Шап Игорь Евгеньевич: другие произведения.

История создания Гимна Советского Союза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Моя публикация посвящена 70-летию Гимна СССР. Поскольку наш президент В.В. Путин недавно выступил с законодательной инициативой об изменениях в порядке использования гимна и флага, а мы отлично знаем "умение" наших депутатов из нижней палаты шестого созыва ( по Чехову - "Палата ?6" ) всё доводить до абсурда, то нам скоро придётся чуть ли не "с гимном ложиться и с гимном вставать", хотя я больше предпочитаю ложиться и вставать с женой... При месячной зарплате в 450 тысяч рублей, депутаты готовы своему "кормильцу" петь гимн страны днём и ночью... Вот поэтому нам всем было бы неплохо знать историю создания этого произведения, всецело повлиявшего на современный Гимн России.
  
   Как ни странно, но до сих пор не было проведено научных исследований по этой интереснейшей теме. Определённые материалы, конечно, существуют ( и даже их очень много ), но, как правило - вся информация находится в разрозненном, дискретном виде. В этой статье я постараюсь свести эти материалы ( надеюсь, более-менее достоверные ) в единое целое и построю своё повествование так, чтобы было интересно любому читателю, хоть как-то интересующемуся нашей историей. Многие из Вас даже не догадываются, какие увлекательные события ( и комические, и трагические ) сопровождали эту довольно-таки долгую эпопею по созданию гимна. Тут впору можно писать сценарий и снимать фильм, а лучше - целый сериал.
  
   В этой работе я буду приводить множество документов ( в основном из архива академика Александра Николаевича Яковлева ), связанных с этим эпизодом нашей истории, а также отдельные воспоминания очевидцев - непосредственных участников тех событий. Попутно я постараюсь дать определённую биографическую ( и не только ) информацию о людях, которые в той или иной степени были причастны к созданию Гимна СССР.
  
   Я планирую сделать эту публикацию интерактивной, то есть, выражаясь "человеческим" языком - ЖИВОЙ. Если у дорогих читателей имеются какие-то дополнительные сведения об описываемых в этой статье событиях и, если у Вас есть документальное подтверждение или опровержение какого-либо значимого факта, или есть какие-то интересные эксклюзивные сведения, мемуары, фотографии или аудио файлы, то свяжитесь со мной через мою страничку "В контакте" ( адрес Вы найдёте в середине этой статьи ), мы с Вами всё обсудим, спишемся, и присланный Вами материал найдёт своё отражение в этой работе ( не только на этом сайте, но и на других ресурсах сети я имею возможность редактировать данную публикацию ), естественно, сделаю это со ссылкой на Ваше имя.
  
   Наверняка, все Вы хорошо знаете, что Гимн современной России "вырос" из Гимна Советского Союза - остались прежними не только ноты, но и оркестровка, стиль исполнения, немного изменился только темп - в сторону ускорения. Автор музыки гимна - Александров Александр Васильевич ( 1883 - 1946 гг. ). Изменился лишь текст, но и его автор остался прежним - Михалков Сергей Владимирович ( 1913 - 2009 гг. ). Хочу сразу оговориться, что в тексте Гимна России от прежнего советского "сталинского" гимна ( в 1977 году была произведена коррекция текста - "брежневский" гимн ) осталась только одна строка, но она повторяется трижды, в начале каждого припева - "Славься, Отечество наше народное...". Так вот, скорее всего авторство этой строки принадлежит журналисту Эль-Регистану ( Уреклян Габриэль Аршалуйсович, 1899 - 1945 гг. ) - соавтору Сергея Михалкова по тексту Гимна СССР.
  
   Итак, прежде всего я хочу сказать, что никаких ОФИЦИАЛЬНЫХ письменных указаний, распоряжений и постановлений ни Сталина И.В., ни высших органов власти о причинах и точной дате начала разработки Гимна СССР в архивах НЕ ОБНАРУЖЕНО. На основе некоторых документов того времени можно предположить, что Сталин на этот счёт отдал только УСТНОЕ распоряжение Щербакову А.С. весной 1942 года.
  
   Я приведу несколько строк из биографии Щербакова Александра Сергеевича ( 1901- 1945 гг. ), который от самого начала и до конца курировал этот процесс, был Членом Комиссии по разработке Государственного гимна СССР:
  
   С ноября 1930 по апрель 1932 года он учится в историко-партийном Институте красной профессуры.
  
   В 1932-1934 гг. - Щербаков является заместителем заведующего Организационно-инструкторского отдела ЦК ВКП(б).
   С 1934 года он оргсекретарь Союза писателей СССР при 1-м секретаре Союза Максиме Горьком, куратор Союза по линии ЦК, с 1935 года по совместительству заведующий Отделом культпросветработы ЦК.
   С 1936 года Щербаков 2-й секретарь Ленинградского обкома партии.
   С 1937 года он был руководителем Восточно-Сибирской области ( Иркутской ), с апреля 1938 г. Сталинской ( Донецкой ) и Московской ( ноябрь 1938 - май 1945 ) областями, участвовал в репрессиях. Чтобы не быть голословным, я скопирую и приведу ниже один интересный документ.
   Это ответная телеграмма на распоряжение партийным руководителям и начальникам НКВД республик, краёв и областей - взять на учёт "антисоветские элементы" ( кулаков и уголовников ), причём наиболее враждебные подлежали немедленному аресту и расстрелу в "порядке административного проведения их дел через тройки", а остальных следовало "переписать и выслать в районы по указанию НКВД". Для этого предлагалось в пятидневный срок сообщить в ЦК составы троек и количество подлежащих РАССТРЕЛУ и ВЫСЫЛКЕ.
  
   Эту телеграмму Щербаков отправил, будучи и.о. Первого секретаря Восточно-Сибирского обкома ВКП(б) ( 26 сентября 1937 года Восточно-Сибирскую область разделили на Иркутскую и Читинскую области ).
  
  ___________________________
  
  Из Иркутска - И.В. Сталину
  10.07.1937
  
  Народный Комиссариат Внутренних Дел Союза ССР
  
  3-е отделение спецотдела ГУГБ
  
  Экз. ? 1
  
  СОВ. СЕКРЕТНО снятие копий воспрещается
  
  ШИФРОВКА Вх. ? 19734
  
  Получено 10 июля 1937 г. 10 ч. 15 м. Расшифрована 11 июля 14 ч. 40 м.
  
  Из ИРКУТСКА
  
  Куда и кому: ЦК ВКП(б) т. СТАЛИНУ
  
  Отпечатано 4 экз. ? 1,2 - т. Сталину, ? 3 -т. Ежову, ? 4 - 3 Отделение
  
  
  На ? 266. Учет кулаков уголовников области крайне запущен. Данный Вами пятидневный срок органами НКВД выверен учет только 4267 человек [из] них вернувшихся бежавших мест ссылки заключения кулаков 2657 уголовников 1660. УНКВД подобраны конкретные агентурно-следственные материалы активной антисоветской уголовной деятельности кулаков 1087 уголовников 836 всего 1923 работа выявлению продолжается дальнейшем эта цифра несомненно увеличится. Тройку просим утвердить составе УНКВД ЛУПЕКИНА его помощников ЮЖНОГО, ГРЯЗНОВА.
  
  ? 376 ЩЕРБАКОВ
  
  Резолюции: "Утвердить. Ст.", "Молотов", "Каганович", "Жданов", "К. Ворошилов" - автографы; "т. Калинин - за, т. Чубарь - за, т. Микоян - за" - секретарская запись опроса по телефону.
  
  
  Штамп: "IY Часть ОС ЦК ВКП(б). Вх. ? 2296/ш".
  
  
  РГАСПИ. Ф.17. Оп. 166. Д. 575. Л. 141. Подлинник. Машинописный текст на бланке.
  
  ____________________________________
  
   А 26 апреля 1938 года телеграммой из Иркутска запросят Москву увеличить "лимиты" для расстрелов. Но это уже будет без Щербакова, так как он к тому моменту был переведён руководить Донецкой областью ( с 8 апреля 1938 года ):
  
  ___________________________
  
  "Ввиду значительной засоренности области право-троцкистскими, пан-монгольскими и кулацко-белогвардейскими элементами, подпадающими под первую категорию, просим ЦК ВКП(б) разрешить дополнительный лимит по первой категории для Иркутской области 4 тысячи."
  ____________________________
  
   Итак, я продолжу о Щербакове:
  
   С 24 июля 1941 года - он начальник Совинформбюро, в июле 1942 года стал также начальником Главного политуправления Красной Армии.
  
   В 1943-1945 он также был заведующим отделом международной информации ЦК ВКП(б)
  
   Неожиданной была его смерть - вся страна праздновала ПОБЕДУ над фашистской Германией , и может быть от переизбытка чувств, эмоций и "чего-то ещё" - его сердце не выдержало и он умер в ночь с 9 на 10 мая 1945 года от обширного инфаркта. После кремации урна с его прахом была помещена в Кремлёвской стене.
  
   В честь его называлась станция московского метрополитена - "Щербаковская" ( с 1966 по 1990 гг. ), сейчас - "Алексеевская" . Его именем назывались улицы в Киеве, Санкт-Петербурге, Перми, Екатеринбурге, Липецке. Город Рыбинск носил его имя с 1946 по 1957 год.
  
  
  Но я продолжу. О времени начала работы над гимном можно судить по первой фразе вот этого документа:
  
  ____________________________
  
  
  ЗАПИСКА А.С.ЩЕРБАКОВА И.В.СТАЛИНУ О ХОДЕ РАБОТЫ НАД ГИМНОМ
  
  [28.05.1943]
  
  Конец мая 1943 г.
  
  Товарищу Сталину И.В.
  
   Год тому назад была начата работа поэтов и композиторов над созданием гимна Советского Союза. К работе над текстом гимна были привлечены лучшие наши поэты. После длительной работы сдали тексты гимна 19 авторов ( 27 текстов ): Лебедев-Кумач, Гусев, М.Голодный, Н.Тихонов, Исаковский, С.Васильев, Антокольский, Рыльский, Самед Вургун, Колычев, Долматовский, Френкель, Катаев и другие.
  
   Из всей группы композиторов, работавших над музыкой гимна, сдали произведения лишь 8 человек: А.Александров - три варианта (на слова Лебедева-Кумача), И. Дзержинский, Соловьев-Седой, Т. Хренников ( на слова Гусева ), Белый ( на слова Френкеля ), Кручинин ( на слова М. Голодного ), Чернецкий ( на слова Лебедева-Кумача ) и Блантер ( на слова Долматовского ). Над музыкой гимна также работали композиторы: Шапорин, Шостакович, Мурадели, Юровский , но никто из них пока с этой задачей не справился.
  
   Все представленные варианты гимна ( за исключением гимна, написанного Хренниковым ) были разучены хорами и оркестрами Большого театра, Радиокомитета, ансамблем под управлением А. Александрова, оркестром под управлением Чернецкого и прослушаны.
  
   В результате исполнения гимнов оказалось, что ни одно из представленных произведений не может быть рекомендовано в качестве гимна СССР.
  
   Некоторые гимны написаны более удачно, например, музыка Соловьева-Седого на текст Гусева, И. Дзержинского на текст Гусева, М. Блантера на текст Долматовского, Белого на текст Френкеля, но и они требуют серьезной дополнительной работы. Работа композиторов и поэтов над гимном продолжается. В целях поощрения работы поэтов и композиторов над гимном и ее ускорения прошу разрешить организовать закрытый конкурс на лучший текст и лучшую музыку гимна, установив для этого следующие премии: за текст гимна: одну первую премию - 100 тыс. руб., две вторых премии по 50 тыс. руб., за музыку гимна: одну первую премию - 100 тыс. руб., две вторых премии по 50 тыс. руб.
  
   Прилагаю несколько текстов гимна, написанных поэтами Гусевым, Тихоновым, Долматовским, Шипиловым, Лебедевым-Кумачем, Колычевым, Голодным.
  ЩЕРБАКОВ
  
  РГАСПИ. Ф. 17. Оп.125. Д. 217. Л. 1-2. Копия.
  
  ______________________________
  
  
   К сожалению, мне не удалось найти "прилагаемые" варианты текстов, хотя, судя по тому, что на стихи Гусева "положили глаз" сразу три композитора - слова его текста, наверняка, были довольно-таки удачные. Раз уж я упомянул Гусева Виктора Михайловича ( 1909 - 1944 гг. ), то скажу, что он был замечательным поэтом, драматургом и переводчиком. Наиболее известны его пьеса "Весна в Москве", киносценарии к фильмам "Свинарка и Пастух", " В 6 часов вечера после войны", слова песни " Полюшка-поле"... С конца июня 1941 года Гусев становится начальником литературного отдела Всесоюзного радиокомитета. Я не знаю, с чем связана его такая ранняя смерть 23 января 1944 года.
   Хотя никакой аргументации у меня нет, но почему-то мне кажется, что косвенное отношение к этому имеет его "фиаско" с гимном. Похоже, что Виктор Михайлович шёл по начальной дистанции конкурса фаворитом ( написал 5 вариантов текста ), вложил всю свою душу и талант в тексты и только на самом финише Сталин "положил глаз" на других авторов, а как известно, творческие люди всегда честолюбивы... и очень ранимы. Об истинных причинах ранней смерти Гусева ( в 34 года ) может знать его внук - известный спортивный комментатор "Первого канала" Виктор Гусев. Если кто-то из читателей этой статьи знаком с комментатором, то как-нибудь улучите момент и расспросите его об этом...( в интернете информацию на этот счёт я не обнаружил ).
  
  
   Так что же всё-таки явилось побудительным мотивом решения создать гимн СССР ? Тут, скорее всего переплелись несколько факторов.
   Во-первых, "Интернационал" с его словами "Весь мир насилья мы разрушим..." уже явно не подходил к текущему моменту, да и некоторые другие смысловые посылы текста, как упоминание БОГА и ЦАРЯ - стали к 1942 году совсем не актуальны.
   Во-вторых, музыка "Интернационала" была французской. Хотя её автору - Пьеру Дегейтеру и была ранее в 1928 году "жалована" Сталиным пожизненная пенсия, но в годы войны на юге Франции действовал коллаборационистский "режим Виши", что явно не добавляло вистов французской музыке в глазах Сталина.
   В-третьих, "Интернационал" - это прежде всего международный пролетарский гимн ( гимн коммунистических партий ), а единым центром пролетарского движения являлся Коминтерн, который всё больше и больше утрачивал свои позиции ( 15 мая 1943 был и вовсе распущен ).
   В-четвёртых, СССР в конце 1941 - начале 1942 года делает активные дипломатические шаги по установлению союзнических отношений с США и Великобританией. Так 26 мая 1942 года Молотов В.М. посетил Лондон для заключения договора о "союзе, сотрудничестве и взаимной помощи " с Англией на 20 лет. Да и к нам в Москву всё больше стали наведываться "иноземцы". Протокол встреч требовал исполнения гимнов стран, и сами понимаете, что "Интернационал" перестал соответствовать духу времени и выглядел уже немного нелепо.
   А уже ближе к 1943 году в международной политике большевиков идеи мировой пролетарской революции сменились национальными интересами государства.
  
   Советский искусствовед Громов Евгений Сергеевич в своей книге "Сталин: искусство и власть" ( первое издание в 1998 году ) пишет следующее:
  
  ___________________
  
   " Весной 1942 года Сталин принимает решение оставить "Интернационал" только партийным гимном и создать новый - государственный. Подобно роспуску Коминтерна, это являлось прежде всего политической акцией. Предполагалось, что новый гимн подчеркнёт изменившийся статус советской страны и будет пронизан державным патриотизмом в его большевистской интерпретации. Вместе с тем гимну предстояло стать и своего рода образцом социалистического искусства, его гражданской направленности. Эстетика сливалась с политикой, ей подчинялась. "
  ___________________
  
   Пройдя по этой ссылке, Вы можете послушать аудио запись 1935 года, в которой "Интернационал" исполняет оркестр и хор Большого театра:
  
  http://sovmusic.ru/sam_download.php?fname=s12128
  
   Вот, скорее всего, исходя из этих указанных выше посылов, Сталин и задумал создать новый Гимн СССР.
   Как Вы уже поняли из приведённой мною записки Щербакова - "волынка" по созданию гимна тянулась целый год. Скорее всего творческий процесс застопорился из-за шаткого положения на фронтах - шла жесточайшая Сталинградская битва ( июль 1942 - февраль 1943 гг ). Бравурные и торжественные слова гимна не очень то и пишутся, когда совершенно не ясен исход противостояния с Гитлером. И только после того, как наметился коренной перелом в войне, Сталин вплотную занялся Гимном СССР.
   Он запрашивает Щербакова о состоянии дел, и вероятно, что уже после полученной от него информации ( см. записку выше ) - Сталин принимает решение ускорить процесс и создаёт специальную комиссию во главе с Ворошиловым К.Е., которая должна будет упорядочить конкурсный отбор и выдать "на-гора" долгожданный Гимн Советского Союза. Возможно Сталин, как в случае с Щербаковым - также отдал ТОЛЬКО УСТНОЕ распоряжение Ворошилову, по крайней мере, никаких документов на этот счёт не обнаружено.
   После захвата стратегической военной инициативы в результате Битвы на Курской дуге в конце августа 1943 года, Сталин полностью уверовал в конечную победу над Германией, и по всей видимости, принимает решение лично подключиться к созданию текста Гимна Советского Союза ( об этом я расскажу ниже ). Считанных дней не хватило, чтобы поехать на Тегеранскую конференцию союзников ( 27 ноября - 1 декабря 1943 г. ) с уже готовым новым гимном.
  
   Раз уж я обещал кратко информировать Вас о "жизненном пути" лиц, причастных к созданию гимна, то скажу несколько слов и о Ворошилове.
   Климент Ефремович Ворошилов ( 1881 - 1969 гг. ) в годы революции и Гражданской войны занимал различные руководящих партийные и военные должности.
   С 1925 по 1934 год - он Нарком по военным и морским делам и Председатель Реввоенсовета, а с 1934 по 1940 год - Нарком обороны СССР.
  Ворошилов был одним из организаторов сталинских репрессий. Его подписи, как члена Политбюро ЦК ВКП(б), стоят под 185 списками, по которым были осуждены и расстреляны более 18 000 человек. В приведённых мною выше телеграммах из Иркутска стоит и его подпись.
   Сталин очень ценил "Клима" за личную преданность и прощал ему очевидные промахи и грубые ошибки. У другого человека уже давно бы "полетела голова с плеч", но Ворошилов, несмотря ни на что - продолжал оставаться в ближнем окружении Сталина. Так после фактического провала в советско-финской войне ( 30 ноября 1939 - 13 марта 1940 года ) Ворошилов всего-навсего лишился только поста Наркома обороны - голова осталась цела, а ведь потери в той войне были ужасающие - как моральные, так и физические. В ходе той трёхмесячной "зимней войны" Советский Союз "отгрыз" от Финляндии 11% её территории, включая город Выборг, но этот результат был достигнут ценой неимоверных потерь и усилий. К слову скажу, что в этой войне пропал без вести мой дядя Виталий ( двоюродный брат моей мамы ).
   С нашей стороны погибло и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации - 71214, умерло в госпиталях от ран и болезней - 16292, пропало без вести - 39369 человек. Всего по этим спискам безвозвратные потери составили 126 875 наших военнослужащих. Про потери военной техники красноречиво говорит вот эта фотография:
  
  http://s018.radikal.ru/i511/1309/00/c87b94790c7d.jpg
  
  А вот здесь фотография замёрзших в окопе красноармейцев ( морозы всю зиму стояли под 30-40 градусов ):
  
  http://s019.radikal.ru/i635/1309/19/061920e4cad3.jpg
  
  Вот отрывок из воспоминаний Хрулёва А.В. ( главный интендант, снабженец Красной Армии ):
  
  _____________________________
  
  
  " ...После окончания советско-финляндской войны был созван Пленум Центрального Комитета партии по итогам войны и о состоянии наших Вооруженных Сил. На этом Пленуме нарком обороны Ворошилов выступил с докладом о состоянии армии и нарисовал в нем очень мрачную картину состояния Красной Армии. Он сделал вывод, что во всем этом деле его вина, Ворошилова, и поэтому просит Центральный Комитет партии освободить его от должности наркома. Ведь он уже почти 15 лет возглавляет НКО. А за это время у всякого может притупиться острота восприятия, недостатки могут казаться обычным явлением.
  
   После выступления Ворошилова Мехлис берет слово и начинает поносить Ворошилова: нет, товарищи, Ворошилов так не должен уйти от этого дела, его надо строжайше наказать. Одним словом, хотя бы арестовать.
  
   После этой истерики Сталин выходит из-за стола Президиума, поднимается на трибуну, отталкивает Мехлиса и говорит:
  
  - Товарищи! Вот тут Мехлис произнес истерическую речь. Я первый раз в жизни встречаю такого наркома, чтобы с такой откровенностью и остротой раскритиковал свою деятельность. Но, с другой стороны, если Мехлис считает для него это неудовлетворительным, то если я вам начну рассказывать о Мехлисе, что Мехлис из себя представляет, то от него мокрого места не останется...
  
  И сошел с трибуны.
  После Ворошилова наркомом обороны назначили Тимошенко..."
  
  
  ____________________
  
  
   И даже с самого начала войны с Германией Ворошилов умудрился отметиться, по сути, неудовлетворительной работой почти на всех поочерёдно доверенных ему постах - главнокомандующий войсками Северо-Западного направления ( до 5 сентября 1941 г. ), командующий войсками Ленинградского фронта ( с 5 по 14 сентября 1941 г. ), представитель Ставки по формированию войск ( сентябрь 1941 - февраль 1942 гг. ), представитель Ставки Верховного Главнокомандования на Волховском фронте ( февраль - сентябрь 1942 г. ), главнокомандующий партизанским движением ( с сентября 1942 по май 1943 гг. ). И именно Климент Ефремович "олицетворял тех военачальников Гражданской войны, которые оказались несостоятельными в войне нового типа".
  
   Так почему же Сталин поручил в июне 1943 года возглавить процесс по созданию гимна именно Ворошилову ? На этот счёт у меня есть несколько версий.
   Во-первых, к тому времени Климент Ефремович был уже "отодвинут" от активных фронтовых дел, и выполнял в основном поручения, не связанные с принятием ответственных решений по военной стратегии - в частности, с мая по сентябрь 1943 года он был Председателем Трофейного комитета при ГКО ( Государственный комитет обороны )
   Во-вторых, Сталин понимал, что "Клим" ( литературно-музыкально "подкованный" ) сможет направить мысли поэтов в нужном направлении... Много лет назад до этого Ворошилов написал "очень правильную" книгу "Сталин и Красная Армия", в которой возвеличил роль вождя в Гражданской войне.
  
   Итак, Сталин создаёт комиссию во главе с Ворошиловым. Первый официальный документ, который свидетельствует о ходе работы над гимном после создания этой комиссии - это публикуемая ниже стенограмма, датированная 17 июня 1943 года. В этот день Ворошилов и Щербаков собирают поэтов и композиторов на совещание:
  
  _______________________________
  
  
  СТЕНОГРАММА СОВЕЩАНИЯ К.Е.ВОРОШИЛОВА И А.С.ЩЕРБАКОВА С ПОЭТАМИ И КОМПОЗИТОРАМИ ПО СОЗДАНИЮ СОВЕТСКОГО ГИМНА
  
  17.06.1943
  
  Совещание происходило с 14.10 [до] 16.10 в МК ВКП(б)
  
   Присутствовали: т. Храпченко М.Б. ( Михаил Борисович, ( МБХ ), председатель Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР; примечание моё - И.Ш. ), т. Фадеев А.А. ( Александр Александрович, секретарь Союза писателей СССР, - И. Ш. ) ; Поэты: 1) Асеев Н.Н. 2) Рыльский М.Ф. 3) Светлов М.А. 4) Лебедев-Кумач В.Н. 5) Щипачёв С.П. 6) Гусев В.М. 7) Жаров А.А. 8) Алымов С.Я.; композиторы:1) Шостакович В.Д. 2) Хачатурян А.И. 3) Дунаевский И.О. 4) Дзержинский И.И. 5) Хренников Г.Н. 6) Белый В.А. 7) Кабалевский Д.Б. 8)Новиков А.Г. 9) Мурадели В.И. 10) Блантер М.И. 11) Кручинин В.Я. 12) Глиэр.
  
  т. ВОРОШИЛОВ ( Открывает совещание ): Правительство поручило мне и тов. Щербакову поговорить со всеми присутствующими здесь поэтами и композиторами о создании нашего советского гимна. Существующий гимн "Интернационал", написанный французами (слова Потье 1871 г, и музыка Дегейтера 1888 г.), по своему содержанию современности не соответствует, и для нас теперь устарел. Работа по созданию нового Гимна, как Вы знаете, проводилась, все созданные гимны и по словам, и по музыке очень слабы, и нас не удовлетворяют. У нас есть замечательное произведение - "Гимн партии большевиков", написанный Лебедевым-Кумачом и профессором Александровым. Некоторые думают, что его и надо считать Гимном Советского Союза. Но и это произведение, по его словам, не удовлетворяет той высокой задачи, которая стоит перед гимном. Чтобы не "обижать" Лебедева-Кумача и Александрова, чтобы их не "грабить", надо создать новые слова и новую музыку советского гимна. Об этом и давайте меняемся мнениями.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: Нам надо иметь новый гимн. "Интернационал" устарел для нашего народа. Это пройденный этап. "Интернационал" пусть поет тот, кто еще не разрушил старый мир. Над созданием нового гимна работают около года. Но все созданное не годится. От гимна требуется больше, слова его должны жить минимум десятилетия, а может и даже наверняка и сотни лет. Музыка должна быть доходчивой, выразительной. Народ будет петь его в радостях и в горестях. Гимн должен войти в кровь народа.
  
   В этом направлении в первую очередь необходимо предъявить претензию к поэтам, так как на плохие слова написать хорошую музыку невозможно. Если не хватит способности создать новый гимн, то придется взять музыку Александрова "Гимн партии большевиков" и к ней написать новые слова, но это будет большим поражением и поэтов и композиторов.
  
   В дальнейших выступлениях тт. Ворошилов и Щербаков высказывают пожелания по содержанию гимна. Гимн должен отразить следующие темы: 1. Победа рабочего класса в нашей стране и торжество власти трудящихся. 2. Братство и дружба победивших в борьбе народов Советского Союза. О партии упоминать не следует, так как гимн является всенародным, национально-беспартийным. Гимн должен быть немногословен, не более четырех куплетов, но сильным и выразительным по своему содержанию.
  
  т. ЖАРОВ: На поэтов и композиторов по созданию нового гимна возлагается громадная ответственность. Необходимо, чтобы новый гимн был принят народом. Задача поэтов большая. Указанные тт. Ворошиловым и Щербаковым два тезиса гимна дают большую смысловую нагрузку и, кроме того, он должен быть немногословен. Царский гимн по структуре был прост, немногословен, но без всякой литературной обработки. Сейчас идет война. Нужно ли чтобы она нашла какое-либо отражение в гимне или нет?
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Гимн должен отразить борьбу советского народа со своими врагами, так как от повторения войн человечество не застраховано. Но это должно носить подчиненный характер. О фашистах упоминать не надо.
  
  т. ДЗЕРЖИНСКИЙ: Слова гимна должны быть особо торжественными, так как это произведение не может быть обычной песнью. На это я обращаю внимание поэтов.
  
  т. ХАЧАТУРЯН: Необходимо привлечь к созданию гимна более широкий круг композиторов. Гимн может написать, как известный, так и неизвестный композитор. Я согласен с т. Дзержинским, что гимн не может быть как обычная песня. Он должен быть таким, чтобы его хотели петь не только в торжественной обстановке, но и в будничной. В смысле музыки задачи мне не совсем ясны. Гимн должен быть коротким. Музыка его, в смысле колоритности, должна быть русская, но какая? Или в духе деревенского фольклора, или же в духе городского. Я думаю, что гимн должен быть написан в духе городского фольклора.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Вы должны дать такую музыку, которая была бы понятна как русскому, так и калмыку. В смысле выбора колоритности композитор решает сам. Связывать его в этом вопросе мы не будем.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: Русская музыкальная культура наиболее старая. И, вероятно, она наложит отпечаток на музыку гимна.
  
  т. ХАЧАТУРЯН: Практика показала, что русские песни поются везде, во всех национальных республиках, а национальные песни почти не поются, разве кроме "Сулико", и то написанной по итальянским мотивам. Я в своей работе буду отталкиваться от русской городской песни.
  
   В этом деле сильно торопиться не следует. Может быть, каждый композитор создаст гимн в нескольких вариантах, за это ругать его нельзя. Прослушивание созданных гимнов надо организовать в одном блестящем исполнении. Я считаю, что необходимо автора пустить в народ для подтверждения гимна народом.
  
  т. ЛЕБЕДЕВ-КУМАЧ: Установка тт. Ворошилова и Щербакова по созданию гимна совершенно правильная и во многом облегчает работу. По проводившейся до сих пор работе таких исчерпывающих указаний не было. Поэтому не было и результата. По своему тексту гимн должен быть советским, русским. В нем должна быть торжественность, но надо, чтобы душа человека восприняла его, как свое. Мне не совсем ясно, нужно ли указывать в гимне слова "Ленин" и "Сталин". Это определяет характер гимна.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Слова "Ленин" и "Сталин" в, гимне должны быть, так как они от народа неотделимы .
  
  т. ЛЕБЕДЕВ-КУМАЧ: Я с этим, безусловно, согласен.
  
  т. ЖАРОВ: Должно ли в гимне существовать понятие о Союзе Советских Социалистических Республик?
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Слова "Союз Советских Социалистических Республик" могут быть, но могут и не быть. Это не обязательно. Но смысл их и содержание должны быть.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: Этим себя связывать не следует. Если слова подойдут, то пусть будут, но образ Союза Советских Социалистических Республик должен быть обязательно.
  
  т. БЛАНТЕР: Каждый созданный гимн надо исполнять в одном блестяще-подготовленном исполнении, беспристрастном к автору.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Против этого возражений нет.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: Главное не в этом. Надо создать гимн. Хорошая музыка говорит сама за себя. За хорошим исполнением дело не встанет.
  
  т. ДУНАЕВСКИЙ: Гимны могут быть по конструкции и ритму с припевом и без припева и строиться так же, как и массовые песни, которые различимы своим запевом и припевом. По ритму гимны есть церковно-тяжеловесные (царский гимн), героически-торжественные ("Марсельеза"), легкие (бельгийский гимн). Какой ритм будет подходить к создаваемому гимну? Вот вопрос, который для меня не ясен.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Выбор музыки - дело композитора. В этом им предоставляются полные свободы.
  
  т. БЕЛЫЙ: Успех работы зависит от свободы творчества, как поэтов, так и композиторов, а поэтому лучше их не связывать.
  
  т. МУРАДЕЛИ: Я предлагаю не ограничивать рамки творчества поэта и композитора, тогда каждый из них будет решать свою задачу по-разному и результат, может быть, хорошим. Композитор должен полюбить текст, над которым он будет работать. Если предложить композитору только апробированный текст, так музыку к нему не все хорошо напишут, так как один из композиторов тяготеет к одному поэту, другой к другому. Поэтому композитор должен выбрать себе тот текст, который будет ему по душе.
  
  т. ГУСЕВ: Такие гимны, как "Марсельеза", Гимн Италии и "Интернационал" уже отжили. Все они создавались в момент распада государства. Наш же гимн создается в условиях укрепления государства, поэтому он и не может быть похож на прежние гимны. Мне кажется, что элементы молитвенности в гимне могут быть. Не ограничивая короткими сроками, я думаю все же срок установить надо. Мне кажется, что в течение месяца эта работа может быть сделана.
  
  т. ХРЕННИКОВ: Можем ли мы собираться в процессе работы, чтобы потом на основе обмена мнениями и полученных советов доделывать свою первоначальную работу.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Это относятся к области процесса производства. Я боюсь, что Вы и сами встречаться не захотите, так как у вас у каждого очень развито чувство индивидуализма. Но если Вы захотите, так мы собрать всегда сможем. Было бы только Ваше желание. В работе должна быть полная свобода, но при этом, безусловно, не отрицается и коллективность.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: Тянуть уже дальше нельзя.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: За месяц, конечно, гимн создать нельзя, но за этот срок поэты свою работу могут закончить.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: По договоренности композитор может вести работу совместно с поэтом и над текстом, и над музыкой. Хорошая музыка у нас уже имеется. Это - "Гимн партии большевиков" Александрова, и он в отношении музыки, безусловно, композиторов подпирает. В крайнем случае, придется остановиться на ней.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Я думаю, что за три месяца гимн создать, безусловно, можно. Круг авторов мы не связываем только музыкой.
  
  т. ШОСТАКОВИЧ: Мне кажется, что если композитор хочет выбрать текст гимна, то этот текст должен быть уже апробирован, так как можно работать вхолостую.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Заранее текст предрешить нельзя. Очевидно, будет несколько текстов.
  
  т. ХАЧАТУРЯН: Мне хотелось бы узнать, в чем достоинство музыки Александрова? (Идет обсуждение музыки "Гимна партии большевиков").
  
  т. ГЛИЭР: Композитора не надо связывать какими-то рамками.
  
  т. АСЕЕВ: В свое время во Флоренции цех суконщиков дал задание архитектору построить такой кафедраль, какого не было никогда раньше и не будет впредь. Так и с гимном. Надо создать такое произведение, какого еще никогда не было.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Одним словом, надо переплюнуть суконщиков.
  
  т. АСЕЕВ: Надо засесть за работу так, как будто ты в первый раз за нее сел.
  
  т. НОВИКОВ: Гимн надо написать для среднего голоса. Музыку Александрова много слушают, она трудна для среднего исполнения.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: К гимну должно быть уважение. Это - не уличная песня. Трудности и затягивание в создании гимна зависят от тт. Храпченко и Фадеева. Им нужно принять все меры к быстрому проведению этой работы. Со своей стороны я хотел бы прослушать в исполнении все то, что уже создано.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: Это сделать можно.
  
  т. КРУЧИНИН: В работе композитора может быть и так, что он заранее напишет музыку, а потом придется подбирать к ней слова. Над этим я работаю уже полгода.
  
  т. ФАДЕЕВ: Мы сделаем все, чтобы оживить работу по созданию гимна. До сих пор работа проводилась, но потом как-то остыла. Необходимо привлечь к этому молодежь.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Я думаю, что вопрос ясен. Теперь надо работать. На этом давайте закончим.
  
  
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 1-6. Подлинник.
  
  ___________________________________________________
  
  
   Вот такой интересный документ...
   Давайте обратим внимание на самую первую фразу Ворошилова, где он упоминает "Гимн партии большевиков", а также отметим следующие слова Щербакова - "...в первую очередь необходимо предъявить претензию к поэтам, так как на плохие слова написать хорошую музыку невозможно. Если не хватит способности создать новый гимн, то придется взять музыку Александрова "Гимн партии большевиков" и к ней написать новые слова, но это будет большим поражением и поэтов и композиторов."
   Щербаков очень дальновидно оценил перспективу и потенциал музыки Александрова и под конец совещания ещё раз "пролоббировал" это произведение - "...Хорошая музыка у нас уже имеется. Это - "Гимн партии большевиков" Александрова, и он в отношении музыки, безусловно, композиторов подпирает. В крайнем случае, придется остановиться на ней..."
  
   А вот и сама история создания "Гимна партии большевиков":
   17 ноября 1935 года в Москве проходило Первое всесоюзное совещание рабочих и работниц - стахановцев. В своём выступлении Сталин произнёс следующую фразу : "Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится... Если бы у нас жилось плохо, неприглядно, невесело, то никакого стахановского движения не было бы у нас". После этого выступления и появилось крылатое выражение - ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ, ЖИТЬ СТАЛО ВЕСЕЛЕЕ ! Сейчас эта фраза всегда произносится нами с ироническим оттенком, ибо мы памятуем о последовавших вскоре массовых репрессиях... Существует интересная версия, высказанная литератором Юрием Боревым в произведении "Сталиниада" ( самиздат 1960-1965 гг. ):
  ______________________
  
   "Для Сталина не существовало проблемы плагиата, не было морального барьера перед чужим текстом, и он легко присваивал этот текст, придавая ему свою стилистику. Так, известный лозунг: "Жить стало лучше, жить стало веселее, а когда весело живется - работа спорится" - взят, по крайней мере, в первой части, из письма родителей академика Лысенко к Сталину."
  ______________________
  
  
   Так вот, пол года спустя после совещания стахановцев советский поэт Василий Лебедев-Кумач ( 1898 - 1949 гг. ) эту фразу поставил не только в название , но и провёл её рефреном через всю песню, не забыв при этом упомянуть и Ворошилова и Сталина. Музыку сочинил Александров А.В., но не на пустом месте - композитор частично перенёс сюда музыкальную тему из ранее ( 1929 год ) созданного им же марша "Красный флот" . Вот здесь можно послушать этот марш:
  
  http://www.yapfiles.ru/show/745392/dd079e9a5331cdf14edce8835ec92b1e.mp3.html
  
  Итак, вот слова из песни "Жить стало лучше":
  
  "Звонки как птицы, одна за другой,
  Песни летят над советской страной.
  Весел напев городов и полей -
  Жить стало лучше, жить стало веселей !
  
  .... ..... ....
  
  Знай, Ворошилов, мы все начеку,
  Пяди земли не уступим врагу.
  Силушка есть у отцов и детей.
  Жить стало лучше, жить стало веселей!
  
  Хочется всей необъятной страной
  Сталину крикнуть "Спасибо, Родной!"
  Долгие годы живи, не болей.
  Жить стало лучше, жить стало веселей! ..."
  
   Вот здесь можно послушать эту песню "Жить стало лучше":
  
  http://sovmusic.ru/download.php?fname=zhitsta2
  
   Не правда ли, там во вступлении и в начальных строках куплетов прослеживается фрагментами всем нам хорошо знакомая будущая мелодия гимна СССР, а потом и России !?
   И как дополнение, ради любопытства - посмотрите на плакат 1936 года "Жить стало лучше, жить стало веселей". Его авторы - художники Ефимов ( Фринлянд ) Борис Ефимович и Иоффе Марк Львович:
  
  http://s020.radikal.ru/i705/1310/13/8944ceba3c3b.jpg
  
   Раз уж я более подробно останавливаюсь на персоналиях, хоть как-то причастных к истории создания гимна, то мне непременно стоит рассказать и о "феномене" Василия Ивановича Лебедева-Кумача, уделить ему, так сказать, особое внимание - в нём, как зеркале отразились черты того времени и творческого климата, созданного "лучшим другом писателей"...
  
   Справедливости ради, я должен заметить, что Лебедев-Кумач является ( даже до сих пор ) одним из самых спорных и трагических фигур своего времени. Его можно охарактеризовать всецело, как "певца" сталинской эпохи. Василий Иванович был "придворным" поэтом ?1, выразителем идей Сталина, его поэтическим рупором. Каждое "телодвижение" кремлёвских правителей воспевалось им. Даже репрессиям, проводимым сталинской верхушкой, пел осанну Василий Иванович -
  
   ( опубликовано 30 января 1937 года в газете "Известия" ):
  
  "Как колокол набатный, прогудела
  Страна, от возмущения дрожа.
  Спасибо вам, бойцы Наркомвнудела,
  Республики великой сторожа!
  Предателей блудливая порода
  Грозить не будет жизни и труду.
  От всей души советского народа
  Спасибо пролетарскому суду!
  
   Я считаю, что на вот таких "подпевалах" власти косвенно лежит вина в становлении культа личности Сталина, в том Большом терроре, который устроили "вождь всех времён и народов" и его помощники. У таких вот поэтов и писателей, поющим осанну "бойцам Наркомвнудела" - на кончике пера были не чернила, а кровь сотен тысяч замученных людей..., а карандаш, старательно выводящий на бумаге слова - "Хочется всей необъятной страной Сталину крикнуть "Спасибо, Родной!" на самом деле выводил на листе бумаги очередные приказы о расстрелах !
   Вдохновлённые лебедево-кумачёвскими одами в свою честь, такие вот "стахановцы" НКВД, как генерал-майор Блохин В.М. ( 20 тысяч лично расстрелянных людей ) и Магго П.И. ( около 10 тысяч человек ) - становились палачами-мясниками...
   Вот , как описывает процедуру расстрела польских офицеров весной 1940 года в Осташковском лагере ( Калининская обл. ) один из членов расстрельной команды, бывший начальник УНКВД по Калининской области Токарев на допросе в 1991 году в Генеральной Военной прокуратуре СССР:
  ____________
  
   "Блохин дал сигнал, говоря: "Ну пойдём, давайте начнём". Блохин положил свою специальную одежду: кожаная коричневая шляпа, длинный кожаный плащ, коричневые кожаные перчатки, с рукавами выше локтя. Для меня это было большое впечатление - я увидел палача.
  Блохин и Рубанов приводили людей по одному, через коридор, поворачивали влево, где находилась красная комната. Висели разные плакаты пропаганды, была гипсовая статуя Ленина. Красная комната или ленинская комната была комнатой размером 5 на 5 метров. Здесь в последний раз проверяли личность заключённого, спрашивая о его имени и дате рождения. Затем отмечали в списке, чтобы не было никакой ошибки.
   Наконец, на польского офицера или полицейского надевали наручники и отводили его в "камеру экзекуции". Здесь жизнь пленного, заканчивалась выстрелом в заднюю часть головы. Опытные палачи стреляли в шею, держа ствол косо вверх. Тогда была вероятность, что пуля выйдет через глаз или рот. Тогда будет только немного крови, в то время как пуля, выстреленная в затылок, приводит к обильному кровотечению ( вытекает больше одного литра крови ). А убивали, по меньшей мере, 250 человек в день.
   Трупы убитых выкидывали из камеры, где происходили убийства, через запасные двери во двор, где ждал грузовик. Кузова автомобилей каждый день отмывали от фрагментов мозга и крови. Трупы (по 25-30 на каждый автомобиль) закрывали брезентом, который в конце "операции" Блохин приказал сжечь. Тела, брошенные в автомобили, перевозили к общим траншеям, в лесу недалеко от Медное. Эти траншеи закапывал НКВД-ист, оператор экскаватора Антонов, со своим помощником.
   Когда все заключенные Осташково уже были уничтожены, Блохин устроил прощальное возлияние для лиц, которые убили более 6300 человек. Блохин получил премию в сумме месячного оклада. Кому-то в качестве премии выдали наградной наган, велосипед, патефон".
  
  ____________
  
  
   Похоронен "мясник" Блохин с почестями на Новодевичьем кладбище в Москве:
  
  http://s019.radikal.ru/i626/1309/bd/ba9a3e3392a3.jpg
  
   Там же покоится и другой палач-стахановец Магго П.И.:
  
  http://s018.radikal.ru/i515/1309/1d/0528bcdd8ba3.jpg
  
   Вот, как он делился своим "искусством" и поучал неопытных палачей:
  ______________
  
   "У того, кого ведёшь расстреливать, руки обязательно связаны сзади проволокой. Велишь ему следовать вперёд, а сам, с наганом в руке, за ним. Где нужно, командуешь "вправо", "влево", пока не выведешь к месту, где заготовлены опилки или песок. Там ему дуло к затылку и трррах! И одновременно даёшь крепкий пинок в задницу. Чтобы кровь не обрызгала гимнастёрку и чтобы жене не приходилось опять её стирать".
  _____________
  
   Вот вглядитесь внимательно в эти лица "расстрельной команды" НКВД - про таких пел Лебедев-Кумач - "..Республики великой сторожа...":
  
  http://s006.radikal.ru/i215/1309/c6/812b0ac78f37.jpg
  
   Один из палачей НКВД Емельянов вспоминал:
  ___________
  
  "Водку, само собой, пили до потери сознательности. Что ни говорите, а работа была не из лёгких. Уставали так сильно, что на ногах порой едва держались. А одеколоном мылись до пояса. Иначе не избавиться от запаха крови и пороха. Даже собаки от нас шарахались, и если лаяли, то издалека".
  ___________
  
   В 1937 и 1938 годах расстреливали в среднем по стране ОДНУ ТЫСЯЧУ ЧЕЛОВЕК В ДЕНЬ. В последующие годы сталинский "конвейер смерти" сбавил обороты...
  
