Шанторн: другие произведения.

Лиза Эванс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каково учиться в школе волшебства, когда на твоём факультете жизнь вовсе не сахар? А за стенами школы идёт жестокая гражданская война, в которой нет ни правых, ни виноватых. Лиза и Лили Эванс - близнецы. И Лиза не собирается участвовать в этой войне... в отличии от своей сестры.

   Пролог
   У двери, ведущей в родильное отделение, сидел мужчина лет сорока. С первого взгляда было заметно, что он сильно волнуется. Мужчина нервно теребил манжеты своей рубашки, поминутно посматривая на часы, и иногда принимаясь постукивать пальцами по сиденью скамейки, на которой сидел уже в течение нескольких часов. Ему сильно хотелось курить, но он давно бросил эту пагубную привычку, и начинать сейчас считал великой глупостью. А еще ему очень сильно хотелось выпить кофе и размять спину, которая затекла от непривычной позы, в которой он находился уже так долго. За дверью снова послышались крики. Мужчина вздрогнул и позволил себе встать со скамьи. Он подошел к окну и посмотрел на пасмурное небо невидящим взглядом.
  
  Звук хлопнувшей двери вывел мужчину из ступора, в котором он пребывал в эти бесконечные часы.
  
  Он резко обернулся и увидел перед собой стройную брюнетку в хирургическом костюме, которая снимала с лица маску.
  
  - Питер Эванс? - спросила она и выжидающе посмотрела на побледневшего мужчину. На какое-то мгновение в ее глазах мелькнула жалость. Дождавшись утвердительного ответа, брюнетка произнесла фразу, которая в будущем не оставляла Питера больше никогда. - Мне очень жаль, но ваша жена умерла. Мы сделали все, что могли. Питер, закрыв лицо руками, опустился на колени.
  
  - Как это произошло? - прохрипел еле слышно на мгновенье постаревший мужчина.
  
  - Остановка сердца.
  
  - Она никогда не жаловалась на сердце! - Питер не понимал, что происходит. Он не понимал, как это произошло, и что ему теперь делать. Он пока ничего не понимал и не осознавал.
  
   - Что с ребенком? - наконец, выдавил он из себя.
  
   - Нам пришлось идти на экстренное кесарево сечение. У вас родились две дочки - близнецы.Глава 1
  
  
  
  В один прекрасный солнечный день, я, стоя рядом с Петуньей, наблюдала за тем, как Лили качалась на качелях. Она делала это с видимым удовольствием, взлетая всё выше и выше, и, в тот момент, когда качели достигли высшей точки, спрыгнула с них. Но, вместо того, чтобы упасть и удариться, она, на мгновение зависнув в воздухе, аккуратно опустилась на землю.
  
  
  
  Все то время, пока Лили парила в воздухе, она весело смеялась над встревоженной Петуньей. Конечно, я могу делать так же, недаром мы с Лили близнецы, но зачем так рисковать?
  
  Видя, что Лили не собирается прекращать забаву, я уже собиралась её окликнуть, но затем передумала, пусть развлекается. Тем временем Петунья ругала Лили за неосторожность. - Но ведь ничего не случилось! - рассмеялась в ответ Лили.
  
  Петунья покачала головой и осмотрелась по сторонам. Не увидев никого, за исключением нас с Лили, она немного успокоилась.
  
  Моя близняшка, тем временем, не обращая внимания на упрёки своей старшей сестры, сорвала цветок. Петунья осторожно подошла к ней. Я крутилась рядом, и мне было любопытно, что же она еще придумала.
  
  Сестра раскрыла ладонь. Цветок лежал в её руке и медленно играл своими лепестками.
  
   - Прекрати! - взвизгнула Петунья. От неожиданности я вздрогнула.
  
   - Петунья, зачем ты так кричишь?! - я немного испугалась и теперь была готова разговаривать с сестрой на повышенных тонах.
  
   - Не ругайтесь!- попросила нас Лили, скомкала цветок и бросила его на землю.
  
  - Так нельзя! - с обидой в голосе сказала Петунья.
  
  - И вообще, как ты это делаешь? Петунья все еще не верила, что мы обладаем некими способностями и мало верила в волшебство, и вообще, она от нас устала. Я понимаю ее, вместо того, чтобы проводить время со своими друзьями и ровесниками, она была вынуждена нянчиться с нами. Не самое приятное для нее времяпрепровождение, тем более что она не понимает, что творится с ее сестрами. Я уже собралась подойти к своей старшей сестре и для начала помириться, как вдруг из кустов, сопя, вылез какой-то мальчишка. Петунья вскрикнула и бросилась к качелям, но ни я, ни Лили не тронулись с места.
  
  На некоторое время наступила тишина, которую первым нарушил этот мальчишка. - Всё и так понятно, правда? - произнес он.
  
  Хотя мне ничего не было понятно, я не стала задавать ему вопросов. Сам все расскажет, ведь не зря он так долго следил за нами, прячась в кустах, а вот Лили не удержалась.
  
   - Что понятно? - спросила она.
  
   - Я знаю, кто ты.
  
   - В смысле? - насторожено спросила Лили.
  
   - Ты колдунья, - завил мальчик тоном средневекового инквизитора.
  
  - Обзываться нехорошо, - оскорбилась Лили и направилась к качелям, у которых застыла Петунья. Я с интересом смотрела на мальчишку. Бедно одетый, маленький и худой, мне сразу стало его как-то жалко.
  
  А еще я могу различать, когда человек говорит правду, а когда лжет. Сейчас я чувствовала, что он нас не обманывает.
  
  Повернувшись к сестрам, я пошла к ним, чтобы сообщить Лили о моем маленьком открытии. Но мальчишка прошел мимо, не обращая на меня никакого внимания, и тронул за плечо мою сестру.
  
   - Ты и в самом деле колдунья, я давно за тобой наблюдаю. Но ничего плохого в этом нет. Моя мама тоже колдунья, и мне передался ее дар, - упорно продолжал он что-то доказывать Лили. Петунья недоверчиво засмеялась. Я бы на месте мальчишки обиделась и ушла, но он терпеливо ждал продолжения разговора.
  
  - Волшебник! - закричала Петунья. - Я знаю, кто ты. Ты сын этих Снейпов. Они живут у реки в Паучьем тупике, - она говорила громко, чтобы Лили слышала.
  
  - А зачем ты за нами шпионил? - Лили, наклонив голову, внимательно рассматривала его, как обычно проигнорировав Петунью. Меня и саму этот вопрос очень интересовал.
  
  - Я не шпионил, - буркнул Снейп, переминаясь с ноги на ногу, весь красный, лохматый и несчастный. - Уж за тобой, - он указал на Петунью, - я точно не стал бы следить. Ты маггл! - по его тону было ясно, что это какое-то неприятное оскорбление. Видимо, Петунья это тоже поняла, а может ей совсем уж надоело возиться с малышней, с нами, то есть, но она скомандовала:
  
  - Лили, Лиза, пошли отсюда.
  
  - Петунья, ты как хочешь, а я остаюсь здесь, - я упрямо посмотрела на сестру. Петунья вроде бы открыла рот, чтобы настоять на своем, но затем передумала и кивнула.
  
  - Лили, ты тоже остаешься? - Лили покачала головой, видимо ей совершенно не хотелось оставаться в компании этого мальчика из семьи Снейпов.
  
  Когда сестры ушли, я повернулась к Снейпу. По его лицу было видно, что он очень разочарован.
  
  - Как тебя зовут? - нужно же мне было с чего-то начать разговор.
  
  - Северус, - буркнул он.
  
  - Северус, а я колдунья?
  
  - А ты что-то умеешь? - спросил он. В его голосе отчетливо слышались нотки какого-то превосходства и презрения.
  
  - Я могу чувствовать, когда врут, и, если сильно разозлюсь на кого-то, то он заболеет.
  
  Снейп, явно не ожидавший такого ответа, промолчал и начал с удивлением меня разглядывал.
  
  - Кстати, а кто такие магглы? - вспомнила я непонятное и новое для меня слово.
  
  - Это люди, у которых нет способностей к магии.
  
  - Понятно. Знаешь, уже поздно, и мне все-таки пора домой, - я только сейчас заметила, что уже начало смеркаться.
  
  - А. Ну, тогда пока, - он засунул руки в карманы и, отвернувшись, побрел в сторону Паучьего тупика.
  
  - Пока, - крикнула я, обращаясь к его спине.
  
  Несмотря на странное знакомство, я решила все же подружиться с Северусом. Вскоре к нашей компании присоединилась Лили. Он рассказывал нам о магии, показывал какие-то простенькие магические фокусы, но самое главное, Северус сказал нам о том, что скоро придут письма из Хогвартса - школы магии и волшебства, в которой мы все вместе будем учиться.
  
  Я бежала, задыхаясь, не переставая слышать позади чье-то сиплое дыхание. Вокруг все было объято сильным пламенем, жар которого я не переставала ощущать всем своим полуобнаженным телом, прикрытым лишь полупрозрачной тканью ночной рубашки. Многие дома, возле которых я пробегала, уже догорали и чернели, оставляя после себя лишь дымящиеся остовы.
  
  Добежав до поворота, я свернула вправо и оказалась в практически сгоревшем парке. На тропинку, по которой я бежала, вдруг с оглушающим треском начало падать огромное горящее дерево, окутанное неестественно голубым пламенем. Меня задело его веткой, и я ощутила боль и жжение в том месте, где она меня коснулась, и от неожиданности я полетела на землю: "Сейчас он меня догонит" - мелькнула в голове отчаянная мысль. Я сжалась, чувствуя приближение моего преследователя и все отчетливее слыша его шаги...
  
  - Лиза, вставай! - открыв глаза, я увидела, склонившуюся надо мной Лили. - Опять кошмар приснился? - с тревогой спросила она.
  
  Я лишь помотала головой и попыталась выровнять учащенное от только что пережитого страха дыхание. Плечо неистово горело, и я с опаской бросила на руку взгляд. Немного успокоившееся сердце вновь начало бешено стучать, пытаясь вырваться из груди. На том месте, где во сне меня ударила горящая ветка, виднелась ярко красная полоса.
  
  Я собрала в кулак всю свою волю и выдержку и постаралась успокоиться. Вначале это получалось плохо, но потом, пережитый страх отступил, оставив место недоумению.
  
  Пока я приходила в себя, Лили выбежала из комнаты, чтобы умыться. И буквально через минуту она ворвалась обратно с восторженным воплем:
  
   - Лиза, вставай! Нам принесли письмо!
  
  Я тут же вскочила с кровати и принялась бестолково метаться по комнате, пытаясь найти какую-нибудь приличную одежду. Наступил самый радостный день в моей жизни, которого я ждала так долго!
  
  Быстро приведя себя более-менее в приличный вид, мы спустились в гостиную, в которой кроме отца на диване сидела немолодая женщина со строгим лицом. Она была одета в закрытое темное платье. Увидев нас, она нахмурилась и укоризненно покачала головой. Видимо, нужно было хотя бы причесаться.
  
   - Здравствуйте, юные леди. Меня зовут Минерва МакГонагалл. А вы, как я понимаю, Лиза и Лили Эванс. Я пришла для того, чтобы передать вам эти письма, - она вытащила два желтых конверта, скрепленных большой сургучной печатью.
  
  Быстро раскрыв конверт и достав письмо, я прочла:
  
  "ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА ХОГВАРТС"
  ДИРЕКТОР: Альбус Дамблдор Дорогая мисс Эванс! Мы рады сообщить, что Вам предоставлено место в 'Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс'. Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых для обучения принадлежностей, которые вам необходимо приобрести до начала учебного года. Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля. Искренне Ваша, заместитель директора Минерва МакГонагалл.'
  
  Благодаря Северусу я уже знала и о письме, и о Хогвартсе, и вообще обо всем, что знал сам Северус о волшебном мире. И мне не терпелось, наконец, увидеть Косой переулок, о котором то и дело рассказывал наш сосед с каким-то непонятным восхищением в голосе.
  
  - Мисс МакГонагалл, а когда мы поедем за покупками? - не удержавшись, спросила Лили, которая за то время, пока я читала письмо, успела не только прочесть свое, но и изучить список необходимых покупок.
  
  Если МакГонагалл и была удивлена бестактным вопросом Лили, то вида не подала и лишь слегка поджала губы и слегка нахмурила брови. Однако практически мгновенно ответила ей:
  
  - Мы отправляемся немедленно. Мистер Эванс, вы едете с нами? - обернулась она к нашему отцу. По всей видимости, в ее обязанности входило так же показать и то место, где начинается волшебный мир, а также по возможности собрать детей в школу, не застревая перед каждым прилавком и не тратя деньги на все подряд.
  
  - Конечно, только мы поедем на моей машине! - с улыбкой ответил он.
  
  По всей видимости, пока мы одевались, они с мисс МакГонагалл уже обсудили наше "магическое" будущее, и именно поэтому папа был так спокоен за нас.
  
  После смерти мамы он ужасно боялся за своих дочерей. Мы редко выезжали за пределы города, а Петунье было выставлено категоричное условие, что учиться она пойдет в местный колледж. И никакие истерики и скандалы нашей старшей сестры на него не повлияли. Но сейчас он был на удивление спокоен. Петуньи, кстати, в гостиной не было. Интересно, почему?
  
  Отдав дополнительные распоряжения нашей горничной, он велел нам собираться. Сам же взяв ключи от машины, вышел из дома.
  
  Мисс МакГонагалл чинно поднялась, разгладила безупречное длинное платье и отправилась вслед за отцом. Напоследок напомнив нам, что у нее слишком мало на нас времени и чтобы мы не затягивали со сборами.
  
