Шали Владимир: другие произведения.

История разделённого сада

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хроника времён Последнего Царства
    Первый список Бога Невозможного


  
   Далее Странник сказал -- Если в небе гром и мол-ния -- и горит пшеница -- это не случайность -- Это значит слишком страдают те или эти -- Это значит слишком страшны их молитвы о справед-ливости -- это значит сильны их желания познать истину -- Если внезапно погибает тот -- кто живет в здравии и процветании -- это не случайность -- Это значит -- что слишком унижен другой и никто не видит его мучений -- Это значит слишком нарушено равновесие Разделенного Сада -- Если ветер гонит песчаную бурю в сторону Города и пес-чинки проникают в капли -- и вода -- смешанная с песком попадает в бассейн Фараона -- а затем и в горло Царя -- это значит слишком много Стран-ников умирают от жажды и на их пути в Пустыне не выры-ты спасительные колодцы -- Это значит слишком нарушено равновесие в Разделенном Саду -- Если ты тот или этот -- или говоришь за того или за это-го -- или ты стоишь за тем или за этим -- или ты разделяешь боль с тем или с другим -- ты Всё и ничего -- Из Всего вырастает справедли-вость -- Из ничего возникает Истина -- Ибо не всегда будет услышана молитва об избавлении -- но всегда будет услышана молитва о равновесии --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Господи -- сделай моих врагов маленькими -- словно мои пальцы -- чтобы я мог их взять своими пальцами и поднести к своим глазам -- И тогда я смог бы сказать им правду --
И тог-да они смогли бы услышать правду -- И тогда они согласились бы с правдой -- Господи -- сделай моих врагов боль-ши--ми -- словно мои мечты -- чтобы я мог запустить их в небо как воздушных змеев -- выкрашенных в Чер-ный цвет -- но хватит ли одного цвета -- чтобы изобразить такое тайное племя -- Здесь нужен си-ний -- зеленый -- и -- конечно -- цвет золотой грязи -- и тогда предстанут передо мной мои враги -- неприбранные -- лег-кие -- словно мои мечты о спра-вед-ливости -- Гос-по-ди -- сделай моих врагов каменны-ми -- слов-но мой покой -- Сделай их недвижимыми -- как моя радость -- когда я говорю с тобой -- Сделай их нелепо застывшими на последних минутах пре-ступ--ления -- словно ядовитых змей -- которые не успе-ли разродиться страхом и смертью -- Господи -- сделай моих врагов серыми изваяниями у ворот моего дома -- Сделай их фундаментом моего дома и стенами моего дома -- И я не покину мой дом -- Господи -- сделай моих врагов злыми и бессиль-ными -- словно сны -- которые разлетаются в про-буж--дении -- Которые ниче-го не могут -- которые уми-рают с первыми лучами Солнца -- но которые не могут не быть -- Так пусть будут рабами моих снов -- Господи -- переправь злые дни в Черные ночи забвения -- Перевези предательство и ложь в мни--мый мир предчувствия -- Но не надо ста-раться -- ибо и так ясно -- где рождается ночь и как она попадает в день -- Господи -- сделай моих вра-гов зыбкими -- словно болото -- которое поглощает себя -- шаткими -- словно ходули -- которые идут убивать -- слепыми -- словно сле-пые -- которые успели трижды прозреть и четыре раза закрыть глаза -- осто-рож-ными -- словно преда-тели с вырванными языка-ми -- глухими -- словно воры -- которые залезли в пою-щий сад -- Госпо-ди -- сделай моих врагов Черно-Белыми на Черных и Белых весах без проме-жутка между солнцем и лу-ной -- без различия между волком и соба-кой -- без умысла между рабом и госпо-ди-ном -- без любви и войны между мужчиной и жен-щи-ной -- Но и тогда эти пылкие евнухи не пе-ре--ста-нут самоиз-вергать яд в сторону моих идеалов --
     
   Далее Странник сказал -- К Первоисточнику иду я -- и знаю -- что буду первым -- Вот мотылек взлетел на вершину Пирамиды -- У Пирамиды вечность -- зато у мотылька нет Разума и страха -- Так и я без Разума и страха иду к Первоисточнику и верю -- что первым буду пить из Родника Исти-ны -- Ибо Истина в Пер-воисточнике и у него нет толкования -- Не Первосвя-щенник -- но Перво-ис--точ-ник пусть будет в моем сердце -- Ибо к Пер-во-ис-точ-нику Древнего Египта приносят и будут прино-сить замутненную воду всех вре-мен -- чтобы сравнить и очистить ее от лжи и сом-нений Прошло-го -- Настоящего -- Будущего -- Не Первосвя-щенник -- не Гадатель -- а звездное Небо пусть говорит со мной -- и если скажет Гада-тель -- Эта Звезда для тебя опасна -- Я отвечу -- что вижу на небе другую Звезду -- которая меня спасет -- Ибо не Первосвященник -- не Гадатель -- не опасная Звез-да -- убивают нас -- Мы погибаем из-за отсут-ствия веры в звездное Небо -- Не Перво-священник -- но Первоисточник и звездное Не-бо -- пусть говорят со мной -- И если скажет Перво-свя-щенник -- Мой Бог древнее твоего Учи-теля и мы раньше узнали вкус источника в Егип-те -- Я отвечу -- Не из Первосвя-щенника -- но из Перво-источника я пью воду -- И мой Учитель сказал -- На Пути к Истине каждый будет Первым --
     
   Далее Странник сказал -- Не входи в дом -- пока Солнце освещает мир -- Только на закате Солнца войди в дом и перестань думать о мире -- Но
с пер-выми лучами Солнца выйди из дома и пере-стань думать о доме -- Если солнечный свет прони-кает в дом -- следует выйти из дома -- Если Солнце покидает мир -- следует войти в дом -- ибо дом построен для того -- чтобы отделиться от мира -- но не для того -- чтобы уйти от Солнца -- Дом построен для того -- чтобы уйти от мира -- когда в мире нет Солнца -- Разве виноват день -- разве виновата ночь -- что они породили Разделен-ный Сад -- И если говоришь -- Мало мне сделали добра -- то скажи -- Мало мне сделали и зла -- Ибо каждый достоин большего добра и большего зла -- Так же и Солнца и Тьмы каждый получит столько -- сколько Солнца и Тьмы в мире и в его доме -- И если говоришь -- Мало мне Света -- то соедини свет -- который в мире -- и свет -- кото-рый не проникает в твой дом -- соедини -- и полу-чишь Свет -- который тебе предназначен -- И если гово-ришь -- Много мне Тьмы -- то отдели от тьмы -- ко-то-рая в мире -- тьму -- которая в твоем доме -- когда в мире Свет -- И по-лучишь Тьму -- которая принадлежит только тебе --
  
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего царства -- Золотая колесница летит впе-ред -- одновременно возвращаясь назад -- Тот -- кто управляет Белыми лошадьми -- остается на месте -- Царство проходит через одного -- ибо
в нем духовная власть и тайная нежность -- Но Перелетные Птицы -- улетев от Красной Осени -- возвращаются к Черной Весне -- Все ли птицы уле-те-ли -- Не все -- отвечает действительность -- Все ли птицы вернулись -- Все и еще многие дру-гие -- В итоге предатели приумножи-лись в полете и по-вен-чались с изменниками -- которые не улета-ли -- Его Величество забыл свой Народ -- Его Вели-чество не плачет о Последнем Царстве -- Его Вели-чество занят Перелетными Птицами -- Его Вели-чество строит дом для Перелетных Птиц -- Его Величество разрушает -- Ее Величество забыла свой Народ -- Ее Величество не плачет о Последнем Цар-стве -- Ее Величество рожает измену -- Ее Вели-чество созидает -- Потом Ее Величество отдает своих доче-рей замуж за Перелетных Птиц -- Ее Величество разрушает Египет -- Демонам Духа и Све-та надле-жит испол-нить -- И они исполня-ют -- истребляя Последнее Цар-ство -- Перелетные Птицы раскле-вали пшеницу на полях Египта -- Пе--ре--летные Пти-цы ведут Белых и Черных -- сле-дом за ними ведут Тени мертвых и живых -- Но сами победители -- живы ли они -- Иногда Мерт-вый Народ оставляет Живую Культуру -- и нао-борот -- Живой Народ насаждает Культуру Мертвую --
  
  
  
     
   Далее Странник сказал -- Не ведая ответа -- но будучи частью Золотой колесницы -- шел с Востока на За-пад -- у входа и выхода -- похоронная каме-ра -- в ко-то--рой хранится истина -- поставил по од-ному священ-но-му коту -- презрел поверхностные ответы -- попал в хитрый лабиринт -- оставил себя в лабиринте -- вечные муки -- но сам не ведал ответа -- будучи частью Золотой колесницы -- бил-ся с врагами -- отражая об-ман и угрозы -- направ-лен-ные в его сторону -- призы-вал все благо-уханные силы -- сосновый лес -- солнеч-ный песок -- мор-ской прибой -- запах водорослей -- маленькие дере-вянные мостки -- на волшебном пути познания --
  
   Далее Странник говорил о зеркале детства -- Куда идут вопросы в красно-коричневых масках египет-ских рабов -- Туда -- где стоят ответы в пестрых па-ри-ках египетских фараонов -- Но время -- буду-чи частью Золотой колесницы -- стремительно ле-тит вперед -- и вот уже вопрос становится ответом -- ответ стано-вится вопросом -- неизменна лишь жена фараона -- которая всегда смотрит в зеркало дет-ства -- ибо девочка равновелика женщине -- а жен-щина неизменна --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Пока я жив -- пока я сплю и дышу -- пока я слышу шум Нила -- я часть По-след--него Царства -- Скоро наступит Рассвет -- Мы не ос-та-вим ничего -- кроме Трехгранников -- по внутрен-ним сторонам которых нанесены изо-бра--жения -- понятные только нам -- Кто видел истин-ных Солдат Фараона -- Никто -- Рисунки на гроб-ни-цах -- легкие люди -- летящие в никуда и ниот-куда -- изящные руки -- в которых заостренный бамбук -- тонкие ноги -- в ко-торых танец -- а не война -- это лишь загадка для грядущих времен -- Мы были нежны -- белы -- жен-ственны -- и Черная Африка покорилась нам -- Это правда -- но было и другое -- и об этом не узнает никто --
  
   Далее Странник говорил о ночных убийцах -- кото-рые подожгли храм Осириса -- и бегут из-под огня раз-ру-шения -- Жуткое движение сосредоточено на неболь-шой площади катастрофы -- очерченной не Богом -- а людьми -- движение антибожественной энергии достигает жестокой силы -- Удивляет то -- что сгорает только храм Осириса -- а не весь мир -- ибо пожар -- это всего лишь сигнал для выхода на свет всей анти-божественной нечисти -- которую хранит в себе ад -- Неужели -- говорит Странник -- они сами сотворили себя -- и Божественная мо-раль здесь ни при чем -- И вот они бегут от огня -- в ко--то-ром сжигают не толь-ко глупых акте-ров-жрецов -- но и самих себя -- Не по-то-му ли нравственная смерть человека в его постоян-ном дви-жении -- в желании захватывать -- владеть про-странством -- Божественно небо -- божественно застыл океан -- Антибожественно движение меха-низ-ма огня -- оставленного в храме -- Антибожест-венно дви-же-ние жрецов -- изображающих нелепую жизнь -- которая и без игры фальшива -- Антибо-жест-венно изображать игру игры -- Антибожест-вен-но движение убийц от здания храма -- где оставлена смерть -- Антибожественно движение на спасение -- когда нет спасения для всего антибо-жест-венного движения чело-веческой жизни -- ибо люди давно живут по законам дьявольского меха-низ-ма сгорания -- и давно отделили себя от божест-венной морали --
     
   Далее Странник сказал -- На развалинах Черно-Белого Города стоял единственный живой жи-тель некогда Большого Государства -- Он был безумен -- ибо обращался к мертвым -- Он был мудр -- ибо говорил с мерт-выми -- словно они были живыми -- Он говорил об ужасном -- о Беде своего Народа -- Он говорил о запретном -- о при-чи-нах этой Беды -- которая привела к неизбежной трагедии -- Он говорил -- Пусть Наказание -- которое обрушилось на нас -- слишком велико и несопоставимо с наши-ми грехами -- Но где и когда были уравновешены наши деяния и воздая-ния за них -- Сто деревьев растут в полумраке лица -- но совсем не обяза-тельно -- что на другой половине ли-ца будут свер-кать сто солнечных лу-чей -- Вы говори-те о Вра-гах -- Как они смогли -- как посмели быть такими жестокими -- Вы требуе-те отмщения -- Но Вы не спрашиваете -- почему это произошло -- Зачем они так поступают и будут поступать впредь -- В чем причина Вашей Беды -- Не слишком ли удобно счи-тать своих врагов просто хищными зверьми и говорить -- Мы были во всем лучше их и поэто-му они возненавидели нас -- Не слишком ли над-мен-но отвеча-ете Вы на те испы-тания -- которые послал Сам Бог -- Даже если Враги были жестоки -- Даже если они более ковар-ны чем Вы -- не лучше ли посмотреть на себя и честно сказать -- В чем виновны мы и почему так велика их ненависть к нам -- И увидев что-то опасное в самих себе -- не лучше ли постараться уничтожить свое зло -- а значит и зло своего вра-га -- Но нет -- никто не осознал преду-преж-дающего смысла минув-шей ката-строфы -- По-прежнему многие из Вас прези-рают нравственные законы -- а на увеще-вания лучших своих учите-лей -- отвечают наглым смехом -- заме-шан--ным на ущербном цинизме -- Весь этот нега-тив-ный юмор возвеличивается нашими шута-ми до степени Гени-аль-ности -- А тем немногим -- кто возмущается и говорит правду -- отвечают -- Ты неудачник -- поэтому нам враг -- На самом деле из этих слов следу-ет -- Если ты нам враг -- мы сделаем из тебя неудач-ника -- Ибо ты говоришь горь-кую прав-ду -- а мы привыкли есть сладкую ложь -- Не хватит ли превра-щать трагедию в коме-дию -- Не хватит ли искажать свой дух и свой язык -- Не хватит ли притво-ряться слепыми и глухими -- Тем -- кто много танцует и смеется -- не следует ли вспом-нить -- что Бог любит человека за улыбку -- а не за смех -- Или не знаете Вы -- что слишком веселый Народ обречен на скита-ния -- Но трижды опасна веселость -- за которой скрывается траги-ческий На-род -- Многие скажут -- Нас уже пугали -- а мы по-прежнему танцуем и сме-емся -- Я скажу -- Не от страха ли Ваши песни и танцы -- Но и мрачно-сти я не хочу видеть в Ваших лицах -- ибо Бог лю-бит человека за улыбку -- а не за суро-вость во взгля-де -- Поэтому не стоит забывать нам -- чем древ-нее Народ -- тем суровей его законы -- тем беспощадней его мысли -- С каждым веком холодеет кровь у людей нашего Народа -- как у мудрых рептилий -- Так стоит ли уподобляться хладнокров-ному зверю на дне водоема -- и пугать своей мудро-стью других молодых хищников -- ко-то-рые пришли к водопою жизни -- Не лучше ли поу-читься у них молодо-сти -- Не будем -- как те застигнутые внезапно-стью глупцы -- чтобы не ска-зать себе после -- И тогда пришло солнце и за-тмило тьму -- ибо тысячи лет мы жили во тьме -- и ве-рили -- что живем при Свете -- И вот пришло солнце и мы ослепли от неожиданного Света -- и назва-ли мы солнце тьмой -- ибо наступило за-тме--ние тьмы --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Перед самым началом ката-строфы мне приснился сон -- что у меня есть Черная Египтянка -- Потом у Египтянки родился Черно-Белый сын -- Потом он был очень малень-ким -- слабым -- и Черно-Белым -- Поэтому его избивали Белые дети -- Поэтому его избивали Чер-ные дети -- Потом он вырос и стал сильным -- Но он был Черно-Белым -- и его по-прежнему избива-ли Белые демо-ны -- Его по-прежнему избивали Черные демоны -- Потом он совсем вырос -- и его полюбила Черная женщина -- Потом его полюбила Белая женщина -- Поэтому его убил Черный муж-чина -- Поэтому его убил Белый мужчина -- И я плакал во сне -- целуя раны на его Черно-Белом теле -- Потом я проснулся -- У меня не было Чер-ной Египтянки -- у меня не было Черно-Белого сына -- у меня была Черно-Белая совесть -- И я сказал -- Черных и Белых ожидает самое суровое наказание -- если они будут глумиться над Черно-Белыми детьми -- перед глазами их родите-лей -- ибо все мы по-разному одинаковы --
  
   Далее Странник пересказал скорбные слова Верхов-ного жреца -- Камни -- одни Камни и ничего боль-ше -- кроме летящих навстречу Камней -- Если Камни не летят в лицо -- то почти всегда встают перед нами каменные стены -- и это все те же Кам-ни -- нелегко жить в мире Камней -- где мрачная Слава преступ-ников -- измеряется фаль-ши-вой Свя-щенностью Кам-ней -- которые они разру-шают -- Чем древней Кам-ни -- тем изба-вительней лживая тайна -- тем значи-тель-ней мни-мая вера -- Один Ка-мень убивает -- другой Камень умирает -- Вот и каменная стена -- Один Камень верит -- другой Камень лжет -- Вот и Камен-ный Храм -- Один Камень -- насилие -- другой Камень -- бессилие -- Вот и каменный Мир -- Камни -- Кам-ни -- одни Камни -- как нельзя лучше приспособ-ленные друг к другу -- Измена Гармонии -- измена Вселен-ной -- одна и та же болезнь -- изначально зало-жен-ная в сердцевину яблока -- которое мы назы-ва-ем здравым смыслом -- Причины болезни -- раздвоение Гармонии -- рассечение всего сущего надвое -- В ре-зуль-тате затронута Истина -- ибо на--сто-ящее недели-мо -- истина и есть отсутствие лю-бо-го разделения -- где начинается разделение -- там появляется добро и зло и между ними изме-на -- Все живое разделено внутри самого себя -- В любом единстве таится разде-ление -- Поэтому не может один прокаженный выле-чить другого про-ка-женного -- Поэтому не может один разделенный ответить другому разделенному -- в чем истина -- ибо нельзя исправить того -- что искажено в самом начале -- Кто приравнял убийцу к жертве -- и как бы насмехаясь над всем живым сделал их почти двойниками с похожими лицами и говорящими на одном языке -- Кто поселил в нашем Мире Правду и Ложь -- а не забросил их на разные Звезды -- Кому было угодно повенчать бессилие с насилием -- а после долго смеяться и плакать на этой крова-вой свадьбе -- Кто этот смелый каменщик -- который посмел разде-лить надвое великую Гармо-нию Вселенной и сделал нашу Жизнь настолько нескучной -- что мы даже поверили в свою живую исключительность -- забы-вая о громадном про-стран-стве вокруг -- которое было -- есть и будет --
     
   Далее Странник сказал -- Наступило счастливое вре-мя -- когда расстояние между мной и каменным тупиком стало столь незначительным -- что между нами может проползти только змея послед-ней на-деж--ды -- Господи -- избавь меня от этого нелепого про-стран-ства -- лживой иллюзии -- пус-то-го мечта-ния -- и отчаянного желания верить в справедли-вость -- из-бавь меня от непреодолимого промежутка бессмыслен-ной веры -- между правдой и обманом -- между любовью и изменой -- между бессилием и насилием -- ибо эта тонкая полоска света может лишь одно -- неумолимо сужаться в сторону камен-ного тупика -- Поэтому избавь меня от этой мнимой границы между моим лицом и каменной жизнью -- Господи -- разбей мои глаза о камни -- прижми мою душу к холоду разде-ленного мира -- и быть может -- я пойду дальше --
  
   Земное -- Земное -- сказал Странник и посмотрел на Небо -- О Земном думаю я -- но смотрю на Не--бо -- ибо надеюсь -- что Небо поможет в Земном -- Но Небо не видит Земли -- Какое дело Небу -- что я не могу жить на Земле -- но думаю о Земном -- Скучно мне на Земле -- но не вижу Неба -- а только обращаюсь к Небу с молит-вой о Земле -- Скучно мне на Земле -- но верю не в Небо -- а в лучшую Землю -- потому и бессилен я на Земле -- Зачем обращаюсь к Небу -- если не жажду Неба -- если не знаю тайн облаков и звезд -- Не могу уснуть -- все думаю -- что скажет Земля о прошедшем дне -- ибо не вижу Неба -- а только обращаюсь к Небу с молитвой о Земле -- Разор-вался я в Земных временах -- стыдно мне за Прош-лое -- не уверен в Настоящем -- страшусь Будущего -- и не жажду Неба -- Слишком Земная тоска связа-ла между собой -- слепую Душу и тяжелое Тело --
     
   Далее Странник сказал -- Нет ничего обнажен-ней -- чем закрытый город -- Каменные стены совершенно голы -- Стражники у городских ворот совершенно открыты -- Словно город замкнут толь--ко для того -- чтобы в него сумела проникнуть лю-бая зараза -- Словно каменные стены непри-ступны только для того -- чтобы их разрушить -- Словно стражники суровы только для того -- чтобы их запу-гать -- Возмущенный несправедли-во-стью вхожу я в Разделенный град -- повторяя как молит-ву -- Утрата одной любви -- ведет к обрете-нию другой влюбленности -- Но Разделенный го-род закрыт и открыт одновременно -- Но вся любовь -- это всего лишь одно Большое дерево со мно-жеством непредсказуемо изогнутых ветвей с листьями и без них --
  
   Далее Странник сказал -- Вот видишь -- наступила ночь -- а ведь был день -- и казалось -- он не прой-дет никогда -- Пройдет день -- пройдет и ночь -- Но я хочу -- чтобы у тебя был Новый день и была Новая ночь -- Бойся привыкать -- чтобы не сказать -- Хочу -- чтобы не кончался любимый день -- хочу -- что-бы длилась любимая ночь -- ибо если ты полю-бишь один день и одну ночь -- они никогда не по-лю-бят тебя -- Пусть прекратится любимый день -- Пусть прекратится любимая ночь -- Все они предатели -- хотя бы потому -- что ограничены во времени -- Зачем требовать вечной любви у то-го -- кто обречен на скорое исчезновение -- Разве виноват день -- разве виновата ночь -- если они не могут жить больше дня и больше ночи -- не про-длевай агонию бессильных -- не оживляй уми-ра-ющий свет -- не мучай -- не останавливай уходя-щих -- не проси их остаться с тобой -- ибо они дав-но мертвы и пусты и никогда не воскреснут вновь -- Пусть узнает день -- пусть узнает ночь -- что они любимы тобой -- Но только на время дня -- и только на время ночи --
  
     
   Далее Странник сказал -- Всякая одежда -- подобна лжи -- подобна обману -- Всякое отражение
в зер-кале -- подобно смерти -- подобно палачу в собственном образе -- Или я разобью зеркало -- или мое отражение убьет меня -- Всякое повторение подобно преступлению -- Всякое повторение убива-ет истину -- Так думал Странник -- глядя
в молодой колодец -- совсем недавно вырытый
в пустыне -- Пока из глубины колодца не стало подниматься его собственное отражение -- мед-ленно повторяя слова -- Я думаю иначе -- Прости меня -- Господи -- сказал Странник -- что я во-время не постиг чистоты Первоисточника -- Про-сти -- что отравился ядом безумного сомне-ния -- Спасибо тебе -- что в дни тяжких испыта-ний -- когда во всем мире не осталось никого -- кто бы услышал меня -- Ты не оставил меня в полном одиночестве -- но позволил мне отразиться в чистой воде твоего колодца -- Спасибо -- что не остановил меня на границе Жизни -- но позволил мне отра-зиться в лице созданного тобой Мира -- Спасибо тебе -- что я не один и рядом со мной мое отраже-ние -- ибо все мы -- пусть и в ничтожной степени -- твои отражения -- Господи --
  
   Далее Странник сказал -- Нет голоса -- не способ-ного крикнуть хотя бы внутри собственного тела -- Но есть только одна Душа в целом мире -- кото-рая способна услышать этот Крик --
  
     
   Далее Странник сказал -- Вот опять мой голос стал слышать Голоса других людей -- Голосом слышу я -- и тем больший обман вбираю в себя -- ибо мой Голос начинает говорить чужими голосами -- Долго взбирался я на свою Вершину -- и вот теперь -- когда осталось совсем немного -- чтобы преодолеть заветную Высоту -- снова лживые Голо-са настигли меня и убили мой язык -- Голосом слышу я -- ибо потерял свой Голос -- Разве виноват мой слух -- разве виноваты мои глаза -- что Голосом слышу и вижу то -- что только для глаз и ушей -- Разве неизвестно мне -- что не должно быть места в душе для чужих Голосов -- ибо всякий чужой Голос -- ложь -- Не потому ли рады предавшие меня -- что стал я справедлив к чужим Голосам -- и снова забыл свою Песню -- Слушай -- слушай чужое пение -- говорит мне сомнение -- Слушай чужой Голос -- предавай себя -- изменяй со мной -- как я изменяю тебе с другими -- Как хорошо они поют -- говорю я -- Как хорошо -- что ты услышал -- говорит сомнение -- Полюби чужое пение и ты полюбишь весь Разделенный мир -- Полюби чужое пение и ты -- как все -- полюбишь меня -- разделенного для всех -- Но не люблю я чужого пения -- И снова слышу мой неразделенный Голос -- Я не знаю чужих Голосов -- говорит он -- Я никогда не назову тебя чужим -- отвечаю я -- И продолжаю свой путь --
  
   Далее Странник пересказал слова ученика -- кото-рый однажды отказался от него -- И снова встретил его в Пустыне -- Долго я искал тебя -- Учитель -- Но если я шел на Запад -- ты был на Востоке -- Если я шел на Восток -- ты был на Западе -- ибо я шел не к тебе -- а против тебя -- Никогда я не любил тебя -- а ты любил -- Никогда я не знал тебя -- а ты знал -- Никогда я не верил в тебя -- а ты верил -- Но когда я покинул тебя -- прошло время -- и выпил я до дна все откровения из колод-ца -- который ты вырыл в Пустыне -- И стал я -- словно Пустыня в Пустыне -- И завыл я среди песка и людей -- которые были подобны песку -- И стало мне душно -- И возненавидел я тебя -- забыв -- что не ты оставил меня -- Но я предал тебя -- потому что ты один -- а я предпочел множе-ство -- И вот кружусь я во множестве безразличных песчинок -- похожих одна на другую -- Как быстро иссякли капли твоей любви -- И напрасно надеялся я -- что -- взяв у тебя живую воду -- буду неза-висим и никогда не умру от жажды -- Зачем ты пришел -- учитель -- Зачем родниковый источник -- песчаному множеству -- Но знал ты -- что я только песчинка -- совершенно такая же -- как любая другая -- и мной управляют жестокие ветры -- А те-перь прощай -- Я пойду искать тебя на Во-стоке -- а ты иди на Запад -- и никого не ищи -- ибо нигде -- никого -- нет --
     
   О какой справедливости можно говорить в этом цар-стве -- сказал Странник -- выходя из ворот Го-рода -- Если любимый говорит любимой -- Я занят делом -- встретимся завтра -- Встретимся вчера -- отвечает любимая -- ибо настоящее бывает только сегодня -- О какой гармонии можно гово-рить -- когда возлюбленная не может любить всегда -- а только тогда -- когда наступает время встречи -- Какая это любовь -- если она зависит от времени -- Если это жизнь -- то почему любовь не сильнее жизни -- Какая это любовь -- если возлюб-ленная под колесами Золотой колесницы -- а люби-мый правит этой колесницей и в пролетающем мимо мире не видит ничего -- кроме великой цели -- Какая это любовь -- если она не сильней любой цели -- Какая это любовь -- если умирающий не встает с постели и не падает в объятья любимой -- даже если он уже мертв -- ибо если пришла смерть -- то почему любовь не сильней смерти -- Какая это любовь -- спрашиваю я и отвечаю -- Это любовь Города -- окруженная стеной -- огражденная зако-на-ми общей жизни -- Какая это любовь -- это любовь -- стремление всех ко всем -- Какая это любовь -- это любовь -- ненависть всего ко все-му -- Не дайте погибнуть Последнему Царству люб-ви -- И вы не увидите своего жалкого подо-бия -- И вам не придется бросать камни в отраже-ние очередной лжи --
  
   Благословляю лай ночных -- свободных собак -- сказал Странник -- готовясь ко сну у Городских ворот -- Вот и наступила ночь -- И раб своего Господина -- покинул своего Господина -- Но раб своей любви -- не оставил свою любимую -- ибо он не раб своей любимой -- он раб своей любви --
     
