Шалюкова Олеся Сергеевна: другие произведения.

"Участковая для нечисти", часть 5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!



Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шумит лес, опадает под копыта мощного келпи золотая листва. Участковая оказалась не в то в центре чужой интриги, не то сразу в любовном треугольнике!
    Так-так... Значит, могущественный Мельник и старый добрый Лёшка - Гусар.
    Кто из них ближе? Кому отдано сердце девушки? И отдано ли?
    А тут ещё и полуночный спецназ на территории отметился, и причём во главе с легендарным майором!


5. Праздник леса.

  
   Когда слёзы стихли, внутри осталась только ледяная опустошённость. Ничего не хотелось и ничего не "моглось", не было сил встать, не было сил заставить себя улыбаться. Надо было набрать номер брата или отца, надо было... но Лида только сидела на кровати, глядя в стену. Выпавший телефон затерялся где-то в складках простыни. Что?! Что она должна делать?
   Что она вообще может сделать?
   У упрямой участковой просто опустились руки. Она была бойцом по натуре, сильной и волевой личностью, но случившегося было слишком много.
   Прошлое, настоящее, будущее - всё слилось в катавасию, которая не давала возможности что-то с собой сделать. Было плохо. Это всё, что сейчас Лида ощущала. Боль базировалась где-то под сердцем, вспыхивая горстями ледяных искр и рассыпаясь по всему телу.
   За что ей всё это?!
   Она ведь не может вовлечь Лёшку в эту беду с некромантом. Тот ведь чётко сказал, что не оставит своих попыток её убить. Сам руки пачкать не хочет, но других нашлёт со всем своим удовольствием. И тогда... её ... её...
   Назвать Лёшку женихом не получалось. Даже мысленно.
   Потому что, как выяснилось, она была ещё даже до Лёшки помолвлена с совсем другим человеком. Но назвать женихом Мельника было ещё хуже. Может быть, там в прошлом была разорванная помолвка с ним? Может быть, Лида совсем напрасно себя накручивает? Ничего плохого не случилось, ничего... он же промолчал. Значит, ему Лида и не нужна. И Лёшка, который за годы своей службы если и писал "нежные" письма, то куда чаще они были написаны чужими руками.
   Так что, может и он просто придёт и скажет, что и не нужна ему такая невеста?
   А она тут себя накручивает, сама себя заставляет страдать. Кому это надо? Не ей же точно! И...
   Дверь комнаты хлопнула.
   Лида подняла голову к вошедшему Мельнику, попыталась улыбнуться. Но непослушные губы остались недвижимы.
   Она уже готова была сказать, что ей просто приснился плохой сон, но Михаил вручил ей кружку с ледяным квасом и сел на стул, разглядывая лихорадочные пятна на бледных щёках.
   - Кто звонил?
   И Лида не смогла соврать под его вопросительным взглядом.
   - Лёшка.
   - Твой жених?
   В сердце снова отдалась вспышка боли. Что это такое? Что... почему она не может дать этому название? Он так холоден, так отстранён. Так...
   - Да, Алексей Гусаров. Он же Гусар, - тихо сказала девушка, делая глоток древнерусского напитка. Кисловатая сладость прокатилась по горлу, в глазах защипало, но плакать на глазах Мельника! Ну, уж нет! Ни за что!
   - Итак, что ты будешь делать дальше?
   - Я не могу вовлекать его в дела полуночников. Он человек, а я... - Лида отвернулась, посмотрела за окно. У воды паслись два келпи. Тихо шуршали мельничные крылья, делая один за другим обороты. В какой-то момент показалось, что так было всегда. И эта кровать, и этот запах трав, и Мельник рядом. А ей приснился дурной сон, и про некромантов, и про границу. И никогда не было полуночников, никогда не было этих всех ...
   - Барышня?
   Вздрогнув, девушка сделала глоток кваса и повернулась.
   - Прости. Кажется, я сегодня снова вернусь к тебе на мельницу. Не хочу вовлекать посторонних в это дело. Но сама себя, к сожалению, я защитить не смогу.
   Михаил кивнул, но ничего на это не сказал. У него была возможность посмотреть на разную участковую. На смелую, гордую, упрямую, трясущуюся, испуганную, больную, смеющуюся, занятую своей работой. Она была очень разной. Но такой как сейчас - с потухшим взглядом, с потерянностью в глазах, в движениях он не просто её не видел, но и не желал видеть.
   Она сгорбилась, отводила взгляд, но всё равно были видны следы слёз на её лице. И хотелось её обнять. Но... Он всемогущий Мельник, а она - человеческая девушка, хоть и участковая для нечисти, у неё есть своя работа, свои задачи и человек, которого она любит.
   - Михаил?
   - Всё хорошо, барышня. Возьмёте моего Шторма, он вас доставит. Бурю тоже можно, но Шторм взрослее и умнее, так что, будете представительной участковой на чёрном звере.
   - И ты снова меня на "вы" начал называть. Я думала, что ... что... - Лида попыталась выдавить из себя улыбку и поменяла резко тему. - Да он и не захочет со мной быть.
   - Шторм то? - ухмыльнулся Мельник. - Да он просто себе цену набивает, ему ты, барышня, понравилась с первого взгляда. Мало того, что не испугалась, так ещё скакала на нём во весь опор, не боялась, не визжала, а только просила "быстрее, быстрее". Он бы полетел, если бы мог, чтобы тебя порадовать. Ну, мне не веришь, сейчас спросим.
   Мужчина не поменял своего положения, взглянул укоризненно на окно, и засовы поехали в разные стороны, новый взгляд, и створки качнулись в разные стороны, впуская в комнату по-осеннему холодный воздух, пахнущий яблоками и прелыми листьями. И тут же в комнату засунулась любопытная чёрная морда.
   - А тут про меня говорили?
   - Про тебя. Участковая тут волнуется, захочешь ли ты на неё поработать в течение этой недели. Ей теперь при подготовке к празднику много куда придётся бегать. А ты у нас быстроногий, да и защитить в случае чего от кого угодно сможешь.
   - Раз валькирия того хочет, - Шторм качнул мордой, - то мы со всем нашим удовольствием, - и пропал, снова погарцевав к пруду.
   Окно за ним закрылось.
   Лида бессильно улыбнулась.
   - Ты его подговорил!
   - Кого?
   - Шторма!
   - Ничуть. Келпи подговорить невозможно. Их вообще невозможно заставить что-то сделать без их на то желания. Они только притворяются послушными, а ... - Михаил не договорил, спросил серьёзно: - Ну, что, барышня, полегче стало?
   Прислушавшись к себе, девушка поняла, что да, как ни странно - стало. Хотя вроде бы с ней Мельник ничего не делал, в квасе постороннего точно не было, в воздухе ничем подозрительным не пахло, а спокойнее на душе стало. Исчезло то ощущение полной безнадёжности, которое над ней висело после звонка Дамокловым мечом.
   Ну, живёт она временно на мельнице и нельзя будет Лёшке сказать настоящую причину. И врать не хочется. Но так она может просто сказать ему, что это требование рабочей необходимости, и достаточно будет.
   Главное, сегодня всё успеть.
   Встав с кровати в своей канареечно-пушистой пижаме, которую домовой Тимофей положил в пакет вместе с тёплой курткой, Лида благодарно улыбнулась Михаилу:
   - Спасибо.
   - Собирайся, барышня. У тебя скоро рабочий день начнётся. Ты и так, проспала отчасти, хоть и ранняя пташка. А дел у тебя много.
   Девушка вздохнула и кивнула, понимая, что сказано это было совсем не в упрёк, но надо бы поторопиться. Может быть, Сашка уже в участке и удастся узнать что-то от вчерашнего расследования. Заодно, спросить, куда дели снежного зверя, потому что было что-то знакомое в том, как он смотрел на Лиду.
   Уже подойдя к стулу, на котором лежала её одежда, девушка остановилась и чуть повернулась:
   - Миша.
   - Да?
   - А снежный зверь может превращаться в коня?
   Михаил, уже бывший почти у дверей комнаты, остановился.
   - Барышня? - в голосе Мельника звякнуло что-то опасное, похоже на отдалённый раскат грома.
   Наверное, в этом месте надо было испугаться, но Лида, опустив обратно на спинку стула свою рубашку, взглянула на мужчину упрямо и повторила свой вопрос:
   - Может ли снежный зверь превращаться в коня?
   Очевидно было, что вопрос Михаилу не понравился. Взгляд у него стал откровенно недобрым, но... неожиданно он кивнул:
   - Взрослые снежные звери, которым по двадцать, двадцать пять лет могут и такое. Почему ты спрашиваешь?
   - ... Показалось, - покачала девушка головой. - Прости, чушь в голову пришла. Я пойду одеваться, да помчусь в участок. Сегодня начнутся первые звонки, будем согласовывать маршруты квестов.
   - Квестов?
   - А это секрет, - Лида повернулась к Мельнику, - ты же будешь участвовать в празднике леса?
   - Всесильный Мельник занимается тем, что играет в детские игры... Барышня, куда ж я денусь? Это самый простой способ быть около тебя и присматривать за тем, чтобы... ничего не случилось.
   - Ага, а! Да! - девушка нашарила в разрезе пижамы кулон. - Ты надел его на меня вчера, сейчас...
   - Нет, барышня, - голос мужчины прозвучал чуть резче, чем возможно хотелось бы того ему. - Пусть будет.
   - А что это? Я понимаю, что это защитный амулет, но от чего он защищает?
   - Ото всего на свете, - без улыбки ответил Мельник. - И даже немного больше.
   Спрашивать не шутит ли он, Лиде не пришло и в голову. Прозвучало это достаточно чётко и внятно.
   - Но такой амулет важнее для тебя самого! - возразила она. - Зачем ты надел его на меня?
   - Для Мельников не нужна такая защита. Нас защищает граница. Где бы мы ни находились, она всегда рядом с нами, вокруг нас. И захоти я того, ни один человек в этом мире и ни один полуночник в мире подлунном не сможет меня коснуться.
   - Как это?! - загорелась интересом девушка.
   - Секрет фирмы, барышня.
   - Ну, хотя бы показать можешь?!
   - Нет.
   - Ну, хоть немножечко!
   - Нет.
   - Чуть-чуть? - наклонила Лида голову, и обнаружила, что упирается носом в грудь Мельника.
   Михаил подошёл так близко, что сердце неожиданно рухнуло куда-то в пятки.
   Что он?!
   - Барышня, - наставительно сообщил Мельник, - любопытство это порок.
   - Я знаю, - вздохнула девушка. - Но так интересно. Очень-очень! Я... просто посмотрю...
   - Просто посмотреть не получится, - мужской голос звучал спокойно, размеренно, но снова проснувшаяся интуиция подсказала, что там где-то звучит ирония.
   - Почему?
   - Потрогать придётся, - вздохнул Михаил. - Потому что, я же сказал "коснуться", чем ты слушала меня, барышня?
   - Ушами? - предположила Лида неуверенно и шагнула к Михаилу, протягивая руку. Сама толком не зная, чего желая, на что надеясь. Рука прошла сквозь плечо, только на мгновение обожгло кисть холодом, как было при пересечении границы. И всё. - Как?!
   - Граница. А теперь, барышня, посмотри на время.
   - А... А?! - вырвался у неё испуганный взвизг.
   До начала рабочего дня оставалось ровно пятнадцать минут.
   Михаил хмыкнул и вышел из комнаты, оставляя Лиду одну.
   Правда, метаться девушка не стала. Закрыла глаза, напомнила себе, что спешат медленно, сделала глубокий выдох и быстро начала одеваться.
   Мельницу она покидала бегом, и только уже когда вскочила в седло ждущего её Шторма, обнаружила инородный предмет в кармане куртки.
   Но только в участке девушка узнала, что это - плитка чёрного шоколада.
   Вариант, кто это сделал, был только один. И отправив текстовое сообщение со словом "спасибо" на телефон Михаила, ибо его номером она всё-таки разжилась, Лида занялась делами.
   Ответила на звонок начальства, поговорила с заведующей клуба. Марина благодарила за вовремя предоставленного актёра, заодно отчиталась, что они почти готовы. Затем участковая прозвонила хозяевам всех домиков, кто собирался принимать гостей. Разбив их на сектора, сообщила, когда придёт к кому с проверкой, заодно обсудила с главой администрации, по какому маршруту будет двигаться народная дружина. Деревенские за пару дней до этих праздников и одновременно с приездом первых гостей, собирались и начинали патрулировать деревеньку, заодно приглядывая, чтобы никто не зашёл в лес и там не заблудился.
   Лида ждала этого времени ещё и затем, чтобы начать свою "подрывную" полуночную деятельность. В таких патрулях ходила и она сама, а что может быть интереснее страшилки на ночь глядя? А заодно - насколько это полезно для тайного мирка!
   Тимофей, уже получивший от участковой указания, разговаривал с теми немногими полуночниками, что жили в деревне. В их задачу входило вовремя скрипеть дверями, ставнями, заборами, что-то ронять, поднимать ветерок. В худшем случае на это никто не обратил бы внимания, а в лучшем полуночники в этот момент могли получить немного силы от вспышки веры.
   Саши в участке, к сожалению, не было. И как подозревала Лида, на месте с браконьерами они провозились так долго, что парня можно и не ждать в ближайшие несколько часов.
   Но времени хватило только на то, чтобы этот факт отметить и не более.
   Попутно девушка заглянула в собственный сейф, но находка с границы всё так же плавала в воде, чище особо не став...
   Поменяв воду, Лида вернулась к делам. Территорию праздника должны были патрулировать полицейские, причём не только из человеческих подразделений, но помимо Сани в Малые Луки должен был прибыть наряд полуночного отряда.
   На плечи Лиды легла задача устроить их на постой, впрочем, это легко решилось с помощью звонка дяде Макару и уговора с папой. Гораздо сложнее оказалось составить для них скользящий график патруля, правильно расставив их на ключевые точки во время праздника леса.
   Отчасти участковая переживала за своих - за водяного и лешего, за их народцы. Успокоил её Олесь Русланович, перезвонивший с сообщением о том, что к ней прибудет патруль. Когда Лида сказала, из-за чего переживает, начальник особого отдела сообщил Лиде, что те, кто принёс ей клятву не принесения вреда на её территории, признав патронат - неприкосновенны для особого отдела. И вмешиваться в личные дела участковой оперативники смогут только в том случае, если она сама попросит о помощи. До этого всё, что не случилось бы на её территории, касается только её.
   Если же дело касается пришлой нечисти, или той, что не приносила Лиде клятву верности, то в дело особый отдел вступить может. Именно поэтому тот самый снежный зверь, с которого всё началось зимой, находится именно в их юрисдикции, и именно особый отдел за него отвечает. Лида как хозяйка полуночной территории, может оказывать содействие отделу, а может этого не делать, точно так же как и Мельник, обустроившийся неподалёку.
   Особо успокоенной девушка себя не чувствовала, но полегче на душе стало.
   В беготне время до обеда пролетело незаметно. Не то чтобы сесть и мирно попить кофе, у Лиды не хватало времени даже на то, чтобы съесть шоколадку, подкормив организм вредными углеводами.
   Вообще, вся эта катавасия настроила девушку немного на лирическо-философский лад.
   Если бы кто-то её спросил, любит ли она свою работу, Лида ответила бы однозначным "да". Как и везде были свои препоны и препятствия, но было и хорошее.
   Если бы её спросили о самой ненужной работе, которую приходилось выполнять, и самой тяжёлой, участковая бы ответила так: самое бессмысленное в работе участковой - это количество бумаг, которые приходится заполнять. А самое тяжёлое - это организовывать, а точнее сопровождать массовые мероприятия.
   Большое количество людей, которых надо было безопасно устроить, а потом убедиться уже в том, что безопасны именно прибывшие. Необходимость патрулировать улицы днём и ночью. Прибывающие коллеги... А теперь вот добавилась ещё и необходимость договариваться и вносить в ситуацию элемент полуночного мира.
   Лида не жаловалась, совсем нет.
   Хоть это и было тяжело, ей нравилось общаться с людьми, ей нравилось видеть, как загораются глаза детей, с которыми она всегда выходила в лес, когда они находили свой первый гриб или собирали горсть ягод. Ей нравилось удить ранним утром рыбу и смеяться с рыбками, рассказывать последние сплетни и с удовольствием травить рыбацкие байки или не только рыбацкие.
   Ей нравились ночные посиделки у костра с приезжающей молодёжью.
   Ей нравилось всё. Но как же это было тяжело морально и физически!
   "Может быть и хуже", - утешила себя Лида, потянувшись за чайником и ... накаркала.
   Вода в графине забурлила, закружилась, выплескиваясь за границы стеклянных стенок. А потом собралась в упругий комочек и выпрыгнула на стол, откуда Лида торопливо убрала бумаги. На столешнице комочек шустро отрастил ручки, ножки, голову и согнулся в поклоне:
   - Здрава будь, матушка!
   - И тебе не хворать, водяной хозяин. По делу чаешь, аль от дела бачишь?
   - Вопрос к тебе, матушка, есть. Пришлые тут... на бережку появились, права качают, полицейскими назвались, нас не то прогоняют, не то вызнать что-то хотят. Подошла бы ты?
   Лида прикусила губу и подорвалась с места.
   - Сейчас буду, хозяин водяной. Мне Мельник келпи своего одолжил, мигом примчусь. Где вы?
   - А на излучине у русалочьей заводи, матушка. Мы уж ждём. И, - испугался водяной посланник, - мы ничего! И не атакуем, и не возмущаемся, только территорию свою щитом накрыли и тебя ждём.
   - Правильно делаете, хозяин водяной. Мне за вас ответ держать, и, - налился тёмной грозовой злобой взгляд Лиды, - вас же защищать. Сейчас узнаю, кто без моего ведома на моей территории качать права удумал.
   - Ждать будем, матушка, - прошелестел водяной комочек и расплескался по столешнице озерцем.
   Привычно кивнув туда полотенце, Лида прихватив ключи и шоколадку, двинулась на улицу, крикнув через окно Шторма.
   На излучине она была уже через несколько минут, и ещё даже не дойдя до группы крепко сбитых ребят в кожанках, поняла, что водяного обманули. К полицейским структурам эти ребята не имели никакого отношения.
   Спрыгнув с Шторма и похлопав напрягшегося келпи по шее, девушка двинулась к берегу.
   - Итак, - спросила она, остановившись за пару метров до компании. Скользнула взглядом, пересчитывая: шесть. Да для неё, если ребята с недружелюбными намерениями и два человека были бы много. - Вы кто? И, пожалуйста, попрошу сказку об органах охраны правопорядка не заводить.
   - А говорили у неё никакой интуиции нет, - хмыкнул коротко стриженный шатен за спиной мрачного брюнета.
   Тот повернулся, отвесил короткую оплеуху и повернулся вновь к Лиде.
   - Марат. Служба охраны заповедника мира полуночников.
   - Врёте, - отозвалась лениво девушка. - Если бы у этого заповедника была бы служба охраны, то меня бы об этом предупредили ещё пару месяцев назад. И, например, смотритель этого места тоже предупредил бы о вас. Да и думаю, мои услуги в таком случае были бы не нужны. Попытка номер три?
   - А первая куда делась? - взглянул на Лиду блондин со смеющимся взглядом.
   - Ушла водяному хозяину. Ему то вы соврали.
   - Хорошо, - брюнет коротко и сухо кивнул, вытащил из-за отворота куртки корочки. - Спецназ мира полуночников, Лидия Степановна. Меня зовут Марат Ахтыров, и я вместе со своим отрядом приписан к этому заповеднику на ближайшие две недели, чтобы способствовать безопасности проводимого мероприятия. Нас вы не увидите и не услышите. Единственная просьба дать разрешение на пребывание на вашей территории.
   Лида прищурилась.
   - Я хочу клятву.
   - Простите?
   - Я хочу от вас и ваших людей клятву о том, что вы вольно или невольно не будете причинять вред тем из полуночников, кто находится под моей защитой. Хозяин водяной.
   Вода, которая недавно пошла кругами, вспенилась пеной, и под ноги расступившимся спецназовцем, выкатился кругленький водяной.
   - Да, матушка.
   - Сможете на пару с лесным хозяином сделать так, чтобы эти ребята сразу видели, кто из вас "мой", а кто "пришлый"?
   - Конечно, матушка.
   - Вот, - улыбнулась Лида Марату. - Только на таком условии, я дам вам разрешение быть на моей территории. Более того, если надо поспособствую получению палаток, спальников, если у вас не с собой и на постой у деревенских останавливаться вы не захотите. Можно в школе, например, остановиться. Что касается горячей пищи обед и ужин - без проблем, с завтраком будет посложнее.
   - А если мы откажемся? - чуть прищурил чёрные глаза Марат.
   - Так и я тогда откажусь. От необходимости вашего присутствия на моей территории. Мне вы мешаете, - сообщила девушка. - Знаете, такая аллергия на присутствие незваных лиц.
   - Мы сможем принять меры, чтобы вас поменяли.
   - Безусловно, - согласилась участковая, расслабленно засунув руки в карманы куртки. - Вы можете. Вы можете сделать всё, что захотите, пока это не пересекает границы, установленные законом.
   - Вы не будете говорить, что тоже примете встречные меры? - уточнил Марат.
   - Я не буду этого говорить, я буду делать. То, что посчитаю нужным. Привлекать тех, кто мне кажется нужным и важным. И поверьте, люди, которые знают о полуночников, но не считают необходимостью принесение клятвы о том, что не нанесут вреда, мне здесь не нужны.
   Марат покачал головой:
   - Лидия Степановна, вы же понимаете, что так мы не договоримся?
   Лида молча смотрела на него и даже не вздрогнула, когда с тяжёлым вздохом на её плечо легла морда келпи.
   - Хозяюшка, - фыркнул Шторм ей в волосы. - А давай мы их убьём?
   К чести прибывшего спецназа не дёрнулся ни один, зато напряглись все точно.
   - Келпи? - пробормотал всё тот же добродушный блондин. - Говорящий келпи чёрного цвета... Марат, это же...
   - Да, я узнал. Лидия Степановна, вы понимаете, что если мы принесём такую клятву, то ваши полуночники смогут навредить уже нам?
   Девушка сжала кулак, на мгновение мелькнуло и тут же пропало вокруг него золотистое сияние кастета.
   - А в таком случае, - сообщила она холодно, - я вразумлю их лично.
   Водяной поёжился:
   - Матушка в гневе страшна... - пробормотал он, потом чётко и громко произнёс. - Ни я, ни мой народ ни вольно, ни невольно не причинят вреда тем, кто принесёт клятву матушке. И леший повторит такую же клятву, если вы боитесь, как малые дети.
   Спецназовцы переглянулись, посмотрели на Марата. Спецназовец погипнотизировал немного Лиду взглядом, потом улыбнулся:
   - Вы победили, Лидия Степановна. Упрямства в вас не занимать.
   - Бабушкино, - отозвалась девушка немного рассеянно. И так и не поняла, почему взгляды у спецназовцев стали такими пришибленными.
   Со своей территории был спешно вызван Леший.
   Спецназ и полуночники обменялись клятвами, добавив участковой спокойствия, причём в отношении и людей, и полуночников.
   После этого Лида обменялась телефонами с Маратом, указала, как добраться до школы, где они решили расположиться, и двинулась обратно к Шторму. За обеды и ужины ребята собирались платить сами, а председатель уже дал телефоны дам, которые были бы не прочь подзаработать. Ужинать спецназовцы собирались в школе, а обедать приходить на место.
   - Матушка, - окликнул водяной девушку, уже севшую в седло.
   - Да?
   - Завтра мой внук домой отправляется, придёшь попрощаться с ним?
   - Конечно, - кивнула Лида, - завтра с утра и приеду. Надо будет территорию объехать, времени много будет.
   Похлопав келпи по холке, разворачивая его, девушка помчалась обратно к участку. Если постараться, она могла успеть ещё до конца обеда выпить чашку кофе с шоколадкой!
   Келпи, уловив настроение участковой, мчался со скоростью недоступной обычным лошадям, и вернул Лиду в участок за пять минут до конца обеда, за что был награждён коротким поцелуем в нос и крепким алым яблоком.
   В чашке оставалось кофе всего на один глоток, когда дверь в небольшую прихожку хлопнула:
   - Это я, - раздался голос Сашки, а потом он на миг просунул в кабинет встрёпанную голову. - Сейчас вытащу папки, и такое расскажу, закачаешься!
   - Уверен, что я закачаюсь?
   - Уверен, - отозвался опер, снова скрывшись в прихожей. - Я документы поднял, в том числе и по тому делу, на котором мы с тобой познакомились. И знаешь, что выяснилось? Олесь Русланович прав был.
   - Даже так? Мы что-то упустили?
   - Не мы. В центре. Если бы эту информацию мы получили вовремя, вполне возможно, что смогли бы поймать вовремя снежного зверя. А так...
   Саня не договорил, дверь хлопнула вторично, и до Лиды донёсся удивлённый возглас опера:
   - В центре сошли с ума?! Не просто подразделение элитного полуночного спецназа в таком маленьком захолустье, но ещё и во главе с легендарным майором! Глазам своим не верю, в этот раз гад некромантский точно не уйдёт!
   Кто вошёл в прихожую Лида не поняла, услышала только что-то тихое... И гость двинулся к дверям. Любопытство девушки, может быть, и подтолкнуло её к окну, но дверь открылась третий раз, и раздался изумлённый женский возглас:
   - Гусар вернулся!
   И ручка из руки Лиды выпала, покатившись по столу.
   - Ой, - всё слышался женский говорок. - Ты, наверное, собирался Лидочке сюрприз сделать, а я испортила? Прости, прости! Лидок! - в кабинет вошла одна из её знакомых домохозяек. - Я всё купила, пускай молодчики приходят сегодня ужинать, а завтра я им обед сготовлю.
   - Хорошо, Яна Алексеевна, спасибо.
   - Да не за что, Лидок, - заулыбалась одна из первых сплетниц на деревне, поглядывая на прихожку, - ну, я пойду...
   "Сплетню разносить", - холодно отметила Лида.
   - Извини, что сюрприз испортила, но он вроде к дверям шагнул, вот я и подумала... Ой, Лидок, ты не забудь, молодчикам звякнуть! Пущевай к семи будут.
   - Хорошо, Яна Алексеевна.
   Похихикивая, женщина выкатилась за двери, раздался хлопок, звук торопливого бега по ступенькам, и Яна Алексеевна ещё не вышла за околицу, а до Лиды уже донёсся её голос:
   - Ой, Манька, ты не поверишь! Я сейчас встретила...
   Дверь кабинета и без того плотно не закрытая, открылась целиком.
   И на пороге появился человек, которого Лида любила, без которого не мыслила жизни, ради которого переехала в деревню и который, как оказалось знал гораздо больше о мире, чем даже она сама.
   - Привет, Лёш, - улыбнулась девушка, заставляя непослушные губы двигаться.
   Он изменился. Как же он изменился за эти пять лет, что они не виделись!
   Три года, пока он учился в офицерской высшей школе, он ещё дома был наездами, а потом только работа, работа, работа. Редкие звонки, редкие видеоконференции, и вот вживую, наконец, близко, рядом. И такой чужой, что сердцу больно и холодно.
   Куда делся задорный живой синий взгляд? Вместо него - холодная сталь. Привлекательно, но холодно...
   Уже больше не подтянутый, а военная строгая выправка.
   Только разве что голос не изменился.
   - Здравствуй, что ли, Скворцова. Хоть обняла бы, а то стою тут, как неродной.
   Лёд не сломался, но треснул.
   Лида улыбнулась уже более живо, по-настоящему, поднялась из-за своего стола и тут же оказалась в мужских объятиях.
   - Скворцова, ты не меняешься, - пробормотал Лёшка, обнимая её крепко-крепко. - Не так уж давно общались, и вот уже, оказывается, что ты не просто знаешь о полуночном мире, так ещё и по уши во всей этой грязи. А я то думал, чего мои ребята написали, что скоро в моих родных Луках будут, а тут оказывается катавасия с некромантом.
   - Лёшка, - пробормотала Лида, вдыхая горьковатый запах. - Это ты не меняешься, хотя нет, изменился, - отстранилась она, оглядывая мужчину. - Заматерел, возмужал. Сам на себя не похож. Или это просто я тебя давно видела.
   - Давно видела, - эхом повторил Лёшка.
   - Саня, - крикнула девушка. - Иди сюда. Я вас хоть друг другу представлю, а то мало ли. Лёш, это Александр, специалист из особого отдела по расследованию дел полуночного мира. Сань, это Алексей, мой жених, и как только что выяснилось, - метнула участковая задумчивый взгляд на Лёшку, даже не подумавшего сделать вид, что раскаивается, - один из спецназа. Так, а теперь, Лёш, ужасно рада тебя видеть, но...
   - Ты на работе, - ухмыльнулся мужчина, - помню. Рад видеть, что хоть какие-то вещи в этом мире остаются неизменны. В том числе и твой трудоголизм, Скворцова. И да, перед тем как уйду, чей зверюга под окнами?
   - Временно мой, - отозвалась Лида, уловив что-то похожее на презрение в голосе Алексея.
   - Откуда у тебя келпи? - изумился мужчина.
   - Мельник ссудил. У нас тут... с некромантом возникли некоторые трудности на личной почве, вот и получилось, что мне понадобилась защита. Мельник мне одолжил своего коня и предложил свой кров. Точнее, предложил он его вместо меня моему отцу, но папу ты знаешь, естественно, он сразу же согласился, не думая. Так что...
   - Так. Помедленнее, Скворцова. И знаешь что, дела тебе придётся сейчас отложить. Я хочу знать, о чём это ты говорила.
   Саня сделал страшные глаза, покачал головой и вышел в коридор, сообщив, что он пойдёт пока поработает со свидетелями. Прошло, конечно, достаточно времени, но вдруг им повезло?
   Лида, проводив опера задумчивым взглядом, посмотрела уже на Алексея.
   - Присядь, куда-нибудь, - попросила она. - Я сейчас Геннадий Аксёнычу звякну, отчитаюсь, что всё пока без происшествий и что я встретила наряд полуночного спецназа, а потом ... поговорим.
   Алексей с трудом дождался, когда его невеста поговорит с начальством и сразу же, после того как она положила трубку, резко спросил:
   - А теперь по порядку, что за личные отношения с некромантом, что за Мельник и что значит, что он предложил тебе свой кров?!
   - Не кровать и не руку с сердцем. Лёшка, что с тобой такое? Ты умудрился измениться и в характере тоже? Что-то не припоминаю в тебе такой ревности.
   - Скворцова, - Алексей как-то сгорбился. - Ты меня в могилу сведёшь!
   - Не дождёшься, - сообщила Лида. - Я, конечно, девушка исключительной обаятельности, но до могилы пока вроде никого не доводила.
   - Вроде?
   - Что стало с теми несчастными, кого я покинула, то мне неведомо! - заявила флегматично участковая и шаловливо улыбнулась.
   Лёшка горько вздохнул:
   - Понял. Ладно, давай с самого начала, что более важно, что за некромант и что ему от тебя надо?
   - Ну, с некромантом мы немного разошлись во мнениях на тему того жить мне или не жить, - сообщила Лида, нервно затеребив на безымянном пальце гладкое серебряное колечко с сапфиром. - Я ему мал-мала дорожку перешла, он мал-мала на меня обиделся.
   - Скворцова! Зная твоё определение слова "мал-мала", меня интересует, что ты сделала бедному некроманту?
   - Ну, засекла убийство, совершенное снежным зверем, согласилась с появлением спеца из особого отдела, не мешала ему изучать окружение... - Лида задумалась, тактично опустив эпизод на кладбище, после которого оказалась в больнице уже сама.
   - Это не повод!
   - Ну да, - призналась девушка. - А ещё я стала участковой для полуночников, занимаюсь их делами и сейчас собираюсь вернуть веру в лешего и его подопечных на грядущем празднике леса.
   - Скворцова, у тебя мания на безнадёжные дела?!
   - Почему это?!
   - Потому что это невозможно, - вздохнул Лёшка. - Никогда полуночники и люди не будут жить в мире и согласии!
   - Этого и не надо.
   - Тогда я тебя не понимаю.
   - Я не хочу, чтобы люди знали о существовании полуночников, видели их. Мне достаточно того, что в них будут верить, шептать нужные заговорные слова. А полуночники мне подыграют, еловую лапочку там поломают, знак подадут, рыбку подведут.
   - Невозможно. Полуночники такое по своему желанию делать не могут.
   - Я им скажу.
   - Ты? - Алексей лишь укоризненно покачал головой. - Скворцова! В образовании твоём я вижу не просто пробелы, а зияющие безграмотностью лакуны.
   - Что?! Лёшка, ты чего?!
   - Скворцова, раз не нашлось никого умного рядом - слушай умного меня и запоминай. Поняла? Итак. В мире полуночников есть строгая иерархия. У каждой территории есть свой глава, что-то вроде округа и поставленного над ним правительства. На территории леса - леший. В его подчинении все, кто в лесу находится, в том числе и болотники, и кикиморы. Если есть болото, а леса нет - старший болотник. Речницы, водяницы, русалки, утопленники - все водяному подчинены. Дворовые, домовые, банники подчиняются напрямую бабе яге, если такой на территории нет, то самому старшему домовому из всех. Лесовики со своими проблемами сами справляются, они самостоятельные. Но над ними леший или водяной силу имеет. Если на округе кладбище есть, то над ними костяница поставлена. Она и старшая над упырями, скелетами, да вурдалаками. На перекрёстках кликушница силу имеет. Последние две упрямые очень, наглые, да нахальные. Бабки-Ёжки с ними не дружат, держатся подальше. А вот кащеи, да некроманты в них свою силу находят.
   - Лёшка...
   - Слушай дальше, - не позволил мужчина себя перебить. - Раз уж никто не подумал о том, что эти знания важны для твоей же безопасности, тебя буду я просвещать. Касательно людей и полуночников. Есть три категории людей, которые знакомы с полуночниками. Первое, те, кто полуночников видят на грани между жизнью и смертью. Они стоят на границе между явью и наявью и видят всех, кто принадлежит миру подлунному, полуночному. Это временное явление, но именно из таких людей после смерти получается самая младшая ступень полуночников: утопленники у воды, болотники, упыри и так далее. Вторая категория, это люди, у которых есть определённые задатки, можно назвать их экстрасенсами, если тебе так будет ближе. Из таких людей, со слабым даром, формируют полуночные отделы. Самых сильных - забирают в спецназ. И третья категория людей, которые, собственно говоря, имеют половину крови от полуночников. Бабки ёжки, кащеи, мельники. Вот они могут управлять полуночниками. Но приказывать им и быть уверенными в том, что их приказы выполнят, из людей могут быть только "матушка" и "батюшка".
   Лида почесала кончик носа.
   - Так, ага. И что это значит?
   - Это когда полуночники добровольно признают свою власть над кем-то, вручают ему ... ну, скажем, своеобразный поводок. "Родитель", скажем так, связан с каждым полуночником. Если его убьют - он почувствует это на себя. Вера "родителя" в полуночников делает намного больше, чем может сделать десяток, несколько десятков, сотня обычных людей. Грубо говоря, вера любимого человека даёт крылья и возможность совершить невозможное. Вера "родителя" в полуночников даёт им магию, большую, чем можно себе представить.
   - В обратную сторону это действует?
   - Безусловно. Полуночники на своей шкуре понимают, что такое "хорошо" и "плохо". "Родитель" может приказать, и полуночники послушают, чтобы им не приказали сделать, даже если прикажут нарушить какую-то клятву - они это сделают. Чем больше времени проводит такой человек с полуночниками, тем большую власть получает над ними и тем больше магии и веры им даёт. В какой-то момент, он сможет приказывать, и полуночник появится рядом. Помнишь, как из сказок Сивка-Бурка?
   - Ага...
   - Схожая магия, по крайней мере, проявление.
   - Так, - кивнула Лида. - А если, допустим! Только допустим! Например, есть полуночники, у них есть "родитель", про которого ты говорил. Выгодно это некроманту там? Или бабе яге?
   - Смеёшься? Скворцова, ну, включи логику! Некромант, любой некромант хочет подорвать устои полуночного мира, заставить тех, кто живёт в подлунном мире убивать людей, ради себя. А тут "родитель", который никогда не даст полуночнику сделать что-то плохое. Кто с этим согласиться?
   - Ага. Мельник точно знал, - Лида загнула палец, - Саня... тоже должен был, хотя он может и не слышал, потому и не предупредил... Хм... В общем, Лёшка, спасибо! Как ты вовремя со своей информацией, я теперь хоть знаю, за что меня некромант так прибить хочет. "Родитель" для мира полуночников, да...
   Из рук Алексея выпала кружка с кофе. Коричневое пятно расползлось по краю столешницы и по брюкам мужчины. Лида, сноровисто схватившая бумаги, покачала головой:
   - Некоторые мужчины всё-таки не меняются. Иди домой, переодевайся. А вечером договорим об остальном.
   - Вечером я тебя встречу и заберу домой.
   - Нет, Лёш. Вечером я еду на мельницу. У тебя и так с папой отношения не хорошие, не стоит обострять их сейчас сильнее. У нас и так... чуть трагедия не случилась с Димкой, папа сейчас настолько запуган, что за малейший намёк на то, что я останусь без защиты... и он сделает всё, чтобы мы никогда с тобой не были вместе.
   - Скворцова, ну вот о чём ты говоришь? Причём тут Димка?
   Лида, словно и не слыша, подхватила тряпку и полотенце. Кинув полотенце на колени Лёшке, она начала протирать столешницу:
   - Он попал под зов русалки. Откачали... еле-еле. И я ещё не расплатилась за помощь тех, к кому пришлось идти на поклон. А папа... я боюсь, Лёш, что если я буду настаивать, он - сломается. Поэтому, пожалуйста, подожди, немного. А потом...
   - Меня слишком долго не было, да, Скворцова?
   И, несмотря на то, что отвечать было немного страшно, Лида упрямо вздёрнула подбородок и ответила честно:
   - Долго, Лёш.
   - Ну, посмотрим, как можно изменить эту ситуацию, - криво ухмыльнулся мужчина и двинулся к дверям. И уже из выхода из кабинета, остановился на мгновение и, не поворачиваясь, сказал. - Я не отпущу тебя, Лида. Ты моя невеста, ты станешь моей женой. Я жил в этом полуночном аду, потому что знал, что мне есть куда и к кому вернуться. И пусть меня не было долго, я просто... нет, мы просто начнём заново.
   Лида промолчала, и Алексей вышел за дверь, тихо и деликатно прикрыв её. Разговор был закончен не на самой весёлой ноте.
  