  Мы с Лили, переглянулись и, решив, что мы итак уже достаточно готовы к походу за покупками, схватили с вешалки дождевики и, сгорая от нетерпения, вылетели во двор.
  
  На улице моросил мелкий противный дождь, небо было чёрным от грозовых туч, мерзкая погода, но вполне характерная для Англии.
  
  Отец с мисс МакГонагалл уже сидели в нашем серебристом форде и периодически поглядывали на двери нашего дома.
  
  Я забралась на заднее сиденье, а Лили плюхнулась рядом со мной. Когда мы устроились, отец завел машину, и мы не спеша тронулись навстречу с незнакомым нам миром.
  
  Я смотрела, как за окном мелькают однотипные двухэтажные дома и особняки: обычный район пригорода Лондона. Большинство из этих домов были настолько похожи друг на друга, что отличались они только порядковыми номерами, разными декоративными элементами фасадов, да еще различным проявлением фантазии подстригающего кусты садовника.
  
  
  Вскоре мне надоело разглядывать скучную улицу, и вдобавок ко всему меня начало подташнивать, а Лили, как всегда, крутилась на своем месте, с любопытством глядя по сторонам. 'Счастливая, ее-то в машине не укачивает', - с какой-то иррациональной обидой подумала я. К горлу подступал противный комок, но жаловаться при мисс МакГонагалл, спокойно беседующей с отцом о чем-то, я не решилась.
  
  К тому времени, когда мы, наконец, доехали до места назначения, я находилась в довольно скверном расположении духа и, подозреваю, была несколько зеленоватой. Когда форд подъехал к бару со странным названием 'Дырявый котел', я буквально вывалилась из машины под хихиканье Лили и недоуменный взгляд мисс МакГонагалл. Тогда я решила, что больше никуда не поеду. И надеялась, что меня не вывернет наизнанку прямо посреди улицы. Я начала часто дышать, из-за чего немного закружилась голова, но этот противный комок все-таки решил опустить ниже и занять свое естественное месторасположение в моем организме.
  
  Немного придя в себя, я осмотрелась. Рядом с баром приткнулось несколько неприметных магазинчиков, а по грунтовой дороге изредка проезжали автомобили. Эта улица никак не походила на Косой переулок из рассказов Снейпа, но ведь в Косой переулок попадают как-то необычно...
  
  Лили с мисс МакГонагалл уже зашли в бар, и мы с отцом последовали за ними. С нашим проводником здоровались все без исключения, видимо, она была довольно известным человеком в магическом мире. Ну, или конкретно в этом баре. Думаю, немного погодя, я смогу в этом разобраться.
  
  Бар был темным и обшарпанным. Тех немногочисленных лампад, горящих на столах и над барной стойкой вполне хватало, чтобы рассмотреть облупившиеся стены и немного подпаленный потолок, с нависающими балками, с которых свисала длинная паутина. Несмотря на неприглядный вид изнутри в этом заведении было довольно много людей. Глядя на внешность обывателей, я начала склоняться к мысли, что этот бар - то самое местечко, о котором и в школе, и дома постоянно твердили - туда детям ходить нельзя. Невольно я улыбнулась, представив лица своих уже бывших одноклассниц и одноклассников, если бы они увидели меня здесь.
  
  Выйдя в маленький задний двор, глухие стены которого образовывали квадрат, мисс МакГонагалл достала из рукава своего длинного платья палочку и трижды коснулась ей старинных кирпичей в противоположной от выхода из бара стене. Кирпичи задрожали и стали разъезжаться в разные стороны, постепенно образовывая арку, которая давала возможность увидеть совершенно другую, незнакомую нам с Лили улицу. От удивления я не могла вымолвить ни слова, хоть и была морально к этому готова. Слушать рассказы - это одно, а увидеть своими глазами - совсем другое дело.
  
  Мисс МакГонагалл пошла вверх по улице размеренным медленным шагом, чтобы мы не отстали от нее, но в то же время успели посмотреть по сторонам и разглядеть все те прелести Косого Переулка, о которых так часто рассказывал наш друг.
  
  Вокруг было много самых разных магазинов. Мы с сестрой крутили головами во все стороны и старались не только рассмотреть, но и запомнить как можно больше. Отец спокойно шел рядом с нашей провожатой, и я поняла, что он бывал здесь уже не раз. Это открытие немного потрясло меня, и я решила, во что бы то ни стало, выудить из отца всю правду о том, при каких обстоятельствах он узнал о магическом мире и почему он не делился своими знаниями с нами и не готовил нас с Лили к предстоящей будущей жизни?
  
  Мы остановились у красивого здания из белого камня, похожего на фарфоровую шкатулку. У бронзовой двери стоял маленький швейцар в алой униформе с золотым шитьем. У него было смуглое лицо, и умные проницательные черные глаза, пронизывающие практически насквозь, но в то же самое время не приносящие никаких неудобств.
  
  Он открыл перед нами дверь и поклонился, приглашая войти. Мы вошли в светлый коридор, освещенный огромной хрустальной люстрой со свечами, а возле стен на всем протяжении коридора стояли изящные напольные вазы с необыкновенными по красоте декоративными цветами. Коридор этот заканчивался серебряной дверью, перед которой стоял похожий человек и без малейших вопросов открыл ее перед нами.
  
  - Кто это? - не удержавшись, спросила я. Увидев, как нам кланяются два других маленьких человечка, похожих друг на друга серыми лицами и торчащими ушами, я прикусила язык.
  
  - Это гоблины, - ответил отец. Еще одна загадка. Откуда он знает, как выглядят эти самые гоблины? В книгах про них не пишут, в развлекательных передачах по телевизору не показывают. Неужели он волшебник?
  
  Мы остановились в огромном мраморном холле. На высоких стульях за длинной стойкой сидела сотня коротышек-гоблинов, делающих записи в каких-то бумагах, взвешивающих монеты на медных весах, с помощью увеличительных стекол изучающих драгоценные камни.
  
  - Здравствуйте. Мы пришли обменять маггловские деньги, - с достоинством произнесла мисс МакГонагалл, обратившись к одному из гоблинов, который заинтересованно поднял на нас свои глаза, немного увеличенные из-за стекол в его очках. - Мистер Эванс, какой суммой вы располагаете?
  
  - Шестьсот фунтов будет достаточно, я думаю, - ответил отец. И достал свой портмоне, отсчитав оглашенную сумму денег. Вся процедура обмена заняла всего лишь несколько минут, поэтому спустя эти минуты мы уже покинули банк.
  
  Сразу после обмена денег мы направились прямиком к магазину со странной вывеской "Одежда для магов и магесс".
  
  Зайдя в магазин, я увидела маленькую молодую волшебницу-продавца, на шее которой висела измерительная лента. Она нам радостно улыбнулась и предложила вначале посмотреть готовую одежду. То самое длинное красивое платье, надетое на мисс МакГонагалл, оказалось на самом деле мантией.
  
  Проведя нас в соседний зал, продавец оставила нас наедине с огромными стеллажами одежды, напомнив, что в случае чего, она находится в соседнем зале. Отец и мисс МакГонагалл присели на диванчик, а мы с Лили радостно бросились примерять самые разнообразные мантии.
  
  Однако мисс МакГонагалл быстро положила конец этой суете, и провела нас к стеллажу под названием "Школьная форма". К нашему удивлению там были абсолютно одинаковые мантии черного цвета, отличающиеся друг от друга только размером. Быстро найдя свой размер, мы примерили эти мантии. МакГонагалл утвердительно кивнула, оставшись вполне довольной.
  
  Отец ни во что не вмешивался, а только расплачивался за совершенные покупки. Оплатив школьные мантии, мы вышли из магазина и решили разделиться: отца мы отправили покупать книги и другие школьные принадлежности, а мы с мисс МакГонагалл пошли покупать волшебную палочку.
  
  Магазин, в котором продавались палочки, выглядел пугающе и не внушал доверия, хотя 'Дырявый котел' внушал доверия еще меньше, но как оказалась ничего страшного за его стенами не оказалось.
  
  Мисс МакГонагалл смело позвонила в колокольчик, после чего дверь перед нами распахнулась без видимого чужого вмешательства.
  
  Войдя, я поморщилась - магазинчик был крошечным и абсолютно пустым, если не считать стеллажи, которые, если не приглядываться, можно было принять за стены.
  
  Из-за стеллажей вышел маленький мужчина средних лет с большими бесцветными глазами.
  
  - Здравствуйте, мистер Олливандер, - поздоровалась с продавцом наш проводник. Мы последовали её примеру.
  
  Мистер Олливандер, в течение минуты разглядывал нас, а затем приступил к работе: стал снимать мерки с ног, с ног, талии и даже с головы.
  
  Завершив свои измерения, он начал давать нам палочки и просил каждой из них взмахнуть. Махали мы довольно долго. Я не понимала, что должно произойти, и очень скоро мне это бессмысленное, на первый взгляд, занятие просто надоело.
  
  Наконец, из очередной палочки посыпался сноп искр, который окатил нас с ног до головы. Как оказалось, именно этой реакции и ждал продавец.
  
  Первой палочку получила Лили, ей досталась палочка, сделанная из ивы и шерсти единорога в качестве магической начинки.
  
  Моя же палочка была из осины с волосом русалки.
  
  Расплатившись за палочки, мы вышли из магазина и практически сразу встретились с отцом, который также завершил все порученные ему покупки. После этого мы направились домой.
  
  Попрощавшись с нами, мисс МакГонагалл исчезла прямо с улицы с громким хлопком, который заставил нас вздрогнуть.
  
  Когда мы вернулись домой, Лили сразу же рухнула спать, устав от впечатлений, а я еще долго обдумывала свою грядущую жизнь в новом для меня мире...
  
  
  
  
  
  
  Глава 3
  В свободное время мы читали книги, которые купили в Косом переулке. Они были интересными и познавательными, особо меня заинтересовала "История магии". Оказывается, магия очень сильно влияла на историю человечества, но в учебнике рассказывалось в основном про Европу, что несколько огорчило меня. В свои одиннадцать я неплохо разбиралась в мировой истории и, как говорят учителя, я могла бы добиться успеха в этой науке.
  Я спустилась в гостиную и увидела Петунью, которая лежала, уткнувшись в диванные подушки и всхлипывала. Ее не пригласили в школу Магии и Волшебства. Успокоить ее могла только Лили, и я отправилась на её поиски.
  Лили все свое время проводила со Снейпом, а Паучий тупик - очень опасное место. Узкие переулки, дома с прогнившими фундаментами и заколоченными окнами, серолицые люди с угрюмыми взглядами. Мне было очень жалко этих людей, несмотря на свой юный возраст, я догадывалась, что за стенами нашего дома царит далеко не идиллия и добро.
  Возле обшарпанного дома Снейпов я увидела Лили.
  - Эй, тут очень опасно ходить, Лиззи. Полиция давно плевала на происходящее в этом богом забытом месте, - лениво произнес Снейп, развалясь на покосившейся чугунной скамье, некогда бывшей чудесным образчиком викторианской ковки. Лили сидела на корточках и рассматривала что-то на земле.
  И правда, меня и Лили не трогают только из-за отца, потому что он довольно известный в городе человек. Приглядевшись, я увидела, что Лили со Снейпом по очереди поднимали в воздух скрепку. С помощью купленных в Косом переулке книг и усердного корпения над ними ночами я сумела немного развить свои способности, но они все еще скрывались во мне, в то время как эти ребята постоянно вместе практиковались.
  - Ли, пойдем домой, там Петунья плачет. Я не умею ее успокаивать, ты же знаешь.
  Лили неохотно поднялась и отряхнула платье.
  - Ну, мне пора, я и так задержался, - скорчив гримасу, Северус попрощался с нами и поспешно ушел. Что-то в его поведении меня насторожило.
  ***
  Наступило долгожданное 31 августа. Вещи были давным-давно собраны, мы с Ли по очереди обнимали нашу старую любимую горничную мисс Сейл.
  - Всё, дети, пора! - сказав это, отец взял наши школьные чемоданы. Я схватила небольшую сумку с продуктами. Мисс Макгонагал подробно рассказала, как попасть в Хогвартс и посоветовала взять нормальной еды, так как в поезде можно купить только сладости.
  По пути к вокзалу Лили, как всегда, болтала о какой-то чепухе с хмурой Петуньей, которая ей почти не отвечала. Я же всю дорогу смотрела в окно, меня, как обычно, укачало, в горле стоял комок и было не до разговоров, да что там разговоры, я готова была отказаться от Хогвартса, только бы скорее прекратилось это покачивание и подпрыгивание на кочках...
  И вот, наконец, показался вокзал. Мы с чемоданами подошли к входу. Пройдя зал ожидания, мы остановились перед колонной между девятой и десятой платформой. Несмотря на уверения мисс Макгонагалл в том, что пройти стену не составит труда, было страшно.
  Мы, попрощавшись с отцом и заплаканной и злой Петуньей, решились. Более храбрая Лили, волоча за собой чемодан, отправилась прямиком к невидимому проходу, я напряглась в ожидания удара, но моя сестра прошла сквозь него и этого никто из окружающих людей не заметил. Видимо, волшебники заколдовали колонну, чтобы людям лишний раз не давать поводов для глупостей о всяких паранормальных явлениях. Я побежала навстречу стене, и чем ближе та приближалась, тем страшнее становилось. Но вот я погрузилась в нее - это было похоже на нырок в серое желе, но, не успев оглянуться, я уже оказалась на платформе, которая была заполнена взрослыми в мантиях и их всюду снующими детьми. А над платформой и толпой возвышался огромный поезд под названием "Хогвартс-экспресс".
  Я начала оглядываться в поисках своей сестры, но вокруг были только незнакомые лица. Я решила поискать Ли в поезде. С помощью сухонького проводника поезда, одетого почему-то в старинную форму машиниста, я взобралась в поезд. Внутри он напоминал муравейник, кишащий детьми и подростками разного возраста. Я тащила за собой чемодан и заглядывала в каждое купе, надеясь увидеть знакомую рыженькую макушку сестры. По неосторожности я задела сумкой маленького щуплого мальчишку. Он возмущенно пискнул, но я, заметив сестру впереди, поспешила за ней.
  - Эй ты, рыжая! - крикнул мне коренастый парень лет четырнадцати, широкоскулый, с чёрными волосами и серыми глазами. За ним прятался тот самый мальчик, которого я задела. - Да ты, сюда иди. Извиняться кто будет?
  - Наглость поубавь, - несмотря на то, что я виновата, спускать этому наглому парню его тон я не собиралась.
  Он подошел ко мне, и у него на чёрной мантии был прикреплён значок с изображением льва. Я вспомнила учебник истории Хогвартса - видимо, этот коренастый - гриффиндорец.
  - А ну-ка, извинись перед Сэмми, если не хочешь потом прыгать по поезду и квакать.
  А вдруг и правда превратит меня в жабу? Жди потом принца, может лучше извиниться? Тем более, сама виновата, раз едва не сбила с ног этого Сэмми.
  - Эй, Эмон, если у тебя не получается с нашими девчонками, это не повод переходить на мелких, тем более эта даже не поступила! - насмешливо крикнул из соседнего купе щекастый и пухлый равенкловец. Я заметила, что у этого толстяка и моего обидчика одинаково широкие скулы и прищуренные серые глаза. "Братья, что ли?", - прикинула я.
  Эмон вспыхнул и сердито махнул палочкой, от чего толстяк стал дико чесаться и возмущенно орать. Это мой шанс убежать от них, этот гоповатый Эмон даже своего родственника не пожалел.
  - Она убегает!
  Тяжело дыша, я забежала в первое попавшееся купе, оно было занято только хрупкой светловолосой девочкой с удивительными синими глазами.
  - Можно здесь остановиться? - пропыхтела я. Девочка удивленно на меня посмотрела, но кивнула.
  - Как тебя зовут? Я Энни, - тихим мелодичным голоском представилась она.
  - А я Лиза.
  Энни оказалась интересной собеседницей, мы довольно-таки быстро если не подружились, то уж точно стали приятельницами. Она очень помогла мне, рассказав много того, чего я не знала о Хогвартсе - там учился ее отец. Меня огорчал тот факт, что приставучий Эмон учился на Гриффиндоре, а его пухлощекий родственник - на Рейвенкло, и они наверняка мне жить на своих факультетах спокойно не дадут.
  Я спросила у Энни, не видела ли она мою сестру, и успокоилась, узнав, что похожая на меня девочка с таким же чемоданом разместилась за три купе от нашего. Энни рассказала мне о своей семье, о том, что ее отец - волшебник из древнего рода, и когда у самой Энни обнаружились сильные магические способности, ее отцу пришлось развестись с мамой Энни и забрать дочь, потому что он предпочел сберечь тайну существования мира магии и не подвергать опасности жену и ребенка...
  На это у меня не нашлось, что сказать. И минут пять мы сидели молча, каждый думал о чём-то своём. Я о том, что было бы, вырасти я в полной семье, а о чём думала моя новая подруга, я не догадывалась. Мерное постукивание колес нарушил гудок машиниста, должно быть, мы уже подъезжаем.
  - Вещи надо оставить в купе, - заглянула к нам высокая девушка- старшекурсница. Сплошным галдящим потоком студенты высыпали на перрон...
  
