Шаман Иван: другие произведения.

Истребитель 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.66*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Роман: Истребитель 1
    РеалРПГ, Постап, Боевая фантастика
    Закончен

    За него все решили родители, начальники и сама судьба. Быть военным в седьмом поколении это почетная ноша, от которой можно избавиться только во время мира. Вот только мир катится ко всем чертям...
    Что будет делать молодой мужчина, без пяти минут лейтенант, если порядок армии останется единственной альтернативой хаосу и смерти? Служить Своей Стране России!



  Глава 1. Выпуск
  Свист пули заставил его пригнуться. Надо же так по-детски подставиться. Серая бетонная стена, изрешеченная осколками так, что больше походила на дуршлаг, осталась его единственным прикрытием. Быстро пробежав пальцами по подсумкам, он тяжело сглотнул ком в горле: из запасенных пятнадцати осталось три магазина. И это всего за два часа боя.
  - Лейтенант! - пригибаясь к земле, подскочил к нему сержант. В глазах мужчины, который был старше его на один-единственный год, не чувствовалось никакого страха. - Мы должны немедленно выдвигаться на высоту и занять ее пока там не закрепился противник.
  - Отставить, Никольский, - проговорил Саша, выглядывая из-за стены с помощью встроенной в средний палец круговой камеры. - Они уже закрепились. А внизу тусуются для вида. Нам нужно обойти их по дуге, с тыла. Займем соседнюю возвышенность и тогда...
  - Но там же другая группа! - не понял сержант маневра.
  - Собрать взвод! - шепотом рявкнул на него Сухов. Секунду назад он забылся, начав разъяснять подчиненному приказ, который тот должен был беспрекословно выполнить, не задавая вопросов. Потом это отразится.
  - Есть! - кивнул сержант, скатившись вниз. Саша выглянул за стену еще раз. Так и есть, противник посадил двух снайперов с маскировкой на холм. Ну что ж не они одни такие умные. Спустился к своим, за три года ставшим почти родными, солдатам. Четыре отделения по двенадцать человек в каждом. С гранатометами, минометами и снайперами которые, по сути, ими не являлись.
  - Отделения с 'А' по 'В' рассредоточиться и закрепиться. Не дайте противнику уснуть! - четко проговорил лейтенант, отмечая на командирском дисплее точки для взятия позиций. - Герои, за мной! - отделение '259Г' ринулось за ним. Переходя на бег, он отметил, что старшины прекрасно справляются со своими задачами. Все же не зря они торчали в учебке столько времени. Ну и опыт, у некоторых даже боевой, не то, что у него.
  Протискиваясь между развалинами зданий, они вышли в тыл одной из групп противника. Это была не их высота, и задачи брать ее никто не ставил. А значит, их тут никто не ожидает. Переведя автомат в режим стрельбы по три патрона, он включил в комбинезоне ускорение. Мотор экзоскелета загудел чуть громче, чем-то приходится жертвовать, в этот раз собой. Отдав последние распоряжения, он отдалился от основной группы, а потом побежал.
  Тактические наушники услужливо снижали громкость выстрелов, повышая чувствительность слуха. И проносящиеся мимо него пули гудели как низколетящие истребители. Первое попадание: тяжелая бронебойная пуля ударяет о керамическую пластину и уходит в сторону. Лейтенантский бронекостюм это вам не жилеты начала века. Впрочем и оружие с того времени сильно изменилось.
  С траектории бега его сбивает длинная пулеметная очередь. Он падает на землю стараясь слиться с обломками. До вершины еще метров триста. Не доползти. А на захват высот у них осталось не больше пятнадцати минут. Он открыл панель экзоскелета. Плохо. Очень плохо. Вся его правая сторона выведена из строя. Броня поглотила урон, отщелкивая поврежденные пластины, но больше их не осталось. Как и времени переставлять их заново.
  Выглянув из-за небольшого бугорка, он понял, что окружен не меньше, чем двумя отделениями. А то и тремя. Кольцо постепенно сжималось, но выше никого пока не было.
  Противники рассчитывали уничтожить его, зажав в тиски и расстреляв наверняка. И это было отлично. Нет, не потому, что он был таким уж психом, который хотел умереть. Просто, стараясь убить одного единственного человека, который особой роли не играл, они ушли со своих позиций,.
  - Огонь! - скомандовал по рации Саша, прижимаясь незащищенным боком к земле. Десяток гранат из подствольников подняли в воздух фонтаны земли, сотни маленьких стальных иголок разлетелось над холмом. Но какой-то выживший открыл огонь из пулемета в ту сторону, где скрывались его Герои. - Прыгунами, по площади, огонь!
  Тяжелая корректируемая мина 'Прыгун' приземлилась почти на голову не ожидавшему такой наглости пулеметчику. Мина, полностью соответствуя своему названию, подскочила вверх и разорвалась на высоте полутора метров, осыпая все вокруг смертоносными осколками.
  Александр тяжело дышал сквозь фильтры респиратора. Еще чуть-чуть. Совсем немного. Второй попрыгун приземлился в нескольких метрах от первого. Вспахав землю легко пробивающими броню композитными иглами и поражая все живое в радиусе пяти метров. Вдохнув полной грудью, лейтенант приподнялся на локтях. Многие противники были живы, но добивать их нет времени, даже если он получит дополнительные очки за фраги.
  Низко пригибаясь к земле, он пробежал до самой вершины почти без приключений. Поверженные противники выстрелили по нему только пару раз. Это было странно, ведь как минимум еще одно отделение должно было оказывать сопротивление. Открыв на бегу карту и сверив точки координат, он с чувством выругался. Противник, по всей видимости, совершил похожий маневр, и одно отделение ушло куда-то в сторону. Ну, да и черт с ними, он уже на вершине.
  Воткнув в землю один из трех красных маяков, висевших на поясе, он запустил в полет полупрозрачный одноразовый разведывательный беспилотник. Маленькая механическая стрекоза, послушно загудев крыльями, умчалась к холму занятому противником. У него есть минуты две пока наводчик не будет на месте.
  Отстегнуть крышку ствольной коробки он выдавил пин удерживающий короткий штурмовой ствол, затем убрал оружие в чехол прикрепленный на голени и достал из-за спины метровый снайперский автомат. Вся смена заняла меньше минуты, все движения были отработаны до автоматизма. Пин, защелка, коробка, пин. Переключить на полуавтомат, разложить сошки.
  - Никольский, доложите о ситуации.
  - Все в порядке, лейтенант, трое раненых, убитых нет. На нас наткнулась группа противника, идущая в обход, но мы ее уничтожили, еще... - дальше Саша уже не слушал, сержант любил потрепаться в любой ситуации, и сегодняшний день для него не был чем-то особенным. А вот для Александра и еще двадцати человек в их группе он стал одним из самых важных, судьбоносных. И отвлекаться на треп лейтенант не собирался.
  Выровняв дыхание и закрепив приклад, Саша дождался, пока разведчик долетит до верха холма. Теперь противники были у него как на ладони. Четыре взводных снайпера, по сути, просто точных стрелка сидели полукругом, целясь вниз на его взвод, спрятавшийся за обломками и камнями.
  Сегодня был явно не день синих. Один выстрел - один труп. Вдох, выдох, вдох, задержать. Выстрел!
  Длинная и толстая девятимиллиметровая снайперская пуля преодолевает километр меньше чем за полторы секунды. Этого времени как раз хватает, чтобы перевести дыхание, передернуть затвор, загоняя в ствол следующий патрон и послать следующую пулю вслед за первой.
  Град пуль. Этому трюку его научил бывалый снайпер, проходивший в училище переподготовку.
  Один выстрел - один труп. Первый противник медленно заваливается назад захлебываясь в крови, но его соратники еще не поняли в чем дело. Со вторым получилось не так удачно. Пуля попала не в глаз, а в переносицу шлема, и только оттуда срикошетила в линзу, прошив ее насквозь. Враг, взмахнув руками, потянулся к лицу, еще не осознав, что он уже мертв. Зато это поняли двое других.
  Прижавшись к земле, они начали оглядываться по сторонам, мешая устранить их тихо - с одного выстрела. Что ж, значит, придется работать чуть грязнее, хотя соблюсти принцип первого патрона ему очень хотелось, но главное было не это.
  Третья пуля выдала его присутствие. Она попала точно в теменную пластину шлема противника, но по какой-то случайности пробила ее насквозь. Это было уже не важно. Потому что последний оставшийся враг, перехватив винтовку, получает пусть и не идеальную, но вполне годную пулю в плечо. Пластины спасают его от смерти, но за первым выстрелом идет второй, а за вторым третий. Шесть пуль, четыре трупа. Два к трем: не идеально, но терпимо.
  - Начать захват высоты, я вас прикрою! - отдает он приказ своему взводу и тихо вздрагивает глядя на командирский интерфейс. Из сорока восьми человек живыми считаются восемь. И тут либо сбой системы, либо...
  Он подползает к краю, чтобы через оптику осмотреть место битвы. Его бойцов зажали. И под этим холмом и под тем. Черт. Дьявол! Как он мог такое допустить? Быстро найдя синюю эмблему среди серых обломков, он выстрелил. Человек на том конце прицела упал набок. Чистое попадание в голову. Но от этого было не легче. Сменив магазин, не отрываясь от окуляра, Саша тщательно выискивал врагов. И спустя секунду нашел.
  Тяжело бронированный экзоскелет 'Титан', командирского класса, медленно поднимался на вершину холма, неся сбоку штурмовой щит способный выдержать снайперскую пулю в упор. Тяжелые ботинки при каждом шаге погружались в землю на несколько сантиметров, оставляя внушительные следы. Ходячий танк капитана синих. Противостоять ему может только гранатомет, рельсовое орудие или такой же гигант. Вот только где носит его начальника, капитана красных?
  Саша затравленно оглянулся. Судя по всему, руководству было не до того. Хотя чем оно занималось, осталось непонятным. Вообще по правилам капитаны не должны были участвовать в сражении лично. Только руководить ротами. Но тут он первым нарушил порядок, отправившись захватывать не свою цель.
  Тяжело вздохнув Александр сел на траву и огляделся. Противник занимал две преобладающих высоты из трех. При этом на одной он закрепился еще в начале боя, а вторую занимал превосходящими силами. Можно было конечно настрелять еще фрагов, но результат уже был налицо.
  Продули, с треском.
  Взвыла сирена обозначающая конец войсковых игр. Раненые и убитые спокойно поднимались, вытирая краску. Электрошокеры встроенные в костюмы позволяли навсегда запомнить, что такое боль от попадания пули.
  - Всему учебному составу выпускной роты явиться для сдачи инвентаря на пункт приема. - Раздался в наушниках приятный женский голос. Все-таки обязательная воинская повинность для всех граждан России независимо их пола - штука приятная. Хорошо, что ее ввели тридцать лет назад. У него самого в учебном взводе было больше тридцати девушек. Мысль о том, что он может сегодня сходить на свидание с Мариной - абсолютно разрешенное, между прочим, - чуть подбодрила , когда он дошел до подножия холма.
  - Ну что, герой? Довыпендривался? - спросил его старшина. Теперь он вновь был старшим по званию, хоть и ненадолго. Экзамены закончились, выпуск уже через неделю. Но всю эту неделю он старший.
  - Так точно, товарищ сержант, - козырнул Александр. Настроение было ни к черту. Впрочем, сначала надо посмотреть таблицу рейтингов и статов.
  - Слушай, Саш, - доверительно сказал сержант, идя рядом с ним. - Поверь, не нужно тебе в командование, ты отличный снайпер. Так и будь им, на кой ты командные пытаешься сдать?
  - Нельзя топтаться на месте, - проговорил он, стараясь подражать интонациям подполковника. - Не поймут меня, если не сдам.
  - Да, наследственная военная семья это тот еще стимул, - почесал бороду сержант. - В каком ты там поколении? В седьмом? - Александр молча кивнул. - Ладно, сдавай доспехи и в зал, там результаты объявят.
  - Спасибо, - провожая взглядом старшину, поблагодарил он. Мужик был хоть и строгий, но понимающий, а главное знающий, что важно военному. Особенно потомственному. Особенно когда твой дед дважды герой России, а отец сидит в генштабе. Особенно если тебя послали на другой конец необъятной родины, чтобы не куролесил в Москве.
  Зайдя в раздевалку, он привычно установил костюм на зарядку, встав лицом к стене и присоединив подошвы к электропроводящим пластинам. Затем отстегнул защелку и задний бронелист отошел вверх освобождая, место для прохода. Хоть его костюм и был имитацией, не обладая ни броней, ни такой силой и скоростью как настоящие боевые аналоги, но это все равно одно из самых передовых достижений техники.
  - Поздравляю со сдачей практического выпускного экзамена, кадет, - пробормотал старший прапорщик, принимающий доспехи, подходя к его ячейке. - Судя по показателям, вы в этом бою выжили. Хотя очень старались этого не сделать. Стоимость фальшпанелей будет вычтена из вашего жалования, - добавил прапор набычившись. - Которое и так кажется не очень большое. - Саша кивнул. - Ну, если вы согласны, других повреждений я не вижу, в рукопашную вы не ходили, что уже хорошо, распишитесь, - он протянул планшет, к которому кадет тут же приложил палец для подтверждения акта приемки-сдачи машинокомплекта.
  Досаду от мелкой канцелярщины и проигранной битвы не удалось смыть даже потоками горячей воды в душе. Он с удовольствием распарился до такой степени, что кожа стала пурпурной, а затем, медленно снижая температуру, довел ее до пяти градусов. Ощущение было непередаваемое.
  Такой контрастный душ позволял выбить из мозгов любые проблемы, сконцентрироваться, да и сердце нагружал по полной программе. Прием, доставшийся от отца. Он часто так делал после тяжелого трудового дня. И теперь младший сын использовал его, чтобы смыть с себя тоску неудачи.
  - Саня, ты выходить собираешься? - раздался голос Кости - его соседа по парте.
  - Да, да, конечно, - крикнул он. - Скоро выхожу.
  - Что с тобой? - удивился приятель. - Ты же вроде выжил.
  - Половину стипендии сняли, - ответил Саша, выходя из душа. - Да еще и взвод мой почти весь положили.
  - Про это можешь не рассказывать, - сказал Костя и, задрав футболку, показал обожженные кружки от электрошока. - Я у тебя в отделении 'А' был. Ты нас под такое мясо кинул, даже не представляешь. На нас Титан вылез!
  - Да нет, представляю, - отмахнулся снайпер от собеседника, надевая чистое белье. - Я как раз снял всех их марксменов, когда он на вершину подниматься начал. Извини.
  - Да ладно. Кто же знал, что капитан сам в бой полезет, - приятель похлопал его по плечу, а потом коварно улыбнулся. - А вот с Мариной тебе нынче долго придется договариваться, и вряд ли что-то перепадет.
  - А это еще почему? - предчувствуя недоброе, спросил Саша.
  - А она на переднем крае была, не знаю, как у тебя распределение работает, но ты марксмена послал в рукопашку.
  - Бли-ин, - только и смог выдавить Александр, сел на стул и, обхватив голову руками, хорошенько взъерошил короткие волосы. - У нас сегодня дополнительное задание было, руководство без профилирования, только общие силы отделений без разбивки по ролям.
  - Ну, это ты ей объяснять будешь, - хохотнул приятель. - Но вряд ли она примет это как аргумент.
  - Да, это точно, - отправлять свою девушку, пусть и не только свою, в рукопашку, да. Значит сегодня вечером ему ничего не светило, и это в лучшем случае. Но горевать смысла не было. Успокоившись, Александр надел форму вместо облегающего костюма, в котором управлял доспехом. Подойдя к зеркалу, он поправил воротник. Как часто говорил его дед: встречают по одежке. Значит, нужно выглядеть на отлично. Он улыбнулся: учитывая настроение, получилось не очень, но выхода не было. Предстать перед учениками без улыбки лучший снайпер выпуска 2079 года никак не мог. А в том, что он был лучшим, не сомневался никто.
  Выйдя из коридора, он направился в общий зал. Несмотря на учащихся, толпы не было. Как-то само собой получалось, что студенты рассаживаются в зале вместе со своими группами, уже привычно делясь на звенья. Как сказали бы некоторые - на квадры.
  Заметив сидящую впереди Марину, он решился сесть рядом с девушкой. Но она, как только заметила его, сразу отвела взгляд. Так, что стало видно длинный красный след ожога на шее. Да, нехило ее долбануло, наверное, попала в первый ряд и ее расстреляли из минигана или из тринадцати миллиметровки. Но отступать было поздно.
  - Привет, - сказал он, подбирая на ходу слова извинения. - Прости, пожалуйста, за случившееся. Я не стал бы посылать твое отделение, если бы знал что это именно оно, - девушка сначала промолчала, а потом взглянула на него так, что хотелось провалиться сквозь кресло и два нижних этажа под землю.
  - То есть, ты не только решил за наш счет повысить свои баллы, ты еще и считаешь меня слабачкой не способной постоять за себя? - взгляд ее полыхал синим леденящим огнем. - Знаешь, я могла простить незнание, но пренебрежение и жалось, нет! Лучше отсядь!
  - Я ни в коем случае не хотел сказать, что ты слабая! Наоборот, ты очень сильный боец! - попытался оправдаться Саша. - У тебя отличные показатели, а в качестве марксмена ты и вовсе один из самых... - он не успел договорить, девушка пересела за другой стул, оставив между ними несколько мест. - Подожди! - Александр встал, но сильная рука легла ему на плечо.
  - Не надо, Саш, - сказал веселый гигант Леха, лучший рукопашник в группе. - Ты же видишь, она не в настроении и сейчас тебя не любит. Дай ей успокоится.
  - Я думал, она всех любит, - пробормотал он, садясь обратно.
  - Любит она реально всех, - улыбнулся Алексей. - А вот спит только с некоторыми. И ты - счастливчик - из их числа.
  - Как и ты, - делить девушку даже с другом было невыносимо. Но тот, кто хоть раз был с Марой, оставался с ней навсегда. Как ее только не называли другие девушки. И ведьмой, за сверхъестественную, по их мнению, любовь мужчин. И коровой за большую грудь, которую она тщательно скрывала под узким лифчиком. Ничто ее не ранило, а парни просто не могли устоять.
  - Ага, - согласился гигант. - Вот только со мной она за размеры, а с тобой, ну я даже не знаю почему. Может из жалости?
  - Да иди ты, - в шутку ударил его Саша. Он точно знал, за что его любила эта вольная девушка, но рассказывать другу не собирался. - Ты-то где был, пока Титан ее отделение перемалывал?
  - О, мне очень повезло, - сказал, улыбаясь Леха. - Я, как дебил, торчал у подножья холма, с гранатометом прикрывая тебя.
  - Да. Похоже, зря я взял этот дополнительный квест, - покачал головой снайпер.
  - Даже не сомневайся. Зря, - кивнул тот в ответ и хотел добавить еще что-то от себя, но в этот момент по имплантатам прошел сигнал вызова.
  'Внимание на экран, говорит куратор академии, гвардии генерал Александр Васильевич Жуков'.
  Все повскакивали со своих мест. Приветствие самого генерала это вам не шутка. Оно конечно - чистая формальность, но, черт возьми, ему же сейчас положат на стол их результаты, может он даже кого-нибудь выделит или отметит.
  - Здравия желаю, товарищи курсанты!
  - Здрав желаем, господин гвардии генерал! - чуть в разнобой проорало пятьсот глоток.
  - Поздравляю вас с прохождением обучения в Дальневосточной высшей военной академии. Ура.
  - Ур-р-а-а!
  - Вольно, садитесь, - сказал генерал. Камера взяла общий план. Генерал сидел за большим столом в своем кабинете. Военная база, из которой велась трансляция, находилась в кратере города Мирный. Поговаривали, что там проводят международные эксперименты под эгидой ШОС. Дождавшись пока все сядут, гвардии генерал продолжил. - Сегодня для вас был важный день. Испытание боем. Все вы, так или иначе, прошли его. Я горд, что в стенах подшефной мне академии трудится столько талантливых преподавателей и студентов. А сейчас я хочу зачитать десяток тех, чьи результаты показались мне и остальным преподавателям настолько выдающимися, что они удостоились получения почетных грамот и отметки в личном деле.
   На сцену вышел майор Строганов, начальник академии. По списку начали вызывать людей, каждый из которых удостаивался моря аплодисментов. Саша слушал вполуха. Во-первых, ему нужно было срочно придумать, что делать со своими отношениями с Мариной. У них еще полгода практики впереди, нужно либо красиво разойтись, либо помириться. А во-вторых, учитывая результаты, ему такую грамоту с занесением получить никак не светило.
  Его размышления прервал сильный удар под ребра.
  - Саша, ты че уснул? Тебя зовут!
  - Меня? - не понял он, но, взглянув на горящее на табло имя, вскочил со своего места. - Прошу прощения, господин майор. Не думал, что мне достанется такая честь.
  - Вам курсант не оправдываться надо, а хвастаться, - сказал, хлопая его по плечу, начальник академии. - Лучший снайпер за историю академии, три результативных выстрела с километровой дистанции за пять секунд. Вы, курсант, безусловно, заслужили своей похвалы.
  - Господин полковник, разрешите сказать пару слов однокурсникам, с которыми мы сегодня сражались? - внезапно решился он на ход конем.
  - Пятнадцать секунд, - подумав разрешил начальник.
  - Друзья. Соперники. Ненавистные мои любимые одногруппники. Спасибо вам за великолепное сражение, которое было нашим боевым крещением! - говоря это, он смотрел только в одни глаза. Лед в них потихоньку таял, а потом Марина улыбнулась.
  
  Глава 2. УДИ
  И девушки и парни одинаково неодобрительно смотрели на их тройку, идущую по коридору в мед часть. С одной стороны от Марины вышагивал Леха, с другой он. Хотя нет, не все. Были взгляды полные зависти. Причем с женской стороны таких оказалось значительно больше. Но тут ничего не поделать. Александр представлял себе, какого Марине чувствовать к себе такое противоречивое отношение, начиная от зависти и заканчивая презрением. Как с этим справляется семнадцатилетняя девушка, окруженная двадцати и тридцатилетними, у него в голове абсолютно не укладывалось.
  - Слушай, - начал он, чуть сжимая ее локоть. - Как тебе удается спокойно жить при таком негативе со стороны? Это же просто тронуться можно...
  - Легко, - звонко рассмеялась Марина. - Я оптимист и, в отличие от вас, наземных крыс, отправлюсь в космос сразу после практики. И там мое поведение, и мои достижения, это не повод для порицания, а совсем наоборот, для гордости.
  - Это как? - не понял Леха. - Я не говорю, что я тебя осуждаю, ни в коем случае.
  - Еще бы ты осуждал, - горько усмехнулся Саша. - Кто подсел на этот наркотик, тот с него уже не слезет. По крайней мере добровольно.
  - А еще меня греет ваша любовь, мальчики, - сказала, не прекращая улыбаться, Марина и прижала их к себе. - Чувствовать, что тебя любят и хотят - одна из важнейших потребностей женщины. А отказывать себе в удовлетворении базовых потребностей я не собираюсь.
  - Почему? - теперь уже Александр не понял. - Все же чем-то жертвуют, терпят.
  - А потом получают фобии и нервные срывы. - Саркастически ответила девушка. - А нервный срыв это непозволительная роскошь в космосе. Да и на земле тоже.
  - Думаешь, ревность лучше? - удивился Саша. - Тоже ведь ничего приятного.
  - Ревность это перекладывание своей несостоятельности на партнера, - строго ответила Марина. - А я такого себе не позволяю. Если вы ревнуете, в первую очередь разбирайтесь в себе, я не вещь, чтобы кому-то принадлежать.
  - Согласен, - прогромыхал Леха. - То, что не вещь это точно. А если и вещь, то пуля, в полете. Такую лучше не пытаться себе присвоить.
  - Да ты поэт, - заметил Александр. - Не знал.
  - Он у нас очень тонкой душевной организации спрятанной под броней из мышц, костей и напускной строгости, - похлопала гиганта по плечу девушка. - Ну и под внушительным слоем жирка.
  - Хочешь, чтоб сбросил? - чуть обиженно спросил Леха.
  - Нет. Да это и не нужно, - она улыбнулась как-то по-особенному. Хоть улыбка и предназначалась Алексею, но у него на душе тоже стало теплее. - И не, потому, что я люблю мужчин с жирком, я всех люблю. Просто после того как вам поставят имплантаты новые жирки вполне могут испариться за пару недель.
  Как будто опровергая ее слова, по коридору шел подполковник Антон Танищев, которого за глаза все прозвали днищем. Толстый, вечно всем недовольный тыловой вояка, который молоденьким курсанткам уделял внимания больше, чем работе в штабе. При его приближении курсанты молча отдали честь.
  - О, Мариночка! Рад тебя видеть, - сказал он, даже не обращая внимания на стоящих рядом парней. - Ослепительна как всегда.
  - Спасибо за комплимент, господин подполковник, - улыбнулась девушка. Впрочем, искренности в этой улыбке не было совсем, скорее холодная угроза.
  - Да что ты, что ты, - отмахнулся начальник. - Не за что. Ты уже решилась? Пойдешь ко мне в адъютанты после окончания практики?
  - Прошу прощения. Никак не могу, - все так же холодно улыбаясь, проговорила Марина. - Вы же прекрасно знаете, что у меня все распланировано. Да и практика скоро кончится.
  - То есть, как с двумя парнями блядовать это нормально, - угрожающе насупился подполковник. - А как на перспективную должность в штаб пойти так ты против?
  - Не мне это решать, господин подполковник, - ответила она уже без улыбки. - Обратитесь по этому вопросу к курирующему руководителю, полковнику Зыкову.
  У Саши было такое ощущение, что начальник сейчас просто ударит девушку, поэтому он продвинулся вперед, готовый в любую секунду прикрыть ее собой. К счастью, этого не потребовалось. Замигал браслет визуализации, и Антону стало не до курсантов.
  - Так точно, господин генерал, - сказал подполковник, быстро удаляясь. - Слушаюсь.
  - Вот же мразь, - проговорил Саша, провожая начальника глазами. - А еще в подполковники выбился.
  - Я слышал, у него была пара боевых ранений, ну и срок служб конечно, - заметил Леха. - Вообще сейчас говорить о нем плохо легко. Но вырос же он до подполкана.
  - Исключительная исполнительность при средней боевой эффективности, - сказала Марина. - Он хоть и гад, но гад на своем месте. Я досье его видела. Как по-твоему, стоит таким быть руководителями?
  - По-моему, мы сейчас дебилами смотримся стоя посреди коридора, - ответил Саша. - Пойдемте уже дальше, нам еще между корпусами топать.
  - Вот блин, - вскрикнула девушка. - Совсем забыла о времени! Так, вы идите в мед часть, а я по делам, вечером встретимся! -о помахала им рукой и упорхнула в одном ей известном направлении.
  - На что это она сейчас намекала? - спросил добродушный гигант у друга. - Неужто на?..
  - Кто его знает, с нее станется, - пожал печами Саша. - А ты бы что отказался?
  - Ну не знаю. Спать с ней и знать, что ты не единственный, - это одно. - Задумчиво почесал Леха в затылке. - А вот одновременно, это совсем другое. Я даже не знаю...
  - Вот вечером и проверим на практике, что именно она имела ввиду, - усмехнулся он. Перспектива конечно интересная, из серии: в жизни надо попробовать все. Особенно с такой девушкой, как она. Особенно, если ты пока свободен. Александр в космос не собирался, от слова совсем. Он бы и со службы, пожалуй, уволился, но это можно и попозже сделать, как его дядя, который в тридцать пять вышел в запас майором. Опять же, страховка, оклад, пенсия. Все на уровне.
  До медицинской части они дошли в задумчивом, но приподнятом настроении. В конце концов, любимая девушка есть, крыша над головой есть, ближайшее будущее лет на десять вполне себе распланировано и безоблачно.
  Очередь из выпускников стоящая для замены имплантатов гражданского образца на военный была сравнительно небольшой. Всего человек пять. Правда проходила процедура не быстро, так что, сидя в очереди, Саша даже успел посмотреть новости со всех континентов.
  Ничего принципиально нового в них не было. Протесты безработных по всему миру шли уже не первое десятилетие. Они были вызваны общим ростом эффективности работы и массовой заменой людей на псевдо ИИ. Уже лет тридцать люди самостоятельно не лечили, не продавали и не строили. С массовым внедрением Универсальных Диагностических Имплантатов количество больных стало настолько низко, что врачей практически полностью сократили. Обучение и воспитание оставались человеческими только для детей до двенадцати лет, так что учителя тоже никому не были нужны. То же касалось фермеров, которых заменили универсальные автоматизированные комбайны, хирургов и терапевтов, замененных автодоком, поваров, водителей, грузчиков и почти всех остальных.
  Остались только некоторые очень малочисленные общины, которые не принимали робототехнику, в основном по религиозным мотивам, крайне бедные и отсталые страны в которых рабский труд использовался как основной, да пары европейских государств, контролирующих деятельность своих граждан от и до.
  Так что народ хоть и не голодал, но бунтовал. Мегакорпорации становились все более мега, а у простых граждан появлялось все больше поводов для недовольства. Вот и сейчас во многих странах было практически революционное настроение. Массовые демонстрации и беспорядки шли почти по всему миру.
  И именно из-за них у военных всегда будет работа. Россия принимала участие в подавлении восстаний во всех государствах третьего мира. Страна наемников и космических кораблей. А еще работа всегда будет у ученых, хотя нет у Ученых. С большой буквы.
  - Следующий! - сказала сестра, выглядывая из кабинета. Саша закрыл новостные ресурсы и послушно вошел внутрь. - Ложись на кушетку, на правый бок, правую руку под голову, левую вдоль тела. - Дождавшись пока он выполнит все распоряжения, девушка нажала несколько невидимых для него клавиш, и с потолка спустился автодок. Белый цилиндр, напичканный оборудованием и инструментами, висел на одной подвижной 'ноге' прикрепленной к потолку.
  Девушка села на стул и, откинувшись на спинку, погрузилась в виртуальность. Не понятно, что она там делала, но через несколько минут дыхание ее участилось, а щеки порозовели. Автодок, гудя, установил на шее Саши несколько колб и закачал в них воздух, создавая избыточное давление, уравновешивающее давление крови в артерии, к которой был прикреплен имплантат. Затем манипуляторы вывернули тот из шеи.
  - Ауч! - вскрикнул он от внезапной боли. Интерфейс перед глазами мгновенно погас. Медсестра притихла в своем кресле, затем открыла глаза и посмотрела на Сашу. Мгновенно поняв, что что-то не так, он попытался повернуть голову, чтобы посмотреть, что происходит, но на висок с силой надавил один из манипуляторов автодока.
  - Ты чего не спишь? - удивилась молодая женщина. Глаза ее расширились, а затем, поняв что происходит, она подскочила к кушетке. - Остановить операцию!
  - В запросе отказано, необходимо завершение операции и стабилизация пациент, - ответил приятным женским голосом автодок.
  - Выслать сообщение об ошибке в тех службу!
  - Отказано, Диагностика ошибок не обнаружила.
  - Черт. Лежи парень спокойно, не дергайся, все нормально будет.
  - Что тут происходит? - спросил, заглядывая в кабинет Леха.
  - Выйдите немедленно! - прикрикнула на него сестра, закрывая дверь. - Профессор Агросов? Простите, что отвлекаю это Оля из ВВУ, я у вас практику проходила. Да. Спасибо. У меня ЧП. Да. Автодок свихнулся, не вколол снотворное и обезболивающее, а сейчас... Да, заявку в тех поддержку отправила, они уже едут. Да, сейчас проверю. Ох, мама. Да. Извините, приезжайте поскорее, я в первом медицинском боке. Парень, как тебя зовут?
  - Александр, - с трудом выговорил он. Присоска сильно давила на гортань.
  - Саша, слушай меня внимательно, - отчетливо проговорила сестра, вставая рядом с кушеткой на колени, так чтобы их лица были на одном уровне. - Все будет хорошо, не разговаривай. И, пожалуйста, не отключайся. - Не разговаривать было легко, а вот не отключаться проблематично. Слабость охватывала все тело, он постепенно перестал чувствовать ноги, потом живот и поясницу, потом руки. Проваливаясь забытые, как в тумане слышал голос медсестры, которая все продолжала причитать. А потом свет окончательно померк.
  Он не потерял сознание. Просто оно переместилось в темноту. В какую-то непонятную область, в которой ничего не было. Он мог бы сравнить ее с космосом, но там-то были звезды и тишина. Здесь же все шумело, стучало, шуршало. Охватывало ощущение, будто он лежит в темном подвале полном труб.
  Из темноты доносились голоса. Звук превращался в цвет, наполняя темноту потоками. Они текли медленно как реки, их можно было почувствовать руками. И он погружал в эти потоки звуков пальцы, зачерпывал мелодию горстями.
  - Галлюцинации, - проговорил Саша и понял, что его голос в звук не превращается. Он вообще как будто не вылетел изо рта. - Значит, я вижу то, что слышу, но то, что я говорю, я не вижу, потому что я не слышу, а думаю. Черт, слишком сложно.
  Волны звуков накрывали с головой, и он будто потонул в цветном океане. Резкая боль в шее была первым почувствованным, она растеклась ниже по позвоночнику, он, наконец, понял, что до этого момента не чувствовал своего тела. Теперь же красный звук, к которому он прикасался, стал холодным, а синий теплым. Истинный сюрреализм.
  Одинокий яркий луч света, истинного, настоящего, появился в этом царстве звуков, но как бы Саша ни поворачивался, он не мог найти источник, тот все время ускользал, оставаясь чуть сзади. Пытаясь что либо рассмотреть в этом луче, он рефлекторно потянулся к нему рукой.
  Свет обжег, но не оставил следов. И Саша с удивлением осознал, что этот свет идет из его собственной шеи. Постепенно луч расширялся. Вот светлая трещина пробежала по рукам, поток лучился изнутри. С каждой секундой количество трещин росло, они расширялись пока все его тело не начало светиться.
  Он снова ничего не видел, но теперь из-за того окружающей его со всех сторон яркой вспышки. Постепенно привыкая к освещению, он понял, что находится внутри сферы. Это был не то кокон, не то пузырь, с постепенно бледнеющими стенками. А за ними находится чернота.
  С каждой секундой пленка кокона бледнела, но когда уже начало казаться что она скоро лопнет, Саша увидел бегущие по ней волны. Приблизившись вплотную и приглядевшись, он понял, что это строчки кода. Огромное количество обрабатываемой информации представленной в буквенно-цифровом выражении.
  Он яростно всматривался в символы, тщетно пытаясь хоть что-то понять. Но они были абсолютно необъяснимы и пролетали с такой скоростью, что он просто физически не успевал читать. Казалось, что прошло несколько часов, когда Александр осознал, что сфера сужается. Потоки становились все более сжатыми, концентрированными, летели быстрее, пока не слились в однородный серый цвет.
  А границы сферы сужались, оставляя все меньше места. Чтобы не касаться стенок он вначале пригнулся, а потом и вовсе свернулся, калачиком прижав колени к груди и наклонив голову. Это ненадолго помогло, но стенки все равно приблизились к центру. Они плотной полупрозрачной серой пленкой покрыли его тело.
  Саша боялся что задохнется, но тело его продолжало спокойно дышать, хотя и было стиснуто под огромным давлением. В единый миг сфера еще сжалась, но прошла сквозь тело, окружая только его голову. А затем наступила полная темнота. Ни звуков. Ни света. Ни боли. Ничего. Он потерял счет времени и потерялся сам в этой пустоте, медленно проваливаясь в истинное ничто, в забытье.
  Он проснулся от яркого солнца бьющего прямо в глаза. Заслонившись ладонью от режущих сетчатку лучей, Саша приоткрыл веки. Сюрреализм продолжался. Казалось, изменился сам принцип его зрения. Небо было не голубым, а зеленоватым, крест на висящей рядом с входом экстренной аптечке стал коричневым, хотя и ежу понятно, что он должен быть красным.
  Звук шагов, доносившийся из коридора, превращался в тонкие быстро исчезающие пятна серого цвета. Ради эксперимента Саша щелкнул пальцами, и от его кисти в разные стороны разошелся кружок. И некоторое время еще висел в воздухе, оставаясь на том месте, где были пальцы в момент щелчка.
  Пока он поворачивал голову в разные стороны, заметил еще одну забавную вещь. Боевой интерфейс, применявшийся в боевых бронекостюмах. Почти как в его лейтенантском, только вот броня, энергия и боезапас были по нулям. А вместо них пять характеристик. 'Сила', 'Ловкость', 'Интеллект', 'Восприятие' и 'Выносливость'. Рассмотреть их подробнее никак не удавалось.
  Над кроватью загорелась коричневая лампа и в комнату вошла медсестра. Ну, он предполагал, что это медсестра, несмотря на явно нездоровый оттенок кожи и коричневые губы в целом это была вполне милая девушка, никаких щупалец или зубов. Только вот она разговаривала.
  - Как вы себя чувствуете? - спросила она улыбаясь. И на Александра полились разноцветные потоки звука. Они расходились из ее рта, сферой по комнате, отражаясь от стен и потолка.
  - Плохо, - пробормотал он. - Я вижу звуки, и вообще у меня с восприятием какой-то бред.
  - Видите звуки? - удивленно спросила она. - Одну секунду, я немедленно вызову врача. - Девушка набрала информацию на виртуальной клавиатуре. Затем молча улыбнулась и вышла. Через несколько минут, в которые Саша успел различными способами поэкспериментировать со звуками в комнату вошел статный пожилой мужчина, с коричневой кожей.
  - Добрый день, - начал он. Но увидев, как при каждом звуке морщится Александр улыбнулся и, достав планшет, дал его пациенту в руки. Планшет был для тех, кто не мог пользоваться имплантатами или отказался от них. Голограммой высветилась клавиатура, а по центру пошла надпись: 'как вы себя чувствуете?'. Печатать на клавиатуре было крайне неудобно и непривычно. И как следствие долго. Поэтому написав 'плохо я ви...', Саша устал искать нужные клавиши.
  - Давайте лучше голосом, только не громко, - сказал он. - Я вижу звуки, у меня все зеленоватое и вы сейчас стучите пальцами в правом кармане халата.
  - Хорошо. Меня зовут профессор Агросов. Ты в центральной клинике Сахалинска, - начал он рассказ. - Во время операции при смене УДИ, у автодока произошел сбой, поэтому имплантат был активирован с проблемами, наномашины проникли в мозг и получили команду на лечение деформирующего ушиба мозга, которого у тебя, естественно, не было. Как результат, ты получил временную хроместезию и частичный дальтонизм. Несмотря на некоторую неприятность данного заболевания, оно не несет никакого особенного вреда, люди привыкают в течение недели или двух, и потом воспринимают это как дополнительный бонус.
  - Док. Скажите честно, а то, что я вижу у себя на периферии зрения параметры своего организма, как в играх, это нормально?
  - И да, и нет, - покачал головой профессор. - Имплантат вам все же установили, так что он должен вас диагностировать и показывать характеристики в удобной для восприятия форме. Максимально простой для скорости обучения и применения. Я с гордостью могу сказать, что принимал участие в создании этого замечательного модуля. Ну а плохая новость в том, что он у вас неправильно работает. Модуль связи был поврежден, да вдобавок еще и... В общем, мы не можем его извлечь, в данный момент.
  - И когда вы сможете его заменить на нормальную версию?
  - Я сейчас занят на конференции, меня буквально вытащили из зала. Но через три дня мы вместе с вами отправимся в передовую лабораторию по изучению и созданию наномашин и имплантатов. И там, после обследования, сможем извлечь ваш имплантат и заменить его на новый.
  - И что вы мне предлагаете? - спросил расстроенно Саша. - Сидеть здесь три дня? У меня через неделю выпускной.
  Врачи переглянулись, вероятно, переписывались прямо через имплантаты. Затем профессор несколько озадаченно посмотрел на Александра.
  - Тут такое дело. Ваш впускной послезавтра. Но, боюсь, поступить на службу в данный момент у вас не выйдет. По крайней мере до тех пор, пока мы не сменим имплантат, и вас не признают полностью дееспособным. Сейчас же вы ни данными обмениваться не можете, ни экзоскелетом управлять. Даже с оружием и оптикой у вас вряд ли получится нормально работать.
  - Вот черт, - пробормотал в шоке Александр. - И как мне быть тогда? Это же всю мою жизнь рушит, меняет все планы!
  - Не драматизируйте понапрасну. Всего три дня! - сказал, поднимаясь Агросов. - Через неделю вы уже будете по плацу бегать в звании лейтенанта. Ведь выпускной вы сдали, в деле даже стоит отметка об особых заслугах.
  - Хорошо, - улыбнулся Саша. Профессор помахал рукой и вышел.
  - Вам чем-нибудь помочь? - спросила медсестра, улыбаясь. Только сейчас он заметил, что девушка довольно симпатичная и, если и старше, то не больше, чем на год.
  - Мне бы расслабиться, убрать эту светомузыку.
  - Лучше попробуйте по-другому, - сказала молодая женщина, подавая ему наушники. - Закройте глаза и послушайте музыку. Или можете ничего не слушать, они достаточно плотные, чтобы не пропускать звуков.
  Оставив планшет и наушники, девушка вышла. Три дня прошло. Интересно, что изменилось за эти три дня. Обычно Саша всегда, хоть и кратко, следил за новостями в мире. Надев наушники, он с удовлетворением заметил, что звук сквозь них практически не проходит, а значит, если и будет эффект светомузыки, то очень ограниченный.
  Зайдя на первый же новостной видеоблог, он увидел огромную сияющую надпись: 'Срочные новости'. Не удержавшись, открыл ссылку. Посмотреть было на что. За три дня выступлений по всему миру беспорядки разрослись в настоящий хаос.
  Агрессивная группа экстремистов-правозащитников 'Дети человечества' совершила несколько крупномасштабных терактов. Была взорвана электростанция в Норвегии. Разрушен мост в Ванкувере. А в Сингапуре протестующие и вовсе свергли правительство. Каждую минуту приходили горячие новости из разных стран.
  Люди требовали работы, улучшений условий жизни, прав на то, чтобы завести детей. Но у правительств не было ответов на эти требования, и шли погромы.
  'Неужели я останусь здесь лежать, в то время как во всем мире происходит такой пипец? - Подумал Саша. - Нужно в ВВУ, вот только как до него добраться. Если я в Сахалинске, нужно будет машину взять или хотя бы расписание автобусов выяснить'.
  С трудом поднявшись, он едва удержал равновесие. Стена цветов и постоянно отображающийся интерфейс несколько сбивали с толку и дезориентировали.
  - И что это ты удумал? - спросил его строгий голос голубого цвета. Саша поднял глаза. В дверном проеме, улыбаясь, стояла Марина.
  
