Шарапов Кирилл: другие произведения.

Брошенная колония 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.29*42  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путь егеря далек от завершения. Игнат в строю, он зол и горит желанием отомстить. Его окружают сплошные загадки: пойди туда - не зная куда, принеси то - не знаю что. Но он не один. Теперь помимо джина у него есть магическая поддержка. Мир вокруг завис в шатком равновесии, нелюдей становится больше, человечество теряет с таким трудом отвоеванные территории. И либо это прекратится, либо от людей останутся только руины городов, а потом исчезнут и они.

  Брошенная колония 2. Маховик неизбежного полная версия https://author.today/work/18722
  Пролог
   После очередного удара в челюсть Игнат снова слетел со стула, вот уже три дня его допрашивали в подвалах инквизиции. Били, спрашивали, потом снова били. Лицо уже давно стало фиолетовым, сломанные ребра мешали дышать, осколки зубов резали язык. Два мордоворота в простой одежде без каких-либо знаков различия "работали" уже, наверное, часов пять, им порядочно наскучил данный процесс. Инквизиторша, сидевшая метрах в трех за столом, закинув на него ноги, перелистнула очередную страницу какого-то бульварного романа. Она глянула поверх книги и лениво задала новый вопрос, который только за сегодня Игнат слышал уже раз двадцать:
  - Как ты связываешься с одержимой ведьмой Веревеей?
   Один из мордоворотов поднял Демидова и, встряхнув, усадил его на стул. Егерь сплюнул сгусток крови и обломок зуба.
  - Никак, невиновен, - едва ворочающимся языком произнес Видок.
   Новый удар, голова мотнулась на этот раз влево. Удар, вопрос, удар, вопрос... Так продолжалось еще два часа. Наконец, все выдохлись. Игнат отрубился и пришел в себя уже в камере, валяясь на холодном бетонном полу. С трудом поднявшись, он схватил пластиковую кружку с теплой водой и тарелку с разваренными серыми макаронами. Хорошо хоть не стали издеваться и положили ложку, один раз Игнат оказался в околотке у одного барона, так вот там кашу, похожую на клей, наваливали прямо в ладонь, как хочешь, так и жри, не хочешь, вообще не жри.
   Три дня назад после того, как Игнат прошел через портал, его сразу взяли в оборот. Сначала не били, подробно выслушали его историю, записали. Потом спросили еще раз, снова записали, работали совместно инквизиторши и магички. Затем появились два мордоворота, и дело пошло веселее. Демидова обвинили в измене братству, в пособничестве одержимым, соучастие в убийстве магессы Арианы, инквессы Рены и как ни странно Светаны, тело которой все же нашли в ее особняке, правда, об этом знали совсем немногие. Волшебницу долго пытали, причем на ней обнаружили следы чужой магии, а вот убили ее ножом, тем самым трофеем, что Игнат взял в лаборатории Веревеи. Так он стал сообщником одержимой ведьмы. Фарат был заблокирован заклинанием, которое волшебница второй ступени подновляла раз в сутки, поэтому джинн никак не мог помочь Демидову восстановиться.
   Но избиения - не самое страшное, самое страшное - у них нашелся телепат, и довольно сильный. Днем егеря били физически, а ночью к нему в голову лез этот упырь. Игнат, находясь в полудреме, чувствовал, как ублюдок капается в его мозгах, выискивая доказательства, при таком раскладе выспаться не удавалось.
   Игнат с трудом заполз на низкий каменный топчан, на котором валялась тощая подстилка со старой соломой, и, скрючившись, затих, все тело болело. У него в голове хранилось много тайн: Тамара, гибель Анны и то, что за ней последовало, несколько довольно скользких моментов, касающихся заказов, полученных от сильных мира сего. Не сказать, что его голова была шкатулкой, набитой секретами, но неприятностей она могла принести много. Особенно Игната беспокоила беглая магичка, Тамара очень не хотела, чтобы ее нашли, и если эти поймут, кто она, могут возникнуть очень большие проблемы. Хотя, как будто их мало? Одно радует: голова не книга, нельзя читать мозг человека, переворачивая ненужные страницы. Все, что видит урод, копающийся у него в мозгах, обрывки образов, событий, эмоций, он подкидывает дознавателям информацию, и Демидов получает новую порцию ударов. По какой-то причине зелье правды на него не подействовало, вернее, подействовало, но не так, он нес полный бред, чем озадачил следователей. Похоже, его "тушка" была очень важна, поскольку через день к магичкам и инквессам подключились ребята из охранного приказа - местная разведка. Этих мужиков с цепким взглядом очень интересовала вольная область, как и все, что происходит снаружи княжества.
   Игнат заскрипел зубами, когда неудачно шевельнувшись, потревожил сломанные ребра. Огромное сиреневое пятно кровоподтёка на левом боку говорило егерю, что сломано минимум три. К счастью, с правым был пока порядок. Правда, похоже, дознаватели скоро допрут, что избивающая его парочка неэффективна, егеря слишком крепки для обычных форм допроса, и тогда они перейдут к другим методам.
  
  Глава первая. Сволочи
  
   Аккуратный двухэтажный дом из белого камня под красной черепичной крышей, красивый небольшой сад с яркими цветами вокруг, дорожка из хорошо подогнанных друг к другу булыжников. На невысоком деревянном крыльце, поддерживаемого парой впечатляющих столбов, стояла Кира.
  - Выпустили? - глядя на Игната сверху вниз, спросила она, и радостная улыбка озарила ее лицо, а зеленые глаза заблестели, медно-золотистые локоны трепал несильный летний ветерок. Похоже, девушка действительно была рада его видеть.
   Игнат кивнул и с трудом поднялся по ступеням, каждый шаг отдавался болью. Неделю его пытали, потом оставили в покое, и вот теперь просто вышвырнули на улицу. Правда, вещи вернули почти все, пропало совсем немного - пара подавителей, которые Демидов снял с запястий Киры, жезл и шкуры вертюхов. О последнем Игнат действительно сожалел.
  - Раздевайся, - скомандовала магичка, - тебя надо подлатать. Что они с тобой сделали?
   Демидов отмахнулся.
  - Все будет нормально. Не так уж и сильно они старались. Хуже то, что ублюдок-телепат копался в моей голове ночи напролет.
  - Неужели нельзя было сразу сказать правду?
  - Кира, я так и сделал. Я все эти дни только и делал, что говорил им правду. Умолчав только о паре моментов, которые для них совершенно несущественны.
   Он стянул рубашку, но вот штаны, залитые кровью, оставил.
  - Снимай, - скомандовала магичка. При этом она изучала налитый нездоровой синевой левый бок.
  - Нет, - покачал головой Игнат, - нехорошо приходить в дом красивой молодой женщины в грязном белье. Я как-то не подумал, нужно было сначала идти в штаб-квартиру братства, пусть Егерск уничтожен, но по княжествам бродит еще много охотников на нелюдей. А значит, братство живет. И я найду эту тварь Веревею, и вырву из груди ее осквернённое сердце. Но перед этим узнаю, кто остальные шесть, уничтожившие цитадель.
  - Раздевайся, и трусы снимай, - спокойно выслушав монолог, ответила Кира. - Сейчас мы тебя вымоем, а вещи выстираем, и будешь ты чистый и красивый. Надеюсь, не успел вшей в мой дом натащить?
   Игнат скорчил рожу.
  - Местные тюрьмы на диво сухие и чистые, похоже, я вшей даже подхватить не успел.
  - Иди за мной, - приказала Кира и, качнув бедрами, пошла по коридору мимо лестницы на второй этаж. - Нужно привести тебя в порядок прежде, чем ранами заниматься.
   Игнат, с трудом передвигая ногами, поплелся следом. Он очень устал, за это время поспать удалось только в последнюю ночь. Лицо его похудело, мешки под глазами, веки наливались свинцовой тяжестью, казалось, стоит им опуститься, и он уснет.
   Ванная была просторной и очень светлой. Два больших окна, с видом на сад с фруктовыми деревьями, на которых сейчас созревали самые настоящие апельсины, завезенные на Интерру первыми колонистами.
   Кира молча наблюдала, как он раздевается и забирается в здоровенную бронзовую ванну. Магичка уселась рядом на небольшой табурет и водила длинным пальцем по зеленоватой воде, от которой пахло травами. Игнат закрыл глаза, но вот уснуть почему-то не смог, запредельная усталость, а вот сон не шел.
  - Что произошло в Сторожье? - пробился через его усталость и боль голос Киры.
  - Ну зачем тебе это? - не открывая глаз, ответил Видок.
   Больше всего егеря беспокоила мысль, что он не может заснуть и не чувствует Фарата. Неужели заклинание блокады еще действует? Демидов вообще не ощущал кокона, словно и не было такого.
  - Хочу знать, что случилось на самом деле, - голос Киры стал более настойчивым, в нем появились странные металлические нотки.
  - Плохо там все вышло. Я совершил ошибку, надо была сразу избавиться от этого опасного трофея, но я не знал о нем ничего, теперь уже поздно. Оставь эту историю, эти суки меня в измене обвинили, не хватало еще того, чтобы они к тебе пришли.
   Кира молчала несколько минут.
  - И все же я настаиваю. Тетка активно отговаривала меня от общения с тобой, она вообще не думала, что ты выйдешь из этого подвала живым.
  - Узнаю Луизу, - хмыкнув, ответил Игнат. - Как же хочется отдохнуть. Может, ты дашь мне поспать, а потом мы поговорим?
   Кира несколько секунд смотрела на Игната, а потом дом стал расплываться, словно кто-то возил тряпкой по свежей картине, размазывая краску по полотну, превращая шедевр в грязь. Игнат с трудом открыл глаза. Серые стены, тонкая подстилка, через которую ощущался холодный камень.
  - Сволочи!!! - заорал Демидов на всю камеру, и его голос заметался среди четырех стен. - Сукины дочери, ну что вам еще надо?
   Он застонал, поскольку снова неудачно ткнул локтем в ребра. Он не знал, день или ночь на улице, он был совсем разбит, вымотан, выжат, еще немного, и он начнет говорить им то, что они хотят услышать.
  - Суки вы, - почти прошептал он и аккуратно улегся на жутко неудобный каменный неровный кубик.
   И почти тут же в его голову проник кто-то чужой. "Тварь", - послал Игнат четкий и яркий посыл. Он не знал, услышал его телепат или нет, но чужая воля никуда не делась. Демидов же привычно попытался ни о чем не думать, забить свой мозг воспоминаниями о пьянке, которая произошла месяц назад в Сторожье.
   Через несколько часов за ним пришли. Игнат так ослаб, что им пришлось его нести, если можно так назвать, когда тащат под руки по коридору, а ноги безвольно волочатся по каменному полу. Поскольку он был бос, то быстро стер их в кровь.
   Снова тот самый стул. Видок осмотрел помещение мутным взглядом, он медленно терял связь с реальностью, чего-то не хватало. За столом сидела дознавательница, ее бульварный роман лежал перед ней, у стены, наблюдая за ним, стояла незнакомая женщина среднего роста в довольно фривольном наряде с обалденным декольте. Но сейчас Игната ее вываливающаяся наружу грудь совершенно не интересовала, он, наконец, понял, чего не хватало - отсутствовали ставшие почти родными мордовороты.
  - Вы что с ним сделали? - переведя взгляд на сидящую за столом женщину, произнесла ледяным голосом незнакомка.
   Демидов даже поежился, ему показалось, что температура в помещении резко упало, а пар изо рта подтвердил факт похолодания.
  - Прошу прощения, магесса, - равнодушно ответил инквизиторша, - но это прямой приказ инквессы Беаты. Вы не вправе здесь распоряжаться. И я настоятельно прошу вас не пользоваться магией, иначе вам придется покинуть допросную. А если вы не в состоянии владеть собой, то могу вам предложить пару отличных подавителей.
   Дверь в камеру открылась, и на пороге появилось новое действующее лицо - инквесса Беата, глава карающего отдела. Она осмотрела помещение, по магичке только зло скользнула взглядом, после чего уставилась на дознавательницу.
  - Результат?
  - Результат отсутствует, госпожа. Он твердит одно и тоже, никаких разночтений в его истории нет. Единственное, что нам не удалось выяснить, кто его лечил после того, как он был ранен одержимой.
  - А напрямик спросить не пробовали? - поинтересовалась магесса, голос у нее был полон плохо скрываемого гнева. - Или вы его только били?
  - Это единственное, что он не сказал, - проигнорировав яд гостьи, ответила любительница бульварных романов. - Говорит, какая-то лесная ведьма, демоны знают где. Результаты с вторжением в подсознания эффекта не принесли.
  - Хорошо, - кивнула инквесса. - А теперь оставьте нас наедине.
   Магичка тоже направилась к выходу, но Беата ее остановила.
  - Задержитесь, магесса, мне нужна ваша помощь.
   Когда за безымянной дознавательницей закрылась дверь, Беата посмотрела на Игната. Демидов именно в этот момент загремел со стула, поскольку даже сидеть больше не мог. Никто не бросился его поднимать. Беата смерила взглядом тело, лежащее у ее ног, после чего повернулась к волшебнице.
  - Магесса, вы не могли бы привести в порядок нашего гостя? А то поломать, поломали, а вот починить - нам не дано. В принципе, я вас для этого сюда и пригласила. Ваша иллюзия была настолько великолепной, что мы получили результат, пора поставить на ноги уважаемого егеря. Да, Игнат, Гильдия волшебства и Лига инквизиции снимают с вас обвинения в измене, и содействии одержимым. Также вы оправданы по пунктам соучастия в убийстве инквессы Рены, магессы Арианы и их подчинённых. Косвенно коллегия признала вас виновным в сокрытии опасного артефакта, созданного одержимой ведьмой Веревеей, но поскольку на тот момент вы не обладали знаниями о конкретном объекте, то Великая инквизиция не будет выдвигать обвинения, хотя ваши действия косвенно повлекли большое количество человеческих жертв.
  - Гильдия магии присоединяется к вердикту инквизиции и отказывается от преследования, - отлипнув от стены, сообщила безымянная волшебница.
  - Вам надо подписать этот документ, - инквесса взяла со стола лист пергамента и положила перед носом Игната, а рядом ручку.
   Демидов наконец-то смог подняться, слова о прекращении пыток и оправдании подстегнули егеря. С трудом сев, он дрожащей рукой взял пергамент, читая текст. В принципе, там было тоже самое, что сказала Беата, только более витиевато. С большим трудом он поставил подпись под этим документом.
  - У вас есть претензии к нашей службе? - поинтересовалась инквизиторша.
  - Суки вы, - выдохнул Видок. - Горите в аду.
   Инквесса скривилась и, забрав с собой пергамент, вышла, ничего не ответив. А вот магесса улыбалась, она подошла и помогала Демидову сеть на стул. Первым делом она сняла блокаду с Фарата, Игнат впервые за четыре дня ощутил джинна, и был очень этому рад. Все это время, не ощущая своего пассажира, он чувствовал, что у него словно оторвали очень важную часть.
  - Я прошу прощения, - тихо произнесла она, - за мою очень жестокую иллюзию. Давайте, я займусь вашими ребрами, вы очень ослабли, это самое малое, что я могу сделать, чтобы хоть как-то загладить свою вину.
   Она прошла к столу, взяла стул дозновательницы и села рядом. Ее рука легла на поврежденный правый бок, от ладони магички распространялся мягкий зеленоватый свет, боль отступала, сразу стало легче дышать, голова прояснялась, исчез туман, в котором Игнат пробыл почти два дня. Вообще, очень тяжело соображать, когда тебя много бьют, плохо кормят и не дают спать.
  - Надеюсь, это не иллюзия? - произнес он уже более твердым голосом. - Очень не хотелось бы угодить в очередной обман.
  - Не сомневайтесь, - заверила его безымянная магичка. - Хотите, научу вас распознавать иллюзию?
  - Хочу, - легко согласился Видок.
  - Если вы думаете, что на вас наложили иллюзорные чары, то смотрите вдаль, если, конечно, иллюзия большого пространства. Чем дальше от вас, тем меньше подробностей, а на горизонте становится заметна небольшая рябь. Это не касается видений, насланных темной энергией нелюдей, они идеальны.
  - А если нет горизонта, а вот такая маленькая комната? - Игнат с каждой минутой чувствовал себя все лучше и лучше, похоже, целебные чары у незнакомки выходили очень неплохо. Конечно, придется заплатить нормальному врачу, чтобы тот за пару дней восстановил все, что поломали дуболомы Беаты, но это было приемлемо, особенно, если ему деньги вернут, да и в банке почти под сотню чеканов.
  - Если нет горизонта, то, скорее всего, вам не удастся распознать иллюзию. Прислушайтесь к звукам, могут помочь запахи, магички часто забывают о нюансах, и, например, если вам хорошо знаком запах розы, попробуйте понюхать цветок, может, вам повезет и вы заметите разницу. Попробуйте вести себя неправильно, если это иллюзия, то неожиданные действия могут вывести из себя заклинательницу. А вообще заклинание иллюзий довольно редко используют, оно требует высокой концентрации и быстро высасывает силы, мало кто даже из волшебниц второй ступени может создать хорошую иллюзию.
  - У вас получилась качественная, - похвалил Игнат. - Хотя не скажу, что мне она понравилась.
  - Прошу прощения, я не представилась, магесса второй ступени Ижанна. Я одна из немногих, кто выбралась из Егерска. Последние семь лет я плотно сотрудничала с братством Егерей. Моя специализация - массовые щиты и иллюзии. Тренировка молодых егерей в иллюзии давала очень неплохой результат. Лекарка я так себе, так что, когда выйдите отсюда, вам нужно показаться нормальному врачу.
  - Я слышал про цитадель, расскажите мне.
  - Все случилось ночью, - говорила она через силу, нехотя, но, похоже, всячески пыталась загладить вину за участие в фарсе инквизиции. - Я спала, когда все началось. Просто в один момент на город обрушился огненный дождь. Я такого никогда не видела, город вспыхнул, как стог сена в засуху. Все вокруг горело. Цитадель на холме, казалось, вообще не пострадала. Я с остальными волшебницами решила пробиваться туда, но сначала отправила их на крышу выставить защитный купол, чтобы прикрыть город. Нас было всего одиннадцать, мы ничего не смогли сделать, по краям щит оказался слишком тонким и быстро рухнул. Башни гильдии хорошо защищены от магических атак, жар с улицы был такой, что трещали волосы. Я видела из окна людей, прыгающих в реку с обрыва, мостов и набережной. Почти все они горели. Потом их подхватывало течение и уносило прочь. Это было ужасно. Мы уже хотели идти к замку, когда на него обрушился электрический вихрь. Никогда такого не видела, он был огромным, вращался с немыслимой скоростью, во все стороны летели шаровые молнии, десятки, если не сотни. Так продолжалось несколько минут. Те, кто это устроили, обладали первой ступенью, и их было не меньше пяти, поддерживать подобные заклинания не минуту, а минимум пять, это колоссальная трата сил. Стены крепости лопались от жара и осыпались в низ. У егерей не было шанса, Цитадель прекратила свое существование, за считанные минуты. Огромный пульсар пробил защитный купол, который я выставила, и который с крыши башни поддерживали остальные волшебницы, и буквально снес четыре верхних этажа, убив всех, кроме меня и моей помощницы. Башня разваливалась на куски, пришлось левитировать, чтобы спуститься на улицу. Я смутно помню, как поставила купол и пошла, буквально толкая его, это заклинание крайне плохо подается перемещению. Вокруг были мёртвые люди, они головешками валялись посреди дороги и рассыпались, стоило до них дотронуться. Я до сих пор ощущаю запах горелого мяса. А потом я потеряла сознания. Когда же пришла в себя с совершенно пустым резервом, вокруг были горы, Лира сидела рядом, это она меня вытащила из пекла, я не дошла до крепостной стены тридцать метров. Когда я пришла в себя и набралась сил, открыла портал в Белогорск. Конец истории. - Она отняла руку от ребер Игната. - Вот и все, что я могу. Мне жаль твоих друзей, наверняка, там было много тех, кого ты любил.
  - Спасибо, это был и твой город тоже. Я свободен?
  - Я тут не хозяйка, - улыбнулась в ответ Ижанна, она подошла к двери и толкнула ее, та оказалась не заперта.
  - Что надо? - раздался из коридора мужской грубый голос.
  - Лечение завершено, - сообщила магичка. - Какие были распоряжения Инквессы Беаты?
  - Велено проводить вас и егеря наверх, с вами вежливо попрощаться, ему вернуть вещи и выпроводить за ворота.
   Игнат поднялся, ноги держали с трудом, но сейчас это было не важно, главное отсюда выйти, потом можно будет отдохнуть, залечить раны, привести себя в порядок. И лучше места, чем отделение братства, для этого нет. Может, там хотя бы бить не будут.
   Выйдя из камеры, Игнат обнаружил у входа одного из бугаев, которые мордовали его три дня подряд.
  - Чего смотришь? - зло ощерился тот. - Работа у меня такая - людей бить и пытать. Думаешь, мне нравится?
  - Да плевать, - ровно произнес Игнат. - Попадешься мне на дорожке без свидетелей, я тебя выпотрошу в память о чудесных минутах, проведенных с тобой и твоим напарником. Ему, кстати, тоже передай.
   Ижанна быстро посмотрела на Игната, но ничего не сказала.
  - А ты меня не пугай, - голосом, неожиданно давшим петуха, заявил бугай. - Мы только исполнители, нам приказывают, мы делаем.
  - Веди, давай. Я сказал, ты услышал.
   Бугай несколько секунд медлил, сверля егеря взглядом. Наконец, развернувшись, он направился вдоль по коридору. Запертая дверь, затем еще одна, лифт, который активировался заклинанием, прямая лестница в подземелья, похоже, отсутствовала. И это единственный способ подняться наверх, и Игнат сомневался, что кабина двинулась бы с места, если бы с ними не было провожатого, и если бы ему не было позволено уйти. Лига умела защищать себя. Двери распахнулись, и им навстречу шагнули две инквизиторши, сжимающие в руках свои неизменные жезлы.
  - Магесса Ижанна, - почтительно склонив голову, произнесла черненькая со шрамом от ожога на шее, - инквесса Беата благодарит вас за сотрудничество.
   Волшебница кивнула. Что ж, все понятно, ей недвусмысленно намекали, что больше в ее услугах не нуждаются. Бросив на Игната прощальный взгляд, она направилась к лестнице, ведущей наверх, вслед за своей провожатой.
  - Следуйте за мной, - попросила вторая инквесса с неприятным лицом, на котором читалось брезгливое выражение, словно ее тошнило от одного вида Видока.
   Она направилась в противоположенную от лестницы сторону, открыв дверь в конце коридора и пропустив мимо себя Демидова. Тот послушно зашел в маленькую комнатку два на два, не больше, ее перегораживала глухая стена. "Сейчас как стрельнет в затылок", - мелькнула в голове Демидова шальная мысль, но он ее отбросил как не состоятельную, не зачем было выводить его из подвала, чтобы убить. Дверь за ним закрылась, и он остался один. Не прошло и минуты, как в стене появилось довольно приличное окно, за которым стоял мрачный мужчина в возрасте, волосы его были редкими и седыми, макушку украшала внушительная плешь.
  - Игнат Демидов, Видок? - спросил он.
   Егерь кивнул.
   На небольшой прилавок был выложен рюкзак, винтовка, кинжал, кольчуга, разгрузка, пистолет с портупеей, пули стальные из чистого серебра, мешочек с золотом, который был в кармане, когда Игната обыскивали, пыльник, штаны и рубаха, сапоги, пачка папирос, в которой осталось всего три штуки, и, наконец, перстень с руной удачи - подарок Гланы.
  - Жезл и подавители забрали, - равнодушно произнес старик, - остальное на месте, вот опись, проверяй.
   Игнат забрал рюкзак и быстро проверил содержимое. Оба трофейных ствола на месте, на дне валялись пистолеты незадачливых нападавших, которые решили отомстить ему за повешенного дружка, энергетический бич - подарок от беглых каторжников. Два внушительных кошеля с золотом тоже никуда не делись, рунные тавро полностью разряженные, остатки крупы и вяленого мяса, рунный нож, зачарованная косынка, портянки, сундучок с набором зелий. Все, ревизия закончена.
  - Где шкуры вертюхов, к рюкзаку были приторочены? - спросил Игнат, мысленно уже попрощавшись с ценным трофеем. Это не золото, замылят вмиг.
   Старк вполне естественно хлопнул себя по лбу и выложил на пыльник рулон со шкурами.
  - Где ты так прибарахлился, охотничек?
  - Очень далеко отсюда, едва живым ушел, - не вдаваясь в подробности, ответил Игнат.
   Дед только хмыкнул и стал молча наблюдать за посетителем.
   Не обращая внимания на кладовщика, Игнат разделся донага, грязные тюремные шмотки бросил на пол и брезгливо отпихнул ногой в угол, и натянул штаны и рубаху, намотал портянки, надел сапоги. Притопнул, полный порядок.
  - А с этим добором что делать? - спросил кладовщик.
  - Понятия не имею, вы выдали, я вернул, мне чужого не надо. Как там на улице?
  - Похолодало, осень скоро, дождь второй день, так что, твой пыльник с капюшоном очень пригодится.
   Игнат взял с прилавка шкуры и снова привязал скатку к рюкзаку, затем надел кольчугу и разгурзку, в рюкзаке просто не нашлось места для них. Не хорошо, конечно, гулять в таком виде по городу, но что делать. Наконец, на столе осталось только перстень, который с трудом налез на распухший мизинец.
  - Претензии? - спросил кладовщик.
  - Подавители жаль, мне бы пригодились.
  - Не положено, - деловито ответил старик.
  - Ну, тогда претензий не имею.
   И закинув на плечо довольно тяжелый рюкзак, толкнул дверь, та не открылась. Игнат озадаченно посмотрел на кладовщика.
  - Стукни три раза быстро, затем еще два медленно.
  - Параноики, - прошипел Игнат и повторил условный стук.
   Дверь мгновенно открылась, и в коридоре его ждали уже две инквизиторши, вернулась вторая с обожжённой шеей. Сейчас они, заткнув за пояс свои жезлы, сжимали в руках пистолеты, похоже, вооруженный егерь их нервировал.
   Игнат шагнул в коридор и едва не упал, организм за эти дни ослаб, а Демидов навешал на себя как на здорового. Одно радовало, до Белогорского отделения братства было всего ничего - десять минут пешком, и если Гильдия с Лигой обретались на центральной площади неподалеку от кремля князя, то егеря обосновались в торговом районе, заимев там большой шикарный особняк.
   Выпрямившись, Игнат посмотрел на инквизиторш.
  - Ведите отсюда поскорее, устал я от вашего гостеприимства.
   Жжённая пожала плечами и молча повела его к лестнице, вторая пристроилась за спиной. Фарат через ослабленный кокон семафорил, что эта парочка его опасается и очень торопится избавиться от такого спутника. Планы Игната и парочки инквесс в данный момент были одинаковыми, он жутко устал от этого "гостеприимного" места.
   Лестницу, которая оказалась довольно внушительной, ступеней пятьдесят, не меньше, он одолел в два захода, пришлось отдыхать: слишком много имущества, отвратительная кормежка и побои не способствовали быстрым восхождениям.
  - Сложно было лифт сделать? - сквозь зубы прошипел Демидов, выбравшись на верхнюю площадку и оказавшись в огромном холе. Через большие окна были видны серые тяжёлые тучи, затянувшие небо.
  - Двигай, давай, - легонько подтолкнув его в спину, зло заявила инквизиторша. - Я тут с тобой что, весь вечер должна торчать?
  Игнат не стал идти на конфликт и выяснять отношения, просто молча пошел к выходу, сопровождаемый взглядами не меньше десятка человек, которые находились в холле, только половина из них была в серой форме Лиги.
  Игнат толкнул тяжелую резную дверь и шагнул на высокое крыльцо. Холодный ветер швырнул ему в лицо мелкие брызги, дождя, как такового, не было, просто в воздухе висела водяная мерзкая пыль. Демидов поправил винтовку, накинул капюшон и медленно спустился с крыльца. Если братство его не изгнало, то через двадцать минут он получит ужин, постель и ванну. Хотя в свете последних событий, изгнание вполне вероятно, слишком круто он всех подставил.
  Хвост Игнат заметил почти сразу, даже Фарат не понадобился. Стоило Демидову спуститься с крыльца, как из вечерних сумерек появился мужик в плаще и неторопливо пошел следом. Шел он, не скрываясь, держа дистанцию метров в десять. Лица не видно, его скрывала тень от полей шляпы, хорошая такая шляпа, наверное, заговорена от воды.
  Решив проверить, Видок свернуло на соседнюю улицу, его пошатывало от усталости, ноги слушались плохо, хотелось побыстрее оказаться в тепле. Через пару секунд хвост повторил его маневр.
  Игнат уже более спокойно свернул на широкую параллельную улицу, которая должна была вывести его на пустую рыночную площадь, на другой стороне которой находилось отделение братства. Он не понимал суть хвоста - просто посмотреть, куда он идет? Это можно было сделать иначе. Все выяснилось через три минуты. Из подворотни навстречу шагнули трое крепких мужиков с пистолетами в руках. Фарат прислал картинку, что к хвосту присоединились еще двое, зажав егеря в клещи.
  - Ну и как ты засаду проморгал? - мысленно спросил Игнат джинна.
  - У них амулеты. Они знают, что может дух, и подготовились.
  Игнат остановился посреди дороги. Белогорск был столицей: улицы мощенные камнем и очень широкие, дома, стоящие напротив, разделяло метров пятнадцать. В окнах горел свет, редкие прохожие, закутавшиеся в плащи, дождевики, спешили домой. Где-то впереди метрах в двадцати удалялись две женские фигуры. За спиной лаяла собака, какой-то мужик пробежал мимо, опасливо глядя на людей, окруживших Демидова.
  - Ну, что ж, давайте разомнемся, - произнес егерь шёпотом и скинул рюкзак и аккуратно поставил его на мостовую, затем прислонил к нему винтовку, сейчас она не поможет, расстегнул две пуговицы на плаще, рука легла на рукоять пистолета.
  Никаких разговоров, обвинений, намеков, просто все разом вскинули оружие. За мгновение до первого выстрела Демидов, приоткрыв кокон, рванул на скорости в сторону ближайшего дома. Для преследователей он на секунду размылся в воздухе. За спиной два раза несильно хлопнуло, кто-то закричал, торопливый стрелок, нажав на спуск, влепил пулю в своего, оказавшегося на линии огня. Пистолет Видока почти незаметно вздрогнул, и один из нападавших получил пулю в грудь. "Слишком медленно", - отметил про себя Демидов. Противник рухнул молча, с такими ранами не живут.
  А вот парочка, похоже, была заряжена зельем или заклинанием, они двигались чуть медленнее егеря и успели не только повернуться, но и открыть огонь. Пуля свистнула у виска и разбила окно в доме, рядом с которым находился Игнат. В комнате кто-то закричал, но Видока это мало интересовало. Он кувыркнулся через левое плечо и укрылся за цветочной тумбой, стоящей на краю тротуара. Пули защелкали по бетонному горшку, словно показывая, как он вовремя за ним спрятался.
  "Используй меня", - прилетела мысль Фарата, пробившаяся через энергию, которая буквально поглотила Игната. Видок в это время высунулся наружу и свалил еще одного из тех, кто атаковал спереди.
  И Демидов решился. До ближайшего преследователя, того самого хвоста, было метра четыре. Те, что за спиной, вполне грамотно разошлись в стороны, в отличие от своих коллег, которые перекрыли дорогу. "Хвост" дважды выстрелил. Одна из пуль срикошетила от горшка, пропахав кровавую борозду на скуле егеря. "Захвати его", - мысленно приказал Игнат. Он почувствовал, как через щель кокона Фарат рванулся к жертве, в груди образовалась пустота, он ощущал лишь тонкую ниточку, связывающую его с джинном. Это было очень непривычное чувство. Хотя оно не сравниться со временем пребывания в подвале инквизиции, когда казалось, что "пассажира" вообще нет.
  Игнат не понял, что произошло. "Хвост" замер, его рука, сжимавшая пистолет, упала вдоль тела, он медленно развернулся, словно через силу поднял оружие и всадил пулю в напарника, прицелившегося в Игната. Тот рухнул на землю, зажимая прострелянный живот. На ногах остался последний. Он растерянно замер на другой стороне улицы и, развернувшись, рванул в подворотню. Он был быстр, но пуля еще быстрее, она ударила его прямо между лопаток, швырнув вперед и впечатав в стену дома.
  Затем "хвост" поднял пистолет, приставил его к своему виску и нажал на спуск. Его голова буквально взорвалась, забрызгав все вокруг кровью и мозгами, а кокон внезапно снова обрел своего постояльца. Игнат ощутил счастье "пассажира", которое передалось и ему.
  - Ты поверил мне, - проскользнула в его голове мысль джинна, - я благодарен.
  - Не знал, что ты так можешь, - вставая с колена, ответил Игнат и убирая оружие в кобуру.
  В живых остался только один - тот, кого подстрелил кто-то из своих, самый первый. Пуля угодила ему в правую сторону груди и пробила легкое, и теперь он свистел дыркой и пускал кровавые пузыри. Но раньше, чем Демидов дошел до него, недобиток дернулся и затих.
  - Вот сволочи! - не сдержался Игнат. - Гребаные мужеложцы!
  Ну что им стоило атаковать его завтра, послезавтра, на следующей неделе? Прощай ужин, постель, ванна и лечение. Здравствуй подвал "стражи спокойствия". Игнат взял винтовку и рюкзак, отнес к стене, устроился под козырьком в ожидании появления блюстителей порядка. При этом он не терял времени даром.
  - Фарат, ты что-то узнал? Кто это такие?
  - Наемники. За твою голову неизвестные объявили большую награду, очень большую. Инквизиторша, которая с ожогом, дала им знать, что тебя выпускают. Их задача - застрелить тебя, отрезать голову и, сунув ее в зачарованную сумку, отвезти заказчику?
  - И кто заказчик?
  - Он не знал, только место передачи - трактир на границе с королевством.
  - Ясно. Значит, это не последнее нападение.
  - Все только начинается, - ответил Фарат. - Теперь я всегда буду сыт.
  Законники явились буквально через пару минут. Трое крепких парней в черных штанах и серых рубахах выбрались из мобиля, напоминавшего длинный брусок на колесах, и взяли Демидова на прицел. Следом из темного нутра машины появилась очень симпатичная смуглая магичка с гербом гильдии, вышитым на плаще. Ее правая рука светилась красным, верный признак сплетенного, но незаконченного заклинания.
  - Что здесь произошло? - требовательно поинтересовалась черноглазая, уставившись на спокойно сидящего Игната.
  Демидов с трудом поднялся, только сейчас он понял, насколько устал, Фарат остановил кровь, но рану от рикошета затянуть не успел, говорить было больно.
  - Попытка убийства. Эти люди напали на меня без предупреждения.
  - Доказать сможете? - вклинился "серый" с нашивкой сержанта на рукаве.
  - А чего тут неясного? Трое сзади, трое спереди, я посередине.
  - Ходить по городу с оружием запрещено, - продолжил страж.
  - Ну, арестуй их, мне все равно. Я егерь. Игнат Демидов, по прозвищу Видок.
  Серые тут же расслабились, а вот магичка наоборот напряглась. Она, похоже, отлично представляла, кто перед ней.
  - Сержант, собери оружие и посмотри, так ли все, как сказал егерь? - попросила волшебница.
  Страж кивнул и, махнув своим, ушел обыскивать трупы. Уже через пару секунд Демидов заметил, как кошель одного из покойников незаметно перекочевал в карман блюстителя закона. Суровая правда жизни - "серые" подкармливались с подобных вещей, не брезгали и обиранием пьяных, но не наглели.
  - Когда отпустили? - держа дистанцию, спросила магичка.
  Заклинание она не развеяла и пристально следила за Игнатом, готовая ответить на любую агрессию чем-то магически-убойным.
  - И двадцати минут не прошло, двести метров прошел, - равнодушно ответил Видок. - Не моя вина, вон тот безголовый вел меня от самой штаб-квартиры Лиги. Эта троица загородила дорогу, вон те двое присоединились к "хвосту".
  - Почему не сразу начали стрелять?
  - Спроси у них, они дали мне время снять рюкзак и положить винтовку, ни слова не сказали. А потом завертелось, я только оборонялся.
  - Он правду говорит, - возник за спиной магички сержант. - Хозяин дома видел все с начала и до конца. И знаешь, что он сказал, что тот без башки, вдруг ни с того, ни с сего убил двоих своих, а потом вышиб себе мозги.
  Магичка выслушала парня, снова уставилась на Игната.
  - Правда?
  - Да, только не спрашивай, с чего этот кретин перепутал меня и своих, - равнодушно ответил Видок.
  - А башку он себе прострелил, когда раскаялся в содеянном? - едва не рассмеявшись, поинтересовалась волшебница.
  - А мне почем знать? Может, у него совесть большая была? Как начала его грызть... Так грызла, что зацепила мышцы руки, она возьми и подними пистолет к виску, а потом, наверное, снова куснула, и палец дрогнул.
  И тут заржал сержант, он хохотал так заливисто, так открыто и так цинично, что все невольно улыбнулись. Согнувшись пополам, страж едва не плакал. Магичка, глядя на него, даже забыла о сплетенном заклинании, которое без контроля моментально развеялось. Наконец, он распрямился и утер выступившие на глазах слезы.
  - Совесть, говоришь? Однако. Магесса, эти парни профессиональные охотники за головами, тут вся команда Койота. А вон тот без башки - он сам.
  Волшебница более заинтересованно взглянула на трупы.
  - Ты завалил серьезных людей, они были профи. Ты опасный человек, Видок.
  - Если честно, подготовка у них - так себе, - немного хвастливо заметил Демидов. - Особенно вон у той тройки. Я, честно говоря, грешным делом подумал на обычных дорожных бандитов.
  - Учитывая, сколько за тебя дают золота, думаю, эти трупы только начало.
  - Сколько? - в один голос поинтересовались сержант и Демидов.
  - Две тысячи чеканов.
  Страж присвистнул. Похоже, в его голове забродили интересные мысли, Игнат даже хотел немного остудить его пыл, но тут вмешалась неизвестная магичка.
  - Вань, пока тебе в башку всякие нехорошие мысли не полезли, я тебя предупредить хочу, этот егерь находится в сфере интересов инквизиции, гильдии, братства и охранного приказа. Головорезы Антуана, как и он сам, всегда были клиническими идиотами. Ты ведь умнее?
  "Серый" поскучнел и мгновенно потерял к егерю интерес.
  - Куда ты шел, когда на тебя напали?
  - Что, сложно догадаться? - не сдержался Игнат.
  - Да легко, но уточнить не помешает. Я не стану тебя арестовывать, но прошу завтра побыть там и не покидать отделение, возможно, понадобятся твои показания, шесть трупов в центре Белогорска во время военного положения - это довольно крупное происшествие.
  - Хорошо, все равно мне нужен отдых, если, конечно, братство еще от меня не отреклось и не изгнало.
  - Не знаю, что у вас там произошло, и во что ты вляпался, но подобные новости из братства до меня не доходили. А у меня там есть знакомые, и такое громкое событие мимо меня точно бы не прошло.
  - Тебя как зовут-то? - закидывая за спину рюкзак и вешая на плечо винтовку, поинтересовался Демидов.
  - Лера.
  - Ну, до свидания, Лера, - махнул рукой Игнат и направился к рынку.
  Десять минут, и он будет на месте. "Все вышло довольно удачно, - думал про себя Видок, - в камеру не попал, и то хорошо. Может, все же светит мне чистая постель и горячая ванна?".
  Здание отделения егерей Белогорска было внушительным - три этажа, внутренний двор за высоким зачарованным забором. Здесь всегда кипела жизнь, княжество, не скупясь, платило охотникам на нелюдей за чистые окрестности столицы. По договору тут жили сразу три постоянных егеря, их задачей было полное уничтожение любой твари в радиусе сорока километров от Белогорска. Поэтому другие егеря бывали тут редко, работы для них мало. Кроме самой цитадели, это было единственное место в княжествах, где охотники жили постоянно. В остальных княжествах только небольшие отделения братства, в которых доживали свой век искалеченные или постаревшие егеря, вроде Деда, которые по какой-то причине не захотели, следуя традиции, уйти в пустоши.
  Игнат медленно пересек рыночную площадь, сейчас пустую. Холодный ветер бросил в лицо Видока очередную взвесь, лавки, окружавшую площадь, были уже закрыты, только справа от него из-за закрытых дверей трактира раздавался гул голосов и обрывки песен.
  Если у Игната не сбились внутренние часы, завтра суббота, а значит, базарный день с раннего утра. Он остановился под одним из навесов и прикурил. Папироса была предпоследней. Пуская ароматный густой дым, Демидов смотрел на огромный трехэтажный дом, который выделялся среди темных лавок и магазинов. Дело в том, что братство егерей просто сверкало огнями, не было ни единого темного окна, везде горел свет и мелькали силуэты людей. Что ж, это логично, уцелевшие егеря стекаются в самое крупное отделение, дабы решить, что делать дальше.
  Отшвырнув окурок, Игнат медленно пошел к парадным дверям, поднялся по высокому крыльцу, рука взялась и надавила на дверную ручку. Пора и ему принять то, что судьба отмеряла, и встретится с теми, кто еще месяц назад называл его братом. Хоть и косвенно, но он виноват в свалившихся на егерей бедах. Пора выяснить, кто встретит его за дверью, братья или совершенно чужие люди?
  
