Шапиро Максим: другие произведения.

Гений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.82*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Когда зритель узнаёт, что какие-то люди дали этому маленькому пед...ку пятнадцать миллионов фунтов, чтобы растянуть пи...ду из кожзаменителя над заброшенным футбольным полем, он вспоминает, чем занимается по жизни он сам и сколько ему за это платят, потом глядит на фото этого маленького пед...ка в роговых очках и веселой курточке, и чувствует растерянность и недоумение, переходящие в чувство, которое германский философ Мартин Хайдеггер назвал "заброшенностью" ( Geworfenheit ). Зрителю предлагается сосредоточиться на этих переживаниях - именно они являются эстетическим эффектом, которого пытается добиться инсталляция" "Священная книга оборотня" В. Пелевин


ГЕНИЙ

  
   Когда зритель узнаёт, что какие-то люди дали этому маленькому педику пятнадцать миллионов фунтов, чтобы растянуть пизду из кожзаменителя над заброшенным футбольным полем, он вспоминает, чем занимается по жизни он сам и сколько ему за это платят, потом глядит на фото этого маленького педика в роговых очках и веселой курточке, и чувствует растерянность и недоумение, переходящие в чувство, которое германский философ Мартин Хайдеггер назвал "заброшенностью" ( Geworfenheit ). Зрителю предлагается сосредоточиться на этих переживаниях - именно они являются эстетическим эффектом, которого пытается добиться инсталляция

"Священная книга оборотня" В. Пелевин

  
  
   " Я не буду повторять, что Андрей Сомов гений. Роль критика не в том, чтобы говорить банальности. Но его работы, сочетающие в себе примитивизм детского рисунка с глубочайшей эмоциональной и смысловой нагрузкой, говорят сами за себя. Это..."
   Отрывок из отзыва известного критика Эжена Пурье на работы художника Андрея Сомова.
  
   Галерея уже практически опустела, но я все еще стоял перед картиной "Танго у моря", представляющей собой на мой непросвещенный взгляд дурацкие каракули, вроде тех, что создается детьми, впервые получившими в свои руки карандаши. Правда этот ребенок, возможно, был более одаренным, так как воспользовался красками и как минимум одной кистью и более сдержанным, поскольку в отличие от большинства детей остановил свой выбор только на одной краске, а именно черной. Я машинально сделал еще один глоток из бокала с шампанским, раздумывая о том, что я таки чего-то не понимаю в этом мире, если вынужден заниматься своей очень нервной работой вместо того, чтобы малевать подобные каракули и получать за них десятки миллионов долларов. " А гений то опять опаздывает" - отметил я про себя взглянув на часы. И тут, словно услышав мои мысли, в пуленепробиваемом стекле, защищающем бесценное произведение искусства от потенциальных вандалов, отразилась фигура в смокинге. Фигура некоторое время постояла в дверном проеме, а затем нетвердой походкой направилась в мою сторону. Я медленно обернулся. Ко мне приближался сам знаменитый автор работы Андрей Сомов и, обгоняя его, в мою сторону стремился запах мощнейшего перегара. Сомов был жутко пьян.
   - Нравится? - спросил он на корявом английском, ткнув левой рукой в сторону работы и неприятно осклабившись. В правой руке у него была початая бутылка "Курвуазье", к которой он тут же и приложился.
   Я помолчал.
   - Нравится?! - настойчиво повторил Сомов.
   - Я не слишком разбираюсь в искусстве, - ответил я, - Но, по-моему, это полное говно. Я такое и сам могу намалевать.
   - Говно-о-о, - протянул он, - А ты знаешь, что это говно двадцать лимонов стоит? - ехидно осведомился он.
   - Знаю, - сказал я, - Только это его и отличает от того, что можно найти в унитазе.
   - А ты знаешь, кто я? - радостно заржал художник.
   - Догадываюсь, - спокойно ответил я.
   - Ишь ты! - удивился Сомов, - Ну и что тогда, по-твоему, не говно? А, знаток?! Ты поведай! Не жмись!
   - Я как-то видел твою работу "Подснежники". Очень реалистичную. Критики еще приводили ее, как пример банальности, которая в юности свойственна даже гениям. Я не критик. Мне понравилось.
   Сомов задумчиво посмотрел на меня и вдруг расхохотался и дружески хлопнул меня по спине.
   - Мужик! Будешь?! - он протянул мне бутылку коньяка.
   - Давай! - я отхлебнул прямо из горлышка. Надо же, а говорят, у русских считается неприличным пить из горла бутылки. Хрен их поймешь с их обычаями.
   - А ты здесь чего? - поинтересовался Сомов, обводя помещение рукой.
   - Телка притащила, - ответил я улыбаясь.
   - И где она? - удивился он.
   - Свалила. Не сошлись в понимании искусства, - ухмыльнулся я.
   - Ну и ну ее нахер! Поехали со мной! Я тебе таких телок подгоню - закачаешься! - предложил Сомов.
   И мы поехали.
  