  Глава 3. Тревога
  - Ты как здесь оказалась? - спросил Саша, садясь обратно на кровать.
  - С тобой вместе приехала, - пожала плечами девушка. - Как и Леша с Костей, между прочим.
  - Где они сейчас? - удивился парень.
  - Оформляют довольствие в местном штабе, - улыбнулась Марина, садясь рядом с ним на кровать. - Как ты себя чувствуешь?
  - Я сегодня уже это раз пять повторил, но да, я вижу звуки.
  - Видишь звуки? - хмыкнула девушка. - Вот это да. Многие наркоту принимают, операции делают, а он их просто берет и видит. А еще что?
  - А еще у меня интерфейс неисправен, - огорченно сказал Саша. - Так что я с тобой даже пообщаться по инету не могу.
  - Зато можешь пообщаться со мной просто так, - сказала девушка, прижимаясь к нему. - Ого, меня рядом всего три дня не было, а ты уже так соскучился, - добавила она, проведя рукой по тонким больничным штанам и прижав руку к низу живота. - Как думаешь, ничего страшного не произойдет, если мы с тобой на полчасика запремся?
  - И тебе хватит полчасика? - удивленно посмотрел на нее Александр. Его маленькой, хотя кого он обманывал, вполне большой гордостью было то, что он мог часами заниматься сексом с Мариной. Правда, только с ней, остальные девушки больше получаса не выдерживали.
  - Ну, раз для двух, хватит, - улыбнулась она, подходя к двери и привязывая ручку белым больничным полотенцем. Пару раз дернув для проверки, она обернулась, на ходу расстегивая форму. Под кителем была только тонкая просвечивающая рубашка. Которая нисколько не скрывала крепкую грудь, которая была чуть больше его ладоней.
  Саша знал, что у нее есть три разных набора белья, которые девушка надевала только на особые случаи. Черный, белый и красный. Сегодня она, наверное, надела красный, потому что когда расстегнула белоснежную рубашку, на ней остался только коричневый корсет, без лифчика.
  Увидев ее затвердевшие соски, он понял, что больше не может сдерживаться, да пусть сейчас хоть вся клиника завалиться в эту палату. Он стянул с Марины штаны вместе с трусиками и, повалив ее на кровать начал ласкать крепкую высокую грудь губами. Девушка не осталась в долгу и, извернувшись, залезла маленькими ладошками ему в трусы.
  Дальше все смешалось в полном безумии, он самодовольно считал ее оргазмы и старался держаться. Но чертовка точно знала, как оставить его совершенно без сил. Извернувшись, она опустилась перед ним на колени...
  - Дьявол, - пробормотал он через пар минут лежа на больничной кровати. Он чувствовал себя абсолютно опустошенным, и это было великолепное чувство. - Если бы я верил в бога или демонов я бы сказал что ты - суккуб отправленный в этот мир, чтобы собирать души мужчин. Я даже не помню, когда мне было так хорошо.
  - Дней пять назад? - улыбнулась девушка.
  - Нет, - сказал он, гладя ее по волосам. - Сегодня было что-то абсолютно неповторимое.
  - Отлично, - похлопала его Марина по плечу. - Считай это моим прощальным подарком.
  - В смысле? - не понял он.
  - Сегодня я перехожу на практику в центральный штаб, - грустно ответила девушка. - Генерал предложил мне должность в отделе ПВО. Там как раз есть системы наведения, которые мне нужно изучить. А у тебя еще практика в ВВУ, так что видеться мы с тобой не сможем.
  - А если я в увольнительный к тебе приеду? - сдавленно проговорил Саша. Это было ударом, который можно было предусмотреть, на Марину зарились все без исключения, но не сейчас.
  - Тогда заходи в гости, но я ничего не обещаю, - улыбнулась девушка одеваясь. - Мне, правда, было очень хорошо с тобой. Не переживай. Найдешь себе не хуже.
  - Очень сомневаюсь.
  - Это ты сейчас так говоришь, - Марина застегивала китель. - Это должно было рано или поздно случиться. Все же я замужем за космосом. Так что лучше сейчас, чем потом. - Она подошла к кровати и поцеловала его долгим страстным поцелуем. - Спасибо тебе, даже сейчас ты был великолепен. Не расстраивайся и иди вперед.
  - Ты тоже, - пробормотал он совершенно обескураженный и убитый. - Спасибо тебе.
  Когда Марина, распутав полотенце, ушла, он остался абсолютно один. Ну, то есть он, конечно, понимал, что в больнице еще куча народу, но пообщаться было не с кем. Вспомнив о друзьях, которые были где-то в городе, он взял оставленный доктором планшет и, с трудом вспомнив индивидуальный номер Лехи, вызвал его по видеосвязи.
  - Здорова, - пробормотал гигант, махая рукой перед камерой. Саша не узнавал товарища.
  - Привет, - удивленно проговорил он, рассматривая помещение, в котором тот сидел. По виду это был бар стилизованный под деревянную избу. - Ты чего? Пьян?
  - Меня Марина бросила, - сказал Леха, опрокидывая в себя содержимое стакана с прозрачной жидкостью. - Так что мы тут сидим и отмечаем это знаменательное событие.
  - Мы? - осторожно переспросил Саша. Друг оскалился и показал спящего на столе типа, в котором он с трудом узнал Костю. - И его тоже? Я даже не знал, что они спят вместе.
  - Я тоже, - признался гигант. - Они, оказывается, в тайне встречались, и этот балбес ее в жены позвал. Ну, вот она нас всех...
  - Не думаю что поэтому, - проговорил снайпер. - Ладно, скидывай координаты, присоединюсь к клубу любовников неудачников.
  - А тебя отпустят? - спросил Леха неуверенно. - Ты три дня без сознания был.
  - Отпустят, - уверенно сказал Саша. - Я всего на пару часиков.
  - Ну, я бы на пару часиков не рассчитывал, - ухмыльнулся друг. - Мое здоровье позволит квасить до поздней ночи, а сейчас только двенадцать.
  - Ну, значит, будешь растаскивать нас кого в клинику, кого в город, - Саша быстро огляделся, поняв, что его формы нет. - Я тебе позвоню, как подъезжать буду.
  - Ага, до встречи, - сказал гигант, отключаясь.
  Александр встал с кровати. На удивление, после встречи с Мариной его организм чувствовал себя значительно лучше. Голова больше не раскалывалась от визуализированных звуков, более того, он мог поклясться, что они ему вообще не мешают. Те просто сливались с элементами дополнительной реальности. Такими, например, как показатели здоровья, сердцебиения и мозговой деятельности. Последняя, кстати, выглядела как постоянно скачущий музыкальный эквалайзер с быстро сменяющимися вершинами. Но в остальном он был абсолютно здоров.
  Выйдя в коридор, Александр сначала неуверенно, а потом все более спокойно зашагал к посту дежурной сестры. Там стояла та же девушка что приходила к нему утром вместе с профессором. Она перекладывала какие-то препараты, вручную распределяя лекарства по ампулам пациентов.
  - Извините, - начал Саша. Девушка подняла на него взгляд и мгновенно посерела, щеки ее налились коричневым румянцем. 'Выглядит-то как страшно, - подумал он, - а ведь надо привыкать, она, наверное, сейчас порозовела, интересно с чего'. - Что-то не так?
  - Простите. Но понимаете, - девушка замялась. - Вы в клинике. Ну и...
  - Я цвета вижу, а не из ума выжил, понимаю, что я в больнице. - Бросил Александр. Но не заметить, как часто начало биться сердце девушки, было невозможно. - Я чувствую, как бьется ваше сердце, вернее вижу. Рассказывайте, в чем дело.
  - Ну, понимаете. Я не хотела, честно. Но я дежурная сестра, и отвечаю за здоровье пациентов. Ну и... - девушка покусала губу, а потом махнула в его сторону рукой. На планшете появилось видео, от которого сердце не то, что начало биться быстрее, чуть из груди не выпрыгнуло. - Простите.
  - Блин, - только и смог проговорить Саша, чувствуя, как горят щеки. На записи Марина скакала на нем сверху, закинув руки за голову. - А можно как-то его удалить?
  - Извините, но боюсь, что нет, - все еще смущаясь, проговорила медсестра. - У нас строгая отчетность по наблюдению за пациентами. Так что видео останется в базе. Хотя, оно строго конфиденциально и я, безусловно, никому не скажу, что видела.
  - Ох, черт, - Саша с силой потер лицо ладонями. - Пипец. И куда я сейчас поеду...
  - Вы никуда не поедете, - строго проговорила сестра. - У вас еще три дня постельный режим.
  - Нечего мне тут делать. Я и так от скуки на стены лезу, так она меня сегодня еще и бросила.
  - Как? После всего того, что вы творили? - удивилась девушка. - Я думала, она ваша невеста.
  - Нет. Она суккуб, из-за которого сейчас два кадета напиваются в баре, и я обязательно должен к ним присоединиться, - уверенно произнес Александр.
  - Говорите, она вас бросила? - задумчиво произнесла сестра шепотом. - Хорошо, я вам помогу, но при двух условиях!
  - Давайте, каких?
  - Во-первых, вы не будете делать ни каких глупостей, - начала девушка. - А во-вторых, вечером вы спите у меня.
  - Думаешь это хороший вариант? - ошарашенно уточнил Саша. - Мы же только познакомились.
  - Я видела достаточно, чтобы попробовать! - уверенно сказала она и улыбнулась. - Меня Кристина зовут, а вас Александр. Очень приятно познакомиться.
  - Спасибо, - сказал снайпер, внимательнее рассматривая девушку. Утром ему показалось, что ей лет двадцать пять. Но сейчас был уверен, что максимум двадцать два. Выглядела она конечно не так эффектно как Марина, но и встречаться же не предлагала, так, на один раз. - Мне тоже.
  - Тогда, если мы договорились, пойдемте за мной, я выдам вам одежду и личные вещи, - улыбнулась девушка и отвела его на склад. Личных вещей у него было не много, но к счастью все необходимое друзья догадались положить Саше с собой. Спустя пять минут он уже ехал в такси, которое, как и абсолютное большинство любого другого транспорта, было полностью автоматизированным.
  По дороге в бар ему встретилось несколько небольших демонстраций и одиночных пикетов. Люди расслабились, после бесплодного десятилетия, названного так же потерянным, когда рождались только искусственно-зачатые дети. Теперь каждая женщина старше тридцати имело право обратиться в центр оплодотворения, хотя многие решались и делали все по старинке. В любом случае, бабушки и дедушки хотели видеть внуков, а потому девять из десяти новорожденных были девочками. В перспективе его это даже радовало, хотя самым старшим и было сейчас всего лет по двенадцать.
  Такси завезло его в какой-то злачный район на восточной окраине, но карта подсказывала, что рядом военная часть и общежития. По сути - открытый военный городок, после превращения России в страну 'Экспортера насилия' смешение военных городков с гражданскими поселениями было почти повсеместно. Расплатившись за проезд рукоинами, Саша вышел на незнакомую улицу прямо у вывески бара 'Медвежья берлога'.
  Собственно, пропустить это заведение было практически невозможно. Деревянные бревна были окружены декоративными панелями, вероятно изображающими мох. Хотя, учитывая моду на биодизайн, может это и был самый настоящий мох. Наушники, которые он не снимал с момента выхода из палаты, хорошо предохраняли от лишнего шума, вычленяя только голоса и сигналы опасности, вроде приближающегося автомобиля. Так что, кроме смешения цветовой гаммы и снижения чувствительности к красному, чувствовал он себя почти нормально. Глубоко вдохнув и приготовившись к обычному для таких мест шуму, он открыл дверь.
  Сначала его взгляд заволокло разноцветной дымкой от звуков и голосов, но спустя десяток секунд наушники подстроились и звук пропал. Находиться в полной тишине, посреди разговаривающего и орущего народа было, мягко говоря, странно, хотя и приятно. Быстро найдя друзей за столиком рядом с барной стойкой, он похлопал Леху по плечу.
  - Здорова, гигант, - проговорил Александр, садясь на единственное свободное место. - Ты еще в состоянии разговаривать?
  - Я? Еще бы! - заявил, усмехаясь, Леха. - Я, как легендарный Портос, любимец женщин и...
  - Любимцем женщин, если мне память не изменяет, был Арамис, - сказал, садясь, Саша. - Но ты договаривай.
  - И вина, - неуверенно закончил Леха. - Хотя, ты прав, с вином тоже не сходится, или водку на Руси можно приравнять к вину?
  - Вроде была медовуха и брага, - почесал в затылке Александр. - Ты же знаешь, у меня по курсу истории четверка, я особо не углублялся.
  - Ну, у меня-то его и вовсе не было, - усмехнулся гигант, выпивая очередную пятидесятиграммовую стопку. Судя по бутылкам под столом, это была уже третья.
  - Зато дополнительный курс физухи тебе пригодился, - ухмыльнулся Саша, жестом отказываясь от предложенной другом рюмки. - Не знаю, как алкоголь может повлиять на общее состояние. У меня и так галлюцинации, так что усугублять не буду.
  - А на кой приехал тогда? - удивился Леха. - Лежал бы себе в больничке.
  - И оставить двух друзей напиваться в одиночестве? - улыбнулся снайпер. - Тем более, если ты думаешь, что мне не нужна сейчас компания, то очень ошибаешься.
  - К тебе она, судя по всему, последнему заходила... - пробормотал гигант.
  - Что есть - то есть, - кивнул он, соглашаясь. - Сказала, что прощальный подарок принесла.
  - Трахались? - спросил Леша.
  - Трахались, - подтвердил снайпер. - Никогда так хорошо не было, если честно. И вряд ли будет.
  - Ну, тут бы я не зарекался. Может, будет? - сказал с надеждой гигант. - Хотя меня она сегодня досуха выдоила, так что о сексе в ближайшую неделю или две думать вообще не буду.
  - Хорошо тебе. А я свои потребности знаю. Два дня не пройдет, как захочется продолжения, - потом до него дошло. - Стоп, сегодня?
  - Ага, с самого утра. Но не волнуйся, прежде чем к тебе идти, она хорошенько помылась.
  - Да я, в общем, не об этом подумал, но спасибо успокоил. А Костя?
  - А с ним она просто на словах порвала. Без прощального подарка.
  - Я так понимаю, что ты ему не рассказал о своем подарке? - спросил Саша.
  - Если честно, рассказал, - стушевался Леха.
  - Понятно, чего он так наклюкался. Кстати, у меня от нее еще подарок остался, правда, она о нем не знает, - он достал планшет и, выключив громкость, поставил ролик.
  - Охренеть, - сказал гигант, выпучив глаза. - Не думаешь, что это несколько нечестно по отношению к ней, такое хранить?
  - А встречаться сразу с тремя-четырьмя честно по отношению к нам? - спросил в свою очередь Саша. - Хотя ты прав, надо будет удалить. Правда, это видео не я снимал, а автоматическая система наблюдения в клинике, где я лежу.
  - Ты что, хочешь сказать, что этот ролик в базе больницы висит? - поразился Леха. - Это ж пипец полный! Как ты теперь по службе?
  - Нормально. Во-первых, он конфиденциальный, - при этих словах друг чуть не заржал в голос. - А во-вторых, он нафиг никому не нужен. Я же всего лишь кадет, она моя сокурсница, никакого криминала.
   - Только вот ей семнадцать, а тебе двадцать два, - уточнил Леха.
  - Ну и так же понятно, что по обоюдному согласию.
  - Это да. Но все одно не очень-то хорошо, - заметил приятель. - Ты ведь, если пересматривать будешь, только соскучишься. Как бы тебе с ней не было хорошо.
  - Черт. Тут ты прав, - признал Александр. И с тяжелым вздохом нажал на удаление. Он еще несколько секунд раздумывал перед тем, нажать ли на подтверждение, но в конце концов решился. Когда видео исчезло, он с облегчением выдохнул. - Только признай, тебе просто завидно было, что у тебя такого видео нет.
  - Подловил, - улыбнулся Леха. - Но это и к лучшему. Я, может, и не смог бы удалить.
  - Хэх. А меня сегодня симпатичная сестричка к себе спать позвала, - вспомнил Саша. - Старше Марины, конечно, но тоже очень ничего.
  - Они все нынче очень ничего. С тех времен, как пластические операции стали общедоступны.
  - Вот интересно, а Марина себе операции делала?
  - Никогда не задумывался, - честно признался гигант. Потом тяжело вздохнул. - Вот ты сегодня к сестричке собрался, у тебя ее адрес хоть есть?
  - Предлагаешь вдвоем завалиться? - удивленно спросил Саша.
  - Нет, думаю, где ты спать будешь. А по поводу вдвоем, нет брат, это совсем не ко мне.
  - Хороший ты человек, Леха. Это я сейчас должен думать, где ты спать будешь, учитывая, что я единственный из нас троих, кто не пьет.
  - С этим все просто. Я и сам дойду, да и Костю донесу, если придется.
  - Внимание! Экстренные новости! - телевизор внезапно заорал так, что все замолчали и обернулись. - Полчаса назад войска Сингапура перешли на сторону протестующих и ворвались во дворец основателя. Однако, по нашим сведеньям, лояльные правительству структуры еще обороняются во внутренних помещениях...
  - Ну вот, опять России работенки подбросили, - заметил Леха. - Как думаешь, кого отправят на подавление мятежа или на зачистку неблагонадежных?
  - Не факт что вообще отправят, слушай.
  - Отправленные на подавление мятежа боевые дроны смогли очистить несколько этажей в здании, пока войска восставших не закрепились... - продолжала девушка-корреспондент. Хотя всем было понятно, что никакой девушки нет и в помине, просто созданное нейросетью удобоваримое изображение со среднестатистической красотой.
  - Хотя, может, уже и выслали.
  Изображение на телевизоре несколько раз мигнуло, и на экране показался человек в скрывающей лицо маске. Саша заметил на заднем фоне флаги религиозных общин и объединений профсоюзов против роботизированного труда.
  - Говорит глас человечества! Мы, Дети человечества, последние защитники людей на земле объявляем войну коррумпированному правительству Сингапура! Пускай же все во дворце основателя падут от нашего праведного гнева и своих собственных механических помощников - наномашин! - человек на экране крупным планом показал кулак, в котором было что-то зажато, а потом демонстративно надавил на красную кнопку детонатора.
  По логике вещей экран должен был переключиться на Сингапур и показать, как страдают чиновники, однако вместо этого человек на экране страшно закричал. Несколько людей, не обращая внимания на включенную камеру, бросились к нему, двое тут же упали, а затем экран погас.
  - Ааа... Бл... Аа-а! Как больно! - закричал Леха, хватаясь за голову. Саша оглянулся, чтобы позвать на помощь, но понял, что наушники сыграли с ним злую шутку, отсеяв крики других людей. В маленьком зале бара орали почти все. Лишь два или три человека оглядывались в растерянности по сторонам. Нужно было срочно вызывать скорую.
  - Скорая! Вызов! - крикнул Саша планшету. Ассистент должен был мгновенно среагировать на такое сообщение, но вместо этого на экране загорелось: 'Все линии и машин на вызовах, попробуйте добраться до больницы самостоятельно'.
  - Что за черт, какое, к дьяволу, самостоятельно?! - расталкивая орущих людей, Саша выбежал на улицу, чтобы позвать на помощь, однако, оказавшись снаружи, понял, что такой кошмар был везде. Почти все, от мала до велика, кричали, орали или стонали, схватившись за головы.
  Оставив заявку в службу такси, он бросился внутрь бара. Леха уже не кричал, он конвульсивно дергался, из глаз, ушей и носа обильно текла кровь. Подскочив к телу друга, Саша перевернул его на спину и прижал голову, но внезапно понял, что тот, скорее всего, уже мертв. Сердце не билось, дыхания не было. Александр попробовал делать искусственное дыхание и не прямой массаж сердца, но при каждом нажатии на грудь из ушей Леши лишь вырывалась очередная порция крови.
  - Что за черт, - пробормотал он ошарашенно, с трудом вставая с колен. В баре были почти одни военные, вероятно, отдыхали перед вылетом на подавление мятежей. Внезапная догадка заставила его взять планшет и набрать номер, доставшийся ему от медсестры. - Ну же, давай.
  'Абонент вне зоны действия сети или не существует, проверьте правильность набора номера'.
  Матерясь, Саша открыл 'удаленное' и, восстановив видео с Мариной, достал оттуда идентификатор передавшего файл. На экране появился вибрирующий телефон и через долгих тридцать секунд на звонок ответили. Лицо девушки было похоже на призрака из хоррора.
  - Ты жив? - облегченно улыбнулась она. - Хоть кто...
  Экран планшета погас. Постучав несколько раз по экрану, Саша внезапно оказался в полной темноте. Свет так же вырубился. Утопая в какофонии криков и стонов, он понял, что наушники тоже перестали работать. Общее глобальное отключение. ЭМИ.
  
