Шарташская Вера Георгиевна: другие произведения.

Уважаемая кошка Люсиль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
  
   У В А Ж А Е М А Я К О Ш К А Л Ю С И Л Ь
  
   Заболела маленькая девочка - и большая семья или Стая, как называла ее кошка, в полном составе срочно отъехала в город. А Люсиль впервые поняла, что такое, когда вдруг подводит инстинкт. Ведь до того она всегда точно знала, когда надо вернуться домой, чтобы не пропустить отменный обед, приезд гостей или другое важное событие. А теперь она оказалась одна перед закрытой дверью дачного дома и ужасно обиделась. - Неужели Стая бросила меня здесь, в деревне, одну?- подумала кошка и протяжно закричала. Потом несколько раз обошла, громко мяукая, вокруг дома - никого, только свежие следы автомобильных колес на дорожке.
  
   Люсиль зашла в беседку и запрыгнула на стол. Там она обнаружила свою миску, наполненную чуть теплым супом и большой пакет сухого корма. Поедая с воодушевлением этот сытный ужин, кошка еще не подозревала, что не скоро ей придется снова так славно откушать на своем участке.
   Хотя здесь, на даче Люсиль с удовольствием проживала вместе с большой семьей каждое лето, но все-таки она родилась в городе и была по-настоящему городской кошкой. Там в городе ее даже за порог не выпускали. А то, что еда может бегать, как мышка или летать, как птичка, а не только появляться в миске из рук хозяйки, - это она тоже узнала только на даче, пообщавшись с деревенскими кошками. Кроме того, здесь, конечно, было очень просторно и много разных живых существ. На даче Стая позволяла ей гулять с утра до вечера, знакомиться со всеми кошками, лазать по деревьям и даже охотиться потихоньку. Но все-таки свою жизнь в городской квартире, со всеми строгими правилами семейного порядка она считала главным в своей жизни.
   Люсиль походила вокруг деревянного дома, обнюхала все следы на крыльце, а потом через свой тайный ход, который начинался с чердака, пробралась внутрь. Но там тоже никто не знал о том, вернется ли Стая. Все вещи были в растерянности. На полу посреди большой комнаты валялись игрушки, и стоял красивый оранжевый ночной горшок, который так любила маленькая девочка. Створка гардероба была приоткрыта - из нее торчали платья и сорочки. А громкоголосый мордоглазый ящик-телевизор, который постоянно всех поучал, был в полной отключке. И только бодрячок будильник уверенно тикал, повернувшись циферблатом к окну.
   - Мяу? - спросила кошка.
   - Опоздала! Тик-так. Все уехали, тик-так, - ответил ей будильник. -Время бежит, тик-так. А ты не знаешь, тик-так, как много его уже набежало, тик-так, тик-так. Я меряю время, тик-так. Я всем покажу, сколько его уже набежало, тик-так, тик-так.
   - Маленький, а важничает, почти как телевизор,- подумала Люсиль.- И почему только все члены Стаи так его уважают, ставят на самое видное место? Даже, кажется, боятся его. Взглянут на циферблат и с тревогой кричат: " Скорей включай телевизор! Уже много времени!" Или "Ах, уже столько времени, а мы еще не обедали!" Но хуже всего бывает по утрам, когда этот кругломордый наглец вдруг закричит жутким голосом, так, что даже птицы на улице вздрагивают. А члены Стаи, будто даже радуются этому. Вместо того, чтобы прихлопнуть его как следует лапой!
   Люсиль не стала больше смотреть на бодрый будильник. Она медленно прошлась по комнатам и вышла на веранду. Здесь стоял большой холодильник, который кошка очень-очень ценила, в отличие от будильника и тем более от мордоглазого ящика - телевизора. И сейчас этот ее уважаемый приятель монотонно и самодовольно урчал, сохраняя за плотно закрытой дверцей разные вкусные продукты.
   - Мяу, тебя не отключили? Значит, Стая вернется?- спросила кошка,
   присаживаясь напротив холодильника.
   - Храню продукты. Морожу-морожу. У меня такая низкая температура,
   такая полезная температура.
   - Интересно, много там еще продуктов в тебе осталось?
   - Во мне еще много продуктов. Овощи морожу-морожу, курицу морожу-
   морожу. Рыбу морожу-морожу. Грибы морожу-морожу. Баночку горошка храню. Пучок укропа храню.
   - Значит, они вернуться еще сюда. Холодильник зря работать не
   заставят, все его уважают,- подумала Люсиль.
  

***

   Ночь кошка спокойно проспала в доме, а утром решила посетить своих дачных знакомых. В первую очередь она направилась в гости к обожаемому коту Максу, любимцу всех кошек в округе.
   Макс был не только истинным котярой, живущим в свое удовольствие -
   любителем отменной еды и симпатичных кошечек - он слыл умнейшим котом во всей округе. Но мало кто знал, что на самом деле Макс не просто умный кот, а настоящий кот-сыщик. Его хозяин - известный адвокат Васильев души не чаял в своем лохматом и усатом помощнике. Ведь этот красивый сибирский котик, которого все желали приласкать и чем-нибудь угостить, помог раскрыть уже не одно преступление.
   Адвокатский дом был окружен высоким забором, который был неприступен для бродячих собак и людей, но не для кошек. Люсиль забралась на деревянное заграждение и сверху взглянула на большой дом. Как раз в этот момент из дома вышел адвокат, который в одной руке нес серебристый ящичек-ноутбук, а в другой бережно держал своего ценного кота. Адвокат подошел к новому сверкающему автомобилю, посадил в него усатого помощника и отправился открывать ворота. Люсиль с быстротой молнии подбежала к машине, из окошка которой глядела на свет заспанная морда Макса, и с разбегу спросила:
   - Мяу, Макс! Ты уезжаешь? Ты вернешься еще сюда?
   Макс приоткрыл свои умные большие глаза, внимательно посмотрел на кошку и спокойно ответил:
   - Мяу-мяу, Люсиль! Я уезжаю, ты ведь знаешь у меня важные дела! Но, возможно, я скоро вернусь. А что случилось с тобой? Какие-то проблемы в твоей стае?
   - Мяу, Макс! Стая оставила меня здесь одну! Как они могли так поступить! Возьми меня с собой в город, Макс!
   - Мяу, Люсиль! Я не могу взять тебя, ты же знаешь, у меня серьезная
   деловая жизнь, важные встречи, консультации.... Сходи в гости к серой Соне, там всегда сытно кормили. А еще я советую тебе сбегать к этой черной Матильде - она погадает, подскажет тебе, вернется ли твоя стая.
   - Мяу-мяу-мяу! Макс не бросай меня! Возьми меня в город, я не буду
   мешать тебе! - жалобно закричала Люсиль, запрыгнув на капот автомобиля.
   - Мяу, Люсиль! Прости, но мне надо ехать. Не стоит так переживать, твоя стая, наверняка, возвратится за тобой.
   Адвокат Васильев подошел к автомобилю и, увидев кошку, строго
   приказал:
   - Брысь, немедленно брысь отсюда! Не отвлекай Макса вашими
   кошачьими глупостями! Нам надо ехать! У нас срочные дела!
   Люсиль спрыгнула на землю и отбежала от автомобиля, который тихо, но при этом надменно и самоуверенно зарычал. Кошка еще раз взглянула на окошко машины, где только что виднелась морда Макса, но кот, видно уже разлегся на сидении, в предвкушении длительной езды.
   - Даже не спросил, родила ли наша дочь Бася котят, - с обидой подумала Люсиль.- Все они коты такие эгоисты, даже самые лучшие!
  