   Мельник пришёл домой под утро. Он ни о чём не думал, ничего не планировал и всё, что сейчас занимало его мысли - это ополоснуться в бане, да лечь спать. Старался он гнать от себя и мысли о том, что Лиды на мельнице сейчас не будет. Не будет, так не будет. Не велика беда. Пятница, как-то побудет без неё день, а потом на выходных так или иначе встретится. Праздник леса же. Он из-за этого праздника все планы поменял. Чтобы в эти две ночи не ездить никуда, да по границе не ходить. Как маленький, даже хуже.
   Маленькие хотя бы не понимают, что делают, но им такое поведение по малолетству положено, а он дурак старый о чём думает? Уже четыреста лет миновало, успел и при царях пожить, и развал застать, и перестройку, и новую Россию, а всё туда же. Сколько раз ему мама говорила: "Не влюбляйся ни в кого, сына. Особливо чай от людей держись на расстояние. Люди хрупки, давненько повелось, что они всё в тайный мир шагнуть желают, да только не все сделать это могут. Полюбишь смертную, счастья ей не будет. И тебе тоже. Не люби, сына, не надо. Из-за любви дурные дела происходят. Береги своё сердце для той, что твоей женой станет".
   Мельник грустно усмехнулся. Вот она и должна была стать, договорной брак, внучка бабы яги, дочка той, что стала полурусалкой, была получеловеком. И отец у неё, впечатляющий. Но как все повернулось. Маленькой ещё под укус лича попала. После такого не выживают обычно, не успевают оперативники ОСБ вовремя. А он - успел. Он Мельник. Только и его сил не хватило, чтобы маленькой девочке вернуть её силу, её магию.
   И брак разорвали.
   Ни его не спросили, ни бабушку Лиды, что этот брак организовывала, ни маму Мельника. Совет старейших волхвов повелел, и брак разорван был. Цепочка на заветном медальоне порвалась, фотографии в ней выгорели, вот теперь Михаил и мается, как ему на эту девушку смотреть. Могла бы его стать, могла. Только не судьба была. Он эту деревеньку выбрал, чтобы подальше быть, кинулся прочь, как зверь раненный оттуда, где ему всё напоминало про неё, чтобы оказаться рядом с ней самой.
   Прикрыв за собой дверь тихо, мужчина повесил куртку на вешалку. Прошёл в дом, зашёл в спальню. Кровать была аккуратно застелена и ни следа чьего-то присутствия. Дари укоризненно поглядела на хозяина из-под шкафа и торопливо нырнула в какую-то щель.
   "Дожил ты, Мельник, дожил", - укорил он сам себя, - "уже даже твой снежный зверь на тебя искоса смотрит".
   Спать ложиться было бессмысленно, дел до вечера, впрочем, тоже не было. Заказы были, но душа не лежала.
   Двинувшись на кухню, поставить чайник, мужчина уже подумывал о том, что неплохо было бы разобрать собственную корреспонденцию. Свет вспыхнул, и Мельник остановился как вкопанный.
   На столе стояла тарелка, закрытая полотенцем. Посуда, чисто вымытая, давно уже высохла на полке. Окна были закрыты, а травы, которые у хозяина дома никак не доходили руки перебрать и разложить по мешочкам - исчезли.
   Но главным было совсем не это, главным было то, что за столом спала девушка. Короткие волосы спустились вдоль лица, закрывая его. Положив голову на скрещенные руки, в кухне Мельника безмятежно спала Лида.
   Кинув взгляд на часы, мужчина осознал, что переносить её в кровать поздно, скорее уже будить надо. Вот как её будить? Голосом или руку протянуть? Где взять терпение, где взять мужество, чтобы себя понять, и её любое решение принять. Надо ли ей жизнь калечить. Она ведь любит, другого любит.
   Из-под ворота расстёгнутой рубашки выскользнул защитный медальон.
   И взгляд Мельника прикипел к нему. Не собирался он его делать.
   С самого начала! Ни делать, ни отдавать...
   Не собирался, но делал.
   С самого первого дня, как её увидел и узнал.
   Сложно не узнать было, когда она хоть и изменилась, а всё такой же осталась. Разве что выросла. Она и в детстве волосы длинные не любила, и глаза также смотрели, задорно и вместе с тем мягко. И кожа её стала лишь едва-едва загорелой. Да и на отца она была похожа, а с Степаном Викторовичем за двести лет Мельник не раз встречался.
   Он даже не отдавал себе отчёт, что не сможет надеть этот медальон, не сможет объяснить его существование. Но пошёл на границу, чтобы набрать самые сильные травы и взять крови у местного хозяина пограничного леса. И сделал медальон, который мог уберечь ото всего на свете, а не только от попыток некроманта свои руки дотянуть. Был бы этот медальон на шее Лиды с самого начала и ни заклятие того русала-юнца до неё бы не дотянулось, ни некромант до неё не достал и на границу не вытолкнул бы. А так, нет худа без добра, наверное.
   Только... не след девушке на кухне холостяка спать так безмятежно. У неё жених есть, домой вернулся. Вот разберутся с некромантом...
   "Уеду", - Михаил протянул руку, погладил девушку по плечу. - "Вот как только разберемся с этим некромантом, сразу же и уеду".
   - Миша? - ресницы дрогнули, и Лида распахнула глаза. Чуть дёрнулась, оглядываясь по сторонам, потом головой покачала. - Я так в кухне и уснула?! Давно ты пришёл?
   - Минут пять назад от силы, - отозвался мужчина, отходя в сторону и ставя всё-таки чайник. - Время позднее, барышня, тебе уже и в кровать идти смысла нет.
   - Нет, - согласилась Лида, глянув на часы. - Мне еще до заводи сегодня до работы надо. Рим домой возвращается.
   - Домой?
   - У него ещё и занятия начинаются. Я так поняла, что он их и прогуливать начал?
   - Нет, барышня, - Мельник открыл холодильник, чтобы занять руки, а сам в итоге удивлённо посмотрел на ряды появившихся продуктов, которых еще вчера тут не было. Вытащил сгущенку, повертел в руках и поставил обратно, только разве что головой покачал.
   - Пирожки будешь? - спросила девушка, не видя его.
   - А с чем?
   - С вареньем, малиновым, одни. А вторые с яйцом и зеленью.
   - Тогда буду, барышня, - согласился мужчина, поворачиваясь. - Только когда ты их сделать успела?
   - Вчера после работы пришла и сделала. Тесто пока подходило, я начинку сделала. Думала, ты рано придёшь, а ты...
   - По делам пришлось съездить.
   - По личным?
   - Да вернее будет по твоим, барышня. Сядь.
   Лида, старательно глядя куда угодно, только не на Михаила, села за стол, потом тряхнула головой.
   - Пойду я сначала умоюсь, - просительно взглянула она на мужчину. - Заодно и чайник пока нагреется.
   - Ну, беги, - кивнул Мельник. Девушка буквально вылетела из кухни, оставив его одного.
   Впрочем, далеко не отбежала. Закрыв за собой дверь, Лида прижалась к стене и прижала к горящим щекам руки. Что! Что она делает?! Что с ней происходит? Этот мужчина, даже не человек, совсем сбил её с толку. И теперь внутри настоящий ураган. Ей одновременно хочется быть и дальше от него, и ближе! Столько всего спросить хочется, узнать, рассказать. А он как чужой ведет себя! Может, они чужие и есть?
   Разорвана была ли та помолвка? Вот как спросить об этом?
   Как можно сказать: "Ты знаешь, моя память очень странно себя ведёт и в последнее время я начала понемногу что-то вспомнить. Вот вспомнила тебя и то, что я была твоей невестой!"
   Особенно хорошо, если такое за столом прозвучит. Так и подавиться можно. Насмерть.
   Если бы это помогло, Лида бы даже извинилась с удовольствием. Но за что извиняться?!
   За то, что запуталась в собственной душе? За такое извинения не просят. За то, что не знает, чего ей от Мельника надо? Так её проблемы же! Да и к тому же, не будет счастья той, что Мельника полюбит! Но и не любит она его, она Лёшку любит... Только не того, что вернулся. Лида любила того, который ушёл. А вернулся чужой, тот которого она совсем не знала, который изменился.
   Какой этот новый Лёшка? Из его глаз исчезла жизнерадостность, появилась сталь. Там, где была мягкость, остались только колючки. Не изменилось только то, как он её называл. Скворцова.
   Всегда одно и то же.
   А у Мельника обращение звучит ласково "барышня", какая она ему барышня? Она даже себе не барышня, так, малолетка, даже хуже! Хуже!
   Прикусив губу, до крови, от души, Лида оттолкнулась от стены и решительно пошла в ванную. Надо было и умыться, и расчесаться, и переодеться тоже. Умудрилась же, заснуть за столом, да такого со студенческих времен не было!
   Потом кофе... вместо завтрака, кофе на обед, кофе на ужин, а к ночному патрулированию этот кофе у неё из ушей польётся. Хотя нет, с пятницы на субботу дежурить ей самой не обязательно. По деревне народная дружина будет гулять, укомплектованная спецами из отдела Сашки. Еще четверо ребят прибыло. Около территории, не рядом с домами, а по широкому кругу, будут патрулировать ребята из спецназа.
   Одна маленькая участковая погоды не сделает. Её главная задача - объехать сегодня всю территорию, после обеда, проверить всё ли готово к приёму гостей, убедиться, что проблем не будет и поговорить, наконец, с Саней.
   И узнать о чём говорил Михаил, какими это её делами он занимался!
   Вернулась девушка уже на кухню вполне даже успокоенная. Впрочем, душевное равновесие куда-то снова делась, когда мужчина пододвинул к ней два блока горького шоколада.
   - Покупал в другом месте, поэтому получилось немного больше.
   Лида улыбнулась и закивала, стараясь не обращая внимание на тепло, зародившееся в груди:
   - Спасибо!
   - Не за что, барышня.
   Приняв из рук Михаила кружку с кофе, девушка вытащила из горки ароматных разогретых пирогов, пирожок поменьше и поинтересовалась:
   - О каких моих делах идёт речь?
   - О некроманте.
   - Ага. А что с ним?
   - Дети из чистого воздуха не рождаются, некромант может родиться только у Бабы Яги. Я навестил российских Бабок Ёжек, которые не смогли завести детей от людей.
   - И что, ты надеялся, что они сами тебе всё расскажут?
   - Ничего не надо рассказывать, барышня. Тот, кто имел тесные отношения с полуночниками, получает метку, которая никогда не сотрётся. И которую никаким способом нельзя замаскировать, удалить. Вообще. Не придумали, не нашли, хотя пытались.
   - Ага. Ладно. Допустим, но... - Лида чуть порозовела. - Объясни мне, как?! Дети же не от поцелуев рождаются, или с полуночниками всё обстоит по-другому?
   Мельник подавился, раскашлялся, потом воззрился на девушку, как на восьмое чудо света.
   - Барышня, что у тебя в голове?
   - Мусор. Работа, - честно сказала она, хотя и опустила последнюю часть "ты и Лёшка".
   - От мусора надо избавляться. Знаешь, что... Сейчас детям внушают, что с незнакомыми людьми ходить никуда нельзя, ни в коем случае. А пошло это ещё из далёкой древности, ещё когда даже не Русь была, а разрозненные славянские племена жили. Девицы-молодицы, парни удалые, женщины-красавицы и даже те, на кого никто не позарится, все знали, что с незнакомыми людьми уходить никуда нельзя. Особенно, если встретишь таких на местах силы, где традиционно разгул нечисти происходит. На перекрестке, в лесах, на болотах. Встретит молодица красивого парня у болота, когда морошку набирала, он ей голову вскружит, а через девять месяцев ребенок родится, только не человеческий.
   - Господи, - ахнула Лида. - Полуночники могли обращаться в людей?
   - Да. Когда у них было много силы, когда в них верили многие, сил у них было намного больше. А вместе с силой - и возможностей. Это сейчас они слабое подобие себя прежних, а тогда с нечистью связываться даже инквизиторы не решались. Потом, правда, позвали коллег из Европ, общей силой справились, хотя бед наделали.
   - Так. Хорошо, - девушка сжала виски. - Поняла. Значит, полуночники могли обращаться в людей и если наберут много силы, то и сейчас смогут.
   - Верно. За своих не бойся, на твоей территории полуночники, которым в голову не придёт к людям идти. Продолжим просвещение?
   - Если я скажу, что я не хочу больше ничего знать, но надо... что ты сделаешь?
   - Единственный вариант, это уйти, но тебе его предлагать не стоит, я помню. Слушай дальше. У Бабы Яги может родиться сын или дочка. Дочка всегда станет следующей Бабой Ягой, исключений не бывает. Потом ребёнок, безусловно, может отказаться от своих сил, жить как человек, подальше от изломов и границы, но силы Бабы Яги у неё есть всегда. С ребёнком мужского пола возможны два варианта: Кащей или Мельник.
   - В чём разница?
   - В полюсе силы. Если у ребёнка силы тёмные, то он станет Кащеем, что-то вроде светлого некроманта. Он также может общаться с мёртвыми, но в отличие от некроманта, который ненавидит людей, Кащей к ним равнодушен, также как и большинство людей друг к другу. При полюсе силы светлом, ребёнок станет Мельником.
   - Это если ребёнок от человека. А у него всегда будут какие-то... мистические силы?
   - Обязательно. Баба Яга передаёт свою кровь ребёнку в полном объёме. От отца ему достаются способности, которые человеческие, род, который будет защищать ребёнка, характер, человеческая сущность - так проще всего объяснить это.
   - А если ребёнок рождается у Бабы Яги от полуночника? - уточнила Лида. - То есть Баба Яга осознанно идёт на преступление?
   - Если дочка - она будет Бабой Ягой, обязательно. Если сын - некромантом. Других вариантов не бывает.
   - А почему тогда... подожди, если я правильно поняла, у Баб Ёжек очень малая численность.
   - Точно.
   - А от полуночника шанс забеременеть выше?
   - Он стопроцентный.
   Девушка с трудом сдержалась, чтобы присвистнуть.
   - А от людей? - осторожно спросила она.
   - Пять, может десять, редко больше.
   - Тогда почему Бабы Ёжки не нарушают запрета?
   - Потому что если родится девочка, она будет иметь сущность Бабы Яги, но она не будет иметь человеческой внешности, и что самое страшное, она никогда не научится эту внешность получать.
   - Но ведь её родитель второй мог.
   - Именно. Но это умение лежит в той области, за которую отвечает сущность полуночника. А рождённая малышка её не получает.
   - Ужас...
   - Поэтому Баба Яга идёт на отношения с полуночником, когда уже всё, когда нет сил, нет надежды, нет терпения. Но остаётся клеймо. В России сейчас шесть таких Бабок Ёжек, которые могли бы пойти на нарушение запрета. Я был сегодня ночью у всех из них, но ни на одной клейма нет. Написал ещё матушке, чтобы она по своим каналам спросила, может быть, кто-то из зарубежных Бабок нарушил запрет.
   - Ага... - пробормотала Лида, потерев кончик нос. - Так, здесь понятнее стало. Нарушен запрет - появляется клеймо, есть клеймо - можно было бы найти маму некроманта. Так. Допустим. С трудом, но допустим... Что-то ещё я хотела спросить, но что именно я забыла.
   - Вспомнишь, спросишь. Тебя сегодня ждать?
   - Да, конечно, - Лида даже не задумалась с ответом. - Сразу после работы я заскочу домой. Надо спросить Тимофея, чем там мои мужчинки питаются, потом заедем в магазин, надо приготовить что-то из жидкого и побольше бутербродов, а то два дня будет идти праздник Леса, времени на то, чтобы готовить и нормально есть - почти не будет. Ой! Время, время. Мне ещё же к Риму! Кстати, ты говорил, что Рим прогуливать не начал, а откуда знаешь?
   - Обычно реки на Руси замерзают к середине октября, когда чуть раньше, когда чуть позднее. Средняя дата, не знаю уж откуда она взялась - 22 октября. Вот в это время и начинаются занятия в подводной академии. Хотя с каждым годом студентов там становится всё меньше и меньше. Нечисть вымирает... Поэтому заповедник этот и был создан, говоря о заповеднике, мне это напомнило твою работу. Задержишься ещё на пять минут, барышня, и опоздаешь.
   - Уже бегу! - засмеялась Лида. - Почти убежала!
   И не обманула, допила на бегу кофе и помчалась к двери, хмарное настроение осталось где-то за спиной. Впереди была тяжелая пятница и ещё более тяжёлые выходные...
   До заводи Шторм домчал участковую за десяток минут, погарцевал, красуясь, по воде и остался пастись на крутом берегу, пока Лида устроилась на бережке, опустив в воду руки. Прошло всего несколько минут, когда её ладоней коснулись чужие, и из-под воды, ударив мощным хвостом, появился Рим, замерзший настолько, что кончик носа у русала покраснел.
   - Как можно жить в таком собачьем холоде? - с трудом выговорил он, пока зубы выбивали бравурный марш.
   - А вот так, - улыбнулась Лида, - скрываемся в домах, стараемся на улице показываться только в очень тёплой одежде, и конечно носим перчатки.
   - Ненормальные люди! - укорил русал, - хорошо хоть я домой уплываю. Там тепло. Но учеба это не так интересно.
   - А ты сделай интересной, вступи в клуб, найди новых друзей, влюбись и ни о чём не думай.
   - Не получается, - наморщился Рим. - Ни о чём не думать, вечно в голове "ах, если бы", а ещё "вот кабы"...
   - Знаешь, как у нас говорят, у людей? Если бы, да кабы - то во рту росли б грибы! Ну, я бы ещё сказала, что вокруг плодятся гробы, но это будет уже совсем из ряда вон.
   - Всё совсем плохо?
   - Я бы не сказала, - уклончиво пробормотала Лида. - Просто, знаешь, когда всего происходит так много, становится тяжело. Не то голове, не то тому месту, на котором сидишь.
   - Я так понимаю, что ты не успокоишься, пока не найдёшь некроманта?
   - Да, - в ясном взгляде царила уверенность в собственных силах. - Сама с ним не справлюсь, так найду тех, кто сможет это сделать. И, Рим... ты ещё вернёшься?
   - Сразу же, как только закончится курс. Пообещал бы приплыть зимой, но в такой холод, - русал содрогнулся, - я думаю, что я даже внизу не смогу находиться... Я буду скучать, - добавил он тихо.
   - Я тоже, но нас же никто не заставляет этот год не видеться и не слышаться. Напиши мне, пришли письмо водной почтой, передай через хозяина водяного или пришли сам.
   - Я не смогу, я же говорил тебе, что...
   Лида поморщилась и перебила:
   - А меня не волнует! Я хочу получить от тебя письмо, которое ты отправишь сам. Обещаешь? Вот прямо сейчас возьми и пообещай мне!
   - Аурен, я бы и рад, но это...
   - Раз рад, значит напишешь. Обещай.
   И Рим сдался, покачал головой, вздохнул и кивнул, протягивая руку:
   - Обещаю.
   На коже Лиды потеплели лепестки первозданной магии, и когда она приложила ладонь к ладони Рима, сверкнула маленькая серебристая молния.
   - Вот теперь, никуда не денешься, - улыбнулась она, наклоняясь и касаясь губами виска русала. - Удачи в новом учебном году.
   - Удачи на празднике леса, - кивнул Рим. - Я буду верить, что всё закончится хорошо. И что ты сможешь понять, что и как делать.
   Девушка ничего не сказала, просто поднялась. К тому моменту, как к ней подошёл Шторм, Рим уже ушёл под воду. И Лида знала откуда-то, это не то пришло, не то навеялось переливом речных волн, что первое письмо от названного брата придёт всего через пару дней, как раз когда праздник леса закончится... К сожалению, те же волны не пожелали подсказать, чем праздник закончится.
   Погладив келпи по бархатному носу, Лида спросила:
   - Ну, что, на работу?
   - С ветерком домчу, - согласился Шторм, потом добавил: - Хозяйка, ты бы от того, держалась подальше...
   - От того?
   - Который к тебе приходил.
   Понятнее не стало. К Лиде приходили многие, но келпи почему-то больше ничего говорить не стал, замолчал, только закусил удила и помчался вперёд. А около участка, когда участковая зашла на своё рабочее место, улёгся около крыльца, словно большой сторожевой пёс. И вид у чёрного келпи был такой, что до обеда её так никто и не тронул, что дало возможность поговорить спокойно с Саней.
   После обеда участковая собиралась на объезд территории, а пока руки перебирали бумаги, она раздумывала над тем, что ей опер, вызванный из отпуска успел рассказать.
   Первая новость касалась трёх смертей. Как выяснил Саня, кто-то перехватил донесения начальства, и вместо того, чтобы трупы поступили в особый отдел, вскрывал их самый обычный прозектор. Именно поэтому он пропустил то, что пропускать было нельзя. Три трупа лишились кое-какие частей. Если быть точнее, то все три жертвы не досчитались правого желудочка сердца. Ни в каких ритуалах такое не использовалось, поэтому единственным вариантом, который пришёл в голову уже оперативникам особого отдела, проблемы были у некроманта с этим органом. Не сказать, что это знание могло особо помочь в поисках некроманта, но вот в качестве доказательной базы или для того, чтобы сузить круг подозреваемых, если такие однажды появятся, вполне подойдёт.
   Ещё больше Лиду удивило следующее сообщение: обе жертвы, которые знались с некромантом, были непростыми. Петрович то да, был мертвяком, и о нём вообще никто не вспомнил. Более того, когда Лида попыталась с Саней заговорить на эту тему, оперативник только покачал головой. Он не помнил о существовании такого человека, как и Роман, который был долгое время напарником прямоходящего трупа.
   Помнил только Мельник, на которого выверты некроманта не действовали, и сама Лида.
   А вот те два трупа браконьеров были куда более интересными. Не люди, но и не мёртвые, что-то среднее между ними. Некромант экспериментировал с живым материалом, живыми людьми. И для этого ему нужно было очень много подопытного материала. Можно было зацепиться за трупы, выяснить, где именно они пропали, точнее, где именно они когда-то жили. И за счёт этого сократить круг поисков.
   Сообщил Саня и о том, что ребята из его отдела сильно проштрафились, при перевозке снежный зверь бежал, и можно было ждать гостей.
   - Ну, гостей, в любом случае ждать придётся, - пробормотала Лида. - Некроманту мои занятия как кость поперёк горла, и хотел бы вцепиться, но что-то мешает. Сань, может, ты мне скажешь. Я же с ним встретиться тут смогла, как раз, когда второго браконьера нашла. Он сам, лично, мне сказал, что убить меня не может. Других подсылать будет, а сам - никак. Почему?
   - Он наполовину полуночник же, - отозвался рассеянно Саша, уткнувшись в рапорты Лиды о Гнилом перекрёстке и пытаясь найти там какие-нибудь закономерности или полезные мелочи. - А ты - "матушка" полуночников. То есть, хочет он того или нет, но он не может тебя убить, у тебя над ним в этом смысле власть. Не сказать, что прям такая, что тебе не стоит опасаться, но прямого удара от него лично - не последует.
   - А опосредовано, через тех же кошмаров - без проблем?
   - Именно.
   - Слушай, а психологи есть? В вашем отделе?
   - Зачем они тебе понадобились?
   - Ну, смотри, вы же ведёте учёт всех его дел? Я хочу его психологический портрет, описание какое-то, хоть что-то на него вообще есть?
   - Немного. То, что есть, я тебе сам скажу, я заведенное на него дело уже наизусть выучил, - Саня отложил бумаги в сторону, потом посмотрел на Лиду. - Слушай, я тебе заодно скажу и то, что о нём точно известно. Высокий мужчина, белый. Проблемы с правой рукой. Что-то там бывает у него такое, не постоянно, но иногда свидетели, мёртвые, правда, давали знание о том, что рука его подводит. Вполне возможно, что был перелом, плохо срослась кость. Постоянные жертвы это нивелируют, но стоит прекратиться подпитке смертей хоть на день, как сразу же вылезают застарелые проблемы. Должен быть шрам. На левой стороне внутреннего бедра. Что касается его внутреннего мира. Умён, начитан, вежлив, спокоен, редко выходит из себя, но при этом мстителен. Раздражителен. Есть некоторые "крючки", которые очень быстро могут вывести его из себя. Потрясает его физическая сила. Он спокойно проломил двойную дверь, когда добирался до одной из жертв. А, да! Жертвы. Те жертвы, которых он насилует, потом убивает. Встречаются редко, но скорее всего мы просто нашли не все трупы. Извини, если покоробит, но они очень показательны. Это всегда высокие девушки, с короткими волосами, русого и светло-русого цвета, возможны оттенки цвета мёда или гречихи. Обязательны серые или светло-голубые глаза. Кожа загорелая.
   - Не считая загара, я подхожу под описание его обычного типа сексуальных жертв, - Лида досадливо стукнула ладонью по столу. - Да что ж так не везёт то!
   - Он не маньяк, - счел Саня нужным добавить. - То есть своих жертв он не мучает, никакого садизма, пыток. Конечно, насилие от этого насилием быть не перестает, но когда мы находим этих девушек, то медиумы говорят, что умирают они спокойно и без мучений. После некоторых сдвинутых... это даже своеобразное утешение.
   - Пугающее, я бы сказала. Сколько ему лет?
   - А вот этого никто не знает. Первое упоминание его действий появилось примерно семьдесят шесть лет назад. Сейчас наши эксперты говорят, что действия некроманта немного изменились. За последние семь лет он стал... умнее, что ли. Хитрая и опасная тварь, которая нам не попадётся, если продолжит в том же духе. Нам очень повезёт, если мы его не просто найдём, если мы хотя бы его вычислим.
   - Не самая приятная новость.
   - Самому мерзко, - Саня махнул рукой. - Ладно, Лидок. Время, перекуси, да тебе пора выезжать. Кстати. Во время заданий на празднике ты будешь в них участвовать?
   - Да.
   - Одна?
   - Нет, Мельник будет со мной. Насчёт Лёшки не уверена, он эти праздники ещё ребёнком терпеть не мог. Я на страшилки бегала, на испытание храбростью, а он никогда...
   - Испытание храбростью?! - нахмурился Саша.
   - Подростки собираются, выбирают место и отправляются проверять себя на храбрость. Вместе с ними пойдёт в этом году Димка. Рядом всегда взрослые. Обычно за такими испытаниями присматривал мой папа.
   - А... Степан Викторович, тогда, конечно...
   Лида пожала плечами, поставила в микроволновку бутерброды и включила на разогрев, мыслями девушка была уже далеко от перекуса и от испытания храбростью. Хотя по сердцу что-то царапнуло. Что-то из прошлого, она ведь тоже была на этих испытаниях. Так почему же не помнит ничего?
   Девушка пошатнулась, схватилась за подоконник, виски заломило, и под испуганное:
   - Лида!
   Участковая осела на пол.
   Мир кружился и качался, перед глазами всё плыло, двоилось, троилось, в висках ломило, а потом...
  
