Шапиро Максим Анатольевич: другие произведения.

Когда кончается дискриминация и начинается статистика

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 5.63*9  Ваша оценка:


Когда кончается дискриминация и начинается статистика?

   Допустим, мы имеем сведения о корреляции определенных признаков (религиозных, расовых и т.д.) общественных групп с определенного рода преступностью. Т.е. эти признаки могут свидетельствовать, например, о том, что их носитель может совершить преступление определенного рода с вероятностью в 10 раз большей, чем тот, кто ими не обладает. Но из этого абсолютно не следует, что эти признаки сами по себе являются причиной роста данной вероятности. Это важно - разделять признак и причину, т.к. они могут быть абсолютно не тождественны друг другу. Приведем пример это иллюстрирующий.
   Рассмотрим два гипотетических и абсолютно одинаковых по прочим равным условиям города. В обоих городах проживает одинаковое количество зеленитов (представителей расы имеющих зеленую кожу). Но в первом городе все они безработные, а во втором все они имеют работу. Также в первом городе зелениты совершают в 10 раз больше преступлений, чем другие горожане, а во втором уровень преступности среди зеленитов не выше среднего по городу, а вот безработные во втором городе опять-таки совершают преступлений в 10 раз больше.
   Исходя из этой информации, становится, в общем-то, очевидно, что в данном абстрактном примере повышенная готовность совершить преступление связана не с зеленым цветом кожи, а с наличием или отсутствием работы. Т.е. сам по себе зеленый цвет кожи абсолютно не означает, что обладающий им склонен совершать преступления в 10 раз чаще. Более того, если бы кто-то в нашем абстрактном примере решил бороться с преступностью, то ему бы нужно было принимать меры против безработицы, а не против зеленокожести, т.к. именно безработица в данном случае является причиной.
   Тем не менее, поскольку в первом городе множества зеленитов и безработных совпадают, то для первого города утверждение, что зеленая кожа является признаком того, что обладающий ею с повышенной десятикратно вероятностью может совершить преступление, будет являться абсолютно верным, но при этом все дело будет в наличии или отсутствии работы. Следовательно, для первого города можно будет говорить о зеленокожести как о признаке того, что ее носитель более опасен и вместе с тем зеленокожесть не будет являться причиной этой повышенной опасности. Однако то, что она не будет являться причиной, отнюдь не умаляет ее ценности как признака опасности в первом городе. К тому же у людей на лице не написано, имеют ли они работу или нет, а вот увидеть какого у них цвета кожа, как правило, трудности не составляет. И в первом городе правило держаться подальше от зеленокожих будет очень разумным. Таким образом, признак может не являться (хотя может и являться) причиной.
   С другой стороны вполне вероятны ситуации, когда причина и признак могут совпадать.
   Если некая религия предписывает своим последователям приносить кровавые человеческие жертвы, то в данном случае вероисповедание будет являться не только признаком, но и причиной преступности в среде подобных верующих.
  
   Теперь сформулируем принципиальное отличие признака от причины:
   Ликвидация признака без ликвидации причины негативных последствий не ведет к их исчезновению, в то время как ликвидация причины ведет.
   Однако в реальном мире признак и причина часто переплетаются и далеко не всегда их можно однозначно разделить. К тому же, если признак и причина неразрывно связаны, то ликвидация признака может вести опосредованно и к ликвидации причины. Допустим, что в описанной нами выше гипотетической кровожадной религии ее непременным атрибутом является красная полоса на лбу и верующие не могут от нее отказаться. В таком случае запрет на нанесение на лоб красной полосы приведет к тому, что верующие либо будут арестованы, либо покинут страну, а это в свою очередь приведет к резкому падению жертвоприношений. Хотя любому здравомыслящему человеку в принципе очевидно, что сама по себе красная полоса нанесенная на лоб не вызывает непреодолимой тяги к совершению человеческого жертвоприношения.
  