   Некоторые из Вас могут мне сказать, что эти "стахановцы" всего лишь выполняли приказ. Я возражу - в НКВД и в другие карательные органы насильно НЕ ЗАГОНЯЛИ, люди сами шли работать в эту систему ! Точно так же в СС и в гестапо служили исключительно добровольцы. Никому изначально не ставилось условие выбора - быть карателем или погибнуть.
  
  БЫТЬ ПОДЛЕЦОМ И УБИЙЦЕЙ ДАЖЕ В ТОТАЛИТАРНОМ ГОСУДАРСТВЕ ВОВСЕ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО !
  
   Значит люди в силу своих моральных и нравственных качеств сознательно выбирали для себя эту стезю. Формирование подобного мироощущения и мировоззрения всегда ускоренно продуцируется в тоталитарных государствах, какими являлись фашистская Германия и СССР. Если обществу навязывается всеобщее условное МАРШИРОВАНИЕ под неусыпным взглядом вождя, подавляется ЛИЧНОСТЬ, свобода слова, ликвидируются институты гражданского общества - то среди людей непременно произрастёт большая когорта, готовая за 30 серебренников, а то и даром ПРОДАТЬ ДУШУ ДЬЯВОЛУ...
   Нечто подобное происходит и в наши дни, когда отдельные деятели культуры и искусства, журналисты ( особенно из телевизионного цеха ) наперегонки "вылизывают" все места у власть предержащих, способствуя тем самым возникновению в современной России АВТОРИТАРИЗМА олигархического типа ( де-факто уже есть ). До культа личности ещё, правда, далековато, но, как говорится - "step by step", и то ли ещё будет после 2018 года, посмотрим... Такие вот грустные аналогии возникают... Да, деньги и власть портят людей... Любой, без исключения, авторитарный или тоталитарный режим стремится "прикормить", приблизить к себе служителей муз, не брезгуя при этом никакими средствами; и только сильные духом и истинно ВЕЛИКИЕ мастера способны не пойти на компромисс с СОВЕСТЬЮ и ЧЕСТЬЮ и не быть "у сапога" !
  
   Но давайте вернёмся к другой стороне творчества Лебедева-Кумача. Мне ещё с детства и юности знакомы замечательные песни на его слова : "Весёлый ветер" ( из кинофильма "Дети капитана Гранта" ), "Закаляйся", "Как хорошо на свете жить !" ( Как много девушек хороших.. ), "Молодёжная", "Москва майская" ( Утро красит нежным цветом... ), "Марш весёлых ребят" ( Легко на сердце от песни весёлой...), "Песня о Родине" ( Широка страна моя родная... ) и другие. Совместно с композитором Исааком Дунаевским им была написана целая россыпь великолепных песен, которые исполняются и в наше время.
   Но не всё так гладко и распрекрасно было в жизни и в творческой биографии Василия Ивановича. Поэты и писатели, современники Лебедева-Кумача нередко обвиняли его в ПЛАГИАТЕ. Так после официальной жалобы Палея А.Р. в Союз писателей ( ген.секретарь Фадеев А.А ) на Пленуме правления были приведены примеры множества случаев воровства стихов. Поэт Семён Кирсанов ( Вам известны популярные песни на его слова - "У чёрного моря", "Жил был я", "Эти летние дожди" и др. ) привёл около 12 эпизодов плагиата со стороны Лебедева-Кумача, но по "звонку сверху" это дело замяли...
   Я приведу только маленький отрывок из статьи о русском писателе-фантасте и поэте Абраме Рувимовиче Палее ( 1893 - 1995 гг ):
  
  http://www.plam.ru/literat/krasnyi_sfinks/p24.php
  
   Вот этот отрывок:
  ______________________________
  
  
  ... И задумался. Что-то бушевало в глубинах души старого фантаста. Отвлекаясь, как бы подавляя сложные мысли, рассказал, как знаменитый советский поэт-песенник стащил несколько строк из его стихотворения, опубликованного еще в дореволюционном ежемесячнике "Свободный журнал". У Палея было:
  
  "Город замер в сонной дымке,
   Гаснет зарево зари,
   И на ножке-невидимке
   Блещут бусы-фонари..."
  
  А у Лебедева-Кумача:
  
  "Вечер реет в белой дымке
   В ярком зареве зари,
   И на ножке-невидимке
   Блещут бусы-фонари..."
  
   Разумеется, учинился скандал, известную песню ( "Москва майская", начало 3-го куплета, примечание моё - И.Ш. ) с той поры поют совсем иначе:
  
  "День уходит, и прохлада
   Освежает и бодрит,
   Отдохнувши от парада,
   Город праздничный гудит..."
  
   Странно, что сам Абрам Рувимович написал в своих воспоминаниях: "Когда знаменитый поэт Федор Сологуб председательствовал на каком-то собрании поэтов, молодые люди читали стихи, общим и главным недостатком которых была подражательность... Участники обсуждения указывали на это... Но в своем заключительном слове Сологуб сказал, что однажды придет такой поэт, который ограбит всех своих предшественников, и это будет великий поэт... Мысль Сологуба ясна: подлинный поэт не пренебрегает творческим наследием предшественников, он использует его, переплавит в своем творческом горне и создаст произведения, отличающиеся яркой поэтической самобытностью..."
  
  _______________________________
  
  
   Василий Иванович никого и ничего не боялся - он знал, что всё сойдёт ему с рук.. и в первую очередь пострадает не он, а тот, кто заявит о плагиате...
   И даже в личной жизни Лебедева-Кумача было нечто похожее на моменты его творчества - "увёл" жену своего друга ( художник Константин Ротов ), правда не навсегда... - за полтора года до кончины поэта, Кира Владимировна "приняла обратно" своего первого мужа, вернувшегося из сталинских лагерей..., а Василий Иванович "съехал" на дачу в подмосковное Внуково, где и провёл остаток своих дней, скончавшись в 50-ти летнем возрасте...
   Но самый громкий скандал случился уже после распада СССР, спустя пол века после смерти Лебедева-Кумача и касается это самой знаменитой его песни, поистине великой - "Священная война" на музыку Александрова А.В.
   Суть скандала заключается в том, что якобы "первоисточником" текста является песня, написанная в начале 1916 года. Шла Первая мировая война, или, как её называет весь остальной мир - Великая война и учитель русского языка и литературы Александр Боде, преподававший в Рыбинской мужской гимназии, сочинил слова и мелодию этой песни, а в последствии - в 1937 году он отправил слова и ноты письмом Лебедеву-Кумачу. О музыкальной стороне этого дела я упомяну гораздо ниже, когда буду рассказывать о композиторе Александрове А.В.
   Предположительно, перед Вами и есть тот самый оригинальный текст ( по версии журналиста Андрея Мальгина ), основу которого возможно и "позаимствовал" Лебедев-Кумач, написав стихи песни в ночь с 22 на 23 июня 1941 года ( за песню ему была вручена Сталинская премия ):
  
  Вставай, страна огромная!
  Вставай на смертный бой.
  С ГЕРМАНСКОЙ силой темною,
  С ТЕВТОНСКОЮ ордой!
  
  Пусть ярость благородная
  Вскипает, как волна,
  Идет война народная,
  Священная война!
  
  Как два различных полюса,
  Во всём РАЗЛИЧНЫ мы.
  За Свет и Мир мы боремся,
  Они - за царство Тьмы.
  
  Не смеют крылья черные
  Над Родиной летать.
  Поля ее просторные
  Не смеет враг топтать!
  
  Гнилой ГЕРМАНСКОЙ нечисти
  Загоним пулю в лоб.
  ОТРЕБЬЮ человечества
  Сколотим крепкий гроб!
  
  Пойдем ломить всей силою,
  Всем сердцем, всей душой,
  За землю нашу милую,
  За РУССКИЙ КРАЙ РОДНОЙ !
  
  Вставай, страна огромная!
  Вставай на смертный бой
  С ГЕРМАНСКОЙ силой темною,
  С ТЕВТОНСКОЮ ордой!
  
   Большим буквами я выделил слова, которые отличаются от текста песни Лебедева-Кумача, опубликованного 24 июня 1941 года в газетах "Известия" и "Красная Звезда". Плюс в прессе ещё была напечатана дополнительная строфа:
  
  
  Дадим отпор душителям
  Всех пламенных идей,
  Насильникам, грабителям;
  Мучителям людей!
  
   Далее развивается вполне детективный сюжет, включая странное "исчезновение" нотного автографа с подстрочными словами песни у родственников Александра Боде после посещениях их квартиры в подмосковном Кратово нежданными гостями москвичами - искусствоведом Бирюковым Ю.А и редактором из "Московского радио" Заикой В.С. Злоключения закончились судом по иску "о защите чести и достоинства..." внучки Лебедева-Кумача к "Независимой газете", опубликовавшей 8 мая 1998 года в своём приложении разоблачительную статью "Священная война" - эхо двух эпох ". Точка ( а может и многоточие ) была поставлена через пол года после суда - автор той статьи в приложении "НГ" Шевченко Владимир Артёмович ( авиаконструктор, журналист, краевед ) умер от инфаркта, измученный бесконечными хождениями по судебным инстанциям...
  
   Тем, кто хочет более подробно ознакомиться с этой УДИВИТЕЛЬНОЙ историей, я порекомендую пройти по следующим ссылкам:
  
   Это статья публициста Семёна Бадаша "В.И. Лебедев-Кумач - поэт и плагиатор":
  
  http://www.liveinternet.ru/users/olga-777/post269819628/
  
   Эта публикация Бадаша ( ссылка выше ) представляет собой красиво оформленную ( с фото и видео ) ВЫЖИМКУ первоначальной статьи журналиста ( сейчас - блогера ) Андрея Викторовича Мальгина. Текст его статьи впервые прозвучал на "Радио Свобода" ( середина апреля 1990 г. ) , так как до того на протяжении длительного времени Мальгин нигде не мог опубликовать свою работу - ни в "Литературной газете" ( где он ранее работал ), ни в "Неделе" ( где он работал позднее ), ни даже в "Московских новостях" ( редактором там был тогда Егор Яковлев ) - все БОЯЛИСЬ ! В нашей стране эта статья впервые увидела свет только в собственном еженедельнике Андрея Мальгина ( главный редактор ) - "Столица" ( ? 6 за 1991 год ). Вот ссылка на её изображение:
  
  http://lj.rossia.org/users/amalgin/929613.html
  
   Скажу сразу, что в этой публикации обвинения в адрес Лебедева-Кумача в присвоении им авторства текста песни "У самовара" - беспочвенны, так как его фамилия на пластинке была напечатана уже после смерти поэта по "дурацкой" инициативе Леонида Утёсова.
  
   Но самое главное - это экспертиза песни "Священная война", проведённая доктором искусствоведения, профессором истории русской музыки Московской Государственной консерватории ( годы работы в ней 1970 - 2000 ) Левашёвым Евгением Михайловичем.
   Председательствующая судья по каким -то своим соображением ОТКАЗАЛАСЬ рассматривать эту экспертизу. Сейчас она размещена ( доступно только краткое "заключение эксперта") в ЖЖ Мальгина А.В. посредством фотографий ( нужно кликать мышкой на каждое фото, а потом ещё увеличивать + ) . Ниже я разместил две ссылки на текст этого заключения эксперта. Верхняя ссылка - как первоисточник, но гораздо удобнее пользоваться нижней ссылкой - там не требуется делать многочисленных кликов мышкой ( эту ссылку надо скопировать в адресную строку Вашего браузера )
  
   http://lj.rossia.org/users/amalgin/490528.html
  
  
   http://сайт-потапова.рф/blog/?p=2960
  
  
   Учитывая то, что достоверно так и не понятно, откуда взялся текст А. Боде - то ли его дочь Зинаида Александровна Колесникова переписала с оригинала, то ли она восстановила его по памяти ( склоняюсь ко второму варианту, но об этом скажу позднее ) - я стал рассматривать и "вариант Боде" и первоначальный текст Лебедева-Кумача ( впоследствии свой текст поэт неоднократно перекраивал ).
  
   Очень внимательно вчитавшись в каждую строку этой песни, я выделил для себя две различные стилистики четверостиший. Первая - это агрессивная и оскорбительно- уничижительная по отношению к врагу и вторая стилистика - умеренно враждебная, так сказать - интеллигентно изложенная, с налётом понимания истинной силы врага, не оскорбляющая его, ведь, как-никак, а шёл уже второй год Великой войны, и о "нечисти" и "отребье" речь не заходила - русский солдат сражался с достойным и сильным противником. На основе этого и некоторых других смысловых посылов я пришёл к выводу, что Александру Боде с ОГРОМНОЙ ДОЛЕЙ ВЕРОЯТНОСТИ не принадлежат две строфы из варианта Мальгина - "Гнилой германской нечисти Загоним пулю в лоб...", и "Как два различных полюса..." а из первоначального варианта Лебедева- Кумача перу А. Боде не принадлежит строфа "Дадим отпор душителям...". В то же время можно с уверенностью сказать, что эти три куплета ТОЧНО ПРИНАДЛЕЖАТ "перу и духу" Василия Ивановича.
  
   Про строфу "Как два различных полюса ..." даже и заикаться не надо - с головы до пят это чисто советская риторика, так сказать, "конёк" Лебедева-Кумача. Но я совсем не исключаю вариант, что Александр Боде перед отправкой письма с песней Лебедеву-Кумачу мог сочинить этот дополнительный куплет в "духе нового времени" - больно уж по-интеллигентному написана эта строфа, хотя она возможно и подверглась переделке поэтом...
   В конце концов, маститый поэт не мог себя настолько не уважать, чтобы целиком заимствовать чужой текст "дилетанта" , не внеся в него свои мысли и чувства...
  
   В 1937 году в Испании уже второй год шла гражданская война и там действительно противостояли друг другу "два различных полюса" - наши "военспецы" воевали против германских. И очень даже может быть, что в новой редакции текста песни А.Боде ( посланной Лебедеву Кумачу в письме ) уже присутствовали не ТЕВТОНЦЫ, а именно ФАШИСТЫ. Ведь до подписания "Пакта Молотова - Риббентропа " 23 августа 1939 года в советском обществе вовсе не стеснялись употреблять слова фашизм и его производные. Это уже после подписания пакта мы изъяли всю антифашистскую наглядную агитацию, а фашистские символы перекрасили на английские... ( выполняя свои обязательства перед Польшей, 3 сентября 1939 года Великобритания объявила войну Германии ).
  
   Судя по конечному результату, оба "соавтора" возможно приложили равные усилия к этой песне... И как раз то, что автор разоблачительной статьи в 1998 году в "Независимой газете" Шевченко В.А. сделал упор на ПОЛНОЕ ЗАИМСТВОВАНИЕ текста песни - и является его принципиальной ОШИБКОЙ, а отсюда и возникают отдельные не стыковки... ! Вот почитайте текст этой статьи:
  
  http://www.uni-potsdam.de/u/slavistik/zarchiv/0598mwk/n081h161.htm
  
   Я здесь не зря употребляю слова "якобы", "возможно" и "предположительно", ведь внучка Лебедева-Кумача - Мария Георгиевна Деева в декабре 1999 года выиграла суд и официально стихи этой песни "числятся" за самым "советским поэтом"... Суд обязал "Независимую газету" опубликовать опровержение, вот оно:
  
  http://www.ng.ru/style/2000-07-05/16_contra.html
  
   На решение суда главным образом повлияло отсутствие автографа Александра Боде и наоборот - наличие такового чернового автографа Лебедева-Кумача ( забегая вперёд скажу, что большая часть четверостиший в доступных нам черновиках написана почти что без правок... ). Я ни в коем случае здесь никого и ни в чём не обвиняю. Просто читатели сами могут ознакомиться с материалами и самостоятельно сделать собственные выводы.
   Как верно заметил в своей статье "Вновь о подлинном авторе "Священной войны" ( от 6 мая 2007 г. ) замечательный поэт-историк Андрей Чернов ( им сделан перевод и поэтическая реконструкция "Слово о полку Игореве" )" - "...никакой суд не может запретить исследователю доказывать, что Земля круглая ( или, допустим, квадратная )".
   С некоторыми выводами этой интересной статьи моё мнение не совпадает, так как я "отрываю" от авторства А.Боде три строфы, а Андрей Чернов только две, но семантико-лингвистический анализ и отдельные рассуждения в статье - впечатляют ! Вот ссылка на эту работу:
  
  http://www.gerodot.ru/viewtopic.php?p=66758&sid=48504feb1a0702e68e085e97ed6b8435
  
   Искусствовед профессор Левашёв Е.М. в примечании к своей экспертизе пишет, что ему "...не удалось провести работу с самими рукописными материалами фонда В.И. Лебедева-Кумача в Российском Государственном архиве литературы и искусства, поскольку этот фонд ( как мне было сказано сотрудниками ) был закрыт для доступа родственниками поэта, причём закрыт, судя по всему, в тот самый момент, когда я подал в читальном зале официальную заявку на просмотр чернового автографа стихотворения "Священная война". ( конец цитаты).
  
   Очень странно, с чего бы это вдруг родственники Лебедева-Кумача испугались в 1999 году экспертизы черновиков поэта... Ведь очень трудно делать какие-то однозначные экспертные выводы, не имея перед собой сам ПРЕДМЕТ СПОРА.
  
   Но обратите особое внимание на вот это ЗНАЧИМОЕ КОСВЕННОЕ доказательство эксперта Левашёва Е.М. Он пишет следующее:
  _____________________
  
   Очень большой силой доказательности обладает также свидетельство Варвары Васильевны Лейтейзен - давнишней подруги Зинаиды Александровны ( дочь А.Боде, примечание моё - И.Ш ) и её соседки по Рыбинску. Хотя этот документ подписан 3 апреля 1981 года, он наполнен точными деталями жизни, быта и дружбы двух семей в годы Первой мировой войны. Причём рассказ о улице и доме, где они жили, о гимназиях, где учились они и их братья, о главах семейств - Василии Ефимовиче Благославове и Александре Адольфовиче Боде - красноречиво дополняется описанием декламационно-речитативной манеры исполнения автором ещё до революции 1917 года своей песни "Священная война".
  
  ____________________
  
   Я внимательно изучил выводы эксперта, и исследовав некоторые утверждения, нашёл там и несколько ошибочных или, лучше сказать - не совсем точных фраз. Но общей картины это абсолютно не меняет. Так в одном из разделов содержания заключения эксперта - "ТИПИЧНЫЕ СТИЛЕВЫЕ ПРИЗНАКИ ПЕСЕННОГО НАСЛЕДИЯ В.И. ЛЕБЕДЕВА-КУМАЧА В ИХ СРАВНЕНИИ С ПОЭТИЧЕСКИМ СТИЛЕМ ПЕСНИ "СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА" говорится, что стихи песни имеют " ...очень редкий, никогда не применявшийся советскими поэтами поэтический размер - 3 стопный ямб с попеременным чередованием дактилических и мужских окончаний."
   Для тех, кто не в курсе я поясню, что ЯМБ - это стихотворный метр, двухсложная стопа с ударением на втором слоге - " вставАй странА ...". Дактилическая рифма, это когда ударение приходится на третью от конца строки гласную букву - " вставай страна огрОмная" , а мужская рифма - это когда ударение приходится на последний слог в строке - " вставай на смертный бОй". Ну и следовательно, женская рифма - это ударение на предпоследний слог в строке - в рассматриваемом тексте песни такой рифмы нет, но для примера я приведу уже знакомую нам строку - "спасибо вам, бойцы наркомвнудЕла .
   Так вот, то, что такое поэтическое построение в те годы была большая редкость - это сущая правда, но я всё-таки нашёл несколько произведений с таким же размером и окончаниями. Это песня "Зелёными просторами" ( 1940 год, 1930 - ??? ). Авторы музыки и слов, соответственно - Владимир Захаров и Михаил Исаковский:
  
  "Зелёными просторами
   Легла моя страна,
   На все четыре стороны
   Раскинулась она... "
  
  Послушать эту песню можно здесь:
  
  http://www.yapfiles.ru/show/745367/ed2cc36c22097dc7ce5fec65cef9586d.mp3.html
  
  И даже среди нескольких сотен стихов Лебедева-Кумача отыскалось одно творение с нужными параметрами - "Моя страна":
  
  
  "Цветут необозримые
  Колхозные поля.
  Огромная, любимая,
  Лежит моя земля.
  
  Как весело мне, граждане,
  В моей большой стране,-
  Пою я песни каждому,
  И каждый вторит мне!
  
  Мои заводы строятся,
  Мои шумят леса,
  Мои стальные соколы
  Штурмуют небеса.
  
  Шагай в любую сторону,
  На север и на юг -
  Везде - страна Советская,
  Везде - найдется друг.
  
  В любом селе и городе
  Друзья мои живут,
  И все меня по-своему
  Товарищем зовут.
  
  Я сын великой Родины,
  Певец веселых дней,
  И нет меня счастливее,
  И нет меня сильней!
  
  Цветут необозримые
  Колхозные поля.
  Огромная, любимая,
  Лежит моя земля.
  
  
   Это ж надо было так изгаляться в страшном 1937 году...
   Судя по всему, эти слова так и не стали песней, по крайней мере, мне не удалось найти эти строки в музыкальном оформлении..., наверное, композиторы решили, что им не "переплюнуть" Исаака Дунаевского, сочинившего годом ранее музыку на стихи Лебедева-Кумача "Песня о Родине" для кинофильма "Цирк" ( "Широка страна моя родная..." ). И по собственной практике я знаю, что отнюдь не все песенные тексты становятся песнями..., в самом лучшем случае - лишь половина.
  
   Но я хочу обратить Ваше внимание на УДИВИТЕЛЬНОЕ СОВПАДЕНИЕ ВРЕМЕНИ сочинения Василием Ивановичем этих строк с временем предполагаемой отправки письма Александром Боде - это 1937 год. Впервые в своём творчестве именно в этом стихотворении Лебедев-Кумач применяет 3-х стопный ямб с чередованием дактилической и мужской рифмы. Хотя, я не исключаю и банальное совпадение...
  
   В интернете я нашёл телевизионный документальный фильм "Судьба поэта. Лебедев-Кумач" ( режиссёр - Михаил Роговой, по заказу "Телеканала Россия" ), созданный в 2007 году. В общем-то фильм этот, как познавательный - неплохой, интересный, но по духу - он чисто "заказной", пропагандистский ( а что ещё можно было ожидать другого, если заказчиком является госструктура ), и к тому же в нём представлена только одна точка зрения - родственников поэта. Этот фильм можно посмотреть здесь:
  
  http://russia.tv/brand/show/brand_id/4832
  
   Но я не хочу сейчас тут спорить о достоинствах или минусах этого кино, а скажу лишь о том, что создатели этого фильма вольно или невольно, но в течении 17 секунд ВПЕРВЫЕ ПУБЛИЧНО показали - прокрутили кадры с черновиками стихотворения "Священная война" ( смотрите их с 8 мин. 50 сек.) Это те самые ЧЕРНОВИКИ, доступ к которым был закрыт для эксперта Левашёва Е.М. в начале 1999 года и которые фигурировали на суде в качестве основного доказательства правоты стороны обвинения.
   Я останавливал кадры фильма с "проплывающими" черновиками Лебедева-Кумача и делал скриншоты ( фотографии с экрана монитора компьютера ).
   Таким образом мне удалось сделать восемь скриншотов и я внимательно начал изучать эти снимки. Чёткость изображения, конечно, оставляет желать лучшего, но при внимательном рассмотрении и имея под рукой печатный текст стихотворения - можно всё очень легко разобрать. Вот посмотрите на эти получившиеся фотографии ( титры внизу снимков дублируют голос за кадром ):
  
  http://s020.radikal.ru/i714/1311/9a/69f5802e1c3f.jpg
  
  http://i017.radikal.ru/1311/89/6387770bd608.jpg
  
  http://s020.radikal.ru/i715/1311/37/eec2049a5cee.jpg
  
  http://s017.radikal.ru/i440/1311/77/c6293d433bae.jpg
  
   Вот этот четвёртый скриншот ( выше ) я хочу разобрать более подробно, так как это единственное место, где по-настоящему видна творческая работа Василия Ивановича.
  
   Предполагается, что у А.Боде в тексте песни одна из строф звучала вот так:
  
  Пойдем ломить всей силою,
  Всем сердцем, всей душой,
  За землю нашу милую,
  За русский край родной!
  
   Очень даже может быть, что при сочинении этой строфы УЧИТЕЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ, использовал веяние строк Лермонтова из его "Бородино", которое входит в школьную программу уже полтора столетия ( идею этой реплики я "подсмотрел" в статье поэта Андрея Чернова ):
  
  "...Что тут хитрить, пожалуй к бою;
  Уж мы пойдем ломить стеною,
  Уж постоим мы головою
  За родину свою!..."
  
   Василия Ивановича явно не устраивает последняя строка - "За русский край родной !", так как выделять РУССКОЕ в Советском Союзе было не принято и необходимо было найти замену. И он берётся за переделку этого четверостишия.
   Посмотрите ещё раз внимательно на нижнюю строфу последнего скриншота. Учитывая расстояния между строками и ряд других деталей, можно описать всю последовательность процесса творчества так:
  
   Василий Иванович записывает сходу:
  
  За землю нашу милую,
  За Родину свою -
  Всем сердцем, всею силою
  
   Далее у Лебедева-Кумача не получается найти достойное завершение строфы, то есть он не находит рифму к слову "свою", которую можно было бы удачно обыграть; и он вычёркивает вторую строку ( с целью попробовать какую-то новую рифму ), вспоминает про "первоисточник" и находит потенциальную будущую рифму - "душой - большой " и держит её в уме. Далее он приписывает ко второй строке справа "За наш Союз большой", вычёркивает из третьей строки "всем сердцем", и вместо этих слов ниже пишет "На" . По всей видимости, Василий Иванович наметил записать - "Наляжем всею силою". Но написав только две буквы "На", он передумывает налегать..., вычёркивает "На", рядом пишет "Пойдём ломить", волновой линией соотносит это к окончанию третьей строки, превращая тем самым букву Ю в слове "всею" в Й. После этого он пишет четвёртую строку, начало которой планировалось ранее на третьей строке - "Всем сердцем, всей душой".
   Затем в конечном итоге Лебедев-Кумач переставит местами строки. В результате всех этих "творческих мук" у Василия Ивановича родилась ужасная четвёртая строка:
  
  Пойдём ломить всей силою,
  Всем сердцем, всей душой
  За землю нашу милую,
  За наш Союз большой!
  
   Я поясню, почему четвёртая строка получилась ужасная.
   Во-первых, слово "Союз" в тексте пишется с большой буквы. При прослушивании песни человеку неведомо , какая там буква написана - маленькая или большая, а значит изначально может возникнуть ДВОЯКОЕ ТОЛКОВАНИЕ: то ли это какое-то объединение, то ли это второе слово в названии страны - Советский Союз, что звучит как-то фамильярно...
   Во-вторых, идущие друг за другом шипящее "Ш" и свистящее "С" - это с позиции маститого поэта-ПЕСЕННИКА проявление явного неуважения к будущему вокалисту - " за наШ Союз большой". Хорошо, что в этом месте между словами есть в мелодии микро пауза, а если бы пришлось по музыке исполнять это место слитно, то солист "обматюкал" бы такого поэта-песенника. Тут возникает вопрос - а может Василий Иванович знал мелодию ...???
  
   Я бы на месте Лебедева-Кумача всё же постарался бы развить его первоначальную идею и оформил бы эту строфу примерно так:
  
  За землю нашу милую,
  За Родину свою -
  Пойдём ломить всей силою,
  Добьём врага в бою !
  
  Хотя кто знает, может после этого "злые языки" и сказали бы, что тут "пахнет" Лермонтовым...
  
   Я ещё удивляюсь, как это Василий Иванович не "приплёл" к этой песне свои стандартные "фишки" - Сталина, партию и т.п., может поэтому она и стала истинно НАРОДНОЙ ! А то ведь мог запросто "накатать" что-то типа:
  
  Мы в бой пойдём за Сталина,
  Врагу дадим отпор,
  Со свастикою гадина
  Пожнёт себе позор !
  
   "Накатал" в стиле Василия Ивановича - и аж передёрнуло меня..., наверное, это Сталин в гробу пошевелился от удовольствия...
  
   Ниже я размещу ещё четыре следующих сделанных мною скриншота:
  
  http://s53.radikal.ru/i139/1311/29/3e40271ac0d7.jpg
  
  http://i019.radikal.ru/1311/a0/92286289b635.jpg
  
  http://s020.radikal.ru/i710/1311/5a/27fce3dd9826.jpg
  
  http://i065.radikal.ru/1311/f0/50bdebc88d6c.jpg
  
   Я не знаю, разбирается ли судья Ирина Макарова, которая вела тот процесс, в стихотворчестве, но эти записи похожи на что угодно, только не на черновики текста, который сочиняется с НУЛЯ. Поверьте, у меня за плечами, пусть и короткий, но всё-таки определённый опыт из пары сотен написанных текстов песен ( более ста уже озвучены музыкантами и исполнены певцами ), и на мои черновики без слёз не взглянешь, в них без "пол литра" постороннему человеку делать нечего - не разобраться..., там царит ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС, а то, что мы видим на снимках - это больше похоже на уже завершающий этап создания стихотворения - различные пробы перестановок уже готовых строк и четверостиший... или, по крайней мере, переписывание текста с какого-то другого источника. Я даже готов предположить, что Василий Иванович делал эти записи, переписывая, как бы начисто свои первичные наброски, но тогда почему нам не показали их ( хотя адвокатом стороны обвинения в фильме было сказано, что там есть правки ) ??! Может нам не показывают те ПЕРВИЧНЫЕ черновики потому, что там видна работа только над теми строфами, которые я изначально "приписал" перу Василия Ивановича, а предполагаемые куплеты А.Боде подверглись только минимальной коррекции ?
   Как говорится, выводы делайте сами...
   А вот Вам для контраста - черновой автограф Пушкина А.С. Вот это действительно документ, показывающий момент ТВОРЧЕСТВА. Специалисты литературоведы с большим трудом разобрали мысли поэта.... В конечном итоге вырисовалось следующее:
  
  [В голубом] небесном поле
  Светит Веспер золотой -
  Старый дож плывет в гондоле
  С догарессой молодой.
  [Воздух полн] [дыха<нья лавра>],
   морская мгла,
  Дремлют флаги буче<нтавра>,
  [Ночь безмолвна и тепла].
  
   Посмотрите сами на фотографию этого чернового автографа - на, так сказать, "каляки-маляки" Пушкина:
  
  http://s57.radikal.ru/i156/1311/f5/712c2d8149c1.jpg
  
   И ещё один штрих-момент для размышления... Как известно, в книге композитора, музыковеда и писателя Юрия Евгеньевича Бирюкова ( того самого, после посещения которого у родственников А.Боде, якобы исчез нотный автограф ) "Всегда на страже" ( Москва "Просвещение", 1988 г. ) приводятся воспоминания редактора газеты "Красная звезда" - Давида Иосифовича Ортенберга о происходивших событиях 22 июня 1941 года:
  ________________________
  
  "Первый военный номер "Красной звезды". Как его делать? Трудная задача, хотя за плечами был уже опыт "Героической красноармейской" и "Героического похода" - фронтовых газет на Халхин-Голе и на войне с белофиннами... Во фронтовых газетах... не бывало, кажется, ни одного номера без стихов".
  Редактор вызывает литературного сотрудника Соловейчика: "Добывайте срочно стихи". Тот садится за телефон, но никто из поэтов, как на грех, не отвечает. Удается связаться только с Лебедевым-Кумачом:
  
  - Василий Иванович, газете нужны стихи...
  - Когда?
  - Не позже завтрашнего утра.
  - Ну что ж, сделаю...
  ________________________
  
   Обратите внимание - ему были ЗАКАЗАНЫ СТИХИ, а не текст песни ( как говорят в Одессе - это две большие разницы..., не все даже самые замечательные стихи поются ! ). Но Василий Иванович предоставляет редакции почему-то именно ТЕКСТ ПЕСНИ - с куплетами и припевом, хотя мог всё оформить в виде обычного стихотворения. Можете сами убедиться, я нашёл в интернете номер газеты "Известия" от 24 июня. Размещается текст песни на первой полосе, справа, под портретом Сталина.
   Дать ссылку оттуда не получается, поэтому я сделал скриншот с экрана монитора своего компьютера:
  
  http://s57.radikal.ru/i156/1311/75/209a883bd132.jpg
  
   С чего это вдруг Василию Ивановичу, НЕ ИМЕЯ ( якобы ) на тот момент МУЗЫКАЛЬНОГО сопровождения - называть свои стихи ПЕСНЕЙ, да ещё и отдавать в таком виде в редакции газет "Известия" и Красная Звезда" ?!!
  
   Но эти все мои размышления, как говорится, к делу не пришьёшь... Как и то, что по моему глубокому убеждению - словосочетание "СВЯЩЕННАЯ война" было в тот день 22 июня ещё пока не совсем уместным и не могло прийти на ум НИКОМУ без посторонней "помощи" из прежних времён...
   Я сейчас работаю над одной очень большой исследовательской статьёй, где в частности рассказываю о событиях в Кремле в первые дни войны, и поэтому хорошо знаю о психологическом климате, настроениях, обстановке в день начала войны. Если сказать коротко - то это была полная НЕРАЗБЕРИХА, отсутствие реальной информации и шапкозакидательство, мол прогнать фашистов - это дело нескольких дней или недель и всё ограничится приграничными боями.
   Ни о каком понятии "СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА" 22 июня в умах людей не было и в помине. Пропаганда весь предвоенный период настраивала советский народ и армию в том числе, что громить любого врага мы будем только на его территории... Вот послушайте двухминутную сводку Главного командования Красной Армии от 22 июня 1941 года. Это уже послевоенная запись-реконструция, сделанная Юрием Левитаном, но содержание достоверно:
  
  http://reportage.su/audio/239
  
   Даже верховное командование страны было в неведении об истинной картине происходящих событий и издавало порой бессмысленные приказы и директивы. Яркий тому пример - Директива ?3, изданная поздним вечером 22 июня. Это по сути НАСТУПАТЕЛЬНАЯ директива, не имеющая в своей основе понимания реальной расстановки сил. Естественно, что в последствии все намеченные этим документом планы провалились... . Почитайте сами:
  
  http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2030&Itemid=30
  
   Так что словосочетание "СВЯЩЕННАЯ война" скорее можно соотнести к весне 1916 года ( Германия к тому времени уже захватила западные окраины Российской Империи, бои шли уже на нашей территории, появились беженцы с прибалтийских и польских земель ), чем ко дню 22 июня 1941..., так как понимание о действительно реально нагрянувшей страшной беде до Москвы дошло не сразу, а спустя два-три дня ...., а 28 числа уже пришло известие о падении Минска...
  
   И даже сама песня "Священная война" начала звучать по радио только с середины октября, когда её слова стали реально востребованы, а до этого песня была в опале, так как считалось, что она чрезмерно "нагнетает трагизм"..., хотя звукозапись была сделана в самом начале июля. Считается ошибочным, что песня впервые была исполнена публично 26 июня Краснознамённым ансамблем на Белорусском вокзале. Эта версия получила своё хождение из-за эпизода, описанного в романе Константина Федина "Костёр" ( 1961 г., опубликован в "Новом мире", ?5, 1965 г. ), но это является художественным вымыслом писателя ( этот вывод сделан уже упоминавшимся мной исследователем-литературоведом Бирюковым Ю.Е. )
  
   Ещё хочу сказать, что в довоенном советском периоде слова, связанные с понятием СВЯЩЕННОСТЬ, как правило ассоциировались с церковностью... и очень сомнительно, чтобы Лебедеву-Кумачу без "внешнего толчка" пришло бы на ум это не очень "популярное" тогда понятие.
  
   Изучая предполагаемый текст Александра Боде, я прояснил для себя, что слово "тевтонцы" в дореволюционное время употреблялось иногда для обозначения германцев вообще. Вот посмотрите на эту почтовую открытку 1916 года ( художник Зворыкин Борис Васильевич ) "Нечестивый тевтон и богатырь святорусский":
  
   http://s020.radikal.ru/i705/1311/06/b2447c4226f9.jpg
  
   А вот интересная уже германская пропагандистская открытка:
  
  http://i031.radikal.ru/1311/1a/c7847419188e.jpg
  
  А на этой фотографии запечатлён момент атаки русских солдат:
  
  http://s019.radikal.ru/i616/1311/14/244f49eafaea.jpg
  
   Меня также заинтересовала одна фраза в тексте песни -" Не смеют крылья чёрные Над Родиной летать...". Я решил узнать, какая авиационная техника была у германских войск в Первую мировую войну . Оказалось, что основным самолётом германских ВВС был самый массовый, но в то же время безнадёжно устаревший в Европе самолёт - моноплан типа "Таубе" ( нем. - голубь ), различных модификаций. В основном они выполняли разведывательные задачи, но иногда пилоты сбрасывали с этого летательного аппарата ручные гранаты и отравляющие вещества. А вот и фотография "черных крыльев" такого "голубя":
  
  http://s61.radikal.ru/i171/1311/7b/a90a1b38d3ed.jpg
  
   И ещё один маленький штрих - глагольные рифмы МАСТИТЫЕ поэты стараются по возможности избегать - это дело чести, так как в узком кругу мэтров поэзии считается "дурным тоном" рифмовать глагольные пары ( из-за лёгкости их нахождения ), как в нашем примере " летать - топтать ", а для начинающих любителей поэзии это свойственно и приемлемо. Иногда, конечно, "мастаки" используют глагольные рифмы, но только исключительно от безысходности или матушки лени. Признаюсь честно, я в корне не согласен с этим негласным правилом по отношению к ПЕСЕННЫМ текстам. В подтверждение своих слов я приведу яркий пример замечательной песни "Радовать" ( автор текста поэт-песенник Михаил Танич ) в исполнении Анатолия Днепрова. Там сплошные глагольные рифмы, но песня зато какая получилась красивая, вот послушайте и посмотрите здесь:
  
  https://www.youtube.com/watch?v=hVEi2YDbaa0
  
  
   К сожалению, все приведённые мной аргументы - чисто умозрительные и, естественно, ни в каком споре не перевесят сам факт существования автографа ( в любом виде ) Лебедева-Кумача. Единственный выход - это найти "якобы пропавший" автограф ( существующая копирка нот через стекло рукой другого человека - не аргумент ) Александра Боде, если, конечно, он уже не уничтожен... Да и захочет ли кто-либо снова вернуться к этому вопросу, особенно при современной внутриполитической обстановке... ?!
   Есть ещё другой вариант - это отыскать в ярославских и рыбинских архивах подшивки старых газет или иные документы с упоминанием выступления Александа Боде с декламацией этих стихов.
   Остаётся также не выясненным, откуда Шевченко В.А. ( он умер 26 августа 2000 года ) взял "ОДУ" Александра Боде, которую тот, якобы прочитал на товарищеском вечере для фронтовиков-офицеров Гроховского полка; некоторых военных он хорошо знал лично. Вот эта "Ода", я выделил в ней строфу, которая перекликается со строфой в песне "Священная война":
  
  Привет тебе, герой войны,
  Еще не виденной от века!
  В тебе мы чтили человека!
  Теперь, в лице твоем, должны
  Всю нашу доблестную рать
  В порыве братском лобызать!
  
  Снеси ей общее признанье,
  Скажи, что мы гордимся ей!
  Минует чаша испытанья,
  И мы дождемся лучших дней.
  
  УЖЕ ТЕВТОНСКАЯ ВОЛНА
  НА МЕСТЕ КРУЖИТСЯ И СТЫНЕТ.
  НАСТАНЕТ ВРЕМЯ, И ОНА
  В БЕССИЛЬНОЙ ЯРОСТИ ОТХЛЫНЕТ.
  
  Ура! В честь Армии Российской
  Давайте дружно возгласим!
  Ее отвагой богатырской
  Мы супостатов победим!
  
  И к нам вернутся с Честью, Славой
  Орлы родного нам полка
  После победы над врагами
  В броне стального кулака.
  
   Возможно эти строки Шевченко В.А. нашёл в семейном архиве Боде, когда изучал всю эту историю. Но тогда было бы интересно знать, чьей рукой были написаны эти слова. Если самим учителем, то тогда сразу все вопросы об авторстве "Священной войны" отметаются ! И где тогда сейчас этот лист бумаги с текстом "Оды" ? В семье правнука - Александра Юрьевича Боде?
  
  
   В конце концов, необходимо провести НАУЧНУЮ экспертизу черновиков Лебедева-Кумача, что до сих пор не было сделано.
  
   Уже завершая это пространное отступление от главной темы своей статьи, я обнаружил в интернете сканированные ЧЕРНОВИКИ поэта. Внимательно просмотрев весь материал, я лишний раз убедился в своей правоте, говоря о том, что часть текста была сочинена Лебедевым-Кумачом самостоятельно, а часть перелицована с чужого материала...
   Ссылку дать оттуда не получается, но если Вы в поисковике "гугла" забьёте следующий запрос:
  
  автограф Лебедева-Кумача Ситковецкая pdf
  
  то в первых рядах появится искомый ресурс.
  
   В опубликованных в 1982 году отрывках из записных книжек Василия Ивановича есть за 1946 год такая запись:
  
   "Болею от бездарности, от серости жизни своей. Перестал видеть главную задачу - все мелко, все потускнело. Ну, еще 12 костюмов, три автомобиля, 10 сервизов... и глупо, и пошло, и недостойно, и не интересно..."
  
   Красноречива и ещё одна фраза из дневника Василия Ивановича:
  
   "Рабство, подхалимаж, подсиживание, нечистые методы работы, неправда - все рано или поздно вскроется..."
  
  
   После прочтения некоторых творений "самого советского поэта" остаётся только удивляться и поражаться его махровому лизоблюдству...
   Поэтам современникам всегда было свойственно подшучивать друг над другом. В этой связи приходит на ум эпиграмма, приписываемая поэту Ярославу Смелякову ( 1913 - 1973 гг. ) . Вспомните, ему принадлежит "Хорошая девочка Лида", отрывок из которого читает Шурик в фильме "Операция Ы ", "Если я заболею" - эту песню пели Юрий Визбор, Владимир Высоцкий и Аркадий Северный. Так вот, авторству Ярослава Васильевича, якобы принадлежит одна замечательная эпиграмма на Лебедева-Кумача. В силу того, что с недавних пор "крепко выражаться" в СМИ нельзя, я изменю начало первой строки, но уважаемый читатель, я думаю, сам домыслит это слово в меру своей испорченной фантазии...
  
  "надоела уж МОЧА
  ЛЕБЕДЕВА-КУМАЧА !"
  