   Далее Странник сказал -- Господи -- сделай мой голос криком замурованной улитки -- и я скажу -- Этот крик не услышит никто -- кроме Бога -- Я знаю -- скоро наступит время -- и ворота всех городов будут закрыты для моих слов -- Уже сейчас мне приходится говорить с Пустыней -- а не
с людь-ми -- Но и Пустыня не слушает мой голос -- Господи -- пусть моя душа уползет в раковину -- чтобы я не мог сказать -- Слишком много дорог открывается человеку при выходе из ворот Горо-да -- Но невозможно идти по двум сторонам дороги одновременно -- Невозможно идти на-встречу само-му себе -- а жаль -- ведь так можно избежать обмана -- И если скажет любимый люби-мой -- Я вывел тебя из рабства -- это значит он сказал -- Я вывел тебя из одного рабства и привел тебя в другое рабство -- Слишком много соблазна шумит в неве-домых деревьях по краям наших дорог -- и в это время -- не умея найти верный путь -- мы выбираем опасное множество -- С этого дня от нас отдаляется главное -- и мы поклоняемся второсте-пенному -- Господи -- сделай мой голос криком замурованной улитки -- чтобы я мог не говорить о людях -- до-стоинства которых стерлись во време-ни -- как изо-бра-жения славы и величия на древних монетах -- чтобы я не мог сказать -- Слепые глаза изобразил слепой чеканщик -- Вовремя -- на время и навеки мы убиваем самих себя -- Чтобы я не мог спросить -- Верно ли -- Господи -- что место траге-дии имеет большее значение -- чем сам убитый -- Верно ли -- что если прах убитого перевезти в дру-гое место -- сущность злодейства и мученичества все равно останется на прежнем месте -- а переве-зенные ос-тан-ки будут всегда вызывать трагическое сомнение и недостойный многозначный интерес проходящих мимо -- Господи -- убей мой голос -- чтобы я не мог сказать -- Но была ли война -- была ли честная битва -- в которой каждый из про-тив-ников мог бы на равных условиях проиграть или победить -- Или мы пожинаем лишь результаты прошлых войн -- тех войн -- где наши мягкосер-дечные отцы бес-поворотно проиграли жестоким отцам нынешних победителей -- Поздно -- слиш-ком поздно мы вы-хо-дим из тумана -- К несча-стью -- все -- что мы можем увидеть -- остается там -- позади -- в лучах прошлого дня -- Но это не значит -- что мы должны быть безразличны к свету сегодняшней ночи -- ибо если дано предназначе-ние -- будет дано и время -- Зачем изменять -- если можно отказаться -- Зачем лгать -- когда можно уйти -- Если нельзя отказаться -- не надо изменять -- Если нельзя уйти -- не надо лгать -- Господи -- сделай мой голос криком замурованной улитки -- то есть дай мне полную свободу голоса -- ибо невысказанный не-воз-можный звук обязательно достигает неба -- и если скажут -- предчувствие сбылось -- я знаю -- это было не предчувствие -- а большое -- мучи-тель-ное -- почти невозможное желание быть услы-шан-ным -- которое обязательно переходит в свер-шение -- и уже потом мы го--ворим -- что это было предчувствие -- которое сбылось --
  
   Далее Странник сказал -- Притих цветной -- как шкура тигра -- сад -- Здесь на ухоженной -- возле-ле-янной прагматиками земле -- можно поса-дить только два дерева -- Первое дерево будет приносить плоды по ходу своего роста -- это будет урожай необходимости -- таким сбором можно обеспечить покой и поддержать собственное тело -- Второе дерево не будет плодоносить сразу -- но принесет славный урожай -- который не успеет собрать са-дов--ник сегодняшнего дня -- Но этот сбор обеспечит ему Вечную память тех -- кто соберет плоды пос-ле -- Но ни садовник сегодняшнего дня -- но ни садовник будущей славы -- не сравнятся с Садов-ником Грядущего Сада -- ибо уже посажено неч-то -- но оно никогда не даст урожая в саду -- где растут хотя бы два дерева --
     
   Однажды спросил Странник -- Уже который раз я возвращаюсь из Пустыни -- а ты все так же оди-нок -- Ты всегда у ворот Города -- и не поймешь -- ты входишь в Город -- или выходишь из него -- Я ответил -- Скажи -- Странник -- можно ли назвать Пустыню смертью -- а Город жизнью -- Странник сказал -- Если человек умер в песках -- Пустыня -- смерть -- Если человек вошел в Город
и напился воды -- то Город -- жизнь -- Тогда я спро-сил -- Но можно ли назвать Пустыню смертью -- а Го-род жизнью -- если человек -- умирая в Пу-сты-не -- остался жив -- пришел в Город -- напился отравленной воды и умер -- Нет -- ответил Стран-ник -- если человек напился отравы в Городе и умер -- то Город -- смерть -- Если человек при-шел из Пустыни живым -- то Пустыня -- жизнь -- Тогда я сказал -- Вот почему я всегда у ворот Города -- И ты не можешь понять -- вхожу ли я в Город или выхожу из него -- ибо я не знаю -- где смерть -- а где жизнь -- где добро -- а где зло -- где любовь -- а где измена -- где слава -- а где забвение -- в Го-ро-де или в Пустыне -- в Пустыне или в Городе -- И поэтому я выбираю Свободу Исчезновения --
  
   Далее Странник говорил о караване -- входящем в Город -- Странник знает -- что всякий караван для одних счастье -- для других -- несчастье -- Вся-кий Город на пути каравана приносит одним из каравана счастье -- другим несчастье -- ибо всякий караван делится на счастье и несчастье -- как и всякий Город поделен так же -- И всякая правда подобна лжи -- ибо правда и ложь также делятся на счастье и несчастье -- Счастье одним и несчастье другим -- И может быть -- правы праг-матики -- которые живут -- не заглядывая далеко вперед и совер-шенно не глядя назад -- ибо впереди счастье для них -- а позади -- несчастье для других -- И сколько раз его -- Странника -- убеждала жизнь -- прав тот -- кто ищет счастье лишь для се-бя -- и смешон тот -- кто думает о несчастье других -- Но всякий раз караван входил в Город -- и наступало грозное равновесие -- ибо с самого начала сотворения все мы по-разному одинаковы и равны перед Богом -- И не может быть один здоровым -- а другой боль-ным -- и не может быть один счастливым -- а другой несчастным -- ибо все мы по-разному одинаковы --
     
   Змей запущен -- сказал Странник -- но куда он полетит -- этого не знает никто -- Управлять поле-том змея не наше право -- Это за пределами наших желаний -- Бумажный змей словно выскользнул из того единственного сна -- который посылает судьба в нашу чудовищную жизнь -- Но что хочет сказать змей -- когда он улетает прочь -- Змей говорит -- Не слишком копайте тайны своих люби-мых -- Как бы вам не наткнуться на собственный скелет --
  
   Далее Странник сказал -- Чем дальше уходят в прош--лое наши заблуждения -- тем больше напо-минают они истинную правду -- ибо у нас уже нет времени возвратиться так далеко назад -- чтобы развенчать самые прекрасные иллюзии -- может быть -- это единственное -- что остается для нас до конца неразрушенным -- в совершенно разде-ленном мире -- Поэтому не будем уподобляться человеку -- который надменно осуждал пороки всего человечества -- пока в его дом не пришли чужие люди -- и не разрушили его Веру -- любовь и покой --
     
   Далее Странник сказал -- Я не ветер -- чтобы раскачивать нижние ветви -- в надежде -- что когда-нибудь отзовутся дальние -- Надолго ли я приведу в движение то -- что мне недоступно изначально -- Чуть-чуть пошумят листья и снова замолкнут -- Другое дело ветер -- прилетит -- и задрожат все ветви одновременно от корней до кроны -- ибо есть Поэзия -- и она свет -- Свет создан Богом -- И только один Всевышний мог бы назвать себя Поэтом -- Есть стихотворцы -- И есть Певцы -- Первые пусть говорят что хотят -- Но Певцу не следует называть себя поэтом -- Ибо нет поэ-тов -- но есть Поэзия и она от Бога -- Есть Разде-лен-ный Сад -- но нет народов -- наций и племен -- Есть Черные и Белые -- и между ними Черно-Белая война -- Поэтому заклинаю тебя -- не жди любви от выращенных тобой цветов -- Ибо вся твоя неж-ность останется с тобой -- а не с цветами -- Только цветы -- которые сами выросли для тебя -- на неведомой тебе почве -- способны любить верно и не-со-крушимо -- Поэтому заклинаю тебя -- ска-жи -- Есть Поэзия и она от Бога -- чтобы не приш-лось признать -- вот и мы ходим по пустынным по-лям -- и попираем ногами Землю -- на которой еще недавно расцветали сады наших мечтаний -- Ибо что значат Сады -- Горы -- Море -- если они покинуты Светом -- Поэтому никогда не говори -- Люблю Город или люблю Пустыню -- Что Город -- если в нем нет света -- Что Пустыня -- если она лежит в темноте -- Что весь Разделенный мир -- если в нем нет Поэзии --
  
   Далее Странник сказал -- Если твоя Правая рука спрашивает у твоей Левой руки -- можно ли ей взять Левую руку -- Это значит -- ты не любишь себя -- Если твоя любимая спрашивает у тебя -- можно ли ей поцеловать твою Левую или Правую руку -- Это значит -- она не любит тебя -- Это зна-чит -- вы не стали одним целым -- Вы по-прежнему разде-лены -- ибо только один человек может предстать перед Богом -- Только один -- пусть и грешен -- но чист по сути -- Два человека -- как бы они ни любили друг друга -- несут явный или скрытый обман -- Всякое сближение одного с другим по меньшей мере многозначно -- Всякое движение к достижению чего-либо преступно -- ибо всякое движение в конечном счете означает власть одного над другим -- И это один из позорных законов Разделенного мира -- Если один Преступ-ник -- при-дя на похороны другого Преступника -- скажет -- Тот -- кто умер -- был свят -- Это значит -- что за его спиной стоит третий Преступник -- а за третьим -- четвертый -- и все они по-своему святы -- Ибо одно убийство влюблено в другое убийство -- Ибо один обман влюблен в другой обман -- И это один из позорных законов Разде-лен-ного мира -- Если один влюбленный откажется от своей любимой -- И возлюбленная откажется от своей любви -- С ними ничего не случится -- Их просто не бу-дет -- как и не было вовсе -- Или Вы не видели -- как мертвые или пьяные -- когда с них срывают одежду -- становятся совершенно плоскими -- слов-но переходят в иное измерение -- теряя духов-ный и физический объем -- Остается нечто тре-тье -- нерушимое -- изначально обречен-ное на одинокое торжество в опустошенном саду -- Это любовь -- ибо она неделима -- даже в совер-шенно Разделенном мире --
     
   Далее Странник сказал -- Золотая колесница летит вперед -- оставаясь на месте -- Тот -- кто искал Веру и Любовь в составе мнимой мозаики -- ничего не нашел в собранных вместе осколках -- Но и тот -- кто увидел Веру и Любовь в целом -- неразбитом зеркале -- увидел Веру и Любовь в последний раз -- ибо зеркало разбилось -- Зеркало должно было разбиться и разлететься на множество осколков -- ибо целое и осколки -- одно и то же в замкнутом мире -- Поэтому Золотая колесница летит вперед -- оставаясь на месте --
  
   Далее Странник говорил о том -- что он не сожалел бы о встрече -- которая не состоялась -- если бы эта встреча была только повторением первого сви-да-ния -- Но Странник глубоко уверен -- что эта встреча могла бы стать новой и невероятной -- Он -- Странник -- думает все время о каком-то поте-рянном в памяти сне -- который иногда возвра-щается в сознание неясными фрагментами -- Они близки Страннику -- но он не может передать свои мысли никому -- ибо для него самого есть только сильное чувство веры в некую тайну -- которая не может -- а главное -- не должна быть раскрыта -- И вот -- пока тайна не объяснена -- для Странника не потеряна любовь к жизни -- В этом -- он неза-висим --
     
   Однажды близкая женщина подошла к Страннику и спросила -- Что может любовь -- Он ответил -- Долго -- очень долго я шел через Пустыню к тебе -- моя любимая -- И я устал видеть чужое небо -- И я устал вдыхать запах чужих женщин -- И вот я снова с тобой -- И я хочу сказать тебе -- что может любовь -- Любовь может одновременно видеть и не видеть то -- что есть -- и то -- чего нет -- И вот я вижу следы чужой радости на твоем теле -- И вот я слышу чужой голос в твоем голосе -- Но разве это чужая радость -- Она твоя -- Но разве это чужой голос -- Он твой -- Но разве это чужое дыхание -- Оно твое -- И я отвечаю тебе -- вот -- что может любовь -- Любовь не знает чужого в любимом человеке -- Поэтому не клянись своим телом -- что оно не было с чужим телом -- Поэтому не клянись своей душой -- что она не была с чужой душой -- Что клясться чужим те-лом -- если оно уже распято -- Что клясться чужой душой -- когда она уже предана -- Или ты не знаешь -- что ничего нельзя скрыть или утаить -- когда одно обнаженное тело припадает к друго-му обнаженному телу -- когда одна обнаженная боль -- приникает к другой обна-женной боли --
  
   Если бы я был садовником -- сказал Странник -- я бы не стал выращивать слишком красивые цве-ты -- я не стал бы поить их слишком чистой во-дой -- ибо я не хочу обрекать их на страдание -- которое неизбежно ожидает их в нашей жизни -- ибо -- как люди -- цветы лишены благодарной памя-ти -- они ничего не помнят о садовнике вче-раш-него дня -- В цветах -- как в людях -- рождается лишь привычка к прекрасному -- И если я садов-ник сегодняшнего дня -- не принесу им родниковой воды -- И если я садовник сегодняшней ночи -- буду не так внимателен к моим цветам -- они возне-навидят меня -- совершенно забыв -- что я был садовником вчерашнего дня и вчерашней ночи --
     
   Однажды Черно-Белая Египтянка -- велела Садов-нику Грядущего Сада узнать тайные речи деревьев вчерашнего дня -- чтобы научиться свободному исчезновению -- Тот выполнил приказ -- и выса-дил возле старых деревьев молодые -- придав по-след--ним образы благоговейного внимания и послу-ша-ния -- И вот -- не раскачивая плоды фантазии -- на ветвях воображения они услышали правду -- Помни о божественной власти Садовника Гряду-щего Сада -- ибо власть любого Садовника свя-щенна -- Но есть все же непреодолимое жела-ние некоторых деревьев вырваться из-под контроля некоторых Садовников -- чтобы обнажить корни перед другими Садовниками -- Кто знает -- может быть -- это жажда независимости или странное желание повенчать страх с любовью -- а соблазн мучи-тельным образом сблизить с ревностью -- двойное сознание -- Услышав это -- Черно-Белая Египтянка признала -- что слабая оболочка слепого доверия к любимым деревьям стала рассеиваться -- полетели вниз листья мнимого величия -- Наступил осенний безразличный покой -- Но она еще раз обернулась -- Прошлое не дымилось -- не развали-лось -- Его просто не было -- Воздух стал совер-шенно чистым -- И вдруг кто-то сказал -- Легко ли тебе одной жить в таком прозрачном Царстве --
  
   Далее Странник сказал Черно-Белой женщине -- Не клянись в верности -- ибо я ухожу в Пустыню -- Еще новый караван не успеет войти в Город -- а ты уже будешь с другим -- Мне все равно -- с кем ты будешь -- с горшечником -- сапожником -- страж-ни-ком или со всеми вместе -- Скорее всего -- с тем -- кто будет стоять ближе -- Ведь даже в на-шем саду совершенно различные между собой расте-ния склон--ны обвивать друг друга -- если находятся по-бли-зости -- А чем мы лучше цветов --
     
   Далее Странник говорил -- У жизни есть только один враг -- смерть -- У любви есть только один враг -- и тут Странник умолк -- Через мгновение он с трудом сказал -- У любви только один враг -- весь мир -- Странник убежден -- что весь мир как-будто специально устроен только для того -- чтобы убивать любовь -- Не прикасайтесь к миру -- если вы любите -- говорит Странник -- Не прикасайтесь к любви -- если вы живете в мире -- говорит жизнь -- Прикасайтесь к любви и миру -- убеждает Бог -- И мы поступаем согласно его воле --
  
   Далее Странник говорил о женщине и о золоте -- Золото можно украсть -- Всем своим блеском оно говорит -- возьми меня -- Женщина сама идет навстречу вору -- Женщина крадет самого вора -- обворовав при этом своего прежнего господина -- который сам крадет золото -- И все же кто госпо-дин -- кто раб -- женщина -- мужчина или золо-то -- Все по-разному одинаковы -- говорит Стран-ник -- ибо одинакова природа всех вещей -- живых или мертвых -- Все мы бесконечный песок на Черных и Белых весах жизни и смерти -- Поэ-тому мужчин будет столько -- сколько женщин -- а жен-щин будет всегда столько -- сколько золота -- Не бойтесь мертвых -- есть живые -- Не бойтесь живых -- есть мертвые -- Не бойтесь Черных -- есть Белые -- Не бойтесь Белых -- есть Черные -- Не бойтесь чужих -- есть свои -- Не бойтесь сво-их -- есть чужие --
     
   Далее Странник говорил о голосе своей люби-мой -- о голосе -- который восхищал и возмущал Странни-ка -- о голосе -- который горел -- как большой любовный маяк -- призывающий все ко-рабли -- плывущие из открытого океана -- И Стран-ник признал -- что отобрать у всех остальных людей голос любимой так же невозможно -- как спрятать маяк от плывущих к нему кораблей --
  
   Далее Странник сказал -- что каждый входящий в Город прежде всего идет к источнику и смывает с лица маску из песка и солнца -- Странник пола-гает -- что лицо -- омытое холодной чистой во-дой -- это тоже маска умиротворения и отдыха -- Где же истинное лицо человека -- где первозданный образ -- подаренный человеку Богом -- Может быть -- Бог не дарил нам вечного лица в этом ми-ре -- а дал нам только разные маски на все случаи жизни -- Но тогда -- думает Странник -- в какой маске предстанет лицо человека перед Страшным судом --
     
   Однажды спросил Странник -- Скажи -- учи-тель -- когда ты обнимаешь истину -- то берешь в руки пространство ее любви или это ваше общее про-странство -- Я ответил -- Даже если истина окажет-ся в таком промежутке -- откуда не убежать -- где нет входа и выхода -- то все равно ей следует задать вопрос -- Как ты сюда попала -- На что истина всегда ответит вопросом -- Как отсюда выйти --
  
   Далее Странник сказал -- Мне никогда не догнать любимой -- ни телом -- ни душой -- ни мыслями на красивом папирусе -- Все -- что я могу -- это толь-ко приблизиться к исчезающей в темноте фигу-ре -- Непреодолимое желание быть всегда рядом -- совершенно бесполезно -- ибо исполнение этого жела-ния означает крушение Предназначения -- Я могу лишь попросить Белую женщину научиться владеть своим голосом -- ибо интонация -- коро-лева Любви --
     
   Далее Странник сказал -- Слышу -- как предает ме-ня тишина -- Убийственны и беспощадны слова молчания -- Еще один день умер -- так и не успев ничего сказать -- Прощай -- убитый день -- Про-щай -- часть моей жизни -- наступает вечер -- Ты -- день -- умрешь -- измученный пустотой -- Я усну в бес-смысленном ожидании Звука --
  
   Далее Странник сказал -- Тому -- кто всю жизнь наси-ловал Измену -- нечем оправдаться перед вратами Ада -- ибо за насилием стоит только Лю-бовь -- А за Изменой всегда стоит Свобода -- Ско-рей Измена перегрызет руки Насилию -- Ско-рей Свобода вырвет сердце из тела Любви --
     
   Далее Странник говорил о больших китах и безмер-ном океане -- О матросах -- сбрасывающих грязь и кровь с палубы китобойного корабля в волны все--мирного одиночества -- О гибели любви между берегом и океаном -- И о мучительном сне -- кото-рый до сих пор идет смертельными кругами с места катастрофы --
  
   Сегодня -- сказал Странник -- Я оказался на склоне Города -- Как-то внезапно почувствовали ноги и увидели глаза некоторую покатость на городской площади -- легкое скольжение в сторону грядущей неизвестности -- Я удержался и стремительно по-шел в сторону подъема -- На самом деле площадь была безнадежно ровна -- И -- пожалуй -- даже немного прогнулась под тяжестью нелепой необхо-димо-сти -- Поэтому -- как ни старался я подняться вверх -- Земля под ногами становилась все круче и я возвращался к склону Города -- к склону жиз-ни -- Прав ли тот -- кто переступил границы мни-мо-го величия -- за которыми обрел сомнитель-ную независимость от общественного признания -- Прав ли тот -- кто сделал это только для того -- чтобы подойти ближе к той черте -- на пути к кото-рой совершил ровно столько Зла -- сколько Зла причинили и ему самому -- Прав ли тот -- кто называет эту черту самым большим Злом -- ибо кто-то провел ее перед ним -- преграждая путь к Свободе Исчезновения -- Прав ли тот -- кто считает -- что за этой чертой начинается истинная независимость -- а не склон Города с безразличием к самой жизни --
     
   -- Вечер -- меняется Свет на Земле -- сказал Стран-ник -- Я устал и переночую у Городских ворот -- Возможно мне приснится мучительный сад -- цветущий на песчаной Земле -- ибо есть в ночи откровение -- когда сомнение и надежда сплетают звездные лучи -- Возможно -- я увижу -- как боль увядает на желтом песке и в блаженном глотке алеют губы невозможной мечты -- Возможно -- я подчинюсь миражу -- но моя тень войдет в ре---альность --
  
   Далее Странник сказал -- Пусто -- тихо на Город-ской площади -- Появился Свет Луны -- Он -- то ли желт -- то ли красен -- В нем обнажается молчание -- мерцая сквозь бледный шелк вечернего миража -- Счастлив -- кто может сказать -- Я при-го-товил тишину в давно знакомом переулке -- И с той поры -- когда хочу -- могу взглянуть в окна тай-ны --
     
   Далее Странник сказал -- Когда я выхожу из Города -- где жил в Празднике возле шума -- и завер-нувшись в Плащ Полуответа -- пропускаю обратно время -- и произношу слова -- ведущие назад -- мне становятся ясны образы прошлого в будущем свете -- Возможно -- моя вина в том -- что я стою у входа в иные времена -- и прошу у Темноты Света -- доверяя Свет Темноте -- ибо новизна есть и в тем--ноте -- Возможно -- я иду за Всеобщей Тенью из тысяч собственных теней -- Возможно -- я так устал -- что хочется летать -- И я словно нахожусь в жизни -- где только одна ночь среди бесконечных дней -- Но вот наступает и ночь и тяжела Свобода Зрения -- И трудно не опускать глаза -- Пусть неве-дома -- невидима новизна -- но очевиден страх за Городом -- за каменной стеной -- где тускло начи-нается Пустыня --
  
   Далее Странник сказал -- Разве я не должен идти за собой следом -- Если я ухожу от Себя -- Если Тайна уходит от меня -- А я живу в Тайне -- Ему ответили -- Не ходи далеко от себя -- Не бросай себя -- Научись закрывать глаза -- Не смотри впе-ред -- Не смотри назад -- Не уходи слишком далеко от себя -- чтобы не сказать себе -- Я раб любви -- Я раб вина -- Я раб денег -- Я раб страха --
     
   -- Орнаменты всегда скрывают лица -- сказал Странник -- и посмотрел на Черно-Белый ковер -- который совсем недавно развернули на город-ской площади -- Но какие лица можно увидеть под ногами суетных прохожих -- Затоптанные -- стер-тые -- униженные -- ответили ему -- поэтому они и скрыты в орнаменте Жизни --
  
   Однажды спросил Странник -- Кто этот человек в Черно-Белой одежде -- Ему ответили -- Он князь любого языка -- Он постиг живую беспред-метность -- перешел границу -- где главенствует Свобода зрения -- Он начинается везде -- Он верует и ищет сходство -- Как устал этот человек -- сказал Странник -- Не для него ли Господь приготовил тишину --
     
   Откуда этот человек -- спросил Странник -- выходя из ворот Города -- Ему ответили -- Он пришел из мира наскальных изображений -- Он вырвался из воображения неизвестного человека -- Ибо люди -- будучи известными -- все равно рано или поздно становятся безвестными -- Холодно стало в Пусты-не -- сказал Странник -- И не стало холода и не стало Пустыни -- нечем заменить холод -- нечем заменить Пустыню -- Ибо повенчались холод и Пу-стыня -- и жаждут одновременно -- жаждет холод -- страдая от Пустыни -- жаждет Пустыня -- страдая от холода -- И ничего не жаждет стоящий между ними наскальный рисунок -- изображенный рукой неизвестного человека --
  
   Далее Странник сказал -- Недавно вдоль стен ноч-ного Города пронеслась тень наглого человека -- Очевидно -- наглец потерял рассудок -- Возможно -- перепутал Луну и Солнце -- Но его копыта гром-ко стучали в двери домов -- Его когти жестоко цара-пали железные крыши -- Его рассеченный надвое язык настойчиво требовал ответа у спящих людей -- Но повсюду его встречало великолепное молча-ние -- Почему ночью мы мудрее -- чем днем -- Почему только ночью обнажается бессилие пре-ступ-ного одиночества -- ибо одиночество всегда преступно -- И сама наглость глубоко одинока --
     
   Далее Странник сказал -- В нелепый вечер сжата жизнь -- И у нас нет места для перехода -- Страсти к Ус-талости -- усталости к старости -- старости к смер-ти -- ибо страх языка отравлен и одновре-мен-но исцелен тайной -- И мы выходим сразу без перехода из многоцветной ночи в многозвучное утро --
  
   Далее Странник сказал -- Нелегко на пустые места стертого времени поставить дорогие предметы сво-их мечтаний -- Нелегко снова увидеть откро-вение -- которое приходило в одном-единственном сне -- В каком сне -- спросишь ты -- В единст-венном -- отвечу я -- Но я не знаю ни места -- ни времени -- Я лишь помню -- как желание возвра-титься обратно -- словно ветка спасения тщетно хватает берег уходящего сна -- Возможно -- на том берегу навечно осталась тоска по моему Бегству --
     
   Далее Странник сказал -- Не для воровства пришел я в этот мир -- Не для удачи -- ибо удача -- снови---денье для воров -- а Пустота и есть мечта слепого во-ра -- Не потому ли с двух сторон прозрачного сте-кла слепые воры тянутся навстречу слепой уда-че -- И ни-когда не могут достигнуть зримой тай-ны -- которая наивней воздуха и таинственней воды --
  
   Далее Странник сказал -- Никто -- никогда и нико-го не может вынести на собственных крыльях в ту страну -- где нет взорванных рвов -- где обозримое пространство не заполнено возмущением -- Ибо Совесть и без того помнит свое воскресение --
     
   Далее Странник сказал -- Что будет дальше -- спра-шиваешь ты -- Не знаю -- Возможно -- в самом конце я скажу тебе -- Ничего не сбылось -- Назад гонит меня разочарование -- ибо закрыта дорога в будущее -- и я лечу в прошлое -- и пони-маю -- как позорно скатываться в пропасть -- цепля-ясь за ступени -- которые некогда вели вверх -- И все-таки -- пролетая стремительно вниз -- я хотел бы ненадолго задержаться в небольшом пространстве времени -- где мы встретились у хо-ровода волн восточных -- в полупрозрачной полу-мгле --
  
   Далее Странник сказал -- Уже долгое время над Пустыней идет дождь -- Даже необычность этого явления не может затмить ужаса той чудовищной грязи -- которая царит вокруг -- Тем не менее мы находим забвение и в этом -- Так начинается Океан -- но пока еще только повенчаны противостоящие -- почти несовместимые между собой -- песок и вода -- И уже нет Пустыни -- И еще нет Океана -- Есть только месиво неправдоподобного пере-воплощения --
     
   Далее Странник сказал -- Совсем немного про-странства отделяет нас от истинного счастья -- но для этого мы должны уничтожить мнимое бессмер-тие -- Случай -- это всего лишь двуликий посред-ник между жизнью и смертью -- Исполнение долга перед самим собой -- это лишь утоление жажды из чистого колодца после долгого пути в Пустыне -- Только так можно выйти из общего времени -- оставаясь во времени своем -- Но трижды счастлив тот -- кто не ищет ничего -- кроме воды в Городе -- как не искал ничего другого в Пустыне --
  