   ...Избушка была совсем маленькая, покосившаяся. Стены покрылись с внешней стороны не то мхом, не то лишайниками, хотя какие лишайники так далеко от болота? Вокруг были ели. Высокие, стремящиеся дотянуться своими макушками до тёмного неба. Самодельные факела отбрасывали во все стороны блики света. Самодельные луки и стрелы были наготове, место вокруг было такое нехорошее.
   То заухает что-то страшно, то травы зашелестят, то за спиной кто-то закричит, да так, что кровь стынет в жилах.
   И мальчишки держались и не предлагали пойти домой, только потому, что среди них была девочка. Единственная, кто за последние три года решился пойти на это испытание храбростью.
   Лиде, оглядывающейся по сторонам, страшно тоже было. Страшно интересно!
   И огромные черные деревья, в которых мальчишки видели огромных энтов, которые то и дело тянули к ним свои руки, для неё оставались обгорелыми остовами. Правда, выгорели эти деревья как-то странно - всё, что вокруг, цело, а они одни пострадали. Молнии в них что ли прицельно били?
   Волосы девочка заплела в две куцых косицы, вместо факела прихватила папин мощный фонарь, и всё пыталась понять, что в окружающем мире ей кажется знакомым.
   - Ну, всё, дошли, почти без проблем, теперь бы обратно вернуться... - пробормотал себе под нос парень, который в этом году вёл их компанию. А потом вскинул вверх факел, привлекая к себе внимание, и заговорил громко. - Смотрите вокруг. В этом месте много веков назад жила старая ведьма! Во времена инквизиции её нашли и сожгли монахи. Ведьма страшно кричала на костре, проклиная своих обидчиков. И среди всех её проклятий было сказано, что тот, кто посмеет нарушить территорию её дома, будет проклят! И пусть те, что не поверят в её слова, будут гореть на костре её ненависти! Утонут в болоте её слёз! Умрут удушенные кольцами её отчаяния! И бог услышал её горячие слова и откликнулся!
   - Я так думаю, что был это не бог, - пробормотала Лида, присаживаясь на корточки и прикладывая руку к земле. Влажно. На болоте что ли эту ведьму угораздило свой дом поставить? И кстати, что за дом?
   Осторожно обойдя компанию сгрудившихся мальчишек, которые выясняли на "камень-ножницы-бумага", кому идти в дом, Лида поднялась по ступенькам, потрогала ручку и толкнула дверь. С пронзительным скрипом та открылась. Была ночь полнолуния. Яркий свет заливал грязный пол, с многочисленными провалами гнилых досок. Чуть слышно на сквозняке покачивалось старое кресло-качалка, скрипели покосившиеся дверцы огромного шкафа, такой теперь и не делают. Но и в те времена, вряд ли такой делали, чтобы с вполне даже современными шпингалетами. В углу висел пластиковый ковшик для воды, чистый, совсем не подходящий этому месту. А около углу, около тёмной ширмы, к которой Лида осмотрительно не пошла, на полу блестели стеклянные осколки.
   А ещё в избушке кто-то был. Кто-то... Девочка не пошла смотреть, кто прячется там, за тёмной ширмой, она не стала ничего касаться, вышла на улицу, показав кусочек мха, который сняла с дерева ещё в самом начале этого глупого испытания на храбрость.
   - Сняла со стены внутри дома. Ничего интересного в этой развалюхе нет, пошли домой что ли? Я думала тут будет что-то пострашнее!
   Спорить с девочкой не стали, и очень скоро компания подростков покинула избушку старой ведьмы. Лида, уходя в тень высоких елей, что-то шепчущих на своём древесном языке, оглянулась.
   В избушке по стенам танцевал свет от мощного фонаря...
  