  
   Глава 4
  Как только поезд остановился, студенты высыпали из вагона, одной большой галдящей толпой, и потребовалось довольно много времени, прежде чем однокурсники нашли друг друга, а затем, разбившись по факультетам, образовали довольно организованные кучки. Чего нельзя сказать о первокурсниках. Они разбрелись хаотично и каким-то неведомым им способом прибились к старшим товарищам.
  На перроне появилась мисс МакГонагалл, махнула рукой и прокричала, явно чем-то усилив силу своего голоса.
  
  - Первокурсники, подойдите ко мне.
  
  Растерянные, да и что скрывать немного напуганные дети ринулись к ней. Я не была исключением и отчаянно трусила, когда довольно большая толпа подхватила меня и понесла в сторону женщины.
  
  - Следуйте за мной, - мисс МакГонагалл, окинув взглядом растерянных первокурсников, быстро пошла по тропинке. Я нервно хихикнула, представив, что из года в год одинаково напуганные дети, беспрекословно подчиняются и глядят на нее щенячьими глазами, стараясь найти в ней защиту и опору.
  
  Окруженная толпой, я искала глазами Лили, но тщетно. В последний раз я видела ее в поезде, когда она, пробегая мимо, кинула мне мою мантию. Оставалось надеяться, что я найду ее в Хогвартсе, и она не бросит меня, как тогда, в поезде. Шумная толпа бодро двинулась за мисс МакГонагалл по лесной тропинке.
  
  Тропинка вывела нас к тёмному озеру, где стояли спущенные на воду старые лодки без весел, которые, если судить по их виду, повидали на своем веку довольно многое.
  
  - Садитесь по четыре человека, - велела мисс МакГонагалл, садясь в одну из лодок рядом с пухленькой девочкой, которая сразу весело защебетала.
  
  Я еще раз оглядела берег и увидела Лили со Снейпом, которые что-то горячо обсуждали. Мне стало немного обидно, что в такой непростой ситуации Лили предпочла общество этого соседского мальчишки, а не мое. Если бы не Энни, с которой, благодаря злобным старшекурсникам, я познакомилась в поезде, то я осталась бы здесь в полном одиночестве. Такая же напуганная и одинокая, как большинство из окружающих меня детей.
  
  - Энни, помнишь, я рассказывала тебе о своей сестре? Пошли, я тебя с ней сейчас познакомлю, - обратилась я к своей новой знакомой, кивком головы, показывая на воодушевленную и раскрасневшуюся сестру.
  
  Расталкивая рвущихся к лодкам ребят, мы поспешили к Лили, пока она не залезла в лодку.
  
  - Лили, познакомься это - Энни, - Лили очень неохотно отвлеклась от разговора и посмотрела на меня.
  
  - Ты где была? Мы тебя полчаса ждали возле входа в вагон, а ты просто исчезла!
  
  - Но, я вас не видела. Это ты убежала, сразу же, как только поезд остановился, - негромко упрекнула я ее.
  
  - Лиз, все, хватит! Я не собираюсь разбираться, тем более, здесь.
  
  - Я не...
  
  - Я сказала, хватит! - перебила она меня и начала с нетерпением переминаться с ноги на ногу. Я смотрела на Лили и не узнавала сестру. Она стала словно чужой за то время, пока мы ехали в поезде.
  
  Снейп тем временем разглядывал Энни и, наконец, решил представиться.
  
  - Привет я - Северус Снейп, рад познакомиться.
  
  Энни смутилась и, ничего не ответив, опустила глаза.
  
  - Вы решили остаться на берегу? Нет? Тогда быстро в лодку! - раздался крик.
  
  - Сопливиус боится воды, а Сириус ему лодку раскачивает! Далеко они не уплывут, ха-ха! - трагическим насмешливым голосом сообщил всем находившимся на берегу черноволосый мальчик в странных очках, с круглой оправой. Вел он себя немного горделиво и надменно, глядя на всех свысока.
  
  - Мистер Поттер, думаете, я вас не слышала?! - МакГонагалл возмущенно обернулась на голос, но шутник уже запрыгнул в лодку, которая тут же отплыла от берега.
  
  Я, Энн, Лили и Северус залезли в другую лодку. Пока мы плыли, Снейп злобно косился в сторону давешних шутников, сидевших в соседней лодке, из которой то и дело доносились шуточки и смех. Тот самый Поттер, которого одернула МакГонагалл, свесился за борт и брызгал водой в рыжеволосого парня, который отвечал ему тем же. Мне бы их спокойствие и самоуверенность.
  
  Хогвартс предстал перед нами из темноты как-то неожиданно. Громадное строение, светящееся огнем многочисленных окон. Настоящий замок, словно сошедший со страниц средневековой сказки. Наверное, не только у меня захватило дух, при виде замка. Даже в соседней лодке воцарилась тишина. Мальчишки замолчали и сейчас просто пялились на огни замка, отражающиеся в зеркальной глади озера. Замок казался необъятным... Выбирались мы из лодок все также, молча. Кажется, никто из нас не верил в то, что мы все-таки здесь оказались. Нас переполнял необычайный восторг от нереальности происходящего.
  
  Через огромные двери мы вошли в холл. Мне сразу бросились в глаза странные песочные часы на стене. Они были просто огромные, и вместо песка в них были насыпаны разноцветные камни.
  
  - Идите за мной, - приказала мисс МакГонагалл и направилась к каменной лестнице, ведущей из холла куда-то наверх. Мы тут же поспешили за ней.
  
  Вскоре мы вошли в большое помещение. Перед нами стояли четыре длинных деревянных стола, за которыми уже сидели студенты. На звук открывшейся двери сразу же обернулись сидевшие за столами ученики. На несколько секунд воцарилась тишина, но вскоре зал наполнил гул голосов. Студенты перестали практически сразу обращать на нас внимание, и продолжили заниматься своими делами, делясь приключениями, произошедшие с ними за лето, со своими соседями.
  
  Пятый стол был поменьше и находился немного на возвышении. За этим столом сидели, по всей видимости, преподаватели.
  
  Подняв голову вверх, я увидела потолок, вместо которого оказалось ночное небо, усеянное звездами. Огромное множество парящих свечей, освещавших зал, находились высоко, но ощущения были такие, что если протянуть руку вверх, можно было их коснуться. Я инстинктивно пригнула голову, опасаясь, что мне на макушку сейчас польется горячий воск, но ничего не произошло. 'Магия', - мелькнула у меня в голове мысль, от которой тут же захотелось посмеяться. Теперь все, что будет меня окружать, будет подходить под это слово.
  А между тем распределение началось.
  
  Как оказалось, распределяет учеников на факультеты ужасно старая, вся в заплатках шляпа, которую надевали студентам на головы.
  
  - Поттер Джеймс, - мисс МакГонагалл называла имена, зачитывая их с развернутого свитка.
  Черноволосый ухмыляющийся мальчик, которого мы уже видели на озере, подскочил к табуретке, на которой находилась шляпа, и нахлобучил ее по самые уши.
  
  - Гриффиндор, конечно! - прокаркала шляпа.
  
  - Лонгботтом Фрэнк.
  
  - Гриффиндор!
  
  - Макей Алиса.
  
  - Ровенкло!
  
  - Снейп Северус, - он заметно нервничал, а шляпа молчала. Молчала она довольно долго, прежде чем произнести.
  - Слизерин! - наконец выдала свой вердикт шляпа, но мне показалось, что в ее голосе звучит сомнение. С чем это было связано, интересно? До этого она была полностью уверена в своем выборе.
  
  - Эванс Лиза, - сильно волнуясь, я села на табурет, и тут мне на голову опустили шляпу, а в голове раздался тихий скрипучий голос:
  
  'В тебе есть качества, которые подходят для всех факультетов, но, как я понимаю, ты уже избрала то, чего хочешь. Ты думаешь, что хочешь отправиться в Слизерин. Ты осведомлена, как там относятся к полукровкам? Ну да ладно. То, что ты поссорилась с ребятами с другого факультета, ничего не значит, они наверняка пошутили. Они хорошие ребята, и вы поладите. Ну что, Ровенкло?'.
   'Я хочу в Слизерин, там мой друг!', - мысленно воскликнула я.
   'Не лицемерь, ведь я вижу тебя насквозь, ты стремишься туда не из-за друга, да и какой он тебе друг, так знакомый. Но вы похожи, ему тоже больше подходил совершенно другой факультет, только вот он стремился попасть в Слизерин по другим, отличным от твоих, причинам. Ты же хочешь изменить мир. Только подумай, а нужно ли миру, чтобы его меняли? Нет? Не передумала? Хорошо, это твой выбор', - шляпа почти прошипела последнюю фразу.
  - Слизерин!
  
  Мне, в отличие от других слизеринцев, никто не аплодировал, практически все сидящие за слизеринским столом, смотрели презрительно, как на букашку. Северус смотрел на меня угрюмо, то и дело, поглядывая на стол гриффиндорцев. Я аккуратно села на самый конец стола и также посмотрела на столы других факультетов.
  
   Энни также как и Лили распределили на Гриффиндор. Я с легкой завистью смотрела на сестру, которую тут же окружили новые друзья. Она всегда была душой компании, в отличие от меня... Хотя шляпа ведь предупреждала. Что стоило последовать ее совету и не настаивать на своем упрямстве? Терпи теперь, сама этого хотела. Сестра весело щебетала с каким-то парнем, и как мне показалось, абсолютно забыла о моем существовании. Она ни разу не посмотрела на меня. Как мне не хватало хоть небольшой поддержки, которую в данной ситуации могла оказать только моя любимая сестренка. Но ее не последовало. Как и мимолетного взгляда в мою сторону. Лишь на секунду она оторвалась от разговора со своими новыми друзьями и ободряюще улыбнулась Снейпу. Но не мне.
  За всеми этими размышлениями распределение закончилось, окончание которого я даже не заметила.
  С кресла, стоящего во главе стола преподавателей и больше напоминающего трон, встал длиннобородый добродушный старик:
  
  - Не буду долго обременять ваши молодые умы моей старческой болтовнёй, хочу лишь сказать, что в этом году у нас просто прекрасные первые курсы. Ужин объявляю открытым!
  
