Шарташская Вера Георгиевна: другие произведения.

С новым годом, кошка из нашей стаи!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Веселая история о том, как два приятеля придумали новый праздник "кошачий новый год" и решили отпраздновать его вместе с домашней кошкой.


  
   С новым годом, кошка из нашей стаи!
  
   Мой приятель Костька нарисовался у нас дома, когда я уже выключил комп, "отсидев" положенный мне час в Интернете. По договору с отцом я имел право каждое утро включаться в сеть и находиться там не более шестидесяти минут. И я строго выполнял условие этого договора - иначе мне просто не позволят больше гулять по виртуалке. Костька же все дни зимних каникул "сидел" в Интернете и днем и ночью и потому просыпался только к обеду, когда к ним домой приходила домработница Клава и подавала "оголодавшему мальчику" завтракообед из трех-четырех блюд. Вот и сегодня Костька зашел ко мне в комнату, дожевывая какую-то не то ватрушку, не то булочку с изюмом.
   - Салют, Павлодар! - приятель протянул мне руку для мужского приветствия, запросто стряхнув с нее крошки на пол.
   - Привет, Константинополь! - ответил я, пожимая маленькую и чуть липкую руку ближайшего соседа и приятеля.
   Костька жил в нашем подъезде этажом ниже - на четвертом, вдвоем с мамой в трехкомнатной квартире. А моя семья из четырех человек - папа, мама, я и бабушка - жила в такой же квартире из трех комнат вчетвером. Плюс еще наша кошка Чуча, которая имела несколько спальных мест в комнатах и коридоре, да еще пару чашек на кухне и собственный туалет. Впрочем, у соседа Костьки тоже появлялись иногда дома кое-какие живые существа, но долго они там не выживали. Их либо отдавали кому-нибудь, или они сами убегали или просто сдыхали, как пара огромных лягушек, которые окочурились в их квартире прошедшей осенью.
   Этих экзотических квакушек подарил мальчику приятель его мамы дядя Олег. Они издавали ужасные звуки и выглядели, как маленькие монстры из фильма ужасов, но Костька с удовольствием водил к себе девчонок на экскурсии и рассказывал про этих тварей жуткие истории. Но то ли стосковались квакушки по своему большому африканскому болоту, то ли им еда не пришлась по вкусу - откинули они лапки через пару месяцев жизни на полном довольствии у Константинополя.
   А до того были и птицы разные, и собака, и даже крокодил..., но это уже отдельная история. А главное то, что по-настоящему ни одна из этих тварей так и не стала полноценным домашним жителем, а наша Чуча живет с нами уже семь лет, как настоящий член семьи. Но, не смотря на то, что жилплощади у Костьки получается больше, чем у нас на каждого квартиранта, и живет мой приятель со своей мамой гораздо богаче, чем наша семья, я нисколько ему не завидую. Даже, скорее, наоборот - Костька зачастую с тоской возвращается в свою пустую квартиру. Ведь его мама Вера Аркадьевна - бизнесменша, которая очень редко бывает дома. Вместо нее порядок в квартире поддерживает домработница Клава. Она же готовит еду и пытается следить за школьными успехами подопечного мальчика, но только не всегда ей это удается, потому что успехов в ученье у Костьки немного, а делиться своими проблемами с ней он не желает.
   За последние дни зимних каникул Павлодар с Константинополем (так мы называли друг друга человеко-городами, и нам казалось это лучше, чем дурацкие прозвища, которые дают друг другу школьники) уже вволю нагулялись по Интернету. Ведь я каждый вечер приходил к Костьке домой, и мы посещали многочисленные сайты с его крутого компа. Затем я шел домой спать, а мой приятель еще полночи лазал по сети, потому что его занятая мама не контролировала ночные прогулки своего сына по виртуальным улицам и адресам.
   Вот и сегодня, обсудив последние похождения по виртуалке, мы стали вдвоем соображать, что бы такое придумать, чем заняться, чтобы не скучать оставшиеся два дня каникул.
   - Может, в кино сходим? - предложил я неуверенно.
   - А что там смотреть то? - отозвался Костька, - мы с тобой уже все фильмы эти крутили, еще на дисках дома видели.
   - Да, уж! - согласился я, вспоминая фильмы, просмотренные на экране Костькиного домашнего кинотеатра.
   - Пять "елок" посетили, в театрах были, на катке катались три раза...- мой приятель начал перечислять набор традиционных новогодних удовольствий, которыми с помощью заботливых родителей мы уже насладились за дни каникул.
   - В зоопарке были, в аквапарке были...- продолжил я монотонным голосом.
  
