Шамраев Алесандр Юрьевич: другие произведения.

Дикие земли

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    Немного любви, немного приключений, немного эротики и фэнтези.

  Дикие земли. Часть первая. Тюдор Конде
  
  Пролог
  
  Арман дю Плесси, первый министр Хрустального королевства, получившее такое название из-за того, что большинство домов было построено из черного камня, который блестел на солнце и давал радужное отражение, бочком вошел в рабочий кабинет его высочества. Заметив его король томно произнес:
  - Арман, если ты снова пришел отвлекать меня от важных королевских дел своими пустяками, то я рассержусь на тебя.
   Именно в это время его высочество изволило с немалым любопытством и большим интересом рассматривать весьма фривольные рисунки некоего художника, на которых изображались любовные пары в многочисленных разных позах. Причем рисунки носили не просто откровенный характер, а были весьма натуралистичны. Надо сказать, что в последнее время у его величества Пьера появилась нездоровая тяга к молоденьким девушкам, ещё подросткам, с неоформившимися прелестями и неискушенными в любви. У него уже были две новые фаворитки из числа малолетних дочек его сановников, а теперь он искал новых развлечений и наслаждений.
  - Ваше величество, три дня назад в столице появился Тюдор.
  - Какой ещё Тюдор?
  - Тот самый милорд, по которому вы более года назад приказали отслужить заупокойную, а ваша дочь ещё девять месяцев после этого носила по нему траур.
  - Граф Тюдор вернулся из диких земель? - мысль короля работала молниеносно,- Это не граф, а самозванец, немедленно арестуйте его, заключите в Бастию и быстренько казните.
  - Боюсь это сделать будет невозможно сир. После гибели отца граф унаследовал его титул и был уже принят во многих знатных и видных семьях королевства.
  - Как он посмел нанести визиты другим, и не прибыть ко мне в первую очередь? Арестуйте его за неуважение моего величества и пренебрежение интересами короны, обвините в измене и казните как можно быстрее.
  - Боюсь и это будет невозможно ваше величество. Вы сами разрешили ему не прибывать к вам с докладом, а сдать его в письменном виде в королевскую канцелярию, что он и сделал в первый же день своего пребывания в столице. Это подтверждено вашим указом, один экземпляр которого хранится в вашей канцелярии.
  Король промолчал, а потом сердитым голосом произнес: - Эх, какие земли уплыли из наших рук, - и после некоторой паузы,- Как отреагировала принцесса на его появление?
  - О реакции Анны-Марии мне пока ничего не известно, к тому же в последнее время она весьма благосклонно принимала ухаживания крон принца Сварга из королевства Томил. Мои осведомители из ближайшего окружения принцессы видели, как они гуляли по саду держа друг друга за руки.
  Король в раздражении откинул картинки в сторону: - Умеете же вы Арман с самого утра испортить настроение. И что же нам теперь делать? А как же ваш хваленый де Крузак, который обещал вам, что Тюдор живым из диких земель не вернётся?
  - Среди сопровождавших новоявленного герцога Конде шевалье де Крузака не было. Из его близких друзей присутствовал только виконт Витор де Роше, зять графа де Бове. Кстати герцог остановился именно в их загородном дворце. Думаю, что ничего экстраординарного вам предпринимать не надо. Вероятнее всего герцог вернется в свою вотчину, что бы разобраться с гибелью отца. Мои доброхоты возможно уже довели до его сведения, что ваша дочь проявляет благосклонность к принцу Сваргу, а зная щепетильность Тюдора в этих вопросах можно будет не сомневаться, что он не предпримет ни каких попыток увидеться с принцессой, а ей не позволит гордость первой обратится к нему.
  Единственное, чего стоит опасаться, так это то, что её высочество узнает, что её ближайшая и доверенная подруга Антуанета фон Саж, перехватывала письма от Тюдора и передавала их вам, а заодно не отправляла письма Анны -Марии адресату. Я считаю ваше величество, что настала пора выполнить обещание данное девице об обеспечении её безопасности. Принцесса весьма гневлива и злопамятна.
  - Где эта ваша Антуанета, я хочу глянуть на неё и сказать ей наше королевское спасибо. Думаю малая толка золота в заграничном путешествии ей не помешает,- и первый министр понял, что дни девицы фон Саж сочтены и его величество не ударит палец о палец, что бы защитить своего шпиона из свиты дочери.
  - Она здесь милорд, в приемной, смиренно ожидает вашего решения. Пригласить?
  Его величество Пьер снисходительно кивнул головой и стал собирать разбросанные на столе свои рисунки. В рабочий кабинет, потупив глаза и не смея оторвать их от пола, вошла миниатюрная худенькая девушка приятной и несколько наивной наружности этакой простушки. Присев в глубоком реверансе, она застыла, словно фарфоровая кукла, без движения.
   Первый министр не был бы первым министром и некоронованным королем Хрустального королевства, если б не знал вкусы и наклонности своего господина и не умел им потакать. Легкая улыбка скользнула по его губам, когда он увидел, как его величество встал из за стола и внимательно разглядывая девушку, обошел её по кругу.
  - Встаньте дитя мое. Я хотел бы поблагодарить вас лично за те неоценимые услуги, что вы оказали короне и принять личное участие в обеспечении вашей безопасности. К сожалению мы, короли, не всевластны, поэтому особого выбора у меня нет. Есть только два места, где я могу вам гарантировать полную безопасность,- это королевская тюрьма Бастия, где вас могут разместить с некоторыми удобствами в отдельной камере, или моя опочивальня и личные покои, куда без моего разрешения не имеет право никто входить. Выбор за вами дитя мое, и я надеюсь, он будет правилен.
   Не дожидаясь ответа девушки король тут же, после небольшой паузы, произнес: - Я рад, что вы выбрали мои покои, позвольте я провожу и покажу вам, где вы будете располагаться, а вы Арман, идите и занимайтесь делами и не отвлекайте нас по разным пустякам от важных королевских дум.
   Дождавшись, когда король под руку уведет растерявшуюся и мало соображавшую Антуанету в свою спальню, герцог подошел к столу, мельком посмотрел на рисунки, покачал головой и, не говоря ни слова, вышел.....
  Анна-Мария сидела на возвышении и снисходительно слушала своих фрейлин, которые ей на перебой рассказывали последние слухи и сплетни гуляющие по столице. Внезапно она побледнела и откинулась на спинку своего кресла. Одна из её ближнего окружения громким шепотом рассказывала другой, как похорошел Тюдор и каким он стал красавчиком после возвращения из диких земель.
  - Представляешь, молодой герцог был трижды ранен и находился на волосок от смерти, когда кто то из его свиты пытался его убить и, говорят, по личному приказу короля. Но Бог хранил Тюдора. Сейчас его люди разыскивают нашу малышку Антуанету, якобы все письма герцога к некой молодой особе шли через её руки. Но ни фон Саж, ни писем пока обнаружить не удалось. Интересно, кто эта счастливица, что завоевала сердце герцога? Ах как я хотела бы оказаться на её месте. А ещё говорят, что эта молодая особа состоит при нашей принцессе...
  - Мишель, что ты там шепчешь Лауре? Я тоже хочу услышать последние сплетни о графе Тюдоре.
  - Ах ваше высочество, действительно пару дней назад в столице появился молодой Тюдор, только он уже не граф, а герцог. После внезапной и непонятной гибели его отца на охоте два месяца назад, он унаследовал его титул и стал герцогом Конде.
  - Я ничего не слышала о смерти его отца. Что там произошло?
  - Никто толком ничего не знает ваше высочество. Герцог Конде был найден мертвым во время охоты на фазанов, а в его спине торчали два арбалетных болта. Ближайший слуга герцога был найден невдалеке с арбалетом в руках и с перерезанным горлом. Предпринятое расследование ничего не обнаружило и его величество, руками герцога Армана подготовило даже указ о переходе всего имущества и земель Конде в распоряжение короны и его не обнародовали только из за того, что не прошел установленный срок траура по погибшему герцогу. А тут появился и законный наследник и хозяин.
  Молодой Конде выполнил распоряжение вашего отца и прошел все дикие земли от края до края. Говорят, что на приеме и пиру у графа Бове он и зять графа рассказывали такие удивительные вещи, что в них очень тяжело поверить. Оказывается ни каких диких земель нет. А там, далеко, далеко тоже есть королевства и живут люди, которые, вы представляете, считают нас дикарями и варварами.
  - А что ты там говорила о ранениях Тюдора?
  - Ах да, в его ближайшем окружении оказался человек короля, который имел приказ, ни в коем случае не допустить возвращения Тюдора в королевство. Это был его друг детства - шевалье де Крузак, который перед своей кончиной покаялся и рассказал всё как на духу. Молодой герцог был несколько раз ранен, один раз даже серьезно, прежде чем предатель был изобличен. Один молодой дворянин из окружения Тюдора, с которым я вчера близко познакомилась, рассказывал мне, что герцог в тех землях дважды отказывался от королевской короны и немыслимое дело, хранил верность своей избраннице. Ваше высочество, вы не догадываетесь, кто это может быть? И куда делась малышка Антуанета? Уж она то точно должна знать, кому предназначались письма молодого герцога, которые она получала с различными оказиями.
  - Мишель, а ты уверена, что письма были?
  - Конечно принцесса. Ведь этот молодой человек, с которым я познакомилась, сам лично передавал толстую пачку фон Саж, и через три дня уехал так и не дождавшись ответа. Именно он и описал мне нашу малышку.
  - А когда это было?
  - Буквально сразу же после того, как кто то распустил слух о гибели Тюдора и его величество распорядился отслужить по нему заупокойную, а вы, как и многие девушки в столице, стали носить малый траур. Ах, как это было романтично.
  А ещё рассказывают, что в тех краях мужчина может иметь четырех жен одновременно, и что у них там нет любовниц, а если девушка делит ложе с понравившимся ей молодым человеком, но он по каким то причинам не может на ней жениться, то она становится наложницей,- то есть лежащей на его ложе, и живет в его доме.
  - Мишель, а ты не могла бы привести своего молодого человека ко мне? Я хотела бы его сама расспросить о новых землях.
  - Увы и ах ваше высочество, боюсь, что уже это сделать невозможно. Завтра утром герцог и вся его свита отправляются в его вотчину. Между прочим, этот молодой человек предложил мне сопровождать его в этой поездке....
  После этого разговора принцесса захотела остаться одна, а потом сославшись на небольшое недомогание и вовсе ушла в свои покои и в течении оставшегося времени, до утра, из них не выходила.
  На следующий день её высочество продолжило болеть и никого не принимала. Неладное заподозрили только на третий день, когда оказалось, что всё это время принцессу никто не видел....
  Она исчезла из своего дворца, а вместе с ней исчезла и её нянька. Злые языки тут же стали утверждать, что принцессу похитили и поместили в Бастию, так как его величество стал опасаться растущей популярности своей дочери как среди придворных, так и простого народа....
  
  1.
  
  Началась эта история чуть меньше пяти лет назад, когда теплым осенним утром в стольный Крон въехала тройка юношей, явно благородного происхождения, но почему то без слуг и каких либо вещей. Их седельные мешки были полупустыми, ножны шпаг потерты и оцарапаны, а на кирасах были хорошо видны следы ударов и вмешательств кузнеца, который ставил заплатки и латал дыры.
   С первого взгляда можно было определить, что юноши прибыли из далеких приграничных земель, одежду имели хотя и практичную, но не модную, а сбруя на их лошадях испытала на себе веяния варваров диких земель. Ибо точно известно, что только они, от бахвальства своей силой и ловкостью, к сбруе прикрепляют колокольчики, что бы их слышали и поскорее убирались с дороги.
  Сразу же за городскими воротами юноши разъехались в разные стороны, договорившись встретиться через полгода в кабачке у ворот....
  Мы сидели в отдельном кабинете за круглым столом в любимом моем кабачке на окраине столицы. Здесь было неплохая кухня, а цены в несколько раз меньше чем в центре, да и народу здесь было совсем немного, а главное, здесь не было обязательных королевских шпионов, которые любили совать свой нос в чужие дела. А обстоятельства сложились так, что я должен был соблюдать тайну....
  За столом сидели мои друзья детства - Бартоломью, а проще Барт де Крузак, шевалье и младший сын барона; виконт Витор де Роше, сын графа де Роше и зять графа де Бове, коим он стал всего пару недель назад, наделав немало шуму в столице и я - Тюдор Конде, сын опального герцога Конде, сосланного королем в удаленную провинцию на границе с дикими землями пару десятков лет назад без права появляться в столице и крупных городах.
   Мы все трое выходцы из приграничья, наши поместья находились недалеко друг от друга и с малолетства нас связывали узы дружбы. В двадцать лет, получив благословление родителей, мы отправились в свет, что бы занять достойное место в высшем обществе и устроиться куда-нибудь на службу или к какому-нибудь делу. Барт, благодаря рекомендациям, поступил на службу к первому министру нашего короля сначала в качестве простого охранника в свите и очень быстро дослужился до охранника личных покоев и кабинета его светлости дю Плесси, что открывало перед ним двери многих знатных семей и сулило выгодную женитьбу, так как он был на хорошем счету у герцога Армана и частенько выполнял его личные поручения. Витор удачно женился и нигде не служил, так как граф де Бове был весьма богат, а его дочь была единственной наследницей старинного рода. И один я нигде так и не смог пристроиться. К свите короля меня не подпускали, а идти кому то в охрану или в свиту более низкому по происхождению чем я, мне не позволяла гордость и мое положение в геральдической книге, где Конде шли вторыми после угасшего рода Солей и стояли выше нынешней правящей династии Марше.
  Сначала разговор не клеился, уж больно разительные перемены произошли с моими друзьями. Весельчак и балагур Барт теперь предпочитал больше молчать и слушать, серьёзный и степенный Витор стал ещё более серьезным и рассудительным, да и я наверное изменился. Всё таки жизнь в столице накладывает свой отпечаток.
  - Витор, ты не хочешь рассказать, как тебе удалось окрутить одну из самых богатых невест королевства? - улыбаясь спросил Барт,- Поделись опытом, может быть он и нам пригодится.
  Витор улыбнулся краешками губ: - Я никого не окрутил, меня просто напросто женили, воспользовавшись ситуацией.
  Барт аж подпрыгнул на стуле: - Как это женили? Ты что, был мертвецки пьян, или тебя оглушили, связали и под страхом смерти заставили жениться? Так насколько мне известно, она не уродина, богачка и не могла пожаловаться на отсутствие ухажеров.
  - Чувствую, вы не отстанете, так что лучше сам всё расскажу.
  Суета столичной жизни мне не понравилась и я снял небольшой домик в пригороде, где и обосновался со всеми удобствами для себя. Однако чуть ли не каждый день я навещал столицу, что бы получше познакомиться с ней и, по возможности, подыскать себе место для службы. Во время этих поисков я познакомился с тремя молодыми людьми, примерно нашего возраста, с которыми договорился встретиться у стен монастыря Три сестры, для разрешения нескольких спорных вопросов.
  - У вас была дуэль,- утвердительно произнес Барт.
  - Да нет конечно, ведь дуэли запрещены, поэтому мы просто решили взять друг у друга несколько уроков фехтования. Наша манера пользоваться клинком оказалась более убедительной и через некоторое время, оставив своих знакомых на поляне и поручив их заботам монашек, я решил вернуться в город. Вы знаете моего Воронка и его непростой и своенравный характер. В этот раз он решил, что коль мы лучшие, то возвращаться нам следует неторопливо и с гордо поднятой головой. По лесной дороге мы шли шагом, да и я особо не торопился. Вдруг из за поворота на нас во весь опор выскочила всадница на кобыле, которая только чудом держалась в седле, так как оно уже почти полностью сползло на бок. Они пронеслись мимо нас как порыв сильного ветра, что впрочем позволило мне заметить, что у девушки были плотно закрыты глаза и она, по моему, была или в обмороке, или без сознания. Мой Воронок поднялся на дыбы, чуть не выбросив меня из седла, развернулся на задних ногах и бросился в погоню.
  - А почему это он вдруг бросился в погоню? - тут же поинтересовался Барт,- Ты ничего не придумываешь?
  - Барт, надо слушать внимательнее, - девушка скакала на кобыле, вот ею то и заинтересовался этот черный черт. Догнали мы их довольно быстро и некоторое время скакали бок о бок. Вскоре кобыла замедлила свой ход и через некоторое время остановилась. Как раз вовремя, я успел соскочить с жеребца и принять на руки девушку, которая, не подхвати её я, упала бы на землю.
  Мне показалось, что девушка не дышит и я решил сделать ей искусственное дыхание....
  - И наверняка разрезал ей корсаж и сделал массаж груди и сердца....
  - Нет Барт, до этого я не додумался в то мгновение, я просто использовал способ изо рта в рот. Кстати сказать девушка была хороша собой и мне приглянулась. Не буду скрывать, что даже после того, как она прерывисто задышала, я продолжал делать ей искусственное дыхание.
  - Вы целовались,- обвинительно буркнул, заинтересованный рассказом, я.
  - Да нет, Тюдор, целовал её я, а она ничего не соображала. В это время, как всегда не вовремя, подоспела её свита и сопровождение, которые и застали меня за этим занятием. К счастью у них в распоряжении была карета, куда я и перенес девицу и собирался уж было откланяться, но меня ласково и довольно настойчиво пригласили проследовать в загородный дом графа де Бове.
  - Тебе угрожали и наверное даже связали,- не удержался Барт.
  - Да нет, просто меня приняли за человека весьма сведущего в медицине и попросили сопроводить мадмуазель Натали, хотя руки и пытались заломить, но два-три удара шпагой, правда плашмя, остудили пыл некоторых горячих голов.
  По прибытию я без утайки всё рассказал графу, правда перед этим мне пришлось отнести молодую графиню в её покои, так как она ещё не пришла в себя и даже с умным видом подержать её за запястье. После чего я вынес вердикт, что молодая девушка жить будет, ничего страшного с ней не произошло и ей нужен просто небольшой отдых.
  Граф де Бове выслушал мой рассказ довольно спокойно, хотя и не полностью поверил ему. Он в частности поинтересовался,- обязательно ли было целовать его дочь на виду у всех и не было ли другого способа привести её в чувства.
  - Конечно был, - тут же ответил я, - но тогда мне пришлось бы разрезать корсаж на вашей дочери, открыть её грудь и провести массаж грудной клетки. Не думаю, что этот способ был приемлем в сложившейся ситуации и с незнакомой девушкой.
  Граф ненавязчиво поинтересовался, а точно ли мы не знакомы, после чего предложил выпить по кубку хорошего вина в честь спасения его наследницы.
  Друзья, вы знаете, что я неплохо разбираюсь в вине, а наши виноградники считаются одни из самых лучших в приграничье. Вино мне не понравилось, о чем я и сказал графу. Он использовал новые бочки, которые не были правильно обработаны и давали небольшую, чуть заметную горчинку.
   После этого мы спустились с ним в его винный подвал, где и приступили к дегустации. Наша беседа затянулась и закончилась далеко за полночь. После чего графа отвели в его покои, а я отправился в свои, правда где они находятся я не знал и по ошибке оказался в покоях мадмуазель Натали, с которой и провел бурную ночь. А утром, как порядочный человек, я предложил ей стать моей женой. Именно в этот момент нас и навестил граф. В этот же день было объявлено о нашей помолвке, а недавно я женился. Свадьба была весьма сКронной и только для близких родственников. Так сказать в тесном семейном кругу. Ты Барт в это время отсутствовал в Кроне, а Тюдора моим слугам найти не удалось. С прежнего места жительства он съехал, а нового адреса не оставил.
   Я удовлетворил ваше любопытство? Теперь ваша очередь. Барт, давай рассказывай о своей головокружительной карьере. Другие годами добиваются такого положения, а ты достиг его всего за полгода.
  Барт самодовольно подкрутил свои небольшие усики и повел свой рассказ: - Мой отец, барон де Крузак когда-то оказал весьма неоценимую услугу тогда ещё молодому герцогу дю Плесси, поэтому, узнав, что я собираюсь в столицу, он снабдил меня письмом к его светлости. Что там было написано,- я не знаю, но первый министр, после того как я попал к нему в порядке общей очереди на прием, весьма ласково встретил меня и тут же предложил поступить к нему на службу и войти в состав его свиты. Естественно от таких предложений не отказываются и я с радостью согласился.
  Вначале я служил в охране резиденции первого министра королевства, однако моё рвение и усердие были замечены и вскоре меня перевели в личную охрану герцога, более того, его светлость стал доверять мне выполнение его некоторых несложных поручений, а его дочь,- ей богу не вру, положила на меня глаз и я даже один раз оставался с ней наедине. Вел я себя вполне прилично и его светлость попросил меня войти в свиту его дочери и заняться её охраной. Так что теперь я везде сопровождаю графиню дю Плесси и по прежнему пользуюсь доверием герцога и выполняю его некоторые поручения. Ну а ты Тюдор? Как у тебя дела?
  - У меня всё по старому,- не служу, не вхожу, не ищу. Однако в последнее время у меня наметились некоторые изменения и по их поводу я хотел бы с вами друзья посоветоваться.
  Два месяца назад, я по совету своего нового знакомого, сменил место проживания и теперь проживаю в королевской гостинице на дворцовой площади.
  Барт завистливо зацокал языком,- Живут же люди.
  - Вот и мой знакомый мне то же самое сказал: - Сам факт вашего проживания в королевской гостинице на дворцовой площади значительно повышает ваш авторитет и вес в обществе. И не важно, что ваша комната находится на самом верхнем этаже и её стоимость просто смехотворна. Важно что вы входите и выходите из этого дома и являетесь его постояльцем.
  Так вот, вид из моего окна как раз открывается на площадь, а вы знаете, что там по распоряжению первого министра для увеселения знатной молодежи была построена снежная горка.
  - Как же, знатной молодежи, - хмыкнул Барт,- любимой дочери захотелось развлечений, вот и появилась горка. Я, кстати, там тоже катался вместе с мадмуазель Шарлотой дю Плесси. Весело было. Извини Тюдор, что перебил.
  - И вот в один из вечеров, когда массовые гуляния уже закончились и на горке остались только последние зеваки, я не удержался и решил вспомнить наши веселые деньки, когда точно так же развлекались и мы. Спустившись вниз, я прокатился с ней пару раз и умудрился устоять на ногах и не упасть. Собрался было уже возвращаться в гостиницу, как к горке подошла стайка девушек из дворца принцессы. Одна из девушек обратилась ко мне за помощью и мы прокатились вместе несколько раз. Остальные застеснялись и пытались кататься самостоятельно, но потом осмелели и мне пришлось спускаться с ними с горы по очереди. Визгу и смеху было очень много. Та, самая, первая и смелая, мне понравилась и я на завтра назначил ей свидание на этой же горке.
  Мы встречались несколько вечеров подряд, а потом она мне заявила, что некая высокопоставленная особа не очень довольна её частыми вечерними отлучками из дворца и девушка исчезла. Больше она ни разу не появилась возле горки, а я потерял покой. Как я понял она из ближнего окружения принцессы и, видимо, является её близкой подругой. В общем друзья, я потерял сон и спокойствие, теперь меня занимает только одна мысль, как попасть во дворец принцессы и там найти свою прекрасную незнакомку. Кто-нибудь из вас может мне помочь?
  Первым откликнулся Барт: - Извини Тюдор, но принцесса недолюбливает моего патрона и его дочь, так что и мне доступ в её дворец закрыт.
  - Я попробую поговорить с Натали, раньше она была вхожа к её высочеству, может быть ей и удастся что нибудь придумать, но заранее ничего не обещаю. Принцесса ведет достаточно замкнутый образ жизни и никого посторонних не принимает Она даже не всегда присутствует на королевских приемах и балах. Впрочем тебе туда путь заказан, ведь ты сын опального герцога Конде.
  - Да я и не афиширую, кто мой отец и представляюсь очень сКронно, -просто граф Тюдор.
  Прошло более месяца, в течении которого я не оставлял попыток разыскать свою незнакомку, но всё тщетно. Я даже напросился на прием к принцессе с изъявлением желания служить ей, но мне было вежливо отказано. В письменном ответе что я получил, говорилось, что её высочество сама лично определяет тех молодых людей, что достойны занять место в её свите, а я в их число пока не вхожу.
  Наконец пришла весточка от Витора, в короткой записке он сообщал, что через две недели состоится костюмированный бал, официально, в честь весеннего праздника пробуждения природы и святой девы Ирины, а неофициально в честь семнадцатилетия её высочества Анны-Марии. (Агапия, Ирина и Хиония Аквилейские (Фессалоникские) - одна из трех сестер, святая мученица, пострадала при императоре Диоклетиане. По преданию, она была сначала отведена 'в блудилищный дом', но никто не смел к ней прикоснуться; тогда 1 апреля 304 года она была пронзена стрелами, а её сестёр Агапию и Хионию сожгли на костре. Память её празднуется 16 апреля (по юлианскому календарю).
   Витору и его жене удалось раздобыть приглашение персонально для меня, но явиться туда можно было только в карнавальном костюме и обязательно с маской на лице.
   Мне стало стыдно, что за всё это время я так и не нашел времени навестить своего друга и поздравить его с женитьбой и я решил исправить это упущение. В одной из ювелирных лавок, по своему эскизу, я заказал небольшой стилизованный парадный щит, на котором распорядился поместить фамильные гербы де Роше и де Бове на фоне золотого сердца и украшенные драгоценными камнями. Изготовление моего заказа заняло пять дней, по истечении которых я и отправился в гости к своему другу, что по прежнему жил в загородном дворце де Бове и переезжать никуда не собирался.
  Встретил меня Витор, который куда то торопился через холл, а увидав мою персону, распорядился, проводить в его рабочий кабинет и попросил немного подождать, пока он освободиться. Вскоре он подошел и я толком так и не успел рассмотреть обстановку его рабочего места, которое, при изрядной наблюдательности, могло многое сказать о человеке.
  - Нам плохо, нас постоянно тошнит не только от запаха пищи, но и от её вида. Натали спала с лица и похудела. Вот уж не думал, что ожидание ребенка принесет ей столько тягот и страданий. Извини Тюдор, но нас не будет на этом балу, придется тебе обходиться одному. Поскучай ещё немного в одиночестве, а я схожу узнаю, сможет она принять тебя или нет.
   Обстановка рабочего кабинета ничем особым не поразила. Несколько книг на книжной полке, пара шпаг на стене, картина охоты на кабана, ваза с увядшими цветами на постаменте. На столе царил образцовый порядок,- все лежало на своих местах и аккуратно разложено. В общем, Витор был верен себе и своим привычкам.
  Когда он вернулся, я огорошил его вопросом: - Ты когда последний раз дарил своей жене цветы?
  - А при чем здесь цветы?
  - А при том, что это знак внимания,- я кивнул на увядший букет,- это ведь Натали его поставила сюда?
  - А ты знаешь, ты прав. Пошли в оранжерею и срежем что-нибудь. Натали согласилась тебя принять, а я надеюсь, что новый человек немного её развлечет и развеет её грустные мысли и настроение.
  В оранжерее Витор срезал несколько белых и красных цветов, название которых я не знал и составил небольшой букет.
  - Как думаешь, ей понравится?
   - А какой цвет глаз у твоей Натали?
  - Цвет глаз? Кажется зеленый. Точно, зеленые.
   - Тогда сорви ещё вот эту шапку мелких цветов с зеленоватым оттенком и помести её в середину.
  В покоях молодой леди было душно и пахло каким-то лекарством. Сама она, обложенная подушками, полусидела - полулежала, а вокруг суетилось не менее десятка нянек и служанок, улавливая малейшее её желание.
  - Ах граф, прошу извинения, что не смогу на правах хозяйки принять вас достойным образом. Милорд Витор, а что это у вас в руке? Неужели вы изволили принести мне цветы? Мне стразу же стало лучше. Кто-нибудь, раздвиньте шторы, я хочу получше рассмотреть этот букет.
   Яркие лучи весеннего солнца радостно брызнули в полумрак комнаты, сразу же придав ей веселый и немного праздничный вид.
  - Ах Витор, как это мило с твоей стороны, хотя я и понимаю, что это твой друг подсказал тебе, как мне угодить.
  С поклоном я вручил молодой леди свой подарок, который она внимательно рассмотрела и внезапно покраснела. Причину её смущения я не понял, да и не особо старался.
  - Леди Натали, а позвольте мне немного похозяйничать у вас на кухне? Я хочу вас угостить настоящей варварской едой, которую нам с вашим мужем приходилось есть в походах.
  - Сделайте одолжение Тюдор. Мне можно вас так называть? Я буду с нетерпением ждать результата вашего кулинарного опыта. А эту варварскую еду есть не опасно?
  - Ну что вы леди, посмотрите на нас. Мы живы и здоровы, хотя едали не раз это варево, которое готовил лично Тюдор. У него оно почему то получается наиболее противным и гадким, и добавки у него никогда не выпросишь, все съедал сам, вон каким здоровяком вымахал, не чета нам с Бартом.
  Кстати дружище, Бартоломью недавно навещал нас и интересовался тобой. Натали, вы позволите я провожу друга на кухню и окажу ему посильную помощь в приготовлении этого блюда?
  - Витор, вы тоже умеете готовить? - с удивлением спросила молодая леди. - Что то я не замечала за вами такого таланта.
  - Ну что вы миледи, мне это высокое искусство не доступно. Просто рядом с графом должен находиться кто то, на кого он сможет ругаться, если у него что то не будет получаться и кто будет виноват в том, что похлебка убежала из-за сильного огня, или наоборот не закипает из-за того, что кто то не подложил вовремя дров. Так что вы тут особенно не скучайте и не обращайте внимания на шум из кухни. Граф бывает весьма гневлив, особенно если попасть ему под горячую руку.
  - Не обращайте внимание на его сказки леди Натали. Витору всегда доставалось, когда своей большой ложкой он лез первым в котелок. Мы ненадолго вас оставим....
  На кухне я скинул камзол, одел фартук, вызвал старшего повара и приказал ему внимательно запоминать, какие продукты и как я буду использовать в приготовлении похлебки из диких земель.
  Любопытных собралось достаточно много и я постарался не ударить в грязь лицом. Суп из баранины с кореньями и дымком получился на славу. Не успел я и глазом моргнуть, как полную супницу отнесли на пробу молодой госпоже, а через некоторое время, что мне понадобилось, что бы подобрать и заменить свою пропотевшую рубаху, пришли за добавкой.
  Через час или около того, когда мы с Витором сидели в небольшом семейном зале и ждали когда нам подадут обед, появился граф де Бове, привлеченный вкусным запахом, а буквально вслед за ним и сама леди Натали.
  -Увидав жену, Витор не на шутку встревожился: - Миледи, а не повредит ли вам это?
  - Думаю что нет. Я пришла в надежде, что мне ещё немного перепадет вашего чудесного варева. Теперь мне понятно граф, почему мой муж постоянно просил у вас добавку.
  - Ну что вы миледи Натали, мы готовили по очереди в походах, а похлебка- это мое фирменное блюдо. Надеюсь ваш повар быстро научится его готовить.
  - Натали, не верь ему. Сколько раз я пытался повторить его рецепт, у меня все равно ничего не получалось. Дело доходило до того, что мы готовили одновременно и я повторял всё за Тюдором, до последнего жеста и продукта, а вот такую вкуснятину приготовить так и не получилось. Наверное он знает заговор или какое-то волшебное слово...
  В веслом разговоре обед прошел незаметно и быстро. Мы вспоминали веселые деньки и различные смешные приключения в диких землях. Щеки леди Натали порозовели, она смеялась вместе с нами и ожила прямо на глазах. Куда только делась её бледность и синева под глазами.
  После обеда мы все отправились на небольшую прогулку в сад, где леди Натали попросила меня описать ту незнакомку, которую я разыскиваю. Как мог я сделал это.
  - Под ваше описание Тюдор подпадают сразу несколько девушек из ближнего окружения её высочества. Это только те, у кого, я помню точно, образуются ямочки на щеках при улыбке. А большие глаза темного цвета почти у всех моих подруг. Я даже не знаю, как вы сможете её найти и опознать на костюмированном бале, ведь там на всех будут маски и велик риск ошибки. Знаете что, примите мой совет,- наверняка девушка вас разглядела лучше при ваших встречах и скорее узнает вас, чем вы её. Ждите, когда вас найдут, а я дам знать в свиту Анны-Марии, что некий молодой человек будет искать свою прелестную незнакомку. Не забудьте после бала навестить нас и всё подробно рассказать. Эх жаль, что мой господин не любитель таких увеселительных мероприятий.
  - Миледи, что вы говорите, когда это я был не любителем веселья и развлечений?
  - Как это когда Витор? А из-за кого я оказалась в таком интересном положении? Вы сделали это специально, что бы сделать из меня домоседку.
   Я видел, что у этой пары все в полном порядке и не смотря на скоропалительную и неожиданную женитьбу, мой друг по настоящему счастлив, а молодая леди отвечает ему взаимностью.
  - И все таки я не могу не удержаться от вопроса, простите, если он покажется вам бестактным. Вы что действительно до той памятной встречи в лесу не были знакомы и ни разу не виделись?
  - Ей богу Тюдор, я и понятия не имел, что на свете существует леди Натали.
  - А я вот несколько раз видела некоего молодого человека, который частенько проезжал на вороном жеребце мимо нашего дворца в столицу и обратно. Хотя кобыла у меня понесла по настоящему и я действительно от испуга потеряла сознание....
  Расстались мы уже ближе к вечеру, от ужина в семейной обстановке я отказался, забрал свой пригласительный и отбыл в гостиницу.
   К сожалению заказать костюм у портного мне не удалось, так как все они были завалены заказами, поэтому пришлось самому искать выход из сложившегося положения. Я решил появиться на балу в костюме варвара из диких земель, благо его подготовка не требовала особого времени и материалов. Подобрав однотонные камзол и штаны серо-зеленого цвета, на окраине Крона я нашел простенькую мастерскую, где мне вдоль штанин и на рукавах пришили коричневую бахрому,- всё, костюм был готов, правда он имел некую особенность, о которой не принято распростроняться. Осталось приготовить маску, её мне пошили в этой же мастерской на следующий день, и завязать волосы на затылке конским хвостом.
   С нетерпением я ждал заветного дня и тешил себя надеждой, что мне удастся обнаружить свою незнакомку. И, наконец, этот день наступил.
  
  2.
  
  Участники бала начали съезжаться ещё задолго до официального открытия праздника. Вереницы карет, одинокие всадники и группы молодых людей, все в костюмах и масках, некоторые приходили пешком, раскланивались друг с другом и неторопливо заходили во внутрь. Я тоже решил придти пораньше, что бы осмотреться и иметь больше времени на поиски своей девушки. Я почему-то был уверен, что стоит мне её увидеть, и я тут же узнаю свою незнакомку, в каком бы костюме она не была.
  Для бала были приготовлены три залы - центральная и самая большая, для увеселений, развлечений и танцев. Два помещения по краям предназначались для отдыха, на столах там стояли прохладительные напитки, печенья и пирожные, мороженые фрукты и ягоды. Имелось так же помещение для ссор, где молодые повесы тупым оружием могли выяснить свои отношения. За этим строго следили специальные королевские стражники. В залах было уже многолюдно, стайки девушек порхали из одного зала в другой, а молодые люди группами стояли у стен и что то живо обсуждали. В первом зале ничего интересного я не обнаружил, а вот в главной зале я задержался. Там в углу на небольшой постаменте стояло высокое кресло, в котором , по всей видимости, сидела принцесса и которую окружала большая свита, которая то увеличивалась, то уменьшалась. Я постарался не привлекая к себе внимания пробраться поближе, что бы рассмотреть свитских и с ужасом осознал, что мои надежды разбиваются на мелкие кусочки. Я насчитал не менее семи принцесс, несколько колдуний, с десяток пастушек и сказочных фей, полтора десятка сказочных персонажей, а самое главное, у них у всех были закрыты лица сплошными масками. Я даже заметил несколько девушек переодетых в мужские костюмы королевских гвардейцев, а также жителей дальних стран. Всё это галдело, шумело, смеялось, строило глазки и хихикало.
  Во втором малом зале было менее многолюдно, правда на входе меня предупредили, что этот зал предназначен для принцессы и ей свиты, так что мне лучше здесь особо не задерживаться, что бы не вызвать неудовольствия её высочества. Я понимающе кивнул и сунул лакею золотой талер - Кто бы не спросил, я только что зашел перевести дух.
   Разместившись у стены я стал внимательно рассматривать всех девушек, что появлялись в этой зале, но к сожалению ни одна из них не подходила под тот портрет, что я составил для себя. Правда несколько девиц были весьма близки и всякий раз мое сердце предательски усиленно начинало биться в груди. Но увы и ах, то рост не соответствовал, то цвет волос, а то и манера поведения. Через час бесполезного гадания я вернулся в главную залу, а там уже начались танцы и веселье. Я вновь постарался встать как можно ближе к помосту, где властвовала её высочество и снисходительно, как мне показалось, наблюдала за всей этой кутерьмой и развлечениями. В конце концов я перестал пялиться на всех проходящих мимо девушек и решил последовать совету леди Натали,- пусть меня ищут. Тем более, что в костюме варвара я был один.
  Приятный голосок отвлек меня от невеселых мыслей: - О чем задумался варвар, хотя правильнее сказать, кого хочешь найти в этой толчее?
   Передо мной стояла миниатюрная девушка невысокого роста в костюме гадалки. Её глаза таинственно блестели в разрезе маски.
  - Хочешь я предскажу, где ты найдешь свое счастье? Позолоти ручку, всё правдиво скажу и даже покажу, где находится твоя зазноба.
  Меня это развеселило, я сунул в руку гадалки золотой и приготовился слушать её чушь и лепет.
  - Ступай в зал для свиты принцессы, там увидишь пастушку с розовым бантом, - это та, которую ты разыскиваешь. Поторопись, если она тебя не увидит, то может уйти с бала и вы больше никогда не встретитесь.
  Не знаю почему, но я поверил этой странной маленькой гадалке и прошел в залу для отдыха свиты. Меня пропустили и я действительно увидел возле одного из столов стоящую ко мне спиной пастушку с розовым бантом. Она раздумывала какое пирожное её взять.
  - Госпожа, позвольте вам посоветовать это пирожное, оно внутри с кислой ягодой, что создает неповторимый вкус, думаю вам понравится.
  Девушка вздрогнула и повернулась ко мне, смерила взглядом, а потом достаточно гневным голосом произнесла: - Сударь, почему вы меня так долго искали? Что, так было тяжело сразу меня заметить в толпе придворных? Мне обязательно надо было просить свою подругу, что бы она вас направила ко мне? Это крайне бессердечно с вашей стороны.
  От такого напора я даже немного опешил: - Простите миледи, но в окружении принцессы вас пастушек было более десятка и я до сих пор не уверен, что вы та, кого я уже больше месяца безуспешно пытаюсь найти. Дайте мне свою правую руку и я скажу та ли вы, за которую себя выдаете?
  - Вы невоспитанный мужлан, что вам даст моя рука? Держите, только недолго. Я осторожно взял маленькие пальчики в свою руку и мое сердце забилось в таком бешеном ритме, что это сразу же бросилось в глаза моей собеседнице.
  - Вы побледнели, что то случилось?
  - Это вы, моя таинственная незнакомка. Вы именно та, которую я так долго разыскивал.
  - И как вы это определили,- позвольте вас спросить?
  - Помните миледи, как в один из вечеров на горке вы пожаловались, что у вас замерзли руки и я отогревал их своим дыханием? Тогда то я и обратил внимание на этот небольшой шрам на указательном пальце правой руки. Я даже поцеловал его.
  - Что отогревали мне руки помню, а вот что целовали - не помню, - после небольшой паузы она проговорила,- Вы сударь плохо меня искали. Что, было так трудно попытаться попасть на прием к её высочеству?
  - Миледи, вы несправедливы. Мне было в письменном виде отказано не только в поступлении на службу или в свиту её высочества, но и в присутствии на одном из её приемов. Я бы и на этот бал не попал, если б не мой друг и его очаровательная жена. Именно они раздобыли для меня пригласительный билет.
  - И кто же эти ваши таинственные друзья?
   - Это не тайна за семью печатями,- виконт Витор де Роше и его молодая жена Натали де Роше, урожденная де Бове.
  - А почему ваши друзья сами не присутствуют на этом веселом мероприятии? И не стойте как истукан, подайте мне пирожное и вообще, ухаживайте за мной.
  Я взял тарелку и стал накладывать в неё несколько разных видов печенья и пирожных. - Видите ли госпожа, леди Натали находится в интересном положении и её беременность проходит достаточно тяжело, поэтому и было принято решение воздержаться от посещения всех увеселительных мероприятий.
  - Натали ждет ребенка? Я об этом не знала. Поставьте тарелку на стол и следуйте за мной. И ни каких вопросов.
  Пройдя мимо застывшего словно скульптура рослого стражника мы нырнули в неприметную дверь и небольшим полуосвещенным коридором прошли в темную комнату.
  Как только дверь за нами закрылась, я услышал, как девушка сняла свою маску: - Прежде чем я позволю вам сударь меня поцеловать, пообещайте мне, что как только наше свидание закончится, вы немедленно покинете бал и вернетесь к себе. Я очень не хочу, что бы вы глазели на других девиц, коих здесь полным полно.
  - Я обещаю вам госпожа. А как мне к вам обращаться?
  - Зовите меня Марией, это не совсем мое имя, так что не надейтесь таким образом разыскать меня в свите её высочества. Дайте мне вашу руку, и следуйте в глубину комнаты. Осторожно, тут небольшой диван. Нащупали его? Садитесь, а я сяду к вам на колени. Вам позволяется поцеловать меня несколько раз и поторопитесь, у нас мало времени и в эту комнату для свиданий могут войти. Дважды повторять мне не надо было и как только девушка пристроилась у меня на коленях, я стал покрывать её лицо жаркими поцелуями. Наконец наши уста соединились в длительном и жарком поцелуе.
  Отдышавшись, она легко вскочила: - На сегодня хватит. И не ищите меня больше и не бродите под окнами дворца, когда будет возможно, я сама вас найду или моя подруга передаст вам весточку от меня. Все наши встречи следует держать в строжайшей тайне, даже от своих друзей. Это не просьба, это приказ.
  - Слушаюсь госпожа моего сердца. А когда мы ещё увидимся?
   - Пока не знаю, но что увидимся,- это непременно. А теперь ступайте господин Тюдор, как вы и обещали, домой. И будьте осторожны, то что мы с вами уединились может остаться незамеченным, а может быть и нет. А у меня есть несколько прытких поклонников, которых я ненавижу, но которых вынуждена терпеть из-за прихоти моего отца. Они могут затеять с вами ссору и не здесь, в специальной комнате, а на улице, где не действуют ни какие правила. Целуёте меня ещё раз и уходите скорее....
  С легким сердцем я возвращался в свою гостиницу, хотя и следуя совету своей Марии вел себя насторожено. Поднявшись на свой этаж, я обнаружил, что все вещи в моей комнатке были перевернуты вверх дном, а распахнутое окно говорило о том, что непрошеные гости проникли ко мне через крышу. Странно, но после внимательного осмотра я не обнаружил, что у меня что либо пропало. Это меня насторожило - что искали у меня эти неизвестные визитеры? Золото и камешки, что хранились у меня под подушкой их не заинтересовали, переписку я ни с кем не вел. А черт, пропало письмо с ответом из дворца принцессы. Ну это мы как-нибудь переживем. А мне впредь наука,- окно надо обязательно закрывать на запор изнутри.
  Стоп, а если искали меня, а вещи перевернули только для того, что бы отвлечь мое внимание, а ценности просто напросто не заметили? И что если эти гости вернуться ночью? Эти мысли вернули меня из того благодушно - радостного настроения к суровой действительности. Ещё перед отъездом отец предупреждал меня, правда в туманных выражениях, о наличии очень могущественных врагов нашей семьи. Вдруг это они себя проявили, ведь никто не знал, что я буду на костюмированном бале...
  Зашторив окно и погасив свечу, я соорудил из своей одежды нечто похожее на спящего человека и накрыл его одеялом, а сам, надев кирасу и приготовив оружие разместился под кроватью. Ждать мне пришлось долго, я то дремал, то просыпался от малейшего шороха и скрипа. Только под утро мое терпение было вознаграждено. Но произошло нечто такое, что я совсем не ожидал. Открылась моя входная дверь, хотя я хорошо помнил, что запирал её на засов изнутри. Темная тень проскользнула к окну и открыла запор, а потом так же тихо исчезла за дверью, а негромкий стук подсказал мне, что засов вернулся на свое обычное место. Через некоторое время у окна мелькнула тень, потом ещё одна. Створки без скрипа открылись и два человека поочередно проникли в мою комнату. Один тут же подошел к кровати и нанес несколько ударов кинжалом в чучело спящего человека. В это же самое мгновение мой клинок подрезал его подколенные жилы, я выкатился из под кровати и нанес мощный удар ему в живот снизу вверх. Будь удар чуть слабее, я вряд ли смог бы пробить его кольчугу, что была надета под его одеждой. Второй бросился на меня, а так как я ещё не успел встать на ноги, то мне пришлось очень нелегко отражать его атаку. Несколько его ударов пробили мою защиту и я слышал скрежет своей кирасы. Наконец мне удалось подняться и схватка продолжилась в полной темноте и без единого звука, не считая лязга и скрежета клинков. И на этом незваном госте была одета кольчуга и пара моих ударов не причинили ему никакого вреда. Моя кираса тоже приняла на себя несколько колющих ударов, так продолжалось до тех пор, пока я не изловчился и обманным ударом не поразил своего противника в горло. Он молча рухнул на пол, засучил ногами и потом затих.
   Я решил не зажигать пока свечу и немного отдышаться. Опершись спиной на стену я понял, что праздная жизнь в столице для меня закончилась. Раньше мне ничего не стоило противостоять в схватке и трем и пяти противникам, а тут я еле-еле справился с одним одинешеньким. Видимо пора опять взяться за дело и приступить к тренировкам. То что я не зажег свечу и стоял чуть в стороне от окна, спасло мне жизнь. Раздался щелчок, свистнула арбалетная стрела и поразила того, кому я подрезал колени и ранил в живот и который пытался встать, опираясь на мою кровать. Болт поразил его в спину и пробил насквозь. Только потом до меня дошло, что тот третий, что страховал своих подельников охотился не на меня, а старался прикончить своего же товарища, что бы он не смог никому ничего рассказать. Раздались легкие шаги по крыше, какой то шорох и вскоре всё затихло. Выждав ещё немного я зажег свечу и приступил к осмотру своих ночных гостей. Ни каких меток на одежде, абсолютно пустые карманы, ничего что могло бы мне дать хоть какой намек,- кто такие и откуда последовал удар. Не думаю, что это нападение связано каким-то образом с Марией, не могли её ухажеры так быстро отреагировать, даже если наша тайная встреча перестала быть для них тайной. К тому же тот, кто спланировал и подготовил это нападение, хорошо подготовился и, видимо, неплохо знал меня.
   Поднимать шум мне не хотелось и я просто напросто выбросил оба трупа на улицу через то же злосчастное окно. Благо на площади и прилегающей улице в этот предрассветный час было безлюдно и шум падающих тел не привлек ничьего внимания.
   Утром, как ни в чем не бывало, я спустился в обеденный зал, где плотно позавтракал. А там уже во всю шло обсуждение ночного происшествия. Я узнал очень много нового для себя. Постояльцы гостиницы были единодушны во мнении, что кто то отомстил наемным убийцам некой высокопоставленной особы, подловив их, когда они или шли на дело, или возвращались с него. А о том, что это были наемные убийцы никто не сомневался. Даже шепотом называлось имя этой высокопоставленной особы - герцог Арман дю Плесси, первый министр королевства, ибо эти люди состояли у него на службе.
  Интересно, это когда я уже успел перейти дорогу личному другу короля и негласному правителю государства? Что то совсем не понятно. В любом случае я решил съехать с гостиницы и подыскать себе другое жилище, правда мне хотелось, что бы оно тоже было не очень далеко от дворца принцессы. Несколько дней я потратил на поиски, но ничего хорошего не нашел, - или стоимость была заоблачной, или жилье не отвечало моим требованиям - средний этаж, зарешеченные окна и отсутствие камина.
  На пятый день моих бесплодных поисков меня нашел слуга Витора и передал от него письмо, в котором мой друг просил меня приехать, так как его ненаглядная опять захандрила и требует варварской похлебки, а у повара ничего толком не получается. Да и я вспомнил, что обещал рассказать о костюмированном бале некоторые подробности.
  - Любезный, письменного ответа не будет, а на словах передай, что бы за час до обеда для меня подготовили кухню и всё необходимое для похлебки. И спроси у господина, могу ли я несколько дней погостить у него, пока не подыщу себе новое жильё. Ступай.
  Вернувшись в гостиницу, где я снимал временное жильё, собрав все свои немногочисленные вещи, которые уместились в дорожный мешок, рассчитавшись с хозяином я отправился к Витору, решив приехать пораньше, что бы снова, уже не торопливо и без суеты, показать старшему повару, как готовится это варево.
   По прибытию я сразу же пошел на кухню, где и приступил к священнодействию приготовления. Так, мясо мелко порубить и замочит в красном кислом вине первого года выдержки, коренья и приправы промыть и тоже немного замочить, но уже в белом вине. Мясо кидать в уже кипящую воду, котёл обязательно должен стоять на открытом огне, крупу тоже замочить и дать немного ей разбухнуть....
   Я и не заметил как сначала на кухне появился Витор, а затем и леди Натали. Когда я обратил на них внимание, они сКронно сидели в сторонке и жадно вдыхали ароматы.
  - Нет, Тюдор, все таки признайся, ты немного приколдовываешь, когда варишь. Я видел, как ты что то с выражением шептал, когда капельки кипятка попали тебе на пальцы, ты ещё ими немного потряс,- я показал кулак Витору, снял с себя фартук и подошел к молодой леди, поклонился и поцеловал ей руку.
  - Госпожа, вы сегодня чертовски привлекательно выглядите. Беременность вам к лицу, чего не скажешь об этом бледном юноше, что стоит рядом с вами. Он случайно не заболел?
  Натали взяла руку Витора и прижалась к ней щекой: - Это он переживает за меня, ночами не спит, исполняет любой мой каприз. Вот и сегодня стоило мне только заикнуться о вас, а вы уже тут как тут. Это Витор наверное вас позвал и оторвал от важных дел?
  - Ну что вы миледи, я приехал сам и решил сделать вам сюрприз на кухне. К тому же я прекрасно помню о своем обещании рассказать вам о весеннем бале во дворце её высочества.
  - В этом уже нет особой необходимости Тюдор, её высочество в настоящий момент гостит у нас с малой свитой и все что надо, Натали у неё уже узнала.
  - Получается, что я не совсем вовремя прибыл со своим визитом?
  - Отнюдь граф. Я сказала много лестных слов о вашем кулинарном искусстве и её высочество очень хочет сама убедиться в этом и попробовать вашу знаменитую похлебку из диких земель....
  Улучив минутку я сказал Витору о том, что нам надо поговорить наедине, после того, как я одену свежую рубашку.
  - Комната для тебя приготовлена, там и переоденешься, а потом можно будет и поговорить. Пятнадцати минут тебе хватит?
   - Вполне. Распорядись, что бы мне показали мою комнату.
  Следуя за слугой я легко поднялся на второй этаж и прошел на гостевую половину. - Ступай любезный, дорогу к обеденному залу я знаю и через пятнадцать минут буду там.
  Как только я открыл дверь и сделал первый шаг, чьи то горячие руки обняли меня а знакомый голос произнес недовольно: - Ты почему так долго задержался на кухне, я заждалась тебя.
  - Мария, любовь моя,- только и смог я выдохнуть, подхватывая девушку на руки и кружа её по комнате.
  - Хватит, а то у меня голова закружится. Поставь меня на пол, а теперь поцелуй крепко, крепко. Нет, стой, дай я сначала тебя поцелую, а потом ты меня....
  О том, что мне надо поменять рубашку я вспомнил только после того, как Мария выскользнула из моей комнаты и послышался звук колокола, призывающий всех пройти в обеденный зал. Её последними словами было: - Делай вид, что мы незнакомы....
  Быстро переодевшись, я торопливо спустился вниз и успел как раз вовремя. Моё место было рядом с Витором и я занял его одновременно с молодыми хозяевами. Мы чинно сели, но блюда почему то не подавали. - Мы кого то ждем?- тихо поинтересовался я.
  - Её высочество изволило сегодня отобедать с нами. Она сейчас прибудет из гостевого дома,- пояснила мне Натали. - Это вообще то большая честь для нас, принимать у себя столь знатную особу и наследницу престола.
   Я пожал плечами и ещё тише произнес: - Род Марше затерялся где то в конце первого десятка геральдической книги, а род Конде стоит теперь по существу на первом месте, так как ни одного из рода Солей в живых уже нет, так что не надо тут напирать на знатность.
  Молодая леди внимательно посмотрела на меня и укоризненно покачала головой, но ничего не сказала. В это время дверь в зал распахнулась и громко объявили: - Её высочество принцесса Анна -Мария с близкой подругой Антуанетой фон Саж.
  Все встали и склонили головы, только леди Натали осталась сидеть и с интересом смотрела то на меня, то на входившую первой девушку, в которой я узнал свою Марию. Правда на этот раз на её волосах была закреплена небольшая корона, которая блестела и переливалась всеми цветами радуги. Я замер от неожиданности. Принцесса прошла к своему месту и властным жестом разрешила всем сесть.
  - Натали, это и есть тот молодой человек, чьё искусство ты так расхваливала? - обратилась она к молодой хозяйке.
   - Да, ваше высочество. Позвольте вам представить графа Тюдора Конде.
  - Рада знакомству граф, я желаю, что бы вы сегодня поухаживали за мной за этим столом. Антуанета освободи место графу.
  Мне пришлось подчиниться, хотя я и пытался скорчить недовольную мину - только и осталось, что угождать избалованной девице, которая не привыкла что бы ей хоть в чем то отказывали.
   Заняв место возле принцессы я обратился к ней: - Прошу заранее простить меня ваше высочество, но у меня нет ни какого опыта ухаживания, так что не сердитесь, если я что то буду делать неправильно.
   Обед проходил своим чередом , я внимательно наблюдал за принцессой и как только её тарелка немного пустела, я знаком показывал слугам что и сколько стоит положить.
  - В ваши обязанности граф входит не только обеспечение меня блюдами, но и развлечение разговорами. Расскажите что-нибудь интересное. Ведь наверняка у вас есть масса интересных историй, а где вы, кстати, так хорошо научились готовить?
  - Видите ли ваше высочество, у нас не принято иметь кучу слуг и прихлебателей, которые бы сопровождали нас везде, вот и приходится заботиться о себе самим. Там же в диких землях я и научился готовить, как впрочем и мои друзья. Вон у виконта Витора де Роше отлично получается мясо приготовленное на углях, шевалье де Крузак лучше всех ищет выходы питьевой воды на поверхность. У каждого из нас есть свои скрытые таланты и поверьте мне на слово, умение приготовить похлебку - не единственная сильная моя сторона. Потом улыбнувшись своим мыслям я продолжил: - А ещё, я вышиваю крестиком.
   Витор, который прислушивался к нашему разговору, подленько хихикнул, а потом тоже добавил: - И я тоже вышиваю крестиком. Видя недоуменные взгляды принцессы и своей жены, он поспешил пояснить: - Когда нас с Тюдором наказывали за детские шалости, то его нянька заставляла нас вышивать крестиком разные поучительные сценки из жития святых. У неё все стены были завешаны нашими творениями, - и мы с ним не выдержав оба негромко рассмеялись.
   Однако Анна-Мария не приняла наш шутливый тон и строго спросила у меня: - А что вам граф известно про дух несчастных, что нашли мертвыми под окнами Королевской гостиницы?
  - Это наемных убийц вы называете несчастными?
  - А откуда вы знаете, что они были убийцами? Это не доказано.
  - Да вот представьте ваше высочество, знаю. После близкого знакомства с ними на моей кирасе появились новые зарубки,- я тут же прикусил себе язык, поняв, что сболтнул лишнее. К моему счастью принцесса пропустила эти мои слова мимо ушей и не обратила на них никакого внимания. Наконец обед закончился и её высочество изволило встать из-за стола.
  - Леди Натали, я вас через некоторое время навещу в ваших покоях. Сидите граф, провожать меня не надо. Было приятно с вами познакомиться, буду надеяться, что мне удастся посмотреть как-нибудь как вы умеете вышивать,- с этими словами Анна -Мария величественно вышла из комнаты.
  - Ух, - выдохнул я, - теперь смогу спокойно поесть.
   Но не тут то было, ко мне подсел Витор и потребовал рассказать все ему подробно об этих убийцах. Пришлось рассказать, как я обнаружил перевернутые свои вещи в комнате и приготовился к ожиданию незваных гостей и что из этого вышло. Свой рассказ я закончил сетованием на то, что так и не смог подобрать себе приличное жилье невдалеке от дворца принцессы с тем, что бы продолжить поиски своей незнакомки.
  - Друзья, не ждите от меня подробностей, я связан клятвой молчания. Да, мы встретились на этом бале, это всё, что я могу вам сказать.
  Леди Натали немного нахмурилась, а потом как бы размышляя вслух произнесла: - Надо поговорить с отцом. Наш городской дом пустует, так как мы в нем редко появляемся и граф мог бы спокойно пожить там сколько ему захочется. К тому же он своими окнами выходит на дворец принцессы. Слуг там хватает. Енриета, пригласите графа де Бове, как только он вернется в поместье, посетить меня в удобное для него время, мне надо с ним переговорить.
  После обеда мы с Витором прошли в мою комнату и там я ему рассказал о всех перипетиях моего ночного приключения и о том, что третьему сообщнику удалось скрыться по крыше. - Понимаешь Витор, я думаю, что третий был или подростком или женщиной. Слишком легкие шаги. И думаю на этом они не успокоятся. Кто они - я не знаю, но предполагаю что это как то связано с опалой моего отца. Может быть его величество опасается, что наша семья предъявит свои права на престол и это может привести к гражданской войне? Так это бред. Если б были такие силы, готовые поддержать нас, то они давно бы уже вышли на связь со мной или герцогом. Да и мой отец вполне доволен своей жизнью и менять её не намерен. В общем вот такой замкнутый круг.
  - Тюдор, а ты давно видел Барта?
   - Только когда мы встречались в кабачке, а что?
   - Я виделся с ним уже несколько раз и каждый раз он проявлял неподдельный интерес к тебе. Расспрашивал где живешь, чем занимаешься. Каюсь, я ему сказал в какой гостинице ты остановился и о твоих поисках незнакомой девушки из окружения принцессы. Может быть в этом дело?
  - Не знаю что и думать Витор. Иногда хочется всё бросить, подхватить её на коня и умчаться подальше от столицы и всех этих тайн. Но увы, это не реально, по-крайней мере сейчас.
  В дверь постучали и слуга сообщил, что леди Натали просит нас навестить её.
  - Граф, вы можете спокойно поселиться в нашем городском доме, разрешение на это получено. Мой отец так же готов выделить вам в свиту несколько верных ему человек из своего окружения. Он считает, что негоже вам, такому знатному и именитому, ходить в одиночестве.
  - Миледи, ваш отец решил озаботиться моей охраной?
  - Можно сказать и так. И я советую к нему прислушаться, он плохого не пожелает. К тому же в столице имели место случаи бесследного исчезновения людей, особенно тех, кто мог так или иначе вызвать неудовольствие его королевского величества. Хотя, Тюдор, если вы желаете, то можете остаться у нас. Так, по-крайней мере, будет более безопасно. И скажите, вашу таинственную незнакомку случайно не Марией зовут?
  - Марией, но она сказала, что это измененное имя и по нему я не смогу её найти в свите принцессы.
  - Ваша девушка слишком заметная фигура и пользуется повышенным вниманием, так что у вас достаточно соперников. Некоторые из них не брезгуют ни какими средствами, что бы убрать конкурента.
   - Так вы знаете её?
   - Скажем так, я догадываюсь кто она и заранее предвижу трудности, с которыми вам придется столкнуться.
   - Я и сам теперь представляю, сколько будет различных препятствий даже для наших мимолетных тайных встреч.
  - Граф, а хотите я попробую убедить принцессу пригласить вас в свою свиту, хотя она и не в восторге от вас и считает недостаточно куртуазным и воспитанным?
   - Даже не знаю что и сказать вам леди. С одной стороны это позволит мне чаще видеться с предметом моего обожания, а с другой вызовет новые нарекания со стороны её высочества, к тому же я не знаю обязанностей свитских кавалеров, а вдруг там будет умаление моих чести и достоинства?
  - По крайней мере вас крестиком вышивать там никто не заставит. А обязанности достаточно простые и необременительные - сопровождать её высочество, если в этом возникнет необходимость и осуществлять её охрану. Думаю в этом нет ни какого урона вашей чести.
  - Я согласен леди. Только, если принцесса ответит отказом, пусть она передаст его через вас, а не через письмо своего секретаря, как это уже имело место быть.
  - Договорились граф, не смею вас больше задерживать, а вот вы мой дорогой муж останьтесь, мне надо с вами поговорить.
  Направляясь к своей комнате я мельком заметил невысокую фигуру какого то подростка, что выглядывал из-за угла, но не придал этому внимания.
  В моей комнате, сКронно так положив руки на колени, сидела Анна-Мария: - Тюдор, ты что себе позволяешь? Почему я последней узнаю, что на тебя было покушение и твоей жизни угрожала нешуточная опасность?
  - Миледи, а как бы я, не предавая огласке факт нашего знакомства, сообщил бы вам об этом?
   - Только это тебя и извиняет. Думаю в моем ближайшем окружении завелся человек, который обо всем докладывает отцу или дю Плесси. В свиту ко мне пойдешь? Если пойдешь, то будешь всегда у меня на виду, только учти, для отвода глаз тебе придется завести интрижку с кем нибудь из моего окружения. Но берегись Тюдор, если я узнаю, что эта интрижка зашла слишком далеко, я сама тебя убью. От одной только мысли, что ты будешь кому-то другой улыбаться и даже целоваться, я начинаю тихо свирепеть и ненавидеть тебя. И не стой как истукан, у нас есть ещё пара минут и ты можешь меня успеть несколько раз поцеловать, прежде чем мы расстанемся. Через пол часа я возвращаюсь в свой дво...
  Договорить ей я не дал и закрыл рот своим долгим поцелуем. Она уперлась мне в грудь своими руками, немного откинулась назад, заглядывая в мои глаза: - Как же я тебя люблю, грубиян ты этакий...
  Через минуту она тихо выскользнула из моей комнаты, а я плюхнулся на кровать и тихо вздохнул....
  Прошло пять дней после нашей памятной встречи у де Роше, а ответа или официального приглашения в ситу её высочества я так и не получил. Я уже три дня обживал большой дом де Бове, который, верный своему слову, обеспечил меня собственным окружением из пяти моих ровесников - сыновей его вассалов, которые тоже без дела болтались в столице. А к вечеру ливрейный слуга передал мне официальное письмо. Моё сердце радостно екнуло.
  Но увы, это было приглашение от его светлости герцога Армана дю Плесси прибыть к нему для приватного разговора в час по полудни завтра. Это письмо меня достаточно сильно озадачило и немного напугало. Неужели моя связь с принцессой стала достоянием гласности и я, по примеру моего отца, тоже буду выслан из столицы или даже арестован.
  Моя свита, которую я ознакомил с содержанием письма, к единому мнению не пришла. Кто-то говорил, что меня хотят пригласить на королевскую службу, кто-то убеждал, что хотят арестовать, а кто-то предлагал вообще сделать вид, что никакого письма не было. Я же, вопреки всем мнениям, твердо решил нанести визит и посмотреть опасности в лицо. А что это была опасность, сомневаться не приходилось.
   В назначенный час, пешком я прибыл в резиденцию первого министра, благо идти предстояло совсем недалеко и пять минут ходьбы для меня были в удовольствие. Меня ждали и тут же сопроводили в рабочий кабинет всесильного первого министра.
   В приемной за столом сидел де Крузак и со страдальческим видом что то писал. Увидев меня, он улыбнулся, встал из за стола и приобнял меня, успев при этом шепнуть на ухо: - Не вздумай отказываться что бы тебе ни предложили. Враги герцога живут недолго.
  А потом отойдя на полшага уже нормальным голосом произнес: - Рад тебя видеть Тюдор в добром здравии. Ты куда исчез? Мне даже пришлось наводить о тебе справки у Витора. Подожди минутку, я сообщу его светлости о твоем прибытии.
  Барт ещё сильнее изменился,- стал более вальяжным, даже высокомерным. Мне это не очень понравилось, а особенно не понравилось то, что он прятал от меня свои глаза и они у него бегали, словно он обманывал меня.
  - Входи, его светлость рад принять тебя.
  
  3.
  
  Арман дю Плесси, что то сосредоточено читал, поэтому сделал мне приглашающий жест занять кресло для посетителей напротив его стола и продолжил чтение. Наконец документ был дочитан и отложен в сторону.
  - Вот полюбуйтесь дорогой граф, чем мне приходится заниматься. Донос на вас. Берите, прочитайте его,- и пока я бегло просматривал поданную мне бумагу, герцог внимательно рассматривал меня.
  - Здесь всё правильно написано,- я пожал плечами,- и прислуживал её высочеству и грубил, так как не люблю избалованных и высокомерных девиц. Да только она на такие пустяки внимания не обращает. У неё таких ухажеров как я, каждый день по целой толпе.
  - Э, не скажите граф. Своим пренебрежительным отношением к принцессе вы изволили её сильно задеть. Она теперь жаждет вашей крови в фигуральном выражении и просит у своего отца включить вас в её свиту, что бы мелкими придирками отомстить "этому наглецу и деревенскому грубияну". Это вы наглец и грубиян Тюдор. Вы не против, если я вас так буду называть в ходе нашей беседы?
  - Конечно нет ваша светлость, мне это льстит. А в отношении её высочества,- я толстокож и меня не пугают мелкие придирки и шпильки. К тому же в её окружении есть некая молодая особа, с которой я имел весьма запоминающуюся встречу во время костюмированного бала и хотел бы её найти. Она была одета в костюм пастушки. Вы случайно не знаете кто это мог быть?
  Герцог усмехнулся,- Нет конечно, но могу постараться установить личности всех двадцати семи пастушек, что участвовали в бале. Да только думаю, что эта пастушка сама вас первой найдет, как только вы займете место в свите её высочества. Но позвал я вас не для этого. Граф, у меня к вам есть личная и довольно неожиданная просьба.
  - Я весь во внимании ваша светлость.
   - Через пару дней, один очень мой доверенный человек отправится в королевство Адал с важной миссией. Да что там ходить вокруг да около,- туда поедет моя дочь, графиня Шарлота дю Плесси. Миссия тайная и что бы не привлекать внимания врагов королевства она поедет практически одна. Я прошу вас её сопровождать. Вы будете играть роль её кавалера. Если все пройдет гладко, то ваш вояж займет не более десяти дней, а при хорошем раскладе, вы обернётесь и за семь.
  - Простите ваша светлость, но я не могу не задать этот вопрос - А что де Крузак и почему выбор пал именно на меня?
  - Ваш друг влюблен в мою дочь и не в состоянии реально оценивать ситуацию. К тому же его пристальное внимание начало тяготить Шарлоту и я был вынужден вернуть его в свою канцелярию. У неё и без него хватает вздыхателей. А вас я выбрал именно потому, что вы не любите избалованных девиц, мастерски владеете клинком и хорошо стреляете. К тому же, если что случится, вы не бросите мою дочь в беде. Она повезет важные бумаги в случае опасности, даже ценой своей жизни, вы оба должны будете их уничтожить. Как видите Тюдор, я с вами предельно откровенен. Вам нужно время на раздумье?
  - Нет конечно ваша светлость. Я согласен. Только вы должны будете предупредить свою дочь о её беспрекословном подчинении мне в вопросах обеспечения безопасности. Только при этом условии я возьмусь за выполнение этой миссии.
  - А вы сейчас сами ей скажете об этом граф. Я хочу вас познакомить. Шарлота, душа моя, зайди ко мне.
   Открылась скрытая панель в стене и в комнату вошла ослепительная красавица. Очень трудно описать идеальную красоту, но это была именно она,- правильные черты лица, большие карие глаза, длиннющие ресницы, немного припухлые ярко красные губы, белоснежная улыбка и черные как сажа густые волосы, ниспадающие каскадом на оголенные плечи.
  - Дорогая, позволь тебе представить графа Тюдора Конде, именно его я выбрал тебе в качестве сопровождающего. Ему есть что тебе сказать.
  - Леди Шарлота,- я отвесил учтивый поклон, - в поездке я буду отвечать за вашу безопасность, по этому требую безоговорочного подчинения мне во всех тех случаях, когда дело будет касаться сохранения вашего здоровья и вашей жизни в целости и сохранности.
  - Граф, не обольщайтесь моей внешностью, я в состоянии постоять за себя, и многие об этом знают не по наслышке.
  - Леди, как человек совершивший более сотни походов в дикие земли я вам отвечу прямо. Мне глубоко наплевать на вашу высокую самооценку и самомнение. Можете их, сами знаете куда деть. Если вас не устраивает мое требование,- ищите другого сопровождающего, который будет смотреть вам в рот, лупать глазами и томно вздыхать.
  - Права было Анна-Мария когда обозвала вас невоспитанным, грубым хамом из самой глухой деревни.
  - Я бы тоже мог её назвать самовлюбленной и не очень умной, мягко говоря, девушкой. По-моему вы с ней одного поля ягода.
  - Отец, он назвал меня дурой!
  - Разве? Я не слышал. Ну что, договорились? И учти Шарло, я ведь могу документы передать и графу, а ты посидишь под домашним арестом до его возвращения.
  - Я согласна на непомерные требования этого варвара и подчиняюсь вам, ваша светлость. Если я больше не нужна, то я хотела бы удалиться.
  - Нет леди Шарлота, вам придется задержаться. Выезд будет послезавтра на рассвете, вы должны быть одеты в мужское платье, волосы повязанные в конский хвост по моде варваров из диких земель, с собой иметь простое женское платье для переодевания, а лучше два. Всё это должно поместиться в ваш седельный мешок. Седло на вашем коне должно быть мужским, на руках перчатки и ни каких украшений и перстней. И не забудьте широкополую шляпу, что бы при случае прикрыть свое прекрасное лицо. Я буду одет в костюм варвара из диких земель....- Девушка закусила губу, на щеках заиграл гневный румянец, но она сдерживала себя. - Теперь можете идти.
  И дождавшись, когда за ней закроется панель, я проговорил: - Уважаю, у девицы характер кремень и высокое самообладание.
  Арман дю Плесси, откинувшись на спинку кресла с улыбкой внимательно смотрел на меня: - На моей памяти вы первый, кто поставил Шарлоту на место. Берегитесь граф, она девушка злопамятная, найдет способ и отомстить и унизить при случае. Потом не говорите, что я вас не предупредил.
  - Ваша светлость, мне к подобному отношению к своей сКронной персоне не привыкать. Мне хотелось бы знать, сколько ещё человек знают о нашей предстоящей поездке.
  - Только те, кто сейчас находились в этом кабинете.
  - А её вздыхатель и почитатель?- и я кивнул головой на закрытую дверь.
  - В настоящий момент он находится в тюремной камере за попытку подслушать наш разговор и пробудет там ещё дней пять, что послужит ему хорошим уроком на будущее.
  - Не смею вас больше отвлекать ваша светлость, завтра вечером подыщите мне местечко, где я мог бы спокойно переночевать, а ещё лучше, если леди Шарлота на ночь разместится в доме графа де Бове, который предоставлен полностью в мое распоряжение. Просто от туда легче незаметно выехать., за вашим дворцом наверняка наблюдают.
  Герцог открыл шкатулку на своем столе и достал достаточно увесистый кошелек: - Это вам граф на дорожные расходы. По возможности обеспечьте моей дочери хотя бы минимальные удобства.
  В этот же день я ставил задачи теперь уже своим людям и на все про всё у них был всего один день для подготовки.
  Шарлота действительно пришла пешком, вечером накануне отъезда, правда её сопровождал внушительный шлейф почитателей её красоты и несколько служанок. Служанок я приказал гнать в зашей, а шлейф сам по себе рассосался, как только увидел, что охрану дома несут люди одетые в кирасы и в полном вооружении.
  Я проводил графиню в отведенные ей покои и взятая мною на прокат у де Роше Енриета осталась ей прислуживать. Ночь прошла спокойно, не считая того, что моя стража замечала неоднократно подозрительных людей, что прогуливались невдалеке от дворца принцессы.
  Ещё до восхода солнца я распорядился поднять молодую госпожу и пригласить её на ранний завтрак. Ели мы в полной тишине и я постоянно ловил на себе её заинтересованные взгляды. Как только она насытилась и встала из за стола я проводив её к дери и проговорил: - У вас ровно полчаса на то, что бы переодеться и сделать все свои дела перед дальней поездкой. Буду ждать вас возле конюшни, постарайтесь не опоздать, время у нас рассчитано поминутно.
  Ровно через полчаса со ступенек заднего крыльца легко сбежал юноша в широкополой шляпе, в котором я с трудом узнал гордячку графиню.
  - Госпожа, вы поразили меня и не только своим внешним видом, но и своей пунктуальностью. Признаться я не ожидал. Что ж если вы готовы, то в седло и в путь. Нам подвели красавцев жеребцов и с моей помощью сначала Шарлота села в седло, а потом и я. Нам открыли парадные ворота и мы с места в карьер понеслись к городским воротам, которые должны будут открыть перед нами, а потом закрыть. Так оно и произошло. Не сбрасывая хода мы пронеслись мимо стражников и поскакали по безлюдной в этот ранний час дороге.
   Скачка продолжалась уже несколько часов и я в который раз удивился выдержке и выносливости молодой девушки. Она ни на шаг не отставала от меня. Вот наконец и условное место. В тоже самую минуту из кустов вынырнула запряженная четверкой карета, из которой выскочили два человека, - один юноша в широкополой шляпе, а второй одетый точно так же как и я, у каждого из них на голове был конский хвост, что сразу же бросался в глаза.
  Я быстро спрыгнул с жеребца и сдернул замешкавшуюся девушку к себе на руки, потом бегом донес её до кареты и усадил во внутрь, залез сам и через неплотно завешенное окно видел, как пара всадников понеслась галопом в сторону границы, до которой было не менее трех дней пути. Наша карета послушная умелой руке кучера свернула на проселочную дорогу и углубилась в небольшой лесок. Минут через десять по основной дороге проскакал внушительный отряд в десяток всадников, которые явно куда то торопились и нахлестывали коней. Дождавшись наступления тишины, мы выехали на главный тракт и неторопливо покатили тоже в сторону границы.
  Приподняв своё сидение, я извлек из него наши седельные мешки, чем вызвал немалое удивление девушки. - Переодевайтесь сударыня, и побыстрее, у нас не так много времени, в любой момент нас могут остановить для проверки, или просто заглянуть в окно.
  - Я что, должна переодеваться при вас?
   - А что вас беспокоит, мне тоже придется переодеваться здесь.
   - Я стесняюсь.
  - Тогда повернитесь ко мне спиной, и считайте, что у вас сзади никого нет.
  Она фыркнула, повернулась ко мне спиной и начала снимать с себя одежду. Я тоже начал переодеваться и, естественно, закончил быстрее чем она. Черт , черт. У неё под камзолом Кроне тонкой батистовой сорочки больше ничего не было. А она, словно издеваясь надо мной, стала медленно снимать штаны, под которыми были одеты небольшие штанишки до колен из такого же тонкого батиста, что просвечивал насквозь.
  - У меня не получается снять штаны, они где то там застряли, помогите мне,- она повернулась ко мне лицом, села на сидение напротив и требовательно протянула свои ноги.
  Да за что ж мне такое наказание. Она, по существу, была передо мной голой. Я видимо покраснел, и она все поняла.
   - Вы что, ни разу не видели женского тела?
  - Такого красивого - нет. Не мог же я признаться, что в свои почти что двадцать один год я оставался девственником.
   С горем пополам мне удалось снять с неё штанины и она быстро надела на себя свое приготовленное платье. Нашу одежду я спрятал под свое сидение. Критически осмотрев её я остался доволен: - Только хвост развяжите, иначе вся наша маскировка пойдет прахом.
  Она послушно развязала ленту и густой поток волос упал на плечи. Я тоже привел свою прическу в порядок, и убрал шторки с окон. Мы уже неторопливо ехали через большой луг и солнечные лучи весело блестели на росистой траве. Было ещё достаточно рано и я пересел на ту сторону, где сидела девушка.
  - Положите свою голову мне на плечо и закройте глаза, дайте мне свою руку, вот так, вы дремлете, так как мы рано выехали. Мне поручено сопроводить вас в монастырь святого Августина, где вы поклонитесь мощам и попросите скорейшего излечения для своей матушки. Наше сопровождение отправлено вперед, что бы они позаботились об обеденном отдыхе и подготовили нам место для ночлега. Мы никуда не торопимся и никого не боимся. Я ваш жених, наша свадьба состоится сразу же по возвращению из монастыря. Я еду под своим настоящим именем, вам же предстоит взять имя одной из своих подруг. Как мне вас называть?
  - Зовите меня Марией, я фрейлина её высочества принцессы Анны-Марии, урожденная де Грожан.
  Надеюсь я ничем не выдал себя и спокойно воспринял её слова.
  - Мария, расскажите мне немного о своей семье.
   - Мой отец настоящий домашний деспот, поэтому при первой же возможности я сбежала из семьи в столицу, где попала на глаза принцессе и та приняла меня в свою свиту, так как была наслышана о деспотизме бароне де Грожан. С вами мы познакомились на костюмированном балу и между нами возникло чувство с первого взгляда и первого вздоха. Я получила письмо о том, что моя мать серьезно больна и попросила её высочество отпустить меня в монастырь святого Августина, вы вызвались меня сопровождать.
  Девушка удобно устроилась на моем плече и вскоре действительно задремала. Мимо нас несколько раз проезжали всадники и пара человек даже заглянули к нам в окошко. На обед мы остановились в небольшом провинциальном городке, что больше походил на большое село. Для нас действительно были зарезервирована комната и приготовлен неплохой обед. Накрыли нам стол в нашей комнате, а ещё на лестнице Мария шепнула мне, что возможно нас будут подслушивать, поэтому надо вести себя согласно нашей легенды. Сразу же после того, как слуги убрали со стола, девушка подошла к кровати, присела на неё, словно проверяя её прочность, а потом стала раздеваться, ни мало не смущаясь моего присутствия. более того, она попросила, что бы я помог ей расстегнуть крючки на горловине и снять платье, что бы не сильно его помять.
  - Я посплю часок, а то мы слишком рано выехали. Нет, нет, ты ко мне не подходи, а то мы опять с тобой пробудем здесь до завтрашнего утра, да и грех этим заниматься каждый день до свадьбы. Вот поженимся, тогда да. Слушай Тюдор, неужели тебе ночи не хватает? И не смотри на меня так, я сказала не подходи, сядь на тот стул и немного посиди. Осталось то потерпеть до ночи совсем чуть-чуть, а там ты своё наверстаешь...
  Через два часа мы покинули гостеприимную гостиницу и неспешно продолжили свой путь. В пути ничего необычного не происходило, по прежнему несколько раз к нам в окошко заглядывали незнакомые всадники, Мария дремала у меня на плече или смотрела на проплывающий мимо пейзаж, восторгаясь красотами весенних лесов и полей. К вечеру , уже в сумерках, мы добрались до постоялого двора, что стоял на пересечении нескольких дорог, ведущих в разные стороны. И вновь для нас уже была приготовлена комната и вкусный ужин. В комнате я первым делом проверил запоры на окне и внутренний засов на нашей двери.
  - Что то не так, дорогой?
  - Знаю я эти постоялые дворы, чуть зазеваешься и обдерут до нитки, все украдут, так что лишняя предосторожность не помешает.
   Сразу же после ужина нам принесли теплой воды и мы умылись на ночь, при этом Мария вновь издевалась надо мной, заставляя поливать водой ей на плечи, ни мало не краснея от своей наготы и моих несмелых взглядов на её обнаженную грудь. Потом мне пришлось промокать её тело специальной простыней и только после этого она улеглась под одеяло.
  К счастью дверь в нашу комнату открывалась вовнутрь, поэтому закрыв засов, я ещё припер её крепким стулом с высокой спинкой. Подергав для надежности створки окна, я завесил его плотными гардинами так, что бы и щелочки не было. После, разместив оружие в изголовье, я уж было собирался лечь по походному на пол, как услышал злой шепот леди: - Тюдор, ты что одурел? А если в стенах или потолке есть смотровые отверстия? Ты что, хочешь всё провалить? Быстро разделся и ко мне под одеяло.
  Пришлось затушить все свечи, быстро раздеться и залезть под одеяло. Тут же горячие руки обхватили меня и не менее горячее тело прижалось ко мне. На ухо мне шепнули, - Придется немного поскрипеть кроватью.
   - Как это поскрипеть? - не понял я.
  Мария немного отодвинулась от меня и с удивлением посмотрела: - У тебя что, ещё никого не было?
  - И что из того? - меня начала разбирать злость,- да, не было. Я и целоваться то начал недавно. Что в этом плохого?
  - Дурашка ты, разве я сказала, что это плохо? Наоборот это очень хорошо, даже здорово, что ты бережешь себя для одной единственной. А скрипеть надо вот так, только в такт со мной,- и мы начали скрипеть кроватью. При этом молодая девушка несколько раз натурально вскрикнула и даже застонала.
   - Ну всё хватит,- громким шепотом проговорила она,- утром ещё раз повторим. И предупреждаю, не смей приставать ко мне ночью, дай поспать.
  Удобно устроившись возле меня она прошептала: - Ты действительно считаешь, что Анна-Мария тебя любит и что ваша встреча на горке была случайной? - От неожиданности я закашлялся, а она продолжила,- всё было подстроено. Наверное и на колени к тебе садилась, да только не учла, что у тебя опыта никакого нет и как себя вести в таких ситуациях ты не представляешь. Вот дуреха, упустила свое счастья, а я тебя уже никому не отдам, лучше своими руками отправлю на тот свет, чем делиться с кем-то таким сокровищем.
   Я сипло прошептал: - Не понял, поясни.
  - А что тут не понимать? Совет верховных лордов постановил, что на троне Хрустального королевства должен быть мужчина. А тут как нельзя кстати в Кроне появился ты. Старейший и самый знатный род королевства - и ты, сам того не подозревая, стал претендентом номер один на трон. Других претендентов просто не было. Анна-Мария быстро смекнула, что у короля должна быть своя королева, и кто как не она должна занять это место. Его величество Пьер естественно её поддержал, только не учел, что его дочь может и самостоятельно разыгрывать некоторые комбинации. В твою комнату пробрались, когда ты вел бесполезные поиски своей незнакомки на балу? Искали только одну бумажку,- отказ принцессы принять тебя в свою свиту. Если б её нашли после твоей смерти, то в лучшем случае твою Анну-Марию ждала ссылка, в худшем тайная казнь,- совет верховных лордов не привык церемониться. После того, как письмо было найдено, и тебе позволили найти принцессу. Она надеялась, что ты распустишь слюни после нескольких поцелуев, пораньше уёдешь с бала и сразу ляжешь спать. Только она не учла, что у тебя больше сотни походов в дикие земли, или ты приврал немного?
  - Сто тридцать девять,- машинально ответил я, - из них сто семнадцать с боевыми столкновениями и схватками.
  - Вот этого она и не учла. Ты приготовился встретить незваных гостей, так как резонно решил, что они могут вернуться и что их целью была не банальная кража, а именно ты сам. У тебя даже хватило ума, что совсем не характерно для молодых дворян, одеть кирасу. Так что встретил ты их во все оружие. Я не знаю что там произошло, но тем третьим, с арбалетом, была сама принцесса. Я видела как она прятала оружие и переодевалась. Это потом я узнала, что болтом был добит раненый, который мог рассказать кто и для чего их нанял.
  - А зачем ей было убивать меня?
   - Затем, что у неё уже есть любовник. На балу наверное целовались в темной комнате, там она и сняла маску? Я права?
  - И что это означает, я не понимаю?
  - А то, что на шее у неё были следы крепких поцелуев, и как ты понимаешь не твоих. Потом бедняжке пришлось ещё несколько дней ждать, когда эти следы сойдут и только потом встретиться с тобой вновь. Она рассчитывала, что после твоей гибели совет изменит свое решение и позволит ей взойти на трон.
  - А письмо её тут причем?
   - А при том, что король приказал ей ввести тебя в её свиту, а тут отказ, да ещё в письменном виде. Это сразу же показало бы, что она ведет свою игру. Какой же ты ещё наивный, а может быть это и к лучшему. Теперь то ты хоть немного начинаешь понимать, что происходит вокруг тебя?
  - Смутно, а почему ты мне всё это рассказываешь?
   - Да потому, что я сама на тебя глаз положила. Я ведь тоже там была на горке и даже дважды прокатилась с тобой, больше принцесса не позволила. Да и мой отец тоже умеет просчитывать варианты. Кому не хочется увидеть свою дочь на троне. Вот поэтому ты и сопровождаешь меня. Помимо того, что я должна доставить очень важные бумаги, я ещё должна сблизиться с тобой за время пути. А попросту говоря, соблазнить тебя и заняться с тобой любовью. Только и мой отец не мог предположить, что в твоем возрасте ещё существует такие, кто не имел ни одной связи с девушками. Ты белая ворона Тюдор, и клянусь, я стану твоей женой и мне, как ты говоришь, глубоко наплевать и на трон и на корону. Только учти, у нас с тобой до свадьбы ничего такого не будет,- у меня тоже есть свои принципы. Руки можешь распускать, но не более того.
  - Руки распускать это как? Бить тебя что ли?
   - О святая простота, дай твою руку, что ты чувствуешь?
  - Какой то бугор.
  - Сожми руку, только не сильно. Он упругий?
  - Да, приятный на ощупь. Так вот этот холмик называется девичьей грудью и у меня, если ты заметил их два. А упругие они потому, что их никто ещё не касался и не мял. Ты первый.
  - Так что, и у тебя никого не было? А строишь из себя все знающей.
  - Да, никого не было и до свадьбы не будет, а знаю я действительно всё, или почти всё. Цени, я тоже сокровище ещё то....
  Незаметно мы заснули а проснулся я от ласковых поглаживаний у себя между ног.
  - Ты что делаешь?
   - Тихо ты, не ори. После нашей ночи на простыне должны остаться следы и я знаю, что и как надо сделать, что бы эти следы остались. Просто полежи немного спокойно....
   Утром мне было стыдно смотреть в глаза девушки, а она, словно издеваясь надо мной, на завтрак села в своей прозрачной батистовой сорочке и даже без штанишек.
  - Вот это ты трогал и мял ночью,- и она задрала свою рубашку и показала мне свою грудь, внимательно наблюдая за моей реакцией. Потом неожиданно встала, подошла ко мне и ... её грудь оказалась у моих губ. Удержаться я не сумел... а она тихо смеялась и только повторяла: - Мой, теперь навек мой...
  Запряженная карета уже ждала нас, и лошади нетерпеливо били копытами о начинающую зеленеть землю двора. Я подошел к нашему кучеру и перекинулся с ним парой фраз и через некоторое время мы тронулись в путь. И вновь неторопливый перестук копыт. В этот раз нас никто не догонял и не обгонял. Где то через час кучер протяжно свистну.
  Я открыл свое сидение и достал нашу первоначальную одежду,- Мария, нам придется ещё раз переодеться.
   - Это ещё зачем?
  - Так надо. Одевай свой мужской костюм, - и не дожидаясь её ответа, стал быстро переодеваться сам. Вновь я успел одеться первым, а она копалась со своим платьем. Пришлось вновь, как и в гостинице помогать ей его расстегивать, а потом и снимать. Наконец то все было закончено с переодеванием
  - Сделай конский хвост и сразу же надень шляпу, прикрой лицо.
  Буквально через минут десять раздался повторный свист и карета остановилась.
  - Быстро на выход, садимся на лошадей и во весь опор к границе.
   Очень похожие на наших жеребцов лошади уже ждали нас.
   - Все в порядке милорд, ох и весело было, по прибытию расскажу,- скороговоркой проговорил мне юнец, уже занимая свое место в карете. Кучер в это время торопливо приторачивал нам седельные мешки.
  - Готово Тюдор, с богом!
  Мы вскочили в седла и началась бешенная гонка со временем. Свежие кони несли нас без устали в течении пяти часов. Я в которой раз подивился выносливости и их и молодой леди. На легкий обед и небольшой отдых мы остановились в небольшом перелеске в стороне от основной дороги. Я поводил в поводе обоих лошадей, дал им остыть, и только после этого напоил их в ближайшем ручье, задав им корм в торбах я подошел к тому месту, где сидела дочка герцога. С отсутствующим видом она водила по земле какой то веточкой.
  Недовольный я проворчал: - А что, достать еду из седельного мешка было тяжело?
  - А у нас что, есть что то покушать?
  - Миледи, вы куда собрались,- в поход или на небольшую прогулку?
  Достав головку сыра, бурдюк с водой и немного вяленого мяса с куском хлеба, мы приступили к трапеза
  . - Никогда не ела такой вкусный сыр и мясо, - с набитым ртом проговорила девушка. - Очень вкусно и ... мало.
  - Вечером наверстаем, я приготовлю походную похлебку, тогда и поедим нормально, а теперь надо торопиться. Скоро наши преследователи заметят подмену в карете и кинутся в погоню, поэтому нам надо от них оторваться как можно дальше.
   Как только лошади немного отдохнули, мы продолжили скачку, но теперь шли экономной рысью, которой должно было нам хватить до намеченной мною остановки. Не дожидаясь наступления сумерек я свернул с дороги и уверенно направился по малозаметной тропинке в глубь небольшого перелеска. Вскоре мы добрались до приличного места. Небольшое озерцо обеспечило нас водой, с дороги нас закрывал густой кустарник и окраина перелеска. Не желая рисковать я все таки выкопал кинжалом небольшую яму, в которой и разжег костерок. Вскоре вода в котелке закипела и под удивленным взглядом своей спутницы я быстро приготовил полевую похлебку.
  Поела она с большим аппетитом и с сожалением посмотрела на остатки:
   - В меня больше не влазит, а глаза ещё хотят. Тюдор, это и есть ваше знаменитое варево?
  - Нет конечно Мария, в вареве обязательно используется свежее мясо и желательно дикой косули, а за неимением оной сойдет и баранина, у нас же было вяленое мясо, а у него вкус не тот. Госпожа, если вам надо по своим делам отлучится, то не дальше вот этих кустиков, и нам пора укладываться спать, завтра последний день скачки и в обед мы должны будем уже пересечь границу.
  - Так быстро? Я думала нам ещё добираться более суток.
   - Я выбрал более короткую дорогу, так что давайте делайте свои дела и баиньки.
   Пока леди отсутствовала я наломал веток, сделал из них нечто наподобие лежанки, застелил её своим плащом и приготовил одеяла, что бы ими укрыться. Седельные мешки пошли взамен подушек.
  Лошади были привязаны на длинные поводки, напоены и накормлены. Осмотрев ещё раз внимательно нашу стоянку я удовлетворенно вздохнул,- вроде всё в порядке. Подошедшей леди я указал на её место.
  - Это наше ложе госпожа, прошу располагайтесь со всеми удобствами, позвольте я вас накрою одеялом. нет, раздеваться не надо, можно только распустить конский хвост.
  - На этом спать? Да я не смогу и глаз сомкнуть, вы сами посмотрите, тут как на иголках,- но тем не менее она устроилась и вскоре затхла под одеялом.
  Я затушил костер, проверил, что бы не было непогашенных углей, и лег рядом.
  - Тюдор, обними меня, так будет теплее,- уже сонным голосом проговорила она,- а руку можешь под камзол засунуть, тебе же хочется, только сильно не мни, не хочу, что бы у меня синяки были от твоих лап.
   Заснула она очень быстро и я в спокойной обстановке мог поразмышлять над её рассказом. Было несколько нестыковок и довольно заметных, которые в корне могли поменять всю нарисованную Шарлотой картину. Первое, что сразу бросилось мне в глаза - руки. У Анны-Марии они были нежными, мягкими, а у Шарлоты наоборот крепкие и достаточно грубые. К тому же на большом и указательном пальцах её правой руки остались специфические небольшие мозоли, которые образуются, если часто крутить вороток или колесико дамского арбалета.
  Потом, молодая леди уже несколько раз раздевалась и одевалась при мне и ни каких бумаг я не обнаружил ни на её теле ни в одежде. Правда сапожки я её не проверял. Вполне возможно, что никаких бумаг и не было, а сама поездка намечалась её отцом именно для того, что бы попытаться нас свести вместе. А отсутствие у неё стеснительности перед посторенним мужчиной я приписал тем обстоятельствам, что ей возможно приходилось уже неоднократно обнажаться перед другими и это было для неё уже привычным. А ещё меня настораживал её принцип,- всё остальное только после свадьбы. А если она что то скрывает и только разыгрывает из себя недотрогу? Хотя какая она недотрога,- пожалуйста, трогай, давай волю рукам, она не против. Я осторожно сдавил её грудь, однако она даже не пошевелилась. Нет, уж если мне предстоит жениться, то всё будет только перед свадьбой, что бы потом не кусать себе локти. С этими мыслями я и заснул.
  Проснулся я внезапно от присутствия невдалеке чужого человека и запаха давно немытого тела. Рука сама по себе потянулась к обнаженной шпаге, а нащупав её рукоять, я тут же успокоился. И хотя на мне не было моей проверенной кирасы, на мне был костюм варвара из диких земель, а внутри камзола они имели привычку зашивать миленскую кольчугу. Моя одежда не была исключением, хотя их куртки только с большой натяжкой можно было назвать камзолом.
  Вскоре до меня донесся шепот: - А ты уверен, что они спят? - Конечно уверен. Мужика кончаем сразу, а с девкой сначала позабавимся а потом и её кончим. Наверняка они путешествуют не с пустыми карманами. Видал, какие у них справные кони?
   Дожидаться когда они вплотную подойдут к лежанке я не стал, а вскочив тут же метнулся на голоса, благо мои глаза уже привыкли к рассеянному свету луны и прекрасно видели двух разбойников, которые, как они считали, бесшумно скрадывались в нашу сторону. Подобной прыти они от меня не ожидали и не успели даже крикнуть. Первого я проткнул насквозь, а второго рубанул по кадыку клинком. Всё это произошло так быстро и тихо, что даже не потревожило сон девушки.
  Больше я уже заснуть не смог и коротал время в размышлениях, укрыв Марию вторым одеялом. Ранним утром я оттащил трупы подальше и с удивлением заметил у одного из разбойников очень хороший клинок толеданского клеймения. Иметь такой клинок могли себе позволить только очень богатые и состоятельные лорды. Такие клинки были на вес золота, только вряд ли разбойники разбирались в таких делах.
  Когда леди проснулась, я уже успел умыться, привести себя в порядок, разогреть остатки похлебки и мясо, перекусить и почти собрать свой мешок. Сладко потянувшись и пробурчав что то вроде дорого утра и как она не выспалась на этих камнях, что я специально подложил с её стороны, она бодренько вскочила и сразу метнулась в кустики неподалеку. Ну ещё бы, съесть такую большую порцию похлебки, да что б без последствий для организма - не каждому дано.
   Вернулась она не скоро. - Там два трупа вон в тех кустах.
  - Шарло, я же запретил вам туда ходить, вам что кустов в округе мало? А то - два разбойника, что ночью позарились на ваше тело и наших коней. Пришлось с ними разобраться по тихому, что бы не беспокоить ваш сон. Садитесь завтракать и нам уже пора выдвигаться.
  Больше до самого отъезда она не произнесла ни слова и только тогда, когда мы уже сели в седла, она спросила: - Тюдор, а почему я не почувствовала чужих? Я обычно сплю очень чутко, даже когда сильно устаю, а тут, судя по следам и каплям крови вы их убили всего в двух шагах от нашей лежанки.
   - Леди, что бы почувствовать постороннего заранее, надо пройти хотя бы через десяток походов в дикие земли. Варвары любят нападать на сонных.
  
  4.
  
