на меня надвигаться. Я засмеялась и обхватила пальцами его шею, останавливая:
  - Ты не договорил!
  - Разве?
  - Точно! - я судорожно начала пытаться вспомнить, о чем же он умолчал. Вряд ли в ближайшее время его снова потянет на откровенность. Нужно пользоваться моментом:
  - Ты сказал, что небожители считают тебя врагом и предателем. Но... они же сейчас охраняют моих родителей... - эта мысль мне откровенно не понравилась.
  - Форесты, - поправил он. - Не просто небожители, а Форесты.
  - И? - я все еще его не понимала.
  - Где-то двести лет назад на горе Ву Дан стало неспокойно. Два великих мастера устроили чуть ли не междоусобицу не только между друг другом, но и между монахами. Монастырь разделился на два лагеря - внешней и внутренней силы. Настоятель не смог разрешить этот спор, вернее войну, и тогда он отослал обоих наставников из монастыря, под мнимым предлогом - найти по ученику из обычных людей, причем он усложнил обоим задачу, сказав, что ученики должны быть европейцами. Каждый из мастеров должен обучить своего последователя так, чтобы встретившись в бою определить лучшую школу. Настоятель специально сделал задачу почти невыполнимой, но оба мастера с ней справились. Правда, не дожили до этого времени.
  - А Форесты здесь причем?
  - При том, что ученики таки встретились, но не знали о своем предназначении, - Кириги усмехнулся: - На самом деле они влюбились в друг друга.
  - Что?!?
  - Это были мужчина и женщина. Они же создали семью и своих отпрысков обучили искусству монахов горы Ву Дан. Парадоксально то, что оба мастера так хотели победить, что сделали из своих учеников действительно сильных воинов. Кэтрин вообще превзошла всех, вплоть до Синь Луна.
  - А это еще кто?
  - А ты знаешь поговорку про излишнее любопытство? - пошутил Кириги. У него явно было отличное настроение.
  - Рассказывай! - я легонько толкнула его в плечо.
  - Синь Лун - это легендарный воин. Он первый, кто носил этот титул, Сердце дракона, и много веков оставался единственным.
  - Сердце дракона - титул? - моему удивлению не было предела.
  - Это чрезвычайно сильный небожитель. Он может практически все. Ходят легенды, что он даже может разбить Землю на атомы, а потом собрать заново. Но это в теории. На практике же Сердцем дракона становиться тот воин, который после смерти может вернуться, воссоздав свое тело из окружающей природы.
  - Но ты же можешь перенести джип! - удивилась я. - Или с телом все сложнее?
  - Во-первых, сложнее, а во-вторых, мой инструмент, - он указал на голову. - Вот тут. Именно мозг проецирует ту мысль, которая материализуется, а если он мертв или если его вообще нет, то тогда невозможно запустить этот процесс.
  - А как же тогда?.. - удивилась я.
  - В том то все и дело, Джен. Как управлять мыслью без мозга? Да и возвращение - это только начало, но после прохождения этого этапа воину не страшна даже смерть.
  - Ничего себе! Вообще-то я тебя сейчас слушаю, как сказку и не могу поверить, что ты говоришь серьезно. Получается, если тренироваться, то...
  - Можно достичь всего, - улыбнулся он и снова двинулся на меня.
  - А что ты умеешь? - пискнула я.
   Он снова разочаровано отстранился:
  - Я могу переносить предметы, воссоздавать предметы, залечить любую твою рану, пока ты жива, могу сделать тебя моложе или старше, поменять твою внешность, поменять свою внешность.
  - Правда? - я была поражена.
  - А ты действительно думала, что бывают азиаты с такой светлой кожей, белыми волосами и зелеными глазами?
  - Я не знаю, - призналась я честно. - Они как из Азии к нам приедут на учебу, то такой страх и ужас с собой сделают, что в принципе я допускала такую возможность. Есть же краска для волос, линзы...
  - Ты думала, я хожу в линзах? - засмеялся он.
  - Я не знала! - возмутилась я. - Никогда не думала об этом! - неприятно, когда над тобой смеются, поэтому я решила в долгу не оставаться: - А зачем ты такое с собой сделал?
  - Не нравлюсь? - Кириги сейчас явно собой страшно доволен.
  - Нравишься, просто это странно...
  - Это сигнал, - сказал он серьезно. - Словно ядовитые насекомые со слишком яркой расцветкой. Таких как я просто не бывает и это наталкивает потенциальных врагов на некоторые размышления. По моей внешности сразу видно, что я сильный небожитель.
  - Почему? - удивилась я.
