Шарамыгин Владимир Александрович: другие произведения.

Перекресток 3. Мир-Библиотека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  Шёл уже третий день нашего путешествия по неизвестному миру. Хотя ничего особенно необычного в нём пока не было. Те же поля, перелески, горы на горизонте... и обыкновенная грунтовая дорога, не слишком нахоженная, но и не заросшая травой. Прозрачное голубое небо, белоснежные облака, зелёные трава и деревья, разноцветные цветы вокруг, и почти постоянное пение птиц. Правда, мир, казалось, был совершенно нелюдим. За всё время пути нам не повстречалось ничего рукотворного.
  Сидя у небольшого костра, я то вглядывался в небо, в узоры незнакомых созвездий, то заворожённо наблюдал за гибкими языками пламени, с которых как будто срывались тонкие ниточки золотистых искр. Эти ниточки свивались между собой, поднимались выше и таяли на фоне тёмного, усеянного звёздами неба. Казалось, что искры костра как будто превращаются в звёзды, продолжая сиять и переливаться на небосводе.
  Странник перестал меня называть Малышом, и теперь обращался ко мне только - Санни. А себя попросил называть Учителем. Спорить со всем этим смысла не было: кто знает, что повстречается впереди на нашем пути. Придёт время, и он всё мне расскажет.
  А сейчас надо воспользоваться возможностью и немного поспать.
  - Санни, с тобой всё в порядке?
  - Да, Учитель. Почему ты спросил?
  - Ты сегодня целый день был погружён в какие-то мысли, молчал...
  - Нет, всё нормально!
  - Нормально? И всё-таки?
  - Прошло уже три дня пути, а мы так никуда и не пришли...
  - Знаешь, иногда страннику приходится...
  - Знаю! - Я тряхнул головой, пытаясь отогнать нестройный ряд каких-то незаконченных мыслей, помолчал немного, сосредотачиваясь, глядя в огонь. - Прости, что перебил тебя! Просто уже три дня совершенно ничего не случается! Только сны... - Последние слова сорвались как-то очень быстро, скороговоркой.
  - Сны? - удивился Учитель. - Ты мне до сих пор про них ничего не рассказывал.
  - Я просто толком и не смогу, наверно, о них рассказать. Раньше, дома, я видел всегда какие-то понятные, обыкновенные сны. Иногда мне снились сцены из прочитанных книг или я сам был в роли какого-то героя. Но больше было самых обыкновенных, ничем особо не примечательных снов.
  - А здесь?
  - Здесь, во сне, передо мной просто мелькают разные образы. Я как будто переношусь из одного мира в другой, из эпохи в эпоху... И ещё странные тени, которые постоянно пытаются направить моё внимание на что-то, понятное, похоже, только им.
  - Не переживай, Санни. - Учитель вышел из темноты и опустился на землю рядом со своим юным спутником. - Это мир-Библиотека встречает тебя так. А тени - это Хранители, и они хотят тебе в чём-то помочь.
  - В чём?
  - Я не знаю.
  - Но, раз ты говоришь так, значит, ты тоже видишь здесь такие сны?
  - Нет.
  - Значит, видел раньше?
  - И раньше никогда не видел.
  - Но тогда...
  - Давай сначала дойдём до цели, а там...
  - А какая у нас цель?
  - Информаторий... Библиотека, хранилище всех тайн и истории Вселенной.
  - Всех-всех?!
  - Всех-всех, Санни, - улыбнулся Учитель. - Только, просто попасть туда - мало! Слишком мало, чтобы Хранители захотели тебе отдать какую-то информацию. Впрочем, скоро ты всё это увидишь и узнаешь сам.
  - А на что похож этот Информаторий?
  - А как ты сам себе его представляешь, Санни?
  - Ну, как библиотеку, наверно и представляю. Здание с большим количеством комнат, в которых хранятся книги.
  - Да... есть там и такое, - Учитель наклонился и сорвал травинку на обочине. - И ещё много другого... увидишь скоро! А сейчас - отдыхать!
  - Ладно, - я с трудом удержал зевок и снова повернулся к костру.
  
  Утром Учитель, обычно шедший немного впереди и постоянно приглядывавшийся к чему-то вокруг, не стал меня обгонять и вновь предложил вернуться к начатому вечером разговору.
  - Как прошла ночь, Санни? Отдохнул, или Хранители опять не давали тебе спать?
  - Не знаю, Учитель. Видений было много. Но они как будто не тревожили, а напротив, настраивали на что-то. И там был ты. Такой молодой и непохожий на себя настоящего.
  - Что ты хочешь сказать?
  Я не знал, как объяснить своему другу то, что я увидел во сне. Я понял, что мы с ним не повстречались случайно, не были сведены вместе силами Перекрёстка. Мы были изначально одним целым! Ну как такое можно объяснить?! Поэтому я поскорее переключился на другое, как бы не услышав вопроса.
  - Я видел много коридоров. Одни были тёмными, другие - светлыми, и даже сияющими! В каких-то нишах в стенах лежали какие-то таблички, свитки и огромные потёртые тома. Было много обыкновенных книг в шкафах и на стеллажах. Были непонятные капсулы и диски, многогранные сверкающие камни... и во всём этом чувствовался порядок, чьи-то руки создали и поддерживают определённую систему. Во всём, кроме одного коридора.