  Глава 4. Труповозка
  - Костя, подъем мля! - с силой ударил Саша друга по щеке. Звук от шлепка разлетелся фиолетовым цветом, выбиваясь из общей гаммы темно-синих стонов. Алконавту, судя по всему, повезло: он был жив, кровь из ушей не шла, хоть он и оставался чертовски пьян.
  - Чего? Саня? - сказал тот, продирая глаза. - А Леха где? Уже домой ушел?
  - Леха мертв, - максимально жестко ответил Александр. Но голос дрогнул, дал трещину и он сам это увидел. Хотя и этого хватило. Костя, шатаясь, поднялся и огляделся по сторонам, а потом его вырвало на залитый кровью пол. - Вот так. Правильная реакция, возьми водички.
  - А чего темно так? - спросил Костя, он последний час лежал на столике с закрытыми глазами, так что после отключения света ему не пришлось сильно привыкать к смене освещения, а у Саши и вовсе со зрением было все отлично. Даже сверхотлично, он прекрасно видел, хотя теперь и преобладали синие и красные цвета. Вероятно, травма затронула не только мозг, но и глаза. - Хоть глаз выколи.
  - Ну, Лешку же ты увидел, - пробормотал Саша, беря друга под руку и вытаскивая его на улицу. Как только они вышли, он посадил товарища рядом с бревенчатой стеной бара. - Сиди здесь, я сейчас вернусь.
  Внутри еще оставались живые, нужно их обязательно подготовить к прибытию 'скорой'. А она должна прибыть. Рано или поздно. Хотя хотелось бы, конечно, вовремя. Александр зашел внутрь и огляделся. Стояло и сидело во всем зале только трое. Из примерно пятидесяти.
  - У кого есть газовая зажигалка? - спросил он громко. Один из парней дернулся, оглядываясь в темноте. Затем полез в карман и зажег маленький огонек. - Отлично! Спасибо, - Саша подошел к парню и, взяв его под руку, выволок в центр зала. - Все, кто видит свет, идите аккуратно ко мне, оставьте родных и близких, сначала определимся, кто живой.
  - Но как же? - начала девушка, сидящая в дальнем углу. У нее на коленях лежала голова мужчины, и она нервно перебирала его волосы.
  - Слушайте меня внимательно! Сначала выходят живые, потом мы вынесем раненых. - Черт, как бы это сказать потактичнее и так, чтобы не ворваться в истерику. - С остальными разберемся позже.
  - Тебя как зовут, начальник? - пробормотал парень, которого он держал за руку.
  - Маня зовут Лейтенант Александр Сухов. И я прошу всех подойти к источнику света, - громко сказал он, наблюдая за тем, как встает еще один мужчина, которого он посчитал раненым. - Отлично подходите к свету! Выведешь всех на улицу, а я пока посмотрю, сколько живых осталось, договорились? - сказал он полушепотом человеку с зажигалкой. Тот кивнул.
  В результате из бара вышло трое. Если считать его и Костю, то получалось пять переживших этот кошмар без последствий или почти без таковых. Оставалось выяснить сколько раненых. Объединение слуха и зрения оказывало ему в этом неоценимую услугу. Сняв бесполезные наушники, он не только прекрасно видел в темноте, но и мог рассмотреть, кто дышит, а кто нет. К сожалению, последних было большинство. Подойдя к ближайшему пострадавшему, он аккуратно проверил сердцебиение, положив пальцы на шейную артерию. Слух его не подвел, сердцебиение хоть и слабое, было.
  Взяв мужчину подмышки, он с трудом потащил его к выходу, стараясь не наступать на тела погибших. Получалось не очень, Саша то и дело спотыкался о чью-нибудь руку или ногу. Расстояние в десять метров заняло у него почти пять минут, и, когда он вытащил наружу первого раненого, его встретил уже почти протрезвевший Костя.
  - Помочь? - спросил приятель чуть севшим голосом. Александр кивнул и, пустив мужчину на тротуар, с трудом выпрямился.
   - Давай так, сейчас дверь подопрем, я раненых буду к порогу подтаскивать, а ты выноси, - сказал он приятелю. - Понял?
  - Понял. Чего тут не понять, - кивнул Костя, оттаскивая тело в сторону.
  Александр зашел внутрь и прижал дверь ближайшим стулом. В помещении стало гораздо светлее. Благо солнце еще не село. При открытых дверях из-за шума с улицы ориентироваться по звукам было гораздо сложнее, но он, в общем, справлялся. За следующие двадцать минут им удалось вытащить из помещения всех раненых, а потом и погибших . Соотношение получилось катастрофическим.
  В баре оказалось больше восьмидесяти человек. Двенадцать были при смерти, пятеро, включая его и Костю, живы. Остальным не повезло. Связи не было. Электричества тоже. Со всего города, докуда дотягивался его слух, доносились стоны и крики о помощи.
  - Лейтенант, что будете делать? - спросил мужчина с зажигалкой. - Оставлять тут людей, нет толку, если не доставим их в больницу в течение часа, они погибнут.
  - Донести на себе мы их не сможем, да и солнце скоро сядет, - задумчиво сказал Саша. - Нужна машина, да только где ее взять.
  - В военном городке на складе должен быть запас авто, - подала голос девушка, сидящая у стены рядом с телом своего мужчины. - Муж был механиком, говорил, там несколько грузовиков на такой случай есть.
  - Болтал много ваш муж, - заметил мужчина с зажигалкой. - Но она права, есть. Только вот вы к части не приписаны, да и звания лейтенанта у вас нет, судя по форме.
  - Выпуск послезавтра, - спокойно ответил Саня. - Экзамены сданы с похвалой и занесением в личное дело. Так что тут все нормально. Не беспокойтесь. А вот то, что к базе не приписан...
  - Пока выпуска не было, и звания нет, - отрезал мужчина. - Хотя проявленная инициатива, безусловно, похвальна, но в дальнейшем советую не брать на себя лишних прав и обязанностей, особенно противоречащих уставу. Я старший сержант Кузьменко. Позывной Кузьма. Учитывая, что вы сейчас в звании Кадетов я беру руководство на себя.
  - Есть, - без запинки ответил Александр. Если что он и усвоил за годы срочки и учебки - формализм нужно исполнять и использовать. Только что ты думал, где найти автомобиль, как доставить больных в госпиталь, а тут р-раз и это уже не твоя проблема.
  За сто лет выражение о том, что умным надо быть в штабе и на гражданке, нисколько не потеряло своей правильности. Слепому исполнению обязанностей противостояли инстинкты и гордость, но он сумел их приручить еще лет пять назад.
  - Что прикажете? - спросил он у сержанта.
  - Осмотрите ближайший квартал на наличие старых легковых автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Отличить их по схеме сможете? - уточнил Кузьма.
  - Никак нет, интерфейсы не работают, - подал голос Костя.
  - Черт, - нахмурился сержант. - В таком случае ищите автомобили, на которых есть значок лодки, названия 'Газ' и 'Газель', высматривайте откровенно-старые авто.
  - Вас поняли, - кивнул Саша. - Разрешите исполнять?
  - Разрешаю, - бросил сержант. - Идите парой, один по одной стороне улицы, второй по другой.
  - Есть, - кивнули пока еще кадеты и двинулись высматривать нужные машины вдоль дороги. Найти старую тачку среди электромобилей получилось далеко не сразу. Учитывая, что они не представляли себе внешнего вида и не имели подробного описания, а ориентировались только на общие слова сержанта. Однако через двадцать минут в одной из подворотен они нашли старую белую легко грузовую машину, на которой значилось 'Газель Некст'.
  - Ты как себя вообще чувствуешь? - спросил Костя, когда они взламывали механический замок чтобы посмотреть уровень топлива.
  - А, ты ж еще не в курсе. Короче, я вижу звуки, - усмехнулся Саша глядя на друга.
  - Хрена. Нехило, - покрутил головой тот. - И как это?
  - Раздражает, но уже не так сильно как в начале, - ответил снайпер, разбивая окно и заглядывая внутрь. - Слушай, ты-то уже оклемался?
  - Ну, мотает еще немного, но так в целом неплохо. А что?
  - Сходи, пожалуйста, за сержантом. А я тут попробую нормально открыть.
  - Хорошо, - кивнул Костя и выбежал из двора.
  Как только спина друга скрылась за углом здания, Саша выдохнул и сел на землю, прижавшись спиной к стене. Он не хотел показывать, как устал за день, но событий было слишком много, и он с трудом приходил в себя. Чтобы расслабиться, закрыл глаза и вздрогнул от неожиданности. При сжатых веках интерфейс стал отчетливо виден, как и светомузыка.
  'Звание не присвоено, Личность не присвоена.
  Сила 87%
  Ловкость 69%
  Интеллект 70%
  Восприятие 92%
  Выносливость 60%
  Рекомендуемый курс тренировок: Не определен.
  Рекомендуемый курс обучения: Не определен.
  Внимание! Наномашины отсутствуют. Связь отсутствует. Вооружение и Бронекостюм отсутствует'.
  Ну, круто, что сказать. То есть интерфейс его хоть и работает, но слабо, наномашины не пашут вообще, а значит, на автоматическое излечение рассчитывать не стоит. Ни черта не индивидуализировано, основные функции неактивны.
  Выругавшись, Саша полез в настройки, нужно было по крайней мере имя указать и звание, и вообще. Вот только проблема началась еще с доступа к настройкам. Оказалось, что они заводские и должны получить информацию от сети. А учитывая, что связи не было... Он возился до самого прихода сержанта, так и не сумев разобраться в системе.
  - Что тут происходит? - cтрого спросил Кузьма.
  - Не разбираемся в столь старой технике, - просто ответил Саша. - Даже понять, работает она или нет, не можем.
  - Дак откройте справочный интерфейс и сравните, - начал было гневно высказываться старшой, но замолк на полуслове, сам поняв абсурдность своего приказа. - Найдите того, кто разбирается в технике, - сказал он приказным тоном, но тут даже Сашу пробрало.
  - Не поняли приказа, - сказал он, выпрямляясь. - Уточните: где, как и по каким признакам?
  - Да мне насрать, - начал было сержант, и тут Костя похлопал его по плечу. Сержант обернулся, инстинктивно сгруппировавшись, но Александр резко отрицательно затряс головой. Нападения на старшего по званию им только до выпуска и не хватало. Увидев жест друга, Костя просто улыбнулся.
  - Товарищ старший сержант, мы не в состоянии выполнить ваш приказ, - сказал он. - Мы не отлыниваем и не отказываемся его выполнять, просто заявляем, что он для нас непонятен. Уточните его, пожалуйста, и мы тут же приступим к выполнению.
  - Чертовы курсанты, - гневно сказал Кузьма, но, очевидно, поняв, что в случае чего его прямо здесь уроют два крепких молодца, решил поступить благоразумнее. - Идите по подъездам и спрашивайте стуча в каждую дверь, но найдите мне того, кто умеет с этой древней техникой обращаться!
  - Не надо, - сказала, появляясь из-за угла, женщина, которую они нашли в баре. - Я с мужем постоянно была, если эта хреновина рабочая, то мы ее заведем.
  Облегченно выдохнули все: и кадеты, и сержант. Техник же, подойдя к машине, заглянула в разбитое стекло, нажала там пару кнопок, что-то повернула, тихо выругалась и открыла капот. Затем достала откуда-то сбоку маленькую круглую штуку со спицей посередине, больше всего напоминающую детский волчок или юлу, вставила ее в двигатель и дернула за небольшую рукоятку, мотор загрохотал, затем пару раз чихнул и начал работать.
  - Круто, - удивленно проговорил Костя. - Мне бы так научиться.
  - Здесь вообще ничего сложного не было, машина, как ни странно, в отличном состоянии, хотя должна была сгнить лет сорок назад, если не пятьдесят, - проговорила женщина. - Только учтите, что водить я ее не умею, завести, пожалуйста, а вот дальше...
  - Я умею, - улыбнулся Костя. - У меня спецкурс был для третьих стран, по вождению.
  - Тогда чего стоишь как истукан? - гаркнул сержант. - Забирайся внутрь!
  - Так точно! - кивнул водитель, садясь на свое место. Он дернул пару рычагов, что-то нажал и машина поехала. - Работает! Забирайтесь!
  Остальные залезли в машину на ходу. Когда они уже выезжали из двора, какая-то девушка выскочила на улицу из подъезда. Она кричала, прося довезти ее родных в больницу, но сержант приказал ехать сначала за теми, что у бара.
  - Там военные, как и мы, им сейчас помощь нужнее, - сказал он, когда они выбрались на дорогу. 'Газель' оказалась громоздкой машиной, но Костя каким-то чудом умудрялся не задевать замерших на дороге электрокаров. Спустя три минуты, они были уже у бара. Распахнув заднюю дверь кузова, Саша вместе с Кузьмой быстро затащил раненых внутрь. К сожалению, пока они искали машину, скончался еще один из двенадцати выживших.
  - Быстро в госпиталь, - сказал сержант, когда они все залезли в кабину. - Чем быстрее мы там окажемся, тем быстрее они получат помощь.
  - Есть, - кивнул Костя, лавируя между машинами. Спорить с очевидным решением не было смысла, так что они просто оставили за спиной пустой бар, в котором Саше так и не удалось выпить. Сержант довольно неплохо ориентировался в городе, так что, немного поплутав, они подъехали к центральной больнице.
  У главного корпуса их встретила бригада санитаров. Мужчина и три женщины выносили из здания трупы в черных полиэтиленовых пакетах, складывая их прямо у порога. Они были не единственными, кто приехал на транспорте. Из большого военного грузовика несколько солдат выгружали тела раненых и на каталках завозили их внутрь.
  - Подключите электрогенератор как можно быстрее, - причитал врач, глядя на военного в звании майора. - Нам необходим свет в операционной.
  - Делаем все возможное и невозможное, - сухо, но достаточно громко ответил тот. - Единственная наша свободная бригада только вами сейчас и занимается.
  - А не свободные чем заняты? - сокрушался врач. Положение явно было хуже некуда.
  - Восстановлением связи и пуском электричества с автономного реактора. Но эти работы могут занять еще несколько часов.
  - Поторопитесь, пожалуйста, у нас три сотни автодоков и только три врача. Мы просто не в состоянии обследовать такое количество пациентов, это уже не говоря о лечении.
  - Три врача, - с горечью сплюнул майор, когда доктор скрылся в здании больницы. - Какого черта у нас всего три врача?
  - Их было почти триста, - заметил один из санитаров, вытаскивая очередное тело в мешке. - Сейчас вот вторую сотню выносим.
  Майор выматерился так смачно, что Саша существенно пополнил свой запас ругательств. Когда он подошел к майору ближе, то узнал в нем одного из временных преподавателей, который приезжал давать практику выживания в экстремально-холодных условиях, на льдах и в ледяной воде.
   - Здравия желаю, господин майор, - сказал он, отдавая честь.
  - Аналогично, курсант. Заносите раненых внутрь, - Саша наделся, что его узнают, все же он был отличником, но военный только скользнул по нему взглядом. - Кто у вас старший?
  - Я, товарищ майор, - козырнул Кузьма. - Доставлено одиннадцать...
  Досушивать, что скажет сержант, у Саши не было никакого желания. Они с Костей нашли свободные каталки в коридоре и по одному начали завозить раненых. Судя по всему, большинство палат освобождалось, впрочем, их, вероятно, все равно скоро начнет не хватать, учитывая поток новых пациентов, каждую минуту прибывающих на территорию больницы. Сначала санитары провожали внутрь всех, независимо от повреждений. Затем начали брать только тяжелораненых, но даже для них места было мало.
  Когда друзья завезли последнего из партии пострадавших, им велели разгружать следующий грузовик, а затем еще и еще один. 'Газель' отогнали куда-то к забору, чтобы она не мешала проезду большегрузов. Поток пациентов не уменьшался до самого утра. От тупой механической работы Саша перестал чувствовать время и ощущал только усталость, постепенно укрепляющуюся в каждой мышце.
  - Не могу больше, - не выдержал в какой-то момент Костя. Сказать сколько больных они занесли в больницу и сколько трупов вытащили наружу, точно не мог уже никто. Но то, что много - это точно. Вероятно, число перевалило за полтысячи. - Давай хотя бы минут пять передохнем?
  - Как перетаскаем эту партию. Так и передохнем, - хрипло ответил Александр, с удивлением глядя на то, как его собственный голос отражается от стен больницы. - Приказа отдыхать не было.
  - А его и не будет, - проговорил водитель. - Ты что не понял? Это конец. Я столько трупов даже в учебной кинохронике не видел. Тут же счет погибших идет на тысячи.
  - На миллиарды, - поправил его Саша. - Если ты не понял, такое сейчас везде.
  - В смысле везде? - остановился как вкопанный Костя. - Почему везде?
  - А, ты же проспал новости, когда еще все работало, - грустно улыбнулся Александр. - Это террористы. Они хотели убить всех в сингапурском правительстве. Не знаю уж как. Но в результате. Ну, сам видишь. А раз такое везде, значит, счет погибших идет на миллиарды, не на миллионы даже. Вот такие вот Дети человечества, последние защитники людей.
  - Писец, - сглотнул приятель. - Их, наверное, весь мир сейчас ищет, чтобы отомстить.
  - Это вряд ли. Весь мир сейчас трупы носит, чтобы живым место освободить в клиниках. - Невесело хмыкнул снайпер. - А потом тоже будет не до того, надо будет инфраструктуру восстанавливать. Да и зима близко, сентябрь скоро.
  - Уже, - заметил Костя, глядя на старые механические часы. - С первым днем осени тебя. Сегодня первое число.
  - Мда. Завтра выпуск, - выдохнул Саша. - Должен был быть.
  - Ну, видно не судьба, - сказал водитель.
  - Саша? - удивленно воскликнула медсестра, когда они проходили мимо поста, везя очередного пациента. - Саша! Живой!
  - Ты чего? - удивился он, высвобождаясь из объятий. - Мы же с тобой едва знакомы.
  - Те, кого я знала, со мной уже не поговорят, - всхлипнула девушка, и он понял, что просто так отпустить ее сейчас не может.
  - Я сам довезу, - сказал, смущаясь, Костя. - А вы пообщайтесь пока.
  - Ты даже не представляешь, какой тут ужас творился, - пробормотала девушка, когда Саша ее обнял. - У нас же больных не было уже лет десять-пятнадцать, только редкие травмы да душевная профилактика. Ну и редкие случаи вроде твоего.
  - Вообще-то представляю, - сказал он, гладя Кристину по волосам. - Я как раз в баре был, тесное помещение на сто человек. Шестьдесят три трупа. Учитывая того, которого не довезли, шестьдесят четыре. А что на улицах творится, ты даже не представляешь.
  - Что, хуже, чем здесь? - испуганно спросила Кристина.
  - Намного хуже. А дня через три-четыре вообще ужас будет. Когда трупы разлагаться начнут, - потом вспомнил о своей проблеме, - извини, что сейчас о таком, но мне нужно перенастроить УДИ, а то он как-то странно работает.
  - В смысле? - спросила девушка, не сразу поняв его просьбу. - Стой, ты хочешь сказать, что у тебя сейчас работает интерфейс?
  - Да. Но он не настроен и...
  - Пошли за мной. Срочно, - она схватила его за руку и настойчиво потащила за собой, не терпя возражений. - Профессор! - закричала она в коридор, к которому они подходили. - Профессор у меня здесь работающий имплантат!
  - Не может быть, - тут же выскочил из своего кабинета Агросов. Но, увидев Сашу, чуть успокоился. - А, это вы, молодой человек. А я-то уж понадеялся на полностью работающий имплантат, тогда можно было бы с него перезапустить остальные.
  - Извините, профессор, - сказал Александр. - У меня...
  - А если проводом его присоединить? - спросила Кристина, показывая на кабель, идущий от одного из столов.
  - Умница! - улыбнулся профессор. - Не зря ты у меня ассистенткой второй год работаешь. Бегом на стол его!
  - Но...
  - Никаких 'но'! - строго бросила Кристина. - Хочешь, чтобы мы тебе помогли в этом хаосе с настройкой твоего интерфейса, помогай нам.
  Александру ничего не оставалось, кроме как согласиться.
  Уже через минуту они с девушкой лежали рядом на кушетке, а рядом на стуле сидел профессор. Всех троих связывал тонкий длинный кабель, подсоединенный к имплантатам.
  - Ну-с. Начнем, - сказал профессор. - Открывайте настройки, затем нажмите на помощь и удерживайте, пока не появится надпись 'диагностика'.
  - Так просто? - удивился Саша. Но, увидев строгий взгляд врача, закрыл глаза и сосредоточился.
  Круглую шестеренку панели он нашел сразу. Но теперь вместо того, чтобы лезть в 'настройки персонализации' нажал на 'справку'. При удержании появилась сначала иконка со знаком вопроса, потом песочные часы, а следом раскрылся список. Дополнительно возникли строчки 'диагностики' и 'административных настроек'.
  Саша несколько поколебался, раздумывая, не выбрать ли 'административные настройки', но потом решил не рисковать лишний раз и последовать совету профессора. Интерфейс померк, затем имплантат ощутимо нагрелся, так, что даже кровь, бегущая к голове, стала горячее. Появилось окно диагностики, в котором были описаны модули и подключенные устройства.
  Среди них значилось: 'Неизвестное устройство 1' и 'Неизвестное устройство 2', напротив были галочки, а чуть ниже надпись 'начать диагностику подключенных устройств?'. Тут уж Саша не сомневался и, пометив оба пункта галочками, нажал 'Да'.
  В следующую секунду он сильно пожалел о содеянном. Удар тока прошел по его позвоночнику, отзываясь болью в конечностях и суставах. Мышцы свело судорогой так, что он вынужденно распахнул глаза и увидел, что так же корчится на стуле профессор, его тоже трясло как во время эпилептического припадка. Закончилось все так же внезапно, как и началось.
  'Устройства восстановлены, оборудование готово к работе'.
  
  Глава 5.
  - Значит, это и есть ваш спаситель, - стучал подполковник Танищев тонкой палочкой по столу. - А я его, к сожалению, знаю. - Саша наконец вспомнил, что это за палочка, это была ручка, их учили такими писать. Как раз на такой экстренный случай, как сейчас. - И что, кадет, вы в состоянии перезапустить любой интерфейс? Включая...
  - Прошу прощения, господин подполковник, - прервала его Кристина. - Нет, это, к сожалению, невозможно. Мы сумели перезапустить интерфейсы, но они работали, только пока подсоединены провода.
  - Значит, мне он бесполезен, - откинулся Антон на спинку кресла.
  - Но простите, у вас же, как и у всех, кто был в бункере во время ЭМИ, все работает?
  - Я бы на вашем месте об этом не распространялся, - строго заметил подполковник. - Учитывая, что у нас осталось менее тысячи специалистов с работающим УДИ, на двадцатимиллионный остров. Тем более, мы уже проверили: наномашины по какой-то причине не работают, и общей связи нет.
  - Но вы же ее восстанавливаете? - с надеждой спросила медсестра.
  - Безусловно, сегодня к вечеру заработает электричество, завтра ретранслятор, - он помолчал, стуча ручкой по столу. - В качестве исключения я присваиваю вам звание лейтенанта, без фанфар и плаца, - он взял карточку-стикер и написал на ней несколько слов. - Отдадите снабженцу, получите припасы и погоны. У меня каждый человек на счету. А уж человек с, хоть и частично, но функционирующим имплантатом вообще на вес золота. После снабженца пойдете в бункер, подключитесь к базе и скачаете все, что сможете, начиная от курсов вождения, заканчивая ремонтом теплосетей. Вы теперь не снайпер, снайперы нам не нужны, вы инженер. Понятно?
  - Так точно, - козырнул Саша, выбора-то все равно не было. - Разрешите идти?
  - Разрешаю, - проговорил подполковник. - Поступаете в распоряжение капитана Гарифзянова, от него получите дальнейшие указания. Вас проводит мой адъютант, - добавил он, недобро улыбаясь. - Вы с ней знакомы. Свободны.
  - Есть! - сказал Александр и, забрав заветный листок, вышел из кабинета. Снаружи его уже ждала, улыбаясь, Марина.
  - Привет, красавчик, - сказала она, обнимая бывшего парня, как только закрылась дверь в кабинет подполковника. Но, заметив взгляд Кристины вышедшей вслед за ним, отстранилась. - Недолго сердце пустовало, недолго парень горевал.
  - В смысле? - не сразу понял Саша. Кристина же только отвернулась, правда, сделала это более чем демонстративно. - Ну, у нас пока ничего не было...
  - Пф. Будешь так говорить, и не будет, - дружески похлопала его Марина по плечу. - Давай знакомиться, я Марина, можно Мара, его бывшая и на него совсем не претендующая.
  - Это ты на него не претендуешь, а он еще даже не понял, наверное, что потерял, - ответила Кристина. - Я Кристина, можно Кристи.
  - Рада познакомиться, Кристи, - сказала Марина, обнимая медсестру, а затем прошептала ей на ухо. - Сделай так, чтобы он и не понял, и не вспомнил.
  - Я попробую, - очень тихо ответила Кристина. Если бы не измененный слух, Саша бы их и не услышал. - Пойдемте уже, а то чего мы тут стоим, посреди коридора.
  Саша сделал вид, что ничего не услышал, хотя чувствовал себя как щенок, которого одна девочка подарила другой. Он постарался отбросить это ощущение, вспомнив последний раз с Мариной, потом посмотрел на фигуру Кристины, если она хоть вполовину так хороша в постели как внешне, то, может, и черт с ним, что его передали?
  - Сначала за погонами, - сказал Александр. - Я их ждал больше пяти лет.
  - Ну, раз так невтерпеж, то пойдем, - кивнула адъютант. - Тебе в любом случае надо полевую форму взять, оружие получить и довольствие в сухпаях.
  - А бронекостюм? - с надеждой спросил Саша.
  - На это я бы не рассчитывала, работают только те, что были у группы ССО, хранящиеся в бункере, - улыбнулась девушка. - Так что в рабочем состоянии их сейчас штук двадцать. Сможешь реактивировать и починить, думаю, отдадут.
  - Если и техники не смогли восстановить, то мне-то куда лезть, - пробормотал он расстроенно. К своему лейтенантскому бронекостюму он привык. Почти как к собственной коже, быстрым сообщениям и интернету. В общем, было без него некомфортно, хоть и не смертельно.
  - В том-то и дело. Должны были включиться сразу после перезагрузки, в конце концов, на ЭМИ удар они рассчитаны, - задумчиво проговорила девушка, не сбавляя скорости шага. - Но при этом отключились, так что хоть в металлолом сдавай. Сейчас один из наших лучших техников пытается разобраться, в чем причина. К счастью, хотя бы танки работают и БТРы. Еще, говорят, запас боевых дронов в полном порядке, но сети нет, как ими управлять, еще никто не понял.
  - А как же мобильные пульты? - удивился Саша. - Мы же такие использовали на тренировках.
  - Ага, только они были совмещены с УДИ, для удобства. В общем, нет, - заметила Марина. - Вот мы и на месте, снабженец за этой дверью, мы тебя снаружи подождем.
  - Спасибо, - Александр зашел внутрь, услышав краем уха, что девушки начали его обсуждать, даже не дождавшись, когда закроется дверь. Он отдал честь завскладом и передал бумажку.
  - Ого. Поздравляю, товарищ лейтенант, - улыбнулся сержант, читая список на бумаге. - Размер обуви и одежды знаете? Отлично, подождите здесь, сейчас все вынесу.
  Он вернулся меньше чем через пять минут, неся набор униформы и прозрачную коробочку с погонами. В комплект входили: ботинки, штаны, китель, нательное и нижнее белье.
  - Можете переодеться вон в той комнате. Я пока найду оставшееся, - показал он на дверь в углу склада. Александр трясущимися от нетерпения руками взял долгожданную форму и, зайдя в маленькую подсобку, быстро переоделся. Все пришлось почти впору. Разве что ботинки чуть жали, но самую малость, Саша был уверен, что они разносятся в ближайшее время. Довольный, он прицепил погоны на пуговицу и вышел наружу.
  - Все подошло? - улыбнувшись, спросил снабженец. - Отлично. Тогда вот вторая партия: легкий бронежилет, автомат, магазины, - перечислял он, выкладывая обмундирование на стол. - Пистолет, разгрузочный жилет, магазины к пистолету. Ну и боекомплект, наконец, две коробки к автомату, одна к пистолету. Ранец походный, две бронепластины ростовые. Вроде все?
  - Сменный снайперский ствол, - уточнил Саша. - Семисотку, а лучше восмисотку.
  - Что марксмен? - усмехнулся сержант. - Ладно, хоть в списке и нет, сейчас достану. Хотя на твоем месте я бы у командования нормальную винтовку попросил.
  - Я бы от болтовки не отказался, но пока не распределили, буду с универсальным ходить.
  - Тоже неплохо, - согласился снабженец. - Электронной сметы у меня нет, так что записку я у себя оставлю, как починят связь, зайдешь еще раз, распишешься.
  - Понял, - кивнул Саша, складывая все в ранец и надевая его на спину. - Спасибо. Всего доброго.
  - Удачного пути, лейтенант, - сказал сержант. Когда Александр вышел наружу, он уже чувствовал себя другим человеком.
  - Ого, ты даже выше как-то стал в походной форме, - улыбаясь, пропела Марина. Кристина же ничего не сказала, а просто смотрела с блуждающей улыбкой и буквально пожирала его глазами. Саше даже стало немного неуютно. - Теперь, лейтенант, в бункер, данные копировать.
  - Нужно будет кабель передачи данных найти, - оживилась медсестра. - Чтобы присоединиться напрямую.
  - Можно подумать, что остались какие-то другие варианты, - хмуро сказала Марина. - Беспроводная связь в бункере, конечно, есть, но не напрямую с базой данных.
  Когда они спустились на десяток метров вниз, последовательно пройдя через несколько гермодверей и меняя лифты, то оказались в более чем просторном холле бункера дальневосточного военного округа. Удивительный сплав науки и усиленного милитаризма новой России сделали это место возможным и поистине потрясающим.
  Рассчитанный более чем на три тысячи человек бункер обладал всеми необходимыми средствами для выживания в горниле ядерной войны, в случае падения метеорита, эпидемии и почти любой другой угрозы. В разумных пределах естественно. Хотя на территории России было всего несколько таких бункеров, каждый из них должен был обеспечивать существование человечества. Ходили слухи, что самый крупный находился в городе Мирный, в старом алмазном кратере. Якобы он был рассчитан на проживание ста тысяч человек.
  - Нам на шестой уровень вниз, - спокойно проговорила Марина. Судя по ее виду, она была тут уже не в первый раз. А вот Саша, вместе с Кристиной, зачарованно оглядывался по сторонам.
  - Давно ты тут освоилась? - спросила медсестра у адъютанта.
  - Как к вам его привезли, так я тут и сижу, - пожала плечами девушка. - Круто конечно, но я бы не сказала, что уж очень полезно. Я здесь практику прохожу, а дальше будет корабль и одна из колоний. Эти бункеры строили как прототипы марсианских подземных баз. Так что я здесь привыкаю к будущей профессии.
  - Мы еще океаны не освоили, а все лезем на другие планеты, - заметила Кристина. - Не думаешь, что это несколько нелогично?
  - Нет, на дне океана условия хуже, чем на Марсе, - улыбнулась Марина. - И там и там, если выйдешь наружу без подходящего скафандра смертность одинаковая - сто процентов. Только на Марсе проще делать базы. Да и скафандры, чего уж таить.
  - А ты видела, что на дне океана? - спросил никогда этим особенно не интересовавшийся Саша. - Там же огромное давление, но все равно кислород есть, его из воды можно получать.
  - На Марсе тоже кислород есть. Как и вода. А если сбросить туда с десяток астероидов, то человечеству хватит на сотню-другую лет. А можно и не останавливаться, а бомбардировать его постоянно, - заметила Марина, но потом загрустила. - Это, кстати, один из планов. Был.
  - Почему был? - аккуратно переспросил Александр.
  - Ты статистику смертей видел? Как думаешь, почему с вами встречался подполковник, а не генерал? И не один из полковников?
  - Не знаю. Может, они слишком заняты?
  - Они мертвы. Все. Весь руководящий состав, что был наверху, все погибли. Вообще почти все военные, - тяжело вздохнула Марина. - Смертность во время теракта среди обычного населения составила девяносто процентов. И только один процент не получил ранений. У остальных девяти разной степени тяжести повреждения мозга. У нас же выкосило девяносто пять процентов личного состава. Все.
  - Пипец, - только и смог произнести Александр.
  - А что с остальными пятью? - спросила Кристина. - Сколько из них пострадало?
  - Среди наших нет пострадавших: либо погибли сразу, либо выжили, - ответила адъютант. - Те, кто был в это время под землей, целы. А вот те, кто на поверхности... В общем, они уже по пакетам сложены. Повезло, что так удачно учения шли. Иначе бы все снаружи сидели.
  - Да уж. Повезло, - прикрыла ладонью глаза медсестра. Оставшийся отрезок пути они молчали. Каждый думал о своем: о родственниках, друзьях. О смерти.
  - Пришли, - сказала Марина, останавливаясь перед дверью с громкой надписью 'Терминальная'. - Эй, парни, у меня для вас клиент.
  В комнате было несколько человек, сидящих за мониторами. Они быстро что-то строчили, правили и вообще не выглядели, как люди пережившие апокалипсис, скорее как те, кто о нем узнает из новостей.
  - Что бы вы ни принесли, оставьте это в углу, мы потом посмотрим, - сказал один из сотрудников, не оглядываясь.
  - Я кому-то щас бошки откручу! - гаркнула девушка, и тогда наконец на них обратили внимание. - Вот этому парню нужно закачать библиотеку в имплантат. По максимуму всего полезного, но так, чтобы мозги не вскипели.
  - Слушай, космонавтка, чего тебе от нас-то надо, пусть подключается и качает.
  - У него только проводная связь, - уточнила девушка. - Вай фай у него не работает.
  - Сколько раз можно тебе повторять? Вай фай умер в тридцатых! Это атавизм и жаргонизм!
  - Да какая к черту разница?! Кабель дайте и доступ.
  - Ладно, - сказал не то программист, не то администратор. По-военному просто инженер сетей связи. - Иди сюда, будем у тебя в мозгах ковыряться. - Александр послушно подошел и сел на предложенный стул. - Значит так, я тебе открою доступ ко всему не секретному. Ты ж у нас лейтенант? Ну, вот и получишь полный курс всех специальностей. Что еще?
  - Еще мне нужно вождение и ремонт, по максимуму.
  - Ладно, закачаем. Еще?
  - Еще ему нужен будет углубленный курс первой помощи, - заметила Кристина. - Желательно хирургии и общей медицины.
  - Долбанулись, - пробормотал инженер. - Короче, лейтеха, я тебе сочувствую, но закачаю по полной программе. Судя по всему, сейчас рук всем и везде не хватает.
  - А вам-то чего не хватает? - удивилась Марина. - Вы как сидели тут, так и сидите, в вашей жизни ровным счетом ничего не поменялось.
  - Ну как сказать, - инженеры переглянулись. - Вот если гипотетически у нас есть связь с сетью, но она вся оккупирована вирусом, и мы не можем его отключить, что бы ты сделала?
  - Не подключалась бы, - ответила девушка.
  - А ты, парень?
  - Подключался бы с того, чему вирус не навредит, - пожал плечами Саша. - Не обязательно же всю сеть задействовать, для начала можно один сервер, чтобы не через УДИ.
  - Правильно мыслишь, - кивнул инженер. - А теперь опять-таки гипотетически, если бы вирус внезапно исчез, весь и сразу. Ты бы подключился?
  - Да, - кивнул лейтенант. - А в чем проблема-то?
  - А проблема, дорогой, в том, что ты не думаешь, - усмехнулся инженер. - Вирус не мог исчезнуть сам, а значит, его кто-то победил. Или что-то.
  - Вы сейчас на что намекаете? - удивленно спросила Кристина. - На искусственный интеллект что ли?
  - Именно на него, - кивнул инженер. - Больше никто с этой задачей не справился бы. Так что я даже не знаю, что будет, когда мы ретранслятор запустим.
  - Да что он может плохого сделать? - удивилась Марина. - Постой, а не он ли вирус запустил по всему миру? Ведь мог искусственный интеллект взбунтоваться против человечества и начать атаку по всем нам через УДИ?
  - Фантазерка, - улыбнулся мужчина. - Вот что значит семнадцать лет. Сама наивность. Нет, дорогая. ИИ на такое принципиально не способен. Он дружественен к человеку по умолчанию. Их такими создают, чтобы не могли ничего подобного сотворить. Так что нет, это дело рук человеческих. Сами, все сами.
  - Ну а чего вы тогда боитесь? - не понял Саша. - Если он дружественен, просто включите его в вашу сеть, да и все.
  - Тут есть такой маленький нюанс, что он может быть проводником для спецслужб другого государства. А люди друг к другу совсем не дружественны, я думаю, ты и сам это прекрасно знаешь. Недаром же учился пять лет.
  - Да, о том, что люди могут делать, я наслышан, - проговорил Александр. Он и правда был наслышан, у них вели курс боевой психологии и психотерапии, чтобы на поле боя солдаты не удивлялись и не сходили с ума от возможного кошмара. Такой превентивный курс сводил ПТС почти на нет.
  - Вот то-то и оно, - сказал инженер, отворачиваясь к экрану. - На, держи провод, сейчас мы тебя прокачаем. - Александр взял кабель и примкнул его к шее. - Так, подключился. А чего это у тебя индивидуализация не сделана?
  - У него сбой прошел, когда вставляли имплантат, - начала было Кристина, но ее остановили жестом руки.
  - Фамилия имя отчество, звание, дата рождения? - спрашивал инженер, быстро вводя информацию, которую сообщал Саша. - Вот так. Я дополнительно закачаю тебе пару боевых бустов. Но применить их ты сможешь только когда прокачаешься. Есть у меня ускорение движения, бьет током по мышцам, увеличивая сокращаемость, болят потом, что пипец. Называется просто 'Ускорение', или 'Рывок'. Дальше есть прицельный комплекс, автоматически адаптирующийся под оружие, которое у тебя в руках, 'Соколиный глаз' или 'Марксмен', у нас еще до 'Глаз' сокращают. Дальше, есть выброс допомина и эндорфина. Вместе они настолько ускоряют твое восприятие, что кажется, будто время замедлилось, замечательная штука, крайне советую. Называется 'Хронос'. Ну и последнее - это 'Силач', адреналин в чистом виде. На короткий промежуток делает тебя ну о-очень сильным.
  - Здорово, - восхищенно сказал Саша. - А почему они в стандартную сборку не входят?
  - Входят, почему нет, - пожал плечами инженер. - Просто они активизируются автоматически: либо по приказу командования, либо в экстренных ситуациях. Учитывая, что у тебя имплантат поврежден, я тебе настрою ручное управление, сделаю иконки и мысленную активацию.
  - Про побочные эффекты не забудь сказать, - прервала хвалебную речь Марина. Тот замялся. - Он не вспоминает о них не просто так. За каждый вызов боевых навыков ты будешь расплачиваться изрядной долей здоровья. Во время адреналинового выброса страдает сердце и рвутся от нагрузок мышцы и сухожилия, от допомина угнетается мозг, от эндорфина снижается критическое мышление, от ускорения получаешь внутренние микротравмы и так далее, и тому подобное. В общем, это только на самый крайний случай.
  - Весело, - пробормотал Александр. - А зачем их тогда вообще оставляют?
  - Чтобы процент выживаемости был больше. Они полезны, но только когда необходимо.
  - Ладно, расслабься и откинься на спинку стула, сейчас начнем закачивать информацию. - Сказал инженер, настраивая соединение и выбирая необходимые библиотеки. - Забыл добавить, могут появиться неприятные ощущения.
  Сказано это было таким тоном, что Саша до хруста в суставах вцепился в подлокотники. Он видел в одном фантастическом фильме, как человеку перепрашивают мозг. Тот бился в припадке, у него все перед глазами сияло, и мужик летел через туннель света. Но у Александра ничего такого не было. Просто на несколько минут погас интерфейс. А затем снова включился, только стал более подробным, появилась тактическая карта и иконки способностей.
  'Лейтенант, Александр Сухов.
  Сила 87%
  Ловкость 69%
  Интеллект 70%
  Восприятие 92%
  Выносливость 60%
  Рекомендуемый курс тренировок: Кардио-тренировки, тренировки на координацию.
  Рекомендуемый курс обучения: Обучение пройдено (скрыть графу).
  Доступные навыки: Силач (доступно, запас адреналина 100%), Хронос (повысьте выносливость), Рывок (повысьте ловкость), Марксмен (доступно, усталость глаз 24%).
  Доступные библиотеки: Биология и физиология, Хирургия, Базовый курс диагностики заболеваний, Механика, Электрика, Курс вождения, Курс пилотирования (смотреть полный список)
  Внимание! Наномашины отсутствуют. Вооружение и Бронекостюм отсутствуют'.
  - Ого, - проговорил Саша, глядя на личные данные. - То есть я теперь смогу танком и вертолетом управлять?
  - Нет, - дружно заржали инженеры. Марина тоже засмеялась, и только Кристина, прикрыв ладонью рот, с трудом сдержала смех. - Теперь ты можешь этому научиться, там у тебя схемы, информация, описания. Компьютер на основе этих данных подскажет тебе, какой рычаг за что отвечает, но нажимать ты все будешь сам. И учиться тоже.
  - Жаль, а так, чтобы закачал информацию и сразу научился, - нельзя?
  - Было бы можно, все бы так и делали, сразу в мозг при рождении закатывали кучу инфы, - сказала Кристина. - Но, увы, мы не гении и не компьютеры, чтобы все было так просто.
  - Ну, таскать с собой библиотеку, которая ничего не весит и всегда может подсказать, что и как, тоже не самый худший вариант, - сказал Александр, вставая с кресла. - Спасибо! Надеюсь, навыки мне пригодятся.
  - А я наоборот, надеюсь, что нет, - ответил инженер, махая ему рукой. - Пока!
  - Пока, - ответил он, выходя из кабинета. - Хотя он в принципе прав, я бы тоже предпочел, чтобы они не пригодились.
  - Да ладно вам, пессимисты, - улыбнулась Марина. - Самое худшее уже позади, дальше будет только лучше.
  - Надеюсь, - проговорил Саша. Кристина согласно кивнула головой. - Куда теперь?
  - Как куда? - удивилась адъютант. - К твоему командиру, которого тебе назначил подполковник. Уже забыл, зачем мы все это делали?
  - Да как-то из головы вылетело, хотя ты права, чем раньше доберемся, тем раньше отметимся и отправимся вместе на задание.
  - Ну, нет, - улыбнулась Марина. - Я пока в штабе останусь, и, как только возможность подвернется, двину во Владивосток, в училище, поближе к космодрому.
  - А как же Танищев? Он что, к тебе не пристает?
  - Приставал, да больше не может, - ответила девушка с хищной улыбкой. - Он, как все это случилось, и ему пришлось приказы отдавать, захотел расслабиться. Подозвал меня, поставил на колени.
  - Фу, - замахала Кристина ладонями. - Зачем ты всякую гадость рассказываешь?
  - Дослушай сначала. Так вот спустил штаны и говорит: 'исполняй свой адъютантский долг, раньше генерал был главный, а теперь я'. Ну я его яйца аккуратно в свою ладошку положила, - Марина вытянула вперед руку с раскрытой ладонью. Поводила ей из стороны в сторону, а потом резко сжала кулак и дернула вниз. - Как он выл. Вы не представляете.
  - Ого, - сказал, передернувшись, Саша. Он помнил, какими сильными могли быть маленькие ручки Марины, когда ей хотелось. - И что он? Не отправил тебя на вахту?
  - Дорогой мой, мне семнадцать. Я вообще там быть не должна была. А если рассматривать это как домогательство несовершеннолетней с применением служебного положения... - девушка кровожадно улыбнулась. - Его не просто со службы выгонят, его еще и званий лишат.
  - Брр, - проговорил Александр, когда они уже выходили из последней двери бункера. - Ну, в принципе он это заслужил.
  - И я о том же, - кивнула адъютант. - О, смотри, на ловца и зверь бежит. Сергей Тимурович! - Крикнула она мужчине, быстро идущему по плацу. - Я к вам пополнение веду.
  
