Шапочкин Александр Игоревич: другие произведения.

Хроники Игрока. Ортен, Однокрылый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.45*48  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    ЛитРПГ

    Иллюстрации:

    Фаст-арт Главного Героя

    Нежить Горус из 12 главы

    Ортен. Мир, бывший ещё вчера обычной компьютерной игрушкой, сегодня раскрывает свои негостеприимные объятия перед сотнями тысяч, а может быть и миллионами попавшихся в его сети игроков. Иван, тридцатилетний художник из Москвы, попадает в это цифровое замониторье в далеко не в самый лучший период своей жизни. Дома его уже не ждёт молодая супруга, опостылевшая работа давит на нервы, а на дворе плещется очередной экономический кризис. Сможет ли молодой мир предложить ему достойную альтернативу или все домашние проблемы были ерундой по сравнению с тем, что ждёт его впереди?

    [ВНИМАНИЕ! В связи с изданием книги издательством АСТ текст частично убран с СИ.


Пролог





Под яростным натиском озверевшего дикаря я был вынужден сделать ещё несколько шагов назад. Варвар зарычал, разбрызгивая выплёскивающуюся изо рта бело-красную пену и сделав ложный выпад, прыгнул на меня, одновременно делая могучий замах обеими секирами

Не став разрывать дистанцию, ведь это было самым очевидным ходом, и я тоже рванулся вперёд, подставляя под его открытый живот и грудь свой правый наплечник. Как нутром чуял, что для меня готовится какой-то особо неприятный сюрприз! За спиной, там, где я мог бы сейчас находиться, что-то звонко хлестнуло по покрывающим мосток доскам и гулко бухнуло, обдав меня волной раскалённых искр. Два наших массивных тела сшиблись в воздухе и отброшенные друг от друга, с грохотом покатились по деревянному настилу.

Поднялись мы почти одновременно. Воин заорал что-то нечленораздельное и с утроенной силой замахал своими парными секирами, полностью игнорируя жуткую рану, тянущуюся от правой ключицы до пупка. Она досталась ему от самого первого и единственного успешного удара, что мне удалось нанести в первые секунды нашего поединка. Тот удар положил бы любого, но только не эту полубезумную машину смерти.

Двуручный меч - не самое хорошее оружие, чтобы играть в поддавки, заманивая противника в ловушку или принимать бой по чужим правилам. Взяв в руки эту длинную полосу смертоносного металла, ты либо сам формируешь его рисунок, либо проигрываешь, сражённый более удачливым и ловким, или сильным и умелым противником.

Есть у тебя такая возможность или нет - никто тебя спрашивать не будет! Чтобы выжить, ты должен любой ценой перехватить инициативу и жать, жать, давить до тех пор пока есть сила в руках, а глаза видят цель. Постоянно навязывать свою волю, создавать выгодные только тебе условия боя!

Усталость мне не грозила, по крайней мере, в бою с этим противником. А в остальном... порою легко рассуждать о чём-то, что почти невозможно реализовать.

Мне нужно было срочно вырываться из переплетений смертоносного мифрила, а это было ой как не просто. Лезвия с бешеной скоростью вспарывали воздух в считанных сантиметрах от меня. Визжали, легко перерубая стальные прутья перил. Шипели, грозя лишить меня моего единственного оружия.

Как разорвать дистанцию? Хоть на долю секунду избавиться от необходимости раз за разом принимать на клинок чужие, могучие удары и постоянно отступать по узкому залитому кровью настилу межпалубного мостика.

Под нами кипела ожесточённая битва. Щёлкали выстрелы паровых ружей и пистолетов, звенела сталь, вышибая снопы искр из скрещивающихся мечей, сабель, палашей и топоров. Кричали смертельно раненные и протяжно стонали умирающие. Стараясь взбодрить себя и товарищей орали воздушные матросы. Свистели и улюлюкали наседающие на их шаткий строй буканиры, уже превосходившие команду дирижабля численностью, не говоря уже о среднем уровне и знании особенностей палубного боя.

Я слышал боевые кличи Андрея. Дворф рубился с четвёркой пиратов, удерживая проход в машинное отделение, где перед абордажем укрылись пассажиры: женщины, дети, и те из мужчин, что не знали с какой стороны нужно хвататься за меч. Перед ним уже образовалась приличная баррикада из тел поверженных противников, но этот бой тем и отличался от обычного, что эта преграда только мешала моему другу!

Некоторые буканиры пытались взобраться по вантам к аэростату, однако стрелы ещё одного моего спутника - следопыта Дариуша, без промаха били по их подвижным фигурам. Кто-то замертво падал на палубу, другие уже через пару десятков секунд снова лезли в драку. А самые невезучие, перекувырнувшись пару раз в воздухе, с воплем срывались в далёкую облачную бездну.

Абордаж с переменным успехом продолжался уже минут пятнадцать. Эти небесные гиены, непонятно откуда взявшиеся на обычно спокойном внутреннем маршруте, всё лезли и лезли со своих лодок на палубы нашего летательного аппарата. Нас могли бы просто расстрелять на подлёте, отправив беззащитный пассажирский дирижабль в последний в жизни полёт к далёкой земле. Но пиратам нужны были живые пленники, а не переполненные исковерканными трупами бесполезные обломки.

- Вра-а-а-а-а Да-а-а Хо! - заорал воин, это земное воплощение силы и ярости, разведя руки с зажатыми в них секирами в разные стороны, сильно напоминая сейчас в своём рогатом шлеме выбравшегося из преисподней демона.

Мощная воздушная волна, вызванная к жизни его воплем, ударила меня в грудь, сбила с ног и потащила по настилу прямо к изуродованному ограждению гондолы. В тот же момент дирижабль содрогнулся от мощного удара. Накренился и неприятно заскрипел в тот момент когда тяжёлая воздушная галера или скорее драккар буканиров врезался в борт гондолы. Захрустели и протяжно застонали сминаемые крепления эвакуационных лодок. Заскрежетали, пробивая обшивку кованые отростки-гарпуны, намертво скрепляя воздушные суда. И тут же новый удар! По другому борту, сопровождаемый радостными воплями пиратов.

Кувыркаясь по палубе в круговерти небес, досок настила, вант и забранного сетью матерчатого брюха аэростата я успел заметить, как на палубах пиратских галер с шипением стравливают баллоны с паром, нагружая наш дирижабль. Затрещали рёбра жёсткости зажатой, будто в тисках гондолы. Перегруженная, не рассчитанная на небесный бой машина, нехотя подчинилась захватчикам, начав медленное снижение.

После очередного переворота я оказался на ногах. Инерция ударной волны продолжала тащить меня к быстро приближающемуся борту. Я уже не кувыркался безвольной тряпичной куклой, а скользил, пытаясь ногами и левой рукой замедлить движение. Каблук сапога задел оборванную цепь ограждения и она гулко звякнув, перевалилась за край, с металлическим шелестом заскользив по кольцам держателей вниз, к мерно проплывающим под нами пышным облакам и такой далёкой земле.

Правый каблук уперся во что-то жёсткое. Получив опору, находясь уже на самом краю готовой принять меня небесной бездны, ушёл перекатом вперёд и влево. Прочь от мостика и падающих на мою голову острых мифриловых лезвий.

Топоры с противным хрустом впились в деревянную палубу. Хлопнула пробитая труба, протянутая под настилом и подающая пар от котлов к баллонам накопителей. Фигуру варвара окутало облако раскалённого газа.

Он вырвался из окружившего его белого марева спустя какие-то доли секунды. Разъярённый, обнажённый по пояс, оплетённый ремнями и заляпанный синей шелушащейся от жара краской. Рычащий гигант, с бордовой от многочисленных ожогов, пузырящейся кожей и несмотря на раны, ловкий как кошка, сильный - словно медведь, быстрый и резкий как...

- П-шра! - нога, в обмотке из шкур врезалась в моё подставленное под удар и закованное в сталь предплечье.

Ну это он зря! Как бы этот воин ни владел своим оружием, какой бы всесокрушающей мощью не наделил его полученный им подкласс и какие бы мышцы не имело его новое нарисованное тело - он оставался всего лишь провалившимся в этот мир игроком. Дрищём с окончательно слетевшей после попадания в новый мир крышей. Человеком, который полностью потерял всякое чувство связи с реальностью в тот момент, когда осознал дарованную ему бывшей игрой власть над окружающими.