  Я попытался поподробнее восстановить в памяти эту часть сна и, даже сбившись с шага, остановился.
  - Этот коридор был похож на нерукотворный, понимаешь! Своды его, хоть и были ровными, как-то произвольно сужались и расходились, создавая впечатление извилистого пути. Но я откуда-то знал, что этот путь ведёт только вперёд, только прямо и не сворачивая!
  Но самое невероятное было где-то впереди. Там, где проход окутывался разноцветной мглой. Это было похоже на болото с его вечным туманом.
  - Болото, Санни?
  - Да! - жадно вдохнув воздух, я продолжил рассказ.
  - Это был не обыкновенный туман, а что-то важное... ну, как если бы на палитре смешивали краски... так и в нём рождалось что-то новое, обретало форму и переносилось ближе, на бесконечные стеллажи. А ещё удивительно, что отдельные сгустки тумана не обретали окончательной формы, и так и зависали...
  - Знаешь, Санни, я почему-то с трудом представляю все эти метаморфозы. В конце концов, это же был сон!...
  - Сон?! А мне всё это кажется реальностью! Ты же сам рассказывал, что в этот мир со всей Вселенной стекается информация. Если каждый поток информации - разноцветная струя, то туман - просто более удобная форма для синтеза. Мне кажется, этот мир не просто собирает и хранит знания, он их ещё и перерабатывает, превращая в новые.
  - Удивительно!... Мне кажется, что ты уже знаешь об этом месте больше меня.
  - Нет, Учитель! Мне это просто приснилось!
  - Ладно, цель нашего путешествия уже совсем рядом. Посмотрим, что скажут Хранители! - улыбнулся Странник.
  - А куда мы идём?
  - Библиотека построена у основания этих гор. Скоро уже мы увидим её стены.
  Стены действительно показались. Уже за следующим поворотом. Только если можно было назвать стенами отполированный веками срез каменного монолита. Я подумал, что кто бы ни были эти неведомые Хранители, такое творение вряд ли им под силу. И, вполне понятно, приготовился увидеть входы в какие-нибудь пещеры или каменные галереи. Однако всё оказалось совсем не так просто...
  - Если пройти налево вдоль стены, то мы как раз окажемся у лестницы, - Учитель поднял руку и указал необходимое направление. - Её ещё называют тропой в пустоту.
  - Почему?
  - Если попытаться снизу проследить за её изгибами, очень скоро понимаешь, что не видишь ни одного ответвления, а тропа на самых подступах к вершине - исчезает. Да вот, погляди сам!
  И я поглядел. Внимательно. Пристально. Вполне уверенный, что никакая тайна не сможет укрыться от меня. Поглядел сразу на самый верх, для чего пришлось изрядно запрокинуть голову.
  Вершину горы, у подножия которой мы стояли, заливало ярким солнечным светом. И никакой тропы, никакой лестницы там не было! Только крутая стена из гладкого камня. Хотя нет, где-то почти на самом верху к гладким стенам прилепилась маленькая терраска, совершенно непонятного происхождения и назначения. Приблизиться к ней казалось совершенно невозможно. Разве только птица сядет...
  Потом я опустил взгляд ниже. И увидел лестницу... Точнее - её кусок... Ну, как бы это объяснить? Она была не слишком широкой, с множеством ступеней, как будто сливавшихся в гладкий монолит на фоне горного склона. Мне показалось, что неведомые строители просто создали великолепную иллюзию! Но - нет, от верха последнего различимого на высоте участка лестницы до птичьей террасы не было видно ни одной ступеньки.
  Ниже всё повторялось: более-менее различимые ступени, рябящий, расплывающийся в глазах участок стены, снова ступени... и всё! Куда вела странная тропа, было совершенно не ясно. Да и застывший позади меня Учитель уже, по сути, признался в неведении.
  - Впечатляет! - только и осталось признать мне.
  - Я слышал однажды, что путь к вершине возможен только по облачным ступеням... но что это за ступени, и как по ним идти, я не знаю. - Учитель приблизился и обнял меня за плечи. - Многие, и не только странники, пытаются покорить неприступные высоты, доказать что-то себе и всем. Но по-настоящему велик только тот, кто сумел покорить Свою вершину, ты понимаешь, Санни! Только Своя вершина действительно стоит достижения!
  - А ты покорил Свою вершину, Учитель? - мне вдруг показалось, что ответ на этот вопрос почему-то очень важен, и именно для меня.
  Учитель вновь посмотрел вверх, помолчал, и ответил, при этом как-то устало сгорбившись: - Я этого не помню, Санни...
  - Как же такое может быть?! Ведь ты знаешь столько дорог! Ты столько лет учишь меня и знаешь ответы практически на все мои вопросы!
  - Да... может быть... но на этот вопрос я ответить не могу... прости.
  Я понял, что эта тема почему-то причиняет Учителю боль, и не стал больше настаивать на ответе.
  - А где же всё-таки вход, Учитель?
  - Мы уже совсем рядом, надо только подняться на террасу и ты сразу его увидишь.
  Не дожидаясь новых указаний, я заспешил вверх по каменным ступеням.
  Добежав до верха лестницы, я застыл от удивления. Невысокий подъём прикрывал собой довольно просторную площадь, заполненную, как будто мастерская множества скульпторов, скульптурами, изваяниями, просто фантастическими нагромождениями. Стены же гор, ограничивающих этот удивительный паноптикум, были усеяны барельефами.