   Серая Соня жила в очень большой семье: две бабушки, один дедушка, папа, мама, сестры, братья и много детей. Вся эта многочисленная стая, как считала Люсиль, очень уважала кошек - их не прогоняли со двора и даже обычно подкармливали чем-нибудь. Но по-настоящему любили в этой семье только Соню. Эта миловидная пушистая киса в свои солидные годы (говорят, что ей уже почти пятнадцать лет) вела себя как молоденькая кошка - любила поохотиться, поиграть, погулять с котами, поесть до отвала. И при этом каждый год приносила по три четыре котенка, которых вся ее большая стая с удовольствием выкармливала и воспитывала. А потом все домочадцы с большим энтузиазмом раздавали котят своим друзьям и знакомым, нахваливая безмерно их красоту и кошачьи способности. Надо сказать, что и сам Макс - адвокатский кот был родным сыном Серой Сони.
   - Уж Соню то ее Стая никогда здесь одну не оставит! - подумала Люсиль, пытаясь не чувствовать где-то внутри такую маленькую, но черную, как мышь зависть. Она уже подошла к невысокому заборчику, который окружал дачный участок, где в полном довольстве вела роскошную жизнь ее старинная приятельница.
   Люсиль спокойно прошла рядом с собачей конурой, обитатель которой грустный пес Филимон, слегка приподняв морду, лишь вежливо гавкнул ей для приветствия.
   Вот, что значит правильное воспитание! - отметила, глядя на собаку Люсиль. Ведь Серая Соня самолично занималась обучением пса хорошим манерам, когда он был еще щенком. И хотя Филимон уже выглядел настоящим стариком по сравнению со своей моложавой воспитательницей, но и сейчас ко всем кошкам он испытывал глубокое почтение.
   -Мур-мур-мяу! - сообщила Люсиль о своем визите, подойдя к большому двухэтажному дому. Ее приятельницы нигде не было видно. Только двое маленьких детей играли в песочнице, да повсюду валялись разные игрушки, в том числе и Сонины. Люсиль забралась на широкое крыльцо, где всегда оставляли кошачью пищу. И теперь здесь стояли три миски, каждая из них была наполнена. Голодная гостья с большим удовольствие попробовала сухого корма, потом съела кусочек отварной рыбы из другой миски и собралась, было, запить все это молоком, но ее остановили пронзительные крики детей. Малыши уже подбежали к крыльцу и стали прогонять ее, топая ногами и махая руками.
   Меня прогоняют?!- до самого хвоста удивилась Люсиль. И маленькая мышка-зависть, которая до сих пор тихонечко скреблась в ее кошачьей душе, мгновенно утонула в речке жгучей обиды и выплыла оттуда уже здоровенной крысой с наглой мордой. - Никогда еще меня не прогоняли с этого двора! Как же так, ведь эти же дети недавно сами играли со мной! И поесть мне здесь всегда разрешали! Я все-таки приличная городская кошка из уважаемой стаи, к тому же родственница, а не какая-нибудь деревенщина приблудная! Какая жуткая обида!
   Не на шутку разобиженная, Люсиль сбежала с крыльца и на весь двор заорала:
   Мяууу! Мяууу! Мяууу!
   И тут из двери дома показалась встревоженная мордочка ее приятельницы. Серая Соня вышла на крыльцо и, увидев Люсиль, взволнованно промурлыкала:
   - Мур-мур-мур! - Что ты так громко кричишь, Люсиль?! Что-то случилось? Я сейчас очень занята и не могу с тобой помурлыкать, как раньше. У меня появилась стайка маленьких детей. Они так прекрасно пахнут, они самые милые котята на свете! Но я не могу оставить их одних, ведь они совсем еще слепые. Лучше уходи, Люсиль! Ты знаешь, как мне важен сейчас покой!
   - Знаю, котята - это святое, даже если кошка уже четырежды прабабушка, как Серая Соня, - вспомнила Люсиль и, немного успокоившись, медленно побрела назад. По дороге она увидела замечательную когтедралку, которую семья специально приобрела для своей любимой кошки. Однако Соня почти не трогала ее, предпочитая по-старинке плюшевое кресло или мягкую дверную обивку. И Люсиль с удовольствием воспользовалась этой фирменной принадлежностью, обновив свой маникюр на прощанье.
  

***

   Выйдя на деревенскую улицу, одинокая кошка направилась к маленькому домику на самом краю поселка. Там проживала вдвоем со своей хозяйкой известная в округе кошка Матильда. Они поселились здесь уже много лет назад, но за все эти годы ни сама хозяйка - Мартыновна, как звали ее сельчане - ни кошка, ни чуть не изменились внешне, как будто время не касалось их.
   Мартыновна знала секреты трав и древние заговоры, поэтому нередко деревенские жители обращались к ней за помощью. И она не отказывала никому. Однако друзей у нее не было, потому что слыла она колдуньей. И даже кошку ее все люди обходили стороной. И действительно, Матильда обладала необычной внешностью - эта была черная лохматая кошка с рыжими ушами, лапами и кончиком хвоста. Но главное, отчего люди старались к ней не приближаться - не яркая окраска, а загадочное, завораживающее выражение ее кошачьей физиономии, с пронизывающим взглядом глаз.
   Деревенские кошки тоже побаивались Матильды, все кроме адвокатского Макса, который единственный из всех водил с ней дружбу. Однажды он привел к ней и Люсиль. Случилось это после того, как хозяева отвезли ее в чужой дом, где с ней сделали что-то очень неприятное, странное, и она сразу почувствовала, что потомства у нее никогда больше не будет. Чтобы узнать так ли это, Люсиль решила обратиться к деревенской предсказательнице. И тогда эта колдунья Матильда просто посмотрела на нее своим просвечивающим взглядом и загадочно промяукала:
   - Мау-мау! Котят ты больше не принесешь, но нянчиться с ними тебе придется еще не раз!
   И только теперь Люсиль поняла, что это значило. Ведь ее родная дочка Бася недавно принесла троих малышей, которых воспитывать, разумеется, будет и она вместе со всей Стаей.
   - Если, конечно, Стая возвратиться сюда за ней! - с отчаяньем подумала Люсиль.
  