  В этот раз мы ехали в стороне от главной дороги по одному мне известным тропинкам и тропочкам. Когда обстоятельства это позволяли, то наши кони шли бок о бок и тогда девушка начинала доставать меня своими вопросами. Пришлось рассказать ей, что и в этой части королевства на границе с Адалом у нас тоже есть земли и что я частенько здесь бывал, ведь запрещение покидать свою вотчину на меня не распространялось.
   Ближе к обеду мы выехали из леса и ещё в течении получаса скакали по открытой равнине до тех пор, пока перед нами не появился красавец замок. Дорога нас вела именно туда. Замок действительно издалека смотрелся как игрушечный или перенесенный сюда из какой-нибудь сказки.
  Островерхие башенки были сделаны из кирпичей разного цвета - красного, желтого, серого и блестящего черного, что придавало замку праздничный и особенный вид.
  - Как красиво! - не удержалась от восклицания молодая леди.
   - Это имение моей матери, она здесь похоронена, а теперь этот замок мой.
   - Тюдор, твоя мать жила вдали от твоего отца?
   - Нет конечно. Она никогда не расставалась с герцогом, даже когда он ходил в походы. Просто она просила похоронить её именно здесь, там где она родилась и где в земле покоятся её родители. Мой отец тоже в своем завещании указал, что бы его похоронили рядом с женой, так что это место, несмотря на его праздничный и веселый вид, можно считать нашей семейной усыпальницей.
  Со скрипом опустился подъемный мост, хотя мы могли проехать и по другому, постоянному мосточку, и минуя ров заполненный водой, где несколько мальчишек ловили рыбу, мы въехали в замок. Нас встречал самый настоящий варвар из диких земель. Он придержал моего коня и дождавшись когда я спрыгну с седла, мы обнялись.
  - Рад тебя видеть господин в добром здравии. Красивая девка у тебя, но моя Настёна всё равно лучше,- и он громко рассмеялся.
  Я помог леди Марии покинуть седло, придержав её чуть-чуть на своих руках, и помог опуститься на землю.
  - Венвин, мы прогостим у вас до утра, проверь дорогу в Андал, не хочу неприятностей в конце пути, остальное всё как обычно.
  Из-за спины моего управляющего и одновременно начальника гарнизона выпорхнула невысокая миниатюрная женщина, которая порхнула ко мне и тут же повисла на шее. Я с удовольствием обнял её и чмокнул в щечку.
   - Настёна, как же я рад тебя видеть, этот бугай не обижает тебя?
  - Нет милорд, он сдувает с меня пылинки и постоянно носит на руках. Я скоро и ходить то разучусь. - И ничего не постоянно, - проворчал Венвин, - а только в спальню. Представляешь Тюдор, у нас уже две дочери, а твоя сестра заявила, что сын будет только четвертым или даже пятым. А в нашем роду мужчина не считается мужчиной, пока у него не родится сын. Вот и приходится её носить на руках, как бы подлизываясь,- и он вновь рассмеялся.
  - Леди Мария, позвольте я представлю вам мою молочную сестру,- она дочь моей няни, той самой, что заставляла нас вышивать крестиком. Вместе с моим другом и побратимом Венвином несколько лет назад они перебрались сюда и теперь руководят замком во время моего отсутствия.
  - Настёна, это леди Мария, я сопровождаю и частным образом охраняю её. Она едет в Алдан по важным делам.
  - Пойдемте леди Мария, я покажу вам вашу комнату и помогу привести себя в порядок.
  - Я сплю вместе с графом и отдельная комната мне не нужна.
  - Это вы в дороге спали с ним вместе. Тюдор слишком щепетилен в этих вопросах и ложе с вами не делил, иначе бы вы сразу прошли в церковь и совершили свадебный обряд. Вот поедите дальше по своим делам и вновь будете спать вместе. Тюдор и когда ты только женишься? Чем она тебе не пара? Посмотри, какими влюбленными глазами она смотрит на тебя.
  - Вот и я ему о том же говорю,- тут же откликнулась девица,- а он надо проверить наши чувства, надо проверить наши чувства...
  Чувства надо обязательно проверять, - рассудительно произнес Венвин,- вон мы с Настеной целые сутки проверяли, а на вторые сразу же поженились....
  Я с удовольствием оглядел свои покои. В них ничего не изменилось с момента моего последнего посещения Радужного замка.
   В дверь постучались и вошел Венвин: - Сначала в мойку или сходишь на могилу к матери?
   - Сначала к матери, все остальное потом.
   - Тебя проводить или как обычно хочешь побыть один?
   - Спасибо за заботу Венвин,- я один.
  Прямо внутри замка, возле домовой церкви, находились три сКронных могилы под гранитными плитами. Я подошел к крайней правой и опустился перед ней на колени, положив сКронный букет цветов.
  - Здравствуй мама, я скучаю по тебе и мне очень не хватает твоих мудрых советов, что бы разобраться во всех этих хитросплетениях и дворцовых тайнах...
  Почти полчаса я мысленно общался с матерью, советовался с ней, поведал обо всех последних событиях, просил у неё наставлений и советов...
  Моя комната преобразилась, а всего то на всего появилась на столе ваза с цветами. Вновь вошел Венвин: - Тюдор, если девушка приносит мужчине цветы, то у неё самые серьезные намерения. Не мне давать тебе советы, но вы хорошая пара. Она постоянно расспрашивает только о тебе, больше её ничего не интересует. В Андал пойдете тайными тропами?
  - Да, границу лучше пересечь никем не замеченными.
   - Может быть вам выделить охрану? Без ущерба для замка вас могут сопровождать два десятка всадников.
   - Нет, наша миссия тайная и чем меньше народа будет о ней знать, тем нам будет легче её выполнить. Вода готова?
  В моечной всё было затянуто паром, пахло настоями трав и чем то ещё. Я быстро разделся и шагнул в это густое месиво горячего воздуха, капелек воды и разнообразного запаха. С наслаждением смывая с себя дорожную пыль и грязь, я пропустил момент, когда в моечной появился ещё кто то. Конечно это была та самая настырная молодая девица, что в последнее время не давала мне проходу.
  - Тюдор, а что, подождать меня было сложно? Ты где, подай голос, а то я тут ничего не вижу.
  - Сделай несколько шагов вперед, упрешься в полок, поднимайся по нему, я на самом верху, где самый жар,- она храбро взобралась на самую верхнюю полку и села рядом со мной.
  - Приходить ко мне обязательно надо было? Что люди подумают?
   - О тебе ничего плохого, к тебе грязь не пристает. А обо мне подумают правду,- она хочет его женить на себе и чем скорее, тем лучше... У тебя на теле несколько шрамов, я их раньше не замечала.
  Уже когда мы сидели закутавшись в простыни и остывали, я спросил: - Скажи мне Мария, только по возможности честно,- сколько уже мужчин видели тебя обнаженной? Я имею в виду не в детстве, а уже когда ты подросла и стала девушкой? Ты как то уж очень легко обнажилась передо мной.
  - Легко? Да меня всю трясло, когда я переодевалась в карете, а тут ещё эти проклятые штаны зацепились и никак не хотели сниматься. Я чуть не расплакалась от злости и бессилия. А ещё ты бесстыже пялился на меня. Краснел и пялился. А чувствовала твой горячий взгляд и ощущала, куда ты смотрел. А потом я подумала и успокоилась. Если я собираюсь женить это чудо на себе, то чего я переживаю? Он всё равно увидит меня всякую и я представила, что раздеваюсь перед тобой в нашей спальне, а ты восхищаешься изгибами моего тела и говоришь мне какая я красивая. А ты, сдирая с меня эти проклятые штаны, чуть было не выдернул мне ноги. А дальше было проще. Ты почти всё уже видел и, честно говоря, мне нравилось тебя дразнить и заставлять постоянно краснеть. Правда мне стало очень стыдно, когда я поняла, что до меня у тебя никого не было. Хорошо, что это было ночью и ты ничего не видел. Я боялась, что мои щеки вспыхнут настоящим огнем. А насчет моего опыта,- это все рассказы моих нянек и служанок. Меня готовили к взрослой жизни и замужеству. И я даже несколько раз подглядывала, как этим занимаются мужчина и женщина.
  Знаешь, Тюдор, что меня больше всего напрягает,- это те сплетни и слухи, что обо мне распускают,- дескать мой отец подсовывает меня чуть ли не каждому, в ком он заинтересован или хочет сблизиться, а ещё, дескать я в постели выпытываю тайны у послов других государств, говорят даже, что я приказываю рубить головы своим неудачливым любовникам, которые не смогли доставить мне удовольствие в постели,- много всякой грязи выливают на меня и некоторая пристает ко мне и шлейфом тянется всюду, где бы я не появилась. Я даже перестала посещать публичные мероприятия, так как, почему-то, считается верхом неприличия защитить мою честь от тех, кто или распускает, или повторяет эти слухи. Даже твой друг - де Крузак и тот спасовал.
  И ещё граф, постарайтесь запомнить то, что я сейчас вам скажу, повторять я больше ни при каких обстоятельствах не буду,- Я согласна стать женщиной ещё до свадьбы, если вы дадите слово чести, что женитесь на мне. Моим первым и единственным мужчиной будет только мой муж. Надеюсь вам это понятно?- в словах Шарлоты я почувствовал ничем не прикрытую горечь и даже обиду на несправедливость мира.
  - А ещё, лучше, давай бросим всё, отвезем эти чертовы бумаги и уедем к тебе, подальше от столицы, этой политики и интриг. Ну зачем тебе это королевство и трон, не лучше ли простое семейное счастье? - она стала шмыгать носом, а потом расплакалась.- Тюдор, ты чудовище, ещё никто не доводил меня до слез, зачем ты заставил меня раскрыть перед тобой свою душу? ...
  Заметив у девушки красные глаза, Настёна неодобрительно покачала головой: - Довел госпожу до слез олух бесчувственный. Вы леди Мария не обижайтесь на него, он через чур правильный, а уж сколько девиц из-за него проливали свои слезы и сколько сердец он разбил и подсчитать невозможно. Что стоишь, иди вари своё варево, Венвин уже ждёт тебя на кухне....
  Через полтора часа мы все встретились за столом в маленькой столовой. Мария уже успокоилась и даже улыбалась. Мое варево получилось на славу по тому, что было сделано по всем правилам и мы наелись в свое удовольствие.
  - Если ваш господин жениться на мне, то я разрешу ему готовить только по большим праздникам, иначе вскоре от такого количества съеденного стану толстой, некрасивой и он разлюбит меня.
  - Не волнуйтесь леди, если уж Тюдор полюбит вас, то это на всю жизнь. У них в роду все однолюбы. Уж кто только не приезжал к герцогу, когда он овдовел,- а всё бесполезно.
   Этой ночью я спал один, Мария не пришла ко мне, хотя и намеревалась. Не знаю, что ей там наговорила Настёна, но выспался я отлично и встал полный сил и бодрости. Выйдя из своих покоев я пошатнулся и схватился за стену. Навстречу мне шла Шарлота, как две капли воды похожая на мою мать. Та же прическа, платье её любимого цвета, а самое главное - глаза леди лучились таким же светом как и у неё. Я потряс головой, отгоняя от себя наваждение. Куда делась та высокомерная девчонка, которая считала, что стоит ей сказать, что дважды два - пять и все с ней согласятся, которая не привыкла к отказам и воспринимала их как личное оскорбление, которая привыкла добиваться своего любыми средствами? Навстречу мне шла немного стеснительная, сКронная девушка, которая несмело мне улыбалась, а её щеки отчаянно алели от смущения. Такого превращения я не ожидал, у меня даже перехватило дыхание.
  - Настёна немного приодела меня. Это новое платье специально подобрали под цвет моих глаз. Я всегда считала что они у меня карие, а они оказывается отливают синевой. Я не слишком страшная, а то ты как то странно смотришь на меня?
  - Миледи, сегодня вы открылись для меня с совершенно другой стороны и, честно говоря, я потрясен.
  - Я на это и рассчитывала. Настена мне открыла глаза. Оказывается вы, мужчины, совсем не любите и даже побаиваетесь сильных женщин. Зато домашних и слабых вы готовы носить на руках. Тюдор, а ты будешь носить меня на руках? Клянусь я буду очень слабой и очень, очень домашней,- и она заглянула мне в глаза.
  Я не удержался и привлек её к себе. В это время я уже был готов потерять голову, но раздался звук колокола и вернул меня к действительности. Не знаю, показалось мне или нет, но на мгновение глаза молодой леди стали холодными и колючими. Я даже вздрогнул от столь быстрого превращения, благо рассудок и холодный ум вернулись ко мне....
   После завтрака нам вывели уже других лошадей, полностью экипированных для дальней поездки. Одна из них была под дамским седлом. Сопровождать нас до границы будет небольшой отряд из десятка всадников и после теплых слов расставания, мы тронулись в путь. Через пару часов, ещё задолго до полудня, перебравшись через небольшой ручеёк, мы расстались с отрядом сопровождения.
  - Мы что уже в другом королевстве и пересекли границу? - Да, это уже земли Андала. - Значит все опасности и тревоги позади и мы можем спокойно продолжить наше путешествие?
   - Боюсь что нет. Ведь мы наверняка не знаем, кто охотится за этими бумагами,- внутренние враги Хрустального королевства, или недруги вашего отца в Андале. Миледи, а вы не хотите мне рассказать, где вы храните эти важные бумаги? Я имею однозначное распоряжение вашего отца в случае вашей гибели или неминуемой опасности уничтожить их не читая. На теле у вас их нет, в одежде тоже. Правда я не знаю насчет ваших сапожек.
  - А вы наблюдательны граф, особенно того, что касается моего тела и,- она сделала паузу,- моих сапожек. Они именно там, зашиты в голенища, два серых пакета. Что в них,- я то же не знаю.
   - Значит до стольного города нам придется соблюдать повышенные меры предосторожностей.
  - А нам не надо ехать до самой столицы. Нужный мне человек будет ждать меня в Чистополе, в гостинице Лебедь, а слух до столицы был распущен специально, что бы распылить силы наших противников и усыпить их бдительность. Ведь судя по всему они потеряли наш след, а значит, самое лучшее для них - собрать все свои силы на въезде в стольный город и именно там нас ждать.
  - Тем лучше для нас, я знаю объездную дорогу к Чистополю и мы в него въедем не с той стороны, откуда нас, возможно, будут ждать неведомые враги.
   В дальнейшем наш путь протекал спокойно. Только один раз, заметив встревоженную стайку птиц над рощей, через которую вела наша дорога, я объехал её по большому кругу. Это не укрылось от моей спутницы.
  - В роще засада?
   - Не знаю, - я равнодушно пожал плечами, - птицы встревожены, а значит там чужие. Место для отдыха там плохое, ни воды, ни поляны. Хотя возможно у кого то произошла поломка и они ремонтируются. По мне так лучше просто объехать...
   В Чистополь мы въехали уже за полночь. Найти в небольшом городке гостиницу с таким названием как Лебедь, не представляло особого труда. Я снял комнату с двумя кроватями, запретил Марии куда либо исчезать с моих глаз, и она покорно ждала пока я обихожу лошадей, задам им корм и налью свежей воды. Только после этого, сняв седельные мешки, мы прошли во внутрь. Несмотря на поздний час, в обеденном зале было достаточно посетителей. Нас сразу же проводили на второй этаж и показали предоставленную в наше распоряжение комнату. Первым делом я проверил запоры на обоих окнах и остался доволен, так как помимо замков на створках окна ещё имели и ставни, которые тоже закрывались изнутри. А вот засов, вернее щеколда на двери мне совсем не понравилась. В щель с наружной стороны вполне можно было просунуть лезвие кинжала или ножа и открыть дверь. К тому же, открывалась она наружу, что тоже создавало определенные трудности.
  А в целом комната выглядела совсем неплохо, даже богато для такого городка - на стене, которое выходило во двор, между окнами висело зеркало, на полу лежал большой ковер, хотя уже достаточно потёртый, мебель была сделана основательно и аккуратно. Постели заправлены тонким полотном, а на полу возле каждой лежала шкура волка. Когда нам принесли ужин, я как раз разбирал свою постель. Случайно глянув в зеркало, я заметил, как Мария из выреза своего платья вытащила небольшой флакончик и вылила его содержимое в кувшин с разбавленным вином, что стоял на столе. Всё таки тот колючий и неприязненный взгляд мне не привиделся и девица вела свою собственную игру, да, притворялась она мастерски и я чуть было не клюнул на её уловки.
   На ужине, Мария отказалась от вина, заявив, что она и так будет спать без задних ног, а вот мне стоит выпить хотя бы пару глотков. Я умел так наливать жидкость в кубок, что она выплескивалась через край, а на самом деле в нем было меньше половины того, что могло в него вместиться. Этому искусству меня обучил отец, который неоднократно повторял, что все глупости в этом мире происходят из-за чрезмерного потребления вина и неумения пить на пирах. Именно так я и наполнил кубок и не ставя его на стол, тут же изобразил, что сделал несколько глотков, затем жадно накинулся на еду, промычав, что вино не очень хорошее и с каким то привкусом.
  - Ну а что ты хочешь Тюдор, это же гостиница и хозяин вполне возможно подсунул нам какую-нибудь дрянь. Главное что бы у тебя завтра с утра не болела голова, а эти остатки я вылью. Нечего пить всякую гадость.
   Всё это вышло у неё так естественно и непринужденно, что я в очередной раз подивился её умению играть свою роль. Вскоре я изобразил усталость от дальней дороги и мы одновременно легли спать каждый на свою кровать. Ждать мне пришлось достаточно долго, прежде чем она встала, тихо подошла ко мне, прислушалась к моему дыханию, даже потрясла за плечо. Потом подошла к столу, зажгла свечу, открыла окно, ставень и подала кому то сигнал на улице. Вскоре раздались шаги уверенного в себе человека. Дверь скрипнула и громким шепотом мужчина спросил: - Он точно спит? Может быть лучше его прирезать, ведь он выполнил свою главную задачу, доставил тебя сюда.
  - Дикстор, ты что совсем из ума выжил? Это будущий король Хрустального королевства и если хоть волосок упадет с его головы и я, и ты будем покойниками, а от вашего королевства останется только название в летописях, что мол оно было когда то, а потом было полностью уничтожено. Бумаги в моих сапожках....
  - Бумаги подождут, я хочу вначале насладится сладкой любовью моего птенчика, тем более, что этот твой будущий король крепко спит, а ты, как я понял, будешь королевой? Нет, нет, на кровать не стоит ложиться, могут остаться следы, просто пошире расставь свои прелестные ножки, помниться мне, тебе очень нравилось заниматься этим стоя. Да помню я, что грудь твою трогать нельзя, а ему позволяешь? Я так и знал.
  Вскоре я услышал сопение и пыхтение, а потом и тихий полу вскрик, полу вздох. И довольный мужской голос произнес: - Я так и знал, что тебе опять понравится, может повторим? Сколько он спать будет?
  - Ни каких повторений и никаких знаков внимания завтра. Я сКронная девственница, скрывающаяся под маской избалованной и своенравной дочери всесильного герцога.
  - Ну не сердись радость моя, это я так, на всякий случай предложил, а то вдруг ты оголодала по настоящему мужику, я ведь помню тебя ненасытную, когда и пяти раз за день тебе было мало. Всё, всё, не шипи, ухожу, ухожу. Свои сапожки утром найдешь у двери.
   Раздались шаги, вновь скрипнула дверь, через некоторое время свеча погасла и я услышал, как ко мне вновь подошли и проверили мой сон, а потом скрипнула кровать и наступила тишина.
  Утром я проснулся поздно, Мария уже полностью одетая стояла у раскрытого окна.
  - Проснулся соня-засоня? Вставай, одевайся, сходим на завтрак в общий зал и можно будет возвращаться, бумаги нашли своего адресата. Даже мои сапожки не так сильно поКронсали.
  - Ты что уже с кем то встречалась, пока я спал? - подозрительно спросил я.
  - Нет конечно, просто по сговоренности, я свои сапоги выставляла за дверь и видишь, теперь голенища прошиты не красными нитками, а белыми,- это значит что всё в порядке и я выполнила, вернее мы, выполнили свою миссию.
  - Всё рано отойди от окна, умело пущенная стрела или болт разбираться не будут передала ты документы или нет.
  Быстро одевшись и приведя себя в порядок, мы спустились в общий зал. В нем было по прежнему многолюдно и от моего цепкого взгляда не укрылся статный мужчина, что сидел в дальнем углу и который неприметно кивнул головой и пожирал глазами идущую впереди меня леди Марию. Мы сели почти что в самом центре, причем к этому красавцу Мария села спиной, а мне пришлось смотреть на его полную превосходства улыбку и ловить на себе снисходительный взгляд. Так долго продолжаться не могло, будем надеяться, что свои бумаги он уже успел передать по цепочке, иначе их найдут на его трупе.
  Я встал из-за стола: - Я скоро вернусь, закажи мне гуся.
   - Ты далеко?
  - Да нет, во двор прогуляюсь, что то вчерашнее вино мне не пошло.
  - Возвращайся поскорее.
  Выразительно посмотрев на этого хлыща, я кивнул ему на входную дверь. Думаю он понял мой знак, так как тут же кинул монету на стол и быстро встал.
  Возле дверей конюшни я дождался его: - Бумаги то хоть успел передать, или их найдут на твоем трупе? Если не успел, верни их мне и я, как и обещал дю Плесси, просто сожгу их не читая.
  - Так ты не спал и все слышал?
   - Да какая разница, спал я или не спал. Будущая королева должна быть вне подозрений.
  Мы обнажили клинки и вторым ударом я распорол его горло. Даже надетая под камзол кираса ему не помогла. Булькая кровью, он из последних сил проговорил: - Бумаги на груди, сожги.
  Я засунул руку под кирасу и вытащил от туда два небольших серых пакета. Не глядя, я засунул их в карман своего камзола и небрежно бросил конюхам, что столпились у дверей конюшни.
   - Приберите здесь, всё что найдете ваше,- и не оглядываясь пошел в гостиницу.
  - Ты что то долго, может быть попросить тебе заварить дубового отвара, говорят он хорошо крепит.
  - В этом нет необходимости, со мной всё уже в полном порядке.
  Сразу же после завтрака я оседлал наших коней и мы покинули гостиницу. Уже не скрываясь мы поскакали к границе с Хрустальным королевством. По дороге ничего существенного не произошло,- нас не преследовали, нам не досаждали назойливым наблюдением, мы просто оказались больше никому не нужны. Через четыре дня мы, не привлекая внимания, въехали в Крон. На дворцовой площади мы расстались:
   - Передай его светлости, что я завтра нанесу ему визит в полдень, что бы отчитаться о поездке.
   - Тюдор, в этом нет необходимости, я сама ему всё расскажу.
   - Госпожа Шарлота, позвольте мне самому решать, что мне делать, а что нет.
   - Извини, ты прав, я передам ему.
  Дождавшись, когда она скроется в резиденции первого министра, я последовал за ней. Найти де Крузака было совсем не трудно.
  - Барт, мне нужна твоя помощь, причем срочно. Сейчас в рабочем кабинете герцога появится его дочь. Я должен услышать их разговор.
  - Тюдор, ты сума сошел?
   - Этот разговор будет полезно послушать и тебе, так как он тебя тоже косвенно касается.
  Какими то переходами и неприметными лестницами мы поднялись на второй этаж и вскоре, как я полагаю, оказались над кабинетом герцога. Там Барт открыл очень осторожно каминную задвижку и сделав мне знак соблюдать предельную осторожность, приложил ухо к отверстию. Я последовал его примеру. Графиня Шарлота дю Плесси уже была в кабинете своего отца и начало разговора мы пропустили, но и того, что мы услышали, было достаточно и мне и моему другу.
  ... - Тебе удалось переспать с ним?
  - Нет отец, но он клюнул на мою наживку и я думаю, готов просить у тебя моей руки. Он такой наивный и его так легко обмануть и обвести вокруг пальца. Представляешь, он поверил всей этой чепухе, что я наговорила про принцессу, хотя и не скрою, мне пришлось изрядно попотеть и постараться, что бы добиться своего. Мне даже его немного жалко,- он такой чистый и неиспорченный.
   - А как ты собираешься выкручиваться в первую брачную ночь?
   - Как обычно, в первый раз что ли мне разыгрывать из себя девственницу? Не волнуйся, я держу Тюдора на коротком поводке и сорваться с него он уже не сможет. И пусть эта честная дура кусает себе локти от того, что упустила свой шанс. К тому же я нашла в нем слабину, которой обязательно воспользуюсь,- при некотором умении я становлюсь очень похожей на его мать и он тут же пускает слюни и начинает млеть, хоть веревки из него можно вить.
  - Хорошо, мне только не очень понятно, почему он настаивает на скором личном приеме.
  - Думаю он созрел для того, что бы провести со мной ночь любви.
   - Надеюсь ты станешь для него примерной женой?
   - Я стану хорошей королевой, а насчет примерной жены - не уверена....
  Дальше мы слушать не стали и теми же запутанными путями вернулись к заднему крыльцу.
  - Барт, выбери сегодня время и навести меня в доме де Бове. Мне надо будет тебе о многом рассказать. Можешь даже не скрывать свой визит ко мне, это сыграет тебе на руку.
   Вечером мы сидели с Бартом в рабочем кабинете де Бове, где ничего не скрывая, я поведал ему о нашей поездке и тех выводах и заключениях которые сделал. Когда я закончил свой рассказ, Барт залпом выпил кубок крепкого вина и тихо произнес: - Она и мне говорила, что у неё никого до меня не было и что её любовь надо ещё заслужить. Она даже целовалась со мной, но руки распускать запретила, заявив что всё только после свадьбы, - он залпом выпил второй кубок, который я ему заботливо наполнил.
  - Я убью эту тварь вот этими руками,- по его щекам текли слезы.
   - Не стоит Барт пачкать свои руки, она сама подписала себе смертный приговор и на днях он будет приведен в исполнение. Потерпи несколько дней.
  А потом мой друг Бартоломью де Крузак в полной тишине стал пить кубок за кубком совсем не пьянея, пока не отрубился прямо за столом.
   Я распорядился отнести его в гостевые покои, поставить на стол три кувшина с вином, закрыть его и никуда не выпускать до самого вечера, как бы он не ломился и какими бы карами не грозил. Всё его оружие осталось в рабочем кабинете.
  На следующий день, одетый с иголочки по последней моде, побритый и даже слегка постриженный и расчесанный, я оказался в приемной его светлости. Новый секретарь встретил меня дежурной улыбкой, как бы показывая , что он в курсе всего и его сюзерен делится с ним самыми сокровенными секретами.
  - Его светлость распорядился пропустить вас без предварительного доклада. Прошу вас граф.
   В этот раз первый министр поднялся мне на встречу:
  - Честно говоря, в вашем докладе нет ни какой необходимости Тюдор, моя дочь мне всё подробно рассказала. После столь трудной поездки вы могли бы несколько дней отдохнуть, придти в себя и только потом нанести мне визит вежливости.
  - Ваша светлость, боюсь, что некоторые подробности ваша дочь всё таки опустила, или преподала их в несколько ином свете. Прежде чем я начну свой очень короткий доклад, мне бы очень хотелось убедиться, что нас не подслушивают ни здесь, за дверью, ни там, у каминной трубы, ни за той панелью. То, что будет произнесено здесь, предназначено только для вас и меня.
  Герцог кивнул головой и нажал какую то панель у себя на столе. Через некоторое время раздался не очень громкий звонок и герцог произнес: - Меры предосторожности приняты.
  Не говоря ни слова, я достал два серых пакета и передал их ему. Лицо герцога вытянулось, но он быстро взял себя в руки.
   - Извольте объяснить граф, как документы особой государственной важности попали к вам в руки? Я был уверен, что они дошли до адресата и Шарло меня в этом уверила.
  - Я забрал их с тела любовника вашей дочери после того, как убил его на дуэли. Они занимались любовью в комнате, думая, что я сплю после того, как ваша дорогая дочурка подлила в вино сонного зелья. Она только не учла одного,- в незнакомом месте я не пью ничего Кроне колодезной воды. Сожалею, что её друг не успел передать бумаги по предназначению. Перед тем как отдать богу душу он просил их сжечь. Я обещал, но потом подумал, что будет значительно лучше, если вы это сделаете сами, предварительно убедившись, что печати не нарушены и все секретные метки, если они есть, в целости и сохранности.
  Его светлость внимательно осмотрел оба пакета,- Да, действительно, ничего не нарушено, - после чего он подошел к камину, разворошил угли и кинул пакеты в огонь. - Вот так сгорают наши надежды и мечты.
  - Не все, ваша светлость, не все. А теперь послушайте меня пожалуйста внимательно.
  Где то через полгода после того как я войду в свиту её высочества Анны-Марии, на одном из дворцовых приемов я официально попрошу у его величества руки принцессы. Ваша задача будет убедить его в том, чтобы не сразу дать свое согласие, а обговорить его неким условием,- я должен буду с группой своих единомышленников отправиться на изучение диких земель и пройти их от края до края. Свой совет мотивируйте тем, что если я бесследно сгину или погибну, то вполне возможно, что совет верховных лордов королевства пересмотрит свое решение в пользу принцессы и ради этого стоит потерпеть пару-тройку лет. Вы так же посоветуете его высочеству приблизить к себе де Крузака и потом отправить его вместе со мной в экспедицию. После безвременной кончины вашей дочери, в которую он был без памяти влюблен, он питает ко мне чувство ненависти и мести, считая, что именно я отбил у него его любимую. Далее, в течении всего времени, что я буду отсутствовать, постарайтесь не мешать его величеству совершать глупые поступки, дистанцируясь от них. Тогда, после моего возвращения, нам не придется ждать нескорой смерти его величества от старости и срок моего восшествия на престол значительно сократиться.
  - Простите граф, а что вам мешает сразу же жениться на принцессе и не ждать столь длительный срок, а стать законным приемником короля?
  - Причин несколько, но я назову только две: - во первых я хочу в разлуке проверить чувства принцессы и совсем не желаю ошибиться второй раз, как я чуть было не ошибся в случае с графиней Шарлотой. И вторая причина, - мне совсем не нужно, что бы меня обвинили в преждевременной смерти его величества, что обязательно произойдет, в случае моей женитьбы на Анне-Марии и назначении приемником короля. К тому же если я женюсь, то мне вряд ли придется хотя бы ещё раз посетить дикие земли, а это мечта моего детства- пройти их от края до края.
   Не хочу скрывать ваша светлость, ваша деятельность в качестве первого министра королевства меня полностью устраивает, более того, после того, как я займу престол Хрустального королевства, у вас появятся дополнительные обязанности, так как вы получите титул лорд канцлера и хранителя большой королевской печати. Что это означает вам надеюсь объяснять не надо? Ну а после того, как вы отойдете от дел, вам представится другая возможность,- я наклонился к герцогу и очень тихо, на грани слышимости произнес,- заняться воспитание своих внуков, своих герцог, а не чужих.
  На лице дю Плесси не дрогнул ни один мускул, но он услышал мои слова. После некоторого молчания он произнес: - А что если вы действительно сгинете или погибните в схватке с варварами, это все таки дикие земли и о них идет дурная слава.
  - Этого не произойдет ваша светлость, ведь я пойду туда во главе своих единомышленников. Не знаю, дошли до вас слухи о том, что я признан верховным вождем орды Тахира. а это тридцать тысяч свирепых варваров, которые рвутся в бой и перед которыми я поставлю весьма конкретную цель,- раздвинуть влияние орды на новые земли и пастбища, захват богатой добычи и всего такого, до чего так они падки. Так что меня будут беречь как зеницу ока, сдувать все пылинки, ибо среди варваров давно существует поверие, что там где я, там победа и богатая добыча.
  - Мне надо подумать над вашими словами Тюдор. Хорошенько подумать.
  - Я не тороплю вас ваша светлость, тем более, что леди Шарлота наверняка уже похвасталась своим подругам, что ждет от меня предложения стать моей женой.
  - Да уж, язык она никогда не умела держать за зубами. Вот возьмите, - и герцог протянул мне лист заверенный королевской печатью.
  - Что это?
  - Королевский указ о включении вас в свиту её высочества принцессы и назначении начальником её личной охраны. Охрану вам ещё предстоит набрать, так как её свитские кавалеры ничего в этом не понимают.
  - И ещё ваша светлость, де Крузак несколько дней тайно поживет у меня взаперти, боюсь сейчас он может наломать дров.
   Герцог ничего не ответил и только кивнул головой, давая понять что аудиенция закончена. Выходя из кабинета я убедился, что приемная пуста, а с внешней стороны дверей в коридоре стояли рослые стражники с алебардами. Проходя мимо них я спокойно сказал: - Секретаря его светлости можно впустить на его рабочее место.
  На следующий день, как ни в чем не бывало, я явился во дворец её высочества и стал наводить свои порядки. Возле покоев принцессы появились стражники , все выходы и входы были закрыты, Кроне тех, которыми наиболее часто пользовались. Благо та пятерка молодых шалопаев, которых граф де Бове выделил в мою свиту, к моему возвращению выросла до двух десятков, чему способствовали слухи о нашей миссии, которые невесть каким образом уже гуляли по столице. А сообщение о том, что я назначен начальником личной охраны принцессы было встречено на ура и буквально в считанные часы списки охраны были укомплектованы. Тем более, что только у личных покоев принцессы службу несут дворяне, ну и соответственно сопровождают её везде наряду с её фрейлинами и подругами. Всю остальную службу несли простые стражники, которых я весьма придирчиво отбирал из числа королевской стражи и личной гвардии герцога дю Плесси.
  Принцесса со мной не общалась и демонстративно игнорировала, словно меня рядом и не было. Это меня вполне устраивало и я мог спокойно заниматься организацией охраны замка и обеспечением её личной безопасности. Часть молодых хлыщей, что составляли её свиту были безжалостно удалены мной по причине их неблагонадежности, однако и на это её высочество ни как не отреагировала.
   Как гром среди ясного неба прозвучала новость о том, что графиня Шарлота дю Плесси на конной прогулке упала с лошади и разбилась насмерть, сломав себе шею. В знак траура я повесил себе небольшой черный бант и вскоре вся свита и моя стража последовали моему примеру. А я все ждал, когда грянет гром и сверкнет молния и дождался.
  Когда настала моя очередь дежурить у будуара, как стало модно называть рабочий кабинет принцессы, она пригласила меня зайти к ней. Выпроводив всех девушек Кроне доверенной подруги - Антуанеты фон Саж и не предлагая мне сесть она язвительно поинтересовалась: - Граф, я что то не вижу печали на вашем лице, да и траур по своей невесте вы как то неубедительно носите.
  - У меня есть невеста? Просветите ваше высочество кто она, а то я за делами как то запамятовал.
  - У вас была невеста граф,- Шарлота дю Плесси, об этом говорят на каждом углу. И говорят, вы были весьма близки с ней.
  - Да, я знал эту девушку. По личной просьбе его светлости герцога Армана дю Плесси я сопровождал её и обеспечивал ей охрану, когда она везла в сопредельное королевство важные государственные бумаги. В этом мне помогали мои люди, некоторые из них сейчас охраняют вас ваше высочество, можете расспросить их. Кстати, ваше высочество, сопровождение вышеназванной особы явилось непременным условием моего назначения в вашу свиту. Ведь официального приглашения от вас я так и не получил, хотя этому и не удивился, ведь один раз вы уже отказали мне в письменном виде, где надменно заявили, что в вашу свиту входят только те люди, которым вы доверяете, а я мол пока в их число не вхожу.
  - Я не писала такого письма вам граф.
  -Я вам верю ваше высочество, - что бы вы опускались до такой мелочи, как написание письма, но вот беда, я сам его читал. Правда представить его не могу, так как его похитили в тот же вечер, когда было совершено нападение на меня. Опять же по слухам, злые языки утверждают, что именно вы стояли за организацией покушения, надеясь, что совет верховных лордов королевства изменит известное вам решение. А ещё, опять же по слухам, наша первая встреча не было случайной, а была подстроена вами по личному указанию его величества. Ходят так же упорные слухи, что у вас ваше величество есть любовник, и что в день костюмированного бала ваша шея была украшена следами его поцелуев, поэтому вы и могли встретиться с неким молодым простофилей только в абсолютно темной комнате, а потом ещё несколько дней ждали, что бы эти следы сошли и только после этого нанесли визит своей знакомой, которая ждет ребенка...
  - Это всё наглая и неприкрытая ложь...
   - Ваше высочество, почему вы отказываете мне в праве верить слухам, ведь вы же им верите?
  - Потому что это не правда, а те слухи, что дошли до нас правдивы.
  - Да? А там среди ваших слухов нет таких, которые бы утверждали, что я до сих пор не знал и не знаю ни одной девушки или женщины? И что первый свой поцелуй я подарил той, в темной комнате, что прятала следы своих любовных утех? Вы, кстати предупредите своего любовника,- если я дознаюсь кто он, то точно так же убью его на дуэли, как убил любовника госпожи Шарлоты дю Плесси в Андале. А сейчас позвольте откланяться ваше высочество, у меня есть неотложные дела по обеспечению вашей безопасности, а то ходят слухи, что это вы причастны к гибели дочери герцога Армана дю Плесси. Сами понимаете, имеется достаточно много молодых людей, которые пользовались расположением безвременно усопшей вашей подруги и вдруг у них возникнет бредовая идея тоже поверить слухам и попытаться вам отомстить?
  - Стойте граф, я вас не отпускала,- в гневе принцесса даже привстала со своего места.
  Я подошел к ней и так, что бы слышала только она произнес: - Я между прочим тоже принц и ваше высочество, - смею вам напомнить об этом и это я буду приемников вашего отца на троне, а вы принцесса, так, пустой звук, мыльный пузырь, который может лопнуть в любой момент. Прошу это вас запомнить и в следующий раз вести себя достойно. И не забудьте моего предупреждения своему любовнику.
  - Да нет у меня никакого любовника, болван!- принцесса сорвалась на крик,- нет и не было никогда! Я тоже первый раз в жизни целовалась в той комнате, поэтому там и было так темно, что я жутко стеснялась. А теперь пошел вон отсюда чурбан неотесанный и что бы ближе пяти шагов ко мне не смел приближаться.
  Очень довольный собой я вышел из будуара. Гроза прошла стороной и молнии почти что не было и гром гремел не сильно.
  А буквально через час на принцессу было совершено покушение. Несколько человек под видом кухонных работников проникли через хозяйственный вход, который естественно не охранялся, во дворец. Дождавшись, когда её высочество в сопровождении нескольких фрейлин, меня и двух охранников проходили по коридору, они внезапно выскочили из ответвления основного коридора и напали на нашу группу. Молодцы мои ребята, не дрогнули и приняли первый удар на себя, а потом и я, растолкав всех, пришел к ним на подмогу. Втроём мы быстро расправились с этими неучами, которые решили сыграть в борцов за справедливость и благородных мстителей. Уцелел только один, он то и поведал, что они хотели отомстить её высочеству за её причастность к гибели всеми обожаемой и любимой госпожи Шарлоты. К сожалению и он не выжил и вскоре умер. Я осмотрел место боя. Шесть покойников,- что ж не плохо. У нас потерь не было, только один из моих парней получил легкую рану в руку. Хотя судя по порубленным и порезанным камзолам и рубахам, если б на них не было миленских кольчуг, то неизвестно как бы всё это обернулось. Да и толеданский клинок отменно показал себя в бою, легко пробивая простые кольчуги нападавших.
  Бледная принцесса стояла возле стены, зажав рот руками. Её остекленевший взгляд уставился на лужи крови, что расплывались на полу.
  - Всё, возвращаемся назад, прогулка на сегодня отменяется, - подхватив практически бесчувственную девушку на руки я отнес её в будуар, сел в её кресло, а её пристроил на своих коленях и качая как маленького ребенка попытался успокоить.
  Однако она ничего не соображала, её била крупная нервная дрожь. Вот тогда то я и стал её целовать. Сколько так продолжалось я не знаю, но в конце концов она стала отвечать на мои поцелуи, а потом расплакалась.
   - Дурак, лучше бы меня убили, чем слушать такие гадости от тебя. Как ты мог так плохо даже подумать обо мне и поверить всем этим слухам?
   - А я им и не верил, мне просто надо было рассердить тебя, что бы ты не закатила мне скандал.
  - Так ты это всё говорил специально? Ну ты сволочь твое высочество Тюдор. Никогда тебе этого не прощу. Куда это ты собрался сбежать, сиди теперь и целуй меня, пока я не перестану сердиться. Это надо ж выдумать такое, будто я влюбилась в него по приказу короля. Чушь!
  
  5.
  
  После этого происшествия Анну-Марию словно подменили, - она стала более спокойной, рассудительной, менее импульсивной. Впрочем это не мешало нам иногда ругаться по разным пустякам и потом жарко мириться, правда всё это происходило только тогда, когда мы были наедине или в её кабинете. Но дальше поцелуев и посиделок на коленях дело не продвинулось, да и наши встречи были достаточно редкими, хотя мы были постоянно вместе,- на прогулках, приёмах, званных обедах и всех прочих мероприятиях. Если меня не было за спиной, то принцесса нервно оглядывалась и отказывалась идти куда либо, пока не появлялся я. Дело дошло до того, что моя комната теперь была рядом с покоями принцессы и она частенько перед сном заходила ко мне на огонек, правда всегда её кто-нибудь сопровождал, чаще всего Антуанета,- маленькая миниатюрная девушка-подросток и её поверенная во всех делах и тайнах.
  Такое поведение принцессы объясняли недавним покушением и тем нервным срывом, что она пережила. В свите принцессы пошли слухи и пересуды о том, что якобы у меня есть в её окружении любовница, с которой я тайно встречаюсь, но никто не знает кто она, а я тайну хранить умею. Под подозрение попали несколько девушек, но все они божились, что это не правда и чем больше они оправдывались, тем больше вызывали подозрение своих подружек. Дело дошло до того, что любой мой жест воспринимался как некий тайный знак для моей избранницы. Слухи эти докатились и до её высочества, но она отмахнулась от них: - Граф Тюдор весьма видный жених, хорош собой и я не удивлюсь, если многие из вас в тайне о нем вздыхают. Но насколько мне известно, в их роду все однолюбы и если граф завел себе любовницу, то значит он скоро женится на этой счастливице. Но я в эти слухи не верю. Граф человек долга и чести и пока он находится на службе у нас, интрижке на стороне он не допустит.
  Изредка мне удавалось вырваться к Витору, где я мог спокойно отдохнуть, поесть в свое удовольствие, послушать сетования Натали на невнимательность мужа. Леди де Роше дохаживала последние дни и уже парочка опытных повитух перешли жить в её покои. Она посмеивалась над мужем и пугала его тем, что родит ему двойню, двух девчонок, что бы ему жизнь медом не казалась. Витор отшучивался и говорил - Дорогая, а вы не подумали о том, что я ведь не остановлюсь до тех пор, пока вы не принесёте мне наследника...
  Барт после гибели Шарлоты замкнулся в себе, стал нелюдимым, реже бывал на людях. Встречались мы изредка, к тому же поговаривали, что его приблизил к себе его величество Пьер Марше. День за днем размеренно отмеряли свой ход, вот и осень уже прошла и я решил, что настала пора мне действовать. При очередной тайной встрече с её высочеством я предупредил её, что на следующем королевском приёме официально попрошу её руки у его величества. Анна-Мария вскочила на ноги и радостно захлопала в ладоши: - Неужели я дожила до того счастливого момента, когда стану официально твоею невестой. Как же я счастлива.
  - Постой радоваться раньше времени, вдруг его величество не согласится отдать тебя мне в жены? Может быть у него есть в отношении тебя другие планы или другие женихи на примете?
  - Не говори чепухи, какие планы, какие женихи, если мое сердце принадлежит только тебе...
   И вот настал такой день, когда был объявлен очередной большой королевский прием по какому-то там случаю, который принцесса изъявила желание посетить. Это вызвало если не переполох, то по крайней мере оживленный интерес со стороны двора. Дело в том, что в последние два года, после того, как её высочество изъявило желание покинуть королевский дворец и перебраться в отдельное стоящее здание, она демонстративно игнорировала все официальные мероприятия и манкировала своими обязанностями. Так же были изгнаны все те учителя и наставники, что занимались с ней. В лучшем случае один раз в год она посещала что-нибудь не очень важное и опять замыкалась в себе. Многих такое положение дел устраивало, ибо что бы там не говорили, но Анна-Мария нрава была резкого и сурового, правду говорила всегда в глаза и очень часто крайне неприятную для королевских лизоблюдов. Воров и мздоимцев в упор не замечала и игнорировала, льстецов призирала, за что неоднократно получала выговоры от отца, но не обращала на них никакого внимания. Так что даже его королевское величество вздохнул свободнее, когда его дочь стала жить самостоятельно и своим двором. И ещё,- попасть на прием к её высочеству считалось высокой честью, так как одномоментно ставило счастливчика в разряд честных и порядочных людей.
  Ну, и к тому же, я получил весточку от своего доброжелателя в окружении короля,- до многих дошли обрывки сведений о последнем совете верховных лордов и согласно этих слухов, я входил в число претендентов на трон, что не нравилось многим придворным, так как я оказывается тоже имел славу принципиального и весьма разборчивого человека, а самое главное, и это придавало мне огромный вес, я был начальником личной охраны принцессы и она ни разу не высказала недовольство моей деятельностью, хотя поговаривали, что частенько ругалась со мной по тому или иному поводу. А это означало, что и я имел репутацию честного и порядочного дворянина. Кто-то очень искусно напомнил нескольким любителям сплетен и слухов о том, что я, согласно геральдической книги королевства, имею право ещё на титул принца и обращение - ваше высочество, как представитель старейшего и знатнейшего рода королевства. Так что интерес к предстоящему появлению её высочества на королевском приеме подогревался и моим прибытием в качестве начальника её охраны.
   Леди Натали наконец- то разродилась крепенькой и здоровой девочкой, и хотя роды проходили достаточно тяжело, здоровью малышки и её матери теперь ничего не угрожало. На некоторое время дом де Роше был закрыт для всех посетителей и дальше холла никого не пускали. Даже принцесса вернулась ни с чем, исключение было сделано только для меня и только для посещения кухни. А как я ещё мог поздравить молодую мать,- только своим варевом, так как по настоянию врача, все подарки пока складировались в отдельную комнату и доступ к ним у членов семьи, контактирующих с матерью и ребенком, не было. Всё это время, пока я колдовал над котлом, принцесса добросовестно ожидала меня в гостевом доме, где мы получили возможность на несколько минут остаться наедине и даже без вездесущей Антуанеты фон Саж. Там я впервые дотронулся во время жаркого поцелуя до груди принцессы, за что тут же получил от сконфуженной принцессы по рукам.
  - Распускать свои руки, милорд, будете только в постели, а мять мне кружева я не позволю, слишком много в последнее время внимательных глаз наблюдают за нами, а особенно за вами. И вообще, нам пора возвращаться.
  В день приема её высочество заперлось в своем будуаре с модистками и парикмахерами и потратила на свой наряд и прическу более трех часов. В пику ей я одел свой варварский камзол и повязал волосы конским хвостом. Этот вид прически стал в последнее время очень модным среди охранников принцессы и её свитских кавалеров.
   На прием в королевский дворец я решил взять не двух человек из охраны, а четырех, все таки для многих это был единственный шанс побывать на приеме. Порядок движения до большого аудиенц-зала я определил следующим образом: два стража впереди, затем я с принцессой, за нами две фрейлины и замыкают ещё два стража. Повышенные меры безопасности я объяснил возможностью попытаться навредить её высочеству в толкучке и сутолоке следования.
  Когда я увидел Анну-Марию, готовую к выезду, а этикет требовал ей прибыть на прием в карете запряженной не менее шестёркой белых лошадей, честь отвисла не только у моих охранников, но и у меня.
  - Граф, как я вам на ваш взгляд простого солдафона?
  - Вы прекрасны ваше высочество, и как всегда обворожительны, как и ваши белоснежные лошади.
  Обменявшись шпильками, мы чинно проследовали к карете. Я шел чуть сзади и любовался девушкой. Свои излюбленные платья с глухим воротом она заменила платьем нежно- голубого цвета с небольшим вырезом на груди и открытыми плечами. Золотой поясок подчеркивал тонкую талию, а умело подобранный корсет очень выгодно оттенял её грудь, и постоянно вызывал желание, по-крайней мере у меня, заглянуть поглубже в вырез. Видимо все мои чувства отражались на моем лице, так как недовольно стрельнув на меня своими глазами, её высочество прошипело, но так, что бы слышали это и сопровождавшие нас: - Держите себя в руках граф, я не ваша любовница, что бы вы пялились так беспардонно на меня. Может быть признаетесь, кто та счастливица, что завоевала ваше сердце?
   - Сожалею, ваше высочество, но я связан словом хранить тайну имени моей избранницы...
  Наш приезд не остался незамеченным, хотя если б мы прошли эти несколько сотен шагов пешком, дорога заняла у нас значительно меньшее времени. Я помог выбраться принцессе из кареты и, согласно этикета и установленного мною порядка, мы двинулись к большому аудиенц-залу через анфиладу комнат и малых залов, где уже топилось достаточно много придворных и среди них я заметил несколько крайне недовольных и даже враждебных взглядов, а также ухмылок. Назревало что то неприятное и возможно опасное.
  - Сомкнуться, обнажить шпаги,- этот прием мы уже неоднократно репетировали, поэтому все произошло так быстро и было сделано четко. Принцесса оказалась в плотном кольце четырех своих охранников, фрейлины отошли назад, а я наоборот выдвинулся вперед нашего небольшого отряда.
  Я оказался прав. Прямо на нашем пути встали три молодых человека, а за ними стояло ещё несколько дворян.
  - Господа, освободите дорогу её высочеству, в противном случае я вынужден буду вас убить.
  - Вы слышали друзья? Этот выскочка угрожает нам и даже обещает нас убить. А интересно, он шпагу то держать в руках умеет, или только тискает девчонок из окружения принцессы?
   Для меня стало понятным, что санкцию на эту ссору дал кто то из ближнего окружения короля, а может быть и он сам.
  - Охранять принцессу, всех кто попытается к ней приблизиться ближе чем на три шага - убить на месте, отдал я приказ. - Вы шпаги или что у вас там обнажать собираетесь, или только языками умеете молоть?
  Три шпаги с лязгом были извлечены из ножен и состоялась скоротечная схватка. В этот раз принцесса с безразличным видом стояла и только тогда, когда я вытер свой толеданский клинок о камзол одного из убитых мною, она надменно произнесла: - Граф, в прошлый раз нападающих было в два раза больше, а справились вы с ними быстрее чем в этот раз. Вы что, теряете форму?
  - Извините ваше высочество, но все трое были в кирасах под камзолами, а на мне нет даже кольчуги, поэтому пришлось чуть больше времени уделить своей защите.
   - У тех тоже были кирасы,- тут же отреагировала принцесса.
  - Но и на мне в тот раз была кольчуга. Ещё раз прошу извинить меня, что заставил вас ждать, - за время нашего разговора та группа поддержки, что стояла за спинами трех заводил, как то незаметно рассосалась.
   Подоспела королевская стража, беспардонно расталкивая зевак и любопытных. Во главе её был Барт. Мельком глянув на убитых, жестом руки он приказал их тут же убрать и посторонился, освобождая нам проход. В этот раз перед нами народ расступился очень широко и мы шли словно по пустому коридору.
  - Перестроиться для общей охраны, шпаги в ножны,- распорядился я, и вновь все было сделано очень быстро и четко. Фрейлины вошли во внутрь, я встал чуть сзади и справа от принцессы и мы продолжили свой путь.
  - Что это было Тюдор? - чуть слышно спросила её высочество.
  - Нас проверяли на прочность, вернее вас и меня. Многие поняли, что вы не просто так решили появиться на этом приёме и боятся неприятных последствий для себя.
  - Что ж, тогда они их получат. Я устрою веселую жизнь некоторым придворным. Мало им не покажется.
   - Ваше высочество, вы узнали кого-нибудь из тех, кого мне пришлось убить?
  - Нет Тюдор, зато я узнала тех, кто стоял за их спинами. Это свитские дворяне маркиза Покард. Он в свое время имел виды на меня и даже пытался попасть в мою свиту. Боюсь ваше намерение стало кому-то известно и наш разговор подслушали.
  - Не думаю ваше высочество. Просто кто-то очень хочет убрать меня от вас подальше, так что мое намерение очень даже вовремя.
  Мы вошли в зал, предназначенный для приёмов, он уже шел, а значит мы опоздали. Я думал, принцесса незаметно проберется к своему трону, что стоял на нижнем помосте и чуть в стороне от королевского, но она надменно окинув взглядом всю толпу придворных, гордо задрав подбородок, прямиком проследовала к своему месту. Сделав знак оставаться на своих местах, мы проследовали за ней. Только теперь впереди шла Анна-Мария, за ней я, а потом охранники и фрейлины.
   Как только принцесса поднялась на помост и встала возле своего трона, она довольно бесцеремонно оборвала очередного просителя и громко спросила:
  - Ваше величество, с каких это пор к вам во дворец стали беспрепятственно проникать убийцы и преступники? Только что на меня было совершено очередное покушение. Это дело рук маркиза Покард, именно его люди участвовали в этом. Этот трус и ничтожный человек видимо таким образом решил отомстить мне за то, что я отвергла его ухаживания. Маркиз Покард, в присутствии двора я объявляю вас своим смертельным врагом. Теперь за свою жизнь будете трястись вы, у меня много друзей, которые услышали мои слова.
   Я увидел, как в сторону трона стал пробираться один из придворных, видимо это и был сам маркиз. Ну ещё бы, ведь ему надо было оправдаться, но сделав несколько шагов он вдруг зашатался и упал, а вокруг его правого бока стала растекаться лужа крови. Чей-то очень умелый удар поразил маркиза прямо в печень и только я заметил мелькнувшее лицо Барта в этой толпе.
  Его величество побледнел, испугано откинулся на спинку своего трона, но быстро взял себя в руки: - Да, действительно ваше высочество, у вас поистине много друзей и ваши слова были услышаны ими немедленно. Надеюсь зло понесло заслуженное наказание и больше смертей не будет? Не правда ли ваше высочество принц Тюдор Конде?
   В зале повисла напряженная тишина. Многих поразило такое обращение ко мне.
   -Я тоже на это надеюсь ваше величество. Позвольте пользуясь случаем и представившейся мне возможностью просить вас монсеньор о великой милости?
  - Всё что в нашей власти принц.
   - Ваше величество, я прошу у вас руки вашей дочери, её высочества Анны-Марии и вашего дозволения жениться на ней,- мои слова не были неожиданными для короля, чувствовалась умелая рука его светлости дю Плесси, но они вызвали оторопь среди придворных. Так нагло, без предварительных договоренностей,- это нарушение всех норм и правил приличия.
  - Ваше высочество, вы прекрасно понимаете, что такие вопросы так быстро не решаются, нам надо подумать, посоветоваться.
  - А что тут думать? - раздался звонкий голос принцессы, - если граф Тюдор выполнит некоторые мои необременительные условия, то я согласна.
   В голове у меня тут же пронеслось,- что ещё за условия и почему я о них ничего не знаю и ни разу не слышал?
   - Вы сами видите принц, даже у её высочества есть некоторые условия, так что свое решение мы объявим вам через две недели, - я поклонился и занял свое место за троном принцессы.
  Далее прием продолжился своим чередом до тех пор, пока к королевскому трону не подошел вальяжный придворный с хитрым выражением лица.
  И опять раздался звонкий голос принцессы: - А вы то что просите барон Хорт, или у вас проснулась совесть и вы хотите вернуть сворованные из казны двадцать тысяч золотых талеров, которые вы обманным путем умкнули якобы за поставки фуража, а на самом деле не поставив ни одного клочка сена и ни одной горсти зерна?
   Барон аж подпрыгнул на месте: - Ваше величество, ваше высочество, это все грязные наветы и инсинуации моих врагов и завистников,- но принцесса не унималась.
  - А я думаю это все правда. К моему двору вы не поставили ни сена, ни фуража, а ведь скоро зима. Смотрите барон, надеюсь вы извлечёте правильные уроки из сегодняшнего происшествия в этом зале? Я по-крайней мере на это надеюсь. Ваше величество, прошу вашего разрешения покинуть прием, у меня с непривычки закружилась голова и я хочу выйти на свежий воздух.
  - Да, да, ваше высочество, ваше благополучие и ваше здоровье для нас очень важны. Конечно мы дозволяем вам покинуть этот зал. Я тот час же пришлю вам королевского лекаря.
  - Буду вам весьма благодарна ваше величество...
  До самого возвращения мы не обмолвились ни одним словом и только когда мы подошли к кабинету - будуару принцессы, она бросила через плечо: - Граф зайдите ко мне.
  Сказано это было таким тоном, что многие сразу поняли, что состоится разговор на повышенных тонах и вслед за мной заходить никто не рискнул. О том, что иногда мы ругаемся,- знали многие, тем более подробности происшествия в королевском дворце уже успели обрасти многочисленными слухами и домыслами и докатились до дворца принцессы.
  Разговор начал первым я: - Ваше высочество, соблаговолите назвать мне те условия, непременное выполнение которых явится залогом вашего согласия стать моей женой.
   - Да нет ни каких условий Тюдор, - устало произнесла Анна-Мария. - Не могла же я при всех бросится тебе на шею? Это было бы умалением моей чести и моего королевского достоинства. Так что успокойся, это были просто слова.
   - Такие слова так просто не произносятся,- не унимался я. - Его величество ухватился за них и вместо того чтобы сразу дать ответ, отложил принятие решения на две недели. Боюсь, что в случае его отказа я вынужден буду подать в отставку.
  - Если он откажет, то мы в этот же день уедем в твое поместье и там я выйду за тебя замуж, хотя мы можем сначала тайно пожениться здесь, а потом только уехать к тебе. А вообще то, конечно, одно условие у меня есть. Если у нас родится дочь, я хочу, что бы она носила имя - Луиза, в честь моей матери...
   - А второе имя у неё будет в честь моей матери - Изабелла. А что, - Луиза-Изабелла Тюдор звучит хорошо.
  - Ладно, я пригласила тебя не для этого. У тебя не сложилось впечатление, что убийство Покарда было спланировано заранее в том случае, если что то пойдет не так?
  - Сложилось миледи. Я даже предположительно видел, что это сделал человек приближенный к королю. Так что, я полагаю, тут не обошлось без участия его величества, хотя последствий таких он не ожидал. Нам остается только ждать, а две недели пролетят очень быстро.
  Однако я ошибся, дни до объявления королевской воли тянулись нестерпимо долго. В свите пошли разговоры, что я бросил свою девушку, что я так поступил из-за того, что мы поругались и в отместку я решил жениться на принцессе, что моя девушка по какой то причине отказалась выйти за меня замуж и тд и тп. Принцесса действительно приболела и из своих покоев в течении недели практически не выходила, я уже знал, что это было связано с какими-то там особенностями женского организма и особо не переживал, подобные болезни и перепады настроения случались у неё чуть ли не каждый месяц.
  За два дня до установленного срока его королевское величество неожиданно уехал на дружескую встречу с королем Андала, а в день, когда должно было быть оглашено королевское решение, и я и принцесса получили королевский указ подписанный его величеством. В нем, в завуалированной форме, меня очень ласково, но решительно послали... В частности там говорилось, что это высокая честь взять в жены принцессу и её ещё надо заслужить, что её высочеству ещё не исполнилось и двадцати лет и она сама не вольна распоряжаться собой. Для проверки наших чувств мне предлагалось отправиться в экспедицию в дикие земли, пройти их от края до края, по возвращению из которой, если ничего не изменится в наших отношениях, тут же состоится свадьба. Мне так же была дарована честь не прибывать с личным докладом к его величеству, а ограничится сдачей его в письменном виде в королевскую канцелярию. Далее шла куча заверений и пожеланий, а в конце стояла небольшая приписка в которой указывалось, что по истечению трех лет со дня подписания указа, его положения прекращают свое действие и её высочество сама будет вольна выбрать себе супруга, по согласованию с его королевским величеством.
  Для Анны-Марии это было ударом. Я был поражен вспышкой гнева, что охватил молодую девушку. Вот что значит никогда и ни в чем не знать отказа. Рвались платья, бились вазы, а портрет его величества был исколот, изрезан и в таком виде доставлен в рабочий кабинет короля. Ворвавшись в него, она устроила самый настоящий погром, перевернула мебель, порвала все бумаги.... Стража, видимо уже знакомая с таким поведением её высочества - ничего не видела и не замечала. Одна из фавориток короля, которая пользовалась его благосклонностью, попав под горячую руку принцессы немедленно покинула дворец, так как очень серьезно отнеслась к её словам о том, что если она ещё хоть раз попадется ей на глаза, то будет объявлена личным врагом принцессы. Громы и молнии метались почти два дня. Даже я старался реже попадаться на глаза Анне-Марии.
  Между прочим во всем оказался виноват я, так как это моя девушка побежала к королю и умоляла его повременить с моей свадьбой на принцессе, так как это решение было принято якобы мною под влиянием имевшей место ссоры....
  Если б встречи королей не было, то её следовало придумать.
  Я начал понемногу готовиться к отъезду. Вместе со мной домой решил вернуться и шевалье де Крузак, заявив, что он сыт по горло прелестями придворной и столичной жизни, а так же Витор де Роше, что бы приготовить всё для визита своей жены и знакомства её и дочери с его родителями. Меня также вызвались сопровождать несколько человек из моей свиты, которые горели желанием поучаствовать в изучении диких земель, что бы потом свысока смотреть на остальных и презрительно цедить сквозь зубы - А вот когда я был в диких землях, то....
  Анна-Мария за что то обиделась на меня и делала вид, что я для неё не существую. Только перед самым отъездом она заявилась открыто в дом де Бове, куда я перебрался перед отъездом и потребовала, что бы я взял её с собой. Мне пришлось приложить немало стараний, что бы отговорить молодую девушку от этого безрассудного поступка. Она согласилась, но взамен вырвала у меня обещание последнюю ночь провести вместе с ней, в её спальне. Я согласился, но ничего лишнего себе не позволил, хотя отцеловал всё её тело. Вот тогда то я и узнал, какой действительно бывает девичья нетронутая грудь.
  Ещё затемно, пока Анна спала, я сбежал, и мой отряд тронулся в далекий путь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Дикие земли. Часть вторая. Заречье.
  
  1.
  
  Его светлость Карл Конде обрадовался моему возвращению, хотя и сказал, что внимательно следил за всеми моими приключениями и похождениями в столице, регулярно получая отчеты от своих доверенных людей. Ничего не скрывая, я рассказал ему всё. Наш разговор длился несколько часов и происходил на одной из крепостных башен, под тщательной охраной его гвардейцев.
  - Здесь и стены имеют уши и не все из них я укоротил, так что придется и тебе не все говорить и соблюдать некую осторожность. А про де Крузак я знал и без этого. Барон мой тюремщик и соглядатай этого ничтожества Пьера Марше. Младший сынок видимо пошел по стопам своего отца, так что опасайся его Честно говоря, мне не по душе твое намерение жениться на дочери короля, а с другой стороны это достаточно мудрый поступок, который примирит тебя с теми, кто поддерживает Марше и их королевские амбиции. Мне только не очень понятно, почему ты не забрал её сразу же с собой?
  - Отец, Анна-Мария достаточна молода и не имеет жизненного опыта, а вдруг любовь она перепутала с влюбленностью и обычным увлечением? Наши чувства должны пойти проверку временем, что бы потом не пришлось сожалеть о том, что я связал всю оставшуюся свою жизнь с никчемной женщиной. К тому же, вы плохо знаете принцессу,- ни о каком выходе в дикие земли не было бы и речи. В лучшем случае меня бы связали по ногами и рукам или заперли в спальне, в худшем бросили б темницу, пока дурь из головы не выветриться. Да ещё и она поселилась бы со мной в этой камере.
  - А отказаться от своего намерения ты не можешь?
   - Конечно нет, как бы я выглядел в глазах других? Струсил, испугался и прекратил борьбу за свою избранницу?
  - Погостишь несколько дней у меня или сразу же отправишься к себе в замок?
  - Конечно погощу, мне ещё так много вам рассказать и многое обсудить....
   А отец постарел и морщин у него прибавилось, только вот глаза ни капли не изменились, так и смотрят с прежним задором. Дальше наш разговор уже касался семейных дел, обстановки в приграничье. Мы неторопливо спускались по каменной лестнице, на выходе из башни гвардейцы отсалютовали нам, а начальник охраны отца, один из тех, кто последовал за ним в изгнание и так остался в наших краях, весело проговорил: - Слух о возвращении графа уже разошелся по округе, начали съезжаться гости, многие приезжают с дочерями и племянницами, так как в свите графа, шесть холостяков.
  - Семь,- поправил его я.
   - Да нет Тюдор, шесть, де Спир помолвлен, правда от своей невесты сбежал с тобой в поход. Говорят она очень страшная.
  - Да нет, мадмуазель Рина выглядит вполне мило, но ревнива и стервозна без меры. Вся в мамочку пошла,- вот так весело переговариваясь, мы прошли в главное здание, где разошлись. Я пошел в свои покои, что бы привести себя в порядок, переодеться и подготовиться к обязательному в таких случаях пиру.
   Моя комната не претерпела ни каких изменений, словно только вчера я её покинул. Хотя ставни и решетки на окнах поменяли. Я вспомнил, как боялся маленьким хлопанья деревянных створок по ночам при сильном порыве ветра и в грозу. Отец постоянно смеялся над моими страхами и отказывался их закрывать, говоря, что настоящий мужчина должен уметь спать при любом шуме. О моей боязни не говорилось ни слова. А вот леди Изабелла наоборот опекала меня....
   Приятные детские воспоминания сменились стуком в дверь. Ну кто ещё Кроне Витора мог вот так ворваться ко мне. Плюхнувшись в кресло он радостно проговорил: - Представляешь, ничего не изменилось. Даже нитки и полотно в шкатулке так и лежат, словно ждут очередного наказания. Приятно все таки вернуться в беззаботное детство. А Барт сразу же поехал домой, даже на денёк задержаться не захотел.
  Я пожал плечами: - Соскучился по барону, отчитается о поездке, получит наставления и инструкции, могу поспорить, что завтра он уже будет здесь, да только мы его ждать не будем. И в свой замок я заезжать не буду, а сразу же отсюда отправимся на границу. Надо торопиться, чтобы в морозы по льду перейти Дикую. А до неё малым отрядом дней двадцать пять ходу, а с обозом все сорок. На сколько мне помнится, за Дикую никто из наших охотников не ходил? Да и варвары туда не лезут. Считают те земли гиблыми.
  - Так что, завтра с утра выступаем?
  - А ты то куда собрался? К тебе Натали должна приехать, ты же вроде все подготовить должен.
  - Тюдор, а ты сам прикинь, - с маленьким ребенком она зимой поедет? - и сам себе ответил - Нет. Весной по раскисшим дорогам? Тоже нет. Только летом, по теплу. А карета и тетки, няньки по определению быстро двигаться не могут, так что аккурат к следующей осени- началу зимы и доберутся до нас. А за год я всегда обернуться успею. Так что не думай, что я отпущу тебя одного. Да и помочь тебе надо со сборами. Обоз то его светлость готовить будет?
  - Да он уже в принципе готов. Я ещё месяца три назад распорядился начать подготовку к походу.
  - Ну ты жук Тюдор. А как об этом твоя Мария прознает или принцесса? Получается что ты ещё летом уже задумал эту экспедицию и свое бегство из столицы?
  Я с удивлением посмотрел на Витора,- притворяется или действительно не знает, что Мария и принцесса одно и тоже лицо.
  - Витор, а тебе что, Натали разве не говорила, что Мария и принцесса это одно и тоже лицо? Мы просто до сих пор скрываем свои чувства и прячемся от всех.
  - Ты это серьезно? Да что б Натали мне что то подобное сказала? Она глубоко убеждена, что все мужчины трепачи и болтуны,- приятное исключение ты и я. Так что я ни в одном глазу, даже и подумать не мог. Слушай, а может быть и она об этом не знает, а думает на другую Марию? Их там в окружении принцессы человек пять. Она как то при мне перебирала им всем косточки,- которая подходит тебе, а какая нет. Про принцессу даже и разговора не было.
  - Вот тебе раз, взял и всё тебе разболтал сам. Не вздумай что либо написать в письме. Сам знаешь почему, только при личной встрече.
  - Не волнуйся, знаешь что я могила....
  - Витор, предупреди ребят, что бы особо на пиру не увлекались, завтра утром выходим. Ждать никого не будем. Пока у нас с тобой есть немного времени, пошли ка в оружейную посмотрим, чем у отца можно будет поживиться, только подожди, дай я переоденусь и хоть немного умоюсь.
   Через полчаса мы уже во всю хозяйничали в оружейной кладовой. Естественно свой клинок я менять не собирался, а вот кольчугу и кирасу следовало заменить,- кирасу потому что я её ни разу не ремонтировал, а моя лучшая, миленская кольчуга была располовинена и зашита в костюме варвара.
  Как люди неоднократно бывшие в походах, мы понимали, что во многом успех схватки будет зависеть от нашего вооружения и защиты, поэтому к подбору подошли очень тщательно. Вскоре к нам присоединилась и моя свита, но им было легче, - следовало подобрать только арбалеты и запастись болтами....
  В наших краях особых развлечений не было и поэтому каждый пир, тем более у сюзерена, превращался в маленький праздник. На него было принято приезжать всей семьёй, поэтому уже к вечеру дворец герцога Конде превратился в настоящий муравейник, что впрочем было обыденным делом, но вызывало некоторую оторопь у тех, кто прибыл со мной из столицы. К подобному они не были привычны. Малышня носилась по лестницам и под присмотрам своих нянек играла в варваров и рыцарей, молодые девушки сбивались в кучки и что то оживленно обсуждали, а потом как то одномоментно куда то исчезли. А для меня и для Вилена де Спир было полной неожиданностью появление девицы Рины, которая являлась его невестой и тайно последовала за своим женихом. Честно говоря этого ни я ни мои друзья не ожидали и сейчас вся молодежь в лице молодых девушек сосредоточилась возле неё и жадно слушала о последних новинках моды. Вот тебе и стервозный характер, бросила всё и помчалась за женихом в самое захолустье и ведь не скажешь, что какая-нибудь там уродина или с изъяном. Нет, вполне симпатичная девушка, и с головой вроде всё в порядке, а решилась на такой поступок. Мне даже стало немного грустно и завидно,- моя Мария на подобное вряд ли сподобилась, слишком много условностей....
  За праздничным столом некоторая воздержанность моей свиты заслужила всеобщее одобрение, - стали раздаваться негромкие голоса о том, что дескать граф подобрал себе в друзья молодых людей сплошь серьёзных, рассудительных и степенных, не очень охочих да вина, а значит не вертопрахов и шалопаев. Таким можно будет доверить и единственное любимое чадо, такой и с хозяйством справится, когда пора будет уйти на покой....
  А так как вся моя свита состояла только из безземельных и не имеющих за душой ни одного собственного гроша младших сыновей благородных семей, то подобные разговоры их крайне заинтересовали. Это в столице был избыток молодых людей и недостаток не только знатных, а главное богатых девиц. В приграничных областях всё было наоборот,- невест был избыток, а вот женихов можно было по пальцам пересчитать, тем более, что многие из них уже с малолетства были или помолвлены или обручены.
  Что ещё поразило столичных кавалеров, так это обязательный атрибут девичьих украшений в виде небольшого богато инкрустированного кинжала на поясе и аккуратного женского арбалета, что располагался справа на поясе, а слева, возле кинжала специальная сумочка с болтами. Пришлось объяснить, что это не игрушка и не дань моде, а жизненная необходимость, так как ещё несколько лет назад особым шиком у варваров считалось умкнуть знатную девицу и потребовать за неё выкуп, или сделать своей женой. Такие случаи бывали. Правда после того, как несколько храбрецов заплатили своими жизнями, волна похищений сошла на нет, но привычка носить оружие так и осталась. Конечно это были не боевые арбалеты, а больше игрушечные, но на три- пять шагов они вполне могли пробить прочную кирасу, не говоря уж о кольчуге или кожаном доспехе.
   А молодая леди Рина купалась в лучах славы, это только когда-то давно, в стародавние времена девушки сопровождали своих любимых в походах и делили с ними все тяготы и лишения, об этом рассказывали, в это верили с трудом, а тут вот живой пример. И кто его подал,- какая то столичная штучка, которая и оружие то толком держать не умеет, а ведь не испугалась, провела в седле почти два десятка дней, но настигла любимого, а теперь приклеилась к нему и ни на шаг от себя не отпускает....
   Я позвал Вилена и Рину к себе за стол и строго посмотрел на обоих. Вилен стоял с мученическим видом и показывал, что он тут не причем и сам не ожидал такого поступка от своей девицы, а та дерзко смотрела на меня, как бы говоря,- это моё счастье и я его из своих рук не выпущу.
  - И что мне с вами делать? Леди Рина, вас то что понесло в такую даль? Всем известно, что де Спир влюблен в вас, что по возвращению вы поженитесь и он будет принят в вашу семью. Есть только одно но. Как настоящий мужчина из рода де Спир он решил сначала доказать всем, и вашим родителям в первую очередь, что и он чего то стоит, и значительно большего чем то золото, что храниться в ваших сундуках.
  - Ах милорд, я тоже люблю Вилена и последовала за ним только для того, что бы оградить его от общения с доступными и беспринципными девицами, кои могут повстречаться на его пути во время вашего похода. Я уже слышала, что среди варваров встречаются очень красивые девушки, которые потом становятся женами....
  - Мадмуазель,- перебил я её,- наш поход не прогулка по загородному лесу, это самая настоящая война, где будет литься кровь, где будут убивать и где смерть будет присутствовать незримо за нашими спинами ежесекундно. Мы идем туда, куда даже варвары не рискуют появляться, считая те земли проклятыми, а вы, я вижу, не отдаете себе отчета в серьезности нашего мероприятия.
  Девица тряхнула своими кудрями: - Милорд, в седле я сижу уверенно, из арбалета стрелять научусь быстро, неплохо умею готовить, правда на кухне а не на костре, в еде непривередлива. У меня с собой три комплекта мужской одежды. Если вы не возьмёте меня с собой, то я поеду за вами самостоятельно, и если со мной что либо случится, то это будет на вашей совести.
  - Да нет, миледи, есть и другой вариант. Я оставлю Вилена здесь. И он всю жизнь будет проклинать свою жену за то, что её необдуманный поступок так принизил его в глазах его друзей и знакомых. А за его спиной будут хихикать, тыкать пальцем и шептать в спину, что он струсил и спрятался за женскую юбку. С нами в поход вы не пойдете леди Рина ни при каких условиях, даже если мне для этого придется вас связать и отправить под конвоем к родителям. Решение принимать вам.
  И вновь девица поразила меня, она вновь тряхнула головой, на несколько секунд задумалась, а потом произнесла: - Если Вилен де Спир женится на мне, то я отпущу его в поход, а сама, как верная жена, буду ждать его возвращения здесь,- последние слова она произнесла с угрозой в мой адрес,- и ни к каким родителям я не поеду.
  - Что ж, из двух зол выбирают наименьшее. Де Спир, у вас будет не больше пятнадцати дней на свадьбу и милование с молодой женой. Затем в течении двадцати дней вы должны будете с небольшим отрядом прибыть к переправе на реке. Проводник будет ждать вас в моем замке. Нам как раз с обозом тридцати пяти- сорока дней хватит, что бы добраться туда. Мой замок поступает в ваше временное распоряжение.
  - Спасибо милорд, я прибуду вовремя. Я вас не подведу.
  - А теперь идите оба, глаза б мои на вас не смотрели, особенно на некоторых кудрявых и рыжих....
  Его светлость внимательно прислушивался к нашей беседе: - А ты поумнел Тюдор, неужели действительно связал и отравил к родителям?
  - Конечно нет, но и давать повод другим я не собираюсь, а то найдутся такие, из числа наиболее предприимчивых, что уже завтра последуют за моими друзьями. Видите как некоторых из них уже сейчас обхаживают? А леди Рина сейчас остудит их пыл, немного приукрасив, по женскому обыкновению, мои слова, и они всецело переключатся на подготовку к свадьбе, тем боле, что в их распоряжении всего пятнадцать дней, а это значит, что всё делать придется чуть ли не бегом.
  - Хитро придумано. Сейчас додумался об этом, или заранее предусматривал такой вариант?
  - Да некогда мне было рассчитывать все варианты, хотя нечто подобное, только от её высочества, я ожидал....
  Пир катился своим чередом, звучали здравицы, старики вспоминали славные деньки своей молодости, молодежь в соседнем зале затеяла игры и танцы.... Последний день спокойной жизни катился плавно к своему завершению.
  Раним утром, когда ещё практически все гости спали, мы покинули крепость герцога и минуя мои земли и мой замок, прямиком направились к пограничной меже и торговой площади на самой границе, где варвары и наши торговцы занимались куплей продажей, обменом товаров, а так же договаривались о будущих поставках. Именно там нас уже ждал обоз с продовольствием и походной кузницей. Обоз был большим, более полусотни повозок. Именно здесь мы пересели на лошадей варваров,- низкорослых и крайне неприхотливых, но весьма резвых и выносливых. Главное их достоинство состояло в том, что они не требовали специального питания, довольствуясь сухой травой, которой тут было в избытке, а в случае выпадения большого снега, себе корм они находили под ним, разбивая наст и добираясь до травы.
  Наш отряд был не очень большим, но и маленьким его назвать было нельзя. В самый последний момент к нам присоединились те из моих старых друзей и знакомых, с кем я уже не раз бывал в диких землях. Они считали своим долгом поучаствовать в моей авантюре, так как верили в сказки о том, что за Дикой рекой находятся несметные богатства, которые только и ждут, когда некие смельчаки вроде нас придут и возьмут их. А вообще никаких достоверных сведений о том, что находится в заречье не было. Варвары туда не ходили, им хватало и здесь земель и молодецких схваток, а те кто пытался проникнуть в те земли, обратно не возвращались. Вот почему за ними и закрепилась слава проклятых земель.
  На выезде с торжища нас уже ждал Барт. Встретил он нас широкой улыбкой: - Что, сбежать от меня решили? Не вышло? Спасибо отцовским доброхотам, голубя прислали, что обоз ещё вчера вышел.
  Дальше мы двигались уже втроём, как в старые добрые времена. К Барту вернулась его веселое и неунывающее настроение. Он постоянно подшучивал над тем, как король , обещая ему несметные блага и высокое положение, тонко намекал на то, что бы Тюдор ни при каких обстоятельствах не вернулся в Хрустальное королевство из своей экспедиции.
  Витор не разделил его радужное настроение: - Барт, ты что не понимаешь, что тебе заказан путь назад? Если ты вернешься вместе с нами, то подпишешь себе смертный приговор как очень опасный свидетель и человек слишком много знающий?
  - Так я, Витор, погибну после неудачного покушения на Тюдора. Он что тебе об этом не рассказывал? Наверняка в отряде есть ещё пара человек, которым поручено тоже самое и нет ни какой гарантии, что предателей нет даже в свите Тюдора. Так что пока я жив, графу ничего не угрожает, а вот после того как я исчезну,- всё может случится.
  - Тюдор, так ты все знал с самого начала?
  - Да Витор. Я даже рекомендовал обязательно включить Барта в наш отряд, что его величество и не преминул сделать. Только цели у нас были разные - мне нужен отличный поисковик воды, а ему нужен мой убийца....
  К нам подскакал один из дозорных: - Там впереди, посредине дороги, стоит здоровенный варвар и похоже ждет вас милорд.
  - Ну что, поехали посмотрим? - тут же ответил Витор.
  - Только с охраной, некоторые варвары тоже любят много золота,- поправил его Барт.
  - Брось дружище, наверняка Тахир узнал, что мы на его земле, вот и решил уточнить, что и как,- я пока решил не рассказывать всё друзьям, пусть для них это будет сюрприз.
  Действительно, посреди тропы, словно вырезанная из дерева статуя, стоял собственной персоной Тахир, глава самой крупной орды из всех известных мне в диких землях.
  Я приблизился, спрыгнул с коня, мы обнялись и потерлись носами, как принято это у варваров среди близких родственников.
  - Мой брат собрался на небольшую прогулку? Я могу его сопровождать? - Конечно Тахир, о чем речь, но только мне понадобится ещё один полевой вождь.
  - Я пригласил на прогулку своего младшего брата, он сейчас присоединится к нам,- и вождь поднял руку в верх. Тут же из кустов показался ещё один варвар, как две капли воды похожий на Тахира, но только моложе.
  - Мне так же понадобится ещё начальник передового отряда, который будет подчинятся Барту, которого вы называете "смотрящим сквозь землю"
  - Знаешь брат, я ещё прихватил на прогулку с тобой и своего племянника. Для него будет большой честью служить под началом смотрящего сквозь землю.
  - Отлично Тахир, я очень рад, что ты такой предусмотрительный. Мы пойдем сначала гулять одним большим отрядом вдоль тех колодцев, которые открыл для вас Барт. Потом, когда изученные земли кончатся, мы разделимся. Барт пойдет впереди с твоим племянником и будет искать воду. Ни один волосок не должен упасть с головы смотрящего сквозь землю. Ты будешь гулять со мной, а твой брат с Витором.
  Знаешь Тахир, у нас существует поговорка,- кто не с нами, тот против нас. Это на тот случай, если некоторые отряды из других племен не поймут наших мирных намерений и попытаются помешать нашей прогулке. Их надо будет уничтожить, а их имущество, женщин и детей забрать себе. Надеюсь твой отец тоже присоединится к нашей прогулке?
  - Конечно брат, кто то же должен присмотреть, что бы его дети не простыли зимой,- и вождь громко засмеялся.
  - Вот и хорошо, будет кому приголубить сироток.
  - Брат, а те кто не будет препятствовать? С ними то что делать?
  - Включать в свои отряды и предлагать совершить прогулку с нами и очень так тонко намекнуть, что нас ждет ну очень неприличное количество золота и добычи.
  - А неприличное - это сколько брат? - Тахир оживился.
  - Неприлично, это несколько таких обозов как тот, что следует с нами и это только золото. Правда путь к нему будет трудным, ведь мы пойдем на тот берег Дикой.
  - С тобой, великий вождь, мы готовы пойти хоть на край земель! - воскликнул Тахир.
   На том мы и расстались и Тахир ушел к своим, что бы передать им слова о богатой добыче и золоте, а мы продолжали неторопливо свое движение к намеченной точке ночлега.
  Первым, как обычно не выдержал Барт: - Тюдор, а сколько варваров ты берешь с собой на эту небольшую прогулку?
  - Не очень много Барт. В твоем отряде будет всего тысяч пять, у нас с Витором тысяч по десять - двенадцать, и тысяч шесть на охране женщин и детей. И это только воинов. Сколько остальных - я не считал, да и сам Тахир вряд ли знаете.
   На тебе Барт разведка и поиск воды. Ни в какие стычки не вступать, самому в схватки не лезть. Первый большой многодневный привал на берегах Дикой, по прибытию туда сразу поищи места для её перехода. Тебе Витор, как только кончатся разведанные колодцы, придется идти со своим отрядом справа от меня. Не отрывайся, но и не отставай. Я пойду с Тахиром чуть левее основной тропы. Разыщите среди варваров тех, кто уже ходил на берега Дикой,- не поверю, что бы среди них не было таких смельчаков. Используйте их в качестве проводников. Если с водой будет тяжело, собирайте снег в лощинах. В первую очередь поить лошадей. Более подробно поговорим на совещании, когда прибудут все полевые вожди, да и у костра, за добрым куском мяса как то лучше говориться.
  - А варево твое будет? - тут же поинтересовался Витор. - Будет, будет ,- успокоил я его.
  
  2.
  
  На седьмой день движения, когда все огрехи подготовки к походу уже вылезли и были выявлены, стали поступать первые сведения от Барта. Раскинув широкие крылья дозоров его отряд двигался перед нами. Пока проблем с водой не было и дикие земли, не смотря на наступившую зиму, щедро одаривали нас вкусной влагой. Правда иногда попадалась и чуть солоноватая вода, но и её пить можно было.
  Вскоре от Барта пришло сообщение о том, что его дозоры обнаружили странные создания, которых он назвал дикими людьми. Было странным, что до этого они нам никогда не попадались, а ведь мы неоднократно бывали в походах в этих местах. Тахир тоже ничего пояснить мне не мог и поэтому на следующее утро мы ускоренным маршем в сопровождении отряда охраны отправились к стоянке Барта. В полдень мы были у него.
  Действительно, пленники не были похожи на нормальных людей. Низкорослые, заросшие так, что были видны только глаза, одетые в коричневые и серые шкуры животных, они полностью сливались с растительным покровом. Может быть в этом и был их секрет невидимости? Их вооружение составляли грубо сделанные дротики для метания и большие сучковатые дубины. Объяснялись они только знаками и несколькими гортанными звуками, нормальной речи не знали. На вопросы не отвечали, или не понимали их. Мясо предпочитали есть сырым, но и от запеченного на углях не отказывались, похлебку в рот не брали, вместо воды предпочитали пить свежую кровь различных зверей, а когда её не было, то морщась и постоянно сплёвывая употребляли воду.
   Всё это нам поведал Барт, который имел возможность почти сутки наблюдать за ними.
  - Я полагаю, что это их отряды охотников, которые не успели или спрятаться, или уйти от наших разъездов. Думаю, где то недалеко их становище. Его следует поискать. Заметил Тюдор, что у них практически нет железных вещей и вообще ни каких металлов? Даже дротики у них с костяными наконечниками или обожжены на огне. Что то здесь не так. Интересно и как им удавалось прятаться столько лет, что ни мы, ни варвары их не замечали?
  - А может быть они недавно появились здесь? - высказал я предположение,- Вдруг они с той стороны реки перебрались к нам? Так сказать осваивают новые территории, или их от туда вытеснили более сильные и развитые племена? Барт, ты можешь устроить побег парочке этих созданий, а твои лучшие следопыты проследят за ними?
  - Устроить то не сложно, но велик риск потерять их, судя по всему они отличные охотники, а значит умеют не только выслеживать добычу, но и хорошо прятаться.
  - И все таки рискнуть стоит. Я уже подумываю как привлечь их на нашу сторону, - они же прирожденные разведчики в диких землях и если с ними наладить контакт, станут незаменимыми помощниками. А то что мясо сырое жрут, то это их проблемы, главное что бы не людоеды.
  - А вот это стоит проверить, когда найдем их стоянку,- вмешался Тахир,- у меня недавно несколько человек пропало, а отправлялись они именно в эту сторону....
  "Сбежавшие" дикари, после того, как они достаточно долго попетляли и попутали следы в течении двух суток, вывели наших следопытов к неизвестному нам до сих пор большому зданию из черного камня. Кем, когда и как оно было здесь построено,- никто ни только не знал, но и не мог даже предположить. Каменоломен поблизости не было, а везти камень издалека - себе дороже. Больше всего здание напоминало замок или небольшую крепость, но какой то странной конфигурации. Углов не было, все было скруглено, крыша плоская и тоже из камня. Как она не рухнула,- было загадкой. Вместо окон маленькие круглые отверстия и то только на уровне третьего этажа. Дверей или ворот в нашем понятии не было. Прямо от земли шел пандус, по которому можно было подняться прямо на верхний этаж, если он конечно был и внутри не предусмотрен спуск на нижний уровень. В любом случае здание вызывало неприятное чувство своей необычностью и каким-то нечеловеческим видом.
  Штурмом его брать не пришлось. Ранним утром несколько десятков дикарей покинули его. Среди них были и женщины и дети. Не успели они пройти и с сотню шагов, как их окружили наши всадники и принудили сесть на землю и бросить оружие. Действительно, племя вырождалось, осталось решить, что с ними делать. Перво-наперво я приказал раздобыть несколько свежих туш косуль или коз и накормить дикарей. Для них так же приготовили и поджаренное мясо, но к нему они не притронулись. Первый же осмотр показал, что Тахир в своих предположениях был прав. Это племя было людоедами и не гнушалось человеченной. По крайней мере на месте их стоянки мы обнаружили несколько обглоданных человеческих костей и черепов, а в груде тряпья, что валялась в углу были найдены доспехи и оружие с метками рода Тахира.
  Я по-прежнему не отказывался от идеи найти с ними общий язык и приспособить их к нашим нуждам, но глянув на хмурое лицо полевого вождя, решил отложить это до лучших времен и по возможности с племенем других дикарей. А что нам предстоит с ними ещё встретиться, я не сомневался.
   Именно в этом странном сооружении нас неожиданно ждала первая наша существенная добыча. Подвалы этой крепости оказались забитыми странными предметами сделанными из золота и серебра. Причем для чего всё это предназначалось ни я, ни мои спутники понятия не имели. Ни Барт, ни вызванный Витор толком ничего придумать не могли, а Тахир срочно затребовал от отца три десятка повозок, что бы всё это добро погрузить и отправить в мой замок, где мои кузнецы перекуют золото в слитки и оно будет поделено среди тех участников похода, которые решили не получать свою часть добычи сразу.
  Племя людоедов перебили полностью, за исключением двух маленьких детей, которые с удовольствием ели жареное мясо и пили воду, но через три дня умерли. Витор сделал предположение, что им обязательно нужна для жизни свежая кровь и что это племя называется вампирами, то есть - пьющими кровь. Он где-то и когда-то о них читал, правда считал, что всё это досужие выдумки, оказалось - нет....
   И без того неспешное наше продвижение почти что застопорилось и я вынужден был пойти на решительные меры. Мы оставили отряды Тахира, которые никуда особо не торопились, отмечая захват большой добычи, и полностью перешли к Барту. Теперь мы никого не ждали, двигались быстро и вскоре нам стали попадаться следы массового переселения. Мы находили стоянки дикарей по обглоданным костям, несколько наших дозор подверглись нападению в ночное время, начали исчезать люди и тогда я принял решение развернуть все имеющиеся в моем распоряжении силы широким фронтом и начать сплошное прочесывание диких земель, выдавливая людоедов опять к берегам Дикой.
  Наконец то и до Тахира дошло мое недовольство и он плетями разогнал все праздники и даже казнил несколько человек, которые особо громко роптали и выражали недовольство. В его понятии - несколько человек - коснулось семи семей общей численностью более пятисот человек. Детей раздали в другие семьи, а всех взрослых живьем закопали в несколько глубоких ям, а после по ним ещё и пропустили несколько табунов лошадей. Орда притихла. Жестокий нрав Тахира проявился ещё и в том, что всю добычу провинившихся семей он забрал себе.
  Началось повальное истребление людоедов. Дня не проходило, что бы наши отряды и разъезды не нападали на дикарей и не уничтожали их, ни кого не щадя. Были потери и у нас, особенно по ночам, что очень быстро вернуло настороженно-боевой тонус варварам и легкая прогулка, как они думали вначале, постепенно превратилась в настоящий боевой поход. За два дня до выхода на водораздел Дикой, разведка донесла, что людоеды собираются в один большой отряд и готовятся дать или нам отпор, или прорвать нашу цепь и оторваться от преследования на просторах диких земель, рассыпавшись на мелкие отряды и группы.
  Естественно преимущество в численности, в вооружении и в ведении боевых действий было на стороне варваров, так что особых проблем мое войско испытать не должно было. Крылья нашей цепи стали сжиматься, тесня дикарей к одному месту, то там, то здесь вспыхивали жаркие схватки, наконец полное окружение было закончено. С одной стороны ещё не полностью замершая Дикая, с другой мое войско. На небольшом пяточке сосредоточились несколько тысяч дикарей. Причем в бой собирались идти все - и стар и млад. Особое мое внимание привлекла группа, которая была одета не в шкуры животных, а в какие то светлые, даже отливающие металлом одежды. В середине этой странной группы горел большой костер и было видно не только мне, но и другим, как на горячие угли бросали маленьких детей, а некоторым, тем, кто был постарше перехватывали горло и лили кровь в огонь.
  - Брат, это что они делают,- почему то тихо спросил у меня Тахир.
  - Молятся своим поганым богам и приносят им человеческие жертвы, что победить нас.
  - Но как так возможно, даже наши суровые и не всегда добрые боги и те не требуют человеческих жертв и пролития крови на жертвенном камне. Это же люди....
  - Это не люди Тахир, это звери и даже хуже зверей. Звери в первую очередь спасают своих детёнышей, а эти их убивают. Передай в отряды, с дикарями не сближаться, использовать стрелы, бить их издалека.
   Однако первыми нас атаковали именно эти толпы полулюдей, полузверей. Сорвавшись со своего места, под какие то лающие звуки, они помчались в сторону наших отрядов. Дождавшись, когда бегущие немного выдохнутся, Тахир отдал приказ атаковать. Казалось даже земля задрожала, когда, практически одновременно, десять тысяч всадников пустили коней в галоп. Ни о каком дистанционном бое не было и речи. Варвары врубались в обезумевшие толпы людоедов, топтали их копытами своих лошадей, рубили клинками, расстреливали из луков. Однако полностью остановить эту обезумевшую массу было не так то просто. Предчувствую свою скорую гибель дикари зубами впивались в горло лошадей, валили их на землю и терзали всадников, пожирая некоторых живьём и перегрызая им горло.
   Вскоре всё было кончено. Ни одного людоеда в живых не осталось. Небольшой группой всадников мы подъехали к той группе дикарей, что была одета в странные одежды. Внешне они выглядели как настоящие люди и ничем не отличались от обыкновенных жителей Хрустального королевства Кроне одного. Их верхние клыки выступали изо рта на пару сантиметров, что придавало им вид людей со злобной ухмылкой.
  - Вот это настоящие вампиры,- определил Витор, - именно так их описывает летопись "Странных времён". Там было написано, что их труппы надо обязательно сжечь, иначе по ночам они будут оживать и пить кровь спящих людей. Проверять на веру это утверждение я бы не стал, поэтому предлагаю всех этих с клыками сжечь.
  Вскоре, насобирав на берегу Дикой сухостоя и принесенные водой бревна, ближе к вечеру, прямо на тех же углях, на которых приносили свои человеческие жертвы вампиры-жрецы, были сожжены и их останки. Было очень странным наблюдать, как уложенные или брошенные в огонь трупы вдруг сами по себе садились, взмахивали руками, а потом ярко вспыхивали и рассыпались в пепел.
  А вечером состоялся неприятный для Тахира разговор.
  - Тахир, я ценю храбрость твоих воинов, но в сегодняшней схватке мы потеряли две сотни храбрецов, а всё тому, что не был выполнен мой приказ бить дикарей издалека стрелами. Я думаю, что для тех, кто не выполняет мои распоряжения и приказы, делать возле меня нечего. Можешь передать своим воинам, что они уходят, а я перехожу в отряд Витора. Там настоящие воины, а не своенравные юнцы, которые хвастают друг перед другом и ведут себя как девушки на выданье.
  Тахир ушел понурив голову.
  - А не слишком ты с ним круто Тюдор?
  - Конечно нет Барт. Ты думаешь они куда то уйдут? Как бы не так. Утром отряд Витора увеличится в два раза, все будут смотреть на нас честными глазами и убеждать, что это присоединившиеся к нам отряды дружественных племен, а провинившиеся воины уже ночью ушли в свои становища, проклиная свою несчастную долю и посыпая голову пеплом. Зато теперь я буду твердо уверен, что любое мое распоряжение будет выполнено. Объявляю три дня отдыха и подготовку к переправе. А нам, друзья, предстоит проехаться вдоль Дикой и посмотреть, где и как мы сможем перебраться в заречье. Барт пусти свои разъезды вдоль реки. Ведь как то людоеды перебрались к нам в гости. Вовремя мы вышли в поход и не дали им раствориться в степи, иначе потом пришлось бы с ними помучаться, отлавливая и уничтожая этих тварей.
  К нашему костру подошел хмурый Тахир. - Брат, мои люди поймали одного в светлой одежде. Он жрец и понимает нашу речь. Я привел его к тебе. Мне можно сесть возле твоего костра?
  - А я тебя не прогонял и на тебя не сердился. Я слышал, как ты сам отдал приказ бить людоедов стрелами, так что вины тут твоей нет, в том многие воины не выполнили и твой приказ. Они наверное тебя просто не уважают....
  - Я научу их уважать полевого вождя,- процедил сквозь зубы Тахир, устраиваясь возле нашего костра.
   Вскоре тройка дюжих варваров из личной охраны привели вампира в серебристых одеждах.
  - Где тебя нашли и почему ты не погиб вместе со всем своим племенем в схватке?
  - Я не фанатик и не ярый поклонник Носферату, что бы класть за это свою жизнь на жертвенный огонь. Если вы сохраните мне жизнь, я покажу вам древний проход в старый мир, вернее в то, что от него осталось. - Он невесело улыбнулся,- Когда то от этого имени дрожали все, а теперь судя по вашей реакции вы даже и не знаете, кто был таким Носферату.
  - Барт,- обратился я к шевалье де Крузак,- судя по словам этого существа где то здесь недалеко должен быть подземный ход, что ведет на ту сторону. Тебя же не случайно зовут "смотрящим сквозь землю", найдешь проход?
  - А что его искать, он и так на виду,- под жертвенным костром. Да только я думаю, что он открыт только в одну сторону, то есть от туда - сюда. Не случайно же заречье зовут проклятыми или запретными землями. Если б можно было вернуться, людоеды бы так и сделали, а они предпочли все погибнуть.
  - Что скажешь вампир? Хотя можешь ничего не говорить. Завтра ты первым отправишься в этот свой проход, а мы посмотрим, понаблюдаем.
  Существо с длинными клыками повесило голову и ничего не ответило, потом встрепенулось, в его глазах зажегся огонек надежды: - Вы правы, тот кто отсюда пойдет через этот проход - исчезает без следа. И не важно сколько там пройдет людей,- сотня или тысяча. Ни один не вернётся, но я примерно знаю, где была раньше старая переправа через рубеж, который вы зовете рекой Дикой.
  - Ну если ты знаешь, то и мы найдем,- Витор деланно зевнул,- или говори сейчас, или иди в огонь, пока угли полностью не прогорели.
  - Я скажу, я всё скажу. Если подняться вверх по течению, то можно найти развалины старого моста. Только я не знаю, действует тот мост или нет. Без меня вы его не найдете, только такой как я, обладающий истинным зрением, способен увидеть его и открыть другим.
  - Уведите его, пусть живет до утра, но глаз с него не спускать, если начнет как то вредить или напускать чары,- убить без сожаления, а тело сжечь.
  Вампира подхватили под руки, тут же скрутили, связали и как какой то куль потащили в темноту.
  - Что скажете друзья? Кто что знает про этот старый мир? - и мы все посмотрели одновременно на Витора.
  - А что вы смотрите на меня? Я и сам ничего толком не знаю.
  - Ты толком не знаешь, а мы вообще впервые о нем слышим,- отозвался Барт. - не тяни, рассказывай.
   Витор откашлялся и начал неторопливое повествование, правда сразу же предупредил, что если некоторые его нетерпеливые друзья начнут перебивать или торопить, то он ничего больше рассказывать не будет.
  " Странные времена" - так называется список летописи, что однажды попал мне в руки, когда я капался в библиотеке отца. Был он рукописный и не удобный для чтения. Я бы так и не прочитал из него ни одной строчки, если б не наказание. Помнишь Тюдор, мы с тобой сожгли большой стог сена? Как тебя наказали - не знаю, а я должен был прочитать пять книг и потом пересказать их графу. Одной из этих книг и была летопись. Я выбрал её потому, что она была не очень толстой.
  В ней рассказывалось, со слов далеких предков, что кода то этот мир состоял из двух частей - внешнего, в котором мы сейчас живем и внутреннего, в котором живут другие, которые своим могуществом могли противостоять богам, когда их было много и в них верили. Вампиры, кстати, из того внутреннего мира, но они служили тем другим как сторожевые псы служат нам - охранять и не пускать. Во внутренний мир существовало несколько проходов и его владыки изредка, для развлечений, посещали верхний мир. Тогда на нашей земле грохотали сильнейшие войны, гибли целые народы, превращались в прах государства, а те, другие, наигравшись, возвращались к себе. Так продолжалось очень долго. Другие то вспоминали, то забывали о нас. А потом, в одно прекрасное время, земля сильно затряслась, на месте равнин возникли горы, реки пересохли и исчезли, а там где раньше были бесплодные пески, образовались большие водоёмы, такие большие, что можно было плыть по ним несколько дней и даже недель, но так и не увидеть берегов.
  Стало известно, что другие что то не поделили между собой и внутренний мир был почти полностью разрушен изнутри. В целости и сохранности остался только небольшой кусочек, который оградил себя непреодолимым барьером от всего остального, оставив только один или два прохода во внешний мир. Однако люди не успокоились и нашли эти проходы. Они стали мстить другим за те беды и страдания, что они приносили. И вновь тряслась земля, менялась погода, возникали новые горы, а старые уходили под землю. Так продолжалось очень долго. Солнце от пожаров спряталось за дым и тучи, шли черные дожди, деревья и травы стали умирать. Победить в этой войне не удалось ни тем, ни другим. И тогда проходы в старый мир были закрыты. Вернее войти в них стало невозможным, а вот выйти можно было.
  Войны и сражения так обессилили обе стороны, что они заключили вечный мир, по которому ни те, ни другие не должны были проникать в иной мир и вредить ему.
  Появление людоедов и вампиров говорит о том, что древний мир стал непригоден для жизни и те, древние, нарушили свою клятву. Но честно говоря, мне совсем не хочется искать проход в их мир и отправляться туда на прогулку. К тому же, в летописи говорилось, что другой мир стал невидимым для простых людей и те земли, где он раньше располагался, заселили простые люди. Так что если мы не сунемся в неведомое, то вполне возможно, что за рекой нас будет ждать обыкновенная земля и обыкновенные варвары, которые, конечно, не чета нашим и по определению должны нам подчиниться.
  - Да, не густо, - подвел я итог услышанному. А в этой твоей летописи ни говорится каким оружием тогда воевали и с чем нам возможно придется столкнуться?
  - Может быть в более ранних списках и говорилось нечто подобное, но со временем это или забылось, или было принято за выдумку. Ну разве может простой человек летать по небу в железной карете и от туда кидать в противника огненные стрелы, которые сжигают все живое в округе, плавят камни и иссушают целые реки и озера? А именно об одном таком событии в Странных временах и говорилось.
  Мы замолчали, обдумывая услышанное. Тишину нарушил Тахир: - У нас существует легенда, что первые варвары появились в этих землях как стражи на границах внешнего мира. Мы то, что осталось от того непобедимого войска, что поставило на колени богов и уничтожило их могущество. С тех древних времен земли за Дикой считаются для нас проклятыми и мы туда никогда не ходили.
   И вновь наступила тишина.
  - Ладно, всем спать, утро вечера мудренее,- распорядился я. Мы закутались в звериные шкуры и вскоре легкое посапывание и похрапывание раздалось вокруг нашего костра. А мне почему то не спалось, вспоминалась Анна-Мария, её улыбка, ямочки на щеках....
  Разбудил меня Барт: - Тюдор, вставай, вампир то наш тю-тю, исчез. Усыпил стражу и сбежал. Сейчас Тахир за ним погоню отряжает, боюсь если его найдут, живьём он к нам не вернется.
  Однако опасения Барта были напрасны, вампир вернулся сам. Ему не препятствовали пройти к нашему костру, где я колдовал над варевом. Он остановился и ни к кому не обращаясь сказал: - Я нашел мост, и по нему даже можно пересечь реку, только лошадь придется вести в поводу, а телеги по нему не пройдут, слишком узкий.
  - Телеги можно будет разобрать и перенести на руках, а на том берегу собрать, без обоза с запасами, мы долго не протянем,- ответил я ему, а появившийся Тагир буркнул: - Да и добычу в телегах легче перевозить, а что добыча будет богатой, я нутром чувствую, а ещё я чувствую, что варево моего брата уже готово и мои кишки мне говорят, что пора есть.
   Сразу же после завтрака мы отправились к найденному мосту. Он был, по словам Вампа, так мы стали звать вампира с легкой руки Барта, всего в двух часах неспешной рыси, в пределах отряда Витора, что не принимал участия в уничтожении людоедов. Всю дорогу меня занимал вопрос и я не удержался и задал его, но подошел издалека.
  - Вамп, когда мы впервые захватили в плен людоедов, я оставил в живых двух малышей. Они с удовольствием ели жареное мясо, пили обычную воду вместо крови, но через пару дней умерли. От чего это произошло? И как ты будешь питаться, если мы сохраним тебе жизнь?
  Его ответ обескуражил меня: - Наши псы выращены таким образом, что их организм отторгает обычную пищу. Им обязательно нужно сырое мясо и свежая кровь. Мы же, высшие существа и мне достаточно питаться один раз в месяц, я имею ввиду пить свежую кровь. Я могу пить и кровь зверей, хотя она не такая вкусная, как у людей. Но это для меня не смертельно. А вот псы обязательно должны употреблять в пищу человечину, иначе и кровь и мясо зверей у них переставало усваиваться и они умирали. Это основная причина того, что мы покинули обжитые земли и решили нарушить великий запрет. Жрецы Носферату обещали богатые угодья для охоты и псы с удовольствием пошли за ними. Первые отряды, что проникли в ваши земли подтвердили слова жрецов. Охота была богатой и добычливой, а ваши всадники беспечны и неосмотрительны. А потом появилось ваше войска и древнее проклятье из легенд превратилось в реальность. Жрецы и их псы были полностью уничтожены. Я наверное последний, кто поклоняется богу вампиров, но свою жизнь ему в жертву я приносить не собираюсь. как я уже говорил, я не фанатик.
  - Вамп, а ты бы не мог как нибудь убрать свои клыки, а то уж больно видок у тебя страшный, так и тянется рука к клинку и возникает непреодолимое желание снести твою голову.
  - Я попробую, хотя и не обещаю. Раньше наши предки, что жили среди людей, ни чем от них не отличались. А потом необходимость прятать свои клыки отпала и наши мышцы ослабели.
   Я вижу ваше нетерпение и желание услышать рассказ о внутреннем мире. Поверьте мне на слово, там ничего хорошего нет. Тот мир, о котором мне рассказывали и который сохранился в сказаниях и легендах, давно умер. Да и закрыт он для вас. Там сейчас мертвая равнина вся в развалинах и орды псов бродят в поисках добычи, нападая на своих собратьев. Он выродился и обречен на медленное угасание.... А когда то мы летали по небу, нам были доступны любые расстояния, мы спускались в глубины морей и океанов, проникали глубоко под землю. Мы могли менять климат на всей планете, мы были повелителями и теперь все это исчезло. Когда и при каких обстоятельствах мы остановились в своём развитии, как получилось та, что мы стали проводить свои дни и годы в празднестве и развлечениях, старательно не замечая, что наш мир стареет и разрушается?
  И вот теперь мы имеем то, что имеем. Те другие, которых мы считали богами и которым верно служили ушли в другие миры или погибли в междоусобицах, а мы превратились в жалкие кучки дикарей, где высшей ценностью является кусок мяса и глоток свежей крови.
  - Вамп, если тебе неприятно об этом говорить, то мы не настаиваем,- проговорил Витор. А Барт тут же спросил: - А как нам закрыть твой тот проход, под костром, что бы другие орды людоедов не просочились в наш мир?
  - Его не надо закрывать, его уже закрыли. Жрецы, боясь, что слух о богатых и многолюдных местах достигнет других племен, уже сделали это. В последнее время жадность стала властвовать над нами....
  Моста на другой берег мы так и не увидели до тех пор, пока вампир не встал рядом с ним и не дотронулся до него своей рукой. Это был даже не мост, а мосточек, по которому могли пройти только два всадника ведя лошадей в поводу и то лошадям придется тереться бок о бок. Я быстро прикинул и распорядился переправу на ту сторону начать немедленно и только по одному всаднику, в колону, друг за другом. По моим подсчетам за те три - пять дней, что я отвел на отдых, подтягивание обоза и возвращение телег из моего замка, мы должны будем успеть переправиться, если всё делать быстро, без суеты и круглосуточно.
  Первым на тот берег вызвался перебраться Барт со своей охраной. Вскоре он вернулся назад с ошарашенным видом: - Тюдор, там нет зимы, там лето или поздняя весна. На сколько хватает глаз - степь до неба, тепло и полно свежей зеленой травы. Во, я даже цветочек прихватил. Как такое возможно?
  Отряд Витора начал переправу, она шла непрерывно, а слух о сказочной земле быстро распространился среди воинов. Возникли даже ругань и ссоры о первоочередности прохождения моста. Я распорядился обернуть перила различными тряпками, что бы их было видно, так как понимал, что Вамп всю переправу стоя и держась за перила - не выдержит. Пришлось и настил мостка накрывать попонами. Дело пошло на лад, когда появилась отборная тысяча Тахира и прибыла моя свита. Ссоры сами по себе прекратились и скорость передвижения увеличилась.
   В этой суете как то незаметно появился и де Спир, которого тут же окружили друзья, требуя подробностей. Однако он оказался неразговорчивым и только таинственно улыбался.
  - Вилен, если я узнаю, что ваша безбашенная жена всё таки рискнула увязаться с нами или за вами, вы оба немедленно будете отправлены под конвоем назад.
  - Что вы монсеньор, Рина осталась ждать меня во дворце герцога Конде и даже выписала себе из Крона несколько белошвеек и модисток. Сейчас все ждут с нетерпением их прибытия, что бы начать шить себе платья по последнему слову столичной моды.
  - Какие-нибудь новости из столицы поступали?
  -Сожалею милорд, но ничего,- ни писем, ни гонцов. Словно мы уехали и о нас забыли.
  - Или приказали забыть,- хмыкнул Витор....
  Я с тоской смотрел на вытянувшуюся вереницу желающих попасть на мост. Вамп спал, свернувшись калачиком у костра и накрытый чей то шкурой. Его серебристая одежда давно потеряла свой праздничный вид, а сам он выглядел до нельзя усталым и измотанным. А вроде бы ничего не делает - стоит держась за перила или сидит прислонившись к ним спиной, теперь вот спит, а специально назначенные люди внимательно следят, что бы он хотя бы ногой дотрагивался до моста, так как моя затея с покрытием провалилась. Стоило Вампу убрать руку или другую часть своего тела, как мост исчезал и кони отказывались вступать на пустое место. Попытки завязать им глаза ни к чему хорошему не привели и наш вампир был назначен вечным дежурным, как выразился Витор, который в отличии от Барта на ту сторону особо не торопился.
  Шел уже четвертый день нашего перехода, а ещё даже до обоза не дошли, не говоря уж о резерве и тылах. Я не удержался, и оставив старшим Витора на этой стороне, сам с Тахиром перебрался в заречье. Картина перед нами открылась действительно изумительна - изумрудная степь простиралась перед нами, кое где были видны вкрапления рощ. Барт жизнерадостно доложил, что на три конных переходя ни жилья ни посторонних не обнаружено, разъезды и разведчики получили приказ далеко не разъезжаться и вести непрерывное наблюдение. В стычки с жителями, если их удастся встретить - не вступать, а пригласить их в гости для беседы.
   А Тахир всё цокал языком и хвалил себя за мудрость,- дескать как же он правильно поступил, что забрал с собой в поход всех и теперь эти обетованные земли по праву принадлежат его орде и здесь теперь будет их новая родина. Я его оптимизм не разделял и напряженно думал, как взять этот мост под свой контроль и в будущем использовать его для связей между землями и торговли, если конечно найдется чем торговать.
   Только через двенадцать дней стал переправляться обоз с фуражом и запасами, а ведь ещё предстояло переправить женщин, детей, скарб и имущество. За эти дни вынужденного безделья мы разведали пути на десять конных переходов, Барт со своими людьми подготовил несколько колодцев, а наши кони отъелись на привольных травах. Было правда и своё но,- стали раздаваться голоса о том, что дальше варварам не зачем идти, что они нашли свое место, а железные воины, так нас называли за наши кирасы, пусть, если хотят, идут дальше.
  - Тахир, всех тех, кто мутит воду и призывает к окончанию похода связать и отправить на тот берег. Для них сюда путь заказан. Здесь ты разбиваешь свое становище и мы оставляем женщин, стариков и детей. Дальше пойдем налегке и ждать никого не будем.
  Ещё пятнадцать дней у нас ушло на поиск хорошего места и его обустройство и пара дней на то, что бы отправить всех недовольных назад, в зиму и холод. Последними мост переходили Витор и Вамп. Как только Вамп вступил на землю с этой стороны, мост исчез и исчез не просто так,- стал невидимым, а вообще исчез, как будто его тут и не было.
  Теперь мы шли одной колонной и ускоренным маршем. Я прекрасно понимал, что рано или поздно такое скопление всадников всё равно заметят и поэтому торопился уйти как можно глубже в неизвестные нам земли. Называть их запретными или гиблыми, язык как то не поворачивался.
  Через двадцать пять дней пути стали попадаться первые признаки обжитых земель, а вскоре мы наткнулись на тучные стада овец и коз. Встреченные нами пастухи ни сколько не выглядели удивленными от увиденного и охотно рассказывали кто тут обитает и чем живет.
   Вскоре на высоком холме мы увидели красавец замок, хотя так я его назвал по старой привычке. Это был большой дом, построенный из незнакомого нам материала, весь такой из себя чистенький и уютный, что невольно складывалось впечатление, что хозяйкой в нем была женщина. Так оно и оказалось. Я с друзьями и свитой отправился нанести визит вежливости, а Тахир занялся разведкой местности и определением дальнейшего нашего пути.
  В дом нас запустили беспрепятственно и сразу же предложили умыться с дороги и привести себя в порядок. Только Вамп недовольно крутил головой, словно в чем то сомневался. Когда мы остались одни он тихо промолвил : - Тюдор, я бы не советовал слишком уж доверять владельцам этого дома. Что то здесь нечисто, я чувствую древнюю магию своих хозяев.
   Его слова я воспринял на полном серьёзе и распорядился ухо держать востро, а оружие под рукой. За обильным столом царило веселье и как мои ребята не крепились и не сдерживались, но по одному, два кубка вина ими было выпито. Я пил только воду из бурдюка и моему примеру последовало все мое ближайшее окружение.
  
  3.
  
  Мы уже знали, что хозяйкой дома и всех ближних земель и пастбищ была метресса София, которая в настоящий момент хоть и отсутствует, но пользуется славой хлебосольной и гостеприимной хозяйки. Нас, почему то, ни о чем не расспрашивали и не интересовались, откуда мы появились. Вамп выбрал момент и предупредил меня - собери всех своих ребят в своей комнате, боюсь будут неприятные сюрпризы. Я обратился к своим соратникам: - Друзья, после того, как мы насытимся, жду вас тут же в той комнате, что отвели мне для отдыха, нам надо поговорить о наших дальнейших планах.
  Встали мы из за стола одновременно и дружной гурьбой отправились ко мне. Стоило нам зайти, как все те, кто пил вино тут же уснули - кто на полу, кто у стены, а у тех у кого хватило сил - спали сидя в креслах и на стульях.
  Вамп принял командование теми, кто не впал в оцепенение и распределил нас следующим образом: за открывающейся створкой дверей встал Барт; я и Витор встали за оконные гардины но так, что бы снаружи нас не было видно, Вилен и Этьен спрятались за роскошным ложем, а сам Вамп поставил посредине комнаты кресло и сел в него спиной к дверям.
  - Держите оружие наготове,- сразу же предупредил он,- главное не только убить, но и отрубить голову тем, кто появится здесь. Будьте очень внимательны, эти существа, если я не ошибся, очень быстры и раны на них быстро затягиваются.
   Ждать нам пришлось недолго. В комнату вальяжно зашли четыре человека во главе с распорядителем, который нас встречал и распоряжался в обеденном зале.
  Увидев уснувших он тут же распорядился,- Будете цедить кровь, смотрите не пролейте ни капли. Тела потом отнесёте в ледник, да раздеть не забудьте, олухи, иначе одежда опять примерзнет,- затем он замолчал и уже другим тоном продолжил, - Пока никого не трогать. Госпожа сейчас подойдет, хочет сама взглянуть на пришлых, может кого выберет себе для утех.
   Не прошло и нескольких минут, как дверь вновь распахнулась и вошла ослепительно красивая женщина, только красота её была какой то хищной, неестественной.
  - О как мило, они все собрались в одной комнате, не надо будет ходить. Ну что тут у нас?
  - Какие то пришлые госпожа. Одетые не по нашему, так что искать их вряд ли будут, да и оружие у них чудное, какое - то игрушечное, - мечи узкие и легкие, а доспехи нормального удара мечом вряд ли выдержат.
  - Что чужаки - хорошо,- договорить она не успела, так как Вамп встал из своего кресла и повернулся к ним. Его клыки тут же выступили из складок и его лицо приобрело зловещий вид.
  - Здравствуй Санья, значит теперь тебя зовут София? Решила спрятаться на окраину, в надежде, что здесь твои черные делишки не так будут заметны? А куда сестричку дела? Обычно вы на пару действовали....
  На ту, которую Вамп назвал Санья, было страшно смотреть. Вся красота куда то испарилась, лицо исказила гримаса неприкрытого ужаса, взгляд остекленел, оцепенение напало и на её подручных, она только и смогла прохрипеть: - Страж. Здесь....
  - Отрубите им всем головы, а потом надо будет обойти все комнаты, все закоулки и убить всех до единого. Это псевдовампиры. Когда то они были обычными людьми, а теперь превратились в монстров ещё хуже псов-людоедов. Я потом расскажу о них подробно, а теперь действуйте.
  Одна Санья соображала, что сейчас должно произойти, так как пятясь попыталась выскользнуть из комнаты, но напоролась спиной на лезвие Барта и клинок с хрустом пронзил её насквозь. Однако красной крови, к которой мы привыкли, из раны не упало ни капли на ковер. Кровь была зеленовато-желтого цвета.
  - Барт, не издевайся над этой тварью, просто отруби ей голову. Когда то она была очень красивой женщиной и доставила мне не мало приятных минут.
   Барт выдернул клинок и на удивление легко, одним ударом отделил голову от тела. Та же участь постигла и слуг хозяйки. Как только её голова упала на пол, очнулись все те, кто спал беспробудным сном или находился в оцепенении.
   - А теперь надо проверить весь дом снизу до верху,- напомнил Вамп,- и не оставить ни одного живого. Кроне вас, здесь людей нет.
  Разбившись на пары, действуя как при захвате замка врага, наши люди приступили к зачистке. Хотя зачисткой это назвать было нельзя,- ни какого сопротивления не было. Все обитатели дома впали в ступор и не шевелились. Следовало подойти к ним и одним ударом отрубить голову. То с какой легкостью это делалось, наводило на мысли о том, что это действительно были не люди, так как их кости были слишком мягкие и податливые. Да и вид вытекающей жидкости, который на воздухе быстро превращалась в голубую, достаточно густую кровь этих существ, вызывал омерзение.
  Только через два с небольшим часа всё было закончено. В подвалах дома были найдены забитые льдом и телами большие комнаты, а кровь хранилась в отдельных, плотно закрытых резервуарах и её количество соответствовало большому винному подвалу. Такое количество "запасов" заставило меня всерьёз подумать о передаче этого дома в распоряжение Вампа. Пока сомнений в его преданности у меня не возникло, хотя я прекрасно понимал, что он преследует какие-то свои, неведомые нам, цели.
  Собрались мы вновь в том же обеденном зале, правда теперь пришлось хозяйничать самим, так как даже самых мелких и незначительных слуг мы не пощадили.
  - Что первым делом бросилось в глаза при посещении этого дома и на что вы совсем не обратили внимания? - поинтересовался Вамп, не обращаясь ни к кому конкретно. Все присутствующие сКронно промолчали, так как ничего необычного в обстановке дома и его убранстве не было.
  А Вамп продолжал: - Дом принадлежит женщине, это мы узнали сразу же, да и это не скрывалось его обитателями. А насторожить вас должно было следующее - на в одном помещении, ни в одной комнате или коридоре вы не найдете ни одного зеркала. И это в доме, где властвует, по-своему красивая, женщина? - он обвел нас глазами. - Псевдовампиры не отражаются в зеркальных поверхностях и соответственно не отбрасывают тени. Это одна из их особенностей и вы должны об этом знать, что бы в будущем не попадать в такие ситуации, когда из вас могут сделать мясные заготовки.
  - Вамп, ты обещал просветить нас о псевдовампирах,- обратился к нему Витор. - Наши сведения о вампирах очень скудные и весьма противоречивы. В летописях Странных времен предписывается сжигать трупы вампиров, а ты предложил просто рубить им головы.
  - Ваша летопись говорит правильно, трупы настоящих вампиров надо сжигать, а вот псевдовампирам достаточно просто отрубить голову. Дело в том, что псевдовампиры - это бывшие люди, которые в погоне за призрачным долголетием или сохранением своей красоты, как в данном случае, заставляет их идти на некие действия, которые делают из них вампиров. Предвижу ваш вопрос и сразу говорю, что просто пить человеческую или другую кровь не сделает из вас вампира. Надо, что бы внутри человека произошли определенные изменения, а для этого в его кровь специальным приспособлением вводится жидкость, которая и превращает его кровь в ту жидкость, что вы видели. И для того, что бы количество этой жидкости в теле оставалось достаточным для нормальной жизнедеятельности и нужна этим псевдовампирам человеческая кровь, причем нужна постоянно. Настоящие же вампиры обходятся малым количеством крови, причем любой и не обязательно человеческой, их питание осуществляется не чаще одного раза в месяц, а при достаточно рациональном использовании своей жизненной силы, хватает одной порции и на три месяца. Ну а человеческую плоть они едят только из своего личного удовольствия, для того, что бы мясо не пропадало, и для того, что бы показать своё превосходство над остальными и возвыситься в своих собственных глазах.
  - Вамп, я думаю, что этот дом мы передадим в твое распоряжение. Во первых отсюда не так далеко до места нашей переправы, а во вторых, по-крайней мере, некоторые из нас намерены вернуться назад к тем, кто их ждет. А без твоей помощи сделать это невозможно.
  - Не обязательно возвращаться в эти края, что бы попасть к себе домой. Существуют ещё два перехода, но они находятся в центральных королевствах этих земель. Я провожу вас туда и покажу, как ими воспользоваться для того, что бы потом можно было спокойно путешествовать между этими землями.
   Вамп,- обратился я к нему,- Санья, как ты её назвал, сказала, что ты страж. Что это означает?
  - Мы, и в частности я, как настоящий вампир служим стражами. Сначала мы служили другим, потом древним. После того как нижний мир разрушился и в настоящий момент заканчивает свое существование, надобность в стражах там исчезла, поэтому я и перешёл сюда.
  - А какая разница между другими и древними, разве это не одно и тоже? - поинтересовался любознательный Витор.
  - Нет. Другие,- это другие, они не люди и ничего даже близко похожего на вас в них нет. Как бы вам понятнее объяснить. Это сгустки энергии. Впрочем, что такое энергия вы тоже не знаете. Вот, - другие этот нечто похожее на ваш святой дух, в который вы верите. Он вроде есть и в тоже время его невозможно потрогать руками или увидеть. Конечно он иногда проявляется и каждый раз по разному, то в виде светящего облака, то как темное пятно на белом фоне, то как то по другому.
  А древние, это всё таки больше люди. Они произошли от того, что некоторые другие имели детей от простых женщин, вот от них и произошли древние. От других они во многом унаследовали знания и тайны бытия, их мощность и силу, но не физическую, чем вы так любите кичиться, а духовную.
   Другие ушли в иные миры, оставив этот мир своим детям, а дети, когда наигрались в свои игрушки и повзрослели, оставили этот мир своим детям, которые не захотели расти и превратились в отбросы, растеряв всё, что им оставили в наследство их предки. С ними вы уже виделись, когда громили людоедов. К тому же защита внутреннего мира была нарушена, её восстановлением никто не занимался и всё пришло в упадок. Люди же в верхнем мире продолжали развиваться, не смотря на все то, что происходило в нем. Часть потомков древних поднялось в ваш мир и отгородило небольшой его кусок непреодолимым барьером, что бы жить в свое удовольствие, но и они остановились в своем развитии и застыли на одном месте, к тому же и сюда проникла зараза с нижнего мира.
  Стражи, - это охрана. Она предназначены для того, что бы оберегать оба мира от проникновения друг в друга, если для этого не наступили благоприятные условия. Сами понимаете, что если б другие или древние захотели уничтожить ваш мир, то они спокойно могли бы это сделать, так как их мощь не вообразима. Стражи не позволяли им это сделать, хотя попытки и предпринимались. Людоеды и жрецы Носферату нарушили древнее соглашение и были уничтожены вами.
  Это мир, находясь в изоляции, остановился в своем развитии и сравнялся с вами, правильнее сказать, опустился до вашего уровня, а значит потерял право на свою исключительность и в него требуется влить свежую струю, объединив оба мира в один, дабы не повторилась неприятная история. Как только слияние произойдет, я удалюсь, так как моя задача будет выполнена и мир станет единым.
  Господа не обижайтесь, если я что то непонятно вам объяснил, но это всё, что я могу вам сказать понятным вам языком....
   На следующий день к нам в гости пожаловал Тахир. Выглядел он крайне смущенным, долго мялся и наконец решил заговорить со мной.
  - Брат, не знаю как тебе сказать, но совет старейшин решил дальше не продолжать поход. По их мнению, ты привел нас в обетованные земли, которые наши боги обещали нам. Мы отдаем тебе всё наше золото, что бы задобрить тебя и отвратить твой гнев от нашего племени. Единственное, что я могу сделать для тебя, это разрешить в добровольном порядке сопровождать тебя охочим людям. Прости брат, но для нас поход закончен и с меня сняли обязанности полевого вождя. Во главе племени и рода вновь встал мой отец.
   Примерно подобное я предполагал, но не думал, что это случится так рано. Уж слишком велик был соблазн для кочевников освоить и застолбить за собой новые земли, тем более, никто не знал их протяженность вдоль Дикой.
   Вамп присутствующий при этом разговоре поспешил успокоить меня, - Я присмотрю за ними и прослежу, что бы они на новых местах не творили непотребство и жили в мире со своими соседями, в частности со мной.
  - Вамп, меня беспокоит некоторый перекос. В поход с нами отправились около тридцати тысяч воинов, и хотя я приказал в состав орды включать всех женщин и девушек из покоренных племен, их всё равно будет недостаточно, а значит варвары устроят охоту и будут добывать себе жен. А где они их возьмут? Только в густонаселенных районах, которых мы пока не встретили, а значит будут опять походы и грабежи.
  - Думаю до этого не дойдет, им сначала надо будет утвердиться на новых землях, а это не просто, ведь наверняка у них уже был хозяин. Так что надо просто подождать и посмотреть, как дальше будут развиваться события. Может быть свое место под солнцем твоим друзьям придется завоевывать в ожесточенных схватках....
  Продолжить поход со мной решили полторы тысячи человек во главе с младшим братом Тахира - Рондо. В основном это были самые бедные, так называемая голытьба, у которых за душой ничего не было, не говоря уж о том, что бы заплатить выкуп за невесту. Через три дня одним большим отрядом мы продолжили движение в глубь неизведанных земель.
  Только через двенадцать дней мы встретили первое сопротивление. Небольшая крепость преградила дорогу, по которой мы двигались. Из её ворот навстречу вышли около трех сотен пеших воинов одетых в сплошное железо и с короткими копьями и мечами. От их войска отделились два всадника и подскакав к нам громко прокричали: - Дикари, дальше вам путь заказан. Королевство Рокан не желает вас видеть на своей территории. Возвращайтесь в свои степи, иначе мы вас всех уничтожим.
  Я с интересом рассматривал нашего первого противника. Вооружение у него было устаревшим и в основном предназначалось для короткого ближнего боя, причем действовать предстояло только в строю, плечом к плечу. В полевой схватке эта тактика была бесполезна, особенно с варварами, которые с измальства учатся владеть луком.
  - Рондо, подразни этих напыщенных идиотов, что ни разу не сталкивались с настоящими воинами. Но в схватки с ними не вступать и даже не приближаться. Надо просто заставить их отойти подальше от крепости, что бы, когда мы их разобьем, остатки не смогли укрыться за её стенами. Для этого тебе хватит несколько сотен, остальные пусть приготовят луки и в круговой скачке, с расстояния перебьют их всех. Оставь две сотни, которые на плечах отступающих ворвутся в крепость и обеспечат её захват. Вам, господа,- обратился я к своему отряду и свите,- в схватке принимать участие запрещаю. Это не тот случай, когда вы можете показать свою выучку и мастерство. Надеюсь мой приказ всем понятен?
  Надо сказать, что мой отряд уже сейчас насчитывал полсотни искателей приключений. К тому десятку, что покинул со мной Крон, прибавились воины и дворяне приграничья, которые тоже рассчитывали пополнить свои кошельки, а при удачном раскладе и поживиться землями и наделами.
  Три сотни всадников изобразили хаотичную атаку, словно они хотели в лоб раздавить, растоптать этот отряд. Я подивился выучке воинов противника. По неслышному мне приказу они, они быстро перестроились в нечто похожее на цельнометаллический квадрат, усеянный щетиной копий. Причем первый ряд поставил свои большие щиты на землю, а второй на них сверху и так по всей окружности отряда. Однако ожидаемой атаки не последовало. Варвары просто-напросто за пару десятков шагов приняли в сторону и обогнули ощетинившийся строй. Так повторилось несколько раз, пока такая игра не надоела командиру отряда и он отдал приказ начать движение вперед, словно выдавливая противника на его территорию. Как только расстояние между отрядом и крепостью значительно увеличилось, в дело вступили лучники Рондо. Окружив отряд плотным кольцом, они начали методично расстреливать воинов. Причем часть варваров стреляла напуском, когда стрела взлетала высоко вверх и потом достигнув высшей точки, резко падала вниз. Прежде чем противник догадался поднять свои щиты вверх и сомкнуть свои ряды, он понес ощутимые потери. Более того, отряд стал пятиться, оставляя на поле боя своих убитых и даже раненых.
  - Ну что господа, настал и наш черед, приготовить арбалеты! - распорядился я. - Рондо, как только первые ряды за щитами будут выбиты, врубайся в открывшийся проход и завершай схватку. Да сам не лезь в рубку, твоя задача с отборными сотнями - крепость.
  Отрядом арбалетчиков командовал Барт, который до этого нетерпеливо ёрзал в седле и всем видом показывал своё неуёмное желание ввязаться в драку.
  - Барт, не забудь отвести отряд в сторону и дать проход людям Рондо,- строго предупредил его я. -Твоя задача поддержать атаку двух сотен на крепость и захват ворот. Всё понял? - Вместо ответа Барт хищно улыбнулся и повел свой отряд на сближение.
  Варвары расступились в стороны, предоставляя возможность четырем десяткам моего отряда использовать пробивную силу арбалетов.
  Первый же залп двух десятков арбалетов пробил большие бреши в рядах обороняющих, а второй залп довершил разгром. Болты легко пробивали и щиты и доспехи противника и уже несколько десятков полегли под нашими выстрелами. Барт еле успел убрать своих людей, как с криками и воплями во внутрь строя врезались варвары и началось избиение.
  До ворот удалось добежать только неполным двум десяткам воинов, которые бросая оружие и срывая свои доспехи, спешили укрыться за крепостными стенами. Но как только ворота открылись, что бы принять беглецов, в них устремились резервные сотни и мой отряд. Через час всё было кончено.
  К холму на котором осталась моя ближняя свита подскакал весёлый Барт: - Милорд, крепость пала, часть гарнизона сложила оружие, остальные перебиты. Захвачен наместник королевства Рокан, который как раз в это время прибыл в крепость для сбора дани и оброка с окрестных земель. Тюдор, ты представляешь, у них здесь правит женщина, - сиятельная и восхитительная Вирена. Наместник пообещал замолвить за нас перед ней словечко, если мы смиренно позволим заковать себя в железа и предстанем перед ней для справедливого королевского суда.
  - Пойдем, посмотрим что за наместник и что за крепость,- неторопливо спустившись с холма, мы шагом направились к воротам крепости. Там, на небольшой площади сидели на земле три, или около того, десятка безоружных воинов. Ещё человек восемь стаскивали трупы погибших в одну кучу к крепостной стене. Судя по следам крови, это были простые люди и среди них не было псевдовампиров. Отдельной группой стояли несколько, богато одетых, людей. Правда от их богатства остались только обрывки, но вид они имели надменный и гордый.
  - Все псевдовампиры,- шепнул мне Вамп,- а значит и сама королева из них тоже. Похоже, что это сестричка Санья нашла себе теплое место. Надо будет обязательно с ней встретиться и зачистить её свиту от этих тварей. Не думаю, что их там много, иначе бы народ давно заподозрил неладное, а вот на окраинах королевства их может быть достаточно,- я кивнул головой, давая понять, что его слова услышаны и приняты к сведению.
  - Эй, кто нибудь,- громко крикнул я,- найдите мне в этом курятнике, что по недоразумению называется крепостью, зеркало или хотя бы осколок его. Сразу же несколько варваров из моей личной охраны бросились на поиски и вскоре принесли ручное зеркало, которое принадлежало, судя по всему, какой то женщине. С ним в руках я подошел к этой группе и повернувшись к ним спиной посмотрел в зеркало. Вамп был прав, ни один из них в нем не отразился. Только после этого я обратил внимания, что и тени они не откидывали, так что даже надобность в зеркале было излишней.
  Я подошел к этим гордецам. Куда только делся их надменный и высокомерный вид, видя зеркало в моих руках, они растерянно смотрели друг на друга, а потом побледнели и широко раскрыв глаза уставились мне за спину. Там, наверное Вамп продемонстрировал им свои клыки и их вид обездвижил их. Хотя может быть вампир и применял какое нибудь колдовство или магию.
  - Отрубите им головы,- распорядился я, что было тут же исполнено.
  - Эх, надо было их допросить, - сокрушенно проговорил Витор.
  - Витор, а ты уверен, что они сказали бы нам правду? Проще узнать все что нас может интересовать от простых воинов или обитателей крепости, чем от этих надутых придворных.
  Даже пленные воины с удивлением смотрели на голубую кровь, что растекалась вокруг обезглавленных трупов.
  - Ну что, теперь поняли кому вы служили олухи царя небесного? - весело проговорил Барт. - Им глубоко наплевать было на ваши жизни. Этих трупоедов интересовали только ваша кровь и ваши тела, они ими питаются. Так что благодарите графа Тюдора, принца Конде, что спас вас от ужасной участи и сохранил ваши жизни. Есть желающие поступить к нему на службу?
  - А что будет с теми, кто не поступит? Убьёте?- раздался чей то несмелый голос.
   - Зачем убивать, выведем вас за ворота и попутного вам ветра в спину. Принуждать никого не будем...
  Поступить ко мне на службу решили семнадцать человек, а двадцать четыре решили покинуть крепость. Все поползновения на то, что бы забрать свои вещи и имущество, я пресек на корню.
   - Вашего здесь теперь нет ни чего. Выведите их за ворота и пусть идут на все четыре стороны.
  Вскоре к семнадцати присоединились ещё шестеро, которым оказалось некуда идти. А я обратился к теперь своим служивым: - Ничего менять в укладе крепости я не собираюсь, вмешиваться в вашу службу тоже не буду, по крайней мере на первых порах. Единственное изменение - проход и проезд мимо крепости теперь свободный. Комендантом крепости назначаю господина Этьена. Этьен, разберись, когда им выплачивали жалование, если есть долги, то погаси, да получи из моей казны несколько сотен золотых на обустройство. Рондо, отправь несколько раненых к Тахиру с наказом прислать сюда тысячу всадников. Этьен, как только они поступят в твое распоряжение, проведи зачистку округи от псевдовампиров, как их теперь отличать от простых людей ты знаешь. Потом со своим отрядом можешь догнать нас, но только после того, как здесь все наладится.
  Однако посылать посыльных к Тахиру не пришлось. Буквально через полчаса он заявился сам.
  - Брат, скучно там, старики друг друга за бороды таскают, всё спорят и делят. Я сбежал к тебе, а что бы мне в дороге не было скучно я прихватил несколько тысяч тех, кто ещё решил присоединиться к войску,- и уже на ухо мне тихо добавил,- А девок в орде действительно оказалось очень мало и все такие дорогие сразу стали....
  Беспечность местных жителей меня просто поражала. О том, что по землям королевства идут чужаки, как будто никого не касалось. Мы шли широким фронтом, стараясь охватить как можно большую территорию и это приносило свои плоды. Многие большие дома, что совсем не были похожи на замки и для обороны были совсем непригодны, захватывались без особых проблем. Там, где нам попадались псевдовампиры,- их казнили, а имущество и земли переходили по праву сильного ко мне. Я щедро наделял своих соратников и даже с десяток варваров получили свои наделы, правда в отдаленных районах. Я разрешил им оставить небольшие отряды в своих новых землях и постепенно мое войско начало таять. С одной стороны это было плохо, а с другой, оставляя гарнизоны я как бы закреплял за собой право распоряжаться здесь всем. Однако горевал я не долго. Не знаю каким образом, но до орды дошли слухи о том, что те, кто пошел с мной уже стали владельцами новых земель, прекрасных пастбищ, обширных лесов и крепких, надежных домов. А самое главное, во вновь образованных родах было достаточно женщин и девушек и недостатка в невестах не было. Не проходило дня, что бы к нам не присоединялись новые отряды, которые спешили нас нагнать.
   Тахир посмеивался,- Скоро на стойбище никого из молодежи не останется, все вернуться к тебе брат, под твою руку.
   По тому, что всё больше и больше стало попадаться крупных сел и небольших городов, становилось понятным, что мы вступаем в густонаселенные земли. и вскоре вполне вероятна встреча с королевскими войсками, если они конечно здесь были. Барт, который по прежнему рыскал со своими людьми впереди основных сил и был нашими ушами и глазами, доносил:
   - Многие дома знати брошены и опустели. По словам прислуги все ищут укрытие в столице. Сиятельная Вирена спешно собирает войска. Она даже снимает отряды из приграничных крепостей, так как это единственная реальная сила в королевстве, а ополчение и дружины лордов ни на что не годны. К тому же многие из лордов являются псевдовампирами, так как в их домах напрочь отсутствуют зеркала.
  По словам Барта мы за полгода прошли почти половину королевства, осталось пройти вторую и мне можно будет провозгласить себя королем захваченных земель.
  Вамп в последнее время заметно нервничал и выглядел несколько не в себе. Я думал, что ему не хватает крови и собирался уж было отдать ему пару пленных, но всё дело оказалось в другом. На одном из наших советов, он не скрывая тревоги поведал нам, что ему не нравится та легкость, с которой мы захватываем земли и распыляем свои силы.
  - Мне кажется, Вирена надеется на то, что вскоре у нас не окажется реальных войск. Она может пойти на хитрость и закрепить все пожалованные тобой земли за твоими воинами при условии, что они не приведут под твои знамена своих всадников.
  - А вот это мы и проверим,- предложил я.
  Во все отряды пошли приказы остановиться на достигнутых рубежах и вести только разведку, отслеживая передвижение королевских войск и ополчения. А во все наделы полетели гонцы с призывам собраться под моими знаменами для решающей битвы. Да и из приграничья приходили не очень радостные вести. Участились стычки с бывшими хозяевами этих земель, возникли распри и раздоры внутри самой орды и в совете старейшин.
   Вот тогда то я и предложил своим соратникам закончить наш завоевательный поход одним ударом,- создать особый отряд, который внезапно захватит столицу, пленит или покончит с сиятельной и восхитительной Виреной и тем самым утвердит нашу власть над всем королевством. Началось всестороннее обсуждение моего плана, а потом и кропотливая, незаметная работа по его претворению в жизнь.
   В пятитысячный ударный отряд вошли: - мой отряд и моя личная охрана со свитой, личная тысяча Тахира, точно такая же тысяча Рондо, а также ещё три тысячи самых бедных и обездоленных варваров, которые ещё не успели обрасти добычей. Основу отряда составляли люди Барта и я поручил ему общее командование. В дальние рейды к столице ушли небольшие разведотряды, которые собирали сведения о дорогах, укреплениях, преградах и возможностях незаметно приблизится к столице. Если получится, то некоторые из них должны были побывать возле королевского дворца и посмотреть на него со стороны и с точки зрения обороны.
  Опасения Вампа оказались напрасны, почти все те, кто получили от меня наделы прибыли со своими людьми под мои знамена. Собиралась серьёзная сила, с которой королевству Рокан сталкиваться ещё не приходилось.
  