Подобный удар не был предусмотрен "системой". И оказался неумелым, плохо поставленным, и многое говорившим о моём противнике. Так затюканный ботаник, выползший после уроков в уже опустевший школьный двор, со всей своей силы и со всей накопившейся за долгий день злостью бьёт забытый кем-то футбольный мячик. Пинает, промахивается и падает толстым задом в грязную лужу.

Перехватив его стопу второй рукой, я рывком крутанул её, всем своим телом чувствуя хруст ломающегося сустава и тут же встал на ноги, отталкивая от себя и тем самым опрокидывая варвара. Затем, не мешкая ни мгновения, отпрыгнул в сторону и накинул на себя одно из немногих оставшихся у меня заклинаний - колдовскую невидимость.

Воин по-обезьяньи перекатился через спину, оставляя за собой на палубе дорожку пенной слюны и ловко поднялся, несмотря на очередную нанесённую мной травму. Бормоча что-то, он закружился на месте, словно мельничными крыльями вспарывая воздух своими секирами, оставляющими чёткие турбулентные следы в воздухе.

"Джаггернаут" - яростный боец, продолжение ветви развития обычного воина, добраться до которого мечтали многие игроки... Рождённое для войны и только для войны существо. Избранный, способный одним своим воплем переломать кости обычного человека. Закончив вращаться, словно сошедшая с ума юла, он замер, прислушиваясь.

Варвар обвёл опустевшую палубу, своими маленькими, злыми глазками, нездорово поблескивавшими из-под лицевой маски. Взгляд у него был нехороший, замутнённый поволокой безумия, навеянного единением с битвой. Он сделал шаг, припадая на искалеченную ногу. И только тогда заметил вывернутую под неестественным углом стопу, а затем с чувством сплюнул на палубные доски, всем своим видом выражая презрение.

- Где ты! Тварь! Сражайся честно, ублюдок! - голос его всё ещё бы вполне обычным, с лёгким рязанским акцентом, однако уже начавшим меняться, подстраиваясь под новое тело.

Ну да, ну да. Честность - наше всё! Вот только понятие это очень и очень относительное. Честен ли поединок между несущимся на полной скорости самосвалом "БелАз" и человеком с противотанковым гранатомётом? Как по мне - может быть. А если владелец самосвала или тот, кто поставил на водителя БелАза много денег, заберёт у человека оружие? Для машины мало что изменится, а вот для его противника...

Сравнение образное, но верное. В моём случае! Убрав в ножны бесполезный в борьбе с этим не чувствующим боли монстром эспадон, я, укрытый пологом колдовской невидимости, и из-за особенностей заклинания - тишиной, словно гадюка под камнем ждал подходящего момента. Трудно рассчитывать исключительно на свои силы там, где балом правит магия и даже обычные воины поголовно имеют какие-нибудь сверхспособности.

Трудно - но можно и нужно! Жизненно необходимо!

Джаггернаут, взрыкивая при каждом шаге, поковылял к ведущему в рубку мостику. Иногда он взмахивал оружием, рассекая пустоту, опасаясь, наверное, что я подкрадусь к нему как ассасин и ударю в спину. Ещё несколько шагов и варвар оказался рядом с уже слабо чадящим паром пробоем, в проломанной им же самим палубе. Как раз напротив того места, где одна из канонерок, так я назвал для себя лодки пиратов, врезавшись бронированным килем в гондолу дирижабля, снесла ограждение, разорвав бортовые цепи.

Проорав что-то невнятное, он ещё раз чиркнул лезвием топора по воздуху. Рука его, повинуясь могучему замаху, ушла далеко за спину и я не упустил свой шанс.

"Если что-то в этом мире нельзя сделать игровыми методами, это нужно делать неигровыми!" - вот мой нынешний девиз и единственный способ выжить.

Моя ладонь крепко сомкнулась на оторочке подбитого мехом кожаного наруча. Ремни, удерживавшие наплечники заменили собой привычный отворот куртки. Я выпал из невидимости перед самым носом у джаггера и он дёрнулся от неожиданности, позволив мне выйти на самый, что ни на есть классический "бросок через плечо". Подвернулся, приседая и чувствуя, как напряжённое, заросшее банками мышц тело нагружает спину. Прицелился в облачную пустоту и распрямляясь, рванул изо всех своих сил...

Глава первая





Всё-таки мой старый компьютер уже сильно притормаживает. Надо бы в первую очередь поменять видеокарту, да и вообще, давненько я не перетряхивал его пыльное нутро. А может быть не мучить ни себя, ни его? Отправить старичка в заслуженный отдых, на балкон к старым горным лыжам, сломанной отцовской рации и дедовским часам с кукушкой. А на его место завтра же купить новый системный блок, да и от трубочного монитора избавиться.

Пусть лучше штатным пылесборником служит что-то приличное и современное, а не собранный по друзьям металлолом восьмилетней давности. Странно, что игра вообще на нём запустилась. У моего старенького монстра Франкенштейна силёнок меньше чем у современного телефона. Даже кнопка питания вырвана с мясом из корпуса и примотана изолентой к передней панели. Прямо рядом с чудом сохранившимся трёх с половиной дюймовым флоппи дисководом. Мамонтом, пережившим тяжёлую руку отца в отличие от своих "CD" и "DVD" потомков.

Решено! Если уж я поддался на уговоры и какое-то время буду жить на две квартиры - следует облагородить своё окружение. Таскать туда-сюда через полгорода свой тяжеленный компьютер всего лишь ради игр - верх глупости. Деньги есть, так что не стоит жадничать и купить себе что-нибудь стоящее. В конце концов, своему кошельку я теперь единоличный хозяин.

Я поморщился, вспомнив свою уже бывшую супругу Елену и вновь сосредоточил всё своё внимание на мониторе, где в этот момент на моего персонажа самым наглым образом напала тройка скелетов. С детства люблю компьютерные и видео игры. Наверное за то, что разменяв четвёртый десяток, именно благодаря им в душе продолжал чувствовать себя молодым и периодически удивлялся, когда молодое поколение называло меня "дяденькой".

Затянули они меня в свою пиксельную круговерть ещё в девяносто третьем году прошлого века. Как сейчас помню тот тёплый августовский вечер и папу, вернувшегося с работы с большой цветастой коробкой. Раскрыв её дрожащими от волнения руками, я нашёл крутую по тем временам восьмибитную игровую приставку и пару картриджей с играми. Вещь, о которой мечтал, как и все парни во дворе.

Добив последнего костяного агрессора, собрав причитающееся мне вознаграждение и отбежав в относительно безопасное место, где меня не могли достать монстры и увидеть другие игроки, я свернул игру. Бросив взгляд на встроенные в панель задач часики, проверил электронную почту и хотел было залезть на сайт знакомого мне крупного магазина, торгующего компьютерами и комплектующими, но передумал.

Третий час ночи. Неделю назад закончился отпуск, взятый за свой счёт, пролетела первая рабочая неделя и выходные, которые я даже не заметил. Надо бы закругляться с ночными бдениями, а то опять на работе буду литрами глушить растворимый кофе. Я откинулся на спинку кресла и хлебнув успевшего нагреться пива, прямо из горла бутылки, несмотря на то, что передо мной стояла почти полная кружка.

Уже наступил понедельник, а это, как известно, день тяжёлый. Утром придётся опять ползти не выспавшимся на работу. Весь день слушать завывания прогрессивной во всех отношениях соседки Нины о "проклятом, кровавом режиме" и отсутствии в магазинах правильного пармезана, без которого они с сожительницей жить не могут. Терпеть командирские рыки проджект менеджера Евгения. Молчать, чтобы не попасть под горячую руку и рисовать какую-нибудь муть. Типа игровых интерфейсов, с которыми почему-то не в состоянии справиться профильный художник или править иконки предметов за девочками-аутсорсерами. Надоело, сил нет! Вот тогда и разбавлю рабочую рутину вдумчивой подборкой компьютерного железа.

В квартире родителей, в которую меня заманила пожить вместе с ней мама, царила приятная тишина. Случилось это сразу после того как мой паспорт заклеймили штампом о разводе и Ленка вильнув на прощание хвостом покинула мою ныне холостяцкую берлогу. За слегка приоткрытым окном гудела сотнями автомобильных двигателей ночная Москва, в соседней комнате мерно тикали напольные часы - раритет советской эпохи, капала на кухне из крана вода. С забитых книгами полок молча взирали на непутёвого потомка фотографии отца и деда в военной форме, а за стеной в маминой комнате работал телевизор. После того как полтора года назад, папа попал на своём автомобиле в страшную аварию на МКАДе у поворота на Ярославское шоссе и не приходя в сознание умер в реанимации Склифа, она перестала выключать его даже на ночь. Всё говорила, что так ей как-то спокойнее.