  - Потому что изменения собственной внешности по уровню сложности намного выше, чем даже излечение больных, а о обычных силовых приемах я даже не упоминаю.
  - Чем красивее небожитель, тем он сильнее? - удивилась я.
  - Мне приятно, что ты считаешь мою маску красивой, - улыбнулся он.
  - Не уклоняйся от темы, - напомнила я.
  - Не обязательно. Это просто демонстрация силы. Форесты тоже ее используют. Понимаешь, мы сейчас не на горе Ву Дан, где не нужно посылать сигналы для других. Мы здесь, на грешной земле. Увидев это свидетельство способностей, враг десять раз подумает, прежде чем напасть, - он коротко оскалился в отнюдь не доброй улыбке, после чего поинтересовался: - Ну что, ты удовлетворила сове любопытство?
   - Не могу понять, почему я до сих пор не кручу пальцем у виска.
  - Может потому, что подсознанием ты знаешь, что все это правда?
  - Мое подсознание не настолько верит в Деда Мороза, - покачала я головой. - Ладно, допустим, это не какие-то фокусы и что все это правда, - устало согласилась я, но тут же помахала пальцем в предупреждающем жесте: - Но только допустим! Что же получается, тебе помогают эти Форесты? С какой радости?
  - А может мы просто поддерживаем друг друга в тяжелую минуту.
  - Слабо вериться! - фыркнула я. - Да и если ты такой сильный... что ты делаешь в триаде?
  Например, почему ты ее не возглавляешь? Или там есть кто-то сильнее тебя?
   Кириги рассмеялся, потрепав мне волосы рукой, и ответил:
  - Если бы я хотел власти, то стал императором еще тогда! Но это ответственность.
  - А ты не любишь ответственность? - уточнила я.
  - Это смотря о чем говорить. Например, отвечать за народ, судьба которого мне малоинтересна. Или жить среди монахов, хотя к небожительству не лежит душа. Тоже самое могу сказать и про мафию.
  - Но это ужасно, - поделилась своими впечатлениями я. - Ты словно живешь в мире, который тебе абсолютно безразличен!
  - Так и было до определенного момента, - пожал он плечами.
  - Как же так? - удивлялась я. - Но если тебя не интересуют деньги и власть, которые может дать мафия, то почему ты на них работаешь?
   Кириги почти непрерывно улыбался с начала разговора. Таким счастливым я его еще не видела. Он постоянно прикасался то к моим волосам, то к коже... И казалось, что он получает удовольствие отнюдь не от беседы. Вариант, что ему настолько нравиться мое общество, просто не укладывался в голове.
  - Формально, - наконец соизволил ответить он, - из триады невозможно выйти. Разве что ногами вперед. Но в тоже время триада - это бывший Белый Лотос, который сейчас трансформировался в Руку. Видишь ли, за шестьсот лет организация претерпела много изменений. Ценность ее в том, что верхушка все еще имеет зуб на небожителей с горы Ву Дан. Так сказать - исторические враги. Это меня спасает от охоты со стороны небожителей, а моя сила, - сказал он и небольшая лавка, стоящая у стены взмыла в воздух, сделала пирует вокруг нас и приземлилась на свое место, - не дает членам триады руководить мной. Это идеально равновесие, которое позволяет мне жить в относительном спокойствии.
  - Вот оно как, - прокомментировала я сказанное. - Ничего нельзя сказать - хитро!
  - Но не так гладко, как хотелось бы, - пожал плечами Кириги. - Проблемы бывают, но до сих пор я их преодолевал. Да и жить без смысла такой срок - скучно. А задания от триады - хоть какое-то разнообразие.
  - Ну да, - сказала я, вспомнив беднягу Беллини. И тут новый вопрос пришел на ум: - А Форесты? Ты же так и не ответил! Почему они тебе помогают?
  - Не отстанешь? - поинтересовался он и окончательно убедил мне в том, что до сих пор уходит от ответа.
  - Это слишком важно для меня, - честно призналась я. - Никак не могу понять. Если они тоже небожители, то им бы в пору тебя ненавидеть.
  - Они и ненавидят. Вернее, делают вид, - просто ответил он.
  - Что?!?
  - Но помогают, - добавил он.
  - Почему? - я еле сдерживалась, чтобы не закричать.
  - Потом что Морган - одна из них.
   Вот так слова могут причинять боль. Это словно тут, в нашем маленьком рае появился кто-то третий, кто неотрывно наблюдает... Невыносимо! Я вскочила на ноги.
  - Правильно, - прокомментировал мое поведение Кириги. - Пора подкрепиться.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"