   Глаза открылись, и Саня перевёл дыхание, пока участковая пыталась сфокусировать на нём взгляд.
   - Как же ты меня перепугала! Я уже думал звонить Мельнику, опять звать его на помощь! Кто ж так делает то?!
   - Сань. Дело есть.
   - Дело?
   - Да. Может ли такое быть, что некромант родом из этих мест?
   - Нет, однозначно нет. Некроманты, это что-то вроде их этики что ли, никогда на родной территории не гадят. То есть, на своей территории они никого не убивают, да и полуночников держат в узде, чтобы не баловали. А с чего тебе это в голову пришло?
   - Знаешь, что собой представляют Брянские леса?
   - Кошмар любого юного натуралиста! А еще опера. Огромные, с безумной протяженность, заблудишься - к людям не выйдешь.
   - Что в голову приходит с криминальной точки зрения?
   - Прятаться здесь великолепно. Никто не найдёт. А если в лесу самом поселиться, то искать могут до скончания веков. Рядом пройдут, в двух шагах, не увидят, не услышат и в голову не придёт рядом искать.
   - Бинго! А теперь внимательно меня послушай. Малые Луки и Большие Луки стоят в очень интересном месте. Рядом река, раньше были пойменные луга чудесные, но в последние годы, когда и местный водяной сгинул, она начала мелеть. А вот болото, которое в лесу...
   - Болото? В лесу?! - опешил Саня.
   - Ну, да, - кивнула Лида. - Заболоченные территории, идёшь спокойно, под ноги смотришь - земля только топкая немного, а так всё хорошо. Ещё метр пройдёшь - и всё, бочага, ухнешь с головой и ... И нет тебя. Или с пригорки вниз спустишься - а там зелёная топь, ряской прикрытая.
   - А... а... ага... Ладно... Сделаю вид, что я всё понял.
   - Так вот, - продолжила участковая. - Достоверный факт, подтвержденный документально, что за последние сто лет там погибло людей... больше трёх сотен. А если добавить сюда, что в годы Великой Отечественной войны немцы до Брянских лесов дошли и тут засели, то количество это можно смело умножать на два, а то и на три. Но! Самое интересное, сохранились дневники дочери одного из председателей, которые отвечал за Малые Луки в те годы. Одной из жертвой была её сестра! И она откровенно недоумевала, что в том болоте забыла девушка, которая готовилась к собственной свадьбе с любимым человеком, и которая смертельно боялась змей и на болота никогда добровольно не ходила.
   Саня встал, заходил по комнате. Лида, перебирая бездумно карандаши в высоком стакане, продолжила:
   - Я тебе больше скажу. В укромном месте, не зная тропинки - безопасно не пройдёшь, стоит избушка. В этой избушке на первый взгляд, всё старо и гнило. Но я помню... вспомнила, что когда я принимала участие в испытании на храбрость, было полнолуние. И в избушке кто-то был.
   - Детей нельзя туда пускать, - мгновенно отреагировал оперативник. - А вот нам стоит наведаться.
   - Именно. Но не сейчас, а в субботу, в ночь с субботы на воскресенье, когда должно было проводиться новое испытание - и когда будет полнолуние!
   - Зачем?
   - Потому что, когда на небе не полная луна, избушку найти невозможно.
   - Господи! Избушка на курьих ножках! Избушка Бабы Яги!!! А некромант, получается, появился здесь... в начале двадцатого века. Нам надо, нам обязательно надо там побывать, - Саня занервничал, потом взглянул на Лиду. - Послушай, ты кому-нибудь об этом говорила?
   - Я сама об этом вспомнила только что. Я же тебе говорила, что у меня частичная амнезия, а теперь она отступает, возвращая мне мою память. Не самое приятное по ощущениям дело, зато сколько интересного вспоминается!
   - Лида! Это очень важно. Не уходи никуда. Вообще никуда!
   - Мне надо на объезд.
   - Я сейчас ребятам из спецназа отзвонюсь, пусть кто-нибудь из них тебя проводит.
   - Проводит куда? - поинтересовались из окна.
   Саня, подпрыгнул и ругнулся, Лида заинтересованно выглянула через его плечо и улыбнулась Лёшке.
   - Выспался? Я думала, ты ещё часа два проспишь, соня.
   - Скворцова, всё то ты знаешь!
   - Я знаю твои привычки, ты всегда, когда приезжал на выходные домой, первый день спал, как сурок. Думаю, в этом смысле измениться ничего совершенно не могло.
   - Скворцова, будь хорошей девочкой, - поморщился мужчина. - Не заговаривай мне зубы. О чём сейчас шла речь?
   - О том, что мне надо на объезд, а Саня считает, что одной мне ездить никуда не стоит.
   - Правильно считает, я с тобой.
   - Лёш, я на келпи, ну кто на меня позарится, когда я верхом на таком звере?
   - Не знаю кто, - нахмурился Гусар, - но одну я тебя не отпущу. Думаю, твой отец одолжит мне Красавчика, а гонять по лесу всё равно нельзя, если этот монстр не желает поломать ноги.
   - Лёш! Ну, я же не маленькая девочка, да и... мне уже надо отправляться!
   - Я понимаю, Скворцова, терять время понапрасну ты не любишь, но одну тебя я не отпущу, смирись. Пока ты попьёшь кофе, я доеду до Степана Викторовича и вернусь. Заодно обсужу с ним целесообразность твоего нахождения на мельнице. Защитить свою невесту от некроманта и его тварей могу и я. Так что, не скучай, пей кофе и жди меня.
   Лида только досадливо головой дёрнула, а Гусара уже и след простыл.
   Взглянув на Саню, она помахала ладонью у него перед лицом:
   - Саня, начинай дышать!
   - Ты не понимаешь! Лида, ты не понимаешь! Он же легенда!
   - Лёшка то?
   - Да! Он легенда! У него не бывает провалов и осечек. Все, понимаешь, все его дела выполняются быстро и в срок. Он не срывает сроки, не отделывается отписками. Его кидают на безнадежные дела, а он их выполняет!
   - Сань, ну, ты же не ребёнок, чтобы фанатеть так по бравым парням. К тому же, ты сам к ним относишься. А Лёшка такой же человек, как ты и как я. Разве что, дар у него есть... экстрасенсорный. Господи, вот вляпалась то в какую-то чушь! И деться же ещё никуда от неё не получится, даже если захочется.
   - Лидок, ну, ты как скажешь. Такой же человек! Он Гусар! Это... это...
   - Бедный Лёшка, если его постоянно так воспринимают, это же рехнуться можно! От такого поклонения. Сань, он человек. А человеку свойственно ошибаться, поэтому ты восхищайся, но свою голову на плечах держи крепко.
   - Ты не романтик! - нахмурился Саня.
   - Я циник, а ещё практик.
   - Красивой девушке такой быть не положено.
   - Саня, - протянула Лида укоризненно. - Романтикам на нашей работе быть не положено, сгорают быстро, спиваются или под чужие пули кидаются. А я хочу прожить долгую и счастливую жизнь, желательно при этом работая на любимом месте и занимаясь тем делом, которое у меня лучше всего получается. Никакого флера романтики я не хочу, и для "жили они долго и счастливо" она тоже особо не подходит.
   - Ну, ты скажешь!
   - Скажу, - кивнула девушка, потом взглянула на часы и вздохнула.
   Не хотелось. Почему-то совершенно не хотелось, чтобы Лёшка ехал вместе с ней в лес.
   Не хотелось его ждать. Не хотелось думать о некроманте, хотелось все силы отдать на то, чтобы праздник леса прошёл удачно, чтобы все остались довольны, чтобы не случилось никаких эксцессов. Хотелось просто качественно выполнить свою работу. Да много чего хотелось, только не моглось! И возможностей ситуацию исправить у Лиды пока не было.
   - Ладно, сидя тут мы ничего не добьёмся, отмирай от своего приступа фанатского восторга, звони Олесю Руслановичу, рассказывай о том, что мы узнали, что он даст, какую команду, а я собираться.
   - Куда?
   - На объезд территории.
   - Так ещё Гусар же не вернулся!
   - Так он сейчас подъедет, - пожала плечами Лида. - Я слышу ржанье Красавчика. Это ты, добрый молодец, в городе засиделся, а мы, деревенские, далеко слышим, хорошо слышим, и звуки трактуем мгновенно. Но то, что Лёшка быстро вернулся значит только одно, с папой он не договорился.
   Девушка не ошиблась. Появившийся Лёшка был мрачен и раздражён, Степан Викторович даже выслушать его не пожелал. Сказал, что отлично знает, кем именно служит Алексей, но его дочери будет безопаснее на мельнице, под защитой давнего друга. А раз её жених хочет поспособствовать быстрейшему воссоединению со своей любимой - пускай прикладывает всё свое рвение к тому, чтобы поймать этого придурка-некроманта, который сам не живёт спокойно и другим жить не даёт. Жёстко, в некотором роде даже жестоко, но в то же время правдиво.
   - Мимо? - очень даже искренне посочувствовала девушка, вылезая через окно, когда к нему через пару минут подъехал Лёшка.
   - Скворцова.
   - Поняла, не ехидничаю, - ухмыльнулась Лида, запрыгивая в седло келпи. Шторм косился на мужчину и молчал, будто воды в рот набрал.
   А объезд закончился быстро. Водяной и Леший, получившие от Мельника заимствованную силу, в короткие сроки восстановили всё покорёженное, только теперь ещё и дополнительно подстраховались, чтобы этого больше не повторилось. Всё было готово к приёму гостей, и Леший волновался как мальчишка. Успокоив его, и напомнив, что не только хозяин лесной будет заниматься этим, но ещё и водяной рядом будет на подхвате, и сама Лида присмотрит, так что всё пройдёт если и не отлично, то очень даже хорошо.
   Леший поверил.
   А всадники повернули обратно к дому.
   - Скворцова... - Лёшка подвёл Красавчика вплотную к келпи.
   Девушка вопросительно взглянула на него. Чтобы Гусар мялся и так осторожно выбирал слова? Это было чем-то новеньким, но интересным. Раньше он просто говорил то, что пришло в голову, а там хоть трава не расти.
   - Лёш, ты чего?
   - Ты... - мужчина махнул рукой и улыбнулся.
   Такая знакомая улыбка, задорная, подбивающая на шалости была Лиде хорошо знакома. Но как же давно она её не видела!
   - Лёшка...
   - На свидание пойдёшь? После праздника леса?
   - Сможешь у меня выиграть - я подумаю.
   - А просто так?
   - Не интересно, - засмеялась Лида. - К тому же, не дай тебе достойного повода, ты участвовать будешь спустя рукава. Разве это интересно?
   - А что будут достойные противники?
   - Мельник будет участвовать, - коварно заметила девушка, и угадала. Лицо Алексея застыла, по щеке прокатились желваки.
   - Мстишь?
   - Именно, - согласилась легко Лида.
   - Скворцова, ты изменилась.
   - Ты же не ждал, что я останусь такой же, как и была?
   - Ждал. Хотя сам дурак, надо было остаться рядом с тобой и смотреть на то, как ты меняешься и взрослеешь, как твой характер становится всё более твёрдым и закалённым. Огонь-девка.
   - Лёш, открою тебе страшную тайну, то, что ты сейчас говоришь, на комплимент похоже мало.
   - А это не комплимент, Скворцова! Это я просто говорю то, что думаю, - засмеялся Лёшка. - Не всё ж тебе надо мной подтрунивать.
   - Ты меня, Лёш, всю школу мучил, так что, наберись терпения и смирись. Я пока не отомщу - не прощу.
   Мужчина хмыкнул, протянул руку и взяв ладонь Лиды, коснулся губами запястья.
   - Я найду, чем тебя подкупить. Ну, что, ты на мельницу сейчас?
   - Вначале домой.
   - Я тебя провожу до упора.
   - Спасибо, - кивнула девушка.
   Красавчик двигался по пожухлой траве, келпи изобразил, что готов вот-вот куснуть Лёшку за колено, отгоняя его в сторону, потом поддал задними ногами, не подпуская ближе, и помчался вперёд, оставив Лёшку за несколько минут далеко позади.
  