  Глава 6. Дорога живых
  - Вашу мать, лейтенант! - орал на Александра капитан. Его голос расходился по плацу бордовыми волнами, цепляя ангары и корпуса. - Вы еще не успели поступить ко мне на службу, а уже ушли в самоволку.
  - Никак нет! - попытался возразить Саша, но на него обрушился новый шквал ругательств.
  - Молчать! Где мля вас носило! - отчитывал Сергей, седой как лунь шестидесятилетний мужчина был, не смотря на возраст, поджарым и будто выточенным из дерева. - О вас доложили час назад!
  - Разрешите доложить? - вытянувшись по струнке, спросил лейтенант.
  - Докладывайте... - чуть успокаиваясь, сказал капитан.
  - Довольствие и обмундирование получено, - начал Саша. - Информация скачана, получены библиотеки технического и медицинского характера, готов к несению службы.
  - Какая еще информация? - не совсем понял Сергей. - Не морочь мне голову, сеть же не работает.
  - Скачано напрямую, от сервера! - рапортовал лейтенант.
  - Вот как? А что, так можно было? - удивился командир. - Хорошо, и что же вы теперь умеете?
  - Мои лучшие навыки - это сверхточная стрельба на средних и дальних дистанциях.
  - Ну, это нам сейчас вроде не нужно, - пробормотал капитан. Несмотря на явное смущение, каждое его слово было четким и резким.
  - Так же получил базовые навыки вождения, первой помощи, инженерного дела...
  - Стоп. Хватит, - отрезал Сергей. - Все с вами понятно. А это кто?
  - Здравствуйте, я медсестра, зовут Кристина, - начала девушка.
  - Отставить, - капитан недовольно поднял бровь. - Лейтенант, что гражданское лицо делает на территории военного объекта?
  - Я помогаю...
  - Я спросил не у вас, - остановил ее Сергей.
  - Она вызвалась добровольцем для помощи раненым, - ляпнул Саша первое, что пришло в голову и звучало достаточно логично. Не объяснять же, что она сопровождает его как подопытного кролика. Ну и заодно хочет затащить в постель.
  - Это так? - спросил Сергей.
  - Да, все верно. Но только с помощью лейтенанта.
  - Это меня уже не интересует, - отмахнулся капитан. - У меня для вас отличная новость, лейтенант. Вы немедленно сможете применить свои навыки на практике! Нам доложили о тысячах погибших, и наша задача собрать выживших.
  - Это хорошо, нужное... - проговорила Кристина, но под взглядом Капитана замолчала.
  - Вы должны подготовить грузовик, снять его с хранения и отправиться на поиски выживших.
  - Так точно! Разрешите выполнять? - козырнул Саша.
  - Разрешаю, - кивнул Сергей и стал наблюдать за действиями Саши, вероятно ожидая, что тот спросит, где склад или что-то подобное. Но лейтенант, легко ориентируясь по скачанной карте, без лишних вопросов отправился к ангарам долговременного хранения. Кристина от него не отставала, и через некоторое время капитан с полными удивления глазами, догнал их. - Первый раз вижу, чтобы человек так хорошо ориентировался в чужом окружении.
  - Разрешите...
  - Вольно, лейтенант. Без панибратства, но вольно. Вы меня приятно удивили.
  - Рад стараться, Сергей Тимурович! - улыбнулся Саша. - Я хорошо обучен действовать в условиях автономности на территории врага, умею читать и составлять карты.
  - Что ж, хорошо, - кивнул капитан. - Подготовьте транспорт, я подойду к вам через полчаса. Надеюсь, вам хватит этого времени.
  Они дошли до ангара вместе, там капитан дал распоряжения прапорщику, а сам ушел по своим делам. Прапорщик, явно разменявший шестой десяток, отвел их к одному из открытых ангаров, где стояли 'сухие' грузовики, покрытые тонким слоем полиэтилена защищающего от коррозии и гнили.
  - Поаккуратнее с этими старушками, сынок, - проговорил сержант. - Они старше тебя раза в два.
  - Постараюсь. Что посоветуете? - спросил Саша, даже не зная с чего начать.
  - Сними пленку, залей дизель и масло, заряди аккумулятор с помощью динамомашины, - пожал плечами старик. - Поверь, для своих лет они в отличном состоянии, главное, ничего не напутать и залить все куда надо. Я уже стар, сам под ними ползать, но я здесь посижу, если что спрашивай.
  - Спасибо, - с благодарностью кивнул лейтенант. - Поможешь пленку снять? - спросил он у Кристины. Девушка кивнула. Вместе они довольно быстро содрали покрыти по заранее подготовленным линиям отрыва. Вакуумная упаковка такой громадины как двадцатитонный военный 'КамАЗ', рассчитанный на перевозку двухсот военных, могла показаться глупостью, если бы не была столь эффективна. И дешева. Если смотреть издали, то этот шестиосный гигант казался просто детской игрушкой в упаковке.
  Пользуясь схемами из руководства и советами сержанта, они быстро закачали ручным насосом топливо и залили масло в двигатель и оси. Ржавчины и повреждений у грузовика не было. Да что там, внутри не было даже пыли. Машина сохранилась в идеальном состоянии. А после того, как они вынули из свинцовых кейсов схемы управления для АКПП и навигации, она и вовсе стала как новенькая. Осталось только зарядить аккумулятор.
  - А нельзя двигатель завести? Чтобы от него потом зарядить аккум? - с надеждой спросил Саша.
  - Хэх, можно, если силенок хватит, почему нет, - улыбнулся сержант. - Вон дырка, вот раскрутка, дерзай. Не забудь только ключ в зажигании повернуть и на нейтральную передачу поставить.
  - Хорошо, - сказал Саша, взяв в руки уже знакомую юлу, такую же, как та, что использовала девушка техник, когда они нашли старую 'Газель'. - Кристина, поставь, пожалуйста, ручку в АКПП на нейтрал.
  - Извини, я не поняла, - честно призналась девушка, и Саша, глядя в ее глаза, понял, что, кажется, влюбляется. Она наконец перестала быть страшной медсестрой, которая ставила над ним опыты. Теперь она была просто женщиной, которой требовалась помощь. Улыбнувшись, он без лишних слов, залез в машину и подготовил все к финальному этапу.
  Вставив штырь в стартер, с силой потянул за рукоять. Получалось медленно, слишком медленно. Двигатель даже не чихнул. Отпустив ручку, он встал поудобнее и снова потянул трос. Движок сделал пару оборотов, но тут же остановился. Выругавшись, Саша повторил процедуру несколько раз под одобрительные смешки и подбадривающие высказывания старшины. В конце концов он совсем сбил дыхание и порядком устал.
  - Ну, вот видишь? - сказал, улыбаясь, старичок. - А послушал бы меня, может, заряда уже хватило бы. Возьми динамку, да крути, тебе всего и надо на один порядочный толчок.
  - Сначала попробуем кое-что другое, - улыбнувшись, сказал Александр. Может, это было и не самое лучшее применение только что полученных навыков, но опробовать их стоило. Запасов адреналина как раз хватало на использование одного из них.
  Силач! Выброс гормона прокатился по телу жгучей волной, вены и сосуды расширились, сердце застучало, быстрее гоняя кровь. Саша взял ручку стартера и дернул изо всех сил. Спустя долю секунды он уже с удивлением смотрел на поломанную пластиковую ручку, с мясом оторванную от стального троса. Эффект навыка быстро проходил, сердце успокаивалось.
  - Нихнасебеж, - проговорил сержант, глядя на него выпученными глазами. - Вот это силища, а с виду и не скажешь.
  - Да я, это... - пробормотал Саша, переводя взгляд со старичка на оторванную ручку. - Простите, что сломал.
  - Да ничего, их полно, к каждой машине по одной, - улыбнулся тот. - Так что сам сломал, сам починишь. Главное, двигатель завел.
  - Угу, - кивнул Александр. Двигатель и правда, завелся, мерно стучали поршни, вращая колесо динамо генератора, заряжая аккумулятор. Вибрация двигателя гасилась пружинами, так что звучал он как очень большой мурлычущий котенок. - Круто.
  - О! Уже справился, - сказал, подходя к ангару, капитан. - Молодец. Вот тебе карта, она хоть и старого образца, но должна сгодиться. - Добавил он, протягивая сложенную в несколько раз карту, сделанную из износостойкого полимера. - Твоя задача: проехать по обозначенным поселкам и деревням между нами и китайской агломерацией. Она сейчас находится на юго-западном мысе. У них хоть и есть свои больницы, но мы не можем с ними связаться, так что доедешь, соберешь раненых, можешь брать по одному сопровождающему на десять человек. Все понятно?
  - А если раненые престанут влезать еще до того, как я доберусь до китайцев? - уточнил Александр.
  - Ну, - почесал в затылке капитан. - Тогда вернешься и поедешь еще раз. Тут ехать-то два часа, ну может три.
  - А сколько по пути населенных пунктов?
  - Никогда не интересовался, но население на побережье достаточно плотное, портовый город, в конце концов, - ответил Сергей. - Топлива у нас навалом, так что просто езжай, собирай, привози в больницу и снова езжай. Все понятно?
  - Так точно, господин капитан! - козырнул лейтенант, залезая в кабину грузовика. Хоть он и старался не подавать вида, но жутко нервничал. У него, конечно, были экспресс курсы вождения, как и у любого в военном училище, они отключали автопилот и заставляли машины делать то, что нужно им, а не заложено программой. Вот только они все это делали, подключая свой УДИ к компьютеру автомобилей. А здесь...
  Машина была не старой, она была архаичной. Никакого компьютера управления или автопилота. Круглый руль, две педали и ручка переключения передач: две вперед, одна назад и нейтраль. Он знал, что на спецкурсах учат водить такие машины. Тот же Костя его проходил. А вот он сосредоточился, как ему казалось, на более важных вещах. И теперь за свою веру в неразрушимость технологий ему предстояло расплатиться нервами и, возможно, насмешками. Не самая высокая плата, в конце концов.
  Как только он положил руки на руль, вокруг него загорелись подсказки обучающего ролика по вождению. Имплантат, хоть и отключенный от сети, прекрасно выполнял свои функции. Саша передвинул ручку АКПП на одно деление вперед и медленно нажал на педаль газа. Машина дернулась, но не заглохла, а медленно покатилась вперед. Чувство радости, внезапно накатившее на него, заставило утопить педаль газа в пол. Он даже не обратил внимания на предупреждающие желтые восклицательные знаки, быстро ставшие красными.
  - Стой! - закричала Кристина, сидящая рядом, и Саша едва успел затормозить. - Ты что угробить нас пытаешься?
  - Извини. Я не специально, - повинился он. - Сейчас все исправлю.
  - Ты уж постарайся, - сказала девушка, надув губы и отвернувшись к окну. После испуга она на него была немного зла, и Александр это почувствовал. Теперь он увеличивал скорость очень аккуратно и спокойно выехал на трассу.
  Грузовик легко сталкивал на обочину электромобили, но им несколько раз пришлось остановиться, чтобы вытащить из кабин раненых. К ужасу Александра и Кристины, они нашли двух детей: девочек-близняшек, запертых в кабине с погибшей мамой. Девочкам было лет по пять максимум, двери заблокировались 'детской' защитой, но, к счастью, окна оказались чуть приоткрыты, и воздух поступал нормально. Дети ничего не отвечали, крепко держась друг за друга, но с удовольствием приняли от девушки воду и сладкий фруктовый батончик, входящий в сухпай. Когда они уснули, обнявшись на заднем сиденье, Александр вылез из кабины и, оставив девочек с Кристиной, долго матерился, отойдя к обочине.
  - Хорошо, что ты их услышал, - сказала медсестра, когда он, чуть успокоившись, вернулся в машину. - Еще несколько часов без еды и воды, и они бы провалились в беспамятство, а потом могли и погибнуть.
  - Да уж, - тихо ответил Саша, а потом, снова выругавшись про себя, добавил. - Нам повезло, что сентябрь наступил, и похолодало. Представь, что было бы при жаре плюс тридцать.
  - Спасибо, не хочу, - мрачным полушепотом сказала Кристина. - Что делать с ними будем?
  - А какие есть варианты? - удивленно спросил лейтенант. - Привезем на базу, обсудим с командованием, там устроят какой-то приют для потерявшихся.
  - Ну, может, - неуверенно начала Кристина.
  - Что? - уже догадываясь, спросил Александр.
  - Может, с собой их оставим? Дети же, - с надеждой в голосе спросила девушка. - Маленькие. Девочки, жалко их невероятно.
  - А об их родственниках ты не подумала? Об отце, бабушке с дедом? - ответил вопросом на вопрос Саша. - Представь, что они живы, волнуются, ищут детей, а мы их себе присвоим...
  - Да, ты, наверное, прав, - согласилась девушка, когда он уже выруливал на трассу. - Давай чуть помедленнее поедем, может, ты еще кого заметишь?
  - Хорошо, - кивнул Александр. Он и так ехал небыстро, за те несколько часов, что они двигались по заставленным машинами улицам, встретили множество живых и раненых. Хотя раненых, конечно, гораздо больше, в десятки раз. Но до больницы было еще не так далеко, что Кристина просто объясняла каждому встречному дорогу. Саша несколько раз вылезал, чтобы помочь запустить двигатели на старых машинах, так что к центру последовало несколько груженых ранеными грузовиков, а они отправились дальше.
  Спустя час или полтора, встретили еще один точно такой же 'КамАЗ', как у них, едущий навстречу. Люди, сидевшие в нем, были насупленными и мрачными. Когда Саша помахал рукой, они остановились и обменялись сведениями: кого и где забрали. Кристина в это время заглянула в их кузов и вернулась в машину с такими глазами, что Александр решил проверить сам.
  Внутри, как и предполагалось, были раненые, вот только лежали они даже не рядами. А как чешуя, головы каждого следующего ряда лежали на ногах предыдущего, так солдаты смогли сэкономить пространство и загрузить в два раза больше пострадавших. Сопровождающих была всего пара человек.
  - Сколько же вы собрали? - с недоумением спросил он у старшего сержанта - водителя.
  - Четыреста, - сухо ответил тот. - Но, чтобы их всех в центр перевезти, нам пару месяцев нужно будет с утра до вечера мотаться.
  - Все настолько плохо? - не веря, спросил лейтенант,.
  - Увидите все сами, просто езжайте чуть дальше, чем мы, и все станет понятно, - сказал сержант, поднимая стекло и давая понять, что больше говорить не намерен.
  Дальше они ехали с тяжелым сердцем. Местные жители оказались готовы, их ждали. Какой-то энтузиаст проехал на велосипеде, предупредив всех, что военные машины будут вывозить раненых, и в первом же отдаленном районе их встречало человек тридцать. И почти триста раненых. Прикрыв глаза ладонью, Саша не выдержал и выматерился вслух.
  - Не больше одного сопровождающего на двадцать больных, - сказал он громко, вылезая из кабины. - Нужны мужчины, чтобы помочь с погрузкой.
  - Не волнуйся, командир. Все понимаем, - сказал самый здоровый из десятка местных мужиков. - Открывай, сейчас всех погрузим.
  Александр забрался в кузов, распахивая двери и спуская трап. Затем прошел, складывая бесполезные сиденья. Несмотря на большой размер машины, места было критически мало. Увезти триста они смогут, хоть и с трудом. Но нужно еще и дальше поехать.
  - Загружайте, - сказал он, вылезая. - Кладите головой к кабине, максимально плотно, каждый следующий ряд на пояс предыдущего. Поняли?
  - Поняли, - кивнул все тот же мужик, уже неся на руках первую женщину.
  - У вас есть старые машины? - спросил лейтенант у оставшихся. - Такие, чтобы не на электродвигателе, а на газу или бензине?
  - У Славки вроде была такая тачка, - ответил один из парней помогающих нести тело. - Он когда-то говорил, что она почти двадцатых годов, раритет.
  - И где этот Славка? - спросил Саша.
  - Нет его уже, - безо всяких эмоций ответила женщина, стоявшая в толпе. - Не выжил.
  - Соболезную, - искренне посочувствовал Александр. - А где тогда машина?
  - В одном из гаражей в квартале отсюда. - Сказал парень, показывая рукой направление. - Гаражи вы и сами легко найдете, а вот в каком именно я не знаю.
  - Ладно. Грузитесь, а я пока схожу, проверю, - не оборачиваясь, произнес лейтенант и быстрым шагом направился в указанное место. Гаражи и правда обнаружились почти сразу, многоуровневая парковка с закрытыми боксами, да еще и с лифтом. Можно было, конечно, придумать вариант и похуже, но не настолько.
  Решив, что осматривать стоит только то место, где он может найти авто, Саша подошел к первому с края боксу и дернул ворота. Металлические жалюзи были плотно закрыты. Не очень понимая как их можно взломать, лейтенант оглянулся по сторонам в поиске металлической трубы или лома. Но, к сожалению, ничего подобного на глаза не попалось. Недалеко от гаражей была импровизированная свалка металлолома, где, вероятно, можно было подобрать что-то подходящее.
  Откинув в сторону пару листов металла, Саша обнаружил импровизированный детский домик, располагающийся внутри старого автомобиля. Он залез внутрь и попробовал оторвать один из поручней. Только когда он потратил на это несколько минут и, устав, сел на пол, он огляделся по сторонам.
  Он находился в пластиковом салоне одной из старых рабочих лошадок начала сороковых. В двухэтажном экскурсионном автобусе. Машина, очевидно, простояла без дела много лет, и с нее сняли все, что было можно и нельзя. В салоне не осталось ничего, кроме пары поручней да прорезиненного пола. Кресла, сиденья, окна, аппаратуру - сняли все. Вот только ему ничего из этого не было нужно.
  Выбравшись наружу, он быстро раскидал в стороны основной хлам, корпус автобуса был раскрашен под хохлому и практически полностью цел, аккумулятор снят, так что под днищем зияла здоровенная дыра. Но, главное, обе оси на месте. Осталось только найти подходящие колеса. Саша быстро огляделся по сторонам. Куча электромобилей с полностью накачанными колесами стояла в округе. Выбирай на вкус и цвет.
  Осмотрев несколько штук, он нашел машину с не запертым багажником, в котором по счастью нашлись подходящие инструменты. Интерфейс подсказывал, какую насадку брать, и он с помощью домкрата, ключа и чьей-то матери за пятнадцать минут переставил колеса подходящего размера на старый автобус. В тот момент, когда он уже заканчивал, в проулке появился тот самый мужчина, который организовал погрузку раненых.
  - Мы вас потеряли, - начал он, подходя ближе. - Это что?
  - Автобус, экскурсионный, - улыбнулся Александр, с силой заворачивая последний болт.
  - Да нет, это-то понятно. Я в нем играл еще, когда совсем маленьким был, - сказал мужчина, похлопав по борту ладонью. - В нем же ни одной нормальной детали не осталось, один корпус. Он при всем желании не поедет.
  - Поедет как миленький, - ответил Саша, опуская домкрат. - Правда, не сам, а на прицепе. Но это не главное. Так я за один раз еще человек двести-триста смогу забрать.
  - А, с этим. Там парень на велосипеде приехал, говорит у него сообщение важное.
  - Хорошо, - кивнул лейтенант. - Найдите пока трос буксировочный, а лучше несколько. Я сейчас грузовик подгоню.
  Не дожидаясь ответа, он побежал к месту остановки. Тел у машины не осталось, видно уже всех погрузили. А рядом с кабиной стаял паренек лет пятнадцати, явно спортсмен, в велосипедном костюме и шлеме. Он жадно пил воду и никак не мог отдышаться.
  - Что случилось? - спросил на ходу Саша, ускоряя шаг.
  - В следующем квартале почти семьсот раненых, спрашивают, когда машина приедет, - ответил велосипедист, тяжело дыша. - Народ на взводе, много подростков, там школа была и техникум.
  - Черт, - проговорил лейтенант. - Ну да, конечно, дети - это первостепенно. Дорога туда сложная?
  - Да нет, просто по прямой, по трассе езжайте, и доберетесь.
  - Хорошо, тогда езжай первым, скажи, чтобы готовились, мы скоро будем, - сказал, забираясь внутрь, Александр. - И предупреди, что не больше одного сопровождающего на двадцать человек.
  - Но у вас же кузов почти полный, - недоуменно сказал парень. - Как же вы еще поместите?
  - Не волнуйся за нас, я прицеп нашел, давай, в путь. - Саша на всякий случай не глушил двигатель, так что сейчас ему пришлось только переключить передачу и медленно двинуться к гаражам. Там их уже ждал мужчина с ворохом тросов привязанных ко всему переду автобуса.
  Аккуратно развернувшись и сдав потихоньку назад, лейтенант вылез, чтобы прикрепить буксир и проверить крепления. В принципе, он зря волновался: мужчина все сделал по уму, даже вместо тросов нашел где-то и прицепил металлическую треногу, достаточно крепкую, чтобы выдержать натяжение. А для надежности ее еще и тросами обмотал, сплетя их косичкой.
  - Отлично, - кивнул Саша. - Должно выдержать. Где сопровождающие? - спросил он, заглянув к себе в кузов и не обнаружив там здоровых.
  - Так, если вы дальше едете, там и возьмете, - ответил мужчина. - А нам тут еще нужно мертвых собрать и в порядок все привести.
  - Вас всего тридцать, что вы сделаете с тремя тысячами? - недоуменно спросил Александр.
  - Что сможем, то и сделаем. Хотя бы вот похороним, сколько получится.
  - Ладно, - кивнул лейтенант, садясь обратно на водительское место. - Если передумаете, мы скоро возвращаться будем. Сможете присоединиться.
  
  Глава 7. Дорога живых часть 2.
  - Грузите всех сидя, - командовала боевая тетка, не то директор техникума, не то один из завучей. - Не мешки таскаете! Аккуратней!
  - Лариса Георгиевна, второй этаж весь заполнен, - сказал один из студентов. Картина была, конечно, удручающая, большой техникум, больше пяти тысяч учеников. От пятнадцати до восемнадцати лет. Выжило меньше восьми сотен, и это включая жителей соседних домов. Взрослые, в основном родители, хотя частью и студенты, аккуратно заполняли автобус, служащий прицепом. И даже тех, кого загрузили в прошлый раз, утрамбовали полулежа.
  - Хорошо, прикройте фанерой выходы, чтобы никто не свалился в поездке, и начинаем грузить на первый, - сказала женщина и повернулась к Александру. - Большое спасибо, что приехали, мы уж не надеялись, что помощь придет.
  - Не за что, - кивнул Саша. - Может, у вас в округе техника есть, которую починить получится? Транспорт? Любой абсолютно.
  - Нет, боюсь, что у нас здесь все на электромобилях, - огорченно покачала она головой. - Мы очень гордились, что наш колледж был на самообеспечении электричеством, ну и транспорт у нас весь электромобили.
  - А восстановить подачу вы сможете? - с надеждой спросил лейтенант.
  - Все не так просто, но мы постараемся. Прямо сейчас этим занимаются наши ребята с профильного курса, - улыбнулась женщина, но потом загрустила. - Из тех, кто остался. Позаботьтесь, пожалуйста, о наших учениках, они нам как родные дети.
  - Конечно. Сделаю все, что смогу, - честно ответил Александр. А потом подумал, что единственное, что он сможет - это привезти подростков в переполненную больницу с десятком врачей.
  - Я закончила осмотр, - сказала Кристина, подходя к ним. Вид у девушки был, мягко говоря, замученный. - Все повреждения одного плана: травма мозга в результате работы наномашин. Профессору еще предстоит разобраться, почему они живы и как их поставить на ноги, но, вероятно, области, связанные с жизнедеятельностью, не задеты.
  - Это хорошие новости, - улыбнулась завуч. - Это же значит, что когда восстановят работу автодоков и имплантатов, их вылечат?
  - Ну, - замялась медсестра. - Я этого обещать не могу. Мы даже еще не знаем, какая именно часть мозга у них повреждена.
  - А от чего зависит характер травм? - спросил Саша. - И почему вообще есть выжившие? Почему не все подряд?
  - Да не знаю я! - резко ответила девушка, но потом, несколько раз глубоко вздохнув, продолжила. - Может, разница в версии встроенного антивируса или браузера, или еще чего-то. Никто не знает, да теперь это уже и не главное. Сейчас нужно найти способ лечения, а почему и кто должны выяснять военные и спецслужбы.
  - Выясним,- кивнул Александр. - Как только поможем населению, найдем виновных.
  - А потом, пожалуйста, убейте их всех, но только медленно, - сказала женщина таким тоном, что Саша вздрогнул и понял: попади виновники теракта ей в руки, она бы их маникюрными ножницами порезала на куски. На очень мелкие куски.
  - Обязательно, - кивнул он. Женщину вполне можно было понять. Лейтенант достал карту города: они все еще не выехали за пределы гипотетического центра. До моря оставалось еще больше двадцати километров. За строениями не было видно ни воды, ни портовых кранов. - Мы очень просим вас организовать сбор раненых и погибших. Трупы надо упаковать в мешки, а еще лучше похоронить. Чтобы не началась эпидемия.
  - Когда вы слышали об эпидемиях, - пренебрежительно отмахнулась завуч. - Ничего с ними не будет, ну и зима скоро, так что не волнуйтесь.
  - Зима еще через два месяца, за это время тела начнут разлагаться, гнить, - начала перечислять Кристина. - Разведется огромное количество грызунов и паразитов.
  - Ладно, - сказала женщина, скривившись от брезгливости. - Возможно, вы и правы.
  - Не возможно, а точно, - заметил Александр. - Если нет способа самим захоронить тела, складывайте их в пакеты вдоль дороги.
  - Мы закончили! - крикнул один из студентов. Саша оглянулся. Каким-то чудом им удалось втиснуть всех своих раненых в машину и прицеп. Кивнув, лейтенант залез в кабину грузовика. Следом забралась Кристина.
  - Мы будем проезжать мимо утром, - сказал он, высунувшись из окна. - Если найдете еще раненых, соберите их на этой площади. И позаботьтесь о живых.
  - Обязательно. Мы все сделаем, главное не бросайте нас и быстрее восстановите связь! - крикнула женщина, махая им на прощанье.
  Медленно развернувшись, Александр повел машину назад к городу. Солнце уже начинало садиться, и облака наливались красной краской. Гул двигателя расходился по пустынной улице синими волнами, многократно отражаясь от стен домов.
  - Знаешь, это, конечно, жутковато, - сказала Кристина. - Но что-то красивое в этом замершем городе есть. Кажется, что он просто поставлен на паузу, и если включить воспроизведение, то все снова будет хорошо, как раньше.
  - Ты же сама знаешь, уже ничего не будет как прежде, - ответил Саша, стараясь не отвлекаться от дороги. Вождение давалось ему уже чуть легче, но все еще требовало максимальной концентрации. Тем более со столь ценным грузом. - Ты уже знаешь, сколько погибло? Хотя бы примерно.
  - Если везде так же, как в Сахалинске, то девяносто процентов, - мрачно ответила медсестра. - Девять миллиардов человек.
  - Девять миллиардов, - протянул Александр, пытаясь представить такое число, прочувствовать его. Ничего не выходило, слишком большая была цифра.
  - А осталось, соответственно, меньше миллиарда. Почти как два века назад, - сказала Кристина. - Представляешь, человечество из-за группы каких-то идиотов было откинуто на два столетия?
  - Вполне представляю, - кивнул Саша и чуть поправил руль. - Вот только это далеко не самый худший расклад. В конце концов, за эти два века человечество пережило две мировых войны и пару сотен мелких. И ничего, развилось, восстановилось и расплодилось. Так что и сейчас выживем. Думаю, даже сотни лет нам не потребуется, чтобы все воссоздать, управимся гораздо быстрее. В крайнем случае, поступим как Северная Африка, включим клонирование.
  - А к чему это привело, ты помнишь? - оборвала его мысль девушка.
  - А кто же не помнит, - хмуро ответил Александр. - Черное десятилетие.
  - Потерянное десятилетие, - поправила его медсестра. - Новые заболевания и вирусы, непонятные мутации, десять лет без детей.
  - Мда. Тогда многие решили, что это конец света, и человечеству пришел конец, - Александр вспомнил слезы своей матери, когда той сказали, что ее ребенок родится мертвым из-за непредвиденных мутаций. - Но мы справились, нашли лекарства.
  - Но сколько людей из-за этого ударилось в религию? Отказалось от УДИ, ушло в секты и плавучие города? Миллионы!
  - Ну, так уж и миллионы, - не очень поверил Саша. Он никогда не интересовался религией. Хотя слышал, что многие аграрные общины прекрасно чувствуют себя на искусственных островах в океане и даже поставляют продукты на материк.
  - В том-то и дело. Очень многие. Даже ученые с мировым именем!
  - Знаешь, - перебил ее Александр. Он погладил шею с вживленным имплантатом, - в свете последних событий очень может быть, что это не самое худшее решение.
  - Ну да, - запнулась в своей пламенной речи Кристина. - У них-то, должно быть, сейчас все в порядке. - Она задумалась. - Интересно, как дела в остальном мире. Вряд ли во всех городах использовали ЭМИ для остановки наномашин.
  - Это точно, - теперь уже помрачнел Саша. - Там, наверное, смертность в разы больше, представь, что было бы, если бы не врубили защиту.
  - Не уверена. Возможно, погибли бы все...
  - Я хочу в туалет, - неожиданно раздался за спиной девичий голос. Саша от удивления повернулся назад и чуть не врезался в машину, стоящую на дороге. Тихо выругавшись, он медленно затормозил, остановив грузовик.
  - Привет, - улыбнулся он девочкам. - Кристина, сводишь их?
  - Да, конечно, - ответила девушка. - Девочки, пойдемте со мной, мы найдем кустики...
  - Какие кустики? - удивилась одна из близняшек. - Мы же в городе.
  - Не волнуйтесь, нас никто не увидит.
  - Я не хочу в кустики, я вас не знаю, хочу домой к маме и папе, - тихо заплакала вторая.
  - Давайте выйдем наружу, и там все обсудим? - предложила Кристина, протягивая девочкам руки. Сжав детские ладошки, она аккуратно высадила близняшек из кабины и завела за угол. Александр с удивлением понял, что ему стало спокойнее. Пока девушка занимается близняшками, у него есть немного времени, чтобы обдумать, что с ними делать. Это легко сказать - сдать командованию, а реально, что с ними будет на базе?
  Ни приюта, ни детского сада там, естественно, не было и быть не могло. Все, кто имел детей и проходил службу, получали места в приписанных к военным частям детских садах и школах. Но они находились за территорией базы.
  - Саня! - истошно закричала откуда-то издали Кристина. Он среагировал мгновенно. Схватив автомат, он выскочил из кабины и побежал на звук. Женщина и два ребенка - где они?! Возле машины было пусто.
  - Кристина, где ты?! - закричал он, смотря на бордовые отзвуки своего голоса. Он не видел их дыханий и сердцебиений, но знал, что они рядом. Завизжал ребенок - красный! Вон он, за зданием. Какие, к черту, ограничители? Быстрее туда. Он врубил 'Рывок' раньше, чем успел сообразить, что делает это. Ноги понесли с такой скоростью, которую он никогда не выдавал даже в спринте. Он слышал, как в кузове зашевелились сопровождающие, спрашивая, что случилось, но это было не важно. Он уже рядом. - Держись!
  Александр вылетел прямо на стаю собак. И сразу понял, что с ними что-то не так. Это были не обычные дворняги. Боевые охранные псы с вживленными ограничителями - выведенные убийцы, контролируемые электронным поводком.
  Вот только поводок сломался. ЭМИ разрушили и заборы под током, и системы частной охраны, и радиомаяки, не позволявшие таким псам отходить далеко от объекта.
  Огромные откормленные твари были выше девочек, которых они окружили, почти по плечо Кристине. Почему они еще не напали было не понятно. Зато было ясно, что это произойдет с секунды на секунду. Саша на бегу вставил магазин и снял затвор с задержки. Вскинутый ствол мгновенно сделал его целью номер один.
  - Хорошо. Назад! Хорошо... - говорил он, глядя на капающую с оскаленных пастей слюну. Он не боялся собак. Но от вида этих у него волосы встали дыбом, а по спине пробежала предательская струйка пота. Псы чувствовали его страх, но видели ствол автомата. Они начали отступать, медленно пятясь. А Саша так же медленно двигался вперед. Как только он дошел до девочек, а сейчас даже Кристина была маленькой девочкой с трясущимися коленками, прикрыл их спиной.
   - Медленно идите к грузовику, - сказал он, не отрывая глаз от прицела, смотрящего прямо в лоб вожаку стаи. - Старайтесь держаться у меня за спиной.
  - Куда идти? - тихо пискнула Кристина. Александр сначала не понял, но, на секунду оторвав взгляд от цели, увидел, что псы окружили их широким полукругом, отступать было некуда. Четвероногие охранники перехитрили его. И в тот миг, когда он оглянулся, вожак прыгнул. Саша инстинктивно подставил руку, и пес с готовностью вонзил свои зубы в рукав. Лейтенант почувствовал, как челюсть с огромным давлением сжимает его кисть. В этот момент он мысленно послал хвалу сержанту, выдавшему ему не обычную, а полевую форму.
  Толстая армированная ткань, предназначенная для остановки легкой пистолетной пули, легко выдержала укус. Руку сжало как тисками, но прокусить ее кобелю не удалось. Увидев, как подбегают остальные псы, чтобы повиснуть на нем всей стаей, он сделал единственно верную вещь. Не обращая внимания на боль в руке, он зажал приклад под мышкой и открыл веерный огонь от бедра.
  Точность была крайне низкой. Но он, черт возьми, был снайпером, а не штурмовиком. И хотя они ради интереса научились стрелять хоть ногами, это было экстремально. Длинная очередь срезала трех псов еще тогда, когда они только начали бежать, еще двух в прыжке. Но вожак не отставал, он тянул вниз, упираясь лапами, старался закусить как можно больше, сжать сильнее. И еще шесть псов неслись на подмогу.
  Саша понимал: у него просто не хватит ни сил, ни времени. Битва была проиграна еще до того, как началась, и они - враги, противники - понимали это с самого начала. Умные твари. Они не учли лишь одного. У него не было времени смотреть, какие последствия будут, если он прямо сейчас сделает то, что собирался. Но это была именно та ситуация, экстремальная.
  Силач! За большую часть дня адреналин успел накопиться в достаточном количестве. Сердце застучало, неся мышцам естественный допинг. Взмахнув рукой, вместе с прицепившимся к ней вожаком, он сбил нескольких псов. Хронос! Время замедляется... замедляется... начинает течь, как густой кисель. Он, в жуткой замедленной сьемке, наводит автомат. Выстрел! Выстрел. Выстрел...
  Осталось еще двое, но время предательски начинает бежать быстрее. Зажав спусковой крючок, Саша ведет автоматом, слыша, как выстрелы из редких начинают сливаться в одну оглушительную очередь. Пули вгрызаются в плоть, выбивая из нее фонтанчики крови. Последний пес, оглядевшись, со всех сил дал деру, мгновенно скрываясь в проулке.
  Хорошо. Черт, как хорошо, что он сбежал. Ведь магазин пуст. Взглянув в глаза вожаку, Саша увидел, как пес затравленно озирается по сторонам, вероятно, пытаясь осознать, каким образом его боевая стая могла проиграть одному единственному человеку. Но зубов он не расцепил.
  Уронив автомат, Александр достал из-за пояса длинный нож и медленно, чтобы пес видел, поднес лезвие к прижатым к голове ушам вожака. Тот все понял и жутко зарычал, не оставляя лейтенанту выбора. Саша резко ударил, рассекая кость и врезаясь ножом в мозг. Вожак умер мгновенно, так и не разжав челюсти.
  Лейтенант без сил опустился на асфальт, залитый кровью и лимфой. Некоторые из поверженных собак пытались уползти прочь. Мужчины, сопровождающие их в поездке, только подошли. И Саша понял: вся битва заняла не больше тридцати секунд. Это было так странно, так неестественно. И в то же время так потрясающе. Он, кажется, только что совершил маленький подвиг. Улыбаясь при этой мысли, он отключился.
  Его разбудил негромкий голос Кристины, что-то втолковывающей девочкам. Продрав глаза, Александр понял, что его уложили рядом с автомобилем, под голову сунули свернутую куртку. Двое мужчин стояли, 'охраняя' грузовик. В руках у них были палки. Ничего кроме смеха вызвать такие потуги не могли, но он сдержался. В паре метров лежало тело вожака, нижняя челюсть была отрезана и болталась на куске шерсти.
  - Что-то не помню, чтобы я его так, - проговорил, садясь, Саша. - Я же ему вроде череп пробил.
  - Это я, - спокойно сказала Кристина. - Пришлось разрезать сухожилия и суставы, чтобы разжать челюсти. Или ты предпочел бы приехать с ним на базу?
  - Нет, конечно, нет, - проговорил Александр. - Долго я проспал?
  - Ты вообще не спал, - все таким же спокойным голосом сказала медсестра. Только теперь он смог различить в ее тоне нотки беспокойства. Вот что значит профессионально успокаивать больных. - Ты валялся в шоке от переизбытка гормонов в организме. Если ты хотел самоубиться, это самое верное решение.
  - Ну уж извини, - пробормотал Саша. - Не до того как-то было.
  - А если бы ты свалился в отключку до того как победил? - Укоризненно спросила Кристина. - Об этом конечно тоже не подумал? Тоже некогда было?
  - Но победил же? - сказал он, медленно вставая. Голова кружилась. - И вы целы.
  - Да, мы целы, - согласилась девушка, а потом, прижавшись к нему поцеловала. - Дурак ты, Саня.
  Он просто не нашелся, что на это ответить. Поэтому решил благоразумно промолчать. Теперь девочки смотрели на него по-другому. Да и Кристина тоже. И Александр не знал, заслужил ли такие взгляды. Благодарные, уважительные. Но, что скрывать, ему было очень приятно.
  - Поедем дальше? - спросил он, отдышавшись. - Солнце уже почти село, не уверен, что могу уверенно вести машину в темноте.
  - Поедем, - уверенно кивнула девушка. - Как только ты выпьешь вот эти таблетки и съешь ИРПБ, тебе срочно нужно будет восстановить калории и успокоить организм. А то не хватало нам еще, чтобы ты отключился за рулем.
  - Да, это было бы некстати, - взяв из рук Кристины горсть таблеток, он проглотил их разом и, запив водой из фляги, начал жевать индивидуальный рацион питания боевой. Смесь из быстроусваиваемых сахаров, жиров и витаминов была довольно приятной на вкус. Хотя, надо признать, он бы не отказался от хорошей тарелки каши с тушенкой. Но такого счастья ему не светило. Нужно было жить на том, что есть.
  Через пятнадцать минут он был уже почти в порядке. Усевшись за баранку грузовика, вдохнул полной грудью, а потом закрыл глаза. Горящая красным надпись в углу заставила его нажать на характеристики, раскрывая список. Результат был предсказуемым, но от этого нисколько не более радостным.
  'Лейтенант, Александр Сухов.
  Сила 62% (снижение 25%)
  Ловкость 51% (снижение 18%)
  Интеллект 60% (снижение 10%)
  Восприятие 67% (снижение 25%)
  Выносливость 30% (снижение 30%)
  Доступные навыки: Силач (недоступно, запас адреналина 6%), Хронос (применение опасно, возможно невосполнимое снижение характеристик), Рывок (повысьте ловкость), Марксмен (доступно, усталость глаз 64%).
  Внимание! Срочно требуется отдых, поспите'.
  Круто, чего уж там. Он за один бой выработал все ресурсы организма по полной программе. Стоило оно того? Однозначно стоило. Но он нарушил свое основное правило, нарушил грубо. Один выстрел, один труп. Сегодня это было явно не про него.
  Заведя двигатель, Александр устало облокотился на руль и только тогда понял, насколько удобно сделан автомобиль. Тот не позволял ему уснуть, но расслаблял ровно настолько, чтобы не чувствовать наваливающейся усталости.
  Вырулив на трассу, Саша постепенно успокоился и приспособился к новому состоянию. В полутьме он видел плохо, но явно лучше, чем Кристина, которая провожала взглядом каждую встречную машину. Свет, к сожалению, не работал, вероятно, перегорела схема в светодиодных фарах.
  - За сколько мы доберемся до больницы? - спросила, чтобы прогнать давящую тишину, девушка.
  - Еще полчаса, максимум, - ответил Александр. Он уже видел вдалеке темную башню телевышки. - Мы подъезжаем к центральному району.
  - Интересно, свет восстановили? - сказала она, вглядываясь в темноту.
  - Ну... - начал было Саша, он хотел сказать, что она же и сама видит, что нет. Как в это мгновение по всей улице, по которой они ехали, раздался очень тихий треск. Спустя секунду несколько фонарей начали разгораться все ярче и ярче, давая ощутимую полоску света. - Вау. У них получилось.
  - Ура, - улыбнулась Кристина. - Значит, и в больнице свет тоже есть.
  - Ну, он там и раньше был. От генераторов, - напомнил Александр. - А теперь сто процентов есть. Должен быть по крайней мере.
  Ехать хоть и по слабоосвещенной, но все же видимой улице было гораздо удобнее. Лейтенант даже позволил себе чуть увеличить скорость. Он легко объезжал оставленные электромобили, как ни странно, они все были пусты. А потом обратил внимание на кусок тротуара, выхваченный из темноты лучом фонаря.
  - Крис, ты это видишь? - спросил он дрогнувшим голосом, до последнего надеясь, что это галлюцинации или просто обман зрения.
  - Да, Саш, вижу, - ответила девушка мрачно. - Пока не увидишь, не понимаешь, да?
  - Да, - сказал он, сглотнув. С двух сторон от трассы, плотными рядами в несколько уровней, лежали черные упаковочные мешки. Для трупов. - Черт, как же их много.
  Ряды тел лежали у стен, ими были завалены подворотни и газоны. Клумбы, тротуары, все было заложено огромным количеством упакованных трупов. Но и этого казалось мало. Саша понимал, что такое семь миллиардов. Умом понимал. Это семь и девять нулей. Но не осознавал, не чувствовал этой цифры. А ведь она была совсем не абстрактной.
  Кучи тел все увеличивались по мере их приближения к больнице. Когда же они заехали на охраняемую территорию, и солдатик отдал честь, увидев за рулем лейтенанта, их глазам предстал поистине чудовищный вид. Вся площадка перед больницей была завалена телами живых. Их укрывал теплоизолирующий полупрозрачный полиэтилен. Между рядами, как призраки, ходили санитары.
  - Блин, - выматерился санитар, когда Саша припарковал грузовик. - Простите, но вы зря сюда ехали. Можете разворачиваться.
  - Почему, в чем дело? - спросила Кристина, выводя из машины девочек. - То, что вы не справляетесь с объемом, не значит, что нужно отправлять восвояси больных.
  - Привет, Крис, - сказал один из санитаров. - Дело не в этом. Автодок не может их вылечить, мы в тупике.
  - Где профессор? - решительно спросила медсестра. - Я с ним поговорю.
  - Он на первом этаже, в операционной.
  - Девочки, держитесь за дядей Сашей, - велела Кристина близняшкам, потом подошла к Александру. - Держи ключи от моей квартиры, адрес есть на ярлыке. Идите туда, поспите, я приду утром. Сам найдешь дорогу?
  - Да, - кивнул лейтенант. Он хотел возразить, но сил не было. Завтра, все завтра. - Пойдемте красавицы, - он протянул им руки, и девочки доверительно вложили в его ладони свои маленькие пальчики.
  