Крякнув и попеняв на себя за отсутствие силы воли, я вернулся в игру. Мимо колонны, в тени которой я спрятал от посторонних глаз своего персонажа, пробежало несколько игроков уровня на два младше меня. Забавное это было ощущение. Как будто вернулся в прошлое, лет на тринадцать назад. В старшей школе я точно так же засиживался допоздна в этой комнате и прислушиваясь, не проснулся ли отец, играл до посинения в только что ставшие общедоступными онлайновые игры. Хорошее было время - безденежное, но душевное.

Это сейчас в любой момент могу купить себе автомобиль или ради прихоти обновить свой компьютер. Трудно поверить, что когда-то мои мечты, подкреплённые малыми финансовыми возможностями, не распространялись дальше похода с любимой девушкой в недорогую кафешку.

"Внимание. Сервера игры "Хроники Ортена" будут отключены для установки нового обновления 15.002.44c через 5 минут. Просим вас отвести своих персонажей в безопасную зону и самостоятельно выйти из игры. Напоминаем, что технические работы с 03:10 до 14:00 по времени вашего региона".

Ну, вот блин! Совсем забыл, что у них в ночь на понедельник отключают сервера. Все против меня. Ведь только-только уговорил себя, что чёрный растворимый кофе вовсе не вреден для моего организма!

Пробежав ещё несколько комнат, уничтожая по дороге скелетов-лучников, мечников и магов, перепрыгивая через поваленные колонны, я нашёл комнату в которой не было ни монстров ни другого выхода. Забежав в неё, я притулил персонажа носом в угол дальней стены и потянулся к кружке с пивом.

"Внимание. Сервера игры будут отключены через..."

Оставлю персонажа здесь. В конце концов, какая разница, комната то всё равно пустая! Заведу-ка его в безопасную зону или останусь здесь в пустой комнатушке. Да мне так даже лучше! Я уже довольно глубоко забрался в подземелья Графской гробницы, и если телепортироваться отсюда на точку привязки, то придётся почти три часа потратить на то, чтобы вернуться на этот уровень. Вот вернусь, завтра с работы и устрою жителям этих катакомб форменный геноцид .

"...пять".

"...четыре".

"...три".

Кстати сказать, не помню, чтобы когда-нибудь за всю свою "игровую карьеру" прислушивался к этим предупреждениям. Обычно из других игр меня просто выбивало посреди боя с каким-нибудь монстром, часто с самыми печальными для персонажа последствиями.

"...два".

Я сделал большой глоток и подумав, развернул своего героя лицом к входу. Ну не наказанный же он, в самом деле, чтобы в углу стоять...

"...один". Экран ярко моргнул, осветив белым светом на секунду всю комнату и почернел. В корпусе монитора что-то неприятно щёлкнуло и не успел я подумать: "Неужели отмучался?", как вновь появилось изображение.

"Соединение с сервером разорвано!" - гласила надпись, помещённая в полупрозрачное окошко с винтажной рамкой.

На экране, спиной ко мне стоял мой персонаж. Камера находилась чуть выше его левого плеча, показывая, как красиво трепещут на ветру волосы, замечательно оптимизированные даже под такое старое железо как у меня. Привалившись плечом к зубцу крепостной стены, он любовался бурлящим под ним ночным лесом, почти вплотную подходящим к крепостной стене. Далёкие горы искрились снежными шапками в лучах лунного света, а над ними танцевали свой небесный вальс два потрясающе красивых дракона.

"Хроники Ортена" - с фанфарами появилось название игры, вышедшее казалось из-под кисти Астро-Венгерского живописца Альфонса Мария Мухи.

Откинувшись на спинку кресла, я какое-то время любовался идиллической картиной, вслушиваясь в тихие, мягкие переборы играющей где-то лютни, а затем нажал кнопку выхода из игры. Рисованная мной много лет назад девушка эльфийка на рабочем столе, всё так же мило улыбалась, протягивала мне букетик осенних листьев. Оттолкнув от себя мышку, я залпом допил остатки пива в кружке и зажав в зубах сигарету, направился курить на балкон.

Тёплый свежий ночной воздух принял меня в свои объятия и тут же взлохматил волосы, как будто доказывая, что он умеет это делать не хуже своего цифрового аналога. Поднеся к бумажному кончику огонёк зажигалки, я сделал глубокую затяжку и привалился спиной к балконному косяку. Мысли неслись галопом. Спать не хотелось.

Эх. На что я трачу свою жизнь! Неужели сделанный мною когда-то выбор, которым я в своё время гордился, оказался ошибочным? Все школьные друзья уже давно кто большая шишка в органах госбезопасности, кто бизнесмен с кучей денег, а кого-то вкусно прикормили за бугром. А я всё в игрушки играю... Хотя нет. Я пылюсь в офисе по девять часов в день, делая эти игры, пусть по количеству вложенных денег творения нашей компании и уступали тем же "Хроникам", но всё равно мне есть чем гордиться. А играть я начал опять только на этой неделе...

Выдохнув жидкую струйку дыма, я огляделся в поисках банки-американки - импровизированной пепельницы, родом из наборов американской гуманитарной помощи начала девяностых годов прошлого века. Ярко оранжевые соевые соски, которые в таких "американках" поставляли нам наши заокеанские "друзья" были спущены отцом в туалет, а вот банка осталась. Я, как и он не любил разбрасываться бычками. Затушил недокуренную сигарету и шаркая тапками, вернулся в квартиру и направился к своей старой кровати.

"Надо бы проконсультироваться с Рудольфом, какие комплектующие заказывать. Одна голова - хорошо, а умная - ещё лучше". - успел подумать я, и стоило мне коснуться подушки, как я провалился в глубокий сон без сновидений.

* * *

Жестко, холодно и неудобно. Где-то капает вода и её шлепки ещё долго сопровождает гулкое эхо. Тяжелый спёртый воздух щекочет ноздри, принося с собой какой-то неприятный и незнакомый запах. Такое бывает иногда в некоторых снах, когда кажется, что его почти невозможно отличить от реальности. Но если ты знаешь, что это сон, то нужно всего лишь заставить себя проснуться, перевернуться на другой бок и пожелать себе увидеть что-нибудь приятное. И ещё желательно, чтобы в этот момент не сработал установленный на телефоне будильник.

Кто-то, неприятно похрустывая, вошёл в мою комнату и постояв около входа, немного приблизился ко мне. Вряд ли это мама, у неё никогда не было костяных бус, которые могут так греметь или что это ещё может быть? Бамбуковые трубочки? Помню, была в моём детстве такая мода вешать в коридорах гремучие каскады, через которые невозможно было ходить одетым в свитер. А кто-то ещё холодильники наклейками обклеивал. Монстры, динозавры, роботы, машины, герои американских блокбастеров родом из восьмидесятых и конечно же полуобнажённые дамочки, которых строгие мамаши почему то всегда игнорировали. А это что такое металлическое бренчит?

- Гарк-аруэа-а-а... - прозвучало нечто непонятное почти рядом и меня обдало волной отвратительного смрада.

- Что за дела. Мам ты чего... - промычал я, открывая глаза, и тут же заорал во всю мощь своих лёгких.

Передо мной слегка наклонив голову, стояло чудовище, пришедшее за мной из самых жутких похмельных кошмаров. Натуральный блондин... точнее скелет. Самый, что ни наесть настоящий мертвяк. Не та пластиковая анатомическая модель, которую можно купить в магазине и пугать ей соседских детишек, а вылезший из гроба костяк, с ещё сохранившимися ошмётками плоти.

С костяным хрустом он наклонился ко мне, издевательски щёлкая челюстями и разглядывая меня клубящимися фиолетовыми огнями в глазницах. Протянул ко мне руку и дотронулся до моего плеча.

Со стороны это, наверное, выглядело так, словно заботливый прохожий, увидев сидящего на дороге привалившегося к стене дома человека, переборов брезгливость решил узнать всё ли у него в порядке. Вот сейчас он ещё раз откроет рот, и вместо щелчков я услышу: "Молодой человек, с вами всё в порядке? Может быть, вызвать скорую?"