  За столом разговаривали о делах, сделанных на каникулах, и посвящали новичков в тайны Хогвартса. Рассказывали о призраках и живых картинах, о непредсказуемых лестницах и преподавателях. Старшекурсники время от времени поглядывали на меня, видимо ожидая каких-либо действий, но я, молча, ела и вместо того, чтобы задавать бесконечные вопросы предпочитала хранить молчание. И это всех устраивало.
  
  После ужина мы пошли в гостиную, вход в которую оказался в подземелье. Стены будто давили и в то же время затягивали в свои объятия темноты, холода и мрака. Мы свернули в коридор, закончившийся тупиком. Староста подошел прямо к стене и произнес пароль, значение которого заставило меня вздрогнуть: 'Чистая кровь'.
  
   В общей гостиной староста факультета, высокий брюнет с пронизывающими насквозь голубыми глазами, отвёл меня в сторону, крепко вцепившись в мое запястье. От его хватки у меня на мгновение навернулись слезы на глазах, но усилие воли, мне удалось загнать их обратно. Не хватало еще показать себя плаксой.
  
  - Слушай меня внимательно, грязнокровка: соблюдай наши правила и будешь жить у нас без особых неприятностей, - тут он ухмыльнулся. - Правила просты, даже ты запомнишь. Чистокровный маг всегда прав. То, что происходит в гостиной, не должен знать никто, нигде и никогда. Здесь у тебя нет друзей и товарищей, и никогда не будет, так что надейся на саму себя. А теперь ступай в левое крыло, в последнюю комнату.
  
  Дернув рукой, я освободилась от его пальцев и пошла в отведенную для меня комнату, где собиралась серьезно обдумать все произошедшие за этот день события.
  
   Мои соседки смеявшиеся и о чем-то весело разговаривавшие, при моем появлении замолчали и настороженно уставились на меня.Я поняла что ошиблась дверью. Не обращая на них внимания, я закрыла дверь и прошла к комнате в конце коридора. Открыв дверь я увидела свои вещи лежащий на полу ,я рухнула на кровать, не раздеваясь, и практически сразу же заснула от пережитого стресса и свалившегося на меня негатива, которого я абсолютно не ожидала здесь встретить, забыв о своем желании разобраться во всех новшествах.
  Глава 5.
  'Магия, везде магия. В каждой ступеньке многочисленных лестниц, в каждой картине, висящей на стене. Это просто прекрасно!' - подобные мысли витали в моей голове, пока я выходила из подземелий и смотрела на людей, изображённых на портретах. Эти нарисованные люди перепрыгивали из картины в картину, разговаривали, а на одной картине я увидела, что они ели и играли в карты.
  
  Меня просто распирало от желания расспросить их о том, что они помнят из того времени, когда еще были живыми. Однако я быстро сообразила, что эта тема может оказаться для них довольно болезненной, и они могут обидеться. А с портретами лучше все-таки не ссориться - у кого потом я буду узнавать дорогу, не нарываясь на конфронтацию? Поэтому я решила для себя, что со всеми портретами лучше всего поддерживать хорошие отношения. Я старалась вежливо здороваться с каждым из нарисованных людей, но вместо ответного приветствия получала в ответ только недоуменные взгляды. Мне было непонятно их удивление, но я решила не обращать внимания на это странное поведение. Кто их этих нарисованных знает, может, у них вообще не принято здороваться.
  
  Большой зал, в который я шла, оказался полупустым. За столами сидели учителя и немногочисленные студенты, которые вяло переговаривались между собой. Было видно, что они практически не спали этой ночью, весело проводя время со своими школьными друзьями.
  
  Сев за стол на свое место, на котором я сидела накануне, я завертела головой: 'А где еда-то?' - мелькнула вполне уместная в данной ситуации мысль. Другие студенты уже ели, а слизеринцы только ухмылялись, видя моё недоумение, и совершенно не стремились мне помочь.
  
  Покрутив головой, я увидела, как за гриффиндорский стол сел какой-то припозднившийся студент. Внимательно наблюдая за ним, я повторила все его действия, то есть постучала ложкой по тарелке. Она тут же наполнилась вкусной горячей овсянкой, как будто только и ждала этого момента.
  
  Когда я уже доедала свой завтрак, ко мне подошел декан нашего факультета Гораций Слагхорн и молча вручил мне расписание занятий. Со многими другими учениками даже с других факультетов он был приветлив, постоянно улыбался, а меня не удостоил даже ничего не выражающим кивком. Из-за понимания того, что в этой школе мне никто не рад, захотелось разреветься и послать всю эту волшебную жизнь идти подальше от меня, а самой вернуться назад в родной маггловский мир. Быстро отогнав эту неприятную мысль, я посмотрела на листок пергамента с моим расписанием.
  
  Так, первый урок - чары, ну и где приложенная к расписанию карта? Где я буду кабинеты искать? Ладно, спрошу по дороге.
  
  Так как я не знала, какие уроки будут у меня сегодня, то учебники и сумку с письменными принадлежностями я оставила в спальне. Пришлось возвращаться в подземелья. А после, естественно никого из своих сокурсников я не увидела и довольно долго металась по коридорам в надежде найти кабинет чар. Когда же я все-таки нашла нужный мне кабинет, занятия уже, разумеется, давно начались.
  
  Профессор Флитвик, встав на большую стопку книг, рассказывал курсу о сути заклинаний, об их видах и местах применения.
  
  - Простите за опоздание, - пискнула я. - Можно войти? - все сидящие за партами студенты захихикали.
  
  - Да... Входите, мисс Эванс, - немного рассеянно пропищал Флитвик. - Надеюсь, вы больше не будете опаздывать.
  
  - Я постараюсь, - виновато опустила я голову и через мгновение начала искать пустое место в классе.
  
  Я села за последнюю парту и задумалась. Я пропустила всего минут пять урока, а опоздала из-за того, что все мои вопросы студенты других факультетов игнорировали и делали вид, что меня не замечают. А найти дорогу мне помогли только портреты.
  
  Тем временем Флитвик закончил вводную лекцию, и мы начали разучивать движения палочкой и правила произношения заклинаний. Оставшееся до конца урока время мы тренировались, пытаясь поднять в воздух перо. Получилось не у всех, но я была очень довольна, когда мое перо оторвалось от парты быстрее остальных и зависло в нескольких миллиметрах от поверхности, на которой перо до этого момента лежало.
  
  Урок закончился, и в качестве домашнего задания нам была задана отработка движений и произношение первого выученного нами заклинания.
  
  Следующим уроком была трансфигурация. Я медленно плелась в потоке слизеринцев, чтобы не отстать и не плутать потом по бесконечным коридорам школы, когда ко мне подошел Северус.
  
  - Лиз, иди, пока не поздно, к директору, попроси, чтобы тебя перевели. Такое возможно при определенных обстоятельствах, а ты не можешь не замечать, что обстоятельства очень уж определенные, - заявил он.
  
  - Я не хочу об этом говорить. Если шляпа решила, что мне подойдет Слизерин, значит, так тому и быть, к тому же - это и мое решение тоже, - немного раздраженно ответила я ему.
  
  - Не делай из себя мученицу, этого все равно никто не оценит! - рявкнул он. Многие идущие рядом студенты начали поглядывать на нас и прислушиваться.
  
  - Я никого из себя не делаю! Так решило распределение, и я не могу на него повлиять, - твердо, но все же немного неуверенно продолжала я настаивать на своем.
  
  - Ну и дура, я о тебе забочусь, между прочим, даже первый урок пропустил! Все разрешенные книги в библиотеке перерыл, чтобы найти лазейку. Почему ты такая упрямая? Тебя же здесь заклюют, - с этими словами он развернулся и отошел от меня.
  
  Мы вошли в кабинет, где уже сидели гриффиндорцы. Я села за последнюю парту, как обычно, и увидела сестру. Она стояла у парты Северуса, и они о чем-то разговаривали. Кинув на меня взгляд, она грустно улыбнулась и, отвернувшись, села рядом со Снейпом. Это шутка такая? Почему она со мной даже не поздоровалась? На что-то обиделась? Но почему тогда не подойдет и не предъявит свои претензии? Ладно, потом, как всегда, сама извиняться будет.
  
  В это время кошка, сидевшая на учительском столе, спрыгнула на пол и превратилась в профессора МакГонагалл. Я удивлённо захлопала глазами, но осмотревшись, увидела, что это волшебство, похоже, только на меня произвело впечатление. Тем временем профессор начала урок.
  
  - Итак, сначала мы запишем основные формулы трансфигураций, затем отработаем движения палочкой, а практикой займёмся через неделю.
  
  Урок оказался ужасно скучным, формулы абсолютно незапоминающимися, а домашнее задание просто огромным. Нужно срочно узнать, где находится библиотека. Наконец, урок закончился, и мы разбрелись кто куда. По дороге из кабинета я успела перехватить Лили, в прямом смысле этого слова. Схватив сестру за локоть, я резко развернула ее к себе лицом.
  
  - Ты что делаешь, пусти! - закричала она.
  
  - Не отпущу, пока ты мне не объяснишь, почему себя так ведешь, - прошептала я.
  
  - С каких это пор я должна перед тобой отчитываться, - пыталась вырваться она, но хватка у меня оказалась довольно крепкой и все ее надежды на свободу были подавлены на корню.
  
  - Может потому что мы родственники и совсем не далекие?
  
  - Отпусти, мне некогда!
  
  - Ли, я же сказала, что не отпущу! Да что с тобой происходит?
  
  - Лили, у тебя проблемы? - окинул меня взглядом тот самый Поттер, который устроил представление у реки. Подошел он как-то бесшумно и неожиданно для меня. От удивления я разжала руку и выпустила уже слабо барахтающуюся сестру.
  
  - Никаких, пойдем, покажешь мне, где будет проходить следующий урок, - она мило улыбнулась парню и вышла из кабинета. А я осталась стоять в одиночестве в пустом классе. Тряхнув головой, я решила не придавать этому несостоявшемуся разговору никакого значения. Всякое бывает, особенно между родственниками.
  
  Сейчас главное отдохнуть, благо на отдых нам выделено целых два часа. Пообедаю, а затем пойду на историю.
  
  Я была права, хорошие отношения с портретами очень помогают в ориентирование и экономии времени. Вот и сейчас, стоит поздороваться с портретом, а потом попросить о помощи и сделать грустные глаза, и тебе покажут дорогу до нужного места. А нужно мне было попасть в библиотеку, вопреки всяким желаниям и планам об отдыхе и еде.
  
  Я с трудом открыла старинную тяжеленную дверь и вошла в Хранилище Книг. Библиотека оказалась огромной: бесконечные ряды высоких стеллажей, заставленных книгами, терялись где-то в глубине. Каких тут только книг не было: и солидные фолианты, и тоненькие книжечки, и даже папирусы со свитками.
  
  У меня просто непреодолимая тяга к книгам и к чтению. Всю важную информацию и просто различные интересные факты я предпочитаю извлекать как раз из книг, нежели из каких-либо других источников, а уж оказавшись в магическом мире, мне не терпелось узнать о нём всё. Справедливо решив, что на многие мои вопросы помогут ответить книги по истории, я, проконсультировавшись у библиотекаря, направилась к соответствующему отделу.
  
  Обложившись многочисленными книгами, я начала постепенно разбираться в истоках становления магии.
  
  Как оказалось, современная магия начала развиваться лишь во времена развития Камелота, и положил начало этому развитию Великий Мерлин.
  
  Дальнейший виток развитие пришелся на Средние века. В отличие от магглов, которые в это время под влиянием церкви лишились многих знаний, маги, наоборот, обрели очень и очень многое: стремительно развивалась артефакторика и темные искусства, получила новую жизнь трансфигурация, астрономия и зельеварение. Один пункт привел меня в недоумение. Что за темные искусства? Но прежде чем начать искать ответ на этот вопрос я бросила взгляд на часы. Ого, как быстро пролетело время, нужно идти на историю, позже буду выяснять, что это такое.
  
  Историю вел забавный призрак. Один этот факт сделал этот урок очень привлекательным для меня. Правда, его было довольно трудно понять, поэтому пришлось полностью сосредоточиться на тихом бормотании профессора, вычленяя действительно важные моменты. Единственное, что меня не устраивало - профессор Бинс практически не отвечал на заданные вопросы, однако я решила позже подойти к нему вне урока, возможно, он удовлетворит мое любопытство.
  
  После окончания уроков, я вернулась в обитель знаний, и принялась искать информацию о тёмных искусствах. Её было немного, практически во всех книгах говорилось о том, что они повсеместно запрещены и собственно всё.
  
  По артефакторике и то информации было в разы больше, но эта наука показалось мне ужасно скучной, потому что требовала от артефактора полного сосредоточения, а я была довольно непоседливой. Я не нашла и половины того, что меня заинтересовало, по причине того, что библиотека закрылась и меня бесцеремонно выдворили вон. Решив, что завтра обязательно сюда вернусь, я пошла в гостиную, и когда вошла, все разговоры смолкли. Сидеть под презрительными взглядами слизеринцев было невыносимо, поэтому, я сразу же пошла к себе в спальню.
  
  Однако заснуть быстро не получилось. Я довольно долго прокручивала в голове прошедший день, и две мысли не давали мне покоя. Первую я целенаправленно пыталась отогнать, но образ моей сестры периодически всплывал у меня в голове. Но вторая была более интересной и загадочной: одна из секций библиотеки была закрыта, и как бы я не пыталась туда войти, у меня ничего не получалось. Интересно, что там находится?
  