  Глава вторая. Время историй
  
  Игнат проснулся только в полдень. Даже гул главного торжища Белогорска ему не смог помешать, хотя окна комнаты на втором этаже выходили прямо на лавки купцов, торгующих разной всячиной, полезной в хозяйстве, типа ложек, поварёшек, кастрюль, дуршлагов и прочей утварью.
  Демидов выглянул в окно, денек выдался пасмурный, но не такой мерзкий, как вчерашний вечер, иногда в разрывы туч даже проглядывало солнце. Народу было море. Ну, а чего ожидать? Он не ошибся - утро субботы, главный базарный день, конец лета, народу не продохнуть, все кричат, торгуются. Короче, очень шумно.
  Демидов натянул чистое белье. Братство его приняло. Не сказать, что встретили его радостно. Первым у дверей с Игнатом столкнулся Семен, здоровенный бугай, один из самых старых егерей, которые еще охотятся. Пожалуй, на настоящий момент можно считать его самым старым и авторитетным. Было ему сто два года, крепкий мужик с едва заметными морщинами и абсолютно лысой головой. Оседлую жизнь Бобыль вообще не признавал, везде у него были жены и подружки. А сколько детей он наплодил за годы странствий, вообще никто не считал, все время в дороге. Было очень странно наткнуться на него в Белогорске.
  - Заждались, - протянул он и саданул Игната в челюсть со всей дури, - ты что устроил с этой руной? Тут благодаря тебе ищейки из лиги и гильдии днями и ночами сидели, все тебя ждали.
  Не ожидавший подобной встречи, Демидов кулем свалился на пол. В глазах звезды пляшут, в ушах звон, ноги и руки не слушаются. Он попытался подняться, но из этого ничего не вышло, так, вялое трепыхание. "Фарат, лечи, пока он меня не добил", - приоткрывая кокон, приказал Игнат.
  - А он и не собирается, стоит и ждет, когда ты встанешь, - пришел ответ.
  А потом взгляд прояснился. Демидов увидел множество ног вокруг него. С трудом, но он все же поднялся. Некоторых егерей Игнат не знал вообще, в основном молодняк, еще четверых он раньше видел, но так, мельком, знаком не был. А вот остальные человек двадцать - старая гвардия, некоторые старше него, другие ровесники или чуть помладше. Все они смотрели на него, во взглядах егерей не было ненависти, злобы, жажды мести, только интерес, не многие из них знали, что Игнат Демидов причина бед Братства.
  Видок подошел к умывальнику, открыл кран, сделал воду ледяной и быстро умылся, обтер тело. Натянул совершенно чистые штаны, которые ему подогнал Андрей, его друг по учебе, прозванного Бородой за козлиную бородку, которую тот носил лет десять, пока не сбрил. Рубаха была чуть великовата, и рукава немного длины, но сейчас это не важно. Его шмотки отдали приходящей прачке, обещали к вечеру вернуть.
  Игнат спустился в общую залу, сейчас тут уже не было людно, как накануне, за столом сидела Ирма, единственная уцелевшая женщина Братства, грубая, крепкая, молчаливая и очень надежная.
  - Привет, - бросила она и снова уткнулась носом в тарелку.
  Игнат прошел на кухню и принялся за приготовление завтрака. Свежие яйца, гора мягкого хлеба, который испекли на рассвете, овощи, колбаса. Минута и все это мелко порезанное отправляется в глубокую сковороду, после чего туда же отправилось четыре яйца, довольно внушительных, добавить перца, много перца, перемешать, и вот яичница, холостяцкая, или по-другому - "бросай все, что есть", готова. Прихватив три куска ароматного хлеба и большой стакан молока, Демидов вернулся к столу и обнаружил там Бобыля и еще трех старших, принявших на себя обязанности управлением обескровленного Братства.
  - Ешь, мы подождем, - произнес Винт, хранитель отделения Белогорска. Ему было не так уж и много - всего восемьдесят, и вот уже сорок лет он торчал тут почти безвылазно.
  Игнат пожал плечами и, залив все, что лежало на сковороде, томатным соусом, принялся за еду.
  Весь вечер Демидов провел в кабинете Винта, Игорь собрал вокруг себя всех "стариков", так что, в небольшой комнате, куда набилось одиннадцать человек, было тесно. Нет, конечно, первым делом его накормили, переодели, показали место, куда кинуть кости, дали принять душ. И только потом учинили допрос.
  Рассказ Игната занял довольно много времени, и к концу он охрип. Кое о чем Видок умолчал, да по большому счету егерей и не интересовали ни вольные земли, ни личность Тамары, ни связь тамошних магичек с анклавом на границе княжества. А вот то, что у них украли руну-ключ, всех сильно обеспокоило. Да и вообще история с одержимыми, про которых тут ни сном, ни духом. Все, кто был в курсе, погибли в Егерске, оттуда вырвались единицы, и то жители города, кому повезло.
  - Были там? - спросил Игнат.
  Бобыль кивнул.
  - Через день, как узнали. Магички портал открыли. Там только пепел, брат. Камень плавился, как свеча, земля, наоборот, спеклась от жара, от цитадели только руины остались.
  - Но не все погибли в дыму, - влез в рассказ Винт, - мы нашли во дворе замка троих наших, у всех страшные рваные раны. В цитадели еще пятерых.
  - Запись есть?
  - Конечно, - ответил Бобысль, - с трех "глаз" снимали, завтра посмотришь.
  - Хорошо, - согласился Игнат, - завтра, так завтра.
  - Ты не подумай, что мы что-то скрываем, - подал голос Андрей, сидящий в самом дальнем углу. - Просто жутко это. Хоть мы и нечасто бывали в цитадели, но это наш дом, и смотреть на его руины на ночь - плохая идея.
  - Так вот, - продолжил Бобыль, - были там нелюди и кто-то еще, скорее всего, одержимые ведьмы. Казну братства они нашли, вскрыли, но не тронули ни золота, ни книг, ничего ценного не пропало. Где была руна, которую передал порталом Дед, мы не знаем. Да и вообще, пересылал ли он что-либо? Если переслал, то свидетелей этого не осталось.
  Демидов тяжко вздохнул и устало провел ладонью по лицу. Андрей прав - больше всего цитадель напоминала отеческий дом, и вот теперь от его семьи осталось несколько десятков человек. И отчасти он был виновен в гибели всех этих людей. Если бы он отдал чужую руну Рене, то ничего бы из этого не произошло. Но сожалеть о прошлом - попусту тратить время.
  - Доел? - пробился через воспоминания голос Винта.
  Игнат поднял голову. Занятый своими мыслями, он механически спорол все, что приготовил, и даже не заметил, когда успел.
  - Вроде как, - пожал он плечами.
  - Тогда пойдем смотреть запись. Может быть, ты увидишь то, что мы не поняли.
  Запись с "глаза" оказалась для Игната гораздо тяжелее, чем он думал. Пока смотрели эти сорок минут, он скурил пять папирос. Другие не отставали, дым в кабинете висел под потолком такой густой, что не было видно магического светильника.
  Портал магички открыли в полукилометре от города, и Винт с остальными прошли весь Егерск насквозь. С ними были инквизиторша и несколько боевых магичек, причем у одной в волосах вплетена черная лента. Подобное Игнат видел впервые, но слышал о таких, это означало, что она готова биться до смерти и готова умереть на поле боя, применив заклинания последней воли, забрав с собой все, до чего дотянется пробудившаяся в ней дикая сила. В давние времена были несколько подобных случаев, и тогда магичка уносила с собой целые батальоны, а иногда и полки. Отряд двигался не спеша, держась того, что было раньше центральной улицей, ведущей от городских ворот к замку.
  Огненный дождь почти уничтожил город. Игнат отлично знал каждый метр, но не мог опознать ни одного дома, магазина или харчевни. Хотя вот... Он закрыл глаза и тяжко вздохнул... Двухэтажный каменный дом, от него осталась только наружная стена, над входом наполовину обугленная вывеска, на которой отчетливо видна задняя часть лошади.
  Тяжелый стакан, в котором еще недавно был коньяк, бутылку которого допивали егеря, отправился в стену, осколки разлетелись по всему помещению. Из глаз непроизвольно потекли слезы.
  В этом дорогом трактире Игнат встретил Анну. Тогда он был молод и только закончил обучение. Деньги с первого заказа жгли карман. Он шел по улице и увидел ее, в шикарном платье, золотые волосы уложены в сложную прическу, которую фиксировала заколка с брильянтом. Она окинула взглядом опешившего парня, улыбнулась и вошла в "Чёрную лошадь". Денег, что были тогда в кармане у Демидова, хватило бы на ужин в этом месте. Тяжко вздохнув, Игнат потопал дальше, ища себе развлечение по средствам. А спустя три дня он столкнется с ней, едва живой, на лесной дороге. Она так и не сказала от кого бежала, но он ее настиг. Егерь тогда впервые убил человека - два наёмника, которые через чур увлеклись обыском вещей раненой магички. Тогда же Фарат получил своих первых жертв.
  Видок тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Оказалось, что прошло всего ничего, никто и не заметил, как он погрузился в размышления. Винт прикуривал очередную папиросу, Бобыль встал, чтобы достать из серванта новый стакан, а заодно и бутылку, а третий "старший", весельчак и балагур, которого прозвали Смехач, пялился на свои ботинки. Игнат еще минут десять назад заметил, что тот делает, что угодно, лишь бы не смотреть на экран. Егеря не барышни, они много повидали на своем веку, но зрелище, которое транслировал "глаз", приводило их в уныние.
  Игнат снова посмотрел на экран. Винт переступил через очередной обугленный труп и прошел в ворота Цитадели. Зачарованные стены уцелели лучше, но и им досталось, камни покрывал толстый слой сажи, в некоторых местах кладка не выдержала, и стена рухнула вниз.
  - Первый труп мы нашли тут, - произнес Бобыль, толкнув Игнату наполовину полный стакан коньяку.
  Демидов поймал его левой рукой и сделал глоток, внимательно смотря на экран. А вот и он - парень в простой рубахе. В левой руке, которая висит на одном сухожилии, зажат нож из чистого железа, в правой - пистолет. Вся рубаха пропиталась кровью, грудь разодрана, среди кровавого месива и обломков костей копошатся мухи. Вот вокруг тела собираются егеря и сопровождающие их магессы и инквесса, изучают повреждения. Через пару минут, так и не разобравшись, кто убил егеря, отряд двинулся дальше. Вот еще один, картина примерно та же, но у покойника отсутствует лицо. А вот труп нелюдя - лесовик, в груди его дыра размером с кулак. Дальше еще один и еще, всего Игнат насчитал одиннадцать мертвых тварей. У дверей замка лежит еще один егерь, в руках у него винтовка, разорвана грудь. И на этот раз Демидов увидел подтверждение своим мыслям.
  - Мы так и не смогли понять, кто оставил рану, - произнес Бобыль. - Это не лесовики, еще несколько их трупов дальше внутри цитадели.
  - Это сделал Шайтан, - залпом допив коньяк, просветил собравшихся Игнат. - Так называют этих тварей люди вольных земель. Но я знаю еще одно название, Фарат назвал существо народом ОР. Они живут за разрывами и не могут прийти сюда просто так, для этого нужен очень большой разрыв. Они разумны и часто живут в тесном контакте с духом, полноценный симбиоз. Они не звери, они народ. А еще они оборотни. Мой джинн сказал, что они похожи на людей, а могут быть тем, кого я вам описал, когда рассказывал про убийство Рены и Арианы.
  - Ты это хотел увидеть? - спросил Смехач, он смотрел только на Игната, отвернувшись от экрана.
  - Не знаю, но я ждал подтверждения. Это преддверие войны, большой войны. Началась она, когда я нашел руну, а вот закончится здесь. Они придут за воротами, но перед этим они стравят нас между собой.
  Все озадаченно уставились друг на друга. Игнат достал новую папиросу, тут в дверь постучали.
  - Войдите, - крикнул Винт на правах хозяина кабинета, хотя Демидов успел заметить, что народ больше Бобыля слушает, хотя тот и не рвется в лидеры.
  На пороге появился кто-то из молодых. Игнат посмотрел ему в глаза, совсем еще зеленый, может, всего пару лет, как прошел обучение.
  - Там две магички пришли, обе Видока спрашивают.
  Демидов сунул так и не прикуренную папиросу за ухо и вышел из кабинета. В холле было пусто, только в середине стояли две женщины, одной из которых оказалась Лера, похоже, не забывшая своего обещания навестить Игната и взять у него показания. А вот вторая совсем незнакома, длинные белые прямые волосы, пышная челка, которая нависала над глазами. Сначала Игнат решил все выяснить с белоголовой.
  - Я Игнат Демидов, чем могу быть полезен?
  - Меня к вам направила Ижанна, я лекарь четвертой ступени, магесса просила позаботиться о вас.
  - Это вовремя, - обрадовался Видок, - а то обломки зубов постоянно язык царапают, всю мелочь мой дух залечил, а вот ребра и зубы болят. Подождите немного, я сейчас поговорю с Лерой и буду в полном вашем распоряжении.
  - Я за показаниями, - тоже не поздоровавшись, в лоб сообщила Лера.
  - У тебя глаз? - глядя на маленький серебряный значок, спросил Демидов.
  Магичка кивнула.
  - Тогда записывай. Я - Игнат Демидов, егерь, по прозвищу Видок. Выйдя из здания Лиги инквизиции города Белогорска, обнаружил за собой слежку...
  Дача показаний заняла чуть меньше пяти минут. Лера, получив необходимое документальное подтверждение, махнув на прощание рукой, удалилась, сообщив, что в понедельник в десять утра судья рассмотрит дело, и Игнату необходимо прибыть в городской суд, неявка будет считаться признанием вины. Город ему покидать запрещено.
  Демидов только пожал на это плечами, покидать Белогорск в ближайшие несколько дней он не собирался, что-то в истории с руной, которую он нашел, не давало ему покоя. Зачем его заказали? Ведь после ее уничтожения он уже никому не нужен. Все, что знал он, рассказал дознавателям. Так какой смысл в охоте на него?
  Он посмотрел на ожидавшую его магичку. Та стояла у стены памяти, где на огромной зачарованной мраморной плите были магические портреты и имена погибших в княжестве егерей. Их было много, не меньше сорока. Причем пять из них имели одинаковую дату десятилетней давности, великий разрыв, так это называли, тогда много народу в землю легло, и простых солдатиков, и наемников и пятеро охотников.
  - Я в вашем распоряжении. Сколько мне это будет стоить?
  Белоголовая повернулась к нему.
  - Два чекана за сеанс, один сегодня и один завтра утром. Думаю, этого будет достаточно. Если нет, продолжим. Сами будете платить, или чек братства?
  - Сам, - отозвался Игнат. - Прошу за мной, в моей комнате будет удобней.
  Лечение продлилось ровно час. Лекарка свое дело знала на отлично, Ижанна прислала хорошую магичку, ребра она затянула за сорок минут, а вот с зубами было решено закончить завтра.
  - Чего это магесса вокруг вас так носится? Не помню, чтобы она так беспокоилась о ком-то.
  - Понятия не имея, - натягивая рубаху обратно, произнес Демидов. - Ты знаешь магессу третьей ступени Киру?
  Белоголовая внимательно посмотрела на него, словно решая, говорить или нет.
  - Она живет в "Квартале силы", третья улица, дом пять, но в городе ее давно не видели, все же это дом тетки, которым она пользуется, сама-то Кира в Гарнском королевстве проживает, - и не оборачиваясь, магичка вышла в коридор.
  Игнат бросил взгляд на свой рюкзак, битком набитый трофеями, с ними надо будет разобраться завтра, а еще посетить кожевенника, необходимо превратить шкуры вертюхов в шмотки. Пора сделать замену утраченной в портале Веревеи куртке, может, и на сапоги останется.
  Спустившись вниз, Демидов заглянул в кабинет Винта, там никого не было, зато в общем зале оказалось людно и очень шумно, там собрались все обитатели отделения братства. Лица у всех мрачные, похоже, что-то случилось.
  Игнат тронул за рукав стоящего с краю егеря, одного из молодых, тот повернулся и уставился на Демидова.
  - Чего?
  - Что случилось?
  - Только что новости пришли, - пояснил тот, - еще одного нашего убили в соседнем княжестве, прямо посреди Варны зарезали.
  - Кого?
  - Я его не знал, Артем, по прозвищу Камень.
  Игнат порылся в памяти, вроде он когда-то сталкивался с этим егерем, давно, правда, лет пять назад, но даже не смог вспомнить, где это произошло. Но ситуация была хуже некуда, их убивали по одному. Братство и так немногочисленно, и каждая смерть сильно бьет по егерям. А сейчас, когда нет больше цитадели, вообще фатально.
  - И что решили?
  Молодой пожал плечами.
  - Старшие хотят отправить туда пяток наших, надо мстить. Безнаказанным это оставлять нельзя.
  Что ж, все верно. Игнат бы подписался на это сам, если бы его не ждал суд, а сейчас действовать нужно быстро. Он протолкнулся к столу, за котором сидел Винт, а за его спиной стояли Бобыль и Смехач.
  - Если уладите дела в суде, я готов пойти, - решительно заявил Игнат.
  - Ты уж точно никуда не пойдешь, тебе еще нужно восстановиться, привести себя в порядок, - уверенно заявил Винт. - Смехач возглавит группу, с ним пойдут Ирма, Костыль, Тесак, и, - Игорь осмотрел стоящих перед ним егерей, - и вот ты, не помню, как тебя звать, - он указал на того самого молодого, который тоже как-то пробился к столу.
  - Валет, - назвал свое прозвище парень.
  - И Валет, - закончил перечислять Игорь. - Так, все, кого назвал, живо собираться, через двадцать минут магички откроют портал, это уже согласовано с Варнским княжеством. И пусть сейчас обстановка между ними накалена, для братства делают исключение, договор о статусе егерей еще действует.
  Игнат отошел в сторону, Винт был прав, нечего ему в таком виде там делать. Смехач - опытный егерь, уже лет пятьдесят тварей убивает, может, и получится у него распутать клубок.
  Пока никаких дел в отделении у Игната не было, он решил сходить на торг, избавиться от трофеев. Одолжив ботинки у Андрея и подвернув рукава, он надел пояс с кобурой, в которой был уже не раз выручавший его пистолет, выложил из рюкзака все лишнее и направился к двери.
  - Ты куда, болезный? - услышал он за спиной голос Бобыля. Тот стоял в дверях общего зала и, прищурившись, смотрел на Демидова.
  - На торг, - отмахнулся Игнат. - Я быстро продам трофеи, куплю необходимое, зайду к кожевенникам и назад.
  - Совсем дурак? - удивленно спросил старый егерь. Один, после того дерьма, в которое ты угодил, за порог даже не суйся. Сейчас провожатого дам.
  - Конвоира? - уточнил Демидов.
  - Дурак ты, Видок, и не лечишься, - ответил Бобыль. - За твою голову приличную награду дали. Или ты думаешь, ты их вчера всех пострелял? Это начало. Так что, не смей за порог в одиночку выходить, ты нам очень нужен. Мы слишком многих потеряли. Кстати, ты не в курсе, но это уже официальное распоряжение Винта, в город больше по одному никто не ходит, так что, сейчас дружка твоего свистну, он проводит.
  Борода явился через пару минут. В отличие от Игната, он был в кольчуге, с пистолетом и здоровенным ножом из чистого железа. Причем пистолет у Андрея серьёзный, благодаря слабой отдаче энергетического оружия, это чудовище двенадцатого калибра имело тяжеленую пулю, которая, благодаря нанесенной на нее руне, была разрывной и могла сделать в человеке дыру размером с голову двухлетнего ребенка. Стоил такой стальной заряд на порядок дороже, около двух чеков, и для нелюди не годился. Но и не твари сейчас стали основной проблемой егерей. Правда, и батарея была довольно мощной, отсюда впечатляющие габариты и вес. Борода легко орудовал этим чудовищем благодаря своим могучим ручищам.
  Они спустились с крыльца и первым делом направились в оружейные ряды. Там накануне войны шел довольно оживленный торг, и стволы расходились, как горячие пирожки. Игнат за десять минут пристроил все свои трофеи по хорошей стоимости. Надо сказать, в связи с ожидаемыми столкновениями цены на оружие задрали почти вдвое. И то, что раньше Игнат продавал за три чекана, сейчас стоило пять, а то и шесть. Также оружейники охотно взяли у него лом чистого железа. Последний прощальный привет от Юркого с напарником. Скоро это станет пулями, а может быть чем-то еще. Единственное, что Игнат не продал, так это металлические носки своих старых сапог, самому пригодятся. Все время торга Борода стоял у него за спиной, сканируя людей и оберегая старого приятеля от неприятностей.
  Следующим пунктом были ряды, где торговали всякой всячиной. Игнат купил магическую зубную щетку, бритву, а также зарядил все рунные тавро у рыночного мага-слабосилка. Подбор запасной одежды и нижнего белья много времени тоже не занял, не барышня, рубаха, штаны, пара маек, трусы - все это улеглось в избавленный от трофеев рюкзак. Осталось всего два пункта: цирюльня и мастер кожевенник, задача которого превратить шкуры вертюхов в куртку и сапоги. Начали с него. Крепкий дед присвистнул, увидев выложенные на прилавок шкуры, ласково провел по рисунку ладонью.
  - Готов купить у вас все, по сто золотых за метр, - выдохнул он, назвав очень хорошую цену.
  - Не продаю, - отрезал Игнат. - Мне нужен не покупатель, мне нужен тот, кто сделает для меня из них куртку и сапоги.
  - Сапоги не ко мне, мой сын делает отличные, - произнёс дед. - Сейчас я позову его, снимет мерки. Господин егерь хочет что-то особенное?
  - Да, носы сапог должны быть из чистого железа, - Демидов извлек из рюкзака старые носы, - можно использовать эти.
  - Это возможно, - согласился кожевенник. - Эй, Пашка, а ну бегом за папкой, пусть пулей сюда летит.
  Малец, сидевший на высоком табурете, сорвался с места и уже через секунду скрылся за дверью.
  - Внук, - пояснил дед. - А пока мой сын не появился, давайте снимем мерку для куртки.
  Он достал метр и стал придирчиво измерять торс и руки Игната, спрашивал о фасоне, показал в альбоме рисунки моделей, что модно в этом сезоне. Игнат, ожидая сапожника, с интересом пролистал альбом с эскизами. Большинство ему не подходило, это была одежда для города, элегантная, но непрактичная, под нее не наденешь разгрузку. Кстати, о разгрузке, он совсем забыл, что поскольку винтовка у него новая с барабаном, то и разгрузку надо менять, или винтовку, но цены на рынке кусались. Товар из Яр-княжества подорожал втрое. Несмотря на приличное состояние в золоте, которое после продажи трофеев увеличилось на сотню чеканов, тратится на новую винтовку, чтобы разгрузку не менять, было как-то глупо.
  - Разгрузки есть? - спросил он деда.
  Тот кивнул и указал на вешалки у стены напротив, при этом он даже не поднял глаза, придирчиво изучая кожу вертюха.
  Игнат хмыкнул и направился в указанном направлении. Таких, как ему было нужно, всего две. Обе очень непривычные, сам барабан в диаметре пять сантиметров и длинной под пулю, карманы расположены по бокам по три с каждой стороны.
  Андрей, стоящий у дверей, повернул голову и посмотрел на приятеля.
  - Не думал винтовку поменять на магазинную? В оружейной братства есть несколько вполне хороших, вроде даже ЯР12 видел. Братья остатки оружейки Цитадели вывезли, там потолок обвалился поломало много но кое что прихватили.
  Игнат задумался. С одной стороны магазинная гораздо удобней, и с разгрузками проще, и если Борода прав, и в оружейке действительно есть двенашка, то это решит все проблемы, братство заберет его ствол по хорошей цене, а разница уже не проблема.
  - Надо смотреть, - согласился он с предложением приятеля. - Хотя моя барабанная мне понравилась, немного непривычно, и чуть медленней, но точность у нее выше, и дальность стрельбы вдвое против погибшей ЯР "Охотник".
  - Ну и ретроград же ты, - хохотнул Андрей. - Охотники с производства сняли пару лет назад, уж больно разброс у них большой, а когда руну вставляешь, пуля вообще черте куда летит. Бери Ярку, не пожалеешь. Кстати, там магазины не десятки, а именно двенашки, но габариты прежние, она короткая, чуть тяжелее твое старого "охотника", даже с твоей руной можно будет сбить консервную банку метров со ста пятидесяти. А если без руны, то еще сотню накинь.
  Игнат задумался уже вполне всерьез, может, и вправду махнуть.
  - Борода, а ты слышал что-нибудь про магическую трехрежимную винтовку? Мне ее сватали месяц назад в Сторожье, называлась Кол-1.
  И тут Борода заржал. Он смеялся так самозабвенно, что его пополам согнуло. Прошло не меньше двух минут, прежде чем он распрямился и, утерев слезы, посмотрел на Игната.
  - Забудь и близко не подходи, - уже серьезно произнес он. - Идея была неплохая, и реализация тоже, подкачало качество. Батареи оказались слабыми, не рассчитанными на такой объем. В Егерске купили пару штук для испытаний. Одна расплавилась после сотого выстрела, у второй взорвалась батарея во время зарядки, магичку едва не убило. Может быть, за подобным и будущее, но пока оно не наступило, нужна доработка. Но вот по стрельбе никаких нареканий, для испытаний изловили пару лесовиков и одного падальника, и заморозили, и сожгли. Правда есть минус. После распада оболочки, сущность отправляется гулять, сердце разрушается, в результате получили одержимого пса, пришлось убить.
  - Да, минусы пока что сильно перевешивают, - выслушав друга, согласился Игнат.
  Дверной колокольчик звякнул, и в сопровождении курносого Пашки появился сын кожевенника, невысокий плотный мужик, который, оглядев лавку, направился к прилавку, да так там и застыл, разглядывая лежащие черные шкуры.
  - Почем продаешь? - выпалил он. - Отец, небось, тебе и половину нормальной цены не дал. Сто пятьдесят за метр.
  - Не продаю, - покачал головой Игнат, - это куртка и сапоги. Все, что останется, возвращаете мне.
  Сапожник поскучнел, но принялся за работу, снимая мерку, попутно расспрашивая, что хочет заказчик. Много времени это не заняло. С курткой Игнат тоже определился.
  - Неделя, - сообщил кожевенник, его сын кивнул, соглашаясь со сроком. - Работа за сапоги и куртку будет стоить сорок чеканов. Задаток десять.
  Андрей присвистнул.
  - Побойтесь богов, это же грабеж. Я сейчас Видока отведу к Захару, и все будет сделано за двадцать пять монет и дня за четыре.
  Игнат мысленно усмехнулся и приоткрыл кокон, Фарат просканировал деда и его сына, цену они задрали безбожно.
  - Хорошо, - согласился кожевенник, - тридцать и пять дней.
  - По рукам, - обрадовался Игнат, ему это было по карману, золота у него сейчас хватало. - Учти, дед, если узнаю, что шкуры зажилил или специально кроил, чтобы себе урвать, пойду прямиком в торговую палату, у меня там друзей море, вмиг лишишься и клиентуры и приличного места. Будешь свиные шкуры выделывать на окраине.
  - Зачем обижаете, господин егерь? - вполне искренне произнес кожевенник. - Сроду с клиентами нечестно не поступал. Все знают, что почтенный Илья делает на совесть.
  - Вот пусть так и остается. Сделаешь хорошо, всем буду говорить, чтобы к тебе шли, ну а если плохо, переделывать заставлю за твой счет. Как говорил барон Крайц - деловой подход.
  - Слышал про него, ушлый мужик, своего не упустит. Жду через три дня на примерку.
  Игнат кивнул и вышел на улицу, оставив Илью и его сына вздыхать над драгоценной кожей.
  - Стричься? - спросил Андрей. - Знаю тут одну цирюльню, там такая девочка ножницами щелкает.
  - Когда успел? - удивился Игнат. - Ты вроде не слишком Белогорск жалуешь. Да и работы тут для нас мало. Все делают ребята Винта, им конкуренция без надобности.
  - Пока ты шлялся незнамо где, я тут уже две недели торчу.
  Девушка в цирюльне оказалась и вправду очень миловидной, но не больше, она за пятнадцать минут состригла богатую шевелюру Игната. При этом она болтала без остановки, рассказывая городские новости, одной из которых была перестрелка на соседней улице, где неизвестный в одиночку уложил аж десять наемных убийц, вооруженных автоматами. Игнат едва сдержался, чтобы не засмеяться. Андрей, который тоже знал правду, хмыкнул, заявив, что пройдет пару недель, и их будет уже двадцать при трех бронемобилях с пулеметами. Получив свои три чека, болтушка радостно распрощалась с егерями, пригласив заходить еще.
  - Слушай, может, сходим на окраину? - предложил Демидов. - Хочу глянуть, что на авто-торжище, нужно багги присмотреть.
  Андрей только плечами пожал.
  - Пошли, - легко согласился он, - мне уже порядочно осточертело сидеть в четырех стенах отделения.
  Минут через двадцать они вышли к огромному рынку, расположившемуся у западной стены Белогорска. Это был самый большой рынок в княжествах, где покупали и продавали колесную технику. Демидов быстро прошагал мимо рядов грузовиков и пикапов, коих насчитывалось больше четырех десятков. Гражданский транспорт, который сейчас носился по столице, его тоже не интересовал, красивый, комфортабельный, дорогой и совершенно бесполезный в пустошах. Мотоциклы тоже не интересовали, хотя возле двух новых моделей они с Бородой на пару минут задержались, цена у них была не слишком кусачая, маленький багажник, плюс переметные сумки, на батареи можно было проехать почти полторы тысячи километров, скорость по бездорожью почти восемьдесят, а по хорошей дороге все сто. Да цена в двести чеканов приемлемая, но все же нужен совсем другой транспорт. Наконец, пошли внедорожники и багги.
  - Не густо, - глядя на двенадцать машин, заметил Игнат.
  - А что ты хотел? - удивился Андрей. - Их быстро раскупают. В основном армейцы за счет князя. Позавчера на границе с Полесским княжеством расстреляли пограничный дозор на багги, двое в минус. Второй экипаж отбился, уничтожив противника. У них магичка была пятой ступени, она "пелену" повесила и щит выставила, а пока стрелки по нему садили без пользы, дружинники, заклинанием прикрытые, вышли в тыл и перещелкали всех.
  - И кто это был?
  Андрей развел руками.
  - Неясно. Одеты по разному, оружие тоже у кого что, четверо их было. А багги первая сгорела, разрывная пуля угодила в батарею.
  Игнат промолчал, никаких слов не требовалось, обстановка накалялась.
  - Это что такое? - уставился он на странный мобиль с кабиной на выпирающих высоких лапах, места для четверых, плюс в довольно приличном багажнике люк, в котором легко может разместиться пулемет на турели. Конечно, машинка была гораздо больше багги и напоминала какой-то странный внедорожник.
  Борода покачал головой.
  - Не спрашивай, сам впервые вижу.
  - Это мобиль сопровождения "Страж", - пояснил возникший, словно по волшебству, торговец. - Делают пока малыми партиями в вольном городе Мирославле.
  - Далеко, - присвистнул Игнат. Он бывал в нем, работа для егерей там всегда находилась. - И сколько сие чудо стоит?
  - Дорого, господа егеря. Конкретно этот отдаю за восемьсот пятьдесят. Зачарованные от пуль стекла и сама кабина, скорость по пересеченной местности до семидесяти километров, батареи хватает на шестьсот. И пока цена не планирует падать.
  Игнат выслушал торговца внимательно, обошел мобиль, с уважением осмотрел нутро, пнул высокие колеса на лапах, которые давали просвет около полуметра. Но цена была для него неподъемная.
  - И как, берут? - спросил Андрей.
  - Еще как! Вчера три штуки княжество для своих погранцов забрало. А позавчера гильдия торговая еще два взяла. Вот, последний остался.
  - А есть такой же поменьше и подешевле, на одного или на двоих, в крайнем случае?
  Торговец разочарованно покачал головой.
  - Пока нет. Вроде как разрабатывают, но когда еще будет? Позвольте предложить вам пару очень неплохих багги, модель "Исследователь".
  Он указал на парочку рамочных внедорожников. Ничего необычного, стандартные, без лобовых стекол, без кузова, два сидения, рама, мизерный пластиковый багажник, кожух с двигателем сзади.
  - Только для господ егерей триста пятьдесят.
  Игнат мысленно обматерил торговца, красная цена этим попользованным багги была двести пятьдесят. И тут его взгляд зацепился за незнакомую форму капота мобиля, стоящего дальше в ряду. Он направился в ту сторону, внимательно разглядывая незнакомую машину. Внедорожник был прямоугольный, ветровое стекло поднималось вверх, два удобных мягких сидения спереди одно сложенное сзади, внушительный багажник, тентовая крыша, длинный капот, высокие колеса с подвеской, дорожный просвет почти полметра.
  - Дверцы навешиваются, - сообщил уже другой продавец, молодой парень лет двадцати, которому, по-видимому, принадлежал мобиль. - Сейчас они компактно уложены в специальной нише багажника.
  - Чье производство? - заинтересовался Игнат.
  - Мое. Сам делаю, сам продаю.
  - Движок?
  - М5, снял с разбитого внедорожника, производства Яр-княжества. По пересечённой местности пятьдесят, по хорошей дороге восемьдесят. Батареи хватает на восемьсот километров, но можно установить резервную. И батарейка у меня старая, новая, наверное, лучше заряд держать будет, думаю, на девятьсот, а может даже, на девятьсот пятьдесят хватит.
  Игнат забрался внутрь, чуть отодвинул сидения, парень был ниже него. Удобно, мягко. Он разложил седушку, которая превратилась в довольно неплохое ложе, только ноги слегка согнуты. Но если чуть отодвинуть еще... Вот так гораздо лучше. Транспорт все равно нужен, вечно торчать в Белогорске он не собирался, а этот самодельный мобиль ему понравился.
  - И сколько просишь?
  - Пятьсот.
  Что ж, цена приличная, машинка узко-специальная, кто такую возьмет? Егерь, может, наемник какой. Для фермера маленькая, для охранников караванов тоже, разве что, как дозорный экипаж, но для этого берут более недорогие багги.
  Андрей залез под капот, изучая движок.
  - Не старый еще, но и не новый, нужно немного повозиться, чтобы до ума довести. Как проходимость?
  - Легко вползает в горку под углом в сорок градусов, оба моста ведущие, колеса широкие, застрять нереально, я ее на брюхо сажал в грязь, в раскачку за десять минут выбрался. Ну ладно, пришлось лопаткой немного помочь. А вообще, я лебёдку поставил на передний бампер, можно переставить назад. Вес машинки чуть больше трехсот килограммов.
  - И давно продаешь?
  - Третий день, не всякому по карману, да и задачки у нее узко-специальные, не каждому нужно. Вам, господа егеря, уступлю монет двадцать.
  - Пятисот нет, есть триста девяносто. И если согласен, они будут через час.
  Парень серьезно задумался, Игнат его понимал, несколько недель труда, корпус на заказ, движок б/у, колеса тоже наверняка с побитого внедорожника, как и мосты, батарея. Скорее всего, он планировал наварить на машине сотни полторы, Игнат скинул его навар до пятидесяти.
  - Четыреста пятьдесят - все, что могу, - наконец решился парень.
  Игнат прикинул расклад. Пятьдесят чеканов - хорошая скидка, рядом старые исследователи чуть дешевле, а тут вполне себе достойная машинка.
  - А с чего такая форма странная? - чтобы взять себе еще время на обдумывание, спросил Демидов.
  - Этот дизайн я позаимствовал, - признался паренек. - Смотрел хронику старой Земли, там война была большая, очень давно, и вот взглядом зацепился за такой джип. Вроде бы он Виллис назывался.
  - Ясно, а теперь самое главное, друг, давай-ка я сначала проедусь, вдруг она не на ходу.
  Продавец сделал приглашающий жест. Игнат вернул сиденье в нормальное положение, примерился, завел, прислушался к тихому жужжанию двигателя, медленно переключил скорость и тронулся вперед. Машина шла плавно. Пожалуй, она чуть тяжелее, чем его старая багги, но дорогу держала отлично, Демидов даже чуть прибавил скорости, мягкие сидения компенсировали немного жестковатую подвеску. За пару минут он сделал круг по кварталу и лихо загнал мобиль на парковочное место, где его ждали Борода и продавец.
  - Определились? - спросил у Видока почти что бывший владелец.
  Игнат кивнул.
  - По рукам, четыреста сорок.
  Парень, который уже начал поднимать руку, на мгновение замер, затем улыбнулся и пожал ладонь Демидова.
  - Идет. Деньги в течение часа. Задаток?
  Игнат достал мешочек, в котором лежали сорок золотых.
  - Расписка?
  Продавец быстро достал бумагу и прямо на капоте накатал текст.
  - Жду час. Задаток не возвращаю.
  - Ты где так здорово поднялся, если сходу можешь выложить четыреста пятьдесят золотых? - спросил Андрей.
  - Борода, у меня в последние время очень хорошо с трофеями фортило, я в королевстве багги продал за триста пятнадцать чеканов. Плюс у меня с собой было, да и сегодня я сторговался отлично. Но все равно буду очень жалеть по багги, которая погибла вместе со Сторожьем. Эту еще зачаровывать придётся.
  Через час Игнат стал обладателем новенького автомобиля очень необычной конструкции. Машина ему понравилась, он был даже готов выложить четыреста пятьдесят, а то и пятьсот, как изначально просил продавец. Пока они с Бородой ехали к зданию Братства, народ постоянно останавливался и провожал их взглядами.
  На заднем дворе отделения собрались почти все егеря. Новость, что Демидов купил какую-то странную самоделку, облетела штаб-квартиру за пару минут.
  Игнат отошел в сторону, дав всем возможность посидеть внутри, залезть под капот. Андрей на правах друга даже сделал кружок, чтобы почувствовать мобиль в полной мере.
  - Как назовешь? - спросил он, подсаживаясь к курящему на ступенях Видоку.
  Игнат задумался, а так ли нужно название? Он посмотрел на коричневый, словно грязный, корпус.
  - Пускай будет "Голем", - наконец, решил он. - Видел как-то, магички создавали глиняного человека, результат вышел так себе, слишком сложно, не прижилось. Но вот убить его было почти нереально. Так что, пускай этот мобиль будет как Голем.
  Андрей пожал плечами, соглашаясь.
  - Демидов, - позвал Винт, - а обмывать будем?
  - Конечно, - согласился Игнат и, вынув пару золотых, кинул главе Братства, - пошли кого из молодняка за выпивкой и закуской, этого должно хватить.
  Тот показал большой палец и направился к кому-то из молодых.
  Глава третья. Свидание, встреча разлука
  