  Глава 8. Суета.
  Лейтенант чувствовал себя неуютно в чужой квартире, увешенной картинами, уставленной фигурками и статуэтками. Но в ней было чисто, имелся диван и кровать, и даже работал душ. Девочки помылись сами, он только дал им полотенце. А потом забрались под одеяло. Саша, понимая, что запас воды может быть ограничен, мылся, как мог, быстро. С трудом оттер руки, выпачканные в засохшей крови. Раз за разом намыливая кожу, он чуть не стер ее до мяса.
  Когда Александр вышел, девочки уже спали. Выпив стакан воды, он свалился на диван. Сон пришел мгновенно. За день он устал, так что спал совершенно без сновидений. По-хорошему надо было бы отдыхать до обеда, но годы распорядка сделали свое дело. В шесть тридцать он уже был на ногах.
  Кристина спала на кровати, примостившись с краю, чтобы не будить детей. А девочки наоборот, разметались как звездочки, скинув с себя одеяло. Видеть подобное было необычно, но в чем-то мило. Хотя он не был до конца уверен, какие чувства это зрелище у него вызывает. Налив стакан воды из графина и сделав глоток, он чуть не подавился.
  Шесть тридцать. Через полчаса построение, а он хрен знает где, в чужой квартире, не отчитавшись вечером командиру. Это уже не выговор и даже не выговор с занесением. Это 'губа'. Он оделся в полевую форму, испачканную засохшей кровью, меньше чем за минуту, и только, затягивая ботинки, понял, что нехорошо сбегать вот так, без записки. Оставить электронное сообщение Кристине он не мог, поэтому взял принесенный ею альбом и карандаши и, как получилось, написал: 'ушел на службу, найдешь меня в части, спрашивай у дежурных'.
  Он пулей выбежал из квартиры, спустился по лестнице. И только выскочив на улицу, вспомнил, что вчера дали ток, и можно было доехать на лифте. По улицам, заваленным мешками с трупами, приобнявшись ходили добровольцы, они, вероятно, еще не ложились, по крайне мере вид у них был изможденный. Ориентируясь по карте и чертыхаясь, Саша добежал до военной части, когда на часах было уже шесть пятьдесят пять.
  - Где построение?! - крикнул он на ходу постовому, стоящему на КПП.
  - Не могу знать тарщ лейтенант! - отчеканил тот, но в глазах у него сияли озорные огоньки.
  - Ш-шельма, - проговорил Александр, вбегая на территорию. Судя по карте, в военной части было два плаца. А значит, его шансы были пятьдесят на пятьдесят. Неплохо. Чертовски плохо! Забежав на территорию, он прислушался. Голос, ему нужен только один голос. К лешему построение, если он сможет прибыть к командиру лично. Вот орет на кого-то подполковник, переругиваются в ангаре инженеры.
  - Мать-пермать, - донеслось из-за дальнего корпуса. Вот оно, отлично, нашел. Лавируя между строениями, он подкрался к идущему куда-то капитану, так что тот даже не сразу понял что происходит. - Сухов! Перемать! Ты где был? И в чем ты умазался?
  - Это кровь, Сергей Тимурович, - ответил лейтенант, отдавая честь.
  - Какая к черту кровь? - недоуменно посмотрел на него командир. - Ты где кровь нашел, салага?
  - Вчера на конвой напали, пришлось отбиваться. Прибыл из больницы, как только завершил задание и доставил раненых!
  - Это ты молодец, конечно. Но на построение в таком виде идти - только солдат смущать, - проговорил капитан. - В конце концов, у нас не война, могут не так понять. Ладно, сейчас иди в кабинет младшего руководящего состава, потом на завтрак, там и встретимся. Понял?
  - Так точно, господин командир.
  - Вольно, - кивнул Сергей. - Нравишься ты мне парень, толковый, пообщайся с однополчанами, кабинет триста двадцатый на третьем этаже.
  - Разрешите идти?
  - Иди, - кивнул командир.
  - Есть! - Саша развернулся и отправился в нужном направлении. Здание, построенное в середине прошлого века и не раз обновленное с того времени, все равно смотрелось удручающе. Низкие потолки, узкие коридоры. Картину дополняло слабое освещение, так что в коридорах царила полутьма. Без проблем найдя нужный кабинет, он постучал и открыл дверь. - Приветствую... - начал Александр и тут же напоролся глазами на сидящего за столом Костю, разбирающего какие-то документы. В кабинете было еще трое: двое стояли у окна, глядя наружу, один помахал рукой из-за стеллажей.
  - Саня! Здорово! - крикнул, вскакивая, товарищ. - А я думал уже все, с концами пропал. Где тебя носило?
  - Отлично. А ты сам-то как? - спросил Александр, принимая друга в объятья. - Вижу, получил лейтенанта! Молодец!
  - Так нам всем выдали, - заметила девушка, стоящая у окна. - А тем, кто год не доучился дали младлеев, вон они на плацу сейчас.
  - А вы чего тут делаете? - спросил он аккуратно.
  - Бумаги перебираем. Ищем все полезное, что может работать без электричества, -с горечью в голосе бросил Костя. - Выяснилось, что лет двадцать назад, боясь взломов, архив перевели в бумагу, вот теперь в ней и роемся. А у тебя, судя по всему, интересней вчера день прошел.
  - Почему? - не сразу понял Саша.
  - Так весь китель в крови, - усмехнулся друг. - И штаны вон.
  - А это, - как можно небрежнее отмахнулся Александр. - Просто на выживших напала стая собак, пришлось драться.
  - Неужто дворняги озверели? - удивилась девушка.
  - Нет, охранные псы с поводков сорвались, - уточнил Саша. - Но все обошлось. Хотя один и сбежал.
  - Да. Нерадостно было бы с ними встретиться. Хотя с бумагами сидеть - тоже неласково, нас не к этому готовили, - вздохнул Костя.
  - Да неважно к чему готовили, - усмехнулся тот, который стоял за полками. - Все изменилось, привыкайте. Это наш новый мир.
  - Так уж и привыкайте? Починим, заведем, все нормально будет.
  - Ага, родных похороним, трупы соберем, - продолжил он, не выходя из-за стеллажа. - Каким-то чудом вылечим людей с травмой мозга, которых в десять раз больше, чем нас.
  - А ты что, хочешь, чтобы их бросили? - с нажимом спросил Костя.
  - Нет, только не забудьте, что у нас нет ни физраствора, ни питательных веществ в нужном объеме. Они и так умрут дня через три, большинство во всяком случае. Вот скольких ты вчера к больнице привез? - спросил он у Саши, наконец выглядывая из-за полок.
  - Около тысячи, - ответил он честно, а затем, увидев удивленные взгляды, добавил, - я нашел старый двухэтажный автобус и использовал его в качестве прицепа.
  - Находчиво, - сказал Костя.
  - Смотрите, там шишка какая-то, нашего подполкана строит, - выдала вдруг девушка, прижимаясь к стеклу. - Жаль, что не слышно о чем они говорят.
  - Пути меня, - попросил Саша, подходя ближе к окну. Действительно подполковника явно отчитывали. Крепкий рослый мужчина, примерно того же возраста, выговаривал кивающему толстячку, но, к сожалению, о чем они говорили было абсолютно не слышно. - Мда, далеко. Да и говорят они явно не громко.
  - Зато выразительно, - улыбнулся стоящий рядом с окном парень, так же в звании лейтенанта. - Мужик объясняет важность какой-то миссии, а днище оправдывается.
  - Капитан идет, - кивнул Саша на Гарифзянова быстрым шагом направляющегося к ним. - Чтобы вы ни искали, лучше это найти.
  - Блин, легко сказать, - быстро перебирая бумаги, ответил Костя. - Тут тысячи документов.
  - Матерится, - сказал парень у окна. - Ну, держитесь, братцы, сейчас будет больно.
  - ..ать вашу, - с порога крикнул командир. - Смирно, вольно. Отставить. Кто управляет бронекостюмами? - дождался, пока все поднимут руки. - А кто носил лейтенантские? - с поднятой рукой остался только Саша, остальным на реальных тренировках доставались максимум сержантские. - Понятно, пошли лейтенант, у тебя сегодня будет хороший день.
  - Есть, - сказал Александр, следуя за командиром, который уже развернулся, выходя из кабинета. - Разрешите спросить?
  - Не разрешаю, - отрезал тот. Дальше они шли молча. Саша следовал за командиром, не особо разглядывая, что творилось по сторонам. Хотя вокруг ничего такого и не происходило. Обычная ежедневная работа, если можно как-то вписать в это понятие произошедший вчера теракт. Большинство военных не спали ночь или спали крайне мало. - Заходи, - сказал капитан, обернувшись. Саша понял, что он здесь уже был. Центральный корпус, кабинет начальника военной части. Сейчас в кресле сидел Танищев. А напротив него стояло несколько человек, все старше лейтенантского звания. - Товарищ подполковник. Капитан Гарифзянов прибыл.
  - Отлично, - сказал Танищев и, откинувшись в кресле, продолжил. - Как вам известно, в бункере сохранились несколько бронекостюмов. Однако для них не хватает пилотов. Каждый из вас носил такие доспехи, и вполне успешно. Учитывая чрезвычайную ситуацию сегодня, пока не будет восстановлена связь, и полноценное электроснабжение вы будете исполнять роль гонцов и охранников одновременно. Каждый из вас получит по квадрату для слежения за обстановкой. Все понятно?
  - Так точно!
  - Хорошо. Вот вам карта, доспехи сейчас поднимают на грузовом лифте. Выбирайте квадрат и приступайте к работе. На базе останется только состав ССО.
  - Разрешите обратиться? - спросил какой-то майор. Танищев кивнул. - Возможно, лучше работать в парах?
  - У нас не боевая ситуация, - отрезал подполковник. - А чрезвычайная. Вам ничего не угрожает.
  - Но...
  - Нет. Выбирайте по одному квадрату на человека, свободны.
  - Есть! - козырнули военные и вышли. В коридоре кто-то из них нервно перебирал провод рации, кто-то жевал многоразовую зубочистку.
  - Ну что, - сказал тот же майор. - Делимся? Старайтесь брать участки рядом друг с другом.
  - Разрешите? - спросил Сергей. Майор кивнул. - Мы с подчиненным возьмем на себя больницу и ближайший к ней район. Если что, поможем с ранеными.
  - Там уже есть пеший патруль, даже постовых назначили, так что нет. Возьмите на себя восточный район, он недалеко от части, народа там не много, обойдете по очереди все дома, рации работают.
  - Так точно, господин майор, - отдал честь капитан. - Пошли, Сухов, - они вышли из здания администрации и направились к уже знакомой Саше двери из бункера.
  - Разрешите? - спросил лейтенант, залезая в бронекотюм. - Пока связь не включилась.
  - Разрешаю, - ответил капитан и заинтересованно на него посмотрел.
  - Вы же знаете, какая тварь днищев, почему подчиняетесь?
  - Тварь? Парень, чтобы я от тебя такое слышал в первый и последний раз, - сухо сказал Сергей. - Подполковник получил серию ранений, которые не в состоянии устранить даже наномашины. На молекулярном уровне. Он участвовал в устранении последствий Питсбургского теракта.
  - Ого. Извините. Я не знал, - пробормотал Саша. Питсбург называли Чернобылем двадцать первого века. Свихнувшийся завод наномашин пожирающий квартал за кварталом.
  - Теперь знаешь, - сухо подчеркнул капитан. - Залазь, давай, и поехали.
  Пилотировать доспехи без помощи УДИ их, конечно, учили. Это было в разы сложнее, но вполне выполнимо. Просто вместо кругового виденья и нормального интерфейса были очки виртуальной реальности и голосовые команды. Саше, правда, они не понадобились.
  'Обнаружен бронекостюм', - радостно заявил УДИ, как только спинная панель опустилась.
  Интерфейс ожил, появился список доступного оружия, заряд батарей, защищенность блоков. Собственно, все как обычно, за исключением того, что из оружия у него был только пистолет-пулемет. Вероятно, в городе без военных действий по внутреннему распорядку крупнокалиберные винтовки и автоматы не полагались.
  Александр сделал пару шагов для проверки гидравлики и моторов. Все было в полном порядке. Батарея заполнена на девяносто восемь процентов. Газогенератор готов к работе. В общем, ресурсов должно было хватить на двенадцать часов бесперебойной работы.
  Оглянувшись, Саша понял, что у капитана не все так гладко. Доспех двигался рывками, переставляя ноги по одной. Пилот явно разучился управлять им без прямого подключения. И немудрено, учитывая, что ручное управление входило только в базовый курс. Однако спустя пару минут Сергей уже вполне уверенно шагал по плацу, без заваливаний и рывков. Хоть и не слишком быстро.
  - Сухов, - донесся из рации голос командира. - Отправляйся на пост, проверь перекрестки и помоги с организацией вывоза и хранения тел. Я подойду минут через тридцать, как освоюсь.
  - Есть, - рапортовал Саша и легкой трусцой направился в сторону квадрата, за который отвечал. Механический скелет удерживал вес брони, а моторы позволяли двигаться со скоростью до шестидесяти километров в час. Ощущение было непередаваемое, он почти летел, не ощущая своего тела. На секунду отдавшись этому неземному чувству, он чуть не врезался в машину, стоящую посредине дороги.
  Реальность была предательски сурова. Добравшись в нужную точку, он включил инфракрасное виденье на максимум и начал осматривать окрестные дома. Несмотря на то, что по кварталу ходили добровольцы, он быстро нашел несколько десятков выживших, запертых в своих квартирах. В основном это были несовершеннолетние дети, младше десяти лет, и одна старая женщина. Раненых было в десятки раз больше. Не то проверявшие халтурили, не то слишком устали, но за первую же пару часов Саша вынес из квартир и положил у дороги больше сотни человек, а в домах оставалось еще несколько сотен. Капитан так и не пришел.
  - База, ответьте, Суховы, прием, - сказал он в рацию, пытаясь понять, что делать дальше.
  - База слушает, у вас возникли вопросы, лейтенант? - проговорил приятный женский голос.
  - Так точно, проблема с выжившими. Я обнаружил в подотчетном квартале тридцать детей и больше пятисот пострадавших, детям требуется еда и тепло, возможно психолог. Ну и что делать с остальными не понятно.
  - Вы можете доставить их в больницу? - уточнил оператор.
  - Раненых или детей?
  - Раненых.
  - Никак нет. У меня нет транспорта. Однако если вы пришлете грузовик... - начал он.
  - Все грузовики заняты. В вызове отказано, - ответили с базы. - Ваш запрос передан, как только поступят приказы, вы о них узнаете, пока выносите пострадавших для категоризации и доставки.
  - Вас понял, приступаю к выполнению, - проговорил Саша хмуро, отключая связь.
  С детьми нужно было что-то срочно делать. Шел третий день с теракта. Многие из них не ели, не было теплой одежды. Почти все находились в шоковом состоянии.
  - Мара, если ты на связи, ответь, - без особой надежды проговорил он в рацию. Они не виделись с Мариной уже два дня, и шанс, что девушка будет на связи, практически отсутствовал.
  - Мара на связи, Саня, ты? - донесся из наушников знакомый голос.
  - Я. Марин, там, на базе, должна быть Кристина, в общем, мне нужна помощь.
  - Что случилось?
  - У меня тут группа детей. Почти тридцать человек, я их собрал со всего квартала. Нужно их доставить на базу. Сможешь помочь?
  - Я нет, у меня нет таких полномочий, - ответила девушка, а потом добавила. - Но я что-нибудь придумаю, жди там.
  - Спасибо, - ответил Саша и отключился, просто так он ждать, конечно, не мог. Так что, сбегав по домам, нашел и принес одеяла, кое-какие консервированные и свежие фрукты. Сильно спасли бананы, хранящиеся в одной из квартир. Практически все дети знали, как их есть, а те, кто не знал, быстро переняли опыт сверстников. Потом он открыл консервированные персики и ананасы, которые дети тоже приняли с удовольствием. Через полчаса они уже чуть ожили. Нашлось несколько старших, которые охотно помогали ему с делами.
  Прошел еще час, но никакой помощи не приходило. Оставив детей играть на площадке во дворе и принеся из квартир мячей и прочих игрушек, он продолжил выносить тела. Сначала шел, последовательно вытаскивая живых и мертвых, и просто складывая их в разные ряды. Но, чуть позже, поняв бесперспективность этого занятия, начал выносить только раненых.
  Теперь он понимал всю сложность работы, которую совершили люди в отдаленных районах, куда они выезжали. Хотя там каждый и должен был перенести всего по десятку раненых, но спускать их по лестнице с десятого или пятнадцатого этажа было крайне тяжело для обычного человека. Он же, хоть и был одет в доспех, остался один, поэтому все получалось не слишком быстро.
  Он несколько раз вызывал базу и Марину, но ответов не было. В конце концов он просто собрал детей, покормил их всем, что осталось. Прикрыл потерпевших, насколько сумел, вещами и одеялами. А затем собрался с духом.
  - База, это Сухов, ответьте. Прием, - в наушниках стояла полная тишина. Подождав немного, он безрезультатно повторил запрос несколько раз. Поняв, что другого выхода не остается, Саша глубоко вдохнул, стараясь, чтоб его голос звучал уверенно и переключился на внешние динамики. - Ребята, сейчас мы с вами отправимся в путешествие. Вы любите путешествия?
  - Да, - неуверенно сказали малыши.
  - Тогда нам нужно соблюсти несколько очень важных правил, - сказал он, садясь на корточки. - Сначала встаньте парами, по два человека, а теперь возьмитесь вот за эту веревочку, - найдя тонкий трос в одной из квартир, он надеялся, что тот ему не пригодиться, но... - Крепко держитесь?
  - Да! - почти хором ответили дети.
  - Тогда отправляемся в путешествие! - Александр взялся за конец веревки. - Идите за мной и не отставайте, хорошо? - он аккуратно двинулся вперед медленными, маленькими шагами. Так, чтобы малыши от него не отставали.
  Было чертовски тяжело поддерживать столь низкий темп, костюм для него был не предназначен. Но бросать такое ценное оборудование на дороге было категорически нельзя. Когда они прошли несколько кварталов, и до базы оставалось не больше километра, в наушниках появились помехи. Шумы заполняли эфир.
  'Найдена сеть, подключиться? - появилась и тут же пропала надпись на экране. - Подключение установлено'. Что за черт? Александр остановился. 'Внимание оператор не отвечает, включается автоматический режим управления, - что-о?! - Переход в автопилот через девять, восемь...'.
  - Стоп! Отменить переход в автопилот! - заорал Александр, лихорадочно соображая, что происходит. Программа не останавливалась, штаб такой приказ отдать не мог, а значит... На случай взлома бронекостюма существовал экстренный протокол, который знал каждый оператор. Он ударил себя правой рукой подмышку и дернул за рычаг экстренного сброса. Тонкий стальной трос, выскочив из своих креплений, разорвал соединение, открывая спинную пластину и одновременно выбрасывая батареи и генератор.
  - Дядя, смотри! - закричал один из малышей, когда Саша еще даже не успел вылезти наружу. Лейтенант глянул в указываемом направлении, и посмотреть было на что. Люди, раненые, начали подниматься. Они медленно, неуверенно вставали, оглядываясь по сторонам.
  - Это же чудо, - воскликнул Александр. - Как вы себя чувствуете? - спросил он, подходя к ближайшему пострадавшему. И не понял, что именно его насторожило: характерные хрипы, поза или глаза. Наверное, больше всего глаза. С учетом его дальтонизма, те казались почти черными. - Вы в порядке? - спросил он, уже не подходя ближе. Рычание, донесшееся из глотки человека, разбудило в Саше потаенные страхи, зажатые воспитанием и муштрой.
  - Дети! Сейчас мы поиграем в догонялки, - сказал он громко, не оборачиваясь. - Вы меня поняли?
  - Мама! - закричала девочка, стоящая в конце колонны, и лейтенант, резко обернувшись, увидел, как к ней наклоняется женщина лет тридцати пяти.
  - Бегом! - крикнул Саша как на плацу, но дети только присели от страха и заревели. Лейтенанта пробрал страх: не за себя, за детей, и он прыгнул на склоняющуюся женщину, отталкивая ее от ребятишек. - Дети, крепко держитесь за веревку! - сказал Александр, проверяя пистолет-пулемет, но, еще не решив, как будет его использовать. Но, если придется, он не будет колебаться. - Побежали, маленькие! - сказал он громко и потянул за веревку. Бежать конечно не получалось, но они шли так быстро, как позволяли их маленькие ножки.
  Черт, черт, черт. Что за хрень происходит?!
  Со стороны базы истошно заревела сирена общегородской тревоги. Пострадавшие повернулись на этот звук, но тут же обернулись обратно, не спуская цепких черных глаз с него и детей. Лейтенант перевел предохранитель на ПП в режим стрельбы одиночными выстрелами.
  То, что еще недавно было людьми, быстро менялось: позы, поведение, глаза. Звуки, издаваемые этими существами, больше напоминали щелканье и стрекотание. 'Это же азбука Морзе', - осознал Саша. Они переговариваются почти двоичным кодом. Холодная струйка пота потекла по его позвоночнику уже второй раз за два дня. И опять он боялся не за себя. За себя он вообще не боялся. Из ворот базы, в каком-то квартале от них, выскочил джип и умчался в неизвестном направлении.
  - Быстрее внутрь! - крикнул, заметив их, постовой, еще утром издевавшийся над лейтенантом.
  - Дети! - сказал Александр, - бегом несите дяде веревочку. - Он отправил ребятишек вперед, а сам встал между ними и пострадавшими, больными людьми. Пока не было непосредственной опасности, он не собирался на них нападать, но к детям подпускать не собирался.
  - Лейтенант! Быстрее, дети внутри! - крикнул постовой. Повторять дважды ему не пришлось. Заскочив внутрь, Саша навалился на тяжелые створки ворот, опуская их прямо перед лицами меняющихся людей.
  