   - А если в зоомагазин сходить? Мне мама денег оставила - можно рыбок купить или белку, например! - неожиданно предложил Костька.
   - В зоомагазин сходить, наверное, стоит. Посмотреть на птиц, на рыб, на обезьянку, да только покупать я тебе Константинополь никого не советую. У тебя животные не приживаются, что же ты их зря морить то будешь? Сколько уже у вас всяких птиц, да рыб было?! А толку?! - откровенно отозвался я на предложение приятеля.- Вот у нас кошка столько лет живет, да радуется - потому что она здесь, как член семьи.
   - Прямо уж радуется она, просто балдеет от жизни такой в городской квартире! - нарочито ироническим тоном продолжил разговор мой приятель.- Думаешь, ей с вами так уж здорово?! Да она, по любому, свалила бы от вас куда-нибудь на улицу к своим сородичам при первой возможности!
   - Нет, Константинополь, она нашу семью уважает и любит, она ее своей стаей считает. Так в одной книге было про кошек написано. В прошлом году на даче она потерялась, где-то гуляла целую неделю, а потом к нам вернулась и так нас всех лизала, да целовала...
   - Ну, это кошачьи нежности, может она где-то чуть с голоду не подохла - поэтому к вам и вернулась! А если бы ее кто-нибудь другой прикормил, так она и его бы так же полюбила!
   - Ничего ты не понимаешь, Константинополь! Ты думаешь, что животные никакой любви не чувствуют, а лишь за пропитание вместе с людьми живут, да?! - запальчиво заступился я за братьев наших меньших.- Вот поэтому то у тебя все живые твари дохнут или убегают из вашей квартиры, хоть ты и кормишь их по полной программе!
   - Ну, раз ты, Павлодар, такой защитник сознательных кошек и собак, то, что же ты своей любимой Чуче какой-нибудь праздник не устроишь?! Думаешь, ей не хочется повеселиться, побалдеть по-настоящему?! А то сам-то все развлечения ищешь, а единственной кошке ни подарков, ни гуляний!
   От этого предложения - устроить праздник для кошки, которое так неожиданно высказал Костька, я на минуту даже потерял дар речи.
   - Слушай, Костька, да это гениальная идея! Давай устроим кошачий праздник и отпразднуем его вместе с нашей Чучей?!
   - Какой праздник то, Новый год, что ли?! - все-таки у моего дружка мозги варили замечательно.
   - А что? Кошачий Новый год - никто не додумался поздравлять своих кошек с Новым годом, а мы отметим этот день по-особому! Еще кому-нибудь расскажем - и другие люди станут в январе этот праздник справлять! - я с наслаждением стал развивать идею нового праздника.
   - Клёво! - поддержал меня Костька. - Сегодня - какое число? Девятое января?! Отныне этот день во всем мире будут отмечать, как кошачий новый год!
   - Ага! Это круто! Мы придумали новый праздник! - от радостного волнения я подпрыгнул, хлопнул в ладоши и побежал на кухню в поисках главной героини этого дня - пушистой Чучи.
   Наша киса не сразу поняла, что мы собираемся посвятить ей этот день. Она, вальяжно развалившись, лежала на старом бабушкином кресле и удивленно спросила: "Мяв-мяв?", когда я схватил ее и понес в свою комнату. А бабушка, не имеющая представления о нашей великолепной затее, воскликнула мне вслед:
   - Зачем кошку то потащил? Она только поела! Будете ее мучить теперь!
   Но мы с Костькой, воодушевившись новой идеей, поочередно гладили виновницу торжества, которое намеревались устроить. И при этом пытались объяснить киске, какой замечательный день у нее сегодня.
   Чуча с недоумением бросала взгляды на нас с Константинополем, и даже начала раздраженно помахивать хвостом - она не смогла сразу оценить грандиозность наших замыслов.
   - А как мы отмечать то этот "Кошкин день" будем?! - я уже немного успокоился, и мой праздничный восторг уступил место конкретным мыслям.- Может ей гостей пригласить? А на елку подарки подвесить?!
   - Это сильно! На елке молочные сосиски в оболочке, пакетики "Кити-кэта" и "Вискаса", на верхних ветках - свежая рыба из заморозки...! Ха-ха-ха! - стал обсмеивать мои предложения приятель. - А в гости к ней соседский кот Валет придет и принесет ошейник против блох в подарок!
   - Нет у нее никаких блох, - вступился я за Чучу. И продолжил вполне серьезно: - А с Валетом она дружить не хочет. Мы уже раньше их случать пробовали - не вышло. Может ей по объявлению гостей пригласить?
   - Ну, вот еще! Объявление пока увидят, прочитают, откликнуться или нет.... Это сколько времени то пройдет?! А мы сегодня Кошачий новый год решили отпраздновать!
   - Что же делать то тогда?! Как отмечать то будем?! - еще сильнее озадачился я.
   - Я предлагаю устроить ей большую экскурсию или культпоход. Потом накупить ей подарков, так, чтобы она сама их выбирала. А в заключение праздника налить ей в миску валерьянки, чтобы "оторвалась" киска по полной программе, а мы за нее порадовались бы!
   Костькино предложение показалось мне чересчур, рискованным, но действительно интересным. И чуть подумав, я ответил:
   - Не знаю, стоит ли давать валерьянку - вдруг ей плохо станет?! Или бабушку напугает! А культпоход ей устроить было бы хорошо, а то она ничего кроме нашей квартиры и не видела.
   На том мы и порешили. Я, не долго думая, посадил Чучу в свой старый школьный рюкзачок, так чтобы торчала только голова, и передал его Костьке. А он, выйдя за порог нашей квартиры, стремительно помчался к себе домой одеваться. Я тоже быстро оделся и заглянул в бабушкину комнату.
   Бабушка, увидев меня, отложила свою книгу и начала, как всегда задавать никчемные вопросы: хорошо ли я оделся, взял ли с собой телефон, не забыл ли перчатки и т.п. Я обстоятельно ответил про всю свою одежду, даже добавил от себя, что собираюсь, как следует нагуляться на свежем воздухе, пока на улице не похолодало. Но бабушка, почему-то, еще больше забеспокоилась, встала с кресла и, провожая меня своим пронизывающим взглядом, задала дополнительно еще парочку вопросов.
  

***

   Выйдя на улицу, мы направились в соседний двор. Там на детской площадке, засыпанной вчерашним снегом, мы вытащили кошку из рюкзачка и опустили на протоптанную узкую дорожку. Чуча стала осторожно нюхать снег, а потом задрожала - не то от холода, не то от страха.
   В этот момент, когда мы с волнением наблюдали за первыми "праздничными" шагами нашей кошечки, на другой стороне площадки появился Санька по прозвищу Легкий со своей Крокодилкой.
   - Привет, города-герои! - закричал Санька, направившись прямо к нам.
   - Что это вы кошку, вдруг, выгуливать решили? - спросил "Легкий", подойдя ближе. Сзади за ним тащилась на длиннющем поводке его коротконогая собачка.
   Надо сказать про Саньку, что прозвище свое он получил после невероятной истории. Однажды, когда Санька был еще дошколенком, он, мечтая стать воздушным десантником, прыгнул из окна своего пятого этажа с игрушечным парашютом. А спасло его лишь то, что парашют зацепился за ветку. И юный десантник повис, качаясь на дереве, откуда его сняли подоспевшие соседи. Был бы Санька чуть-чуть потяжелее - ветка бы сломалась, и легким испугом он уже бы не отделался. Но Санька был тогда очень маленьким и щупленьким мальчиком, что и стало причиной благополучного завершения полета. С тех пор это прозвище "Легкий" на нем и "повисло".
  
   А другая история уже про его собаку. Легкий, пару лет назад получив в подарок "Энциклопедию домашних животных", стал считать себя большим знатоком всяких кошачьих и собачьих пород. Вскоре на "птичьем рынке" он приобрел себе странного щенка, которого продали ему как таксу. Когда собачка подросла, она стала превосходить размерами всех такс на свете. Она была просто длинной и коротколапой, похожей на небольшое бревно на ножках. И окрас у нее оказался какой-то бежевый с зеленым отливом. За что и прозвали ее ребята Крокодилкой. А вообще-то собачку звали Бындя, и Санька терпеть не мог, когда кто-то называл ее Крокодилкой. Зато к своему прозвищу относился вполне спокойно.
  -- Что это она так дрожит?- продолжил задавать вопросы Легкий, присев на корточки
   перед нашей Чучей.
  -- Замерзла ваша киска, наверное, на снегу! Домашних кошек зимой выгуливать не
   рекомендуют! - со знанием дела, сообщил он в заключение.
   Не успел я даже что-то придумать Саньке в ответ, как почувствовал легкий толчок в бок от моего приятеля. Я не сразу даже сообразил, что Костьку "понесло".
  
   - Это кошечка не простая, а редчайшего вида. Она, возможно одна такая на свете и осталась. Еще до революции прадедушка нашего Павлодара начал разводить эту породу. С тех пор эти кошки уже много лет в семье нашего Пашки живут и размножаются. Только вот у этой киски котяток нет, и не будет, потому что котов такой породы найти больше не могут. - Костька так убедительно начал свою очередную завиральную историю, что даже я с интересом слушал эту свежую небылицу про нашу кошку.
   - Что же это за порода такая особенная? - заинтересованно спросил Санька.- По экстерьеру то немного "перса" напоминает, только морда не очень плоская.
   - Какие там "персы"! Этот вид кошек отличается тем, что питается только аквариумными рыбками. Причем киска сама их из аквариума вылавливает, ныряя за ними под воду. Знаешь, какой у Павлодара аквариум дома здоровенный? Старинный, с вензелями там всякими... от дедушки еще остался. Костька снова ткнул меня в бок локтем, чтобы я подыграл ему.
   - Да, аквариум у нас во всю стену... почти, - пытаясь не рассмеяться, подтвердил я. И даже добавил: - Каждые два дня приходится рыбок закупать... - кошка прожорливая очень.
  
   Наше вранье произвело на Легкого должное впечатление - он вперился взглядом в нашу киску, поглаживая осторожно ее по спине. Почти в ту же минуту Крокодилка, которая все это время болталась где-то сзади него, вдруг выскочила и с лаем бросилась на Чучу.
   Я кинулся спасать свою киску. А Костька, размахивая руками, стал отгонять злую собачку. Потом, увидев, что опасность нашей кошечке больше не грозит, он с королевским достоинством заявил Саньке, который с трудом удерживал свою неприветливую псину за поводок:
   - Ты давай держи свою Крокодилку как следует! Не дай бог она нашу кошечку покусает, так тебе вовек с нами не расплатиться будет! Она двадцать тысяч долларов стоит..., ее в Британскую академию кошек почетным членом записали! Весной Пашкин отец с ней в Лондон поедет..., на всемирную выставку! - Константинополь с наслаждением завирался, а Легкий, спав с лица, начал быстро пятиться назад, волоча за собой свою неласковую собачонку.
  