   ...Около дома, когда Лида подъехала, народу было неожиданно много.
   Димка разбирал спальники, маркируя их, рядом стоял тот самый коротко стриженный шатен, который удивлялся тому, что у Лиды всё-таки есть интуиция. Степан Викторович в стороне разговаривал с Маратом - временным главой отряда. Он же первым и заметил появление участковой.
   - Лидия Степановна, добрый день.
   - Добрый день, Марат, вы уж извините, не знаю, как вас по отчеству.
   - Игоревич я.
   - Отлично, - улыбнулась Лида. - С Яной Алексеевной общий язык нашли?
   - Ещё как, - усмехнулся спецназовец.
   Участковая кивнула, потом спешилась и повела Шторма к воде - напиться. Степан Викторович, отвлекшись от палаток, крикнул:
   - А Красавчик где? И Лёшку своего где потеряла?
   - Шторму надоело плестись, как улитке, к тому же, на вечер у нас ещё планы, так что мы побыстрее метнулись, а Лёшка сейчас приедет. Ну, не совсем сейчас, но всё же скоро.
   - Бросила значит жениха.
   - И никого я не бросала. Не пойду же я пешком!
   - Действительно, имея такого помощника, - бросил Степан Викторович восхищенный взгляд на келпи, - ходить пешком было бы глупо.
   - Вот! Ты меня понимаешь, - согласилась довольная Лида и двинулась в дом - ставить чайник. Девушка надеялась, что задерживаться Лёшка нигде не будет, и перед тем, как ехать в магазин за продуктами, с ним удастся немного поговорить. О том, что надо было предупредить ребят-спецназовцев о том, кто именно едет к дому, Лиде в голову не пришло.
   К тому же, ничего особенно легендарного в Лёшке она всё так же не видела, да и раз Лёшка знал о том, что в его родных Луках появится его отряд, то, наверное, об этом и сам отряд знает?
   Отряд, как выяснилось, не знал.
   Взрослые мужики, прошедшие не одну боевую точку в полуночном мире, застыли как суслики перед взглядом удава, когда верхом на Красавчике со стороны леса показался Гусар.
   - А... А... Алексей Петрович!!! - раздался слитный вздох и тишина... Спецназовцы, кто как где был, тот так и остался, даже боясь тронуться с места.
   Лида, увидев происходящее из окна кухни, высунулась на улицу, распахнув окно и поинтересовалась:
   - Лёш, они всегда так реагируют на твоё появление?
   - В большинстве своём, - согласился Гусар.
   - Да... С таким подходом можно и комплекс заработать, неполноценности, а ещё проблемы с адекватностью самооценки, - пробормотала Лида,
   - Когда у меня такая невеста как ты? Это невозможно, Скворцова. С тобой рядом надо внимательно смотреть по сторонам, чтобы не увели, а постоянный тонус помогает корректировать любую самооценку. Бойцы, отмереть, ать-два! Знакомьтесь, девушка с мерзким характером, светлой головой, перманентной ехидностью, въедливая, очень въедливая, не имеет кумиров, не пресмыкается перед вышестоящим начальством, всегда добивается поставленной цели. И это чудо - моё! Моя невеста и моя будущая жена, поскольку я в вас верю, и точно знаю, что вы костьми ляжете, но не подпустите к моей красавице некроманта.
   - Нет, вроде как и похвалил, - пробормотала Лида, для устойчивости опираясь на подоконник, - но настолько в своей непередаваемой манере, что хочется взять сковородку!
   Лёшка хотел было подойти к девушке, спешившись с коня, но не успел, его команда собралась вокруг него, заинтересованная буквально всем сразу.
   Коротко хмыкнув, Лида вернулась обратно в дом, прикрыла окно. Покидала в рюкзак пару вещей, о которых просить Тимофея не хотелось, и вышла на улицу. Постояла на крыльце, разглядывая своего... жениха? В окружении его отряда.
   Сейчас Лёшка казался совсем недоступным, совсем незнакомым. Властный, строгий и в то же время открытый для всех и сразу.
   Лида уже собралась идти к Шторму, когда на дворе появилось новое действующее лицо.
   Точнее, вначале около ворот развернулась и остановилась Волга, чёрная, с мягким переходом крыльев, совершенно тихим мотором. Машина производила впечатление перебранной до винтика. Обёртка осталась прежней, а начинка полностью изменилась.
   Со стороны водителя вышел мужчина в деловом костюме, обошёл машину и открыл заднюю дверцу, выпуская пассажира.
   На землю опустились туфли. Чёрные лакированные туфли, на устойчивом каблуке со странным серебристым блеском. Совершенно женственные и впечатляющие. Вслед за туфлями можно было рассмотреть ноги в капроновых колготах, юбку-карандаш, тёмно-серую, серую блузку с серебристым отливом, седые волосы, завитые в букли. Стальной взгляд синих как предгрозовое небо глаз, неожиданно мягкую улыбку на полных губах, чуть высоковатые скулы, ухоженные тонкие брови и задорный вздёрнутый нос.
   - Господи, - ахнул с крыльца Степан Викторович, - мама?!
   Димка, уронив спальники, повернулся на его голос. Лида обернулась, чтобы увидеть, к кому он обращается, но взгляд упал совсем на другое. Казалось, что удивить девушку невозможно, что спецназовцы уже сделали всё, чтобы девушка считала себя повидавшей больше, чем ей хотелось. Но это только казалось. Ребята из боевого отряда вытягивались во фрунт с бледными как бумага лицами и застывали статуями. И впереди всех - стоял точно такой же бледный Лёшка.
   - Влада Сергеевна, - гаркнул он, - здравия желаем!
   - Вольно-вольно, - голос у новоприбывшей был зычный, чёткий и звонкий, как у молодой. - Я на выходных, так что, можете заниматься своими делами.
   Спецназовцы заниматься своими делами не пожелали. Пока прибывшая Влада Сергеевна не прошла мимо, не шевельнулся вообще ни один.
   Дама посмотрела на Степана Викторовича, стукнула сына по плечу (сын согнулся) и кивнула:
   - Вот и доверь тебе внуков, до чего дошло то, а! Ты значит, Дима, - повернулась она царственно к Димке, кивнула и притянула парня к себе. - Ну, здравствуй, внучек.
   Внучек от "счастья" не знал, что сказать и всё, на что хватило его это пробормотать что-то типа:
   "Привет, ба, приятно познакомиться".
   Лида на бабушку смотрела с интересом, прекрасно понимая и отца, и ребят из спецназа, потом хмыкнула и шагнула с крыльца.
   Далеко не ушла, память снова накатила, ударила обухом по голове, роняя её на колени.
   Кажется, над головой кто-то вскрикнул, кажется рядом тревожно заржал келпи, подныривая под её руку.
   Но вокруг уже плыло лето, одуряюще пахли травы, и на кухне около огромного стола суетилась бабушка. Седые волосы были стянуты широкой лентой (ленту бабушке вышивала сама Лида, чем безумно гордилась).
   Пальцы бабушки перебирали травы, пока она рассказывала малышке, где какая трава лежит.
   И глаза её смотрели так тепло и спокойно!
   Звонок телефона, нарушавший идиллию, Лиду разочаровал. У бабушки и без того времени на неё не хватает, то и дело кто-то отвлекает, и вот опять! А ведь бабушка обещала, что этим летом минимум месяц уделит только ей одной!
   - Генерал-лейтенант Скворцова слушает, - сообщила бабушка, подмигнув Лиде.
   И девочке так нравилось слушать её голос, звонкий, молодой, слушала бы и слушала!
   И улыбка у бабушки такая красивая, мягкая. Лида готова на всё, чтобы бабушка смотрела на неё с улыбкой, а не сердилась.
   Но в этот раз тот, кто был на том конце провода, бабушку не то чтобы рассердил, но расстроил. Улыбка исчезла, а в уголках губ появились тревожные морщинки. Стало грустно, а ещё почему-то страшно.
   - У меня отпуск, - тихо сказала бабушка. - Вы же знаете, что... Да. Да. Хорошо. Когда? Хорошо, я выезжаю.
   Положив трубку, бабушка положила руку на макушку Лиды, грустно улыбнулась:
   - Вот и закончился мой отпуск, олененок. Знаешь, что. Взять тебя с собой я не могу пока, но я обещала тебе травы и лето, и речку. Придумала! Сейчас я позвоню одному замечательному человеку, который тебя заберет. Проведешь пару недель у него, а потом и я подключусь. Только пообещай слушаться его во всем, хорошо?
   Погрустневшая Лида кивнула, а через пару часов около дома остановилась тёмно-зелёная машина на высокой подвеске, а когда из неё вышел водитель, Лида кинулась на руки своему принцу-медведю... Конечно, это не бабушка, но и такое лето ничуть не хуже!
  
   ...Когда Лида в следующий раз открыла глаза, над головой был знакомый деревянный потолок. За закрытым окном шумели мельничные крылья, на подушках слева и справа сидели две одинаковые кошки. Дари и Дени - снежные звери самой Лиды и Мельника.
   "Что-то часто я стала падать в обмороки", - с самоиронией подумала девушка, пытаясь подняться. Но тело с такой постановкой задачи соглашаться не пожелало, мир, который ещё мгновение назад был устойчивым, взбрыкнул, и снова опускаясь назад, Лида с огорчением поняла, что встать она может попробовать, чисто на упорстве, но вот лететь в таком случае ей придётся долго, далеко и приземление выйдет болезненным, потому что в этот раз рядом нет большой подушки, которая может поймать.
   Надо же, принц-медведь... У маленькой Лиды было очень живое воображение и очень большая любовь к этому самому принцу.
   Сердце стянуло удавкой вины и жалости. Жалко девушке было саму себя. Там, в далёком прошлом, у той незнакомой и знакомой Лиды была бабушка, была магия и говорящие травы, сказки для девочек и принц-медведь.
   Сейчас у Лиды была куча проблем, злой некромант на хвосте, полное отсутствие сил, чтобы встать, никакой магии, даже самой крошечной, и принц-медведь, который её не помнит. От последнего было обиднее всего.
   Надо было обязательно встать! Надо было привести себя в порядок и отправиться покорять новые вершины, используя в качестве дополнительных опор стен. Хотелось поговорить с бабушкой, чтобы узнать, какая она? Действительно такая, как Лида вспомнила? Надо же, "генерал-лейтенант Скворцова", а папа утверждал, что Лида первая, кто выбрала полицейскую стезю для себя. Хотя, может, бабушка из военной сферы? Тогда становится понятно, почему ребята из спецназа так побледнели.
   Хотя, о чём вот она опять думает? Надо думать о другом, надо думать, где найти силы, чтобы встать и завтра заняться делом!
   Утренний маршрут, конечно, должен был вести в лес папа с двумя опытными егерями, да и Леший там за ними всеми, конечно, присмотрит, но и у Лиды были свои обязанности, и ей совсем некогда было лежать в кровати!
   Собственный организм Лиде, пожалуй, даже что и сочувствовал, только легче от этого не становилось. По идее должно было, но не было.
   Тихий голос, зазвучавший в стороне, был отчасти неожиданным, поэтому девушка даже дёрнулась немного, когда услышала:
   - Очнулась, барышня?
   - Привет, Миша. Я опять умудрилась перепугать всех?
   - Я бы не сказал так, барышня. Когда рядом ваша бабушка, кого-то перепугать проблематично. Рядом с ней даже лучше не дышать, что уж говорить о том, чтобы рискнуть привлечь её внимание испугом.
   - Она... кто?
   - Баба Яга северо-западного отделения, генерал-лейтенант военного округа по полуночным делам, она же создала этот заповедник. Говорит, что таким образом хочет попытаться отдать долги перед теми полуночниками, которых убила лично или которых убили по её приказу. Насколько мне известно, она ровесница моей мамы, то есть ей около семисот лет.
   - А папа? Ты говорил, что у Бабы Яги если сын рождается, то он становится или Мельником, или Кащеем...
   - Он Кащей, барышня. В своём столетии был одним из самых сильных, но встреча с носительницей сущности русалки отобрала у него почти все силы.
   - Навсегда?
   - Нет. Кащеи тем и отличаются от Мельников или Бабок Ёжек, что их дар, даже перегорев, может вернуться обратно. Именно благодаря дару, Степан так быстро нашёл Диму. Человек, попавший под зов русалки, не отвлекается на голоса родных, барышня. И он меняется. Если бы вы отправились за своим братом, то прошли бы мимо него в двух шагах - и не узнали бы.
   - Это последствия зова?
   - Да.
   - А Димка. Он? Тоже?
   - Нет... Прецедентов почти и не было, поэтому сложно сказать, чего можно ждать от вас двоих... Впрочем, нет, от твоего брата, барышня.
   - Я должна была стать бабой ягой, - спросила тихо Лида.
   И Мельник кивнул, получив подтверждение тому, что ему начало казаться еще несколько дней назад. Барышня вспомнила что-то из того, далёкого прошлого, и среди этого "чего-то" могло быть и то, что ей не понравилось, и то, что не хотел Степан, чтобы вернулось обратно к жизни.
   - Да, - не стал скрывать он очевидного, понимая, что кота в мешке утаить уже невозможно. - Именно так, барышня. У тебя были все шансы, пусть стать и не самой сильной бабой ягой в поколении, но достойной.
   - Я вечно портила полуночные сборы и зелья, добавляя в них травы нашего мира, а когда бабушка на меня сердилась, говорила, что травы мне подсказали, - Лида сдавленно хмыкнула, горло перехватило, но она смогла справиться с собой и не заплакать.
   - Именно. А потом ты встретилась с личом. И твоей силы не стало. Она вся ушла на то, чтобы спасти тебе жизнь.
   - Спасти жизнь, да...
   - Да, барышня.
   - Миш.
   - Да? - спросил Мельник осторожно.
   - Я завтра встану? Сама? С кровати?
   - Боюсь, что это не является возможным.
   - И почему я была уверена, что услышу именно это? - грустно пробормотала Лида.
   - Потому что ты очень умная барышня, у тебя есть опыт, знания, а еще ты умеешь делать выводы. Редкое качество в наши дни.
   - Почему-то сейчас это качество особо меня не радует. Миш, я не могу пропустить праздник леса. Незаменимых людей, конечно, не бывает, но... Есть вещи, которые лучше всего сделаю именно я.
   От Мельника не донеслось ни слова.
   - Миша? - неуверенно спросила девушка.
   - И отговаривать тебя, барышня, конечно бесполезно.
   - Ну, как... Бесполезно. Я все выслушаю и искренне поблагодарю за помощь.
   - Но сделаешь все по-своему?
   - Да, - не было у Лиды сил и на то, чтобы юлить, - именно так. Мне надо провести этот праздник, очень надо.
   - Барышня, полуночники признали тебя своей матушкой, подожди пару лет, и ты сможешь давать им сил больше, чем вся деревня вместе взятая.
   - Я не хочу ждать, я не могу ждать! В моих силах дать и людям, и полуночникам немного волшебства! Немного того, чего у первых никогда не было, а вторые уже успели про это забыть! Я хочу, чтобы этот заповедник был заповедным местом, а не касался им!
   Горячий монолог на Мельника особого впечатления не произвел. Ему не хотелось выполнять просьбу Лиды. Лучше бы она эти два дня провела на мельнице, под защитой излома, где никто не сможет до нее добраться. Лучше бы она вообще не имела с этим некромантом никаких общих дел!
   - Бабушка где? - спросила девушка тихо, поняв, что толкового ответа от Мельника сейчас определенно не дождется.
   - Уехала еще час назад. Она прибыла вместе с тобой, отругала меня, похвалила мельницу, погадала на картах и умчалась прочь. На одном месте ей не сидится. Думаю, сегодня она будет воспитывать Степана, а завтра, когда ее руки дойдут до Димки, твой отец прибудет на мельницу просить политического убежища.
   - Что сказали карты?
   - Что всё это было очень давно предопределено. Звёзды так сложились ещё до нашего рождения. И всё то мы можем - это набрать побольше воздуха, чтобы не утонуть в водоворотах.
   - Очень понятно.
   - Кое-что она передала и для тебя.
   - Да? - насторожилась Лида.
   - Она сказала, чтобы ты не спешила. История девочки, принца-медведя и охотника ещё только началась, и совсем не надо делать резких шагов и напрасных поступков.
   - Как всегда, в стиле бабушки.
   - Ты действительно её помнишь... - тёмная громада Михаила показалась в углу, когда мужчина вытащил из угла огромное кресло и переставил его ближе к кровати. - Не думал, что моя блокировка всё-таки однажды поползёт.
   - Миш. А что ты поставил в качестве ключа для её снятия?
   - Любопытная барышня.
   - Ужасно! Так расскажешь?
   - Нет, барышня, не сегодня. Возможно, как-нибудь в другой раз. А пока достаточно разговоров. Тебе нужно поспать.
   - А зелье? Дашь завтра? - попробовала всё-таки Лида настоять на своём.
   Михаил помолчал. Как раз этого ему и не хотелось...
   - Как друга прошу, - тихо прошептала девушка. - Не как Мельника, а...
   - Вот в кого ты такая настырная, да упрямая?!
   - Ты сам говорил, что в бабушку! А она точно такая и есть!
   - И ты тоже. Ну, вот, скажи, барышня, неужели это так важно?!
   - Очень. Правда, очень-очень.
   - Барышня, ты очень дорого заплатишь за это желание.
   - Я понимаю.
   - Да не понимаешь ты! - кровать скрипнула, когда громада мужского тела нависла над лежащей Лидой.
   От Мельника пахло пшеницей, солодом и квасом. А ещё девушка поймала себя на том, что ей совсем не страшно.
   Наверное, должно было быть, когда сердится на тебя такой большой мужчина. А вот не было и всё тут.
   Было темно. На улице наверняка должна была царить ночь, и вместо того, чтобы спать этот мужчина сидел и ждал, пока проснётся она сама.
   Кажется, сознание немного затуманилось, и Лида толком не отвечала за свои действия, потому что вместо того, чтобы испугаться, чтобы о чём-то просить испуганно и растеряна, она подняла руки, хотя на такой подвиг они были решительно не согласны, обняла мужчину за шею и потянула к себе.
   - Давай, ты будешь ругаться на меня завтра? Сейчас я хочу спать, завтра я хочу зелье, чтобы прожить два дня, не падая больше в обмороки.
   - Барышня, - мучительно застонал Мельник, - ну что же ты делаешь?
   - Тащу тебя в кровать. Не хочу кошмаров, хочу чтобы рядом был ты, - с уверенностью пьяного человека, которому море по колено, сообщила Лида. - Я для тебя всё равно, просто барышня, которую ты не вспомнил, к тому же подопечная, к тому же... Давай спать?
   Михаил покачал головой, потянулся вбок, но разжимать рук девушка не собиралась, напрягла все силы, вцепилась и не отпустила. Голос её стал невнятным, когда она прошептала:
   - Только рядом с тобой я чувствую себя всегда в безопасности. И хоть расколдовать я тебя не смогу, побудь со мной сегодня, принц-медведь, пожалуйста...
   Мужчина дёрнулся. Из прошлого повеяло запахом молока с мёдом, словно снова по полу застучали босые ноги, и девочка с пышным бантом в волосах устроилась у него на коленях.
   - Я почитаю тебе сказку, - серьёзно сказала она, - а потом мы пойдем спать! Маленькие девочки днём обязательно должны спать, а ты, как мой принц-медведь, будешь охранять мой сон!
   - Возражения не принимаются? - улыбнулся Михаил.
   - Мне?! Возражать?! - маленькая Лида вздёрнула нос, насмешливо глядя на своего принца. - Не положено!
   И вот она, рядом, в руках, так близко, растерянная, запутавшаяся, так отчаянно нуждающаяся в чужом тепле и помощи.
   А перед глазами синие-синие глаза, цвета штормового неба и тихий вопрос:
   - Так и не убежал от судьбы, Миша? Бежал, бежал, а вернулся туда, с чего начать и следовало?
   - Барышня, барышня, - тихо прошептал Мельник, укладываясь на кровать и прижимая к себе закутанную в одеяло Лиду. - Что же дальше будет...
   Дальше было утро. И первой проснулась Лида, в тёплых руках огромного принца-медведя...
   Немного полежала, глядя в потолок и пытаясь вспомнить, что было вчера и что нужно сделать сегодня, посмотрела снова на Михаила, снова на потолок, снова на Мельника и...
   Завизжать не позволило воспитание.
   Зато в голове тут же застучали отбойные молотки вместе с заработавшим перфоратором. Захотелось выпрыгнуть из собственного черепа и торопливо кинуться куда-нибудь прочь, подальше, чтобы...
   Руки на её плечах сжались, Мельник, не просыпаясь, притянул Лиду к себе. Его губы коснулись русой макушки, и боль стихла. А девушка поняла, что ей уже больше ничего не хочется. Ни бежать куда-то, ни искать кого-то, ни спрашивать чего-то. И просто глаза уже закрываются, и какая разница, что будет когда зазвенит будильник и надо будет просыпаться?
   Надо что-то менять.
   Надо самой тоже меняться.
   И кажется, Лида знала с чего начать - с понимания самой себя.
   Как там бабушка сказала? Не спешить. Не делать поспешных поступков. Она и не будет.
   Вначале пусть пройдёт праздник леса, потом Лида поближе узнает нового Лёшку, который такой чужой и далекий, совсем незнакомый, узнает заново бабушку, а ещё спросит Михаила о двух вещах: была ли разорвана помолвка с ним там в прошлом? И действительно ли он её не вспомнил?
   Объяснить себе почему это для неё так важно, девушка бы не смогла, даже если бы её спросили. Но важным это действительно было.
   А потом мысли разбежались.
   От большого тела рядом веяло тепло, как от печки. Это тепло было мягким, расслабляющим, тело делилось своей силой, твёрдостью, и девушкам, конечно, не положено, но Лида чуть придвинулась, обнимая Мельника покрепче и закрыла глаза. Под ухом билось сердце принца-медведя, и может быть, она ещё не совсем потеряла возможность его расколдовать? Может быть, у неё ещё есть шанс? И сказка о принце-медведе, охотнике и маленькой девочке всё-таки закончится "и жили они долго и счастливо"?
  