  - Удивлён? - незаметно подошёл сзади мой спутник.
  - Что это, Учитель? Как здесь оказались столь разные творения?
  - Разные, Санни? Присмотрись внимательно: у всего, что ты видишь перед собой, есть одна общая черта.
  Я, конечно, понимал, что мне устроено ещё одно испытание, но понять, что же может быть общего, например, у Родена с Праксителем или Пикассо, о которых мне рассказывал Учитель... А передо мной была целая площадь не повторяющихся работ во множестве стилей! Переводя взгляд с одного на другое, я усердно пытался понять, но, увы...
  - Сдаюсь, Учитель...
  Учитель улыбнулся. Но, вместо того, чтобы объяснить, сделал шаг к ближайшему изваянию.
  - Посмотри на это, Санни! - его рука прикоснулась к лицу скульптуры. - Или на это, - он сделал шаг в сторону и указал на участок странно переплетённых каменных тел. - Видишь?
  - Что?
  - Тогда посмотри, например, ещё сюда...
  Это было так странно: везде, куда показывал Учитель, был какой-то изъян. Какая-то неправильность, несимметричность или просто некрасивость. Оглядевшись ещё раз, я понял, что такая "печать" лежит буквально на всём.
  - Я понял. Они все не доделаны. Но зачем тогда их притащили сюда?
  - Притащили? - Учитель снова улыбнулся. - Интересное сравнение! Никто не знает, как сюда что-то попадает. Кроме Хранителей, наверно. А зачем? Слышал ли ты, Санни, что рукописи не горят? Да? Ну, тогда вот тебе и ответ - эти работы были отвергнуты своими авторами из-за какого-то несовершенства, нередко просто кажущегося.
  - Так много?!
  - Такими площадями - или, как их тут называют, садами - окружён весь монолит Библиотеки.
  - Да? А как же это? - я указал на явно не вписывающуюся в общую массу скульптуру девушки, - она совершенна!
  - Может быть. Но это - на твой, и на мой взгляд. А дело тут только в замысле творца! Пойдём дальше.
  Мы шли через площадь. Учитель спокойно и практически не глядя по сторонам, я же - с любопытством вращая головой, и даже замирая порой перед некоторыми работами, отвергнутыми мастерами. Подумать только, я видел то, что было недоступно больше никому в моём мире! Это было, словно... заглянуть за кулисы цирка, каждый год приезжавшего в ближайший к нашему селению город во время ярмарки, или приоткрыть без спроса шкатулку мага из того же цирка...
  - Санни! Ну что же ты, как ребёнок, право!
  - Прости, Учитель, - ответил я, ускоряя шаг и нагоняя спутника. - А тебе разве не интересно?
  - Знаешь, Санни, после того, как увидишь то, во что творец воистину вложил свою душу, и остался доволен творением, эти сады уже не так притягивают взгляд.
  - Значит, ты видел? Здесь?
  - Да. Может быть, Хранители проведут нас и туда.
  И всё равно не оглядываться я просто не мог. И, в результате, весь путь через площадь проделал рывками, то замирая, то бросаясь вдогонку за Учителем.
  - Пришли, - остановился Учитель у скамьи на краю площади, в трёх шагах от которой в камне чернела высокая арка прохода куда-то в чрево горы.
  - А почему мы не входим?
  - Разве ты всегда входишь в чужой дом, не дожидаясь приглашения?
  - Я стучу.
  - Попробуй, постучи, - усмехнулся Учитель.
  Я сделал шаг к входу и растерялся: есть ли толк колотить по голому камню? И вообще, услышит ли меня хоть кто-то внутри?
  Наверное, именно мой растерянный вид привёл Учителя в хорошее настроение. И от этого мне стало ещё больше не по себе.
  - Нас приглашают. - Учитель поднялся со скамьи и повернул меня к проходу. В арке разливалось приятное глазу золотистое сияние.
  Сияние заливало и оказавшийся за аркой длинный коридор-галерею налево. Другое ответвление коридора, как я заметил, было совершенно тёмным.
  Ну вот, ни встречающих, ни провожатых... Мне это показалось даже немного обидным. Но, раз уж показывают, куда - нужно идти.
  Учитель спокойно и уверенно шёл впереди. Только один раз, на каком-то повороте, он сбился с шага и внимательно вгляделся в черноту какого-то ответвления нашего коридора. Постоял молча, тряхнул головой, словно отгоняя какие-то мысли, и вновь двинулся вперёд. Спрашивать о причине этой странной остановки мне не захотелось.
  Так, идя вперёд и повернув несколько раз, мы оказались в коридоре, где свет пропадал уже на расстоянии в пару десятков шагов от поворота. По правую руку от нас в стене светились две небольшие арки.
  - Ну, вот и пришли, - остановился Учитель. - Здесь у них комнаты для отдыха и ночлега. - Нам почему-то выделили даже две... Странно!
  Внутри комнаты оказались совершенно одинаковыми: кровать, застеленная жёстким покрывалом, стол, широкая лавка, в углу ещё один маленький столик с кувшином с водой и небольшим блюдом. Отличием было только то, что в одной из комнат большой стол был накрыт на двоих. Хозяева как бы приглашали нас поесть и отдохнуть с дороги.