   А теперь допустим, что красную полосу на лоб кроме кровожадных фанатиков также наносили представители и другой совершенно миролюбивой религии, чьи прихожане практически никогда не нарушали закона и чей вклад в ВВП страны и в ее бюджет за счет налоговых поступлений крайне значителен. В таком случае приняв закон против красной полосы на лбу, страна, конечно, избавится от фанатиков практикующих жертвоприношения, но заодно с водой выплеснет и ребенка, нанеся самой себе серьезные экономические потери. Следовательно, гораздо разумнее было бы преследовать не за красную полосу на лбу, а за принадлежность к кровожадной религии как таковой. Допустим, кроме красной полосы на лбу эти злобные фанатики также делают специфическую татуировку, простите на заднице, а вот представители миролюбивой религии подобной татуировки не имеют. Как поступить? Кажется, вполне разумным ввести запрет именно на татуировку, а не на красную полосу на лбу. Но у полиции просто не хватит ресурсов, чтобы проверить задницы всех граждан страны. Однако прекрасно известно, что подмножество имеющих татуировку, входит в множество носящих красную полосу на лбу и если проверять только имеющих красную полосу, то область поиска будет намного меньше, а действия полиции намного успешней. Но не будет ли это являться дискриминацией носящих красные полосы? Будет. Мало кому охота, чтобы его задницу пристально разглядывали полицейские. Но это будет разумная и рациональная дискриминация, основанная не на шовинизме, а на фактах и статистике и более того это будет намного более мягкая и рациональная дискриминация, чем просто объявить красную полосу на лбу вне закона. Это такая же дискриминация как скажем, дискриминация всех носящих зеленые куртки в каком-либо районе и задержанных полицией для выяснения их личности, поскольку полицейские получили сообщение, что в этом районе было совершено убийство, и убийца был одет в зеленую куртку.
   Теперь поговорим о дискриминационных законах вообще. Они существуют практически в каждой стране. Например, одна из наиболее распространенных форм дискриминации это дискриминация по возрасту - до определенного возраста граждане не могут участвовать в голосовании или быть избранными, также до определенного возраста многие не могут рассчитывать на пенсию, до определенного возраста граждане несут заметно ослабленную уголовную ответственность и т.д. Т.е. сама по себе законодательно закрепленная дискриминация по тому или иному признаку не является чем-то необычным даже для цивилизованных стран. Другой вопрос, что дискриминация по некоторым из признаком признается предосудительной и недопустимой, в то время как дискриминация по другим признакам не вызывает подобного осуждения. Каким же должен быть критерий допустимости дискриминации? Было бы логичным предположить, что дискриминация допустима в том случае, если ожидаемый от нее вред для общества перекрывается выгодами все для того же общества. Так, скажем, преследование преступников тоже в принципе является дискриминацией по склонности к совершению преступлений, при этом, бывает, страдают невинные люди, это требует также немалых финансовых затрат и усилий со стороны общества, но несмотря на все это сегодня очевидно, что правоохранительные органы и пенитенциарная система необходимы, т.к. в случае их отсутствия вреда было бы намного больше чем пользы. Однако может возникнуть вопрос, а что собственно является пользой и что вредом для общества? В принципе ответ на него достаточно прост - польза это наиболее полное из возможного последовательное удовлетворение потребностей из небезызвестной пирамиды Маслоу, а также наиболее полное из возможных в данных условиях соблюдение прав и свобод человека, ну а вред это соответственно наоборот. При этом конечно очевидно, что практически не существует стран, где бы абсолютно все потребности были удовлетворены и где бы права и свободы человека соблюдались на 100%, но это совсем не означает, что невозможно определить, что в одной стране потребности удовлетворяются лучше и права человека соблюдаются строже, чем в другой. Впрочем, подробнее вопрос сравнения стран по этим критериям рассматривается в следующей статье. Следует также отдавать себе отчет в том, что польза для общества не тождественна стопроцентно пользе большинства в его большинства понимании. Так большинству граждан какой-либо страны (скажем 51%) может показаться вполне полезным загнать оставшиеся 49% в рабство, поделить их имущество и зажить припеваючи используя их труд. Но это будет лишь иллюзией пользы. Хотя на начальном этапе и возможен всплеск благосостояния и рост экономики, но в стратегическом плане перспективы будут самыми печальными. Рабский труд в настоящее время неэффективен, потребуется множество надсмотрщиков, страна постоянно будет расколота и на грани восстания рабов. Чтобы держать рабов в узде потребуется сильная авторитарная власть, которая в первую очередь будет заинтересована в обеспечении себя и своих приспешников и происходить это будет естественно за счет остальных свободных граждан. Соответственно будет расти недовольство этих самых граждан, которое авторитарной властью будет недовольно. Это недовольство будет либо канализироваться во вне в виде агрессии к соседним государствам либо использоваться авторитарной элитой в борьбе за власть все сильнее дестабилизируя государсво, а подо всем этим будет закипать котел недовольства рабов и медленно издыхать экономика. В конце концов, это приведет к тому, что большинство, проголосовавшее за рабство, будет иметь гораздо меньший уровень жизни и соблюдения своих прав, чем те, кто будет жить в странах относительно уважающих права человека. Естественно речь идет о настоящем времени т.к. в прошлом прочие равные условия существенно отличались от нынешних. Однако уже древние вавилоняне зачастую приходили к выводу, что рабство нерентабельно и делали из рабов вольноотпущенников.
  