Ошалело хлопая глазами, я осмотрелся. А где я вообще? Что за подворотня или это какой-то подвал... Что я здесь делаю? И что я помню? Вроде заснул в родительском доме или... Или нет... Может меня чем-то траванули когда я ехал домой на попутке. Слышал много подобных историй и у меня даже был в своё время знакомый, которому в киоске продали "заряженную" газировку, затем ограбили и выбросили перед каким-то банком.

Или меня чем-то обкололи и это приход. Лежу теперь где-нибудь в спальном районе, и потому вместо доброго самаритянина, решившего мне помочь, вижу скелета в драных кожаных доспехах.

- Кук-к-к-какуке... - прохрустел незнакомец и убрав руку распрямился, нащупывая что-то у себя на поясе.

Ну, так и есть. Приплыли! Вот он за мобильником полез, сейчас в скорую позвонит и валяться мне в больничке месяц, а то и все полтора пока из моего организма не выведут ту дрянь которой...

- Ты чё творишь су... - подтянув к себе ноги, я изо всех сил, пнул ими в грудину этого морального урода, который только что пырнул меня ножом в плечо.

С грохотом сопровождаемый костяным стуком маньяк-самаритянин отлетел почти на середину подвала и рухнув на холодный каменный пол, начал подниматься. Да у него меч! Куда полиция смотрит! Этот урод вытащил самый настоящий меч. А вон на поясе болтаются ножны, которые я, погружённый в свои мысли, до этого момента просто не замечал.

- Твою мать! Твою мать... - проревел я, зажимая хлещущую из раны кровь и пытаясь подняться на ноги.

Я даже стал лучше видеть в темноте комнаты, настолько шокировало меня внезапное нападение. Под руку попалось, что-то округлое, кажется палка. Хотя нет... Судя по весу самый настоящий лом. Ну, сейчас я ему покажу, как в меня ножичками тыкать!

Кое-как встав, и увернувшись от неумелого выпада, я с размаху опустил лом на покрытую кольчужным капюшоном черепушку безумца. Странно, хотя в первый момент рана дико болела, сейчас я не чувствовал даже нытья от пореза. Да и рука прекрасно меня слушалась. Наверное, сказывалось действие адреналина.

Ну, прости-извиняй родная полиция. Сейчас будет самое, что ни на есть настоящее превышение необходимой самообороны. Я жить хочу, а у этого придурка меч. Перехватив ломик второй рукой, я замахнулся и приложил пытающегося встать скелета по просвечивающему сквозь прорехи в броне хребту.

После второго удара он перестал дергаться и только жалобно хрустел. Ещё пара замахов, успокоили выходца из могилы навсегда.

"Ваша честь, я убил человека потому что думал, что он скелет... - промелькнули в голове слова моей оправдательной речи. - Он был вооружён средневековым мечом, а я..."

Осмотрел свой "ломик". В руках у меня был совсем не строительно-дорожный инвентарь, а самый что ни на есть настоящий двуручный меч. Длинный, как грозящий мне срок заключения, в украшенных тиснением кожаных ножнах.

Что-то вспыхнуло на периферии зрения. Я напрягся, пытаясь разглядеть очередной глюк, наличием которого буду оправдываться в зале суда, глаза немного резануло и мне удалось прочесть:

"Скелет-страж Графской Гробницы, пятый уровень, погибает от вашей руки!"

"Получено 198 единиц опыта. До следующего уровня осталось 18 461 единиц опыта".

"Это что за ерунда..." - вытаращил я глаза, хотя вообще-то смысла в этом действии не было никакого. Взгляд медленно переполз на мои заляпанные кровью руки. На них были надеты две совершенно разные перчатки. Одна, из которых, была похожа на лётные краги, а вторая на варежку обшитую железом. Они переходили в серый, так же обшитый пластинами ватник и...

За массивной каменной аркой входа в комнату послышалось уже знакомое щёлканье, потрескивание и топот бегущих ног. Кажется, на помощь к прибитому мною неведомому чуду спешила его костяная братва. Я заметался, ища где бы мне спрятаться, но в абсолютно пустом каменном мешке, в котором я находился, деваться мне было просто некуда.

Зато наконец-то мне удалось узнать это место. В эту комнатку запрятанную в глубине Гробницы Графа Лурка, раскинувшей свои катакомбы под некрополем Лугов Одиночества, я завёл своего персонажа перед тем как меня выбило из игры. Персонажа...

Дрожащей рукой я ощупал своё лицо. Совершенно чужие нос, рот и брови. Борода и усы... Это что же получается? Я попал в компьютерную игру? Я теперь не Иван Соколов, а Вальдер Вебер? Паладин шестого уровня. Да быть такого не может!

Топот внезапно затих. Перехватив поудобнее оружие, стал вспоминать, как вообще правильно следует махать этой штукой. В мозгах творился сущий кавардак. Хотелось орать, бегать и в панике биться головой об стены. О попаданцах в другие миры или там в компьютерные игры я конечно читал и чаще всего их приключения были мне интересны. Порой даже хотелось оказаться на их месте. Но то книги - там чаще всего на героя сыплются блага как из рога изобилия, а здесь меня ножом гады порезали. Вот так вот, с первой секунды!

Шаркающие шаги и сопровождающий их перестук начали удаляться. С шипением выпустил воздух из лёгких, даже не заметив, когда вдохнул его и задержал дыхание. Выждав с десяток минут, я медленно подошёл к выходу из комнаты и аккуратно выглянул в коридор. Подспудно приготовившись, что кто-нибудь обязательно выпрыгнет на меня из-за угла или дико заорёт в лучших традициях интернет пугалок.

Тишь да гладь. Скелеты убрались по своим делам и не поджидали меня за поворотом, а тот капающий звук, что я услышал, когда очнулся, издавала не вода, а какая-то фосфорисцирующая субстанция, вытекающая из дыры в потолке и собирающаяся в широкий жёлоб в центре коридора. Оставалось только надеяться, что эта штука не биологическое оружие, превращающее московских художников в ходячих скелетов и я ещё заразился ничем этаким.

Зло сплюнув, окованным медной пластиной носком сапога в сердцах пнул попавшийся на глаза мелкий камушек. Ноги и руки мелко дрожали, то ли от страха, то ли от перевозбуждения. Булыжник, описав дугу, улетел в темноту, застучал по плитам древнего склепа, с тихим бульканьем нырнул в бледно-зелёную, слегка светящуюся жижу. А я с удивлением и даже какой-то ненавистью посмотрел на оставшуюся, на металле небольшую царапинку.

Пролетевшее по коридорам эхо заставило меня болезненно поморщиться и обругать себя за глупость. Если на звук сбежится толпа этих костяных уродцев, мне сильно не поздоровится. Усевшись около стены и положив на меч на колени, я глубоко задумался.

Вопросов было море. Но основной, пожалуй: "Кто я?" То, что я нахожусь в игре или вижу бред про "Хроники Ортена" было доказано экспериментальным и очень болезненным путём. Как я сюда попал - да какая собственно мне сейчас разница! Валяюсь привязанным к кровати в Кащенко или меня перенесла сюда добрая волшебница танцующая верхом на единороге, который стоял на ракете, закреплённой на спине у гигантской акулы. Мне от того ни тепло ни жарко. А вот от того: художник ли я Ваня или паладин Вальдер - зависели мои дальнейшие действия.

Во-первых, если я всё ещё Иван - то это повод усомниться в собственном рассудке. Это самое простое и скорее всего, единственно разумное объяснение. Переиграл мальчик, бывает... наверное. Можно было верить или не верить в параллельные реальности, магические миры и прочих макаронных монстров. Но то, что где-то есть мир, копия компьютерной игры и из всех доступных в нём мест Его Величество Случай выбрал именно то место, в котором я оставил своего персонажа - попахивало маразмом.

Во-вторых, если я это всё-таки я и я упал в реку... точнее оказался в другом мире в собственной шкуре. То мне лучше... ну, например, начинать вытачивать из окружающих меня камней кладки автомат Калашникова. Шансов, что я его когда-нибудь сделаю несоизмеримо больше, чем выжить в чужом мире, по которому толпами бегают ожившие мертвецы. А с автоматом Калашникова, тем более каменным помирать как известно куда веселее.

Однако есть одно "но". У меня явно чужое лицо, причём именно то, которое я собственноручно лепил в редакторе персонажей, что сразу переводит нас к варианту номер "два". Я каким-то образом оказался в шкуре своего героя. Это конечно веселее, но поводов для радости всё равно не видно.