   Подводя итог всему выше сказанному, я считаю, что НАГРОМОЖДЕНИЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ в исследованиях и доказательствах авторства песни, как со стороны поэта, так и со стороны его оппонентов получилось из-за отдельных НЕТОЧНОСТЕЙ в фактической канве событий. Я сейчас ниже попробую коротко расставить всё по своим местам, то есть восстановить всю цепочку фактов.
   Вот моя версия предполагаемых событий.
   Итак, учитель гимназии в г. Рыбинске Александр Боде сочиняет весной 1916 года НЕКИЙ текст песни "Священная война". Он декламирует его ( распевая отдельные строфы ) на концерте перед отбывающими на фронт солдатами и офицерами. Вскоре в стране усиливаются антивоенные настроения, слова песни становятся не актуальны, да и в то время не было таких информационных каналов, как сейчас, для её быстрой популяризации.
   Песня "прячется в самый нижний ящик стола" учителя.
   В 1937 году, международная обстановка позволяет Александру Боде вновь вернуться к своему давнему произведению. Возможно он его редактирует, дописывает дополнительные строфы, то есть, делает современным. Искренне считая Лебедева-Кумача патриотом и замечательным поэтом ( со связями с композиторами ), он отсылает ему письмом из подмосковного Кратово текст своей песни с нотами.
   Я предполагаю, что черновики с текстом песни в семье А. Боде изначально НЕ СОХРАНИЛИСЬ ( это ключевой момент !!! ), так как по словам его дочери, перед своей смертью ( 19 января 1939 г.) А.Боде сжёг часть своих бумаг. Не забывайте, какое это было время и лишний раз "подставлять" свою семью не входило в планы учителя ( в 1931 и в 1933 годах были арестованы оба его зятя, а в 1937 году - его брат Иван, впоследствии расстрелян...).
   Дочь учителя - Зинаида Александровна Колесникова впервые осмеливается высказаться об авторстве своего отца ( до этого боялись на эту тему даже заикаться ), написав письмо сыну композитора Александрова в 1976 году. Своего продолжения это не имело... ( об этом письме я расскажу гораздо ниже ).
   В годы "горбачёвской" перестройки Зинаида Александровна ( перед своей смертью ) начинает искать контакты с прогрессивной прессой и, зайдя в редакцию "Литературной газеты" знакомится там с журналистом Андреем Мальгиным, который сразу же ухватился за эту тему. Не найдя возможности опубликовать свои материалы, А.Мальгин отсылает их на тогда ещё запрещённую радиостанцию "Радио Свобода". Сразу после эфира в семью наследницы уже умершей к тому времени Зинаиды Колесниковой - Гавриловой Веры Сергеевны приезжает Бирюков Ю.Е., представившись, как специалист по массовым патриотическим песням и творчеству Лебедева-Кумача, настаивая на ознакомлении с семейным архивом. После этого визита, якобы исчезает автограф А.Боде. Я предполагаю, что исчез только НОТНЫЙ автограф ( копия, сделанная через стекло другой рукой сохранилась ), а автографа с текстом не существовало изначально уже после смерти учителя.
   Вся суть заключается в том, что по моим предположениям - Зинаида Александровна Колесникова ВОССТАНАВЛИВАЛА ПО ПАМЯТИ текст песни своего отца. Это делать невероятно трудно, если до этого не заучивать слова наизусть ! А какой ей был смысл до 1937 года учить эту песню ? Я, к примеру, уже на третий день забываю собственный дословный текст песни и помню только общую направленность темы. И вообще, такой феноменальной памятью могут обладать только единицы, чтобы без заучивания помнить всё дословно. Так вот, я хочу сказать, что при восстановлении текста песни Зинаида Колесникова отталкивалась от уже опубликованного текста Лебедева-Кумача ! При этом она, естественно, только могла вспомнить наиболее запоминающиеся слова из варианта своего отца, заменив при этом советскую риторику, на прежние понятия, такие, как "тевтонцы" и "германцы". Отсюда вывод - первоначальный точный текст А.Боде, на который опирался Лебедев-Кумач - УТРАЧЕН и нам он не известен. А то, что мы имеем, это уже двойная перелицовка: Боде - Лебедев-Кумач - Боде ( его дочь ).
   Затем в 1991 году последовала публикация статьи А.Мальгина в журнале "Столица". Через семь лет к этой теме подключился журналист-исследователь Шевченко В.А., который опубликовал свою статью в приложении "Независимой газеты". Далее состоялся суд по иску внучки поэта и чем всё закончилось - Вы уже знаете.
   Так вот, если отталкиваться от моей версии развития событий, то всё становится НА СВОИ МЕСТА. И аргументы стороны поэта и аргументы оппонентов обретают свою закономерность и ПРАВДИВОСТЬ !
  
  
   Я продолжу свой рассказ о Лебедеве-Кумаче.
   Существует несколько версий, отчего Василий Иванович потерял рассудок 16 октября 1941 года на Казанском вокзале столицы. Это был второй день трёхдневной паники в Москве. Послушайте небольшую аудиозапись с воспоминаниями одного из очевидцев об атмосфере тех страшных панических дней.
  
  http://reportage.su/audio/669
  
   А для тех, кто хочет узнать больше о всём происходившем в Москве осенью 1941 года, я порекомендую посмотреть очень ПРАВДИВЫЙ фильм ( чуть более одного часа ) журналиста Алексея Пивоварова "Москва.Осень.41-й", где в частности, упоминаются и дни паники в Москве ( с 33 мин. 50 сек ):
  
  http://www.youtube.com/watch?v=CyXvwv2nZWM
  
   Итак, по одной из версий ( родственников ) - Лебедев-Кумач на Казанском вокзале столицы от обиды на всё происходящее, сорвал со своей груди орден и в сердцах бросил его в висевший на стене портрет Сталина, выкрикнув при этом - Что же ты, сволочь усатая, Москву сдаёшь, что же ты делаешь ?!!. По другой версии - он привёз на вокзал два пикапа вещей и больше суток не мог их погрузить в вагон отходящего на восток "литературного" поезда, вот и сорвался... Мне представляется, что там имели место оба события, но в обратной последовательности...
   Лечили Василия Ивановича в "психушке" НКВД в Казани. Там же он перенёс на ногах и свой первый инфаркт. Вернувшись весной 1942 года ( помог полярный радист "папанинец" Эрнст Кренкель ) после лечения в Москву, Лебедев-Кумач вновь окунулся с головой в творчество.
  
   Но давайте вернёмся к моему рассказу о создании Лебедевым-Кумачом и Александровым песни "Гимн партии большевиков".
   К XVIII съезду ВКП(б) ( 10 - 21 марта 1939 года ) эти авторы на основе мелодии "Жить стало лучше" сочиняют "Песню о партии" в темпе походного марша. По совету Сталина песня была исполнена в темпе торжественного гимна и получила название "Гимн партии большевиков".
  
  Вот здесь можно послушать эту песню:
  
  http://www.yapfiles.ru/show/745354/00a319f5ce57415825b015c34e9ae819.mp3.html
  
   Страны небывалой свободные дети,
   Сегодня мы гордую песню поём
   О партии самой могучей на свете,
   О самом большом человеке своём.
  
   Припев:
   Славой овеяна, волею спаяна,
   Крепни и здравствуй во веки веков!
   Партия Ленина, партия Сталина -
   Мудрая партия большевиков!
  
  
   Страну Октября создала на земле ты -
   Могучую Родину вольных людей.
   Стоит как утёс государство Советов
   Рождённое силой и правдой твоей.
  
   Припев.
  
   Изменников подлых гнилую породу
   Ты грозно сметаешь с пути своего.
   Ты - гордость народа, ты - мудрость народа,
   Ты - сердце народа, ты - совесть его!
  
   Припев.
  
   И Маркса и Энгельса пламенный гений
   Предвидел коммуны грядущий восход.
   Дорогу к свободе наметил нам Ленин
   И Сталин великий по ней нас ведёт.
  
   Припев.
  
  
   Как мы видим ( слышим ) эта мелодия уже похожа на музыку будущего гимна не только куплетом, но и припевом, то есть перед нами уже почти готовая в музыкальном отношении часть Гимна СССР. До написания же самого текста оставалось четыре с половиной года...
  
   Уже гораздо позднее музыковеды нашли некое сходство музыкальной темы Гимна СССР с темой, которая звучит в середине увертюры "Былина" русского композитора Василия Сергеевича Калинникова ( 1866 - 1901 гг. ). Это произведение было написано в 1893 ( ? ) или 1898 году и при жизни композитора не исполнялось. "Былина" была восстановлена по оркестровым партиям, сохранившимся в Государственном центральном музее музыкальной культуры и, якобы впервые она была исполнена по радио 26 июля 1950 года, а партитура была издана только годом спустя, а до этого ноты хранились в архиве. То есть, вероятность того, что композитор Александров А.В. знакомился с этими нотами - крайне мала, хотя исключать ничего нельзя... Послушайте сами эту увертюру ( с 5 мин. 40 сек. слышна тема гимна ):
  
  http://www.yapfiles.ru/show/761075/1e8c1df5bad6fabec5a09ff1a630180d.mp3.html
  
   Сейчас я Вам немного расскажу об авторе музыки Гимна СССР - Александрове А.В. ( 1883 - 1946 гг. ).
   Здесь ссылка на его фото:
  
  http://s017.radikal.ru/i425/1310/f4/db33acbba67f.jpg
  
   Александр Васильевич родился в селе Плахино Рязанской губернии в крестьянской семье. Переехав в Петербург, восьмилетний мальчик начинает петь в хоре Казанского собора. А в 14 лет Александров становится учеником Придворной певческой капеллы, по окончании которой в 1900 году получает звание регента. Поступив в Санкт-Петербургскую консерваторию, он вскоре был вынужден оставить учёбу из-за тяжёлого материального положения. Уехав в Бологое, Александров работает там регентом соборного хора, а также преподаёт хоровое искусство в железнодорожном и техническом училищах. Переехав в 1906 году в Тверь, он организовывает там музыкальную школу, которой и руководит, работает хормейстером.
   В 1909 году он решает продолжить учёбу в Московской консерватории и спустя четыре года заканчивает её по классу композиции, а в 1916 году и по классу пения.
   В 1918 году ( после Октябрьской революции ) Александров был приглашён в Московскую консерваторию в качестве преподавателя ( с 1922 года - профессор ). В эти же годы своё преподавание он совмещает с работой регента Храма Христа Спасителя.
   Далее Александр Васильевич совмещает множество должностей и мест работы. Так с 1925 по 1929 годы Александров является деканом и заведующим хоровой кафедрой педагогического факультета, в 1929 -1936 гг. - зам. декана военно-дирижерского факультета. В 1919 - 1930 гг. - преподаватель композиции и хорового пения в музыкальном техникуме имени Скрябина, одновременно - хормейстер Камерного театра ( 1922 - 1928 гг. ), дирижер Московской академической хоровой капеллы ( 1928 - 1930 гг. ).
   Совместно с Ф.Н. Даниловичем и П.И. Ильиным в 1928 году Александров организовал "Ансамбль красноармейской песни и пляски", с которым объехал практически весь Советский Союз и ряд зарубежных стран, завоевал Гран-При на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Кстати, умер Александр Васильевич 8 июля 1946 года в Берлине во время европейского турне Краснознамённого ансамбля. Похоронили композитора на Новодевичьем кладбище.
   Во время Великой Отечественной войны он создал такие известные песни, как "Священная война", "В поход! В поход!", "Несокрушимая и легендарная" и другие песни.
   О скандале, связанном с песней "Священная война" я уже упоминал несколько выше, рассказывая о поэте Лебедеве-Кумаче. Сейчас же лишь хочу привести отрывок из письма ( для тех, кто не открывал ссылку на статью Семёна Бадаша ) сыну композитора от дочери Александра Боде - Зинаиды Александровны, которое было написано и отправлено в 1976 году ( впервые опубликовано журналистом Андреем Мальгиным в журнале "Столица" в 1991 году ):
  
  _____________________________
  
  
   Уважаемый Борис Александрович!
   Всегда с большим удовольствием мы слушаем и смотрим по телевизору выступления Краснознамённого имени А. В. Александрова ансамбля песни и пляски Советской Армии. С особенной радостью слушаем "Священную войну".
   Большое спасибо Вашему отцу, Александру Васильевичу, и Вам, Борис Александрович, за музыку к этой песне. В дни XXV съезда нашей Коммунистической партии после исполнения концертной программы Вы выступили с воспоминаниями о создании "Священной войны", и для нас стало совершенно ясно и понятно, что В. И. Лебедев-Кумач скрыл от Вас правду о происхождении этой песни. В. И. Лебедев-Кумач не писал песни "Священная война".
   Родилась песня "Священная война" в г. Рыбинске на Волге в мировую войну 1914-1917 годов. Написал её учитель русского языка и литературы, латинского и греческого языков Рыбинской мужской гимназии Александр Адольфович Боде - наш отец. Он был умный, образованный человек, окончивший филологический факультет Московского университета, знаток истории, глубокий патриот, с широким пониманием жизни.
   1916 год. Кадровый 28 Грохольский полк - на фронте. Казармы полка используются для новых пополнений воинских частей. По параллельным реке Волге прямым и длинным улицам Рыбинска почти круглые сутки маршируют прибывающие на обучение и дальнейшее отправление солдаты - новобранцы, ополченцы.
   Прибывают в Рыбинск беженцы-латыши. Они покидают свою землю, селенья, жилища: бегут, спасаясь от аэропланов, поливающих обжигающей, ядовитой жидкостью людей, животных, жилища. Рассказы беженцев-латышей полны ужаса. С фронта привозят бойцов, отравленных газами.
   Каждый день дважды - в гимназию и обратно - отец пересекает марширующие улицы. Он остро воспринимает всё, что видит и слышит, волнуется, делится впечатлениями с мамой. В эти тяжёлые, напряжённые дни была написана отцом песня "Священная война". Её слова и музыка родились вместе. Величавые, образные выражения слились воедино с простой, чисто русской мелодией...
   Старость свою отец проводил под Москвой. Около него были дети, внуки. Последние годы жизни отец стал говорить о неизбежности войны с Германией. "Чувствую я себя уже слабым, - говорил он, - а вот моя песня, "Священная война" может теперь ещё пригодиться". Из наших современных песен больше всех нравилась ему "Широка страна моя родная"... Считая В. И. Лебедева-Кумача большим патриотом, отец решил послать ему "на вооружение" свою "Священную войну". Его доброе письмо с вложением слов и мотива песни были отправлены в адрес В. И. Лебедева-Кумача в конце 1937 года. Отец ждал ответного письма, но его не было. В январе 1939 года отец умер в Кратове, в доме, где жил и откуда было послано письмо с песней "Священная война" и откуда и я пишу Вам это письмо.
   В 1942 году проездом через Москву на Ленинградский фронт мой сын Андрей - артиллерист, войдя в дом и сняв пилотку, прежде всего спросил: "Мама, ты слышала дедушкину "Священную войну"?" "Да, слышала. Музыка Александра Васильевича Александрова, и это очень правильно. Он дал жизнь всей песне. За это мы ему очень благодарны. А какое могучее звучание! Даже дрожь пробирает!.." - ответила я сыну.
  А дальше... оказалось, что В. И. Лебедев-Кумач в одну ночь написал то, что было выношено сердцем и умом патриота-учителя ещё в мировую войну 1914-1917 годов.
   Посылая Вам это письмо, мы глубоко убеждены в том, что Вы, Борис Александрович, должны узнать об истинном происхождении песни "Священная война"... Будем Вам, Борис Александрович, благодарны, если Вы ответите на наше письмо. Желаем Вам полного благополучия и успехов в Вашей прекрасной работе и всего только доброго и светлого.
   Зинаида Александровна Боде, в замужестве Колесникова.
  
  _________________________________
  
  
   Ответа на это письмо, естественно, не последовало... Напомню, что тогда шёл 1976 год.
  
   "Предположительно" впервые публично эта песня была исполнена ( без аккомпанемента ) Александром Боде 3 мая 1916 года в городском театре Рыбинска в честь солдат и офицеров, возвращавшихся на фронт из госпиталей после ранений.
  
   В экспертизе профессора Левашёва Е.М. песни "Священная война" сказано, что песня написана в музыкальном жанре полонеза, что характерно только для дореволюционных произведений и отнюдь не для песен советских композиторов в последующей четверти века.
  
   По словам родственников Александра Боде - для него вдохновляющим стимулом послужила " величавая, победоносная мазурка Глинки" и он сочинил на её основе МЕЛОДИЮ и СЛОВА.
  
   Ритмическое различие между жанрами мазурки и полонеза совсем невелико. Для превращения мазурки в полонез достаточно лишь замедлить темп и удлинить вторую долю в стереотипном трёхдольном такте.
  
   На просторах интернета я разыскал это произведение Глинки - "Мазурка, фа мажор ( 1834 год )", скачал и разместил здесь, послушайте:
  
  http://www.yapfiles.ru/show/719419/99ee9308e1bacc341bb7c58d97847055.mp3.html
  
   В самом деле - можно легко петь слова песни "Священная война" даже под эту мазурку, не говоря уже о мелодии, якобы сочинённой Боде на основе этой мазурки ( к сожалению, я не располагаю нотами учителя... )
  
   Незадолго до своей смерти, предчувствую неизбежную войну с Германией ( напомню, что в Испании советские и немецкие военспецы уже воевали друг против друга ) , он в конце 1937 года послал из подмосковного Кратово ( его семья жила уже там, один час езды с Казанского вокзала на электричке или 20 км. от МКАД ) письмом ноты и текст песни Лебедеву-Кумачу.
   То, что есть какая-то не стыковка с московским адресом послания письма - это ерунда. Можно было послать письмо по адресу "на деревню дедушке, Лебедеву-Кумачу" - и оно бы непременно дошло до адресата.... Так оно и было, что подтверждается ( по словам дочери учителя - Зинаиды Александровны ) фактом посещения неким московским господином квартиры Боде в Кратово 22 июня 1941 года. Узнав, что "хозяина" уже нет в живых, гость быстро ретировался...
  
   Есть версия, что композитор Александров с безупречным профессионализмом гармонизировал мелодию "дилетанта" Боде..., хотя не исключёно и элементарное ПОПАДАНИЕ в мелодию учителя из Рыбинска. Я говорю о таком возможном "попадании" потому, что сам, как автор текстов песен в своей практике не один раз сталкивался с тем, что соавтор-композитор улавливал задуманную мной мелодию, хотя я никогда не делюсь и не навязываю своим соавторам музыкальную тему. На мой взгляд - построение строк, размер, ритм стихов уже несут в себе определённую музыкальность, там уже изначально заложена ВНУТРЕННЯЯ МЕЛОДИЯ. Я всегда, когда сочиняю текст песни, стараюсь его напевать - так легче увидеть и услышать шероховатости и неудобства, которые могут возникнуть у вокалиста при исполнении. Так вот, бывали случаи, когда музыка, впоследствии написанная на мои слова - почти совпадала с мелодией, которую я "бурчал себе под нос" в процессе творчества.
   И на то, что музыка песни "Священная война" была написана Александровым самостоятельно - косвенно указывают перекликающиеся с ней ( хотя и с некоторой натяжкой ) нотки мелодии "Песня о Климе Ворошилове" ( 1938 год ). Вот послушайте:
  
  http://www.yapfiles.ru/show/745409/37279fa48f3c9313074016b81ac3101d.mp3.html
  
   Впрочем, полностью исключать того, что Лебедев-Кумач не показывал Александрову ещё в 1937- 1938 годах нотный автограф с поэтической строкой подтекстовки Боде - нельзя, но это очень мало вероятно, ведь не будет же поэт сам себя "выдавать" перед композитором, хотя "по пьянке" мог и напеть ему однажды мелодию...
  
   Ну, а что касается СКОРОСТИ ( за одну ночь - текст ) сочинения песни "Священная война", то тут какие-либо подозрения и обвинения в адрес Александрова и Лебедева-Кумача полностью БЕСПОЧВЕННЫ ! Если, как говорится - посетила муза и "пошла пруха", то достойную песню можно написать и за один-два часа ( по часу, а то и гораздо меньше на стихи и на мелодию ), не говоря уже о сутках. Кстати, может быть именно СПЕШКА выполнить заказ редакции газеты и вынудила поэта прибегнуть к заимствованию чужого материала.
  
   Возвращаясь к музыке песни, в любом случае, даже если у Александрова и были какие-то посторонние "наводки" на мелодию, то великолепный конечный продукт можно считать несомненно ЛИЧНОЙ ЗАСЛУГОЙ композитора.
  
   Надо сказать, что Зинаида Александровна Боде ( Колесникова ) абсолютно не держала злобы на плагиат Лебедева-Кумача. Наоборот, она писала в "Литературную газету":
  __________________
  
   "Я должна быть ему благодарна за то, что он всё же исполнил просьбу автора песни "Священная война" Александра Боде: текст и мотив песни дошли до Александрова. Сбылась мечта отца даже в большем масштабе. На всю "страну огромную", на всю матушку-Россию прозвучала "Священная война", поднимая и воодушевляя народ на битву за Родину".
  __________________
  
   В завершении этой темы ещё скажу, что я проконсультировался у своего соавтора, композитора Татьяны Бурцевой на счёт мазурки, полонеза, марша и она подтвердила крайнюю НЕОБЫЧНОСТЬ музыкального размера "три четверти" для военного марша, коим является музыка песни "Священная война".
  
   Как бы то ни было, но без этих трёх людей - А.Боде, В.Лебедева-Кумача и А.Александрова эта поистине великая песня не состоялась бы...
  
   Итак, я продолжу свой рассказ о создании гимна СССР. В этом мне очень поможет дневник, который вёл адъютант Ворошилова К.Е. - полковник Китаев Л.М.
   Гораздо выше я приводил стенограмму самого первого совещания с поэтами и композиторами, а вот какую запись об этом событии делает в своём дневнике Китаев:
  
  ____________________________
  
  
  18 июня 1943 г.
  
   В кабинете тов. Щербакова А.С. в МК ВКП(б) состоялось совещание с поэтами и композиторами. Совещание, посвященное вопросу создания нового Государственного Гимна СССР, проводил тов. Ворошилов К.Е. и тов. Щербаков А.С. при участии председателя Комитета по делам искусств тов. Храпченко и председателей Союзов советских писателей тов. Фадеева и композиторов тов. Глиэра.
  Присутствовали:
   поэты: 1) Асеев, 2) Рыльский, 3) Светлов, 4) Лебедев-Кумач, 5) Щипачев, 6) Гусев, 7) Жаров, 8) Алымов;
   композиторы: 1) Шостакович, 2) Хачатурян, 3) Дунаевский, 4) Дзержинский, 5) Хренников, 6) Белый, 7) Кабалевский, 8) Новиков, 9) Мурадели, 10) Блантер, 11) Кручинин.
  В своих выступлениях тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С., останавливаясь на проделанной в 1942 г. работе, отмечали низкий уровень представленных вариантов текста и музыки гимна. От имени Правительства СССР они поставили перед присутствующими задачу продолжить работу по созданию Гимна Советского Союза с привлечением к ней широкого круга поэтов и композиторов, как в Москве, так и в республиках, краях и областях СССР. Вместе с этим, тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С. поделились с присутствующими своими мыслями в отношении содержания текста гимна и характера музыки.
  Для создания нового гимна был установлен трехмесячный срок: 1,5 месяца для поэтов и 1,5 месяца для композиторов, при чем было решено, что композиторы могут работать и параллельно, и совместно с поэтами, не ожидая официального текста.
  
  ______________________________
  
  Следующая запись в дневнике была сделана через месяц :
  
  ______________________________
  
  
  17 июля 1943 г.
  
  В Большом театре тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С. совместно с т. Храпченко, поэтами и композиторами, а также приглашенными тт. Барсовой, Рейзен, Козловским, Самосудом и др., прослушали в хоровом и оркестровом исполнении восемь вариантов гимна, написанных еще в 1942 г.:
  
  Александрова на тексты О. Колычева и В. Лебедева-Кумача,
  
  Соловьева-Седого на текст Гусева,
  
  Дзержинского на текст Гусева,
  
  Белого на текст Френкеля,
  
  Блантера на текст Долматовского,
  
  Кручинина на текст Голодного,
  
  Чернецкого на текст Лебедева-Кумача.
  
  После обсуждения прослушанных вариантов все присутствующие признали их неудовлетворительными.
  
  ________________________________
  
  
  Следующий по хронологии документ датирован 11 августа 1943 года и выглядит он так:
  
  ________________________________
  
  
  ЗАПИСЬ ПРОСЛУШИВАНИЯ ВАРИАНТОВ ГИМНА
  
  11.08.1943
  
  Бетховенский зал Большого театра
  
  14.00 - 16.35
  
  Присутствуют: т. Ворошилов К.Е., т. Щербаков А.С., т. Храпченко М.Б., т. Фадеев, т. Лебедев-Кумач
  
  Были заслушаны написанные варианты гимнов следующих композиторов ( исполнение авторами на рояле ):
  
  1. Шостакович
  
  2. Бр[атья] Покрас
  
  3. Кручинин
  
  4. Новиков
  
  5. Хачатурян
  
  6. Белый
  
  7. Хренников
  
  Прослушивание производилось отдельно каждым композитором при закрытых дверях.
  
  После прослушивания тов. Ворошилов собрал всех композиторов, с которыми поделился о результатах прослушивания.
  
  Тов. Ворошилов сказал: "Ни один из представленных вариантов в качестве гимна принять нельзя. Всем композиторам надо еще поработать. Часть композиторов были поставлены в неодинаковые условия перед другими. Некоторые (Покрасс, Новиков) привели с собой певцов, Хачатурян и Хренников сами поют неплохо, а Шостакович и другие не имеют совсем голоса. При исполнении надо поставить всех композиторов в одинаковые условия. Поэтому я предлагаю в будущем для исполнения организовать квартет из мужских голосов. Общее впечатление сейчас таково, что у всех получается лучше того, что исполняли на прослушивании в Большом театре 17 июля, но работать надо еще много. Я думаю, что мы установим окончательный: срок для композиторов - 1 октября".
  
  Производится разбор отдельных произведений.
  
  Тов. Щербаков А.С. указал на то, что у бр[атьев] Покрасс музыка не годится, гимн не получился. У Хренникова начало более или менее подходит, а дальше также не годится. Есть идея у Хачатуряна, но исполнение трудно для масс. У Шостаковича музыка не плохая.
  
  Тов. Ворошилов говорит, что большее впечатление оставила эта музыка. Он обращается к композиторам высказать свое мнение.
  
  Выступивший Покрасс указал, что он в свою вещь верит и предлагает еще раз повторить.
  
  В связи с обсуждением этого вопроса было решено повторить исполнение всеми композиторами в общем присутствии.
  
  После вторичного прослушивания Маршал обратил внимание на то, что у большинства композиторов нет повторений и припевов. Дал указание о тех требованиях, которые предъявляют к созданию гимна.
  
  В связи с тем, что в Союзе композиторов имеются и другие варианты гимнов, тов. Хачатурян внес предложение еще раз собраться во вторник на следующей неделе.
  
  Предложение принимается. Исполнение провести в таком же порядке.
  
  
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 27 - 28. Подлинник.
  
  _____________________________________
  
   В этом приведённом выше документе обращает на себя внимание то, что Лебедев-Кумач входит в прослушивающую комиссию ( среди "начальства" ), то есть он не просто один из участников конкурса среди поэтов, а ещё и человек, имеющий право оценивать творчество других.
   Мне представляется, что Василий Иванович ( ещё недавно - советский поэт ?1 ) возлагал на этот конкурс огромные надежды, рассчитывая на свой творческий ренессанс в глазах партийной элиты. Но в конце концов Сталин сделал ставку на других поэтов, нанеся тем самым страшный удар по самолюбию Лебедева-Кумача. Если бы дело было только в том, что вождь предпочёл других поэтов - это ещё пол беды. Весь трагизм заключался в том, что по сути в конечном итоге Сталин ИЗ ЕГО ПЕСНИ ( "Гимн партии большевиков" ) ВЫКИНУЛ ЕГО СТИХИ и вместо них вставил слова других авторов. Это был тяжёлый удар по уже пошатнувшейся двумя годами ранее психики поэта.
  
  
   Я продолжу - вот, как пишет об этом дне прослушивания в своём дневнике Китаев:
  
  _____________________________________
  
  
  11 августа 1943 г.
  
   В Бетховенском зале Большого театра тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С. в присутствии Председателя Всесоюзного Комитета по делам искусств при СНК СССР т. Храпченко заслушали первые представленные восемью композиторами произведения. Порядок прослушивания представленных гимнов был такой: композитор, исполняя свое музыкальное произведение на рояле, исполнял одновременно и слова, при чем другие соревнователи в зал не допускались. Впоследствии, этот порядок был изменен и все прослушивания происходили в присутствии вызванных на этот день композиторов и поэтов.
   По мнению тт. Ворошилова К.Е. и Щербакова А.С. и единодушному признанию всех присутствовавших композиторов и поэтов, ни один из первоначально представленных вариантов не отвечал предъявленным требованиям. Наилучшими среди представленных были музыка композитора Шостаковича на текст тт. Михалкова и Эль-Регистана.
  
  _____________________________________
  
   Тут мы видим в самом конце записи ПЕРВОЕ упоминание фамилий будущих авторов текста Гимна СССР.
   Как принято говорить в таких случаях - вот с этого момента поподробнее, пожалуйста !
  
   Начну по старшинству с Эль-Регистана. Здесь ссылка на его фото:
  
  http://s019.radikal.ru/i616/1312/6f/b0c69e52dea4.jpg
  
   Эль-Регистан - это псевдоним, а его настоящее имя Габриэль Аршалуйсович ( Аркадьевич ) Уреклянц ( Уреклян ). Родился он 15 декабря 1899 года в армянской семье ( с дворянской родословной ) в Самарканде. По другой версии ( со слов Тамары Аветисян, подруги его второй жены - Валентины Галаниной ) он родился в Тбилиси, а потом уже его семья переехала в Самарканд. РЕГИСТАН ( песчаная площадь - тадж. ) - это название площади в самом центре Самарканда, на ней находятся известные на весь мир сооружения - Медресе-мечеть, усыпальница великого завоевателя Тимура и его матери - Биби-Ханум. ЭЛЬ - от сокращения его имени Габриэль. Его отец был председателем правления Туркестанского коммерческого банка.
   Габриэль знал шесть восточных языков, работал спецкором в газете "Известия" - с 8 марта 1930 года. В этот Международный женский день в газете была опубликована его статья "Женщина-колхозница решила быть с открытым лицом" ( советская Средняя Азия снимала паранджу ). А начинал он свою журналистскую карьеру в газетах "Правда Востока" и "Узбекская правда".
   Как "продукт своего времени", Эль-Регистан не чурался и "разоблачительных" статей. Так им была написана провокационная статья о поистине героическом человеке, профессоре-хирурге, священнослужителе Валентине Войно-Янесецком ( в будущем - архиепископ Лука, причисленный к лику святых в 1995 году и канонизированный РПЦ в сонме мучеников и исповедников Российских в 2000 году ). После этой статьи начались гонения на этого замечательного человека, верой и правдой служившего людям.
   Эль-Регистан объездил почти всю страну, делая очерки, репортажи и путевые заметки о тех местах, где он побывал, а это исторические места для молодой Страны Советов - Беломорканал, Балхаш, Караганда, Тянь-Шань, Кузбасс, Магнитка, Сталинградский тракторный завод, Уралмаш, Сибмаш, Ферганский канал и др. Довелось ему также пройти все испытания в тяжелейшем автопробеге Москва - Каракумы ( 1933 г. ) и совершить перелёт Москва-Диксон вместе с легендарным полярным лётчиком Василием Молоковым ( 1935 г. ), и этот перелёт был совершён не на комфортабельном современном лайнере, а в самолёте, температура в котором не сильно отличалась от той, что была за бортом...
   Габриэль Аркадьевич ( он так предпочитал, чтобы его называли по отчеству ) является автором сценария кинофильма "Джульбарс" ( 1936 г. ). У меня до сих пор остались яркие детские впечатления от этого фильма. Из под его пера также вышли книги "Необычное путешествие", "Следопыты далёкого Севера", "Большой Ферганский канал", "Москва - Каракум - Москва", книга сказок "Стальной коготь".
   На I съезде писателей в 1934 году Алексей Толстой заявил, что в стране работают три настоящих журналиста, на которых остальным нужно равняться - Михаил Кольцов, Илья Эренбург и Эль-Регистан.
   До войны у журналиста не было никаких правительственных наград. Возможно на это повлияло то, что он не был членом партии и как бы это сказать помягче - в отношении женщин он не был однолюбом... В начале войны он ушёл на фронт военкором газеты воздушных сил "Сталинский сокол".
  
   От первого брака с Ольгой Ивановной Калакутской у него родился сын Гарольд Регистан ( 1924 - 1999, советский поэт-песенник ), а гораздо позднее ( в 1939 г. ) родилась ещё и внебрачная дочь Гаяне. Сын Гарольд является автором сборников стихов: "Любовь и песня" ( 1959 г.), "Сердце" ( 1963 г. ), "Августовская синь" ( 1966 г. ) и др. Вот здесь его фотография на обложке книги-сборника стихов, изданной ещё при жизни Г.Г. Регистана "Ветер времени" ( изд. "Советский писатель", Москва, 1986 г. ):
  
  http://s017.radikal.ru/i425/1312/fa/8cc33d0c2a6c.jpg
  
   Гарольдом Габриэловичем написаны либретто оперетты "Только любовь" и оперы "Седая девушка". Его перу принадлежат около 300 текстов песен, среди которых такие популярные, как "Море зовёт" и "Голубая тайга" ( композитор - Арно Бабаджанян ), "Я встретил девушку". Кстати, некоторые источники ошибочно приписывают слова популярной песни "Я встретил девушку" именно Эль-Регистану , а не его сыну - Гарольду. Возможно это связано с неточностями в двух основных источниках - в титрах одноимённого фильма, вышедшего в 1957 году, написано - " Композитор - Андрей Бабаев, Текст песен - Мирзо Турсун-Заде, Русский перевод - Г. Регистан". У двоих авторов имя указано полностью, а у третьего только буква "Г", вот и пойми - то ли это Габриэль, то ли Гарольд. И ещё в "Энциклопедии кино" о фильме написано так - "Текст песен: Мирзо Турсун-заде, Эль-Регистан ".
   Послушайте ( и посмотрите ) эту замечательную песню в исполнении Петра Налича в ТВ проекте Леонида Парфёнова "Какие наши годы":
  
  http://www.youtube.com/watch?v=tGX90IcKZXA
  
   Гораздо ниже я ещё раз упомяну имя Гарольда Габриэловича, в связи с одной занимательной версией начала сочинения гимна Эль-Регистаном и Михалковым.
   Итак, я продолжу свой рассказ о первом соавторе.
   В 1938 году Габриэль Аркадьевич влюбился в 15-ти летнюю ташкентскую балерину Валентину Галанину и через два года они поженились, но и с первой женой и с матерью дочери Гаяне Эль-Регистан поддерживал хорошие отношения до самой смерти. Уже находясь во втором браке, Габриэль не прекращал свои "хождения налево". Так у него появилась новая пассия - узбечка Ифат Нурбутабекова. Эль-Регистан привёз её в Москву, устроил в юридический институт и даже втихаря от жены Валентины прописал её в своей квартире. Измена выяснилась, когда к ним домой ( в отсутствии Габриэля ) пришла библиотекарь из института и стала спрашивать - "Это квартира Эль-Регистана? Могу ли я видеть его жену Ифат Нурбутабекову?..." А потом библиотекарь разъяснила, что эта студентка на абонемент взяла целую уйму книг и долго не сдаёт их. Скандал после этого был немалый... Потом ещё Габриэль "подбивал клинья" к молодой певице Тамаре Аветисян, говоря ей, что хочет привести в дом жену армянку...
   Умер Габриэль Аркадьевич Уреклян 30 июля 1945 года в Москве от обширного инфаркта и похоронен на Новодевичьем кладбище ( недалеко от могилы писателя Алексея Толстого, умершего пятью месяцами ранее, значит могила Эль-Регистана должна находиться в районе участка ?2, - И. Ш. ). Как говорила вдова Валентина Григорьевна Галанина - "Его погубила чрезмерность, он слишком любил хороший табак, хорошее вино и красивых женщин..."
  
   Ходят слухи, что "на тот свет" ему помогла отправиться сама Валентина. Вернувшись из Ташкента, чтобы уладить отношения с Габриэлем ( он якобы написал разводное письмо ), Валентина с мужем отправились ужинать в ресторан на улице Горького, там всё было хорошо, Габо за ней ухаживал, а по возвращении домой между ними возникла ссора с рукоприкладством Валентины. Когда Габо добрался до Кремлёвской больницы, врачи не поверили, что он пришёл самостоятельно...Через сутки его не стало... Но повторюсь - это всего лишь слухи...
  
   Я хочу воспользоваться поводом и рассказать Вам ( да простит меня читатель за этот экскурс ) об интереснейшей судьбе последней жены Эль-Регистана более подробно, используя выдержки из публикации в газете "Московский комсомолец" ( от 30 июня 2000 г - ???, судя по тексту - это должен быть 2003 год, - И.Ш. ). Как-никак, а Валентина Галанина была МУЗОЙ ( или одной из муз... ) для автора Гимна СССР.
   Вот здесь её фотография:
  
  http://s020.radikal.ru/i716/1312/74/a7ee8de12804.jpg
  
   "Проснулась знаменитой" - это про неё. В четырнадцать лет Валя танцевала на сцене филармонии, а уже через три года стала прима-балериной Узбекского театра оперы и балета. Хрупкую девочку с "египетскими" глазами и золотой косой боготворили поклонники. Ей дарили цветы, мечтали прикоснуться к её платью и часами ждали юную звезду у служебного входа. Воздыхатели не представляли, что предмет их обожания - дитя "кулака", которого советская власть из маленького городка на Волге загнала в Узбекистан...
  
   Валя родилась в Хвалынске ( Саратовская область ). Её мать происходила из старообрядцев - крестящаяся двумя перстами боярыня Морозова ( с картины Василия Сурикова ) доводилась Галаниным родственницей. В середине 20-х семью раскулачили. Им удалось сохранить только несколько старинных икон и горсть драгоценностей - спасаясь от отрядов озверевшей бедноты, они бежали в Ташкент. В "хлебном городе" Галанины поселились в глинобитной мазанке ( за Боткинским кладбищем, примечание моё - И.Ш. ), где в красном углу светились старообрядческие образа. Но подробности оставались за кадром: для окружающих Валя была лишь талантливейшей балериной. Её обожали не только зелёные сверстники и заядлые театралы. Юной Галаниной благоволила и политическая элита.
  
   - В 1939 году, когда мне было 16, меня впервые увидел на сцене тогдашний секретарь ЦК республики Усман Юсупов, - рассказывает Валентина Григорьевна. - Его потрясло, что русская девочка так артистично исполняет узбекские танцы. На приёме после концерта он спросил: "Почему это девочка, такая весёлая, так прекрасно танцует на сцене и такая грустная в жизни?" Я расплакалась: "У меня пропал папа". Прошло, наверное, месяца три, когда меня вызвали к Усману Юсуповичу. И он сказал: "Девочка, даже я теперь ничем не могу помочь. Я могу только заменить тебе отца". Как выяснилось, мой папа умер в Наманганской тюрьме ещё в 1937 году... А Юсупов действительно опекал меня всю жизнь...
  
   Среди поклонников Валентины был известный журналист Эль-Регистан - "рупор" освобожденного Востока. Его статьями зачитывались, передавая газеты из рук в руки. Изящный, импозантный, он пользовался огромным успехом у самых красивых женщин. А выбрал тоненькую 15-летнюю Валентину, которую увидел на сцене филармонии. Их роман протекал по-юношески трогательно и удивительно романтично - со стихами и прогулками под луной. Эль-Регистан был старше на 23 года, но ни невеста, ни жених не замечали этой разницы.
  
   - Я всегда любила взрослых мужчин, - смеётся Галанина. - А Габриэль Аркадьевич - необыкновенный человек. Эдакий рафинированный интеллигент, каких я больше никогда не встречала...
  
   "Молодые" поженились в 1940 году, Валентине едва исполнилось 17. Они переехали в Москву: к тому времени Эль-Регистан был ведущим журналистом "Известий". Их счастливая семейная жизнь началась в небольшой квартирке на Калужской улице, 16 ( нынешний Ленинский проспект ). Однако продолжалась она совсем недолго: в самом начале войны Эль-Регистан ушёл корреспондентом на фронт. Валя не отставала от мужа: с бригадой артистов ездила выступать на передовую. В Москву она приехала в 1943-м. Как раз к началу эпопеи с новым Гимном СССР.
  
   - Мы с мужем к тому времени перебрались в гостиницу "Москва" ( номер оплачивала редакция "Сталинского сокола" - И.Ш. ): в Нескучный сад угодила фугаска, и в нашем доме выбило все стёкла. В ту самую ночь - с 11 на 12 октября 1943 года - муж вдруг вскочил с постели. Я решила, что опять объявили воздушную тревогу, а он бросился к столу, на котором лежал планшет. Увы, в нём не оказалось листка чистой бумаги. Тогда Эль-Регистан схватил попавшийся под руку гостиничный счёт и на обороте записал первые четыре строчки будущего гимна, которые приснились ему во сне. Он зачитал их мне:
  
  Союз благородный республик свободных
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Да здравствует созданный волей народов
  Единый, могучий Советский Союз!
  
  ( Оговорюсь сразу - этот куплет почти похож на ...надцатый вариант соавторов, так что рассказанное десятки лет спустя - всецело принимать на веру не стоит, а вот документам, которые я буду публиковать гораздо ниже, уже доверять можно полностью ! И ещё посмотрите вот на эту фотографию упомянутого Валентиной Галаниной гостиничного счёта:
  
  http://s017.radikal.ru/i410/1312/23/06e0cab7e59d.jpg
  
   Дневальная гостиницы "Москва" Фететина выписала счёт 14 июня на шесть дней ( 9/VI - 15/VI ) на общую сумму 240 рублей. В верхней части счёта рукой Эль-Регистана записаны две строки:
  
  Свободных народов Союз благородный
  Сплотила навеки великая Русь
  
   Как мы видим - эти строки отличаются от версии Валентины Григорьевны. Позднее я приведу ещё одну фотографию ( чек из парикмахерской ) с автографом Эль-Регистана. - И.Ш. ) Продолжаю рассказ Галаниной:
  
  
   - Я заметила, что слово "благородный" не совсем подходит к советскому гимну, оно может ассоциироваться с "вашим благородием", и не лучше ли его заменить на "добровольный". "Ладно, посмотрим", - сказал он и, едва дождавшись утра, побежал к Михалкову. Он зачитал ему приснившиеся четыре строчки и предложил сочинять гимн вместе. Они тут же сели сочинять припев, а после того, как был написан его окончательный вариант, - второй и третий куплеты. По окончании работы над текстом соавторы представили свой вариант в конкурсную комиссию. К этому времени в неё поступили сотни текстов. В ознакомлении с ними принимали участие почти все члены Политбюро. Обсуждали буквально каждое слово, каждый знак препинания. В итоге выбор пал на текст Михалкова и Эль-Регистана.
  
   Тут я ( Игорь Шап ) хочу вклиниться в это повествование и сразу обратить внимание читателя на не стыковку дат событий. Валентина Галанина говорит о ночи с 11 на 12 октября ( её мужу приснились слова ), а по документам ещё 11 августа текст Эль-Регистана и Михалкова был представлен на рассмотрение в комиссию с уже написанной на него музыкой Шостаковича ( смотрите выше - "ЗАПИСЬ ПРОСЛУШИВАНИЯ ВАРИАНТОВ ГИМНА " ). Хотя речь тут может идти о каком -то из вариантов текста, но, опять-таки, мы знаем, что в этих числах оба соавтора уже "курили бамбук" - их текст был давно принят, об этом я буду писать позднее. Но тогда зачем Валентине Григорьевне было говорить фразу - "...и предложил сочинять гимн вместе" ? Возможно тут всё дело в абберации памяти, то есть, наложении более поздней информации на ранние впечатления. Есть ещё одна публикация её воспоминаний об этом же событии, и там она уже говорит о "начале сентября", хотя сути это не меняет, а лишь только заставляет относится к подобным рассказам с определённой долей скептицизма... Но я продолжу повествование Валентины Галаниной:
  
   Сталину особенно понравились слова: "Сплотила навеки Великая Русь". Однако он посчитал, что некоторые слова в тексте требуют корректировки. Его смущало слово "благородный" в первой строке первого куплета. Он сказал: "А не будет ли слово "благородный" у простого народа ассоциироваться с "вашим благородием", не лучше ли его заменить?" И он предложил авторам поработать в спокойной обстановке в Кремле, у него в кабинете.
  
   - Сочинители долго думали, но никому не пришло в голову нужное слово, - продолжает Валентина Григорьевна. - А Сталин в это время расхаживал по кабинету с неизменной трубкой. Вдруг, повернувшись к ним, произнёс: "НЭрушимый ! " Вечером, когда муж вернулся из Кремля, он сказал: "Ну, умница, ты была права!.." А было мне всего-навсего 20 лет...
  
   В начале 1944 года Валентина Григорьевна с концертной бригадой уехала на фронт. Там она впервые увидела Рокоссовского.
  
   - Все наши девочки страшно хотели познакомиться с легендарным полководцем, - улыбается балерина. - Когда я его увидела, Константин Константинович прошептал как зачарованный: "Если бы я был художником, то обязательно бы нарисовал вас". В присутствии всех Рокоссовский спросил: "Валентина, у вас есть чемоданы? Вам нужны трофеи?" Я ответила, что мне ничего не нужно. Тогда он преклонил предо мной колено: "Я восхищаюсь вами, я такой же, как вы..."
  
   Поклонники мало интересовали Валентину Григорьевну: ей шел 22-й год, и больше всего в жизни она любила балет и мужа. Чего не скажешь об Эль-Регистане...
  