   Не успел наш приятель скрыться из виду, как мы с Константинополем стали радостно повизгивать от душившего нас смеха - так здорово удалось нам разыграть этого самоуверенного "знатока чистых пород". От переполнившего нас веселого возбуждения мы слегка потыкали друг друга легкими тумаками, перекинулись рассыпчатыми снежками. А потом, как следует, насмеявшись над доверчивым Санькой, стали думать, как продолжить наш новый праздник, который так весело начался.
   - Может, в "ооаган" пойдем? - предложил Костька, поглаживая мордочку Чучи, которую я снова посадил в рюкзачек.
   - Давай, двинем в ооагон, покажем нашей киске красивых рыбок, птичек и зверей - согласился я.
   У нас с Константинополем было несколько секретных слов, которые понимали только мы вдвоем. Это слово "ооаган" было одно из них. Возникло оно случайно, когда перегорела световая вывеска нашего любимого магазина. И вместо привычного слова "зоомагазин" загоралось лишь несколько букв оо ага н. А мы, запомнив это странное сочетание, употребляли его, когда надо было скрыть наши намерения или напустить "этакой важности" на себя. Будто мы посвящены во что-то такое, о чем не ведают окружающие...
  

***

   Открыв двери зоомагазина и с наслаждением вдохнув его буйные живые запахи, мы сразу же направились к стеклянной стене из многочисленных аквариумов. Там мы вытащили нашу героиню нового праздника из рюкзачка и начали экскурсионный осмотр. Костька в момент взял на себя роль главного экскурсовода. Тыкая Чучу носом в стекла аквариумов, он стал ей что-то "плести" невиданное из жизни рыб, слегка заглядывая при этом в справочные таблички, развешанные над каждым видом аквариумных обитателей.
   А я оглянулся по сторонам. Прямо с потолка посередине зала свешивался большой планшет, на котором с одной стороны было написано красными буквами на белом фоне: "Вход с крупными животными строго воспрещен!". А с другой стороны белыми буквами на красном фоне: "Просим отключить звук у Ваших телефонов! Животные нервничают от громких звонков!" И я сразу же выключил свой мобильник.
  
   А потом, прислушиваясь одним ухом к словам "кошачьего экскурсовода", кинул взгляд на немногочисленных посетителей магазина. У прилавка слева от нас стоял старичок-аквариумист в объемной куртке с множеством карманов. Он тихо беседовал с продавцом этого отдела о каких-то особых кормах для рыбок.
   В другом отделе, где продавались животные и птицы, симпатичная взрослая девушка со знанием дела выбирала ошейники для собак. А еще дальше, напротив птичьих клеток стояла толстая тетя в енотовой шубе (такая же шуба была у маминой подруги тети Светы - поэтому я узнал этот мех). Она что-то увлеченно рассказывала про попугаев-неразлучников маленькой девочке, наверное, своей внучке.
   Пока я разглядывал посетителей, экскурсовод успел показать нашей кошечке пять или шесть аквариумов и передвинулся к стеклянному отсеку, где сверкали среди водорослей хвостами несколько "золотых рыбок". И я, глотая смешинки, стал слушать, как Костька предлагает нашей Чуче загадать три желания, чтобы потом, прикупив одну из этих рыбок, сожрать ее на завтрак.
   Я напомнил, было, шустрому экскурсоводу, что для того чтобы желания осуществились, рыбок не есть надо, а наоборот - отпустить в море.
   Но Константинополь стал доказывать, что, если бы тот старичок из сказки не стал слушать рыбку, а сразу бы отнес ее домой, чтобы отведать вкусного рыбного филе вместе со старушкой, то желанья его, наверняка, все осуществились. И он не остался бы горевать у разбитого корыта.
   Эта его новая "пожирательная" идея, видимо, привлекла внимание. Старичок-аквариумист, вдруг, на минуту оставил свою тихую беседу и посмотрел на нас каким-то строгим просвечивающим взглядом. И девушка, слегка отвлекшись от ошейников и поводков, повернулась к нам лицом. Но затем, разглядев нас как следует и чуть махнув рукой, развернулась обратно. Толстая тетя, однако, не отреагировала, не услышав нас, наверное, и продолжала что-то внушать маленькой девочке. В то время как сама девочка почти перестала ее слушать, откровенно косясь в нашу сторону.
  
   А мой приятель, не замечая проявленного к нам внимания, продолжал развлекать нашу киску. Бегло осмотрев еще несколько аквариумов с разноцветными рыбками, мы остановились напротив большого террариума. Сейчас здесь обитала какая-то малосимпатичная неядовитая змейка. Эта небольшая скромной расцветки рептилия проживала здесь уже пару месяцев. Почему-то всякие ядовитые страшилища пользовались уж куда большим спросом у покупателей. И я, вдруг, вспомнил, как Костька приобрел себе здесь в прошлом году настоящего крокодила.
  

***

   Эту историю хорошо запомнили, наверное, все жители нашего подъезда. Тогда, перед Новым годом Константинополь впервые получил отличную оценку за четверть по истории. За это его мама Вера Аркадьевна решила сделать ему особенный подарок. И Костька уговорил ее приобрести этого самого крокодила, который величиной был всего-то с большую ящерицу. В придачу к нему купили здоровенный аквариум и пару толстых книг о рептилиях. Для безопасности аквариум даже закрывался на замочек. И Костька просто светился от счастья дня два, подкармливая своего питомца свежей рыбой и хвастаясь напропалую перед всеми своим экзотическим домашним хищником.
  
   Но на третий день к ним пришла после выходных домохозяйка Клава. Она, как обычно, приступила к уборке квартиры, когда Костька смотрел еще приятные утренние сны, а Вера Аркадьевна уже уехала по делам. Неожиданно Клава увидела приоткрытую зубастую пасть Костькиного любимца. И, почему-то, этот милый зубастый Тотоша, как назвал его Костька, так напугал тихую Клаву, что она, закричав страшным криком, бросилась из комнаты. И даже выбежала из квартиры, бранясь на ходу ужасными словами, каких никто не ожидал от этой степенной серьезной женщины. Все наши соседи по подъезду, услышав этот крик, выбежали из своих квартир. А моя бабушка тогда долго пыталась успокоить Клаву, отпаивая ее валерьянкой.
   После этого случая домработница исчезла, заявив напоследок, что ноги ее не будет в этом "страшенном зоопарке". И целую неделю Вера Аркадьевна уговаривала Клавдию вернуться к ним обратно. Потому что таких "обстоятельных и ответственных домохозяек сейчас днем с огнем не сыщешь" - сказала Костькина мама, когда увозила из дома Тотошу вместе с аквариумом обратно в зоомагазин. И никакие Костькины вопли и обиженные выпады не смогли остановить вывоз из дома зубастого сокровища. Ведь главное условие, которое поставила Клавдия, "если ее хоть капельку уважают в этом доме" было простое: или она или крокодил.
  