Тяжело вздохнув, принялся перебирать в памяти всё то, что я знал о Вальдере Вебере. Паладин, шестой уровень, жизней... а что-то под две тысячи. Я то, что называется нуб. То есть новичок, только недавно влившийся в игру, а теперь ещё и калека, полностью лишённый игрового интерфейса с дыркой в плече. Хотя...

Прислушавшись к себе, я понял, что плечо не то что не беспокоит, а вообще абсолютно здорово. Набравшись храбрости, сунул палец в окровавленную прореху ватника и тут же почувствовал прикосновение к коже. Раны как будто и не было. Но что поразило меня ещё больше, стоило мне только задуматься о своём здоровье, как перед глазами нарисовалась орнаментированная красная полоска, с цифрами: тысяча пятьсот двадцать очков жизни из тысячи семьсот сорока пяти.

"Вот оно значит как..." - тот или иной элемент интерфейса становится доступен, если подумать о нём. А как на счёт колдунства? Могу я вызвать шкалу "манны" - магической энергии, которой у меня отродясь не было. Всплыла синяя, точнее на данный момент чёрная полоса с благородным нолём доступного мне ресурса.

Ну да. Я же теперь профессиональный паладин. Он же "пал", он же "паладильник", он же... впрочем не стоит повторять оскорбительные прозвища. В любом случае я вроде как рыцарь без страха и упрёка. Правда, по мнению разработчиков именно этой игры - ещё и вооружённый психопат, которому в бою полностью срывает башню.

Не знаю, руководствовались ли создатели "Хроник Ортена" древними, как мир шутками про интеллектуальное развитие паладинов, или просто хотели выделиться из серой массы. Но их "Воин светлых богов" получился донельзя странным сумрачным типом, явно сбежавшим из отделения для особо буйных пациентов, черпающим силу в терзаемом его "Божественном безумии" и "Демоническом спокойствии".

Когда только скачивал игру, чтобы убить время я залез на официальный сайт, чтобы почитать описания игровых классов, проникнуться атмосферой и ознакомится с историей мира. Вчитавшись в текст рядом с картинкой явно взбесившегося рыцаря с вырывающимися из глаз лучами ярко жёлтого света, я чуть было не передумал играть за паладина. Уж больно далёким в представлении создателей игры этот религиозный фанатик был от классического образа. Впрочем в этом не было ничего удивительного, как я узнал чуть позже - к созданию игры приложили руку японцы, а это те ещё затейники-экспериментаторы.

Под медленно затухающими шкалами жизни и маны вспыхнули новые. "Безумия" вместе с небольшой иконкой в виде черепа с мигающими лампочкам в глазницах и "Спокойствия", возле которого был изображён полуприкрытый глаз.

Мда-а-а. Не следовало, наверное, вновь влезать в болото онлайновых игр, из которого моя бывшая супружница за шкирку вытащила меня на просторы реальности. А ведь всего лишь хотел потешить расшалившиеся после развода нервы. Я усмехнулся. Точно так же оправдывается алкоголик в завязке, наливая дрожащей рукой в стакан очередную порцию зелёного змия. В любом случае - похоже, что я "доигрался".

"Ванёк! Ты чего в игре сидишь, морда твоя ленивая? - вспыхнула перед глазами чёткая малиновая строка текста. - Живо на работу дуй, придурок! А не то Евген всех собак за ваш отдел на тебя спустит! У вас жуткие факапы по графике всплыли!"

- Кто это? - спросил я вслух.

"Соколов ответь! Я же вижу, что ты онлайн! Хватит в игрушки играть, наркоман проклятый. Ведь я же себя виноватым чувствовать буду..."

- Да здесь я! Кто это? - рявкнул я и тут же затих, прислушиваясь, не стучат ли по камням древнего склепа сапоги сбегающихся на шум костяных воинов.

"Иван! Ау! Приём!"

Понимая, что так эта имитация чата не работает и как бы громко я ни кричал, меня всё равно не услышат, в очередной раз запаниковал. Попробовал мысленно составить вопрос, как будто печатая в его в своём сознании и как то даже не удивился, когда вспыхнув, появилась желаемая короткая фраза.

"Кто это?"

"Это я Рольф! Вань что с тобой - ты читать разучился?"

"Рольф" - он же Рудольф Васильевич Свойский, мой хороший знакомый и коллега по работе. Собственно именно он уломал меня неделю назад погонять с ним в новую игрушку - "Хроники Ортена". На рынке она появилась уже давно, а пару месяцев назад была издана русскоязычная локализации.

"Там и тебе и грандиозные сражения между игроками и осады! Всё как ты любишь!" - говорил он. "Там тебе и битвы с гигантскими боссами, и исследование почти необъятного мира, и прочие маленькие радости сетевого игрока" - не отставал от меня приятель несколько дней, с каждым словом подтачивая решимость держаться от сетевых игрищ подальше. И главное: "Отдохнешь, взбодришься немного! А то, как с Ленкой разошёлся, совсем смурной стал!"

"Я тут! Рольф хорошо, что ты..."

"О! Вань, я вижу, что ты тут, а не на рабочем месте! Ты какого хрена сотовый отключил? Дуй на работу! Твой начальник рвёт и мечет! А ты в игры играешь!"

"Рольф, я не могу..."

"Что значит, не могу!"

"Не могу - значит, не могу! - зло подумал я. - Беда у меня Рольф! Меня только что ножом пырнули и вообще я..."

"Хрена себе! Ты ментов вызвал? Ты что из больницы с ноута играешь? То-то мы, когда на квартиру к твоим родителям звонил. Мама твоя сказала, что ты давно уже собрался и ушёл на работу! Мужик держись! Скажи адрес больнички я после работы к тебе..."

Вот эта новость оказалась для меня ещё большим шоком, чем даже оживший скелет! Получается я всё таки не сплю и не валяюсь в дурке а... а может быть это очередной глюк? Почему я так безоговорочно верю болтающимся в воздухе светящимся букам?

"Иван ты чего не отвечаешь? Напиши адрес больнички!"

Говорят, что глюки всегда соглашаются со своими свихнувшимися хозяевами, что бы те им ни говорили. Набрав побольше в воздуха в лёгкие, зажмурился и мысленно напечатал.

"Не могу. Рольф, нет никакой больнички. Я нахожусь в игре. Сижу на полу в "Гробнице Графа Лурка". То есть понимаешь, я очнулся, и последнее что помню, как ложился спать! И на работу, ни на какую не уходил! Ты понимаешь?"

Если он сейчас со мной согласится, значит, я всё-таки сошёл сума! А если нет...

"Ты что, бухой?"

"Нет".

"Неужели ты это... с расширяющими сознание веществами поэкспериментировать решил? Вань - вот никогда бы не подумал. Кто угодно, но не ты..."

"Да не наркоман я! Рольф, твою мать! Меня наконец-то прорвало. - Звони в полицию, не знаю, сделай, что ни будь! Пусть ищут моё тело! Или..."

"А чёрт, моя начальница припёрлась! Короче! Постараюсь прикрыть твою задницу, а ты давай заканчивай дурить. Жду твоего звонка вечером!"

"Рольф? Рольф, чтоб тебя!!!"

С хлопком передо мной появилась маленькая, похожая на визитку бумажка, на которой было написано: "Система: Персонаж, к которому вы обращаетесь, находится вне игры".

Глядя на слегка выпуклую надпись, я в сердцах выругался и саданул кулаком по стене. Опять я остался один в тёмном подземелье. И что мне теперь делать? Одна радость, похоже я всё таки не свихнулся, раз со мной спорят мои же собственные фантазии. Или всё-таки не фантазии. И если всё вокруг не плод моего воспалённого воображения, что будет, если я здесь умру?

Иван Соколов просто престанет существовать? Или я как и в игре, через какое-то время возрожусь на ближайшем кладбище? В поломанной броне и с огромным штрафом к получаемому опыту, оставив убийце часть экипировки и снаряжения? "Хроники Ортена" игра хардкорная - неласковая к игрокам. Её разработкой занимались то ли японцы, то ли корейцы, а потом всё взяли да и выкупили американцы. Перекроили механику игры под западный вкус, кое-что добавили, кое-что убрали, оставив от азиатов только графику и шикарный игровой мир.

