Шапочкин Александр Игоревич: другие произведения.

Хроники Игрока. Воин пропавшей богини.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.39*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    ЛитРПГ

    Выложена Глава 2

    Эта книга находится в процессе написания!!!

    Закончились долгие месяцы заточения в таинственном замке Оушен. Вальдер Однокрылый обрёл свободу и рука героя вновь легла на рукоять древнего меча. Новорожденный мир более не тянет его за нити судьбы. В землях Империи остались верные друзья, в небесах кружат таинственные планары, а враги уже плетут новые козни. И где-то далеко в неведомых землях верит в него и ждёт богиня Эления.

    "Хроники Игрока: Воин пропавшей богини" - вторая книга из цикла "Хроники Игрока" повествующая о приключениях Ивана Соколова в мире, бывшем когда-то онлайновой игрой.

    "Хроники Игрока: Воин пропавшей богини" на Лит-Эре

    "Хроники Игрока: Воин пропавшей богини" на Фан-буке


Пролог

Не расслабляться. Ни в коем случае не расслабляться! Потому что если сейчас сбить темп, то я уже не нагоню эту гадину. Перепрыгнув через поваленное дерево, я одним махом взлетел на склон каменистого холма и сорвав с плеча паровое ружьё прильнул к оптическому прицелу. Улепетывающая от меня со всех ног гарилообразное создание в разорванном женском платье споткнулось о какой-то камень и перекувыркнувшись через голову растянулось на земле. С тихим шелестом спущенного поршня и глухим чавкающим звуком оружие исторгло из себя шарик пули.

"Вы нанесли Обращенной ведьме Гаэне Банте 8 571 единиц физического урона дистанционной атакой. Броня Гаены Бранты абсорбирует 16% нанесённого урона. Вы наносите Гаене Бранте 7 200 единиц повреждений. Сломана левая нога".

Промазать с такого расстояния я не мог, а рассматривать, что там случилось, с превратившейся в монстра солдатской вдовой у меня не было времени. Закинув ружье за спину и в очередной раз, убедившись, что оружие, созданное ещё до нашего провала в этот мир, всё так же подчиняется бывшим игровым правилам, я продолжил погоню. На какое-то время, заметно потерявшую в скорости и хромавшую на ногу с перебитым пулей коленом ведьму скрыли деревья, но я точно знал, что теперь-то она от меня никуда не денется.

В лесу, в который раз прозвучал охотничий рожок Кривоноса. Повелитель зверей знал своё дело, искусно отсекая ведьму сворой своих огромных зверюг от опушки. Если бы не он, эта горилла уже давно скрылась бы в дремучей чащобе, где у нее, скорее всего, имелась парочка лёжек, приготовленных на тот случай если возвращаться в деревню станет опасно. В конце концов, какая ей разница, где пожирать свою добычу, в своём уютном домике на околице деревни или в медвежьей берлоге выгнав или схарчив её бывшего хозяина. Второе даже безопаснее - нет шанса, что какой-нибудь подгулявший крестьянин заглянет к одинокой вдовушке в плотно зашторенное окошко.

Перемахнув через узкий ручеёк, я помогая себе руками вскарабкался на заросший папоротником глинистый склон и побежал по краю обрыва укорачиваясь от склонённых к журчащей воде ветвей. За те полгода, что я провёл в заточении у бывшей японской школьницы и её монструозного хахеля, не раз и не два я мечтал, скинув оковы вот так вот пробежаться по зелёной травке, чтобы свежий ветерок обдувал лицо, а над головой шумела листва, лишь немного прикрывая собой далёкое голубое небо.

Мне жителю переполненной людьми и автомобилями Москвы, всегда нравились выезды с друзьями на природу. Водочка, шашлычки, костёр и ненавязчивые песни в три-четыре аккорда, девочки и задорный смех. Что может быть лучше для офисного работника в тёплые летние деньки и без каких-либо перспектив на отпуск с поездкой к морю. И хотя в Онтене дикие леса были опасным и гиблым местом, мне в отличие от коренных жителей этого мира, были совершенно не страшны их дремучие темные дебри.

Гибкое лоснящееся чёрной шерстью тело пантеры выскочило из кустистых зарослей остролистого орешника. Поравнявшись со мной, кошка зыкнула на меня своими зелёными глазищами, что-то рыкнула и набрав скорость умчалась вперёд, туда где за перемычкой леса ковыляла среди верескового моря обречённая ведьма.

- Она тебя похвалила Мастер! - подала голос мой питомец-фамильяр, фея Люська. - Сказала, что ты не такой уж и бесполезный, как она думала.

"Фига себе похвала! - я даже обиделся на свою рыжеволосую спасительницу. - Тоже мне фифа! Щас я ей покажу, что такое терминатор и с чем его едят. Собственно уже пора..."

Вытащив на бегу колбу и отщёлкнув пальцем пробку, я залпом выпил её содержимое.

"Использовано комбинированное алхимическое усиление: "Грация оленя". Скорость передвижения увеличена на 100%, ловкость увеличена на 35%. Время действия 20 секунд".

- От винта! - рявкнул я, стрелой пролетая между стволами деревьев и нагоняя девушку-друида.

Та только удивлённо муркнула, не в силах поддерживать постоянный "Спринт", особый навык доступный её в кошачьем теле, а я уже нёсся по вересковому полю, словно быстроходный катер гоня перед собой волну лепестков.

- Рада назвала тебя "Му...ком" хозяин, - услужливо перевела скрытая под моим капюшоном фея. - Мастер, а что такое му...к?

- Я тебе потом объясню... а тёте Раде - вымою пасть с мылом! - прорычал я, используя скил "Смерть с небес" на неведомо как оказавшейся посреди поля трухлявой коряге.

Общевоинское умение, тут же подкинуло меня метров на пятнадцать в воздух, провернув несколько раз вокруг своей оси, словно заправского воздушного акробата. Уже в полёте, я привычным движением извлёк свой эспадон. Как обычно это бывает в Ортене, длиннющий почти двухметровый двуручный меч, мгновенно оказался в моих руках.

В моём родном мире пришлось бы немало повозиться, прежде достать такое оружие из расположенных за спиной ножен. И уж тем более я не смог бы проделать такой фокус изображая "человека-ядро". Но как я предполагал, здесь до сих пор срабатывало одно из непреложных правил онлайновых многопользовательских ролевых игр, которое гласило: "Всё оружие приводится в боевую готовность за равный промежуток времени!"

Хотя возможно сказывалась конструкция самих ножен. Которые, по сути, были открытым чехлом с мощной магнитной застёжкой у гарды. Лезвие не убиралось в них полностью, а покоилось в своеобразной люльке, и только остриё было надёжно укрыто деревянным колпачком.

Привычно ощутив, что выше я уже не взлечу, и сейчас неумолимая сила навыка метнёт меня вниз, после чего я непременно поцелуюсь с корягой, я уставился на ковыляющую уже в каких-то пятидесяти метрах от меня гориллу. Заранее сжав зубы, использовал "Внезапную вспышку".

"Ануне Бледная делится с вами своей силой! Установлена целистиальная подкачка. Вы ощущаете наполняющую вас прану тёмной богини".

"Внимание! Вы получили 15 единиц "порчи". Общий уровень искажения: 20 из 100"

Ух!!! Волна боли прокатилась по всему телу от головы до пят. И вроде, сколько я уж натерпелся в казематах замка Оушен, и всё равно каждый раз, когда меня касалась длань богини смерти с меня как будто разрывали заживо на кучу маленьких паладинчиков.

Уровень "могущества" одного из особых ресурсов паладина-терминатора скакнул сразу процентов на двадцать. Вторая шкала "Анализ" уже и так была заполнена до предела. Обычно она начинала расти ещё до того как я вступал в бой. Собственно именно благодаря "Анализу" я и смог подстрелить улепётывающую на таком расстоянии Гаену.

"А правильно ли я поступил, вообще связавшись с этой тёмной дамочкой?" - в очередной раз задал я себе этот непростой вопрос.

Мир моргнул и словно само мироздание сместилось относительно меня на те пять десятков метров, что разделяли меня с ведьмой. Конечно, на самом деле это я телепортировался к выбранной мною цели, возник в полуметре от неё в беззвучной вспышке замедляющих молний и с лязгом врезался наплечником в спину упорно ковыляющей ведьмы.

"Да у неё туша словно каменная! Как её пуля-то взяла?" - после столкновения меня обросило на землю, метра на два от оборотня, кувырком протащив по вересковым зарослям. Гориллообразное создание, в которое превратилась довольно приятная с виду женщина, заорало дурным голосом и попыталось развернуться в мою сторону. Куда там! Её тело били судороги, рождаемые бегающими по нему белесыми молниями. Четырехсекундное замедление всех движений, исправно сковывало мышцы чудища, мешая мозгу существа полноценно управлять телом.

Вскочив на ноги и через мгновение оказавшись возле ведьмы, я с разворота полоснул по её широкой спине эспадоном.

"Вы нанесли Обращенной ведьме Гаэне Банте 28 912 единиц физического урона рукопашной атакой. Броня Гаены Бранты абсорбирует 16% нанесённого урона. Вы наносите Гаене Бранте 24 286 единиц повреждений".

Брызнула горячая чёрная кровь с едким кислым запахом. Чудовище взревело... нет, протяжно закричало, почти по человечески, действительно страдая от болезненной раны нанесённой моим оружием. Впрочем, испытывать хоть какую-то симпатию к людоедке было превыше моих сил. Рубанув ещё разок в область шеи, и бросив быстрый взгляд на наполнившуюся шкалу могущества, я использовал "Укол Гунгнира" - страшное по своей силе и сопутствующим эффектам умение терминатора.

"Ануне Бледная делится с вами своей силой! Установлена целистиальная подкачка. Вы ощущаете наполняющую вас прану тёмной богини".

"Внимание! Вы получили 20 единиц "порчи". Общий уровень искажения: 40 из 100. Вы отравлены праной тёмной богини".

Меч, на секунду превратившийся в серебристое ажурное копьё пронзил тело ведьмы, единомоментно нанося огромное количество урона, и отбросил её огромное волосатое тело от меня метров на пять. Конечно, этого было недостаточно, чтобы завалить прижившегося в небольшой человеческой деревеньке бывшего мини-босса, но большего мне сделать уже не дали.

Чёрной молнией выскочившая из высокой травы пантера, с леденящим кровь рычанием накинулась на катающуюся по земле и жалостливо воющую ведьму. Говорят, что женская драка штука жестокая, но возбуждающая. Однако передо мной сцепились два оборотня, огромная кошка и горилла в разорванном платье, а потому я был не в состоянии оценить всю прелесть подобного зрелища.

Конечно, по хорошему стоило бы помочь друиду, но как это сделать так, чтобы не задеть свою спутницу. Уколоть чудовище в пятку? Рада дралась совершенно неправильно с точки зрения командной работы друида-оборотня. Она как заправская африканская львица набросилась всем телом на гориллу, будто это был какой-нибудь буйвол. И теперь трудно было разобрать, где сейчас в этом рычащем, визжащем, катающемся клубке была кошка, а где её жертва.

"Ладно, не меленькая. Сама справится", - решил я, отступая в сторону.

- Мастер! Твоё лекарство! - пискнула Люся, зелёным огоньком вылетев из-под капюшона.

- Да... спасибо...

Моё участие действительно более не требовалась. У пантеры всё было более-менее нормально к тому же по полю во весь опор неслись шесть питомцев Кривоноса. Уж эти точно порвут ведьму как грелку. Сам цверг-рейнджер неспешно ковылял где-то сзади, почти неразличимый в малиновых волнах цветущего вереска. Стряхнув с лезвия кровь и обтерев его обрывком ведьминого платья, я закинул эспадон в ножны и порывшись в поясной сумке выудил из неё пробирку с тремя белыми сантиметровыми шариками спрессованной амброзии. Вытряхнув один из них на ладонь, отправил его в рот, тщательно закупорив колбу пробкой.

Челюсти мгновенно связала приторная, чем-то напоминающая вкусом перезрелую хурму масса, консистенцией схожей с жевательной резинкой. С трудом подавив тошноту, я заставил себя проглотить целебную жвачку. Дыхание тут же перехватило. Какое-то время я физически ощущал комок, медленно проваливается по пищеводу в желудок, а затем, наконец-то смог сделать глубокий вздох.

"Использован алхимический абсорбент: "Слабая амброзия". Уровень искажения понижен на 38 единиц и составляет 2 из 100. Вы более не страдаете от отравления тёмной праной. Повторное употребление возможно через 24 часа".

Интересно, почему все алхимические рецепты такие отвратительные на вкус? Может если, дополнительно прокачать кулинарию, я смогу делать какие-нибудь вкусовые добавки, чтобы сгладить мерзостные ощущения? Потому что, если я еле-еле могу запихнуть "слабую амброзию" от её более сильного варианта меня просто вырвет.

Я сделал пару шагов в сторону, пропуская мимо себя громадную рыжую лису. Мне по плечо в холке. Кривонос не был особым оригиналом, а потому звали её естественно: "Алиса". Изрядно потрёпанная Рада последний раз кусанув ведьму, пнула её задними лапами, и победным рыком, кубарем откатилась в сторону, уступая место монструозным питомцам рейнджера.

Лиса, волк, вымахавший до размеров танка "т-34" домашний кот и плотоядный кролик. Какое-то жуткое змееподобное создание с двенадцатью лапами и атрофированными птичьими крылышками. И наконец, последним как всегда был "Пингвин ужаса" - объект особой гордости цверга. Вся эта воющая, рычащая, шипящая и тявкающая свора разом накинулась на полудохлую гориллу. Думаю, что если бы рейнджер не опасался того, что ведьма прикончит кого-то из его любимцев, он бы запросто справился и без нашей с друидкой помощи.

Когда Ортена для нас был просто игрой, питомец у этого "Повелителя зверей" был всего лишь один, однако обладал бессмертием. Став реальностью, этот мир перекроил на свой вкус многие навязанные ему игровые законы. Вот и у этого подкласса рейнджера исчезло ограничение на общее количество находящихся под его контролем зверюг, зато смерть для них стала необратимой.