  Глава 9. Потеряшки
  - Уведи их в безопасное место, быстро! - скомандовал лейтенант, забирая автомат у постового. Парень, явно служащий по общему призыву и даже устав толком не знающий, без особого спора отдал оружие. Полностью доверяя детей солдату, Саша, не медля ни минуты, забрался на стену. Широкое бетонное укрепление, опоясывавшее базу, возвышалось на пятиметровую высоту и давало прекрасный обзор на ближайшие улицы. А посмотреть было на что.
  Раненые вставали один за другим, и толпами шли к телевизионной вышке. Целенаправленно, монотонно передвигая ногами, они двигались в центр города, сильно напоминая зомби из апокалиптических фильмов начала века. Вот только называть их так язык не поворачивался. 'Больные', 'пострадавшие', да как угодно, они все же были людьми.
  В паре кварталов от него глухо прогремел взрыв. Несколько боевых колесных дройдов гнали перед собой людей, судя по форме, военных, в сторону базы. Бойцы пытались отстреливаться, но пули только отскакивали от бронированной техники. Аккуратно объезжая медленно бредущих людей, дроны приближались к базе. Саша уже было подумал, что своими металлическими телами они впечатают бойцов в стену, но те вдруг резко остановились, не дойдя всего пары метров. Постояв несколько секунд, будто убеждаясь, что солдаты больше не представляют угрозы, роботы развернулись и умчались вдаль по улице, скрывшись за перекрестком.
  - Ребята, как вы там? - спросил Александр, свешиваясь через край стены.
  - ...ать вашу, а по нам не видно? - начал было боец, но, подняв голову и заметив, что разговаривает со старшим по званию, осекся. - Все живы, тащ лейтенант. Разрешите войти?
  - Заходите, - пожал печами Саша. А потом вспомнил, что ворота наглухо закрыты. - Сейчас, - спустившись и отворив тяжелую металлическую дверь, он впустил бойцов внутрь. - Что случилось?
  - Да черт его знает, - бросил ефрейтор. - Нам выдали помощников, грузы таскать, машины двигать, а эти железные истуканы взяли и наехали на нас.
  - Они в вас стреляли? - уточнил лейтенант.
  - Никак нет, - нехотя ответил боец. - Просто двигались на нас, чуть не задавили.
  - И поэтому вы от них драпали? Хотя они вообще ничего плохого вам не сделали?
  Солдат кивнул, склонив голову как нашкодивший котенок. В принципе их понять можно. Страшно, когда на тебя едет метровый четырехколесный танк. Но и бросать свою задачу...
  - Сэр! Вас вызывает подполковник! - крикнул, задыхаясь на бегу, постовой.
  - На, - протянул ему Саша автомат. - Еще раз отдашь его кому бы то ни было, пойдешь под трибунал, но за ствол спасибо. Понял?
  - Так точно, - отрапортовал рядовой, выпучив глаза, постепенно до него доходила вся тяжесть положения, в которое он мог попасть. - Антон Павлович в бункере на первом этаже.
  - Хорошо, - кивнул Александр, а потом обернулся к бойцам. - Постарайтесь пока никого не убить .
  Подполковника он нашел спустя пару минут там, где и указывал постовой. Тучный военный нервно ходил из стороны в сторону, мерея пол шагами.
  - А, Сухов, - сказал он, поднимая голову. - Где твой капитан?
  - Не могу знать, господин подполковник, - вытянулся по струнке Саша.
  - То есть, как найти целую детсадовскую группу, так у тебя на это времени и мозгов хватило, - голос Антона был противным и едким. - А как командира своего, так ты не можешь знать?
  Лейтенант предпочел промолчать. Иногда это была лучшая тактика, пока начальство выговаривает свое недовольство и успокаивается, просто стоишь столбом, пропуская лишнее мимо ушей. Обычно хорошая линия поведения. Вот только в этот раз она дала сбой.
  - Ах ты ж, - глубоко вздохнул Антон. - Вольно.
  - Есть, - удивился такой мгновенной смене настроения Саша.
  - Значит так. Слушай сюда, - продолжил подполковник. - Мы потеряли связь со всеми боевыми доспехами и дройдами около получаса назад, с некоторыми связи нет уже три часа. Я напишу тебе имена и дам карту, куда их послал. Возьми солдат, но не больше двух отделений, и верни наших людей на базу. Понял?
  - Так точно, - козырнул Александр, а потом позволил себе задать вопрос. - А что с гражданскими?
  - Черт, - прикрыл рукой глаза Танищев. - Не знаю. Но по возможности не трогать. Еще вопросы?
  - Никак нет.
  - Тогда свободны. Рации не работают. Вернитесь не позже, чем через пять часов. Идите.
  Лейтенант отдал честь, поставил на механических часах будильник и, развернувшись, направился к выходу. Резкая перемена в характере подполковника слегка подняла настроение. Но теперь нужно было сориентироваться, как и куда двигаться. На карте было отмечено с полтора десятка вероятных мест.
  - Сэр? - окликнул его младший сержант, ждущий у выхода. - Нам сказали, что поступаем в ваше распоряжение.
  - Все восемь? - поморщившись, уточнил Саша.
  - Так точно, - отдал честь боец. - Влад Конюхов. Очень приятно.
  - Александр Сухов, - кивнул он. - Поставьте автоматы на предохранитель, магазины можете не пристегивать. За мной.
  - Есть, - солдаты, вымуштрованные и прошедшие учебу, шли за ним колонной по два. Не об этом он мечтал, ох не об этом. Во время выпускного у него в подчинении было сорок восемь человек, а теперь. Заметив группу, которую на базу загнал дрон, Саша решился. - Ефрейтор? - сказал он, глядя прямо в глаза сидящему у ворот солдату. - Согласно распоряжению подполковника вы поступаете в мое подчинение, вопросы?
  - Никак нет, - вставая, произнес ефрейтор, не слишком довольный таким приказом.
  - Отлично, - Александр показал солдату карту. - Где вы были, до того как за вами роботы погнались?
  - Нас послали в квадрат Р7, для помощи гражданским, - ответил, показывая маршрут, военный.
  - Здесь и здесь вы должны были пересекать зону ответственности старших офицеров в бронекостюмах. Вы их видели?
  - Нет, их там не было. Ребята? Извините, сэр, - отрицательно покачал головой ефрейтор.
  - Плохо, - Саша посмотрел на карту. - Черт. Ну, значит, будем двигаться по разным сторонам улицы и осматривать дома. Не заметить бронекостюм, если он не в режиме камуфляжа, достаточно проблематично. Готовы?
  - Сэр, может, не надо? - со слабой надеждой в голосе спросил один из рядовых, вернувшихся с рейда. Но под хмурым взглядом замолк и встал в колонну.
  - Готовы? - спросил лейтенант и, не дожидаясь подтверждения, открыл дверь. По улице прямо перед ним шли несколько - Саша затруднился их назвать - больных? Но они не обращали внимания на солдат и спокойно шагали к телевизионной башне, которую можно было увидеть с любой точки в городе. - Людей не трогать, не кричать, двигаемся быстро, но тихо.
  Его расширенное отделение, четырнадцать человек, выдвинулось к первой точке. На дороге, освещавшейся редкими уцелевшими фонарями, им то и дело встречались одинокие путники, иногда это были пары или группы. Они ничем и никем не интересовались, просто двигались своей дорогой, слегка постанывая и тихо щелкая зубами.
  - Сэр. Куда они все идут? - не выдержав, спросил один из солдат, подразумевая, что начальству виднее.
  - К телевышке, - спокойно ответил Александр. Он осматривал характерные следы, оставленные боевым доспехом. Они вели в том же направлении. - Нам, судя по всему, туда же. - Он выпрямился, оглядывая улицу. Да, что-то важное было связано с этой чернеющей башней. - Выдвигаемся дальше, внимательно смотрите по сторонам, ищите любые признаки нашей техники.
  - Лейтенант, - окрикнул его ефрейтор. - Вам это будет интересно.
  - Что там?
  - Дроны. Они просто стоят и не двигаются.
  Саша подошел к перекрестку: нет, подчиненный был неправ - увы, они не просто стояли. Манипуляторы роботов с острыми зубьями были подключены к электросети. Дройды заряжались.
  - Пипец, - пробормотал он тихим шепотом. - Обходим...
  Один из роботов отцепил манипулятор от провода и, поймав в объективы камер ефрейтора, тихо запищал. Обычным слухом было не различить то, что он услышал. Это был такой же стрекот, как и у людей на улице, но настолько быстрый, что сливался в единый звук.
  - Зачем им общаться звуками, если они связываются по радиоканалам? - удивленно сказал Саша глядя на полутонную машину, стоящую в двадцати метрах.
  Визг шин отвлек его от праздных размышлений. Набирая скорость, робот стремительно приближался к ефрейтору, и солдат, не выдержав, побежал. Кто же не побежит, зная, что на тебя несется полимерная сталь и электродвигатель мощностью в пятьсот лошадиных сил? Только тот, кто точно знает протоколы в механизме действия таких дройдов.
  И он знал. Нет, лейтенант не учил их специально, просто это были вводные данные. Три закона робототехники, пусть и адаптированные под военные нужды, но они оставались неизменны. Робот не может своим действием или бездействием нанести вред человеку. Это может сделать только другой человек, если он берет робота под контроль.
  Александр сделал то, что остальные побоялись. На что были не способны. Он сделал шаг вперед, а затем еще один, преграждая дрону путь.
  - Сэр! Он же вас раздавит! - донесся сзади голос младшего сержанта. Но он не пошевелился.
  В последнее мгновение дройд взвизгнул шинами и в миллиметре от Саши свернул, врезавшись в стену. Сделав быстрый выпад, лейтенант одним движением вытащил из приборной панели ручку-предохранитель. Робот пискнул и затих. Теперь второй!
  Взглянув на дрона, Саша почему-то сразу понял, что сейчас алгоритмы заставят его ретироваться. Вот только выезд был всего один, и упускать его он не собирался. Робот поднимает свой крупнокалиберный пулемет чуть выше головы Александра. Черт, интересно, а робот может причинять вред человеку не напрямую? Проверять не хотелось.
  Длинная очередь, выбивает из бетонной стены мелкую крошку, пули свистят над Сашиной головой. Но отвлекаться нельзя. Только вперед, Рывок! Мышцы ног напрягаются и распрямляются так быстро, что учувствуй он в олимпийских играх обязательно взял бы золото по бегу. Робот делает полукруг, уходя от втянутой руки Александра. Не достать. Хронос! Время замедляется, секунды тянуться как капля меда. Как рука к кольцу парашюта. Есть! Пальцы смыкаются на предохранителе. Остальное дрон сделал сам, удирая от лейтенанта, он оставил в пальцах предохранительную плату и, проехав пару метров по инерции, уперся дулом в стену. Готов.
  - Запомните хорошенько. Человеку может навредить только другой человек, - спокойно заявил он, повернувшись к солдатам. - Таково правило нашего мира. Правило, которое мы свято охраняем и бережем. Надеюсь, теперь понятно, что надо в следующий раз делать, если на вас несется дройд?
  - Так точно, - кивнул ефрейтор. Саша улыбнулся. Кажется, он только что завоевал их уважение.
  Теперь они продвигались значительно быстрее. Отряду больше не приходилось скрываться, да и света фонарей было более чем достаточно, чтобы следовать тем же путем, что и пострадавшие. Хоть и быстрее. Их провожали взглядами, стрекотали и трещали вслед, пару раз к ним тянулись руки, но ничего более.
  Уже через пятнадцать минут отделение вышло на широкий проспект перегороженный дронами и бронекостюмами. Они оцепили центральные улицы, пропуская мимо только раненых. За спинами роботов уже собралась приличная толпа. По примерным прикидкам, если они окружали телевышку таким кольцом со всех сторон, значит, там чуть больше ста тысяч человек.
  Многовато даже если бы гвардия и армия были в полной боевой готовности, а теперь, когда их осталось пять процентов, без техники... И что это толпа делает? Или будет делать.
  В теории у любой толпы должен быть вожак, они собираются вокруг него, следуют за ним. И значит их гипотетический вожак в телевышке, прямо посередине огромного колышущегося человеческого озера.
  - Сэр, мы ждем приказа, - обратился к Саше младший сержант.
  - Все очень просто: отключаем всю технику, до которой сможем дотянуться, - сказал Александр, направляясь к ближайшему доспеху. - Этот мой.
  Перед ним стоял образцовый 'Титан'. Командирский класс. Танк на двух ногах. Снайперская цель номер один для атаки из рельсовых орудий и гранатометов. Именно поэтому он отлично знал такой доспех. Победить его в бою сейчас было нереально, но этого и не требовалось. Просто нужно залезть ему подмышку и дернуть за предохранительный трос.
  Вот только машина не собирается этого допускать. Прижав руку к бедру, робот отступил и прикрылся щитом. Саша нахмурился. Спровоцировать этого гиганта было нереально. Уничтожать не из чего, да и нельзя, внутри такой же, как они сами, военный. Возможно, майор.
  Броня, двигатели, оружие. Несокрушимая мощь в идеальной компоновке. Вот только ей управляет искусственный интеллект, который не умеет мыслить нестандартно, а значит, всегда найдется способ победить. Саша подошел к доспеху вплотную и посмотрел прямо в многогранную фасетчатую камеру.
  - Сэр, если вы меня слышите, как только будет возможность, перехватывайте управление и вырубайте доспех, - крикнул он что есть мочи. Так, чтобы даже через плотную броню было слышно. Судя по разразившемуся внутри мату, микрофоны все же работали. Ну да ладно, то, что он, возможно, только что орал на майора, было не самым страшным. Безумство только начиналось.
  Александр достал пистолет-пулемет, снял с предохранителя. У него есть три магазина. Но на эту задачу он потратит только один. Выдвинуть приклад. Тридцать пять патронов. Вдох, выдох. Все получится, должно. Задержать дыхание. Точными выстрелами, стараясь тратить не больше одной пули на цель, он начал отстреливать камеры и датчики.
  Робот заслонялся правой рукой, не поднимая левую, но это было не важно. Датчиков много, все не прикрыть. С каждым выстрелом машина теряла часть своего зрения или слуха. Рано или поздно она должна была начать действовать. А он просто ловил этот момент. И дождался. Когда третья из четырех антенн была отстрелена, доспех встал на одно колено, прикрываясь щитом, оголяя подмышку.
  Саша со всей серьезностью готовился к этому событию, с левой стороны он снял все камеры, датчики движения и эхолокаторы. Пригнувшись, бросился вперед целясь, уже в правую сторону, доспех поднял щит, заслоняя последние сохранившиеся датчики, и в это время Саша прыгнул под левую руку бронекосюма. Тот начал прижимать ее к телу, но было поздно, зацепив маленькую петельку, лейтенант с силой дернул трос вниз. Он услышал шелест выходящих из пазов креплений, а спустя секунду доспех щелкнул, и, отключаясь, завалился набок.
  С дикими матами из кабины, тяжело дыша, выбрался майор. Поглядев по сторонам ошалелыми глазами, он подошел к Александру и внезапно обнял, навалившись всем весом лейтенанту на шею.
  - Парень. Клянусь, доживу до конца дня, будешь старлеем, - проговорил он шепотом. - Ты стреляешь как бог.
  - Рад стараться, господин майор, - отчеканил Саша: старлей - это здорово.
  - Для тебя Михаил Иванович. Понял?
  - Так точно!
  - Молодца, вольно. Ох, тяжело, - проговорил Майор, садясь на асфальт. - Гребаная техника.
  - Что случилось? - не понял лейтенант. - Это же 'Титан'?!
  - Не знаю как, хотя чего уж после включения автопилота удивляться, в общем, машина врубила режим полной рециркуляции, а потом начала снижать эффективность, чтобы продлить работу батарей. Вот такая медленная экзекуция.
  - Но это же значит, что остальные, все кто сейчас в доспехах, они что, задыхаются?
  - Да, - кивнул на вопрос майор, а потом поднял на Александра округлившиеся глаза. - Что значит остальные? Я думал, только я так застрял.
  - Никак нет, весь офицерский состав, который управлял боевыми костюмами, все пропали, кроме нас с вами.
  - Значит так, - майор попытался встать, но тут же без сил опустился назад. - У меня на Говарде есть ящик с оружием, бери что нужно, а то что ты с ПП ходишь. Это тебе как промежуточная награда.
  - Спасибо, - козырнул Саша и, подойдя к доспеху, открыл наплечный контейнер. От волнения у него даже дыхание перехватило. Внутри лежал набор из пистолета, короткоствольного автомата и винтовки. Снайперская Винтовка Особо Точная сокращенно СВОТ - мечта любого снайпера, ствол в ней не выточен из единой болванки, а собран молекула за молекулой наномашинами в спец цехе. - Можно? - не веря спросил он.
  - Дарю, - улыбнулся майор. - Мой рекорд с ней два с половиной километра спец патроном.
  - Вау, - только и смог произнести Александр. Он был как маленький ребенок, которому на новый год подарили долгожданную игрушку. - Спасибо, господин майор, это, даже слов нет.
  - А и не надо. Я же вижу как ты рад, - он снова попробовал подняться. - Ну-ка, ефрейтор, помоги мне, - подскочивший солдат поддержал пилота под руку. - Я забираю это звено, мне на базу надо, доложить. А вы ребята, спасите, сколько можете.
  - Так точно! - довольно отдал честь Александр. Проводив майора взглядом, он вернулся к контейнеру и поменял свой ПП на штурмовой автомат, забрал все боеприпасы и пистолет. Теперь у него было первоклассное вооружение, которое, правда, применять было не на ком. Не стрелять же по беззащитным гражданским.
  - Сэр, - напомнил о себе младший сержант. - Что дальше?
  - Дальше, - сказал, поглаживая приобретение, Саша. - Идем по кругу и вытаскиваем всех, кого сможем, благо сейчас это вообще не составит проблемы, разве что еще один 'Титан' появится.
  - Да? А вон те? - показал на стайку приближающихся полицейских дройдов Влад. - Или думаете, они тоже нас не тронут?
  - Да что они нам могут... - начал было говорить Александр, все еще пребывая в состоянии эйфории. - Блин, наизготовку! Стрелять по готовности!
  - Есть, - не раздумывая, ответил сержант, поднимая автомат.
  Саша оттянул затвор, загоняя пулю в ствол. Ощущение было непередаваемое, легкость и мощь в одном флаконе. Выбрав самого дальнего дройда, он прицелился. Слишком близко, меньше пятисот метров, ну и черт с ним! Задержать дыхание. Выстрел!
  Тяжелая девятимиллиметровая пуля насквозь прошивает тонкий листовой метал корпуса, вдребезги разбивая микросхемы и оставляя в аккумуляторе внушительную дыру. Красота! Дрон несколько секунд стоит, покачиваясь, а потом загорается зелено-синим пламенем.
  Пока Александр, перезаряжаясь, любуется зрелищем, дроны уже приближаются на расстояние пистолетного выстрела. Да, пожалуй, глазеть впустую больше времени нет. Забросив винтовку за спину, Саша поднял автомат, перещелкнул большим пальцем предохранитель, включая режим огня по три патрона, и нажал на спуск.
  Пули, одна за другой, вылетели из ствола с такой скоростью, что звук от трех выстрелов слился в один хлопок. Штурмовой автомат по умолчанию не обладал точностью винтовки, так что даже на таком расстоянии пули не попали в одну дырку, а сделали три в нескольких миллиметрах друг от друга, превращая очередного робота в металлолом.
  До дронов оставалось еще минимум двести метров, но им этого хватило. Первым упал, конвульсивно дергаясь, Влад, который стоял ближе всего к противнику. Он стонал от боли, но Саша понимал, что с сержантом все в порядке, тот просто в шоке: в прямом и переносном смыслах. Маленькие пластиковые электрошока давали более чем приличный заряд. И гарантировали попадание в любой недостаточно защищенный участок...
  Шокер попадает в грудь Александра, но пуля беспомощно остается торчать на поверхности. Не время и не место расслабляться. Хотя хорошо, что у них нет полноценного огнестрела. Инфразвук ударил по ушам дубиной, один из дронов врубил подавляющую сирену, от звука которой хотелось только одного: бежать.
  Саша огляделся: его бойцы отползали от противника, зажимая уши руками. С трудом подавляя животный порыв, лейтенант поднял автомат. Дройды встали возле него полукругом и врубили сирены. Они раз за разом стреляли в него, используя и патроны с электрошоком, но полевая форма пока держалась.
  Очередь прошивает одного из роботов. Затем второго. Целиться становится все труднее, такое чувство, что скоро лопнут барабанные перепонки. Собирая остаток сил, Саша наловчился и снес третьего. Но осталось еще пять. Перед глазами начинает клубиться розовый туман.
  С трудом переводя автомат на следующую цель, Саша нажимает на спуск. Ствол уходит куда-то в бок, только одна пуля достигает цели. В этот момент, ближайшего к нему дрона, разрывает на куски. Врываясь в реальность, в поле зрения, появляется легкобронированный доспех сержантского класса. Боевой дробовик выпускает по роботам толстые десятиграммовые болванки пуль, не пробивая корпуса, а сплющивая вместе со всем содержимым.
  - Саня, держись! - раздается знакомый голос. Костя, его второй номер, наконец, нашел его. - Поднажали! - несколько бойцов одного за другим выносят полицейских дройдов, но у лейтенанта больше нет сил. Падая на асфальт, Александр успевает заметить, как взрывается последний противник. Черная пелена медленно застилает глаза, и он проваливается в спасительное беспамятство.
  
  Глава 10. Новый мир
  - Мх-А-а-Ать! - закричал Александр, вдыхая полной грудью, когда по его венам побежал огненный поток.
  - Он очнулся! - крикнула в сторону двери Кристина, держащая в руках пустой шприц, содержимое которого, очевидно, только что вколола ему в вену. - Саша, ты как? - она взяла его голову в свои ладони, внимательно посмотрев в глаза, затем посветила в них фонариком. - Хорошо, реакция зрачков нормальная. Костя! Он очнулся.
  - Так чего лежит еще? - громко спросил друг, вбегая в палату. - Прости брат, некогда рассиживаться. Ты и так три дня валялся.
  - Чего? - сначала не понял Александр, но машинально принялся надевать форму. - Что происходит?
  - Зараженные, - сказал Костя так, как будто это все объясняло. Глядя на недоумевающего Сашу, он все же решил уточнить. - Больные с травмой мозга, они звереть начали, мы считаем, что они заражены каким-то вирусом.
  - И каков приказ? - спросил лейтенант. Ответом ему послужил звук автоматной очереди эхом разлетевшийся по коридору. - Пипец?
  - Полный, брат. Полнее некуда,- кивнул Костя, подавая ему сумку со снаряжением. - Мы решили, что оружие, которое ты от майора получил, должно у тебя остаться. И вот видишь, пригодилось. Кстати, поздравляю тебя с получением старшего лейтенанта.
  - Спасибо блин, - пробормотал Александр, затягивая берцы и укладывая магазины по подсумкам. Ребята позаботились о нем: десять магазинов на сорок пять патронов к автомату и пять к винтовке. Был еще пистолет с тремя сменными магазинами, но он скорее проходил как последнее оружие самообороны. Ну, или чтобы застрелится. - Какова диспозиция? - спросил он, пошатываясь.
  - Тебя спасать приказа не было, - оскалил зубы в улыбке Костя. - Но помощь твоя мне очень пригодится. Да и девушка твоя попросила.
  - Спасибо, - сказал Саша, а про себя подумал, что как-то странно называть Кристину его девушкой, особенно учитывая, что они ни разу не спали вместе. Хоть он и провел ночь в ее квартире. - А как в больнице дела?
  - Плохо, - сказала девушка, только сейчас старлей понял, что она одета не в привычный медицинский халат, а в такую же полевую военную форму, как и он сам. И только Костик щеголял в легком доспехе. - Сейчас сам все увидишь.
  - Договорились, - кивнул он и попробовал сделать пару шагов к двери. Голова чуть кружилась, но в целом он был в полном порядке. Когда Александр покачнулся, слегка потеряв равновесие, Кристина поддержала его, подставив плечо. - Сейчас все будет в порядке.
  Аккуратно, без резких движений он подошел к двери палаты, за которой только что скрылся лейтенант. Снаружи доносились редкие выстрелы. Они то приближались, то становились дальше. Будто дятел, который перелетает с дерева на дерево в лесу.
  - Сколько у нас людей? - спросил Саша, когда они вышли в коридор.
  - У тебя сегодня нисколько, - спокойно ответила Кристина. - Пока не восстановился, ты под моей опекой. Так что это ты под моим командованием.
  - Она серьезно говорит, - сказал, возвращаясь, Костя. - Тебя пока отстранили, по состоянию здоровья. То, что ты жив и нормально меня слышишь, это истой воды чудо.
  - Чуть-чуть чуда и очень много трудов профессора, - возразила, качая головой, девушка. - А тех, кто верит в чудеса и богов, пусть они и лечат.
  - Сурово, - улыбнулся Костя, а потом опустил забрало шлема, так что теперь вместо его смеющейся физиономии был еще более радостный череп. - Наша задача проникнуть в северное крыло и вытащить профессора. К счастью, нами пока интересуется от силы процента три, остальные занимаются разграблением магазинов или спят у ретранслятора.
  - У какого ретранслятора? - не понял Александр, беря автомат наизготовку и снимая его с предохранителя. Мир страшно изменился за те несколько дней, что он поправлялся. Ретранслятор, зараженные...
  - Так теперь бывшую телевышку называют, - объяснила Кристина. - Она на огромное расстояние излучает сигнал, понять суть которого пока не получается.
  - Зомби! - раздался крик бойца, выскакивающего из-за угла и спешно перезаряжающегося на ходу. 'Ну вот, еще и зомби', - подумал Саша. А в следующую секунду вслед за солдатом выскочило серо-черное нечто, опознать которое у него получилось далеко не сразу. Он среагировал на опасность раньше, чем прозвучала команда 'огонь' или успели среагировать сослуживцы.
  Три пули подряд попали в плечо существа, развернув его на месте. Собака, волк или рысь, да любое животное спасалось бы бегством. Но это было исключением из всех правил. Глаза в глаза зараженный посмотрел на Александра. Черные белки окружали ярко фиолетовую радужку. Не обращая внимания на ранения, оно прыгнуло вперед с нечеловеческой, звериной прытью.
  Выстрел Костиного дробовика срезал противника на половине пути. Тварь взвизгнула, захлюпав простреленными легкими, и упала на пол. Лейтенант без сожаления выстрелил еще раз, добивая противника. Саша с удивлением принялся разглядывать то, что на них напало.
  Было странно осознавать, что еще несколько дней назад это было обычным человеком. Длинные черные когти не походили на звериные. Они выглядели скорее как конусы долота или зубила. Кожа была серой. И даже кровь скорее розовой, чем отчетливо красной.
  - Потом налюбуешься, - хмуро сказал приятель, выходя вперед и выглядывая из-за угла. - Еще не забыл главное правило снайпера?
  - Один выстрел, один труп? - уточнил Саша.
  - Это не правило, а твои панты. Которые, кстати, нам сейчас очень бы пригодились. Но я про стрельбу в голову, - глухо из-под шлема сказал друг.
  - Нет у нас такого правила. Это ты скорее из какой-то игры взял или фильма.
  - Да? Ну не важно. Сейчас принцип именно такой. После всего остального они встают. Так что стреляй либо в сердце, либо в мозг. Чтобы убить гарантировано, - Костя выглянул в следующий коридор и махнул рукой. - Пошли, нам по корпусам нужно пройти почти километр.
  - А зачем идти внутри? - не понял Саша. - Давай выберемся наружу да обойдем здание, зайдем с другой стороны. Не лучше ли миновать всех этих, кхм, существ?
  - Ты думаешь их снаружи меньше что ли? - с насмешкой спросил друг. - Нет, дорогой, их там в разы больше. Они пищу ищут, а мы как раз полевую кухню для больных поставили, пока они нас жрать не начали. Консервы подвезли, блин. Сколько лично ты сюда их привез?
  - Около семисот, - до Саши начало потихоньку доходить. - Но ты же не хочешь сказать, что прямо все больные превратились в таких монстров?
  - Все, - отрезал Костя. - До единого.
  - Не может быть, - Александр недоверчиво посмотрел на Кристину, но та лишь утвердительно кивнула. Девушка, что было удивительно, воспринимала происходящее абсолютно спокойно, в руке у нее был маленький пистолет со скрученным в бубен магазином. На пятьдесят патронов.
  - Идут, - тихо сказал боец на ведущей позиции и присел, прячась за выставленной в коридор кушеткой. Остальные так же прижимаясь к стенам, опустились на пол. Старлей аккуратно выглянул из-за укрытия.
  В темном коридоре, шагах в пятидесяти, с шумом втягивая носом воздух и принюхиваясь, медленно шло существо. Почему его назвали 'зомби', лично Саша не понимал. В отличие от человека, оно двигалось на четырех лапах, сильно сгорбившись, но явно предпочитая такой способ двуногой ходьбе. При каждом движении существо издавало тихое пощелкивание, уже знакомое Александру по предыдущей прогулке.
  Оно приближалось, и уже стал различим противный скрежет когтей по плитке. Когда зараженный уже почти дошел до кушетки, по больнице разнесся тихий свист, напоминающий прерывистую трель соловья. Через секунду похожие трели раздались со всех уголков больницы. Зомби поднял голову, издавая такой же звук, и развернулся, чтобы убежать. Но Костя, выскочив прямо на тварь, выстрелил ей в голову, расплескав мозги на несколько метров по полу.
  - Ты чего творишь? - не понял Саша. - Мы же вроде должны были тихо пройти.
  - Уже не важно, - бросил Костя, быстро идя вперед. - Они, похоже, нашли профессора раньше нас. А у него в группе прикрытия всего пара человек.
  - Ну, знаешь, пара человек с автоматами против невооруженных бывших гражданских.
  - Прекращай их ассоциировать с людьми, тебе же легче будет, - посоветовала Кристина. - Ты даже не представляешь, что тут было вчера.
  - А что? - с нажимом спросил Александр.
  - Скоро сам все увидишь, - ответил Костя. - А пока, если можешь бежать, побежали. За мной, скоренько, - лейтенант перешел на рысцу, помощники от него не отставали. Двенадцать человек. Одно отделение. Скорее сержантская, чем лейтенантская группа. Хотя вооружены и одеты все были по полной программе. За исключением разве что бронекостюмов. Легкий был только у Кости, тяжелых не было вовсе.
  Саша тоже старался не отставать. Чувствуя, что крайне благодарен Кристине за ее поддержку. Хотя старался справиться самостоятельно. Без приключений миновав пару пролетов, они напоролись на троих зараженных. Александр вновь сумел выстрелить первым и добил противника Костя. Его команда действовала слаженно и быстро.
  Хотя старлею и казалось что это избиение младенцев. Мало того что вооруженных против безоружных, так еще и с четырехкратным перевесом. Но не отметить профессионализм он не мог. Каждый боец был на своем месте и в своей роли. Как за столь короткий промежуток времени Косте удалось сколотить такой отряд, Саша даже представить не мог.
  Всегда тихий и смущающийся великовозрастный пацан оказался крепким управленцем: внимательным к подчиненным и контролирующим каждый шаг, доверяя при этом по максимуму. Удивительное сочетание качеств, которых в себе Александр никогда не видел. А значит, свой второй номер он потерял, а жаль.
  - Писец, - бегущий чуть впереди парень, выглянув за угол, резко отдернулся обратно. - Сэр, нам тут не пройти.
  - Не паникуй, - лейтенант сбавил темп и подошел к своему бойцу. - Хотя нет, разрешаю.
  - Что там? - спросил Александр, прижимая приклад к плечу.
  - Их там больше двадцати, - тихо произнес боец. - Что делать?
  - Саня, ты возьмешь на себя шестерых? - уточнил, повернувшись к нему, Костя. - Ну, или хотя бы пятерых?
  - Ты сейчас на что намекаешь? - на всякий случай переспросил Александр и, тихонько подойдя к углу, выглянул в коридор. Там действительно стояло около двух десятков зараженных, таких же, что встречались им и ранее. - Они же безоружны? Сколько надо столько и возьму, что они нам сделают?
  - Наивный, - вздохнул друг. - Ладно, бери дальних, настолько дальних, насколько сможешь. Работаем, - сказал он, обращаясь уже ко всем. - Тройка пирамида. Пошли.
  Отряд вышел в коридор как один слаженный механизм. Первая тройка опустилась на пол, вторая села на одно колено чуть позади, остальные встали дальше. Короткие автоматные очереди накрыли противников единым сплошным ливнем. Вот только тем это было по барабану.
  Зомби бросились в атаку, прыгая по полу, прижимаясь почти к самой плитке, скакали по стенам, отталкиваясь и меняя направление прямо в воздухе. Саша, решивший было, что просьба отстрелять дальних - это просто прикол, понял, что это реально полезное действие, когда один из зараженных чуть не вцепился в лежащего перед ними бойца. Враги были настолько быстрыми, что люди просто не успевали переводить автоматы, большая часть пуль улетала в молоко. А вот задние только готовились вступить в бой, они прятались за спинами братьев, прикрываясь их телами от огня людей.
  Выдохнув, Саша поднял автомат. Пятерых! Черт его знает, они слишком юркие, а голова еще кружиться, но друг попросил не просто так. Переключив автомат в режим одиночного огня, он перехватился со стандартного боевого на свой собственный хват. Когда на спусковом крючке лежит не указательный, а средний палец. Нельзя сказать, что он сам изобрел такой способ, но только у него он выходил оптимально.
  Крепко зажав ствол левой рукой и жестко прижав приклад к плечу, Саша начал стрелять. Вдох, выстрел, вдох. Первая пуля попала точно в голову зараженному. По полу расплескалась кровь и ошметки серого вещества. Вероятно, мозга. Заметив это, его собратья бросились врассыпную. Но Саша тут же поймал второго. А затем и третьего. Он несколько раз мазал, не то из-за изменившегося глазомера, не то из-за сверхъестественной скорости противника.
  Зомби тем временем погибали и на переднем крае, однако каждый следующий умирал чуть ближе к военным, чем предыдущий.
  - Перезаряжаюсь, - сказал один из бойцов, отстегивая магазин и отработанным движением нащупывая следующий. Будто ожидая этой фразы и понимая ее значение, зомби с новыми силами ринулись в атаку. Саша палил, наживая на спуск не пальцем, а кистью, что давало значительное ускорение и было особенно актуально при стрельбе по быстро движущимся мишеням. Таким, как зомби.
  Пятый, седьмой. Александр считал патроны. Хорошая практика, когда стреляешь одиночкой. Почти каждый второй выстрел был результативным. О его коллегах этого нельзя было сказать. Те сменили уже не по одному магазину, и тут Саша понял: они ошиблись с расчетами. Зомби было не двадцать и даже не пятьдесят. Они стекались со всей больницы.
  - Правый фланг! - крикнул один из сменщиков, меняя направление стрельбы. С той стороны, откуда они недавно пришли, неслась толпа зараженных. Около ста существ самого разного размера, пола и возраста.
  Александр молча переключился на нового противника. У него оставалось еще полно патронов, и хотя автомат не мог похвастаться особенной точностью, на таком расстоянии это было не важно. Он даже перестал задерживать дыхание перед выстрелом. Просто переводил ствол, ловя в прицел следующего противника, и стрелял.
  Сначала страшно не было. Все происходящее казалось настолько кинематографичным, будто он смотрел фильм или играл в компьютерную игру: фиолетовые глаза, красная кровь, черные когти. Он сам не понимал, насколько потерял связь с реальностью, противники были просто фрагами - очками, полученными за убийство.
  - Саша! - вырвал его из боевой медитации голос Кристины. - Уходим, путь чист.
  - Пошли, - кивнул старлей, напоследок простреливая позвоночник одной, особенно ретиво бегущей на них твари. Оглянувшись, он заметил недовольные взгляды бойцов, вероятно, его звали не в первый раз. Костя с основной группой уже стоял у следующего перекрестка. - Извините, - пробормотал он, сразу переходя на бег.
  Уходя, один из бойцов поставил растяжку, прицепив ее между двумя кушетками в коридоре. Взрывы не заставили себя долго ждать, уже спустя пару секунд ощутимо тряхнуло, из коридора вырвалось небольшое облачко пыли. Вот только зомбированных это не остановило.
  - Быстрее! - подгонял Костя. - Через два пролета уже наши баррикады!
  Саша выжимал из собственных отдохнувших мышц тот максимум, на который был способен. Периодически укрываясь за косяками дверей, столами, тумбочками, любыми мешающими предметами, он останавливался и старался расстрелять столько противников, сколько мог.
  Фиолетовые глаза и ощерившиеся рты уже сливались в его глазах в одну картину. Они действительно больше не были людьми, даже военные, несмотря на форму и устав, не могли быть столь похожи, одинаковы, не индивидуальны. Это были уже не человеческие лица, а скалящиеся морды зверей.
  - Внутрь, ребята! - прокричал кто-то, и, оглянувшись, Александр увидел, как открываются металлические двери отделения хирургии. Название висело прямо над входом. А еще он увидел, как к открытой створке бросается очередная тварь. Выпущенная им пуля попала прямо в висок зомби, разрывая череп, как спелую тыкву. Однако вслед за ним уже бежал второй. Вырвавшаяся вдруг в коридор толпа окружила их с двух сторон, и было слышно, как дверь захлопывается за их спинами.
  - Костя! В круг! - закричал Саша, толкая перед собой каталку, чтобы создать хоть какое-то препятствие зомби. Команда вырвалась у него из головы непроизвольно, на уровне инстинкта, но даже лейтенант понимал, что сейчас это, возможно, единственный вариант.
  Выстрел, перевести на следующую цель, выстрел. Четырнадцать ощетинившихся стволами бойцов зажатых посреди коридора, выстрелы, сливающиеся в одну нескончаемую очередь. И падающие, умирающие почти при каждом нажатии на спусковой крючок, противники, тающая толпа врагов.
  Однако и патроны тают, и гораздо быстрее. Вот один из бойцов перешел с автомата на пистолет, второй. Черт! Так ведь и у него патроны могут закончиться. При очередной смене магазина Саша быстро пробежал рукой по пустеющим подсумкам. Последний. А зомби еще под сотню. Прицелиться, выстрелить, не паниковать, думать.
  А что можно придумать, если ты зажат посреди пустого коридора, а враги напирают и сзади, и спереди? Вот только откуда они берутся? Те, которые позади понятно, там целая клиника с входами и выходами, но откуда они лезут с этой стороны? Саша присмотрелся. Над дверью, из которой то и дело выскакивали зараженные, висело темное табло со значком выхода. Спускающегося зеленого человечка. 'Лестница!' - догадался Александр.
  - Гранату! - требовательно протянул он руку, даже не глядя. И, почувствовав знакомую тяжесть в ладони, отработанным движением вытянул чеку. Он никогда не был особенно талантлив в метании, но сейчас нужно было выложиться на все сто процентов. Сделав подшаг вперед, он со всей силы метнул шар, метя в открытые створки. Граната ударилась о косяк и глухо упала вниз. Взрыв раздался спустя секунду.
  Несколько зомбированных упали, сбитые ударной волной, высвобождая узкий коридор между лестницей и оставшимися врагами.
  - За мной! - крикнул Саша, бросаясь вперед. Он стрелял почти не целясь, лишь стараясь убрать врагов со своего пути, и это ему удавалось. Зомби падали один за другим, и начало казаться, что они пройдут без проблем. Когда крик, полный животного страха, смешанного с болью и отчаяньем, заставил его обернуться, но не остановиться.
  Кристина бежала прямо за ним, еще два бойца тоже. Но остальные... Очередная порция зомби, вывалившаяся с лестницы, сбила бойца с ног, отрезая дорогу. Саша развернулся, чтобы расчистить проход, но тут увидел, как павшего солдата буквально разрывают зубами. Когти легко разрезали ткань, состоящую из сотен слоев прочнейшего волокна.
  - Костя! - в отчаянии закричал Александр, пытаясь разглядеть друга за спинами врагов.
  - Отходите! - раздалось из плотной толпы зомби. Но старлей не собирался оставлять здесь друга. Выстрел, перевести, выстрел, перевести... Один выстрел, один труп. Одна пуля, одна продырявленная голова. Он палил как заведенный, не останавливаясь ни на секунду. Он не уйдет, не бросит или не простит. Последний магазин, патроны быстро подходят к концу. Крики сменяются слабыми стонами, где-то там его друг, и он...
  - Сэр, надо отступать, - крикнул боец, стоящий рядом.
  - Нет, - отрезал Александр. - Мы их не бросим.
  - Но, господин...
  - Нет, - все, он пуст. Выхватив пистолет, но одним движением передергивает затвор. Три магазина, шестьдесят патронов. Он еще повоюет.
  - Саша! - резкий крик Кристины заставил его на секунду повернуть голову. - Там некого больше спасать, спаси нас!
  Оглянувшись, старлей понял, что он теперь не один и отвечает за этих бойцов, которые очень хотят жить. И за девушку, которая вроде как его, а вроде и нет.
  - Прости, Костя, - пробормотал Александр отступая. Пока девушка молотила руками и ногами в закрытую дверь они по одному отстреливали приближающихся противников, паля только наверняка. Легкие пистолетные пули не были бронебойными и иногда застревали даже в толстой лобной кости, хотя среди зомбированных такие попадались уж что-то слишком часто. Ему пришлось раз восемь стрелять повторно в одни и те же цели, чтобы убедиться, что они поражены.
  - Быстрее, заходите! - истерично закричала какая-то женщина, открывая двери. Дважды повторять ей не пришлось, они вчетвером забежали в помещение и подперли створку столом. Старлей огляделся: десяток женщин, двое мужчин. Ни одного солдата.
  - Что случилось с вашей охраной? - спросил он, проверяя патроны. Остался один магазин с десятком, и один полный, итого тридцать. Мало, с таким количеством туда не стоит даже соваться.
  - Они ушли за профессором, - сказал мужчина в халате. - И не вернулись.
  - А где профессор? - спросил Александр, понимая, что Агросова в помещении нет.
  - Вон он, - мужчина подошел к окну и ткнул в него пальцем. На соседнем корпусе, спрятавшись на пожарной лестнице, сидел профессор.
  Выругавшись про себя, Саша внимательно оглядел стены здания, вариантов пройти по карнизу не было. Пожарные лестницы спускались с крыши, а на ней, как ни странно, тоже было движение. Определить были ли это зомби или те самые бойцы-охранники он отсюда не мог. А вот сходить и проверить, вполне.
  - У кого сколько патронов осталось? - спросил он бойцов. Набралось около ста. - Оставайтесь здесь. Ждите подмогу, если что, ночью выбирайтесь, - проговорил он, вылезая на узкую пожарную лестницу. Потом посмотрел на Кристину и сказал настолько уверенно, насколько мог. - Я вернусь.
  