   В городской ратуше было прохладно и не слишком людно. Лера уже ожидала Игната и сопровождающего его Винта возле зала заседаний.
  - Формальность, - приветливо улыбнувшись, пояснила она. - Еще раз расскажешь, как и что, и свободен. Городу сейчас не до тебя, наемники сами нарвались. Стража спокойствия обвинения выдвигать не будет. Лавка найма открестилась от Антуана и его команды. Следствие показало, что троих из них убили свои же. Вот здесь судья будет тебя трясти, как такое могло получиться.
  - А мне откуда знать? - удивился Игнат, стараясь, чтобы это звучало вполне искренне. - Вдруг у них там свои счеты были?
  - Ага, а последний, когда их свел, вышиб себе мозги?
   Демидов развел руками.
  - Жаль, что у меня не было "ока", - он коснулся записывающего амулета, снова разместившегося у него на плече, - когда эти гаденыши меня атаковали. Но теперь все иначе. Когда там заседание?
  - Пять минут, - сообщила Лера. - Сейчас слушается дело одного воришки. Ну да там все просто, третий раз попадается, сейчас судья стукнет молотком по столу и скажет, что того ждет Саарский рудник сроком на год.
  - Мда, круто у вас тут, - протянул Демидов. - А не слишком это за три кражи?
   Лера покачала головой.
  - Если человек после предупреждения, крупного штрафа и месяца на каторжных работах по валке леса не понял, то он идиот, и наша задача избавить от него город.
   Именно в этом момент двери зала распахнулись, и двое дюжих парней в черной форме выволокли паренька лет восемнадцати с кандалами на руках. Он ревел, вырывался, орал, что больше не будет воровать. Но его не слушали. Не прошло и полминуты, как его крики стихли за тяжелой деревянной дверью.
  - Пошли, наш черед.
   Лера оказалась права, надолго это не затянулось. Судья посмотрел запись с места боя, Игнат рассказал еще раз, как все было, пожал плечами на резонный вопрос - почему наемники стреляли друг в друга? Правда, ему стоило больших усилий сдержать улыбку, поскольку Фарат в своем коконе жутко веселился этим нелепым вопросам, а его настроение передалось и Демидову. Но все обошлось, поскольку судья, маленький круглый человек, нечего не заметил.
   Показания Игната записали. Поскольку никто не выдвигал обвинений, то судья уже через десять минут закрыл дело и заявил, что ни у него, ни у Белогорского княжества претензий к егерю Игнату Демидову нет. Он вольный человек, и может полноценно распоряжаться своей жизнью. Лера махнула рукой на прощание и исчезла за дверями ратуши.
  - Ну что ж, все прошло неплохо, - хлопнув Видока по плечу, произнес Винт. - Охранка тебя отпустила, Лига тоже, Гильдия обвинения не выдвигает. Теперь ты вольный человек, какие планы?
  - Найти ту дрянь, что все это устроила и вывернуть мехом внутрь, у меня накопился большой счет. Кроме того никто не отменил награду за мою голову. Позавчера, когда с Андреем на рынке толкались, я срисовал слежку, ненавязчивую такую, грамотную. Даже не знаю, кто вел. Может, очередные охотники, а может Лига, магичек не исключаю. Так что, нужно мне отсюда сваливать, но думаю, я задержусь еще на немного, мне нужно навестить одну даму, которая меня звала в гости.
  - Одного за порог не выпущу, - тут же заявил Винт.
  - Отстань, Игорь, я взрослый мальчик, и могу сам о себе позаботиться. Как ты представляешь визит к даме в компании другого егеря с фразой - это мой телохранитель, он тут в уголке тихонько посидит?
   Винт задумался и решил согласиться. Они вышли на улицу и направились к мобилю Игната, который теперь его обкатывал. "Голем" показал себя превосходно. Ночью, после того, как машину обмыли, пьяные егеря устроили гонки вокруг квартала. Игнат оставил за спиной три багги, выиграв столько же чеканов. Вообще, пьянка прошла весело, охотники на нелюдь народ циничный, они со смертью регулярно сталкиваются, привыкли, поэтому пили и веселились, как обычно, как в последний раз. Часа в два появились феечки из борделя. Игнат посмотрел на начинающуюся вакханалию и отвалил спать.
  - Белоголовая тебя до конца подлатала? - садясь на пассажирское сиденье, спросил Винт.
  - Да, вполне, остался только резец, но с ним и дух справится, там всего ничего осталось.
   Игнат запустил двигатель "Голема" и направил его вдоль улицы, до Братства было рукой подать.
  - Кстати, Игорь, вчера некогда было, мне Борода сказал, что у вас в оружейке есть винтовка ЯР12. Уступи мне ее, свою сдам, хорошая штука, разницу в казну.
   Винт задумался.
  - В принципе, без проблем. А потянешь? Я твою видел, максимум, пятьдесят стоит, а двенашка мне обошлась в девяносто пять, ты поиздержался последние дни. Осилишь такую разницу?
   Игнат прикинул резервы, он был должен кожевеннику еще пятнадцать чеканов, на счету в банке сорок золотом, еще шестьдесят семь осталось в кошельке. Придется отдать почти весь нал, но это как раз не страшно.
  - Потяну, - наконец, решил он.
  - Тогда свою винтовку в оружейку, Ярку забирай, разницу мне на стол.
   "Голем" резво вписался в арку, ведущую на задний двор Братства, и уже через пару секунд заняла свое место.
   Обмен стволов прошел быстро и немного болезненно. Игнат примерился к новой ЯР12 и вполне остался доволен. К ней прилагались три магазина, прицел со старой встал, как родной, как и батарея с руной, она была короче и барабанной, но, как уверял Андрей, точность должна держать на уровне. Игнат погладил по прикладу винтовку, которую оставлял, много она с ним прошла, даже жалко запирать ее в этот шкаф, который Братство держит на всякий случай. Но все же он больше привык именно к магазинам. Видок поставил ее в пирамиду и вышел.
   Игнат оставил винтовку в комнате, еще пристреливать нужно, в городе она ему без надобности, осмотрел себя в зеркало. Погода выровнялась, солнышко светило, похоже, последние теплые летние деньки. А может, магичкам кто заплатил, и они тучки разогнали, дорогое удовольствие, но погодницы хорошо зарабатывали.
  - В гости собрался? - поинтересовался Андрей, входя в комнату.
  - Да, хочу навестить одну знакомую магичку, посмотрим, что выйдет, но сегодня наверное не вернусь.
  - А у нее подруги нет? Я бы с тобой сходил.
  - У нее есть любвеобильная тетка, живет за городом, могу дать адресок, женщина приятная во всех отношениях, но уж больно настойчивая.
  - Нет, спасибо, - засмеялся Борода, - мне вчерашних феечек хватило. О, - заметив винтовку, лежащую на кровати, протянул друг, - все же решился махнуть свой не стандарт?
  - Уже. Не скажу, что вышло дешево, почти без налички остался. Ладно, пошел я, если что срочное будет, совсем срочное, ищите меня вот здесь, - он назвал адрес, который сообщила ему накануне белоголовая.
  - Удачи, брат, - улыбнулся Андрей, и они вместе вышли в коридор.
   "Голем" остановился у белого особняка, довольно большого. Квартал Силы - так называли район, в котором жили исключительно волшебницы. Место было престижным и довольно закрытым, праздно шатающегося люда или попрошаек тут не встретишь. Квартал окружала капитальная стена с воротами, на которых дежурило два наёмника и магичка низшей, шестой, ступени.
   Игнат имел только устное приглашение, но знак братства на плече сыграл свою роль, его пропустили. Демидов порадовался тому, что не пошел сюда сразу, как его выпнули из допросной инквизиции, эти ребята на входе точно бы завернули, вышел бы скандал. Тогда он был похож не на респектабельного егеря, а на избитого бродягу с пустошей.
   Надо сказать, что особняк магессы Луизы впечатлял размахом. Он находился в самом центре квартала, был сложен из белого мрамора, с широким крыльцом, к которому вела лестница в десяток ступеней. Вокруг дома кованая ограда. Ворота гостеприимно распахнуты, во дворе тугой струей воды бьет фонтан.
   Игнат свернул на подъездную дорожку и остановил мобиль у крыльца.
  - Магесса Кира ожидает вас, - раздался с верхней ступени голос, принадлежащий явно пожилому человеку.
   Игнат посмотрел на встречающего - мужчина, лет шестьдесят на вид, в черной ливрее с золотом, в начищенных до блеска туфлях.
   Демидов поднялся по ступеням. Слуга придирчиво оглядел его, заметив кинжал на поясе и пистолет, нахмурился.
  - Сдайте оружие.
   Игнат отрицательно покачал головой.
  - И не подумаю.
   Слуга озадаченно уставился на дерзкого гостя.
  - Распоряжений по поводу оружия не поступало.
  - Так сходи и узнай, я подожду, - и Игнат извлек из пачки папиросу, прикурил от пальца.
   Еще в субботу он купил с десяток пачек хороших дорогих папирос с отменным табаком по два чека за пачку.
   Слуга коротко поклонился и скрылся в доме. Игнат присел на перила лестницы, сделанные то же из белого мрамора. Вообще, дом выделялся на фоне остальных, с таким стилем Игнат еще не сталкивался. Он почти докурил, когда вернувшийся слуга протянул ему пепельницу, где Демидов затушил окурок.
  - Магесса Кира ждет вас, оружие можете оставить при себе.
   И развернувшись, старик двинулся в дом, показывая дорогу.
  - Благодарю, - ответил Видок в удаляющуюся спину и пошел следом.
   Слуга провел его через зал, из которого на второй этаж вела широкая каменная лестница, обогнул ее справа, затем шла зала метров пятнадцать в длину и, наверное, столько же в ширину. Под потолком левитировала огромная люстра, на которой сейчас горели от силы десяток магических светильников из сотни. Если их все зажечь, пожалуй, можно ослепнуть. Игнату уже стало надоедать хождение по этим хоромам, а в голову заползла мысль, а не зря ли он сюда пришел? Когда он встретился с Кирой, они оба были на грани жизни и смерти. Потом их связывало совместное выживание, и вот теперь он пришел в богатый дом Луизы, где временно живет магичка. Когда она была настоящей: тогда в лесу или сейчас в этом роскошном особняке?
   Наконец, комнаты кончились, и слуга, открыв дверь, вывел егеря на задний двор, где посредине зеленой лужайки был устроен настоящий бассейн, конечно же, из мрамора, черный и белый вперемешку, красиво. Там, среди кристальной чистой голубой воды плавала обнаженная Кира. Слуга небрежно кивнул, словно ничего и не происходит из ряда вон, и ушел в дом, оставив Игната наблюдать за плавающей голышом магичкой.
  - Явился? - раздался из бассейна мелодичный голос Киры. - Я думала, ты придешь в тот же день, как тебя выпустят из Лиги.
  - Я бы и явился, да не в том виде был, чтобы в гости идти, - с улыбкой ответил Игнат, присев на деревянный лежак и наблюдая, как волшебница грациозно выходит из воды, ничуть его не стесняясь.
   Она сияла, ее глаза впились в него, пытаясь понять, что он чувствует к ней. А Демидов чувствовал, его просто тянуло к этой красивой сильной женщине. Было желание встать, подойти и обнять ее, прижать к себе и ни за что не отпускать. За эту неделю она полностью оправилась от плена и пыток, крепкая грудь слегка подрагивала, попа округлилась, исчез измождённый и затравленный вид, медно-золотые волосы сырыми прядями лежали на спине. Выглядела она волшебно, о чем он ей и сообщил. Кира благосклонно приняла комплимент, ее глаза задорно засверкали. Завернувшись в полотенце, магичка уселась на край столика, на котором стояли бутылка вина и два бокала.
   Игнат смотрел на нее, любуясь стройными длинными ногами и телом, которое почти не скрывало полотенце. Но кое-что его беспокоило: где она была настоящей, в том лесу, сжимая дробовик и готовясь встретить сектантов, или в этом огромном особняке среди роскоши? Ему казался чужим этот дом, он был непривычен и неприятен ему.
   И волшебница мгновенно уловила его сомнения и с легкостью прочла на его лице все, о чем он думал. Кира рассмеялась.
  - Игнат, ты совершенно не умеешь владеть лицом, оно у тебя, как открытая книга. Старый Грэг провел тебя по этому шикарному тетушкиному дому с лепниной, позолотой, люстрой в бальной зале, в которой вот уже лет пять не было ни одного бала, и ты решил, что я часть всего этого? Не говори, и так вижу.
   Игнат на это только хмыкнул.
  - Нет, егерь, я изредка гощу здесь, когда нуждаюсь в отдыхе. Я Кира Басаргина, боевая волшебница третьей ступени, приписанная к третьему полку пограничной стражи Гарнского королевства, находящаяся в данный момент в самоволке.
  - Не многовато пафоса? - с усмешкой поинтересовался Игнат.
  - Занесло, да? Извини, иногда пробивает на патетику. Искупнемся?
   Игнат задумался, погода отличная, солнце припекало.
  - А давай, - расстегивая ремень с кобурой и кинжалом, согласился он.
   Кира засмеялась, глядя, как он прыгает на одной ноге, стаскивая сапоги, встала, скинула полотенце и толкнула Демидова в бассейн, после чего с веселым визгом прыгнула следом.
   Игнат вынырнул, отфыркиваясь и мысленно матерясь. Фарат хихикал в своем коконе. "Надо бы укрепить", - подумал Игнат между делом. Дрыгая ногами, он стянул промокшую рубаху, штаны с трусами и швырнул их на лежак.
  - Так бы сразу, - подплывая к нему, произнесла Кира, после чего, обвив шею егеря руками, поцеловала в губы, утянув Демидова под воду.
   И как-то сразу стало легче, исчез неприятный осадок от этого здорового, богатого и такого чужого дома, растаял ледок, появившийся на первых минутах. По этому страстному, жадному и одновременно нежному, теплому поцелую Игнат понял, что она действительно ждала его.
   Вечером они сидели в беседке, прямо посреди которой горел очаг, на столе лучшие кушанья, доставленные час назад из самого престижного ресторана Белогорска. Игнат в левой руке держал бокал сухого белого, а правой обнимал забравшуюся с ногами на лавку и прижимающуюся к нему Киру. На столицу княжества уже опустились сумерки, Игнат насадил на шампур кусок остывшей говядины и теперь подогревал его в пламени очага.
  - Ты знаешь, что ты варвар? - глядя на это, поинтересовалась волшебница. - Ты греешь на костре стейк по-белогорски в меду и соусе "Ажара", порция чекан.
  - Я хочу есть, - отозвался Игнат, покручивая мясо, - и не желаю есть его холодным, не важно сколько, оно при этом стоит.
   Кира засмеялась.
  - И мне погрей.
   В полночь они считали далекие и тусклые звезды. Двор погрузился во тьму, вино кончилось, богатый стол был опустошён.
  - Может, пойдем в дом? - кутаясь в теплую шерстяную шаль, которую принес старый слуга, спросила девушка.
  - Пойдем, - нехотя произнес Игнат.
   Он боялся выпускать ее из объятий. Впервые, с момента гибели Анны, ему не хотелось отпускать женщину, которая сейчас прижималась к нему. Даже Мила, которая так ловко прыгнула в его постель и попыталась приручить, была гораздо дальше.
  - Не бойся, я не исчезну, - неожиданно произнесла Кира.
   Демидов озадаченно посмотрел на нее, вот так с легкостью волшебница угадала его мысли. Ее слегка раскосые глаза сверкнули в отблеске догорающего огня.
  - Ничего странного, - верно истолковав его взгляд, шепнула волшебница, - когда ты сказал нехотя "пойдем", ты вместо того, чтобы отпустить, еще крепче прижал меня к себе, словно боялся, что стоит тебе убрать руку, как я исчезну. Не бойся этого. Не знаю пока, к добру или к худу, но мы теперь связаны. Тогда в лесу, возле заброшенного домика, когда мы сидели у костра, а ты рвался в это твое Сторожье, я также, как ты сейчас, не желала тебя отпускать. И сейчас не желаю. Но ты ведь все равно уйдешь.
  - Уйду, - согласился он, - работа моя не терпит оседлости. Сомневаюсь, что ты захочешь мотаться за мной по мелким городам и селам.
  - Откуда тебе знать? - неожиданно завелась Кира, сверкая своими ярко-зелеными глазами. - Я боевая магичка, между прочим, а не реставратор бытовых заклинаний. Я ведь уже слышала про Егерск, и Ижанна рассказала про то, что случилось в Сторожье. Ты ведь пойдёшь за той одержимой ведьмой?
   Демидов несколько минут молчал, переваривая услышанное, разговор свернул явно не туда, и, похоже, это будет не очень хорошее окончание такого хорошего вечера.
  - Я понимаю, что ты хочешь сказать, вот только ты - гильдейская магичка, и служишь там, куда пошлют. Кто заплатит за ваши услуги, тот и пользуется, так что, ты, моя радость, человек подневольный.
  - Уже нет. В пятницу, когда стало известно, что тебя освободят, я покинула Гильдию, и теперь вольна распоряжаться собой.
  - Ты хочешь пойти со мной? - озадачился Видок. Он достал папиросу и прикурил. - Ты хоть понимаешь, куда влезть собралась? Там от инквессы Рены и от магессы Арианы только клочья полетели. Твоя тетушка меня на запчасти разберет, потом перемешает и соберет, как попало, если с ее драгоценной Кирой что-то случится. В жизни не поверю, что она тебя не отговаривала возиться с таким нехорошим и проблемным типом, как я.
  - Поругалась я с теткой, - сообщила волшебница, развлекаясь запусканием огнешаров в вытяжное отверстие очага. Золотые шарики, объятые пламенем, красиво и медленно взмывали в небо, чтобы вскоре погаснуть. - Пойдем в дом, там продолжим наш разговор, реально холодно. Или давай я колдану, купол поставлю.
  - Не надо, - кидая окурок в пепел, оставшийся от прогоревшего костра, ответил Игнат. Он легко подхватил девушку на руки и понес к дому. - Как думаешь, слуга уже настучал Луизе?
  - Даже не сомневайся, она точно в курсе, - положив голову ему на плечо и обхватив шею руками, улыбаясь, сообщила Кира. - И вообще, хватит о делах. Об этом мы поговорим завтра. Спальня на втором этаже, третья дверь справа. Пусть сейчас будем только мы, или ты решил мне испортить ночь?
  - Ни в коем случае, магесса, я полностью в вашем распоряжении.
   Она заулыбалась и поцеловала в щеку.
  - А твоя спальня такая же, как весь этот дом? Небось, кровать у тебя здоровенная, мягкая, с шатром балдахина?
  - Ты будешь удивлен. Эту комнату, с позволения тетки, я обставила сама, а мой вкус в корне отличается от того, что тебя сейчас окружает.
  - Надеюсь. Если честно, меня до зубовного скрежета раздражает этот особняк.
  - Ты думаешь, я не вижу? - рассмеялась Кира. - Ты готов был мерзнуть в беседке, лишь бы не идти сюда. Не понимаю твоего отношения к нему.
  - Не могу объяснить, просто в нем нет души
   Комната Киры Игнату понравилась - маленькая, по сравнению с остальными залами, примерно четыре на пять, кровать большая, но в меру, никакого шатра над головой, стены отделаны деревом, впечатляющий камин, в котором, треща, пылали несколько внушительных полешек, ночи теперь холодные, и в комнате было тепло и комфортно. Вдоль стен книжные шкафы, полные фолиантов по магии, и несколько полок с романами, среди которых обнаружился самый модный автор Белогорска - некто Кир, и его хит - "Брошенная колония". Напротив двери большое окно и выход на террасу. Единственное, что, пожалуй, не понравилось Игнату, это полупрозрачные занавески, на которых были изброжены птицы.
  - Нравится?
  - Все, кроме занавесок, - честно признался Демидов, после чего совершил чисто хулиганский поступок - бросил Киру на кровать.
   Девушка, спружинив, подскочила, ловко, словно кошка, перевернулась в воздухе и приземлилась на ноги.
  - Ах так! - выкрикнула она, после чего начала что-то бормотать себе под нос.
   Игнат не смог разобрать слов, зато невидимая, но очень ощущаемая рука, с силой толкнула его в спину, и он рухнул плашмя на кровать. Магичка в том самом красном платье с разрезом, которое она нашла в разоренном имении гранского аристократа, мгновенно оказалась сверху.
  - Сдавайся, - потребовала она.
  - Ни за что, - шепнул Видок, и извернувшись, оказался на спине, его руки легли Кире на плечи, он слегка подтянулся и поцеловал белую окружность, выглядывающую из смелого декольте.
   Амулет на золотой цепочке, висящий на шее магички, качнулся и слегка ударил его в лоб. Демидов взял его в руку, чтобы рассмотреть получше. Это была руна удачи, точно такая же, как на перстне, который подарила ему верховная ведьма Вольных земель. Кира медленно откинула свои шикарные волосы и расстегнула замок цепочки.
   - Он будет мешать, - тихо произнесла она, прижавшись к его уху губами.
   Амулет с руной поднялся в воздух и перелетел на столик, который стоял справа от кровати. Разогнувшись, она завела руку за голову и, нащупав застежку платья, медленно расстегнула его. Красная, легкая и почти неощущаемая ткань почти мгновенно упала вниз, открывая ее грудь, несмотря на то, что они провели день без одежды, она почти не загорела. Девушка медленно взялась за пряжку ремня, доставшуюся в наследство от Юркого, а может, и его напарника, чистое серебро, с красивым орнаментом. Игнат отшвырнул в сторону оружейный пояс, но довольно расчетливо, достать рукой все же можно.
  - Тебе тут некого опасаться, - веселым голосом заметила Кира, - разве что только меня.
   Встав, она окончательно избавилась от платья, которое словно поток воды легко скользнуло к ее ногам. Света в комнате было немного, на противоположенной стене на массивном книжном шкафу тускло горели два магических светильника, да языки пламени от огня в камине мечутся по ее белоснежной коже, этого было достаточно, чтобы ее разглядеть. Она не закрывалась, стояла над ним, слегка согнув левую ногу.
   Крепкая рубаха затрещала, когда Игнат стащил ее через голову, но выдержала. Следом куда-то улетели сапоги, потом штаны. Дальше были какие-то обрывки. Вот она ритмично двигает бедрами сверху... Вот, закусив нижнюю губу, постанывает под ним... Снова смена позиции... Долгий стон... И оба падают на измятую, сбитую постель.
   Кира, тяжело дыша, прикрыв глаза и откинув волосы назад, лежала у Игната на груди, нежно водя острым ноготком по старому белому шраму, который остался у него с детства. Оба молчали, говорить не хотелось, все уже было сказано телами и страстным шепотом.
   Фарат было сунулся с критикой, джинн любил комментировать подобные моменты, но, натолкнувшись на равнодушное молчание хозяина, быстро успокоился. Егерь давно научился бороться с такими шутками, хотя можно было пригрозить укрепить кокон, как это сделала Тамара. Но не потребовалось.
   Игнат не заметил, как заснул. Снилось что-то хорошее, вроде бы они с Кирой гуляли по Белогорску, она ела очень дорогое мороженное и смеялась. А потом... Потом случилось что-то плохое. Видок открыл глаза и посмотрел на лежащую рядом магичку, укрытую легкой простыней, та крепко спала, по-детски положив ладошку под щеку. Камин догорел, светильники по-прежнему едва освещали помещение. Но что-то его беспокоило, мешало расслабиться, нежно обнять Киру, поцеловать ее. "Фарат, просканируй дом", - приоткрыв кокон, отдал Игнат мысленный приказ. Его рука нащупала ремень. Подтянув его поближе, он достал пистолет и оглянулся в поисках штанов. Те нашлись на полу, пришлось медленно, чтобы не разбудить девушку, сползти с кровати. Меньше всего он хотел, чтобы она увидела его голым с пистолетом в руке. Но, похоже, его зеленоглазая волшебница так умаялась, что даже не собиралась просыпаться. Одевшись, Игнат активировал "око", приколотое на плечо рубахи. Он так часто вляпывался в дерьмо в последнее время, что решил везде таскать с собой артефакт.