   - Это был очень увлекающийся человек, - улыбается Галанина. - Может, и на мне бы не женился, да по-другому нельзя было. Не знаю, были бы мы и дальше вместе, если бы не смерть Габриэля в 1945 году...
  
   Регистан не единожды играл с судьбой. В 1929 году он заболел туберкулёзом: в левом лёгком врачи обнаружили каверну ( патологическая полость, примечание - И.Ш. ). Габриэль решился на самоубийство - выстрелил в сердце, но остался невредим: пуля лишь обожгла края каверны, сохранив будущему создателю гимна жизнь... В конце войны в Крыму осколком гранаты убило фотокора Калашникова. У шедшего рядом Эль-Регистана - ни царапинки...
  
   Габриэль Аркадьевич умер внезапно, всего через несколько месяцев после Победы. Уезжая на охоту в Венгрию, чувствовал себя прекрасно, а вернулся совершенно больным. Свою хворь он скрывал от "ласточки", "доченьки" - так он звал Валю. Привез ей из поездки несколько чемоданов платьев, брюссельского кружева и парчи. Но обновки были не в радость. Габриэль сгорел в Кремлёвской клинике буквально за несколько дней: второй обширнейший инфаркт.
  
   После смерти мужа Галанина заболела. В тот момент она была на пятом месяце беременности - начались преждевременные роды, заражение крови и перитонит. Её спасли пенициллин и мама...
  
   Валентина проболела несколько лет, три года была прикована к инвалидному креслу. Врачи вынесли приговор: путь на сцену закрыт.
  
   Казалось, жизнь рухнула: умер муж, нет любимой работы. Но Валентина Григорьевна всё-таки смогла вернуться в мир искусства: более 40 лет она преподавала в Хореографическом училище при Большом театре, в балетных студиях при ДК завода "Серп и молот" и при школах ?495 и 409. У Галаниной учились Екатерина Максимова, Марина Леонова, Константин Скрябин и Николай Караченцов. После её уроков пластики рук Марис Лиепа поставил знаменитый "Танец змеи"... ( возможно здесь неточность корреспондента "МК" и имеется в виду "Танец птицы", посмотрите этот танец здесь: https://www.youtube.com/watch?v=HSbCuEDTayY , примечание моё - И.Ш. )
  
   Валентина Григорьевна всегда оставалась одной из самых красивых женщин. И всегда привлекала внимание великих мужчин. Ей посвятил четверостишие Симонов. На молодую вдову пал и выбор Берии.
  
   - Как-то ко мне на улице подошел странный человек, - вспоминает Валентина Григорьевна. - "Девушка, вами интересуется очень большой человек. Вы не хотите поехать со мной?.." Я посмотрела на него сверху вниз: "За такое предложение вам следовало бы дать оплеуху! Но не желаю пачкать руки". По акценту я поняла, что он армянин, и добавила на армянском: "Бессовестный". Он позеленел от злости и процедил сквозь зубы: "Лучше бы ударила!" Потом в моей квартире долго раздавались странные звонки. Позже я узнала, что это были люди Берии...
  
   Даже сейчас в Валентине Григорьевне можно узнать звезду балетной сцены. Стройная, с девичьей пластикой, гордой осанкой. Кажется, что в свои 80 лет она легко исполнит самый сложный пируэт. Но первое впечатление обманчиво. Привычный маршрут из гостиной в кухню бывшая балерина преодолевает с трудом.
  
   - Это не от старости, - Валентина Григорьевна заметила, что я смотрю на её трость, - если бы не та трагедия, что произошла четыре года назад...
  В мае 1999 года на дачу Галаниной в Малаховке ворвались два наркомана, требуя золото и деньги.
  
   - Я отдала ворам сто долларов и старинную старообрядческую икону, - вздыхает Валентина Григорьевна. - Но этого оказалось мало: меня стали убивать...
  
   Её били ногами, таскали по полу, пинали по почкам, сломали челюсть, выбили зубы, ушибли позвоночник, сломали носовую перегородку. Она пыталась сопротивляться - за волосы женщину вытащили на кухню. Посадили на стул, связали электрошнурами ноги... Связывали туго, до онемения и кровавых полос. Завели назад руки и приготовили удавку.
  
   - Вот тут-то я обратилась к Богу: "Господи, пошли мне спасение!" Не успела произнести, как увидела в окно соседа. Он шёл ко мне. Мои мучители бросились бежать...
  
   Следствие тянется уже четыре года. За это время сменилось десять следователей.
  
   В её голосе уже нет злобы. Она привыкла. Хотя о том страшном дне не дают забыть немеющие ноги и больная спина. Но она не теряет присутствия духа. И не перебирается в Москву, поближе к докторам. Галанина продолжает жить в посёлке Малаховка, в старинном доме, который когда-то принадлежал певцу Собинову. Этот дом в 1945 году Эль-Регистан купил для тёщи.
  
  - Столица - ад, - считает Галанина. - А здесь, в деревне, мне хорошо дышится и хорошо пишется...
  
  
   Вот такая удивительная и страшная история...
   Я надеюсь, что после этого рассказа о Габриэле Аркадьевиче и его родных, Вам стал немного понятнее портрет одного из авторов Гимна СССР. Ведь по сути, о нём в нашей истории умалчивается, и мне пришлось по крупицам собирать информацию о Габриэле Эль-Регистане.
   Далее в своём повествовании я ещё много раз упомяну это имя и всё, что с ним связано.
  
   Теперь я хочу рассказать о втором соавторе слов гимна - Сергее Михалкове.
  
   Родился Сергей Владимирович 13 марта 1913 года в Москве. Хотя почему-то в своих воспоминаниях он указывает 12 марта, но на самом деле по старому стилю это было 28 февраля, значит надо прибавлять 13 дней. Скорее всего Сергей Владимирович запутался в исчислении Юлианского и Григорианского ( новый стиль ) календарей. Вот если бы он родился до 29 февраля 1900 года ( который сейчас считают НЕ високосным годом, так как он не кратен 400 ) то тогда бы нужно было прибавлять 12 дней, а если он родился уже в прошлом веке - в 1913 году, то нашими современниками прибавляется 13 дней. А после 2100 года наши потомки будут писать, что автор текста гимна СССР Сергей Михалков родился 14 марта... ( с ума можно "спрыгнуть"... ) Запутаются наши потомки однозначно - мы с двумя вариантами дат путаемся, а им придётся иметь дело с тремя разными источниками дат... Если кто-то из Вас ничего не понял, я проведу маленький ликбез:
  
  ________________
  
   Согласно Юлианскому календарю каждый 4-й год ( номер которого делится на 4 ), является високосным, т.е. содержит 366 дней, а не 365, как обычный год. Этот календарь отстаёт от солнечного на 1 сутки за 128 лет, т.е. примерно на 3 суток за 400 лет. Это отставание было учтено в Григорианском календаре ( новый стиль ). Для этого "сотые" ( оканчивающиеся на 00 ) годы сделаны не високосными , если только их номер не делится на 400.
  
   Високосными были 1200, 1600, 2000 и будут 2400 и 2800 годы, а 1300, 1400, 1500, 1700, 1800, 1900, 2100, 2200, 2300, 2500, 2600 и 2700 - нормальными. Каждый НЕ високосный год, оканчивающийся на 00 увеличивает разницу нового и старого стилей на 1 день. Поэтому в XVIII веке разница составляла 11 дней, в XIX веке - 12 дней, а вот и в XX, и в XXI веках разница одна и та же - 13 дней, поскольку 2000 год был високосным. Она увеличится только в XXII веке - до 14 дней, затем в XXIII - до 15 и т.д.
  
   В 1582 году папа Римский Григорий ХIII ввёл новый календарь, который стал применяться в Западной Европе ( католических странах - Италии, Франции, Испании, Польше и др. ). Чуть позже на него перешли и протестантские государства: Германия, Швеция, Дания, Британия, а также Азии ( Япония и Китай ).
  
   Однако Православная Церковь категорически отвергла идею реформирования календаря. Поэтому в России сохранялась старая система летоисчисления, хотя входящее в состав Российской империи Великое княжество Финляндское с 1753 года применяло Григорианский календарь.
  
   Россия перешла на новый календарь через три месяца после Октябрьского переворота. Согласно декрету, подписанному Владимиром Лениным 26 января 1918 года, первый день после 31 января было указано считать не 1-м февраля, а 14-м февраля.
  
   Если РПЦ будет и дальше придерживаться Юлианского календаря, то, начиная с 2101 года мы будем праздновать Рождество 8 января, а с 9901 года - уже 8 марта...
  
  
  ________________
  
  
   Итак, я продолжу. Отец Серёжи - Владимир Александрович имел чин коллежского асессора. Чтобы Вам был понятен, какой в дореволюционной "Табели о рангах" занимал место этот гражданский чин, я скажу, что всего было 14 классов, а чин коллежского асессора занимал почти середину - 8 класс. На самом верху был "Канцлер ( Штатс-секретарь )" и "Действительный тайный советник 1-го класса", а замыкал иерархию чиновников - "Коллежский регистратор". И соответственно, обращались к отцу будущего соавтора Гимна СССР и России только так - "Ваше высокоблагородие". Будь Владимир Александрович Михалков хотя бы на один класс ниже чином, то обращение к нему уже звучало бы следующее - "Ваше благородие"... В советское время бывший коллежский асессор увлёкся конструированием приспособлений для птицеводства... и одна из его книг так и называлась "Почему в Америке куры хорошо несутся".
   Как по материнской, так и, в особенности, по отцовской линии, предки Сергея Михалкова имели глубокие дворянские корни, нисходящие даже к роду Голицыных.
   Пользуясь случаем, я хотел бы обратить внимание сыновей Сергея Михалкова, но особенно Никиты Сергеевича Михалкова, на то, что в подмосковном селе Николо-Урюпино ( 15 минут от МКАДа по Новорижскому шоссе ) ЗАГИБАЕТСЯ бывшая усадьба Голицыных ( они владели ею с 1774 по 1917 годы, а ранее там жили Долгорукие и Одоевские - с 1621 года, то есть ещё при первом русском царе династии Романовых - Михаиле Фёдоровиче ). Я сделал коллаж из фотографий - можете убедиться сами, в каком ужасном состоянии находится сейчас эта усадьба, и с каждым годом она всё больше и больше разрушается..., а ведь это НАША ИСТОРИЯ ! По телевизору мы только и слышим ура-патриотические речи "державника" Никиты Сергеевича Михалкова, а вот, чтобы приложить усилия для сохранения наследия даже своих предков - "тут нас нет...". Уже давно можно было выделить хотя бы несколько десятков "каратов" из совместного с зятем "свечного заводика" на восстановление гибнущего памятника истории.
   Вот полюбуйтесь:
  
  http://s019.radikal.ru/i614/1311/02/0ed459fceef6.jpg
  
   Я ещё в январе 2013 года написал об этой погибающей усадьбе губернатору Московской области Воробьёву А.Ю. и в правительство РФ. В одном ответе из Белого дома мне отписались, что рассмотрят это дело, а Андрей Юрьевич выступил с предложением старинные подмосковные усадьбы называть именами бизнесменов, которые бы их восстанавливали. И, якобы будет разработана программа, согласно которой усадьбы будут сдаваться в аренду сроком на 49 лет по 1-му рублю за квадратный метр с условием их восстановления. Но воз и поныне там... Жаль, что денег у меня столько нет, а то пустил бы их на доброе дело, не в могилу же с собой их забирать...
  
   В верхнем левом углу коллажа - фотография действующей Никольской церкви ( построена крепостным зодчим Павлом Потехиным в 1665 году, в 150 метрах через речку от ансамбля усадьбы ). Прямо около этой церкви я сделал мобильным телефоном вот эту фотографию могилы четы Голицыных :
  
  http://s43.radikal.ru/i099/1311/e0/fa1f3ca9acdb.jpg
  
  
   И ещё добавлю - при надлежащем подходе этот красивейший уголок нашей Родины мог бы стать жемчужиной для исторического туризма и отдыха.
  
   Но я продолжу своё повествование.
   Первоначальное образование Серёжа Михалков получил от гувернантки - прибалтийской немки Эммы Ивановны Розенберг :
   "- Я с душевной теплотой вспоминаю эту сухопарую, жилистую старую деву, заложившую в мой характер основы самодисциплины и обучившую меня немецкому языку настолько, что я еще в детстве мог свободно в первоисточнике читать Шиллера и Гете. Не прошли мимо меня и приключенческие романы немецкого автора Карла Майя, которыми я зачитывался при свете карманного фонаря, накрывшись с головой одеялом, в те часы, когда детям было положено спать..." - пишет в своей литературной автобиографии Сергей Михалков.
   Способности к поэзии у Сергея появились очень рано. Вот, как он говорит об этом - "Писать стихи я начал рано. Мне было немногим больше десяти лет, когда беспризорники, проникшие в нашу квартиру, похитили шкатулку с моими "сокровищами", среди которых вместе с перочинным ножом и рогаткой хранилась общая тетрадь с начисто переписанными моими первыми стихотворениями..."
   В четырнадцатилетнем возрасте он вместе с семьёй переехал в Пятигорск, так как глава семейства нашёл там работу по своему профилю - птицеводству, и во многом преуспел на этом поприще. Там же Сергей начал печататься. Первое его стихотворении, которое было опубликовано - это "Дорога". Оно увидело свет в журнале "На подъёме" ( Ростов на Дону ) в 1928 году:
  
   Черный ветер гнет сухой ковыль,
   Плачет иволгой и днем и ночью,
   И рассказывают седую быль
   Зеленеющие бугры и кочки.
   Гнутся шпалы, опрокидываясь вдаль,
   Убегая серыми столбами.
   И когда мне ничего не жаль,
   Кочки кажутся верблюжьими горбами.
  
   Я не уверен на счёт абсолютной достоверности этой строфы, так как в третьей и четвёртой строке идёт сбой размера, хотя, судя по молодости автора - всё может быть...
   Вот как пишет о начале своей творческой биографии сам Сергей Михалков:
  
   "Благосклонно относясь к моим литературным упражнениям, отец предложил мне как-то написать десяток четверостиший для сельскохозяйственных плакатов, посвященных птицеводству, автором которых он являлся. Я охотно выполнил заказ. Четверостишия, прославлявшие колхозных птицеводов и агитирующие за современные методы птицеводства, были опубликованы. Отец крепко пожал мне руку, и это рукопожатие было для меня дороже всякого гонорара.
   К этому времени я уже стал одним из авторов краевой газеты "Терек", выходившей в Пятигорске. Первой моей публикацией в этой газете была "Казачья песня" ( 1929 год ):
  
   Качалась степь осокою,
   Гармонь рвала бока...
   ...Казачка черноокая
   Любила казака... "
  
   В 1930 году отец отправил Сергея в столицу :
  
   "...Посылаю сына в Москву, чтобы попытаться поставить его на ноги. Его задача получить нужное для писателя образование - путем работы в библиотеке, посещения театров, диспутов и общения с людьми, причастными к культуре. Если в течение года он сумеет двинуться вперед и будут какие-либо надежды, то возможно учение в литературном техникуме, если нет - он поступит на завод рабочим и потом будет учиться по какой-нибудь специальности..." - писал отец в письме своей сестре М.А.Глебовой, проживавшей в столице.
   - Больше всего ты любишь писать стихи. Пробуй свои силы. Учись дальше. Попробуй вылечиться от заикания. Работай над собой. Может быть, со временем из тебя что-нибудь и выйдет. Но главное, чтобы из тебя вышел человек! - напутствовал он меня, провожая в Москву."
  
  ( К слову, его отец умер от воспаления лёгких в г. Георгиевске в 1932 году в возрасте 46 лет, примечание моё - И.Ш. )
  ........
  
   "С 1933 года я стал более или менее часто печататься в столичной прессе. Мои стихи появлялись на страницах "Огонька" и "Прожектора", на газетных полосах "Известий", "Комсомольской правды", "Вечерней Москвы", "За коммунистическое просвещение". Опубликованная в "Огоньке" песня "Марш эскадрилий" была неожиданно перепечатана "Правдой". К этому времени относится начало моей долголетней дружбы с такими выдающимися мастерами советской эстрады и театра, как Рина Зеленая и Игорь Ильинский, в исполнении которых впервые зазвучали со сцены и по радио мои стихи для детей."
  ........
  
  ".... стало насущной потребностью творчески откликаться на события времени. У меня вырабатывалось все более активное отношение к жизни, внутренняя потребность черпать свое вдохновение в делах и мыслях современников. Я писал стихи о челюскинцах и папанинцах, о пограничниках и зарубежных пионерах, поднимал свой еще не окрепший поэтический голос против фашизма:
  
  "Враг"
  
   ...Есть в пограничной полосе
   Неписаный закон:
   Мы знаем все, мы знаем всех:
   Кто я, кто ты, кто он.
   Чтоб не могли в твоем краю
   Орудовать враги,
   Будь зорче!
   Родину свою,
   Как око, береги!.."
  
   Его знаменитая поэма "Дядя Стёпа" увидела свет в журнале "Пионер" ( ?7, 1935 г. ). Но по мнению многих литературоведов и не только их - поворотным событием в жизни Сергея Михалкова стало его стихотворение "Светлана" ( так звали дочь Сталина ), опубликованное в газете "Известия" в 1935 году:
  
  СВЕТЛАНА
  
  Ты не спишь,
  Подушка смята,
  Одеяло на весу...
  Носит ветер запах мяты,
  Звезды падают в росу.
  На березах спят синицы,
  А во ржи перепела...
  
  Почему тебе не спится,
  Ты же сонная легла?
  
  Ты же выросла большая,
  Не боишься темноты...
  Может, звезды спать мешают?
  Может, вынести цветы?
  
  Под кустом лежит зайчиха,
  Спать и мы с тобой должны,
  Друг за дружкой
  Тихо, тихо
  По квартирам ходят сны.
  
  Где-то плещут океаны,
  Спят медузы на волне.
  В зоопарке пеликаны
  Видят Африку во сне.
  Черепаха рядом дремлет,
  Слон стоит, закрыв глаза.
  Снятся им родные земли
  И над землями гроза.
  
  Ветры к югу повернули,
  В переулках - ни души.
  Сонно на реке Амуре
  Шевельнулись камыши,
  Тонкие качнулись травы,
  Лес как вкопанный стоит...
  
  У далекой
  У заставы
  Часовой в лесу не спит.
  
  Он стоит,
  Над ним зарницы,
  Он глядит на облака:
  Над его ружьем границу
  Переходят облака.
  На зверей они похожи,
  Только их нельзя поймать...
  
  Спи. Тебя не потревожат,
  Ты спокойно можешь спать
  
  Я тебя будить не стану:
  Ты до утренней зари
  В темной комнате,
  Светлана,
  Сны веселые смотри.
  
  От больших дорог усталый,
  Теплый ветер лёг в степи.
  Накрывайся одеялом,
  Спи...
  
   Вот, что рассказывает о событиях, связанных с этим стихотворением сам Сергей Михалков. Я приведу выдержки из книги журналиста и писателя Феликса Николаевича Медведева ( Партош ) - "Мои Великие старики" ( БХВ-Петербург, 2012 г. ):
  
  ___________________________________
  
  
   "...Но кто знает, как повернулась бы моя судьба, если бы отец был жив? Смог бы он с его происхождением, знанием иностранных языков, с его научным трудом под названием "Почему в Америке куры хорошо несутся ", с его дружескими связями не стать "врагом народа" ? Маловероятно. А значит, и я бы не стал писателем и вряд ли давал бы сегодня это интервью. Более того, уже начинающим писателем я дружил с Михаилом Герасимовым, Борисом Корниловым, Ярославом Смеляковым, которых постигла тяжелая участь. Мне, видимо везло.
   - Что значит "везло" ? Спасал случай ?
   - Во многом. Ну вот хотя бы такой пример. Мне безответно нравилась одна девушка. Она училась со мной в Литературном институте имени Горького, который я, к сожалению, не окончил по семейным обстоятельствам - нужно было содержать семью. Работал я тогда в отделе писем газеты "Известия" и уже начал издаваться. Так вот, в "Известиях" у меня печаталось стихотворение "Колыбельная", которое я до сих пор публикую. В клубе писателей я встречаю свою девушку и в шутку говорю: " Хочешь, я напишу сегодня стихотворение и посвящу его тебе, а завтра ты прочитаешь его в "Известиях" ? Светлана, так звали мою знакомую, только усмехнулась в ответ. Я же поспешил в редакцию и назвал стихотворение "Светлана".
   Ну, думал, теперь уж наверняка сердце Светланы будет завоёвано.
   Но так вышло, что я "завоевал" сердце совсем другого человека. Я был назавтра вызван в ЦК ВКП(б), и ответственный работник Динамов мне сказал: "Ваши стихи, молодой человек, понравились товарищу Сталину. Он поинтересовался, как вы живёте, не нуждаетесь ли в чём ?"
   Я поведал о своём неустроенном житье-бытье.
   Так, благодаря случайным стечениям обстоятельств, в том числе и тому, что дочь Сталина звали Светланой, моя жизнь изменилась. А русоволосая девушка, ради которой "Колыбельная" превратилась в "Светлану", продолжала меня игнорировать...
   На меня обратили внимание, мои стихи, опубликованные в журнале "Огонёк" перепечатала "Правда".
  
  ____________________________________
  
  
   Вот здесь фотография Сталина с девятилетней дочерью Светланой ( 1935 год.):
  
  http://s005.radikal.ru/i212/1312/f9/c71bfb38f10d.jpg
  
   Самое интересное то, что эта история со "Светланой" рассказывается на сотнях сайтах, в книгах и фильмах в самых РАЗНЫХ вариантах ! Это выражается в том, что разные источники говорят, что это стихотворение было напечатано то в газете "Известия", то в газете "Правда", то ли в 1935, то ли в 1936 году в день рождения Светланы Аллилуевой - 28 февраля.
  
   В своей статье я хочу продублировать уже НАЙДЕННУЮ ИСТИНУ в этих спорных событиях, но перед этим, воспользуюсь "своим" источником информации и расскажу Вам некоторые интересные факты... В этом мне поможет доктор филологических наук, профессор кафедры Истории русской литературы филологического факультета СПбГУ Душечкина Елена Владимировна.
   В своей книге "СВЕТЛАНА. Культурная история имени" ( Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2007 г. ) в главе "Имя дочери "вождя всех народов" она пишет:
  
  ______________________________
  
   "... Надежда Аллилуева родила дочь в Ленинграде, куда она приехала к родителям за несколько месяцев до родов и вернулась в Москву, когда девочке было уже около трёх месяцев. Б.Важанов, бывший в 1923 - 1928 гг. секретарём Сталина, много общавшийся с его женой и, по его словам, "даже несколько подружившийся" с ней, вспоминает: "Через некоторое время Надя исчезла, как потом оказалось, отправилась проводить последние месяцы своей новой беременности к родителям в Ленинград. Когда она вернулась и я её увидел, она мне сказала: "Вот, полюбуйтесь моим шедевром". Шедевру было месяца три, он был сморщенным комочком. Это была Светлана..."
   О причине отъезда беременной Надежды Аллилуевой в Ленинград нам ничего не известно, хотя сам этот поступок удивления не вызывает: женщины нередко едут рожать в родительский дом, рассчитывая в первые месяцы после родов на помощь матери. Однако, если вдуматься в этот факт биографии жены Сталина, встаёт вопрос, почему она поступила так при рождении второго ребёнка, в то время, как первый ( Василий ) был рождён ею в Москве ? Не стала ли причиной отъезда Надежды Аллилуевой в Ленинград очередная размолвка с мужем, с которым к середине 1920-х гг. её отношения становятся всё более и более напряжёнными ? Странным дополнением к сведениям о рождении Светланы в Ленинграде является фрагмент из её первой книги "Двадцать писем к другу", написанной в 1963 году, где сообщается, что в 1926 г. у Сталина с женой произошла ссора, результатом которой явился её отъезд к родителям с обоими детьми ( т. е. Василием и Светланой ). "Мамина сестра, Анна Сергеевна, - пишет Светлана, - говорила мне не так давно, что в последние годы своей жизни маме всё чаще приходило в голову уйти от отца <...> Как-то ещё в 1926 году, когда мне было полгода, родители рассорились, и мама, забрав меня, брата и няню, уехала в Ленинград к дедушке, чтобы больше не возвращаться ".
   Некоторые дополнительные детали этого инцидента были получены Светланой от её няни: "Няня моя рассказывала мне, что отец позвонил из Москвы и хотел приехать "мириться" и забрать всех домой. Но мама ответила в телефон, не без злого остроумия: "Зачем тебе ехать, это будет слишком дорого стоить государству ! Я приеду сама". И все возвратились домой".
   Таким образом получается, что либо Надежда Аллилуева на протяжении одного года уезжала к родителям дважды ( причём на достаточно продолжительный срок ), либо по прошествии тридцати с лишним лет ( когда и состоялся у Светланы разговор с тёткой об этом событии ) время ссоры между Сталиным и Надеждой, приведшей к её отъезду, сместилось в сознании рассказчицы на несколько месяцев. Так или иначе, но можно с определённой степенью достоверности утверждать, что, рожая дочь, Надежда Аллилуева была в ссоре со своим мужем. Этот факт делает, на наш взгляд, правдоподобную версию о том, что имя для новорождённой выбиралось в его отсутствии и без его участия ( для молодых читателей я напомню, что раньше до появления технологии УЗИ - 60 лет назад, пол ребёнка в утробе матери определять не могли и только в последнее десятилетие это получило массовый характер, примечание моё - И.Ш. ).
   В написанном ещё из Ленинграда письме Надежды Аллилуевой, адресованном матери Сталина и датируемом 14 апреля 1926 г. ( т. е. через полтора месяца после рождения дочери ), она уже пишет о ней, как о Светлане: "Дорогая мама Кэтэ ! <...> Недавно я родила вам внучку, очень хорошую девочку, которую зовут Светлана. Родилась она 28/2 в 3 часа ночи".
   Вполне возможно, что Надежда Аллилуева, будучи личностью независимой и твёрдой, вопрос о наречении дочери решила сама или же со своими родителями."
  
  ______________________________
  
  
   Вот здесь фотография Надежды Алилуевой ( 1901 - 1932, застрелилась 9 ноября ) с дочерью Светланой:
  
  http://s003.radikal.ru/i204/1312/d6/9c84079fb8ab.jpg
  
   Далее профессор Душечкина Е.В. пишет, что возможно на выбор имени Светлана, тогда ещё очень редкого, повлияло имя дочери Бухарина Н.И. ( она родилась за три года до того, и обе семьи дружили ). Возможно также, что своё влияние оказал отец Надежды - Сергей Яковлевич Аллилуев ( 1866 - 1945 гг. ), по роду своей деятельности связанный с электротехнической промышленностью и строительством электростанций. Связь имени Светлана с "электрической" семантикой начала возникать ещё в дореволюционные годы, когда в 1913 году в Петербурге "Светланой" было названо отделение производства СВЕТовых ЛАмп НАкаливания.
   А вообще, как пишет филолог Душечкина Е.В., имя Светлана является одним из ВЫДУМАННЫХ литературных имён второй половины XVIII - начала XIX в. с положительной эмоциональной окраской ( типа Милана, Прията, Милолика, Добрада, Блондина, Любим и др. ), впервые употреблённое Востоковым А.Х. в "старинном романсе" "Светлана и Мстислав" ( 1802 г. ). Краткая справка о поэте:
  
   Александр Христофорович Востоков ( псевдоним ), настоящее имя Александр-Вольдемар Остенек ( нем. Osteneck, 1781 - 1864 гг. ). Российский филолог, поэт, член Российской академии ( 1820 ), академик Петербургской АН ( с 1841 года ). Родился в Эстонии ( Аренсбург, ныне Курессааре ), внебрачный сын барона Остен-Сакена.
  
   Возможно также, что на "придумывание" поэтом имени Светлана повлияло понятие земли ( надела, поля ) у западных славян - "лан" . То есть это имя олицетворяет "Светлую землю" или "Свет земли".
  
   После Востокова А.Х. имя Светлана было использовано Жуковским в одноимённой балладе ( 1812 г. ), имевшей у читателей такой успех, что вскоре после создания она превратилась в хрестоматийный текст.
   А двум сыновьям Сталина - Якову ( его родила в 1907 году первая жена Сванидзе Екатерина Семёновна, умерла через пол года после родов ) и Василию - были даны традиционные христианские имена.
   Кстати, судя по всему, у Сталина было, как минимум, два бастарда. Об одном из них известно мало ( Давыдов Александр Яковлевич 1917-1967 гг. ), а вот о Кузакове Константине Степановиче ( 1908 - 1996 гг. ) сведений побольше. Для любознательных я приведу известную мне информацию:
  
   Родился первый бастард Сталина в г. Сольвычегодске Архангельской области. В этом городе молодой И.В. Джугашвили отбывал ссылку и квартировал в доме вдовы Кузаковой Марии ( Матрёны ) Прокопьевны. Супруг вдовы умер в 1906 году, а через два года от "кавказского постояльца" родился мальчик. Назвали его Константином, ну, а отчество ему досталось от имени бывшего мужа Марии Прокопьевны. "Молодой отец" жениться отказался, сославшись на скитальческую жизнь революционера, но помогать материально обещал ( я напомню, что первая жена Сталина умерла 5 декабря 1907 года )
   После Октябрьского переворота Мария узнала, что её бывший постоялец стал членом правительства и написала ему письмо с просьбой о помощи. Но ответа не получила. Тогда она написала Ленину. Это письмо попало к Н.С. Аллилуевой, работавшей в секретариате Председателя Совнаркома. Из письма она узнала о внебрачном сыне своего мужа. Ничего ему не сказав, она оказала денежную помощь семье Марии ( впоследствии Мария Прокопьевна умрёт в декабре 1941 года во время блокады Ленинграда ). Вот здесь фотография Марии Кузаковой с надписью на обратной стороне " На добрую память Косте от мамы г. Сольвычегодск":
  
  http://s005.radikal.ru/i212/1312/fd/1ab7c6448f2a.jpg
  
   В 1930 Константин году окончил Ленинградский институт народного хозяйства.
   Вот здесь ссылка на фотографию Константина Кузакова ( 30-е годы ):
  
  http://s017.radikal.ru/i416/1308/e4/a5dd0021c04a.jpg
  
   В 1932 году НКВД взяло с него подписку о неразглашении тайны происхождения ( 63 года это оставалось тайной ).
   С 1932 года по 1939 год - он доцент Ленинградского института точной механики и оптики, заведующий кафедрой Диалектического материализма ( 1932-1937 гг. ). Утверждён в звании доцента (1938). Член приёмной комиссии ЛИТМО ( 1936 г.).
   С 1939 по 1947 годы преподавал диалектический материализм в ВПШ при ЦК КПСС. ( говорят, что это Жданов "перевёл" его на инструкторскую работу в ЦК )
   С 1940 год в ЦК ВКП(б) - помощник зав.отделом Управления пропаганды и агитации, зам.начальника Управления пропаганды и агитации.
   В годы войны он выезжал в составе лекторских групп в воинские части.
   В 1946-1947 гг. - зам. министра кинематографии, с 1947 по 1954 гг. - старший редактор, начальник сценарно-редакционного отдела киностудии "Мосфильм". В 1954-1955 гг. начальник Главного управления кинематографии Министерства культуры СССР. С 1955 по 1959 - директор издательства "Искусство".
   Доктор философских наук, профессор.
   С 1959 года до выхода на пенсию в 1987 году - в Госкомитете по радиовещанию и телевидению при СМ СССР: начальник Главного управления, заместитель председателя Комитета, главный редактор Главной редакции литературно-драматического радиовещания, главный редактор Главной редакции литературно-драматических программ Центрального телевидения Гостелерадио СССР, член коллегии Гостелерадио.
   Автор работ по философии. Автор сценариев телевизионных и художественно-документальных фильмов.
  
   Вот такая история...
   Но давайте опять вернёмся к нашей теме, так сказать, к "нашим баранам" - к публикации стихотворения "Светлана".
   Теперь я ближе коснусь возникших противоречий во всей этой "тёмной" истории. Филолог Душечкина Е.В. в своей книге "СВЕТЛАНА. Культурная история имени" пишет следующее, цитирую дословно:
  ________________
  
   "В популяризации имени дочери Сталина определённую роль сыграл и начинающий детский поэт Сергей Михалков, который 28 февраля 1935 г. ( как раз в день рождения Светланы Сталиной ) опубликовал в газете "Известия" "колыбельную" под названием "Светлана"... "
  
  ________________
  
   Уже после публикации своей книги Душечкина Е.В. понимает, что слишком "доверилась" источникам и решает сама всё перепроверить. Итогом этих поисков стала её статья "Предание не верит в случайности ( об адресате одной колыбельной )" :
  
  http://www.ruthenia.ru/document/545659.html
  
   Для тех, кому "влом" открывать ссылки, я тезисно перескажу основные моменты этой статьи:
  
  ____________________________________
  
  .........
   Моя цель состоит в том, чтобы показать, как, с одной стороны, Михалков, а с другой - его, так сказать, "обвинители" и "разоблачители" подтасовывают и расцвечивают факты, которые выстраиваются в красивые, но малоправдоподобные, а иногда и совсем неправдоподобные сюжеты.
  .........
   В книге "От и до..." (1998 год) Михалков пишет, что в середине 1930-х годов он работал на разборке писем в газете "Известия" и время от времени печатал на страницах этой газеты свои детские стихотворения. Тогда Михалков был студентом Литературного института им. А. М. Горького и "испытывал нежные чувства" к девушке-блондинке, которая училась там же, была старше его и не проявляла к нему никакого интереса. "В тот памятный день, - пишет Михалков, - я встретил ее в Доме литераторов. <...> назавтра в "Известиях" должно было появиться мое новое стихотворение "Колыбельная". А мне так нужно было, чтобы Светлана заинтересовалась мной! И я сказал: "Хочешь, я напишу стихотворение о тебе, и завтра оно появится в "Известиях"?" Девушка <...> рассмеялась и ушла. Но - гусарить так гусарить! Сейчас же поехал в "Известия", переименовал стихотворение, превратив его из "Колыбельной" в "Светлану", вставил это имя и в строки... На утро оно вышло в свежем номере газеты <...> вскоре меня внезапно пригласили в ЦК КПСС [именно так!]". Михалкова принимает "ответственный товарищ в большом кабинете" и во время беседы сообщает, что его стихи в "Известиях" понравились товарищу Сталину.
  
   Итак, каковы факты? Время события - годы учебы Михалкова в Литинституте; наличие блондинки Светланы, к которой молодой поэт "испытывает нежные чувства"; поездка в редакцию "Известий", переименование стихотворения, включение в текст имени Светлана. И наконец - судьбоносное приглашение в ЦК.
  .........
   Неоднократно рассказывая историю своей колыбельной, Сергей Владимирович явно не учел того факта, что ее адресат, студентка Литинститута, должна была (как и он сам) родиться еще до революции, а потому имела слишком мало шансов быть названной Светланой. Михалков родился в 1913 году; "прекрасная блондинка", по его словам, была старше его, значит, дата ее рождения может быть определена несколькими годами ранее. А потому существование соученицы Михалкова Светланы, представляется маловероятным. Личное имя Светлана возникло как имя неканоническое и требовало второго, крестного, имени. В дореволюционные годы этим именем называли исключительно редко. Достаточно отметить, что с 1900 по 1916 год в Москве не было зарегистрировано ни одной Светланы. Имя это активизируется после революции, и его популярность существенно возрастает как раз в годы учебы Михалкова в Литинституте. В начале 1930-х годов Светлан было еще очень мало.
  ...........
   Но никто, как кажется, ни разу не задумался над тем, кто же была эта "прекрасная блондинка" ( или, как еще более живописно характеризует ее Михалков в другом месте, "высокая, статная девушка с большой русой косой за плечами" - образ, почти дублирующий картину Карла Брюллова 1837( ??? - И.Ш. ) года "Гадающая Светлана":
  
   http://www.wikipaintings.org/ru/karl-bryullov/svetlana-guessing-on-her-future#supersized-artistPaintings-204403
  
   А, казалось бы, найти ее не составляет большого труда - стоит только ознакомиться со списком студентов Литинститута первых лет его существования. Тем более что четыре года назад в "Вестнике Литературного института им. А. М. Горького" был напечатан биобиблиографический указатель и даны алфавитные списки слушателей его творческих семинаров за 1933-2003 годы. Правда, надо сказать, что материал в этом издании представлен в очень плохом виде: не раскрыты инициалы многих студентов, далеко не везде указано время окончания ими института и пр., пр. Но все же какие-то сведения мы получаем. Литинститут был открыт 1 декабря 1933 года. ... Михалков становится его студентом в 1935 году, но уже в 1937, женившись, родив сына и став членом Союза писателей, оставляет студенческую скамью.
   Со слов самого поэта мы знаем, что колыбельная "Светлана" написана и опубликована в годы его учебы в Литинституте и что это был 1935 год. Значит, Михалков в момент выхода текста в свет учился на первом курсе. А это также значит, что "прекрасную Светлану" следует искать среди студентов 1933, 1934 и 1935 годов поступления. В 1933 году, как свидетельствует из "Биобиблиографического указателя", было зачислено 45 человек, в 1934 всего 8, в 1935 - 27. Ни одной Светланы за эти годы приемов не обнаружено. Правда, как уже говорилось, инициалы некоторых студентов остались нераскрытыми. Однако из всех студенток этих лет обучения с именем, начинающимся на букву С - указана только С. М. Штут. ... Но С. М. Штут, родившаяся в 1908 году, а значит бывшая на 5 лет старше Михалкова, звалась Саррой Матвеевной, а вовсе не Светланой. Разве что в обиходе ее звали Светланой ( что, в принципе, не исключено - такие случаи бывали ), но кто это подтвердит ? ( Найти природную БЛОНДИНКУ с именем Сарра и сейчас проблематично, - примечание моё - И.Ш. )
  ..........
   Остается еще один вопрос: все-таки, где и когда была напечатана колыбельная "Светлана"? Михалковская версия - кажется, наиболее достоверная: газета "Известия", где поэт с 1933 года работал внештатным сотрудником отдела писем. Другие версии - "Пионерская правда" и "Правда". Год - 1935. Месяц и число сомнений не вызывало - день рождения Светланы Сталиной, а родилась она 28 февраля 1926 года. Однако, как оказалось, в номере "Известий" за 28 февраля 1935 года никакого стихотворения Михалкова нет. Нет его под этой датой ни в "Правде", ни в "Пионерской правде". Но, может быть, все-таки не 1935, а 1936 год, может быть, прав А. С. Жовтис, указавший, что Светлане Сталиной в момент публикации колыбельной исполнилось десять, а не девять лет? Но и 1936 год не приносит никаких результатов. И только сплошной просмотр комплекта "Известий" за 1935 год дал возможность найти искомый текст. Он обнаружился на третьей странице 51-го номера газеты за 29 июня. Оказалось, что ко дню рождения Светланы Сталиной стихотворение Михалкова не имеет никакого отношения. Кроме того, июнь - это первый летний месяц 1935 года, того самого года, когда Михалков стал студентом. Но когда зачисляли студентов в Литинститут? Зачисляли ли их в июне? Когда вообще начинались занятия? Вряд ли все-таки в первый летний месяц. А ведь Михалков к этому времени, по его словам, уже учился и даже успел влюбиться в красавицу-блондинку.
  
   Вопросы остаются, но дело уже не в них. Мне хотелось показать, как, в зависимости от рассказчика, его заинтересованности в теме и цели рассказывания, подтасовываются факты. Причем подтасовываются они не только самим автором "Колыбельной", стремящимся доказать случайность, непреднамеренность того, что произошло ( хотя Михалков никогда не скрывал своей верности власти, каковой бы она ни была ). Факты подтасовываются и неизвестными создателями, якобы, "исторических анекдотов" с целью скомпрометировать поэта, всегда верно служившего власти.
  ..........
  _____________________________________
  
  
   Можно сделать вывод, что история с реальностью существования девушки Светланы - "мутная", а вот с датой и местом публикации стихотворения более-менее прояснилась.
   Но я предлагаю читателям ( как независимому источнику ) провести СОБСТВЕННЫЕ поиски и окончательно подтвердить эту историю с публикацией стихотворения "Светлана" - то есть сделать ФОТОГРАФИЮ ( скриншот ) из газеты.
   Я нашёл в интернете ресурс ( его "замутили капиталисты" ) , откуда можно сделать заявку на просмотр архивов, в частности - газеты "Правда" и "Известия" за последние сто лет. К сожалению, там сотрудничают только с организациями ( библиотеками ). Если у кого случится когда-нибудь оказия получить доступ к этому архиву, посмотрите, пожалуйста, номер газеты "Известия " от 29 июня 1935 г., а также "Правда" и "Известия" от 28 февраля 1936 года ( плюс-минус один день ) для подтверждения того, что там перепечатки стихотворения в день рождения дочери Сталина НЕ БЫЛО.
  
   Вот здесь находится этот сайт, располагающий множеством электронных архивов:
  
   http://online.eastview.com/freetrial/index.jsp
  
   Связываться с ними напрямую - себе дороже ( сумма в баксах - с тремя нулями... ). Но есть "халявный" способ - это прийти в организации, которые уже имеют подписку. По моим сведениям в Москве на них точно подписана Государственная публичная историческая библиотека. Туда можно приехать и поработать там в читальном зале на компьютере ( Старосадский переулок, 9, тел. 8 (495) 625-65-14 ). Так же имеет подписку Российская государственная библиотека ( ул. Воздвиженка, 3/5, тел. 8 (495) 697-66-72 ) и ещё ряд библиотек. По другим библиотекам и по другим городам у меня сведений нет.
   Если кто сумеет всё выяснить ( документировано ) - свяжитесь со мной через мою страничку "В контакте" :
  
  http://vk.com/id80112388
  
   Нужно будет сделать СКРИНШОТ найденной информации; мы с Вами спишемся, всё обсудим и я обещаю, что со ссылкой на Ваше имя я допишу в этой статье ( на множестве сайтов ) полученную информацию с ФОТОГРАФИЕЙ стихотворения в газете. Заранее, большое спасибо !
   Если для кого-то понятие "скриншот" в новинку, я поясню - так называется снимок с экрана монитора компьютера. Вот краткая инструкция одного из способов его получения :
   Итак, у Вас на экране монитора изображение, которое нужно "запечатлеть" ( стихотворение в газете ). Вы на клавиатуре нажимаете клавишу "Print Screen", далее на мониторе мышкой кликаете на слово ПУСК ( внизу, слева ) далее следуете ВСЕ ПРОГРАММЫ - СТАНДАРТНЫЕ - PAINT. Открыв Paint , кликаете ПРАВКА - ВСТАВИТЬ. У Вас появится этот снимок с экрана. Далее ФАЙЛ - СОХРАНИТЬ КАК. Так как Вы будете работать на чужом компьютере, то сохраните этот файл на "рабочем столе", а затем отправьте его себе на почту.
  