   Сначала был лимузин, много шампанского и девушки. Потом был какой-то клуб, девушки, все то же шампанское и кокаин. Потом был номер в отеле девушки, шампанское и кокаин. Затем девушки ушли. А мы с Сомовым остались. Сомов рассказывал...
  
   " ... Тебя как зовут то? Ты не обижайся, все время из башки вылетает. Джон? Так вот что я говорю, Джон... Ха -Джон! А фамилия - Смит?! Нет? Жаль. Было бы смешно. Так вот, что я говорю, Джон. Это все Лешка гандон! Его идея. Он всегда хитрожопый был. Еще в Англии, когда мы с ним там в колледже учились. Так он тогда ... А, впрочем, не о том речь. Я ведь всегда хорошо рисовал. Талант у меня. Меня когда из колледжа то выперли англичане козлы и я в Москву вернулся, так я потом в академии художественной в выпуске среди первых был. Ну, покупали так себе. Да. Ты ж знаешь - реализм это немодно. А в Москве так тем более. Но родители подбрасывали. В общем нормально. А тут Лешка объявился. Весь на понтах из себя. На бирже поднялся, кажись, и еще на чем-то мутном. Я не вникал. В общем, подвалил ко мне. Выпили по старой памяти. Колледж вспомнили. Ну, я ему пару работ показываю своих, а он так скривился, как от зубной боли, и говорит, что говно мол. Я взбесился. "Сам ты говно!" - говорю - " А по роже?! И хули ты вообще понимаешь?!" А он мне - не кипятись. Я не о твоих работах. Я об искусстве вообще. "То есть, по-твоему, все искусство дерьмо?" - удивляюсь я. А он - "Дерьмо и есть". "Вот смотри" - говорит - " Ты, когда приспичит, в парашу бежишь. Потому, что потребность организма. А когда приспичит - рисуешь. Опять-таки потребность и никакой разницы. Только в одном случае выходит дерьмо натуральное, а в другом информационное". "Да за мое, как ты говоришь, "информационное дерьмо", между прочим, люди деньги платят" - возмущаюсь я - " Значит оно им нужно!" А он скотина смеется - "Дык и обычное дерьмо покупают" - говорит - "На удобрения там и так далее". Но потом посерьезнел и дальше двигает - "Дело вообще в том, что люди это те же обезьяны. А обезьяны стайные и, следовательно, социальные животные. Усек?!" "А обезьяны тут каким хреном?!" - офигел я. "А таким" - отвечает Леха - " Что в стае всегда важно, кто кого главнее и кто кому шестачить должен! А как это сразу определишь?! Вот у обезьян в зависимости от крутизны и расписано, кто первым ест, кто какую самку трахает и так далее. А люди - они то покруче обезьян будут, да и поумнее маленько. И про пирамиду Маслоу не забывай. Вот и статус свой изобретательней подтверждают. Причем в каждой людской стае по-разному. В одной стае фиксами золотыми, татуировками да местом на нарах. В другой тачками крутыми да одежкой дорогой модной. Ну а среди самых конкретных произведениями искусства меряются". " А это потому" - перебил я Леху - "Что красота она важнее всего!" "Дурак ты!" - ржет Леха - "Не в красоте дело, а в эксклюзивности. Может у тебя и крутая тачка, да завтра крендель какой пойдет бабла отвалит и такую же купит. А "Мону Лизу" вторую ты Леонардо да Винчи нарисовать не припашешь никак. Помер он уже. Сам смотри. Сейчас техника позволяет все статуи и картины один в один копировать. Но оригиналы стоят немеряно, а копии ерунду. А почему? Что они менее красивые, чем оригиналы? Херня! Они менее эксклюзивные! Замени оригинал на подделку, которую никто не сможет отличить, и стада лохов будут ходить и восхищаться. А скажи им, что это подделка сразу начнут нос воротить!" "Врешь ты все!" - кричу я ему в ответ - "Если все так просто, что ж ты сам знаменитым художником не станешь?! И рисовать уметь для этого не обязательно! Вон Малевич "Черный квадрат" нарисовал и все признают, что это шедевр, а ты что не рисуй - всем плевать. А потому это, что он гений, а ты дурак о себе возомнивший!" "Дурак это ты" - отвечает Леха - "Дело то опять в эксклюзивности, а не в гениальности. А по каким параметрам ее мерять? Ну, навскидку нужно, чтобы работу создавал тот, кто мастерству долго учился, а то ведь если любой крендель пойдет черные квадраты рисовать, то и цена им будет копейка в базарный день. То есть все мастерство применять не обязательно и вообще всякие черточки рисовать можно, но если ты, скажем, лошадь нарисовать обычную не умеешь, то и эксклюзивность у тебя значит херовая и гением тебя не признают. Или, думаешь, Малевич лошадь рисовать не умел? Иначе говоря, нужно уметь все то, что положено было уметь в это время другим художникам, а иначе вероятность того, что тебя гением признают, сильно уменьшается". "Мало что ли техникой владеют художественной отлично?" - не соглашаюсь я - "Что-то не все они знаменитостями становятся! Я сам один из лучших по технике, между прочим в своем выпуске. Так что без гениальности никуда!" "Я сказал, эксклюзивность работы увеличивается от этого, а для шедевра оно недостаточно" - отвечает Леха - " Нужно еще с конъюнктурой подгадать. С оригинальностью там. Раскрутить работу, так сказать, и нишу занять. А там популярность как снежный ком или лавина скатывающаяся начнет нарастать. С той только разницей, что лавина рано или поздно останавливается, а эксклюзивность дальше растет. В прошлое то не вернешься и раньше Малевича "Черный квадрат" не намалюешь, чтобы его переплюнуть" Тут я психанул и как заору - "Умник блин! А слабо самому раскрутиться, как художнику, если такой грамотный?!" "Не могу" - смеется эта сволочь мне в ответ - "У меня техники нет и образования художественного, а без этого эксклюзивности недостаточно будет, а то бы запросто" "А если от моего имени свою мазню выставил, тогда раскрутил бы?!" - кричу я - " У меня-то техники полно!" "Да легко!" - вопит он в ответ. "Спорим?!" - еще громче ору я. "Спорим!" - отвечает он. Ну а дальше что - поспорили мы. Я думал, что он и забудет, как проспится, но не тут-то было. Приперся на следующий день ко мне в студию. Прямо при мне свои каракули на холстах накорябал и я их подписал. А затем и документ подписал, что все эти работы ему в собственность передаю и обязуюсь ни при каких условиях историю их возникновения не раскрывать. Что он несколько критиков прикупит, я ожидал. Что шумиху он в прессе подымет, я тоже ожидал. Но что он эти работы сам себе с аукционов через подставных лиц за миллионы продавать начнет я предусмотреть не мог. Как только первая работа из его мазни под моим именем ушла на аукционе за несколько миллионов неизвестному покупателю, я проснулся знаменитым. Когда несколько других работ ушли уже за десятки миллионов я стал гением. А он потратился только на процент от продажи на этих аукционах, который те с продавцов берут. Но он на еще оставшихся у него работах все деньги отобьет, скотина! А мне подачки! И толпы идиотов бродят по галереям тычут в это дерьмо и восхищаются шедеврами. Уроды! А мои "Подснежники" им банальность! Ну, ничего! Я им еще покажу!"
  