  - Все спокойно, - доложил Фарат, - в доме только старый слуга, сейчас он крепко спит у себя в комнате на первом этаже.
   Игнат мысленно выругался. Как говорил один приятель егерь: "Если у вас паранойя - это не значит, что за вами не следят". Вот и сейчас ощущение чужого взгляда просто давило на психику.
   Огненный портал вспыхнул прямо посреди лужайки между беседкой и бассейном.
  - Кира, просыпайся, - негромко произнес Игнат.
   Девушка заворочалась во сне, но глаза не открыла. Времени на такт не было, и Демидов потормошил ее за плечо.
  - Подъем, за нами, а вернее за мной, пришли, - чуть громче произнес он.
   На этот раз сработало, магичка открыла глаза и уставилась на полуодетого егеря, который стоял над ней с пистолетом в руке.
  - Во дворе портал, - быстро пояснил Игнат, - точно такой же, который забросил меня черте куда. Это значит одержимая или ее слуги.
   И тут за окнами раздался тоскливый, злобный вой. Видок рванулся к окну, из портала вылетели два падальника, а следом три марга. Демидов не стал дожидаться, что еще оттуда явится, но ему показалось, что в пламени перехода появилась человеческая фигура. Он развернулся к магичке, которая уже натянула платье и пыталась найти свои сапожки, но потом, вспомнив, что они так и остались в беседке, тяжело вздохнула.
  - Открывай портал куда угодно, я почти безоружен, а там две нелюди и нежить, мне с ними не справиться.
   При слове "нежить" Кира вздрогнула и быстро забормотала себе под нос заклинание. Секунды тянулись мучительно медленно. Игнат, добежав до двери, поднатужился и загородил ее книжным шкафом. Вот только здоровенное трехметровое окно и дверь, ведущую на балкон, нечем было перекрыть. А пять метров для маргов не высота, эти оживленные отожравшиеся трупы, как недавно показала практика, и на семь легко взмывают. Демоны, ну почему Игнат не прислушался к старой заповеди егерей - все свое ношу с собой?
   С момента открытия портала и появившихся из него тварей и нежити прошло не больше полминуты, и вот на белокаменный балкон легко и непринуждённо в грациозном прыжке взмыл первый марг - женщина. Серая мертвая кожа, вместо глаз два черных вертикальных зрачка, белков не видно, темные волосы испачканы в красной глине. Высокие сапоги, треснувшие в нескольких местах, поскольку меняясь, марг становился больше и сильнее, облегающие штаны лопнули по швам и висели тряпками, тоже произошло с бирюзовым камзолом и блузой с кружевными манжетами. Похоже, при жизни она была зажиточной горожанкой. Она пригнулась, оскалив пасть, полную зубов, и вытянула вперёд руки с длинными пальцами, на которых уже сформировались крепкие и очень острые когти.
   Демидов вскинул пистолет и трижды выстрелил в нежить. Посыпались на каменный пол осколки, тетка Луиза не мелочилась и предпочла не прозрачный стелопласт, а настоящее стекло.
   Нежить в изящном прыжке ушла в сторону. Секунда, и она в доме, их разделяло с Игнатом всего пара метров. Тварь атаковала быстрее, чем он успел приоткрыть кокон и приказать Фарату ускорить его. Демидов в тщетной попытке пытался увернуться, но марг был слишком быстр. Видок перекатился в сторону, не понимая, почему острые когти не достали его. Вместо этого он почувствовал запах гари. Нежить лежала на полу мордой вниз, остатки блузы и камзола тлели, а на спине была огромная жженая рана, откуда тянуло горелым гнилым мясом. Причем она увеличивалась с каждой секундой. А еще воняло паленой шерстью, это тлел дорогой ковер ручной работы.
  - Луиза будет в бешенстве, - спрыгивая с кровати, зло произнесла Кира. - Она очень любила этот ковер.
   Демидов прислушался к творившемуся снаружи. Ему показалось, что он слышал человеческий крик, похоже, старый Гаэрг больше никогда не принесет госпоже ужин.
  - Портал, Кира! Где портал?
  - Не могу, - сцепив зубы, со злобой процедила магичка, - мешает тот, что на лужайке. Как они прошли, город же в магической блокаде?
   С момента уничтожения нежити прошло едва ли тридцать секунд, и вот на балконе появляется стразу два марга, матёрые, отожравшиеся, одежды не осталось, только у одного на запястье, врезавшись в кожу, висит кожаный напульсник с обережной вышивкой. Не помогла она ему или ей, теперь уже не определить. Сколько народу сгинуть должно было, чтобы эта тварь до такого состояния откормилась. Все это егерь заметил за долю секунды, пока на ускорении вскидывал пистолет. Последние семь пуль ушли в цель, и чудо - нежить рванула в сторону, но не угадала, а вот Демидов просчитал, и минимум две из них, разрывные, угодили твари в мускулистую шею. Еще одна попала в грудь. Марг рухнул на ковер, забрызгивая все черной вонючей жижей, которая заменяла ему кровь.
   Вторая тварь ринулась прямо на Киру. Игнат швырнул в противника на скорости кинжал, но промазал, тяжелое лезвие угодило в деревянную стену и прочно в ней застряло.
   Жить магичке оставалось доля секунды, марг занес для удара когтистую лапу, Игнат даже на скорости не успевал встать между ними, хотя его и волшебницу разделял метр, он только успел мысленно крикнуть: "Падай!". И тут с руки Киры сорвалась волна пламени, которая мгновенно охватила нежить, рык перешел в вой, тварь отскочила на кровать, которая мгновенно вспыхнула.
   Игнат вытащил запасной магазин и быстро сменил опустевший. Выстрела в голову разрывной пулей тварь не пережила. Нет, она, конечно, восстановится, но это будет не скоро. И либо к этому моменту Демидов будет либо мертв, либо они с Кирой сожгут тварей на лужайке за домом. На мгновение ему даже стало жалко особняк, оскверненный нежитью и нелюдями.
   Кира что-то буркнула себе под нос, взмахнула рукой, и загоревшаяся кровать потухла.
  - А вот и припозднившиеся гости, - саркастично произнес Игнат, получив от Фарата картинку с приближающимися к двери нелюди.
   Мощный удар буквально расколол дверь, Игнат слышал, как треснули толстые доски. После того, как были уничтожены три марга, два уцелевших нелюдя выглядели уже не такими опасными. Демидов дошел до стены и вытащил из доски свой кинжал, взяв его в левую руку. Кира оказалась надежной соратницей, ему в одиночку и с одним не справиться, не говоря уже о трех. Но магичка не подкачала, вот и сейчас она бубнила себе под нос очередное заклинание. Да, у магии есть минус, она не мгновенна.
   Еще один удар, и придвинутый шкаф рухнул на пол, раздался звон бьющегося стекла. Мелкие осколки заскакали по мрамору. Игнат вскинул пистолет, готовый на ускорении атаковать тварей. Первый падальник вломился в дверь, едва не застряв, и тут же схлопотал сразу две разрывные пули в грудь. Сталь - не чистое железо, но твари это не понравилось, два негромких хлопка в районе груди, Демидов ясно разглядел кусок вырванного хитинового панциря размером с ладонь. Нелюдь замерла, стоя на шкафу, похоже, готовила удар темной энергией, когда следующие две пули, ударившие ее в голову почти одновременно и буквально разорвали жуткую пасть. Падальник рухнул назад, суча лапами и вереща, словно раненый зверь. Второй не стал повторять ошибки своего собрата и ударил из коридора темной энергией. Игнат оттолкнул Киру в сторону и едва сумел увернуться от луча, который пронесся по комнате и исчез за окном. Еще в полете Демидов трижды нажал на спуск, и одна пуля все же угодила в тварь. Не самый удачный выстрел. Уже падая, Игнат увидел, как отлетела одна из верхних лап. Перекатом он вскочил на ноги, беря дверь на прицел. В магазине пистолета осталось две пули.
   Тварь заверещала, рванула вперед только для того, чтобы попасть под малый боевой пульсар, сияющий шарик размером с орех, влетел нелюди в грудь и рванул внутри. Весь коридор и обломки двери и шкафа забрызгало кровью.
  - Фарат, сканируй дом, - приоткрыв кокон, скомандовал Видок.
   И ответ пришел мгновенно - образ человека, спокойно стоящего на террасе. Игнат стремительно развернулся, ловя в прицел незваного гостя. От него просто несло угрозой. Он спокойно крутил в руках ритуальный нож, большой, весь покрытый чужими рунами. Шляпа с широкими полями не давала рассмотреть лицо незнакомца. Он был одет в плащ, рубаху и сапоги, все из кожи черного цвета, только на сапогах сверкали серебряные звезды.
  - Не буду желать тебе здравствовать, егерь, - произнес он знакомым до боли голосом.
   Игнату не нужно было даже напрягать память, чтобы вспомнить голос своего пропавшего без вести друга. Все звали его Гошей, но на самом деле он был Георгием Волковым с совершенно нелогичным прозвищем...
  - Привет тебе, Плут. Я тоже не буду желать тебе здоровья, - смещаясь так, чтобы прикрыть собой Киру, произнес Игнат.
   Он уже знал, что перед ним одержимый. Очень сильный одержимый.
  - А что так? - усмехнулся Гоша. - Я вроде тебе зла не делал. Вон, смотри, каких дрессированных зверушек тебе привел, хозяйка велела подарить. - И он хохотнул так привычно и знакомо, что Видок вздрогнул.
  - Веревея? - спросил Игнат, следуя основному правилу егеря - всегда собирай информацию.
  - Ну что ты, право! Я служу той, кто сильнее. Веревея - выскочка, которая умудрилась совершить столько ошибок... И главная из них ты. Ее уже наказали. Нет, мою госпожу зовут иначе. И я здесь, чтобы сделать тебе предложение.
  - А этих, - Игнат качнул стволом пистолета в сторону побитой нежити, - ты привел для убедительности?
  - Вроде того, - согласился Плут. - Они должны были убить вас, но я получил четкую инструкцию: если тебе удастся выжить, предложить перейти на нашу сторону. Дни человечества сочтены. Как видишь, портал моей госпожи может быть открыт куда угодно, и ваш барьер, который поставили гильдейские магички, ему не препятствует.
  - А зачем меня вообще убивать понадобилось?
  - О, это самое интересное, - воскликнул одержимый егерь. - Где руна?
   Игнат озадаченно уставился на тварь в теле его друга.
  - Хрен тебе, а не руна. И ответ на предложение твоей хозяйки идентичный, вот только передам я его лично, - палец нажал на спуск, пуля устремилась в голову бывшего друга.
   Одержимый лишь слегка шевельнулся, и пуля, которая должна была угодить ему в лоб, исчезла в предрассветных сумерках. А затем тварь рассмеялась, таким задорным знакомым смехом, что Демидов снова вздрогнул.
  - Ты серьезно думаешь, что можешь причинить мне вред? - продолжая чистить ногти рунным ножом, задал в пустоту вопрос одержимый егерь. - Я быстрее, чем ты под заклинанием, живучей, умней.
   Игнат на это только хмыкнул.
  - В отличие от тебя, Плут, я дерусь до последнего.
  - Пафосу многовато, - заметил Гоша. - Твой дружок тоже дрался до последнего, пока к нему меня не подселили. Кстати, давай познакомимся, я Ифрит, можешь называть меня Иагал.
   "Он очень силен, - пришел ответ Фарата на незаданный вопрос. - Я по сравнению с ним тень, он посмотрит - я исчезну".
  - Я буду звать тебя так, как привык, - стараясь оставаться спокойным, ответил Игнат. - Итак, Плут, ты еще что-то хотел сказать? Ответ ты мой получил, так что, либо дерись, либо проваливай к своим хозяевам.
   Странная гримаса проскользнула по лицу одержимого, словно судорога прошла. Игнат продолжал держать погибшего товарища на мушке. Последняя пуля. Кира за спиной что-то готовила, Игнат явственно слышал, как она шепчет заклинание.
   Гоша отлип от перил и сделал шаг в сторону Демидова. Он был неуверенным, словно человек, который только учится ходить после длительной неподвижности, когда ног не чувствуешь, они словно деревянные.
  - Стреляй, друг, - неожиданно вылетело из губ Гоши, - я его долго не удержу. Эта тварь не учла, что мы сражаемся до конца.
   Демидов выстрелил. Пуля угодила точно в голову, пробив во лбу дыру с чашку. Игнат вытащил из ножен за спиной свой рунный нож и одними скачком оказался на упавшим на спину теле. Удар в сердце, и вот чёрное лезвие, покрытое рунами, засияло, а на лице мертвеца застыло выражение облегчения и благодарности.
  - Прощай, егерь, ты выиграл свой последний бой.
   В этот момент портал во дворе погас. Похоже, хозяйка узнала о гибели своего раба.
  - Надо вынести его во двор, - сделав пару шагов и положив руку на плечо Игната, произнесла Кира. Голос магички был полон печали. - Мы сожжем его тут. Или ты хочешь доставить его в братство?
  - В братство, - попросил Игнат, стараясь, чтобы его голос не дрогнул. - Мы сожжем его там, а пепел развеем над Бел-рекой. Он бы одобрил. Остальные егеря тоже должны проститься со своим братом. Будет несправедливо, если на погребении буду присутствовать только я.
  - Как скажешь. Сейчас я переоденусь и открою портал. Я пойду с тобой. Только давай сначала тут немного приберемся.
   Кира подошла к шкафу и достала оттуда длинное черное, не слишком откровенное платье.
  - Подойдет, - прикинув, произнесла она.
   Она пробубнила заклинание, и первый труп марга вылетел с балкона и рухнул на лужайку. Через пять минут в комнате не осталось тел, кроме Георгия, покалеченный шкаф с книгами занял свое место, кровь нелюдей растворилась без следа, прожжённый ковер и постельное белье с матрасом отправились в груду падали.
   Игнат сидел и смотрел, как Кира наводит порядок. В коконе буквально источал радость Фарат, а Видока щемила тихая грусть, он убил друга, вернее, он убил тварь, в которой где-то в уголке жил его друг, который помог, поддержал, сделал так, что Игнат и дальше мог топтать Интерру. Гоша достоин самых шикарных похорон.
   Кира вышла на балкон и встала у перил. Игнат поднялся и пошел следом. Остановившись рядом, он закурил. Внизу на каменной дорожке, ведущей к бассейну, лежала гора тел. Сверху были набросаны испорченные вещи.
  - Не хочу портить траву, - пояснила Кира. - А камень легко отмою, или магией почищу.
   Игнат пожал плечами, ему совершенно не было дела до газона Луизы.
   Девушка сложила ладони лодочкой и быстро прошептала формулу заклинания, и тут же в них появилось яркое фиолетовое пламя. Кира стряхнула его на кучу трупов, и вся она мгновенно вспыхнула. Не было ни дыма, ни характерного запаха, все прогорело буквально за минуту, оставив только горку серого пепла.
  - Пламя нежити, - сообщила магичка на вопросительный взгляд Игната, - гильдия разработала заклинание пару лет назад для охотниц за экспериментами магичек, уничтожает нежить и для нелюди годится. Но только для утилизации тел. Оно не затратное, могу научить, для людей совершенно безопасное, никаких ожогов. Хотя с твоим резервом..., - она скептически хмыкнула.
  - Потом, - ответил Игнат, целуя ее в губы. - Лишним точно не будет.
  - Ну что, пойдем? - глядя на тело Георгия, спросила она.
  - Ты не забыла своего слугу? - напомнил Игнат.
   Девушка хлопнула себя по лбу. От Фарата Демидов знал, что старик умер у себя в постели во сне, быстро и безболезненно, правда нелюдь отхватила от него несколько приличных кусков.
  - Тело нужно внучке отдать, пусть похоронит, как богами положено. Полежит до утра, ничего не случиться.
  - Ну, тогда пойдем, - решил Игнат.
   Минута, и прямо посреди балкона вспыхнул такой обычный, предсказуемый синий портал.
  - Ты первый, - распорядилась девушка. - Тело возьми, я не смогу контролировать переход, ещё и левитацию.
   Игнат молча кивнул и бережно поднял тело мертвого друга на руки, он нес его в переход, словно любимую жену через порог, только та страстно обнимала, а у Гоши руки сложены на груди.
   На этот раз переход был почти мгновенный, всего два километра. Игнат сделал один шаг, и вот он уже стоит не где-нибудь, а перед дверьми отделения Братства, а в него целятся из винтовок сразу трое егерей, которые, похоже, курили на крыльце, возвращаясь из кабака или борделя.
   Первым понял, кто пришел, Андрей и опустил свою Ярку. Правда тут же снова вскинул оружие, поскольку из портала появилась Кира. Когда переход закрылся, все немного расслабились, но оружие из рук не выпустили.
  - Умеешь ты эффектно появиться, Видок, - заметил Блин, один из самых молодых егерей, получивший прозвище за совершенно плоское лицо.
  - Кого несешь? - спросил Андрей.
  - Борода, это Плут.
  - Врёшь!? - растеряно произнес приятель. - Он погиб.
  - Теперь погиб, - стараясь скрыть тоску в голосе, ответил Игнат, но, похоже, ему это не удалось, голос дрожал. - Полчаса назад я его убил. Может, не будем стоять на пороге, поднимайте всех, Гоша заслужил похороны и положенные егерю почести.
   Блин первым оправился от новости, похоже, про Гошу он слышал. Молодой рванул к дверям и, распахнув их, скрылся внутри дома, а Игнат медленно, немного сгибаясь под тяжестью тела, прошел в холл, затем в столовую и уже там под озадаченными взглядами заспанных егерей водрузил тело друга на стол. Кира, Андрей и еще один егерь, которого Игнат не только не знал, но еще даже и не видел тут, стояли у него за спиной.
   Не прошло и пяти минут, как вокруг Плута собрались все, кто был в доме, а Блин, прихватив с собой безымянного, рванул в город с приказом Бобыля, найти всех шатающихся по Белогорску егерей.
  - Рассказывай, - приказал Винт.
   Игнат снял с плеча "око" и кинул главе Братства.
  - Сами смотрите, не хочу говорить, дайте выпить.
  - Пойдем, друг, - обняв за плечи и развернув Игната в сторону кухни, тихо шепнул Борода. - Девушка, составьте нам компанию, нечего вам тут делать.
  - Ее зовут Кира, - произнес Демидов и ловко вывернулся из объятия приятеля. - Останься с остальными, - просил Андрея Видок, - тебе нужно это увидеть, я знаю, где кухня.
   Они успели молча выпить по паре рюмок коньяку, причем магичка не отставала от Демидова, похоже, ей тоже требовалось сбросить напряжение, когда дверь распахнулась, и на пороге появился озадаченный Винт в сопровождении Бобыля и Андрея. Они прошли, сели вокруг стола. Разговор Винт начал издалека:
  - Кира, у вас очень красивое красное платье. И вообще, вы показали себя в этом бою просто замечательно.
  - Спасибо, - нейтрально произнесла девушка голосом человека, который прекрасно знает свои достоинства и возможности.
  - Видок, какого хера? - глядя Демидову прямо в глаза, спросил Игорь. - Как ты умудряешься на ровном месте посреди тихого и спокойного города, запечатанного магичками Гильдии, найти кучу дерьма и с прыжка влететь туда двумя ногами, да еще и забрызгав всех вокруг?
   Игнат не выдержал и рассмеялся, напряжение последнего часа схлынуло, оставив только тоску по ушедшему другу.
  - Ты чего ржешь? - поинтересовался Семен.
  - Бобыль, не поверишь, то же самое спросил у меня Дед, когда мы с ним смотрели запись "ока", которую я притащил из рейда, когда нашел руну. И, Винт, ты на меня не рычи, они сами пришли, я не при чем. - Игнат налил рюмку коньяку и выпил. - Что с похоронами, решили?
  - Через час на заднем дворе, ребята готовят, - ответил глава Белогорского отделения. - Кира, вы не могли бы заделать нашему покойному другу дыру во лбу? А то некрасиво как-то.
   Волшебница коротко кивнула и вышла, прикрыв за собой двери.
  - Надо ставить в известность Гильдию и Лигу, это их касается так же, как и нас.
  - Ставьте, - наливая очередную рюмку, произнес Игнат. - Запись у вас есть, только скопируйте, а "око" верните, я теперь без него никуда.
  - И правильно, - согласился Андрей. - С твоим-то умением находить неприятности тебе его нужно держать включенным круглосуточно, и даже в сортир с ним ходить. А еще у тебя очень красивая женщина. Все под впечатлением. Как друг другу, это интрижка или серьезно? Если второе, то я в стороне. Если первое, то я дам тебе в зубы и уведу ее.
  - Я сам тебе сейчас в зубы дам, только сунься.
  - Понял, - примиряюще подняв руки, улыбнулся Борода. - Налей и нам. Потом уже, после всего, помянем, как положено, а сейчас давайте просто выпьем.
   Через час все собрались на заднем дворе. За высоким забором был каменный помост, последний раз похороны огнем проходили на нем лет сорок назад, когда Винт сменил на посту руководителя отделения, умершего от старости Сокола. Собрались почти все, Блин не смог найти только троих, ну и не было команды Смехача.
  - Кто что скажет? - спросил Бобыль по праву самого старшего. - Игнат?
  - Я лучше выпью, - процедил сквозь зубы Демидов и приложился к бутылке, которую сжимал в руках, ничего не хотелось, в душе была пустота. Потом все же поднял глаза и посмотрел на тело, лежащие на каменном столе. - Прощай, Плут, - с трудом сдерживая слезы, произнес он. - Ты до последней секунды боролся с тварями и победил в своем последнем бою. Пусть это будет примером нам. - Он снова отхлебнул и закурил.
   Потом свое слово сказали еще несколько егерей, которые знали Георгия лучше других. Последним говорил Бобыль, который лет двадцать назад работал с Гошей почти год. Игнат слушал эти слова, и боль немного отпускала, как хорошо, что у Плута столько друзей.
  - Кира, вы бы не могли? - попросил Семен.
   Магичка, ни слова не говоря, вышла в первый ряд, после чего в ее руке появился "всполох". Девушка постояла пару секунд, а потом резким движением метнула заклинание в покойника. Полминуты, и объятое пламенем тело рассыпалось прахом. Ни костей, ни вещей, ни винтовки, которую положили Плуту на грудь. Только серый пепел. Бобыль достал какую-то вазу и медленно сгреб туда все, что осталось от Георгия Волкова по прозвищу Плут.
   Егеря молча пошли в дом, сейчас там накроют стол, и выпьют в память о погибшем товарище. Много будет сказано хороших слов, только это его уже не вернет.
   Игнат молча забрал у Семена протянутую вазу, на горизонте медленно поднималось светило, возвещая новый день.
  - Я быстро, - сказал Игнат и пошел вглубь сада, где в воротах была калитка, ведущая по улице к берегу Бел-реки.
   С высокого берега он развеял пепел, и холодный осенний северный ветер подхватил его и понес дальше.
   Игнат снова приложился к бутылке, коньяк его не брал, он был трезв и зол. Усевшись на пожухлую траву, он уставился вдаль. Здесь его через час и нашла Кира. Она, ни слова не говоря, села рядом, положила голову Игнату на плечо и замерла.
  