   Она уже почти добралась до маленького домика, где проживала загадочная кошка. Но вовремя спохватилась, что к предсказательнице лучше идти с преподношением. То есть надо поймать для нее мышку или птичку, но можно также и маленькую лягушку или стрекозу какую-нибудь.
   Мур-мур! Хорошо, что я вспомнила про это! Ведь встречаться с этой Матильдой как-то страшновато. Уж, пожалуй, без подарка не стоит и обращаться. Еще заколдует меня, превратит в какую-нибудь ящерицу или мышь! А еще хуже - в глупую рыбу, что мужики ловят в речке, и тогда даже родная Стая меня не узнает!
   Люсиль не пришлось долго охотиться - на большой поляне, рядом с лесом она обнаружила целый выводок полевых мышей и быстро настигла одного мышонка. Поиграв с ним немного по привычке, она схватила его зубами и быстро пошла к домику предсказательницы.
   Забравшись на узкое крылечко, одинокая кошка положила притихшую мышь и не очень громко промяукала:
   Мя-а-а-у! Мя-а-а-у!
   Подождала немного и снова повторила:
   Мя-а-а-у! Мя-а-а-у!
   Дверь тихонько заскрипела, и лохматая черная Матильда, медленно просочившись на крыльцо, сразу насквозь просветила Люсиль взглядом своих желтых глаз.
   Мау-Мау? - спросила черная кошка, не промурлыкав даже приветствия.
   Люсиль сразу оцепенела от страха, но, собравшись с духом, быстро подвинула полумертвую зверушку прямо под нос Матильды. Та, даже не обнюхав подношение, просто вперила свой пронзительный взор в бездыханного мышонка, отчего тот встрепенулся и ожил. И потом, вдруг, как заведенный, быстро забегал по кругу прямо здесь между двумя кошками.
  
   Люсиль с опаской смотрела на этого заколдованного мышонка. А Матильда, оставив его кружиться на крылечке, пригласила гостью спуститься на землю. Когда Люсиль оказалась на траве, черная кошка медленно обошла вокруг нее три раза. Потом села напротив и закрыла глаза. И, открыв через некоторое время один желтый глаз, предсказательница ухмыльнулась лукаво и загадочно промяукала:
   Мав-мав-мав! Твоя стая еще вернется за тобой! Да только ты, не уважающая нас, деревенских, сама останешься жить в деревне и прослывешь уважаемой кошкой!
   Люсиль даже не посмела переспросить, что же это значит. В загадочном предсказании Матильды она уловила главное - Стая возвратиться за ней! И, бросив еще раз взгляд на мышонка, который все также кружился на крыльце, повеселевшая киска бегом отправилась домой.
  

***

   Оставленная Стаей кошка вынуждена была теперь сама заботиться о своем пропитании. Если раньше она с удовольствием ловила мышек и птичек - для развлечения, то отныне охота стала для нее почти единственным способом добывания пищи. И самое неприятное то, что эта добыча доставалась ей гораздо труднее и реже, чем в былые времена, когда она лишь играла в ловлю хвостатых и пернатых. Как будто все эти съедобные существа знали, что она по-настоящему голодна и выскальзывали из ее лап с отменной изворотливостью.
   Так продолжалось несколько дней. На ночь она возвращалась в свой дом, а днем гуляла по деревне в поисках какой-нибудь пищи. Иногда кошка посещала своих дачных знакомых, но и там ей почти ничего не перепадало: любимый кот Макс уехал в город и пока не возвращался, у Серой Сони ей по-прежнему отказывали в еде и приюте. И другие знакомые кошки не хотели делиться с ней своими обедами.
   Однажды Люсиль полдня проохотившись на птичек, так ничего и не поймала, а голод уже не на шутку тревожил ее. В поисках еды она пробежала почти весь поселок, даже на помойку заглянула. И хотя прежде она считала это непростительным для воспитанной городской кошки, но только теперь ей приходилось жить по новым правилам.
   - Где же мне найти хоть какую-нибудь еду? - спросила она у серьезной белой козы, которая хорошо знала деревенские окрестности.
   - Там в лесу так много всякой еды! Жаль, что меня туда не пускают, вот и приходиться жевать эту пыльную траву около дороги. А так бы я и сама в лес убежала! Ме-е-е!
  

***

   И, не долго думая, Люсиль отправилась в лес. Прежде она лишь однажды бывала на краю этих шелестящих сосново-березовых зарослей. И тогда она весело прогуливалась в компании Макса и еще одной деревенской кошки. А теперь ей предстояло одной искать в этом дремучем лесу какое-нибудь пропитание. И кошка осторожно, принюхиваясь на каждом шагу, зашла под шатер огромных деревьев.
   Осень уже начала потихоньку менять одежды деревьям и кустам. И внизу, на траве лежали яркие желтые листья, которые начинали шуршать, как только кошка наступала на них лапой. От этого шороха Люсиль напрягалась и вздрагивала. Так с тревогой пройдя несколько шагов, она увидела целую стаю больших грибов с ярко-красными шляпками в белый горошек. Прежде кошка встречала грибы в деревне и на своем участке, иногда их приносили в корзине, но таких больших и ярких ей видеть не приходилось.
   - Мяу! Это что у вас такое, рекламная акция, что ли? - обратилась к лесным красавцам воспитанная в городе кошка.
   - Это обманщики-мухоморы, не вздумай их трогать! - затрещала на дереве белобокая сорока.- Наши лесные жители такие грибы не едят. А ты к нам в лес зачем пришла? Ты тоже хочешь здесь поселиться? Если будешь снимать жилье, то обращайся ко мне, я знаю, где есть свободные дома для птиц и зверей!
   - Мяу! Я не собираюсь здесь жить! У моей Стаи есть свой дом в деревне, да еще большая квартира в городе, - ответила разговорчивой птице одинокая дачница.- Я так просто зашла, прогуляться, подышать лесным воздухом. Может, у вас тут полезная еда какая-нибудь водится, богатая витаминами?!
   - Еды у нас сейчас навалом! И грибы, и ягоды разные и трава еще есть полезная! Вон, здесь целый грибной выводок, угощайся! - показала кошке сорока.- А сколько сейчас шишек и семян разных! Если же хочешь полакомиться сладкими насекомыми, то торопись, пока не пришли холода! - И взмахнув крыльями, гостеприимная хозяйка понеслась дальше в лес.
   - У нас гостья! У нас гостья! В лес пришла голодная кошка!- застрекотала, оповещая своих лесных товарищей, хорошо проинформированная длиннохвостая птица.
  