Наши любители "надмозгов" тоже поимели на "Ортене" свой бутерброд с икрой. Локализация длилась два года, причём занималась её какая-то безымянная фирма, после чего с заметным отставанием в глобальном игровом мире появились русскоязычные государства. Они тут же заполнились толпами некромантов, чернокнижников, разбойников и прочих рыцарей смерти предпубертатного возраста, которые, немного прокачавшись, полезли в наши светлые земли, дабы нести на острие своего меча разумное, доброе, вечное.

Впрочем к моему появлению в "Хрониках Ортена" русское комьюнити устаканилось и стало более-менее сбалансированным. Персонажи светлых и тёмных королевств выровнялись в количестве и теперь часто совместно и нахраписто теснили европейцев и азиатов. Как и во многих других играх, ориентированных на противостояние между игроками, русские выигрывали в основном за счёт слаженных действий десятка крупных топовых кланов, готовых сутками напролёт превозмогать силы иноземцев. А уже вслед за этими мастодонтами в чужое игровое пространство врывался сонм мелких гильдий, одиночек "нагибаторов" и прочих сметающих всё на своём пути бешеных Иванов.

Ещё раз, глубоко вздохнув, я попытался собрать разбегающиеся мысли. Что мне делать... что делать? Ну, конечно же! И почему не подумал об этом раньше! Нужно стучаться в службу поддержки! Я внутри их игры, вот пусть и помогают мне, а ещё лучше вытаскивают меня отсюда! Вот только как это сделать?

"Если подумав о своём здоровье можно сделать видимым его шкалу, то наверное это верно и для других элементов интерфейса!" - подумалось мне. Я попытался мысленно представить себе, как нажимаю на кнопку вызова внутриигровой справки. Именно через это меню в других играх вызывалась форма обращения в службу поддержки игроков. Вот только я никогда им не пользовался и не представлял, как оно устроено в "Хрониках".

После примерно десяти минут попыток выдумать что-нибудь толковое у меня разболелась голова, так что пришлось забросить бесплодные попытки. Нахлынуло чувство опустошения и безнадёги. Оборвалась очередная ниточка, которая, казалось бы, уже связала меня с реальным миром. Даже если и можно было как-то связаться с администрацией игры, я просто не знал, каким образом это делалось в игре. Может быть, вообще игроков перенаправляли на специализированный портал технической помощи! И тогда все мои потуги превращались в бессмысленную трату времени.

Что ещё можно сделать? У каждого игрока в сумке есть личный телепорт. Предмет, так называемый "Путевой камень", способный почти мгновенно раз в день переместить персонажа в собственный дом или в таверну, к которой была совершена привязка. Дома у меня ещё не было, но таверна, в которой я был "прописан", находилась в столице. Замечательно! Теперь осталось понять - как достать камень из сумки!

Потерев виски, зажмурился и пожелал, чтобы открылось окно инвентаря. Ничего не произошло. Попробовал сделать жест руками, как будто открываю горловину мешка и тоже безрезультатно. Наконец представил, что снимаю его с плеча. Протянул руку и пальцы сжались на твёрдой кожаной лямке, которой секунду назад просто не существовало.

- Вот ты ж... Машку за ляжку! - беззлобно выругался я, стягивая со спины маленький но увесистый мешочек.

Не знаю уж, что со мной случилось и как я оказался внутри "Хроник", но несмотря на общий реализм происходящего, вокруг меня оставалось огромное количество игровых условностей. Можно было подобрать камушек, бывший ранее не более чем неподвижным элементом окружения. Пересыпать из ладони в ладонь пригоршню песка, взяв его с того, что совсем недавно было обычной рисованной текстурой пола или с помощью угля написать на стене матерное слово из трёх букв. Скелетам так сказать, на память.

Между тем, что-то всё равно оставалось игрой. Внутренности заплечной сумки были забиты ровными рядами плиточек-иконок с искусно нарисованными на них картинками. Я погрузил между ними руку и попытался зачерпнуть ладонью несколько штук. Однако они тут же ссыпались с неё, оставив одну единственную с нарисованным на ней куском сырого мяса, под которым я легко прочитал микроскопическую надпись: "Лежалое мясо волка".

Пробежавшись взглядом по рядам цветастых картинок и найдя нужный мне "Путевой камень", я аккуратно вытащил его из мешка. Раздался тихий хруст, и иконка со спасительным телепортом рассыпалась на моей ладони кучкой бесполезной пыли.

"Вот те раз..."

Пожелав здоровья и счастья создателям игры, я вновь полез в сумку, ухватил первый попавшийся предмет. В этот раз плитка не рассыпалась, и ничего не захрустело. Как произошло превращение - не заметил, но в моей руке оказалось длинное, почти полутораметровое "Простейшее паровое ружьё" .

Я чуть было не подпрыгнул от тихого шороха, похожего на тот, что издаёт крупная ползущая по песку змея. Довелось мне пару раз рисовать наброски в серпентарии этих ползучих бестий, наслушался там таких звуков.

Отложив в сторону ружьё и нащупав ладонью рукоять двуручного меча, я начал медленно подниматься, настороженно осматривая комнату и тёмный коридор за ней, но поняв, откуда исходит звук - расслабленно выдохнул. Забитый мною монстр-скелет, отлежав положенное ему игрой время, начал медленно осыпаться на пол горкой безобидного праха.

Подобрав ружьё и достав из сумки стопку плиток, с нарисованными на них тёмно-серыми шариками, я какое-то время хмуро смотрел, как материализовавшиеся свинцовые пульки градом сыпались с моей ладони на каменные плиты пола. Они падали на камень, весело стучали по нему и, разбегались в разные стороны, проваливаясь в выемки и застревая в щелях.

Оттянув затвор, я вложил на полочку несколько оставшихся у меня в руке шариков, с лязгом закрыв приёмник, и зло усмехнулся. Если открутить этот вентиль, то можно подать пар под давлением в баллон накопителя, связанного с поршнем. И стоит ему наполниться - можно будет стрелять. Откуда я об этом узнал? А бог его знает!

Существование подобного оружия в настоящем мире попросту невозможно. Вообще паладин как класс, пользоваться стрелковым оружием вроде как не умел. Делал я эту побрякушку исключительно в целях поднятия "Инженерного дела", а результат рассчитывал загнать по дешёвке, какому-нибудь начинающему снайперу или рейнджеру. Сам я его не мог даже экипировать, не говоря уже о том, чтобы стрелять из него, но других вариантов чертежей для прокачки выбранной наобум профессии у меня просто не было. А для того, чтобы создавать схемы первых частей инженерной экипировки, требовалось всего несколько единиц навыка...

- Господи! Какая же у меня каша в голове! - пробормотал я поднимаясь на ноги. - Разве о такой хрени должен думать человек в моём положении?

Естественно мне никто не ответил. Взяв оружие наизготовку и прицелился в валявшийся в дальнем углу комнаты череп какого-то гоблиноида, с массивными растрескавшимися клыками на отвалившейся нижней челюсти. До него было метров пятнадцать, и не было никаких сомнений, что нажми я сейчас на спусковой крючок, пуля несомненно попадёт прямо в пробитую лобовую кость этого нелицеприятного элемента декоративного оформления древнего подземелья.

"А оно не взорвётся у меня в руках?" мелькнула шальная мысль, заставив меня вспомнить старую фотографию ещё девятнадцатого века с развороченным паровым котлом старинного французского локомотива. Перспектива показалась мне не из приятных, а если учитывать что для создания этого ружья нужны были некие эссенции воды и огня, бабахнуть могло неслабо. Я слабо представлял себе, что это такое, но рисковать здоровьем ради сомнительных экспериментов, мне сейчас ой как не хотелось.

Стравив давление в "котле" и спустив с помощью клапана накопителя пар, от чего ружьё с шипением исторгло из себя тугую белую струю раскалённого газа, я спрятал оружие в свой вещмешок. Было забавно наблюдать, как почти полутораметровая палка полностью исчезает в горловине небольшой заплечной сумки, в габариты которой с трудом бы вписалась даже пачка писчей бумаги.

- Входит и выходит, замечательно выходит! - произнёс я голосом грустного ослика ИА из детского мультфильма.

Сколько бы раз я ни проделывал это издевательство над законами физики, всё никак не мог нащупать тот момент, когда вполне материальное ружьё превращалось в небольшую квадратную плиточку, со скруглёнными углами. А стоило мне её отпустить, как она, упав на самое дно рюкзака, снова раздвинула другие плитки и замерла. Ну, точь-в-точь как иконки в инвентаре..