  Глава четвертая. Почти спокойные дни
  
  На этот раз не было никаких подвалов, инквесса Беата и сама глава Гильдии - магесса Дана, в сопровождении крепкого мрачного молчаливого мужика в черном кителе с гербом княжества на груди и шевроном белогорской охранки явились в отделение Братства, едва часы пробили девять.
  Игнат, уставший и вымотанный, сидел напротив них и в третий раз пересказывал им то, что они и так уже видели на записи. Его не отпускало ощущение дежавю - вот так же месяц назад в Сторожье он сидел за столом в кабинете Деда и рассказывал магичке, инквизиторше и охранке о том, что случилось в подвале заброшенного замка. Правда, сейчас в комнате было все руководство Братства, и Кира, которая наотрез отказалась уходить, вызвав гнев Даны. Но уйдя из Гильдии, девушка могла не обращать внимания на требования бывшей начальницы. Кроме того, у нее оказался весомый аргумент - нападение-то совершено на ее дом. В разговор магичка не вмешивалась, сидела рядом и изредка кивала, подтверждая слова егеря.
  Беата и Дана были ошарашены свалившиеся на них новостями. Оказалось, что Белогорск не защищен от проникновения портала чужих, принцип построения которого был совершенно иным и отличным от тех, какими пользовались магички. Следующим ударом стало появление нежити. То, что с ней справились, заслуга боевой волшебницы, а не Видока. Ну, третий пункт - одержимый егерь с невероятными возможностями, который, если верить записи, вне сомнений легко бы расправился не только с Демидовым, но и с Кирой, если бы не счастливая случайность.
  И вот уже два часа в защищённом кабинете Винта шло совещание самых могущественных людей Белогорска. Конечно, не хватало князя, но за него говорил мужик из охранки, назвавшийся Александром.
  - В обороне, учитывая возможности противника, мы проиграем, - безапелляционно заявил он. - Они могут войти, куда угодно, и вы, не говоря уж обо мне, не можете им помешать. Мои люди подняты в ружье, княжеский терем переведен в режим блокады. Благодаря этой записи, мы получили кое-какую информацию о методах противника, но этого мало. Нам нужны средства эффективной защиты. Что могут предложить Гильдия и Инквизиция? Не думаю, что им нужно повторение произошедшего в Гранском королевстве. - Он хмуро посмотрел на Винта. - Так же вопрос касается и егерей. Пока что именно они понесли наибольшие потери.
  Игорь переглянулся с Бобылем.
  - Егеря ничего не могут предложить. Ты, Пес, совершенно прав, наибольшие потери понесли мы, и, как ты видишь, мы не в состоянии как-либо помешать противнику. Кроме того, это не наш профиль, мы охотники на нелюдь.
  - Это ваш профиль! - отрезал Александр. - Видока атаковала нелюдь, нежить и одержимый, а значит, это ваша задача - найти и уничтожить.
  Магесса и Инквесса согласно закивали.
  - Ага, нашли крайних, - хмыкнул Семен. - Не валите с больной головы на здоровую, эта общая проблема и касается всех. Мы столкнулись с врагом, который превосходит нас, и егерям тут в одиночку делать нечего. Нас и так почти не осталось.
  - Что вы предлагаете? - вступила в разговор Дана. Как и все магички, выглядела она великолепно - в бежевом приталенном платье с вышивкой и довольно скромным декольте. Платье было таким полупрозрачным и воздушным, что фактически демонстрировало идеальное тело магички. За спиной у нее словно крылья мотылька струился длинный шлейф. Черные прямые волосы спадали до лопаток, густая челка прикрывала лоб.
  - Найти и уничтожить, - произнес Игнат. - Но нужна помощь, ресурсы, необходимо работать сообща. Я бы еще подключил торговую гильдию, их люди давно занимаются расследованием, являющимся частью плана Веревееи и остальных одержимых. Самое плохое, мы знаем только ее, и то не уверены, что она жива, захвативший Георгия Ифрит сказал, что ее наказали. Хотя это не значит, что она убита.
  Все тут же загомонили, и только Александр, прищурившись, молча уставился на Игната.
  - Откуда вам известно про расследование торговой гильдии? - спросил он, когда все немного успокоились.
  - Столкнулся с их агентом в Сторожье, это все есть в моих допросах, - голосом, полным сарказма, ответил Демидов. - Вон, попросите инквессу, думаю, она с радостью предоставит записи. Может, даже подчерпнете для себя парочку новых матерных выражений, которыми я крыл Лигу, и конкретную инквессу.
  Винт и Бобыль улыбнулись, Дана сумела сохранить лицо, но ее выдал блеск глаз, инквизиция сильно ошиблась в объекте, и это нанесло удар по репутации двенадцатого карательного отдела.
  Беата выпад Демидова проигнорировала, только кивнула на вопросительный взгляд безопасника, подтверждая жестом, что он получит записи.
  - Мы привлечём Торговую гильдию к совместному расследованию. Но что дальше? Откуда начать? Игнат прав, нужно найти врага и уничтожить. Сейчас у нас есть две нити. Первая - информация, сообщенная егерем о перстне-печатке, которая ведет нас в небольшое графство в Орежском княжестве. Вторую нитку подкинул нам ифрит, сообщив ценнейшую информацию, что руна-ключ не найдена и не уничтожена.
  - Еще есть портрет воровки, которая украла ключ-руну в вольных землях и которую просила найти, - тут магесса скривилась, словно лимон откусила, - верховная ведьма Глана. Мы извлекли образ из головы Игната, но он мало что дает.
  - Бесперспективная линия, - отрезала Беата. - Предлагаю сконцентрироваться на чем то реальном.
  - Согласен с инквессой, - поддержал Винт. - Думаю, егеря начнут свое расследование с поиска руны. От нас исчезла, нам и искать.
  - Я займусь этим, - голосом, не терпящим возражений, заявил Игнат. - Через два дня могу выдвинуться в княжество Дар. Гильдия сможет организовать портал в столицу?
  Дана кивнула.
  - Все, что будет необходимо. С вами пойдет магесса Ижанна, она рвется в бой, что, в принципе, понятно.
  - Я пойду с Игнатом, - решительно заявила Кира. - Ижанна, конечно, посильнее меня, но я справлюсь гораздо лучше.
  Демидов задумался. Что выбрать: магичку второй ступени, равную по силе артиллерийскому батальону, постоянную связь с Гильдией и глаза и уши, которые будут за ним наблюдать круглые сутки или менее опытную, но не менее боевую волшебницу, которая не предаст и уже доказала, что может многое, и уж точно не будет шпионить?
  - Я пойду с Кирой, - твердо заявил он. - При всем моем уважении, я ей доверяю. Хотя ничего не имею и против Ижанны, мое впечатление от общения с ней исключительно положительное.
  Винт хотел что-то сказать, но передумал. Но потом высказал вполне дельное предложение:
  - Думаю, если магесса рвется в бой, она смогла бы поддержать вторую группу, которая будет действовать в Орежском княжестве. Там нужна более весомая команда, чем два путника. Надеюсь, и инквесса Беата отправит с нами кого-то из своих карателей.
  - Я хорошо знаю княжество и гостил пару раз у графа Димитрия, - вставая, произнес Бобыль. - Готов войти в группу со стороны братства.
  - Туда нельзя без легенды, - задумчиво произнес Александр, крутя в руках старую серебряную ручку, она была вся в царапинах, но Демидов заметил, что Пес ей очень дорожит, уж больно бережно он о ней заботился. - То, что вас, Семен, там знают, с одной стороны хорошо, а с другой плохо. Как давно вы там были в последний раз?
  Бобыль наморщил лоб, и на секунду прибавил сразу лет десять.
  - Четверть века прошло, тогда граф был молод.
  - Что ж, вы ветеран Братства. Ижанна - красивая женщина, а инквесса Ольга, если ничего не изменилась, очень похожа на худую девушку-подростка с чертами, чем-то напоминающими ваши...
  - Егерь, обзаведшийся семьей и ищущий угол, попутно подрабатывающий, - мгновенно ухватил мысль Александра Семен. - Что ж, багги тут не прокатит, тут нужен иной транспорт, иные вещи.
  Инквесса и магесса сидели задумчивыми. Игнат, уже пару минут наблюдавший за ними, видел, как женщины так и эдак вертят идею подобного внедрения.
  - Авантюра, - наконец выдала Беата. - И именно поэтому может сработать. Вот только девочку я вам свою не отдам. Мой человек будет работать отдельно, но в контакте с вашей группой. Во-первых, он мужчина, во-вторых, он живет в Орежском княжестве. И никого не удивит, если он появится там по незначительному расследованию Лиги.
  - Не пойдет, - возразил Александр. - Димитрия, который наверняка лишь маленький винтик, насторожит фактически одновременное появление егеря с женой магичкой и инквизитора, который случайно, - слова "случайно" он произнес с максимум сарказма, - явились в богом забытое графство.
  Все снова задумались, крутили ситуацию и так и эдак, все равно ничего путного не выходило. Один Игнат думал о своём, время ему нужно для того, чтобы забрать заказ у кожевенника. Сегодня второй пошел, еще два, и примерка. Нужно наведаться к старику, пусть ускорится, он доплатит лишний десяток чеканов, главное, чтобы тот уложился.
  - Вы все забываете, что за егерями, магичками и инквизиторшами объявлена охота, - неожиданно громко, перебивая всех, напомнила Кира. - А вы хотите запихнуть егеря с женой волшебницей и дочкой инквессой в одно из гнезд заговора одержимых. И даже если это не их берлога, Димитрий один из их людей.
  Все замолчали, Басаргина угодила в цель.
  - Кира права, - поддержал свою пассию Игнат. - Егеря вычислить - пара пустяков, еще на воротах спалится. С магичками та же схема. С инквизиторшами сложнее, но без своих жезлов пользы от них немного, кроме того, маги их интуитивно чуют и понемногу теряют силы.
  - Что ты предлагаешь? - спросил Бобыль.
  - Договаривайтесь с торгашами, в "Весах и кинжале" есть классные агенты. И они люди. Вам нужна группа обычных людей. Дайте им артефакт связи, его не определить. И если они что-то нароют, вышлите через портал группу захвата. Это так, черновой вариант. Кроме того, гильдия несет ежедневные убытки, она заинтересована в сотрудничестве. С них - человеческий ресурс, с вас поддержка.
  Игнат вспомнил об Арине, правда, она магичка, и вряд ли сгодится для подобного задания.
  - Похоже, ничего другого не остается, - согласилась с планом Дана. - Я - за.
  Винт промолчал, но они с Бобылем синхронно подняли руки.
  - Попробуем, - согласилась Беата.
  Она была настроена скептически. Фарат прочел ее эмоции и сообщил, что инквизиторша недовольна, ей не нравится, что ее отодвигают от конкретной операции. А еще ее бесило, что очень самостоятельный егерь, с подружкой вольной волшебницей идут по второму следу. И за ними вообще никакого контроля.
  Через пять минут комната опустела, квартет высокопоставленных лиц отбыл на Торговую улицу договариваться. Бобыль пошел решать свои дела, а Игнат жутко хотел спать, ночка выдалась проблемная. Кира тоже зевнула, после чего буркнула заклинание и открыла портал прямо посреди холла, сопровождаемая неодобрительными взглядами оставшихся егерей.
  - Ты идешь? - позвала она. - Или хочешь пешком топать? "Голем" твой у моего крыльца припаркован.
  Видока упрашивать было не нужно: десять минут пешком, или секунда и спать. Он махнул на прощание остающимся, и шагнул в портал. Напоследок вспомнив, что так и не заглянул в свою комнату, не пополнил опустевшие магазины, и ведь хотел винтовку взять из оружия, при нем только кинжал и рунный нож. "Маловато, но авось пронесет", - подумал он, выходя все на том же заднем дворе в паре метров от беседки.
  - У тебя же тут труп в комнате для слуг, - вспомнил Игнат.
  - Неужели ты так плохо обо мне думаешь? Пока ты сидел на обрыве, я дала знать дочери Грэга, и она обещала забрать тело. А вот и наша охрана, спасибо тетушке.
  Но Игнат и так уже знал, что в доме сидят два мордоворота, третий только что вышел на крыльцо, разглядывая их пристальным взглядом. На бедре у него висел пистолет, а на боку энергетический хлыст, точно такой же, как тот, что остался в каморке братства.
  - Магесса Кира,- поклонившись, произнес страж, - магесса Луиза просила передать, что очень вами недовольна.
  - Переживу. Прошу не лезть в наши дела, вы охраняете дом. Все ясно? - подойдя к наемнику и задрав голову, поинтересовалась магичка.
  - Предельно, госпожа, - с иронией ответил тот. - Меня зовут Олегом.
  И тут Игнат заметил на его плече шеврон - княжеский герб на серебряном щите. Да, высоко летает тетка Киры, если в момент проведения блокады кремля может выдернуть трех гвардейцев, чтобы те посторожили ее особняк, а попутно приглядели за племянницей, которая связалась с бедовым егерем.
  - Пойдем, - позвала девушка, - в комнате уже убрались и постель привели в порядок.
  - Магесса, подтвердите статус этого человека, - потребовал страж.
  - Чего? - вылупилась на него Кира.
  Игнат мог поклясться, что видел, как из ее зеленых глаз посыпались во все стороны красные искры. Олег сконфузился, похоже, идея докопаться до егеря оказалась не такой уж и удачной.
  - Еще одно слово, - и магичка продемонстрировала небольшую шаровую молнию, - и вам самим придется подтверждать свой статус. Что останется, сметут в совок и выкинут в камин. Еще вопросы?
  Страж покачал головой и отошел в сторону, правда, ожег егеря злым взглядом, похоже, он в прямом смысле понял фразу об еще одном слове. Игнат хмыкнул, такую Киру он видел впервые. Но это как раз было знакомо, типичная стервозная магичка.
  - Действительно, прибрались, - усмехнулся он, глядя на новую кровать с огромным балдахином бордового цвета.
  Кира зарычала, иначе изданный ею звук было не назвать. Но уже ничего не поделаешь. Девушка довольно аккуратно сняла платье и повесила его обратно в шкаф, после чего прошлепала босиком по темному мрамору, скинула на пол одеяло, сняв пододеяльник, размера он был впечатляющего, наверное, в него можно было без труда завернуть новый мобиль Игната. После чего забралась на высокую кровать и уставилась на Демидова, который, не торопясь, стягивал сапоги.
  - Почему ты выбрал меня, а не Ижанну? Дана права, она и вправду сильнее, и опыту больше, ей почти под сотню.
  - Во-первых, ты мне нравишься гораздо больше и уже доказала, что на тебя можно положиться. Во-вторых, не хочу тотального контроля гильдии, а Ижанна непременно будет стучать начальству.
  - Практический подход, - зевнув, согласилась Кира. - Обещай не стаскивать пододеяльник.
  Игнат укрылся своим краем и тоже зевнул.
  - Не обещею.
  - Тогда ляг ближе, может быть хоть что-то останется. Приставать не буду, не в том состоянии.
  Демидов улыбнулся и перебрался почти вплотную, так, что кожей ощущал тепло ее красивого тела. Кира повернулась к нему спиной, сунула ладошку под щеку и мгновенно уснула.
  Как ни странно, Игнат тоже вырубился, хотя в голове роилось просто огромное количество мыслей, которые необходимо обдумать. Только вот сон был поганым, снился Плут, стоящий на балконе и наблюдающий за спящим Видоком. Он все что-то говорил, губы шевелились, но Игнат не мог разобрать ни слова. Гоша, отчаявшись докричаться, обреченно махнул рукой и растаял в воздухе.
  А потом Демидов проснулся, на улице была ночь, Кира сидела на кровати и расчесывала влажные волосы, похоже, она только что вышла из душа.
  - Проснулся, - повернувшись и увидев, что Игнат открыл глаза, констатировала очевидное магичка. - Вон за той дверью ванна, давай приводи себя в порядок и пойдем гулять, заодно и поужинаем.
  Демидов спрыгнул с кровати и пошел в указанном направлении, прихватив свою одежду. Ванна оказалась кичевая - с позолотой, как и весь остальной дом. Похоже, у Киры времени на нее не нашлось. Мысленно Демидов вспоминал, сколько денег у него в кошеле, выходило где-то пять чеканов, должно хватить. В дешёвый кабак Киру не отведешь, значит, будем раскошеливаться на дорогой. А поскольку это столица княжества, то приличный ресторан стоит золота.
  На мытье и бритье ушло минут двадцать, еще пять потратил, чтобы замыть пятно крови, попавшее на низ штанины, когда Кира разнесла в клочья падальника.
  - Отлично выглядишь, - глядя на девушку, стоящую перед зеркалом в полный рост, сделал Игнат комплимент.
  Причем вполне заслуженный и справедливый. Кира облачилась в тёмно-зелёное платье, чем-то напоминающее найденное в разоренном поместье: с одного края длинное, с другого короткое. Сапожки на шнуровке до колена, чулки, разрез до бедра справа, лиф на шнуровке, на шее колье с черными алмазами, стоит пару тысяч золотом. Прическа ничего замысловатого - волосы собраны сзади заколками с такими же камнями, только поменьше, с правого виска свисает вьющаяся прядка медово-золотистого цвета. "И как назло у меня ни одной пули", - подумал про себя Игнат, магичка была ходящим магнитом для неприятностей, правда, она сама по себе оружие, но в свете последних событий...
  - Нужно заглянуть в отделение Братства, - одеваясь, заявил он. - Мы на "Големе" или пешком?
  - Пешком, - ответила Кира. - Я же сказала, мы идем гулять. И зачем тебе вообще понадобилось заходить в Братство, соскучился по егерям?
  - Затем, что у меня не осталось ни одной пули, все мое оружие - это кинжал, как-то завертелся с утра, пистолет, разряженный, в кобуре, не порядок.
  - Я твое оружие, - подойдя и целуя его в губы, уверенно заявила Кира.
  - Не все можно решить магией, - наставительно заметил Демидов. - Я думал, ты уже усвоила этот урок.
  Кира нахмурилась и, видимо, даже хотела ответить что-то едкое, но передумала.
  - Пожалуй, ты прав, - согласилась она, и напряженность исчезла с ее красивого лица. - Кстати, мне тоже потребуется оружие. Не сейчас, - перехватив его вопросительный взгляд, ответила магичка, - когда мы с тобой пойдем искать эту проклятую руну.
  - Это, верно, - согласился Игнат. - Правда, вот что тебе подойдет? Попасть из дробовика в спину фанатику - не значит уметь стрелять.
  - Завтра докажу, - весело и уверенно заявила Кира, - съездим загород и постреляем. А сейчас пойдем, нас ждет ресторан "Белград". У Луизы там столик, которым я иногда пользуюсь.
  Игнат мысленно прикинул, сколько с него сдерут за ужин на двоих с вином в самом дорогом ресторане княжества, да и, пожалуй, всех окрестных, и понял, что пяти чеканов реально может не хватить. Так что, посетить комнату точно придется, поскольку он не позволит Кире платить за ужин.
  Спустившись вниз, они наткнулись на одного из гвардейцев, тот сидел в кресле с автоматом на коленях, наблюдая за входом. Рядом с ним парила сфера поиска. "Неплохо", - подумал Игнат. Хотя, чего еще ожидать? Естественно, в охрану князя берут лучших. А универсальный маг-слабосилок, скрещённый с профессиональным бойцом, - идеальный вариант.
  - Я обязан доложить капитану, - вставая, но не рискуя загораживать дорогу, заявил страж.
  - Обязан - доложи, - равнодушно заявила Кира. - Мне до ваших приказов нет никакого дела. Охраняете дом - вот и охраняйте. А вот если вздумаете следить и опекать, то моя дорогая тетушка получит три плохо прожаренных тела. Все ясно, боец?
  Гвардеец нехотя кивнул и направился куда-то в сторону крыла для слуг.
  Кира, подхватив Игната под руку, направилась к дверям.
  - А может, все же поехать? - бросив взгляд на мобиль, спросила она. - Все же машинка очень необычная, это не багги, и не лимузин.
  - Нечто среднее, - согласился Игнат. - Решай.
  - Поехали, - определилась магичка, - прокатишь с ветерком. Кстати, у тебя есть другая одежда?
  Фраза была сказана непринужденно, но Игната царапнула.
  - Что, могут не пустить в Белград?
  Кира посмотрела на него виновато.
  - Извини, не хотела тебя задеть. А знаешь что? К демонам этот пафосный ресторан. Тут есть отличный трактир, как раз для таких, как мы. Отребье там не гуляет - дорого, а вот нам вполне по статусу и достатку, вольная магичка и успешный егерь. Но сначала давай все же заедем к тебе в гости.
  Псина, которая чудом успела убраться из-под колес, облаяла их вслед, и вот через три минуты "Голем" уже остановился на заднем дворе отделения.
  - Отличная самоделка, - восхищенно произнесла Кира. - Как ты ее назвал - "Голем"?
  Демидов кивнул.
  - Ей подходит, слеплена из чего попало. Правда, хочу напомнить, что эксперимент вышел так себе, первый голем рассыпался, а второй убил трех магичек, и его еще два дня ловили инквизиторши с волшебницами. После этого эксперименты по одушевлению объектов были запрещены конвенцией Гильдии и Лиги.
  - Также в конвенции запрещены опыта по оживлению мертвых людей и животных, - блеснул знаниями Игнат. - Ну что, зайдем?
  Кира протянула Видоку руку, который тут же подал свою, и девушка, продемонстрировав длинную красивую ногу, выбралась из мобиля.
  Оставив ее беседовать с Винтом и Андреем, которые засиделись в гостиной за рюмочками коньяка, обсуждая какие-то дела, Демидов поднялся к себе в комнату, на всякий случай взял еще пару чеканов из золотого запаса. Он снарядил два магазина обычными стальными рунными пулями, вперемешку с зажигательными и разрывными. Потом подумав, достал третий магазин и набил в него десяток из чистого железа. Последние события показали, что город не защищен от атак нелюдей. Егеря восприняли угрозу серьезно, и теперь рядом с Андреем на столе лежала его винтовка, наверняка заряженная пулями из чистого железа.
  И тут Игната посетила одна мысль, и ответ на нее мог знать Винт. Спустившись вниз, Видок без предисловий выпалил:
  - Винт, почему одержимые не заберут артефактные ворота?
  Игорь встрепенулся и уставился на Игната.
  - Потому что никто не знает, где они, - наконец, после долгой паузы просветил он. - Их потеряли.
  - Как так? - спросили хором Кира и Демидов.
  - А вот так. Их захватили триста лет назад и увезли в тогда еще молодой Белогорск, а потом потеряли. В Лиге произошла резня, и так вышло, что все хранители секрета погибли. Все знают, что они спрятаны где-то здесь, а где - никто не знает. Их охраняли магички и инквизиторши в каком-то тайном месте, никто не выжил. Говорят, Дед знал кого-то, кто владел секретом. Но Сергея больше нет.
  - А откуда известно, что он знал? И почему тогда не выспросили у него? - задала вполне логичный вопрос Кира.
  - Так вышло, что эта информация всплыла только после смерти. Оказывается, все семьдесят лет Лига и Гильдия искали егеря, который помог бежать какой-то древней магичке, которая и знает секрет.
  Игнат мгновенно сложил дважды два - Тамара. Вот почему она боится людей, пришедших из княжеств, живет в лесу отшельницей.
  - А, ладно, - махнув рукой, беспечно заявил Демидов. - То, что артефактные врата пропали, это хорошо, поскольку враг у нас сильный, и если он их найдет - будет плохо. Госпожа магесса, мы едем пить вино, а то так кушать хочется, аж переночевать негде.
  Кира расхохоталась это древней немудреной шутке и направилась к выходу.
  Уже через пять минут мобиль остановился у двухэтажного дома в Купеческом квартале, где на магической вывеске задували ветра, выстраивая буквы, покрытые инеем, в название - "Северный ветер".
  - Здесь подают отличный горячий грог, - отрекомендовала Кира.
  - Не переношу ром, с обучения в глотке застряет. Мы как-то выкрали ключ к погребу со спиртным и нашли там пять бутылок рома... Короче, как слышу слово "ром", так сразу вспоминаю свист плети, всыпал нам тогда наставник Конрад знатно, неделю на животе спал.
  Кира рассмеялась.
  - Ну, значит, найдем для тебя водку.
  - Лучше виски или коньяк, - предложил Игнат. - Ну что, мы идем или так и будем стоять?
  - Идем, - решительно заявила девушка и направилась внутрь.
  Похоже, здесь ее неплохо знали, поскольку вышибала на входе почтительно поклонился и уступил дорогу.
  Что ж, заведение Игнату понравилось, даже странно, что он тут ни разу не был, поскольку Кира уверяла, что ему уже лет тридцать, если не больше. Стилизовано все согласно названию: во-первых, внутри было очень свежо и немного прохладно, во-вторых, под потолком негромко завывал северный ветер, двигая темные наколдованные иллюзорные облака, иногда гремел гром. Короче, стильно.
  Еда была хорошей: мясо на углях таяло во рту, гарнир из овощей тоже на уровне, а вот Кира заказала безумно дорогого золотого осетра, запечённого с грибами. Она пила вино, Игнат потихоньку потягивал отличный коньяк из все того же Церна, очень похожий на тот, что они пили с Дмитрием в маленьком поселке, потерявшимся между дикими землями и бунтующим королевством.
  Они уже собирались уходить, когда один из посетителей, уставившись на Игната вдруг заорал:
  - Держи его, он в розыске Гильдией!
  Сразу же задвигались стулья, крепких мужиков в общей зале было немало - человек тридцать, тут тебе и пяток гвардейцев, и купеческая охрана, и десяток мастеровых, которые отмечали заказ от князя.
  Демидов взялся за рукоять хлыста.
  - Розыск отменен, - громко произнес он.
  Не подействовало, да и не могло, накрученные ожиданием войны люди в каждом незнакомце видели угрозу, или шпиона соседей, раскачивать никого не пришлось. Первый ряд качнулся вперед, и тут в дело вступила Кира, громыхнуло, и сверху из наколдованной волшебницей тучи прямо на толпу обрушился ливень. Народ вздрогнул и уставился на спутницу Игната, как крестьянин на сборщика налогов, - зло, но очень растеряно.
  - А ну стоять! - рявкнула она. Игнат даже мысленно зааплодировал, не знал, что волшебница так может. - Иначе сейчас настоящий северный ветер устрою! Кто не замерзнет до смерти, сляжет с ангиной, и не факт, что выживет.
  - Госпожа магесса, - заголосил бармен из-под стола, - вы бы свой дождик отключили, а то утопите нас.
  Кира кивнула, что-то пробормотала про себя, секунда, и ливень закончился, оставив стоять посреди бара толпу человек в пятьдесят, сырую и злую.
  - Это кто тут колдует? - возникнув в дверях, строго поинтересовалась Лера. - Кому штраф в полсотни чеканов нужен? - У нее за спиной маячило человек пять из "Стражи спокойствия". Осмотрев сырых посетителей и наткнувшись взглядом на Игната с хлыстом в руке, и на Киру, она только хмыкнула. - Егерь, ты сколько здесь еще пробудешь? Надоело за тобой трупы убирать.
  - Вы бы лучше вчера так быстро появились, - буркнула Басаргина, - когда нас убить пытались. Хрен там, в одиночку отбивались. - Все это она произнесла себе под нос, но, как ни странно, Лера услышала.
  - Мы рядом были в патруле, поэтому и так быстро. Кир, ну, сколько можно, что опять случилось?
  По тону законницы Игнат понял, что девушки давно знакомы, и если не подруги, то приятельницы.
  - Да все из-за вашего гончего листа, кто-то умный крикнул - "он в розыске", остальные тут же подхватились, пришлось остужать, иначе ты бы трупы отсюда до утра вытаскивали.
  Лера обвела суровым взглядом народ, который двигаться не решался и только мелко дрожал, сбившись в кучу.
  - Они правду говорят, у княжества нет никаких претензий, гончий лист отозван. Кто имеет что сказать?
  - Требую наказания, - заверещал тот самый тощий мужик, что кричал о розыске, - незаконное использование магии в людном месте с опасностью для жизни и угрозы смертью.
  Кира на это только хмыкнула, потом засмеялась в голос.
  - Чего смешного? Ты закон нарушила, - смело заявил кто-то невидимый из толпы.
  Но магичку это развеселило еще больше. На лестнице тихо улыбалась Лера.
  - Вообще-то нет, - заявила она. - Кира Басаргина, боевая магичка третьей ступени, защищала себя и своего спутника от нападения - статья четыре положения магического кодекса триста сорокового года от момента исхода. А учитывая, что у егеря на плече "око" наверняка пишущее, даже поубивай она вас всех, ей бы только попеняли. Еще вопросы?
  - Магички в край озверели, - буркнул тихий голос из кучи.
  - Это кто там такой смелый? - поинтересовалась Лера. - А ну выйди, скажи мне лично, что ты не согласен. Обсудим завтра в ратуше у судьи.
  Никто, естественно, не сдвинулся с места, сверля злыми взглядами, но рот больше не открывали.
  - Все, вечер можно считать состоявшимся, - весело заявил Игнат. - Прогулка по городу - галочка, ужин - галочка, трактирная драка - галочка. Эй, корчмарь, - егерь достал из кошеля чекан, - налей этим промокшим за мой счет.
  Положив монету на стол, он подхватил Киру на руки, чтобы та не по воде шла, ее легкие изящные сапожки совершенно не годились для прогулки по устроенному магичкой болоту.
  - Кира, ты в следующий раз поаккуратнее, - попросила Лера, когда Игнат поставил девушку на сухую ступеньку.
  Волшебницы обнялись и расцеловали друг друга в щечки, похоже, предположение о приятельских отношениях оказалось верным.
  - Обязательно, - согласилась магичка. - Сначала водой, а потом шаровую молнию в эту лужу брошу, что б вообще никаких претензий.
  Стражи в серых мундирах, стоящие за спиной Леры и отлично слышавшие разговор, заржали. "Примитивное чувство юмора", - подумал Игнат и, приобняв Киру, пошел наверх.
  - Подруга, где ты этого беспокойного егеря нашла? Бросай его, а то хлебнешь с ним лиха. Вон граф Ажарский до сих пор по тебе сохнет.
  - Сомневаюсь, - обернувшись и улыбаясь, заявила девушка. - После того, как мы с ним попрощались, я слышала, он ходил, широко расставляя ноги. Кроме того, я думаю, он уже догадался, кто в княжеском тереме потерял рецепт на его имя микстуры от потенции.
  Стражи снова заржали, едва не валясь с ног, хохма была известная и злободневная. Поскольку Кира говорила громко, то ее слышали и остальные посетители и посетительницы "Северного ветра", и зала буквально взорвалась, похоже, данный граф уважением не пользовался. Кстати, Игнат вроде бы слышал эту фамилию от кого-то из егерей, вроде, что-то там про жадность звучало, типа, за чек удавится.
  - Хорошо погуляли, - улыбаясь, продемонстрировав при этом свои ровные красивые зубы, подвела итог прогулке Кира. - Чувствую, скучно нам с тобой не будет, мы умудряемся найти проблемы в тихом и безопасном месте. Что же будет за стенами?
  "Стрелок!" - неожиданно взвыл в голове Игната голос Фарата. Видок не стол разбираться, а просто сбив магичку с ног, ушел с линии огня, прикрывшись патрульным автомобилем, в лобовое стекло которого тут же угодила пуля, в разные стороны полетели куски стеклопласта.
  - Под обстрелом, - не хуже сирены заголосил страж, оставшийся за рулем.
  "Фарат, где он?". "Уходит", - пришел незамедлительный ответ.
  Игнат рванул из кобуры пистолет и побежал следом. Джинн вел его какими-то закоулками. Несколько раз на дороге встречались пьяницы, один вообще загородил дорогу, сжимая в руках шоковую дубинку, наверное, он был слепым, раз не заметил пистолета в руку жертвы, а может, просто идиот. Игнат не стал останавливаться, просто выстрелил ему в ступню и побежал дальше. Ночных обирателей пьяных он не любил, иногда даже больше, чем воров-карманников, у этих хоть было мастерство, а ночные рубилы очень часто переходили грань и убивали "клиента". Может быть, этим выстрелом, который наверняка оторвал грабителю ступню, Видок спас чью-то жизнь.
  - Потерял, - сообщил Фарат. - Наверное, он активировал какой-то амулет, словно растворился.
  - Веди туда, где он был последний раз, - приказал Демидов.
  Мыслеобраз кривой темной улочки пришел почти мгновенно. Через пять минут Видок уже осматривал ее, понимая, что ничего не найдет, это были складские ангары мастерового района, искать в этом лабиринте ночью человека, который очень не хочет, чтобы его нашли, бессмысленно, проще на пулю нарваться.
  Неприятности, кстати, не заставили себя ждать - трое мутных типов вынырнули из тьмы, но Игнат их уже ждал, Фарат предупредил, что те подкрадываются со спины.
  - Мужики, у меня вечер не задался, - повернувшись к ним и доставая пистолет, устало произнес Демидов. - Повторяю один раз - растворитесь во тьме клоаки, из которой вылезли, и останетесь живы.
  - Прощенья просим, господин егерь, - почтительно поклонившись, произнёс самый здоровый, но, похоже, не самый тупой из грабителей. - Ошибочка вышла, извиняемся, доброй вам ночи.
  И троица растворилась в ночной тьме.
  - Поймал? - спросила Лера, стоило ему появиться в свете вывески "Северного ветра".
  - Ушел, - раздраженно произнес Игнат. - Уважаемая магесса, у вас очень криминальный город. Представляете, меня пытались дважды ограбить.
  - Они хоть живы? - устало поинтересовалась законница.
  - Троица последних оказалась умной и вежливой, они быстро осознали свою ошибку и, извинившись, отвалили. А вот где-то в трущобах наверняка ползает по земле рубила, ищет свою ступню.
  Лера тяжко вздохнула и, сделав своим знак, отправилась в ту сторону, откуда пришел егерь.
  - Поехали домой? - предложил Демидов Кире, которая все это время стояла чуть в стороне.
  Девушка кивнула.
  - Как ты узнал? - спросила она, заняв место пассажира в "Големе".
  - О стрелке? Это все Фарат. Знаешь, очень полезно иметь джинна. Причем у меня с ним очень странные отношения, у нас дружба, если, конечно, постоянное совместное существование с чужой сущностью, которая находится в плену, можно назвать этим словом. Кстати, ты мне не поможешь? Нужно зарядить все батареи на оружии, в мобиле и кокон мой укрепить. И еще нет знакомой магички, сильной, кто специализируется на защитных чарах? Нужно "Голема" от угона зачаровать.
  - Ты обратился по адресу, - с хитрецой в голосе заявила Кира, - в моем лице ты нашел не только верную подругу, но и магичку, способную решить все эти вопросы. Кроме последнего, но завтра я свяжусь с одной знакомой, и она займется твоим уникальным мобилем.
  - И во сколько мне все это встанет?
  - О, тебе придется расплачиваться за это весь остаток ночи.
  - Подругу позовёшь? - поддел магичку Игнат. - Чтобы мне потом два раза не напрягаться.
  - Хрен ей, - поддержала шутку Кира, но смешинок в голосе поубавилось, - мне самой мало, я с ней рассчитаюсь без тебя, все равно она мне должна. Как ты хочешь защитить "Голема"?
  - Как и ту багги, что сгорела вместе со Сторожьем. Стекло и корпус зачаровать от пуль. Есть какое-то хитрое заклинание против воров, любой посторонний, кто без меня в машину сядет, будет с минуту чувствовать себя плохо, если не вылезет, его начнет выворачивать наизнанку в прямом смысле этого слова.
  - Изощренно, - одобрила Кира. - Я слышала про него, называется - "Отрава вора", думаю, Арина справится.
  - Арина? - ухватился Игнат за знакомое имя.
  Магичка кивнула.
  - Вольная волшебница четвертой ступени, три дня назад видела ее в ратуше, Струной ее прозвали, очень талантливая чародейка.
  - Знаю я ее, распутывали вместе одно дело в Сторожье, - сообщил Игнат, решая, говорить или не говорить Кире, что он спал с ее знакомой.
  Но Кира, похоже, и сама обо всем догадалась.
  - Судя по твоему тону, ты с ней не просто работал, - с сарказмом прокомментировала она. - Знаю я Аринку, у нее губа не дура. Мне плевать на твоих баб, которые были до меня, но если прыгнешь в койку к кому-то еще, пока ты со мной, "Отрава воров" покажется тебе легким недомоганием. Мы все выяснили?
  - Все, - заворачивая во двор и объезжая фонтан, ответил Игнат. - Только и ты учти, если подобное случится с твоей стороны, между нами все кончено. До физической расправы я опускаться не буду.
  Они немного посидели, помолчали, глядя в стороны. Вдруг Кира легонько тронула Игната за рукав.
  - Извини, я погорячилась, просто приревновала. У нас со Струной давнее соперничество еще по магической академии. Мы вместе учились.
  Демидов посмотрел на Киру, ее яркие зеленые глаза и вправду были грустные.
  - Пойдем в дом, а то совсем прохладно, - попросила магичка. - Хотя, если хочешь, я поставлю купол и чуть подогрею воздух, посидим еще немного.
  Игнат уже хотел согласиться, когда на крыльце появился Олег, был он мрачен, взвинчен и сжимал в руках автомат. Не выпуская из рук оружия, он направился к ним. Кира, уже готовая высказать все, что думает по поводу вмешательство в их дела, вдруг стала серьезной.
  - Что случилось? - спросила она, не дав рот открыть.
  - Нападение, - хмуро сообщил страж, - группа наемников с магичкой, убит один из моих, ведьма сбежала. Ребята из охранки должны подъехать с минуты на минуту.
  - Где тела? - спросил Игнат.
  Олег, похоже, собирался его послать, но передумал, решил не нарываться на Киру, которая могла и в жабу превратить, магесса была на взводе.
  - На заднем дворе, все трое.
  - Давай посмотрим, пока никто не приперся.
  Девушка кивнула и пошла следом за гвардейцем.
  