Прихрамывая, чёрная пантера обошла орущую на разные голоса куча малу и сев рядом со мной начала вылизывать глубокую ссадину на правом плече. Протянув руку в сторону кошки-друида, я задействовал своё "Боевое исцеление". Тонкий луч света на долю секунды протянулся между мной и Радой, осыпал её шкуру золотистой пылью. Шкала здоровья, проваленная под ударами ведьмы в жёлтую зону, дрогнула и медленно поползла к стопроцентной отметке, а я поморщился от царапнувшей внутренности боли.

"...Общий уровень искажения: 7 из 100".

Кошка осуждающе глянула на меня и рыкнула.

- Она говорит, что не стоило этого делать, - приняв свою истинную форму девчушки с крыльями бабочки, размером чуть больше ладони, фея выпорхнула из-под капюшона и смело опустилась на лобастую голову пантеры.

Рада не высказав ни малейшего неудовольствия, глухо заурчала. Тоже мене - мохнатый мотор феминизма. Меня тут озноб пробирает, стоит взглянуть на сидящую рядом хищницу, а они там пошушукаться в своё удовольствие решили! Всё-таки забавная это штука - человеческая психика. Вот вроде бы знаю, что рядом со мной сидит обычная девушка. Ладно, пусть не обычная и пусть не в человеческой форме, но всё равно - боязно. Причём как по мне - реалистичная во всех отношениях пантера, в разы страшнее Кривоносового кота, хотя Базилио раза в четыре больше друидки. Интересно, каким "Вискасом" он его откармливал.

"Обращенная ведьма Гаэна Банте (мини-босс), 99 уровень, погибает"

"Получено: 145986 единиц опыта. До следующего уровня осталось: 1 871 единицы опыта".

- Вот и отмучилась старушка... - буркнул я, отряхивая плащ.

- Ну чё? Кто победил? - поигрывая подобранным где-то прутиком по проложенной кем-то из его питомцев борозде в цветочном поле, к нам подошёл цверг. - Или ничья?

Бросив на дальнего родственника дворфов презрительный взгляд, пантера на секунду отвлеклась от нашептывающей ей что-то на ухо Люси и гордо отвернулась.

- Ничья, ничья... - подмигнул я рейнджеру. - Ты свой зоопарк-то убери. А то они сейчас её сожрут, и нам нечего будет предоставить старосте.

- И то верно. Они могут, - кивнул Кривонос и сняв с пояса рожок, выдул из него протяжный почти не слышимый уху звук. - Всё ребят. Свободны! Идите лучше поохотьтесь. И чтоб народ не жрать! Все меня поняли?

Животные нехотя отступили от истерзанного клыками, когтями и клювом тела. Монструозный Базилио задрав свой полосатый хвост к небу и оглушающее урча, медленно подошёл к хозяину, облизнулся и ткнулся мордой в ему в плечо.

- Хороший, хороший... - сварливо пробормотал цверг и потрепал своего питомца за ухом.

Лиса Алиса, тут же издав завистливое тявканье, потребовала свою долю хозяйской ласки, а за ней последовали и остальные перемазанные в чёрной крови ведьмы жутковатые зверушки. Нам с Радой даже пришлось отойти в сторону, чтобы нас не растоптал слегка туповатый пингвин "Ло-Ло". Он как всегда последним понял, что его в чём-то обделяют и расставив в стороны крылья с возмущённым клокотом потопал к рейнджеру, с словно ледокол своей массивной тушей проламываясь сквозь конкурентов.

- Может быть, нам стоит завязать с охотой на монстров и давать по деревням представления? - вернувшая себе человеческое обличие Рада, поднялась с земли, совершенно не смущаясь наготы. - Назовёмся "Светляк, Гнум и дрессированные зверушки!"

- Ну что? Я принят в команду? - усмехнулся я, пытаясь равнодушно смотреть в сторону поля, как будто там было что-то интересное.

- Принят, - отмахнулась девушка, - и это... прости, что там тебя му...ком обозвала. На меня иногда что-то накатывает. Сам понимаешь...

Как не старался я не пялиться на друидку, но красивое обнажённое женское тело само притягивало взгляд. Стройные ноги, осиная талия, упругая грудь, милое личико и копна рыжих волос ну и... гхм. Всё в ней было хорошо и красиво, за исключением одного. Рада Аэна - мужик.

Точнее она была им в нашем мире. Звали его Геннадий, а фамилию я не запомнил. Он был менеджером по продажам в какой-то питерской фирме и сам в онлайновые игры, а тем более в "Хроники" никогда не играл.

Однако однажды утром, дядя Гена просто проснулся в Ортене, обнаружив себя в женском теле. Как, почему, что, зачем - ответов на эти вопросы он так и не нашёл. Единственное, что связывало его с игрой - зарегистрированный на его имя аккаунт и кредитная карта, с которой каждый месяц списывалась оплата за онлайновые развлечения сожительницы.

Уже в первые месяцы новой жизни, парень с ужасом обнаружил, как стремительно меняются привычки и психика. Новое тело радовало его чисто женскими проблемами, о которых он ранее имел чрезвычайно смутное представление. А сам Гена потихоньку действительно становился Радой - девушкой-друидом, в которой постоянно боролись женское и мужское начало.

К тому моменту как мы с ней встретились, и Рада спасла меня из рук сумасшедшей дочери самурая и гейши, он или точнее уже она, окончательно превратилась в яростную, воинствующую феминистку. Друидку, готовую глотки грызть за равные права для всех без исключения женщин континента Эделла, обзаведшуюся чисто женскими привычками и слабостями, но при это яростно отвергающую своё новое тело. Например, таким вот экстравагантным образом как полное отсутствие женского стыда.

- Ты бы оделась, что ли, - крякнул я, всё-таки заставив себя опять отвернуться.

Моё мужское естество с трудом подчинялось мозгу, вопящему: "Перед тобой мужик! Окстись безумное!" Однако подобного было трудно требовать от нормального взрослого мужчины, более полугода лишённого женского внимания, да к тому же вынужденного длительное время наблюдать за тем, что творила эльфийка Касуми со своим мужем Аугустиеном. Был у них такой своеобразный ритуал, который они всегда исполняли на моих глазах прямо в пыточной камере, в то время как молчаливые зомби, бывшие когда-то гордыми воздушными пиратами, сдирали с меня кожу...

Меня передёрнуло...

- Да я щас обратно в кошку уже... - отмахнулась Рада. - Не парься.

- Тебе что статы не нужны? - привёл я контраргумент. - А если на нас кто по дороге нападёт? Какой прок с твоей киски... с твоей кошки будет?

Одежда друида не морфировалась как в игре в тело существа, а просто ниспадала с него, либо убиралась в рукзак.

- Уговорил чёрт языкастый, - Рада материализовала свой вещмешок, и что-то бурча себе под нос, по одной начала набрасывать на себя разные тряпки в основном для верхней части тела.

- Ма-а-а-астер! А кто такой импотент? - вспорхнула на моё плечо фея.

- Да чтоб вас всех...

- Чего? - не поняла наивная букашка.

- А ни чего, - устало произнёс я, - живо лезь под капюшон!

Кривонос, уже разогнавший питомцев, кого в поле кого в лес и рядком разложивший положенные нам мирозданием награды, кряхтя отрезал чудом сохранившуюся голову ведьмы.

* * *

Отвалившись на лавке, цверг раздражённо саданул кулаком по столу. Вот уж кто в действительности был сейчас совершенно беззащитным, так это наш рейнджер без своих резвящихся в ближайшем лесу животных. Тем не мене стоило карлику грозным взглядом зыкнуть на завсегдатаев таверны, как они притихли, более не возмущаясь наглым поведением пришлых.

- Двадцать Тарнатисских золотых. Не, ну ты представляешь! - бушевал Кривонос. - Нет, чтобы хотя бы дарейским золотом расплатиться! Жадные уб...

Рада ловко ткнула локотком чёрнокожего карлика под ребро, и он тут же заткнулся. Упоминать, что либо связанное с Тёмным Королевством Тарнатис, на территории отколовшегося от него вольного графства - было небезопасно. А тем более ругать местные власти. Особенно для нас - бессмертных. Всегда можно было нарваться на сбрендившего патриота. И здесь уже не играло разницы то, откуда ты прибыл из Дареи или Тарнатиса.

- На жизнь хватить и ладно! - прошипела Рада. - Мы же уже всё решили! Идём в Империю с Вальдером!

- Я хочу свой хлеб с маслом! Вкусно есть, сладко пить и спать не в одиночку! - почти взвыл цверг, которого друидка продолжала буравить острым локотком. - Да мы на реагенты палу потратили больше, чем получили за ведьму!

- У тебя каждый день роял-бургер как из Макдака! Раз двадцать за сутки! Вон мамон какой отъел! - прошипела Рада. - Зато наш светлячок больше не помирает от тёмной заразы. Да и на охоте показал себя молодцом!

- Это всё фаст-фуд и суррогат! - искренне возмутился цверг. - Хочу французскую булку с вологодским маслом! Эй мелкая! Ты чего...

Оставленная без нашего внимания Люська, привлечённая запахом цветов акунии с плеском кувырнулась в его глиняный кубок до краёв наполненный сладким вином. Всплыла начинающая алкоголичка уже совсем никакая. Полностью игнорируя возмущение карлика, раскрасневшаяся фея, блаженно улыбаясь, бросила на меня такой откровенный взгляд, от которого, не будь она размером с ладошку, меня бы пробил холодный пот.

- Будь это суп, я бы сказал, что у меня муха в тарелке, - буркнул Кривонос, пододвигая ко мне чашу с радостно плещущейся в ней пьяненькой Люсьендой. - И набил бы трактирщику морду...

- Федь, это ты ему лицо бить собрался? - хмыкнула Рада, кивнув головой в сторону могучего орка со скучающим видом протирающего пивные кружки за барной стойкой. - Ну вперёд! Ночь длинная, воскреснуть успеешь.

- Да я чисто гипотетически! - сразу пошёл на попятную цверг. - О! А вот и кабанчик!

- Ваш заказ господа! - пухлая улыбчивая официантка поставила перед нами огромное блюдо с запеченным в яблоках поросёнком. - От нашего шеф-повара для наших спасителей!

Сделав неумелый книксен, женщина отправилась отобрано на кухню, ловко шлёпнув по руке крестьянина попытавшегося ухватить её за зад. Подхватив с блюда огромный разделочный нож, цверг шипя от брызгающего на пальцы горячего жира, ловко отнял у хрюшки заднюю ногу и тут же впился в неё своими крепкими зубами.

- Вань, расскажи, что ль как там всё дальше-то было, - попросила друидка, аккуратно перенеся на свою тарелку исходящий ароматным паром, небольшой кусок мяса, - Как ты сума-то у этой хентайной барышни не сошёл? У меня бы крыша на второй день поехала!

- Не спятил, я из-за вот этой пьянчужки... - ласково погладив пальцем фею по розововолосой головке, я на секунду замолчал, а затем, тяжело вздохнув, начал рассказ.

Глава 1

- К-Касуми? - прохрипел я.

- Дила тибя лэди Таэлия смерд! - взорвался букинир, но тут же замолчал остановленный повелительным жестом эльфы.

- Давно не виделись Ваня, - промурлыкала японка, отступая на шаг. - Где был? Что делал?

- Не знаю... - честно ответил я, чувствуя, как дрогнули удерживающие меня кандалы. - Не помню!

Я с усилием повернул голову. Расплывчатая, едва видимая фигура пирата медленно вращала поворотный механизм, к которому через серию блоков тянулись удерживающие меня цепи. Звенья застрекотали о вбитые в стену кольца, и моё тело медленно поползло вверх по стене.

- Не знаешь? - в голосе девушки промелькнули непонятные нотки и она расхохоталась. - Ты бросил меня Иван. А я ведь тебе так верила... Надеялась, ждала, что ты придёшь и спасёшь меня!

Касуми картинно заломила руки и на лице её расплылась неприятная улыбка.

- Ты хоть представляешь, что мне пришлось пережить? - она подошла почти и протянув руку погладила меня по щеке. - Сколько тебе заплатили?

- О чём ты... - еле выдохнул я, не в силах нормально ни вздохнуть ни выдохнуть, - я не понимаю.

- Ах, ты не понимаешь? - рука соскользнула с подбородка и проскользив по обнажённой груди мягко коснулась живота. - Вот и я не понимала, за что ты так со мной поступил...

- Я...

- Ты, ты, - обманчиво мягкий голос японки резко оборвался, и в нём зазвучала сталь. - Вы двое! Влейте в него вот это!

Сильные руки обхватили мою голову. Пальцы впились в челюстной угол, заставляя открыться рот. Выбив неаккуратным движением передние зубы, в него вставили горлышко бутылки, и в глотку потекла горькая настойка целебного зелья. Шкала жизни медленно поползла вверх.

- Вот и хорошо. Пей. Здоровье тебе пригодится... Знаешь, Ваня. А мне порой сниться родина...

Я ничего не ответил, судорожно кашляя и отплёвывая куски раздроблённых зубов. Зелье действовало только на плоть и кости, но было не в состоянии отрастить, что либо, уже потерянное.

- Ладно... Отрежете ему язык. Не хочу слышать этот омерзительный голос. Меня от него тошнит!

- Над бъ его полодзить! - сказал один из пиратов.

- Ну, так сделайте.

Было больно. Очень больно! Когда изо рта у меня, наконец, вынули истекающий кровью кусок плоти, ткнув туда раскалённым добела куском железа, я орал так, как никогда в жизни. Чуть было не захлебнулся, когда в глотку вновь заилили исцеляющее снадобье и только хрипел, вновь оказавшись подвешенным на стене.

- А теперь все вон! - рявкнула японка, повелительным жестом махнув в сторону двери, - и чтобы я вас не видела, пока не позову.

Послушные букиниры кланяясь, словно китайские болванчики, быстро вышли из каземата, с клацаньем затворив за собой массивную решетчатую дверь.

- А я ведь тебя обманула, - повернулась ко мне Касуми, когда эхо шагов воздушных пиратов стихло в гулком коридоре подземелья. - Не доверяла тебе полностью и правильно делала. Но это ничего, сейчас мы с тобой немножко поиграем...

Глаза её очень нехорошо блестели, дыхание участилось, а лицо раскраснелась. Бедро кольнуло остриё ножа, и разрезая ткань штаны и кожу ноги пошло вниз.

- А эээ... - промычал я, чувствуя, как рука эльфы ухватила меня за обнажившиеся гениталии...