"Так что мне теперь делать?" - после неудачи со службой помощи и полным обломом с "Путевым камнем" этот вопрос опять встал ребром. Ответ был только один - нужно в первую очередь выбираться из этого подземелья. А для этого - неплохо было бы всё-таки разобраться с тем, что я теперь такое. Ведь если я персонаж и у меня есть индикаторы здоровья и маны - значит должно быть какое-нибудь окно со статистиками или интерфейс управления героем... ну хоть что-нибудь!

Несколько раз глубоко вздохнув, я постарался расслабиться и представить себе своего Вальдера. Воображение работало безотказно, вот только никакого игрового меню появляться не желало. Я даже зажмурился от напряжения и чуть было не закричал от радости когда в слегка красноватой темноте, в окружении витых готических рамок и узоров, передо мной появилась кукла моего паладина с нацепленной на него разномастной бронёй.

Как бывает обычно в играх, руку к которым приложили вездесущие азиаты, выглядел я словно самый настоящий попугай. Нет, дизайн у игры был по настоящему великолепен, чувствовалось, что у создателей было всё в порядке со вкусом и чувством прекрасного. Вот только вся эта красота относилась в первую очередь к монстрам, неигровым персонажам - НИП или в классической английской аббревиатуре "NPC" и высокоуровневым героям.

В то время как в играх, разработанных американскими корпорациями, недавно созданный персонаж первое время был похож на бомжа. Игрока вынуждали некоторое время красоваться в более-менее однотонной рванине, чтобы будущий победитель драконов долго и упорно собирал всё новые и новые вещи, с завистью поглядывая на высокоуровневых красавцев.

У азиатов был другой, не менее эффективный подход. В "Хрониках Ортена" внешний вид низкоуровневых вещичек был очень даже презентабельным и портился только при износе. Вот только, о какой бы то ни было единообразности фасона или цветовой гаммы не могло быть и речи.

Все четырнадцать слотов персонажа, отведённых разработчиками под одежду, были забиты чем придётся. В основном тем, что было найдено мной во время неспешной и не особо вдумчивой недельной прокачки.

Плетёные кожаные мокасины, выбранные исключительно за то, что на них имелась сила, и по уровню защиты они на голову превосходили те сапоги, что я носил с момента появления в игре. Плотные кожаные штаны глубокого зелёного цвета, явно перекрашенные предыдущим владельцем. Красная, "вырви глаз" рубаха, поверх которой красовался обитый серой тканью, с пришитыми небольшими металлическими пластинами ватник. Разномастные наручи и перчатки, которые в этой игре не были парными предметами.

А ещё у меня был наплечник. Один, правый и очень хороший. Сделанный из лёгкого дерева, покрытого голубым паучьим шёлком и считавшийся тканным доспехом - то есть одеждой, предназначенной в первую очередь для разномастных колдунов и магов. Щедро снабжённый тремя единицами интеллекта и мудрости - статов полезных для меня, но не очень нужных на стартовом этапе игры. Нацепил его на себя только потому, что ничего более подходящего мне не попадалось, а потому этот "эполет" теперь гармонично дополнял мой образ вышедшего на тропу войны деревенского дурачка.

А ещё вчера в руках у меня красовался огромный железный брусок. Почти трёхметровой длины двуручник, то ли в шутку то ли от большого ума локализаторов названный: "Великим мечом городского отребья". С этим недоразумением, отчаянно старавшимся казаться настоящим цвайхандером, я протаскался более двух дней и наконец, перед самым отключением серверов он благополучно отправился на самое дно вещмешка.

Новое оружие, "Двуручный меч графской стражи", хоть и обладал меньшим радиусом атаки, но был быстрее, легче и наносил при ударе намного больше урона. Нашёл я его в одном из скелетиков, среди многочисленных позвонков, обломков рёбер и костной трухи, остатки которой если присмотреться, покрывали всю его рукоять, оплетенную старой, потрескавшейся кожей.

Итак, паладин Вальдер Вебер из ордена Элинии Меченосной. Шестой уровень. Тысяча семьсот сорок пять единиц жизни, ноль маны из ста. Модификаторы прироста безумия - два, спокойствия - единица.

Перечитав ещё раз название своего рыцарского ордена, выбор подобной организации был обязателен для всех паладинов, на секунду остановил мысленный взор на этой строке. Она моргнула и передо мной развернулось небольшое окошко:

"Паладин ордена Элении меченосной. Несмотря на своё грозное прозвище, Эления - богиня удачи, любви и дипломатии, покровительствует всем живым созданиям Эделлы и Камзански, обратившимся к свету. Также ей посвящено Королевство Дарея и её столица - Дианейра."

"В те далёкие времена, когда в Ортене боги ходили среди своих детей, Эления была юна, доверчива и беззащитна. Судьбой ей было уготовано погибнуть в дни "Первой Божественной Войны" и это бы неизбежно случилось, если бы вокруг божественной девы не сплотилась группа смертных героев, возглавляемых Эдилом, сыном Ортисея - основателя первого дарейского государства."

Когда миньоны тёмных богов ворвались в храм, вместе с немногочисленными священниками ещё не оперившейся божественной сущности их встретили острые мечи новообретенных паладинов богини. Героев было немного - жалкая сотня перед лицом бесчисленной орды собранной Эрдором и Танитосом.

Ощущая страх, впервые охвативший их покровительницу, паладины презрели собственную жизнь и поклялись умереть но защитить Элению. Эдил и его сподвижники сложили свои щиты вокруг её алтаря и с одними мечами атаковали превосходящие силы. Верой и любовью питая богиню, горстка храбрецов впала в истинное божественное безумие и смогла отбросить противников от стен храма. Погибая, герои призвали из неведомых далей древних дев битвы - валькирий, которые и поныне верой и правдой служат божественной Элении.

Позднее, когда войска светлой стороны, разметав остатки тёмного воинства, вошли в святилище, они увидели руины храма и с трудом сохранившийся, обложенный щитами опалённый алтарь, а на нём прекрасную деву, скорбящую над телом Эдила, что лежал у неё на коленях. Посмотрев на застывших в нерешительности союзных генералов, богиня поднялась, держа в одной руке меч героя и, воздев его над головой, объявила о создании Ордена "Элении меченосной".

"Фракционные особенности для класса паладин: "Божественное безумие" превалирует над "Демоническим спокойствием" как два к одному. Вы какое-то время получаете бонусы от героической стороны своей натуры, отодвигая тот момент, когда демоны заметят вашу сияющую душу и внутренние противоречия начинают разъедать вас".

"Ограничения ордена: Паладины Элении меченосной не могут носить щит в дань уважения подвигу, совершённому Эдилом, сыном Ортисея и его воинами".

Отметив для себя то, как у меня получилось вызвать подсказку, я наверное первый раз в своей жизни пожалел о том, что в отличие от многих игроков, никогда уделял особого внимания "правильной" прокачке персонажа. Мне нравилось играть от души и для души, получая удовольствие от процесса до тех пор, пока мне не надоедала игра, не трясясь над каждой дополнительной единичкой и не стараясь выжать из игры все её возможности.

Я вздрогнул, вспомнив как меня порезали ножом. Было очень и очень больно. Будь у меня сейчас с собой щит, с удовольствием бы нацепил его. Что мне стоило выбрать орден какого-нибудь Бранка - бога войны или Омелы - богини правосудия. Так нет же - позарился на увеличение урона, смазливую богиню и героическую историю. Роль решил отыгрывать, ролевик хренов!

Я перевёл внутренний взор на ту часть интерфейса персонажа, где раньше находилось окно с характеристиками. Цифры и слова сперва были мутными и расплывчатыми, но быстро обрели чёткость.

"Сила: 35".

Параметр крайне важный, потому как именно он определял успешность практически любого физического взаимодействия в игре. Она же отвечала за количество переносимого снаряжения, возможность использовать классовую и общедоступную магию, нацепив на себя какие-либо доспехи тяжелее банного халата.

"Ловкость: 15".

Во многих играх эта характеристика отвечала за меткость при стрельбе из дальнобойного оружия, силу выстрела и шанс критического удара. Правда для некоторых классов ближнего боя, вооружённых чаще всего кинжалами, или каким-нибудь другим лёгким оружием, "ловкость" была, по сути, аналогом "силы", но в "Хрониках" создатели игры прошли совершенно другим, более тернистым и затейливым путём.