  4.
  
  В мою ставку, которую я разместил в одном из брошенных поместий, стали стекаться сведения о том, что королевские войска вышли из столицы и ускоренным маршем двигаются в сторону большой холмистой равнины, где, видимо, и собираются дать нам бой, остановить наше передвижение и разгромить. С точки зрения ведения войны, равнина была выгодна нам, так как пересеченный рельеф местности позволял использовать мобильные конные отряды и вынуждено дробил пешие войска противника на небольшие группы. Именно поэтому я запретил препятствовать сбору войска королевы на выбранном участке местности.
   Наверное как и везде, при любой власти, всегда найдутся недовольные. Вот и в мою ставку прибыла так называемая оппозиция королеве Вирене, которая предложила мне свои услуги. Плотной группой из семи человек они вошли в мой кабинет. Сидевши в углу Вамп напрягся, этот я понял по его спине, а значит среди прибывших был один или несколько псевдовампиров. А надо сказать, что кабинет у меня был непростой. Тыльная стена его была заделана зеркалами и если посетитель не оборачивался, то он и не догадывался, что я или кто то другой внимательно разглядывал отражения. Отражений было шесть, а вошло семеро. С первого взгляда и не разглядишь, от кого нет тени и кто не отражается в зеркале.
  Вошедшие сдержано поклонились и бесцеремонно стали разглядывать меня, а я их. С первого взгляда чувствовалось, что эти люди привыкли к тому, что им всегда подчинялись, на окружающих меня людей смотрели с некоторым пренебрежением и даже презрением. На варваров вообще не обращали ни какого внимания, как будто их и не существует...
   Первым не выдержал их предводитель: - Сударь, позвольте я представлю вам тех людей, которые уже не первый год ведут непримиримую борьбу с той, которая называет себя блистательной и восхитительной королевой, а сама распродает королевство мелкими кусочками соседям и ни мало не заботится о благополучии своих подданных.
  - Вы зря так уничижительно отзываетесь о своей королеве, она показывает себя женщиной весьма мудрой и предусмотрительной. Глупая ни когда бы не поставила во главе противостоящих ей сил своего ставленника. Обернитесь господа, - они все повернулись,- Правда интересная штука? Вошло в мой кабинет семь человек, а в зеркалах отражается только шесть. Может мне кто-нибудь из вас объяснить в чем тут фокус?
  Я чувствовал, как среди присутствующих воцарилась растерянность и как стала накаляться обстановка в кабинете. Внезапно их предводитель резко развернулся и с завидной скоростью бросился ко мне. Такой прыти от него не ожидал никто,- ни я, ни моя стража, ни мои друзья. В руке у него блеснул кинжал и к моему удивлению он достаточно легко пробил и мою кирасу и миленскую кольчугу, а я почувствовал резкую боль в левом боку. У меня на теле хватает шрамов от различных ран полученных как на дуэлях, так и во время охоты, но такой боли я не испытывал, кажется, никогда. Оседая на пол, я, словно в замедленном сне, видел, как Барт и де Спир практически одновременно протыкают нанесшего мне предательский удар, а подоспевший Витор отсекает ему голову. У меня даже не хватило сил прохрипеть - Допросить,- и я провалился в темноту.
  Пришел я в себя от того, что мне в лицо брызгали водой. Но это только мне казалось, что брызгали, на самом деле мое лицо аккуратно протирали влажной тряпкой. Открыв глаза я обратил внимание, что нахожусь в своей спальне, в той, в которую вселился пару дней назад, когда решил в этом доме устроить свою резиденцию.
   Пожилая женщина, что протирала мое лицо ни капли не удивилась тому, что я открыл глаза.
  - Ну вот и хорошо, что вы ваша милость пришли в себя. Вставать вам ещё рано, дырка ваша заживает, так что ещё пару дней вам придется поваляться в постели. Сейчас я приглашу ваших друзей, но предупреждаю, ни каких резких движений, иначе рана может открыться и лечение затянется на недели.
  Она отставила в сторону таз с теплой водой, неторопливо встала и подошла к двери. Не успела она её открыть, как тут же в комнату ворвались, топая сапогами мои друзья. Первым, естественно, подал голос Барт: - Смотрите, де Вамп не обманул, Тюдор действительно пришел в себя в отведенный им срок, - а я смотрел на радостные знакомые лица и глупая улыбка ширилась на моем лице.
   Инициативу в свои руки взял Витор: - Так, тебе много говорить нельзя, поэтому сначала все новости расскажем мы. У этой твари, что ранила тебя, оказался очень странный кинжал,- трехгранный, сделанный из особой стали, именно поэтому он так легко пробил всю твою защиту. Тебе повезло, в последний момент успел вмешаться де Вамп и замедлил силу его удара и глубину проникновения. А ведь он нас предупреждал, что эти псевдовампиры очень быстро двигаются, а мы пока сопли жевали, пока сообразили что и как , он уже успел тебя насадить на свой клинок. Бошку ему, правда, сразу же отрубили. Клинок этот забрал себе Вамп. Он сказал, что это какая то там особая сталь, секрет изготовления которой давно утерян в глубине веков. Остальных допросили и пришли к выводу, что ты оказался прав,- всё их противостояние королеве было организовано ею самой и служило для привлечения недовольных, с которыми она потом тихонько расправлялась.
  Как только варвары узнали, что тебя предательски ранили и ты без сознания, поднялась такая буча, которой мы не ожидали. Весь пятитысячный отряд Рондо, без приказа, ночью атаковал лагерь королевских войск, смял левый фланг и центр, а уж когда к ним присоединился отряд Тахира, то началась настоящая бойня. Пленных не брали, всех более или менее знатных, кто попадал к ним в руки привязывали к лошадям и рвали на части. Нам пришлось срочно сообщить, что твоя рана не очень опасная и ты пришел в себя и сейчас спишь. Только это немного усмирило резню.
  Тем нескольким счастливчикам, что уцелели, - повелели передать своей бабе, что если с тобой что то случится, то столицу разнесут по камешку, всех её жителей вырежут, а её саму посадят на кол, а потом принесут в жертву богам и сожгут живьем.
  Столицу, следуя твоему плану мы захватили с помощью ударного отряда без особых проблем и потерь, так что как только де Вамп разрешит, перевезём тебя в королевский дворец. Генерального сражения, как такового, не было, войско Вирены разбежалось в страхе. Те кто пытался сопротивляться, уничтожались беспощадно. На поле сражения остались только те, кто прибыли с границы и служили в крепостях,- то есть настоящие воины. Их не трогали и предложили вернуться в свои места и продолжить несение приграничной службы. Сама королева во время попытки скрыться была арестована и сейчас ею занимается де Вамп.
  Мы тут его сообща возвели в благородные. Это благодаря его умению, ты буквально в течении суток пошел на поправку. У него при себе оказалась волшебная коробочка - наследство от других, которая и лечила тебя. Представляешь, из неё вылезли железные жуки-паучки и стали сначала лечить тебя внутри, а потом и рану твою зашили, да так аккуратно, что шрам почти не заметен, правда через одежду,- и Витор, довольный своей шуткой, громко рассмеялся. - Тюдор, как же я рад тебя видеть улыбающимся, иначе без тебя нам бы пришлось туго. Даже де Вамп был удивлен, когда до него дошло, что варвары считают тебя не только великим вождем, но и живым воплощением какого-то своего бога воинской удачи и доблести. А их желание не оставить тут камня на камне даже немного его напугало. Слушают то они только тебя...
  Через пару дней я почувствовал себя уже почти здоровым, но в седло мне было ещё рано, так что пришлось воспользоваться одной из захваченных карет и через пять дней я въехал в столицу. Она встретила меня пустынными улицами и тишиной. Все боялись мести варваров, а рассказы некоторых уцелевших очевидцев скорых расправ, леденили кровь и бросали в трепет и дрожь.
  Первым делом, по распоряжению де Вампа, установили в коридорах зеркала, а потом началась зачистка придворных и обслуги. Наиболее ярые сторонники бывшей королевы были арестованы и преданы суду. Прилюдно были казнены несколько захваченных псевдовампиров и народ прозрел, кто находился во главе их королевства. Особенно впечатлили голубая кровь и яркий огонь при сжигании как живьем, так и обезглавленных трупов.
  Я начал потихоньку самостоятельно передвигаться, уже не морщась и не держась за бок. В один из таких дней мы с Вампом посетили темницу, где содержали Вирену. Размеры королевской тюрьмы меня впечатлили, правда более половины камер уже опустели и арестанты обрели свободу, со второй половиной ещё разбирались. Здесь же в казематах и подвалах были найдены "королевские запасы" мяса и крови, а в специальных залах какие то приспособления и механизмы, предназначение которых никто не знал, а по словам Вампа - это крохи того, что сохранилось от могущества древних. От остальных расспросов он просто отмахнулся, сказав, что мы все равно ничего не поймем, а давать такое мощное оружие в руки дикарей - очень опасно для всего мира, поэтому нам лучше ничего не знать и дать спокойно всему этому оборудованию со временем окончательно превратиться в труху. Хотя если среди нас есть искусные кузнецы, то эту сталь можно будет попытаться перековать и пустить на доспехи и клинки. Не пропадать же легированному добру.
  В большой и просторной камере на полу, на охапке соломы полулежала молодая женщина. Увидев Вампа, она скорчила недовольную мину: - Вамп, ты хоть раз можешь не приходить ко мне, когда у меня посетители? И так молодой человек, чем обязана вашему визиту? Я так понимаю вы тот, кто сменил меня на троне этой небольшой деревеньки?
  Я смотрел на эту женщину и думал,- и что ей не хватало? Красивая, надменная, знающая себе цену и наверняка удачливая, а докатилась до такой жизни. Неужели молодость и красота для неё важнее всего на свете?
  - Госпожа Вирена, у вас дети есть? Если есть, я готов им передать от вас на память какую-нибудь вещичку после вашей казни.
  - Так меня все таки казнят? А вы ваше величество не желаете на мне жениться? Я подарю вам много счастливых моментов, которые ни одна смертная не сможет вам доставить в силу своей ограниченности. Молодой человек, хоть мы с вами и выглядим примерно одного возраста, я все таки чуть старше вас, этак на несколько сот лет, а может и тысяч, женщины как то не замечают своего возраста, так вы и есть тот живой бог этих дикарей? С воплощением бога я ещё не спала. Не желаете? Жаль, а детей у меня нет, да и зачем мне они...
   Она ещё что то говорила, одергивала свое платье, выставляя на показ белизну своей кожи, стройные ножки. Одна бретелька её платья как то сама собой соскользнула с плеча, открыв ослепительно белое полушарие с небольшим почти что черным соском. Я смотрел на неё снисходительно и даже с некоторым состраданием.
  - Вы всё сказали сударыня? У вас есть последняя просьба, пожелание?
  - Да нет король, а нельзя ли мне узнать, как меня казнят? Все таки я была не последним, почти что человеком в этом королевстве, и хоть какая ни какая королева.
  - Сожалею госпожа, но ваша казнь предопределена и будет совершена по варварскому обычаю. Сначала вас изнасилуют, причем много раз, потом посадят на кол и после этого сожгут живьем. Как то облегчить вашу участь я не могу, сами понимаете короля играет его свита. Перед тем как вас казнят, вам в рот забьют кляп, а руки привяжут к лодыжкам ног,- это тоже традиция. Что ж, было приятно с вами познакомиться. Де Вамп, ты хочешь что-нибудь сказать госпоже Вирене?
  - Под каким именем госпожа желает уйти в мир иной? Под именем Вирена или своим истинным - Джулия?
   Во второй раз я был свидетелем перевоплощения псевдовампира из красивой женщины в некоего монстра, - это Вамп улыбнулся своей "белозубой" улыбкой. Так же как и Санья это существо только смогло выдохнуть: - Страж. Глаза у неё закатились и без чувств она упала на солому.
  - Раньше времени не помрет? - поинтересовался я.
   - Не волнуйся, твои варвары получат своё. А эти часы до казни теперь станут для неё невыносимой пыткой и она будет молить, что бы время ускорило свой бег.
  Пока мы шли сумрачными коридорами и поднимались на верх, мой спутник поинтересовался: - Что ты теперь намерен делать Тюдор?
  - Передам королевство в руки Барта, а сам с добровольцами отправлюсь дальше, мне надо ещё найти дорогу домой.
  - А разве Барт не хочет вернуться с вами?
  - Нет, де Крузаку дорога в Хрустальное королевство заказана. Он послан со мною в этот поход для того, что бы я не смог вернуться домой, а попросту - для того, что бы убить меня здесь, в так называемых диких землях. Это приказ нашего щедрого короля. Он ни как не может смириться с мыслью, что после него на трон взойду я,- так решил совет старших лордов. Даже то, что я собираюсь жениться на принцессе, его не останавливает. Так что шевалье Бартоломью де Крузак геройски погибнет выполняя волю государя, а здесь родится его высочество герцог Барт де Рокан.
  - А как принцесса относится к тому, что она должна стать вашей женой?
  - На момент расставания, мы любили друг друга. Ни я, ни она не знали, кем мы являемся при нашей первой встрече. А когда все открылось,- было уже поздно, мы не представляли свою жизнь друг без друга. Правда Анна-Мария ещё достаточно молода и у меня существуют некоторые опасения. Разлука должна показать истинность наших чувств и расставить всё по своим местам.
  - Тюдор, ты дурак? А если найдется какой-нибудь смазливый дурак, который вскружит ей голову? Локти себе потом кусать не будешь?
  - Я должен быть уверен в своей второй половинке как в себе самом. Это испытание для нас обоих. Если она сохранит свою верность и честь,- значит достойна занять место рядом со мной. А на нет и суда нет. А если я не выдержу разлуки, значит я не достоин быть рядом с ней.
  - Вы что не спали с ней? - Почему не спали? Последнюю ночь перед отъездом мы провели вместе, но между нами ничего не было. Это тоже испытание, через которое надо пройти.
  Вамп покачал головой и ничего не сказал. Потом, через несколько минут тихо произнес: - Наверное это правильно. Деградация общества начинается с деградации нравов.
  - О чем это ты так непонятно? - Да так, не обращай внимания, мысли вслух....
  Начинать всё заново очень тяжело, местная элита затаилась, спряталась и особо не торопилась предстать перед ясными очами жестоких и бессердечных завоевателей. Барт встал на дыбы и категорически отказался от чести возглавить герцогство Рокан. Пришлось заключить с ним договор,- он продолжает наш совместный поход, но потом возвращается сюда и становится моим наместником с титулом принца де Рокан. Я же торжественно пообещал ему, что обязательно вернусь, правда не уточнил когда.
  Королевство досталось нам значительно урезанным соседями, особенно постарался султанат Нимор. Вот с него я и решил начать свое знакомство с центральной частью "диких" земель. К тому же де Вамп намекнул, что дверь в наши земли находится где то в личных покоях султана, но он об этом ничего не знает, а те кто знали, давно уже сгинули.
   Казнь Джулии - Вирены произошла при огромном стечении народа. Уже все знали, что она пила кровь людей и ела человечину. Её привезли связанной на телеге,- простоволосую, с заткнутым ртом, в разорванных одеждах. Было видно, что варвары хорошо поработали над ней. Её глаза сверкали ненавистью и злобой. Втащив на специальный помост, с неё сорвали последние лохмотья и усадили на специально приготовленный кол, потом помост быстро разобрали и бывшая королева, извиваясь словно змея, стала медленно насаживаться на сучковатую палку. Между ног у неё потекла голубоватая жидкость, а из её глаз - слезы. Народ смеялся и плясал, словно отмечал какой то великий праздник. Только через два часа было разрешено начать готовить сухие дрова и хворост для сожжения этой твари. Люди не расходились с площади, терпеливо дожидаясь окончания зрелища. Варвары бы не были варварами, если б вместо сухих дров не подсунули сырые, которые горели плохо, коптили, давали маленький огонь и псевдовампир вместо того что бы ярко вспыхнуть, медленно поджаривалась. А потом она вспыхнула ярким пламенем и в одно мгновение превратилась в горящий факел, а потом рассыпалась в пепел....
  В столице Рокана мы пробыли два месяца, готовясь к дальнейшему путешествию, собирая сведения о соседях и наводя свои порядки. Знать мы подчистили изрядно и образовалось большое количество свободных земель и поместий, и я стал раздавать их отличившимся варварам, которые теперь стали и не варварами, а освободителями от кровожадных угнетателей. Мое стремление привязать многих из них к земле и усадить в непосредственной близости от столицы, было воспринято с пониманием моими близкими друзьями. Им, также как и мне было понятно, что мало захватить земли и власть, надо всё это ещё удержать в своих руках. Конечно психологию кочевников сразу не сломать, но как известно - и вода камень точит. Тем более, что многим дочкам бывших сановников я поставил условие - или уматывать ко всем чертям с голой задней частью своего тела, или выходить замуж за честных и простых дикарей, из которых, при умении и желании можно вить веревки в семейных делах. Не скажу, что мои слова нашли многочисленные отклики, но несколько девушек согласились и были даже сыграны быстротечные свадьбы....
  Слух о том, что я намерен восстановить Рокан в прежних границах привлек на мою сторону тех, кто не мог смириться с мыслью об утерянном величии их родины и начавшее было таять мое войско вновь стало пополняться уже за счет местных дружин и искателей приключений. Причем очень быстро набрали популярность слухи о том, что я живое воплощение бога варваров, который отвечает за воинскую удачу и богатую добычу и что у каждого варвара уже не менее чем по несколько тысяч золотых монет, а будет ещё больше и самое главное, я при дележе добычи поступаю всегда честно и никогда не забываю отличившихся. Да и живые примеры новых землевладельцев и "сиятельных" лордов были перед глазами. Тахиру и Рондо я присвоил, по подсказке Вампа, титулы "князя", и наделил их большими поместьями. Кто такой князь - я не знал а страж пояснил, что это больше графа, но меньше герцога.
   Жизнь в герцогстве постепенно налаживалась, хотя о том, что королевство я собирался превратить в герцогство, Кроне моего ближайшего окружения не знал никто. Наконец настал тот день, когда я выступил в поход со справедливой миссией - восстановить закон и порядок на древних землях Рокана. В поход со мной отправились Кроне моей дружины и пятитысячного отряда варваров, ещё трехтысячный отряд местных патриотов и любителей легкой наживы. Мне, в принципе, они были не нужны, но Вамп настоял на том, что для оправдания моего миролюбивого похода, они просто необходимы.
  Имевшиеся у нас карты говорили о том, что как таковой твердой границы между Роканом и султанатом Нимор не существовало. Граница проводилась по тем крепостям и колодцам, которые захватывали войска Нимора. Сама полупустынная степь ценности ни какой не представляла, но сам факт того, что жадные соседи покусились на наши земли, вызывал праведный гнев у жителей и его теперь следовало направить в нужное русло. На совещании у меня было решено применить любимую тактику варваров, - все крепости и колодцы с охраной обходим, перерезаем дороги и пути подвоза продовольствий и фуража и двигаемся вперед до обитаемых земель. А там разбиваемся, в зависимости от обстановки, на мелкие отряды - сотни или чуть больше, и широким фронтом идем победной поступью в глубь султаната.
  Честно говоря меня поражала беспечность правителя. Регулярных войск, даже таких как приграничная стража Рокана в султанате не было. Войны он не вел, предпочитая тактику мелкого захвата или подкупа. Благо наличие золотодобывающих шахт на территории позволяло швырять золото направо и налево. Используя кое где проводников из приграничной стражи, которые были наиболее уязвлены продажей их крепостей ненавистному султанату, а так же весьма ценный дар новоявленного принца де Рокан по поиску воды, наши войско успешно совершило глубокий обход захваченных территорий и совершенно неожиданно вышло сразу в густонаселенные земли Нимора. Я приказал захватить с десяток поместий, выгнать оттуда хозяев и ввести пограничный режим на всех дорогах. Благо приграничная стража имела опыт организации подобных мероприятий и сложилась парадоксальное положение. Новая граница, которую я установил, проходила почти в семи днях конного пути от столицы султаната, а перерезанные мною дороги не только отсекали бывшие наши земли, но и препятствовали снабжению столицы, а главное перерезали дорогу, по которой золото поступало в казну султана.
  Пока приграничная стража обживалась на новых местах, я позволил отряду местных патриотов немного пощипать сановников и вельмож султана. Они несколькими отрядами, правда под руководством моих свитских и с приданными сотнями варваров - освободителей, пошли в рейды по землям. Жечь я запретил, а грабить можно было только поместья и дворцы знати. К моему удивлению, уже через пять дней отряды вернулись, так как золото некуда было девать. Пришлось снаряжать большие обозы и отправлять их по объездным путям в Рокан. К чести моего ополчения, только единицы, несмотря на очень богатую добычу, покинули войско, остальные горели желанием раз и навсегда отбить желание у загребущего султана даже смотреть в сторону их королевства.
  Только через месяц султан зашевелился и то только после того, как понял, что это не набег неизвестных кочевников, а справедливый захват - возвращение земель и обеспечение жизненных интересов Рокана. Он начал собирать свое ополчение, которое в основном состояло из полукочевых племенных дружин нанятых им далеко на юге. Воевали они на одногорбых и двугорбых жалких пародиях на лошадей, которых называли дромедарами или бактрианами, вооружены были плохенькими клинками, а доспехи не носили вообще, даже кожаные.
  Может быть в их пустынях эти звери и были надежными средствами передвижения, но ни в какое сравнение с лошадьми варваров они не шли. Первые же стычки показали, что наши лошади этих дромедаров не боялись, а смело топтали их, обращая в бегство. К тому же выучка моих воинов не шла ни в какое сравнение с подготовкой этой полудикой толпы, которая Кроне громких криков и воплей больше ничего не умела. Первые же залпы лучников на полном скаку приводили их в трепет и они поспешно отступали. Единственное, что могло им помочь, - это многократное численное превосходство. Существовала опасность, что нам не хватит запасов стрел.
  Помощь пришла с неожиданной стороны,- во первых сдались на милость победителей, то есть на мою милость, те крепости и укрепленные колодцы, которые мы оставили у себя в тылу. Дорога до Рокана сразу же сократилась вдвое. Во вторых, с опустевшими обозами, привлеченные богатой добычей, прибыли ещё две тысячи ополченцев, а оставленный мною в столице по старой памяти уже граф Этьен де Финар, наладил изготовление стрел, ремонт и восстановление легких кожаных доспехов, ну и как обычно, проводил поиски и зачистку псевдовампиров.
   Как сказал, тоже недавно ставший графом, Витор де Роше, - Жить стало легче, жить стало веселее.
  Однако настоящего сражения с этими полукочевыми племенами не произошло. Обвинив нас в том, что мы воюем не по их правилам, они бросили султана на произвол судьбы и сбежали в свои жаркие пустыни, не забыв правда прихватить с собой уже уплаченное золото.
  Мое войско двинулось без всякого сопротивления вперед к столице и чем дальше мы продвигались, тем более мы дивились тем обычаям и укладу жизни с которым столкнулись. Складывалось впечатление, что это были не только два разных государства, но и два разных мира. Если Рокан во многом походил на наши королевства, то Нимор был ему прямо противоположен. Здесь царила изнеженность и изысканность. Особенно ценились полные, если не сказать толстые женщины и девушки. Мужчины могли иметь по четыре официальных жены, и неограниченное количество наложниц для своих утех, коих он обязан был одевать, кормить и содержать. Вместо стульев и кресел в ходу были мягкие подушки, вместо столов прямо на полу расстилали дорогие ковры и на них лежа ели и пили. Жители султаната были, по нашим меркам, достаточно зажиточными. Сами не работали, предпочитая нанимать работников со стороны. В общем страна созрела и сама просилась в мои руки. Скрипя сердцем я принял предложение моих друзей объединить два государства в одно, с одним общим правителем в своем лице, общими законами и наличием только внешних границ.
  Де Вамп хитро посмеивался, хотя и признался, что проход в наши земли находится в покоях султана, которые ещё предстояло завоевать. Однако завоёвывать ничего не пришлось. Султан исчез, как исчез и его ближайший советник - визирь Толкеш. Правда через несколько дней их тела нашли на окраине столицы в одном из загородных домов. Судя по обстановке, они оба отравили друг друга, иных объяснений ни у меня, ни у моих друзей не нашлось. Судите сами, все драгоценности на месте, несколько десятков мешков с золотыми монетами, приготовленные бактрианы и лошади,- однако бегство не состоялось, - трупы беглецов почернели и дурно пахли. Закапали их там же, на окраине, а в столице было объявлено, что султан добровольно передал мне бразды правления, а сам вместе со своим ближайшим советником удалился от дел для отдыха и размышлений.
  Наши трофеи подсчитать было невозможно, все те, кто последовал за мной буквально купались в золоте. Я просто не знал, что с ним делать, пока Вамп не посоветовал мне начать закладывать его в специальные хранилища, так как всё равно настанут такие времена, когда шахты оскудеют и поток поступающего золота значительно сократится. А вот что делать с женами султана и его наложницами я так и не придумал. Их было более трех десятков, начиная от зрелых женщин и кончая совсем маленькими девочками. Витор, видя мое замешательство, шутя предложил мне подарить их старейшинам орды, которые остались где то там, на берегах Дикой, а заодно отправить им малую толику золота, для, так сказать, поддержания здорового духа в здоровом теле.
  Его шутку я воспринял вполне серьезно и был отправлен огромный обоз с кучей визжащих и вечно ругающихся женщин, с золотом, оружием и несколькими десятками бактриан и дромедаров.
   Пока я обживался во дворце, Барт совершил вылазку в пустыню и через пару месяцев вернулся от туда в окружении почтенных старцев и десятка местных красавиц, которые не отходили от него ни на шаг.
  - Ваше величество, вы представляете, я разыскал им несколько старых и всеми забытых колодцев, а мои сопровождавшие проговорились, что меня зовут смотрящий сквозь землю. Так вот теперь они называют меня своим шахом, выделили мне десяток девственниц и буквально умоляют принять их в ваше государство, но при условии, что их землями буду руководить я. Что делать - не знаю. Они прямо как дети, смотрят мне в рот и верят каждому моему слову. Они говорят, что если вы олицетворение бога воинской удачи и большой добычи, то я посланник бога воды и дождей и для них я важнее, чем воинская удача и добыча, так как вода в их краях на вес золота. А когда я спросил, почему они не переселятся в более лучшие места, мне ответили, что они не могут, так как только здесь они могут жить, а в других местах быстро умирают. Де Вамп, ты не знаешь, почему так происходит?
  - Точно не знаю, но думаю это тоже связанно с водой, которую они пьют. Судя по всему их мир быстро угасает а племена и роды вымирают, если только не будут найдены чистые источники воды. Я опять не хочу умничать, но в их воде содержится зараза, которая их постепенно убивает. Искать новые колодцы и источники воды надо в самом сердце пустыни. Кстати там же где то должен находиться последний проход в ваши земли. Только где он находится, я не знаю.
  - Вамп,- обратился я к нему, а когда ты покажешь мне проход здесь? Срок моего пребывания в походе заканчивается, надо успеть вернуться в Хрустальное королевство до окончания срока действия королевского указа.
  - Ты все таки решил вернуться? А не жалко бросать здесь всё в самом начале?
  - А кто тебе сказал, что я бросаю? Вернусь, решу все свои вопросы, уговорю леди Натали последовать за мужем, а то как я тут без Витора? Заодно прихвачу очень опытного управляющего всеми королевствами, на которого взвалю всю работу, а сам буду предаваться безделью.
  Барт тут же отреагировал,- А о каком это ты опытном царедворце говоришь? Вроде граф де Бове в управлении государством замечен не был.
  - Я говорю о герцоге Армане дю Плесси. У нас с ним заключено некое соглашение и думаю ему для его деятельной натуры нужен простор по более, чем тот, который ему представляет король Пьер.
  Не удержался и Витор: - Тюдор, а в качестве кого ты появишься при дворце? Как граф Тюдор, или как государь двух королевств и кучи земель - его величество Тюдор Конде, король Рокана и султан Нимора?
   Наверное для начала как просто граф Тюдор, а там посмотрим. Кстати Кроне тебя домой решили вернуться всего трое. Это в первую очередь барон Вилен де Спир, который торопится к своей ненаглядной леди Рине, для того, что бы забрать её сюда, молодой барон Афронт,- он кажется положил глаз на кого-то из приграничных девиц и тоже хочет сразу же после свадьбы вернуться сюда, а так же весельчак и балагур Никол де Трим, который тоже получил здесь изрядный кусок земли и титул барона, но который ещё не нашел ту единственную, с которой готов связать свою жизнь. Так что свита у меня будет маленькая.
  - Это какая маленькая,- подозрительно пробурчал князь Тахир? - Твоя тысяча тебя одного никуда не отпустит, а то вдруг какая птичка пролетит мимо и капнет на тебя сверху? Это ж позор на их головы, над ними вся орда будет смеяться и показывать пальцем,- и он сам засмеялся своей шутке, потом посерьезнел и уже просящим голосом проговорил,- Брат, там если они кого из родни с собой возьмут сюда, ты возражать не будешь?
  - Не буду, если со мной пойдет не отборная тысяча, а сотня моей охраны. Каждому из них разрешу взять с собой по несколько человек. К тому же обратно мы будем возвращаться через ваши земли. Если удастся, хочу забрать всех своих, а земли передать отцу, - пояснил я друзьям.
   Однако моим планам по скорому возвращению домой сбыться было не суждено. Проход мы конечно нашли, он действительно был в личных покоях султана, а теперь моих. Это было обычная арка возле стены, которая играла роль декоративного украшения. Стоило только набрать необходимую команду, нажимая в определенной последовательности нужные изображения, как воздух внутри арки начинал мерцать и вместо стены перед глазами предстал вид густого леса. Первым через него прошел Вамп и вернулся крайне недовольным : - Всё поменялось, это какая то малопривлекательная чаща, к тому же заболоченная. Надо поискать другое место.
  Только через шесть часов, когда уже наступила глубокая ночь и наиболее нетерпеливые ушли отдыхать, Вамп вернулся с улыбкой на лице. - Это лучшее, что мне удалось восстановить из старой системы. Проход выведет к разрушенному мосту в королевстве, которое сейчас называется Андал, у него есть общая граница с вашим Хрустальным королевством. Местность малонаселенная и редко посещаемое, так что ваше появление там не вызовет особого интереса.
  Подготовка к перемещению не заняла у нас много времени, правда остро встал вопрос с лошадьми. Вести небольшой табун в мои покои было по крайней мере странным, а ведь потом ещё предстояло объяснить любопытным, куда они делись. Так что было решено лошадей попытаться раздобыть на месте, именно поэтому число, меня сопровождающих, телохранителей было уменьшено до двух десятков. Из подарков каждый из нас мог взять только то, что смог унести сам. Исключение был только я - так как мой груз несла моя стража, ну и Витор , естественно присоединился ко мне. А ему предстояло замаливать грехи перед леди Натали, ведь он так и не вернулся, что бы встретить её в своих владениях и представить своим родителям, так что его ещё ждало бурное объяснение, которое он надеялся пригасить красивыми женскими безделушками.
  Главную ценность для меня составляли мои письма к принцессе, которые я педантично писал каждую неделю. Так как передать я их мог только через чужие руки, то в основном они сводились к описанию местных нравов и обычаев, природы и тонких намеков, которые могли быть понятны только нам двоим. Я так же заранее написал отчет о своем походе, где коротко сообщил об обнаруженных мною странах, но без всяких подробностей,- делиться с его величеством Пьером Марше я не собирался.
   Уже все было готово, как пришло тревожное известие из района, где добывалось золото. На шахты совершили заранее подготовленное нападение те шайки наемников, которые султан призывал себе на помощь. Медлить было нельзя и взяв с собой всего только свою личную тысячу, я поспешил на выручку. Шли мы с заводными конями и поэтому передвигались достаточно быстро. Но как мы не торопились, застали только пыльный хвост грабителей и тех, самых жадных, которые выгребали последние крохи из добытого золота.
  Правда сами шахты не пострадали, но зато были разграблены не только хранилища с золотом, но и что было более печально, склады с продовольствием и запасами материалов. Даже питьевые колодцы эти твари завалили трупами убитых работников и животных. А то, что не было увезено, было уничтожено, сожжено или испорчено. Надо было срочно принимать меры для того, что бы не вспыхнул голод. Я отправил в погоню два отряда по три сотни воинов с наказом пленных не брать и никого не щадить. С этой заразой следовало покончить раз и навсегда. Две сотни я оставил на охране, опасаясь повторного нападения, а ещё две сотни отправил на охоту и заготовку мяса. Самому же мне пришлось вспомнить уроки Барта и приступить к поиску новых колодцев и выходов воды на поверхность.
   Худо-бедно недалеко от разграбленного и порушенного поселения шахтеров мне удалось найти выход воды и хотя она была слегка солоновата и залегала на глубине семи метров, колодец был вырыт достаточно быстро, а пласт воды оказался весьма мощным. Другой воды мне найти не удалось.
   Через шесть дней вернулись отправленные мною отряды. Им здорово досталось, многие воины были ранены, а потери составили сорок семь человек. Как я и предполагал, пустынники брали количеством и действовали из засад. Мои воины впервые столкнулись с тактикой действий, когда противник зарывался в песок, пропускал отряд и потом нападал со спины. Это претило варварам, которые привыкли встречаться с врагом лицом к лицу, но у этого подлого люда были свои правила. Когда прибыло подкрепление и продукты, я смог вернуться в столицу и на ближайшем же совещании со своими доверенными друзьями поставил вопрос об организации карательной экспедиции в глубину этой полупустынной степи.
   Были собраны все известные сведения об этих племенах и перед нами стала вырисовываться весьма занятная картина. Степь простиралась очень далеко на запад и юг и была почти безлюдная. В первую очередь это было связано с малым количеством разведанных запасов воды. Основная жизнь кипела в островках зелени и вокруг них. Племена не были объединены ни чем, единственное, что их связывало,- совместные грабежи и набеги на цивилизованные земли, а также наемничество. Место нахождение оазисов держалось в строжайшем секрете каждым племенем, так как потеря источника воды грозила всем гибелью.
  Я попросил Барта узнать у его новых друзей, смогут ли они помочь нам выследить воров и убийц, которые уничтожили пять чистых колодцев и обрекли многих людей на муки и страдания. Барт пообещал сделать всё возможное, что в его силах и вскоре первый отряд следопытов, одетый в белоснежные балахоны, прибыл в наше распоряжение. Они читали следы на песке так же легко, как мои варвары читали следы в своей степи.
   Мне пришлось отправить барона Никол де Трим в сопровождении трех охранников для изучения дороги от выхода из этих земель и до Хрустального королевства. Я так же передал ему все свои письма с просьбой вручить их мадмуазель Антуанете фон Саж из свиты принцессы, которая их передаст дальше в надлежащие руки. Получив или не получив ответ в течении трех дней ожидания, вернуться назад.
  Никол блестяще справился с поставленной задачей, вся дорога туда и обратно заняла у него ровно пятнадцать дней. Более того, он умудрился заскочить в мой Радужный замок и предупредил Венвина о необходимости подготовки изрядного количества лошадей, а вот новости которые он привез меня не просто расстроили, а огорчили.
  Кто то распустил слух о моей гибели и полгода назад была даже отслужена заупокойная, многие придворные до сих пор носят по мне траур. Письма он передал фон Саж, но добросовестно прождав трое суток ответ так и не получил и был вынужден отбыть ни с чем. Принцессу и её свиту он не видел, на прием к ней допущен не был, судьбу моих писем не знает. Многие при дворе и в столице уже забыли о нас и нашем отряде и если б неслух о гибели, то и не вспомнили. На глаза посторонних он старался не попадаться, все время, что провел в столице жил в доме де Бове. Для леди Натали письма и первую партию подарков передал через слугу, но о реакции не знает, так как следуя инструкциям лорда Витора, отправил все в день своего отъезда....
   В том, как умело всё было разыграно с моей мнимой смертью, чувствовалась опытная рука. Благо что мои письма попадут в руки Анны-Марии и она узнает всю правду. Однако времени горевать у меня не было, так как приготовления к карательной экспедиции были уже закончены и мы только ждали результатов разведки и места, где Барт найдет воду пригодную для питья. К моему удивлению де Вамп не захотел остаться в столице, а, не смотря на свою нелюбовь к жаре, вызвался принять участие в нашем походе. Наши силы я разделил на две части,- меньшая ,состоящая из отрядов Рокана, отправилась к шахтам и там должна будет усилить их охрану на случай, если пустынники рискнут там вновь появиться, а большая, состоящая из варваров и моего отряда начнет продвижение от одного оазиса к другому, уничтожая всё живое.
  - Вамп, а в чем причина твоего участия?- поинтересовался я у стража. - Это как то связано с псевдовампирами?
  - Ты прав Тюдор, у меня предчувствие что мне ещё придется с ними встретиться.
   Наш разговор происходил в моем кабинете, при плотно закрытых дверях,- Понимаешь, обе сестрички не должны были появляться в этих краях, то что они осели здесь меня настораживает. Ты не считал, сколько примерно псевдовампиров вы уничтожили?
  - Да как то не задавался такой целью, да и зачем мне это? - А я задался. Всего с момента перехода Дикой, считая вампиров у людоедов, вы уничтожили тридцать восемь особей. Это очень много для одной местности. Что то их сюда притягивает, вот я и хочу разобраться что. По моим прикидкам в этих землях могло осесть около полусотни этих тварей, плюс - минус десять. Такое количество на небольшом участке, а эти два небольших королевства, действительно, по моим меркам очень маленькие, может быть вызвано только одним,- где то здесь недалеко их логово и открытая дверь из того мира, откуда они пришли. Эту дверь надо закрыть и запечатать, а это уже моя работа. Вам, даже со всем своим войском, с этим не справиться.
  Многое из того, что он мне сказал, было для меня не понятно, а поэтому я не стал забивать себе голову проблемами Вампа. К тому же и своих забот хватало, - вдруг возникла проблема,- по большому счету лошади варваров, не смотря на свою неприхотливость, оказались не приспособлены к использованию в пустыне и полупустыне. Всё дело было в том, что их копыта трескались от горячего песка и ноги у них стали всё чаще болеть. Надо было или пересаживать варваров на это смешное подобие лошадей с одним или двумя горбами, или срочно закупать специальных лошадей, которые выросли в этом климате и предназначались именно для такой местности. Естественно, найти и купить такое количество лошадей в столь короткий срок было не реально, так же как, впрочем, пересадить варваров на этих дромедаров.
  
  5.
  
  Вопрос лошадей всё больше и больше выходил на первый план. В моем окружении уже стали раздаваться голоса о том, что поход надо отложить и более тщательно подготовиться к нему. А я видел, что мои друзья-варвары, как я их по старой памяти называл, были готовы пожертвовать даже своими конями, но отомстить подлому люду, что убивал их боевых товарищей в спину. Это было оскорбление и ради мести они были готовы пойти на всё. Окончательное решение я принял исходя из докладов разведчиков Барта.
   Обнаружено четыре племенных стоянки пустынников. На каждой от полутора до двух тысяч человек, включая женщин и детей. До ближайшего оазиса семь ночей пути, так как передвигаться лучше ночью, когда спадает дневная жара.
  Как я и предполагал, разбойники объединяются в большие, многотысячные шайки только для набегов, а после разбредаются по своим племенам и родам. Нам это было на руку, так как позволяло бить их по одиночке. Главное было не допустить беглецов, которые были способны предупредить остальные племена. Разведчики Барта так же докладывали, что больше золота у этих кочевников ценятся их стада дромедаров, именно по ним определяют положение племени в пустыне.
  Скрипя сердцем, но при молчаливом одобрении Тахира и Рондо я решил взять в поход только две тысячи воинов, но каждый из них имел по две заводные лошади. Кроне этого нас сопровождал приличного размера караван с запасами продовольствия и воды, которые были погружены на выносливых и неприхотливых пустынных зверей.
  План наших действий был весьма прост,- приближаемся к оазису, блокируем его и производим зачистку. Всё что можно - уничтожаем. Тахир сразу же предупредил меня, что ни какой речи о пленных даже не стоит вести: - Эти разбойники и их выкормыши не достойны ходить по земле. Мои воины пылают праведным гневом и если мы хоть кого оставим в живых - нас с тобой брат не поймут.
  Свою свиту и свой отряд я решил не брать, резонно полагая, что та кровавая бойня, которую затеют варвары, многим из Хрустального королевства и примкнувшим к нам рыцарей Рокана не понравится.
  Исключение составила только моя сотня охраны. Вот их то я, пользуясь своей властью, полностью пересадил на дромедаров и даже предоставил возможность немного привыкнуть к передвижению на них, правда заводных лошадей из числа местных пород, мы все таки с собой взяли.
  Каждый воин имел двойной а то и тройной запас стрел, я строго распорядился, что бы все были обязательно в кожаных доспехах и даже пару человек отстранил от участия в походе за то, что они пренебрегли доспехами и бравировали своей отвагой и пренебрежением к смерти. Когда Тахир пришел ко мне просить за них, пряча свои хитрые глаза, наивно полагая, что все варвары для меня на одно лицо и от похода можно будет отстранить двух человек, которые и так в нем не участвуют, я ему, " по большому секрету" сказал: - Дружище, каждый мой воин мне дорог по той простой причине, что наша прогулка после этого похода в другие земли продолжится. Надо поближе познакомиться с соседями, нанести им визиты вежливости, вернуть ранее захваченные наши земли, даже те, которые они и не захватывали, но которые по определению являются нашими. Поэтому своим сотника и десятникам передай, что я очень строго буду спрашивать даже за легкораненых.
  Эти мои слова возымели действие, а слух о том, что наша прогулка ещё не закончена, очень быстро распространилась как в моем войске, так и в пределах теперь уже моих земель. Управлять ими на время своего отсутствия я оставил лорда Витора, хотя граф всячески сопротивлялся такой чести, пока я не пригрозил ему возведением в герцоги Нимора и передачи большей части земель бывшего султаната в его собственность.
   Из своего отряда и свиты я решил взять с собой только графа Этьена де Финар и часть его особого отряда, который он создал из числа наиболее опытных воинов, отличившихся в поисках и уничтожении псевдовампиров. Если, как говорил де Вамп, нам возможно предстоит встреча с логовом этих тварей, то я хотел бы иметь под рукой хотя бы десяток воинов, которые не испугаются их вида и знают, как против них следует действовать. Графа Этьена и его людей я передал в распоряжение стража, который хотя и поморщился, но принял их под свою руку. Первым делом он распорядился, что бы у каждого, теперь уже его воина, под доспехами, обязательно было надета прочная кольчуга, а на голове кольчужный капюшон, снимать который можно было только на привалах и во время приема пищи. Что это были за странности - я не вникал, но полагал, что у Вампа есть все основания требовать соблюдения этих условий для воинов своего отряда борцов с псевдовампирами....
  Через двенадцать дней обычного марша мы вышли на границы полупустыни, которая после превращалась в настоящее море песка. Отправленный заранее караван уже ждал нас там, так же как нас ждали проводники из отряда Барта. Сам он находился где то впереди, - его деятельная натура не терпела безделья. Начался утомительный поход по пескам и камням. Вамп, коротая время, рассказывал мне, что когда то здесь была цветущая долина, но потом после очередной подвижки земли, вода, хоть и не сразу, но ушла отсюда, а пески похоронили под собой развалины богатых городов.
  - Вот бы найти развалины Киммера и покопаться в них,- мечтательно проговорил он в один из наших ночных разговоров.
  - А что интересного в развалинах? - не понял я.
  - Киммер - столица древних, что первыми переселились сюда и в его подвалах осталось очень много интересного. Там должны быть самодвижущие повозки, на которые можно было бы посадить всё твое войско и которым не нужен ни какой корм, так как еда для них разлита в самом воздухе, которым мы дышим. А скорость их передвижения в десятки раз, а то и в сотни быстрее, чем скорость любого скакуна.
  - Вамп, а ты не привираешь? В сотни раз - как то не верится.
  - А ты поверь Тюдор. Вот только боюсь я, что псевдовампиры тоже их ищут и возможно даже нашли, только не знают как подступиться к сокровищам Киммера.
  - А оружие? Оружие древних в тех подвалах осталось?
  - У древних не было оружия в вашем понимании, да и зачем им оно? Они по силе не уступали другим, а в некоторых вещах и превосходили их. Ты никогда не думал о том, что все боги у разных народов,- это те древние, что немного задержались в этом мире, прежде чем последовать за своим народом? Ведь если разобраться, у них всех очень много общего. Вот ты Тюдор, для своих варваров служишь живым воплощением бога воинской доблести и богатой добычи, у жителей Рокана есть бог войны и удачи. Уже сейчас многие из них поговаривают, что ты спустился с небес, что бы возродить былую славу их королевства. Им так проще принять то, что ты с небольшим, по меркам их населения, войском так легко и быстро их завоевал. Даже то, что тебя чуть не убили, играет им на руку,- дескать бог вселился в тебя и если умрет тело, то он вселится в другого воина. Очень, кстати, удобное верование....
  Только за два ночных перехода, мы стали соблюдать предельную осторожность,- вперед высылались дозоры, разговоры велись только шепотом, огонь не разводился и факелы не использовались. Неоценимую помощь нам оказывали помощники Барта - его разведчики в белых одеждах. То один, то другой возникали перед нашим отрядом словно призраки и вели известными им тропами. Вскоре отряды разделились, тысяча Тахира ушла в сторону с де Вампом и Этьеном, а мы с Рондо продолжили свой путь прямо.
  Ночью разведчики моего отряда сняли охранение племени и его сторожевые посты с нашей стороны. Оазис открылся перед нами этаким темно зеленым пятном на фоне желтых песков. Это был участок буйной растительности, которая почти что правильным кругом разместилась вокруг небольшого озера. Даже издалека, откуда мы вели наблюдение, было видно, что вода поступает в озеро по небольшому акведуку, что был проложен от невысокого холма. На берегу озера гордо высился белоснежный шатер, на границах оазиса сКронно стояли легкие хибарки или просто навесы, в которых копошились люди. По моим подсчетам племя насчитывало от тысячи до полутора тысяч человек. Наступило утро и табор закопошился.
   Видимо у Тахира прошло не всё гладко, так как с его стороны донеслись крики и в ту сторону тут же отправилась группа кочевников с оружием, а через некоторое время от туда прибежал человек и в лагере началась паника. Я отдал приказ наступать, а сам с небольшой группой своей охраны остался на высоком бархане.
  Варвары наступали плотным полукругом, охватывая весь оазис со своей стороны. Действовали они пешими и уничтожали кочевников из луков, выбивая в первую очередь тех, у кого было оружие. Вскоре показались и люди Тахира. В самом центре я рассмотрел де Вампа и отряд Этьена. Они чуть ли не бегом направлялись к белому шатру. Это меня заинтересовало и я тоже поторопился присоединиться к ним.
  На стоянке кочевников шла настоящая резня, не щадили ни кого, стоны, крики, ругань висели в воздухе. Многих женщин насиловали прямо тут же, на песке, а потом убивали, кровь лилась ручьём и берега озера окрасились в рыже-красный цвет. К шатру я со своими людьми немного опоздал. Де Вамп уже стоял перед женщиной одетой в белые одежды, по его бокам расположились люди Этьена, а по его немного приподнятым плечам я сразу же определил, что перед ним стоит псевдовампир. Его голос звучал на удивление спокойно: - Леди, я предлагаю вам сдаться, в этом случае я вам гарантирую легкую смерть, если вы откажетесь, то смерть будет долгой и мучительной.
   Ответом ему был презрительный смех и звонкий голос произнес: - Я могу тебе обещать, незнакомец, тоже самое. Сложите оружие и вы умрете быстро и без мучений,- она хлопнула в ладоши и из шатра вышли ещё две женщины в белых одеждах и встали рядом с ней. У всех троих в руках сверкнули клинки, я даже не заметил, как и когда они их достали. В ответ Вамп улыбнулся и его клыки медленно и угрожающее стали появляться над нижней губой. Или мне показалось, или хозяйка шатра действительно вскрикнула, но через некоторое время вся троица застыла, не в силах даже пошевелиться.
  - Господин, ты вовремя,- обратился ко мне вампир,- не хочешь взглянуть в лицо этой троице?
   Я обошел эту живописную группу и пораженный остановился,- на меня смотрела злыми глазами принцесса Анна-Мария. Мне пришлось даже потрясти головой, что бы отогнать наваждение, но она никуда не делось. Передо мной стояла принцесса. Мысли о том, как она сюда попала и что она здесь делает,- пронеслись молниеносно в моей голове. И тут же им на смену пришло осознание того, что это псевдовампиры и не может это существо быть моей любимой.
  - Готовилась подмена? - задал я вопрос де Вампу.
  - Скорее всего да. Я полагаю, что на ближайшем маскараде настоящая принцесса исчезла бы, а вместо неё появился вот этот её двойник в сопровождении доверенных подруг.
  Только тут я обратил внимание, что одна из тех, что стояла чуть сзади хозяйки шатра, как две капли воды походила на её доверенную Антуанету фон Саж.
  - На что они рассчитывали? Неужели думали, что я не смогу отличить подлинную принцессу от подделки? Или они ничего о нас не знают?
  - Мне кажется милорд, об отношениях, которые вас связывали, они даже и не догадывались. Прошло достаточно много времени, как вы покинули двор и многие забыли о том, что вы просили руки принцессы и как она на это отреагировала, а уж о том, что вы были влюблены друг в друга, знают только единицы.
   Пока мы говорили, во внешности всех трех псевдовампиров произошли разительные перемены. Чары, или что они там использовали, спали, и перед нами стояли три женщины с резкими, даже жестокими чертами лица. Вамп сделал знак и из их рук забрали клинки. Он протянул мне один из них для осмотра: - Перестроенная сталь, она режет все ваши доспехи как бумагу, бери себе. Один заберу для себя и один отдам Этьену, ему ещё предстоит с этими,- он кивнул головой на неподвижно застывших,- встретиться и не один раз. Хороший мальчишка, жалко будет, если рано погибнет.
   Потом он подошел к той, что изображала из себя принцессу и одним ударом отсек ей голову: - Делаю это для тебя, а этих заберу для подробного допроса, а потом отдам варварам. Пошли посмотрим, что там в шатре. Не случайно же они его поставили именно здесь и при нападении не спешили скрыться.
  В шатре слышалось негромкое жужжание и было очень прохладно. Из угла, из небольшой коробочки, дул освежающий ветерок, на полу стояли странные топчаны, два из них были собраны, а третий стоял отдельно, словно на нем ещё недавно ещё спали.
  - С комфортом устроились, видимо недавно появились здесь, ещё не успели привыкнуть и освоиться,- сделал вывод Вамп внимательно осматривая всё помещение. А вот это уже интересно, - он подошел к куче каких то вещей и скинул с неё покрывало. Там лежали странные одежды. - Они что, осматривали или что то искали на дне озера? Интересно, интересно. Ладно, я пошел на допрос, осмотрись здесь, непонятное не трогай, дождись меня. И поищи ножны для клинков, они где то здесь должны быть,- Вамп быстро вышел, а я сел на разложенный топчан.
  - Ребята,- обратился я к неподвижным стражам, что стояли у входа, - вы видите что нибудь похожее на ножны для клинка?
  - Вон, какие то палки похожие,- ответил один из них, кажется Рвач, и я пошел к указанному месту. Действительно там на полу лежали странные палки с отверстиями в середине. Я вставил в одну из них клинок и он вошел туда как родной, а сама палка превратилась у меня в руках в некий посох. Я повертел его в руках. С виду и не скажешь, что это оружие, обычный посох человека, который любит путешествовать пешком. А что, мне нравится. Я одним движением вырвал клинок из гнезда,- вышел легко, без особого усилия, а потом вернул его на место, перевернул посох и несколько раз им взмахнул. Шпага даже не пошевелилась, словно её и не было внутри.
  А потом я начал внимательно осматривать и трогать вещи, что находились в этом логове псевдовампиров. Непонятные мне вещи я откладывал в сторону, то что не представляло интереса - в другую.
  - Будем уходить, складные топчаны заберите с собой,- на них всё удобнее спать, чем на земле или песке. И нечего на меня так смотреть, меня с детства к этому не приучали, как вас. В самом конце, мое внимание привлек странный арбалет, - маленький, изящный, сродни тем дамским, что носят у нас девушки в приграничье. У него была удобная рукоятка, очень легкий, взвести стальную тетиву мне удалось простым движением небольшой ручки с левого боку, сделал я это совершенно случайно, просто проверяя, что произойдет, если потянуть этот рычажок на себя. Причем, как только я взвел тетиву, в желобке появился металлический болт, но ведь я туда ничего не клал. Однако стоило мне просто дотронуться до болта, как он тут же исчез, а тетива вернулась в первоначальное положение. Несколько минут я тренировался, а потом со спокойной совестью повесил его себе на пояс.
  Больше ничего интересного я шатре я не нашел, вернее интересного было много, но всё это было непонятным, а значит и неприятным, а если учесть, что к советам Вампа я относился очень серьёзно, то трогать ничего больше не стал. Когда мы вышли из шатра, зачистка стоянки кочевников уже завершалась,- добивали раненых и трупы стаскивали в озеро. Варвары даже стали вырубать все деревья и кустарник по берегам, а некоторые только и ждали команды, что бы разрушить акведук и забить каменной пробкой то отверстие, из которого шла вода. Однако этого делать не пришлось, подошел Вамп, прошелся вдоль сооружения, по которому текла вода, что то там поколдовал возле отверстия и вода перестала сама течь. Потом он подошел ко мне:
   - Это племя, а так же четвертое и пятое по ходу нашего движения участвовали в налёте на шахты, остальные нет. Ту долю золота, которое они захватили, сейчас доставят из их схрона. Добыча там большая, грабили они всех без разбору. Что будем делать с теми, кто не захотел идти в набег на наши земли? Я предлагаю их не трогать, свои люди в пустыне нам тоже будут нужны. Можно даже будет их поблагодарить и раздать тех зверей, что мы захватили у этого племени. Там несколько хороших табунов этих дромедаров. Тьфу, придумают же название, нет что бы назвать просто и ясно - верблюды, так нет, надо язык ломать. Всё, ввожу новое слово, - прокричал он громко, - этих одногорбых и двугорбых созданий отныне называть просто - верблюд. Все слышали?
  Так вот, этих верблюдов набирается несколько сотен, не считая молодняка. Нам они не нужны, убивать не резон, а подарить - не жалко. Хотя, конечно, решать тебе.
  - Твое предложение Вамп, тебе этим и заниматься. Посмотри, следует или нет поменять наших верблюдов из обоза на свежих, и пусть их гонят к тем стоянкам - второй и третьей. Объяснишь там что и как, а мы с проводниками сразу же пойдем к четвертой и попробуем повторить тот же маневр, что и здесь. Да, и не забудь обоз с добычей отправить домой, всякую рухлядь не бери, своего хлама хватает, и в тех оазисах присмотрись, нет ли там развалин и последнего прохода в наши земли,- я весело улыбнулся, а Вамп покачал головой.
  - Милорд быстро учится, так и надо, - перекладывать задачи на плечи своих подчиненных и соратников. Господин граф,- обратился он к Этьену,- задачу его величества слышали? Приступайте к исполнению, что не будет получаться,- обращайтесь ко мне, а я пока пойду посмотрю на добычу и отберу ненужную нам рухлядь, от которой даже варвары откажутся. А тем племенам, которые станут нашими союзниками, может и сгодится на что-нибудь.
  Вернулся он достаточно быстро: - Зажрались твои воины, избаловал ты их. Парча и бархат им не нужны, от серебряной посуды носы воротят. В общем, все ткани я приказал отвезти в твой дворец, заберешь для своей невесты и на подарки другим девицам. Они на такие вещи падки. Ого,- он заметил на боку у меня маленький арбалет,- проникатель где то раздобыл. Пользоваться им научился? Давай ка я тебе на всякий случай все покажу и научу.
   Я снял с пояса арбалет и передал его.
  - Вот смотри, видишь рычажок на рукоятке под большим пальцем руки? Это предохранитель, для того, что бы случайно не выстрелить . Нажимаешь на рычаг и все, стрельбы нет. Возвращаешь его на свое место, можно стрелять. Передергиваешь затвор,- это вот этот выступ и в желобе появляется стрела. Можно её пускать, нажав на спусковой крючок. Видишь эти две кнопки? Красная - будешь стрелять по одному болту и каждый раз перезаряжать, нажмешь на синюю - перезаряжать не надо, болт каждый раз будет появляться сам и тетива сама будет взводиться. А вообще проникатель - это лучевое оружие и болт ни куда сам не летит, а вылетает мощный световой поток, с высокой температурой, что прожигает даже каменные стены в несколько метров толщиной. И ещё, видишь эти черточки на ложе арбалета? Так вот, если передвинуть этот металлический стержень на одну риску, то можно стрелять на дальность 100 метров, если на эти две рядом, то на 200 метров, а если вот на эти три,- то соответственно на 300 метров. Но на такие расстояния лучше не стрелять, луч сильно теряет свою пробивную мощность, а вот 100 - 150 метров,- самое то. Запомнил?
  - Запомнить то запомнил, от как его заряжать когда болты кончатся?
  - У тебя не кончатся, у него запас более десяти тысяч выстрелов, к тому же генерирующая батарейка сама подзаряжается от солнечных лучей. Интересно, где эти твари его взяли?
   Естественно я не понял ничего, но тон, каким было сказано, что на мой век хватит зарядов,- меня успокоил.
  Только через пять часов, когда уже солнце стало клониться к закату, наши отряды оставили разрушенную и разоренную племенную стоянку кочевников.
  В этот раз мы остановились на дневку задолго до рассвета. Надо было разобраться с последствиями боя и как следует отдохнуть. Дневка была сделана возле одного из колодцев, что открыл Барт. Вернее колодцев было пять, вода залегала не глубоко, так что проблем с тем, что бы напоить лошадей и напиться самим - не было.
  Раненых было всего два человека и их Рондо отправил сопровождать караван с добычей. В следующий вечер мы продолжили своё движение, маршрут наш был изменен и вел уже мимо второй и третей стоянки кочевников. Через три дня нас нагнал де Вамп и Этьен со своим отрядом. И если Этьен улыбался и был весел, то Вамп хмурился и недовольно кривился.
  Всё оказалось проще простого,- вампир ничего не нашел в оазисах этих двух племен, ни каких следов прохода или развалин древнего города. Естественно, что и псевдовампиров он там не видел. Этьен же рассказал, что в обоих племенах очень обрадовались нашим сказочным подаркам, особенно верблюдам, что является главным богатством в пустыне и заверили в своей лояльности....
  - Ещё лояльнее они будут, когда увидят, что стало с тем племенем, когда пошлют туда людей посмотреть, - недовольно проворчал Вамп.
  Вскоре наши разведчики доложили, что в четвертом и пятом оазисах, куда мы направлялись, каким то образом стало известно о гибели их союзников и там сейчас спешно пакуют вещи и готовятся к бегству. Этого я им не мог позволить, поэтому не щадя лошадей, мы последние несколько часов неслись во весь опор и успели накрыть четвертую стоянку как раз тогда, когда они собирались уже её покинуть. Не смотря на то, что наши лошади выбились из сил, запах воды подстегнул их резвость и конная атака получилась на редкость мощной. Это было не столь многочисленное племя, как то, что мы уничтожили, и их способность к сопротивлению была сломлена сразу же в первые минуты. С разъяренными варварами эти кочевники сравняться не могли, - это им не в спину бить и тут же бросаться в бегство.
  За малым исключением повторилось всё тоже самое как и в первом оазисе. Правда не было белого шатра и псевдовампиров не было, но Вамп повеселел и по секрету сказал мне, что мы близки к разгадке тайны последнего прохода. Я только диву дался, откуда он это всё узнал, ведь мы всё время находились рядом.
   В этот раз я не стал дожидаться, когда полностью закончится зачистка и после небольшого отдыха отправил тысячу Тахира к пятому племени, тонко намекнув ему, что именно его представители стреляли в спину его воинам.
   Стоя на невысоком бархане я равнодушно смотрел на картину уничтожения кочевников. Не скажу, что у меня жестокое сердце, но я считаю, что лучше сразу приучить этих дикарей к порядку и показать им свою силу, нежели действовать уговорами и убеждением. Де Вамп поддержал меня, заметив, что эти пустынники уважают только силу, а уговоры считают признаком слабости.
  Когда основные очаги сопротивления были подавлены, мы спустились в лагерь кочевников. Кругом трупы, кровь, варвары, проявляя милосердие ходили и добивали раненых, кое где ещё раздавались женские крики, на которые никто не обращал внимания.... Только где то через час всё затихло. Добыча тоже оказалась достаточно богатой, а самое главное, что она уже была надежно упакована и увязана и даже частично погружена на верблюдов, так что вскоре очередной караван отправился ко мне во дворец. На ночлег мы решили остаться в этом оазисе, а все трупы вынесли за барханы и там бросили. Работа по очистке стоянки продолжалась более двух часов, зато можно было спокойно сварить горячей похлебки, умыться и напиться в волю. Здесь не было акведука и вода просто небольшим фонтанчиком била прямо из под земли. И вновь Вмп подошел, что то там поколдовал стоя на коленях и напор воды усилился раза в два.
   В этот раз я распорядился всех верблюдов забрать себе, так как решил отправить их старейшинам орды Тахира, а часть, если получится, взять с собой в Хрустальное королевство, что бы поразить местных жителей этими страшилищами.
  Вечер и ночь прошли спокойно, только под утро прибыли гонцы от тысячи Тахира с сообщениями о том, что полностью уничтожить это подлое племя не удалось. На быстроходных верблюдах одному отряду, бросившему женщин, детей и имущество удалось бежать. Всё золото захвачено и караван с тяжело нагруженными горбатыми тварями уже направляется в нашу сторону.
  Мною было принято решение дождаться не только караван, но и тысячу Тахира и всем отрядом вернуться в Нимор. Сбежавший отряд мне не давал покоя и я решил устроить на него засаду. Собрав всех лошадей, приспособленных для использования в пустыне, я разместил конный отряд на дороге каравана так, что бы его не было видно с тропы, и в тоже время сама тропа хорошо просматривалась. Расчет строился на том, что победители опьяненные богатой добычей позабудут об осторожности и проявят беспечность. Вот тут то их и можно будет пощипать, ударив в спину, вернуть часть захваченного и только после этого можно будет податься в бега.
   Де Вамп был сильно удивлен моей прозорливости и предусмотрительностью: - Тюдор, что уже приходилось сталкиваться с этими племенами? Я понизил голос: - Мои воины не далеко ушли от этих кочевников, а у меня всё таки не один год за спиной противостояния с ними, прежде чем они признали мое превосходство и объявили своим верховным вождем. Так что ничего нового я не открываю. Всё новое,- это хорошо забытое старое.
  Ждали мы караван уже несколько часов и наконец он появился. Вамп не выдержал: - А почему мы ждем их именно здесь, а не в другом месте?
  - Да всё просто Вамп. В самом начале движения охрана ещё начеку и весьма бдительна и осторожна. Чем ближе к нашему лагерю, тем более беспечной она становится, а как только почувствуется в воздухе дым костров и запах похлебки, так и вообще они перестанут смотреть по сторонам, вот тут то и в самый раз нанести удар по хвосту каравана, захватить несколько верблюдов с золотом и дать деру.
   - А откуда кочевники знают, что именно на последних верблюдах золото?
  - Это тоже просто,- караван грузили варвары и ни о каком распределении веса они не задумывались, поэтому золото было загружено, в основном, по объему. Потом в ходе движения тяжелогруженые верблюды стали постепенно отставать от более легких и в конце концов оказались все в хвосте. Вот и всё объяснение....
  Прошло ещё пять - семь минут после того, как последний верблюд скрылся за поворотом тропы и появились кочевники. Морды их зверей были завязаны, что бы они не предупредили стражу своими криками, и неслись они во весь опор. Как только они приблизились к вешке, что я воткнул в тропу, как мои воины встали вдоль тропы и стали из луков в упор расстреливать кочевников. только двоим из них удалось развернуть своих верблюдов и попытаться скрыться, но не тут то было. Я уже давно хотел испытать свой проникатель и теперь такая возможность появилась. Следуя подсказкам Вмпа, я его зарядил, а потом двумя выстрелами подряд снял обоих беглецов. Это вызвало завистливый гул у варваров и шепот о том, что я применил оружие бога...
   Погибших быстро обыскали, собрали всё ценное. Мне принесли богато украшенную шпагу, в которой де Вамп сразу же узнал перестроенную сталь и завистливо вздохнул: - Везёт же некоторым, мало того, что у него дорожный посох и проникатель есть, так теперь и настоящий клинок появился.
  - Меня больше интересует, откуда он взялся у кочевника? - проговорил я задумчиво....
  
  6.
  
  В Ниморе наше появление встретили радостно. Радовались не только варвары и прибывшие с нами дружины из Рокана, которые считали меня уже своим и чуть ли не рожденным в их столице, но и жители бывшего султаната. Они, оказывается, уже давно забыли, что такое вкус одержанных побед и в разные времена страдали от постоянных набегов кочевников, из за чего некоторые приграничные земли значительно опустели. Всего наш поход продлился чуть больше трех месяцев и поддавшись уговорам вампира я тут же стал готовить небольшую экспедицию для поисков развалин древней столицы и прохода в наши земли. При этом де Вамп таинственно намекал, что теперь он точно знает, где надо искать.
  Я любил прогуливаться по этой террасе,- всегда прохладно и небольшой ветерок, зелень во внутреннем дворике радовала глаза:
  - Вамп, признайся, ты не вампир? Ты уже долгое время с нами и почти всегда на виду. До сих пор ни один человек не видел, как ты пьёшь кровь, хотя по твоим словам тебе это необходимо делать хотя бы раз в месяц.
  Вамп заулыбался: - А я всё думал, кода же ты задашь этот вопрос? Дело в том Тюдор, что я действительно не вампир, а выдавал себя за него, что бы вы приняли меня.
  - И для чего это тебе надо было?
  - А ты сам подумай, как бы вы отреагировали на мою просьбу взять меня с собой в заречье? Совершенно незнакомый человек встречается вам в степи и предлагает свою помощь что бы перебраться через реку,- в лучшем случае меня бы просто связали, допросили с пристрастием и отправили к старикам и женщинам; В худшем зарубили бы просто на месте. А так я просчитал, что живой вампир вам будет интересен и мы сможем помочь друг другу. Прикинь, сколько времени мне понадобилось, что бы разыскать псевдовампиров и их уничтожать? Да я ещё рыскал где нибудь на окраинах Рокана. А с твоими ребятами мы управились за несколько месяцев. Если где-то кто-то и выжил, то давно уже сбежал в другие земли и там затаился. А ведь надо питаться, как то уживаться с местными, так что велик шанс, что его разоблачат и он погибнет. С вашей помощью я заставил уцелевших покинуть обжитые места и отправиться в изгнание, так что наше сотрудничество взаимовыгодно.
  - Если ты не вампир, то значит ты и не страж? Но ведь тебя именно так называли псевдовампиры, и эти клыки во рту....
  - Страж - стражу рознь. Я страж, но не простой и не отношусь к псам древних. Вот псевдовампиры - этот псы, а я страж этих псов. Они все должны были последовать за своими хозяевами, но этого не произошло. Незначительная часть решила остаться и устроиться в нижнем мире. Им это удалось и мы многие века и не обращали на них внимание. Но вот нижний мир начал умирать и разрушаться и они ринулись в ваш мир, а это уже угроза вам как виду. Псевдовампиры живут значительно дольше чем простой человек, к тому же некоторые из них могут размножаться, но чаще посулами долгой жизни и красоты, богатства и вседозволенности они вербуют в свои ряды новых членов и проводят обряд трансформации. Многие из вновь обращенных погибают, но многие выживают и число этих тварей в последнее время значительно выросло. А в вашем мире такое прекрасное поле для их деятельности. Внешне от людей они не отличаются, быстро занимают доминирующие посты и места во власти. Существует реальная опасность, что они проникнут и в ваш мир через барьер и разбредутся по всем землям. Найти и обезвредить их тогда будет невозможно. Проход из нижнего мира к вам мы сообща заблокировали, через речной мост им не пройти, он настроен только на меня, второй проход к вам мы контролируем в твоем дворце. Осталось найти и закрыть последний проход в ваш мир, а так же найти проход снизу в верх. Вот этим то мы с тобой и займемся в ближайшее время.
  Большой отряд нам не нужен. Человек двадцать - тридцать должно хватить, - Этьен со своим десятком лучших, твой десяток ближних телохранителей и охранников, Барт и несколько человек из племени,- вот пожалуй и всё.
  - Витора опять придется оставить здесь на хозяйстве? Да он меня с потрохами сожрет и обвинит во всех смертных грехах.
  - Есть выход из положения,- надо пригласить сюда его жену. Если поторопиться, то дорога туда-сюда займет не очень много времени, а от жены он никуда не денется. Только ему об этом не надо говорить,- у вас, у людей странные взаимоотношения, - вроде любит свою избранницу и в то же время стремиться сбежать от неё куда подальше. Это я о тебе Тюдор, если ты ещё этого не понял. Так что уже сегодня отправляй пару надежных человек и пяток варваров для охраны. Хотя с другой стороны, на хозяйстве, как ты говоришь, можешь остаться и сам, а Витор пойдет со мной,- и де Вамп хитро посмотрел на меня.
  - Ну уж нет, - тут же возмутился я.- Успею, ещё накомандуюсь и наруковожусь, хоть последние деньки почувствовать себя вольным ветром. А то приедет отец и начнется,- стой там - иди сюда; эй вы трое - ну ка оба ко мне; и сидишь не так и смотришь не туда: сын мой,- запомни - "когда неприятности отступают, главное - их не догонять ",- и таких умностей у него не счесть....
  - Тяжело жить под пятой отца - деспота? - Да он не деспот, только постоянно считает меня маленьким ребенком и несмышлёнышем, не способным на принятие правильных самостоятельных решений. Я из дома то поэтому уехал, что бы доказать ему, что смогу прожить и без его подсказок.
  - И что, доказал?
   - Нет конечно. Знаешь Вамп, что он мне сказал, когда узнал что я влюблен в Анну-Марию и теперь вынужден отправиться в Дикие земли? -" Дураки от несчастной любви сражаются. Умные пишут стихи. Самые умные не влюбляются. Ни к умным ни к самым умным вы мой сын - увы, не относитесь..."
  - Умный у тебя отец Тюдор. А ты точно стихи не писал? - и не дождавшись от меня очевидного ответа, тут же спросил,- Кого отправишь, Никола де Трим?
  Я утвердительно кивнул головой: - Дорога ему знакома, он сообразителен и исполнителен, сможет провести свой отряд не привлекая ни чьего внимания. Сегодня же отправится. Да и пора ему отрабатывать пожалование....
  К предстоящему выходу де Вамп готовился основательно, он привлек даже Витора, и, как я понял, сделал это специально, словно показывая, что тот тоже обязательно примет участие в поисках мифической столицы древних - Киммера. Время летело с неимоверной быстротой, а груда проблем всё не уменьшалась. Всё таки решили использовать верблюдов, дабы уменьшить количество перевозимого фуража и теперь предстояло более основательно обучиться искусству перемещению на них. На небольшие расстояния ни каких проблем не возникало, но вот на несколько десятков дней пути,- проблемы были, и главная из них - верблюды не привыкли ходить под седлом, а мы не привыкли обходиться без них. В конце концов с помощью кочевников Барта, что так и ходили за ним хвостиком, были придуманы и пошиты приспособления, отдаленно напоминающие седла, что делали наше передвижение более или менее приемлемым.
  Барт почти полностью переселился в пустыню и теперь не очень часто появлялся во дворце. Он подал мне официальное прошение с просьбой переименовать его из принца Рокана в принца Сантира, по имени пустыни в которой обитали племена, что признали его своим вождем и живым воплощением своего бога воды. Сделать мне это было совсем не трудно и грамота на пожалование была тут же написана. Теперь он стал принцем Бартоломью де Сантир, и в его распоряжение передавалась вся пустыня Сантир, за исключением тех земель, на которых будут найдены Киммер и другие города древних,- все они отходили в пользу объединенного королевства.
  Что бы Тахир и его воины не скучали без дела, я предложил ему совершить увлекательную поездку во главе небольшого отряда, так тысяч в десять, по границам нашего нового королевства, что бы там на месте разобраться с притеснениями от соседей и нашими претензиями к незаконно захваченным ими наших земель. Для меня было весьма странным, что на смену власти в султанате и королевстве никто не отреагировал. Или с ними не считались, или к подобным событиям уже привыкли и теперь выжидали, что бы посмотреть что будет дальше. Было так же странным, что и внутри захваченных нами государств ровным счетом ничего не происходило и знать ни как себя не проявляла.
  Как заметил улыбаясь Вамп,- Та беспощадность, с которой действуют варвары, подавила все недовольства на корню. К тому же в Рокане вас признали своим, а в бывшем султанате не привыкли воевать, или разучились. Более странным является то, что ничего не нарушилось в управлении,- налоги собираются, казна пополняется, то есть государственная машина продолжает работать как ни в чем не бывало....
  Подготовка к нашему походу была в самом разгаре, когда неожиданно для всех, и в первую очередь для меня, появился ранее установленного срока де Трим и появился один, сразу же затребовав у меня срочно аудиенцию.
  - Милорд, боюсь у меня горестные и крайне неприятные новости для вас. Я рискнул прекратить выполнение вашего задания и немедленно вернулся к вам,- моё сердце тревожно заныло
  - Никол, пройдем в мой кабинет. Друзья, оставьте нас, я хочу услышать все неприятные новости наедине,- как только мы прошли в бывший кабинет султана и возле дверей застыла моя личная стража, доклад моего доверенного лица продолжился.
  - Тайно прибыв в столицу я тут же приступил к сбору сведений, согласно ваших указаний, но первые же новости заставили меня немедленно вернуться к вам мой лорд. Из разных источников мне сообщили, что герцог Конде, ваш отец, был предательски убит в спину на охоте почти два месяца назад. Вместе с ним погиб и его доверенный слуга. Его величество король Пьер уже издал указ о переходе всех земель герцогства под его королевскую длань, так как все считают вас тоже погибшим и сгинувшим около года назад. Официально указ короля вступит в силу, как только закончится траур по погибшему герцогу. Расследование ничего не выявило и не обнаружило даже следов убийц. Всю вину возложили на доверенного слугу, который якобы дважды выстрелил из арбалета в спину своего хозяина, а потом перерезал себе горло. В эту версию никто не верит, Кроне королевских лизоблюдов, но в слух ничего не говорят.
   Вторая новость касается её высочества принцессы. У неё появился поклонник, ухаживания которого благосклонно принимаются. Это некто крон принц Сварг из дальнего королевства Томил. Они вместе проводят всё больше и больше времени. Поговаривают, что возможно вскоре будет объявлено об обручении и скорой свадьбе,- Никол виновато замолчал, словно это он был повинен во всех этих неприятностях, что постигли меня и одномоментно свалились на мою голову.
  - Это точные сведения? Я имею в виду о смерти моего отца?.
  - Сожалею милорд, но они получены из нескольких независимых источников и сомневаться в их правдивости - не приходится.
  Спасибо Никол, идите отдыхайте, вы правильно поступили, что немедленно решили вернуться. И пригласите ко мне лорда де Вампа и графа де Роше.
  Первым появился Вамп: - Тюдор, на тебе нет лица. Случилось что то очень серьёзное?
  - Подождем Витора, не хочу повторяться, - через некоторое время, что я молча простоял у окна, появился запыхавшийся граф.
  - Что то случилось?
  - Случилось,- я старался говорить спокойно и не срываться на крик. - Никол де Трим по моему указанию отправлялся в разведку в Хрустальное королевство и привез от туда очень горестное для меня известие - более двух месяцев назад, арбалетными болтами в спину был убит мой отец герцог Конде. Вместе с ним погиб и его доверенный слуга, который был с ним с самого его рождения. Всю вину возложили на него. Я в это не верю и принимаю решение вернуться и там, на месте, провести собственное расследование. Вамп, тебе придется отложить поиск Киммера до лучших времен и взять на себя управление государством до моего возвращения. Завтра же отправишь мою личную тысячу к переходу через мост. Идти ускоренным маршем с заводными конями, перейдя через Дикую сразу же направиться в мой замок и встать там лагерем.
  Витор, подготовь мою свиту и сотню охраны к переходу через арку в покоях султана. Собери небольшой обоз с подарками, думаю у Венвина хватит лошадей в Радужном замке. В свиту включить только тех, кто хочет вернуться и навестить родственников, может быть кто то захочет остаться в Хрустальном, препятствовать не будем,- я потер переносицу.
  - Я буду сопровождать тебя,- тихо произнес Вамп,- боюсь, ты наломаешь там дров.
  Я покачал головой,- Нет лорд, ты должен будешь закрыть наш проход отсюда, вернемся мы назад по мосту, иначе найдутся горячие головы, что полезут сюда, а оставлять там охрану,- значит привлечь внимание.
  - Я могу попытаться перенастроить проход в Хрустальное королевство в другое удобное место, например в Радужный замок, только мне самому там надо побывать.
  Решение я принял мгновенно: - Вызовите ко мне де Трима,- и когда он появился я отдал приказ,- Извини дружище, но отдыхать тебе пока не придется. Немедленно с лордом де Вампом отправляешься в Радужный замок. На всё про всё вам двое суток, - и уже обращаясь ко всем присутствующим,- Через трое суток я начинаю переход. А теперь оставьте меня, я хочу побыть один.
  Когда все вышли, я сел в кресло и откинулся на спинку,- нельзя было так долго находиться здесь, мне следовало вернуться раньше. И ведь меня предупреждали о чем то подобном, когда отслужили заупокойную и убедили почти всех, что я погиб или сгинул в Диких землях.
  На душе было гадко и противно, словно я кого то предал из родных и близких. Да что там говорить,- кого-то, я предал отца тем, что не уберег его от удара в спину....
  - Клянусь отец, - я найду виновного в твоей смерти и он умоется у меня кровавыми слезами,- тихо прошептал я.
  Король не должен показывать свои слабости и решительными шагами я вышел из кабинета. Предстояло сделать очень многое.
  Слух о том, что я возвращаюсь в Хрустальное королевство мигом облетел весь дворец. Ко мне подошли три рыцаря из Рокана - командиры отрядов тех, кто последовал за мной. Старший из них - барон Сиг обратился: - Ваше величество, мы просим вас взять с собой три десятка наших воинов. Это будут лучшие из лучших, к тому же ваша свита должна состоять из рыцарей вашего королевства, а не только из тех, кто прибыл с вами сюда.
  - Хорошо барон, я подумаю над вашими словами, а пока готовьте свой объединенный отряд, хотя и не обещаю, что возьму все три десятка. Остальным быть в готовности в любой момент прибыть ко мне по первому зову, возможно мне понадобится ваша помощь.
  В конюшне я нашел Рондо, а где ещё искать князя как не возле его любимых лошадей. Он собственноручно чистил своего тонконогого скакуна и при этом что то напевал себе под нос.
  - Рондо, сколько у тебя сейчас воинов под рукой?
  - Брат, тебя кто то обидел? Ты только скажи кто и мы порвем ему горло. А воинов - три с половиной тысячи в строю. Часть я отпустил прогуляться с Тахиром, - он хищно улыбнулся, - часть разъехалась по дарованным тобою землям и угодьям. Дай мне три дня и количество моих воинов удвоится.
  - Не торопись князь, но через неделю у тебя должно быть под рукой не менее пяти тысяч готовых к походу и схваткам воинов и желательно с заводными конями. Возможно вам придется вернуться в свои старые земли, пройдя через всё Хрустальное королевство. Сейчас пока загадывать не будем, но подготовиться к этому стоит.
  Рондо сразу же посерьезнел: - Ты решил выкрасть свою невесту? Поступок серьезный, а главное - не надо платить за неё выкуп. Мои люди будут готовы к выступлению через неделю. А скажи брат, куда отправляется твоя отборная тысяча? Я вижу суету сотников, да и Джамал взял в руки плетку, а это говорит о многом.
  - Они выступают к берегам Дикой, а потом по мосту вернутся в свои бывшие земли, где и будут ждать моего сигнала возле замка.
  - Хо, так мы ударим с двух сторон? Это будет славный поход и нас ждет богатая добыча.
  - Я сказал,- быть в готовности Рондо. Просто быть готовым, на всякий случай....
  Действительно, всё вокруг завертелось, закрутилось с неимоверной скоростью. Все куда то спешат, суетятся. Прямо во дворе в кресле восседает Витор и ему на просмотр приносят какие то мешки, свертки, ларцы и сундуки. Что то он откладывает в сторону и делает пометки у себя в свитке, что то убирает движением руки. Увидав, что я подхожу, быстро вскочил, изобразил поклон: - Вот отбираю те подарки для родных и близких свиты и воинов охраны, что войдут в небольшой обоз. Воинам у кого нет особых подарков, беру из вашей сокровищницы в счет будущей оплаты. Но таких единицы. Все неплохо поживились.
  Милорд, тут возник некоторый щекотливый вопрос. Дело в том, что часть свитских успели здесь жениться и теперь хотели бы представить своих жен родне. Без вашего разрешения я жен в наш отряд пока не включаю.
  - И сколько таких набралось?
  - Да немного, из ближней свиты пятеро и из сопровождения семеро.
  - Хорошо, пусть берут с собой, поедут отдельным отрядом, я их ждать не буду. В Радужном, по моему, есть несколько карет. Но что б женщин было не больше заявленных двенадцати. Остальные приедут позже, как только наладим безопасный проход между королевствами.
  - Ваше величество, вы свои подарки для принцессы сами отберете, или доверите мне?
  - Боюсь, что подарки не понадобятся. У принцессы появился поклонник, ухаживания которого она принимает с благосклонностью.
  - А вы сами это видели? А вдруг это наветы за глаза, что бы вбить между вами клинья и посеять недоверие? Подарки всё равно лишними не будут. Вон этой Рине, что охомутала нашего Вилена де Спира, если она его дождется, можно что-нибудь вручить. Не всякая попрётся в такую даль за женихом, да ещё наперекор родителям.
  - А зачем ей что-нибудь вручать? Для неё за счастье будет узнать, что она стала баронессой или графиней? Не помню, что мы пожаловали де Спир.
  - До графа он ещё не дорос, хотя за спины других не прятался, в бой шел в первых рядах. А леди Рине подарок от королевских щедрот нужен, так сказать за верность, если она конечно его заслужила.
  - Все подарки на тебе Витор. А Анне-Марии я сам подберу что-нибудь небольшое.
  - А я больших королевских корон и не видел,- буркнул мне в спину мой друг, когда я уже собирался вернуться в свой кабинет.
  А что, это идея, придется спуститься в сокровищницу и там присмотреть диадему или корону. И если не принцессе, то всегда можно будет одеть на чью нибудь девичью головку, хотя бы вон дочери Витора на вырост. Всё равно я его герцогом сделаю.
  Пройдя мимо стражи и спускаясь в подвалы, я все никак не мог отделаться от неприятного чувства, что мне кто-то смотрит в спину, буквально сверлит глазами. На всякий случай я, непринужденно, словно одергивая камзол, поправил свой клинок и в который раз подумал о том, что все таки ходить без сопровождения стражи не очень хорошо, даже если я и нахожусь в своем дворце. К счастью, неприятное чувство быстро исчезло, стоило появиться возле меня двум воинам из отряда Рокана. Они не очень заметно пристроились у меня за спиной и уже не отходили ни на шаг.
  Встретил меня старичок смотритель неопределенного возраста. С его слов я знал, что первые пять залов заполнены золотыми слитками и монетами, а вот дальше была полная мешанина - оружие, посуда, монеты, слитки, женские украшения всё было свалено в кучу и ждало своего часа для сортировки. Старичок жаловался, что все делать приходится самому, что у молодежи ни какого почтения к казне нет, а варваров можно использовать только как грубую силу, так как Кроне оружия их ничего не интересует. Да и в оружии их больше привлекает качество стали, а не драгоценные камни и их чарующий блеск, а уж в украшениях они вообще не разбираются.
  - Уважаемый, мне нужны несколько безделушек для моей невесты. Что-нибудь сКронное, но со вкусом, там диадема какая, или небольшая корона, впрочем сережки и перстенёк тоже подойдут.
   Старичок аж подпрыгнул на месте от такого кощунства: - Невесте, будущей королеве, следует дарить королевские подарки, что бы сразу показать всему её окружению, за какого знатного и богатого господина она выходит замуж. И это не безделушки, а знаки королевского внимания.
   Видя, что старичок негодует непритворно, я поднял обе руки в верх: - Уважаемый, да у меня нет ни какого опыта в подобных вещах, подарки девушкам я никогда не дарил, рос практически без матери, кто б меня учил уму разуму? Всецело надеюсь и уповаю на ваш вкус и опыт в подобных делах.
  Смотритель тут же успокоился и стал рассуждать сам с собой, вспоминая что лежит у него в каком зале, изредка задавая мне только уточняющие вопросы, а я удивлялся, какие пустяки его интересуют,- какого роста моя невеста, какие у неё глаза и цвет волос. Благо образ Анны-Марии постоянно стоял у меня перед глазами и затруднений я не испытывал, хотя и предупредил, что не видел её около трех лет и наверняка из семнадцатилетнего подростка она превратилась в двадцатилетнюю девушку.
  Старик подвел нас к неприметным дверям, долго стоял о чем то думая, а потом подошел к двери напротив: - Здесь можно найти всё, что можно подарить молодой девушке, в которую влюблен мой король. И даже если за три года разлуки произошло что-нибудь непредвиденное, можно будет подобрать два вида подарков и подчеркнуть,- я вот продолжаю любить тебя всё это время, а ты меня не дождалась. Главное дать понять молодой леди, что она в любом случае в чём то виновата.
  Он без всякого почтения пнул дверь ногой, а я тут же тихо поинтересовался: - Ручка с сюрпризом? Рукой лучше не касаться?
  Он с удивлением посмотрел на меня,- типа хоть и король, но умный и только кивнул головой.
   В большом и ярко освещённом зале в хаотичном беспорядке валялись груды всякой всячины. Объединяло их только одно,- она вся была из золота и драгоценных камней. Старичок остановился на мгновение, а потом засеменил куда то влево, при этом он не переставал ворчать: - И когда же у меня до вас руки доберутся? И что ж вы всё время под ногами мешаетесь...
  Наконец он остановился у небольшой кучи, склонил голову и стал её внимательно рассматривать, потом протянул руку и стал копаться внутри, откидывая разные предметы в стороны. Две короны он забраковал сразу,- одна дескать слишком вульгарна, а вторая бедно выглядит. Затем в его руках оказался небольшой обруч с одним трезубцем, в середине которого багрово алел огромный красный камень.
  - То что надо, сКронно и со вкусом. Корона любви, попала в сокровищницу ещё от древних, где то здесь и вторая- мужская есть, сейчас найду, - и пыхча от натуги он стал копаться в этой куче. - Вот она родимая. Точно такая же, только больше. Примерить не желаете, а то вдруг не подойдет?
  Чисто машинально я надел предложенный мне обруч на голову и старичок довольный крякнул: - Вы её, ваше величество, действительно любите, камень засветился. Если б не любили свою избранницу, то он так и остался бы простым рубином. Дело осталось за малым,- вручить корону любви вашей невесте и если и у неё камень засветится, то и она вас любит. Только такое бывает редко. Обычно браки заключаются по расчету, а уж королевские практически всегда. Она хоть знатного рода?
  - Принцесса. А разве это важно?
  - Святая простота. Попробовали бы вы жениться на простой девушке, да ваши подданные первые бы выступили против. В любовницы - пожалуйста любую, а в жены только благородную и с длиннющим хвостом знатных предков.
  - Старик, а откуда ты всё это знаешь? Интересно, сколько лет ты уже надзираешь за сокровищницей? Учеников-помощников себе ещё не подобрал? Судя по всему свою работу ты любишь и мне не очень хотелось, что бы ты надрывался, так что насчет помощников-учеников подумай и сам подбери тех, кто тебе придется по нраву.
  - А если я в ученики выберу женщину? - недовольно буркнул он, словно я его чем то обидел.
  - Да кого хочешь, лишь бы толк был и порядок продолжал наводиться. Скоро будет очередное поступление золота в казну, так что работы у тебя прибавится.
  - А у меня тут не только золото и камни,- вдруг хвастливо заявил он. - Пойдем что то покажу, ещё от древних осталось, да только никто не знает что это такое. Пособирали всякой всячины, только место занимают эти железяки- не железяки,- привычно стал он ворчать, пока мы шли коридором, что уходил куда то вдаль. Справа и слева находились одинаковые двери и я не удержался и спросил: - И что, здесь тоже золото?
  - Золото, золото. Сколько веков собиралось, копилось, а для чего? Ещё древние стали его собирать, но у них оно куда там шло, а наши всё хапали и хапали....
  Возле очередной двери мы остановились и вновь он пнул её ногой. Дверь бесшумно открылась, зажегся яркий свет и я пораженный остановился. Большой зал был уставлен причудливыми приспособлениями, сложными станками, какими то непонятными штуковинами.
  - Позовите ко мне лорда Вампа, если он ещё не убыл с лордом Никол - бросил я через плечо, и через мгновение послышался тяжелый топот моего охранника, а минут через двадцать появился и сам запыхавшийся лорд.
  - Ни х... себе,- восхищенно выругался он. - И никакой Киммер не нужен, все под носом, просто протяни руку и возьми.
  - Здесь есть что-нибудь стоящее? - поинтересовался я
  - Стоящее? Да тут всё стоящее, ещё бы хотя бы десятая часть работала. Эх времени нет, меня же из прохода выдернули. Ничего, ждало всё это богатство столько веков, и ещё пару дней подождет. Спасибо тебе хранитель, что сохранил всё это, - и он низко поклонился старичку. - Если хочешь, я могу прислать тебе замену,- это в моей власти. Ты заслужил покой и отдых.
  - Вот ещё чего, а кто порядок будет тут наводить? Да молодому лет сто только понадобится узнать, что где лежит, не говоря уж о том, что бы все потрогать своими руками. Нет уж, я ещё поработаю, да и привык я к этому месту. Скучать без него буду.
  - Милорд, я побежал, постараюсь вернуться поскорее, я теперь и сам в этом заинтересован....
  Я повернулся к старичку: - Что ж ты старый не сказал, что ты не просто казначей, а Хранитель всех этих богатств? А я к тебе обращался без всякого почтения.
  - Мой лорд, да как без почтения? А кто слушал мои советы и ворчания? В этом же и заключается уважение к старшим,- в умении их слушать и не перебивать, принимать их слова к сведению, а поступать всё равно по своему. Ладно, пошли, надо ещё и второй вид подарков подобрать, на тот случай, если ваша принцесса нашла себе кого другого....
  В очередном хранилище он вытащил небольшой ларец, в котором находилась умопомрачительная диадема, которая сверкала и переливалась всеми цветами, как только была открыта крышка.
  - Мне жалко такую красоту отдавать,- честно признался я ему.
  - Да что её жалеть то, их ещё десяток лежит вон в той куче. Камни они и есть камни, только блеск и больше ничего. А вот корона любви,- это нечто. Хотя откуда такому молодому и неопытному об этом знать.
  Внезапно из противоположенной стены вышла прозрачная дева и направилась прямым ходом к нам. Мои стражи подобрались и одновременно сделали пару шагов вперед, прикрывая меня своими телами. Это было несколько непривычно, так как моя охрана из варваров, как правило, становилась рядом со мной в готовности одновременно или отразить нападение, или поучаствовать в нападении, если я приму такое решение.
  Хранитель недовольно проворчал: - Ходють тут всякие, а после них золото пропадает, - и уже обращаясь ко мне, - Не бойтесь молодой человек, она безвредная.
  Дева остановилась перед нами, слегка колыхаясь - странно, но я не видел её лица.
  - Чуть слышно она прошелестела: - Он одел корону любви и она засветилась, это зов, поэтому я здесь.
  - Милая, засветилась только одна корона, есть резонные сомнения, что вторая может и не засветиться. Времени то сколько прошло как они расстались.
  - И всё равно, - это зов. Я так долго его ждала...
  - Кто она?- тихо спросил я у хранителя. Он недовольно посмотрел на меня: - Много будешь знать, долго не проживешь, - он тяжело вздохнул,- Это дева сильных чувств, - дева любви. Вообще то их две, есть ещё дева ненависти, но её лучше не знать и с ней не встречаться. Все сильные чувства от любви и ненависти,- всё остальное их производное: гнев, злоба, доброта... Вот девы этими чувствами людей и питаются. И вообще, что ты ко мне привязался,- я хранитель сокровищ, появится страж, спросишь его, он знает куда больше моего. А ты милочка иди пока к себе, вот когда второй камень засветится, тогда и наступит твое время....
  Дева медленно растаяла в воздухе, а я так ничего и не понял,- для чего она появлялась, что будет когда засветится второй камень и как это все касается меня? Хранитель тоже куда то исчез, и нам пришлось возвращаться из подвальных помещений без сопровождения. В руках я крепко держал вторую корону и диадему.
  Следующие три дня прошли в приятных хлопотах и приготовлениях к возвращению. Как бы не было здесь хорошо, но многие из тех, кто пришел со мной в этот мир, захотели навестить своих родных и близких, - похвастаться своим новым высоким положением, богатством. Так как большинство моих спутников принадлежали к не очень состоятельным или обнищавшим семьям, то золото и камни, которые они везли в качестве подарков, было хорошим подспорьем поправит свои семейные дела.
  На глаза мне попался грустный Дон. По настоящему его звали Дон душ Сантос, очень давно его предки прибыли в Хрустальное королевство откуда то из далека, да так и остались в нем. Мы все звали его просто Дон и он к этому привык.
  - В чем дело Дон? - поинтересовался я. Он грустно улыбнулся: - Всю свою добычу я пустил на обустройство земель и замка, которые вы мне пожаловали. Не думал, что будем возвращаться вот так внезапно, и видя мой недоуменный взгляд, торопливо пояснил, - У меня четыре сестры и в силу некоторых обстоятельств,- тут он густо покраснел,- они бесприданницы, а я теперь вернусь с пустыми руками. Ладно младшие, они о замужестве ещё не задумывались, а старшая - Элоиза, уже дважды отказывала человеку которого она любит из-за нежелания выглядеть этакой приживалкой в его семье. Да и у Юлии тоже наверняка есть молодой человек, которому она благоволит, но мой бог,- они такие гордые...
  За спиной у меня послышалось деликатное покашливание, обернувшись я увидел старого хранителя моих сокровищ с небольшим ларцом в руках. Странно, но его шагов я не слышал. - Чего тебе старче?
  - Вы вчера обмолвились, что хотели бы наградить какого-то Сантоса за преданность и сКронность и приказали мне подготовить для него что-нибудь не особо ценное. Я тут подобрал немного мелких камешков - эквивалент шести тысячам золотых монет. Их не жалко вручить этому самому Сантосу. А заодно я вам положил в ларец, на всякий случай, ещё немного камней для других особо отличившихся. И не тяжелые и места мало занимают, только вы их, мой король, не транжирьте. Сокровища,- они счет любят...
  Я видел, как хранитель с трудом сдерживал улыбку, смотря на мое вытянувшееся как у верблюда лицо, благо я стоял спиной к Дону и он его видеть не мог.
  - Хорошо, что ты сам их принес хранитель, и мне не пришлось отправлять к тебе посыльного. Ребята,- обратился я к своей охране,- примите ларец.
  Один из стражей подошел к хранителю и протянул руки. - Но, но, - пусть милорд сам убедится, что здесь лежит десять мешочков. Один большой для этого отличившегося и девять одинаковых поменьше, где камней на две тысячи золотых в каждом. По мне, так раздать их прямо здесь, и пусть их переносят награжденные, а ларец не забыть вернуть в сокровищницу, а то раздадут и растащат некоторые все ценности и по миру придется пойти с протянутой рукой,- он ещё что то там ворчал себе под нос, но я уже не слушал. По оторопелым лицам своей охраны я понял, что и они не слышали и не видели как появился старичок из подземелья. Пришлось сунуть свой нос в ларец и пересчитать под пристальным взглядом казначея все десять мешочков. Один, самый большой, я тут же вручил растерявшемуся Дону.
  - Замотался я тут и совсем у меня вылетело из головы, что ты у меня в списках особо отличившихся под первым номером. Держи,- это твоя награда за службу, употреби её с пользой для дела. И никаких коленопреклонений, ты уже лорд и не из последних в моей свите.
  Граф де Роше, как хорошо, что вы мне попались на глаза. Куда вы дели список особо отличившихся из моего отряда? Почему я должен вспоминать кого и за что я должен поощрять? Вот душ Сантоса я вспомнил, а остальных?
  - А в чем проблема то мой король? Я всё помню. В этом списке есть Вилен де Спир, а так же Никол де Трим и Этьен де Финар, - это из знатных лордов, а также несколько воинов из вашей охраны. Если позволите, то от ваших щедрот я вручу заслуженные награды счастливчикам. Эх, и почему меня никто не награждает? А я так люблю это дело....
  - Ларец потом не забудь вернуть казначею,- прервал я его сетования.
   - Как же, тут забудешь, Не верну, по ночам будет приходить в моих снах и требовать свой ларец. А у самого их наверное больше тысячи.
  - Больше двух с половиной,- тут же ввернул свое слово казначей,- и это только маленьких и небольших, а про большие ларцы я лучше промолчу...
  Де Вамп вернулся только на исходе третьего дня, когда уже почти все приготовления к возвращению были закончены. Вид у него был усталый, но крайне довольный.
  - Получилось милорд. Теперь вход в ваше Хрустальное королевство из ваших покоев ведет прямо в большой амбар в хозяйственном дворе вашего Радужного замка. Венвин уже всё приготовил к вашему возвращению, вернее приготовила всё ваша сестра - Настёна, а ваш управляющий только мешался у неё под ногами. Вот уж не думал, что такой бугай будет бояться свою жену.
  - Он не боится, а любит её и поэтому даже пылинки сдувает с неё,- недовольно пробурчал я. - Если всё готово, то завтра с утра начнем передвижение. Первыми пойдут подарочные верблюды и обоз, последним пойду я, Витор и моя личная охрана из Рокана.
  Спал я ночью очень плохо и снилась мне та прозрачная дева без лица. Она почему то танцевала передо мной и постоянно куда то звала. Эта вертящееся - кружащееся создание исчезло из моего сна только под утро, а потом я услышал противный рев верблюдов, которые не очень рвались во дворец и тем более в помещение, где стояла арка прохода, вслед за ними повели десяток скакунов для меня и моей свиты. Все остальные получат коней уже из конюшен у Венвина. Наконец то к полудню появился довольный Витор и Вамп.
  - Всё, всех переправили, остались только мы и ваша личная охрана,- потирая руки произнес Витор,- да вон Вамп что то хочет вам сказать перед отбытием.
  - Милорд, вы там на всякий случай тоже присматривайтесь к окружающим вас, зеркальце то, надеюсь, всегда при вас?
  - Вамп, ты думаешь, что эта зараза могла проникнуть и в наш мир?
  - Не знаю, но такую возможность надо предусмотреть. Мы же не знаем кто и сколько раз пользовался этим проходом до нас. Так что лишняя осторожность будет не лишней. И ещё, береги себя Тюдор, ты здесь очень нужен. Возвращайся поскорее, помни, тебя здесь ждут. А корона тебе идет, очень своеобразная, надо сказать, с одним зубцом в виде трехлистника. Знаешь, что это означает у древних? Вижу, что не знаешь. Вот вернешься, - расскажу....
  Честно говоря, я как то забыл, что в подвалах хранитель попросил меня одеть эту странную корону, которая так удобно легла мне на голову, что я тут же перестал её ощущать. Может быть именно поэтому та призрачная дева не давала мне спать? Рука машинально потрогала поясную сумку, в которой аккуратно завернутыми лежали диадема и вторая, женская корона. Я почему то не хотел с ними расставаться.
  Витор критически осмотрел меня со всех сторон: - Клинок и арбалет смотрятся хорошо, а вот посох в руке как то не гармонирует с высоким положением. Ладно был бы он украшен какими-нибудь драгоценными камнями, а то - деревяшка деревяшкой. И для чего он нужен?
  Я выхватил из посоха стальной клинок и показал его Витору: - Представь, пригласили нас на пир, а на нем принято появляться без оружия,- клинок и проникатель придется сдать, а вот посох вряд ли кого насторожит. Теперь понятно, почему он у меня в руках?
  - Вот это вещь, - завистливо проговорил Витор,- мне бы такую...
  - Будешь приглядывать за королем и сдерживать его, по возвращению подарю точно такой же - тут же отреагировал Вамп...
  Последними за мной через арку прошли два моих охранника.
  И в тоже самое мгновение мы оказались в большом помещении, в котором пока ещё пахло мышами, разными травами, хотя пол и стены были выметены. Мы вышли через точно такую же арку, что и в моих покоях и, следуя указаниям де Вампа, я нажал на несколько рисунков, меняя картину орнамента и закрывая проход в наш новый мир. Из него к нам проникнуть можно, а вот вернуться - уже нет....
  