   Далее Черно-Белая Египтянка сказала -- Слабая оболочка Веры рассеивается -- и я вижу -- чем не-воз-можней измена близкому другу -- тем вероят-ней будущее одиночество -- Мнимые святые уводят в сторону от Истины -- До какой нелепой самоуве-ренности дошел Близкий друг -- что стал сравни-вать времена года с цветами на тканях своих одежд -- Было бы меньшей глупостью -- если бы он соот-носил цвет своей одежды с цветами природы --
     
   Далее Странник сказал о свойстве песчаных Холмов -- Полное обновление и никаких изменений в ли-нии Горизонта -- Постоянное движение и од-но-вре-менно мираж незыблемости в объеме всего про-стран-ства -- сиюминутный обман и вечная зри-мая истина -- Полная беспредметность и сокруши-тель-ная фантазия справед-ли-вости -- Великое одино-чество -- и великодушное безразличие ко всему обманутому миру --
  
   Далее Странник сказал -- В Разделенный сад захо-жу я -- чтобы выйти из Разделенного мира -- Одно веселье сменяет другое веселье -- Каждый празд-ник настолько бессилен -- что бросается на горло Гар-мо-нии и Разума с остервенением бешеной собаки -- Ни минуты для покоя -- ни секунды для размыш-ле-ния не дает вакханалия победителей По-след--него Царства -- Да -- они победили Царство и ос-тались наедине с позорной пустотой -- Да -- они победили Совесть -- Верность -- Любовь -- и оста--лись наедине с подлостью -- изменой и алч-ностью -- Поэтому и шумны их праздники -- чтобы не слышать -- Поэтому и ослепительны их одежды -- чтобы не видеть -- Чего не слышать -- чего не видеть -- спросишь ты -- Лжи -- которая никогда не победит Истину -- отвечу я --
     
   Я не люблю тебя -- сказал Странник -- ибо за тобой стоит Тьма -- Куда бы ты ни шла -- Тьма опускается на твои следы -- Перепад света и тьмы смертелен -- Тьма в том -- что я не знаю -- кто прав -- кто виноват -- Я не знаю -- кто из нас более хотел изведать волны отчуждения -- Но вот наступило равнодушие -- и мы стали по-разному одинаковы -- одинаковы в том -- что я сплю -- а ты плачешь -- Ибо тот кто спит или плачет -- уже прощен свыше -- Какую истину я открою сквозь твои слезы -- ког-да ты перестанешь плакать -- я усну и буду плыть -- словно океан в океане -- в вечном ожида-нии Земли -- И этой Землей будешь ты --
  
   Далее Странник сказал -- Больно слышать -- но многие говорят -- Человек -- как любая вещь -- всегда стоит больше своей цены -- ибо продается мно-го раз -- О каком Божественном Предназна-чении ты говоришь -- если случайные встречи опережают любовь -- идут рядом с любовью и всег-да приходят после любви -- Случай всегда будет Первым -- и всегда Последним на Пути познания -- верности и предательства -- Мне некогда спе-шить -- У меня осталось немного времени -- и оно только для того -- чтобы ждать -- Я только Черно-Белое дерево между Воздухом и Вселенной -- Я не вижу других -- и другие не видят меня -- Да здрав-ствует равновесие -- ибо все мы -- Слава Богу -- по-разному одинаковы -- Наступило время само-по--глощения -- Магически завершенные числа с Юга -- Севера -- Запада и Востока -- само-поглотили себя -- тем самым дав новую Свободу новому миру -- быть самим собой --
     
   Далее Странник услышал то -- что знал -- но не хо-тел знать -- Никто Никогда и Никого не может вы-нести на собственных крыльях в Грядущий Сад -- Лишь одно дерево может посадить каждый и толь-ко в сво-ем саду -- Изначально разделен мир -- Разде-лен и человек в мире -- разделена и жизнь человека на любовь и предательство -- Не требуйте от своей любимой нравственности и постоянства -- Сегодня она любит -- Завтра -- предает -- После-завтра снова любит -- Это не обман -- Это природа Разделенного мира --
  
   Однажды Странник пришел на Базар любви -- из толпы -- нагретой искусственным солнцем -- к не-му подошел ученик и сказал -- Почему -- учи-тель -- я не могу найти своей любимой -- Странник отве-тил -- Не поздно ли ты пришел на Базар любви разыскивать свою любимую -- Разве не похож ты на канатоходца -- идущего по краю выгреб-ной ямы -- который гордится тем -- что способен дер-жать рав-новесие между любовью и изменой -- Разве не похожа твоя любимая на гимнастку -- которая с тру--дом балансирует между Верой и Предатель-ством -- Разве не устали Вы бороться с искушением упасть в выгребную яму -- Разве не готовы Вы сбросить друг друга в грязное месиво разделенного мира -- Если нет -- ты не встретишь любимую -- и она не найдет тебя на Базаре любви --
     
   Далее Странник сказал -- О какой бескорыстной Любви ты говоришь -- Если только Уроды могут долго носить на своих лицах маски верности -- пре-данности и сострадания -- И то -- только для того -- чтобы скрыть свои искривленные черты -- Они давно бы сорвали со своих лиц всю эту изму-ченную ложь -- если бы не боялись открыть свою жуткую -- бессмысленную пустоту -- ибо красота куплена золотом -- а уродство там -- где полная пустота --
  
   Далее Странник сказал -- Каждая женщина создана из пустот -- Пространство женщины безгранично -- Поэтому война между женщиной и мужчиной бесконечна -- Стоит Клинку выйти из ножен -- и мужчина начинает рубить им направо и налево -- Стоит ножнам остаться без Клинка -- и женщина начинает задумываться о грядущей войне -- Такова Природа оружия -- Такова Природа Разделенного мира --
     
   Далее Странник сказал -- Каждый приходящий на Базар любви -- чтобы купить другого человека или продать самого себя -- должен знать -- что ему ничего не принадлежит в совершенно разделенном мире -- никто всецело не будет находиться в его власти -- ибо каждый разделен и принадлежит всем понемногу -- в зависимости от обстоятельств жизни -- можно сказать так -- каждый принадлежит жиз-ни -- но она разделена и не принадлежит себе -- а всему -- что такое всё -- не знает никто --
  
   Однажды Сын Ночи -- Внук Вечера -- Правнук Дня подошел к Страннику и сказал -- Иду я на встречу с предавшими меня -- Но боюсь нового обмана -- Ибо готов я слышать то -- что хочу слы-шать -- И не готов прямо смотреть в Зеркало горь-кой Правды -- Странник ответил -- Ты прав и не прав одновременно -- Ты не прав -- ибо ложь опас-ней Измены -- Открытая Измена очевидна -- и она дает освобождение от мнимых мечтаний -- Напро-тив -- когда в Душу проникает ложь -- она -- слов-но яд -- разъедает всю жизнь человека и держит его -- как собаку -- на цепи постоянного сомнения -- Но ты прав -- ибо тот -- кто влюблен -- не нужда-ется в Прав-де -- Ему необходима Истина -- Ведь Истина выше Правды -- Хотя бы потому -- что Правда достояние многих -- а Истина принадлежит только одному -- Истина в том -- что ты не только Сын Ночи -- Внук Вечера -- Правнук Дня -- но ты -- прежде всего -- Отец Утра --
     
   Нет меня -- сказал Странник -- Есть я -- ответил его голос -- улетающий в пустыню -- Есть я -- задрожало его лицо -- отраженное в глубине моло-дого колодца -- Есть я -- возразило сердце -- жаж-дущее любви -- и тогда он понял -- что его дейст-вительно нет -- ибо он не научился прика-зывать своему голосу -- своему зрению -- своей любви -- Зато его голос -- его зрение -- его любовь -- научи-лись приказывать ему -- ибо короткой была его встреча с Солнцем -- Не успел Свет выжечь сом-нения на теле души -- Процветает твой дом -- гово-рили ему -- и видел он -- как рушится крыша его дома -- Метко стреляешь -- говорили ему -- и ви-дел он -- как в пустоту уходит его выстрел -- Не слышат его -- но есть его голос -- не видят его -- но есть его образ -- не любят его -- но есть его лю-бовь -- Поэтому нет его и сам он лишь меч-та о с-амом себе -- Пусть не едино единство внутри Раз-деленного Мира -- сказал Странник -- Но обжег я руки -- когда прикоснулся к ограде Разделенного Сада -- за которой мелькнула Белая тень моего же-ла-ния -- Пусть разобщен чужой дом внутри Разде-ленного Сада -- но единодушны его жители в своем безразличии к другой стороне прозрачного стекла --
  
   Далее Странник сказал -- Противоположный берег абсолютно такой же -- как берег -- на котором я стою -- Нет ничего нового в Противоположном береге и в человеке на этом берегу -- Пусть незна-кома его Песнь -- Но все же можно предположить -- что он поет -- Он поет такую песню -- в которой говорится -- что один берег и другой берег -- схожи между собой -- словно два близнеца -- Так же неотличимы друг от друга песни -- которые звучат на этих берегах -- В них поется -- что все люди по-разному одинаковы -- и поэтому не стоит придавать значе-ние мнимому величию одних и мнимому прозя-ба-нию других -- Ибо ничего неожиданного не рожда-ется на Земле -- Все волшебное приходит с Неба -- от снега и дождя -- Но все равно мы надеялись на Небо -- и оно предъявило нам свои Знаки -- но мы не смогли разобрать их значения --
     
   Далее Странник сказал -- Все мы разделены на Веру -- Безверие и Сомнение -- Вера от Бога -- Безверие от дьявола -- Сомнение только от самого человека -- Можно верить и пойти за Богом -- можно не верить и пойти за дьяволом -- можно сомневаться и остаться с самим собой на одном и том же месте -- как дерево --
  
   Далее Странник сказал -- Не завидуйте тем -- кому смотрят вслед их возлюбленные -- ибо они все рав-но не оглядываются назад -- как мы с вами -- Все мы по-разному одинаковы -- не завидуйте зависти других -- не завидуйте собственной зависти -- В ито-ге всякая зависть завидует только зависти -- Никто не завидует творцам -- это бес-смысленно -- Но многие завидуют обстоятельствам -- которые сделали творцов счастливыми -- К со-жалению -- путь творцов к счастью был определен также зави-стью к зависти -- ибо все мы завидуем мерзкой невидимке под названием "удача" --
     
   Далее Странник сказал -- Очень осторожно я при-открыл дверь дома -- И моя собака выпрыгнула навстречу моему врагу -- и стала лизать и целовать его руки -- что ж -- Одних мы держим на цепи -- потому что они свирепы -- Других -- потому что они слишком ласковы -- И те и другие в равной степени опасны --
  
   Далее Странник сказал -- Однажды за чертой Горо-да я увидел Белую женщину -- которая -- словно змея -- вылезла из своей кожи -- Но -- в отличие от рептилии -- эта Белая красавица -- сменив обо-лоч-ку -- тут же продолжала сбрасывать уже новую кожу -- беспрерывно и до бесконечности -- После этого Странник признал -- что настоящая смена образа -- великое оружие всех Белых женщин -- Белая женщина не знает границ во времени -- Белая женщина -- живущая в настоящем -- без труда облачается в старинный наряд и спокойно пере-хо-дит в прошлое -- и так же легко женщина -- жи-ву-щая в прошлом -- перепрыгивает в настоящее время -- ибо Белые женщины с легкостью изменя-ют не только Белым мужчинам -- но и временам -- в которых живут Белые мужчины --
     
   Далее Странник сказал -- Когда Белая женщина приходит всерьез -- это не случайная служанка -- это любимая Госпожа моего Дома -- Никаких воз-ра-жений -- никаких просьб нет в моем сердце -- Не могу сопротивляться -- не хочу противостоять -- Я вижу -- это решено -- это хорошо -- так надо -- Это не только смерть -- Это знак завершения всего -- во что верилось и что никогда не сбудется -- даже если начнется снова -- Белая женщина гово-рит -- Это окончательно -- Дом построен -- Хозяин умер -- Еще поворачивается голова -- чтобы взгля-нуть назад -- Все -- что больше Земного -- есть Бог -- говорю я -- Чем больше чужого мира -- тем радостней встреча с близким -- говорит Белая жен-щина -- Стану ли снова Зверем -- спрашиваю я -- Освобожусь ли от лжи -- из которой выросли все нравственные законы в совершенно Разделен-ном Саду -- Тебе пора знать -- Я с тобой -- Тебе проще знать это -- чем пить воду -- говорит Белая женщи-на -- Головокружение -- Антизверь уже уме-ет жерт-во-вать для других -- чувствую я -- Дом построен -- Хозяин умер -- И никто не может му-чить других -- говорит Белая женщина -- Но как это не делать -- спрашиваю я -- Тому -- кто мучит -- говорит Белая женщина -- Надо вспом-нить того -- кого он мучит в образе младенца -- пьющего молоко из тела своей матери -- Но внезапно этот младенец оказывается не на груди своей матери -- а на руках того -- кто мучит младенца -- Младенец закрывает глаза и умирает от одиночества --
  
   Далее Странник сказал -- Когда сон настигает Смерть -- наступает Жизнь -- Когда сон овладевает Смертью -- он не может удовлетворить все же-ла-ния Смерти -- ибо она прежде всего требует Вечно-сти -- Но несколько дней и ночей сон удерживает Смерть в объятиях своей Любви -- В это время я на-хо-жусь между Жизнью и Сном -- в тумане последней надежды -- В это время я стою на обна-женной палубе огромного Корабля -- вся палуба которого покрыта толстым слоем алебастра -- чтобы скрыть грядущее крушение -- уже зачатое в черном трюме плывущего монстра -- Такова и вся наша жизнь -- покрытая этим алебастровым сном --
     
   Однажды к Страннику подошел ученик и спросил -- Сколько лжи можно вместить от Заката до Вос-хода Солнца -- Странник ответил -- Если бы мы смогли из нашей жизни исключить слово -- Воз-мож-но -- Если бы мы видели женщину только в любимой -- а мужчину только в любимом -- а во всех остальных мужчинах и женщинах мы видели бы только людей -- добрых или злых -- мы избежа-ли бы возможной лжи от Заката до Восхода не толь-ко одного дня -- но и всего нашего суще-ство-вания --
  
   Далее Странник сказал -- Простые радости в чужих не вижу лицах -- Уже давно при моем появлении -- Женщины не превращаются в нежных кошек -- а Мужчины не делаются драчливыми котами -- Они словно утратили способность к перевоплощениям -- Ему ответили -- Все мы находимся между прика-зом Ирода и Вифлеемской Звездой -- Но никто не останется один на один со всем остальным миром -- и если тебе пожелает удачи самый обделенный и униженный -- можешь не сомневаться -- больше-го для тебя не сделает никто --
     
   Далее Странник говорил об одном дервише -- который иногда занимался любовью -- Лишь одно смущало женщин -- быстрые легкие поцелуи -- Некоторые считали -- что он брезглив -- другие -- что неопытен -- И лишь немногие говорили -- этот дервиш когда-то сильно любил --
  
   Прохладны Камни зрелой Синевы -- сказал Стран-ник -- Вот это и есть настоящая любовь -- неруши-мая -- словно мраморные Камни -- прохладная -- как полное исполнение желания -- зрелая до глуби-ны синевы небесной Гармонии -- Именно из таких прохладных -- полупрозрачных Камней они постро-или саморастущую ограду сада -- В Пустыне -- Но в саду -- Вернее -- между садом и Пустыней была ограда -- которая при появлении опасности со сто-роны песков немедленно увеличивалась в росте -- преграждая путь тем -- кто мог повредить их взаим-ности -- Недавно -- сказал Странник -- Я проходил мимо этого сада и видел саморастущую ограду -- Она по-прежнему неприступна -- Но в са-ду никого нет -- Они сами покинули свой дом --
     
   Далее Странник говорил -- что измена женщины гроз-ней измены мужчины -- ибо когда изменяет жен-щина -- она оскверняет не только любовь -- но и себя -- Когда изменяет мужчина -- он осквер-няет любовь и преступно стоит в стороне -- По су--ти -- он даже не может изменить -- он может только взять или украсть -- Все это можно пережить -- думает Странник -- перенести нельзя одного -- измены самой любви -- Ибо когда изменяет любовь и из Белой одежды облачается в Черную -- она ис-чезает -- Тогда в душу Странника вселяется му-чи-тельное осквернение -- которое по своей разру-шительности превосходит осквернение женщины -- Круг замыкается -- И все трое -- женщина -- муж-чина и любовь -- перестают видеть друг друга -- они теряют свободу зрения -- опустошаются и вста-ют у ворот вечного ожидания между Городом и Пустыней --
  
   Однажды спросил Странник -- Скажи -- учитель -- чем опасна ревность -- Я ответил -- Если бы в нашей жизни не было этого зверя -- его следовало бы придумать -- Ревность -- если она сопутствует взаимной любви -- не опасна -- а прекрасна -- Иное дело ревность тех -- кто не любит и кого не любят -- Но разве это ревность -- К этому подходит другое слово -- воровство -- Ибо вор пося-гает на то -- что ему не принадлежит -- Именно воры и опасны для тех -- кто любит -- Ведь люби-мый и любимая -- одно тело и одна душа -- и если тебе скажут -- что кто-то посягает на твою душу и на твое тело -- разве ты не будешь защищать их от воровства -- Я бы сказал -- что ревность -- прекрасная -- грозная собака -- которая охраняет очаг любви -- Только я до сих пор не знаю -- что бывает в начале измены -- гаснет огонь или уходит собака --
     
   Далее Странник говорил о трех пластах обнажен-ности -- которые снимает взор художника с голой модели -- и о том -- как чрезмерно пристальное рассмотрение женской красоты чревато потерей Веры в Женскую Бесконечность -- ибо не ради живописи живет художник -- но ради художествен-ного эгоизма -- где -- с одной стороны -- он остав-ляет себе истинную независимость -- а с другой стороны -- предлагает женщине мнимую свободу -- Он словно отражается в колодце -- совсем недав-но вырытом в Пустыне -- Ни страха -- ни зависи-мости -- ни совести -- ни справедливости -- нет в отраженном лице -- Его давно покинуло чувство сомнения -- И осталась лишь одна жажда к Жен-ской Бесконеч-ности -- Он словно говорит себе -- Если то -- что мы создали -- не может жить без нас -- то чего стоит наше создание и мы сами -- Он циничен -- Но он прав -- ибо из двух преда-тельств -- которые предла-гает жизнь -- выбирает измену женщине -- а не измену самому себе --
  
   Далее Странник сказал -- В жизни всегда кто-то маяк -- а кто-то корабль -- Если ты маяк -- то не требуй от корабля -- чтобы он светил на твоем пути -- Если ты корабль -- то не требуй от маяка -- чтобы он плыл тебе навстречу --
     
   Далее Странник говорил о любви и ненависти к из-мене -- Ибо все -- что полюбит человек по своей воле -- прекрасно -- И все -- что полюбит человек по воле чужой -- преступно -- Здесь -- убежден Стран-ник -- происходит главная битва человека и мира -- Больно -- когда человек слабее мира -- Радостно -- когда он сильнее --
  
   Далее Странник сказал -- Господи -- не позволяй свету проникать в ночь -- прежде чем наступит утро -- И без того горька действительность -- Так зачем разрушать мнимое Царство грез во имя мни-мого величия дня -- К чему преждевременное смя-тение -- если не кончилась ночь -- и еще про-дол-жа-ется сон -- ибо не ночь для дня -- но день для ночи -- Не я ли -- как безногий воздух бегал по Пустыне -- и только под вечер -- когда угасло без-ли-кое Небо -- нашел ночной покой -- Но не могу сказать -- Я хозяин своего сна -- и даже уснув -- продолжаю путь в сторону нелепой необходимости -- словно во мне бродит отравленное вино -- И я не могу выпить самого себя -- не оставив ничего для пиршества дьявола -- Неужели ночь напрасно мечтает о вечной Свободе -- И вновь я слышу -- Бу-дет Солнце -- Наступит Рассвет -- Но чем Солнце лучше Луны -- а Рассвет милосерд-ней Ночи -- Может быть -- только тем -- что при жестком освещении -- мнимые призраки превраща-ются в действительных демонов --
     
   Далее Странник сказал -- Далеко разлетаются звуки -- Далеко разбегаются цветы -- Далеко располза-ются запахи -- Тьма -- Пустота -- Пустота -- не пространство -- Пространство неизменимо -- Про-стран-ство -- место -- где лежал первый камень -- Рука вечера влечет ночь -- Рука вечера сильней руки уходя-щего дня -- которая ведет неизвестно куда -- Пустота шла навстречу судьбе -- Судьба надви-галась на Пустоту -- Наступило время мести -- Беспомощность равна количеству отравленного хле-ба -- на котором выросла Пустота -- Мне не добраться до Грядущего Сада -- но зачем я тревожу -- зачем так люблю -- и так ненавижу еще не мерт-вые -- но уже не живые деревья урожая необхо-димости -- Итак -- скоро последние яблоки сами упадут на осеннюю Землю -- так зачем лгать -- чтобы скорее обнаружить ложь -- Или не хватает сил -- чтобы сказать -- Для одного обман -- развле-чение -- для другого -- угрызение совести -- для третьего -- хождение между жизнью и смертью -- Что с того -- обманутый одинаково ненавидит вся-кого обманщика -- ибо не важно -- как обману-ли человека -- важно и прискорбно -- что любой об-ма-нутый после этого -- сам жаждет обманывать -- Я устал повторять -- Они хотели обмануть -- и об-ма-нули -- Они хотели убить -- и убили -- Они хотели забрать Золото -- и они его взяли -- Не лучше ли верить -- что за каждым звуком -- запахом или цветом виден -- слышен -- осязаем -- Таинст-венный знак -- подаренный провидением от рожде-ния до самого бессмертия --
  
   Далее Странник сказал -- Совершенно прямо стоят стройные изображения Египтян -- на стенах Вели-ких усыпальниц -- Вот фараон -- Вот Верховный жрец -- Вот Белая женщина -- Никто не склонён -- никто не перекошен ни влево -- ни вправо -- И если склонились рабы у ног Фараона -- то и они не искажены -- не уничтожены кривыми лини-ями унижения -- Величие и могущество Фараона -- повенчано с достоинством подвластного ему народа -- Даже самое маленькое изображение самого неиз-вестного Египтянина -- по смыслу не рисунок -- а памятник --
     
   Далее Странник сказал -- Самые долгожданные и лю-бимые страны те -- которые мы никогда не увидим -- Самые долгожданные и любимые Стран-ники для этих стран -- это мы -- которые туда никогда не придем -- Странник убежден -- что на историю всегда надо смотреть с двух концов -- И в начале будет исток -- а в конце будет устье -- Но для свободы зрения нет начала и нет конца -- а есть два совершенства начала и конца -- между которыми вечный хаос текущей жизни --
  
   Остановись -- перестань изображать ремесленника -- я и без того вижу -- что ты не мастер -- сказал Странник -- глядя на самого себя в молодом ко-лод---це -- В колодце -- совсем недавно вырытом в Пусты-не -- Воистину в этой сумрачной воде отра-жа-ется лишь Черно-Белый Странник -- Здесь нет места синему -- красному -- зеленому и жел-тому цвету моего желания -- Но именно такими -- Чер-ны-ми или Белыми -- мы предстаем перед людским судом -- Все остальные краски нашей жизни видны лишь тем -- кого мы любим -- и тем -- кто любит нас --
     
   Далее Странник сказал -- На закате Последнего Царства перестали ценить открытия -- изобретения -- откровения -- Наступило время папирусных на-прав-лений -- чиновники стали требовать рекомен-да-тельные письма от каждого Египтянина -- И -- конечно -- кочевники преуспели в этом боль-ше всех -- ибо они -- кочевники -- были теми -- кто требовал рекомендации -- Они были теми -- кто получал рекомендации -- Они же были теми -- кто давал рекомендации --
  
   Далее Странник сказал -- Время процветания вра-гов -- это время приближения к Истине и справед-ли-вости -- ибо преуспевание в разделенном -- преступ-ном мире -- это искусство тех -- кого мы чисто-сердечно ненавидим -- что касается сползаю-щего к обрыву дома -- в котором так долго умирает спра-вед-ливость -- то дом все-таки стоит на том же месте -- и пусть Истина невидима в нем -- но она бессмертна --
     
   Далее Странник сказал -- Придет тот -- кто полю-бит небо так -- что изгонит из неба птиц -- Придет тот -- кто полюбит море так -- что изгонит из мо-ря Рыб -- Придет тот -- кто полюбит Землю так -- что изгонит с Земли зверей -- В это время Голый Бык пойдет на Голого Человека -- И вокруг поедин-ка соберутся не только люди -- как было раньше -- придут и другие -- И половина зрителей -- будут Голые люди -- а дру-гая половина -- будут Голые быки -- И почувствует человек беспомощную пус-то--ту в своих руках -- ибо в Голых руках не будет никакого оружия -- И увидит он острые прочные Рога и неукротимую Волю Зверя -- И превратится человек в Великана с огромными когтями и клыка-ми -- То есть станет таким -- какой он есть на са---мом деле -- ибо вернется зверь в зверя -- И вста-нет Голый зверь против Голого зверя -- И убьет Голый зверь Голого зверя -- И пропадет великий смысл -- исчезнет красота на крыльях бабочки -- То есть разрушится Гармония -- отраженная в двух частях разделенного мира --
  
   Однажды спросил Странник -- Почему человек спо--со-бен стоять сразу на двух концах каната и тянутьверевку от себя и к себе -- Почему он одно-вре-менно может стоять по обе стороны каната и вдо-бавок к этому может еще и ходить по тому же канату слева направо и справа налево -- Я отве-тил -- Это происходит потому -- что мы живем в ми-ре не только Черном и не только Белом -- мы живем в Черно-Белом мире -- Тогда спросил Стран-ник -- Как мне себя считать -- Белым или Черным -- Мой отец негр -- а мать Белая -- Я ответил -- Ни Белым -- ни Черным -- ибо ты Черно-Белый -- Тогда сказал Странник -- У Белых -- Белое обще-ство -- у Черных -- Черное общество -- Я пришел к Белым -- и они сказали -- Иди к Черным -- Я пришел к Черным -- и они сказали -- Иди к Бе-лым -- Кто же я и где мне быть -- Я ответил -- По-зор-но выбирать -- кем быть -- Черным или Бе-лым -- У тебя должно быть не унизительное право выбора -- а полная свобода быть самим собой -- И если скажут Белые -- Иди к нам -- ты наш Белый -- не иди к ним -- И если скажут Черные -- Ты наш Черный -- иди к нам -- не иди к ним -- Ибо ты Черно-Белый -- И будь таким -- какой есть --
     
   Далее Странник сказал -- Абсолютно слеп тот -- кто не видит твоего знака -- Господи -- Он нужда-ется в духовной защите -- ибо он страдает от не-спра-ведливости мира -- Но в то же время сам заставляет страдать весь мир -- Не все ли равно сколько ничтожеств взойдет на Олимп мнимого величия -- Нет -- не все равно -- И даже под самой страшной угрозой кто-то должен сказать правду -- И если слепы люди -- то нет более слепых -- чем те -- которые научились пристально смотреть на других и никогда не видят себя -- Так временно может потерять Свободу Зрения и весь народ -- который свои грехи превратил в добродетели -- а свои явные пороки -- в сомнительные достоин-ства -- Тогда спросили Странника -- могут ли один или два человека переступить через свой народ -- если народ болен и враждебен всей Божественной морали -- Он ответил -- Даже если бы я был челове-ком такого народа -- то все равно выступил бы про-тив болезни своего народа -- Тем более -- что больная любимая не менее дорога нам -- чем люби-мая процветающая -- ибо дальше стоит подобная любовь от измены -- Так и всякий человек своего народа -- любит свой больной народ -- но не болезнь своего народа --
  