  - Присаживайся, Санни, - Учитель отлил из кувшина воды в блюдо, ополоснул руки, утёр их лежащим там же, на столике, куском мягкой ткани и, выплеснув грязную воду в углубление рядом со столиком, уселся на лавку. - Надо и перекусить с дороги.
  Я в точности повторил действия Учителя (вода, кстати, оказалась как будто слегка мыльной), и уже через несколько минут мы с удовольствием подкреплялись какими-то незнакомыми мне, но очень вкусно приготовленными плодами, запивая еду приятным тёплым напитком, тоже из каких-то плодов. Несмотря на отсутствие мясных блюд, к которым я был привычен, сытость наступила достаточно быстро. А вслед за сытостью пришло ощущение усталости, почему я, получив у Учителя в ответ на вопрос о дальнейших планах лишь неопределённое пожатие плечами, оставил его одного и, поудобней устроившись на кровати в соседней комнате, уснул.
  
  Утро, если можно как-то определить время суток, находясь где-то в чреве горы, началось с того, что свет в комнате стал как будто ярче. Вспомнив о вчерашнем приёме, я подумал, что какого-то ещё приглашения или знака ждать не стоит, и бодро поднялся с постели. Голос Учителя я услышал, уже заканчивая серию привычных утренних упражнений.
  - Санни, будь, пожалуйста, повежливей и повернись лицом к собеседнику! - Учитель, широко улыбаясь, стоял у входа, опершись плечом на арку.
  - Я уже готов. Сейчас только умоюсь, - ответил я, закончив упражнение поворотом в сторону входа.
  - Вот и хорошо. Завтрак нам уже подали.
  - Подали? А кто? Ты видел их?
  - Нет. Когда я проснулся, всё уже стояло на столе. Когда убирали грязную посуду и накрывали стол к завтраку, я не видел.
  - Здорово! Мы что, так и не увидим этих Хранителей... или кого-то ещё, кто тут живёт?
  - Не знаю, Санни. Я не припомню ни одного случая, когда бы они появлялись странникам.
  - А они вообще существуют? - секунду спустя я уже понял, что сказал, в общем-то, глупость. Учитель выразительно поднял глаза и развёл руками, призывая меня оглядеться.
  Повисла неловкая пауза, нарушить которую, по всему, следовало мне.
  - Хочется ведь пообщаться с ними как-то - по-человечески!
  - Ладно, Санни, не стой уже столбом у стола, присаживайся, и давай отдадим должное приготовленным для нас угощениям. Тебя услышали.
  Не думал я тогда, что Учитель может быть настолько прав!
  Едва мы допили густой, ароматный и удивительно бодрящий напиток и отставили в сторону глиняные кружки в форме бочонков на край стола, Учитель поднялся и лёгким поклоном приветствовал кого-то, стоявшего у входа, а потом перевёл выразительный взгляд на меня.
  Мгновенно сообразив, что мне необходимо сделать, я попытался соскочить с лавки, запнулся и едва не свалился на пол.
  - Не стоит торопиться, юный странник. Гораздо безопаснее многие вещи всегда делать спокойно, где бы это не происходило. - Прокомментировал мою неловкость вошедший.
  - Извините! - Я наконец поднялся и вышел из-за стола.
  - Мир вам, странники! Давно уже никто не искал с нами встречи, не отрывал от служения...
  - Простите, я... просто... - Мне очень хотелось объяснить, что я не виноват, что мне здесь и так всё нравится, что всё получилось случайно...
  - Но я даже рад, что так всё случилось, - как будто не слушая меня, продолжил своим негромким приятным голосом вошедший. - Эта история будет нами сохранена. А тебе, усомнившемуся в материальности Хранителей... пусть даже на крохотный миг, я готов ответить, что мы существуем, живём и умираем, собирая, сохраняя и оберегая все творения Вселенной, направляя пути ищущих и ограждая тайные знания от нечистых помыслов.
  - Простите, а как нам обращаться к вам? - спросил Учитель.
  - Просто Хранитель.
  - Извините, а если нам встретится ещё кто-нибудь?
  Хранитель улыбнулся.
  - Не думал я, что такая встреча может быть настолько приятной! Ничто ещё не поднимало мне настроение так, как твои слова, Малыш Санни!
  - Вы знаете моё имя?! - сказав, я уже сам понял ответ.
  - Это вопрос, юный странник?
  - Нет-нет! Я... - как же неловко я себя ощущал под взглядом этих светлых, как будто всё понимающих глаз.
  - Хорошо. - Хранитель перевёл взгляд на Учителя. - А тебя, если позволишь, я буду называть просто Странником.
  - Конечно, - ответил Учитель. Потом взгляд его вдруг затуманился. - А моё имя, вы знаете его?
  - Знаю, - просто ответил Хранитель, - Вселенная сохранила и эту тайну. Но тебе в эту сторону вернуться уже невозможно. Не терзай себя, будь Странником... Учителем...
  - А может ли имя найтись... или открыться вновь? - не удержался я от вопроса, хотя и не понимал толком, о чём идёт речь.
  - А ты смел в своих суждениях, Санни! Кто знает... Вселенная не прячет свои секреты... но и не открывает их раньше времени. - Хранитель вновь перевёл взгляд на Учителя. - У тебя есть путь, Странник. И есть спутник, с которым вы неразрывно связаны. Веди его, береги, учи... и надейся!