  
  
  
   Дикие земли. Часть третья. Возвращение Тюдора.
  
  1.
  
  Как только мы вышли из амбара на хозяйственный двор, щурясь от яркого солнечного света и слегка удивленные холодным весенним воздухом, с жадностью вдыхая забытый запах прелой листвы, ко мне на грудь с плачем кинулась Настёна. В носу у меня тоже защипало, но я постарался сдержаться.
  - Вот и стали мы с тобой сиротами сестренка,- голос мой дрогнул и я поспешил зарыться лицом в её волосы.... Воля отца выполнена? они похоронены рядом?
  Настёна говорить не могла и только часто-часто закивала головой. Увидав двух женщин, что стояли в сторонке и утирали слезы кончиками платков, я показал глазами на Настёну, они тут же подошли к ней и увели в глубину двора. Справившись с волнением я оглядел двор. Было многолюдно, вот уж не ожидал, что мой отряд будет состоять из такого количества людей и живности.
  Подошел Венвин, неумело поклонился: - Милорд, лошадей и карет хватит на всех, но буквально вчера возникла небольшая проблема. Откуда то нарисовался королевский чиновник и потребовал открыть ворота замка для него и его отряда, при этом потрясал бумагой, согласно которой, якобы ваш замок переходит в собственность короля. Я конечно его послал куда подальше, так он грозился сегодня придти с большим отрядом и если мы не откроем ворота, объявить нас бунтовщиками и всех казнить, после того, как его воины захватят замок.
  - Хорошо Венвин, разберемся, что за чиновник и что у него за бумага. Седлать лошадей! Через час выступаем. Первым идет барон Афронт с двумя десятками из моей охранной сотни, за ним кареты с жёнами и невестами в сопровождении свитских и лордов. Затем я с личной охраной и двумя десятками, за мной обоз и верблюды под надежной охраной и замыкает всё это лорд Никол с сотником и оставшимися воинами. Венвин, к маршу всё готово?
  - Конечно готово, седельные мешки братьям заполнены на трое суток провизией, для вашей свиты и лордов тоже всё приготовлено и упаковано, есть про запас ещё с полсотни лошадей, некоторые из них можно приспособить для перевозки грузов.
  - Лошадей не трогай, возможно пригодятся Рондо и его всадникам, если я их вызову сюда.
  - А много их ожидается? - Нет,- тысяч пять не больше, ну может семь. Да не волнуйся, кормить их не придется, все необходимое они возьмут с собой. Что у тебя тут с людьми, подмога не требуется, а то я могу вызвать сотню лучников из степных братьев?
  - Сотни много будет а пару - тройку десятков в самый раз. Мало ли что. Тут в последнее время молодой Инкварт стал баловаться, то в наших землях лес рубит для себя, то деревни наши начинает щипать. Я пару раз ему нос кровью утер, но чувствую он не успокоится. Подлый малый, даже родную сестру, говорят, заточил, что бы приданное ей не выделять и что б она от него никуда не сбежала.
  - А что со старым бароном произошло? - поинтересовался я.
   - Да бог его знает, схоронили и забыли. Тот ещё жук был, но ему то рога быстро обломали, а этот ещё молодой, да ранний, уже успел со всеми соседями повздорить, теперь вот за нас принялся.
  На могилки то как обычно сам пойдешь, или проводить?
  - Сам пойду, хочу побыть один. Как Настёна?
  - Плохо, до сих пор ревет каждую ночь, у неё даже молоко пропало, а ей сына кормить надо.
  - Всё таки родился мужчина? Поздравляю!
  - Рано поздравлять, вот как сядет на коня, так и будет считаться мужчиной....
  Свежий холмик могилы сразу же бросился в глаза. Земля не только ещё не осела, но и не рассыпалась после зимних морозов даже на мелкие комочки. В изголовье лежала охапка живых цветов, а вместо временного креста в землю был воткнут меч, что говорило о том, что мой отец умер насильственной смертью, а не от старости. Я опустился на колени и земным поклоном приветствовал своих родителей. Ни мыслей, ни слов в голове не было, - пустота и тянущая, тупая боль в области сердца.
   Сколько я так простоял - не знаю. Сзади послышались шаги и неловкое покашливание. Неторопливо встав с колен и обернувшись я увидел Витора.
  - Там, якобы, королевский чиновник прибыл с десятком служивых, с ним отряд местного барона человек в тридцать. Собираются, судя по наличию тарана, выбивать ворота.
  - А зачем их выбивать, мы их сами откроем, а заодно и свершим справедливый суд над разбойниками и лиходеями. Отряд окружить, предложить сложить оружие, кто откажется - расстрелять из луков. Барона и чиновника взять живьем, на крайний случай не сильно ранить, да предупреди варваров, что бы не геройствовали и в ближний бой не лезли. Если что пусть рыцари Рокана покажут свою выучку, благо они все в железе.
  Я вернулся на площадь, где уже зычно раздавались команды, ворота со скрипом открылись и сотня охраны, при поддержки двух десятков закованных в латы рыцарей выметнулась через мост и охватила плотным кольцом ошарашенных вояк. Представляю их вид,- одно дело штурмовать Радужный замок, который внешне кажется таким беззащитным, и другое дело лицом к лицу столкнуться с мощным отрядом рыцарей и варваров.
  Вскоре во двор теснимые лошадьми вбежали остатки тех, кто ещё недавно надеялся на безнаказанный захват чужих владений. Ко мне подошел Витор: - Служивые сразу же побросали оружие, а из сброда пришлось десяток положить, а их предводителю хорошенько накостылять. Вон его под руки волокут. Чиновник пытался дать дёру, но его перехватили и сейчас доставят на аркане.
  И действительно, через пару минут притащили валяющееся на земле тело.
  - Развяжите, пусть предстанет передо мной и ответит на ряд вопросов, - чинушу освободили от пут и вздели на ноги. Чей-то пинок помог ему преодолеть несколько шагов и упасть передо мной на колени. - Я герцог Тюдор Конде, хочу взглянуть на ту королевскую грамоту или указ, которым вы вчера стращали моего управляющего.
  Чиновник ничего вразумительного произнести не смог и только таращил глаза то на меня, то на моё окружение.
  - Обыщите его,- распорядился я, и тут же несколько варваров с огромным желанием, буквально сорвали с него остатки одежды и передали мне небольшой футляр, из которого я брезгливо извлек два листа пергамента. Ни на одном из них не было королевской печати и, что немаловажно, подписи первого министра, которая обычно заверяет истинность королевских бумаг.
  В первом документе говорилось, что Радужный замок переходит в собственность короля, а во втором, что он даруется королевской милостью барону Инкварт, который обязуется уплатить в казну три тысячи золотых монет.
  - Интересные документы, да вот беда, не вижу я на них ни королевской печати, ни оттиска личного перстня его величества, ни подписи первого министра. Из этого я могу сделать только один вывод - документ поддельный, изготовлен с целью самовольного захвата моих земель разбойниками во главе которых стоит человек, называющий себя бароном Инкварт. Кто нибудь может мне подтвердить, что это барон? Свидетельства его разбойников я не принимаю к сведению.
  Ответом мне была тишина.
  - Что ж, мне всё ясно. На своих землях я сам вправе чинить суд и поэтому приговариваю человека, который подделал королевские грамоты - к смертной казни через повешение. Того же самозванца, что объявил себя бароном Инкварт и его разбойников - к смертной казни через усекновение головы. Служивых, которые вынуждены были исполнять незаконные распоряжения якобы королевского чиновника, приговариваю к трем месяцам работ по очистке рва, по окончанию которых они вольны отправиться на все четыре стороны и поступить по своему усмотрению. Оружие, доспехи и кони поступают в мою собственность в качестве возмещения нанесенного мне ущерба и урона моей чести.
  Приговор суда окончательный и подлежит немедленному исполнению.
  Чиновника тут же скрутили и практически без сопротивления вздернули над воротами замка. Разбойников вывели за ров и там порубили, не смотря на отчаянные крики о милосердии и пощаде. Их тела погрузили на несколько телег и повезли в один из лесных оврагов.
  - Венвин, забирай работников, если кто то будет артачиться, или работать спустя рукава, на первый раз выпороть, а на второй - повесить. Мне их жизни не нужны. Господа,- обратился я к своей свите,- порядок выдвижения мной определен, мы и так тут задержались более чем на час, так что вперед. Я, со своей личной охраной, чуть позже вас нагоню. Граф де Роше, вы старший.
  Венвин, я собираюсь навестить замок Инквартов, дай мне проводника, а ещё лучше, сам проводи меня, по дороге и поговорим.
  Дождавшись, когда последняя подвода обоза выйдет через ворота, я завел управляющего в амбар и объяснил, как пользоваться переходом и как его блокировать отсюда.
  - Жди меня здесь, я приведу лучников,- с этими словами я набрал нужную команду и оказался в своих покоях. Там на страже стояли четыре варвара, а ещё десяток лучников расположился невдалеке. Чувствовалась умелая рука Вампа.
  - Передайте Рондо, мне немедленно нужны сотня лучников с двойным запасом стрел, без лошадей.
  Вскоре прибежал сам Рондо, а за ним и отряд лучников, которых было значительно больше сотни и все лезли в первые ряды, что бы попасть в число избранных.
  - Рондо, сотня поступает в распоряжение Венвина и заступает на охрану моего Радужного замка.
  - Хо, так дядя жив и действительно служит тебе брат?
  - Жив и служит, более того, скажу тебе по секрету, он женат на моей сестре.
  - А можно мне к нему? Хоть одним глазком повидаться?
  - Нет, ты мне нужен здесь. И что б не расслаблялись, смотри у меня брат, вернусь, строго спрошу...
  Сотня последовала без промедления за мной. Мне пришлось закрыть глаза на то, что отряд почему то вырос до полутора сотен. Варвары, что с них взять, - счету не обучены, умеют считать только золотые монеты...
  Замок Инкварта встретил нас настороженной тишиной, закрытыми воротами и обеспокоенной стражей, что выглядывала через бойницы на внушительный отряд моих воинов.
  - Эй вы, его величество Тюдор Конде прибыл, открыть ворота немедленно,- громко прокричал лорд Сиг, что возглавляет отряд рыцарей Рокана,- иначе мы от этой избушки не оставим камня на камне.
   Через некоторое время, со скрипом ворота открылись, в них тут же ворвалась моя стража и вновь прибывшие лучники, которые быстро взяли под свой контроль всё замковое пространство. Бочком подошел седовласый управляющий с небольшой цепью и бляхой на шее и огромной связкой ключей на поясе. Он низко поклонился и так застыл в ожидании.
  - Я тут пару часов назад свершил скорый но справедливый суд и казнил какую то шайку разбойников, которые утверждали, что они люди барона Инкварта, однако подтвердить их слова никто не смог, да и самого барона никто не опознал. Так что если будет желание, их обезглавленные тела я приказал выбросить в один из лесных оврагов, мой управляющий расскажет, где их можно будет найти. Замок я без защиты оставить не могу, поэтому беру его под свою руку и оставлю здесь человек тридцать из своей гвардии. Люди они спокойные, хотя и варвары, золото и драгоценности их не интересуют, уже нахапали столько, что не знают куда девать, главное их не сердить. Я вижу ты что то сказать хочешь? Говори, дозволяю.
  - Ваша светлость, помимо разбойника - барона, у замка есть и своя хозяйка,- его сестра, леди Катрина.
  - Где она, почему не вышла меня встречать? Это что ещё за неуважение моему достоинству и чести?
  - Ваша светлость, да она в темнице сидит. Покойный барон приказал её туда поместить, что бы она, значит, ни куда не сбежала, не вышла замуж и потом не пришла требовать свою долю наследства.
  - Что то мне в это верится с трудом, может быть она ведьма, или людоедка какая, поэтому её и в темницу? Ну ка приведите её сюда. Мы тут же на месте и решим её судьбу.
  От моего внимательного взгляда не укрылось, что замок практически не охранялся, не считать же пятерых стражников за весь гарнизон.
  - А где дружина барона? Почему на стенах так мало людей?
  Управляющий замялся: - Так ведь нет дружины, полгода барон жалованья не платил и кормить перестал,- мол пусть сами себе пропитание добывают, вот и собрались вокруг него разбойники да лихие люди, а все нормальные ушли к другим хозяевам, да несколько человек он приказал тоже в темницу, это те, которые очень уж настойчиво требовали свой расчет.
  Вскоре привели леди Катрин. Выглядела она довольно гордо и независимо и это не смотря на потрепанное платье и какую-то мешанину на голове вместо прически. Тень она отбрасывала.
  - Сударыня, отныне этот замок как и все земли вашего феода переходят под мою державную руку. Что делать с вами, я просто не знаю. Можно конечно вас опять в темницу и там уморить голодом или... в общем,- нет человека, нет проблемы. Но мы люди добрые, отзывчивые на всякого рода несправедливость, поэтому я вам предлагаю два варианта: - первый, я вручаю прямо сейчас вам эквивалент двух тысяч золотых монет и вы отправляетесь на все четыре стороны,- к родственникам, жениху и ещё куда,- я сделал паузу, следя за её реакцией...
  - А второй вариант какой?- тихо спросила она.
  - Второй? Вы становитесь женой лорда Юнга, которому я отдаю во владение этот замок и все земли и остаётесь хозяйкой здесь. Сэр Юнг подойдите ко мне.
  Из группы моих рыцарей вышел стройный юноша, который хоть и не блистал красотой, но был достаточно смелым и мужественным воином, а главное, он один из первых принес мне присягу верности, ещё в королевстве Рокан, до того, как я его покорил.
  - Юнг, этот замок отныне ваш, как и все земли, что входят в баронство. Если госпожа Катрин примет мое предложение, то вы будете обязаны на ней жениться, если же она предпочтет свою долю приданного, то предоставите ей карету, пару служанок и что б сегодня её духа здесь не было.
  - Милорд,- опять чуть слышно обратилась ко мне девушка,- а справедливо ли вот так решать судьбу двух человек? Вдруг у этого господина есть невеста или девушка?
  - У сэра Юнга никого нет, за это я вам ручаюсь, иначе за то время, что он сопровождает меня в моих походах, я бы об этом знал. Выбор за вами госпожа Катрин и мне очень хочется, что бы он был сделан как можно быстрее. Пары минут вам на раздумье хватит?
  - Я согласна стать женой сэра Юнга, только мне хотелось бы знать, откуда он родом?
  - Вы позволите мой король ответить молодой леди? - обратился ко мне рыцарь. Я великодушно кивнул головой.
  Я сэр Юнг Палантин, младший сын барона Паланта из королевства Рокан, где правит мудрый и храбрый его величество король Тюдор Конде....
   Может быть он ещё бы долго распинался о своих благородных предках, но я его прервал.
  - Сударыня, лорд Юнг входит в мою ближнюю стражу, а значит я доверяю ему свою жизнь, это лучшая рекомендация из всех возможных. В ваше распоряжение временно поступают пятьдесят моих гвардейцев, пока вы не наберете свою дружину. Главная ваша задача - утвердиться на этих землях и обеспечить совместно с моим управляющим безопасность Радужного замка. Для вас поход в Хрустальное королевство пока закончен. Вот вам деньги, что бы расплатиться со всеми долгами этого разбойника, это вам мой свадебный подарок, а это на обустройство замка,- я передал три увесистых мешочка с золотом и камнями, что были заранее приготовлены Венвином. - На вашей свадьбе будет присутствовать моя сестра с мужем. Венвин, может быть хоть примешь титул барона, коль графом быть не хочешь? Смотри как красиво звучит,- барон Радужного замка.
  - И не уговаривай брат, у меня и так высокий титул,- муж сестры короля,- он громко рассмеялся. - Да и какой я барон или граф,- я варвар, дикий и не обузданный....
  - А ты знаешь, брат, что Рондо и Тахир стали князьями? А значит и тебе негоже отставать от племянников, так что быть тебе князем. Что это такое и пожалованную грамоту я тебе вручу по возвращению. Береги замок и сестру, а нам пора, надо догонять своих. Ты по какой дороге то их отправил?
  - Как по какой,- по короткой и самой безопасной, что бы значит они за три дня до Крона добрались без всякой суеты и спешки. Я вам всем продукты только на три дня приготовил...
  Своих мы нагнали только к вечеру, когда обоз и весь отряд остановились на ночлег. Я подивился предусмотрительности Венвина,- он даже умудрился приготовить для женщин четыре шатра и теперь они гордо белели на опушке леса. Горели костры, жарилось свежее мясо, а это значит, что варвары уже успели и поохотиться и освежевать туши.
  Сотник подошел ко мне: - Охрана как обычно или усиленная?
  - Как обычно. Мы на своей земле. Смотри, что бы воины не простыли,- здесь им не там, весна только наступила и пусть следят за горбатыми тварями, что бы они чего не сожрали и раньше времени не сдохли. Доведем их до королевских конюшен и там пусть что хотят жуют.
  У моего костра как обычно расположились ближние лорды - Витор, Никол, Этьен, Вилен и примкнувший к ним барон Сиг.
  Первым не выдержал Сиг,- Милорд, а когда вам пришла мысль выдать замуж эту Катрин за Юнга?
  За меня ответил Витор, деловито переворачивая прутки с кусками мяса: - Да как только его величество узнал про сестру барона в заточении, так сразу же и решил. Надо было только посмотреть, что она из себя представляет и решить, кто ей больше в мужья подойдет,- молодой или зрелый. Барон, вы что не видели, как разбойника несколько раз по голове приложили, как только он стал подавать признаки жизни? Вот так в беспамятстве и погиб. А может быть действительно это был не барон а самозванец? Обманом проник в замок, старого барона порешил, его дочь, после того как она отказала ему во всём, заточил в темницу, а сам со своими людьми начал разбойничать?
  - Так и будем считать,- подвел итог я, - И напоминаю господа, а вы доведите до всех остальных, - шевалье Бартоломью де Крузак погиб при невыясненных до конца обстоятельствах тогда же, когда и я был тяжело ранен. В разговорах в столице намекните, что он якобы имел приказ от какого то весьма могущественного лица не допустить моего возвращения в королевство, но выполнить его не смог, так как погиб.
  Сиг, пойдемте прогуляемся, посмотрим как остальные разместились, - как только мы удалились от костра, я продолжил,- Сегодня ночью меня попытаются убить. мне доподлинно известно, что среди моих лордов и ближней свиты есть предатель. Кто он я не знаю, доверять могу только вам, вашим людям и Витору, все остальные, не смотря на их заслуги и пожалованные земли и титулы - под подозрением. Особенно обратите внимание на барона Афронт.
  - Государь, а почему именно сегодня и почему именно на него? - Потому, что завтра я могу ускакать раньше основного отряда и только в сопровождении своей личной охраны, а значит прибуду в столицу и стану недоступен для убийцы. А барон мне подозрителен тем, что во время нахождения в моей вотчине, он не сближался ни с какой девицей ни на пиру, ни после него, а тут вдруг заявил, что положил на кого то свой взгляд и поэтому решил вернуться. Мер предосторожности особых принимать не надо, мы с Витором надеемся справиться своими силами, но на всякий случай, по кругу выставьте вторую стражу, которая задержит любого, кто попытается ночью скрыться из лагеря. Об этом же самом предупредите и сотника, я подходить к нему не буду, что бы не вызвать подозрение.
  Где то через полчаса мы вернулись к костру и как раз вовремя, Витор закончил жарить мясо.
  - Всё в порядке, все размещены, голодных не будет, даже дамы довольны, хотя для них это экзотика и интересное приключение. После ужина всем спать, завтра ранний подъем и начало движения с восходом солнца, хочется поскорее домой.
  Только где то под утро, когда уже было невмоготу терпеть и дрёма навалилась со страшной силой, я почувствовал легкие шаги. Так мог идти только или босой человек, или обутый в легкие кожаные сапожки без каблуков. С Витором мы спали спина к спине и по его чуть заметному шевелению я понял, что и он услышал шаги. Вскоре шаги стали приближаться, но разглядеть невозможно было ничего, костер давно прогорел, а остывшие угли давали мало света. К тому же, у меня сложилось впечатление, что этот кто то был одет в черную одежду, что удачно скрывала его в предрассветных сумерках. Тихонько звякнула арбалетная струна и мне в грудь ударил болт. От неожиданности я вскрикнул, тут же подскочил Витор, в угли полетела вязанка сухого хвороста, костер вспыхнул и мы увидели убегающего человека в темных одеждах. Только бежать ему предстояло не долго. Сразу три аркана затянулись вокруг его туловища, свалили на землю, а пара рыцарей в полных доспехах прижали его к земле.
  Как я и предполагал это был Афронт. В руках у него был разряженный арбалет, а под глазом расплывался огромный синяк. Всё это я видел сквозь прикрытые веки, продолжая лежать у яркого огня, потом резко поднялся и стряхнул болт, что смялся о мою кирасу.
  - Не иначе как он следил за нами и видел, что мы поменялись с тобой Тюдор местами,- озабоченно проговорил Витор, рассматривая болт. - Ишь ты, с зазубринами, что б не вытащить и наверняка. И чего ж тебе не хватало барон? Титул дали, богатое поместье и обширные земли, золота навалом, из-за чего рисковал то своей шкурой?
   Афронт облизал пересохшие губы и затравлено озирался.
   - Да не волнуйся ты, твоего сообщника повязали ещё раньше, как только он пошел седлать лошадей, так что на его помощь можешь не рассчитывать,- зевая проговорил барон Сиг, присаживаясь на корточки и протягивая руки к костру. - Однако ночи у вас холодные ваше величество, не то что у нас там, так что я изрядно замерз, ожидая этого предателя в засаде.
  - Всего лишь барон, - тихо проговорил пленник,- а он обещал графа или даже маркиза дать, а со временем и герцога, это если мне удастся обломать принцессу и она согласится выйти за меня замуж. А уж я бы её обломал, поверьте мне, опыт общения с подобными фифочками у меня есть. И на кой черт мне эти поместья? Мне власть нужна, что бы передо мной спины гнули, в глаза заглядывали, что бы мои желания угадывали. Вот это жизнь, а быть на вторых ролях - это не по мне. Да и не сделаете вы мне ничего, мы на земле его величества Пьера и здесь действуют его законы, а по ним я должен быть помещен в Бастию для разбирательства и королевского суда,- и Афронт победоносно посмотрел на нас.
  - Барон Афронт от баронства и пожалований отказывался? - спросил я ни к кому конкретно не обращаясь, и сам себе ответил - Нет, а значит он является подданным королевства Рокан, то есть моим подданным и я вправе вершить суд над преступником из своего королевства, по своим законам, а не по законам той местности на которой в настоящий момент нахожусь. Барон Афронт лишается титулов, званий, имущества и приговаривается к смертной казни через повешение. Приговор привести в исполнение немедленно. Да рот этому существу заткните, а то от страха будет верещать и весь лагерь разбудит.
  Барон Сиг резко ударил Афронта в живот кулаком в латной перчатке, и пока тот хватал воздух широко раскрытым ртом, умело засунул ему в пасть кусок грязной тряпки, которой кто то вытирал свою миску после похлебки и которая валялась неподалеку. Бывшего барона быстро оттащили поглубже в лес, содрали с него одежду, оставив в одном исподнем и сноровисто повесили на толстой ветке. Посучив немного ногами, тело несколько раз дернулось и затихло. Не удовлетворившись этим Витор подошел и проткнул его своим клинком насквозь в области живота и провернул лезвие.
  - Так то будет надёжней, а то бывает, что эти твари живучими оказываются.
   Утром, как ни в чем не бывало, мы собрались и после легкого завтрака тронулись в путь. Об Афронте никто не вспоминал, как будто его и не было с нами. Вскоре мы миновали лес и выехали на наезженную дорогу. Наш проводник уверенно вел нас сквозь небольшие рощи, неглубокие ручейки и овраги. Земля ещё не отошла от зимней стужи и не раскисла, поэтому двигаться было достаточно легко даже нашим повозкам. На второй ночлег мы остановились на большом постоялом дворе. Варвары по обыкновению остались ночевать под открытым небом, взяв под охрану не только сам постоялый двор, но и все окрестности. Несколько завсегдатаев харчевни поторопились быстро покинуть её от греха подальше и мой отряд по существу остался один и оккупировал помещение почти полностью. Для дам была приготовлена горячая вода в больших бочках, где они смогли ополоснуться, а свита да и я сам мылись под окнами поливая друг другу из ведра. Сразу же после ужина женатики под завистливые взгляды редких холостяков отправились в свои номера, а мы устроили посиделки, вспоминая славные дела и веселые истории.
  Постепенно разговор свелся к самым сложным вопросам мироздания,- как понять женщину и возможно ли это вообще? Причем обсуждали его Витор и Вилен, как люди умудренные житейским опытом и женатые, а мы внимательно слушали и внимали.
  - Почему,- задал риторический вопрос Вилен, - женщина говорит одно, делает другое, а мужчина в любом случае оказывается виноватым? Возьмём к примеру мою Рину. Когда я за ней ухаживал в Кроне, она даже не глядела в мою сторону, если и говорила, то слова цедила сквозь зубы, ни разу не улыбнулась, ласково не посмотрела. Я ведь и в ваш отряд милорд записался с горя. А тут бац, она на коня и за мной в погоню, да ещё к тому же обвинила меня в том, что я её бросил. И это наперекор родительской воле и мнению света. Я, честно говоря, боюсь сейчас встречаться с ней, а ну как её воображение что-нибудь там придумает? Мне ж всю жизнь отмываться придется и самое обидное,- что ведь ничего не было...
  - Мой друг, - значительно проговорил Витор,- женщина всегда права. Если вы хотите сохранить мир и любовь в семье,- уступайте ей постоянно, но делайте всё по своему. Если не получится,- то у неё будет повод почувствовать себя умной, а получится,- она всё равно все лавры присвоит себе. Вот возьмем для примера нашего короля,- милорд решил проверить свои чувства и чувства своей избранницы временем, расстоянием и разлукой. Что мы имеем в итоге? Огромное королевство, высочайшее положение и кучу всякого добра. И что с того, что милорд взял всё это своим клинком,- всё равно все будут говорить, что произошло это благодаря его избраннице. И это уже не он решил проверить крепость чувств, а она, и именно она подвигла его на подвиги во имя любви, а такие мелочи как золото, сокровища, королевство и султанаты,- это так, несущественные пустяки, которые не заслуживают внимания....
  - Граф,- подал голос Никол,- а вы не страшитесь встречи со своей супругой? Ведь по существу вы сбежали от неё в тот самый момент, когда она должна была к вам приехать....
  - Я? Боюсь? Нет конечно, ведь у меня есть каменная стена, за которой я чувствую себя в полной безопасности. Уж она выдержит любые нападки. И стена эта - наш король. Не мог же я его бросить одного в столь опасном мероприятии, а как же кусочек славы, что и мне должен был достаться, не считая других менее весомых благ в виде презренного метала и камешков? К тому же я везу жене подарки и главное их вовремя вручить ей, что бы она, пока их будет рассматривать и примерять, успокоилась и осознала, как крепко я её люблю....
  Разговор продолжался, а я задумался,- действительно, прошло достаточно много времени, изменился я, наверняка изменилась и Анна-Мария....- Всё друзья, завтра к обеду мы будем уже в столице, а что нас там ждет,- одному богу известно, так что всем отдыхать. Сиг, все мои вчерашние указания по обеспечению моей безопасности, остаются в силе,- Барон понимающе кивнул головой и первый встал из-за стола. - Постойте барон, - обратился к нему Витор,- вы зрелый мужчина и наверняка женатый, а в нашем разговоре не приняли участия....
  - Я вдовец.
  Все замолчали и уже в полной тишине разошлись по своим комнатам....
  -Тюдор, ты знал?
  - О бароне? Знал. Его жена с камеристкой исчезли десять лет назад в королевском парке. Он посчитал, что это дело рук или королевы, или её ближайшего окружения, поэтому сразу же примкнул к нам. Многолетние поиски результатов не принесли.
  Витор вздохнул,- Опять спать в доспехах, надеюсь это последняя ночь с такими мерами предосторожностями?
  - Я тоже на это надеюсь, можно было бы и без доспехов, но как говориться,- береженого бог бережёт. Вдруг кто то из королевских шпионов ещё остался и так умело прятал свою сущность, что мы не смогли его вычислить?
  - Столько лет вместе и вдруг предатель,- у меня это не укладывается в голове.
  - А Афронт укладывается?
  - Но его то мы раскусили почти что сразу и уже постарались глаз не спускать, а вот в отношении других.... Я просто не знаю что и сказать,- мой друг оживился,- а почему этот предатель не попытался убить тебя ещё раньше?
  - А если я не собирался возвращаться в Хрустальное королевство, то смысл меня убивать? Сам то он вернуться за своей наградой не сможет, а шанс того, что его разоблачат весьма велик. И к тому же мне как то не верится, что Пьер ограничился только двумя фигурантами,- Барт и Афронт. Наверняка он подготовил нам сюрприз, так что будем начеку...
  Однако ночь прошла спокойно и никто не пытался проникнуть в нашу комнату ни через дверь, ни через окно. Только ранним утром мы узнали, что моя охрана задержала какого то человека, который пытался поджечь постоялый двор, причем поливал маслом доски как раз под нашими окнами. Им оказался слуга Дона, который сопровождал его с самого первого дня, как он присоединился к моей свите. Допрос на скорую руку выявил следующее: - слуга был куплен с потрохами накануне нашего выезда из Крона. Ему обещали потомственное благородное происхождение и небольшой надел земли с парой деревень. Убивать меня он не собирался, а пытался только инсценировать пожар, что бы потом можно было отчитаться перед нанимателем. Причем по описанию человека, который его нанимал, это был один из приближенных лизоблюдов короля, которого я видел в его свите, но вспомнить кто он такой, так и не смог.
  Сразу же после того, как мы позавтракали, граф де Роше раздал из обоза подарки тем, кто их туда сдавал, присовокупил некоторым изрядную толику золота от моих щедрот и наш отряд распался на несколько небольших групп. Семейные пары разъехались по своим родственникам, кто в каретах, а кто и верхом, большая часть обоза была отправлена под охраной окружной дорогой прямо в загородное поместье Витора и Натали, причем видя нетерпение моего друга, я его отправил старшим, что бы он приготовил гостевой дом для меня и моей охраны, Вилен де Спир был отправлен в мою вотчину наводить справки и готовить замок к моему приезду, а главное для встречи со своей ненаглядной Риной, и только Этьен и Никол вместе с рыцарями Рокана и полусотней варваров остались со мной.
  
  2.
  
  Все свои дела в столице я решил закончить за один вечер, поэтому сразу же отправился в королевский дворец, где сдал свой отчет в канцелярию, а верблюдов поместил в конюшню. Пока мои люди приводили себя в порядок, я решил тайно навестить дворец принцессы, что бы попытаться увидеть её со стороны.
  Беспрепятственно пройдя через хозяйственные ворота, которые ни кем не охранялись, я оказался на хозяйственном дворе и через кухонную дверь спокойно вошел во дворец. Встречавшиеся мне слуги не обращали на меня никакого внимания, а я не видел ни одного знакомого лица, а ведь когда то я сам подбирал всю прислугу. Идя известными мне коридорами я достиг покоев принцессы, стражи возле них я тоже не заметил, чему удивился ещё больше и только веселые голоса из зала для малых приёмов, говорили о том, что жизнь во дворце продолжается. Из подслушанных разговоров я понял, что её высочество сейчас гуляет в саду, а смешки и шутки по этому поводу позволили сделать вывод, что гуляет она не одна.
  Дорога в сад мне тоже была хорошо знакома и я без труда добрался до него. Правда по дороге мне встретились несколько стаек девушек и некоторые из них меня узнали, так как за своей спиной я услышал своё имя, а так же восхищенные охи и ахи. Прямо в саду я нос к носу столкнулся с лучшей подругой принцессы - фон Саж, которая вскрикнула, увидав меня, и торопливо прошмыгнула во внутрь дворца.
  Найти принцессу не составило труда. Её розовое платье ярким пятном выделялось на фоне ещё голых деревьев и кустов. Действительно, она была не одна. Рука об руку рядом с ней шел молодой человек, который громко что то рассказывал, принцесса внимательно слушала и улыбалась.
  Значит разговоры о том, что за ней ухаживает какой то принц из дальнего королевства - это не досужие вымыслы и сплетни, а самая настоящая правда. У меня ещё хватило терпения увидеть, как они взялись за руки и свернули на боковую аллею, словно удаляясь от людских глаз и сторонних наблюдателей.
  Резко развернувшись на каблуках и сохраняя спокойствие на лице, хотя в душе бушевала буря, я неторопливо вышел через парадный выход из дворца. У меня хватило выдержки и терпения остаться в доме де Бове и не уехать немедленно в загородную резиденцию Витора, я даже нанес несколько визитов своим знакомым из числа тех, что не очень жаловали его величество. Правда эти визиты скорее носили демонстративный характер, так как ссылаясь на множество неотложных дел я ограничивался всего лишь несколькими минутами и дежурными фразами. О результатах своего путешествия я говорил весьма неохотно и туманно, в общих словах, намекнув, что более подробно всё можно будет узнать в загородном доме де Роше, где меня любезно приютили. В некоторых домах острой болью резануло обращение ко мне как к герцогу, хотя я умом и понимал, что отца не вернуть, но сердце в это верить не хотело.
  Наше возвращение прошло практически незамеченным и не вызвало ни какого интереса ни со стороны жителей столицы, ни со стороны двора. Это было странным, пока меня не просветил Никол де Трим: - Милорд, представляете, все действительно считают нас погибшими и слухи о том, что в прошлом году по нам отслужили заупокойную службу при большом стечении народа,- полностью подтвердились.
  - Я так и предполагал Никол. У меня к тебе будет небольшая просьба весьма деликатного характера,- ты бы не мог побывать во дворце принцессы и так сказать собрать сведения о том, что там и как. Конкретно ни о ком расспрашивать не надо, а вот понаблюдать со стороны стоит. Можешь даже остаться там на ночлег, если тебя конечно пригласят погостить, но учти, завтра утром мы переезжаем в имение графа де Роше и через пару, тройку дней отправляемся в мои владения. Если захочешь остаться в столице, то я даю тебе на это свое разрешение, но не позже чем через пару месяцев ты должен будешь вернуться в мою свиту, иначе рискуешь застрять здесь до моего следующего визита в столицу.
  Никол всё понял правильно и через час с небольшим ушел во дворец Анны-Марии и, как я предполагал, ночевать не вернулся.
   Этьен де Финар тоже получил от меня задание собрать в городе все сплетни и слухи о пропажах людей или непонятных исчезновениях,- я помнил о просьбе де Вампа, но оказывается и Этьена он об этом тоже просил.
  - Граф, постарайтесь не очень привлекать к себе внимания, наймите людей из простолюдинов, за каждое достоверное сообщение щедро платите. Особенно обращайте внимание на пропажи бывших воинов или гвардейцев короля, а так же наемников.
  - Помимо псевдовампиров это как то связано с убийством вашего отца?
  - Я просто думаю, что в его убийстве мог принять участие и кто то из столицы, тех кто умеет обращаться с оружием, хотя появление незнакомого человека в наших краях не могло остаться незамеченным.
   Вот так и получилось, что в доме де Бове я остался только со своей личной стражей из рыцарей Рокана. Прислуга затопила камин в зале и мы собрались там за "праздничным " столом.
   Многие блюда вызывали удивление и даже некоторую оторопь у роканцев. Они никогда в жизни не пробовали соленого сала, а также различных других солений, что впрок заготавливали на зиму. Обилие рыбы тоже для них было непривычным, так как она считалась у них деликатесом, в общем весь ужин я занимал их тем, что рассказывал о блюдах на столе, вкусовых пристрастиях жителей и прочих особенностях нашего быта. Так же за столом зашел разговор о достоинствах и недостатках того или иного вида оружия, латах и кирасах, надежности кольчуг и панцирей. А прислуга в это время спешно готовила для них шерстяные рубахи, подштанники и подшлемники, которые можно было одеть под доспехи.
   Время пролетело незаметно и далеко за полночь мы отправились отдыхать. Утро не внесло ни каких корректив в мои планы, хотя я и надеялся, что сведения о том, что я вернулся достигнут ушей принцессы и она обязательно захочет со мной объясниться. Тщетно прождав до полудня, мы выехали за город. Наконец то жители столицы обратили на нас внимание. Но обратили они его не на рыцарский отряд в полных доспехах, что сопровождал меня и даже не на полсотни варваров, что в свою очередь сопровождали рыцарей, а на двух всадников, что с гордым и пренебрежительным видом взирали на окружающий мир с этих горбатых тварей, которые с равнодушным видом шли прямо посредине улицы и ни на что не обращали внимания. При виде верблюдов кто то крестился, кто плевал им вслед, но подавляющее большинство дивились, качали головами и торопливо шли вслед, что бы получше рассмотреть диковинных зверей. Наиболее смелые подходили поближе и даже гладили их бока, но таких было единицы.
  Загородный дворец де Роше - де Бове встретил нас суматохой внутри и настороженной тишиной снаружи ограждения. Охрану по всему периметру несли варвары, оттеснив людей графа во внутрь, за парковую решетку. Нас уже ждали и без всякого промедления проводили к гостевому дому, в котором имела обыкновение раньше останавливаться принцесса, когда гостила или навещала леди Натали. Не успел я осмотреть свои покои и разобрать седельный мешок, как в дверь сначала постучали, а потом в зал бесцеремонно вошла маленькая кареглазая девочка. С первого взгляда было понятно, что это дочь Витора и Натали. Она прямиком подошла ко мне и стала рассматривать
  - И ни какой ты не страшный, и короны у тебя нет,- чуть картавя произнесла она,- а может быть ты не король? Я их ещё никогда не видела. Нет, ты не король, короли старые, а ты молодой и красивый.
  А если ты король, то ты должен был привезти мне подарок, короли всегда что-нибудь дарят. Вон папа столько маме надарил, что она с самого утра из примерочной не выходит. А я от нянек сбежала. Мы пошли на кухню, а я там знаю секретную дверь, через которую можно попасть в сад, только она маленькая и низкая, через неё на кухню по вечерам ходят собаки за своей едой. А няньки сейчас ищут меня. Наверное скоро найдут и будут ругать. Ты заступишься за меня? А ещё я хочу прокатиться на настоящем коне, но не в карете, а сверху. А дедушка говорит, что я ещё маленькая.
  Я подхватил девчушку на руки,- А скажи ка красавица, как тебя зовут? Меня зовут дядя Тюдор. - А меня зовут Мария, но дедушка называет меня Марья, а мама Мари. А как будешь меня звать ты? - А как бы ты хотела? - Я хотела бы, что б меня звали как взрослую - леди Мария, правда это красиво и важно звучит? - Правда. Ну что, пошли в конюшню, посмотрим, а если повезет то и покатаемся на диковинных горбатых зверях? - А нас не заругают? - Со мной не заругают, пошли леди Мария.
  К моей радости верблюдов ещё не расседлывали и я распорядился вывести одного из них во двор. Там он привычно опустился на колени, подставляя свой горб для седока и мы с Марией быстро пристроились в седло. Потом он встал, с пренебрежением оглядел всех вокруг и неторопливо пошел в сторону сада. Правильнее сказать, один из всадников моей сотни важно вел его в ту сторону. Восторгу девчушки не было предела, она смеялась, хлопала в ладоши, махала рукой слугам. Сделав большой круг, мы опять вернулись к конюшне. Там нас уже ждал сонм нянек, служанок и сам граф де Роше, на лице которого застыла счастливая и одновременно глупая улыбка человека, всячески довольного своей жизнью.
  - Папа, папа, а дядя Тюдор прокатил меня на этом звере и мне было совсем не страшно.
  - Я посмотрю, как будет вести себя дядя Тюдор, когда у него появятся свои дети, а дядя Витор будет их катать,- буркнул мой друг.
   Верблюд вновь опустился на колени и Витор сначала принял у меня свою дочь, а потом помог спуститься и мне. Как только я встал на ноги, Мария тут же спряталась за меня: - Ты обещал меня защитить, - пропищала она откуда то из за ноги.
  - Так милые мои,- и я, как мне кажется сурово, посмотрел на служанок и нянек,- упустили ребенка? Благо она знала к кому идти. Узнаю, что вы на неё голос повышаете, прикажу всех выпороть на конюшне а потом отдам на потеху своим варварам.
  Чей то ехидный голосок произнес, - А можно сразу на потеху, не дожидаясь повышения голоса, а то тут мужиков совсем не осталось...,- я погрозил пальцем общей кучке присевших в поклоне и поднял девчушку на руки,- Ну что, красавица, пойдем покажешь мне где тут у вас кухня, а то я что то проголодался.
   - А настоящие леди на кухне не едят, так мама говорит, хотя там всегда еда почему то вкуснее.
  - А пойдем ка я тебя угощу самой настоящей королевской едой и даже сам её приготовлю.
   - Правда, правда? Сам приготовишь? А мне посмотреть можно, а то когда варят, меня сразу же выпроваживают....
  На кухне, в варочном зале ничего не изменилось. Тут же появился стул, на который уселись Витор, а на его коленях устроилась Мария, я скинул камзол и даже снял кирасу и кольчугу, оставшись в одной батистовой рубашке, затем в течении часа я готовил своё варево, запах которого вскоре разнесся по всему дворцу и народ стал заглядывать на кухню.
  - Ну что, молодая леди, пошли в обеденный зал, попробуем что я там наготовил? Отца с собой возьмем? - Возьмем, ему поправляться надо, а то мама сказало что у него кожа до кости остались...
  Марии поставили специальный стул со столешницей и она подражая нам стала ложкой вкушать варварскую похлебку, а мы с Витором разговорились...
  - Как прошла встреча? Леди Натали скандал не закатила за твое безобразное поведение?
  - Конечно нет, хотя слезы присутствовали. Видишь ли милорд, я сначала отправил вперед подарки а потом только через час, якобы меня задержали важные государственные дела, появился и сам. Так что бури и грозы не было, но меня строго настрого предупредили в первый и последний раз- "Ещё раз сбежишь куда либо без предупреждения, пеняй на себя!" А вообще то прелести семейной жизни в полной мере познаются именно после такой долгой разлуки.
   Потом пошло перечисление тех подарков которые получила леди Натали и леди Мария, часть подарков тут же разошлась по подругам и знакомым, слугам и служанкам, нянькам и поварне. Обделен никто не был. Затем так же дотошно Витор перечислил те подарки, что предназначались от моего имени и находились в отдельных тюках и сейчас их переносят в мои покои. За разговорами мы и не заметили, как девчушка в неудобной позе заснула за своим столом. Дородная нянька, ворча, что мы совсем замучили дитя, катая его на какой-то страхолюдине, осторожно подхватила девочку и быстро унесла её в детскую комнату. Мы остались вдвоем и наш разговор продолжился, только теперь говорил я о своем посещении дворца принцессы...
  - Так что слухи были не преувеличены Витор, Анна-Мария действительно встречается с этим молодым человеком из Томила.
  - Кронпринц Сварг,- напомнил мне Витор. - Прибыл более полугода назад для установления торгово-экономических связей между государствами, а на самом деле присмотреть себе невесту и по возможности заполучить трон, так как в его королевстве отец благоволит младшему сыну, и уже поговаривают, что лишил Сварга титула коронного принца, предав его другому наследнику.
  Увидав мой удивленный взгляд, он тут же пояснил,- Это всё Натали, она по крупицам собирала сведения, а потом передала их мне, ну а я тебе. И все таки Тюдор, я бы не торопился с выводами, пока сама принцесса не изволит всё разъяснить. А зная её характер, я уверен, что такой разговор обязательно состоится.
  - Не знаю, не знаю Витор. Я привык верить своим глазам и видел, как на прогулке они только что не обнимались.
  - Милорд, а с тобой она хоть раз прилюдно обнималась, или оказывала какие-нибудь знаки внимания? Мне кажется, но это мое мнение, что это делается нарочито, может быть в угоду своему отцу...
  - А может быть уже всё решено и теперь нет смысла прятаться? - продолжил я его мысль. - Не волнуйся Витор, я голову не потеряю, мстить этому Сваргу не помчусь, в уныние не впаду. Слишком много дел, а главное разобраться с убийством отца.
  - А если в убийстве будет замешен король?
  - Я повешу его, даже если для этого мне придется поставить с ног на голову всё Хрустальное королевство и разнести его на кусочки, - Витор покачал головой, но ничего не сказал.
  Как раз в этот момент вошла в зал леди Натали. Она ни капли не изменилась и даже не повзрослела, только появилась плавность в движениях и какая то мудрость в глазах.
  - Ага, вот вы где? А я то думаю, откуда этот дивный запах, уже порядком позабытый? Так это с вами была Мария? Довели бедную дочурку, на ходу заснула. Так, а варево осталось?
  Витор быстро встал и стал ухаживать за женой собственноручно, не доверяя это действие слуге.
  - Милорд, что вы теперь намерены предпринять? - поинтересовалась леди,- Я понимаю, что не таким образом вы хотели получить титул герцога, поэтому хочу предостеречь вас от поспешных выводов и опрометчивых поступков. За вами сейчас будут пристально наблюдать и друзья и враги, это такая же ответственность свалилась на ваши плечи...
  Я с недоумением посмотрел на Витора,- неужели он ничего не рассказал своей жене? Витор отрицательно покачал головой,- мол был нем как рыба и теперь давай дружище выкручивайся сам.
  - Видите ли сударыня, как бы вам это поделикатнее сказать, коль ваш супруг скрыл от вас эту важную информацию,- я немного задумался, стараясь облачить свою мысль в простую фразу,- Я вообще то уже стал королем и даже султаном в тех Диких землях, откуда мы прибыли, только эти сведения пока являются государственной тайной и особо о них распространяться не стоит. Более того, ваш дражайший муж наверняка скрыл от вас тот факт, что я предлагал ему герцогскую корону, а он отказался. Были бы вы сейчас - ваша светлость.
  - И правильно сделал,- Натали погладила мужа по руке,- мы уж как нибудь виконтессой побудем.
  - А вот это вряд ли, титул графа и всё, что к нему положено, я его заставил принять. Связал по рукам и ногам, заткнул рот, что бы не кричал и не брыкался и возвел в графское достоинство. Так что вы теперь графиня де Роше. А насчет титула герцога - мы ещё посмотрим. Я все таки надеюсь заставить его делать за меня мою работу.
  - Витор, это правда?
  - Правда, любовь моя. Этот деспот ещё два раза пнул меня, когда одевал графскую корону. Она кстати сейчас в наших покоях, в одной такой неприметной коробочке и там, если мне не изменяет память и твоя корона лежит.
  - Вот и пусть лежит до лучших времен, нечего людей дразнить, хотя померить её все таки придется, вдруг она велика мне окажется или мала и там надо будет что то подправлять. В какой коробочке говоришь всё лежит?
  - У вас под подушкой сударыня, уж туда то вы наверняка заглянете в самую последнюю очередь.
  Натали порывисто встала, с сожалением посмотрела на остатки похлебки, но желание поскорее примерить обновку пересилило. - Я оставлю вас, и не забудьте господа, вечером званный ужин, будут гости и вам там предстоит многое рассказать о своем путешествии в неизведанные земли.
  Витор проводил меня в мои апартаменты, как он высокопарно назвал гостевой дом, и там мы принялись с ним разбирать все те вещи, что он приготовил в подарки от моего имени.
  - Что подарить Натали из того, что не подарил ты? - Я не дарил ей ткань на платье, так что вот этому куску парчи она будет рада до самых небес.
  - А не слишком уж это просто и даже сКронно,- тряпка блестящая. - Это для нас тряпка, а для женщин самый желанный подарок, ты ещё сам увидишь, как остальные ей будут завидовать.
  Перебирая подарки и определяя кому и что из гостей следует подарить, а что приберечь на потом, мы не заметили, как подошло время званного ужина. Витор помчался переодеваться, а так как у меня с собой парадной одежды не было, то я ограничился свежей рубашкой и чистым, не пропахшим дымом камзолом. А вот корону с трилистником я обязательно надену, пусть ломают голову, что она означает.
  На пир, по случаю нашего возвращения, меня сопровождали четыре рыцаря Рокана в доспехах и четыре варвара, что ещё больше придавало значимости и таинственности молодому герцогу Конде (по-крайней мере так мне хотелось думать). Появился я тогда, когда все гости и приглашенные были рассажены на свои места и первая суматоха уже улеглась. Как только я вошел в зал, Витор и Натали поднялись со своих мест, а следуя их примеру это сделали и все остальные. Надо сказать, что моё появление произвело впечатление, особенно рыцари в доспехах вперемешку с варварами. Я сел на свое место и поднял первый кубок за здоровье всех присутствующих и в первую очередь тех, кто нас с нетерпением ждал... Тост был с подтекстом, но его Кроне Витора и Натали никто не заметил, все радостно подхватили здравицу и пир начался.
  Однако пир никого не удивил, и волей неволей Витору пришлось приступить к рассказу о нашем походе. Я надеялся на него и знал, что лишнего он ничего не скажет, так что особо не прислушивался к его словам, пока не обратил внимания на странную тишину, царящую в зале. А граф пел соловьем, рассказывая о битве с людоедами-дикарями и вампирами - пожирателями трупов.
  "Кровь лилась ручьем, эти твари кидались на наших воинов как одержимые, стремясь вцепиться им в горло, особо нетерпеливые вгрызались в шеи наших коней и рвали их своими маленькими кривыми зубами, поедая ещё дымящееся мясо. Их жрецы, в серебристых одеяниях, приносили в жертву своим богам детей, живьем кидая их в огонь, или перерезая им горло..."
  Повествование Витора леденило кровь, заставляло вздрагивать особо впечатлительных, а некоторые дамы тут же падали в обморок от красочно описанных кровавых событий, но их быстро приводили в себя и они опять с замиранием сердца, то краснея, то бледнее слушали рассказ.
  - Неужели всё это правда? - шепотом спросила у меня Натали.
  - Витору виднее, он наблюдал за сражением со стороны, в битве принимали участие воины моего отряда,- дипломатично ответил я, понимая, что все мы любим немного приукрасить.
  Заметив, что мой друг стал выдыхаться, я остановил его на том самом месте, когда к нам привели единственно уцелевшего вампира:
  - Друзья, давайте всё таки прервемся для более приятного дела, нежели рассказ о кровавой сече. Желающие могут потом о подробностях расспросить у моих гвардейцев-варваров, которые принимали непосредственное участие в этой битве. Им есть что рассказать. А сейчас позвольте мне вручить некоторым из присутствующих небольшие подарки, так сказать трофеи нашего похода.
  Ко мне стали подходить один за другим мои гвардейцы и Витор громко называл того или иного лорда или леди и я вручал небольшой подарок,- браслет, богатый кинжал, перстни и сережки, десяток диковинных золотых монет, небольшую россыпь драгоценных камней. Всё это производило впечатление и уже поползли слухи о сказочных богатствах, что мы захватили в качестве добычи. В самом конце я вручил зардевшейся леди Натали отрез золотой парчи, чем действительно вызвал завистливые вздохи почти у всех присутствующих.
  Дальше пир покатился по накатанной колее, моих гвардейцев расхватали и рассадили за столы и только моя личная охрана, как железные истуканы оставалась неподвижной за моим креслом, внимательно наблюдая за залом. Вскоре подошла смена и рыцарей тоже расхватали по столам.
  - Между прочим,- громко сказал я обращаясь к леди Натали, но так, что бы слышали и многие сидящие невдалеке - в моей личной охране только холостяки, даже начальник - барон Сиг и тот вдовец. Был ещё один холостяк, но его успела перехватить молодая баронесса Инкварт и лорд Юнг не устоял перед её напором и чарами красоты.... После чего интерес к рыцарям Рокана возрос неимоверно. А после неосмотрительного заявления одного из них, что у них всех почти нет своих земель, но у каждого в наличии по не менее десяти тысяч золотых монет для покупки владений здесь, за ними началась буквально настоящая охота. Богатый холостяк, не обремененный долгами,- это такая редкость в наши дни, а если ещё учесть близость к этому странному молодому герцогу Конде, что может быть уже и не герцог вовсе....
  В заключении официальной части пира, который будет продолжаться до самого утра, лорд Витор поведал о странных нравах и обычаях пройденных нами земель, о возможности иметь официально четырех жен в султанате Нимор и неограниченного числа наложниц, о странных животных, что могут по много дней обходиться без пищи и воды и которых мы привезли с собой и завтра желающие смогут на них не только посмотреть, но и под руководством опытных гвардейцев прокатиться верхом. О кровавых находках в домах некоторой знати королевства Рокан и, даже, о неудавшихся нескольких покушениях на меня и моих ранениях....
  Высидев ещё немного времени и чувствуя, как накатывается усталость, я под предлогом проверки постов и караулов покинул пир, оставив за себя Витора и отправился в сопровождении своей верной охраны в свои покои. Вслед за мной пир, как по команде, покинули рыцари Рокана и, что удивительно, все варвары-гвардейцы.
  Честно говоря я спешил в свои покои в надежде, что вот сейчас открою дверь, а там меня ожидает Анна-Мария, но увы, как говорил Барт,- надежды юношей питают, но чаще их же и обламывают.
  Барон Сиг доложил, что в дом никто проникнуть не пытался, посторонних нет, меня ожидает лорд Никол де Трим. Понимая мое нетерпение, ибо слухи о том, что в окружении принцессы находится моя зазноба, а тем более, что Никол сам возил к ней мои письма, имеют все основания, он тут же приступил к короткому докладу.
  - У меня сложилось такое впечатление милорд, что наше возвращение осталось незамеченным. Её высочество редко покидает свой дворец, ведет достаточно замкнутый образ жизни, её фрейлины и свита тоже практически не бывают в городе. Мне удалось познакомиться с одной милой девушкой из её свиты - Мишель Валей, дочерью шевалье Андре Валей, от неё то я и получил почти все свои сведения. Главное, - некий молодой человек, которого все называют принц Сварг, вроде бы убывает в свое королевство, якобы принцесса ответила ему отказом. На этой почве у них с его величеством состоялся крайне неприятный разговор на повышенных тонах, - король был зол и накричал на принцессу.
  Заслуживает внимания и тот факт, что та девушка, через которую я передавал ваши письма, куда то исчезла и её нигде не могут найти. Правда она и раньше ненадолго исчезала из дворца по своим делам, но всегда возвращалась. Это некая фон Саж и она отсутствует уже больше суток. Это всё, что мне удалось установить. Простите милорд, но эта девушка - Мишель, увлекла меня в свою комнату и до обеда из неё не выпускала.
  - Ничего страшного Никол, твой рассказ для меня важен, особенно в части касающейся фон Саж. Что то тут не чисто и вполне вероятно, что мои письма так и не дошли до адресата. Ладно, время всё расставит на свои места. После завтра, ближе к обеду, я отправлюсь в свои владения, ты по прежнему можешь пару месяцев или больше, провести в столице. Если что, вернешься через Радужный замок.
  - Нет милорд, я поеду с вами. Не понравилось мне в Кроне. Девицы так и норовят залезть и посмотреть что у тебя в карманах, есть ли там золото? А я хочу, что бы будущая моя жена меня любила, а не мои земли и богатство. Я скрыл от своей новой знакомой и её подруг о том, что я барон, так что для всех я по прежнему Никол де Трим - младший, из обедневшей семьи и без гроша за душой. Может быть там, на границе, девушки попроще и не такие избалованные вниманием.
  - А как же это твоя Мишель? Я понял так, что ночь ты провел с ней?
  - Вот это меня и смутило и даже напугало. С незнакомым мужчиной и сразу в постель, без всякого жеманства и смущения. Правда, судя по её поведению, я был у неё первым, да и простыня была утром в сукровице,- а мне сразу же припомнились слова Шарлоты дю Плесси, о том что она не один раз разыгрывала из себя девственницу и всё сходило ей с рук. Естественно я промолчал, а Никол продолжал,- Я правда предложил Мишель последовать со мной и присоединиться к вашей свите, но она только рассмеялась в ответ. Так что после завтра милорд, я буду в вашем полном распоряжении.
  - Хорошо Никол, а сейчас иди отдыхай, завтра наверняка опять пойдешь к своей подружке? Не забудь, к полудню ты должен быть здесь, коль уж решил отправиться со мной. К родителям заезжать не будешь?
  - Нет, деньги и камни я им уже отправил с надежной оказией, а слушать их стоны о тяжелой жизни и превратностях судьбы - не желаю. К тому же не хочу встречаться со старшим братом, у нас очень натянутые отношения. Он считает, что все по жизни должны ему, такому белому и пушистому, а сам палец о палец не ударит, что бы улучшить положение семьи. В конечном счете окажется, в который раз, что это я виноват в нашей бедности, - не присылаю в семью денег, а если и присылаю, то мало....
  Утро было прохладным и несколько непривычным, хотя с вечера все помещения протопили. Сведений от Этьена пока не поступало, да я и не надеялся так быстро что то узнать. Завтракал я в гордом одиночестве, не считая конечно моей охраны и гвардейцев в малом зале. Дело в том, что некоторое количество пирующих, самых крепких или уже проспавшихся, продолжали отмечать наше возвращение. Витора и Натали я не надеялся увидеть так рано, понимая, что у них медовый месяц, голоса Марии слышно не было, так что я приготовился скучать до обеда, однако скучать мне не пришлось.
  Барон Сиг вошел в зал и наклонившись к моему уху, словно нас здесь мог кто-нибудь подслушать, тихо проговорил: - Вас ждет в гостевом доме некая особа, которая назвала себя дю Плесси. Прикажете гнать в шею или примете?
  - Конечно приму барон, это очень нужный для меня человек. По секрету скажу, что всё Хрустальное королевство держится на нем и я хочу его переманить к себе на службу. Должен же хоть кто то опытной рукой руководить всем этим свалившимся на меня "счастьем" в виде королевства и султаната. А у герцога огромный опыт управленца. Только я особо торопиться не буду, пусть подождет, попробует разговорить наших рыцарей, а ещё лучше варваров, а мы со стороны посмотрим, что у него получится.
  После завтрака я прогулялся в конюшню, покормил с руки своего красавца скакуна и только после этого отправился в свои покои. Арман дю Плесси, первый министр королевства терпеливо меня ждал в приемной моего временного рабочего кабинета, в котором я ещё ни разу не бывал. Его быстрый и острый взгляд сразу же заметил странную корону на мне, да и обращение как к королевскому величеству, тоже не прошло мимо.
  Кабинет меня удивил, было видно, что предназначался он в первую очередь для женщины, о чем говорила вся обстановка и его убранство, и до меня только сейчас дошло, что в нем работала принцесса и после неё сюда никто толком не входили ничего не изменял. Указав герцогу на кресло,- пусть привыкает, я решил сразу же расставить все точки над и.
  - Ваша светлость, когда вы сможете освободиться от обязанностей первого министра Хрустального королевства и, с некоторыми изменениями, о которых я вам потом сообщу, приступить к работе на должности моего канцлера?
  -Тюдор,- я могу вас по прежнему так называть?
  Ах ты хитрая лиса: - Когда мы наедине, то всегда пожалуйста, прилюдно - ваше королевское величество, или просто - ваше величество.
  Он кивнул головой, принимая к сведению мои слова и спокойно продолжил: - А не рано ли вы списываете со счетов Пьера Марше? Он пока ещё у власти.
  - Герцог, мне нет ни какого дела ни до Пьера Марше, ни до Хрустального королевства. Нам моих плечах непосильной ношей повисли королевство Рокан и султанат Нимор, которыми я сейчас правлю. По сравнению с ними это королевство выглядит захудалой деревушкой на фоне процветающего города. Если б не смерть отца и некоторые личные проблемы, которые я хочу решить, вы бы меня здесь не увидели ещё долгое время. Простите за прямоту, но я вызвал бы вас к себе обычным письмом через гонца. А теперь к делу. Мое предложение остается в силе, только объем вашей работы удвоиться или даже утроится. Надо из двух государств сделать одно, и пока я буду налаживать добрососедские связи с соседями, править ими от моего имени. Вам понадобятся многочисленные помощники, так что было бы неплохо забрать с собой как можно больше людей отсюда. В вашем распоряжении бывший дворец визиря султаната, он раза в три больше этого королевского и в десятки раз богаче. Много времени для принятия решения я вам представить не могу. Лорд де Вамп, который сейчас замещает меня, не имеет достаточной сноровки в управлении столь обширным государством и его больше влекут тайны древних, нежели рутинная работа.
  Завтра в полдень я отправляюсь в свои владения. На принятие решения у вас будет ровно месяц, по истечении которого или ранее, вы должны будете мне сообщить через графа Витора де Роше о своем согласии или несогласии. Меня вполне устроит, если вы сократите срок до одной недели или нескольких дней,- я встал, давая понять, что сказал всё, что хотел.
  Герцог тут же поднялся с кресла, в котором удобно сидел.
  - Я давно уже принял решение милорд, мне надоело прислуживать этому никчемному королю, который везде видит заговоры, слушает сплетни своих лизоблюдов и не в состоянии принять ни одного самостоятельного решения, спихивая ответственность на других. А с вами, я чувствую мы ещё наломаем таких дров.... Когда я могу убыть к новому месту?
  - Как только будете готовы и соберётесь. Мой человек проводит вас, а заодно и объяснит что к чему. Кстати, король уже знает, что я вернулся?
  - Вряд ли, его больше интересуют молоденькие девочки.
  Милорд, должен вас сразу же предупредить, мне ничего не известно о смерти вашего отца,- ни кто принимал решение, ни кто его исполнял. Но судя по тому, как быстро был издан указ о переходе всех ваших владений в распоряжение короля, он свою руку к этому приложил. Мне так же ничего не известно о том, откуда и от кого возник слух более года назад о вашей мнимой смерти.
  - Спасибо ваша светлость, я всегда считал вас относительно честным человеком. Если что-нибудь узнаете, дайте знать, - герцог поклонился и быстро вышел. Тут же в кабинет вошел лорд Сиг: - Граф Этьен де Финар просит принять его. - Проси.
  - Сожалею милорд, но мне ничего не удалось узнать стоящего и нестоящего тоже. Нанятые мною люди сутки обходили кабаки, трактиры и другие злачные места - и ничего, даже намека, даже полунамека. Многие вообще ничего не слышали о гибели вашего отца. О псевдовампирах тоже ничего не слышно, хотя я считаю, что если появился кто, то его надо будет искать в ближайшем окружении короля, или среди знати, а может быть наоборот, в приграничных районах, где нет столь пристального внимания к владетельным лордам.
  - Этьен, тебе придется задержаться в столице минимум на месяц, будешь здесь моими глазами и ушами, сам я завтра убываю к себе, хочу там на месте разобраться что и как. Жить будешь в доме графа де Бове, я тебе оставлю два десятка из своей сотни охраны, если что, даю тебе право вызова отряда Рондо. Письменное распоряжение ты сейчас получишь,- не отходя от стола я тут же на листе бумаги быстро написал: - С получением сего совершить переход и поступить в распоряжение графа де Финара. - я подписался и поставил оттиск своего перстня. - Если что, обращайся за помощью в Радужный замок, к де Роше только в крайнем случае, слишком уж он близко к королю и привлекать его внимание лишний раз не стоит....
  Потом нарисовалась крошка Мария и мы пошли кататься на верблюде и кормить мою лошадку, потом она пошла выбирать себе подарок и как истинная женщина так и не смогла ничего себе подобрать, пока я не предложил ей изящную подвеску на золотой цепочке. Потом мы пробрались на кухню и там немного подкрепились, а затем Марию отвели спать, так как сегодня она была допущена к общему столу во время продолжения праздничного застолья.
  Витор нарисовался только перед самым продолжением празднества,- довольный и голодный.
   Все-таки в супружеской жизни есть свои прелести,- с набитым ртом поучал он меня, поминутно озираясь, как бы леди Натали не застала его за поеданием мяса на ходу. Слава богу всё обошлось.
   После обсуждения списка приглашенных и решения текущих проблем, связанных с моим отъездом, Витор счел своим долгом предупредить меня, что бы я держал ухо востро, намекая, что и меня может постичь судьба моего отца и некоторые очень высокопоставленные лица в королевстве будут этому только рады. Я в свою очередь пересказал ему содержание своего разговора с герцогом дю Плесси и Этьеном де Финар. В заключении я поинтересовался, собирается он знакомить свою жену и дочь с родителями или прямо отсюда вернется через Радужный замок в свои владения в Ниморе.
  - Конечно заедем к родителям, так что без меня к Дикой не уходи. Думаю через месяц мы тронемся в путь, месяц погостим у меня дома а через три, как и планировали, вернемся к себе. Ты знаешь, Тюдор, некоторые из вчерашних гостей интересовались у меня, не собираешься ли ты вновь просить руки принцессы? Ведь срок предыдущего королевского указа, где вы считались женихом и невестой истек и все договоренности потеряли свою силу. А одна дама даже тонко намекнула мне, что у принцессы уже кто то есть, так как она отказывает всем своим женихам, которых уже набралось более десятка. Я ответил, что твои планы в отношении принцессы мне не известны, но сам факт того, что ты не ищешь с ней встречи, говорит о многом. Думаю, сегодня вечером принцесса будет об этом разговоре оповещена, и если она в чем то виновата перед тобой, то всё будет тихо, а если ты виноват перед ней, то жди скандала уже сегодня вечером или завтра утром.
  
  3.
  
  Анна-Мария сидела на возвышении и снисходительно слушала своих фрейлин, которые ей на перебой рассказывали последние слухи и сплетни гуляющие по столице. Внезапно она побледнела и откинулась на спинку своего кресла. Одна из её ближнего окружения громким шепотом рассказывала другой, как похорошел Тюдор и каким он стал красавчиком после возвращения из диких земель.
  - Представляешь, молодой герцог был трижды ранен и находился на волосок от смерти, когда кто то из его свиты пытался его убить и, говорят, по личному приказу короля. Но Бог хранил Тюдора. Сейчас его люди разыскивают нашу малышку Антуанету, якобы все письма герцога к некой молодой особе шли через её руки. Но ни фон Саж, ни писем пока обнаружить не удалось. Интересно, кто эта счастливица, что завоевала сердце герцога? Ах как я хотела бы оказаться на её месте. А ещё говорят, что эта молодая особа состоит при нашей принцессе...
  - Мишель, что ты там шепчешь Лауре? Я тоже хочу услышать последние сплетни о графе Тюдоре.
  - Ах ваше высочество, действительно пару дней назад в столице появился молодой Тюдор, только он уже не граф, а герцог. После внезапной и непонятной гибели его отца на охоте два месяца назад, он унаследовал его титул и стал герцогом Конде.
  - Я ничего не слышала о смерти его отца. Что там произошло?
  - Никто толком ничего не знает ваше высочество. Герцог Конде был найден мертвым во время охоты на фазанов, а в его спине торчали два арбалетных болта. Ближайший слуга герцога был найден невдалеке с арбалетом в руках и с перерезанным горлом. Предпринятое расследование ничего не обнаружило и его величество, руками герцога Армана подготовило даже указ о переходе всего имущества и земель Конде в распоряжение короны и его не обнародовали только из за того, что не прошел установленный срок траура по погибшему герцогу. А тут появился и законный наследник и хозяин.
  Молодой Конде выполнил распоряжение вашего отца и прошел все дикие земли от края до края. Говорят, что на приеме и пиру у графа Бове он и зять графа рассказывали такие удивительные вещи, что в них очень тяжело поверить. Оказывается ни каких диких земель нет. А там, далеко, далеко тоже есть королевства и живут люди, которые, вы представляете, считают нас дикарями и варварами.
  - А что ты там говорила о ранениях Тюдора?
  - Ах да, в его ближайшем окружении оказался человек короля, который имел приказ, ни в коем случае не допустить возвращения Тюдора в королевство. Это был его друг детства - шевалье де Крузак, который перед своей кончиной покаялся и рассказал всё как на духу. Молодой герцог был несколько раз ранен, один раз даже серьезно, прежде чем предатель был изобличен. Один молодой дворянин из окружения Тюдора, с которым я вчера близко познакомилась, рассказывал мне, что герцог в тех землях дважды отказывался от королевской короны и немыслимое дело, хранил верность своей избраннице. Ваше высочество, вы не догадываетесь, кто это может быть? И куда делась малышка Антуанета? Уж она то точно должна знать, кому предназначались письма молодого герцога, которые она получала с различными оказиями.
  - Мишель, а ты уверена, что письма были?
  - Конечно принцесса. Ведь этот молодой человек, с которым я познакомилась, сам лично передавал толстую пачку фон Саж, и через три дня уехал так и не дождавшись ответа. Именно он и описал мне нашу малышку.
  - А когда это было?
  - Буквально сразу же после того, как кто то распустил слух о гибели Тюдора и его величество распорядился отслужить по нему заупокойную, а вы, как и многие девушки в столице, стали носить малый траур. Ах, как это было романтично.
  А ещё рассказывают, что в тех краях мужчина может иметь четырех жен одновременно, и что у них там нет любовниц, а если девушка делит ложе с понравившимся ей молодым человеком, но он по каким то причинам не может на ней жениться, то она становится наложницей,- то есть лежащей на его ложе, и живет в его доме.
  - Мишель, а ты не могла бы привести своего молодого человека ко мне? Я хотела бы его сама расспросить о новых землях.
  - Увы и ах ваше высочество, боюсь, что уже это сделать невозможно. Завтра утром герцог и вся его свита отправляются в его вотчину. Между прочим, этот молодой человек предложил мне сопровождать его в этой поездке....
  После этого разговора принцесса захотела остаться одна, а потом сославшись на небольшое недомогание и вовсе ушла в свои покои и в течении оставшегося времени, до утра, из них не выходила....
  Анна-Мария торопливо мерила шагами пол своей спальни. Из боковой комнаты показалось сморщенное лицо её няньки, которая, собственно говоря и выпестовала принцессу, после внезапной смерти её матери.
  - Мария, что произошло, ты не находишь себе место, что опять очередной жених?
  - Хуже Марта, всё значительно хуже. Вернулся Тюдор, два- три дня назад, и даже не навестил меня.
  - Так ты с ним так и не увиделась? Странно, я встретила его, когда он шел в сторону сада, где ты гуляла. Я сначала подумала, что обозналась, так он похорошел и возмужал.
  - А когда это было Марта?
  - Аккурат в это время прошел в сад твой очередной ухажер, тот что уже уехал к себе, Сварг кажется.
  - Боже мой,- Анна-Мария побледнела и схватилась руками за свои щеки,- а если он застал нас в тот момент, когда Сварг взял меня за руку и попытался обнять? А тут наверняка нашлись доброхоты, которые ему напели про меня такого.... Страшно даже представить, что думает обо мне сейчас Тюдор....
  - Марта, что мне делать? Он завтра уезжает в свои владения и я его больше не увижу. Что делать, что же делать? - принцесса вновь стала быстро ходить по комнате, стараясь лихорадочно что-нибудь придумать.- Если я ему отправлю письмо, то он его и читать наверняка не будет, если пошлю приглашение навестить меня,- то он его проигнорирует, а самой отправиться к нему мне не позволяет гордость. Более чем за три года ни одного письма, ни одной весточки. Хотя если верить Мишель, толстую пачку писем мне передавал его человек через Антуанету, да только ни Антуанеты, ни писем теперь нет.
  - Твою подругу видели в королевском дворце и чуть ли не в личных покоях твоего батюшки.
  - Ах ты маленькая тварь, значит всё это время ты шпионила за мной и обо всем докладывала королю? Ну погоди, доберусь я до тебя...
  - А насчет того, что делать,- бери пример со своей старшей подружки - де Бове, что теперь стала де Роше. Вот она не пустила дело на самотек, слезы в кулак не собирала, а устроила всё так, что и лошадь у неё понесла и сознание она якобы потеряла и на руки к своему будущему мужу она вовремя упала, и в свою спальню его заманила. А сидела бы у окошка, - охая и ахая, да смотрела, как другие, более решительные и смелые, уводят завидного жениха из под носа. За свое счастье, девонька, бороться надо.
  - Марта, я что то себя не очень хорошо чувствую, распорядись, что бы меня до полного выздоровления не беспокоили и без моего вызова в покои не входили.
  Где-то через час, когда уже совсем стемнело, две женские фигуры одетые в темные накидки беспрепятственно вышли через хозяйственные ворота и буквально через пять минут скрылись внутри дворца де Бове, а ещё через полчаса из ворот показалась карета с закрытыми окнами, которую сопровождали десяток всадников из гвардии Конде. Во главе отряда скакал новоиспеченный граф Этьен де Финар и чему то весело улыбался.
  ... Каждый пир как две капли воды похож на предыдущий, сегодняшний вечер не был исключением, разве только народу было меньше и общество более изысканное и требовательное. За столами никто не кричал, стремясь обратить на себя внимание, не хвастался своими обновками и драгоценностями. Сегодня здесь собрались люди знающие себе цену и свое высокое положение в обществе, в основном умудренные житейским опытом, но крепко держащие в своих руках бразды правления. Разговоры велись степенные, основательные и рассудительные. Присутствующих больше интересовали цены на зерно, металл, шерсть, наличие торговых путей и безопасность дорог. Это были истинные правители Хрустального королевства а не та марионетка, что сидела в своем дворце словно дикое животное в клетке.
  Витор крутился как белка в клетке, с трудом успевая отвечать на многочисленные вопросы, но со своими обязанностями справлялся очень хорошо, однако и он устал. Я встал, дождался когда на меня обратят внимание и в зале затихнет гул ,- Лучше недоперепить, чем перенедопить. И вообще жизнь прекрасна и удивительна, если выпить предварительно. Это я к тому, господа, что у вас ещё будет время обсудить все интересующие вас проблемы и вопросы в приватном порядке с лордом Витором де Роше. Я оставляю его вам на растерзание, а сейчас давайте отдыхать, наслаждаться общением и приятной беседой. Можете перемалывать нам косточки, строить догадки и предположения, но больше ни слова о Диких землях за этими столами вы не услышите. А если кому то нетерпится узнать подробности нашего похода, попробуйте разговорить моих гвардейцев, они многое интересного могут рассказать.
  - Ну уж нет герцог, с вашими гвардейцами разговаривать невозможно, скорее каменная стена ответит на вопрос, чем можно будет вытянуть хоть слово из них,- ответила одна из присутствующих дам, жеманно поводя плечами.
  - Ах сударыня,- ответил ей лорд Сиг,- мы люди действия, но если к нам подойти с лаской и нежностью, то и самые стойкие могут дать слабину, да вот только таких женщин осталось очень мало.
  - Ах сударь, так и мужчин, что способны понять тонкую женскую душу, почти полностью перевелись.
  - А вот тут, сударыня, позвольте с вами не согласиться, разрешите я пересяду к вам поближе....
  Сославшись на свой ранний подъем и сделав знак своим продолжать пировать и отъедаться на дорожку, я, в сопровождении дежурной смены охраны, покинул зал. Дорога от дворца до моих покоев было хорошо освещена, да и мои варвары не дремали, перекрыв все возможные и невозможные тропки и дорожки, так что чувствовал я себя в полной безопасности, но по привычке кольчугу не снимал, а без кирасы появлялся только на пиру. Ночь выдалась хоть и звездной, но не по весеннему теплой и я даже немного забеспокоился о том, не раскиснет ли дорога, но потом вспомнив, что телег и карет у меня не будет, немного успокоился. В очередной раз просчитал все варианты - пять рыцарей Рокана и три десятка варваров в распоряжение Витора, два десятка останутся у Этьена, все остальные убывают со мной. Я бы взял с собой и меньшее количество людей, ведь там меня будет ждать моя отборная тысяча, но дорога дальняя, в королевстве много чего изменилось, так что внушительная сила моего отряда будет залогом безопасного движения.
  Возле моих дверей меня поджидал Этьен. - Какие то важные новости? - поинтересовался я.
  - Нет милорд, к вам важный посетитель, который прибыл тайно, я его сопровождал, а здесь, что бы его случайно не увидели посторонние из числа слуг.
   Я пожал плечами, кто ещё может желать со мной встречи в обстановке строжайшей секретности? О принцессе я как то не подумал, а ведь Витор предупреждал...
  Войдя в покои я первым делом увидел её высочество, которая крутилась перед зеркалом и примеряла малую корону с трилистником и красным камнем в навершии. Перед уходом я её достал, как впрочем и диадему для того, что бы поглубже запрятать в седельный мешок. Оба камня полыхнули багровым светом, а потом радостно ярко засветились. Воздух уплотнился и между нами возникла та призрачная дева, с которой я уже встречался, только в этот раз она была с лицом, и это было лицо Анны-Марии, но видел её только я, так как девушка не обращала на неё ни какого внимания а прищурившись разглядывала меня. Дева внезапно превратилась в небольшое облачко, которое впиталось в принцессу и только после этого стоявшая неподвижно девушка смогла произнести первые слова: - Тюдор, ты чудовище, как ты мог поверить всяким слухам, неужели ты думал, что я променяю тебя на какое-то там ничтожество, пускай и с короной? Ты дурак, хоть и герцог, я люблю только тебя, хотя лучше б я тебя ненавидела. Ты почему сбежал от меня той ночью? Почему не любил меня как это принято у нормальных людей, которые считают себя женихом и невестой? Ты что струсил? Я тебе этого никогда не прощу, меня ещё никто так не оскорблял, как это сделал ты. Ты пренебрёг мною....
  Я смотрел на повзрослевшее, но по прежнему такое милое и прекрасное лицо, в глаза сразу бросилось, что ещё немного и Анна-Мария расплачется, быстро сделав два шага, я крепко обнял принцессу и прижал к себе. Вот тут то она по настоящему разрыдалась, сквозь всхлипывания пыталась что то говорить, но у неё ничего не получалось. В конце концов я разобрал:
  - Я так боялась, что ты меня оттолкнешь, мне так было страшно.... Даааа, тебе хорошо, ты там развлекался, а я все подушки слезами залила, когда сообщили о твоей гибели. Спасибо Натали, прислала записку, что получила весточку от своего непутёвого мужа и что у вас всё в порядке. А ты даже и до такого додуматься не смог. Молчи и не оправдывайся, не было от тебя никаких писем, я ничего не получала....
  А я и не собирался оправдываться, я гладил её по голове и вдыхал запах её волос, очень хотелось поцеловать, но она спрятала свое лицо у меня на груди и поднимать его не собиралась. Наконец принцесса успокоилась, перестала вздрагивать и посмотрела на меня: - Гад ты Тюдор, хоть и благородный, но гад. Это не я, а ты должен был ворваться ко мне во дворец и потребовать отчета, а ты решил сбежать от меня. Не получится...
  По тому тону, как она это произнесла, я понял, что девушка всё уже для себя решила и, по всей видимости, во дворец возвращаться не собирается, а твердо намерена последовать за мной или со мной в мои владения.
  Легко подхватив её на руки, я уселся на край своего ложа и пристроил её на колени, как в старые добрые времена. Она закрыла глаза, тяжело вздохнула и подставила свои губы для поцелуя.
  - Хорошо то как, но не думай, что я тебя уже простила, ты просто сделал маленький шажочек к искуплению своей вины,- я поцеловал её ещё раз. Этот процесс мне понравился и я стал целовать её чаще и наши поцелую становились всё длительнее и длительнее.
  - Мария.... - Вот так и называй меня когда мы одни, имя Анна мне совсем не нравится. Так что ты хотел спросить?
  - Мария,- я вновь попробовал это имя на вкус,- а почему ты выбрала это обруч а не ту богатую диадему? Мне кажется она и богаче и красивее смотрится.
  - Не знаю, сначала я взяла именно её в руки, но она показалась мне холодной, красота её - мертвой, а эта,- она провела рукой по волосам, дотрагиваясь до трилистника, - была по домашнему теплой, я бы сказала, даже живой. Как только я её одела на голову что бы примерить, так сразу же почти успокоилась, не совсем конечно, и трусить встречи с тобой стала меньше. Ещё немного и я сама бы пошла тебя искать. А для кого ты приготовил их и почему две?
  - Обе для тебя. Диадему, если ты нашла себе другого, а корону, если по-прежнему любишь меня.
  - Тюдор, а ну ка вспомни, когда ты в последний раз говорил мне, что любишь меня? Молчишь? То-то. А теперь давай признавайся мне в любви, а то на колени посадил, целуешь как свою собственность, а почему, так и не признался.
   Я легко пересадил девушку на край ложа, встал перед ней на колени: - Ваше высочество прошу вас стать моей королевой и женой. Я люблю вас и за долгие годы разлуки понял это окончательно и бесповоротно.
  Анна-Мария легко встала на ноги и прижала мою голову к себе: - Я тоже люблю тебя Тюдор и тоже за долгие годы разлуки поняла, что никто мне больше не нужен. Я согласна стать твоей женой и даже вопреки воле отца. А теперь давай туши свечи и светильники, помогай мне раздеться. Нам завтра рано вставать, ещё до отъезда я хочу посмотреть на этих горбатых лошадей и, если получится, то и прокатиться на одном из них.
  - Ты как была девчонкой, так ей и осталась, ни капли не повзрослела. - А все ты виноват. Если б все сложилось, то нашему ребеночку уже было бы два годика. Ну ничего, мы свое наверстаем,- голос её предательски дрогнул, и когда я задул последнюю свечу, оставив только один светильник у изголовье, она тихо прошептала: - Ты же не будешь со мной грубым? Мне почему то немного страшно, - а потом довольно громко произнесла,- и давай это сделаем поскорее. Мне надоело слушать шепот в спину о том, что ни один здравомыслящий молодой человек не согласится провести со мной ночь из-за моего вздорного и дурного характера. Хотя они может быть в чем то и правы. Ты не можешь быть здравомыслящим, здравомыслящий давно бы на мне уже женился и не ждал целых три с половиной года.
  - Зато теперь ты вправе сама распоряжаться своей судьбой и никто тебе не указ.
  Она фыркнула,- Можно подумать мне кто-то до этого на что-то указывал. Не стой как истукан,- расшнуровывай платье и поаккуратнее, оно у меня единственное. Бедная я бедная, и одеть мне нечего и обувки Кроне этих туфелек у меня нет, в чем я поеду к милому домой? - притворно запричитала она, пока я возился с завязками.
  А ведь она действительно побаивается, понял я и, не удержавшись, поцеловал её в плечо, а потом и в шею. - Нет, ты сначала помоги мне раздеться, а уж потом всё остальное, а то если ты не справишься, то придется звать Марту - мою няньку. Представляешь, сколько лет прошло, а я её сразу же узнала и забрала к себе. После смерти матери она растила меня как своё дитя, а потом когда я немного повзрослела куда то исчезла.
  Я наконец-то справился со шнурками и платье с шелестом упало к ногам принцессы. Она переступила через него, оставшись в небольших штанишках с бантиками, выше пояса на ней ничего не было и я невольно залюбовался ею. Заметив это она быстро задула последний светильник и уже в полной темноте я услышал, как она стала снимать с себя последнюю одежду.
  Пока мои глаза привыкали к темноте, она успела нырнуть под одеяло и там сжалась в комочек. Не мешкая, я тоже быстро разделся и тоже попытался укрыться одеялом, но не тут то было.
  - Ты, пожалуйста полежи немного так, мне просто надо свыкнуться с мыслью, что ты увидишь меня, хоть и в темноте, но без одежды. А ещё ты будешь распускать руки и целовать не мои губы, а мою грудь. Прошлый раз мне хоть это и понравилось, но я помню, как от твоих прикосновений у меня тряслись все жилки....
  Только через некоторое время, после того, как Мария немного успокоилась и перестала дрожать, я был допущен под одеяло. Чувствовалось, что девушка напряжена и находится в ожидании чего то неизбежного и не очень приятного, к чему она вообще то готова, но не против оттянуть эту неизбежность. Ощущая её состояние, я не стал сразу же давать волю своим рукам и губам, хотя и очень этого хотел. Мне тоже было немного странным видеть рядом с собой пусть и любимого, но пока ещё чужого человека. Как-то это было всё непривычно и необычно. Первой не выдержала она и с обреченным вздохом придвинулась ко мне. Я поразился тому, что её действительно била недетская дрожь, а всё тело было холодным как ледышка.
  - Бедная моя девочка, ты замерзла? Сейчас я тебя согрею.
  Она нервно проговорила,- Пока ещё девочка, и мне не холодно, у меня внутри настоящее пламя полыхает и состояние какое-то странное.
   Я обнял её и начал осторожно целовать, прислушиваясь и присматриваясь к её реакции, дыханию. Сначала она держалась со мной скованно, но потом стала отвечать на мои ласки и поцелуи, благо мои руки пока только гладили её плечи и спину. Но как только мои руки скользнули чуть ниже и я попытался за талию придвинуть её к себе поближе, как она опять сразу же напряглась и невольно стала сопротивляться. Я оставил эту попытку и вновь стал её целовать, сосредоточившись не только на плечах, но и на шее, пытаясь перейти ниже. Теперь уже она, что бы не дать мне это сделать, придвинулась ко мне так, что я стал чувствовать всё её тело,- она старалась как можно плотнее прижаться ко мне, но под конец не выдержала и немного отодвинулась и даже чуть развернулась на спину.
  - Всё равно ведь не отстанешь, а своего добьешься, - я отвечать не стал, а мои губы стали спускаться к чуть белеющим в темноте холмикам её груди, а пальцы продолжали гладить её тело, спускаясь к бедрам и ягодицам, то слегка касаясь их, то несильно сжимая упругое тело. Я опустился ниже, что бы мне удобнее было целовать, и она тоже попыталась опуститься ниже, но я не позволил...
  - Да давай ты уже скорее, это ожидание меня измучило,- она полностью повернулась на спину и раздвинула ноги, но я по прежнему не торопился, хотя желание стало сжигать и меня изнутри.
  Меня тоже начало трясти мелкой дрожью, но я крепился и продолжал медленно целовать её грудь, наслаждаясь каждым прикосновением к отвердевшим соскам...
  - Да когда же закончится это издевательство, - буквально простонала она, пытаясь уже силой затащить меня на себя, - ты что не чувствуешь и не видишь, что я уже готова ко всему и что ещё немного и сама накинусь на тебя с рычанием, как какой-нибудь дикий зверь. Я лег на неё сверху, она с готовностью согнула ноги в коленях и мой орган сам нашел заветную тропинку к ней во внутрь. Она выгнулась дугой, резко выпрямила колени и зашипела от боли,- Вытаскивай его скорее, мне так больно, что я сейчас не выдержу и закричу,- но меня уже было не остановить....
  Вскрикнула она или нет, я не слышал, высочайшее наслаждение скрутило меня, а потом истома, нега, и я обессиленный распластался рядом с всхлипывающей девушкой.
  - Прости, тебе было сильно больно? Я просто не контролировал себя. Со мной это впервые, когда чувства заглушили голос разума. Я не мог остановиться.
  - Сейчас уже не так больно, а в самом начале я была готова разорвать тебя на кусочки. Ты даже не слышал меня и не обращал внимания ни на мои просьбы, ни на мои слова, словно в тебе проснулось какое то чудовище, которому доставляет огромное удовольствие терзать меня. Посмотри, что ты сделал с моей грудью, мало того, что на ней останутся синяки от твоих лап, так ты ещё и следами от поцелуев наградил меня..... И не трогай меня больше, дай я немного приду в себя.... И не гладь и не целуй...,- но я не слушал и мои губы стали ласково прикасаться сначала к её щекам, шее, а потом и к губам. Она пыталась отворачиваться, отпихивать меня руками, но у неё ничего не получилось и она смирилась и, даже, стала отвечать на мои поцелуи.
   Сколько так прошло времени я не знаю, но когда я попытался второй раз возлечь на неё, она не сопротивлялась, хотя для того, что бы раздвинуть ей ноги мне пришлось приложить некоторые усилия. Вошел в неё я без проблем и, судя по всему, безболезненно для Марии, но ноги в коленях она уже не сгибала, зато судорожно обняла меня и стала что есть силы прижимать к себе. Мои руки легли на её грудь...
  - Не дави сильно, - только и смогла прошептать она, и вторая волна неиспытанных до этого чувств накрыла меня. Я старался не торопиться, но у меня ничего не получалось, и вскоре, как потом призналась Мария, я зарычал как настоящий зверь. На этот раз я ожидал нечто необычное, но запредельно наслаждение вновь пришло неожиданно и я содрогнулся от нахлынувших на меня ощущений.
  - Всё, хватит, слезай с меня, ты же тяжелый, смотри как вдавил меня в перину, - пока я прерывисто дышал, она повернулась на бок ко мне лицом,- И что в этом хорошего? Во-первых больно, во вторых внутри чувствуется что-то инородное, и в третьих,- я ничего не почувствовала, а некоторые, закатывая глаза с восхищением говорили,- "ах какое это неземное наслаждение" - вруньи...
  Проснулся я от того, что меня пусть и не сильно, но тряхнули за плечи.
  - Вставай лежебока, уже утро, а ты обещал покатать меня на горбатой лошади.
  - Ты что уже почти оделась? Так быстро? - Спать меньше надо, а оделась, что бы некоторые молодые и беспринципные нахалы не приставали ко мне с самого утра. Это ж надо, ты всю ночь меня тискал и подгребал к себе. Вставай, вставай, тебе ещё мое платье шнуровать и выдели некую толику денег, что бы Марта могла купить мне одежду в дорогу. Я ведь вчера не шутила о том, что Кроне этого платья у меня больше ничего нет. Видишь, я даже все украшения оставила во дворце, так что твоя невеста и бесприданница и нищая....
  Пока я торопливо одевался, в моей голове созрел некий план, к реализации которого я приступил немедленно, как только мы покинули мои покои. Барон Сиг, что уже с самого утра находился возле моих дверей, получил от меня указания и торопливо направился в сторону загородного дворца де Роше, Этьен де Финар тоже получил свою порцию задач и с озабоченным видом отправился седлать лошадей....
  Когда мы подошли к конюшне, осёдланный верблюд, с презрительным и независимым видом уже ждал нас. На этот раз нам вывели двугорбого, так называемого бактриана. Следуя указанию варвара он опустился на передние колени и Анна-Мария бесстрашно взобралась в некое подобие седла, и это не смотря на то, что её пышное платье здорово мешало. У нас хватило ума сделать всего один маленький круг и не выезжать за пределы конского двора. После того, как она спустилась и перевела дух, я получил команду на посещение кухни, так как её высочество изволило проголодаться и вообще вчера осталась без ужина.
  Не успели мы пройти несколько десятков шагов, как мне навстречу из кустов вынырнул мой начальник охраны и самым заговорщеским видом произнес: - Всё готово милорд, ждут.
  Я подхватил под руку принцессу и повлек её чуть в сторону от центрального входа, куда она направлялась. Сразу же за левым крылом дворца находилась небольшая домовая церквушка, в которую мы и вошли. Старенький священник дождался, когда мы встанем перед ним и будничным тоном, слегка срывая зевоту пробормотал слова молитвы, а и ещё что то себе под нос, а потом вдруг зычно произнес: - Объявляю вас мужем и женой. Тут же барон Сиг протянул ему две короны с трилистниками и огненными камнями и он надел маленькую сначала Анне-Марии, а потом, большую, и мне на голову. Получив свой кошель с моим вензелем, священник неодобрительно покачал головой,- И стоило ради этого так торопиться и выдергивать меня из постели? Можно же было подождать хоть полчаса, а теперь мне и спать расхотелось.
  - Это что сейчас было? - спросила принцесса, когда мы вышли из церквушки - Я что-то ничего не поняла.
  - А что тут непонятного,- я на всякий случай отодвинулся на шаг в сторону,- ты только что стала моей женой и перед богом и перед людьми. Обряд проходил по сокращенной форме, а полностью мы его проведем уже дома, там и свадьбу как положено сыграем. Не мог же я дорогая, после того, что между нами произошло ночью, оставить тебя в старых девах. Я просто обязан был на тебе жениться...
  - Тюдор, а ты мое согласие спросил?
  - Конечно радость моя, ты во всёуслышание согласилась стать моей женой, ведь так барон?
  - Совершенно верно ваше величество, я сам, своими ушами слышал, как королева согласилась стать вашей женой. А позвольте спросить, свадьба дома, это в Рокане или ещё где-то?
  - Сначала в моих владениях здесь, а уж потом, по возвращению в Рокане, а в Ниморе, я думаю, обойдемся просто праздничным пиром.
  - Вот это правильно мой король. Всё таки Рокан ваше первое королевство, которое вы взяли на щит, а значит и честь провести свадьбу принадлежит в первую очередь нам, а не какому то там султанату, который и войск то своих не имеет.
  - Тюдор? А нельзя ли подробнее мне рассказать о каком-то королевстве и султанате? Это в какую авантюру ты меня втянул?
  - Ваше величество, вчера , когда я стоял перед вами на коленях, об этом всё равно никто не узнает, а барон сейчас ничего не слышит, я спросил у вас, - согласны вы стать моей королевой и женой? Вам напомнить что вы мне ответили?
  - Это не честно, я думала это просто красивый такой оборот речи и поэтому согласилась. Так это что получается, я все таки стала королевой? А оно мне это надо? Я то думала,- выйду за тебя замуж, избавлюсь от титула принцессы и заживу спокойно в свое удовольствие нормальной семейной жизнью, а тут раз - и королевство на шее. Мы так не договаривались.
  - Поздно милая моя, назад дороги нет, раньше надо было думать, года этак три - четыре назад, когда некая молодая девушка приворожила меня к себе, и к тому же скрыла, что она дочь короля.
  - Я ничего не скрывала, ты просто не спрашивал. - Мария, но ведь и ты ничего у меня не спросила, а то я бы тебе всё подробно рассказал, ну или почти всё....
  - Так Тюдор, значит ты все-таки от меня что то скрываешь? А ну признавайся что? У тебя там что, уже есть жены? Мне Мишель сказала, что в каких то там землях мужчине дозволено иметь четырех жен.
  - Ну что ты дорогая, мне и с одной то, я имею ввиду тебя, не справиться, куда уж мне две, а тем более четыре. Просто я думаю в Ниморе было весьма напряженно с мужчинами до нашего появления, а сейчас там тысяч двадцать здоровых и крепких воинов-варваров, весьма охочих до женщин. Так что причин для волнений нет, - так переговариваясь мы дошли до малого обеденного зала, где нас уже ждали мои варвары, которые играли роль слуг, так как я посчитал возможным до поры до времени скрывать, что Анна-Мария находится со мной вместе. Главное, что бы никто из припозднившихся гостей её не заметил и в порыве верноподданных чувств не доложил об этом королю, а тот не стал бы ломать дрова и принимать необдуманные решения. Мне бы выиграть несколько дней, хотя бы пару, а там Этьен передаст мое распоряжение и отряд Рондо встанет во всей своей красе чуть в стороне от центра Хрустального королевства. Надеюсь, это остудит некоторые горячие головы из окружения короля. Тем не менее следовало торопиться.
  Сразу же после завтрака, не дожидаясь пока соберется весь обоз, благо телег у нас не было, а с одной каретой, я надеюсь, мы справимся, на скорую руку попрощавшись с проснувшимся Витором и маленькой Мари, мой небольшой отряд тронулся в путь. Впрочем вскоре верховые и вьючные лошади нас догнали и компактной, но внушительной группой чуть меньше сотни человек мы отправились в сторону моих владений и диких земель, где я надеялся разгадать тайну гибели моего отца и подготовить всё, для массового переселения добровольцев на новые земли, причем как среди оставшихся варваров, так и простого люда, который надеялся соблазнить большими кусками земли, пятилетним освобождением от налогов и несколькими золотыми монетами на первое обзаведение хозяйством. И в Рокане и в Ниморе я был самым крупным землевладельцем и проблем с обеспечением землей переселенцев я не предвидел.
  В дороге Мария притихла, все-таки чувствовалось, что она никогда не путешествовала на такие дальние расстояния и ей всё было в новинку - и ночлеги на постоялых дворах и неудобный сон в карете вместе со своей нянькой и посиделки у костра. Марта все же успела прикупить простую, удобную для дороги одежду и иногда Мария даже щеголяла в полумужском костюме, а так же она понемногу училась верховой езде в дамском седле, для чего по дороге пришлось прикупить и смирную лошадку и само седло. Так что теперь довольно часто она, под одобрительные взгляды моих варваров -гвардейцев, скакала рядом со мной, такая раскрасневшаяся и всегда желанная.
  В дороге никаких происшествий не происходило, мы хоть и не торопились и ни от кого не бежали, но и долго не засиживались на постоялых дворах и в трактирах. Несмотря на начавшееся потепление, дороги были вполне презжабельными, хотя к обеду на некоторых прогретых местах уже стала образовываться каша грязи.
  Порядок нашего передвижения был отработан до мелочей. Рано утром вперед по дороге убывал передовой отряд, который готовил место для обеденного отдыха или очищал от посетителей трактир или корчму к нашему прибытию и делал заказы. Он же потом уходил дальше вперед и заботился о нашем ночлеге. Народ в отряде, не считая моей жены и её няньки, подобрался неприхотливый, удобствами и благами не избалованный, к кочевой и походной жизни привычный. А ещё я заметил, чем дальше мы отдалялись от столицы, тем веселее становилась Анна-Мария и тем большим становился наш обоз. Появились первые телеги с различным скарбом, благо весна здесь ещё не вступила полностью в свои права и земля спокойно выдерживала давление их колёс. Незаметно для себя, благодаря заботам моего начальника личной охраны я обзавелся отличным шатром, десятком теплых звериных шкур и прочими атрибутами походной жизни, что делают её более удобной и легко переносимой. Единственное неудобство состояло в том, что моя молодая жена категорически отказывала мне в близости, если только мы не находились в отдельной комнате на постоялом дворе. Нет, спали мы конечно вместе, в шатре места хватало и было достаточно тепло из-за жаровни и кучи шкур как на полу, так и поверх одеяла, но Мария стояла твердо на своем,- только за крепкими стенами и обязательно при наличии теплой воды для её процедур.
  - Тюдор, сам процесс мне не доставляет ни какого удовольствия и терплю я его только потому, что это очень нравится тебе. Но после него из меня вытекает твое семя и это меня напрягает, так как я чувствую себя грязной и неухоженной, так что теплая вода должна присутствовать обязательно.
  Мне было видно, что Мария очень стесняется, ей казалось, что все только и делают, что подслушивают и подсматривают,- чем же мы занимаемся, когда остаемся наедине, а тонкие стены шатра не очень то задерживают звуки и поэтому каждое утро после полевой ночевки, она выходила из шатра пунцово красной и долго не смела поднять глаза на моих спутников, опасаясь увидеть на их лицах улыбки или ухмылки.
  Шли дни, мы всё ближе и ближе приближались к моим землям, вот уже пятерка варваров отправилась вперед, что бы предупредить о нашем приезде, а места вокруг нас становились всё более знакомыми и знакомыми. Мария вполне освоилась в мужском обществе, большую часть времени старалась проводить в седле рядом со мной, оставляя Марту в карете. Эта старая чертовка прекрасно понимала мое состояние, и иногда предупреждала, что уходит в обоз на пару часов и что карета полностью в нашем распоряжении. Мария при этом отчаянно краснела, старалась спрятаться за мою спину, а потом тихо выговаривала о не имеющем ни какого терпения молодом мужчине, который в угоду своим желаниям ставит её в крайне неловкое положение, на что я обычно отшучивался, предлагая ей самой выбрать то положение в карете, которое ей будет более удобным.
   А тут ещё, буквально за несколько дней до приезда, Мария радостно сообщила мне, что у неё началось и теперь мне придется свои желания оставить при себе и не досаждать ей своими непотребными намёками. Эти дни у неё длятся как правило пять-семь дней, так что теперь до приезда в мой замок ни о какой близости не может быть и речи. Не знаю, причина тому был ли длительный переезд, или скачки в седле, но молодая женщина очень болезненно переносила эти дни и сильно страдала от болей внизу живота, проводя все время практически полулежа в карете под неусыпным присмотром своей няньки, которая не преминула мне высказать, что я совсем заездил её девоньку и не имею ни какой жалости.
  Вскоре показались башни теперь уже моей крепости, на которых гордо реяли флаги герцогов Конде, а многочисленные вассалы встречали меня у ворот приветственными криками....
  
  4.
  