* * *

Шёл незнамо, какой по счёту день моего заключения. Словно сломанная марионетка в коллекции Карабаса Барабаса, я болтался на специально сколоченной для меня раме. Может быть, прошла неделя, с тех пор как я оказался заточённым в этом месте, а может быть год. Я уже давно потерял всякий счёт времени. Магия не работала, мана была постоянно на нуле и ни одна способность не хотела активироваться.

На грани безумия, я развлекал себя тем, что мерно покачиваясь на сковывающих меня цепях, вспоминая далёкую Россию, Москву, Красную Площадь, Арбат. Славные посиделки с друзьями и зелёное кружево бульварного кольца.

Каждый день мне мнилось, что вот сейчас в замок ворвутся дарейские десантники и уже немного, совсем чуть-чуть осталось потерпеть до того момента как меня освободят. Придут Дариуш и Рамзан, и наверное Марина, хотя мне очень не хотелось показываться ей в таком виде. Я даже придумывал разные способы, как дать им понять, чтобы они добили меня, и я мог возродиться...

У меня не было рук, они уже давно по локоть были отсечены по приказу Касуми, как и стопы, отрубленные ещё во второй день моих мучений. Уши, нос, губы, щёки - всего этого меня собственноручно лишила эльфа когда я только попал в её руки. Как и части половых органов не сделав, однако, меня кастратом. Что было ещё более мучительным. Раны либо прижигались, либо заливались какой-то исцеляющей алхимией. Так чтобы я случайно не помер.

Отрезая очередной кусок от моего тела, она в подробностях рассказывала: что и как с ней делали её похитители, кем она была на самом деле и как обманывала меня, выдавая себя за низкоуровневую простушку. Говорила она и о том, как спас её Аугусьтиен, уничтожив похитителей, а затем, разглядев в ней выдающуюся личность, взял её в жёны. Естественно после того как рассказал ей всю "правду".

На самом деле звали ей и её персонажа - Айя Ханадхаки. И не было никаго парня Такеру-Такеши-Такеры. Айя была дочерью очень богатого токийского бизнесмена и в придачу хикикомори - что на русский можно было перевести как "затворник". То была странная асоциальная "болезнь" инфантильной японской молодёжи, целенаправленно изолирующей себя от общества и часто связанная с навязчивым увлечением каким либо элементом массовой поп-культуры.

Девушка была заядлым сетевым игроком и в "Хрониках" играла за ниндзя, точнее уже его развитие - "куноичи", являющуюся одним из путёй парагона доступным для персонажей женского пола. И не было никакого заброшенного храма, который перенёс её невесть куда.

Смеясь над моей глупостью, Айя рассказывала мне, что на самом деле проникла в наши земли, с помощью блуждающего портала. Замаскировавшись под низкоуровневого игрока с помощью классовой способности "Невинная Овечка". И естественно не просто так, а с разведывательным фракционным заданием ныне не существующей Нихонской Империи.

После провала в Ортен, её "маскировка" оказалась ну слишком уж хороша. Она действительно сделала девушку персонажем низкого уровня и наделила некоторыми способностями случайно выбранного класса. Айя собственно и не знала, как их использовать, покуда я ей об этом не рассказал. К тому же она запаниковала, когда на неё набросилась какая-то мелкая злобная тварь и ранила её. А потом были гоблины, камзанский орк и робкая надежда на то - что всё это просто безумное телешоу, в которое её запихнули либо с подачи папаши, либо наоборот, чтобы дискредитировать его.

Очнувшись в покатуше вместе с другими похищенными девушками, она наконец-то сбросила маску "Касуми Синобу" и попыталась сопротивляться. Отвлекала конвоиров, всячески тормозя движение, и даже убила сопровождающего воина, метнув ему в рот одной из своих способностей спрятанную в одежде отравленную иглу. Когда клетка разбилась, Айя попыталась бежать, но её быстро догнали, а потом...

Над ней надругались возле оврага, в котором несколькими часами позже мы и нашли её тело, затем запихнули, какой-то металлический шар в рот и вырезав печень. Всё это время начиная с того самого момента когда она проснулась в таверне от сильного запаха гари, девушка отчаянно спамила мне в личный чат сообщения. Я не отвечал, а надписи на кожаных карточках, возникающих перед ней из воздуха, были на русском языке, и прочитать их Айя просто не могла. И это проложило первую трещину в наших более-менее доверительных отношениях.

Воскресла она в лагере напавших на Крёнингсубрговку игроков. Они разбили его прямо рядом с заброшенным лесным кладбищем. Её связали и снова посадили в клетку, а затем вдруг поднялась суета, лагерь быстро свернули и караван пошёл в сторону заброшенного города цвергов. Несколько долгих дней девушка ещё верила, что я приду и спасу её, а затем появился Аугусьтиен...

Он просто возник внезапно посреди лагеря и играючи испепелил всех похитителей. Этот человек был мил и обходителен. Мановением руки, освободив и переправив куда-то всех её запуганных спутниц, он окружил эльфу вниманием и заботой. Она и сама уже не помнила, как оказалась гостьей в его замке, а дальше были долгие разговоры при свечах, первые поцелуи и шикарная свадьба.

Не знаю, зачем Айя понадобилась хозяину этого места, но девочку самым незатейливым образом обманули, и она с готовностью приняла эту лож. Аугусьтиен ловко пользуясь гордостью и надменностью обиженной на весь мир дочери японского бизнесмена, быстро настроил её против меня, а затем и вовсе заставил возненавидеть. Он убедил её в том, что я продал её похитителям и бросил в горящей таверне. Судя по всему, моё имя он узнал от неё же, ну и вдобавок пообещал вконец очарованной его сладкими речами девушке подарить ей мою голову в качестве запоздалого свадебного подарка.

Кто знает, сколько правды, а сколько лжи было в нашем с Аугусьтиеном разговоре, да и происходил ли он на самом деле. Или то было просто плодом моего воображения попавшего под воздействие его магии. Однако можно было сказать с определённой уверенностью - что наша с ним встреча была не случайной. Меня действительно как будто кто-то привёл к нему за руку.

Очередной раз дёрнувшись, отчего тело закачалось на цепях, я во всю мощь изуродованной калёным железом глотки завыл мотив: "Врагу не сдаётся наш гордый Варяг!" Один в своей камере, только что, вытерпев очередную мучительную пытку, покрытый молодой розовой кожей я мог чудить в своё удовольствие. Я был самым долгоживущим пленником в этих застенках. У меня появлялись и исчезали соседи. Много раз слышал разноголосые крики и вопли ужаса и много раз видел округлившиеся глаза пленников, когда меня горло и с лёгкой сумасшедшинкой распевающего гимн Советского Союза в очередной раз вывозили на моей раме на экзекуцию.

По-моему, рассудок держался во мне только от осознания того, что я единственный нормальный человек в этом месте. Хотя возможно это как раз и были первые признаки помешательства. Букиниры уже давно были превращены из живых людей в послушных воле Аугусьтиена ходячих мертвецов. Айя больше не приходила, чтобы поиздеваться надо мной, а никого другого, кроме редких запуганных до полусмерти коллег по несчастью видеть мне не доводилось.

Да... С некоторой периодичностью безмолвные зомби выкатывали мою раму из камеры, и перетаскивали её в то ли пыточную, толи ритуальную комнату, в центре которой на пересечении образующих сложный рисунок желобков был установлен алтарь. Затем появлялась эльфа с супругом и придавались на нём любовным утехам, в то время как мертвецы пускали мне кровь и медленно сдирали с моего тела кожу.

Всё это заканчивалось всегда примерно одинаково. Вытекавшая из меня красная жидкость капала в специальное углубление в полу, откуда по желобкам медленно растекалась по всей комнате. Рисунок начинал светиться, алтарь испускал столб света, быстро поглощая совокупляющиеся на нём фигуры. Айя куда-то исчезала, а спустившийся с него Авгусьтиен мановением руки исцелял мои раны, и я вновь томился забытый всеми в камере, до следующего подобного представления.

Голод и жажда стали моими постоянными спутниками. Меня никто не кормил, ибо тело бессмертного само по себе не нуждалось в пище и воде для поддержания жизни, но всё равно настойчиво требовало своего. Возможно, это были выверты сознания бывшего землянина, привычного к тому, что если долго не есть и не пить - наступают эти мучительные симптомы. А может быть, так Ортен компенсировал отсутствие этих естественных для живого существа потребностей.

Что-то шевельнулось в кромешной темноте за ржавыми прутьями тюремной решётки. Неужели за мной опять пришли и сейчас опять начнётся очередная пытка?

- Мастер... - тоненький голосок прорезал гробовую тишину древнего каземата, - это вы?

- Аа-ава! - промычал я.

- Мастер Вальдер! Я нашла вас! - полный радости крик сменился отчаянным визгом. - Боги! Что с вами сотворили!

- Аэ-аа-ы... - ответил я, с трудом узнав голос феи Люсьенды.

Маленькие ножки опустились мне на плечо и это было так прекрасно. Крохотная, невидимая в темноте девушка дотронулась до моей вырванной щеки, и меня словно бы охватил свежий морской бриз.

- Уау-уух!

- Это я Люся! Ваша Люся! Вы узнали меня Мастер?

- Э-э-эа!

Обернувшись зелёной звёздочкой, фея закружилась вокруг моей головы. Глаза, привыкшие к вечной темноте, тут же отозвались нестерпимой болью.

- Попробуйте говорить со мной мысленно Мастер! - услышал я еле слабый писк.

"Здравствуй Люся. Вот мы и свиделись снова! Хреново я выгляжу, правда?" - подумал я обращаясь непосредственно к козявке, которую обожал сейчас больше своей жизни.

- Ура! Работает! - воскликнула девчушка, описав перед лицом ослепляющую лихую восьмёрку, - Вы вдруг оказались так далеко, а я... я осталась совсем одна непонятно где, да ещё так испугалась этого архонта! А вы, вы вдруг остолбенели и упали на землю. Я правда-правда ничего не могла сделать, а они...

"Тише, не тараторь. Пожалей меня, я очень туго в последнее время соображаю".

- Ой! Простите...

"Какой сегодня день?"

- Третий день недели... вроде. Я не знаю. Я так долго добиралась к вам, и так плохо вас чувствовала!

Ну да. В игре питомец или фамильяр всегда мог найти своего хозяина. Куда бы он ни ушёл. Обычно это выражалось в том, что прибежавший на зов Тузик приводил за собой длинную вереницу мобов, потому как тупо ломился напрямик из точки "А" в точку "Б". Видимо теперь программная связь между хозяином и его питомцем получила своё выражение в виде некой ментальной привязки.

"А я думал, что ты лежишь в моей сумке..."

- С чего бы мне там быть? Вы же меня сами оттуда выпустили!

"Да так... а как примерно долго ты сюда добиралась?"

- М... месяца три, а может быть четыре...

Понятно. Месяц в Ордене равен шестидесяти двум суткам, или тридцати одному дню по земному календарю. Если конечно в этом мире ничего вновь не поменялось, то... господи, сколько же времени я здесь уже проторчал!

"А как ты научилась этим фокусам с мысленной речью?"

- По дороге я тренировалась и повышала свой уровень!

"Ты знаешь, что такое "уровень"?" - я почему-то удивился.

- Ну... это такая циферка рядом с надписью "уровень", - в писке послышалась гордость, - если долго убивать кузнечиков, бабочек и жуков - то она изменится, и станут доступными новые возможности!

"И ты решила научиться слышать мои мысли?"

- Ну, я... - фея замялась, - я не сразу поняла. Думала, что мне показывают красивые картинки и уже только потом догадалась, что нужно читать-то, что рядом с ними написано!

"Не понял. Кто показывает?"

- А кто его знает! Я как этот "уровень" повышу, циферку новую получу, так сразу картинки вижу... Вот только читать я не очень хорошо умею и считаю всего до десяти. Так что картинки, они удобнее.

"А ещё чему ты научилась?"

- Могу, как и вы становиться невидимой. И пускать в кузнечиков пузырики. На них так охотиться удобнее!

"Молодец!"

- Спасибо Мастер! Но что же нам теперь делать? Вы так плохо выглядите... Вам очень больно?

"Есть немного. Придумаем чего-нибудь Люська! Теперь я хоть не сойду с ума от одиночества и то хорошо..."

- Мастер сюда кто-то идёт! - пискнула фея, и искорка, отлетев в сторону, погасла, надолго оставив на сетчатке глаз длинный бело-зелёный росчерк.

* * *

Уже шестой или даже седьмой месяц я томился в подвалах Замка Оушен. Именно так, как выяснила Люся, подслушав чей-то разговор, называлось это место и на самом деле оно кишмя кишело вооружёнными людьми, в которых по сбивчивым рассказам феи, легко опознавались бывшие игроки.

Странные сексуальные ритуалы, проводимые Авгусьтиеном и Айей, совершались всё чаще и чаще. Меня истязали, выжимая до последней кровинки, исцеляли и снова изливали на пол ритуальной-пыточной мою кровь, наполняя ею всё усложняющийся и усложняющийся рисунок желобков и канавок.

Эльфа с каждым днём, всё с меньшей охотой взбиралась на алтарь, что бы в очередной раз исполнить на моих глазах свой супружеский долг. Старалась не смотреть в мою сторону, и не выказывала былой страсти, предпочитая тихо лежать, закрыв глаза на белом камне вплоть до того момента когда световой столб не унесёт её из поля моего зрения.

Хозяин замка или как назвала его Люся - "архонт" с каждым днём становился всё мрачнее и мрачнее. Кстати внятно ответить на мой вполне закономерный вопрос: "Что значит архонт?" Фея не смогла. Ведь вполне логично, что в Ортене в это древнегреческое слово местные жители, могли вкладывать какой угодно смысл.

"Есть боги, есть демоны, а есть архонты!" - заявила мне малявка, так как будто это всё объясняло. Вот только видно было, что развивать эту тему бессмысленно, потому как фея сама ничего не знала.

В разговорах с ней я коротал долгие часы в ожидании очередной экзекуции и за это время мы с Люсьендой многое узнали друг о друге. Она с замиранием слушала мой мысленный рассказ о далёкой родине, любила сказки Ганса Христиана Андерсена, братьев Грим и пересказы американских фильмов. Нравился ей как не странно и Чехова, из которого я помнил только "Вишнёвый сад" и "Чайку" и "Даму с собачкой".