   Правда, всего через две недели Константинополь снова уговорил свою маман сделать ему еще один живой подарок. На этот раз они приобрели красивую узорчатую змею, совсем неядовитую, в специальном террариуме. Но стойкая ненависть домработницы к рептилиям оказалась крепче, чем Костькина любовь к этим ползучим гадам. И симпатичную змейку "добрая" Вера Аркадьевна подарила на день рождение своему сотруднику, который только что развелся с женой.
   Но и на этом "домашний зоопарк" моего приятеля еще не закрылся. Через месяц после истории с крокодилом приятель мамы Константинополя - дядя Олег, который постоянно "мотался по свету", как говорила о нем сама Вера Аркадьевна, возвратившись откуда-то из Африки, преподнес Костьке оригинальный презент. Это был зеленый аквариум с большущими лягушками. Эти склизкие твари были такими безобразными на вид, что даже Костька, увидев их, совсем не проявил восторга. Два дня вместе с мамой мой приятель горевал, в ожидании прихода Клавдии, чтобы навсегда распрощаться со своей мечтой о домашних страшилищах.
   Но степенная домохозяйка, взглянув на новых обитателей квартиры, вдруг, как будто даже обрадовалась. И стала "сюсюкать" с ними, как с младенцами:
   - Ах, вы лапушки мои! Ах, какие вы красотулюшки пучеглазые! Попрыгушечки вы мои болотные!
   Константинополь просто обалдел от такой неожиданной реакции непреклонной Клавдии на экзотических квакушек.
   - Может быть, она с детства всяких жаб, да лягушек обожала?! Ведь она полжизни в деревне прожила! - поделился тогда со мной своими соображениями Костька.
   С того дня мой приятель приободрился, засиял и стал водить к себе домой на экскурсии школьников от мала до велика. Но, несмотря на то, что сама добросовестная Клавдия стала ухаживать за царевнами-лягушками, как она же их и окрестила, прожили они в Костькиной квартире недолго. Может быть, микроклимат здесь оказался не слишком подходящим, а может, не хватало им корма какого-нибудь с африканскими витаминами.... Только окочурились квакушки месяца через два, к большой печали всех домочадцев, особенно Клавдии. Костька говорил мне, что она даже всплакнула по этому поводу, причитая что-то о Царствие Небесном для их лягушачьих душонок. Но только я не очень этому верю, зная, как любит приврать мой приятель.
  

***

   Вот и сейчас, наврав с три короба про золотых рыбок, Константинополь, уже собрался, было, прикупить их, как, вдруг, его внимание привлекла краснозадая мартышка. Эта небольшая обезьяна, вернее обезьян, потому что это был самец, уже почти полгода обитала в магазине. Наверное, она слишком дорого стоила, и поэтому ее не покупали.
  -- А может и по другой причине...- подумал я, когда самец повернулся к нам своим
   ярко-красным задом.
   А Константинополь, поглаживая Чучу по голове, направился к следующему прилавку, над которым находилась клетка с обезьянкой. Подойдя ближе, мой приятель стал читать то, что было написано на табличке про эту разновидность животных. А потом, ни с того, ни с сего, вдруг, затрясся от какого-то дикого смеха, непонятно откуда напавшего на него.
   Я пару минут тупо смотрел то на Костьку, то на обезьяну. Затем бросил взгляд на табличку и прочитал имя этого животного. Его звали Двуликий Янус.
  -- Ну и что тут смешного? - спросил я у корчившегося от смеха приятеля.
  -- Так вспомни... из истории древнего мира..., так звали какого-то бога, у которого
   было два лица!
  -- Ну и что? Какое отношение это имеет к обезьяне?
  -- Так, смотри какой он двуликий!
  
   Я снова уставился на шустрого самца, который весело скакал по веткам какого-то дерева, торчавшего в клетке. И мне, наконец, удалось увидеть два его лика или лица, а точнее две морды. Одна была обычная спереди, а другая - красная сзади. То есть его яркий зад можно было принять за вторую морду. И тут до меня дошло: кто-то дал прикольную кличку этому животному, сравнив его с древним богом. И я сразу тоже начал загибаться от смеха.
   И так сотрясаясь и веселясь, мы стояли с Костькой, тыкая друг друга локтями и, упихивая в рюкзачок, желающую удрать куда-то Чучу. Она то не понимала, как смешно смотреть на этого "краснозадого божка" бегающего по клетке. Наши громкие "смеховые рыданья" привлекли внимание посетителей магазинчика. И когда Константинополь совсем приблизился к клетке с обезьянкой, чтобы рассказать нашей кисе про этого прикольного Януса, толстая тетя в енотовой шубе сказала нам противным строгим голосом:
   - Сейчас же прекратите это веселье! Здесь вам не зоопарк! Не умеете вести себя - идите гулять на улицу!
  
   В то же время маленькая девочка смотрела на нас с диким восхищением в глазах, как на телезвезд, спустившихся сюда из телевизора. Может быть, это и заставило моего приятеля продолжить наше "кошачье шоу", потому что он приподнял нашу киску, держа ее прямо напротив клетки, и монотонным голосом экскурсовода стал плести ей что-то про жизнь обезьян. А я не мог остановиться и продолжал корчиться от душившего меня смеха.
   Чуча же, оказавшись в непосредственной близости от дикого животного, начала громко шипеть на него. А этот глупый двуликий божок, наверно приняв нашу кошку за маленького тигра, стал орать истошным голосом и стучать по клетке лапой.
  
   Тут из дверей подсобного помещения появилась продавщица и, взглянув на Константинополя с Чучей на руках, заорала на нас писклявым голосом:
  -- - Уберите, сейчас же кошку от клетки! Вы что не знаете, что нельзя животных дразнить! Сейчас же уходите со своей кошкой отсюда! Читать то не умеете, что ли? Вон объявление! Входить с крупными животными в магазин воспрещается!
   Толстая тетя в шубе сразу же развернулась к нам своим широким меховым передом и с новой силой набросилась на нас:
   - Таким шутникам здесь не место! Здесь магазин, а не цирк! Уходите отсюда, нечего здесь хохотать и животных дразнить!
   Но мой приятель, хорошо натренированный в школьных перепалках с учителями, спокойно и отважно ответил сразу обеим громкоголосым защитницам тишины:
   - Разве это крупное животное? Это просто маленькая домашняя киса! А шутить и смеяться в нашей стране и в этом, отдельно взятом магазине, никто не запрещал!
   - Да ты, кошку свою совсем замучил уже! Издеваться над животными мы здесь не позволим! Всех зверей и птиц защищать надо от таких хулиганов! - продолжила атаку толстая тетя.
   Но Константинополь приготовил и для нее достойный ответ.
   - Вы то, сами, защитили бы сначала тех бобров, из которых Ваша шуба сшита! Сколько их для шубы то угробили? Штук пятьдесят, наверно! - произнес мой приятель ядовитым голосом.
  