  
  
  Глава 6
  Первые месяцы учёбы прошли на удивление спокойно. Магглорожденные (на змеином факультете их презрительно называли грязнокровками) уже оправились от первых восторгов, которые они испытывали, попав в странный и удивительно загадочный мир магии.
  
  А те ученики, что были знакомы с магией с рождения, присматривались друг к другу и к окружающей их обстановке. Безусловно, они тоже многому удивлялись - многое было для них в новинку, но так как они воспитывались с пелёнок в среде, где магия была обычным делом, восхищение детей из магических семей было вызвано скорее самим замком и его необычностью.
  
  Первые месяцы я провела в библиотеке и отвлекалась от изучения всего подряд лишь на выполнение домашних заданий. Конечно, нужно было уже объясниться с сестрой, поговорить с Севом и постараться хотя бы с ним завязать нормальные отношения. Но в тот момент все это казалось мне совсем незначительным, ведь я была полностью погружена в мир, который открывали для меня книги. В глубине души я понимала, что я просто себя успокаивала и оправдывала этим, а на самом деле просто пряталась от ненавистных взглядов моих сокурсников за тяжелыми томами старинных фолиантов. Как бы то ни было, но библиотека стала неотъемлимой частью меня. В основном я все же отдавала предпочтения биографиям самых известных волшебников и ведьм. Мне хотелось найти того волшебника, которым я могу восхищаться. Того, на кого могу стать похожа, по крайней мере стремиться к этому. Из раза в раз меня постигало небольшое разочарование. Какими бы ни были великими маги и сколько бы они не сделали для блага обычных людей и непосредственного развития волшебного мира, они всего лишь оставались обычными людьми со своими пороками. Большинство из них были жестокими и жесткими. А описание того, как многие из них добивались своего положения в обществе и принятия их законов и решений нужно поместить в отдельные мемуары и запереть в запретной секции с предупреждением: 'Слабонервным не читать'.
  
  Помимо истории я изредка учила новые заклинания, но чаще всего ограничивалась школьной программой. Меня неизвестно почему практика привлекала гораздо меньше теории. Но я думаю, эта привычка, основанная на том, что до этого я всегда делала все самостоятельно, пройдет, и я начну с большей для себя пользой проводить время. Внимания особого на меня никто не обращал, на уроках я особо не блистала, разве что на трансфигурации: превращения давались мне на редкость легко, что меня действительно удивляло, потому что я особо даже не старалась, все получалось само собой.
  
  Но одна книга существенно изменила мое мировоззрение. Однажды мне под руку попался свиток про становление русского магического мира. Прочитав его на одном дыхании, я нашла то, что так долго искала. Это было настолько удивительно, что я просто не могла не восхититься волхвами, которые так много сделали для своей родины, и для совершенствования собственных магических навыков. Я начала искать другие упоминания о них и в конце концов, из доступных мне источников, я почерпнула, что волхвы самосовершенствовались всю свою жизнь и много времени проводили за тренировками. После прочтения последней книги я ненадолго задумалась, а затем приняла решение: я не хочу остаться бездарностью и безвольным существом, которое прячется от мира уткнувшись в книги. Чтобы все это изменить мне нужно будет много работать, и прежде всего над собой.
  
  Найти свободный класс не составило труда. Затем шла разработка плана занятий. Тренировки проходили следующим образом: сначала я отрабатывала движения, потом проговаривала формулу, а затем практиковала получившееся заклятье на предметах, находящихся в классе. Не всегда правда мне удавалось их восстановить, но надежда на то, что никто из преподавателей не заметит куда-то исчезнувшей колбы или книги вдохновляла меня на продолжение тренировок.
  
  Однажды, когда я направлялась в свой укромный уголок, где как раз планировала немного позаниматься, меня кто-то окликнул.
  
  - Эй, Эванс, постой, да, ты, - я обернулась и увидела Джеймса Поттера. Если честно, то я даже не сразу узнала этого невысокого черноволосого мальчишку. Нечасто ребята с других курсов общаются со слизеринцами. Мы все для них исчадья ада, без исключений.
  
  - Поттер, что тебе от меня нужно? - я не была настроена на разговор, тем более с этим выскочкой.
  
  - Эванс, ты не можешь поговорить со своей сестрой?
  
  - Насчёт чего?
  
  Тут он замялся, но тут же на что-то мысленно решился:
  
  - Чтобы она не дружила больше со Снейпом, он её обязательно обманет и предаст.
  
  - И почему ты так решил?
  
  - Он же слизеринец!
  
  - Во-первых, я за свою сестру ничего не решаю, она общается с тем, с кем хочет. А во-вторых - тебя не смущает то, что я тоже слизеринка? И мне неприятно такое слышать о своём факультете, особенно от какого-то пафосного гриффиндорца.
  
  - Да ты злее, чем старая ведьма. Не зря тебя ненавидят, - сердито бросил он, резко развернулся и пошёл в сторону гриффиндорской башни.
  
  Ну вот, теперь следует остерегаться удара в спину, наверняка он захочет пошутить, а шутки у него довольно жёсткие. Хорошо, что мы нечасто пересекаемся. С тренировкой сегодня не вышло, настрой что-то не тот, все равно ничего не получится.
  
  * * *
  
  Вскоре мои подозрения насчет шутки от затаившего на меня обиду Поттера, подтвердились. Правда я несколько расслабилась. Просто не думала, что он решится отомстить мне прямо на уроке. Во время зельеварения в мой котёл прилетел рог единорога, брошенный меткой рукой Поттера.
  
  Зелье в котле забурлило, вспенилось и рвануло во все стороны. Я оказалась залита этой гадостью с головы до пят. Как это ни странно, но, несмотря на свою склонность к злым и тупым шуточкам, Поттер не был лишён интеллекта и всё прекрасно рассчитал. Зелье окатило только меня, не задев больше никого, и, похоже особо не навредив мне, кроме чисто морального ущерба.
  
  - Кто это сделал?! Еще и на моём уроке?! - профессор Слагхорн вскочил, и его гневный взгляд упал на Поттера, который уже успел отличиться на многих уроках подобным образом. Сейчас он хохотал, глядя на меня, тем самым только подтвердив свою виновность в данном инциденте. Видимо, это было так смешно, что он бедняга не смог удержаться. А я выглядела не лучшим образом: стояла вся в зелёной жиже, зажмурившись и заткнув нос. Зелье это жутко воняло. - Поттер, две недели отработок!
  
  - Но, профессор...
  
  - Три недели!
  
  До чего договорились профессор и Поттер, я не слышала, потому что, протерев глаза, выбежала из кабинета. Меня просто нервно потряхивало. Ненавижу!
  
  - Лиза, стой! Да подожди ты! - следом за мной из класса выбежала Лили.
  
  Я остановилась и посмотрела на подбежавшую ко мне сестру.
  
  - Что, решила посмеяться надо мной, не привлекая к себе внимания? Ну давай, смейся, я пока постою и подожду. Должна же я тебе хоть что-то сделать приятное за это время, пока мы тут. А то я даже понять не могу, чем я так сильно перед тобой провинилась, - я не знаю почему, но на последних словах я перешла на крик, а на глаза выступили злые слезы.
  
  - Что с тобой? - она удивленно захлопала глазами и протянула ко мне руку.
  
  - Ничего, все нормально. Забудь.
  
  - Ты ранена? Как ты себя чувствуешь? Тебя не отравили? - она испугано начала задавать вопросы, оглядывая меня с ног до головы.
  
  - Лил, остановись, - я через силу улыбнулась. - Ничего, кроме моей мантии и гордости, не пострадало.
  
  - Этот придурок Поттер когда-нибудь доиграется, - начала тараторить Лили, затем как-то осеклась и продолжила уже более спокойно. - Лиза, извини меня. Я думала, что тебе лучше будет на Гриффиндоре, вот и злилась от того, что ты туда не попала, - Лили готова была разрыдаться. - Прости меня. Я тебя игнорировала, но только сейчас поняла, насколько тебе плохо без моей поддержки.
  
  - Ладно, Лили, мы же сестры, какие между нами могут быть обиды? Иди на урок, а то тебе тоже от профессора Слагхорна влетит. Я почищу мантию, успокоюсь и приду на следующий урок.
  
  - Нет, я тебе помогу, - сестренка упрямо топнула ногой.
  
  - В этом нет необходимости, а получать наказание ни за что не очень-то и приятно, ты ведь знаешь, - я улыбнулась.
  
  Лили развернулась и пошла к кабинету зельеварения, поминутно оглядываясь.
  
  Ну вот. Хоть с сестрой помирилась. А сейчас нужно вспомнить заклинание, которое поможет мне убрать с себя всю эту гадость.
  
  - Агуаменти! - вода, к сожалению, не убрала ни запах, ни зелье. - Эванеско! - проклятье, и это заклятие не убрало запах. Но хотя бы очистило меня от пакости, которой я была облеплена.
  
  Надо идти к мадам Помфри, может, она уберет эту жуткую вонь.
  
  Я шла по пустому коридору и вспоминала свое унижение, сжимая кулаки от ярости. Мне нужно стать сильнее, чтобы никто не смел надо мной издеваться. Фух, наконец-то больничное крыло. А то запах уже достал.
  
  - Мерлин, Эванс! Кто это с тобой сделал? Ладно, не отвечай, сейчас всё поправлю.
  
  Всего два взмаха палочкой и длинное заклинание, и я снова похожа на человека.
  
  Мадам Помфри только третий год работала в школе. И уже успела заслужить симпатию учеников, ведь она всегда была готова помочь, выслушать и посочувствовать. Поэтому ничего удивительного не было в том, что я рассказала ей обо всём случившемся.
  
  - Тебе не нужно было убегать, профессор Слагхорн сам вполне может справиться с подобными последствиями, он бы всё исправил.
  
  - А какие заклятия вы применили? - поинтересовалась я.
  
  - Зачем тебе их знать, всё равно у тебя пока не хватит сил, чтобы их использовать, - рассмеялась мадам Помфри.
  
  Из больничного крыла я отправилась в спальню. Сегодня я абсолютно точно никуда не пойду. Ничего, один урок можно и пропустить. Вместо того, чтобы заняться приготовлением домашнего задания, я попыталась из чистого пергамента получить оловянного солдатика - это была моя ежедневная тренировка. Пока у меня получается не очень хорошо - краски на мундире солдатика получаются блеклыми. Следующим пунктом в моих тренировках значилось: заставить солдатика двигаться. Но взмах палочкой не вызвал ничего, кроме усталости. А солдатик только дергался и падал и совершено не собирался делать ни одного шага.
  
  Как я вычитала в какой-то книге - постоянные тренировки увеличивают магический потенциал волшебников. А еще я поняла, что в помещениях факультета я могу тренировать только трансфигурацию, а для всего остального мне придется искать другое помещение. Чертов Поттер.
  
  Глава 7
  
  Как бы мне тяжело не было, но я всё же рискнула, в конце концов, заниматься в пустых классах. Да и, по правде говоря, вариантов-то особо и не было.
  
  Если меня опять найдёт Поттер, то ему же будет хуже. К сожалению, моя фантазия меня покинула в самый ненужный момент, а без нее я не могла придумать, как ему отомстить и при этом не попасться самой.
  
  Будь он магглорождённым, я бы просто его оглушила со спины и оставила в женском туалете, разбираться никто бы не стал. Хоть это было бы и не так смешно, как ему представляются его собственные шутки, мозги бы ему это прочистило. В будущем, прежде чем на кого-то нападать, он бы все хотя бы начал все обдумывать и взвешивать все за и против.
  
  Но в том-то и состояла сложность. Он Поттер. Особа, так сказать, привилегированная. Так что в произошедшем стали бы разбираться тщательно, и меня непременно бы нашли, причем где-то за час после начала разбирательств, если не меньше. Я пока знаю слишком мало, чтобы предусмотреть всё. Был вариант вызвать его на дуэль, и я уже собиралась подойти к Поттеру с этой целью, но решила повнимательней прочитать дуэльный кодекс. Как оказалось, не зря. Для того, чтобы вызвать кого-то на дуэль, я была пола неподходящего. Женщинам так развлекаться было запрещено. Что ж, остается только запомнить и отомстить при удобном случае.
  
  Сейчас же я, лёжа в кровати, управляла грубой пародией на солдатика. Вот он стоит на столе рядом со сваленными в кучу учебниками на свитке пергамента, и я пытаюсь заставить его взять перо, с которым я в своё время так намучилась, когда училась им писать. Это, конечно, было очень трудно, но зато благодаря этому развивается мелкая моторика. А она очень важна для воспроизведения формул и движений при создании заклинаний.
  
  Что-то я задумалась, и мой солдатик накренился совсем не в ту сторону, в которую было нужно. К слову, у меня случился заметный прорыв в использование трансфигурации и чар на практике. После пяти-то месяцев тренировок.
  
  Сейчас пасхальные каникулы, и появилось много свободного времени для оттачивания старых заклинаний и изучения новых. Так, надо сосредоточиться. Солдатик поднял перо и нанёс несколько ударов по учебнику трансфигурации, а потом и вовсе залез на него. Я вытерла мантией капли пота со лба и отменила заклинания. Как же тяжело это все дается. Но ведь никто и не говорил, что будет легко. Я невольно улыбнулась своим мыслям. Ладно, пойду на озеро, посмотрю на облака.
  
  Тихонько пройдя по коридору, я услышала, как наш незабвенный Люциус Малфой о чём-то вещал, стоя посредине гостиной. Прислушавшись, я слегка впала в ступор, это он что, революцию готовит? Так открыто?
  