  Я понимал, что речь идёт обо мне. Слышал каждое слово... Но опять ничего в этих словах не понимал.
  - Мы готовы, Хранитель, - тряхнул головой Учитель, словно прогоняя какое-то наваждение. - Мне кажется, будто для каждого впервые сюда нашедшего дорогу странника вы проводите "экскурсию". Я просто не помню, как я попал сюда впервые...
  - Ну, хорошо, пусть это называется экскурсией. Но ты прав, Странник, каждый, поднявшийся к вратам Стовеста, имеет право увидеть бесконечность разума Вселенной. Идите за мной.
  Какое-то время мы молча шли за Хранителем по бесконечным коридорам, наполнявшимся светом при нашем приближении. Хранитель двигался не очень быстро и как будто устало. Его длинное свободное одеяние спадало до самого пола. Удивительно было, что в разлившейся вокруг тишине слышны были только наши шаги, - мои и Учителя. Наш хозяин двигался совершенно бесшумно.
  Потом Учитель задал вопрос, который я сам хотел выяснить, но приберёг на потом, полагая, что повод для него ещё появится позже.
  - Хранитель, простите, вы ведь сказали, что это место, известное в других мирах как Библиотека, имеет ещё одно название...
  - Да, Странник, ты прав. Хранилище знаний Вселенной действительно имеет собственное имя - Стовест. Это - сокровенное имя, записанное только в книгах мудрости, созданных в незапамятные времена для того, чтобы удержать известные миры от разрушения силами разума.
  - Я слышал про одну такую книгу, - ответил Учитель. - Сейчас она считается утраченной.
  - Нет, Странник, эта книга не погибла. Она оберегается Хранителями до того часа, когда люди готовы будут вновь принять её мудрость.
  - А разве сейчас люди ещё не готовы?! - в голосе Учителя мне послышалось удивление.
  - Нет. Не единожды мудрость Вселенной попытались использовать не во благо... А позже, не достигнув цели, подменяли истинное ложным и направляли миры дорогой Хаоса.
  - Но ведь всё вернётся?
  - Вернётся. Истинная мудрость всегда пробивается целительным источником даже сквозь незыблемые горы.
  - А этот мир, Хранитель... это мой родной мир?
  - Зачем тебе это знание, Странник? Оно не может стать для тебя дверью в новый мир, не изменит твой путь...
  - Но ведь, говорят...
  - Подожди! Мы уже пришли, - прервал Учителя Хранитель. Мне показалось, что он просто почему-то не хотел отвечать на последний вопрос. А ещё я вдруг понял, что что-то изменилось вокруг. Было такое чувство, что менялось это что-то уже какое-то время, и вот, теперь мы остановились возле источника непонятных ощущений.
  Что же происходило? Сначала повсюду словно бы зашевелилось эхо. Да-да, у меня было именно такое ощущение! В эхо превращался любой звук - от голосов до шагов, и от шороха скользящего по полу края мантии Хранителя до стука маленьких камешков, задеваемых этой мантией. Можете мне не верить, но всё было именно так! Голоса же при этом казались всё громче и громче, отчего последние фразы Хранитель только что не шептал.
  - Прежде чем вы войдёте в Хранилище, вам предстоит переступить порог Тишины. Сделайте это молча. Прислушайтесь к себе, ощутите своё сердце и бурлящий поток крови внутри, почувствуйте ветер своего дыхания как дыхание настоящего ветра. Иди, Санни!
  Шаги давались с трудом. Дыхание сделалось коротким и бесшумным, - мне так казалось... Поворот. Небольшой зал, погружённый в сумрак. Скамья. Тёмная арка прохода напротив. И звуки...
  Сердце, словно увесистый кулак, билось изнутри в грудную клетку. Шум крови в ушах словно глушил любые звуки. Неглубокое дыхание походило на шум ветра в горной расселине. Это было одновременно и удивительно, и пугающе. Не присаживаясь, я обошёл скамью и, топая, словно самый неуклюжий и толстый медведь, пересёк зал и углубился в осветившийся коридор, за первым же поворотом которого странная магия звуков рассеялась. Спустя некоторое время ко мне присоединились и Учитель с нашим проводником.
  - Потрясающе! - выдохнул Учитель. - Такого мне ещё не доводилось испытывать! - Он зачем-то несколько раз взмахнул руками, потом остановился, прислушиваясь к чему-то, и спросил: - После такого порога... что же дальше?
  - Птичий грот, Странник, - просто ответил Хранитель, сворачивая в очередное ответвление коридора.
  - Птичий грот, - невольно повторил я вслед за Хранителем название, которое, впрочем, ни о чём мне не говорило. Кто-то зачем-то собрал в подземелье каких-то птиц...
  Разъяснилось всё довольно быстро. Поворот, очередная арка в стене, полумрак, пронизанный движением теней, и многоголосый птичий гомон. Такого мне слышать не приходилось ещё ни разу!
  Между тем Хранитель остановился перед нами и пояснил:
  - Здесь можно встретить совершенно любую птицу! Прислушайтесь, и многие голоса вам покажутся знакомыми. Вглядитесь в глубину грота, не переставая прислушиваться, и тогда сможете не только услышать, но и увидеть... Только не нужно сильно увлекаться, это может вызвать неприятности... - О том, каких же неприятностей следует опасаться, Хранитель не сказал.