Я же проникся характером маленькой девушки и даже научился предсказывать её поведение и поступки. Нельзя сказать, чтобы фея была очень умна, зато исполнительна и когда нужно проявляла отменную смекалку. Она не была очень доброй или наоборот злой, не являлась пай девочкой и очень любила злые шутки. В особенности особенно если это вредило обитателям замка. А ещё малявка постоянно летала "на разведку", которая в основном сводилась к поискам и умерщвлению разнообразной мелкой живности в окрестных лесах, подглядыванию за живущими в замке людьми и подслушиванию их разговоров.

Лазая по донжону, фея сумела отыскать вход в глубокое подземелье, раскинувшее свои коридоры под всеми местными землями и уходящее вниз на много этажей. В него по её словам часто в одиночку уходил архонт, сразу после совершения очередного ритуала. Нашла она и личные покои Айи, и примкнувшую к ним сокровищницу, устроенную под самой крышей и даже узнала, что именно в ней Аугусьтиен держит отнятые с меня латы, сумку и меч. Более того я узнал, что охраняются эти вещи настолько тщательно, что можно было бы подумать будто бы это одни из наиценнейших предметов в этом мире.

Пару раз месяцев назад мы в первый раз попытались убить моё искалеченное тело. Люся даже сумела утащить у кого-то небольшой, но очень острый кинжальчик, но в результате наткнулись на то, что питомец просто не в состоянии навредить своему хозяину. Даже во благо и даже по его личному приказу. Кроху начинала бить сильнейшая дрожь, стоило только ей поднести остро заточенное лезвие к моей шее. Я хотел было предложить, чтобы она взлетела к потолку и якобы совершенно случайно уронила оружие на меня, но и из этого не вышло ничего путного. Как и с попыткой самому проглотить остриё оружия.

Несколько недель назад, Люся прилетела ко мне в чрезвычайно взволнованном состоянии. Её не было почти весь день, и я уже начал беспокоиться, но как оказалось напрасно. Девчушка всё это время наблюдала за тем, как проживающие в замке воины спешно строятся в походные колонны и уходят куда-то на северо-восток. По её словам в цитадели осталось не больше десятка человек, архонт, его супруга и несколько зомби.

И вот, сегодня, малявка вернулась со своей "разведки", пыхтя, судорожно работая крылышками и что-то аккуратно придерживая обеими руками. Можно сказать, что я это услышал и почувствовал, а не увидел, потому, как в кромешной тьме я мог видеть только недолгое время после очередной пытки. Благодаря заполнившимся шкалам "Анализа" и "Могущества".

- Мастер! - раздался с пола тонкий голосок. - Смотрите, что я нашла!

Что-то тихонько звякнуло об каменный пол. Вспыхнув зелёненьким огоньком, Люся подлетела к моей голове.

"Что ты нашла?"

- Очень сильный яд мастер!

"Яд? Яд это хорошо! - я поймал себя на том, что подобные мысли уж больно сильно попахивают маразмом. - Где ты его взяла?"

- Под подушкой у той стервозной бабы!

"У Айи?"

Фея ненавидела эльфу лютой ненавистью. Странно. Вообще-то это я должен был испытывать к ней подобные эмоции, но я не ощущал по отношению к ней вообще ровным счётом ничего. Ни ненависти, ни злобы, ни даже простой человеческой обиды. Для меня её просто как будто не существовало. Я её даже не презирал, хотя она была этого достойна.

- Да! - огонёк закрутил спиральку вокруг меня. - Я слышала, как она разговаривала сама с собой! Эта стерва, долго держала его в руках и говорила, что выпьет его, чтобы убить кого-то. А потом за ней пришёл архонт, и она спрятала пузырёк под подушку. А я забрала!

"Вот молодец! - искренне повалил я свою помощницу. - Ты сможешь вынуть пробку или она закрыта как то по-другому?"

- Смогу я уже пробовала. Вот только не знаю, смогу ли я влить его в вас...

"Не нужно вливать. Открой его и поднеси пузырёк мне ко рту, что бы я мог ухватиться за его горлышко. Как только я его выпью, сразу улетай из замка. Кто его знает, что может произойти!"

- Мастер, а вы? - занервничала вдруг фея. - Вы уверены?

"Абсолютно. Давай!"

Со второй попытки я смог крепко ухватить осколками передних зубов небольшой стеклянный пузырёк. Содержимое, попав на слизистую дёсен, обожгло её, словно то была кислота, но я не обратил на такую мелочь ровным счётом никакого внимания. Резким движением, запрокинув голову к вверх, я влил смесь себе в глотку и сделал судорожный глоток.

"Использован алхимический яд: "Слеза Ануне". Вы страдаете от сильного отравления. Наносимый периодический урон 20% от общего здоровья в секунду. Длительность действия 6 секунд".

Разжав зубы, я издал вздох облегчения. Внутренности как будто обожгло жидким огнём, но это, по сути, была такая ерунда... Пузырёк с громким хрустальным звоном упал на каменные плиты и разбился вдребезги. Я уже мог видеть его, потому как шкалы ресурсов стали медленно заполнятся.

"Вы получили периодический урон от отравления ядом. Получено 2462 повреждений".

Я закрыл глаза.

"Вы получили периодический урон от отравления ядом. Получено 2462 повреждений".

Шкала жизни упала в жёлтую зону. Наверное, первый раз в жизни я с таким насаждением наблюдал за тем, как уменьшаются мои очки здоровья. Наверное, это было очень больно, но я ничего не чувствовал.

"Вы получили периодический урон от отравления ядом. Получено 2462 повреждений".

"Вы получили периодический урон от отравления ядом. Получено 2462 повреждений".

Красная зона. Ну, ещё чуть-чуть! Я бросил последний взгляд на опостылевшую камеру, пытаясь навсегда сохранить в памяти место своего более чем полугодового заточения.

"Вы получили периодический урон от отравления ядом. Получено 2462 повреждений".

"Вы умерли!"

Надпись, начертанная красным рубленым шрифтом, очень похожим на балтийскую готику показалась мне воистину прекрасной. Голова моя безвольно упала на грудь, и пока картинка затухала, я успел увидеть, как тело пару раз дёрнулось в предсмертных конвульсиях.

Не было ни длинного коридора со светом в конец тоннеля, ни вспышек или ангельского пения. Я не взлетал к небесам и не ощущал себя воспаряющим над телом призраком. Вместо всего этого посмертного разнообразия, практически без какого бы то ни было перехода, я оказался в лодке, медленно плывущей по затянутому туманом то ли озеру, то ли болоту.

Утлое судёнышко само лавировало между растущими прямо из водной глади узловатыми стволами плакучих ив. Огибало тёмные ветвистые коряги и кольцами выступающие из тумана шишковатые корни. Медленно покачиваясь на волнах, оно двигалось мимо небольших островков, на которых гнилыми зубьями высились покосившиеся могильные плиты, проплывало под арками изящных каменных мостов, на которых если присмотреться, можно было увидеть чьи-то застывшие тени.

То было печальное и скорбное место, которое никак не вязалось с вообще-то относительно весёлой игрой за досаждающего персонажам других игроков бродячего призрака. Зато я! Я был полностью здоров, хотя не уверен, что подобный пассаж можно было отнести к мёртвому телу, у которого не было ни дыхания, ни сердцебиения.

Но у меня были руки и ноги. Зубы и всё остальное, чего лишили меня за долгие месяцы пребывания в замке Оушен. Несмотря на давящую кладбищенскую атмосферу, мне хотелось вскочить, кричать, петь, плясать и прыгать. С замиранием своего не работающего сердца рассматривал свои руки, прикасался к лицу, шевелил пальцами на ногах и очень боялся что вот сейчас - всё это исчезнет и я опять стану тем самым обрубком человека, что коротал свои дни растянутым давно вросшими в исковерканную плоть цепями на деревянной раме в тёмном подвале.

С тихим шорохом на дно лодки упал серый потрёпанный свиток. Я был рад даже такому надоедливому напоминанию того, что отныне я вновь свободен! И никто не в силах...

Подняв свиток, я развернул его.

"Примарх Аугусьтиен Абур использовал способность высшего порядка, с целью принудительно воскресить вас. Тип способности - магия владения. Расовая способность планара "Кровь Чужака" нейтрализует инородное воздействие".

Снова упоминание об планарах. Но как же я был счастлив в этот момент, что некая неведомая абилка не позволила этому гаду вернуть меня в прежнее тело!

- На-ка се выкуси скотина! - зло произнёс я, сминая пергамент и забрасывая его далеко в покрытую туманом воду.

Всплеска я не услышал, вместо этого я несколько секунд осознавал , что только что вновь слышал мой - только мой собственный голос. Господи, какое это было чудо - говорить! Не мычать покалеченной глоткой, а говорить!

В лодку из воздуха вновь упал пергамент.

"Примарх Аугусьтиен Абур желает воскресить вас! Согласны ли вы принять его помощь?"

"Да или Нет?"

А! Не получилось взять нахрапом, решил попробовать по-человечески! Я звонко рассмеялся и наверное это был первый смех, настоящий, искренний, который услышало это место с момента своего создания. Ткнув пальцем в слово "нет" я отправил его, как и прежний в плещущийся за бортом лодочки туман.

Архонт всё не унимался и отправляя мне одно предложение за другим, но более не читал их. Просто игнорируя поток падающих из пустоты свитков, я лёг на спину и сделал то - что мне хотелось больше всего на свете. Я запел. Первую песню же песню, которая пришла мне на ум

"На маленьком плоту

Сквозь бури дождь и грозы,

Взяв только сны и грёзы,

И детскую мечту,

Я тихо уплыву,

Лишь в дом проникнет полночь,

Чтоб рифмами наполнить,

Мир, в котором я живу".

(Юрий Лоза. "Плот")

Я скорее орал, чем пел. Но, боже мой, как же это было приятно. Текст песни кончился, а мне хотелось ещё и ещё. Вспоминал и драл горло, особо не заботясь о том, что не попадаю в рифму или мелодию, а порой и просто помню только часть слов.

Далее была: "Мельница", "Ария", "Кино", "ДДТ", какие-то отдельные песни, исполнителей которых я так и вовсе не помнил по именам. Порой вперемешку и переходя с одного текста на другой даже не делая паузы, а потом просто лежал, любуясь клубящимися над головой низкими серыми облаками. Лодочка медленно покачивалась на волнах, туман иногда переваливал за её борта свои белёсые лапы и растекался по мне прохладными лоскутами. Я чувствовал, как медленно отступает нервное напряжение, как спокойствие и безмятежность охватывают меня и навивают приятные воспоминания. Наверное, впервые с момента своего заточения я думал об оставшейся в далёкой Москве маме и вовсе не по тому, что я плохой сын, не мог уделить пару минут мыслям о ней. А потому, что тому куску обезображенного мяса, каким я был до недавнего времени, эти мысли приносили не успокоение, а душевную боль.

* * *

Проснулся я от того, что борт лодки ткнулся в причал, сложенный из очень старых, потемневших от времени каменных глыб, покрытых изящной резьбой, и мы остановились.

- Неужели приехали? - спросил я сам себя, легко поднимаясь усыпанного помятыми свитками дна.

Аугусьтиен похоже решил утопить меня перегрузив мою лодку пергаментом. Вряд ли конечно он вообще был в курсе того где я нахожусь, просто не мог успокоиться и всё пробовал, пробовал и пробовал... Привык мужик, знаете ли, к экзотическому украшению в семейной спальне. Вот и боится, что агрегат без него функционировать не будет.

Я усмехнулся. На самом деле ему зачем-то нужны были мои страдания и моя кровь. Теперь наверное бесится... Ну ничего, найдёт себе другую игрушку.

Перешагнув через борт лодки, я оказался на твёрдой поверхности. От причала сквозь пожухлую траву петляя между холмами, была проложена мощёная каменными плитами дорожка. Для полной картины не хватало только указателя: "Иди туда!" Хотя и так было понятно, что прибывшим сюда по туманной глади мертвецам следовало идти по ней не сворачивая. Мимо древних развалин, увядших деревьев и многочисленных надгробий, то тут, то там понатыканных среди обломков колонн, покосившихся памятников и беседок, обвитых засохшим плющом.

Интересно скоро там закончится время посмертного штрафа? Стереотипный "мир мёртвых" не то чтобы напрягал, нечто подобное я уже много раз видел в различных компьютерных играх, но мне хотелось действия. Хотелось борьбы, а не тупого перемещения из одного места в другое, по извилистой кривой среди кладбищенских красивостей.

К тому же в одних трусах, которые мне вернули, видимо, чтобы после воскрешения я не щеголял голым задом, распугивая особо впечатлительных барышень. И на том спасибо.

Я с наслаждением потянулся и всё-таки зашагал по дороге, звонко шлёпая по камням босыми ногами. Всё-таки это лучше чем сиднем сидеть на одном месте. К тому же даже просто идти было неземным удовольствием для человека более полугода провёдшего в полной неподвижности.

Даже не заметив этого, я перешёл на бег. Мавзолеи, разрушенные временем храмы и ажурные дворцы, проносились мимо меня, но я не обращал на них никакого внимания. Наверное, в другое время я долго рассматривал их, сожалея об отсутствии у меня фотоаппарата, ведь по большому счёту они символизировали собой красоту смерти и тлена, а эта штука тонкая, похвастаться которой могли далеко не всякие древние развалины. Но я - двигался. Мне было это сейчас важнее всего и жизненно необходимо. Я упивался тем, как слушаются меня мои ноги, как работают стальные мускулы и встречный ветер обдувает лицо.

Дорога вывела меня к огромному, потрясающему своим великолепием пламенеющей готики собору и оборвалась прямо перед его высокой лестницей, ведущей к распахнутым дверям. Многочисленные башенки и уходящие к низкому небу шпили, витражи, колонны и пилястры. Лёгкое ощущение одиночества и идеальной, но никому не нужной красоты - именно такое впечатление произвёло на меня это сооружение, достойное, наверное, занять одно из первых мест в списке "Чудес Ортена". Если конечно в это мире найдутся свои древние греки, которые решат увековечить в народной памяти местные семь чудес обитаемой Ойкумены.

- Ну что ты встал на пороге как неродной? - прозвучал совершенно внезапно спокойный женский голос. - Коль уж пришёл без приглашения к тёще на блины, так не мнись, проходи в дом.