  - Откройте глаза, наконец, разве вы не видите, как старик последовательно ущемляет наши права? Ладно, учимся с грязнокровками, в конце концов, они обладают довольно высоким магическим потенциалом и могут кому-нибудь составить партию, чтобы обновить кровь. А как же те, кому не хватает магической силы для поступления в Хогвартс? Они учатся в других школах Англии, не таких знаменитых, но учатся, чтобы занять ваше место в Министерстве магии. На миллион магов в Англии - тридцать процентов полукровок, десять процентов аристократов. А остальные грязнокровки!!! Да, они слабее нас, причём в разы. Но они завалят нас своими телами, если дойдет до откровенной конфронтации. Они сплочены, в отличие от нас. Большинство чистокровных магов никогда не видели Хогвартс вживую. Я призываю сплотиться перед лицом грядущей опасности вытеснения нас с тех немногочисленных позиций, которые мы все еще занимаем! Только так мы можем спасти магический мир!
  
  Надо же, спаситель нашелся.
  
  - Но не все же грязнокровки плохи.
  
  - Северус, не будь таким наивным, может быть твоя Лили и неплохая. Но не все они безвредные, возьми хотя бы её сестру. Крэбб по моей просьбе проследил за ней. И что он узнал! Эта тихоня разучивает боевые заклятья, пусть и слабые, но, подозреваю, это только начало. Такие, как она, представляют наибольшую опасность для всех нас.
  
  - Что опасного в том, что она просто учится? Ты же сам говорил, что грязнокровки значительно слабее нас? - с вызовом спросил Снейп, чем вогнал Малфоя в небольшой ступор.
  
  Павлин пафосный, конечно, но если он не возьмется за ум и не начнет учиться, то для него и сквибы с магглами будут опасны.
  
  - Если они будут знать все наши слабые стороны - это будет опаснее в разы! - с энтузиазмом продолжил Малфой.
  
  - Я полукровка, значит, я тоже опасен для вас? Или я нужен, чтобы разбавить кровь?
  
  - Северус, ты меня неправильно понял...
  
  - Что, всё слышала? - довольно приятный девичий голос, раздавшийся у меня за спиной, заставил меня подпрыгнуть на месте. - Можешь не отвечать, по тебе видно, что слышала.
   Я скривилась, надоели, как же они мне надоели, в каждом столбе шпиона видят.
   - Это официальная программа кандидата в министра магии. Можешь так и передать директору, - усмехнулась черноволосая девушка.
  
  - Зачем мне кому-то рассказывать про этот бред, что Малфой здесь только что нес? - бросила я.
  - У меня есть к тебе предложение. Ты ничего не рассказываешь старику, а я тебе подарю одну книгу. В знак добрых намерений, так сказать, - сладенько произнесла незнакомка.
  
  - С чего вдруг такая щедрость? Не боишься, что я книгу возьму и тут же побегу к директору?
  
  - Ха-ха, а ты смешная, - кисло улыбнулась она. - Знаешь, что такое непреложный обет?
  
  - Догадываюсь, но, насколько мне известно, нужен свидетель, который собственно и скрепляет обет. И, да - мне нужна гарантия безопасности, хотя бы от представителей собственного факультета.
  
  - Удивительно, что ты знаешь такие подробности. А насчет твоего требования... Малфой, похоже, в чем-то прав. Цисси! - крикнула она на всю гостиную.
  
  Стоявшая невдалеке от Малфоя белокурая Нарцисса Блэк, оглянувшись, направилась к нам.
  
  - Что ты кричишь, Арлин?
  
  - Девочка нам не доверяет, к тому же она может начать рассказывать о том, что здесь происходит.
  
  - И что?
  
  - Мы договорились на непреложный обет.
  
  - Ты не можешь говорить за весь факультет.
  
  - Зато я могу говорить за себя. Будешь свидетелем?
  
  
  Глава 8
  Отступление.
  
  Школа готовилась к долгожданному летнему отдыху. Учителя давали задания на каникулы, мечтая поскорее избавиться от надоедливых учеников и уйти в заслуженный отпуск. Студенты делились друг с другом планами на это лето и обещали друг другу не теряться и писать чаще. Лес вокруг Хогвартса по-весеннему зеленел.
  
  В один из таких прекрасных дней на берегу озера под деревом сидели двое: ученица Гриффиндора - красивая девочка с длинными волнистыми рыжими волосами, девочка, имеющая друзей на всех факультетах и не имеющая недоброжелателей, девочка, всегда открыто смотрящая на мир сияющими глазами и черноволосый мальчик с символикой Слизерина на мантии. Он был высок и худощав, от него редко можно было дождаться улыбки и приветливого взгляда темных немного тусклых глаз, в отличие от его жизнерадостной подруги. Сейчас эта девочка смеялась над какой-то репликой своего друга открыто и искренне. А он слегка улыбался, изменяя своему обычному мрачноватому выражению лица, глядя на неё как-то по-особенному, не так как на других.
  
  - Ли, как тебе учебный год? - вдруг сказал Северус.
  
  Лили помотала головой, будто отгоняя какие-то неприятные мысли.
  
  - Полный сюрпризов. Я не ожидала, что мы с сестрой попадем на разные факультеты. Ты бы знал, как я за неё пережевала. Но она вроде освоилась там с твоей помощью.
  
  Лили, улыбнувшись, посмотрела на друга. Лицо полукровки медленно приобрело красный цвет, а губы расплылись в улыбке.
  
  - Сев, видел бы ты себя со стороны,- звонко рассмеялась Лили Эванс.
  
  - Ли, а что там с Поттером? Он опять лез к тебе? - вдруг перевел разговор в другую сторону ученик Слизерина.
  
  - Поттер всего лишь дурак и задавака, - махнула девушка рукой. - Но ты бы видел его лицо, когда он полный достоинства и надутый как индюк предложил мне свою дружбу, будто бы одолжение сделал. Придурок! То подушку на диване заколдует, чтобы она кусалась, то за косу дернет.
  
  - Ли, а если бы он не издеваться ты бы согласилась? - внутри у мальчика все похолодало.
  
  - Вот сколько я с тобой дружу, но никак не могу понять: ты вроде умный, но, бывает, говоришь такие глупости, - Лили притворно надула губы и медленно отвернулась от него.
  
  Снейп перестал улыбаться.
  
  - Ладно, хватит об этом, - хлопнула его по плечу Лили. - Лучше расскажи, как ты экзамены сдал. И, кстати, ты не знаешь, почему у Поттера на экзамене по истории магии штаны упали?
  
  Северус рассмеялся и начал рассказывать про экзамен по истории магии.
  
  Конец отступления.
  
  За окном шел самый настоящий ливень. Перед окончанием учебного года погода испортилась окончательно, и вот уже неделю шли проливные дожди, превращая окрестности в непроходимое болото.
  
  "Вот и закончился учебный год", - подумала я, глядя на ставший родным Хогвартс из окна поезда, и грустно улыбнулась. Жаль, что я сама отказалась от Гриффиндора. Сейчас бы у меня были друзья, как всех представителей этого факультета, да сестра была бы сейчас рядом. Почему я её вспоминаю сидя в одиночестве на холодном сидении промерзлого купе, когда рядом только один друг - книжка? Всё-таки я не робот и мне нужно человеческое общение, которое аристократия нашего факультета мне дать не может, а с Севом общаться довольно трудно - он постоянно убегает к Лили. Больше у меня друзей нет. Да и Северус больше друг сестры, чем мой. Да я практически уверена, что он общается со мной только из-за Лили. Как бы она не хотела видеться со мной почаще, но расписания тренировок, да и подруги Лили нам мешают общаться часто. Ладно, хватит рефлексировать - пора заниматься делами, пока есть такая возможность. А то этот запрет на магию летом существенно замедлит процесс моего обучения.
  
  Я достала книгу по окклюменции, которую подарила мне таки Арлин, после заключения с ней двустороннего непреложного обета, и стала штудировать очередную главу.
  
  Спустя полчаса в купе ворвалась Арлин. Тяжело дыша, она плюхнулась на сиденье рядом со мной. За дверью, которую она успела закрыть, раздался чей-то громкий возглас: "Она здесь!", и мое купе снова подверглось нападению. Я увидела троих парней, одним из них был Эмон, который меня не узнал.
  
  - Ты видела Арлин? Смуглая такая с кудрями.
  
  - Нет, - твердо сказала я.
  
  - Пошли, Артур, в других купе поищем. Не могла же она испариться, - и парни, переругиваясь, вывалились в коридор.
  
  Я с удивлением смотрела в то место, где минуту назад сидела Арлин. Но её там не было. Через секунду она появилась на прежнем месте и, смерив меня удивленным взглядом, вышла из купе, осторожно оглядываясь. Я встала и закрыла дверь. Наверное, Арлин применила один из видов маскирующих чар. Жаль, что я вряд ли смогу сотворить что-то подобное. В ближайшее время, по крайней мере. Что поделать, мой уровень магии еще низок. Ладно, ехать довольно долго, пожалуй, лягу спать.
  
  Отец встречал нас на вокзале, и по его улыбающемуся лицу было заметно, как он был счастлив нас видеть.
  
  - Как выросли-то! Почти взрослые волшебницы! - засмеялся он, глядя на нас.
  
  Мы вышли из здания вокзала, и подошли к папиной машине.
  
  - Ну, садитесь, наконец, едем домой. Петунья ждет не дождется, постоянно спрашивала, когда вы приедете. Она, кстати, письмо писала вашему директору. Что значит как? Я же купил сову и даже выписываю газеты магического мира. Лили, я же писал тебе.
  
  - Я думала, ты сову арендуешь, - засмеялась Лили.
  
  - А ещё Петунья мистикой стала увлекаться. Даже просила какую-то магическую книгу купить. Я бы и купил, да больно дорогая, зарплата будет - отложу и на день рождения ей подарю, - продолжал тараторить отец. Было видно, что он безумно скучал.
  
  Я сидела всё это время с опущенной головой и слушала папу. Мое лицо было красным, как помидор. Забыть о своих родственниках... я была готова провалиться сквозь землю. Я ни разу не написала отцу. Он же переживал...
  
  "Успокойся", - сказала я себе. - "Я камень, я спокойна, эмоции это вода, что обтекает меня. Я камень в озере. Вода спокойна, я тоже спокойна", - вспомнив это упражнения из книги по окклюменции, я сосредоточилась, и снова прислушалась к разговору сестры и отца. Но проклятая тошнота все-таки настигла меня.
  
  - ... Приносит она, значит, дневник и показывает. Ни одного замечания. А под конец года одни положительные отметки.
  
  Я медленно зеленела.
  
  - Лиза, потерпи, сейчас приедем. Вот уже наша улица. Сейчас остановлюсь.
  
  - Я л... лучше пешком...
  
  К сожалению, от укачиваний окклюменция, как оказалось, не помогает. К счастью до дома действительно было недалеко.
  
  Петунья с Лили помогали отцу выгружать из машины наши вещи. Я посидела на травке, подождала, пока тошнота пройдет, и поспешила им помочь.
  
  После того, как вещи были перенесены в нашу комнату, мы всей семьёй собрались на кухне.
  
  - Хочу представить вам Светлану, - обратился к нам, немного смущаясь, отец. - Она внучка русской княжны, эмигрировавшей к нам во время их революции. Работает психологом.
  
  Высокая зеленоглазая крашеная блондинка поднялась со стула, на котором сидела в тот момент, когда мы вошли.
  
  - Я так рада, что наконец-то познакомлюсь с вами, девочки, - она протянула нам руку, которую мы по очереди пожали, и улыбнулась мне.
  
  Во время ужина я заметила, что Светлана больше обращает внимание на меня, нежели на Лили. С чем было связано подобное отношение, она не озвучивала, а спрашивать я сама не изъявляла ни малейшего желания. Не люблю психологов. Какое вообще кому дело, что творится у меня в голове? Посторонним там вообще не место.
  
  После ужина отец попросил меня пройти с ним в кабинет.
  
  - Нам нужно поговорить, - серьезно сказал он.
  
  - Хорошо, давай поговорим, - я была невозмутима.
  
  - Лиза, расскажи, что у тебя произошло, - посмотрел мне в глаза отец.
  
  - О чем ты? - я притворно улыбнулась, но под пронзительным взглядом отца, потупилась и начала рассматривать ковролин, покрывающий пол в его кабинете.
  
  - Ли писала, что ты попала в Слизерин и, подозреваю, тебя там ждал не самый лучший прием.
  
  - Ну, как тебе сказать, - теперь я принялась пристально разглядывать письменный стол.
  
  - Почему ты мне не писала?
  
  - Я просто заучилась. И со мной все в порядке, - все так же спокойно ответила я. Отец довольно долго смотрел на меня и молчал.
  
  - Значит, разговаривать ты не хочешь, понятно, - пробормотал он, наконец.
  
  - Па, можно спросить? Откуда ты столько знаешь о магическом мире?
  
  -У меня сестра была колдуньей, я потом об этом расскажу, если захочешь. А теперь иди спать, уже довольно поздно.
  
  - Спокойной ночи, папа - отец чмокнул меня в лоб.
  
  - Спокойной ночи, малыш.
  
  Вот и наша с Лили комната... Как же много всего произошло с того момента, как я её покинула.
  
  
  Глава 9
  Каникулы проходили просто замечательно. Хоть я и скучала по Хогвартсу, но постоянное общение с сестрой заставляло меня забыть про грусть, да и про школу, в которой нам не находилось места и времени для общения.
  