  Красную дорожку расстелили прямо на земле, которую по этому поводу покрыли лапником, поэтому в воздухе стоял стойкий запах хвои. На въезде и на самой площади было весьма многолюдно, по всему видно, что народ радовался тому, что кончилось время неопределенности и появился свой, настоящий хозяин и наследник. Появление из кареты немного бледной Анны-Марии вызвал гул, так как никто практически не знал, кто она. Но судя по тому, что я первый спешился и помог ей выйти, а так же как она по хозяйски взяла меня под руку, всем стало ясно, что это не просто спутница на время перехода, а нечто большее. А тут я ещё радостно рявкнул во всё горло, о том, что через три дня состоится свадебный пир по случаю моей женитьбы на её высочестве принцессе Ане-Марии Марше, которая в день отъезда из столицы стала моей женой.
  Эта новость была настолько неожиданной, что на некоторое время на площади наступила тишина, ведь короля Пьера у нас мягко говоря недолюбливали, а потом она буквально взорвалась приветственными криками. Ещё бы, - во первых принцесса и дочь короля, во вторых ясно ведь, что свадьбу будут играть здесь, а значит утрут нос столичной знати, а в третьих - в замке наконец то появится хозяйка, а значит у неё будет своя свита, куда можно будет пристроить свою дочь или племянницу, а там и замуж её определить. Вон у герцога опять новые кавалеры в свите и говорят сплошь холостые.
  Чуть в стороне от основной массы встречающих стояли Вилен де Спир и леди Рина, которая вцепилась в рукав своего мужа так, словно если она его отпустит, он опять куда-нибудь исчезнет. Мы с Марией подошли к ним, они поклонились и так застыли. Я похлопал своего соратника по плечу,- Хорошо выглядите барон, встреча с женой явно пошла вам на пользу, да и баронесса изменилась в лучшую сторону. Видимо, леди, жизнь на границе с Дикими землями пошла вам на пользу и понравилась, коль вы не сбежали в столицу или к родителям под бочок.
  - Ну что вы милорд, я же ведь обещала ждать своего мужа именно здесь, хотя мой несравненный и мог хоть изредка посылать весточки, а не прятаться от меня в каких-то там мифических и закрытых землях.
  - Так вот куда ты запропастилась Рина, а я и не знала, что ты вышла замуж и последовала за своим избранником в приграничье. Ты так неожиданно исчезла из света, впрочем доходили слухи, что ты с кем то сбежала, но потом они затихли.
  - Всё немного не так миледи, мой избранник, хоть и ухаживал за мной, но особых попыток сблизиться не делал и мне пришлось самой взять всё в свои руки. Когда он последовал вместе с вашим мужем в Дикие земли, я бросилась за ним в погоню и нагнала в день перед их убытием в поход. Милорд милостиво поставил перед Виленом условие - или он женится на мне немедленно, или остается здесь. Мы поженились, а потом через пару недель мой муж сменял мою любовь на тягу к приключениям, так что мы сейчас восполняем дни своего первого брачного месяца и уж теперь то я его одного никуда не отпущу.
  - Да я особо и не рвусь, дорогая. Милорд, мне надо кое что сообщить вам наедине.
  - Это срочно, или может потерпеть до завтра или хотя бы до вечера?
  - Лучше до вечера милорд, сведения очень важные и касаются гибели вашего отца.
  - Будь на ужине, там и переговорим....
  К нашему приезду готовились и управляющий теперь шел впереди и отчитывался о том, что успели сделать, а что ещё доделывают: - Ваша спальня полностью готова, бассейн с горячей водой ждет вас, легкий ужин подготовлен в ваших покоях а через три часа состоится и основной. Насчет одежды для миледи - не обессудьте, но всё делалось со слов леди Рины и по её подсказкам. Вы же знаете милорд, в крепости много лет не было хозяйки, а платья вашей матушки ваш отец приказал часть отправить в Радужный замок, а остальное сжечь, а пепел развеять с крепостной стены....
  Нам приготовили супружеские покои,- те, которые занимали мои родители, пока герцогиня была жива. После её смерти они были закрыты, а отец перешел жить в другие. Начинались покои с небольшого зала - приемной, где стояли несколько стульев и кресел вдоль стен, а так же пара зеркал в человеческий рост, далее дверь вела в просторную комнату разделенную большим столом на две части - женскую и мужскую. На мужской половине стоял кабинетный стол с письменными принадлежностями, кресло, а у стены находился небольшой стеллаж с книгами. На женской - трюмо, столик для женских безделушек, банок и склянок, два невысоких стула с низкими спинками и большой шкаф с кучей мелких отсеков и ящичков для украшений и драгоценностей. Из этой комнаты, которую можно было смело назвать объединенным рабочим кабинетом и будуаром вели две двери,- в мужскую и женскую спальни, причем женская спальня была большей по размерам и ложе там было большим и широким. А это предполагало, что именно я должен буду навещать свою супругу по ночам, а не наоборот, как это заведено в столице. Из каждой спальни вели двери на винтовую лестницу, что вела вниз в купальню, вернее сначала в комнату для одевания-раздевания, а уж потом в ту, где находился бассейн с подогревом и две больших бочки с водой. Осматривая и знакомясь с обстановкой, Мария не могла сдержать возгласы удивления, так как даже в королевском дворце не было бассейна, не говоря уж про её, где всего одна бочка и то, в которой было толком не развернуться.
  - Хочу поскорее смыть с себя дорожную грязь, - прощебетала она, рассматривая приготовленные для неё платья и одежду, что находились в нескольких шкафах в её спальне. - Тебе тоже не мешало бы вымыться, грязным я тебя к себе не пущу. И прошу тебя, переодень свою варварскую одежду, она вся в дорожной грязи и пыли, от неё пахнет костром и конским потом.
  - Так чего медлить, пошли сразу в купальню, а слуги одежду принесут туда, а грязную заберут на стирку. - Мы что будем мыться вместе? Я к этому не привыкла. - Дорогая, там две бочки, та что побольше - мужская, поменьше - женская. А вот ополаскиваться в бассейне можно и вместе.
  - Нет, я стесняюсь. Одно дело ночью, в темноте и другое дело среди бела дня, на глазах у слуг и служанок. Что они потом будут говорить о нас? - Они ничего не будут говорить, так как я их выгоню. И вообще, пора бы вам, сударыня, привыкнуть к статусу замужней женщины и озаботиться в большей степени тем как зачать и родить наследника, а не тем, что о вас будут говорить ваши слуги. Можно подумать, вас беспокоило их мнение, когда вы жили в своем дворце.
  - Не злись Тюдор. Здесь я никого не знаю, для меня пока все чужие, даже Рина и та знакома мне поверхностно.
   - Да я и не злюсь, просто стараюсь, что бы ты побыстрее поняла, что ты здесь хозяйка, а не гостья и все будет так, как ты этого захочешь, так что пошли вниз, ополоснемся, потом перекусим, немного отдохнем и пойдем исполнять свои обязанности на первом совместном ужине.
  В купальне никого не было, я спокойно разделся первым, показывая пример Марии и дождавшись, когда она сбросит с себя последнюю одежду, подхватил её на руки и не смотря на кажущееся сопротивление, отнес к своей бочке и опустил в горячую воду, а потом и сам забрался к ней.
  - Теперь мне понятно, почему мужская бочка больше женской,- это что бы в ней могли находиться сразу два человека.
  - И не только находиться, но и заниматься тем, чем занимаются молодожены, когда они наедине....
  - Тюдор, а ты не можешь потерпеть до вечера, что бы в спальне, в нормальной обстановке, не вздрагивая от каждого шороха. - Глупая, если б я мог потерпеть, я бы потерпел, а так сама видишь - не могу. - Ну тогда хотя бы не рычи как зверь, а делай свое дело по возможности тихо.
   Только после того, как я получил свою порцию удовольствия, а Мария с гордым видом, слегка виляя ягодицами прошла к своей бочке и там устроилась, появились три дородные банщицы. Две сразу же принялись за неё, а третья стала мылить щелоком мне голову , плечи и спину, оттирая многодневную грязь. Закончив свое дело, они так же молча вышли. В бассейне мы молча полоскались и расслаблялись.
  - Как хорошо.... - Мне тоже понравилось, у тебя такая упругая грудь.... - Я про то, что хорошо быть чистой, а ты про свое. Неужели все мужчины такие ненасытные, или только мне досталось такое счастье? Я подошел к ней в воде, обнял, с размаху, чмокнув в губы, а рукой прихватив её грудь.
  - Но, но, но. Я выхожу, а то ты опять не утерпишь до вечера. Вон твой господин уже тыкается мне в живот,- она выскользнула из моих объятий и быстро перебирая ногами направилась в комнату для переодевания, не забыв накинуть на себя большоё и пушистое полотно для промокания тела. Вскоре к ней присоединился и я. Мне было проще, - я быстро надел на себя исподнее белье и всё, я был готов подниматься наверх, что бы закончить там свое одевание, а вот Марии ещё предстояло зашнуровать или хотя бы прихватить завязками свой корсет. И вообще, у неё было достаточно странное одеяние, по-моему мнению,- смешные штанишки с разрезом между ног, что впрочем было достаточно удобным для меня и позволяло при необходимости их даже не снимать, а вот обилие бантиков , рюшечек и завязочек непонятно для чего предназначенных, меня напрягало. Корсет внизу оканчивался маленькой юбочкой, которая ничего не прикрывала, и служила наверное для того, что бы подчеркнуть тонкую талию, и завязки, с которыми я в свое время помучился в нашу первую ночь.
  - Знаешь, милая, а у меня, в теперь нашем королевстве, все корсеты на специальных крючках и ткань для них используется особая, она растягивается.
  - А ты откуда это знаешь? - тут же накинулась Мария,- а ну ка признавайся?
  - Понимаешь, в наследство от королевы Рокана, которую казнили, мне достался её огромный гардероб. Да ты и сама оценишь его, когда мы вернемся, что бы править.
  Мария прильнула ко мне и заглянула в глаза: - А нам обязательно туда возвращаться? Честно говоря, мне немного страшно. Незнакомая страна, незнакомые люди, свой уклад жизни, а здесь я могу выписать своих девушек и пускай не все из них приедут сюда, всё равно вокруг будут знакомые лица.
  - Дорогая, а что тебе мешает их взять с собой? Ты заметила, что мою охрану составляют рыцари Рокана и не самые бедные, зато все холостые. Ты намекни своей свите, что там, в нашем королевстве, достаточно женихов, а если в приданное за девушкой будет хоть небольшой клочок земли, то и на внешность смотреть не будут,- земля там очень ценится и давно уже вся поделена. Правда я немного проредил знать и сосредоточил в своих руках большую часть королевства, но собираюсь раздать наделы своим рыцарям и особо отличившимся гвардейцам, которые достаточно быстро освоились на захваченных землях, а некоторые успели даже взять в жены дочерей сановников. Их теперь и язык не повернется назвать варварами.
  Мария провела рукой по моей щеке: - Тюдор, ты даже сбрил свою щетину.... - Если мужчина на ночь бреется,- значит он на что это надеется,- повторил я услышанные от кого то весёлые слова.
  - Ты не исправим, другие темы для разговора у тебя есть? - Я пожал плечами,- Наверное есть, но пока в голову не приходят. Ладно, пошли наверх, я умираю от голода, надо хоть немного перекусить, да и одеваться уже пора.
  В спальне меня, Кроне моей охраны, ждали ещё и соратники отца, которые и помогли мне облачиться в соответствующие одежды. От герцогской короны я отказался,- Простите господа, но у меня на голове с недавних пор красуется весьма простая, но всё-таки королевская корона. Согласитесь, что король, это всё таки чуть выше герцога. Корона отца должна занять почетное место в тронном зале и будет предназначена для моего наследника, пока он не заменит меня на престоле Рокана и Нимора,- это когда то два, а теперь одно королевство, которым я управляю там, за Дикими землями. Что и как вам могут рассказать мои свитские, которые сопровождали меня в походе и в первую очередь барон Вилен де Спир, барон Никол де Трим и граф Этьен де Финар.
   Старики переглянулись и ещё выше задрали свои носы,- они служат не кому-нибудь и теперь не опальному герцогу, а настоящему королю, а их дети, если конечно не сбегут в эти странные земли, будут служить королевскому наследнику....
  Свиту Анны-Марии возглавляла баронесса Рина де Спир, которая быстро вошла в роль старшей фрейлины и теперь распоряжалась молодыми и застенчивыми девушками как своими служанками. Впрочем те не роптали, а во всю стреляли глазками на моих охранников, мило улыбались и краснели под их пристальными взглядами. Уж что, что, а земли в приграничье хватало всем, так что многие из них имели все шансы вскоре выйти замуж. Меня это вполне устраивало, так как крепило связи между землями и укрепляло мои позиции, по правде сказать ещё шаткие, в новом образованном королевстве.
  После того, как мы немного подкрепились, я сделал знак всем удалиться. Мария подошла к открытому окну и стала вдыхать свежий весенний воздух. Я подошел сзади и обнял её за плечи, целуя в шею. Она откинулась немного назад и склонила голову в сторону, что бы мне было удобнее "делать свое грязное, похотливое дело", хотя ничего грязного и тому подобное в поцелуях я не видел, мне это просто нравилось. Мы простояли так несколько минут, прежде чем я заметил на крепостной стене напротив нашего окна какую то странную тень, что кралась вдоль зубчатых стен. Причем человека я не видел, а наблюдал только тень от полной луны и нескольких факелов, что были закреплены в специальных подставках. Тень остановилась и я оторопело заметил, что тень делает странные движения как раз напротив нас, с некоторым опозданием до меня дошло, что человек напротив натягивает тетиву на лук, который он достал из под своего плаща, что скрывал его. Рывком я отбросил Марию в сторону от окна и сам упал на неё. Что то задело мое плечо, но к счастью по касательной.
  - Тюдор, ты совсем спятил? - а я уже не слушал её.
   - Стража!!! - Вбежал барон Сиг - Немедленно оцепить крепостную стену напротив наших покоев, всех задержать и обезоружить!
   Барону дважды повторять не пришлось и он, топая ногами, тут же с дежурной сменой помчался выполнять мой приказ. Избегая светиться у открытого окна я помог Марии встать и усадил её на низкий стульчик в глубине женской половины, а сам стал внимательно осматривать место предполагаемого попадания стрелы. Вскоре я её нашел. Такие стрелы используются при охоте на крупных и сильных животных, которых не завалить с одного выстрела,- на острие они имели зазубрины, которые расширяли рану, заставляя её кровоточить и не давали стреле выскочить из тела при бегстве через дебри или кусты. Такими стрелами в приграничных землях не пользовались. Я вертел её в руках и моя голова начала с трудом соображать,- убить или тяжело ранить пытались не меня, я стоял прикрытый женой и на фоне освещенной комнаты это было очень хорошо видно. Значит целились в Анну-Марию. Почему её хотели убить? Она для кого то представляет опасность, кого-то может знать или узнать из тех, кого встречала ранее?
  Бледная Мария сидела тихо и широко раскрыв глаза смотрела на стрелу в моей руке: - Тюдор, тебя хотели тоже убить как и твоего отца?
   - Боюсь, что целились в тебя королева. Кто то очень испугался твоего приезда.
  Вскоре появился начальник охраны крепости, старый ветеран, которому отец всецело доверял. Увидев в моей руке стрелу, он сразу же всё понял, подошел к открытому окну, немного постоял присматриваясь к тому мельтешению, что творилось на крепостной стене, а потом захлопнул ставни и закрыл их изнутри. Затем всю эту процедуру он повторил во всех помещениях.
  - Это моя вина милорд и я готов понести наказание.
  - Это вина начальника дежурной смены и тех караульных, что несли службу на этом участке стены,- резко ответил я. - Вам сударь придется проверить всех своих стражников и пока я не буду убежден в их преданности, охрану крепости будут нести мои гвардейца, правда под вашим руководством.
  - Де Трим,- громко крикнул я, Никол тут же появился в дверях,- Разберись где находится моя отборная тысяча и распорядись прислать в крепость полторы сотни отборных воинов для несения службы на стенах и во внутренних помещениях на время проведения расследования.
  В это время в покои тяжело дыша вошел барон Сиг: - Ушел гад, по веревке со стены спустился вниз, а ворота мы перекрыть не догадались, так что убийца вполне мог вернуться в замок или скрыться в темноте. Дежурный стражник, ответственный за этот участок стены, найден с перерезанным горлом. Режущий удар нанесен сзади, что предполагает, что стражник знал убийцу и не опасался его, оставив за своей спиной.
  Час от часа не легче. - Лорды, - обратился к двум начальникам охраны - крепости и своей личной, - к завтрашнему утру я хочу знать все об этом погибшем стражнике,- где родился, сколько служит, с кем дружил, за кем ухаживал, чем занимался в свободное время. Мне так же нужен список всех тех, кто и когда появился в крепости и поблизости от неё после моего убытия в Дикие земли.
  В покои торопливо вошел де Спир: - Позволите милорд?
  - Входи. Слышал уже?
   - Это моя вина, надо было мне настоять на немедленной встрече с вами наедине,- затем понизив голос до шепота он произнес так тихо, что бы никто не смог услышать его слов,- Вы не должны доверять ни одному человеку из ближайшего окружения своего отца, и ещё, нанесите визит барону де Крузак, он при смерти и долго не протянет, у него есть для вас очень важные сведения.
  Я кивнул головой, принимая его слова к сведению: - Ладно господа, прошедшее уже не вернёшь назад, а ужин я отменять не собираюсь, тем более, что наиболее близкие лорды уже собрались...
  Новость о том, что была совершена попытка убийства меня, именно так я распорядился трактовать произошедшее, быстро распространилась среди свиты и придворных. Перед тем как идти в общий зал, я вместе с Марией прошел в личную оружейную своего отца,- надо было подобрать легкую и главное прочную миленскую кольчугу для неё. От арбалетного болта в упор она конечно не спасет , но от предательского удара клинком в спину,- вполне защитит, да и от стрелы из лука метров с пятидесяти - спасёт.
  - Тюдор, неужели это всё так серьезно,- примеряя уже третью кольчугу, проговорила молодая леди. А надо сказать, что примеряла она её сняв платье, а я внимательно следил за тем, что бы она не сковывала движение, была незаметна и не выделялась под одеждой.
  - На время тебе придется пока отказаться от платьев с вырезом, будешь показывать пример добродетели и сКронности местным девицам. Думаю этого гада мы выявим достаточно быстро...
  На ужин мы появились рука об руку, в своих коронах, в навершии которых ярко пламенели красные кристаллы, отчего короны приняли весьма величественный вид. Прежде чем приступить к малому пиру по случаю нашего возвращения, я коротко рассказал присутствующим об итогах нашего похода, мельком сообщив об образовании единого королевства в новых землях, которыми я теперь правлю, так же я персонально остановился на всех тех, кто сопровождал меня в моем путешествии, делая особый упор на их новых титулах и пожалованных землях. Я видел, что родители тех, кто последовали за мной, гордо посматривали на своих соседей, а те, кто не отпустил своих чад в поход, сейчас нервно крутили головами и завистливо смотрели на счастливчиков, чьи дети не прогадали и стали новоиспеченными баронами и даже графами. Я так же представил свою личную охрану состоящую только из лучших рыцарей Рокана, вскользь сообщив, что ни один из них ещё не обременен семьей...
  Тем для разговоров за столом было достаточно и мы с Марией смогли спокойно поесть и понаблюдать за присутствующими. Я отвечал на её вопросы, давая краткую характеристику тому или иному присутствующему вельможе, его семье, детям, заодно знакомя жену с теми, кто составлял основу и главную силу герцогства. За столом сидели все старые и давние знакомые и сама мысль о том, что среди них может быть предатель и убийца моего отца,- казалась мне дикой и нелепой. Почти всех я их знал с самого раннего детства и, по словам моих родителей, они добровольно последовали за ним в изгнание....
   Словно прочитав мои мысли Мария спросила: - Ты веришь, что среди них присутствует убийца?
  - Вряд ли кто то из них сам принимал непосредственное участие, а вот организовать и все спланировать,- вполне возможно. Вспомни, - при мне на тебя было два покушения, ты думаешь они были организованны спонтанно? Как бы не так,- исполнители,- да, те были новички и неподготовленные, а этот или эта, что стреляла с крепостной стены в тебя - профессионал, который всё точно рассчитал, - и наше купание и легкий ужин и твое желание немного остыть и подышать свежим воздухом. Он только не смог просчитать мое поведение и то, что я буду рядом с тобой. Кстати, Барт признался мне, что у него был приказ, если из твоих уст прозвучит имя маркиза Покард, он не должен будет дожить до захода солнца и как ты думаешь, кто отдал этот приказ?
  - Только не говори мне, что за всем этим стоял мой отец, скорее всего это был герцог дю Плесси, который мстил мне за свою дочь, хотя я ни как не причастна к её гибели.
  - А скажи мне Мария, ты сама видела погибшую Шарлоту или судишь о её смерти со слов других?
  - Конечно я её не видела...
   - А кто видел или говорил тебе, что видел её тело или присутствовал на похоронах? - Мария на долго задумалась,- А знаешь, действительно, свидетелей её гибели и присутствующих на похоронах я не припомню. Все говорили со слов других, хотя я сейчас и не вспомню с чьих, слишком много времени прошло. Но ведь могила то существует.
  - Ты её видела? Или может быть кого посылала её навестить? Только не говори, что это была малышка фон Саж, - новая любовница его величества.
   - Да, это именно она и была. - Тогда мне всё понятно... - Что тебе понятно? - А то, что подруг, особенно близких, надо подбирать получше, а эта маленькая тварь работала на твоего отца и всё ему о твоих похождениях докладывала.
  - Не было у меня никаких похождений,- прошипела гневно Мария. - А кто в темной комнате со мной целовался и к тому же самым бесстыжим образом забрался мне на колени и пытался соблазнить такого белого, пушистого и неопытного? - Ну подожди Тюдор, я тебе это припомню, сегодня же припомню....
  А ужин катился своим чередом, периодически ко мне подходили сановники отца и заверяли в своей преданности и готовности оказать всяческое содействие в управлении как новыми землями, так и в вотчине. Всем я говорил примерно одни и те же слова,- весьма рад, признателен, непременно воспользуюсь вашими знаниями и опытом, мы все вопросы обсудим на совете лордов....
  В завершении я поблагодарил всех за преданность и сославшись на дальнюю дорогу и усталость, мы покинули ужин. Напоминать о том, что через три дня состоится моя свадьба я не стал...
  С первого же взгляда стали заметны разительные изменения, - по коридорам замка ходили парные патрули моих гвардейцев, уверен, что и на крепостных стенах уже разместились мои варвары, возле наших покоев стояли на страже рыцари Рокана, а четверо из них постоянно сопровождали нас, - двое спереди а двое сзади.
  - Дорогая, тебе придется испытать некоторые неудобства и провести несколько ночей в моих покоях.
  -Почему? У тебя там узкая кровать и нам придется спать тесно прижавшись друг к другу, а это означает Тюдор, что ты не дашь мне спать вовсе и даже во сне будешь лезть туда, куда тебе не следует и распускать руки...
  - В моей спальне всего одно окно и мне его легче контролировать чем те три, что в твоих покоях. А если убийцы попытаются проникнуть через окно и их будет трое? Как бы я не надеялся на свою охрану, всё же себе самому я доверяю больше, особенно если это касается моей любимой женщины. К тому же в моих покоях нет камина и соответственно каминной трубы, через которую, с изрядной долей ловкости можно проникнуть в помещение...
  - Всё, хватит запугивать меня, и так меня всю трясти начинает, как вспомню, что произошло там у окна. Убедил, спим у тебя в покоях, думаю несколько ночей я смогу выдержать твои назойливые приставания.
  Я внутри усмехнулся,- получилось. Откуда ей знать, что камин там декоративный и служит лишь прикрытием тайного хода, что ведет, минуя первый этаж, в одну из крепостных башен, а там по другому тайному ходу и за пределы крепости. Главное не переиграть в опасность....
  Она сидела на краю ложа, уже раздетая и приготовленная ко сну, служанок к этому я не допустил, пока не проверю всех, так что помогал ей сам. Наматывая прядь волос на палец, она с любопытством смотрела, как я снимаю камзол и ту кирасу, что получил от де Вампа. Хотя кирасой это назвать было трудно. Сделанная не из металла, а какого-то достаточно гибкого, но крепкого материала, который к тому же мог растягиваться, она больше походила на тонкую рубаху с широким, стоячим, который практически полностью закрывал шею, воротом. Прочность этой защиты я уже успел проверить на деле и теперь думал,- и почему я не догадался взять такую же для Анны-Марии?
  - Со стороны окна лягу я, тебе же придется довольствоваться местом у прикроватного столика. Балдахин наверное прикажу завтра же снять, я хочу видеть всю комнату,- я ещё раз критически оглядел всё помещение и задул все светильники Кроне одного, что горел на стене у входной двери.
  Мария тяжело вздохнула и нырнула под одеяло, а я взял проникатель, перевел его на положение непрерывной стрельбы и аккуратно сунул себе под подушку, посох расположился в изголовье, а мой клинок демонстративно сиротливо лежал на столе со стороны Марии. Я почему-то был уверен, что именно сегодня ночью, когда этого никто не ждет, должна состояться вторая попытка лишить жизни принцессу. Ну вот не поворачивался у меня пока язык назвать её королевой, я и себя то королем называл больше для красного словца, так как им себя ещё не ощущал....
  - Тюдор, ты что обиделся за что то на меня? - Нет конечно, с чего ты это взяла? - Странно,- ты не пристаешь ко мне, не лезешь под сорочку и не пытаешься даже задрать её, не обнимаешь и не целуешь меня. Ты случаем не заболел?
  - Всё в порядке дорогая, просто на новом месте я себя чувствую немного неловко, да и усталость сказывается, но если ты сама немного меня поцелуешь, то я уверен, что силы ко мне немедленно вернуться. - Ах ты хитрец и лентяй. Только немного....
  Мария как то судорожно подвинулась ко мне вплотную и стала покрывать мое лицо поцелуями, при этом я почувствовал, что на меня капают слезы.
   - Теперь-то что плакать, всё самое страшное позади.
  - Даааа, позади, - чуть всхлипывая и растягивая слова проговорила она,- а если б он попал в тебя? Ты подумал, как я буду одна жить?
   - Вот тебе раз дорогая, я же тебе говорил, что целился он в тебя, я тут не причем.
  - Да? Не причем? Совсем меня за дурочку считаешь? - спорить с женщиной бесполезно, это я понял в который раз и просто промолчал.
   С её же помощью я снял с неё сорочку и утонул в любовном угаре. Если б в это время кто то попытался проникнуть к нам в спальню, то, боюсь, мы ничего бы не услышали и не заметили. Впервые страсть проснулась в молодой женщине и она отдалась любви вся, без остатка. Это было что то невообразимое, фейерверк чувств и наслаждений, которым, казалось , не будет конца. Наконец она простонала, - Всё, я больше не могу, у меня не осталось ни каких сил и чувств, поэтому если хочешь продолжать, то ради бога, ну а я буду просто лежать,- и она в изнеможении откинулась на подушку....
  После всего этого безумства мне с большим трудом удавалось бодрствовать и не провалиться в глубокий сон. Что бы хоть как то сдерживать себя, я понемногу ласкал грудь Марии и она периодически, сквозь сон, поругивала меня и сбрасывала мою руку. Чувствуя, что ещё немного и я засну, мне пришлось тихо встать, так же тихо одеться и облачиться в свою защиту. Я переставил свой стул так, что бы одновременно мог контролировать окно, дверь в покои Марии, входную дверь и дверь в купальню, проникатель удобно устроился у меня на коленях, а посох возле ног.
  Только сейчас до меня со всей очевидностью дошло, что если преступник из прислуги, то для него проще простого попытаться проникнуть в опочивальню именно через купальню, о которой мы все благополучно забыли и которая наверняка не охранялась. Я передернул плечами от внезапной дрожи, что прошлась по всему телу, но быстро успокоился. По моим расчетам до рассвета осталось всего пара часов, а значит наступает такая пора, когда сон наиболее крепкий и самое лучшее время для нападения.
  Если б я не смотрел до рези в глазах в сторону лестницы, что вела в купальню, то вряд ли заметил, как дверь начала потихоньку, сантиметр за сантиметром открываться. Тот кто был за ней, действовал очень хитро, - его не было видно в темноте и, вполне возможно, он действовал лежа на полу. Светильник давал очень мало света, но сон с меня как рукой сняло, я уже весь напружинился и приготовился или немедленно стрелять или действовать клинком. Я оказался прав. Через некоторое время с пола поднялось нечто темное и бесформенное. Не дожидаясь его дальнейших действий, так как боялся, что он может выстрелить в спящую Марию прямо из за двери, я выстрелил первым. Послышался шум падающего тела и, самое странное, топот каблуков вниз по лестнице.
  - Черт, их было двое и второго я упустил, - чуть слышно выругался я. Но второй был точно женщиной, уж больно характерный стук каблучков, я таких наслушался в бытность начальником охраны её высочество принцессы. Подойдя к ложу, я тронул и слегка потряс Марию за плечо
  - Ну что тебе ещё Тюдор, давай ты потерпишь до утра, сколько же можно? - бесцеремонно я прервал её сонное бурчание,- Накройся с головой, сейчас сюда прибудет моя стража, а я не хочу, что бы они видели тебя в таком соблазнительном виде. - Какая стража, что ты мелешь? - не слушая её, я накинул ей одеяло на голову и заправил его со всех сторон.
  - Стража! - не успел ещё мой голос затихнуть, как в покои ворвались четверо охранников с обнаженными клинками, а у двоих ещё были в руках факелы.. - Заберите труп убийцы и вынесите его отсюда на свет, я хочу глянуть, кого я там подстрелил пару минут назад. О втором сообщнике я решил пока ничего не говорить. Как только в рабочий кабинет вошел полуодетый Сиг, я сразу же распорядился никого из крепости не выпускать ни под каким предлогом без моего личного разрешения, и выставить дополнительный пост охраны у дверей, что вели в нашу купальню.
  При ярком свете свечей, факелов и светильников из вороха темной ткани был извлечен мужчина средних лет, с дырой в груди. Мне он был незнаком, но кто то из прибывшей прислуги узнал в нем ученика башмачника - сапожника, что прибыл несколько лет назад в крепость вместе с выписанными из столицы белошвейками и портнихами. Круг подозреваемых стал сужаться....
  Вскоре появился и комендант крепости. Увидав убитого, он крепко выругался. Оказывается вся прислуга получила приказ ночью свои комнаты не покидать и даже были выставлены парные посты из числа крепостной стражи, которые должны были следить за этим.
  - Ваши подчиненные, вам и разбираться с ними. Вижу тут дисциплиной даже не пахнет. Если будет установлено, что постовые бросили службу, они будут повешены без всякого снисхождения. Черт знает что твориться в замке. За несколько часов второе покушение. Не удивительно, что вы не смогли сберечь жизнь герцога. Меня не беспокоить пока я сам не проснусь и установите всех, кто хоть как то был связан с этим учеником, вплоть до того, кто и когда у него заказывал туфли или сапоги.
  
  5.
  
  Как только я вошел в спальню, из под одеяла показалась голова Марии: - Тюдор, я требую немедленных объяснений, что тут произошло!
  - Дорогая, а давай ты потерпишь до утра,- не удержался я и повторил её любимую ночную фразу.
  Она тут же взвилась в постели и даже уселась, не забыв прикрыться одеялом: - Как это до утра? Сам ты, когда на тебя хош нападает, до утра ни разу не терпел. А ну рассказывай, пока я не рассердилась...
  ....- О том, что их было двое и вторая была женщиной, я никому не говорил, вдруг есть ещё сообщники, а если раньше времени их вспугнуть, то они затаятся и никак себя не проявят.
  - А почему ты решил, что второй человек был именно женщиной?
  - По стуку её каблучков и дробному топоту, что свойственен спешащей женщине или ребенку.
  - А ну ка признавайся Тюдор, с каких это пор ты стал разбираться в женских шагах и походке?
  - Да с тех самых, как некоторое время служил одной знатной особе, в свите которой состояли почти одни девушки, которые нормально ходить не могли, а всё время бегали и куда то торопились. Да и сама эта особа не отличалась особой степенностью...
  Мария на некоторое время затихла, что позволило мне спокойно раздеться, не забыв правда разместить оружие на отведенных ему местах, и забраться к ней под одеяло.
  -Так это что получается, ты всю ночь не спал и охранял меня? - Вроде того,- зевая согласился я, пробираясь сквозь сплетение её рук к груди. - Бедняжка, ты же устал, а ну ка руки по швам, отворачивайся, а я тебя обниму. - Не получится, пока я не получу своего снотворного, - заснуть не смогу, - Мария тяжело вздохнула, перестала сопротивляться моим поползновениям и легла на спину
  - И когда же ты насытишься? Нянька предупреждала, что главное выдержать первый месяц, а потом всё образумится и войдет в жизненную колею, так у нас с тобой второй месяц кончается....
  - А дорога не в счет, там ты меня держала на голодном пайке и я вынуждено копил силы, так что наш месяц только начинается.
  На мои ласки она почти не реагировала,- Ты особо не усердствуй, я ещё не восстановилась от того кошмара, что был сегодня вечером, вот уж не думала, что я способна на такое безумство чувств. Если готов, то забирайся на меня и делай свое дело,- дважды повторять мне не надо было.... Заснул я после этого мгновенно, даже голова не успела коснуться подушки, только почувствовал, как горячие руки обняли меня, а острые холмики прижались к моей спине.
  Выныривал я из сна очень тяжело и неохотно. Состояние было такое, словно я несколько часов без перерыва и отдыха занимался фехтованием и такал мешки с песком. Мария, полностью одетая, сидела у столика и внимательно рассматривала мой клинок в дорогих ножнах, на её голове блистала диадема и я что то не заметил, что бы под платьем у неё была надета кольчуга.
  - Ну вы и спать здоровы ваше величество,- приветствовала она меня с улыбкой,- уже полдень минул.
  - Утро вечера мудренее, поэтому утром так ничего не хочется делать,- так же с улыбкой ответил я. - А позвольте поинтересоваться сударыня, почему вы без кольчуги и где ваша корона?
   - Ах сударь, открою вам страшную тайну,- королевские короны не предназначены для постоянной носки и одеваются только в торжественных случаях, а для повседневности предназначены как раз вот такие простенькие диадемы. И вообще Тюдор, ты часто видел меня в короне, или может быть твой отец носил её постоянно? - упоминание об отце несколько омрачило мое настроение, ведь предстояло закончить только начавшееся расследование, а Мария словно не замечая некоторой хмурости на моем лице продолжила,- А кольчугу я специально не одела, так как ты наверняка не выдержишь и будешь распускать свои ручищи, из-за железа ты толком ничего не почувствуешь, а значит начнешь тискать меня сильнее и синяки мне обеспечены. Тем более, что завтрак я распорядилась накрыть в гостиной и поухаживаю за тобой сама, без всяких служанок. Только учти, в купальню я с тобой не пойду, во первых я там уже побывала, а во вторых не для этого меня одевали и причесывали, что бы ты все смял и растрепал....
  После водных процедур ко мне вернулось благодушное настроение, однако Мария на мои уловки не поддалась и ловко увернувшись, отправилась в гостиную, готовясь кормить меня. Поздний завтрак был восхитителен может быть по тому, что мы были вдвоем, а может быть по тому, что я был здорово голоден. Нам никто не мешал и пока я насыщался, Мария пересказывала мне последние новости, которые ей поведала госпожа Рина, когда девушки приводили её в порядок и одевали.
  - Представляешь вся смена стражников назначенная на охрану крыла для слуг была опоена сонным зельем,- и те кто нес службу и те кто должен был их сменять и проверять. По-крайней мере ещё час назад их невозможно было ни растолкать, ни разбудить, все спали мертвецким сном. Сейчас лорды Сиг и Джастин опрашивают кухарок, с тем что бы установить, кто получал питье для стражи и кто доставил его в караульную комнату. Только, по-моему, они ничего не узнают, кухарки напуганы и путаются в своих словах, со всем соглашаются и постоянно плачут.
  У кого прятался ученик башмачника так и не установили, все божатся и клянутся, что его не видели и как он попал в замок, никто не знает. Правда лорд Джастин установил, что он ухаживал за одной из горничных, но обыск в её комнате ничего не дал, а сама она ночевала не одна а со своей подругой.
  У этого Жака под тряпьем был двойной арбалет очень искусной работы, на болтах были такие же зазубрины как и на той стреле, однако и в его комнате ничего не наши,- ни лука, ни стрел и ничего подозрительного, Кроне полновесного мешочка с золотыми монетами.
  Я внимательно слушал, а сам прикидывал, как не вызывая подозрений показать Марии всех тех, кто прибыл в замок после моего отъезда, а заодно и служанок, горничных и тех, кто имеет доступ к нашим покоям, включая банщиц и водоносов.
  - А скажите сударыня, вы собираетесь шить себе свадебное платье, или по привычке обойдетесь дорожным костюмом? Этот вопрос застал Марию врасплох, и она захлопала глазами, а я продолжил,- До нашей свадьбы не так то уж много времени, всего два дня, не считая сегодняшний и портнихам придется изрядно потрудиться, что бы успеть приготовить вам парадное платье и более простые - на второй и третий день пира. Пожалуй я соберу всех белошвеек и портних и попытаюсь им объяснить какие платья носят в моем королевстве. С вас просто снимут мерки, а платье будет одним из моих подарков для вас. У меня и ткань уже приготовлена.... И не надо стрелять в меня глазками, я на эти уловки не поведусь, платье вы увидите только на примерке в день свадьбы.
  - Тюдор, ты чудовище, мне и раньше говорили про тебя что ты злой и бессердечный, а теперь я сама в этом убеждаюсь. Как ты ко мне, так и я к тебе, - до самого вечера ко мне не прикасайся! Я на тебя обиделась!
  Мы бы наверное так бы и сидели препираясь до самого вечера, но через пол часа раздался деликатный стук в дверь и в гостиную вошли оба начальника охраны,- лорд Джастин - комендант крепости и барон Сиг - начальник моей личной охраны.
  - Что то срочное господа? - Не сказать что очень, но согласно вашего приказа из крепости никого не выпускают, а многие гости хотели бы убыть в свои поместья для подготовки к вашей свадьбе.
  - В отношении кого-нибудь есть какие либо подозрения? - Увы милорд, ни каких. Никто из них гостевых покоев не покидал, по крепости и замку ночью не бродил,- лорд Джастин развел руками.
  - Что ж, если ни в чем предосудительном никто не был замечен, то пусть едут, готовятся. Что стало известно о погибшем стражнике?
  В этот раз инициативу на себя взял Сиг: - Мечник Стеф, потомственный стражник, в возрасте семнадцати лет поступил по протекции отца в охрану крепости, ни в чем замечен не был, ухаживал за одной из белошвеек, некой Фридой и дело, говорят, шло к свадьбе, по крайней мере он частенько оставался на ночь в её комнате. Фрида прибыла сюда вместе с группой портних и мастеров, коих выписала из столицы леди Рина, по рекомендации некоторых своих подруг после вашего отъезда в Дикие земли милорд. Сейчас Фрида переживает смерть своего жениха и из комнаты не выходит, за ней ухаживает одна из её подруг. Допросить её не удалось, так как она непрерывно плачет и рыдает.
  - Хорошо Сиг, распорядитесь подготовить эскорт, я убываю к барону де Крузак, мне вчера сообщили, что он серьезно болен, хочу навестить его. И распорядитесь кто-нибудь собрать всех портних, я доведу до них какое свадебное платье я хочу видеть на своей жене. Соберите их в красном холле через пятнадцать минут, а заодно и белошвеек пригласите и старика башмачника.
  Дорогая, не надо хмуриться, во первых я не надолго, не более чем на час - визит вежливости, а во вторых тебе сейчас принесут наши фамильные драгоценности и ты должна будешь определить, что на тебе будет одето во время свадебного пира, а что ты оденешь на второй и третий дни. Думаю советы леди Рины и твоих фрейлин будут как нельзя кстати. Пойдем, я покажу тебе где что хранится.
  С недовольным видом Мария последовала за мной, но я то видел, как заблестели её глазки, а уж потом за нами последовала и стайка её девиц, которые достаточно громким шепотом переговаривались и оценивали стать и достоинства внешнего вида моей охраны.
  В небольшом зале, где хранились все женские драгоценности на специальных подставках, в ларцах или сундучках, было сумеречно. Я распорядился зажечь свечи и открыть всё, что под недовольное ворчание смотрителя драгоценностей и было сделано.
  - Вран, - обратился я к нему, - ты пока с фрейлинами отбери те украшения, которые по твоему мнению будут наиболее уместны на свадебном платье и прическе миледи, а я перекинусь с ней парой слов наедине. Леди следуйте за мной.
   Как только мы вышли из зала, я схватил Марию за руку и потащил в сторону. Несколькими переходами и коридорами мы прошли в маленькую каморку, из которой открывался прекрасный вид на красный холл, где уже толпились приглашенные мастерицы.
  - Смотри внимательно и ищи знакомых по столице, дворцу отца, герцога дю Плесси, просто знакомые лица. После я зайду и заберу тебя отсюда. Будь осторожна, тут хорошо всё слышно.
  - Так ты специально собрал их здесь, что бы я могла кого то узнать? А как же сюрприз с платьем?
  - Мария, да какие тайны у меня могут быть от тебя, к тому же в платьях я совсем не разбираюсь, по мне, так самый лучший твой наряд, это когда ты лежишь обнаженная рядом со мной. Всё, я пошел, смотри внимательно, всё таки времени прошло достаточно много.
  Как только я вошел в красный холл, все затихли, присели в низких поклонах и склонили головы.
  - Лорд Дждастин, здесь все? - Кроне Фриды милорд, она спит. - Пошлите за ней и побыстрее, я не хочу, что бы потом какая-нибудь мастерица по незнанию испортила свадебное платье.
  Фриду вскоре привели, глаза и нос у неё были действительно красными, в руках она держала скомканный платок, который постоянно подносила к лицу и вытирала слезы. Всё бы ничего, да вот только взгляд был напряженным, острым и ни как не соответствовал горю девушки.
  - Я собрал вас для того, что бы довести раз и навсегда требования к тем платьям и нарядам, которые вам предстоит шить для моей супруги, её величества королеве Анне-Марии. Первое требование - вырез спереди должен быть небольшим и целомудренным, если фасон платья предполагает большое декольте, то оно должно быть прикрыто кисеей или кружевами, тоже самое касается и открытой спины. Свадебное платье на первый день пира должно быть с глухим воротом и сшито вот из этой ткани,- по моему сигналу в холл внесли отрез золототканой парчи и я услышал восхищенные вздохи. - Рукава длинные, не очень широкий подол без всяких подъюбников и корсетов, лиф должен идти клином вниз, талия заужена. Сиг, подай мой рисунок,- и я показал всем присутствующим каким должно быть платье по внешнему виду. - Сразу же предупреждаю, - шлейфа на платье или на головном уборе не будет, в моем королевстве их не носят, а на корону, в которой будет её величество, его крепить не пристало.
  Второе и третье платье сошьёте исходя из моих указаний, но уже по своему вкусу из этой ткани,- и вновь по моему знаку внесли отрез серебряной парчи и кусок полупрозрачного шелка расшитого золотыми и серебряными цветами. Если у кого есть какие вопросы, то лучше спросить сейчас, за каждый испорченный кусок строго спрошу. Примерка и подгонка свадебного платья состоится только за несколько часов до начала пира,- это мой сюрприз для королевы, она ничего не должна знать, а тем более видеть. Для отвода глаз одна или две мастерицы должны будут в своей мастерской начать шить обычное свадебное платье, которые принято носить в наших краях. Всем всё понятно?
  Подождав немного времени, я развернулся и в сопровождении своей охраны покинул красный холл.
  Вернувшись за Марией, я заметил как она побледнела и даже закусила палец руки, что бы наверное не закричать.
  - Та, которую зовут Фрида,- это умершая более семи лет назад благородная девица Джильдина, - любовница моего отца, которая чуть было не стала моей мачехой. Она всего то на два года старше меня, а в четырнадцать лет уже запрыгнула в постель королю. Говорили, что её отравили завистники и поэтому она распухла и стала безобразной. Хоронили её в закрытом гробу, после её смерти отец приказал схватить и казнить несколько человек из своего окружения, которые смели ему открыто перечить, правда это были мелкие сошки, ни одного крупного лорда тронуть он не посмел.
  - Ну вот, теперь мы нашли и вторую соучастницу, осталось установить, а нет ли среди этих мастериц и третьей убийцы. Теперь понятно, почему стражнику спокойно перерезали горло на стене и почему он не поднял тревоги. Ты умница, веди себя осторожно, а за этой Фридой я установлю наблюдение на пару дней и постараюсь выяснить, кто стоит за её спиной и кто ещё замешен не только в покушениях на тебя, но и в смерти моего отца.
  Перед входом в помещение, я позволил себе провести рукой по спине Марии, задержавшись чуть ниже. Она тут же одарила меня гневным взглядом.
   - Ну вот, теперь всем сразу станет понятно, что я домогался тебя, а ты меня отвергла, а то уж больно вид у тебя был испуганный. Я быстро вернусь.
   По дороге во двор, где меня уже ждал оседланный жеребец, я встретил тысяцкого Джамала, который сКронно сторонился всех и старался не привлекать к себе внимания.
  - Джамал, что то случилось? Твоя тысяча разбежалась? - Если б это было так мой король, всё намного хуже. Я должен был привести к тебе своих отборных воинов, а моя тысяча лучшая в нашем войске, а привел больше двадцати тысяч. Ты ругаться не будешь? Честное слово, Джамал не виноват, они как то сами по себе последовали за нами сначала на берег Дикой, а потом ещё и местные присоединились. Понимаешь, мой король, старейшины решили, что твоя свита должна быть многочисленной и соответствовать твоему положению верховного вождя и воплощения нашего бога, а что бы никого не обидеть из воинов, он решили отправить к тебе почти всех, кто ошивался на становище и роптал на безделье, завидуя нашим, которые получили и земли и золото и женщин.
  - Понятно Джамал, старейшины решили избавиться от недовольных, а тут и случай такой удобный представился. Ладно, разберемся, и эти теперь твои тысячи нам не помеха. Жалую тебя титулом князя, как Рондо и Тахира. Ты лучше расскажи, как там в заречье дела, никто не обижает моих воинов?
  - Что ты мой король, кому там обижать? Местные племена с радостью вступили в нашу орду и теперь старики размышляют, а не создать ли им, как в легендарные времена, каганат под твоим мудрым руководством, или продолжать остаться в твоем королевстве.
  - И что решили? - Да ничего, как обычно. Решать предстоит тебе. А ещё они просили, по возможности, прислать горбатых лошадей, уж больно они приспособлены для наших степей. На таких хорошо товары возить в дальние страны.
  Я отвел Джамала в сторону и переговорил с ним наедине, ставя задачи по охране Анны-Марии и наблюдению за портнихами и белошвейками. Описав ему Фриду, я приказал глаз с неё не спускать и предупредил, что она очень опытная и умелая убийца.
  - Всё это надо делать в строжайшей тайне, что бы никто не догадался и раньше времени не вспугнул заговорщиков. Если понадобиться, то пришли в крепость ещё сотню своих героев.
  - Нет, сотня - это много, пришлю десяток лучших охотников и следопытов. От них никто не скроется, а прятаться они умеют так, что их не заметишь, даже если будешь стоять рядом.
  - Ну это ты князь приврал,- я заметил, как мой новый военачальник довольный заулыбался, когда я назвал его князем. - И ничего я не приврал. Сейчас во дворе находится два десятка твоих гвардейцев на охране. Ты их видишь король? - Я демонстративно покрутил головой по сторонам и действительно никого не заметил, - А они здесь, так что не беспокойся, всё сделаем как надо....
  Земли де Крузака находились недалеко от крепости, а его небольшой замок был виден даже в пасмурную погоду из восточной башни. Это были единственные земли в округе, которые не входили в наш феод. Как так произошло я не знаю, но де Крузаки были независимыми ленными владельцами, и сделано это было якобы ещё самым первым королем из династии Солей.
   Ворота мне открыли без всяких вопросов и проволочек, - или были предупреждены, или узнали герб на штандарте. Управляющий тут же появился на крыльце, с достоинством поклонился и повел меня в покои барона. Большая и просторная комната утопала в тяжелом запахе лекарств, притираний и всевозможных микстур. Болезнь, казалось, плавала во всем этом благовонии. Сам барон лежал обложенный подушками и теплыми одеялами, желтый цвет кожи говорил о реальной болезни, а глаза с красными прожилками наводили на мысль о вампирах.
  - Я знал, что ты придешь Тюдор,- прокашлял старик и я увидел красную слюну на его платке. - Оставьте нас наедине. - Дождавшись, когда все вышли из комнаты, он поманил меня пальцем и заставил наклониться к своей голове: - Мне тяжело говорить громко, поэтому слушай мой сип. В крепости три убийцы, кто они такие я не знаю, руководит их действиями кто то из ближнего окружения твоего отца, кто метил на его место. Засунь руку под подушку, да не сюда, а с моей стороны. Это болты, которыми был убит Карл. Если найдешь кузнеца-оружейника который их сделал, найдешь и заказчика. Там же под подушкой небольшой ларец, забери его себе и дома прочитаешь. Карл предчувствовал свою смерть и оставил тебе послание, оно там, там же несколько очень важных документов,- он вновь надсадно закашлял и тонкая струйка крови появилась в уголке рта. Отдышавшись, он продолжил: - Больше в моих услугах Марше не нуждается, я знаю этот яд, которым меня отравили, всё выглядит словно я тяжело заболел лихорадкой, точно так же отравили твою мать. Король не смог или не захотел ей простить то, что она выбрала твоего отца а не его. Меня отравил, вероятнее всего, мой управляющий,- он невесело усмехнулся,- дальний родственник и теперь единственный наследник.... Расскажи, как погиб мой сын.
  - А кто вам сказал, что он погиб? Он просто сменил свой титул и поименование. Теперь он лорд Бартоламью, принц Сантира, - это что то типа нашего герцога, хотя от титула герцога Рокана он отказался. Жив, здоров, наверное скоро женится, так как его усиленно обхаживают не менее десятка красавиц из подвластных ему племен. А слух о его гибели мы распустили, что бы Пьер Марше не стал мстить вам за то, что его сын не выполнил его поручение и не покончил со мной в Диких землях. Ещё двух его шпионов мы выявили уже возвращаясь в Хрустальное королевство и их казнили.
  Барон прикрыл глаза: - Хоть одна радостная новость за все последние годы. Я постараюсь написать письмо Барту, его передадут вам на днях, а мои земли и всё имущество заберите себе. Завещание я составил надлежащим образом, что бы этим королевским прихвостням ничего не досталось, - он вновь закашлялся, трясущейся рукой залез под одеяло и достал от туда серый пакет, запечатанный несколькими печатями. - На, возьми, после моей смерти обнародуй мое завещание, а моему мальчику передай, что я его очень люблю. А теперь иди, я очень устал.
   Словно услышав его слова в помещение вошел древний старичок - лекарь. Щуря свои подслеповатые глазки он прошамкал: - Больному нужен покой, всё, свидание окончено.
  Вслед за ним бочком пролез управляющий, который сразу же обратил внимание и на ларец и на серый пакет с печатями в моих руках. Скрывать я не стал, а достаточно громко произнес: - Здесь последняя воля барона де Крузак изложенная в его завещании. Будет вскрыта после смерти барона в присутствии родных и близких, а за неимением их, наиболее знатных лордов герцогства. Желаю вам здравствовать барон и поскорее поправиться, тогда и надобность в вашем завещании отпадет,- повернувшись на каблуках и ощущая, как взгляд управляющего полный ненависти жжет мне спину, я отправился на двор. Само свидание не заняло много времени и коней даже не рассёдлывали. Не оглядываясь и не дожидаясь провожатых, я покинул замок и отправился восвояси.
  По прибытию мне доложили, что её величество ещё всецело поглощена примеркой украшений и из залы не выходила, так что у меня выдалось свободное время, что бы изучить содержание ларца попавшего мне в руки. Впервые за долгие годы я находился один в рабочем кабинете отца. Во всем чувствовалось его присутствие,- приборы, бумаги были расставлены именно так, как он любил, - что бы всё было под рукой и на своих местах. Сев в кресло я откинулся на спинку, честно говоря, было немного страшновато открывать ларец, словно там могла таиться какая-то опасность. А ведь вполне могла таиться,- оснований верить или доверять барону у меня не было, так что я решил подстраховаться и пригласив в кабинет двух своих стражников, что бы на всякий случай были под рукой. Кончиком своей шпаги я откинул крышку, но ни ядовитого дыма, ни запаха я не ощутил и не заметил. Подцепив небольшую стопку бумаги я приподнял её и только после этого, предварительно надев перчатки, взял её в руки. Это действительно было большое послание моего отца, его подчерк я узнал сразу...
  "... Тюдор, если ты сейчас читаешь эти сроки, то значит я все таки не уберегся и проклятый Марше достал меня, а значит настала пора тебе узнать всю правду...
  ... После безвременной кончины последнего из рода Солей трон Хрустального королевства опустел и на совете лордов были рассмотрены три кандидатуры в короли,- твой отец, Пьер Марше и Арман дю Плесси. Так как Арман сразу отказался от трона, осталось два претендента. Мнения разделились и с небольшим преимуществом победил Пьер, как наиболее слабый среди нас, а значит более зависимый от лордов. Однако в моем поражении была и своя положительная сторона, узнав, что я не стану королем, твоя мать, леди Изабелла, согласилась стать моей женой, отказав при этом Марше. Мне было предложено покинуть столицу, что бы не возникло борьбы за престол, что сразу же после свадьбы я и сделал. Через два года родился ты, а ещё через год Изабелла скоропостижно скончалась и у меня были веские основания считать, что это дело рук короля, который не простил ей унизительного отказа. Я обвинил его в этом на одном из приемов во всеуслышание и потребовал собрать совет верховных лордов, однако моим доводам не вняли, мне навсегда запретили появляться в столице и крупных городах, а Марше, что бы затихли разговоры, срочно женился на леди Луизе. Бедняжка любила Армана, но против воли родителей не пошла. Счастья в браке она не нашла. Дело в том, что и я использовал яд против Пьера, однако не с целью лишения его жизни, а с целью сделать его бесплодным и я преуспел в своем плане. Не трудно догадаться, кто настоящий отец принцессы, ведь ради её счастья он все эти годы служит этому ничтожеству....
  .... Лучше преданный враг, чем друг-предатель. Все эти годы де Крузак держал меня в курсе всех планов короля и по мере своих сил помогал им противостоять. Однако некоторое время назад король перестал присылать ему инструкции и требовать отчетов о моем поведении. Это привело нас к уверенности в том, что он что то задумал, тем более, что был пущен слух о твоей смерти в Диких землях, в который я, естественно, не поверил, так как не вернулся ни один варвар, что отправился с тобой. А вот если король в это поверил, то остался только один единственный представитель ненавистного рода Конде, с которым стоило побыстрее расправиться и прибрать все его земли и имущество в свои руки....
  - Отравления я не боюсь, за многие годы в замке отработан до мелочей процесс приготовления пищи для нашей семьи, а все повара и кухарки проверены не одну сотню раз, а вот новые люди меня стали пугать. Но не дело Конде бояться опасностей, мы всегда шли им навстречу....
  .... Де Крузак предупредил меня, что король использует в своих интригах кого-то из моего ближнего окружения, человека которому я всецело доверяю, однако тут моя интуиция меня подводит и предателя я так и не нашел. Я даже не знаю на кого думать, хотя кое какие сомнения у меня все таки появились, ими я поделился с бароном и при благоприятных обстоятельствах он тебе о них поведает. Прислушивайся к его советам и словам...
  ... В моем кабинете за портретом твоей матери есть тайная ниша, в которой до поры до времени хранятся очень важные документы, настолько важные, что они могут уничтожить Марше и как короля и как человека. Считаю, что ими пришла пора воспользоваться, сними с них списки и отправь секретарю совета верховных лордов с припиской, что оригиналы хранятся в надежном месте и могут быть представлены по первому требованию. Будь осторожен, если король узнает о том, что они у тебя в руках и могут попасть к членам совета, он пойдет на все, вплоть до обвинения в государственной измене и начале военных действий....
  ... Мой мальчик, я постарался правильно воспитать тебя, всегда и везде помни, что ты Конде....
  Я сложил листки опять в ларец, закрыл крышку и откинулся на спинку кресла. Вот это водоворот интриг и человеческих судеб. И ведь с годами он не исчез, а стал более изощренным. Много чего нового я узнал для себя, всё это следовало очень тщательно обдумать и только после этого придти к каким-то выводам и принять решения. В таинственную нишу за портретом матери я заглядывать не стал, на сегодня с меня и так хватит всяческих тайн и домыслов. В первую очередь мне предстояло очертить ближний круг доверенных лиц отца и попытаться самостоятельно определить кандидатов на роль предателя. Хотя один претендент у меня уже был,- слишком много недостатков и недосмотров было выявлено в охране крепости и внутренних покоев замка, а это наводило на определенные мысли.
  Дверь кабинета приоткрылась и появилась голова одного из моей охранной сотни: - Брат, к тебе твоя жена, пропустить? - Конечно пропустить, но впредь всех предупреди, что меня надо сначала ставить в известность, что она пришла, а потом уж пропускать. - Я всё понял брат.
  С недовольной миной в кабинет вошла Мария: - Так вот ты куда спрятался от меня и что это за порядки Тюдор? Меня почему то сразу же не пропустили к тебе в кабинет, - ты что, здесь кого то прячешь? - и она подозрительно осмотрела комнату.
  - Дорогая, мои варвары преданны лично мне и пока ты для них ещё чужой человек. Своей ты станешь только тогда, когда родишь мне сына. - А если первой родиться дочь, тогда как? - Дорогая, я что то непонятно сказал? Да пусть дочерей будет хоть две, хоть три, для них ты своей станешь только после рождения сына. Они и у себя детей считают только по сыновьям, так что если Тахир или ещё кто-то скажет, что у него трое детей, то значит у него три сына, а дочерей - сколько бог на душу положит. Так что не обижайся на этих диких, но очень гордых воинов. Ты хотя бы обратила внимание, что многие из простых варваров зовут меня братом? Это означает, что я член их семьи, рода, племени,- а это очень высокая честь, даже для меня,- быть родственником почти всех моих храбрецов-воинов. Кстати князь Джамал вместо моей отборной тысячи привел в наши земли более двадцати тысяч всадников. Вот такие у них порядки, ждешь тысячу, а прибывают чуть ли не все, кто уверенно сидит в седле и держит клинок в руке. К этому тоже надо привыкнуть, особенно когда приглашаешь кого либо из варваров в гости или к себе за стол или к своему костру.
  - Да ладно тебе пугать меня,- она обошла стол и уселась ко мне на колени,- ты лучше скажи, где ты достал золотую ткань, я впервые вижу такую красоту. - Это добыча одного похода в пески. - А у тебя ещё есть? Хочу не только свадебное платье такое, но и парадное, для торжественных приемов.
  - А то, которое тебе сошьют для этого не подойдет? - Конечно нет. Это платье одевается от силы два, три раза в жизни,- на свадьбу, по прошествии двадцати пяти лет со дня свадьбы и, по-моему, пятидесяти лет. Надо будет уточнить у Рины, она специалист в этих вопросах. Представляешь, она сказала, что накануне свадебного пира мы должны будем провести ночь по отдельности, а когда я сказала, что мы уже провели обряд и являемся мужем и женой, она ответила, что всё равно и традиции надо чтить.
  - Плевать мне на традиции, будешь спать у меня в спальне, а если что, то я прикажу принести топчан для тебя. - А почему это я буду спать на топчане? Ты должен мне уступить свое ложе.
  - Это почему я должен тебе уступить? Оно мое, - Мария заметила мою улыбку и поняла, что я её разыгрываю. - Ты специально это говоришь, что бы позлить меня. В ответ я поцеловал её и погладил по волосам: - Подобрала себе что-нибудь из драгоценностей?
   - Подобрала, но только на второй и на третий день,- в первый день на мне будет только корона и этого вполне хватит. Я буду хвастаться своим мужем, а не украшениями, ими пусть хвалятся другие.
  Ты мне расскажешь о своей поездке? Я заметила - здесь не особо любят де Крузака, на это есть какие - то причины?
  - Причина одна, он был тюремщиком моего отца, приставленный королем следить за герцогом и докладывать о каждом его шаге, вот поэтому его здесь и не любят. - Тогда зачем ты к нему поехал? - Что бы рассказать ему о его сыне. Всё таки молодой де Крузак был моим другом долгие годы.
  Говорить правду о Барте я пока ей не собирался и придерживался той линии , которую мы наметили с друзьями ещё перед возвращением. Может быть мы так ещё бы и посидели в тишине кабинета, но раздался гонг на обед и нам пришлось проследовать в столовую. Всё никак не могу привыкнуть к тому, что за обеденным столом обязательно находятся два- три десятка придворных, и это только в том случае, если обед проходит, так сказать, в тесном семейном кругу, обычно их бывает около сотни. Причем за долгие годы выработались свой порядок и правила посещения трапезы, своя очередность и за этим следили очень строго. Естественно, что ничего я менять не собирался.
  За обедом мы с Марией обсуждали церемонию свадебного пира,- вернее говорила она а я внимательно слушал: где мне стоять, когда подавать ей руку, как помогать ей садиться в кресло, даже какое блюдо есть первым. Всё это она почерпнула из рассказов леди Рины, только мне непонятно было, откуда та сама всё это знает. А секрет оказался весьма простым,- у Рины была книга "Как выдать дочь замуж", где все эти вопросы расписывала какая то дамочка с явно больной фантазией, о чем я и сказал обоим леди.
  - Будет так, как я установлю, а на все ваши там ужимки и советы где стоять и как дышать, мне наплевать. Это не совсем свадебная церемония, а обыкновенный свадебный пир, так что оставьте все эти глупости при себе. Ещё не хватало, что бы какая-то полуграмотная деревенская баба диктовала мне правила поведения. Всё, больше к этой теме не возвращаемся. После обеда пройдем в примерочную и вы покажите мне какие драгоценности и украшения выбрали и не дай бог, миледи, если вы вновь пошли на поводу и сумасшедшей дамочки, которая наверняка сама так и не побывала замужем.
  Взвилась леди Рина,- Почему вы так считаете милорд?
  - Да потому, что ни один нормальный мужчина не будет плясать под дудку полоумной. Была бы она замужем, она это усвоила бы сразу. Вы наведите справки леди Рина и убедитесь, что я был прав.
  - Это ещё ничего не говорит, она возможно присутствовала на сотне свадеб и видела всё церемонии своими глазами.
  - В качестве кого она присутствовала и главное где? В деревне, в провинциальном городишке? Я не припомню среди сотни знатных фамилий королевства такого имени как Сандра Бишоп. При королевском дворе её явно нет и никогда не было. Дорогая, может быть ты встречала это имя?
  Мария задумалась, а потом тряхнув головой растеряно произнесла: - Действительно, я даже не слышала о такой леди...,- Рина обижено поджала губы и демонстративно уткнулась в свою тарелку, зато де Спир весело улыбнулся, за что тут же получил локтем в бок, после чего не выдержал и громко рассмеялся....
  К сожалению после обеда пройти и посмотреть выбранные украшения, мне не удалось, навалились рутинные дела, коих скопилось после гибели отца очень много и все требовали моего личного участия. Пришлось разбирать мелкие жалобы и обиды, споры между соседями, подписывать свадебные уговоры, заверять документы и заниматься прочими пустяковыми делами из которых и складывается управление таким большим хозяйством.
  Ужин я распорядился накрыть в наших покоях, так как хотел отдохнуть от суеты и поговорить с Анной-Марией наедине о некоторых важных вещах. С удивлением я увидел, что вся гостиная заставлена ларцами и сундучками.
  - Это я распорядилась принести сюда понравившиеся мне украшения, иначе ты так и не выберешь время, что бы на них посмотреть, как будто есть более важные дела, чем подготовка к свадебному пиру, ведь он бывает один раз в жизни.
  - А вот тут ты дорогая не права. Свадебный пир ещё будет в Рокане, в королевском дворце, и, скорее всего, в Ниморе, во дворце султана, иначе мои подданные и знать меня не поймут.
  За ужином я рассказал Марии о том, что барон де Крузак отравлен и о том, что и мою мать тоже, в свое время, отравили. - Попросту говоря дорогая, я запрещаю вам перекусывать печеньями и прочими закусками, которые вам будут приносить, а также пить какие либо напитки из незапечатанных сосудов и кувшинов. Видите, все блюда которые нам принесли накрыты крышками и имеют личные печати поваров и кухарок, которые их приготовили? Надеюсь теперь вам понятно, что надо будет соблюдать предельную осторожность, пока я с корнями не вырву всю эту гадость из своего и вашего окружения? - Мария только хлопала глазами,- Добро пожаловать во взрослый мир любимая, детство и юность закончились, начались простые будни правления.
  - Неужели вот так всю жизнь придется оглядываться и вздрагивать? - Нет конечно, как только будет устранена главная причина, жизнь сразу же наладится. - Тюдор, я тоже не в восторге от своего отца, но он всё таки король, а ты так и пышешь к нему ненавистью.
  - Ты ошибаешься любовь моя. Моя ненависть проявляется несколько иначе и я желаю тебе никогда с ней не встречаться, а теперь, если ты поела, то давай приступим к примерке, только сделаем это в твоей спальне, там больше зеркал и значительно светлее. И пожалуйста, сними пред примеркой свое платье и одень сорочку, это позволит мне увидеть украшения на тебе без привязки к твоей одежде.
  - Тюдор, ты опять что то задумал непотребное? Учти, там будут мои фройлены, а при них я тебе вольностей не позволю.- Ну что ты, дорогая, я буду сама сКронность и выдержанность... - Так я тебе и поверила, сКронный ты мой....
   К моему удивлению, драгоценности были подобраны со вкусом и даже в определенной цветовой гамме. - Если это сделано по рекомендациям леди Рины, то передай ей мою признательность, а то она даже и не смотрит в нашу сторону.
  - Рина, Тюдор оценил твой вкус и выражает свою благодарность за подобранные украшения. С ним этот редко бывает, цени. Он, по-моему, меня даже ни разу не благодарил, а ведь мы с ним знакомы уже уйму времени, лет пять он точно за мной ухаживал и набирался смелости сделать мне предложение.
  - Миледи, а почему вы сами раньше не взяли свою и его судьбу в свои руки? - Рина наконец-то подала голос. - Если девушка любит мужчину, а он любит её, то нечего ждать, когда он осмелится на решительные поступки, а то вдруг найдется какая-нибудь вертихвостка и уведет его из под носа. Нет уж, я своего мужа женила на себе сама, правда милорд мне в этом немного помог, но только немного. Я вот сейчас жалею, что не пошла со своим Виленом в поход, эх, если б я не дала слово ждать его здесь...
  Перемерив кучу блескучих камней, сережек, кулонов, ожерелья, диадемы, брошек и заколок, только через пару часов мы отложили то, что нам нравилось обоим и не вызывало споры. Получилось не так то уж много. Я начал вспоминать и не мог сразу вспомнить, что бы Анна-Мария в бытность свою принцессой носила много украшений. - Дорогая, а почему ты не носила до нашей женитьбы украшения?
  Ответ Марии меня обескуражил: -Я к ним равнодушна, если б не необходимость соответствовать высокому статусу твоей жены, то я предпочла бы обойтись без них.
  - Леди, все свободны, я сам помогу её величеству приготовиться ко сну. Нет, дежурить возле её комнаты сегодня не надо, я сам буду дежурить здесь.
   Мария пунцово покраснела и одарила меня таким взглядом, что если б было возможным, он прожег бы меня насквозь, а девицы толкая друг друга в бок и тихонько хихикая направились к дверям, изредка оглядываясь на нас.
  - Обязательно было эти глупости говорить вслух? - Зато сегодня все будут знать, что я ночую у тебя, а так как ночь у меня была бессонной и я толком не выспался из-за того, что некоторым ненасытным леди понадобилось моя любовь, то сегодня ляжем спать пораньше.
  - Мы что сегодня будем спать здесь? Ты же говорил, что в моей опочивальне более опасно находиться, чем в твоей.
  - Зато у тебя кровать большая и широкая и ты не будешь прижиматься ко мне всю ночь и не давать спать. А то ишь моду взяла,- приставать ко мне. Нет, нет, сначала в купальню, я сегодня пол дня провел в седле, да и запах лекарства надо смыть с себя. Компанию мне составишь?
  - Если только не будешь приставать ко мне. - Конечно не буду, пошли, тебе даже переодеваться не надо, а я разденусь прямо там.
  Я сдержал свое слово и, действительно, только хорошенько вымылся сам, отправив банщиц отдыхать до следующего раза, а Мария плескалась в бассейне и что то мурлыкала себе под нос. Закутавшись в приготовленные покрывала и забрав только свое оружие, мы поднялись наверх. Мария или не заметила, или не обратила внимания, но поднялись мы в мою комнату, где со смехом, подхватив её на руки, я отнес молодую и красивую в постель. При этом как-то незаметно её покрывало упало, и укладывалась она уже обнаженной. Разместив свое оружие и задув светильники Кроне одного дежурного, я тоже забрался к ней под бочок и начались разговоры "за жизнь".
   Я поделился с ней частью сведений, что почерпнул из разговора с де Крузак и письма своего отца, она легла мне на грудь и задумчиво изрекла: - Всё не так плохо, как я думала, все значительно хуже. Что ты собираешься предпринять и как искать предателя или предателей?
  - Твою Джильдину - Фриду мы уже нашли, осталось установить с кем она связана, а для этого её завтра испугают арестом и посмотрим, к кому она побежит за помощью.
  - Ты плохо знаешь эту змею, она никуда не побежит, а спрячется в нору и будет жалить всех, кто ей попадется под горячую руку, - Я осторожно провел рукой по ягодицам Марии, ожидая её реакцию, но она не обратила на это никакого внимания,- Правильно говорила Марта, что жизнь хороша, только когда не ждешь от нее ничего хорошего. Вот объясни мне Тюдор, - послушаешь моих фрейлин там в столице,- близость с мужчиной это что то необыкновенное, волнующее, запредельно приятное, а я толком ничего не ощущаю. Вчерашняя ночь не в счет. Со мной что то не так?
  - Не знаю Мария, я сам в этих вопросах не разбираюсь. Думаю, что должно пройти некоторое время, что бы твой организм перестроился, ты привыкла к близости, распробовала её что ли, а может быть и я в чем то виноват и что то не так делаю. А давай ты сегодня будешь мне говорить, когда и какие ласки и поцелуи тебе нравятся, а какие нет.
  Мария хмыкнула,- Неужели ты в состоянии что-нибудь услышать? Ты же теряешь контроль над собой, но давай попробуем. А знаешь что Марта мне сказала? - Во мне ещё не проснулась настоящая женщина, а ты ничего не делаешь, что бы её разбудить. Так что во всём виноват ты и теперь будешь просить у меня прощение....
   Мои пальцы ласково гладили её ягодицы, изгиб спины, то поднимаясь к плечам, то опускаясь, слегка сжимая приятные и упругие выпуклости, слегка поглаживали внутреннюю поверхность бедер. Я чувствовал, что Марии это нравится, но она упорно молчала и ничего не говорила. Она тоже стала гладить мою грудь, её пальцы опускались все ниже и ниже, а затем вновь поднимались вверх к моему лицу и губам. Мне тоже нравились её ласковые прикосновения, но и я молчал, боясь спугнуть её нежность.
   Мария сама легла на спину, откинула одеяло в сторону,- Целуй мою грудь, только нежно и аккуратно, и постарайся сдерживать себя...
   А как тут сдерживаться, если от прикосновений к её телу я теряю последние остатки самообладания? Мои ласки и поцелуи от шеи и груди скользнули вниз. Я не торопился, то поднимался к её соскам и нежно касался их губами и языком, то опускался вниз, сначала к животу, а потом и ниже. Мною двигал практический интерес, я хотел узнать, как там у неё всё устроено, а то мое всё хозяйство на виду, а у неё тайна за семью печатями. Мария не особо сопротивлялась моим попыткам проникнуть в святая святых её тела, мне даже показалось, что она сама немного подталкивала меня к этому, чуть согнув колени и раздвинув ноги пошире. Жаль конечно, что светильник дает так мало света, но всё, что мне надо было увидеть я увидел и не только увидел, но и исследовал сначала пальцами, а потом и языком. Я обратил внимание, что стоило мне прикоснуться к некоему выступу-бугорку там, как она вздрагивала и даже немного изгибала свое тело, приподнимаясь над ложем. А когда я стал целовать и ласкать этот выступ, она даже застонала, но не от боли, а от удовольствия. Продолжалось так недолго,- она прерывисто задышала, слегка постанывая а потом хриплым шепотом произнесла,- Всё, хватит, это становится выше моих сил, быстрее входи в меня...
  Только после того, как я сполз с неё и устроился рядом, лаская и поглаживая её грудь, она взяла мою руку и поцеловала её.
  - Мне очень понравилось, правда, правда. Действительно я испытала неземное удовольствие. И почему я раньше ничего не чувствовала, это ж сколько ночей пропало даром? - А потом она быстро заснула, прижавшись и закинув ногу на меня. А я лежал, бессмысленно улыбался и ни о чем не думал.
  Утром мы повторили всё ещё раз, и опять молодая женщина стонала и вскрикивала от удовольствия, не контролируя свои чувства. Правда, как то само собой получилось, что мы поменяли немного позу, но новизна принесла только более острые ощущения...
  После купальни, где я попытался ещё раз воспользоваться обстоятельствами, но был остановлен в самом начале своих поползновений, мы спустились в общий зал и почтили своим присутствием общий завтрак. После чего Мария в сопровождении стайки своих девиц отправилась обсуждать и рассматривать наряды, в которых будут её фрейлины на свадебном пиру, а я поспешил в свой кабинет, так как увидел озабоченную физиономию Джамала, а значит у него появились какие-то новости о Фриде.
  - Брат, как ты и говорил, вчера поздно вечером мы выставили открытый пост у дверей её комнаты, а утром, когда твои гвардейцы якобы заснули, она попыталась бежать и спряталась в покоях твоего коменданта крепости. Причем после того, как она там появилась, вскоре вышел он сам и отправился обходить посты. К счастью мои воины ему не подчиняются и убедившись, что все проходы и коридоры перекрыты, он вернулся к себе и больше до самого утра от туда не выходил. Не вышел он и на завтрак. Я опасаюсь, как бы эта опытная убийца, как ты сказал о ней, не покончила бы с ним, хотя с другой стороны, без его помощи она не выберется из крепости.
  - Твои люди, князь, хорошо поработали. Я сейчас вызову лорда Джастина к себе, а ты обыщи его покои и найди нашу беглянку...
  Джастин вошел ко мне в кабинет как всегда спокойный, хладнокровный и аккуратно одетый. Я стоял у портрета своей матери, держа в руках свой посох, а клинок сиротливо стоял в специальной подставке.
  - Лорд, я вчера навести барона де Крузак, он пытался убедить меня, что находится при смерти. Желтый цвет лица и тяжелый запах лекарств в его комнате меня не удивили а только насторожили. А ещё он передал мне свое завещание, что бы я вскрыл его после окончания траура, намекнув, что по нему все его земли и имущество переходят в нашу собственность. Что вы думаете об этом?
  - Де Крузак ещё тот лис и я ни капли не удивлюсь, что это какая-то ловушка, тем более, что и до него дошли слухи о гибели его сына и якобы от вашей руки. Вполне возможно что и покушения на вас и вашу супругу дело его рук. Жаль только, что нам не удалось взять живьем этого ученика башмачника, уж я бы развязал ему язык. И ведь столько лет он скрывал свою подлую сущность, был вне подозрений,- я перебил его,- Лорд, мне нужен список всех тех, кто был на той трагической охоте когда погиб мой отец. Всех, всех, включая слуг. Садитесь за стол и начните его составлять....
  
  6.
  
  - В кабинет просунулась голова моего нового военного начальника. Варвар варваром, а сразу сообразил что надо говорить: - Милорд, стража заметила подозрительную женщину, что выглядывала из покоев коменданта, а потом там они услышали странный шум и застали там одну из портних, которая была одета в одежду стражника и вооружена арбалетом и луком. К счастью они не были снаряжены и её, после непродолжительной борьбы удалось связать. А как она мастерски ругается... Я распорядился отвести её в тюрьму для допроса.
  - Хорошо Джамал, как только я закончу с лордом Джастином, я навещу твою пленницу. Обеспечь её надежную охрану.
  Лорд, надеюсь это не ваша любовница из служанок была в ваших покоях, и откуда у неё одежда стражника?
  Джастин, который до этого что то старательно писал на листе, недоуменно пожал плечами. - Если у меня и есть любовница, то она из знатных. И стоит ли вам самому милорд заниматься такими пустяками? Какая-то служанка, заметив, что я вышел из покоев, решила покопаться в моих шкатулках и что-нибудь украсть, какую-нибудь мелочь, на которую я даже не обращу внимание. Такие случаи уже были, в том числе и со мной. Я могу и сам её допросить, тем более, что это входит в круг моих обязанностей.
  К сожалению, расспрашивать тех, кто был в тот трагический день на охоте с вашим отцом, вне моих обязанностей и компетенции. Это должны сделать вы сами,- и он протянул мне два листа с именами тех, кто участвовал в охоте и её обеспечивал. Не обнаружив его фамилии среди перечисленных, я поинтересовался: - Лорд, а где вы были в это время? В списке я вас не вижу?
  - Естественно я был недалеко от герцога и сопровождал его, только в самый последний момент, я встал на отведенный мне номер, где и ждал появления загонщиков.
  - А вы не могли бы нарисовать мне примерную схему размещения охотников по номерам? Так мне проще будет разобраться кто был ближе всего к моему отцу.
  - Сожалею милорд, но схему составить не могу, так как места нам определял сам герцог, если она и сохранилась, то искать её надо будет в бумагах герцога, хотя это маловероятно. Ни в его одежде, ни на его теле ни каких бумаг обнаружено не было, я сам его осматривал.
   - А куда делись те болты, что убили моего отца?- и тут я впервые заметил, как Джастин дернулся как от удара.
  - Мне это не известно милорд, в суматохе я упустил их из виду и они исчезли.
  - Да, хотел бы я на них взглянуть, ведь по ним можно будет определить мастера, что их изготавливал, а через него выйти и на заказчика, а там ниточка потянется и клубок распутается. Жаль, очень жаль.
  Я хочу лорд Джастин, что бы сейчас, немедленно, вы лично отправились к барону де Крузак и посмотрели своим опытным взглядом, что и как там, а потом доложили мне свои выводы, а я пока начну расспрашивать участников охоты. Посоветуйте, с кого мне начать и вызвать первым? - тем самым я хотел убедить лорда, что в ближайшее время из кабинета выходить не собираюсь, и с воровкой буду разбираться значительно позже.
  - Этьен! - позвал я де Финара, который дожидался меня в приемной,- Ну что, какие результаты?
  Граф Этьен де Финар, выполнив все мои распоряжения и передав все приказы, нагнал нас ещё во время движения к крепости и теперь состоял при мне для особых поручений.
  - Пока всё в порядке милорд, псевдовампиров я не обнаружил, хотя проверку прошли ещё не все, но наличие большого количества зеркал в помещениях делает практически невозможным их нахождение здесь. Честно говоря, я поражен их количеством и склонен предполагать, что они появились здесь не случайно. Видимо кто то из ваших дальних предков уже сталкивался с этими тварями, вам ничего об этом не известно,- историй, преданий, семейных легенд?
  - Знаешь Этьен, имея под боком Дикие земли, всякие там разные сказания и легенды меня особо не интересовали, надо будет посмотреть в семейных летописях, вдруг что и найдется. Желания нет покопаться после пира в пыльных бумагах?
  - Если на то будет ваше повеление, то покопаюсь.
  - Вот и прекрасно, а сейчас пойдем спустимся в темницу, там нам следует допросить со всей строгостью одну очень способную особу....
  Фрида, со связанными за спиной руками, сидела на охапке несвежей соломы, прислонившись к стене камеры. - Милорд, за что меня, бедную девушку, бросили в застенок? Что из того, что я иногда проводила ночи у лорда Джастин? Я свободная девушка и вольна поступать как мне захочется, тем более, что мой жених знал об этих визитах...
  - Леди Джильдина, может хватить ломать комедию? Мне не хотелось бы прибегать к пыткам и превращать вас в окровавленный кусок мяса, тем более, что Джастин показал совсем другое,- он с вами не знаком и понятия не имеет кто вы такая и зачем забрались в его комнату. Он посчитал вас воровкой.
  - Значит принцесса меня все таки где то увидела и узнала, а я то думала, что так хорошо и главное далеко от всех спряталась. Мне нечего рассказывать вам лорд Тюдор, ничего предосудительного я не делала.
  - Джамал, покажи мне лук и арбалет этой дамочки, стрелы и болты тоже.
  Осмотрев всё представленное мне оружие, я пришел к выводу, что именно из этого арбалета и этими болтами был убит мой отец, а стрелы лука соответствовали характерным особенностям той стрелы, что влетела в нашу гостиную.
  Из поясной сумки я достал роковые болты и с трудом сдерживая гнев спросил: - Знаете что это такое? - и не дожидаясь ответа продолжил,- Эти болты извлекли из тела моего бедного отца. Осталось только установить, кто стрелял,- ты, мерзкое животное, или твой покровитель Джастин?
  Джамал, я хочу, что бы с неё с живой сняли всю кожу, я хочу, что бы она умирала долго и мучительно, можешь делать с ней всё что захочешь, но она должна заговорить.
  - Не сомневайся брат, я знаю что такое месть. Её жареное мясо я буду по кусочку каждый день скармливать пойманным крысам, а потом выпущу их на волю и буду наслаждаться видом их кровавого пира. Крысы очень любят есть женскую грудь и лицо...
  Фрида потеряла сознание, или сделала вид, что потеряла сознание, но пара кувшинов воды вылитые на голову, привели её в чувство. Хриплым голосом она проговорила: - Я расскажу всё, что знаю в обмен на легкую смерть.
  - Тога не будет Фрида, если я сочту что твой рассказ заслуживает доверия, а твои сведения важны, тебя просто казнят, в противном случае ты сама знаешь, что тебя ждет.
  И она начала говорить: - После моей мнимой смерти, я начала выполнять деликатные поручения короля. Мне было легко это делать, ведь я играла роль молодой и неопытной девушки. Мне нравилось убивать и упиваться своей силой и ловкостью. Особенно мне нравилось расправляться со своими любовниками, а их, поверьте мне, было много.
  Я перебил её,- Почему ты умерла?
   - Я надоела его величеству и у меня был выбор,- или стать его орудием или бесследно сгинуть,- ведь за моей спиной не было длинного шлейфа знатных предков, а особой любовью при дворе я не пользовалась. Я выбрала первый путь,- она усмехнулась,- Его величеству Пьеру нравилось изредка заниматься извращенной любовью с порочной женщиной, он получал от этого истинное удовольствие и доставлял удовольствие мне. Несколько лет назад эта простушка Рина выписала из столицы сюда модисток, белошвеек и прочих мастериц. Король приказал мне войти в их состав и отправиться на жительство к герцогу Конде, где постараться стать своей и ждать сигнала, который в урочное время я получу от его человека в окружении герцога. После этого герцог должен был погибнуть. Хочу сразу сказать, что я не убивала герцога, для этого я была недостаточно близка к нему, это сделал Джастин из моего арбалета. Вот только болты он упустил, их кто то похитил. А в принцессу действительно стреляла я, так как очень боялась разоблачения. Задержись вы на несколько дней и я бы исчезла из крепости навсегда и всё осталось покрытой тайной. Кстати горло Стефу перерезал тоже Джастин, я только отвлекала его внимание.
  - Как второй арбалет попал в руки ученика башмачника и какова его роль?
  - Он тоже человек короля и должен был заменить меня, если что то пойдет не так. Я убедила его, что опасность от принцессы угрожает нам обоим и что она вполне могла тоже видеть его среди королевских стражников. К тому же он, наряду с лордом Джастином, был моим любовником. Хороший был партнер, умел потакать моим слабостям и вкусам. А арбалет у него был свой, он более мощный чем мой.
  - Кто ещё из людей короля входит теперь в мою свиту?
  - Если и есть ещё кто то, то об этом знает только комендант крепости, мне больше никто не известен. хотя могу предположить, что кто то из его помощников- старших смены входит в их число. Если б меня сегодня не поймали, то ночью меня бы вывели из крепости, так как на воротах стояли бы нужные люди. Ваш отец, герцог, был обречен. Я не знаю, за что его так ненавидел король, но он при мне клялся, что только его смерть сможет хоть как то облегчить его страдания. Вы же ему абсолютно безразличны, так же как и судьба его дочери. Приказа с ней расправиться он не отдавал, по-крайней мере я его не получала. Это была моя инициатива....
  - Этьен, распорядитесь, что бы сюда принесли стол, стул, стопу бумаги и письменные принадлежности, я хочу, что бы леди Джильдина изложила всё на бумаге, а я потом сравню её рассказ с тем, что она напишет. Это поможет мне определить насколько она была правдива в своем рассказе.
  Не буду же я говорить всем, что письменное признание этой женщины будет сравнимо обвинению короля в организации убийства своего подданного, а я ведь поклялся отомстить убийце...
  - Милорд, вы верите этой женщине?
  - Не знаю Этьен, если верить ей, то всё складывается, но вот тебе небольшая нестыковка,- со слов Джастина он стоял на другом номере во время охоты и довольно далеко от герцога, причем расставлял охотников по местам мой отец сам. Это степь, идущего человека видно издалека и если б Джастин попытался пробраться за спину к отцу, его увидели бы другие охотники. К тому же кто то перерезал горло слуге отца. Так что не всё здесь так просто. Был ещё кто то из знати и его место было недалеко от номера отца. У меня в кабинете на столе лежит список участников охоты, вот с ним то мы и будем разбираться сегодня. Вернее разбираться будете вы граф, а у меня несколько другие задачи. А сейчас найдите барона Сига и от моего имени распорядитесь, чтобы лорда Джастина разоружили и под охраной доставили в мой кабинет, как только, или если, он появится в крепости.
  Распорядившись никого и ни под каким предлогом не пропускать в мой кабинет, я наконец-то созрел, что бы заглянуть в потайную нишу. Как и ожидалось, за портретом была гладкая стена и если б не предупреждение в письме, то я ничего не заметил. А так, при внимательном разглядывании в правом нижнем углу, небольшое пятнышко, словно кто то грязным пальцем дотронулся до каменной стены. Дотронулся до него и я. С легким хрустом из стены вышел муляж каменного блока, который оказался полым ящиком. Внутри лежало несколько писем перевязанных зеленой тесёмкой, а так же небольшой футляр. Я извлек всё это на свой стол и задвинул камень, вернув всё на свои места.
  Даже беглого взгляда на первый документ было достаточно, что бы понять, - их обнародование, смертный приговор королю.
  В письме, которое собственноручно написал Пьер Марше, и которое было скреплено его личной фамильной печатью, был изложен план физического устранения нескольких высокопоставленных лордов, список которых прилагался. Под первым номером там шел мой отец, всего пять человек, и возле каждой фамилии стоял один или несколько способов устранения, наиболее часто повторялось отравление или смерть на охоте. Во втором письме обсуждались обязательства Марше перед королями Адал и Тирол за наемных убийц, которых они представили в его распоряжение, а так же те территориальные уступки, на которые он готов был пойти в случае открытой военной помощи со стороны этих королей в его противостоянии с лордами своего королевства. И наконец третий список, составленный тоже рукой короля, в котором было семнадцать фамилий и которые подлежали обязательной казне по обвинению в государственной измене. Получалось, что король желал полностью уничтожить совет верховных лордов, а так же всех тех, кто так или иначе вызывал его неудовольствие своей независимостью и собственными суждениями. Среди них был и граф де Бове. Я так же обнаружил в этой стопке переписку между королями, в которой они торговались, но самое главное было в самом конце. Там был договор скрепленный печатями Хрустального королевства и Тирола, по которому после смерти короля Пьера большая часть Хрустальноного королевства входила в состав соседнего королевства на правах провинции, а короли Тирола и Адала имели право ввести свои войска на его территорию....
  В приемной раздался шум и гневные голоса, которые отвлекли меня.
  - Что там такое Никол? - Ваша супруга милорд, её величество требует немедленно пропустить её к вам. - Пусть войдет, но только одна.
  В кабинет ворвалась разгневанная Мария, но открыть рот я ей не дал: - Ещё раз повториться подобное самоуправство, я тебя запру под стражу в твоих покоях и церемониться не буду. А сейчас помолчи, сядь на этот стул и сделай вид, что тебя здесь нет.
  Не ожидая от меня подобной отповеди и видя мой гнев, она села на указанное место, хотя и порывалась что то сказать, но сочла за благо промолчать. Я протянул ей уже прочитанные мною бумаги, продолжая знакомиться с остальными. Минут через десять, откинувшись на спинку кресла, я закрыл глаза и потер виски. В руках у меня оставался ещё один документ, это было письмо материи Анны-Марии неизвестному адресату, в котором она признавалась, что её дочь от герцога дю Плесси, который поклялся служить и оберегать её, а король Марше бесплоден. К письму был приложен клочок бумаги, на котором другой рукой было написано,- отравлена по приказу короля и стояла подпись с незнакомым мне оттиском печати.
  Да, этим документам цены не было и можно было только предполагать, как они попали в руки отца и какой ценой были добыты. Я протянул последнее письмо Марии с некоторым колебанием, понимая, что рушился весь её привычный мир. К моему удивлению она прочитала его довольно спокойно.
  - Ни слова, ни намека о том, что ты здесь узнала, я не потерплю. Любое разглашение чревато для тебя смертью, так как рано или поздно оно дойдет до короля, - я забрал документы из её рук и вновь перевязал их зеленой тесьмой.- А теперь я слушаю, с какой целью ты ворвалась в мой кабинет, мешая мне работать.
  - Извини, больше такого не повториться. Я тебя приревновала и подумала, что ты уединился с какой-нибудь девицей. Мне стыдно за свою несдержанность. Но ты сам виноват в этом,- всё время говоришь мне, что тебе мало, вот я и подумала, что ты..., - дальше она продолжать не стала. Кто бы сомневался, в том, что виноватым в любом случае окажусь я.
  - Извинения приняты, но не полностью, после обеда вы, сударыня извинитесь передо мной в моей спальне... - Тюдор, ты не исправим....
  После обеда мы действительно уединились в моих покоях и я там получил "извинение" в полном объеме.... Лорд Джастин в крепости до обеда не появился....
  Как только мы привели себя в порядок и вышли в гостиную, к нам подошли леди Рина, которая весьма неодобрительно посмотрела на прическу госпожи, а потом на меня. Я не выдержал и буркнул: - Не надо так демонстративно завидовать сударыня.
  - Я не завидую, а осуждаю. Подобными вещами следует заниматься по ночам и так, что бы у мужчины к утру не было ни каких сил и он не мог даже смотреть на других. А если его держать впроголодь, то рано или поздно, но он свое получит на стороне, а её величество всё никак не усвоит эту простую истину.
  Я даже кашлянул от удивления, вот уж не думал, что она будет на моей стороне, а Мария покраснела и опустила глаза, значит действительно Рина уже наставляла её на правильный путь... Оставив женщин дальше разбираться между собой и постигать хитрую науку супружеской жизни, наверняка почерпнутую из той же книжонки, я отправился в рабочий кабинет, по пути навестив мастерскую, где уже заканчивали шитье свадебного платья и других нарядов. Платье мне понравилось и в хорошем расположении духа, правда больше от полученых извинений, я вошел в кабинет. В приемной меня уже ждал Этьен с листами бумаги, кивнув ему и приглашая следовать за мной, я уселся в кресло и приготовился слушать его доклад.
  - Интересная картина вырисовывается милорд. Оказывается за спиной вашего отца невдалеке находился небольшой отряд его охраны, состоящий из стражников и среди них был тот самый Стеф, которому перерезали горло на стене. Якобы они услышали какой то шум и герцог отправил их разобраться, что там происходит на соседнем номере. В это время он оставался один, не считая его доверенного слуги, который к этому времени мог быть уже убит проходящими мимо стражниками. В охрану герцога входили помимо Стефа ещё Мор и Град. Оба эти стражника после гибели герцога уволились и исчезли из крепости. Никто не знает о их дальнейшей судьбе. Боюсь, что от них избавились как от ненужных свидетелей, хотя велика вероятность, что они, получив плату, сбежали в другие земли.
  На соседних номерах с вашим отцом находились лорды Паккард и Хавлет, но они или врут, или действительно ничего не заметили. Получается так, что никто ни кого не видел и ничего не слышал, но вот соседи лорда Джастина утверждают, что его на своем номере не было и появился он там уже после того, как прошли загонщики. Возникает резонный вопрос,- где он был и что делал? Кто или что подняли шум, который привлек внимание герцога и почему туда ушла вся стража? Почему доверенный слуга вашего отца подпустил к себе вплотную своего убийцу,- был ли это кто то кому он доверял, или наемник-профессионал, а может кто то из варваров?
  Мысль о варварах, которых могли подкупить и использовать против моего отца меня напрягла. Свято место пустым не бывает и в наши дикие земли после ухода орды Тахира хлынули более мелкие племена, а среди них наверняка могли найтись и такие, что могли польститься на золото.
  - Джамала ко мне! - крикнул я в дверь в твердой уверенности, что Никол всё услышит и князь вскоре предстанет передо мной. Де Трим стал играть роль моего секретаря, постоянно находился рядом и везде меня сопровождал, на девиц, которые строили ему глазки внимания не обращал, зато близко сошелся с бароном Сиг и моим сотником. Рыцари Рокана по прежнему несли мою личную охрану, а рабочий кабинет, наши с Марией покои, помещения где я находился,- охраняли гвардейцы моей личной сотни, которую пополнили лучшие воины из отборной тысячи Джамала. Этьен хотел ещё что то сказать, но в дверь просунулось улыбающееся лицо Никола: - Джамал сейчас прибудет, а у меня радостная новость, у нас пополнение, только что прибыл в крепость Дон, теперь Этьену будет с кем обсуждать достоинства и недостатки местных красавиц. Увидев недовольное лицо де Финара, он выставил ладони перед собой,- Ухожу, ухожу, но недалеко и не надолго. Дона примете ваше величество?
  - Конечно приму, как только его разместят и он появится здесь. Продолжай Этьен.
  - Достоверно известно, что первым заподозрил неладное с герцогом лорд Хавлет, он то и поднял тревогу. Прибыв, что бы похвастаться своими трофеями, он обнаружил герцога уже мертвым, а с другой стороны на его крик и звук рога первым прибыл лорд Паккард, он то и обнаружил убитого слугу с арбалетом в руках. Причем по его словам слуга лежал лицом в противоположенную сторону от направления охоты. Можно предположить, что он что то заметил и даже взвел арбалет, но выстрелить или предупредить своего господина не успел и был убит. В общем, милорд, какая-то путаница или хорошо спланированное убийство. Следов и свидетелей нет, заподозрить можно не менее десятка человек....
  В приемной опять послышался шум, дверь распахнулась и в кабинет вошел улыбающийся Джамал: - Вот брат, хотел незаметно проникнуть в замок, забыв, что службу несут не его ротозеи, а мои воины,- и он втолкнул в кабинет лорда Джастина. - Пытался сопротивляться, сдаться по хорошему не захотел, пришлось применить силу.
  На щеке Джастина краснела свежая ссадина а под глазом стал наливаться синяк.
  - Джамал, отправь в близлежащие племена своих людей, мне необходимо узнать, три месяца назад или около того не обогатился ли кто очень внезапно из варваров? Какие племена кочевали в это время возле наших земель и нет ли среди них таких, которые сразу же после смерти моего отца снялись и ушли в глубь диких земель?
  - Всё сделаю милорд, мои люди будут рыть землю что бы найти убийц твоего отца, это теперь для них дело чести, ведь ты же наш старший брат. А с этим что делать? - он кивнул на застывшего лорда, у которого глаз уже почти заплыл.
  - Оставь пока здесь, а после допроса пусть его сопроводят в темницу....
  Я обошел вокруг Джастина и остановился перед ним: - Этьен, развяжи ему руки. - Не буду, если у этого человека хватило подлости стрелять в спину своему господину, то от него можно ждать всё что угодно.
  Лорд хмуро смотрел на меня и кривился в ухмылке: - Что, эта подстилка уже успела обвинить меня во всех смертных грехах? И вы верите этой служанке, которая раздвигала ноги каждому, кто её об этом просил?
  - Благородная девица Джильдина, которая в крепости известна под именем Фрида, одна из лучших наемных убийц короля Пьера и долгое время была его любовницей. И не надо делать вид, что вы об этом не знали Джастин. Благодарите бога, что мои люди успели арестовать её раньше, чем она, размазывая слезы и сопли на лице поведала бы окружающим, как вы, решив воспользоваться смертью её жениха надругались над ней и сопротивляясь она вас убила. При обыске в вашей комнате нашли бы двойной арбалет, комплект болтов, точь в точь как те, которыми был убит мой отец, а также лук и стрелы из которого стреляли, пытаясь убить мою жену или меня.
  Зачем вы вернулись? У вас была такая прекрасная возможность сбежать, можете не отвечать, причина должна быть очень веская, хотя я и так знаю. В вашей комнате хранятся важные бумаги, вот за ними то вы и вернулись.
  Никол! Покои лорда Джастина обыскать самым тщательным образом, если понадобится,- разбить всю мебель в щепки, простучать стены и пол, разбить все вазы и скульптуры, распороть все тряпки и гобелены. Мне нужны бумаги, которые он там где то прячет.
  - Уже ушел милорд, на дежурство в приемную заступил лорд Дон душ Сантос.
  Наступила тишина. Всматриваясь в лицо соратника отца, которому он доверял как себе, я пытался понять, что толкнуло его на это преступление? - Почему Джастин? Почему ты опустился до подлого убийства в спину?
  - Это было не убийство, это была месть, которую я вынашивал долгие годы, я лелеял мечту, что однажды наступит такой момент, когда я рассчитаюсь с герцогом за всё... - он замолчал, словно собирался с мыслями и после недолгой паузы продолжил,- Через три года после того как ваша мать скоропостижно умерла от неведомой болезни, моя дочь леди Джейн призналась мне, что полюбила герцога, она даже намекнула мне, что герцог тоже испытывает к ней некоторые чувства. Я только радовался счастью своей кровиночки, но неожиданно герцог охладел к моей дочери и отдалил её от себя. Бедняжка этого не выдержала и через три месяца сгорела от горя. Вот тогда то я и поклялся, что отомщу герцогу. Я исполнил свое обещание и ни о чем не жалею. Я отправил его в ад в день рождения моей дочери....
  Со спокойным лицом я слушал историю Джастина, и мне, в свете последних документов, становилось всё более понятным, как его использовали в своих целях другие, как ловко его обвели вокруг пальца, как постепенно его убеждали в том, что именно мой отец виновен в смерти его дочери.
  Довольно грубо я прервал его разглагольствования о высшей справедливости: - Дурак вы лорд. Дожить до глубоких седин и быть таким наивным простаком. Что ж вы сразу то не исполнили свою клятву? Хотите отвечу почему? Вы поначалу и не думали, что в смерти вашей дочери был виноват мой отец. это уже потом, через годы, когда подробности стали стираться в памяти, вам исподволь стали внушать эту мысль. Сначала намеками, а потом и напрямую,- а вы уши развесили и внимали, нет что бы сразу же подойти к отцу и потребовать у него ответы на все неудобные вопросы. Не думаю, что он вам бы отказал. Вы бы узнали от него много нового о чем и сейчас не догадываетесь. Что ж, я расскажу вам, завтра на рассвете вас казнят и эти сведения умрут вместе с вами.
   Помните, когда после внезапной и скоропостижной смерти моей матери, отец с малой свитой неожиданно уехал в столицу? На совете верховных лордов королевства, который был собран по его требованию он обвинил короля Пьера в отравлении своей жены и в качестве доказательства представил исполнителя и инструкции, которые были даны ему. Король, хитрый лис, отверг все обвинения и совет лордов занял его сторону, не приняв во внимание доводов отца. Моя мать, леди Изабелла была отравлена по приказу его величества Пьера Марше за публичный и оскорбительный отказ стать его женой. После этого моему отцу запретили появляться в столице и крупных городах королевства, а в последствии и вообще покидать свои владения.
   Мой отец отомстил королю, он тоже его отравил, но целью была не жизнь этого никчемного человека, а нечто другое,- от принятого яда Пьер Марше стал бесплодным. Об этом знали единицы, а после того, как её величество леди Луиза родила дочь от другого человека и была отравлена по приказу короля, стало ясно, что месть моего отца достигла цели. Именно по этому он не сближался ни с одной девушкой или женщиной, так как понимал, что это обречет её на смерть. К сожалению вашу дочь ему уберечь не удалось. Вы помните как проходила её болезнь? Желтый цвет лица, тяжелый запах лекарства в комнате, постоянная жажда, хриплый голос и тяжелый кашель с кровью....
  - Откуда ты всё это знаешь Тюдор, ты тогда был ещё слишком мал, что бы помнить?
  - Я перечислил вам симптомы болезни барона де Крузак, его тоже отравили по приказу короля. Вы же были у него сегодня с визитом и не заметили этих совпадений? Вы не просто дурак Джастин, вы к тому же и слепой дурак, который не видит очевидных вещей. Впрочем я этому не удивляюсь. Барона де Крузак отравил его родственник, который служит у него управляющим, в надежде занять его место и получить из рук короля титул, помог ему в этом тот самый старичок лекарь, что лечил в свое время и вашу дочь и, к сожалению, мою мать, и который опять появился в наших краях после смерти моего отца. Думаю, что и вы могли слечь в скором времени от неизвестной болезни, которой вы якобы заразились от барона де Крузак. Ведь вы наверняка оставались в его замке на обед, или пили там какое-нибудь питьё....
  Я намеренно высказывал эти, на первый взгляд достоверные предположения, что бы заставить Джастина разозлиться и в порыве гнева выдать своих сообщников, а особенно тех, кто науськивал его на отца, и у меня получилось.
  - Так они решили избавиться от меня как от опасного свидетеля и исполнителя всех их замыслов и взвалить всю вину только на меня? Не получится господа Паккард и Хавлет, вы не останетесь в стороне....
  В течении полутора часов мы с Этьеном слушали исповедь лорда Джастина с указанием имен и обстоятельств. Де Финар изредка делал кое-какие пометки на бумаге, что бы не упустить главное, а я просто внимательно слушал и запоминал. Это же какое змеиное гнездо было свито в нашем замке, - пощады предателям не будет. Постепенно в моей голове стал вырисовываться план.
  Когда лорд закончил свой рассказ, я поинтересовался,- Вас поместить в одну камеру с Джильдиной? Утром, на заре, вас обоих казнят, а ваши головы выставят на всеобщее обозрение у ворот крепости с соответствующими надписями о ваших преступлениях и предательствах.
  Раздался стук в дверь и не дожидаясь ответа вошел Никол с пачкой бумаг: - Нашли, в каминной трубе, - и он протянул мне документы. - Хитро придумано, при малейшей опасности стоило только разжечь огонь и всё сгорело бы.
  Я видел, как Дждастин дернулся словно от удара: - Что лорд, здесь всё изложено немного не так, как вы нам только что рассказали? С вашего позволения я изучу эти документы, а вам предстоит немного поскучать в одиночной камере, но обещаю, с вашей девицей, вы ещё увидитесь. Уведите его и глаз с него не спускать, мне важно, что бы он дожил до утра. Не кормить и не поить, рук не развязывать....
  Углубившись в изучение принесенных бумаг я только качал головой, передавая прочитанное Этьену. Здесь был список подкупленных стражников, которые закрывали глаза на проникновение в крепость посторонних лиц - тайных посланников короля, краткое содержание тайных встреч заговорщиков, планы по раздроблению герцогства на несколько независимых графств и баронств, но под вассальной зависимостью от короля Пьера. Полные списки заговорщиков, к счастью немногочисленные, расчеты потраченных сумм, с указанием кому и за что было уплачено. При этом я с удивлением обнаружил, что деньги на подкуп брались из моей казны, которой Джастин распоряжался как своей собственной. Этого не произошло, если б казначей не был бы с ним заодно.
  - Я думал, что здесь действительно замешены отцовские чувства,- обратился я к Этьену, передавая ему очередной документ,- а здесь обыкновенная жажда наживы и стремление возвысится за чужой счёт....
  До ужина выбрать время принять Дона я так и не смог, поэтому распорядился, что бы он обязательно был в малом зале, где мы и поговорим. Этьен получил задачу приступить к арестам, Джамал - зарыть входы и выходы из крепости и усилить охрану, а Николу я поручил начать делать списки с подлинников документов, что достались мне от отца, приложив туда некоторые бумаги Джастина....
  Ел я быстро и жадно, так как изрядно проголодался, Мария смотрела на меня с удивлением,- Не обращай внимание дорогая, во мне всегда когда нервничаю, просыпается чувство голода,- она понимающе кивнула головой. В это время в зал осторожно, бочком вошли Дон и невысокая, стройная и черноглазая девушка, чем-то неуловимо похожая на своего спутника. У меня мелькнула мысль, что наконец то Дон подобрал себе пару и по прибытию в свои земли буде ещё одна свадьба, но я ошибся в своих предположениях.
  - Милорд, позвольте вам представить мою сестру, леди Фиала душ Сантос. Девушка присела в низком поклоне но смотрела не на нас с Марией, а на Этьена, который тоже застыл и не сводил с неё глаз. Мария толкнула меня в бок и тихо произнесла,- Кажется твой друг попался в сети этой красавицы.
  - Мы рады видеть вас в нашей свите. Не стесняйтесь, занимайте места за столом и приступайте к трапезе. Что-нибудь ещё Дон?
  - Милорд, Фиала впервые покинула пределы нашего замка и для неё знакомство с большим миром только начинается. Я прошу вашего разрешения, что бы она сопровождала нас, так как я несу ответственность перед родителями за свою младшую сестру.
  - Я думаю, в свите её величества Анны-Марии, в среде таких же молодых фрейлин она быстро освоиться. Дорогая, я надеюсь ты не оставишь без внимания молодую и неопытную девушку?
  - Конечно я о ней позабочусь. - Вот и прекрасно. После ужина Этьен покажет госпоже Фиале основные помещения замка и проследит, что бы ей выделили покои на половине её величества, а сейчас граф, поменяйтесь местами с Доном и поухаживайте за его сестрой, а мне надо с ним переговорить.
  Ни слова не говоря Этьен встал, тут же слуга забрал его приборы, и переместился на место Дона. возле его сестры. Вскоре я заметил как они оба густо покраснели, но все таки о чем то стали разговаривать, а девушка даже несколько раз, пересиливая смущение, посмотрела на своего собеседника...
  - Дон, меня в первую очередь интересуют новости в столице. Уверен, что король, после того как узнал, что принцесса уехала со мной, что то предпринял. Рассказывай.
  Дон отодвинул тарелку в сторону и промокнул губы: - Мы с сестрой появились в Кроне через четыре дня после вашего отъезда. Я сбежал из дома, так как там началась кутерьма по подготовке к свадьбам, а на меня все смотрели как на сказочного всемогущего волшебника. Фиалу пришлось взять с собой, - она вступила в опасный возраст, когда своевольство выходит на первый план а послушание родителям вообще исчезает. Как самая младшая она и самая избалованная и ей многое сходило с рук. Теперь вот её воспитанием занимаюсь я. В столице на меня обрушился град новостей, главными из которых были: - тут он из кармана достал сложенный листочек развернул его и стал просматривать. - Это граф Витор посоветовал мне записать, что бы ничего не забыть и не пропустить.
  И так, - его светлость Арман дю Плесси, вызвав чем то гнев короля был отправлен в отставку, ему приказали покинуть столицу и больше в ней не появляться. На его место был назначен граф Кнор, ближайший друг короля и его самый главный подпевала. Естественно он тут же сместил со всех значимых постов людей герцога и назначил своих близких и дальних родственников. Однако его власть продержалась всего три дня. Король навестил казнохранилище и в ужасе нашел его совсем пустым. За три дня было разворовано и растаскано более пятнадцати тысяч золотых монет, причем всё делалось по прямому указанию нового первого министра его родными и близкими. В гневе король приказал их всех схватить и в этот же день казнить на дворцовой площади, что и было сделано при большом стечении народа, а всё имущество и земли перешли в собственность его величества и казна вновь наполнилась. Да вот беда, больше никто не захотел становиться первым министром королевства, а сам король управлять делами не приучен. Посланная делегация к герцогу де Плесси вернулась ни с чем. Герцог заявил, что он уже поступил на службу к другому государю и со всеми своими людьми и помощниками убывает в его владения. Король в сердцах было уже собрался расправиться и с опальным герцогом, но его тут же приструнил какой то королевский совет. Так что никакой власти сейчас нет, указы не пишутся, государственные бумаги не рассматриваются, канцелярия завалена. Немногие оставшиеся чиновники стали роптать и грозиться последовать за герцогом дю Плесси.
  Отсутствие её высочества принцессы было обнаружено только на третий день, но король только отмахнулся от этой новости, заявив, что принцесса теперь совершеннолетняя и вольна поступать как ей заблагорассудится, но в любом случае своего благословления на её брак он ни при каких обстоятельствах не даст и лишает её титула принцессы и наследницы. Принцессой и наследницей была названа некая фон Саж, что вызвало смех и недоумение у знати, но к счастью король вовремя одумался и ограничился присвоением своей любовнице титула графини, правда без какого-либо пожалования. Потом поползли слухи, что её величество Анна-Мария тайно обвенчалась в одной из пригородных церквей с герцогом Тюдором Конде и сбежала со своим мужем в его владения от тирании отца и опасаясь за свою жизнь. Королевские лизоблюды тут же стали громко кричать, что принцессу похитили и насильно увезли в неизвестном направлении, а наиболее горячие головы предложили собрать военные отряды и двинуться во владения Конде, что бы вернуть любимую дочь убитому горем отцу. Король ни как не препятствует таким разговорам и призывам, а всячески их поддерживает и одобряет. Граф Витор составил список наиболее яростных сторонников короля и тех, кто уже стал собирать свои военные отряды и дружины. - Дон протянул мне исписанный листок бумаги, который я не просматривая тут же положил в карман. - Некоторые знатные лорды тоже приняли сторону короля, хотя в открытую и не выступили в его поддержку.
  Буквально перед самым отъездом к вам милорд, прошел слух, что в ваших землях у Радужного замка появилось большое войско состоящее из ваших гвардейцев в десять - пятнадцать тысяч человек и рыцарского отряда из неведомых земель. Ими командуют князья Венвин, Тахир, Рондо и барон Юнг Палантин.
  Когда несколько вооруженных отрядов из королевства Адал решили воспользоваться наступившей смутой в нашем королевстве перешли границу и захватили некоторые ваши земли в том районе, отряд гвардейцев под руководством князя Рондо совершил на них ночной налет, вырезал почти полностью весь передовой отряд, разгромил основные силы захватчиков и отбросил их на два конных перехода в глубь своей территории. В качестве компенсации за причиненный ущерб эти земли перешли под вашу руку и сейчас там обустраиваются гарнизоны рыцарей Рокана и подвижные отряды гвардейцев.
  Основные же силы под руководством князя Тахира по прежнему стоят на границах ваших земель и ждут приказа. Общее руководство всеми действиями осуществляет ваш канцлер - хранитель большой королевской печати,- Дон вновь заглянул в свой листок бумаги и продолжил,- Часть членов так называемого королевского совета собирается вызвать вас на своё заседание и потребовать отчета о вашем путешествии в Дикие земли, объяснения вашим поступкам в части касающейся захвата принцессы и принуждения её к браку с вами, а также уплаты королевского налога на все ваши приобретения во время экспедиции.
   Вроде всё милорд, если что ещё вспомню, то обязательно до вас доведу.
  - Хорошо Дон, сегодня подменишь Никола и подежуришь в моей приемной. Дорогая, меня сегодня не жди, много дел и я задержусь, а завтра у нас тобой великий день,- день свадьбы и мы должны быть свежими и полными сил, так что ложись отдыхать пораньше, так как с утра тебе предстоит примерка и подгонка свадебного платья....
  Сразу же после ужина я усадил Никола на свое место вручив документы, и он приступил снимать с них списки. Что бы не мешать ему я перебрался в свою приемную, наказав страже никого не пускать в кабинет без моего личного разрешения.
  Быстро справившись с моим поручением по обустройству леди Фиалы, а скорее всего Мария сама занялась молодой девушкой, а Этьена отправила ко мне, что бы он не путался под ногами, он приступил к тихим арестам тех, кого я подозревал в участии в заговоре и убийстве моего отца. Таких набралось всего пять человек. Все пятеро находились в крепости и, даже если до них дошли слухи об аресте Джастина, я не предвидел особых трудностей с их задержанием. Первым ко мне для допроса доставили лорда Паккард. Под грузом предоставленных документов он не стал отпираться от участия в заговоре, но всю вину за смерть герцога взвалил на лорда Хавлет, заявляя, что был против убийства с самого начала и поэтому перестал поддерживать заговорщиков и общаться с ними.
   По его словам, лорд Хавлет должен был поднять шум и заявить, что по оврагу в его сторону движется стадо кабанов, а когда герцог приблизится к нему, в него должны были выстрелить его охранники. Однако сам герцог не пошел, а отправил туда свою стражу, тогда в герцога выстрелил барон Джастин, а слугу герцога убили его люди, которых он назначал для его охраны, за что им были предложены неплохие деньги и повышение по службе....
  Примерно такие же показания давали и другие заговорщики с той лишь разницей, что это они были против убийства герцога, а все остальные настаивали на этом. По их планам, герцогство должно было распасться на независимые владения, а сами они получить от короля Пьера графские титулы, а барон Джастин даже титул маркиза.... Было противно слушать, как эти люди топили друг руга и как пауки в банке старались сожрать своих бывших подельников, лишь бы самим выпутаться из этой неприятной ситуации. Я так же узнал, что отравление де Крузака - это вынужденная мера, так как барон очень близко подошел к разгадке смерти герцога и стал интересоваться тем, куда ему свой нос совать не следовало, тем более, что король в последнее время перестал ему доверять...
  Освободился я далеко за полночь, однако к моему удивлению возле наших покоев было многолюдно. Фрейлины моей жены во всю кокетничали с моими охранниками свободными от смены, стреляли и строили им глазки, томно вздыхали, обмахивались веерами, тихо смеялись грубоватым шуткам. Молодежь, что с неё возьмешь, к тому же я был заинтересован в том, что бы некоторые рыцари Рокана обосновались на моих землях.
   Мне ещё предстояло хорошенько обдумать все новости, что привёз Дон и посоветоваться с Марией. Одно решение я уже принял, - сразу же после свадебного пира и наведения порядка в ближайшем окружении отца, Джамал со своими воинами начнет выдвижение к границам герцогства и даже чуть дальше, неторопливо, уверенно занимая новые земли с тем, что бы сведения об этом достигли короля, а в Радужный замок уйдет мой приказ начать такие же действия со своей стороны. Причем замки и земли тех лордов и приближенных Пьера Марше, которые наиболее активно поддерживают его, подлежали если не захвату, то разорению, вплоть до насильственного переселения крестьян в мои новые земли. Я не без основания надеялся, что герцог Арман уже предпринял ряд действенных мер, ведь теперь его ничто не связывало с его величеством Пьером, а его дочь находилась в относительной безопасности рядом со мной. Главное было выбить опору трона и дать понять всему королевскому окружению, что церемониться я ни с кем не буду.
  Мария тоже не спала, а сидела за столом и что то писала, увидав, что я вошел в её опочивальню, она сладко потянулась и отложила стило. - Я не смогла заснуть без тебя, к тому же у меня какое-то странное волнение в ожидании завтрашнего события. Я надеюсь этот пир будет примерно таким же как и у Витора с Натали и ничего нового ты не придумаешь?
  - А зачем что то придумывать, если все уже неоднократно отработано до мелочей? С утра у тебя примерка платья и подготовка твоих девушек к столь важному событию, затем посещение церкви, где обряд венчания пройдет по полному канону, после этого свадебный пир на три дня. Гостей много не будет, только все свои, так что волноваться нечего. Все те, кто что то замышлял против моего отца, а значит и против нас арестованы и содержатся в темницах. Зачистка среди стражников тоже произведена, а сама стража с завтрашнего дня будет распущена. Ты лучше мне скажи, как там эта новая девица в твоем окружении, - поладила с Этьеном?
  - Наблюдать за ними со стороны было немного смешно, наверное мы были такими же, одно успокаивает, что мы с тобой встречались тайно и без свидетелей, а эти млеют от присутствия друг с другом. Вот это наверное и называется любовь с первого взгляда, хотя мне кажется девушка не промах и безошибочно выбрала лучшего из лучших в твоем окружении. А может и Дон ей что то рассказывал о своем друге. В любом случае,- они хорошая пара, хотя я считаю, что сначала надо проверить свои чувства, а то вдруг это простое увлечение, которое со временем пройдет...
  Я подошел к Марии со спины и поцеловал в ложбинку на плече.
  - А мне всё равно немного страшно,- все будут смотреть на нас и обсуждать, а может и осуждать меня. Вот мол какая молодежь ныне пошла, замуж без родительского благословления, тайно от всех обвенчались и сбежала я из столицы с милым,- это дурной пример для наших детей.
  - Успокойся, ничего подобного не будет, а на разговоры за спиной не стоит обращать внимания. Когда наши дети подрастут, мы будем точно так же брюзжать и рассуждать, что вот мы в их возрасте были и умнее и послушнее, и в кого они только такие уродились.... Пошли спать дорогая, завтра действительно тяжелый день. Ответь мне только на один вопрос,- что или кому ты писала?
  Мария покраснела: - Я написала его величеству Пьеру. Видишь ли Тюдор, я по прежнему считаю его своим отцом, по-крайней мере человеком, который воспитал меня, поэтому я принесла ему свои извинения за свой поступок и такой скорый отъезд с тобой. И не удивляйся,- свою мать я совсем не помню и ни каких особых чувств к ней не испытываю. У меня к тебе будет огромная просьба, я знаю, что выполнить её для тебя будет очень тяжело,- но постарайся сохранить ему жизнь, заточи в Бастию навечно, но не пачкай свои руки его убийством.
  - А если его убьют другие и я к этому не буду иметь ни какого отношения? Совет верховных лордов скор на расправу и пока ещё имеет силу и вес в королевстве.
  - Мне будет достаточно твоего слова и обещания сохранить ему жизнь.
  - Давай к этому разговору мы вернемся немного позже, после всех этих свадебных мероприятий, когда обстановка немного прояснится. Чувствую, что очень скоро нам с тобой придется если не вернуться в столицу, то переехать в Радужный замок. Обстоятельства того требуют...
  
  Дикие земли. Часть четвертая. Хрустальное королевство.
  
  1.
  