   - И как я буду охотиться в таких условиях?! Все в лесу уже знают о моем главном намерении чего-нибудь съесть. И я чувствую, как самая приличная еда быстро разбегается и разлетается! Может и в самом деле грибов попробовать?!
   Люсиль жадно втянула носом сладковатый запах опят, которые, по-братски держась за ноги, выстроились рядами на большом пне. Но как только киса, с возрастающим аппетитом открыла рот, чтобы отведать грибов, она услышала, как кто-то снова к ней обращается.
   - Вы опята сейчас съедите или на зиму будете запасать? - незнакомый голос принадлежал симпатичной белке, которая сидела довольно высоко на сосновой ветке.
   - Да, я бы тебя сейчас съела с большим удовольствием! - подумала с раздражением голодная гостья. - Но придется поддержать светскую беседу - вот такое у меня приличное воспитание!
   И Люсиль, так и не отведав лесных грибов, обстоятельно ответила любопытной зверушке:
   - Я-то сама редко ем грибы. И предпочитаю их в жареном виде. Но члены моей Стаи запасают их и на зиму - солят, консервируют в банках.
   - Ой! У вас городских какие-то странные вкусы, а мы все больше по-простому - сушим и белые грибы, и опята. Зимой-то как хорошо закусить сушеным грибком! - с удовольствием болтала с гостьей любопытная белка. - Так если Вы эти грибочки есть не будете, то мне оставьте. Я их на ветке засушу. А еще, скажите, Вы шубу на зиму менять собираетесь? А то ведь не за горами и холода!
   - А зачем мне ее менять? Мне моя шуба нравиться - редкий цвет абрикосовый, симпатичная, удобная. И вся моя Стая к моей внешности привыкла.
   - А холода наступят, зима придет, в такой шубе разве спасешься?
   - Не знаю, как в вашем лесу, а в моей квартире холода не наступают! У меня есть большой друг, холодильник, так он считает, что холод даже полезен, особенно для мясных продуктов! - достойно ответила болтливой зверушке Люсиль. Но при воспоминании о холодильнике она снова ощутила острый приступ голода.
  
   Так и не откусив свежих грибов, голодная кошка отпрыгнула от большого пня и быстро побежала дальше в лес. Вскоре перед ней оказалась небольшая поляна, поросшая сочной зеленой травой. Люсиль остановилась и принюхалась. Прямо к ее лапам из травы, вдруг, выпрыгнула лягушка.
   - Придется отведать экзотической пищи! - подумала киса, прихлопывая лапой зеленую попрыгушку.
   Как только голодная кошка обнюхала свою первую лесную жертву и уже открыла рот, чтобы попробовать это не очень приятно пахнущее блюдо, она услышала какие-то странные звуки. Люсиль оглянулась и, не заметив ничего, посмотрела по сторонам. А, прислушавшись, поняла, что это громкое пыхтенье доносится из большого кустарника, на другой стороне полянки. Кошка бросила экзотический обед и с большой осторожностью, пригнувшись, стала пробираться через траву к кустам, в которых пыхтел какой-то зверь.
  
   Подобравшись совсем близко, Люсиль разглядела сквозь заросли кустарника небольшое существо, с длинной редкой шерстью. Лесной житель копошился рядом с норкой, усердно заталкивая что-то под землю. Голодная кошка решила сразу напасть на неведомую зверушку - ведь надо, наконец, поохотиться по-настоящему! Отважная охотница прыгнула и в тот же миг отскочила, закричав от страшной боли.
   - Ты что с ума сошла, на ежа нападаешь? - услышала, потерпевшая поражение хищница, голос маленького зверя, который, вдруг, угрожающе поднял всю свою колючую шерсть дыбом.
   - Мяу! Что мне теперь и поохотиться нельзя? - со слезами в голосе отозвалась уколовшаяся об щетину игл, обиженная кошка.
   - Нормальная кошка на мышей охотиться должна, а не на ежей! Ты, прямо, как из города выпала - правил не знаешь!
   - Да, я - городская жительница, и ваших лесных правил, к сожалению, не изучала. У нас, в городе другие порядки. Моя Стая на охоту, обычно, в магазин ходит. Там, в магазине столько всякой еды, не то, что здесь у вас, в лесу! - решила отстоять свое достоинство неудачливая охотница.
   - Вот и отправляйся в свой городской магазин на охоту! А в нашем лесу надо правила соблюдать! - строго отчитал гостью рассерженный еж. А потом, опустив щетину и немного смягчившись, лесной житель проявил любопытство:
   - И зимой твоя стая тоже в магазине охотиться будет? А холода придут - в вашем магазине все плоды расти перестанут, тогда, как зимовать то будете?
   - В нашем магазине и зимой еды полно! Круглый год там охотиться можно! Вот такие у нас городские правила! - с гордостью ответила гостья и, взмахнув на прощанье хвостом, побежала вон из леса.
  

***

   Вернувшись в поселок, Люсиль подумала, было, не посетить ли ей деревенский магазин. Но вспомнила, что при магазине проживает небольшая, но совсем не приветливая стая рыжих кошек, которые не подпускают чужаков и близко к заветному входу в торговый зал.
   И одинокая голодная кошка отправилась домой, на свой любимый дачный участок.
   Перебравшись благополучно через забор, кошка сразу почувствовала - что-то изменилось во дворе. Принюхавшись, она уловила запах родного автомобиля и увидела свежайшие следы шин на дорожке.
   - Приехали! - от радости Люсиль подскочила и помчалась прыжками прямо к крыльцу.
   Но дверь была заперта и, несмотря на запахи людей, никого из ее стаи не было видно. И тут кошка поняла, что инстинкт снова подвел ее - Стая была здесь, но снова уехала в город без нее. От тоски Люсиль громко завопила, так что распугала всех птиц в округе. Потом прошлась вокруг дома и зашла в беседку. Там на столе оказался большой запас еды: свежая рыба, колбаса и два пакета сухого корма, надорванные для удобства. Забыв про все на свете, голодная кошка набросилась на еду. Она ела, ела, ела, пока не ощутила, что бока ее значительно расширились, а аппетит, наконец, совсем исчез. И тогда отяжелевшая от еды киса спрыгнула со стола и, с удовольствием развалившись на широкой скамье, стала усердно умываться.
  