  Я много гуляла с Северусом и Лили, и мне начало казаться, что все вернулось на круги своя, и не было этого тяжелого года. Единственным элементом, не вписывающимся в семейную идиллию, была Светлана. К моему удивлению она не наскучивала отцу, как бывало обычно с теми женщинами, которые у него время от времени появлялись. С каждым днем он желал проводить с ней больше и больше времени. Даже мне было понятно, что он был влюблен. И она, как я понимаю, тоже. Не знаю почему, но со мной она старалась подружиться. Рассказывала о своей исторической родине, иногда вытаскивала меня пробежаться по магазинам, и всегда была готова мне помочь.
  
  Эта женщина подкупила меня своей добротой и можно было сказать, что она стала для меня кем-то вроде подруги. В отличие от меня, Ли Светлана не понравилась, и она всячески старалась поссорить её с отцом. За что, кстати, была наказана, и теперь выходить из дома ей было запрещено. Но, несмотря на все эти события, одно оставалось неизменным - мои занятия, хоть и запрет на волшебство для школьников превратил их чисто в изучение теории.
  
  Несмотря на то, что за окном и стояли прекрасные августовские дни, я много времени проводила за учебниками.
  
  - Лиза! Посмотришь книгу? - я от неожиданности вздрогнула и, оторвавшись от книги, перевела взгляд на сестру.
  
  Петунья стояла в дверном проёме и держала в руках объёмный предмет, завёрнутый в полотенце. Видимо, в этом свёртке и находилась та самая книга.
  
  - Разворачивай.
  
  Петунья бережно вытащила из свёртка книгу в потертом красном переплёте. На обложке было написано "Дорога снов". Я провела ладонью по переплету. Недавно из-за неё она сильно поругалась с Лили. Подробностей я не знаю, но то, что это и есть причина конфликта, знали все в нашем доме.
  
  - Аккуратней с ней. Я на неё полгода копила, - проворчала старшая сестра. - А Ли ведет себя как мегера, фыркает из-за подарка. Бешеная...
  
  - Может, ты зря поссорилась с Лили?
  
  - Зря, говоришь?! - вспыхнула Петунья, - Да она, как только приехала, стала смотреть на меня как на низшее существо в современной иерархии эволюционной теории, а тут ещё заявляет, что моя книга - это бред.
  
  - Петунья, тебе показалось, - попыталась возразить я.
  
  - Почему вам всем кажется, что Лили этакий ангелочек? - истерила моя старшая сестра. - Я думала, что ты тоже видишь её истинную сущность! Или я одна не замечаю исходящего от нее света, нимба над головой и у кого-то явно позаимствованных крылышек?
  
  - Я не...
  
  - Подожди, не перебивай меня, - гневно воскликнула Петунья. Её колотила нервная дрожь, а голос постоянно срывался на вопль. - Она же всеми вами манипулирует! Почему этого никто не замечает? - с этими словами Петунья выбежала из комнаты.
  
  Мысли метались у меня в голове. Чего-чего, но я никак не ожидала от старшей сестры такой реакции на банальную критику со стороны Ли. "Психопатка", - буркнула я себе под нос и собралась продолжить писать эссе по зельеварению, заданному нам на лето. Однако мой взгляд постоянно останавливался на забытой Петуньей книге. Любопытство пересилило обиду и я заглянула внутрь.
  
  Эта книга оказалась древним трудом неизвестного автора, рассказывающего о сноходцах. Сноходцы - это люди, способные осознавать себя во сне и изменять его по своей воле. Сначала это может показаться чем-то невозможным, таким же псевдонаучным бредом, собственно, как и магия. Но это не так. В этой книге даются упражнения от низшего уровня познания до архисложного, выполнить которые способен только мастер сновидений. Эта книга помогала раскрыть истинную сущность сна, осознать себя в своих сновидениях и даже... попасть в чужой... При этом сноходец всегда помнит, что это всего лишь сон, но опасность остаться в чужом всегда витает вместе с ним.
  
  Я бросила все и быстро начала читать эту книгу, переписывая в блокнот упражнения, стараясь не упустить даже малейшую деталь, ведь в таких случаях мелочей не бывает. Петунья скоро придет в себя и отберет у меня свое сокровище, а мне было просто необходимо понять, как все это работает и работает ли вообще.
  
  - Лиза, - в комнату заглянул отец, - ложись спать, второй час уже, - шепотом произнес он, чтобы не разбудить Лили.
  
  - Папа, пожалуйста, я на самом интересном месте!
  
  - Лиза, ты не спишь? А ну-ка дай сюда книгу не порть себе зрение.
  
  - Ну, пап.
  
  - Утром заберешь, я её на свой стол положу, хватит уже, - забрав у меня книгу, он вышел из комнаты, погасив свет. Ну, спать так спать, все равно ни на что другое я не смогу переключиться.
  
  Как только я проснулась, то сразу же помчалась в отцовский кабинет.
  
  Я читала весь день, кочуя из комнаты в комнату, и даже притащила книгу на кухню. Но под укоризненным взглядом Светланы, быстро унесла ее в комнату.
  
  - Лиз, что это ты такое интересное читаешь, просто оторваться не можешь? - спросила Лили, заглядывая в книгу через мое плечо. Я, молча, показала ей обложку. Взглянув на нее, она удивленно спросила.
  
  - Ты что, читаешь этот бред?
  
  - Не знаю, Ли, может это и кажется тебе бредом, но книга действительно стоящая.
  
  - Ну, как знаешь. Я бы не стала забивать себе голову пусть и интересным, но не нужным хламом, Лиз.
  
  Я пожала плечами. У каждого свое понятие о хламе.
  
  В итоге, я прочла книгу два раза. Петунья, видя, как Лили кривится каждый раз, когда видит меня читающей, разрешила мне оставить ее у себя до конца лета, наверняка, назло Лил. Или ей попросту надоела и книга, и вся эта смешная маггловская мистика.
  
  Все оставшееся время до конца каникул, я пыталась выполнять упражнения, описанные в 'Сноходцах'. У меня ничего не получалось, и я уже слегка отчаялась и перестала надеяться получить какой-либо результат, потихоньку признавая, что Лили на этот раз оказалась права. Если существует магия, то это не значит, что должны существовать эти самые сноходцы.
  
  Я уже хотела все бросить, когда за неделю до конца каникул, произошел долгожданный прорыв.
  
  Перед сном я, как обычно, сделала пару необходимых упражнений, легла в постель и начала засыпать. И вдруг я резко очнулась и открыла глаза.
  
  Я стояла посреди нашей с Лили комнаты. Сестра сидела за столом и писала эссе по трансфигурации. Иногда она задумывалась и сама не замечала, как начинала грызть перо.
  
  - Лиз, сколько надо сделать взмахов для частичного изменения.
  
  - Три, по-моему.
  
  В ответ Лили повернула ко мне голову. Её глаза вспыхнули красным светом, и она мило улыбнулась, а ее зубы начали удлиняться, пока не превратились в клыки, как в книжках про вампиров. Тут я заметила, что в комнате полумрак и решила - надо срочно включить свет. Многая нечисть боится света.
  
  Я побежала к выключателю, по пути запинаясь о предметы. Но по мере приближения к стене, я уменьшалась в росте и уже не могла дотянуться до заветной кнопки. Голос у меня пропал и я не могла позвать на помощь, а моя магия неожиданно покинула меня. Я рухнула возле двери, сердце бешено колотилось, а вампир, в которого превратилась моя сестра, приближался ко мне и был уже совсем рядом. Резко вскочив на ноги, я решила попытаться увернуться от монстра и выбраться через окно. Уже подбегая к окну, я запнулась о собравшийся складками ковер, и упала на пол, попытавшись заслониться руками. И тут неизвестно как, но я поняла, что это всего лишь сон, причем мой сон, и я могу делать в нем все, что захочу. Я встала и прошептала несколько слов на санскрите, вычитанные в той самой книге. Я даже не знаю, чего хотела этим добиться, но в моей руке очутился осиновый кол, обычный такой кол, аккуратный, заточенный, без единого сучка. Я даже им слегка залюбовалась, но рычание нечисти вывело меня из небольшого ступора. Не колеблясь ни секунды, прекрасно понимая, что это все тот же сон, я ударила подбежавшего ко мне вампира колом в грудь, и тварь рассыпалась прахом, осевшим у моих ног. И тут я открыла глаза, и обнаружила себя лежащей в кровати.
  
  Всего лишь сон.
  
  У меня все-таки получилось осознавать себя во сне, но вот только радости это, как ни странно, не принесло.
  
  Я попыталась встать, чтобы сходить в ванную и ополоснуться в холодной воде. Но у меня ничего не получилось. Я даже подумала, что это все тот же сон и ещё не проснулась. Ущипнуть себя, чтобы проверить это предположение, я не смогла. К тому же, не смотря на метавшиеся в голове мысли, я прекрасно осознавала, что сейчас я не сплю, и все происходящее со мной реально. От страха я закричала.
  
  Но вместо крика я издала какой-то еле слышный хрип. Тело не слушалось меня. Лили спит на соседней кровати, надо её разбудить.
  
  - Ли.
  
  Сестра спит достаточно чутко, но я не была уверена, что она услышит мой писк.
  
  - Ли.
  
  - Ты меня звала? - голос сестры звучал сонно. Она сползла со своей кровати и подошла ко мне.
  
  - Ли, - все еще на грани слышимости прошептала я.
  
  - Что? Лиз? Лиз? - она окончательно проснулась и принялась трясти меня за плечи. - Лиза, проснись!
  
  Не знаю почему, но благодаря ее действиям мое тело снова приобрело подвижность.
  
  - Ли, спасибо - прошептала я.
  
  - Да не за что только расскажи, что тебе такое приснилось, что ты во сне кричала.
  
  - Да, так, ничего, просто кошмар. Я его не запомнила, - Лили только покачала головой и, ничего не сказав, отправилась в свою постель.
  
  Оставшееся время до отъезда в Хогвартс я провела ужасно. Несмотря на то, что я днём гуляла с Лили и Севом, а также читала книги, ночью я постоянно мучилась от кошмаров. В этой идиотской книге про такой эффект от упражнений ничего не было написано. Видимо не следует замахиваться на то, что тебе не под силу.
  
  Но каждый раз, оказавшись в центре кошмара, я прекрасно понимала, что это всего лишь сон, а также пробуждение каждый раз происходило все легче, во всяком случае, меня больше не парализовало, и звать сестру необходимости не было.
  
  Глава 10.
  
  - Вот и закончились ваши каникулы, - с тоской в голосе сказал отец и выпустил нас с Лили из своих объятий. Мы в это время стояли, как и другие школьники, рядом с входом на платформу, прощаясь со своими родственниками.
   - Лили, Лиза, пока! Удачного учебного года, - Петунья всё же решила соблюсти приличия и не показывать всю ту радость от расставания с нами, которую ощущала. Хотя, скорее всего, она все же хоть немного любила нас, просто не подавала вида. Иначе, зачем ей вообще ездить нас провожать?
   - Пока, Петунья. Не скучай, - Петунья абсолютно не выглядела расстроенной, но Лили, похоже, этого не замечала.
   - Лиза, надеюсь, на зимних каникулах ты приедешь домой? - спросил меня отец, как мне показалось, с легкой надеждой в голосе.
   - Конечно, пап.
   - Ну, все скоро подойдет поезд. Не опоздайте, - отец на прощание нас обнял и махнул рукой в сторону стены, за которой находилась наша платформа.
   Мы с Лили по очереди прошли сквозь барьер и оказались на станции. Хогвартс-экспресс был уже готов к отправлению и время от времени подавал гудки, сообщая студентам и провожающим о скором своем отправлении. Людей у поезда было довольно много, и найти Северуса оказалось довольно проблематично. В конце концов, мы с большим трудом умудрились его найти. Совершенно случайно, уже практически махнув рукой на это дело. Он стоял за колонной рядом со своей матерью, которая обнимала сына. Увидев нас, Сев смутился и вырвался из ее объятий. Его мать, такая же высокая и худая, как Северус, одетая во все черное, повернулась к нам.
   - Так вот какие друзья у Северуса, - она улыбнулась нам, слегка приподняв кончики своих губ.
  - Познакомьтесь, это моя мама, - Северус представлял нас друг другу с таким мрачно-сосредоточенным видом, что я не выдержала и хихикнула. - Мама, это Лили и Лиза Эванс.
   - Приятно познакомиться, - сказали мы с Ли хором.
  - Взаимно, - женщина кивнула и еще раз обняла Северуса. - Бегите, поезд скоро отходит.
   Сразу же после ее слов раздался протяжный гудок нашего поезда. Наша компания, пробиралась вперед, прокладывая себе дорогу локтями и чемоданами, и наконец забравшись в поезд, принялась искать свободное купе.
   Мы со Снейпом в шутку пихали друг друга, пока Ли открывала двери одну за другой и заглядывала в каждое купе.
   - Я нашла, где мы можем расположиться. И тут Алиса! - радостно повернулась сестра к нам. Снейп поморщился, всем видом давая понять, как он относится к этой подруге Лили. Я полностью была согласна с его мнением насчет этой курицы. Она одного возраста с нами, а надменностью может соперничать с Беллатрикс Блэк и ее блондинистой сестрицей.
   - Привет всем, - бросила Алиса, вальяжно развалившись на сиденье. У нее были темные волосы и вечно презрительно прищуренные голубые глаза. - Лили, как у тебя дела? Надеюсь, ты, наконец, перестала якшаться с этим тощим Снейпом и нашла себе более подходящую компанию?
  Как же хорошо, что я игральные карты захватила, с Севом сыграю, пока эта Алиса будет выносить мозг моей сестре.
  