   Далее Странник сказал -- Никогда не говори -- Че-ло-век исчез из Мира -- Никогда не говори -- Мир исчез для Человека -- ибо у Мира много людей -- а у человека много Миров -- Вот почему в момент Великого Головокружения -- ты не увидишь отчая-нья на моем лице -- Не смотри на меня так -- как Пустота смотрит на Пустоту -- Не пуст и не прост твой взгляд -- когда ты смотришь не на меня --
а в сторону того -- кто -- возможно -- имеет власть над твоим бедным воображением -- В этом городе нет камня -- который поддержит меня -- нет окна -- которое полюбит меня -- нет двери -- которая впу-стит меня -- Поэтому редкий шаг в этом Городе не причиняет мне боли -- Великое Головокружение захватило меня -- Завертелись дома -- Закружились улицы -- Устремилась гибнущая душа к спаситель-ным вратам -- ведущим из Города в Пустыню -- Но не со всяким именем -- данным от Рождения -- можно идти навстречу Истине -- И если у кого-нибудь есть Предназначение -- дарованное Прови-дением -- такой человек получит свое имя в на-зна-ченный час -- на перекрестке двух дорог -- одна из которых называется жизнью -- а другая неиз-вестностью --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Вспомним кочевников -- и преклонимся перед их любовью к самим себе -- Но слишком мало мы любим себя -- чтобы понять их -- Поэтому не всегда заметна нам их волшебная согласованность в действиях -- направленных про-тив Египта -- В отличие от Египтян -- кочевники -- это не множество людей с разными лицами и убеж--дениями -- Все вместе они представляют одного зверя -- вооруженного единственной целью -- уни-ч--тожить Египет -- И если левая лапа дикого живот-ного царапает правую свою лапу -- это не зна-чит -- что в дремучей голове зверя возникло сомнение -- пожрать или не пожрать нашу культуру -- Поэто-му мы должны помнить всегда -- если одна часть кочевников вступает в мнимый бой с другой частью кочевников -- это делается только для того -- чтобы ввести в заблуждение всех Египтян --
  
   Далее Странник пересказал слова Верховного жре-ца -- Я сгораю -- потому что горит Последнее Царство -- Я сгорю до конца -- ибо сгорает сама спра-вед-ливость -- Рядом со мной горит мой друг -- Он горит -- чтобы превратиться в другого челове-ка -- В человека -- который сам будет сжигать -- унижать и обманывать -- чтобы избежать обмана -- он сго-рит и предстанет в образе другого человека -- кото-рого я не смогу назвать другом -- Рядом со мной горит Последнее Царство -- И на его пепели-ще скоро возникнет новый -- чуждый мир -- который я не смогу назвать Родиной -- Так зачем я горю до конца -- Неужели ради друга -- который не будет другом -- Неужели ради Последнего Царства -- которого не будет совсем -- Почему справедливость пронзительней бесчестного процветания -- а исти-на женственней мертвой силы -- Мы смогли бы ответить на эти вопросы -- если бы сумели вырас-тить свободный народ -- Нам следовало бы воспи-тать таких людей -- которые не испытывали бы ужаса перед пирамидами -- такие люди могли бы сказать себе -- Да -- эти сооружения величественны -- но построили их мы и никто другой -- Все могу-ще-ство скрыто прежде всего в нас самих -- ибо Последнее Царство -- не Пира-миды -- а мы -- Кочевники могут захватить наши Пирамиды и пре-дать огню нашу культуру -- Но главное -- мы сами -- без плача и сожаления -- должны быть готовы разрушить свои храмы -- под обломка-ми которых похороним алчных поджигателей -- мы способны раз-рушить свои священные камни -- которые соби-ра-ли с таким вдохновением и с таким тяжким тру-дом -- Нам необходимо сделать это -- ради соб-ствен-ного достоинства и независимости -- и только тогда мы сможем воздвигнуть их заново -- И только тогда внутри каждого из нас не будет разрушено Последнее Царство -- И только тогда каждый из нас сможет сказать -- Я сгораю не для того -- чтобы принять чуждый образ -- Я сгораю для того -- чтобы остаться самим собой --
     
   Однажды спросил Странник -- Чем отличается ве-ли-кий человек от простого -- Я ответил -- А чем отличается песок от песка -- Подует северный ветер -- поднимается бархан на юге -- Много песка -- великий человек -- Мало песка -- маленький чело-век -- Подует южный ветер -- и все наоборот -- И знай -- Странник -- для времени мы -- песок и все -- равны -- как бы нас ни пересыпали и что бы о нас ни говорили -- Тогда сказал Странник -- Значит -- нами управляют ветры -- Я ответил -- А где ты видел ветры -- Их даже не видно -- сегод-ня песок ползет с запада -- завтра с востока -- Сегодня сильный запад -- завтра сильный восток -- песок -- один песок и никаких ветров --
  
   Далее Странник сказал -- Пусть песок на Востоке восхваляет песок на Западе -- Пусть песок Запада воспевает песок Востока -- Пусть Ветры -- которые движут этими песками случайно или не случайно -- делают свое дело -- Пусть песок Юга поверит -- что он единственный в мире -- Пусть песок Севера думает про себя то же самое -- Пусть эти разные пески объединяются в своей вражде к истине -- и назовут себя настоящей Правдой -- Все они по-разному одинаковы -- И в итоге разгова-ривают сами с собой -- обманывая самих себя -- это их дело -- это их право -- А тот -- кто заме-тен -- задушен песками -- пусть взывает к спра-ведли-вости -- но пусть не пытается разгадать тайную силу однооб-разного песка -- Пески и сами не знают -- где их Родина и зачем они пришли на эту Землю -- Как не знал об этом последний Фараон -- пролетая на Золотой колеснице в сторону Свобо-ды Исчез-но-вения --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жре-ца Последнего Царства -- Справедливости необ-хо-ди-ма справедливая война -- как мужчине необходимо оружие -- а женщине необходим ребе-нок -- Солдатам Последнего Царства не следует во всем принижать своих противников -- с кото-рыми они сошлись в открытом бою -- Нам не следует прирав-нивать преступников в стане врага ко всей вра-жеской армии -- если мы не хотим соб-ст-венную армию приравнять к преступникам -- которые есть и в на-ших рядах -- Иное дело кочев-ники -- когда я думаю о Последнем Царстве -- мне безразличен разрушенный в прошлом Город -- Я хочу -- чтобы не был уничтожен Грядущий Сад -- Как заснуть жителям Египта -- если отовсю-ду -- с Запада -- Севера -- Востока и Юга слетаются к нашим грани-цам -- словно тучи огромных кома-ров -- кочевники -- Египтяне измучены тем -- что выпитая из них кровь собрана кочевниками и нахо-дит-ся совер-шенно рядом -- Египтяне возму-щены -- появились кочевники с чертами украден-ной у Египтян Тайны -- Начались представ-ления -- в которых -- чтобы придать действию достовер-ность -- истинными жерт-вами становятся самые беззащитные -- Егип-тяне знают -- что чудо прихо-дит к тому -- кто долго кричит о Чуде -- ибо есть вещи -- которые нельзя произнести про себя или нарисовать только в сво-ем воображении -- Белая женщина может родить дитя -- Но главный ребенок Белой женщины -- это любовь к Египту -- которую она рождает всю жизнь -- Египтяне знают -- каждый достоин Рождения -- но единожды -- и много раз каждый достоин смерти -- Наступает последний сон Египта -- Еще одно забвение -- Еще одна ночь -- для Последнего Царства -- Из всех мечта-ний -- разлитых в про-стран-стве -- Первая и По-следняя мечта о любви к Отечеству -- Еще один крик Павлина -- Еще один гаснущий вопль одино-че-ства -- скрытый в соб-ственном роскошном опе-ре-нии -- Еще один папирус -- брошенный на произвол ветра --
  
   Далее Странник сказал о Черном и Белом человеке -- Вначале был человек -- и он умер -- Мы не знаем -- какое множество ступеней находи-лось на его пути к смерти -- Мы можем лишь пред-ста-вить -- как неохотно этот человек переступал через по-след-ние ступени своей жизни -- ибо даже к смерти он не мог идти только по Черным ступеням -- Если бы ступени были только Черными -- никто бы не пошел по лестнице -- ведущей к исчезновению -- Итак -- тот -- кто умер -- видел перед собой Черные и Белые ступени -- мы можем догадываться -- что их было очень много -- Нам легко представить -- что ему не нра-вились Черные ступени -- и он ста-рал-ся переско-чить через них на Белые -- тем самым ускоряя свой путь по лестнице -- ведущей к смерти -- И все-таки -- что было в самом конце лестницы -- что было на последней ступени -- какого цвета была эта последняя ступень -- Черной или Белой -- Мы можем представить -- что эта последняя сту-пень была Черно-Белой -- И человек -- который должен был умереть -- надолго остано-вился на этой ступени -- продолжая жить -- Итак -- до сих пор мы говорили об одном человеке -- который шел к смерти и остановился на Черно-Белой лестнице -- С этого момента мы представим его в Черно-Белом свете -- Черный цвет означал -- что с самого своего рождения этот человек был поставлен судь-бой на Черную ступень лестницы -- ведущей к смер-ти -- Эта ступень дробилась на бесконечное мно-жество мни-мых ступеней -- мнимых возмож-ностей -- наивных надежд -- скромные желания превращались в горь-кие обиды -- ибо ступень дро-би-лась под ногами -- но никуда не вела -- Человек ждал ответа от жизни -- но получил ответ от смерти -- Белый цвет означал -- что этот человек родился и был постав-лен на Белую ступень в самом начале жизни -- и ему оставалось только идти вверх -- на этом пути ему казалось -- что он имеет неоспоримое превос-ходство перед своим братом -- который ос-тал-ся без движения в самом низу жизни на Черной ступени -- Но он ошибался -- ибо на самой верши-не лестни-цы уже стоял его брат -- стоял и давно ждал своего смертного часа -- и все-таки на что-то наде-ялся -- Его надежда была проста и ясна -- как последний миг на пути к смерти -- В этот миг Черно-Белые весы жизни и смерти уравно-весились -- исчезла лестница -- исчезла жизнь -- исчезла смерть -- и осталась последняя -- Черно-Белая -- сту-пень жизни и смерти -- И тот -- кто изначально стоял на Черной ступени -- и тот -- кто с рождения был поставлен на Белую ступень -- в первый и в по-следний раз посмотрели в лицо истине -- сое-ди-нились в одном и пропали --
     
   Однажды спросил Странник -- Скажи -- учитель -- какова моя жизнь -- если первую часть жизни я обирал бедных родителей -- а вторую часть жизни я обирал собственных детей -- Я ответил ему -- Эта жизнь состоит из двух частей -- которые тебе не принадлежат -- Значит -- у тебя не было -- нет и не будет своей жизни -- Но спросил меня Стран-ник -- Кому тогда принадлежат две части жизни -- Я ответил -- Ни тебе -- ни родителям -- ни детям -- ибо у тебя не было родителей и не было детей -- так как тебя и самого не было -- Тогда сказал Стран-ник -- Ты прав -- учитель -- я стал твоим учени-ком -- Я ответил -- Да -- ты ученик -- а я твой учитель -- ибо так же грешен -- И подобно моим грешным ученикам -- я возненавидел мир и его грехи -- и это был великий грех -- Знайте -- что желание обойти ближнего без обмана -- великий обман -- И было великое противоречие в том -- что -- подобно моим грешным ученикам -- я бес-пре-дельно возненавидел порочный мир -- но силы мои были таковы -- что я и плюнуть как надо не умел -- и стало казаться мне -- подобно моим греш-ным ученикам -- что негодяи как будто не умирают -- а подлецы вроде вечны -- И тогда вспомнил я историю жизни одного нашего поэта -- который так сопереживал всему миру -- что умер от нена-висти -- жалости и презрения -- Перед гибелью он написал -- что все -- с кем он спорил или ругался -- был прав или не прав -- все они на вид и в ко-неч-ном счете оказались плохими людьми -- И его предположения были доказаны временем -- И наз-вал я его моим грешным учителем и еще больше возненавидел порочный мир -- С того времени стали являться мне странники -- похожие друг на друга -- слова и поступки которых были ненависть и обман -- А после и все остальные жите-ли превра-тились в сплошной караван близнецов -- И одних -- подобно моим грешным ученикам -- я назвал братьями -- а других -- детьми -- И сказал я мужьям -- По облику ваших жен я могу узнать род ваших занятий и образ жизни -- Но и гадать не надо -- ибо воздух стал прозрачным -- а женщи-ны и муж-чины -- по-разному одинаковы -- И по-доб-но моим грешным ученикам -- я возненавидел мир -- и это был великий грех -- И настало время -- когда -- увидев раз -- я уже знал -- что будет потом -- потому что воздух стал прозрачнее -- а че-ловек откро-венней в пороке -- Но были и такие -- что -- при-крывшись бородами и учеными разго-ворами -- говорили о свободе и правде -- И не было никого развратней и лживей их -- И подобно моим греш-ным ученикам -- я назвал их близнецами -- ибо они были по-разному одинаковы -- И еще скажу вам -- что каждый до известной поры живет в ту-мане -- Но вот воздух становится прозрачнее -- и все приобретает четкие границы -- И это страш--но -- ибо если смотреть на людей -- как на нечто отвлеченное -- то в прозрачном воздухе сла-бая обо-лочка веры рассеивается -- и подобно моим греш-ным ученикам -- я вижу кругом одних зверей -- Когда же кровожадные звери -- убивая друг друга -- приходят ко мне за покаянием -- я говорю им -- что всякое раскаяние -- лишь след-ствие преступ-ления -- И какая польза от слов греш-но-го сына над телом мертвого отца -- теперь ничто -- теперь ничто не поможет -- Он так и не успел простить в последний раз -- И отвечу я грешному сыну -- Не плачь -- даже если ты не виновен -- то станешь виновным -- ибо не одна душа оклеветана -- не одна судьба изувечена -- И во всем повинны ложь и дурная молва -- Преимущество лжи перед спра-вед-ливостью примерно такое же -- как преиму-щество сидящих перед проходящими мимо -- Сидящий обозревает -- обсуждает -- в то время как иду-щий должен просто идти мимо -- Но не со-крушайтесь -- что несправедливость сильней прав--ды -- Ложь и справедливость -- это две чаши -- которые всегда в равновесии -- ибо все мы по-раз---но-му одинаковы -- иногда сидим -- иногда идем --
  
   Далее Странник пересказал слова Верховного жре-ца Последнего Царства -- Я спасу тебя -- сказал Странник -- Я выведу тебя из-под любого удара -- чего бы это не стоило моей Воле -- Я спасу тебя -- с какими бы мрачными силами не пришлось бы мне встретиться в открытом или тайном бою -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства -- Я спасу тебя в начале -- в середине и в конце твоего пути -- Я спасу тебя в тот день -- когда ты будешь достоин моей помощи -- но я спасу тебя и в тот день -- когда ты этой помощи не заслужишь -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства -- Не бойся радости -- Не бойся горя -- Не бойся Черных -- Не бойся Белых -- Не бойся мертвых -- Не бойся живых -- Я все равно спасу тебя от всего мира и даже от тебя самого -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства -- Не бойся верить в свою безопасность -- Не бойся моих слов -- Не бой-ся меня -- Если я вдруг возненавижу тебя -- я спасу тебя даже от самого себя -- Я убью себя в себе -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства -- Не бойся убить меня -- Если тебе захо-чется -- сделай это -- я все равно воскресну -- чтобы не оставить тебя одного -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства -- Я не дам тебе Золота -- Влас-ти и общественного признания -- Ты никог-да не узнаешь радости обладания этими удоволь-ствиями -- Но я также не позволю обществу -- Золоту и Вла--сти взять над тобой верх -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства -- Ты никого не полю-бишь и никто не полюбит тебя -- Но я не оставлю тебя в преступном одиночестве -- Рядом с собой -- всегда будешь ты сам -- и бесконечное множество цветных масок на неизвестном лице -- ибо тебе дове-рена истина Последнего Царства -- В последний День Царства многие останутся на месте -- многие возвратятся в прошлое -- многие пойдут в будущее -- Но никто не узнает тебя -- ни в прошлом -- ни в будущем -- ни в настоящем -- ибо тебе доверена истина Последнего Царства --
     
   Далее Странник говорил о страданиях живого мира -- он говорил -- что живое гибнет от живого -- Ли--шен-ные движения не знают страданий -- Поэ-тому -- сказал Странник -- постоянное желание двигаться -- захватывать пространство -- признак отсутствия бессмертного духа -- Далее он говорил о Великом отстранении живого от живого -- когда на шумном празднике -- глядя отвлеченно на про-ходящих мимо людей -- мы замечаем -- что это обычные звери -- прикрытые цветной одеждой -- Далее Странник говорил -- что после Свободы Зре-ния наступает Свобода Исчезновения -- И тот -- кто умеет свободно видеть -- может научиться сво-бод-но исчезать -- Странник говорил -- что ближе к истине тот -- кто остается на месте -- и наоборот -- спасение нищего -- дорога -- Он гово-рил -- что на Родине -- даже если ничего не происхо-дит -- то все равно что-то происходит -- Иное дело на чужби-не -- Там -- если ничего не происхо-дит -- то ничего и не происходит -- Наконец -- он сказал -- Я знаю -- есть законы жизни -- Я выпол-няю их -- и не бо-лее -- Но восхищаться этой жестокой условно-стью меня не заставит никто --
  
   Далее Странник рассказал о Черно-Белом Певце -- К судьбе Черно-Белого Певца благоволил фара-он Последнего Царства -- Милость государя выра-жалась в форме контроля и Отеческой опеки -- О нем говорили -- Во многом Близкий Египту -- он стал первым Певцом Государства -- он стал пер-вым -- потому что был не совсем Египтянином -- Не Египтянам в Египте -- всегда первое место -- В то время в интимных покоях фараонов -- следо-вало бы начертать слова -- Кочевнику в Егип-те -- первая помощь -- Правители Последнего Царства были безразличны к своему народу -- Они позво-ляли кочевникам убивать Египетских мужчин и на-силовать Египтянок -- Поэтому -- если кос-нуть-ся надписей Последнего Царства -- не слу-чай-но обна-руживается Восхождение Черно-Белого Певца -- В это время не случайно чистые наймиты и дерзкие африканские царьки охраняются волей фараона -- Не случайно юго-восточные кочевники смело продвигаются в центральную жизнь Египта -- Не случайно -- что в противоречивом котле Вак-ха-на-лии времен Последнего правления была зачата гря-дущая судьба Черно-Белого Певца -- О нем гово-рили -- Сотканный из Черно-Белых противо-речий -- он все-таки обладал удивительной Гармо-нией -- Что касается Его смерти -- Его убил не Египтя-нин -- и лишь потому -- что Египтяне вооб-ще не умеют убивать -- Тем более Египтянину никогда не позво-лят убить не Египтянина -- Такова одна из позор-ных страниц истории Последнего Царства --
     
   Далее Странник сказал -- Море -- это не люди -- которые плывут в море -- Горы -- это не люди -- которые живут в горах -- Поэтому море не может быть любимо или не любимо -- Поэтому горы не могут быть любимы или не любимы -- Поэтому никогда не говори -- Я не люблю море -- Поэтому никогда не говори -- Я не люблю горы -- Можно сказать -- Я не люблю людей -- которые плывут в море -- можно сказать -- Я не люблю людей -- которые живут в горах -- Но нельзя сказать -- Я не люблю людей -- потому что люди в целом -- это то же -- что море и горы -- ибо горы -- море -- люди -- это весь мир -- Можно сказать -- я не люблю весь мир -- но для этого надо отказаться от жизни --
  
   Далее Странник сказал -- Я думаю -- что если бы однажды один из ангелов смерти -- представленный в образе грядущего вождя -- явился к отцам древней церкви и сказал -- Дайте мне власти и денег -- и я оставлю ваш народ в покое -- ведь умеете вы читать будущее и знаете -- сколько жизней я скоро заберу у вашего народа -- ему бы ответили -- Пусть так -- но поле засеяно -- пшеница должна вырасти -- Мы поможем тебе ее срезать и собрать -- а то -- что в следующий раз зацветет на поле -- на то воля божья --
     
   Далее Странник сказал -- Хорошо ли видеть то -- что не видит никто -- Хорошо ли из ничего делать все -- Хорошо ли простые камни превращать в золото -- Справедливо ли поднимать их с Земли и продавать простакам или тем -- кто знает -- как еще лучше обмануть простаков -- Это ли не итог того давнего умственного тупика -- в который ут-кнулся человеческий разум -- исчерпав свой перво-зданный взгляд на природу -- и перебрался в мир вторичности --
  
   Далее Странник сказал -- Слева и справа -- сверху и снизу -- во время нашего бега -- плаванья и полета возникают видимые и невидимые стены и гра-ницы -- которые спасают нас от земного лю-бопыт--ства -- будь то мощные скалы или бес-помощные гнезда -- Стены и границы необходимы -- как принцип нашего сохранения -- Чем реальней угроза -- тем быстрей строятся стены между своими и чу-жими -- Любая попытка уничтожить защитные сте-ны и границы -- начало тотальной агрессии против Последнего Царства -- Но задолго до этого пропо-вед-ники разрушения границ -- подстрекают худож-ни-ков и преступников к разрушению нрав-ственных стен и границ между своими и чу-жими -- Пагубная сила земного любопытства -- посто-янно порождает агрессивную мощь захвата -- так свойственную кочевникам и рабам -- Но рабы и кочевники ищут Свободу -- не зная -- что Свобо-ды нет -- Свобод-ный живет несвободно -- ищет независимость и создает стены и границы --
     
   Однажды спросил Странник -- О чем должен пи-сать летописец -- о прошлом -- о настоящем или о будущем -- Я ответил -- Писать о настоящем -- это значит лгать по собственной воле -- писать о прошлом -- это значит лгать по чужой воле -- писать о будущем -- это значит лгать сразу по соб-ственной и чужой воле одновременно -- Поэтому настоящий летописец не говорит о прошлом -- настоящем или будущем -- он говорит о жизни вообще --
  
   Далее Странник сказал -- Мираж -- не зеркало моего лица -- мираж -- зеркало моей души -- Сначала воздух отражается в пруду -- затем пруд отражается в воздухе -- В первом случае действует ветер -- присланный свыше -- во втором -- ветер моей мечты -- И вот -- когда небесный ветер соединяется с ветром моей мечты -- совершается чудо -- Но никто не скажет нам -- за что мы страдали -- никто не скажет -- за что нам дается избавление от стра-даний --
     
   Далее Странник сказал -- Много ли ты знаешь людей -- которым удалось переступить через мираж -- нет -- не прикоснуться к нему -- не войти в него -- а именно переступить -- Я ответил -- Я знаю одного -- это ты -- Странник -- ибо только задав-ший такой вопрос способен к действию уже не думая об ответе -- Иногда необыкновенный вопрос и есть тот единственный ответ для самого себя -- ибо истина не в вопросе и не в ответе -- истина в преодолении миража --
  
   Однажды спросил Странник -- Говорят -- ночь старше дня -- тьма старше света -- а Черная кровь сильнее Белой -- Я ответил -- Ночь и день нераз-рывны -- тьма и свет разноодинаковы -- жизнь осквернена смертью -- смерть осквернена жизнью -- ибо границы между жизнью и смертью перестали существовать -- Черный ангел заходит в Белое царство -- Белый ангел заходит в Черное царство -- Но главное -- нет обиженных и нет обидевших -- Есть те -- кого обижают -- и те -- кого не обижа-ют -- вернее сказать -- есть те -- кто позволяет себя обижать -- и есть те -- кто этого не позволяет -- В итоге -- если уходит Бог -- уходят все -- Если забывает Бог -- забывают все -- Остает-ся лишь Бог -- который остается во мне --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Когда в похоронные камеры наших пирамид проникли первые крысы -- а на вершинах Трехгранников появились Перелетные Птицы -- было уже поздно -- ибо то -- что создается всей жизнью -- нельзя построить заново -- На Совете жрецов был поставлен вопрос о времени -- И мы перешли границы настоящего -- уйдя далеко вперед -- и возвратясь далеко назад -- Таким образом -- мы увидели все прошлое и все будущее -- но не нашли ответа для настоящего -- Тогда же был выбран путь к Свободе Исчезновения -- И мы пропали -- оставив для взора кочевников только жалкие маски и передвигающиеся оболочки -- Фа-ра-онов -- жрецов -- чиновников -- крестьян -- Но -- совершенно невидимые для врагов -- мы рассея-лись в неизвестности и Золотые колесницы Египта застыли в грозном ожидании начала смер-тельного похода в битве за истину --
  
   Далее Странник говорил о том -- что на любой вой-не более всего погибают молчаливые одино-кие люди -- Может быть -- это еще одна жестокость -- которую так часто обнаруживает жизнь -- может быть -- это как раз естественный ход событий -- Человек одинок -- Зачем ему жить -- Пусть исчезает первым -- И все-таки это не то -- не другое -- Есть великое предназначение у тех -- кто обладает ис-тин--ным бесстрашием и глубокой совестью -- Их не случайно вырастила Земля -- Не для веселья и пус-тых речей -- не для театрального пред-став-ления -- не для торговли обманом -- и даже не для любви к женщине -- Они -- жертвоприношение мира -- ибо только подобных героев в первую оче-редь при-зы-вает к себе Вселенная --
     
   Далее Странник сказал -- Великое заблуждение -- считать народ -- живущий в нищете -- духовной и телесной -- народом страдающим -- Великое заблуждение называть народ -- позволяющий изде-ваться над собой другим пришлым народам -- народом страдающим -- Великая ложь -- объявлять этот народ мучеником -- даже если все народы -- живущие рядом -- крадут у этого народа -- золото -- землю -- женщин -- И не дай Бог этому народу стать таким народом -- который в долгой борьбе со своими врагами стал бездуховным победителем мира --
  
   Далее Странник сказал -- Я люблю мою Родину -- ибо она разбитое Зеркало -- в котором отражена моя собственная жизнь -- Вот мои братья и сестры -- молчаливы -- пытался говорить с ними о Зле -- которое принесли кочевники -- Не было отклика -- Не было ответного Зла -- к обидчикам -- Был сон -- ибо -- кто вечно спит -- что ему Золото -- Зем-ля -- Независимость -- которые крали -- крадут и будут красть -- Сон -- мечта -- сказка -- вот что дорого моей Родине -- Спят братья -- и кочевники крадут их сестер -- спят сестры -- и кочевники убива-ют их братьев --
     
   Однажды спросил Странник -- Кто виноват перед Божественной моралью -- Я ответил -- Божест-венная мораль не делится на сословия -- И тот -- кто назвал определенную часть населения духовной элитой -- совершил ужасный грех -- ибо этим раз-делил мир на мнимое величие одних и на мни-мое безразличие других -- Мнимое величие прине-сло ложь -- мнимое безразличие принесло смерть -- Тогда спросил Странник -- Хорошо -- Долго ли нас будет прощать Вселенная -- представ-ленная в об-разе Божественной морали -- Я ответил -- Долго -- ибо наша вина перед Вселенной так же мала -- как велика Сама Вселенная -- и так же низка -- как высока над нами Божественная мораль -- И действительно -- так высоки -- недоступны законы Вселенной -- что мы даже не можем быть быстро наказаны за нарушения этих законов -- Но возмездие неотвратимо -- как свет -- идущий на Землю с очень далеких звезд --
  
   Однажды спросил Странник -- Говорят -- что все наши тираны были плохими художниками -- Я от-ветил -- Это -- конечно -- неверный -- поверх-ност-ный взгляд -- Ибо никогда плохой художник не станет Великим деспотом -- Вопрос следует по-ставить иначе -- все преступники художественны по натуре -- Все художники преступны по духу -- Ина-че чем объяснить -- что мы из века в век шли к та-кому искусству -- которое видим в наше время --
     
   Далее Странник сказал -- мир устал -- мир исчезает -- ибо от существа с душой зверя нельзя ждать при-знания божественной морали -- может быть -- немно-го совести -- немного сострадания -- но ни-когда -- правды -- ибо правда всегда тяжела -- а весе-лье -- всегда ложь -- Мы принципиально смерт-ны -- ибо смертно все человеческое -- Мы неотвратимо смешны в своих праздниках -- Мы смертнее и смешнее любого зверя -- но об этом знают совсем немногие -- поэтому тот -- кто от любви -- нена-висти и презрения добрался до бес-страстного пони-мания -- достоин вечности -- вне зависимости от человеческого признания --
  
   Далее Странник говорил о том -- что все говорят правду -- Лживый говорит -- что он честный -- негодяй -- что он Святой Дух -- убийца -- что он кара Божья -- и в ответ молчат жертвы -- И он -- Странник -- не может сказать -- кто кому более интересен -- Все говорят правду -- ибо тот -- кто преуспел в обмане -- совсем не хуже того -- кто украл честность -- и даже опальная слава имеет право на элитарных врачей --
     
   Далее Странник говорил о двух солдатах -- которых он преследовал во сне -- Они убегали в стог сена -- и там он их настигал -- ибо они были его враги -- Но по мере того -- как его руки ловили их -- он чувствовал -- что это не враги -- это не воору-жен-ные солдаты -- это беспомощные мягкие зверь-ки -- И он просыпался от слез и глубокого раскаяния и веры в Бога -- Он говорил -- что видел время -- и теперь он знает -- время неизбежный зверь -- Свет -- это охотник -- останавливающий время -- Человек между временем и светом -- И его цена равна свету -- способному сдерживать время --
  