  Я немедля закрутил головой по сторонам - кого же тут можно увидеть? Учитель в это время внимательно вглядывался во что-то, находящееся над нами. Как же там говорил Хранитель: прислушаться, сосредоточиться на одном...
  Этот птичий голос как-то выбивался из общей массы, - это было похоже на зов охотничьей птицы, обращённый к хозяину, после поимки добычи.
  Я попытался представить эту птицу, её мощные белые крылья, устрашающего вида когти, гордую посадку головы, точёную грудь... и вдруг увидел её прямо перед собой, смотрящую прямо на меня своими круглыми голубыми глазами.
  "А бывают ли у птиц голубые глаза?" - мелькнула в голове мысль, тут же отброшенная за ненадобностью, - ну вот же они - эти голубые птичьи глаза!
  Потом наши с птицей взгляды встретились...
  - Не надо, Санни! - легла мне на плечо тяжёлая ладонь Учителя. - Хранитель же предупреждал.
  В голову тотчас же прорвалась какофония птичьих голосов, стерев перед глазами гордую белую птицу.
  - Пойдёмте обратно? - предложил вдруг Хранитель. - Вам следует отдохнуть до того, как мы пойдём дальше. Стовест огромен, и хранит в себе всю мудрость Вселенной. Обойти его - не хватит жизни обычного человека. Но сюда мы ещё вернёмся. Мне кажется, этот путь очень поучителен для молодого Странника.
  Вслед за своим проводником мы свернули в какой-то очередной коридор, и вскоре уже входили в отведённые нам комнаты.
  - Я вернусь, когда вы снова будете на ногах, - пообещал Хранитель и, коротко склонившись на прощанье, удалился.
  А нас с Учителем уже опять ждал накрытый стол и удобные постели.
  - Интересно, как они живут здесь, внутри горы? Тоже делят день на утро, день, вечер и ночь, или у них только часы бодрствования и часы сна?
  - Не знаю, Санни. Но для меня время от пробуждения и до этого момента было очень насыщенным! И эти бесконечные коридоры в ожидании чего-то невероятного, и все те чудеса, которые нам показали!... Но, должен тебе заметить, что после утренней трапезы прошло уже...
  - Да, Учитель. Мой живот тоже уже прилип к позвоночнику!
  Больше, собственно, мы с Учителем и не разговаривали вплоть до окончания ужина. Лишь основательно подкрепившись, мы начали делиться впечатлениями от экскурсии.
  - Знаешь, Санни, а мне не встречались раньше такие птицы, как та, которую ты чуть не оживил.
  - Что значит - оживил?! Разве это не была просто объёмная картинка?
  - Была, конечно. - Учитель встал и принялся прохаживаться по комнате. - Но, мы ведь в непростом месте. Очень непростом! Стоило тебе установить с этой птицей прямой контакт, и... а она ведь тебя уже почувствовала! Сама уже была готова...
  - Но я ведь не знал!
  - Будь, пожалуйста, поаккуратней со своими желаниями. Да и с любопытством, кстати, тоже.
  - Хорошо, Учитель, я постараюсь! А почему ты так надолго задержался у порога Тишины? Мне уже порядком надоело за это время играть в гляделки с Хранителем.
  - Мог, кстати, просто поговорить с ним, зачем нужна была эта игра - в гляделки!
  - В том-то и дело, что говорить он почему-то ни о чём не хотел. Всё твердил, что время ещё не пришло. О чём это он?
  - Не знаю, Санни! Удивляюсь только, что нам организовали эту экскурсию. Никогда ещё такого не было! Я, по крайней мере, не слышал.
  - Да? А я думал, что здесь это в порядке вещей. Чего ещё им тут делать?
  - Ну, заняться им тут, поверь мне, очень даже есть чем! Только за одним порядком в этих огромных владениях следить - морока ещё та! А тут ещё мы с тобой.
  - Ладно. А что же всё-таки тебя задержало у порога Тишины?
  - Не знаю, как это тебе объяснить, Санни. Я как будто когда-то, в какой-то момент своей жизни, потерял себя. Нет, я, мне кажется, ничего не забыл. Но почему-то не уверен, что все воспоминания - мои... Наверное, только с тобой я - почему-то - чувствую себя цельным. В тебе есть что-то, чего мне не хватает.
  - А что это может быть?
  - Не знаю.
  - И что Тишина? Не помогла найти ответ?
  - Нет. Я только лучше понял, что наши дороги очень тесно переплетены. И уверен теперь, что должен тебе помочь в чём-то важном. - Учитель дошёл до постели и присел на неё. - А теперь давай отдыхать. Неизвестно ещё, куда мы отправимся завтра.
  - Хорошо, Учитель. Я уже ухожу. Хорошего отдыха!
  - И тебе хорошо отдохнуть, Санни!
  
  Несмотря на полный впечатлениями день, Санни не спалось. В голове роились какие-то мысли, не давали покоя шорохи... Шорохи! Санни даже присел на постели. Здесь никогда не было никаких посторонних звуков! А ещё за аркой входа был свет: горели путевые огоньки Хранителей.