   Отступление.
  Петунья ушла с вокзала вместе с отцом. Всю дорогу до дома она не проронила ни слова. Отец не обращал на это внимания и был погружен в свои собственные мысли об уехавших дочерях. Петунья же его в данный конкретно момент мало беспокоила, так как она была рядом и никуда уезжать не собиралась. Но если бы он обладал даром легилименции и захотел проникнуть в голову своей старшей дочери, он узнал бы о ней множество вещей, которые, наверное, его очень сильно бы заинтересовали. Но, к сожалению, он не обладал этим даром.
   Исчезновение Петуньи мистер Эванс обнаружил утром. Единственное, что удалось установить, что пятнадцатилетняя девочка ушла из дома в районе трёх часов ночи. Её видела соседка. Дальше она скрылась в неизвестном направлении. Мистер Эванс, разом постаревший на десять лет, не находил себе места от беспокойства. Он решил не волновать Лили с Лизой и не сообщать им о случившемся.
  Зацепку нашел один из полицейских, тщательно перевернув комнату Петуньи. Отодвинув кровать, он увидел отошедшую половицу и сунул туда руку.
  В тайнике страж правопорядка обнаружил толстую тетрадь, оказавшуюся дневником девочки, в котором она рассказывала о волшебниках и магах. Полицейским ничем бы не помог этот дневник, на их взгляд, полный детских фантазий, если бы в самом конце не указывался адрес некоего дома, который, судя по записям, Петунья намеривалась посетить. Полиция провела проверку этого дома и обнаружила, что его давно занимают группа сектантов, со всем, прилагающимся к этому антуражем. То, что они совершенно не имели отношения ни к магии ни к оккультизму говорить не стоит.
  Поклонникам Тьмы без труда удалось завлечь к себе девочку-подростка, повернутую на мистике и отчаянно завидующую своим сёстрам.
  К огромному облегчению отца, Петунью нашли живой и относительно здоровой: её хотели принести в жертву во время какого-то ритуала, но полицейские успели вовремя, и Петунья отделалась глубокой психологической травмой.
   По заявлению волшебников, присланных Министерством Магии по заявлению мистера Эванса, стирать память полицейским, узнавшим о дневнике, совершено бессмысленно и не имеет практического значения. Все равно никто не поверил в написанное, сочтя то, что было в записях пропагандой сектантов.
   И никого не взволновало сообщение арестованных о том, что Петунья когда-то взяла у них редкую книгу, и не просто читала ее сама, но и дала для ознакомления своей младшей сестре.
   Светлане же пришлось долго лечить Петунью от страхов, полученных в результате этого события.
  Конец отступления.
  
  Как же меня бесит эта Алиса! Строит из себя невесть кого, аристократка чёртова. Весь путь до Хогвартса она рассказывала о том, как должна вести себя настоящая гриффиндорка, и постоянно хвасталась своим чистокровным происхождением и своей аристократической семьей.
   Когда поезд остановился, я не сдержала облегченный вздох, из-за чего получила презрительный взгляд от Алисы и гневный от сестры.
   - Наконец-то это закончилось! Мне всю дорогу хотелось превратить Алису в крысу, - вполголоса сказала я Севу, отошедшему вместе со мной от Лили и её подруги.
   - Обычно ты более сдержанная, - усмехнулся он.
   - Как будто тебя она не раздражает?! - вспылила я.
   - Хватит злиться, залазь уже, - проворчал Северус, стоя возле безлошадной кареты, которая должна была отвезти нас в Хогвартс.
   Распределение прошло нормально, хотя я за ним практически не следила. Меня удивили взгляды, которые на меня бросали однокурсники. В них было куда меньше враждебности, чем в прошлом году. Я поела, посмеялась вместе с Севом над первокурсниками. Они были страшно напуганы, и так явно нервничали, что это казалось очень забавным. Хотя, вспомнив прошлый год, не могу не признать того, что мы были напуганы ничуть не меньше, и скорее всего, над нами также хихикали. А они, в свою очередь, будут смеяться над первокурсниками, которые придут в Хогвартс в следующем году. Такой вот замкнутый круг.
   Ну, вот и все. Пир закончился и все разошлись по своим факультетам.
  Не задерживаясь в гостиной, я быстро прошла в свою спальню, разделась и легла в кровать. Я отчаянно не хотела засыпать. Все из-за этой проклятой книги.
   Каждая моя ночь превращается в пытку. Сначала с кошмарами было справляться относительно просто, но с каждым разом делать это было все труднее и труднее. Я хоть и осознавала себя во сне, но это нечем мне не помогало. Как бы я не старалась, все мои попытки изменить сон оборачивались против меня. После каждой ночи я просыпалась вся в поту. Чего только не было в моих снах: я тонула в болоте, меня сжигали на костре, но самое страшное было в тех снах, где отец со Светланой говорили, что я им не нужна. Что у них есть две любимых дочки Лили и Петуния, а я лишняя.
   Ладно, завтра же все расскажу учителям. Надеюсь, они мне помогут. А сейчас спать.
  В этот раз я очутилась перед зеркалом. Его поверхность была антрацитовой. И все же там было что-то видно. Чем дольше я всматривалась в черную гладь, тем четче проступали какие-то контуры. И вот я, наконец, увидела, что на меня смотрит мое отражения. Только оно было слегка неправильное. Однако что именно в нем было неправильным, я понять так и не смогла. А потом отражение заговорило, и я поняла, что же все-таки привлекло мое внимание. Глаза. Они были без зрачков.
   - Привет Лиза. Я твое отражение, твои скрытые эмоций и фантазии, твои тайные желания и страхи. Но все же, я часть тебя, а ты часть меня. Твои занятия оклюменцией расшатали естественную преграду между нами. А упражнения из той книги сломали ее, - скрипучим голосом поведало мне отражение.
   - А как ты появилась? Или ты была всегда? - я глубоко вздохнула и выдохнула. Обычно это в небольшой степени помогало преодолеть страх.
   - Ты вспомни как воображала врага, который хочет сломать тебя и насылает кошмары. Как и что произошло, я точно не знаю. Но подозреваю, что я появилась в это время. Но, полностью осознала я себя только вчера.
   - Вчера я не спала. Боялась кошмаров.
   - Кошмаров теперь не будет, - она ухмыльнулась, - и не вздумай жаловаться учителям. В первые же секунды легилименции я покажу Малфоя и его речь. А значит, ты нарушишь обет. - Обет. А я уже забыла про него. Как непредусмотрительно с моей стороны.
   - А что будет со мной дальше? - отражение усмехнулось.
   - Я не знаю. И да мне зовут Азил. Спи.
  И впервые за долгое время я провалилась в пустоту. В сон без сновидений.
  
  
  
  Глава 11
  
  Снова потянулись обычные учебные будни. Я немного изменила своё расписание, чтобы оставить время для ежедневных прогулок с Севом и Лили возле озера. В итоге, у меня появилось много новых знакомых, но не друзей, среди гриффиндорцев и когтевранцев, которые не так презирали маглорожденных волшебников, как слизеринцы. Часто к нам присоединялись подружки моей сестры, среди которых попадались довольно приятные особы. С ними мне нравилось проводить время, и я даже начала мечтать о том, что они станут для меня кем-то большим, чем знакомые и друзья моей сестры. Но встречались и такие, которых адекватными назвать было с большой натяжкой, причем именно этих особ, как бы мне не казалось странным, в окружении Лили было большинство. В лучшем случае они не обращали на нас с Севом внимание, а, бывало, пытались объяснить, какую глупую ошибку совершает сестра, общаясь с нами. Что было несколько неожиданно, потому что я не понимала такого неприятельского к себе отношения. Я нередко выказывала свое недовольство Лили, но она только пожимала плечами и продолжала общение с ними. В конце концов, мне это надоело, и я постаралась сократить наше общение до того минимума, которое не позволило бы мне порвать все отношения с собственной сестрой и не остаться совсем одной как в прошлом году.
  
  Несмотря на уроки и прогулки, все равно большую часть времени я проводила в библиотеке, а также в пустых классах, постоянно тренируясь в наложении различных заклятий.
  
  Изо дня в день страсти в гостиной факультета Слизерина разгорались со страшной силой. Вечерами перед сном практически ежедневно читали обращения Волдеморта к чистокровным магам. Обычно читала Алекто. Она использовала небольшой чёрный столик, стоящий рядом с камином, в качестве кафедры, доставала из-за пазухи свиток и начинала громко и проникновенно зачитывать. Она яростно и звонко произносила каждое слово с таким жаром и верой в свою правоту и правоту действий своего Темного Лорда, что многим хотелось взять палочку в руку и идти истреблять магглов и грязнокровок.
  
  На этих собраниях я сидела, забившись в угол в надежде, что на меня никто не обратит излишнего внимания, и, молча, наблюдала за происходящим. К счастью, я удостаивалась даже меньшего внимания, чем на какое-то насекомое.
  
  - Нас не обучают здесь настоящей магии - лишь её жалким крохам! - продолжала вещать с импровизированной трибуны девушка. - Но я решила эту проблему. Сегодня за завтраком пришел ответ Темного Лорда на мое письмо к нему. По моей просьбе он прислал нам учебники, которые действительно принесут нам пользу!
  
  Из коридора прилетела огромная коробка, которая с грохотом опустилась на столик. Затем в гостиную, шурша развевающимся плащом, вошел Люциус Малфой, помахивая палочкой, и с улыбкой произнёс:
  
  - В этой посылке книги, а также брошюры, которые надо раздать вашим знакомым из других факультетов, разделяющие наши с вами взгляды и которым вы безоговорочно доверяете. Не хотите же вы, чтобы кто-то побежал к старику и рассказал про наш маленький секрет? - все отрицательно помотали головами. Малфой удовлетворенно хмыкнул и продолжил. - Книги же останутся здесь и пусть каждый, кто хочет поддерживать Темного Лорда, возьмёт их.
  
  Я выскользнула в коридор, пока все отвлеклись на посылку. Почему я приходила на эти собрания? Мне было просто любопытно. Принесенный ранее Обет обеспечивал мне неприкосновенность, но действия самих слизеринцев иногда противоречили их собственным высказываниям. Если они так ненавидят грязнокровок, то почему для меня сделали исключение? Я ведь чувствую, что они меня не ненавидят, а только призирают, а это ведь не одно и то же. Но это были слишком сложные для меня вопросы, поэтому сейчас я не пыталась на них отвечать, а придумывала способ незаметно взять книгу. Всё же интересно, чему хочет научить своих последователей их Лорд. Думаю, их никто пересчитывать не будет, тем более раз можно раздавать книги своим друзьям, то ночью можно будет прихватить один экземпляр.
  
  Ночи я ждала с нетерпением и, чтобы себя как-то занять, читала "Трех мушкетеров". Книгу я взяла из дома и уже прочитала больше половины. Дождавшись трёх часов, я тихо на цыпочках пошла в гостиную.
  
  В гостиной горел камин, Креб и Кэрроу сидели рядом с ним в креслах и негромко разговаривали с кем-то через камин.
  
  - Мой Лорд, мы получили книги.
  
  - Кто-нибудь из чужих об этом знает?
  
  - Только грязнокровка. Но она никак нам не помешает.
  
  - Хорошо. Группы готовы?
  
  - Да. Мы планируем начать обучение первых, вторых, третьих курсов на этой неделе. Старшекурсниками займемся в следующем месяце.
  
  Внутри у меня всё заледенело от голоса, который раздавался из камина. В нем звучала властность и уверенность. Я уже тихонько повернулась, чтобы пойти в свою комнату, как в глубине темного коридора раздался звук открываемой двери. Из своей комнаты вышла Алекто, которая сразу же меня заметила.
  
  - А что это мы тут делаем? - с плохо скрытой злостью спросила она. На её голос обернулись ее брат Амикус. - Пойдем со мной, - сказала она, ехидно улыбнувшись. Эта улыбка явно не предвещала мне ничего хорошего.
  
  Я схватилась за палочку, но вовремя вспомнила об обете. Сзади ко мне подошёл Крэб и, схватив под руки, подтащили к камину. Там в мерцании волшебного огня я обнаружила голову известного в магическом мире политика и борца за чистоту крови Лорда Волдеморта.
  
  - Так вот ты какая? - он некоторое время задумчиво рассматривал меня. - Не бойся, я тебя не трону, если ты не будешь мешать моим планам. Скажи мне, что ты здесь делала? Подслушивала? И что потом? Хотела рассказать все Дамблдору, да? Как ты обошла Непреложный Обет? Отвечай. И не смей мне врать.
  
  - Я просто хотела взять книги, мне было любопытно, что в них написано, - со смелостью, удивившей меня саму, ответила я.
  
  - Бери, - я смотрела на Лорда. - Ну же, бери.
  
  Я нерешительно подошла к ящику. Ящик был практически пуст, лишь на самом дне лежало несколько книг. Я потянулась к одной из них, но все равно мне не хватала пары сантиметров, и когда уже большая часть моего тела была в ящике, я поняла что здесь что-то не так и попыталась вылезти, но у меня не получалось.
  
  - Ящик специально зачарован от воров. Но к твоему счастью, Лорд Волдеморт держит свое слово, поэтому ты получишь книги. Помоги ей.
  
  Я почувствовала, как чья-то рука буквально выдернула меня из ящика. Рука принадлежала Амикусу. Не говоря ни слова, он достал чёрную книжку и протянул ее мне.
  
  - А теперь иди в свою комнату, и запомни этот день, - велел Лорд. - Теперь ты одна из нас.
  
  И я на трясущихся ногах вышла из гостиной, прижимая к груди злополучную книгу.
  
  От страха я ничего не соображала, заснуть не смогла, и как-то связно мыслить начала только под утро. Я не хочу быть одной из них.
  
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"