   Далее Странник говорил об однозначности -- кото-рая лишает нас всякой надежды -- Странник уверен -- что самые стройные -- но реальные фигуры обезобразят пошивочную мастерскую фантазии -- Он утверждает -- что тело уродует ткань -- тело деформирует пошив воображения -- Вот они -- искалеченные ноской костюмы -- собрались в ре-монтном ателье -- сутулые -- вытянутые -- словно шкуры -- снятые с облезлых обезьян -- И поэтому -- сорвав с лица маску неподвижной невозму-ти-мости -- он -- Странник -- не собирается переигры-вать мраморные изваяния -- он уходит в беспред-мет-ную Пустыню -- Но он не склонен забывать -- что отсутствие страха убивает добро и -- говоря о-ткровенно -- он из тех -- кому холодно во всех поколениях -- Странник считает -- что сотворение мира явно не удалось -- В сердцевину яблока была заложена какая-то большая несправедливость -- Не-ко-торые поняли Гармонию -- сочиняли музыку -- но сами не были достойны своих мелодий -- Человек не был достоин самого себя -- Так было всег--да -- Странник считает -- что очень давно бы-ло со--вершено какое-то глобальное преступление -- о ко--тором нет памяти -- И медленно -- как показалось людям -- а на самом деле очень быстро нача-лось время преступной лжи -- Странник знает -- что люди -- обращаясь к нему -- говорят ему свои слова -- чтобы он принял их как свои -- Тем не менее это его слова -- хотя они думают -- что эти слова не принадлежат Страннику --
     
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Наступило время забывания имен и лиц -- Наступило время разочарования и безразличия -- Не потому -- что они виновны -- но потому -- что их не было -- Я говорю о Хаосе -- который не имел места -- Их не было -- потому что их нет -- Наступило время присоединиться к Бес-чувствию живых -- с которых сорвана цветная одежда мнимой культуры -- Напрасны увещевания -- их не может вразумить распятие -- им необхо-димо Воскресение -- которого нет -- И снова мучи-т-ельные унижения -- ради совершенно мелких радо-стей -- а скорее всего ради равновесия Пустоты -- И вот я стою и не знаю -- куда пойти -- Слишком долго я смотрел на них со стороны -- пока не рассеялся обман их Божественного происхождения -- Звери -- Убийцы -- Воры -- в меру своих воз-мож-ностей и своих способностей -- может быть -- я трагически ошибся -- что однажды посмотрел на них -- а они в тот откровенный промежуток време-ни -- внезапно сбросили со своих не вполне про-яс-ненных лиц человеческие маски -- И я -- на свою беду -- не смог -- отвести глаз от сущности истин-ного зверства -- Я не один -- многие уходили прочь -- В сторону Свободы Исчезновения -- Но -- пожа-луй -- совсем никто не был уверен -- что покидает Последнее Царство --
  
   Далее Странник говорил о большой Черной собаке с огненными клыками и когтями -- достойными воображения дьявола -- Он сказал -- что часто видит эту собаку у моря или в Пустыне -- Она появляется в тот момент -- когда ему угрожают или когда его оскорбляют -- Она тихо подходит к врагу и садится за его спиной -- и наступает туманная тишина -- в которой ему нечего больше пожелать --
     
   Однажды спросил Странник -- В чем сходство художника с уродом -- Я ответил -- Один человек родился без ушей и глаз -- Вместо ушей и глаз у несчастного была ровная гладкая кожа -- сплош-ные покатые щеки -- наполненные отчаянным криком -- которому никогда не вырваться из безум-ной головы -- Не так ли лишенный разума худож-ник хочет крикнуть о себе на весь свет -- но его душа закрыта -- замурована -- убита в собственном теле --
  
   Далее Странник говорил о трех волнах прохладного ветра -- которые он почувствовал в Пустыне -- Сначала ветер был слаб и почти незаметен -- затем вторая волна принесла прохладу и надежду на сча-стье и -- наконец -- третья волна овеяла Стран-ни-ка полным блаженством -- и только тогда Странник понял -- что это была все-таки одна волна чудесно-го ветра -- ибо счастье неделимо -- но его не сразу чув-ствуешь -- как тот Божественный ветер Пу-стыни --
     
   Однажды спросил Странник -- Скажи -- учитель -- почему я так не люблю -- когда разлетаются листы какой-нибудь рукописи -- почему мне в этот мо-мент кажется -- что рушится вся жизнь и мне никогда не собрать в правильном порядке страницы этой жизни -- Я ответил -- Это значит -- что у тебя еще нет никакой рукописи и нет самой жизни -- ты ничего не знаешь -- ни в чем не уверен и -- пожалуй -- никогда не сможешь этого изменить --
  
   Далее Странник сказал -- что на обратной странице жизни только суета -- только дополнение -- как правило -- бесполезное -- к первой -- главной -- странице -- Странник допускает -- что обратная страница может быть тем полем -- на котором ис-прав--ляют ошибки и доводят до конца идеи и замыс-лы -- Но все же это не те идеи и не те замыслы -- не тот блеск -- которыми мы были освещены на пер-вой -- главной -- странице жизни --
     
   Далее Странник сказал -- Если каждого можно срав-нить с побережьем -- а остальных с морским прибоем -- то примерно за несколько стадий перед смертью вода резко начинает уходить от берега в океан -- как бы соблюдая ритуальную дистанцию между жизнью и Свободой Исчезновения -- На-прасно каждый из нас в это время старается удер-жать утекающую из-под рук волну -- напрасно чужие и свои делают бессильные попытки изменить движение волн в сторону побережья -- напрасно -- ибо предначертано время -- и всем нам обес-пе-чено полное забвение --
  
   Далее Странник говорил -- что мнимая нравст-венность ищет выход через гениальный обман -- Он слышит неудержимую поступь тупых динозав-ров -- Но все же камень упал с души -- как тот камень -- который упал -- чтобы открыть путь Хри-сту из Пустыни смерти -- но медленно строится нравственная мысль -- ибо совесть -- словно слепая лошадка -- зигзагами скачет к финишу справед-ливости --
     
   Далее Странник говорил о двух дервишах -- кото-рые одновременно ослепли в Пустыне и сквозь летучий песок шли друг другу навстречу -- Эй -- дервиш -- кричал тот -- что справа -- Эй -- дервиш -- отвечал тот -- что слева -- Но потом в эту игру вмешались джинны -- и тогда дервиш слева стал дервишем справа и наоборот -- Но это ничего не изменило -- ведь оба они были слепы и оба шли в Пустыне -- Видя это -- джинны решили вернуть одному из дервишей зрение -- Но и это ничего не изменило -- так как оба они шли в Пустыне и во-круг вертелся летучий песок -- И они одинаково не видели -- ни зрячий -- ни слепой -- Тогда джин-ны лишили дервишей голоса -- Но и это ничего не изменило -- ибо оба они были слепы и шли в Пу-стыне -- сквозь летучий песок -- Видя это -- джин-ны решили вернуть им голос -- зрение и оста-нови-ли летучий песок -- Но и это ничего не изменило -- ибо теперь дервиши были зрячи -- имели голос -- но по-прежнему шли в Пустыне --
  
   Далее Странник сказал -- что ему -- Черно-Белому человеку -- трудно объяснить -- какого он роду-племени -- но одно он знает точно -- истина и есть его народ -- Точнее -- народ -- который ищет истину -- Кто же такие Черно-Белые люди и что такое Черно-Белый народ -- Странник убежден -- что Черно-Белые -- самые независимые люди в мире -- ибо им в равной мере чужды и Черный паразитизм и Белый эгоцентризм -- Но в то же время Черно-Белый народ наиболее уязвим как с Черной -- так и с Белой стороны -- Черно-Белым не хватает веры в самих себя -- Черно-Белым следует знать -- что они никогда не будут поняты ни Черной -- ни Белой стороной --
     
   Однажды спросил Странник -- Кто ты -- Черно-Белый учитель -- Я ответил -- Странный вопрос задаешь ты мне -- Ты спрашиваешь о происхож-дении живого человека -- и не можешь определить происхождение какой-нибудь мертвой египетской статуэтки -- Все же отвечу -- каждый -- кто уверен в своем предназначении -- кто вечен в прошлом и сдержан в настоящем -- не преувеличит -- если назовет себя потомком древних египтян --
     
   Однажды спросил Странник -- Может ли быть про-слав-лен художник -- если его всюду хотят оставить в забвении -- Я ответил -- Я знал одного художника -- он был обречен на гибель -- Его заставили молчать на Родине -- а главное -- к нему был при-ме-нен закон умолчания -- О нем никто не говорил -- хотя все знали -- Тогда он отправился в другие страны -- но слава человека -- о котором молчат и который должен молчать -- шла за ним по пятам из страны в страну -- И куда бы он ни являлся -- его всюду встречало молчание -- ибо везде были люди из той касты -- которая обрекла его на забве-ние -- И вновь спросил Странник -- И все-таки скажи -- может ли быть прославлен такой художник -- Я ответил -- Есть слава -- рожденная любовью -- есть слава -- рожденная ненавистью -- В первом и во втором случае о человеке говорят либо хорошо -- либо плохо -- Есть и другая слава -- когда о че-ловеке молчат и заставляют молчать его самого -- При этом все о нем знают -- Это и есть высшее признание -- которое может получить от грешного общества художник --
  
   Далее Странник говорил -- что человек -- рож-денный от Черной матери и Белого отца -- всегда живет между Городом и Пустыней -- Он постоянно нахо-дится у ворот Города и не может решить -- входить ему в Город или отправиться в Пустыню -- Ибо он не знает -- какого цвета Город -- какого цвета Пустыня -- ибо не может отличить Черного от Белого -- Но и Странником его назвать нельзя -- ибо Странники бывают или Белые или Черные -- Одни Странники идут из Города в Пустыню -- другие из Пустыни в Город -- И только человек -- рожденный от Белого отца и Черной матери вечно сидит у ворот непонимания между Городом и Пу-стыней --
     
   Однажды спросил Странник -- Скажи -- учитель -- почему ты вечно сидишь у стены своего Города -- Я ответил -- Это потому -- что я еще не устал меч-тать о странствиях -- Тогда сказал Странник -- Не разумно ли тебе -- учитель -- перестать мечтать и отправиться в путь -- Я ответил -- Если умрет мечта о странствии -- то зачем само странствие -- ибо если умрет мечта о любви -- то зачем сама любовь -- Тогда сказал Странник -- И все же -- если не будет странствия -- то зачем мечтать о стран---ствии -- Я ответил -- Тот -- кто умеет стран-ствовать -- может не мечтать -- Тот -- кто умеет мечтать -- может не странствовать --
  
   Далее учитель говорил о двух Странниках -- кото-рые посетили его -- Один был в Черной одежде -- другой в Белой -- Откуда вы -- спросил их учитель -- Мы из Города -- который полностью разрушен и истреблен -- Что вы несете из этого Города в мир -- спросил учитель -- Я несу Белую одежду -- ответил Белый Странник -- Я несу Черную одежду -- сказал Странник Черный -- Хорошо -- сказал учитель и посмотрел на свою Черно-Белую одежду -- Далее он сказал -- Вот эти два Странника вышли из разрушенного Города -- Вышли -- нашли выход -- но -- может быть -- им следует искать вход -- Может быть -- им надо возвратиться назад --
     
   Однажды спросил Странник -- Какой казни следует предать злейшего врага -- Я ответил -- Посели его среди богатых родственников -- родители которых обокрали его родителей в то время -- когда его еще не было на свете -- Тогда сказал Странник -- Одно дело родители -- другое -- дети -- Почему дети укравших виновны перед детьми обобранных -- Я ответил -- Я бы сказал тебе -- Странник -- что дело не в детях и не в родителях -- Дело в наслед-стве -- которое -- если его не растратить -- со вре-ме--нем имеет свойство приумножаться -- И по мере умножения наследства увеличивается вина украв-ших перед обворованными -- И если родители укра--ли у родителей 10 золотых -- то дети укравших будут должны детям обкраденных уже 1000 золо-тых --
  
   Однажды спросил Странник -- Кто побеждает в жизни -- львы или шакалы -- Я ответил -- Когда ты говоришь -- мы вечны -- я прежде всего слышу Мы и уже потом Вечность -- ибо вечны мы -- а не вечность -- Когда ты говоришь о любви вообще -- то это оскорбляет мою любовь -- ибо она требует безраздельности и не нуждается в поучениях по искусству общей любви -- И вот -- когда ты гово-ришь -- Кто побеждает в этой Пустыне -- львы или шакалы -- я говорю -- что всегда и везде побеж-дают шакалы -- а не львы -- ибо пока лев лениво подни-мает голову -- шакал уже бежит по второму кругу --
     
   Далее Странник говорил о быстром уме и о том -- что это ум врага -- О эти мнимые мудрецы -- Во всякое время находят для себя удобную мораль -- Они словно знают -- что от них хотят услышать -- при появлении определенного лица -- Они пред-став-ляют -- где встать -- где сесть -- что сказать -- о чем молчать -- Не куклы ли они -- И вот -- когда Странник только хочет задать Кукле вопрос -- она уже пищит -- У нее уже готов ответ -- Мо-мен--тальная реакция -- признак очевидной лжи -- Быстрый ум -- это ум врага --
  
   Однажды спросил Странник -- Скажи -- учитель -- почему на твоем пути всегда стоят враждебные тебе люди -- Я знаю -- что они не испытывают к тебе ненависти и зависти -- я также знаю -- что и ты не испытываешь к ним ненависти и зависти -- Ты всегда был от них в стороне -- и твой путь никогда не пересекался с миром этих марионеток -- Я ответил -- Это верно -- мой мир никогда не пересекался с миром этих марионеток -- Но мой путь всегда сталкивался с волей дьявола -- Мой путь всегда был враждебен дьяволу -- И эти ничто-жества без совести были всегда марионетками в его руках --
     
   Далее Странник сказал -- Вино разбавлено -- слава преувеличена -- мысль рассеяна -- И нет на Земле народа более глухого и слепого -- чем рабы -- но нет народа и более разумного -- изобретательного в своем честолюбии -- чем они же -- А в это время -- вино продолжают разбавлять -- славу преуве-личивать -- мысль рассеи-вать --
  
   Однажды Странник спросил -- Скажи -- что более угодно душе человека -- быть скалой или волнами океана -- Я ответил -- Скалой -- ибо душа человека всегда устремлена к вечному покою -- Душа океана -- это настоящее возмущение -- и поэтому человеку всегда будет непонятна душа океана -- Но спросил Странник -- Почему человек так боится смерти -- может -- он все-таки хочет войти в душу океана и из двух вечностей -- движимой и недвижимой -- выбирает движение -- Я ответил -- ты ошибся -- ибо ни один человек еще не предпочел бессмер-тие вечному покою --
     
   Далее Странник говорил о Городе -- ворота которо-го уже открыты -- О ночи -- о Пустыне -- зовущей в путь -- Для него -- Странника -- это лучшее время -- чтобы уйти из Города -- но он не может этого сделать -- ибо навстречу ему -- из Пустыни в Город -- входит новый караван -- И ему уже неинтересна эта дорога -- как тайна -- по которой успели пройти чужие ноги --
  
   Далее Странник сказал -- Я научился выходить из любого заключения -- Если нет дверей -- выхожу в окно -- нет окна -- выхожу в расколотую стену -- нет раскола -- я ухожу в себя -- нет меня -- выхожу из себя -- и превращаюсь в стрелу -- кото-рая пущена только для того -- чтобы в своем полете расщепиться надвое и лететь одновременно в про-ти-во-положные стороны --
     
   Далее Странник рассказал о старике и старухе и о куске скалы -- который упал на их дом -- Когда упала скала -- сказал Странник -- сад сломался -- сплющились куры -- стали беспредметными стари-ки М -- Странник не знает -- что они почувство-вали -- когда их накрыла безумная глыба -- Может быть -- внезапный холод -- Странник допускает -- что старику казалось -- если скала будет падать -- он успеет отскочить -- Думал ли старик о гибели -- Да -- конечно -- каждый день -- Странник уверен -- что в день смерти старуха отвязала сторо-жевую собаку и успела накормить кур -- Это не-прав-да -- что старики ничего не успели сообразить и почувствовать -- Первой рванулась собака и ушла тремя длинными прыжками -- закружились пчелы -- это их и погубило -- Застыли куры -- Умер на пороге дома старик -- И странно -- это случилось только от того -- что скала сказала -- Ах -- И ни одной каменной пылинки еще не свалилось на их дом -- Странник понимает -- что скала постоянно убеждала стариков перевести свой дом из-под своей безумной головы -- Ибо миллионы лет назад был решен вопрос падения скалы -- Место долины по праву принадлежало скале -- Странник допускает -- что самой скале хотелось раздавить стариков вместе с их курами -- пчелами и собакой -- но все-таки за несколько мгновений до отрыва она предупредила безумцев звуком -- ах -- Но этим воспользовалась лишь собака -- Тем не менее Странник понимает -- как тяжело старикам М было покинуть долину -- в которой они проживали более 100 лет -- Конечно -- дом можно было перевезти -- Но разве перевезешь Родину -- разве перевезешь на новое место сладкую опасность в виде скалы -- свисающей над очагом -- Вероятно -- стариков приятно мучил страх -- Странник убежден -- в тот момент -- когда старуха отвязала цепь -- сторожевая собака рассталась не только с конурой -- но и со стариками М -- Она наконец получила моральное право не охранять нелепость их существования -- ибо на протяжении ста лет она предостерегала этих безумцев от нависшей опасности -- Но все оказа-лось напрасным -- Уйти из-под срывающейся скалы было для собаки делом элементарного чутья -- Однако со стороны могло показаться -- что она убегает в последний миг и обладает сверхъестест-вен-ным пониманием катастрофы -- И все же Стран-ник не уверен -- что пчелы не погибли в своих ульях -- Пчелы не моложе скалы -- придавившей долину -- а значит -- не глупее общей природы -- они могли улететь за день до крушения иллюзии --
  
   Далее Странник говорил о пропасти -- которую мы создаем -- поднимаясь в гору -- Странник не знает -- что опаснее -- гора или пропасть -- Он -- конечно -- понимает -- нет горы -- нет и пропасти -- И на первый взгляд -- гора совершенно матери-альна -- тверда и опасна -- Но -- будучи у подножья горы и на ее вершине -- он -- Странник -- посто-янно связан с жизнью -- Гора -- это его опора -- это то -- за что он цепляется -- С другой стороны -- пропасть хоть бестелесна -- но заполнена духов-ным пространством -- смертью -- умноженной на воображение -- Таким образом -- точнее сказать -- что опасней -- Дух или Тело -- А так как Дух и Тело едины -- то едины гора и пропасть -- а значит -- в равной степени опасны --
     
   Далее Странник говорил о власти и о любви -- Бог создал собак -- чтобы они любили собак -- змей -- чтобы они любили змей -- людей -- чтобы они любили людей -- Что касается власти -- то Стран-ник уверен -- сегодня она у человека -- завтра -- у динозавра -- Это вопрос времени -- Но даже эта временная власть достаточно ограниченна -- и по-рой комары -- эти волки малого пространства -- пьют кровь из человека -- ибо в отличие от нас у них есть прошлое -- они значительно старше -- У них есть будущее -- они намного живучей людей -- Поэтому Странник считает -- что мы сохранимся -- если будем любить -- а не спасать себя -- ибо власть временна -- любовь -- вечна -- Странник знает -- настоящая власть у тех -- кто себя любит -- а не только спасает -- Страх за себя -- это пре-зрение к себе --
  
   Далее Странник сказал -- Никто не знает -- но что знать -- Никто не слышит -- но что слышать -- Не изменяй тайне -- Не забывай света на своем лице -- убей убившего -- предай предавшего -- найди забывшего -- Но не уходи далеко от себя -- даже если ты глупец -- ибо независимый погибает тогда -- когда начинает жить по законам чуждого ему мира -- Вот почему так опасно из чужого делать свое -- Вот почему вовремя скажи -- Ничего не слышит этот голос -- Но я понимаю -- о чем он гово-рит -- Он говорит о чужом -- Он говорит о сво-ем -- ибо это голос -- а не слух -- ибо это упрек -- а не вера -- ибо это слова -- а не любовь -- Не забы-вай о печали -- ибо преступны счастливцы -- которые живут внутри несчастного времени -- среди страдающего народа -- Не смейся над людьми -- Разве виновны мужчины и женщины -- если они со времени сотворения мира не перестали дивиться тому -- что несколько отличаются друг от дру-га -- Но не ошибись в человеке -- нет ничего опасней настоящего -- Поэтому театральное бес-стыд-ство -- может быть беспорочно -- И наоборот -- истинная стыдливость -- может быть вполне грехов-на -- Добивайся успеха -- но знай -- что в этом случае отбираешь успех у другого -- Поэтому не унижайся в молодости -- чтобы в старости не уни-жать других -- Когда же речь заходит о Послед-нем Царстве -- помни -- что если правая рука человека начинает калечить левую -- это происхо-дит не по желанию человека -- это воля его врага -- Так же и в стра-не -- если одна часть народа начинает убивать другую часть народа -- это не воля народа -- это желание врага -- Поэтому лучшее -- что есть у любого народа -- это молодые солдаты -- которых народ направляет в сторону своих врагов -- Помни -- что границы Последнего Царства -- это не только горные -- морские -- лесные -- степ-ные расстояния -- в итоге -- это миллионы личных гра-ниц каждого из нас -- А по сути -- между нами и на-ши-ми врагами -- стоят наши дети -- воору-женные любовью к Отчизне и любовью Отчизны к ним --
     
   Далее Странник пересказал слова -- которые услы-шал от Верховного жреца Последнего Царства -- Не будем как те -- лишенные стойкости -- сооте-чест-венники -- впадать в отчаяние -- ибо наша страна умирает и воскресает одновременно -- Не будем как те -- которые говорят -- Поздно -- ибо нет ничего на Земле -- чего мы не можем вернуть или догнать -- Другое дело -- стоит ли возвращать то -- что ушло прочь -- Какая радость от возвра-щения чужого образа -- времени и места -- Поэтому не будем -- как те пугливые странники -- думать -- что мы попали в опасную зону -- где зреют неизбежные предначертания -- не будем верить -- что все происходящее вокруг более тайна -- чем сама жизнь -- Разве мы хотим -- чтобы инерция предвзятости взяла над нами верх -- Разве мы можем поверить -- что великое совершенство люб-ви не оставляет ничего -- никогда и нигде -- Не будем как те -- лишенные сострадания -- странни-ки -- отрицать боль -- ибо больно видеть -- как у детей вырастают когти и зубы -- Но также больно и тревожно видеть -- когда эти когти и зубы у них не растут -- Так или иначе -- любое царство только тогда можно назвать настоящим -- если оно -- в случае гибели отцов и матерей -- способно взять под защиту сирот -- Если нет -- тогда оно разруше-но и управляется чуждыми народу кочевниками -- Не будем -- как те -- расколотые надвое -- пророки -- которые совершенно провалились в мрачную пропасть разделенного мира -- не успев осознать -- что лживое представ-ление о любви и войне -- это не то -- чего не было в любви и на войне -- а то -- что было и прошло незамеченным и не-по-нят-ным для свидетелей любви и войны -- Не будем -- как те дети несчастных наро-дов -- которые постоянно настроены на попрошай-ство у других народов -- Не будем -- как дети этих народов -- сидеть на уровне ног проходящих мимо мудрых детей счастливых народов -- Не будем -- как те реальные глупцы -- обвиненные в мнимых пре-ступлениях -- которые становятся безумцами -- чтобы не быть наказанными за несовершенные дея-ния -- а получить легкое осуждение за реальную глупость -- Не будем -- как те сторожевые собаки -- которые охраняют темные желания собственных убийц -- Не будем слепы -- как те -- охваченные темными желаниями -- женщины -- которые упре-кают своих мужчин в том -- что они -- мужчины -- побуждают их -- женщин -- к измене самим себе -- Не будем самоуверенны -- как те Черно-Белые стран-ники -- которые пришли с войны -- где шла битва между Черными и Белыми -- ибо они все равно возвратились в мир -- где идет война между Белыми и Черными -- Поэтому зачем воевать за Белую Пустыню -- Поэтому зачем воевать за Черный Город -- ибо нет Города -- в котором не таилась бы Пустыня -- И нет Пустыни -- в которой не скры-вал-ся бы Город -- Не будем -- как те стран-ники -- которые вернулись в Город только для того -- чтобы рассказать своим женщинам -- как хорошо им было в Пустыне -- Не будем -- как они -- возвращаться в Город только для того -- чтобы рас-сказать своим женщинам о любви -- кото-рую мы испытывали к ним в Пустыне -- и о том полном безразличии -- которое испытываем к ним в Городе -- Не будем -- как те -- которые возомнили -- что родились только для того -- чтобы не соприкасаться с другими людь-ми -- Не будем -- как те летописцы -- которые с лег-ко-стью могут представить -- каки-ми были наши предки во времена Древнего Царства -- Но увидим в беззаботных весельчаках -- любим-цах распутного общества -- жестоких предателей Последнего Цар-ства -- слегка прикрытых светской самоуве-рен-ностью -- за которой мерцает право на убийство кого угодно ради собственного благопо-лучия -- Не будем -- как те несчастные правители Среднего Царства -- которые решили -- что смогут повеле-вать Свободой Зрения и Свободой Исчезно-вения -- только потому -- что сумели поставить у каждого входа и выхода жизни и смерти по одно-му свя-щенному коту
  
   Далее Странник сказал -- Еще молоды те -- кто под-ставляет свои судьбы для духовного насилия -- Еще нескоро торговцы живым воздухом станут мерт-вы-ми скалами -- Еще нескоро нежный -- коварный -- ленивый голос человека -- в котором посвер-кивают тайные угрозы -- сравнится с правди-вым недоумением небесного грома -- Не к этому ли голосу обращены души всех творцов -- Но не-мно-гие из них способны говорить с миром -- Не потому ли даже провидцы -- которые осквернились суетой -- слышат лишь одно -- Я не могу с тобой говорить -- Ты спрашиваешь у меня на слишком грязном языке -- Еще нескоро многих из нас поки-нет неле-пая уверенность -- что отсутствие всякой способ-ности -- есть мощный двигатель для дости-же-ния любой цели -- Еще нескоро мыслители пере-станут уподобляться художникам -- ибо задача послед-них мелка -- они способны лишь выставлять свое творчество на общее обозре-ние -- И главным образом для того -- чтобы самим передвигаться вдоль развешенных ими картин -- Еще нескоро глуп-цы не посмеют утверждать -- что знать очевидное -- это дело обыкновенное -- Не знать очевидного -- это уже подвиг ориги-нального ума -- Еще нескоро многие скажут себе -- Жить у до-роги хорошо -- Вышел и пошел -- Но тогда зачем Дом -- тогда зачем жить у дороги -- Еще нескоро многие узнают про себя и своих вра-гов -- Они заставили нас думать по-своему -- и мы начали умирать -- Они заставили нас смотреть в свое зеркало -- и мы начали стареть
     
   Далее Странник сказал -- Много раз я стоял над обрывом и ничего не удерживало меня от По-следнего шага в пропасть -- ибо уже давно не было у меня ни любви -- ни дружбы к Последнему Царству -- Чего бы я ни искал -- в какой бы Город ни заходил -- я не мог выучить местного языка -- я не мог приучиться жить в празднике возле шума -- Много раз пробовал я вкус одиночества -- много раз я спускался в погреб забвения -- где на холод-ных полках отрешенности хранятся старинные ви-на мучительного ожидания -- Зачем выдерживают молодое вино -- Зачем выдерживают наши Чувства -- Зачем так долго зреет в нас преступное одино-чество -- И мы говорим -- нет -- тем немногим -- кто еще остается с нами -- ибо они служат горьким напоминанием нашей мнимой обделенности -- И мы говорим -- нет -- тем -- кто идет к нам на-встречу -- ибо они лишь часть мира -- а нам необхо-дим весь мир -- Все или ничего -- таким -- как мы -- поздно быть совершенными -- Таким -- как мы -- трудно обма-нывать Природу и приукрашивать свое естество -- чтобы ввести в заблуждение чужую Надежду -- Это -- пожалуй -- единственное до-сто-ин-ство всех отрав-лен-ных временем вин -- Поэ-то-му мы стоим над обры-вом и не прыгаем в про--пасть -- а спускаемся в вин-ный погреб преступного ожидания -- Преступное одиночество просхо-дит от порочного желания обладать любовью всего мира --
  