  Вот наконец то и закончились бесконечные три дня свадебного пира, в которые уместилось так много событий. В своем свадебном платье Мария была умопомрачительно красива, восхитительна и очаровательна. Честно говоря я и сам не ожидал такого эффекта, а что уж тут говорить о других....
  Во время примерки и подгонки платья я под большим секретом поведал леди Рине историю наших взаимоотношений с Марией. Для неё было полнейшим откровением узнать, что мы более пяти лет до свадьбы любили друг друга, что мы долгое время не знали, что она принцесса, а я сын опального герцога, что встречались мы урывками, тайно, и что мой поход в Дикие земли был совершен по требованию короля как непременное условие нашей свадьбы. Я даже дал ей прочитать королевский указ, которым подтверждалась его воля. Особенно её шокировало то, что кто-то нарочно распустил слух о моей гибели и в столице, в присутствии двора и знати была отслужена заупокойная по мне, но верная данному слову принцесса продолжала меня ждать и надеяться на мое возвращение. За эти долгие годы она отказала более десятку женихов, последним из которых был кронпринц из королевства Тамил, с которым я и застал её в саду. Я не поскупился на слова восхищения решительностью своей избранницы, которая узнав о моем возвращении, наплевав на все условности и мнение света сама приехала ко мне во временную резиденцию, совершив решительный поступок, что так не свойственен молодым девушкам, предпочитающим дожидаться своего счастья сидя у окна....
   Естественно, что мое повествование раскрыв рты слушали и фрейлины Марии и я был уверен, что уже к обеду история наших взаимоотношений станет достоянием гласности, а вскоре распространится по всем моим землям, и обрастет всевозможными подробностями.
  По окончанию расследование смерти герцога Карла состоялось судебное заседание, на котором были заслушаны показания всех участников заговора и доказана их вина. Впервые из уст заключенных прозвучали признания, что за их спиной стоял король Пьер Марше и что действовали они с его согласия и под его покровительством. Это вызвало гнев лордов и простого люда, раздались требования немедленно двинуть войска против тирана и убийцы, которому не место на королевском троне. Словно выполняя требования и просьбы своих подданных, через пять дней после свадебных мероприятий, войско Джамала, усиленное несколькими дружинами моих лордов, неторопливо стало выдвигаться к границам владений в сторону столицы. Надеюсь, оставшиеся королевские шпионы тут же ему об этом донесли и я ждал ответных действий.
   Смерть барона де Крузак прошла достаточно незаметно, и сразу же после того как он представился, был арестован его родственник-управляющий и тот старичок-лекарь, что его лечил. Лекарь под угрозой пыток тут же во всем признался, а управляющий испытал на себе и "гишпанские сапоги" и "водяную мельницу" даже не смотря на то, что дал признательные показания, а потом под пытками показал, где спрятана его переписка с одним из ближайших лордов в окружении короля.
  Завещание барона де Крузак было вскрыто при большом стечении благородного люда и представителей церкви. Зачитывал его глава суда чести граф де Роше, отец Витора. Согласно последней воле усопшего все его земли, имущество, за исключением десятины казны, которая уходила церкви, передавались в мое пользование и на мое усмотрение могли быть пожалованы любому достойному человеку при условии, что он примет титул барона де Крузак. Там же была приписка о том, что ларец с вензелем трех львов должен быть передан без вскрытия принцу Сантира и что эта миссия возложена на меня. Дабы не вызывать зависти у своих подданных возвеличивая одного лорда и принижая других, я передал земли и титул одному из рыцарей Рокана (правда предварительно с бароном Сиг мы долго обсуждали кандидатуры, пока не пришли к единому мнению) - шевалье ля Борд, который ни как не ожидал от меня такой щедрости, растерялся и даже прослезился перед всем честным народом. Успокоившись, он тут же объявил о своей помолвке с девицей Клио из мелкопоместного рода Фрайдов, которая согласилась стать его женой. А для меня осталось загадкой, где и когда они успели познакомиться, если Клио не входила в свиту моей жены и в замке я её не замечал? Впрочем подобный шаг новоиспеченного барона де Крузак сыграл мне на руку и повысил мой авторитет среди мелкопоместных и очень многочисленных моих дворян, словно намекая им, что если во всем и всегда следовать за мной, как этот неизвестный шевалье, то можно достигнуть таких высот, которые не снятся даже во сне.
  Авторитет Марии в глазах моих подданных возрос многократно, как только история её замужества получила распространение сначала в крепости, а потом пошла гулять по замкам, дворцам и домам лордов. Как и предупреждал меня как-то Витор, вся слава моих свершений в Диких землях была приписана Анне-Марии, ибо это именно она подвигла меня к ним, а её любовь была той путеводной звездой, что вела меня к желанной цели.
  Кстати, это желанная цель категорически отказалась спать одна в своих покоях и мы по прежнему с ней "ютились" на моем ложе. Но были и свои неприятности, которые мне весьма досаждали и напрягали и главная из них - отсутствие достоверных сведений из Радужного замка и столицы. Так что через десять дней после того как войска Джамала вышли на границу и встали там лагерем, наводя ужас на наших соседей самим фактом своего присутствия, мы с Марией в сопровождении охраны и отборной тысячи направились в сторону Крона. Путешествовали мы не торопясь, с максимальным дорожным комфортом, благо дороги уже подсохли и наступила то ли поздняя весна, то ли раннее лето.
  Наконец то стали поступать сведения из столицы. Как я и предполагал, все основные дороги были перекрыты клевретами короля и их отрядами, так что посыльным и гонцам приходилось добираться окольными путями. Причем официально никаких застав и преград на дорогах не было и его величество, якобы, ни чего об этом не знал. Вот тогда то я и приказал двум тысячам Джамала очистить от разбойного люда, что препятствует свободному перемещению, две основные дороги что вели в столицу....
  Зная своих варваров я был уверен, что на очистку уйдут не менее чем пять тысяч и что в первые же несколько ночей все заставы и отряды будут беспощадно уничтожены. Но вот чего я никак не ожидал, что возьмутся они чистить дорогу до самого Крона и остановятся только в пригороде и то только после вмешательства молодого графа де Роше и его людей. Столь резкие и решительные действия моего отряда вызвали панику в столице, а ту ещё и Тахир подвинул свое войско почти вплотную к её стенам. Лорды поспешили укрыться в своих замках, лизоблюды разбежались, а немногочисленной королевской дружины и его гвардейцев едва хватало на охрану дворца.
  Через два месяца неторопливого путешествия мы вошли в столицу и Анна-Мария настояла на том, что бы я остановился не у Витора, как я планировал, а в её дворце, что и было сделано. Доброхоты уже мне доложили, что его величество король Пьер со своей любовницей заперся в Бастии и выходить от туда категорически отказывается. Я распорядился заложить все ворота в королевскую тюрьму, оставив только одну калитку для поставок продовольствия. Причем, и чему я был в немалой степени удивлен, за королем последовали несколько его придворных, в то время как основная масса его двора попряталась и разбежалась....
  В первый же вечер меня навести граф де Бове с которым у нас состоялся весьма интересный разговор и произошел обмен мнениями о сложившейся ситуации.
  - Ваше величество, позвольте я по старой памяти изложу вам позицию совета верховных лордов королевства, - мы сидели в одной из комнат у разожженного камина, в то время как Мария наводила порядок в наших покоях и занималась вопросами хозяйственной деятельности. - Я довел до сведений совета копии тех документов, что были переданы мне бароном де Трим. Храбрый мальчик. Но некоторых списки не убедили и они хотели бы ознакомиться с подлинниками.
  Я перебил графа,- Список желающих у вас, я надеюсь, имеется? С документами они могут ознакомиться только в моем дворце в специальном помещении и в присутствии моей охраны. У меня есть веские причины не доверять некоторым верховным лордам, что уж очень навязчиво поддерживали убийцу на троне. И передай я документы в распоряжение совета, они могут или исчезнуть, или быть уничтожены, как это уже имело место быть в те времена, когда было отравлена моя мать, а потом и королева. И я убедительно прошу вас передать этим сомневающимся, что я затребовал от вас их список и вы, под моим давлением, его передали мне. Простите, что перебил вас граф, продолжайте,- на некоторое время наступила тишина.
  - Я понимаю ваше величество, а в том, что вы действительно в Диких землях стали королем уже ни у кого не вызывает сомнения, достаточно только взглянуть на несколько отрядов ваших рыцарей из Рокана и Нимора, вы сейчас диктуете свои условия с позиции силы. Ваш неожиданный рейд и появление в столице вызвали растерянность у лордов и некоторую оторопь. Но это скоро пройдет и в королевстве возможно возникнут очаги сопротивления и разразится гражданская война, что может дать повод нашим соседям для вмешательства в наши дела.
  - Мой неожиданный рейд по захвату столицы? - я рассмеялся. - Да я двигался к ней с остановками под каждым удобным деревом почти два месяца. А свои передовые отряды отправил к столице только после того, как до меня дошли проверенные сведения, что на дорогах появились разбойники, которые поставили какие-то препоны для свободного перемещения между городами и землями. Знаете дорогой граф, я дорожу своей безопасностью, и именно поэтому дороги были зачищены, а преследуя разбойников и воров мои воины дошли до стен столицы. Что же касается соседей, то и тут у вас несколько устаревшие сведения. После того, как безрассудные действия короля Адала привели к вторжению его войск на мои земли, я вынужден был принять ответные действия, в результате которых его войско было разбито, а мои отряды утвердились в глубину на его бывших землях на три дня конного перехода. Хотя в этой операции и участвовала только малая часть моих людей, этого оказалось достаточно что бы преподать наглядный урок захватчикам. Не думаю, что Адал и Тирол посмеют вмешаться в дела Хрустального королевства, а если и вмешаются, то наше королевство прирастет новыми землями и церемониться я, поверьте, не буду.
  - Я смотрю у вас милорд все предусмотрено и заранее рассчитано. А как вы намерены поступить с его величеством королем Пьером? Его судьба не безразлична многим лордам.
  - Ну ещё бы, при слабом короле они фактически управляли королевством и им принадлежало решающее слово. Интересно, Пьер Марше мог чихнуть без их разрешения?
  Видите ли граф, я не скрываю, что беру власть в свои руки для того, что бы утвердить новый порядок. При нем совет лордов будет именно советом, а всё решать буду я. Тем же кто с этим не согласится, уготована печальная участь,- в лучшем случае Бастия и гостеприимство Марше, в худшем казнь за государственную измену. А в отношении короля,- как бы мне не хотелось его удавить своими собственными руками за смерть моих родителей,- я этого не сделаю. Более того, я обещал Анне-Марии, что сохраню ему жизнь и он умрет своей смертью, по крайней мере я к этому радостному событию свою руку не приложу. Она по прежнему чтит его как отца, хотя и знает теперь всю правду....
  Наш разговор продолжался довольно долго и были обсуждены многие вопросы и проблемы, что накопились за время правления Пьера Марше. К нам присоединилась и Мария, которая закончила со всеми своими делами и теперь просто села у огня и отдыхала. Однако я видел, что она очень внимательно прислушивается к нашей беседе и даже порывается что то сказать.
  - Дорогая, мы слушаем тебя.
  - Тюдор, меня как и многих жителей королевства немного напрягает обилие чужаков в твоем окружении. В нашей свите почти нет представителей старинных родов и семейств. Это надо исправить.
  - Легко дорогая, как только появится его светлость герцог дю Плесси, а он, как ты знаешь является моим лорд-канцлером и хранителем большой королевской печати, всё наладится. Уверен что он появится со дня на день, если только важные королевские дела и поручения в Рокане и Ниморе его немного не задержат.
  Новость о герцоге Армане была неожиданна для графа и он после этого поспешил откланяться, что бы поделиться полученными сведениями со своими друзьями, а так же другими членами совета включая тех, кто покинул столицу и укрылся в своих замках...
  - Я надеюсь дорогой ты не был слишком резок с графом и не сильно его напугал?
  - Нет конечно, - граф мой сторонник, а вот тех кто всегда поддерживал его величество короля Пьера я постарался запугать. Мне выгодно, если некоторые из них не будут присутствовать на ближайшем заседании совета, где я выдвину обвинения против него и представлю подлинники документов.
  - Ты о своем обещании не забыл?
  - Помню и даже повторил его графу. Интересно, фон Саж спряталась вместе с королем или куда то исчезла? Я хотел бы все таки найти свои письма к тебе и передать их по назначению.
  - Мы ещё успеем их поискать, когда переедем в королевский дворец.
  - Знаешь, любовь моя, мне что то совсем не хочется туда переезжать.
  - Это необходимо, положение обязывает, а то некоторые могут твое нежелание воспринять как твою слабость. А теперь пойдем ужинать, надеюсь народу за нашим столом будет сегодня немного. Представляешь, все мои бывшие фрейлины после моего отъезда разбежались кто куда, во дворце дожидаться моего возвращения остались единицы.
  - Вот и прекрасно, по крайней мере ты узнала, кто твои настоящие и преданные подруги. Надо будет найти способ поощрить их преданность, как думаешь, по десятку драгоценных камней им подойдет?
  - Конечно подойдет, но лучше если б это были какие-нибудь украшения. Кстати, там Мишель Валей спрашивала о Николе, она с ним познакомилась в те дни, когда ты меня выкрал из дворца. Я так понимаю, именно он собирал для тебя сведения?
  - Сведения? Вряд ли, просто он присматривал себе невесту и будущую хозяйку. Поместье и земли у него обширные, сам он не избалован роскошью и богатством вот и выбирал себе кого-нибудь из простых и порядочных, а где их искать как не в твоей свите?
   - Будем считать Тюдор, что я тебе поверила....
  Ужин проходил почти в домашней обстановке. Действительно, народу за общим столом было немного, не более двух десятков человек и преимущественно фрейлины моей жены. В самом конце стола я заметил пунцово красного Никола и девушку, видимо, ту самую Мишель, они о чем то живо разговаривали не обращая внимания на других.
  - Это она? - я кивнул головой в сторону парочки.
   - Кто она?- не поняла Мария.
  - Это Мишель любезничает с Николом на том конце стола?
   - Нет, это Лаура, одна из девушек моего окружения в бытность принцессой, они с Мишель были подруги, а сейчас, судя по тому, что сидят в разных местах, уже нет. Впрочем подобное часто происходило, то ссорятся, то мирятся.
  Я хмыкнул: - Мне помнится ты говорила, что именно Мишель интересовалась Николом, а рядом с ним сидит другая девушка и они мило о чем то беседуют.
   -Знаешь Тюдор, мне хватает проблем с одним великовозрастным дитятком, который совершенно не умеет о себе позаботиться, что бы я ещё обращала внимание на его друзей и соратников. Вот ты мне скажи, ты когда последний раз менял свою рубашку?
  - Вчера.
  - Да нет, не вчера, а позавчера, ещё до приезда в столицу. А ты их должен менять каждый день и показывать этим пример своим подданным. И каблуки на сапогах у тебя уже немного стесались, их тоже следует заменить, я уж не говорю про твой дурацкий посох с которым ты никогда не расстаешься. Простая палка, а ты трясешься над ней как над каким то великим сокровищем и всюду таскаешь за собой. Хотя бы в навершие вставь какой-нибудь камень...
  - Не могу дорогая, иначе волшебная сила моего оберега и талисмана исчезнет. Ты же ведь знаешь, что мне везде сопутствует удача, и во многом мои успехи связаны именно с этим посохом или как ты говоришь с простой палкой. Я привез его из Диких земель и достался он мне в бою против грозного соперника. По этому я и стараюсь с ним не расставаться за исключением тех случаев, когда на боку у меня висит мой клинок. Он точно такой же оберег и талисман.
  - У твоей шпаги, по-крайней мере, соответствующий вид. Даже я, ничего не ведающая в клинках и то знаю, что она особенная и очень дорогая. Я же видела как на неё смотрят и завидуют не последние воины из твоего окружения.
  Раздался шум и в зал бряцая оружием вошел улыбающийся Тахир.
  - Брат, если б ты знал, как я соскучился по тебе.
   - Я тоже скучал князь, что то случилось?
   - Да что тут может случится...
  - И все-таки брат?
   - Да понимаешь,- тут он перешел на шепот,- мои ребята немного перестарались. Нам по дороге попались два спесивых вельможи, которые не уступили дорогу, хотя звон колокольчиков был слышан за многие метры, вот мои ребята их и высекли. Да ты не беспокойся, они живы и здоровы, разве только сидеть долго не смогут. Ну и ещё их охрану разоружили и на арканах немного строптивых покатали, а так все в порядке, потом всех отпустили, а вельможам даже лошадей оставили.
  - А кто такие, ты хоть уточнил брат? Перед кем мне предстоит извиняться?
  - Да какие то приближенные короля, то ли его советники, то ли члены его совета, я в этих тонкостях не разбираюсь. Да я уже и сам извинился перед ними. Ты не сердишься брат?
   Я сделал суровое лицо и погрозил ему пальцем,- Иди садись на тот конец стола, где сидит Никол...
  А буквально через несколько мгновений в зал вошел улыбающийся герцог дю Плесси. Час от часу нелегче. - Ваша светлость, вас то что сюда принесло?
  - Соскучился милорд.
  - Так,... один мне уже объяснил свою скуку по мне тем, что выпорол по дороге сюда двух членов совета верховных лордов, а вы что натворили?
  - Да вроде бы ничего особенного, все в рамках ваших указаний, да и де Вамп может это подтвердить, он где-то в дверях застрял, встретив своего хорошего знакомого графа Этьена.
  Пока происходил этот разговор Мария не сводила взгляда с герцога, потом степенно встала, подошла к нему: - Отец, я рада вас обрести, но и Пьер для меня не чужой человек.
  - Всё в порядке ваше величество, я не претендую на особое положение, главное что бы у вас всё было хорошо. Я не хочу потерять и вторую дочь.
  - Так Шарлота действительно погибла?
  - Это был самый настоящий несчастный случай Мария. Я должен был её спрятать, пока всё не утрясется, но не успел,- герцог даже как то стал меньше ростом и ссутулился,- её тело находится в нашей фамильной усыпальнице, там же, кстати, похоронена и ваша мать.
   Мария дернулась как от удара,- Я обязательно должна там побывать.
  - Как будет угодно ваше величество, как только выберете свободное время и его величество вам разрешит этот вояж....
   То , с какой жадностью мой лорд - канцлер накинулся на еду говорило о том, что он действительно торопился и много времени провел в дороге, а значит ему есть что сообщить мне.
  - После ужина ваша светлость пожалуйте в рабочий кабинет, который временно представлен в мое распоряжение, а завтра мы уже переедем в королевский дворец и займем подобающее нам место, сегодня его изучает и проверяет моя охрана и гвардейцы....
  ... - Ты во сколько сегодня спать придешь, я соскучилась....
   - Как только освобожусь и ни секундой позже....
  В кабинете, указав на кресло своему сановнику, я, медленно прохаживаясь и вдыхая типичный запах женского будуара, потирал виски: - События несутся с огромной быстротой и я не успеваю за ними. Нет, что бы этому чертовому Марше оставаться в столице и организовать какое-никакое мне сопротивление, я бы тогда сюда и входить не стал, так нет, он спрятался в Бастию и бросил королевство. Сегодня я уже имел длительную беседу с лордом де Бове о результатах которой расскажу вам чуть позже, а сейчас хотел бы послушать вас.
  - Милорд, а рассказывать то собственно и нечего. Благодаря вашему мудрому руководству, когда вы ничего не сломали и не перестроили на свой лад, жизнь в объединенном королевстве продолжает идти своим чередом. Отсутствие границ и пошлин положительно сказалось на торговле и развитии ремесел, а миротворческий рейд вашего брата Тахира увеличил территорию вашего королевства ещё на одну треть. Мне пришлось его даже немного одернуть, иначе в Диких землях в скором времени не осталось бы ни одного независимого государства. И знаете что его остановило? Ни за что не догадаетесь. Я ему сказал, что если всех завоевать, то вам не к кому будет ездить в гости. Именно эту причину он счел достойной и прекратил продвижение в глубь. Налоги собираются, народ из Хрустального королевства от лордов - сподвижников и сторонников короля, которые пытались по глупости противостоять вам, переводится на новые земли. Так что всё в порядке. Единственная проблема которая сейчас будоражит ваших подданных,- это как будет называться новое государство и дело доходит даже до мордобоя. Мой вам совет милорд, ни в коем случае не оставляйте в названии ни малейшего намека ни на Рокан, ни на Нимор.
  - А что тут думать,- оставим Хрустальное королевство. Название звучное, даже изысканное, а на местном уровне пусть обе части так и носят свои старые названия. А вы герцог ничего не приукрашиваете? Как то не верится, что там так спокойно и ладно.
  - Конечно не всё ладно, некоторые трудности и шероховатости существуют, но со временем и они сойдут на нет.
  - И какие же это трудности, позвольте вас спросить?
   - Главная в том, что жители Рокана - мужчины, требуют уровнять их в правах иметь четырех жен с жителями Нимора. А в Ниморе растет глухое недовольство со стороны женщин тем, что вот в Рокане у каждой женщины свой мужчина, а тут приходится делить его на четверых, и это ещё не считая наложниц. Но думаю, что скоро эта проблема отпадет сама собой. Ваши гвардейцы вполне обжились на пожалованных территориях, многие женились, так что недостатка в мужчинах теперь нет, как и в женщинах тоже. Единственная и очень серьезная проблема,- недостаток опытных чиновников. Территория огромная, вот и приходится тех, кто у меня здесь был на побегушках назначать заместителями чуть ли не самых важных начальников на местах. А вообще то государственное устройство следует менять, у меня по этому поводу есть некоторые наметки и мы с де Вампом пришли к единому мнению. Когда я доработаю свои предложения, тогда и представлю их на ваше рассмотрение.
  - Хорошо ваша светлость, а теперь давайте самое важное - из-за чего вы так торопились сюда?
  - Я боюсь, что вы здесь наломаете дров и утопите королевство в крови милорд. У вас слава очень решительного человека, которого не остановят ни какие трудности по пути к поставленной цели. Даже то, как быстро вы раскрыли убийство своего отцы и казнили беспощадно всех участников заговора, прилюдно, ничего не опасаясь и не скрывая, уже создало вам определенную репутацию, которая многих пугает.
  - Казнил да не всех,- ворчливо заметил я,- и у этих преступников нашлись некоторые защитники, которые обратились ко мне с просьбой о помиловании и отказать которым, за их заслуги, я не мог. Удивлены? Я тоже был удивлен, когда граф Этьен де Финар попросил меня отменить смертную казнь для Джильдины - бывшей любовницы короля и его наемной убийцы, к тому же она стреляла в меня и мою жену. И вот этот молодой человек просит меня отдать эту женщину ему, с тем, что бы он включил её в свой отряд. И что прикажите мне делать? Для неё же не существует ничего святого, а руки по локоть в крови. Благо был найден выход из положения. Я заставил её выпить яд, который, если по истечению месяца не выпить противоядия, приведет её к страшной и мучительной смерти. А противоядие есть только у меня и у Этьена. Так что теперь она привязана к нам обоим.
  - А где вы берете противоядие?
   - Сам готовлю, причем только разовую дозу, которую и вручаю каждый месяц Этьену...
  Далее я поведал герцогу о своем разговоре с графом де Бове, не скрывая свои угрозы в адрес тех, кто слишком ярко поддерживал Марше на троне и о той реакции лорда, когда он узнал о том, что его светлость является моим лорд-канцлером и хранителем большой королевской печати.
  - Значит я все таки вовремя здесь появился. Придется задержаться на пару дней, думаю за это время мои помощники там не накуролесят. Мне занять свой старый дворец на время?
  - Ну уж нет, извольте разместится в королевском и недалеко от меня, с тем что бы я всех сразу отправлял к вам. У меня и так дел королевских выше крыши. Вон Анна-Мария решила заменить весь свой гардероб, а я как то сдуру нарисовал ей свадебное платье, в котором она блистала на свадьбе, так теперь она требует, что бы я советовал ей фасоны платьев, а это знаете какая морока....
  Вскоре к нам в кабинет присоединился де Вамп, мы обнялись со "старым" соратником и дальше уже пошел более серьезный и предметный разговор о первоочередных мерах по укреплению моей власти, обузданию вольницы верховных лордов и устранению последствий неумелого руководства в течении последних нескольких месяцев страной....
  В спальню к Марии я попал только поздно ночью, быстро разделся и нырнул к ней под бочок. Она сонно проговорила: - Ну что насовещались? До утра ко мне не приставай, я сегодня тоже устала, к тому же горячая вода будет только утром...
   Ночью мне опять снилась та странная дева с лицом моей жены, при этом она многозначительно улыбалась и грозила мне пальцем, а между нашими коронами пробегали маленькие искорки, которые были хорошо заметны в темноте. А вот ложе Марии мне не понравилось, слишком мягкое, я в нем тонул. Утром я получил свое, хотя Мария и ворчала на то, что я её так рано разбудил, а вот бочка её действительно оказалась настолько маленькая, что мы вдвоем, как я ни старался, поместиться в ней не смогли....
  Завтракали мы уже в королевском дворце, по многовековому этикету, который я ворча пообещал тут же изменить и упростить, иначе завтрак будет продолжаться до самого обеда....
  
  2.
  
  В рабочем кабинете короля порядок ещё не успели навести, так как я запретил здесь что либо трогать. Мария деловита открывала и проверяла содержание ящиков секретера, потом я услышал как она тихо ругается. - Что случилось дорогая? - Ты только посмотри на эту гадость и бесстыдство,- и она протянула мне набор откровенных рисунков.
  - А что интересно, здесь есть несколько поз, которые мы с тобой не пробовали. - Тюдор, у тебя другие темы для разговоров есть? - Конечно есть. Как думаешь, а не отправить ли нам все эти произведения искусств в Бастию? Пусть твой отец потешится и развлечется. Я ведь так понимаю, что это было для него своеобразным руководством к действию...
  - Прекрати пороть чушь и чепуху, лучше подумай, где могут храниться твои письма. Я очень хочу их найти.
  Без всякой задней мысли я предложил ей посмотреть на каминной полке или внутри самого камина, тем более, что камин был декоративным и для разведения огня не предназначался. Мария осмотрела все на полке, не поленилась заглянуть и во внутрь, но ничего не обнаружила. Чисто машинально она поправила одну из статуэток, что была намертво прикреплена к полке, повернув её немного в сторону и камин неожиданно для нас повернулся вокруг своей оси, открыв темный зев прохода. В помещение тут же вошли мои стражники, не иначе как стервецы или подслушивали или подглядывали, это хорошо, что я ещё не попытался завалить Марию на стол...
  Отодвинув меня в сторону двое тут же прошли в открытый проход и вскоре вернулись. - Это лаборатория, которую покинули в великой спешке. Там очень противный запах и помещение следует или проветрить или выжечь открытым огнем. Сейчас принесут факелы, вам ваши величества лучше немного подождать.
  - Вот так дорогая,- начал ворчать я,- захотел стражник обездвижить короля и пожалуйста, король терпеливо ждет разрешения осмотреть тайную комнату в своем кабинете. Ребята, вы же вроде вчера здесь всё проверяли,- но стражники безмолвствовали, однако дверь в лабораторию надежно перекрыли. Вскоре принесли зажженные факелы и стали выжигать зловоние, что уже ощутимо чувствовалось и в рабочем кабинете.
  - Знаешь дорогой, мне кажется,- тут Мария понизила голос,- это маленькая месть короля тебе. Представляешь, на многие месяцы такая вонь поселится в твоем рабочем кабинете. Откуда ему было знать, что я так быстро разгадаю его тайну. Правда я у тебя догадливая?
  - Ты у меня умница,- я не стал напоминать Марии, кто ей посоветовал обратить внимание на камин....
  Когда все закончилось, мы наконец-то получили возможность зайти в это помещение. Действительно это была лаборатория со множеством пузырьков, колб, стеклянных сосудов и металлических трубок.
  - Неужели отец здесь изготавливал свои яды? - молодая женщина была потрясена открывшейся перед ней картиной
  - Вряд ли, скорее всего он здесь пытался найти лекарство от своей болезни и бесплодия. Если б яды, то тут должны быть пучки ядовитых растений, змеи и все такое прочее. Хотя такое обилие различных порошков и микстур наводит на некоторые размышления.
  Именно здесь Марию ждала удача. На одной из полок она обнаружила небольшой сверток, развернув который она увидела мои письма. Они не были даже распечатаны. По какой причине их не уничтожили,- можно было только догадываться. Забрав их и прижав к груди словно это какое то сокровище, она поспешно вышла в кабинет, а я остался исследовать помещение. Мне почему то казалось, что в нем есть ещё нечто таинственное и секретное и я вот-вот это найду. Только через полчаса, благо Мария не мешала моим поискам, я обнаружил замаскированный люк в полу. Он был прикрыт толстой и пыльной рогожей, которую я случайно сдвинул. Пришлось опять звать стражников и под моим наблюдением они его открыли. Вниз вела узкая винтовая лестница, которой давно никто не пользовался, судя по толстому слою пыли на ступеньках, да и воздух был затхлым.
  Свет факелов выхватывал причудливые картины, которые были нарисованы прямо на стенах. Это было буйство ярких, не потускневших красок, словно кто то специально их смешал в одном сосуде, а потом плесканул на стены. Мне казалось, что рисунки двигаются, если на них пристально смотреть и от этого начинала кружиться голова и в теле появлялась приятная истома. Сам спуск занял не очень много времени,- всего несколько витков и мы оказались на небольшой, абсолютно пустой площадке. Гладкие стены без малейшего признака дверей или прохода, отсутствие пыли на полу, словно вся она собиралась только на лестнице, непонятный запах, что витал в воздухе,- все это вызывало чувство настороженности и ожидания какой-то неведомой опасности. Мои ребята подтянулись и с шелестом извлекли свои мечи.
  Внезапно полыхнул мой камень на короне и одна стена, то что была слева от нас вдруг замерцала, а потом превратилась как будто в полупрозрачную занавеску, через которую было что-то видно, но разобрать, что скрывалось там - было невозможно.
  - Немедленно сюда лорда де Вампа, её величество из кабинета убрать, в нем разместить лучников и дополнительную стражу, вход и выход в кабинет усилить дополнительной охраной!
  Один из стражников тяжело затопал по винтовой лестнице, а мы встали чуть свободнее, что бы не мешать друг другу в случае, если последует нападение из-за этого марева и отодвинулись ближе к лестнице, блокируя проход наверх. Сначала ничего не происходило, потом за этой пеленой началось какое-то движение, я перехватил шпагу в правую руку, а проникатель взял в левую,- все таки маленькое помещение не позволяло нормально стрелять и больше надежд было на клинок. Однако вскоре движение пропало и наступила тишина, которую нарушало только наше дыхание. Наверху послышался шум и на ступеньках лестницы кто то показался, это оказались барон Сиг и де Вамп. Вамп бесцеремонно растолкал нас и подошел к мерцающему занавесу: - Наверное сработала корона древних милорд? - поинтересовался он.
  - Наверное, камень очень ярко полыхнул, а потом вместо стены появилось вот это. И там было какое то движение, которое вскоре прекратилось.
  - Хорошо, что у вас хватило выдержки не лезть туда очертя голову. Скорее всего это портал, а вот куда он ведет,- нам предстоит разобраться. Надо вызвать сюда Этьена и всех его людей, все-таки они более подготовленные к встрече с разными неожиданностями и неприятностями. Вдруг там логово или гнездо псевдовампиров и мы подобрались к нему с неожиданной стороны? Не использовать такую возможность было бы верхом глупости,- Вамп приблизился к прозрачной стене и приложил к ней свое лицо. Его глаза тоже полыхнули красным светом и моя корона тут же отозвалась своей вспышкой. Через некоторое время он отодвинулся от стены и разочарованно вздохнул: - Нет, это не их логово и даже не гнездо. Это обыкновенный робототизированный склад уже никому не нужных запасных частей. Он среагировал на вашу корону милорд, которая по всей видимости является ключом, позволяющим открывать некоторые, а может быть и все двери. Мы с вами можем войти туда, остальным там делать нечего. Барон проследите, что бы сюда больше никто не входил.
  Вамп сделал пару шагов и исчез за занавеской, не раздумывая я последовал за ним, а вслед за мной в это помещение вошел и мой охранник. Возглас удивления вперемежку с бранью я не смог удержать, так поразило меня увиденное. Представьте себе самый большой винный подвал, только в десятки раз больше, с арочным потолком и многочисленными полками вдоль стен, на которых вместо кувшинов и бочонков стояли причудливые вещи и механизмы.
  Де Вамп тоскливо произнес: - Очередной забытый или брошенный склад. Ваши кузнецы, при всем своем желании, даже не смогут использовать этот металл для перековки. Ненужные и бесцельные вещи, хотя пойдемте пройдем в самый конец, вдруг найдем что то полезное.
  Не успели мы сделать и пару шагов, как перед нами прямо из земли появилось нечто в пол человеческого роста, с металлическим отливом и на маленьких колесиках.
  - Спокойно, это слуги хранилища, они не живые, но понимают человеческую речь и могут принести любую вещь по вашему запросу, если только она находится в этом помещении. Не желаете попробовать ваше величество?
  - Желаю, - тут же ответил я. Зная, что у древних не было как такового специального оружия, или они его всё уничтожили, я попросил принести мне просто защиту.
  Раздался скрипучий голос: - Конкретизируйте запрос,- защиту от чего и какое количество?
  Вмешался Вамп: - Защиту от кинетического оружия или опасности получения колото-режуше-рубленных ран, пять комплектов, если их меньше, то все что есть, включая неполные.
  - Запрос принят,- и этот слуга тут же исчез, а буквально через мгновение перед нами появилось пять небольших свертков в серебристой упаковке. - Запрашиваемых вами защитных комплектов оказалось пять, неполных нет. Смею вам напомнить, что при температурах свыше тысячи градусов они теряют свои свойства и к защите непригодны. Срок действия комплекта неограничен, зарядка осуществляется автоматически от электромагнитного поля планеты и жесткого космического излучения. Что ещё желают сардар и хранитель?
  - Это кем он меня сейчас обозвал? - поинтересовался я. - Сардар,- тут же отозвался Вамп,- титул великого воина и военноначальника, командующего большой армией. Извините милорд, но королей у древних не было. Так вот значит что за корона у вас на голове, интересно, а что означает корона вашей жены? Мы не можем позвать сюда её величество? Это позволит нам узнать, как можно будет использовать объединенную силу обоих венцов.
  - Нет Вамп, не сейчас, я не хочу рисковать Марией, вдруг это может ей как то повредить. Давай ка лучше спросим, имеет ли он связь с другими хранилищами и если да, то как туда попасть и что там хранится.
  Однако нас ждало разочарование, это было полностью автономное помещение ни с чем не связанное и хранились здесь запасные части для каких то турболетов. Всю эту информацию Вамп выудил у слуги в результате многочисленных вопросов и его бестолковых, непонятных ответов...
  Когда мы поднялись в лабораторию, Вамп в раздумье произнес: - Два комплекта королю и королеве, а три отдать Этьену. Мне не нужно, нечто подобное у меня есть. Хотя королеве можно и не давать, она в сражениях с псевдовампирами участвовать не будет, а её безопасность можно и так обеспечить. Наши шансы найти Киммер и закрыть проход этим тварям значительно возросли. Кроне нас двоих в это помещение никто попасть не сможет и его не увидит. Не знаю случайно или нет ваш хранитель в Ниморе вручил вам эти короны, но судя по всему в вас течет кровь древних, как впрочем и в вашей королеве, ведь обе короны вас признали.
  - Послушай Вамп, не знаю, говорил я тебе или нет, но в этих штуках, что сейчас у нас с Марией на головах, жила какая то призрачная дева без лица, которая мне явилась ещё в султанате, - старик её назвал девой любви и сказал, что если моя избранница действительно любит меня, то камни засветятся. Они засветились при нашей встрече, а у девы проявилось лицо Марии и она как облако вселилась в неё.
  - Понятно, значит связан кровными узами с древними только ты и твой страж сразу это узнал. По возвращению надо будет с ним поближе познакомиться, а дева любви предназначалась для твоей жены. Хитро придумано...,- однако от дальнейших пояснений он воздержался, да и я не настаивал.
  Мельком взглянув на лабораторию Вамп презрительно скривил губы: - Примитив и варварство, ничего полезного, бестолковое время препровождения. Что здесь пытался произвести король?
  - Или яды или лекарство от своего бесплодия. - Скорее всего яды, причем минерального и кристаллического происхождения. Впрочем это не важно. Советую всё отсюда вынести и сжечь, разбить, а в этом помещении сделать комнату отдыха.
  Сама идея мне очень понравилась и я даже прикинул, какую кровать или широкий топчан куда можно поставить, что бы Марии было удобно лежать...
  В коридоре на меня накинулись с расспросами, новость о том, что в королевском кабинете нашлось нечто от древних, очень быстро распространилась по дворцу. Кто накинулся,- понятно, а все остальные просто внимательно слушали. Да и наличие у меня в руках серебристых свертков кое о чем наглядно говорило.
   Пришлось сказать, что все это является королевской тайной, и что любопытным я могу конечно рассказать, но после этого им придется отрезать язык, что бы они не могли проболтаться и отрубить руки, что бы они не могли об этом написать, а заодно выколоть глаза, что бы они ничего не видели...
  Любопытных тут же как ветром сдуло, А Мария недовольно посмотрела на меня и фыркнула.
  - Да нет там ничего интересного, куча ненужного и непонятного железа, которое даже не удастся переплавить и пустить в дело, а само хранилище похоже на пыльную кладовку. Если желаешь, то я могу тебя туда отвести после обеда, что бы ты всё увидела своими глазами.
  - Да, желаю. А то я знаю тебя Тюдор, соврать не соврешь, но и всю правду не расскажешь... Ах, какие письма ты мне писал, какие ласковые слова там произносил, вот что значит - был жених, а как получил в собственность такое сокровище как я, так и всё, - Кроне "любимая и дорогая", да ещё десятка ласковых слов, больше ничего новенького...
  Сразу же после обеда, который впрочем готовили во дворце принцессы и просто перенесли сюда, в сопровождении Вампа, а куда ж без него, мы спустились в подземелье. И вновь как и в прошлый раз наши камни полыхнули красным светом и стена исчезла полностью, как будто её тут и не было, а вместо хранилища перед нами предстал длинный коридор, затянутый странной, в палец толщиной паутиной или какой то сеткой.
  - Вот это да,- протянул Вамп. - А я то дурак думал, что мы обойдемся без королевы. Ну страж, ну хитрец. Уверен, что вернувшись в Нимор, мы его уже не найдем.
  - Вамп, ты можешь объяснить в чем тут дело?
  - Могу, только не уверен, что это будет понятно. В общем так,- в пространстве существуют различные коридоры, проходы, порталы, которые не всякий посвященный может открыть или правильнее сказать,- не все. Судя по всему ваши короны любви не что иное как универсальный ключ, но действует он только тогда, когда они объединены и их носители, как я полагаю, любят друг друга. Впрочем это легко проверить. Достаточно пригласить сюда одну из фрейлин королевы и попросить её одеть корону.
  - Ну уж нет, - тут же отреагировала Мария,- а если Тюдор в неё после этого влюбится? Тюдор мой, корона моя и делиться я ни с кем не желаю!
  - Да это только в порядке эксперимента, на пробу... - Я сказала - нет! И что бы больше никаких разговоров и даже намеков на эту тему, слышал Вамп?
  В ответ лорд только тяжело вздохнул, а я украдкой пожал плечами,- мол сам видишь, с кем живу и как мучаюсь....
  - Я не знаю принципа действия этого универсального ключа,- как ни в чем не бывало продолжил де Вамп, - но предполагаю, что это связано как то с вашей жизненной силой и взаимной симпатией. Не случайно короны, как только вы их одели одновременно на головы, полыхнули красным светом, ведь так?
  - Да, страж говорил о том, что если Анна-Мария действительно любит меня, то обе короны засветятся,- подтвердил я.
  - Засветятся они не от того, что она тебя любит, а от того, что вы родственные души, созданные друг для друга, что впрочем одно и тоже. Я так полагаю, что универсальный ключ действует только тогда, когда обе половинки соединяются, а по отдельности они могут открыть лишь ничего не значащие помещения, в чем мы убедились сегодня днем. Сегодня мы никуда не пойдем, экспедицию надо тщательно подготовить, ибо не понятно, куда нас приведет этот временно-пространственный коридор, да и время сейчас не очень удачное для неё, - королю нельзя никуда отлучаться, он должен быть постоянно на виду и демонстрировать всем свою силу и уверенность. Эх, это ж сколько времени мы зря потратили....
  Вамп с сожалением посмотрел в глубь коридора и в сердцах плюнул на пол.
  - Фу, как некрасиво, - проговорила Мария и тоже плюнула на пол,- зато от всего сердца.
  Я плевать не стал, а просто снял корону. В тот же миг перед нами появилась сначала стена, а потом и та мерцающая занавеска. Взяв Марию за руку я провел её во внутрь.
  - Видишь дорогая, ничего интересного, железные штуковины, которые никуда не приспособить, разве что прихватить парочку и поставить в наших покоях? Ты кстати их осмотрела? Спать там можно?
  - В наших покоях им делать нечего. Ни красоты, ни изыска, а покои я осмотрела. Ложе большое и широкое, если ты об этом
  - Не скажите ваше величество, - сама принадлежность этих вещей древним делает их особенно ценными,- не согласился Вамп,- поставите их у себя и вам многие будут завидовать, а уж если кому подарите такую вещь, это будет самая дорогая королевская награда...
  А что, это идея, - тут же согласился я,- смотри дорогая, сколько тут бесполезных железяк и все их можно будет раздать в качестве наград.
  - Если их использовать в качестве особой награды, то очень редко и по особому торжественному случаю,- трезво рассудила Мария,- иначе они обесценятся. Ладно, можешь установить пару в нашей спальне, только не на виду и что б они не портили общий вид и не мешались на дороге...
   За спиной у Марии мы с Вампом переглянулись и слегка улыбнулись,- маленькая, но победа, может и по другим вопросам её удастся переубедить...
  Больше ничего примечательного в этот день не произошло, слуги продолжали наводить порядок в брошенном дворце, Мария активно вмешивалась и расставляла всё по своему вкусу, нашлось место и железякам древних. На них специально приходили поглазеть и не только слуги. Сразу же поползли слухи о том, что это какие то мощные обереги которые нам достались от древних и о которых прежний король даже не догадывался, так как он им не соответствовал, а ещё, якобы королевская чета будет награждать лучших из лучших придворных подобными оберегами. Как я понял, это постарался де Вамп.
  Лабораторию вычистили и выгребли все, что можно было убрать. Туда, по моему распоряжению, на стены повесили гобелены со сценами охоты и видом высоких гор, покрытых снегом, которые сняли в некоторых комнатах, и помещение преобразилось. Большой и широкий диван, где при желании можно было разместиться вдвоем, занял свое место у одной стены, два удобных кресла и невысокий столик с намертво прикрученным канделябром - посредине, а у противоположенной стены остался небольшой стеллаж для всякой мелочи. Вход в подземелье закрыл ковер, над входной дверью и по бокам я разместил несколько видов мечей, напротив неё заняли свое место рыцарские доспехи на подставках. Мне понравилось. Простенько и мужественно.
  Сразу же после долгого ужина, на котором обсуждались очень важные вопросы,- о цвете стен в нашей спальне и в будуаре королевы, количестве ваз, зеркал и шкафов, я отправил Марию посмотреть как обустроились её фрейлины, ведь долгое время в королевском дворце практически не было женской половины, а сам с бароном Сигом и Этьеном отправился осматривать наши покои.
  Мне был продемонстрирован ещё один скрытый ход, который вел из моей, а теперь нашей спальни в мой рабочий кабинет, дверь в спальню на женскую половину, а так же обнаруженный ход, в случае опасности, который вел в неприметную беседку в саду, а от туда в королевскую гостиницу, где я когда то снимал угол на самом верху.
  - Этьен, твоим людям предстоит сегодня бодрствовать в нашей спальне. Они должны быть вооружены арбалетами и надежно спрятаны, что бы не бросаться в глаза. Фрида и один из них будут играть нашу роль в постели.
  - Ожидается нападение милорд? Откуда и кто? - сразу посыпались на меня вопросы.
  - Точно не знаю, но предполагаю. Для меня было полной неожиданностью, что его величество Пьер оставит свой дворец и добровольно запрется в Бастии. Он все таки легитимный король. Ещё больше меня насторожил тот факт, что за ним в тюрьму добровольно последовали несколько приближенных из числа ближней свиты. По всей видимости, они надеются на скорое возвращение короля на трон. А это возможно если узурпатор и захватчик будет убит, любимая дочь вернется под опеку опечаленного отца и восторжествует справедливость, как они её понимают.
  Мы ещё очень плохо знаем дворец, а те кто его знает не спешат делиться с нами его тайнами, по этому я и считаю, что сегодня, упившись достигнутым триумфом и потеряв голову от успеха, я и мои сторонники утратят бдительность, чем стоит обязательно воспользоваться. Вот только мне не очень понятно, кто будет объектом нападения - я или королева?
  - А её величество то тут при чем? - поинтересовался Сиг.
  - Э, не скажи. Если королева погибнет, то меня можно будет обвинить во всех смертных грехах вплоть до того, что я приказал её убить, если она попытается вырваться из моего плена и бежать к любимому папеньке. Придумать можно всё что угодно. Одним ударом можно будет убить сразу двух зайцев,- покарать неблагодарную дочь и замарать мое честное имя так, что только казнь смоет мой позор в глазах честных лордов. Мысль улавливаете?
  Спать мы естественно отправимся в наши покои, потом пройдем в мой кабинет и устроимся в комнате отдыха. Затем, когда Мария заснет, я присоединюсь к засаде, так как думаю, что нападение будет под утро. Всем обязательно одеть кольчуги и доспехи, не исключено, что и у нападающих будут арбалеты или малые луки. Хотелось, что бы хотя бы один был пленен живьем, но это маловероятно, так как его величество не любит оставлять следов и наверняка отравит своих исполнителей. Мне почему то так кажется. Подробности и количество участников, места их размещения обсудите между собой. Их всех собрать сначала в моем кабинете, а уж потом, после нас, они войдут в спальню. Всем всё понятно? Прошу соблюдать максимальную осторожность и тайну, что бы шпионы короля не подали ему какой нибудь знак....
  ...- И что, мы проведем эту ночь в какой-то конуре, из которой ещё даже не выветрился дурной запах? Другого места ты найти не мог? Во дворце полно пустых помещений, которые можно будет занять....,- любимая шипела как разъяренная кошка.
  - Дорогая, больше ни одно помещение не имеет скрытого прохода в нашу спальню, а идти по коридорами,- значит попасться на глаза слугам и шпионам короля, или ты думаешь за нами никто не наблюдает?
  Хотя, если ты изволишь, то можешь отправиться ночевать в свой дворец, а я останусь здесь. О твоей охране там позаботятся.
  - Не дождешься Тюдор. Ишь что выдумал,- один он тут на ночь останется. Не выйдет. Показывай дверь в твой кабинет, а уж где вход в лабораторию и как туда попасть, я запомнила.
  - Не сразу любовь моя, всё должно выглядеть естественно, сначала нам предстоит переодеться и приготовиться ко сну, после отправить твоих фрейлин и мою свиту отдыхать, потушить свечи и светильники и даже на мгновение прилечь на наше ложе и только потом, соблюдая предельную осторожность и тишину поменяться с моей охраной, которая нас уже будет ждать в рабочем кабинете,- Мария взвилась и с гневом произнесла,- Ты что совсем одурел? Я что пред ними буду в одной ночной сорочке?
  - Ну почему же в одной сорочке, я позаботился о пеньюаре. Он целомудренно прикроет твои прелести. Вот интересно, раздеваться при свите - нормально, а пройти мимо стражников - нет.
  - Свита и фрейлины,- обязаны присутствовать при нашем туалете и отходе ко сну, я их не стесняюсь, а твоих охранников я до сих пор путаю в лицо...
  - Милая, там будут варвары, а им ты не интересна. В засаду встанут люди Этьена.
  - Ну спасибо, успокоил, значит полуголая я буду ходить не перед рыцарями а перед варварами. А почему это я им не интересна?
  - Ты не в их вкусе. Всё, прекращаем споры и готовимся ко сну....
  А ничего пеньюарчик, миленький и прозрачный,- подумал я рассматривая как Мария облачается в него с помощью своих девушек. Наконец все ушли, свечи погасли, один единственный светильни горел на столике в изголовье... Через некоторое время мы тихо встали и через дверь в стене прошли в мой кабинет. Мария сразу же подошла к камину, открыла проход и нырнула во внутрь. Я мельком глянул на приготовленную для меня кирасу и свой посох, клинок остался в изголовье, кивнув головой Этьену, последовал вслед за её величеством.
  Мария с любопытством осматривала убранство помещения, - Чувствуется только мужская рука, хотя для твоего испорченного вкуса совсем даже ничего.
  - Прямо так и ничего? - Ну естественно, я имела в виду - ничего хорошего. Хотя вот этот гобелен с видом на горы смотрится неплохо, и столик нормальный, а вот диван маленький и узкий, ты на нем пожалуй не поместишься и придется тебе ночь коротать в кресле
  - Как скажешь дорогая, в кресле так в кресле, любая твоя прихоть будет исполнена за доставленное неудобство. - Так уж любая? - По возможности любая. - Хорошо, тогда принеси из кабинета свою кирасу и оставь здесь, хотя нет, одень её на себя и спи сегодня в ней,- она злорадно усмехнулась, когда я встал и вышел в кабинет. Вскоре я вернулся уже одетый в кирасу, а заодно в штаны и обутый в сапоги.
  - И куда это вы собрались милорд? Для чего так вырядились? Уж не решили сами поучаствовать в захвате мифических убийц?
  Конечно нет милая. Просто я привык в кирасе спать именно так одетым. Смею тебе заметить, она несколько раз уже спасала мне жизнь, в том числе и сонному, когда меня расстреливали по приказу твоего отца. Всё, всё, - я вытянул руки защищаясь от гневного взгляда Марии,- конечно приказ отдавал не твой отец, а какой то гад из его ближайшего окружения, который метил на место твоего мужа. Ты кстати не знаешь, кто это может быть? Ведь наверняка он оказывал тебе знаки внимания...
  - Ты что ревнуешь Тюдор? - Конечно ревную. Какая-то скотина мечтала спать с тобой. Слушай, а может быть ты сегодня меня и не пускаешь к себе, что представила на миг, что это именно он ложиться с тобой? А ну ка признавайся венценосная развратница и распутница...
  - Тюдор, на тебя невозможно долго злиться, ты умудряешься говорить такие гадости, но таким шутливым тоном, что они невольно вызывают улыбку. Ладно, снимай с себя свои железяки, так и быть я подвинусь....
  
  3.
  
  Я укутал мирно спящую королеву моего сердца, полностью снял с себя одежду, надел защитный костюм и активировал его. Как мне объяснил Вамп, костюм одевается один раз в жизни, потом он каким то образом растворяется в коже и активируется в случае опасности уже самостоятельно, когда в организме вырабатываются какие то вещества. Правда его можно активировать и самому, если вы ожидаете нечто опасное, для этого достаточно просто нажать на запястье любой руки одновременно сверху и снизу.
  Я подождал немного, ожидая, что моя кожа почувствует проникновение защитного костюма, но ничего не произошло. Не доверяя этому чуду от древних, я все таки надел кирасу, вышел в кабинет, прихватил посох и тихо вошел в свою спальню. Тут же возле меня появилась еле различимая тень и накинула мне на плечи темный плащ, с прорезями для рук и капюшоном. Я услышал тихий шепот Этьена - Накиньте милорд, что бы вас не было видно в темноте, и руки наружу не высовывайте. Ваше место у этой двери.
  - А что со светильником, почему он не горит? - кто то из слуг заправил его маслом так, что оно прогорело через пару часов после вашего ухода. Однако больше ни звука, ждем....
  Потянулись томительные минуты и часы ожидания. Если б мне, в свое время, не приходилось нести ночную стражу в своих походах, то пожалуй я бы не выдержал, сел на пол и прислонился спиной к стене, а так ничего, - держался. На нашей кровати белела ночная сорочка, в которую была одета Фрида и торчала голова того, кто играл мою роль, они или действительно спали, или очень хорошо претворялись, их мерное дыхание было чуть слышно.
  Только под самое утро, когда по моим расчетам небо вот-вот должно было начать сереть, послышал посторонний звук. Причем исходил он сразу с дух сторон. Я оторопело заметил, как наша кровать стала медленно поворачиваться на своем основании, которое я считал монолитным, открывая темное пятно лаза, из которого неслышно появились две тени, тоже одетые в темные плащи. В это же самое время, большой каменный блок стены с картиной на нем повернулся вокруг своей оси и из отверстия тоже появились двое. Действовали они молча и тихо. Сверкнули клинки и они стали приближаться к нашему ложу, которое опять вернулось на свое место. Внезапно вспыхнули сразу же несколько факелов, осветив убийц, но они и не думали останавливаться, двое прикрыли своих товарищей, а те снимали с пояса малые арбалеты, уже снаряженные и готовые к стрельбе. Я бросился к одному из низ, извлекая клинок из посоха и преграждая ему путь к постели, однако он успел выстрелить в меня, а второй болт был предназначен для Фриды, но я успел его перехватить и принять на свою кирасу. С визгом он отлетел куда то в сторону и тут же раздался полный боли женский вскрик. Зазвенела сталь, нападавшие сопротивлялись как могли, но справиться с варварами им было не суждено, не смотря на то, что они тоже были в доспехах. Моя шпага легко пробила защиту одного из стрелков и проткнула ему грудь, он зашатался и упал на пол. Видимо он был старшим, так как ещё один тут же бросил оружие и прохрипел: - Сдаюсь.
  К этому времени те двое, что вступили в схватку с воинами Этьена уже лежали на полу и корчились от боли. Как я и просил, их не убили, но посекли хорошенько. Вскоре вся спальня оказалась заполненной стражей, появился Вамп и дю Плесси, которого я весь день не видел.
  Я оглядел помещение. Фрида лежала в небольшой лужице крови и мне было непонятно, как она получила ранение. Зато сразу же в глаза бросилось, что ночная сорочка была надета на ней на голое тело и ни какой защиты на ней не было.
  - Вамп, займись девчонкой,- распорядился я,- Этьен, почему на Фриде не оказалось ни кирасы, ни даже кольчуги. Я же приказал всем быть в доспехах.
  Раздался слабый голос девушки,- Если б я была в кольчуге, не говоря уж о доспехах, то их могли сразу же заметить, а так вид моей ночной сорочки их успокоил.
  - А если б один из них тебя успокоил навеки? - разозлился я.
  - Благодари бога девочка, что болт был уже на излете и прежде чем попасть в тебя, он отрикошетил от доспехов короля, а второй его величество вообще принял на свою грудь,- голос Вампа звучал спокойно и как то по домашнему деловито. - Милорд, ваша защита выдержала?
  - Выдержала, на кирасе небольшие царапины. Этьен, я так и не услышал ответа на свой вопрос,- почему Фрида оказалась без защиты?... Я крайне недоволен вашими действиями граф, вы из-за своего самоуправства могли потерять ценного воина.
  - Это он что из-за меня на командира наехал? - Лежи, ценный солдат и позволь мне залатать твою дырку,- дальше я слушать не стал. В это время герцог о чем то быстро расспрашивал пленных и те ему отвечали. Внезапно тот, что сдался в плен, схватился за горло, захрипел и мешком упал на ковер, через пару ударов сердца и раненые тоже отдали богу душу.
  - Ваша светлость, успели что-нибудь узнать ценного?- Да почти все, - ответил мне лорд-канцлер. -Целью нападения была королева, её было необходимо убить во что бы то ни стало. За покушением стояли лорды Джейт и Сумин. Король Пьер на прямую к покушению не причастен, хотя и Джейт и Сумин из его ближайшего окружения. Но доказать мы ничего не сможем. Эти не заговорят, а нашим словам не поверят.
  - Это кто же осмелится не верить королевскому слову?
  - Это для нас вы, без тени сомнения. король, а вот для лордов пока ещё нет, так как не коронованы.
  - Ладно, с коронацией разберемся чуть позже, чем знамениты эти лорды? Я о них ничего толком не знаю.
  - Оба графы и оба сватались, в свое время, к вашей жене, но получили отказ и запрет на появление в её дворце. Оба из видных представителей партии Пьера Марше и входили в его ближайшее окружение. Но я бы не советовал торопиться с выводами,- вполне возможно, что их людей специально подкупили, что бы заставить вас мстить придворным короля, а эти лорды ни сном ни духом о попытке покушения.
  Вскоре вернулись стражники, что исследовали ход в стене. Старший четко, по военному доложил: - Ход ведёт в королевскую конюшню, где преступников ждали четыре оседланных лошади. Конюх показал, что распоряжение подготовить и оседлать лошадей отдал старший конюший. Его сейчас пытаются разыскать и доставить для допроса.
  - Я закончил,- подал голос де Вамп. - Ранение не такое уж и тяжёлое и серьёзноё. Твоя рана милорд, была значительно тяжелее. У меня только вопрос, она что принимает кору дерева хин-хин? Анализатор показал её наличие в крови.
  - Да, раз в месяц она принимает противоядие, так как пыталась убить меня.
  - Храбрая девушка, пошла на верную смерть, наверное безответная любовь? - Ага, только со стороны короля. Удавил бы гада, если б не обещал Анне-Марии не пачкать о него руки.
  Кто-нибудь разобрался, как мое ложе поворачивается?
  - Ищем секрет милорд, - подал голос Этьен, которого совсем не смутила выволочка которую я ему устроил,- и кажется, нашли. Он надавил на край ложа и оно медленно стало поворачиваться вокруг своей оси прямо с лежащей на нем полуобнаженной Фридой, которая судорожно стала натягивать на себя край одеяла и даже попыталась сесть.
  - Лежи,- рявкнул я на неё. - Сколько её нельзя беспокоить? - обратился я к Вампу.
  - Пары часов вполне хватит, что бы там внутри всё срослось и она смогла передвигаться самостоятельно, но без резких движений.
  - Отлично, значит к тому моменту, когда проснется её величество, здесь уже будет наведен порядок и что б ни каких следов ночного происшествия не осталось. В это время отряд стражников под предводительством барона Сиг уже спустился по ступенькам и с факелами отправился исследовать и этот ход.
  - Странно, даже я, как первый министр, ничего не знал о этих двух подземных ходах. А я то считал его величество Пьера простачком. Милорд, надо срочно подготовить указ, в котором Пьер Марше слагает с себя королевские полномочия и объявляет вас своим приемником со всеми вытекающими отсюда последствиями. Сегодня же я его подготовлю и уже к обеду его обнародуют и разошлют во все концы королевства....
  - Хорошо герцог, я ушел отдыхать, по пустякам меня не беспокоить. Утром или ближе к обеду увидимся.
  Стража у камина даже не шелохнулась, когда я решительной походкой вошел в кабинет, на ходу расстегивая и снимая кирасу: - Как там, тихо?
  - Всё спокойно мой лорд, её величество не выходила. А как там, ребята не пострадали?
  - Все живы, здоровы, Фриду немного зацепило, но её уже подлатали, к утру будет уже на ногах...
  Я осторожно вошел в приоткрытый проход и тихо прикрыл за собой запорный блок. Мария сидела на диване и ждала, когда я на ощупь приближусь к нему. Наконец мои глаза привыкли к почти полной темноте и я увидел её встревоженное лицо.
  - Тюдор, мне приснился плохой сон и я от страха проснулась, а тебя рядом нет. Ты где был?
  - Да так, прогулялся немного, проверил как несёт службу стража, а что тебя напугало?
  - Сама не знаю, а вернее не помню. Но я сильно испугалась и даже, кажется, закричала во сне.
  - Странно, стража у камина ничего не слышала. - Так у камина стоит стража? - Естественно, наш сон положено охранять. - А почему ты меня об этом не предупредил? Я бы не так боялась, а то мне все казалось, что вот сейчас откроется дверь и кто то войдет, но не ты.
  - Глупенькая ты моя, чего бояться, я же всё время рядом, - я присел на край дивана и стал стаскивать сапоги. - Зажги свечи. - Зачем, до утра ещё далеко. - Зажги, мне так надо,- делать нечего, в одном сапоге я поковылял к столику и зажег сразу все четыре свечи.
  - Я так и знала,- скорбно произнесла она,- стражу он ходил проверять, а на штанах и рукаве кровь. Неужели всё таки нападение на опочивальню было и ты в это время был там? - я промолчал.- Господи, когда же ты поумнеешь? Не дело короля участвовать в этом и тем более рисковать своей жизнью. Наши все уцелели?
  - Да, немного ранило Фриду, она играла твою роль, а так все целы. Да не волнуйся, Вамп её уже подлечил и она практически здорова.
  Мария всхлипнула, - вот только слез мне не хватало. Дождавшись, когда я разденусь и залезу к ей под одеяло, она прижалась ко мне и на ухо прошептала: - Возьми меня, я хочу.
   Повторять дважды мне не надо было.... Только после того, как я лег рядом с ней, она перестала вздрагивать,- Ты ничего не заметил? - А должен? - Конечно,- видя, что я не отвечаю, она больно дернула меня за волосы,- Не смей спать, когда с тобой разговаривает королева, неотесанный мужик.
  Она взяла мою руку и положила себе на грудь, я тут же с готовностью стал её слегка мять.
  - Что ты чувствуешь? - Я чувствую, что через некоторое время буду готов опять с тобой всё повторить с самого начала. - Ты не исправим. Ты хоть чувствуешь, что моя грудь изменилась, потяжелела и стала наливаться?
  Я с готовностью уже двумя руками стал её "лапать",- Честно говоря, не замечаю разницы со вчерашними ощущениями. Она по прежнему такая же упругая и желанная.
  - У женщины грудь наливается тогда, когда она готовится стать матерью. Ты понял, что я тебе сейчас сказала? - У нас что, будет ребенок? - Наконец то до него дошло. Я точно не знаю, но выделений у меня нет уже два месяца, а грудь начала побаливать где то ещё две недели назад. Я всё думала, что ты сам заметишь эти изменения, но где уж там. Никакого внимания жене...-договорить я ей не дал и стал целовать..., а потом у меня опять возникло желание и я его, несмотря на некоторое сопротивление, реализовал, за что удостоился звания "ненасытного хама и грубияна", а потом, наверное уже на рассвете, мы заснули...
  - ...Проход под королевским ложем привел в неприметный дом, что стоит во втором ряду за дворцовой площадью. Там тоже обнаружили двух мертвецов и тоже отравленных, а на столе стояли две бутылки вина и шесть стаканов. Вамп сразу же забрал остатки вина себе, что бы изучить его и попытаться создать противоядие,- доклад лорда Сиг был сух, конкретен и неэмоционален,- только факты. - Кроне двух покойников в доме больше никого не обнаружено и он явно нежилой. Кому он принадлежит,- установить не удалось. На роль хозяина претендуют аж семь человек и каждый имеет свой документ, который подтверждает принадлежность дома именно ему. Судебная тяжба длится очень долго и не одно поколение. На время тяжбы проживание в доме запрещено, так что использовать его мог любой. Погибшие не принадлежат ни Джейт, ни Сумин и скорее всего были наняты для одного единственного задания, но любовь к вину сгубила их раньше срока....
  После обеда Вамп настоял на том, что бы вновь спустились по винтовой лестнице и открыли дверь в портал. На этот раз с нами был Этьен. Как только мы спустились на площадку, наши с Марией короны сверкнули и стена исчезла, но и сам коридор изменился. Пропала толстая паутина, пред нами стояли несколько больших ящиков и тюков. Вамп запретил нам даже заходить туда, что бы не оставить следов, хотя там и так все было истоптано.
  - Это псевдовампиры готовят попытку проникновения в наш мир,- сделал он вывод, принюхиваясь к запаху. - Мои рецепторы меня не обманывают. Не думаю что эта, очередная их попытка будет удачной и, видимо, их так припекло, что они решили попытаться взорвать дверь с помощью некоторых приспособлений, доставшихся им от древних. Я оставлю здесь следящее устройство, через которое мы сможем наблюдать за ними, если будем находиться в ангаре запчастей. Миледи, снимите свою корону.
  Корона была снята и перед нами возникла уже мерцающая занавеска. Мы прошли во внутрь, Вамп вызвал слугу и приказал доставить сюда четыре предмета для устойчивого сидения. С горем пополам нам доставили четыре железяки отдаленно похожие на небольшую скамейку, на которые мы и устроились. Прямо перед нами в воздухе из ничего появилась картина коридора, на которой ничего не происходило достаточно долгое время. Мария заскучала и я уж было собирался её отправить в комнату отдыха, как послышались шаги и из темноты вынырнули три подобия человека, которые согнувшись несли на своих плечах большие тюки. Когда они выпрямились, скинув свою ношу на пол, то в них без труда можно было узнать дикарей-людоедов, только одетых не в шкуры животных, а в некое подобие одежды. Вскоре появилась очень красивая женщина с жестоким и злым выражением лица. Она распорядилась развернуть тюки и открыть ящики. Откуда из-за её спины появилось ещё несколько дикарей и они все вместе стали торопливо разворачивать и открывать сложенную поклажу. Действовали они сноровисто и было видно по всему, что проделывали они это уже неоднократно. Очень скоро напротив стены было установлено странное сооружение состоящее из большой треноги и трубы, от которой тянулся толстый темный шнур, который уходил куда то за поворот коридора, а за этим сооружением дикари поспешно устанавливали подобие прозрачной стены с подпорками.
  - Интересно, интересно, - пробормотал Вамп,- они приспособили проходческую установку и даже сделали её переносной. Вот уж не думал, что у них что-то получится...
  А в это время один из дикарей, видимо главный, достал из плоского ящика длинную штуковину на конце которой был глаз и засунул её в трубу, а потом прикрепил к ней тот темный шнурок, после чего все дикари быстро покинули видимую нам часть коридора и укрылись за прозрачной стеной. Кто их них стал громко считать, но почему то в обратном порядке и при слове ноль треногу затрясло и из трубы ударил ослепительный луч света, который с шипением врезался в стену, отразился от неё, разлетелся на несколько мелких лучиков, которые погасли в прозрачной стене. Ослепительный свет ещё трижды появлялся из трубы, прежде чем прозвучала команда - все разобрать, собрать и упаковать.
  Появившаяся псевдовампирша подошла к стене, осмотрела её, покачала головой и с недовольным выражением лица злобно проговорила: - Опять неудача, а голодные времена всё ближе и ближе. Шевелитесь твари, переходим в четвертый отсек, если там ничего не получится, то я не знаю, что с вами сделаю....
  Мы ещё некоторое время наблюдали как разбирались и упаковывались все эти штуки и выносились с этого места. Вамп задумчиво произнес: - Наше счастье, что они все индивидуалисты и держат в секрете свои приспособления для разрушения барьера. Тем, которые проникли в верхний мир повезло, они нашли проход и наверняка делиться с другими не стали. Нам надо торопиться и закрыть его поскорее, иначе поток этой нечисти хлынет в Рокан или Нимор, а оттуда, со временем, сюда. И не важно, когда это произойдет через год или сто лет. Это произойдет если не закрыть проход и не уничтожить их логово или хотя бы гнездо. Идти придется вчетвером, большее количество привлечет только ненужное внимание.
  - Мария ни куда не пойдет! - я был категоричен,- Рисковать её жизнью и жизнью ребенка я не буду ни при каких обстоятельствах! Вамп ищи другой вариант проникновения в портал....
  На совещание мы собрались в обстановке повышенной секретности, даже ночное покушение отошло на второй план. Первым слово взял Вамп: - Я не вижу другого способа попасть в портал Кроне как использовать её величество. Без неё, даже при наличии малой короны, стена не исчезает, а появляется ангар. Так что вернуться самостоятельно она не сможет. Если корону снять после проникновения, то ангар не появляется, проход закрывается и мы оказываемся отрезанными от этого мира.
  - А если попробовать найти замену королеве? Наверняка в милорда влюблены многие девушки в окружении её величества, что если корона среагирует на кого-нибудь из них? Тогда проблема отпадет сама собой.
  - Видишь ли Этьен, - вся беда в том, что эти короны взаимосвязаны и мало того, что бы девушка была влюблена в короля, надо, что бы и он любил её, а это невозможно. Тюдор целиком и полностью принадлежит леди Марии и это,- Вамп тяжело вздохнул,- он уже давно доказал ещё в так называемых Диких землях. Но попробовать стоит. Только сделать это надо будет очень осторожно. Пусть её величество предложит одевать корону в присутствии короля своим девушкам для примерки драгоценностей, что бы якобы посмотреть со стороны, как они гармонируют с венцом. Тогда это не вызовет подозрений и досужих домыслов.
  - А что в этом страшного Вамп? Псевдовампиров здесь нет, сведения о нашем намерении к ним не просочатся... - Этьен, Этьен,- У нашего короля пока не такое прочное положение, что бы быть спокойным, если ему придется на некоторое время отлучится. Этим могут сразу же воспользоваться его недруги и враги. Да, сила на нашей стороне, но это до тех пор, пока сторонники Пьера Марше не объединятся. К тому же у них имеется некоторое преимущество, - их замки и крепости, которые не так то легко взять...
  - А я думаю,- в их разговор пришлось вмешаться мне,- надо рассказать правду. Люди должны знать, куда и с какой целью мы собираемся отправиться и почему её величество не сможет нас сопровождать. Более того, любая желающая в течении трех - пяти дней сможет примерить корону. Надо что бы герольды объявили на площадях, что король и его верные помощники собираются отправиться на беспощадную и кровавую битву с силами зла и что в силу своего интересного положения её высочество не сможет их сопровождать и готова передать на время битвы малую корону той, которую она признает, так как что бы перекрыть проход темным силам в наш мир, их должна сопровождать девушка или женщина с сильными чувствами. Наверняка уже молва о нашем походе в Дикие земли гуляет по королевству, так что такой призыв будет кстати. Да и простые жители, я думаю, примут нашу сторону, пока мы будем отсутствовать, что даст некоторое преимущество, если кто то попытается в это время протянуть свои грязные лапы к королевскому трону. Ну и отборная тысяча во дворце не помешает....
  Обсуждение продолжалось ещё около часа и мне удалось убедить, с помощью Марии, своих собеседников. Честно говоря я был удивлен тому, что она согласилась передать свою корону, но её последние слова всё разъяснили: - Если корона никого не признает, то я пойду с вами, и это не обсуждается, ты понял Тюдор?
  Герцог дю Плесси покачал головой, но ничего говорить не стал, и вообще после того, как ему стало известно, что мы ждем ребенка он прямо на глазах изменился, - стал задумчивым, через чур уж рассудительным и спокойным. даже голоса на слуг и своих помощников не повышал...
  Герольды приступили к оглашению нашего указа ещё до обеда, а сразу же после него во дворец потянулись девушки и женщины. Кто-то из любопытства, а кто-то решил попробовать примерить корону... Образовалась даже очередь. Естественно в первую очередь корону примерили все из свиты и ближайшего окружения королевы. Выглядело это так: - Перед нашими тронами стоял столик с красной подушечкой, на которой покоился венец с красным камнем и трилистником. Девушка подходила, брала корону в руки и одевала её на голову, а все остальные с замиранием сердца следили за ней. Через пару секунд она её снимала и возвращала на место. Если кто то высказывал сомнение, что это та корона, то её одевала на себя Мария и наши камни радостно перемигивались яркими красными всполохами.
  До самого позднего вечера шла вереница претендентов на признание, но увы...
  Ранним утром, отодвинув немного шторы, которыми были закрыты окна нашей спальни, Мария, а она встала первой, удивленно вскрикнула: - Тюдор, посмотри, там не менее тысячи молодых девушек и женщин. Вставай лежебока, пора приниматься за работу, или ты тоже хочешь, что бы я последовала с вами и поэтому не торопишься?
  - Мария, если б это не было так опасно, то я не раздумывая взял тебя с собой. Но беда в том, что ты даже не представляешь, с кем нам там предстоит столкнуться. Скажу только одно,- эти чудовища пьют человеческую кровь и едят людей живьем. Им прислуживают тоже людоеды. Сколько их там будет - мы не знаем. В Рокане и Ниморе мы их уничтожили около сорока штук, дикарей-людоедов, уже проникших в наш мир, - несколько тысяч, но тогда в моем распоряжении была целая армия, а сейчас нас будет только четверо.
  - И все равно, я твердо решила, если корона и ты не отреагируете ни на кого, то я пойду с вами, а если отреагируете, то я тебя Тюдор прибью. Делить тебя с кем то я не собираюсь. Ты всё понял?
  - Вот это то меня и пугает, любовь моя, что мы так и не сможем найти тебе замену, и наш поход придется отложить до того момента, как ты разрешишься от бремени и окрепнешь. А за это время многое может произойти и эти твари смогут найти тропинку в наш мир и расползтись по нему.
  Ещё три дня непрерывным потоком шла примерка короны, но ни одного проблеск, ни намека на то, что она кого то признает.
  - А ещё говорят, что миром правит любовь,- с горечью произнес де Вамп,- и почему нашему королю не по нраву ни одна из тех, что за эти дни побывала здесь? Я начинаю приходить к мысли, что однолюбы в этом мире представляют опасность,- разговор проходил в моем рабочем кабинете, куда мы удалились на небольшой отдых. Мария сразу же прошла в комнату и прилегла на диван. В последнее время она почему то стала очень быстро уставать.
  - Мне кажется, что мы что-то упускаем очень важное,- Витор сидел в кресле и задумчиво покусывал стило. - Считаю, что надо вернуться к самому началу. Милорд, давайте вспомним, как эти короны попали к вам в руки и что при этом говорилось...
   Перед моими глазами вновь предстала картина моего посещения сокровищницы султана, а в голове стали всплывать слова хранителя...
  ...." Внезапно из противоположенной стены вышла прозрачная дева и направилась прямым ходом к нам. Мои стражи подобрались и одновременно сделали пару шагов вперед, прикрывая меня своими телами. Это было несколько непривычно, так как моя охрана из варваров, как правило, становилась рядом со мной в готовности одновременно или отразить нападение, или поучаствовать в нападении, если я приму такое решение.
  Хранитель недовольно проворчал: - Ходють тут всякие, а после них золото пропадает, - и уже обращаясь ко мне, - Не бойтесь молодой человек, она безвредная.
  Дева остановилась перед нами, слегка колыхаясь - странно, но я не видел её лица.
  - Чуть слышно она прошелестела: - Он одел корону любви и она засветилась, это зов, поэтому я здесь.
  - Милая, засветилась только одна корона, есть резонные сомнения, что вторая может и не засветиться. Времени то сколько прошло как они расстались.
  - И всё равно, - это зов. Я так долго его ждала...
  - Кто она?- тихо спросил я у хранителя. Он недовольно посмотрел на меня: - Много будешь знать, долго не проживешь, - он тяжело вздохнул,- Это дева сильных чувств, - дева любви. Вообще то их две, есть ещё дева ненависти, но её лучше не знать и с ней не встречаться. Все сильные чувства от любви и ненависти,- всё остальное их производное: гнев, злоба, доброта... Вот девы этими чувствами людей и питаются. И вообще, что ты ко мне привязался,- я хранитель сокровищ, появится страж, спросишь его, он знает куда больше моего. А ты милочка иди пока к себе, вот когда второй камень засветится, тогда и наступит твое время...."
  - Стоп, стоп, - тут же отреагировал на мои воспоминания Вамп,- значит в короне заключены две девы,- любви и ненависти. Это можно будет попытаться использовать, дайте подумать...
  После перерыва прием девушек и женщин продолжился и тут произошло то, о чем ещё долго судачили во дворце. К короне подошла вынырнувшая откуда то из-за спин и сбежавшая в очередной раз от своих нянек и опекунш дочь Витора - Мария. Привстав на носочки, она взяла корону и одела её на свою голову. Корона была ей велика, но это её нисколько не смутило, но поразительным было то, что камни на обоих коронах засветились и вздох удивления пронесся по всем присутствующим. Впервые за несколько дней корона отреагировала на постороннего человека и не важно, что это была маленькая девочка, сам факт того, что это произошло, говорило о многом.
  Придерживая корону руками, что бы она не слетела с головы, Мария подошла ко мне: - Дядя Тюдор, ты теперь возьмешь меня с собой, ты обещал...
  Хорошо, что сразу же вмешалась взрослая Мария: - Милая, Тюдор обязательно возьмет тебя с собой, но для этого тебе надо немного подрасти, стать крепкой и выносливой девушкой, так как идти придется очень далеко и долго. Но я очень рада, что корона признала именно тебя. Ты погостишь ещё немного во дворце? Я хочу с тобой подружиться и покажу тебе свои детские игрушки...
  Естественно, что и речи о том, что бы использовать для открытия портала маленькую девочку, не могло вестись. Но сам факт того, что у многих на глазах короны засветились, вселял надежду.
  Прошло уже пять дней, однако положение дел не изменилось. Корона больше не реагировала ни на кого. Сразу же после ужина, де Вамп попросил нас с Марией вернуться в зал для приемов и занять свое место. Корону он бережно принял из рук королевы и положил на подушечку.
  - У меня есть некая задумка и если она не удастся, то нам действительно придется пойти на риск и взять её величество с собой.
  - Что ты задумал Вамп? - поинтересовалась Мария.
   - Ничего особенного ваше величество, просто в этих венцах заключены две сущности,- любовь и ненависть. Любовь уже проявила себя и заняла свое достойное место в ваших взаимоотношениях. Но ведь есть и вторая сторона - ненависть.
  - Постой Вамп, но ведь хранитель меня предупреждал, что бы я не дай бог познакомился с девой ненависти.
  - Другого выхода нет мой король. Любовь и ненависть идут рука об руку по жизни, так что попробуем, вдруг получится....
  Первой в зал вошло то, что раньше называлось малышкой фон Саж. От былой наивной девушки не осталось и следа, теперь это было нечто хищно-порочное, вульгарное и... полупьяное. Глупо улыбаясь она подошла к короне и одела её себе на голову, однако ничего не произошло. Кроне жалости и презрения эта бывшая девица ничего не вызывала. Её выпроводили и следующей вошла Фрида. Корона на её голове сразу же вспыхнула багровым светом, а де Вамп довольно потер руки.
  - Предлагаю не откладывать дело в долгий ящик и выступить немедленно, тем более, что всё уже к походу готово,- проговорил он. - Фриде я всё объясню по дороге. Этьен ты готов? Через полчаса встречаемся в кабинете его величества. Фрида, корону оставьте на месте и следуйте за графом де Финар, он поможет вам экипироваться. Вы идете с нами в поход....
  И я и Мария сидели растерянными, ни как не ожидая такого развития событий. С одной стороны я был дико рад, что Мария останется в безопасности, а с другой - Фрида, которой я совсем не доверял и считал, что при удобном случае она сможет ударить в спину и черт с ним с этим противоядием. Месть для неё могла стать слаще жизни.
  - Вмп, объясни, почему Фрида и как ты догадался об этом?
  - Всё очевидно мой король. Фрида ненавидит тебя и признаться причин для ненависти у неё предостаточно. Во-первых ты проявил благородство и сохранил ей жизнь, во-вторых ты обрек её на мучения от осознания того, что она зависит от противоядия, которое в твоих руках, а в третьих ты спас ей жизнь, приняв на себя те болты, что летели в неё и ей об этом не преминули рассказать. Всё это ты сделал, что бы унизить её и оскорбить до глубины души. Я несколько раз перехватывал её взгляды тебе в спину. Если б они могли убивать, ты бы, мой король, давно бы был покойником...
  В зал быстро вошел герцог дю Плесси: - Это правда милорд? Корона признала Джильдину?
  На его вопрос я не ответил: - Мы выступаем через полчаса, вся ответственность за королевство на время моего отсутствия ложится на ваши плечи, а за жизнь и здоровье Марии вы отвечаете персонально. За эти дни мы уже успели обо всем переговорить и уточнить все вопросы. Не стесняйтесь нагружать мою ближнюю свиту поручениями и заданиями. Варвары получили приказ слушаться вас, если что то пойдет не так, обращайтесь к Венвину, он быстро поставит всех на место. Дорогая, простимся здесь, не хочу долгих проводов и видеть твоих слез. Думаю, что мы вернемся очень быстро,- три, от силы пять дней. Ты даже не успеешь толком соскучиться,- я подошел к Марии и нежно поцеловал её,- Береги себя и ребенка...
   Положив её корону в свою поясную сумку, я быстрыми шагами вышел из зала.
  Как я и предполагал, пол часа были даны мне что бы я мог попрощаться с королевой, так как вся моя команда уже ждала меня в рабочем кабинете.
  - Вамп ты считаешь, что ей тоже нужно вручить защитный костюм? - Придется Тюдор, без неё мы не сможем вернуться домой.
  Я вытащил из стола два блестящих свертка, и обратился к Этьену,- Это надо одеть на голое тело и только потом одежду, доспехи и оружие. Мы с Вампом будем ждать вас внизу.
  
  4.
  
  Как только Этьен и Фрида спустились по винтовой лестнице на площадку перед проходом, мы с Вампом вышли из ангара, где наблюдали за коридором.
  - Всё в порядке, там никого нет, так что можем начать переход. Напоминаю, в первую очередь вам сударыня, наш противник очень опасен и быстр. Стрелять во всё, что движется на расстоянии, рубить все, что могут достать наши клинки. Продуктов у нас на пять дней, так что именно за такой срок мы должны управиться. Действовать будем парами. Первая - я и Фрида, вторая - Тюдор и Этьен. Пока мы в походе об этикете придется забыть. Обращаться друг к другу по именам и только шепотом. Соблюдать тишину и осторожность. Обо всем необычном немедленно докладывать мне. командование отрядом я беру на себя. Всем всё понятно?
  - Вамп, мне не понятно с продуктами, ведь костер там разводить нельзя, а за пять дней хлеб, сыр и вяленое мясо могут придти в негодность, в коридоре слишком сыро.
  - Коридор нас выведет на поверхность, уж не думаешь ли ты Тюдор, что нижний мир весь находится в подземелье? Там примерно такая же земля как и здесь. Только живут на ней совсем не люди.
  Я достал из поясной сумки корону и вручил её Фриде. она взяла её в руки, но надевать не стала:
  - Почему я и что это означает?
  - Сильные чувства. Корона реагирует только на сильные чувства любви или ненависти,- тут же ответил Вамп. - Когда Тюдор впервые одел эту корону в хранилище, она тоже засветилась, так сильна была его любовь к принцессе. У тебя тоже очень сильные чувства, вот корона их и уловила...
   Словно в подтверждении его слов из стены появилась призрачная дева с лицом Фриды, в этот раз мы все видели её, она немного поколыхалась словно в раздумье, а потом быстро растворилась в её теле. Фрида ни как не отреагировала на это и я понял, что так же как и Мария, она призрачную деву не видела и не ощутила.
  Дрожавшими руками она надела корону на голову, стены осветила багровая вспышка и проход открылся. Мы вошли в коридор. Первым шел Вамп. В его руках неизвестно откуда появился проникатель, рядом тут же пристроилась Фрида с арбалетом, на пару шагов за ними шли мы с Этьеном. Наши шаги, как мы не старались, гулко раздавались под сводами. Было странным, но в коридоре было достаточно светло, хотя впереди и сзади, откуда мы пришли, царила темень. Так мы шли достаточно долго. Коридор не делал ни каких изгибов и не имел ответвлений. Пару раз Вамп останавливался и поднимал руку, призывая нас к тишине, к чему то прислушивался и продолжал свое движение.
  - Скоро будет выход на поверхность, я чувствую приток свежего воздуха. К нашему счастью ни каких других запахов я не чувствую, а значит посторонних на выходе нет, но на всякий случай всем активировать защитные костюмы. По прежнему игнорируя Фриду я показал Этьену, как это делается и вскоре мы продолжили наш путь. Действительно через несколько минут впереди, в темноте показалось маленькое и тусклое светлое пятно, которое стало расти вскоре превратилось в широкий выход на поверхность нижнего мира, заросший густым кустарником. Хотя было видно, что через него осторожно кто то уже проходил.
  Не выходя из коридора мы осторожно приблизились к зарослям, что закрывали вход,- перед нами открылась удивительная картина. Первое что бросилось в глаза - на небе не было солнца, но было удивительно светло. Деревья, кустарники и трава практически не отбрасывали тени, не было ни пения птиц, ни звуков насекомых или животных. Стояла мертвая тишина и это при том, что примерно в километре от нашего холма стояло целое войско дикарей. Только приглядевшись к ним можно было заметить, что стоят они неподвижно, словно погруженные в летаргический сон.
  Вамп счел своим долгом нам разъяснить: - Их ввели в транс, что бы не заботиться о пропитании, но в любой момент их могут разбудить и дать команду "Фас". Очень удобно для псевдовампиров,- захотел поесть, прошел, выбрал себе блюдо, выпил кровь, а остатки доедят приближенные. Будет угрожать опасность, - разбудят и отправят в бой. Эти дикари бессловесны, беспрекословны и послушны. Не щадя ни сил, ни жизней они будут выполнять поставленную перед ними задачу,- убить. Они как свора собак и даже хуже. У собак может быть страх, а этим чувства не ведомы.
  Однако нам повезло, мы вышли им в тыл и основную угрозу для себя это гнездо видит откуда то оттуда,- и вам указал на небольшую гряду холмов, что терялась в небольшой дымке. - Нам придется некоторое время понаблюдать. Смотрите внимательно и если где заметите хоть малейшее движение, предупредите меня.
  Однако как мы не всматривались в стоящие ровные ряды, ничего не замечали. Первой подала голос Фрида: - Вон там в кустах что то мелькнуло,- громко прошептала она и показала рукой где. Тут же Вамп повернулся в ту сторону.
   - Умница девочка, так вот значит где та тварь устроила свое настоящее убежище. Или она чего то боится, или наоборот уверена в своих силах и поэтому расположилась не в центре своего войска, а так далеко от него. В любом случае нам это на руку. И так друзья, вам надлежит вернуться в коридор, там перекусить, потому, что потом на это времени может и не быть. После небольшого отдыха мы нападем на это гнездо, если повезет захватим пленных и допросим. Напоминаю, что бы убить наверняка псевдовампиров, им надо отрубить голову или прижечь огнем.
  Тюдор, проникателем пользоваться не разучился? Поставь его мощность на сотню метров, если у них там подземное убежище, то большая дальность нам не пригодится. Фрида от меня ни на шаг. Ребята уже опытные и знают что к чему, а тебе ещё предстоит привыкнуть.
  Покушали мы действительно плотно, понимая, что возможность в следующий раз вот так поесть в спокойной обстановке может и не представиться. Обе короны оказались в моем заплечном мешке, так как я боялся, что блеск камней может выдать нас. Однако нашим планам не суждено было сбыться,- нас опередили.
  Мы уж было собирались где ползком, а где перебежками приблизиться к месту предполагаемого гнезда, как будто из под земли у входа в такой же коридор, замаскированный густым кустарником возникли с десяток псевдовампиров, как мужчин, так и женщин. Может быть их было и больше, но двигались они очень быстро и сосчитать их не удалось, к тому же за первой волной последовала вторая, которая так же исчезла в проходе. Наступила тишина и только легкие потряхивания земли говорили о том, что внутри холма происходит нешуточное сражение. Мы даже видели как пару раз яркий луч света вылетал из холма и уносился куда то вдаль. А потом произошло неожиданное,- выскочили дикари и мгновенно убрали густые кусты, выдернув их из земли и откинув в сторону.
  - Хитрая бестия,- прокомментировал их действия Вамп, - хорошо, что нас опередили, а то бы в засаду попали мы. Подождем дальнейшего развития событий.
  Ждать долго не пришлось, через некоторое время из темного зева прохода вынесли нечто похожее на трон и на него величественно уселась уже знакомая нам по наблюдениям женщина. Вокруг неё, чуть сзади расположились ещё несколько псевдовампиров обеих полов, а перед троном-креслом вывели уже связанных восемь пленников, и опустили их на колени. Это все, кто уцелел после нападения. Голоса хорошо разносились в застывшем воздухе и нам все было слышно.
  - Я так и знала Цисхар, что ты клюнешь на мою уловку и обязательно попытаешься захватить якобы открытый мною проход в верхний мир. Скажу тебе по секрету, что я действительно близка к этому и ошибку этих придурков - последователей Носферату, не повторю. У тебя и твоих последователей есть шанс остаться в живых, - признать меня верховной владычицей, очистить свой мозг и поступить ко мне на службу.
  - Сазура, ты хочешь сделать нас своими бессловесными рабами? Уж лучше очистительное пламя, чем очистка мозга. Я говорю нет. Тебе всё равно не стать во главе всех кланов, а без ключа в главное святилище ты не проникнешь, хоть и будешь стоять на его пороге. Я уверен, что ты уже пыталась это сделать, отправляя на верную смерть своих слуг,- он громко и деланно рассмеялся,- а со мной умрут и последние знания древних.
  Та, которую он назвал Сазура встала с кресла и указала на него пальцем: - И не надейся на легкую кончину, тебя будут пытать долго и мучительно, так что уход из этой жизни будет для тебя верхом счастья.
  - Ты глупая женщина. И я и мои последователи не боимся ни пыток, ни смерти, более того, мы сами можем прервать наши жизни, так как нам открыта тайна вызова очистительного огня. Фаер, покажи этой твари, что могут жрецы огня.
  Тут же один из связанных внезапно для всех вспыхнул ярким факелом и вскоре от его тела осталась только горстка пепла. Слуги Сазуры за её спиной заволновались, но она казалось не обратила на это никакого внимания.
  - Так значит это все-таки правда и вы овладели некоторыми знаниями древних, но это всё равно не остановит меня. Я рождена что бы властвовать и покорить верхний мир. И его покорение я начну отсюда. Я заставлю всех признать меня владычицей, а несогласных уничтожу, потом я подготовлю тысячу тысяч дикарей для вторжения в верхний мир, я научу их сражаться, вооружу железом и доспехами и пусть мне для этого понадобятся столетия, я всё равно своего добьюсь.
  Теперь уже Цисхар засмеялся весело и непринужденно: - Женщина, о каких столетиях ты говоришь? Пространство сворачивается, этот мир гибнет, в лучшем случае осталось несколько лет и всё. Если за это время не найти проход в верхний мир, то все превратятся в прах. Единственная надежда - главное святилище древних, куда они все ушли и откуда изредка появляются их стражи. Кстати, ты не могла бы мне на последок объяснить, каким это образом страж проник в верхний мир и с помощью людей уничтожил и носфератчиков и целое наше гнездо, которое готовило переход для всех остальных. Благо дверь он ещё не нашел и не закрыл. Ну да тебе всё равно туда путь заказан, ты же хочешь властвовать...
  Договорить он не успел, так как голова Сазуры отделилась от её тела и покатилась к стоящему на коленях Цискару. Это кто то из её подданных- слуг извлек клинок из под полы своей одежды и нанес роковой удар. Сразу же ещё несколько псевдовампиров расправились с преданными сторонниками Сазуры и их обезглавленные тела в лужицах голубоватой жидкости теперь валялись у её трона.
  - Цискар, я думаю нам это зачтется? - проговорил тот, что обезглавил свою хозяйку.- Она действительно стояла на пороге главного святилища, но войти туда никто не смог. В бесплодных попытках мы потеряли больше десятка членов нашего клана. Все разговоры о том, что она может открыть проход в верхний мир - ложь. Все наши попытки провалились, хотя мы и обладаем весьма мощным оружием, в чем ты имел возможность убедиться....
  - Сейчас самое время напасть на них,- проговорил Вамп,- Они этого не ждут и мы имеем все шансы на успех. Помните или пламя, или голова с плеч. Тюдор, мы идем первыми и стреляем беспрерывно во всё, что подает признаки жизни, а вы, друзья, приготовьте свои клинки, они тоже пригодятся.
  Пользуясь тем, что на нас никто не обращал внимания, мы смогли приблизиться метров на тридцать и только после этого один из псевдовампиров что то замычал, показывая на нас рукой. Зашипели выстрелы наших проникателей, причем если Вамп в первую очередь расстрелял Цискара и его учеников, то я расправлялся с бывшими подданными Сазуры, не давая им спрятаться в ход, что вел в глубь холма. Всё бы ничего, но внезапно тысячи дикарей, что стояли неподвижно - ожили и устремились в нашу сторону размахивая дубинками и копьями. Не знаю, то ли умирающая псевдовампирша успела их активировать, то ли команду подал кто то из её слуг, но факт на лицо,- эта озверевшая масса ринулась к холму сметая всё на своем пути. Если кто то из людоедов падал, то его затаптывали, рвали ещё живого на куски и на ходу съедали. То ли Фриду, то ли Этьена у нас за спинами вырвало, - раздался характерный звук, но Вамп только крикнул,- Не отставать,- и добивая оставшихся в живых, мы заскочили во внутрь прохода.
  Действительно, их лучевое приспособление стояло на месте, вокруг было полно пепла от тех, кто попал под прямое действие луча, причем я думаю там были как свои, так и чужие.
  - Тюдор, постарайся задержать людоедов, пока я разберусь, как пользоваться этой установкой....
  Уже не слушая его, я торопливо переставил рычаг проникателя на максимальное расстояние и выбежал наружу. Озверевшая толпа была ещё достаточно далеко, что бы я мог открыть по ним стрельбу и я немного успокоился. Рядом со мной встал Этьен с клинком в руках: - А мне плевать, что ты прикажешь мне уйти, я останусь.
  - Спасибо дружище!
  На небе стали собираться невесть откуда взявшиеся тучи и стали раздаваться пока ещё далекие раскаты грома.
   - Ого, смотри Этьен, там среди дикарей и псевдовампиры мелькают, наверное командиры отрядов направляют своих рабов и отдают им распоряжения....
  За нашими спинами послышались шаги и рядом с Этеном встала Фрида:
  - Я там не нужна и только мешаюсь под ногами. Как только всё будет готово, он нас позовет....
   Мы застыли в напряженной тишине наблюдая как эта волна из человеческих тел катится в нашу сторону. Среди них мелькали странные псевдовампиры - люди, но с крыльями за спиной, иногда они взмывали над толпой, но потом вновь растворялись в массе людоедов.
  - Лучше стрелять по ногам, заставляя их падать и тем самым задерживая их движение,- ни к кому не обращаясь сказала Фрида.
  - Она права Тюдор, иначе нас быстро сомнут. Наши арбалеты им не помеха, а клинки не помогу, нас просто задавят телами.
  - Как только они приблизятся, становимся у входа и вы прикрываете меня с боков, а там бог даст и Вамп успеет приготовить свою штуку.
  Как только толпа достигла подножья холма, я начал непрерывно стрелять по ногам. Людоеды падали, другие рвали их на куски и пожирали, сами падали... Этот кровавый вал замедлил свое движение, а тут ещё и тучи сгустились... Сначала одна молния ударила в толпу дикарей, потом вторая, а потом они стали бить непрерывно, но не так часто, как хотелось бы мне и моим спутникам.
  Впрочем времени отвлекаться у меня не было. Палец от непрерывного нажимания уже начал неметь, а никакой передышки не ожидалось. Единственное, что я сделал, - уменьшил дальность и увеличил мощность проникателя, одновременно расширяя пятно его луча.. На некоторое время это помогло, так как теперь одним выстрелом я захватывал большую площадь, а соответственно больше дикарей падали на землю. Вскоре мне пришлось взять проникатель в левую руку а в правую шпагу, так как людоеды были уже в нескольких десятках шагах от нас..
  - Ну что ж друзья, мы сделали всё что смогли, пусть другие попробуют сделать лучше...
  Я стрелял перед собой, немного поводя из стороны в сторону, мне в грудь уже попало несколько копий и дубинок, но я не обращал на это внимания, слева от меня щелкал арбалет Фриды и щелкал довольно часто, пока у неё не кончились болты и вот наступил момент, когда в дело вступили наши клинки. Некоторые из людоедов прорывались через завал тел и бросались с рычанием на нас, гром и молнии гремели и блистали теперь непрерывно. Мы отступили всего на пару шагов, когда сверху прямо перед нами спустились крылатые псевдовампиры. Они непостижимым образом уклонялись от моих выстрелов и вскоре зазвенела сталь. А вот от выстрелов в упор они уклониться не могли, и я начал поражать их сначала в грудь, но там у них была защита, которая гасила мои лучи, а вот ноги были уязвимы.
   Сразу двое навалились на Фриду, считая её слабым звеном в нашей защите и не без основания. Она уступала им и в воинском мастерстве и в скорости нанесения ударов. Если б не защитный костюм, мы все давно бы были уже покойниками.
  - Бей в голову, - хрипел Этьен, который умудрился уже завалить одного их крылатых, передо мной уже лежало их трое, они медленно тлели, как угли в костре, иногда вспыхивая яркими язычками пламени, и только те двое, что сражались с Фридой, теснили её. Внезапно они застыли, а в их глазах я увидел ужас. Один из них прохрипел - Страж.
  Этой заминки нам хватило, что бы обезглавить всех и их тела упали на землю. Появился Вамп.
  - Вы правильно сделали, что устроили завал из тел, задние пока не насытятся, вперед не пойдут, тем более, что большую часть надсмотрщиков вы положили и без моей помощи. Все целы? Помощь ни кому не нужна?
  - Посмотри Фриду, ей досталось больше всех,- немного отдышавшись буркнул я.
  Воздуху по прежнему не хватало, рядом ещё тяжелее дышал Этьен. Я посмотрел на него и улыбнулся. - Граф, ты весь в дерьме от этих крылатых тварей.
   - Да и вы милорд, не выглядите красавцем, одна Фрида сохранила человеческий облик.
  Фрида,- обратился я к ней,- Я возвращаю тебе твое благородное имя Джильдина. Если уцелеем в этой мясорубке получишь надел и все, что причитается знатной даме, но только подальше от Марии, а то она приревнует и мне житья не будет. А яда в твоем теле никакого нет. Я и Этьен давали тебе кору дерева хин-хин. Она от тысячи женских болезней, если только лекари Нимора не врут.
  - Ну вы сволочи....,- это было самое пристойное слово, которое полилось из того потока брани с которым на нас обрушилась благородная девица. Этьен даже крякну от удивления: - Я и половины этих слов не знаю, а вы милорд?
  - Я некоторые слышал, но ты заметил, что она ни разу не повторилась? Это ж какой запас ругательств надо знать благородной Джильдине, что бы так виртуозно сказать, какие мы с тобой негодяи. А мы ведь не сволочи, мы просто нормальные мужики, уважающие красоту. Только не вздумайте эти слова повторить при её величестве. Она меня съест с потрохами.
  - Всё, передохнули? - вмешался Вамп,- Вскоре дикари продолжат атаку и нам надо поторопиться. Приспособление для стрельбы было размещено значительно глубже того места, где оно стояло первоначально.
   - Это что бы побольше дикарей набилось в коридор и было поражено одним лучевым выстрелом. Всего заряда хватит на десяток, или около того, лучей. Поэтому нам надо успеть достигнуть так называемого святилища древних и закрыть его. Пусть этот мир саморазрушается, они заслужили такой конец. Тюдор, короны при тебе?
  - А куда они денутся,- я снял заплечный мешок и протянул малую корону Фриде, а большую одел себе на голову. - Ну что стоим, пошли, а то я уже успел соскучится по королеве....
  Сначала мы просто шли, потом шли быстрым шагом, а потом перешли на бег. Где то вдалеке за нашими спинами раздался гул.
  - Первый выстрел,- прокомментировал Вамп,- надеюсь он немного задержит их и у нас будет небольшая фора по времени. Фора, - это преимущество,- пояснил он.
  Мы продолжали свой бег, изредка переходя на шаг. Время и расстояние кажется растянулись до бесконечности...
  - Я чувствую новый запах, приготовить оружие, я не знаю, что нас ждет возле универсального портала....
  Однако там никого не было, зато за нашими спинами грохотало так, что с потолка коридора посыпалась мелкая пыль.
  - Эти сволочи стали пробивать обходной путь, об этом я как-то не подумал. Главное что бы теперь ключ сработал и мы смогли попасть во внутрь, а там нам ни какие псевдовампиры и дикари не страшны.
  Святилище представляло собой большую светлую пещеру с высоким сводом, в середине которой стояли стоймя одиннадцать больших камней поставленных на попа. Хотя это были не камни, а настоящие глыбы, а поверх них шли глыбы поменьше, образуя замкнутый круг под самым сводом пещеры. Наши короны ни как не отреагировали на святилище, - не сверкнули, не полыхнули.
  - Тюдор, возьми девушку за руку и пойдемте потихоньку по кругу, надо найти дверь. Старайтесь думать о чем то приятном.
  Не раздумывая я взял Джильдину за руку и мы пошли по кругу.
  - Тюдор, ты уже придумал имя своему ребенку? - неожиданно спросила она.
   - Если родится дочь, то её будут звать Луиза-Изабелла, в честь матери Анны-Марии и моей матушки, а если сын,- то наверное Карлом, в честь моего отца, но по этому поводу мы с Марией ещё не советовались.
  - Счастливые вы, как я вам завидую, а я вот свою жизнь растратила бездарно. Мне теперь даже страшно вспоминать, как я раньше жила. Спасибо тебе Тюдор,- и она неожиданно поцеловала меня в щеку.
   В тоже самое мгновение наши короны вспыхнули ярко красным светом и перед нами появилась дверь. Подхватив нас под руки Вамп буквально силой затолкал нас во внутрь, за ним проследовал и Этьен.
  Внутри нас ждало нечто поразительное, что невозможно описать словами. Никаких камней и в помине не было. Стены были, но они мерцали и переливались разными цветами, а вместо потолка или свода пещеры перед нами было самое настоящее звездное небо, которое словно подмигивало нам своими огоньками.
   - Получилось, мы сделали это,- благоговейно проговорил Вамп.
  - А что, у нас могло не получится? - спросил Этьен.
   - Могло, ведь это не тот портал, через который я проник сюда, это врата в другие миры и мы их теперь сможем закрыть на вечные времена. Нам очень здорово повезло, что мы так быстро наткнулись на них, а то пришлось бы нам тут плутать в их поиске века.
  - Какие века? Во-первых я уже проголодался, а во вторых меня ждет Мария.,- Вамп не ответил, а только грустно улыбнулся.
  Тем не менее прямо на полу мы расселись в тесный кружок и съели остатки пайка первого дня нашего путешествия и залезли немного во второй, всё равно скоро возвращаться, так что теперь экономить?
  После того, как мы немного отдохнули и даже вздремнули, я поинтересовался у Вампа: - И что дальше, как нам закрыть эту дыру и вернуться домой?
  - Пока не знаю, надо разобраться в устройстве врат, а для этого вам придется немного подождать.
  Вамп начал ходить вдоль стен, рассматривая переливающиеся узоры, вышел на середину этого своеобразного храма и поднял руки вверх. Из его уст потекла протяжная и немного заунывная песня, которая, которая навевала дрему и покой. Незаметно для себя, я заснул. Мне снился приятный сон, будто мы вновь занимаемся с Марией любовью в первый раз в гостевом домике у Витора и Натали и это было так реалистично, словно происходило наяву.
  Проснулся я внезапно и увидел, что лежу обнаженный на теплом полу, рядом со мной лежит обнаженная Джильдина и судя по её сонной улыбке, следам на груди и раздвинутым ногам, именно с ней я занимался любовью в своем сне.
  - Прости Тюдор, но мне нужна была вся сила твоей любви и любви этой девушки, что бы у меня получилось закрыть эти врата. Это был вынужденный обман.
   Я торопливо стал одеваться, не понимая как это всё получилось и откуда раздается голос Вампа, ведь его я не видел. Проснулась и Джильдина, увидев себя в таком виде и поняв, что то что ей снилось было на самом деле а не во сне, она густо покраснела тоже стала торопливо одеваться. Как только мы привели себя в порядок, откуда то из темного угла появился зевающий Этьен.
  - Это надо ж такому присниться, будто Фиала,- сестра Дона, вышла замуж за Никола. Бред какой то, но я во сне присутствовал на их свадьбе и знаю, что у них родилось трое детей,- он тряхнул головой,- всё равно бред.
  - Вамп ты где? - спросил я, стараясь не смотреть на Джильдину, которая по прежнему пунцово красная стояла чуть в стороне от меня и рассматривала узор на полу.
  - Я здесь и везде, я сам стал вратами и ключом. Сделать это я смог благодаря всем вам.
  Джильдина, верни корону Тюдору, она тебе больше не понадобится. А ты Тюдор свою корону не снимай. Джильда, ты с ними вместе не вернешься, тебя ждет другой мир и другая судьба, я об этом уже позаботился, извини, что решил всё за тебя.
  Тюдор, вас с Этьеном ждет Хрустальное королевство, - это самое малое, что я смог сделать для вас и что было в моей власти. У меня к тебе просьба,- постарайся найти Киммер. И хотя я закрыл все порталы в ваш мир, небольшую калиточку специально для тебя я оставил. Барьер между частями королевства рухнул и теперь это действительно одно единое государство. Прости, что использовал вас с Этьеном в своих целях, но оно того стоило.
  А теперь прощайте и будьте счастливы в своих новых жизнях...
  Раздался хлопок, и мы с Этьеном оказались на площадке перед винтовой лестницей, что вела наверх в мою комнату отдыха.
  - Ты что нибудь понял Этьен из того, что нам наговорил Вамп?
   - Нет милорд, но думаю, что со временем мы во всем разберемся. Хотя мне странно, почему он не отпустил с нами Джильдину, она ведь тоже заслужила возвращение домой, и куда он её дел?
  Я промолчал, говорить о этой девице мне совсем не хотелось и я мучительно размышлял, сразу же рассказать всё Марии, или чуть позже?
  
  5.
  