Я чуть было не подпрыгнул от удивления. Звук исходил, казалось со всех сторон, и трудно было определить, где находилась заговорившая мо мной женщина. На всякий случай я решил уточнить.

- Простите, это вы мне?

- Тебе, тебе. Или тебе красную ковровую дорожку расстелить? У меня здесь конечно не убрано, но ты уж не обессудь.

- А вы собственно кто? - я напоминал себе идиота, разговаривающего с голосами в собственной голове.

- Тёща твоя!

- Сомневаюсь, что вас зовут Марья Васильевна. Но тётя Маша, если это вдруг вы, то мы с Ленкой давно уже развелись.

- Мда... сподобилась дочка найти себе клоуна, - из дверей храма вышла высокая стройная женщина в длинном до пят абсолютно платье из украшений, на котором был только небольшой поясок из серебряных пластин на талии, - хорош, ничего не скажешь. Хоть оделся бы ради приличия.

"Тёмная Богиня Ануне Бледная. Уровень: 620" - прищурившись прочитал я надпись на медленно трепещущей над её головой шёлковой именной лентой.

- Прощу прощения мадам, что нарушил ваше уединение, - процедил я, медленно отступая от лестницы, - но кажется, я кажется не туда попал...

- Ты попал туда куда нужно. Давно уже хотела на тебя посмотреть, вот и договорилась с сестричкой...

Тёмная богиня смерти, любви и расставания. Эта мрачная дамочка вроде как заведовала миром теней, предназначенным для персонажей тёмной стороны. А у нас была своя повелительница смерти - Светлая Богиня Омела. Младшая сестра представшей передо мной женщины. Она была её конкурентом в домене смерти и так же распоряжалась правосудием и следила за выполнением приговоров. Короче тоже та ещё птица. И что вообще значит "договорилась"?

С Эленией, к подопечным которой я вроде как относился, они так же пересекались в домене "Любовь". Именно поэтому мир смерти был жестко разделён на две части. Как сейчас поведёт себя со мной одно из тёмных божеств - я предсказать не решался.

- Да не бойся ты меня! Я своей дочери врагом становиться не собираюсь не такая дурная как ей папаша. Полюбила тебя дурёха за что-то - ну и ладно, - женщина быстро спустилась с лестницы и в несколько шагов оказалась около меня. - Разбежитесь через годик другой в разные стороны - так и ещё лучше.

У Ануне действительно была абсолютно белая кожа. На её заострённом аристократическом лице не было ни единой кровинки. Чёрные пугающе нечеловеческие лишённые белков глаза казалось, проникали в самую душу, читая потаённые мысли и желания. Лишённые капли цвета длинные волосы трепетали на лёгком ветру, будто у классического призрака.

- Я не понимаю, о чём вы говорите... - пролепетал я, отступая еще на один шаг, придавленный могучей и чужеродной всему моему естеству аурой богини.

- А... вот оно что. Спрятали тебя от моего бывшего любовничка так, что ты даже сам себя найти не можешь... - задумчиво произнесла Ануне, обводя меня с ног до головы пристальным взглядом, - ну что ж извини меня паладин, но блины будут как-нибудь в другой раз. Чувствую я что ничего хорошего не произойдёт, если я сейчас всё тебе расскажу. Если действительно любишь её, сам всё найдёшь. И знания и её и себя. В первую очередь себя...

- Ам... - монолог богини показался мне бредом сумасшедшего и я даже не знал, что бы такого ответить, - мне бы туда... назад.

- Сейчас я тебя отпущу, - женщина улыбнулась и взмахнула рукой.

"Администрация игры благодарит вас за совершённую в игровом магазине покупку!"

"Вы получили набор одежды: Костюм Мрачного жнеца"

"Внимание нет места в инвентаре! Хотите ли вы, автоматически поместить элементы "Костюма Мрачного жнеца" в свободные слоты Экипировки?"

- Хочу... - промямлил я, не сводя глаз с улыбающейся Анунэ.

Кого-то Тёмная Богиня мне очень сильно напоминала. Лицо, улыбка, волосы... особенно волосы! Тряхнув головой, я попытался отогнать наваждение и закрыв глаза принялся рассматривать свою новую одёжку на кукле персонажа.

Ничего такого особенного, за что я на самом деле стал бы платить деньги. Если не считать прикрывающего лицо длинного шарфа с источающими чёрный туман концами. А в остальном - я напоминал себе придворного века этак семнадцатого-девятнадцатого, с поправкой мрачную фантазию дизайнера двадцать первого века совершенно не разбирающегося в историческом костюме. Никаких пышных полосатых шорт, чулок и гульфиков с туфлями - строгие чёрные штаны и ботфорты на довольно высоком каблуке. На верхней части тела - шитый серебром сюртук с дутыми рукавами и манжетами из чёрных кружев. На груди ослепительно белое жабо, на руках плотные перчатки с широкими отворотами. Дополняла картину лихая треуголка с прилепленной к подвороту круглой печатью с выдавленным на ней черепом в короне и прижимавшей собой длинные белые ленты, исписанные каким-то текстом.

Никаких характеристик на себе эти вещи не несли. Просто антуражные объекты, которые можно было при желании слить в специальной мастерской с настоящей бронё. Но всё равно, такова психология человека, что в одежде я чувствовал себя куда как увереннее.

- Спасибо, - сказал я, слегка поклонившись и картинно приложив руку к треуголке.

- Ну, вот другое дело! - всё такие странно было наблюдать столь открытую добрую улыбку вместе с этими страшными глазами. - И ещё... Ты можешь пользоваться, или нет, но я дам тебе то - чем побоялись одарить тебя боги светлой стороны. Но будь аккуратен. Я не моя... я не Элления. Я можно сказать её антипод.

С этими словами она легонько прикоснулась пальцем к моему лбу. Я отшатнулся от нестерпимой боли, разлившейся по моему телу и тут же прошедшей, как будто ничего не было...

- Что вы со мной сделали! - в ужасе спроси я, подозревая самое худшее.

- Ничего особенного, - грустно улыбнулась женщина, ловко поймав появившийся из воздуха свиток и развернув протянула его мне.

"Тёмная Богиня Ануне одарила вас своим вниманием. Теперь вы вновь можете использовать способности паладина, получая от неё целестиальную подпитку, до тех пор, пока ваш небесный покровитель остаётся недоступным. Но бойся светлый, ведь тёмная энергия может навсегда отравить твоё тело".

"Внимание справка: тёмная и светлая энергия не совместимы. У вас будет ровно сто единиц сопротивления, перед тем как вы уйдёте от света и встанете на тёмную сторону. Все ваши способности имеют определённую стоимость в балах тёмной энергии, со временем, если вы будете необдуманно использовать их вы станете паладином-ренегатом, а затем и вовсе потеряете связь со своим покровителем".

"Подсказка: для преодоления влияния противоположенной энергии и восстановления равновесия вы можете использовать различные алхимические лекарства такие как: "Амброзия", "Туа-вема", "Лунный свет дракона Тянь Ке Луна" и "Серенстерцию мудрости", а так же другие вещества естественного происхождения".

- Всё понял?

- Да... - ответил я.

- Ты мне нравишься парень. Иди и не разочаровывай её!

Я хотел было спросить: "Кого её?", но богиня уже хлопнула в ладоши.

"Мироздание призывает тебя к жизни Вальдер Однокрылый! Желаешь ли ты восстать из мира теней и вновь ступить на земли Ортена"

Желал я этого или нет - никого не волновало. Храм, Ануне, раскинувшийся за ним некрополь - всё застыло, как будто кто-то поставил игру на паузу. Затем померкли и отдалились, окружающий мир наполнился шорохами и темнотой. Вот в ней появилась зелёная точка и ещё через пару секунд, передо мной закружился водоворот портала, на другой стороне которого должно было располагаться ближайшее к месту моей смерти кладбище.

Я снова был жив и находился в так называемом "предбаннике" - месте, созданном для того, что бы возрождающиеся игроки могли привести себя в порядок, наложить на себя усиливающие заклинания, выпить зелья и вообще приготовиться к всевозможным неприятностям, которые могли ожидать их в точке воскрешения.

Вот я и приготовлюсь. Отбросив в сторону все лишние мысли, я сосредоточился на том, что могу, а чего не могу. Впереди было откровенное "веселье", в результате которого я возможно снова окажусь растянутым на деревянной раме в тёмном подземелье.

Страшно ли это - для меня уже ничего не страшно из того что может предложить мне Аугусьтиен. Сейчас я уже "живой", а потому... После "переворачивания пиратов" у меня набралось аж двадцать нераспределённых очков талантов и куча характеристик. Вывалив все характеристики в выносливость, я вызвал меню способностей и открыл закладку с ветвями талантами.

Сливать здесь все прямо сейчас нет особого смысла. До человека "Человека электро-паука" в ветке колдовство мне всё равно не дотянуться. Не хватало уже единицы вложенной мной в ветку "Проникновение", однако на данный момент меня в первую очередь интересовал талант в третьей линии "Колдовства" - "Шоковая терапия".

К либеральной экономике данная способность не имела ровным счётом никакого отношения. Скорее к карательной медицине... То был пассивный антиконтроль, наносящий небольшой урон терминатору, если на того оказывалось какое либо воздействие на разум, имевшее шестидесяти процентный шанс освободить его от пут чужой воли. По моим предположениям этот скил вполне мог стать палочкой-выручалочкой против жутковатой магии Аугустиена, с помощью которой, он пленил меня на месте посадки захваченного дирижабля. Если я когда то давно правильно понял объяснения букиниров и Люси - это явно было какое-то воздействие на разум.

У неё было две стадии развития. При одном вложенном очке способность применялась однократно. При двух - два раза подряд с промежутком в пять секунд при условии, что первый удар не вернул контроля над персонажем.

Но для того чтобы дойти до третьей линии следовало вложить пять поинтов во вторую.

"Цикличность"

"Пассивное"

"С шансом 2, 4, 6% в зависимости от количества вложенных талантов ваше атакующее заклинание колдовского типа сработает повторно".

Сам по себе талант был просто приятной плюшкой. Но на него трудно было рассчитывать в бою из-за мизерного шанса "прока" - срабатывания условий способности.

"Громоотвод"

"Пассивное"

"С шансом в 10, 20% в зависимости от количества вложенных талантов направленная на вас атакующая электрическая магия будет на 50% поглощена оружием в ваших руках".

Тоже довольно вкусно, если конечно против тебя сражается кто-то способный швыряться молниями.

"Отталкивающая аура"

"Пассивное"

"С шансом в 5, 10% в зависимости от количества вложенных талантов, генерируемые вашим телом магнитные поля, отклонят направленные на вас атаки из дистанционного оружия. В случае если вас всё-таки поразят, урон снижается на 15 и 30% соответственно".

Я тут же вложил два очка в этот талант, так как он был, несомненно, лучшим во всей линии. Десяти процентный иммунитет к дальнобойным атакам и общее тридцати процентное снижение урона от дальнобойного оружия - я бы сказал, что "Отталкивающая аура" должна была бы располагаться сильно ниже в ветке талантов, так как подобная защитная пассивка настоящий подарок для любого бойца ближнего боя.

Ещё два ушли в "Цикличность". Четыре процента от шести мало чем отличаются. Шанс срабатывания так и так мизерный, но вот два процента это уже совсем "ничто". Я подумывал было полностью закрыть эту способность, но всё же вложил один поинт в "Громоотвод" - так на всякий случай и наконец-то взял "Шоковую терапию".

А теперь самое вкусное из ранее мне не доступного! Ветка "Поникновение"

"Полог внезапности"

"Пассивное"

"Вы можете использовать способность: "Шаг сквозь Свет", и её вариации оставаясь невидимым. При одном вложенном очке дополнительные эффекты способностей срабатывают всегда, но не выбивают вас из невидимости. При двух вложенных очках эффекты срабатывают при повторной активации способности".

Вбрасываем двоечку!

"Уничтожение". Здесь всё звало и манило вглубь ветки, но я ограничился всего двумя талантами.

"Оружие убийцы великих"

"Активная способность. Оружейный баф"

"Перед уколом Гунгнира, наполните оружие своей яростью! В зависимости от количества вложенных в талант очков, вы получаете 20, 30 и 40% игнорирования сопротивления цели к огню или электричеству".

Три таланта! Всё! Теперь я был хоть кое как но готов в собственному возрождению. Мне бы ещё какую-нибудь палку в руки для большей уверенности. Но чего нет - того нет. К тому же я уже имел возможность убедиться в том, что порой в этом мире иметь при себе плохое оружие хуже, нежели вовсе остаться без оного.

Сделав несколько глубоких вздохов и пару раз, подпрыгнув на месте, словно боксёр перед боем, я шагнул в зелёный водоворот телепорта. Небольшая кишка всего-то метров пятьдесят в длину залитая изумрудным светом вывела меня на залитый солнцем двор древнего замка сложенного из бежевого камня. Всё здесь выглядело заброшенным и казалось, будто люди покинули это место много лет назад, оставив цитадель стаям воронья, ветру, дождям.

Хотя ощущение это было обманчивым. Меня ждали и хорошо подготовились к встрече. Я находился на старинном полуразвалившемся кладбище, обнесённом высокой стеной с единственным выходом, наглухо перекрытым каким-то магическим барьером. В тепловом зрении я видел слабое бордовое свечение, исходящее от завитков и протуберанцев непонятной энергии исходящей из тех мест, где магия касалась холодного камня. За этим едва заметным маревом маячили фигурки часовых в а на крыше старого склепа, вход в который закрывала ржавая решетка, сидел укрытый в тенях наблюдатель. Разбойник, бывший игрок сто девяносто третьего уровня.

Он медленно обводил взглядом кладбище, держа наготове меленький взведённый арбалет, заряженный болт которого так и полыхал яркими белями переливами. Не знаю что уж он там для меня приготовил но излучаемое им тепло нагревало не только оружие но и руки человека.

Вся земля под ногами была засыпана перемешанным с опилками песком и обильно полита водой. Так что любой мой шаг, немедленно отпечатался бы, оставив в этой в этой грязи чёткий след. А на торчащих из этой рыхлой массы изъеденных временем надгробиях, словно коршуны в ожидании добычи притаились шесть ассасинов разных рас от двухсотого до двести пятидесятого уровня.