  Даже не задумываясь о том, что бы это могло означать, юноша потихоньку встал, обулся и, стараясь двигаться как можно тише, вышел в галерею. Огоньки светились в той её части, которая была противоположна обычному началу их путешествий с Хранителем.
  Обычно путевые огоньки гасли практически за спиной у сопровождающего их Хранителя, а сейчас они горели, как будто маня за собой.
  - Ну и что! - Шепнул сам себе Санни, внимательно посмотрел по сторонам и крадучись, вдоль стенки, двинулся вперёд.
  Галерея привела к развилке. Дальше огоньки уходили в третье, если считать справа, ответвление. Санни прислушался, вгляделся в темноту впереди и потихоньку двинулся дальше.
  Потом был поворот, ещё один, новое разветвление, новые повороты... А огоньки за спиной гасли. Сбившись со счёта, юноша вскоре уже просто брёл вперёд, доверившись дороге. Вернуться назад без посторонней помощи всё равно было невозможно.
  Спустя какое-то время очередная галерея оборвалась выходом в огромный зал, погружённый в темноту. Только в одном месте зала было нечто, от чего разливалось мягкое неяркое сияние. Санни присмотрелся и увидел, что источником сияния была очень большого размера книга, которая лежала раскрытой на каменном постаменте. И светились её страницы, покрытые какими-то неразличимыми на расстоянии знаками и кажущиеся практически прозрачными.
  Сияние почти не освещало пространство вокруг. Угадывалась только довольно изящная форма постамента, его основание, и сгустки тумана по ту сторону зала. Пытаясь что-то разглядеть, Санни напряг зрение, словно потянувшись вперёд, и вдруг почувствовал, как тёмное пространство, которое наполнял и закрывал собой туман, начало притягивать его к себе. Притяжение нарастало, пытаясь взять верх над волей пришельца. Чтобы неприятное чувство пропало, Сани пришлось сделать несколько шагов назад и отвести взгляд от книги.
  - Почему ты здесь, юный странник? - раздалось вдруг прямо возле юноши, напугав его до мурашек по позвоночнику.
  Из темноты возник силуэт, закутанный в плащ хранителя, с накинутым на голову капюшоном. Не видно было ни лица, ни рук говорившего. Немного фантазии легко позволяло даже принять его за призрака.
  - Тебе ещё рано сюда, - продолжил хранитель. - Твоё время ещё не пришло.
  - Что это за книга? - наконец смог немного прийти в себя Санни. - И почему она светится?
  Хранителя будто качнуло при этих словах. Возникла пауза.
  - Тебе ещё рано об этом знать, юный странник... Но.
  Хранитель сделал паузу, будто размышляя о чём-то.
  - Проснувшись, ты всё равно не сможешь этого вспомнить.
  - Проснувшись?! - растерялся Санни. - Но разве это всё происходит во сне?
  - Вспомни: ты лёг после наполненного новыми впечатлениями дня, потом как будто увидел путевые огоньки в галерее, побежал за ними, заблудился, попал в этот зал Библиотеки, повстречал Хранителя Туманной тропы, которую иногда называют тропой в Пустоту, говорил с ним...
  - И всё это - сон?
  - Сейчас ты войдёшь вот в этот проход и пойдёшь...
  - Пойду... - зачарованно протянул Санни, вступая в незнакомую галерею, подсвеченную только редкими огоньками путевых огоньков.
  - До встречи, юный странник... - раздалось как будто прямо в голове.
  А потом мысли окутались ватной темнотой, дрогнувшей только при звуке падения чего-то твёрдого, донёсшемся из комнаты Учителя.
  Санни распахнул глаза и сел на постели. Темноту уже такой знакомой и привычной комнаты разгонял тусклый свет, как всегда лившийся из коридора.
  - Всё в порядке, Учитель?
  - Разбудил, Санни? Извини! - донеслось из-за стены. - Тарелку со стола нечаянно смахнул.