   Завершая эту тему, скажу, что, как бы там ни было, но без внимания Сталина к стихотворению "Светлана", всё то, что далее произошло с его автором - навряд ли бы имело место. Я процитирую ещё раз профессора Душечкину Е.В. :
  ____________________
  
   Уже в следующем, 1936 году у начинающего поэта, который пробивался в литературу в роли поэта-песенника, каких в то время были сотни, который много писал, а печатали его мало и без энтузиазма, в "Библиотечке "Огонька"" вышла первая книга стихов для детей. Она включала в себя двадцать стихотворений, вскоре ставших широко известными: "Веселый турист", "Упрямый Фома", "Мы с приятелем" и ряд других. В "Правде" появилась хвалебная рецензия А. А. Фадеева, в то время как незадолго до этого он, как редактор "Красной нови", "вернул все стихи Михалкова, не напечатав ничего. На книгу откликнулся и К. И. Чуковский: "У советских детей появился новый поэт, самобытный и смелый". В том же 1936 году ( ??? в 1937 г. - из его автобиографии, примечание моё - И.Ш. ) Михалкова приняли в Союз писателей ( как считается, по инициативе Сталина ), в 1939 году он был награжден высшей наградой страны - орденом Ленина ( первым из четырех; последнего он удостоился в 1983 г. ), а через год получил первую ( и тоже не последнюю ) Сталинскую премию.
  _____________________
  
   Но я продолжу свой рассказ о Сергее Михалкове.
   В 1936 году выходит его "Дядя Стёпа", изданный уже отдельной книгой с рисунками художника Аминадава Каневского. Вот здесь фотография обложки самого первого издания этой книги ( уже раритет ):
  
  http://s017.radikal.ru/i411/1312/ad/5d43bcc4d233.jpg
  
   В апреле этого же года Михалков женится на Наталье Петровне Кончаловской - дочери художника Кончаловского П.П. ( 1876 - 1956 гг., создал около 2-х тысяч полотен, отказался писать портрет Сталина, сославшись на то, что он "реалист" и не может делать портреты по фотографии ).
   С началом Второй мировой войны осенью 1939 года Сергей Михалков становится военным писателем-корреспондентом. Он сопровождает части Красной Армии, вошедшие 17 сентября на территорию Польши. Для тех, кто считает ( из школьного курса истории ), что Советский Союз вступил во Вторую мировую войну только 22 июня 1941 года, я порекомендую почитать другие мои статьи - "Начало Второй мировой войны" и "Зимняя война" :
  
  
  http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/playcasts/razmishleniya/983027.html?author&wup=10494
  
  http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/playcasts/razmishleniya/981822.html?author&wup=10494
  
   С началом Великой Отечественной войны Михалков служит фронтовым корреспондентом красноармейской газеты Южного фронта "Во славу Родины". Во время бомбёжки немецкой авиацией Одессы он получает контузию. После лечения Михалков работает в редакции газеты ВВС "Сталинский сокол", где и знакомится со своим будущим соавтором текста Гимна СССР Эль-Регистаном.
  
   Вот здесь большая фотография Сергей Михалкова в военной форме:
  
  http://i016.radikal.ru/1312/9f/8199b752df76.jpg
  
   Но давайте вернёмся к моменту начала совместного творчества двух авторов над текстом гимна. Как известно, именно Эль-Регистан предложил Сергею Михалкову "поработать на пару". Понять логику Габриэля Аршалуйсовича можно даже людям, не обладающим логическим мышлением - никто не стал бы рассматривать всерьёз текст гимна , написанный АРМЯНИНОМ ( пусть даже заочно Ворошилов его и знал ), а значит шансы на его успех были нулевые. А вот если привлечь в соавторы известного и обласканного Сталиным поэта Михалкова, то тут уже можно рассчитывать на определённую долю успеха.
   В своём повествовании я буду иногда ссылаться на Тамару Аветисян. Её имя я уже упоминал выше ( в связи с тем, что к ней "подбивал клинья" Эль-Регистан, и что по её версии он родился в Тбилиси ), поэтому в двух словах расскажу и о ней. Тамара Константиновна Аветисян ( 1918 - 2012 гг., певица, заслуженная артистка Украины ) была знакома через свою подругу Валентину Галанину и с Эль-Регистаном и с Михалковым. Вот её фотография в молодости:
  
  http://s017.radikal.ru/i443/1312/6e/eb1dfedc528d.jpg
  
   Вот, что она говорит:
  _______________
  
  .......
   До войны я училась в Ташкентском институте ирригации и мелиорации сельского хозяйства, студентов которого привлекали к строительству Большого Ферганского канала. К нам на стройку часто приезжали концертные бригады, в одной из которых танцевала Валя Галанина. Мы познакомились. В 1940 году на Ферганский канал прибыл из Москвы спецкор "Известий" Эль-Регистан. 40-летний Габриэль завоевал сердце танцовщицы, которая была моложе его на 17 лет ( они познакомились ранее - в 1938 году, примечание моё - И.Ш. ). Мать Вали настояла, чтобы они расписались. У Регистана это был не первый брак.
  .......
   В один из дней 1943 года я шла по Столешникову переулку в Москве и неожиданно встретила свою ташкентскую приятельницу Валю Галанину с мужем. Встрече с землячкой я очень обрадовалась и с удовольствием приняла приглашение супругов зайти к ним в гости. Валя похвасталась, что ее супруг Эль-Регистан в соавторстве с известным писателем Михалковым пишет гимн. И рассказала, что первый куплет явился ее мужу во сне.
  .......
   Они с Валей подкармливали меня - я, студентка, ходила к ним, как бедная родственница. В Москве я оказалась с институтом автодорожного транспорта, вернувшимся из ташкентской эвакуации.
  .......
   Как-то я была в гостях у Регистанов, и к ним зашел Сергей Владимирович. Тогда он был чрезвычайно популярен, и знакомство с такой знаменитостью стало для меня событием. Сергей Михалков покорил меня простотой и общительностью, но изысканностью манер не отличался. В шутку он стал называть меня Тамаридзе.
  ........
   Эль-Регистан был гурманом, человеком Востока. Армянин дворянских кровей, хамства он не любил, а Сергей был простоватым - никакой породы. Если Михалков собирался зайти в номер к Эль-Регистану, Габриэль предупреждал жену: "Спрячь сыр, иначе Сережа не оставит ни кусочка". Семьи Михалкова и Эль-Регистана получали продукты по талонам, были прикреплены к знаменитому Елисеевскому гастроному. Иногда Габо просил отовариться меня, потому что у него не было времени.
  .........
   Оставаясь ночевать у Вали, я слышала, как Габриэль и Сергей читали какую-то книгу, заливаясь смехом. Когда они уходили, мы пытались найти то, что их так веселило, но ящик письменного стола всегда был на замке. Однажды мужчины потеряли бдительность, и мы обнаружили перефотографированную книгу - одно из первых русских печатных изданий. Это были "Русские народные сказки", подлинник которых, как оказалось, они подарили Ворошилову. Сказки были такого порнографического содержания, что многие слова были нам с Валей вообще непонятны...
  ........
   Из разговоров друзей у меня сложилось впечатление, что они были уверены в успехе еще до заключительного третьего тура, хотя в конкурсе участвовала масса претендентов. Тексты, прошедшие во второй тур, заняли 600-страничный сборник. Проекты гимна отличались и по стилю, и по размеру. Во многих откровенно славился Сталин, иные оказались такими витиеватыми и многословными, что проникнуть в дебри их смысла было непросто. Именно Михалков и Эль-Регистан написали самый лаконичный и четкий текст.
  ........
  ________________
  
  
   Мне интересно знать - вот пока Вы читали всё написанное выше про Эль-Регистана, у кого-нибудь возник вопрос - каким же образом этот ЖУРНАЛИСТ был привлечён к написанию слов ( стихов ) Гимна СССР? С чего бы это человек, до этого НИКОГДА не писавший стихов ( и после тоже ) решил взяться за эту непростую даже для профессионалов задачу ?
   На этот счёт есть одна очень занятная версия. Подтвердить её или опровергнуть уже вряд ли кому-то удастся, но, как "вишенка на торте" она занимает во всей этой эпопее своё почётное место.
   Итак, давайте вспомним о сыне Эль-Регистана - Гарольде ( советский поэт-песенник ). В 1943 году ему исполнилось 19 лет и к этому времени он уже писал стихи. Через своего отца, а может быть и через свою мать Ольгу Калакутскую ( она была шапочно знакома с женой Ворошилова К.Е. - Екатериной ) Гарольд узнаёт о неофициальном конкурсе на создание нового гимна страны. Он сочиняет некий текст на уже существующий ритм песни "Гимн партии большевиков". Понимая, что сам никуда "продвинуть" свои стихи не сможет, он показывает их своему отцу. Хотя его мать и отец были к тому времени разведены, но они всё время поддерживали между собой хорошие отношения. Просчитав все возможные варианты по выводу "в свет" стихов сына, Эль-Регистан придумывает легенду про "приснившийся" ему первый куплет гимна и разыгрывает сцену с "озарением" перед своей второй женой Валентиной Галаниной ( уповая на женский "язык" ). Затем он привлекает в соавторы своего ничего не подозревающего коллегу и детского поэта Сергея Михалкова. А дальше всё поехало и закрутилось... своим чередом, но первый "толчок" был именно таким.
   В самом деле, если здраво рассуждать, не мог же Эль-Регистан заявить, что это ему "Господь на ушко нашептал слова гимна". Вот он и разыграл этот многоходовый "спектакль"...
   Очень красивая версия, и самое главное - она органично вписывается в канву событий и отвечает на некоторые появляющиеся вопросы. То есть, Михалков был использован "втёмную"..., хотя его навыки, как детского писателя очень пригодились при доработке стихов, ведь текст гимна страны должен был быть понятен каждому - и горожанину и сельскому жителю, взрослому и ребёнку. Написать такой текст совсем непросто. Я по собственному опыту знаю, что сочинять стихи для детей на порядок труднее, чем для взрослых - очень многим словам приходится искать замену.
   Уже позднее ( после смерти Эл-Регистана ) Михалков "придумал" свою легенду начала сочинения гимна. В разных источниках ( включая телевизионные передачи ) она трактуется с разными нюансами, и доверять каждому слову Сергея Владимировича тут не стоит. Вот одна из версий "легенды" поэта:
  
  ___________________
  
  
   Летом сорок третьего года в разгар военных событий Правительство страны приняло решение о создании нового Государственного гимна СССР взамен "Интернационала", который должен был остаться партийным гимном.
   Я и мой давний друг Габо ( Габриэль Аркадьевич Уреклян, выступавший в печати под псевдонимом Г. Эль-Регистан ) большую часть времени находились на фронте и лишь наездами бывали в Москве. Габо останавливался в гостинице "Москва", я - на своей квартире.
   Зайдя как-то в ресторан "Арагви" за "подкреплением" ( в "Арагви" в то время "высшая интеллигенция" получала дополнительные обеды, входили туда по специальным пропускам, там после трёх часов дня за 30-50 копеек кормили обедом из четырёх блюд, - И. Ш. ) , я встретил там группу известных московских поэтов. Товарищи собрались в ресторане пообедать после "важного" совещания у К. Ворошилова ( вероятно это совещание проходило 17 июня 1943 года с 14ч.10мин. до 16ч.10мин. в здании МК ВКП(б), его стенограмма в самом начале этой статьи, - И.Ш. )
   - Что за "важное" совещание? - поинтересовался я.
   - Будет создаваться новый Гимн Советского Союза. Объявлен конкурс на лучший текст! - последовал ответ. - Были приглашены все "песенники"!
   По возвращении в гостиницу я поделился этой новостью с Габо.
   - Но почему же не пригласили меня? - не без некоторой обиды задал я вопрос своему другу.
   - Ты же сам сказал, что пригласили "песенников", а ты детский поэт! - ответил Эль-Регистан.
   - Но я же все-таки сочинил несколько песен! - возразил я...
   В ранний утренний час следующего дня звонок в дверь поднял меня с постели. На пороге стоял Габо.
   - Мне приснился сон, что мы с тобой стали авторами Гимна! - прямо с порога заявил он. - Я даже записал несколько слов, которые мне приснились!
   Габо протянул мне гостиничный счет, на котором я прочитал: "Великая Русь", "Дружба народов", "Ленин"... ( там были другие слова, - И.Ш. )
   "А почему бы нам действительно не попробовать свои силы? - подумал я. - Ведь не боги же горшки обжигают?"
   Но как пишутся гимны, никто из нас двоих не знал. Каково должно быть его содержание? Какую стихотворную форму лучше избрать?
   Первым делом надо заглянуть в энциклопедию.
   "Гимн - торжественная песнь... Гражданская молитва народа..."
   Содержание? Надо взять за основу Конституцию СССР.
   Стихотворный размер? Мы вспомнили часто звучавший по радио "Гимн партии большевиков" со словами В. И. Лебедева-Кумача на музыку А. В. Александрова. Решили взять за основу стихотворного размера первый куплет этой торжественной песни.
   Мы принялись за работу. Я сочинял, Габо вносил предложения, редактировал формулировки.
   Сказано - сделано.
   Сочиненный текст послали по почте Дм. Дм. Шостаковичу.
   Вернувшись из очередной поездки на фронт, мы узнали, что великий композитор написал музыку на наши слова и что все варианты текстов и музыки, представленные на рассмотрение высокой комиссии по главе с К. Ворошиловым, в самом разнообразном исполнении еженедельно прослушиваются комиссией в Бетховенском зале Большого театра СССР.
  ........
  
  _____________________
  
   Но давайте отложим в сторону различные версии-легенды, и обратимся снова к документам. Хотя офицальный язык документов СУХОЙ и без ярких красок, тем не менее для воссоздания РЕАЛЬНОЙ картины происходивших событий эти задокументированные слова и фразы бесценны !
  
   Последний документ, который мы рассматривали, был датирован 11 августа 1943 года ( Запись прослушивания вариантов гимна ). Следующее прослушивание состоялось через шесть дней - 17 августа:
  
  _______________
  
  ЗАПИСЬ ПРОСЛУШИВАНИЯ ВАРИАНТОВ ГИМНА
  17.08.1943
  
  Бетховенский зал Большого театра
  
  13.25 - 16.30
  
  Присутствовали: т. Ворошилов К.Е., т. Щербаков А.С., руководитель Красноармейского ансамбля песни и пляски т. Александров, т. Храпченко М.Б., т. Фадеев и поэты: тт. Михалков, Гусев, Исаковский, Берггольц.
  
  Были заслушаны написанные варианты гимнов следующих композиторов (исполнение авторами на рояле): 1. Мурадели, 2. Анпилогов, 3. Макарова, 4. Иванов-Радкевич, 5. Ан. Александров, 6. Шварц, 7. Фере, 8. Васильев-Буглай, 9. Степанов, 10. Хренников, 11. Кручинин, 12. Захаров.
  
  У Макаровой текст исполняла певица Соколова, у Захарова - Хор им. Пятницкого. После исполнения произошло общее обсуждение гимнов с присутствующими композиторами и поэтами.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Надо сказать, что из сегодняшнего прослушивания нам с тт. Щербаковым и Александровым понравилось многое, но опять ни одно произведение в качестве гимна принять нельзя. Мы прослушали уже около 20 вариантов, и этот второй тур более удачен, нежели прежний. И слова, и музыка на более высоком уровне, но требования у нас очень высокие и, к сожалению, все то, что предъявлено, неприемлемо. Отдельно я также прослушал вариант гимна и у т. Александрова, но и у него он находится на общем уровне. Сказанная мною оценка совпадает с А.С. Щербаковым. Сейчас не стоит называть отдельно фамилии композиторов, так как работать надо всем и возможности к этому есть. Т[оварищи] Кручинин и Хренников исполняют второй раз. И надо сказать, что сегодняшнее исполнение значительно лучше прошлого раза. Много также надо работать и над текстами гимнов, так как и в этом отношении у нас еще нет ничего подходящего.
  
  т. МУРАДЕЛИ: Мы хотели бы услышать впечатление по каждому исполнению, так как для дальнейшей работы это необходимо.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Если Вы этого хотите, то мы можем повторить по примеру прошлого раза исполнение каждым композитором при общем присутствии. После этого каждый композитор вновь исполняет свой вариант.
  
  По окончании происходит дальнейшее обсуждение.
  
  т. Щербаков спрашивает всех присутствующих: "Если по совести сказать, чей вариант лучше?"
  
  т. МУРАДЕЛИ: После того, как я все прослушал, то никакой вариант и других композиторов не являются пределом. Надо еще много работать.
  
  т. КРУЧИНИН: Сегодняшнее прослушивание показало, что надо еще работать, и я думаю, что у нас есть порох в пороховнице.
  
  т. ВАСИЛЬЕВ-БУГЛАЙ: Наибольшее впечатление на меня произвело исполнение Тихона Хренникова. Его вариант написан по-хоровому, сцеплен в одно, легко запоминается. Он, безусловно, стоит на данном пути.
  
  т. ФЕРЕ: Мне хотелось бы поддержать Васильева-Буглая. Гимн Хренникова резко отличается от остальных. Он торжественен, монументален, выразителен и хватает за душу. Все исполнявшиеся гимны внешне схватывают движения, есть хоральность, но в них чувствуется засушливость, какая-то казенность. Гимн Хренникова мне очень понравился. В нем чувствуется сердечность, глубина. Среди гимнов, безусловно, есть хорошая музыка, но она является выражением хорошей песни. Таковы варианты Захарова, Макаровой. У Хренникова же выражены личные чувства патриота.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: А что Вы скажете об исполнении Мурадели?
  
  [т. ФЕРЕ:] Мурадели меня не увлекает. В нем есть какая-то парадность. Сделано вкусно, профессионально, грамотно.
  
  т. Ворошилов высказывает пожелание еще раз прослушать Хренникова.
  
  т. АЛЕКСАНДРОВ: Я нахожу, что из всех прослушанных гимнов, наиболее приближающимся получился у Хренникова. У Хренникова также есть недостаток. Он исполнял не в той тональности. После нашего совета он ее поднял и получилось значительно лучше. Поэтому и в будущем т. Хренникову надо советоваться с другими, но из того, что сейчас представлено, его произведение самое лучшее.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Хренников неожиданно попал в именинники, но нам, профанам, кажется, что для гимна и это недостаточно. Мы будем требовать еще более высокого уровня. Хренников за неделю значительно улучшил музыку. Дело идет у него на лад, только надо не останавливаться.
  
  т. ЩЕРБАКОВ: И по своему тексту слова Гусева в музыке Хренникова являются одними из лучших.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Но надо и Гусеву хорошо поработать.
  
  т. СУРИН (начальник Музыкального управления): Сейчас композиторы взяли хороший темп. Над музыкой работают очень много. У нас через неделю будет еще несколько вариантов. Я прошу еще раз назначить прослушивание на вторник, а исполнение Гимна надо поручить специально созданному квартету, для которого надо уже сейчас отобрать некоторые варианты.
  
  т. ВОРОШИЛОВ: Отбирать еще рано. Пусть композиторы еще поработают, но надо предложить авторам пригласить для исполнения певца или певицу. Я думаю, что мы установим окончательный срок для композиторов еще месяц - до 17 сентября.
  
  В заключение Маршал дал указание т. Храпченко вместе с т. Фадеевым отобрать ряд лучших вариантов текста и разослать их композиторам для работы.
  
  
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 31 - 33. Подлинник.
  
  ______________________
  
  А вот, что записано в дневнике полковника Китаева Л.М. об этих днях прослушивания - 17 и 24 августа:
  
  ______________________
  
  17 и 24 августа 1943 г.
  
   В Бетховенском зале Большого театра с участием тт. Ворошилова К.Е. и Щербакова А.С. состоялось прослушивание музыки 42 композиторов на слова разных поэтов ( 10 композиторов представили вновь переработанные варианты на основе замечаний, сделанных 11 и 17 августа ).
  
  
   Ни один из прослушанных вариантов для гимна непригоден.
   За время с 11 по 24 августа 1943 г., таким образом, было прослушано 55 вариантов музыки, написанной 40 композиторами. Среди них: Глиэр, Шостакович, Хачатурян, Кабалевский, Гедике, А.В. Александров, А.Н. Александров, Захаров, Хренников, Дзержинский, Дунаевский, братья Покрасс, Коваль, Блантер, Белый, Мурадели, Макарова и др.
  Прослушав эти варианты, тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С. отметили, что наиболее приближающейся к требованиям, которым должна отвечать музыка гимна, пока остается произведение Д. Шостаковича. Заслуживает внимания музыка А.В. Александрова, В.А. Александрова, Анпилогова, Белого, Захарова, Коваля, Кручинина, Мосолова, Мурадели, Хренникова, Хачатуряна и Чемберджи. К этому моменту 50 поэтами были представлены 87 текстовых вариантов гимна. Некоторые поэты представили по несколько вариантов текста, например:
  
  
  С. Кирсанов - 11 вариантов
  
  М. Голодный - 7
  
  С. Алымов - 6
  
  В. Гусев - 5,
  
  В. Лебедев-Кумач - 5
  
  О. Колычев - 4,
  
  С. Михалков и Эль-Регистан - 4
  
  
   По заключению тт. Ворошилова К.Е., Щербакова А.С. и Храпченко М.Б., ни один из текстов не мог быть рекомендован композиторам, как наилучший, несмотря на то, что в некоторых из них имелись отдельные хорошие строки и строфы.
   По указанию т. Ворошилова К.Е. был составлен печатный сборник представленных поэтами текстов нового гимна, в который и вошли произведения 56 авторов, написавших 96 текстов.
   тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С. совместно с поэтами подвергли обсуждению представленные тексты, после чего поэтам было дополнительно предоставлено две недели для переработки написанных текстов и создания новых.
  
  _______________________
  
   Интересен ещё один автограф Эль-Регистана, оставленный на чеке из парикмахерской. На нём он записывает свои мысли, пробует привнести в текст гимна наряду с Лениным ещё и Пушкина, Суворова, Кутузова..., пишет - от Белого моря... И, как на первом, уже показанном мною выше гостиничном счёте, Эль-Регистан почему-то опять записывает телефон дежурного по аэропорту... Кстати, кого заинтересует услуга на счёте из парикмахерской - "Мытьё головы пиксафоном - 90 коп.", сообщу, что пиксафон - это название особого сорта жидкого дегтярного мыла для мытья волос ( вши разбегаются во все стороны только так... ). А вот и сам этот чек из парикмахерской:
  
  http://i074.radikal.ru/1312/d7/89574dfddec2.jpg
  
   Следующий документ - это докладная записка Сталину от Ворошилова и Щербакова, датированная 4 сентября 1943г. В ней обобщается вся проделанная ранее работа, но судя по всему - конечный результат пока не достигнут :
  
  _______________________
  
  ЗАПИСКА К.Е. ВОРОШИЛОВ и А.С. ЩЕРБАКОВ И.В. СТАЛИНУ О РАБОТЕ НАД ГИМНОМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  04.09.1943
  
  Товарищу СТАЛИНУ И.В.
  
  Докладываем о работе по созданию, согласно Ваших указаний, нового Гимна Советского Союза.
  
  18 июня с.г. нами, с участием председателя Комитета по делам искусств т. ХРАПЧЕНКО и председателей Союзов советских писателей т. ФАДЕЕВА и композиторов т. ГЛИЭРА, было проведено совещание с находившимися в Москве поэтами и композиторам. Среди присутствующих были известные поэты - Алымов, Асеев, Гусев, Жаров, Лебедев-Кумач, Рыльский, Светлов, Щипачев и композиторы - Белый, Дзержинский, Дунаевский, Кабалевский, Кручинин, Мурадели, Хачатурян, Хренников, Шостакович.
  
  На совещании был отмечен низкий уровень представленных еще в 1942 г. вариантов гимна, как по текстам, так и по музыке. В связи с тем, что дальнейшая работа фактически прекратилась, перед присутствующими была поставлена задача продолжитъ работу с привлечением к ней широкого круга поэтов и композиторов.
  
  Исходя из Ваших установок, мы высказали пожелания по содержанию текста гимна.
  
  В результате обмена мнений, для создания нового гимна был установлен трехмесячный срок: полтора месяца для поэтов и полтора месяца для композиторов, при чем было решено, что композиторы могут работать параллельно и совместно с поэтами, не ожидая официального текста.
  
  17 июля с.г. в Большом театре мы, совместно с т. Храпченко, поэтами и композиторами, а также приглашенными товарищами Барсовой, Рейзен, Козловским, Самосудом и др., прослушали в хоровом и оркестровом исполнении восемь вариантов гимна, написанных в 1942 году:
  
  Александрова А.В. на тексты О. Колычева и В. Лебедева-Кумача
  
  Соловьева-Седого В. на текст В. Гусева
  
  Дзержинского И. на текст В. Гусева
  
  Белого В. на текст И. Френкеля
  
  Блантера М. на текст Е. Долматовского
  
  Кручинина В. на текст М. Голодного
  
  Чернецкого С. на текст В. Лебедева-Кумача.
  
  Всеми присутствующими товарищами эти варианты боли признаны неудовлетворительными.
  
  По мере поступления вновь написанных текстов и музыки гимна, в Бетховенском зале Большого театра, при участии поэтов, нами было проведено три прослушивания в исполнении самих авторов. 11 августа с.г. были заслушаны произведения восьми композиторов.
  
  По нашему мнению и единодушному признанию присутствовавших композиторов и поэтов, ни один из вариантов не отвечал своему назначению, и только музыка Шостаковича выделялась в лучшую сторону.
  
  17 и 24 августа с.г. снова были прослушаны исполнения 42 композиторов, из которых десять представили вновь переработанные варианты, на основе замечаний, сделанных 11 и 17 августа.
  
  К сожалению, невзирая на обилие музыкальных вариантов, ни один из них для Гимна СССР непригоден.
  
  Всего, таким образом, было прослушано 55 вариантов музыки, написанной 40 композиторами, среди них - Р. Глиэр, Д. Шостакович, А. Хачатурян, Д. Кабалевский, А. Гедике, А.В. Александров, А.Н. Александров, В. Захаров, Т. Хренников, И. Дзержинский, И. Дунаевский, бр[атья] Покрасс, М. Коваль, М. Блантер, В. Белый, В. Мурадели, П. Макарова и другие.
  
  Из представленных вариантов музыки приближающейся к характеру гимна является музыка Д. Шостаковича. Заслуживает внимания музыка А.В. Александрова, В.А. Александрова, В. Анпилогова, В. Белого, В. Захарова, М. Коваля, В. Кручинина, Мосолова, В. Мурадели, Т. Хренникова, А. Хачатуряна и Чемберджи.
  
  К настоящему времени 50-ю поэтами написаны 87 различных текстовых вариантов гимна.
  
  Ряд поэтов представили по несколько вариантов. Например, С. Алымов представил шесть вариантов, М. Голодный - семь, В. Гусев - пять, С. Кирсанов - 11, О. Колычев - четыре, Лебедев-Кумач - пять, Михалков - четыре варианта, но ни один из них не может быть принят и дан композиторам для их работы. Правда, во многих вариантах имеются отдельные хорошие строки и даже целые строфы. 24 августа с.г., после совместного обсуждения с поэтами вопроса о положении дела с текстом гимна, договорились предоставить дополнительно две недели для переработки поэтами написанных и создания новых текстов гимна.
  
  Отсутствие одобренного (принятого) текста гимна, разумеется, отрицательно сказывается на творческой работе композиторов, и все они хотели бы сочинять музыку на те слова, которые останутся, как слова Советского Гимна. Однако, не в одних словах затруднение композиторов, и сама тема столь серьезна и ответственна, что разрешение ее сопряжено с большими трудностями.
  
  Сборник представленных поэтами вариантов гимна, с указанием написанной к части из них музыки, прилагаем.
  
  К. Ворошилов А. Щербаков
  
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 41-43. Копия.
  
  _________________________
  
  А вот какую запись об этом в своём дневнике оставил адьютант Ворошилова Китаев:
  
  __________________________
  
  4 сентября 1943 г.
  
   тт. Ворошилов К.Е. и Щербаков А.С. представили т. Сталину И.В. доклад о ходе работы по созданию гимна. К докладу был приложен сборник предлагаемых поэтами вариантов текста гимна.
   Одновременно т. Ворошилов К.Е. направил копию указанного письма и сборник текстов тт. Молотову В.М., Маленкову Г.М., Берия Л.П. и Микояну А.И.
   В процессе работы поэтов и композиторов над текстами и музыкой гимна т. Ворошилов К.Е. неоднократно проверял их работу, лично принимал у себя, разговаривал по телефону ( тт. Симонов, Лебедев-Кумач, Гусев, Берггольц, Шостакович, Чемберджи, Глиэр, Асеев и др. ). Тогда же в нескольких беседах с тт. Фадеевым и Храпченко т. Ворошилов К.Е. отмечал неудовлетворительную работу Союза советских писателей по созданию нового текста гимна.
  
  ___________________________
  
   Сдалаем резюме из выше представленных документов - ни Ворошилов, ни Щербаков сами не смогли определиться с лучшим вариантом текста гимна и отдали право принимать решение Сталину ( а как же иначе ! ). Как мы видим из следующих событий, глаз Сталина "падает" на текст третьего варианта гимна соавторов Михалкова и Эль-Регистана.
   Вот, что пишет об этом в своём дневнике Китаев Л.М.:
  
  ___________________________
  
  
  20 сентября 1943 г.
  
  В результате рассмотрения всех представленных поэтами текстов, выбор был остановлен на нижеследующем произведении С. Михалкова и Г. Эль-Регистана:
  
  
  Текст С. Михалкова и Г. Эль-Регистана.
  
  
  СВОБОДНЫХ НАРОДОВ СОЮЗ БЛАГОРОДНЫЙ
  
  ( 3-й вариант )
  
  Свободных народов союз благородный
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Славься, созданный волей народной
  Единый, могучий Советский Союз! 2 раза
  
  Сквозь грозы сияло нам солнце Свободы,
  Нам Ленин в грядущее путь озарил.
  Мудрый Сталин - избранник народа
  На труд и на подвиги нас вдохновил. 2 раза
  
  Никто не заставит нас встать на колени,
  Мы - вольный, мы - гордый советский народ!
  Кровь героев, что пали в сраженьях,
  К победе и славе Отчизну зовет! 2 раза
  
  Свободных народов союз благородный
  Ведет за собою Великая Русь.
  Славься! Славься, державой народной
  Единый, могучий Советский Союз!
  
  В 17.00 20 сентября т. Ворошилов К.Е. принял у себя в кабинете тт. Михалкова и Эль-Регистана и сообщил, что указанный выше вариант текста в основном отвечает задаче, но требует еще доработки. Указания и советы, которые были даны т. Ворошиловым К.Е. в двухчасовой беседе с тт. С. Михалковым и Г. Эль-Регистаном сводились к следующему:
  1. Ярче оттенить в тексте социалистическую сущность нашего государства.
  2. Придать предельную простоту и ясность языку текста с тем, чтобы он был доступен всем слоям нашего населения, независимо от их общественного положения и культурного уровня.
  3. Иметь в виду, что слова гимна должны иметь одновременно с простотой особую торжественность.
  4. Сделать припев.
  
  _________________________
  
   Можно сделать вывод, что Сталин принял решение на ком из авторов остановить свой выбор - 19 или 20 сентября. Ворошилов ни в коем случае не стал бы "тянуть резину" после "вердикта" вождя.
   С этого момента все остальные авторы текстов "отбрасываются" в сторону и начинается работа непосредственно только с Михалковым и Эль-Регистаном.
  
   В своих мемуарах Сергей Михалков об этом вспоминает так:
  
  ________________________
  
  
   - Товарищ Сталин обратил внимание на ваш вариант текста! - говорил, обращаясь к нам, Ворошилов. - Очень не зазнавайтесь. Будем работать с вами.
  
   Перед маршалом на столе лежит отпечатанная в типографии книга в красной обложке. В ней собраны все варианты будущего Гимна СССР, представленные на конкурс десятками авторов. На 83-й странице закладка: наш текст с пометками Сталина.
  
   - Основа есть, - продолжает Ворошилов. - Но вот посмотрите замечания товарища Сталина. Вы пишите: "Свободных народов союз благородный". Товарищ Сталин делает пометку: "Ваше благородие?" Или вот здесь: "...созданный волей народной". Товарищ Сталин делает пометку: "Народная воля?" Была такая организация в царское время. В гимне все должно быть предельно ясно. Товарищ Сталин считает, что называть его в гимне "избранником народа" не следует, а вот о Ленине сказать, что он был "великим".
  
  __________________________
  
  
   А вот, что пишет об этой встрече с Ворошиловым в своих заметках Эль-Регистан. Судя по стилю этих заметок, журналист планировал в будущем описать происходившие события, а может просто по заведённой репортёрской привычке фиксировал на бумаге всё самое интересное. Бесценность этих заметок заключается в том, что они написаны по горячим следам, а не десятилетия спустя, когда память начинает "изменять" человеку :
  
  _____________________
  
  
  Мои заметки и воспоминания по Гимну
  
  20 сентября
  
  К С[ергею] М[ихалкову] звонил генерал Щерб[аков]. Передал приглашение Кл[имента] Ефр[емовича] явиться к трем. Мы попросили на полтора часа позже: брились, чист[или] сапоги. Опоздали на пять минут.
  
  Явились в Кремль в комн[ату] ? 7, приемную Кл[имента] Ефр[емовича]. Встретились там с ген[ерал]-м[айором] Щербаковым. Пришел ген[ерал]-лейт[енант] Ал.Ал.Игнатьев. Я говорил с ним о памяти, о его книге ( имеется в виду книга графа Игнатьева Алексея Алексевича,1877-1954 гг., "Пятьдесят лет в строю" - И.Ш. ) . В 17.00 - просят к Кл[именту] Ефр[емовичу]. В кабинете. Как мы представились. К.Е. устал, сумр[ачен]. Садимся. Книжица с текстами. Осторожное начало: "Кажется, подходит! Нужны исправления..." Слово: "Социализм". Отвлеклись. Анкета: "Армянин". Как реагировал Кл[имент] Ефр[емович]? Его рассказ о Саркисяне ( имеется в виду Саркисян Арменак Саркисович,1901-1984 гг., армянский поэт Сармен - И.Ш.). Вопросы по мне: "Откуда я?" Мой рассказ о детстве, языки, стихи... Он просит записать фамилию "Аркадьевич" и "Аршакович".
  
  Союз благородный" - это я и Сережа. "Великая Русь" - рост Михалкова. Рост - диаграмма н[аших]побед. Я - 41 г[од]. Сережа - 43-й год. Опять о тексте. О музыке: "Пишите для всех Шостаковичей". Вдвоем мы с Кл[иментом] Ефр[емовичем] поем "Боже царя"... Поем наш гимн на мотив "Гимна большевиков". Разговор об этом гимне. "Партия не плохая, гимн - тоже. Его нельзя брать, обирать партию". Разговор о газете. Про "Сталинский сокол" и Московского ( имеется в виду Московский Василий Петрович, 1904-1984 гг., главный редактор "Сталинского сокола" - И.Ш.). Моя рекомендация Московскому. Кл[имент] Ефр[емович] очень доволен, что воен[ный] человек и вдруг такой. Просит номера "Сталинского сокола". Мой вопрос о корреспонденциях в "Известиях". "Стальной коготь" ( это произведение Эль-Регистана, - И.Ш.) - слух это или нет? Его ответ. Встали. Разговор у окна. Сережа заикается. Кл[имент] Ефр[емович]: "Надо вылечить!" - "Я не позволю, как его старый друг!" - "Почему?" - "Потеряет всю свою прелесть!" Разговор о поэтах у окна. Мое мнение - шутка и ответ Кл[имента] Ефр[емовича]: "Михалков очень популярен у детей, а дети - везде дети, самая благодарная аудитория". Опять о гимне, в связи со сроками исправления текста. Разъяснения Кл[имента] Ефр[емовича] об "Интернационале". Наши союзники нам очень помогают. Гимн - на века. Нам дает срок - три дня. Сережа колеблется. Я: "Будет выполнено". Прощаемся и уходим. Ощущение замечательной простоты, обаяния Кл[имента] Ефр[емовича]. Оптимизм. Внешний вид. Любовь к пению.
  
  21 сентября
  
  Переделываем. Часа в четыре готовы три варианта. Два без припева, один - с припевом на две строфы. Звонок к Кл[именту] Ефр[емовичу]. Его адъютант: "Устал, сегодня не будет. Текст привезти завтра. Будет лишь после обеда". Через час - звонок ген[ерала] Щербакова. Текст нужен. Кл[имент] Ефр[емович] просил по телефону прислать немедленно ему, а он, видимо, на даче. Идем в Кремль. Вызываем адъютанта. Сдаем. Наши догадки: срочность почему? Где первый экземпляр?
  
  22 сентября
  
  Весь день - молчание. Сережа ужасно нервничает!
  
  23 сентября
  
  Рано утром позвонили от К.Е. Ворошилова. В.13.30 просят придти. Мы явились. По Щербакову чувствуется, что дела хороши. (Он острит о бумаге, о мемуарах или ...( неразборчиво - И.Ш.) Вдруг появляется В.М. Молотов. Поздоровался с нами. Сказал Сереже: "Давно не виделись с Вами". Познакомился со мной - внимательно оглядел и сказал: "Сейчас займемся". Ушел в кабинет. Через две-три минуты нас попросили в кабинет. (Звонок). Мы входим. Ворошилов веселый, улыбающийся. Нас приглашает сесть. Два экземпляра: один у Ворошилова, другой - у Молотова. Говорит Ворошилов: "Вот товарищ Сталин вносит такие поправки". Мы осматриваем нашу рукопись. На ней синими чернилами рукой Сталина (см. поправки). Но Молотов говорит: "Необходима одна мысль о мире (см. мои записи на листе*), где я не знаю, но это надо делать без задержки". Ворошилов: "Мы вам дадим комнату". Вызвал Щербакова: "Отведите им поэтич[еский] кабинет, дайте выпить, но только чаю. А что-нибудь другое выпьют, когда кончат. Не выпускайте, пока не кончат. Срок до шести..." Мы в кабинете Землячки ( Розалия Самойловна Землячка, 1877-1947, советский партийный деятель, - И.Ш. ). Сережа танцует. Несут чай. Очень холодно. Пишем. К четырем готовы несколько вариантов. Идем. Печатаем. У Ворошилова совещание, он [его] оставляет, приходит. Читаем. Ему нравится. Но как быть "народов - народов"? (Я об этом раньше спрашивал у В.М.) "Попробуйте и это ... ( неразборчиво - И.Ш.)" Опять уходим. До семи сидим. Делаю: республики и пр[очее] - два. Три новых варианта припева (вторая строчка). Идем к Ворошилову. Опять бросает совещание. Идем к Молотову. Лифт. Мы остаемся в приемной. Там - Вышинский ( Андрей Януарьевич Вышинский, 1883-1954 гг., прокурор СССР с 1935 по 1939 гг.,1-й заместитель наркома иностранных дел СССР с 1940 по 1946 гг., - И.Ш. ), и еще кто-то. Ворошилов входит и через минуту нас просят. Молотов приглашает нас. Проводит из большого кабинета в малый. Быстро перебирает. Обсуждаем. "Красный стяг - мир несет" - Ворошилов подмигивает. Сережа просит срок - ночь подумать. "Думать вы можете сколько угодно - мы не можем ждать". Выходим. Я слышу фразу: "Давай, посылай товарищу Сталину".
  
  * - заметки Эль-Регистана: "т. Молотов: Наша страна старается обеспечить мир. Твоя звезда. Светоч мира. Во имя мира. Само существование Советского Союза - мир между народами. 1) Союз нерушимый, 2) Навеки? (оставить или нет?). Разговор с т. Молотовым и Ворошиловым. Кремль. 23 сентября [19]43". (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 3399. Л. 25.)
  
  ______________________
  
   Это Вам не "одна бабка на базаре рассказала..." . Мы видим, как процесс доработки слов гимна заработал на полную мощь. Далее читайте дневник Китаева:
  
  _________________________________
  
  
  22 сентября 1943 г.
  
   С 20 по 22 сентября тт. Михалков и Эль-Регистан работали над текстом в духе указаний т. Ворошилова К.Е. 22 сентября 1943 г. ими были представлены три варианта текста.
  
  23 сентября 1943 г.
  
   В 13.30 т. Ворошилов К.Е. в присутствии т. Молотова В.М. принял тт. Михалкова и Эль-Регистана, которым сообщил, что из числа представленных ими трех вариантов текста Правительством одобряется следующий вариант:
  
  
  Текст С. Михалкова и Г. Эль-Регистана.
  
  
  СВОБОДНЫХ НАРОДОВ СОЮЗ БЛАГОРОДНЫЙ
  
  Свободных народов союз благородный
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Да здравствует созданный волей народов
  Единый, могучий Советский Союз.
  
  Припев:
  Живи в веках, страна Социализма,
  Твоя звезда к победам нас ведет.
  Живи и крепни, славная Отчизна,
  Тебя хранит великий твой народ!
  
  Сквозь грозы сияло нам солнце свободы.
  Нам Ленин в грядущее путь озарил.
  Нас вырастил Сталин, - избранник народа,
  На труд и на подвиги нас вдохновил.
  
  Припев:
  Живи в веках, страна Социализма,
  Твоя звезда к победам нас ведет.
  Живи и крепни, славная Отчизна,
  Тебя хранит великий твой народ!
  
  Тов. Ворошилов К.Е. сообщил авторам текста, что тов. Сталин И.В. высказывает пожелания внести в вышеприведенный текст следующие исправления:
  
  1. Слова "СОЮЗ БЛАГОРОДНЫЙ" заменить словами: "СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ", отражающими незыблемую крепость дружбы и союза между народами СССР.
  При этом т. Ворошилов объяснил, что слово "благородный" носит на себе оттенок литературщины, не говоря уже о том, что в деревне оно может ассоциироваться со старым русским понятием "ваше благородие".
  2. Слова "НАМ ЛЕНИН В ГРЯДУЩЕЕ ПУТЬ ОЗАРИЛ" изменить на: "И ЛЕНИН ВЕЛИКИЙ НАМ ПУТЬ ОЗАРИЛ", подчеркивающие величайшую роль и значение Ленина - вождя Октябрьской революции и создателя Советского государства.
  Тов. Ворошилов К.Е. разъяснил, что эпитет "великий" отдает должное В.И. Ленину, что недостаточно оттенено в представленном тексте. Кроме того, слова "в грядущее" могут быть непонятны для деревни, вследствие той не нарочитой "литературности".
  3. Слова "НАС ВЫРАСТИЛ СТАЛИН, - ИЗБРАННИК НАРОДА" заменить "НАС ВЫРАСТИЛ СТАЛИН - НА ВЕРНОСТЬ НАРОДУ".
  К замечаниям тов. Ворошилова К.Е., тов. Молотов В.М. добавляет пожелание, чтобы в припеве "ЖИВИ В ВЕКАХ, СТРАНА СОЦИАЛИЗМА" было бы отражено, что само существование СССР несет, и будет нести мир между народами. По просьбе авторов текста тов. Молотов В.М. подробно разъяснил свою мысль.
  После этих указаний тт. С. Михалков и Г. Эль-Регистан, здесь же, в Кремле, в течение четырех часов работали над изменением припева и в процессе работы неоднократно беседовали с т. Ворошиловым, обсуждая отдельные строки и варианты.
  В 18.45 тт. Михалков и Эль-Регистан написали семь вариантов припева, признанные удовлетворительными т. Ворошиловым К.Е.
  В 19.10 тт. Молотов В.М. и Ворошилов К.Е., в присутствии авторов рассмотрев варианты, признали наилучшим припев, вторая строка которого была сформулирована так: "ПУСТЬ НАШЕ ЗНАМЯ МИРУ МИР НЕСЕТ".
  Одновременно была утверждена окончательная редакция первой строфы куплета, переделанной авторами, вместо: "СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ СВОБОДНЫХ НАРОДОВ" - "СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ РЕСПУБЛИК СВОБОДНЫХ".
  Все варианты и переделки были направлены на рассмотрение тов. Сталину И. В.
  
  _____________________________
  
  
   Вот посмотрите на эти две фотографии текста гимна ( верхняя и нижняя часть листа бумаги ). Здесь указаны правки, которые вносил лично Сталин 23 сентября 1943 года. Его "мысли" отмечены красным карандашом:
  
  http://s003.radikal.ru/i204/1312/0f/769bff4bf011.jpg
  
  http://s019.radikal.ru/i640/1312/9e/137440e4a668.jpg
  
  
  
  Я продолжу повествование заметками Эль-Регистана:
  
  _____________________________
  
  25 сентября
  
  Сережа нервничает. Звонок Шлифштейна ( Семён Исаакович Шлифштейн, 1903-1905 гг, музыкальный критик, музыковед. работник Комитета по делам искусств СНК СССР, - И.Ш. ) . Мы у Сурина ( Владимир Николаевич Сурин,1906 - ??? гг., член Комитета по делам искусств при СНК СССР с мая 1940 г., - И.Ш. ) - опять берут...( далее неразборчиво, - И.Ш. )
  
  27 сентября
  
  В три часа дня звонит Кл[имент] Ефрем[ович]. Я говорю с ним. Сердечно поздравляет. Советуемся: а) о заголовке; б) о строке "твоя звезда к победам нас ведет"; в) я ставлю вопрос о знаках препинания. Он согласен и на это, и на подзаголовок. Я его благодарю за дружеское отношение. Заслужили. Не задирать носов. Еще раз поздравил. [Гимн] будет известен на весь мир.
  