   Далее Странник сказал -- Духовный покой попран -- Брошен в костер беспомощного терзания -- Еще нескоро -- Но неизбежно -- Достижение цели -- то есть справедливости -- Золотая колесница -- Серебряные ножи -- По следам упавшего во тьму -- ибо он не тот -- кто идет по горизонту вдоль полей и морей -- Он падает в Бездну -- Он думал -- способ избежать неизбежного -- Исчезновение во тьме -- Нет -- Он стремительно летит в темноту -- место казни -- Он верил -- тьма -- спасение -- нет -- тьма -- возмездие -- Он похитил святыню -- Нет -- смерть крадет его самого --
     
   Далее Странник сказал -- Украсть можно все -- Украсть можно откровение -- которое вы доверили своей книге -- Но можно украсть идею этого откро-вения -- которую вы доверили лишь глухому това-ри-щу -- Украсть можно мир -- который прекра-щает войну -- Украсть можно войну -- которая ведет к настоящему миру -- Украсть можно то -- что вы хотели украсть у другого -- или то -- что он украл у вас -- опередив этим философскую мысль -- Украсть можно весь мир -- ибо в самом начале совершенно естественно и абсолютно безвозмездно были обворованы -- Воздух -- Земля и Вода -- Мы просто сказали -- это дано Богом -- Ограбив Приро-ду -- мы начали красть друг у друга -- Поэтому стоит ли осуждать продажный мир -- Не святой ли по сравнению с вором первозданный торговец -- который мог украсть -- но впервые в своей жизни отказался от легкой кражи -- и поменялся со сле-пым другом -- отдав ему своего хромого коня и взяв у него молодую стройную жену --
  
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- И тогда я сказал на Совете жрецов -- Не будьте слепы -- откройте двери Храма и посмотрите на Последнее Царство -- Отцы и Ма-тери в непрестанном движении -- чтобы найти хлеб и воду -- Дети вьются возле ног старших в надежде незаметно украсть или выпросить кусок для голод-ного тела -- Время ли думать о Душе -- им -- Голодным жителям Египта -- Нет -- Но вам -- жре-цам Последнего Царства -- да -- Чтобы в будущем никто не сказал -- То -- что похоже на человека -- не вызывает у меня доверия
     
   Однажды спросил Странник -- О какой Свободе ты говоришь -- если сегодня даже Мудрецы откры-вают книгу откровений с середины текста -- Это не традиция Великого Египта -- Это новая культура безразличия и недоверия -- которую принесли ко-чевники -- ибо они сами привыкли все делать с се-редины -- чтобы их не обманули -- Ведь имен-но они обманывают всех и во всем -- И вот это недо-верие в движениях и помыслах перешло от кочев-ников к нашим Мудрецам -- И они стали читать с середины священные тексты своего Отече-ства -- Я ответил -- Пусть сегодня из Послед-него Царства можно вывести даже слона -- набитого золотом и тайнами Великого Египта -- Но нйкогда вокруг наших Городов были каменные стены -- ограж-дающие не только предметное пространство -- но и духовную территорию нашего народа -- Теперь тебе не трудно догадаться -- почему на про-тяжении столь долгого времени преступники всех мастей непреклонно пытались разрушить каменные стены и духовные границы Египта -- И все началось с того -- что они приучили наших мнимых Мудре-цов читать с середины соб-ст-венную историю --
  
   Далее Странник сказал -- О как легко не вредить самому себе -- Если тебе не вредят все остальные -- Как легко не пить яда тому -- кому не подносят яд в дружеском застолье -- Как легко не бить себя Камнями по лицу -- когда эти же Камни не летят на тебя со всех сторон -- Как легко не затягивать веревку на собственном горле -- если тебе не при-носят такую же веревку каждый день и каждую ночь -- Поэтому никогда не говори -- Он сам виноват -- Он сам принес себе вред -- Нет -- он не хотел себе вреда -- Просто ему вредили -- И он устал от чужого вреда и стал вредить себе сам --
  
     
   Далее Странник сказал -- Тяжело смотреть в себя -- Но еще тяжелее видеть то -- что происходит вокруг -- Те из нас -- кто никогда не смотрят на небо -- спасены тем -- что отсечены от мнимого бессмер-тия -- А те -- кто слишком часто смотрят на Звезды -- спасены тем -- что отсечены от мни-мого Мира -- Наступает равновесие Пустоты -- Возмущает ли -- беспокоит ли нас лай чужой со-баки -- Нет -- Но крик ее хозяина -- да -- ибо мы снисходительны к тем живым существам -- кото-рых не вполне по-ни-маем -- Как правило -- живя в равновесии Пус-то-ты -- мы чрезмерно доброжела-тельны к собакам -- И совершенно беспощадны к людям -- Главное Зло в этой истории -- не в том -- что мы проявляем милосердие к со-бакам -- за-бывая о себе подобных -- Главное Зло в нашей уверенности -- что один человек познал другого че-ло-века -- Живя в равно-весии Пустоты -- желая избежать войны -- мы бежим из одной страны в дру-гую страну -- несмотря на то -- что на свете нет такого места -- где люди не умели бы выращи-вать хлеб и строить жилища -- В действительности -- мы переходим с одной войны на другую войну -- как будто на свете есть место -- где бы не шла война -- Но кто из нас способен выполнить совет -- Не прикасайся к Жизни -- и тог-да не узнаешь Смерти --
  
   Далее Странник сказал -- Что бы ни говорили и пе-ли любимцы народа на развалинах Последнего Царства -- их заслуги будут всегда равнозначны тому развалу -- который царит вокруг -- Как ни процветает в своем уме -- уже давно -- Великий мыс-литель -- его значение будет измеряться все-таки процветанием народного духа -- его нравствен-ность будет равняться количеству убитых или не убитых в разбоях соотечественников -- Что бы ни пели о люб-ви национальные певцы -- потомки оценят их голо-са по количеству юных девушек -- растленных и про-данных в рабство --
     
   Однажды сказал Странник -- Я встретил Грешника -- который считал себя глухим и слепым -- но при этом он обладал тонким слухом и прекрасным зрением -- Во всем остальном его Совесть -- Разум и Тело -- были так же поражены чудовищным недоверием к самим себе -- И если его можно было назвать Грешником -- то лишь потому -- что он постоянно грешил против самого себя -- Тогда же я спросил его -- Почему ты называешь себя слепым -- когда ты видишь -- Почему ты называешь себя глухим -- когда ты слышишь -- Грешен я -- сказал он -- И никогда не пошлет мне Господь истинных откровений -- Никогда я не сумею оторваться от Зем-ных размышлений -- Никогда я не найду такого Зеркала -- которое не только отразит мое несовер-шенство -- но которое сможет исправить безобраз-ные черты моего лица и души -- ибо грешен я с ног до головы -- виновен я перед своими друзьями и настолько -- что нет даже самого маленького про-света -- хотя бы для кратковременного прощения -- Зачем -- Господи -- ты послал мне друзей -- Ничего достойного я не сделал для них -- И нечем мне ответить на их духовное совершенство -- ибо глубоко несовершенен я во всем -- бессилен -- безволен -- беспросветен перед общей жизнью -- и -- очевидно -- бесполезен перед жизнью моих друзей -- Но я знаю одно -- Господи -- что ничего ты не совершаешь без Великого смысла и глубокой надежды -- Тяжело -- трудно верить мне -- что свершится чудо и выправится -- станет прямой и твердой дорога -- по которой иду -- не зная куда и зачем -- Но мучим я жаждой не к собственному недостижимому совершенству -- но любовью к По-следнему Царству -- словно хочу обмануть самого себя и -- может быть -- спасти свою ничтожность этим великим обманом -- И я говорю -- Отечество не имеет имени -- Последнее Царство не имеет названия -- Каждый просто говорит -- Это мое Отечество -- Это мое Последнее Царство -- Но самое главное -- что эти слова только тогда имеют смысл -- если они сказаны внутри себя --
  
   Однажды спросил Странник -- Велики ли границы несправедливости -- Я ответил -- Истина -- лишен-ная триумфа -- силы и успеха -- все же истина -- и поэтому границы несправедливости велики -- но небезграничны -- Тогда спросил Странник -- Если это так -- то почему от любви до ненависти только шаг -- Я ответил -- Это неверно прочитанная мысль -- Сказать надо так -- любовь -- рожденная нена-вистью -- рождает только ненависть и ненависть -- рожденная любовью -- рождает только любовь --
     
   Странник убежден -- что помощь с неба никогда не будет видна для того -- к кому она приходит -- Тот -- кто в это уверует -- будет разочарован отсут-ствием обратного знака на его безграничную веру -- Однако небесные силы будут по-прежнему его защищать -- За что -- За веру -- От кого -- От без-верия -- Странник знает -- что небесные силы -- божественная мораль найдут возможность охла-дить пыл Странника -- когда он начнет преувели-чивать свою связь с небом -- Он -- Странник -- не может надеяться на обратную связь -- Вопросы снисхождения -- не его дело -- Происходит проти-во-речие -- Сила Странника в вере -- потеряв веру -- странник утратит защиту духовную и телесную -- Но веря и веруя в обратную связь -- Странник возмущает небесные силы -- Поэтому небо требует безотчетной веры -- Нет -- небо ничего не требует -- говорит Странник -- ибо божественная мораль также создана по законам безответной веры --
  
   Однажды спросил Странник -- Можно ли к Богу и любви прийти через ненависть к злу -- В ответ на это учитель рассказал о стране -- жители кото-рой тысячи лет не знали войны -- Поэтому на улицах их городов всюду и везде воцарился запах пряной сытости -- Может быть -- говорил учитель -- они тысячу лет не знали и Бога -- Впрочем -- не все ли равно -- И если один глуп и о нем скажут -- что умен -- будет умным -- И если один умен и о нем скажут -- что глуп -- будет глупым --
     
   Да помогут мне зеленые аравийские чернила рас-ска--зать притчу о преступном караване -- И вот -- сказал Странник -- они вышли из ворот царства -- Их Черно-Белые верблюды -- нагруженные ядом -- отправились на Запад -- и по мере продвижения каравана по Пустыне эти наездники отравляли все живые колодцы -- вырытые Богом и людьми -- Что управляло ими в этом страшном походе -- Ты думаешь -- ненависть к людям -- Нет -- сказал Стран-ник -- ими управляла воля к свободе -- жела-ние никогда не возвращаться назад -- Ибо -- если бы они захотели вернуться -- на обратном пути были бы только жажда и отравленные колодцы -- И в этом смысле -- думая только о себе -- они были правы -- но они были не правы -- думая только о себе -- ибо колодцы -- вырытые в Пустыне -- принадлежат не только каждому -- но и всем -- И верно сказано -- придя в мир с отравой -- отравы и напьешься -- Так и случилось много лет спустя -- Пошли они назад через отравленные ими колод-цы в покинутое ими царство -- Господи -- спаси их отравленные души --
  
   Однажды спросил Странник -- Что делать -- если бездействуют мечты -- медленно превращаясь в надежды -- Или стоит лишь чуть-чуть исчезнуть из поля зрения близких -- и тебя уже совсем нет -- И разве не унизительно всю жизнь доказывать всякому право на каждый свой шаг -- Я ответил -- Вот именно поэтому творцы не похожи на танцоров -- а мнимые художники похожи на танцоров -- Только они танцуют не ногами -- а руками -- Настоящие творцы лишь те -- у кого нет празд-ников для танцев -- У них вечный праздник для души -- для твоей души -- Странник -- которая не должна доказывать всякому право на каждый свой шаг --
     
   Далее Странник говорил о центре Пустыни с отрав-ленным колодцем на полпути к цели -- И Странник не знает -- куда ему идти -- назад или вперед -- ибо проклятое чувство ответственности выросло до размеров королевской черепахи -- И сама цель перестала существовать -- ибо в равном смысле можно идти вперед и можно идти назад -- Но Странник предпочитает оставаться в центре Пусты-ни -- между мнимой мечтой и нелепой целью --
  
   Далее Странник говорил -- что современные худож-ники мало чем отличаются от зазывал на базаре -- Сначала они показывают себя и уже потом товар -- Странник убежден в глубокой порочности такой последовательности -- ибо так убивается истина -- идущая к нам путем зерна -- Именно поэтому -- считает Странник -- мы до сих пор едим хлеб обмана --
     
   Далее он сказал -- много времени я потратил -- что-бы найти на Небе свою Звезду -- И совсем мало времени осталось у меня -- для того чтобы ее хоро-шо разглядеть -- Было бы честнее смотреть на все Звезды сразу -- ибо все они по-разному одинаковы -- Все Звезды безвестны -- так же как безвестны все люди -- Безвестность -- вечное великолепие ми-ро-здания -- Каждый из нас и все мы вместе -- к счастью -- обречены на забвение -- Память о мно---гих уже давно превратилась в пыль -- не-сколь-ко де-сятков пирамид -- Вот и все -- что осталось от не столь далекого прошлого -- Тем удивительней стре-м--ление каждого -- быть лучше любого -- Тем смехо-творней жажда некоторых -- остаться в памя-ти всех -- словно все последующие -- останутся в чьей-то памяти -- Но даже если такая неиз-вест-ная память и возникнет на закате нашего бытия -- то в ее холод-ных глазах отразится весь пропавший мир -- как образ одного безвестного человека -- Так пусть этот лик не будет похож на безобразного змея с мил-лионом хищных голов -- пожирающих друг друга в безум-ном непонимании того -- что они истреб-ляют самих себя -- Если все -- что я сказал выше -- происходит от зла -- которое вызва-ло во мне ответ-ную ненависть -- даже если это так -- то противо-ядие -- которое я нашел в размыш-лении по поводу этого зла -- значительно важней той нелепой ситуа-ции -- которая побудила меня искать свой ответ --
  
   Однажды спросил Странник -- Где кончается вина прежней власти и где начинается вина власти нынешней -- Я ответил -- Всякая власть неделима -- как ядовитая змея -- Голова змеи готова жалить свой хвост -- И кто знает -- где начало -- где конец змеиной власти -- Проще сказать -- что всякое противостояние делится на два -- Так -- любовь противостоит ненависти -- Черные противостоят Белым -- а власть противостоит рабам -- Поэтому уместнее спросить -- где кончается вина прежнего рабства и где начинается власть рабства нынешнего -- Каждый человек рождается рабом и повелителем одновременно -- Каждый из нас несет в себе проти-воречивые желания раба и господина -- Но те -- кто выбирает власть -- идут к ней через рабство -- а тот -- кто хочет рабства -- делает все наоборот -- Женщины ищут мужского порабощения -- мужчи-ны становятся рабами женщин -- Собака сидит на цепи и получает плеткой по голове -- Но иногда поводок -- соединяющий волю собаки и безволие человека -- работает в обратном направлении -- На самом деле все просходит внутри каждого из нас -- независимо от окружающего мира -- Все мы по-разному одинаковы -- но всякое противостояние делится надвое --
     
   Далее Странник сказал -- Если Океан -- это сон -- то иногда я поднимаюсь из его глубины -- как большая глупая рыба -- чтобы взглянуть на Свет Божий -- сделать очередную ошибку и снова опу-ститься в Родную стихию -- Каждый раз мне не хватает воздуха -- Я не успеваю ничего совершить -- но я не протестую -- Мне давно пора смириться -- Не такая уж беда -- все реже и реже подниматься на поверхность Жизни -- и все с большей радостью опускаться на глубину забвения --
  
   Далее Странник говорил о трагических послед-ст-виях всякой войны -- Он сказал -- Сначала живые стреляют в живых -- затем раненые стреляют в ра-не-ных -- и -- наконец -- мертвые стреляют в мерт-вых -- и это уже длится бесконечно --
  
     
   Видел ли ты склон Города -- сказал Странник стоящему рядом фанатику -- Но тот продолжал тупо качаться всем телом -- Может быть -- да -- Может быть -- нет -- говорил он не раскрывая рта -- Так качаются -- так молятся умалишенные в сторону склона Города -- в сторону склона жизни
  
   Далее Странник сказал -- Пирамиды -- не Память -- Пирамиды -- оружие в руках исчезнувших Егип-тян -- Пирамиды -- не мир -- Пирамиды -- война -- Война естественна -- Мир искусственен -- Война честнее мира -- Пирамиды честнее искусства -- Пирамиды вечны -- Ибо Великие войны не прекра-тились и не прекратятся -- Об этом хорошо знали в Египте -- Об этом с ужасом догадываются кочев-ни-ки -- Пи-ра-миды -- не завещание -- Пирамиды -- не устрашение -- Пирамиды -- не защита древ-ней культуры -- Пира-миды -- сама Победа Духа -- изначально отраженная в пространстве -- окружен-ном камнем --
     
   Далее Странник сказал -- Донеслась до нас весть -- что при воздвижении Пирамиды для Государя Последнего Царства -- покинувшего Разделенный мир для Грядущего Сада -- явился человек -- лицом и телом похожий на умершего -- Долго смотрел он в сторону Пирамиды и после сказал -- чтобы не задохнуться -- надо спать под Звездами -- Еще он добавил -- словно был во времени между явью и сном -- Спасибо тебе -- Бог -- что довел меня до се-редины пути -- ибо отсюда одинаково хорошо вид-ны и нелепое прошлое и бесполезное будущее --
  
   Далее Странник сказал -- Если Государь посылает своих Солдат -- чтобы отстоять пределы Последнего Царства -- но его Войско терпит поражение -- у такого Царя нет пути к Миру -- У него есть толь-ко два решения -- Первое -- он должен воскресить напрасно убитых Воинов -- Второе -- он обязан убить себя самого -- Если это произойдет -- о нем -- мертвом -- будут говорить -- как о живом -- то есть как о Бессмертном -- Если этого не слу-чит-ся -- о нем -- живом -- будут говорить -- как о мертвом -- то есть как о Бессмертном в Забвении -- При всем этом -- надо помнить -- что прыгаю-щий в Бездну может преодолеть Страх Высоты только тогда -- когда в его спину задышит Страх надви-гающегося Огня --
     
   Далее Странник сказал -- Спрашивал я кочевников -- Что будет -- если не вы -- а мы придем в ваше Царство -- И так же нагло -- как вы берете наше Белое золото и наших Белых женщин -- будем брать ваше Черное золото и ваших Черных женщин -- И смеясь отвечали кочевники -- Зачем вам наши Черные женщины -- когда у вас есть Белые -- Вот когда у вас не будет Белых женщин -- тогда идите за нашими Черными -- Вот когда у вас не будет Белого золота -- тогда идите к нам -- за черным -- Но найдете лишь Черно-Белых женщин и Черно-Белое золото --
  
   Далее Странник пересказал слова жреца Послед-него Царства -- У них Луна -- У нас Солнце -- У нас Зерно -- У них Голод -- У нас Вода -- У них Жажда -- У них Мыши -- У нас Кошки -- У нас Парус -- У них Ветер -- У нас Храмы -- У них Вера -- У нас Вечность -- У них Время --У нас Разум -- У них Мысли -- У нас Сон -- У них Рассвет -- У нас Стены -- У них Камни -- У нас Казни -- У них Праздник -- У нас Рабство -- У них Бегство -- У нас Память -- У них Египет -- У нас Война -- У них Мир -- У нас Грезы -- У них Власть -- У нас Предки -- У них Дети -- У нас Смерть -- У них Жизнь -- У нас Сомненье -- У них Решимость -- У нас Жалость -- У них Страх -- У нас Ночь -- У них Утро -- У нас Сегодня -- У них Сейчас -- У них Завтра -- У нас Всегда -- У нас Верность -- У них Страсть -- У нас Сказки -- У них Правда -- У нас Дружба -- У них Братство -- У нас Солдаты -- У них Герои -- У нас Жрецы -- У них Святые -- У нас Царь -- У них Пророк -- У нас Судьи -- У них Судьба -- У них Бог -- У нас Тайна --
     
   Далее Странник сказал -- Вначале было ничтожное множество и оно превратилось в одного Бога Ра -- Вначале была Земля и она превратилась в неуправ-ляемый огненный шар Божественного безумия -- Безумен наш Бог -- но согревает Землю -- Поэтому безумие рождает -- выращивает и убивает цветы в Разделенном Саду -- И вот жрецы и рабы -- охва-ченные огнем честолюбия -- ненависти и обла-дания -- перевели Земное в огненное -- забыв о небесном -- Но сказал я -- не могу желать -- что-бы Земля превратилась в Солнце -- Разве спо-соб-ны мы -- подобно Солнцу -- так долго самосжи-гать свои тела и души -- Не хочу -- чтобы живое множество по-разному одинаковых вошло в огненные границы единого Солнца -- Пусть лишь Фараон называет Богом Зеркало -- в котором видит свое лицо --
  
   Усталость лжива -- сказал Странник -- Усталость слышит только себя -- но усталость непонятна себе -- Усталость ненавидит правду -- ибо правда не может устать -- Усталость презирает искренность -- ибо сердце не может уснуть -- Усталость осквер-няет любовь -- ибо между жизнью и смертью появ-ляется предательская пауза -- И вот тогда Пауза из устной речи переходит в речь изобразительную в виде разделительного начертания --
     
   Далее Странник сказал -- И люди и деревья исче-зают не от старости и болезней -- Они пропадают от тоски по Грядущему Саду -- Я исчез тогда -- когда сказал -- Лучше быть камнем -- под который не течет вода -- чем быть камнем -- летящим в сто-рону обрыва -- Лучше быть одиноким Черно-белым деревом на краю земли -- чем остервенело ломать ветви о ветви в центре Разделенного Мира -- Слишком близко друг от друга стоят люди и растут деревья -- Слишком тесно по-разному одинако-вым цветам в совершенно Разделенном саду -- Слишком тяжело ограде Разделенного Сада сдерживать в своих пределах по-разному одина-ковые времена -- Прошлое -- Настоящее -- Будущее --
  
   Далее Странник Услышал -- Возьми Белый лист -- Слушай -- даже если ты ядовитое дерево -- похо-жее на змею -- даже если ты сам отравлен собой и вну-три твоего Черно-Белого тела заканчивается война -- которую ты проиграл -- спеши выбросить на Белый лист чистые капли яда -- Сделай из них противоя-дие -- Спаси грядущих глупцов от не--ле-пой Гибели -- Начни со слов -- ни одному человеку -- Ни одному зверю -- не дано увидеть смерть моря или смерть не-ба -- Но гибель многих людей и мно-гих зверей -- видели и Море и Небо -- Из этого следует -- что Победа Истины и Спра-вед-ливости над хаосом и обманом изначальна и неотвратима --
     
   Наконец Странник попал в такое место -- где дейст-вительно все не было похоже ни на что другое -- Он оказался в пространстве недосягаемости для Ненависти и Любви других людей -- Словно все остальные видели его -- но были безразличны к нему -- Словно и он видел всех остальных -- но был равнодушен к ним -- Наступил Праздник Отстраненности -- и он с радостью признал -- что все Великие Странники -- это лишь Люди -- кото-рые родились не в нужное для себя время и в не-нуж-ном для себя месте -- К сожалению -- им не хватило нескольких мгновений -- чтобы стать Сыно-вьями и Дочерьми Царей -- Поэтому они вечно скитаются в поисках недосягаемого -- Поэто-му их претензии столь велики -- а возможности столь малы --
  
   Далее Странник говорил о нелепой очереди Вели-ких -- которая выстроилась в несколько тысяче-летий всех времен и народов -- Не много ли идолов -- И зачем -- думает Странник -- эти подарки несчастному человечеству -- И отвечает сам себе -- Видно затем -- чтобы не сказать далее -- Зачем само человечество -- И все же как быстро были забыты слова -- Не сотвори себе Кумира -- Или они наивно думают -- что это сказано только о Боге -- Как бы не так -- это прежде всего о них -- Нет -- они все понимают -- но только делают вид -- что это только о Боге -- Кого они обманывают -- Неужели Бога -- Бога не обманешь -- Ему все равно -- Себя -- Это сказка для других -- Они лгут на фоне своего мнимого величия -- Точнее -- они лгут своему мнимому величию -- Вот в этом главное отличие Человека от Природы --
     
   Далее Странник сказал -- Мы были счастливы толь-ко тем -- что стали деревьями -- в сторону которых наши враги пускали стрелы своей нена-висти -- Но и враги были интересны нам -- только как цели -- в которые мы бросали камни нашего возмущения -- Мы были равны изначально -- И каж-дый мог свободно встать по ту или эту сторо-ну невидимой черты -- которая разделила Послед-нее Царство -- и вот закончилось противостояние -- Мы стали безразличны друг другу -- ибо выигра-ли не они -- не мы -- Выиграли те -- кто всегда и везде хранил в себе преступное равновесие -- И настало время зверя -- Выиграли безнрав-ствен-ность и безразличие -- Ибо любовь к золоту -- это не только измена человека человеку -- Это измена всех людей -- всему мирозданию --
  
   Далее Странник пересказал слова Верховного жреца Последнего Царства -- Он говорил о тайных встре-чах кочевников -- Разделенные веками кочевники собираются в определенный день и час в одном известном им месте -- Одни из них при-ходят из Прошлого -- Другие прилетают из Буду-щего -- Третьи живут в Настоящем -- Трудно найти даже самый маленький промежуток для сна тем кто не нашел покоя в трех Великих Временах Мироздания -- Кто они -- какого цвета у них глаза -- Возьми Белый лист -- Слушай -- Снова вижу движенья сле-пых -- Снова слышу стенанья глухих -- Словно мир состоит лишь из них -- Статуэток -- прямых -- неживых --
     
   Далее Странник сказал -- Некоторые могут быть во много раз богаче других -- Но никто не может во много раз превосходить других в желании быть счастливым -- Велика пропасть между мнимым величием и жалким прозябанием -- Но не столь различны между собой люди -- которые стоят по кра--ям этого пространства -- Вот что заставляет мно-гих усомниться в справедливости такой меры -- в общей Гармонии Мира --
  
   Далее Странник сказал -- Достаточно трех поколе-ний -- чтобы Память о простом человеке стерлась быстрее -- чем надпись на его поминальном камне -- Сын помнит отца -- внук иногда вспоминает деда -- правнук ничего не знает об отце своего деда -- Ибо природа подчиняется жестокой последо-ва-тельности -- Ночь на Западе -- Утро на Востоке -- Вечер на Юге -- День на Севере --
     
   Далее Странник сказал -- Пьяный Хаос -- вот кривое зеркало -- в котором видят себя люди По-след-него Царства -- С каким восторгом они сме-ются над своим Искаженным Изображением -- Как нравится им собственное уродство -- И уже не разберешь -- где бесчестная армия Шутов -- развле-кающих Народ -- где сам нелепый Народ -- управ-ляемый этими Шутами -- Все смешалось -- словно дождь прошел над Пустыней -- И нет горячего пес-ка -- Есть лишь серое месиво из плача и смеха -- Это Последнее Царство одинокого Наро-да -- кото-рому очевидно собственное Угасание --
  
   Далее Странник сказал -- Не печалься -- Брат -- ибо наступило время -- когда надо жить спокойно -- ни о чем не думая -- кроме как о куске хлеба -- Верь -- еще вчера ты догнал то -- что потерял сегодня -- и тебе некуда спешить -- Научись пла-кать -- но беззвучно -- пусть только Тихие Слезы будут в тво-их глазах -- И тебя поймет обидевший -- Но если ты научишься плакать без слез -- твою Боль услы-шит и Бог --
     
   Далее Странник сказал -- Не пойму тех -- кто по-стоянно бегает среди суеты и чего-то добивается -- Или они сильно не любят себя -- Или они сильно не любят всех остальных -- И действительно -- как надо презирать собственный покой -- чтобы изнурять себя постоянной заботой о своем месте в обществе -- И конечно -- в такой же степени надо презирать покой других -- отстаивая свое мни-мое процветание в общественном сознании -- не пойму неугомонных детей захвата -- Но востор-га-юсь их невероятной энергией пожирать себя самих и всех остальных -- кто попадается на их пути --
  
   Далее Странник сказал -- Иногда зачем знать -- зачем слышать -- зачем видеть -- Воистину иногда зрение дано нам -- чтобы казнить нас -- И слух дарован нам -- чтобы умножить казнь над нами -- Не в том ли Свобода Зрения -- чтобы видеть одно и не видеть другое -- Не в том ли Свобода Мысли -- чтобы знать истину и не знать ничего другого --
     