   С толстой тетей сразу произошло нечто странное. Она как-то набухла и покраснела и полминуты молча смотрела на Константинополя. Потом яростно двинулась в нашу сторону. Я, схватив приятеля за локоть, стал оттаскивать его к входной двери. И в этот момент случилось самое печальное в этой истории.
   Наша киска, вдруг, рванулась из рук Костьки и спрыгнула на пол. В ту же минуту дверь магазина открыл новый посетитель, и кошка, стремглав добежав до выхода, мгновенно проскользнула на улицу.
   Костька, видимо, не сразу понял, что же произошло. Он растерянно смотрел еще минуту то на дверь, за которой скрылась наша Чуча, то на тостую тетку с красным лицом, которая, размахивая рукой, что-то кричала, надвигаясь на него. А маленькая девочка изо всех сил держала ее за другую руку, не пуская ближе к нам.
   Я слышал голоса продавщицы и девушки, которая уже купила ошейники для собаки. Они что-то возмущенно требовали от нас, но смысла их слов я уже не понимал. Все мое внимание было направлено туда, за дверь, куда только что скрылась моя кошка. И я, бросив Константинополя, рванулся, было к выходу. Но дорогу мне, вдруг, перегородил тот самый старичок-аквариумист, который еще недавно тихо беседовал с продавцом в другом отделе магазина.
   - Никогда не сможет стать добрым и сильным тот, кто мучает беззащитных тварей! - скрипучим тихим голосом произнес старикан, просвечивая меня насквозь своими бесцветными глазами. - Запомни это, мальчик! Мы, люди должны быть ответственны за всех наших меньших братьев, которые повстречаются нам в жизни!
  -- У меня кошка убежала! - с отчаяньем в голосе промямлил я, пытаясь пройти к
   дверям.
   - Значит кошка решила покинуть тебя, не получая от тебя необходимой ей заботы! - продолжил старикан, не пропуская меня.
  -- Пустите меня! - завопил я, и, оттолкнувшись от его многокарманной куртки,
   бросился к выходу.
  
   Выбежав на крыльцо магазина, я сразу бросил взгляд на прилегающий участок тротуара и газон, но там Чучи не было. Я посмотрел по сторонам и громко позвал:
  -- Чуча, где ты? Кис-кис-кис!
   Но нигде поблизости кошки не было видно. В моих глазах стали быстро набухать слезы, а в горле вырос такой противный ком. И я, спустившись с крыльца, начал искать кошачьи следы. Тут дверь магазинчика с грохотом распахнулась, и на крыльцо вывалился мой приятель. Взглянув на него, я сразу же подумал:
  -- Наверно с толстошубной тетей подрался! - Потому что вид у Константинополя
   был крайне взъерошенный. Но, спросив его об этом, я получил отрицательный ответ.
   - Они меня втроем окружили: толстая тетка, старикан и девица с ошейниками. И пытались мне нравоучения читать хором. Еле от них отбился. А Чуча то где? - блуждая глазами по газону, проговорил Костька.
   - Пропала кошка! Нет нигде! Хоть следы бы остались! - ответил я, сдерживая изо всех сил подступившие слезы.
   - Подожди, сейчас вместе поищем! - проникаясь энтузиазмом нового дела, заявил Костька и спустился с крыльца.
   Просмотрев все окружающие газоны и тротуар, мы нашли множество разных отметин, некоторые из них очень походили на кошачьи. Одни такие следы вели к небольшому отверстию, ведущему в подвал этого дома. Из чего Костька сразу сделал вывод, что наша Чуча удрала в этот подвал.
  -- Надо с другой стороны, через подъезд зайти и в подвал спуститься! -
   предложил уверенно Константинополь.
  

***

   И мы двинулись во двор дома, чтобы попасть в подвал, где, по-видимому, скрылась наша киска. Оказавшись напротив одного из подъездов, мы увидели над дверью вывеску столярной мастерской, которая здесь располагалась.
   - Вот сюда то нам и надо! - без тени сомнения заявил мой приятель, когда мы подошли к подъездной двери.
   И действительно в подвальном помещении под магазином находилась столярная мастерская. Мы спустились по лестнице и, открыв дверь, оказались большой комнате, заставленной свежеобструганными оконными рамами. В наши носы ударил мощный древесный запах, а по ушам хищный звук станковой пилы.
   У стены напротив входа стоял небольшой письменный стол, за которым под табличкой "Прием заказов" сидела полная женщина с пышными кудрями ярко красного цвета, одетая в фиолетовую кофточку, обильно расшитую серебряным бисером. На ее пышной прическе красовалась большая позолоченная заколка, напоминающая формой не то цветок, не то корону. Перед ней на столе лежал большой калькулятор и пачка каких-то документов, которые она перебирала толстыми пальцами с длиннющими золотистыми ногтями. На каждом ногте среди позолоты виднелся лиловый цветочек. Мне показалось, что эта женщина с кудрями и цветочками на ногтях, как-то не вписывается в это древесно-распилочное мужское место. Но яркая, как экзотическая птица, приемщица, отложив бумагу, уставилась на нас жирно подведенными зелеными глазами. А потом высокомерно спросила, как будто бы мы оторвали ее от дел королевской важности:
  -- Чего вам тут надо?
   - Здравствуйте! Мы бы хотели узнать, не заходила ли к вам сюда наша замечательная кошка? - не растерявшись, произнес мой приятель.
   - Какая еще кошка?
   - Такая серая с белым..., пушистая..., мордочка у нее плоская, почти как у персов.... Только она не персидская! - чуть заикаясь, я описал потерявшуюся Чучу.
   - Так вы кошку, что-л., свою ищете?! - смягчилась приемщица и, не торопясь, встала из-за стола. Ноги ее, к нашему большому удивлению, оказались одеты не в королевские сапожки на серебряных каблучках, как мы ожидали, а в серые подшитые валенки. Мы переглянулись с Костькой, и он тихо шепнул мне на ухо:
  -- Королевна то лыком шитая! Так наша Клавдия говорит!
   - Заткнись лучше! - сердито ответил я приятелю. - А то и отсюда выгонят!
   - Эй, Петрович! Зайди-ка сюда! - позвала кого-то пронзительным голосом приемщица.
   Из другой комнаты, вход в которую загораживали новые рамы, высунулся высокий лысоватый человек в спецовке, посыпанной стружкой.
   - Там к вашему гулящему коту вечно кошки лазают! Вот ребята свою киску потеряли - наверно, сюда, как к себе домой ее ваш котяра пригласил!
   - Так Семы сейчас нет, недавно кот гулять ушел.... Правда к нему какая-то кошка сегодня забегала..., не знаю только, ушла она или нет.... - обрисовал ситуацию Петрович, слегка озадаченный неожиданной проблемой.
   - А можно мы посмотрим, вдруг, она сейчас здесь, наша киска? - очень проникновенно попросил Константинополь, переводя взгляд с "заструженного" Петровича на ярко-красную шевелюру "королевны", которая, повернувшись к нам спиной, стала что-то искать в небольшом холодильнике.
  