  Глава пятая. Белогорский бардак
  
  - Тела, как тела, - указал Олег на лежащие в рядок три трупа.
  Кровь из многочисленных ран уже залила зеленую лужайку. Сейчас она вся была ярко освещена тремя большими магическими фонарями, в одном месте лужайки выжженное пятно метра полтора.
  Игнат присел рядом с покойниками, один ни на что не годился - пуля угодила в голову, мозги парня разбросало по всему газону. Второй крепкий мужик лет сорока, с бородой и длинными волосами, забранными в хвост, получил пару пуль в грудь. Дыры обугленные, скорее всего, зажигалки. Третий был тоже бесполезен, похоже, командир гвардейцев шибанул его заклинанием, так что, в наличии имелся обугленный и хорошо запеченный труп. Игнат осмотрел вещи. Экипированы ребята были просто отлично: три автомата, запасные магазины, все пули рунные, оружие не новое, но в прекрасном состоянии. Ни документов, ни денег, одежда обычная. У того, что словил пулю в башку, татуировка на груди, что-то очень знакомое - медведь на задних лапах, сжимающий стяг, на котором нарисован меч с перевернутой короной. Вокруг набит девиз: "Смерть королям!".
  - Знакомо? - спросил Игнат Киру, он уже знал ответ, но хотелось получить подтверждение.
  - Конечно, знакомо, - усмехнулась магичка. - Это символ - знак Равноправных, террористы из Церна. Три покушения на тамошнюю королевскую семью, несколько десятков убитых аристократов, вне закона почти везде.
  - И чего он тут забыл? В тебе вроде бы ни капли королевской крови.
  Кира, как ни странно, рассмеялась, нервы у боевой магички были стальные.
  - Ты прав, вообще никакого отношения не имею, только волшебницы в семье.
  - Ладно, а теперь не мешайте мне, никому не отвлекать, иначе кончится все очень плохо.
  - Ты что задумал? - напрягся Олег.
  - Слышь, служивый, тебя это с какого хрена касается? Охраняешь дом, вот и охраняй, и не фиг лезть мне под руку. Нужно узнать, где были эти молодчики, зачем пришли? Все, а теперь сделай доброе дело, заткнись. Кира, поставь купол, чтобы минимум час никто не мешал. А то любопытные набегут, все сорвётся и получите вместо одного адекватного егеря очень сильного одержимого.
  - Может, пускай этим займутся "Стражи силы" и следователи Лиги? - неуверенно предложила магичка, гвардеец согласно закивал.
  - Конечно, займутся, только вот полученными данными не поделятся, а если и поделятся, то не всеми. Так что, ставь защиту.
  Девушка отошла на пару шагов и, пробормотав заклинание, громко хлопнула в ладоши. Игнат удивленно покачал головой, сильна магичка, если за три секунды поставила купол "черная жизнь", который способен выдержать прямое попадание мины с начинкой инферно или удар метеоритного дождя. Если бы Ижанна поставила такую защиту над цитаделью, все было бы иначе. Только не по силам магичке второй ступени создать купол, накрывающий три квадратных километра, максимум метров пятьдесят.
  Но теперь пора было заняться тем, ради чего Кира ставила "черную жизнь".
  - Фарат, ты знаешь, что делать. Клятва!
  - Я Фарат, клянусь своему господину, что не попытаюсь захватить мертвое тело или иным другим способом нанести вред егерю Игнату. Клятва, - потребовал джинн.
  - Принимаю. Думаю, ответная тебе не нужна, мы хорошо уживаемся и без этого.
  - Согласен, - пришел мысленный ответ, - ты был честен всегда. А теперь, голытьба, отворяй ворота, Фарат гулять идет.
  Игнат ухмыльнулся, многому пассажир от него нахватался, и, сосредоточившись, приоткрыл кокон.
  Джин тут же выбрался наружу, и на этот раз принял облик Арины, та голышом сидела, поджав под себя ногу, и с ожиданием смотрела на Игната. Сейчас Демидов был очень рад, что Кира поставила именно "черную жизнь" и не видит выкрутасов духа.
  - Не вздумай так при ней сделать, - произнес Видок, зная, что сейчас джинн способен его слышать. - На год на голодный паек сядешь.
  Лицо Арины стало жалостливо плаксивым. Мерзкая картинка. Наконец, Фарату надоело дурачится, и он принял форму силуэта покойного и просочился внутрь.
  Прошло минут двадцать. Игнат даже не успел устать, держа кокон приоткрытым, он так часто делал это за последнее время, что теперь это стало даваться ему гораздо легче. Труп неожиданно поднял руку, сжал ладонь в кулак, оттопырив большой палец. Игнат вздрогнул, но кокон удержал.
  - Свинья ты, - прошипел он. - Давай домой.
  И снова перед ним материализовалась полупрозрачная голая Арина, на этот раз она повернулась спиной и нагнулась, задорно подмигнув.
  - Фарат, ох, ты у меня дождешься! Попрошу Киру затянуть кокон до максимума, будешь неделю сидеть, ничего не видя и не слыша.
  - Все, хозяин, больше не повториться, - и морок растаял в воздухе.
  Секунда и Игнат почувствовал, что "коробочка" снова обитаема, и захлопнул прибежище джинна.
  -Что узнал?
  Пошли картинки. Игнат сосредоточился на просмотре.
  - Этому воспоминанию неделя, - пояснил Фарат.
  Вот вся троица: бородач с хвостом, парень с прострелянной башкой и неизвестный крепкий старик лет шестидесяти сидят за столом. В углу герб - вольного города Побережный. Они кого-то ждут. И вот появляется женщина, ее можно определить только по походке, вся она закутана в черный плащ, капюшон надвинут на глаза, виден только рот и подбородок. На столе появляется залоговой лист на тысячу золотых, который тут же исчезает в кармане пожилого, похоже, он главный. И голос женщины какой-то бездушный и пустой, словно у нее вообще нет эмоций.
  - Я пойду с вами. Возражения не принимаются.
  Молодой немного побузил, но окрик пожилого, и тот мгновенно заткнулся.
  - Хорошо, госпожа, - соглашается он.
  Новая картинка.
  Придорожный трактир всего в нескольких километрах от Белогорска. Игнат знает это место, несколько раз останавливался там по делам. Все та же троица и магичка, опять ничего не разглядеть, все тот же плащ и капюшон. Напротив... Однако! Видок даже не удивился, он и раньше подозревал, что девка с обожжённой мордой из Лиги не просто так сдала его наемникам в день, когда его выпустили, она работает на нескольких хозяев, поскольку сейчас, в воспоминании, она дает информацию на Игната, немного, но теперь его не сложно найти.
  - Когда это было?
  - Два дня назад, - откликнулся Фарат.
  - Оперативно, - буркнул себе под нос Игнат. - Они хорошо отслеживают мои перемещения, а ведь я даже ни разу не заметил за собой хвоста.
  - Как ни странно, я тоже, - отозвался Фарат. - Дальше смотреть будешь?
  - Есть что важное?
  - Есть.
  Новая картинка.
  Вот группа входит в город. Магички с ними нет. Дом на окраине, ключ под крыльцом. Ведьма появляется через пять минут в своем неизменно прикиде. Она сообщает, что на дело идут ночью, особняк плохо защищен. Голос все такой же безжизненный, похоже, про охрану она не в курсе. Задача - войти и захватить объект. Все, кто будет там, должны быть убиты, главное - не повредить голову егеря. Дальнейшее их не касается. На вопрос о магичке, незнакомка заявила, что Киру берет на себя, и что у нее в доме есть свой человек. Кто, - интересуется пожилой налетчик, она коротко и безэмоционально посылает его, и говорит, что это не его дело.
  Игнат встал и посмотрел вокруг, купол был на месте. Он постучал, и тот исчез. Народу прибавилось. Тут были Беата с парой инквизиторш, Ижанна с Даной, Александр в компании пятерых дуболомов, и все они зло смотрели на Демидова. Игнат бросил взгляд на оттертых в сторону гвардейцев, Олег и второй стояли в уголке и о чем-то разговаривали, отсутствовал ночной страж, похоже, он оказался погибшим. Игнат, никого не слушая, направился прямо к Олегу.
  - Как погиб ваш третий?
  Гвардеец мгновенно побурел со злости, он уже распахнул пасть, чтобы что-то сказать, но тут за спиной Игната появился Александр.
  - Отвечайте, капитан.
  - Он бросился преследовать магичку, - произнес Олег нехотя, - выстрелил и не попал, она применила какое-то странное заклинание, он замер и только крикнул - сука, ты меня... Наверное, хотел сказать убила.
  - Нет, капитан, он хотел сказать - предала, - безжалостно добил гвардейца Игнат. - Ведь он стоял на часах, а тревогу поднял другой страж, так?
  Олег нехотя кивнул.
  - Он был их человеком. Правда, я не понял, зачем ей понадобилось его убивать. Все равно некромант его выпотрошит.
  - Не выйдет, его голова смята, мозг разрушен. После того, как Коля выкрикнул свою последнюю фразу, из глаз, ушей, носа хлынула кровь. Он заорал, и голова сплющилась.
  - Плохо, - раздался голос Даны, - все плохо.
  Глава Гильдии стояла за спиной Беаты и качала головой. Инквизиторша уставилась на Демидова.
  - Вы опять применили своего джинна? - зло выпалила она.
  - Да, инквесса, - легко согласился Игнат. - А у вас работает предательница, которая уже дважды подставила меня под пулю. Так что, может, вы займетесь своими делами?
  И он швырнул ей с силой мыслеобраз инквизиторши с ожогом. Как ни странно вышло, глава карающих вздрогнула, сфокусировалась на полученной информации и тяжело вздохнула.
  - Я разберусь.
  - Александр, а это информация для тебя. Они укрывались в доме... - Игнат подробно описал улицу и внешний вид лачуги. - Это где-то у западной стены.
  - Посмотрим, - серьезно кивнул страж и быстро отдал мордоворотам соответствующие приказы.
  Тех как ветром сдуло.
  - А теперь забирайте трупы и валите на хер, - послал всех, куда подальше, Демидов. - Не столица княжества, а Тартус какой-то.
  Народ вокруг посмурнел, обидно, видите ли им, сравнение вышло в тему. Тартус, так называли небольшой вольный город, в котором гнездилось всякое отребье, рабы, скупка краденого и награбленного, биржа убийц. Все, что криминальной душе угодно.
  - Ты говори, да не заговаривайся, - возмутился Олег.
  - Слышь ты, радетель отечества, меня за четыре дня в вашем славном городе пытались убить четыре раза. Эти мужеложцы не за вами приперлись. Вы так, под руку подвернулись. Так что, завянь, я себя в большей безопасности ощущаю, находясь в диких землях. Забирайте трупы и проваливайте.
  Минут через двадцать дом опустел. На первом этаже скучал Олег с напарником, имя которого Игнат так и не удосужился узнать. Они же с Кирой разговаривали, сидя у камина.
  - А твой джинн - редкостная свинья, - наконец, произнесла она, и Демидов сразу догадался о причине ее плохого настроения.
  - Бывает, он любит меня злить, шутки у него такие, вот и сейчас нарочно показался в образе Арины, кокон сильно ослаб, он слышит все, что мы говорим. Возможно, он злил даже не меня, а тебя, возможно, он знал, что ты видишь.
  - Конечно, вижу, - грустно усмехнулась магичка, - это же мое заклинание. Надо бы твой кокон укрепить, он заслужил наказание.
  - Укрепить, конечно, стоит, - согласился Видок и с удовольствием почувствовал, как недовольно заворочался Фарат в своем коконе. - Но не до предела, - добавил Игнат, - последнее время наши с ним отношения стали немного иными, он медленно из пленника превратился в друга. Какие планы на завтра?
  - Свозишь пострелять, я укреплю твой кокон, заряжу батареи, и сутки буду восстанавливать свой резерв, так что, после обеда ты будешь принадлежать сам себе.
  - Закончу с делами и буду тебя охранять.
  - Не стоит, - покачала головой Кира, прижавшись к нему всем телом. - Закупись всем потребным для дороги.
  - Так, а тебе что нужно?
  - Оружие, но его мы купим в княжестве Дар, тут сейчас цены запредельные. Остальное у меня есть. Я все же боевая магичка. Жаль, у меня в Грансе осталось несколько хороших стволов, хотя, наверное, мой дом там разграбили и все пропало.
  - Ничего, потом все восстановишь, - подбодрил ее Игнат и поцеловал в лоб.
  Она подняла на него глаза и подарила ответный поцелуй. Его рука скользнула в вырез платья, и следующие полчаса они были заняты. Все проблемы минувшего дня остались позади, была только она и он. Ну и Фарат, подсматривающий и периодически дающий советы. Но после мыслеобраза, в котором Игнат показал совсем глухой, кокон джинн заткнулся.
  Проснулся Игнат от того, что окончательно задубел. Огонь в камине погас, окно, ведущее на террасу, разбитое еще накануне, его так никто и не починил, и под пододеяльником было действительно холодно. Кира еще спала, но дрожала всем телом. Игнат взял громадный пододеяльник сложил его в три слоя и укрыл девушку, прошло всего пару минут и магичка, прекратившая вздрагивать, расслабилась.
  Демидов смотрел на серый рассвет, погода опять портилась, лета осталось совсем чуть-чуть, но похоже, оно уже начало свой плавный переход в осень. Во всяком случае, белоснежные облака сменили тяжелые свинцовые тучи.
  Поежившись, Игнат прихватил одежду и оружие и ушел в ванную. Наполнив ее горячей водой, он забрался в эту кичевую золотую лохань и блаженно вытянул ноги. Теплая вода, убаюкивала, он и сам не заметил, как задремал. Проснулся он от присутствия, рука потянулась к пистолету.
  - Ты скоро совсем параноиком станешь, - раздался за спиной голос Киры. - Ноги подтяни, я к тебе залезу, коли ты всю ванну занял.
  Игнат послушно поджал ноги, но глаз так и не открыл. Вот качнулась вода, и магичка заняла противоположенную сторону.
  - Конечно, стану, - наконец открыв глаза и плеснув себе в лицо водой, ответил Игнат, - меня постоянно хотят убить.
  Кира изменила положение и погладила под водой его шрам.
  - Давай я тебе скрашу такое неприятное пребывание в городе Белогорске. Тем более, ближайшие сутки тебе придется обходиться без женской ласки.
  Сопротивляться Игнат не стал, рядом с этой девушкой желание просыпалось почти мгновенно.
  Из ванны выбрались только к девяти утра. Еще двадцать минут потратили на завтрак, приготовленной милой женщиной лет тридцати, которая теперь работала вместо погибшего Грэга. Только вот уж больно нервно Светлана смотрела по сторонам. Оно и понятно, за последние дни этот особняк снискал дурную славу.
  Часам к десяти, наконец, смогли выехать. Похолодало стремительно. Первым пунктом маршрута стало отделение Братства, там было на диво не многолюдно. Забрав винтовку и рюкзак, куда Демидов кинул пачки с обычными пулями, и, надев кольчугу с разгрузкой и прихватив пыльник, Игнат спустился вниз и столкнулся с Андреем.
  - Уезжаешь? - удивился друг.
  - Нет, хотим с Кирой за город выбраться, она обещала показать, как умеет стрелять. Мне нужно знать, на что я могу рассчитывать.
  - Правильно, притереться вам надо. Хотя, нет, притирка у вас прошла на отлично, - он подмигнул и, рассмеявшись собственной сальной шутке, хлопнул Видока по плечу. - Ладно, беги к своей магичке. Кстати, кожевенник тебя просил сегодня заглянуть, после произошедшего я туда сходил и попросил его ускориться, так что, после двенадцати он ждет тебя на примерку.
  - Спасибо, Борода. От Смехача что-то слышно?
  - Да, нашли они убийцу, только вот оборвалась ниточка, помер он еще до их прихода, глотку ему перепилили. Они еще там поторчат немного, может, что нароют. Стреляли в них. Кстати, слышал о том, что ночью случилось. Ты себя береги. Может, мне с вами скататься?
  - Не стоит, - запротестовал Игнат. - Вдруг что надумаем, природа, лес, птички поют, романтика, а тут ты такой, наблюдаешь с машины, чтобы мне комары зад не покусали. А третьим я тебя точно не позову, хоть ты мне и друг.
  - Туше, - согласился Андрей и, пожав руку Демидову, отправился в столовую.
  Место для стрельб у егерей было свое, чуть вглубь Белогорского массива, овраг с песчаными склонами длиной метров четыреста. Кира выбралась из машины. Одета она была совершенно правильно, когда она удалилась одеваться, он опасался, что сейчас будет очередное фривольное платье, но все же Кира не бытовая магичка, и не лекарка, а боевая и приписана к полку. Теперь на ней красовались высокие сапоги на шнуровке на небольшом каблуке, плотные облегающие штаны зеленого цвета, рубаха с довольно скоромным декольте и кожаная куртка. На всякий случай в "Големе" на сиденье лежал зачарованный плащ.
  В общем, отстрелялась Кира неплохо, можно сказать, очень достойно для магички, для которой энергетическое оружие лишь дополнительное, у нее другие таланты. Из ЯР12 метров на сто она уверенно положила шесть пуль из десяти в мишень с ладонь, пистолет - семь из десяти с двадцатки. Для гражданского очень неплохой результат. Оружия не боялась, обращалась уверенно. Перед отъездом она создала сосульку и запустила ее в мишень, а через секунду вдогонку отправила туда же крохотный пульсар, который замерзшую мишень разнес в щепки. Одно плохо: по скорости эти заклинания все же уступали пуле. На то, чтобы преодолеть эти двести метров, сосульке понадобилось секунды две. Если по движущееся мишени, то хрен попадешь. На это замечание Кира хмыкнула и швырнула веером рой ледяных игл, где-то с сотню, которые накрыли метров пять сразу. Плотно накрыли. Игнат показал большой палец и натянул тент, с неба все же начал накрапывать дождик.
  В Белогорск вернулись, когда непогода разгулялась во всю. Досмотровая команда у ворот, стражники с магичкой закутанные в зачарованные накидки очень нехотя вылезли наружу. Проверяли дотошно, похоже, Александр после вчерашнего все же вздрючил столичную стражу. Магичка оказалась слабенькой, но все же нащупала Фарата, пришлось предъявлять знак братства.
  - Знаешь, где трактир "Лишняя монета"? - поинтересовалась Кира.
  - Конечно, знаю, - отозвался Игнат, - там еще комнаты сдают.
  Кира как-то странно на него глянула.
  - Давай туда, Арина сказала, что там живет.
  По интонации было ясно, что встреча с подругой в свете их связи уже не кажется магичке такой уж необходимой, похоже, девушка оказалась собственницей и довольно ревнивой, как бы это не стало проблемой. Может, не поздно передумать и отправиться искать руну с Ижанной? Но Игнат отмел эту мысль, окажется в поле, враз все это наносное, городское, слетит. Он уже видел Киру настоящей. Когда она в балахоне и чужих стоптанных ботинках неслась по лесу от погони. Это сейчас она столичная штучка с тетушкой, придворным лекарем, а за стеной она совсем другая.
  Трактир располагался в Торговом квартале и считался довольно приличным заведением. В зале было пустовато, день в разгаре, обед уже закончился. Кира заняла столик, потребовала меню, потом сунула чек в руку подавальщицы и что-то шепнула ей на ухо. Та быстро закивала и, оставив меню, исчезла.
  - Давай, поедим, - предложила она, - тут недурно готовят грибы с картошкой, острые выходят, вкусно.
  Игнат кивнул. Вышибала тоже получил свой чек, чтобы приглядел за мобилем.
  - Игнат? - раздался с лестницы удивленный голос. - Вот уж не думала тебя тут встретить. О!? - издала она звук максимального удивления, заметив Киру. - И ты тут, подруга. Каким ветром? Или погоди, вы вместе... Это ты мне про него рассказывала? Что такой красивый, храбрый и в застенках сейчас?
  Кира покраснела.
  - Спасибо, очень приятный комплимент, - взяв девушку за руку, подмигнул Игнат. Потом посмотрел на стоящую на лестнице магичку. - Давай, Арина, присаживайся, разговор есть.
  В общем, они договорились. Потом довольно сытно пообедали, правда, Игнат взял себе отличный густой борщ и пельмени под майонезом и засыпанные сыром. Только вот Арина и Кира весь обед бросали друг на друга "пылкие" взгляды, похоже, их старое соперничество в академии пошло по новому кругу, и теперь объектом стал Игнат. Хотя Арина ни слова не сказала и даже не намекнула про их единственную ночь. Зато рассказала, чем закончилось ее расследование. Торговая гильдия все же разворошила гнездо и накрыла несколько шаек, которые потрошили торговцев, вот только ниточки оборвались. Димитрий, тот самый граф из Орежского княжества, был убит, его замок сгорел дотла. Все свалили на взбунтовавшихся каторжников. Затем в разных городах были убиты довольно значимые люди, кто-то заметал следы, расследование забуксовало. А теперь, когда торговля идет только через порталы да еще с вооруженным нейтралитетом, каждый груз встречают десяток дружинников при боевой магичке, нападения сошли на нет. Правда, и цены взлетели, особенно в центральных княжествах.
  - Обстановка в княжествах очень напряжена, - крутя в руках бокал с вином, сказала Арина. - Все соседи Белогорска копят силы и стягивают войска к границам. Всеволод делает то же самое. Одна провокация, и все вспыхнет, стычки почти каждый день.
  - Ну, это и так понятно, - ревниво заявила Кира. - Ладно, пора нам. Игнат, подбрось меня домой, а дальше ты волен делать, что хочешь.
  Демидов уловил в этом подколку, но не повелся, просто проигнорировал выпад и повернулся к Арине.
  - Жду вечером в отделении Братства. Работы там немного, но ты так цену и не назвала.
  - Чекан, и в расчёте, - улыбнулась блондинка. - Хотя, если Кира не против, могу взять натурой, - засмеявшись и махнув на прощание рукой, Арина пошла к себе в комнату.
  Басаргина махнула подруге, на лице было вполне радушное выражение, мол, понимаю, шутка, а вот глаза выдавали - Кира в бешенстве.
  Игнат решил не усугублять и сделал вид, что не заметил, подал ей руку и, кинув на стол серебро, повёл магичку к выходу. В мобиле она молчала. Дождь так и не прекратился, но поутих и теперь превратился в противную моросящую пелену.
  - Хочешь, я отменю встречу и найду другую волшебницу, которая займется "Големом"? - стоя на крыльце и глядя на совершенно грустную Киру, предложил Демидов.
  - Не надо, - покачала головой магичка. - Просто я хочу тебе доверять. Могу поспорить, она попытается.
  - Наверняка, - согласился Игнат, - но будь спокойна, ничего не выйдет.
  - Ты ее недооцениваешь, - усмехнулась Кира, но было видно, что ей стало чуть легче.
  - Дело не в этом, - подколол Демидов, - ты меня прилично измотала за последние дни, мне нужен отдых. Пусть ко мне в комнату ввалятся десяток самых крутых феечек Белогорска, я предпочту выспаться, за последние дни мне это не удавалось, я устал.
   Девушка засмеялась, и в смехе проскользнуло вполне искреннее облегчение. Игнат втащил в дом батарею "Голема", и Кира взялась за подзарядку. Еще на столе появились рунные клейма, печатка "удачи", батареи от пистолета, винтовки, ну и, конечно, хлыст. Сам Демидов обдумывал дальнейший день: навестить старика кожевенника и его сына, затем прогуляться по торговым рядам, нужно купить патронов и еды - дорога предстоит дальняя. Хотя, в принципе, можно купить все в Даре. Кира права, здесь сейчас слишком задрали цены, где это видано, чтобы обычные пули стоили два чека за червонец, а с рунами пять за штуку? Раньше больше трех за подобное не просили. И чистое железо стало гораздо дороже: одна пуля за полтора чекана - это жесткий перебор. В Даре есть возможность купить за чекан.
   Игнат задремал, кресло, несмотря на свою пафосность, было мягкое и очень удобное. Кира разбудила его спустя два часа, она выглядела немного усталой.
  - Все заряжено, - сообщила она, - осталось тебе кокон укрепить. Вот только к чему бы тебя привязать? Специального стула я не держу.
   Фарат на этой фразе недовольно заворочался. Игнат задумался, Тамара тоже не держала, но он находился в полной отключке. Это было самое приятное укрепление кокона за многие годы.
  - Пошли к тетке в кабинет, может, там что найдется?
   Кабинет Луизы располагался в подвале. Чем-то он напоминал лабораторию Веревеи в разрушенном замке, там, где все началось. Правда, здесь было светлее, не валялись изрезанные трупы, но вот стол для операций имелся. Ну что ж, понятно, теремная магичка, скорее всего, проводила тут эксперименты над трупами, а может, и над живыми добровольцами, встречались такие психи, которые ложились под нож или чары за деньги. Иногда на это шли должники или преступники, готовые страдать за смягчение наказания.
   Вот на этом столе и оказался Игнат. Кира нашла ремни и, стянув с него рубаху, плотно прикрутила к столу.
  - Теперь ты мой, - злобно рассмеявшись, заявила она. А потом прыснула, - ты бы видел свое лицо.
  - Ты бы видела свое, - парировал Демидов. - Я и вправду на секунду решил, что попал на стол спятившей ведьме.
   Кира кисло улыбнулась.
  - Запомни, Видок, я не никогда причиню тебе зла. Готов?
   Игнат моргнул глазами, кивнуть не получалось.
  - Я тебе верю, - произнес он.
   А потом пришла боль. Демидова выгнуло дугой, он рванулся всем телом, но ремни держали прочно - дергайся, не дергайся, а никуда не денешься. Минута, вторая, затем еще и еще одна... А потом боль отступила.
   Когда Игнат открыл глаза, то первое, что увидел, это была Кира, причем выглядела она обеспокоено. Увидев, что он открыл глаза, она вяло улыбнулась.
  - Ты вырубился на десятой минуте. Я впервые подзаряжала кокон, даже не думала, что это так ... - она поискала слово, - тяжело.
   Игнат прислушался к себе. Неплохо получилось, Фарат надежно заперт, правда, и сил у него прибавилось, мир он ощущать мог, но вот вырваться бы не вышло. Да и не рвался он ни разу за последнее время, крайний раз был в палатке, когда за Игнатом и Милой пришли бандиты.
  - Все, я выжата, как лимон, - развязав ремни, призналась девушка. - Сейчас часов пять посплю и за резерв, много я сил потратила за последние пять дней. Так что, увидимся не раньше утра среды.
   Игнат сел, притянул ее к себе, поцеловал в лоб и несколько минут просто гладил по голове.
  - Может, передумаешь? - предложил он. - Нужен тебе этот поход?
  - Я с тобой, - уверенно заявила девушка. - Только вот передохну немного.
  - Рассчитывай на утро четверга, я договорюсь с Гильдией, пусть Дана обеспечит переход, на рассвете идем в Дар. Мы и так задержались тут, нужно поторапливаться.
  - Я буду готова, - улыбнувшись одними губами, заявила Кира. - Все, а теперь двигай, иначе я тебя не отпущу. Да и Аринка уже скоро явится, сейчас время к пяти подбирается.
   Игнат еще раз поцеловал ее и, натянув рубашку и взяв Киру за руку, пошел к лестнице, ведущей из подвала. Наверху он забрал так и лежащее на столе имущество и направился к выходу, возле которого пасся гвардеец. Поравнявшись с ним, Игнат посмотрел ему в глаза и тихо шепнул так, чтобы Кира, идущая следом, ничего не услышала: "Защищай ее больше жизни, поскольку, если с ней что случится, я приду за тобой". Как ни странно, страж ершиться не стал, а только кивнул.
   Загрузив вещи в рюкзак, Демидов обернулся к магичке, она так и стояла на ступенях в своем дорожном костюме и смотрела на него. Захотелось на все плюнуть и никуда не ехать. Но дел было очень много. Игнат махнул ей рукой и, прыгнув за руль, резко развернул "Голема" и погнал его к выезду из поместья. В зеркале было отлична видна одиноко стоящая девушка и смотрящая ему вслед. Ворота за ним закрылись, едва мобиль выехал наружу.
   У кожевенника Игнат не задержался, сапоги уже оказались готовы, прекрасная работа, Иван был действительно мастером от бога. Демидов надел их, притопнул, сидели, как влитые. Все это время Иван стоял рядом в ожидании вердикта клиента.
  - Великолепно, - подвел итог Игнат.
   Высокие сапоги, на каждом по три серебряные очень красивые пряжки. Плохо, конечно, что зимой нельзя будет носить, но это по заверению мастера касалось только морозов выше десяти градусов, а так, пожалуйста, теплый шерстяной носок и вперед. Игнат сходу расплатился за сапоги. Затем настал черед куртки. Надо сказать, дед постарался, выполняя заказ Демидова. Больше всего одеяние напоминало укороченный кожаный плащ, полы доходили до середины бедра, усилен изнутри бычьей кожей, не всякие когти рванут с первого раза, вышло чуть тяжеловато, серебряные застежки, справа и слева по груди нашиты газыри, на пять пуль каждый. Игнат достал пулю из патронташа на ремне, примерился - удобно. Еще старик от себя изготовил пристяжной капюшон, можно снять, можно надеть, он был небольшим и утепленным. Приятное дополнение, о котором Игнат не подумал заранее. Помахал руками, ничего не мешает, все отлично подогнано, достал папиросу прикурил от пальца, проверяя, работают ли его собственные заклинания. Шкура вертюхов блокирует часть магии, направленной на объект, но все прошло без проблем. Старый кожевенник молча наблюдал за заказчиком. Видок прошелся по комнате, присел. Работа была великолепной, правда, оставались черновые швы.
  - Когда закончишь?
  - Завтра к утру будет готово, господин егерь, не извольте беспокоиться. Друг ваш заходил, с которым вы были в прошлый раз, предупредил старого Митрича, что эта одежка вам очень скоро понадобится. Осталось только черновые швы убрать. Вот, кстати, остаточки кожи вертюховой.
  - Да, мужики, и впрямь вы резали очень аккуратно, - восхитился Игнат, глядя на оставшийся метр. - Как думаешь, старик, смогут из этой шкуры сделать мне шляпу к завтрашнему утру? На худой конец к вечеру?
  - Не возьмусь я, господин егерь, - покачал головой старик, - не успеть мне вместе с курткой. Обратитесь к Захару, это мой прямой конкурент, но мастер он, чего греха таить, отличный, сделает быстро и как надо. А за курточкой утром приходите, часиков в десять все будет готово.
   Игнат кивнул и, свернув шкуру, вышел наружу. После теплой сухой мастерской сырой холодный воздух заставил поежиться, Демидов даже пожалел, что оставил "Голема" во дворе Братства.
   Мастерскую конкурента деда Митрича Игнат нашел быстро, та стояла на другой стороне улицы. Захар, крепкий мужик лет пятидесяти, присвистнул, увидев, что выложил на стол клиент, и предложил сотню чеканов. И очень расстроился, узнав, что ему предстоит сделать из этого к завтрашнему вечеру широкополую шляпу. Капюшон - штука хорошая, но не всегда удобная.
  Захар снял мерку, показал образцы шляп, которые он изготавливает. Игнат перемерил с десяток, нашел ту, что больше всего понравилась. Работа встала в пять чеканов.
   - Если останется обрезок, сделай ремень с серебряной пряжкой, еще золотой сверху дам.
  Дороговато, но пусть будет. Денег оставалось все меньше.
  Захар покивал и сказал, что постарается. Попрощавшись с кожевенником, Игнат дошел до банка и снял половину из того, что было на счету, вышло не так уж и мало - сорок три золотых, плюс двадцать чеками.
  Арина появилась ровно в семь, как и договаривались.
  - Куда Кирку дел? - поинтересовалась она. - Думала, после нашего обеда она тебя со мной наедине не оставит.
  - Занята она до завтра, - ответил Демидов. - Ну что, делом займёмся?
  - Которым? - подмигнув, поинтересовалась Арина. - Предлагаю перевести наши отношения в горизонтальную плоскость, прошлый раз в Сторожье все было неплохо, а потом я тебе за час все зачарую в лучшем виде.
  - Арин, не надо, - отрицательно мотнул головой егерь. - Что произошло в Сторожье, там и осталось. Не спорю, было здорово, но я с Кирой, и она мне нравится.
  - А я? - поддела его магичка. - Я тебе вроде бы тоже нравилась?
  - Я тебе вечной любви вроде бы не обещал, два взрослых человека расслабились, получили удовольствие, женщина ты видная, красивая. Неужели так хочется у Киры что-то отобрать? Ты ведь нарочно меня сейчас провоцируешь.
  - Догадливый, - ничуть не расстроившись, прокомментировала его речь магичка. - Или Русалка рассказала? Ну да неважно. Ты прав, мы старые соперницы. Я ей не ровня, у нее твердая третья ступень. После академии наши дороги разошлись, я оказалась в Цитадели, нашлись люди, которым понравились мои таланты. А Кирка к тетке под бочок, Луиза не последняя дама в княжестве, очень весомая фигура и в тереме, и в Гильдии. Так вышло, что столкнулись мы пару лет назад в одном деле, перешла мне подружка дорогу, забрала то, что по праву мое было. Хотя и по закону. Нехорошо получилось, дала наша дружба трещину. Не виделись мы давно, а тут несколько дней назад встретились, и вроде все нормально - постояли, поговорили и разошлись. А когда вы сегодня в "монетке" появились, стерва внутренняя проснулась, захотелось ей подгадить. Ты вроде бы мужик хороший, и у нас уже что-то было, вот я и решила таким образом ей свинью подложить. Чисто мелкая бабская месть. Извини меня, нехорошо это.
  - Да ладно, я не в претензии, и если бы у меня с ней было несерьезно, я бы с тобой с удовольствием бы покувыркался, как я уже сказал - ты женщина красивая, интересная, с фантазией. Но я с ней, пойми, нравится она мне и как женщина, и как человек. Так что, давай дружить!
  Арина секунд тридцать смотрела на его улыбающееся лицо, потом тоже улыбнулась.
  - Демоны с тобой. Будем дружить. Но если она тебя бросит, ты свистни, отдохнем по взрослому. А теперь показывай свою багги, займусь делом.
  - Это не совсем багги, - пояснил Игнат, ведя магичку через дом к заднему выходу, - купил на рынке тут у парня самоделку. Ну да сама увидишь сейчас. Назвал этот мобиль "Големом".
  Увидев своеобразный дизайн, такой непохожий ни на что, Арина на полминуты зависла, потом пошла изучать.
  - А знаешь, мне нравится. Сколько отдал?
  - Он хотел пятьсот, сторговались на четыреста сорок.
  - У парня большое будущее, отличный образец, я бы тоже себе такой взяла. - Она еще раз обошла "Голема". - Ну да ладно, давай займемся делом, а то скоро темнеть начнет.
  Часу Арине не хватило, провозилась целых два. "Отраву воров" поставила хорошую, замкнула на Игната, так же поставила еще одно редкое охранное заклинание - "мимо нелюди". Действовало оно недалеко, всего метров на десять, но нелюдь обходила такие объекты стороной. Если бы его получалось накладывать на что-то крупное, типа домов, цены бы ему не было. Магички его не очень любили, уж больно трудоемкое, но для егерей и тех кто в дороге оно оказалось незаменимым. Для них мобиль был единственным убежищем в пустошах, и если он грамотно зачарован, слабая и средняя нелюдь просто игнорировали его и человека, в нем сидящего ну или рядом, главное, чтобы очень рядом, не дальше пары метров. Ну и, конечно, наложила на двери, капот и лобовое стекло щитовые чары - штука хорошая и надежная, теперь обычной легкой пулей не пробить, только крупной или рунной.
  - Забирай, друг, - на слове "друг" она усмехнулась. - С тебя два чекана, все же повозилась я прилично.
  Игнат без разговоров выдал требуемую сумму.
  - Спасибо, Арина.
  - Обращайся. Кстати, может, расскажешь, что там у вас вышло? Я слышала, ты куда-то пропал, потом нашли трупы магичек и инквизиторш, включая их командирш. Да и Сторожья больше нет, вовремя я оттуда ноги унесла.
  - Пойдем, расскажу вкратце, что случилось, - легко согласился Игнат, - но без подробностей. Давай посидим на кухне, ребята уже поужинали, кто тут питался, так что, нам не помешают.
  Рассказ затянулся, Игнат скурил полпачки папирос, Арина крутила в руках бокал с вином.
  - Всё-таки скучно я живу, - произнесла девушка. - До трактира подбросишь?
  Видок кивнул.
  - Конечно, поехали.
  Расстались вполне дружески. Демидов видел, что она хочет его пригласить, но знает, что получит отказ. Поэтому, посидев пару минут у входа, Струна, наконец, просто чмокнула его в колючую щеку и, выскочив наружу, махнула на прощание рукой и скрылась за дверьми "Лишней монеты". С уходом магички исчезла и неловкость, все же Игнат к ней что-то чувствовал. Развернув мобиль, он погнал обратно, надо было отдохнуть, а завтра съездить в Гильдию и договориться о портале в Дар.
  Выспался Демидов на славу. Ливень на улице разогнал торговцев, и проснувшийся утром Видок просто перевернулся на другой бок и мгновенно уснул. Так что, в Гильдию он попал только после обеда.
  Здание Гильдии Белогорска впечатляло, оно возвышалось над столицей княжества, и только княжеский терем уступал ему совсем чуть-чуть. Это была огромная белая башня, сужающаяся кверху, с золотым шпилем, в самом центре города несколько десятков этажей, оплот стабильности спокойствия и достатка. И вот сейчас Игнат, который и раньше здесь бывал по делам, никакого спокойствия не видел и в помине. В огромном холле суетились десятки гильдейских магичек. Прямо тут же открывались порталы, в которых они исчезали.
  "Однако", - пробившись через кокон, послал Демидову мысль Фарат.
  - Чего тебе тут надо, егерь? - поинтересовалась незнакомая волшебница, от которой несло гарью. Она была уставшей, на щеке размазанная сажа, волосы растрепались.
  - Мне нужна магесса Дана.
  - А богиня Лада не нужна?
  - Была бы нужна богиня, спросил бы богиню, - завелся Игнат. - Я не помню, чтобы кто-то закрывал башню Гильдии для посещений. Во всяком случае, два магика с автоматами на входе меня пропустили.
  - Извини, я на взводе, видишь, у нас тут бардак. Сейчас я вызову главу. Как тебя представить?
  - Скажи, Видок пришел, договориться об обещанном портале.
  Магичка извлекла из кармана какой-то кругляш и, активировав заклинание, начала что-то говорить. Из-за суеты и гула Демидов не смог расслышать разговора. Наконец, она деактивировала артефакт и указала Игнату на серебристую площадку, сделанную из незнакомого металла.
  - Тебе туда, встанешь на диск и громко произнеси имя, фамилию и девятнадцатый этаж. Разовый доступ тебе подтвердили.
  - А что вообще происходит?
  Но магичка отмахнулась и, ухватив за руку какую-то молоденькую волшебницу, левитирующую железный ящик, потащила ту к порталу, который только открылся.
  Игнат прошел в сторону указанной серебристой площадки и громко произнес то, что велели. Вспышка белого света, и вот он стоит в коридоре, ведущем к большим дверям. Рядом с площадкой незнакомая магичка с хищным выражением лица, недобрым таким выражением.
  - Следуй за мной, - приказала она.
  Игнат едва не споткнулся, столько льда было в ее голосе.
  Дана сидела за столом, заваленным пергаментами. Сейчас она меньше всего напоминала строгую магессу, перед Игнатом была очень усталая женщина.
  - Когда нужен портал? - не тратя время, спросила она Демидова.
  - Завтра на рассвете. Один мобиль, два человека. В княжество Дар.
  - Распоряжусь, в шесть утра быть на портальной площадке. Что еще нужно? Зарядка артефактов, зачаровать вещи, руны?
  Игнат прикинул расклад, можно немного подняться.
  - Хорошо бы патронов рунных двенадцатого калибра, как из чистого железа, так и обычных стальных, разрывных и зажигательных. Можно пару магических гранат "вспышка", - наглеть, так наглеть.
  - Тара, распорядись, - посмотрела она на сопровождающую Игната, которая молча стояла в шаге позади егеря. - Все?
  - А что у вас за бардак?
  Дана устало потерла рукой лицо, похоже, она давно не спала.
  - Все равно узнаешь, да и нет никакой тайны. В городе Знаменск, что в двух часах отсюда, произошел разрыв. Город горит, за егерями я послала десять минут назад. В городе одержимые и нелюдь, возможно появление нежити, с минуты на минуту ждем подкрепления Лиги. И самое плохое, там одержимые магички, за последний месяц пропали без вести несколько десятков наших и это только те, про кого мы знаем. - Она снова тяжко вздохнула. - Иди, Видок, и найди эту чертову руну. Если она окажется у нас в руках, возможно, мы сумеем остановить это безумие.
  Игнат скептически хмыкнул, шанс невеликий, но можно будет попробовать поймать врага на живца.
  - Я постараюсь. Прощайте, магесса.
  И развернувшись, Демидов пошел к выходу, сопровождаемый Тарой. Через двадцать минут он стоял снаружи и смотрел, как мимо него, приветливо кивая, бегут двадцать егерей, возглавляемые Бобылем. А следом из больших длинных мобилей посыпались инквизиторши с боевыми жезлами. Не меньше полусотни девиц пронеслись мимо.
  Игнат поправил сумку, в которой были выданные Тарой боеприпасы и две гранаты.
  - Это я удачно зашел, - пробормотал Демидов и, усевшись в "Голема", рванул в отдел.
  В здании было пусто. В отделении осталось всего семь человек, считая Игната. Остальные либо ушли с Семеном, либо шатались по городу. А может, где заказы выполняли, жрать-то и жить на что-то нужно, хоть егеря и забрали казну цитадели, но все равно работа их - не "дома" штаны протирать, а убивать нелюдь.
  Перекинувшись парой слов с собравшимися в столовой охотниками, Игнат забросил сумку наверх и пошел за курткой. Все было готово, Митрич получил свои деньги, а Игнат отличную крепкую одежду. Они расстались очень довольные друг другом. Сменив пыльник на новую куртку, Видок пристегнул капюшон и вышел под моросящий дождь. Единственное, о чем он жалел, что не хватило кожи на штаны, было бы просто здорово.
  Игнат зашел поесть в ближайший трактир, и так там и просидел, до самого вечера. Забрав шляпу, которая ему тоже понравилась, и ремень - широкий, красивый, толстый. Игнат расплатился с Захаром и направился за мобилем, если часы не врали, пора было ехать к Кире, сутки истекли. И, как ни странно, он очень соскучился. Вроде всего ничего не виделись, а он считал часы до окончания этого срока. Завтра все будет иначе, если магичка не передумала, они шагнут в портал, и начнется новый этап их жизни. А сегодня можно еще успеть побыть беспечными и не вздрагивать от каждого шороха.
  