  _____________________________
  
  Продолжает дневник Китаева:
  
  _____________________________
  
  25 сентября 1943 г.
  
   Специальным Постановлением ЦК ВКП(б) был утвержден следующий текст Государственного гимна Советского Союза:
  
   Постановление Политбюро ЦК ВКП(Б) "О Гимне Союза Советских Социалистических Республик
  
  25 сентября 1943 г.
  
   Ныне существующий Государственный гимн Советского Союза "Интернационал" не отвечает положению Советского государства, так как: 1) Он только призывает к борьбе эксплуатируемых, к раскрепощению от насилия и к построению нового мира, то есть говорит о задачах, которые трудящиеся Советского Союза уже решили; 2) Не отражает в своем содержании коренных изменений, происшедших в нашей стране на базе Советов и не выражает социалистической сущности Советского государства, ввиду чего "Интернационал" остается призывным гимном для трудящихся капиталистических стран, которым еще предстоит борьба за свое освобождение от капиталистического рабства.
   На основании изложенного ЦК ВКП(б) постановляет:
   Принять вместо "Интернационала" в качестве Государственного гимна Союза Советских Социалистических Республик новый текст гимна следующего содержания:
  
  СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ РЕСПУБЛИК СВОБОДНЫХ
  
  Союз нерушимый республик свободных
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Да здравствует созданный волей народов,
  Единый, могучий Советский Союз!
  
  ЖИВИ В ВЕКАХ, СТРАНА СОЦИАЛИЗМА!
  ПУСТЬ НАШЕ ЗНАМЯ МИРУ МИР НЕСЕТ.
  ЖИВИ И КРЕПНИ, СЛАВНАЯ ОТЧИЗНА!
  ТЕБЯ ХРАНИТ ВЕЛИКИЙ НАШ НАРОД.
  
  Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
  И ЛЕНИН великий - нам путь озарил.
  Нас вырастил СТАЛИН на верность народу,
  На труд и на подвиги нас вдохновил.
  
  ЖИВИ В ВЕКАХ, СТРАНА СОЦИАЛИЗМА!
  ТВОЯ ЗВЕЗДА К ПОБЕДАМ НАС ВЕДЕТ.
  ЖИВИ И КРЕПНИ, СЛАВНАЯ ОТЧИЗНА!
  ТЕБЯ ХРАНИТ ВЕЛИКИЙ НАШ НАРОД!
  
  
  Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин
  
  
   Как видно из приведенного выше Постановления ЦК ВКП(б), оставив в первом случае припева вторую строку: "ПУСТЬ НАШЕ ЗНАМЯ МИРУ МИР НЕСЕТ", во втором случае в припев была принята строка "ТВОЯ ЗВЕЗДА К ПОБЕДАМ НАС ВЕДЕТ", имевшаяся среди 7 вариантов, представленных 23 сентября тт. С. Михалковым и Г. Эль-Регистаном.
  Текст, утвержденный ЦК ВКП(б) 25 сентября в тот же день направляется председателю ВКИ при Совнаркоме СССР т. Храпченко М.Б., с указанием передать его всем композиторам Советского Союза для написания музыки.
  Для участия композиторов национальных республик, краев и областей в создании музыки гимна, этот текст передается по телеграфу в республиканские, краевые и областные центры Советского Союза. Срок представления композиторами музыки назначается на 14 октября 1943 года.
  
  27 сентября 1943 г.
  
   Тов. К.Е. Ворошилов в разговоре по телефону с Эль-Регистаном передает ему и С.В. Михалкову поздравления с принятием текста и одновременно с этим:
  а) уточняет заголовок гимна вместо "Союз нерушимый республик свободных" - "Гимн Советского Союза".
  б) согласовывает вопрос об удалении запятой в строке "Нас вырастил Сталин, - на верность народу" с оставлением одного тире после слова "Сталин" - .
  
  _____________________________
  
   Итак, вот эти утверждённые Сталиным слова гимна ( выше ) рассылаются по всему Советскому Союзу для привлечения к конкурсу ВСЕХ композиторов страны. В связи с этим примечательна записка двух соавторов текста гимна Ворошилову. Вот её содержание:
  
  _____________________________
  
  
  Записка С.В. Михалкова и Г. Эль-Регистана К.Е. Ворошилову о желательности привлечения к написанию музыки Гимна Советского Союза Д.Д. Шостаковича и С.С. Прокофьева
  28.09.1943
  
  Многоуважаемый Климент Ефремович!
  
  В одной из бесед с нами Вы сказали, что Гимн Советского Союза должен быть лучше всех существовавших и существующих гимнов других народов.
  
  Нам кажется, что только два композитора нашей страны - Дм[итрий] Дм[итриевич] Шостакович и С.С. Прокофьев могли бы написать такой гимн. Самый факт авторства одного из этих двух мастеров, признанных величайшими композиторами современности, придал бы Гимну нашей Родины тот характер, о котором Вы говорили.
  
  История не знает ни одного гимна, автором которого являлся бы не только лучший композитор данной державы, но и признанный наилучшим среди своих современников.
  
  Ваше исключительное внимательное отношение к нашей работе над текстом Гимна Советского Союза, а также Ваш благоприятный отзыв о музыке Дм[итрия] Дм[итриевича] Шостаковича (написанный на первый вариант нашего текста) позволяет нам поделиться с Вами своими соображениями. В частности, зная работоспособность Дм[итрия] Дм[итриевича] Шостаковича, мы уверены, что он сможет создать музыку к гимну в самый короткий срок.
  
  С. Михалков Г. Эль-Регистан
  
  Резолюция: "Шостакович и Прокофьев действительно большие, признанные композиторы наших дней, однако, гимн будут писать все композиторы СССР (а, может быть, и не композиторы примут участие), и кто из них даст лучшую музыку гимна, тот и будет автором этого исторического сочинения. К. В[орошилов]".
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 161. Автограф.
  
  _________________________________
  
  
   Как мы видим из этой записки, Михалков и Эль-Регистан не особо жаждали всесоюзного конкурса на лучшую музыку к своим словам, а хотели сделать этот конкурс келейным - между Шостаковичем и Прокофьевым.
   Затем в документах следует почти что месячная пауза. Тем временем наши соавторы, как говорится - "курят бамбук"... , а композиторы по всей стране пытаются сочинить к их словам музыку.
   Прослушивания начинаются 17 октября, а 26 октября на них впервые присутствует лично Сталин. Вот как об этом вспоминает Михалков:
  
  ________________________________
  
  
   26 октября 1943 года в десять часов вечера состоялось очередное прослушивание музыки Государственного гимна. Мы с Эль-Регистаном сидели в пустом зрительном зале Большого театра. В правительственной ложе находились руководители партии и правительства во главе со Сталиным. Варианты Гимна исполнял Краснознаменный ансамбль песни и пляски Красной Армии под руководством профессора А. В. Александрова.
   Около двенадцати часов ночи прослушивание окончилось. Было ясно, что хоровое исполнение не дает полного представления о музыке. Принимается решение назначить еще одно прослушивание в исполнении симфонического и духового оркестра.
   Мы с Габо сидели дома за чайным столом и делились впечатлениями о минувшем вечере. Многое нам казалось необъяснимым и удивительным. В те дни в Москве проходила конференция трех великих держав. На фронте разворачивались ожесточенные сражения. Позади были Сталинградская и Курская битвы, сражение за Днепр, впереди - окончательное снятие блокады Ленинграда, освобождение Белоруссии, Советской Прибалтики, выход Советской Армии на государственную границу, начало изгнания врага за пределы СССР. Народное хозяйство прилагало героические усилия для выполнения напряженного плана. И в это время правительство уделяет столько внимания созданию Гимна Советского Союза!
   Наши размышления прервал телефонный звонок:
   - Сейчас с вами будет говорить товарищ Сталин!
   - Надеюсь, не разбудил?.. ( знакомый голос с явным грузинским акцентом )... Прослушали мы сегодня гимн. Куце получается.
   - Как понять, товарищ Сталин?
   - Мало слов. Ничего не сказано о Красной Армии. Надо добавить еще один куплет. Отразить роль нашей армии в героической борьбе против захватчиков. Показать нашу мощь и веру в победу.
   - Когда это нужно? - спрашиваю я.
   - Когда напишете - пришлите. А мы посмотрим, - сухо ответил Сталин и положил трубку.
   До рассвета мы сочиняли и варьировали новый куплет Гимна. Поработав еще целый день, передали Ворошилову новое четверостишие, а заодно и несколько вариантов строф и отдельных строк нового третьего куплета.
  
  ________________________________________
  
  
   А вот, как пишет об этих событиях Эль-регистан. Здесь уже не упоминается "чайная церемония", а говорится прямо - "пол-литра водки". И оказывается, что звонок от Сталина был Михалкову в отсутствии Эль-Регистана. Это уникальные записи..., которым МОЖНО ВЕРИТЬ... и тут нужно вчитываться в каждую строчку ! :
  
  _________________________________
  
  26-27 октября
  
  В течение времени с 17 по 27 октября состоялось трижды прослушивание Гимна комиссией в составе К.Е. Ворошилова, А.С. Щербакова. Присутствуют также М.Б. Храпченко, В.Сурин, Шлифштейн. Прослушивание идет так: у рояля - композитор, исполняет певец соло, дуэт, трио или квартет. За три прослушивания пропустили 60 гимнов, но, по-моему, ничего выдающегося нет. Лучшие - это Белый и Шапорин. Но пропущены лишь самые слабые и средние композиторы, лучших - берегут на конец. Число гимнов непрерывно растет. Хотя и конкурс закрыт 14 октября, но из провинции почта продолжает доставлять опоздавшие, и их уже набралось свыше 150. Первое время не так уж торопились. Но вот 26 октября на вечернее прослушивание (в исполнении хора Краснознамённого ансамбля ЦДКА под управлением профессора Б. Александрова ( Борис Александрович Александров, сын А.В.Александрова,1905-1994 гг., - И.Ш.) явился тов. Сталин и все пошло быстрее. В тот вечер было назначено к прослушиванию восемь гимнов, отобранных из 60 прослушанных. Нас с Сергеем пригласили к 10 вечера. Я пришел с опозданием на 15 минут т.к. начали прослушивать на пол часа раньше времени. В зале сидели (Бетховенский зал Большого театра) тов[арищи] Сталин, Молотов, Ворошилов, Берия, Маленков. И.В.Сталин был в форме Маршала Советского Союза в кителе цвета хаки (точь-в-точь, как у меня) с золотой звездочкой Героя Социалистического Труда. Он заметно поседел, был оживлен, энергичен. После того, как хор спел гимны, Сталин поднялся. Начался разговор. Сталин сказал, что в хоре мелодия сливается и для окончательного решения, пожалуй, следует еще и прослушать с оркестром. Обратился к нескольким присутствовавшим композиторам (Шостакович, Шапорин, Хачатурян, Прокофьев, Александров, Чернецкий) с вопросом, с каким оркестром лучше слушать - духовым или симфоническим. Мнения разделились. Но композиторы признали все, что без оркестрового исполнения трудно решить вопрос о качестве музыки и сделать отбор. На подготовку оставшихся гимнов дал пять суток. Попрощался с нами со всеми и ушел.
  
  После прослушивания восьми отобранных гимнов в Бетховенском зале Большого театра мы с Сергеем в 11 часов вечера пришли ко мне в "Москву". Здесь было пол-литра водки. Выпили вчетвером (еще С...( неразборчиво, - И.Ш.) и Брагин), поделились впечатлениями, и в час ночи он ушел. Я еще лежал с книгой, как вдруг позвонил Сергей и сообщил, что только что говорил со Сталиным по телефону. И нам необходимо срочно посоветоваться. Я пошел к нему. Было 2-2,5 утра 27 октября. Оказалось: ровно в два ночи позвонил А.Н. Поскребышев и сообщил, что будет говорить Сталин. Иосиф Виссарионович сказал Сергею, что вот прослушивание его убедило, что текст коротковатый ("куцый"): нужно прибавить один куплет с припевом. В этом куплете, который по духу и смыслу должен быть воинственным, надо сказать: 1) о Красной армии, ее мощи и силе; 2) о том, что мы бьем фашизм и будем его бить ("фашистские полчища" - так он выразился). На то чтобы это сделать, Сталин дал срок несколько дней, сказав: ведь музыка на все куплеты одинаковая, следовательно, мы можем работать до конца прослушивания. Мы с Сережей в три часа ночи сели за работу. Была и Наташа ( Кончаловская ). Она, между прочим, поражалась, как я предугадал многое. ( Приехали слушать они Гимн сразу после заседания тройственной конференции Идеен-Хелл-Молотов ).( Иден Антони - дипломат, глава английской делегации, Корделл Халл - гос. секретарь США. Речь идёт об одном из заседаний Московской конференции министров иностранных дел СССР, Великобритании и США, проходившей 19-30 октября 1943 г., на которой была достигнута договорённость о ведении войны до капитуляции Германии - И.Ш.)
  
  К шести тридцати утра с Сергеем мы написал шесть вариантов третьего куплета и один вариант припева. Я спал всего два часа. Пришел ко мне в номер Сергей, опять поработали, сделали еще один вариант. Позвонили к полковнику Китаеву о приеме у К.Е. Ворошилова. "Пожалуйста. В любое время. Милости просим". Условились через час-полтора, опоздали. (Ездили на Тушино за продуктами моими, авария с машиной, задержались). Оказывается, Китаев уже нас ищет по телефонам. Нас приняли исключительно тепло. Дали машинистку. Перепечатали варианты. Зашли к К.Е. в кабинет. Он был отменно любезен. В руках у него был печатный текст гимна, на котором он записал мысли тов. Сталина о третьем куплете ("фашизм"... Красная армия и еще что-то). Ворошилов меня спросил: "Ну, как, Регистан, больше никаких снов не видели?" - Я ответил: "К сожалению, нет, хотя я с удовольствием посмотрел бы сон, что гимн уже принят и опубликован". Посмеялись. Нам дали комнату для работы, чай, бутерброды. Это был опять кабинет Землячки, где мы первый раз уже работали. Ворошилову хотелось, чтобы мы сделали куплет еще более воинственным. У него оставалось полтора часа до Международной конференции, на которую он собирался ехать. Мы сделали вариант седьмой "а" и новый припев, при чем последние две строки звучали так: "Фашистские полчища мы побеждали. Мы били, мы бьем их и будем их бить!" Прочли Китаеву, посоветовались, он обратил внимание, что "мы бьем их" при пении сливается: "**** их" ( из-за новых требований Роскомнадзора приходится убирать слова даже из архивных документов, - И.Ш. ). Тут же нашли слова, и получилось так: "Мы били их насмерть и будем их бить!" Это очень понравилось Ворошилову. (Мы очень смеялись по поводу "**** их", при чем я сказал, что это совсем неплохо для деревни. Он согласился, хохотал и говорил: "**** их! Это неплохо, если б это не был гимн!") Поговорили о прослушивании. Предлагали провинциальных композиторов предварительно отобрать. (Масса времени уходит, а надо скорее!) Очень смеялись, когда Сергей вспомнил о четырех евреях в коротеньких брючках, которые спели гимн какого-то композитора-еврея, не сводя глаз с Ворошилова. Я напомнил одного из них с удивленно поднятой бровью. Хохотали буквально до слез. Прощаясь, Ворошилов сказал: "Ну, с вас скоро магарыч! Выпить придется. Хотя, вернее, с нас магарыч! Будет-будет". Ушли к Китаеву. Отсюда мне вызвали Ташкент. Мы поговорили с Валей. Я был безгранично счастлив. Ушли из Кремля в 17.45 вечера.
  
  После возвращения от К.Е. Ворошилова мы с Сережей довольно бедновато пообедали у меня в гостинице "Москва". После этого он ушёл, а я остался: мне предстояло писать подвал для "Сталинского сокола". Полковник В.П. Московский на меня сердился, да и имел к этому все основания: газета "горит" без материала, а я занят то прослушиванием гимна, то работой над текстом, то кинокартиной, которую надо доделывать. Я решил: хоть и не спал накануне, после телефонного звонка тов. Сталина, всё равно - не буду спать ещё ночь - напишу подвал о Бондаренко для газеты.
  
  28 октября
  
  Сидел всю ночь и к 8 утра кончил подвал. Ну, естественно, "разгулялся", спать уже не хотелось, тем более что в 12.30 было назначено очередное прослушивание музыки для гимна.
  
  Итак, 28 октября, в 12.30. слушаем очередную "порцию" композиторов. На этот раз идут "киты", которых мы с нетерпением ждали. Слушали как обычно в Бетховенском зале - К.Е.Ворошилов, А.С.Щербаков. В стороне (справа) сидел на своем месте М.Б. Храпченко. Мы с Сергеем заняли места тоже, как обычно, в третьем ряду позади Ворошилова и Щербакова. Прежде чем сесть, Ворошилов и на этот раз поздоровался за руку со мной и Сергеем. С Сережей - молча, а мне дружески сказал: "Здорово!" Он был в своем обычном костюме: китель, длинные брюки, маршальские погоны. Когда свой гимн сыграл Дм.Дм. Шостакович, оба очень оживились, переговорили друг с другом. Заметное оживление вызвали также Прокофьев, Хачатурян и, наконец, Александров А.В. Прокофьев и Александров показали два варианта. Мне и Сергею понравились у обоих первые варианты. Вообще, нужно сказать, что музыка, написанная ими, резко отличается от той серятины, которую мы слушали до них. Они получили по 8-9 балов.
  
  ________________________________________
  
  
   Ниже об этом дне прослушивая со Сталиным уже "сухим" языком пишет в своём дневнике Китаев:
  
  ________________________________________
  
  
  26 октября 1943 г.
  
  В результате прослушивания музыки тт. Ворошилов К.Е., Щербаков А.С. и Храпченко М.Б. выделили для вторичного прослушивания музыку композиторов Лепина, Белого, Матюшевича, Нолинского, Фере, Чернецкого - два варианта, Кручинина и Александрова Б.А.
  Тов. Сталин в присутствии тт. Молотова, Ворошилова, Берия и Маленкова в 21.00 в Бетховенском зале Большого театра заслушали (в исполнении хора ансамбля красноармейской песни под управлением А.В. Александрова) произведения указанных композиторов.
  Среди присутствовавших были: композиторы Шостакович, Хачатурян, А.В. Александров, Прокофьев, Шапорин и Чернецкий.
  По окончании прослушивания тов. Сталин И.В. указал, что хоровое исполнение не дает возможности исчерпывающе оценить музыкальные особенности того или иного предлагаемого варианта. Поэтому тов. Сталин И.В. указал на необходимость прослушивать отбираемые на второй тур варианты музыки не только в хоровом исполнении, но и в исполнении симфонического оркестра.
  Предложение тов. Сталина встретило горячую поддержку со стороны композиторов.
  
  27 октября 1943 г.
  
  В 1 ч. 50 м. тов. Сталин И.В. в телефонном разговоре с С. Михалковым дал авторам следующие указания:
  1. Внести в текст гимна еще один куплет, так как при двух куплетах гимн выглядит куцым (по собственному выражению товарища Сталина).
  2. Третий куплет писать на тему о вооруженных силах Советского Союза - Красной армии, которая боролась, борется и будет бороться за честь, свободу и независимость нашего Отечества.
  Иллюстрируя это положение тов. Сталин И.В. подчеркнул мощь и героизм Красной армии в дни Отечественной войны против германского фашизма, указывая, что не только немецкие захватчики, но всякие другие, которые посягнут на свободу и независимость Советского Союза, встретят достойный отпор со стороны Красной армии.
  В результате работы тт. Михалкова и Эль-Регистана после беседы с тов. Сталиным И.В., они в тот же день в 14.00 представили три варианта третьего куплета тов. Ворошилову К.Е.
  Тов. Ворошилов К.Е., ознакомившись с представленными вариантами, нашел, что куплет о Красной армии может быть сделан лучше. В подробной беседе авторы получили конкретные указания и советы, после чего здесь же, в Кремле, продолжили работу над текстом.
  В 17.45 ими было представлено т. Ворошилову семь вариантов вновь написанного куплета текста. Тов. Ворошилов К.Е., рассмотрев текст, направил [его] тов. Сталину И.В.
  
  ________________________________________
  
   Как известно, Михалков и Эль-Регистан были в кремлёвском кабинете Сталина два раза - 28 октября и 4 ноября 1943 года. Это зафиксировано в рассекреченных в 90-х годах дневниках дежурных секретарей Сталина ( этот интереснейший документ охватывает период с 1924 по 1953 годы. Мною будет позднее опубликована большая работа, в которой я исследую по этим записям первые дни начала войны ). Вот запись от 28 октября 1943 года ( первая цифра после фамилии - время входа посетителей в кабинет, вторая - время их выхода ):
  
  
  28 октября 43 года
  
  
  1. тов. Маленков 21 ч. 40 мин. - 24 ч.
  
  2. тов. Берия 21 ч. 40 мин. - 24 ч.
  
  3. тов. Молотов 23 час. - 24 ч.
  
  4. тов. Ворошилов 21 ч. 45 - 24 ч.
  
  5. тов. Щербаков 21ч. 40 -24 ч.
  
  6. тов. Михалков 22 ч. 30 - 23 ч. 45 м.
  
  7. тов. Эль-Регистан 22.30 - 23 ч. 45
  
  8. тов. Деканозов 23 ч. 50 - 24 ч.
  
  9. тов. Вышинский 23 ч. 50 - 24 ч.
  
  
  Последние вышли 24 ч. 28/Х 43
  
  
   Примечательно, что оба соавтора в своих воспоминаниях упоминают только об ОДНОМ посещении кабинета вождя, и при этом вспоминают о разных днях. Вот как описывает в своих мемуарах Михалков самый первый визит ( 28 октября ) в кремлёвский кабинет Сталина:
  
  _____________________
  
  
   28 октября главный редактор газеты "Сталинский сокол", бригадный комиссар В. П. Московский, находит нас по телефону и сообщает о срочном вызове к Сталину.
   За нами послан автомобиль "Линкольн". Знакомый нам уже полковник из охраны Сталина нервничает:
   - Никак не могли вас найти! Вас ждут!
   Чекисты, а не могли найти! Въезжаем в Кремль. Подъезжаем к
  одному из подъездов. У нас не проверяют документов. Проводят прямо в приемную Сталина.
   Здесь в ожидании вызова на доклад к Главнокомандующему сидят два прославленных военачальника. Мы узнаем их. Маршалы не без удивления смотрят на майора и капитана в нечищеных сапогах, навстречу которым поднимается из-за стола помощник Сталина Поскребышев.
   Указывая нам на массивную дверь с большой бронзовой ручкой, он сухо говорит:
   - Проходите. Вас ждут. Где вы пропадаете?
   В темном тамбуре между дверьми машинально крестимся и переступаем порог державного кабинета.
   На часах 22 часа 30 минут.
   У стены, под портретами Суворова и Кутузова, длинный стол для совещаний. Справа, вдали, столик с разноцветными телефонными аппаратами. За длинным столом в каком-то напряженном молчании сидят "живые портреты": Молотов, Берия, Ворошилов, Маленков, Щербаков... Прямо против нас стоит с листом бумаги в руках сам Сталин.
   Мы здороваемся:
   - Здравствуйте, товарищ Сталин!
   Сталин не отвечает. Он явно не в духе.
   - Ознакомьтесь! - говорит Сталин. - Нет ли у вас возражений? Главное, сохранить эти мысли. Возможно это?
   - Можно нам подумать до завтра? - отвечаю я.
   - Нет, нам это нужно сегодня. Вот карандаши, бумага... - приглашает нас к столу Сталин.
   Мы садимся против "живых портретов". Необычная обстановка смущает.
   - Что? Неудобно здесь работать? - спрашивает Сталин улыбаясь. - Сейчас вам дадут другое место.
   Майора и капитана проводят в комнату рядом с приемной. Приносят чай, бутерброды. Мы голодны. Сначала едим, пьем чай.
   Запев третьего куплета не ложится в размер предыдущих. Однако выход из положения есть. Множество вариантов этого четверостишия, написанные накануне, помогают нам быстро решить задачу. Но мы не торопимся. Для солидности выдерживаем время. Возвращаемся в кабинет Сталина. Маршалы в приемной все еще ждут приема у Главнокомандующего. Но тот занят: утверждается новый Гимн Советского Союза!
   После короткого обсуждения нового варианта нового четверостишия Сталин обращается к членам Политбюро:
   - Каких захватчиков? Подлых? Как вы думаете, товарищи?
   - Правильно, товарищ Сталин! Подлых! - соглашается Берия.
   - На этом и остановимся! Товарищ Щербаков, пусть этот текст отпечатают сейчас на машинке. А вы пока посидите с нами, - обращается к нам Сталин.
   Так появился куплет, в котором были строки:
   "Мы армию нашу растили в сраженьях, Захватчиков подлых с дороги сметем!.."
   В приемную мы выходим вместе с Берия.
   - А если мы вас отсюда не выпустим? - зловеще шутит кремлевский инквизитор.
   В иных обстоятельствах эта "шутка" стоила бы нам дорого.
   Очередной вариант текста был передан в ансамбль А. В. Александрова. Наиболее удачно звучала музыка Д. Д. Шостаковича и А. И. Хачатуряна. Однако имелась в виду возможность использования уже известной музыки А. В. Александрова для "Гимна партии большевиков". Куплеты нового варианта текста, кроме припева, хорошо ложились на эту мелодию, ибо авторы слов еще на первой стадии работы взяли за образец его стихотворный размер. Переписать припев в нужном размере удалось быстро.
  
  _________________________________
  
  
   А вот, какая запись об этом дне сделана в дневнике Китаева. Тут есть неточность во времени входа Михалкова и Эль-Регистана в кабинет Сталина. Возможно эта запись сделана Китаевым со слов своего "шефа" - Ворошилова или со слов двух соавторов, так как самого Китаева в кабинете не было.
  
  ________________________________
  
  
  28 октября 1943 г.
  
  28 октября в 22 ч.20м. тов. Сталин И.В. принял тт. С. Михалкова и Г. Эль-Регистана в присутствии тт. Молотова В.М., Ворошилова К.Е., Берия Л.П., Маленкова Г.М. и Щербакова А.С. для обсуждения вариантов третьего куплета.
  Тов. Сталин. И.В. высказал пожелание ярче оттенить мысль о захватчиках, указав, что представленные авторами варианты текста третьего куплета в этом отношении не совсем отвечают предъявленным требованиям.
  Т[ов.] С. Михалков и Г. Эль-Регистан здесь же, в секретариате тов. Сталина И.В., продолжили работу над третьим куплетом. Закончив ее в 23 ч. 20м., авторы текста вторично были приняты тов. Сталиным И.В. в присутствии указанных выше членов Политбюро ЦК ВКП(б).
  При вторичном обсуждении куплета тов. Сталин И.В. главное внимание уделил второй строке, которая была представлена в следующих вариантах:
  1. "Любого врага мы с дороги сметем"
  2. "Врагов и захватчиков в битвах сметем".
  Тов. Сталин И.В., критикуя второй вариант строки указывал, что нельзя объединятъ словом "и" - врагов и захватчиков, что такое объединение логически ведет к противопоставлению, т.е. получается, что есть враги - не захватчики, и есть захватчики - не враги.
  Тов. Ворошилов К.Е., поддерживая это высказывание, критикует первый вариант строки: "Любого врага" ... указывая, что прилагательное "любой" происходит от слова "любовь", и, стоит только переставить ударение в прилагательном "любой", как оно кардинально изменит смысл.
  В процессе обсуждения строки т. Сталин В.И. нашел нужное слово, и строка приняла окончательную редакцию: "Захватчиков подлых, с дороги сметем".
  После этого подверглась обсуждению четвертая строка, предложенная поэтами в редакции: "Мы к славе Отечество наше ведем".
  Тов. Сталин И.В. указал, что в ней мало динамики и недостаточно выражен призыв. В результате строка принимает следующий вид: "Мы к славе Отчизну свою поведем".
  После этого окончательно утверждается текст всего гимна.
  Одновременно т. Сталин И.В. указал на необходимость проставить в тексте гимна фамилии его авторов и проставил их собственноручно. Выносится следующее решение ЦК ВКП(б):
  
  28 октября 1943 г.
  
  Членам и кандидатам ЦК ВКП(б), т. ВОРОШИЛОВУ
  Сообщается в окончательной редакции Гимн Советского Союза:
  
  ГИМН СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  
  
  Текст С. Михалкова и Г. Эль-Регистана.
  
  Союз нерушимый республик свободных
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Да здравствует созданный волей народов,
  Единый, могучий Советский Союз!
  
  Живи в веках, Страна Социализма!
  Пусть наше знамя миру мир несет.
  Живи и крепни, славная отчизна!
  Тебя хранит великий наш народ.
  
  Сквозь грозы сияло нам солнце свободы
  И Ленин великий нам путь озарил.
  Нас вырастил Сталин - на верность народу,
  На труд и на подвиги нас вдохновил.
  
  Живи в веках, Страна Социализма!
  Твоя звезда к победам нас ведет.
  Живи и крепни, славная отчизна!
  Тебя хранит великий наш народ.
  
  Мы армию нашу растили в сраженьях,
  Захватчиков подлых с дороги сметем!
  Мы в битвах решаем судьбу поколений,
  Мы к славе Отечество наше ведем!
  
  Живи в веках, Страна Социализма!
  На страх врагам иди всегда вперед.
  Твое оружье, славная отчизна,
  В руках надежных держит наш народ.
  
  
  Секретарь ЦК И. Сталин
  
  __________________________________________
  
  
   Мы видим, что в тексте почему-то убирается тире во втором куплете после слова "великий" ( хотя правильней надо было убирать тире после слова "Сталин" ). Стилистически теперь становится непонятно - к какому слову соотносить прилагательное "великий" - то ли это "Ленин", то ли "путь". Позднее эта двойственность стала поводом для насмешек над Михалковым...
  
   Следующее прослушивание с участием Сталина состоялось 1 ноября. Вот запись об этом в дневнике Китаева:
  
  ________________________________________
  
  
  1 ноября 1943 г.
  
   Т[оварищи] Сталин И.В., Молотов В.М., Ворошилов К.Е., Берия Л.П., Маленков Г.М. и Щербаков А.С. в хоровом и симфонически-оркестровом исполнении (на сцене Большого театра) прослушали музыку 14 композиторов - 15 вариантов: Александрова А.В., Шостаковича, Новикова, Блантера, Шапорина, Хачатуряна, Хренникова, Коваля, Прокофьева, Разоренова, Чернецкого (два варианта), Александрова Б.А., Кручинина, Матюшевича.
   В результате прослушивания, ни один из представленных вариантов музыки не был признан удовлетворительным.
  В ту же ночь в 0.35 м. тов. Ворошилов в телефонном разговоре с т. С. Михалковым сообщил авторам текста о желании Правительства иметь запасной припев к тексту в размере припева музыки "Гимн партии большевиков". Во время этого же разговора тов. Сталин И.В., взяв трубку, высказал пожелание, чтобы авторы, сохранив в основном содержание припева, обратили особое внимание на то, чтобы в нем было подчеркнуто, что наше государство советское.
  
  2 ноября 1943 г.
  
  
   В 13.00 т. Ворошилов К.Е. принял тт. Михалкова и Эль-Регистана, которые представили написанные ими варианты нового припева. Тов. Ворошилов К.Е. признал варианты неудовлетворительными и предложил продолжать работу.
  
  3 ноября 1943 г.
  
   В результате работы тт. С. Михалков и Г. Эль-Регистана (совместно с композитором А.В. Александровым) в 18.00 были приняты т. Ворошиловым К.Е. Авторы ознакомили т. Ворошилова К.Е. с новыми вариантами припева, которые были одобрены и направлены т. Сталину И.В.
   В этот же день т. Ворошилов К.Е. совместно с тт. С. Михалковым и Г. Эль-Регистаном, заслушали музыку т. А.В. Александрова "Гимн партии большевиков" с новыми словами и припевом, исполненной автором на рояле. Тов. Ворошилов К.Е. дал совет композитору внести большую плавность и торжественность в припев.
  
  _________________________________________
  
  
   Обратите внимание на последние два абзаца этой записи ( выше ). На самом деле всё это происходило на даче Ворошилова ( усадьба Неклюдово ). Вот, как красочно описывает ( ниже ) тот вечер на даче "первого маршала" сам Эль-Регистан ( огурчики, помидорчики, грибочки, икра... и это в 1943 году...). В эти дни к соавторам слов гимна "подтягивается" композитор Александров А.В. :
  
  ________________________________________
  
  1 ноября
  
  В Большом театре с 21.00 прослушались 14 гимнов. Хор. Оркестр. Присутствовали: тт. Сталин, Молотов, Берия, Ворошилов, Щербаков, Маленков. Окончилось около часу ночи. Мы были в Директорской ложе, нас не предупредили (баллы, волнение композиторов). Ночью [мы в кабинете] у Храпченко. Звонок Китаева: где мы? Ворошилов говорит с Сергеем о музыке Александрова. Передает трубку Сталину. Тот говорит: "Оставить куплеты, переменить лишь припев - Страна Советов, если трудно будет - Страну Социализма". Условие: секрет! Трижды предупредил нас Китаев.
  
  2 ноября
  
  Всю ночь работали у Сергея. Позвонили Китаеву. В час дня нас пригласили к К.Е. Сидели сначала у Китаева, был Щербаков и ген[ерал] Игнатьев. Игнатьев стал рассказывать об иске франц[узского] Правит[ельства] на 27 млрд франков. История с золотыми часами у мин[истра] финансов.
  
  Пришел К.Е. Мы у него. Я - не брит. Извинился - нет ножей. [Ворошилов]: "Мы сейчас побреем". Вызвал полковника: "Два десятка [ножей], а когда кончится - еще по десятку". Разговор по тексту. Хорошо что вы отговорили т. Сталина печатать текст. Выясняется, что ни одна музыка не понравилась и т.д. Стал приводить примеры, показав удивительное знание музыки и вкус. ("Гей, баргузин", "Быстры как волны" из "Садко" и т.д.) Перешел к гимну, Александрову и сказал, что, по крайней мере, наш текст ему не совсем не понравился - он просил над ним поработать. Мы ему рассказали о большой работе комитета, Сурина и др. Пробыли мы до 6 часов вечера. Пили чай, закусили.
  
  В номере у меня говорили с Сергеем о том, как мы выпустили птицу из рук. Ахал я, охал и т.д. Сергей пошел домой, вернулся к 10.30 вечера. Мы сделали припев. (Китаев все записывает.)
  
  Пришли в Бетховенский зал после начала просмотра. Идет провинция - грузины, узбеки и пр. Мы передали Китаеву записку, что у нас готов припев. Нас пригласили в комнату внизу. Стол. Виноград, яблоки, вино, пиво, водка, коньяк. Прочли. Ему понравилось. Щербаков: "Придется им дать Кумача". Я ответил: "А мы можем сделать просто, положить на стол свой текст, передайте ему, пусть он перелицовывает". Щербаков рассердился: "Музыка Кумача". К.Е. нас защищает: "Они хорошо работают. Сделают". Щербаков: "Родина Ленина и Родина Сталина! Коньяк уважаете?" Михалков отказался. Я: "Отчего же, выпью!"...
  
  После перерыва опять сидели в Бетховенском зале и до 1 часа 30 ночи слушали музыку. Среди прочих промелькнул и Ашрафи ( Ашрафи Мухтар Ашрафович,1912-1975 гг., узбекский композитор, - И.Ш. ). Ему поставили четыре. Мы посоветовались. Написали записку Китаеву, чтоб разрешили нам поработать с Александровым (в тайне)*. Он предложил - напишите К.Е. Я написал, подписал за обоих, дал К.Е. В[орошилову]. Тот сейчас же сказал Храпченко. Ночью условились, что утром вызовут Александрова и ему скажут.
  ______
  
  *- записка следующего содержания: "Тов. Китаев! Мы очень просим, чтобы Климент Ефремович разрешил нам (через тов. Храпченко) встретиться с Александровым завтра и поработать с текстом на музыку. Александрова можно предупредить, чтоб об этом ни слова. С. Михалков, Эль-Регистан". (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 3399. Л. 23. Автограф Эль-Регистана.)
  ______
  
  Легли спать. Я во сне увидел строку: "Социализма надежный оплот".
  
  3 ноября
  
  С утра немного поработали над текстом припева. Он у нас получается. Рифмуем все четыре строки. Я ухожу в киностудию работать над текстом.
  
  Сергей уезжает к Александрову пробовать на музыку. До трех дня мы дважды с ним созваниваемся. Читает мне текст. Все ложится. Условились и встретились у Храпченко в три часа дня. Перепечатали. От К.Е звонили. Уже ждут нас. Александров там. Едем к К.Е. В[орошилову]. Сразу к нему. Ему понравилось. Сейчас же отправил к тов. Сталину со своей запиской. Нас пригласил к себе обедать на дачу. Едем. На одной машине он с Александровым А.В., на другой - мы с Л.А. Щербаковым и Л.М. Китаевым. По пути - анекдоты, смех, веселье. Едем по Дмитровскому [шоссе]. Приехали раньше К.Е. Сергей с Щ[ербаковым] играет на бильярде. Я осматриваю картины, альбом. (На шелку ... - замечательно). Приезжает К.Е. Очень удивлен, что мы раньше. Приглашает вниз. Накрыт стол. Вино белое и розовое. Домашняя перцовка. Огурцы хранятся в воде, в бочке. (Собственное изобретение К.Е.) Твердые, хрустящие. Помидоры маринованные, грибы. Все очень вкусно. Свой настой, свой засол. Икра. Вареный рассыпчатый картофель. Масло. Вареное мясо. Знакомит с внуками: Клим 7 лет и Володя 5 лет. Дедушка разрешает дать пива. Очень гостеприимен. Перцовка? - "Я все пью". - "Вот это правильно".
  
  За обедом оживленная беседа. Сергей очень много рассказывает. Пьем за победу. К.Е. очаровательный собеседник. Любит и умеет слушать. Когда рассказывают что-нибудь примечательное, оглядывает каждого: "Как мол? Вы слышите?" Удивительно подражает заикам. Весел. Рассказал о баране на вертеле. Случай с кабаном и Герасимовым. Сергей читает "Данилу Кузьмича" ( детское стихотворение Михалкова, - И.Ш. ). Ему очень нравится. Зовет внуков. Сергей читает "Дядю Степу" и "Мы с приятелем". Внуки учат по-немецки. Младший ужасно милый и смешной. Декламирует по-немецки. Учат язык. Рассказ о Филиппове. Мы рассказываем, какую огромную работу провели Храпченко и Сурин. К.Е. В[орошилову] очень обидно, что с композиторами не получается. Болеет. Разговор о Московском. Показываем бомбу*.
  ______
  
  *- О "бомбе" вспоминает в своих мемуарах С.В. Михалков. Он пишет: "Изюминка нашего с Габо маленького актерского экзерсиса, который мы проделывали не раз в дружеском кругу фронтовых корреспондентов, состояла в том, что будто бы где-то в Подмосковье, на даче упала бомба, и вызвали команду противовоздушной обороны. Приехал офицер, то есть я в сталинской фуражке. Трусливый офицер, который боялся шагу ступить по участку, где лежала неразорвавшаяся бомба. И потому спрашивал у населения, поглядывая на опасный предмет издалека:
  - Здесь упала бомба?
  - Здесь, - отвечают.
  - Посмотрите, есть на бомбе какой-нибудь знак!
  - Да вы сами сходите и посмотрите...
  - Не могу, - ответствует вояка, - все мои подчиненные уже подорвались, я один остался.
  ______
  
  Идем к роялю. Александров играет. Пробуем наши слова. Потом новый - его гимн. Звучит очень неплохо. Опять в столовую. По рюмке вина. Дарит шоколад. Уезжаем вчетвером плюс Александров.
  
  _________________________________________
  
  
   На следующий день оба соавтора были приглашены в Кремль в кабинет вождя. Вот запись секретарей Сталина о времени входа и выхода посетителей в тот день:
  
  
  4-го ноября 1943 г.
  
  
  1. т. Молотов 19.35 - 23.50
  
  2. т. Ворошилов 19.35 - 23.50
  
  3. т. Берия 19.35 - 23.50
  
  4. т. Маленков 19.35 - 23.50
  
  5. т. Щербаков 19.35 - 23.50
  
  6. т. Антонов 19.35 - 23.40
  
  7. т. Штеменко 19.35 - 23.40
  
  8. т. Эль-Регистан 21.35 - 22.00
  
  9. т. Михалков 21.35 - 22.00
  
  10. т. Федоренко 22.10 - 23.45
  
  
  Последние вышли 23.50
  
   Михалков об этом втором визите к Сталину нигде не упоминает, а вот Эль-Регистан оставил кое-какие записи:
  
  ___________________________
  
  4 ноября
  
  В 9 час. Сергей мне звонит. Просят опять к тов. Сталину. Прислали машину. Въезжаем без пропусков. Нас принимают там же и те же. Тов. Сталин дает текст: " Посмотрите, как получилось". Он весь в его пометках. Поставлены единица, двойка, тройка. Варьируются слова: "дружбы", "счастья", "славы". Слова "священный оплот" заменены на "надежный оплот". Щербаков спрашивает о "мире". Не надо. Мы хвалим. Действительно хорошо. Везде теперь одинаково запомнят. "Нас от победе к победе ведет" - хвастовство. "Надо, - говорит, - "Пусть от победы к победе..."". Заметил: ""Отчизну свою поведем" - это хорошо, в будущее". Идем печатать. Возвращаемся. Сразу же читает. Каждого опрашивает. Примем? Разговор о музыке. Сталин: ""Быстры как волны"... "баргузин"? Только у Шостаков[ича] и Хачатуряна - свое". Мы ссылаемся на свой опыт. С ними бы поработать. Берия, Ворошилов: "Верно". Кто-то (Маленков?) предлагает: "Раздать всем композиторам с новым припевом, пусть пишут". К.Е.: "Тогда пусть кто хочет, занимается. Я их больше ста прослушал. Осатанел!" Сергей спрашивает, хорошо бы к празднику. Ворошилов вспылил: "Надо 33 шт[уки] еще прослушать!" Разговор о "Гимне большевиков" (перерастает в Государственный). Он [Сталин] согласен с этим. Я уточняю. Принято два текста. Александровский как запасной, "на страховку". Поручает нам передать это Храпченко. Говорит об Александрове: "Сводит к маршам, прибавить басов, медленнее и торжественнее".
  
  ___________________________
  
  
   В этом, приведённом выше отрывке из записей Эль-Регистана, вырывается наружу "крик души" Ворошилова - ОСАТАНЕЛ !
   Вот запись в дневнике Китаева об этом дне:
  
  ___________________________
  
  4 ноября 1943 г.
  
   В 21.00 в своем кабинете т. Сталин И.В. в присутствии тт. В.М. Молотова, К.Е. Ворошилова, Л.П. Берия, Г.М. Маленкова и А.С. Щербакова принял тт. С. Михалкова и Эль-Регистана. Одобрив работу авторов над текстом припева, т. Сталин И.В. внес следующие предложения:
  а) оставив припев в целом неизменным, во всех трех случаях менять лишь первые слова второй строки, взяв их из представленных вариантов, а именно:
  "ДРУЖБЫ НАРОДОВ..."
  "СЧАСТЬЯ НАРОДОВ..."
  "СЛАВЫ НАРОДОВ..."
  б) в этой же строке выражение "СВЯЩЕННЫЙ ОПЛОТ" заменить "НАДЕЖНЫЙ ОПЛОТ";
  в) последнюю строку припева "НАС ОТ ПОБЕДЫ К ПОБЕДЕ ВЕДЕТ" сформулировать: "ПУСТЬ ОТ ПОБЕДЫ К ПОБЕДЕ ВЕДЕТ".
   В 21.35 текст нового припева, с указанными выше поправками, утверждается как запасной (на случай, если будет принята музыка "Гимна партии большевиков" т. А.В. Александрова).
  