  Странная ночь закончилась. Было ли ночное путешествие реальным, Санни старался не думать. Слишком уж много непонятного в нём было... Новый день начался так же, как и предыдущий - подъём, завтрак. Так же после завтрака объявился вчерашний Хранитель и позвал нас за собой. Правда, перед тем, как начать очередное путешествие, он предупредил, что пойдём мы всё так же за порог Тишины, но - чтобы ни у кого не возникало разных... желаний - пойдём мы другой дорогой. И как-то лукаво улыбнулся, поглядев на нас с Учителем. Я так ми не смог понять эту улыбку - к кому она всё-таки относилась? Начальная часть пути прошла в молчании, а потом, как-то очень легко и буквально ни с чего, завязался разговор. - Вы называете наш мир Библиотекой. Отчасти, так оно и есть. Огромная часть мудрости Вселенной действительно собрана в книгах. Рукописные, печатные... в любом виде. Они сохраняют опыт, знания, чувства, толкования и рассуждения, воспоминания и прозрения. Библиотека - это самая значительная часть охраняемых нами сокровищ Стовеста. Другая часть - это рукотворная красота. Сад перед входом в Стовест, другие сады там, и здесь - в глубине. А ещё во Вселенной есть знания, мудрость и красота, которые никогда так и не воплотились ни в книги, ни в изображения, ни в какую-то иную форму: неписаные законы, гениальные идеи, незапечатлённые мгновения триумфа мастерства... Всё, что говорил Хранитель, было очень интересно, поэтому мы с Учителем постоянно задавали вопросы и узнавали что-то новое об этом мире - Стовесте-Библиотеке, и вообще о Вселенной. Потом Хранитель остановился, и жестом призвав нас к молчанию, сказал: = Прислушайтесь теперь. В этом уголке Стовеста собрана как раз неписанная мудрость народов твоего мира, Санни. Я прислушался, и в самом деле различил в том, что сначала принял просто за шорохи, голоса - тихие, но совершенно ясные - рассказывающие что-то. Выделить любой из голосов было очень просто. Я обратил внимание на слегка дребезжащий женский голос, показавшийся мне знакомым. Голос негромко и монотонно... рассказывал сказку. - Но ведь это же!... - не смог удержать я своего удивления. - Да, Санни, это сказка, - отозвался Хранитель. - Одна из тех, что в изначальном виде никогда не легла на бумагу. - Какая же мудрость может быть в сказке? - В сказках, Санни, люди всегда сохраняли очень многое, - вмешался в разговор Учитель. - И отношение к миру вокруг, и попытки что-то понять, и наблюдения за живым и неживым, и память о знаниях и силах, которые были доступны другим поколениям... Из уст - в уста, от стариков - к детям, и дальше. И только часть этой мудрости собрана и записана. - Да, Странник, ты прав. А здесь звучат голоса тех, кто не потерял эту мудрость. Я только на миг отвлёкся от разговора, прислушавшись к голосам вокруг. И, как оказалось, на какое-то время совершенно 'вывалился' из реальности. - Эту сказку я уже слышал когда-то очень давно! - Очень может быть, Санни. Хранители кропотливо собирают и сортируют зёрна мудрости Вселенной. - Только рассказывали её немного по-другому. - Может быть. Не исключено, что знакомый тебе вариант этой сказки тоже звучит в хранилище Стовеста. - Да, наверно, - не стал спорить я. - А ещё, знаешь ли, мудрость, облечённая в такую форму, гораздо понятнее детям, для которых большинство сказок и написано. - Получается, что дети, ещё не в состоянии понять весь смысл сказок, черпают мудрость из этого источника 'впрок'? А позже 'открывают', что есть такие вещи в мире, которые понятны без объяснений, да? - Да, Санни. Ты всё понимаешь правильно. Новая информация о мудрости, сохраняющейся в сказках, так почему-то поразила меня, что часть экскурсии в этот день я даже толком и не запомнил. Голоса-голоса-голоса-звуки... Вообще, собрание звуков Стовеста было настолько огромным, что даже не укладывалось в голове! Хотя, я всё равно не понимаю: зачем нужно хранить шелест речного песка или скрип старой сосны, рокот водопада... Хотя, Хранитель что-то говорил о вдохновении... Не знаю. Новым открытием для меня стало то, что лабиринт Библиотеки вмещает в себя даже такие невероятные места, как 'пещера дождей', как я назвал это место. Казалось бы, ну зачем понадобилось хранить какие-то-там дожди! Нет ведь! - Я вижу, юный странник, ты удивлён? - отвлёк меня Хранитель. - Чем же так смутило тебя это место? В первый момент я растерялся: как объяснить, что именно меня удивляет? Потом, сделав несколько шагов назад, в место, где внимание не так отвлекалось на происходящее внутри хранилища, я попытался ответить... - Я не знаю, Хранитель... Это... Ведь это дожди, грозы, ливни... и ещё что-то, так? - Да, Санни. - Но зачем? Зачем всё это хранить? Рядом с произведениями искусства, достижениями разума и... остальным? - Зачем? - Хранитель задумался. - Прислушиваясь к одному и тому же дождю, музыкант сложит музыку, поэт напишет стихи, философ заглянет в сущность бытия, учёный сделает шаг к трактовке законов своего мира... Понимаешь? - Наверное... - Каждый дождь выглядит и звучит иначе. Есть дожди, в которые вплетаются птичьи голоса... - Разве есть птицы, поющие под дождём? Их же никто не услышит! - Есть, Санни. И их слышат - такие же, как они, и... другие. И в этом они похожи на людей. Бывает, человеку хочется петь, или кричать - неважно, слышит его кто-то или нет, а порой наоборот - там и тогда, где никто не слышит. - Это я понимаю, но птицы! - Может быть, дело в дожде, который побуждает петь? - Хранитель улыбнулся. - Хранитель прав, Санни, - подошёл к нам Учитель. - Дождь - это не просто вода, льющаяся с неба. Бываю просто дожди, и ливни, моросящие дожди и грозовые, холодные и тёплые, 'как из ведра' и 'среди ясного неба'... Люди дают дождям имена: 'грибной', 'слепой', 'косой', 'занудный', 'добрый'... Бывает даже солнечный дождь. - Да, учитель, я понимаю. Мы в мире Стовеста, где значение имеет совершенно всё. - Ты прав.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Джейн "Мой идеальный смерч" (Любовные романы) | | А.Стриковская "Купчиха, часть третья" (Фэнтези) | | А.Федотовская "Академия магических секретов - 2" (Приключенческое фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | А.Емельянов "Мертвяк и снайпер" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Пять Жизней Читера" (ЛитРПГ) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Мышь Љ313" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"