   Теперь Люсиль решила не выходить со двора - еда еще осталась, и, вдруг, Стая вернется за ней опять? Она медленно бродила по дачному участку, принюхиваясь, и, гоняя наглых воробьев и ворон.
   - Ах, как хорошо здесь, на родной земле, рядом со своей дачей! И нет, никаких колючих ежей, с их лесными правилами! Все-таки дикие они какие-то в лесу! - лениво размышляла разомлевшая после сытного обеда кошка.
   Вечером одинокая дачница, вдруг, услышала звук открывающейся калитки и со всех ног бросилась к воротам.
   - Вернулись! Стая возвратилась! - промелькнула у нее радостная мысль.
   Но отворил калитку пожилой сосед Пал Иваныч, дом которого находился на другой стороне деревенской улицы.
   - Вот и ты, пропащая душа! - обратился к ней нежданный гость. - А твои-то звали-звали тебя, искали повсюду! Где ж ты шлындала то? Теперь мне велено приютить тебя на время. Пойдем, поживешь с нами - в избе то и теплей и веселей будет. А твои возвернуться когда, так и мне за доброе дело приплатят. Они вон как своих кошек ценят, специально приехали, чтобы тебя забрать. За тебя, небось, и стольник дадут, не пожалеют! А может и больше.... Скажу, что на корма порастратился...
   И сметливый сосед унес Люсиль к себе домой, не забыв прихватить и остатки кошачьей еды из беседки.

***

   На дворе у Пал Ивановича проживало много живых тварей: курицы с петухом, коза, два больших гуся, кролики, пес Полкан и кот Василий. Но истинно городская кошка, с хорошими манерами и возвышенными интересами, какой считала себя Люсиль, не находила себе места среди этой грубой деревенщины.
   Полкан был откровенно злым сторожем, готовым наброситься на всех, кто ступит на территорию его двора. А кошек он вовсе терпеть не мог, даже с домашним котом Василием у них были очень натянутые отношения. Хорошо, что днем пес сидел на цепи рядом со своей будкой. Зато ночью во двор лучше не соваться - Люсиль видела, как Полкана спускали с цепи до самого утра.
   Куриц с петухом кошка тоже обходила стороной, потому что не хотелось ей близко знакомиться с этими примитивными клушами, озабоченными лишь поиском зерен, да кладкой яиц. Гуси вели себя так важно, так неприступно, будто вообще не замечали гостью. Кролики же тихо сидели в своих темных клетках и общались исключительно между собой. И только с козой деликатной городской кошке удалось пару раз перемолвиться на тему нелегкой сельской жизни.
   - Летом еще ничего, можно попастись всласть, побегать по траве, пободаться! - делилась с ней своими горестями серая коза. - А осенью и зимой совсем плохо. Только молока быстрей давай, а тебе никакой радости, доброе слово и то не услышишь!
   - Мяу-мяу! Я так Вам сочувствую, жить в такой не сплоченной общими интересами стае, без любви, без дружеской поддержки - это невыносимо! А что Ваш вожак, то есть хозяин - разве он не заботится о Вас, не гладит, не ласкает, не чешет за ухом?
   - Да где там! Кормить то кормит, конечно, еда в нашем доме приличная. Но, только, все для того, чтобы молока много было. Он, понимаешь, сам молоко то не пьет! И коту Василию не дает. Все доит и доит меня для того, чтобы больше молока продать, да деньги скопить. Он, ведь, знаешь, кто? Скопидом!
   - А что это значит, скопи-дом? Он деньги для дома, что-ли, копит?
   - Его так соседка наша баба Нюра называет. У нее внук прошлой весной захворал сильно - она и попросила у нашего хозяина молока взаймы, для лечения. Так он не дал, ответил ей, что с нее денег он получит, как с козла молока. Зачем только ему еще от козла молоко просить, когда у нас и так его много?!
  
   Но больше всего Люсиль страдала от пристального внимания, проявленного к ней котом Василием. Этот старый, еле передвигающий лапы кот, сразу, как только она переступила порог избы, решил показать, кто в этом доме хозяин. В результате во всем помещении ей удалось найти для себя единственное место, где Василий не мог достать ее - на высоком шифоньере. Деревенский старожил, лежа на печи, следил за каждым шагом их новой постоялицы и все время делал наставления, своим скрипучим голосом:
   - Мыр-мыр-мыр! Об диван не вздумай когти драть! И тем более об ковер! На подоконник не лезь! В другую комнату тебе ходить не полагается - там хозяйская кровать! - и так целый день.
   Кроме того, этот обжора и скупердяй отнимал у нее половину еды, что накладывал для нее в миску Пал Иванович. И нагло заявлял при этом, что она должна делиться с ним своей порцией за проживание на его, охраняемой и отапливаемой территории. В надежде, что кто-нибудь вот-вот заберет ее из этого негостеприимного дома, кошка провела три дня. Но никто из членов ее Стаи так и не появился.
  
   На следующее утро Люсиль подумала, что лучше, все-таки, голодать на свободе, чем жить в таких тюремных условиях. И решила выбраться отсюда. Но сделать это было совсем не просто. Выйти наружу через двор было невозможно, потому что на пути стояла будка с бдительным охранником Полканом. С другой стороны дома был большой огород, окруженный высоким забором. Этот забор сверху весь был обвит колючей проволокой так, что даже котенок не смог бы пролезть. Одинокая дачница долго ходила вдоль этой ограды, даже пыталась забраться на нее пару раз. Но ничего хорошего из этого у нее не получилось. А кот-надзиратель, который специально выполз на улицу, чтобы следить за ней, стал громко орать на всю округу:
   - Ме-е-у! Ме-е-у! Не вздумай бежать отсюда! От нас не убежишь! У нас заборы крепкие, мы своего не упустим!
   От расстройства Люсиль даже начала щипать какую-то траву на грядке. И бдительный кот, как только увидел это, стал командовать снова:
   - Мыр-мыр-мыр! По грядкам ходить запрещается! Траву на грядках есть нельзя! Копать землю нельзя! Не вздумай лазать на плодовые насаждения!
  
   От тоски свободолюбивая кошка, свернувшись клубком под высоким забором, горько заплакала:
   - Ми-и-у! Ми-и-иу! Ми-и-иу! - Как я хочу домой, на свободу! Как мне выбраться отсюда?!
   И, вдруг, откуда-то из-под земли несчастная кошка услышала тихий голос:
   - Хочешь выйти из этого огорода? Ступай за мной! Если, конечно, темноты не боишься и клаустрофобией не страдаешь!
   Люсиль посмотрела туда, откуда послышался голос, и увидела небольшую нору прямо под забором. Заглянув в норку, кошка рассмотрела незнакомую морду какого-то зверя.
   - Вы кто такой будете? Вы, наверно, тоже из этой Стаи на свободу сбежали?- поинтересовалась деликатная киса.
   - Да, крот я, крот! Хочешь на волю, так лезь за мной, не раздумывая! Я дважды предлагать не буду!
   И киса, бросив короткий взгляд на дремлющего под деревом строго кота-надзирателя, засунула морду в нору и быстро полезла под землю. Подземный ход оказался очень узким, и Люсиль с большим трудом ползла в полной темноте вслед за кротом. Но вдруг ее проводник свернул куда-то в сторону, а перед кошкой появились заросли крапивы.
   Выбравшись из норы, сбежавшая киса поняла, что оказалась на свободе, с другой стороны высокого забора. Она захотела отблагодарить своего решительного проводника и снова засунула морду в подземный ход, но там уже никого не было видно.
   - Вот какие они, настоящие подземные рыцари - даже слов благодарности им не надо!- с восхищением подумала кошка о своем освободителе.
  