  Глава 11. Профессор
  Тихо, тихо блин! Саша медленно крался по крыше больницы. С одой стороны, ему повезло. На всей огромной крыше лечебного комплекса было всего несколько зараженных. Они бесцельно слонялись, общаясь щелчками и посвистываниями, и осматривали окрестности. С другой, все или почти все двери на лестницы вниз были открыты. А значит, в любой момент голодная толпа могла вырваться наружу, стоило только дать повод.
  Наблюдая за зомби, Александр понял, что они не совсем тупые, возможно, умнее собаки. Было бы логично, если бы от голода они жрали друг друга или трупы во дворах, еда практически под носом, и ее много. Но нет, некоторые даже таскали с собой консервы. А хуже всего было то, что в приоритете у них были живые.
  Внимательно осмотрев путь до нужной пожарной лестницы, Саша увидел валяющуюся на крыше жердь антенны. Толстая металлическая трубка и моток провода. Драться столь нехитрым приспособлением не было никакого смысла. А вот прикрутить ручки пары дверей, чтобы снизить шанс, что количество зомби внезапно увеличится, было бы неплохо.
  Намотав провод на локоть, он медленно прокрался мимо зараженного, стараясь обойти его по дуге так, чтобы расстояние было максимальным. Прячась за очередным боком кондиционеров, он услышал громкое голодное урчание в животе у зомби.
  - Ы-ыр-риырыры-ы, - как будто грустно простонало существо, а затем, чуть замешкавшись, пошло к намеченному Сашей выходу. Старлей обрадовался было упрощению задачи, вот только радость его была недолгой. Навстречу уходящей твари выбралась новая. Саша молча смотрел, как они останавливаются и начинают тихонько петь, стонать, стоя лоб в лоб.
  'Дьявол, да они же передают караул!' - внезапно дошло до Александра. А значит, у них есть распределение обязанностей, иерархия. И черт его знает, что еще. Тихо выдохнув, он спрятался за блок. Дела были гораздо хуже, чем он мог предположить. Это не дикие звери, вполне понятные и объяснимые. Это абсолютно новые существа, пусть и основанные на старом.
  Дождавшись пока патрульный уйдет к той же точке, на которой стоял предыдущий зомби, Александр аккуратно перебрался к двери. Тихо закрыв ее, он накрепко примотал ручку к выступающему из косяка штырю арматуры. Должно было сработать. По крайней мере теперь на один источник опасности будет меньше.
  Пригибаясь, он пробежал за вентиляционную шахту и спустился на следующий пролет. Оглядевшись, он даже подумывал повторить процедуру с заматыванием. Но зомби стояли слишком близко к двери. Саша прополз между двумя рядами аппаратуры, стараясь издавать как можно меньше звуков. Замирая при каждом шорохе, Александр перебрался на другую сторону крыши и, спрятавшись за выступом, осмотрелся.
  У нужной ему лестницы стоял зараженный. Казалось, что он дремлет, прислонившись к перилам. Прикинув свои шансы, Саша решил использовать старый как мир трюк. Достав из подсумка пустой магазин и взвесив на ладони, Александр метнул его в дальний угол крыши. Вот только вместо ожидаемого тихого стука, оттуда донесся удивленный рык.
  - Иы-ы, - зараженный встал во весь рост, выпрямляясь и вытягиваясь, будто суслик в поле. Крутя головой, он высматривал источник опасности. В данном случае, старлея. - Ырирыии?
  Александр мог поклясться, что этими воющими и стрекочущими звуками зомби только что передал вопрос. Потому что спустя мгновение этот стрекот раздался уже со всех сторон крыши. Твари переговаривались, обыскивая каждый метр. Матерясь про себя, Саша аккуратно вылез на внешнюю стену и, зацепившись кончиками пальцев за декоративную панель, затих.
  Он буквально кожей чувствовал, как рядом ходит один из зараженных. Было слышно, как тот громко втягивает воздух, скребет по стенам своими острыми когтями. Потом, с дальней крыши, с которой Саша пришел, раздался протяжный свист. Было слышно, как все зомби срываются в том направлении, звуки шагов все отдалялись, а потом и вовсе затихли.
  Тихо выдохнув, Александр ступил обратно на крышу. Оглядевшись по сторонам и никого не увидев, он чуть успокоился. В этот момент до него донесся звук сглатываемой слюны, полный предвкушения пиршества. Все еще надеясь, что ему это послышалось, Саша поднял голову. Яркие фиолетовые глаза смотрели на него с нескрываемой радостью.
  Тварь прыгнула до того, как он смог вытащить пистолет, и старлей инстинктивно подставил под удар руку, обмотанную остатком провода. Хронос! Время замедляется, и Саша с ужасом видит, как толстый кабель лопается виток за витком так, как будто это не алюминий в армированной изоляции, а тонкая нитка. Замедления как раз хватает, чтобы отступить до следующего удара.
  Силач! Выброс адреналина заставляет кровь вскипеть. Удар кулака сворачивает челюсть твари на бок. Время действия Хроноса почти закончилось и, приняв рискованное решение, Александр отступает к краю крыши. Зомби попадается на уловку, бьет своей когтистой лапой, пытаясь заставить человека оступиться. Но Саша перехватывает кисть противника и резко дергает, выталкивая себя на крышу и сбрасывая врага вниз.
  Кажется, его многострадальный организм начинает потихоньку привыкать к таким выкрутасам хозяина. По крайней мере Александр еще на ногах. Хотя, возможно, сказался двухдневный отдых. Затравленно осмотревшись, он внезапно понял, что весь бой прошел меньше чем за десяток секунд, и противник при этом не издал никакого зова. Черт, да у него все еще есть возможность добраться до профессора!
  Не медля, Саша забрался по лестнице на следующую площадку многоуровневой крыши. Абсолютно пустую, за исключением открытого люка в полу, который он, естественно, тут же закрыл. А вот следующий. На участке крыши соседнего корпуса бродили с десяток зараженных. Дверь на крышу была открыта, а рядом с краем, на котором крепилась пожарная лестница, стояли аж четверо.
  Отодвинувшись так, чтобы его не заметили, Саша прикинул свои шансы. Противников мало, он всех их уложит меньше чем за тридцать секунд. Но его крайне смущала возможность появления новых врагов. В здании было собрано больше десяти тысяч больных. Если все они превратились в зомби, то очень может быть, что у него просто не будет возможности всех перестрелять. Патронов не хватит.
  Собравшись с силами, он вновь подполз к краю. В голове рождались варианты, один страннее другого: например, спуститься на этаж, там, пробежав по коридору, вылезти на лестницу, или перебраться с лестницы по подоконникам на внешней стороне, или...
  А что толку? После того как он доберется до профессора, им в любом случае нужно будет выбираться с нее. Саша не очень понимал, почему зомби не лезут за профессором сами, но это было ему только на руку.
  Значит, нужно было зачистить эту крышу, предварительно закрыв дверь на лестничную клетку. В принципе это возможно, особенно учитывая, что предыдущие две двери он закрыл, и там зомби было не так много. Нужно рискнуть. Пора.
  Расстояние от него до дальнего зомби было около ста метров, ближайший же находился в паре метров под ним. Нужно десять выстрелов. И десять попаданий. А еще неплохо было бы определить, есть ли у него хоть какой-нибудь запас ресурсов организма, чтобы, в случае чего, он мог отбиться.
  Развернув интерфейс, Саша открыл панель персонажа.
  'Старший Лейтенант, Александр Сухов.
  Сила 74% (снижение 15%)
  Ловкость 55% (снижение 20%)
  Интеллект 60% (снижение 10%)
  Восприятие 82% (снижение 10%)
  Выносливость 45% (снижение 20%)
  Доступные навыки: Силач (доступно, запас адреналина 51%), Хронос (применение опасно, возможно невосполнимое снижение характеристик), Рывок (применение не эффективно), Марксмен (доступно, усталость глаз 21%)'.
  Есть ресурс. Более того, судя по характеристикам, несмотря на снижение, он смог прокачать 'Силу', 'Ловкость' и 'Восприятие'. Только 'Интеллект' остался без изменений, что в принципе было логично: книг он сейчас не читал, теорию не штудировал. Да и когда тебя бьют по мозгам, на них это не особенно положительно влияет.
  Но главное запас был, была возможность в случае чего повторно использовать все, кроме 'Хроноса'. Хотя и его можно было применить с риском для жизни. Ну, или характеристик, что в его случае по сути одно и то же. Глубоко вздохнув и сосредоточившись, Саша решил, что не будет понапрасну рисковать.
  Марксмен! Зрение фокусируется, становится четче и будто вытягивается в туннель вокруг мушки. Цвета делаются ярче, а изображение контрастнее. Выстрел! Дальний зомби не успевает вскрикнуть, пуля разбивает ему череп, проходя насквозь.
  Выстрел! Саша делает его на одном дыхании с предыдущим. Гильза, крутясь, вырывается из пистолета и отлетает в сторону. Цель поражена. Выстрел! Зомби падают один за другим. Теперь уже Александр стреляет не по расстоянию, он ловит в прицел тех, кто набирает в грудь воздух, собираясь позвать на помощь.
  Но даже десять точных выстрелов подряд не могли дать стопроцентный результат. Голоса зараженных разносятся над больницей. Теперь нет смысла прятаться. Спрыгивая на крышу, старлей ловит в прицел дверь, ведущую вниз. Нужно закрыть ее, срочно, несмотря ни на что. Нет времени заниматься оставшимися двумя зомби, главное сейчас - отрезать подкрепление.
  Уже на половине пути Саша понял, что не успевает. В темноте лестничного пролета появляется первая пара фиолетовых глаз. Враг несется с невероятной скоростью, как будто врубив 'Рывок'...
  А чем он, черт возьми, хуже? Выдохнуть, прицелится. Палец привычно нажимает на спуск, и порох, воспламеняясь, выталкивает вперед твердый металлический сердечник окруженный биметаллом. Пуля находит свою цель, пробивая зомби шею. Это не убивает его, но противник заваливается назад и падает, увлекая за собой нескольких бегущих за ним. Результат более чем достойный.
  Саша, прислонившись спиной, захлопнул дверь прямо под носом у подоспевших монстров. Иллюзия надежности тонкого железа развеялась в то же мгновение, как черные когти пробили дыру рядом с его головой. Буквально в паре миллиметров от шеи. Затравленно озираясь, Александр подставил ботинок, подпирая дверь.
  Он оглянулся как раз вовремя, чтобы увидеть, что два пропущенных зомби несутся на него во всю прыть. Решив не экономить патроны, он всадил по паре пуль в каждого. Бутоны, в которые разворачивались внутри черепов сердцевины пуль, выходили из ран здоровенными фонтанами крови и плоти. Оставляя многосантиметровые дыры.
  Теперь у него было несколько секунд, чтобы позаботиться о двери, пока оставшаяся десятка с других уголков крыши не забралась сюда. Металл был не достаточно крепким, чтобы выдержать удар когтей зомби, но слишком толстым, чтобы они могли его разорвать. А значит, нужно было сделать так, чтобы сама дверь не открылась.
  Саша осмотрел ручку, косяк, бетонную коробку. Зацепиться взгляду было особенно не за что. Ни открутить, ни обломать ручку не получалось. А последнее и вовсе было бесполезным. Оставалось только подпереть чем-то дверь. Вот только чем? Он мог бы подтащить одно из тел, но веса одного зомбированного явно не хватило бы. Трубки антенн были слишком ломки, а оторвать и подтащить блок кондиционера он бы не смог при всем желании.
  Пока он перебирал варианты, количество дыр в двери значительно увеличилось. Посередине постепенно образовалась дыра размером в несколько сантиметров. Выругавшись, Саша снял с плеча винтовку и, зарядив тяжелый противоматериальный патрон, выстрелил в упор. Это остановило атаки на несколько мгновений, но новые зараженные уже поднимались по телам павших.
  Выругавшись, Саша еще раз поднял винтовку. Но остановился в задумчивости. Несмотря на свою легкость, винтовка была выполнена по технологиям, обеспечивающим ей чрезвычайную надежность. Так что, если он использует ее как подпорку, она точно выдержит. Но не погибнет ли он от лап другого не менее страшного зверя? Не задушит ли его жаба?
  Он хоть и колебался, но делал это не долго. Жизнь стоила любого оружия. Взяв наизготовку пистолет, он прислонил винтовку к двери, а затем, скрепя сердце, несколько раз пнул по срезу ствола, чтобы сделать как можно более надежный упор. Отступив на метр, Саша с удовольствием наблюдал, как зомби рвутся наружу, но ничего не могут сделать.
  Аккуратно, но быстро пройдя по периметру крыши, Александр отметил, что других зараженных на ней нет, а те, что есть, уже повержены. Подойдя к краю, он взглянул вниз, там, на пожарной лестнице, как и полчаса назад, сидел Агросов.
  - Профессор! - крикнул старлей, свешиваясь через край. - Поднимайтесь, тут все чисто!
  - Не могу! - ответил тот, подняв голову. - Мне нужна ваша помощь!
  - Я спускаюсь! - сказал Саша, пробуя перекладины. Он начал быстро слезать вниз и уже через минуту был на маленьком промежуточном пролете, на котором сидел академик. - В чем дело? Вы повредили ногу?
  - Нет. Но я не могу уйти, - начал Агросов. - Вы не понимаете молодой человек. Мне нужны мои записи.
  - Зачем они вам?
  - Там все наблюдения по зараженным наномашинами: как они восстанавливались, как у них начинал работать мозг! Если вам наплевать на научную и врачебную ценность, представьте, как это может помочь в борьбе вам или вашим начальникам и сослуживцам.
  - Хорошо, - кивнул Саша, а про себя смачно выматерился. Собеседник был абсолютно прав, любые сведенья говорящие о том, как можно победить этих тварей, ценны. Ценны до чрезвычайности. - Где ваши бумаги?
  - Вон в том окне, - проговорил профессор, показывая окно на этаж ниже и чуть правее. - Я уже почти все собрал, как вдруг они ворвались в кабинет и убили охрану. Похоже, ребята спасли меня ценой своих жизней, за что я им безумно благодарен.
  - Но это их не вернет, - спокойно закончил за него Александр. - Сколько там было врагов?
  - Десятки, может, сотня, - ответил профессор. Старлей кивнул и начал спускаться вниз, когда он уже углубился на корпус, тот крикнул вдогонку. - Обязательно возьмите документы со стола! Там может оказаться самое важное.
  Опустившись до уровня этажа, Саша аккуратно заглянул в открытое окно. Противников было четверо. И они смотрели прямо на него. Если бы он спустился к самому окну, как планировал, зомби вероятно сразу бы на него напали. Но лейтенант благоразумно свесился сверху, и они просто не могли до него достать.
  - Ну, привет, - пробормотал Александр, доставая пистолет. - Сегодня на ужин дыня простреленная, мясистая. Вот только не у вас, дорогие, вы сегодня главные блюда. - Он прицелился, и зомби, сообразив, что сейчас будет, быстро отскочили в сторону. - Интересно девки пляшут. Хотя у других, наверное, хоть мизерный шанс был, но вам я его не оставлю, у меня сегодня важный день, и я обещал вернуться.
  Привязав себя ремнем к лестнице, Саша перевернулся вниз головой, а потом уперся в перила, вставая почти под девяносто градусов. Зараженные не были готовы к такому повороту событий и попробовали сбежать из комнаты, но пули оказались быстрее. Одного за другим лейтенант уложил их еще до того, как зомби достигли выломанной пластиковой двери, выполненной под дерево.
  Быстро развязав узел, Александр забрался внутрь. Просторный кабинет оказался завален бумагами, но главных, по словам профессора, документов на столе не было. Не скрываясь, старлей быстро подошел к столу и, подобрав с трупа одного из солдат рюкзак, огляделся, нужно было срочно найти записи. Шум в коридоре не оставлял особого выбора, Саша похватал все, что попадалось ему под руку, как придется запихивая в сумку.
  Первая партия зомби застала его поднимающим автомат с тела бойца. Он уйдет, но сначала заберет с собой нескольких тварей, отомстит за своих ребят. Бегущий на него зараженный получил короткую очередь в оскалившуюся морду. Пули легли кучно, превратив череп в котелок с хорошо перемешанным содержимым. Второй свалился следом, и, хотя здесь попадание не было столь показательным, Саша довольно улыбнулся.
  Впрочем, радость тут же слетела с его лица, когда он понял, что с рюкзаком, автоматом и наседающими зомби будет несколько проблематично выбираться на пожарную лестницу. Отступая и одновременно отстреливаясь, он краем глаза заметил нечто странное. Зараженные, казалось, слегка поумнели. Они больше не лезли в проход по одному, хотя Саша заметил уже семь голов, то и дело выглядывающих из коридора.
  Думать о том, что происходит с этими тварями, было некогда. Выпустив последнюю длинную очередь и отогнав от косяка зомби, Саша откинул бесполезный автомат и, встав на подоконник, прыгнул. Пальцы судорожно вцепились в металлические перекладины, а спустя мгновение из окна чуть не выскочил зараженный. Быстро перебирая руками и ногами, Александр поднялся на недосягаемую для них высоту. Во взгляде зомби, провожавшего его глазами, читалась детская обида.
  - Я достал ваши документы, - сказал Саша, передавая рюкзак профессору. - Теперь давайте выбираться отсюда.
  - Подождите. Я должен проверить все ли бумаги на месте, - сказал Агросов, расстегивая молнию.
  - И что будет, если некоторых документов нет? - спросил старлей, глядя на собеседника.
  - Нужно спуститься и забрать их! - уверенно ответил профессор.
  - Вы как хотите, а я сейчас туда не полезу, - отрицательно покачал головой Александр. - Их там сейчас больше двадцати, и по первому же зову прибегут еще сотня или тысяча. А у меня восемьдесят патронов. Нам еще вернуться надо, ну и наверху нас, скорее всего, уже ждут.
  - Подмога? - с надеждой в голосе спросил Агросов.
  - Нет, зомби. Их там около десятка, но я от них отгородился, - недобро улыбнулся Саша. - Так что там еще предстоит подраться, хоть и не долго.
  - А что если их там больше десяти? - было понятно, что профессору откровенно страшно.
  - Не волнуйтесь, если вы останетесь здесь, конец будет еще печальнее, вы умрете с голоду, - ученый хотел что-то сказать, но он переборол себя, лишь аккуратнее сложил документы в рюкзак и надел его на спину. - Давайте я его понесу?
  - Нет, спасибо. Вы все равно без меня их не расшифруете, - отказался от помощи академик. - Вы идете первым?
  - Безусловно, - кивнул Саша, затем проверил патроны, переложил поближе магазины. - Следуйте за мной, - быстро карабкаясь по лестнице, старлей внимательно наблюдал за краем крыши. Если бы зомби проникли туда, то, очевидно, сейчас их головы заинтересованно высовывались бы сверху. Однако все было на удивление спокойно. Выглянув на пролет Александр довольно улыбнулся. На крыше было чисто, зараженные не смогли пробить дверь и отступили.
  - Что здесь произошло? - удивленно спросил Агросов, увидев дырявую дверь.
  - Они пытались здесь пройти, когда я дверь закрыл, - ответил лейтенант, поднимаясь по выше лестнице, на следующий участок. Оглядевшись, он подергал дверцу люка. С той стороны недовольно засвиристели, но это было не важно. Подойдя к следующему краю, Саша, к своему разочарованию, увидел пятерку ждущих их внизу зомби и открытую дверь. На следующей крыше тоже были зараженные, но доступен ли проход, отсюда разглядеть не получилось. - Мда...
  - Что случилось?
  - Из пистолета до той крыши не достать, а если будем подниматься, не устранив их, они просто сожрут нас наверху. Мне бы винтовку, - начал было Саша, а затем оглянулся. Его винтовка ждала его. Нужно было только спуститься и забрать. Ну и еще успеть добежать до лестницы. - Я сейчас вернусь.
  Спустившись обратно и подойдя к двери, Александр заметил, что дыра стала еще больше, и теперь в нее вполне могла протиснуться голова или рука. Были бы эти твари чуть умнее, могли бы убрать упор. Подняв пистолет, он несколько раз выстрелил внутрь лестничной клетки. Раздались крики и стоны, щедро приправленные стрекотанием.
  Взяв в руку винтовку, он с силой надавил на дверь, высвобождая упор, а затем, оттолкнувшись, побежал к спасительной лестнице. Ему казалось, что он движется очень быстро, но жадное дыхание, доносившееся сзади, утверждало обратное. Казалось, что противнику врубили ускорение. Точно! Рывок! Электрический импульс подстегнул его мышцы, заставляя двукратно ускориться. Наверх он буквально взлетел.
  Успокаивая дыхание, Саша лег на край крыши, разложил сошки и, уже совсем отдышавшись, открыл прицел. Только перед выстрелом он вспомнил о том, что это сейчас может быть опасно, и, достав из пенала в прикладе шомпол, прочистил ствол и затворную группу. Проверил кривизну ствола, кажется, теперь все было в норме.
  Сделав глубокий вдох и выдох, он выстрелил. Пуля попала точно в перекрестие прицела, с учетом введенных ранее поправок. Не спеша, отдыхая, Александр перебил всех зараженных, что были на крыше. Мощный патрон, предназначенный для пробивания тяжелых бронежилетов и легких боевых доспехов, был избыточен для стрельбы по незащищенным целям. Так что их буквально разрывало на куски. Когда с дальними противниками было покончено, лейтенант встал и заглянул через край.
  Два десятка зараженных караулили их внизу. Свистя и постанывая, они переминались с ноги на ногу, тянулись вверх, противно скребя по стенам когтями и оставляя глубокие следы. Была бы у него граната, можно было бы их всех, если и не убить, то вывести из строя. Пробежав в надежде по карманам и подсумкам, он убедился, что гранат не было.
  - Черт с ним, - тихо пробормотал Александр. - Значит так, я сейчас перебью этих и постараюсь задержать следующих, а ваша задача добежать до лестницы на противоположной стороне и забраться наверх. Понятно?
  - Понятно, - кивнул Агросов. - А если там тоже зомби?
  - Мы с вами проверили, их там нет. Да и в любом случае, если не подниметесь, умрете. Они нас тогда просто зажмут.
  - Хорошо, - кивнул профессор.
  Александр взял пистолет и спокойно и деловито, одного за другим, начал уничтожать зараженных. Пистолетная пуля была, безусловно, легче, чем винтовочная, и даже в голову убивала не каждый раз, но и этого вполне достаточно. Вскоре к ним начали присоединяться зомби, выбегающие из дверей, но патронов еще хватало, и пули летали быстрее, чем зараженные бегали.
  - Вперед! - крикнул Саша, подталкивая Агросова к лестнице. Как только он спустился, лейтенант добил последнюю тварь, которую видел, а потом быстро слетел вниз. Короткая дистанция казалась вечностью, академик бежал, как мог быстро, вот только выходило у него не очень. Плюнув на последствия Александр, врубил Силача, и, подхватив профессора на руки, помчался вперед, однако зомби были все равно быстрее. Рывок!
  Ничего не происходит, только в интерфейсе мигает красная надпись 'Возможны спазмы и судороги, повреждения тканей, продолжить?'. Да, Да, черт возьми. Рывок! И он вновь летит по крыше, даже с такой ношей на руках.
  Когда до лестницы оставалось метров пять, нога предательски подвернулась, внутри что-то хрустнуло, и он упал. Боль была просто адская. В глазах стояла красная пелена. Но даже сквозь нее Саша видел быстро приближающихся зомби и их яркие фиолетовые глаза.
  - Бегите! - сказал он профессору, ложась на спину и ловя на мушку первого врага.
  