Выбрав своей целью наблюдателя на крыше склепа, я задействовал "Внезапную Вспышку".

Глава вторая

"Ануне Бледная делится с вами своей силой! Установлена целистиальная подкачка. Вы ощущаете наполняющую вас прану тёмной богини".

"Внимание! Вы получили 15 единиц "порчи". Общий уровень искажения: 15 из 100"

Меня как будто рубанули ножом по обнажённым внутренностям, да вдобавок обильно посыпали рану солью. Длилось это всего-то какое-то мгновение, но если бы не выработанная за последнее время привычка терпеть любую боль, я, скорее всего, навернулся бы со скользкой крыши.

Разбойник, выбитый из невидимости слабенькими ударами сковывающих движения молний, заорал что-то нечленораздельное и нажал на спусковую скобу арбалета. Разогретый до белого сияния болт, с визгом прочертив в голубоватом воздухе дугу, словно самонаводящаяся ракета изменил направление полёта и впился точно в солнечное сплетение одного из поджидавших меня на могильных камнях ассасинов.

- Редо! Бл... Ты что оху... - только и успел крикнуть детским голосом сбитый со своего насеста в жидкую грязь парень, прежде чем тело его перекрутило винтом.

Фонтаном брызнула кровь, щедро орошая алым древние надгробия. Игрок истошно заорал, борясь с опутывающими его искалеченное тело невидимыми жгутами, которые как удав обвились вокруг срединного эльфа, всё сильнее и сильнее деформируя его, ломая кости и срывая доспехи и проникая всё глубже в плоть. Крик перешёл в утробный вой, а затем в натужный хрип. Но, что там творилось на кладбище, меня уже не интересовало.

Подавив в себе желание, спихнуть дёргающегося разбойника с портика, я в несколько шагов оказался на другом конце крыши и легко спрыгнул вниз, мягко с перекатом приземлившись на плотную землю, поросшую клоками рыжей травы.

- Ты, чё творишь придурок! - донёсся до меня визгливый вопль из-за ограды вместе с полным муки воем.

- Пацаны, да я не специально! - испуганно закричал разбойник. - Я как будто пальцы в розетку сунул...

- Муд... - яростный вой взлетел над замком, ему вторил чистый звук рога, вспугнувший гроздящиеся в дырах разрушенных крыш стаи воронья. - Это был он! Общая тревога!

Пробежав через пустынный двор, огибая смердящие лужи и грязное месиво оставленное копытами и лапами верховых животных, я оказался около развалин двухэтажного дома, сложенного из грубых каменных блоков и нырнул в чёрный зев дверного проёма. Скорее всего, когда-то это была казарма замковой стражи, притулившаяся около крепостной стены, но те времена давно миновали и сейчас пустая коробка с обвалившимися межэтажными перекрытиями, была забита прогнившими ящиками, мешками и, судя по запаху, служила отхожим местом для квартировавшихся в замке солдат-неписей.

Мимо входа, стелясь по земле, стремительными тенями пронеслись двое ниндзя, а за ними топая словно слон, грозно гремя своими массивными латами, бежал "привратник". Рыцарь периодически останавливался и подняв свой башенный щит бил по нему булавой с изображенной на ударном шаре ликом кричащей девушки. С колокольным звоном, вздымая пыль и срывая с земли мелкий сор, вокруг него расходились прекрасно видимые невооружённым глазом воздушные волны.

Не имея ни малейшего представления о том, что за способность применяет эта ходячая крепость, я, тем не менее, поспешил ретироваться вглубь здания. Скорее всего, действие этого скила позволяло привратнику чувствовать прячущихся в стелсе игроков. Насколько я помнил, персонаж этот полагался на свою броню и обладал некими "печатями", которые мог дистанционно накладывать на врагов и союзников.

Помниться за пару дней до того, как я попал в этот мир, я видел ролик, в котором дарейский клан "Зелёный огонь" защищал свою пограничную крепость от атакующих её стены воинов танарийского альянса "КорпРус". Можно сказать, что битва для Огоньков складывалась удачно. Их лидер, известный в русском игровом комьюнити под ником "Пушкин" предпочёл не отсуживаться в обороне, а сам высылал через порталы диверсионные группы, которые рушили вражеские осадные машины и быстро возвращались за стены, оттягивая часть нападающих войск на защиту оставшейся техники. Где их и накрывали залпы установленных во дворе замка и на крыше донжона требушетов.

Древняя тактика, но она прекрасно работала в "Хрониках". К сожалению, к Корпам пришло подкрепление в виде двух танарийских гильдий и совместными усилиями тёмные смогли сломать одну из стен замка. Тогда дарейцы были вынуждены отступить в донжон и уже в нём смогли организовать оборону. Так называемую "Стену Щитов" цепочку из танков со щитами, которую лечили лучшие хиллеры. Когда её прорвали, залив всё пространство коридора заклинаниями массового поражения, перед ринувшейся в цитадель ордой бойцов ближнего боя встали три высокоуровневых "привратника" и дальше в течении почти часа толпы озверевших леммингов прыгали на эту неприступную стену. А там уже подошёл союзный дарейский клан и...

Взбежав по упавшей балке на второй этаж, я в три прыжка оказался около внешней стены и запрыгнув на древнюю бочку, ухватился за край кладки прежде чем она рассыпалась под моим весом. Подтянувшись на руках, я вывалился и в пролом и оказался на поросшей пожухлой травкой площадке, на которой начинались ступеньки, ведущие на крепостную стену.

Снизу раздался лай. Вот это было уже совсем плохо. Магическая невидимость хоть и позволяла обдурить глаз и ухо человека, но против носа его четвероногого друга была бессильна. Конечно, будь на службе у Аугусьтиена людо-звери - "бистмены" или друиды-оборотни, собачки бы не понадобились, но видимо не сложилось у моего мучителя заполучить себе этих необычайно полезных в хозяйстве товарищей. Хотя Люся говорила, что обитатели замка совсем недавно куда-то в массовом порядке свалили, так что возможно мне просто необычайно повезло.

В любом случае, тренированные псы, а они, скорее всего таковыми и являются, легко возьмут мой след, а дальше дело техники, точнее высокоуровневых игроков. Фея говорила, что их не более десятка, хотя я уже насчитал девятерых, и что-то мне подсказывало, что это были далеко не все нынешние обитатели замка Оушен.

На данный момент у меня вырисовывалось ровно два варианта дальнейших действий: Плевать на всё и выбираться из замка или забраться куда-нибудь, куда не смогут добраться собаки и переждать там некоторое время, пока всё не успокоится.

Первый я отбросил сразу же. Во-первых, мне не хотелось оставлять Аугусьтиену свои вещи, да и уходить куда-либо без оружия и доспехов - верный способ в скором времени вновь возродиться на местном кладбище. Но это всё ерунда - у моих противников есть собаки. А значит, в итоге побег из замка перерастёт в классическую облаву со всеми вытекающими последствиями.

А вот заныкаться где-нибудь в укромном местечке, выждать и не пороть горячку - вполне здравая идея. Опять же у меня здесь остались дела и кое-какие долги. Да и не нужно забывать про Люску, которая вроде как...

- Мастер вы здесь? - тихий, почти на грани слышимости писк раздался в пустоте прямо над моей головой.

Ну вот - стоило только помянуть, а она тут как тут.

- Да, - прошептал я и тут же вспомнил, что моя невидимость глушит все производимые мною звуки.

- Я чувствую вас Мастер! - фея возникла в нескольких шагах от меня, но смотрела она совершенно в другую сторону.

Протянув руку, я бережно подхватил взвизгнувшую кроху двумя пальцами за талию и подтянул к себе, так чтобы она попала в поле моей магии. Хорошо, что девчушка быстро поняла, что за страшное создание бесцеремонно напало на неё со спины, и не стала вырываться, а тем более кричать. Вспыхнув зелёным огоньком, она выскользнула из моих пальцев и судя по тому, что через секунду искорка уже спряталась в складках моего шарфа, получила причитающийся питомцу хозяйский баф. Хотя я честно говоря боялся, что нужно будет выходить их невидимости, ждать её обновления и заново использовать способность, чтобы она сработала и на Люсю.

- Я так рада! Боги как же я рада Хозяин! - дрожащий голосок девушки был полон счастья и обожания. - Как вы себя чувствуете? Ничего не болит?

"Тихо! Тихо маленькая! Всё хорошо!" - лаково подумал я.

- Когда вы выпили тот яд я... я... - фея вдруг разревелась, - я так боялась, что вы не воскресните!

"Не мог же я оставить тебя одну! - я аккуратно погладил складки шарфа, в котором пряталась моя сердобольная букашка. - Теперь всё будет хорошо. Но сейчас нам нужно спрятаться и выждать какое-то время".

Изъеденные ветром и дождями блоки рыжего песчаника крошились под ногами и чтобы не скатиться кубарем, обратно в тёмное вонючее нутро бывшей казарм приходилось руками цепляться за выщерблины между камнями кладки. Взобравшись на стену и отбежав по ней подальше к ещё одной пристройке - высокому прямоугольному дому с башенками и неплохо сохранившимся остовом двускатной крыши.

- А что этот железный человек делает? - спросила вдруг фея. - Когда он колотит по своему щиту, у меня сильно болят ушки... А у вас хозяин тоже?

"Нет. Я слышу только стук метала о метал, - ответил я, осматриваясь, - ты, скорее всего чувствительна к ультразвуку который человек просто не воспринимает. Знаешь кто такие летучие мыши?"

Я находился не отнесённом от основных укреплений участке стены, когда-то возведённом прямо над обрывом, под которым журчал неглубокий ручей. Скорее всего, при строительстве замка предполагалось, что врагов сдержит естественная преграда, которую аккуратно укрепили каменными блоками, а в этой выщерблине были установлены дальнобойные механизмы, перекрывавшие значительный участок ныне заросшего лесом поля. Сразу за ручьём начинался пологий откос, а потому выпущенный отсюда заряд катапульты не только прекрасно ложился по любой цели, но при удаче мог ещё долго котиться по склону, давя наступающих солдат противника.

- Да. Очень опасные монстры! Даже мелкие. Они спокойно могут съесть меня, если конечно поймают!

"Эти ночные создания используют так называемую "эхолокацию" и для того, чтобы не врезаться в темноте в стену, или ветку дерева испускают особый крик, а затем слушают отразившееся эхо, определяя какие предметы, находятся перед ними".

Развалины дома передо мной соединялись со стеной через небольшую круглую башенку с остроконечной крышей, приклеившуюся к северной стене здания. Вход перекрывала крепкая с виду дубовая дверь на крупных кованых петлях со свежими сбоинами и блестящими кривыми кругляшами шляпок гвоздей.

Подёргав за дверное кольцо и убедившись, что изнутри её блокирует засов, я тяжело вздохнул. Надо метрах в четырёх над головой, почти под самой крышей башенки в стене зиял пролом из которого торчало небольшое чахлое деревце. Добраться до него - будь я ниндзя или ассасином было раз плюнуть - во всяком случае, ещё в стартовой локации я видел, как персонажи этих классов ловко карабкались по стенам, в поисках птичьих яиц для профильных заданий и тренировочных тайников.

А вот получится ли у паладина-терминатора повторить этот трюк - я не знал. Впрочем, попытка не пытка. Символически поплевав на руки и осмотревшись в поисках вездесущей птицы Обломинго, я подпрыгнул и ухватившись за выступающие камни арки руками, наступил ногой на дверную ручку. К своему удивлению я довольно легко пополз вверх, находя всё новые и новые выступы и трещины, за которые можно было ухватиться пальцами. Как заправский скалолаз на искусственной стенке, вот только в прошлой жизни - те пару раз, когда я пытался в спортивном зале сделать что-либо подобное, я не смог преодолеть и полметра.

- А я думала, что летучие мыши видят в темноте. Как я...

Порадовавшись, что не нужно отвечать вслух и засунув ладонь в очередную глубокую щель между двумя каменными блоками, я нашёл опору для ног и пока высматривал, за что бы мне ухватиться правой рукой, ответил фее.

"Нет. У них, насколько я помню, вообще не очень хорошо со зрением. Во всяком случае, в моём мире".

- То есть этот человек практически слепой?

"Это вряд ли. Просто он использует особую способность, чтобы найти меня. Но сейчас перестанет или уйдёт в другое место. Так что потерпи немножко..."

Оттолкнувшись ногами, я зацепился за край кладки. Камни опасно пошатнулись, но выдержали и через несколько секунд я оказался в небольшой круглой комнате, с потемневшим от времени и воды деревянным настилом, планки которого неприятно скрипели под подошвами сапог. Аккуратно выглянув из пролома, я быстро осмотрел двор, бросил взгляд на худую, покосившуюся крышу, а затем, аккуратно ступая по шатким доскам, подошёл к единственной двери ведущей вглубь пристройки. В нос ударило трупное зловоние.

В самом здании было пусто и тихо. Только истошный брёх псов, да удаляющийся стук привратника долетал из-за каменных стен, а так же слышимый только мне скрип и похрустывание под ногами ссохшихся деревянных плашек, нарушал тишину этого места. Прям "Постапокалипсис сегодня!" какой-то, только в фэнтэзийной обложке. Грязь, распухшие трупы со вспоротыми животами, сломанная мебель и какие-то искореженные механизмы, остатки гниющей еды и осколки стекла.

Следы, оставшиеся от длительного пребывания армии Аугусьтиена в замке. Смешно, но по рассказам феи мне представлялось нечто совершено иное. Подвешенный словно туша на скотобойне, я мнил себе римский легион - на деле оказавшийся обычной недисциплинированной бандой. Как-то, вылетела у меня из головы простая истина о том, что сетевые игроки в большинстве своём асоциальные индивидуалисты, которым никто не указ. Даже в преуспевающих гильдиях со строгой порой полувоенной организацией большинство просто терпят навязанные им порядки ради собственной выгоды, а вне надзора строгих офицеров - пускаются во все тяжкие.

- Ой! - воскликнула Люся. - Действительно ушки больше не болят! А как вы догадались?

"Люська, я сколько раз тебе говорил обращаться ко мне на "Ты"?"

- Ну ладно. Как ты догадался Мастер?

"Вот так-то лучше! И вообще зови меня по имени..."

- Ну, уж нет! Мастер есть Мастер. Вы... ты у меня один такой!

"Как хочешь... Слышишь лай?"