   Далее Странник сказал -- Есть нечто дьявольское и по сути враждебное всему сущему -- когда один живой человек -- искажая себя -- искажает себе подобного -- Так разрушается и без того Разделен-ный мир -- Зачем ты изображаешь меня -- худож-ник -- Кто дал тебе право быть дурным эхом моего голо-са -- Ибо всякий голос -- сильный или слабый -- от Господа -- Ведь я не житель Последнего Цар-ства -- который хочет видеть перед собой себя -- но не таким -- каким его создал Господь -- а изме-нен-ным в собственном уродливом воображении -- Ведь я не за-был -- Бог сказал -- Живи -- а Сатана говорит -- Изображай жизнь --
  
   Однажды спросили Странника -- Можно ли назы-вать ролью то -- что неизбежно -- Он ответил -- Встречал я сверстников -- и они стали стариками -- Встречал я возлюбленных -- и они стали стару-хами -- ибо все они играли там -- где можно было избе-жать игры -- И называли игрою то -- что было неизбежно --
     
   Далее Странник сказал -- Снился мне сон -- что я Черно-Белый волк -- Слева от меня бежала Белая стая -- Справа бежала Черная стая -- Помчался я третьей дорогой -- ведущей к Черно-Белому царству -- У ворот города сидели два волка -- один был Белого цвета -- другой Черного цвета -- Так же и весь город был разделен на Белых и Черных волков -- Были там и Черно-Белые волки -- но одни из них были у Черных -- другие у Белых -- и считались они не волками -- а Черно-Белыми собаками -- ибо было Черное царство и было Белое царство -- но не было Черно-Белого царства -- Звали меня Черные -- Звали меня Белые -- Но не хотел я стать Черно-Белой собакой -- и выбежал я из ворот Города и помчался в сторону Пустыни -- искать Черно-Белых волков и сбивать их в Чер-но-Белую стаю --
  
   Далее Странник сказал -- Когда я исчезну -- пусть не придет никто -- Ибо какая разница -- придет много или мало -- Все они исчезнут -- как и я -- Не следует осуждать их за то -- что они прикрывают свои земные желания небесными словами -- А са-ми всего лишь хотят Золота -- Не стоит и самому стра-дать -- я потерял это -- я ошибся в том -- Ибо никто не скажет про себя -- Я не встретил то глав-ное -- что должен был встретить -- Никто не скажет -- Провидение изменило моему первоначальному Предназначению -- Каждый пройдет через все -- И все пройдет через каждого -- Но никто не уйдет далеко от самого себя -- Ибо главное -- что мы уз-на-ем в жизни -- Это и есть мы сами -- дарованные нам Богом -- Поэтому не страшно -- когда твое те-ло не повинуется твоей Душе -- Его можно укро-тить -- или наказать изнурительной работой -- Беда -- когда и Тело и Душа не повинуются твоему Духу -- то есть не следуют данному им Предназна-че-нию --
  
     
   Далее Странник пересказал молитву Черной Егип-тянки -- Сделай из меня Человека -- Господи -- ибо я не чувствую разрывающую сердце нежность к младенцу моему -- Защити младенца моего и дай мне сил хранить младенца моего -- избавь меня от усталости души -- ибо усталость лжива -- избавь меня от буйства тела -- ибо буйство слепо -- Разве не похожи лживый и слепой -- Из-бавь меня от лживого и слепого -- чтобы я могла защитить мла-денца своего --
  
   Далее Странник сказал -- Почему при виде женщин -- идущих с любовных свиданий -- меня охватывает не радость -- а печальный позор -- Не потому ли что женщины идут одни и рядом с ними нет тех мужчин -- с которыми они были совсем недавно -- И кажется ненадолго расстаются мужчины с жен--щи-нами -- а похоже -- что навсегда -- ибо разлу-чены изначально и обречены навечно -- встре-чаться и расходиться среди деревьев Разде-ленного Сада --
     
   Далее Странник сказал -- Никогда не говори -- Он умный -- Никогда не говори -- Он глупый -- Ибо нет умного и нет глупого -- Есть просто чело-век -- и не ему судить -- кто умный -- кто --глупый -- Любое такое решение оскорбляет миро-здание -- Ибо не мир для человека -- но человек для мира -- Никогда не говори -- Всё для человека -- Но скажи -- Всё для Мира --
  
   Далее Странник сказал -- Тот -- кто захлебнулся в ви-не -- никогда не будет трезвым -- Тот -- кто от--равился сладкой пищей -- никогда не будет строй--ным -- Тот -- кто погиб от разврата -- никогда не будет святым -- Но все остальные -- которые пьют и не тонут -- едят и не травятся -- блудят и не умира-ют -- будут трезвыми -- стройными и святыми --
     
   Далее Странник сказал -- Не только люди -- звери -- деревья и цветы способны к духовному и телес-ному сближению -- Даже неживые канаты на кораб-лях имеют свойство переплетаться -- спутываться и стремиться друг к другу -- ибо есть общий закон для всего Разделенного Сада -- Все сближается на Земле -- желая превратиться в одно-единственное -- которое жаждет самосожжения -- имя ему -- Грядущее Солнце --
  
   Далее Странник сказал -- Зачем лгут язычники пе-ред каменными изображениями мнимых богов -- зачем лгут и просят лжи -- и когда получают ложь обратно -- то есть получают исполнение мни-мых желаний -- обвиняют своих идолов в коварном обмане и разбивают им каменные головы -- Но боги -- даже с разбитыми головами -- всегда правы -- ибо мнимая молитва всегда получит мнимый ответ от мнимой веры --
     
   Далее Странник сказал -- что самое могущест-венное оружие человека -- это знание самого себя -- зная самого себя -- он независим от остального мира -- Но вот заколдованный круг -- ибо все мы зависим от остального мира только потому -- что через него узнаем себя -- Если бы человек мог избежать этой зависимости с рождения -- если бы он сразу стал самим собой -- то это уже был бы не человек -- Но кто -- Бог -- Нет -- ибо всякое боже-ство связано с людьми -- Бог и человек взаимоза-висимы -- Странник убежден -- ответ один -- Бог и человек в одном лице -- Бог самого себя --
  
   Далее Странник сказал -- Не ради будущего бьются между собой Честолюбцы -- ибо знают -- что нет места в грядущем -- ни побежденным -- ни победи-телям -- не ради Будущего -- ибо сотрутся в даль-ней-шем имена на Камне -- и разрушатся памятники -- которые ставят сегодня -- не ради Прошлого -- словно слепые бегут по крысиным ходам истории -- ученые-хронографы -- ибо знают -- что в прош-лом уже ничего нет -- Все передвинулось в настоя-щее вместе с человеком -- который умирает и рожда-ется согласно движению времени -- Не остав-ляя в минувшем ничего -- ни дерева возле дома -- ни дома возле дерева -- Но ради чего -- спросишь ты -- Да так -- ничего ради -- Ради инстинкта -- Но если Перелетные Птицы проносятся туда и об-ратно ради перемены мест -- то люди обгоняют друг друга ради смены времен -- ибо определяют время Побе-ды и Поражения внутри своего краткого суще-ствования --
     
   Далее Странник сказал -- Мне непонятен смысл Тризны -- на которую собралось множество певцов -- чтобы оплакать другого певца -- Если бы это был не певец -- а солдат -- убитый в бою -- и к его гробу пришли другие солдаты -- вместе с которыми он шел в одном строю против общих врагов -- это было бы естественно и справедливо -- Но почему собра-лись певцы -- которых ничего не объединяет -- и -- нао-борот -- все разъединяет -- Но вот собра-лись соперники -- и что заставило их сойтись в День Тризны -- Они пришли оплакать исчезно-вение Голоса -- собрались не люди -- собрались живые голоса -- чтобы услышать мертвый голос -- то есть собрались -- чтобы Ничего не услышать -- И поэ-тому они говорят -- Как мало он жил -- Как мало он пел -- Словно его голос -- был их голосом -- Вдумайтесь в слова -- произнесенные на Триз-не -- и Вы услышите -- Он молчит -- а мы поем -- Поэтому я думаю -- сказал Странник -- Певцам -- как и преступникам -- не следует часто собираться вместе -- каждый из них в отдельности возможен в обществе здравых -- готовых слушать пение -- лю-дей -- Но когда певцы собираются вместе -- это уже опасно -- ибо такое количество ненависти -- способно отравить все человечество --
  
   Далее Странник сказал -- Никто не будет пить пер-вым -- если он не хочет пить первым -- Кто должен пить первым -- тот и будет пить первым -- Никто не будет пить последним -- если он не хочет пить последним -- Кто хочет пить последним -- тот и будет пить последним -- Кто сказал -- что пер-вым пить -- почетно -- Кто сказал -- что пить послед-ним -- позорно -- Мгновение -- и Жизнь течет в обратную сторону -- И вот уже первый пьет по-след-ним -- а последний пьет первым -- Родник иссякает -- но не потому -- что из него много пили первые и совсем немного пили последние -- Вино все равно будет выходить из-под Земли до того часа -- пока не умрет источник --
     
   Далее Странник сказал -- Как медленно вырастает человек -- Как долго он учится Злу -- и постигнув Зло -- он начинает ненавидеть себя -- ибо понимает -- что Зло отражается в нем самом -- Не смотрите в лицо Зла -- это зеркало -- в котором прежде всего увидите самих себя --
  
   Далее Странник сказал -- Как ни разделен мир во всех своих проявлениях -- как ни пытаются все его части пожрать одна другую -- но все-таки его можно назвать одним громадным живым существом -- Этого зверя нельзя считать ни плохим -- ни хорошим -- ибо не с чем сравнивать -- так же и люди -- подобно вулканам -- то возникают -- то пропадают -- Но никто не умирает -- Никто не рождается сам по себе -- Никто не может быть началом -- Никто не может быть концом -- Каждый лишь продолжение каждого --
     
   Далее Странник сказал -- Иногда писцы Белого Царства пишут на черновиках Черного Царства -- Иногда писцы Черного Царства -- пишут на чисто-виках Белого Царства -- И это происходит потому -- что между двумя Царствами слишком большое про-странство соблазна и слишком велика возмож-ность быть незамеченным в воровстве Папируса -- И все-таки многие пишут на чужих Черновиках -- не толь-ко потому -- что не хватает папируса и соб-ственных мыслей -- так поступают те -- кому не хватает совести быть самим собой --
  
   Далее Странник сказал -- Я чувствую пустоту в гра-ницах моего Мира -- не только тогда -- когда сам теряю близких -- но и тогда -- когда близкие теряют своих близких -- ибо все близкие насквозь пронзе-ны общей болью и общей радостью -- Может быть -- так зарождается нация -- И уже потом -- через много столетий -- когда исток превращается в пол-новод-ную реку -- мы не то что забываем -- мы -- к сожа-лению -- не всегда чувствуем свое пронзи-тельное единство --
     
   Далее Странник сказал -- То-то были рады бешеные Собаки -- когда жители Города открыли перед ними ворота -- То-то смеялись бешеные псы -- дожирая кости этих глупцов -- ибо возомнив себя Сверх-добрыми -- жители несчастного Города приписали себе Божественное право давать и спасать -- Но нельзя быть Сверхдобрым -- без того чтобы не стать Сверхсильным -- Нельзя спасать бешеных Собак -- прежде чем не научишься отбирать жизнь у беше-ных псов --
  
   Далее Странник сказал -- Кто такие художники -- В сущности -- это те же собаки -- Но если собаки и волки метят свои места -- поднимая заднюю ногу у каждого возможного дерева -- то художники делают то же самое возле любого чистого холста -- который называется общественным мнением --
     
   Однажды спросил Странник -- Истинна ли спра-вед-ливость -- справедлива ли истина -- при на-ступ-лении которых -- общество выбрасывает того -- кто призывал к этой истине -- к этой справед-ли-вости -- Я ответил -- Если эта истина справед-ли-ва -- если эта справедливость истинна -- И я ве-рил в них -- и они не находят для меня места в освещенном ими пространстве -- Я с радостью уйду куда угодно -- Ибо с того момента -- как победит истина -- мне уже не может быть хуже и не может быть лучше -- а слова -- приносящие зло или радость -- это лишь жалкие посредники -- с помощью которых мы искажаем внутренний смысл тех -- кто призывал к истине --
  
   Далее Странник сказал -- Еще одна Каменная сте-на стала Историей -- Легендой -- Песней -- Не потому ли -- что за этой Стеной убивали Историю -- Легенду -- Песню -- Что ж -- Палач вовремя принял образ казненного -- а в остальном -- обыч-ное течение Жизни -- Снова и снова глубоко верую-щие будут подходить к очередной Каменной Стене -- гладить и целовать выпуклости и трещины -- и всякий неверующий -- проходя мимо -- с вос-торгом и зави-стью скажет -- как сильно они верят -- и никто не спросит -- Во чту верят они --
     
   Далее Странник сказал -- Иногда говорят -- Бог умер -- Это неверная -- перевернутая мысль -- ибо когда говорят -- Бог умер для человека -- это значит для Бога -- умер человек -- и Бог давно говорит на языке Бога -- Бог давно забыл все человеческие языки -- а люди думают -- что каждый народ имеет свой нравственный язык -- На самом деле мы име-ем разные наречия одного общего жаргона разъе-динения -- голос Господа -- идущий с океана -- нам непонятен --
  
   Далее Странник сказал -- Они говорят -- истина -- Я говорю -- молитва -- ибо если уравнять в пра-вах кочевников и местных жителей -- то для по-след-них наступит ад -- Почему -- спросишь ты -- Я скажу -- живя в обстановке мнимой обделенности -- кочевники завоевали столько преимуществ и при--вилегий перед местным населением -- что и без того обладают некоторым превосходством -- В том случае -- если они получают равные права -- местное население получит полное бесправие --
     
   Далее Странник сказал -- Скопище живых зверей -- называется стадом -- Сборище живых людей -- называется толпой -- В этих названиях Странник чувствует циничное презрение хищника и пре-ступника к живому миру -- Не обвиняйте толпу и стадо в их единости перед лицом смерти -- пред-ставленной в образе хищников и пре-ступников -- которые решили поработить весь живой мир -- Поэтому божественно стадо и бо-жественна толпа -- противостоящие убийству и над-ругательству над живым миром -- антибожественны хищники и их мертвая воля --
  
   Далее Странник сказал -- Во времена гонения на христиан -- а -- может быть -- незадолго до этого -- было замечено появление странных -- очень сви-репых собак -- специально обученных для раз-ры-ва-ния живых людей -- многие думают -- что это явление было отражением жестокого времени -- Странник считает -- что и само время -- следствие совершенно иных -- неведомых для нас явлений -- ибо не важно -- плохо или хорошо время -- важ-но -- каким путем к нам приходит справедливость --
     
   Далее Странник сказал -- Черные не любят Белых -- Белые не любят Черных -- Стихо-творцы не любят всех -- И если умный скажет -- Зачем мне свиде-тели моей смерти -- то стихо-творец ответит -- Зачем мне естественная жизнь -- Дайте мне свидетелей моей гибели -- И он по-своему будет прав -- ибо из всех дел -- придуманных глуп-цами -- самое лживое и вредное -- это стихосло-жение -- Можно сказать так -- если вы хотите убить в человеке поэ-зию -- научите его записывать свои мысли рифмо-ван-ной строкой -- Природа стихо-твор-ца до ужаса проста -- Как правило -- люди -- посвятившие себя этому нелепому ремеслу -- ниче-го другого не хотят делать -- и те из них -- которые с легкостью рифмуют -- пытаются занять место на самых низких ступенях власти -- ибо они изна-чально рождаются либо рабами -- либо преступ-ни-ками -- но чтобы занять место даже у подножья власти -- необходима борьба -- отсюда это омерзи-тельное соперничество -- которое всякий здравый человек со смехом наблюдает -- глядя на общест-веные выступления этих честолюбцев -- Есть ли какой-нибудь смысл в этой отвратительной игре -- спрашивает себя Странник -- и отвечает -- Есть -- Ведь даже глупцы немного прибавляют в уме -- когда их окружает мнимое величие --
  
   Далее Странник сказал -- Иногда говорят -- Не все ли равно -- где утонуть -- в ручье или в океане -- Иногда говорят -- Не все ли равно -- где Родина -- за окном или за океаном -- В первом и во втором случае меня поражает отсутствие фантазии и вели-чия духа -- Воистину эти люди видят только глазами -- не бесы ли они -- ибо для живых людей ужасна яма -- в которой не видно дна -- и невыносима разлука -- которой нет конца --
     
   Откуда эта простая пустота -- сказал Странник -- глядя на множество далеко непростых предметов и людей -- Ведь совсем непроста линия горизонта -- Но все -- что простирается до горизонта -- убий-ст--венно однозначно в своих проявлениях и жела-ни-ях -- все предсказуемо -- Но разве предсказание когда-нибудь спасало от неизбежности -- Разве зна-ние преступных законов Разделенного Сада кого-нибудь соединило -- Счастливы те -- кто не знают и не умеют предсказывать дальше одного шага -- ибо простодушно уверены в своей лживой безнака-занности --
  
   Далее Странник сказал -- что будущее находится между прошлым и настоящим -- а не идет вслед за настоящим -- Он сказал -- Нет ничего опасней океана -- ибо океан -- наше прошлое -- из кото-рого мы с трудом вырвались в настоящее -- Но нет ниче-го непостоянней суши -- ибо суша -- наше настоя-щее -- с которой нас влечет в будущее -- Где же будущее -- спросил себя Странник и ответил -- На Востоке -- Западе -- Юге -- Севере -- суша и вода -- другого не дано -- а так как океан -- прош-лое -- а суша -- настоящее -- будущее всегда будет нахо-дить-ся между прошлым и настоящим и никак не может следовать за настоящим -- Тогда спросили Странника -- А небо разве не будущее -- Он ответил -- Пусть небо -- будущее -- но оно в одинаковой мере покрывает и океан -- и землю -- значит -- оно в равной степени граничит и с прошлым -- и с настоящим -- Поэтому никогда не говори о буду-щем -- ибо оно не бывает само по себе -- а сущест-вует одновременно и в прошлом -- и в на-стоящем -- и между ними --
     
   Далее Странник сказал -- Одни кочевники прихо-дили с Юга -- другие с Севера -- третьи с Запада -- четвертые с Востока -- Одни брали золото -- другие женщин -- третьи землю -- четвертые рабов -- Но возвратились -- золото -- женщины -- земля и рабы обратно в Египет -- ибо не знали кочевники устной и письменной речи Последнего Царства -- Иное дело теперь -- Бедный Египет -- Бедные Белые жрецы -- У них украли Тайну -- украли устную и письменную речь -- на языке Египта поют и говорят его враги -- Обида в сердцах Египтян -- позор на их лицах --
  
   Далее Странник сказал -- Любое восхождение на вершину -- только для того чтобы об этом узнали в долине -- Любое восхождение -- ненависть к Вер-шине -- любое восхождение -- презрение к Долине -- Любое восхождение -- лживое стремление побе-дить Природу -- Любое восхождение -- правдивое признание в отсутствии Свободного духа -- Любое восхождение -- подтверждение своего происхож-де--ния из пропасти -- Любое восхождение -- паде-ние на ровном месте -- но таким ли уж ровным было это место -- Вернее сказать -- таким ли ров-ным перед Богом был тот -- кто упал на этом месте --
     
   Далее Странник сказал -- Я знал одного охотника -- от которого убежал волкодав -- просто перемах-нул через забор и был таков -- Что он там увидел -- возмущался охотник -- В том-то и дело -- что охотник никогда не узнает того -- что увидел зверь -- перед тем как убежать -- Не похожи ли мы на таких охотников -- когда приписываем себе знание других -- когда смеем уверять себя -- что нам из-вест-ны желания любимых --
  
   Далее Странник сказал -- Совсем не обязательно одному и другому брату жить много лет -- чтобы долго пить и есть -- и путешествовать в Черные и Белые страны -- Все это может делать один брат -- А другой брат может жить недолго -- есть не-мно-го и всю жизнь сидеть у ворот Города -- Но са-мое уди-вительное -- что первый брат и второй брат легко найдут объяснение этому безобразию -- Первый -- чтобы оправдать себя перед своей со-ве-стью -- второй -- чтобы оправдать себя перед своей глупостью --
     
   Далее Странник сказал -- Господи -- сделай мои невезения сном на стене -- пусть угрозы и сомнения станут лишь отражением ночи -- очертанием жути -- пропадающей на бумажных цветах южной стены -- Сон на стене для того -- чья жизнь подобна крику замурованной улитки -- Да еще -- помоги -- Госпо-ди -- не слышать иных -- ибо -- что бы ни говорил один о другом -- слышно одно -- Я хочу -- Я могу -- Я должен повелевать тобой --
  
   Далее Странник сказал -- Когда свет приходит в ночь -- Когда жара приходит в холод -- Когда беспокойство весны терзает сон -- Когда разру-шается все прошлое -- когда время зверя берет в свои лапы ветреную верность -- Когда земля в звериной тоске глотает воздух перемен и ветре-ную верность уже топчут жаркие стада внезапно налетевшей весны -- Когда наступает время без сердца -- ибо сердце разделилось -- разорвалось -- веруя и уже не веря в свет между любовью и сомнением -- когда лучше бы не просыпаться замерзшему зверю -- когда зимнее недолгое един-ство уже разрушено весенним половодьем -- я гово-рю -- Все это было и раньше -- и вхожу в Раз-деленный Сад --
     
   Далее Странник сказал -- Я вижу не пространство вокруг себя -- не свое очертание -- обозримое моим взглядом -- не свою душу -- которая стала тихой -- как пустота вокруг -- Но я вижу пространство -- которое занимает моя душа и мое тело -- Нет -- я не вижу -- я и есть то единственное место -- которое принадлежит моей пустоте --
  
   Далее Странник говорил об одном доме -- в кото-ром была некая странность -- действительно -- всякий гость -- который попадал в этот дом -- креп-ко дер-жал в руке чашу с вином -- ни на минуту не выпу-ская ее из руки -- ибо слуги хозяина только и ждали -- как бы схватить эту чашу -- Но они это делали не от жадности -- а от чрезмерного усердия и от любви к чистоте и порядку -- А теперь скажи -- Велика ли слава быть правителем несчастного наро-да в стране упадка -- Я ответил -- Так же вели-ка -- как слава мудреца среди безумных учеников --
     
   Далее Странник сказал -- Если человек идет быст-рым шагом несколько наклонясь вперед -- будь спокоен -- он никогда не достигнет цели -- Иное дело наши жрецы -- медленно ступают они по жиз-ни -- с высоко поднятыми головами -- величест-венна их походка -- ибо они идут прямо в Бездну --
  
   Далее Странник сказал -- Всякий папирус -- мумия -- Мумия -- часть живого дерева -- ибо живые сло-ва должны быть нарисованы на живом поле -- спра-ведливо сказать -- на живом теле должны быть нарисованы живые слова -- Поэтому следует напи-сать -- в западном Городе в стенах домов были окна -- в этих глазах -- через железные прутья -- был дан запрет на слишком большое знание -- В восточном Го-роде были только стены без глаз -- и этим было да--но понять -- силы невидимого видят все -- В этом различии роковая ошибка архитек-торов Запада -- перед лицом Востока --
     
   Далее Странник сказал -- Разделился я между Пу-сты-ней и Городом -- между страхом и стражником -- между собственной тенью на песке и своим отражением в зеркале городского пруда -- Подошел страх к стражнику и спросил -- где его отражение -- Но никогда тень на песке не даст отражения в зеркале -- Но никогда стражник не постигнет стра-ха -- ибо полуоткрыта глупость рта и глаза пу-стые на закате --
  
   Далее Странник сказал -- Странные войны проис-хо-дят на свете -- Хромые лезут в горы -- слепые пишут картины -- глухие сочиняют оперы -- урод-ливые обнажаются прилюдно и гордятся этим -- Таким образом ущербность мстит природе -- и хватает за горло гармонию --
     
   Далее Странник услышал -- И послал ему Господь Золота -- сколько он хотел -- и рассчитался он с людьми за грехи свои -- но снова стал грешить -- и перестал он видеть свои грехи -- ибо рядом было Золото -- которое затмило все своим блеском -- Услышав это -- Странник сказал -- За каждую боль -- которую мне принес мир -- я получил радость -- которую мне принес мир -- Поэтому говорю -- Господи -- а не Бог -- ибо знаю свое место перед глазами Бога --
  
   Далее Странник сказал -- Между Пустыней и морем я знал один Город -- жители которого однажды потеряли любовь к искусству -- Вначале там жили несколько великих мастеров -- они чеканили на золоте -- После -- половина жителей Города до-воль-но умело делала серебряные украшения -- и потом весь Город стал чеканить медные безде-лушки -- которые уже никто не покупал -- Ты думаешь -- что виноваты те -- кто делал украше-ния из меди -- или те -- кто чеканил на серебре -- Нет -- виновата история -- которая стерла имя самого первого мастера -- Виноваты ученики этого мастера -- которые посмели чеканить на золоте --
     
   Однажды спросил Странник -- Верно ли -- что в мире бедных и бесправных больше -- чем богатых и сильных -- Я ответил -- Взгляни на шахматы -- Количество пешек равно количеству фигур -- пото-му что между слабыми и сильными существует не-кая Гармония -- выраженная в количественном равенстве -- Так мнимое равенство между пешка-ми и фигурами обеспечивает качественное превос-ходство фигурам и умеренное прозябание пешкам -- Однако когда бесправных пешек становится слиш-ком много -- то есть они значи-тель-но превос-ходят число сильных фигур -- насту-пает очевидная антигармония -- опасная для самих фигур --
  
   Далее Странник сказал -- Если люди глупы -- то попав на праздник -- они совсем сходят с ума -- ибо когда отдыхают дураки -- с них совсем слетает слабая оболочка разума -- По сути -- глупые люди не делимы на сословия -- пусть кто-то богат -- кто-то беден -- у всех у них нравственность нищих и воров -- Богатый глупец -- всегда нищий вчера -- Нищий глупец -- всегда богатый завтра -- Но главное -- что объединяет нищих и богатых глупцов -- это безразличие к своей Родине --
     
   Ветреная верность проживает здесь -- сказал Стран-ник -- входя в ворота города -- Я обещал и не исполнил -- так и мне обещали и не исполнили -- Много ли изменилось с тех пор -- Ничего -- По-прежнему стоят напротив друг друга -- обещания -- уверения юных лет -- совсем молодые -- веселые куклы с полуоткрытыми ртами -- из которых давно вылетели слова -- ветреная верность навеки остано-вилась -- застыла в очевидных -- но совсем не про-ясненных движениях -- Ветреная верность -- вот то лучшее -- что мы оставляем в прошлом -- Ветре-ная верность -- но что было ветрено -- что верно -- Кто знает -- Так же не ведает капитан -- чего больше -- Веры или Ветра в парусах его корабля --
  
   Далее Странник сказал о том -- что он перестал об-ма-нывать себя лишь тогда -- когда перестал ждать ответы на вопросы -- которые задавал другим -- Да -- он говорил -- мне никто не нужен -- и ждал -- что скажут другие -- Да -- он говорил -- все во-круг лжецы -- и ждал -- что скажут лжецы -- И вот однажды он сказал себе -- То -- что знаю я о них -- не нужно ни им -- ни мне -- то -- что я знаю -- неотвратимо --
     
   Мне стало легко -- сказал Странник -- когда я пе-рестал верить не только Черным -- но и Белым -- я стал доверять Черно-Белым -- Все же я был честен -- когда хотел найти правду сначала у Чер-ных -- потом у Белых -- Я не хотел идти слепо по зову цвета за теми или другими -- Долго -- очень долго я смотрел на Черных и на Белых -- иногда мне казалось -- что правы одни -- иногда -- что правы другие -- Так прохо-дила мучительная смена представлений -- В резуль-тате я увидел -- все мы по-разному одинаковы -- А настоящее сча-стье -- это разоблачение иллюзий --
  
   Далее Странник сказал -- Тот -- кто сидит напротив -- вот мой главный судья и в то же время -- объект ненависти и любви -- Вот мой палач и спаситель -- Во всяком случае -- он может сказать обо мне -- Вот тот -- кто сидит напротив -- он способен понять или не понять -- он может убить или спасти -- он может понять и убить -- он может не понять и спа-сти -- Во всяком случае -- он может сказать обо мне -- Вот тот -- кто сидит напротив --
     
   Далее Странник сказал -- Трудно мне было вначале -- когда еще Черных безумцев было немного -- а грядущие Черные безумцы казались Белыми мудрецами -- иное дело теперь -- когда на Севере -- Юге -- Западе -- Востоке -- Черные и Белые -- мудрецы и безумцы -- превратились в нечто целое -- окрашенное в цвет общего безразличия -- Так вот оно -- общественное мнение -- толпа недавних Черно-Белых -- при-крытых цветной одеждой -- Вот общество -- вот принцип признания одного чело-века множеством -- Но что делать -- когда один человек не хочет признавать множество -- ибо его личная совесть не состоит в согласии с общест-вен-ной антисо-ве-стью -- И верно -- если я не могу судить общество в целом -- ибо там есть Черные и Белые сторо-ны -- то и оно пусть не судит обо мне -- именно потому что в обществе есть Белые и Черные стороны --
  