  В комнате отдыха в канделябрах не оказалось свечей и мне пришлось зажечь светильник. Было как то подозрительно тихо, но я списал всё на позднюю ночь. В рабочем кабинете тоже царила тишина, а отсутствие стражников у камина - настораживало. Ещё больше я удивился, когда увидел, что и мой рабочий кабинет не охраняется, а спальные покои пустые и нет ни каких следов присутствия Марии. Мы с Этьеном прошли в гостиную и я зажег несколько свечей. Их пламя разогнало темень и я с удовольствием оглядел до боли знакомую комнату. Кое что конечно изменилось за время нашего отсутствия,- стало больше ваз, в том числе напольных, прибавилось на стенах пара картин, но в целом комната оставалась прежней.
  Дверь в помещение открылась и просунулась голова стражника.
  - Стой там, иди сюда!- рявкнул я на него, чем ввел в ступор. - Почему я тебя не знаю, ты что новенький? А ну ка быстро ко мне сюда начальника смены и если кто из дежурных фрейлин королевы, тоже ко мне. Потом прикажешь нагреть воды в моечной и в мои покои принести поздний ужин или ранний завтрак на двоих. Хотя нет, на троих, наверняка королева изволит присоединиться. Ну что стоишь раззявив рот, выполняй.
  Голова исчезла и послышался топот бегущего человека. Не скажу, что во дворце тут же засуетились, но какое то движение возникло. Я даже услышал возглас,- Немедленно гонца к принцессе.
  - Этьен, ты слышал? Это почему они Марию называют принцессой, она что до моего возвращения решила вернуть себе старый титул?
  - Мне тоже не очень понятно милорд. Такое ощущение, что во дворце нет никого,- ни свиты, ни стражи и, ... нас не ждали.
  Послышались торопливые шаги и после стука в дверь в гостиную вошли сразу два стражника. Этих я тоже не знал в лицо и до этого никогда не видел.
  - Итак господа, вы что, тоже из новеньких? Помниться перед походом я распорядился ввести отборную тысячу в столицу и дворец. Странно, что Джамал набрал отобрал для охраны дворца не проверенных варваров а тех, кто наверное присоединился к нему по дороге через дикие земли. Я не помню ваших лиц. Ну да это не очень важно. Распорядитесь послать посыльных к герцогу Арману де Плесси и графу Витору де Роше, можете обрадовать их радостным известием, что король вернулся из похода с победой и для них спокойная жизнь закончилась, пусть подготовят мне отчеты, что сделано и не сделано за те несколько дней, что мы отсутствовали. А теперь самое важное - где её величество королева Мария, немедленно её предупредить, что я вернулся и поторопите поварню, мы умираем от голода, хотя вроде недавно ели в святилище древних. Ну что вы застыли как истуканы, торопитесь, пока я не разозлился по настоящему...
  Оба стражника одновременно крутанулись на каблуках и ни слова не говоря опрометью бросились из моих покоев.
  - Они что немые? Не ответили ни на один вопрос.
  - По моему милорд, они растеряны и у меня сложилось впечатление, что они впервые увидели вас воочию.
   - Ладно, бог с ними, странно, что Мария так долго не идет.
   - А если её нет во дворце? Ведь могла же она со всем двором отправиться к кому-нибудь в гости, например к Натали де Роше, тем более что и она, по слухам, ждет ребенка. Наверняка им есть о чем поговорить.
  - Вполне возможно Этьен, вполне возможно.
  Послышался дробный стук каблучков и без стука в покои вошла девушка. Её лицо было мне знакомо.
  - Ну наконец хоть одно знакомое лицо. Я вас уже где то видел и вы наверняка, сударыня, входите в свиту её величества. Где она и как она?
  Пока девушка собиралась с мыслями и рассматривала нас с Этьеном, я достал из поясной сумки корону Марии и положил её перед собой.
  - Простите милорд, это та самая легендарная корона любви? - Она самая, а почему ты спрашиваешь об этом, разве леди Мария не носила её постоянно до самого нашего убытия в нижний мир?
  - Милорд, позвольте я вам объясню некоторые вещи, только вы меня не перебивайте, а то я собьюсь и что-нибудь пропущу важное, и пожалуйста вопросы мне не задавайте сразу, дайте мне высказаться.
   В это время нам стали носить и накрывать на стол. Вся прислуга была мне незнакома и поражало, с каким благоговением они смотрят на нас с Этьеном.
  Я поднял руку, призывая девушку пока не начинать свой рассказ: - Этьен, у меня всё в порядке с одеждой? А то на меня смотрят как будто я голый.
  - Да вроде всё в порядке, только вот волосы все в белой пыли. Это наверное от того, что псевдовампиры пытались пробить обходной путь и с потолка сыпалась пыль.
  Не дожидаясь, пока стол будет полностью сервирован, мы с жадностью накинулись на еду, поглощая её в неимоверных количествах. Утолив первый голод я обратился к фрейлине, - Можете начинать свой рассказ сударыня, всё равно нам ещё ждать, пока нагреют воду для купания.
  - Меня зовут Мария-Изабелла Тюдор, я принцесса и готовлюсь по достижению двадцати одного года взойти на престол Хрустального королевства. Конечно я правлю и сейчас, но коронована буду только по достижению указанного возраста и тогда с полным основанием смогу занять королевский дворец, а пока, чтя и уважая традиции, двор и мои сановники обитают во дворце принцесс.
  Сейчас идет триста четырнадцатый год эры Тюдоров. Именно столько лет прошло с того момента, как легендарный король Тюдор взошел на престол Хрустального королевства, объединив Рокан, Нимор и Конде в одно государство. Правда он сам был вынужден уйти на битву с силами зла в ад, в сопровождении своих верных друзей, лорда де Вампа, графа де Финара и благородной девицы Джильдины, которая добровольно решила заменить Великую Марию в этом опасном походе, так как королева ждала ребенка. День их ухода и считается днем восшествия династии Тюдоров на престол.
  Через пять дней после начала их беспримерного похода на силы зла и тьмы, во всех уголках объединенного королевства и в других странах и это зафиксировано во всех летописях и церковных книгах, на небе в течении трех дней и ночей было видение их кровавой схватки с силами ада.
  Крылатые черные демоны и отвратительные чудища людоеды пытались прорваться сквозь заслон светозарных героев, что встали на защиту своей земли и всех людей. Помогали этим героям в их схватке ангелы, которые метали молнии в поганых чудовищ, но все таки основной удар вынесли на себе король Тюдор, граф Этьен и девица Джильдина. Раз за разом накатывались волны нечисти на святой холм, где находился блистательный храм и раз за разом под ударами меча славного короля и его спутников они откатывались назад. Тогда силы ада бросили в битву свою ударную мощь,- летучих демонов. Тысячи этих тварей накинулись на героев, и быть беде, но на помощь пришел лорд Вамп, который вышел из храма и поднял над головой лик бога. Лучи от лика коснулись израненных тел героев, придали им сил, залечили их раны и они смогли уничтожить всех демонов.
  Только после того, как остатки темных сил с воем и криком бросились в бегство, наши герои вошли в блистающий храм и от него тут же пошли во все стороны такие мощные волны света, что выжгли всю нечисть, загнали уцелевших глубоко под землю, где и запечатали их нерушимыми печатями. После этого лик бога появился над всеми землями и грозный голос произнес: - Де Вамп и Джильдина отныне будут состоять в моем небесном воинстве, король Тюдор и граф Этьен становятся хранителями Хрустального королевства и горе тем, кто даже задумает что то недоброе в отношении него. Настанет время и король со своим верным другом вернуться, надо только очень верить в это.
  Честно говоря до сегодняшней ночи я считала что это просто красивая легенда и не более того.
  Простите, но не могу не спросить, - очень много сказаний, баллад и легенд ходит о любви легендарных Тюдора и Марии, о двух коронах любви, что навеки соединили их сердца, о пылающих рубинах в их навершии. В них говориться, что любая девушка могла примерить корону, но засветятся они только тогда, когда соединятся два любящих сердца.
  - Всё правильно принцесса, именно так оно и есть. Только когда Анна-Мария надела корону, её и мой камень засветились. Правда легенды наверное не говорят, что короны светились трижды. Второй раз они отреагировали, когда малую корону одела пятилетняя дочь графа Витора де Роше,- Мария и в третий раз, когда корону одела Фрида, известная вам как благородная Джильдина. Именно по этому она отправилась с нами в поход, так как только свет камней открывал проход к силам зла.
  В целом, ваша легенда о нашей битве соответствует действительности, а запах крови крылатых тварей до сих пор стоит у меня в носу и кажется вся моя одежда пропитана ей.
  Но сейчас даже больше чем горячая вода меня интересует, что стало с моей женой?
  - Великая Мария правила долго и справедливо в течении тридцати лет, затем бразды правления она передала своему сыну Карлу, а сама занялась воспитанием внуков. В Радужном замке оборудован семейный некрополь королевской династии, где находят свой последний приют все Тюдоры,- девушка опустила голову,- там похоронены и мои родители.
  Милорд, а мне можно подержать корону любви в руках?
  - Мою можно, а корону Марии только после того, как я побываю на её могиле. Если она разрешит, то всегда пожалуйста. Этьен, не спи. Черт с ней с горячей водой, пошли ополоснемся хотя бы холодной. И распорядитесь сударыня, что бы нам приготовили сменное бельё.
  Честно говоря я не поверил ни единому вашему слову о каких то там сотнях лет и прочей чепухе, но разбираться с этим у меня сейчас нет ни каких сил, поэтому отложим всё на завтра, а сегодня мыться и спать. И предупредите всех, что бы меня завтра не будили и не беспокоили до тех пор, пока я сам не проснусь...
  Заснул я мгновенно, как только голова коснулась подушки. Во сне я встретился с Марией и мы с ней о чем то долго говорили, но почему то в памяти не осталось ничего от этого разговора и только легкий запах её волос ещё долго витал в воздухе спальни даже после того, как я проснулся.
  Новая чистая одежда была приготовлена и разложена на специальных подставках. Ничего себе, кто то заходил в спальню пока я отдыхал, а я ничего не почувствовал, совсем нюх потерял, а ещё считаю себя великим вождем варваров.
  На этот раз горячей воды было предостаточно и я по настоящему откис и отмылся, благодаря стараниям банных девушек. Только сидя в бочке я обнаружил, что мое тело всё в синяках, мелких шрамах и рубцах. Защитный костюм хоть и защищал, но следы пропущенных ударов оставлял. Вскоре появился заспанный Этьен и тоже насладился горячей водой в малой бочке. Сквозь облака пара он спросил,- В Радужный поедем сегодня, или до утра отдохнем и восстановимся?
  - Скорее всего завтра с утра, сегодня надо разобраться с тем, что мы вчера услышали и отделить правду от вымысла. Триста четырнадцать лет якобы прошло с тех пор, как мы ушли в темный мир, а для меня от силы прошло не более трех, максимум четырех дней. И почему мы не состарились, не превратились в прах, как только оказались во дворце? ....
  В моих покоях, во время завтрака, мне всё время мешал какой то гул, на который я сначала не обращал внимания. - Этьен, ты не знаешь что это за шум?
  Граф встал из за стола и подошел к окну, отдернул гардину и удивленно присвистнул: - Милорд, вся дворцовая площадь заполнена людьми, яблоку некуда упасть, уж не вас ли они ждут?
  - Я что, какая то диковинка, что бы ждать моего появления?
  - А если про те долгие годы нашего отсутствия - правда, то вы действительно диковинка для этих людей. Живая легенда, да ещё с легендарной короной на голове...
  Вскоре появилась та самая девушка, которая оказывается является какой то там очень-очень моей дальней внучкой, такой дальней, что я и представить себе не могу.
  - Ваше величество, я ничего не могу поделать, - люди ещё ночью узнали о вашем удивительном возвращении и стали собираться на площади, что бы увидеть вас. Я распорядилась приготовить балкон, на который вы можете выйти и показаться им. И ещё, не очень приятная новость. Ранним утром, пока вы спали, приходили высшие церковные чины и забрали вашу одежду и клинок. Он кстати весь проржавел и покрыт выщерблинами, а на вашей одежде за ночь образовались дыры, словно их прожгли какой то жидкостью. Одежда графа и его клинок тоже пострадали, но не так сильно. Их тоже забрали в кафедральный собор, но прежде трижды все ваши вещи пронесли по площади и народ мог их лицезреть с самого раннего утра.
  - Это потому, что милорд рубил демонов как капусту,- подал голос Этьен, - а мы с Джильдиной защищали его с боков, поэтому ему и досталось больше, а кровь у этих тварей ядовитая.
  - Это что же получается принцесса, всё о чем вы вчера рассказывали - правда? Не шутка? И эти сотни лет действительно прошли?
  - Я сожалею милорд... Если вас это хоть немного утешит, - все мы очень счастливы, что вы вернулись,- в раздражении я встал из-за стола и стал ходить по комнате, потом немного успокоился.
  - Скажите молодая леди, а откуда у вас одежда по моему размеру и фасону. Неужели за всё это время ничего не изменилось? - я надеялся, что мой вопрос её смутит...
  - В этом нет ничего удивительного,- после того как на небесах было явление вашего сражения, все ваши вещи обрели особый статус и за это время они периодически обновлялись и по их образцам изготавливались новые. Неизменным остался только ваш посох.
  - Где он? Он мне нужен. Кстати посохов должно быть два,- второй принадлежит Этьену.
  - Милорд, мой был оставлен в моем замке в Ниморе и скорее всего давно уже пропал.
  Принцесса обижено поджала губы,- Почему вы так думаете граф? Ещё Мария Великая распорядилась все ваши владения оставить без изменения, назначив туда управляющего. Так что все ваши вещи, надеюсь в целости и сохранности. А ваш посох милорд находится там, где вы его и оставили в последний раз,- в женской опочивальне.
  Вот не помню, что бы свое оружие я оставлял в спальне у Марии, но в слух ничего говорить не стал, а тут же прошел на женскую половину. Вот она изменилась полностью. Неизменными были только светильники на стенах, всё остальное убранство было заменено. Не скажу, что оно мне не понравилось, но было каким то чужим, непривычным. Посох стоял в специальной подставке в изголовье, и вскоре оказался в моих руках. С тихим шелестом клинок покинул ножны и я взмахнул им несколько раз.
  - А мы и не догадывались, что это оружие, хотя неоднократно осматривали его. Мой отец даже в торжественных случаях проводил приемы с ним в руках.
  - И хорошо, что не догадывались,- буркнул я, - а то он давно бы ноги сделал.
  Девушка сделала вид, что не услышала мои слова,- Милорд, позвольте я провожу вас на балкон и разрешите мне быть возле вас, народ должен увидеть, что вы признали меня как свою дальнюю родственницу.
  - Этьен готов? - Как всегда милорд. Идем на площадь? - Конечно, Тюдоры никогда не прятались от своих подданных, тем более, что некоторые стоят на ней с ночи, если Мария-Изабелла не преувеличивает,- и вновь принцесса ни как не отреагировала на мои слова. Вот что значит воспитание и школа поведения.
  С посохом в руках, с короной на голове и в простой рубашке, правда с активированным защитным костюмом, я вышел через парадную дверь на пандус, что спускался на площадь. Вот уж не думал, что народу будет действительно так много. Вся площадь была заполнена людьми и как только я появился, прошел гул, а камень в моей короне вспыхнул ярким радостным красным светом так ярко, что его отблески достигли стен домов на другом конце площади.
  - Этьен, нас действительно не забыли, вот уж не ожидал...
  Передние ряды опустились на колени, а я пошел в самую гущу, протягивая руки в стороны, что бы как можно больше людей могли коснуться меня и моей одежды, точно так же поступил и Этьен, что шел чуть в стороне от меня, а рядом со мной шла сияющая принцесса, смущенно улыбалась и тоже касалась руками присутствующих.
  Добравшись до самой середины площади, я громко крикнул: - Возьмитесь за руки дети мои, и тогда мое прикосновение достигнет самых дальних рядов, вас слишком много, что бы я обошел всех.
  Не сразу, но мои слова дошли и до окраин площади и люди стали браться за руки. Подождав ещё немного я стал жать руки тем ближним, что находились возле меня, передавая тепло своего сердца остальным. Постепенно мы стали пробираться в сторону большого собора, что был построен на месте королевской гостиницы. С трудом, но нам удалось в него зайти, благо подоспела королевская стража и немного расчистила проход, отодвинув толпу в сторону.
  В соборе нас не ждали, поэтому там не было многолюдно и я, в сопровождении принцессы, сразу же направился к лику бога, что был установлен в неприметной часовне прямо в центре собора. На меня смотрели немного грустные и усталые глаза де Вампа, хотя само лицо его было немного изменено. Так вот значит кто ты, назвавший себя вампиром и стражем, значит и тебе бывает нелегко в бесконечном сражении с тьмой, я рад, что мы хоть немного помогли тебе,- видимо я всё это произнес вслух, так как девушка удивленно спросила: - Так вы встречались с самим богом?
  Я быстро огляделся, но возле нас никого не было, не считая верного Этьена что по привычке прикрывал мне спину: - Я сражался с ним плечом к плечу и именно он оказал мне неоценимую помощь в объединении нашего королевства в единое государство. Достойный рыцарь и настоящий друг....
  Обратный путь мы проделали чуть быстрее, так как народ расступался перед нами. Проходя мимо дворца принцессы, девушка остановилась, зарделась и спросила: - Мне позволительно будет пригласить вас в свой дворец? Дело в том, что королевская кухня не совсем готова к вашему приему и всю пищу готовят у меня, вот я и подумала...,- тут она смешалась и вообще замолчала.
  - Веди Мария, я с удовольствием навещу старые места, когда то здесь я был очень счастлив,- сердце сжалось в глухой тоске,- вот именно,- когда то..., а для меня прошло всего пять дней. И хотя я уже поверил, что прошли века, в голове всё это пока не укладывалось...
  Здесь чувствовалась придворная жизнь,- молодые и старые, красивые и не очень, все куда то торопились, спешили, низко кланялись и приседали, стремились обратить на себя внимание, изредка попадались чем-то знакомые лица...
  - Милорд, если вам одиноко в королевском дворце, то для вас немедленно приготовят королевские покои, они расположены рядом с моими.
  - Правильнее сказать, покои вашего будущего мужа? - тихо переспросил я,- Они пустуют?
  Мария- Изабелла вновь покраснела: - Согласно традиции я не могу выйти замуж ранее двадцати одного года, это не мной установлено и не мне эти правила нарушать. Все Тюдоры - девушки, их свято выполняют. А вот для мужчин законы почему-то оказались не писаны. Мой отец женился когда ему было тридцать, а королеве двадцать один. Моя мать была урожденной графиней де Роше, и наш род пошел от старшей дочери герцога Витора де Роше Рокан - леди Марии. По преданию именно на её голове тоже засветилась корона любви и вы вчера это подтвердили.
  Я по новому взглянул на принцессу, так вот почему мне её лицо показалось знакомым. В нем соединились не только наши фамильные черты, но и черточки проказницы Марии. Я не удержался и спросил: - А вы в раннем детстве не сбегали от своих нянек? - Кто вам уже успел об этом рассказать? - она была непритворно удивлена. - Я не непоседа, мне просто нравилось познавать мир.
  - Это у вас семейная черта,- поспешил я успокоить её.- Маленькая Мария всегда сбегала от опеки и после этого искала защиты у меня, мы даже как то похозяйничали с ней на кухне и совместными усилиями приготовили полевую похлебку варваров, а уж потом подтянулись Витор и Натали на запах. Да, весёлые были деньки...
  Стол для нас был накрыт в специальной комнате и всего на семь персон. - Не хочу делить вас ни с кем,- пояснила принцесса,- и в то же время оставаться с вами совсем без общества придворных - неприлично. Кого желаете видеть за столом?
  Я посмотрел на Этьена,- А есть ли кто в вашей свите из потомков душ Сантоса или де Тримов? Хотелось бы узнать как сложилась судьба потомков моих друзей, что стало с де Спиро, как сложилась судьба принца Сантира, баронов Юнга Палантина и Сига? Многие имена вам наверное уже не знакомы, но все эти люди входили в мою ближнюю свиту.
  - Ну почему же не знакомы. Элионора душ Сантос моя подруга детства и состоит при мне, Вильен де Трим начальник королевской стражи, но он испросил у меня отпуск, его жена недавно родила наследника и он убыл в Рокан, о принце Сантира ничего сказать не могу, мне о нем ничего не известно и при дворе своих родителей я его не припомню, Аделаида де Спиро по прежнему старшая фрейлина моего двора и главная статс-дама. О бароне Сиге ничего не знаю, а граф Палантин стал домоседом после женитьбы на княгине Венвин. Ещё кто то интересует вас милорд?
  - Остался дю Плесси, мой лорд-канцлер и хранитель большой королевской печати.
  - Герцог Гаспар дю Плесси возглавляет королевский совет, этот надоедливый старик лезет всюду, даже если его об этом не просят, но я без него как без рук. Он ведет все международные дела с нашими соседями, а его дочь Шарлота занималась моим обучением и воспитанием до семнадцати лет. Теперь ждет, когда я выйду замуж, что бы свою тиранию распространить и на моих детей.
  Мы с Этьеном переглянулись,- А разве у герцога Армана дю Плесси были дети? - поинтересовался Этьен.
   Принцесса наморщила лоб,- Насколько я помню, после его смерти титул дю Плесси перешел к его сыну Бартоломью, его жена Шарлота родила ему сына и двух дочерей, так что их род точно не прерывался.
  Я усмехнулся, теперь понятно куда делся принц Сантира и почему его жену зовут Шарлота. Ах ты старый пройдоха, все таки спрятал свою дочь.
  На обеде присутствовали, по моей просьбе, потомки дю Плесси, Элионора душ Сантос и Аделаида де Спиро. Как я и предполагал, Элионора оказалась смазливой чернявой девицей с пронзительным взглядом, так что Этьен Кроне неё больше никого за столом не замечал. Леди Аделаида - холеная статс-дама неопределенного возраста была чем то вроде личного секретаря и поверенной в делах принцессы и, судя по всему, заменила ей мать. Герцог Гаспар и его дочь Шарлота внешне ничем не выделялись, но судя по тому, как принцесса несколько раз вздрагивала, когда её бывшая наставница смотрела в её сторону,- леди имела характер властный и въедливый. Впрочем я был больше чем уверен, что леди Аделаида в обиду свою подопечную не даст и влияние дочери герцога на принцессу постепенно уходит в прошлое.
   Разговор за столом не клеился, все чувствовали себя несколько сковано, так как не знали как себя вести. Да оно и не удивительно,- нежданно-негаданно появился от куда то король Тюдор, пропавший три сотни лет назад и имеющий все права на престол. А ну как начнет наводить свои порядки, ведь говорят он сам из диких варваров...
  По окончанию обеда я поставил принцессу в известность, что завтра утром в сопровождении графа де Финар убуду в Радужный замок и попросил приготовить нам по паре верховых лошадей, на что принцесса заявила, что она тоже собирается навестить могилы своих родителей и с легким сердцем передает на время все бразды правления герцогу Гаспару. К моему удивлению из присутствующих никто не возмутился, а леди Шарлота даже одобрительно кивнула головой.
  - Миледи, мы не собираемся тащиться неделю с длинным хвостом вашей свиты. Я пойду короткой дорогой и в пути у нас будет всего один короткий ночлег. К исходу второго дня я планирую прибыть в замок, а через пару дней переместиться в Нимор. Надеюсь проход во дворец султана ещё действует?
  Судя по тому, как её высочество непонимающе посмотрела на меня, о проходе она не имела ни малейшего понятия,- Не волнуйтесь милорд, я тоже привычна к долгой скачке, тем более что меня будет сопровождать как обычно только Элионора и десяток моих гвардейцев. Если в этом есть необходимость, то мы тоже пойдем о двуконь. Хотя не думаю, что вам следует так торопиться покидать Крон. Нас не поймут, если мы не объявим праздничный пир для знати и горожан.
  - Вот и объявите его и распорядитесь о подготовке, скажем через шесть дней, успеете?
  - Лучше через десять, - проскрипел герцог Гаспар, - тогда смогут прибыть почти все знатные лорды из провинции, а в Рокане придется организовывать ещё один пир. Я сегодня же пошлю туда гонца, что бы они начинали подготовку...
  В королевский дворец мы шли по крытой галерее, что бы не выходить на площадь и не будоражить народ. - Вот же прицепилась, - бурчал я по дороге,- другого времени найти что ли не могла?
  - Так вы сами виноваты Милорд в том, что она следует за вами по пятам.
  - Это как так Этьен? - Я думаю всё дело в малой короне, вы же сами сказали, что её можно будет потрогать только после того, как ваша жена это разрешит. А я так подозреваю, что с этой короной связано не меньше легенд и преданий, чем с нашим походом. Ведь она же корона любви,- так её кажется принцесса называла? Вот она и хочет быть первой, кто дотронется до неё. Может быть это её самая заветная мечта, а девушку лишать мечты нельзя.
  - Ты сам то как? Эта черноглазая тебя не приворожила?
  - Элионора? Да вроде нет. Приятная девушка, но я хочу сначала собрать о ней сведения, а то вдруг у неё уже есть кавалер? Понимаете мой король, наша слава играет с нами плохую шутку. Все видят в нас героев, а не обычных людей. Конечно увлечься героем легче, чем полюбить простого человека, а я хочу, что бы меня полюбили как простого, только как это теперь сделать? Да и вам о принцессе неплохо бы навести справки. Мне кажется она не так проста как хочет выглядеть в ваших глазах. Хотя я может быть и ошибаюсь.
  - Навести справки,- а у кого? У нас то и друзей здесь не осталось, но в любом случае попытаться стоит.
  Во дворце уже не было так тихо, в коридорах появилась стража, мой кабинет был под охраной и у дверей покоев выросли четыре молчаливых гвардейца. К удивлению многих придворных, которые поспешили появиться возле меня, мы с Этьеном первым делом проследовали на кухню и лично отобрали те продукты, что собирались взять в свои седельные мешки. Потом пришлось потратить некоторое время на то, что бы вооружить графа нормальным клинком, так как и его выщербленный и истончившийся, таинственным образом исчез. В оружейной комнате было просторно, а вот выбор оружия был невелик и ничего приличного мы там не нашли, потом я вспомнил, что у каждого мало-мало себя уважающего короля должна быть личная оружейная. Вот я и потребовал, что бы её открыли. Охая и ахая мастер-оружейник открыл невысокую дверь и мы вошли в небольшую комнату, всю завешанную оружием. Здесь были неплохие клинки и мне попались даже три толедских, но ни в какое сравнение с клинком из посоха они не выдерживали. Было странным, что за столько веков в оружейной не появилось ни одной шпаги из переделанной стали.
  Подобрав себе клинки по проще и понадежнее, мы вернулись в мой кабинет и спустились вниз по винтовой лестнице. Там моя корона блеснула красным светом и вскоре мы вошли в ангар запасных частей от каких-то там механизмов древних. В нем ничего не изменилось, даже четыре "скамейки" стояли на свих местах. Появившемуся из под земли или из воздуха слуге я приказал их убрать на место, и прихватив по паре железяк, мы вернулись в мой кабинет.
  Начальнику дежурной смены я приказал найти и вызвать ко мне весьма срочно хорошего кузнеца, что и было выполнено где то через час.
  - Попробуй выковать к утру пару простых клинков. Сделаешь - щедро награжу.
  - Ух ты,- не сдержал восхищения кузнец,- перестроенная сталь древних, я о такой только слыхал, но в руках не держал. Попробую ваше величество, но обещать ничего не буду. Товар этот штучный, некоторые годами над таким железом колдуют, а подступиться не могут.
  - Ладно, иди любезный, работай и не торопись, тебя никто не гонит.
   - Как это не гонит, а щедрая награда?...
  Ради любопытства я заглянул в ящики своего стола и на стеллажи, там было пусто, потом прошел в комнату отдыха и на полке, где когда то лежали стопкой мои письма Марии написанные в походе, нашел свиток пергамента. Он был на самом видном месте и сразу же бросался в глаза. Я узнал подчерк Марии и хотя чернила уже выцвели, тест читался хорошо.
  ... Любимый, я верю что ты не погиб в этой страшной сече, верю и надеюсь и наша любовь согревает меня. До самого последнего дня своей жизни, до последнего удара своего сердца я буду ждать тебя и любить...- из глаз потекли слезы, с огромным трудом мне удалось дочитать до конца. Это было завещание моей Марии для меня. Долгих триста лет оно ждало своего часа, что бы попасть в руки тому, кому предназначалось. Рядом с пергаментом лежал небольшой сверток, я уже знал что это такое,- это было кольцо с вензелем Тюдора и Марии,- знак нашей вечной любви. Не знаю почему, но одевать я его сразу не стал, а вернулся за стол и внимательно рассмотрел при ярком свете свечей. На обратной стороне ободка читалась надпись из мелких букв "Мы живы, пока нас помнят"...
  Мария написала свое завещание уже на закате своих дней, в нем не было сюсюканья, слез и упреков, только гордость за своего мужа и его поступок, а в самом конце была непонятная мне фраза,- "Вамп просил у меня прощения и я простила его." Получалось, что моя жена знала, что мы больше уже никогда не увидимся, но по прежнему продолжала надеяться и верить.
  От ужина я отказался, мне даже хотелось на ночь глядя немедленно выехать в Радужный замок и я решил пораньше лечь спать, что бы утром выехать с первыми лучами солнца. Ждать принцессу и её людей я не собирался, о чем и предупредил Этьена.
  С рассветом лошади были осёдланы и мы без промедления двинулись по знакомой мне дороге в путь. Тропа особо не изменилась, кое где петляла и обходила появившиеся новые овраги, ручьи и ручейки. Вскоре мы нагнали отряд принцессы, - эта хитрая девица ещё затемно выехала из своего дворца, боясь пропустить мой отъезд, а когда мы минули его, пристроились за нами. Скакали мы без отдыха, только меняя лошадей до самого вечера. На том месте, где раньше была облюбованная мною для отдыха поляна, рос лес, а вот речушка по прежнему журчала почти что в том же самом месте. Расседлав коней и вручив их Этьену, я приступил к приготовлению обеда и ужина одновременно.
  Наверное со стороны было странным наблюдать, как я вырыл небольшую ямку, сложил туда сухой хворост и развел костер. Сухие дрова быстро и бездымно прогорели, оставив яркие и жаркие угли, на которые я и поставил котелок с водой и начал колдовать над своей похлебкой. Вскоре её вкусный запах привел принцессу к нашему костру и мне ничего не оставалось, как пригласить её разделить нашу трапезу.
  - А у нас только всё в сухомятку,- пожаловалась она мне,- мясо, сыр, хлеб, только травяного отвара в волю, благо речушка рядом. Милорд, где это вы так научились быстро и сноровисто готовить, а главное в нескольких метрах от вас, уже ничего не видно, ни костра, ни людей, ни лошадей. Если б не запах, мы бы и не нашли вас.
  - У милорда богатый опыт походов,- ответил за меня Этьен,- и в совсем негостеприимных землях, а там приходилось всегда держаться настороже, если желаешь по утру проснуться живым и невредимым. Это мы на своей земле, поэтому вы и почувствовали запах варева, а так и его бы не заметили, даже если б прошли в паре шагов от нас.
  На принцессе был полностью мужской наряд, в котором она выглядела этаким симпатичным юнцом, если б только не пышные и чуть кудрявые волосы, что выдавали в ней девушку. Я не удержался и спросил: - Теперь так принято путешествовать, в мужском наряде?
  - А это не мужской костюм,- почему то обиделась Мария-Изабелла,- видите выточки на груди, и талия заужена, а брюки без этих уродливых карманов. Простите милорд, а у вас что, было по другому?
  - У нас было специальное дамское седло, на котором всадница сидела не перекидывая ногу через круп лошади. Конечно количество пышных юбок и подъюбников уменьшалось и значительно, но всё равно путешествие проходило в дамском платье. Хотя наши девушки и женщины предпочитали путешествовать на дальние расстояния в каретах со всеми удобствами.
  - Мне тоже приятнее путешествовать в карете. У меня есть даже такая, в которой предусмотрена кровать и в дороге можно хорошенько выспаться,- похвасталась она. - Но здесь она бы не прошла.
  - А вот его величество, когда возвращался из Диких земель, провел по этой дороге и обоз и три кареты с женами своих соратников. Правда дорога растянулась на целых три дня, так как женщинам нужен был отдых...
  В разговорах время пролетело незаметно, вот уже и первые звезды высыпали на небо, пора было укладываться спать. Без обиняков принцесса попросила разрешения остаться для ночлега у нашего костра, после чего появившиеся из темноты её охранники принесли одеяло и теплую накидку, подбитую мехом.
  - Этьен, дежуришь до трех часов после полуночи, потом поднимешь меня. С рассветом начинаем движение. - А зачем графу дежурить? Ведь есть моя охрана...
  Даже Этьен саркастически хмыкнул,- Выше высочество, один варвар из Диких земель способен вырезать всю вашу охрану без единого хруста веточки и какого-либо шума. Так что мы уж лучше подежурим, пока не убедимся, что по этим землям путешествовать безопасно.
  - Ну и пожалуйста,- принцесса по всей видимости надула губы и демонстративно завернулась в свою накидку. Я ещё некоторое время слышал шепот Этьена и Элионоры, а потом заснул.
  Разбудило меня осторожное прикосновение и тихий шепот Этьена: - У нас гости, человек шесть, пешие. Стоят метрах в пятнадцати от нас и чего то ждут.
   Я тут же активировал костюм и приготовил проникатель и клинок. Встав во весь рост и отойдя чуть в сторону я громко произнес: - Я вас вижу, кто такие и почему прячетесь в темноте?
  - Мы не прячемся, мы ждем рассвета, что бы проводить знатных гостей в Радужный замок. Я сотник охраны и со мной моя сотня. С тобой пять человек, остальные далеко. А что на моих землях стало небезопасно ездить?
  - Милорд, вы Тюдор? - Да, я Тюдор Конде, король Хрустального королевства, владыка королевства Рокан и султан Нимора.
  Послышалось всхлипывание, разом вспыхнули несколько факелов и я в их неровном свете увидел ползущих в мою сторону на коленях варваров. Самых настоящих, родных до боли.
  - Брат, великий брат вернулся! - сотник подполз и обхватил мои ноги. Я поднял его и крепко обнял,- Дорогие мои, как же я рад вас видеть. Из какого вы войска,- Тахира, Рондо или Джамала? В сердце вспыхнула безумная надежда, но она быстро угасла.
  - Брат, мы потомственные охранники этих земель из отряда князя Рондо, сейчас находимся на службе у князя Венвина, хранителя Радужного замка. Вечером прилетел почтовый голубь, в письме сообщалось, что король Тюдор вернулся и намерен посетить могилы своих родителей и жены- Марии Великой. Мы сразу же выступили, что бы встретить и проводить к замку ещё более короткой новой дорогой, а не королевской тропой.
   Артык, немедленно в замок, подтверди радостную весть,- великий брат действительно вернулся, пусть готовят праздничный стол и тризну для предков.
   Какой уж тут сон, вновь загорелся неярким огоньком костер, принцесса уже сидела закутавшись в свою накидку и немного испугано смотрела по сторонам, а в неровном свете уже десятка факелов можно было различить множество варваров, которые стояли на коленях.
  - Встаньте братья, я действительно вернулся и очень рад нашей встречи. Я очень скучал там по своим храбрым и верным воинам,- дальше я говорить не смог, а вновь обнял стоящего рядом сотника и уткнулся ему в плечо....
  Воины по одному подходили ко мне, дотрагивались до одежды, рук, плеча и молча отходили в сторону. Слышался шепот: - Наш старый бог вернулся,... он не забыл нас,.... вновь удача и богатая добыча ждет детей Диких земель....
  Как в старые добрые времена я сидел у большого костра, в кругу своих варваров, на котором жарились куски мяса и слушал неторопливый пересказ легенд и сказаний. Рядом пристроилась принцесса, которая с некоторым испугом наблюдала за всем этим. Я узнал о том, что мои братья Тахир и Рондо помогли Марии Великой укрепить свою власть, беспощадно расправляясь со всеми кто выступал против королевы, а Джамал со своим отрядом обеспечивал безопасность в столице. Когда всё успокоилось, Тахир и Рондо испросили разрешения уйти в свои родовые земли и теперь их потомки обитают в Ниморе и Рокане, а Джамал вернулся в степь по берегам Дикой. Каждые три года в распоряжение Венвинов выделяется три сотни для охраны земель и Радужного замка, хотя уже давно никаких угроз нет, но традиции чтут и их не нарушают. Сейчас очередь почетной службы принадлежит воинам рода Рондо, их сменят воины рода Джамала, а потом настанет очередь и рода Тахира....
  С рассветом мы тронулись в путь, на этот раз Мария-Изабелла следовала подле меня и мы вели неторопливый разговор, хотя правильнее будет сказать,- я задавал вопросы, а она отвечала. По словам сотника до замка по новой дороге не более четырех часов неторопливой езды, так что мы не спешили, и я решил использовать это время с пользой.
  - Почему у вас такое странное двойное имя, вашу мать звали Изабелла? - Это всё дань традициям. Все принцессы носят двойные имена идущие друг за другом в строгом порядке. Если у меня родится дочь, то её назовут Анна-Луиза, если дочерей будет две, то у второй будет имя Анна-Мария, у следующих принцесс будут имена Мария- Луиза, Анна-Изабелла и Мария -Изабелла. Другими именами принцесс королевской крови называть запрещено.
  - А что стало с королевской тюрьмой - Бастией? Её не оказалось на своем месте,- разрушили, перенесли? - Да нет, Бастия ни куда не делась, её просто перестроили и все основные камеры и помещения перенесли под землю. Там даже сохранилась королевская камера, в которой, говорят, сидел какой-то король со своей любовницей, но к сожалению их имена не сохранились в истории. Так что сейчас Бастия - обычное двухэтажное здание, с крепкими стенами и двойными воротами.
  Меня многое интересовало в жизни Хрустального королевства, - уклад, быт, знатные и влиятельные семьи и их краткие характеристики, состояние сельского хозяйства и ремесел, сбор налогов и наполняемость казны, наличие постоянной армии и охрана границ. С удивлением я узнал, что королевства Андал давно уже не существует, и оно, так же как королевство Тирол, вошло в состав Хрустального королевства. От покорения других земель воздержались следуя моему же завету,- если всех завоевать, то не к кому буде съездить в гости.
  В королевской семье царили свои строгие правила,- к принцессам не сватались, они сами выбирали себе мужей, замуж могли выйти только по достижению двадцати одного года, как впрочем и короноваться на престол. Наследные принцы таких ограничений не имели, сами выбирали себе жен любого возраста и жениться могли в любое время. Разводов и вторых браков за всё время не было ни разу, если кто то из супругов умирал до срока, то на троне правил второй супруг до того времени, как не наступит пора передать престол законному наследнику. Как правило, двадцати лет после рождения ребенка, вполне хватало. Сейчас сложилась особая ситуация,- впервые у королевской семьи не родился наследник мужского пола, а королева рано ушла из жизни, подарив королю только дочь. Это вызвало горячие споры у законников и членов королевского совета. Было решено, что ничего меняться не будет, истинной королевой станет принцесса, а её сын или дочь унаследуют все права на трон Тюдоров.
  - А что, у королевской семьи рождается только один ребенок? - Как правило два, мальчик и девочка или наоборот. Но престолонаследие передается по мужской линии, а в моем лице теперь мы имеем исключение. Уже сейчас при моем дворе собралось достаточное количество претендентов на мою руку и сердце из самых знатных семей всех соседних королевств, не говоря уж о своих лордах. Однако ваше появление спутало все их планы. Ведь понятно, что я передам трон вам, как единственному и законному королю Хрустального королевства и тем самым всё вернется на круги своя. Королевский совет поддержал мое решение,- я видел, что Мария-Изабелла что то не договаривает и скрывает, но настаивать на всех подробностях не стал. Хотя и так было ясно,- наверняка на королевском совете решили, что она должна стать моей женой и эта поездка была затеяна именно с этой целью,- поближе познакомиться, приглядеться. А не получится,- не беда, но попытаться надо.... За разговорами время пролетело незаметно и громада Радужного замка предстала перед нами во всей своей красе.
  Замок я не узнал.
  
  6.
  
  Я был один и мне никто не мешал и не сопровождал. Первым делом я навестил могилы своих родителей,- те же плиты, только надписи с именами и датами жизни были обновлены. Встав на колени между могилами и положив на них руки, я стал негромко рассказывать о своей жизни, приобретениях и потерях, огромном горе и мгновениях счастья. Я открывал свою душу и ждал не столько совета, сколько успокоения и покоя. Мое возвращение в другое время, в другое королевство, к другим людям, вселило в меня беспокойство и неуверенность. В общении с отцом и матерью я надеялся всё это преодолеть и вновь стать тем Тюдором Конде, который всегда знал, как ему поступить и никогда не сворачивал в сторону от намеченной цели.
  Выговорившись, я немного успокоился и просто спокойно побыл возле могил, а потом перешел к следующей плите. Это была моя плита. Я понял это по тому, что она было уже достаточно старой, и абсолютно чистой. Только корона с трилистником и камнем была выбита на ней. Рядом была могила Анны-Марии, и вновь горечь утраты навалилась на меня со всей своей силой... Я плакал как ребенок, ни мало не заботясь о том, что кто то может меня услышать или увидеть мои слезы....
  Дрожащими руками я извлек из поясной сумки её корону и положил на плиту. Говорить я не мог, да и к чему тут были слова. Я шептал только одно слово,- Прости, прости....
  Камень в короне Марии засветился мягким красным светом, моя корона, которую я перестал снимать даже в поездках, тоже заалела. Наконец то я нашел в себе силы и заговорил: - Я вернулся любовь моя. Если б я мог хотя бы догадываться что так произойдет, то обязательно взял бы тебя с собой и на кой черт мне эти королевства, короны, если тебя нет рядом. Как мне теперь жить без тебя, с этим чувством вечной вины, что сжигает меня изнутри? Я не знаю, что мне делать,- а короны продолжали светиться словно Мария была где то рядом и стоит только протянуть руку, как я почувствую её прикосновение.
  Я рассказал ей все перипетии нашего похода, не скрыл и свою невольную измену во сне... Когда я выговорился, из плиты появилась призрачная дева, от неожиданности я вздрогнул, она нырнула в корону и появилась вновь, а потом медленно поплыла в сторону. Провожая её взглядом я увидел невдалеке ещё одну коленопреклоненную фигуру. В третьем ряду надгробий со своими родителями общалась принцесса, а ещё чуть дальше ещё какая то девушка в светлом платье. Призрачная дева помедлила, а потом разделилась на две и вошла в обоих. Камни в коронах полыхнули таким жаром и светом, что мне пришлось зажмуриться. Когда я проморгался и открыл глаза, девушки уже стояли рядом и о чем-то разговаривали. Прямиком я направился к ним. В невысокой и светловолосой девушке я, к своему удивлению узнал Настёну
  - Настёна? Сестра? - я протянул к ней руки и девушка доверчиво уткнулась в мою грудь, чуть-чуть вздрагивая от того, что я гладил её волосы.
  - Я действительно Настёна и все говорят, что я как две капли воды похожа на вашу сестру король, но я не она, хотя и названа в её честь. Я Настёна Венвин, а она была Тюдор. А я вас сразу же узнала. У нас в замке хранится очень старый гобелен, говорят его ткала ещё ваша сестра, вы так похожи на свое изображение, только волосы у вас там темные, а сейчас седые. Вы там стоите рядом со своей сестрой и нашим предком, верша справедливый суд над какими -то разбойниками. Если хотите, я покажу его вам, только,- тут она немного замялась,- он хранится на стене в моей спальне и вам лучше туда придти ещё с кем нибудь, что бы не было пересудов и разных разговоров, хотя бы в сопровождении её высочества. Мы с ней подруги, хотя она и редко бывает у нас.
  - Это не я бываю редко, а ты ведешь жизнь затворницы, совсем не выезжая в свет,- тут же ответила Мария-Изабелла,- а ещё подруга называется....
  - Мария Великая разрешила мне передать корону в другие руки,- девушки замерли,- Я знаю, что та у которой корона засветится на голове станет моей женой, но как мне поступить, если камень вспыхнет сразу у двух? Вы можете обе её примерить, но всё, что произойдет здесь, должно остаться в тайне между нами.
  Первой корону примерила Мария-Изабелла и, как я и ожидал, она засветилась на её голове. Девушка на минуту закрыла глаза, а потом открыла и передала корону своей подруге. Настёна с сомнением её взяла, тоже примерила, и вновь корона засветилась. Она трясущими руками сняла её с головы: - Но как же так, ведь это я люблю Тюдора с самого детства... Сколько раз я засыпала и просыпалась под его взглядом, представляла себе как он вернётся и мы встретимся с ним, я жила этим ожиданием, не выезжала, не выходила, не знакомилась. Зачем он тебе Мария? У тебя и так полный двор кавалеров....
  - Всё держать в тайне,- напомнил я. - Я сам приму решение и доведу до вас.
  На выходе из некрополя меня ждал Этьен, увидев у меня в руках малую корону, которая продолжала мерцать красным светом и притягивала взгляды окружающих, он тихо произнес: - Проход в ваш дворец в Ниморе ещё существует, но никто не знает что это такое и как им пользоваться. В наши земли известен только один путь, - через владения герцогов Конде, по мостам через Дикую и далее через Рокан.... Неужели корона отреагировала? Если не секрет, кого она выбрала?
  Увидев выходящих из некрополя двух девушек, которые выглядели очень смущенными, он почему то сразу всё понял,- Неужели обеих?
  - И что мне теперь прикажешь делать? Жениться я могу только на одной, хотя и не собираюсь торопиться с этим событием.
  - По старинным законам Нимора у вас может быть четыре жены,- напомнил он мне,- надо только узнать, действуют ли они до сих пор, хотя я уверен, что действуют,- из-за значительного расстояния от Крона и королевского двора. А что, это здорово,- одна в Кроне, одна в Ниморе, одна в Рокане....
  - Этьен, успокойся, Мария показала только на этих двух, предоставив выбор мне, а мне они безразличны, - так, молоденькие симпатичные девушки и не более того. Они обе для меня чужие.
  - А мне кажется, вам не случайно показали их милорд, и жениться следует на обоих. Только жить они должны будут в разных местах и далеко друг от друга, благо надо только проверить, работает портал в султанат или нет и вот вам всё решение вопроса. Одна, местная живет и здесь и в Ниморе, вторая в Кроне. Друг с другом не пересекаются, хотя друг о друге и знают.
  - Знаешь Этьен, что легче всего делать в этой жизни,- давать советы. Сам ничего не делаешь и ни за что не отвечаешь. Я посмотрю, как ты будешь выбирать себе жену, особенно когда появишься в своих владениях и все твои вассалы приедут в гости со своими девицами для знакомства.
  - Этьен заулыбался,- А я поэтому и не тороплюсь с выбором, а то Элионора меня бы уже давно поймала в свои сети,- то подол платья приподнимет, что бы я видел её ножку и ажурный чулок, то присядет пониже, выставляя свои полушария на показ, но я делаю вид что слепой и глухой...
  Замок значительно изменился и был перестроен, появились новые постройки, башни и даже первоначальная крепостная стена оказалась внутри и уже на половину была разобрана. Однако приготовили для меня мои старые покои. Оказалось, что все короли останавливались именно в них. Я ещё раз убедился, что традиции здесь чтут и уважают.
  Ужин был накрыт прямо во дворе, так как именно там можно было разместить без всякой сутолоки три сотни варваров, что дежурили в окрестностях замка. Правда за столами разместились не все, дежурная смена бдила и служила, зато остальные предавались безудержному веселью. За центральным столом Кроне нас с принцессой и Этьена с Элионорой разместились князь Влад Венвин, его жена, чем то неуловимо похожая на Настену своей хрупкой комплекцией и большими глазами, их младшая дочь, известная мне уже по встрече в некрополе, а так же несколько приближенных князя из числа его вассалов. Все чувствовали себя несколько скованно, так как не знали, как вести себя в моем присутствии. Шутка ли - ожившая легенда, сказочный король и только варварам на все эти условности было наплевать,- их старший брат вернулся и жизнь теперь изменится к лучшему.
  Принцесса сидела с окаменевшим, серьёзным лицом, что я не удержался,- Вас что, так учили вести себя на пиру?
  - А как же иначе? Подданные должны видеть, что ежеминутно о них думают, заботятся...
  - Наверное эта заноза де Спир? Её работа? - А как вы догадались? - Да она меня и Марию ещё в те времена доставала своими поучениями, раскопала какую-то книгу полоумной девицы, которая не была замужем, но которая всё знала. Я вижу они не меняются.
  - Она может быть и заноза, но только наедине, а при дворе она моя каменная стена, которая никогда не даст меня в обиду. После смерти она заменила мне мать.
  А веселье продолжалось своим чередом, варвары произносили здравицы в честь меня, своих храбрых предков, наливали им легкое вино и клали куски мяса, которые потом бросали в костры, что бы дым от приношений поднялся в небеса, откуда сейчас их родичи наблюдают за нами....
  Уже в полной темноте мы стали расходиться по своим покоям. Элионора подхватив Этьена под руку куда то повела его смеясь, а Венвин и его жена проводили меня до самых дверей.
  - Спасибо друзья, у меня такое чувство, что я вновь побывал дома и встретился с родными и близкими. Дальше провожать не надо, я все таки больше полевой вождь чем король и к роскоши и прислуге не привык. Утром обязательно увидимся, мне есть о чем с вами поговорить.
  В своей комнате я снял корону с головы и достал малую корону, поставил их рядом на стол и устало присел на край кровати.
  - Ну и что скажешь, дорогая,- мысленно я обратился к Марии, и как и ожидал, ответа не дождался. - Я принял решение вернуть короны в сокровищницу Нимора, собрать экспедицию и отправиться на поиски Киммера. Вамп намекал, что он оставил там для меня некую дверь, я хочу найти её и открыть.
  И вновь ответом мне была тишина, спать не хотелось и я принялся внимательно рассматривать убранство комнаты. Не сразу, но я понял, что в комнате есть некоторые чужеродные предметы, которые никогда не могли здесь оказаться, если только их сюда не поместили специально.
  В первую очередь - две картины примерно одинакового содержания. На одной спящего рыцаря обнимала и целовала красавица, на другой она же наносила ему удар кинжалом в сердце или грудь. Конечно это могла быть и какая-нибудь аллегория,- художников понять трудно, но сами картины ни по цвету красок, ни по отделки рам не соответствовали общей обстановке в спальне и были в ней инородными. Второе, что бросилось в глаза, хотя и не так как картины,- большая напольная ваза со странными цветами, стебли и листья которых были усеяны многочисленными крупными колючками, и третье - подсвечник с тремя темными свечами. Всё это напоминало обстановку какого - то таинственного ритуала, который собирались провести здесь, но не успели. И явно в спальне не хватало ещё чего то весьма существенного.
  Может быть это конечно всё было плодом моего болезненного воображения, но на всякий случай я решил, что особо спать мне не придется. Толедскую шпагу я демонстративно оставил в ножнах на столе, а в изголовье поставил свой посох, проникатель занял привычное место под подушкой, а ещё я активировал защитный костюм.
  Под одеялом было тепло, даже жарко, пока я не понял, что тепло поднимается откуда то снизу. Меня это насторожило. Свой замок я знал прекрасно и никакого подогрева при мне не было. Значит изменения вносили уже значительно позже, а в памяти ещё были свежи события той ночи, когда в королевской спальне убийцы пытались напасть на Марию используя тайный ход под основанием супружеского ложа. Взяв проникатель и посох, я уселся в самый темный угол, куда отблески небольшого светильника почти не достигали. Долго сидеть мне не пришлось, так как из обоих картин выплыли призрачные девы, которые тут же сплелись в один клубок или облако и я отчетливо слышал их слова: - Я первая! - Нет я, ты первой была прошлый раз и так высосала всю силу из него, что мне ничего не досталось!
  - Смотри сестра, он не спит и чем то встревожен.- Ну и что? Нас он видеть не может, а его эмоции - лакомый кусок. Сегодня первой, испытать блаженство, моя очередь сестра, и не спорь, всё справедливо. Сначала я заставлю его узнать, что такое чувство беспричинного страха близкой смерти, а потом ты подаришь ему наслаждение во сне.
  - Сестра, но ведь он не спит и, мне кажется, смотрит на нас. - Успокойся сестра, он нас видеть не может, мы для него недосягаемы. Сейчас он у меня заснет. Не хочешь в постели, будешь спать в кресле, осторожный ты наш.
   Тот призрак, что выплыл из картины девушки с кинжалом, легко и быстро влетел мне в грудь, но я даже ничего не почувствовал, тем более,- мне по прежнему не хотелось спать. Вскоре и второй призрак обеспокоенный долгим отсутствием сестры, влетел в меня и опять ничего. Я прислушался к себе, - ни че го.
  - А ничего и не будет, они слишком слабы для тебя,- проговорила дева любви, что возникла из моей короны. - Я специально не стала вмешиваться, пусть этим бестолковым впредь будет наука. Со временем они смогут выбраться из тебя, но если это произойдет в другом месте, то им придется искать себе новое убежище и не факт, что они его найдут.
   Я не удивился её появлению, наоборот я его ждал и именно поэтому обе короны стояли на столике.
  - Дева любви, я думал что ты можешь появляться только из малого венца, к тому же ты почему то разделилась на двух девушек.
  - Я могу обитать в обоих коронах, и даже в нескольких. Надеюсь ты не забыл, что в султанате разрешено иметь четырех жен, эта традиция пошла ещё от древних. Это именно они создали нас, что бы не было ошибок в выборе достойных из достойных, а потом вдохнули в нас зов любви.
  - Дева, но почему двое и мы не в султанате а в Хрустальном королевстве, а здесь другие законы и обычаи? И раньше у тебя было лицо Марии, а теперь ты опять безликая, к тому же я ничего не чувствую к ним. Они чужие для меня. Одна потомок моей молочной сестры, вторая мой потомок....
  - Глупец, неужели ты ещё ничего не понял? У них настолько мощный зов, что я не смогла ему противостоять, и он касается тебя и только тебя. Позволь я тебе объясню очевидные для меня вещи.
  Настёна. С самого раннего детства она воспитывалась на легендах, сказаниях и балладах посвященных вам с Марией. Готовилась ли она ко сну, переодевалась ли ранним утром, ты всегда присутствовал возле неё.. Она поверяла тебе свои девичьи тайны, делилась с тобой грустью и радостью, она настолько свыклась с мыслей, что ты незримо всегда присутствуешь рядом, что осталась жить в своей детской комнате. Ты стал её идеалом, с которым она общается ежедневно. Смелый и справедливый рыцарь, образец верности и любви к своей избраннице, человек который пожертвовал всем самым дорогим в своей жизни, своим счастьем, ради своих подданных. И вдруг почтовый голубь приносит весть, что легендарный король вернулся из своего дальнего похода и собирается навестить родовой замок. Заснуть она уже не смогла. Даже если б ты вернулся весь искалеченный и увечный, это не уменьшило ни на каплю её любовь и преданность тебе. Она и сейчас не спит, мечтает, что вот откроется дверь в её опочивальню и ты войдешь, она подвинется, давая тебе место рядом с собой, сбросит сорочку и плевать ей на все условности, предрассудки и то что скажут утром люди. А самое главное,- она не претендует на место твоей жены, понимая, что принцесса более достойная быть рядом с тобой, но и без борьбы она тебя не отдаст. Ты смысл её жизни, и если этот смысл будет потерян, то она умрет.
  Мария-Изабелла. С ней и проще и сложнее. Она тоже воспитывалась на легендах и сказаниях, а её сердце ждало большой и чистой любви. Не знаю, заметил ты или нет, но от тебя исходит такая уверенность, надежность, сила, правота принятых решений, что ты самим своим присутствием подавляешь всех остальных. У нас это называется аура. Она ведь самая первая пришла к тебе, не послала слуг, придворных, а накинув платье прямо на сорочку, побежала во дворец и с первого взгляда поверила, что ты именно тот легендарный Тюдор. Сердце её рухнуло вниз, а потом вознеслось до самых небес. Скажи ты ей, что бы она осталась в твоих покоях на ночь, она бы не раздумывая сделала это. А этот твой поступок, когда ты вышел безбоязненно к людям на площадь... Когда ты взял её за руку, она вся задрожала и теперь старается не приближаться к тебе близко, так как очень боится потерять голову, а ещё больше боится, что ты осудишь её поступок, будто она сама навязывается к тебе. Она тоже сейчас не спит, а представляет, как сядет к тебе на колени, обнимет и спрячет свое лицо у тебя на груди. Тебе это ничего не напоминает? Жизнь продолжается Тюдор и, боюсь, что и эта дева, если ты отвергнешь её, уйдет из этого мира очень быстро.
  - Дева любви, но как же так, любовь должна быть взаимной... - Кто тебе об этом сказал? Вполне достаточно, что любят тебя, любят беззаветно, всем сердцем, а ты продолжаешь любить ту, которой уже рядом нет, но которая навсегда осталась в твоем сердце. Это жизнь Тюдор. И от вашей любви с Марией я сейчас сильна как никогда. Да и чувства твоих девушек ещё больше усилили меня...
  - Они не мои девушки, - только и буркнул я, но дева уже спряталась в мою корону, оставив меня один на один со всеми проблемами и мыслями. Пришлось одеться и, не смотря на глубокую ночь, покинуть свои покои и отправиться во двор, что бы во - первых проветриться, а во вторых посмотреть на то, что осталось от амбара и прохода за эти прошедшие столетия.
  К своему удивлению во дворе, при свете факелов, я встретил Этьена, который задумчиво сидел на скамье. Он не удивился моему появлению, подвинулся и со вздохом произнес: - Милорд, мы с вами тяжело больны. Вернее больны вы, а я заразился от вас. Представляете, я впервые в жизни отказался провести ночь с симпатичной девушкой только из-за того, что мой поступок будет не соответствовать. Теперь бы понять чему он будет не соответствовать. А Элионора обиделась, хотя и не подала виду. А вам я вижу тоже не спиться?
  - У меня тоже проблемы Этьен и очень большие, - как поступить и кого выбрать?
  - Сердцу не прикажешь милорд, а разум иногда несёт такую чушь, что его приходится задвигать глубоко, глубоко, да и то он от туда достает своими советами... Пойдем те посмотрим проход? - и не обращаясь ни к кому, громко произнес: - Нужны два факела и большой светильник.
  Тут же словно из под земли возникли два воина с факелами, а через некоторое время появился и сотник со светильником. - И чего не спиться? - проворчал я,- Мы то ладно, непривычно на новом месте, да в полной тишине, без чувства опасности и настороженности...
  - Прости старший брат, но пока я отправил во все племена гонцов и голубей с вестью о твоем возвращении, прибыл страж за светильником, а значит, что-то намечается. Я даже дежурный десяток вызвал сюда. Вон, за нашими спинами переминаются. Не удивлюсь, если их там окажется значительно больше.
  - Ладно, пошли, только вперед не лезть, геройство не показывать, времени прошло много и я сам не знаю, что нас ждет.
  В свете факелов амбар казался точно таким же каким я его запомнил. Только большой замок висел на входной двери, однако стоило мне до него дотронуться, как дужка сама откинулась и я вынул замок из петель. В помещении пахло мышами и пылью, очень знакомый запах. Арка прохода стояла на том же самом месте и ни капли не изменилась. Я подошел и дотронулся до неё рукой. Раздался нежный звон и рисунки на арке засветились.
  - Работает,- тихо проговорил Этьен, - но я пойду первым, а то вдруг там пропасть или озеро на месте дворца...
   Я набрал комбинацию знаков и символов, замерцала занавеска, что отделяла нас от покоев султана. Однако первым через проход прошел сотник, беспардонно отодвинув нас с графом в сторону. Через несколько секунд он вернулся: - Там тихо и на первый взгляд безопасно. Я оказался в каком то помещении, но всё равно, первыми должны войти туда охранники и всё проверить. Прости старший брат, но пока не будет уверенности в твоей безопасности, я тебя туда не пущу.
  - Хорошо, я и сам пока не готов туда вернуться. Отправь в Нимор столько народу, что бы они за оставшиеся время до рассвета успели проверить весь дворец. Мы с графом совершим переход после завтрака. Поторопись, я скоро закрою портал.
  Однако ждать нам пришлось недолго. Сотник был прав в том, что у амбара собралось значительно больше варваров, чем просто дежурный десяток. Около трех десятков воинов в полном вооружении отправились проверять бывший дворец султана и я закрыл проход.
  Когда мы вышли из амбара, во дворе было уже многолюдно. Варвары тихо спорили, кому оставаться на охране земель в замке, а кому идти утром со мной. Вмешиваться я не стал, пусть сотник сам разбирается, только полюбопытствовал: - Ты же говорил, что вас здесь три сотни, а судя по огням за воротами,- не менее полутысячи.
  - Это уже местные, во главе с графом Палантин прибыли, но что бы не шуметь, остановились за пределами замка. Там тоже больше половины всадников ведет свой род от варваров-гвардейцев, что остались в его замке когда то.
  В общем поспать нам с Этьеном не пришлось. Он признался мне, что в свои покои не пойдет, так как его там наверняка ждет "сюрприз", да и мне возвращаться в к себе как то не хотелось, поэтому мы с ним отправились на кухню, где изрядно подкрепились и наметили план действий на ближайшее время, старательно обходя темы связанные с девушками и необходимостью принять определенные действия в этом направлении. Было решено, что после того, как де Финар побывает в своих землях и вступит в законное владение, он начнет готовить экспедицию по поиску Киммера. На всё про всё я ему отводил всего полгода исходя из расчета, что сначала сам побуду в Ниморе некоторое время и только потом вернусь в столицу Хрустального королевства. Было так же решено, что Этьен возобновит деятельность по поиску и уничтожению псевдовампиров, которые могли остаться ещё с тех времен. Правда я его сразу же предупредил, что бы он, в первую очередь, набрал свой отряд, как следует его обучил и подготовил, и только после этого начинал действовать, благо и повод был,- подготовка экспедиции в Киммер. Так что тревоги у уцелевших возникнуть не должно. Существовала правда опасность, что эта зараза могла распространиться и на другие земли, но верить в это как то не очень хотелось.
  Уже после того как рассвело, я вернулся в отведенные мне покои. Первое, что бросилось в глаза и на что я обратил внимание - картины. На одной был нарисован яркий и пышный букет цветов в вазе, а на второй - лесная поляна с дикими оленями, которые подняв головы всматривались куда то в даль, а вот ваза с колючими цветами никуда не делась,- как стояла так и стояла себе на своем месте, только теперь они вызывали не настороженность, а удивление своими большими шипами. Темные свечи на деле оказались сделанными из темно-зеленого воска и пахли какими то травами и цветами. Я уже слышал о чем то подобном для ароматизации воздуха в спальне, но пользоваться мне ими не приходилось.
  Собрался я очень быстро,- корона на голову, корону в поясную сумку, клинок на пояс, проникатель сбоку на крючок, посох в руку. У дверей уже стояли два охранника, словно следили за тем, что бы я куда-нибудь не сбежал. Чуть в стороне служанка протирала пыль, но увидев, что я вышел из покоев, тут же, приподняв подол, побежала со всех ног на хозяйскую половину. Я усмехнулся,- и здесь контроль и слежка. Да не уйду я не попрощавшись,- не приучен прятаться.
  Однако, если я думал, что это Венвин отрядил за мной наблюдателя, то я ошибся. Та же служанка быстро вернулась, подошла ко мне и млея от страха тихо произнесла, боясь поднять глаза: - Ваше величество, молодая леди просит вас навестить её, очень просит.
   Что за леди, почему сама не вышла и не пригласила? - расспрашивать я не стал, так как для себя уже принял решение и его осталось только озвучить молодым девушкам, хотя и не был уверен, что оно правильное. Мы проследовали на хозяйскую половину и остановились возле двери. Служанка три раза стукнула в дверь, приоткрыла створку и пролепетала: - Прошу вас милорд, вас ждут. Однако первыми вошли мои добровольные охранники, потом вышли и застыли у дверей. Это означало только одно,- мне было позволено войти и никакой угрозы в помещении для меня не было. Смешные ребята, неужели они думают, что я не смогу постоять за себя?
  В небольшой комнате, где центральное место занимала большая кровать меня ждали обе девушки. Обе были бледными и взволнованными. - Что случилось милые леди? - учтиво поинтересовался я разрешая им встать после книксена.
  - Мы услышали милорд, что вы собираетесь покинуть Радужный замок и убыть только вам подвластным способом в Нимор,- смело глядя прямо мне в глаза ответила принцесса. - В этой связи мы с леди Настёной пришли к единственно разумному решению, которое продиктовано рядом обстоятельств. Мы обе согласны стать вашими женами, либо, если вы выберете одну из нас, вторая примет свою судьбу со смирением.
  Вот тебе на, я то думал, что осчастливлю своим решением обоих, а они всё уже решили за меня. - И как вы это себе представляете милые леди? На этот раз ответила Настёна, - Мы будем по очереди исполнять обязанности вашей жены. А если вы с этим не согласитесь, то я готова просто стать вашей любовницей или фавориткой,- Она замолчала, видимо посчитав, что сказала всё.
  - По очереди это как? День, неделю, месяц одна, потом другая? Как быть с торжественными и не очень приёмами, когда рядом со мной на троне должна сидеть королева? Как быть с вопросами престолонаследия через три - четыре поколения, когда наверняка кто то посчитает что имеет право на престол больше чем тот, кто его занимает сейчас? А это гражданская война, развал королевства и прочие радости, которые вы наверняка видели у наших соседей? Я уж не говорю о общественном мнении и церкви. Ведь глядя на короля многие захотят следовать его примеру, а не каждая женщина согласна делить своего мужа с другой. Как видите милые леди, одного вашего желания стать моими женами недостаточно. Хотя есть один вариант, который может оказаться приемлемым, - я сделал вид, что раздумываю и принимаю решение.
  - Настёна, отныне я буду звать вас леди Анастасия, вы следуете со мной в Нимор, где по законам этой провинции разрешено иметь несколько жен, хотя официально это и не одобряется. Там мы совершим с вами брачный обряд по традициям этой местности, вам будет дарован титул герцогини Ниморской с одновременным запретом покидать территорию провинции. Для всех в Ниморе вы станете моей возлюбленной. Вам принцесса, следует убыть в Крон и приступить к подготовке нашей свадьбы. она состоится через месяц, думаю к этому времени часть проблем в Ниморе я успею разрешить.
  Леди Анастасия, с вами я буду проводить не более четырех месяцев в год, всё остальное время со своей супругой за управлением королевством. Леди Мария-Изабелла, возьмите корону любви, она ваша и вы имеете полное право надеть её на себя и с ней вернуться в столицу. Настёна, точно такая же корона ждет тебя в Ниморе....
  
  7.
  
  Девушки молча выслушали меня и не проронили ни слова, даже извечных женских вопросов и тех не было. Я только заметил, как они на мгновение переглянулись между собой и всё стало ясно. Это был заговор против меня, заговор моих будущих жен с тем, что бы подтолкнуть меня к принятию решения и вынудить хоть что то предпринять. Ах вы хиртюги, но всё равно последнее слово останется за мной: - Впрочем это решение не окончательное, я ещё всё очень внимательно взвешу и обдумаю за завтраком и потом сообщу вам.
   Я сухо поклонился, отдавая дань уважения и торопливо вышел. Впрочем это мне не помешало услышать радостное взвизгивание и чью то реплику,- Получилось!
  За завтраком я действительно надолго и всерьёз задумался о правильности и целесообразности своего решения и тех последствиях, которые могут наступить в будущем. Ясно только одно,- королевская династия Тюдоров не прервётся, а герцоги Нимора не смогут претендовать на престол Хрустального королевства, если только все Тюдоры внезапно не вымрут. Только тогда они смогут получить право на трон, и опять таки династия Тюдоров не пресечется, так герцоги будут моими прямыми потомками. Всё это хорошо, но как соблюсти приличия? При всех равных условиях предпочтение в любом случае отдается Марии-Изабелле и не только потому, что она принцесса, а в первую очередь по тому, что она Мария.
  Я горько усмехнулся своим мыслям,- дожил, себе жену выбираю не по красоте или симпатии а по имени. А чем Анастасия виновата в том, что она не Мария? Нет, это не правильно. Надо будет взять паузу и во всем разобраться, а девицам сказать, что бы немного подождали. В это время обе девушки вошли в обеденный зал и я замер. На обеих были абсолютно одинаковые короны с трилистником и красным камнем. Причем при входе в помещение их камни и мой радостно полыхнули огненно - красным светом. Ничего не понимаю, откуда взялась вторая корона?
   А счастливая Настёна подошла ко мне и при всех поцеловала в щеку: - Спасибо милорд, я не ожидала что венец появится так быстро. Не успели мы с Марией и глазом моргнуть, как он появился на столике у зеркала и сразу же засветился...
   Мария-Изабелла подошла с другой стороны и тоже поцеловала меня в щеку, лукаво поглядывая сквозь длинные ресницы. Им тут же поставили стулья с высокими спинками по бокам от моего кресла, а этот предатель Этьен аж расцвел и показал мне большой палец правой руки,- мол мы отлично смотримся втроем и к тому же в коронах. А я не знал что предпринять и как сказать девушкам, что уже сделали свой выбор, что мне нужно время что бы свыкнуться с мыслью о том, что место моей Марии рядом со мной займет кто-то другой. Поняв мое состояние девушки притихли. И я самым натуральным образом струсил,- глядя искоса на их счастливые лица я не решился сказать им о принятом решении. Вместо этого я промямлил, что всё остается в силе, как я и сказал утром. Раздался вздох облегчения и вновь улыбки засияли на лицах моих соседок. А вскоре, не обращая ни какого внимания на меня, они начали переговариваться между собой. Разговор касался того, что Анастасии надо будет взять с собой в Нимор в первую очередь. Оказывается, принцесса неоднократно бывала в бывшем султанате и имеет некоторое представление о нем, о быте и нравах этой провинции, предпочтениях в одежде и еде, а теперь она делилась своими наблюдением и опытом с подругой.
  Первоначально я планировал пробыть в Ниморе около месяца, что бы на месте разобраться что там и как, но вовремя вспомнил, что через неделю должен состояться пир по случаю моего возвращения и пригорюнился,- времени катастрофически не хватало. - Миледи,- обратился я к Марии, прерывая их разговор,- соблаговолите по прибытию в столицу сообщить всем заинтересованным лицам, что пир переносится и будет объединен со свадебными торжествами. Вернуться я планирую по истечении месяца, исходя из этого и будем планировать все мероприятия. Можете также сообщить, что княжна Настёна Венвин удостоена мною титула герцогини Ниморской и носит теперь гордое имя Анастасия и что я лично решил сопроводить её в новые владения, с вашего разрешения конечно.
  Как быстро несколько сказанных слов меняют человека,- Мария величественно склонила голову, давая понять, что она всё услышала и передаст, - настоящая королева, а Анастасия в очередной раз покраснела и потупилась.
  Только через два часа герцогиня была собрана и готова отправиться со мной. Нас провождало всё население Радужного замка, а я заметил несчастное лицо графа Палантин, женатого на сестре Анастасии и подозвал его к себе.
  - Граф, сколько человек вы можете взять с собой в Нимор, если выступить немедленно?
  - Со мной одиннадцать моих вассалов и две сотни всадников из числа охраны замка и моей свиты.
  - А вы не оставите замок без присмотра? - Ну что вы, ваше величество, да и князь Венвин присмотрит, они как раз собирались вместе с супругой навестить нас и погостить недельку. Я у них вместо сына, а уже мой сын унаследует титул князя и грозное имя Венвинов. Хотя теперь, в свете последних событий даже и не знаю...
  - Не волнуйтесь граф, герцогиня Ниморская и её дети или потомки, ни при каких обстоятельствах не будут претендовать на титул князя. Готовьте своих людей, лошадей оставите здесь, мы начнем выдвижение через полчаса.
  Началась обычная в таких случаях суматоха,- а не забыли,... а взяли,... точно положили,... а где это я его не вижу?...
  Первым через проход пошел Этьен, которому наконец то удалось оторваться от леди Элионоры, за ним около сотни варваров, которых князь Венвин безбоязненно предоставил в мое распоряжение, посетовав, что сам лично не сможет меня сопровождать и насладиться счастьем своей младшей. За ними проследовали мы с Анастасией и затем отряд графа Палантин.
  У меня сложилось такое впечатление, что в Ниморе время остановилось. Такое же яркое солнце, тягучая жара, легкий ветерок на террасах, ленивые и неторопливые слуги, хотя было видно, что к моему прибытию готовились. Это я понял по тому, как пара варваров лениво хлестала плетьми привязанного к столбу дородного мужичка, который костерил их на чем свет стоит и грозил жалобой самому смотрителю золотоносных шахт. Впрочем на варваров это ни какого впечатления не производило и они продолжали махать своими плетками.
  - За что его? - поинтересовался я. - Сказал, что никакие короли ему здесь и на дух не нужны, а вот лорд смотритель может оскорбиться за то, что его дворец занял какой-то самозванец.
  - И что его мучить плетьми, - повесьте вон на том дереве и дело с концом, - мое распоряжение тут же было выполнено и вскоре толстое тело уже болталось на веревке прямо на внутренней площади дворца. И вот тут слуги действительно забегали, правда ещё двое пытались что то говорить о гневе какого то лорда Гарона, но и их быстро повесили на том же дереве.
   Я приказал поднять над дворцом свое знамя, - символ моего нахождения здесь и сигнал, если его конечно не забыли, для потомков осевших варваров, прибыть с оружием по первому зову.
   Анастасия с ужасом смотрела на повешенных и зябко поводила плечами. Пришлось разъяснять ей очевидные вещи: - Здесь люди устроены так, что понимают только силу. Я сразу же показал, кто в королевстве хозяин и что церемониться ни с кем не буду. Видимо слишком вольготно живется некоторым знатным сановникам вдали от твердой королевской руки, но ничего, порядок я наведу здесь быстро. Пойдемте лучше сударыня посмотрим покои и я покажу вам дворец,- отныне он ваш, за исключением моей королевской половины....
  Весь день ушел практически на то, что бы обойти все помещения, восстановить всё в памяти и осмотреть те изменения, что произошли за время моего отсутствия. Леди Анастасия не отходила от меня ни на шаг, лезла за мной во се щели и дырки, во все двери и комнаты. Я удивлялся той настойчивости и дотошности с которой на всё осматривала и расспрашивала меня. Только потом я понял, что девушка просто панически боится остаться одна в незнакомой обстановке. Ведь она даже служанку с собой не взяла, хотя одним человеком больше, одним меньше, это было моим упущением и мне предстояло его устранить. Усадив леди за обеденный стол и испросив разрешение ненадолго отличиться, я чуть ли не бегом отправился в свои покои, активировал проход и, в сопровождении неотлучных двух охранников, вернулся в Радужный замок. Моё появление встретили с некоторой тревогой, но быстро успокоились и засуетились, как только я объяснил, что леди требуются её доверенные служанки, - таких, почему-то, набралось целых пять, пришлось забрать их всех и провести через проход. Наградой мне была радостная улыбка Анастасии и её зардевшиеся щеки.
  Сразу же после обеда девушки ушли готовить личные покои, а я наконец смог выбраться в сокровищницу. Дверь в подвал оказалась закрыта и мне пришлось довольно долго стучаться, прежде чем я различил шаркающие шаги и недовольный, ворчливый голос, который что-то там бубнил о нетерпеливой молодежи, отсутствии выдержки и уважения к старшим. Как только дверь открылась, я подхватил старичка казначея и смеясь закружил его.
  - Отпусти чертяка, все кости помял,- но голос его звучал радостно и весело,- он меня узнал, да и корона была достаточно приметной.
  - Старче, как же я рад тебя видеть в добром здравии!
   -Вернулся гулёна? Такую девку упустил,- я опустил хранителя и тяжело вздохнул,- Да знаю, что заноза в сердце на всю жизнь, и наверное не раз себя уже обругал последними словами, что не взял её с собой. Но жизнь то продолжается. Вон у тебя теперь две красавицы.
  - Вот по этому я и пришел посоветоваться старче, - и уже обращаясь к охране,- Ребята, постойте тут в дверях, а мы немного прогуляемся. - Так вот старче, не по-людски как то получается. Не принято у нас иметь двух жен, а иметь жену и любовницу мне мое воспитание не позволяет. Да и не лежит у меня сердце к ним.
  - Эх молодо - зелено,- сердце у него к ним не лежит, а о девушках ты подумал? Это ж какая редкость, когда корона реагирует на сильные чувства. На моей памяти лет за пятьсот, а то и больше только у тебя и засветилась. Ты думаешь откуда пошел закон разрешающий иметь четырех жен? От древних, они себе жен выбирали только с помощью девы любви, вот и повезло одному,- сразу четыре. Так ради этого специальный закон приняли и все древние единогласно проголосовали за него, так как ценили искренние и сильные чувства. Да и в твой род надо новую и свежую кровь влить, а то измельчали Тюдоры, измельчали, перестали творить великие дела, остановились в развитии и почивают на лаврах. А две жены, - поступи следующим образом: короны передай в ваш храм, разреши взять вторую жену только тому, у кого короны засветятся, сам будешь неприятно удивлен тому, с чем столкнешься.
  - Старче, у многих и с одной то женой проблемы возникают, особенно после того как пройдет некоторое количество лет, а тут две. Да и как они между собой ладить будут?
  - А вот за это ты волноваться не должен,- ладить будут, да ещё как. Прежде чем указать на ту или иную, дева проверяет их досконально, как она это делает - не знаю,- секрет древних, но ещё ни одной ошибки не было. И поладят и очередность назначат, и на пару пилить будут,- хранитель улыбнулся, что то вспоминая.- Ты о другом сейчас думай,- золото перестало поступать в казну. Смотритель шахт, кажется Гарон, свой карман путает с королевским. Многих здесь купил, ещё больше запугал, он даже в королевском совете имеет своих людей. Вот что значит - не было крепкой руки. И присмотрись к Гаспару,- темнит он что то в последнее время, слух прошел кого то из своих хочет на трон возвести. Да, и пока не забыл, тут тебе Вамп оставил большое послание, прочитай и изучи внимательно. Это самое малое, что он может сделать для королевства, что бы хоть как то загладить свою вину. Знал стервец, что произойдет, и все равно потащил тебя с собой.
  Мы дошли до одной из дверей и хранитель ударил по ней ногой. Дверь со скрипом открылась, в куче золотых изделий и всякой женской дребедени, что валялась навалом, он отыскал небольшую шкатулку,- Держи, свадебный подарок невесте, он потом, когда почувствует вторую корону создаст ещё один такой же гарнитур для Марии. С обрядом не затягивай, а над этим хорошенько посиди,- и прямо из воздуха он выудил достаточно толстую книгу, от которой отходил какой то тонкий шнурок,- Этот проводок с клипсой вставишь себе в ухо, он позволит лучше запоминать прочитанное. А теперь ступай, девчонка заждалась. Завтра с утра жду тебя...
  Я не удержался и ещё за ужином заглянул в послание Вампа: - "Инструкция по пользованию турболетом адаптированная для примитивного разума наших потомков" Я не считал, что разум у меня примитивный, но эту несуразицу проглотил...
  Сразу же после ужина я приказал доставить ко мне местного судью и священника. Видимо "висюльки" на дереве убедили их, что со мной лучше не спорить и тут же был проведен укороченный свадебный обряд с Анастасией по законам Нимора и по церковным канонам.
  - Настоящая свадьба состоится в Кроне,- пояснил я девушке,- Всё таки я решил, что у меня будет две законных жены с равными правами и обязанностями. А обряд нужен здесь для того, что бы злые языки не могли упрекнуть тебя ни в чем предосудительном,- мол соблазнила короля, а потом женила его на себе....
  До поздна я "читал" послание Вампа в наших покоях. Шнурок действительно здорово пригодился. Если у меня возникали вопросы, а они возникали, то в голове сразу же звучали ответы, а все прочитанное прекрасно откладывалось в памяти, словно я уже знал всё это до этого прочтения, а сейчас только вспоминал. От книги меня оторвал женский голос: - Милорд, госпожа уже давно ждет вас в опочивальне.
  Действительно, не хорошо как то получается,- молодая жена, первая брачная ночь, а я тут с посланием сижу. С неохотой отложив книгу, я встал, сладко потянулся и решительно направился в спальню, на ходу снимая проникатель и клинок с пояса. Анастасия сидела перед зеркалом и расчесывала волосы. Не смотря на ночную жару, на ней был одет не легкий пеньюар, а толстый ниморский халат. Увидев что я зашел в помещение, она тут же встала, задула свечи перед зеркалом, оставив только небольшой светильник и быстренько раздевшись тут же юркнула под одеяло.
  - Миледи, а жарко не будет? В мою бытность здесь было принято спать только под кисейным покрывалом, так как более или менее прохладно станет не раньше чем через пару часов.
   Девушка ничего не ответила и только ещё глубже зарылась в одеяло. Что бы не смущать её я подошел и задул последний светильник, благо полная луна давала достаточно света через открытые окна. А вот то, что они были открыты настежь,- был непорядок. Пусть это был и второй этаж, но в целях безопасности их стоило закрыть, что я через некоторое время и сделал. Интересно, а куда делись решётки, при мне они были, надо будет с утра распорядиться, что бы их установили заново.
  Я не успел ещё лечь, как горячие женские руки обхватили мою шею и прижали голову к себе. Такой прыти я не ожидал. Мне представлялось, что придется долго и упорно, преодолевая стеснение девушки снимать с неё ночную сорочку, целовать и ласкать, что бы она хоть немного успокоилась и перестала волноваться перед неизбежной близостью, и хотя мое сердце было по прежнему к ней равнодушно, желание возникло и стало разгораться всё сильнее и сильнее....
  - Как же долго я мечтала об этом, как часто в моих снах ты обнимал меня, говорил ласковые слова, а всё произошло так быстро и неожиданно. Я что уже женщина? Я стала твоей настоящей женой?
  - Извини, я не смог сдержаться... -Да нет, всё в порядке, просто я как то странно себя чувствую. Вроде что то изменилось, а вроде я осталась прежней. Так и должно быть?
  Я провел пальцами по её золотисто смуглой коже, чувствуя как она вздрагивает и прижимается ко мне всё сильнее и сильнее,- Не надо так делать, от твоих прикосновений я теряю остатки своей воли, а то нехорошо, когда мне "это" нравится....
  - Теперь можно спать?... А если ты опять захочешь?... Ой, уже светает...
  - Спи, здесь действительно очень рано светает, зато и темнеет рано, так что несколько часов на отдых у тебя есть.
  ...Вот уж не думал, что всё так получится,- словно на улице я нашел бездомного котенка, принес его, отмыл, накормил, а он вдруг доверчиво признал во мне своего хозяина и выгнать его опять на улицу,- значит предать самого себя, расписаться в собственном бессердечии и черствости. Спи Настёна, какую то частичку моего сердца ты уже отвоевала....
  Утро застало меня за чтением и запоминанием книги. Процесс шел достаточно быстро и до завтрака я успел прочитать её всю. Конечно были некоторые моменты, о которых следовало расспросить казначея, но в целом я уже понял, как можно управлять турболетом, что бы очень быстро перемещаться на далекие расстояния. Осталось только разобраться с вопросами вооружения, так как древним оружие было не нужно, то и их транспортные средства его не имели. А вот мне оно было необходимо, если я хотел по-быстрому навести тут порядок и уложиться в месячный срок, отведенный мною для подготовки свадьбы.
  Первыми словами Анастасии утром были: - Боже, какая же все таки я счастливая, мне так хорошо и радостно на душе. Милорд, а это не сон? Мне можно вас потрогать? - она вскочила с ложа и направилась ко мне, потом пискнула, поняв что на ней из одежды нет ничего и вновь спряталась под покрывало.
  - Можешь называть меня по имени - Тюдор. Для меня это привычнее, чем разные там милорд или мой король, особенно в спальне. - Тюдор, а это честно по отношению к Марии-Изабелле, ну то что мы с тобой уже муж и жена, а она ещё невеста?
  - Не знаю, такие проблемы вам придется решать самим, я же не виноват, что вы вдвоем выбрали меня и даже не спросили моего согласия. Ты лучше скажи, как ты себя чувствуешь? Всё в порядке?
  - Да вроде всё. Ничего не болит, разве вот только до груди дотрагиваться больно...
  - Мне нужно самому убедиться что у тебя всё хорошо, и грудь твою тоже осмотреть....
  - Ах ты хитрец, мог просто сказать, что опять хочешь заняться этим, а не выдумывать бог знает что.
  - А я и не выдумывал, я действительно забочусь о твоем здоровье, если б ты сказала, что у тебя что то болит, то я бы не стал приставать к тебе. Наверное не стал....
   Преимуществом того, что наши покои были на втором этаже было в том, что здесь был бассейн в котором всегда была теплая вода, так что мы ополоснулись после "ночных безобразий", как выразилась Анастасия и через полчаса были готовы к новому дню.
  Ещё перед завтраком я поинтересовался у Этьена, прибыл ли кто по сигналу поднятому на шпиле? Он отрицательно покачал головой и заметил, что ещё рано и первых прибывших на зов следует ждать не ранее завтрашнего утра, а Сампр Палантин добавил, что может даже и вечера, так как наверняка сначала начнутся расспросы, уточнения, а кто то пришлет даже соглядатаев....
   Оставив Настёну после завтрака разбираться с порядком в покоях и близлежащих комнатах, а заодно усилив охрану дворца по периметру людьми Палантина, я отправился к казначею.
  Встретил он меня очередной порцией ворчания: - Ты что так рано? Солнце только встало три часа назад. Не даете старику понежиться в мягкой постели,... - а у меня сложилось стойкое впечатление, что он вообще не спит, однако я терпеливо выслушал его сетования на непутевую молодежь и приготовился задавать вопросы, главным из которых был,- а для чего мне эта инструкция и зачем я её читал и учил? Однако задать мне его не пришлось. Вновь оставив стражу у дверей, мы пошли во внутрь подземелий и вскоре оказались у неприметной двери, пнув которую, казначей зашел в огромное помещение, в котором стояли эти самые турболёты. Я ахнул,- металлические птицы хищно взирали на меня с высоты в два человеческих роста.
  - Хранитель, а ведь это создано не древними. - Ты прав Тюдор, этих чудовищ создали их дети. Они вдруг посчитали себя выросшими из коротких штанишек и способными к самостоятельной жизни, когда родительская опека в тягость, вот и восстали они против существующего порядка. Древним такие механизмы были не нужны, силой мысли они могли переместиться в любую точку. Их дети тоже вначале могли перемещаться, но древние лишили их такой способности или возможности, тогда и появились вот эти ужасные турболёты. Что бы не воевать со своими детьми, древние просто ушли, а дети остались сами по себе. И только тогда они поняли, что ни к самостоятельной жизни они не приспособлены, ни к разумным действиям на благо всех. Из коротких штанишек они так и не выросли. Те кто понял это, ушли вслед за древними, а кто не понял,- ты видел, что с ними стало, в том, нижнем мире.
  - Это псевдовампиры? - Не только, людоеды тоже дети древних, только деградировавшие ещё быстрее, чем вампиры. Беспечная жизнь без продвижения вперед развращает и способствует не только культурному, но и нравственному упадку, а вседозволенность и вера в свою исключительность привели к тому, что нижний мир вымер. Мне странно, но Вамп как то распознал в тебе кровь древних, сильную кровь. Не знаю от кого она тебе досталась, да это и не важно, важно что ты единственный кто может управлять этими механизмами и твой мозг не будет выжжен от обилия поступивших знаний.
  - Значит я смогу быстро передвигаться по земле на этих турболетах? - Не по земле, по воздуху. И ещё, не хотел тебе говорить, но вижу без этого всё равно не обойтись, - на турболетах установлено мощное оружие, ведь они предназначались для войны с древними.
  - Прости хранитель, но почему псевдовампиры не использовали это оружие и не поработили наш мир? - А у них его не было. Всё оружие древние уничтожили перед уходом. Чудом сохранился только этот арсенал и то не потому, что о нем забыли, а именно потому, что древние надеялись, что он может пригодиться их продвинутому потомку. Они уже тогда умели заглядывать в будущее...
   - Прямо как в сказке про волшебный меч, что делал своего обладателя непобедимым и неуязвимым.
  - К счастью, только ты один можешь обладать и управлять этим мечом. Дело в том, что вы тоже пошли по пути неразумных детей древних и если вовремя вас не остановить и не выжечь болезнь каленым железом, вы, со временем, превратитесь в людоедов и вампиров.
  - И что я должен сделать в первую очередь? - Для начала очистить Нимор от тех, кто решил, что личные капризы и обогащение выше государственных интересов, кто золото и богатство направляет только для удовлетворения своих низменных потребностей вместо того, что бы развивать ремесла и науку. Ты заметил Тюдор, что практически ничего не изменилось за те триста лет, что ты отсутствовал? Того толчка, что ты дал, объединив Хрустальное королевство, оказалось недостаточным. Ничего нового не придумано, кузнецы и оружейные мастера как работали примитивными орудиями, так и продолжают работать, крестьяне и пахари свой труд облегчать и не думают, а лордов вполне устраивает такое положение дел. Многие из них боятся всего нового. Даже церковь, что должна была идти впереди всех, и та стала плестись в хвосте, больше думая об обогащении, чем о развитии грамотности и воспитании нравственности среди прихожан. Ладно, хватит теории, поднимайся по этим ступенькам на площадку и не удивляйся, когда окажешься в кабине. Сначала ничего не трогай а внимательно осмотрись, вспомни все то что ты читал и изучал. Трудностей с этим не должно быть. И ещё, можешь обращаться ко мне по имени - я, Ивар.
   Меня и самого охватило нетерпение поскорее попробовать этого страшного зверя - турболета. и я быстро поднялся по ступенькам на небольшую площадку и тут же оказался внутри тесного помещения, которое называется рубкой управления. Я действительно знал обо всём, что в ней находилось и ни какого священного трепета не ощутил, вот что значит - знание.
  - Сядь в кресло и закрой глаза,- голос Ивра раздавался кажется ото всюду. Я послушно сел, почувствовал как на мне застегнулись привязные ремни,- а теперь протяни руки вперед и не открывая глаз, почувствуй рычаги управления. Они специально адаптированы для тебя. Вообще-то этой штуковиной можно управлять силой мысли, но ты к этому пока не готов, так что управление механизировано. Теперь вспоминай всё, чему тебя учила инструкция....
  С меня сошло семь потов прежде чем я привык с закрытыми глазами нажимать на нужные кнопки и тумблеры. Затем мне пришлось снять свою корону и вместо неё натянуть на голову какой то смешной шлем, который служил явно не для защиты, правда мне понравилось то, что перед глазами образовалось окно, на котором я мог видеть всё, что происходило впереди и сзади турболета. Эта штука называлась визир и тоже служила для управления турболетом. До самого обеда я упражнялся, пока Ивр не посчитал, что для первого раза совсем неплохо, и не отправил меня подкрепиться, с наказом после обеда сразу же вернуться к нему.
  Мне пришлось вернуться в свои покои что бы там переодеться, но не тут то было,- меня тут же отправили в бассейн смывать свой пот. Анастасия заявила, что от меня пахнет чем то чужим и непонятным, но на её расспросы я не повелся и гордо хранил молчание.
  Мои мучения в кабине продолжились до самого вечера, и только когда стемнело, мне было позволено опробовать турболет в деле. Оказывается взлетать и садиться в ангар он обучен самостоятельно на каком то там автопилоте, так что я просто-напросто оказался в темном небе, где вокруг меня блистали тысячи звезд, а внизу еле-еле угадывались огоньки факелов моего дворца. Управлять турболетом мне понравилось, словно я сидел на послушной лошади, которая даже предугадывала мои команды. Правда долго полетать мне не дали и, послушный команде этого бессердечного автопилота, турболет оказался в ангаре.
  К вечеру ни один из потомков пожалованных мною варваров на мой зов не прибыл. Этьен заметил, что чувство верности данному слову и когда-то принесенной клятве - отсутствует.
  - Это даже к лучшему, я давал им эти земли в ленное владение, я их у них и заберу. В отличии от феода, который я даровал в наследственное владение, ленное подразумевает мое право в случае невыполнения клятв и присяг, забрать его и передать другому. Ждем до утра, и если ничего не изменится, приступим к освобождению земель и имущества от нерадивых вассалов.
  - А не мало ли у нас сил для этого? - поинтересовался Сампр. - Для осады даже незначительно укрепленного замка нужно как минимум три сотни воинов, а добровольно ни один из ленников свои владения не вернёт.
  - А мне и не надо, что бы они добровольно возвращали. Я хочу преподать урок и я его преподам.
  - Милорд,- подал голос Этьен, - сколько человек готовить к выступлению? Двух десятков хватит?
  - Вполне, хотя лучше возьми три, я думаю за завтрашний день мы пару владений успеем вернуть под свою руку. Да подбери резвых лошадей, что бы от замка к замку можно было быстро перемещаться....
  Эту ночь мы спали в разных спальнях, так как Настёна все таки решила, что она должна придерживаться некоторых правил и не получать дополнительных преимуществ перед Марией-Изабеллой.
  А утром меня ждал сюрприз...
  
  8.
  
  Как только я изволил проснуться и одеться, так сразу же стали поступать сведения о приближении нескольких воинских отрядов. Причем некоторые были на лошадях, а некоторые на верблюдах, из чего я сделал выводы, что это пустынники, или их потомки.
   За завтраком Этьен с улыбкой сообщил, что за ночь под стены дворца прибыло более трех сотен воинов во главе со своими господами, и ожидается прибытие ещё около полутора тысяч, так как мои вассалы добираются из разных мест. Но есть и такие, которые не только не прибыли сами, но и не отправили свои дружины в мое распоряжение. Настёна с тревогой смотрела за нашими приготовлениями и даже всплакнула. Она почему то посчитала, что виновата в том, что я покидаю дворец, якобы из-за того, что мы провели ночь раздельно. Глупая. Пришлось разъяснить ей, что я король и у меня есть некоторые обязанности, которые я должен выполнять....
  - Этьен, а кто не прислал из ближних, до которых не так далеко добираться?
  - Лорд Тинтук, которому один из ваших потомков даже присвоил титул барона. Он один из самых крупных землевладельцев в Ниморе и под его знамена может собраться более пяти тысяч воинов в течении двух - трех дней.
  - Вот и прекрасно, с него и начнем. Составь в учтивых выражениях мое требование немедленно освободить ленное владение за несоблюдение вассальной клятвы и присяги. Он и его семья с собой могут взять только носимые вещи и убираться ко всем чертям. Сколько от нас до его замка добираться?
  - Местные говорят не более пяти часов неспешного передвижения.
  - Вот и прекрасно, срок ему до двух часов по полудню, после я применю силу. Как будет готово, принесешь мне бумагу на подпись и отправь гонца с наказом особо не торопиться, но прибыть хотя бы на час раньше нашего отряда.
  - А что делать с теми, что прибыли под ваши знамена? - поинтересовался Сампр.
  - Проверь их готовность к походу, экипировку, отбери самых лучших, а остальных отправь обратно. Мне для выполнения моих планов понадобится отборная тысяча, вот вам граф и заниматься её формированием, пока я буду решать свои проблемы. И держите своих воинов в готовности,- не исключено что под личиной моих вассалов могут прибыть и наши враги.
  Настёна ждала меня у входа золотохранилище, её лицо выражало решительность и непреклонную волю,- Я пойду с тобой. Я должна знать, где ты пропадаешь целыми днями и что у тебя за дела такие в этом подвале.
   Я даже не успел ничего ответить, как дверь открылась и появился хранитель Ивар.
  - Ваше величество, позвольте я сам покажу вам всё, а милорд в это время сходит за подарком для вас, который он так долго отбирал и из-за спешки и желания поскорее вернуться к вам, оставил его вчера здесь.
  - Подарок мне?- по тому ка это было сказано, стало ясно, что молодую леди не очень баловали вниманием,- Тюдор, это правда? - Постой здесь, я его сейчас быстро принесу.
  - Милорд, он в соседней комнате на полке, вы его вчера туда положили...
  Шкатулку я нашел быстро и даже не заглянув в неё, вернулся к Анастасии,- Вот, извини, если что не так, но я ещё не знаю твоих вкусов, надеюсь тебе понравится,- мне было интересно самому, что там внутри, но заглядывать через плечо я не решился.
  - Ах, какая красота, Тюдор ты просто прелесть. Я всегда мечтала иметь нечто подобное. А здесь зеркало есть? А где я могу примерить?- на свет были извлечены изумительные серьги, которые сами по себе светились разными огоньками, а внутри камня то появлялся, то исчезал какой то узор. Там же, в шкатулке на золотой цепочке висел такой же переливающийся и светящийся кулон, а также небольшая диадема.
  - Самоцветные камни, их находят в глухих уголках пустыни Сантир,- пояснил хранитель,- вам, миледи стоит ещё взглянуть вот на эти украшения. Жаль что у меня здесь не предусмотрены зеркала, так что вам лучше всего их взять с собой в покои и там в спокойной обстановке примерить.
  - Тюдор, долго не сиди в подвале, но и особо не торопись, я хочу подобрать платье к такой красоте...
  - Главное,- вовремя перенацелить кипучую энергию девушки, что бы она не мешалась и не путалась под ногами, а для этого нет ничего лучше, чем женские украшения,- нравоучительно проговорил казначей, а затем без всякого перехода,- наверху не спокойно, слышу шум боя. Миледи, миледи, постойте, у меня для вас есть ещё один подарок,- чувствительный толчок в бок вывел меня из некоторой оторопи.
  - Анастасия, не торопись уходить, у хранителя нашей казны есть подарки и для твоей подруги, помоги отобрать ему нужное....
  А на верху действительно во всю кипело нешуточное сражение. Воины Венвина и Палантина схлестнулись в рукопашной схватке с несколькими отрядами прибывшими под мои знамена. Именно они атаковали мой дворец, пытаясь проникнуть во внутрь. Численное преимущество было на стороне нападавших, однако воинская выучка и мастерство было на стороне охранной сотни Венвина. В первых рядах нападающих выделялся рослый воин в богатой кирасе, который умело орудовал длинной шпагой и теснил своих соперников.
  - Король, король ,- пролетело по моим воинам. - Кто такой и как посмел напасть на сюзерена! - вместо ответа от моей груди отлетел арбалетный болт, порвав мой камзол. В одно мгновение проникатель оказался в руке и я начал стрелять в нападавших. Первым пал их предводитель и его ближние воины, а потом я начал расстреливать всех остальных, держа краем глаза того гада, что стрелял в меня из арбалета. Как только он перезарядил свой самострел, я выстрелил лучом ему по ногам, в один миг превратив в неподвижную кучу дерьма, которая верещала от боли.
   Через некоторое время всё было кончено. Допрос пленных по горячим следам показал, что это были люди барона Тинтук и возглавлял нападение его сын.
  - Вот гад,- выругался Этьен,- заранее все предусмотрел и попытался использовать ситуацию.
  - А что это ему дает? - поинтересовался я, хотя некоторые догадки у меня уже появились.
  - Пленив короля, он мог диктовать свои условия вам милорд, хотя возможно он действовал по поручению третьего лица или лиц. Только не понятно, как быстро и от кого он узнал о нашем возвращении? Милорд, а вы больше ничего не слышали о других проходах в Нимор?
  - Думаю здесь дело не в новых проходах, их просто напросто не существует, иначе Вамп бы предупредил. Думаю кто то получил доступ к некоторым вещам древних и научился ими пользоваться для быстрой передачи сообщений. Кстати, что с другими отрядами прибывшими под стены дворца?
  - Да ничего, - ставят лагерь, обустраиваются. Они, по моему, и о нападении ничего не знают. А этот Тинтук точно всё рассчитал, получается он ещё вчера отправил свой отряд сюда, они все разнюхали, разузнали и решились на нападение.
  Ну что ж теперь наш ход,- я подошел к раненому арбалетчику, что постанывая от боли корчился на земле.- Кто отдал приказ стрелять в меня? Скажешь правду, сохраню жизнь, будешь лгать, под пытками всё равно всё расскажешь...
  Я ждал ответа, но стрелок молчал и только зыркал глазами в разные стороны. А что если среди моей свиты есть предатель и арбалетчик его знает и тот сейчас находится у меня за спиной? Я резко развернулся и пристально всмотрелся в окружающих меня людей. Здесь был Этьен, четвёрка моих охранников, управляющий дворца и смещенный мною начальник стражи. Вот эти два последних и вызвали у меня подозрение. В это время ко мне подошел Сампр в сопровождении своих вассалов.
  - Граф,- обратился я к нему,- арестуйте этих двоих, поместимте каждого в отдельную комнату без окон и приставьте надежную охрану, у меня к ним есть некоторые вопросы.
  Как только управляющего и начальника стражи скрутили и увели, я вновь обратился к стрелку: - Теперь можешь говорить, здесь только мои люди.
  - Убить короля приказал сам барон, а ему пришло распоряжение через кристалл из столицы с описанием внешности короля. Умерщвлению так же подлежат одна или две спутницы короля, если таковые окажутся во дворце,- стрелок облизал губы и исподлобья посмотрел на меня.- Кроне меня есть ещё несколько человек, которые получили точно такой же приказ от барона,- проникнуть во дворец и нанести удар. Кто они - я не знаю.
  - Что за кристалл и где он хранится? - Не знаю, просто все так говорят,- дескать барон может переговариваться с высокопоставленным господином из столицы с помощью кристалла....
  - Что ж, ты заслужил жизнь, а кого из этих двоих ты испугался?
   - Управляющего, он частый гость в нашем замке, да и начальник стражи тоже бывал у господина барона, а ещё с ними изредка приезжала очень красивая женщина со злым выражением лица, которая ими распоряжалась, но кто она такая и откуда - я не знаю. - Мы с Этьеном переглянулись,- неужели уцелевший псевдовампир? Описание очень походило на тех, с которыми мы уже сталкивались когда-то. Если это так, то моему другу придется срочно заняться подбором людей в свой отряд и их подготовкой.
  Негласная проверка дворцового комплекса чужаков не выявила, но слова арбалетчика сделали своё дело,- я стал опасаться за жизнь Анастасии. Когда я вернулся в казнохранилище, герцогиня ещё крутилась возле небольшого зеркальца, примеряя то одни, то другие драгоценности и куча отложенных безделушек уже достигла внушительного размера,- Тюдор, как ты думаешь, Марии-Изабелле это понравится? А что лучше, это или вот это?
  - Настёна, ты что, всё это отобрала для принцессы? - Конечно. Мне это не нужно, я носить их не приучена, а у неё не так много красивых вещей как хотелось бы. Она сама мне об этом говорила. А здесь всё изыскано очаровательное. Как думаешь, вот эти подвески подойдут под цвет её глаз?
  - Не знаю, я в этом не разбираюсь,- а на самом деле я просто не помнил, какого цвета глаза у Марии, мне это было как то безразлично.
  Когда мы вышли из подземелья, площадь перед дворцом уже прибрали, трупы унесли, а пятна крови засыпали свежим песком, однако молодая леди всё таки что то заметила или почувствовала: - Здесь пахнет кровью и мне страшно. Я сделал вид, что не расслышал её слов и попросил заняться меню обеда и ужина, так как сам собираюсь навестить лагерь прибывших под мои знамена отрядов. На том мы и расстались,- она пошла в свои покои но уже в сопровождении охраны, а я отправился на допрос обоих своих придворных. Думаю что примерка женских украшений займет у неё достаточно много времени и она не очень заметит моё отсутствие.
  Этьен принес мне послание Тинтуку, составленное в резких выражениях, от себя он добавил, что тот лишается титула барона и права считать себя благородным по происхождению. Мельком просмотрев, я подписал и скрепил свиток своей личной печатью.
  - Отправляй гонца, но пусть он сам в замок не лезет, а с кем-нибудь передаст наше послание, через час отправляй туда отряд, к его прибытию под стены, я уже буду там. Командира отряда представишь мне, я дам ему некоторые указания, а сам занимайся подготовкой своей ударной группы, возможно она скоро понадобится.
  Первым я решил допросить бывшего начальника дворцовой стражи. Как я и ожидал, этот прожженный вельможа, ничего общего не имевший с воинским искусством, сразу все стал отрицать.
  - Да, действительно, я неоднократно навещал барона и даже гостил у него по несколько дней. Это одно из немногих доступных в этой глуши развлечений. К тому же у барона дочь на выданье, а у меня всего две жены и третья, молодая, мне не помешает. В этом нет ничего предосудительного, ведь барон единственный придворный в округе, который соответствует моему высокому статусу и положению.
  - А кто та красивая женщина, с которой вы неоднократно бывали у барона? Одна из ваших жен?
  По тому, как арестант судорожно дернулся, мой вопрос застал его врасплох и он не знал что ответить. Через несколько мгновений он нехотя произнес,- Нет, это не моя жена и даже не наложница, это, как бы поделикатнее сказать,- подруга управляющего дворцом, на которой он собирается жениться, так как его вторая жена скоропостижно скончалась от неизвестной болезни после путешествия в пустыню,- он оживился,- Представляете, её привезли всю высохшую как будто она несколько дней висела под палящими лучами солнца,- кожа и кости. Она даже говорить не могла а только мычала. Бедняжка, через два дня она умерла, а лорд Инка овдовел в третий раз. Не везёт ему с женами.
  - Что ж, мне всё понятно. Повесить его,- отдал я распоряжение одному из сопровождавших меня свитских, - как предателя замышлявшего покушение на жизнь короля. А всё его семейство вымести из дворца поганой метлой, а будут артачится, то повесить всех рядом с ним. Благо деревьев здесь хватает. Всё какое то разнообразие в этой скучной жизни.
  - За что, мой король? Это всё наветы моих недоброжелателей.... - Наветы говоришь? А кто передавал сведения Тинтуку о составе и количестве моего отряда? Кто сообщил ему об открытии прохода в Радужный замок? И ты ещё спрашиваешь - за что?
  - Это не я, это всё управляющий, я только выделял людей в качестве посыльных и гонцов, это его надо повесить....
  Я ещё долго слышал вопли приговоренного о пощаде, пока его тащили длинными коридорами.
  Управляющий лорд Инка встретил меня затравленным взглядом исподлобья.
  - Тебе есть что сказать в своё оправдание перед смертью? - ответом мне было молчание.- Что ж, мне и так всё ясно. За твое предательство ответишь не только ты, но и вся твоя семья. Они будут казнены, но перед смертью, все твои женщины, жены и дочери, если таковые есть, пойдут на потеху моим воинам, а через три дня их посадят на кол. Сыновьям и мужчинам твоего рода повезло больше,- сыновей вывезут в пустыню, там распнут на кольях и оставят для лакомства ночным хищникам, а всех остальных просто напросто сбросят со стены дворца в ров и оставят там умирать, если конечно они сразу не разобьются насмерть. Из-за тебя, тварь, погибло шесть моих воинов, так что тебе уготована особая смерть. С тебя живьем будут снимать лоскутки кожи, но делать это будут аккуратно, что бы ты раньше времени не умер от болевых ощущений, ведь ты должен увидеть, как гибнет вся твоя семья, как опозоренных твоих женщин будут сажать на кол, ты посмотришь на то, что останется от твоих сыновей в пустыне. В общем это будет ещё то развлечение....
  - Она придет к тебе и отомстит за меня,- его голос сорвался на визг,- она выпьет всю твою кровь и насладится вкусом твоего мяса и мясом твоей девки. Через два дня ты станешь покойником, ибо только она вправе быть королевой и даже лорд Гарон - смотритель шахт и тот признал её право на трон Нимора....
  Моя провокация удалась, я заставил его проговориться. Значит появление псевдовампира следует ждать через два дня. Времени больше чем достаточно, что бы достойно подготовиться к встрече и разобраться с бывшим бароном в назидание другим. Что ждать от псевдовампиров я уже знал, к тому же я был уверен, что никто не поверит в мое возвращение через триста с лишним лет, так что особых мер предосторожности она вряд ли предпримет....
  Только через три часа, как вышел отряженный мною отряд к замку Тинтука, я спустился в хранилище и прошел к ангару. Вскоре я был в рубке управления турболета, а как только на голове оказался шлем, раздался голос Инвара: - Я не берусь советовать моему королю, но расправа с Тинтуком должна соответствовать прошлой славе кровавого завоевателя, что мечом и огнем покорил "славных и гордых сыновей Нимора" - именно так говорят в народе. Не переусердствуй мой король,- зачем уничтожать и разрушать то, что потом может пригодиться. Используй не разрушительную силу священного огня, а резонатор. Он уничтожает только всё живое, что попадает под действие его луча и настроен на разрушение белковых тел. На псевдовампиров он не действует, ибо их белковое строение изменено до неузнаваемости,- они продукт более поздней эволюции и появились после того, как резонаторы были созданы. Их надо уничтожать старым дедовским способом - усекновением головы или огнем. А теперь - с богом....
  О, это упоительное чувство полета, когда хищная птица то стрелой пронзает небо, то молнией летит к земле. Интересно, а как турболет знает куда лететь, он что читает мои мысли? Надо будет поинтересоваться у Ивара,- он что то там говорил о возможности управлять им с помощью мыслей, но это так дико звучит, что я в это не поверил, а видимо зря.
  Механический голос произнес: - Включен режим невидимости, оружие приведено в состояние готовности к применению, напоминаю, во мне действует правило сильной руки,- правая рука вызывает всепоглощающий огонь, левая разрушение белковых тел.
  Замок открылся неожиданно, даже вид сверху поражал своими размерами и монументальностью. Чувствовалось, что над ним работали не одно столетие. Крепостные стены были высоки и толсты, надвратные башни по своим размерам не уступали угловым, ров присутствовал, но он был без воды, зато на дне блестели острые штыри и наконечники копий. Интересно, от кого это барон собирался защищаться? Я снизился и завис над площадью внутри дворца. Там стояла группа богато одетых людей и размахивала руками, что то живо обсуждая. Включив внешние системы мне стали слышны их голоса.
  ... Что этот королишка о себе возомнил? Он что, собирается указывать мне, барону Тинтуку, как мне жить и как поступать? Да я его в верблюжий помет превращу, растопчу и не замечу. Возомнил себя повелителем Хрустального королевства? Истинные повелители это мы, у нас реальная власть, а королевская вольница давно уже кончилась. Что ещё написал этот спесивый дромедар?
  Тут же услужливый голос оттараторил заключительную часть моего послания, где говорилось об изгнании без права использования любого имущества.
  - Что слышно об отряде моего сына? Пора бы уже первым вестям достигнуть стен нашего замка. Наверное мой мальчик развлекается с королевской подстилкой и не торопится радостными вестями порадовать отца,- кто то подобострастно захихикал. Как раз в это время на площадь вбежал воин в запыленных одеждах: - Беда мой господин, ваш сын погиб, а весь его отряд разгромлен, спастись удалось только мне и ещё одному и то только потому, что мы получили ранения в самом начале схватки с королевской охраной. Ваш человек стрелял в короля и попал ему прямо в сердце, но болт только отлетел от него, не причинив ни какого вреда. Ваши друзья во дворце арестованы, а король, во исполнение своей воли, выслал к вашему замку свой отряд в тридцать пять воинов. Скоро они будут под вашими стенами.
  - Он что издевается надо мной? Да что бы взять мой замок и пятидесяти тысяч будет мало. Арсен, готовь мою дружину, я покажу этому выскочке истинную силу Тинтуков. Он ответит мне за смерть моего сына своей собственной жизнью.
  - Не знаю, показалось мне или нет, но барон особо не горевал, видимо какие то трения между отцом и наследником уже возникли. Поднявшись выше я вдалеке заметил небольшое пыльное облачко, это неторопливо приближался мой отряд. Вскоре, следуя моим инструкциям, они остановились у небольшого ручейка и стали поить и кормить своих лошадей. Всё это делалось в виду стен замка и носило демонстративный характер,- типа, никакие стены вам не помогут, вот сейчас отдохнем и наведем у вас королевский порядок.
  Со скрипом открылись ворота и опустился подвесной мост, металлическая решетка натужно поднялась вверх, открывая дорогу баронской дружине. Более сотни всадников в полном вооружении выметнулись на дорогу и во весь опор понеслись в сторону моего отряда. Дождавшись, когда они попадут в сектор поражения резонатора, я нажал на кнопку. Увиденное меня поразило,- и люди и кони буквально исчезали на глазах, растворяясь в воздухе, а на их месте образовывались бурые пятна какой то пыли, которые под действием ветра были разнесены по траве и придорожным кустам. Мой турболет, по прежнему невидимый подлетел, к воротам и я вновь нажал на кнопку. Потом я прошелся вдоль всех стен и башен, хозяйственных построек, за исключением конюшен, и в самом конце завис над казармой охраны. Не тронутым оказался только сам замок и его внутренние помещения.
  Мои люди неторопливо оседлали коней и так же неторопливо направились к открытым воротам. Из парадных дверей замка со шпагой в руках выскочил ошалевший барон с десятком своей личной охраны, но полнейшая тишина и полное отсутствие гарнизона, слуг, челяди так его напугали, что он вновь спрятался внутри, бросив свою охрану наружи. Резонатор и их отправил в мир иной, оставив на земле только их доспехи и оружие, да прочие мелочи, которые он не мог разрушить.
  Я опустил турболет на площадь, вышел из него и в режиме невидимости поднял его над землей. Наверное это смотрелось очень красиво и неожиданно,- из ниоткуда появляется король в слегка порванном камзоле, садится на седельный камень,- дань старине, и спокойно ждет прибытия своего отряда. А вот и он. С десяток воинов, тут же спешившись, направились к конюшне и на хозяйственный двор, и через полчаса несколько запряженных телег отправились собирать оружие баронской дружины. Остальные воины проверяли все помещения за пределами самого замка и, как я и предполагал, никого не обнаружили. Продолжая сидеть метрах в пятидесяти от парадной двери я ждал, когда у барона не выдержат нервы и дождался. Двери распахнулись и около трех десятков охранников, слуг и лакеев, вооруженных как и чем попало, отчаянно крича кинулись на нас.
   В дело вступили арбалеты и луки моих всадников, а так же мой проникатель. Вскоре все было кончено. Ни одному не удалось уйти и вернуться в замок. Парадная дверь по прежнему сиротливо стояла нараспашку, словно приглашая нас войти во внутрь. Послышался топот копыт и во внутренний двор влетел десяток разгоряченных всадников. Я резко обернулся, готовый к немедленным действиям, но это был Этьен. Вот стервец, уже успел набрать себе отряд и поспешил за мной.
  - Я не опоздал, или всё интересное уже закончилось? - Не опоздал, мы провели только внешнюю зачистку, во внутрь не заходили. Найдите мне барона, но сами против него ничего не предпринимайте. Готовы? Тогда пошли.
  Внутренние помещения встретили нас напряженной тишиной, мой отряд разбился на небольшие группы и стал проверять одну комнату за другой на первом этаже. Я терпеливо ждал возле парадной лестницы, продолжая надеяться, что барон, как настоящий мужчина, выйдет мне на встречу. Однако моим надеждам было не суждено сбыться. По лестнице никто не спустился. Вскоре поступил доклад, что первый этаж весь пуст за исключением кухни, где были найдены четыре испуганные поварихи, которые ни о чем не знали и не догадывались. Блокировав боковые лестницы мы поднялись на второй этаж и вновь началась зачистка помещений. Как я понял, это был этаж для гостей и приближенных вассалов барона. Здесь нас ждала более ценная добыча в лице нескольких слуг и дворян, которые трусливо прятались в разных местах. Глупцы, кто сможет спрятаться от варвара почувствовавшего запах добычи? Кое где стали раздаваться женские крики, но на подобные мелочи я внимания не обращал. Вот и третий этаж,- хозяйские покои. Именно здесь нас встретило организованное сопротивление, которое было очень быстро подавлено благодаря проникателю. В живых я не оставил ни одного, кто преградил нам путь с оружием в руках. Самого барона обнаружили в малом зале для приемов, где он в окружении своих домочадцев восседал на кресле, больше похожем на трон.
  - Барон, барон, сколько же вы людей положили из за своей тупости,- всю дружину, большую часть свиты и слуг. Нет что бы сразу покорно склонить свою выю и выполнить мою монаршую волю,- забрать семью и убраться по добру по здорову из замка. Я даже закрыл бы глаза на некоторое отступление от моего распоряжения и позволил вам взять с собой немного золота и драгоценностей. А теперь что ж,- вас повесят как бездомного бродягу, ваших женщин я отдам на потеху своим воином,- это их святое право, а ваши малолетние сыновья будут умерщвлены на ваших глазах. Это послужит добрым примером для остальных,- королевские указы и воля должны исполняться.
  Барон пошатываясь встал со своего трона и сделал несколько шагов в моем направлении, затем его ноги подогнулись и он упал.
  - Умер от страха, а жаль,- констатировал Этьен,- хотелось бы посмотреть как он сучит ногами над воротами королевского замка. Милорд, женщин можно приступать насиловать? Я беру себе вот эту,- и он показал на хрупкую девушку лет семнадцати, что широко раскрытыми глазами смотрела на то, как какие-то чудовища распоряжаются в замке её отца. - Твое право граф, право победителя. Всех мужчин, включая детей по окончанию веселья прикончить. Ни один Тинтук не должен остаться в живых. Моложавая женщина, видимо младшая жена барона упала мне в ноги,- Сохраните жизнь моей дочери, она не принадлежит к роду Тинтуков, барон взял меня в жены убив моего мужа когда я уже была беременной. За это он её и ненавидел.
  Я подошел к лежащему трупу, перевернул его ногой и нанес один хороший удар в сердце своим клинком,- Знавал я одного, мог претворяться мертвым и не дышать по пол часа, но ещё ни один хитрец не оживал после хорошего удара в сердце. Труп повесить над воротами, над главным шпилем поднять мой королевский штандарт, все гербы бывшего барона и его цвета содрать и сжечь. Снимите у него с пояса ключи, я хочу глянуть на его сокровищницу. А вам сударыня скажу следующее,- мне нужны более веские основание, чем ваши сказки о том, что ваша дочь не принадлежит к семье моего врага. Так что я не вижу оснований для пощады.
  Барон был хитрецом, - желая передо мной выслужиться, один из слуг поведал, что свою казну барон хранил не в подвалах, как это принято, а в своих покоях в некоей потайной комнате. Вот в его покои я и отправился, а за моей спиной послышались стоны, крики и треск раздираемой одежды. Только Этьен, крепко держа выбранную им девушку за руку, последовал за мной, да пара охранников не отходила от меня ни на шаг.
  Личные покои барона блистали роскошью, а вот оригинальностью расположения своей тайной комнаты он не отличался. Постамент его ложа выглядел достаточно массивным, что сразу же навело меня на мысль, что оно прикрывает некую дверь. Так оно и оказалось. Несколько минут на изучение и вот уже одна из фигурок ангелов у изголовья повернутая вокруг своей оси заставила ложе сдвинуться в сторону, открывая небольшую лестницу и дверь с большим замком. Ключ я подобрал быстро. Однако ожидаемого большого количества золота я там не обнаружил, зато в достатке было крупных и очень крупных драгоценных камней,- вот они то и составляли главное богатство семьи Тинтуков. В середине, на постаменте, лежал очень большой, с кулак взрослого человека, немного мутный белый кристалл, однако только я приблизился к нему, как он засветился, внутри возникло изображение и я узнал рабочий кабинет Армана дю Плесси, который совсем почти не изменился. Вот это была настоящая удача!
  9.
  