- Угу!

"Собаки тоже очень восприимчивы к ультразвуку. И если я правильно помню биологию - почти все животные..."

- То есть у меня, действительно нет души? - внезапно выпалила фея, упавшим голосом, в котором опять промелькнул намёк на скорые слёзы.

"Ты вообще о чём?" - не понял я.

- Ну, я когда к вам... к тебе, себя по почте решила отправить. Слышала в той деревне как мужик в платье рассказывал крестьянам про то, что у таких как я - нет души. Он даже пальцем на меня показал! А ещё говорил, что мы как животные после смерти попадаем в "ничто", а люди и другие большие имеют душу и будут приняты в чертогах Бранка и обласканы им в посмертии...

С позиции преосвященного и вообще-то атеистичного жителя планеты Земля, двадцать первого века, вполне нормально было бы посмеяться над терзаниями маленького волшебного существа из фэнтезийного мира. Душа - фи, какая ерунда! Показать себя подонком - харкнуть ребёнку на мороженку и сказать, что так будет вкуснее.

Вот только когда я весь из себя такой неверующий встретился меньше часа назад с Ануне, мне было как-то не до рассуждений - существуют ли боги или всё это сказки для малограмотных НПС. Хотя тёмная дамочка не вела себя агрессивно.

Душа... есть ли она вообще в этом мире? Уж не переселили ли нас сюда как раз с помощью именно этой эфирной материи. Так почему бы не быть у и феи чего-нибудь подобного?

"Слушай Люска, ты знаешь, кто я?" - ответил я расстроенной малышке.

- Вы мой хозяин! - вздохнув, сказала она.

"А ещё?"

- А ещё... Человек, могучий воин, паладин...

"Так вот! Паладин - лицо духовное и мирское одновременно!" - мысленно соврал я.

В Ортене в отличие от большинства других компьютерных игры - паладины небыли духовенством, хотя и состояли в религиозных рыцарских орденах. Нас можно было скорее назвать "компаньонами" божества. А если выстраивать чёткую цепочку "приближенных" к небожителю классов, то на первом месте стояли священники, за ними шли монахи и только потом паладины. Замыкали её мстители - этакие деревенские ребята самоучки, послушавшие проповедь и вышедшие на тропу войны.

- Правда?

"Конечно! И более того - я элениец! Друг по переписки с самой Эленией! Это покруче какого-то там заштатного проповедника будет. Так вот я уверен, что моя Богиня считает, что у всякого живого создания есть эта самая "душа"! Так что больше не забивай себе голову подобной ерундой! И не слушай плохих дяденек в платьях".

- А ты уверен? - обрадованный голосок феи звенел счастьем.

"На все сто процентов. Да и вообще кому ты больше веришь - мне или какому-то там незнакомцу?"

- Тебе Мастер! А какая она эта Эления?

"Потом расскажу..." - пообещал я.

Для начала мне нужно было придумать, какая она эта Богиня. Но карабкаясь по прогнившим сваям на шаткий конёк высокой покатой крыши, усеянной дырами и поросшей пышным мхом - сделать это было непросто. Зато здесь, на балках можно было пересидеть облаву, не опасаясь, что меня учуют взявшие след псы.

Удобно устроившись на крепкой печной трубе сложенной из серо-коричневого камня, я какое-то время следил за суетой во дворе. Собаки привели шумную толпу моих преследователей к дому из которого я пробрался на крышу, но затем у них случилась какая-то заминка и уже минут пять вернувшийся с другого конца двора привратник, орал на отчаянно спорящих стелсеров.

Кажется у них там на намечался конфликт профсоюзов. Ниндзя, что-то доказывали ассасинам, те нервно сжимая рукояти мечей, кидали отрывистые фразы, а тройка разбойников, в том числе неудачливый стрелок, курили короткие трубки, сидя на корточках в сторонке и поплёвывая по сторонам в лучших традициях пост советской гопоты. Между всеми этими господами бесновался рыцарь, пытаясь видимо погасить нарастающий скандал.

То ли вся эта братия была свято уверена в том, что никуда мне не деться, то ли оставшиеся в замке бойцы просто не блистали умом и сообразительностью. Кто его знает... Но глядя на то как неумело действуют персонажи довольно высокого по меркам игры уровня, я только диву давался как эти товарищи вообще сумели так покачаться. Хотя с другой стороны в телах с виду взрослых разбойников, вполне могли находиться двенадцатилетние детишки. А то и более юные создания родители, которых в своё время плевать хотели на то, во что играют их уже вполне самостоятельные отпрыски.

Вспомнив тоненький голосок убитого дружественным выстрелом ассасина, и глядя на нарастающую спонтанную разборку, я всё больше и больше утверждался в мыслях, что на меня охотится группка детишек, относящихся к тому же к классической категории "неадекваты". В онлайновых играх игроки вообще не особо хорошо относились к игрокам юного возраста. Но среди всех возрастных категорий, а особенно в этой встречались такие кадры, место которым было в ближайшем псих-диспансере, а не в приличном обществе. Истерики, вопли, наивный и совершенно неуместный мат в чате через каждое слово - пол беды. А вот то, что подобные товарищи легко могли завалить любое начинание и активно портили репутацию игровых сообществ, заставляло многие гильдии задирать возрастной ценз на вступление до восемнадцати лет, а иногда и до двадцати с плюсом.

Закончилась вся эта склока так же быстро как началась. Кто-то сделал резкое движение, кто-то испугался, быстрая стычка и вот уже пять мёртвых тел, одно из которых продолжали трепать спущенные с поводка псы в живописных позах остались лежать на земле. Смачно сплюнув себе под ноги, наблюдавший за побоищем привратник, вовремя ретировавшийся к разбойникам, что-то сказал и махнул булавой в сторону чернеющего дверного проёма. Через пару минут двор опустел, и только оставленные без надзора собаки визжа, и тявкая друг на друга, продолжали свою кровавую трапезу.

Первый из разбойников забрался на стену спустя три минуты. За ним последовали и остальные. Однако выбравшийся из пролома с помощью ассасинов рыцарь так и остался стоять на травяной площадке, не рискнув видимо довериться хрупким ступеням, ведущим наверх стены.

"Люсь, ты как? Хорошо ориентируешься в этом замке?"

Спросил я разглядывая возвышающуюся метрах в тридцати от меня массивную стену донжона. Это было очень высокое сооружение. Огромная башня, облепленная массивными шестиугольными пилонами, навесными башенками, усеянная бойницами, смотровыми площадками и широкими арками неизвестного мне предназначения.

Одно из таких странных архитектурных решений располагалось прямо напротив меня. Когда-то дыру перекрывали ворота, их погнутые и проржавевшие петли можно было легко различить в особых пазах, проделанных в толстых стенах, и забрано опускающейся решёткой, которая теперь ввалилась в тёмное нутро и слегка торчала из арки, почему-то напоминая мне пережаренную вафлю.

- Неплохо так! - ответила Люська. - Знаю где жилые комнаты, казармы, кухня...

"Кухня - это хорошо... - сглотнув вязкую слюну, произнёс я, - но меня интересует, что находится вон за той дыркой".

Махнув рукой в сторону арки, я быстро обернулся. Разбойники, ловко перебирая руками и ногами, лезли к пролому над запертой дверью. Не ошибусь, если скажу, что в банде Аугусьтиена было довольно строгое разбиение по классовому признаку. Судя по тому, как свободно вели себя ассасины, они явно находились в более привилегированном положении, нежели другие роги. Знать бы ещё, за что они порешили ниндзюков? Вряд ли мне это хоть как-то поможет, но после полугодового заточения и одиночества, даже детские дрязги казались мне чем-то интересным. Хотя ниндзя молодцы, вдвоём да ещё со спущенными на них собаками, положили троих из численно превосходящих их противников, наглядно продемонстрировав, что воины тени намного сильнее в ближнем бою, чем обычные убийцы.

Но вот то, что все выжившие явно шли по моим следам, меня совершенно не устраивало. Впрочем, в моём арсенале было кое, что полезное на этот случай...

Из дверей дома, на трубе которого я сидел, выбежал я и со всех ног устремился к неохраняемым воротам. Подняв дикий лай, за иллюзорным двойником ломанулись собаки, но куда им было угнаться за покорным моей воле колдовством.

- Вон он! - заорал привратник и неловко спрыгнул со своей площадки обратно в пролом "общественного сортира".

Честь сказать я вообще не понял, зачем этот ходячий утюг полез на стену. Ассасины и разбойники были куда как более хваткими, уже через секунду они дружной толпой неслись через двор к исчезнувшей за поворотом иллюзии.

- Там? Не знаю... - проговорила, наконец молчавшая всё это время фея, - я была внутри, но там всё порушено и пахнет плохо. Как на конюшне.

Ага... так это же стойла для летающих маунтов - грифонов, драконов и прочих крылатых тварей на которых могут перемещаться игроки. Ну что ж!

"Люсь. Ты можешь залететь в ту арку и остановиться поближе ко входу?"

- Могу. А зачем?

"Увидишь... Только ради всего святого не пугайся и не вздумай дёргаться! И да! Не используй свою невидимость!"

- Хорошо, - сказала маленькая девушка и отлетев от меня уже через пару десятков секунд оказалась в нужном мне месте.

Я ещё раз внимательно оценил расстояние от трубы до стены донжона. Далековато конечно, но авось справлюсь. Спрыгнув на конёк крыши, я отбежал как можно дальше по деревянной балке. Сосчитал до десяти, обернулся и разбежавшись, наступив на бортик трубы, прыгнул.

Уже несясь на встречу к земле, я на какое-то мгновение пожалел о своей дурацкой идее. Падение с такой высоты - гарантированная смерть для любого возомнившего себя Икаром персонажа. Ну, может быть не любого - какой-нибудь продвинутый ассасин или ниндзя вполне вероятно имеет некие пассивные способности, позволявшие ему не убиться, спрыгнув с восьмого этажа - но я-то...

"Смерть с небес", "Смерть с небес", да работай же ты! На самом пределе, когда я уже был мысленно готов сдаться, способность подхватила меня, закрутила и подняв над аркой и со всей дури швырнула в завизжавшую от страха Люську.

Приземлился я на руки и колени, прямо над сжавшейся в комочек феей, оттолкнулся и по инерции кувырком покатился вглубь помещения, получая минорные повреждения и гадая - прибил я свою маленькую спутницу или только напугал. Снеся несколько трухлявых деревянных балок и хорошенько извалявшись в гнилой, пахучей соломе, я со всей дури впечатался в каменную стену самым неэлегантным образом и охну в сполз напол.

- М... Мастер?

- Да... - просипел я, пытаясь понять, не сломал ли я себе чего-нибудь важного, хвост например.

По всему выходило, что хвост действительно был сломан, а вот всё остальное тело функционировало нормально. Но так как его у меня отродясь не было, лечению подобный перелом не поддавался. Полоска бафов и дебафов тоже радовала отсутствием неожиданностей. Ни тебе синяков, ни отбитой спины. Кряхтя, я поднялся на ноги.

- Испугалась?

- Ага! А давай повторим! Мне понравилось!

- Нет, спасибо. В следующий раз без меня, - ухмыльнулся я. - Воздух явно не моя стихия.

- Эх... - тяжело вздохнула девчушка, оборачиваясь в зелёную искорку, - вот всегда так.

- Жизнь - вообще несправедливая штука, - улыбнулся я, отряхиваясь от соломинок и сора, а затем набрасывая на себя невидимость. - И кстати воздух - явно не моя стихия.

Это место действительно было воздушными стойлами. Рассчитанными судя по размерам сохранившихся ячеек на грифонов, гиппогрифов, мантикор и прочую плотоядную крылатую живность среднего размера. Потемневшие от времени деревянные балки, толстые с мою ногу в обхвате удерживали разделявшие секции ржавые кованые решётки. Оскаленные пасти чудовищ удерживали тяжёлые кольца с продетыми сквозь них рваными шипованными цепями, остатки которых чёрными змеями струились по слегка выпуклым, иссечённым острыми когтями и подкованными копытами камням пола.

Между стойлами, размещёнными на противоположенных концах помещения, располагалось пространство "взлётной полосы". Достаточно широкое, когда-то покрытое деревянным настилом пространство. Достаточное, для того, чтобы скакун мог беспрепятственно расправить крылья и совершить небольшой разбег. Вот только...

Я посмотрел на арку, за которой на фоне сказочно голубого неба, по которому ползли белые кудряшки облаков, торчал конёк крыши и одинокая печная труба, послужившая мне трамплином. Не мало маловато ли расстояние в тридцать метров, для какого-нибудь гиппогрифа, который по сути та же лошадь только с птичьей головой, передними лампами, крыльями и оленьими рогами в придачу. По идее он должен был расшибиться об стену ну или снести ту самую трубу.

"Надеюсь, что мой "прыжок веры" никто не видел?" - подумал я, подходя к краю "взлётной полосы" и выглядывая во двор.

- Нет... - пискнула фея, видимо решив, что я спрашиваю именно её.

Пусто. Ни еденной живой души рядом с данжоном. Только на кладбище происходило какое-то шевеление. Да возле ворот, в окружении успокоившихся гончих псов, рассевшихся полукругом, облизывая окровавленные пасти и активно вилявших хвостами, простроился на обвалившимся куске стены привратник. Бросив перед собой булаву и щит, сняв шлем и положив его рядом с собой, рыцарь сидел, уронив лицо в ладони. В какой-то мере, будь на моём месте кто-то другой, ему, наверное, можно было даже посочувствовать, ведь судя по всему, именно он отвечал за поимку беглого пленника.

"Люсь, как добраться до хранилища, в котором Аугусьтиен держит мои вещи?"

- Отсюда... - фея на долю секунды задумалась, - здесь дверь... она обычно заперта.

"Магией?"

- Нет! Но замок новый и очень крепкий. Я один залетела через это место... Пришлось потом возвращаться и искать открытое окно...

Замок... а я ведь не умею взламывать...Попытаться выбить его? С моей ннешней силой может и не получиться... Погодите-ка! Замок! Это же "небольшой рукотворный механизм"!

Открыв закладку "Колдовство" в талантах, я заставил появиться справку на "Техно-колдуна" - талант, который я когда-то давно отбраковал как "относительно бесполезный".

