Шанидзе Ираклий: другие произведения.

Костюм

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Совершенно правдивый рассказ о том, почему чикагские жители больше не едят вкусный грузинский хлеб.


КОСТЮМ

Чикагская быль

   Немного странное и будоражащее воображение название Диван эта улица на окраине Чикаго получила не от иммигрантов из России, в изобилии на ней проживающих, а, совсем наоборот, от местных аборигенов. Эти самые аборигены так, на свой манер, произносят благородное английское слово Devon. Но им-то, аборигенам, невдомёк, что для русского человека диван - это не просто так. Диван для русского человека - это центр бизнеса и культуры, а также место приятного времяпрепровождения. Наверно, поэтому многонациональный русскоязычный люд избрал улицу с таким названием для привычных ему дел. На Диване для русских есть всё. Иммиграционные конторы, продуктовые магазины с ассортиментом Елисеевского в лето московской Олимпиады, аптеки, рестораны. Для эстетов - книжные магазины, видеопрокаты и, конечно, кафе Аркадия, стилизованное под общепитовскую столовку с холодными шницелями в витрине и размалёванной официанткой в несвежем переднике и мокрой тряпкой неопределенного цвета в руке.
   Трудно представить себе, чего не было на Диване. Но представьте, не было! Эти чем-то была грузинская пекарня. Может кому хачапури, лаваш или, к примеру, лобиани и сто лет не нужны, но Дато был не из тех. Дато, как и любой настоящий грузин, без лаваша не мог сесть за стол. Хотя, сесть, впрочем, мог бы, но приступить к трапезе - увольте. Это всё равно, что лечь в постель, без блондинки. Лечь можно, а дальше будет то же самое, что обед без лаваша. И Дато понимал, что дальше так жить нельзя. Ещё, как бывший советский гражданин, он понимал, что нельзя сидеть и ждать милости от природы. И он решил не ждать. Он решил открыть настоящую грузинскую пекарню - с печкой-колодцем, с вывеской по-грузински, а чтоб было совсем уж как у людей, решил выписать из Грузии настоящего пекаря.
   Пекаря звали Бесо. Был он великолепен. Высокий, красивый, с усами, да ещё, в придачу, потомственный князь. Встречали Бесо в Чикаго, как родного. Его провели по всему Дивану, а потом торжественно внесли на руках в пекарню. Вечером в ресторане Тбилиси в честь Бесо был дан умопомрачительный банкет, а когда гости разошлись, Дато подарил Бесо костюм. Понятно, что не каждый костюм может служить знаком уважения грузинскому князю. Понимая ответственность ситуации, Дато постарался не ударить в грязь лицом. Костюм был от Версаче. Бесо костюм сразу понравился - сидел ладно, да и с первого взгляда было ясно, что пошит он был не на Первой Московской швейной фабрике. А уж когда объяснили, кто такой Версаче и кому он шил наряды, Бесо даже растрогался.
   Бесо был настоящим профессионалом. Национальные хлебобулочные изделия выходили из его рук сотнями и тысячами в день и немедленно съедались жителями Дивана, которые быстро поняли, что затея Дато - это не просто шовинистическая прихоть, а ценное и вкусное начинание, а если американцы не понимают, так сами виноваты. Пусть давятся своим поролоновым хлебом из супермаркета. Дело у Дато пошло - любо-дорого взглянуть. За гастрономическими шедеврами Бесо очередь занималась за полчаса до открытия, а в условиях свободного рынка, надо сказать, очередь можно было увидеть только в государственное учреждение, или ювелирный магазин. Но это было так, пока за дело не взялся Бесо.
   Бесо теперь знали все. Когда он, после работы скинув рабочую одежду и приняв душ, шел по Дивану в модном своем костюме, все узнавали его, жали руки, спрашивали, как на Родине, и, конечно, хвалили костюм. Бесо тогда объяснял: Это мине Версаче пашил. Он мине, как брат.
   И всё шло своим чередом. Бесо без устали пёк хлеб и хачапури, благодарные жители Дивана и окрестностей щедро меняли свои кровно заработанные твердые и свободно-конвертируемые доллары на мягкую, как пух под крылом гусёнка, продукцию потомка древнего рода, а Дато, соответственно, богател. Идиллия продолжалась до того дня, когда весь мир потрясла страшная новость о том, что Версаче - великий модельер и названый брат Бесо, пал от пули маньяка на мраморной лестнице своего особняка в далёкой Флориде. Бесо немедленно почернел от горя. Он перестал улыбаться и всё время, переставляя подносы с тестом, или заглядывая в печь, горестно причитал в полголоса по-грузински.