  ___________________________
  
  
   Как мы видим, музыка Александрова А.В. "Гимн партии большевиков" уже ВСЕРЬЁЗ рассматривается, как запасной музыкальный вариант будущего гимна страны.
   Есть интересный статистический учёт проведённого конкурса среди композиторов:
  
  _____________________
  
  
   В период с 16 октября по 11 ноября 1943 г. тт. Ворошиловым К.Е. и Щербаковым А.С. в присутствии т. Храпченко в Бетховенском зале Большого театра прослушивалась музыка, написанная композиторами на утвержденный 25 сентября текст С. Михалкова и Г. Элъ-Регистана. Прослушиваются:
  16 октября 13 композиторов - 14 вариантов
  22 октября 20 композиторов - 21 вариант
  25 октября 26 композиторов - 27 вариантов
  28 октября 25 композиторов - 27 вариантов
  2 ноября 22 композитора - 26 вариантов
  8 ноября 36 композиторов - 36 вариантов
  11 ноября 2 композитора - 2 варианта
  Итого - 153 варианта
  Среди 144 композиторов, представивших музыку, имелись: один представивший три варианта, семь композиторов - по два варианта, шесть композиторов - по четыре совместных варианта. Всего 144 композиторами было представлено 153 варианта музыки гимна.
  Кроме того, из числа 40 композиторов ( писавших ранее музыку на тексты других поэтов ) 29 композиторов приняли участие в создании музыки на текст С. Михалкова и Элъ-Регистана.
  Всего, таким образом, было прослушано 208 вариантов музыки нового гимна, написанных 155 композиторами.
  На 1 декабря дополнительно представили нотный материал музыки гимна на текст С. Михалкова и Элъ-Регистана еще 16 композиторов ( из них один представил повторный вариант ) - 15 вариантов.
  Всего же приняло участие в создании музыки нового гимна 170 композиторов, представивших 223 варианта.
  По территориальному признаку композиторы распределяются:
  
  Город Композиторы Представлено вариантов
  
   Москва 111 162
   Ташкент 16 16
   Алма-Ата 14 14
   Тбилиси 12 12
   Баку 7 6
   Свердловск 3 3
   Фрунзе 2 3
   Ашхабад 2 2
   Тамбов 1 1
   Чкалов 1 1
   Ярославль 1 1
  
  Итого 170 223
  
  __________________________
  
   По записи ( ниже ) Китаева от 16 ноября мы видим, что в финал вышло три варианта музыки гимна. Первый вариант от Александрова - это мелодия "Гимна партии большевиков", второй вариант - это совместная музыка Шостаковича и Хачатуряна, и третий вариант - музыка Туския ( Иона Ираклиевич Туския, 1901-1963 гг., грузинский композитор, - И.Ш. ):
  
  __________________________
  
  16 ноября 1943 г.
  
   ... и после того, как 16 ноября тт. Сталин, Молотов, Ворошилов, Берия, Маленков, Щербаков прослушали в хоровом и оркестровом исполнении (на сцене Большого театра) музыку Александрова А.В., Шостаковича, Хачатуряна, Туския, Оранского, Свешникова, Шаверзашвили, Иванова-Сокольского, Баланчивадзе, Бархударяна и Шорина, - в последний тур выделяется музыка трех авторов - А.В. Александрова "Гимн партии большевиков", совместный вариант Шостаковича-Хачатуряна и Туския.
  Т[оварищам] Шостаковичу, Хачатуряну и Туския предоставляется срок для написания музыки на новый припев в соответствии с размером припева "Гимна партии большевиков"
  
  __________________________
  
   Примечателен один сохранившийся документ. Это записка профессора экономики, преподавателя МГУ Сиринова Михаила Александровича:
  ______________________
  
  Записка профессора М.А. Сиринова К.Е. Ворошилову о неприемлемости текста С.В. Михалкова и Г. Эль-Регистана для Гимна Советского Союза
  06.12.1943
  
  Профессор А.В. Александров - мой близкий родственник. Я заинтересовался вопросом создания нового национального гимна.
  Гимн в словесном выражении должен быть краток. По содержанию - торжественен. Фонетически должен быть построен так, чтобы дать композиторам возможность применить звучание, придающее музыкальному оформлению наибольшую торжественность.
  Образцом может служить наш дореволюционный гимн. При предельной краткости он фонетически построен так, что в нем преобладают гласные буквы "а", "о", "е", "и". Недаром он и был удачным.
  Текст, предложенный Михалковым над которым сейчас потеют композиторы, не отвечает ни одному из вышеуказанных требований.
  
  Профессор М.А.Сиринов
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 157. Автограф.
  
  _____________________
  
  
   Ниже я хочу привести отрывки из книги писателя, музыканта и педагога Ражникова Владимира Григорьевича "КИРИЛЛ КОНДРАШИН рассказывает о музыке и жизни" ( Москва, изд-во "Советский композитор", 1989 г. ). Это мемуары, которые записаны со слов ( на кассетах и в блокнотах ) советского дирижёра Кондрашина Кирилла Петровича ( 1914 - 1981 гг..). Кондрашин был приглашён работать в Большой театр в августе 1943 года, когда основная труппа театра вернулась из эвакуации из Куйбышева.
   Эти записи были сделаны в 1975 году. Тут описаны очень интересные факты и диалоги:
  
  ______________________
  
  
  ...и всё происходило в ГАБТе.
   Опубликовали текст, написанный Михалковым и Эль-Регистаном. Назначили всесоюзное соревнование всех композиторов на написание музыки к этому Гимну. Однако всем давно было известно, что Сталин очень любит "Гимн партии большевиков" Александрова. Он считает его "очень удачной песней". Михалков и Эль-Регистан писали текст, сообразуясь уже с ритмом этой песни. Это теперешний наш гимн. Текст был сначала сочинён якобы без нот, но фактически под размер этой песни. Для всех было ясно, что вопрос предрешён, но тем не менее все были обязаны написать. В том числе и Прокофьев написал что-то, чтобы отписаться; написали Шостакович и Хачатурян - ведущие композиторы. Более 200 гимнов прослушало жюри, отметая почти все. И наконец 15 или 14 гимнов, в том числе гимны Шостаковича, Хачатуряна и Прокофьева, ну и конечно, Александрова пропустили на прослушивание в Большом театре. На последней стадии двух или трёх отсевов включился оркестр Большого театра под управлением Мелик-Пашаева.
   Некоторые авторы писали сразу на оркестр, а гимн Александрова инструментовал Кнушевицкий - музыкальный руководитель его ансамбля.
  
  ........
  
   ... Да, как раз на одном из прослушиваний гимнов Сталин вызвал к себе некоторых композиторов и Мелик-Пашаева. Как-то зашёл разговор именно об оркестре Большого театра. Сталин сказал, что это отличный оркестр, а Мелик-Пашаев сейчас же подлил в этом отношении елея. Сталин спросил, а сколько же они получают? Мелик-Пашаев ответил, что концертмейстер получает 1200 рублей ( тогда средний интеллигент получал 600-800 рублей ). Сталин сказал: "Мало! Нужно чтобы 6 тысяч получали. ( Мне это рассказывал сам Мелик-Пашаев.) Как ты думаешь, Вячеслав Михайлович?" - обратился он к Молотову. Тот поёжился: "Не многовато ли будет, Иосиф Виссарионович?" - "Ну, мы этот вопрос обдумаем". И через день, когда ещё вся эта эпопея с гимнами не была закончена, появилось постановление Совмина о поднятии зарплаты оркестру и дирижёрам Большого театра. Уровень стал таким: оркестру - от 2 до 5 тысяч, дирижёрам - от 6 до 9 тысяч рублей в месяц. Это и осталось до сих пор. Но тогда это был один объект. Даже в самом театре получилось парадоксальное положение. Барсова, Рейзен, Козловский, Лемешев, народные артисты СССР, получали по 4 тысячи и оркестрант среднего класса получал столько же или даже больше. Естественно, так долго продолжаться не могло. Примерно через полгода оклады ведущим солистам подняли до 7000 рублей в месяц. Но цепочка уже начала разматываться. Сейчас же зашевелились Мравинский, Голованов и Константин I Иванов. Примерно через год ещё четыре коллектива были приравнены по окладам: Госоркестр, оркестр Ленинградской филармонии, Большой симфонический оркестр радио и оркестр Мариинского театра. Причём разрыв получался в три с половиной раза. В остальных оркестрах удалось немного подтянуть, но больше 1500 рублей никто не получал. Так осталось и сейчас, но сделали все промежуточные прослойки: лет десять или двенадцать назад подняли ещё три оперных театра - Малый оперный в Ленинграде, Станиславского и Немировича-Данченко в Москве и Тбилисский оперный театры, то есть сделали им по 200 рублей ( по-новому, в старом исчислении - две тысячи ). Я не очень уверен, есть ли ещё какие-нибудь столичные или республиканские театры, имеющие такие же повышенные ставки. Может быть и есть. В 1968 году мой оркестр МГФ пробил эту брешь, сделали промежуточный расклад - от 150 до 300 рублей. Ещё к оркестру МГФ приравняли оркестр Темирканова - второй оркестр Ленинградской филармонии...
   ...Итак, о гимнах. Самый интересный эпизод произошёл на прослушивании последних 14 гимнов, куда уже в зал никто не допускался. В центральной ложе сидело правительство, в зале - охрана и всё - больше никого. После того как все гимны были сыграны, Сталин пригласил прийти четырех композиторов: Прокофьева, Хачатуряна, Шостаковича и Александрова. Прокофьев вообще не приезжал с дачи, а эти три знаменитых человека отправились туда. Около двери произошла маленькая заминка - кому первому идти. Хачатурян и Александров вытолкнули Шостаковича. Сталин стоял посреди кабинета-ложи, по бокам - остальные товарищи из ЦК, и Шостакович со свойственной ему фотографической памятью выпалил: "Здравствуйте, Иосиф Виссарионович, здравствуйте, Николай Александрович, здравствуйте, Михаил Андреевич ( Суслов )..." В общем всех, сколько там было - 15 или 17 членов политбюро и кандидатов, он назвал по имени и отчеству. Сталин пригласил всех сесть и, покуривая свою неизменную трубку, обратился с такой речью: "Вот, товарищи композиторы, прослушали мы последние гимны. Есть у нас своё мнение, но хотели бы прежде, чем принять окончательное решение, посоветоваться с вами. Кажется нам, что величию страны Советов больше всего соответствует гимн профессора...", - кивок в сторону Александрова.
   Александр Васильевич Александров - очаровательный человек. Я у него учился по курсу развития слуховых навыков (тогда так называлось сольфеджио). Он великолепно вёл этот предмет, был очень хорошим, душевным человеком, но за последние годы выбился в очень большие люди и стал приближённым. Он был генералом, руководил уже много лет Ансамблем песни и пляски Красной Армии; во времена, когда я ещё учился в консерватории, это считалось вроде бы совместительством. А к 1945 году он уже стал первой фигурой в мире военной и песенной музыки. Наряду с Дунаевским он принимал участие абсолютно во всех правительственных концертах и был довольно близок к Сталину. "Гимн партии большевиков" был написан раньше "Священной войны"...
   И вот в ложе Александров, уже считая, что всё в порядке, заулыбался, очень довольный. И вдруг Сталин говорит: "Только я вот что скажу вам, профессор, там у вас что-то с инстру-ментацией неладно". ( Ему консультанты сказали.) Что-то в его оркестровке действительно было не так, и тональность была выбрана неудачно. Александров смешался и смалодушничал. Начал крутиться: "...Да, Иосиф Виссарионович, Вы совершенно правы, мне вот некогда было и я поручил Кнушевицкому, а он схалтурил, безобразно отнёсся, надо переделать..." Вдруг взрывается Шостакович, прерывает его: "Александр Васильевич! Замолчите немедленно! Сейчас же замолчите! Как вам не стыдно? Кто же за вашу музыку будет отвечать, как не вы сами, как вы можете так говорить о человеке, которого здесь нет и который является вашим подчиненным по армии. Сейчас же замолчите!" ( Кнушевицкий был майором, заместителем по музыке.) И тут наступила долгая пауза. Во времена Сталина, чтобы кто-то мог прервать другого, да ещё держать такие гневные и долгие речи, - неслыханно. Все замерли, и воцарилось молчание, во время которого Сталин, попыхивая трубочкой, поглядел на одного, на другого. Александров сразу же побледнел. А Сталин после паузы сказал: "А что, профессор, нехорошо получилось..." и вопрос был закрыт. Дали инструментовать Рогаль-Левицкому, и потом уже "Гимн" пошёл в обиход.
   Когда они вышли, Хачатурян набросился на Шостаковича: "Митя, зачем же ты так? Ты же рисковал. Ты - не любимец, они же тебя критиковали в 1936 году..." ( Были и другие симптомы, о них я тоже скажу. Ясно, что Шостаковичу это могло стоить очень дорого.) На что Шостакович сказал: "Я считал себя обязанным вступиться за Кнушевицкого, потому что не сомневаюсь, на следующий день Кнушевицкий был бы разжалован и, может быть, даже арестован".
   ...Такие тогда были времена. Шостакович, конечно, Человек и тут он велик... Да, я забыл сказать, что когда Сталин спросил у Шостаковича, что он думает о "Гимне", тот ответил, что мы все с этим согласны, отличный "Гимн" и тому подобное...
  
  ___________________________________
  
  
   Вот такие замечательные воспоминания дирижёра Кондрашина К.П.
   Об упомянутом здесь в самом конце Рогаль-Левицком я расскажу немного позднее.
  
  
   И вот наконец-то ( после возвращения Сталина с Тегеранской конференции союзников ) принимается ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ( ниже ), что музыкой гимна Советского Союза будет мелодия Александрова А.В. "Гимн партии большевиков". Стоило ли огород городить... . Я приведу заключительные строки из записок Эль-Регистана:
  
  _______________
  
  "Силу и мощь этого прекрасного музыкального произведения А.В. Александрова товарищ Сталин сравнил с дредноутом, рассекающим своей грудью бушующие волны безбрежного океана".
  
  РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 3399. Л. 20-21, 24, 26, 29-34, 45. Автограф.
  
  _______________
  
   Продолжает дневник Китаева:
  
  __________________________
  
  
  Т[оварищи] Сталин И.В., Молотов В.М., Ворошилов К.Е., Калинин М.И., Жданов А.А., Берия Л.П., Маленков Г.М. и Щербаков А.С. прослушали доработанную (на новый припев) музыку композиторов Шостаковича-Хачатуряна, Туския и А.В. Александрова в исполнении симфонического оркестра Большого театра под управлением дирижера Мелик-Пашаева и хора А.В. Александрова.
  На этом прослушивании был сделан окончательный выбор музыки гимна.
  
  14 декабря 1943 г.
  
  Специальным постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) утверждается окончательный текст Государственного гимна Советского Союза и музыка б[ывшего] "Гимна партии большевиков" А.В. Александрова:
  Постановление Политбюро ЦК ВКП(б)
  "О Гимне Советских Социалистических Республик"
  
  14 декабря 1943 г.
  
  ЦК ВКП(б) постановляет:
  1. Утвердить следующий текст Государственного гимна Союза Советских Социалистических Республик:
  
  
  ГИМН СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  
   Текст С. Михалкова и Г. Эль-Регистана.
  
  Союз нерушимый республик свободных
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Да здравствует созданный волей народов,
  Единый, могучий Советский Союз!
  
  Славься, Отечество наше свободное,
  Дружбы народов надежный оплот!
  Знамя советское, знамя народное
  Пусть от победы к победе ведет!
  
  Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
  И Ленин великий нам путь озарил.
  Нас вырастил Сталин - на верность народу,
  На труд и на подвиги нас вдохновил.
  
  Славься, Отечество наше свободное,
  Счастья народов надежный оплот!
  Знамя советское, знамя народное
  Пусть от победы к победе ведет!
  
  Мы армию нашу растили в сраженьях,
  Захватчиков подлых с дороги сметем!
  Мы в битвах решаем судьбу поколений,
  Мы к славе Отчизну свою поведем!
  
  Славься, Отечество наше свободное,
  Славы народов надежный оплот!
  Знамя советское, знамя народное
  Пусть от победы к победе ведет!
  
  
  2. Принять для Государственного гимна Союза Советских Социалистических Республик музыку Гимна партии большевиков композитора Александрова А.В.
  3. Поручить Комитету по делам искусств при СНК СССР привлечь специалистов и поручить им совместно с Александровым А.В. улучшить оркестровку Государственного гимна СССР.
  4. Поручить секретарю Президиума Верховного Совета СССР тов. Горкину А.Ф. и председателю Комитета по делам искусств при СНК СССР т. Храпченко М.Б. в месячный срок организовать перевод текста Государственного гимна СССР на языки народов Советского Союза.
  5. Обязать Комитет по делам искусств при СНК СССР обеспечить издание текста и музыки Государственного гимна СССР массовыми тиражами, предусмотрев отдельные издания для хоров, симфонических и духовых оркестров.
  6. Ввести повсеместное исполнение Государственного гимна Союза Советских Социалистических Республик с 15 марта 1944 года.
  7. Постановление ЦК ВКП(б) от 28 октября с.г. о тексте Гимна Советского Союза отменить.
  
  Секретарь ЦК ВКП(б) И. СТАЛИН
  
  __________________________________________
  
  
  22 декабря 1943 г.
  
  В газете "Правда" и во всех других газетах публикуется нижеследующее решение:
  В СОВНАРКОМЕ СОЮЗА ССР
  О ГОСУДАРСТВЕННОМ ГИМНЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  Ввиду того, что нынешний Государственный гимн Советского Союза "Интернационал" по своему содержанию не отражает коренных изменений, происшедших в нашей стране в результате победы Советского строя, и не выражает социалистической сущности Советского государства, - Совет Народных Комиссаров Союза ССР решил заменить текст Государственного гимна новым текстом, соответствующим по-своему содержанию духу и сущности Советского строя.
  Утвержден следующий текст нового Государственного гимна:
  ГИМН СОВЕТСКОГО СОЮЗА
  Текст Сергея Михалкова и Эль-Регистана.
  <...> Для нового Государственного гимна принята музыка композитора Александрова А.В.
  Ноты к музыке гимна будут опубликованы особо ( появились в печати 1 января 1944 года, - И.Ш. ).
  Повсеместное исполнение нового Государственного гимна вводится с 15 марта 1944 года.
  
  __________________________________________
  
  
   На следующий день Эль-Регистан выступил перед переводчиками, которым предстояло переводить слова гимна на языки мира:
  
  ______________________
  
  
  Из стенограммы выступления Г.А. Эль-Регистана на совещании редакторов и переводчиков издательства литературы на иностранных языках
  23.12.1943
  
   <...> Прежде всего, нас никто не приглашал писать гимн, мы написали его по собственной инициативе. Мы с Михалковым старые друзья и хорошо понимаем друг друга. Мы выросли в советскую эпоху, воспитаны советской властью. Моя сознательная жизнь началась с Октябрьской революции, когда мне было 18 лет. Я знаю старый строй, видел его, когда учился в гимназии. Сергей Владимирович моложе меня, старого строя не видел и рос при советской власти. И хотя мы оба формально беспартийные, но мы считаем, что нас воспитала партия Ленина и Сталина, идеи которой оказали на нас огромное влияние. Это я говорю для того, чтобы вы поняли, что определило дух Гимна Советского Союза... Садясь за работу над гимном, мы с Михалковым условились, что по своему содержанию он должен быть проникнут основными идеями нашей государственности, идеями, наиболее близкими народу и дорогими для него. Мы также считали, что в гимне должен найти своё отражение тот исторический путь, по которому прошла наша страна от Октябрьской революции до сегодняшнего дня включительно, и условились также, что в содержании должно найти своё отражение также и настоящее, и должен быть дан взгляд на будущее. <...>
  
   Мы договорились, что язык нашего гимна должен быть простым, ясным, таким, чтобы каждое слово его понял "самый тёмный человек", если таковые существуют в нашей стране, и самый высоко образованный. Слова должны быть понятными от колхозника до академика - таков принцип, которым мы руководствовались в отношении языка. Кроме того, мы условились, что в Государственном Гимне Советского Союза не должно быть ни одного иностранного слова, что должны быть только чисто русские слова. И не только русские, но слова какие-то особые, торжественные, если можно так выразиться, солидные слова, достойные войти в текст гимна. Мы рассматривали гимн как гражданскую молитву народа и поэтому считали, что ритм его должен быть молитвенным. Главная опасность, которая нам грозила, - опасность ложного пафоса, вернее фальшивого пафоса, и, работая над словами, мы всё время вылавливали и удаляли те из них, в которых может быть этот элемент. <...>
  
   Так как вы переводчики и вам придётся выполнять большую творческую работу по переводу написанного нами гимна, на десятки иностранных языков, мне хочется рассказать вам о черновой стороне дела. Текст, который каждый из вас держит в руках, родился не сразу, он претерпел ряд изменений. Буквально каждое слово было нами взвешено, процежено. Руководители партии и правительства оказали нам колоссальную помощь в этом отношении. Не будет никакого преувеличения, если я скажу, что без этой помощи мы никогда не закончили бы своей работы, не "дожали бы до конца" гимна. <...>
  
   Прежде всего, мы условились, что во главу угла мы должны поставить ведущую роль русского народа, который не только вёл за собой все народы в период Октябрьской революции, который не только оказал огромную братскую помощь другим народам, урезывая* у себя, но и который несёт главное бремя Отечественной войны. Мы решили, что в первых двух строках мы должны сказать о русском народе. Но сказать о русском народе сегодня и вычеркнуть историю великого русского народа нельзя. Мы долго искали лаконичного выражения, пока не нашли слова "Великая Русь". Это понятие собирательное, понятие, в котором есть и элементы сегодняшнего дня и за спиной которого стоит огромная славная история русского народа. До того как текст рассматривался в ответственных кругах, нам не раз говорили, что мы напрасно вставили в гимн [слова] "Великая Русь", это-де является ошибкой т.к. Русь - понятие архаическое, древнее понятие, и оно сегодня звучит диковато. Некоторые наши друзья-писатели просто говорили, что у вас тут весьма не в порядке. Мы говорили, что у нас тут полный порядок, и мы за "Русь" держались до конца, несмотря на ряд "дружеских увещеваний" и предупреждения, что это никуда не годится. <...>
  
  РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 3399. Л. 40-42. Подлинник.
  
  * - так в документе.
  
  _____________________________________________
  
  
   А вот очень интересно, как были восприняты "в народе", то есть в Красной армии опубликованные слова нового гимна. В роли социологических служб с "опросом" выступили засекреченные сотрудники СМЕРШа ( от "СМЕРть Шпионам", в данном случае - военная контрразведка ). Я опубликую только часть из докладной записки. Тут мнения людей расположены в порядке убывания их восторга по поводу содержательности и необходимости нового текста гимна страны:
  
  ______________________________________________
  
  
  Записка Главного управление контрразведки "Смерш" И.В. Сталину о восприятии Государственного гимна в РККА
  23.12.1943
  
  Сов[ершенно] секретно
  
  Экз. ? 1
  
  Государственный комитет обороны
  товарищу СТАЛИНУ
  
  Опубликованное в печати решение Совета Народных Комиссаров Союза ССР "О Государственном гимне Советского Союза" вызвало широкий отклик среди военнослужащих Красной армии. Генеральский и офицерский состав Красной армии одобряют замену "Интернационала" новым Государственным гимном, текст которого славит нашу великую советскую Родину, нерушимый союз свободных республик и "соответствует по своему содержанию духу и сущности советского строя".
  
  ЯКОВЛЕВ - генерал-полковник, начальник Главного артиллерийского управления Красной армии: "За границей это будут расценивать, как шаг назад, как уступку союзникам, а на самом деле это не так. Ведь сколько таких шагов мы сделали за войну: комиссаров ликвидировали - ничего не случилось, даже лучше стали воевать; генеральские и офицерские звания ввели, погоны всем надели, дисциплину укрепили. Святейший Синод создали, патриарха выбрали, Коминтерн распустили и, наконец, отменили "Интернационал" - и все это на пользу родине. Как может быть "Интернационал" с немецким зверем, истребившим сотни тысяч советских людей, превратившим нашу страну в пустыню. Истребление фашистской нечисти - вот какие задачи сейчас должны стоять, а поэтому, все, что может ускорить гибель фашизма должно быть использовано для этого".
  
  НОВИКОВ - маршал авиации, командующий ВВС Красной армии: "Содержание гимна сильное. Видимо, также сильно будет звучать и музыка. Это мероприятие вполне своевременное, так как старый гимн уже себя изжил и его содержание не соответствует духу времени".
  
  СЕВОСТЬЯНОВ - полковник, начальник инженерного отдела 5-й армии Западного фронта: "Новый Гимн Советского Союза соответствует настоящему времени и значительно отражает роль Верховного главнокомандующего товарища СТАЛИНА".
  
  НИКИТИН - генерал-полковник авиации, заместитель командующего ВВС Красной армии: "Замечательный гимн. Содержание его очень и очень долговечно. Именно такой гимн нам и нужен. В каждом слове нового гимна чувствуется большая сила нашего народа".
  
  ДМИТРИЕНКО - полковник, начальник отделения штаба тыла Красной армии: "В новом гимне очень правильно упоминается о Ленине и Сталине, где говорится, что "нас вырастил Сталин - на верность народу". Это отражает эру великих людей, создание Советского Союза и воспитание живущих в нем героических людей".
  
  ЖУРАВЛЕВ - генерал-лейтенант авиации, начальник Оперативного управления штаба ВВС Красной армии: "Новый Гимн Советского Союза созвучен нашей эпохе. Текст его корректировал лично товарищ СТАЛИН. Очень важно теперь, чтобы на эти слова была бы написана хорошая музыка".
  
  МАКАРОВ - полковник, начальник финслужбы штаба Отдельной Московской армии ПВО: "Текст очень хорош и все охватывает: первый куплет - Русь, второй куплет - ЛЕНИН и СТАЛИН, и третий - Красная армия. Припев - о дружбе народов".
  
  МОТАЕВ - инженер-полковник, начальник отдела Главного управления Инженерно-авиационной службы ВВС Красной армии: "Наконец-то вспомнили про великую Русь, а то ведь ее совсем было забыли. Из русского лексикона это слово было вычеркнуто. Это было большой ошибкой. Основой нашего государства, из которой возник Советский Союз, была Россия. На этой основе и надо воспитывать. Это слово создает большие традиции, в которых мы так нуждаемся".
  
  АЛЕШИН - генерал-майор, зам[еститель] начальника группы при Главном управлении кадров НКО: "Гимн очень хороший. Слова бодрые, с большим внутренним смыслом и содержанием. Хотелось бы скорее услыхать*, как звучит мелодия гимна. Наверное, и часы на Спасской башне будут выбивать мелодии гимна". ( * - так в документе )
  
  ЭРНЕСТ - генерал-майор, начальник кафедры бронетанковых войск Военной академии имени Фрунзе: "Гимн очень хороший, красивый и сильный. В нем сказано и о прошлом, и о настоящем, и о будущем нашей страны, и о задачах Советского Союза. Конечно, текст совершенно отличен от "Интернационала". "Интернационал" уже не соответствует условиям жизни нашей страны, происшедшим в ней изменениям в связи с победами социализма. Ясно, что при изменении гимна учтен и момент наших взаимоотношений с союзниками".
  
  ГНИЛОБОКОВ - майор, старший помощник начальника оперативного отдела бронетанковых и механизированных войск 4-го Украинского фронта: "Действительно, "Интернационал" уже устарел. Его слова к призыву: "Вставай проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов", - не отвечают действительности. Какие же мы рабы, мы люди Великой советской страны".
  
   Высказывая положительные отзывы о замене Государственного гимна Союза ССР новым текстом, некоторые генералы и офицеры Красной армии считают, что это сделано под влиянием нашего сотрудничества с союзниками - Англией и Америкой.
  
  ВОЛЬСКИЙ - генерал-лейтенант, заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии: "Раз у нас завязались дружественные отношения с англичанами и американцами и при всяких встречах они вынуждены играть "Интернационал", а это им, конечно, не по нутру, надо было ввести новый гимн, соответствующий духу времени и не умоляющий достоинства Советского Союза. Новый гимн - хорош, послушаем, как он будет звучать в исполнении".
  
  ГРЕНДАЛЬ - генерал-лейтенант авиации, начальник Разведывательного управления штаба ВВС Красной армии: "Хорошо, что вспомнили, наконец, в гимне о Руси, но все-таки мне кажется, что здесь есть некоторая уступка РУЗВЕЛЬТУ и ЧЕРЧИЛЛЮ".
  
  СЫЧЕВ - инженер-подполковник, начальник учетно-планового отделения Управления вооружения зенитной артиллерии Красной армии: ""Вставай, проклятьем заклейменный" - теперь недопустим при наших дружеских отношениях с Англией и Америкой. Это является уступкой союзникам. Вот если бы они потребовали изменения существующего строя и выбора царя, мы, безусловно, на это не пошли бы".
  
  ВОРОБЬЕВ - подполковник, преподаватель Высших политических курсов имени Ленина: "Все это делается под большим влиянием союзников. Они диктуют свою волю, тем более им это удается сейчас, когда наша страна серьезно обессилена в войне и с их волей приходится считаться. По этому приходится отказываться от гимна, который завоеван кровью рабочих России".
  
  КОРЗУН - полковник, начальник отдела кадров Центрального управления военных сообщений Красной армии: "Введение нового гимна явилось одним из больших событий, так как "Интернационал" не может быть в настоящую эпоху. Мы заключили союз с капиталистическими странами, а в "Интернационале" говорится о ликвидации рабства, а у наших союзников имеется эксплоатация* человека".( * - так в документе ).
  
  КОРОЛЕВ - майор, помощник начальника отделения оперативного отдела штаба 33-й армии Западного фронта: "Изменение текста гимна произошло после требования английских и американских дипломатов, которым прежний гимн "Интернационал" не нравился".
  
  КРЫЛОВ - полковник, начальник отделения Главного интендантского управления Красной армии: "Мы идем постепенно к тому, что появится и гимн "Боже, царя храни". Мы постепенно меняем нашу основную установку и подходим к тому, чтобы быть приятными для наших союзников".
  
  ПАССОВА - преподаватель немецкого языка Химической академии Красной армии: "Это дело англичан, это их влияние, это они пришли к тому, что у нас сейчас до смешного высоко поднято положение церкви. Это они заставили отказаться от самих лучших идеалов и ликвидировать Коминтерн. Это они сейчас заставили отменить "Интернационал". Какой бы ни был новый гимн, он для меня никогда не будет тем, чем был "Интернационал". Я пожилой человек, но всякий раз, когда я слышу "Интернационал", у меня от волнения мурашки бегают по кожи. Нет, я против. Это все влияние Англии".
  
  КОШНИЦКИЙ - слушатель Высших академических курсов Красной армии: "Принятие нового гимна находится также в прямой связи с Тегеранской конференцией, где союзники предложили товарищу СТАЛИНУ отказаться от всего, что связано с нашей идеей мировой революции. Вероятно, скоро союзники откроют второй фронт".
  
   Часть офицеров Красной армии высказывают отрицательные суждения о замене "Интернационала" новым текстом Государственного гимна Союза ССР, а некоторые считают, что новый гимн будет существовать только в период Отечественной войны, после чего его заменят другим текстом гимна или даже возвратятся к "Интернационалу".
  
  КОПЫЛОВ - инженер-майор, начальник 3-го отдела Импортного управления ВВС Красной армии: "Гимн не отражает величия и пафоса мирного строительства, о чем мы все время говорили до войны".
  
  ГОЛЬЦЕВ - майор, специальный корреспондент газеты авиации Дальнего действия "Красный сокол": "Из известных мне гимнов ряда государств это будет самый неудачный гимн по своему художественному и внутреннему содержанию - это сбор грубо рифмованных лозунгов, в котором нет той силы и красоты, как в монархическом гимне "Боже царя храни"".
  
  ПЕТРОВ - инженер-подполковник, начальник отдела эксплоатации Управления бронетанковых войск Волховского фронта: "Жалко расставаться с бывшим Гимном Советского Союза. "Интернационал" отражал порыв, героизм, стремление к борьбе и вообще это был любимый гимн, который облагораживал человека, а новый гимн, хотя мы его и не слушали, однако, судя по содержанию - неинтересен. Не те слова, к которым привыкли. Жалко расставаться с тем, что отражает борьбу за Советскую власть".
  
  ЮНАШ - капитан, начальник 3-го отделения Главного интендантского управления Красной армии: "В тексте гимна нет ничего возвышенного и зовущего. Текст плохо запоминается и вял".
  
  ГОЛОВАНЬ - полковник, зам[еститель] начальника 2-го Прибалтийского направления Оперативного управления Генерального штаба Красной армии: "Новый Гимн Советского Союза, очевидно, вводится только на время войны, так как мы не отказываемся же от влияния на развитие революционного движения во всем мире".
  
  ВАСИЛЕВСКИЙ - инженер-капитан, пом[ощник] начальника 3-го отдела Импортного управления ВВС Красной армии: "Через два-три года гимн будет устаревшим, и вообще он отражает не мирные цели Советского Союза, а прославляет опять войну".
  
  ФИЛАТОВ - инженер Центрального конструкторского бюро Главного управления Гидрометеорологической службы Красной армии: "Старый гимн был величественный и сильный словами, и глубоким содержанием, а новый - так, песенка какая-то".
  
  НОРДКИН - капитан интендантской службы, старший пом[ощник] начальника отделения Главного интендантского управления Красной армии : "Содержание нового гимна не направляющее и даже не констатирующее. В гимне проскальзывает возвеличение русской нации при замалчивании других наций. Темными элементами это может быть использовано, как великодержавный русский шовинизм. Заметно последовательное выпячивание русского народа".
  
  ЯСТРЕБОВ - подполковник, начальник отделения отдела связи Авиации Дальнего действия: "Новый Гимн Советского Союза состоит из простого набора слов, ну а в отношении музыки к гимну, то от АЛЕКСАНДРОВА ничего хорошего ожидать нельзя, у него вся музыка однообразна и основана на сплошном шуме".
  
  ЛОМТЕВ - лейтенант административной службы, заместитель начальника отдела военно-морской почты 5-го управления Главного управления связи Красной армии: "Подумаешь "славься", это еще при Павле I пели. Почему "Интернационал" забракован, ведь это боевой революционный гимн и один для всех народов".
  
  ТРИФОНОВ - подполковник, старший помощник начальника оперативного отдела 16-й Воздушной армии Белорусского фронта: "Новый гимн вводится временно на период войны для поддержания хороших отношений с Англией и Америкой. Окончится война с немцами, сразу же этот гимн будет отменен и опять будет "Интернационал"".
  
  СПОМПОР - майор, старший помощник начальника Отдела кадров Авиации Дальнего действия: "Гимн построен не ритмично и в грубых словах. Как, например, увязать слова "Русь" и "Союз". Текст гимна написали какие-то неизвестные до сих пор поэты. За мою жизнь это уже третий гимн. Первый гимн был "Боже, царя храни", второй - "Интернационал" и третий - опубликованный теперь в газетах. Слова первого гимна подобраны исключительно хорошо по стилю и эластичности в противовес последнему гимну. А музыка первого гимна была настолько хороша, что сейчас вспоминаю, как бывало заиграют гимн, то сердце рвется от мелодии".
  
  МОРОЗОВ - капитан, помощник начальника оперативного отдела 48-й армии Белорусского фронта: "Ну, будет что-то вроде "Вдоль по Питерской". По-моему, каждый гимн должен быть по своему существу консервативным. Всякая смена Государственного гимна означает какую-то коренную ломку в политике государства". "Боже царя" еще не ввели. Ей-богу, хороший был бы гимн, а вместо слова "царя" оставили бы "народ"".
  
   Наряду с отрицательными реагированиями о введении нового текста Государственного гимна Советского Союза, зафиксированы враждебные высказывания со стороны отдельных военнослужащих Красной армии3.
  
  ЛЕДНЕВ - инженер Центрального конструкторского бюро Главного управления Гидрометеорологической службы Красной армии: "Слабоват новый гимн, зря его ввели и большую сделали ошибку, что ввели туда слова об отдельных личностях".
  
  ПИЛЮГИН - инженер-майор, помощник начальника отдела Управления бронепоездов и бронемашин ГАБТУ Красной армии: "Неужели мы 26 лет заклеймены проклятием. Хотя да, заклеймены. "Весь мир голодных и рабов". Верно, рабы до сих пор, и почти полуголодные. Конечно, стыдно петь уже такие вещи. Пусть пишут новые и огребают денежки".
  
  ЛЕВАЧЕВ - капитан, слушатель Высшей офицерской кавалерийской школы Московского военного округа: "Сегодня запоют одно, завтра другое. Все равно слушать, что Богородицу, что этот гимн. Нужно к этому гимну подобрать мотив наподобие похоронного марша. Нам на него наплевать".
  
  СПЕРАНСКИЙ - инженер-капитан, начальник 3-го отдела Главного управления Гидрометеослужбы Красной армии: "Мне непонятно, зачем включены в текст гимна личности Ленина и Сталина, так как гимн будет существовать многие века, в то время, как вожди приходят и уходят".
  
  БАРАНОВ - ст. лейтенант, пом[ощник] начальника Управления прожекторной службы штаба Отдельной Московской армии ПВО: "Сущность нашего государства изменилась настолько, что перед нами уже не стоят задачи построения коммунистического общества, и мы скатываемся к буржуазному строю. В связи с этим марксизм для нас теперь не подходит и его нужно пересматривать".
  
  МОИСЕЕНКО - капитан, слушатель батальона усовершенствования командного состава Стрелково-пулеметных курсов Ленинградского фронта: "Скоро будем петь гимн на мотив "Боже царя храни". Все идет к старому".
  
  ШАРАПОВ - начальник административно-хозяйственного отдела Центрального Дома Красной армии: "Остается лишь изменить и распустить партию большевиков. В 1918-1919 гг. было чем агитировать, тогда был лозунг: "Земля - крестьянам, фабрики - рабочим" и свобода слова, а после прижали так, что миллионы людей положили свои головы".
  
  АБАКУМОВ
  
  Разослано: т. Сталину т. Молотову
  
  Резолюция: "Важно. Нужно кой-кого пощупать. И. Ст[алин]".
  
  РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 181. Л. 98-114. Подлинник. Резолюция - автограф И.В. Сталина.
  
  ___________________________________________________
  
  
   Да, скорее всего, незавидная судьба была у последних семерых человек. Их фамилии Сталин лично подчеркнул карандашом, да ещё и в резолюции написал - "Важно. Нужно кой-кого пощупать". А уж "щупать" в те времена умели основательно...
  
   А вот уже конструктивная критика от представителей пролетариата и интеллигенции:
  
  _________________________________
  
  
  Из письма А.И.Иванова в Совет Народных Комиссаров СССР с критикой текста Гимна Советского Союза
  [29.12.1943]
  ? 12
  [12.1943]
  
  <...> Опубликование текста нового Гимна СССР я ожидал с большим нетерпением и ожидал от него очень многого. Я полагал, что гимн грамотно, с предельной четкостью и ясностью, в художественной форме выразит волю, дух и целеустремленность народов, населяющих обширную территорию СССР. Но я был глубоко разочарован.
  В первых двух строках гимна говорится, что "Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь", а в следующих двух строках говориться, что "единый, могучий Советский Союз" создан волей народов. Зачем эти перепевы, к чему в гимне жонглерство словами?
  В первом четверостишие есть "сплотила", во втором - "оплот".
  Неужели у двух стихотворцев настолько ограниченный ассортимент слов, что они не смогли подыскать двух равнозначных, но разнозвучащих слов?
  В гимне неуместно упоминание имен собственных. В дореволюционном гимне прославляли царя, не упоминая его имени в силу чего он (гимн) был приемлем во все периоды царствования разных российских монархов.
  Если "нам сияло солнце свободы", то зачем же в таком случае понадобилось Ленину "озарять нам путь"? Ведь это получается вроде "днем с огнем".
  "Нас вырастил Сталин". Кого нас? Народ? "На верность народу"? Выходит, что тов. Сталин вырастил народ на верность самому себе, то есть народу. Но ведь исстари известно, что "никто себе не враг".
  Народы советские нисколько не сомневаются, что "захватчиков подлых с дороги сметем" и преисполнены надежды и твердой решимости, покончить с ними в самом недалеком будущем, возможно, что даже до того дня, как гимн начнется исполняться повсеместно в СССР, и эти слова гимна потеряют свою значимость, окажутся ненужными и лишними.
  "Мы в битвах решаем судьбу поколений". Только ли в битвах решается судьба поколений? "Мы к славе Отчизну свою поведем"? Когда поведем? Разве наша Отчизна до этого времени шла не к славе и не продолжает к ней идти в настоящее время?
  С глубоким прискорбием приходится констатировать тот факт, что Михалков и Эль-Регистан с порученной задачей не справились.
  
  Сварщик 1-й ЛГЭС первого цеха. Раб. ? 1210.
  Иванов А.И.
  
  г. Ленинград - 11. Площадь Островского, д. 4, к. 53.
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 46. Д. 2423. Л. 100. Автограф.
  
  ___________________________________________________
  
  
  Из письма педагога В.Л. в Совет Народных Комиссаров СССР с критикой текста Гимна Советского Союза
  [29.12.1943]
  
  Считаю, что в текст нового гимна вкралось две ошибки в знаках препинания.
  
  1. "Да здравствует созданный волей народов, единый, могучий Советский Союз!" Запятая после "народов" не нужна, потому что причастный оборот стоит не после, а перед определяемым словом. Слова "могучий Советский Союз" являются не обращением, а подлежащим.
  2. "Нас вырастил Сталин - на верность народу". Нет причины ставить тире перед словами "на верность". Отсылаю к учебнику. Надеюсь, что я не опоздала в данном случае подобно тому, как опоздала со своими коррективами относительно суффикса в прилагательном "большевистский", которое, по моему мнению, следует писать "большевицкий". Здесь образцом должны служить имена существительные типа "мужик", "кулак" - мужицкий, кулацкий, а не "марксист" (марксистский - правильно).
  
  Педагог В.Л.
  
  ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп. 46. Д. 2423. Там же. Л. 70-70 об. Автограф.
  
  ____________________________________________________
  
  
  Из письма в Совет Народных Комиссаров СССР с критикой текста Гимна Советского Союза
  [01.01.1944]
  
  <...> Гимн - это что-то торжественное, радостное и действительное на длительный срок. Приказом провели за гимн какую-то песенку военного времени. Даже песенкой это трудно назвать, так как это что-то тяжелое, что читается, точно чугун ворочаешь. И до глубины ее смысла не легко докопаться. Все о чем писали в газетах передовицы - измышления опытных в этих делах людей.
  Мы - простые граждане надеемся, что война окончится в недалеком будущем, и мы снова будем жить мирно и расти во всех отношениях. Не нужны нам будут воинственные призывы к изгнанию врага с нашей земли. Или думаете, что враг не уйдет с нее и по окончании войны?
  "В битвах решаем судьбу поколений!" Это опять действительно только для военного времени. А затем судьбу поколений будем решать мирным путем. Никто не хочет биться всегда. Зачем же выражать в гимне такие кратковременные стремления?
  И почему бы гимн не обсудить предварительно широко? Ведь весь народ должен будет им пользоваться. И это должно быть приятно всем.
  Гимн должен иметь глубокое и более широкое содержание и обязательно он должен быть легким в произношении. Каждый малыш его должен легко говорить. А тут камни не провернешь. И где мысли о будущем, человечном и ясном? Только о прошлом и тяжком настоящем. Как можно такое малосодержательное и в то же время чугунно-тяжелое стихоплетение принять за Гимн? Не так мы бедны талантами, как можно судить по некоторым нашим лауреатам. И как можно в наше время без обсуждения, приказом провести в жизнь Гимн? Это смешно и печально.
  
  А.Н. Фло... ( фамилия неразборчива )
  
  ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп. 46. Д. 2423. Л. 96-96 об. Автограф.
  
  __________________________________________________
  
  
   Подходит к концу 1943 год. 30 декабря Сталин решает ТОРЖЕСТВЕННО отметить в Большом театре утверждение Гимна Советского Союза.
   Вот, что пишет в своём дневнике Китаев:
  
  _______________________________________________
  
  30 декабря 1943 г.
  