Здесь этот параметр отвечал за координацию движений, точность попаданий и успешное фехтование с противником вооружённым холодным оружием. Персонаж совсем не обращавший внимания на эту характеристику, представлял собой слона попавшего в посудную лавку. В бою он вполне мог потерять оружие, промахивался десять раз из десяти, а разнообразные эликсиры и прочие мелкие предметы просто выпадали из его неуклюжих клещей, даже в то время когда он копался в собственной сумке.

"Выносливость: 22".

Пал-палыч в этой игре хоть и не считался танком - классом способным выдерживать огромный урон, привлекая к себе внимание монстров, но тем не менее, обладал вполне толстой задницей, закованной чаще всего в тяжёлую латную броню. "Выносливость" напрямую влияла на многочисленные характеристики, связанные с поглощением повреждений, усиливала способность избегать серьёзных ранений, а так же влияла на то, как долго персонаж может бежать по дороге или по пересечённой местности.

От этой же характеристики зависело и количество здоровья. Одна её единица приравнивалась к десяти очкам жизни, прибавлявшимся к базовому значению, полученному при генерации. Также присутствовал ещё вторичный, очень тяжело изменяемый параметр "телосложение", задававшийся системой автоматически при изменении внешнего вида куклы при генерации персонажа и напрямую завязанный на "умственной деятельности" и "реакции".

"Мудрость: 49".

Характеристика, отвечающая за сопротивление разного рода магическим воздействиям, а также за наблюдательность, способность узнавать слабые точки противника и прочая, прочая, прочая. Мудрость вообще росла у паладина пассивно, прибавляя к своим вроде бы невысоким значениям базовый уровень силы вплоть до двадцатого уровня персонажа. Вот так разработчики прозрачно намекали паладинам: "Чем сильнее, тем мудрее!" ну или "Поделись своей мудростью - дай кому-нибудь в глаз!"

"Интеллект: 20".

Параметр, отвечающий за магию во всех её проявлениях, количество маны у тех персонажей, у которых она имела цифровое значение. Интеллект влияет на получаемый от всех действий персонажа опыт, а так же на то, насколько понятным для неигровых персонажей является та белиберда, которую несёт игрок в микрофон при общении с ними.

Сам я был ещё на тех уровнях, когда бонусы и штрафы от этой характеристики несильно влияли на игру. Неписи прекрасно понимали то, что я хотел им сказать, а дополнительный опыт был настолько куцым, что почти никак не влиял на прокачку. С магией дела обстояли куда как "забавнее".

Во-первых, классовая магия, доступная паладину, зависела не от его интеллекта, а от уровня набранного мной "Демонического спокойствия", мана напротив, пополнялась из "Божественного безумия". Как на всё это дело влиял "интеллект", оставалось для меня большой загадкой. Ответ конечно, нужно было искать на форумах и специализированных сайтах. Умные люди, уверен, давно всё посчитали и сто раз обмозговав, выложили формулы зависимости. Но мне за проведённую в игре неделю всё как то было не до того, а внутри игровые всплывающие подсказки только путали, призрачно намекая на то, что: "Характеристика де полезная, чем больше, тем лучше хотя бы потому, что характеристик мало не бывает!"

А во-вторых, общедоступной магией мог пользоваться и внутригровой имбицил, персонаж, с трудом произносящий нечленораздельные звуки, в то время как управляющий им человек цитирует монолог Гамлета в оригинале.

"Харизма: 17".

Кровища и свисающие с ушей потроха поверженных врагов не добавляют привлекательности герою в глазах женской части неигровых персонажей. Рачительные хозяйки, конечно, не гнали меня с порога своих домов, стоило мне заглянуть в прихожую в поисках новых заданий, но и не тащили за стол, непрозрачно намекая на то, что в дальнейшем не прочь "расширить и углубить" знакомство.

Характеристика эта сугубо ролевая, хотя как мне рассказывали, обладающий высокими значениями харизмы лидер группы или рейда, давал своим подчинённым немалые бонусы. А различные неигровые персонажи не только с радостью делились секретными и скрытыми заданиями, но и готовы были простить харизматичному приключенцу проваленные, необязательные или особо нудные звенья квестовых цепочек.

Последней, в недлинном списке имеющихся у меня навыков и вторичных характеристик, до которых мне сейчас не было никакого дела, шла "Удача". Тёмная лошадка, якобы влияющая почти на все аспекты игры, но в подсказках не имеющая точных определений или процентных значений. Удача никак не относилась к шансу нанести критический удар, потому как он определялся тем - как ты бьёшь и куда наносишь удар. Не помогала уклониться от чужой атаки или создать уникальный предмет. Она просто была, и в неё можно было вкладывать драгоценные очки характеристик, надеясь непонятно на что.

Надо ли говорить, что её почти никто не качал? Были, конечно, попытки сделать "удачливого ублюдка" - персонажа со вкаченной до предела характеристикой. Но обычно они утыкались в то, что где-то на тридцатом уровне, прогресс у такого героя замедлялся, а к сороковому и вовсе останавливался. Всё упиралось в невозможность даже попасть оружием, или магией по монстру своего уровня, нормально объясниться с неигровым персонажем или покопаться в вещмешке, не просыпав его содержимое себе под ноги.

Клановая помощь так же буксовала. Срабатывала игромеханическая защита от жульничества. Опыт практически не шёл персонажу, не предпринимающему активных действий в бою, а изображавшему из себя прикреплённую к паровозу тележку, пытаясь разжиться уровнями за счёт других игроков.

Бесполезная во всех смыслах характеристика служила поводом для непрекращающихся споров в сети, многочисленных петиций к разработчикам, упорно не желавшим удалять "удачу" из игры, теоретических построений и ругани от вложивших в неё очки новичков.

Защитники говорили, что это задел на будущее и что в обновлениях непременно появится, что-то такое, что перевернёт весь мир "Хроник". Противники утверждали, что это либо артефакт. оставшийся со времён бета теста или производная криворуких индусских программистов. Костыль, удалить который из игры просто невозможно не порушив её механику. Форумные баталии кипели с непрекращающимся ожесточением, а разработчики хранили молчание, лишь иногда отвечая на прямые вопросы в духе: "Не волнуйтесь, всё в порядке, приятной игры!"

Я открыл глаза, и со вздохом привалился спиной к стене. Мозг, на время занятый делом, разгрузился и мысли вновь понеслись по кругу. Если утром я якобы собрался и ушёл на работу, но там не появился, то есть огромный шанс того, что вечером я или кто там прикидывается мной, как ни в чём не бывало, вернётся домой и сядет погонять в "Хроники". В лучшем для меня варианте, когда это произойдёт, меня автоматом вышибет из этого мира... как при попытке зайти за уже играющий аккаунт с другого компьютера. И надеюсь, что тогда я не исчезну, а вернусь в своё реальное тело...

А если ничего такого не произойдёт, то Рольф всё равно вечером будет в игре. Попрошу его позвонить себе на домашний, если уж сотовый не отвечает... хотя я вроде его не отключал. Вот если тогда я сниму трубку. Вот тогда... Я задумался - что же будет "тогда"? И вдруг обомлел.

Быстро закрыл глаза, задумался, затребовав меню персонажа, и когда оно появилось перед моим внутренним взором, тупо уставился на самую нижнюю строчку характеристик.

"Удача: 316".

Что за! Откуда! Я не вкладывал в этот параметр ни единого очка, а потому он не должен превышать базовых семнадцати единиц, доступных моей расе при старте игры. Здесь же, какое-то астрономическое значение. Учитывая, что за каждый уровень даётся всего шесть очков, которые нужно распределить по семи пунктам. А вещей с удачей в природе не существует... Я должен был бы иметь пятидесятый уровень, чтобы добиться таких цифр в одной единственной характеристике, полностью наплевав на все остальные, за исключением уже распределённых тридцати шести очков. Все остальные мои параметры - от надетых на меня вещей. Вполне средние значения для такого как я и пыль под ногами персонажей взявших сотый уровень и более, а тем более открывших для себя путь парагона.

Ошарашенный открытием я так и сидел с закрытыми глазами, а потому пропустил момент, когда из арки, ведущей в коридор полный переходов, лесенок, потайных дверей и секретов, выглянул выбеленный временем череп.

- Су... - зарычал я от боли, когда зазубренная стрела, свистнув в воздухе, с противным чавканьем впилась мне в левое плечо.


Оценка: 4.45*48  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список