   Вечером того же дня Бесо, разбитый страшным известием, возвращался домой. На углу Дивана и улицы Моцарта, покорно ожидая возможности пересечь перекресток, Бесо сначала и не обратил внимания на пытавшегося с ним заговорить старика. Но старик был упорен. Этот старик, надо сказать, славился своим упорством и, вообще, был личностью в своем роде примечательной. Звали его Шурик Паваротти. Своё прозвище он получил несколько лет назад, когда невзначай признался, что ставил знаменитому тенору голос. Шурик, по его словам, был талантлив не только в музыке. Время от времени он потрясал воображение собеседников воспоминаниями о том, как он учил Левитана рисовать, вместе с Дюком закладывал родную Одессу, участвовал в написании Апрельских тезисов, подсказал Попову идею беспроволочной связи и, даже, представьте, в ранней молодости помогал Сизифу катить камень. Один раз, когда речь зашла о племени Масаев, которые ходят с копьем на льва, он даже было начал говорить о том, что раньше он был Масаем, но осёкся под ошеломлёнными взглядами слушателей...
   ...Только после того, как Шурик третий раз дернул Бесо за рукав пиджака, тот пришел в себя.
  -- Бесо! На Вам, таки лица нет. Или шо в семье? - участливо произнес Шурик.
  -- Э-э-э, нэ спрашивай. Какой-то шакал убил Версаче. Он мине бил, как брат, - горько покачал головой Бесо.
  -- Версаче? Шо Ви говорите?! Шо, прям совсем убил? А ведь мы с ним делали коллекцию для принцессы Дианы, представляете?
  -- Он мине кастюм пашил, - успел вставить Бесо.
  -- Шо Ви говорите? Вот этот костюм? Бесо, не убивайтесь так, это повредит на ваши нервы. Шо мы здесь все тогда будем без Вас делать? К тому же, это Версаче был голубой, пусть земля ему будет пухом.
  -- Как голубой? Я же видел, нармалный, белый весь.
  -- Ой, Бесо, шоб я так жил, ви шо не знаете, шо такое голубой? Так слушайте мне сюда, голубой - это который это... - и Шурик красноречивым жестом показал, что такое голубой.
   Глаза Бесо налились кровью. Он схватил Шурика за грудки и поднял над землей.
  -- Сам ты пидар! Он мине, как брат, он мине кастюм пашил! - с чувством сказал Бесо, - Пасматри на себе! Уже седой весь, а на хароший человек такой вещь гаваришь!
  -- Бесо, ну шо Вы! Я Вас так уважаю! Или я когда-нибудь в своей жизни соврал, кроме как жене? Вы меня лучше поставьте обратно и спросите у людей, или Версаче гомосексуалист.
   Бесо поставил старика на землю. В полном смятении он обвел взглядом собравшихся зевак и хрипло спросил: Пидар? Все зрители опустили глаза. Кто потрусливее не хотел повиснуть, как Шурик, в могучих руках пекаря, а кто с пониманием, не хотели ещё больше раздавить Бесо известием, что, таки да, пидар. Но Бесо всё понял. Пробормотав шени траки могитхан, он, сам не свой, побрел к винному магазину.
   Дома, выпив в одиночестве полбутылки Смирновской, Бесо снял костюм и разорвал его в мелкие клочья. Потом он допил остальное и забылся тяжелым сном. Наутро Бесо собрал то, что было когда-то предметом его гордости и символом уважения диванной общественности к его персоне, он решительно двинул в пекарню. Там, открыв пинком дверь, он швырнул эти самые клочья в лицо ничего не понимающему Дато и, глотая слезы, крикнул: Я думал ты мине брат! Я тебе любил, я тебе уважал, я за тебя задушил би любой, кто плохо би про тебе подумал! А ты решил у тебе чувство юмора, да? Одел мине в кастюм пидара? Я князь, а ты сдэлал, чтоби на мне вся Самтреди смеялся?
   На прощание Бесо плюнул в печь и уехал в Грузию. Дато потратил недельную выручку на телефонные переговоры с Самтреди, пытаясь убедить Бесо вернуться. Но не смог. Есть вещи, которые не прощаются. Есть вещи, которых не купишь за деньги. Есть пословица - не плюй в колодец - вылетит, не поймаешь. И есть Диван, на котором теперь хачапури по вкусу напоминают воблу, а лаваш удобно подкладывать под ножку стола на неровном полу. Прости нас, Бесо!
  
  

Ираклий Шанидзе,

Сентябрь, 1998


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"