   - Ну, зайдите, только осторожно... Посмотрите там, может, где-нибудь и спряталась ваша киска! - ответила приемщица. И продолжила, обращаясь уже, видимо, к Петровичу:
   - Я тут позавчера банку "шпротов" принесла для вашего Семена, только, вот, что-то найти не могу! Вы ее с Николаем случайно не съели?!
   Петрович, будто не слыша обращенного к нему вопроса, кивнул нам:
   - Проходите, посмотрите свою кошку, может, и спряталась где.... Шумно здесь очень, поэтому кошки-то и убегают сразу. Только Сема привык уже, живет тут у нас....
   Мы зашли в большое помещение, где стояли какие-то распилочные приспособления и грудами лежали обрубки, доски, щепки, а также кучки стружки и опил. За одним таким приспособлением, которое с рычанием выбрасывало стружку, стоял седой мужчина в такой же спецовке, как у Петровича, но заметно старше его.
   - Парнишки кошку потеряли, вот здесь посмотрят, может, к Семке забежала их мурка.... - сообщил напарнику Петрович.
   Напарник, не отрываясь от работы, молча кивнул. И мы стали осторожно осматривать помещение, заглядывая во все углы. Никаких кошек мы не увидели, только обнаружили грязную миску и подстилку здешнего кота. Через пару минут к нам присоединилась и сама "королевна". Она начала проворно пробираться между стопами досок и деревянных заготовок, стряхивая прилипающие опилки с одежды. Зайдя в самый дальний угол и заглянув под прислоненные к стене свежеобструганные столешницы, шустрая приемщица, вдруг, закричала пронзительным голосом:
   - Ой! Чего это здесь такое! Бутылок то сколько! И стаканы тут, и закусь.... Ты же клялся мне, Петрович, что завязал!
   - Мы завязали, Люся! Это же еще с давнего времени стоит! Забыли убрать то! - Ответ Петрович прозвучал так "убедительно", что мы с Константинополем сразу же ему не поверили.
   - С давнего времени, говоришь! - голос "королевны" стал явно свирепеть, и Константинополь, придвинувшись вплотную ко мне, шепнул:
  -- Сейчас скандал будет! Пойдем отсюда! А Чучу мы все равно найдем!
   И я подумал, что Костька, после злополучного ухода из зоомагазина, что-то стал опасаться скандалов. И мы тихонько двинули к выходу.
   В то же время приемщица вышла из-за досок и, держа в одной руке открытую консервную банку, а в другой пустую бутылку, стала сурово надвигаться на Петровича.
   - Ты мне еще врать будешь, забулдыга ядреный! Ты же и шпроты мои прикончил, и водку пил, и пиво пил, алкоголик чертов! - голос приемщицы становился все громче и свирепее с каждым словом. - Да я повыгоняю вас на фиг! Нужны вы мне, алконавты проклятые!
   Мы с Константинополем прибавили ходу. И, оказавшись у входной двери, услышали, как что-то громко стукнулось о дерево. И послышался осипший голос Петровича.
  -- Ну, ты, Люся, стой! Прибьешь еще взаправду! Кто ж работать то на тебя даром будет?!
   ***
   Захлопнув дверь мастерской, мы быстро взлетели по лестнице и, выйдя из подъезда, остановились. Слезы снова стали набухать в моих глазах, но потекли, почему-то из носа. Я усиленно зашмыгал, а Костька, бросив на меня короткий взгляд, отвел глаза и внес новое предложение по поиску пропавшей кошки:
  -- Я думаю, что надо отправиться к моему дяде Антону. У него сосед занимается
   служебным собаководством. Попросим, чтобы выделили нам хорошую овчарку с проводником, она возьмет след, и мы найдем нашу киску! Не горюй, Павлодар! Никуда далеко она убежать не успела!
   Я вспомнил, что этот дядя Антон живет на другом конце города, добираться туда надо часа полтора. И вообще очередной проект Константинополя мне показался малореальным. От этого слезы снова вернулись в мой нос. Но, сдерживая их изо всех сил, я неожиданно подумал, что, ведь, у нас рядом есть собака с проводником.
   - Костька! Зачем нам тащиться к твоему дяде, когда в соседнем доме живет
   Санька Легкий. Он же сам говорил не раз, что его Бындя легко берет след!
  -- Ты веришь этому охламону?! Хотя..., если у этой Крокодилки действительно
   есть в родственниках таксы..., может быть, она нашу Чучу и найдет.
  
   И мы галопом побежали к Легкому. На наше счастье Санька оказался дома. Мы зашли в тесную прихожую квартиры, где в углу лежала, вытянув лапы, наша будущая спасительница, скорее похожая на большую игрушку, чем на настоящую собаку. Перебивая друг друга, мы начали уговаривать ее хозяина помочь нам в поисках кошки. Но он, чуть вникнув в суть проблемы, без промедленья взялся за поводок - находясь, видимо, под впечатлением сегодняшнего Костькиного вранья про нашу "необыкновенную" киску. И, одеваясь на ходу, стал расспрашивать нас о том, как убежала наша Чуча.
   - У вас ее вещи есть какие-нибудь? - задал серьезный вопрос Санька, когда мы уже подходили к зоомагазину.
  -- Какие у кошки могут быть вещи?! - резонно ответил Костька.
  -- Ну, что-то ведь надо дать понюхать собаке, чтобы она запах вашей киски
   учуяла, - с очень ответственным видом продолжил Легкий, глядя на нас с Константинополем.
   Я вспомнил про рюкзачок и протянул его деловитому Саньке. А Санька, сунув его под нос своей Бынди, дал ей команду нюхать. И Крокодилка, покрутившись около крыльца зоомагазина, "взяла след". То есть помчалась по газону вдоль дома, уткнувшись носом в грязный снег. А мы втроем послушно побежали за ней. Таким образом, собачка завела нас в соседний двор и, добравшись до двери одного из подъездов девятиэтажки, остановилась, нетерпеливо повизгивая.
   Подъезд был закрыт на кодовый замок. И мы остановились, не зная, что же предпринять дальше. Но тут подъездная дверь распахнулась, выпуская наружу девицу в розовом пальто. А девчонка эта была не кто иная, как Лолка Беридзе. Костькина физиономия моментально преобразилась. Из запыхавшегося растерянного парнишки он в один миг превратился в какого-то правнука Шерлока Холмса, прибывшего сюда не в поисках домашней кошки, а не менее, как собаки Баскервилей. И все это потому, что Лолка была настоящая принцесска.
  
   Надо сказать, что мой приятель уже давно рассортировал всех девчонок на четыре категории. К первой самой низшей категории, почему-то, относились птицы. То есть всех девчонок, которых Константинополь совсем не ценил, он называл либо воронами, либо серыми утками, либо вареными курицами. Изредка, правда, еще растениями или хвоей, но это же иногда относилось и к мальчикам.
   Следующая категория тоже была растительная, но уже с плодами. "Стильная вишенка" или "вешалка с изюминкой" означало в Костькином лексиконе одобрение, но только с одной стороны - внешней.
   Другую категорию, то есть девиц, которых мой приятель считал умными или особо развитыми, но малосимпатичными он определял, как орешек или мозговой орешек. И, наконец, к высшей категории по Костькиной шкале относились очень симпатичные, умные и особо развитые девчонки. Вот их то он и величал принцессками.
   Сам себя мой приятель, конечно, тоже относил к самой высшей категории. И называл себя то "великим магистром иллюзии", то "блистательным рыцарем ночи". Хотя, по-моему, ему больше подошел бы титул "великий магистр завирания". Но сами принцесски, не подозревая, о высоких титулах Константинополя, вовсе не почитали его за особые доблести и не отвечали ему взаимным интересом.
  
   Так и Лолка, бросив совершенно безучастный взгляд на моего приятеля, потом на меня и на Саньку, вдруг, остановила свои карие глазища на Крокодилке. А затем, обратившись ко мне, (видимо потому, что осенью мы вместе с ней и другими ребятами ездили на олимпиаду по русскому языку в двадцатую школу и оттого были чуть-чуть знакомы), задала простой вопрос:
  -- Что это вы здесь делаете с собакой?
   Но прозвучало это так, как будто она была милиционером, настигшим нас на месте
   преступления. Я уже открыл, было, рот, чтобы ответить ей, но Константинополь, конечно же, опередил меня.
  -- В этом подъезде недавно скрылась одна замечательная киска. Мы идем по
   следу, чтобы вернуть ее домой. Ведь эта кошка совсем не приспособлена для жизни в обычных условиях и может погибнуть, если нам не удастся найти ее сегодня! - Костька загнул такую проникновенную речь, что я снова почувствовал солоноватую хлябь в носу и заранее шмыгнул, чтобы слезы не прорвались наружу.
   - Эту кошку на выставку в Лондон пригласили, - влез, вдруг, с ненужным комментарием, Легкий. - Она только рыбками из аквариума питается! Одна единственная в мире из этой породы осталась!
  -- Так она сбежала от вас, что ли? - заинтересованно продолжила расспрос
   Лолка.
  -- Если Вы согласитесь нам помочь, проявите сочувствие.... Если Вы
   Неравнодушны к кошкам..., тогда мы посвятим Вас в эту нашу тайну! - Константинополь, явно собрался продолжить свой завиральный промысел, чтобы охмурить принцесску Лолку.
   Но я был в таком отчаянии от пропажи моей Чучи, что, резко перебив Костькину высокопарную речь, просто спросил у девочки:
  -- Ты здесь живешь, наверно, в этом подъезде? Там кошечка наша, такая
   красивая, пушистая, с такой мордочкой белой, тебе не встречалась? Может она мяукает там у вас где-нибудь на лестнице?
  -- Да нет..., вроде бы не видела. Но я на четвертом этаже живу. А, вдруг, она
   выше поднялась?! - Немного растерявшись, ответила Лолка. А потом, неожиданно просияв на нас своими искристыми глазищами, радостно добавила:
  -- Так здесь у нас на седьмом этаже Эвелина Павловна живет, которая всех кошек собирает!
   Наверное, к ней ваша киска убежала!
  