***

   После неожиданного освобождения Люсиль вернулась на родной дачный участок. Там она внимательно осмотрела и обнюхала все следы на дорожках и на траве, но никаких свежих запахов семьи не нашла. И, поужинав небольшой мышкой, которая, вдруг, сама выбежала к ней в лапы из-под крыльца, одинокая дачница полезла в дом. Внутри дома также не было новых следов Стаи. Только ее большой друг холодильник на этот раз уже был в отключке - его разморозили, и даже дверцу приоткрыли. Кошка с любопытством заглянула внутрь полезного хранилища, но там было совсем пусто.
   - Может быть, хоть во сне я вновь увижу свою Стаю? - спросила у
   самой себя загрустившая от одиночества киса и отправилась спать на свой любимый диван.
  
   Проснулась Люсиль оттого, что услышала, как кто-то зовет ее. Правда, имя ее звучало как-то странно, но кошка поняла, что кличут именно ее.
   - Люся, Люся! Кыс-кыс-кыс! - повторял кто-то во дворе.
   - Мяу! - тихо откликнулась кошка спросонья. И, забравшись на подоконник, стала смотреть, кто же это ищет ее около дома.
   По участку ходил Пал Иваныч, который, видимо, недавно обнаружил пропажу. Не желая терять хорошую возможность получить вознаграждение за найденную кошку, сметливый сосед пытался вновь отыскать Люсиль. В сумерках трудно было разглядеть кошачий силуэт, но Пал Иваныч еще надеялся, что кошка откликнется.
   - Куды ж ты делась то, Люська?! Кыс-кыс-кыс! - звал и звал ее неугомонный старик.
   Но одинокая дачница, вспомнив, что ей говорила серая коза об этом скопидоме, решила:
   - Ну уж, нет! Не буду я откликаться. Не хочу возвращаться в его стаю - а вдруг он и меня доить захочет? Или шерсть будет с меня вычесывать?! - от таких тревожных мыслей киса совсем онемела и спряталась под диван.
  
   Понемногу темнота полностью поглотила и двор, и дом. Люсиль не слышала больше голоса соседа Пал Ивановича. Она вылезла из-под дивана, с удовольствием потянулась, умылась, как следует, и собралась уже снова лечь поспать, в предвкушении приятных снов. Но ее уши уловили какие-то странные звуки. Звуки доносились из маленькой комнаты. Бесшумными крадущимися шагами осторожная киса пробралась к соседней двери и остановилась, прислушиваясь. Что-то тревожное происходило в комнате: какие-то стуки, скрежет, неясный шум. Затем кошка услышала топот и два человеческих голоса.
   - Чужие - в комнате?! Они пролезли через окно! - быстро сообразила кошка. И это чрезвычайное событие не только напугало, но и озадачило хорошо воспитанную городскую кошку. Ведь она знала, что люди через окно лазать не должны, разве что малыши.
   Чужаки открыли дверь и вышли в коридор. А Люсиль отчетливо почувствовала резкие запахи грязных людей и едва успела ретироваться в большую комнату.
   - Эти люди так ужасно пахнут, наверно, потому, что лазают в окна! - подумала догадливая киса.
   А два бродяги, решившие найти себе временный приют в пустом дачном доме, чиркая спички, осматривались в обстановке. Они стали расхаживать по всему дому, открывать дверцы шкафов и буфета. Заглянув в кладовую, незваные гости достали оттуда несколько банок консервов. Потом плотно завесили покрывалом окно в большой комнате, включили свет и, раскрыв дверцы гардероба, стали примерять на себя одежду, поощряя друг друга одобрительными словами.
   Люсиль, с осторожностью наблюдавшая за этими вонючими чужаками, не выдержала и выразила свое хозяйское негодование такому непристойному поведению:
   - Мур-мур, мя-а-ау! Немедленно положите назад наши вещи! - закричала возмущенная кошка.
   Но плохо воспитанные люди, не знающие правил поведения в гостях, совсем не пожелали слушаться маленькую хозяйку.
   - Смотрим, Петрович, кошка какая красивая! Домашняя, наверное, - обратился к своему напарнику один ночной гость.
   - Что ж она одна то в доме осталась? - отозвался другой. - Или хозяева еще вернуться сюда?
   - Может и вернуться! Только уж не сегодня! А мы заночуем здесь, а завтрева и дальше двинем.- продолжил первый бродяга.- Пойдем во двор выйдем, там, вроде бы, баньку я видел.
  
   И незваные гости отправились во двор. Они открыли дверь баньки и развели огонь в банной печи. Потом, натаскав воду из колодца, стали мыться и париться. А одинокая дачница, возмущенная до кончиков когтей их отвратительным поведением, ходила вокруг бани, ругая их в мягких кошачьих выражениях.
   - Ах, как жаль, что я не собака! - впервые в жизни пожалела хорошо воспитанная киса. - А то я сейчас бы так на них нагавкала! И выгнала бы! И покусала!
  
   Отмывшись и пропарившись на славу, бродяги вернулись в дом и стали поедать найденные здесь продукты, запивая их крепкой домашней настойкой. Они быстро опьянели и завалились спать на мягком диване. А кошка, разгневанная таким безобразием, бегала по дому и громко мяукала. Потом, поняв, что не сможет ни образумить, ни выгнать прочь этих людей, Люсиль вышла во двор, не желая спать рядом с наглыми чужаками.
  
   ***
   Во дворе киса сразу уловила сильный запах горящих дров и, втянув, как следует, воздух обеими ноздрями, поняла, что пахнет из бани, дверь которой осталась распахнутой. Заглянув в предбанник, Люсиль увидела, что печка раскалилась, печная дверца приоткрыта, и из нее на пол летят огненные искры. А половые доски уже начали тлеть и вот-вот запылают огнем. Сердце одинокой дачницы резко забилось в груди, и она большими прыжками помчалась обратно в дом, чтобы поднять, разбудить людей, которые, возможно, смогут остановить огонь.
   Мяв-мяв-мя-а-а-у! - завопила кошка, вернувшись в комнату, где спали двое бродяг.
   Но чужаки, сильно охмелевшие от вина, спали мертвецким сном и даже не пошевелились. Люсиль еще несколько раз громко прокричала, вскочив на спинку дивана, на котором развалились пьяные гости. Но в ответ услышала лишь громкий храп.
   - Приличные люди и кошки так крепко не спят! - подумала проницательная киса и полезла вон из дома.
  