"Техно-колдун"

"Тот, кто сказал, что магия и технология противостоят друг другу - был одновременно прав и не прав. Когда то давным-давно в пределах Ортена существовала секта "Техно-Жрецов" сектантов использующих свои магические силы для конструирования передовых на тот момент механизмов. Эти люди, эльфы и дворфы поклонялись своему выдуманному божеству - Семи-сегментарому Дракону, и прилагали невероятные усилия, чтобы воссоздать его тело в этом мире. Адепты этой секты давно сгинули в веках, но открытый ими способ применения магнетизма для создания инженерных констрактов - сохранился в тайных гримуарах. Ныне эти знания доступны любому, кто обладает даром Электры. К сожалению, разрушать - проще, нежели строить. Древние знания ныне служат не для созидания, но для разрушения. Быстро сломать небольшой рукотворный механизм - вот для чего теперь используются знания древних творцов"

А ведь от "Техно-колдуна" тоже шла стрелка. Глубоко, глубоко в высшие таланты ветки и там открывала талант "Тенхно-жрец".

"Техно-жрец. 0 из 2"

"Силой магии и мыслью науки можно творить чудеса. Сломать сделанный кем-то механизм просто - намного труднее создать что-нибудь самому. При помощи древних знаний техно-жрецы могут из груды мусора собирать простенькие механизмы, одной лишь силой мысли заставляя хлам превращаться в нечто полезное или чинить сложные инженерные аппараты".

Ну - как эта способность работала раньше - гадать не приходилось. У многих классов имелись временные или постоянные спутники, призываемые на помощь в трудную минуту или просто бегающие рядом с хозяином. Вот и паладину-терминатору давалась возможность вызывать какого-нибудь роботизированного гаврика на магических батарейках, отвлекающего противников или наносящего дополнительный урон. Странным было только-то, что возможность эта появлялась ну очень уж поздно. А второй вариант использования - по сути, мало чем отличался от исцеляющих заклинаний, просто применялся исключительно на механизмы, хотя по описанию было совершенно непонятно насколько сильно восстанавливала технику данная способность.

Вложив одно очко талантов в "Техно-колдуна" я ещё раз обвёл взглядом замковый двор. Поправив треуголку, зашагал вглубь стойл, туда, где за крайней решёткой в стене виднелась широкая арка, выложенная массивными камнями с нанесёнными на них изображениями мифических животных.

"Пойдём, посмотрим на эту дверь".

В древнем замке было темно, сыро и холодно. Несмотря на всё удобство своего колдовского зрения, я, тем не менее, не мог видеть в темноте, а потому мне приходилось идти практически на ощупь, касаясь рукой тёмно синих стен, на которых от моих пальцев оставались быстро исчезающие фиолетовые пятна. Люська, прекрасно видевшая в полной темноте, взяла на себя роль навигатора, предупреждая меня о ступеньках, провалах в полу и валяющихся на дороге обломках стен и потолка.

Сердце бешено колотилось в груди, а внезапно разыгравшееся воображение настойчиво твердило мне, что я вновь заперт в подвалах замка и сейчас, уже вот-вот за мной в очередной раз придут молчаливые зомби, чтобы вновь отвезти меня на ежедневный кровавый ритуал. Кажется, те полгода, проведённые мной в заточении, всё же не прошли для меня бесследно. На лицо была прогрессирующая клаустрофобия вместе с боязнью темноты.

Подавив нарастающую панику и с трудом проглотив подступающий к горлу ком, я словно танк пёр вперёд, борясь со своими внутренними страхами. Вот только подобных радостей и не хватало мне в моей новой жизни! Конечно, думать о подобном сейчас было не место и не время, но кто знает, в каких подземельях мне ещё предстоит побывать. И если каждый раз на меня будет накатывать волна немотивированного страха - ничем хорошим это для меня не закончится.

Кажущаяся бесконечной кишка коридора совершила очередной поворот, и я с облегчением выдохнул, увидев тонкую полоску тусклого света пробивающегося из щели под массивной дубовой дверью. Очевидный новострой, явно установленный здесь совсем недавно дабы отсечь неиспользуемые коридоры и продуваемые всеми ветрами вонючие стойла от жилой части замка. Факел или жаровня были установлены очень близко от неё, а потому я прекрасно видел её - зеленную, почти оранжевую в некоторых местах с массивной стальной пластиной прикрывающей то место где должен был располагаться замок.

Ни ручки, ни скважины для ключа с этой стороны естественно не было. Но что хуже всего - я явственно видел лёгкие колебания магического поля, наложенного на дверь и стену рядом с ней, а так же валяющиеся рядом с ней крысиные трупики разной степени свежести.

Магическая ловушка неизвестного действия. А что я хотел встретить в замке, принадлежащем колдуну-извращенцу? Наверное, глупо было надеяться на то, что обустраивая своё жилище, Аугусьтиен воздержался бы от использования разномастного пакостного волшебства. Хорошо ещё, если я по дороге не вляпался в какую-нибудь сигнализацию или что-нибудь подобное. А ведь мог! Ещё как мог - потому что окончательно разучился думать! Привык с момента попадания в этот мир исключительно реагировать на происходящее. Совсем в овощ превратился!

Вот зачем я сюда полез? На что рассчитывал? Ветер свободы ударил в голову, выветривая последние мозги? И вот результат - я в очередной раз оказался в заточении, и на это раз абсолютно добровольно, по собственной дурости. Всё что мне остаётся - пойти обратно в стойла и сигануть во двор вниз головой, потому как обратно на крышу при помощи "Смерти с небес" не переберусь. Свалюсь с трубы или комично расшибу себе голову об кирпичную стену.

От пораженческих мыслей о том, что я в очередной раз попался, меня забила крупная дрожь. Сжав зубы и собрав всю свою волю в кулак, я попытался успокоиться и не впадать в панику. Открыв закладку с талантами, быстро пролистал её, выискивая что-нибудь - способное помочь мне преодолеть очередную преграду, и чуть было не зарычал от бессилия, обнаружив искомое глубоко в ветке "Проникновение". В шестом ряду, дотянуться до которого у меня не было сейчас ни какой возможности.

"Люся".

- Да Мастер? - пискнула фея.

"Мы здесь не пройдём, - сжигая дверь ненавидящим взглядом, подумал я, - скажи это точно единственный выход?"

- Нет, это единственный выход, - ответила Люся и подумав, добавила - Но если два поворота назад свернуть не в право, а влево, то там будет забитая каким-то хламом комната. В одной из её стен есть небольшая трещина. А за ней шахта с винтовой лестницей. Вот только там ничего нет!

"В каком смысле "ничего нет"?" - не понял я.

- А вот так вот... - голос девчушки переместился под шарфом и звучал теперь у другого уха, - я до самого верха забиралась. Там просто площадка с перилами и глухая стена...

"Хм... Не может быть, чтобы лестница вела в никуда."

- Там есть рычаг, но я не знаю, что он делает. Я не смогла его сдвинуть.

"Просто рычаг?"

- Ага! Торчит, прямо перед лестницей... и больше ничего нет. Поэтому мне и пришлось искать...

"Люська, а не нашла ли ты случаем секретную дверь!"

- Секретная дверь? - в голосе феи прозвучало непонимание. - Это как?

"В замках хозяева часто обустраивают тайные ходы, о которых знают только они и их приближённые. А входы маскируют, например, под книжный шкаф или отодвигающийся кусок стены. С наружи проход открывается нажатием, на какую ни будь книгу или поворотом факела, а внутри тайника - обычно всё просто и очевидно. Ты говоришь, что винтовая лестница находится за трещиной в одной из комнат?"

- Да... но ты мастер там не пролезешь! Я сама-то еле протиснулась, а потом почти час искала её. Очень боялась, что не выберусь оттуда!

"Веди меня туда"!

И снова потянулись скрытые во тьме коридоры. Дважды я поднимался по небольшим лестницам, и чуть было не свалился, неудачно наступив на покатый камень, но наконец, минут через десять пальцы мои коснулись утопленной в стене колонны, за которой по заверениям феи начиналась та самая, нужная мне комната.

- Осторожно Мастер! Здесь сплошные завалы. Идите по стеночке...

"А что мне ещё остаётся..." - подумал я в ответ, ухватившись за стену и аккуратно прощупывая ногой пол перед собой.

Под сапогом захрустела каменное крошево. С глухим стуком откатилась в сторону какая-то деревяшка, и шагов через десять носок упёрся во что-то твёрдое.

"Что это?"

- Голый каменный мужик, - ответил Люся. - У него нет головы, так что думаю, что он мёртв!

Нагнувшись, я ощупал руками препятствие. Судя по всему, это была обычная статуя, выполненная из мрамора. Во всяком случае, бархатная поверхность камня наводила на мысли об античных статуях, хотя по размеру попавшаяся мне под руку стопа на шестигранном постаменте напоминала мне о "Давиде" Микеланджело.

Хотя конечно кто его знает, чем на самом деле могли являться статуи в замке Аугусьтиена. Я дитя, выращенное на фантастической литературе двадцатого и начала двадцать первого века, а потому легко мог представить себе такую-вот, ожившую каменную дуру. Даже без головы.

Перебравшись через ноги "Давида" я прошёл по стенке до конца комнаты, повернул направо и ещё метров через десять, Люся остановила меня.

- Трещина прямо над тобой.

Где-то тихо и размеренно журчала вода. Пахло сыростью и плесенью. Что было очень странно, учитывая, что я сейчас находился не в какой-то там пещере с грунтовыми водами, а в самом натуральном средневековом романском замке, правда "фэнтезийного" типа. К тому же он был не в лучшем состоянии, а потому возможно где то под разрушенной крышей образовался незапланированный создателями бассейн, постоянно пополняемый дождевой водой. Вот она и стекала сквозь трещины, потихоньку подтачивая их и размывая скрепляющий раствор.

Вытянув руку вверх, я аккуратно пошарил пальцами по неровной, мокрой кладке и вскоре действительно обнаружил крупную щель между камнями, которые к тому же легко сдвинулись, стоило мне слегка надавить на их шершавую поверхность. Отстранившись от стены, я качнулся и ударил в неё плечом.

Стена поддалась, но совсем немного. А вот невидимость не предназначенная для подобных экспериментов тут же слетела, и я видевший до этого момента хотя бы свои руки оказался в полной темноте. Конечно, будь у меня...

- Люся! - таиться особого смысла не было.

- Чевой?

- Ты же у нас маститый инсектолог...

- Кто? - возмущённо выдохнула букашка. - Мастер не нужно верить тем, кто говорит про меня всякие гадости!

- Я говорю, - пояснил я, тяжело вздохнув, - что ты у нас извела в окрестностях этого замка кучу кузнечиков, муравьёв и прочих насекомых...

- А! Ну да!

- У тебя вроде как есть какие-то атакующие способности?

- Я их сначала била веточкой, а затем у меня появились пузырики!

- Вот - то, что нужно! Давай как вылетай и становись напротив меня!

- Зачем?

- Будешь практиковаться в пузыреметании.

- Это как?

- Просто начинай кидаться в меня своими пузырями.

- Но...

- Попробуй.

- Ладно...

Выскользнув из под моего шарфа, зелёная искорка исчезла, когда фея приняла свой естественный облик, а затем что-то ощутимо щёлкнуло меня полбу.

"Питомец Вальдера Вэбера "Люстенда" наносит вам 2 единицы урона магией арканы".

- Мастер вам больно?

- Нет. Продолжай!

Щелчки, иногда превращающиеся в натуральные щелбаны когда у феи проскакивал критический удар, посыпались один за другим. На меня даже завесился какой-то слабенький дебаф, от которого мне было ни тепло, ни холодно, но самое главное темнота начал потихоньку рассеиваться, так как шкала "Боевой Концентрации" дрогнула и начала заполняться.

Потеряв примерно сорок хитпоинтов, я уже видел окружающее меня пространство как днём: заваленную шкафами, ломаными столами, креслами и стульями комнату, в центре которой лежал придавленный рухнувшими плотами потолка мраморный "Давид", в реальности мало похожий, на творение известного итальянского скульптора эпохи Возрождения. И конечно я видел мою "мыльную фею" с серьёзным видом размахивавшую крылышками и протягивавшую ко мне ручки, из раскрытых ладошек которой в мою сторону била струя радужной мыльной пены.

- Ничего не понимаю... - честно признался я.

- Чего вы не понимаете Мастер? - удивлённо спросила девчушка, опуская руки.

- Я не понимаю, почему пару чесов назад, ты не могла сделать тоже самое. Вспомни, сколько раз ты пыталась атаковать меня по моей просьбе, используя различные предметы, и чем всё это заканчивалось.

- Ой!

- Вот тебе и "Ой".

- Но я честно-честно... - испуганно пролепетала девочка.

- Верю, верю, - я в задумчивости почесал подбородок.

Может быть, всё дело не в отношениях "мастер-питомец", как я думал раньше, а в каком-нибудь эффекте наложенном Аугусьтиеном на мою подземную камеру. Ведь если подумать, за исключением первых дней меня там никто и никогда не трогал. Или в заколдованной раме, на которой я болтался всё это время.

- Ты давай, где-нибудь раз в минуту постреливай в меня, а то я снова ослепну...

Обернувшись к стене я внимательно осмотрел трещину, которая на проверку оказалась разъезжавшимися от влаги камнями кладки и встав на цыпочки, аккуратно ухватился за один из блоков. Потянул на себя, толкнул, опять потянул, а затем бросил всё это дело и направился в центр комнаты, небрежно расшвыривая попадающуюся на пути трухлявую мебель, прямо к безголовому "Давиду".

Он действительно был сделан из единого куска голубоватого мрамора. Когда-то единого. Обрушившийся потолок существенно повредил фигуру, расколов его на несколько крупных кусков и полностью раскрошив голову и часть грудной клетки. Массивная рука, размером почти в полтора метра и в обхвате бицепса более тридцати сантиметров, отколотая вместе с плечом от тела и лишившаяся пальцев, как нельзя лучше подходила для моих целей. Конечно я предпочёл бы что бы она была гранитной или вообще стальной, но выбирать в моём положении не приходилось.

Вооружившись этим импровизированным тараном, который я еле-еле мог поднять, я вернулся к стене. Прицелился в одну из щелей между камнями кладки на уровне пояса, размахнулся и нанёс первый удар, гулким эхом отозвавшийся по тёмным коридорам брошенной части замка.


Оценка: 7.39*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"