   И мы все вместе с Лолкой отправились на лифте к Эвелине Павловне, которая
   славилась в округе своей безмерной любовью к кошкам.
   "Кошкина тетя", как звали ее в этом доме, встретила нас на пороге своей квартиры в длинном сиреневом халате, расшитом павлинами и цветами, держа на руках пушистого рыжего котенка. И сама она своим круглым лицом с пышными светлыми волосами и широко расставленными зелеными глазами немного напоминала симпатичную киску.
   Я сразу взял инициативу, чтобы предупредить очередное Костькино завиральное выступление, и быстро спросил у Лолкиной соседки:
  -- К Вам тут кошка не забегала такая серая пушистая, с мордочкой плоской,
   белой? Мы ее сегодня потеряли около зоомагазина!
  -- Сегодня ко мне кошки не забегали! А вчера, вот, какой котик пришел! - ответила
   Эвелина Павловна. И сразу пригласила нас в дом.
   Мы завалились в ее квартиру вместе с Крокодилкой. Но кошкина тетя попросила
   оставить собачку за дверью.
  -- Я не могу ручаться за всех моих питомцев! К людям они относятся спокойно,
   приветливо, а вот собачек, почему-то не принимают. Могут поцарапать и покусать, - разъяснила нам Эвелина Павловна, когда мы прошли в комнату.
   В этой комнате на широкой тахте, развалившись, отдыхали сразу три киски: белая,
   серая и черная. На подоконнике сидел огромный дымчатый кот и лениво пощипывал какое-то растение в горшочке. А с высокой "горки" на нас уставилась еще одна серая кошка.
   - Вот, знакомьтесь это моя стая, - улыбаясь, представила нам своих кошек Эвелина Павловна. - У всех людей обычно семьи бывают, а я, вот, живу со своей стаей. Но это даже лучше.... Они, мои киски, такие милые, такие умные, и гораздо добрее некоторых людей...
  
   Хозяйка предложила нам присесть на небольшой диванчик, который был не занят кошками, и начала с большим интересом расспрашивать про нашу потерю.
   - Мы для нашей кошечки сегодня праздник хотели устроить. Ведь у людей, вон, сколько праздников разных, а у кошек ни одного! - Константинополь сразу взял инициативу и с энтузиазмом начал разъяснять ситуацию. - Вот мы и придумали с Павлом, отметить сегодня Новый год кошачий. И Чучу нашу решили порадовать, сводить ее в зоомагазин, подарков ей накупить!
  -- Замечательная идея! - похвалила нас Эвелина Павловна. Но затем добавила:
  -- Только Новый год у всех кошек обычно в марте наступает. Они так сами
   чувствуют, гулять просятся на улицу. Лучше в начале марта этот праздник справлять. Извините, что перебила. Продолжайте, мне очень интересно, что - же произошло с вашей киской?
   - Там в клетке обезьяна была, такая противная, с красной задницей. Она нашу киску и напугала! Кричать стала, стучать - вот Чуча и удрала. Моментально прямо в дверь выбежала.... - Костька, размахивая руками, стал продолжать историю. Но я, разобидевшись на приятеля за мою кошку, перебил его и сказал:
   - Никого она не испугалась! Наоборот, эта обезьяна, увидев Чучу, приняла ее, наверно, за маленького барса или леопарда и кричать от страха стала! Так разоралась, что на нас и посетители, и продавщица сразу наехали. А киска наша просто шум сильный не переносит, сразу убегает. Вот и теперь сбежала куда-то....
   Ну, да, так оно и было.... - подтвердил, не смущаясь, мой приятель.
  -- А потом они ко мне за помощью обратились. - Встрял, вдруг, Санька. - Моя
   собака хорошо след берет. Вот и сейчас мы к Вашему подъезду по следу пришли.... Я ведь, когда увидел ее, сразу понял, что это кошка особая, очень породистая.... За такую кошку можно и награду назначить тому, кто ее найдет.
   - А, может, вам, действительно объявления написать! И предложить хорошее вознаграждение за вашу киску?! Тогда, уж, наверняка, кто-нибудь ее отыщет! - подхватила идею Лолка.
  -- А что за порода такая редкая у вашей кошечки? - заинтересовалась "Кошкина
   тетя".
  -- Эта кошка за рыбками в аквариум ныряет! - сообщил с видом знатока Легкий. И
   продолжил важно. - Только аквариумными рыбками и питается.... И весь род у них такой, другого корма не признают.... У Пашки отец с ней на выставку в Лондон ехать весной собирается.
  
   Эвелина Павловна, прослушав Санькино разглагольствование, выпучила глаза и обвела нас взглядом. А потом, опустив рыжего котенка на пол, встала и сказала:
   - Никогда не слышала ничего подобного про кошек. Хотя, вон, сколько и книг у меня, и три энциклопедии.... Как же эта порода называется?
  -- Аквариумный водолаз! - Вдруг выпалил без запинки Константинополь.
  -- Как-как?! Переспросила кошкина тетя.
   И тут меня прорвало. То ли я разобиделся совсем на Костьку, за то, что он
   выпустил в магазине из рук нашу Чучу, то ли я совсем расстроился из-за ее пропажи. Но я, вдруг, почувствовал, что больше не могу переносить это разбухающее вранье про "особо породистую" кошку и отчаянно заявил:
   - Сам ты, Константинополь враль аквариумный! А Чуча наша просто красивая кошка и очень хорошая. А родословная у нее смешанная от "персов" и "сибиряков", и не ныряет она за рыбками.... У нас и аквариума-то нет! Только как мне найти теперь ее? Мне без нее лучше домой не возвращаться!
   А Санька, узнав, наконец, правду о "аквариумной" кошке, вскочил с дивана и заорал на нас с Костькой:
   - Я так и думал, что вы все врете! Вы меня надуть захотели?! А вот сами то кошку и потеряли! И я больше помогать вам не буду! Я из-за вас даже на занятия в аэроклуб не пошел! Ищите сами теперь своего "аквариумного водолаза"!
   И Легкий покинул нас, на ходу схватив свое пальто и хлопнув дверью.
  