   Возвратившись к бане, кошка увидела, что черный дым с яркими искрами вовсю валит из открытой двери. И сердце ее застучало еще сильнее. Напуганная киса помчалась на улицу, чтобы позвать кого-нибудь на помощь. Оказавшись напротив соседского забора, за которым должен был дежурить сторожевой пес Полкан, Люсиль все свои кошачьи силы вложила в крик. Она кричала и кричала, надеясь, что пес услышит и разбудит своего хозяина. Она даже забыла про свою кошачью неприязнь к этому дому и его обитателям. Но безответственный сторож даже не зарычал - он тоже крепко спал в своей будке и не желал реагировать на какие-то кошачьи вопли.
  
   Тогда одинокая дачница побежала к другому дому, в котором жила скоромная сельская кошка вдвоем со своей старенькой хозяйкой - бабкой Устиньей. Люсиль быстро пролезла в заборную щель и, забравшись на крыльцо, завопила что есть мочи. Потом спустилась вниз, под окно и снова закричала. Так она повторила много раз - бегая туда-сюда около дома.
   Наконец, занавеска в маленьком окне дрогнула, и за стеклом появилась сначала заспанная кошка, а потом лицо ее хозяйки.
   Мяв-мяв-Мя-а-у! Мяв-мяв-Мя-а-у! - Стала громко объяснять киса про то, что случилось в бане.
   И, на сей раз, к ее крикам прислушались. Хозяйка вышла на крыльцо, посмотрела на соседний двор, откуда валил черный дым и, всплеснув руками, запричитала:
   - Ой! Пожар ведь, пожар! Людей звать надо! Пожар! Так и сгорим все!
   Бабка Устинья, захватив ведерко, побежала мелкими старушечьими шагами будить соседей. А Люсиль помчалась обратно в свой двор, где уже во всю разгорелся большой огонь. Языки пламени вылезали из двери баньки, а изнутри доносилось жужжание огненного потока и треск бревен. Кошка с огромной тревогой следила, усевшись на крыльце дома, как разгорается огонь, пытаясь захватить в свой плен соседний сарайчик.
  
   ***
   Но вот, наконец, появились и люди с ведрами. Они начали поднимать воду из колодца и поливать из ведер по клокочущему пламени. Народу становилось все больше и больше - видно весть о пожаре облетела уже всю деревню. Вскоре огонь остановили, залив почерневшую баньку водой. А деревенские жители, не торопясь расходиться в первых рассветных лучах, стали обсуждать, да выяснять, отчего возник этот пожар и кто его первый заметил. Тут бабка Устинья, поднявшая среди ночи тревогу, вдруг вспомнила:
   - Так меня же кошка и разбудила! Вон она Люська то соседская, на крылечке сидит! Нынче сами дачники то съехали уже, а кошку оставили, забыли. Вот она нас с Муркой ночью и растормошила!
   - Ишь, какая умная киска! Во время тревогу подняла! А то сгорело бы все - и баня, и сарай, и туалет! А там, гляди, и на дом пламя бы перекинулось! - откликнулись одобрительно сельчане.
   - Молодец кошка! Да красивая какая, золотистая, да пушистая! Надо хозяевам сообщить, что тут произошло. Пусть приезжают, да кошку свою благодарят! - предложил кто-то, глядя на Люсиль.
   А умная киска, ощутив на себе большое внимание людей, промяукала им, что главные виновники пожара здесь на даче и, тревожно виляя хвостом, зашла в дом через дверь, которую чужаки оставили открытой.
   - Смотрите-ка, а дверь то чего не заперта?! - послышался сразу чей-то голос.
   И вся притихшая толпа пожаротушителей мгновенно вперила взоры в приоткрытую дверь дома.
   - Ой! Что-то здесь не ладно! Заходите с топором, а то мало ли что! - беспокойно зашептали в толпе.
   Кошачья морда высунулась из-за приоткрытой двери и, бросив укоряющий взгляд на нерешительных людей, призывно промяукала:
   - Мяв-мяв-мя-а-а-у! Что же вы не идете за мной! Там, внутри, чужие люди!
  
   Два мужика, вооружившись баграми и топором, поднялись на крыльцо и осторожно прошли в дом. Попав в большую комнату, они обнаружили неприятную картину: дверцы шкафов и гардероба были открыты, повсюду раскиданы платья, рубашки, белье; на столе оставлены бутыль из-под вина, открытые консервные банки и остатки еды; а посередине комнаты стояли стоптанные бутсы, и валялась грязная и отвратительно пахнущая одежда. Но никого не было ни в этой комнате, ни в другой, ни на веранде.
   - Мя-я-у! Убежали! - сообщила Люсиль пришедшим и, обнюхав свой любимый диван, возмущенно добавила - Они здесь спали, эти невоспитанные чужаки, без моего разрешения!
   - Ну, видать, только что сбежали, разбойники! - поделился соображениями один из мужичков.
   - Да бомжи это, конечно! В бане напарились, на грудь приняли, закусили, да и заснули здесь спьяну-то! - отозвался другой. - Видать, пока мы тут пожар тушили, они и сгинули через окно.
   - Да, что с них взять то?! Бомжи и есть бомжи!
   - Мур-мур-мяу! Они такие вонючие! - добавила киса.
  

***

   В этот день Люсиль узнала, что такое настоящая слава. Молва о кошке, спасшей от пожара свой дом, а может быть и много домов, быстро облетела всю деревню. И взглянуть на замечательную кису потянулись любопытные люди, особенно дети. Они хвалили кошку ласковыми словами, гладили и подкармливали разнообразными продуктами.
   Вслед за любопытствующей публикой на дачный участок стали приходить деревенские коты и кошки. Среди них Люсиль заметила даже пару рыжих котов из магазина. Потом, вдруг, как из-под земли на крыльце появилась колдунья Матильда, которая бросила "жгучий" взгляд на всех присутствующих и тихо промяукала на ухо разомлевшей от всеобщего внимания дачнице:
   - Мав-мав-мав! Вот слава к тебе и пришла! Только жить тебе отныне здесь в деревне, так что не задирай нос, уважаемая Люсиль!
   И загадочная кошка также внезапно исчезла, как и появилась. А киса, снискавшая неожиданную славу, сразу опомнилась и вновь загрустила.
  