   "При оброчной форме эксплуатации раб переставал быть "говорящим орудием" в процессе производства. Он располагал самостоятельным хозяйством, что в корне меняло его отношение к труду. Оставаясь юридически рабом, он уже не был таковым в экономическом смысле. Этот факт явочным порядком признало и вавилонское право: раб становился юридическим лицом, вступал в договорные отношения с разными лицами, включая собственного господина. А господин, отпуская раба на оброк, не только экономил на основном и оборотном капитале, но и получал прибыль намного выше той, которую приносил раб, отданный внаем"
  
   "Вавилонские рабовладельцы отнюдь не отличались гуманностью. В обществе, где господствовал златой телец, не оставалось места для сентиментальности. Но этот же идол заставлял рабовладельцев избегать ненужной жестокости в отношении рабов"

В. А. Белявский. Вавилон легендарный и Вавилон исторический

  
   Таким образом, стремление к максимально высокому из возможного соблюдению прав и свобод человека в стане является не идеалистической блажью, а вполне рациональной стратегией (к тому же ее успешность неоднократно подтверждена эмпирически) позволяющей повысить уровень жизни граждан. Однако иногда права и свободы отдельных граждан (например, преступников) приходится все-таки нарушать и ущемлять, но критерием тут должна служить цель защиты все тех же прав и свобод наибольшего количества граждан страны, а следовательно дискриминации невиновных в нарушении этих прав и свобод следует избегать всеми возможными способами, даже если большинство в стране и было бы не против дискриминации. Иначе говоря - при прочих равных права и свободы человека должны стоять выше волеизъявления большинства просто потому, что это в целом рациональнее, но это никоим образом не означает, что большинство должно жертвовать своими правами и свободами в угоду некоему агрессивному меньшинству и более того ограничение прав и свобод такого агрессивного и нетерпимого меньшинства будет весьма разумным поскольку в конечном счете суммарный уровень соблюдения прав и свобод в стране от этого только вырастет. Подробнее эта тема освещается здесь.
  