  Глава шестая. На пороге пепелища
  
   Дарское княжество встретило их ярким и теплым солнцем, в отличие от белогоского, проводившего их ливнем и градом. Спокойная и безмятежная столица бурлила от новостей. По городу пустили усиленные патрули. Знаменск дался дорого, он был полностью уничтожен, погибло семь магичек и одиннадцать инквизиторш. Егеря потеряли только одного бойца искалеченным, кто-то из молодняка, которого Игнат даже не знал, лишился ноги в пасти какой-то прожорливой нелюди. Основной урон нанесла нежить. Одержимые ведьмы сумели поднять погибших горожан, слабые, только что поднятые, они ненадолго задержали атакующих, и именно они убили большинство инквизиторш. Те влетели в самую гущу, кидаясь черными заклинаниями из своих жезлов, только не сразу поняли, что они не действуют. Пока дошло, нежить порвала половину отряда, спасли дружинники. Все это рассказал Андрей, решивший заехать в особняк Киры, поделиться новости. Выглядел он ужасно - куртка порвана, от кольчуги оторван рукав, на щеке полоса от когтя, глаза запавшие, воняло от него кровью и дымом.
  -... А город сгорел, - отстраненно заявил он. - Гражданские, кто мог, выбрались. Пока дрались, все пылало, некогда тушить было, а потом нечего. В итоге майор дружины вывел оттуда свой батальон, и мы следом с дамочками ушли, постояли, посмотрели, как он пылает, ну и плюнули.
  - А магички одержимые? - спросила Кира.
  - Пятерых мы убили, остальные смылись, нежить подняли и ей, прикрывшись, в порталы свои огненные сиганули. Волшебницы с инквизиторшами пытались захватить одну, не смогли, потеряв двоих, отступили.
   Он залпом опрокинул бокал вина и, махнув на прощание рукой, ушел, пожелав им удачи.
   Игнат съехал с портальной площадки под прицелом десятка стволов и минимум двух волшебниц, явно не гильдейских, похоже, наемницы.
  - Цель приезда? - потребовал толстый и усатый, словно морж, чиновник.
  - Выполняю заказ братства.
   Этот ответ мордастому "шарику" не понравился, но поделать он ничего не мог, ни Игнат, ни его спутница не были подданными князя Кая, и хотя после слухов, что в гибели города на севере княжества виновны егеря, официально братству никто ничего не предъявлял. И чиновник отошел в сторону, обычно егеря были вне конфликтов и не отчитывались о своей деятельности. После разрушения отделения братства Сторожья закрылся и филиал в Даре. За этот месяц цены на услуги охотников на нелюдей взлетели вверх, и за то, что раньше стоило пять чеканов, теперь давали десять, да и нелюдей стало больше, гораздо больше. Вот только охотников за легкой деньгой было все меньше, многие закончили свои дни в желудках тварей. Как оказалось, егеря не дармоеды, а чтобы убивать нелюдь, мало уметь стрелять.
   Игнат, не торопясь, выбрался из "Голема" и, стянув тент, убрал его в багажник. Кира избавилась от зачарованного плаща. Одета она по-походному, в тот самый наряд, что был на ней, когда ездили стрелять за город. Сапоги, брюки, зачарованная рубашка и куртка.
   Игната, наконец, отпустила тошнота. На часах около восьми, самое время посетить торжище. Местный рынок сильно меньше белогорского, но и тут в утренней толчее нужно было активно работать локтями. Оружие для Киры купили довольно быстро. Игнат подобрал ей пистолет с пристёгивающийся прикладом и пулей, лишь немного уступающей двенадцатому калибру, довольно мощное оружие, некоторые егеря даже использовали его вместо громоздких винтовок. Тем более с прицелом. По точности М96 не уступал средним образцам, а двенадцать пуль в магазине и довольно неплохая скорострельность позволяли вести довольно интенсивный бой. Прикупив для него боеприпасы, Демидов распрощался с тридцатью чеканами.
  - Все же правильно сделали, что решили ствол тут брать, - заметил он, когда они, покинули рынок. - Вчера в Белогорске смотрел такой же без боеприпасов, он стоил пятьдесят пять.
   "Голем" бодро поехал к северным воротам, притягивая своими необычными формами взгляды заинтересованных горожан. На выезде вопросов не возникло, стражи лениво махнули вслед, даже не думая останавливать мобиль. Еще накануне, когда Игнат и Кира обсуждали маршрут, решили, что лучше проехаться по княжеству, посмотреть ситуацию, портал можно открыть в любой момент. Сторожье, хоть и удалено от столицы, но доехать до него можно было без особых проблем часов за семь восемь. Княжество Дар одно из самых маленьких.
   Час в дороге по центральной области прошел в молчании. Кира тихонько дремала, скинув сапоги и забравшись с ногами на сиденье, Игнат же гнал машину по довольно хорошему грейдеру, видимо, недавно обновляли. Вот только он замечал разительную разницу с тем, что он видел тут три месяца назад. Маленькие деревушки, через которые они проезжали, теперь перестали быть сонными: люди вооружены и на каждого постороннего смотрели с подозрением. Староста одной деревни, где Игнат остановился набрать свежей воды во фляжку, увидев символ Братства, предложил сразу три контракта по профилю, причем довольно выгодных. Видок только головой покачал. Сейчас его не интересовали заказы, даже денежные, только мертвый городок и руна-ключ.
   И чем дальше они с Кирой забирались на север, тем тревожнее было вокруг. В шести с половиной часах езды от столицы обнаружилось первое разоренное селение, раньше его охрану обеспечивали дружинники Сторожья, теперь оно было пустым, а от половины домов остались только каменные стены да печи.
  - Как мало, оказывается, требуется, чтобы нанести удар по нам, - неожиданно произнесла Кира, когда разоренная деревня осталась позади. Все время в пути она почти ничего не говорила, только все больше хмурилась. - До Сторожья отсюда меньше ста километров, пал город, и вот уже люди оставляют с таким трудом завоеванную территорию.
  - Самое плохое, они даже не пытаются бороться, - останавливая "Голема" перед густым лесом, через который шла дорога, сказал Игнат.
   Если ему память не изменяет, нужно преодолеть двадцать километров лесной глуши. Он работал здесь, два месяца назад искал лешака, а нашел банду убийц, маскирующихся под нелюдь. Одного Демидов тогда приволок в Сторожье, остальные там остались под сосной. Вот и сейчас он остановил мобиль так, чтобы его закрывали густые кусты, на опушке был кто-то живой, и сейчас он следил за ним.
   "Фарат, чуешь его?".
   "Их, - мгновенно отозвался джинн. - Там четверо с дальнобойной винтовкой". Секунда, и в голове Игната появился образ засады.
   Интересные были ребята. Ясно, что простое мужичье, которое вышло на дорогу, вроде тех, что нанял подручный Альберта Новина, и которых Игнат покрошил на мосту. А вот оружие у них загляденье, как из княжеской оружейки: три автомата, пистолеты и дальнобойная винтовка, способная с километра оторвать башку любой нелюди. На хрена она им, если не стали стрелять, тут как раз прямой отрезок метров на четыреста? Сейчас до леса было всего сто метров.
  - Сколько? - спросила Кира, разминая пальцы.
  - Четверо, свалили сосну метрах в двадцати от опушки, хотят взять, когда перебираться будем. Сели, прямо скажем, фигово, друг напротив друга, одна неудачная очередь и положат своих. Зачем-то крупнокалиберную винтовку из Мастерового притащили!? Из таких бронемобиль насквозь шьют. И откуда, гады, набрали? Надо ехать, иначе сейчас как стрельнут через кусты. План такой: играем на их поле, как упремся в сосну, останавливаемся, выходим из мобиля. Сможешь взять правых? Они сидят за деревьями, одна корявая береза, другая сосна метрах в трех от нее.
  - Не проблема, - отозвалась Кира, - я их почую, как ближе подъедем. Наглухо валить?
   Игнат кивнул.
  - Я одного с той стороны для допроса возьму.
   "Голем" медленно тронулся вперед, две минуты, и над ними сомкнулся лесной купол, сразу стало темнее. Еще минута, а вот и сосна поперек дороги, постарались, чтобы выглядело, словно случайно упала. "Бездари", - подумал про себя Игнат, увидев, как из-за одного дерева выглядывает башмак, а из-за второго ствол.
  - Своих видишь? - шёпотом спросил он Киру, останавливая мобиль.
  - Как на ладони, секунда, и их нет.
   Игнат усмехнулся, заметив в руке девушки незаконченное заклинание, похоже, цепная молния, поскольку сиреневые искорки маленькие и шустрые носились по ее длинным красивым тонким пальцам.
   Игнат выбрался наружу и беспечно подошел к поваленной сосне. Кира встала справа.
   "Фарат, тот, что у меня за спиной, твой, возьми его под контроль, - приказал егерь, - надо поговорить".
   "Слушаюсь", - с энтузиазмом ответил джинн.
   Все началось. Игнат приоткрыл кокон и, резко развернувшись и выхватив на ускорении пистолет, выстрелил в грудь выбирающегося из-за дерева бандита. Тот рухнул лицом в траву, в спине зияла внушительная дыра. Второй замер. Видок мгновенно развернулся, страхуя напарницу, но этого не понадобилось. С пальцев Киры сорвалась ветвистая молния сиреневого цвета и мгновенно ударила в живот первого и тут же срикошетила ко второму. Треск электрического разряда, сдвоенный вскрик, вонь паленой тряпкой и мяса.
   Игнат направился к пленному, который как истукан застыл возле своего дерева.
   "Фарат, отпусти его", - забирая из руки бандита автомат, приказал он.
   Джинн послушно выполнил распоряжение и вернулся в кокон.
  - Чё за...? - начал пленный, растеряно глядя на Игната и труп напарника в паре метров, после чего получил в челюсть и, приложившись спиной о впечатляющую ель, рухнул в траву.
  - Заткнись, ошибка лекаря, - присаживаясь рядом, приказал Демидов. - Как так вышло, что твоя матушка не избавилась от тебя в утробе? Ладно, не отвечай, это риторический вопрос.
   "Фарат, - мысленно позвал егерь, - колись, что ты из его башки выудил?".
   "Пусто там, - отозвался джинн. - Какие-то бабы в землянке, все мечтает их за вымя подержать, дословно передаю. О том, что Старый направил его на дорогу с этими остолопами, хотя совсем не его очередь. И что бабу надо брать живьем".
  - Ясно, - произнес Игнат и посмотрел на пленника. - Слушай сюда, говори быстро, без запинок и только правду, и возможно я тебя отпущу. - Сам Демидов в слово "отпущу" вкладывал совершенно иной смысл. - Где ваш лагерь?
   Мужик вздрогнул.
  - Полчаса отсюда на восток. Там пять землянок и несколько домов для нас, - быстро добавил он, видя, что страшный мужик со своей девкой ожидают продолжения.
  - Сколько у Старого народу?
   Пленник задрожал всем телом, похоже, он очень боялся своего атамана.
  - Не его бойся, меня, а особенно ее, поскольку женщина она необычная, и может тебе шаровую молнию засунуть туда, куда никогда солнце не заглядывало, где темно и плохо пахнет.
   В подтверждение стоящая за Игнатом Кира материализовала в руке шаровуху размером с кулак.
  - И если ты думаешь, что она не влезет в твой зад, то я тебя уверяю, мы постараемся. Итак, сколько вас?
  - Де-де-десять, - заикаясь, ответил пленник.
  - Откуда вы здесь?
  - Пришли, раньше в диких землях по дороге на Церковный промышляли, а как не стало Сторожья, мы народ данью обложили.
  - На дороге в вольный город, говоришь? - уцепился за мысль Игнат. - А это не вас подвязал некто Александр с месяц назад ограбить караван, да положил на мосту егерь дружков ваших?
   Мужик мелко закивал.
  - Мы тогда сбежали.
  - Вот и встретились, - с издевкой произнес Игнат. - Второй где?
  - Там, - трясущийся рукой указал на тело за соседним деревом.
  - Судьба у вас мне дорогу переходить. Винтовку и оружие где взяли?
  - Дружинники из Сторожья в дозоре были, на двух багги, нас искали, да на Старого налетели, оружие - трофеи.
   Игнат даже не знал, что еще спросить, в принципе, больше ему никакая информация и не была нужна.
  - Деревня в часе отсюда ваша работа?
   Бандит нехотя кивнул.
  - Не хотели платить.
  - Что-то вас маловато для того, чтобы взять на нож деревню, хоть и мелкую, - вставила Кира, поигрывая шаровой молнией, перебрасывая ее с ладони на ладонь, та потрескивала и сыпала искрами.
  - Было больше. Они дрались до последнего, двенадцать наших полегло.
  - Куда людей дели?
   Пленник отвел глаза в сторону, что ж, все ясно, озверевшая от потерь банда просто перебила выживших. Разбойник в глазах Игната прочел свой приговор.
  - Пощады.
   Игнат приоткрыл кокон.
  - Без пощады, - кинжал легко пробил грудь, и Фарат впитал очередную жизнь.
   "Что-то за последнее время я убил больше людей, чем за прошлые несколько лет", - послал он мысль джинну.
   Ответ был мгновенным: "Меня все устраивает".
  - Еще бы тебя не устраивало, - пробормотал Игнат и, вытерев кинжал об одежду покойного, взялся за рунный нож. Только нежити этому лесу не хватает.
  - Что будем делать? - усевшись в "Голема" и наблюдая, как Демидов обшаривает тела, затем вонзая каждому в сердце рунный нож, спросила Кира.
  - Закончим дело, - ответил Видок, - поедем дальше. Ты побудешь тут с нашим транспортом, дерево пока с дороги уберешь, а я прогуляюсь. Максимум нас это задержит часа на полтора-два, но я буду знать, что за спиной чисто, а то ведь можно в засаду влететь. Эти ладно, дебилы, но вдруг у них есть кто-то умный и хитрый.
  - Может оставить, как есть, все же эта работа дружинников. Я сообщу в Гильдию, они передадут дальше, уже завтра князь Кай будет в курсе.
   Игнат на мгновение задумался, как все просто, дать знать и уехать, их ждет неотложное дело, но поняв, что их людей перебили, Старый уведет остатки банды, и не факт, что дружинники их найдут. Вообще, похоже, этот огромный лесной массив, который рубил княжество пополам, просто притягивал к себе всякую шваль.
  - Нет, нужно закончить сейчас. Кроме того я поиздержался, а там будет возможность пополнить мошну.
   Игнат достал из "Голема" винтовку и рюкзак, вытащил из него лишнее, подпрыгнул и, махнув рукой, зашагал в указанном направлении. За спиной, с треском ломая кусты и молодые деревца, улетела рухнувшая на дорогу сосна. Волшебница справилась со своей задачей меньше чем за минуту. А вот ему еще предстояла работа. Из двух причин, которые он назвал Кире, только одна была настоящей - финансовая, он сильно поиздержался, в банке осталось сорок чеканов, и с собой в кошельке еще десять, это все, что он имел, а этого мало. В логове наверняка есть кое-какое оружие и серебро, может даже золото. А то, что он попутно ликвидирует банду и спасет каких-то девиц, это так, побочный эффект, полезно для репутации.
   Лагерь Игнат нашел без труда, и уложился гораздо быстрее, дошел минут за пятнадцать. Да его и слепой, совершенно тугой на ухо и лишенный обоняния не пропустил бы. Это окончательно убедило егеря, что княжество потеряло контроль над этой территорией, таких наглых бандитов он давно не видал. Устроившись в густых кустах, Демидов принялся изучать территорию. Фарат уже вовсю пахал, передавая данные. Всего в лагере было четыре землянки и два вполне добротных дома из теса, поставленных совсем недавно. Народу джинн насчитал двадцать душ, половина из которых бандиты, их легко было узнать по хозяйскому поведению. Остальные захваченные люди, скорее всего, заложники из деревень, которые обнесли данью. Восемь бандитов шарахалось по территории, ничего не делая, еще двое лежали в секрете на тропе, метрах в пятидесяти позади Игната. Он не стал их трогать, просто обошел, они умрут первыми, но чуть попозже.
   Старика он вычислил мгновенно, тот сидел на крыльце самого качественного домика, имел седую башку, выглядел лет на пятьдесят, и одна из девиц по мановение ока, задрав подол платья, принялась его ублажать. Лицо у нее при этом было грустное и обреченное.
   "Ничего, малышка, все уже почти кончилось", - подумал Игнат и, оставив винтовку лежать на самой удобной позиции, достал кинжал и направился за дозорными. Те сидели под кустом в небольшом замаскированном окопчике под крышкой, на который высадили дерн, курили и трепались, не обращая на происходящее никого внимания.
   Дозорные умерли быстро. Игнат подошёл и просто откинул крышку, первого под контроль взял Фарат, второй только успел повернуться, когда слегка изогнутое лезвие почти отделило голову от шеи, а через секунду умер и второй.
  - Что интересного нарыл? - поинтересовался егерь у джинна, когда тот вернулся в кокон.
   И тут же получил ответ:
   ... вот Старый, не зная, что за ним подсматривают, отодвигает топчан, под ним в полу сделан люк, надо сказать, довольно незаметно, там сундучок и еще что-то. Он бросает туда три чекана, и снова задвигает...
  - Неплохо, не придется искать заначку.
   Обшарив часовых, Игнат недоуменно уставился на странное оружие, напоминающее арбалет, но от которого просто фонило магией. У второго часового был обычный охотничий дробовик на зверя, старый-престарый, даже одноствольный с рычажной перезарядкой, максимум пару чеканов можно выручить, скорее всего, даже один. Еще нашлись два кошеля, в которых серебром набрался золотой. "И то хлеб: минус два душегуба, плюс чекан. Неплохо, посмотрим, что нас ждет дальше".
   Игнат вернулся к винтовке и прилег за облюбованным кустом, рядом с которым валялось обтесанное бревно. Что оно тут делало, Игнат не знал, но оно так удачно лежало, грех не воспользоваться. Старик уже закончил пользовать деваху и вернулся на свое место, достал трубку и закурил. Для этих лиходеев Игнат не стал придумывать ничего хитрого, через пять минут наблюдения они оказались все в зоне поражения, двое обливали друг друга у колодца, трое играли в кости за грубым деревянным столом, сидя на чурбаках, еще пара спала в тени, ну и главарь, курящий на лавке. Он то и стал первой целью.
   Негромко хлопнула винтовка, обычная пуля даже без усиливающих рун прошила насквозь Старого, и с гулом ударила в тесаную стену. Любители костей, сидящие чуть в стороне, завертели головой, ища причину звука. Пленники вообще ничего не заметили, мужики обтесывали очередное бревно метрах в сорока на краю поляны, девки что-то стирали в здоровой деревянной лохани. Их даже никто не охранял, у каждого на шее Игнат обнаружил магический ошейник. Интересно, где только банда такими разжилась? Штука не дешёвая, снять без браслета хозяина нереально, а решишь бежать, эта тварь тебя задушит.
   Три следующие пули Игнат послал на ускорении, поэтому любители азартных игр повалились друг на друга почти одновременно, только поскакали по столу вылетевшие из стакана костяшки, вот они остановились, завязнув в луже крови, хлещущей из прострелянной шеи разбойника. Демидов сейчас не пытался уничтожать их с гарантией, нужно было вывести из строя. Парочка у колодца так и не успела понять, что их убило, один рухнул, приложившись башкой о сруб, второй с всплеском ухнул в колодец. Последними умерли лежебоки, так и не успевшие проснуться. Сейчас из шайки в живых остались всего двое, оба громко стонали, одному пуля перебила позвоночник, второму прошла насквозь через бок и перемолола потроха, вырвав кусок печени, они доживали последние минуты и Видока не интересовали.
   Пленники, бросив работу, боязливо косились на вышедшего из леса человека. Оно и понятно, он убил их поработителей меньше чем за минуту, может, он еще страшнее этих душегубов.
  - Стоим, не дергаемся, - предупредил Игнат, - поденные работы окончены. Выйдем на дорогу, и вы свободны. А пока садитесь здесь и ждите приказов.
   Мужики послушно опустились на бревно, женщины побросали свои мокрые тряпки и, вытерев руки об рваные подолы, уселись рядышком.
   Игнат быстро обыскал покойников, попутно протыкая сердца рунным ножом, раненые уже затихли, счастливый Фарат просто излучал эйфорию, да так, что потяжелело в паху, а глаз начал косить на ладную девчушку лет двадцати. Игнат с трудом переключился на сбор трофеев, решив, что сиюминутно сбросить пар можно, но если Кира узнает, будет плохо. Все бандиты были вооружены, у колодца обнаружились довольно нестарые винтовки, но опять рычажные, недорогое оружие, которое предпочитали крестьяне и фермеры. У картежников нашлись пистолеты, причем один оказался М96, как у Киры. Пожалуй, это было лучшим оружием из того, что Игнат обнаружил. Сони, заснувшие вечным сном, одарили парой ножей из дрянного железа, но довольно внушительными кошелями. Итого с тел Игнат собрал четырнадцать чеканов. Оставался еще Старый, главаря он оставил напоследок. Пробив сердце ножом, Видок обыскал атамана, кисет с табаком, трубка уже погасла и валялась на земле, на шее ключ, от которого тянуло магией. А вот оружием Старика был все тот же энергетический хлыст, хотя для спокойного лагеря это идеальное средство устрашения и обороны. Развалить надвое провинившегося пленника или подельника, что много выступает, можно одним ударом, и эффектно и практично.
   Игнат сунул пистолеты в рюкзак, после чего направился в дом. Обыск не занял много времени, еще три винтовки, как и те, что у колодца, батареи разряжены в ноль, две сотни пуль, двадцать из чистого железа с морозными рунами, правда, все под десятку. Ни одной под Ярку Демидова. Ларец с золотом нашелся без проблем, особенно когда знаешь, где искать, ключик с шеи Старого подошел к замочку, а Фарат сказал, что если ковыряться без ключа, то активируется "огненный взрыв", что не сгорит, уместится в небольшой мешок.
   Игнат быстро пересчитал золото и серебро - тридцать два чекана, еще чеками пятнадцать. Даже какой-то камешек алого цвета, похоже, рубин, внушительный такой, с фалангу большого пальца. Ну и вершиной добычи стал рунный артефакт на серебряной цепочке, заряженный под пробку, активирующийся словом, и если Игнат правильно понял знаки, в руках у него был так называемый "отвод глаз" - игрушка очень дорогая и редкая, откуда она взялась в этой берлоге непонятно. Не каждый голубокровный дворянин мог себе подобное позволить. Подобные вещи артефакторы делали на заказ. Короче, удачно зашел. Убрав ларчик в мешок, Игнат продолжил обыск.
   Грабители тащили в свое логов все, что попадалось под руки: посуду, одежду, инструмент. Две батареи, довольно внушительные, правда, разряженные, похоже, сняли с какого-то транспорта, скорее всего, с багги. Их Демидов сунул в мешок, десять чеканов каждая. Выйдя на улицу, он бросил взгляд на бывших пленников, бежать даже не пытались, забитые, только один крепкий мужик под сорок глазами сверкает. Сидят на бревне и покорно ждут свою судьбу.
   Игнат посмотрел на поляну, дома стояли в самом центре, до ближайшего края леса метров семьдесят, не должно загореться. Игнат подошел к пленникам.
  - Берем трупы, волочем вон в тот дом, - он ткнул пальцем в осмотренное строение. - Там же склад, берите все, что хотите, мне это не нужно.
  - Господин егерь, а вы бы ошейники с нас сняли, - попросила та самая деваха, которую Старый попользовал перед смертью.
  - Сниму, но чуть позже, дойдем до моего мобиля, там меня ждут, вот она-то и избавит вас от ошейников, а то вдруг что не так, задушу еще ненароком, или рискнуть хотите?
   Все отчаянно замотали головами и начали подниматься.
   Игнат развернулся и пошел к дому, когда молодой и, похоже, совершенно тупой парень, выхватив топор, с силой и очень точно метнул его в спину Видока. Игнат ждал от него чего-то подобного, уж больно с одинаковой ненавистью он смотрел на трупы бандитов и на егеря. Наверное, умом повредился. Такой опасен для себя и окружающих. Рука у парня была что надо, бросок вышел великолепным и, наверное бы, удался, будь на месте Демидова обычный человек. Игнату даже не пришлось ускоряться, хватило природной реакции. Увернувшись, он в воздухе перехватил плотницкий топор за топорище и отправил обратно.
   Все произошло очень быстро, и только через пару секунд завизжали женщины. Несостоявшийся убийца стоял, вытянувшись во весь рост, и, опустив глаза, разглядывал торчащий из своей груди топор, сейчас в них уже не было ненависти, только растерянность, его грязную рваную рубаху медленно заливала кровь. А потом он без звука рухнул плашмя.
  - Зачем? - спросил крепыш.
  - Затем, что я не хочу лежать с топором в спине. Я егерь, угрозу для собственной шкуры я устраняю так, как умею, и этот способ очень эффективен. А теперь взяли тело, план прежний. Там в лесу у тропы под кустом еще двое покойников, берите их и волоките сюда, и оружие захватите.
   Мужики молча взяли труп и потащили в сторону барака.
   Пока Игнат обыскивал второй дом, в котором оказался еще один тайник на пять чеканов, два десятка рунных патронов под пистолет и нож из чистого железа, пленники убрали тела, и даже кое-кто приоделся и набил несколько мешков вещами.
   Игнат подошел к кострищу, на котором медленно выкипал большой котелок, и, взяв палку и намотав на нее какую-то тряпку, сунул в костер и швырнул на кучу тряпья.
  - Обыскивайте второй дом и уходим. Тот, кто поможет мне донести оружие, получит чекан.
   Несколько мужиков полезли искать, чем бы поживиться, остальные стояли и смотрели, как медленно разгорается огонь. Хорошо высушенное дерево занялось очень споро, пламя лизало доски, обращая тела бандитов и повредившегося умом парня в пепел, запахло горелым мясом. Игнат отступил в сторону, потом обошел костер по кругу, дом пылал, и ближе, чем на семь метров, подойти было нельзя, от жара начинали трещать волосы.
   Наконец, барак сложился. Несколько горящих деревяшек отлетели на пару метров, но их быстро потушили. Игнат стоял и смотрел на пламя, оно потихоньку стихало. Мужики, повинуясь его приказу, взялись за ведра и начали заливать костер. Не прошло и десяти минут, как все было кончено, пожара можно было не бояться.
  - Вперед, - скомандовал Игнат, и пленники, подхватив свои мешки, пошли по тропе следом за егерем.
   Оружие тащил тот самый крепкий мужик, все винтовки сам нес, никому не отдал. Наверное, решил, что чекан один, и делить его ни с кем не хотел.
   На этот раз дорога оказалась чуть дольше, минут сорок, женщины шли очень неторопливо, они были нагружены едой, два мужика тащили в мешках какие-то вещи с мародерки. Но все когда-нибудь заканчивается, вот дорога, вот "Голем", в котором сидит Кира. Увидев людей, она встала и внимательно их осмотрела.
  - Надеюсь, у тебя есть управляющий браслет, иначе носить им их до самой столицы, только там можно будет снять. И кстати, прошло больше двух часов, что так долго? Были проблемы?
  - Никаких, - отозвался Игнат, - просто заняло чуть больше времени. Если бы не пленники, я бы был тут уже часа через полтора. На, держи игрушку, только головы им не оторви, хватит с меня сегодня погребальных костров.
   Кира поймала браслет и быстро изучила его.
  - Ничего сложного, - произнесла она и провела пальцем по рунам, и все девять ошейников упали на землю, а пленники вздохнули с облегчением.
  - Степан, оружие скинь в кузов, - попросил Игнат. - Вот твоя плата, тебе как, серебром или золотом?
  - Лучше серебром, господин егерь.
   Игнат подмигнул и отсчитал чеки, частично монеты были новые с номиналом, и разного размера. Потом Демидов подмигнул и положил на горку, что высилась на капоте, один золотой.
  - Забирай, и прощайте.
  Степан окинул взглядом остальных бедолаг, взял себе двадцать чеков, остальное раздал им.
  - Хороший ты мужик, - произнес Игнат, - я все гадал, как ты поступишь, и сделал себе зарубку. Если с остальными поделишься, дам еще пять чеканов.
  Он достал из кошелей разбойников золото и положил перед озадаченным Степаном.
  - Теперь точно полный расчет, на какое-то время вам хватит.
  - А может, серебром? - равнодушно глядя на чеканы, спросил главарь погорельцев.
  - Нет уж, лень считать, бери, что даю.
  Тот сгреб золото и сунул в карман довольно богатых новых штанов.
  - Спасибо.
  - А вы куда, господин егерь, если спросить позволите? - поинтересовалась тетка, пожалуй, самая старшая из всех.
   Игнат махнул в сторону севера.
  - Туда. Прощайте.
  - И вам легкой дороги, - начали наперебой желать освобожденные люди, после чего, развернувшись, торопливо пошли в сторону опушки.
  - Как сходил? - спросила Кира.
  - Сама видишь, с прибылью.
   Игнат достал из рюкзака ларчик и пистолеты, свалив их к остальному оружию в багажник, затем открыв шкатулку, продемонстрировал содержимое.
  - Неплохо для доброго дела, - усмехнулась Кира. - Даже не знала, что они так хорошо окупаются.
  - Боги видят добродетель, - хохотнув, парировал Игнат, - и награждают тех, кто ей следует. Ты знаешь, что это такое? - протянул он ей арбалет, от которого разило магией.
   Кира вертела в руках странное оружие, оно было сделано из абсолютно белого легкого материала, но не пластик, имело спуск как на винтовке, и чудные плечи из совершенно непонятного черного металла. Обычный арбалет только без тетивы. Детишки в деревнях мастерили такие самострелы.
  - Первый раз вижу, - ответила Кира и, прицелившись в березу, росшую метрах в тридцати, нажала на спуск.
   Что-то едва видимое зелёного цвета мелькнуло в воздухе и через мгновение ударило в дерево, в разные стороны полетели щепки и кора, перерубленный пополам ствол завалился и рухнул, чуть-чуть не достав до багги кроной. Несколько птиц взлетели с соседних деревьев, пронзительно крича.
  - Похоже, они тебя обматерили, - подвел итог Игнат, глядя на растерянную магичку.
   Кира начала вертеть арбалет, пытаясь понять, где батарея, но ее не было.
  - Мне кажется, материал, из которого сделан этот самострел, и есть батарея. Но я никогда не слышала даже о подобных разработках.
   "Я слышал, - возник в голове Игната голос Фарата. - Это оружие народа ОР, оно пришло через разлом. Таким оружием они убивают таких, как я, ну и, конечно, всех остальных".
   Игнат быстро пересказал Кире то, что ему сообщил джинн.
  - Откуда у обычных бандитов подобный артефакт? Ни Лига, ни Гильдия еще не сталкивались с таким. Демоны, вот сейчас я жалею, что у нас нет пленника для допроса, уж я бы на заклинание истины бы расстаралась, хоть потом и лежала бы пластом полдня.
  - Мы можем допросить этих, - предложил Игнат. - Ну как, допросить "некровзглядом"?
  - Это надолго, и сегодня мы точно никуда не успеем, - глядя в сторону четырех тел, неуверенно заметила Кира, - время к трем подбирается.
  - Сегодня мы и так никуда не успеем, - резонно заметил Игнат. - Я не хочу лезть в вымершее и заваленное трупами Сторожье сходу. Нам нужно хотя бы пять-шесть часов светлого времени, а пока доедем, пока осмотримся, уже сумерки наступят. Предлагаю час потратить тут, выбраться из леса и остановиться, не доезжая до мертвого города пару километров, а утром идти.
   Кира, взвесив "за" и "против" признала, что это логично.
  - Что тебе нужно? Опять купол поставить?
  - Было бы неплохо, - согласился Игнат и уселся напротив трупов, решая, с кого начать.
   Выбор пал на того, кого допрашивал. И спустя мгновение его накрыла "черная жизнь". Стало заметно темнее, но все же какой-то свет купол пропускал.
   "Ну что, Фарат, готов поработать? Клятва!".
   На этот раз джинн поклялся легко, сегодня он был в прекрасном настроении, он впитал столько силы, что кокон, который усилила Кира, ему теперь не очень-то и мешал. Но Игнат понял, что Фарат не врал, когда рассказывал, что сросся со своей темницей. Он уже сам чувствовал, что кокон стал другим, словно бы ожил.
  - Еще раз примешь образ Арины, или еще какой моей бабы, на месяц запру, и никаких подпиток. Все, вперед, ты знаешь, что искать.
  - Не буду, - прогудел джинн, не выразив при этом никакого недовольства.
   Игнат приоткрыл кокон, и просто мутное белое облако скользнуло к телу. Демидов же сосредоточился на поддержании щели, он уже мечтал уметь ее заклинивать по желанию. Последнее время их отношения с "пассажиром" претерпели большие изменения.
  Прошло минут двадцать прежде, чем джинн снова материализовался. Все же не удержался, поганец, и принял образ Деда.
  - Этот только видел его в чужих руках, это личное оружие Старого, странно, что он дал его дозорному.
  - Ищи дальше, - распорядился Демидов.
  И снова джинн превратился в облако и, выбрав следующего покойника, проник внутрь. Прошло гораздо больше времени, не меньше получаса. Игнат стал уставать, было ощущение, что он не на месте сидит, а мешки разгружает, в голове начало шуметь, во рту пересохло. И снова Фарат в образе Сергея.
  - Тоже пусто, но я узнал, где закладка Старика, большая, около сотни чеканов.
  - Потом, следующий.
  - Игнаша, - подражая старому егерю, произнес джинн, - ты - дурачок, сейчас рухнешь и мне сущность защемишь, а это больно.
  - Прекрати, - зло приказал Демидов, повысив голос, - иначе я специально это сделаю. Следующий.
  Очередные полчаса Демидов едва мог сидеть. Последний раз он держал кокон приоткрытым столько времени, когда "пассажир" чистил рану, нанесенную Веревеей. А еще он чуял, что попутно Фарат подпитывается аурой смерти, он просто светился от счастья. И тут труп улыбнулся и показал неприличный знак.
  - Готово, я знаю, откуда Горн взял этот арбалет, как вы его называете. Можешь закрывать.
  Игнат, с трудом теряя последние силы, плавно прикрыл щель и рухнул на бок. Мутнеющим взглядом он видел, как исчез черный купол, а к губам приблизилось горлышко фляги. Вода привела его в чувство, но он все равно ощущал себя разбитым стариком.
  Фарат не лез со своей информацией, чувствуя состояние хозяина. Кира же немедленно взялась за восстановление, и уже через пару минут Демидов чувствовал себя гораздо лучше.
  - Хватит пока, - заявила магичка, - иди, в машине посиди. Ты узнал, откуда взялось оружие чужих?
  - Узнал. Только джинн еще ничего не сказал, сейчас пожуем и побеседуем. И вообще, нужно отсюда сваливать, займись телами, тут только нежити не хватает.
  Кира молча повернулась к покойным бандитам и в одно мгновение активировала "всполох", яркий язык пламени рванулся к первому телу, затем перескочил на второе, третье, четвертое. Минута, и о том, что там были, люди напоминали только четыре силуэта в виде кучек пепла и слегка пожухлая трава.
  Игнат поднялся и, подойдя к "Голему", принялся укладывать оружие в багажник. Чудовищную винтовку пришлось разобрать на части, вообще никуда не помещалась, один ствол был полтора метра.
  - Не хило, - оценив трофеи, заявила Кира. - Сколько здесь?
  - Почти тридцать единиц. Тут сотни на четыре. Это если в Даре продавать, а если в Белогорске, то все пятьсот, а то и шестьсот. Кроме того, охранка с удовольствием заберет девять ошейников с браслетом, это минимум пара сотен.
  - Меня мало деньги интересуют, - философски заметила Кира.
  Игнат на это только хмыкнул.
  - А вот я, как нищий егерь, ими очень интересуюсь. В последний месяц мне везло на трофеи, до этого момента у меня все имущество в рюкзаке умещалось, который, в свою очередь, умещался в багги, и на счету в банке лежали сорок золотых. Вот и все мое богатство.
  Кира виновато замялась, она - боевая магичка с окладом в сотню чеканов в месяц, плюс левак в гарнизоне приносил ей еще пятьдесят, при связях тетки, с домом в городе, который был, по сути, в ее полном распоряжении. Ей стало неловко, и она уже пожалела, что завела разговор.
  Игнат отнесся к этому философски, магичка третьей ступени не может быть бедной, да и он уже успел узнать Киру, для нее деньги не играли особой роли, может, потому, что они у нее были.
  Он уселся за руль и хотел прикурить папиросу, но вовремя вспомнил, где находится, все это уже не княжество, это дикие земли, человек стремительно утратил право называть их своими.
  - Поехали, Кира, - позвал он магичку, - нам еще час трястись по лесу, если, конечно, ничего не помешает.
  Он чувствовал, что девушка расстроилась, но не стал ничего говорить, пусть обдумает все, ей самой нужно разобраться, чтобы в будущем подобных разговоров не случалось. Если, конечно, она решит быть рядом с ним.
  Лес тянулся. Фарат сканировал каждый километр, но больше ничего не случилось, и "Голем", спустя час, замер на опушке. Игнат встал в зарослях каких-то кустов с пожухлой листвой и, выбравшись наружу, осмотрелся. День клонился к вечеру, вдалеке черным пятном виднелось Сторожье, над ним кружили какие-то птицы, скорее всего, воронье. Оно и понятно, падали в городке наверняка много.
  - Что ты хочешь там найти? - спросила магичка, уставившись в том же направлении.
  - Не знаю. Чувствую, ты не горишь желанием туда идти? Не отвечай. Если хочешь, останься с машиной, я не собираюсь тащить тебя туда против твоей воли. Колхоз - дело добровольное, - он улыбнулся, как можно теплее, чтобы растопить тонкий ледок между ними. - Правда, я не знаю, что такое колхоз, так мой наставник говорил.
  - Я тоже не знаю, - рассмеялась Кира, - но звучит забавно. Наверное, какое-то объединение, может, быть театр или бродячая труппа. И я с тобой, я все же боевая магичка, так что, трупов я повидала на своем веку.
  - Тогда давай займёмся ужином, жрать уже нестерпимо хочется. Фарат по моей просьбе родник поискал, тут овраг в сотне метров. Сейчас за водой схожу.
  Кира вместо ответа вытащила из багажника мешок с продуктами и треногу с котелком. Игнат, подхватив трехлитровую посудину, направился в сторону живительной влаги, он уже и сам слышал, как журчит родник.
  Когда Демидов вернулся, в небольшой ямке уже ярко горел костер, а Кира заклинанием сшибала сухие ветки с сосны.
  - Результативно, - глядя на приличную кучу, подвел итог ее деятельности Игнат. - Тебе бы в артели дровосеком работать, за неделю бы лес на зубочистки пустила. Остановись, нам хватит на ночь.
  Кира словно очнулась и оглядела кучу сушняка.
  - Задумалась, - рассеяно произнесла девушка и, подняв все добытое левитацией, перенесла к костру.
  Походная похлебка, состоящая из банки с тушеным мясом, банки с фасолью, макаронами и жменя крупы, приготовилась за полчаса. Много, сытно, горячо и довольно остро. Потом просто сидели, глядя на огонь. Кира положила ему голову на плечо, а Игнат обнял ее за талию, пока магичка не вспомнила, что Фарат должен был узнать про странное оружие чужих.
  - Сейчас выясним, - согласился Демидов. - О, кстати, я тебя хотел про медальон спросить, я вроде определил, что это отвод глаз.
  - Верно, и очень хороший. Я даже знаю волшебницу, его сделавшую. Она специализируется на таких, артефактор от богов, все графья с князьями у нее закупают. Без работы не сидит. Активируется словом. Так что, мой тебе совет - надень и не снимай, разве что в бане, мне спокойней будет, не знаю, как он действует на одержимых, но вот твари и обычные люди, даже низшие магички, точно тебя не заметят. Правда, в движении сильно увеличивается расход энергии, - она подошла к мобилю, достала из шкатулки медальон. - Ну да, все верно, минут десять в движении, и минут тридцать, если столбом стоять. Но если на заклинание ускорения наложится, сорвет его нахрен. Очень мощный артефакт. Так что там с арбалетом?
  - Фарат, давай показывай, - мысленно скомандовал Игнат.
  Маленькая лесная деревушка в пять домов внутри довольно хлипкого частокола. Владелец воспоминания смотрит на единственную улицу, по ней гонят несколько коров, те мычат. Их погоняет тот самый разбойник, у которого Игнат забрал арбалет, сейчас у него за спиной дробовик, надо сказать довольно новый, вполне себе удачная модель. Над лесом поднимается солнце, заглядывая первыми лучами на огромную поляну, где расположилась деревушка. И тут посреди нее возникает огненный портал, из которого выходит вполне обычный человек, у него за спиной именно тот самый арбалет из странного белого материала.
  - Останови, - приказал Игнат джинну, - хочу рассмотреть его.
  Воспоминание послушно замерло. Обычный человек: рост высокий - метр девяносто, не меньше, волосы длинные, до лопаток, завязаны в узел, глаза, обычные - черные глаза. Да и далековато от покойного бандита до "гостя" - метров двадцать. Уши... Вот, что насторожило Игната, вроде уши, как уши, немного великоваты, егерь видал и побольше, но они заострены кверху. Таких у людей не бывает, а в остальном - обычный человек.
  - Дальше, - приказал Игнат, и мыслеобраз снова начал рассказывать историю.
  Он стоял у портала и смотрел на жителей маленькой деревушки, высыпавших, чтобы поглядеть на незнакомца, пришедшего таким удивительным для них способом. Потом он что-то выкрикнул. Человек, воспоминание которого Игнат смотрел, расслышал что-то типа - "Аршаххх", раскатистое на конце. И тут из портала вынырнула пара гончих. Таких нелюдей Игнат знал - быстрые, все поголовно телепаты, обладают темной энергией, убить крайне трудно, шкура очень прочная. Если удастся снять ее, очень за дорого берут, дороже, чем вертюхов раза в два. Совершенно невосприимчивы к магии, можно убить только чистым железом, поразив в голову. Все кончилось очень быстро, твари согнали людей к порталу, никого не убивали, всего человек двадцать. Они были заторможены, похоже, что-то воздействовало на их разум. Они покорно, один за другим, шагали в портал. Вскоре в деревне никого не осталось, кроме наблюдателя, который спрятался в доме на чердаке и глазеющего в щель. "Ушастый" дал новую команду: "Хааррр", и гончие исчезли в портале. Он развернулся, чтобы уйти, когда откуда-то из соседнего дома раздался очень тихий, едва слышимый хлопок. И чужого из народа ОР буквально швырнуло в портал, который мгновенно пропал, а на земле остался лежать странный арбалет. Наблюдатель выскочил на улицу и увидел там своего приятеля, того самого пастуха с дробовиком. Тот вертел в руках странное оружие, измазанное в черной густой жиже, похоже, именно такого цвета кровь чужаков. "Игнат, берем все деньги и бежим", - произнес он. "Давай - согласился тезка, - иначе они могут захотеть отомстить".
  - Дальше неинтересно, - подвел итог Фарат, - они убежали, прихватив из домов все ценное, и вступили в банду Старого.
  - Сколько этому воспоминанию?
  - Примерно от полутора до трех месяцев. Достать его было очень тяжело.
  - Ну что там? - теряя терпение, спросила Кира, увидев, что Демидов открыл глаза.
  - Все очень странно, - и он, как мог, подробно пересказал ей увиденное.
  - А где эта деревня? - спросила девушка.
  Игнат пожал плечами. "Фарат?" - мысленно позвал он.
  - Не знаю, - отозвался джинн, - я ни разу не был в этом месте. Лес, как лес, не очень большой, там за ним еще скалы.
  Игнат задумался, где могли быть скалы поблизости, но ничего путного в голову не шло. На Интерре очень много горных массивов, но в княжестве Дар, их как раз почти нет. На запад отсюда горы в диких землях, дней десять дороги, там вполне могли быть и леса, и вольные поселения. Сколько таких деревенек раскидано по ничейной территории, они никому не подчиняются, живут своим укладом.
  - Ложись спать, я подежурю.
  - Не стоит, я поставлю слабенький защитный купол, который будет отталкивать любого, кто приблизится шагов на сорок, так что, мы сможем нормально выспаться.
  - Как выгодно путешествовать с магичкой, - весело заявил Игнат и, неожиданно притянув к себе Киру, поцеловал ее, - и приятно, - добавил он. - Только ты не зря силы тратишь?
  - Для меня поставить такой купол почти ничего не стоит, - гордо заявила волшебница, от поцелуя ее губы заалели, на скулах появился румянец, - моего резерва хватит на сотню таких.
  - Тогда ставь свой купол, жду тебя в "Големе".
  И подмигнув, Демидов отправился готовить ложе. Парень, сделавший машину, придумал отличную конструкцию, сиденья фактически превращались в двуспальную кровать. "Как знал", - усмехнулся Игнат.
  
  Глава седьмая. Пепелище.
  