   В Большом театре состоялось прослушивание текста и музыки Государственного гимна Советского Союза в исполнении симфонического оркестра ГАБТа под управлением дирижера Мелик-Пашаева и Краснознаменного ансамбля А.В. Александрова.
  Присутствуют тт. Сталин И.В., Молотов В.М., Калинин М.И., Берия Л.П., Микоян А.И., Маленков Т.Е., Щербаков А.С. и Хрущев Н.С.
  После прослушивания в 23.35 тт. С. Михалков и Эль-Регистан и А.В. Александров приглашаются в правительственную комнату, где т. Сталин И.В. и руководители партии и правительства поздравляют их с принятием текста и музыки Гимна Советского Союза.
  На приеме, окончившемся в 3 ч. 30 м. утра 31 декабря, в качестве гостей присутствуют также композиторы Василенко, Иванов-Радкевич, Чернецкий и дирижер Большого театра Мелик-Пашаев.
  Во время приема т. Сталин И.В. и руководители партии и правительства ведут продолжительную беседу с тт. С. Михалковым, Эль-Регистаном, А.В. Александровым.
  
  ________________________________________________
  
  
   А вот, как вспоминает Сергей Михалков об этом дне, наверное, самом ярком в его жизни... :
  
  _______________________________________________
  
  
   Наступил день окончательного утверждения Гимна.
   В пустом зале Большого театра сидели оба автора текста Гимна. Это был их последний экзамен. В правительственной ложе - члены правительства и Политбюро.
   В исполнении симфонического оркестра Большого театра под управлением А. Ш. Мелик-Пашаева, военного духового оркестра под управлением генерал-майора С. А. Чернецкого, Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной Армии под управлением А. В. Александрова один за другим звучат для сравнения гимны иностранных держав, исполняется старый русский гимн "Боже, царя храни!", гимны Д. Д. Шостаковича и А. И. Хачатуряна на слова С. Михалкова и Г. Эль-Регистана. Наконец, на музыку "Гимна партии большевиков" звучит отдельный вариант нашего текста с новым припевом. Этот вариант и утверждается правительством.
   Авторов приглашают в гостиную правительственной ложи. Здесь руководители партии и правительства. Кроме тех, с кем мы уже встречались за последнее время, присутствуют В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов, М. И. Калинин, А И. Микоян, Н. С. Хрущев. Здесь же М. Б. Храпченко - председатель Комитета по делам искусств, дирижеры А. Ш. Мелик-Пашаев, С. А. Чернецкий и А. В. Александров, композитор Д. Д. Шостакович.
   В гостиной щедро накрыт стол.
   - Ну что же, по старому русскому обычаю надо "обмыть" принятый Гимн! - говорит Сталин и приглашает всех к столу. Меня и Эль-Регистана он сажает по правую и левую руку.
   Здесь рассказ следует продолжать в форме диалога.
   Регистан (пытается положить на тарелку Сталина кусок ветчины). Разрешите за вами поухаживать, товарищ Сталин?
   Сталин ( отодвигает свою тарелку ). Это я за вами должен ухаживать, а не вы за мной. Здесь я хозяин... Кстати, кто вы по национальности?
   Регистан. Я армянин.
   Сталин ( с иронией ). А почему вы Эль-Регистан? Вы кому подчиняетесь: муфтию или каталикосу?
   Регистан. Каталикосу, товарищ Сталин!
   Сталин. А я думал, муфтию...
   Регистан ( встает, поднимает бокал ). Разрешите мне произнести тост?
   Сталин. Разрешаем.
   Регистан. Я хочу поднять этот бокал за тех, кто с нами работал: за товарища Ворошилова, за товарища Молотова и, наконец, за товарища Сталина...
   Щербаков (резко). С этого надо было начинать!
   Регистан (растерянно). Я хотел сказать...
   .Сталин (перебивает Регистана). Разрешите мне реплику? У Чехова есть рассказ про купца, который больше всех пожертвовал на храм, а его фамилию в газете написали последней. Купец обиделся. Я не купец... Продолжайте, товарищ Регистан!
   Регистан (оправдываясь). Я хотел назвать по порядку тех, кто с нами работал...
   Сталин (обращаясь ко всем). Мы приняли новый Гимн страны. Это большое событие... Александр Васильевич Александров создал в свое время музыку "Гимна партии большевиков", которая больше всего подошла для Гимна Советского Союза. ( Обращаясь к Шостаковичу ) Ваша музыка звучит очень мелодично, но что поделать, Гимн Александрова более подходит по своему торжественному звучанию. Это - Гимн могучей страны, в нем отражена мощь государства и вера в нашу победу... Товарищ Щербаков! Нам, видимо, надо принять постановление Совнаркома? И назначить день первого исполнения Гимна. Мы можем успеть дать команду нашему радио исполнить Гимн в новогоднюю ночь?
  ......
  ___________________________________________
  
  
   Я приведу ещё несколько цитат, связанных с этим банкетом. За их достоверность не ручаюсь, но тем не менее...
   Тамара Аветисян ( подруга жены Эль-Регнистана ) говорила: - Из рассказов Регистана мне запомнилось, что на банкете Сталин пил красное вино и ел только желтки варёных яиц".
   Уж не знаю, по поводу этого банкета, или какого-то другого ( это мало вероятно ), но Валентина Галанина пишет :
   "После принятия окончательного варианта текста Сталин устроил прием в честь авторов в узком кругу. На него были приглашены даже не все члены Политбюро. Я на этом приеме не была. На другой день мне об этом рассказала присутствовавшая там жена помощника Ворошилова генерала Щербакова Наталия Васильевна Щербакова, с которой я была в большой дружбе. Оказывается, Сталин поинтересовался, почему Регистан без жены. А Климент Ефремович шутя сказал: "Говорят, она у него редкая красавица и он ее никому не показывает". Тогда Сталин, обратившись к Регистану, спросил: "Регистан, это правда?" "Правда, Иосиф Виссарионович", - ответил мой муж. "Но вам я ее не покажу, она натура романтическая, чего доброго влюбится в вас!" Сталин весело рассмеялся и произнес: "Ох, Регистан хитрый! Ох, Регистан хитрый! Но... - наш!"
   В одном из интервью ( "Аргументы и Факты", 2008 г. ) Сергей Михалков сказал следующее: " ... После очередного тоста Сталин сказал мне: "Не пейте каждый раз до дна. С вами будет неинтересно разговаривать". Мы просидели до пяти утра. Я на удивление чувствовал себя очень раскованно..." ( на самом деле банкет был до половины четвёртого утра, хотя возможно, что некоторые товарищи посидели и подольше..., - И.Ш. ).
  
  
   Существует "байка", что на банкете ( а может и в какой-то другой момент ) Сталин спросил соавторов, что бы они ещё хотели получить за свои труды. Эль-Регистан попросил карандаш, которым Сталин делал пометки в тексте гимна, а Михалков - квартиру... Как бы то ни было, но вскоре Моссовет выделил Сергею Михалкову и его жене Наталье Кончаловской новую четырёхкомнатную квартиру в доме ? 8 по улице Горького. В их семье уже был шестилетний сын Андрей и десятилетняя Катя ( дочь Кончаловской от первого брака, будущая жена писателя Юлиана Семёнова ), Никита родится через полтора года. А Эль-Регистан переедет с Валентиной Галаниной из коммуналки на Калужской улице в бывшую квартиру Михалкова в доме ?6 по Горького ( две комнаты - 16 и 14 метров, плюс 6-ти метровая, как бы для прислуги ). По тем временам иметь отдельную квартиру - это было верхом роскоши...
   После внезапной смерти Габриэля 30 июля 1945 года за передел этой квартиры будут кипеть нешуточные страсти ( я не буду здесь повторять все "сплетни" ), но в итоге после долгих разменов там стали жить уже посторонние люди, а претенденты на жилплощадь покойного журналиста ( Валентина Галанина, мать Габриэла, и незаконнорожденная дочь Гаяне ) нашли себе другие "углы". Надо отдать должное Сергею Михалкову, участвовавшему в разрешении этого конфликта между близкими людьми Эль-Регистана. Как говорил Воланд в Булгаковском "Мастер и Маргарита" - "... квартирный вопрос только испортил их..."
   Стоит ещё упомянуть, что на похороны Габриэля Аркадьевича пришли ( по рассказу очевидицы Тамары Аветисян ) все его жещины - кроме Валентины Галаниной была первая жена - Ольга Калакутская с сыном Гарольдом, мать дочери Гаяне и молодая красивая узбечка Ифат...
  
   Но давайте вернёмся обратно в предновогоднюю Москву...
  
   31 декабря в газете "Правда" и во всех других центральных газетах публикуется сообщение Совнаркома СССР о том, что новый гимн будет исполнен в ночь с 31 декабря 1943 на 1 января 1944 года.
   В 0ч.-00мин. 1 января 1944 года текст и музыка гимна впервые исполняются по радио радиостанцией имени Коминтерна.
  
  
   А вот и официальное поощрение всех участников, как бы сейчас сказали - проекта "Новый Гимн СССР":
  
   5 января 1944 года в газете "Правда" и во всех других центральных газетах публикуется следующее решение СНК СССР:
  
  В Совете Народных Комиссаров Союза ССР.
  О вознаграждении поэтов и композиторов, принявших участие в работе по созданию
  Гимна Союза Советских Социалистических Республик.
  
  Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановил:
  1. Авторам текста Государственного гимна Союза Советских Социалистических Республик - Сергею Михалкову и Эль-Регистану выдать денежное вознаграждение в размере 100 тысяч рублей.
  2. Автору музыки Государственного гимна Союза Советских Социалистических Республик - композитору А.В. Александрову выдать денежное вознаграждение в размере 100 тысяч рублей.
  3. Установить, что композиторам, принявшим участие в работе по написанию музыки Гимна Союза Советских Социалистических Республик, выплачивается денежное вознаграждение в размере 4-х тысяч рублей за каждый вариант музыки гимна.
  Композиторам, музыка которых была отобрана для прослушивания в хоровом и оркестровом исполнениях, выплачивается денежное вознаграждение в размере 8-ми тысяч рублей за каждый вариант музыки гимна
  4. Установить, что поэтам, принявшим участие в работе по написанию текста Гимна Союза Советских Социалистических Республик, выплачивается денежное вознаграждение в размере 4-х тысяч рублей каждому.
  Поэтам, написавшим несколько вариантов текста гимна, за каждый новый вариант, который композиторами был положен на музыку, выплачивается дополнительное вознаграждение в размере 4-х тысяч рублей.
  5. Объявить благодарность нижепоименованным композиторам и поэтам, принявшим участие в работе по созданию Гимна Союза Советских Социалистических Республик:
  Композиторам:
  Аладову Н.И., Александрову А.Н., Александрову А.В., Александрову Б.А., Александрову В.А., Анпилогову В.И., Асафьеву Б.В., Ашрафи М., Бабаеву А., Бакалову Л.О., Баланчивадзе А., Бархударяну С.В., Белому В.А., Беляеву В.М., Бирюкову Ю.С., Блантеру М.И., Бражникову М.В., Брусиловскому Е.Г., Бугославскому С.А., Василенко С.Н., Васильеву-Буглаю Д.С., Вайнштейну М.Р., Великанову В., Веприку А.М., Велинскому Н., Власову В.А., Габичвадзе Р.К., Гамбургу Г.С., Гедике А.Ф., Глиэру Р.М., Гокиели И.Р., Гольдфедеру Б., Гольдшмидту И., Грачеву М.О., Гредину Д.(Гершфельду), Гуревичу В., Дановскому В.И., Двоскину А., Дегтяреву А., Дзержинскому И.И., Добрушкес А.А., Додонову А.В., Дудкевичу Г.Н., Дунаевскому З.О., Захарову В.Г., Зельцеру М., Зейдману Б.И., Зимину П.Н., Иванову-Радкевичу Н.П., Итяксову И.С., Иванову-Сокольскому М, Иорданскому М.В., Кабалевскому Д.Б., Карагичеву Б.В., Карницкой Н.Н., Кацу С.А., Ковалю М.В., Козловскому А., Колосову А., Корчмареву К.А., Кочеткову В.Н., Книперу Л.К., Красеву М.И., Красноглядовой В.В., Крейтнеру Г.Г., Криштул М.С., Кручинину В.Я., Крюкову В.Н., Лалинову М.И., Лебедеву К.М., Левитину Ю.А., Лепину А.Я., Литинскому Г.И. Лобачеву Г.Г., Лобковскому А., Луцкому Е.А., Лятошинскому Б.К., Макаровой Н.В., Макаревичу Ф., Матюшевичу С.И., Мейзелю Б.С., Месину-Полякову Л., Месману Б. (Львову), Мильману М.В., Мосолову А.В., Морозову И.В., Муравлеву А., Мурадели В.И., Мушелю Г., Небольсину В.В., Нечаеву В.В., Неймарку И.Г., Никольской О.В., Никольскому Ю.С., Новикову А.Г., Нолинскому Н.М., Оранскому В.А., Орлову Б., Палиашвили Ш., Парусинову А.В., Петренко М.Ф., Петунину Е., Пирогову В., Перегудову И., Покрассу Дм.Я., Покрассу Дан.Я., Половинкину Л.А., Прокофьеву С.С., Разоренову С.А., Ревуцкому Л.Н., Рунову И., Савва Л.А., Садовникову В.И., Садыкову Т., Салиман-Вадимирову Д.Ф., Сандлеру 0., Свешникову А.В., Сахарову М.И., Семенову М.Н., Сендерей С.З., Скорульскому М., Сметанину Г., Солодухо Я.С., Степанову Л.Б., Строк О.Д., Тактакишвили Ш.М., Таранову Г.П., Тиличеевой Е., Тенлицкому А.С., Титову А.Ф., Ткаченко П., Толстякову Н.Н., Троянову И.Д., Туликову С., Туския И.И., Тюлину Ю., Файнтуху С., Фере В.Г., Финкельштейну И., Фролову М.П., Хаэту В.А., Хачатуряну А.И., Хренникову Т.Н., Цегляру Я., Цфасману А.Н., Чемберджи Н.К., Чернецкому С.А., Чишко О., Чулаки М.И., Шабельскому С.И., Шаверзашвили А., Шапорину Ю.А., Шварцу Л.А., Швейцеру И.Б., Шварцу В.А., Шехтеру Б.О., Ширинскому В.П., Шитову И.П., Шорину И.Г., Шостаковичу Д.Д., Штейнбергу М.О., Шубину П., Шульгину Л.Б., Щербачеву В.В., Юровскому В.М.
  Поэтам:
  Алымову С.Я., Архангельскому М., Асееву Н.Н., Айбеку, Бедному Демьяну, Берггольц О.Ф., Бернадскому П., Богданову П., Брауну Н.Л., Бровка П.У., Вургуну Самеду, Герман П.Д., Голодному М.С., Гусеву В.М. Жумалиеву X., Замаховской М.М., Зенкевичу М.А., Исаковскому М.В., Кирсанову С.И., Колычеву О.Я., Кристи Г.В., Лапирову М., Лебедеву-Кумачу В.И., Михалкову С.В., Миртемиру, Огнецвет Э.С., Руст Л. (Е.А. Тарловской), Рыльскому М.Ф., Саряну Г.Б., Светлову М.А., Сикорской Т.С., Симонову К.М., Слетову П.В., Тажибаеву А.. Тихонову Н.С., Токмагамбетову А., Турганову Б.А., Фатах Т., Ширазу О., Щипачеву С.П., Эль-Регистану Г.А.
  
  _______________________________________________
  
  
   Одним словом, соавторы гимна получили "приличные деньги", а вот на что они были потрачены - то ли на мытьё головы пиксафоном ( судя по чеку из парикмахерской - это можно сделать более ста тысяч раз ), то ли на другие услуги и блага - нам неведомо..., но скорее всего, по заведённой традиции - определённая часть суммы вознаграждения была перечислена на нужды фронта.
  
   Но до полного завершения работы над Гимном ещё было далеко. Нужно было доводить до ума оркестровку. Тем временем в правительство начали поступать критические письма не только в отношении текста гимна, но и в отношении его мелодии. Вот одно из таких писем:
  
  ______________________________________________
  
  
  Из письма майора медицинской службы Вольского в Совет Народных Комиссаров СССР с критикой музыки Гимна Советского Союза
  01.02.1944
  
  <...> Текст гимна великолепен, чего нельзя сказать о музыке, имеющей ряд недостатков, препятствующих постановке ее на один уровень с текстом.
  1. Чувствуется искусственность, приспособленность текста к музыке, особенно в припеве "Славься". Рифма "Гимна партии большевиков" укладывается в мелодию, ибо последняя была написана на ранее созданный текст. В данном же случае наоборот, тексту предшествует музыка, а потому в Гимне Советского Союза чувствуется неправильно поставленные ударения.
  2. Лейтмотив трудно исполним для всенародного пения.
  3. Слишком чувствуется ритм марша.
  4. Начало (вступление) слишком примитивно. Первый такт, являющийся вступительным, нужен при исполнении гимна хором в сопровождении фортепьяно или оркестра. В этом случае этот такт является только настройкой "тона" для хора, но абсолютно не нужен при исполнении гимна самостоятельно оркестром или хором без инструментального сопровождения. И все же в исполнении оркестра первый такт постоянно дается, несмотря на то, что его целевое назначение отпадает, а музыкально-художественная ценность его ничтожна. Уж если давать прелюдию гимну, то нужно позаботиться о ее высокохудожественной значимости.
  5. Во фразе "Дружбы народов надежный оплот" одна и та же музыкальная фраза повторяется трижды подряд. Напоминает это испорченную грамофонную пластинку, повторяющую одно и то же место с каждым оборотом.
  6. Музыка написана для двухголосого хора. Это слишком примитивно для гимна. Может быть, такая примитивность и хороша для массового, всенародного исполнения, но в исполнении профессионального хора будет звучать бедно. Для устранения этого, руководители хоров, в целях обогащения аккорда, начнут вносить отсебятину, что конечно не желательно. А надо думать, что в связи с текущими событиями, в массах нарастает высокий патриотический подъем, и при всякого рода хоровых концертах могут стихийно возникнуть требования исполнения гимна.
  7. И в заключение обидно, что страна с древнейших времен славящаяся своей музыкальностью, насчитывающая у себя сотни композиторов, среди которых многие с мировыми именами, не могла создать оригинальной музыки для своего гимна, и позаимствовали старую мелодию, в которую, к тому же, повторяю, плохо укладывается текст гимна.
  Я полагаю, что музыку гимна надо пересмотреть, может быть, даже объявить еще раз конкурс не только среди композиторов, но и привлечь широкие народные массы. Пусть музыка Александрова так и останется музыкой "Гимна партии большевиков". Это необходимо сохранить. Музыку же для Гимна Советского Союза нужно создать новую.
  Может быть, я в изложении недостаточно точно формулирую свои мысли, но я ни композитор, ни музыкант, а в далеком прошлом рядовой хорист, любящий музыку, а особенно хоровое пение, и слишком требователен к тому, что должно отображать величие и мощь нашей Великой Родины.
  
  Майор м[ед.] с[лужбы] Вольский
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 46. Д. 2423. Л. 71-71 об. Подлинник.
  
  _______________________________________________
  
  
   А вот итоговая справка о поступивших предложениях и критических замечаниях:
  
  _______________________________________________
  
  
  Справка Управления делами СНК СССР В.М. Молотову о поступивших письмах в связи с опубликованием Гимна Советского Союза
  01.03.1944
  
  Товарищу Молотову В.М.
  1. Авторы писем: Шуваев, Андреев, Голова, Могила и Супонько предлагают заменить слово "пусть" словом "нас" в следующем четверостишьи гимна:
  
  Текст гимна:
  Славься, Отечество наше свободное,
  Дружбы народов надежный оплот!
  Знамя советское, знамя народное
  Пусть от победы к победе ведет!
  
  Предложение вышеуказанных авторов:
  Славься, Отечество наше свободное,
  Дружбы народов надежный оплот!
  Знамя советское, знамя народное
  Нас от победы к победе ведет!
  Мотивировка: авторы считают, что такая замена создает большее благозвучие. ( Это было учтено позднее при создании обновлённого "брежневского" текста гимна ( от 27 мая 1977 года ), из которого убрали упоминание Сталина, армии, знамени и добавили прославление партии и коммунизма - И.Ш. )
  
  2. Авторы писем: Савостин, Беднягин, Гришаев, Некрасов и др. предлагают заменить строку гимна:
  "Мы к славе Отчизну свою поведем!"
  другой строкой:
  "Мы к славе бесмертной Отчизну ведем!"
  Мотивировка: авторы считают, что глагол будущего времени "поведем" следует заменить глаголом настоящего времени - "ведем".
  
  3. Автор письма В.Л. считает, что в строфе гимна:
  Союз нерушимый республик свободных
  Сплотила навеки Великая Русь.
  Да здравствует созданный волей народов,
  Единый, могучий Советский Союз!
  после слова "народов" запятой ставить не следует, т.к. причастный оборот стоит перед определяемым словом.
  
  4. Автор письма Вольский считает, что:
  а) между текстом и музыкой гимна есть разрыв: заметно, что текст написан к готовой музыке;
  б) лейтмотив гимна трудно исполним при массовом пении;
  в) в музыке гимна слишком четко чувствуется ритм марша.
  Предлагает объявить дополнительный конкурс для создания новой музыки гимна
  Советского Союза
  
  5.Авторы писем: Адамкевич, Бобович, Долматов, Воробьев, Маев и Озеренковский прислали измененые ими варианты текста Гимна Советского Союза.
  
  6. Автор письма Бумажный вносит предложение печатать текст Гимна Советского Союза на обложках ученических тетрадей.
  
  7. Автор письма Лазарев вносит предложение о создании международного Гимна свободных народов.
  
  8. Авторы писем Киселев и Андреев в связи с опубликованием нового текста Гимна Советского Союза предлагают заменить девиз: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" другим девизом: "Славься, Отечество наше свободное!"
  Всего по данному вопросу на 28 февраля с.г. поступило в Совнарком СССР 28 писем.
  
  Помета: "Тов. Чадаеву Я.Е. ( Чадаев Яков Ермолаевич,1904-1985 гг., управделами Совнаркома, - И.Ш. ) докладывалось. В дело.... 17 июля 1944 г.".
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 46. Д. 2423. Л. 104-105. Подлинник.
  
  ____________________________________________________
  
  
   И вот через 70 дней после первого публичного исполнения Гимна СССР по радио, в Большом театре вновь собирается "весёлая компания" для прослушивания гимна в новой редакции оркестровки. Судя по всему, Сталин остался неудовлетворённым... Вот, что пишет Китаев:
  
  ___________________________________________________
  
  
  11 марта 1944 г.
  
  В Большом театре на большой сцене с 23 час. 30 мин. до 23ч. 50м. состоялось прослушивание музыки Государственного гимна Советского Союза.
  Присутствуют товарищи Сталин И.В., Молотов В.М., Ворошилов К.Е, Берия Л.П., Микоян А.И., Маленков Г.М., Щербаков А.С.
  Прослушивание организовано т. Храпченко.
  Гимн исполнялся:
  1. Симфоническим оркестром Большого театра под управлением т. Мелик-Пашаева два раза:
  первый - в первоначальной редакции оркестровки и
  второй - в новой ее редакции.
  2. В хоровом и оркестровом исполнении Краснознаменного ансамбля красноармейской песни под управлением проф. Александрова А.В.
  3. Духовым оркестром НКО под управлением генерал-майора т. Чернецкого.
  По окончании прослушивания тов. Сталин И.В. с членами Политбюро ЦК ВКП(б) в присутствии тт. Храпченко, Александрова и Мелик-Пашаева обсуждал оркестровку Гимна.
  
  14 марта 1944 г.
  
  Т[ов.] Ворошилов К.Е. с 21 ч.40 м. до 23 ч.40 м. принял у себя в кабинете тт. Александрова А.В. и Храпченко, с которыми беседовал о возможных мероприятиях по улучшению оркестровки музыки Государственного Гимна и лицах, коих следовало бы привлечь для этой цели.
  
  15 марта 1944 г.
  
  Т[ов.] Ворошилов К.Е. с участием т. Щербакова А.С. с 16 час. 55 мин. до 17 час. 40 мин. в своем кабинете беседовали с тт. Храпченко, Александровым и художественным руководителем Большого театра т. Пазовским об улучшении оркестровки музыки Гимна. Решено привлечь лучших композиторов (специалистов по оркестровке) для создания, к имеющимся уже, еще два-три варианта Гимна Советского Союза в новой оркестровке. Срок работы для оркестровки четыре-пять дней.
  
  18 марта 1944 г.
  
  Тов. Ворошилов К.Е. принял А.В.Александрова по его просьбе. Беседа происходила в кабинете Маршала с 14.15 до 15.00. Тов. Александров сообщил о работе, проводимой т. Пазовским по улучшению оркестровки гимна. К этой работе привлечен профессор консерватории т. Рогаль-Левицкий, который в области оркестровки является большим специалистом. Работа должна закончиться в понедельник, после чего было бы желательно прослушать переделанную оркестровку в исполнении симфонического оркестра под управлением самого т. Пазовского.
  Тов. Александров отмечает добросовестную работу т. Пазовского не в пример Мелик-Пашаеву.
  Тов. Ворошилов К.Е., с обычной для него страстностью и воодушевлением, развивает мысль о необходимости улучшить оркестровку гимна, устранив монотонность и примитивность существующего исполнения. "Возможность к этому есть, и я уверен, - говорит т. Ворошилов, - что Пазовский это сделает". Маршал дал указание также т. Александрову о необходимости поработать еще по улучшению исполнения гимна как с хором, так и с оркестром его ансамбля.
  Тов. Александров заверил Маршала, что эту работу он проводит. "Выжму из ансамбля все, а добьюсь" - говорит он. Маршал решил, прежде чем докладывать об этом тов. Сталину, на следующей неделе самому лично прослушать результат этой работы.<...>
  
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 17. Л. 170-197. Подлинник.
  
  ______________________________________________________
  
  
   Как мы видим выше, к работе над оркестровкой решают привлечь профессора Московской консерватории Дмитрия Романовича Рогаль-Левицкого. Надо сказать пару слов и об этом замечательнои мастере своего дела. Вот здесь можно посмотреть фотографию Дмитрия Романовича на развороте его книги "Беседы об оркестре":
  
  http://s020.radikal.ru/i715/1312/01/41dc2e1e312a.jpg
  
   Родился он 14 июля 1898 года на Успенском прииске в Якутской губернии в семье горного инженера, музыканта-любителя Романа Филипповича Рогаль-Левицкого. Начальное музыкальное он образование получил под руководством матери - Наталии Александровны. После переезда в Москву посещал музыкальные классы А. П. Буниной ( с 1908 г. ), а в 1910 г. поступил в училище Е. и М. Гнесиных в класс фортепиано Е. Ф. Гнесиной. В 1917 году с серебряной медалью окончил Первую московскую гимназию.
  
   В том же году Дмитрий отправился на турецкий фронт в качестве вольноопределяющегося. После освобождения от военной службы продолжил занятия музыкой. В начале 1920-х гг. в течение трёх лет частным образом занимался теорией музыки и композицией с А. Т. Гречаниновым ( переписывался с ним до конца его дней ). В 1925 г. окончил Московскую консерваторию по классу арфы М. А. Корчинской и научно-теоретическое отделение творческого факультета по классам теории музыки ( Г. Э. Конюс ) и инструментовки ( С. Н. Василенко ).В 1926-1929 гг. - он является сверхштатным научным работником Музыкально-этнографических курсов Государственного института музыкальной науки.
  
   Будучи членом-корреспондентом Северо-Кавказского Горского Научно-исследовательского института в Ростове-на-Дону ( с 1927 г. ), Дмитрий Романович изучал музыкальное творчество народов Северного Кавказа ("Песни Северной Осетии. Историко-этнографические очерки, теоретический и метро-тектонический анализ песен и обработка легенд, связанных с содержанием данных песен", 1927; "Песни Карачая", 1927; материал рукописи вошёл в многочисленные статьи Д. Р. Рогаль-Левицкого ).
  
   В 1931-1938 гг. он работал в музыкальной редакции Музгиза. Непревзойдённый мастер оркестровки, Рогаль-Левицкий сыграл значительную роль в развитии жанра оркестровой сюиты, используя для создания этих произведений фортепианную музыку известных композиторов ("Листиниана", 1932; "Скрябиниана", 1935; "Шопениана", 1947; симфоническая сюита "Памяти С. В. Рахманинова" и другие). В числе известных аранжировок - "Три сборника переложений для двухрядной венской гармоники" ( М., 1928-1932 ), обработки свыше 50 романсов русских и зарубежных авторов для голоса и трио ( фортепиано, скрипка, виолончель ).
  
   Рогаль-Левицкий оркестровал ряд опер русских композиторов ( "Мельник, колдун, обманщик и сват" А. О. Аблесимова и М. М. Соколовского, 1927; "Иванушка-дурачок" Ц. А. Кюи, 1939 ). Составлял партитуры ряда произведений С. С. Прокофьева по его клавирам с размеченной инструментовкой. Осуществил полную редакцию оперы "Кармен" Ж. Бизе ( М., 1953, 1956 ).
  
   В 1940-1941 гг. в Большом театре в оркестровке Рогаль-Левицкого был поставлен балет "Тарас Бульба" В. П. Соловьева-Седого, в 1942-1943 гг. в Ленинградском Малом академическом театре имени С. М. Кирова - оперы "Емельян Пугачёв" М. В. Коваля, в 1943 г. - "Запорожец за Дунаем" С. С. Гулак-Артемовского.Д. Р. Рогаль-Левицкий - автор официальных редакций "Интернационала", Государственных гимнов СССР, ряда Союзных республик, а также Франции, Польши, Турции.
   Преподавал с 1921 года и до конца жизни. Среди учеников Рогаль-Левицкого: Арам Хачатурян, Тихон Хренников, Родион Щедрин, Андрей Эшпай, А. Арутюнян, А. Бабаджанян и др.
   Умер Дмитрий Романович 17 декабря 1962 года в Москве, похоронен на Введенском кладбище ( Лефортово )
  
   Так вот, я хочу здесь привести фрагмент из воспоминаний Рогаль-Левицкого о ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ дне прослушивания гимна. Кстати, если кто-нибудь из читателей сможет установить точную дату описываемых событий и сообщит её мне, назвав или показав источник - я буду очень признателен. Опубликую обязательно со ссылкой на Ваше имя. Предположительно это было между 20 марта и серединой апреля 1944 года.
   Отрывки этих воспоминания были опубликованы в 1991 году в "Независимой газете" ( публикатор В.Лапшин ), а позднее частично воспроизведены в уже ранее упоминавшейся мною книге искусствоведа Громова Е.С."Сталин: искусство и власть". Возможно, что первоисточником этих воспоминаний является автобиографический роман Рогаль-Левицкого "50 лет в когтях у музыки: тягостные воспоминания о бесславно прожитой жизни" ( ГЦММК им. М. И. Глинки. Ф. 351. Ед. хр. 740 ). В интернете мне не удалось найти текст этого романа.
  
   Итак, вот эти отрывки из воспоминаний:
  
  _______________________________
  
  
   "После прослушивания - оно продолжалось десять минут - наступила мертвая тишина. Раздался голос: "Скорее в ложу!.. Дмитрий Романович, вас просят!" Я сорвался с места и бегом пустился за кулисы. У каждой двери раздавался окрик стражи: "Рогаль-Левицкий!", и я, как мячик, передавался от одного поста к другому. На сцене уже ждали адъютанты Ворошилова и Сталина. Вместе с Рогаль-Левицким в правительственную ложу направились А. Александров, А. Пазовский, М. Храпченко. Впереди шел охранник, замыкали шествие два адъютанта. У дверей ложи - охрана, человек шесть. Дежурный нажал звонок. Только со второго сигнала пустили.
  
   Обе части ложи - аванложа и салон - были заполнены военными. Приглашенные вошли в гостиную...
  
   Налево стоял Сталин, ласково приветствовавший входящих, которых представлял ему Климент Ефремович.
  
   - Рогаль-Левицкий, автор новой оркестровки! - проговорил он, как только я вошел. Сталин улыбнулся сквозь усы и сильным рукопожатием выразил свое одобрение...
  
   - Очень хорошо, - сказал Сталин. Лицо его выглядело утомленным, и он нервно ходил по оставшейся в его распоряжении комнате и все время курил свою неизменную трубку, держа ее в левой руке.
  
   - Очень хорошо, - повторил он. - Вы взяли лучшее, что было прежде, соединили со всем хорошим, что придумали сами, и получилось то, что нужно. Очень хорошо, - одобрительно закончил он"
  
   Затем Сталин спросил Пазовского, когда Большой театр покажет "Сусанина". Тот отвечал несколько неопределенно. Верховный заметил:
   - Да, если бы и мы на фронте с такой же скоростью продвигались вперёд, с какой вы переучиваете "Сусанина", то, пожалуй, далеко еще не добрались бы до Днепра, - нажимая на каждое слово, проговорил Сталин. Было мгновение, когда казалось, взрыв будет неизбежным. Но... все обошлось благополучно.
  
   Лакеи тем временем бесшумно накрывали на стол. Никто не садился. Водворилось молчание, немного чопорное, немного неестественное. Сталин продолжал нервно шагать по комнате.
   .......
   Хозяин пригласил к столу. Сам он к нему не садился до тех пор, пока не уселись все. Сталин сказал Молотову:
   - Ты будешь председателем нашего собрания.
   - Что мы будем пить ? - спросил тот. Кто предлагал вино, кто водку. Сталин возразил:
   - Ни вино и ни водку!...У нас здесь есть прекрасная перцовка. Она не очень крепкая. Я предлагаю начать с нее.
  
   Первый тост провозгласили за успех нового гимна. Ворошилов и Сталин настояли, чтобы Рогаль-Левицкий выпил рюмку до дна. Перцовка показалась музыканту "очень злой"...
  
  _______________________________
  
  
   Скорее всего музыка Гимна СССР после оркестровки Рогаль-Левицким начала звучать уже вот так ( запись 1944 года ):
  
  http://sovmusic.ru/download.php?fname=gimnsss1
  
  А вот уже запись гимна со словами ( тоже 1944 года ). Исполняет Краснознамённый ансамбль под управлением Александрова А.В. :
  
  http://sovmusic.ru/download.php?fname=ussr44
  
  
   Хочу ещё привести здесь примечательное письмо Сергея Михалкова Клименту Ворошилову, написанное в 1946 году:
  
  _______________________________
  
  
  Письмо С.В. Михалкова К. Е. Ворошилову о необходимости популяризации Гимна Советского Союза
  14.10.1946
  
   Глубокоуважаемый Климент Ефремович!
  
   Считаю своим долгом довести до Вашего сведения следующее. Со дня утверждения нового Гимна СССР прошло четыре года ( на самом деле три года, - И.Ш. ), но до сих пор внедрение гимна в широкие массы не стоит на должной высоте.
  
   Более того, большинство людей не знают слов гимна, ибо на торжественных собраниях и заседаниях не принято его петь.
  
   По радио передают гимн два раза в сутки, да и то рано утром и поздно ночью без слов. Раньше в гимназиях перед началом занятий было принято петь молитву и "Боже, царя храни...". В наших школах нет правила петь Гимн Советского Союза.
  
   Я был в Англии и слышал, как английский гимн исполняется людьми не только в особо торжественных случаях, но и по окончании спектакля-комедии в театре, а также до начала футбольного матча.
  
   Мне кажется, надо у нас как-то подумать о популяризации нашего Государственного гимна СССР и ввести в традицию его исполнение не только одной музыки при встречах иностранных представителей, но и со словами при проведении собраний, в школах и т.д.
  
   Примите мой сердечный привет, Ваш Сергей Михалков
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 30. Л. 47. Подлинник.
  
  __________________________________
  
  
   А вот и ответная реакция Ворошилова на это письмо:
  
  __________________________________
  
  
  Записка К.Е. Ворошилова А.А. Жданову о необходимости введения голосового исполнения Гимна Советского Союза
  22.11.1946
  
  Товарищу ЖДАНОВУ А.А.
  
  Посылаю Вам записку писателя Михалкова, прошу с ней ознакомиться.
  
  Тов. Михалков прав. Нужны какие-то мероприятия по партийной линии для того, чтобы Государственный гимн снова зазвучал так же, как это было ранее, когда "Интернационал" был не только популярен как гимн, но и любимым напевным выражением чувств миллионных масс, одинаково хорошо знавших мотив и слова своего гимна.
  
  Мне думается, что достаточно было бы указаний обкомам и ЦК компартий республик, чтобы это дело поправить.
  
  К. Ворошилов
  
  ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 54. Д. 30. Л. 48. Подлинник.
  
  ____________________________________
  
  
   Из всего этого "вытекло" следующее постановление:
  
  ____________________________________
  
  
  Постановление Секретариата ЦК ВКП(б) "О популяризации Государственного гимна СССР"
  30.12.1946
  
  1. Обязать Комитет по делам искусств при Совете министров СССР: издать ноты с текстом Гимна СССР для массового исполнения тиражом 250 000 экземпляров, листовку с текстом гимна тиражом 500 000 экземпляров, настенный плакат тиражом 200 000 экземпляров, художественные открытки тиражом 100 000 экземпляров, и выпустить
  25 000 патефонных пластинок с записью Гимна Советского Союза.
  
  2. Обязать Комитет по радиофикации и радиоинформации при Совете Министров СССР перенести вечернюю передачу гимна с двух часов на 24 часа; передавать гимн по радио не только в музыкальном, но и в хоровом исполнении.
  
  3. Обязать Министерства просвещения союзных республик, Министерство высшего образования СССР и Министерство трудовых резервов СССР ввести разучивание Государственного гимна СССР учащимися во всех школах и техникумах, и студентами в вузах.
  
  РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 682. Л. 60. Ротапринт.
  
  ______________________________________
  
  
   В наше время слова из "сталинского" варианта Гимна СССР нашли своё воплощение в оформлении вестибюля станции метро Курская ( вход слева от здания вокзала ). После реконструкции ( в 2009 году, ещё при мэре Лужкове Ю.М. ) по всему периметру скульптурной группы был размещён второй куплет гимна.
  
   Я там сделал камерой мобильного телефона вот эту фотографию:
  
  http://s019.radikal.ru/i626/1312/b2/8223d8b8ab9b.jpg
  
   Хочу завершить своё повествование об истории создания Гимна СССР тем, с чего начал - с планируемого "расширения" использования Гимна России. Как говорили древние - ВСЁ ХОРОШО В МЕРУ . И об этом лучше, чем стихами замечательного поэта и гражданина Дмитрия Быкова не сказать:
  
  РАСШИРИТЕЛЬНОЕ
  
  Новейшие планы Верховного Мага
  ( насколько постиг я, почтительный раб ) -
  Расширить присутствие гимна и флага
  В реальности русской. И правда, пора б!
  Российская слава сгорает бездымно,
  Уходит в преданья, что твой Оссиан, -
  Поскольку свой день начинает без гимна,
  Без пения вслух большинство россиян.
  
  Ведь гимн - это истинный шанс прикоснуться
  К величью Отчизны. Почувствуй, тупой:
  Ты всё же проснулся, а мог не проснуться,
  У нас это просто. Проснись же - и пой!
  Ты мог бы проснуться в участке, на зоне,
  В канаве ( в подпитии заночевав ),
  В программе Малахова, в вечном позоре;
  Ты мог в Бирюлёве проснуться, чувак!
  
  Ты мог бы воскликнуть в сердитом бессильи -
  Мол, тресни весь мир, раздолбать его на ... -
  И сесть за призывы к развалу России,
  Поскольку ведь треснет при том и она;
  А мог бы - за приступ кощунственной злобы,
  За отчую власть, оскорблённую честь,
  За церковь... да трудно придумать, за что бы
  При должном стараньи ты мог бы не сесть.
  
  Пока ты не тронут. Великое благо!
  Буквально восторг закипает в груди.
  Оденься в цвета трёхполосного флага,
  Раскрась ими мордочку, так и ходи!
  И главное - громче, чтоб знали соседи,
  Которые пристально бдят за стеной, -
  Труби во весь голос при каждой победе,
  Военной, спортивной и всякой иной,
  Чтоб слышали, сволочи, слева и справа,
  Не зная покоя, не ведая сна:
  "Россия - священная наша держава,
  Россия - любимая наша страна!"
  
  Пусть все голосят, от скина до фаната,
  Чтоб знали: достойные детки растут.
  Сказал же Шойгу: расширяется НАТО.
  Оно уже рядом. Оно уже тут.
  Страну окружает всемирное скотство
  И ждёт, на последнем застыв рубеже.
  Тряпьём и айфонами их производства
  Весь внутренний рынок завален уже.
  
  Несчастным приходится много трудиться
  И думать убогой своей головой,
  А ты и без этого можешь гордиться -
  Размерами! Предками! Тем, что живой!
  И эти пиндосы, и эти косые,
  И все остальные уперлись в облом -
  А ты на просторах единой России
  Сидишь, торжествуя, державным орлом!
  
  На ост и на запад глядишь, как пиранья,
  С гримасой презренья к труду и стыду;
  Одна голова у тебя для киванья,
  В другую тебе помещают еду.
  В отличье от этого самого НАТО,
  Которое вечно преследует нас,
  Тебе ни работать, ни думать не надо:
  Подумает Путин, потрудится газ.
  
  И пусть они чуют в Китае и Польше,
  Как мы подпеваем сплочённой толпой:
  Ограбили - пой, оболванили - пой же,
  Отбуцкают - пой, изнасилуют - пой!
  Есть дедова слава, басманное право,
  Чужая вина и глухая стена -
  Короче, священная наша держава,
  Конкретно - любимая наша страна.
  
  Читатель! Мы связаны чем-то интимным,
  И это отчаяться нам не даёт.
  Ты скажешь, что это глумленье над гимном?
  Довольно: я вижу, что ты патриот.
  Не думай, не спрашивай, дела не делай,
  Молись калачу, доноси палачу -
  И будь, если хочешь, хоть красный, хоть белый,
  И даже, и даже, и даже - молчу.
  
  
  
  
   Октябрь - декабрь 2013 г.
  
  
   В работе над этой статьёй, кроме названных в ней источников, я использовал различную информацию, взятую из других ресурсов.
  
   Еще раз ОТДЕЛЬНАЯ БОЛЬШАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ Архиву Александра Николаевича Яковлева http://www.alexanderyakovlev.org/
  
   Так же СПАСИБО сайтам:
  
   Московские писатели http://moscowwriters.ru
   Московская консерватория им. П.И.Чайковского http://www.mosconsv.ru/ru/default.aspx
   Советская музыка http://sovmusic.ru/author.php
   Русская поэзия http://rupoem.ru
   Военная литература http://militera.lib.ru/
   Газета "Известия" http://izvestia.ru
   "Независимая газета" http://www.ng.ru
   Газета "Московский комсомолец" http://www.mk.ru
   Народная газета "Советская Россия" http://www.sovross.ru/index.php
   " Коммерсантъ - Огонёк " http://www.kommersant.ru/ogoniok
   Бульвар Гордона http://www.bulvar.com.ua
   "Новая газета" http://www.novayagazeta.ru
   Армянская газета "Ноев ковчег" http://noev-kovcheg.ru
   Центральная Азия http://www.centrasia.ru
   Телеканал "Россия" http://russia.tv
   Фундаментальная электронная библиотека "Русская литература и фольклор" http://feb-web.ru
   Кафедра русской литературы Тартуского университета http://www.ruthenia.ru/
   Военный альбом ( фотографии ) http://waralbum.ru
   Хронографъ http://hronograf.narod.ru
   Репортаж http://reportage.su
   Факты и комментарии http://fakty.ua
   Газета "Аргументы и Факты" http://www.aif.ru
   Петербургская интернет-газета "Фонтанка.ру " http://www.fontanka.ru
   Хронос http://www.hrono.ru
   On-line библиотека http://padaread.com
   Википедия http://ru.wikipedia.org
   Электронный архив Уральского федерального университета http://elar.urfu.ru
   Общеисторический форум "Новый Геродот" http://www.gerodot.ru
   Боевые действия Красной армии в ВОВ http://bdsa.ru
   Энциклопедия кино на Академике http://dic.academic.ru/contents.nsf/enc_cinema
   Музей телевидения и радио в интернете http://www.tvmuseum.ru
   Музыкальный сайт-склад http://muzofon.com
   Аудиопедия ( архивные звукозаписи ) http://audiopedia.su
  
   Так же СПАСИБО сайтам-платформам, на которых очень удобно обрабатывать фотографии:
   http://croper.ru
   размещать и хранить их ( получая коды для разных вставок ):
   http://radikal.cc
   размещать и хранить фото, аудио и видео файлы:
   http://www.yapfiles.ru
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"