   Пока что мы говорили о дискриминационных законах. Какими они должны быть, а какими быть им нельзя. Теперь пришло время поговорить об антидискриминационных законах. В обществе может сама по себе возникать дискриминация не закрепленная законодательно и при этом принимать формы для самого этого общества опасные. В таких случаях государству приходится прибегать к антидискриминационным законам, чтобы исправить ситуацию. Антидискриминационные законы направлены на то, чтобы защитить права и свободы меньшинства от большинства, что в конечном итоге оказывается в интересах того же большинства. В самом общем виде антидискриминационным законом можно назвать закон о неприкосновенности частной собственности. Богатых в обществе всегда меньшинство и у большинства они как правило особой симпатии не вызывают, а потому мысль о том, чтобы отобрать их имущество и разделить между большинством может быть очень заманчива. Но как показывают исторические прецеденты, ни к чему хорошему это не приводит. Теперь рассмотрим, по каким причинам некое меньшинство может вызывать неудовольствие большинства. С одной стороны это может быть потому, что в некоей области деятельности разрешенной законом меньшинство успешнее, чем большинство и просто создает большинству конкуренцию. С другой меньшинство может широко заниматься незаконной деятельностью, нанося вред большинству и вызывая тем самым его ненависть. Нетрудно отметить, что между двумя этими разновидностями неприятия меньшинства большинством существует принципиальная разница. В первом случае деятельность меньшинства, несмотря на неудовольствие большинства, в конечном счете, оказывается полезна всем. А во втором деятельность меньшинства наносит бесспорный вред. Следовательно, для первого типа меньшинств должны создаваться антидискриминационные законы, защищающие их от большинства, а для второго типа дискриминационные законы, но созданные таким образом, чтобы не потерять полезных законопослушных членов этого меньшинства.
  
   Теперь рассмотрим все вышесказанное на абстрактных примерах.
  

1

   Ситуация. По телевизору в новостях проходит сообщение о жутком преступлении. Зверски изнасилована и убита маленькая девочка. Убийца схвачен и выяснилось, что он принадлежит к расе синитов (имеет синюю кожу).
   Статистика. Статистика говорит, что синиты совершают преступлений по отношению к детям не больше, чем остальные граждане страны в среднем. Иначе говоря, вероятность того, что преступление подобное описанному выше совершит именно синит не выше чем для любого другого гражданина этой страны.

2

   Ситуация. По телевизору в новостях проходит сообщение о жутком преступлении. Зверски убит таксист. Убийца схвачен и выяснилось, что он принадлежит к религии краснитов. Верующие красниты поклоняются красному цвету и поэтому наносят себе на лоб красную полосу.
   Статистика. Статистика говорит, что красниты совершают преступлений по отношению к таксистам в 10 раз больше, чем остальные граждане страны в среднем. Иначе говоря, вероятность того, что преступление подобное описанному выше совершит именно краснит в 10 раз выше чем для любого другого гражданина этой страны. При этом, тем не менее, очевидно, что далеко не все красниты совершают нападения на таксистов и среди них много достойных людей ни разу не нарушавших закон.
   Допустим в первом случае возмущенная и взбудораженная общественность добьется принятия закона, по которому синистам запрещено будет работать в учреждениях связанных с детьми. Будет ли подобный закон разумным? Исходя из приведенной выше статистики, можно утверждать, что подобный закон будет абсолютно идиотским. И на него должно быть наложено вето. Также и отказ в приеме на работу в учреждения связанные с детьми только за принадлежность к расе синистов будет являться чистой и отвратительной дискриминацией и должен преследоваться антидискриминационными законами.
   Теперь рассмотрим второй случай. Допустим таксистам известно о склонности краснитов убивать их, поэтому, когда они видят краснита, то просто либо отказываются его везти т.к. это десятикратно увеличивает для них риск быть убитым либо требуют гораздо более высокую плату, чтобы компенсировать риск. Само собой среди краснитов также имеется множество приличных людей, и они возмущены тем, что не могут ездить на такси по тем же расценкам как и остальные граждане. Поэтому они требуют принятия антидискриминационного закона, преследующего таксистов за отказ их везти. Доводы их понятны. Доводы таксистов понятны тем более - против статистики не попрешь, а оправдание, что не все красниты убийцы звучит блекло, поскольку перед приводящим такие аргументы можно положить револьвер с одним патроном в барабане и предложить поиграть в русскую рулетку - ведь не весь барабан заряжен. Желающих, вероятно, найдется очень мало. В таком случае антидискриминационный закон будет, мягко говоря, неразумным.

Оценка: 5.63*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"