   Минуту мы сидели в тишине. Эвелина Павловна вышла в прихожую вслед за Санькой. А на лице у Лолки вдруг стала расцветать ядовитая улыбочка. И, когда эта улыбка полностью созрела, принцесска брызнула на нас едкой иронией:
   - У меня дома большой аквариум есть! Может, зайдем? Вдруг ваша киска туда занырнула в поисках пищи?!
   Я сидел и молчал, опустив голову, потому что чувствовал, что слезный ручеек уже бежит по носу. А Константинополь, встав с диванчика, подошел к тахте с кошками и стал спрашивать у них, где они посоветуют искать пропавшую без вести Чучу.
   Тут в комнату возвратилась "Кошкина тетя" и, взглянув на нас, тихо произнесла:
   - Что ж вы приятеля своего так обманули? Ведь он вам помогал, своими делами пожертвовал!
  -- Да, Санька сам кого хочешь, обманет! - сразу откликнулся Костька, прервав
   важную беседу с кошками. Он всегда врал, что во всех породах собачьих и кошачьих лучше всех разбирается! Вот мы и решили его с Пашкой разыграть.... А потом, когда Чуча пропала, не очень хотелось признаваться, что это обычная кошка.... Ведь тогда он вряд ли бы нам помогать согласился!
   Эвелина Павловна молча покачала головой и, снова взяв на руки рыжего котенка, спросила:
  -- И как вы дальше действовать собираетесь? Как искать будете кошечку?
  -- Я предлагаю написать объявления и расклеить их в нашем районе! - деловито
   предложила Лолка.
  -- Объявления?! Это идея! - с новым энтузиазмом подхватил Костька.
  -- У меня денег нет, чтобы тому, кто найдет награду заплатить! - хлюпая носом, ответил я.
  -- Да денег найдем! У меня четыреста рублей есть, я хоть сейчас их на Чучу могу
   пожертвовать! - бодро отозвался Константинополь.
  -- Если это необходимо, и я могу рублей пятьдесят добавить! Ведь надо
   немедленно, сегодня же начать поиски! Давайте сейчас же возьмем бумагу и напишем текст с описанием вашей кошки! - "Кошкина тетя" энергично взялась за дело.
   - И я могу для поисков вашей киски свои пятьдесят рублей предложить! - подхватила Лолка, с лица которой уже полностью сползла ядовитая улыбка.
  
   Еще полчаса мы, перебивая друг друга, составляли текст объявления. Потом деловая Лолка сбегала к себе домой и распечатала текст с помощью принтера. А мы с Константинополем, разделив поровну бумажки с описанием потерявшейся кошки, за которую мы посулили достойное вознаграждение, отправились на улицу.
   Выйдя из подъезда, мы сообразили, что забыли про клей. Константинополь сразу предложил зайти к нему домой, чтобы взять клей или липучку. И мы помчались к нашему дому.
   Подходя к своему двору, мы заметили, что сумерки уже заметно сгущаются и через час, наверно, будет совсем темно.
  -- Надо быстрей расклеивать, пока ночь не наступила! Жди меня, я мигом! -
   крикнул мне Костька и бегом ринулся в подъезд.
  

***

   А я, удрученный своим горем, стоял у подъезда и думал о том, что же мне сказать
   бабушке. Как, вообще, мне объяснить родителям все это злоключение с кошкой.
   И тут из двери подъезда, вдруг, как назло, вышла моя бабуся. И с ходу набросилась на меня:
  -- Что же ты, Павел, надо мной издеваешься, что ли? Взял телефон и не
   отвечаешь! Я тебе звоню-звоню уже три часа! Где же тебя носит то?!
   Я, не зная, что ответить, вынул свой мобильник из кармана. И, взглянув на него,
   вспомнил, что отключил его еще тогда, в ооагане.
   - У меня телефон был отключен.... Я включить забыл его нечаянно.... - пробормотал я в ответ.
  -- Идем домой, сейчас же! Целый день голодный где-то носится! Я уж и обед
   приготовила, и сама поела, а тебя все нет и нет!
   И я понуро побрел за бабушкой, не решаясь сообщить ей о главной беде. Выйдя
   из лифта, я спросился у бабуси, чтобы зайти к Костьке на минутку. Но она сурово ответила:
  -- Домой! Нагулялся уже! Твой Костька и ночами готов гулять, и ты с ним
   собираешься!
   Я набрал, было, Костькин номер, чтобы сообщить ему, что меня не отпускают
   сейчас на улицу. Но в этот момент бабушка уже открыла дверь нашей квартиры. И я, приготовившись к самому худшему, сделал шаг за порог.
  
   А в прихожей меня ожидало чудо. То есть это было не Чудо, а Чуча! Она сама, собственной персоной встречала меня дома.
  -- Чуча! - воскликнул я, и слезы брызнули, наконец, у меня, как полагается, из
   глаз.
   В этот момент на мой звонок откликнулся Костька и зашептал громко в трубку:
  -- Слушай, Павлодар! Меня тут Клавдия обедать засадила! Я быстро все доем и
   выйду!
  -- Да, Костька! Пока! - ответил я коротко, глотая слезы.
   А бабушка, раздеваясь, продолжала ругать меня, не замечая в полумраке
   прихожей моих слез.
  -- На улицу помчался, без задних ног, без головы! И кошку выпустил! Она на
   лестнице, наверно, целый час орала! Мне соседка то и позвонила. А я смотрю, Чуча наша по подъезду слоняется, бедняжка!
  
   И я понял, вдруг, что сегодня у меня по-настоящему счастливый день. Ведь моя любимая кошечка спокойно сидит и умывается дома, как будто никуда не выходила сегодня. А бабушка даже не подозревает обо всех неприятностях, которые с нами произошли.
   Я понес обед в свою комнату, старательно отворачивая от бабушки свое заплаканное лицо. Но уже через пять минут в дверях моей комнаты нарисовался Костька.
  -- Ну, что же ты?! Ешь быстрей, надо же все объявления сегодня развесить! -
   стал торопить меня приятель, не ведающий пока о нашем счастье.
   И я, проглотив кусок котлеты, пронзительно посмотрел на него и тихо сказал:
  -- Вот, ты Костька, не веришь в чудеса, не веришь в то, что кошки могут своих
   хозяев любить.... А хочешь, я тебе что-то покажу?!
  -- Ну, покажи! - Согласился Константинополь, не подозревая, о чем идет речь.
   И я принес из кухни Чучу, набросив на нее для пущего эффекта бабушкин плед.
  -- Смотри, обыкновенное чудо! - сказал я и снял с кошки плед.
   Костькина физиономия моментально вытянулась. И он, хлопая растерянно глазами,
   пробормотал:
  -- Так что же, уже нашел ее кто-то?
  -- Ничего то ты, Константинополь, не понял! Наша киска сама домой
   возвратилась! И в подъезд зашла! А здесь ее уже соседка обнаружила! Бабушка то думает, что кошка просто на лестницу выбежала, когда я уходил.
  -- Вот это да! Неужели Чуча сама из зоомагазина домой пришла? А еще говорят,
   что кошки глупее собак, что нюх у них хуже.... - Костька от радостного удивления даже поцеловал кошку в ухо. И, подняв ее вверх на вытянутых руках, стал по-дурацки напевать:
  -- Кошка умная у нас, кошка ходит в пятый класс!
  
   Вот тогда то у нас с Костькой настоящее праздничное веселье и началось. Мы по
   очереди таскали Чучу на руках, гладили ее, чесали расческой. Мы разожгли маленький костер в папиной пепельнице из неиспользованных объявлений и стали водить хоровод вокруг него. Мы пропели все известные нам песенки про кошек. Мы заснялись вместе с киской на видеокамеру. Потом Константинополь принес из дома какой-то дорогой копченой рыбы Чуче в подарок, только киска, почему-то, от нее отказалась. Может, она вспомнила, что еще сегодня ей предлагали съесть парочку золотых рыбок, и подумала:
   - Ну, давайте, тащите мне аквариум с рыбками! Я нырнуть хочу по случаю праздника!
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Катерина "Последней умирает ненависть"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"