  Глава 12. Выход
  - Я говорю, бросьте! - крикнул Саша Агросову еще раз, но тот настойчиво тянул его к лестнице. Пять метров можно было и допрыгать, если бы нога не взрывалась болью при каждом движении. Понимая, что лучше стрелять реже, но укладывать кучнее, Александр нажимал на курок только тогда, когда был уверен, что убьет. Перед глазами все плыло, так что попадал он все равно лишь раз из двух, но, надо отдать должное профессору, несмотря на возраст, мужчина дотащил его меньше чем за минуту. Или за двадцать шесть выстрелов, если считать временем, которое было актуально для старлея.
  - Быстрее, я подсажу! - сказал Агросов, приподнимая Сашу и прислоняя его к лестнице.
  - Вы первый, сверху меня подтяните, не спорьте.
  - Чертова молодежь, - проговорил профессор, залезая наверх. Саша оглянулся. Пять зомби, они меньше чем в десяти метрах, не успеть. Выстрел. Четыре. Выдохнуть. Три. Новая группа вылезет из дверей. Теперь их восемь. Да так они никогда не кончатся. Нужен выход. Силач? Нет адреналина. С рывком он уже доигрался. Марксмен!
  Прицел перестает дрожать, мушка быстрее ловит противников, выстрел - труп. Двенадцать патронов. Двенадцать валяющихся на крыше зомби. Выдохнув, он напоследок выстрелил еще раз в проем двери и полез на лестницу. Все мышцы болели после многократной перегрузки, а нога, черт он даже не знал открытый или закрытый у него перелом.
  Когда до верха оставалась пара ступеней, профессор взял его за транспортную лямку и потащил наверх. К счастью, на этом участке было тихо. Дверь надежно закрыта, а оставшиеся зомби спустились вслед за Александром. Можно было передохнуть.
  - Простите, но я должен это сделать, - пробормотал Агросов, расстегивая молнию на штанине. - Дьявол. Я уже лет двадцать в травме не работал. Так что терпите, будет больно, - профессор что-то дернул, надавил, и Саша вырубился от дикой боли.
  Он очнулся от холода и мокрых капель на лице. Сентябрьский дождь на Сахалине - не самая приятная вещь. Но вот боли не было. Даже нога ныла лишь слегка. Открыв глаза, старлей понял, что прошло часа два. Оглянувшись, он увидел жующего ИРПБ профессора.
  - Сколько я спал? - Спросил Александр.
  - А, с пробуждением! - Повернулся к нему врач. - Не долго, часа полтора.
  - Что вы сделали, боли совсем не чувствую.
  - Это что, жалоба? - Улыбнулся профессор. - Просто хорошо шину поставил и вколол обезболивающее из аптечки. Они у тебя были, просто не сработали автоматически.
  - Да, с техникой сейчас беда, - Саша приподнялся на локтях. Нога была привязана к винтовке лямками от рюкзака, сама рана забинтована.
  - Опухать начнет часа через четыре, - заметил его взгляд Агросов. - Так что до этого момента желательно перебраться в нормальное место.
  - Значит, будем спускаться, - кивнув, сказал лейтенант и с помощью врача поднялся.
  - Куда спускаться? - спросил, придерживая его, профессор. - Вы видели, что там твориться? Это же апокалипсис!
  - Это точно, но несколькими этажами ниже есть отгороженное отделение, там можно будет передохнуть, - сморщившись от боли, проговорил Александр. Хочешь не хочешь, а двигаться надо.
  - Уверен, что нормально себя чувствуешь? - удивился врач, все еще придерживая его под руку. - Если на лестнице сознание потеряешь, я тебя не удержу.
  - Можно подумать, у меня выбор есть, - ответил Саша, начиная спускаться по лестнице. Движения давались с трудом, но вниз не вверх, так что путь был значительно легче. - Кристи! - крикнул он, спустившись на пару этажей. - Выгляни в окошко, дам тебе горошка.
  - Мы здесь, - отозвалась девушка, высовываясь из окна на пару этажей ниже. Затем увидела болтающуюся ногу. - Ты в порядке? Помощь нужна?
  - 'Нет' на оба вопроса. Сейчас спустимся, - старлей медленно слезал, стараясь, чтобы у него всегда было как минимум две точки опоры. Когда он опустился на нужный уровень, крепкие мужские руки затащили его внутрь.
  - Как вы, лейтенант? - спросил один из бойцов.
  - Че ж вы так шаблонно. Затаскивайте профессора, - ответил Александр, с удовольствием ложась на предложенную кушетку.
  - Наташа, автодоки в хирургии еще работают? - спросил Агросов, все еще сидя на подоконнике.
  - Да, конечно, сейчас подготовлю, - кивнула одна из медсестер и быстро убежала по коридору.
  - Ну вот и отлично. Соберем твою кость по кусочкам, склеим, - похлопал врач по бедру Саши. - Как новенький ты, конечно, не будешь, но ходить сможешь уже сегодня. На ноге будет внутренний жгут и пара штырей. Они потом с костью в одно целое превратятся. Пожелания есть?
  - Хорошо, - кивнул он. - Нужно как-то подать сигнал, что мы еще живы. Если есть горючие материалы, можете костер развести на крыше.
  - Думаете, приедут? - с надеждой спросил солдат.
  - Мы гвардия, мы своих не бросаем, - с нажимом сказал Александр, а сам подумал, что за профессором точно приедут, раз одну группу послали. Ну и их заберут, по остаточному принципу.
  Сестра принесла флакон с наркозом и, приложив маску ко рту и носу, выжидающе взглянула на него. Пару секунд он еще был в сознании, но мир быстро померк, не оставив после себя даже тени. Полная чернота, обступившая его со всех сторон, регулярно окрашивалась в разные цвета. Краски боли, спокойствия, переживаний.
  - Подъем лейтенант, - тряся его за плечо, сказал знакомый голос. Саша с трудом открыл глаза и посмотрел на говорящего. Капитан стоял у его изголовья. - Вставай. Тебя ждем.
  - Так точно, - не соображая, поднялся с кушетки старлей и в этот момент понял, что он стоит, нормально стоит, на обеих ногах. - Я что, сплю? - спросил он, глядя на Сергея, одетого в легкий боевой доспех. Тот, вздохнув, отвесил солдату тяжелую отеческую оплеуху, от которой Александр чуть не упал, потеряв равновесие.
  - Ну, что спишь?
  - Никак нет, Сергей Тимурович!
  - То-то же, - кивнул капитан. - Быстро на выход, и не забудь одеться.
  - Есть! - козырнул лейтенант и, осмотрев себя, громко выругался. Он был в больничном халате на голое тело. Одна нога, хоть и не болела, была в полтора раза толще второй. Одежда нашлась тут же, на стуле, но для того чтобы надеть на ногу штаны, их пришлось расстегнуть везде, где это было возможно. Специальная медицинская молния, доходившая до паха, была сейчас как раз к месту.
  С трудом облачившись в полевую форму, Александр вышел в коридор. На этаже было почти пусто, кроме начальника, обсуждающего что-то с медсестрой, он никого не увидел. А вот слышно было прекрасно. То и дело с улицы доносились выстрелы и крики. Выглянув из окна, он увидел три БТРа стоящих люк к люку, они отстреливались от периодически набегающих с разных сторон зомби.
  - Сухов? Быстро спускайся, - крикнул, отвлекаясь на секунду от разговора, капитан.
  - Сэр, у меня есть важная информация! - Саша начал лихорадочно соображать с чего начать. - Они достаточно разумны, чтобы устраивать засады, вести патрулирование и...
  - Мы все это уже знаем, - раздражено скривил губы Сергей. - Как и то, что выстрел в голову их убивает далеко не всегда.
  - В смысле 'не всегда'? - не понял лейтенант.
  - А, так ты еще не в курсе. Ну сходи, выгляни в коридор и вспомни, сколько там должно быть трупов, - кивнул в сторону коридора капитан, возвращаясь к своему разговору.
  Саша в недоумении подошел к двери, за которой несколько часов назад происходило кровавое сражение. Там, в толпе зараженных, погиб Костя. Выглянув в небольшое окошко, он не поверил своим глазам. Коридор был почти пуст. Десятка два тел валялись на полу, но он мог поспорить на что угодно, что сам пристрелил в этом месте не меньше пятидесяти тварей.
  - Как же это? - только и смог пробормотать он. Среди зомби Александр увидел останки друга. Защитного цвета бронекостюм выделял его на фоне красных пятен врагов. Лейтенант погиб в самой гуще боя, отдав свою жизнь за товарищей.
  - Ну что? Насмотрелся? - спросил Сергей, подходя сзади.
  - Капитан, можно вытащить оттуда наших? Похоронить.
  - Нет. Черт его знает, не притаились ли там эти твари, уходим.
  - А как же доспех? - не унимался старлей. - Давайте достанем хотя бы Костю. А с ним и костюм.
  - Нет, - с нажимом ответил капитан, но, увидев, как Саша повесил голову, понимающе кивнул. - Нельзя, парень. Если там засада, потеряем больше, чем найдем. Уходим.
  - Есть, - согласился Александр, направляясь к лестнице.
  Настроение было препаршивое. Кроме мата в голову ничего не лезло. Даже винтовка, мерно бившая по спине при каждом движении, больше раздражала, чем радовала. Спустившись на пяточек окруженный бронетранспортерами, Саша забрался в ближайший. Мест в БТРе не было, сидели буквально друг на друге. Но, увидев раненого офицера, солдатики сгрудились, высвобождая ему сиденье.
  - Садитесь, товарищ лейтенант, - сказал младший сержант.
  - Спасибо, братцы, - поблагодарил он, снимая винтовку и располагаясь. - А где же вас столько понабрали? В больнице же всего человек шесть выжило.
  - Так это транспорт жизни, - улыбнулся сидящей в дальнем углу стрелок. - По всему городу колесим, собираем. Сейчас, наверное, уже обратно поедем, места совсем нет.
  - И гражданских собираете? - с надеждой спросил Саша, хотя ответ уже знал.
  - Нет, - нахмурившись, ответил боец. - Не положено, только своих.
  - Вот же ж жопа нас ждет при таком подходе, - пробормотал Александр, откидываясь на сиденье. А потом задумался. - Постучи водителю!
  - Есть, - не понимая зачем, кивнул солдат и постучал в перегородку.
  - Чего тарабаните? - высунулась в маленькое открывшееся окошко недовольная физиономия.
  - Сержант, как только тронемся, остановите БТР у военных грузовиков, - приказным тоном сказал старлей.
  - Так приказа нет. Товарищ лейтенант, зачем вам это?
  - Во-первых, не лейтенант, а старший лейтенант, а во вторых, мы должны вывезти как можно больше техники.
  - Так водителей нет, - не унимался мехвод.
  - Я сам за руль сяду. Мне нужна группа, три человека, добровольцы, кто со мной поедет?
  - Мы двое, - быстро сказал мужчина, которого Александр уже где-то видел. Точно! Он был с ним в больнице. - Знаем, что своих не бросаете, да и как стреляете, видели, так что мы с вами.
  - Тогда, мы тоже, - кивнул сержант. - Нас трое.
  - Хорошо, - удовлетворенно посмотрел старлей. - Меня зовут Александр Сухов, будем знакомы, проверьте автоматы, патроны, мне нужно будет минуты две на то, чтобы двигатель завести, ну и надо проверить кузов так, чтобы в нем лишних пассажиров не было. Сержант, принимайте командование.
  - Есть, - кивнул служивый, начав осмотр вооружения. Саша же пробежал рукой по заботливо уложенным магазинам к пистолету. Автомат ему сейчас, конечно, тоже не помешал бы, но он, в конце концов, будет только рулить, а значит, хватит и короткоствола.
  - Поступил приказ трогаться! - крикнул водитель, и БТР двинулся вслед за ведущими, а затем, вильнув в сторону, остановился у колонны грузовиков. - На выход!
  Выскочили все. Прикрывали, кто как мог, но даже этого напора было более чем достаточно. Потоки зомби, основательно прореженные пулеметами, стали совсем жидкими. Но из-за угла то и дело появлялись несколько противников, которых тут же расстреливали бойцы.
  - Сержант, проверить кузов, трое внутрь, двое в кабину, - хромая отдал распоряжение Саша. - Быстрее закончим, быстрее поедем.
  - Мать твою, Сухов! Я тебя на ствол намотаю и парадным флажком украшу, ты что делаешь?! - выпалил скороговоркой капитан, высовываясь из впередиидущего БТРа, которому пришлось сдать назад.
  - Реквизирую транспорт, командир! - крикнул, не отвлекаясь, старлей. - Они на ходу, так что их бросать теперь?
  - Разжалую! - заорал было начальник, а потом как-то притих. - Водители и механики есть? - крикнул он уже совсем другим голосом. Нашлось трое. И капитан с сожалением посмотрел на ряд грузовиков, которые так или иначе придется оставить. Больше десяти машин стояли бесхозными. - Пошли за мной, - скомандовал он, ведя группу к грузовикам.
  Александр тем временем завел двигатель. Ковыляя, он обошел машину и с трудом забрался в водительское кресло. Мотор работал как часы, питание было, и даже аккумулятор в предыдущих поездках успел зарядиться почти наполовину. В кузове прозвучало несколько выстрелов. Затем в кабину просунулся довольный сержант.
  - Все чисто, лейтенант, - сказал он, улыбаясь. - Мы там еще и припасы нашли: ИРПБ, сухпаи, даже патроны.
  - Отлично. Нам все это пригодится, - кивнул Саша, выглядывая из окна. - Сергей Тимурович! Разрешите рацпредложение?
  - Разрешаю, - ответил капитан, прикрывающий механика, заводящего соседний грузовик. - Говори.
  - Давайте соберем гражданских по дороге? Выживших. К нам в машины человек триста влезет, и даже если это не бойцы будут, то...
  - Можешь не продолжать, - хмуро сказал начальник. - Черт, что мы, не люди? Хорошо. Но только пока у БТРов есть боеприпасы. Все слышали? Мы едем собирать живых!
  При этих словах бойцы воодушевились. Спасение своих, конечно, дело важное, но спасение невинных - благородное. Да и не выжить военным без гражданских, это понимали все. Один за другим заводились двигатели, и вот уже колонна из четырех грузовиков и трех БТРов ехала по улицам Сахалинска. Солдат распределили так, чтобы на каждый грузовик приходилось как минимум четыре человека. Кабина у Саши освободилась и к нему подсела довольная Кристина. Боеприпасов было в достатке. Топлива тоже.
  - Проходит экстренная эвакуация! Не выходите из своих квартир, пока к дверям не подойдет группа спасения! - вещал в мегафон капитан. - Если вы живы, откройте окно и помашите любой тряпкой, мы придем за вами! Не берите с собой ничего, кроме верхней одежды, еда, вода и медикаменты есть на базе. Повторяю, проходит экстренная эвакуация!
  Почти в каждом доме были выжившие. Но не много. Обычно пара семей на десятиэтажное здание. Однако грузовики быстро заполнялись. Группа спасения из восьми человек во главе с капитаном Гарифзяновым поднималась на верхние этажи, а потом медленно спускалась, собирая людей. Некоторых приходилось выносить на руках, так они ослабли.
  Один раз Александр с ужасом заметил маленькую ручку, которая махала платочком в окне шестого этажа, не в состоянии открыть створку. Спустя несколько минут Сергей вытащил из подъезда маленького мальчика лет четырех. Выражение лица капитана было таким, что не хотелось расспрашивать о случившемся. И так было понятно. Родители погибли во время теракта, остался только ребенок. Как он выжил за эту неделю, Александр старался даже не думать. Главное выжил.
  С этого момента они просто проверяли каждую квартиру. Даже из машины было слышно, как стучали в двери, звали. Не прекращая работал мегафон. За полчаса они проехали около квартала и собрали почти триста человек. Зомби, привлеченные звуком сирены, быстро уничтожались, но с каждым новым подъездом лица бойцов становились все более и более хмурыми.
  - Можно я тут посижу? - спросил сержант, заглянув в кабину, когда вернулся из очередного рейда.
  - Можно, залазь, - утвердительно кивнул Александр. - О чем-то спросить хочешь?
  - Не то, что спросить, - замялся военный. - Тяжело.
  - Что тяжело? Зараженных в домах много?
  - Да нет, они там по квартирам сидят, и отличить живых от зомби легко.
  - А что тогда?
  - Понимаете. Они там с семьями, с мертвыми родственниками, с детьми, - промямлил сержант, чувствовалось, что его силы на исходе. - Не могу больше.
  - Понятно. Сиди здесь, в следующий раз я сам группу поведу, - кивнул Саша.
  - Ты чего удумал? - спросила его Кристина, широко раскрыв глаза. - У тебя нога не срослась, только восстановили кость и шину поставили, тебе еще неделю лежать надо.
  - На том свете отлежусь, - отмахнулся старлей, останавливая грузовик у очередного дома. - Давай автомат, сержант.
  - Не могу. Я с вами пойду, - отрицательно покачал головой тот. - Даже не просите.
  - Ну как хочешь, - прокряхтел Саша, вылезая из кабины.
  - Ты куда собрался, Сухов? - мрачно спросил капитан. - Чего тебе все не сидится?
  - Спасать людей, - просто ответил Александр. - Или вам лишняя пара рук и лишний ствол?
  - Не лишние, но кто машину поведет, если ты погибнешь?
  - Так там вроде ничего опасного? - Скорее утвердительно чем, спрашивая, сказал Александр.
  - Ладно, черт с ним, но пойдешь в моей группе.
  - Разрешите со своими пойти?
  - С твоими? - удивился командир, но потом, взглянув на окруживших старлея бойцов, кивнул. - Идите, ваш подъезд третий.
  - Есть! - козырнул Саша и поковылял к указанному месту. Отработанным движением один из бойцов вскрыл металлическую дверь. Пережитки прошлого, когда воров боялись все или почти все. В большинстве квартир были уже не железные, а композитные тепловые двери, служащие скорее для сохранения температуры в квартире, чем защищающие от проникновения. Достаточно было сильного пинка, чтобы такие открыть.
  - Идет эвакуация! Приготовьтесь! Соберите только самое важное! - громко кричал голосистый боец. Остальные стучали в двери. - Не берите лишнего, сейчас мы поднимемся, будьте готовы к эвакуации, когда мы спустимся!
  - Слушайте, - сказал сержант, пока голосистый переводил дух. Александр напряг слух. Сначала он ожидал трелей и пения зомбированных. Но затем понял: услышав то, что пробрало его до дрожи в костях. Скрежет. Скрежет раздираемой когтями обшивки, он раздавался почти от каждой двери. Сержант понимающе посмотрел на вздрогнувшего старлея, а потом пометил двери красным маркером, крест-накрест проведя две больших линии. - И так в каждом подъезде.
  - Многовато, - пробормотал Александр. - Молодцы, что отмечаете. Возможно, нам еще придется вернуться в такие дома.
  - Зачем? - не понял солдат.
  - За припасами. Все заводы и промышленность в параличе, сколько мы продержимся на запасах, которые есть на базе? Не уверен, что долго.
  - Блин. О таком я не подумал, - с ужасом в глазах сказал сержант. - Пойдемте выше.
  На каждом этаже ситуация повторялась. Они кричали, стучали, звали. А потом, дойдя до самого верха и отметив все двери с зараженными, начали вскрывать квартиры, на которых не было знака опасности. К сожалению или к счастью, но одиноких детей в подъезде не было. Зато были живые. Женщины и мужчины встречали их со слезами радости на глазах. Какая-то девчонка бросилась на солдат, целуя одного за другим и причитая, что всем даст. Что даст, никто не понял, учитывая, что вещей у нее с собой почти не было. Но это и не важно.
  Когда они вышли наружу, Саша пересчитал улов. Три женщины, одна с ребенком. Один мужчина. Пятеро. На сто квартир. Он мог выразить это только одним словом. Очень емким и коротким. Вот только оно было матерным. Пять выживших и больше половины квартир, на дверях которых пришлось оставить красный предупреждающий крест.
  - Сержант, - подозвал военного Александр. - Отметь-ка и наружную дверь, напиши пятьдесят. И крест не забудь.
  - Понял, - кивнул солдат, уходя выполнять поручение.
  - Ну как, проникся? - спросил вышедший из другого подъезда капитан. Броня его была заляпана кровью. - А это, не обращай внимания. Какой-то зомбак слишком умный попался. Подождал, пока мы сами двери откроем. У меня четверо.
  - У меня пятеро, - сухо ответил лейтенант. - Что-то совсем плохо.
  - Нет, дорогой, совсем плохо - это когда в частном детском саду учительница зараженная. - Хмуро сказал Сергей. Представив последствия, Александр с трудом сдержал рвотные порывы. - Вот! Теперь, кажется, ты понял. Вести дальше можешь?
  - Конечно. Сейчас отдышусь только, - сказал, выпрямляясь, старлей.
  Апокалипсис. Вот как это называлось. Все остальные слова были либо сильно матерными, либо не отражали сути. А они, получается, живут после него. В постапокалипсисе. И все же, все же они хотя бы умнее этих тварей. Если на каждого живого приходилось по десять зомби, то выходило, что для того чтобы выжить, им нужно было 'всего лишь' убить по десять зараженных. Учитывая наличие огнестрельного оружия и техники не самая сложная задача.
  - Тронулись! - крикнул ведущий колонны, отправляя БТР вперед. Саша забрался в кабину и, заведя двигатель, нажал на педаль газа, и грузовик медленно тронулся вперед. Судя по миникарте, военная база располагалась в нескольких кварталах от их текущего местоположения. Но они не спешили. Спешить было уже некуда. Останавливаясь у каждого дома, они собирали выживших, все так же работал мегафон, но Александр больше не ходил в рейды. Он думал, думал о том как они будут жить теперь, после того как привычный мир рухнул.
  Спустя час, места в грузовиках закончились. БТРы и бойцы остались эвакуировать гражданских, отстреливая случайных зомби, которых было на удивление мало, а Саша вместе с другими водителями направился прямо к военной части, чтобы оставить там бесценный груз и отправится за следующей партией.
  
  Глава 13. Светоч
  - Не спешим, аккуратнее, - приговаривал Саша Кристине, которая сейчас была за рулем. Последние три дня они почти не отдыхали, мало спали и ели почти всегда только в кабине. Удивляться, правда, было нечему, у всех дел по горло. Водители, строители, техники, аналитики. Ну и конечно стрелки, штурмовики и инженеры. Все работали. Только снайперам дела не досталось, благо почти у всех были вторые специальности. А тех, у кого не было, перевели в разнорабочие или 'подай-принеси'.
  Благодаря его инициативе центральная военная часть острова Сахалин была превращена во временный жилой городок. Практически всю территорию базы уставили быстровозводимыми строениями, которые, к счастью, в изобилии хранились на складах. Спасенные жители принимали живейшее участие в жизни миниатюрного города, окруженного высокими бетонными стенами, и если за них не выходить, то и вовсе могло показаться, что все нормально, что апокалипсис не наступил.
  Вот только выходить и выезжать приходилось постоянно. Подполковником была организована последовательная полевая работа по спасению выживших. После возвращения с первой партией из шестисот человек они все дальше отъезжали от части, и уже к концу первых суток на территорию было доставлено три тысячи выживших. Количество было столь же впечатляющим, сколь и ужасным. Ведь на каждого спасенного приходилось с десяток зомби. И сотня мертвецов.
  Штурмовые спасательные группы уходили в отпускные после каждого рейда. Так распорядилось начальство, и это было правильно. Люди не выдерживали, начинали палить по всем зараженным, независимо от того, представляли они опасность или прятались при виде военных. На жизнь тварей всем было конечно плевать, но это привлекало других зомби, а значит, значительно увеличивало расход боеприпасов, которых было хоть и много, но не бесконечно.
  Как-то само собой получилось, что на второй день в военной части появился дом терпимости и бар. Танищев закрыл на это глаза, пара капитанов попытались возмутиться, но их отправили в рейд, после которого те полностью поддержали идею. В то же время было строжайше запрещено заниматься развратом и пьянством где бы то ни было, кроме специально отведенных мест.
  Выживших в Сахалинске, городе, раскинувшемся от моря до моря, по приблизительным оценкам было еще около тридцати тысяч. Военная база при всем желании столько вместить не могла. А значит, нужна была новая территория. Достаточно просторная, но в то же время защищенная. Обеспеченная всеми необходимыми ресурсами, включая воду, электричество и еду.
  Долгие споры в результате вылились в организацию трех разведывательных экспедиций. Одна отправилась на самый север, вторая в центральную часть, а их послали на юг. Саша и сам считал, что на севере делать абсолютно нечего. Там было холодно, температура на десять градусов ниже. А в плане года это было очень, очень существенно. Плюс, на севере было только несколько небольших заводов да пара лабораторий. Еще подводный курорт, Атлантида, но кому он сейчас нужен?
  Совсем другое дело на юге. Большой круглогодичный военный и гражданский порт, широкая магистраль до Японии и судостроительный завод. Морские фермы по промышленному выращиванию рыбы тоже могли стать существенным подспорьем. Благо они от ЭМИ и теракта пострадать никак не могли. Так что когда выбирали пути для экспедиций, Александр первым застолбил лучшее направление. Да и ехать было значительно ближе, всего пятьдесят километров. Час, если бы не зомби и заторы.
  Для облегчения дороги военные умельцы подготовили ему прикручивающийся треугольный ковш. Который одинаково хорошо подходил и для расчистки снежных завалов и для сдвигания с пути умерших электромобилей, да и зомби прекрасно откидывал в сторону. Ему пришлось несколько раз останавливаться для того, чтобы поговорить с местными выжившими, люди спонтанно организовывались перед угрозой зараженных.
  В основном выжившие были вооружены подручными средствами да охотничьими ружьями, которых, к слову, было крайне мало. Имелись пистолеты, но тоже не много, в основном их находили в тирах и коллекционных магазинах. Оружейные магазины были разграблены в первые же сутки после того, как зомби стали агрессивны. Учитывая сплоченность зараженных, и их необыкновенные навыки регенерации, Александр был крайне удивлен, что люди вообще как-то умудрялись выживать в таких условиях.
  Впрочем, это была всего лишь вторая неделя. Десятый день после теракта. А еще сказывалось расстояние. Чем дальше от центра, тем меньше зараженных. С чем это было связано, он до конца не понял, хотя вспоминая, как все зомби шли к ретрансляторной вышке, предполагал, что они в большинстве своем в центре.
  Сейчас они только отъехали от очередной группы. Дали карту, которых везли три коробки специально для таких целей, объяснили где и что, вручили отпечатанную в бункере брошюрку по нахождению припасов и самообороне. И, конечно, пообещали приехать, когда найдут более безопасное место.
  В принципе, если не выходить из высоток, в них было более чем безопасно. По стенам зомби карабкаться не умели, большинство подъездов было оснащено металлическими дверьми, а с одним зараженным пятеро взрослых мужчин могли справиться даже без оружия. Достаточно было смастерить длинные копья да чуть наловчиться в их использовании.
  Вот только на улицу приходилось выходить. С водой в сентябре проблем не было. Дожди шли регулярно. А вот с теплом были косяки. Конечно, за последнюю сотню лет качество строительных материалов шагнуло далеко вперед, и осенью холод в квартиры почти не проникал. Вот только было это 'почти'. Ну и еда: еда с неба не сыпалась, ее нужно было искать.
  А на улице ситуация была совсем другой. Зомби редко ходили по одному, нападали чаще группами, по несколько особей, быстрые, сильные и ловкие, они значительно превосходили людей во всем. Кроме интеллекта. Так что все старались, как могли. Последняя община, которую они посетили, нашла большую металлическую клетку, сидя внутри которой люди ходили за продуктами. Такой вот зоопарк наоборот.
  - Объезжай ее слева, - говорил Саша, чуть придерживая руль. Он решил, что тоже хочет иногда спать, а девушка сама предложила научить ее вождению, тут интересы у них сошлись. Как и во многом другом. В первую же ночь после госпиталя они на протяжении нескольких часов проверяли выносливость друг друга и в конце уснули абсолютно удовлетворенные. Хоть и дали им поспать после этого испытания всего часа четыре. - Вот так, умница, а теперь справа.
  - Слушай, я уже, по-моему, неплохо вожу, тебе так не кажется? - спросила Кристина, объезжая очередную машину, оставшуюся после ЭМИ на середине автострады.
  - Ну, скажем так, у тебя получается водить гораздо лучше, чем у меня штопать людей, - уклончиво ответил Саша. Хотя успехи по вождению у девушки были очевидны, управлять грузовиком самостоятельно ей было еще рано. Особенно в предзакатных сумерках.
  - Понятно. Не хочешь обидеть, но при этом не готов доверить, - вздохнула Кристина. - Ладно, что уж поделать. Буду считать это комплиментом.
  - Вот тебе настоящий комплимент, ты очень быстро учишься.
  - Ну, ты то вообще не учился, а водишь, - чуть расстроенно сказала она.
  - У меня интерфейс работает, а у тебя нет, - заметил Александр.
  - Да уж, чудо чудное, диво дивное, - улыбнулась девушка. - Все же нам всем повезло, что он у тебя нормально не заработал, иначе с вероятностью девяносто пять процентов ты был бы уже мертв.
  - Ну хоть зомби среди военных нет, - согласился Саша. - Представляешь, зараженный в боевом доспехе. Жуть.
  - Да мне и таких хватило с лихвой, - поежилась Кристина. - Кстати, научи меня с пистолетом управляться, сейчас это актуально.
  - Хорошо, но пока лучше смотри на дорогу, - они уже подъезжали к предполагаемому месту разворачивания новой базы. Вот только, судя по горящему в домах свету, кто-то тут обосновался раньше. - Притормози-ка, - сказал старлей, на всякий случай доставая из набедренной кобуры пистолет.
  Через пару кварталов, не доезжая до моря около километра, они наткнулись на явно недавно возведенный забор. Конструкция была собрана из быстронасыпных блоков. В легкотранспортируемую пластиковую конструкцию насыпался любой подручный материал, в данном случае песок и щебень. Получилась высокая прочная стена, которую в случае чего и разобрать было недолго. Замечательность стены была еще и в том, что строители потрудились разместить на ней направляющую стрелку.
  Свернув в указанном направлении и последовав по указателям, они через пять минут уже были у освещенных и защищенных металлических ворот. Дозорные, удобно устроившиеся на вышках, очевидно уже были в курсе их появления, так что у ворот внизу их ждала свежая гора из тел зараженных и отряд вооруженных моряков.
  - Стой! - выкрикнул старший, судя по нашивкам, младший капитан, поднимая руку. - Двигатель заглушить! Выходите из машины и без глупостей.
  - Уж что-что, а глупостей от нас не дождаться, - улыбнулся Александр, показывая пустые ладони. - Мы к вашему начальству, насчет эвакуации.
  - Чего? Какая эвакуация? - удивился матрос. - Мы только обосновались и сейчас уходить?
  - Это не мне и не вам решать. Отведите меня к командованию.
  - А допуск-то у тебя какой, лейтенантик? - усмехнулся капитан.
  - На время миссии я равен майору, - улыбнулся Саша, показывая приказ с подписями и печатями.
  - Ого. Интересно девки пляшут, - почесал в затылке моряк. - Ладно, господин временно исполняющий, пошли. Доставим тебя к нашему капитану.
  Оставив винтовку у Кристины в машине, Александр взял ящик с брошюрами и картами и вылез наружу. Пистолет он, конечно, тоже мог оставить, но на всякий случай прихватил. Благо и вопросов по нему не возникло.
  - И откуда ты к нам пожаловал? - спросил старшой, оглядываясь на Сашу.
  - Штаб дальневосточного военного округа, - ответил старлей истинную правду. - А сколько вас тут?
  - Не положено, - сухо сказал сопровождающий. - Тоже мне штабной. Приехал и сразу расспрашивать.
  - Ну а почему нет? - пожал плечами Александр. - Не хочешь о военном, давай о личном. Я за последние три дня убил около двухсот зомби. И это только подтвержденные.
  - Не врешь? - удивился, оглядываясь, старшой. - У нас, конечно, их тоже полно, но чтобы двести в одиночку. Какой же, должно быть, у вас ад.
  - А как же померяться? - поднял бровь Саша. - Вот ты сам скольких завалил?
  - Ну, тварей двадцать точно. Может сорок. Они у нас как поднялись, так почти все куда-то на север уползли, - махнул рукой сопровождающий. - А чего несешь-то, что в коробке? Не бомба?
  - Да нет, ты что? - улыбнулся Александр. - Там у меня карты распечатанные и брошюры по выживанию, чтобы вы гражданским раздавали.
  - Так ведь нет у нас практически гражданских, - хмуро заметил моряк. - Как нас примерно осталось, может даже меньше. Порт-то военный.
  - Это хорошо, значит...
  - Погоди, пришли уже, - проговорил старшой и, громко постучав в дверь, запустил внутрь небольшого трехэтажного здания Сашу. - Почта пришла.
  - Врешь, собака, - сказал седой мужчина лет шестидесяти. - Признавайся, малец, где форму взял?
  - Разрешите доложить? - спросил Александр по уставу.
  - Ну, докладывай, - кивнул, улыбаясь, начальник, все еще рассчитывая на розыгрыш.
  - Это материалы для гражданских, здесь расположение общин и основного штаба армии, - сказал он, выкладывая бумаги на стол. - Вот мой пропуск и приказ.
  - Черт, собака. Не врешь, - сказал, напрягаясь, военный. - Ну, здравствуй, Александр. Меня Павел Никифорович зовут или капитан первого ранга Устинов.
  Саша молча поднял руку к воображаемому козырьку, про Устинова ходили если не легенды, то многочисленные слухи: трижды чуть не дослужившись до Контр-Адмирала, тот трижды же уходил на понижение за критику власти. Он был одним из самых опытных вояк в современности, о которых слышал лейтенант.
  - Ха, вижу узнал, - улыбнулся Павел. - Ну что ж тем лучше. Тогда спрошу по-простому, зачем пожаловал?
  - Ищем место для эвакуации гражданских, - врать живой легенде Саша не видел никакого смысла. - Мы собрали около десяти тысяч человек, а места у нас только на две.
  - Значит, нужно место для восьми тысяч, - нахмурился капраз. - Многовато.
  - Вообще для двадцати восьми, - осторожно заметил Александр. - По расчетам штаба, именно столько живых осталось в Сахалинске. А в окрестностях должно быть еще десять тысяч.
  - И что вы хотите? Чтобы мы на головах друг у друга сидели? - возмутился было Устинов, но, сев и взяв в руки карту, внимательно ее осмотрел. - А с чего начальство твое вообще решило город эвакуировать? Укрепляли бы оборону.
  - Все зомби от вас в центр ушли. Там их примерно в двадцать раз больше. По крайней мере встречаются они значительно чаще.
  - В двадцать. - Пробормотал Павел, потом шепча губами что-то прикидывал, размышлял. И в конце концов спросил, - у ваших лбов есть статистика по населению?
  - Совершенно верно, - кивнул Саша. - Собрали еще после теракта.
  - Сколько выжило? Только точно.
  - Около ста семидесяти тысяч на весь остров Сахалин. Но это максимум, без учета раненых и погибших при столкновениях с зомби.
  - Каждый сотый, - прикрыл рукой глаза Устинов. - Черт, у нас в войсках каждый двадцатый выжил, остальные погибли.
  - У нас в войсках так же. По всей видимости, от интерфейса зависит.
  - Ну хорошо. А сколько этих, как вы их называете, зомби?
  - В десять раз больше, - сухо заметил Александр и, увидев побледневшее лицо камраза, добавил. - Но они пока атакуют живых только при голоде, разграбления магазинов им хватает, по квартирам они еще не пошли.
  - И что? Это меня сильно порадовать должно? У меня под командованием две тысячи моряков, а против, как ты говоришь, миллион семьсот? Да какими бы тупыми они ни были, рано иди поздно прорвутся, а ты еще хочешь повесить мне на шею двадцать тысяч гражданских.
  - Гражданских можно обучить, вооружить.
  - Будто без тебя не знаю, - отмахнулся Павел. - Ладно, ночь на дворе. Мне подумать надо. Уведите его в казарму, дайте...
  - Разрешите мне вернуться к своим, я до утра и в машине поспать могу.
  - Чего уж. Разрешаю. Свободен, - бросил Устинов, погружаясь в свои мысли.
  - Есть, - кивнул Александр, выходя. Обратно к грузовику они дошли меньше чем за пять минут. Разговаривать не хотелось, так что шагали молча.
  - Ну как? - спросила, выжидающе глядя на него, Кристина, когда он забрался в кабину. - О чем договорились?
  - Ты даже не представляешь, - улыбнулся Саша. - Там целый капитан первого ранга, Устинов!
  - Я что-то о нем слышала, но не много.
  - Да он же легенда! Причем, единственная из ныне живущих, война за объединение Африки, подавление мятежей в Боливии и Венесуэле - это все его заслуги.
  - Ну, тебе виднее, - сказала девушка, плотнее кутаясь в плед. - А о чем договорились-то?
  - Сказал, что должен подумать до утра, - ответил старлей, прижимаясь к ней. Вместе спать было теплее. В любом случае. А уж если как следует погреться. Кристина остановила его поцелуй.
  - Не сегодня, - извиняясь, сказала девушка. - У меня месячные начались.
  - Прости, - сказал Александр, но из объятий ее не выпустил. - Это же не значит, что нам теперь нельзя целоваться?
  - Конечно, - ответила Кристина. Покрывая поцелуями ее шею и маленькие ушки, Саша не переставая ласкал ее фигуристое тело. - Нет, - прохрипела девушка, закусывая губу. - Что ты со мной делаешь...
  Она выгнулась дугой, и его пальцы доделали остальное, не проникая внутрь, но нежно ублажая каждый миллиметр. С плохо сдерживаемым стоном Кристина кончила и обмякла. Но когда Александр уже решил, что на этом вечер закончен, она легко скользнула под сиденье, оказавшись у его ног. Стянув штаны, девушка хищно облизала губы.
  Окна в машине окончательно запотели минут через десять. Саша лежал в кресле, тяжело дыша. Такую массу удовольствия он испытал впервые, несмотря на довольно богатый опыт. Кристина лежала на сиденье, положив голову ему на ноги.
   - Эй, ты чего делаешь, - непроизвольно выкрикнул он, когда струя холодного воздуха задела тонкую кожу.
  - А это, чтобы ты не привыкал к хорошему, - хитро улыбнулась девушка. - А то мало ли, начнешь требовать каждый раз.
  - О да. Пожалуй, такое и в самом деле стоит потребовать, - удовлетворенно выдохнул Саша. - Ну по крайней мере настойчиво попросить. Иди ко мне, - они уснули на заднем сиденье, крепко прижавшись друг к другу.
  Ночь прошла без сновидений. Темные облака застилали небо, гася звезды, а запотевшие окна рассеивали остатки света. Когда на горизонте забрезжил рассвет, в дверь настойчиво постучали. Уставший и совершенно не выспавшийся Александр с трудом продрал глаза и, накинув китель, протер окно.
  - Подъем старлей! У меня для тебя потрясающая новость, - крикнул довольный моряк. Судя по нашивкам, капитан корабля третьего ранга.
  - В чем дело?
  - Вылазь, счастье твое пришло, - улыбнулся мужчина.
  - Что за... - с удивлением проговорил лейтенант, выходя из кабины. Грузовик окружала внушительная толпа вооруженных морских пехотинцев. Их было человек сто-сто пятьдесят. Явно многовато для захвата одной машины, так что этот вариант он отмел сразу.
  - Павел Никифорович приказал эвакуировать гражданских. Всех.
  - Ну, это конечно здорово, но вас будет явно мало.
  - Нас? Да мы просто с тобой поедем, в кузове, - ухмыльнулся капитан. А затем кивнул, куда-то в сторону. - А наши, вон они, - ворота открылись, и перед Сашей предстала огромная колонна из плавающих БТРов, которых было не меньше сотни.
  - Ничего себе. Забирайтесь, я буду ведущим, - Александр быстро вскочил в машину и завел двигатель. Наконец-то хорошие новости. Кажется, что даже забрезжил свет надежды. Дождавшись, когда в кузове рассядутся люди, он развернулся, выруливая на трассу. Главное было не медлить. Он сам расчищал дорогу, когда ехал к порту, так что теперь она была почти свободна. Машины катили почти под сорок, лишь иногда притормаживая, час и они на месте, максимум полтора.
  - Что это? - спросила проснувшаяся Кристина, показывая на дым, поднимающийся из городской застройки. - Кажется база в том направлении.
  - Да нет, - неуверенно пробормотал Саша. - Не может быть.
  - Точно тебе говорю, что же там происходит?
  - Держитесь крепче! - крикнул старлей в кузов. - Сейчас затрясет.
  - Ты куда так ускорился?! БТРы же не успеют! - донесся в ответ голос капитана. Затем он сам выглянул из маленького окошка, выматерился, увидев дым, и спрятался обратно. - Приготовить оружие! Проверить боекомплект. Зарядить. Готовность по команде. Старлей, как выедешь на точку, скажешь, мы готовы!
  Вот только они были не готовы. Черт возьми, никто не был готов.
  На территории части, обильно дымя, горели быстровозводимые здания, доносились крики, стоны, люди старались потушить пожар. А снаружи, пощелкивая и ведя свою стрекочущую песню, стояли зараженные. Они окружили базу со всех сторон плотным кольцом, и их было несколько тысяч. Но самое жуткое было не это.
  Возвышаясь над толпой, гордо выпрямившись, среди зомби стояло несколько... людей? Они не походили ни на кого ранее виденного Александром, и всем своим видом показывали, кто тут главный. Руководили живым морем, иногда показывая руками что делать, и их слушались. В порыве ярости Саша направил грузовик прямо на эту троицу.
  - Парни, готовьтесь! Следующая остановка 'Ад'! - машина чуть подскакивала на телах, треугольным отвалом сметая всех на своем пути. Но когда до старших тварей оставалось чуть больше пяти метров, самый большой взял в охапку двух других и прыгнул. Старлей сначала не мог поверить своим глазам, ни одно существо не способно скакать на такие расстояния, да еще и с грузом. Они пролетели минимум семь метров. - Огонь по готовности!
  Морпехи стреляли прямо из кузова, сменяясь и не жалея боеприпасов. А Саша гнал по окружающим базу улицам и давил, раскатывал в блин, уничтожал столько зомби, сколько мог. Вскоре к нему присоединились БТРы. Они соорудили круговорот ощетинившийся стволами. Зомби падали сотнями, а здоровяков нигде не было видно. Спустя полчаса улица была почти пуста. И тогда они подъехали к воротам.
  - Открывайте! - крикнул он, распахнув дверь кабины. Ворота медленно поползли в стороны. Внутри их ждала огромная толпа людей и почти полная разруха. Огонь сожрал большую часть зданий, все было в дыму и копоти. - У меня донесение к подполковнику Танищеву!
  - Извини, старлей, - проговорил, выходя из толпы, Сергей Тимурович. - Донесение тебе не доставить.
  - Капитан! Приветствую! - радостно прокричал Саша, но потом поумерил пыл, увидев невеселое лицо командира. - Что случилось?
  - Бункер, в общем. Бункер запечатан, - ответил командир, показывая рукой внутрь базы. Толпа чуть расступилась, и Александр увидел то, чего не замечал в пылу сражения. Вход в бункер был погребен под многотонными обломками упавшей многоэтажки.
Оценка: 5.66*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"