   ...Наутро появившаяся на мельнице Влада Сергеевна свою внучку нашла на кухне. Напевая себе под нос что-то из древне-русских баллад, она суетилась около плиты, поджаривая яичницу. Рядом пыхтел чайник, готовый вот-вот закипеть.
   - Лидок?
   - Привет, ба, - девушка махнула лопаточкой и ясно улыбнулась.
   Женщина вздохнула:
   - Девочка моя, я тебя прошу, что за "ба", ты ещё "бабулей" назови. Я тебе уже много раз говорила, что я на бабушку не буду выглядеть ещё полтысячи годков точно, ну, какая из меня бабушка?
   - Самая настоящая, - даже не замедлила с ответом Лида, переворачивая кусочки бекона на другой сковороде. - А то что ты мне говорила этого, я не помню. И вообще, в кои-то веки мы с тобой встретились, и я даже помню, что ты моя бабушка, а ты не разрешаешь мне так тебя назвать?!
   Влада Сергеевна засмеялась.
   - Как была смышленной, так и осталась. И упёртость твоя на месте. А я боялась, что свои самые главные качества ты потеряла...
   - А ты не знала этого? Какой я стала?
   - Всё случилось, когда меня не было в России даже. Именно поэтому всё пошло по самому неудачному пути развития события. Отец увёз тебя сюда, на Брянщину, волхвы разорвали вашу с Михаилом помолвку, пропал ваш венчальный медальон, без которого разрыв прошёл грязно... Ты потеряла дар, эти два взрослых дурака не нашли ничего лучшего, как заблокировать тебе память, а потом Степан ещё и привез тебя сюда.
   - Чем плохо это место? - уточнила Лида.
   - Да ничем, не считая того, что это заповедник полуночников.
   - Папа об этом знал?
   - Безусловно, он поэтому и решил сюда ехать, - Влада Сергеевна отложила в сторону свой ридикюль, села за стол.
   Лида, даже не фиксируя разумом свои действия, вытащила с полки чистую кружку, насыпала туда мяты со зверобоем, залила кипятком и накрыла чайной бабой, поставила перед бабушкой и снова вернулась к плите.
   Баба яга за её спиной медленно выдохнула. Внучка! Внучка светилась, когда насыпала траву. Она даже не заметила, что делая простой чайный сбор всего на мгновение засветилась, как баба яга. И ведь даже не поняла, что случилось, сама этого не заметила. Но этого точно не должно было быть, не могло даже.
   Вся сила внучки была выпита личом, это не только экстрасенс из колдомедицинской службы подтвердил, но и даже Мельник так сказал. А Мельник не ошибается. Но тогда кто ошибся?! Как такое возможно?!
   - Бабушка? - девушка повернулась, не дождавшись от гостьи продолжения слов, и та опомнилась.
   - Да, егоза. Сейчас. Расскажу.
   - Только давай, пожалуйста, с самого начала, откуда возникло решение создать заповедник. И давай без сказки про белого бычка, на тему того, что это ради того, чтобы какой-то свой грех смыть. Чушь это.
   - Прости?! - изумилась Влада Сергеевна, перестав понимать, что происходит.
   Лида улыбнулась:
   - Я хочу сказать, что бабе яге всегда было на низших полуночников плевать. Это с дворовым, домовым у неё хорошие отношения были, поскольку они поддерживали порядок в доме или там на её дворе. Ещё с лешим и водяным баба яга могла пообщаться, но о помощи они никогда её не просили, да даже если и попросили бы, то баба яга до них бы снизошла только в одну ночь в месяц - в полнолуние. Так, в свете этой информации, зачем бабе яге, да ещё всего северо-западного округа понадобилось создавать заповедник? Да ещё и в таком подходящем для этого месте?
   - Неожиданный вывод.
   - Значит, я не права?
   - Увы, - Влада Сергеевна покачала головой. - Увы, моя егоза, в этом ты права. И в этом заключалась наша, всего нашего русского народа большая ошибка.
   - Всего?
   - Да. Новая вера отрицает существование полуночников и мало-помалу жители отказались от них, перестали в них верить. А вслед за этим, когда полуночники пришли к нам, мы отказали им в помощи.
   - Разве баба яга могла бы что-то сделать?
   - Могла. Многое. Мы могли не пустить тех, кто заставлял перейти в новую веру, на наши территории. Мы могли дать полуночникам силу, могли просто помочь им. Сделать так, чтобы люди их видели, поддерживая тем самым в них веру. Да мы много что могли. Только не сделали.
   - И раз это ты назвала "ошибкой", - Лида выключила газ, села за стол к бабушке, - то я могу сделать вывод, что это ваше действие, обратной стороной ударила по вам самим.
   - Верно. Верно, милая. Мы должны были понять, что не бывает вещей, оторванных друг от друга. Мы могли и должны были помочь полуночникам, но время ушло. Ушла вера в них, а вместе с этим мы потеряли свои силы. Не все, какие-то крупицы нам остались, но по сравнению с той мощью прошлых лет, которая у нас была когда-то... это крупицы. Мы могли вырастить за одну ночь непроходимый лес, а теперь чтобы вырастить дерево нам нужен год. Мы могли осушить взглядом болото, а теперь хорошо если удастся найти безопасный по нему путь. Все, что мы умеем, всё, что мы знали, теперь только причиняет боль, показывая, как мы были глупы...
   - Бабушка...
   - Старые мудрые, умудренные летами, мы должны были бы понять, как мы самонадеянны, считая мощь своей личной, но что случилось, то случилось. Этот заповедник должен был стать первым пробным шаром. На Руси начали возрождаться староведческие общины, староверы в Сибири, приверженцы старославянских традиций в центральной полосе. Около них некоторые полуночники могли бы проявить себя. Но именно здесь мы собирались создать заповедник, чтобы понять, возможно ли это. Что надо сделать, чтобы удержать полуночников в повиновении.
   - Именно поэтому сюда в качестве наблюдателя, а точнее смотрителя - отправился папа. Кащей.
   - Верно, - Влада Сергеевна, кивнула, радуясь тому, что девочка не просто выросла, но ещё и умеет из известной информации делать правильные выводы буквально на лету. - Степан должен был присмотреть за полуночниками. Но примерно через полгода, как вы сюда прибыли, стало понятно, что рядом есть какой-то некромант. Он не близко, но где-то рядом. Вокруг, в самом ближайшем окружении. Очень опасный и умный, убивающий через полуночников, хотя и немного нерасчётливо. Степан решил, что надо тебя отсюда увезти, как можно быстрее. Но...
   - Но? - нахмурилась Лида, ничего такого не помнящая.
   - Как потом мне рассказывал Степан, вам этого не удалось сделать. Вас не выпустили за пределы лесного круга. Вы трижды пытались отсюда уехать, и трижды лес становился на вашем пути непроходимой стеной.
   - Леший не мог этого сделать. У него недостаточно сил!
   - У него - нет. А вот у местной бабы яги - да.
   - Откуда здесь местная баба яга?
   - Ну, девочка. Напряги голову. Некромант должен же был откуда-то появиться? В Брянской области была одна баба яга... Старая... Очень старая. Больше двух, а то и трёх тысяч лет. Она застала очень многие лета, и когда она почувствовала что скоро умрёт, а мы можем это чувствовать, то ... у неё никогда не было детей. Но видимо она нашла способ, как можно повлиять на пол будущего ребёнка. Родила некроманта и умерла.
   - А кто же тогда лес городил? - возразила Лида, мгновенно заметив несостыковки в сказанном. - Не складывается, ба. Временные линии не совпадают. Некромант вырастить бы лес не мог? Но если бы... Его мать жива. Баба яга, та.
   - Да. Только она смогла спрятаться и от нас, и от волхвов, - Влада Сергеевна вздохнула. - Я просила, чтобы Степан вызвал Мельника, чтобы он привёз тебя ко мне, но Степан отказался. Сказал, что самое безопасное для тебя место здесь и сейчас - именно здесь, в заповеднике. Почему он так говорил, мне было не понять. Шли дни, месяцы. Степан со мной почти не связывался. Я вас то видела всего несколько раз на фотографиях. Пыталась приехать, но... рабочие обязанности забирали слишком много времени. Гораздо больше, чем мне бы хотелось. А может быть, это оправдания. Я просто боялась прибыть сюда и обнаружить, что местная баба яга сильнее чем я и она не пропустит меня на свою территорию.
   - Значит, помимо некроманта есть ещё и баба яга... - девушка прикусила губу, потом вздохнула и крикнула: - Дари, разбуди Мишу, пожалуйста. Ему позавтракать надо, иначе не успеет поесть и пойдёт со мной голодным. А в качестве перекуса будут только несколько бутербродов и термос с чаем.
   У потолка мелькнул чёрный хвост, Влада Сергеевна улыбнулась:
   - Ты себя здесь чувствуешь спокойно.
   - Что?
   - Когда ты была маленькой, ты ко мне часто приезжала. Дома баб ёжек тоже стоят на изломах у границы, но только в моём доме ты никогда не чувствовала себя так спокойно.
   Лида растерялась, её рука скользнула к шее, потеребила медальон и глаза бабушки её расширились, став большими-большими, как у "анимешек", которые обожал смотреть Димка пару лет назад. К счастью, увлечение этим искусством сошло на нет к тому моменту, как ему понравилось программирование.
   - Бабушка?
   - Откуда у тебя это?
   - Миша надел. Как раз когда мы на границе за браконьерами бегали.
   Новая волна изумления. Показалось, что от бабушки потянуло жаром как от костра, в холодную ночь. Обожгло почему-то левое плечо.
   - Бабушка?
   - Прости, милая. Ты знаешь, что это?
   - Он сказал, что защитный артефакт, а что, нет?
   - Да... Защитный, только... - Влада Сергеевна не договорила, в комнату с протяжным зевком вошёл Мельник, с вопросом:
   - Неужели, обязательно вставать так рано и куда-то идти?
   - Доброе утро, - улыбнулась ему Лида. - Не обязательно. Но тогда я иду одна.
   - Доброе утро, барышня. И вам, Влада Сергеевна, - мужчина сел на стул, поморщился от головной боли. Что-то ему ночью такое снилось, недоброе, муторное, чуть душу не выпило. Будь на его месте человек слабый, неподготовленный - худо бы было. А так, он сам пострадает пару часов и всё наладится. - Барышня.
   - Да, Миша?
   - Если кто спрашивать будет, как ты сегодня ночью спала, скажи, что плохо. Сны снились муторные, тяжёлые, казалось, что душу тянут.
   - Но зачем?
   - Поверь, барышня, так надо. Кто бы ни спросил, говори только это. А я взгляну, кто тебя об этом спрашивать будет.
   Лида фыркнула, как Дари сверху, поставила перед Михаилом тарелку, деревянной лопаточкой сняла яичницу, поставила нарезанный хлеб и взглянула на бабушку. Влада Сергеевна очень задумчиво смотрела на Мельника.
   - Внучка, ты бы хоть сказала, где тебя сегодня я увидеть смогу.
   - Нигде, бабуль. Ближайшие двое суток я дома не появлюсь. Ну, в смысле и на мельницу тоже вернуться не получится. С утра, через полчаса где-то начнётся грибной забег. Мужчины идут по грибы. С ними идёт папа и двое егерей из нашего лесничества. Страховать их будут двое из отряда Лёшки. Потом в обед женщины по грибы. Так же, двое егерей, с ними один из наших заядлых ягодников, присматривать за ними две кикиморы будут, чтобы не заплутали. После обеда мы с детьми идём в лес, собираем вначале грибы, потом немного поягодничаем. Вечером снова мужчины идут в грибы, на другую делянку. Ночью - идём с подростками в ночное дежурство, заодно травим байки. У мужчин вечерняя рыбалка плавно переходит в ночные побасенки. Будут говорить про русалок, а русалки им будут подыгрывать, время от времени выполняя то, о чём тот или иной рассказчик будет говорить. Они теперь такие похорошевшие, эти девчонки! - улыбнулась Лида, потом продолжила: - А в воскресенье у нас будут три полосы. Мальчишки в деревне задания выполняют. Женщины и мужчины идут в лесной квест.
   - Это что ещё такое?
   - Игра. Кто именно её создал, сейчас неизвестно. Точнее как, - Лида хмыкнула. - Одним словом, известна неофициальная версия, только к ней и не подкопаешься. Одним словом, баба яга местная там поучаствовала. Ещё во время второй мировой, в этих лесах пропало немеряное количество людей. Так мы поняли, что некромант был здесь ещё тогда. Бабуль, вот скажи мне, знаешь что, а ваша братия может как-то поменять профиль деятельности и стать некромантом?
   Влада Сергеевна застыла, задумалась. Задумался и Мельник.
   - Одним словом, место это было выбрано не только вами, бабуль, под заповедник. Задолго до вашего плана, здесь кто-то жил. Кто-то опасный, кто-то, любящий убивать. И лесной квест был поводом для этого.
   - Но почему они были настолько популярны?
   - Они не были. Они есть. Квест это серия заданий в лесу и на болотах, выигравший получает ценные призы. В прошлом году, например, наши спонсоры преподнесли цифровой фотоаппарат для второго места и для мужчин и для женщин. Мужчина занявший первое место получал шикарнейшую удочку, женщина - мультиварку. Из детей - игровая приставка, потом планшет. Третьему место был чайник, чемодан для рыболовных снастей и карманная игровая приставка.
   - В чём польза для этих спонсоров? - уточнил практически настроенный Мельник.
   - В рекламе. Во-первых, телевидение, каждый год сюда приезжают съёмочные группы из разных мест. Во-вторых, те, кто здесь участвуют, получают "фирменные" предметы - футболки с логотипами, бейсболки, кружки, ручки - мелкие сувениры и призы. Поскольку делают их всегда на совесть, то человек продолжает ими пользоваться и после того, как уезжает с квеста. И, наконец, здесь происходит выставка и апробация новой продукции. Люди сюда приезжают, чтобы хорошенько отдохнуть, испытать снова азарт, погулять по лесу. А параллельно они знакомятся с продукцией наших местных производителей. Ну, а производители могут сорвать параллельно большой куш. Знаю достоверно не одну такую историю.
   - Например? - удивилась Влада Сергеевна, ни о чём подобном от сына не слышавшая.
   - Совсем свежая, прошлогодняя, к нам сюда три года подряд приезжал один из рестораторов, а на третий год устроил свою выставку местный завод овощных консервов и фруктов, так ему настолько понравилось, что он перезаключил договора на поставку и работает сейчас с местными. Сумма контракта запредельная, так что, большой куш сорван, не так ли? Ну, и по мелочам. Всё продумано.
   - И ты всегда готовишь это мероприятие?
   - Нет, - Лида покачала головой. - Мероприятия готовится с нескольких сторон. На мне - безопасность внутри деревни. Народная дружина, посты, которые организуют мои коллеги, я должна подготовить карту, где они будут стоять. Нужно обеспечить постой для того, чтобы они могли на выходных остановиться у людей, нужно разметить время патруля. Я же организовываю ночное патрулирование с подростками и страшилками. Лесничество занимается трассами в лесу, в этом году им незримо помогали леший и водяной, ну, а я, соответственно, занималась тем, что контролировала эту работу с внешней стороны. Экономическая сторона традиционно на сельсовете и на его главе - Макаре Никифоровиче. Ну, и последней частью - развлечениями, занимается наш клуб и его глава - Марина Петровна. Моя часть самая малая, по сути дела.
   - Но муторная же, барышня?
   - А с этим никто не спорит. Собственно говоря, Михаил... доедай, нам пора выдвигаться.
   - Возьмёшь Шторма. Я поеду на Буре, она молоденькая, поэтому не всегда сама может понять, что делать, а Шторм в случае чего сам всё сделает.
   - Ты как к войне готовишься! - нахмурилась Лида.
   Мельник степенно поднялся, поставил тарелку в раковину и повернулся к девушке, посмотрел на неё пристально, строго. Лида под этим взглядом занервничала, опустила глаза, нервно облизнув губы. Мужчина вздохнул.
   - Пойдём уж, барышня, на твои лесные посиделки.
   - И совсем они не мои!
   - Твои, твои. Ты матушка полуночников, тебя эта земля признала, тебе ею и владеть, всем здесь заправлять по своему уму и своему разуму.
   - Ненавижу, когда ты начинаешь так говорить! - рассердилась Лида.
   Мельник только ей улыбнулся, открывая дверь.
   "И как идти после такой улыбки?!" - возмутилась девушка про себя. - "Ноги подкашиваются! Ух, ладно. Где наша не пропадала. Ау, лесные, мы идём к вам. На двое суток лес вздрогнет!"
   И лес вздрогнул. Грибники, ягодники, рыбаки - полуночники кружились вокруг них, обеспечивая себе стабильный приток веры, а Лида вертелась как заведённая, не останавливаясь ни на миг и кажется даже не ощущая усталости.
   День пролетел как один час. И когда Мельник уже от усталости готов был валиться с ног, Лида выглядела так, словно только что встала с кровати после долгого сна.
   - Это ненормально, - усадив Михаила в своём кабинете, Лида сделала ему травяной чай, вытащила из сумки-термоса бутерброды и разогрела их. - Я бы даже сказала, что зная тебя, впервые вижу в таком состоянии.
   Мужчина усмехнулся.
   - Ничего удивительного.
   - Почему? То есть, с чего бы это вдруг один день тебя так вымотал?
   - Потому что вымотать хотели тебя.
   - Не понимаю, - вздохнула Лида. - Честное слово.
   - Ты просто, барышня, ещё очень многого не вспомнила.
   - Это плохо?
   - Удивительно, что ты вообще начала что-то вспоминать, - Михаил закрыл глаза, и тут же на его лоб опустился влажный компресс, снимая вяжущую боль.
   - То есть, что-либо вспомнить я была не должна?
   - Что-то вроде этого.
   - Миш, а что ты ставил, как ключ от памяти?
   - Много чего, барышня, очень много. Но тебе этого пока знать не надо. Сама вспомнишь. Или не вспомнишь.
   - Какой же ты злой!
   - Возможно, - согласился мужчина, - возможно. Послушай меня. Сейчас я вернусь на мельницу...
   - Нет уж, - Лида уперлась ладонью в плечо Мельника. - Минуточку. Ты ещё кое-что мне не объяснил. А сама я догадаться могу попробовать, но как бы хочется вначале знать точно, правильный ответ это или нет. Ты сказал, что вымотать хотели меня, при этом я бегаю как заводная юла, а ты вымотан настолько, что ещё немного и мне станет страшно. Делаем вывод, амулет который у меня на шее... поменял нас местами? Точнее, нет, сделал так, что то, что направлено на меня, всё падает на тебя. А из-за того, что тебя защищает граница, как ты сам говорил, то тебе до смерти ничего сделать не удастся. Верно? Именно поэтому ты сказал, что снились "мне" кошмары, а они снились тебе!
   Широкая рука легла на губы Лиды, не давая ей продолжить. Взгляд девушки полыхнул угрозой, и Михаил тут же её отпустил.
   - Не здесь.
   - А ты точно всё объяснишь? - нахмурилась девушка.
   Мельник промолчал.
   А Лида... неожиданно пошатнулась. Голова закружилась, перед глазами всё завертелось, и только то, что сильная рука вовремя её подхватила и не дала упасть, удержала её в вертикальном положении. От мужчины пахло сеном, квасом. И его руки были такими теплыми.
   - Барышня?
   Перед глазами мелькали картинки из босоного детства, когда он - такой большой, такой теплый и совсем-совсем не страшный, отвечал на тысячу вопросов, какими бы они не были глупыми. Для маленькой девочки всё было важно, всё было интересно, и он ничего никогда не скрывал... И уж тем более объяснял всё очень подробно и обстоятельно.
   На этот раз погружение в прошлое далось куда легче. Голова не кружилась, да и не было позывов посетить маленькое помещение на заднем дворе участка.
   - Извини, - пробормотала Лида, - это был неправильный вопрос.
   - Барышня?
   - Сейчас Лёшка придёт, заступит на смену около меня в ночь, так что, - девушка выдавила из себя улыбку. - Возвращайся на мельницу, вернёшься ко мне как сможешь.
   Мельнику предложение не понравилось, но на мельницу ему действительно надо было вернуться.
   - Тогда обещай мне, барышня, - взгляд мужчины стал тёмным, грозовым, пугающим. - Что ни при каких условиях ты не снимешь этот медальон.
   - Но...
   - Обещай. Прямо сейчас. Иначе я тебя свяжу словом. Хотя, - Мельник кивнул. - Даже так будет лучше, без моего ведома тогда никто вообще с тебя его не снимет. Стой, где стоишь.
   Лида не понимающе смотрела на мужчину, тот убрав со лба нагревшийся компресс, одним глотком допил чай и шагнул к девушке. Она так и не тронулась с места, ещё не совсем придя в себя. И на мгновение показалось, что так уже было, только наоборот. Малышка, убрав волосы со лба принца-медведя, что-то тихо шептала, а он смотрел на неё растерянно, но не то доверял, не то считал нужным прерывать какой-то ритуал, какой-то обряд?
   - Миша?
   - Тсс, барышня, - принц-медведь обнял застывшую девушку одной рукой, наклонился к её уху и что-то зашептал. Слова незнакомого, но явно древнего языка прокатились по позвоночнику, застучали холодными горошинами по телу, оставляя непонимание, а потом всё закончилось. - Одна работа оплачена.
   - Что?
   - Одна работа оплачена, - сообщил Мельник, двинувшись к дверям. - А снять этот медальон теперь с тебя могу только я. И никто другой, барышня. Так что, чтобы ни случилось, не бойся, некромант до тебя теперь не дотянется. Только через мой труп, а на это у него руки ещё коротки долго будут. До того момента как до нужного уровня дорастут, мы его сами поймаем и сдадим правосудию и палачам.
   И пока Лида хлопала ресницами, вышел из комнаты как ни в чём и не бывало, оставив её задаваться вопросом, что это такое сейчас было?!
   Именно этим состоянием непонимания можно было объяснить некую отрешенность, с которой Лида встретила пришедшего Лёшку.
   До места встречи они дошли пешком. Шторм двигался за Лидиным плечом, чуть ли не положив морду на её плечо. И Алексей, с некоторым недовольством поглядывая на келпи, чуть дистанцировался от девушки, пока в конце концов, это не стало заметным.
   - Лёш, ты не любишь келпи?
   - Ненавижу. Нас однажды о помощи запросили западные коллеги, у них пара диких келпи поселилась и озверела. Вот я увидел, как эти твари разрывают людей. Так что, нет... Я их не просто ненавижу, я их ещё и боюсь.
   Шторм заржал, Лида легонько щёлкнула его по носу.
   - Не балуй.
   - Ну, как скажешь, валькирия, - дохнул в волосы ей чёрная зверюга.
   А участковая повернулась к своему жениху:
   - Лёш, давай тогда ты вернёшься домой? Я буду не одна, я буду с Штормом. Да и какой некромант решится сунуться в место, где полно спецназа? Мы же будем не одни, ребята будут двигаться вдоль нашего маршрута и будут ждать в ключевых точках.
   - Скворцова, ну ты думай, о чём говоришь! Как это я тебя одну оставлю?!
   - Да я не одна буду, кому только что об этом говорила? Со мной будет Шторм. Да и полно ребят, твоих между прочим! Лёшка, не глупи. Тебе рядом находиться неприятно, у тебя в памяти сейчас крутятся только те стрёмные моменты, которые ты пережил. Не сердись, но охранник из тебя в таком ракурсе - ужасный!
   - Скворцова... - простонал мужчина. - Ну, ты себя со стороны слышишь?!
   - Лёш. Ты прекрасно знаешь, что я ненавижу тянуть кота за хвост, мне его жалко и времени на это тоже жалко. Так что, давай-давай, поворачивайся. Если тебе будет так легче, ну, отправь кого-то из резерва. Сашку, например, в прошлый раз он научился сидеть верхом и не падать. А он должен быть по времени сейчас в участке. В любом случае, давай, езжай. Если хочешь, я даже согласна тебе раз в пару часов отправлять смс-ку, что всё окей.
   - А почему не звонить? - подозрительно нахмурился Гусар.
   - Потому что связь у меня не ловится! Вообще, нигде и никак. Скучно ей, понимаешь ли. Скучно.
   - Скворцова. Ты сведёшь с ума. Как это связи скучно?!
   - Ну, с моим планшетом. Видимо, другие планшеты и телефоны, чтобы её удержать, могут предложить более интересные способы, чем мой.
   - Скворцова, помолчи. Помолчи, пожалуйста. И поеду я действительно от тебя, а то ты мне сейчас наговоришь! И да, я принимаю твой вызов.
   - Что?! - растерялась Лида.
   - Я принимаю твой вызов. В квесте же ты всегда играешь. Вот я принимаю твой вызов. Я буду участвовать в квесте завтра. Обыграю тебя. И после этого ты пойдёшь со мной на свидание.
   - Лёшка! - девушка даже головой затрясла и засмеялась. - Ну, ты даёшь! Выиграть у меня, да ещё и в лесном квесте?! Нет! Пока ты где-то был, я эти леса наизусть выучила! Так что, я выиграю!
   - Посмотрим, Скворцова. Вот завтра и посмотрим.
   Не добавив больше ни слова, мужчина отодвинув морду Шторма, притянул Лиду к себе, поцеловал так, что у неё закружилась голова, потом вскочил на Красавчика и был таков.
   - Что-то, - пробормотала Лида, касаясь губ, - у меня чёрное подозрение касательно того, в какую лужу я села.
   - Валькирия? - Шторм чуть качнул её мордой. - Всё хорошо?
   - Я бы... так... не сказала... - девушка пошатнулась.
   Голова кружилась всё сильнее и сильнее, в сердце вгрызлась тупая, колючая боль, а потом... нет, боль не пропала, она осталась ощущаться где-то совсем близко, но зато Лида неожиданно поняла, что надо делать. Пальцы сами собой сложились в лодочки.
   Шторм с испуганным всхрапом кинулся в сторону, девушка даже не заметила.
   В ладонях не было воды, ей там было не откуда взяться, но слова брались откуда-то из сердца. И снова, как с того момента, когда Михаил что-то шептал, она не понимала ничего, звуки не имели смысла, но имели власть над окружающим миром.
   Деревья зашумели, в их ветвях разворчался недовольно ветер.
   В доме, около которого Лида бессильно привалилась к забору, мигнул и погас свет. Где-то в стороне что-то не то стукнуло, не то хлопнуло, как бывает порой, когда кто-то по недосмотру взорвёт воздушный шарик.
   Приторно-сладко запахло ночными цветами, снова заворчал недовольный ветер... и всё стихло.
   Вода в руках девушки почернела, а потом просто исчезла, просочилась сквозь пальцы. Капли, падая на траву, оставили выжженные чёрные пятна, хуже кислоты!
   Шторм, дохнув в волосы тёплым дыханием, подставил свою шею, помогая Лиде удержаться на ногах.
   - Да, Валькирия, - пробормотал он, разглядывая отметины. - А ведь это вода с границы! Она проклятья снимать может.
   - Очень рада, - выдохнула Лида, стараясь не показать, какой страх её терзает. Пальцы немного тряслись, когда она набирала номер Мельника, набирала по памяти, запомнив его цифры мгновенно.
   Гудки прошли, раз, второй, и потом тихий голос Мельника ответил:
   - Барышня?
   - Миш, с тобой всё в порядке?
   - Что со мной сделается? - улыбнулся на том конце мужчина. - Но только что проклятье было какое-то очень убойное. До тебя даже достало?
   - Да... Хорошо, что Шторм рядом был.
   - Барышня, ты уже добралась до своей группы с ночными посиделками?
   - Пока нет. Но уже близко.
   - Тогда поспеши, я на первой точке вас встретить не смогу, наверное, а вот на второй - уже заберу.
   - Договорились. Буду тебя ждать, - словно с плеч здоровый камень упал.
   Лида выдохнула и чмокнула Шторма.
   - Как хорошо, что ты со мной рядом был, а то я бы запаниковала!
   - Валькирия, - келпи заржал и присел, помогая девушке забраться в седло. - Помчались. Нас уже ждут.
   Их уже ждали, и до первой точки, пока должно было начаться представление, срежиссированное пока ещё людьми, Лида рассказывала байки, приглядывая за Димкой и его закадычным другом Лёшкой. Эти двое могли залезть куда угодно и влипнуть в проблемы, а ей этого пока совсем не надо было!
  