   Далее Странник сказал -- И те -- кто верят и строят -- И те -- кто грабят и разрушают -- по-разному одинаковы -- И чем опасней их разделенное един-ство -- тем быстрее придут они к мнимому процве-танию -- Слепы они -- поэтому не избежать столк-новения -- Слепы -- поэтому зрячие уступают им дорогу -- Горе тому -- кто родился не слепым в Разделенном мире -- И пусть я предстану перед глазами Зрячего Бога виновным и понесу наказание -- но в отличие от Земного Суда -- я буду только осужден -- но не унижен --
     
   Далее Странник сказал -- Иногда жизнь разру-шается не от самого звука -- а от последствий этого звука -- Но всего опаснее комары -- одновременно летящие в прошлом -- настоящем и будущем -- Зудящий -- мучительный -- неотвратимый звук этой мерзости приближается из прошлого нашего созна-ния -- пьет кровь в настоящем времени и уже убитый нами -- остается в виде неистребимого эха в будущем --
  
   Далее Странник сказал -- Мне не страшны страж-ники и воры -- и те -- кто стоят между стражниками и ворами -- меня не страшит мнимое неравенство внутри мнимого равенства -- Но если спросят -- было ли изначально равенство -- я скажу -- Равен-ство не только было -- равенство есть -- А то -- что мнимое величие одних рождает мнимое ничто-жество других -- это лишь легкое театральное пред-став-ление -- Неравенство невозможно изначально -- ибо каждый есть Бог самого себя -- может быть -- все -- что есть в природе -- вообще одно целое -- Но внутри этого фантастического существа свер-шается война воров и стражников и тех -- кто стоят между ними -- Итак -- нам не опасно нера-венство внутри равенства -- ибо стражники и воры равно-весны в своем мнимом неравенстве -- а те -- кто стоят между ними -- равны стражникам и ворам -- в том смысле -- как равенство равно неравенству --
     
   Далее Странник сказал -- сказал и стал слушать свои слова -- улетающие в Пустоту -- Наступила ночь -- и вот словно льдом покрылась река речи -- замерзли слова -- но оттаяли тайные мысли -- улета-ющие в Пустоту -- Так повенчались Молчание и Пустота -- и от их любви возникло бесполое существо -- Одиночество -- ибо одинокий -- это тот -- кто глух и слеп -- но при этом видит свою слепоту и слышит свою глухоту --
  
   Далее Странник сказал -- И послал Господь дождь -- и смыла вода последние сомнения перед тьмой -- и превратилась Белая мучительная ночь в бла-жен-ную Черную ночь -- Так наступил покой -- ибо Вторая половина ночи равняет всех Черных и Белых -- Честных и Лживых -- Черствых и Неж-ных волшебным бездействием и легкой смертью до восхода солнца -- Можно сказать -- Ночь оста-новила беспощадный поток света -- Дождь погасил пламенную ревность -- рожденную слишком ярким солнцем -- Ибо в промежутке между жизнью и смер--тью необходимо некоторое забвение --
     
   Далее Странник сказал -- Плохо дело тех людей -- которые -- чтобы оправдаться -- указывают на зверей -- то есть на сходство поступков зверей и людей -- Дела их так плохи -- что они даже за-были про войну -- которую сами развязали с ми-ро-зданием -- назвав себя миром -- Но для людей -- которые представ-ляют мир -- это война за выжи-вание -- Для зверей -- которые представляют миро-здание -- это война за очищение -- Поэтому никог-да не говори -- Я уби--ваю -- но и зверь убивает -- Я изменяю -- но и зверь изменяет -- Лучше будет сказать -- Природа умнее нас -- но мы гуманней природы -- Но ничего не получается -- мы касаемся живых -- мы обнимаем любимых -- мы отходим в сторону -- и ничего не происходит -- Где чудо -- которое должно быть ответом на прикосновение живого к живому -- Или пока старшие близкие не смешались с обликом земли -- мы плачем о них -- и они плачут о нас --
  
   Далее Странник сказал -- Напрасно упрекают на-ших мудрецов в противоречиях -- Это все равно что упрекать день в противоречии к ночи -- а весну упрекать в противоречии к осени -- Это верно -- наш мир разделен -- но нельзя сказать что он проти-во-речив -- вернее сказать -- все мы по-разному оди-на-ковы -- Не упрекай меня в противоречии -- что сегодня люблю -- а завтра ненавижу -- Не осуж-дай меня -- что я сегодня живу -- а завтра умру -- Ибо восхождение к Пустоте -- равно скатыванию в пус-тоту -- Дно пустоты -- не бесконечность -- Поэтому если перед тобой встала гора -- не называй ее пре-пятствием -- назови ее вершиной -- на кото-рую не-обходимо взойти -- чтобы спуститься в доли-ну -- ибо в Разделенном мире -- вершина не для того -- что-бы там остаться -- а долина не для того -- чтобы там быть вечно -- ибо нет истины на вер-шине -- но нет истины и в долине -- Мы жили -- живем и будем жить всегда только в одном Раз-деленном мире -- Сколько бы мы не спускались по своему склону и не поднимались по тому же склону вновь --
     
   Далее Странник сказал -- Какая сила нужна незави-симости -- чтобы устоять перед соблазнами жизни -- Но зачем нам эта сила -- зачем сама незави-симость -- Не проще ли броситься навстречу иску-ше-нию -- Пусть за удовольствием стоит обман -- За обманом -- яма -- Но это путь -- Не так ли -- И мореплаватель ведет свой парусник неизвестно куда -- О какой независимости может идти речь -- О независимости от ветра -- От парусов -- От ма-тро-сов -- Но не дай Бог капитану и его команде отказаться от страха и не зависеть от этого таинст-венного чувства -- ибо страх и любовь -- есть неза-ви-симость от Бога -- Вернее сказать -- Бог -- это независимость и страх одновременно --
  
   Далее Странник сказал -- Всегда будут те -- кому непонятен успех и процветание -- никогда не узна-ют они тайны постижения удачи -- никто из посвя-щенных -- никто из тех -- кто определяет положе-ние фигур у подножия Пирамиды -- не откроет им тайну входа во храм власти -- Они могут сказать -- Нам не нужна власть -- но говоря так -- они при-знают -- Мы согласны быть в зависимости от других -- Мы согласны быть живыми убиенными -- Они могут сказать -- Мы презираем власть -- Но говоря так -- они обрекают на унижение своих близких и делают их живыми убиенными -- Они могут ска-зать -- Мы смеемся над ограниченностью власти -- Но говоря так -- они оставляют в забвении свои стремления и жажду истины -- Говоря так -- они признают свои помыслы -- заживо убитыми -- Ибо власть совсем не ограничивает себя -- и во всем ограничивает тех -- кому непонятен успех и процве-тание -- Они говорят -- Я не хочу зависеть от власти -- а им следует признаться -- Я не могу не зависеть от нее -- ибо чтобы избежать зависимости от других -- необходимо обладать властью над ними --
     
   Далее Странник сказал -- О какой верности ты все время говоришь -- Почему все так хотят верности -- Друзья хотят верной дружбы -- Влюбленные вер-ной любви -- И многие говорят о верности к От-чизне -- Однако друзья очень часто предают друзей -- Влюбленные неизбежно предают влюбленных -- И многие изменяют Отчизне -- Зачем верность -- если ее так трудно придерживаться -- Или со-блю-дать верность -- это то же -- что восходить на горную вершину -- ночевать на северном полюсе -- переписывать в очередной раз старый еврейский завет -- Если верность -- подвиг -- то она все же исключение -- Если верность -- исключение -- пусть не будет преградой на пути свободного чело-ве-ка -- Если верность -- преграда -- можно раз-рушить преграду -- Но тогда исчезнет то -- что действи-тельно дорого для многих -- исчезнет изме-на -- Если исчезнет измена -- то исчезнет игра -- Если исчезнет игра -- то исчезнет веселье -- Вот почему все говорят о верности -- а думают об изме-не -- Верность необходима только для того -- чтобы разру-шать -- и заново строить --
  
   Далее Странник сказал -- Наступило время -- когда к Богу надо идти не только по следам учеников -- И уж конечно -- не по следам учеников учеников -- ибо ученикам учеников все же не хватает трезво-сти ставить свои следы в следы учеников -- Они уже не идут вперед к истоку -- они кружатся вокруг да около -- Ясно -- что путь к истоку -- это не путь через тексты -- предания -- и даже это не путь через исторические построения -- Есть один путь через весь мир в целом -- Поэтому пока удов-летворимся тремя мнениями -- одни считают -- все равны -- потому что все прекрасны -- Другие говорят -- все равны -- потому что все ничтожны -- И -- наконец -- третьи думают -- все равны -- потому что все по-разному одинаковы --
     
   Поют в Пустыне -- сказал Странник -- кто это -- ночной песок -- дервиш -- не все ли равно -- сама песня -- в ней говорится -- они были и ушли -- они были тверды и неделимы в своих чувствах -- великие говорят про них -- многие из них потер-пели поражение -- иные убили себя -- А я скажу -- они такой же песок -- как и все прочие -- песок -- который возвысили все прочие -- Иногда Бог смотрит на Бога -- ибо Бог тот -- кто смотрит на Бога и тот -- на кого смотрит Бог --
  
   Летописец уснул -- сказал Странник -- Вот его па-пирус -- Вот значение начертания -- Силы мои на исходе -- Можете убить и забыть меня -- Вначале -- каждый думает только о себе -- и в промежутке меж-ду собой -- думает о Разделенном Мире -- Лето-писец уснул -- а может быть умер -- Не все ли рав-но -- главное -- прервана мысль -- которая дол-ж-на длиться вечно -- Оборвалась связующая нить -- держась за которую -- Летописец полз к истине -- Но вот он уснул или умер -- Летописец уснул -- и не стоит его будить -- Летописец умер -- и не будем его воскрешать -- Летописец уснул и умер -- не оставив и тени на песке истории -- Впрочем изобличенные в преступлениях и без того станут героями -- а их жертвы то ли уснут -- то ли умрут -- подобно нашему летописцу --
     
   Однажды сказал Странник -- Есть туманный пе-ри-од жизни -- это время в преддверии гибели близ-ко-го человека -- когда судьба сбрасывает с лица покры-вало -- оставляя немного времени для осозна-ния катастрофы -- которая еще не наступила -- Потом наступает конец и опять туман -- Время ту-ма-на до и после катастрофы как бы сливается в па-мяти и потом много лет спустя вспомнишь это вре-мя -- и не можешь определить -- когда это было -- то есть когда были эти события -- люди до или после катастрофы -- Более того -- иногда так запу-таешься в этом туманном времени -- что вдруг поверишь -- что и самой катастрофы не было -- Я думаю -- это туманное время дается Богом -- ибо иногда челове-ческой душе необходимо заблу-диться во времени -- вырвать из памяти несколько фраг-мен-тов неот-вра-тимой картины Исчезно-ве-ния --
  
   Далее Странник сказал -- Не слишком рассеянно и не слишком пристально надо смотреть на Разде-ленный Сад -- Это значит видеть его в общих конту-рах -- в пределах воскрешающего света -- То есть утром видеть землю глазами солнца -- а ночью смотреть на океан глазами звезд -- Некоторые сторон-ники Свободы Зрения считают иначе -- они уверены что на Разделенный Сад следует смотреть разделенным взглядом -- при этом пристально -- как в первый раз и рассеянно -- как в последний --
     
   Далее Странник сказал -- Если ты ошибся и мера твоей опасности велика -- не проси о помощи --ибо в этом случае мера твоего унижения будет равна мере твоей опасности -- Итак -- к опасности приба-вится унижение -- а это уже слишком тяжелое бре-мя -- О как трудно держать парус своего корабля под шквалом налетевшего урагана -- если душа мо-лится о спасении -- а тело противоборствует разъя--ренной стихии -- Но именно так -- одновре-менно и телом и душой -- не унижая ни души -- ни тела -- мы и должны противостоять любым невзгодам --
  
   Далее Странник сказал -- Что бы ни искали мы в этом лесу -- то -- что мы найдем -- будет в другом месте -- ибо все -- что не встретишь на земле -- увидишь в океане и в воздухе -- Нет ничего -- чего бы не могло быть в природе -- Совсем немного черт не хватает нашим любимым до совершенства -- которого мы ждем от них -- Но где-нибудь совсем недалеко -- есть то -- чего мы так желаем -- Но трудно верить в истинное -- сложно идти к просто-му -- поэтому многие остаются в неведеньи -- Для чего я это говорю -- спросишь ты -- Просто совсем недавно я был на Востоке и вспомнил о Западе -- Теперь я на Западе и вспоминаю о Востоке -- И мне приятно заблуждаться -- словно там -- на Востоке -- я был не один -- а с той -- что осталась на Западе -- Вот как совершенства пространства и времени помогают нам по достоинству оценить совершенства любимых --
     
   Далее Странник сказал -- Как тяжела Свобода Зре-ния -- Видеть одно и знать -- что никогда не уви-дишь другое -- Как тяжела Свобода без возмож-ности -- И как бессмысленна возможность без Свободы -- Я знаю -- там -- в глубине Разделенного Сада растет Черно-Белое дерево -- которое предви-дит свой конец -- Но в отличие от Зверя или Чело-века -- Дерево никогда не изменит своему предназ-начению -- и будет расти и стоять на одном и том же месте до Последнего Часа --
  
   Далее Странник говорил о большом одиноком Чер-но-Белом дереве на краю пропасти -- Половина его корней цепляется за прошлое -- Сухая -- зной-ная земля -- Пустыня -- Где нет родных -- где могут быть известны лишь Белое дерево -- Отец и Черное дерево -- Мать -- Другая его половина повисла над пропастью и не находит опоры ни в Черном -- ни в Белом воздухе -- Да -- именно так и был задуман Черно-Белый мир -- убежден Странник -- и мы должны принимать жизнь такой -- какой она нам досталась от Черных и Белых деревьев --
     
   Далее Странник сказал -- Тот -- кто войдет в Город -- в котором не был много лет -- будет удивлен нелепыми разговорами жителей -- ибо он давно не слышал подобного -- блуждая по миражам своей юности -- Тот -- кто войдет в Город -- будет смо-треть на жителей -- как на нечто отвлеченное -- и слова проходящих мимо людей могут показаться ему частью неудачного театрального действия -- Тот -- кто войдет в Город -- не услышит от жителей о любви и о хлебе насущном -- Он услышит только слова -- которые определяют порядок очереди -- ведущей к вершинам мнимой власти -- Тот -- кто войдет в Город со стороны Пустыни -- скажет -- может быть -- я не прав -- когда не имея того -- что есть у всех остальных -- не понимаю радости -- которое при-носит обладание многими наслаж-дениями -- Была женщина -- и не пошла за мной в Пустыню -- Был брат -- и разграбил мой дом -- И вот нет у меня ничего -- Может быть -- поэтому возненавидел я обладателей -- и начал презирать то -- чем они обладают -- Тот -- кто войдет в Город -- будет не прав -- говоря так -- ибо отсутствие об-ла-дания тем -- что есть у всех остальных -- воз-мож-но как раз то -- что некоторые называют не-сбыточным счастьем --
  
   Далее он сказал -- Каждый входящий в неведомый для него Город не умрет от удивления -- не ослепнет от счастья -- не увидит того -- чего не встре-чал на своем пути -- Ему не стоит удивляться -- видя отсутствие Божественной неожиданности -- Не стоит плакать -- не находя и тени чуда -- Он дол-жен признать -- Здесь -- как и везде -- у последнего бедняка любой мерзавец может отобрать черный хлеб и горькую независимость -- Здесь -- как и вез--де -- нет чудесного сострадания -- Теперь он пони-мает -- почему даже Христу были необходимы чудеса -- Чтобы воскресить мертвых учеников -- и повести их к истине -- Но что может он -- Стран-ник -- один из многих -- которые идут через Пусты-ню в Город -- и не находят истину -- ибо истина -- это чудо -- Он может лишь сказать -- Все -- что ли-шено неожи-данности в мире Зла и Добра -- Ложь --
     
   Далее Странник сказал -- Давно я не был в этом Городе -- Я вышел из Главных ворот -- когда мне было совсем мало лет -- И вот теперь я вхожу в Глав-ные ворота обратно со стороны Пустыни -- Я вновь вижу своих сверстников -- которые успели вырасти среди Камней -- как деревья -- И остались по-прежнему на тех же самых местах -- как много лет назад -- Я и сам -- хоть и уходил отсюда -- но не стал выше сиреневого куста возле дома моего отца -- Никаких чудес -- Все выросло -- как и дол-жно было вырасти -- маленькие несчастные де-ревья -- стали большими несчастными деревьями -- малень-кие счастливые деревья -- стали больши-ми счастли-выми деревьями -- Можно входить и выходить из ворот Города -- Можно верить или не верить в свое предназначение -- Но следует пом-нить -- что люди живут -- растут и умирают всегда на одном и том же небольшом пространстве -- ко-торое очерчено судьбой и не освещено истиной --
  
   Далее Странник сказал -- О страшном разделении нашего мира -- ибо рожденные от разделенных между собой мужчин и женщин люди -- с самого начала разделены на тех -- кто убивает -- и на тех -- кого убивают -- Стоит ли от таких -- как мы -- ждать Божественной морали -- Я устал возвра-щаться к жизни во всем разделенной надвое -- мне страш-но в мире странных двойников -- где один насилует -- а другой принимает насилие -- и они почти неразличимы друг от друга -- ибо так изна-чально задумано царство разделенной Гармонии -- Наша Земля в отличие от Остальной Вселенной -- Рассе-чена на жизнь и смерть -- на женщин и муж-чин -- на Черных и Белых -- ибо то -- что мы назы-ваем живым миром -- требует постоянного раз-д-еления тела и души -- движения и противоречия между всем сущим -- Мы обречены на агрессию и на жал-кое смирение одновременно -- Мы обре-чены на Великую Любовь и грязную измену в одно и то же время -- Мы обречены на Разум и безумие -- между которыми совсем нет границ -- Мы обре-чены на Веру и безверие -- которые легко пере-пу-тать -- И еще мы обречены на очень многое другое -- что делится в нашем самом непостоянном из миров надвое -- Вечное раздвоение -- вот чем пла-тим мы за мнимую радость и грубое торжество --
     
   Наконец Странник вышел из ворот Города -- и он не смог узнать Пустыню -- так изменилась природа за то время -- пока он находился за стенами Города -- Что ж -- он поклонился Городу за его любовь -- Но была ли жизнь в Городе покоем -- как ему всюду и везде объясняли мудрецы -- Была ли любовь бес-корыстна и великодушна к нему -- Страннику -- Нет -- сказал Странник -- покоя не было -- Была постоянная тревога за день грядущий -- Было непо-стоянство -- Зыбкость чувств -- И он -- Стран-ник -- все время ждал -- кто первый откроет ворота Города -- и он снова уйдет в Пустыню -- Но ворота никто не открывал -- ибо обреченность любви всег-да параллельна и -- по сути -- ни один из двух не может первым открыть ворота в Пустыню -- По-тому что любовь не в мужчине -- не в женщине -- она между ними -- Любовь всегда на границе Го-рода и Пустыни -- Да -- сказал Странник -- любовь всегда на границе Города и Пустыни -- Но что-бы понять невидимое -- надо ослепнуть от любви --
  
   Далее Странник умолк и был он один -- и никого не было с ним -- И стал он осматриваться -- И не остался с ним никто -- И кричал им Странник -- но не слышал из них ни один -- И явилось его отражение -- И был он как бы за ним и перед ним одновременно -- И упали они лицами друг на друга -- и ни один из поверженных не взглянул назад -- и ни один из них не воззвал к другому -- ибо подобное может лишь единственный -- Так и я -- как тот Странник -- почти ослеп в ночи от одино-чества -- И вижу лишь свое отражение -- которое видит меня --
     
   Пора заканчивать эту историю -- сказал Странник и вошел в ворота Города -- Куда он пошел -- спро-сил ученик -- Ему ответили -- Он ушел в ворота Го-ро-да -- И кто знает -- куда девается человек -- когда он входит в ворота Города -- Ибо из каждых ворот всегда ведут две дороги -- одна -- в Город -- другая -- в Пустыню -- Одна -- к жизни -- другая -- к смерти -- Одна -- к любви -- другая -- к измене -- Но куда бы ни вели все эти дороги -- в конечном счете мы выбираем одну дорогу -- к Свободе Исчез-новения --
  
   И вот Странник исчез -- исчез навсегда -- Но остал-ся мир -- который не знал о Страннике -- Остались люди -- которые даже забыть о нем не могли -- ибо не знали -- Что ж -- пусть люди забывают друг друга -- Странника для них не было и быть не могло -- Но если кто-то из них и говорил -- Странник -- ты наш Бог -- мы верим в тебя -- мы любим тебя -- вернись и позови нас на Страшный суд -- они напрасно это говорили -- Странник никогда не вернется -- и не будет Страшного суда -- ибо все люди по-разному одинаковы -- Мы одинаковы в том -- что если лишить нас Страшного суда -- это и будет для всех нас самый страшный суд --
     
   Загорелся склон горы -- сказал Странник и посмо-трел на линию горизонта -- слушая ответ набегаю-щих волн -- они говорили то же -- что и всегда -- Это было все -- что можно сказать обо всем --
  
   Далее Странник сказал -- что чем ближе он при-бли-жается к Египетским тайнам -- тем ужасней обдувает его ветер опасности -- Но ему -- потомку жрецов и первосвященников -- хорошо извест-но -- как это все было -- В то время столкнулись два ми-ро-воззрения -- две любви к жизни -- Прошли тысячелетия -- возникли новые вероучения -- Иудеи пили тайну из Египетского Первоисточника -- Христиане пили из того же Родника -- Но в ос-но-ве всего по-прежнему -- убежден Странник -- лежит Египетское противостояние -- жреческая тай-на -- Далее он сказал -- Звезда Давида -- это пе-ревернутое Египетское сознание -- Это преодо-ле-ние рабства -- Это новая идея -- выраженная графичес-ки -- Звезда Давида состоит из двух про-тиво-сто-ящих треугольников -- а именно -- Пере-вернутая пирамида -- пересекающая сверху -- как нож -- пирамиду Хеопса --
  
   Послесловие
к Истории Разделенного сада
  
   Когда-то я думал -- что все великие -- это жители одного столетия -- которое видится в необозримом будущем -- Они были преждевременно изъяты из золотого века -- как семена -- и разбросаны по полю цивилизации всех времен -- Именно эти -- чуждые человечеству -- всходы породили вражду и войну -- и превратили мир в разделенный сад -- Однажды ко мне пришел юноша и спросил -- Что мне делать -- моя мать Белая -- а отец негр -- у Белых -- Белое общество -- у Черных -- Черное общество -- Я пришел к Белым -- и они сказали -- Иди к Чер-ным -- Я пришел к Черным -- и они сказали -- Иди к Белым -- Я ответил -- позорно выбирать -- кем быть -- Черным или Белым -- У тебя должно быть не унизительное право выбора -- а полная свобода быть самим собой -- И если скажут Белые -- Иди к нам -- ты наш -- Белый -- не иди к ним -- И если скажут Черные -- ты наш -- Черный-- иди к нам -- не иди к ним -- Ибо ты Черно-Белый и будь таким -- какой есть -- И вот на-ступило вре-мя -- и жизнь для меня стала комфор-тна -- словно сбитая простыня и спутанное оде--я--ло в хо-лод-ную зимнюю ночь -- Но это не оста-но-вило меня -- ибо я из тех -- кто любит ходить по зем-ле -- но вместо посоха опира-ется на слова -- могло быть и хуже -- Поэтому бури -- которые про-шли надо мной и по-щадили Черно-Белую идею -- стали ступеньками нашего общего везения -- Я понял -- что счастье разделенных наций -- это деревянный мост -- соб-ранный из бревен Черно-Белой трагедии -- Я понял -- что для Черно-Белой идеи все на пользу -- влево или вправо -- удача или неудача -- опьяненность или трезвость -- Любовь или забвение -- Я говорил Черно-Белым -- что любые неискренние связи порочны -- Вот так и вы -- в связи со своим эгоиз-мом -- напоми-наете лед с крыши -- ломающий руки Чер-но-Белым деревьям -- Вы ломаете души самим себе -- Я говорил им -- Знайте -- есть вели-кие не-справедливости -- рожденные случайной трусо-стью -- Есть разбитые стекла легенд -- собран-ные из осколков мелких обстоятельств -- Я говорил им -- Не уподобляйтесь современным художникам -- которые утратили чувство гармонии - и уст-ро-или из мироздания Разделенный сад -- Они напо-ми-нают золотоискателей Запада -- выигрывает не тот -- кто первым найдет золотой прииск истины -- вы-иг-рывает тот -- чья собачья упряжка первой добе-жит до средств массовой информации -- Выиг-рывает тот -- кто первый запишет чужой прииск на себя -- Я говорил Черно-Белым -- Не ста-райтесь выиграть любой ценой -- не лгите себе -- не при-тво-ряйтесь Черными -- не притворяйтесь Белыми -- ибо велика магия легенды -- страшна инерция предвзятости -- Я говорил Черно-Бе-лым -- Никто не осудит меня за эти жесткие -- но честные слова -- ибо правда и ложь так переме-шались в людях -- что они уже не могут говорить ни правды -- ни лжи -- они говорят просто слова -- Я говорил Чер-но-Белым -- Я вижу сквозь мрачные -- мощные ткани Черно-Белого театра -- что наша Черно-Белая трагедия в том -- что -- управляя тем или иным миром -- мы сами прежде всего управляемый -- зависимый -- искаженный внутри нас самих мир -- Мы управляем собой сами -- одновременно уп-равляя своим Черно-Белым Богом -- мы душим в себе своего Черно-Белого Бога -- Нам необхо-дима Черно-Белая Свобода -- ибо наше криволи-нейное виденье мира -- казнь над опустошенным мозгом -- Но все вы достаточно зрячи -- чтобы ка-заться правдивыми -- и достаточно слепы -- чтобы не замечать собственную ложь -- И тот из вас -- кто преуспел в обмане -- совсем не хуже того -- кто украл честность -- ибо великое пре-ступ-ление лгать Черному и Белому право-судию требует посто-янной Белой и Чер-ной защиты -- Поэтому -- если Черно-Белую Свободу превратить в воду -- мы выйдем из Пустыни Бе-лой и Пустыни Черной -- Но ни один из нас не может стать сразу Черно-Белым и душой -- и телом -- Черно-Белое тело и Черно-Белый дух рождают в конечном счете само Черно-Бе-лое мировоз-зрение как способ суще-ст-вования -- ибо чтобы понять невидимое -- надо ослепнуть от люб-ви к Черно-Белой Сво-боде -- Нас разделяет не простран-ство между нами -- а то -- что проис-ходит в этом пространстве -- Поэтому тот -- кто движется к Черно-Белой идее -- не задает вопроса -- кто он -- Черный или Белый -- Поэ-тому тот -- кто остается -- пом-нит об этом вечно -- Я говорил Чер-но-Белым -- До сих пор вы вос-принимаете нашу общую идею -- словно рыбы -- листающие тупыми мордами страницы затонув-шего корабельного жур-на-ла -- Научи-тесь читать Черно-Белый текст моего письма -- Почему вы молчите или ваши язы-ки -- это не языки Черно-Белого пламени -- скорее -- это сгустки сомне-ния во рту ожида-ния -- Но знайте -- я не из тех цветов -- что мо-гут при-жить--ся в саду -- именуемом молчанием -- Я не из тех садовников -- что обреза-ют ветки Черно-Бе-лым деревьям -- Господи -- я не говорю о пред-чувствии магического духа -- что идет через землю в водоем весеннего воздуха -- Передо мной пока невидимый -- искаженный самим собой мир и по-гост Черно-Белого народа -- Господи -- что сделал я для этих никому не ведомых Черно-Белых могил -- Господи -- куда деться моей Чер-но-Белой душе -- Но нет промежутка между кирпичами со-ве-сти и кирпичами справедливости -- ибо совер-шен-на божественная кладка Черно-Белого времени -- Жизнь закончена -- Дом построен -- Хозяин умер --
  
  

С.-Петербург "Лик" 1996 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"