   - А чего ждать то - сказал я Сомову, - Давай прямо сейчас письмо в прессу и напишем! Представляешь, в каком дерьме окажутся все эти псевдоценители искусства? - и я подлил Сомову еще виски.
   - Точно! - обрадовался Сомов и смахнул со стола пустые бокалы и несколько дорожек кокаина, - Сейчас и напишу! А чего писать то? - спросил он, роясь в ящике стола в поисках ручки и бумаги.
   - Ну, напиши коротко "Все мои работы писал не я, а один урод! Вы придурки! А я круче чем Ван Гог!", а как скандал подымется, так потом по телевиденью в прямом эфире подробно и объяснишь. Представляешь, какой твоему Лешке будет облом? - подмигнул я ему.
   - Ага! Уже написал! - засмеялся Сомов.
   - Дай взглянуть, - попросил я, и он протянул мне бумагу.
   - Это надо обмыть сказал я и протянул ему бокал. Мы чокнулись и выпили.
   - Ну и гадость это виски, - скривился Сомов, - какими-то лекарствами отдает.
   - Хороший ты парень Эндрю, - сказал я ему, - Ты уж извини меня.
   - За что? - вяло поинтересовался Сомов. Глаза его слипались.
   - За все, - ответил я. Но он меня уже не слышал. Он заснул и уже никогда не проснулся, что неудивительно после той лошадиной дозы снотворного, которую я добавил в его виски. Я взял его записку и оторвал все лишнее, оставив лишь " А я круче, чем Ван Гог!". Затем я положил записку на стол, отрезал ему ухо ножом и пришпилил его тем же ножом к столу поверх записки. Потом приложил его руку к рукоятке, чтобы на ней остались отпечатки пальцев. Протер все те предметы в номере, к которым я прикасался и, тихо захлопнув за собой дверь, ушел. Уже в машине я набрал на мобильном номер клиента.
   - Ну? - раздался нетерпеливый голос.
   - Вы были правы, Алекс. Подопечный оказался слишком болтливым, - сказал я.
   - И...?
   - Проблема решена.
   - Хорошо. Деньги как обычно.
   - До свидания, Алекс.
   - До свидания.
  
  
   Когда обстоятельства самоубийства знаменитого художника Андрея Сомова попали в прессу, его работы взлетели в цене в несколько раз.

Оценка: 5.82*24  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"