   Мельник, вернувшийся домой, встретил на крыльце мельницы гостью.
   Лакированная волга с гладкими крыльями отъехала от крыльца, мигнула фарами и поехала прочь, растаяв посреди дороги.
   Открыв дверь перед гостьей, мужчина пробормотал:
   - Проходите.
   Баба яга смерила Мельника взглядом странным, потом вздохнула:
   - Я на кухню. Где травы - запомнила, ещё когда твоя кошка около Лиды крутилась. А ты - умоешься ключевой водой и тоже приходи. Поговорить надо.
   Лицо Михаила страдальчески исказилось, но возражать он не посмел.
   Когда он появился на кухне, женщина уже успела заварить дымный чай, и в поднимающихся клубах пара можно было разглядеть дивные образы, перетекающие один в другой.
   - Что? Сильно до Лиды добраться хотят, что тебе так плохо стало?
   Мельник пожал плечами.
   - Ну, откуда же мне знать, Влада Сергеевна?
   - Ты, милок, не забывай с кем разговариваешь. Пусть мельники в отличие от бабы яги силу свою настолько не потеряли, но вот опыта нашего, знаний наших у вас никогда почитай и не было. Так что, не заговаривай мне зубы, мальчишка. Что за заклинание?
   - Вытягивают жизненную силу.
   - Некромант?
   - Нет, - Михаил грел руки об кружку, глядя в клубы пара. - Рука бабы яги, Влада Сергеевна.
   - Нехорошо это.
   - Да и до этого ничего хорошего не было.
   - А я ведь предупреждала тебя, Мишенька. Почему старуху не послушал?
   - Влада Сергеевна, побойтесь бога, какая же вы старуха?
   - Надо полагать, что очень хорошая, - отрезала баба яга. - А ты от вопроса не уворачивайся, чай не уж намыленный. Не послушался того, что я сказала, уехал с земли своей матушки. Там тебя не только граница, там тебя сама земля защищала. Почто переехал, почто сюда бросился?
   - Не мог я там быть, - Мельник тяжеловесно опустился на скамью, устало глядя на гостью. - Вы же знаете, что для меня значила эта помолвка и кем для меня ваша внучка была.
   - А сейчас? - продолжила свой допрос вредная Баб Ежка.
   - А сейчас, Влада Сергеевна, все только хуже стало. Раньше цвета были, полумеры тоже знакомы, а теперь у одного тона десятки оттенков и пойди пойми, что с этим делать. Вы барышне сказали, что сказка про принца-медведя может быть только начинается. Это откуда взялось? Принцем-медведем она всегда меня называла.
   - Значит, внучка не сказала? - задумалась женщина, вытаскивая из своей сумочки колоду древесного таро в зеленом бархатном мешочке. - Или это я события тороплю, а она про то, что ты ее суженый и не вспомнила еще?
   - Не сыпьте соль на рану, какой еще суженый...
   - Самый что ни на есть настоящий. Я тебе с самого начала говорила, что вы одной нитью повязаны, по одной дорожке ходите. Ты бы к ней не пришел, она бы - вернулась, но встретились бы вы обязательно. Хорошо что случилось это сейчас, до того как она замуж за Гусара.
   - Вам он не нравится?
   - Парень он, Миш, хороший, - баба яга перетасовала карты, протянула колоду Мельнику с требованием, - сдвигай.
   А когда он выполнил сказанное, продолжила:
   - Только внучке моей он не пара. Он охотник, сущность у него волчья, на одном месте его ничто не удержит. Как волка не корми, а все равно он в лес смотрит. Девочка же моя к земле приникает, прорастает в ней, корнями цепляется. Ну, несовместимы они. Парень он действительно хороший, умный очень. Настоящий воин. Не раз и не два только благодаря ему самому его группа выходила из боя не только живыми, но еще и не покалеченными, а почти здоровыми. Только все равно...
   - Но ведь он соперник? - пробурчал Михаил себе под нос. Не хотел, чтобы Влада Сергеевна услышала, но слух у бабы яги был тонкий, и на стол легла первая карта. Тройка мечей оплетала шипастыми лозами сердце, истекающее кровью.
   - Был, безусловно. Любила его девочка моя слишком сильно, как-то даже я бы сказала, что чересчур, как навороженная, но вот сейчас у тебя шансов поболее будет.
   - Почему?
   - Память к ней возвращаться стала, а тебя она любила всей своей маленькой душой и всем сердцем. Может статься, что любовь к Гусару - суррогат, она пустоту в сердце так залечивала. Особенно если учесть, что там не только вы вмешались, там ещё и волхвы потоптались. Но зачем вы полезли, зачем вообще ей память блокировали, скажи мне, Михаил?
   - Степан просил. Последнее воспоминание не просто ее мучило. Гниль лича разъедала ее душу и вырывала из памяти целые куски. Вы на задании были, а она седеть начала. Маму я вызвал, она посмотрела, головой покачала, сказала, что здесь помочь сможет только баба яга с тёмным полюсом. А последняя такая сгинула ещё четыреста лет назад как раз здесь на Брянщине. Ну, не сгинула видать. Да не об этом речь. - Трупный яд наложился на ее светлый полюс, она помнила об этом каждую секунду. И мы решили, что блокируем память, лич прекратит приходить к ней в воспоминаниях и станет легче. Легче то ей стало, но дар продолжал убывать, постепенно, словно лич в её душе так и остался, хотя остался там, безусловно трупный яд. Так что, наши действия не помогли ничем. Только от головных болей и кошмаров её уберегли, а ещё от горечи из-за того, что она помнила о том, что потеряла.
   - Говоря о том, что она потеряла, - женщина выкладывала по кругу карты, вглядываясь в их глубину. - Откуда? Дар то она потеряла, с чего это она вдруг полуночников видеть начала? Да еще и без слов заговорных?
   - Сам не знаю, - вздохнул Мельник. - Барышню разгадать мне не под силу.
   - Ничего, это тебе так только кажется, - ободряюще кивнула Влада Сергеевна, торопливо складывая колоду, прежде чем Михаил увидит расклад и венчающую ее карт смерти. - Поговорить мы и завтра сможем, а ещё лучше в понедельник, когда эти лесные игры закончатся. У себя оставишь сегодня на ночь или мне к Степану вернуться?
   - Оставайтесь. Сегодня пик полнолуния, на изломе легче будет. Где постелить - найдется, а вы рано встаете...
   Мельник не договорил. Лицо его почернело. Он схватился бессильно за край стола, что-то пробормотал и рухнул. Расплескался чай, дымные кольца над упавшим мужчиной слились воедино, ощетинились в разные стороны колючками чертополоха.
   А Михаил уже захрипел, хватаясь за горло, мир вокруг тонул в клубах чёрного дыма, кому-то надоело ждать.
   Влада Сергеевна, поняв, что случилось, только руками всплеснула и кинула в кладовую около кухни, где ещё утром видела два ведра с мёртвой водой.
   Вода мёртвая, вода живая в мире полуночников были не сказкой, а самой настоящей водой с границы из источников особых. Мёртвая вода была из источника, способного снять любое проклятье.
   Схватив оба ведра, баба яга выбежала обратно и окатила Мельника с ног до головы одним ведром, потом вторым. Судороги почти тут же стихли. Тело мужчины перестало скручивать незримой жуткой силой, и он расслабился. Только дыхание было всё таким же, с одышкой, рваным. И сердце, женщина это видела хорошо, стучало с перерывом, перебоем.
   - Минуты две, может три - да... - Влада Сергеевна подняла голову, откуда на неё смотрела с испугом чёрная кошка. - Что стоишь? Знаешь, где твой хозяин держит свои запасы?
   Кошка закивала отчаянно.
   - Так веди! Чего ждёшь?! Зелье потом варить надо будет Лиде, убивать то проклятье, что в нём сейчас засело, а нам пока сделать бы так, чтобы он продержался до этого самого зелья.
   Дари спустилась по стенке, потёрлась о ногу бабы яги и повела её за собой. Женщина в который раз порадовавшись тому, что отказалась от традиционных мешковатых юбок, мчалась за ней со всех ног.
   Вниз по лестнице, наискосок через весь зал к тёмным растениям с границы.
   Пальцы, ещё даже совсем не угловатые, скользнули по травам, словно по страницам книги, листая их, перебирая, выбирая.
   В памяти всплыла мордашка внучки, когда она, обиженно нахмурившись, говорила:
   "И ничего не хуже! От этого только лучше будет!"
   Два пучка ночной фиалки. Белокрыльник болотный. Корневище аира. Веточка брусники...
   И, понадеявшись на то, что когда-то внучка была права, из другого шкафа баба яга взяла пучок душицы обыкновенной.
   Под котлом вспыхнули языки огня. Там, где ещё мгновения назад не было воды, вскипело белой пеной молоко, и в него полетели травы, на которые торопливым пришептыванием накладывались заговорные слова.
   Быстрее, времени совсем не было! А молоко, как назло, не спешило пропитываться травами, и посмотрев на пучок душицы, Влада Сергеевна опустила его в чан. В первый момент показалось, что нет, всё-таки Лида ошиблась, но... молоко вдруг полыхнуло духмяным жаром, пошло кругами и затихло, замёрзнув, несмотря на то, что сейчас под котлом по-прежнему полыхал огонь.
   Махнув рукой, Влада Сергеевна его погасила, вытащила из кармана жилета бутылочку с живой водой, которую при себе держала и капнула в котёл.
   Радужная капелька опустилась в молоко, канула, словно и не было её никогда, а внутри котла всё исчезло, осталась только маленькая-маленькая капелька. Взяв со стола пипетку, баба яга опустила эту каплю во флакончик и побежала обратно наверх.
   Времени почти не осталось!
   Присев на колени рядом с лежащим Мельником, Влада Сергеевна капнула пипеткой на его потрескавшиеся губы.
   И села рядом. Больше она сделать ничего не могла... Могла только смотреть и надеяться, что там, в другом месте, повезёт её девочке, потому что проклятье такой силы, что чуть на тот свет не спровадило Мельника, не могло не достать до неё.
   А потом Михаил открыл глаза.
   - Влада Сергеевна?
   - А, голубчик, пришёл в себя? - женщина села к стене, запрокинула голову, вытаскивая из сумочки живую воду и капая себе под язык. - Я уж думала всё, не успела.
   - Что это было?
   - Проклятье. От бабы яги с тёмным полюсом силы. Будь ты один, и всё. И не спас бы никто.
   - Вы его сняли? - спросил Михаил, поднимаясь на руках, посмотрел на пол в своей кухне.
   От мёртвой воды остались чёрные проплешины, дерево на глазах сгнивало.
   - Придётся перекрывать пол, - пробормотал он. - И надо на это будет взять дерева на границе.
   - Собираешь здесь остаться? - спросила Влада Сергеевна.
   - Не знаю, - Михаил покачал головой. - Я уже ничего не знаю.
   - Значит, не спеши, - посоветовала женщина. - И девочке, моей девочке скажи, чтобы она тебе зелье сварила. Сам можешь над душой стоять, контролировать, чтобы она всё правильно сделала, но ни до чего не касайся.
   - Зелье? Мне?
   - Очищающее от проклятий. То, что сварила я - временное решение. Не моим рукам на такое зелье замахиваться. А ей, пропитанной ядом лича, только такое и варить.
   Мужчина не ответил. Поднялся, пошатнулся, оперся на стену, разглядывая, как теперь там от отпечатка его ладони начинает расползаться дерево. А потом раздался телефонный звонок. И на экране телефонного "кирпича", который брал даже по ту сторону границы, появилась надпись, которая невольно вернула на лицо Мельника улыбку.
   "Барышня"...
  
   Маленький покосившийся домик остался позади, мальчишки и девчонки жадно обменивались впечатлениями, хвастаясь друг перед другом, что им вот сейчас было совсем-совсем не страшно! Хоть и стучали окна, и даже стены покосились прямо у них на глазах, и там точно кто-то был!
   И эти тонкие тихие крики вот совсем-совсем их не испугали!
   Лида поглядывала на храбрую малышню с затаенной улыбкой.
   И она такой была. И Костя, вратарь в их деревенской футбольной команде, с которым она и устраивала разные непотребства, как только поссорится в очередной раз с Лёшкой. И Маринка, смешливая девчонка-хохотушка. Они все такими были: молодые, наивные, смешные. Как дети! Хотя... детьми они и были.
   Сейчас в центре внимания был Димка, вокруг него собрались подростки, слушая его рассказ. В качестве "домашнего задания" мальчишке почему-то глянулась история про снежного зверя. Про то, какими они были описаны в книге.
   Действительно, совсем не страшные, пушистые же! Подумаешь, снег остаётся на стенах и на земле, когда они проходят мимо; от их воя кровь стынет в жилах; облик любой они принять могут! А так, ну, совсем милые звери.
   И на словах:
   - Жалко, что они вымерли давно, посмотреть не удастся, - посреди тупика состоялась чудное явление.
   Нет, к сожалению, навестить подростков решил не кто-то из полуночников, принесших Лиде присягу. И не кто-то из оперативников.
   Дорогу компании заступил снежный зверь.
   Испуганно завизжали девочки, среди мальчишек чуткое ухо девушки расслышало пару матерков, а потом Шторм прыгнул вперёд, вынося девушку вперёд, под спокойные слова Димки:
   - Ну, вот, полнолуние у нас однако, вот и снежный зверь решил выйти, а у меня сестра участковая для нечисти, зря он высунулся, она таких своевольничающих терпеть не может!
   Браслет на предплечье запульсировал, Шторм угрожающе забил копытами, отгоняя снежного зверя прочь от ребят, затормозил на мгновение, давая Лиде устойчивость и возможность прицелиться. Жахнул обрез. Снежный зверь в последний момент успел прыгнуть в сторону, хотя от огня его чудесная шкура украсилась парой подпалин.
   Но почему-то в этот образ страха перед Лидой он не испытывал. Словно она лишилась того яда лича, который тёк в ней, или же зверь получил приказ убить её любой ценой.
   Перезарядив обрез, девушка выстрелила второй раз. И третий.
   И раз за разом вертлявый полуночник успевал уйти от удара, а потом выстрел донёсся и слева, и справа одновременно.
   - А вот и специальная служба пожаловала, - пробормотал Димка, разглядывая ребят, на которых успел насмотреться в своём дворе.
   Слева появилась Влада Сергеевна, неожиданно в военном камуфляже, посмотрела на замерших детей и подмигнула:
   - Мальчишки и девчонки, привет. А мы тут немного подумали и решили вам немного поменять маршрут. У нас будет сегодня знакомство на плэнере с водяной нечистью и сказки дедушки-лешего. А ещё сладкие булочки и никакого молока, обойдёмся как взрослые крепким чаем с капелькой коньяка. Все - за мной!
   Подмигнув Лиде, её бабушка, на ходу сплетая сеть заклинаний, которые не позволят детям вспомнить о случившемся, повела их к воде. Где уже ждали леший и водяной, чтобы закрепить заклинания, дополнить их своей собственной магией. А ещё - чтобы защитить детей, чтобы не случилось, чтобы не было дальше.
   Два оперативника сорвались по крыше вслед за снежным зверем, кинувшимся прочь. А рядом со Штормом тонко и негодующе заржала Буря, опускающаяся с крыши по воздуху, как по ровной земле или даже по асфальту. Мельник опустил ружье, покачал головой:
   - Ну, вот, скажи мне, барышня. Как такое возможно? Что он на тебя так кидался отчаянно? Словно умереть решил.
   - Решил умереть, - повторила задумчиво Лида и кивнула. - Это надо обдумать. Напомни мне потом то, что ты сказал? Хорошо. А пока, догоняем? Не хочу, чтобы на моей территории хозяйничали другие.
   - А как же ночные страшилки?
   - Бабушка проведёт, - отозвалась девушка, вновь кинула взгляд туда, куда она ушла с детьми и сорвалась на Шторме вслед погоне за снежным зверем. Рядом мчался Мельник, и ей сейчас было ничего не страшно...
  