  Позволив набить своим охранникам поясные сумки драгоценностями и накинув покрывало на кристалл, я засунул его в свою сумку и оставив Этьена наедине с его пленницей, мы покинули покои.
  Надеюсь Этьен не будет слишком груб с этой девчонкой и она умрет без мучений, если он конечно не выкинет очередной фортель как это было в свое время с Фридой. С него станется. Жаль барон не вовремя отдал дьяволу свою душу, мне было о чем его расспросить, по крайней мере ясно теперь только одно, обмен сведениями между Кроном и Нимор существует, теперь бы понять как им пользоваться и постараться захватить второй кристалл, пока кто то там на другом конце не понял, что с бароном случилась беда. Можно использовать конечно проход во дворце и ещё почти сутки или около того провести в скачке, а потом нагрянуть во дворец, но боюсь, что это может не сработать и кто то сможет успеть замести все следы. А можно попытаться воспользоваться турболетом, ведь по идее ему что есть проход, что его нет,- без разницы. Надо будет поинтересоваться у Ивара, а заодно рассказать ему о кристалле.
   Не теряя времени даром я вышел во двор и мысленно, как меня учил хранитель, вызвал аппарат, однако он не появился и мне пришлось прибегнуть к небольшому пульту управления, что был замаскирован под браслет на левой руке. Странно, мой приказ подняться выше он выполнил, а вот взять меня на борт - нет. Как только я надел шлем, то сразу же связался с казначеем и рассказал ему о всех произошедших событиях. Мое решение немедленно отправиться в Крон и захватить второй кристалл он одобрил, а так же посоветовал на обратном пути прихватить с собой принцессу, которой, по его мнению угрожает опасность скоропостижно умереть.
  - Старче, но как же так? Ведь теперь король я, и смерть принцессы ничего заговорщикам не даст.
  - А если умрешь или погибнешь ты? А со смертью принцессы вероятность прекращения династии Тюдоров увеличится в два раза, твою Настёну никто в серьез не принимает в качестве претендента на трон, так что забирай её себе и оберегай обоих девушек.
   После этого разговора я получил подробную инструкцию как управлять турболетом при перемещениях на дальние расстояния, и как и где мне разместить в малом замкнутом пространстве принцессу. Ивар сразу же предупредил, что из-за перегруза турболет обратно будет возвращаться несколько медленнее.
   Вновь оказавшись на площади перед замком и посчитав, что Этьену времени было предоставлено вполне достаточно, я приказал вызвать его. Появился он несколько небрежно одетым, но в активированном защитном костюме.
  - Какие то проблемы? - поинтересовался я. - Да нет, все в порядке.
   - Если всё в порядке, то остаешься здесь старшим, бди и охраняй. Можешь затребовать подкрепление из числа тех воинов, что пришли под мои знамена, а то вассалы Тинтука могут попытаться отбить замок.
  - Это вряд ли, его тело хорошо видно издалека, а выпущенные на свободу несколько слуг из числа переживших захват замка расскажут такие страхи, что вскоре все вассалы сами прибудут, что бы принести присягу верности уже вам....
  Из подвала казначея я вышел никем не замеченный и проследовал сразу же на половину Анастасии, там полным ходом шла примерка: - Извини Тюдор, я даже на обед не пошла. Оказывается красоваться перед зеркалом и менять наряды так увлекательно. Ты не сердишься на меня?
  - Нет. Я зашел тебя предупредить, что забираю в Нимор Марию. По имеющимся у меня сведениям жизнь принцессы в опасности. Для начала я помещу её в свой новый замок, а когда она немного освоится, то вы с ней встретитесь.
  - Думаю это не правильно мой король. Леди Мария с самого начала должна жить в вашем дворце, я прямо сейчас займусь подготовкой покоев для неё, да и мне с ней будет веселее, нам есть что, а главное кого обсуждать, так что везите её прямо сюда.
  - Тогда поторопись Настёна, я скоро вернусь....
  - А вот стоило ли терять драгоценное время и появляться здесь? - ворчал казначей, смешно семеня за мной к ангару. Он лично проследил за тем как я настроил маршрут движения и ещё раз заставил меня повторить все свои действия по посадке и взлету турболета. - Будь осторожен, соблюдай режим невидимости и не геройствуй,- рассуждает ну прямо как мой отец герцог Карл. Воспоминание об отце больно резанули по сердцу, вновь вызвав тупую ноющую боль в груди. Однако печалиться некогда, впереди достаточно дальняя дорога и действовать мне придется самостоятельно.
  Однако эта самостоятельная и дальняя дорога заняла у меня всего минут пять - семь. Я так ничего и не увидел на обзорном экране Кроне каких то серых полос. Видимость улучшилась только тогда, когда я завис над внутренним садом дворца принцессы. Никем незамеченный в достаточно поздний час, я неторопливой походкой отправился во внутренние покои дворца, благо заблудиться я не боялся. Стражи у дверей почему то не было и я беспрепятственно вошел во внутрь. Странно, но и дежурной фрейлины тоже в покоях не было, сложилось впечатление, что все куда то ушли и это настораживало. Правда у меня хватило благоразумия никуда не ходить, а просто сесть сКронно в дальнем углу возле окна за гардиной и немного подождать. Действительно, вскоре я услышал как к двери кто-то подошел, постоял возле неё, а потом она приоткрылась. В дверь проскользнула служанка, было видно, что она отчаянно трусит, тем не менее она быстро подошла к стеклянному кувшину и высыпала в воду какой то белый порошок, потом несколько раз взболтала воду и быстро вышла. Вскоре я услышал тяжелые шаги и грубый голос недовольно проговорил,- Найду этого шутника, что заставил нас топать якобы по вызову принцессы,- уши оборву.
  Дверь вновь открылась и в помещение вошел один из стражников: - Никого нет, слава богу никто не видел, что мы с тобой куда-то отлучались, так что всё в порядке.
   Весёлые женские голоса и дробный стук каблучков говорили о том, что принцесса возвращается в свои покои, однако в свою комнату она вошла одна, оставив девушек за дверью. И только Элионора последовала за ней.
  - Я сегодня устала, даже не знаю почему. Эль, почему так долго тянется время, скорее бы пролетел этот месяц и Тюдор вернулся.
  - Я тоже хочу, что бы король скорее вернулся, так как вместе с ним вернётся и граф де Финар.
  - Я смотрю ты всерьез им увлеклась? Уж не влюбилась ли ты голубушка? - Конечно нет миледи, просто граф должен пополнить мою коллекцию вздыхателей, а он сопротивляется и не оказывает мне ни каких знаков внимания. это меня раздражает и заводит. Я привыкла добиваться своего...
  - А если у тебя ничего не получится? - Тогда я стану его женой и отравлю ему в отместку всю оставшуюся жизнь, будет знать как сопротивляться моим чарам.
  Принцесса, а вас не настораживает тот факт, что вокруг вас стала образовываться какая то пустота. Те кто раньше стремился попасть в вашу свиту вдруг исчезли, до и вокруг вас остались только самые преданные подруги и служанки, а остальные под разными предлогами удалились от вашего двора.
  - Да? Я как то этого не замечала, мне кажется народу во дворце наоборот прибавилось.
  - Конечно прибавилось и все в цветах герцога Гаспара, вооруженные не церемониальным, а боевым оружием. Вы и это не замечаете?
  Мария подошла к столику возле зеркала, открыла шкатулку и достала свою корону любви. Тут же она полыхнула красной вспышкой и ей ответила моя в поясной сумке, но благо этого никто из девушек не заметил. Одев её на голову, принцесса закрыла глаза и мечтательно улыбнулась: - Скорее бы вернулся король и я уверена, всё наладится, все страхи и неприятности исчезнут....
  - А я вот так не думаю,- продолжала гнуть свою линию Элионора. - Ты слепа и не хочешь замечать очевидных вещей, - Гаспар хочет тебя устранить, и возможно не только тебя, но и твоего ненаглядного. Он расчищает путь на трон для своей внучки и многие влиятельные лорды королевства его поддерживают. Им совершенно не нужен сильный и властный король. С Тюдором настанет конец их вольницы, ведь согласись,- это они управляют королевством, а не ты,- а девица то умная, следует взять на заметку.
  - Да знаю я всё это, только поделать ничего не могу. Преданных мне отрядов в столице нет, малочисленная королевская гвардия сосредоточена в королевском дворце, у моих дверей охрана и та из сторонников Гаспара. Вот что ты предлагаешь?
  - Бежать из дворца, собрать вокруг себя преданные силы и ударить по дю Плесси, обвинив его в попытке переворота и насильственного свержения Тюдоров. А бежать надо или в Радужный замок, там позиции Тюдоров всегда были сильными или в герцогство Конде. Сидеть здесь и ждать когда вас отравят или убьют,- выше моих сил.
  Я решил вмешаться, так как увидел, что Элионора подошла к кувшину и стала наливать себе воду в бокал.
  - Не советую пить, вода отравлена. а вам Мария-Изабелла следует прислушаться к словам подруги,- мое появление из за гардины было полной неожиданностью для девушек и они в растерянности застыли, потом принцесса бросилась ко мне и повисла на шее,- Я знала, я чувствовала, что ты вот-вот появишься,- потом , видимо осознав, что мы не одни, сделала шаг назад и присела в поклоне,- Я рада видеть вас ваше величество.
  - Да ладно, можете миловаться, я могу отвернуться,- экая невидаль, влюбленная, глупая ду... вешается на шею. Вы ваше высочество лучше расскажите королю, что здесь происходит.
  - Да, да, Тюдор, мне нужно о многом тебе рассказать.
  - Все разговоры потом, нам надо выбраться из дворца. Помнится мне у Марии Великой был здесь тайный ход, через который она в свое время сбежала ко мне, что бы женить на себе.
  - Его недавно заделали каменной кладкой в целях моей безопасности. - В целях безопасности,- фыркнула Элионора,- это что бы Мария не сбежала.
  - И где этот ход? Покажите мне его... Мне показали относительно свежую кладку, которую я с помощью проникателя легко разрушил, стараясь не шуметь. Однако стража всё равно что то заподозрила и без разрешения ворвалась в помещение. Меня это так взбесило, что я забыл о проникателе и зарубил их без всякой жалости своим клинком, благо ни нападения, ни сопротивления они не ожидали. Потушив свечи и прихватив с собой один светильник, мы пошли по длинному коридору, постепенно спускаясь вниз, потом повернули направо, прошли ещё метров триста и оказались в конюшне. Никем не замеченные мы вышли во двор.
  - Элионора, вам надлежит спрятаться, а ещё лучше немедленно отправиться в Радужный замок, как только вы появитесь там, я заберу вас в Нимор, хотя может быть сделаю это и раньше. Нам принцесса надлежит пробраться во дворец лорд-канцлера. Там в его кабинете есть нечто, что очень мне нужно.
  - Вам туда не пройти,- вмешалась назойливая девица,- там полно гвардейцев канцлера и все свои основные силы он держит именно там, даже ваше чудесное оружие не поможет милорд.
  Я оставил её слова без ответа, сосредоточился, обхватил Марию за талию и мгновенно мы оказались внутри турболета. Девушка вскрикнула от неожиданного перемещения и испуга, но быстро взяла себя в руки,- Мы где оказались? - почему то шепотом спросила она.
  - Это аппарат древних, которым мне позволено пользоваться. Как видишь, с Элионорой нам здесь не поместиться. Я сейчас сяду в кресло, а ты сядешь мне на колени. Извини, но ничего другого я тебе предложить не могу и остаться стоять ты не можешь, велика вероятность падения и удара головой о приборы. Голове то не будет ничего Кроне шишки, а вот приборы могут сломаться.
  - Ну спасибо за заботу Тюдор,- принцесса уже пришла в себя и удобно пристроилась у меня на коленях. Турболет завис над дворцом канцлера и я включил резонатор...
  - Сейчас мы с тобой окажемся в кабинете Гаспара, мне нужно найти там большой кристалл грязно-серого цвета, возможно он где то спрятан или накрыт покрывалом. Поможешь мне?
  - А если нас там заметят, мы успеем скрыться?
   - Дворец пустой, в нем нет ни одного человека, так что можешь не опасаться.
  Через секунду после того, как Мария встала с моих коленей, я обхватил её за талию и мы оказались в рабочем кабинете герцога. Вернее это я думал, что здесь сохранился рабочий кабинет, но толстый слой пыли на полу, который я увидел как только зажег светильник, сразу мне сказал, что этим помещением давно не пользуются. Хотя нет. Цепочка следов вела к одной и боковых панелей, которую мне пришлось сломать, для того, что бы открыть дверь, спрятанную за ней. Кажется именно здесь пряталась Шарлота, когда подслушивала наш разговор. В просторной комнате горел светильник, а на подставке у невысокого кресла находился кристалл для обмена сообщениями. Небольшая горстка пыли бурого цвета лежала на полу,- значит здесь кто то был, хорошо если б сам герцог Гаспар, но отсутствие добротной одежды, оружия и украшений на полу, говорило о том, что здесь находился кто то другой, может быть доверенное лицо, которое дежурило у кристалла или охраняло его.
  Уложив кристалл в поясную сумку, обхватив принцессу я вознесся на турболет. Уже сидя в кресле я злорадно подумал,- то-то герцог поломает голову, куда делись его люди и исчез камень. Можно было конечно включив резонатор пройтись над его покоями, но у меня был совершенно иной план и я надеялся с помощью Гаспара выявить всех явных и скрытых заговорщиков и покончить с ними одним ударом.
  - Домой, - отдал я распоряжение аппарату и откинулся на спинку кресла. Шлем мне одевать не хотелось и я просто наслаждался тишиной и покоем. Даже присутствие девушки меня особо не напрягало. Обратный путь действительно несколько растянулся, турболет даже пару раз несильно тряхнуло, но всё обошлось. Минут через двадцать мы оказались в ангаре, где нас уже встречал хранитель Ивар.
  - Ваше величество,- он склонился в низком поклоне. - Пока ещё высочество, - я принцесса Мария-Изабелла Тюдор, хотя и не скрою, мечтаю стать королевой,- и она с вызовом посмотрела на меня.
  Вытащив из поясной сумки камни я передал их хранителю, ни как не отреагировав на её слова, после чего достал корону и одел на голову, тут же обе короны радостно засветились, а в стене ангара я увидел мерцающую занавеску. Первым желанием было сразу же посмотреть что там за ней, но я удержался. Мария хоть и бодрилась, но еле-еле стояла на ногах, так что отложим все осмотры до более лучших времен. Интересно, а корона Настены тоже может стать ключом вместе с моей?
  Анастасия ждала нас в моих покоях, на правах хозяйки она обняла принцессу и одарила меня таким взглядом, словно я был виноват в том, что у Марии изнуренный и усталый вид.
  - Пойдем дорогая, вода в бассейне теплая и ты с дороги ополоснешься и переоденешься, потом я покажу тебе твои покои и расскажу что здесь и как.
   Молодые леди вышли, а я, отстегнув пояс и откинув его в сторону, с удовольствием потянулся. Мой взгляд зацепился за посох и тут же в голове созрело решение - взять за правило везде появляться с ним в руках. Пусть привыкают к его виду. Почувствовав в руках его тяжесть я успокоился и стал анализировать события сегодняшнего дня. Не сразу, но обратил внимание на то, что язычки свечей заколебались как от сквозняка, но ветра то не было. Защитный костюм активировался, и я поправил проникатель.
  - Не надо подходить ко мне со спины, это знаете ли чревато,- сзади раздался смешок и мне пришлось встать и обернуться. Напротив меня метрах в двух стояла девушка, которая не стесняясь своей полупрозрачной одежды, склонив голову набок, внимательно меня рассматривала. Вот только тень она не откидывала и была как бы вся соткана из воздуха, по крайней мере контуры её тела я видел, но видел и то, что было позади неё - вазу, столик, подставку для клинков и большой канделябр у зеркала.
  - Ты не псевдовампир, хотя и не отбрасываешь тени, можно узнать с кем меня свела судьба? - вместо ответа опять легкий смешок. Улыбка девушки была по детски доверчивой и беззаботной, словно она нашла любимую игрушку и теперь просто любовалась ею.
  - Я Виньета, дочь того, кто известен тебе как хранитель, страж и который назвался Иваром. Он многое рассказывал мне о тебе и мне стало любопытно, как это смертный смог справиться с темным миром и уцелеть сам, поэтому я здесь. Ты интересный,- не каждому дано увидеть меня, а значит в тебе тоже есть кровь древних, а ещё для меня странно, что твое сердце не занято, хотя отец сказал, что корона Меринды уже дважды выбрала тебе спутниц жизни, - после небольшой паузы она продолжила уже грустным голосом,- Я знаю твою печальную историю, наверное это очень больно терять любимого человека? Скажи Тюдор, а что такое земная любовь? У нас мне никто не может ответить, отец только улыбается, мать хмурится, а наставник вообще не слышит мои вопросы.
  Я горько усмехнулся: - Любовь говоришь? Любовь это когда ты потеряв любимого человека уже не живешь, а существуешь и только долг и ответственность за других удерживают тебя в этом мире....
  Мы некоторое время помолчали, а потом это призрачное создание не выдержало: - А мне можно будет изредка навещать тебя? Мы можем даже не разговаривать, я просто буду читать тебя и твои эмоции, это так интересно, чувствовать то же самое, что чувствуешь ты.
  - Виньета, я человек а не игрушка и тем более не книга, которую можно читать.
   - Не обижайся, я не правильно выразилась,- я не читаю твои мысли, я просто ощущаю твой гнев, радость, брезгливость, смятение... У нас все давно научились скрывать свои чувства и эмоции, блокировать посторонние контакты. Ты тоже скоро научишься этому, только прошу, ничего не говори отцу, а то он отправит меня из своего сектора за самовольный контакт. Ой, сюда идут, я ещё приду, ладно? До встречи Тюдор,- и девушка растаяла в воздухе. Ну вот, ещё одна загадка....
  В покои вошла Анастасия, я не удержался от улыбки,- Что с твоими волосами?
   - Мария облила меня с головы до ног, что бы и я искупалась в бассейне. Я положила её спать в свои покои, её ещё не полностью готовы. Она уже спит, а ты что не переодеваешься?
  - Мне ещё предстоит вернуться в Крон, найти Элионору и переправить её сюда, иначе, когда обнаружат исчезновение принцессы, ей не поздоровится. Так уже темно наступила ночь, как ты её будешь искать? - Думаю она сейчас собирается покинуть столицу и направиться в сторону Радужного замка, там и поищу её, заодно предупрежу Венвина, что бы отправил отряд для её встречи, если не найду.
  - Береги себя Тюдор, и возвращайся поскорее, я не буду ложиться без тебя.
  Во внутреннем дворе я уже привычно призвал летательный аппарат и устроившись в нем, взял курс на Крон. Вокруг дворца канцлера и в нем самом, наверное, царило столпотворение. Факелы сновали туда и сюда, всадники неслись во весь опор в разные стороны, перейдя на ручное управление я направил турболет в сторону выезда из столицы. Как я и ожидал, ворота были уже закрыты, но ещё оставалась надежда, что Элионора успела покинуть город. По моей просьбе аппарат включил режим "ночью как днем" и выводил на обзорный экран увеличенные изображения двигающихся объектов. Вскоре был найден одинокий всадник, который торопливо скакал по известной мне тропе, хотя скакал, - было громко сказано, - неторопливо передвигался в полной темноте чуть ли не шагом. Ещё увеличив изображение я убедился, что это была та, которую я искал. Где то в дали замелькали огни погони, с десяток факелов приближался значительно быстрее, чем двигался конь беглянки.
  Включив ГГС (громко говорящую связь), я приказал девушке остановиться, слезть с коня и отойти в сторону, что она послушно и сделала. Оказавшись возле неё, я обхватил её за талию и мы вознеслись в турболет. Она не удивилась, не испугалась и только уже на месте я заметил, что у неё плотно закрытые глаза, чем и объяснялось ей спокойное поведение - она ничего не видела. Усадив её на колени и приказав не шевелиться и вести себя тихо, я включил резонатор, и направил его на преследователей, заодно избавляясь от коня девушки. Пусть Гаспар поломает голову, куда это она бесследно исчезла. Этих загадок у него уже было предостаточно.
  Минут через двадцать мы были уж в моем дворце. Сдав с рук на руки Элионору Анастасии я наконец то мог спокойно вздохнуть,- вроде все дела на сегодня закончены. Да и день в целом прошел неплохо. Волновало только сообщение лорда Инка о том, что вот-вот должна появится псевдовампир, которая якобы без особого труда расправится с нами. С учетом что один день уже прошел, её появление следовало ждать завтра вечером или ночью, но что мешает ей появиться сегодня? Так что ночька буде ещё та.
  - Ты что спать совсем не собираешься? - раздался мелодичный голосок,- Тогда может быть пообщаемся?,- и из воздуха появилась такая же полупрозрачная и вся воздушная Виньета. - Отец колдует в лаборатории над камнями, что ты ему передал, он хочет извлечь из них всю информацию, которую с их помощью передавали, а я предоставлена сама себе. Только он предупредил, что бы я не сильно к тебе приставала.
  - Ты же хотела скрыть свой визит ко мне, передумала? - Нет, но отец мне сам посоветовал познакомиться с тобой, сказав что ты необычный человек и у тебя большое будущее. К тебе идет твоя первая жена, вы с ней будете заниматься телесной близостью, я хотела бы на это посмотреть со стороны.
  - Это очень нехорошо,- подглядывать за взрослыми, особенно по ночам. - Я могла бы и не говорить, тогда бы это было действительно нехорошим подглядыванием, а я же предупредила.
  - Скажи Виньета, а тебе понравится, если за тобой будут подглядывать когда ты сидишь в туалете и отправляешь свои естественные надобности и тебя ещё предупредят об этом.
   - Конечно это не допустимо, это мое личное, но ведь у вас телесная близость - не естественная надобность, вы же можете обходиться без этого.
  - Да нет, это самая что ни наесть естественная надобность, именно так зарождается новая жизнь и появляются дети, то есть осуществляется продолжение рода человеческого. Не будет этого естественного процесса, разумная жизнь давно бы перестала существовать. А тебе разве мать не рассказывала об этом?
  - Мама вечно занята, то кого то лечит, то кого то калечит. В её секторе сейчас идет война и ей не до разговоров со мной на такие темы. У неё одна оговорка,- подрастешь, сама все поймешь и узнаешь.
  - А по вашим меркам тебе сколько лет? - Если переводить на ваши человеческие, то семнадцать. Я, между прочим, ещё ни разу не целовалась. Не представляю, как это тыкаться друг другу в губы и получать от этого удовольствие. Всё, я исчезаю. Ладно, не беспокойся, я не буду присутствовать при вашей близости, но обещай, что ты мне все расскажешь. - Интересно, как ты это себе представляешь? - но мой вопрос повис в воздухе, так как девушка исчезла так же неожиданно как и появилась.
  Вошла Анастасия: - Ну прямо как малые дети,- не уходи, посиди с нами... Пришлось ждать пока обе вновь заснут. Оставила с ними служанку и зажженные два светильника, что бы они не очень тревожились на новом месте, а ещё я повесила на стене гобелен с твоим изображением, что бы он их ночью охранял. Пошли спать, день сегодня какой то суматошный...
  ... - Ты что так смотришь на меня? Ни разу не видел меня обнаженной? Отвернись, как тебе не стыдно?
   Я уж было хотел произнести всем известную фразу,- типа - спишь со мной голой, а раздеваться у меня на глазах стесняешься, но решил сказать правду: - Мне нравится твой золотисто смуглый цвет кожи, он притягивает и вызывает желание трогать твое тело.
   Она юркнула под покрывало: - Тогда торопись трогать, у меня начинаются боли внизу живота, а это первый признак того, что уже с утра несколько дней я буду капризной, привередливой, с частой сменой настроений и, к тому же, лежать в постели. Знаешь, я впервые себя почувствовала старшей по отношению к Марии, ответственной за неё, будто она ещё неразумный ребенок, а я уже умудренная опытом, это наверное от того, что я стала женщиной? От этого взрослеют? - она ещё что то хотела сказать, но я положил свои пальцы ей на губы,- Не надо слов, они лишние. Просто ты действительно вступила в пору взросления и у тебя появилась своя семья...
  - Ага, семья, только вот она разбрасывает свои вещи по всей комнате и от неё часто пахнет потом и кровью,- я склонился над нею и коснулся легким поцелуем, прерывая её. Она тут же ответила мне, прижавшись всем телом, а потом прошептала: - Тюдор, как же я хочу тебя, давай не будем терять время....
  ... Как хорошо, когда мечты сбываются, а счастье переполняет тебя.... Нет, нет, всё, у меня кажется начинается, ты спи, а я пошла к себе....
  Я действительно заснул, хотя и спал чутко. Так чутко, что даже не почувствовал, когда ко мне под покрывало забралась Мария и свернувшись клубочком пристроилась рядом. Утром я с удивлением смотрел на неё и не понимал, что ей тут надо. От моего взгляда девушка проснулась и тут же покраснела, хлопая своими глазищами,- Меня к тебе отправила Настёна, она сказала, что твой зверь накормлен и ты будешь теперь со мной ласковым и деликатным. А о каком звере она говорила? Я так ничего и не поняла...,- ай да Настена, ай да хитряга. Всё делает для того, что бы Мария-Изабелла не чувствовала себя ущемленной и что бы я поскорее и с ней провел свадебный обряд, ведь после неизбежной близости я, как честный человек, просто обязан буду взять себе вторую жену.
  В отличии от Анастасии, Мария действительно меня стеснялась, немного дичилась и побаивалась.
  - Мария, если тебе страшно, то зачем ты пришла? Можно ведь и подождать, когда ты будешь к этому готова. Зачем переступать через своя я, к чему эта спешка?
  - Я поступаю осознано Тюдор, а страшно мне, потому что страшно. Но ведь все девушки проходят через это и я пройду. Чем я хуже Настёны. Я же вижу, какая она счастливая и довольная пришла от тебя. Я тоже хочу получить свое счастье. Ты не думай, даже если мне будет очень больно, я не закричу, я умею терпеть боль.
  - А кто тебе сказал, что будет больно? Настёна не могла, она сама ничего не поняла и только спросила,- я что уже стала женщиной? Это наверное Элионора постаралась сгустить краски. У неё что богатый опыт взаимоотношений с мужчинами? По моему они от неё шарахаются и сбегают сразу же после знакомства.
  Девушка фыркнула и улыбнулась,- И ничего не сразу, хотя характер у неё занудливый, не каждый выдержит,- мы ещё некоторое время обсуждали и сплетничали об Элианоре, а в это время моя рука потихоньку гладила её плечо, изредка как бы невзначай дотрагиваясь до груди через тонкую сорочку. Сначала она вздрагивала от каждого моего движения и прикосновения, но потом привыкла и перестала обращать на это внимание.
  -... А ещё она любит издеваться над леди Шарлотой во время занятий, постоянно переспрашивая её во время урока о незначительных пустяках, или наоборот о серьезных вещах. Представляешь Тюдор,- тут она запнулась, так как поняла, что моя рука уже поглаживает её бедро, а сорочка с этого бока задрана до пояса. - И что же я должен представить такого, что заставило леди Шарлоту выйти из себя?,- Мария сразу же успокоилась и продолжила рассказ о том, как Элионора расспрашивала дочь всесильного герцога о её любовниках, требуя пикантных подробностей и поучительных выводов. Она уже совсем не удивилась, когда я склонился над ней и поцеловал в губы, а потом сначала через сорочку, а потом и задрав её стал целовать её грудь. Она некоторое время пыталась опустить её и прикрыться, но я не позволил. Её соски напряглись, затвердели, а сама она стала дышать прерывисто и нервно...
   Я не торопил события, хотя уже чувствовал, что девушка готова, благо мой зверь, как сказала Настёна, уже был накормлен ещё с вечера. С некоторым усилием я раздвинул её колени и удобно устроился сверху. Чувствуя как она напряглась, я продолжил целовать её, переходя от губ к шее, от неё к груди и так несколько раз то поднимаясь, то опускаясь до живота, при этом мои руки ласково мяли её упругие полушария, слегка касаясь сосков... Желая лечь по удобнее она согнула ноги в коленях и попыталась немного сдвинуться подо мной, в этот самый момент я и вошел в неё, сразу, на всю глубину, а её рот закрыл своим поцелуем. Она замычала, задергалась, опустила колени вниз, а потом затихла и даже вновь их согнула. Не желая причинять ей дополнительные болевые ощущения я действовал аккуратно и осторожно, но природа взяла своё, мои движения стали резче, чаще и сильнее, проникая неё всё глубже и глубже... А потом вспышка наслаждения... и я обессиленный застыл на ней.
  - Тюдор, это всё? Ты жив? - пришлось слезть с Марии и пристроиться рядом. - Всё. Ну что, добилась своего? Соблазнила меня такого молодого и неопытного? Она словно не слышала моих слов,- А действительно было совсем не больно, неожиданно,- да, но боли почти не было. " Вы только, ваше высочество, сильно не кричите, когда это произойдет. Мужчины этого не любят",- передразнила она скорее всего Элионору. - Сама ничего не знает, а туда же учить....
  Я продолжал ласково гладить изгибы её тела, целуя теплое плечо и стараясь подобраться к груди, но увы, сорочка уже была опущена практически до самого низа, а целовать грудь через, пускай и тонкую тряпку - особого удовольствия мне не доставляло. Но я решил не останавливаться на достигнутом, тем более что чувствовал в себе силы повторить всё ещё раз. Мария пыталась сопротивляться моим посяганиям на её тело, но её слабое сопротивление только ещё больше разжигало во мне желание. В конце концов она смирилась и раздвинула ноги... И вновь, как в первый раз, она вздрогнула, когда я вошел в неё. "Мучил" я её уже значительно дольше и только после того как кончил и лег рядом, она дала волю своим слезам,- Вот теперь я поверила в то, что стала женщиной,- всхлипывая проговорила она,- а ты такой грубый и бессердечный, ведь видишь, что мне больно, но останавливаться даже и не думаешь. Эгоист несчастный.
  - Это почему же - несчастный? - не согласился я с ней. - Разве у несчастного могут быть такие две очаровательные красавицы.... В это время за дверью раздался знакомый голос: - Ваше высочество, вы живы? Этот дикарь с вами ничего плохого не сделал? - Сделал Эли, сделал. Он сделал меня женщиной и теперь у меня там всё болит, а он из постели меня не выпускает...
  - Вот гад, дорвался до сокровища, а теперь ещё и издевается. Миледи, помощь нужна? Может быть леди Анастасию позвать? - Не надо никого звать, проверь что бы была теплая вода, я через пять минут вернусь в свои покои.
  - Ты что так и пришла ко мне в одной сорочке, даже без халата? - Конечно, я же пришла напрямую из одних покоев в другие. Кстати моя спальня теперь слева от твоей, а справа Настёны. Ох как извозили мы всё тут, и сорочка вся непонятно в чем....
  - А надо было позволить мне её снять, а не хвататься как за самую надежную защиту. - Как ты не можешь понять, мне было стыдно оставаться перед тобой полностью обнаженной, это неприлично, а так хоть сорочка на шее была.
   Я в который раз подивился вывертам женской логики, но ничего говорить не стал, понимая бесполезность любых слов. На столике я замети шкатулку, быстро вскочил, подхватил её и тут же нырнул в постель. Откуда и как она тут появилась, меня интересовало меньше всего, зато я знал, что там внутри....
  
  Дикие земли. Часть пятая. Ты нужен нам.
  
  1.
  
  Шатер хоть и был белым и отражал солнечные лучи, но прохлады в полдень не прибавлял. Как никогда я был близок к разгадке Киммера,- легендарной столицы древних, что была погребена под толстым слоем песка в самом сердце пустыни Сантир. Мы нашли её, и, как не сопротивлялся Ивар, я все таки приступил к её раскопкам и изучению. Меньше всего меня интересовали механизмы и аппараты древних, тайны их перемещений и всеобщего могущества. Меня интересовал только один вопрос,- если Виньета сказала правду, то могу ли я найти артефакт исполнения желания? Одного единственного, но самого заветного.
  - Дорогой, Анна-Мария отказывается садиться за стол без тебя, а Виньета с ней справиться не может. Ты подойдешь или уже пора эту несносную девчонку наказывать и запретить ей ходить на раскопки? - голос Анастасии, моей старшей жены, звучал ровно и выдержано.
  - Мама, меня не за что наказывать, я просто поела с солдатами. Почему отцу можно с ними есть, а мне нельзя? Это нечестно....
  Анна- Мария, моя младшая и самая балованная дочь от моей третьей жены - дочери казначея лорда Инвара - Виньеты. Эта настырная девчонка все таки пятнадцать лет назад стала моей третьей женой, сразу же признав безоговорочное лидерство Настены, найдя в ней и в Марии не только подруг, но и защитниц. У меня четверо детей,- сын от Настёны, две дочери от Марии и проказница Анна от Виньеты. Старший - принц Карл Тюдор мой наследник, остался в Рокане, новой столице Хрустального королевства и в мое отсутствие является местоблюстителем королевского престола. Дочери Марии - близняшки Луиза и Изабелла сейчас заканчивают курс обучения в монастыре святой Джильдины и вот-вот должны присоединиться к нам на раскопках. При мне находится Анна-Мария, которая унаследовала живой и любознательный характер своей матери, тягу к проказам и умение везде находить на свое одно место приключения.
  Виньета беременна и как сказала мне по секрету Мария,- у меня будет сын. А она никогда не ошибается в этих вопросах. Меня это и радовало и огорчало. Дело в том, что мне было поставлено условие и все об этом знают, если у меня от третьей жены родятся дети, то они выйдут замуж или женятся только на древних, при этом сын обязательно буде жить там, в их мире, а дочь может выбрать любое место. Дело в том, что Виньета сама из древних, а рождение у них детей - это событие огромной важности, особенно у древней от простого человека....
  Все дети называют моих жен мамами, не делая различий, и зачастую, получая на орехи от одной мамы, бегут жаловаться и искать защиты у другой, как правило Анастасии. Вот и сейчас выслушав несколько слов от Виньеты о вреде перекуса в сухомятку и неприличности для принцессы есть у костра вместе с воинами из их котелка, Анна побежала жаловаться к Настёне, но поддержки у неё в этот раз не нашла, зато её пожалела Мария. Но как обычно, последнее и решающее слово оставалось за мной.
  В нашей полевой столовой было немноголюдно, так как праздношатающих придворных здесь не было. Допущенные к королевскому столу приходили, ели и уходили продолжать делать свою работу. За отдельным столом сидела на высокой скамейке и качала ногой Анна, перед ней на столе стояла миска с наваристой похлебкой и ложкой, но к еде она не притронулась и спокойна ждала моего вердикта. Он был короток и суров: - Пока не съешь варево, на раскопки не пойдешь. Анастасия, через сколько примерно откопают ту дверь с печатью и заговоренным замком? Через полчаса? Что ж я тоже успею поесть.
  Анна усердно заработала ложкой и через пять минут её тарелка была уже чистой, а ещё через минуту исчезла и она сама.- Дорогой, а стоило ли при дочери говорить о той зачарованной двери? - спросила у меня Мария,- Она же не выдержит и первая полезет к ней.
  - Не волнуйся милая, там замок заговоренный,- и я показал ей ключ, извлеченный из поясной сумки. - Вин, солнышко, ты как себя чувствуешь? Тебя не напечет? Может быть лучше в шатре полежать?
  - И пропустить самое интересное? А вдруг это та самая дверь? К тому же рядом со мной всегда Настена, так что оснований для волнений нет.
  - Господи, - шутливо взмолился я,- ну почему мои любимые меня никогда не слушают и поступают по своему? Не приведи господь, что бы у дочерей оказался их характер, то-то их мужья намучаются.
  - Не волнуйся дорогой, корона любви подберет им достойную пару, это нам приходится мучиться с тобой,- Мария прижалась ко мне, а это значило, что сегодня она будет делить со мной ложе...
  Первоначально врожденная способность Анны неожиданно появляться и исчезать меня немного напрягала, но все остальные отнеслись к этому достаточно снисходительно, а самое главное,- и Анастасия и Мария могли спокойно чувствовать, когда дочь появится и когда она уже появилась, но предпочитает быть невидимой. Вот и сейчас Настёна не повышая голоса спокойно произнесла: - Анна подслушивать и подглядывать нехорошо, отец может по настоящему рассердится и тогда тебе и нам не поздоровится, - а я припомнил что и Виньета в начале нашего знакомства любила подглядывать за мной и девушками особенно по ночам.
   Я мысленно перенесся в то время, когда эта гордая принцесса стала моей второй женой, заново переживая те счастливые мгновения в своей жизни....
  ...- Тюдор, это мне? Боже мой, какая красота. А у Настёны такая прелесть есть? - Есть точно такая же, а ещё она подбирала сама для тебя украшения и драгоценности, наверное после завтрак передаст тебе их, - не слушая меня, прихватив шкатулку Мария опрометью бросилась в свои покои. Да оно и понятно, только на женских половинах стояли у стен большие зеркала в человеческий рост. Я сладко потянулся, откинул покрывало, посмотрел на наши "безобразия", сорвал испачканные простыни и бросил их на пол. Идти в бассейн мне было лень и я решил все эти процедуры отложить до вечера, тем более что наверняка Мария не рискнет придти ко мне в эту ночь, а Анастасия болеет, так что можно обойтись и без теплой воды....
  Сразу же после завтрака я распорядился провести сокращенный свадебный обряд, благо и судья и священник уже были опытными в этих вопросах и Мария стала моей официальной женой. Не смотря на недомогание, на обряде присутствовала Анастасия и она первая поздравила новобрачную.... А на меня навалились куча проблем и дел. Первым делом я навести теперь уже свой королевский замок и более тщательно осмотрел и изучил его. Известие о том, что здесь находится леди Элионора, Этьен встретил стойко: - Я ждал этого, она не из той породы людей, что умеют проигрывать и сдаваться, так что я ещё немного её промурыжу, а потом возьму в жены. Хотя, возможно, это будет моей самой большой ошибкой. Я думаю леди Элионора появилась во дворце не одна?
  Пришлось мне коротко рассказать своему соратнику о своих вечерних приключениях в Кроне и той цепи событий, что привели к тому, что её величество леди Мария-Изабелла стала моей женой.
  - Вот и хорошо,- подвел итог Этьен, - теперь то мой король наверняка остепенится и не будет в одиночку предпринимать рискованные шаги, забывая о своих верных друзьях и помощниках.
  - Ладно верный помощник, ты лучше скажи что с девкой той сделал? Надеюсь не женился?
  - Что вы милорд, по-моему, Элионора ни одной другой возле меня не потерпит,- так, потешил себя, сбросил напряжение и посадил в темницу до лучших времен. Она призналась, что прислуживала псевдовампиру и хорошо знает её в лицо. Завтра та должна прибыть в замок для переговоров, причем появится она сразу в комнате, где её и надлежит Злате ждать. Исчезнуть она тоже может только из этой комнаты, видимо там есть портал, но я пока туда не ходил. Злате обещал сохранить жизнь, если поможет выманить псевдовампира.
  Слова Этьена меня насторожили, ну а как и во дворце есть свой портал? Надо будет срочно расспросить всю прислугу. - Значит так, если эта тварь сегодня и завтра утром не появится во дворце, как обещал управляющий, то значит будем встречать её здесь. Займись наведением порядка в помещениях, я планирую переехать сюда,- все-таки высокие и крепкие стены надежнее дворца султана. Хотя с другой стороны казначей что то не торопится покидать свои подвалы и перевозить сокровища в безопасное место, значит защита у дворца все таки была, теперь осталось её найти и научиться пользоваться.
  В обед я уже был дома, навестил Настёну, которая бледная и с вымученной улыбкой встретила меня виноватым взглядом. Вытащив из поясной сумки кое какие трофеи из тинтуковской сокровищницы и высыпав ей прямо на покрывало, я попросил её поделить их на двоих, надеясь, что это приятное занятие хоть немного облегчит то неприятное положение в котором она оказалась. Вскоре на наши голоса заглянула и Мария, пряча глаза от меня и смущаясь она подсела к Анастасии и вскоре они с упоением и огромным интересом стали рассматривать и обсуждать украшения, определяя кому и какое будет больше к лицу. Естественно что я оказался лишним на этом празднике и со спокойной совестью мог уйти и заняться своими делами.
  Первым делом следовало навестить хранителя и узнать у него, что стало с камнями для передачи информации, потом не забыть спросить насчет защиты дворца от вторжения и уточнить насчет портала, через который могла проникнуть псевдовампир. Мне так же хотелось проложить маршрут для турболета к золотоносным шахтам и самому посмотреть что и как там, я так же был не против слетать в Рокан... Однако в первую очередь следовало заняться псевдовампиром и я пошел в казнохранилище.
  Дверь открылась сразу, ещё до того, как я дотронулся до неё, но хранителя нигде видно не было,- Ивар! Ты где?
   - Не кричи, золото не любит шума и суеты,- Ивар показался из неприметной комнаты без дверей, которой до этого там не было и в этом я мог поклясться. - Пришел узнать насчет кристаллов? Интересная вещь, хотя и крайне примитивная, не понятно как она попала в руки твоих недругов. Это точно не продукт древних, скорее всего они из уничтоженного тобой мира, а это значит что твари где то затаились и спокойно живут, обделывая свои темные делишки...
  - Старче, что тебе известно о портале во дворце? Из полученных сведений именно через него и появляется псевдовампир. Причем точно такой же портал существует и в бывшем замке Тинтука и мы уже знаем где.
  - Портал? Во дворце? Первый раз от тебя слышу. Сходи ка в четвертую комнату и подбери там что -нибудь для своих девушек,- сам понимаешь, украшений много не бывает, а я пока кое что проверю. Извини Тюдор, но тебе в мою лабораторию нельзя.
  Делать нечего, отсчитав четвертую дверь, я со всей силы пнул её ногой. В помещении хозяйничала Виньета, что то перебирала, откладывала, записывала в толстую тетрадь и не обращала на меня внимания, хотя шум от пинка был приличным.
  - Вот только не надо делать вид, что ты тут одна. И молчать не надо, я что тебя чем то обидел? - видя, что дочь хранителя по прежнему не обращает на меня никакого внимания, пробурчав,- Ну как знаешь, - сунув в поясную сумку две горсти колец и перстней, я вышел из комнаты только для того, что бы лицом к лицу столкнуться с разгневанной Виньетой.
  - Ты почему себя так по хамски ведешь со своими женщинами? После ночи проведенной с тобой у обоих кровь. Вот уж не думала что ты такой жестокий,- от её напора я даже растерялся и сделал несколько шагов назад - Это я жестокий? Да я вел себя очень ласково и нежно, особенно с Марией. Постой, постой, ты что, ничего не знаешь? И мне кажется, кто то подглядывал, хотя и обещал этого не делать, придется всё рассказать отцу.
  - Если ты расскажешь отцу, то я не покажу тебе дверь, через которую к тебе приходит красивая женщина не из этого мира. - Можешь не рассказывать, хранитель сейчас сам проверяет и ищет этот портал. - Он ничего не найдет, она хорошо спрятана.
  В это время в комнату вошел Ивар, а Виньета тут же исчезла. - Милорд, а вы точно знаете о существовании портала во дворце? Я проверил всё, но так его и не обнаружил, а для более тщательной проверки понадобится несколько дней. Откуда у вас такие сведения?
  Бывший управляющий, когда я его запугал, проговорился, что псевдовампир появится сегодня, а завтра его визит ждут в замке Тинтука, - об этом поведала падчерица барона, которая ей раньше прислуживала.
  - Понятно, что ж, я сам поговорю с управляющим. Возьмите свои кристаллы, всю информацию я с них скачал, можете использовать их в своих целях. Поместив их в двух разных точках независимо от расстояния вы сможете разговаривать со своим собеседником, для этого надо просто пристально смотреть в центр кристалла и внятно произносить слова. Кстати, третий кристалл находится у смотрителя золотоносных шахт и он тоже в курсе вашего появления. Его камень я заблокировал.
  Заговор против Тюдоров оказался более масштабным чем я его себе представлял и Гаспар всего-навсего простой исполнитель чужой воли и замыслов. Боюсь за спиной людей стоят уцелевшие псевдовампиры. Я на всякий случай включил активную защиту дворца, она распознает чужих, что попытаются тайно проникнуть и предупредит охрану, хотя особо на неё я бы не рассчитывал. Защита довольно старая и может не сработать в полном объеме. Да и не пользовались ею давно.
  - Это понятно, если б она была на уровне, то я не смог бы так легко захватить дворец султана...
  - Ну что же ты ничего не сказал отцу? Испугался?
  Проигнорировав её вопросы, я решил сделать вид, что вообще её в упор не вижу и не замечаю, не хватало мне что бы ещё какой-то несмышленыш доставлял мне хлопоты. Кристаллы были аккуратно завернуты в тряпицу, которой я изредка протирал лезвие в посохе, и уложены в поясную сумку. Был велик соблазн один из кристаллов отдать молодым леди, что бы мы могли постоянно общаться, но связь с Этьеном или Сампром была более необходима.
  - Ты что обиделся на меня? - девушка приблизилась и попыталась заглянуть мне в лицо. Не особо надеясь на успех, я попытался схватить её за руку и мне это удалось, не смотря на то, что она по прежнему была полупрозрачной.
  - Ты что делаешь? Отпусти, больно.... - Хранитель, Ивар! - дверь тут же открылась и он вошел в комнату: - А я ведь тебя предупреждал, что с королем шутки плохо. Доигралась? Совсем не удивлюсь, если он тебя отшлепает.
  - Это твоя дочь? - Да, а что есть сомнения в этом? - Есть! Посмотри на стену за своей спиной. - Стена как стена. - На ней твоя тень, а у этого создания тени нет. Мне в свое время пришлось встретиться в пустыне с тремя псевдовампирами которые были как две капли воды похожи на Марию и её доверенных подруг, поэтому я ещё раз спрашиваю,- ты уверен, что это твоя дочь?
  - Доигралась в невидимки? А ну-ка быстро приведи себя в порядок! - и я увидел, как на моих глазах Виньета стала наливаться плотью, а от её фигуры на полу образовалась тень.- Руку то её отпусти, теперь никуда не сбежит. Ну ладно, вы тут дальше ругайтесь, а я пошел работать, дел у меня много,- и хранитель вышел из комнаты.
  - Ещё раз появишься передо мной без тени, сначала отрублю голову, а потом буду разбираться кто такая и что тут делала. - Тюдор, ты чудовище, у меня теперь на запястье синяки будут от твоих лап, она внимательно посмотрела на руку,- Надо будет показать подругам и похвастаться контактом первой степени с человеком. Слушай, а ты можешь меня поцеловать в щеку, что бы я могла заявить, что мы даже целовались. Ну пожалуйста. А я тебе покажу где находится та дверь....
  Неприметная кладовая под лестницей в боковом, хозяйственном крыле дворца ни когда бы не вызвала у меня интереса, если б не то обстоятельство, что именно здесь находился портал, через который должна прибыть в гости псевдовампир. Что ж поцелуй Виньеты того стоил. Придется мне здесь дежурить, когда появится эта тварь - не известно, Этьена не вызовешь, он нужен в замке, так что придется скучать в гордом одиночестве. Свою охрану я естественно убрал и предупредил Марию-Изабеллу, что на обеде и возможно на ужине меня не будет и что королевские дела меня могут задержать до поздней ночи. Впрочем, она особо этому не удивилась, прекрасно понимая, что дел в королевстве как и проблем полно.
  Я уже знал где откроется портал и сел прямо на пол чуть в стороне с тем, что бы меня сразу не заметили. Посох и проникатель были под рукой, так что оставалось только ждать. Что, что, а ждать в засадах я умел. Время тянулось медленно и неторопливо. Проявился небольшой сквозняк, я его почувствовал кожей лица и клинок медленно стал выдвигаться из посоха.
  - Она приближается, я чувствую её запах по ту сторону двери,- прозвучал у меня над ухом тихий шепот. - Она что-то почувствовала и в руке у неё тоже клинок. Она может ворваться рывком....
  Договорить она не успела, так как блеснула вспышка света и темная тень метнулась ко мне. Готовый ко всякого рода неожиданностям, её удар, направленный мне в голову был встречен моим клинком, второй удар я пропустил в плечо, но спасла кираса и защитный костюм, а дальше, уже вскочив на ноги, в полной темноте начался наш поединок. Только искры и скрежет стали, тяжелое дыхание и незлобивые ругательства, в основном мои. Когда псевдовампир освоился и убедился, что я один, она встала передо мной и перестала перемещаться и мельтешить из стороны в сторону. Чего я, собственно говоря, и добивался, пропуская некоторые её удары. Вспышка выстрела проникателем пришлась этой твари в грудь, она дернулась, в одно мгновение вспыхнула ярким факелом, её лицо исказила гримаса боли и непонимания и вскоре только небольшая кучка пепла осталась на полу.
  Я вновь сел на пол, не выпуская из рук оружие, и стал восстанавливать дыхание.
  - Как легко ты с ней справился.... - Виньета, может хватить на ухо мне шептать? И что ты тут делаешь? - Мне отец поручил проследить за тобой. Я всё таки ему сказала где находится портал и сейчас он готовится его закрыть. - А раньше он этого сделать не мог? - Нет, надо было убедиться, что проход рабочий и узнать куда он ведет...., поэтому ей и дали возможность пройти через него. Отец был уверен, что ты легко с ней справишься. А я за тебя волновалась, и хотя мне запретили вмешиваться, если б тебе пришлось плохо, я бы помогла,- негромко хмыкнув, я вздел себя на ноги и направился к двери. - Ты зря мне не веришь и не принимаешь всерьез. Среди своего выпуска я одна из лучших мечников.
  - Девочка, а тебе убивать приходилось? Ты знаешь, что такое отнимать жизнь у другого человека, ты ему в глаза заглядывала? - Нам запрещено лишать жизни других, за это страшное наказание, вплоть до изгнания в нижний мир...
  В коридоре было светло и, по странному стечению обстоятельств, по нему неспешно прогуливался лорд Палантин в сопровождении пяти своих рыцарей в полных доспехах.
  - Что то случилось Сампр? - Вас не было ни на обеде, ни на ужине. Уже поздняя ночь и леди Анастасия и леди Мария-Изабелла изволят беспокоиться и переживать. К тому же из под двери в эту кладовую бил очень яркий свет и слышался лязг оружия и шум сражения. Ещё немного милорд, и не смотря на ваш запрет, мы бы ворвались туда, если б смогли открыть дверь.
   Я посмотрел на дверь, всю в засечках от ударов или топора или секиры. Странно как эти тоненькие досточки выдержали такой напор. Вновь открыв дверь в кладовку я удивился ещё больше,- там на полу валялись ошметки зеленого мяса, пахло мерзко и всё было забрызгано голубой жидкостью. На меня с пола смотрели остекленевшие глаза трех крылатых демонов, с которыми мне уже приходилось встречаться. Откуда они здесь взялись?
  И вновь над ухом у меня раздался тихий шепот,- Ты что не помнишь, как ты сражался с псевдовампиром и её слугами и победил их? Тела надо сжечь, а вот головы можешь оставить себе на память. Ты герой Тюдор, хотя и не понимаешь этого. Между прочим, там одна твоя женщина изнывает от неведения, а вторая плачет в своей комнате. Шел бы ты успокоил их....
  - Ну, вы тут приберите немного, а то я насвинячил и распорядитесь, что бы промыли всё как следует, а то их кровь не только ядовита, но и разъедает сталь. Ошметки собрать и сжечь, а головы отдайте мастеру, пусть сделает чучела для красоты и в назидание потомкам, что бы не теряли бдительность,- к чему я это сказал - не знаю, но выглядело значительно, внушительно и весомо.
  Оставив Сампра удивляться, восхищаться и руководить наведением порядка, я торопливо пошел в свои покои. Как я и предполагал, Мария была у Анастасии и та её утешала. Увидав меня обе разрыдались, - Ну почему ты везде всё стремишься сделать сам, тебе что некого было послать? - А если б с тобой что-нибудь случилось, ты о нас подумал?...
  Оправдываться не было ни какого смысла, даже проверенное средство, - две горсти колечек и перстеньков мне не помогли. Пришлось выслушать все, что обе молодые леди обо мне думают, делать смиренное лицо и с тоской думать о том, что обмельчал народ, обмельчал. Три сотни лет назад никто и внимания не обратил на схватку с псевдовампирами и людоедами, мало ли мы их положили, а теперь это целое событие....
  Извинившись, я отправился смывать с себя пот и всякую гадость, а в спину мне понеслись такие приятные слова: - Тюдор, я для тебя приказала приготовить поздний ужин, но вкушать ты будешь в моих покоях, может и Мария немного поест, а то у неё кусок в рот не лез.
   Как бы там не было, но мне уже стало ясно, кто будет старшей в нашей семье, да и Мария-Изабелла, по моему, на первенство не претендует, хотя вроде бы принцесса и её должны были готовить к управлению королевством, а значит она должна обладать властным характером и настойчивостью, а ничего подобного в её характере не было.
  За ужином я впервые обратил внимание, что несмотря на то, что Настёна моложе на пять лет, смотрит она на меня с какой то материнской нежностью и любовью, а на Марию как на свою если не маленькую дочь, то уж точно как на младшую сестру. Увидев, что я клюю носом за столом и начинаю зевать, она отправила меня спать, благо идти было совсем недалеко - в соседнее помещение. Однако сразу лечь спать не удалось, пришлось просмотреть и подписать несколько десятков указов о лишении ленных владений тех, кто не откликнулся на мой призыв, обсудить с Сампром вопросы охраны дворца и его обеспечения продовольствием, а так же подготовку ударной группы для поиска легендарного города древних. Задач и проблем было выше головы, везде надо было успеть самому, надежных помощников не хватало, новыми я ещё не обзавелся, а старых друзей уже не было....
  Заснул я сразу, как только голова коснулась подушки, если мне что и снилось, то я ничего не помнил, только под утро почувствовал, что мне под бок легло теплое и упругое женское тело, которое я подгреб ближе к себе, облапал небольшую грудь и... продолжил спать. Только когда солнце поднялось достаточно высоко и его лучи стали пробиваться сквозь неплотно задернутые гардины, я проснулся окончательно. Мария мирно посапывала поверх покрывала, её сорочка немного задралась, открыв обширный участок белой кожи на бедрах. Я попытался тихонько снять сорочку или по-крайней мере поднять её выше, но у меня ничего не вышло, так как Мария проснулась, увидела что ниже пояса она открыта, тихонько ойкнула и быстро спряталась под покрывало. И хотя покрывало само по себе было тонким и полупрозрачным, это все таки была защита от моего нескромного взгляда.
  - Тюдор, ты ночью с кем то воевал, ругался и размахивал руками. Успокоился только тогда, когда я тебя обняла и стала гладить по голове. И так до самого утра. А утром ты меня облапал всю и уже спал спокойно. - Прости, но я ничего этого не помню. - А ещё у тебя синяки на плече и груди, как от удара палкой или плетью. - В этом нет ничего удивительного, я же во сне с кем то дрался, вот следы и остались. А вообще, мне надо как следует зарядиться добрыми эмоциями, ты мне в этом поможешь? - Что я должна сделать,- обнять и поцеловать тебя? - И это тоже, но для начала лечь на спину и раздвинуть ноги. Это самый лучший способ восстановить мои силы....
  Быстро позавтракав и сбежав из дворца на площадь, я вызвал турболет и переместился в него. С каждым разом у меня это получалось всё лучше и лучше. Вскоре я был уже в замке, где со скучающим видом меня поджидал Этьен. По его помятому виду было видно, что ночью здесь что то произошло.
  Как только я оказался возле седельного камня, он сразу начал свой рассказ, но я его остановил и вручил один из кристаллов, объяснив как им пользоваться.
  - Эта тварь появилась неожиданно и во внеурочное время. Злата предала меня и предупредила её о засаде. Вместо того, что бы скрыться, псевдовампир, уверенный в своих силах и превосходстве решила напасть на нас. Одно слово - женщина, к тому же дура. Нам хоть и досталось и я потерял трех из своей группы, мы её завалили. Сейчас на заднем дворе готовят костер, на котором сожгут её тело, а заодно и Злату,- вернее то что от неё осталось. Смотреть пойдете? - А оно мне надо? Псевдовампир была одна, без крылатых демонов? - Одна. - Тогда тебе повезло, мне пришлось сражаться ещё и с ними. Предполагаю, что они знали о нашей готовности встретить их, а значит у тебя тут есть ещё кто то из их шайки. Надо проверить всех слуг и убедиться, что со всем семейством Тинтука покончено. Работа грязная, но тебе придется её выполнить. Элионора ещё в замке не появилась?
  - Появилась, под утро, в сопровождении трех всадников и сразу же начала командовать и наводить свои порядки. Первым делом взялась за мое лечение и смазку синяков. Сейчас от меня воняет как от бочки с помоями, потом занялась перевязкой моих ребят. Спать мне не пришлось. Милорд, может быть мне сбежать куда, или вы меня отправьте с заданием....- Да направь её кипучую деятельность в нужное русло,- отправь в свои владения. - Уже предлагал, категорически отказалась, заявив, что теперь мне от неё никуда не скрыться и она будет меня повсюду сопровождать, пока я не изволю на ней жениться. - Ну так женись. - Э нет, я её ещё промурыжу. Она привыкла, что все поют под её дудку....- в это время молодая леди появилась во дворе. Изобразив что то вроде поклона она подошла к нам: - Милорд, на заднем дворе всё готово, прикажите начинать?
  - Пошли граф, это наша обязанность присутствовать при этом. Народ нельзя лишать развлечений. А поисками пособников займись прямо сейчас. Да и зеркало пора вновь держать под рукой, мало ли что....
  Через два часа, следуя заданному курсу, в режиме невидимости, я направился в сторону золотодобывающих шахт. Скорость я задал самую маленькую, что бы успеть все рассмотреть на земле. Подо мной проплывали замки и дворцы знати, чем ближе были шахты, тем оживленнее становилось движение по дорогам. Я обратил внимание на многочисленные вооруженные отряды, которые следовали в одну сторону и вскоре я был уже возле большого поля, на котором собиралось целое войско на верблюдах и лошадях, а на высоком холме стоял красавец дворец. Дворец лорда Гарона- смотрителя шахт и неофициального владыки Нимора. Дворец меня впечатлил и своим богатым убранством и своими размерами, которые превосходили бывший дворец султана.
  
  2.
  
  С высоты птичьего полета все было прекрасно видно - около дворца было полно народу в праздничных одеяниях. Туда-сюда сновали всадники и кареты. Зависнув над группой наиболее богато одетых людей, я включил внешние источники.
  .... Этот король возник из ниоткуда. Его власть вряд ли признают не только совет лордов, но и ближайшее окружение принцессы. - А я слышал, что она собирается выйти за него замуж, об этом сегодня по утру говорил сам лорд смотритель. - Герцог Гаспар этого вряд ли допустит. Упускать даже видимость власти из своих рук он вряд ли захочет. К тому же существует договоренность о том, что его внучка станет четвертой женой нашего лорда и он вступит на престол вместо Тюдоров.
  - Вы считаете что в этом вопросе Гаспару можно верить? - Верить никому нельзя, но сторонники лорда-смотрителя в столице - весьма серьезные люди и своих слов на ветер не бросают. Зря что ли им столько золота уже отправлено. К тому же у кого в руках золото, у того в руках и власть. - В последнее время наш лорд что то не очень спокоен, вы не знаете в чем причина? - Да любой на его месте забеспокоится, когда какой-то неизвестный, объявивший себя королем Тюдором, появляется в его землях. Не случайно ещё со вчерашнего дня он начал созывать верные ему войска. - Вы правы лорд, лучше сейчас сразу решительно и окончательно дать всем понять, что Нимор это уже отельные от Хрустального королевства земли и совершить марш к королевской резиденции, заодно преподать урок тем, кто сомневается в силе и власти лорда смотрителя....
  Поднявшись ещё чуть выше я увидел чуть в стороне небольшую группу людей, зависнув над ней я убедился в том, что среди них был лорд смотритель, а так же его ближайшие советники и обсуждали они сложившуюся ситуацию и свои предполагаемые шаги. Послушал и их.
  ...- Пока до народа не дошли сведения о появлении легендарного Тюдора, надо как можно скорее выступить и попытаться захватить его в плен, или лишить жизни, одновременно распространяя слух, что какой-то самозванец объявил себя королем. На первых порах это должно сработать, а потом уже будет неважно,- Тюдор это или нет. В любом случае Нимор должен стать независимым государством и отделиться от королевства. - Я согласен с мнением многоуважаемого лорда Трипса. Действовать надо быстро и решительно, пока эта голытьба из Рокана не попыталась использовать ситуацию против нас. Уж они то наверняка поддержат этого короля....
  Только один человек не принимал участия в разговоре, но стоило ему произнести хоть одно слово, как остальные тут же почтительно замолчали. - Я принял решение,- подготовить шахты к затоплению, эвакуацию не производить, добывать золото до самого последнего момента. В песках Сантира расширить моё тайное убежище и в случае опасности всё мое золото должно быть переправлено туда. К строительству приступить немедленно, по окончанию, всех рабочих закопать там же, в песках. Моим войскам начать выдвижение к летней резиденции короля, по непроверенным слухам там существует проход сразу же в Хрустальное королевство и именно им воспользовался король, что бы мгновенно перенестись сюда. Так что я верю, что он настоящий Тюдор. К сожалению, по неизвестной мне причине, я перестал получать новости из Крона....
  Я включил резонатор и смотрел как ветер разносит пыль по сторонам. Думаю, исчезновение главарей внесет замешательство в ряды сторонников Гарона. Через шлем я связался с хранителем и поинтересовался, не может ли Этьен быть допущен к управлению турболетом? Ответ меня обескуражил, - " Только те в ком течет достаточное количество крови древних, могут воспользоваться их приборами и аппаратами. Для остальных допуск закрыт. В Хрустальном королевстве ты пока единственный обладающий такими способностями."
  Полетав ещё немного над дворцом и навестив шахты, я взял курс домой. В подземелье меня ждал Инвар, которого живо интересовали результаты моей разведки.
  - Надо было и его придворных немного проредить, а так же часть преданных ему отрядов.
  - Это мои подданные и я стараюсь по возможности сохранять им жизни. Вот когда они открыто выступят,- тогда другое дело. Хотя думаю, что через пару- тройку дней, убедившись что Гарон и его советники исчезли, сбежали бросив их на произвол судьбы, они и сами разбегутся по своим замкам и засядут там в ожидании развития событий.
  - У Гарона есть сын, достаточно взрослый, что бы возглавит дело отца и, по моим сведениям, он тоже претендует на руку внучки Гаспара, так что исчезновение отца ему на руку и он может прибрать всю власть в свои руки. А амбиций и высокого самомнения о своих способностях - ему не занимать, благо подпевал в его окружении тоже хватает. К тому же в его окружении такие же молодые сыновья лордов, которые считают, что их отцы слишком уж засиделись у власти.
  - Вот и прекрасно, пусть они воюют между собой и убивают друг друга, а мы пока с Этьеном разберемся с псевдовампирами. Хранитель, ты проследил, куда ведут проходы, через которые эти твари проникли в наш мир?
  - Дались тебе эти псевдовампиры и какая разница откуда они появились? Угроза устранена и пора подумать об укреплении своей королевской власти в масштабах всего королевства и работы в этом направлении предстоит непочатый край.
  Меня смутило и насторожило нежелание Ивара говорить о гнезде псевдовампиров и я решил сам заняться этим вопросом, тем более, что портал в замке Тинтука не был закрыт. А открыть его можно было с помощью двух корон - универсального ключа и я знал, как это можно сделать. Осталось решить кто из двух моих женщин поедет со мной. Пока я об этом размышлял, хранитель поинтересовался, для чего мне понадобился второй турболет.
  - У Гарона существует тайное убежище, где он хранит всю свою казну и награбленное золото. Имея два турболета, мы могли бы его быстро от туда вывезти, пусть и по немного. Не думаю. что у него его там так уж много.
  - В ангаре есть грузовой турболет. Он несколько медлительнее, но более вместительный и приспособленный для загрузки и транспортировки грузов. Я дам тебе загрузочный диск для управления им. Внимательно следуй инструкциям и у тебя не будет проблем по управлению им....
  ...- Отец немного лукавил, когда говорил, что ты без проблем сможешь управлять грузовиком. Управлять то сможешь, а вот загрузить что-либо без помощи второго пилота - нет,- это шепот над ухом заставил меня вздрогнуть и судорожно схватиться за клинок.
  - Виньета, ты когда-нибудь сделаешь меня заикой от испуга. Нельзя так подкрадываться к человеку, ты хоть покашливай, что бы я знал, что сейчас ты рядом. А почему ты считаешь, что хранитель не хочет, что бы я переправил золото в хранилище?
  - Он считает, что ты бездарно тратишь свое время, вместо того, что бы укреплять свою власть и положение, а золото от тебя никуда не денется. Вот он и пытается оградить тебя от ненужных поступков. Его тоже можно понять, ведь все свои надежды на развитие вашей цивилизации он связывает именно с тобой. Ты должен дать хороший толчок, даже пинок для развития...
  - Твой отец плохо знает психологию людей, жизнь возле такого большого количества золота сделало его невосприимчивым к нему. У людей не так. Тот кто обладает богатством обладает и силой. Если я лишу их золота, то лишу влияния, союзников, власти. Мне бы ещё под контроль взять шахты, только я не придумал, как это сделать. Слушай Виньета, а почему ты мне помогаешь?
  - Я скажу тебе правду, только ты не обижайся., ладно? Я изучаю тебя как представителя одной из боковых ветвей эволюционного развития потомков древних, которые в образовались в ходе эксперимента по скрещиванию особей людей и древних.
  - А что есть и другие представители потомков древних? - Конечно есть, те же псевдовампиры, людоеды,- это те, которых ты знаешь, но они тупиковые ветви и обречены на вымирание. Мне и самой интересно, что является мотивом для твоих поступков и принятия решений, вы достаточно сильно отличаетесь от нас и не только своей импульсивностью и не предсказуемостью. Только ты не думай, что тебя в чем то ограничивают,- нет, просто отец иногда хочет влиять на принятие твоих решений и подтолкнуть в нужном направлении, а на прямую ему вмешиваться запрещено.
  - Ну спасибо и на этом, успокоила,- она не уловила сарказм в моих словах, но заставила сильно призадуматься.
  Обедал я в покоях Анастасии, которая по прежнему чувствовала себя не очень хорошо и жаловалась мне, что подобное происходит с ней в первый раз и никогда до этого она так сильно не болела. Мария ела молча и только изредка смотрела то на меня, то на Настёну, тогда то я и принял окончательное решение.
  - Мария, мы с тобой сразу же после обеда отправляемся в замок Тинтук, мне понадобится твоя помощь, так что обязательно возьми с собой корону. И почему ты её постоянно не носишь? Она тебе не нравится или есть какие то другие проблемы? Я чего то не знаю? Будь готова к тому, что мы там и заночуем.
  - Да нет, вроде всё в порядке, только мне кажется, что корона как то влияет на меня. Без неё я чувствую себя более уверенной и спокойной. - Хорошо, можешь не носить её постоянно, но она должна всегда находится при тебе. Я же свою тоже иногда ношу в поясной сумке. Настёна, я оставлю тебе вот этот кристалл. Если в него пристально посмотреть, то можно увидеть где мы и что делаем. Второй такой кристалл сейчас у Этьена и, на время, я его у него заберу....
  - А мы разве не полетим на той штуке, где я сидела у тебя на коленях? Раз и мы уже на месте...
  - Нет, леди Мария, к хорошему лучше не привыкать, так что мы на лошадях. Три часа тряски и мы на месте. Вот когда пригодился бы ваш костюм для путешествий, ну тот,- с брюками и выточками где то там....
  До замка Тинтука мы добрались, с небольшими остановками, за пять часов. Этьен, предупрежденный мною через кристалл уже ждал нас. - Трех человек хватит? Они в полной защите, под кирасами миленские кольчуги, у всех малые арбалеты и толеданские клинки, шея и горло прикрыты кольчужной сеткой.
  - Как они двигаются? Ты предупредил что от скорости их реакции будут зависеть их жизни?
   - Они все добровольцы милорд. Я выбирал из лучших.
  - Мария, следуй за мной, веди Этьен,- мы вошли в холл, но пошли не к парадной лестнице, а в сторону хозяйственной половины. Не обращаясь ни к кому я произнес: - Мой портал был в неприметной кладовой, о существовании которой я даже и не догадывался. По размерам вроде маленькая, но когда дело дошло до схватки, то она оказалась как большой зал.
  - У нас тоже самое милорд, только мы оказались не в зале, а на опушке леса и то только после того, как сошлись с ней лицом к лицу.
  Это была даже не кладовая, а тупиковый отросток коридора. Для чего и с какой целью его строили было не понятно, а может быть и наоборот,- понятно тем, кто создавал этот портал.
  - Господа, - обратился я к трем хмурого вида воинам из отряда лорда Сампра Палантина,- ваша главная задача,- ни в коем случае не вмешиваться в схватку, если она будет, а защищать всеми возможными и невозможными способами королеву Марию-Изабеллу. Если с ней что то случится, мы не сможем вернуться назад. Этьен это и твоя основная задача. Готовы? Миледи, достаньте свою корону и оденьте её на голову.
  Яркая багрово-красная вспышка озарила стены коридора, одна из стен исчезла и перед нами оказалась действительно опушка леса, куда мы вшестером без колебаний вступили. - Миледи, снимите корону и положите её в свою сумочку. Вам всем стоять здесь и не сходить с места, я сейчас вернусь,- и прежде чем кто то мне попытался возразить, я уже сделал несколько шагов по направлению к лесу. Но леса передо мной не оказалось, а оказались развалины какого то замка, от которого веяло дряхлостью, сыростью и ещё каким то знакомым запахом,- запахом тлена и гнили.
  На встречу мне вынеслись с десяток людоедов с примитивным оружием и я их без всякой жалости расстрелял из проникателя. А затем я застыл как истукан,- навстречу мне, улыбаясь, шла Мария, моя Мария. Она тянула ко мне руки и что то говорила, но я ничего не слышал. Внезапно, сильный удар в ухо сбил с меня корону, и я увидел, что ко мне приближается мерзкая старуха, в руках у которой были какие то странные клинки, лезвия которых были свернуты спиралью. Она щерила свой беззубый рот, капала слюной и сипло дышала. Гадость. Не раздумывая я выстрелил, поднял с земли корону, но одевать не стал. А в ухо мне классно заехали и я даже догадываюсь кто. Старуха вспыхнула ярким пламенем, а до меня наконец то дошло, что я был на волосок от смерти и что мне впервые встретился старый псведовампир.
  - Ты что здесь делаешь? - Присматриваю за бестолковым и глупым человеком мужского пола ослепленным своими чувствами. Корону почему не снял? На этом тебя и подловили. Если б не я, своими ритуальными ножами она б высосала из тебя весь мозг, и запила кровью, так что ты теперь мой должник.
  - Ты опять следила за мной? - Естественно, я же тебя изучаю и наблюдаю. Ты интересный экземпляр, с неподдающийся логике поведением, а твои поступки иногда тяжело объяснить. Вот скажи, зачем ты, не предупредив Марию, втянул её в эту авантюру? Бедняжка не знает что ей делать, то ли идти спасать тебя, то ли выполнять твой приказ оставаться на месте...
  - Виньета, ты луче мне скажи, как получилось так, что эта старая тварь использовала против меня образ Марии? Разве это возможно, и почему наваждение сразу же пропало, как только ты ласково сняла с меня корону? - А что тут не понятно? Ты был ослеплен чувствами, вот тебя на этом и подловили, - это же венец любви. Только ради этого стоило сопровождать тебя, это будет изюминка моего исследования о безрассудстве любви и непредсказуемости ваших поступков...
  В развалинах я ничего примечательного не заметил и не нашел. Обычное логово людоедов с некоторой претензией на уют. Это видимо все, что осталось от гнезда псевдовампиров в этом осколке нижнего мира, который уцелел каким то чудом. Если кто то и спрятался от меня, то обрек себя на медленную и мучительную смерть. Как только я вернулся к оставленным мною стражам и Марии, то развалины замка за моей спиной исчезли и вновь превратились в лес.
  - Всё в порядке милорд? На вас зеленая кровь этих тварей. - Всё в порядке Этьен, кажется с псевдовампирами здесь покончено и можно возвращаться назад.
  Мария тихо подошла ко мне и прижалась к груди, я приобнял её за плечи,- Всё в порядке миледи, наша миссия здесь выполнена и пора достать и одеть короны, что бы вернуться в привычный нам мир.
  За ужином Этьен рассказал мне, что из бывших слуг Тинтука только двое оказались связанными с псевдовампирами и каким то образом передавали им сведения, - Но даже пытки не смогли развязать им язык и свою тайну они унесли с собой в могилу, при этом они что то там бормотали о бессмертии и перерождении. На всякий случай я распорядился их тела сжечь. Милорд, надо что то делать с вассалами Тинтука, особенно с теми, что не принесли вам клятву верности и чего то выжидают.
  - Список таких есть? Что за люди? - Этьен молча протянул мне лист бумаги свернутый трубочкой и я углубился в его чтение. Знакомых имен я там не обнаружил,- Разошли им мое повеление немедленно покинуть мои земли и отправляться на все четыре стороны. Разреши с собой иметь только носимые вещи и не более десяти золотых монет на человека. Ослушавшиеся, не зависимо от возраста и пола будут казнены. Видимо некоторым урок пошел не в прок. Что ж завтра мы ими и займемся, но только после обеда, до обеда у меня будут некоторые дела.
  Прямо за ужином я связался с Анастасией и рассказал о результатах своего визита в замок, особо не распространяясь о подробностях. Потом кристаллом завладела Мария, отсела от меня подальше и начала общение со своей подругой, вскоре к ней присоединилась Элионора и они начали шепотом обсуждать свои женские дела и проблемы. Мы же с Этьеном под шумок сбежали во двор, где могли спокойно поговорить. Я распорядился готовить несколько небольших, но подвижных отрядов способных быстро передвигаться на большие расстояния, а это предполагало каждому воину иметь как минимум двух коней. К тому же я напомнил графу, что с него никто не снимал задачу подготовки экспедиции в пустыню Сантира, хотя сама экспедиция откладывается на неопределенный срок.
  Внезапно над ухом у меня прозвучало: - А в замке есть ещё один портал, и о нем никто ничего не знает. Я даже могу сказать куда он ведет, но при одном непременном условии,- если ты последуешь им, то я буду находиться рядом с тобой.
  Я отреагировал немедленно: - Только после того, как ты получишь на это разрешение от Анастасии и Марии. По другому - ни как. - А зачем мне их разрешение, разве до этого оно мне нужно было? - А до этого ты открыто и не находилась возле меня. Так что решать тебе, милочка. Портал меня особо не интересует, если конечно он не несёт угрозы королевству, да и дел у меня сейчас очень много, что бы заниматься всякими пустяками и бредовыми идеями маленькой девочки.
  - Я не маленькая девочка, к тому же ты мой должник,- я спасла тебе жизнь. - Что ж, я готов вернуть долг и сам переговорить с Настеной и Марией, после этого мы будем квиты. - Ну уж нет, так легко ты от меня не отделаешься, я сама пообщаюсь с твоими женами и поверь мне, они много нового узнают о тебе. _ Это угроза? - Нет, это констатация факта....
  Во время этого разговора с невидимкой Этьен сидел с несколько ошарашенным видом, а потом поинтересовался: - Милорд, а с кем это вы сейчас разговаривали? - Дочка древнего с небольшой примесью человеческой крови, изучает и наблюдает. Считает меня типичным представителем человеческой особи мужского пола, немного туповатого, с неуравновешенным характером, за которым нужен пригляд. Недавно вот спасла мне жизнь и теперь я её должник. Она, кстати, нашла в замке ещё один портал и выдвинула условие,- покажет и расскажет куда он ведет только в том случае, если я возьму её с собой официально. Всё остальное ты слышал. - Вы возьмете её с собой? - Зачем? Во первых мы ничего не знаем об этом портале, во вторых он создан относительно недавно, так как в наше время здесь замка не было и в третьих,- у меня нет желания терять время на всякие пустяки.
  - А эта ваша невидимка она наблюдает только за вами или за остальными тоже? - Этьен, успокойся, остальных сия чаша минула. Интерес для неё представляю только я....
  В моих покоях, именно в тех, где и находилась сокровищница предыдущего хозяина, основательно подчищенная мною, было жарко, не смотря на открытые окна. Моечная была на первом этаже и специальной лестницы из спальни туда не было, так что пришлось топать по общему коридору, лезть в бочку с прохладной водой и отдаваться в руки банщиц... По возвращению я обнаружил, что Марии ещё нет и со спокойной совестью завалился на кровать. Попытался проанализировать свои поступки за сегодняшний день, но слишком быстро заснул. Проснулся от того, что меня бесцеремонно толкали в плечо. С трудом разлепив глаза я увидел разгневанное лицо Марии, сон как рукой сняло,- Что то случилось? - Случилось! Ты почему ничего не сказал о том, что чуть было не погиб? Почему мы должны об этом узнавать от другого человека? Ты что себе позволяешь Тюдор? Ты же не бестолковый юноша, а король огромного королевства, пускай пока без особой власти, но все таки король. Ты о нас подумал? А о той ответственности что лежит на твоих плечах? В общем так, Виньета будет постоянно сопровождать тебя в твоих походах и мы даем ей на это свое разрешение и согласие. Она будет твоим персональным телохранителем и о своих поступках будет отчитываться только перед нами. Главная её цель,- обеспечить твою безопасность. А теперь вставай, одевайся и иди проверяй тот портал, что она нашла, да возьми с собой с десяток воинов, там может быть опасно.
  - А до утра это ни как не подождет? Мне между прочим утром предстоит много работы и я хотел бы выспаться. - Не подождет. Виньета сказала, что дело не терпит отлагательства.
  Вот же навязалась на мою голову, мало мне забот с укреплением своей власти, так теперь ещё эта пигалица будет меня опекать, хранителю что ли пожаловаться? Когда я оделся и вышел из спальни леди Виньета скромно стояла возле стены в дорожном костюме, больше похожая на мальчишку пажа, а на поясе у неё висела небольшая шпага. Интересно, она ей пользоваться умеет или надо будет следить, что бы она сама не порезалась и никого не поранила? Естественно ни какого десятка я с собой брать не стал, ограничившись резервной стражей моих покоев. Так вчетвером мы и пошли. Виньета вела нас боковыми коридорами в сторону от хозяйских и гостевых покоев, потом по неприметной лестнице мы спустились на первый этаж и там прошли в небольшой зал с голыми стенами. Нажав на едва видимые выступы и пригнувшись, нырнув в открывшееся отверстие, мы оказались в темном и пыльном коридоре, который привел нас к винтовой лестнице, однако спускаться мы не стали, а наоборот поднялись наверх. На небольшой площадке, где с трудом можно было разместиться вдвоем, перед нами предстала дверь. Обычная с виду, но с необычной ручкой. Помня про секреты золотохранилища, я врезал по ней ногой и дверь открылась.
  - Это как у тебя получилось,- с удивлением спросила девушка,- дверь то открывается на себя? - Да? Я как-то это не заметил.
  Мы оказались в темном помещении и только свет факелов позволял рассмотреть окружающие предметы. Это была какая то кладовая или хранилище старых вещей. Если это был портал, то ничего интересного он из себя не представлял,- сломанная мебель, обрывки тряпок и гобеленов, несколько ваз с отбитыми ручками, в общем какая-то рухлядь. Однако Виньета не обратила на неё ни какого внимания, а повела нас к противоположенной стене, где находилась такая же неприметная дверь. В этот раз открыла она её уже сама и яркие лучи солнца ударили нам по глазам. Когда я немного проморгался, то с удивлением обнаружил, что нахожусь в до боли знакомом месте. В удивлении я покрутил головой, так и есть, - портал привел нас в беседку возле гостевого дворца семейства де Роше в пригороде Крона. Ничего себе. Кто и с какой целью его создал? Кто им пользовался и для чего? А если это псевдовампиры протоптали дорожку в столицу, или древние помогли кому то побыстрее оказаться в нужном месте и в нужное время?
  - Леди Виньета, что вам известно об этом проходе в столицу королевства? - Только то, что им не пользовались очень длительное время и мне не удалось найти ни каких упоминаний в наших памятных записях о его создании. Судя по всему, его использовали только один раз, а потом о нем благополучно забыли, или тот кто создал его - погиб.
  - Хорошо, я поставлю вопрос по другому, - кто мог создать этот проход - древние, псевдовампиры или кто то из людей имеющий мощный артефакт? - Древние его создать не могли, он им просто напросто не нужен, они и так могут появляться по своему желанию в любой точке. Псевдовампиры - тоже маловероятно, они не умеют создавать порталы и пользуются уже готовыми, а вот неразумные дети древних,- вполне могли. Только вот для чего?
  - Леди, а что вам известно о строительстве замка Тинтука, кто приложил к этому руку и нет ли тут взаимосвязи с Марией Великой? Виньета на минуту прикрыла глаза, а потом с удивлением произнесла: - Действительно, замок начали строить по приказу королевы, однако основное строительство закончили уже после её смерти.
  - Тогда мне всё понятно. С этим дворцом у меня связаны самые теплые воспоминания о Марии Великой, у неё тоже. Здесь у нас проходили тайные свидания, здесь она пришла ко мне, когда сбежала из дворца, здесь мы провели свадебный обряд. Видимо портал был создан ею или с помощью своей короны или с помощью кого-то из друзей.... В любом случае леди, спасибо вам, вы заставили меня вспомнить счастливые моменты моей прошлой жизни, а теперь возвращаемся, я наложу персональную печать на этот проход, что бы никто случайно не смог его найти и воспользоваться, в том числе и некоторые не в меру любопытные девушки,- Виньета фыркнула, но ничего не сказала.
  Мария-Изабелла не спала и ждала меня,- Оно того стоило? Что там было? Что то важное?
  Я сел на краешек кровати и потрепал её волосы: - Мне было позволено ненадолго вернуться в прошлое и понять, что его, при всем моём желании, уже не вернуть. Мария поняла то же самое, когда вернулась в годы своей юности, наверное поэтому этим порталом воспользовались только один раз. Всё в порядке девочка, всё в порядке. А теперь давай спать, мне надо хотя бы пару часов отдохнуть...
  Последующие несколько дней слились для меня в сплошные бессонные будни. Пришлось, скрипя сердцем, уничтожить все население девяти замков, которые не склонили свои головы и не признали мою власть. Это настолько отрезвляюще подействовало на остальных, что больше проблем у меня с принесением вассальной присяги не возникало. Я не заметил как Анастасия сменила Марию в одну из ночей, а Виньета оказалась совсем неплохим вторым пилотом на грузовом турболете. Тайное убежище Гарона было нами разграблено, а его охрана уничтожена, после чего моя карающая рука нанесла открытый удар по тем, кто тешил себя надеждами противостоять королевской власти. По самым скромным подсчетам Виньеты я за эти дни уничтожил различных воинских отрядов численностью более десяти тысяч человек, опустошил две важные крепости и перекинул в них по пол сотни своих варваров и солдат. Людей у меня катастрофически не хватало и приходилось везде поспевать самому и обходиться малым. Радовало одно,- Рокан не раздумывая принял мою власть, признал меня королем и выделил в мое распоряжение несколько тысяч тяжелой конницы, которая уже отправилась в Нимор.
  Побывал я и в Кроне, посмотрел со стороны на суету местных лордов, которые больше заседали и спорили, чем предпринимали какие то конкретные шаги. После того, как я подчистил дворец дю Плесси, герцог Гаспар благоразумно удалился от дел и, по имеющимся у меня сведениям, влиял на королевский совет через своих представителей. Мне пришлось забрать из Радужного замка в Нимор старшую фрейлину Марии-Изабеллы - Аделаиду де Спиро, которая туда поспешно скрылась после того, как принцесса таинственным образом исчезла вместе со своей преданной подругой.
   Для того, что бы прекратить слухи о якобы имевшей место смерти принцессы, мне пришлось пойти на беспрецедентный шаг и на одной из церковных служб появиться в сопровождении обеих своих жен, при полном параде, в коронах любви и в сопровождении небольшой свиты, состоящей из доверенных лиц. Для этого им пришлось правда испытать некоторые неудобства транспортировки в грузовом турболете, но оно того стоило. При достаточно большом скоплении народа мы внезапно возникли на королевских местах, отстояли службу, раздали милостыню, ближним прихожанам я разъяснил, что занят наведением порядка в Ниморе, где против королевской власти выступила часть знати, дал понять, что теперь в королевстве две равных королевы,- одна из дома Тюдоров, а вторая из простой семьи бывшего варвара, поинтересовался у простого люда как дела в столице и не притесняют ли их в мое отсутствие лорды, после чего помахав ручкой так же таинственно исчез вместе со всеми. Как потом призналась Мария,- это был гениальный ход, который отбил у многих тягу к заговорам и противостоянию королевской власти. Только через год в Ниморе и Рокане был наведен порядок, моя власть стала незыблемой. Своей резиденцией я сделал бывший королевский дворец в Рокане, куда и перевез всю семью, а королевский совет оставил в Кроне. Виньета то появлялась, то надолго исчезала. Анастасия по секрету мне сказала, что у нас скоро будет маленький, а Мария, для которой это уже не было секретом тут же добавила, что у меня будет сын и что уже сейчас ему надо выбрать имя, с тем, что бы Анастасия могла с ним общаться. На семейном совете было решено имя мальчику дать в честь моего отца - Карл. Леди Аделаида полностью сосредоточилась на опеке Настены и шагу не давала ей ступить без присмотра.
  Этьен так и не женился на леди Элионоре и она уже раз пять уезжала от него и столько же раз возвращалась. Было интересно наблюдать за тем, как она опекает своего жениха и оберегает его от встреч с любым представителем женского пола. Она следует за ним повсюду, как нитка за иголкой,- он в поход и она с ним, он на охоту и она рядом, он объезжать свои владения, и она тут как тут. Однако мое предложение использовать короны любви для определения истинного положения дел,- они оба игнорировали. Короны любви были установлены в кафедральном соборе Крона и любой человек, желающий взять себе вторую жену или проверить свои чувства перед свадьбой, мог ими воспользоваться. Вначале церковь выступала против этого ритуала, заявляя, что браки заключаются на небесах, но увидев огромный наплыв желающих, резко изменило свою позицию, введя в ритуал одно новшество,- что бы воспользоваться коронами надо было купить маленькую свечу и поставить её перед ликом всевышнего. Свеча стоила всего два гроша, но наплыв желающих позволял грести деньги лопатой, что в конечном итоге привело к исчезновению из обращения медных монет и тогда по совету Анастасии, королевский двор взял на себя все расходы и пользование корон стало бесплатным.
  Как то совершенно незаметно для себя я не просто свыкся с мыслью, что возле меня находятся сразу две женщины, а испытывал некоторые неудобства, если одну из них не видел в течении дня. Мне не хватало серьезности и рассудительности Анастасии, взрывной непоседливости Марии, их опеки и заботы.. Виньета, с молчаливого согласия моих "девочек" получила постоянное место за нашим столом, я связывал это с тем, что она пару раз меня здорово выручала и была этаким недремлющим оком, которое следило за мной и обо всем докладывало моим женам.
   В один из дней, когда мы все находились в Кроне, перед нами появилась радостная Виньета и сразу же выпалила важную, с её точки зрения новость,- она закончила обучение, её исследования признаны удачными и перспективными и что самое главное, ей позволено продолжить и приступить к экспериментальной части, что в случае удачи откроет огромные перспективы перед древними и людьми. Говорила она туманно и непонятно, так что я вскоре перестал слушать её рассуждения, а сосредоточился над обдумыванием основных положений своей тронной речи. Саму речь, конечно, для меня составила Настёна, мне оставалось только кое что в неё добавить, чем я и решил заняться прямо сейчас. Вопрос, заданный мне Марией несколько выбил меня из колеи и нарушил ход моих мыслей.
  - Извини дорогая, я немного задумался, о чем ты спрашивала? - Я спрашивала твое согласие на использование корон любви. - Если вы с Настёной считаете это необходимым, то и я не вижу препятствий для этого. - Вот и прекрасно, я знала, что ты будешь совсем не против. Время мы уточним чуть позже.
  Я тогда не придал внимания её словам, за что и поплатился.
  Настёна стала холить как уточка, переваливаясь с бока на бок и шутливо жаловалась мне, что наш сын такой же неугомонный непоседа как и его отец, а леди Аделаида с неодобрением смотрела на меня, как будто я виноват в том, что ребенок постоянно толкается. А затем и Мария обрадовала меня вестью, что и у нее скоро будут дети, причем сразу две девочки и она уже дала им имена,- Луиза и Изабелла. Эта весть несколько выбила меня из колеи, хотя и весьма обрадовала. Дело в том, что я пока не ощущал себя отцом и не представлял себя в этой роли.
  По многовековой традиции Настёна разрешилась от бремени в королевском дворце Крона и крик наследного принца Карла нарушил тишину под его сводами. Роды прошли достаточно тяжело, так как ребенок родился крупным и этой же ночью Мария мне сказала, что больше рисковать здоровьем Анастасии не следует, так как при вторых родах она может умереть. После некоторого раздумья она "обрадовала" меня, что и её дочери возможно будут первыми и последними её детьми и что всё это как-то связано с той каплей крови древних, что течет во мне.
  
  3.
  
  Неожиданно для всех нас лорд Этьен, пройдя ритуал через короны любви женился на внучке герцога Гаспара, девице Глории, - той самой, которую её дед прочил на трон Хрустального королевства. Где и когда они познакомились, для меня так и осталось загадкой, но сам факт того, что короны блистали ярко красным светом, говорил о многом. Леди Элионора покинула двор и вернулась в своё поместье, однако через три месяца вернулась, буквально силой потащила Этьена в собор и там в присутствии народа они одели короны. Она добилась своего и стала его женой, а первой или второй,- не важно. хотя зная её властный характер, можно было не сомневаться, кто будет верховодить в их семье.
  Глория оказалась застенчивой, наивной и тихой девушкой, безумно влюбленной в Этьена, власть и деспотизм Элионоры она восприняла достаточно спокойно, как само собой разумеющееся и, казалось, ничего не замечала. Так что волей-неволей той пришлось взять над ней опеку и учить уму разуму, как старшая сестра учит жизни младшую. Да и разница в возрасте в шесть лет, тоже накладывало свой отпечаток на их взаимоотношения.
  Сын рос здоровым и крепким малышом, но всё чаще и чаще мне приходилось спать одному, так как Настёна была приверженицей стародревних традиций и сама кормила ребенка, а Мария уже береглась, посмеиваясь, что скоро в нашей семье наступит настоящее женское царство. В один из вечеров, когда мы с Анастасией обсудили в постели все наши насущные дела, и я дорвался до её тела, она что там произнесла про моего ненасытного зверя и эта её фраза мне показалась уже знакомой, но я не придал этому значения. Расплата за мою беспечность наступила ранним утром, когда я вместо Анастасии у себя под боком обнаружил спящую Виньету. Девушка лежала бесстыдно обнаженной, даже ночной сорочки на ней не было.
  - Эй, ты что делаешь в моей постели? - однако девушка проигнорировала мой вопрос, а повернувшись ко мне спиной продолжила спать. - Виньета,- я тряхнул её за плечо,- потрудись мне объяснить, что это всё значит и куда делась Настёна?
  - Настёна ушла к сыну и предупредила меня, что твой зверь накормлен и ты не будешь со мной ненасытно-грубым. Впрочем я знаю и видела, когда ты по настоящему накормлен, а когда только немного перекусил. Не волнуйся, я знаю, что ждет меня и готова к этому. К тому же, в традициях НАШЕЙ семьи заниматься этим первый раз до совершения брачного обряда, так было и Анастасией и с Марией, а сегодня мы с тобой идем в собор и там проведем ритуал с коронами любви, так что ничего необычного я в том, что нахожусь у тебя в постели,- не вижу. Тебя же предупреждали и ты согласился, вот время и пришло,- она резко повернулась ко мне и прижалась, обдав жаром. - Тюдор, если б ты знал, как долго я мечтала об этом, сколько раз ты мне снился по ночам, как жарко целовал меня в моих снах,...- она вздохнула,- Я вижу ты не рад мне, хотя мне казалось, что я тебе нравлюсь, иначе ты бы не позволил мне находиться рядом с тобой постоянно.
  - Виньета, ты отдаешь себе отчет в своих поступках? - Конечно отдаю, да и с девочками мы давно уже всё обсудили. Даже если короны не озарятся светом любви, то никаких претензий я к тебе иметь не буду. Я сама хочу близости с тобой, а ещё я хочу от тебя ребенка, а лучше несколько. Только ты должен знать, что если у нас будут дети, а я на это надеюсь, то дочери могут жить с нами, а вот сыновья обязательно вернуться в верхний мир, таково было условие наших старейшин и я ему подчинилась, иначе мне не разрешили бы стать твоей женой. - А что для этого надо было спрашивать разрешение? - Глупенький, конечно. Те времена, когда мы могли поступать по своему усмотрению и сами решать вступать с людьми в контакт или нет, давно прошли. Да и вступали в контакт только наши мужчины с вашими женщинами и от этих контактов рождались дети, а вот от наших женщин и ваших мужчин - никогда. Я прошла специальный курс и надеюсь быть первой....
  Скорее всего Виньета как то влияла на меня, так как я ощутил такое дикое желание обладать ею, что действительно превратился в зверя, причем после того, как она проплакалась,- в ненасытного.
  Я с недоумением и сочувствием смотрел на распятую девушку, руки и ноги которой были разбросаны в разные стороны, а между ног была какая то мешанина из семени, сукровицы и ещё чего то такого. Как потом пояснила Виньета, я сделал с ней это пять раз, что для нормального человека практически невозможно, но в то время я не был нормальным а всё из-за каких то ферментов, которые она использовала, что бы возбудить меня. Что это за гадость,- я так и не понял, но категорически запретил ей пользоваться ею когда-либо.
  Вообще-то синяки от моих "горячих" объятий и следов от поцелуев сошли с неё уже через полчаса, а ещё через час она восстановилась уже полностью, хотя и продолжала меня корить за грубость, невоздержанность и нежелание себя контролировать. Однако ритуал проверки чувств пришлось отложить, так как Виньета наотрез отказалась вставать с постели о тех пор, пока у неё "всё там не заживет". После того, как сменили постельное бельё, она с удобством разместилась в моих покоях, а когда пришли "девочки" мне было предложено валить заниматься королевскими делами и не мешать их общению. Чувствуя свою вину, я особо не выступал. это я уже потом узнал более подробно о каких то там запахах и ферментах, что она использовала....
  Освободился я только к вечеру, успев позабыть не только об обеде, но и о предстоящем ритуале, так что за ужином меня ждали три нетерпеливых создания, которые обвинили меня в эгоизме и нежелании исполнять данные обещания. Спорить с ними я не стал, так как давно уже понял, что это дело не только бесполезное, но и неблагодарное, в любом случае я окажусь виноватым. Сразу же после ужина, с большой неохотой мне пришлось отправиться в собор в сопровождении Анастасии и Виньеты. Там нас, естественно, пропустили вне очереди и когда мы с девушкой надели на себя короны, то камни в них засветились радостным красным светом, да и сама Виньета засияла и заблистала особым ореолом. Сразу же пошел слух, что я взял себе в жены древнюю, вернее что это древняя выбрала меня в мужья и мне пришлось с этим смириться, так как она древняя и почти что бог. Так у меня, в результате заговора моих жен, появилась третья.
  Эту и последующие три ночи Виньета провела со мной и мы действительно, уже по настоящему, стали мужем и женой. Как говориться сделали всё с чувством, толком и расстановкой. Честно говоря я не ожидал такой нежности и ненасытности от Виньеты, а она не отходила от меня ни на шаг и везде сопровождала уже не только как мой негласный телохранитель, но и как моя жена. В хлопотах и постоянных разъездах время летело быстро и незаметно. В моей семье установилась четкая иерархия. Авторитет Анастасии был непререкаем, она была законным лидером женской группировки, ей постоянно жаловались на мою невнимательность, пренебрежение своими обязанностями, дело дошло до того, что некоторые послы других государств сначала поверяли ей свои проблемы и просьбы, и только потом обращались ко мне, уже получив от неё советы и наставления.
  Как и ожидалось, в установленный срок Мария родила двух девчушек, как две капли воды похожих друг на друга. Время шло, а у нас с Виньетой ничего не получалось и только по истечении пяти лет она обрадовала всех нас тем, что у неё будет ребенок. Мария тут же определила, что это будет дочь и на семейном совете ей было выбрано имя - Анна-Мария. Что тут началось,- с Вин стали сдувать пылинки, каждое её желание пытались предугадать, к нам зачастили какие-то неизвестные мне её родственники, в общем её жизнь превратили в кошмар, что в конечном итоге привело к моему вмешательству. Я схватил её в охапку и сбежал с ней в Нимор под опеку её отца - хранителя. Ивар быстро разобрался со всей непонятной родней и пригрозил вообще перекрыть доступ к Нимору, если хоть кто то ещё побеспокоит его ненаглядную. Вскоре в Нимор перебралась и вся моя семья. Начались веселые денёчки,- Анастасия занималась с детьми, уча их уму разуму, Мария опекала Виньету, а та как хвостик ходила везде за мной, считая что так ей ничего не грозит, хотя я видел, что она отчаянно трусит. Гросс обер фрейлина Аделаида де Спиро узурпировала всю власть в вопросах воспитания детей, мотивируя это тем, что матери их балуют, а вот она воспитает из них настоящих Тюдоров и пока они спорили, дети были представлены сами себе, облазили весь дворец и все его закоулки и однажды притащили мне запыленный свиток, в котором были расписан план подготовки экспедиции по поиску легендарного города Древних - Киммера. Надо отметить, что дети росли дружной бандой разбойников, стояли и выгораживали друг друга горой, постоянно искали защиты у Настёны или Аделаиды после очередных своих проказ, всех моих женщин звали мамами, очень интересовались как маленькая Анна попала в живот маме Вин и когда она от туда выйдет...
  Со смехом за обедом я поведал своим "девчонкам" о предполагаемом поиске и раскопках этого города в те стародавние времена, когда я не был обременен семьей, детьми и "мелочной " опекой своих жен. Однако Виньета вполне серьезно отнеслась к моему рассказу и поинтересовалась,- не собирался ли я искать некую сферу, которая исполняет любое желание, но только одно и которая досталась древним от иных с одним единственным требованием - не трогать её с места. Меня это заинтересовало и я попросил её рассказать мне поподробнее обо всем, что ей известно об этом артефакте. Тут же с меня была взята самая суровая клятва, что в одиночку я не поеду искать Киммер и обязательно возьму с собой Виньету. Пришлось пообещать в надежде, что со временем это забудется, тем более, что сейчас ни о каких поисках и раскопках не могло быть и речи. Здоровье Вин мне было значительно дороже какого-то артефакта якобы исполняющего любое желание.
  Рассказ Виньеты был немногословен: - " Сфера представляет собой светящуюся субстанцию в виде полупрозрачного шара, которая может читать мысли своего собеседника и представляет ему на выбор исполнение одного из трех его самых сокровенных желаний. Другие желания она не выполняет. Древние так и не смогли разобраться с тем, как всё происходит, а иные перед своим уходом не сочли нужным что то объяснять. Сфера сама выбирает того, кто может к ней обратится, по каким критериям происходит выбор,- никто не знает. Многим древним было отказано в исполнении желаний, а после того, как и древние покинули этот мир, об этом артефакте иных благополучно забыли, переведя его в разряд легендарных и сказочных. Большинство древних даже не знает о существовании этой сферы, а я узнала о ней только благодаря тому, что углубленно изучала историю этого мира и противостояний между древними и их детьми. Где должен находиться Киммер знают единицы из совета старейших, но эти знания строго хранятся в закоулках памяти, доступ к которым запрещен." - Я сделал вид, что сам рассказ мне не очень интересен, а сам постарался запомнить его слово в слово....
  Время шло, дела в королевстве шли своим чередом, дети взрослели, баловали младшую сестру, рассказывали ей сказки и легенды о моих приключениях, из Нимора мы давно уже перебрались в мой королевский дворец, но каждую "зиму" гостили пару месяцев в летнем дворце, что совпадало с возвращением в лоно семьи старших из мест их обучения. Карл рос серьезным, рассудительным и спокойным парнем, Луиза и Изабелла унаследовали беспокойный и взрывной характер Марии, но всех их превосходила Анна-Мария. Мало того, что она унаследовала от матери способность исчезать и мгновенно перемещаться с одного места на другое, она ещё своим характером пошла в меня и росла непоседливым, беспокойным ребенком, способным из ничего извлечь приключения и попасть в различного рода приятности и неприятности. Пришлось вспомнить меры воспитательного воздействия, которые в свое время применялись ко мне и в свои неполные семь лет Анна прекрасно вышивала крестиком, да так искусно, что старшие сестры ей делали специальные заказы.
  Вновь к вопросу поиска Киммера мы вернулись совершенно случайно, после того, как мне доложили, что мои поисковые отряды случайно наткнулись в пустыне Сантир на развалины какого-то древнего поселения, засыпанного полностью песком. Не скажу, что эти отряды отправлялись мною специально на поиски этого мифического города, отнюдь, просто кто то в королевском совете озаботился составлением подробной карты и границ нашего королевства, и нашлось немало бесшабашных голов, которые отправились в "Дикие земли" Сантира, что бы пройти их насквозь и узнать, что же там, по ту сторону песков. С каждым годом мы продвигались всё глубже и глубже, создавая перевалочные базы, разведывая колодцы и находя новые оазисы. Я и сам иногда выезжал и с интересом участвовал в поиске воды, вспоминая свои старые навыки. Естественно, что "выезжал" я на турболете, что бы не тратить время на конное передвижение. Однако следуя странному запрету Ивара, сам аппарат в поисках города не использовал.
  Найденные поисковиками развалины оказались ни чем иным как тайным убежищем псевдовампиров, которое они были вынуждены бросить очень давно из за того, что высохли колодцы и те, племена, которыми они питались, ушли из этих мест. Я запретил "девочкам" и детям посещать это место, так как огромное количество человеческих черепов и скелетов наводили на крайне неприятные мысли....
  Очередной доклад о найденных развалинах не особо меня заинтересовал, если б не одна находка, которая очень взволновала хранителя. Мне был доставлен золотой диск с изображением на нем половинки солнца с двенадцатью лучами. этот диск увидела Вин и, скорее всего рассказала о нем отцу. Реакция хранителя меня удивила,- он попросил у меня аудиенции, чего я не припомню и сам явился в летний дворец, оставив своё подземелье. Состоялся весьма интересный разговор в ходе которого он весьма настойчиво просил меня не предпринимать ни каких действий по раскопкам этих развалин до тех пор, пока совет старейших не примет по ним решения.
  - Мой король, это может быть опасным. Этот диск с символом иных говорит о том, что вы наткнулись на развалины Киммера. Мало кто знает, что до того как он стал столицей древних, он был главным подобием города иных. Там осталось от них слишком много непонятного и опасного, причем опасного для всего мира а не только отдельно взятой местности. Даже древние были не в состоянии понять всех вывертов, других слов у меня нет, иных. Не хотелось об этом говорить, но они дважды уничтожали всё и начинали развитие всего живого заново. И уничтожение шло именно с того места, которое мы называем Киммером....
  Я обещал подумать и принять решение позже. Кое какие сомнения в меня заронила Виньета. Узнав о моей беседе с её отцом, она без тени сомнения заявила, что Ивар поет под дудку совета старейших... Наш разговор прервала Анна, которая возникла в нашей постели и заявила, что сегодня она будет спать с нами, так как в её комнате слишком жарко, а самое главное я так и не дорассказал ей историю о том, как мои воины победили людоедов и тех, кто пьет человеческую кровь. Вин только беспомощно развела руками,- мол я тут не при чем, этот ребёнок такой же своенравный, настойчивый и упорно идущий к поставленной цели так же, как и её отец.
  Пришлось, в который уже раз, начать свой рассказ о первом посещении Диких земель в те далекие времена. Радовало только одно,- Анна достаточно быстро засыпала, вот и сейчас, не успел я дойти до момента первой встречи с де Вампом, а она уже сладко посапывала. Подобное происходило уже не первый раз и специально для таких случаев в моей спальне находилась детская переносная кровать, в которую и переложили мою младшую, самую беспокойную и непоседливую дочь.
  Время было уже позднее и к начатому разговору мы больше не возвращались, а просто занялись тем, чем обычно занимаются взрослые по ночам. - Знаешь Тюдор, у меня появилась убежденность в том, что вскоре у меня под сердцем забьётся ещё одна жизнь. Не пойму от чего, но я твердо в этом уверенна. Хорошо, если б это была ещё одна девочка. Не могу себе представить, что наш сын уйдет от нас туда,- и она ткнула пальцем в потолок спальни. - Хорошо хоть Карлуша останется с нами, или мы с ним, а представь девочки вырастут и выйдут замуж, разъедутся, ладно если рядом, а если в другие королевства? А тут сына могут забрать насовсем и неизвестно, сможет ли он навещать нас, нет, пусть лучше уж девочка будет...
  Только через два года всем семейством мы отправились на прогулку в Сантир и как то совершенно случайно оказались в том районе, где проводились раскопки. Они велись не спеша и не торопливо, так что нам пришлось разместиться со всеми возможными удобствами для пребывания в пустыне в течении достаточно долгого времени. Раскопки значительно ускорились после того, как Анне разрешили принимать в них участие. Она безошибочно определяла, что находится в подвалах засыпанных зданий и именно благодаря её способностям мы нашли систему водоснабжения, которая осталась то ли от древних, то ли от иных и которая по прежнему действовала, так что недостатка в воде у нас не было.
   Были и более интересные находки. Всё непонятное я с помощью грузового турболета и, естественно, Виньеты перевозил в хранилище Ивара. Честно говоря все эти механизмы, агрегаты, аппараты и прочие приспособления меня не интересовали, так как пользоваться ими мог только я, а также Вин и Анна. Для всех остальных это было набором железа, непонятных материалов и скрытой опасностью.
  Однажды ночью я проснулся от того, что Мария плакала, на мой вопрос кто или что её обидело она разревелась и сквозь слезы я услышал: - Я тоже хочу родить тебе сына, вон Вин уже носит его под сердцем, а у меня ничего не получается....
  На следующий день я посредством кристалла связался с хранителем. Наш разговор начался опять с того, что Ивар всячески отговаривал меня от продолжения раскопок и стращал всякими угрозами, которые могут возникнуть, если мы раскопаем не то.
  - Знаешь Ивар, не хотел тебе говорить, но ты скоро опять станешь дедом, а у меня родится второй сын. Рождение мальчика у Виньеты - для вас событие огромной важности, а меня больше всего заботит её спокойствие и здоровье. На сколько я могу судить, древним запрещено находиться в окрестностях Киммера, вот поэтому мы и живем теперь здесь. Я совершенно не хочу, что бы над моим дворцом или замком постоянно висели ваши корабли и досаждали нам своими наблюдениями и медицинскими обследованиями. Ты там предупреди всех, что бы не лезли к нам, а то Вин в последнее время стала какой то нервной, как бы не зашибла кого. Сам знаешь, она от меня многому научилась.... - Ты не шутишь Тюдор? - Такими вещами не шутят Ивар, к тому же Мария ещё ни разу не ошибалась....
  Время в пустыне тянулось ни шатко, ни валко. Мы копались в песке, обсуждали свои находки, делились впечатлениями и предположениями. У Вин уже появился животик и она теперь была редким ночным гостем в моем шатре.
  Всё изменилось в одночасье после того, как была найдена та дверь, которую никто не смог открыть. Было удивительным, как её вообще нашли, так как она то появлялась, то исчезала. Простая деревянная дверь из плотно подогнанных досок с большим амбарным замом на ручке и ключом, что висел в воздухе перед ней. Ключ взять в руки смог только я, даже Виньете, не говоря уж об Анне, это не удалось. Какая то неведомая сила никого не подпускала к двери до тех пор, пока я не получил ключ, но и теперь к двери не рисковали притронуться, так как от неё ощутимо веяло силой, опасностью и ещё какими то неизвестными ощущениями, что вызывали дрожь в теле и мурашки на коже даже у меня.
  Я выдержал больше суток, давая возможность всем немного успокоиться и как следует обдумать что нам делать дальше. Ещё вчера на ужине мы сообща решили, что дверь всё-таки следует попытаться открыть. Анна тут же заявила, что за дверью ничего нет и она никуда не ведет, она уже проверила. Виньета посоветовала, в целях соблюдения осторожности, Марии и Анастасии к двери не приближаться, а доверить ей быть рядом со мной. Естественно они с этим не согласились, так что как я и предполагал, женское любопытство взяло верх над разумом и за моей спиной ожидалось присутствие всех троих, да ещё Анны, не считая кучи народа занятых на раскопках и просто любопытных.
  Сразу же после обеда, неторопливо, мы прошли в разрытый коридор и уже по нему достигли первого помещения, которое вело к заветной цели. Как обычно, впереди то появлялась, то исчезала Анна. Она то и предупредила нас, что дверь на месте, но неведомая сила её к ней не подпускает, а отталкивает в сторону. Через несколько минут движения мы оказались в той комнате, где и была найдена эта зачарованная дверь с ключом. С удивлением я заметил, что только мне самому было позволено к ней приблизиться, а все остальные беспомощно висели в воздухе над полом метрах в трех от меня. Вытащив из кармана ключ, я подошел к двери, но вместо того, что бы вставить его в замок, просто пнул дверь. Глаза ослепила яркая вспышка и я мгновенно оказался в огромном зале, в центре которого стояла небольшая тумба, на которой мерцала полупрозрачная сфера. Честно говоря, на меня она не произвела никакого впечатления ни своими размерами, ни свечением, только подойдя поближе я заметил маленькие искорки, что мелькали на её поверхности. Внимательно вглядевшись я вскрикнул от неожиданности,- на поверхности стали мелькать картины моей жизни, начиная от рождения, словно отмечая важные вехи в моей судьбе. Перед моими глазами вновь пронеслись воспоминания детства, - похороны матери,... мой первый самостоятельный выход в Дикие земли,... сцены охоты и схваток с варварами,... первая встреча с принцессой,... наша первая ночь,... переход через Дикую,... вступление нашего отряда в коридор нижнего мира,... наша схватка с людоедами, псевдовампирами и крылатыми демонами.... Сколько так продолжалось я не знаю, но последней картинкой было моё изображение возле сферы.
  А потом полусфера поднялась над поверхностью тумбы и превратилась в небольшой светящийся шар, который прямо на моих глазах немного вырос и на нем проступило улыбающееся изображение де Вампа.
  - Я знал Тюдор, что рано или поздно, но ты найдешь ту калиточку, что я оставил для нас с тобой. Рад встречи, надеюсь ты не сильно зол на меня за то, что я смог вернуть тебя домой только через столько лет отсутствия? Поверь на слово, я сделал всё что мог, но временные рамки не всегда подчиняются нашим желаниям. Даже для нас существуют пределы перемещения в пространстве и времени.
  - Вамп, это действительно ты, а не мираж или обман зрения?
   - Это действительно я мой король, а эта сфера сейчас служит неким прибором для нашей связи. Вижу по твоим глазам, что у тебя много вопросов, предупреждая некоторые из них сразу же скажу, что с Фридой всё в порядке, она живет в другом мире и правит там твердой рукой. К сожалению родить от тебя она не смогла, на что я в тайне надеялся, так что она воспитывает приемных сына и дочь, которые не знают о том, что они не родные и с гордостью носят имя Тюдоров. Для них ты продолжаешь воевать с силами тьмы и зла в других мирах.
  Мне с вашей неоценимой помощью действительно удалось уничтожить тот темный мир и навсегда избавить людей от встречи с людоедами и псевдовампирами. Уцелели несколько тварей, которые спрятались так далеко от тебя и Этьена, что достать их не в ваших силах и вашей власти.
  - Даже с помощью турболета? - Они прячутся так глубоко под землей, что резонаторы там бессильны, а запасы, которые они создали позволят им безбедно прожить чуть ли не тысячу лет. Только они не знают, что невозможность бывать на свету, сыграет с ними жестокую шутку - солнечные лучи станут для них смертельными.
  - Расскажи мне, как прожила свою жизнь Мария Великая? - Если в двух словах, то достойна. Любовь к тебе она сохранила в своем сердце до последнего своего вздоха и ждала твоего возвращения. Её любили и ненавидели, обожали и боялись, а подробности тебе ни к чему,- я почувствовал, что он что- то недоговаривает и что-то пытается крыть от меня.
  - Вмп, ты так и не научился лгать. У неё были любовники?
  - Человеческое тело слабо, но в её сердце был только ты,- я кивнул головой, принимая его ответ в том виде, в котором мне его сообщили. Больше вопросов я задавать не стал, да и к чему бредить старые раны и ворошить воспоминания....
  Внезапно шар увеличился в размере до такой степени, что я оказался внутри него. Я не мог ни пошевелиться, ни произнести ни звука, а в голове у меня прозвучал голос лишенный каких-либо эмоций: - Три самых сокровенных желания сформулированы. Желание первое,- повернуть историю вспять. Возможно. Критические точки отсчета,- изменение решения о поисках другой для проникновения в нижний мир вместо жены, и сам факт проникновения в него в составе боевого отряда.
  Желание второе,- предоставить шанс его человеческим женам родить ещё по одному ребенку. Возможно, но потребует вмешательства в женские организмы. Желание третье - мир и процветание королевства в течении длительного времени. Возможно, но временные рамки ограничены - триста лет. Определи свое желание, которое будет исполнено.
  Вихрь мыслей пронесся в моей голове,- у меня появляется шанс изменить прошлое и остаться с Марией? Но ведь это будет подлостью и предательством по отношению к моим девочкам, ведь если я изменю прошлое, то они возможно никогда не появятся в этой жизни. Нет, в одну и туже реку дважды войти невозможно. Я не буду возвращаться в прошлое, прости меня Мария,- раздался басовитый звук, словно лопнула толстая струна на кифаре и я стал дышать свободнее и даже смог немного повернуть голову в сторону, но ничего за стенками шара не разглядел.
  Счастье Марии и Анастасии для меня очень важно, но мой отец учил меня, что сила правителя в его подданных. К тому же, я не стану меньше любить своих девочек из за того, что у них больше не будет детей, да и их возраст может служить для этого существенным препятствием, а рисковать их здоровьем я не хочу. Простите меня Настёна и Мария, но я выберу третье свое сокровенное желание - процветание и спокойная жизнь Хрустального королевства в течении длительного времени,- и вновь раздался звук лопнувшей струны и я наконец смог не просто пошевелиться, а оказался вновь перед ставшим небольшим светящимся шаром.
  - Желание сформулировано, исполнение началось...
  Передо мной вновь возник образ Вмпа,- Ты сделал выбор Тюдор, не знаю важно для тебя это или нет, но я его одобряю. Его изображение на поверхности шара стало расплываться, последнее что я услышал,- Мы с тобой ещё встретимся....
  
  Эпилог.
  
  - Отец, а что было потом, после того, как ты попросил исполнить свое самое заветное желание? - я взъерошил волосы младшему, Аскольд даже не пошевелился, терпеливо дожидаясь ответа на свой вопрос.
  - А дальше мы жили долго и счастливо, практически одновременно, через три года после рождения Витора, у мамы Марии и мамы Анастасии родились вы с Юлией. Ваши старшие сестры Луиза и Изабелла вышли замуж и уехали со своими мужьями в их миры, Карл стал править вместо меня, а мы все удалились в запретный город, как теперь называют Киммер, где и живем поныне.
  - А Анна, почему она не уехала со своим мужем как её сестры? - поинтересовалась Юлия
  - Анна сказала, что другие миры ей не интересны и что она будет изучать Киммер. Якобы в нем ещё очень много неразгаданных тайн, которые ждут своего времени, а Этьен младший во всем поддерживает свою жену, так что именно им мы обязаны тем, что запретный город постоянно растет и находятся всё новые здания и сооружения.
  - Отец, а когда нам будет позволено заняться раскопками? Вон Витор всего на три года старше нас, а ему уже разрешили....
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"