   Ближе к вечеру к ней в гости пожаловал возвратившийся из города кот Макс в сопровождении Серой Сони. И уважаемая дачница сразу начала жаловаться им на то, что родная Стая бросила ее тут одну и ей приходится теперь самой и дом сторожить, и пожары тушить, и гостей принимать.
   Милые друзья обласкали свою пострадавшую подругу и, сочувствуя ей в самых мягких кошачьих выражениях, предложили прогуляться по деревне. А Макс, промурлыкав ей массу восхитительных комплиментов на ушко, пригласил к себе на ужин. Но Люсиль отказалась покидать свой участок, объяснив это тем, что ждет прибытия своей Стаи и не хочет вновь проворонить их приезд.
   - Не могут же они бросить меня здесь одну зимовать? - задала главный тревожащий вопрос одинокая дачница.
   - Мур-мур-мур! Ну, что ты! Нет, конечно! Они обязательно вернуться за тобой, ведь ты настоящая городская кошка, красивая, породистая! У тебя прекрасное домашнее образование, ты предназначена для жизни в городской квартире! - с убедительным пылом отозвалась Серая Соня.
   - Мяу, милая моя! Ты ведь им дом и весь участок от огня спасла! Они теперь на руках будут тебя носить, как только узнают об этом! - решительно рассеял сомнения Макс.
   И одинокая дачница осталась одна на крыльце своего дома в ожидании приезда Стаи.
  
   Вечером снова пришел Пал Иваныч. Но как только Люсиль увидела его, входящим во двор, она тут же скрылась в доме. Сметливый сосед долго звал ее, уговаривал отправиться к нему в гости. Но осторожная киса, настрадавшаяся в домашнем плену его негостеприимной стаи, затаилась в укромном месте и не отвечала. Старик поохал, побранился тихо, да стал забивать гвоздями дверь, открытую накануне бомжами. А Люсиль вернулась на свой любимый диван, который, правда, теперь неприятно пах чужаками.

- Ничего, этот запах скоро исчезнет, как только Стая вернется сюда. Они всю комнату вымоют, может даже, вылижут и меня с шампунем постирают, чтобы блестела и приятно пахла! - подумала кошка перед тем, как заснуть.

***

   Солнечным утром следующего дня, наконец, приехала Стая. Правда, не в полном составе - дедушка, бабушка и мальчик остались в городе. Но Люсиль была несказанно рада, когда из автомобиля вышли хозяин с хозяйкой и маленькая девочка. Она бросилась к ним на встречу и, переходя из рук в руки, долго обнималась и ласкалась со всеми, сжимая и расжимая когти от удовольствия.
   Два дня киса, соединившаяся, наконец, со своей Стаей, была по-настоящему счастлива. Никогда раньше она не получала от своей семьи столько внимания: ее называли ласковыми именами, гладили, чесали, кормили так усердно, что она устала от еды. Люсиль с удовольствием наблюдала, как наводили порядок в доме, мыли полы. А затем и ее постирали, как она и ожидала. От счастья кошка все время тихонько мурлыкала, не представляя себе, что эта семейная идиллия может очень скоро закончиться.
   Нет ничего лучшего для кошки, чем жизнь в родной Стае! - размышляла разомлевшая от неги киса.- Ни всеобщая слава, ни уважение не заменят семейного счастья!
  
   Но внезапно это счастье прервалось. Рано утром вся семья быстро собралась и вышла на улицу. Автомобиль зарычал, и Люсиль поняла, что сейчас они все вместе поедут в город. Но, вдруг, во дворе появилась бабка Устинья. Ее пригласили в дом и стали показывать комнаты, да чуланы.
   - Ну, вот, Устинья Андреевна, оставляем на Ваше попечение и дом, и нашу любимую кошку! Надеемся, что вы с ней поладите, да заживете весело. А мы будем навещать вас и зимой регулярно. - услышала киса голос хозяйки, но ничего не поняла.
   А бабка Устинья, приговаривая нежные слова, взяла Люсиль на руки и вышла на крыльцо провожать хозяев. Кошка с недоумением следила, как ее родные люди сели в автомобиль и, помахав руками, захлопнули дверцы. Тут, киса, как будто очнувшись, заорала что есть мочи и стала вырываться из бабкиных рук. Но сухенькая старушка крепко держала ее, уговаривая не бегать за отъезжающей машиной. И долго-долго еще они стояли на крыльце: кошка кричала и плакала от тоски и несправедливости, а Устинья гладила ее и причитала, что все будет хорошо.
   - Ну, не плачь, не горюй! Мы теперь с тобою вместе будем жить - дом сторожить. А там, в городе и без тебя теперь кошек-то полно - твоя же дочка с котятами, - стала уговаривать расстроенную кису бабка Устинья.- Ты ж у нас вон, какая бдительная! Лучше собаки чужих-то чуешь! А я буду печку топить, да тебя кормить. Так и заживем - хлеб да кашу зажуем!
   - Мяу-мяу?! Так, значит, меня тут оставили, чтобы я дом сторожила?! - удивилась кошка.- А Устинью Андревну, наверно, мне в подмогу назначили. Ведь это мы с ней пожар то и затушили - народ подняли, организовали! - и Люсиль, успокоившись и ощутив прилив самоуважения, ласково лизнула старушку и спрыгнула на крыльцо.
  
   Потом, вернувшись в дом и расхаживая по коридору и комнатам, гордая кошка с немалой важностью объясняла всем домашним обитателям о новых порядках в их жизни:
   - Теперь мы с вами вместе тут остаемся как одна стая. В нашей Стае я буду главная, потому что мне доверили этот дом, да участок сторожить. Конечно, и тебя, холодильник, все уважают, ты у нас жилец заслуженный, хорошо работаешь, - обратилась киса к своему большому приятелю, который снова тихонько урчал, сохраняя продукты. - Но, ты ведь дом от чужаков не смог спасти и пожаротушение не ты организовал!
   - Урр, я не смог! - тихонечко ответил морозильный агрегат.
   - А ты, мордоглазый, - обратилась Люсиль к телевизору.- Ты, вообще, теперь помалкивай! Разве сумел ты, громкоголосый, на чужаков закричать, да выгнать их из дома?! Мяу, то-то же!
   - С тобой, будильник, мы отдельно разбираться будем. Если станешь по утрам громко вопить, то прихлопну тебя лапой!
   - Так-так! - только и смог ответить маленький бодрячок.
   - Конечно, и Устинья Андреевна могла бы у нас главной стать, но все-таки она уже старенькая, да и в этом доме она не живет ..., кроме того у нее и своя стая есть в маленькой избе с одной кошкой. - рассуждала с важностью киса.
   - Так что, теперь вы все меня слушаться должны, потому что я вожак
   нашей Стаи! - обратилась Люсиль ко всем знакомым существам этого дома.
   Но никто и не возражал - отныне все домашние обитатели кошку уважали.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"