***

  
   Что такое праздник леса?
   Удивительное мероприятие, которое раз в год собирает на территории Брянских лесов несколько сотен человек. По размаху этот праздник не может соревноваться с рок-фестивалем, проходящими в соседней области в это же время, и надо заметить, что и не надо. Рок-фестивалей много, а вот таких праздников леса - один на всю Россию.
   Корни этого мероприятия восходят к древности и традиционным забавам на Руси: кулачным боям, например, соревнованиями между деревнями и усадьбами разных дворян.
   Таково зарождение этого мероприятия.
   Расположены рядом два села: Большие Луки и Малые Луки. Основали их два брата, старший - Лукьянов Борис Витальевич, основал Большие Луки, а малые соответственно младший - Лукьянов Максим Витальевич. В крепостном веке они не поделили невесту, попробовали таким образом решить, кому она достанется. Пока решали, невеста вышла замуж за другого, а забава прижилась и осталась.
   Сохранились исторические данные, свидетельства современников, описывающие, что в кулачных боях стенка на стенку участвовали и оба брата.
   Во время СССР традиция приняла новые формы, во времена колхозов и пятилеток таким образом и решали. Кто больше урожай соберёт, кто первым план пятилетки выполнит, кто новое улучшение предложит. На пользу это шло и Большим Лукам, и Малым.
   Во времена России с демократическими условиями, главы поселений приняли решение, что будет возобновлена традиция из века крепостничества. Зимой - ледяные баталии, осенью грибы и ягоды, а летом - рыбный день.
   Осенний праздник проходит в течение двух дней. В первый день участники собирают грибы и ягоды, вечером желающие могут порыбачить, но рыбалка в перечень соревнований не входит.
   Во второй день проходит лесной квест.
   С утра участники встречаются у входа в лесной массив и получают карту заданий. Участвовать в команде, запрещено. Хотя перед началом соревнований участники записываются в команды Больших или Малых Лук. Подведение итогов происходит тем же вечером.
   В этом году съемочная группа нашего канала также решила принять участие в этом лесном квесте.
   И что из этого получилось вы узнаете из репортажа...
   Лида, поправив камуфляж, зевнула, огляделась по сторонам. Вчерашняя гонка закончилась в пользу снежного зверя. Хотя это и спорно, в чью именно, если учесть, что где-то на середине гонки снежный зверь пропал с концами, и вся кавалькада чуть не залетела в болото, гонясь за каким-то манком - пустышным зовом. Спасло то, что Лида успела очнуться за несколько метров до этого болота и выстрелить из обреза в воздух.
   Громкий звук снял чары, и вся компания успела вернуться с той ночи благополучно.
   Баба яга или некромант, кто бы ни манил к себе их в ту ночь, остался без жертвы. А может быть, целью того зова было совсем другое, чем заманить пару оперативников и Лиду с Мельником в болото.
   Это осталось вопросов без ответа.
   Лида поправила бейсболку, спрятавшую её волосы, насмешливо фыркнула, можно подумать, кто-то обещал ей лёгкую жизнь! Всё нормально. Как-нибудь решится. Так или иначе, тем или иным способом. В конце концов, на её стороне Лёшка... И надо посмотреть, всё ли с ним в порядке. Мельник сказал, что такое проклятие, что прошло сквозь них, могло и Лёшку дёрнуть, когда он целовал Лиду.
   При мысли об этом, в животе начинал ворочаться холодный комок. Девушка никак не могла уловить что именно заставляет её себя так жутко чувствовать. То, что она вообще целовалась с Лёшкой? Ну, так он её жених... комок в этом месте ворочался ещё активнее; к тому же она за него замуж собиралась выйти...
   Собиралась.
   Досадливо махнув головой, девушка круто повернулась и ойкнула, чудом не упав. Мельник, подойдя бесшумно, удержал её за локти.
   - Барышня.
   - Миш, напугал!
   - Ну, прости уж, - в мужском голосе зазвучала тёплая ирония, потом Михаил посерьёзнел. - Я уже успел ознакомиться с правилами, поэтому понимаю, что это не самая лучшая просьба, но постарайся не отходить от меня далеко. Рядом с Мельником, когда вокруг него сила границы, любое заклинание бабы яги искажается, слабеет, а то и вовсе отражается обратно.
   - Какая дистанция?
   - Примерно метров пять-десять. Держись в пределах видимости, чтобы если что-то случилось, я успел тебя границей накрыть. Договорились?
   Рука Лиды поднялась к медальону на груди.
   - А это?
   - Помимо этого, - сказал тихо мужчина. - Я понимаю, что это может быть тяжело, да и жениху ты вряд ли сможешь это объяснить, но...
   - Что именно она не сможет мне объяснить? - раздался недовольный голос.
   И девушка, ойкнув от неожиданности, спряталась... за Мельника, потом выглянула и рассердилась:
   - Лёшка! Я тебя убью! Что же ты творишь?! Знаешь, что все на нервах, из-за этого некроманта! Так ещё и подкрадываешься так тихо.
   - Его ты так не испугалась, - нахмурился Гусар, поправляя свой камуфляж.
   Лида задумчиво подняла голову, посмотрела на Михаила, выглядящего абсолютно безразлично, и шагнула из-под его защиты к Лёшке.
   - Ну, знаешь! Он большой!
   - А где связь?! - изумился Гусар, пока над макушкой Лиды Мельник тихо хмыкнул, отступил в сторону и растаял в переплетении ветвей ближайших деревьев, оставляя обоих наедине.
   - Блин, Лёш! Ну, голову включи! Он большой, понимаешь? За ним прятаться удобно!
   Алексей с трудом сдержался от оценки мыслительных способностей невесты, потом протянул ей руку.
   - Идём?
   - Лёш, команды запрещены, - напомнила она весело. - Да и что со мной станет, когда я под твоей защитой?
   Напоминать про то, что рядом ещё и Мельник Лида не стала. Как не упомянула она и о том, что на её груди висит защитный артефакт, силы которого вполне достаточно, чтобы спасти её от конца света.
   Не стала девушка говорить ещё и о том, что за ней двигался сейчас по пятам маленький юркий зверёк, мышка-полевушка, которая в любой момент могла обернуться хоть львом. Снежный зверь, Дени самой Лиды была рядом.
   На предплечье чуть пульсировал браслет, готовый в любой момент скользнуть в руку верным обрезом.
   И не стоило ещё забывать про каплю первородной магии.
   Одним словом, девушка свято верила в то, что может встретиться с кем угодно и остаться в живых.
   - Действительно, - вздохнул Гусар. - Скворцова, я забыл, насколько ты упряма.
   - Фамильное.
   - Вот уж точно. Мне и в голову бы не пришло, что ты внучка той самой генерала-лейтенанта Скворцовой!
   - А я бы и не подумала, что вы и твои ребята будете так её бояться!
   - Так... - Лёшка развел руками, - Скворцова, твоё невежество меня пугает! Она... легенда всего северо-западного округа.
   - Лёш. Помолчи, - взмолилась девушка. - Я всё это слышала, только в обратную сторону! Это про тебя говорили, что ты настоящая легенда. И вообще... что-то я Сашку давно не видела.
   - Да вон он, - взяв Лиду за плечи, Гусар повернул её вбок. Саня разговаривал с Мельником, помахал Лиде рукой и она помахала в ответ. Здесь было всё хорошо.
   Леший качнул ветвями в стороне, подавая установленный знак - всё было готово к проведению праздника леса.
   В стороне с видеокамерами стояла съёмочная группа местного канала. Эти ребята в последнее время повадились не только делать репортажи разной длительности, но ещё и участвовать в празднике леса.
   В стороне Марина Петровна - заведующая клубом, стояла у карты с рацией в руках. Эта при деле - сейчас по лесу наряду с полуночниками были и люди, которые выступали в качестве "квестоведущих", то есть тех - кто давал задания или проверял выполнение текущего. На пути следования также рассредоточились артисты, которые должны были выступать в качестве "нечисти" и "нежити", а настоящие полуночники, ехидно похихикивая, собирались показать артистам класс, показавшись уже им самым.
   В общем, при деле были.
   Но на душе было не то муторно, не то как-то тяжело. Недобрая туча нависла над игроками. Поглядывая на небо, где не было ни одного облачка, Лида жалела только о том, что не в её власти отметить это мероприятие, не пустить никого в лес.
   - Лёш, я пройдусь, перед началом, - пробормотала участковая.
   - Скворцова, ты научишься когда-нибудь сначала отдыхать, а потом уже работать?
   - Нет, - отрезала девушка, шагнув прочь.
   Лёшка остался стоять позади, растерянно на неё глядя.
   А Лида покружила по поляне, раскланиваясь со знакомыми, обмениваясь последними новостями, пару раз вытаскивала свой планшет, а потом решила смириться с собственной натурой и пошла к Мельнику на поклон.
   Только как оказалось, его ещё надо было найти. Лида сделала по поляне один круг, второй. Остановилась в недоумении у дерева, и тут же над её плечом зазвучало тихое:
   - Не меня ли потеряли, барышня?
   На этот раз Лида даже не испугалась, подняла голову и расплылась в улыбке.
   - Миша!
   - Что-то предчувствую я, барышня, что напрасно показался.
   - Миш!
   - Да, барышня? - вздохнул мужчина.
   - А если мне очень-очень надо поговорить по телефону, но надо чтобы меня никто не услышал, это можно как-то устроить?
   - Очень нужно?
   - Очень-очень! - молитвенно сложила руки девушка.
   Её просьба была выполнена быстрее, чем она успела даже пояснить, что случилось и зачем ей это нужно. Мельник снова протянул руку, взял её за предплечье, и мир вокруг изменился.
   Воздух запах пряной горечью, закачались вокруг вместо привычных берёз и осин - непривычные деревья. В стороне снова был виден уже знакомый Лиде баобаб, и свою власть над ней распростёрла граница.
   И хоть сейчас граница не казалась опасной, да и была здесь Лида не одна, всё равно это место для приватного разговора девушке не понравилось, она взглянула просительно на Мельника.
   - Барышня? - мрачно спросил он. - Когда ты начала вить из меня верёвки?
   - В детстве! - нашлась с ответом Лида.
   - Действительно, - подтвердил Михаил с улыбкой. - Именно что оттуда.
   На этот раз мир изменился не так быстро. Мельник опускался глубже, глубже.
   Над головой изменилось небо. По ярко-голубой ткани прошлись тёмно-синие прожилки, расстелились алые облака. И показалось, что там, в высоте бьётся чьё-то сердце. Качнулись колючие ветви, усыпанные бело-алыми цветами. Земля под ногами пружинила, словно болотная трава, но не было ни одного следа привычных девушке земных трав.
   Воздух не пах ничем. Был вообще пресным, если можно так сказать. И где-то на границе видимости прочь метнулась тёмная тень.
   - Вот тебе и граница, - проводила Лида эту тень взглядом. - Сдаётся мне это был гость?
   - Скорее, гостья. Некроманту глубокие слои границы недоступны. Обратно потом не выйдет. А вот баба яга могла бы зайти и выйти благополучно обратно. Удивительная у тебя интуиция, барышня.
   - Не уверена, что это именно интуиция, - пробормотала девушка, потом огляделась по сторонам. - Давай взглянем, что она здесь делала?
   - Сейчас начнётся соревнования, барышня. Если мы пойдём туда, ты потеряешь от старта два-три часа, здесь время идёт по-другому. Уверена, что готова к этому?
   - Ммм... Проиграю - придётся идти с Лёшкой на свидание. Но понять, что здесь делала баба яга - важнее.
   "Придётся?" - Мельник с немым вопросом в глазах взглянул на девушку, потом двинулся к огромному дереву. Только если в верхних слоях границы он представал как баобаб, то тут уже он принял свой настоящий вид. Огромный дуб, с узловатыми корнями, толстыми ветвями, шуршал на ветру тонкими, почти прозрачными листьями.
   А около него на земле была расчерчена огромная пентаграмма.
   Мельник бросил всего один взгляд на эту деятельность и рванул Лиду на себя.
   - Не подходи!
   - Миша?
   - Стой, барышня, стой. Здесь, - велел мужчина.
   Не понимая, что происходит, девушка послушно осталась там же, где ей и было сказано. В мужском голосе звучала не только власть, но ещё и страх. За неё? Разве такие могущественные жители изломов могут бояться за простых людей? Этот почему-то боялся. Странный принц-медведь!
   И она сама хороша. Чем вот думала, когда признавалась про свидание? И с чего вдруг на язык попросилось слово "придётся"? Чего она вообще о себе думает? Как будто...
   В сердце что-то царапнуло.
   Та маленькая девочка, которой она была из прошлого, клялась, что никогда не разлюбит принца-медведя. А как только его выкинули из памяти и в груди образовалась пустота, она запомнилась любовью к другому человеку, который был совсем не похож на Михаила. Разве что стальной стержень у них был похожий. И что-то ещё. Что-то...
   - Она здесь камлала.
   - Что?!
   - Камлание это путешествие по священной реке времени, когда будущее многовариантно, а прошлое - однозначно. По этой реке приходят души новорожденных, и по этой же реке уходят души умерших.
   - Значит, - мгновенно выцепила Лида из архаичного объяснения всё самое главное. - Она хотела встретить чью-то душу?
   - Не чью-то. Она хотела вытащить мёртвых из-за порога смерти. И вернуть их в мир живых.
   - То есть, живые мертвецы.
   - Да, - Мельник кивнул, похлопал по карманам, вытащил свой нож и кинул его прямо в центр пентаграммы.
   Грохнуло так, что заложило уши. Перед глазами почернело, волосы кажется встали дыбом!
   И лицо тоже было не чище.
   - Придётся посетить родник, - вздохнул Мельник, напоминающий сейчас трубочиста. - Барышня, руку вашу прошу.
   Девушка дёрнулась, потом положила свою ладонь поверх мужской руки, и в который раз за сегодня пейзаж вокруг изменился.
   Это тоже была граница, только не та, где была территория Лиды.
   Крутой берег и озеро с песчаным дном! И водой такой прозрачной, что видны были несколько мелких камушков, а вместе с ними видны были и выложенным камнем источники.
   - Ночью здесь, конечно, лучше. Это горячие источники, - сказал Мельник, но Лида ему не ответила. - Барышня? - повернулся он встревоженно.
   Лида молчала, остановившимся взглядом она смотрела на ровную гладь. И видела сейчас её и не её одновременно...
   Луна бросала на водную поверхность свою дорожку, полнолуние очень важно для маленькой бабы яги, и девочка стояла на берегу, закутанная только в свои волосы. Недовольно фыркнула, словно сердясь сама на себя. Нет здесь никого!
   Принц-медведь умчался на свою работу, строго-настрого наказав не выходить из дома. И келпи его чудесный, с которым так хотелось ей познакомиться, только умчал своего хозяина прочь.
   И в этом озере даже полуночники не жили. А она стоит тут мнётся.
   На шее сверкнул медальон, качнулся странный герб на верхней крышке, и напомнив себе, что она уже взрослая девочка, Лида шагнула по ступенькам в воду. В прозрачной воде мелькнуло что-то тёмное, но девочка этого даже и не заметила, плывя к центру яркого, лунного пятна.
   Снова вокруг неё скользнули чёрные юркие тени, но не смогли даже коснуться, а потом тьма так и ушла прочь, даже не задев маленькую девочку.
   Когда она вышла из воды, капли лунного света катились по её коже, превращая малышку в серебряную статуэтку...
   - Миш, кто жил в твоём источнике с горячей водой? - спросила Лида глухо.
   - Маленькие кракены. Им нужна была передержка, - отозвался Мельник, умываясь. - Барышня, ты сейчас меня не чище, иди отмывайся.
   - Иду, иду... А кого бы они не тронули?
   - Кащея только. Некроманта порвали бы сразу же, а бабу ягу притопили, чтобы на их территорию не заходила, я поэтому и говорил тебе, чтобы ты к озеру ночью в полнолуние не подходила. Вспомнила это?
   - Да... - пробормотала Лида, подходя к воде.
   Надо было внимательнее смотреть по сторонам, надо было не думать, что всё вокруг неизменным осталось!
   Потому что когда девушка потянулась к небольшому бортику, чтобы на него опереться, его рядом не оказалось, и с удивленным вскриком, Лида оказалась в горячей воде с головой!
   - Барышня! - Михаил оказался на берегу, протянул руку.
   Лида взглянула на него, расцвела в совершенно шальной улыбке, и прежде чем мужчина успел сообразить, что огонь-девка что-то задумала, приняла его ладонь и рванула на себя, роняя в воду.
   И над спящим озером зазвучал её радостный смех...
  
   Лесной квест Лида проиграла. Она проиграла даже Алексею, хотя и не собиралась. Но при этом её ясный взгляд и улыбка делали всё, чтобы сердиться на эту очаровательную девушку было попросту невозможно.
   На подведение итогов она появилась в джинсах и белой водолазке. Разговаривала со знакомым, поздравила искренне Мельника, хотя и не могла понять, как это жук, появившийся в игре спустя четыре часа после её начала умудрился взять второе место!!! В то время как она, зная досконально все эти места - получила только седьмое. В своём рейтинге Лёшка был шестым, и по чистым показателям он Лиду тоже обогнал.
   Впрочем, в обиде девушка не была.
   Раскланялась с Макаром Никифоровичем, проверила, чтобы всё было в полном порядке в деревне и на стоянке для награждений, и прихватив с собой Шторма отправилась патрулировать.
   Теперь последний вечер, ночь, когда половина тех, кто решит уезжать рано утром в понедельник, будет гулять. И в понедельник - отсыпаться в отгуле. Почти закончено.
   Патрулирование прошло без проблем, а вечером, когда у лесного озера вспыхнули костры и зазвучали гитары, Лида пришла на вечеринку.
   Шумел смех с разных мест, рассказы про сегодняшний день напоминали байки, но ручеек веры до сих пор ещё не пересох, насыщая и лесного хозяина, и водяного для того, чтобы они могли подготовиться к зиме. Да ещё и не стоило забывать про силу, которая лилась полноводной рекой от Лиды и с каждым днём становилась всё устойчивее и чище -тоже.
   Лёшка был окружен своими ребятами, попытался вырваться пару раз, видя в стороне Лиду, но так и не смог.
   А она покружила по поляне, нашла Димку, задумчиво слушающего рассказ Сани, улыбнулась оперативнику и помахала рукой, но не подошла.
   Расследование до сих пор было не закончено, но участковую от него отстранили, как только стало понятно, что дело складывается в целую цепь. С понедельника Саню и ещё двух ребят из Лёшкиного отряда приписывали к Лукам. Лиде было немного обидно, но в то же время она понимала, что будет обузой. В преступлениях полуночного мира она была ещё новичком. И как правильно сказал Лёшка - в её знаниях были настоящие лакуны.
   И пока бабушка здесь, а ещё неделя и её отпуск закончится, этим надо было воспользоваться! Во-первых, надо было всё-таки стрясти с Миши, что там он накрутил с запечатыванием её памяти, что до сих пор не может сказать! Во-вторых, надо было активно потрясти бабушку на предмет получения нужных знаний. Наконец, надо было объехать заповедник и заняться составлением его карты. К тому же, не лишним было бы составить список всех, кто есть на её территории из полуночников и что им нужно будет весной для того, чтобы существовать.
   А ещё...
   Найдя взглядом фигуру Мельника, сидящего у костра с папой и бабушкой, Лида прошла к нему и села рядом, привалившись к тёплому боку, закрыла глаза, позволяя себе немного отдохнуть.
   От крепнущего ветра её скрыла теплая куртка, которую Михаил набросил её на плечи, даже не заметив этого.
   Потрескивал костёр, в ветвях завывал ветер. Подошедший Димка что-то жарко рассказывал старшему поколению. Рядом посмеивался Мельник, глаза закрылись сами собой.
   И видела во сне Лида свой собственный кабинет, сейф и хрустальный стакан, в котором плавал тот самый странный кусок земли. И один за другим, на её глазах, от этого комка отрывались частицы грязи, таяли, освобождая из-под толстой корки грязи удивительно красивый венчальный медальон, состоящий из двух половинок, со знакомым гербом на верхней крышке. Гербом, который она видела совсем недавно в своих воспоминаниях о прошлом, гербом, который был известен в полуночном мире как родовой герб семьи Михаила Мельникова - Мельника...
  

Оценка: 9.31*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | А.Каменистый "Пять Жизней Читера" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | А.Федотовская "Зеркало твоей мечты" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"