  - Просыпайся, - толкнув Игната в плечо, зашептала Кира, - кто-то ходит вокруг стоянки.
  - Фарат, - мысленно позвал Демидов.
  - Нет никого, - уверенно завил джинн.
  Но Игнат не поверил, он знал, что духи не чуют нежить. А тут такое случилось, что нежить просто обязана была возникнуть, причем далеко не одна.
  - Там, - указала Кира.
  Но Игнат уже успел засечь движение - колыхнулась ветка на кустах, мелькнул силуэт, маленький, словно ребенок.
  Демидов выбрался из мобиля, нацепил пояс с пистолетом, слева на ремне висел энергетический кнут. Вытащив кольчугу, он неспешно облачился, внимательно наблюдая за незваным гостем, тот наворачивал круги вокруг купола, но в прямой видимости не появлялся.
  - Кира, когда скажу, уберешь купол, и готовь сеть.
  Разгрузка заняла свое место, осталось пристегнуть кинжал из чистого железа, сменить магазин в пистолете, и он готов к бою.
  - Снимай, - приказал Игнат, определив, что тварь находится сейчас точно напротив него.
  Купол исчез. Нежить заурчала и рванула навстречу смерти. Это оказался марг, отожравшийся, но какой-то маленький. Изменения зашли очень далеко, даже невозможно сказать, кем он был при жизни, но судя по габаритам, похоже, ребенок лет десяти.
  - Он прыгнет вправо, приготовься.
  Игнат выхватил пистолет и сделал выстрел. До цели было метров десять, несмотря на ускорение, которое придал Фарат, тварь оказалась быстрее, она красивым пируэтом ушла с линии огня и, оттолкнувшись от бревна, на котором они сидели, полетела прямо на Демидова. А навстречу ему, развернувшись, устремилась двухметровая сеть. Ничего изменить марг уже не мог, Кира не подкачала, и выполнила приказ. Нежить влетела точно в центр, и ловушка захлопнулась, стягивая энергетическими нитями тушку.
  - Это кто ж такое сотворил-то? - присаживаясь рядом с бьющейся в сети тварью, спросил Демидов. - Фарат, можешь просканировать?
  - Нечего там сканировать, мозг мертв, одни инстинкты - убить, сожрать.
  - Ну и хрен с ним, - доставая рунный нож и нанося удар в сердце, хмыкнул Игнат.
  Тварь дернулась и замерла, а Кира стряхнула со своей правой руки сгусток огня, который мгновенно обратил нежить в прах, свежий утренний ветерок тут же унес останки в глубь леса. Минута, и на месте гибели нежити осталась только опалённая трава. Как же удобно, когда с тобой в команде есть такая волшебница, один на один эта тварь могла бы его укатать. Нехорошая тенденция, за последний месяц Игнат уже четыре раза сталкивался с маргами, очень это плохо, слишком много, раньше за год о таком не слышали.
  - А ведь там, куда мы идем, таких может быть много.
  - Нет, - покачал головой Демидов, - он пришел не оттуда. Надо будет съездить попозже, как со Сторожьем закончим, там дальше метров через двести будет дорога, ведущая вдоль леса, большая ферма. И лесопилка, человек пятьдесят жило, где-то километра три отсюда. Похоже, он оттуда. Этот край превратился просто в рассадник. Теперь надо смотреть в оба, есть нежить, которая не боится света солнца. Ладно, давай собираться, завтракаем, и пора ехать, до рассвета не больше часа. Тварь мерзкая, не дала доспать.
  Вскоре костер уже бодро трещал, пожирая сушняк, грелся котелок с остатками ужина, рядом в железной банке закипала вода под чай. Когда взошло красное солнце, "Голем" уже выехал из леса и, вернувшись на дорогу, взял курс на стены мертвого города. Чем ближе они были, тем сильнее Демидов ощущал запах гари и трупов. Он даже остановил мобиль, чтобы достать из рюкзака зачарованную косынку
  - Что же будет внутри, если в двух километрах такая вонь? - озадаченно произнесла Кира.
  - Одежду надо зачаровать, иначе ее потом только выкинуть.
  - Моя зачарована, - отозвалась магичка, в голосе чувствовалось напряжение. - Твоим сапогам и куртке из вертюхов ничего не грозит, а с остальным я справлюсь минут за двадцать. Раздевайся.
  Игнат послушно стянул с себя штаны, рубаху и разгрузку. И Кира принялась творить чары.
  Через полчаса "Голем" снова побежал в сторону мертвого города. Метрах в трехстах от стен колеса мобиля пересекли полосу выжженной земли, маги княжества поработали от души, зачистив город с гарантией.
  - Хорошо, что уже месяц прошел, - подавлено произнесла Кира, - иначе сейчас бы пришлось ехать среди облака пепла, а так осенние ветра сдули большую часть.
  - Хорошо, - согласился Игнат, а сам думал о том, что чуть больше месяца назад это было место, полное жизни,
  - Все, останавливаемся, - тормозя у трактира, стоящего за городской стеной - одного из самих бедных заведений в Сторожье и в округе.
  Тут жили и пили те, кому не хватало денег на существование внутри стен. Сейчас эти лачуги стали развалинами, маги поработали с широкой русской душой, и осталось от форпоста княжества Дар только пепелище.
  Жирный ворон спикировал на бревно метрах в тридцати и злобно каркнул. Похоже, он решил, что эта парочка претендует на его пищу, но видя, что те даже не смотрят на него, опустился на обгоревший труп, валяющийся на дороге, и принялся его клевать.
  - Сука, - не выдержала этого зрелища Кира и взмахнула рукой, что-то пробормотав себе под нос.
  Птица, почуяв неладное, хотела уже расправить крылья и взлететь, но в этот момент ее словно невидимая рука прихлопнула. Игнат промолчал, но подумал, что, скорее всего, резерв у волшебницы кончится раньше, чем птицы, поскольку над городом кружила стая из сотни, а может и больше, ворон. Они наворачивали круги, мерзко каркая. Некоторые спускались вниз подкрепиться. Еще больше их сидело на стенах и остовах домов.
  - Ты уверена, что хочешь пойти со мной?
  Кира кивнула, но решимости у нее поубавилось. Игнат загнал мобиль за останки стены трактира, скрыв его от чужих глаз, а магичка накинула дополнительное заклинание, что-то вроде отвода глаз. Теперь посторонний будет видеть на месте "Голема" груду развалин, в которой нет ничего интересного.
  - Сутки продержится, - грубым, не своим, голосом произнесла Кира и, поправив на бедре пистолет в кобуре-прикладе, пошла по дороге к городским воротам, до которых оставалось всего полсотни метров.
  Игнат, закинув винтовку за спину, направился следом, и в три шага догнал магичку. Он понимал состояние Киры, его самого увиденное загоняло в депрессию, а еще ему казалось, что он чувствует запах, хотя натянутая на нос косынка пока справлялась.
  - Мы еще долго будем чувствовать запах гниющего горелого мяса, - словно прочитав мысли, произнесла девушка.
  "Фарат, ты чувствуешь, есть тут живые?".
  "Есть, и довольно много. Группа мужчин - пять человек - роются в развалинах банка. Еще трое разбирают дома в привилегированном квартале, куда вы с Ариной заходили. В торговом квартале орудуют падальники, сразу пять нелюдей. А город-то оживает. Там, за западными воротами, которые на дикие земли выходили, лагерь, человек пятнадцать копошатся".
  - Кира, предельное внимание, в городе мародеры и нелюдь. Стараемся не сталкиваться с ними. Нам нужно не зачистить город, а найти следы руны.
  - Ты так уверен, что она не погибла тут или в цитадели?
  - Так думают одержимые.
  - Все равно никто не знает, где эти артефактные ворота.
  - Кое-кто знает, если я правильно понял, но об этом потом. Все, дальше аккуратно.
  Игнат подошел к покосившейся и покореженной стальной створке, висящей на одной петле, кое-где металл прогорел насквозь, все вокруг было в саже. Демидов протиснулся в щель ворот, держа в руках арбалет чужих, предчувствие подсказало, что это странное оружие может пригодиться.
  Теперь воняло даже сквозь косынку. На улице валялись неубранные трупы. У ворот их было несколько сотен, похоже, люди пытались вырваться из города, вся дорога устлана телами. Кира вздрогнула, когда Видок просто пошел по останкам, которые мерзко хрустели у него под ногами. Она с минуту смотрела на него, потом не смотря вниз, двинулась следом.
  Демидов шел, стараясь не думать, на что наступает. Вороны взлетали, мерзко каркая, а он крутил в голове старую и очень привязчивую песню про князя, которого маг убедил, что у того самое лучшее платье, а на самом деле правитель разгуливал по городу голым. Игнат допел до конца, когда понял, что стоит на дне выбоины, похоже, сюда угодило какое-то заклинание. Дальше тел было гораздо меньше. Он посмотрел направо и увидел тот самый трактир "У ворот", где они с Ариной составили план налета на дом Альберта Новина. От него остался только нижний этаж, от которого в свою очередь уцелели только каменные стены. Такими были большинство строений, все деревянное выгорело почти полностью. Дожди, прошедшие здесь дней десять назад, вбили в грязь остатки углей. Он обернулся, Кира шла за ним метрах в двадцати, толкая впереди себя заклинание, которое просто отбрасывало с дороги тела погибших. Она вздрагивала от каждого хруста, когда те ломались под действием ее магического тарана. Та часть лица, которая видна из-под косынки, была бледной.
  До центра города они дошли минут за тридцать. Фарат сканировал местность раз в пять минут, и это помогло избежать встречи с группой мародеров в количестве двух человек, которые неслись куда-то на багги, изредка подпрыгивающей, когда наезжало на очередное тело. Причем водила нарочно наезжал на покойников, и они с напарником громко смеялись. Захотелось всадить в этих уродов стрелу, но багги пронеслась мимо остатков дома, в котором укрывались егерь и магичка, и вскоре скрылась за поворотом.
  Игнат окинул взглядом то, что осталось от дома - разбитый комод, опаленный огнем шкаф с треснувшей дверью, уцелевшие вещи кто-то выгреб, бросил на полу, видимо, оказались не нужны. В углу два обугленных тела, они слиплись от жара, умерев в объятиях друг друга, одно большое, напоминает женщину, второе маленькое, цепляющееся за ее руку. Демидов отвел взгляд, захотелось взвыть. Отчасти он виновен в гибели этих людей, слишком много ошибок.
  Кира почувствовав, что ее спутник увидел что-то неприятное, оглядела комнату и наткнулась на эту жуткую картину, тихонько ойкнула, приложив ладонь ко рту, в глазах девушки появились слезы.
  - Надо похоронить, - тихо сказала она.
  - Пойдем, - качнув головой, произнес Игнат, - тут тысячи таких, сил не хватит всех закапывать. У нас другая задача, чтобы такого больше не повторилось.
  Он выбрался на улицу и не спеша пошел вдоль стены. Кокон Фарата снова ослаб, насосавшись уходящих жизней, джинн теперь мог спокойно сканировать территорию. Когда до центральной площади, на которой находилась их первая цель, оставалось всего метров пятьсот, он предупредил, что группа мародеров, которая до этого копалась в банке, теперь вышла на площадь, и как раз подходит к отделению Братства.
  - Странно, что они решили заняться центром только сейчас, - пробубнил себе под нос Игнат и сменил арбалет на винтовку. - Кира, будь готова, Фарат сообщил, что пятеро мародеров навелись на здание отделения Братства. В случае столкновения, никого не жалеем: одного в плен, остальных в расход. Главаря стараемся взять.
  Магичка только кивнула в ответ, и в ее правой руке, сформировался бирюзовый огонек.
  - Это "паралич", - пояснила девушка, - не боевое заклинание, вырубит любого человека минут на двадцать.
  - Хорошо, - согласился Игнат. - Как начнется, вяжешь старшего и убираешься с линии огня или укрываешься щитом.
  - Поняла, - коротко ответила волшебница, и в левой руке забрезжила серебряная искорка, перекатывающаяся между пальцев, словно монетка у рыночного каталы.
  - Не знал, что ты умеешь контролировать сразу два заклятия, - удивленно заявил Игнат.
  - Стандартная практика для боевой магички. Этому учат еще на первом курсе академии. Нельзя активировать сразу два боевых заклинания, они просто поглотят друг друга, причем можно сильно пострадать, а вот атакующее и защитное - запросто.
  Так, тихо переговариваясь, они достигли конца улицы, которая вывела их на центральную площадь. Разбитая брусчатка, несколько обугленных мобилей рядом с городской ратушей, уцелела только половина здания, и башня с огромными красивыми часами, которые сейчас валялись разбитыми на ступенях. Развалины башни Гильдии, рядом стоит дорогущий автомобиль Арианны, тот самый, что Игнат видел в день, когда вернулся в город с руной. На него обрушился кусок стены, каменный блок весом под пару сотен килограмм, буквально смял капот и салон. Красивый дорогой мобиль больше не представлял никакой ценности, правда кто-то предприимчивый порылся в багажнике и снял колеса. Но это все Демидов видел мельком, сейчас его интересовало отделение Братства. Ну что ж, каменные стены уцелели, хотя справа от входа обрушилось метров пять кладки, ступени разбиты каким-то заклинанием, большая резная деревянная дверь вся обожжённая валяется метрах в пяти от здания, в выбитых окнах видны закопчённые стены.
  - С этого все началось, - произнесла Кира. - Я слышала, что неизвестная очень могучая ведьма атаковала офис егерей. Там погиб старый егерь. Ее пытались атаковать наши гильдейские, но она их всех убила за несколько минут. Потом, со слов очевидцев, она вошла внутрь, и где-то через двадцать минут бойцы из "железного кулака", сосредоточившиеся снаружи, увидели огненный портал, в который ушла ведьма, а через несколько минут появилась Светана, и отдала приказ на штурм.
  Игнат задумался, если рассуждать логически Веревея атаковала отделение, затем перебила магичек и при свидетелях ушла порталом, не найдя искомое, чтобы вернуться в образе Светаны и еще раз обыскать здание. И вот когда она ничего не нашла, тогда и выпустила заразу.
  - Одержимые, со слов Плута, не получили руну, значит, мы должны найти ее след или ее саму. Зачем Дед связывался с цитаделью? Совершенно неясно, поскольку руну там тоже не нашли. Ни чужие, ни наши. Надо двигаться.
  Они прошли по краю площади и подобрались к черному ходу. Здесь стена обвалилась полностью, погребя под собой небольшую стоянку. Игнат с тоской посмотрел на свою багги, которую он оставил тут под присмотром Деда в то утро, когда он с Арианной и Реной шагнул в портал. Сейчас от багги почти ничего не осталось, кроме покореженного железа, в котором рылся один из мародеров. Он напряг слух, а Фарат услужливо подсказал, что остальные лазят по зданию. Егерь и сам слышал, как они перекрикиваются, но этот одиночка был вне поля их зрения. На главного этот субъект не тянул, похоже, атаманом был тот, что сейчас по хозяйски развалился в кресле Деда, которое уцелело лишь чудом.
  Кира ждала приказа, но Игнат сделал все сам. Как-то очень громко посреди мертвого города прозвучал выстрел из винтовки. Мужик улетел за багги, расплескав содержимое башки по брусчатке.
  - Без пощады, - прошипел Видок, он был очень зол.
  Фарат тут же отсканировал все вокруг еще раз, подельники покойного даже не насторожились.
  Игнат вошел в здание прямо по куче камней через пролом в стене. Он даже не сразу понял, что это кухня-столовая, все вокруг выгорело, остались только обугленные стены. Под ногами хрустели осколки стеклопласта, который раньше был тарелками. Вот искорёженная жаром ложка из нержавейки, а вот кастрюля, закопченная, но на вид целая. Тут они с Дедом разговаривали в последний раз.
  Затаившись у стены, Демидов заглянул в дверной проем, там топталась парочка шакалов, курила и обсуждала находки.
  - ... нет тут ничего, - произнес тот, что стоял спиной, - все выгорело. Да, похоже, еще до нас тут кто-то побывал, все перевернуто вверх дном.
  - Неудачник, - хохотнул второй. - А вот мне повезло, - он продемонстрировал напарнику нож Деда из чистого железа, его пистолет и горстку золотых монет.
  - Где нашел? - завелся второй.
  - Где нашел, там больше нет, - довольным голосом, полным превосходства, заявил удачливый.
  Тут из подвала в вестибюль вышел третий, он тащил в руках стационарную батарею большой емкости, которая питала все бытовые заклинания дома.
  - Мне тоже повезло, не меньше тридцати золотых стоит.
  Тот, что остался ни с чем, плюнул им под ноги и, достав папиросу, прикурил. Игнат зло оскалился, его буквально захлестнула лютая ненависть к этим ублюдкам. Эти твари ходят по его разрушенному дому, шутят, берут его вещи, они посмели прикоснуться к оружию Деда. Видок прислонил винтовку к стене и, повернувшись к присевшей у него за спиной Кире, зашептал ей на ухо:
  - Сейчас я их убью, на шум прибежит главарь, он - твоя забота, больше ни на что внимания не обращай, мне эта тварь нужна живой.
  Магичка кивнула, она разглядела нездоровый блеск в глазах компаньона, в ее напарнике просыпалась сила, с которой ей не хотелось сталкиваться.
  Демидов вытащил кинжал и, уточнив еще раз диспозицию, под ускорением рванул к троице мародеров. "Без пощады", - металась в голове егеря одинокая мысль.
  Первым умер незадачливый, кинжал Игната пробил его насквозь в районе поясницы, а потом рванул вверх под ускорением, разваливая мародера до грудины. Лезвие наткнулось на ребра, и он поднажал, двоих приятелей покойного окатило фонтаном крови, они растерянно смотрели на уже мертвого напарника, который распадался на части, и на неожиданно возникшего перед ними мужика с безумным лицом. Больше они ничего сделать не успели. Первого Игнат убил похожим способом, развалив надвое грудную клетку до паха, тот заорал во всю глотку и рухнул на пол, суча ногами и захлебываясь кровью. Тот, что нашел пистолет и нож Деда, даже не успел удрать, он хотел что-то сказать, когда Игнат, обхватив ладонями голову, выдавил тому глаза, а потом резким рывком и неимоверным напряжением сил почти оторвал голову. Фарат торжествовал, это безумие перекинулось на Демидова, хотелось убивать, убивать все, что видишь, и егерь нашел врага, она стояла в дверях, находясь явно под впечатлением от увиденного, и даже рванулся к ней, когда что-то ударило его в грудь и сбило с ног...
  Когда Игнат пришёл в себя, то обнаружил, что лежит на старом уцелевшем матрасе. Рядом сидела Кира, умудряющаяся сохранить вертикальное положение на сломанном табурете, у которого было только три ножки из четырех. А у стены стоял замерший главарь мародеров. Судя по отсутствующему выражению лица, он был под заклинанием.
  - Оклемался?
  Игнат кивнул и сел.
  - Чем это ты меня так?
  - Параличом. Я как увидела, что ты, обезумев, на меня кинулся, ну и шибанула тем, что заготовила для этого ушлепка, - она мотнула головой в сторону статуи у стены. - А его следующим, он как раз выскочил на крик, чуть не смылся, быстро в себя пришел, и как рванет к выходу, пришлось его арканом ловить, он у меня на автоматизме получается. А потом уже параличом добавила. Пока не скомандую, будет так стоять.
  Игнат потер виски, голова раскалывалась, Фарат сидел тихо в коконе и делал вид, что его нет.
  - И часто ты так на девушек кидаешься?
  Игнат мотнул головой, от этого движения та закружилась.
  - Обычно я отлично понимаю, кто друг, а кто враг. А тут башка отключилась, плюс Фарат помог с эмоциями, он так хорошо подпитался, что усилил их в десятки раз. Извиняться не буду, глупо это, если что подобное произойдет, смело глуши.
  - Однако, - протянула магичка, - не ожидала, думала, сейчас каяться будешь. Читала я про такое в древних книгах, что еще со старой Земли прилетели, так вот, в одной была глава, посвящённая... - девушка нахмурилась, - а вспомнила, вроде как бресеками, а может, и нет.
  - Берсерками, - поправил Игнат, - это воины, которые впадали в звериное бешенство во время битв, и рубились, не чувствуя ран.
  - Точно, ты у нас, оказывается, Берсерк.
  - Это проклятье всех егерей, дух внутри нас питается не только покидающими тело жизненной силой, но и болью, и эмоциями, и чем больше эмоций он получает от меня и от окружающих, тем больше возвращает. Кстати, поэтому о егерях ходит слава самых страстных любовников, наши "пассажиры" просто усиливают все, что испытываем мы и партнерши.
  - Эта часть мне очень нравится, - улыбнувшись, заявила Кира, и фактически растопила неловкость произошедшего.
  - Тоже самое относится и к бою, - продолжил Игнат, - многие егеря гибнут, поддавшись этой безумной ярости. Еще и поэтому наша работа считается чрезвычайно опасной. Но я все же прошу у тебя прощения. Правда, обещать, что подобное не повториться не могу.
  - Извинения приняты, - легко согласилась Кира. - Что дальше?
  - Дальше я встану, и допрошу этого урода, а потом мы будем искать руну, ее следы или указания на то, где она может быть.
  Ничего интересного урод не рассказал, никаких редких и незнакомых рун мародёры не находили. Сторожье они грабят уже полторы недели после того, как князь Кай снял оцепление из постов дружинников. Вояки неплохо поживились, наплевав на приказ и разыскивая в развалинах ценности, несколько человек погибло. Но в городе еще много чего осталось. Руководил мародерами некто по кличке Барон. Сам в развалины не лез, на него работала крупная и крутая команда, плюс каждый, кто рыскал по пепелищу, обязан был платить ему долю, поскольку Барон объявил эту территорию своей и жестоко карает нарушивших это правило. Несколько раз сталкивались с нелюдями, но потеряли только двоих, а вот нелюдей успокоили штук пять.
  - Ну что, надо осмотреть здание еще раз, много тут народу рыскало, но может, ты чего найдешь? - предложила Кира, игнорируя труп главаря мародеров, валяющегося в углу.
  - Может, и найду, - ответил Игнат. - Слушай, а есть что-то более безболезненное? А то после твоего паралича башка раскалывается.
  - А это тебе наказание, чтобы не кидался на слабых, беззащитных женщин. Ну, так и быть, коли я тебя простила, давай подлечу, - она легонько коснулась рукой его виска, ладонь вспыхнула зеленью заклинания, сразу стало лучше.
  Игнат слегка склонился и быстро поцеловал ее в губы, после чего огляделся. Это была комната Деда, она располагалась рядом с его кабинетом, вернее, теперь она была совмещена с кабинетом, перегородка между ними отсутствовала. Потолка тоже не было, обвалился.
  - С чего начнем? - спросила Кира.
  - Отсюда и начнем.
  Игнат, стараясь ступать осторожно, подошел к частично обугленному столу, ящики из него вывернули еще во время первого обыска, все бумаги валялись на полу, многие обгорели.
  - Ты чувствуешь магию?
  - Видок, а как ты думаешь? Конечно, чую, - чуть не рассмеявшись, заявила магичка. - Весь город фонит. Тут такая сила бушевала, что от земли и камней прет, словно они артефакты.
  Демидов поморщился, как же он сразу об этом не подумал, так руну не найти. Надо идти по цепочке: Дед знал о тайнике, где лежала руна, значит, он ее оттуда забрал, но мог оставить подсказку.
  - Подожди здесь, - попросил он. - Если кто сунется, или глуши, или убивай, в этом мертвом городе у нас друзей нет.
  Кира кивнула. Игнат вскарабкался по остаткам лестницы на второй этаж. Его комната полностью лежала в руинах, дверь снесена с петель, вместо стены с окном, провал, из которого отлично видны руины соседнего дома. Пола тоже не было, только три потолочные балки, размочаленные и едва держащиеся в стене. Если прыгнуть на одну, затем на другую, то до тайника можно будет рукой достать.
  - Кира, давай сюда, - позвал он.
  Девушка не стала карабкаться по обломкам и совершать акробатические упражнения, а просто воспарила левитацией и приземлилась в шаге от него. Пол слегка затрещал, но выдержал.
  - Без тебя не справлюсь, - произнес Игнат. - Можешь левитацией меня доставить к левому углу, что был ближе к окну, вон там трещина в стене?
  - Только сапоги сними и куртку, они сильно мешать будут.
  Игнат послушно выполнил просьбу.
  - Не урони, а то там внизу осколков столько, все ноги изрежу.
  - Не бойся, не уроню. А если уроню, так починю.
  - Лучше не надо.
  Заклинание подхватило Игната и, приподняв на полметра от пола, медленно понесло к указанному углу.
  - Стоп, - крикнул он. - Давай на полметра назад и ближе к стене.
  Кира послушно исполнила. Демидов достал кинжал и, нащупав тонкую, едва заметную щель, поддел фальшь-панель. Как он и ожидал, внутри пусто, кто-то явно обшаривал тайник и выгреб все. У Веревеи-Светаны было время обыскать все отделение, на нее пахали местные безопасники из "кулака", не зря же она прикидывалась их командиршей, и этот тайник они точно нашли. Игнат глянул вниз, разбитая обгоревшая мебель на обломках пола, ее тоже обыскали. Дед должен был что-то оставить, но где? И тут взгляд Демидова наткнулся на нацарапанный на внутренней панели рисунок - пара сапог, маленькие-маленькие, но узнаваемые. И пряжку серебряную старый егерь вырезал. Вот она - наводка. Дед забрал обувку Александра вместе с оружием и спрятал в тайник. А вот и осложнения - Демидов только знал, что он есть, но вот где и как открыть - без понятия.
  - Милая, давай назад, есть подсказка.
  Игнат обулся, надел куртку и вернулся обратно в кабинет Деда. Волшебница была уже внизу, левитировать у нее вышло гораздо быстрее, чем у него скакать по проваливающимся ступеням гуляющей лестницы.
  - Тут в этом кабинете есть тайник, не такой, как ты видела в моей бывшей комнате, это должно быть что-то очень серьезное. А может, и не в кабинете, - добавил он.
  "Фарат, - мысленно позвал он, - есть кто живой вокруг?".
  "Нет", - пришел ответ через пару минут, которые Игнат посвятил разглядыванию кабинета.
  Они потратили больше часа на поиски. Кира применила магию, Игнат простучал все стены, перевернул мебель, даже разгреб мусор с каменного пола. Все, что они нашли, был кошель с золотом, который Дед довольно хитро прикрепил к ножке стола.
  - Нет тут ничего, - наконец, произнесла волшебница.
  - Должен быть. Сергей Витальевич забрал у меня автомат и сапоги погибшего грабителя, который работал на Альберта Новина, то есть это должно было быть довольно вместительное место, а не просто щель в досках.
  - Арина ничего тебе не сказала?
  Игнат покачал головой.
  - Не догадался спросить. А где бы ты устроила тайник, вместительный, так, чтобы чужой не нашел?
  Кира задумалась.
  - Уж точно не там, где это могут увидеть посторонние.
  Она огляделась: выбитое окно, опалённая дыра в стене рядом, обзор с соседних зданий перекрывал всю комнату.
  - Я бы не стала здесь делать тайник. Стены обычные, я их магией просветила, пол тоже, любая волшебница четвертой ступени справилась бы с этим. Тайник должен быть таким, чтобы магией его было не обнаружить.
  Демидов задумался. То, что тайник в доме, это факт, но где сила не сможет ничего дать? Там, где она сталкивается с другой силой, главное чтобы была привычная и много.
  - Кажется, я знаю где. Пошли в подвал, откуда тот шакал притащил батарею, магия ведь мешает магии.
  Кира кивнула, подтверждая предположение.
  Демидов снял с пояса покойного светильник и, активировав, первым спустился по лестнице. Каменные ступени почти не пострадали. Маленькая оружейка отделения, в которой хранилось пара винтовок, была пуста, похоже, ее обнесли еще ребята из "кулака", а может, вояки. Хотя они наверняка бы прихватили батарею, урод прав, большая батарея стоит от тридцати до пятидесяти чеканов, она питает бытовые заклинания по всему дому. Она мешает просветить то, что за ней.
  Маленькая комната, у стены стеллаж, на котором в специальном пазу стаяла батарея.
  - Давай, Кира, твой выход, надо каждый метр просветить.
  - Не надо, - ответила девушка, спустя минуту, и указала на стену, - там прямо за стеллажом что-то отражает магию, слепое пятно метр на полтора. А вот как открыть, не знаю.
  Игнат подошел ближе, осветил фронт работ. Конструкция привинчена к стене, причем болты внушительные, за минуту не отвернешь. Не вяжется, тайник должен быть доступен, это не постоянная закладка, которая может не понадобиться долгие годы. Игнат пошатал стойку, стоит намертво, потом внимательно осмотрел все вокруг, на полу с правой стороны от ножки царапины, только он затруднялся сказать, свежие они или нет. Это не следы лесовика читать.
  - А что если? - он быстро взбежал по лестнице и забрал батарею, которую выронил мертвец.
  Две минуты, и та уже заняла привычное место, и тут же активировалась самостоятельно.
  - Есть изменения?
  - Да, Видок, во-первых, активировались несколько бытовых заклинаний чуть выше, не скажу какие, не знаю, но похоже, остатки какой-то защитной системы, может быть, оповещения о вторжении, а во-вторых, пропал не просвечиваемый квадрат, я вижу только стену.
  - Интересно, - пробормотал Демидов и стал ходить кругами вокруг да около.
  - Давай я разнесу просто кусок стены заклинанием? - спустя десять минут, устав наблюдать за мельтешащим егерем, предложила Кира.
  - А вдруг там что-то хрупкое, повредим и ничего не узнаем. Дед был не дурак, он не стал бы прятать руну тут, там наверняка подсказка. - Он снова пошатал стеллаж, тот, естественно, не шелохнулся. - Дед был слабым магиком шестой ступени, что если поискать чары? Кира, внимательно осмотри конструкцию, тут должно быть слабое заклинание.
  Минуты тянулись и тянулись. Демидов даже не знал, что ждет его в тайнике, может быть, там пусто, а может быть, и руна.
  - Есть! - неожиданно громко воскликнула девушка. - Есть тут заклинание, его отлично маскирует фонящая батарея. Вот тут и тут, если подать на них одновременно короткий импульс силы, то... - она, не спрашивая разрешения, ухватилась обеими руками за указанные места, после чего на мгновение сосредоточилась и потянула на себя стеллаж, который очень легко поддался, вытащив за собой кусок стены. - Готово, милый, принимай работу.
  Игнат зашел справа и осмотрел открывшуюся внушительную нишу: несколько кошелей с деньгами и письмо, больше там ничего не было.
  - Возьми деньги, - попросил Демидов.
  Сам он, подойдя поближе к лампе, распечатал конверт, письмо было совсем коротким.
  "Игнаша, если ты это читаешь, я мертв. Надеюсь, я погиб в бою, негоже егерю умирать иначе. Когда ты не вернулся, я достал находку из тайника и отправил туда, где ее могут защитить. Спеши домой, Стрелец ждет тебя, это проклятая игрушка у него. Но если все пойдет совсем плохо, спроси у чучела, где подвал. Прощай, Сынок, я верю, что ты вернешься и прочтешь это. Помяни меня, Сергея Витальевича Вяземского, прозвище Тесак".
  Игнат поднес указательный палец к письму, и то мгновенно вспыхнуло, секунда и по подвалу разлетелся мелкий пепел. Демидов сцепил зубы до скрипа, ему и раньше хотелось найти и разорвать в клочья Веревею и ее хозяина, но сейчас его, наконец, догнала боль потери, раньше он даже не осознавал, насколько стал ему близок старый однорукий егерь. Хотелось крушить, ломать, выплеснуть все, что скопилось за этот проклятый месяц. Кира положила руку ему на плечо.
  - Ты был ему очень дорог, - тихо произнесла она, - и мы обязательно отомстим.
  - Без пощады, - прошипел Игнат, выпустив набранный в легкие воздух. - Уходим, тут больше делать нечего.
  Выбравшись из подвала, Игнат обошел трупы и собрал все ценное, что при них было и, конечно, оружие. Надо сказать, мародеры были вооружены отлично, похоже, добрались до арсенала Сторожских дружинников или безопасников.
  - Ты не видела тела Деда?
  Магичка отрицательно покачала головой.
  - Тут только трупы этих падальщиков. Скорее всего, его забрали еще при первом досмотре дома, а оружие оставили.
  - Наверное, ты права, - согласился Демидов.- Открой портал к "Голему", - попросил он, - не хочу идти через проклятый мертвый город.
  Та понимающе посмотрела на него и начала читать заклинание. Прошли томительные секунды ожидания, и вот голубой переливающийся искрами овал распахнул перед ними проход к той самой разваленной корчме. Один шаг, и они оказались снаружи стен. Перепуганное отожравшееся воронье, злобно каркая, взлетело с трупов, протестуя, что их так бесцеремонно потревожили.
  - Куда дальше? - спросила магичка, снимая заклинание маскировки с мобиля.
  - Сначала в Дар, потом скакнем в Орежское княжество, как можно ближе к западной границе, сутки пути в дикие земли.
  - Нам в Цитадель?
  - Да, Дед сказал, что отправил руну домой. Это будет еще тяжелее.
  - Ты хотел заехать на какую-то ферму.
  - К демонам, у нас нет времени, все равно зачистка одной фермы ничего не даст, их в округе десятка три. Есть несколько крупных поселков, сюда надо присылать всех егерей, кто сейчас засел в Белогорске, и магичками усиливать. Я ничего не смогу изменить или исправить. Открой портал как можно ближе к столице. Сейчас нет смысла беречь силы, мы с тобой задержимся в Орежском княжестве. Там у меня есть должник, у него и остановимся, сможешь восстановить резерв.
  - Как скажешь, - легко согласилась Кира начав колдовать, похоже, ей хватило этих нескольких часов на пепелище Сторожья.
  До Дара добрались двумя порталами, всё-таки Кира была не слишком сильна с этим, но все равно заняло гораздо меньше времени, чем поездка на "Големе". Кира отправилась в Гильдию, договариваться о проходе в Ореж. А Игнат с трофеями двинул на рынок. Нужно было избавляться от сваленного в багажник оружия. Благодаря старому знакомству, он выгодно пристроил все трофеи минут за двадцать. Цены, конечно, не Белогорские, но тоже неплохо, только на стволах он заработал почти четыре с половиной сотни золотых. Если бы продавать в розницу, вышло бы дороже, но сейчас времени катастрофически не хватало. Магические ошейники с браслетом забрала охранка, и тоже по очень неплохой цене. Вообще, рейд оказался прибыльным. Рубин и артефактный медальон Игнат оставил при себе, инкрустированную шкатулку загнал ювелиру, а деньги проложил в банк, увеличив свой счет почти на восемьсот тридцать чеканов. Кира на деньги не претендовала. Ювелир оценил камешек в восемьдесят золотых. Да, удачно он зашёл к лесным разбойникам.
  Через час они уже сидели в приличной харчевне возле магической Гильдии, пили легкое молодое вино, ели мясо и молчали, разговаривать не хотелось. До открытия портала было еще полтора часа, раньше гильдейские магички не могли, они уже получили приказ от магессы Даны, выполнить любую просьбу Игната и его спутницы.
  - Господин егерь! Господин егерь, помогите! - влетев в зал, заголосил здоровенный увалень, выполняющий обязанности вышибалы. - Клянусь, на секунду отвернулся, а тут в вашу машину вор забрался, прыгнул за руль, и тут его как начнет корежить.
  Игнат поднялся и вышел на улицу, парня в прямом смысле выворачивало наизнанку, еще минута, и уже не спасти, замучаешься машину отмывать, сам он уже был выбраться не в состоянии. Видок подошел к "Голему" и вытащил за шкирку придурка, решившего угнать мобиль егеря. Тот тут же расслабился, рухнув у его ног, тяжело дыша, заклинание "отрава воров" его отпустило. Но неплохо потрепало, он вяло поскуливал, изредка дергаясь. Через пару минут появилась городская стража, которая, быстро все записав на "око" и взяв под руки угонщика, удалилась в сторону городской тюрьмы. Похоже, на рудниках на одну кирку вскоре станет больше.
  Игнат вернулся за стол, сопровождаемый пристальными взглядами посетителей.
  - Спас? - поинтересовалась Кира.
  - Он бы мне мобиль кровищей изгваздал. Никогда не видела, как действует заклинание?
  Девушка покачала головой.
  - Не моя специфика.
  - Ничего приятного, очень грязное заклинание, но очень эффективное. Ладно, давай что ли помянем Сергея Витальевича, - он поднял стакан с коньяком, который специально заказал для этого. Кира взялась за свое вино. - Прощай, Дед, - тихо произнес Игнат и залпом выпил до дна.
  Много, очень много хороших людей погибло с того момента, как он нашел эту проклятую руну, много еще погибнет. Они посидели молча, затем принялись за еще теплое жаренное мясо.
Оценка: 7.29*42  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"